Сохранить .
Особист Валерий Алексеевич Быков
        Даже не знаю что сказать. Во-первых, объём книги средний, по моим меркам, то есть она не маленькая и не халтура. И написать по сюжету, и вообще так получилось в общем ничего, моя личная оценка, удалось. Также, я тщательно вычитал эту книгу и исправил все опечатки.
        Во-вторых, эта книга от первого лица, и в ней есть чётко один главный герой, вокруг которого происходят все события. Действие происходит в будущем, изначально главный герой является агентом спецслужб, но ему пришлось пережить нелёгкий исторический этап для своей расы. Великую войну, в которой его родная раса, то есть мы, люди, проиграли. И ему дважды пришлось в новом мире, превозмогая себя, снова поднимать разные группы людей. Первый раз это была просто репетиция, несколько тысяч сотрудников базы Белый лебедь, которые попали в переплёт. А вот последний раз герою пришлось пройти испытание судьбой, и в его руках оказалась судьба всего человечества, его будущее и новое начало. Испытание временем, испытание на выносливость, выдержит, не выдержит, сломается или победит.
        Особист
        Пролог.
        Сегодня мы должны были придти в школу на полчаса раньше, чем обычно, сегодня мы дежурим. Первый раз за много лет. Ведь обычно дежурят только старшие классы, и теперь мы подросли и стали старшими. Я открыл дверь, показал повязку, и робот охранник впустил меня, я пришёл самым первым, пораньше, как и полагалось. Я вообще всегда старался приходить везде вовремя и никогда не опаздывать, и у меня получалось, я слыл очень обязательным человеком. Правда, ума мне это не добавило, и учился довольно средне, потому что был туповат. Преподаватели ставили мне оценки шесть семь по десяти бальной системе, и этого было достаточно, чтобы родители не ругали меня за успеваемость, но и на большее я способен не был. Подозреваю, что и оценки семь из десяти, я получал не столько за знания, сколько за порядочность и прилежность.
        Я подошёл, сел на лавочку, быстро переобулся и встал у выхода из вестибюля, самый первый. Спустя пару минут подошли первые ученики других классов, двое из них тут же намылились на прорыв без второй обуви.
        -Стоять! Где вторая обувь? Без второй обуви не пущу.
        -Да ладно тебе парень, это же всё формально.
        -Нет, без второй обуви не пущу, иди домой за обувью.
        -Но мне надо пораньше, я...
        -Если тебе надо было по раньше, то взял бы вторую обувь, у меня чёткие указания, пускать лишь тех, кто переобувается.
        -Да никто не узнает.
        -Я сказал нет.
        -Ну, ты блин даёшь.
        Парни развернулись и пошли домой за второй обувью. А вскоре стали подходить остальные мои одноклассники, они надевали повязки и вставали дежурить у входа, не пропуская тех, кто пришёл без второй обуви. Я постоянно останавливал людей, которые пытались прорваться внутрь без второй обуви, почему-то все ученики нашей школы, старше седьмого класса, особенно те, кто по круче и по борзее, считали, что носить с собой вторую обувь и переобуваться ниже их достоинства. Типа выполнять правила, установленные директором школы о том, что все дети должны носить с собой вторую обувь, и переобуваться, чтобы в школе не было грязно, это низко и унизительно. Я так не считал, но многие, слишком многие считали, что выполнять правила это низко. Они обзывались и были очень недовольны, когда мы разворачивали их домой. Потому что мы такие плохие, и требуем от них чего-то непозволительного. Правда, иногда, на других участках фронта мои одноклассники почему-то пропускали то тех, то других ребят, своих друзей или просто...
        -Стоять, где вторая обувь?
        -Да ладно тебе, подумаешь, забыл разок.
        -Парень иди домой.
        -Но я далеко живу.
        -Иди, говорю не пущу.
        -Ну, ты и мудило, совсем оборзел, что тебе власть дали, сразу страх потерял, потом на перемене сочтёмся.
        -Иди за обувью.
        Вот в вестибюль с улицы зашло несколько крутых парней из параллельного класса, они считали себя хозяевами школы, потому что учились в старшем классе, и были круче всех, били всем морды. Конечно же, они не носили с собой вторую обувь, зачем её носить, если они круче всех? И, как на зло, они направились именно ко мне.
        -Стоять, где обувь?
        -Ты что идиот, или слепой?
        -Слышь, ты, базар то свой фильтруй.
        -Ну, всё, тебе конец придурок.
        Они напали сразу, вчетвером, сразу перешли к делу, нанесли несколько ударов, но тут подоспел робот охранник, он с ходу всадил им транквилизаторы с замедляющим наркотиком, и четверо подонков, превратились в вяло двигающихся увальней, один из них даже упал.
        -Ну, всё, тебе конец придурок, - вяло двигая языком, ответил один из них.
        -Объявляю вам дисциплинарное взыскание первой степени, - объявил робот. - За нападение на сотрудника закона при исполнении. За повторение подобного преступления, вы будете отправлены в колонию для малолетних, для улучшения дисциплины.
        -Всё тебе конец придурок...
        Робот взял их за руки, и потащил к директору, всех четверых. Чуваки были, конечно, крутые, но справиться с роботом охранником не реально, это же настоящий терминатор. Мы продолжили стоять, не пуская людей без второй обуви, но теперь приборзевших стало больше, робот то ушёл, и теперь нам никто не помогал, посыпались угрозы, несколько парней покруче пошли на прорыв, и с кулаками прорвались без второй обуви наверх. Мы не смогли остановить, и пропустили.
        -Какие-то они все придурки, - заметил Алекс. - Нет бы, нормально придти, взять с собой обувь, и без проблем пройти, вот устраивают тут базар.
        -Я тоже так считаю, что крутого в том, чтобы не таскать с собой вторую обувь. Быдло, хотят быть особенными, крутыми, но на практике их всё равно никто не уважает, их наоборот все считают мудаками. Потому что только последние ничтожества набивают себе цену кулаками.
        -И всё же с теми четырьмя ты зря поссорился, они тебя потом где-нибудь встретят и отметелят, это скоты те ещё, с ними никто не связывается. Они уже били многих и не раз, и за меньшее, а теперь из-за тебя им вкололи транквилизатор, влепили дисциплинарное взыскание и отвели к директору, теперь они такого не простят.
        -Ну, во-первых, влепили им всё это не из-за меня, а по их собственной вине, не хрена было кулаками махать. А во-вторых, если что-то подобное повторится, я на них жалобу подам, тем более, тут была видеокамера, всё зафиксировано, и так далее.
        -Ну что ж удачи, только вот доказать им, что они сами виноваты у тебя не получится. Эта мразь, она ничего кроме понтов не понимает.
        -Именно поэтому, мразь надо наказывать, и наказывать сурово. Нельзя позволять мрази распускаться... Эй, ты вторую обувь взял?
        -Слышь, ты баклан, ты на кого бочку катишь?
        -Слышь, ты, ты базар то фильтруй, тут одних уже увели с дисциплинарным взысканием.
        -Короче, либо ты меня пропускаешь, либо я тебя встречаю после школы и даю тебе в тык.
        -Фамилия имя отчество.
        -Что??
        -Прямая угроза в адрес человека при исполнении, это нарушение закона, я подам жалобу, быстро фамилию имя отчество, всё равно тебя камера сфотографировала уже.
        -Да пошёл ты.
        Мордоворот из "З" класса развернулся и пошёл домой за второй обувью, этот вероятно в прошлом уже сталкивался с взрослыми органами правопорядка.
        -Хорошо быть взрослым, - заметил Алекс, - у взрослых правовые категории, всякое быдло, просто быдло, если быдло понты качает, его просто отправляют в трудовой лагерь. А мы пока дети, и из-за того, что мы дети, вся эта мразь считает, что имеет право строить из себя...
        -Да, безнаказанность это плохо, хотя конечно, с другой стороны, детей сложно разделить адекватно по категориям. Но мне кажется, правительство поступает так специально, чтобы с детства люди знали, что бывает мразь, и её распускать нельзя.
        -Эй, стоять, где обувь?
        -Да пошёл ты...
        Наконец дежурство кончилось, прозвенел звонок, и мы отправились учиться. Сегодня многие из ребят, нажили себе много врагов. Только самые трусливые и нечистые на руку из нас, которые, нарушая правила, пропускали своих друзей и других, всех, кто покруче, нажили себе не врагов, а друзей.
        На перемене ко мне подошло несколько ребят из моего класса, в том числе девочки.
        -Слушай, Антон, ты зря так их опустил, они тебе это припомнят, смотри, убьют они тебя или изобьют до полу смерти.
        -Да пошли они.
        -Ты этих отморозков видно не знаешь. Это же последние скоты на самом деле.
        -Знаю, и слышал о них не раз, они совсем уже оборзели, а дисциплинарное взыскание им в дело, это самое то.
        -Блин, да кто бы спорил, да они сволочи, но пойми ты, эти скоты тебе потом отомстят.
        -Может, отомстят, а может, нет, увидим.
        -Ты смелый, да глупый.
        -Я не смелый, и не глупый, но что они могут мне сделать? Побьют? Ну и что, если побьют, им потом влетит десятикратно, одними козлами в школе меньше станет. Просто надо будет привлечь к конфликту взрослых.
        -Жаловаться старшим стрёмно. Так последние чмо поступают.
        -Что же стрёмного в том, чтобы привлечь к ответу козлов и подонков? Если кто-то нарушает закон, он должен быть наказан, это нормально. Напасть и побить кого-то, это прямое нарушение закона, нет ничего стрёмного в том, чтобы привлечь на свою сторону роботов или полицию.
        -Вот увидишь, тебе это аукнется, даже если они козлы, кто бы, что не говорил, потом тебе всё припомнят.
        -Да пофиг, я буду защищать свои права.
        К нам сзади подошёл какой-то малявка.
        -Эй ты, смертник.
        -Что тебе отсос?
        -Верзила просил передать, что тебе хана. Они тебя за уши на заборе повесят.
        -Передай ему, чтобы шёл он в жопу и ещё дальше. Если что мне сделает, я его в тюрягу по гроб жизни упеку.
        -Ну, всё, конец тебе придурок.
        * * *
        Я вышел из школы, попрощался с друзьями и втроём с Андреем и Серёгой направился домой, мы отошли от школы не далеко, метров на пятьдесят. Они прятались в подъезде, человек десять, крутых парней, крутых только пока их больше, но не один на один. Андрей крикнул:
        -Антон беги, это они.
        Но я не побежал, а вот ребята дали стрекоча, но остальных они не преследовали, они подбежали ко мне, окружили, и стали толкаться. В основном толкали в спину, настоящие ничтожества всегда бьют в спину, или тех, кто слабже.
        -Ну что козёл, нам из-за тебя влепили дисциплинарное, конец тебе.
        -Сами вы козлы, и мудачьё.
        -Ну, всё сука, конец тебе.
        Один из них ударил сзади мне под колено, я упал, другой пнул меня в лицо, я отлетел, они встали вокруг и стали пинать меня лежачего, пинали довольно долго, я отключился.
        * * *
        Я пришёл в себя в больнице, почти сразу же ко мне подошёл робот, на нём были синие знаки, робот полицейский. Не просто врач, не просто страж, это полиция, настоящий почти боевой робот, следящий за порядком, обезвреживающий преступников.
        -Кто на вас напал?
        -Я не помню имён, но это парни из "Ж" класса, четверо, им ещё сегодня утром влепили дисциплинарное взыскание из-за меня.
        -Хорошо, только взыскание им влепили вчера, а не сегодня. Вы спали ночь, вас сильно избили, многочисленные гемотомы, переломы кисти и сломано шесть рёбер. Вы были в очень тяжёлом состоянии, сейчас нано роботы вправили и зафиксировали сломанные кости.
        -Понятно.
        -Вы будете подавать на них заявление?
        -Конечно, обязательно.
        -Тогда я фиксирую ваше заявление прямо сейчас.
        -Я обвиняю эти десять человек...
        * * *
        Я пролежал в больнице месяц, пока не срослись сломанные кости и порванные мышцы и сухожилия. Всё это время обвиняемых держали под стражей, они отрицали свою вину, утверждая, что я просто неудачно упал, а они подоспели, чтобы помочь. Но обвинение над ними висело серьёзное.
        Я вошёл в здание суда, сел на своё место, последним пришёл судья, как и положено согласно протоколу. Я посмотрел на право, всех десятерых держали в наручниках в клетке, как особо опасных преступников. И это притом, что они даже несовершеннолетние. Я осмотрелся, обычное помещение, деревянные столы, гобелены, десяток роботов по углам и у входа. Адвокаты и другие участники процесса. Судья встал, и ему начали читать обвинение.
        -Умышленное нападение на улице, групповое избиение с тяжкими последствиями и переломами, предельно жестокое и бессовестное. Мотив, особо отягощающее обстоятельство, жертва соблюдала правила школьного распорядка, и не пустила нарушителей согласно уставу в школу. Фактически жертва была избита за то, что соблюдала законы и тщательно исполняла свои обязанности. Нападение на дежурного при исполнении в школе, дисциплинарное взыскание, последующая месть на улице, избиение групповое, с тяжёлыми последствиями.
        -Хочет ли обвиняемая сторона сказать что-либо в своё оправдание?
        -Мы хотим сказать, что очень раскаиваемся в содеянном, нам стыдно, мы никогда так больше не поступим, и мы не поступали так в прошлом, просто что-то замкнуло, мы хотели бы попросить прощения, и прийти к примирению. Я прошу обвинение снять с нас обвинение в нападении, мы готовы финансово компенсировать ущерб.
        -Обвинение, вы готовы простить этих ребят? В случае, если вы простите их, им будет грозить административный штраф на сумму в пятьсот кредитов в вашу пользу.
        Я взял слово.
        -Ваша честь, я бы хотел сказать следующее. Эти люди законченные отморозки и подонки, никакого раскаяния в помине у них нет. Единственная причина их официального раскаяния, это нежелание понести заслуженное наказание. Я абсолютно уверен, что если им сойдёт это с рук, они продолжат свои бандитские нападения на других ребят. Хочу подчеркнуть, что здесь и сейчас эти подонки нагло врут вам в глаза, потому что они терроризировали и избивали других ребят и в прошлом, и не один раз, не только меня, просто я первый кто осмелился подать на них заявление.
        -Слышь, ты, козёл, да мы тебя из-под земли достанем, - сорвался один из них.
        -Видите ваша честь, прямая угроза в мой адрес в суде, и как видите никакого раскаяния.
        -Вижу. Что ж, обвинитель, ваша речь будет мною учтена. А сейчас я должна удалиться для вынесения приговора.
        Она вышла, я остался сидеть в зале, попивая сладкий какао, который мне принёс один из роботов обслуги. А мудаки ругались, и угрожали мне местью прямо через решётку и при всех. Вероятно, мозгов у них совсем не было, они уже так оборзели, и привыкли к своей безнаказанности, что были на все сто процентов уверены, что они всё-таки выйдут, и отомстят мне. Почему-то такие люди встречаются в нашем обществе и сейчас, и не редко. Почему-то так получается, что лишь определённый процент людей, не смотря ни на что, становится людьми, остальные становятся просто козлами, но их обычно из общества удаляют.
        В зал вернулась судья и зачитала приговор.
        -Ввиду наличия бандитского нападения, постоянных угроз в адрес жертвы, отсутствия раскаяния и явной лжи в суде. Приговариваю обвиняемых к максимальному наказанию, колонии строгого режима сроком на восемь лет. В двадцать четыре года, обвиняемым, как и полагается всем людям, будет позволено написать тест на меритократическую категорию, после чего, судебное заседание будет повторено и будет вынесен новый приговор. В зависимости от того, какую категорию получат обвиняемые и пострадавший. Также семьи обвиняемых обязаны выплатить пострадавшему сумму в сто пятьдесят тысяч кредитов, которую пострадавший сможет получить лишь по достижению совершеннолетия. На этом считаю суд оконченным.
        -Слышь, ты, мы выйдем, мы обязательно выйдем, ты понял? Ты понял мразь.
        -Мразь вы.
        -Не волнуйтесь пострадавший, они не выйдут.
        * * *
        Я вернулся в школу, ребята не хотели разговаривать со мной. В коридоре, друзья козлов закидали меня бумажками, никто не посмел поднять на меня руку и мстить за друзей, ко мне подошло несколько подонков из "Ж" класса.
        -Слышь, ты, мы тебе сделать ничего не можем, да и не будем, но мы сделаем так, что с тобой чмом вообще никто общаться не будет, мы отомстим за Женьку и Владика, ты мудила у нас...
        -Мудила ты, и подонок, а друзья твои получили по заслугам.
        -А ты жалкое чмо.
        Тем не менее, школу я прожил спокойно, кидаться в меня бумажками постоянно ученики "Ж" класса могли не так часто, драться или бить меня никто не рискнул, а мои собственные одноклассники отнеслись к событию по-разному. Все сошлись во мнении, что козлов надо было проучить, но никому не понравилось то, что я отказался их простить. Ведь всё могло кончиться штрафом на пятьсот кредитов, а кончилось восьмилетним сроком, наказанием весьма не хилым.
        После школы, так сложилось, что я решил поступить в военное училище, так уж сложилось. Сложно сказать, почему я выбрал такую судьбу, просто почему-то мне хотелось командовать кораблями. Нет, выдающимся стратегом я никогда не был, но существует много других военных постов, которые можно занимать в армии, не являясь великим стратегом.
        Глава 1: Идиот.
        Я встал рано, как всегда, в шесть часов утра, я уже привык спать мало, не больше шести часов в сутки, и это не было для меня сложно. Я быстро оделся, и прошёл на кухню, включил телевизор на канале новостей и стал делать себе чай. Чай заварился быстро, и я уселся напротив телевизора, попивая напиток, было утро, и глаза слипались, но я сосредоточился на новостях.
        "-В секторе тринадцать начались новые переговоры с силлитами по поводу двадцати шести спорных звёздных систем. Напоминаю, на орбитах этих систем вращаются четырнадцать пригодных для жизни планет, и более ста семидесяти крупных и средних планет пригодных для промышленной деятельности. Силлиты утверждают, что эти планеты принадлежат им по договору с алурийцами от две тысячи семьсот тридцать пятого года. Однако, наше правительство настаивает на том, что алурийцы не имели права передавать эти системы кому-либо, поскольку на момент заключения соглашения с силлитами, уже не являлись их полноправными хозяевами, так как земляне вели с ними войну и почти захватили эти планетарные системы. Поэтому правительство Земли заняло жёсткую позицию, и отказывается отдавать звёздные системы. Силлиты в ответ начали переброску флота в сектор и прочих вооружённых сил. Земной флот приведён в состояние полной боеготовности. Но дипломаты обеих стран заявляют, что война не допустимый вариант развития событий, и все вопросы будут решены дипломатическим путём.
        Напоминаю, силлиты крупная космическая цивилизация, занимающая более пятидесяти миллионов звёзд. Конфликт с ними не принесёт ничего хорошего. Флот силлитов представлен звездолётами, не боевыми кораблями матками массами в миллиарды и даже триллионы тонн. Силлиты предпочитают вести войны большим количеством особо мелких кораблей. На вооружении флота силлитов стоит недоступное нам криогенное оружие. Бомбы с нуклеосинтезом сверхтяжёлых ядер, способные абсорбировать тысячи гигаДжоуль энергии на килограмм массы. Такие бомбы, попав в цель, почти мгновенно охлаждают обшивку кораблей до температур близких к нулю по кельвину, превращая весь металл в идеальный проводник с огромной теплопроводностью, что вызывает дальнейшее охлаждение структуры, и разрушение. Напоминаю, броня наших кораблей не имеет эффективной криогенной защиты, и при охлаждении до одного кельвина превращается в мелкий песок. И поэтому мы не собираемся воевать, и наши дипломаты уверены, что найдут дипломатическое решение..."
        В комнату вошёл отец, подошёл к аппарату химического синтеза и сделал себе чай с лимоном и киви.
        -Как меня пугают эти конфликты с силлитами. Они слишком близко от нас, если начнётся заварушка, кто гарантирует, что к нашей планете не прорвётся шальная ракета с криогенной бомбой?
        -Не волнуйся пап, наши не собираются воевать.
        -Вчера к нам в цех пришёл приказ, мы должны создать конденсаторы способные выделять электричество с большой силой тока, мгновенно и много, как ты думаешь зачем?
        -Да оно понятно, чтобы мгновенно нагревать любую часть обшивки корабля, для отражения криогенной атаки. Только зачем ты распространяешь секретную информацию?
        -У тебя тоже есть второй допуск секретности, я думаю, тебе следует знать, тем более, ты у нас как бы военный. Так что, то, что дипломаты не собираются воевать, это вилами по воде писано.
        -Наши не потянут против силлитов, у них в пять раз больше звёзд.
        -Есть такая вещь как звёздная дипломатия, это когда три или четыре расы нападают на одну.
        -У нас нет...
        -Думаешь, нет союзников? Силлиты со своими криогенными бомбами лакомый кусок. И нужны всем даже не их миры, не их звёзды и планеты, нужна их технология криогенного оружия, потому что она уникальна во всём. Стоит ли упоминать, сколь эффективны криогенные бомбы против наших тяжёлых дредноутов. Одна бомба, сброшенная с маленького истребителя, и целый дредноут превращается в ледышку, а броня рассыпается в пыль.
        -Ты хочешь сказать, что мы будем воевать ради одной лишь технологии?
        -Думаю, да. Звёзды силлитов не самый лакомый кусок, и их не так просто отнять, есть места, цивилизации, отнять звёзды у которых куда проще. Наши целятся именно на оружие.
        -Оружие можно купить или украсть...
        -Не каждую технологию станут продавать, и украсть не получилось. Поэтому мы очень тонко начинаем эту войну.
        -Не будет войны пап.
        -Будет. Не просто так мы ставим конденсаторы на дредноуты, их задача именно отражение криогенных атак врага.
        -Не знаю, может быть...
        -Ладно, иди, учись, станешь великим военным, может быть, впишешь имя нашей семьи в историю.
        -Едва ли... Я не столь уж хорошо учусь, ты же знаешь... Да и стратег из меня совсем не важный, особого глубокого понимания технологий тоже нет.
        -Но я верю, третью правовую категорию ты получишь.
        -Может быть...
        Я быстро собрался, сунул компьютер себе в карман и покинул квартиру, спустился вниз на лифте, прошёл несколько сотен метров до остановки, и остановился. Спустя минут пять подошёл автобус, и я сел в него. Самый обычный, скучный, беспилотный наземный автобус, бесплатный транспорт для бедных. Я учился не очень хорошо, потому стипендия была невелика. И... Что уж говорить, просто обычный студент, самый обычный, разве что честный, даже фамилия у меня и то Честный, и что уж говорить, честный значит глупый, а глупый значит неудачник. Все предметы мне давались нелегко, и особых перспектив в военной карьере я не подавал, но отец надеялся, что я смогу стать хотя бы младшим лейтенантом, и я тоже считал это вполне возможным.
        Автобус быстро поехал дальше по своей траектории, остановился ещё около нескольких остановок, в него вошли какие-то бедные местные жители с плохой одеждой, лузеры и неудачники, не то, что я, будущий офицер. Но что ещё можно сказать о пользователях социального транспорта?
        Вскоре автобус остановился около большого здания филиала планетарного университета армии и флота, я вышел из него и направился к центральному корпусу. Здесь меня идентифицировала и пропустила автоматическая система контроля, и я оказался в холле. Сразу направился в класс, мне предстояло написать контрольную по стратегии военной физики. Что это за предмет "стратегия военной физики"? Самый что ни на есть важный и нужный. Ведь стратегия войны в космосе, это не только использование готового уже кем-то ранее созданного вооружения, но и создание нового оружия, понимание его тактико-технических характеристик. Нельзя ведь победить в бою, не зная возможностей оружия и корабля, устройства двигателей и элементарной физики. Тем более, иногда в космосе, военным офицерам приходится буквально угадывать, что за оружие врага им противостоит, потому что космические цивилизации вооружены самым разным оружием, на разных физических принципах. Так мы земляне предпочитаем тяжёлые дредноуты с многослойной сверхпрочной бронёй и электромагнитными пушками. Силлиты предпочитают бесчисленные рои малых истребителей с
криогенными бомбами, а рейны используют заморозку света, компактные высокомощные лазеры, как вооружение и как источник энергии для кораблей. Мы же люди, такими технологиями не владеем, так же как рейны не умеют делать аннигиляционые реакторы, хотя замороженный свет особо мощных сверхсветовых лазеров позволяет также создавать сверхсветовые звездолёты. Причём надо сказать, что замороженный свет позволяет создавать корабли весьма компактные, а значит более совершенные, чем наши. Поэтому у нас в военном университете обучали не только стратегии, но и устройству двигателей кораблей, оружия, систем обнаружения и наведения, стеллз защите и многому другому.
        Я подошёл к классу, остановился около толпы, услышал краем уха.
        -Эта контрольная уже была у группы двадцать пять ноль три, вот ответы, всё что нужно, это просто подставить ответы в тест. Эй, Антон, не желаешь получить ответы? Для тебя всего пять кредитов. Извини что не бесплатно, просто я сам их купил.
        -Нет, я буду писать честно.
        -Честно этот тест не реально написать. Ты получишь два, и тебе серьёзно урежут стипендию.
        -Я готовился, я постараюсь.
        -Вот дурак, ну да ладно. Пиши своими мозгами, как всегда на минимально допустимый бал.
        -А что многие хотят пожульничать?
        -Да вообще все, мы все купили ответы, и будем сдавать контрольную на десятки.
        -Но это же, а ладно, чёрт с вами... Делайте что хотите, но это не честно и подло и гнусно.
        -Что подло и гнусно? Получать высший бал по контрольной точке? Получать повышенную стипендию? Я вот не хочу, как ты ездить на наземном автобусе со всяким быдлом каждый день.
        -Всё равно ты не сдашь на меритократическую категорию. Там не пожульничаешь.
        -Там нет, а вот стипендию достойную иметь последний год обучения не плохо бы.
        -Да ну вас, я всё буду сдавать честно.
        -А пёс с тобой, твоя жизнь, не наша. Потому у тебя и девушки нет, что такой честный. Кому нахрен нужна твоя честность?
        Подошёл преподаватель, пригласил группу в аудиторию я прошёл последним, сел за первую парту, в самую не популярную зону класса, преподаватель велел всем убрать лишние вещи в карман и достать учебные компьютеры. На момент написания теста, руководитель группы мог заблокировать на учебных компьютерах все лишние опции, и заставить нас писать контрольную, не пользуясь посторонними ресурсами.
        -Внимание, курсанты, учтите, это очень важная контрольная работа, она приравнена к экзамену по моему предмету, вы будете писать её по важнейшему предмету, она очень сильно повлияет на вашу стипендию, я надеюсь, вы готовились.
        -Я готовился, - подумал про себя я. - Я напишу, я сделаю, я знаю.
        Загрузилось задание, здесь были вопросы по космической технике рейнов, самые сложные вопросы на оптику, я приступил к решению. "Какая энергия может быть запасена кристаллом пятой степени в электромагнитном поле мощностью в двести пятьдесят мегаТесла?". Ответ на этот вопрос я не помнил, но подразумевал, что порядок запасённой энергии велик, и, скорее всего, позволяет кораблю выходить на сверхсвет. Поэтому написал ответ наугад, я знал, что если цифра будет близка к правильному ответу, то компьютер зачтёт ответ как полу правильный. "Какие недостатки у оружия запасающего свет?". Ответ на этот вопрос я знал, малая плотность энергии...
        -Всё ребята, закончили.
        Я ответил на последний вопрос и нажал на кнопочку отослать. Остальные ребята поступили аналогично. Спустя минуту компьютер проверил результаты контрольной работы, и преподаватель зачитал результаты:
        -Маркова девять, Трусова десять, Честный три. Сочувствую, Антон вы получили меньше всех балов, весь остальной класс написал неожиданно хорошо, а вы, наверное, не готовились.
        -Да нет, я как раз готовился.
        -Если бы вы готовились, ваши оценки были бы высокими, как и у всего остального класса, а теперь вы будете пол года получать минимальную стипендию, сорок кредитов, даже не представляю, как вы на неё собираетесь жить, но в следующий раз будете думать.
        -Да Антон, надо было готовиться, лицемерно поддержал преподавателя весь класс.
        Я разозлился, они же все просто списали, козлы, это что справедливо? Я бы не расстроился, если бы все написали плохо, и я был бы как все, учитывая то, что в нашем классе многие бы вообще своими мозгами смогли бы написать максимум на единицу. За что им платить стипендию? За то, что они все обыкновенные жулики? Я поднялся, сунул себе компьютер в карман и пошёл в деканат, к декану.
        * * *
        -Что ж ребята, до меня дошли сведения, что вам на итоговую контрольную работу достались ответы от заданий, это не честно, я считаю, что вы должны переписать работу честно. Задание было изменено мною лично, и теперь никаких ответов у вас не будет, вы все напишите эту работу заново прямо сейчас.
        -Константин Сергеевич, да за что, мы же сейчас не готовились, мы не готовы.
        -У меня есть сведения, что и в прошлый раз вы были не готовы. И я, просмотрев ваши аномально высокие оценки по сложнейшей контрольной, верю, что всё так и есть.
        Класс зашептался, они прекрасно знали кто стуканул, и после этого они все меня возненавидят. Но то, что я сделал, это было справедливо, ведь, по сути, эти люди воровали, они хотели получить незаслуженно высокую стипендию. А ведь стипендию платили с налогов, то есть из кармана моего отца и других работяг. Какое они имеют право воровать? А принцип, что все воруют, и ты воруй, и давай воровать другим, это не оправдания, и не моё. Если люди воруют, их надо выводить на чистую воду, и это нормально и правильно.
        -Пишем.
        Я сосредоточился на работе, в этот раз мне попалась более простая для меня тема, нейтринные двигатели. О нейтринных двигателях землянам было известно мало, потому что это была чужая технология, была лишь теория... "Где и как цериды добывают нейтрино?". Я ответил: "В теории, считается, что запасы холодных нейтрино имеются в гравитационных ловушках в ядрах всех крупных планет массам от единицы стандартной массы и крупнее.". "Как осуществляется хранение нейтрино?". "Цериды используют для хранения нейтрино герметичные ловушки из сплошных ядер."
        -Всё контрольная закончена, - объявил декан. - Итак, смотрим результаты, Маркова два, Трусова единица, Честный шесть. Поздравляю вас Антон Честный, у вас самый высокий результат в группе, вы, очевидно, готовились, так держать. А что касается остальной группы, ребята, стыдно, то, что вы совершили, это настоящее преступление, воровство...
        Группа сидела, потупив глаза, все написали плохо, очень плохо, очень и очень плохо, пожульничать в этот раз декан не дал. И теперь они все ненавидели меня, потому что обломались их повышенные стипендии. И вроде как я был прав, они нарушили закон, а я сообщил об этом, но никто не считал меня правым.
        -Что ж ребята, я думаю, наказание будет следующим. В этом году вы все и так получите минимальную стипендию, но по окончанию военного заведения выплачиваются подъёмные на сумму в три тысячи кредитов. Так вот, никто из вас подъёмных не получит, кроме Антона Честного, который подтвердил свои знания.
        Класс замычал, лишиться подъёмных, трёх тысяч, это серьёзное, очень серьёзное наказание. А декан ещё раз окинул всех взором и вышел вон.
        -Ну, ты и мудило Честный.
        -Да вообще последний козёл.
        -Ты что, идиот? На хрена ты стуканул? Просто зачем?
        -Вы поступили не честно, то, что вы сделали это фальсификация, по сути, преступление.
        -Ты идиот Честный. Ты просто идиот. Вот на хрена ты это сделал я не пойму? Мы же предлагали тебе ответы, как всем, ты мог точно также написать на десять балов, и все были бы довольны. На хрена ты это сделал я не пойму? Просто ну на хрена?
        -Потому что, то, что сделали вы, это преступление, это фальсификация, а преступленье это плохо.
        -Ну, ты и идиот. Слов нет.
        -Не я просто не понимаю, зачем ты это сделал, просто зачем?
        -Да тебе и не понять. - Ответил я.
        Глава 2: Отдел КА.
        Ребята возненавидели меня, с тех пор как я заложил всех, тем более, это был не первый и не последний раз, когда я кого-то закладывал из-за того, что он жульничал. Меня ненавидели, и хотели побить, и не раз, но побить не рискнули, понимая, что я пожалуюсь, и влетит. В общем, все считали меня трусом, чмом и дебилом, и старались просто не иметь со мной никаких дел, потому что я идиот. Меня не приглашали в гости, со мной не дружили девушки, у меня вообще были только враги, и никто не понимал, зачем я это делаю? Что плохого в том, чтобы списать, купить курсовую работу, дать взятку... Что в этом плохого? Так делали все. А класс считал меня идиотом, они считали, что им не повезло из-за того, что я попал к ним. Потому что, так как поступал я, поступали только последние придурки.
        И вот настал день и час, и я пришёл писать экзамен на меритократическую категорию, мне исполнилось двадцать четыре, и я окончил университет. Я решил писать экзамен на специальность космическое вооружение и техническое профилирование космических цивилизаций. Особым гением, я в принципе, никогда не был. И учился не лучше других ребят, и всё же, моя честность дала плоды. При написании на меритократическую категорию, так особо не пожульничаешь, поэтому я выделился и написал немного лучше других ребят, на четвёртую категорию, что дало мне право получить патент младшего лейтенанта, и я мог пойти во флот. В принципе моя мечта исполнилась, только к тому моменту обо мне уже по всему университету плыла слава последнего мудилы и чмошника, который всех закладывает. А люди ненавидят, когда их закладывают, и со всеми этими людьми мне предстояло в будущем служить в нашем планетарном флоте, и многие из них получат более высокий ранг, чем имел я, а значит, будут мстить. Но я верил в свою счастливую звезду.
        * * *
        Я подошёл к центру выдачи сертификатов, и собирался уже получить свой, как ко мне подошёл сзади какой-то человек, я обернулся, это был офицер в чине полковника.
        -Ты у нас Антон Честный?
        -Да я.
        -Я полковник отдела КА, хочу предложить тебе работу.
        -Простите, отдел КА?
        -Отдел контроля армии, мы особисты, контролируем, чтобы офицерские чины в армии хорошо исполняли свои обязанности, мы спецслужба, отдел контрразведки в государственном разведывательном управлении. Я читал твоё личное дело, и считаю, что ты нам подходишь.
        -Да, но я всегда хотел во флот...
        -Пойдём, поговорим. - Он взял меня за плечо и повёл к выходу.
        -Видишь ли, парень, ты нажил себе много врагов во время обучения, люди ненавидят тебя и будут мстить, люди ненавидят тех, кто тыкает их в их собственное дерьмо, которое они наложили в неположенном месте. А люди любят ложить своё дерьмо в неположенном месте, даже если это наносит ущерб всем.
        -Так вы занимаетесь коррупцией в армии?
        -Коррупцией, не компетентностью, многими серьёзными проколами офицеров. Ведь очень часто, очень многие люди, наделённые властью, совершают должностные преступления, и даже не осознают этого. Мы следили за тобой со школы, мы помним о судебном процессе с теми подонками, что встретили тебя после школы группой и жестоко избили. Я рад, что ты понимаешь, что эти люди не испытывают никакого сожаления в том...
        -Это просто преступность...
        -Верно...
        Мы вышли в парк, перед центром выдачи сертификатов, здесь жужжали насекомые и ярко светило Солнце.
        -Мы боремся с преступностью, и это очень важно, бороться с ней.
        -Вы хотите, чтобы я работал на вас.
        -Да, и от таких предложений не отказываются, а флот и космические корабли ты увидишь, я обещаю, ты, возможно, побываешь ещё на других планетах. Мы в принципе, тоже часть флота, но у нашей организации есть некоторые особенности.
        -Какие?
        -Твой статус при исполнении будет на категорию выше, то есть ты получишь третью категорию. К тому же, я дам тебе сразу звание не лейтенанта.
        -Я младший лейтенант.
        -А капитана, сразу капитана.
        -Мне? Сразу капитана? Но я же ещё новичок.
        -В отел КА обычно берут только людей со стажем, ты исключение. И минимальное звание в нашем отделе капитан, потому что тебе придётся судить офицеров, а старшего офицера не может судить младший.
        -Я согласен.
        -Что ж, тогда учти, ты никому, даже родителям, не должен рассказывать, где и кем ты работаешь, официально ты будешь работать в мелкой гражданской фирме по продаже ручек. Но у тебя будут частые дальние командировки длительностью в несколько месяцев. Возможно, тебе придётся летать в космос и не редко, ты будешь проверять учёных и конструкторов КБ. И за всё это тебе будут платить деньги, много денег, куда больше, чем обычным офицерам флота. В отделе КА служит не так много людей, и их служба исключительно важна, поэтому зарплаты у нас серьёзные.
        -Сколько?
        -Десять тысяч кредитов в месяц, сможешь купить себе квартиру в центре через три месяца работы.
        -Не хило.
        -Есть и нюансы.
        -Какие?
        -Из отдела КА нельзя уйти на пенсию.
        -Почему? То есть как? Мы ведь...
        -Как и почему неизвестно, но так было решено давно и самим императором. Сотрудникам КА раз в пять лет предоставляется отпуск на год, но уйти на пенсию они не могут, и служат в армии по гроб жизни. И хочу сказать тебе ещё, сотрудники КА не редко участвуют в боевых столкновениях с врагом, и контролируют офицеров прямо на поле боя, им приходится держать оружие в руках и сражаться с ксеносами.
        -Я не боюсь, я за этим и пошёл во флот, чтобы сражаться с ксеносами, чтобы быть воином.
        -Ясно. Тогда считай, что с этого момента ты капитан отдала КА, или как нас называют в армии, особист. Явишься завтра вот по этому адресу ко мне, с личными вещами, и приступишь к исполнению своих обязанностей.
        -А сегодня?
        -А сегодня прощайся с родителями и не многочисленными друзьями. Возможно, ты их никогда больше не увидишь, возможно, тебя вообще перебросят в другой сектор, этого я пока не знаю, но даже если ты останешься здесь, тебя могут... Впрочем. Какое-то время у тебя ещё будет, просто ты должен знать, что мы на пороге войны с силлитами и вполне возможно, что через день или два тебя бросят в бой, я пока ещё не решил. Пока решения о тебе нет, но ты должен знать, тебя, как и любого военного, могут сорвать с места, и ты навсегда покинешь свой мир, чтобы сражаться за человечество в другом мире. Будь готов к этому, сегодня ты последний день гражданский, завтра может быть, вечером ты вернёшься с работы к родителям, а может, и нет. Я не знаю, куда тебя отправят. Проверять местных учёных, или за тридевять земель.
        -Я понял.
        -Вот твоя легенда, ты устроился работать в фирму по продаже ручек, ты отказался от патента офицера, тебе разрешили уйти на гражданку. Выучи это, и сегодня, как придёшь, расскажи родителям, а завтра явишься по этому адресу. Будь готов ко всему. И никому ни о чём не сболтни. Всего доброго...
        -Всего доброго.
        Глава 3: Первый тест.
        Я вышел из автобуса, прошёл несколько сотен метров до своего дома, поднялся на лифте и оказался у двери, позвонил, к двери подошёл отец и открыл её, я вошёл внутрь.
        -Ну, как, получил сертификат? В смысле, офицерский патент?
        -Нет.
        -Как нет?
        -Я решил флот это не моё.
        -Что? Не понял, как? Ты что травки обкурился? Ты столько лет...
        -Мне предложили уйти из флота, я не знаю почему, сказали, что если не уйду сам, всё равно выпрут, я не социален.
        -Твою мать, они не имеют права, ты блестящий офицер.
        -В общем, мне предложили хорошую, очень хорошую работу на гражданке.
        -Какую?
        -Торговля элитными ручками.
        -Сынок... Это же не твоё.
        -Пройдём на кухню.
        Я быстро разулся и прошёл на кухню к матери, плюхнулся за стол.
        -А я, я рада, что он будет торговать ручками, так он будет всегда при нас, и...
        -Мать, ты что? У твоего сына вся жизнь рухнула, а ты рада. Работа то хоть денежная?
        -Работа хорошая, но мне сказали, возможно, придётся ездить в командировки и надолго. Потому что я типа торговый представитель, но и зарплата будет большая, не менее тысячи кредитов в месяц.
        -На флоте побольше...
        -Зато тут он женится и у него будет семья, и будет счастье и всё будет, я всегда была против его армии.
        -Мама...
        -Сын, ты сам как?
        -Да я ничего, нормально, блестящим офицером я всё равно никогда не был, четвёртая категория не вторая.
        -Но что за работа торговать ручками?
        -Пока сам не знаю, завтра узнаю.
        -Так что с офицерским патентом?
        -Что... Мне его не дали, не офицер. Всё, никаких лазеек во флот не оставили. Сказали, чтобы я ушёл по-тихому.
        -Может всё-таки...
        -Не может, мне сам ректор сказал, всё мам, пап, извините, военным я не стану. Давайте лучше праздновать, окончание всего...
        -Горький праздник...
        -Да ничего так...
        * * *
        Следующим утром, ровно в восемь я вошёл в небольшое здание на краю города, здесь сидел вахтёр, нелепый турникет, и ничего такого, чтобы выдало центр отдела КА. У меня даже возникли подозрения, что меня просто как-то кто-то разыграл.
        -Кто, куда?
        -Я Антон Честный, мне сказали явиться сюда.
        -Проходите, вам налево, лифт номер два, нижний этаж.
        Я прошёл через турникет, повернул налево, и вскоре нашёл такой странного вида лифт, нажал на кнопку, мне просканировали руку, и дверь лифта отъехала в сторону. Здесь была небольшая кабинка и в ней всего две кнопки, верхний этаж, нижний этаж. Я нажал на нижний этаж, и лифт очень быстро поехал вниз, я даже ощутил нечто близкое к невесомости на несколько секунд. Потом лифт остановился с большими перегрузками, о которых я от неожиданности присел, вероятно, за эти пол минуты, я проехал с пол километра в глубь земли, значит, это был не розыгрыш. Створки лифта открылись, передо мной оказался прозрачный шлюз, я вошёл в него, меня несколько секунд сканировали, и вот уже я оказался в каком-то подземном бункере. Ко мне подошла какая-то красивая девушка, брюнетка, ростом сантиметров сто семьдесят, в белой блузке с погонами майора и синей юбке.
        -Ты что встал? Новенький?
        -Так точно, госпожа майор.
        -Куда явился?
        -Не знаю. Сказали придти сюда и всё.
        -Фамилия.
        -Честный.
        -Говорящая... А меня зовут Елена Александровна. Я твой новый начальник, начальница. Пошли, введу в курс дела.
        -Красивая.
        -Подмазываться ко мне не стоит, я очень строгая, потому и майор.
        Мы пошли по коридору, подземный центр оказался довольно большим.
        -Это главное здание КА?
        -Нет, это просто местный филиал, где находится центр КА, я не знаю.
        -Вы давно здесь работаете?
        -Два года, изначально, как и ты, была капитаном, но это тебя не касается.
        -Чем я буду заниматься?
        -В гущу боя тебя решили не бросать. Будешь проверять учёных, для этого прямо сейчас отправляешься на задание.
        -Учёных?
        -Да, необходимо проверить одного генерального конструктора и его команду на компетентность. Он занимается созданием крио защиты для наших боевых кораблей, и она исключительно важна.
        -И как я его проверю?
        -Вот мы и пришли, это наш с тобой кабинет, в смысле, это мой кабинет, а ты тут так параллельно. А что касается проверки, я дам тебе материалы по новым конденсаторам, ты их изучишь, потом придёшь к конструктору и его подчинённым в КБ и скажешь, что изобрёл новое вещество для конденсаторов, которое на двадцать процентов эффективнее используемых ими сейчас супер сегнетоэлектриков.
        -Ясно.
        -Учти, ты не должен им рассказывать кто ты и откуда, помимо истории о том, что ты просто студент. А чтобы тебе было проще сохранить своё инкогнито, мы изменим твою внешность. И сделаем это прямо сейчас. Твоя задача отправиться в КБ и написать адекватный отчёт об их компетентности.
        -И что будет критерием их компетентности?
        -Они должны принять твою новую технологию, и сделать на её основе новый конденсатор для боевых кораблей. Если они не сделают этого, значит, они не компетентны.
        -И что с ними будет?
        -Не задавай глупых вопросов, расстреливать их уж точно никто за это не будет, но командование желает знать, насколько качественный материал служит в его лабораториях. Всё же мы накануне войны.
        -С силлитами?
        -Да, не задавай глупых вопросов. У силлитов криогенное оружие, нам нужна криогенная защита.
        -Я знаю.
        -Вот и замечательно, вот материал, изучай, и прямо отсюда поедешь в лабораторию. Только в начале, мы сменим твою внешность и голос.
        -Внешность и голос?
        -Конечно, ведь иначе провести проверку очень сложно, ты можешь натолкнуться на людей, которые знают тебя, и уж точно ты не сможешь проверить одно и тоже предприятие несколько раз. Поэтому пройдём за мной к нашему хирургу.
        -Хирургу? Вы хотите сделать мне операцию?
        -Не совсем, резать ничего не будем, новое лицо просто наклеивается сверху поверх старого, это не больно, голос изменяется внедрением специального чипа в связки, таким образом, тебя никто не узнает. Только волосы придётся сбрить налысо, но у нас хорошие парики, полу живые, и приклеиваются к голове намертво, как будто настоящие волосы.
        -А у вас тоже парик?
        -Конечно, все сотрудники КА регулярно работают с изменённой внешностью, поэтому у нас у всех почти, не настоящие волосы, но они практически такие же, как те, что были у меня до начала службы. Да и важно ли, какие у меня волосы? Настоящие или нет.
        -Для меня важно.
        -Тогда ты пришёл работать не в ту контору.
        -Нет, я, конечно, сбрею свои, раз надо, так надо.
        Мы вошли в комнату, чем-то напоминавшую кабинет стоматолога, здесь было такое же кресло. Какие-то странные устройства похожие на буры, наклейки и лазеры, я сел в кресло, мою голову опустили в ванночку, послышалось жужжание, и спустя несколько секунд я осознал, что уже лысый. Какой-то мужчина в белом начал порхать вокруг меня, наклеивать мне на лицо и скулы какие-то влажные холодные наклейки, так продолжалось минут пять, потом моё лицо обработали каким-то излучением, и я не своим голосом спросил:
        -Неужели всё?
        -Посмотрите в зеркало.
        Я подошёл к зеркалу и заглянул в него, на меня из зеркала смотрел совсем другой человек, блондин, с немного длинными волосами, короткими усами, скулами, совсем другим носом и глазами.
        -Совершенно другой человек.
        -Да, так и есть, теперь марш ознакомляться с делом, и вперёд, исполнять приказ.
        * * *
        Автобус остановился напротив завода "Искра" на котором выпускалась военная продукция, я вылез из него и пошёл к центральной проходной, у меня в руке была папочка с чертежами. Я подошёл к проходной и остановился у входа. Нашёл глазами телефонный аппарат для звонков внутри завода, и позвонил в конструкторское бюро:
        -Мне, пожалуйста, Сергея Семёновича Чехова.
        -Подождите минутку.
        Я стал ждать, потом мне сказали.
        -Извините, он занят, перезвоните через пол часа.
        -Но у меня с ним встреча на двенадцать назначена. Я пришёл вовремя.
        -Он занят, перезвоните позже.
        После чего трубку повесили. Я немного разозлился, как так можно? Я что человек второго сорта? Мы же договорились, я пришёл вовремя, почему я должен ждать? Это что мне надо новую технологию пропихнуть? Это заводу надо, чтобы я новую технологию реализовал, всему человечеству надо, откуда такое свинство и пренебрежение к своему слову и обязанностям? Договорились в двенадцать, будь добр, к двенадцати освободись.
        Мне пришлось стоять на проходной, ждать. Я немного постоял и вышел на улицу, посмотрел на светло голубое небо, местами переходящее в зелёный свет. Зелёный свет это особенность нашего мира, так светятся насыщенные озоном верхние слои нашей атмосферы, через которые проходят лучи Солнца, излучающиеся поверхностью звезды при температуре шесть с половиной тысяч кельвин. Всё же наше Солнце по горячее родного Солнца нашей расы. Но мы всё равно называем его Солнцем, а голубовато зелёное небо моей родной планеты, называем небом, а не атмосферой.
        Я зашёл на проходную вновь и позвонил ещё раз.
        -Он всё ещё занят, молодой человек, не названивайте.
        -Но у меня с ним встреча по поводу моего изобретения.
        -Молодой человек, не тратьте попусту моё время. Подождите ещё пол часа.
        Я положил трубку, смачно грязно выругался и снова вышел на улицу, полюбоваться за тем, как играют насекомые, как летают стрекозы, ловят всяких кузнечиков и мошек. В этот раз я стоял ровно тридцать минут, и снова зашёл в проходную, позвонил.
        -Молодой человек, сколько можно названивать, как вы мне надоели!
        -У меня встреча с Сергеем Семёновичем Чеховым, сообщите ему, что я его уже час тут жду.
        -Ладно, сообщу, ждите, он скоро выйдет, если сочтёт нужным.
        Я стоял довольно долго, ещё минут двадцать, наконец, я увидел, как через проходную ко мне навстречу идёт мой отец, но он, конечно, не мог меня узнать, голос у меня не тот и лицо сильно изменено.
        -Здравствуйте, молодой человек вы тот Свистунов?
        -Да я. А вы вроде не Сергей Семёнович.
        -Я его заместитель, показывайте мне своё изобретение.
        -А Сергей Семёнович?
        -Знаете, молодой человек, у него просто нет времени заниматься такими как вы. Радуйтесь тому, что я вам своё время уделил.
        -Вообще-то у меня серьёзное изобретение, одобренное заведующим кафедрой материаловедения.
        -Конечно, конечно, показывай.
        -Ну, хорошо.
        Я включил проектор своего телефона и направил его на ближайшую стену, он сформировал 3D изображение нескольких десятков молекул.
        -Это материал ионит, он состоит из решётки эксимеров с вынужденной валентностью, а в клетках решётки помещены ионы, обратите внимание, если поместить ионы с минусом здесь, а здесь с плюсом то получится...
        -Молодой человек, - сказал мне отец, - такие вещества давно известны, иониты не ваше изобретение.
        -Это верно, известны, но я изменил порядок расположения ионов, вот так формируется блокада и ёмкость конденсатора может быть увеличена многократно.
        -Что ещё за блокада, никогда о таком не слышал.
        -Конечно, это же моё изобретение, вот расчёты, вот результат симуляции.
        -Не знаю, какая-то ерунда, с чего вы решили, что всё можно сделать так, почему бы, не сделать всё по старинке?
        -Потому что так конденсатор получает на двадцать процентов большую ёмкость.
        -Ох, молодой человек, вы на каком курсе учитесь?
        -На четвёртом.
        -Да вы же ничего не понимаете в материаловедении, вот отучитесь...
        -Что, значит, не понимаю? Здесь всё рассчитано, я симулировал на компьютере, посмотрите на числа.
        -Всё это выглядит не правдоподобно, не может такого быть, мы бы с Чеховым никогда такое не пропустили, не можем же мы быть все дураками?
        -Ну, значит вы все дураки.
        -Вы мне ещё хамить будете молодой человек? Знаете что, идите по своим делам, и не тратьте моё драгоценное время на всякую ерунду.
        С этими словами отец развернулся и пошёл по своим делам. Я посмотрел ему в след, мне было его немного жалко, и какой же он дурак? Я же не просто так поболтать пришёл, это проверка. Да и технология была взята не с потолка, это настоящая технология, вполне возможно добытая потом и кровью из инопланетных передовых НИИ. А этот ... просто взял и отфутболил её. А что было бы, если бы я действительно был бы просто студентом? Бесценная технология навсегда была бы потеряна. Я не знаю, как его накажут, но я прекрасно понимаю, если я напишу всё как есть, его накажут, накажут и Чехова. То, что они совершили сейчас здесь, то, что совершил мой отец и Чехов, это халатность, граничащая с преступлением.
        Я развернулся и пошёл назад, на автобус, спустя пол часа я уже был напротив здания командного бункера, и спустя ещё несколько минут оказался в бункере. Здесь меня уже ждала моя начальница.
        -Ну что, как прошёл ваш тест?
        -Плохо, меня тупо и бездарно развернули. Хотя я уверен, что технология представленная мне была стоящей, и я всё изложил правильно и грамотно.
        -Напишешь полный отчёт.
        -Напишу.
        -Ты что-то сам не свой.
        -Я всегда такой.
        -А если честно.
        -Если честно, я там встретил своего отца, он заместитель Чехова, и именно мой отец меня завернул, и меня это расстраивает особенно сильно, он допустил халатность, и я должен написать отчёт, и вроде как против него. Что с ним будет?
        -Пиши, как было, не ври, не выгораживай. Не волнуйся, никто его за это не казнит, просто ему в личное дело добавят негативную строчку.
        -Я понял...
        -И не забудь снять имплантанты, верни себе старую внешность.
        -Конечно.
        Я вышел из её кабинета, мне надо было зайти к хирургу, чтобы он снял с меня искусственное лицо, а потом мне надо было написать отчёт, всё как было о моём отце, плохо. И вроде бы... Но он на самом деле совершил прокол, большой прокол. И я должен написать правду, иначе он совершит такой прокол потом ещё и ещё раз, и быть может, из-за него мы вообще проиграем звёздную войну. Потому что именно из-за таких вещей проигрываются войны. Я это проходил на истории и не один раз. Очень часто глупые студенты пятикурсники изобретают великие технологии, и безмозглые старые пердуны заворачивают их и потом проигрываются целые войны и гибнут миллиарды. Таких вещей нельзя допускать, даже если это собственный отец.
        Глава 4: Флот.
        Я пришёл домой, остановился у подъезда, вдохнул вечернего воздуха. И поднялся наверх, лифт быстро доставил меня до моего этажа, я позвонил в дверь, там стояла мать. Глаза у неё были мокрые, я вошёл, отец сидел на кухне, плакал, в правой руке у него была бутылка водки, уже на половину пустая.
        -Что случилось?
        -Меня уволили с выговором, за некомпетентность. Днём приходил какой-то щенок и с какой-то хуйнёй. Ну, полная хуйня, всякая бессмыслица, нёс чушь, рассказывал мне про какие-то особенные иониты, я его послал. А потом выяснилось, что это типа была проверка сверху. И что это не просто щенок, а... Короче уволили нас всех, весь отдел с дисциплинарным взысканием, по обвинению в халатности и преступной не компетентности. Меня, конструктора со стажем, который тридцать лет проработал в конструкторском бюро. Меня уволили из-за какого-то щенка. Проклятые особисты. Безмозглые идиоты. Не ну как они посмели? Меня, сотрудника НИИ со стажем, я столько лет работал, да у меня красный диплом... Проклятые особисты.
        -Ладно, я пойду спать...
        * * *
        Я встал рано, мне позвонила Елена, я снял трубку.
        -Срочно, езжай в центр, родителям скажи, что у тебя командировка семь дней, нужно продать новую модель гелиевых ручек. На самом деле будешь инспектировать первую ударную эскадру, командование приказало направить проверку срочно.
        -Ясно.
        Я вышел на кухню, отец с матерью ещё спали, я написал им записку, что вернусь через неделю, и ушёл. В этот раз я поймал летающее такси, всё же мне сказали прибыть в центр срочно. Такси долетело до цели минут за пять, хотя на автобусе пришлось бы ехать пол часа. Я приземлился, расплатился с компьютером и полным ходом направился к нашему зданию. Около здания меня ждала какая-то странная блондинка с большими сиськами, она на меня посмотрела, и скомандовала "бегом".
        -Вы кто?
        -Твой начальник тупица. Что не узнал? Сиськи другие?
        -Да просто я...
        -Надо изменить тебе внешность, срочно, мы с тобой вместе отбываем на задание, я сама только что узнала. Быстро, - мы спустились вниз, добежали до кабинета хирурга. Там я сел в кресло, с меня стянули парик, приклеили другой, потом на лицо стали накладывать специальные насадки, изменяющие внешность, в глаза вставили линзы, и они приобрели зелёный цвет.
        -Отлично, красавчик, блондин с зелёными глазами. Все девочки твои будут, был бы ты ещё по мускулистее.
        -Теперь куда?
        -За мной, у нас тут прямая капсульная связь с космопортом.
        -Капсульная?
        -Что-то типа метро, только компактнее. За мной.
        Она утянула меня по коридору, и здесь в стене открылась дверь, и появилась маленькая цилиндрическая капсула, диаметром метр, длинной два, на двух человек, мы уселись в неё, и она помчала нас. Сразу навалились сильные перегрузки, капсула была создана для того, чтобы доставить груз к космопорту максимально быстро.
        -Откуда такая срочность?
        -Вот задание, ознакомься, я твой начальник, полковник флота Мария Лернер, ты мой подчинённый, заместитель Максим Твиттер. Это официальная проверка флота.
        -Но что случилось, откуда такая срочность?
        -Я не знаю, приказ сверху. Начальство.
        -Мы действительно накануне войны?
        -Разговорчики в строю. Но это официальная проверка, мы прибудем на корабль, и будем делать вид, что совершаем официальную проверку. Вероятно, под шумок нашей проверки, кто-то не официально совершит проверку настоящую. Наша задача выяснить боеготовность флота, техническое состояние кораблей, моральное настроение экипажа, от офицеров до простых солдат. В общем, это настоящее и очень важное дело, не то, чем ты занимался раньше. Тут если всплывут косяки, всё может кончиться очень серьёзно.
        -Ясно. Но почему сразу нас? Я же второй день в КА служу.
        -Всё просто, мы не основная проверка, мы только делаем вид, что основная. Но всё равно отнесись к делу серьёзно.
        -Я всегда серьёзен.
        Тем временем, капсула остановилась, мы быстро выскочили из неё, нас уже ждали, какой-то офицер флота, младший лейтенант.
        -Господа, за мной, быстро, я ваш сопровождающий. Бегом.
        Мы побежали по каким-то серым плохо освещённым коридорам, вскоре оказались перед шахтой, здесь нас ждал космический челнок. Мы сходу погрузились в него. Я погрузился в него, и он почти сразу стартовал, я еле успел плюхнуться в кресло, а вот офицер не успел, и теперь валялся на полу, переживая дикие перегрузки. Кораблик набирал высоту с огромным ускорением. Я посмотрел в иллюминатор, мы уже набрали порядочную высоту, и наша планета, её атмосфера, светилась отсюда из космоса странным голубовато зелёным цветом.
        -Это всё из-за озона, - пояснила Лена, - его на нашей планете слишком много, из-за экваториальных гроз, и из-за того, что у нашей звезды слишком мощное электромагнитное поле.
        -Я знаю.
        Наконец перегрузки отпустили, и офицер, сопровождавший нас, выбрался на кресло.
        -А вы собственно кто? - Поинтересовалась Лена.
        -Я заместитель капитана второго эсминца эскадры, вы просто меня должны были захватить с собой, а заодно меня послали вас встретить как сопровождающего.
        -Ясно.
        -Только мы отбываем через шесть часов в неизвестном направлении.
        -А мы что с вами?
        -Нет, вы должны провести двенадцати часовую проверку, потом вас отправят назад на зелёную планету, но обратный перелёт на катере займёт около трёх суток.
        -Война всё-таки началась?
        -Мы пока этого не знаем, всё это строго секретно, но думаю, просто так, нас бы не отослали к чёрту на кулички, целый флот.
        -А кто будет защищать зелёную планету?
        -Орбитальные крепости я так думаю, они вполне могут справиться с этой задачей.
        -Какой кошмар.
        -Всё нормально Елена, мы почти в тылу, до нас война не докатится.
        -Надеюсь, катер, на котором нас пошлют назад, будет просторным.
        -Я думаю, это будет тот же самый катер, на котором мы летим сейчас.
        -Это плохо.
        Я отвлёкся от разговора, и посмотрел вперёд, через стекло пилота. Впереди был наш флот, первая эскадра, огромные корабли висели в пространстве на дальней орбите, длинной в несколько километров каждый. А ведь это далеко не флагманы земного флота, так просто, просто корабли. Но именно такие огромные корабли и обеспечивают величие человеческой цивилизации, именно они защищают рубежи империи от ксеносов.
        -А я мечтал быть капитаном вот такого корабля.
        -Зато вы стали сотрудником службы КА, а попасть в КА куда сложнее, - заметил офицер.
        -Работа в КА грязная, приходится переступать через себя, а вот управлять гигантским, боевым кораблём, это мечта мальчишки.
        Тем временем, мы приблизились к одному из этих гигантов, и полетели вдоль него, это было красиво. Вот автопилот урвал момент, в корпусе корабля открылся люк, и катер нырнул в него, спустя минуту мы уже покинули его корпус, и оказались в коридоре, началась проверка. Здесь нас встретило несколько человек в форме.
        -Так, Максим ты будешь опрашивать помощника капитана, а я займусь самим капитаном.
        -Извините леди, капитана тут нет, он готовится к отлёту, он не может уделить вам время.
        -Ясно, а вы кто?
        -Я помощник капитана. Извините, мне действительно очень жаль госпожа полковник, но капитан действительно не может сейчас уделить вам время, вам придётся ограничиться мной. Просто отлёт... Сами понимаете...
        -Хорошо, тогда начнём проверку прямо сейчас, я поговорю со всем старшим и младшим офицерским составом, а мой помощник Максим Твиттер, пусть следует за вами, он должен осмотреть наличие боеприпасов, новейших установок контроля энергии, и всё по списку, всё должно работать.
        -Да, конечно.
        -Что ж Максим, следуйте за мной.
        * * *
        Я проверял снаряды, и всё вроде бы шло хорошо, и тут до меня дошло, что программа диагностики выводит одно и тоже, независимо от того, какой вопрос я ей задаю.
        -Что-то не так?
        -Да, программа диагностики выводит одно и тоже, такое ощущение, что количество и качество боеприпасов первого отсека не сканируется вовсе, а просто выводится заданный параметр. Вирус, или какой-то глюк, но она не срабатывает, это точно.
        -Я увидел, как старший помощник капитана побледнел, и у него по лбу покатился пот.
        -Что случилось?
        -Я не знаю, всё работает, - соврал он.
        -Нет, вы так напряглись, вы что-то скрываете. Вы должны мне это сейчас же рассказать, поверьте, будет только хуже, я всё равно сейчас всё буду проверять углублённо.
        -Ладно, расскажу, но это приватно между нами.
        -Что не так?
        -Нам... Нам поставили боеприпасы без сердечников из абсолютной брони, все боеприпасы, это просто монокристаллические болванки. Капитану приказали молчать. И он молчит.
        -Кто приказал?
        -Не знаю, кто-то сверху. Но вы же понимаете, каждый сердечник стоит несколько миллионов кредитов, а тут более тысячи снарядов, это миллиарды кредитов. А в бою, если мы израсходуем эти снаряды, кто потом узнает, что снаряды были просто болванками из осмия. Никто...
        -Кто об этом знает?
        -Только я и капитан. Кто-то наверху, я не знаю, нам сказали, если мы... То всё на нас повесят, и будет военный трибунал, а я знаю, вы отдел КА серьёзная структура.
        -Я понял.
        -Если мы пойдём в серьёзный бой без настоящих боеприпасов, мы зря потеряем огромный корабль и все погибнем.
        -Я понял.
        -Что вы предпримете?
        -Я думаю, это очень опасная ситуация, я наверно сообщу об этом, только после того, как мы вернёмся в центр управления. Иначе меня могут просто перехватить, и наш челнок не вернётся на зелёную планету.
        -Ясно, но всё это между нами, я очень на вас надеюсь господин Максим Твиттер.
        -Я даже не представляю, как это, возможно, поставить на корабль боеприпасы без сердечников из абсолютной брони, это же...
        -Конечно.
        -Ясно... Тогда мы поступим так, я прерываю проверку, но это будет тайно... Сейчас отведите меня к ангару.
        -Следуйте за мной.
        Я позвонил Елене:
        -Слушай, Мария, срочно, встречаемся в ангаре, тут кой что всплыло, быстро.
        Мы пошли к ангару, и спустя несколько минут уже были там.
        -Что случилось?
        -Мы прерываем проверку, - распорядился я. - Я объясню позже.
        -Но мы только начали.
        -Я узнал то, ради чего нас сюда послали. Садись, полетели, доверься мне. Мы должны срочно доложить об этом. До того как эскадра отправится в путь. Если мы сделаем это позже, возможно, мы просто не долетим до зелёной планеты живыми. А так у нас есть шанс, они не знают, что я решусь прервать проверку в самом начале. Срочно, давай.
        -Смотри, если... Тебя снимут.
        -Уже не снимут, тут нечто крупное.
        Мы сели в катер, и он тут же покинул борт корабля, и с максимальным ускорением понёсся к планете.
        -Что ты узнал?
        -Я не знаю, поступил ли я правильно, но я думаю, из-за этого мы могли не вернуться, если бы закончили проверку. Я повёл себя нелогично, хотя по логике, я должен был сделать вид, что ничего не нашёл и закончить проверку, и тогда бы нас убили, впрочем, могли бы убить и сейчас.
        -Что случилось, скажи внятно?
        -Хищение века, флагман эскадры в боевых снарядах не имеет сердечников из абсолютной брони, то есть он заряжен пустыми металлическими болванками.
        -Что за сердечники?
        -В каждом снаряде основной бронебойной частью является сердечник из сверхплотного материала, сплошного ядерного ядра из протонов и анти протонов, каждый сердечник стоит несколько миллионов кредитов, это самая дорогая часть боеприпасов. Всего на корабле должно быть около тысячи таких снарядов, а значит, тот, кто сэкономил на сердечниках, положил к себе в карман несколько миллиардов кредитов. И об этом знает и капитан, и его старший помощник. Этот корабль, не имеет бронебойных боеприпасов. И возможно, что так обстоят дела не только со вторым эсминцем, но и с другими кораблями эскадры.
        -Это измена... Они же проиграют в бою, если не смогут поражать бронированные цели.
        -Не совсем, на самом деле, тот, кто снарядил корабли, знал, что их бросят в бой против силлитов, а у них нет дредноутов, поэтому бронебойные снаряды для орудий главного калибра просто не понадобятся. А производство кораблей дело не дешёвое, этим заняты крупные финансовые магнаты, и они понимали, что на этом можно сэкономить миллиарды, и даже десятки миллиардов кредитов. Я боюсь, что боеприпасы, могут быть не единственной махинацией, и у кораблей что-то ещё может быть сделано дешевле, чем задано в ТТХ, в этом случае, в бою они рискуют проиграть, надо доложить.
        -У тебя есть какие-нибудь доказательства?
        -Да запись вторичной диагностики, снаряды без сердечников, а должны быть с сердечниками.
        -Всё верно... Нас могут убить...
        -Убить нас сейчас уже не так просто, выключи распознавание. А сам выключу.
        Я дотянулся до тумблера и отключил мигалки, сейчас катер входил в верхние слои атмосферы планеты, и здесь необходимости иметь систему распознавания свой чужой не было. Теперь наш катер просто смешался с остальными гражданскими судами. И я поспешил направить его прямо к зданию управления, там мы доложим начальству... Точнее, это сделает Елена, а я ведь всего лишь её подчинённый.
        Глава 5: Афера года.
        Мы выпрыгнули из катера и побежали к своему центру управления, здесь нас встретила вахтёрша, мы показали пропуски, и уже спустя минуту были в лифте. Он как обычно ускорился вниз, и затормозил, мы вышли из него, и нас прямо у входа встретил какой-то дядька.
        -Здравствуйте Георгий Владимирович, - сказала Елена, - а мы вот...
        -Что случилось такого экстраординарного, что вы прервали проверку?
        -У них в снарядах нет сердечников из абсолютной брони, и они это скрыли, фактически, корабли не имеют тяжёлого бронебойного вооружения, и это как минимум на втором эсминце, а в худшем случае у всего флота.
        -Не понял?
        -Это афера на миллиарды кредитов, эскадра не готова к бою, я решил сообщить это срочно сюда вам. Если эскадра вступит в бой с тяжёлыми кораблями противника, это будет катастрофа.
        -Пройдёмте. За мной.
        Мы пошли за ним. Он быстро прошёл через серию коридоров, и остановился около мощной металлической двери, нажал пальцем на кнопку, сканер проверил его руку и ДНК, и дверь открылась. Мы вошли внутрь. Здесь была крупная овальная комната, дверь закрылась за нашими спинами, Георгий Владимирович нажал на какие-то кнопки, и посреди зала загорелась голограмма. Какой-то человек в костюме адмирала.
        -Командующий.
        -Что случилось Георгий?
        -Я не знаю кто, ещё не наводил справки, но у нас тут афера века, или, по крайней мере, афера года. Нужно срочно отозвать весь первый флот, и задержать его отправление.
        -Что?
        -Снаряды орудий главного калибра не имеют бронебойных сердечников. Увы, я не смог провести полную проверку, но как минимум на втором эсминце дела обстоят именно так, если эскадра примет бой с тяжёлыми кораблями противника, она будет уничтожена. Мы должны немедленно отозвать корабли назад, иначе цена может быть неприемлемо высока.
        -Я не имею права принимать такое решение, у меня приказ из генерального штаба, корабли должны покинуть зелёную планету через час.
        -Я не знаю, диверсия ли это, но если корабли не будут оснащены бронебойными сердечниками, они могут влипнуть в серьёзную историю.
        -Если я отдам такой приказ, меня могут снять...
        -Я знаю, но я обязан послать отчёт в генеральный штаб, флот не готов к бою, если он...
        -Послушай Георгий, давай по-хорошему, флот идёт на бой с силлитами, и у них нет тяжёлых боевых кораблей, бронебойные сердечники кораблям не понадобятся.
        -А если вдруг? Что тогда? А если это преднамеренная диверсия? А если вместо силлитов наш флот встретят корабли других рас? Что тогда?
        -Ну, ты проведи расследование, но не надо...
        -Надо, я обязан.
        -Послушай Георгий, меня снимут, за то, что я допустил такое.
        -Я знаю.
        -Меня могут не просто снять, это будет военный трибунал, это же не просто там, это нарушение военного приказа.
        -Я знаю.
        -Георгий...
        -Скажи честно Иван, ты замешан в этом? Тебе заплатили? Много?
        -Нет, я в этом не замешан, я просто, это же мой косяк, это я не досмотрел, с меня за это три шкуры спустят.
        -Да спустят, да снимут, но не казнят, максимум, что тебе грозит, это уход на пенсию без выходного пособия, устроишься грузчиком на овощном рынке, проживёшь...
        -Георгий, пожалуйста. Давай договоримся...
        -Я сообщаю в генеральный штаб, прямо сейчас. Сигнал туда будет идти неделю, обратно столько же. У тебя есть выбор, ты можешь задержать флот и провести подробную проверку, а можешь закрыть на это всё глаза, но я тебе сообщил, ты был в курсе, и если что, ты всё знал.
        -Твою мать Георгий, давай договоримся, мы же люди... Проклятый особист...
        Но Георгий Владимирович уже выключил канал связи и стал быстро набирать письмо в генеральный штаб, спустя несколько минут он закончил, и нажал на кнопку отослать.
        -Ну, вот и всё.
        -Что теперь? - Спросила Елена.
        -Теперь, будем начинать расследование, и, кстати, решение о том, чтобы вернуться разу, было верным, хвалю вас майор.
        -Это решение принял Антон, я тогда сразу и не поняла почему.
        -Решение верное, скорее всего, если бы вы не вернулись сразу, вас бы убили, точнее, произошла бы авария, разгерметизация катера вдали от планеты, или вышли бы из строя двигатели и навигационные системы, ну и так далее.
        -Что теперь?
        -Теперь надо провести расследование, и доложить прокурору, что-то говорит мне, что Иван знал о снарядах, и ему отсыпали солидную кучу денег, и тут действительно речь идёт о миллиардах, они не уступят своих позиций просто так, ведь ниточки, скорее всего, ведут на самый верх планетарного руководства.
        -Может нам лучше отступить?
        -Ни в коем случае, контроль армии затем и существует, чтобы распутывать такие дела, ликвидировать заговоры и зарвавшихся политиков и шишек армии. Наша задача соблюдать закон. И если не мы, то кто? Обычная полиция не может копать под генералов.
        -Это будет настоящая война.
        Неожиданно загорелась тревога, красная лампа.
        -Что случилось?
        Из динамика донеслось:
        -Внимание, к главному зданию подъехали люди, три летающих флайера, около двадцати бойцов, все в масках и боевых экзоскелетах.
        -Елена, быстро уводи Антона, ваша задача снять с себя украшения и вернуться к обычной жизни, вы знаете, что произошло, ваша задача продержаться недели две, до того момента, когда командование снимет с должности командующего системой, срочно, быстро, всё уходите.
        Елена схватила меня за руку и потянула в кабинет стоматолога, там нас уже ждал врач, он быстро содрал с наших лиц наклейки, заменил парики и убрал линзы из глаз, после чего Лена потащила меня за руку к лифту. Где-то вдалеке ухнул взрыв, мы нажали на кнопку верхнего этажа, и менее чем через минуту уже были наверху. Мы вышли из нашего обычного дома, Елена свернула налево и мы пошли вниз по улице, я только заметил, что у соседнего здания стояло несколько крупных чёрных флайеров, здание горело и внутри, судя по звукам, шёл бой.
        -Они не нашли нас? - Спросил я.
        -У нас несколько входов в бункер, о нашем им неизвестно, сейчас мы должны уйти и залечь на дно.
        -А как же директор КА и остальные?
        -Не знаю, как-нибудь выкрутятся, но ты свидетель, инспектор, тебя по любому уберут, если найдут, но не волнуйся, не найдут, данных о нас в компьютерах уже нет, и кто был там, с проверкой на корабле, об этом никто не знает.
        -А как же ДНК тесты? Они могут переслать с корабля наши генетические маркеры, а потом сверить их с базой данных, дело двух минут.
        -Да, ты прав... Я не подумала в спешке... Хотя там есть защита, но её можно преодолеть. Пошли, значит, возвращаться домой к родителям тебе нельзя.
        -И что делать?
        -На этот случай существует инструкция, называется "поехать отдыхать на море". Мы с тобой сейчас сядем в летун, наберём продуктов, долетим до береговой линии и дальше отправимся отдыхать на две недели дичком. Просто уйдём в поход без документов, и, не заглядывая в гостиницы.
        -А что через две недели?
        -Через две недели придёт директива генерального штаба, и всех причастных к афере арестуют.
        -Если у них все свои люди сидят наверху, кто же их арестует?
        -Об этом лучше не думать... Но вообще, в орбитальных крепостях, как раз на такой случай, сидит несколько дивизий спецназа, они не подчиняются никому из тех, кто здесь, и не обращают внимания на события, только пишут отчёты. Когда им отдадут приказ, они атакуют планету и арестуют всех, кого прикажет арестовать командование, главное, тебе продержаться две недели, и мне.
        -Я понял.
        Тем временем мы дошли до какого-то магазина, Лена достала из кармана кредитку и приступила к покупкам, мы купили раскладную палатку, одну на двоих, много еды, какую-то спецодежду. И прямо здесь в магазине переоделись, пищевые концентраты, вечную печку грелку и ещё всякой всячины, всё чтобы прожить в лесу и без цивилизации около двух недель.
        -А ты уверена, что они нас не найдут?
        -Уверена. Они будут проверять конспиративные квартиры и другие места, где можно залечь на дно, уход в лес, это необычный способ спрятаться, так что мы с тобой проведём замечательные две недели на природе, да и не знают они кого искать. Ни ты, ни я, мы нигде не числимся, а все твои генетические маркеры были стёрты из базы данных, единственный способ найти тебя, это проверить твою ДНК. Не волнуйся, всё будет хорошо, быть может, они не будут искать нас вовсе, и ограничатся Георгием Владимировичем.
        -Елена, ты врёшь.
        -А ты не хныкай, взрослый мальчик уже, должен понимать, мы с тобой встряли в редкое говно, и нас в эти две недели будет искать весь преступный мир зелёной планеты. Ведь речь идёт о крупном хищении из государственного бюджета, тут многие большие дядьки руки погрели на не хилые суммы. Такова наша работа, так всегда бывает, мы особисты, наша задача следить и не допускать такое.
        -Я знаю...
        -Думаешь, нам просто так десять тысяч кредитов в месяц платят даже тем, у кого звание пониже?
        -Я всё понял.
        Мы взяли сумки и быстро пошли к ближайшему флайеру такси, сумки были тяжёлые, укомплектовались мы пополной, а тратить время на то, чтобы разложить всё по рюкзакам Елена не позволила. Мы сели в флайер и Елена ввела координаты какого-то городка в приморском крае.
        -Летать тысячи три километров, далеко, это займёт около двух часов, это плохо.
        -Да, но там же настоящий рай для туристов.
        -Вот именно, там куча народа, и пока они прознают, куда мы отправились, если вообще смогут об этом узнать, мы уже смешаемся с людьми. А ещё лучше, нам с тобой найти какую-нибудь группу туристов, и примкнуть к ней, потому что будут искать двоих, а не крупную группу.
        -Думаешь, а какие у нас с тобой будут отношения? - Поинтересовался я.
        -Муж с женой, конечно, какие же ещё, и никакой рабочей этики, секс, поцелуи, взаимные шутки.
        -Ты шутишь? - Покраснел я.
        -Нет, ни капли, нас учили на уроках маскировки, никаких братьев и сестёр, ни в коем случае. На этом все горят, а вот развязное поведение, и взаимная любовь, это ни у кого не вызовет подозрений.
        -Блин, что за хрень ты несёшь, мы могли бы просто затеряться в лесу.
        -Если они будут нас искать, то будут искать пару, одинокую пару, которая стремиться быть в стороне от всех. Наша задача наоборот влиться в крупную группу отдыхающих и смешаться с ними. А чтобы отдыхающие ничего не заподозрили, наши отношения должны быть натуральными, это же учебник, ты...
        -Я не успел пройти курс молодого бойца, меня из университета направили прямо сразу к вам, безо всякой подготовки.
        -Я знаю, так всегда поступают, сначала проверят человека, и лишь спустя год службы он проходит спецподготовку.
        -Почему?
        -Чтобы, если ты не подойдёшь, и уйдёшь из КА, то ты не будешь знать всех хитростей и секретов ремесла. Как прятаться, где и куда, как себя вести, когда тебя ищут, как маскироваться и многое подобное.
        -Я понял. Хотя звучит как-то не правдоподобно...
        -Это система, отлаженная годами, основные навыки ты получил в военном университете, пока был курсантом, а более точные ты должен получить лишь после того, как мы будем в тебе уверены.
        -А тебе уже приходилось так...
        -Что так?
        -Так вести себя, скрываться, заниматься сексом с напарником...
        -Нет, не приходилось, до недавнего времени везло. Но ты губу не раскатывай, может и не придётся тебе заниматься со мной этим. Как высадимся, там видно будет.
        -Я понял. Сказать по правде, я сам не хотел бы так вести себя, потому что как-то не правильно, вне морально, и вообще я иначе воспитан...
        -Понятно.
        Тем временем флайер продолжал полёт на малой высоте на большой скорости, я примкнул к стеклу, внизу проносился зелёный лес, чистые озёра, пару раз вдали я видел крупные города и их башни. Я больше не задавал глупых вопросов Елене, и она также сосредоточилась на осматривании окрестностей. Но я не боялся за свою судьбу, я решил так, карта у меня счастливая, повезёт прорвёмся, не повезёт, значит не судьба... Наконец мы прибыли к морю, Елена перевела летун на ручное управление, пролетела вдоль побережья, и приземлилась в одном из прибрежных курортных городков, я взял свою рюкзак и мы вышли в тёплый и приятный вечер.
        -Пошли за мной, - Елена надела рюкзак и бодро зашагала вдоль по улице, я последовал за ней.
        -Куда идём?
        -За город, вон там речка, или большой ручей, а дальше лес, я приметила, пока летели, в лесу есть отдыхающие, такие же как мы с палатками. Но мы здесь задержимся лишь на одну ночь, потом пойдём на север пешком, нам надо удалиться километров на сорок, а то и на сто от места высадки, они могут проследить флайер, хоть и не сразу. Так что готовься к завтрашнему длительному марш броску.
        Мы вышли из городка, впрочем, он был небольшим, почти деревня по размерам, только дома до пяти этажей высотой, перешли по мосту через ручей, и направились к морю. Елена выбрала подходящее место, прямо в лесу между деревьями, и мы остановились. Я осмотрелся, деревья были высокими и толстыми, нижних веток у них не было, у поверхности ничего не росло, кустов не было, и это было хорошо. До моря от нас было рукой подать, метров тридцать, не больше. Местами, кроме нас, здесь были разложены палатки других туристов.
        Глава 6: Туристы.
        -Ну, раскладывайся. Ставь палатку, готовься идти купаться.
        -Купаться? Если честно, я бы предпочёл лечь спать.
        -Размечтался, мы теперь отдыхающие, а отдыхающие, прибыв на море, всегда идут купаться.
        -Но мы ещё не добрались до...
        -Ладно, можешь лечь спать, я за тебя искупаюсь, только разложи палатку, мне надо где-то переодеться.
        -Хорошо.
        Я быстро воткнул в землю пластиковые штыри, натянул поверх них ткань, и получилась небольшая палатка. В прошлом, мне не приходилось особо часто этим заниматься, но разложить палатку получилось на удивление быстро и легко. Елена залезла в палатку, застегнула за собой выход, и довольно долго возилась, после чего вылезла, в забавном зелёном купальнике. Я осмотрел её, невольно засмотревшись на её тело, она была, мягко говоря, очень спортивной, на руках и ногах имелись мощные мышцы, на животе клеточки пресса, я даже близко не был так подготовлен.
        -Что? Оцениваешь? - Спросила она.
        -Да я просто... Смотрю, ты очень сильная.
        -Каждый день в спортзал хожу, но поверь, против боевого экзоскелета мои мышцы не помогут.
        -Да нет, я наоборот горжусь, что у меня жена такая.
        -А ты сам то мышцами почему не злоупотреблял? В смысле, как часто ты бывал в спортзале?
        -Ну... У меня было в университете физвоспитание, на нём я выкладывался, а так к спорту особых стремлений не было. Да и зачем?
        -Хотя бы чтобы быть красивой, я вот хочу быть красивой, и думаю, найти себе достойного мужа, какого-нибудь генерала.
        -А тебе нужен именно генерал, и не важно, любишь, не любишь.
        -Да, увы, пока нормальный генерал мне не попадался. Ну, пойдём купаться.
        -Ты же хотела одна сходить...
        -Ты на берегу постоишь, пока я поплаваю. А потом пойдём костёр жечь, и только после этого спать.
        Мы прошли к морю, я остановился у камней, сразу бросилось в глаза то, что здесь не было песка, и это плохо, пляж каменный, я не любил, Елена разбежалась, прямо прыгая по камням, нырнула, проплыла под водой метров двадцать, и вынырнула далеко впереди, и быстро поплыла прочь от берега. Я обратил внимание, что плавать она умела, хорошо и быстро, что уж говорить, идеальная физическая подготовка, не то, что я. Я всё смотрел, как она уплывает всё дальше и дальше, потом она развернулась и быстро поплыла назад к берегу. Всего её заплыв занял минут десять, она вылезла из воды подошла ко мне и сказала:
        -Ну, пошли костёр разводить...
        -Я смотрю, ты даже не запыхалась.
        -Да, выносливость у меня хорошая, да и плавала я всего десять минут. Пойдём, хватит глазеть, не забывай, что на самом деле я твой начальник, а не жена.
        Она взяла меня за руку и потащила в лес, мы пришли к своей палатке и вещам. Я собрался было лезть в палатку спать, но Елена меня остановила.
        -Ты куда? Мы планировали костёр жечь.
        -Но...
        -Иди, собирай дрова, пойдём, посидим ещё часок, пожжём костёр, пойдём. Ты налево иди вдоль ручья, а я в глубь леса схожу. Всё иди уже.
        Я развернулся, и пошёл к ручью, и спустя минуты три мне повезло, я наткнулся на большую груду хвороста, здесь было несколько упавших деревьев и куча мелких веток, вероятно, здесь работали мусорщики, и кто-то специально собрал этот хворост. Вполне возможно, что даже специально для туристов. Я взял ветки, набрал сколько мог утащить, и потянул к палатке, мне хватило одного рейса, больше я решил за хворостом не ходить. Я выбрал место, обложил его камнями, и сложил на него ветки, но зажигать не стал. Елена пропадала долго, минут двадцать, но, наконец, вернулась, у неё в руках было, дай бог, пять веточек.
        -Не густо ты набрала?
        -Да, что-то нет совсем ветвей в лесу.
        -А я вот смотри сама...
        -Жесть... Вот кто оказывается у нас настоящий лесник.
        -Если честно, тут просто глубже в лес около ручья лежит груда хвороста, не знаю, кто её собрал, может роботы мусорщики. Там хвороста на неделю хватит костёр жечь.
        -Ясно...
        Она подошла к костру, настроила зажигалку, и облучила ветви микроволновым излучением, они вспыхнули, и костёр загорелся. Елена достала из своего рюкзака маленький приёмник и включила новости.
        -Ты не боишься, что нас по нему отследят?
        -Нет, он настроен только на приём радио каналов. Слушай.
        "-Сегодня по всей планете прошла серия терактов, были взорваны дома в столице и ряде крупных городов. Власти заверили жителей, что угроза устранена, прошли массовые аресты. Спецслужбы обвиняют генерала Георгия Владимировича Немедова в совершении этих терактов. Генерал спецслужб был арестован, часть его подельников сбежала. Сейчас ведётся поиск следующих людей, мужчина и женщина, блондины, рост средний, вооружены и очень опасны. Генеральная прокуратура..."
        -Капец, они нас ищут.
        -Да, только как-то до них не дошло, что мы меняли внешность.
        -Но генерала они не рискнули убить...
        -Скорее всего, его убить они и не рискнут, а вот нас с тобой уберут за раз. Нет нас, нет улик, нет дела, а что касается Георгия, его они просто отправят на пенсию.
        -Жесть, ну ничего, главное продержаться две недели, до того, как командующего сместят.
        -Его могут и не сместить.
        -Что?
        -Не факт что его сместят, он может запутать дело, и тогда нам трындец.
        -Да ладно, не может быть...
        -Может, ладно, хватит об этом, давай жарить сосиски...
        Мы легли спать поздно, всё сидели у костра и болтали о всякой ерунде. Я узнал, что Елена прилетела на зеленую планету из другого мира, на её родине не было деревьев и леса, там были шахты и промышленность, а дышать под куполом можно было только в скафандре. Там не было всего этого, и она очень ценила природу, лес и зелёно-голубое небо. Ничем таким, после того как легли спать, мы не занимались, и я даже немного расстроился из-за этого, но мотива не было, а мы на самом деле просто напарники и не более чем.
        Я проснулся от того, что меня ткнули в бок, я открыл глаза и мне в них ударил яркий свет, что-то укололо меня в руку, я вскрикнул, и тут осознал, что передо мной люди в экзоскелетах, и они держат меня на прицеле, рядом завозилась Лена.
        -Генетический маркер совпадает, это они...Собирайтесь ребята, вы полетите с нами.
        Глава 7: Орбитальные крепости.
        Меня взяли за руку и потащили куда-то к морю, сопротивляться было невозможно, это был солдат в экзоскелете. Елену тащили вслед за мной рядом, у моря, прямо в воде стоял крупный чёрный космический катер. Меня подняли за руку и сунули прямо в него, вместе с Еленой. У меня в голове только пронеслось только "как же быстро мы попались". Ещё вчера вечером, всё было так хорошо, я сидел с Еленой у костра, мы пили фруктовый сок, ели жаренные сосиски и шутили. А теперь нас схватили, и, наверное, скоро убьют. Меня ткнули в спину, я опустил голову, Лена сидела рядом со мной. А катер начал набирать ускорение, всё сильнее и сильнее, и переносить перегрузки, сидя на жёсткой лавке, было совсем не просто.
        -Вы кто такие? - Спросила Елена.
        -Молчать.
        И она замолчала, опасаясь получить хороший подзатыльник. Но катер всё продолжал ускоряться, и потом раз, и мы вдруг оказались в невесомости. Невесомость продолжалась недолго, и снова сменилась ускорением, полёт продолжался довольно долго, около полу часа. Наконец мы куда-то пристыковались, здесь была гравитация чуть меньше одного же, я знал, что такая гравитация не характерна для планеты, это искусственная гравитация, которая обычно бывает в космосе, или на космических станциях. Меня вывели из катера, и повели по коридору. Мы шли довольно долго, очевидно космическая станция была большой. Наконец впереди появилась дверь, и я оказался в небольшой комнатке, посреди комнатки находился стул, меня привязали к нему, и я остался сидеть один. Обычная комнатка, самая обычная, большое зеркало у стены, по середине стул и лампочка накаливания на потолке, как назло тусклая. Я продолжал сидеть тут один минут тридцать, собираясь с мыслями, потом в комнату вошёл какой-то офицер в странной серой форме и его соратник.
        -Кто? Назови себя, должность, звание.
        -Да вы и сами знаете.
        -Я сказал, должность, звание, - он двинул меня в челюсть.
        -Капитан отдела контроля армии, Антон Честный.
        -Кто организовал теракты?
        -Да не было никаких терактов.
        Меня ещё раз ударили, впрочем, не так уж и сильно.
        -Я говорю, не было терактов, просто на командующего системой и всё его окружение всплыл изрядный компромат.
        -Что за компромат, говори.
        -Хищение на несколько десятков миллиардов кредитов из военного бюджета.
        -Подробнее.
        -Я проводил проверку на втором эсминце первой эскадры, так вот, на бронебойных снарядах не было сердечников из абсолютной брони. Кто-то сэкономил много, много, много денег, не поставив сердечники. Ну а дальше, наш генерал Георгий Немедов выяснил, что это сделано под патронажем командующего системой Усачёвым. После того, как Немедов отправил доклад в центр, спустя минут пять, наш центральный отдел взял штурмом спецназ Усачёва.
        -У вас есть доказательства?
        -Только косвенные.
        -Первая эскадра отбыла по назначению около десяти часов назад, если она не вооружена бронебойными снарядами, если её капитан не знает.
        -Капитан второго эсминца и его старший помощник знали о том, что в снарядах нет сердечников, сам старший помощник рассказал мне об этом.
        -Но почему он не доложил?
        -Боялся, возможно, даже не за себя, а за свою семью. К тому же эскадра отправилась в бой с силлитами, а те не применяют тяжёлые бронированные корабли.
        -Детектор лжи говорит, что ты говоришь правду, но он не столь надёжен, как хотелось бы, ты опытный агент и можешь врать.
        -Подумайте своими мозгами, почему командующий Усачёв напал на отдел контроля армии? Зачем он арестовал Немедова и начал охоту на нас? Он прокололся, и сильно прокололся, а теперь хочет замести следы.
        -Ладно, капитан, я подумаю, что делать в такой ситуации. И скажи спасибо, мы арестовали вас вовремя, скрылись вы из рук вон плохо. Часом позже, и ты бы попал в руки служб Усачёва, но мы решили вмешаться.
        -Я так понял я на орбитальных крепостях?
        -Да, ты там, отдел СЦИ, сохранение целостности империи. Если ты сказал правду, нам придётся вскоре взять планету штурмом. Уведите его.
        Меня развязали и повели по каким-то коридорам, вскоре я оказался в тюремном блоке, здесь было две камеры в одной из них сидела Елена, в соседнюю посадили меня. Я попытался сказать ей что-то, но мне не удалось, камеры обладали звукоизоляцией, и она меня не слышала. Я лёг спать, прямо на мягкой лавке, тут не было ни подушек, ни одеял.
        Я встал от того, что меня грубо будили, солдат в экзоскелете взял меня за руку и куда-то потащил, передо мной тащили Ленку. Несмотря на то, что мы не были ни в чём виноваты, обращались с нами довольно плохо, меня это раздражало, но поделать я ничего не мог. Нас притащили в какую-то комнату, она сильно походила на зал суда, и посадили на лавки. Спустя минут пять в комнату вошёл наш начальник Георгий Владимирович Немедов, его посадили рядом с нами.
        -Ну что? Что будем делать Георгий Владимирович?
        -Что мы будем делать? - Усмехнулся тот. - Судить Усачёва, конечно же, что же ещё, этой ночью, солдаты орбитальной крепости взяли штурмом тюрьму, где держали меня, и взяли штурмом штаб Усачёва, так что теперь мы будем его судить, вот такие дела.
        -Почему они не вмешались раньше?
        -Юридически, без приказа, гарнизон орбитальной крепости вообще не имел права вмешиваться в наши разборки. Но у них есть лазейка, по закону о предотвращении революции, и они ею воспользовались, теперь будут судить его и нас, смотря кто докажет чью вину.
        -Ясно.
        В зал ввели Усачёва, он пытался вырваться, матерился и всем угрожал:
        -Да я вас всех под трибунал пущу, да вы перешли все границы, да вы вообще не имеете права вмешиваться в мои дела, да я...
        Его посадили на лавку, и так как он не хотел сидеть спокойно, прицепили наручниками.
        -Встать, суд идёт.
        В зал вошло три офицера в серых комбинезонах со звёздами на погонах.
        -Твою мать? Вы что охренели? Это что тройка? - Громко ругнулся Усачёв.
        -Да, это тройка, военно-полевой трибунал.
        -Но у нас ведь не война.
        -То, что вы развязали на планете, это настоящая гражданская война. Вы не имели права брать штурмом отдел КА. Вы здорово превысили свои полномочия, воровство в особо крупных размерах, превышение полномочий, бандитские действия по отношению к отделу КА, начало гражданской войны, неповиновение. Вас будут судить, вас накажут согласно букве закона военного времени.
        -И кто же возглавит командование системой?
        -Мы найдём такого человека.
        -А теперь я зачитаю вам обвинение. Вы обвиняетесь в умышленном понижении боеспособности флота во время войны. Это может быть трактовано как измена человечеству по отношению к другим цивилизациями. Приговор, смертная казнь, через повешение. У вас есть, что сказать в своё оправдание?
        -Я не снимал сердечники с кораблей. В смысле, я не, это не я...
        -Детектор лжи показал, что вы вступили в сговор с директором арт индастриез, и он поставил на корабли снаряды без сердечников, в результате вам на счёт поступило около пяти миллиардов кредитов. Директор арт индастриез получил также около пяти миллиардов кредитов, ещё около десяти миллиардов пошло вашим тридцати семи подельникам, которые помогли осуществить данную аферу тайно. У вас есть, что сказать в своё оправдание?
        -Вы козлы особисты, вам не жить. Будьте прокляты поганые особисты, я вас всех..
        Его увели, суд был коротким, очень коротким, это не суд, это просто офицерская тройка, военный трибунал, из трёх офицеров в военное или революционное время.
        -Ну, вот и всё закончилось. - Заметил я.
        -Нет, увы, молодой человек, ещё ничего не закончилось, мы должны арестовать ещё тридцать семь человек, и ещё сорок пять тех, кто помог Усачёву напасть на отдел КА. В ближайшее время на зелёной планете начнётся такая небольшая маленькая гражданская война. Погибнут сотни и тысячи людей. Ведь виновные не сдадутся без боя.
        -Тогда мы сделаем это...
        -Безусловно... Есть и ещё одна плохая новость, которую вы вероятно упустили, пока спасались в лесу и сидели в карцере.
        -Какая?
        -Война с силлитами началась.
        -В смысле, боевые действия в спорных двадцати шести звёздных системах?
        -Если бы... Нет. Наше правительство объявило им полномасштабную войну, на нашей стороне против силлитов выступили рейны и цериды. Это будет полномасштабная, кровавая война, в нескольких секторах звёзд, наш флот уже нанёс сокрушающие удары по врагу, подло, и без объявления войны, враг понёс огромные потери, в том числе среди гражданского населения. Но это только начало... А что касается вас...
        -Почему только начало?
        -Мы напали подло и без объявления войны. Но силлиты обладают совершенным оружием, отточенной до блеска военной машиной, уникальным криогенным оружием. Война будет тяжёлой.
        -Но ведь на нашей стороне выступили рейны и цериды.
        -Любая звёздная война между масштабными цивилизациями сопровождается большими потерями среди гражданского населения. А что касается вас с Еленой, лично вас, я даю вам сейчас отпуск на три дня, займитесь, чем хотите. И наверно у меня после отпуска будет вам ещё один подарок.
        -А что с остальным отделом КА? Ведь был штурм...
        -Часть агентов погибла, но не все. Центр управления разрушен, придётся воспользоваться резервным бункером, но всё будет восстановлено позже роботами. Но как я уже и говорил, началась война, вполне возможно, что вас агенты, перебросят на фронт, так что оттянитесь в эти три дня пополной. Вы теперь у нас герои. И главное, живые герои. А сейчас всё, свободны.
        Я хотел сказать что-то ещё, но Елена взяла меня за руку и потянула в коридор.
        -Пошли, познакомишь меня со своими родителями.
        -Ты хочешь?
        -Девушки то у тебя не было, а так будет, пошли, хватит о политике.
        -А ты со своими?
        -Я уже говорила, мои родители далеко, очень далеко, я даже не знаю, живы они или нет, да мне и не интересно, я давно с ними не общалась, уже лет семь, у них своя жизнь, у меня своя. Я была не единственной дочерью в большой семье, поэтому..
        -Ясно, но как нам вернуться на планету, нас должны доставить, это же боевая станция, а не гражданский объект. Я хочу сказать, здесь нельзя просто взять и снять космический катер.
        -Компьютерная система позволит нам.
        Мы дошли до ангара, Лена ввела какую-то команду, и у неё на пейджере высветилась траектория нашего пути, она пошла к одной небольшой капсуле, прыгнула внутрь, я вслед за ней, и она отделилась от станции.
        Глава 8: Родители.
        Мы вышли из флайера, у нас с Леной были полные руки сумок, забитых всякой всячиной, закупились кредитов на пятьсот не меньше. Мы подошли к подъезду, поднялись на верхний этаж, и я позвонил в дверь родителям. Открыл отец, я улыбнулся ему.
        -Ты уже вернулся из командировки?
        -Да, и вот решил сразу зайти к вам.
        -А это кто там такая хорошенькая?
        -Это моя подруга, зовут Лена, она из той фирмы, где я работаю.
        -Проходите.
        Мы прошли в квартиру, отец с матерью забрали у нас сумки.
        -Сколько же вы денег потратили, зачем?
        -У меня повышение, довольно большое.
        -Как? Тебя повысили? Спросил отец.
        -Да...
        -А ты новости смотрел, у нас тут целая война разразилась, гарнизон орбитальных крепостей арестовал почти сотню чиновников, их резиденции и тайные бункера брали штурмом. Столько народу погибло.
        -Я знаю.
        -А тебя повысили, как-то странно.
        -Так сложилось отец. Но хуже другое.
        -Что же?
        -Война с силлитами началась. Наш флот нанёс по ним превентивный удар.
        -Я знаю, об этом недавно сообщили в новостях, и меня вернули на завод, они решили, что я им нужнее... Завтра с утра пойду.
        -Да хватит вы о войне, о работе, проходите на кухню, будем сервировать стол, и познакомь нас лучше со своей девушкой, она с работы?
        -Да. Но она не моя девушка, она просто друг.
        -Всё ясно, ну да ладно, вы с отцом идите в зал, а я пока приготовлю с Леной вам стол.
        Отец взял меня за руку и утянул в зал, потом открыл дверь на балкон и мы пошли курить, точнее курил отец, а я не курю. Я встал у бортика и посмотрел вниз, здесь было высоко, очень высоко.
        -Я не спроста купил эту квартиру, отсюда открывается замечательный вид на город и лес, - заметил отец.
        -Да, я знаю.
        -А что будет с вами и вашей фирмой, ведь война начинается. Тебя могут призвать на верфи, потому что...
        -Меня не призовут, не беспокойся отец.
        -Где же ты служишь сынок, что даже нам с мамой сказать нельзя?
        -Я не служу отец. Я просто торгую ручками.
        -Конечно, и сразу после революции тебя сильно повысили, да и у девушки твоей идеальное тело, и руки как у опытного каратиста.
        -Да Лена много занимается спортом, и это правда.
        -И кто она у вас, секретарша?
        -Нет, она типа моего начальника.
        -Забавно, иметь такую красивую начальницу, а ты не думал о семье там или...
        -Нет, рано пока что ещё.
        -Рано... Если ты служишь в армии, то потом может быть поздно.
        -Я не служу в армии отец.
        -Конечно, ты не в армии, ты в спецслужбах, в каком-нибудь отделе КА, или СЦИ?
        -Думай что хочешь.
        -Не волнуйся, больше не буду расспрашивать, но мне же хочется гордиться своим сыном. Может когда-нибудь в будущем, станешь командующим системы, будешь иметь много денег.
        -Меня деньги мало интересуют, главное, чтобы жизнь была интересной и наполненной приключениями.
        -Ну, так то оно так.
        Дверь балкона открыла Елена.
        -Ну что мужчины, пойдёмте есть, мы всё приготовили.
        Мы вышли с балкона и направились на кухню, тут действительно уже всё было готово.
        -Что празднуем? - Спросил отец.
        -Повышение, - неуверенно предположил я.
        -И повышение, и знакомство, - поправила Елена.
        -А вы давно познакомились с Антоном? - Спросила мать, - просто в прошлом, я ни разу не слышала, он не рассказывал о вас.
        -Мы познакомились с ним недавно, всего неделю назад, но он проявил себя хорошим и целеустремлённым работником, который хорошо чует любой подвох. Так что никаких настоящих отношений у нас с ним нет.
        -А я уж обрадовалась, думала, сын девушку привёл, такую красивую.
        -Ну, на самом деле он и не собирался меня приводить, пришлось самой придти, познакомиться с такими интересными людьми.
        Не знаю, не люблю застолья, вот Елена сидела с родителями, улыбалась, веселилась, и ей было приятно, и моим родителям тоже, а вот мне не очень, скучно. Сидишь, пьёшь, ешь, и болтаешь, уж лучше, не знаю даже... Поиграть в стратегию на компьютере, хотя стратег из меня тоже не важный.
        Глава 9: Новое назначение.
        Наш трёхдневный отдых закончился довольно быстро, мы провели его с Еленой вместе, нет, мы не занимались ничем таким неприличным. Мы просто встретились с моими родителями, сходили в развлекательные центры, посмотрели фильмы, поиграли в боулинг и бильярд. Сходили, поплавали в бассейн, и выяснилось, что плаваю я куда хуже, чем Лена. А ещё я подметил, что тело у Елены действительно, как у настоящей спортсменки, олимпийской чемпионки. Посетили несколько ресторанов, и сходили на дискотеку. На дискотеке Елена сделала себе блестящий маникюр, и стала чем-то похожа на настоящую фотомодель, все кто был там, так и падали при её виде. Я понял, что она нереально красива. Девушка - мечта каждого мужчины, ну и ладно, она мой начальник, это главное. Особист, такой же, как и я.
        Мы прибыли в центр с ней вместе, в своём кабинете нас встретил Георгий Владимирович, здесь не было никого, только он сам, мы вытянулись перед ним по струнке и отдали честь.
        -Вольно, ребята.
        Он достал из шкафчика какие-то фиолетовые коробочки, и, открыв первую, подошёл ко мне, в ней я увидел погоны. Он передал их мне в руки.
        -Теперь ты майор, звание вне очереди курсант. Твои товарищи, наверное, узавидуются тебе. В двадцать четыре года и майор.
        -Так и есть.
        -Разовая выплата, награда, двадцать пять тысяч кредитов, за успешно проведённую операцию. Теперь перейдём к вам Елена. Также разовая выплата двадцать пять тысяч кредитов и повышение в звании, теперь вы леди подполковник.
        -Спасибо генерал.
        -Вам спасибо.
        -Спасибо, - сказал я.
        -А теперь к худшему. Флот развернули, и возвращают на зелёную планету, мы не можем достаточно быстро перевооружить корабли сердечниками из абсолютной брони, поэтому было принято решение, заменить сердечники на обычный сплав из сверхплотного монокристалла аргонида осмия. Перевооружение, уже почти завершено. Но ввиду того, что капитан и его команда проявили себя не благонадёжными людьми, мне приказано послать с ним команду особистов, ваша задача присматривать за офицерским составом кораблей, и вам придётся принять участие в боях.
        -Я понял.
        -Поэтому вы с Еленой Кариной отправитесь в поход вместе с кораблями, вылет прямо сейчас.
        -А что скажут моим родителям?
        -Им так и скажут, были мобилизованы по делам государства, бессрочно.
        -Ясно.
        -Всё ребята, бегом, вы теперь старшие офицеры флота, от вас зависит всё...
        -Не ударим в грязь лицом, как говорится, - отчеканила Лена.
        Мы с ней быстрым шагом дошли до лифта, поднялись наверх, вышил из здания, и тут Лена остановилась, присела, и дотронулась руками до травы.
        -Что случилось?
        -Давай посидим минутку?
        -Зачем?
        -Нас приписали к действующей эскадре флота, мы либо никогда более не увидим этот мир, либо погибнем, либо вернёмся сюда через десятки лет. Давай, пару минут, попрощаемся, потрогай эту травинку, смотри какая она нежная, живая. Ты этого никогда...
        -Лена не расстраивайся, на кораблях есть оранжереи.
        -Нету, это же боевые корабли, на станциях да, бывают, на супердредноутах тоже бывают, там много места, но не на обычных боевых кораблях.
        -Что ж давай посидим.
        Я присел рядом с ней, она сидела на траве, и гладила её руками, потом неожиданно резко встала.
        -Всё, пошли, готово.
        Я поднялся, и мы быстрым темпом пошли к флайеру, нам предстояло добраться до космодрома, я сел в катер, и Лена стартанула, навёрстывая время, упущенное на газоне.
        -Что в окно пялишься? Звони родителям по видеосвязи.
        -Зачем?
        -Как зачем? Ты улетаешь от них навсегда.
        -И что я им скажу?
        -Скажи, прощайте. Всё... Это лучше, чем не говорить вообще ничего.
        Я набрал номер телефона, связался по видеосвязи с отцом. Тот взял трубку спустя пару минут.
        -Привет пап.
        -Что случилось?
        -Плохие новости, меня мобилизуют, я улечу на звездолёте за пределы нашей звёздной системы, наверное, мы не увидимся никогда.
        -Что Антон? Ты что такое говоришь, о... Да на тебе офицерские погоны, ты что майор?
        И тут я сообразил, что звоню отцу по видеосвязи, не снимая с себя офицерский мундир.
        -Да пап, я соврал, я офицер, я офицер спецслужб. Офицер высокого ранга, теперь, прости, я не мог сказать, но теперь всё, я улетаю.
        -Ясно... куда хоть?
        -Я поднимусь на борт боевой эскадры, мы идём в зону боёв, всё, прости, деньги, те сто пятьдесят тысяч кредитов, что лежат у меня на счету, не берегите их, тратьте, сколько пожелаете.
        -Позвони маме.
        -Хорошо, позвоню.
        Но маме позвонить я не успел, Елена посадила флайер около космопорта, схватила за руку, и мы побежали, потому что уже немного опаздывали. Мы пробежали через пропускной контроль, свернули направо, преодолели несколько дверей, вышли в коридор под лётным полем, и спустя пару минут уже добрались до челнока, здесь никого не было. Мы вошли внутрь, люк закрылся, и челнок сразу стартовал. Я увидел, как исчезает внизу громада космопорта, как мы поднимаемся, всё выше и выше, небо сначала становится зелёным, потом чёрным, здесь уже космос.
        -Ну, вот и всё, начинается наша тюрьма...
        -Да не переживай ты так, Лен, ведь мы вместе. - Сказал я и осёкся.
        -Ты, прав, мы вместе, и если... Возможно сможем даже остаться на одном корабле. Тем более, я старший офицер эскадры, и могу приказать...Но управлять эскадрой мы не имеем права, мы отдел КА, а не офицеры флота, мы лишь следим за офицерами флота, и оцениваем их.
        -Я знаю.
        Наш челнок продолжал ускоряться довольно долго, вскоре впереди показались точки, это был наш флот, они росли и вот уже появились впереди огромные вытянутые корабли, с боевыми башнями, внешними вспомогательными орудиями и радарами. Но конечно, основные орудия и радары находятся под бронёй кораблей, внутри. Наш челнок пролетел вдоль одного из кораблей, выбрал люк ангара, и нырнул в него, люк закрылся, и мы оказались внутри, мы покинули челнок, здесь нас встретили капитан и несколько офицеров.
        -Здравствуйте уважаемые сотрудники отдела КА.
        Я подошёл к нему и пожал руку.
        -Меня зовут Антон, надеюсь, капитан, мы станем с вами добрыми друзьями, учитывая то, что, вероятно, мы проведём с вами вместе много лет.
        -Я тоже на это надеюсь, господин майор. Я бы хотел показать вам и вашей начальнице корабль.
        -У вас нет других дел? Извините, просто капитан перед отлётом занятая личность.
        -Я хотел оказать вам честь, учитывая то, что вы сделали для нас, ведь если бы не отдел КА, мы пошли бы в бой с весьма плохими снарядами.
        -Я слышал, что сейчас нет возможности поставить полноценные снаряды с сердечниками из абсолютной брони на ваши корабли.
        -Да это так, и снаряды заменили на сверхплотные монокристаллы из висмута, свинца, осмия и аргона. Это всё же лучше, чем то, что было до. Но не волнуйтесь господа, я верю, мы не столкнёмся с тяжёлыми кораблями врага.
        -Мы тоже в это верим.
        -Прошу.
        Мы пошли по коридорам, тут постоянно были двери с броне переборками, они открывались впереди нас, и закрывались позади. Наконец мы дошли до капитанской каюты, капитан открыл её и продемонстрировал нам роскошный номер на несколько комнат.
        -Вы остановитесь здесь госпожа Карина, это мой собственный капитанский номер.
        -Хорошо, я осмотрюсь здесь.
        -А где будете спать вы, если не секрет, капитан? - Спросил я.
        -Мне выдели комнату офицера связи, это не большая, но индивидуальная каюта со всеми удобствами.
        -Ясно, мы вас не стесним?
        -Сказать по правде, мне не нравится то, что меня лишили моей роскошной каюты, в которой было бы куда приятнее коротать эти годы полёта, но я понимаю, что так правильно, вы выше меня по званию... И потом, мы сами виноваты во всём произошедшем, если бы я набрался смелости и сообщил куда следует...
        -Капитан, вас бы просто убили. Даже отделу КА оказалось весьма не просто разрулить этот вопрос и только вмешательство СЦИ уладило конфликт, поверьте мне, смелость это хорошо, но рисковать стоит лишь тогда, когда есть шанс на успех.
        -Мне это известно. К слову вот и ваша каюта, обратите внимание, она не плоха.
        -Да, я согласен.
        -А теперь, позвольте мне удалиться, есть ещё некоторые вопросы, которые я должен решить перед отбытием.
        Он ушёл, я остановился посреди комнаты, это был зал, тут был большой телевизор, компьютер и что-то типа дивана у стены, у другой стены шкаф. Всего комнат было две, вторая куда меньше, и это спальня. В спальне только большая кровать и ещё один шкаф. Также из зала вела дверь в санузел, там естественно туалет и душ. В общем, в прошлом я жил в обычной квартире с родителями, и там места было не особо много. Поэтому, мне моё новое жилище показалось весьма роскошным. Я ещё раз всё осмотрел, посидел на диване, походил взад вперёд, и в дверь позвонили, я открыл, там была Лена.
        -Ну что? Как устроился?
        -Весьма и весьма не плохо, а ты?
        -Ну, у капитана апартаменты не меньше по размерам, чем моя новая квартира, которую я недавно приобрела в центре. Так что жить можно, только вот без оранжереи тяжело будет. Те два кактуса, что я нашла в квартире капитана, едва ли смогут унять мою тоску по растениям.
        -Ты так любишь растения? Вот уж не подумал бы.
        -Я люблю не растения, я просто люблю природу. Я верю, что иногда, надо выбираться в лес или на море. И я делала это, и делала именно иногда, раз в два три месяца. Но теперь уже так не получится, я узнавала, полёт к нашей цели займёт восемь лет. Представляешь, восемь лет на борту этой болванки.
        -Восемь лет здесь с тобой, не так плохо, - пошутил я.
        -Да, восемь лет вместе, а могло бы ведь всё сложиться иначе, отправили бы нас на разные корабли в разные концы галактики, и всё, и никогда бы не увиделись больше, вообще никогда не увиделись бы.
        Я сделал к ней шаг и поцеловал, она не отказалась. Всё же Лена была ослепительно красива, у ней было фантастическое тело, руки, и волосы... И, не важно, что это всего лишь парик, и на само деле она лысая. Выглядеть хорошо и очень хорошо она умела, и самое главное, она не была старой, и мой возраст был вполне эквивалентен ей.
        Глава 10: Ужин.
        Первый ужин, согласно древней традиции космоплавания, принимался всей командой вместе. И мы были частью команды, и нас пригласили на него. Капитан не хотел заранее с нами ссориться. Все не любят особистов, но чтобы не было проблем, лучше быть нашими друзьями и строить отношения не на палках, а на взаимном уважении. Да мы начальство, да ни одному капитану не понравится то, что он на своём корабле не главный, и всё равно с нами нужно дружить.
        Мы поднялись в гостиную одними из последних, и заняли свои места рядом с капитаном и старшими офицерами, во главе стола. Гостиная была довольно большой, метров шесть на четыре, никак не меньше, и даже потолок сравнительно высокий, метра три, не меньше. Всё это покрыто серыми металлическими панелями, с виду выглядевшими как пластик. Несколько роботов официантов поднесли нам первые блюда, они были не плохи, жареная птица с картошкой, под соусом.
        -Вы всегда так питаетесь? - Пошутил я.
        -Нет, что вы, - улыбнулся капитан, - это первый ужин после отлёта, его доставили с зелёной планеты из одного из ресторанов. В будущем, начиная с завтрашнего дня, перейдём на особые концентраты.
        -А концентраты как?
        -Они имеют разный вкус, самый разный, и в общем, первое время, есть их не так уж и плохо. Хотя со временем и начинает хотеться чего-то особенного. Тем более, новые пищевые синтезаторы, которыми оснастили наш корабль, способны изменять жёсткость пищи и цвет, и за счёт этого, можно представить себе, что ешь настоящую пищу, котлету или хлеб. Вот так. Так что не переживайте, наши химические синтезаторы лучшие в мире.
        -Ясно.
        -А вы успели осмотреть корабль?
        -Да, частично, и я очень расстроилась, когда узнала, что у вас нет оранжереи, - заметила Лена.
        -Ну, у вас в каюте растёт пара кактусов, так что... Они скрасят вам тоску по растениям.
        -Жаль только, что они слишком острые, и колючие, и их особо не потрогаешь.
        -На то они и кактусы.
        -А сложно перенести эти восемь лет полёта?
        -Да, скажу честно, сложно. И в начале, всё нормально, первый месяц или два пролетают быстро и интересно. Но годами видеть одних и тех же людей, одни и те же стены, играть в компьютер, смотреть фильмы в одном и том же кинозале. Это тяжело, но это становится тяжело не сразу, а лишь спустя несколько месяцев полёта. Хочется разнообразия, а разнообразия то и нет.
        -Но для экипажей написаны тысячи красивейших фильмов, и ещё больше компьютерных игр.
        -Тысячи? Я бы сказал миллионы, и все имеют идеальный сюжет и повествование. Но, поверьте, не каждый человек может целиком посвятить себя виртуальной реальности, не каждый может забыться.
        -Понимаю.
        -Лучше всего помогают глобальные онлайн стратегии. Хотя вот Миша любит бродилки, он уже прошел десятки игр. Многие из этих игр отнимали у человека целые месяцы времени, и ничего, время пролетает быстро, прошёл одну такую игру, другую, и полёт окончен. Но не каждый способен так погрузиться в виртуальный мир, некоторым типам людей это бывает очень сложно.
        -Ясно, а вам капитан сложно?
        -Да, увы, мне сложно, я тяжело погружаюсь в жизнь виртуальную, но я стараюсь затмить всё книгами.
        -А много ли раз вам приходилось участвовать в боевых операциях с длительным вылетом на дальний рубеж?
        -Всего раз, всего один раз, но то был ужасный полёт. Я летел на лёгком эсминце массой в пятьсот тысяч тонн, это такой сравнительно небольшой корабль, и он был ужасно медленный. И вся операция длилась двадцать пять лет, и всё это время я был на борту один, единственный член экипажа, и это было ужасно. Я там чуть с ума не сошёл, спасали только видеоигры и фильмы с книгами.
        -Вы согласились на это по своей воле?
        -Нет, у меня был контракт, и я не имел права отказаться. Но знаете, на флоте щедро платят, зарплаты рядового состава от трёх тысяч кредитов в месяц и выше. Если учесть что полёт длится скажем двадцать лет, то умножая месяцы на годы, получается весьма солидная сумма. Можно вернуться из дальнего космоса и сразу купить себе крупную квартиру в элитном районе города.
        -Я догадываюсь.
        -И вы отдел КА не исключение, учитывая ваше звание, думаю, по возвращении на родину вы получите за миллион кредитов.
        -Едва ли мы вернёмся, вы же знаете страшно высокую стоимость межзвёздных перелётов. Скорее всего, мы вернёмся в другой мир, и нам придётся жить там, на новом месте, по новым законам.
        -С новым начальством, - заметил я.
        -Не сгущайте краски, когда вы вернётесь из двадцати летнего путешествия, вы господин майор, скорее всего, станете полковником, а это уже должность близкая к генеральской, у вас будет блестящий послужной список и блестящая карьера. Полковник спецслужб, это шутка ли.
        -Я хотела спросить у вас капитан, вы говорите, погружаться в виртуальные миры, а как же тренировки?
        -Тренировки это обязательная часть, не меньше трёх часов в день. Один час спортом, и ещё два часа на тренажёрах имитирующих боевую задачу, но это не так сложно. И всё равно остаётся много свободного времени.
        -Тренироваться ещё больше?
        -Редко кто хочет тренироваться больше двух часов в сутки. Поверьте подполковник Карина, двух часов в день тренировок, каждый день, день за днём, на протяжении многих лет, этого достаточно чтобы стать профессионалом.
        -Капитан, зовите меня просто Елена.
        -А меня тогда Альберт, зовите по имени, вы старше меня по званию, я думаю, никто не будет следить за субординацией ближайшие несколько лет.
        -Я тоже так считаю.
        -Кстати, в соседней комнате у нас есть что-то типа танцплощадки, у нас не так много девушек, женщин, и я бы хотел забить с вами хотя бы один танец, вы позволите?
        -Танец? Можно, но не больше, а то мой помощник сильно разозлиться.
        -А вы с ним?
        -Мы добрые друзья, очень добрые друзья, которым пришлось многое пережить вместе, а это сближает.
        -Странно, что вас отослали вместе, обычно в таких ситуациях начальство старается предотвратить отношения.
        -Наше начальство посчитало, что мы заслужили право быть вместе, и мы исключительно хорошо психологически совместимы. Верно Антон?
        -Да, я тоже так думаю, - подтвердил я.
        -Хорошо, тогда танец, просто один танец, и не более чем. Младший лейтенант, музыку, не обижайтесь на меня господин майор.
        -Не буду. - Ответил я.
        Капитан взял Лену за руку, и они пошли танцевать, впрочем, он вёл себя очень сдержанно, и не позволял себе больше дозволенного в плане танца. Ведь танец может быть разным, можно прижать партнёршу к себе, а можно и наоборот держаться на удалении, капитан держался на удалении. И Лена не спешила пойти ему навстречу, наверное, из-за этого танец получился немного напряжённым. Лена не могла отказать капитану в том, чтобы станцевать один раз, но и продемонстрировала открыто, что ей нравлюсь я и только я.
        Когда танец с капитаном кончился, я уже почти поел, и Лена подошла ко мне, и взяла меня за руку.
        -Что ж, теперь танец с вами Антон, пошли.
        Я поднялся, и мы прошли в соседнюю комнату, заиграла музыка, и мы стали танцевать, но в этот раз танец протекал иначе, чем с капитаном. Танцевать я не умел, умела танцевать лишь Лена, но она танцевала так, как танцуют с мужем в медовый месяц, обнимала меня, и прижималась вплотную, открыто продемонстрировав, что ухаживать за ней не стоит, она сделала свой выбор. Я как-то не предал этому значения. Но вообще если подумать, Лена была мечтой многих. Девушка подполковник спецслужб, молодая, и исключительно красивая, стройная и спортивная, вполне возможно, что будь она свободна, за ней стали бы ухаживать многие. Это ведь так здорово, хотя бы на месяц получить девушку мечту. Странно, но я как-то не смотрел на ситуацию так, для меня не было девушки мечты. Лена была просто девушкой, с которой я не плохо и с приключениями провёл последнюю неделю. Для меня она не была мечтой, она была просто другом.
        Мы закончили танцевать, я улыбнулся, и сел назад за стол. Ещё один офицер пригласил Лену на танец, но она отказалась, пояснив, что устала. Кроме неё в команде была ещё всего одна девушка, и ей приходилось танцевать за всех, впрочем, её это устраивало.
        Я посидел за столом, после чего Лена подошла ко мне, и предложила:
        -Пойдём спать, может быть? Я так устала сегодня. Просто проводи.
        -Хорошо, ты права, пойдём.
        Я взял её за руку, и мы пошли к её каюте, только половина команды с завистью наблюдала за мной. Я отвёл её до комнаты, и она остановилась.
        -Слушай, ты завтра с утра, что планируешь делать?
        -Я...? Как-то не думал ещё. Может в библиотеку...
        -Я планирую потренироваться, мне нужен спарринг партнёр для рукопашного боя, заодно я и тебя потренирую. Я думаю, это будет полезно для нас обоих, один час рукопашного боя, потом сделаем то, что ты захочешь.
        -Хорошо Лен, до завтра.
        -Завтра в девять я зайду за тобой, будь готов.
        -Да сэр!
        Я пришёл к себе в комнату, закрыл дверь, сел на диван и расслабился, да день был тяжёлый, прощание с родителями, полёт на челноке, этот вечер, шумный и какой-то не мой. Я не хотел ложиться спать, включил новости, последние скачанные до отлёта.
        "-Первый космический бой между эскадрой силлитов и нашим сто четырнадцатым пограничным флотом был крайне неуспешен для нас. Истребителей и штурмовиков врага было слишком много. Многие миллионы малых беспилотных дронов обрушились на наши корабли. Защита малых и средних кораблей была прорвана, и флот понёс потери. Тяжёлые дредноуты держались долго, до тех пор, пока враг не отступил. Наши нагреватели проявили малую эффективность в бою, и лишь тяжёлая броня спасла дредноуты от гибели. Наш флот отступил. И генерал Сварнов назвал это поражением, мы сбили множество малых кораблей врага, многие сотни тысяч, но их осталось ещё больше. Недостатком нашей тактики является то, что в бою враг использовал только дешёвые и очень дешёвые корабли, очень много очень дешёвых, малых аппаратов. Мы же в этом бою теряли звездолёты. Командующий Гривен, принявший руководство в бою, подал прошение об отставке, но его отставка не была принята. Генерал Сварнов заявил, что нам необходимо коррекция в стратегии, на вооружение флота отныне будут приниматься более лёгкие, скорострельные орудия, а также ракеты с осколочными
боеголовками. Генерал Сварнов уверен, нам удастся переломить ход войны в нашу пользу, мы лучше подготовлены, у наших офицеров высокий боевой дух и жажда отдать свою жизнь во славу империи.
        Также имеется запись сражения наших союзников рейнов с силлитами. Увы, или к счастью, но рейны продемонстрировали значительно лучшую стратегическую подготовку к войне, нежели земляне. Мы видим на этой записи, что лазерное оружие рейнов, замороженный, замедленный свет, который они хранят в кристаллах длительное время. Обладает высокой скорострельностью и поражающим эффектом. Мы видим, как эскадра рейнов не пускает к себе в ближний бой, полчища беспилотных аппаратов силлитов, и, не неся тяжёлых потерь, истребляет всю наступающую армаду мошкарья врага. Это стало возможным благодаря тому, что кристаллы рейнов способны очень быстро, за доли секунды освобождать всю запасённую ими энергию.
        Что касается Церид, то они вели бой с переменным успехом, потеряли множество своих мелких и средних кораблей, но смогли прорваться к маткам врага и уничтожить их. Цериды обладают технологией создания малых нейтринных звездолётов, и потому матки не смогли от них удрать. Также цериды обладают высокими познаниями в области создания искусственных ядер, и не естественных материалов. Как мы могли наблюдать, часть флота церидов обладала мощной криогенной защитой, и не пострадала в бою с силлитами.
        Таким образом, с сожалением вынуждена сообщить, что, несмотря на высокий боевой дух нашего офицерского состава и готовность к самопожертвованию ради своей расы. Наш флот достиг наименьшего успеха в бою с врагом. Мы потеряли все малые и средние корабли, в ответ уничтожили лишь часть малых дешёвых беспилотных кораблей врага. И наши дредноуты, получив тяжёлые повреждения брони, с большим трудом смогли выйти из боя. Но наше командование учтёт все ошибки, перевооружит флот, и мы будем иметь успех в этой войне."
        Глава 11: Тренировка.
        Я выключил новости, и закрыл глаза, прямо здесь, не раздеваясь, на диване. Проснулся я от того, что в дверь кто-то настойчиво звонил. И этот противный свист резал мне уши, я, наконец, очнулся, протёр глаза, встал, и подошёл к двери, открыл. Там стояла в обтягивающем спортивном костюме Елена.
        -Ты что так поздно?
        -Вообще-то уже рано. Девять часов, как и договаривались.
        -А... Да, надо сказать ты замечательно выглядишь в этой форме. Проходи. Где бы мне взять такую?
        -Здесь на корабле есть швейная, там роботы довольно быстро и стандартизировано сошьют тебе из пористого полиэтилена любую одежду на заказ. Это очень удобно, потому что не требуется тащить с собой вещи. Пойдём, я покажу тебе.
        -Ну, пойдём.
        Мы вышли из моей каюты, и Лена уверено повела меня в глубь корабля. Вскоре мы оказались в небольшой комнатке, здесь стоял робот.
        -Что вам нужно сэр?
        -Я бы хотел получить комплект спортивной одежды.
        -Хорошо, вставайте сюда, я просканирую ваше тело.
        Я встал в какой-то шкаф, и за пару секунд прошло сканирование.
        -Какой цвет вы предпочитаете, здесь на экране можете раскрасить.
        Я подошёл к экрану, и выбрал синий и чёрный, спустя всего несколько секунд из прорези шкафа выползла готовая, спортивная одежда.
        -Забавно, никогда не сталкивался с подобной технологией.
        -А ты думаешь, военные каждый раз таскают с собой с корабля на корабль комплект одежды на тридцать лет полёта?
        -Но это же полиэтилен...
        -Это высококачественная пластмасса, её изготавливают с применением стабильных синтетиков. Она пористая и прочная, ничем не уступает шёлку. Её структуру можно менять по необходимости, и таким образом, синтезатор может изготовить практически любую одежду. К тому же такая одежда подлежит полной переработке, так что не обязательно по старинке таскать с собой запас одежды на тридцать лет полёта. Всё что угодно можно получить прямо на корабле.
        -Всё что угодно? А как же ваши женские штучки.
        -Пошли, тут спортзал рядом. - Она позвала за собой.
        -Так что с вашими женскими нарядами.
        -Любой наряд, любую одежду, любого цвета, в пределах возможностей синтезатора можно получить. А его возможности довольно широки. Только здесь имеется ограничение на количество одежды на единицу экипажа, так младшие чины не могут заказывать более трёх комплектов одежды в неделю. Но можно считать, что на нас это ограничение не распространяется.
        -То есть этот синтезатор заменит любой модный бутик?
        -Почти. Вот мы и пришли.
        Я осмотрелся, здесь был небольшой спортивный зал, всего четыре комнаты, один бассейн с длинной дорожкой, ширина два, глубина два, и длинна пятнадцать метров. Два зала с тренажёрами и четвёртый зал с рингом для спаррингов.
        -Переодевайся.
        -А что здесь раздевалка общая, для мужчин и женщин?
        -Как видишь, вам везёт.
        -Не сказал бы.
        -Ты меня стесняешься?
        -Да нет.
        -Ладно, в следующий раз просто встань пораньше, и переоденься у себя в каюте, как поступила я.
        -Я кстати вчера вечером новости смотрел.
        -И как?
        -Неутешительно. Наш флот потерпел поражение в одном из боёв, потери велики. Все корабли кроме дредноутов были сбиты.
        -Это плохо, а союзники?
        -Союзники вроде действовали против силлитов успешно.
        -Ладно, переодевайся.
        К нам подошёл молодой и высокий стройный юноша, я посмотрел на его погоны, младший лейтенант.
        -Можно, я позанимаюсь с вами госпожа Карина?
        -А ты хорошо дерёшься?
        -Я мастер спорта по карате. Кстати, простите за прямоту, вы господин Честный, учились со мной на одном потоке, на одном факультете?
        -Да, да, точно я вас припоминаю, - сказал я.
        -Вы уже майор. За какие заслуги, вы же ещё недавно были студентом, я был лучшим на потоке, учился лучше всех, и мне дали младшего лейтенанта флота, а вы майор.
        -Он участвовал в спецоперации и проявил исключительное мужество и смекалку, благодаря ему, операция была успешна.
        -Да, за это мне и дали майора.
        -Ясно. А я в начале вас не узнал, думал, обознался. Думал, не может быть, майор отдела КА за неделю.
        -На самом деле всем сотрудникам КА сразу дают капитана, потому что мы должны действовать против офицеров флота, так что...
        -Балбес... - Сказала Лена. Потом ещё немного подумала и добавила. - Ой, дурак!. . Ладно, а вас как зовут молодой человек?
        -Саня, простите Александр, но можно звать Саней, капитан сказал, что пока не при исполнении, мы здесь все как одна семья без разницы по рангу, потому что восемь лет жить вместе.
        -Ясно. В общем, меня можешь звать просто Лена, этого остолопа тоже по имени.
        -Понятно, и всё же, не раскроешь секрет, как за неделю стать майором отдела КА?
        -Я же говорил, меня, когда пригласили, сразу дали капитана, а потом была эта заварушка с командующим, и после неё меня повысили.
        -Ужас. А вот когда учились вместе, и не думал даже, что буду отдавать тебе честь, а ведь после военной операции нас всех на звание повысят, а вас, наверное, на два, станешь полковником КА в тридцать лет. А там дальше генеральный штаб, далеко пойдёте господин Честный.
        -Ладно, старые приятели, хватит выяснять, кто из вас кто, давайте-ка, наваляйте друг другу на ринге, а я буду драться с победителем.
        -Да я как-то не умею, - опешил я.
        -А это приказ.
        -Но он же мастер спорта по карате, и выше меня на голову, и тяжелее килограмм на тридцать.
        -Приказ.
        -Не волнуйтесь Антон, я буду аккуратен, я всё понимаю.
        -Так, Александр, аккуратно побейте его хорошенько, но не ломайте только ничего. Не жалеть, а ну на ринг его.
        -Ну, зачем?
        -Как зачем? Я тебя сюда привела учиться постоять за себя. Каждый сотрудник КА должен уметь сражаться.
        -Я экзоскелетом неплохо владею.
        -Верю, но его у тебя сейчас нет, бой без оружия и экзоскелетов, такое часто бывает, вперёд, на ринг.
        Я залез на ринг, мой противник уже стоял напротив меня.
        -В атаку, - скомандовала Лена.
        Он ритмично запрыгал вокруг меня, а я как бревно стоял на месте, вдруг он сделал полу шаг навстречу мне, махнул ногой, и я очнулся уже лёжа на ковре.
        -Двадцать секунд в нокауте, с первого удара, двадцать секунд, - проговорила Лена. - Позор, какой позор.
        -Извини Антон, не рассчитал, но я как-то давно не дрался с теми, кто на столько слабее меня.
        -Продолжать бой. - Скомандовала Лена.
        Я встал, на этот раз Александр пошёл в атаку руками, прыгнул ко мне, нанёс мне несколько ударов в лицо и поддых, и перебросил через себя. Я упал как мешок, он больно пнул мне в спину в район почек, после чего остановился. Я с трудом поднялся.
        -Но ты же каратист, откуда захваты, и этот пинок лежачего?
        -По кодексу спарринга можно бить соперника пока он не скажет, сдаюсь, или не потеряет сознание. А лежит он или нет, не важно. И потом, у нас сейчас спарринг по кодексу флота, а не тренировка карате, я владею и другими стилями. Но если вы пожелаете, я могу прекратить, просто извините, я уже изрядно побил вас, я честное слово не хотел, просто госпожа подполковник...
        -Продолжать, пока стоит на ногах, продолжать.
        Я не стал ждать, пока противник очухается, и подло напал первым, но это мне не помогло, противник встретил меня прямым ударом поддых, а после нанёс серию ударов по бокам и в лицо, пока я снова не упал, но добивать меня, он не стал. Он справился со мной так легко, а ведь я не был хиляком, я не был профессиональным спортсменом, но у меня было физвоспитание в университете, и в прошлом, мне приходилось драться.
        -Ладно, отдыхай салага, - распорядилась Лена, - слазь с ринга, только учти, тренировки для тебя ещё не закончились. Теперь я буду гонять тебя тут до седьмого пота, и вы Александр на следующее утро сюда приходите, считайте, что это мой приказ. Вы мне пригодитесь.
        -Хорошо, госпожа подполковник.
        -Не спускайтесь с ринга, я хотела бы спарринг с вами, и учтите, я тоже мастер спорта, так что не вздумай поддаваться в начале, иначе быстро получишь по шее.
        -Да мисс.
        -Выложись по полной парень, ну приступили.
        Он успел прыгнуть один раз, она атаковала ногами вперёд в прыжке, ударом в грудь всем телом. Я думаю, Саня был вдвое тяжелее Лены, но она отбросила его к резинкам, он чуть не упал, но не упал, она сделала сальто, и, приземлившись на карачки, сходу сделала подсечку, он всё-таки упал. Она сделала полуразворот и заехала ему ногой в лицо. Быстро встала, и двинула ему ногой в спину в область почек, он согнулся от боли, она села сверху, и заломила ему руку. Он только и сумел выдавить из себя "сдаюсь". Она отпустила его и отошла в другой угол ринга.
        -Так неожиданно, быстро, - выдавил он из себя и поднялся.
        -Ещё раз, - сказала Лена.
        -Как скажите.
        Он встал в стойку, она быстро пошла ему навстречу, был короткий рукопашный бой, она в упор нанесла ему несколько ударов руками в лицо и в солнечное сплетенье, он пытался ответить, но не попал ни разу. Она двинула ещё раз в солнечное сплетенье, обвила ему руку, прыгнула, обвивая руку дальше ногами, и сильно уронила парня на спину, тот дёрнулся и затих.
        -Вот и всё, учись салага, - заметила Лена.
        -Ужас, ты, где так научилась драться?
        -Я была мастером спорта по нескольким видам дисциплин до отдела КА, потом в отделе КА прошла четыре спецкурса, и кроме всего прочего, ещё по два три часа в день занимаюсь спортом. Каждый день, вообще всегда, без перерывов.
        -Только зачем? Ведь у нас есть экзоскелеты.
        -Этот спецкурс дважды спасал мне жизнь, дважды в отделе КА. Нам так много платят не просто так, многие из отдела КА живут не долго. Мне приходилось однажды драться в рукопашную с человеком в боевом экзоскелете, на мне экзоскелета не было.
        -И ты победила? Экзоскелет?
        -Да, победила. И я хочу, чтобы тот, кто прикрывает мне спину, дрался бы также, как я, не обязательно лучше, но ты должен быть сильнее, чем просто мастер спорта по карате или кикбоксингу. А сейчас мы с тобой займёмся общей физической подготовкой.
        -Пойдём.
        -Упор лёжа принять, отжаться сто раз.
        -Сто раз? Да я...
        -Отжиматься.
        Она приняла упор лёжа, и стала отжиматься рядом со мной. Я сдох где-то на пятидесяти. Нет, я не был хиляком, пятьдесят раз нормально не каждый отожмётся, даже пусть шестьдесят, если учесть те десять раз, что я отжимался кой как на последнем издыхании. Но Елена отжалась сто раз легко и непринуждённо, и даже не запыхалась.
        -Ещё сорок раз. Давай боец.
        -Я не могу.
        Она размахнулась и двинула мне ногой в ухо, я не успел отреагировать, и отлетел к стене.
        -Ты что?
        -Я сказала, отжимайся, давай, это приказ.
        -Но я не могу, у меня руки ватные.
        -Я сказала отжиматься, упор лёжа принять.
        -Да пошла ты, ненормальная.
        Она прыгнула ко мне как тигрица, легко повалила на пол подсечкой и стала избивать, это продолжалось минуты три.
        -Я сказала, упор лёжа принять, и отжиматься. Ещё сто раз.
        Я не мог, руки отваливались, я сдох отжиманий через сорок.
        -Мало, очень мало, ладно, потом повторим. Сейчас идёшь бегать...
        -Да что с тобой? Ты что руки распускаешь?
        -А тебе не стыдно, тебя девочка бьёт?
        -Мне не стыдно, а вот ты с ума сошла.
        -У меня восемь лет впереди, буду делать из тебя человека. Моё обязательное условие, ты должен уметь постоять за себя.
        -Я умею управлять экзоскелетом.
        -Драться ты тоже умеешь, по меркам бабы Дуси. Учти, мы очень редко надеваем боевые экзоскелеты, чаще всего нас убивают именно без экзоскелетов в рукопашном бою. Ты должен уметь драться, ты должен быть сильным...
        В общем, она измывалась надо мной долго, около двух часов, после чего подозвала к себе, я весь избитый с разбитой рожей подошёл к ней.
        -Ну, вот и всё, пытки на сегодня закончились, - она обняла меня и поцеловала, я оттолкнул её. Дуру, ненормальную.
        -Ничего, ты ещё поблагодаришь меня, потом... За то, что я сделала из тебя способного выжить в бою бойца. А мне надо ещё немного позаниматься одной, с тобой я не выполнила норму на сегодня.
        Сзади к нам подошёл капитан, осмотрел моё лицо, и холодно обратился к Елене.
        -Вы избили моего сотрудника. Зачем?
        -Он был на ринге со мной, один на один, это спарринг, а не избиение.
        -У него фингал под глазом, синяк на пол лица, вы не имеете права.
        -Я сама решаю, на что имею право.
        -Госпожа Карина, вынужден просить вас, больше не поднимать руку на моих подчинённых. Если желаете, бейте на своих изуверских тренировках своего мальчика для битья, но не смейте трогать моих бойцов.
        -Мне нужен был спарринг партнёр, я...
        -Вы не имеете права приказывать драться с вами на ринге, согласно звёздному кодексу, раздел сто тринадцать, пункт двадцать семь. Вышестоящий по званию, не имеет права поднимать руку на подчинённого, и заставлять драться с собой на ринге. .
        -Капитан, я отдел КА, я имею право. Законы флота на меня не распространяются.
        -Мы с вами не сработаемся госпожа подполковник.
        -Капитан, я не била никого просто так, я осуществляю работу по физической подготовке личного состава.
        -Посмотрите на своего подчинённого, он избит, вы называете это подготовкой?
        -Он неприемлемо слабо подготовлен физически, я не могу допустить чтобы...
        -Я не знаю, как готовят в отделе КА, но давайте договоримся, бейте своего мальчика для битья, а моих подчинённых не трогайте более.
        -А что он вам пожаловался?
        -Нет, он гордый юноша, я просто увидел его разбитое лицо, и просмотрел все видеозаписи с ним, чтобы выяснить что произошло, и увидел, как вы приказали ему драться с вами на ринге, впредь, не отдавайте больше таких приказов. Я не имею права ограничивать вас, но я могу послать жалобу на вас, и её рассмотрят, наверное.
        -Капитан, вы здорово проштрафились с сердечниками... Не забывайте, мы здесь не просто так, вас хотели отдать под военный трибунал, и могли повесить или расстрелять, едва ли командование вас послушает теперь.
        -Если подобное повториться.
        -Капитан, завтра ваш младший лейтенант явится сюда и будет в принудительном порядке проходить со мной и моим подчинённым физическую подготовку. А я в свою очередь обещаю вам, что не сломаю ему ничего, и в итоге, после тренировок со мной, он станет куда более сильным физически бойцом.
        -Мой подчинённый офицер связи и наводчик, ему незачем уметь драться лучше всех, его задача в бою управлять радаром и мастерски обнаруживать противника, я бы хотел, чтобы вы прекратили...
        -Согласно уставу флота, раздел двадцать семь о физической подготовке. Каждый служащий флота обязан иметь исключительную физическую подготовку.
        -Парень мастер спорта по карате.
        -Именно поэтому, он мне нужен для подготовки, тема закрыта капитан.
        -Не надейтесь на моё понимание в любых вопросах.
        -Капитан, я делаю это не на зло вам, я просто готовлю своего подчинённого к его работе, мой подопечный должен быть подготовлен блестяще, это необходимо для спасения жизней граждан империи.
        Капитан злобно посмотрел на неё, развернулся и ушёл, на самом деле он действительно ничего не мог сделать. И меня, как свидетеля их разговора, совсем не радовало то, что я останусь мальчиком для битья на ближайшие несколько лет.
        -Можешь идти. И ещё Антон.
        -Да.
        -Ты можешь обижаться на меня, за то, что я готовлю тебя так, как считаю нужным. Можешь злиться, ненавидеть, можешь нет, но я всё равно в любом случае буду готовить тебя до тех пор, пока ты не станешь таким же сильным как я, или сильнее, потому что ты мужчина. Это может поставить крест на наших отношениях, но я считаю, что я должна это делать, и это моя обязанность, подготовить тебя так, чтобы спасти твою жизнь в следующий раз в другом месте. Мы можем притвориться, что ничего не происходит по утрам, и тебя бью вообще не я, а бездушный робот автомат. А дальше общаться как обычно, но я буду готовить тебя в любом случае, чтобы ты смог защитить мне спину, в следующий раз, в критический момент.
        -Я понял, я ещё подумаю, стоит ли вообще общаться с тобой после всего этого...
        Я развернулся и пошёл по своим делам, за поворотом меня поймал капитан, он пристроился с боку и сказал.
        -Вам не кажется, что она перегибает палку?
        -Кажется.
        -Если жалобу на неё напишите вы, это будет...
        -Не напишу, она мой боевой товарищ, она прикроет мне спину в случае опасности.
        -Вы позволите ей избивать себя?
        -Нет, я буду тренироваться, стану сильнее, и в определённый момент, она больше не сможет избивать меня.
        -Подумайте.
        -Я думаю, в целом она права, хотя её методы и жестоки, и выглядят неоправданно, её подготовка спасёт мою жизнь, а заставить меня тренироваться так же старательно иначе, она не может.
        Глава 12: Конструктор.
        Я очередной раз получил по морде, и Санёк, сделав захват, перебросил меня через себя, я упал, перекатился, и двинул ему по ногам, Санёк споткнулся, но не упал. Он прыгнул навстречу мне, прижал к полу, и стал бить, сдаться я не мог, мой тиран, Елена, сама решала, когда мне полагалось сдаваться. В настоящий момент она считала, что сдаваться мне рано, и ситуация вовсе не безвыходная. Я напряг пресс, и с огромным трудом столкнул противника с себя, перекатился на живот, стало ещё хуже, он двинул ударом с боку мне в ухо, и дальше мне ничего не оставалось, как беспомощно закрыться от ударов руками. Но Лена всё не сдавалась за меня и не сдавалась, хотя бой был проигран, и давно было пора. Я лежал довольно долго, и били меня долго...
        -Не жалеть, бей в полную силу, - громко крикнула Саньку Лена.
        -Елена, я не могу вырваться из захвата, ради бога, останови бой.
        -Он уже бога вспоминает.
        -Я не могу.
        -Тогда получай люлей, слабак.
        -Но мы же в разных весовых категориях.
        -Ты не поверишь, но мы с ним тоже.
        Он бил меня минут пять, не так сильно, но Лена всё равно покрикивала, чтобы он меня не жалел, сбросить его с себя мне так и не удалось. Я встал.
        -На сегодня свободен.
        -Зачем? Опять вся голова в шишках будет.
        -Учись драться лучше.
        -Но я не могу.
        -За последний месяц ты стал куда крепче. Теперь уже не падаешь как мешок с дерьмом, сегодня вон перекатился и даже пытался сделать кривую подсечку.
        -Может, дашь мне выходной?
        -Нет, я обещала сделать из тебя хорошего бойца.
        -Но у меня на голове снова живого места нет.
        -Тогда завтра не будет спаррингов, будет только общая физическая подготовка и стрельба.
        -Ну, хоть так.
        -Всё, свободен на сегодня.
        Я отвернулся и пошёл, больше она не была моей девушкой, и больше мы не целовались, теперь она была моим врагом, угнетателем, который издевался надо мной по два, а иногда и по три часа в день. Я уже начал жалеть, что поступил в отдел КА и надел майорские погоны. Я был майором, но измывалась надо мной Елена как над солдатом новичком. Каждый день унизительные избиения и сплошная ОФП. Но я нашёл для себя отраду, я долго думал, чем бы развлечь себя. С одной стороны, развлечение не должно быть бесполезным, как игра в бродилки класса "готика", которых было написано много сотен, специально, чтобы развлечь космонавтов в долгие межзвёздные перелёты. С другой стороны, развлечение не должно было быть скучным, и это должно у меня хорошо получаться. Я пытался тренировать себя в стратегии, управление флотом и сухопутными армиями, но у меня не получалось. Стратег из меня был никудышный, армии сливались зря, корабли не лучше. Я тренировал свои навыки управления боевым экзоскелетом, и уделял этому не меньше двух часов в день через два. Но вояка из меня тоже был не слишком, не хуже очень среднего, скажем так, очень
мягко и деликатно. В экономических и политических стратегиях я тоже не преуспел. Мои соратники играли в цивилизацию всей командой, им нравилось вести торговлю и дипломатию, меня пытались заставить играть в неё. Но я сыграл несколько раундов, и доверился компьютеру, политик и дипломат из меня также вышел плохой. Моё государство постоянно все притесняли и обижали, и в первую очередь меня всегда притесняла и обижала моя начальница. Я её всегда и во всём не устраивал, она била меня везде всюду и во всём, но при этом не позволяла превратиться в забитую тряпку. Имхо, если я начинал вести себя как тряпка, она била меня ещё сильнее, вот такая вот тирания... Мне всё это совсем не нравилось, но Елена решила, если у неё будет муж, то достойный её. И надо сказать, что, наблюдая за нашими отношениями, уже на второй день, никто не желал крутить романы с амазонкой.
        И всё же кой что по душе я себе нашёл. Это конструктор. Особая программа, позволявшая конструировать вещества и молекулярные формулы из атомов. Не просто из атомов, а из протонов, нейтронов, анти протонов, электронов и даже позитронов. Законы физики нам землянами были знакомы плохо, увы, а жаль, они важны. И потому игра конструктор была выполнена со многими допущениями, не реализуемыми на самом деле. А что делать? Создать свою ядерную физику людям так и не удалось, над теорией относительности Эйнштейна тут можно только посмеяться. Пришлось воровать ядерную физику кусочками у других рас, а они не спешили делиться своими, также не легко полученными знаниями. В итоге, физика землян была сложна, бессмысленна, запутанна и противоречива. И всё же конструктор я полюбил. Я мог часами сидеть и перекраивать атомы. Я изучил что такое антивещество, ядерные и электронные изомеры, эксимеры, и многие другие забавные вещи. Мне очень нравилась криогенная физика, и физика сверхвысоких давлений. Нет, блестящим учёным, я так и не стал, но я начал понимать местами...
        Самой главное особенностью конструктора было то, что в конструкторе, можно было выставлять настройки по умолчанию, а можно было менять в заданном диапазоне законы физики. Можно было менять электронную постоянную, закон кулона, гравитационную постоянную, константу ядра, коэффициент магнитного зацепления, резонансы и многое другое. И вот этим я занимался, сидел, и целыми днями возился, менял одно, другое, третье, это была отдушина, такая полезная для мозга отдушина. Так я знал, что капитан Альберт рисует, и рисует он красками. А краски для него изготавливает перенастроенный пищевой синтезатор. Альберт долго учил химию, чтобы изготовить себе съедобные, быстро застывающие на воздухе краски, и вот теперь он мог рисовать. Показывал всем свои картины, гордился. Я его даже иногда хвалил. Вообще отношения с капитаном у меня сложились хорошие, почти такие же хорошие, насколько у него были плохие отношения с Еленой. Капитан считал немыслимым и недопустимым то, что Елена переколотила почти весь экипаж, и каждый день колотила меня и Саньку. Но сделать капитан ничего не мог, он боялся её, не физически, он
просто понимал, что один не корректный доклад на него, со стороны Лены, и всё, за былое будет военный трибунал. Но, не важно.
        Так вот, я не знаю, что это за раздел искусства я открыл, но это искусство было тесно связано с химией и ядерной физикой. Я конструировал молекулы и атомы, и задачей моего конструирования было сделать не красивую молекулу или атом. Моей задачей было, наделить молекулу или атом уникальными качествами. Писк моды для меня достигался именно тогда, когда молекула становилась архи необычной. Получала уникальную эластичность и теплопроводность, сверхвысокое сопротивление, или что-то в этом роде.
        Вот и сейчас я сидел, и конструировал молекулу фторида аргонида висмута, обогащённого ртутью. И всё это хозяйство под сверхвысоким давлением, в сверхмощном электромагнитном поле, при сверхнизких температурах. Получился нано материал, трубочный конденсатор, мощнейший сегнетоэлектрик. Я выделил несколько молекул, и сохранил их в отдельную папку. Я все свои картины и шедевры сохранял в отдельную папку.
        -И что это сейчас было? - Подала голос сзади, тайно наблюдавшая за мной Лена.
        -Какая разница, просто мои фантазии.
        -Я смотрела твои файлы, ты не зря назвал их словом букет. Там целый букет уникальных молекул и материалов, сам догадался?
        -Да, у меня теперь такое хобби, в перерывах между колотушками.
        -А зачем вот этот последний материал, что в нём необычного?
        -Я думаю, его можно использовать в нано роботах.
        -Но он же криогенный, а охладить нано робота сложно.
        -Тогда, просто как конденсатор космического корабля, пусть так, не знаю, я не задумывался, где применять свои цветы, это не для практики, это просто, как искусство, понимаешь? Для себя, для красоты, тебе не понять.
        -Почему не понять? Я прекрасно понимаю.
        -Ты умеешь только тренироваться, и делать только то, что практично.
        -Ты знаешь, у меня был парень.
        -Да неужели? И кто же это?
        -Он погиб, год назад, я тогда ещё была капитаном, был очень на тебя похож, тоже честный, только фамилия другая. Мы совершали проверку, и там была... В общем была уличная драка, на ножах, и его зарезали, я не смогла его спасти, а он не умел драться как я. Я тогда с ножом убила двенадцать человек, у некоторых из них были пистолеты, и один из них был в боевом экзоскелете. Моего парня просто порвали на части, он был такой медленный, неуклюжий, слабый. А я была сильная и быстрая, я победила и выжила, это было моё первое крещение отдела КА.
        -Ясно, и поэтому ты решила превратить меня в терминатора.
        -Да, я подумала, у меня есть выбор. Либо холить и лелеять тебя, а потом потерять, также, в переулке, тусклой дождливой ночью увидеть твою смерть, или сделать из тебя бойца, способного постоять за себя.
        -Ну что ж, я стал таким.
        -Нет, ещё не стал, ты до сих пор не можешь победить Саньку, ты стал, скорее, перворазрядником по карате, но не мастером спорта.
        -А ты?
        -А я сильнее всех, у нас три месяца назад проходили соревнования по боям без правил внутри отдела КА, я тогда победила всех, мне даже поощрение выписали, только тогда оно было мне совсем не нужно. Я думала, тогда, свет кончился, а тут ты.
        -Я на него так похож?
        -Нет, не похож, внешне совсем не похож, но ты... Ты мне тоже очень понравился и сразу. Жаль, что мы не провели с тобой те две недели у моря, а всё получилось так, впрочем...
        -Мы могли бы провести чудесные восемь лет здесь, на борту Висури.
        -Я решила так, пусть уж лучше мы будем врагам, и ты ненавидишь меня, чем ты потом умрёшь у меня на глазах.
        -То, что ты делаешь, не правильно, мы иногда умираем, но глупо готовиться всю жизнь, ради того, чтобы один раз повысить свой шанс выжить, надо...
        -Мне понравились твои вещества в конструкторе, - сменила тему она. - Я думаю, ты мог что-то важное изобрести, я решила отослать твои файлы в центр, хотя думаю, если, ты что-то изобрёл, тебя могут перевести, и тогда нас разлучат.
        -Да там нет ничего заслуживающего внимания, я просто проектировал уникальные вещества, и старался сделать их более уникальными, совершенно не задумываясь об их применении. Тем более, конструктор, это программа ненадёжная.
        -Там было вещество, в его основе обычная вода, композит, стойкий при температурах от минус сорока градусов по Цельсию до почти нуля. Я думаю, это криогенная защита от бомб силлитов, она так нужна сейчас, я выделила, если это станет...
        -Ерунда.
        -Ответ придёт через пару недель.
        -Ясно, ну я пойду.
        -Нет, подожди Антон, останься, хотя бы на пару минут.
        -Ты плачешь? Не может быть.
        -Всё в этой жизни может быть, вообще всё что угодно, и даже я могу плакать, видишь? Железная леди, амазонка, мисс терминатор и плачет.
        -Но почему? Из-за чего ты ревёшь? Причина?
        -А вот, просто решила пореветь.
        Глава 13: Победа.
        Межзвёздный перелёт на космическом корабле, даже на таком относительно большом как наш, не простая задача, он тянется медленно и тяжело, потому что это многие, долгие, медленные годы. Ты год за годом видишь одни и те же лица, помещения корабля, ешь однообразную пищу, носишь одинаковую одежду. И пусть эта одежда разнообразного цвета и покроя, но на ощупь одно и тоже, и это приедается. Единственное, что изменяется, это фильмы, которые ты смотришь в бездонной библиотеке корабля, и игры в которые можно играть, самые разные. А ещё для меня, были пыткой эти тренировки, но я к ним уже привык, я стал быстрым, сильным, мускулистым и крепким, Лена заставила стать меня таким.
        Я увернулся от удара ноги Сани, ударил кулаком в его вторую ногу, сделал шаг вперёд и двинул ему в горло, потом в нос, и коленом в солнечное сплетение. Саня сложился и упал как подкошенный дуб, я превзошёл его, это произошло давно, ещё месяц назад, тогда я впервые победил его в спарринге без правил один на один. Я стал быстрее и сильнее его, мастера спорта по карате. А ведь он занимался с нами, дрался с Еленой, и тоже уже несколько лет совершенствовал своё искусство. Благодаря её жестокости, силе и стойкости, мы все трое стали исключительными бойцами, а она не знала пощады.
        -Молодец, будешь драться со мной, - сказала она. - Саня, уползай с ринга.
        Она пролезла между резинками и встала напротив меня.
        -Ну что? Поехали?
        Она двигалась очень быстро, постоянно прыгала мелкими прыжками. Вот развернулась и влепила мне ногой, я поставил блок, она развернулась и влепила мне ещё несколько раз. Я отлетел к резинкам, она прыгнула в след в атаку, и в этот раз атаковал я. Я поймал её за ногу, и снизу двинул кулаком в промежность, она вскрикнула и упала, загнулась. Ей было очень больно, не знаю, наверное, не стоило туда бить. Она плакала, и лежала минуты две, потом поднялась, и поклонилась мне.
        -Молодец, ты победил.
        -Извини.
        -Да нет, я рада. Не волнуйся, ты ничего мне не повредил, просто я не ожидала. Ну вот, теперь, ты можешь постоять за себя. Я зареклась, если ты победишь меня, я прекращу наши с тобой принудительные тренировки, теперь можешь больше не ходить заниматься, если не хочешь, теперь ты мастер. Только я бы хотела попросить, не теряй форму, всё-таки не зря я лупила тебя три года, ты...
        -Не волнуйся, я не прекращу тренировки, мы не будем больше сражаться столь отчаянно и агрессивно, но поддерживать себя в форме я буду, а сейчас пойдём, я отведу тебя к врачу.
        -Не стоит.
        -Стоит, мало ли что я повредил тебе по глупости.
        -Ладно, я сама.
        Я немного постоял, проводил её взглядом, и по привычке пошёл проходить сеанс общей физической подготовки, подтягивания, отжимание, плавание и так далее. Я уже привык к этому, и делал это по привычке. Спустя пол часа вернулась из медотсека Лена, я спросил:
        -Ну, как?
        -Синяк, ничего страшного, наложили влажную повязку.
        -Детей иметь сможешь?
        -Безусловно.
        -Это главное.
        Я закончил процедуры, переоделся, сунул в стирку форму и пошёл заниматься своими делами. Я так и не бросил конструктор, наоборот, таблица Менделеева открыла для меня новые не виданные ранее горизонты.
        Я сидел за компьютером, и рисовал очередную молекулу из нескольких искусственно созданных мною атомов. Сзади раздался голос, я обернулся, это был капитан, только сейчас он был не в форме, а в белых шортах и майке.
        -Александр сказал, ты, наконец, впервые победил её на спарринге, что теперь?
        -Не знаю, она сказала, я свободен, а меня всё также тянет тренироваться, уже привык.
        -Будешь ходить в зал и дальше?
        -Да.
        -Это радует, ты человек сильной воли, не поддался, не сломался, в начале мне показалось, всё иначе.
        -Елена такая женщина, что из кого угодно сделает настоящего воина.
        -Да, амазонка, ты держись её, таких женщин больше не бывает.
        -Тебе она нравится?
        -О нет, она красавица, спору нет, но я не выдержу три года издевательств ради права один раз поцеловать. Ты смотрел, повесть о нибелунгах? Как-то так её называли.
        -Нет.
        -Это старый земной фильм, очень старый, его сняли веке в двадцатом, а написали итого раньше. Там была мысль...
        -Ну, расскажи.
        -Там жила северная принцесса воительница, достойная лишь одного мужчины, и подлый король, решил украсть её сердце с помощью этого воина, единственного, кого она была достойна.
        -И чем всё кончилось? Подлый король погиб, а она вышла за него?
        -Нет, эта книга имела не счастливый конец, король переспал с принцессой под личиной её любимого, а она, узнав об обмане, после того как умер её суженный, покончила жизнь самоубийством. Так вот, я не хочу становиться подлым королём, я не знаю, сколь силён ты как человек. Но Лена настоящая принцесса амазонка, и её любовь надо беречь как зеницу ока. Она сильная, но вместе с тем, не знаю, такие люди не справляются с настоящей подлостью. Подлость их губит, и не смотри на то, что она из отдела КА, эта форма, всего лишь наряд принцессы, а не её броня. Береги её.
        -Да у нас с ней вроде и нет ничего сейчас.
        -Тогда бы она не тренировала тебя так, постарайся сделать шаг навстречу самостоятельно, и лучше сделай это сейчас, сегодня. Никто вам не помешает, а потом, через пять лет наш полёт прекратится, и я не уверен, что вы и дальше будете вместе, хотя я не знаю традиций отдела КА. Просто постарайся не терять эти пять лет.
        -Я не теряю.
        -О, нет, мой друг, ты прямо сейчас сидишь и теряешь, вместо того, чтобы составлять букеты из молекул и атомов, шёл бы ты к ней, поцеловал и предложил сходить в кинозал на мелодраму.
        -Она не любит мелодрамы.
        -Все женщины любят мелодрамы. И не теряй время на свои букетики молекул, иди к ней.
        -Но ты же теряешь на свои рисунки.
        -Так у меня то нет альтернативы, мне нечем заняться, а ты... Всё иди.
        Капитан развернулся и быстро ушёл, я немного посидел, подошёл к стенке, нажал на кнопку, и спросил компьютер:
        -Где сейчас Елена Карина?
        -Она в библиотеке.
        Я вздохнул по глубже и пошёл в библиотеку, я был обижен в прошлом за то, что она меня колотила, и заставляла колотить Саню. И эта обида была глубока, но сегодня, после того, как я победил её на ринге, обида куда-то улетучилась. Пора было строить с ней новые настоящие отношения с нуля. Тем более, она всё-таки сделала из меня настоящего воина, бойца, как и хотела. Эти ежедневные поединки были для меня пыткой, но в них я закалялся, закалялся мой характер, я учился терпеть и сопротивляться. Странно, что она решила так вылепить из меня для себя настоящего мужчину. Хотя в прошлом, для меня мышцы не значили ровным счётом ничего.
        Глава 14: Прибытие.
        Я сидел у себя в комнате и смотрел новости: "Объединённый флот первого сектора принял генеральное сражение за систему коннор 66. Противник применил свою обычную тактику, несколько десятков кораблей маток приблизились на расстояние в двадцать астрономических единиц к планете, после чего из их недр стартовали миллиарды малых кораблей, огромное, жуткое количество малых кораблей. Но в этот раз мы были готовы, мы с вами видим применение нового оружия, осколочные ракеты, вот наши крейсера запускают навстречу вражеской флотилии десятки тысяч осколочных ракет. Они взрываются в гуще вражеской армады, вот во все стороны разлетаются миллионы мелких осколков, сталкиваются с мишенями, и враг теряет целые армады лёгких дронов. Но значительная часть дронов всё же прорывается через поля осколков, они быстры, подвижны и независимы. Вот дроны прорываются к нашим кораблям, обстреливают криогенным оружием наши эсминцы, некоторые из эсминцев не выдерживают, выходят из строя и превращаются в криогенную пыль. Всё, наша оборона прорвана, теперь держатся только особо крупные корабли, и орбитальные крепости. Но у них нет
шансов спасти планету. Сотни тысяч штурмовиков врага прорываются к планете и используют свои бомбы. Мы видим, как покрываются льдом океаны, как рушатся небоскрёбы, и замерзают заживо миллиарды жителей планеты. Всё, мы проиграли бой у коннор 66, враг отступает, его цель выполнена, население планеты и орбитальные верфи уничтожены, вся планета превратилась в белый ледяной шар. Лишь немногие в специальных убежищах спаслись и выжили, но температура на поверхности планеты продолжает опускаться, замерзают атмосферные азот и кислород, планета лишена атмосферы. Это всё термоядерные бомбы врага, нуклеосинтез сверхтяжёлых ядер в ещё более тяжёлые, протекает с поглощением энергии. И тяжёлые ядра могут поглотить огромное количество энергии, а сейчас на поверхность планеты сброшены миллионы таких бомб. Вот затрещала по швам литосфера, холодный фронт заморозки дошёл до мантии планеты, и планета буквально начала сжиматься. Чудовищные землетрясения раздирают на части её поверхность. Верхний слой коры охлаждён до температур близких к нулю по кельвину, и температура продолжает падать. Это термоядерные криогенные бомбы,
жуткое оружие, не менее смертоносное, чем оружие тёплое. Увы, мы не обладаем подобными технологиями, враг теряет множество дронов, но мы проигрываем эту войну из-за количества, остаётся надеяться лишь на наших союзников, они справляются с проблемой куда успешнее. Вероятно, они опередили нас в разделе материаловедения отвечающего за криогенные температуры. Да и во многих других областях науки тоже. И всё же никто в космосе, не может бросить вызов нашим супердредноутам.
        А это запись боя флота рейнов с флотом силлитов. Тут мы видим, что силлиты изменили тактику, они покрыли свои дроны каким-то белым веществом, это криогенное экранирование, оно отражает почти сто процентов излучения падающего на объект. Мы видим, что лучевое оружие рейнов бессильно против криогенного экранирования, лазеры огромных энергий скользят по криогенной броне, не причиняя ни малейшего вреда. И силлиты наносят грозный удар, вот дроны силлитов облепили корабли рейнов, и все они превращаются в гигантские замороженные айсберги, броня рейнов держится, держится... О ужас, силлиты применили новое кинетическое оружие, дроны разгоняются и врезаются в уже замёрзшие корабли рейнов, и те буквально раскалываются на части, и сразу промерзают изнутри, силлиты одержали очередную блестящую победу.
        Единственное что может порадовать нас, это успех Церидов. Цериды изменили тактику, они удешевили производство мелких ракет, и теперь вслед за их флотом таскаются корабли, способные запустить сотни миллионов ракет перехватчиков с бомбами на вынужденной валентности горения инертных газов типа неон, в лёгких металлах, класса алюминий. Мы наблюдаем бой между эскадрой Церидов и группой кораблей маток силлитов. Вот навстречу церидам устремляются миллиарды мелких беспилотных перехватчиков силлитов. Они несутся с огромной скоростью, и вот из недр ракетных крейсеров церидов вылетают миллионы маленьких ярких огней, и огни устремляются навстречу силлитам. Ракеты устремляются навстречу целям. Мы видим, как космос был усеян миллионами ярких вспышек, бомбы малой мощности, всего около трёх килотонн тротила каждая взрываются по всюду, ракеты уничтожают почти всех перехватчиков силлитов, и выживших добивают малые корабли. Звездолёты матки силлитов пытаются убежать, включают двигатели, и начинается космическая гонка. Но им не уйти от мелких звездолётов эсминцев с нейтринными двигателями. Чудо ядерной физики
побеждает в этом бою, их корабли, сделанные почти целиком из сплошных ядер, догоняют цель. Цериды одержали очередную оглушительную победу в этом бою. Теперь они вся надежда союза на победу. Увы, земные и рейнские корабли не столь успешны в этой войне".
        Я выключил компьютер, поднялся, дошёл до кают кампании, там сидело два офицера, и играли в игру типа покера, но я такие игры не любил. Особенно то, что они играли на желания. Играть на деньги они не могли, потому что во время рейса денежные переводы были запрещены. А вот глупое желание, как раз то, что нужно, чтобы разрядить обстановку. Пойти в швейную мастерскую и заказать у робота себе платье, или бикини, а потом обойти в этом бикини весь корабль. И так далее, и в том же духе. Чем дольше мы летели, тем выше росли их ставки. Правда, были и другие идиотские желания, признаться капитану в любви, поцеловать амазонку и тому подобное. В общем, я их не любил, но добрая половина экипажа периодически играла на желания.
        -Капитан, вы видели последние новости?
        -А что там.
        -Ничего хорошего.
        -Я не знаю что там, но знаю одно, наш крейсер не оборудован достаточной криогенной защитой, и когда начнётся бой, нас быстро заморозят.
        -Рейны здорово проигрались. Теперь у силлитов появились щиты на беспилотных дронах сделанных с помощью технологии криогенного экранирования. Теперь лазерные лучи рейнов не могут сделать ничего. Силлиты облепили всю их эскадру своими дронами, заморозили корабли, а потом раскололи их как стекло.
        -Не знаю, сказать по правде, криогенное оружие мне кажется таким бредом... Почему они не используют обычные термические бомбы?
        -Потому что материал нашей брони может выдержать в плюс на миллион градусов, а в минус лишь на двести семьдесят.
        -Ты вот игрался с конструктором, я видел и не раз. Неужели ничего нельзя сделать?
        -Сложно, очень сложно. Вы же знаете, капитан, любой переохлаждённый металл превращается в идеальный проводник, ну а дальше, это стимулирует охлаждение всей области. Мы используем подогрев, но когда попаданий много, конденсаторы не выдерживают, и дальше трагедия. Я бы на месте нашего командования сделал бы много лёгких перехватчиков дронов, как у силлитов.
        -У силлитов лучшие дроны в галактике, сражаться с ними тяжело. Мы не сможем взять их количеством. Единственный путь, это сбить корабли матки, но они никогда не приближаются к зоне боёв.
        -Я писал доклад штабу, - взял слово офицер, игравший в покер. - Нужны стеллз крейсера, корабли с высокой степенью невидимости, можно было бы прорываться к маткам, и уничтожать их до того как они запустят свою мошкару.
        -Это невыполнимо, мы до сих пор не знаем ничего толком о системах навигации силлитов, известно лишь, что она совершенна.
        -Она построена на радиоволнах и идеальных приёмниках, снова же криогенное экранирование. В двадцать первом веке, люди неплохо решали проблему экранирования таких систем. Идеально плоская поверхность идеального отражателя, рациональные углы наклона, и всё, радио системы слепы.
        -Мальчики, хватит обсуждать ерунду. - В комнату вошла Лена, она подошла ко мне, крепко обняла и поцеловала.
        -Это в честь чего?
        -Мы прилетаем в систему Олви завтра вечером.
        -Я знаю.
        -Нас с тобой разделят, пока не совсем, будем на одной планете, но в разных концах, я буду инспектировать штаб, а ты будешь, как они сформулировали "помогать университету химии и физики сверхвысоких давлений и сверхнизких температур". Я не знаю, что скрывается за этой формулировкой, но думаю, до них дошли твои букеты экзотических молекул. Тем более, я стабильно отсылала все твои картины.
        -А мои картины? - Улыбнулся капитан.
        -Ваши картины тянут на работы Пикассо и Мартинеса, но я не думаю, что они могут пригодиться на поле боя.
        -Вдохновлять солдат тоже надо.
        -Безусловно, но как вы знаете, штаб проявил некоторый незначительный интерес к молекулам господина майора.
        -Так что будем делать?
        -Сегодня предпоследний день, будем праздновать, вечером будет ужин, из концентратов, наша фея продемонстрирует всё, на что способна. А ты Антон, пошли со мной, потанцуем у меня в спальне...
        -Да...?
        * * *
        Мы танцевали в зале кают кампании под самую лучшую музыку на свете, я никогда не был так счастлив, только Ленка пару раз всплакнула, она очень боялась, что нас отправят в разные концы галактики, и мы никогда друг друга больше не увидим, но я был спокоен. Да война идёт не лучшим образом, но мы особисты, элита армии и спецслужб, и мы будем работать на одной и той же планете. Изначально нас вообще собирались бросить в бой, сразу по прибытии, уже потом, из-за ряда тяжёлых поражений армии и флота, нас направили не в суицидальную атаку, а на защиту передовой линии обороны системы. Здесь располагался штаб, много верфей, и это был сравнительно безопасный мир, разведка доносила, что враг не планирует пока что атаковать его. Это радовало, а мы... Что мы? Любовь и война они не совместимы, особенно для старших офицеров. Да мы были вместе, пока восемь лет добирались из тыловой системы сюда, на передовую, но теперь, теперь мы военнообязанные офицеры отдела КА, одного из самых важных отделов армии. И впереди война, и дальше, если она сложится успешно, то и повышение...
        -Всё будет хорошо.
        -Я знаю.
        -Вот и не реви, ты же у нас железная леди.
        -Я к тебе привыкла. Столько лет вместе, почти небольшая жизнь.
        -Да, я знаю.
        -Я бы ещё раз отправилась в дальний межзвёздный перелёт с тобой.
        -Зато там, на планете ты увидишь зелёные листья, живые деревья, ты так любишь их.
        -О нет, говорят на Олви листья растений красные и фиолетовые, это из-за спектра светимости местного красного карлика. Это ведь уникальный мир, здесь...
        -Да, я знаю, миры красных карликов совсем иные, иной и цвет неба, но всё равно это живые растения, такие же растения, как твои кактусы, только красные.
        -Я знаю. Пиши мне.
        -Даже звонить буду, мы ведь на одной планете, может, даже иногда будем встречаться...
        Глава 15: Олви.
        Наш челнок вошёл в атмосферу планеты, я посмотрел в иллюминатор, внизу был огромный город, я таких городов ещё никогда не видел, огромные, металлические, разноцветные башни вздымались до небес. Среди них сновали тысячи и миллионы маленьких летательных аппаратов. Было такое ощущение, как будто городу нет конца. И только внизу, где-то далеко внизу основание этих огромных башен скрывалось в дымке тумана. Город поражал воображение, но я не удивился, я уже бывал в виртуальных мирах в таких городах. Я даже бывал в столице человечества, на Земле, а там вообще планета один сплошной город. Олви всё же не была сплошным городом, хотя столица Олви и поражала воображение. Но башни имели высоту не более десяти километров, и уходили в глубь, в кору планеты, всего-то километра на два, не так уж и много для звёздной цивилизации. И всё же, вживую, я в таких больших городах не бывал. Мы летели не так долго, быстро и на большой высоте, вот башни пошли на убыль, и впереди показалось огромное по габаритам, но не столь высокое здание с уступами, в отличие от остальных башен, оно было чёрным, я знал, это главное военное
управление планеты. Наш катер пошёл на снижение у одного из причалов, Лена последний раз пожала мне руку, дальше, мы должны были делать вид, что совершено чужие друг другу люди.
        Катер спустился, остановился, дёрнулся и затих, я прошёл к выходу, нас уже встречали, офицер КА в должности младшего лейтенанта, нонсенс, но вероятно, он относится к вспомогательному персоналу.
        -Офицеры, приветствую вас на Олви. Пройдёмте за мной, вас уже ждут.
        -Мы? Нам обещали дать задание.
        -Да, вашему напарнику, Честному задание уже сформировано, что касается вашего задания, вы приступите к нему позже.
        -Мне сказали, я буду следить за генеральным штабом.
        -Так и есть, но штаб большой, где и как пока не определились.
        -Ещё один вопрос. У вас отдел КА находится в здании центрального управления? Обычно КА имеет независимую структуру.
        -Да, независимую, но здание является частью планетарной обороны и имеет повышенную защиту, поэтому отдел КА сопутствует штабу.
        Мы дошли до лифта, спустились вниз, и оказались в крупном офисе с прозрачными стенами, здесь бегало взад и вперёд по своим делам много мелких офицеров. Мы прошли по коридору, и оказались в кабинете, там сидел какой-то генерал, но лейтенант остановил меня.
        -Карина, вам туда, к боссу, а что касается вас, господин майор, вам в другой отдел, я провожу.
        -Лена.
        Она обернулась.
        -Что?
        -Ну, вот и всё, давай пожмём друг другу руки на прощание.
        Она протянула руку, я пожал её, и пошёл вслед за офицером. Шли мы довольно долго, в другую часть здания, офицер лихо петлял по коридорам, и вот, мы вошли в какой-то белый сектор, офицер остановился напротив какого-то доктора.
        -Мне дальше нельзя, здесь отдел особой секретности, передовые разработки. Прощайте.
        Он козырнул и ушёл, а ко мне подошёл доктор. Протянул руку, я пожал её. Доктор был высоким, стройным и каким-то хмурым, на нём был белый комбинезон с герметичной тканью, вероятно, какой-то защитный.
        -Я доктор Жински, меня просили вас встретить, сказать по правде, никогда мне не приходилось работать с отделом КА, что будете контролировать?
        -Сам не знаю, меня не инструктировали, сказали просто встретиться с вами, я думал...
        -Ясно. Но сказать по правде, я и сам не знаю, чем вы будете заниматься, мне почему-то не сказали.
        -И что? Как? Куда.
        -А вот куда мне известно. Я должен доставить вас в закрытый НИИ, он находится на другом конце планеты, объект называют "Белый лебедь", это гигантская подземная научная база в нижних слоях литосферы, на глубине двухсот километров.
        -Литосфера толщиной двести километров?
        -Конечно, ведь Олви находится на орбите вялого красного карлика, и из-за этого ядро планеты имеет низкую температуру, тонкую мантию, и необычно толстую литосферу, местами свыше двухсот километров. Но не отвлекайтесь. Как я уже и сказал, "Белый лебедь" это суперсовременный засекреченный исследовательский центр, занимающийся вопросами противодействия криогенному оружию. Население объекта около десяти тысяч учёных, финансирование, приоритетное. База имеет мощную защиту и стеллз прикрытие, я не могу назвать вам её точное местоположение, оно неизвестно никому. Вы будете работать там, не покидая объект, контакты с внешним миром также запрещены.
        -В смысле?
        -Оттуда нельзя ни звонить, ни писать, и после того, как вы окажетесь там, мы будем считать, что вас вообще больше не существует в природе. Такая важность идёт не с потолка, там разрабатывают оружие противодействия криогенным атакам силлитов, а, как вам известно, мы пока проигрываем эту войну, и если бы не цериды, то вообще проиграли бы уже давно. Хотел бы добавить...
        -Подождите, мне нужно срочно послать СМС. Подождите, прошу.
        -Хорошо.
        Я достал телефон и быстро набрал: "Лена, прости, меня отправляют на закрытый объект, возможно, я не смогу с тобой связаться оттуда длительное время, прости."
        -Всё извините.
        -Следуйте за мной, я отвезу вас.
        Мы быстро пошли по коридорам центра, доктор уверенно вёл меня к стартовой площадке.
        -Так вот, хотел добавить, что Белый лебедь это объект международного значения, ради его существования и защиты Цериды выделили два ракетных крейсера, они прикрывают систему Олви на случай вторжения врага. Я подозреваю, что в Белом лебеде трудятся как наши учёные, так и инопланетные, рука об руку.
        -Да? Но это же противоречит всем стандартам.
        -Я глава центра исследований генерального штаба, и даже мне почти ничего неизвестно о Белом лебеде. Могу только сказать, что после того, как вы войдёте туда, скорее всего, вы не выйдете оттуда до конца войны. Даже, несмотря на ваши майорские погоны отдела КА. Там разрабатывают исключительно важные технологии. Как я уже и говорил, мы проигрываем эту войну, и поэтому ведущие учёные всех трёх рас объединились, чтобы...
        Договорить он не успел, вдруг замигали синие лампы, и по всему центру управления прошёл приказ: "Всем немедленно подойти к информационным экранам и ознакомиться с информацией." Мы поспешили к информационному экрану и стали слушать, просто так, такие приказы по генеральному штабу не проносятся.
        -Примерно час назад, цивилизация ками объявила войну гнусным силлитам и открыла четвёртый фронт. Напоминаю, ками обладают несколькими миллионами звёзд и продвинутой биологией. Их корабли оснащаются ионными двигателями, на сжатых ионах с удельными импульсами двигателей близкими к скорости света. Основное оружие ками ионные кислоты, ионы с огромными зарядами, попадая на броню вражеских кораблей, создают токи огромной мощности и напряжения, вызывающие короткие замыкания колоссальной мощи, сжигая корабли и их электронику целиком, и растворяя кислотой практически любой материал. Ками не имеют развитой технологии сверхсветовых звездолётов, но они согласились вступить в войну, в обмен на передачу им в бесконтрольное пользование шестнадцати тысяч земных сверхсветовых, тяжёлых и особо тяжёлых транспортных кораблей маток. Также земное правительство обязалось, поставлять ками по две с половиной тысячи звездолётов маток в год. Теперь, с открытием четвёртого фронта, наши шансы на победу неимоверно возросли...
        -Идёмте. - Сказал мне доктор Жински.
        -Что думаете? Четвёртый фронт.
        -Ками не самый могущественный союзник, а эффективность их ионных кислот, вопрос спорный, многие типы материалов легко выдерживают контакт с их ионами.
        -Высшие кристаллы с вынужденной валентностью выдерживают, это истина. Но много ли у нас и у наших врагов кораблей, чья поверхность полностью покрыта слоем высших монокристаллов с вынужденной валентностью? Я бы сказал, таких кораблей нет, или почти нет. Так что, их химическое оружие, и большое количество малых судов помогут нам в битвах против мерзких силлитов.
        -Вы тоже считаете их мерзкими?
        -Конечно, они наши враги.
        -Эх, молодой человек, мы напали на них, сколотив союз, втроём, подло и без объявления войны, безо всякой причины, окромя желания пограбить и захапать себе их технологии. Я не предатель, и никогда не предам свою расу. Но всё же стоит называть вещи своими именами, мы агрессор, а они жертва. То, что они сейчас побеждают в войне, это всего лишь следствие просчётов нашего высшего командования и командования рейнов.
        -Рейнам сейчас приходится особенно тяжело, их лучевое оружие бессильно против криогенного экранирования.
        -И поделом... Скажу честно, была бы у меня возможность, лично я, заключил бы сепаратный мир с силлитами, отдал бы им все территории, на которые они теперь претендуют, и жил бы с ними мирно. Я не политик, я делаю свою работу, но поверьте мне майор, эту войну начали не силлиты, а мы. И называть их после этого мерзкими и подлыми, это как минимум низко и недостойно.
        -Вы видно не учили астроисторию, доктор.
        -А что в ней?
        -Не важно кто первый начинает войну, важно почему. Все расы объединились против силлитов, не потому что это справедливо, а потому что силлиты сильно ушли в криогенных технологиях вперёд, оставив позади всех остальных.
        -То, что у соседа есть вкусный пирожок, это не мотив, чтобы начинать войну.
        -У них появились криогенные компьютеры на эффекте возвращения структуры и многое другое. Если их оставить в покое, пройдёт два три поколения, и война всё равно будет, и они будут готовы, и мы проиграем и погибнем.
        -Высшие расы, такие как древние, не позволили бы им так подняться.
        -Вы не зрите в корень доктор, силлиты уже начали превращаться в высшую расу. И если это произойдёт, они возьмут под контроль всю галактику, и им будет полагаться вся наша галактика, и тогда они смогут творить здесь всё, что им заблагорассудится.
        -Высшие расы обладают либо всеми технологиями сразу, либо одной веткой, но нереально глубоко. Едва ли криогенные технологии силлилтов...
        -Я говорил про криогенный эффект восстановления структуры, вы не услышали, вы знаете что это такое доктор?
        -Если честно, нет.
        -Некоторые нано структуры, при сверхнизкой температуре и определённом давлении, сохраняют свою форму и расположение в ограниченном диапазоне. А это возможность создавать ультра мощные и производительные компьютеры. Потому что можно взять любую нано каплю, слегка нагреть, и она изменит форму, охладить, и она вернёт форму. Да и нагревать не обязательно, достаточно просто механически изменить структуру, и она вернётся в предыдущую позицию.
        -Я вас не понимаю, но...
        -Вы же специалист по криогенным технологиям.
        -Господин майор, поменьше читайте жёлтую прессу. Вот мы и пришли...
        -Не важно. - Я залез в крупный чёрный катер без стёкол, уселся поудобнее, доктор сел рядом, и катер набрал высоту. - Важно лишь, что криогенные технологии, они подобно физике сверхвысоких давлений открывают уникальные ворота технологий и принципов, и силлиты далеко в них продвинулись, страшно далеко, и их надо остановить. Сейчас, мы воюем за свободу всех рас галактики, иначе, наш враг станет великой расой.
        -Не станет, всё, что есть у силлитов, это их хвалённые криогенные бомбы на нуклеосинтезе тяжёлых ядер, которые при слипании ядер поглощают извне уйму тепла. Это единственное чем они обладают. Что касается их звездолётов, то это такие же матки, как и у нас, на самых обыкновенных аннигиляционных реакторах второго уровня. Но не важно, всё это не важно, вы майор КА, я руководитель научного центра, мы с вами не политики, и не нам решать.
        -Решать не нам, а вот выкладываться нам. Потому что мы сейчас бьёмся за будущее нашей расы. Будет ли наша раса великой, или нет.
        -Люди всегда бились за своё будущее, за то будут ли они великими или нет. Такое было и во вторую мировую, когда граждане СССР сражались против Гитлеровской Германии. Такое было и в первую войну за выживание с крингами, такое было и после, такое и сейчас. Мы сейчас боремся даже не за выживание, мы боремся просто за какие-то пресловутые стратегические позиции в галактике, и в худшем случае, даже если мы проиграем войну, что без сомнения будет трагедией, ну потеряем мы часть своих звёзд, ну погибнет пять процентов населения империи, но род людской не прервётся. Я хорошо делаю свою работу, ответственно и качественно, но я не считаю, что людям угрожает серьёзная опасность сейчас. Конечно, всё это между нами, я надеюсь, что хотя вы и относитесь к отделу КА, вы не станете на меня доносить за неблагонадёжность? Да господин майор?
        -Не буду, - буркнул я. Но больше, я решил с ним не общаться, не люблю таких людей пофигистов. Люди бьются вусмерть на передовой с врагом, погибают, и сражаются как герои, а он "всё это не серьёзно". Куда уж серьёзнее? Четыре фронта, четыре великих космических державы бьются насмерть с пятой. Бесчисленное количество кораблей, ежедневно, в бесчисленном количестве звёздных систем принимают бой. Каждый день, мы люди, теряем сотни, если не тысячи систем, гибнет бесчисленное множество гражданского населения, это даже просто представить себе сложно. И победа зависит от нас, и от таких людей, как этот доктор, от их труда как учёных, а они этого не понимают. Я вот никогда не был учёным, я просто, просто, просто офицер КА, надзиратель, особист. И то готов отдать многое лишь бы победить, но не наделил меня бог талантом учёного, увы, а жаль...
        -Вы зря дуетесь. Я прав. А если вы не согласны со мной майор. Что ж... Учтите, вы летите в один из самых серьёзных и засекреченных НИИ в мире, и там от вас и вашей работы будет зависеть слишком многое, куда больше, чем от меня здесь.
        -Я знаю.
        -Я просто хочу сказать, не спешите наказывать учёных за неудачи направо и налево, это вызывает у них страх, а учёный, который боится за результат опыта, он никогда не совершит ошибки. А именно ошибка даёт новые знания. Просто поймите, на заводе, там надо сделать много деталей без ошибки, без брака, там всё просто. Сделал молодец, ошибся, не молодец. У учёных всё иначе, учёный может годами идти по пути ошибок и неудач, ради одного по настоящему крупного открытия в финале. И это открытие, которое будет не сразу, неизвестно когда, оно может быть тем, ради чего учёный терпел годы неудач до.
        -Теорию я знаю.
        -Извините, я вижу ваше звание, не знаю, сколько вам на самом деле лет, в наши дни сложно сказать, сколько человеку лет, двадцать пять или пятьсот, думаю, раз вы майор КА, то вы многое повидали в жизни на самом деле. Но почему-то, меня преследует чувство, что вам никак не больше тридцати лет. Такое ощущение...
        -Ощущение вас не подвело, мне тридцать два, не так много.
        -Но как вы стали майором?
        -Я участвовал в спецоперации, и провёл её блестяще, это была очень опасная операция, и так сложилось, что все карты легли ко мне в руки.
        -Ясно, и всё равно, не верится, что вы майор. Ну, обычно, таким везунчикам дают повышение на одно звание, и какое-нибудь денежное поощрение.
        -Всё так, но мне дали звание, и отправили сюда. У нас была небольшая гражданская война в системе, и две трети состава отдела КА выкосили в бою. Я выжил, и мой товарищ тоже. Меня повысили, а потом пришёл приказ идти в бой, и эскадра... Ну потом, наш флот сменил траекторию, и отправился сюда. Это из-за того, что мы собирались напасть на одну из систем врага, а потом генеральный штаб пришёл к выводу, что это бесполезно, и решил сохранить корабли. Поэтому мы прибыли сюда, на Олви.
        -Но тому, кто назначал вас в Белый лебедь, тот человек должен был знать ваш возраст, ведь он читал ваше личное дело, как он додумался назначить вас туда, ведь вы...
        -Слишком молодой?
        -Да. И потом, у нас в системе полно других майоров и даже полковников КА. Впрочем, причина, почему назначили именно вас, может быть своеобразна.
        -Например?
        -Вы чужой человек, у вас нет ни связей, ни знакомств, вы молоды и спешите поступать по совести, вы будете хорошим контролёром, вас сложнее подкупить, а единственный способ остановить, это убить.
        -Возможно так.
        -Учтите, молодой человек, место, куда вы летите, там не всё так гладко, там идёт постоянная грызня разведок трёх рас, борьба за знания и технологии. Там совсем не просто контролировать ситуацию. Будьте готовы, будьте внимательны, это просто пожелание. Вас могут даже попытаться убить, если вы узнаете что-то не положенное вам, вот увидите, там будет тяжко.
        -Я догадываюсь.
        Глава 16: Белый лебедь.
        Я не видел, куда мы летим, у катера не было иллюминаторов и окна обзора, он шёл в беспилотном режиме, и только доктор, сопровождавший меня, периодически вводил какие-то коды, вероятно, чтобы нас пропустили, туда, куда положено. Вскоре, после начала полёта, у меня заложило уши, в катере росло давление, неудивительно, я должен был адаптироваться, там, на глубине двухсот километров на базе естественное давление, наверное, никак не меньше десяти атмосфер. А на таких объектах давление не понижают искусственно, на случай разгерметизации в бою или при теракте. Ведь если человека резко поместить из давления в одну атмосферу в десять атмосфер, то он, скорее всего, погибнет. А к давлению десять атмосфер люди быстро привыкают, это не такое уж и большое давление.
        Наконец полёт закончился, катер после очередной серии перегрузок остановился. Дверь открылась, и уши заложило ещё сильнее, я, с трудом шатаясь, вышел. Здесь нас ждали три человека в обычной одежде, даже не в форме. Я осмотрел их, высокие стройные люди, без излишней физической подготовки, явно учёные, но уж точно не военные.
        -Доктор Жински, вы свободны, дальше мы продолжим путь с Антоном, и объясним ему, зачем и почему он сюда попал.
        Доктор развернулся, вздохнул, сел в катер и улетел. Мы вышли из ангара и прошли в коридор, нас тщательно просканировали, и у меня взяли пробу ДНК.
        -Позвольте мне пожать вашу руку.
        -Да? Спасибо, а за что?
        -Вы, наверное, задаётесь вопросом, почему и как вы попали на Белый лебедь?
        -Если честно, то такой вопрос меня не особо беспокоил, потому что я особист, сотрудник отдела КА в чине майора, и для меня инспектировать секретные объекты, это на самом деле такая самая обычная работа.
        -Вы считаете, что попали к нам в должности сотрудника отдела КА?
        -Да, а кто же ещё?
        -Ну, вы не совсем сотрудник отдела КА, вы будете выполнять смешанные функции, дело в том, что к нам попало несколько ваших молекул. Точнее, к нам попало много ваших молекул и веществ, но лишь некоторые из них нас заинтересовали. А именно ваши супер сегнетоэлектрики в основе которых эксимеры аргона висмута и ртути, а также крио стойкие индий титано водные композитные сплавы, способные выдерживать температуру до плюс ноль целых, одиннадцать сотых кельвина. Мы посчитали что...
        -Но данный композит стабилен лишь при сверхнизких температурах, и имеет низкую температуру фазового перехода, если мне память не изменяет, что-то около плюс двадцати градусов по кельвину. Не собираетесь же вы постоянно охлаждать поверхность брони корабля до столь низких температур.
        -Постоянно и не требуется, при девятнадцати градусах кельвина ваше вещество имеет структуру геля, и его легко намазать на броню. Мы предполагаем намазывать ваше вещество на корабли в начале боя, да и то не всегда и не везде.
        -Да, но просто гель не обеспечит защиты, ведь криогенные бомбы попав в цель, пробивают верхний слой обшивки, и едва ли моя жижа сможет отбить такую атаку.
        -Это не важно Антон, конструкторские нюансы, как сделать так чтобы... Вас и не должны волновать. Но я решил включить вас в междурасовую группу по теории вещества. Я знаю, что вы не профессиональный учёный, и у вас нет образования. Но вы могли бы быть наблюдателем консультантом. И заодно, так вы сможете исполнять свои обязанности особиста.
        -Да?
        -Поверьте мне, у вас настоящий дар к химии сверхнизких температур. Учитывая то, что вы смогли всё это сделать на обычном конструкторе, без специальных знаний. Жаль, что вы не стали учёным, у вас талант.
        -В университете учителя говорили иначе. Нет, я не был бездарем, но способности мои были весьма средними.
        -Возможно... Не знаю, но мы дадим вам шанс здесь, и вы сможете реализовать любые свои идеи, у нас хорошие конструкторы, расширенные и дополненные, такого не было у вас на корабле.
        -На корабле у меня было много свободного времени, я иногда часами сидел за конструктором, конструируя всего одну искусственную молекулу.
        -Мы постараемся дать вам больше времени для вашего хобби. Но ваши работы по крио устойчивым материалам поразили многих из нас. Ваша теория о криогенной эластичности эксимеров.
        -Позвольте...
        -Ну, вы не написали её на бумаге словами, вы создали молекулу, изменили допущения, и у вас получился эластичный эксимер. Эта молекула имеет большое применение к мета устойчивым криогенным пластмассам, потому что она остаётся эластичной до температур уровня плюс одна целая три десятых кельвина. Если изготовить из таких молекул прокладки, то мы могли бы снизить поражающий эффект крио оружия противника.
        -Вы работаете здесь с рейнами и церидами?
        -Да, и, увы, согласно нашему договору, все знания о ваших чудо веществах будут принадлежать, и принадлежат всем трём союзным цивилизациям.
        -Быть может, тогда имеет смысл мне работать отдельно?
        -Они уже получили информацию о вашем существовании. У нас есть договор, вам придётся работать с ними. И потом, мы все в одной упряжке, мы ведь коллективно сливаем войну. А между прочим, если бы не ракетные крейсера церидов, едва ли бы мы могли ощущать себя здесь в какой-то относительной безопасности.
        -Я вот только не пойму, как вы работаете вместе? Цериды боровая форма жизни, дышат дибораном, который убьёт человека с одного вдоха. Рейны вообще имеют в своей основе пяти валентный азот и живут под давлением от восьми гига Паскалей и выше, а меньшее давление их мгновенно убьёт, потому что азот не сохранит валентность.
        -Всё довольно просто, у нас здесь роботы аватары, весь центр поделён на четыре части, все учёные живут в своих биологических зонах, а в центре находятся лаборатории, в которых мы все вместе работаем. Так как мы все управляем роботами аватарами, которые движутся в атмосфере из чистого азота, к которой не приспособлена ни одна из форм жизни, то получается, что мы можем работать рука об руку с иными цивилизациями, не приспособленными к данным условиям вовсе.
        -И насколько эффективны эти роботы аватары?
        -А вот мы и пришли.
        Я осмотрел комнату, здесь было несколько костюмов, подвешенных на верёвочках, часть из них была занята и двигалась. Комната была сравнительно тусклая и небольшая, не скажешь, что элитный центр.
        -Можете залезть в один из костюмов, выбирайте любой. И увидите, как и где мы работаем.
        -Но ведь должна быть какая-то личностная идентификация.
        -Безусловно, мы уже создали для вас робота аватара. Он выглядит точно как вы, и когда вы залезете в костюм, компьютер соединит вас с именно вашим роботом аватаром.
        -А как вы подгоняете костюмы по размеру, ведь у вас здесь много людей разного роста и габаритов.
        -Костюм эластичен и способен изменять свой размер в широком диапазоне, так что все костюмы одинаковы и подходят людям любых размеров.
        -Понятно.
        Я залез в костюм, нажал на кнопку, и костюм очень быстро закрылся, мне на глаза и на руки налезли какие-то фиксаторы, и глазные фиксаторы практически полностью совместились с моими глазами. И я вдруг очутился в другом месте, я сидел в комнате, здесь сидели сопровождающие меня люди. Мы встали и пошли.
        -Ну, смелей, за мной.
        -Эффект присутствия очень сильный, такое ощущение, как будто действительно сам идёшь. Я вот только не пойму, всё же, зачем весь этот маскарад с костюмами, если можно всё было сделать через сон и энцефалограмму головного мозга, как это обычно делают с рабочими роботами.
        -Все данные, передаваемые с вашего аватара шифруются открытым кодом, он должен быть легко читаемым, это условие наших союзников, их коды тоже открытые. Инженеры решили, что энцефаллограмма это не явно и её данные можно зашифровать. К тому же, через устройства считывания энцефаллограммы можно в принципе читать мысли, а это ни нам, ни им не нужно. В общем, мы решили сделать так, идёмте за мной.
        Я прошёл за профессором в большую круглую комнату, здесь трудилось несколько учёных, они таскали взад вперёд колбочки, и что-то морозили в холодильнике. И вот тут я впервые, почти вживую увидел их, цериды, жуткие существа с огромной головой и тремя парами конечностей, шипастый хвост с острым лезвием на конце, они выглядели жутко. Голова была огромной из-за того, что их нейроны слишком примитивны из-за того, что бор вещество трёх валентное, и их огромная голова и огромный мозг по мощности не превосходил земной. А вот физически цериды были много лучше развиты, чем люди. Энергии в боровых соединениях больше, поэтому они сильнее и быстрее нас.
        -Приветствую вас землянин Антон, позвольте мне пожать вашу конечность, - поприветствовал меня церид, и я протянул ему руку и пожал одну из его верхних конечностей. - Вы удивлены?
        -Да, в прошлом я не видел таких как вы.
        -Но вы же смотрели телевизор, фильмы, записи программ на компьютерах.
        -Смотрел, но тут, очень реально.
        -Я на самом деле такой.
        Тут что-то ткнуло меня в ногу, я нагнулся и увидел многоножку, небольшое насекомое длинной пол метра, стоящее передними лапками воздухе и небольшая головка, размер мозга как у кошки.
        -А это рейн?
        -Да большеголовый, я рейн, и как видишь, куда меньше тебя.
        -Я думал вы сделаете размеры, ну... В смысле, робота аватара можно было бы сделать крупнее...
        -Тогда изменится динамика движений, и это будет непривычно, а так я могу залезть куда угодно.
        -Ясно. Как же всё-таки сильно мы с вами различаемся.
        -Разные расы, разная биология, принципиально разная биология, мы рейны вообще в отличие от вас живородящие насекомые.
        -А язык? Вы выучили наш язык?
        -Нет, конечно, в аватарах стоят программы автоматического перевода, поэтому ты слышишь все наши ответы по-русски, а мы слышим твой ответы на нашем родном языке. Всё это упрощает взаимоотношения, не правда ли?
        -Хорошо, ну расскажите, что вы делаете здесь?
        -Криогенную защиту, конечно, мы только криогенной защитой и занимаемся, разными её типами конечно. В первую очередь крио устойчивые материалы. Такие, чтобы корабли не рассыпались при попадании в них криогенных снарядов. А то ваши корабли люди, вообще превращаются в пыль, остуди их до одного градуса и ниже. А вот наши держатся, становятся хрупкими, покрываются трещинами, но держатся.
        -Вы поделились с нами технологиями в области криогенного материаловедения?
        -Поделились.
        -Ну, расскажите что-нибудь.
        -Короче здесь мы исследуем новые прокладки из супер керамик, эти вещества не переходят в криогенную идеальную проводимость, и благодаря этому резко замедляют распространение холода в зоне поражения. Вы в курсе, как действует криогенное оружие вообще?
        -Ну да, криогенная бомба превращает зону поражения в идеальный проводник, это резко увеличивает теплопроводность, стимулирует дальнейшее охлаждение, и превращение всего в идеальный проводник. В общем, если замедлить распространение холода, то можно сократить зону поражения.
        -Кривое объяснение, но типа того, у вас какое образование майор?
        -Я вообще особист, отдел КА. А здесь очутился, потому что совершенно случайно, развлекаясь на конструкторе, изобрёл пару новых молекул.
        -Мы в курсе, ведь, мы ваши будущие напарники, но я думаю, вы приступите к исполнению своих обязанностей завтра, а сегодня, просто побродите по исследовательскому центру, он невелик размерами, но тут занимаются по настоящему интересными вещами.
        -Я верю...
        -А сейчас если позволите, мы продолжим заниматься своими криогенными шалостями.
        Мой сопровождающий взял меня за руку, и сделал знак идти за ним. Мы прошли в соседнюю комнату, здесь также в центре стоял огромный прозрачный холодильник, внутри плавал криогенный туман, и что-то происходило. Но в этот раз учёные не стали отвлекаться на меня и объяснять мне, что они делают. Мы прошли ещё несколько комнат, они были сильно похожи друг на друга, всегда в центре имелся супер холодильник, и там что-то происходило. Мы обошли всё по кругу, мне показали рядовые лаборатории, баночки, склянки и компьютеры.
        -Как я заметил, все ваши лабораторные команды вообще всегда смешанные.
        -Да, таковы условия договора, два землянина, два рейна и два церида, всегда и везде. Центр хоть и тайный, но общий, и все знания, полученные здесь, принадлежат всем расам всегда и в равной полной мере.
        -Но тогда вы могли бы не сливать им мои знания. А сохранить их для человечества.
        -Мы не могли так поступить, дело в том, что это именно мы земляне, являлись инициаторами создания этого объединённого научного центра. И нам пришлось пойти на уступки, и доказать рейнам и церидам взаимную пользу от создания такого центра, а для этого пришлось поделиться знаниями. Особенно это касается церидов, они не очень верят в пользу обмена знаниями с нами, поскольку их флот сравнительно успешно противостоит врагу, но им пришлось...
        -Почему?
        -Их ракеты очень дорогие на самом деле, и хотя официальная пропаганда утверждает, что цериды ведут войну эффективно и успешно, всё не так. У силлитов слишком много истребителей, и они превосходят церидов численно. И походу каждый истребитель силлитов куда дешевле, чем ракета церидов, ему предназначенная. В итоге, цериды могут позволить себе побеждать лишь в ключевых битвах и ключевых системах. До нас доходили неподтверждённые слухи о тяжёлых поражениях церидов, о которых те из-за своей гордости молчат.
        -Как?
        -Всё просто, у них не хватило ракет. У них было меньше ракетных крейсеров, чем маток врага, и огромная масса перехватчиков силлитов прорывалась сквозь ракетный фронт и бомбила миры церидов. Поэтому, дела на фронте идут хуже, чем вы думаете майор. Всё очень плохо, мы проигрываем. Нам кровь из носа нужна криогенная защита, материал, который бы выдержал одну десятую кельвина и не превратился бы в идеальный проводник, сохраняя прочность. Есть сведения, тайные, что у силлитов есть и тяжёлый флот, просто они не задействовали его ещё в бою, потому что в этом не было потребности. Пойдёмте, я расскажу вам и покажу видео.
        Мы вышли в комнату для хранения аватаров, я сел в кресло и отключился, спустя секунду уже отказался в комнате с костюмами.
        -Кстати профессор, а как вас зовут, вы мне так и не сказали.
        -Моё имя засекречено, и чужие не должны его знать, таковы условия моего труда здесь, но зовите меня просто шестой. Это мой порядковый номер. Шестой профессор, я первое время буду вашим консультантом. Пройдёмте за мной в наш центр отдыха.
        Он двинулся, а я последовал за ним, спустя несколько минут, мы оказались в небольшом кинозале, мест на двадцать, профессор закрыл дверь и включил экран, а я сел на ближайшее сиденье. На заставке появилась надпись "совершенно секретно". Показалось поле боя, несколько ракетных крейсеров церидов и их корабли сопровождения, вот они вошли в систему, приблизились к планете, и тут с поверхности одной из лун стартовало несколько десятков объектов.
        -Корабли массами до ста миллионов тонн, бронированные. - Пояснил шестой.
        -Я думал, у силлитов по стратегии нет больших кораблей.
        -Как видите, есть, и если нужно они их используют.
        Вот цериды запускают рой своих ракет, тяжёлые корабли силлитов преодолевают его, уничтожая все ракеты на своём пути, почти без потерь. И неудивительно, ведь ракеты церидов лёгкие, и не рассчитаны на поражение крупных и защищённых целей, потому что они термические, тепловые осколочные. Вот флот церидов разворачивается и удирает, всё бой окончен.
        -Я думал, эскадру церидов уничтожат, - заметил я, - всё кончилось не так плохо.
        -Стоимость ракет запущенных церидами составляет треть стоимости всей эскадры, а эти ракеты погибли зря.
        -Но тогда зачем цериды запустили их?
        -Гружённые ракетами крейсера церидов не смогли бы уйти от силлитов. Судно без груза вдвое быстрее судна с грузом. Фактически это поражение, и, увы, цериды очень негативно относятся к любой информации о поражениях, и не сообщают нам о них. Мы получаем от них лишь победные доклады, но командование считает, что дела церидов много хуже чем даже наши, они высокомерны и не признают поражений. Но очевидно, силлиты считают их наибольшей угрозой и начали масштабное вторжение на их территорию. Вероятнее всего, карта церидов бита, и через пять десять лет они проиграют войну. К этому времени мы должны создать крио устойчивые материалы и успеть перевооружить флот, потому что потом силлиты всерьёз возьмутся за нас.
        -А сейчас?
        -Сейчас силлиты наносят по нам отдельные удары, и даже эти удары мы выдержать не можем. Что я вам рассказываю, их флот облепляет наш со всех сторон, их миллионы и миллиарды в каждом бою, а от криогенного оружия нет защиты.
        -Я не знаю, я не далёкий стратег, но даже мне в голову приходит способ противодействия их ордам, это такая же орда.
        -Мы строим авианосцы сейчас, и у нас разрабатываются ракетные крейсера, аналогичные крейсерам цеиридов, они вступят в строй совсем скоро. Но у нас слишком медленные компьютеры.
        -Медленные компьютеры? Да у нас компьютеры на тысячи терагерц.
        -В космическом бою малых беспилотных аппаратов этого не хватает. Наши дроны медлительны, неуклюжи, и не способны принимать в бою быстрые сложные решения. Ведь на обдумывание действия в космическом, манёвренном бою малых аппаратов иногда даётся всего сотая доля секунды, а то и меньше. Наши аппараты не умеют думать так быстро. В итоге каждый дрон силлитов стоит десяти наших. Мы уже симулировали на компьютерах поединки силлитов и наших аппаратов, наши слишком медленно думают.
        -Но почему?
        -Потому что, медленно и всё, не умеют наши роботы принимать решения за сотую долю секунды, им нужна хотя бы десятая доля секунды. Даже лучшие не серийные экспериментальные образцы не дотягивают. На такое способны разве что гигантские суперкомпьютеры размером со здание.
        -У церидов есть компьютеры способные думать так быстро...
        -Есть, мы просили их поделиться информацией. Но цериды используют ядерные технологии для создания таких компьютеров. Это их основная технология, на которой стоит вся их военная наука, протоны и антипротоны. Они не поделятся ею с нами, потому что тогда у них не будет будущего. Нам нужны компьютеры, быстрые и простые как у силлитов, это единственный путь.
        -Я кажется знаю, как работают компьютеры силлитов.
        -Ну, скажите что-нибудь ценное.
        -При сверхнизких температурах и определённых давлениях многие молекулы и атомы самоорганизуются в упорядоченные структуры, я думаю это связано с эффектом идеального экранирования, самих ионов. И такие самоупорядоченные структуры можно использовать для создания вычислительных систем, а, учитывая их размеры и производительность, можно учесть, что каждое действие таких структур будет не один и ноль, а много. Тем более, можно одним действием, сменой давления в нано колбе на дискретную величину, достигать выполнения тысяч операций. Это будет как бы живой, органический ДНК компьютер, только совершеннее и быстрый, как электронный, живые компьютеры выжимают несколько сотен килогерц, а такой сможет выжать гигагерцы.
        -Господин майор, увы, вы не учёный. Если бы вы были учёным, вы бы знали, что эта теория существует очень давно, и это даже не просто теория, а целая наука, криоэлектроника. Мы разрабатывали эту тему давно и всерьёз, и мы знаем, что именно на этом принципе устроены компьютеры силлитов. Но мы так и не смогли повторить эту технологию. Мы не смогли, увы, это слишком сложно, и у нас здесь есть лаборатории, их целых две, они занимаются этой технологией, строят математические модели, экспериментируют с конкретными молекулами, давлениями и температурами. Ни у кого ничего не получилось.
        -Жаль.
        -Я анализировал ваши работы, у вас плохо получается создавать сложные системы, я советовал бы вам заняться фундаментальными веществами, я уверен, вы найдёте в них своё призвание.
        -А как же отдел КА?
        -Я не знаю, но у нас здесь нет, и не было особистов, а вся полученная нами информация снимается электронным путём. Боюсь, что теперь вы учёный. Пройдёмте, я покажу вам вашу комнату.
        Я последовал за ним, мы прошли небольшое расстояние, и оказались в коридоре, здесь, за дверью была самая обыкновенная комната, ещё рядом маленькая комнатушка, душ туалет и всё. Я придирчиво осмотрелся, и решил поворчать:
        -Как-то здесь тесно, сказать по правде, я думал, тут будет больше места, чем на космическом корабле.
        -А вы на космическом корабле.
        -В смысле, мы ведь на глубине двухсот километров под поверхностью планеты.
        -Мы внутри мощной сверхпрочной сферы, она выдержит всё что угодно, это убежище рассчитано на бомбардировку планеты мощными бомбами, мы должны уцелеть, и запасов исследовательского центра может хватить на много десятилетий, даже если всё снаружи будет уничтожено. Мы в опасном секторе галактики, а наши знания не должны пропасть. Так что свыкайтесь с мыслью, и есть лишь одна отрада.
        -Какая же?
        -Пятьдесят тысяч кредитов в месяц.
        -В смысле? - Не сразу понял я.
        -Вам платят пятьдесят тысяч кредитов в месяц за пребывание здесь. Кроме того, существует ещё система премий и наград за совершённые научные открытия. Если вы выйдете когда-нибудь не скоро отсюда, вы станете жутко богатым человеком. Когда война кончится, у вас будут миллионы кредитов на счету, вы сможете себе купить отель на райской планете и прожить там сотни лет счастливой и беспечной жизни.
        -Я не ради этого пришёл в отдел КА и во флот.
        -Приключения?
        -Да.
        -Что ж, здесь у вас будут только научные приключения. Впрочем, возможно, командование наградит вас повышением звания, учитывая то, что вы уже майор, звёздочки подполковника будут к месту. А сейчас, позвольте откланяться, всё что должен, я вам уже показал, а к работе вы сможете приступить завтра с утра, и не опаздывайте, вы должны быть на рабочем месте в восемь, у нас здесь существует весьма изощрённая система наказаний для лодырей.
        -И сколько вы здесь работаете?
        -Пятнадцать часов в сутки, восемь на сон, час на еду и туалет, и так каждый день, без выходных и отпусков.
        -Жесть, не может быть.
        -Может, просто наши соратники, рейны и цериды, они почти не спят, особенность мозга, поэтому для них работать пятнадцать часов в сутки, это не проблема, они привыкли, а мы не должны ударить в грязь лицом. Наше руководство очень стесняется того, что у людей столь низкая производительность труда. Всё, я ушёл, удачи, спасибо, с вами я отдохнул.
        Шестой ушёл, а я побрёл к фонтану, он журчал за углом. Здесь была квадратная комната, четыре лавочки, фонтан по центру, над фонтаном стеклянный потолок, с другой стороны потолка растения и солнечный свет, но это конечно голограмма. Что ж, блестяще, я попал в жуткую тюрьму, где можно только работать, это меня не радовало, тем более, настоящим учёным я никогда не был. А что касается денег, пятьдесят тысяч кредитов в месяц, страшно много да, и да, если я выживу в этой войне, потом, когда уйду на пенсию стану страшно богатым, куплю себе отель на райской планете у тёплого моря, заведу красавицу жену, шесть детишек и три любовницы. Только зачем мне красавица жена, когда у меня ещё совсем недавно была самая красивая женщина в мире Елена, амазонка, и настоящая мечта каждого. А всё моё глупое хобби. И не важно, сколь важным и секретным было это заведение, но я не хотел так жить, ужасно не хотел. А выбора не было, хотя, быть может, втянусь, особенно если работа будет интересная.
        Глава 17: Криогенный удар.
        Я сидел за компьютером и издевался над металлическим криптоном под давлением, я облучал его электромагнитными полями и поляризовывал. Я так подумал, что если газ инертный, то при сверхнизких температурах должна возникнуть эластичность, а эластичность эксимера это так важно, при сверхнизких температурах, она предотвращает разрушение, и возникновение излишней жёсткости и твёрдости, которые являются причиной квантовой хрупкости. Я прогонял сквозь него токи, вызывал магнитный резонанс и не только. Наконец, структура была готова, нано трубка из криптона, стабильная либо под давлением, либо, пока через неё пропускают ток.
        -Ну, всё готово.
        -И как это можно использовать? - Поинтересовался рейн.
        -Очень своеобразно, эти трубки можно зашить под броню, а при попадании криогенного боеприпаса, через них можно пропускать ток. И они с одной стороны создадут криогенную изоляцию, потому что в них нет идеальной проводимости, а с другой стороны, предотвратят разрушение в пыль брони. Точнее, в пыль превратится лишь часть брони, а эта ткань как-то замедлит разрушение.
        -Душевно, но у них прочность на разрыв всего сто мега паскалей, это очень мало.
        -Мало, кто бы спорил, но мы с вами господа рейны и цериды должны получить криоустойчивое вещество, и я его только что получил. Это наша основная задача, задача номер один.
        -Надо провести опыт, подавляющее большинство веществ, полученных тобой ранее, либо не имели расчётных тобой характеристик, либо их просто не существовало вовсе.
        -Конструктор плохой, кто же виноват.
        -Либо были просто бесполезны.
        -Ребят, вы же знаете, я не учёный, я просто химический художник свободного пера. Творю, сам не знаю что. Просто картины для души, и не более чем, такие своеобразные химические картины из уникальных свойств материи, и вообще, меня интересует не только криогенная область.
        Церид засунул криптон в камеру, сжал его большим давлением, и начал его обрабатывать. Они уже видели, что и как я делал на компьютере, и потому у них это не заняло длительное время. Наконец, спустя несколько минут ткань была получена.
        -Ну что?
        -Всё хорошо, прочность только на треть меньше расчётной, но пока через ткань пропускают ток, она держится даже при ультра низких температурах, и даже демонстрирует приличную эластичность. Но стоит прервать постоянный ток, и криптон распадается на обычный инертный газ. Точнее не на газ, а на квантовый порошок, не имеющий никакой структуры.
        -Это радует. И вот на этой почве у меня появилась идея.
        -Слушаю кэп.
        -Я вот думаю, а может силлиты используют процессоры из веществ стабильных только, пока через них пропускают постоянный ток? Я уже не первый раз сталкиваюсь с этим принципом. Толку от него мало на первый взгляд, потому что постоянный ток это геморрой ещё тот, да и метастабильность поперёк горла. Но в последние пару дней мы разработали десятка два веществ стабильных при постоянном токе и сверхнизкой температуре, которые при иных условиях быстро распадаются в газ или жидкость. То есть они могут структурироваться при определённом токе, и эта структуризация может быть изменена. Плюс вещества, состоящие из ионов, которые особо чувствительны к наличию тока и электромагнитного поля.
        -К слову у меня есть другая идея. Может быть, изготовление процессора происходит у силлитов непосредственно перед запуском аппарата? То есть до запуска процессор просто неупорядоченная жидкость, потом через него пропускают токи и получается три дэ принтер, тогда группа веществ открытая тобой, позволяет использовать в бою компьютеры сделанные за несколько минут до начала боя...
        -Нет, нет, не сбивай меня с мысли маленький рейн. Так вот, о чём это я? А, да, что в криогенном состоянии, многие вещества могут быть стабилизированы токами, и если вещество изначально было получено иначе, оно может сохранить свою стабильность, причина стабилизации, возникновение криогенного экранирования, и, кстати, вещество может быть превращено в твёрдую материю, и наоборот в газ.
        -Криогенный газ? Такого не бывает, даже гелий твердеет при одном градусе по кельвину.
        -Запросто, ионы с криогенным экранированием, отталкиваются друг от друга. Воля газ с криогенной сверхтекучестью.
        -А что толку от такого криогенного газа?
        -А вот это надо изучить, и конструктора, чтобы сделать это будет нам мало. В конструкторе просто нет программ, способных учесть криогенное экранирование отдельных ионов друг от друга.
        -Итого, ты предлагаешь создать сверхтекучую жидкость и сверхтекучий газ, при температуре от одного кельвина и ниже, а сверхтекучесть газа достигается идеальным экранированием ионов. Такой вопрос, всё же, каково её применение?
        -Криогенные ракетные двигатели с удельным импульсом в несколько десятков километров в секунду. И даже не просто двигатели, а двигатели двух фазные, типа разгон криогенный, без падения давления, и дальше нагрев...
        -Что толку от таких двигателей, у нас существуют много более совершенные сейчас. Ребята, давайте не будем отклоняться от темы, наша задача создать криогенный компьютер, или дешёвую криогенную броню. Ни первым, ни вторым тут не пахнет.
        -Используя сверхтекучесть нано структур можно сделать многое, и компьютер создать тоже реально, учти, что размеры процессора отдельные атомы, а скорость движения сверхтекучей жидкости огромна. Вот, молчите все, идея. Мы берём атомы, пускаем через поры пико размеров, пусть размер поры шестьсот пикометров, теперь берём сложную фтороводородную молекулу, ориентируем в потоке, и воля, молекула может течь, либо направо, либо налево, в зависимости от ориентировки, чем не двухбитный крио процессор?
        -И какая скорость у твоего крио процессора?
        -Ну, в данном случае восемьсот мегагерц. Но я думаю, это можно увеличить. Я не специалист по микропроцессорам, но...
        -Это хороший результат землянин, его необходимо передать в центр срочно. Повтори основные постулаты.
        -Что тут повторять? Всё построено на экране компьютера. Канал диаметром шестьсот пикометров, через него в состоянии идеальной текучести текут ориентированные температурой или и электромагнитным полем молекулы, они могут течь либо по каналу ориентированному влево, либо в право, а так как скорость ориентирования молекул велика и скорость течения тоже, то каждая молекула, это герц, с решением ноль или единица. Ну и данная конструкция, не оптимизирована, и может пропустить через себя миллиард молекул в секунду, то есть тысячу мегагерц, плюс минус. Вот такой криогенный механический процессор. Кстати, я вот думаю, как бы сюда впихнуть текущие электроны, то есть электрический ток...
        -Ток сюда не стоит впихивать, там супер сегнетоэлектрики с идеальными проводниками вперемешку, всё сгорит нафиг.
        -Всё, готово, отчёт направлен, приступаем к конструированию.
        -Надо доработать криогенно устойчивый материал, это важно, я думаю...
        -В соседней лаборатории, кстати, вчера освоили сернистые фосфаты под нормальным давлением, разбавленные гелием для эластичности, материал держит четыре десятых кельвина, сохраняя упругость титана. Так что... Нам бы до них дотянуться, и всё это они сделали без каких-либо постоянных токов. Предлагаю сосредоточиться на процессоре.
        -У них четыре десятых, а у нас почти ноль, пять сотых держит, а силлитовские бомбы глушат почти абсолютным нулём, четыре десятки от них не спасут.
        -Предлагаю сделать перекур, я устал и не выспался.
        -Какие же вы люди слабые существа, слабые, слабые, я не пойму, как вы вообще стали космической расой. Треть жизни лежать с закрытыми глазами и ничего не делать, ещё два часа в сутки на поесть, сходить в туалет, и лишь половину суток вы можете работать, и то с перекурами.
        -Рейны... У вас биология роботов, вам нас не понять.
        -Не знаю, я могу работать месяц, ничего при этом не есть и не пить, ни отдыхать, а с вами я каждые пятнадцать часов прерываюсь на столько. Работаем, без перекуров, задолбал землянин. Садись за компьютер, и давай генерируй новую идею.
        У меня уже и так немного всё плыло перед глазами, в последние месяцы я работал без роздыха день за днём, я устал, и начал физически сдавать, это было настоящее испытание моей воли, и деваться было некуда, я на секунду закрыл глаза, успокоился, глубоко вздохнул и сел за компьютер.
        -Давай человек, у тебя хорошо получается...
        Вдруг в центре прогремел сигнал красной тревоги, все сразу побросали свою работу, и мы включили информационный экран, там началась трансляция.
        "-Около двух часов назад зонды внешней разведки засекли приближение к системе около сорока гигантских кораблей маток силлитов. Учитывая размеры кораблей, можно предположить, что каждый из них является носителем не менее чем десяти миллиардов лёгких беспилотных дронов стандартной модификации. Только что генеральный штаб объявил эвакуацию. Сам штаб в течение последних двух часов покинул систему Олви на трёх лёгких крейсерах. Так же была проведена эвакуация всех дипломатических ведомств и крупных политиков. Военные силы планеты Олви готовятся к бою, цериды приводят в состояние полной боеготовности свои ракетные крейсера. Гражданскому населению рекомендовано...".
        Нас собрали в одном из залов жилого корпуса, на середину зала вышел профессор первый, остановился и объявил.
        -Верховное командование пришло к выводу, что эвакуировать Белый лебедь не имеет смысла. База находится глубоко в коре планеты и надёжно защищена от криогенных атак, способна автономно работать в течение долгих лет изоляции. Для передачи сигнала и связи за пределами базы мы будем использовать нейтринные передатчики, которые свяжутся с удалённым спутниками связи, которые висят внутри звёздной системе в открытом космосе. Эти спутники, используя сверхсветовую связь, передадут сигналы в метрополию. Таким образом, мы с вами продолжим свою работу здесь даже после того, как планета погибнет в следствие криогенного удара врага. Но на время военной операции мы объявляем выходные, вы сможете по всем каналам наблюдать, как примет бой наш флот. А сейчас разойтись.
        У меня не было друзей среди сотрудников Белого лебедя, хотя почему белого? Что в нём белого? Символ, глупый символ непонятно чего, я бы сказал, что он не белый, а такой нудно скучно серый, и не лебедь, а так, скучная корова. Может не корова, а свинья, но уж точно не лебедь. Да, база серая свинья. Так её и следовало бы назвать. Может быть, для остального мира мы и были олицетворением прорывных технологий в области криогенной физики, но сами для себя мы таким олицетворением не были. Я добрался до своей комнаты, лёг на кровать, закрыл глаза на секундочку, и сразу же уснул.
        Пришёл в себя я от того, что меня настойчиво будил будильник, я открыл глаза и нажал на кнопку. Искусственный интеллект сообщил мне:
        -Вы уснули.
        -Ясно.
        -Я разбудил вас, чтобы вы не пропустили штурм планеты, включить экран?
        -Включай.
        Я увидел бой глазами какого-то разведывательного зонда шпиона. Вот впереди огромное облако кораблей врага, их многие миллиарды. Если на каждой из сорока маток было в среднем миллиардов по десять дронов, сколько их считайте сами. Их было просто очень много, огромное облако мелких кораблей, каждый из которых был вооружён мелкими, но опасными криогенными бомбами.
        Вот навстречу им вылетело облако по меньше, это ракеты крейсеров церидов, они приняли бой, внутри облака появились редкие взрывы, и всё кончилось, слишком велико было это облако. Зонд показал, что ракетные крейсера церидов улетают, они выпустили свои ракеты, сбили сколько-то десятков миллионов дронов врага, и больше не будут участвовать в бою. Вот наши корабли открыли огонь, из их недр вылетели навстречу врагу десятки тысяч осколочных ракет, они менее эффективны, чем оружие церидов, но это тоже способ остановить волну, всё бесполезно. И вот, наконец, это огромное космическое облако дронов приблизилось к нашим кораблям, им запретили отступать, потому что позади обитаемая планета. Но будь у командования мозги, оно бы спасло корабли, эта жертва напрасна. Дроны облепили наши корабли и орбитальные крепости и как обычно начали их жестоко морозить. Броня кораблей не приспособленная к сверхнизким температурам, стала трескаться и рассыпаться в пыль. Вот миллиарды дронов вошли в атмосферу планеты Олви, и сверху вниз к планете устремились их криогенные бомбы. Я увидел, как происходят криогенные взрывы.
Огромные шары льда вдруг появлялись из ниоткуда, замораживая всё вокруг. На самом деле, не из неоткуда, это, конечно, просто замерзала атмосфера, превращаясь в гигантские снежинки из хрупкого льда. И воздух мощной ударной волной, прямо как при ядерном взрыве устремлялся прямо в зоны заморозки, разрушая всё вокруг. Я увидел, как рухнули цветные небоскрёбы столицы Олви, как небо перестало быть синим, и стало мёртвенно чёрным из-за того, что вся атмосфера планеты замёрзла, превратившись в снег и лёд. По поверхности планеты пошли гигантские концентрические круги льда, это промерзала почва, всё происходило очень быстро. Литосфера покрылась гигантскими трещинами, промерзая в глубь, начала промерзать магма.
        Пол под моими ногами завибрировал, к счастью, кровать была надёжно прикреплена к нему, и не двигалась, вибрации нарастали, ледяной фронт дошёл до периметра Белого лебедя.
        -Не беспокойтесь, - сообщил компьютер, - всё под контролем, криогенная защита функционирует, энергии хватит надолго. Холод сюда не дойдёт, периметр выдержит.
        Вибрации нарастали, я знал почему, сейчас вся литосфера сжалась из-за переохлаждения, её объём уменьшился, и она проседала, а скоро, а может, это уже произошло. Холод доберётся до магмы, и она тоже будет замерзать, и сжиматься, и всё это будет сопровождаться дикими землетрясениями по всей поверхности планеты. Сейчас материки и литосфера превращаются в пыль, это дикие последствия. В этом плане, даже термоядерные бомбардировки не наносят такой страшный урон. Охладить проще, чем нагреть. Нагрев снижает теплопроводность и предотвращает дальнейший нагрев, охлаждение наоборот снижает сопротивление и увеличивает теплопроводность, стимулирует дальнейшее распространение холода. Это и происходит, планета сейчас промерзает. Вся не промёрзнет, конечно, но километров на пятьсот в глубь, это обычно.
        Вибрации не прекращались, я лежал у себя на койке и думал, что сейчас творится там, где приборы не закреплены, во что превращаются наши склянки, тупо разложенные на столе. Я знал, землетрясения будут продолжаться ещё долго, не часы и не дни, а ещё месяцы, пока планета промёрзнет, потом пока она будет отогреваться. Я не сомневался, Белый лебедь, защищённый мощной бронёй и имеющий бездонный источник энергии, всё это выдержит, но как нам работать в таких условиях? Ведь землетрясениям теперь не будет конца. Они разве что ослабнут, но... И кто нас вытащит из этого пекла потом? А если война не кончится, ведь мы проигрываем, мы что так и останемся здесь навсегда? Да и что теперь? Я вот не думаю об этом, а ведь там, на поверхности превратились в ледяную пыль миллиарды людей, всё население Олви, кроме тех, кого спасли. И что с Леной, увезли ли её, или оставили встречать свою смерть? Она сотрудник отдела КА, но в таких ситуациях важнее блат, а не реальная полезность человека и его звания. Ведь там многие генералы и старшие офицеры занимались тем, что спасали свои задницы из пекла и задницы своих жён и
детей, своих близких. Мест на космических кораблях не так много, а каждый высокопоставленный военный офицер хочет спасти как можно больше своих близких, потому что все кто останутся, умрут, это и так понятно, спаслась ли Лена в этом аду? Или она превратилась в криогенную пыль? Самое страшное то, что я много лет не смогу об этом узнать. Потому что связи нет, и не будет, а наш нейтринный передатчик работает лишь на передачу, но не на приём. Мы вообще попали в забавную историю, мы будем жить тут, работать в этом плену, но никогда не узнаем, как идёт война там снаружи? Слышит ли кто-то нас или нет. Победили мы или проиграли, закончилась война или продолжается. Потому что нас не спасут до окончания войны, и нас спасут только в случае победы, а мы проигрываем. И мы на самом деле никому не нужны, а то, что мы работаем, это даже плюс.
        Я лежал на кровати долго, так и не решился выйти, вибрации всё ещё не прекращались, и продолжали быть очень сильными, в дверь позвонили, я велел компьютеру открыть. В дверях стоял первый, он ввалился в комнату и упал на мою кровать, я увидел, что его нос разбит, вероятно, он где-то неудачно упал. Я закрыл голосом дверь, он остался лежать на моей кровати.
        -Дайте, хоть немного поговорю с вами. А то так устал, пока шёл сюда, да вот ещё и нос разбил.
        -Я вижу.
        Глава 18: Глава базы Белый лебедь.
        -Я вот о чём хотел с вами поговорить.
        -Да я слушаю.
        -Когда всё это началось, нас сразу опечатали, а наше руководство куда-то пропало, ну куда понятно, они все стали заботиться о том, чтобы им хватило места на эвакуационном корабле, тем более, что таких эвакуационных кораблей было немного. В смысле много, но население планеты десятки миллиардов людей, а места на кораблях дай бог, если хватило на миллион человек. И попасть на них, и запихнуть на спасательный корабль своих близких, ох как не просто...
        -Я понимаю.
        -Так вот, после того как произошёл этот ледяной Армагеддон, и мы остались без связи, и непонятно наше будущее...
        -Я прекрасно понимаю наше будущее, мы проживём здесь на Белом лебеде без связи и надежды ближайшие десятки лет, как в тюрьме, и если кто-то надеется, что в конце ему заплатят по тарифу пятьдесят тысяч кредитов за каждый месяц, проведённый здесь, то надежды себя не оправдают.
        -Я рад, что вы это понимаете Антон. И вот что я хочу сказать, это понимаете не только вы, но и каждый учёный на этой несчастной базе затёртой во льдах. Увы, это так, мы похоронены заживо, и сверху над нами двести, а то и триста километров ледяной пыли. И власти и правителя у нас нет.
        -Вы главный профессор.
        -Нет, по уставу, в такой ситуации главный военный офицер старшего звания, а у нас лишь один военный офицер, это вы Антон. Вы майор отдела КА, то, что нам надо, другого руководства нет, вы должны принять руководство на себя, хотя бы управление человеческим блоком. Что будут делать ксеносы, меня не интересует.
        -А зря, если они сломают что-то жизненно важное, в следствие массового психоза, отгребём пополной. Если пострадает система жизнеобеспечения, Белый лебедь превратится в огромный серый гроб на десять тысяч учёных землян и инопланетян.
        -Их блоки жизни для нас не доступны, но нас с ними разделяют мощные опорные стены, толщиной до тридцати сантиметров монокристаллов, сломать их не просто. А системы жизнеобеспечения у нас раздельные, и наши находятся здесь, потому что всё равно у них другая атмосфера и химия.
        -В их помещениях для жизни, инструментов, чтобы пробить такие стены нет, это правда. Но центральный регион базы, лабораторные помещения, там есть все необходимые ингредиенты для создания криогенного вооружения, которому вполне по силам разрушить всю базу. Да что уж говорить, там можно создать и не только криогенное оружие, если приложить мозги, там можно сделать всё вплоть до высоко мощных химических бомб на сто килотонн тротила. Если начнётся массовый психоз, и они решат что-то сломать, в лабораториях им вполне по силам создать криогенное и не только криогенное оружие, которое подведёт под монастырь весь Белый лебедь.
        -Что вы предполагаете?
        -Во-первых, надо поговорить с их руководством, связаться с ними и срочно, надо решить, кто будет главным, вы можете сделать это отсюда?
        -Нет, прямой связи между модулями базы нет, по соображениям секретности, я думаю, единственный способ поговорить с ними, это залезть в аватара, и дождаться, пока кто-то из них не залезет в аватара также.
        -У меня такой вопрос, аватары, мы, правда, никогда не дрались с ксеносами пока, но насколько они прочные? Я имею ввиду, аватары, они все одинаковой мощности, или. .
        -Я боюсь, что мощность аватаров прямо пропорциональна реальной физической силе людей и церидов с рейнами.
        -То есть цериды, получили аватаров, которые сильнее людей раз в десять? Ведь в реальной жизни, они намного сильнее нас.
        -Получается что так. Да и у рейнов физической силы не занимать, впрочем, я думаю, силы у них больше, а вот прочность аватаров одинаковая, я не думаю, что их изготавливали из разных материалов. То есть я не думаю, что рейны смогут прокусить своими жвалами корпус человеческого аватара. Физически же человек не слабее рейна, и проблема будет только с церидами. Они обладают исключительной реакцией и физической силой.
        -Блеск.
        -Что делать? Если они сойдут с ума, мы ничего не сможем с ними сделать. Цериды нас порвут.
        -Я думаю, надо пойти и срочно, пока сами ксеносы не очухались, изготовить для наших аватаров хотя бы огнестрельное оружие. Тогда мы сможем организовать круглосуточное дежурство, и не подпустить ксеносов к лабораториям до тех пор, пока не будем уверены в их адекватности.
        -Тогда Антон, давайте действовать, кстати, меня зовут Александр, называйте меня по имени, теперь к чёрту секретность.
        -У вас есть система глобального оповещения станции, хотя бы на наш жилой модуль?
        -Она была, но управлялась извне, станция вообще всегда управлялась извне. Теперь единственный способ оповестить всех, это оббежать все комнаты.
        -Я понял, тогда приступаем профессор, вы направо, я налево.
        -Эта ужасная тряска.
        -Она будет мешать, но мы справимся, вперёд профессор, надо срочно набрать группу человек сорок пятьдесят.
        Я покинул свою комнату, и пошёл налево, а профессор направо, я постучался в ближайшую комнату, мне не открыли, я постучался в следующую, дверь открыл какой-то человек хилого телосложения, впрочем, для меня, теперь все учёные были хилого телосложения.
        -Встречаемся в центральном зале через пятнадцать минут, срочно.
        -А что случилось?
        -Серьёзное ЧП, будь там, понятно?
        -Я постараюсь.
        -И не стой, беги по отсекам, предупреждай остальных.
        Очередной раз сильно тряхнуло, я не удержался на ногах, перекатился, и оказался у соседней двери, постучал, открыла какая-то девушка.
        -Встречаемся в центральном зале через пятнадцать минут, иди и передай всем.
        -Я не пойду.
        -Я сказал, иди, я майор отдела КА, подведу тебя под военный трибунал, это военный приказ в военное время.
        Я продолжил обход жилого модуля, стучась в каждую дверь, но открывали не все, и не всегда люди слушались, и помогали мне.
        Здесь в центральном зале собралась куча народу, человек триста не меньше, люди толпились, и стояли в коридорах, держась друг за друга, потому что тряска продолжалась. Я встал на фонтан, держась одной рукой за трубку фонтана, а другой за решётку потолка, стоять было неудобно, но это был единственный способ не упасть при таких вибрациях. Наверно, кто-то другой так не устоял бы, но тренировки с Леной не прошли для меня даром.
        -Внимание, я майор отдела КА, по закону военного времени беру власть на себя.
        -Вы не имеете права.
        -Да пошёл ты...
        -Я первый, профессор, руководитель центра, вы знаете меня, я всегда был старшим у вас, - выступил Александр. - Слушайте, он действительно сотрудник отдела КА, и по закону он теперь главный, соблюдайте устав.
        -Да какой к чёрту устав, мы на дне мира в ледяном плену, и мы проведём здесь...
        -Слушайте меня внимательно и не перебивайте, от этого зависит ваша жизнь. Если вы хотите жить, сейчас мы все с вами должны пойти в комнаты управления аватарами. Попасть в лаборатории, сделать там оружие, и взять лабораторию под свой контроль до того, как это сделают цериды или рейны, это единственный путь и шанс. Если мы не сделаем этого здесь и сейчас, мы все с вами погибнем, это надо сделать срочно, прямо сейчас, до того как это сделают ксеносы, это ясно? Все бегом за мной, кто не пойдёт, того я сам потом убью.
        Со всех сторон в мой адрес послышался недовольный ропот, но я спрыгнул с фонтана, и, расталкивая людей на своём пути, быстро побежал к модулю управления аватарами, примерно половина присутствующих здесь последовала за мной.
        Я добежал до ближайшего костюма, буквально прыгнул в него, застегнул замочки, и очутился в зоне лаборатории. Быстро встал и пошёл вперёд к центральному блоку, за мной спешило несколько человек, остальные догоняли. Мы подошли к центральному блоку, здесь уже толпилось штук двадцать церидов и трое рейнов.
        -Эй, вы что делаете?
        -Человек, не мешай. - Отозвался один из церидов.
        -Я спросил, что вы делаете?
        -Выполняем приказ.
        -Какой?
        -Мы стёрли из баз данных всю информацию и программы, и теперь должны собрать бомбу, и уничтожить Белый лебедь. Чтобы вы не попали в плен к врагу.
        -Вы охренели.
        Я сделал шаг вперёд, но один из церидов вырос у меня на пути. Огромная чёрная шести рукая ящерица с острым как бритва хвостом и мощными челюстями, впрочем, толку от хвоста и челюстей не много, потому что это просто муляж имитация. А тем временем сзади ко мне подходили десятки других людей.
        -Кто отдал вам такой приказ?
        -Наше командование, вы люди малодушны, и не сможете исполнить свой долг, мы должны погибнуть с честью.
        -Враг не найдёт нас, мы замаскированы, база секретна, и мы на глубине двухсот километров, а здесь собраны лучшие учёные людей, если мы погибнем, мы проиграем войну, мы же создали материалы...
        -Поверь, человек, мы цериды исполнили свой долг перед вами, здесь лучшие из наших учёных, я сам учёный, но мы не только учёные, но и военные, мы не должны попасть в плен к врагу из-за вашего малодушия.
        -Враг не знает о нас.
        -Слушай, человек, - подал голос рейн. - Нам тоже было приказано в такой ситуации покончить жизнь самоубийством, сейчас мы стёрли все данные из компьютеров, и я пойду в жилой модуль, и мы все покончим жизнь самоубийством, часть учёных уже выполнила свой долг перед королевой.
        -Перед королевой?
        -Мы все трутни улья, королева прислала нас сюда, чтобы служить вам людям и церидам, исполнить свой долг перед союзом, наш долг теперь умереть, но о вас и церидах слова в приказе не было, вы можете жить, если пожелаете, если решите свои проблемы и споры. Я удаляюсь, мы не будем участвовать в вашем конфликте, просто знайте, рейны исполнили приказ, там, в нашем модуле нет никого живого. Мы не поможем ни вам, ни церидам.
        Таракан развернулся и уполз, двое, сопровождавших его, поползли следом.
        -Что ж, человек, вы слабее нас намного, вам не справиться, если окажете сопротивление, мы поломаем ваши аватары, нам это вполне по силам. Позвольте нам исполнить долг, пятнадцать минут и супербомба будет готова, вы все умрёте мгновенно, никто не будет мучаться.
        -Ребята, их всего тридцать, нас здесь человек сто не меньше, и это не настоящий бой, никто из вас не погибнет, даже если уничтожат вашего аватара. Поймите простую вещь, если дать церидам сделать эту бомбу, мы все умрём, Белый лебедь будет разрушен, и все наши знания канут в пустоту. За Землю...
        Я не стал продолжать свою насыщенную речь, пафоса у меня было заготовлено много, но сказать по правде, у меня не было приказа покончить жизнь самоубийством, и я просто хотел жить, и понимал, что цериды фанатики, помешанные на войне и чести. Если позволить им взорвать бомбу, я погибну, а я хочу жить, и все блестящие учёные, собравшиеся здесь, тоже хотят жить, и только это для меня сейчас было важно. Уроки с Леной не прошли даром, а мой аватар был собран по скану, с учётом реальной силы моего тела, иными словами, мой аватар был покрыт моими настоящими мускулами, я был намного сильнее любого простого человека. Я был сильнее Сани, а он был мастером спорта по карате. Я был на пике своих способностей, я тренировался... Люди последовали за мной...
        Я прыгнул и двинул ближайшему цериду ногами в грудь, он отлетел, я упал, и, падая, сделал подсечку, ещё двое церидов рухнули за мной. Сзади навалились люди, я крутанулся в бок, и вырвался из толпы туда, где людей не было, мне нужна была свобода манёвра. Несколько церидов направились ко мне, я мгновенно прыжком встал на ноги, и с развороту в прыжке залемонил ближайшему цериду в морду ногой. Тот отлетел назад, ломая порядки своих товарищей, второй необычайно быстро бросился ко мне, поймал меня за ногу, и, размахнувшись, кинул меня в стекло лаборатории, я разбил его, хотя оно было сверхпрочным, и упал на какие-то склянки. Цериды действительно оказались необычайно сильны физически и подвижны. В разбитое окно вслед за мной влетело сразу трое церидов.
        -Я учёный человек, но у меня военное образование, как и у всех, я умею драться. .
        Я тоже умел драться, я перекатился, схватил металлическую табуретку, и всадил ей ножкой цериду со всей силы в живот. Аватары были из пластмассы, хоть и прочной, и пластик на животе церида не выдержал. Я пробил его. Потом двинул кулаком цериду в морду, очень сильно, не знаю, где у них болевые или уязвимые точки. Церид спотыкнулся и упал, но, падая, он ткнул своим пластмассовым хвостом рефлекторно, на огромной скорости, обычно там у них природой был предусмотрен сверхпрочный шип, как у скорпиона, но здесь аватары были пластмассовыми, и шип раскололся, тем не менее, я отлетел. Двое других церридов бросились ко мне, я из положения лёжа крутанулся и ударил их по ногам, но твари не упали, а встали на четвереньки, я дёрнулся сильнее, перекатился, встал на ноги в стойку. Цериды прыгнули в атаку, я знал, ноги это сильное место, я поймал его на противоходе ногой, со всей силы. Удар и отдача были велики, этот церид весил килограммов сто пятьдесят не меньше, но и я давно не был хлюпиком. Шея церида сломалась, хрустнула, второй сбил меня с ног, и попутался укусить, я сунул ему в рот левую руку, а правой
нащупал осколок стекла и вмазал цериду в глаз, тот дёрнулся, и отпустил, я извернулся, и пнул со всей силы, отталкиваясь корпусом от пола, церида двумя ногами. Я в спортзале толкал груз пятьсот килограмм так, а церид весил максимум полторы сотни. Он отлетел и довольно быстро, я встал, трое церидов поднялись на расстоянии от меня, полу кругом. У одного из аватаров была сломана шея, но он продолжал функционировать, у второго проткнут живот, и третий неудачно приземлившись, сломал себе лапу.
        -Не плохо для трусливого человека, и всё зря. Мы сломаем твой аватар, ты же понимаешь, мы должны взорвать эту бомбу.
        Я осмотрелся, мне нужно было оружие, чтобы сломать аватар церидов, очевидно, сделать это в рукопашную будет сложно. В этой лаборатории ничего подходящего не было, я сдал назад, и оказался у двери.
        -Беги человек.
        Я дёрнулся, выпрыгнул из лаборатории, закрыл дверь, трое церидов прыгнули вслед за мной. Я нашёл то, что нужно по табличкам, "лаборатория металлов и сплавов". Вбежал в неё и нашёл то, что мне нужно, длинный металлический жгут толщиной сантиметра два, почти меч, только тупой и без ручки. Я схватил его, и, разворачиваясь на полном ходу, двинул им приближавшегося ко мне церида. Металлический жгут вошёл в корпус аватара как в масло, пробивая всё на своём пути. Лена не учила меня сражаться на палках, только рукопашный бой, а зря. Аватар церида дёрнулся, и прыгнул назад, но повреждение было велико, двое других атаковали меня с огромной скоростью, я залемонил цериду палкой в корпус, легко пробил пластмассу, и сломал металлическим жгутом опорную лапу. Потом обхватил его корпус, поднатужился и сломал противнику шею. Минус один аватар. Потом подобрал своё оружие, следующий церид атаковал меня, я с размаху залепил ему палкой, она была тяжёлой, и пластик корпуса треснул, на нём осталась глубокая трещина царапина. Я извернулся и двинул цериду по лапе, легко перебив её. Третий церид прыгнул на меня со спины, и
вцепился мне в шею, норовя сломать, я вцепился ему в лапы, не позволяя. Тварь оказалась необычно сильной, я сделал шаг назад, схватил его за лапу, и с невероятным усилием оторвал её, потом двинул локтём в корпус, потом ещё и ещё, потом перехватил другую лапу, взял её обеими руками, отпустив свою шею, и сломал. Потом извернулся, и сломал цериду вторую лапу, тот отпустил меня, я оттолкнул его, он упал. Я подобрал свой кусок металла, подошёл к цериду, и, опустив сверху вниз, пробил корпус церида, потом посмотрел на третьего, но тот с перебитыми лапами еле ползал.
        -Если бы я мог ударить тебя хвостом, в настоящем бою, ты бы человек был бы уже мёртв.
        Я повернулся к остальным церидам, и мне стало не хорошо, практически все аватары людей уже были разрушены, им по отрывали руки и головы, и они беспомощно валялись изуродованными трупами по лаборатории. Ни один из церидов, участвующих в бою не пострадал. Единственное, многие люди отступили в глубь лаборатории, и теперь цериды были разделены на малые группы, гоняясь за уцелевшими. Я понял, что так мне не победить, никаких шансов, тем более, что к церидам подходило подкрепление, решения проблемы нет, мне их не победить. Я встал, секунду помедлил, подумал, и решение пришло мне на ум, простое и гениальное, я развернулся и побежал к крайней криогенной лаборатории. Я вбежал в неё, нашёл то, что нужно, и стал собирать бомбу, тоже супер бомбу, но не на сто килотонн тротила, которая легко разрушила бы Белый лебедь, я решил взорвать бомбу по слабее, такую, чтобы разрушила лабораторию и все аватары, но не уничтожила бы всю базу Белый лебедь.
        Цериды уже закончили бой, и добили последних из людских аватаров, я продолжал делать свою, бомбу, а цериды приступили к изготовлению своей бомбы, всё-таки люди их отвлекли. Наконец я закончил, бомба была маленькой, размером с гранату, с кольцом, выдерни колечко и взорвётся. Начинка неон и алюминий в количестве десяти грамм, внешняя монокристаллическая оболочка, подрывается трёх валентным фтором и бором. Только дёрни колечко, и двести пятьдесят тонн тротила разрушат всю центральную лабораторию, и уничтожат всех аватаров, только взорвать надо желательно в центре. Такая бомба не разрушит защитные переборки Белого лебедя, но уничтожит лабораторию и аватаров, а из жилого модуля цериды не смогут нам навредить никак. Я достал бомбу из отсека, взял в руки кольцо, чтобы уж наверняка успеть, вышел из лаборатории, и пошёл по радиальному коридору навстречу церидам. Я шёл медленно, не торопясь, они обернулись ко мне, но не нападали.
        -Ну что человек, вы проиграли. Ты сражался достойно, не делай глупостей, что у тебя в руках?
        -Гарантия нашего выживания. А долго вам ещё бомбу делать?
        -Через две минуты мы все умрём.
        -Хорошо, значит, я успею.
        Я подошёл к ним почти вплотную, нас разделяла всего пара метров, церид посмотрел мне в глаза своими чувствительными тканями.
        -Что ж ребята, ничья, мы все будем жить, кроме рейнов, которые уже успели перебить друг друга, мы люди, победили.
        Я дёрнул за кольцо, сильная боль разлилась по телу, костюм на секунду сжал меня по всем направлениям, очень сильно, но конечно, не смертельно, и отпустил, изображение пропало, только в уголке появилась надпись, "связь с вашим аватаром прервана из-за технических неполадок".
        Я выбрался из костюма аватара, тяжко вздохнул, и увидел двух человек с открытыми переломами, им пытались оказать первую помощь.
        -Что случилось?
        -Костюмы слишком сильно передают тактильные ощущения, почти все кто участвовал в бою, пострадали, никто не погиб, но переломы и травмы дело обычное.
        -Это же костюмы аватаров, мы все были здесь, пока там шёл бой...
        -Эти костюмы тщательно передают тактильные ощущения, любые тактильные ощущения, не так сильно как на самом деле, но довольно сильно, поэтому, все кто участвовал в том бою, получили ранения, некоторые более сильные, кто-то отделался просто ушибами, но никто не погиб. К счастью, только вывихи шеи. И довольно сильные вывихи.
        -Понятно, повезло, цериды часто ломали аватарам людей шеи.
        -Аватары не рассчитаны на то, что в них кто-то будет всерьёз драться.
        Ко мне подошёл профессор первый, Александр.
        -Что случилось? Вас тоже убили? Белый лебедь сильно тряхнуло, у меня возникает ощущение, что взорвалось что-то в центре, и это не внешнее сейсмическое воздействие.
        -Так и есть профессор. Я понял, что нам не победить церидов в рукопашном бою, и спрятался в периферийной лаборатории, и пока вы дрались, сделал бомбу. Эта бомба была не такой мощной, чтобы уничтожить Белый лебедь, или пробить внутренние защитные переборки, но она уничтожила все лабораторные помещения и всех аватаров церидов, я надеюсь. В итоге, цериды не успели закончить свою более мощную бомбу, и теперь уже не смогут её закончить. Так что мы не сможем продолжить научную деятельность, но все остались живы. К тому же, рейны сказали, что они стёрли всю информацию с компьютеров. Вот такие дела...
        -Ничего, теперь хотя бы отдохнём... Но вы остаётесь нашим начальником Антон.
        -Хорошо.
        Он пожал мне руку, отвернулся, и собирался куда-то идти, потом передумал, остановился, и задал вопрос:
        -Только я вот одного не пойму. Я стоял справа от вас, когда начался бой, и я видел, что трое церидов погнались за вами. Что с ними произошло? Почему они оставили вас в покое, и позволили закончить бомбу?
        -Я убил их.
        -Всех троих?
        -Да.
        -Шутите, они же сильные как танки, это всё равно, что убить бойца в боевом экзоскелете, как такое стало возможным?
        -Я мастер спорта по боям без правил, схватил металлический жгут, который мне попался под руку в лаборатории, и наделал им дырок в их телах, вот и всё. А их аватары из пластика и легко ломаются.
        -Но их же было трое, а ты один.
        -Ну и что? Вас тоже было человек двести, а их не больше тридцати. Соотношение один к семи в вашу пользу. Цериды же перебили вас без потерь. Почему не возможно обратное?
        -Но вы же просто человек... Даже может быть, очень сильный, знаете, тут у меня сохранилась запись боя глазами вашего аватара, я посмотрю...
        -Смотрите, а я пойду, поем и отдохну, достаточно для меня на сегодня боёв без правил с монстрами.
        Я отвернулся от него и побрёл в столовую, только в голову пришло одно, если бы не Лена и её тренировки, мы бы все сейчас уже были мертвы. Когда она заставляла драться и била меня на спаррингах раз за разом с таким садизмом, мне казалось, что она ненормальная, и у неё какое-то длительное умопомрачение. А теперь я понял, она знала, что в отделе КА, я столкнусь с ситуацией, и возможно не раз, когда нужно превзойти человеческий предел и возможности, чтобы просто выжить. Она понимала это, никто другой и я сам этого не понимал. Вся эта жестокость ко мне, изуверские тренировки, это всё для того, чтобы я выжил. Не имея такой подготовки, я бы никогда не справился бы даже с одним церидом, и не спас бы всех учёных, никогда и никак. Да, её курс был садистским, тяжёлым и болезненным, но она выковала из меня настоящего бойца, способного почти что, на что угодно, в любой ситуации, спасибо ей. Быть может, я отблагодарю её, если когда-нибудь будет возможность написать ей хотя бы письмо. Хотя теперь уже вряд ли, я без связи, на вероятно повреждённой базе, в недрах замерзающей от нуклеосинтеза тяжёлых ядер планеты.
        Глава 19: Стержень базы Белый лебедь.
        Я сидел в столовой и медленно ел какую-то жижу с довольно приятным вкусом клубники со сливками. Ко мне подсел первый и ещё какой-то человек, они посмотрели на меня, и молча посидели минуту рядом со мной. Я посмотрел им в глаза, и первый начал.
        -Скажите честно, у вас был какой-то особенный робот аватар, из-за того, что вы сотрудник отдела КА.
        -Да давай уж на ты.
        -На ты, да... Просто я видел, как вы убили... В смысле как ты убил в рукопашном бою трёх церидов, это же не возможно, это же боровая форма жизни, я занимался биологией. Вы сломали им конечности в рукопашном бою, и не один раз, я видел как, ваша подготовка... Нет, это просто не возможно, я занимался биологией, это же боровая форма жизни, в них все био процессы вдвое активнее, чем у нас.
        -Всего вдвое... Это были учёные, а я профессиональный боец, меня готовили, чтобы убивать в рукопашном бою, и готовили всерьёз, много лет.
        -Я верю, но все цериды также проходят специальную военную подготовку, очень серьёзную, они... Это не шутка, это всё равно что, если бы человек загрыз трёх взрослых тигров. Они же альфа хищники.
        -Профессор, я побил их, это факт, вы видели, как всё это было моими глазами. Был ли мой аватар особенно бронированным или нет, неизвестно, я сам этого не знаю. Тем не менее, аватар делался по скану, то есть сканер, сканировал толщину моих мышц и их силу на самом деле, и делал мою копию, посмотрите на мою руку, видите?
        Я показал профессору свою руку, тот потрогал её, пробежался по мышцам, я специально напряг их, демонстрируя бугорки.
        -Да у вас, в смысле, у тебя Антон очень сильная мускулистая рука, это, правда, и всё равно не верится, что рядом со мной такой терминатор.
        -Профессор, обратите внимание, у меня в руках был стальной прут, оружие, а лапки у церидов тонкие, они уж точно не сильнее и не толще моей руки. Зубов у их аватаров не было, всё пластмассовое, хвост скорпиона, как вы видели, они тоже применить не могли в принципе никак. Конечно, если бы я дрался с церидом на самом деле, он легко убил бы меня своим хвостом, но мы дрались на пластмассовых муляжах.
        -Тем не менее, остальных бойцов порвали на части.
        -Их имитации были слабы. Вы же понимаете, они все необученные учёные, я военный, профессиональный убийца из отдела КА.
        -Сказать по правде, пока я работал рядом с вами, у меня было ощущение, что я работаю с очень спокойным и адекватным человеком, никаких качеств профессионального убийцы вы не проявляли. В любом случае, то, что вы совершили это подвиг, вы спасли всех нас, и все сотрудники Белого лебедя об этом скоро узнают. И главное, не то что вы победили церидов, а то, что вы додумались взорвать вперёд них ту бомбу, которая уничтожила отсек лабораторий. Мы будем вас...
        -Это лишнее профессор, действительно лишнее.
        -Я уверен, если нас спасут, вас наградят и повысят.
        -Едва ли, мы защищали свою жизнь, это не подвиг. Не забывайте, в отличие от нас рейны и цериды исполняли приказ.
        -Я уверен, нас эвакуировали бы, если бы...
        -Нас не эвакуировали, потому что когда всё это началось, командованию было не до нас, все спасали свои жизни. Если бы они вспомнили о нас, вполне возможно, что они отдали бы приказ подобный тому, который получили цериды, удавиться и взорвать Белый лебедь изнутри. Профессор, не надейтесь, что нас спасут, мы здесь заперты и надолго, и хуже всего знаете что?
        -Что?
        -Здесь нет никаких развлечений, даже самых простых, нет ни карт, ни телевизоров, нет библиотеки, нет фильм книг и игр, здесь нечем заняться, а нам придётся провести здесь с вами страшно много лет.
        -Ну, мы что-нибудь придумаем...
        -Что? Что мы можем придумать?
        -У нас здесь есть компьютеры, на них можно печатать, там нет алгоритмических языков, и мы не сможем ничего запрограммировать, но есть стандартные программы, несколько карточных игр, сапёр и тетрис. Возможно, есть даже шахматы.
        -Вы смеётесь профессор? Десять лет рубиться в одни шахматы сапёр и тетрис?
        -Всегда можно что-то придумать. Так на компьютере можно печатать и рассылать текстовые файлы, мы могли бы сочинять книги, а потом давать их читать друг другу. И потом, у кого-то могло что-то сохраниться.
        -Профессор, какие книги? Где здесь писатели?
        -Мы можем ими стать, это хорошая идея, писать книги, а потом давать их читать друг другу, со временем, мы станем писать лучше и лучше, и этим можно...
        -Лично я сойду с ума, - решил я, - годы, целую жизнь ничего не делать, скоро начнутся массовые самоубийства, и мы никак это не остановим.
        -Ну же Антон, не распускай нюни теперь, ты наш лидер, и никто не усомнится теперь, что ты самый главный. Начнутся ли самоубийства, зависит от тебя, но сейчас ты просто обязан быть сильным. У тебя огромный мозговой потенциал, отдай приказы. Подумай, может тебе повезёт, и у кого-то на домашнем столе сохранится какая-нибудь бродилка уровня готики. Даже одна такая игра, может стать лазейкой для спасения сотен людей, а уж если она окажется сетевой, тогда вообще, можно будет просто прожить в ней много лет, не отрываясь от компьютера.
        -Я знаю.
        -Тогда не распускай нюни, приказывай, и делай это сейчас, когда никто не усомнится в твоей правоте. Если ты продемонстрируешь силу и решительность, люди пойдут за тобой, и мы все всё выдержим, лишь бы выдержал ты. Тем более, у тебя три тысячи лучших мозгов этой части галактики, не просто идиотов, а умных, организованных, порядочных людей. Мы найдём, как скоротать время и сделать свои жизни интересными, и мы превратим эту тюрьму в место, где можно жить годами, и если ты справишься, ни один из нас не покончит жизнь самоубийством. Ты же военный, ты майор отдела КА, ты обязан быть не просто сильным физически героем, но и волевым человеком, осознающим свою ответственность перед подданными.
        -Ладно, первый, Александр, тогда слушай мой приказ. Твоя идея о том, что у кого-то на домашнем компьютере может сохраниться игра уровня готики, или книга, или просто новости, мне кажется заслуживающей внимания. Мы должны сейчас собрать всех людей в одном месте, назначить ответственных, и пролазить по всем комнатам, узнать, что у кого сохранилось, сохранить надо всё, каждую игру, каждую книгу, всё, что может в будущем скрасить нашу жизнь, ни что не должно быть стёрто. А ещё нам понадобятся психологи, надо узнать есть ли...
        -Не гони лошадей, сначала давай всех соберём в центральном зале, всех, всех.
        -Всех не получится, но если кто не придёт, пусть сам виноват, должен будет смириться с мнением большинства. А теперь приступай, собрание через час.
        Я поднялся, и, держась за столики, прошёл к утилизатору, бросил в него свою чашку, он помоет её, уберёт остатки еды, и сделает пригодной к повторному использованию, и сделает это так, чтобы ничто не потерялось.
        * * *
        Я залез на фонтан, и крепко держась за потолок начал свою речь.
        -Внимание, дорогие друзья, мы с вами попали в неприятнейшую историю. Как вы все знаете, центральная лаборатория уничтожена мощным взрывом, все роботы аватары в том числе, попасть туда нельзя, да это и к лучшему, потому что те, кто хотел устроить массовый суицид, не смогут это сделать, я говорю о ксеносах. Тем не менее, мы живы, а неприятная история заключается в том, что мы с вами заперты в помещении ограниченного размера, и весьма ограниченной степени комфортности. И что уж говорить, тут можно свихнуться за неделю, а нам с вами придётся прожить здесь годы, а быть может и весь остаток нашей жизни. Но есть и хорошая новость, мы прикинули, и пришли к выводу, что если соблюдать правила быта, не ломать роботов уборщиков и химические синтезаторы, то мы с вами сможем здесь благополучно прожить пятьдесят, а то и сто лет. К этому времени война кончится, и нас спасут.
        -Пятьдесят лет здесь? Ты что твою мать с ума сошёл? Я здесь на второй день с ума от безделья сойду.
        -Вот, вот, истину говорит человек, и я тоже здесь сойду с ума от безделья на второй день, и чтобы этого не произошло, чтобы люди не ломали инвентарь, который не восполнить, чтобы не кончали жизнь самоубийством, и чтобы мы смогли прожить до дня нашего спасения. Мы с вами должны найти и сохранить любые развлечения, которые только могут быть. Я вот подумал, у кого-то на домашнем компьютере в номере могут сохраниться компьютерные игры, книги, просто новости, видеофильмы, учебники, пусть даже нужные по генетике, любые тексты, вплоть до справки, как пользоваться компьютером. Любая вещь, карты, памятная бумажная книга, всё что угодно, что можно читать, смотреть, во что можно играть. Шахматы, шашки, нарды, кубики, какие-то резные фигурки, которые можно приспособить под шахматы. Карандаши, ручки, всё что угодно. Всё это надо беречь как зеницу ока, потому что нам с вами в ближайшие годы придётся бороться с бездельем, с отчаянием и унынием. Мы с первым проанализировали ситуацию, я говорил, нам придётся провести здесь годы, у нас будет пища, вода, еда и одежда, синтезаторы пока что работают исправно их много,
и к ним даже имеются запасные части на случай поломки. Но они изначально спроектированы так, чтобы их можно было не ремонтировать долгие годы. Если не ломать и не портить ничего специально, мы можем выжить здесь десятки лет, безо всяких проблем, без голода, с чистой одеждой...
        -Надо организовать круглосуточную охрану стратегически важных объектов, в первую очередь столовых, а о сан узлах в своих комнатах люди сами обеспокоятся.
        -Верно, надо организовать охрану столовых, вы правы. Мы сделаем это. А ещё нам нужны психологи, желательно профессиональные, если таких не найдётся, пусть это будут любые желающие, но лучше, если это будут женщины.
        -У меня второе высшее психолог, я заканчивала в прошлом.
        -У меня тоже.
        -Хорошо, вы нам очень пригодитесь, мы откроем больницу, для всех желающих, бесплатную, там каждый сможет поговорить и получить медицинскую помощь, рассказать о своих проблемах.
        -Я бы ещё крематорий открыл.
        -Зачем?
        -Я считаю, надо ввести эвтаназию, я понимаю, я говорю дикие вещи, но каждый псих должен иметь право на безболезненный и безвредный для других уход из жизни. Подумайте сами, если кто-то решит уйти из жизни, во что бы то ни стало, он сделает это, его всё равно не остановить, давайте узаконим это сразу, чтобы желающий покончить с собой, не вредил другим, и не портил бесценную для нас инфраструктуру.
        -Я не могу это принять, это противоречит...
        -Тогда люди будут кончать жизнь самоубийством сами, и ломать вместе с тем ваши бесценные химические синтезаторы пищи и воздуха. А теперь представьте ситуацию, каждый желающий на суицид, обязан подать заявку, заранее за неделю. И у вас такой самоубийца сразу попадает в прицел, вы следите за ним, и у вас есть возможность отговорить его, оказать психологическую помощь, поработать с ним с психологом. Так вы спасёте куда больше жизней, чем, вводя жёсткий запрет на суицид. Так люди будут идти к психиатру, прежде чем перерезать себе вены. И вы сможете с ними поговорить, отговорить, изменить...
        -Я понял, вы говорите дельную вещь, я учту, и возможно даже сделаю так, как хотите вы, но не сразу, вы сказали умную...
        -И ещё, Антон, господин особист. У нас в медблоке куча лекарств, и почти все они одноразовые, их нельзя восстановить, это химические препараты разного рода, обезболивающие, антибиотики, рано обрабатывающие препараты. Даже просто шприцы и бинты. Их запасы велики, если мерить периодом в месяц, или в два месяца, но нам то жить не месяц, и не два месяца, а десятки лет. А на десятки лет запасов расходных лекарств в медблоке не хватит. Там конечно есть медицинские синтезаторы, их два, и если я не ошибаюсь, к ним на складе имеется максимум один комплект запасных частей. Но суть в том, что эти синтезаторы могут произвести конечное количество лекарств, и ограниченное по списку. То, что они произвести не могут, у нас кончится быстро. И я как бы хочу сказать, по какому принципу мы будем делить медикаменты, если вдруг понадобится? Что если кому-то понадобится регулярный расход лекарств? Я не врач, и не в курсе, кто чем болеет, но у нас здесь нет возможности провести сложные операции, и если у кого-то со временем разовьётся печёночная недостаточность, или скажем диабет, а лекарств то и нет. Потратим ли мы на
больного, человека с тяжёлой формой диабета, например, все наши запасы инсулина, или позволим ему умереть сразу?
        -Это сложный морально этический вопрос.
        -Нет, это вопрос вполне экономический, стратегический. И я бы хотел услышать...
        -Я буду решать такие вопросы по мере поступления в индивидуальном порядке. В любом случае, наши медицинские синтезаторы пока работают, их два, имеется запас запасных частей, и если я не ошибаюсь, таких препаратов, как инсулин они могут произвести много. Кроме того, все вы проходили генетические операции по улучшению кода, ещё в детстве, и никаких болезней, таких как рак или диабет у вас быть не должно. Так что, если люди будут соблюдать законы, если никто никого не убьёт, я думаю, мед препараты не будут требоваться часто.
        -А что делать с теми, кто откажется соблюдать ваши законы? Я то не отказываюсь, я про других спрашиваю.
        -Что ж... Многие из вас видели, как я расправился с тремя церидами в рукопашном бою, поверьте, я могу это повторить и у меня много сторонников, я смогу вразумить любого. Если же у меня не получится, то в будущем будет организована тюрьма для провинившихся, и там будет плохо, никто не пожелает оставаться там.
        -А если убийство?
        -Я буду судить убийцу, и в зависимости от ситуации будет принято решение по наказанию, вплоть до смертной казни.
        -Вы примете на себя такую ответственность? Убийство человека? Имеете ли вы право?
        -Может, я и не имею права, но убийца будет наказан, и если убийца жесток и бессовестен, я поступлю с ним так, как необходимо, чтобы сохранить порядок в нашей общине.
        -А если изнасилование?
        -Обычно за изнасилование предусмотрено три года лишения свободы плюс денежный штраф в пользу жертвы, в зависимости от категорий жертвы и виновного. Денег у нас с вами не будет, поэтому, виновный просидит в тюрьме не три года, а пять.
        -А как же меритократия и меритократические категории?
        -Согласно уставу спецслужб, пункт два, высокопоставленный офицер в сложной ситуации имеет право отменить действие меритократических категорий, второй и ниже. Таким образом, я отменяю действие всех меритократических категорий, и вся наша община по умолчанию, каждый её член имеет одинаковую категорию. Мы все равны и равноправны.
        -А у нас нет людей с первой категорией? Я думала, здесь собраны лучшие учёные.
        -Было шестеро, их тайно эвакуировали сразу же, как началось всё это безобразие. Так что сейчас у нас все имеют категорию не выше второй, в основном вторая и третья.
        -А есть четвёртые?
        -Об этом я говорить не буду, считайте, что это второстепенная информация. Отныне, у всех одинаковая категория.
        -Принято.
        -Вы будете верховным судьёй с неограниченными полномочиями?
        -Да.
        -Посмотрим...
        -Есть ещё вопросы?
        Я осмотрел всех, люди стояли, молчали, думали, чтобы задать ещё, но важных вопросов, по-видимому, больше не было.
        -Отлично. Что ж, теперь я хочу, чтобы вы обшарили каждую комнату, каждый компьютер, отнеситесь к поиску развлечений всерьёз. Как я уже и говорил, именно отсутствие развлечений может послужить причиной любых беспорядков и психологических сдвигов, которые только могут возникнуть. Если мы найдём, чем занять людей в таких условиях, многие жизни будут сохранены. Я говорю, это могут быть видео игры, шахматы, книги, фильмы, всё что угодно. И ещё раз скажу, ради бога, не подставляйте своих товарищей, не ломайте ничего. Многие сломанные вещи мы не сможем починить, и это превратится в большую проблему. Ведь нам предстоит прожить здесь много лет. Итак, на этом я считаю собрание законченным, все, кто найдёт что-то стоящее, сможет сказать мне и Александру об этом в восьмой столовой. Мы будем сидеть там ближайшие шесть часов, несмотря на вибрации, и все сложности, мы постараемся решить все ваши проблемы и организовать вашу жизнь.
        Я спустился с фонтана, спрыгнул, упал, из-за неудачной вибрации, мне помогли подняться на ноги, и я, держась за стены, направился к восьмой столовой. Что ж, отныне я стал президентом этой маленькой колонии. Точнее не президентом, а скорее диктатором.
        Я дошёл до столовой, сел и стал сидеть, пока ещё никто не подходил ко мне, но я предполагал, что через часок, всё это изменится. Я сидел около полу часа, просто сидел и всё, потом ко мне подошёл первый, он положил передо мной коробочку, открыл её.
        -Это ноутбук, переносной компьютер, он надёжный и защищён от ударов. Здесь нет игр, но есть один видеофильм, а главное, он поможет тебе управлять нашей маленькой империй, теперь он твой.
        -Откуда он?
        -Просто был в кладовой, лежал, пылился, увы, он почти пуст, но это к лучшему, будет, чем заполнить. Памяти у него хоть отбавляй, советую тебе создать резервную копию всего найденного электронного, а сам ноутбук запаролить.
        -Ясно, спасибо, пригодится.
        -Ещё бы...
        -А о чём видеофильм?
        -О, это интереснейший фильм о биологическом метозе.
        -О чём, о чём?
        -В общем, метоз клеток, короче фильм тот ещё, двадцать минут науки, и ничего кроме науки. Но это первый фильм, который мы нашли.
        -А как же новости?
        -А с новостями и прочим худо, никто не сохранял, всё это было на главном компьютере Белого лебедя, а главный компьютер располагался в центральном отсеке, а в центральном отсеке кто-то взорвал бомбу на двести пятьдесят тонн в тротиловом эквиваленте, и потому главный компьютер спёкся. Теперь работают только персональные домашние компьютеры, и сеть между ними и больше ничего. И скажу так, нам ещё очень повезло, что между ними есть сеть. Потому что иначе в онлайн игры не поиграешь.
        -Слушай, а сотовые телефоны и малые компьютеры связи, их нет нигде?
        -Нет, все персональные устройства связи были сданы за пределами Белого лебедя, поэтому, увы, ничего кроме домашних компов в комнатах нет. И плохо то, что в прошлом, люди редко что-то качали на них, и пользовались удалённым доступом с главного компьютера, который теперь спёкся.
        -Ясно.
        В столовую вошёл человек, у него в руках был калькулятор, маленькая пластиковая коробочка с экраном, он, не дыша сел передо мной.
        -Ну что? Хорошо, это калькулятор я так полагаю? Тоже вещь...
        -Нет, это не просто калькулятор, это инженерный калькулятор, у него есть справка, её можно почитать.
        -Ясно, это конечно не роман "Война и мир", но почитать действительно можно.
        -Нет, нет, в справке написано, как пользоваться калькулятором, подробное описание всех команд без исключения, к несчастью, сбросить справку и сам движок калькулятора куда-либо нельзя, это защищено лицензией, можно только результат расчетов.
        -А в этом есть какой-то смысл? - Не понял я.
        -Конечно, я же говорю, калькулятор инженерный! На нём можно программировать, писать несложные программы, любые, это конечно школьный уровень, но если разобраться в справке, можно написать алгоритмический язык, простейший язык, скинуть его на наши компьютеры, и дальше, можно будет писать игры, в том числе онлайновые, и даже снимать три де мультфильмы. А это колоссальная база для развлечений. И пусть игры будут дурацкими, но у нас много учёных, и у них есть мозги, им, во-первых, будет, чем заняться, а писать игры это очень увлекательно. А во-вторых, во многие игры можно играть по сети. Так что, даже если мы не найдём игры и фильмы, этот инженерный калькулятор выручит нас.
        -Ясно, что ж... Давайте его сюда, я сохраню его.
        -Если можно, я бы хотел приступить к созданию алгоритмического языка прямо сейчас, мне всё равно нечем заняться.
        -А вы разбираетесь в программировании?
        -Профильного образования у меня нет, но программировать, в детстве программировал и не раз.
        -И сколько времени вам понадобится, чтобы создать такой язык?
        -Я думаю, месяц, может даже больше, и то, это будет первая урезанная версия. Нормальный язык я смогу написать где-то через год.
        -А что так долго?
        -Я планирую написать первую версию, чтобы вы начали с ней баловаться, а вот на законченный вариант уйдёт много времени. И самое плохое то, что работать на калькуляторе я смогу практически только один, потому что скинуть программу с калькулятора нельзя. И я не уверен, что кто-то вообще осилит работу на нём. Просто я сталкивался с такой задачей в прошлом, давно, ещё в школе, я писал язык. Поэтому, доверьтесь мне, обеспечьте все условия, и через год у вас будет примитивный язык, с помощью которого можно будет писать онлайновые игры.
        -Ладно, я узнаю, может у нас есть программисты, я выделю вам помощника, только учтите, от вашего языка программирования, успехов в его создании, возможно, будет зависеть очень многое, даже человеческие жизни. Это выглядит не серьёзно, но через годы заточения здесь, у многих людей могут возникнуть мысли о суициде. Мы же все прекрасно понимаем, что выбраться отсюда будет сложно.
        -Я знаю, я постараюсь.
        -Подожди, первый, простите Александр, просто привык уже, у вас есть охрана? Мне нужен ответственный охранник для калькулятора. А лучше два охранника, я боюсь, что если что-то случится с этой машинкой, это будет катастрофа.
        -Я договорюсь.
        Я тяжело вздохнул, и продолжал сидеть, тупо посматривая в свой ноутбук. Сидели мы довольно долго, ничего стоящего пока ещё никто не нашёл. Потом, подошла какая-то женщина, у неё в руке была флэш карта.
        -Я думал, флэш карты запрещены.
        -У нас есть двадцать пять рабочих вариантов, но они пустые, я попросила эту.
        -Что на ней?
        -У моей подруги есть коллекционное издание женских романов, это три фильма по два часа каждый, фильмы о любви, её любимые.
        -Ясно, это уже что-то.
        -Увы, больше, ничего стоящего мы не нашли, только эти три фильма, случайно скачанные на домашний компьютер, до начала всего этого хаоса.
        -Ясно, а книги, у кого-нибудь есть книги?
        -Ну, мы нашли немного технической литературы, и справки по пользованию операционными системами, но мы решили, что вам не стоит об этом докладывать, едва ли, кто-то станет изучать справку по пользованию ридером всерьёз.
        -Ясно. Следующий...
        -Всё, мы закончили поиск.
        -В смысле закончили поиск?
        -Ничего нет, мы ничего не нашли.
        -Но вы же не проверили всё.
        -Мы проверили всё, каждый домашний компьютер, пусто, ни у кого ничего, вообще ни у кого, вообще ничего, только эти три романа, женская любовная глупость. Скучные, бездарные картины, что нам делать теперь? Что люди...
        -А карты, какие-нибудь настольные игры, шахматы?
        -Ничего, пусто, нас ещё когда сюда завозили, сказали, никаких личных вещей, вообще никаких, так что пусто, есть только вот эти три фильма, и всё, и вообще больше ничего.
        -Есть ещё калькулятор.
        -Калькулятор?
        -Инженерный калькулятор, Вадим сказал, что на нём можно написать алгоритмический язык программирования, и дальше на этом языке можно будет писать всё что угодно, картины, игры, фильмы, мультики.
        -И когда мы сможем приступить?
        -Вадим сказал, что понадобится не меньше года, чтобы написать нормальный язык.
        -Не отчаивайтесь Антон, Роза, вы свободны. Есть ещё идеи.
        -Хорошо, слушаю.
        Первый махнул рукой, и ко мне в столовую, вошёл и сел напротив меня какой-то профессор с бородой.
        -Вы не бреетесь?
        -Не бреюсь. Но это не главное, я занимался альтернативными путями создания развлечений. Пока остальные лопатили все свои домашние компьютеры, договаривались с теми, кто в депрессии и заперся у себя в комнатах, проверяли каждый шкафчик медблока в поисках всего, из чего можно создать интеллектуальное развлечение, я занимался вопросом. А как сделать что-то из ничего. И преуспел.
        -Поясни.
        -Вот здесь, в операционной системе есть графический редактор, в нём можно рисовать, задавать любое разрешение и цветность. Используя этот редактор можно нарисовать крупные, красивые картины, и, например, распространять рисунки среди обывателей, можно нарисовать всё что угодно, любые картины, всё, что в голову придёт.
        -Ясно, не густо, но хоть что-то.
        -Правда, это очень трудоёмко, но, но... Я слегка разбираюсь в веб дизайне, и вот что я придумал, используя блокнот, и меняя расширение, можно преобразовать любую картинку в вот такой файл с рисунком, а дальше, через блокнот можно пустить эти файлы подряд с любой частотой. Вот смотрите, я уже накатал черновик.
        Он нажал на кнопку ентер, и передо мной быстро, за пару секунд промотался черно-белый мультик, правда рисован он был как курица лапой, даже курица лапой и то лучше рисует, и всё же это был мультик.
        -Значит, можно рисовать мультики?
        -Да, это очень трудоёмко, но любой человек, имеющий обычную операционную систему у себя на компьютере, без каких-либо специальных программ, способен нарисовать маленький мультик. А насколько хорош и интересен будет этот мультик, или даже фильм, всё зависит от труда художников. Будет чем занять и развлечь три тысячи человек. Ну и конечно, можно писать книги, это главное. Я считаю, книги у нас будут на первом месте, как способ развлечения.
        -Ясно. Это всё?
        -Да, всё, самодельные мультики, книги, и самодельные игры сделанные на самодельном языке с инженерного калькулятора.
        -Многих людей это не устроит, они привыкли к полноценным три де картинкам, сложным играм, сделанным ведущими психологами и художниками. А вы предлагаете им взамен самодельную мазню?
        -Это всё что у нас есть. Антон, вы должны понять, нам придётся учиться развлекать себя и друг друга самостоятельно. У нас мало места, у нас нет комнат отдыха, кроме пары комнат по больше с фонтанами, у нас нет ничего, придётся довольствоваться малым, и да, многие не выдержат этого, и надо ждать волну самоубийств, и я думаю, она начнётся недели через две, не раньше, и затронет порядочный процент людей.
        -И что делать?
        Профессор засмеялся.
        -Антон, если вы в текстовом файле напишите настоящий, по настоящему интересный роман с увлекательным сюжетом, которым люди будут зачитываться, вы спасёте много жизней.
        -Ты смеёшься.
        -Нет, куда уж... Это правда, мы должны чем-то занять людей, они не могут просто сидеть и три раза в сутки есть. Люди могут выдержать такое неделю, могут две, но не годы. Ведь мы проведём здесь страшно много времени, и единственное...
        -Я всё понимаю.
        -Но вы можете пойти на хитрость.
        -Подскажи.
        -Мы можем напридумывать людям обязанностей, придумать им работу, охранник первой столовой, охранник второй столовой, охранник третьей столовой. Охранник или дежурный в коридоре, и так далее.
        -Я подумаю над этим.
        -И я настоятельно рекомендую вам создать общую библиотеку. И сохранить в ней всё написанное кем-либо, дать возможность всем скачивать из неё книги. Учтите, у нас тут три с лишним тысячи человек, если каждый напишет повесть страниц на двадцать хотя бы, или нелепый рассказ в пределах своего скудного воображения. Это будет приличное по объёму чтиво. Будет чем заняться. Звучит глупо, но ничего больше я придумать, увы, не могу.
        -Я могу придумать.
        -Антон?
        -Спорт, у нас примерно пять фонтанов, каждый находится в центре крупной комнаты, минимум десять на десять метров, мы могли бы организовать спортивные группы, и обязать каждого сотрудника Белого лебедя, посещать эти занятия хотя бы на час, раз в три дня. Это ещё одно развлечение, и будет лучше, если занятия будут обязательными для всех, а люди на этих занятиях будут больно бить друг друга.
        -Но травмы надо лечить в медблоке, а у нас ограниченное количество бинтов.
        -В качестве бинтов можно использовать одежду, а одежду производят специальные синтезаторы, и им без разницы, какую одежду мы выбросим, порванную, или целую. Мы постараемся, чтобы бои были без травм, и, кстати, мы можем даже устроить турниры.
        -А что в качестве приза?
        -Ну, я ещё не придумал. Но я думаю, обязательное физвоспитание для всех, это будет пытка, которая отрывает человека от безделья. И если людям не будет нравится, что их колотят, если им от этого будет плохо, так даже лучше, потому что они не будут думать, они не будут страдать безразличием.
        -Хорошо Антон, попробуем.
        -Попробуем.
        Глава 20: Заточение. День первый.
        Так как заняться было нечем, даже после того, как я раздал всем сотрудникам моей новосозданной службы безопасности задания. То я решил заняться тем, чем мне и предлагал первый, я решил попробовать написать книгу, свою первую, может быть не интересную, скучную книгу, быть может, кто-то заинтересуется, и я развлеку кого-то. И вот тут, сев за создание книги, я сразу же пришёл к двум важнейшим выводам. Первый вывод: книга должна быть насыщенной и полной жизни, цветов, красок, чтобы человек, прочитавший её, поверил в то, что жизнь она стоит того чтобы жить. Чтобы было интересно, с приключениями и всем тем, чего у меня, наверное, по настоящему не было. И второе, я вдруг понял, что совершенно не знаю о чём писать. В прошлом, в школе, для меня даже сочинение по литературе было проблемой и трагедией, а тут требовалось написать новую полноценную книгу, такую, чтобы увлечь читателя, такую, чтобы человек, прочитав её захотел жить и читать ещё, чтобы спасти... Но это мне было не по силам, я сидел и думал наверное минут сорок не меньше, но не смог написать и двух строчек. И это была трагедия, и, наверное, я не
единственный такой писака. В конце концов, плюнув на всё, я выключил мой домашний монитор, вышел из своей комнаты и направился в наш импровизированный спортзал. Здесь была куча народу, когда я подошёл, увидел, что на четырёх импровизированных площадках шла ожесточённая борьба, какие-то мужики катались по полу и пытались положить друг друга на лопатки. Когда я подошёл, вся борьба сразу прекратилась, и бойцы вытянулись по струночке.
        -Что остановились, продолжайте.
        -Да мы просто так пробуем силы, вы предложили здесь организовать спортзал. Вот мы пытаемся бороться и сражаться. Для начала начали с борьбы, чтобы без травм. Это не серьёзно.
        -Ну, продолжайте.
        -Сейчас.
        -Господин командующий, можно слово?
        -Можно.
        -Я занимался в прошлом тайским боксом, и довольно много, можно ли вызвать вас на спарринг? Вы не убьёте меня? А то, тут ходят слухи, что у вас просто был особенный аватар, давайте развеем их? Вы же настоящий терминатор, правда?
        -Не правда, у меня такие же кости и мясо, а вот вызов приму.
        -Хорошо, ребята, уступите нам.
        Я осмотрел противника, высокий, долговязый, не слишком крепкий, мышцы больше, чем у остальных учёных, но куда им до моих стальных жил. Толпа расступилась, все остальные прекратили бои, и стали наблюдать за нашим спаррингом. Бой начался, парень запрыгал передо мной. Я знал, что мне надо победить его не просто быстро и эффективно, но и красиво, чтобы сохранить свой авторитет, чтобы никто не смел противостоять мне, и никто больше никогда не осмелился бы бросить мне вызов. Потому что я теперь закон здесь, а остальной закон далеко, и я единственный, кто в ответе за всех. Вот он прыгнул, я сделал шаг вперёд и одним ударом впечатал ему в солнечное плетенье, парень как раз был в прыжке, а я вложил в удар всю силу и разгон своего тела. Наверное, я весил больше, и парень не был таким уж крупным и тяжёлым, как мне показалось в начале. Он пролетел метра три, врезался в толпу людей, и те не устояли, упали под его весом. Парень скрючился, не в состоянии разогнуться от боли. Я подошёл к нему, толпа была в шоке, люди не летают так, от одного удара, они не знали, сколь серьёзно меня подготовила Лена, я теперь
действительно стал терминатором.
        -Ты цел? Ничего не сломал?
        -Кажется, нет, - выдавил он из себя через минуту.
        -Не обижайся.
        -Всё нормально, это спорт. А вы действительно сильный как терминатор, откуда? Чем вас кормят в отделе КА?
        Парень встал на колени, потом на ноги, и поднялся. Я пожал ему руку, и развернулся, я понял, мне сейчас отсюда лучше уйти, потому что другим людям неловко продолжать при мне. Не знаю почему, просто это так. Я развернулся и пошёл проверять другие спортивные площадки, они были не так далеко, всё же площадь жилых блоков базы Белый лебедь была совсем не велика.
        Я прошёлся по площадкам, всё было в порядке, людям понравилась новая забава и они сидели и смотрели, как дерутся их соратники, правда дрались они неумело, но азартно. Обойдя площадки, я направился к Вадиму, он сидел в мастерской для костюмов аватаров. Я подошёл к нему, проверил охранников калькулятора, обоим, по-моему, было пофиг. Я сел напротив Вадима.
        -Ну что? Как дела? Написал что-нибудь?
        -Нет, почти ничего, сейчас усиленно читаю справку, думаю, понадобится её пара дней её тщательного изучения, прежде, чем я смогу что-то написать.
        -Тебе нужна помощь?
        -Нет, не думаю, помощь будет только мешать, калькулятор то у нас один, пусть второй работает, пока я сплю.
        -Ты сможешь написать язык? Как обещал, я думаю, очень важно, чтобы игры были онлайновыми.
        -Язык написать думаю смогу, хотя ещё час назад мне казалось, что нет. Но это очень сложно, очень сложно, просто очень сложно.
        -Написать язык так сложно?
        -Нет, язык в принципе, написать не сложно, но инженерный калькулятор не приспособлен для программирования совсем. Он не приспособлен для того, чтобы на нём писали языки, даже самые простые. Всё приходится задавать машинным кодом. Я же говорил, никто не гарантирует, что такое вообще возможно, я лишь предположил, что, возможно, я смогу написать нечто похожее на компьютерный простейший алгоритмический язык с минимальным набором функций и команд. Я до сих пор не уверен на все сто процентов, что результат вообще будет, возможно, я наткнусь на непреодолимое препятствие.
        -Слушай Вадим, скажу понятно, очень примитивно и упрощённо. Ты обещал мне язык, так вот, нам очень нужен этот язык, просто очень нужен. Без этого ребята не выдержат, нам нужен язык, и как можно быстрее. Ты даже не представляешь, как много от тебя зависит.
        -Я думаю, годик ребята потерпят, я понимаю, год полного безделья это испытание для людей, но можно спать, есть и ещё раз спать, это не так тяжело. И потом, первый сказал, что напишет книги, и люди будут их читать.
        -Книги... На книги у меня вся надежда. Но я сел сегодня утром писать книгу, сидел сорок минут, думал. Я знаю, какая нужна книга, интересная, яркая и насыщенная, как те, что пишут профессиональные писатели и сценаристы для космонавтов. Но знаешь, я сидел, думал сорок минут, и не смог придумать ничего, ни строчки, и я думаю многие не смогут придумать и строчки. Твой язык, это шанс написать дурацкую онлайн игру, в которую будут резаться все кому не лень, даже дурацкая онлайн стратегия может занять людей всерьёз и надолго. А вот...
        -Я напишу, дайте время, прошёл всего день, а я обещал справиться за год.
        -Ладно, прости, не буду отвлекать. Охрана, будьте внимательны, от этого калькулятора зависит слишком много.
        Я собирался уйти, уже отвернулся, но Вадим кинул мне в след.
        -Антон, вам не кажется, что вы слишком серьёзно отнеслись к проблеме развлечений?
        -В смысле? - Я повернулся.
        -Понимаете, эти люди, они не толпа, это взрослые, порядочные люди, днём раньше, позже, они вытерпят, я уверен. У нас ведь есть всё необходимое, душ, еда, одежда, воздух, люди умеют занять себя.
        -Я летел меж звёзд восемь лет на корабле, я знаю, как мне было тяжело. Изо дня в день в этой консервной банке, одно и тоже, одни и те же стены, но тогда у меня была библиотека, кинозал и куча видео имитаторов, фильмов и книг лучших писателей в человеческой истории. Здесь у нас ничего этого нет, куда меньше места, и три тысячи народа на пятачке в десятую часть квадратного километра. И самое главное, когда я летел на корабле, я точно знал, что через восемь лет полёт закончится, и я буду свободен. А здесь все точно знают, что это не кончится никогда, это до конца нашей жизни так. Если людям не будет чем заняться, если жизнь превратится в тюрьму и пытку. Мысли о самоубийстве будут посещать их всё чаще. Поверь мне, эти люди спокойно проживут в таких условиях месяц, и даже год, осознавая, что через месяц или год их освободят. Но немногие из них могут справиться с психологической нагрузкой осознания того, что они не выйдут отсюда никогда, что это их гроб и настоящая тюрьма до конца дней. Даже я сам, и то не уверен за себя.
        -Ладно, сэр, я постараюсь сделать всё как надо.
        -Конечно. Удачи. И учти, я не давлю на тебя, я лишь прошу, сделай это. Сделай тогда когда сможешь, сделай так, как сможешь, но подойди с душой, потому что от твоей работы, от скорости и качества зависит, покончит кто-то жизнь самоубийством от безысходности, или погрузится в виртуальный мир и выдержит.
        -Виртуальный мир, слишком громко сказано, для того, что у меня получится...
        Я всё-таки развернулся, и пошёл к первому, я не хотел больше отвлекать Вадима, да думаю, и незачем, он и так всё понимает. А если даже не понимает, всё равно сделает всё что нужно. Я прошёл через коридоры, и нашёл комнату первого, постучался, он открыл, я вошёл, осмотрел экран его комнатного компьютера, там сиял порядочной длинны текст.
        -Я смотрю, из вас вышел настоящий писатель?
        -Да не особо, я просто сел, посидел, десять минут подумал, ничего не получилось, потом вышел, спросил как дела у соседа, у него тоже никак, и я понял, если не соберусь с силами, и не напишу хотя бы дурацкий рассказ, чтобы людям было что почитать, всё кончено, крах, никто не напишет. Ну, я сел, сцепил зубы, и, превозмогая себя, написал, вот, можете почитать. Рассказ дурацкий, но я старался..
        -Поздравляю, я тоже старался, но у меня, увы, ничего не вышло, совсем ничего. А ваш рассказ я потом прочту.
        -Я скину его на сервер, каждый сможет скачать. А сейчас Антон, не отвлекайте меня, пока муза посетила меня, я бы хотел написать ещё один небольшой рассказ, думаю, он будет лучше, чем первый. Так что, хотя бы небольшая база нашего творчества, но у нас обязательно будет. И любой, кто любит читать, сможет занять себя этим.
        -Если так пойдёт и дальше, это будет бестселлер нашего маленького мирка, а люди будут брать у вас автографы.
        -Полноте Антон, пока ещё мой рассказ не прочитали ни разу.
        -Хорошо, не буду отвлекать, успехов. Но есть одна просьба, как закончите писать, обойдите все посты, они любят проверку.
        -Безусловно.
        Я покинул комнату первого и направился к нашей библиотеке, я хотел посмотреть, сколько рассказов было написано. На самом деле, зайти на сервер библиотеке и посмотреть, сколько там лежит файлов, можно было с любого компьютера, но у нас всё равно была официальная библиотека. Там за компьютером сидел человек, в официальной должности библиотекарь и... Глупо конечно, очень глупо, но я подумал, это ещё одна должность и видимость того, что везде рядом работают люди, а не просто, захотел, зашёл, скачал, не захотел, не скачал.
        Я подошёл к комнате, которая по совместительству являлась ещё и медблоком, и осмотрелся, рядом с компьютером охранник, а за самим ноутбуком сидит приятная девушка, что-то строчит.
        -Доброе утро господин майор.
        -Здравствуйте, Анни, так вас зовут?
        -Да так, - она улыбнулась.
        -Я просто так, решил пройтись, заодно завернул к вам, узнать, как дела.
        -А дела не очень.
        -Что так?
        -Книг никто не написал, обещало заняться писательством человек пятьсот не меньше, а написали лишь один рассказ, это первый, профессор, да и то, я прочитала его, муть, сочинение школьника на вольную тему.
        -Ясно, то есть напечатали всего один рассказ, и то плохой...
        -Да, но я надеюсь, кто-то просто ещё не закончил, я сама посидела, посидела, и решила, что раз в библиотеке нет книг, - она улыбнулась, - то напечатать их обязанность библиотекаря. Вот сижу, сочиняю роман, уже пятьдесят килобайт сочинила, думаю, будет приличная мелодрама.
        -Ясно, пусть так. Я пойду, не буду вам мешать.
        -Да что вы господин майор, вы не мешаете, а поговорить... Да у нас ещё вечность впереди.
        -Анни, поверьте мне, может быть не скоро, может через десять лет или через двадцать, но нас обязательно спасут.
        -Кому мы нужны? Да ещё посреди такой войны.
        -Именно поэтому нас и спасут, мы учёные, блестящие учёные, мы нужны им, чтобы выиграть. Нас спасут, вот увидите.
        -Как скажите господин майор. А у вас есть девушка?
        -Ну, в принципе, в принципе есть, только я не знаю её судьбу, она служила в штабе, но думаю, её должны были эвакуировать, учитывая её звание, и то, что она из отдела КА.
        -Господин майор, перефразирую, у вас тут есть девушка? Согласно вашему приказу я работаю до пяти вечера, а потом мы могли бы встретиться посидеть с вами в ресторане, то есть в столовой.
        -Анни...
        -Что господин майор? Девушек здесь мало, на каждую девушку десять парней, подумайте, жизнь то ещё не закончилась, вы сами мне только что это сказали.
        -Анни, извините, вы очаровательны, правда, но я не готов, и не хочу, у меня сейчас другие...
        -Наоборот, в такие тяжёлые периоды, как сейчас, лучше всего построить с кем-то отношения, это психологическая разгрузка, а вы мне кажетесь...
        -Всё Анни, извините, позже, не знаю, не сейчас, сейчас после всего я не готов.
        -Когда позже? Насколько?
        -Я не знаю, давайте лучше притворимся, что вы мне ничего не говорили, я не планирую здесь семью создавать совсем, я хочу лишь исполнить свой долг, и чтобы в остальном меня не трогал никто.
        -Ясно, но имейте ввиду, времени на раздумья у вас не так много, может пара дней, а потом меня кто-нибудь уведёт, я девушка стройная, умная, вторая категория между прочим.
        -Я вижу.
        -Специальность криогенные технологии, кристаллы, физика...
        -Анни, я знаю, вы очень достойный человек, извините, дело не в вас, а во мне.
        -Что ж... Тогда успехов.
        Я развернулся, и пошёл к себе в комнату, больше дел у меня не было, и я решил присоединиться к первому, написать какую-нибудь яркую приключенческую книгу, чтобы дополнить нашу самодельную библиотеку. Увы, как-то ещё несколько часов назад я предполагал, что количество самодельных дурацких рассказиков и книг будет велико. Я думал, люди смогут написать, но один единственный рассказик первого, к тому же довольно глупый и примитивный, это совсем не то, что может спасти жизни потенциальных самоубийц. Странно, вроде бы люди второй и третьей категории, а не могут... Я подошёл к своей комнате, меня тут ждал какой-то человек. Это был парень, невысокого роста, не крепкого телосложения, о возрасте его сложно было что-то сказать, одежда у нас у всех была одинаковая.
        -Привет. Что вы хотели?
        -Здравствуйте господин майор, а у меня для вас приятная, и не очень новость.
        -Слушаю.
        -Давайте войдём к вам в комнату, не волнуйтесь, ничего такого особенного, просто я решил передать это лично вам. Подарок специфический, он в принципе, в общую копилку, просто я не хочу пока обнадёживать других людей.
        -Хорошо, пройдёмте внутрь.
        Я открыл дверь, и мы вошли, сели на кровать, человек сел рядом со мной. Достал из кармана какую-то коробочку, кубик на кубический сантиметр, совсем маленький. Я присмотрелся, рядом с кубиком были маленькие беспроводные наушники.
        -Это мой проигрыватель, я совсем забыл про него, а при обыске вчера, не заметил. Он маленький и спрятался в вещах.
        -На нём записана музыка?
        -Да, вот именно, там около ста мелодий, не так много, но это мои любимые мелодии, я их иногда слушал перед сном.
        -Тогда это настоящий клад, ведь музыку можно не только слушать, но под неё можно танцевать, тем более, в залах с фонтанами есть громкоговорители, и через них можно включить...
        -Нельзя. У этого проигрывателя нет ИК порта. Это просто не предусмотрено конструкцией, запись музыки осуществлялся на заводе, батарейка и все его части одноразовые. Его можно слушать только через наушники, и записать музыку на проигрыватель нельзя никак. Поэтому я и передал его вам, единственный способ прослушать музыку, записанную там, это через наушники, их всего двое, и значит, слушать могут не более двух человек. Записать музыку нельзя никак, никаких устройств передачи данных на плеере нет, просто вообще никаких. Подзаряжать его тоже нельзя, батарейка в нём рассчитана на три года постоянной работы, израсходована процентов на десять. Это просто мелкий, одноразовый, дешёвый гаджет, не более чем.
        -Я понял, я передам его Вадиму, он у нас главный техник, он что-нибудь придумает.
        -Поверьте, не придумает, мы даже вскрыть здесь упаковку не сможем, чтобы добраться до микросхем, она слишком прочная, а у нас нет инструментов, и всё равно, микросхемы изготовлены по нано технологиям, на глазок, даже через медицинский микроскоп, вручную ничего не сделаешь. Я тоже техник, и неплохой, у меня третья категория. Так что передаю его вам, он вам нужнее, чем мне, распорядитесь достойно, у меня лишь одно условие, пускайте меня к нему иногда послушать, хотя бы раз в три дня.
        -Хорошо, но не отчаивайтесь.
        -Ну, на этом всё, я пойду, посмотрю, может в библиотеке появилось что-то ещё, кроме того дурацкого рассказика первого. Спасибо.
        -Вам спасибо.
        Он поднялся, и я его выпустил, после чего я закрыл свою комнату и сразу направился к Вадиму, требовалось с ним посовещаться по поводу найденной музыки. Я дошёл до лаборатории, где Вадим занимался программированием своего калькулятора, подошёл к нему и сел напротив. Тот минуты три не обращал на меня внимания, а я сидел и терпеливо ждал, потом закончил свои дела.
        -Господин майор, если вы каждые два часа будете отвлекать меня на всякую ерунду, да что уж там два, каждый час...
        -Это не ерунда Вадим, я по делу. Мне принесли вот этот плеер, я не знал, к кому обратится, решил к тебе. - Я показал ему маленький квадратик плеера и наушники к нему.
        -Забавно... Там есть музыка?
        -Около ста мелодий, но на плеере нет ни ИК порта, ничего, и он не разбирается, это одноразовый гаджет, скинуть с него информацию нереально, придумаешь что-нибудь? Я знаю, придумать что-то тут сложно, но постарайся, нам кровь износу нужна эта музыка, просто нужна до...
        -Я понял, я посмотрю, прямо сейчас. Мне кажется, проблема, как скинуть мелодию на диск компьютера, вполне решаема, даже если нет ИК порта и других коннекторов.
        -Хорошо, приступай.
        Я положил ему на стол кубик плеера с ушами, развернулся и пошёл, в комнату идти не хотелось, и я направился к одному из фонтанов, люди сидели там, и играли в какую-то тупую словесную игру, кажется, им даже было весело, хорошо. А вот бои уже закончились, вероятно, людям надоело драться, и они решили заняться фигнёй, но главное, главное они не просто уныло сидели, а во что-то играли и общались. Я подошёл к ним, сел рядом, прямо на пол.
        -Господин майор, желаете сыграть с нами?
        -Желаю, только не долго...
        Мы играли в игру, которую остальные сотрудники назвали угадалки, и тут из динамиков оповещения полилась музыка, ровная, красивая мелодия, флейта, пианино, скрипка... Я вскочил на ноги, но остальные отреагировали спокойно, я быстро побежал по коридору к Вадиму. Дверь к нему была закрыта, я постучал, спустя минуту дверь открыл охранник со словами:
        -Тсс... Тихо.
        Я вошёл, Вадим сидел у небольшого микрофона и держал рядом с ним наушник, из него тихонько лилась музыка, а микрофон, записывал. Он выключил микрофон и наушник, и недовольно повернулся ко мне.
        -Ну, вот господин майор, вы испортили мою маленькую студию звукозаписи.
        -Как?
        -Всё очень просто, портов нет, действительно, а звук то есть. Наушник на максимальную громкость, микрофон на предел чувствительности, только чтобы не трещал, и воля, запись звука пошла. Я уже записал четыре мелодии, получилось неплохо. Просто маленько мозгов и изворотливости, и всё, даже никаких технических знаний не нужно, микрофон то у нас есть, и им можно записать любой звук, а наушник тихонько, но играет.
        -Ясно, Вадим, тебе никто не говорил, что ты гений.
        -То, что я гений, это мне и так хорошо известно, потому что только гений может написать на инженерном калькуляторе язык программирования. А вот как записать музыку с наушника на микрофон, до этого додумался бы любой дурак.
        -Хорошо, продолжай, только охранника надо поставить снаружи двери, чтобы он предупреждал всех, чтобы не шумели, запись звука должна быть качественной.
        -Безусловно. Что ж, идите, или сидите здесь, только тихо, я буду записывать мелодии дальше. Всё же их сто с лишним штук, но скажу честно, музыка красивая, да не в моём вкусе, я люблю быстрые ритмы, а тут...
        -Классика, скрипка, флейта, что-то ещё...
        -Сегодня вечером устройте танцы, и сами приходите, люди будут рады. Танцевать куда интереснее, чем читать глупые рассказики первого.
        -Ты уже прочитал?
        -Нет, время я не тратил, я программировал, но у меня был двухминутный перекур, и я просто проверил, не появилось ли что-либо в нашей библиотеке. А о том, что рассказ глупый, я узнал из комментариев, там один товарищ соорудил, используя блокнот и стандартный графический редактор, импровизированный форум, и я был там..
        -И как?
        -Думаю, первый обидится, и не будет писать больше никогда вообще, одни негативные комментарии. Никому не понравилось.
        -Ясно, надо зайти похвалить.
        -И зайди в сто семнадцатый кабинет, там сидит наш гений блокнота Сергей Владимирович Жигунов. Это он сделал форум для библиотеки, рисовал все картинки в обычном стандартном графическом редакторе, вручную, а потом, используя блокнот, и старую технологию простого вывода страниц, сделал нечто типа сайта.
        -А что у него?
        -Увидишь, но вот он гений, не то, что я, учитывая время и результат. А теперь хватит меня отвлекать господин главный, иди и отвлекай Жигунова, а мне ещё надо почти сто песен переписать на диск компьютера, а потом мой калькулятор ждёт меня..
        -Ясно, спасибо Вадим, удачи.
        Я вышел из мастерской и направился в сто семнадцатый, в принципе, дела то налаживались. Всё что нужно появилось, так глядишь, и удастся пережить этот начальный и самый тяжёлый этап, избавить людей от отчаяния. Тем более, многие уже нашли себе дело.
        Я постучался в комнату сто семнадцать, спустя пару минут мне открыли, тут был небритый человек с красными глазами.
        -Вы что не спали всю ночь?
        -Дурацкий вопрос, да не спал, но вот планировал лечь в ближайшее время, но в начале хотел вас обнадёжить.
        -Что?
        -Заходите. Эй, Ян, Павел, отбой, я свяжусь с вами позже, делайте свои рисунки, и качественно. - Он выключил связь с соседними комнатами и усадил меня за свой компьютер. - Это программа блокнот, старая стандартная программа любой современной операционной системы, ею обычно никто не пользуется, и она как бы не нужна. Но в ней есть такой раздел, как ашви программирование, это как бы не совсем язык, но с его помощью можно делать сайты, такие простейшие сайты, используя ашви, я сделал форум для библиотеки.
        -Я видел, и хотел выразить вам благодарность...
        -Благодарность рано... Так вот, суть в том, что делать сайты, простые сайты в блокноте не так сложно, хотя он и ограничен функционально, но фактически у нас есть всё для этого необходимое, нужен только блокнот, чтобы программировать, а чтобы делать картинки, нужен любой простейший графический редактор, в каждой операционной системе такой есть. Ну и главное, в блокноте, если знать, как, можно писать простейшие программки, хотя надо знать, как, но я знаю как, и всю прошлую ночь и сегодняшнее утро я вспоминал эти несчастные команды, и вспомнил, и даже успел научить ими пользоваться своих товарищей.
        -Это радует, значит, вы сможете понаделать для нас сайтов?
        -Ох, господин майор, простите, всё же какой вы тупой. Сайты лишь промежуточный шаг.
        -Продолжайте.
        -Я говорил, фактически, блокнот и есть примитивный язык программирования. И да он примитивный, но на нём можно худо-бедно программировать игры определённого типа. Мы можем написать сайт, длинный сайт, в котором много страничек, и эти странички связаны друг с другом, ввести переменные, например обозначающие войска, или какие-то ресурсы, и нарисовать картинки рядом с числами, и получится игра. Самая настоящая игра, хотя по сути сайт, и такую игру мы можем сделать уже сейчас, и я с товарищами уже начал её делать. И таких игр можно сделать много, самых разных, и я говорил, можно снимать видео, так что...
        -Я понял вас, это здорово, и сколько вам понадобится времени, чтобы написать такую игру?
        -Гораздо меньше, чем Вадиму, чтобы разобраться с его калькулятором. Я думаю, первая пародия на игру будет готова недели через две. В ней люди смогут развивать небольшую деревню в режиме онлайн и воевать друг с другом. В эту игру сможет играть любое количество игроков, прямо из своих комнат, то есть иными словами, можно будет занять всех, кто пожелает.
        -А почему пародия на игру?
        -Потому что рисуем мы как курица лапой, никто из нас не умеет рисовать, а для игр нужны картинки. И я ещё не стал профессиональным ашви программистом в блокноте, поэтому, игра будет дурацкой, но со временем, мы сделаем много игр, и они станут много лучше, чем наши первые творенья. Так что надейтесь на нас, мы сделаем для вас игры, как вы заказывали, и люди не будут сходить с ума от безделья. Хотя игры и будут дурацкими и своеобразными, ввиду ограничений, которые накладывают блокнот и стандартный редактор, но всё же это будут игры, и в них можно будет играть так же, как играют в шахматы, думать над ходами соперника, строить армию, вести дипломатию и так далее.
        -Ясно, вы нас очень выручили.
        -Я знаю. А теперь, позвольте мне лечь спать, поскольку вы все прошлой ночью спали, а я ломал голову над вопросом, как сделать с помощью блокнота первый сайт.
        -Хорошо, тогда я жду от вас первую игру через две недели?
        -Так точно, господин майор. Только не ждите многого, программировать через блокнот сложно, рисовать нормальные картины в стандартном графическом редакторе не проще. Поэтому первая самодельная игра будет сделана исключительно криво. Всё же обычно, современные игры, к которым вы привыкли, делаются профессиональными программистами, целыми коллективами художников, на специализированном программном обеспечении за год или несколько лет. То, что мы напишем в блокноте вшестером, за две недели, будет...
        -Я понял, сделайте что сумеете, а если вам понадобятся ещё люди, только скажите, тем более что, чем больше людей будет занято делом, тем меньше они будут думать о своей несчастной судьбе.
        -А теперь, хватит высокопарных слов, я хотел бы лечь спать.
        -Конечно.
        Я встал с кровати, и покинул помещение, и решил ещё раз обойти все свои владения, не заглядывая лишь к Вадиму. Всё же владения у меня были небольшими, но все эти люди вверили мне свои судьбы, или точнее, так решили мы с первым.
        Я зашёл к Александру, он сидел строчил какой-то текст.
        -Ну что?
        -Неблагодарные... Ну да ладно, я уже второй рассказ вывесил, пишу третий.
        -Не важно, не обращайте внимания на форум, вы наш единственный писатель.
        -Я подумал об этом тоже, я продолжу писать, тем более, у меня стало получаться.
        -Вы молодец первый...
        Глава 21: Первая кровь.
        Прошло две недели, с тех пор как мы оказались в полной изоляции от остального мира. За это время было создано многое, музыка, книги, рассказы и даже довольно крупные повести. Всего же наша библиотека пополнилась несколькими десятками самых разных авторов, и теперь в ней реально было что почитать. Жигунов всё никак не мог выпустить в свет бета версию своей первой онлайн стратегии. Нет, у него всё получалось, и вся база Белый лебедь знала, что он творит, просто он постоянно доделывал, переделывал и совершенствовал свою игру. Надеясь выпустить в свет нечто, чем действительно можно было бы увлечься, тем более, у него теперь в помощниках ходило около трёхсот человек, которые в основном только рисовали и сочиняли диалоги для квестов.
        Каждый вечер у нас были танцы, я всегда приходил на них, но никогда ни с кем не танцевал, хотя многие женщины желали иметь со мной отношения. Но я не давал никому ни малейшей надежды, а между тем, женщин у нас было в десять раз меньше, чем мужчин, и потому их немного избаловали, но я всё равно не собирался ни с кем иметь отношений. Скучно мне не было, дел у меня было много, все называли меня главным и периодически льстили, я даже был почти счастлив. И я думал, что смогу прожить так очень долго, и вроде бы, всё уже стало налаживаться.
        Был вечер, самый обычный наш вечер. Таких было уже довольно много, таких ещё будет бесконечно много. Я шёл по коридору, как обычно, впереди лилась музыка, я остановился у входа в главный зал. Люди танцевали, шутили, у стеночек стояли парни, ожидавшие, когда освободятся девушки, чтобы с ними потанцевать. Неожиданно ко мне сзади подошла девушка, она ревела.
        -Помогите.
        Я обернулся, осмотрел её, у неё был синяк под глазом и разбит нос.
        -Что случилось? - Все остальные сразу же обступили её.
        -Меня изнасиловали, это был Максим Ртутнов.
        -Как?
        -Мы с ним общались, я стояла у двери в его комнату, он предложил мне переспать. Я отказалась, он схватил меня за руку, и втащил в свою комнату силой, закрыл дверь и нажал на кнопку звукоизоляции, чтобы никто не услышал моих криков. Потом он два часа насиловал меня, и только сейчас отпустил, скотина.
        -Где он?
        -Вон идёт по коридору.
        Я быстро пошёл навстречу, он оторопел, увидев меня, все знали, что я невероятно силён физически.
        -Что скажешь в своё оправдание?
        -Вы о чём?
        -Эта женщина утверждает, что ты её изнасиловал.
        -Я не насиловал.
        Я знал, что верить словам женщины нельзя, по крайней мере, существовала презумпция невиновности. В том смысле, что девушка могла поссориться с парнем, и для того, чтобы отомстить оговорить его. Хотя, скорее всего, он и был виноват, но нужно было проверить. У нас везде во всех коридорах были камеры, и проверить, втаскивал ли он девушку силой в свою комнату, и о чём они говорили, было не сложно.
        -У нас есть видеокамеры, там запись, сейчас проверим. Следуйте за мной.
        -Хорошо.
        Мы прошли быстрым шагом в отдел записи, там сидел один охранник, я нашёл номер комнаты Максима и набрал время, но ничего не произошло, файл был стёрт.
        -Кто стёр файл? - Спросил я охранника. - Это мог сделать только ты и отсюда, я знаю.
        -Я не знаю, - притворился дурачком охранник.
        -Вместе с виноватым под суд пойдёшь. - Я двинул его мордой об стену, сломав нос и забрызгав кровью весь пол. - За мной. Девушку в мед блок на мед обследование, если гинеколог найдёт сперму в половых органах, я из вас всю дурь выбью козлы.
        -Эй, майор, а ты не оборзел часом?
        Ко мне навстречу из толпы выступило человек десять парней по крепче, ещё пятеро грубо оттеснили остальных от двери.
        -Не понял, это что бунт на корабле? - Я сразу отступил в комнату, так чтобы количество способных одновременно атаковать уменьшилось.
        -Слушай майор, ты тут командуй, мы не против, но наших не трогай, понял? Ты тут у нас не высшая инстанция.
        -У нас что, мафия формируется?
        -Из-за бабы никто из нас под монастырь не пойдёт, и руки больше против наших не распускай.
        -Ребят, вы нарушаете закон, все в курсе? Коллективно.
        -Майор, ты сильный, мы знаем, но один, а нас много. А что касается закона, закона тут нет, нас бросили, и мы будем выживать так, как умеем.
        -Ребята, ребята, вы же вторая и третья категория, сливки общества, не стыдно вам так себя вести? - Улыбнулся я, уже понимая, чем всё закончится.
        -Мы были сливками общества, и сейчас хотим ими остаться, а без бабы нормальному мужику не прожить, а баб здесь мало, и все с принципами, просто так не дают.
        -И что, вы теперь так и будете всех баб насиловать?
        -Не всех, но часть и так по своей воле в постель ляжет.
        -А вы не боитесь пойти под военный трибунал, потом, когда за нами прилетят?
        -Майор, ты дурак, или нас за дураков всех держишь? Никто за нами не прилетит. И закона больше нет, и мы здесь новый закон, и никто...
        -Камикадзе, а ты в курсе, что я здесь закон, и останусь законом до конца?
        -Майор, ты один, нас много, человек пятнадцать, и ещё человек сорок нас поддержат если что. А кто поддержит тебя? Хиляк программер Вадим и твой профессор? Первый? Он только и может, что писать свои тупые рассказики для дебилов. Или может тебя Жигунов поддержит?
        -В отличие от вас, они все приносят пользу. Стараются создать то, что даст другим людям хоть какой-то смысл жизни.
        -И пусть приносят пользу дальше, но наших не трогай, это наши дела. Вали отсюда майор, и руки больше никогда не распускай, и мы так и быть, будем и дальше делать вид, что ты у нас вроде как самый главный, и если что, даже поддержим тебя. Но наши ребята, они наши, и бабы наши, и та баба наша.
        -Так она не хочет быть вашей.
        -Не хочет, но будет.
        -Боюсь ребята, придётся вас закрыть, всех, лет на десять в карцер, чтобы вы обр...
        -Дурак, майор, как же ты нас закроешь? Нас же целая куча, хочешь, чтобы мы тебе руки и ноги поломали...
        -Да, вы правы, вас же целая куча, и потом ещё подымутся, не зря военный трибунал предписывает изменников и повстанцев расстреливать на месте. Есть только один путь.
        Я осмотрел помещение, комната, три на четыре метра, не больше, потолок два двадцать. Посреди стол и стул, но они мне не пригодятся. И ребята, стоят напротив меня, пятеро, а там ещё за дверью, тоже человек десять не меньше, и эти, не послушают меня, а если оставить их в живых, потом в спину зарежут ножом из столовой. Бывают такие скоты, всегда и везде бывают. Вон у одного уже в руке нож, и у другого. Плохой нож, столовый, ненадёжный, но горло им перерезать можно. И именно это они собираются сейчас со мной сделать, установить свою власть. И я дурак, такое позволил, не набрал вовремя верных людей. Охранники... Они не хотят быть просто бесплатными охранниками, я не предложил им ничего, а эти могут предложить власть и женщин, женщин у нас много, штук триста, не меньше, хватит на всех козлов. Почему везде бывает такая мразь? Даже здесь. И я дурак, вовремя не вычислил, и путь у меня теперь один, чтобы не было такого впредь.
        -Эх, ребята, вторая категория, третья, учёные, как же вы всего за две недели стали тупыми скотами?
        Я сделал два быстрых шага вперёд и вправо, так нагло и быстро, они не ожидали, схватил одного бойца за руку, закрылся им, вырвал у него из рук столовый нож, полоснул им по горлу и по шейной артерии. Брызнула кровь, он захрипел, я с силой бросил его в кучу бойцов, они его поймали и удержали. Кто-то закричал... Я не терял времени, поймал за руку следующего вооружённого, дёрнул на себя, и так же перерезал ему глотку и вену ножом, его теперь никто не спасёт.
        -Убейте его.
        У двери сформировалась давка. Я воспользовался ею. Теперь у них вроде бы не было больше ножей. И это были люди, просто слабые люди, совсем не Цериды, и никто из них не умел профессионально драться, а Лена готовила меня долгие годы, готовила жестоко и беспощадно, чтобы я мог выжить и победить где угодно и в бою с кем угодно. Я схватил третьего, также подтянул его к себе рывком, закрылся им, и перерезал ему глотку и шейную артерию, чтобы уж сдох быстро и наверняка. Двое выпрыгнули из комнаты, спасаясь от меня, выбора у меня особо не было, и я последовал за ними. Меня встретили, ни у кого из них не было оружия, у меня был нож, они не были готовы к тому, что случится такое, не успели, не подумали. Им и в голову не пришло, что им придётся принять смертельный бой со мной, даже если, я бы должен был, повинуясь голосу разума, пойти им на уступки, и всё бы было хорошо, по-ихнему, и все девочки принадлежали бы им, и всё, счастье и почёт. Но всё сложилось не так. Я полоснул нескольким людям ножом по рукам, полоснул сильно и глубоко, они взвыли, забрызгала кровь. Я с разворота всадил нож в шею очередному
сопернику, и меня за руку схватил один из них, схватил отчаянно и насмерть, пришлось выпустить нож, я легко разжал его руки, сломав попутно пальцы. Потом схватил одного из бойцов за шею, сосредоточился на нём, и он не выдержал моего усилия, позвонки хрустнули очень громко, из открытого перелома брызнула кровь, остатки новой мафии бросились бежать, я догнал одного из них, схватил его сзади за шею, он заорал: "Не надо!". Но я всё равно убил его, сильно и болезненно, впереди в коридоре стояла толпа, и несколько верзил, которые теснили её. Теперь толпа решила мне помочь, люди вытолкнули всех крутых, не дали им отступить. Я убил ещё одного, остатки развернулись ко мне, понимая, что единственный шанс выжить, это победить меня, но их осталось не так много, что люди против терминатора? Слишком, слишком хорошо меня готовила Елена, восемь лет подготовки, изощрённой, напряжённой изо дня в день с мастером спорта по карате и самой Леной, по сравнению с которой мастер спорта по карате, сопливый мальчишка. Бой был коротким, последний из подонков крикнул: "Пощади". Но я не пощадил, сначала сломал ему руку, потом
вторую, потом двинул коленом в нос, сломав всех хрящи, и только после этого гуманно не естественно сильно вывернул ему голову, так что на всю комнату затрещали ломающиеся кости позвоночника. Я остановился, посчитал, четырнадцать трупов.
        -Майор, всё, они все мертвы, - сказал мне парень из толпы.
        -Тот придурок говорил, что их ещё сорок, я хочу знать, кто ещё был с ними, были ли другие случаи изнасилования.
        -Вы убьёте остальных?
        -Думаю, пять лет карцера для них достойное наказание, и это больше не повторится. Но я хочу, чтобы каждый знал, того, кто пойдёт против меня, против закона, того, кто решит тут у нас устроить мафию и крутую братву, я сам лично сломаю пополам, убью с предельной жестокостью. Если кто-то нарушил закон, пусть сядет в карцер и отсидит в нём положенные годы, или понесёт другое заслуженное наказание. Но тот, кто восстанет, кто возьмёт нож и попытается убить меня, или кого-то ещё, я убью этого человека сам, и сделаю это исключительно болезненно и не гуманно. Всем ясно? Все всё поняли? Все поняли? Не слышу!!
        -Ясно.
        -Найти виновных, выяснить, не насиловали ли они других женщин, ты и ты, выполнять, бегом.
        -Есть.
        -И уберите эти трупы, биомасса нам нужна, разрезать на куски и спустить в химические дезинтеграторы.
        -Но майор, они же люди, это каннибализм.
        -Хоронить их негде, кладбища у нас нет, а биозапасы ограниченны. Берите тряпки и мойте от крови полы, трупы в дезинтеграторы, отныне, мы едим умерших.
        Я ругнулся, и быстро пошёл через толпу, мне хотелось помыться, я весь был измазан кровью, ведь когда я резал им артерии, из них под давлением хлестала тёмная человеческая кровь. И мне совсем не было приятно то, что со мной такое произошло, я на самом деле не люблю драться, и не люблю кровь, но выбора не было. Допустить такую мафию у себя на Белом лебеде я не могу.
        Эта комната плохо была приспособлена для суда, но помещений кроме жилых комнат у нас было всего несколько, поэтому пришлось смириться. Мы убрали лишние столы и стулья, и я встал у стены, как и другие судьи и тридцать шесть осужденных и две осужденные женщины поместились в комнате. Руки у них у всех были связаны капроном за спиной, сильно и больно, чтобы они осознали свою вину. Я закончил читать обвинительную речь.
        -Итак, у вас есть оправдания?
        -Сэр, господин майор, я дружил с ними, но я никогда никого не бил и никому не угрожал.
        -Ты обвиняешься в участии и создании преступной группы. Ясно? Ещё есть оправдания?
        Выступила одна из женщин:
        -В чём вы меня вините? Я никого не насиловала, я вообще женщина, обратите внимание на то, что я женщина! И не собиралась я никого насиловать, и не могу, я просто спала с убитым вами человеком, и...
        -Вы обвиняетесь в том, что избили двух других женщин, запугивали их, и продвигали своё эго. Итак, всем молчать, обвинение, то есть я, разделил вас на три группы вины, мало виновные, участники, эти люди не совершили ничего противоправного, но состояли в созданном преступном сообществе, три года заключения. Виновные, эти люди, находясь в составе преступного сообщества рэкетировали других граждан, насиловали женщин и избивали мужчин, запугивали и отнимали собственность. Виновные приговариваются к заключению сроком на двенадцать лет. И третья группа обвинённых, их четверо, эти люди открыто выступили против власти и с оружием в руках пытались осуществить революцию ради удовлетворения своих преступных прихотей. Эти люди, три мужчины и женщина приговариваются к высшей мере, смертной казни, приговор приведу в исполнение лично я, после чего, их дела будут дезинтегрированы.
        -Вы не имеете права нас убивать, вы преступник.
        -Ты маньяк, что совсем с катушек слетел?
        -По законам военного времени, трибунал из трёх офицеров, именуемый тройка, формирующийся в особых случаях. Особыми случаями считаются ситуации, когда невозможно созвать протокольный военный трибунал, у нас как раз такой случай. Тройки имеют право выносить трусам, предателям и паникёрам любые приговоры, в том числе приговор смертная казнь. Единственная категория, которой не может быть вынесен приговор смертная казнь тройкой, это категория населения один, но у нас таких нет. Таким образом, приговор...
        -Да пошёл ты козёл...
        -...Смертная казнь, вынесенный тройкой законен. Отвести обвинённых в место заключения.
        -И где вы нас будете держать? Вы же не можете нас запереть нигде. И вообще у нас нет помещений.
        -Одно помещение есть, это ангар, в него ведёт шлюз, он запирается изнутри, вы не сможете открыть. Ангар достаточно велик и просторен, вы все поместитесь в нём без проблем. В туалет будете ходить под конвоем, дважды в сутки, питаться в столовой также под конвоем дважды в сутки. Спать будете на полу, без постели, мыться раз в неделю. Компьютеров в ангаре нет, развлечений никаких нет и не будет. Таким образом, жить в ангаре будет куда тяжелее, чем в остальных частях Белого лебедя, и наказание будет наказанием. Вот как-то так. А теперь охрана, проводите всех преступников в место постоянного заключения. А этих четверых, я провожу лично, до места казни.
        -Пошёл ты козёл... - Сказал приговоренная к смертной казни женщина.
        Я взял их за верёвку и сильно потянул, капрон впился им в кожу, женщина вскрикнула от боли, но им и не должно быть хорошо, последнего желания у них тоже не будет. После этого события и показательного сурового наказания, едва ли кто-то рискнёт создать ещё одно такое преступное сообщество с целью удовлетворения своей сексуальной похоти и обладания всеми наиболее красивыми самками.
        Я дотащил их до кладовой, маленькой комнаты, впихнул внутрь. К двери подошла Анни с упаковками какой-то дряни.
        -Что это?
        -Я придумала способ казни, это обезболивающее, оно в таблетках, им надо просто выпить по упаковке, я уверена, передозировка вызовет остановку мозга и сердца.
        -Это же невозобновляемое средство, верно? Медицинский синтезатор не может изготовить его аналог, сильнейшее обезболивающее и снотворное.
        -Да, но это исключительный случай, и потом у нас есть обезболивающие других типов, в том числе слабые обезболивающие из синтезатора, как-нибудь...
        -Глупо переводить на преступников средство.
        -Они люди.
        -Которое, может понадобиться кому-то, если придётся совершить серьёзную операцию. Вдруг у нас будут камни в почках, и придётся резать, или внутренние кровотечения, или придётся делать кесарево сечение, когда кончится действие противозачаточных, а оно кончится через двадцать пять лет обязательно, и будут дети.
        -Но как-то вы должны их умертвить.
        -Умертвить человека Анни не так сложно, даже без химии, и это по моей части.
        -Но по закону тройка не имеет право на болезненную смерть, тройка имеет право приговаривать людей лишь к безболезненной смерти, расстрелу, смертельной инъекции. Даже виселица запрещена.
        -В уставе сказано, любым доступным средством, а то, что виселица запрещена я знаю. Я обещаю Анни, я сделаю это быстро и почти не больно. Когда человеку сильно ломают шею, если это сделать правильно, он почти мгновенно теряет сознание. Так что не волнуйтесь, мучаться они не будут.
        -Тогда проявите гуманность, начните с женщины, чтобы она не видела смерть.
        Я отстранил Анни, подошедшего Вадима, впихнул преступников в комнату, закрыл дверь, и преступил к исполнению своих обязательств. Мне самому было не очень хорошо, я никогда раньше не казнил людей, хотя по идее майор КА имел право, и даже тройка была созвана почти по уставу. Три офицера имеют право в исключительной ситуации... Причём в составе тройки допускается наличие лишь одного офицера, рангом не ниже капитана, если нет других офицеров, то вторым и третьим может быть гражданский меритократической категории третьей и выше. Так что я сделал всё по закону, опытный адвокат конечно сможет доказать, что закон я нарушил, и не имел права казнить, но другой опытный адвокат может доказать и то, что право я имел. Увы, опытных адвокатов и судей и палачей на Белом лебеде не было, был лишь я, майор отдела контроля армии, отдел КА, особист, как нас брезгливо называют другие армейские. А мы особисты, по своей сути и есть палачи, чистильщики, так что это всё моя прямая обязанность.
        Я закрыл дверь, чтобы другие не видели, один из осужденных дико закричал: "не надо!".
        Глава 22: Первый суицид.
        Я проснулся рано, по будильнику, включил свой домашний компьютер, тот почти мгновенно загрузился, я нашёл сайт Жигунова, выбрал свою игру, она называлась "древний мир". Я часто играл в неё, здесь было семь народов, они все имели разные типы войск, самый разный, и не совсем хорошо соблюдаемый баланс. Это военно-стратегическая и дипломатическая браузерная игра, которую не так давно закончил Жигунов. Здесь я на плоской карте строил своё государство, захватывал новые территории, строил новые деревни, а потом и города. Развивал экономику, ресурсы, добывал металл, камень, еду, горючее и древесину. Каждый ресурс подразделялся на несколько видов. Из металлов был худший это медь, получше сталь, и лучший металл для оружия это титан. К горючему относились торф, каменный уголь, нефть и самое лучшее топливо из доступных бороводороды. Ну и остальные виды ресурсов тоже делились на разные классы, там древесина была простая, селекционированная и генетически улучшенная. Аналогично еда и камень имели разные типы. Были ещё и вспомогательные ресурсы, такие как медикаменты и ткани. Всё это можно было добывать,
модернизировать производство и торговать по разным тарифам. Задача игры была выбрать один тип ресурса, наладить его производство с наивысшей производительностью и захватить рынок. А потом как водится построить армию и побить всех соседей. В будущем Жигунов и его ребята обещали, что они дополнят игру, в ней появятся новые ветки технологий, вплоть до эпохи танков, ядерных бомб и авиации. И это обещало быть интересным, но пока что я подготовил пару легионов воинов закованных в лучшие титановые доспехи, и собирался пойти громить своих соседей.
        В дипломатии было предложение сформировать союз. Я прочитал его, усмехнулся, и, оставив без внимания, отправил свою армию в поход на предложившего союз. В жизни я был добрым и терпимым человеком, но в стратегиях, написанных Жигуновым, во мне проявились все худшие человеческие качества. Жадность, подлость и кровожадность, огнём и мечом я расширял свою державу, грабил и убивал соседей, вероломно нападал ночью и рано утром, пока люди спят, и кой кто обзывал меня задротом. Потому что вставать в пять утра, чтобы ограбить в компьютерной игре спящего соседа это немного ненормально. Но главное, я играл анонимно, и поэтому никто не знал на кого бочку катить за всё это игровое свинство. И даже сам Жигунов, магнат компьютерных игр обещал, что вся информация об анонимных игроках останется тайной даже для него. Поэтому, многие товарищи играли и свинячили анонимно. Впрочем, были и честные товарищи, которые играли не инкогнито, а от своих настоящих имён. В общем, в эти примитивные игры, написанные Жигуновым играли практически все жители Белого лебедя, только одни играли в них много, а другие куда меньше.
        Пополнилась и наша коллекция в библиотеке, число писателей неимоверно выросло до нескольких сотен писак, и теперь было что почитать, я даже сам написал несколько крупных книг. И всё было хорошо, и вроде бы не было больше преступности, и вообще никого ни разу не пришлось сажать в тюрьму, разве что так, по-товарищески побить за грубость. И прошло уже два года, и всё было хорошо и никто, кроме осуждённых, ни разу не пытался покончить жизнь самоубийством. И служба психиатров работала нормально, люди приходили, жаловались на судьбу, но никогда не доводили до...
        Я покинул свою комнату и пошёл в столовую, по пути мне попался Санёк, я пожал ему руку, и мы вместе направились покушать.
        -Слушай, а ты кем играешь в "древний мир", по секрету.
        -Не скажу.
        -Просто я хочу сформировать тайный союз с целью захвата власти на игровой карте, и я подумал, что такой опытный политик как вы, пригодится мне в качестве помощника, а то и главы союза.
        -Я всерьёз не играю.
        -Врёшь, я же вижу, по четыре раза в день садишься в комнату.
        -Я играю, но не всерьёз, и планирую играть инкогнито до конца, и никому не расскажу.
        -Грабишь?
        -Граблю, тираню, и веду себя как последний пират, истина.
        -Понятно.
        Мы дошли до столовой, я подошёл к химическому синтезатору, выбрал себе желе повкуснее, и уселся за стол, мой сосед уселся рядом. Я принялся поедать желе с котлетой, как вдруг в столовую вбежал человек, я не помнил его имени, но у меня служило много людей...
        -Суицид, самоубийство.
        -Где? Не может быть.
        Я вскочил.
        -Он заперся в комнате, поставил часы на два часа, и заявил, что никого не винит, и сделает это сам по своей воле.
        -Надо остановить.
        -Нельзя, ты же знаешь, дверь изнутри можно полностью заблокировать на срок до двадцати четырёх часов, так что попасть внутрь мы не можем.
        -Веди, бегом.
        Мы побежали по утренним коридорам, многие спали ещё, люди привыкли в последние годы, что торопиться некуда, и по утрам любили поспать часов до двенадцати. Я пробежал по пустым коридорам и остановился у двери, здесь было, человек пять.
        -Как его зовут?
        -Профессор Симак, странный дядька, мало общительный.
        -Симак! Открой, ты слышишь меня?
        Я посмотрел на таймер двери, там красными и зелёными цифрами стояло по пятнадцать минут. Я знал, зелёное значит, дверь будет разблокирована через пятнадцать минут, а красное значит, полная звуковая изоляция будет снята через пятнадцать минут.
        -Он нас не слышит, мы ничего не можем сделать сэр. Только ждать, пятнадцать минут, это не так много.
        -Так, ты, бегом будить Анни, бегом я сказал, буди, пусть бежит в медблок за жгутами, бинтами и другими реанимационными средствами. Беги, может, откачаем ещё, через пятнадцать минут, как штык должен быть здесь.
        Я постучал кулаком в металлическую дверь, но знал, это бесполезно. Первый, первый суицид, мы два с половиной долгих года сохраняли жизни людей, и никто ни разу не вскрыл себе вены и не украл из медблока смертельную дозу снотворного. Всё было тихо и спокойно, никто никого не обижал, все были дружны и спокойны. Почему?
        -Послать за психиатром.
        -Есть.
        -Сюда, главную, хочу поговорить о нём, надо узнать всё, как же мы не досмотрели. Хочу знать историю, всё, что есть об этом парне, кто семья, откуда, почему и зачем он это сделал?
        Мы постояли у двери ещё несколько минут, прибежала Анни с какой-то сумкой, села у двери, стала раскладывать жгуты и бинты.
        -Осталась минута, сейчас надо сразу оказать помощь.
        -Сэр у него был целый час, чтобы сделать с собой всё что угодно, едва ли вы сможете его откачать, если он вскрыл себе вены почти час назад.
        -Я знаю, но шанс всегда есть, может он дурак, и не смог покончить с собой по-человечески, так бывает у неуклюжих самоубийц, и их спасают.
        Дверь открылась, я влетел внутрь, но его нигде не было, я ломанулся, прыгнул к ванной, открыл дверь, он сидел не подавая признаков жизни в кабинке, всё было забрызгано кровью, он перерезал себе вены на левой руке столовым ножом, и судя по тому, что кровь из вен больше не текла, он уже был мёртв. Шансов спасти его не было, Анни достала пластырь, но я остановил её.
        -Прибереги для живых, этот умер полчаса назад.
        -Но может быть...
        -Видишь, кровь из перерезанных вен уже не течёт? Это значит, что он потерял минимум две трети крови и сердце не бьётся, мы не можем его реанимировать, мозг мёртв, и достойного оборудования у нас в медблоке тоже нет.
        -Сэр, как с ним поступить?
        -Разрезать на части и отправить в дезинтегратор.
        -Но так нельзя, - вспылила Анни, - он же человек, и даже не преступник.
        -А что ты предлагаешь?
        -В ангаре, есть шлюз наружу, мы могли бы его выбросить прочь с базы, это лучше, чем есть его.
        -Тогда мы потеряем семьдесят килограмм органических веществ, а то и восемьдесят. Это неприемлемо, я сказал, как поступить, разрезать, и отправить мясо в дезинтегратор.
        -Но он же всё равно умер, и есть уже не будет никогда, почему нельзя его просто похоронить, его восемьдесят килограмм...
        -А если у нас здесь в будущем будут дети? Что им есть? Что если детей будет много и органика в химических синтезаторах кончится? Мы что все будем пухнуть от голода? Или будем тянуть жребий, кому сдохнуть?
        -Но от одного человека она не кончится...
        -Но он не первый и не последний, кто умер и умрёт. Следующего человека ты тоже захочешь похоронить, а не есть, и следующего и следующего, и органики станет меньше. А потом родятся дети, а органические вещества в синтезаторах иссякнут, и всё, есть нечего. Имеешь ли ты право ради своих собственных моральных амбиций обрекать на голод будущие поколения базы Белый лебедь? Учитывая то, что у нас здесь сейчас замкнутый полный цикл оборота веществ? То есть если выбросить его через шлюз, как ты предлагаешь, то запас органических веществ однозначно убавиться, а взять новые не откуда, потому что мы на глубине двухсот с лишним километров в недрах планеты, которая превратилась в сплошной ледяной шарик. И сейчас температура за бортом минус двести шестьдесят девять градусов по Цельсию. Вот такие дела...
        -Ты говоришь дети, но на базе энергии лет на пятьдесят не больше, какие дети? Кто осмелится родить здесь сейчас детей? В таком месте.
        -Ты не осмелишься, но не решай за других. А просуществовать эта база может очень долго, если не сломается цикл оборота веществ, если будет работать источник энергии. Быть может, мы проживём здесь сто, или даже триста лет. И нельзя оставлять будущие поколения без ресурсов, хороня мертвецов, как полагается. Я сказал, разрезать труп и в дезинтегратор!
        Пришёл главный психолог, я посмотрел на неё, глаза у неё напуганные, неудивительно, сегодня умер человек, а ей предстоял разговор со мной, и меня боялись. Потому что когда-то давно, все помнили, как я убивал, легко и почти без причины, а потом как палач сам приговорил и казнил всех преступников.
        -Пройдёмте в третью столовую, там столы, сядем, поговорим, у меня всего пара вопросов.
        -Хорошо господин майор.
        Мы дошли до столовой, я бесцеремонно уселся за дальний стол, сел и замолчал, главный психиатр тоже молчала.
        -Даша, скажите, этот человек посещал кого-то из ваших сотрудников?
        -Нет, последний раз он был на обязательном разговоре месяц назад, никто не выявил у него никаких аномалий и наклонностей к самоубийству.
        -Ясно, я говорил с его другом, у двери, ещё, когда она была закрыта, тот сказал, что он вёл странный и уединённый образ жизни, вы знали об этом?
        -Нет, простите Антон, мы совершили большой прокол.
        -Не дрожите, я не собираюсь вас наказывать, я считаю, вы хорошо справляетесь со своими обязанностями, учитывая особенности ситуации и то, что это первый суицид за два с половиной года. Просто я хочу, чтобы вы впредь внимательнее относились к людям, чьё поведение не социально.
        -Но как? Мы же не можем шпионить за всеми.
        -Сделать это не сложно. Просто, пусть каждый пациент, каждый раз при обязательном разговоре называет людей, которые, по его мнению, находятся в группе риска, скажем, не менее двух. И тогда, вы сможете составить список людей, которые могут быть в опасности.
        -Ясно.
        -Просто постарайтесь, Дарья, я не держу на вас зла, и я надеюсь, что такие случаи будут в будущем повторяться не часто.
        -Хорошо, господин майор, я обещаю вам, я приложу все усилия, и постараюсь выявить группу риска лучше.
        -На этом закончим, идите, работайте, приступайте прямо сейчас, и я хочу, чтобы вы сегодня, завтра и после завтра опросили ещё раз вообще всех жителей базы. Просто это самоубийство может быть спусковым крючком для тех, кто сомневается, и оно может вызвать целую волну самоубийств, среди тех, кто сам бы так не осмелился.
        -Я поняла.
        -Я поднялся из-за стола и быстро пошёл к Жигунову, к нему у меня тоже было своё дело.
        Жигунов спал, и мне пришлось основательно постучать к нему в дверь, прежде чем он проснулся. Просто я знал, что он любит работать допоздна ночью, а потом утром отсыпается. Звонков у нас не было, а удары кулаками о сталь глухие, поэтому для того чтобы стучаться, я обычно использовал монетку. Наконец дверь открылась, и на пороге показался заспанный и полу голый Жигунов, я бесцеремонно толкнул его и прошёл внутрь.
        -Что случилось?
        -Самоубийство.
        -Как?
        -А вот так. Хочу уточнить, профессор Симак Фёдор Николаевич, он не играл в твои игры?
        -Ну, я не могу сказать, там всё тайно.
        -Слушай, игры играми, азарт азартом, а умер человек. Он не играл?
        -Номер комнаты? Хотя не надо, сейчас найду и так, да, сейчас, секунду, - он понажимал на кнопки своего компьютера, пощёлкал базу данных и вскоре ответил мне, - да он не играл, не играл вообще.
        -Что и требовалось доказать.
        -Что доказать Антон?
        -Сергей, человек, который играет взахлёб, и с азартом в твои игры, пока ему интересно хотя бы играть, не покончит жизнь самоубийством. Он будет сидеть играть, тупить и зря бездарно тратить своё время, но он не перережет себе сам вены. На это я и рассчитывал, упрашивая тебя писать новые и новые всё более и более интересные время сиферы.
        -Ну, так то да.
        -Мне нужны списки людей, которые не играют в твои игры вообще, отдельной колонкой. А также мне нужны списки тех, кто играет очень мало, кому не интересно. Все эти люди в группе риска, им не интересно жить здесь, им нужно оказать психологическую помощь, иначе они повторят судьбу Симака, а моя задача любым способом сохранить максимум жизней, максимально длительное время.
        -Я понял, в общем, могу сказать тебе сразу, таких людей довольно много, около двух тысяч человек играют часто или сравнительно часто во что-либо, и ещё тысяча с лишним не играет в мои игры почти вообще. Но, но, приведу пример, первый не играет в мои игры, он пишет книги и рассказы, глупые правда, но их читают, ты знаешь. И, тем не менее, я могу поручиться за него, он себе вены не перережет, по крайней мере, в ближайшие несколько лет, это точно. Так что, если люди не играют в мои игры, потому что считают их глупыми, это ещё не показатель. Многие просто считают игры детскими развлечениями.
        -Да, я знаю.
        -Ладно... Просто отправь список не играющих к психиатру, я хочу выявить всех, кто в группе риска, и это надо сделать разными способами, я не хочу чтобы ещё несколько десятков человек вскрыли себе вены. Тем более, раз Симак ускользнул от нас, и совершил это, значит, ему было плохо, значит, кому-то ещё может быть плохо, как и ему, а людям не должно быть плохо.
        -Сказать по правде Антон, тут всем плохо, мне тоже плохо, просто плохо бывает по-разному. Есть люди, которым если плохо, то они садятся и распускают нюни, и ждут, когда им помогут, таких тебе не спасти. А есть такие, как я и первый, да мне плохо, мне очень плохо, мне надоело уже здесь, и я хочу прогуляться по саду, посмотреть на чистое небо. Но нет, я сажусь, и занимаюсь делом, и пока у меня есть это дело, пока я знаю, что я нужен другим людям, пусть даже они и считают мои игры глупыми, я не сделаю с собой такого никогда. И ты не сделаешь тоже, потому что ты не нюня.
        -Мы должны спасти всех, люди бывают разными, сильными и слабыми. Но даже слабый человек, может быть великим учёным, или просто человеком хорошим. Мы должны спасти всех, это наш долг, поэтому, составляй список депрессивных, и отсылай к психиатру.
        -Есть сэр.
        Я пожал ему руку, и покинул комнату нашего медиа игрового супер магната монополиста. Направился к себе, дел на ближайшие полчаса не было, и я хотел посидеть подумать, не упустил ли я чего. Ведь каждая мелочь может спасти кому-то жизнь. Я вошёл к себе в комнату, и увидел в уголке экрана домашнего компьютера сообщение, я открыл его, это мне прислали последнюю записку Симака, я погрузился в чтение:
        "-Я никого не виню. Давно, у меня была жизнь, в ней были жена и дети. Все они остались на поверхности Олви, и я уверен, что они погибли. Теперь у меня жизни нет. Я считаю себя сильным человеком, и я сделал попытку спасти себя, начать новую жизнь, узнать новых людей и завести друзей. Я пытался, пытался долго и настойчиво. Друзей я так и не завёл, только приятелей, но, увы, приятели это не друзья. Я стал погружаться в одиночество всё глубже, и осознание того, что моя семья и дети мертвы, не дают мне покоя. Хуже всего то, что это навсегда, мы всё равно здесь все умрём, это вопрос времени. Я не знаю, быть может, это скрывают, но я понимаю, что такие системы как Белый лебедь могут работать автономно от силы несколько лет, не больше. Я ведь специалист, я всё понимаю. Нет смысла тянуть, здесь мне всё равно жизни нет, на этом всё, живите без меня. Никого не вините, особенно психологов, они старались, но я обманул. Я просто не могу больше так, удачи. Простите, майор Честный, я знаю, вы старались."
        Жаль, ну что ж, я прочитал его последнюю записку, создал на диске d: специальную папку, и сохранил его записку там, потом подумал, и защитил папку от случайного удаления паролем подлиннее. А потом забыл этот пароль, слишком уж он длинный, теперь эту папку уже не удалить с моего компьютера, можно только добавить записки новых умерших, если такие будут. Что ж, я сделал всё что мог, а теперь надо пойти и проверить всех, как они исполняют приказы. И я должен не просто проверить, я должен быть спокойным и уверенным, ведь всё в порядке, и ничего не произошло. Если я не справлюсь, такие записки станут нормой, и самое главное, люди не должны думать что они в тюрьме. Белый лебедь должен быть местом, где вполне можно жить, местом, где жизнь для людей может быть интересной.
        Глава 23: Пора неудач.
        Со времён первого суицида, самоубийства стали нормой, они не происходили часто, я старался, и довольно мало людей решались уйти из мира по своей воле. Каждый месяц, самое редкое два, кто-то уходил из жизни, и почему-то, это почти всегда были мужчины. Я составил группы риска, и постоянно обрабатывал их, теребил. Люди улыбались мне, говорили спасибо, говорили как им хорошо, а потом вдруг их находили со вскрытыми венами и прощальной запиской. И слова таких записок были очень похожими: "Я не могу жить в этой тюрьме, здесь нет света, мне скучно, я никогда не вырвусь из этих стен. Мне так тяжело, мне очень тяжело. Ну вот, игры Жиганова перестали меня прикалывать, слишком уж они одинаковые, скучные. Мне больше не весело, всё серо и одинаково. Я больше не вижу смысла в этой жизни. О боже, я думаю, вскрыть себе вены, это единственный способ освободиться от этого мира..."
        И только раз, всего один единственный раз мы смогли это остановить, один молодой человек как обычно, перерезал себе вены и закрыл на час дверь. Но то ли нож был слишком тупой, то ли руки у молодого человека росли из жопы, скорее последнее, потому что ножи в столовой одинаковой заточки, но он не перерезал себе вены, а просто порезал верхний слой кожи на запястье. Кровь текла, молодой человек потерял от страха сознание, но через обыкновенный порез кожи вся кровь не вытечет, и мы его откачали, даже зашивать ничего не пришлось, заклеили пластырем, а потом три месяца не выпускали его из бокса, и каждый день не меньше трёх часов с ним беседовали наши психиатры. А все психиатры это молодые красивые девушки, так что жизнь у молодого учёного наладилась. Вот такие дела. Но что хуже всего, всё равно, то один, то другой, люди продолжали уходить из жизни. Очень тяжёлым было осознание того, что они уже никогда не выйдут отсюда. Ведь все понимали, планета мертва, заморожена, связи нет, никто нас не спасёт. И даже тот блок связи, с нейтринным передатчиком, который был запланирован изначально, шёл через главный
компьютер, который мною был успешно взорван, и потому даже я был уверен, что никто не знает, что мы вообще живы. Ведь когда взорвалась моя малая бомба на двести пятьдесят тонн тротила, скорее всего, все датчики показали, что Белый лебедь погиб, и вполне возможно, нейтринный передатчик послал соответствующий сигнал. Поэтому надежды не было, и не могло быть. Даже на затонувшей посреди моря подводной лодке и то больше шансов дождаться помощи. Никто во время войны не пошлёт сюда корабль, чтобы просто проверить, а вдруг мы всё-таки живы?
        * * *
        Я проснулся, в дверь кто-то настойчиво стучал монеткой, я встал, открыл, там была какая-то девушка, я узнал медика из нашей больницы, она была бледной как мел.
        -Что случилось?
        -Наш главный врач Анни, покончила с собой...
        -Твою мать, у неё же всё было в порядке, - я выругался и побежал к её номеру, там я был уже спустя пару минут, я увидел таймер, там было три минуты красных и зелёных цифр. Я выругался ещё громче, мимо шёл какой-то парень, я подошёл к нему, схватил за плечо.
        -Живо, в мед блок, дежурного, реанимационный набор, живо!
        Я знал Анни давно, я знал, что нравлюсь ей, и нравлюсь давно, с самого начала всей этой печальной истории. Она была моим верным помощником и союзником, и я просто не мог её потерять. Таймер на двери щёлкнул, и она открылась, я вбежал внутрь, перемахнул через койку, и прыгнул к ванной, обычно там, чтобы не забрызгивать всё кровью, в горячей воде, люди уходили на тот свет. Я открыл дверь, и столкнулся с Анни лицом к лицу, она стояла одетая и с ней всё было в порядке.
        -Ты с ума сошла! - Выкрикнул я.
        -Видишь, я могу так.
        -Ты зачем? Я чуть не...
        -А как ещё привлечь твоё внимание?
        -Нормально, по-людски!
        -Мы с тобой уже пять лет работаем рука об руку, и у тебя всегда одна отговорка. Я занят, может быть потом, у меня в прошлом была другая девушка. Но Антон, твоя другая девушка была в далёком прошлом, в вообще другой жизни! Теперь наш мир Белый лебедь, и мы с тобой можем жить порознь, одиночками, и тогда когда-нибудь ты также встанешь утром, подойдёшь к моей двери, а за ней мой труп со вскрытыми от безысходности венами. Или мы можем попробовать построить свою жизнь с нуля здесь и сейчас со мной.
        -Я просил подождать...
        -И я ждала пять лет, подумать только, пять лет! Всё думала, ну ещё маленько, ну ещё годик, ещё месяц, он обязательно образумится, и тут я такая рядом, верная и... Но прошло пять лет и ничего не изменилось, ты не образумился. И я не могу и не хочу больше ждать, иначе я свихнуть и сойду с ума, и отправлюсь на тот свет. Потому что ты из железа и тебе всё пофигу, а мне нет, я не такая, я человек.
        -Я не из железа, просто всё иначе воспринимаю. И ты права. Если желаешь, сегодня вечером пойдём на танцы, потанцуем вместе. Я обещаю, мы наладим с тобой отношения постепенно, за месяц или два...
        -Ловлю на слове, я приду на танцы, в первый зал.
        -Хорошо, пусть будет первый. - Согласился я.
        К комнате подбежал мой сотрудник, я заметил, что он немного бледен.
        -Что случилось?
        -Сегодня ночью сразу три самоубийства. Все жертвы ушли из жизни в последние шесть часов, и в этот раз это не шутка. Трупы идентифицированы, найдены последние записки, всё как полагается.
        -Эти люди ушли из жизни коллективно?
        -Думаю, что нет, они не дружили друг с другом, и ушли из жизни в разное время. Переписки между ними тоже не обнаружено, так что это не связанные случаи.
        -Понятно, это плохо. Было бы лучше, если бы это был групповой суицид.
        -Что ж... У нас есть работа, и Антон, не забудь, ты обещал что вечером будешь со мной. Антон, ты нужен мне, поддержи меня, мне сейчас тяжело, иначе ты действительно найдёшь меня в ванной со вскрытыми венами.
        -Я обещал, не переживай. А это аванс.
        Я взял её за плечи, притянул к себе, и поцеловал в щёку. После чего развернулся и пошёл к ближайшему самоубийце, я всегда сам осматривал место гибели человека, и всегда проверял, сам ли человек покончил с собой, или его заставили, просто так, на всякий случай, такое у меня правило.
        Записка была самая обыкновенная, сколько я уже таких перечитал: "Мне надоело, я больше не могу, простите... Я не видел Солнца пять лет. Эти серые стены, они уже снятся мне по ночам, мне кажется, заточение здесь, длится вечность. Это как тюрьма. Этого не вынести, если бы я хотя бы знал, что это когда-то закончится, я бы выдержал, но я знаю, о нас забыли..." Я знал что делать, сообщил своим, что хочу поговорить.
        Я подошёл к мастерской, прошёл мимо охранника, закрыл дверь и включил шумопоглощение, трое моих ближайших соратников уже ждали меня здесь. Вадим, первый и Жигунов, люди, которые сделали больше всех, чтобы остановить суициды, чтобы развлечь заточённых.
        -О чём ты хотел с нами так тайно поговорить?
        Я сел на стул напротив них, и вдохнув начал:
        -Как бы сегодня утром имело место рекордное количество самоубийств, три за ночь.
        -Нам это известно.
        -И как бы это надо остановить, во что бы то ни стало.
        -Согласен.
        -Я каждый раз читаю предсмертные записки вообще у всех ушедших из жизни, вообще всегда. И там почти всегда написано одно и тоже.
        -Мы знаем.
        -Нет, то, что я хочу сказать, этого вы не знаете. Так вот, люди всегда пишут одно и тоже. А именно, цитирую: "если бы я знал что когда-нибудь снова стану свободен, я бы этого не совершил. Но я знаю, что мы не выйдем отсюда никогда и никто." Люди знают, что спасения нет.
        -Всё так.
        -Каждый верит, и твёрдо уверен в том, что нас никогда не спасут, вообще никогда, и это основной мотив самоубийства.
        -Да, всё так, мы знаем.
        -Так вот, если человек, будет уверен, что его спасут, пусть не скоро, но обязательно спасут, тогда он не покончит с собой, и будет ждать год, два и даже пять лет. Веря, что спасение придёт.
        -Так то, верно, ты прав, ты предлагаешь фальсификацию?
        -Лучшие программисты из нас это Вадим и Сергей. Я уверен, вы сумеете прислать ложное сообщение, которое мы растранжирим и тогда волна самоубийств прекратится.
        -Всерьёз фальсифицировать что-то сложно, на самом деле даже невозможно, учитывая то, какими инструментами мы обладаем, а вот просто официально объявить, что мы получили такое сообщение, мы можем без проблем, это так.
        -Тогда объявим?
        -Это ложь Антон, она накроется. Люди не дураки, они не поверят.
        -А что нам мешает объявить о том, что с нами связались из центра и к нам летит корабль? Он будет здесь через одиннадцать лет, то есть не скоро, очень не скоро. Но он прилетит сюда обязательно, и спасёт нас. Если даже кто-то и не поверит, хуже уже не будет. Зато те, кто поверят, получат надежду.
        -В общем я за, так-то ты Антон прав. Мы ничего не теряем.
        -Попытаемся.
        -В общем я как все, эдакая серая масса, - принял решение Вадим.
        -Ну что ж, подготовите всё к сегодняшнему вечеру? Я сделаю объявление, а то ночь, это ещё чья-то человеческая жизнь, ещё один жмурик.
        -Так сколько говоришь до прилёта корабля?
        -Одиннадцать лет.
        -Хорошо. Сделаем, хуже всё равно уже не будет, а вообще, надо было поступить так раньше. Всё же любому человеку лучше знать, что его обязательно спасут, просто очень не скоро, чем так как сейчас...
        -И ребята! Никто не должен узнать, что это утка!
        -Никто и не узнает, будь уверен.
        -И ещё, мои дорогие друзья, вы все знаете, Анни сегодня выкинула дебильную шутку, я из-за неё постарел лет на тридцать.
        -Да, было дело.
        -Я хочу, я надеюсь, никто из вас не должен делать этого, просто не должен и всё, чтобы не случилось, помните перед ответственностью перед другими людьми. Если кто-то из вас вскроет себе вены, знайте, я его с того света достану. Поэтому, делайте что угодно, но не смейте кончать жизнь самоубийством, мне без вас не вытянуть.
        -Будь уверен, мы сильные люди.
        -Поступим так, если кто-то захочет повеситься, или скажем венки порезать, пусть уведомит о своём решении остальных, как положено. Я то не собираюсь, просто так...
        -Никто не должен, чтобы не случилось, мы все должны жить, а сейчас Антон иди, мы всё сделаем.
        * * *
        Я вышел на середину комнаты, взял в руки микрофон, и громко сказал:
        -Мои дорогие друзья и товарищи, сегодня пришла радостная весть, более радостная, чем можно было ожидать. К нам на компьютер пришло сообщение, прямо на ноутбук, через какие-то ранее не работающие цепи и реле. К нам летит корабль, спасатель, небольшой шлюп, примитивный и медленный, но со специальным оборудованием на борту, они эвакуируют нас всех отсюда.
        Зал зашумел, по нему прокатилась настоящая буря, такое ощущение, что люди поверили мне, и, наверное, поверили, сейчас. Всё недоверие начнётся потом. А вообще, люди очень хотят верить в такие вещи, им самим так хочется поверить, что этот фактор затмит любого скептика.
        -Есть и плохая новость, корабль медленный и старый, поэтому он будет здесь лишь через одиннадцать лет. Так что ждать нам придётся долго и очень долго. Но я прошу вас, крепитесь, и мы все с вами доживём до того дня когда...
        -А налажена ли двухсторонняя связь с метрополией? Если они связались с нами. Мы можем поговорить?
        -Нет, не можем. Для того, чтобы передать нам послание, им пришлось пожертвовать спутником связи, и ещё раз они связаться не смогут.
        -Как?
        -Насколько я понимаю, они посадили спутник на ледяной щит, потом двигателями проплавили корку льда, и дальше к нам пришёл радиосигнал. Сейчас у спутника кончилась энергия, и он вмёрз в лёд, недалеко от базы Белый лебедь.
        -Это всё похоже на утку.
        -Похоже, но это не утка, поверьте мне. Теперь всё будет хорошо, вы просто крепитесь, нас обязательно спасут, просто не скоро.
        -Знаете, Антон, я уважаю вас за это враньё, честно уважаю. Но слишком уж притянута за уши ваша история, и потом, всё это произошло после того, как трое за одну ночь покончили с собой, подозрительно. Вы хотите спасти людей, это хорошо, но лично я не поверю.
        -Можете слушать его, можете слушать меня! Но знайте! К нам летят, и нас неизбежно спасут, просто не скоро, надо только выдержать, потерпеть, и вы увидите голубое или зелёное небо, красные, фиолетовые и синие листья настоящих живых растений. Это произойдёт, а тот, кто вскроет себе вены, никогда уже этого не увидит. Всё, я сказало всё, что хотел, и теперь планирую праздновать, музыку!
        Я спрыгнул с фонтана, отдал ноутбук охраннику, подошёл к Анни, взял её за руки, и начал танцевать, я исполнял своё слово. Я знал, ей действительно тяжело, и я очень боялся, что она действительно наложит на себя руки, потому что слишком многие уже сделали это. И суицид стал чем-то обычным, естественным, а это очень, очень опасно для всех. Я сам, даже я сам, могу не выдержать, сейчас, пока у меня есть друзья, выдержу, но если все они уйдут, что тогда? Поэтому надо за них держаться.
        -А они, правда, летят за нами?
        -Они летят не за нами, а за выжившими вообще. Кроме того, им нужны какие-то данные нашей лаборатории, так что, им придётся залезть сюда и вытащить нас.
        -Но тогда, они могут не спасти нас, ведь здесь куча народу, три тысячи человек, они могут обмануть. Ведь три тысячи не поместятся на корабль, это слишком много.
        -Не так уж и много, они могут заморозить нас, посчитай сама, человек с крио капсулой весит явно не больше двухсот килограмм, три тысячи человек весят в сумме шестьсот тонн, а шестьсот тонн для звездолёта это тьфу, не груз вовсе.
        -Ну, ты меня убедил. А после танцев, мы пойдём ко мне или к тебе?
        -Анни.
        -Что? Мы уже взрослые дядя и тётя. И знакомы мы давно.
        -Я не готов, дай мне хотя бы неделю, давай сделаем это плавно, я обещаю тебе, всё будет, только, не сразу, хорошо? Что молчишь? Хорошо?
        -Скажи, я красивая? Честно?
        -Красивая.
        -Волосы не крашенные, выцвели и теперь тонкие и усохшие.
        -Я знаю тебя давно, и не только в волосах счастье.
        -Я знаю. Но каждая девушка вообще всегда хочет быть если не принцессой, то хотя бы королевой.
        Глава 24: Последний раз.
        Я проснулся, просто открыл глаза за секунду до звонка будильника и выключил его одним изящным, точным движением руки. Осмотрелся, Анни лежала рядом, спала. Вчера она пошла ко мне, да, и осталась у меня, просто ей нравилось спать вместе, такая вот традиция, как будто супруги, ну и пусть. Я включил свой компьютер, выключил звук, стал заходить на игровой сайт. Анни проснулась, из-за того, что я много шевелился, сон у неё чуткий.
        -Что? Лучше бы ты спал, играешься как малое дитя.
        -Каждый проводит время по-своему, ты же знаешь. У меня вот виртуальная империя, танки, самолёты, ядерное оружие. Надо заботиться о почти миллиарде подданных.
        -Ну и как заботы? Все живы? Не было ли ядерной войны или просто массовой эпидемии поноса?
        -Ядерная война была, а массовой эпидемии поноса к счастью не было.
        -Что серьёзно? Наконец-то у тебя всё разбомбили, и ты бросишь...
        -Нет, я пошутил, никто ночью не рискнул тронуть мои позиции, я считаюсь редкостным задротом, и все мои соседи опасаются начинать со мной ночные компании, потому что так можно всю ночь потом не спать, отражая мои атаки.
        -Ужасная игра.
        -Ты сама играешь.
        -Играю, но не так много. Я вот никогда утром так не встаю, чтобы покомандовать. .
        -Именно поэтому и жалуешься потом, что твою столицу снова за ночь ограбили.
        -Грабят бессовестные люди... Ладно, давай выключай свой компьютер, и давай займёмся делом.
        -Как пожелаете господин старший врач.
        Она ушла, я закрыл дверь и решил ещё немного поиграть, я знал, если что-то срочное случится, мне скажут, меня позовут. А пока что я мог покомандовать своей виртуальной империей, и решил заняться дипломатией, там у меня с ней корова не лежала. Все враги, или особо злобные враги, можно ещё использовать словосочетание особо опасные враги. И ни одного друга, великая, могущественная тираническая империя, которой не нужна ничья помощь. Вот такой я дипломат, правда, стратегом стал, если не хорошим, то приличным. Поэтому всё на границе благополучно. Тем не менее, я решил поболтать с соседями, авось, улягутся мои постоянные трения.
        -Жучка, давай дружить.
        -Имя своё настоящее скажи.
        -Рад бы да не могу, меня сосед обещал встретить и убить в реале, за то, что я сжёг ему...
        -Не трепись, ты вчера утром опять на меня напал.
        -Да, напал, ну и что?
        -Хренасе ну и что? Сжёг мне второй по величине город, теперь хочет дружить.
        -Я больше не буду. Честна.
        -Для меня теперь дело принципа сжечь что-нибудь у тебя, и будет лучше, если это будет твоя столица.
        -Хренасе, - передразнил я, - не хило губку раскатала, на мою столицу.
        -Вот настанет день, ты уснёшь крепким сном, а потом проснёшься, и бац, нет столицы.
        -Не усну, я не спящий.
        -Я проверю сегодня днём, пошлю пару дивизий.
        -Буду ждать.
        Я вздохнул и вышел. Дипломатия в игре у меня не получалась, все вечно припоминали мне, что я кому-то что-то сжёг. Да было, правда, каюсь, но можно и простить. Правда, главное, что в жизни всё было хорошо. Я знал, что многие люди, игравшие весьма успешно, на самом деле вели весьма посредственную жизнь, и не знали чем заняться. В отличие от большинства обитателей Белого лебедя у меня была интересная работа, и всегда какие-то дела.
        День я начал с обхода, проверил, кто и как работает на постах, навестил Вадима, первого и Дарью, нашего главного психолога. У всех всё было хорошо, и у меня всё было хорошо, и даже никто уже две недели не кончал жизнь самоубийством. Мне вдруг показалось, что я обрёл настоящее счастье здесь на базе Белый лебедь. Я был главным, меня ценили и уважали, любили, всё было блестяще, я мог так жить очень долго, неужели я один такой? Неожиданно база качнулась, толчок был довольно сильным и неожиданным, я с трудом устоял на ногах.
        -Странно, что это? Как вы думаете господин майор?
        -Не знаю, какой-нибудь термальный выброс газов из недр планеты. Мало ли, но главное, всё кончилось.
        Я взял руки в ноги, и решил быстро добежать до мастерской Максима, я уже почти добрался до неё, как увидел женщину в странном синем костюме, она что-то кричала и бежала ко мне, я даже не сразу сообразил. Только в голову пришла мысль, где она взяла такую ткань, у нас же на базе не было таких. Она бросилась мне на шею и обняла.
        -Антон...
        -Лена, - сообразил я, - откуда?
        -Мы только что пристыковались к центральному ангару. Наш десантный корабль, мы заберём вас всех.
        Мне вдруг показалось, что я сплю. Но передо мной была Лена, немного другая, но ведь я её десять лет не видел, и всё же это была Лена. Мускулистое тело, длинные волосы, идеальное красивое лицо.
        -Не пойму, но откуда?
        -Я была на базе на луне Олви, мы прожили там десять лет, а потом прилетел корабль спасателей. Это произошло пару дней назад, и вот мы добрались до вас, вы спасены. Мы много наблюдали за вами оттуда, вы не знали, но мы всё видели, и очень болели за вас, потому что мы были военными, а вы нет.
        Я посмотрел вперёд, там по коридору шли люди в каких-то костюмах, напоминавших скафандры.
        -Это, это невероятно, значит, мы свободны?
        -И мы тоже. - Лена улыбнулась и поцеловала меня.
        В коридоре появилась Анни, я посмотрел ей в глаза, она узнала меня и увидела, обнимавшую меня Елену. Я осознал, это будет тяжело, две женщины, один мужчина, с первой я провёл восемь лет, со второй десять, и я должен выбрать, и конечно, я выберу Елену, потому что она моя настоящая и первая. Потому что Елена амазонка, научившая меня всему, а Анни просто женщина, которая шантажом затащила меня к себе в постель, и всё равно это было не просто.
        -Анни, всё закончилось, они прилетели за нами.
        -Но они должны были прилететь ещё через шесть лет, - она всё поняла и заплакала.
        -Мы обманули, мы не знали, что они прилетят. Но теперь, ты сможешь увидеть небо и не только. Теперь всё будет хорошо.
        Она развернулась и ушла, я не стал её догонять, выбор я уже сделал. Ко мне подошёл какой-то человек в сером костюме, я узнал в нём генерала. Он взял меня за руку и пожал её.
        -Господин полковник.
        -Я майор.
        -Я знаю, приказом командования вас повысили на два звания. Теперь вы полковник отдела КА, как и Елена Карина. Мы видели вашу запись боя с церидами, и мы видели ваш бой с теми подонками, когда на второй неделе был бунт. Ваши действия, ваша сила и решительность спасли жизни многих людей. Что уж говорить, вы спасли три тысячи лучших учёных базы Белый лебедь. Что особенно важно для нас сейчас.
        -А как война? Как война?
        -Пойдём за мной на корабль Антон, я покажу тебе, - Лена взяла меня за руку и потянула за собой. Я поплёлся следом, ещё не осознавая и не веря, что десятилетнее заточение действительно кончилось, и нас спасли. Мы подошли к ангару, здесь стоял первый, он сделал шаг ко мне, и пожал мне руку.
        -Майор, вы не представляете, сколь приятно мне было с вами работать.
        -Теперь уже полковник флота.
        -Я горд, что был знаком с вами, и трудился рука об руку ради блага всех людей.
        -Я тоже горд.
        Мы прошли через шлюз и оказались на корабле, он был небольшим для звездолёта, и сейчас завис рядом с Белым лебедем, окружённый льдом, мы поднялись в одну из маленьких и очень тесных кают, здесь был небольшой экран.
        -Это моя каюта, тесная, я знаю, но места на корабле нет, и даже такая каюта роскошь, многим придётся лететь в каютах по четыре. А большинство учёных вообще будет заморожено. Корабль спасатель маленький, но в первую очередь он прилетел спасать вас.
        -А другие выжившие в системе Олви?
        -Других выживших нет, только две базы, наша и ваша. Остальные выжившие после боя не смогли продержаться так долго, как мы, десять лет. Системы жизнеобеспечения были рассчитаны на такой срок не у всех. Было ещё несколько уцелевших баз, все они погибли в первые два года. Вам сигнал передать мы не могли, во-первых, потому что у вас вышел из строя главный компьютер, а во-вторых, у вас просто не было приёмника, и сигнал от вас шёл через нейтринный передатчик. Так что мы десять лет бессильно наблюдали за вами, но на нашей базе связь была, хотя луна тоже получила много попаданий криогенных бомб и основательно замёрзла.
        -То есть всего две базы?
        -Да, в финале уцелело всего две, все остальные умерли. И теперь, мы заберём вас, и нам предстоит исключительно долгий перелёт в один из тыловых в прошлом миров. Но мы сюда пришли не за этим, я хотела показать тебе видеофильм, как развивалась война последние десять лет, смотри и слушай внимательно, потому что дела наши плохи.
        -Постой, а что с церидами и рейнами с базы Белый лебедь?
        -Они все устроили массовый суицид, ещё в самом начале. Рейны сделали это сразу, а цериды пытались взорвать бомбу, но им это не удалось, благодаря тебе. Дальше цериды потыкались дня три, пришли к выводу, что навредить вам уже никак не могут, потому что все аватары и центральная лаборатория были уничтожены. Ну и тоже перебили друг друга своими шипастыми ядовитыми скорпионьими хвостами. Так что, в блоках ксеносов только почти разложившиеся от времени трупы. Да и хорошо, одной проблемой меньше, а иначе, пришлось бы думать, как выполнить свой союзнический долг, спасти их учёных. А это было бы не просто, учитывая их количество и среду обитания.
        -Так как война?
        -Смотри и слушай.
        Она включила видео проигрыватель и стала местами пояснять кадры.
        "-В первые два года после нападения на систему Олви силлиты сосредоточили свои усилия на войне против церидов. При этом цериды, сдерживая натиск, сообщали только о своих редких победах, замалчивая тяжёлые поражения. Тем не менее, цериды сражались достойно и отчаянно, выдерживая весь натиск военной машины силлитов. Их ракетные крейсера позволяли им побеждать в отдельных битвах, но силлиты брали числом, периодически сосредотачивая слишком многочисленные для церидов силы, и уничтожая их наиболее важные, индустриальноразвитые миры, а также сбивая боевые звездолёты. При этом война на фронте землян и рейнов велась силлитами очень пассивно, они перешли к стратегической обороне, и лишь иногда наносили редкие болезненные и всегда успешные удары по отдельным интересующим их разведку мирам. Вероятно, основная причина атаки системы Олви заключалась в том, что разведывательные зонды противника обнаружили на орбите Олви два ракетных крейсера церидов, это и навлекло атаку на систему. Тем не менее, несмотря на пассивность в зоне рейнов и землян, на территории церидов шла настоящая бойня. Силлиты вторглись глубоко
на территорию церидов, зачищая от их мирного населения целые звёздные сектора. При этом цериды гордо отказывались от военной помощи, скрывая истинные масштабы вторжения врага и своих поражений. Но командованию землян было доподлинно известно, что цериды, опираясь на свои развитые нейтринные технологии, также уничтожили множество кораблей силлитов, главное, кораблей маток, а не только легко восстанавливаемые истребители и штурмовики. Именно поэтому, во второй фазе войны, силлиты сосредоточили на них все свои армады и весь свой флот, стремясь уничтожить единственную силу, которая могла бросить вызов их бесчисленным ордам сверхмалых судов. Вскоре, битва на территории церидов стала подходить к концу, и, совершив неожиданный рывок, силлиты в течение двух месяцев уничтожили остатки очагов сопротивления церидов, после чего, раса церидов полностью прекратила своё существование. Хотя есть предположение, что цериды могли послать споры к дальним мирам, ради нового начала, или спрятались где-то глубоко под поверхностью планет. Но это уже не важно, потому что цериды вышли из войны, и были полностью уничтожены.
        После этого силлиты целый год вели масштабную перегруппировку и довооружение своих армад. Земляне, ками и рейны тоже время зря не теряли. В частности рейны поставили на все свои корабли кинетическое оружие, совместив его с лучевым. Правительство Земли форсировало постройку новых особо крупных и простых защитных кораблей, с многослойной очень толстой бронёй из простых металлов, гипотетически способных выдерживать атаки мелких штурмовиков силлитов. Затишка длительностью в год, была прервана жуткой бурей. Силлиты выбрали своей следующей целью рейнов, в первых же битвах, те потерпели тяжёлые поражения, потеряли столицу, и все точки сопротивления, а также почти весь флот, стянутый к точкам сопротивления, дальше компания носила добивательный характер и длилась около двух лет. Рейны потеряв корабли и силы флота, продемонстрировали уникальную стойкость при обороне планет, и компания по их уничтожению затянулась. Земные силы, и силы ками вторглись на территорию рейнов, и приняли бои по защите их территорий от силлитов, это обернулось очередной серией тяжёлых поражений, но теперь уже земного флота. Однако,
хорошо продемонстрировали себя тяжёлые дредноуты и новое осколочное оружие массового поражения, принятые на вооружение скорострельные пушки ближнего боя. Тем не менее, на пятом году войны, после гибели Олви, рейны вышли из войны, подписав с силлитами сепаратный мирный договор. Рейны сохранили за собой треть своих изначальных систем, и по разным оценкам, в подземных убежищах рейнов выжило около ста миллиардов их мирного населения, это не так много, но достаточно, чтобы с нуля построить со временем разрушенную цивилизацию, возродить былое.
        Параллельно, пока шла компания по добиванию рейнов, силлиты послали несколько групп эскадр в системы ками, и те, потеряв несколько сотен наиболее важных индустриальных миров, вышли из войны.
        Таким образом, к концу пятого года, земная цивилизация, как самый слабый боец изначального союза трёх рас, осталась последней мишенью силлитов. Наше правительство, понимая, неизбежность полного краха, начало переговоры с силлитами по прекращению войны. Силлиты приняли начало переговоров, и было установлено соглашение о прекращении огня. В это время, шло масштабное укрепление систем, было начато строительство, хорошо зарекомендовавших себя в кампанию с рейнами особо глубоких убежищ. Переговоры шли целый год, но силлиты выдвинули неприемлемые требования. Земляне должны были уступить им 95% миров, самостоятельно уничтожить
98% своего населения, разоружить 99,6% флота и армии. Переговоры зашли в тупик, и силлиты, несмотря на все усилия и хитрости земных дипломатов возобновили войну.
        Первая волна вторжения силлитов была практически полностью уничтожена монолитной обороной тяжёлых орбитальных крепостей и крупными кораблями. Хорошо зарекомендовали себя мелкокалиберные скорострельные пушки, это оружие назвали пулемётные платформы, дешёвые корабли, покрытые огромным количеством автоматических пулемётных платформ. В строй землян вступили авианосцы, их удалось построить, они были примитивнее кораблей силлитов, но также приняли участие в отражении первой волны. Тем не менее, первая волна уничтожила значительную часть мирного населения миров, на которые пришлась атака. Силлиты провели реорганизацию, и провели глубокие рейды по тыловым мирам землян, люди только оборонялись. В результате тыловых рейдов, им удалось, не уничтожая оборону, нанести удары по всем наиболее густонаселённым планетам, в результате чего, большая часть мирного населения была уничтожена. Выживших, военные забрали на звёздные верфи и орбитальные крепости. Жить на планетах стало не безопасно, потому что практически невозможно отразить массированную атаку малыми кораблями. В результате тыловых рейдов к концу седьмого
года войны погибло 96% населения человеческой цивилизации. Но уцелела промышленность, армия и флот. Рейны сосредоточили силы, подтянули тяжёлые корабли, которых оказалось неожиданно много, и стали последовательно уничтожать оборону уцелевших миров. В результате тяжелейших боёв с огромными потерями с огромных сторон мы оставили сектора квинтану, иттрию, аннексию, звению, эдем и централий. Потеряв более половины звёзд, более восьмидесяти процентов флота и 99,2% мирного населения, мы ведём ожесточённые бои в зоне последней линии обороны, поражение неизбежно, и это вопрос времени. Силлиты отказываются принимать капитуляцию и вести дипломатические переговоры, мотивируя это тем, что мы не приняли их условия капитуляции изначально."
        -Капец, и что делать? Зачем спасли нас? Почему этот корабль не был послан на линию фронта?
        -Потому что корабль был послан к базе Белый лебедь сразу же после уничтожения Олви. Тогда всё ещё было хорошо, теперь, всё... Всё очень плохо.
        -И куда нам лететь? Ведь если этот корабль медленный, к тому моменту, как мы достигнем центральных систем, война будет окончена, и мы проиграем.
        -У нас приказ, приказ вернуться на Землю, вокруг материнской планеты последние несколько лет создаётся усиленное кольцо обороны, сплошные огневые платформы по периметру, они не пропустят врага. Туда стянуты наши лучшие супердредноуты, а земные супердредноуты, во всяком случае, не хуже силлитских.
        -Одна планета не удержит никогда мощь звёздной империи, что мешает врагу сосредоточить впятеро большие силы и добить?
        -Мешает целесообразность, чем уничтожать Землю, и промышленный потенциал одной звёздной системы, такой ценой, целесообразнее заключить мир, и не трогать последнюю систему. Я думаю, командование считает, что враг отступит, и позволит землянам сохранить свою столицу. Хотя бы одну солнечную систему, шанс на будущее.
        -Может быть.
        -А сейчас, давай сделаем то, чего не было десять лет... Потому что, всё равно наш мир катится во тьму...
        Глава 25: Последний путь.
        В дверь постучали, я дёрнулся, и стал быстро одеваться, очень быстро, Лена поступила также, в дверь постучали ещё раз, более настойчиво. Я, наконец, оделся, подождал секунду, давая время застегнуть пуговицы Лене, и открыл дверь. Там за дверью был офицер, младший лейтенант.
        -Что вам?
        -Приказ генерала, извините, что отрываю, всем, кто не является членом команды, надлежит явиться в отсек СН16, для заморозки в камерах криогенного сна.
        -Но мы полковники.
        -Тут много шишек, полковники, учёные второй категории, на всех ресурсов жизнеобеспечения корабля не хватит, поэтому следующие десять лет полёта к Земле вы все проведёте в замороженном состоянии, приказ генерала, не обсуждается. Вас он лично добавил в список на заморозку, так что отдел КА, не возмущайтесь. Пройдите в отсек СН16 и ложитесь спать, подумайте сами, полёт на Землю пролетит в один миг, закрыл глаза, открыл, и уже там.
        -Учитывая ситуацию, мы рискуем не проснуться, было б лучше провести время на этой консервной банке...
        -Я знаю, но корабль маленький и дешёвый, он не рассчитан на такую кучу народа, и его система жизнеобеспечения может поддерживать длительное время лишь несколько десятков человек, список был утверждён лично генералом, и поверьте, нашлись более полезные кандидаты на десятилетний перелёт без сна, чем вы. Не тратьте время, просто идите, и ложитесь спать.
        -Я понял, когда отлёт?
        -Через четыре часа, но вы должны явиться в СН16 сейчас, потому что нельзя заморозить три тысячи человек в один миг, там очередь. И мы должны покинуть Белый лебедь как можно быстрее, наш корабль не рассчитан на пребывание во льдах длительное время, поэтому четыре часа и очередь, идите, вы же офицеры, вы должны понимать смысл слова дисциплина.
        -Идём Лен. Тут действительно не стоит права качать.
        -Да, идём. Я надеялась...
        -Я понимаю, но мы закроем глаза, откроем, и уже там.
        -Где там?
        -Если повезёт на Земле. Конечно, тута свезут триллионы людей, и вся солнечная система превратится в сплошной перенаселённый муравейник, и жить там не легко, но мы полковники отдела КА, и я думаю, нам найдётся маленькая комнатка на орбитальной крепости.
        -Найдётся...
        -И когда мы проснёмся, война уже будет окончена.
        -Или не проснёмся, но я тебя всё-таки увидела и получила, живым.
        Она взяла меня за руку, и мы пошли к отсеку СН16, мы шли медленно, не торопясь, наслаждаясь каждым моментом. Потому что понимали, что может быть, мы проснёмся через секунду после заморозки, и снова будем вместе, и десять лет пролетят в один миг, а может быть, мы не проснёмся вовсе, никогда, потому что солнечную систему уничтожат, а нас встретит перехватчик силлитов.
        Мы подошли к СН16, здесь стояла целая куча народа, длинная очередь, и очерёдность не особо соблюдалась, но остальные в отличие от нас горели желанием попасть в отдел заморозки, и проснуться на Земле. Ко мне подошёл первый, мой верный друг последних десяти лет.
        -Ну, как настроение? Приподнятое?
        -Не очень.
        -А что так? Мы вырвались отсюда, наконец, я об этом даже не мечтал. Радуйся, посмотри на этих людей, они привыкли видеть тебя своим лидером, настоящим правителем, покажи им, что ты счастлив.
        -Александр, мы проиграли войну силлитам, жёстко проиграли, полный крах, к тому моменту, как мы долетим до Земли, есть вероятность, что Земли уже не будет, так что мы сейчас просто уснём и не проснёмся.
        -Но ведь шанс есть?
        -Есть шанс, что силлиты не тронут Землю и наше командование подпишет мир, да такой шанс есть. Тогда нам предстоит жить в мегамуравейнике с триллионами других людей. И так будет очень долго, потому что условия для проигравших всегда очень тяжелы.
        -Я знаю, друг мой, но так уж легла карта звёздной политики. Наши лидеры недооценили врага и поплатились за это. Это ведь мы начали войну, заключали союз, навалились втроём, думали, победим, пограбим, а вышло... Ты сам знаешь.
        -Расскажи мне, пока стоим, Антон, как ты жил здесь? Кто эти люди?
        -Ты же видела репортажи.
        -Видела, да не всё. Я знаю, у тебя была женщина, красивая, я тогда сильно разозлилась, думала шею ей сломаю, если увижу когда-нибудь. А потом подумала, Анни не знала, что мы спасёмся, и строила твою и свою жизни.
        -Да это так. Но ты удивишься, я эти годы был почти счастлив с этими людьми. Наверное, я единственный, кому нравилось так жить, меня уважали, у меня было всё, я не особо напрягался с работой, в общем, если честно, я прожил эти десять лет не так плохо. Хотя, конечно, имея выбор, я предпочту покинуть Белый лебедь и жить на Земле, даже в мегамуравейнике.
        -Я тоже.
        Подошла наша очередь, впереди было всего несколько человек. Лена подошла ко мне, крепко обняла, целовать не стала, и офицер, командующий заморозкой, сказал:
        -Следующие.
        Лена шагнула первой, ей выбрали капсулу, и она легла в неё, опустилось стекло, процесс заморозки начался, потом очередь дошла до меня, и я занял место рядом с ней. Опустилось стекло, но ничего не изменилось, я продолжал лежать, потом заложило уши, это в капсуле начало расти давление, потом воздух стал каким-то странным. Я знал, заморозка произойдёт не мгновенно, сначала из организма нужно удалить азот, а для этого мне придётся несколько часов дышать смесью гелия и кислорода. Потом, когда количество азота в организме сильно уменьшится, мне придётся ещё минут пятнадцать дышать чистым кислородом, что вообще-то опасно для лёгких, чтобы снизить концентрацию уже гелия, но он выветривается быстрее. И только после этого, в организм введут усыпляющие вещества, и я потеряю сознание, и начнётся сам процесс заморозки, и понижение температуры. Я продолжал лежать и думать о своём, и думалось мне не сладко, я думал о том, что скоро мне конец. И не вернусь я на Землю, для силлитов дожать одну, пусть даже укрепленную планету плёвое дело, и если уж они пошли на принцип, значит всё капец людям. Нет, конечно, не
полный капец, всегда есть надежда, кто-то выживет глубоко в тайных подземных базах, кто-то отправится в дальний путь на звездолёте споре в один конец, и начнёт новое начало в другом далёком от нас мире, может быть даже в другой галактике. Но наша цивилизация здесь и тут прекратит свою историю, и это печально. И мне даже не так жалко себя, и не так я боюсь смерти, сколько обидно за всю мою расу. С этими мыслями я и потерял сознание. А спустя несколько минут начался процесс заморозки моего организма до сверхнизких температур. Скоро я замёрзну совсем и в таком состоянии, отправлюсь в дальний, дальний путь. И если температуру не повысить, так при температуре близкой к абсолютному нулю, при нулевой диффузии, я смогу прожить любой срок, десять, двадцать, тысячу и даже миллион лет.
        Глава 26: Кладбище земной цивилизации.
        Я закашлялся, голова болела, зрение возвращалось с трудом, во рту застряли какие-то пластмассовые трубки, они качали мне в лёгкие кислород, но я пришёл в себя, и необходимости в них не было, я выплюнул их. Когда-то давно, мне говорили, что после заморозки человек не испытывает никаких негативных ощущений, типа просто проснулся и всё. Так вот, мне бессовестно врали. Голова болела, я нихрена не видел, глаза заплыли какой-то слизью, и вообще я весь был покрыт этой жижей, это замораживающий гель, теперь я оттаял, и он жирной грязной противной коркой покрывает всё тело, и это по настоящему противно. Особенно то, что он налип на глаза, в носу и руки грязные, и толком не протрёшь, в ушах тоже этот гель, и ничего не слышно. Какой-то кошмар, а ведь ещё минуту я был такой чистый и опрятный, и вроде дышалось легко, и всё было нормально. Наконец стекло отъехало в сторону, и я оказался в темноте, здесь никого не было, только у моего изголовья крио камеры тускло светился какой-то светодиод. Я примерно помнил планировку корабля, и начал на ощупь продвигаться сквозь эту темноту, сделал шаг, споткнулся, грязно
выругался. Тут было так темно, пыльно, и никто меня не встречал, почему? Ведь по уставу положено встречать размороженного члена команды. Хорошо хоть я одет, только как избавиться от этой жижи геля. И компьютер не работает, вообще не реагирует, что вообще-то не понятно почему, он должен был включить хотя бы свет. И, тем не менее, я помнил, здесь должен быть душ, специально, чтобы отмыться от этой дряни, и почему я не разделся, когда ложился в крио капсулу? И мне этот баран офицер не сказал, мог же предупредить, что я весь буду в этой липкой жиже, но нет, ему некуда было складывать одежду, и он не хотел тратить время.
        Наконец я нашёл душ, включил вручную переключатель, но свет так и не включился, я нажал на кнопки включения воды, и ничего не произошло, воды не было.
        -Что за дрянь? Вашу мать.
        -Здесь кто-то есть? - Я узнал голос Лены, сдавленный и немного напуганный.
        -Ты где?
        -Я только что выбралась из крио капсулы, ты ругаешься на всё помещение, но не пойму, почему нас никто не встретил? Может быть это аварийное пробуждение?
        -Я не пойму, почему-то не работает душ, и кнопки не реагируют на нажатие.
        -Без душа плохо будет, этот синтетик липкий и такой мокрый, такое ощущение, как будто меня всю обблевали. И самое противное, что этот гель, он не мокрый и не высохнет.
        -Я знаю, но надо выбраться отсюда, и неплохо было бы свет найти. Без света пропадём.
        -Надо идти в рубку управления кораблём, там бесконтактный интерфейс управления ИИ, он должен работать. Ой, здесь кто-то бегает... - Пискнула Лена.
        -Не понял, кто бегает?
        -Какие-то таракашки, маленькие, я наступила на одного, сейчас убежали. Я бы сказала мокрицы, на ощупь сантиметра три не больше.
        -Не кусаются?
        -Нет, кусать не кусали.
        -Ну, главное, чтобы не кусались, а бегать, пусть бегают.
        -Ты помнишь куда идти?
        -Ну, от душа, выходная дверь была напротив, вот иди на мой голос.
        Я остановился, нащупав выходной люк, к счастью он был открыт, иначе бы это была настоящая катастрофа, только плохо было то, что света не было, хоть глаз выколи, вообще ничего не видно.
        -Лен, иди на мой голос.
        Послышался стук, и звук падения.
        -Ничего, всё в порядке, просто провод под ногу попал, упала, иду.
        Она подошла вплотную, взяла меня за руку, и мы очень медленно наощупь двинулись к рубке управления.
        -Стоять.
        -Что?
        -Я вот подумал, это место, люк в криогенный отсек, это точка отсчёта и от неё надо по памяти добраться до рубки корабля, а если заплутаем, заблудимся, то в этой темноте, капец будет, ничего не найдём.
        -Да.
        -Поэтому Лен, ты стой здесь и жди, возможно, ждать придётся долго, если я заплутаю, я к тебе рано или поздно вернусь и повторю попытку.
        -Тогда уж стой ты, а я буду искать, ты на этом корабле час был, а я два дня, и получше тебя помню, где рубка.
        -Ты уверена?
        -Вообще-то, я её легко найду, и если что крикну тебе, я думаю, все двери открыты.
        -Не пойму только, что случилось? Почему никого нет, и проснулись только мы. Где весь экипаж, почему ничто не работает?
        -Не тупи а, мог бы уж сам догадаться. Проснулись только мы, потому что таймер поставили нам раньше, чем остальным, специально. Возможно, остальные вообще не проснутся. А таймер поставили сначала нам, потому что мы из всех спящих старшие офицеры. Везде все двери открыты, потому что их специально открыли, чтобы мы могли добраться до рубки, а ничто нигде не работает, потому что обычная проводка корабля рассчитана на триста лет службы. А вот крио камеры и центральный пост управления, это блоки по существу вечные, ну если не вечные, то, во всяком случае, они могут работать очень долго тысячи лет, даже, наверное, сотни тысяч лет.
        -Не понял.
        -Я намекаю на то, что если вообще нигде ничего не работает, и воздух странный, а он странный на запах заметь, то прошло больше трёхсот лет с момента старта, а может быть и больше тысячи лет, потому что вообще ничего нигде не работает.
        -И мы на мёртвом корабле?
        -Сейчас доберёмся до пульта управления и узнаем. Во всяком случае, экипажа живого на борту нет, возможно, они покинули корабль, возможно погибли. Но до цели, до Земли мы не добрались. И система жизнеобеспечения, скорее всего не работает, а значит, мы с тобой должны выбрать пригодное для посадки место, или перенаправить корабль в новый мир. Скорее всего, мы с тобой погибнем, потому что лететь до нового места посадки далеко, системы жизнеобеспечения не работают, а лечь в криокапсулу второй раз при не работающих системах мы не сможем.
        -Блин...
        -Не факт, что выживут и те, кто в криокапсулах, корабль может висеть в пустоте без топлива в межзвёздном пространстве. Так что это финиш...
        -Но мы можем быть и на орбите какой-то планеты, так что рано хныкаешь.
        -Я не хныкаю, сейчас доберусь до центра управления кораблём, узнаю.
        Я почувствовал, что у меня по руке кто-то ползёт, какой-то жук, маленький, вроде безобидный, но всё равно дёрнулся от неожиданности, вскрикнул и сбросил его.
        -Откуда здесь насекомые?
        -Насекомые это хорошо, это очень хорошо, значит мы сели, и сейчас сидим на пригодной для жизни и дыхания планете, я думаю так. Возможно, где-то в корабле пробоина, и они заползли сюда через неё, значит, была жёсткая посадка. Причину, почему нет экипажа, назвать не могу, но это могла быть жёсткая посадка, и тогда на корабле могла быть радиация, например, и они покинули корабль в спешке и очень давно, зная, что не вернутся.
        -Ясно.
        -А радиация для нас, пока мы заморожены, безвредна, а потом, если это было просто гамма излучение, то она сошла на нет без вреда для спящих.
        -Хорошо.
        -В общем, на самом деле, я уже прошла пол пути, корабль небольшой и рубка рядом, я думаю, люк туда должен быть открыт. Всё, вот лестница, Антон иди на мой голос, я нашла новую реперную точку.
        -Иду.
        Я сделал несколько шагов и осторожно пошёл на голос Лены, споткнулся о порог какого-то люка, чуть не упал, и продолжил движение, я плохо представлял куда идти, и как-то забыл, как здесь всё выглядело, поэтому дойти до лестницы в полной темноте оказалось не так легко. Я дотронулся до Лены, и остановился.
        -Всё, теперь стою здесь, жду твой следующий переход.
        -Нет необходимости, теперь дальше не заблудимся, иди за мной, тут на самом деле, если знать планировку, сложно заблудиться даже в абсолютной темноте.
        Я медленно шёл за ней, осторожно передвигая вперёд ноги, прощупывая пол, весь путь занял срок не долгий, только очень уж противно мешало это желе, я вдруг наступил во что-то тёплое и вязкое.
        -Я во что-то вмазался.
        -Я тоже.
        -Такое ощущение, и такая вонь, как будто чей-то понос.
        -Это не понос, это просто органический кисель, я бы скорее сказала, что это скорее водоросли, чем понос.
        -От осознания этого не менее противно.
        -И тут полно мелких насекомых и червячков.
        -Хорошо хоть они не кусаются, - заметил я.
        -Может, и кусаются, просто мы с тобой покрыты жирным слоем геля, и он защищает. Так что Антон, не радуйся раньше времени. Я была на уроках выживания отдела КА на дикой планете в джунглях, там конечно не настоящие джунгли были, а просто большая оранжерея, имитирующая большое жаркое болото. И там не было насекомых кусающих насмерть, но я прожила там без еды, с одним ножом две недели, прежде, чем мне не впаяли зачёт. Так вот, скажу честно, насекомые кусались там не смертельно, но очень больно, и кусали они меня много раз. И здесь, вполне возможно, кусать будут насмерть, а ещё есть черви паразиты и опасные бактерии. Так что выжить в джунглях будет очень тяжело, поверь. И придётся жрать всякую гадость, от одного вида которой тошнит, так что не радуйся особо тому, что мы выжили, если мы сели в джунглях, то жизнь у нас с тобой будет не весёлая, очень не весёлая. Это тебе не химический синтезатор, который всегда добавит вкусовых добавок, чтобы кушать приятно было, иногда придётся жрать такую дрянь...
        -Я буду охотиться, и будем кушать мясо, не волнуйся.
        -Так вот, тогда в той оранжерее имитирующей джунгли, там я ничем не могла отравиться насмерть в принципе, и не было особо опасных насекомых, были лишь те насекомые, которые кусались больно, и не более чем. И даже та гадость, те черви паразиты, которых у меня потом достали из кишечника, и то были не опасны, да и нож у меня был, и следили за мной медицинские датчики всё время. А теперь у нас нет ничего, и если корабль весь сломан, поверь мне, жизнь у нас впереди очень тяжёлая, и то, что ты сейчас в этой слизи, это ещё цветочки.
        -Лучше бы мы остались на Белом лебеде.
        -Нет, на Белом лебеде у нас не было будущего, а тут у нас и наших детей будет шанс выжить и построить новую цивилизацию, скорее всего, поэтому генерал и полетел сюда. Но не парься, сейчас мы всё узнаем, мы уже пришли, я только нащупаю активационную кнопку аварийного запуска. Всё... Нащупала.
        Вдруг включился свет, он был тусклый, но какой никакой свет, мы стояли посреди небольшой круглой комнаты, Лена стояла у пульта, перед нами горел экран, компьютер сообщил, что готов выслушать наш приказ.
        -Ну вот, я же говорила, что центральная компьютерная система должна пережить всё это.
        -Да.
        -Включаю голосовой режим, клавиши клавиатур, скорее всего, не работают.
        Я осмотрелся, в рубке управления было грязно, на полу лежали какие-то пласты чёрной грязи, толщиной миллиметра три, мы не чувствовали их, потому что были в обуви, и сами были покрыты слоем слизи. Но чёрная слизь покрывала пол везде, и её было много на стенах, по этой слизи везде ползали какие-то мелкие белые бесцветные насекомые и червячки. Я с тошнотой осознал, что эти мелкие насекомые сейчас ползают и по мне, везде, и я даже обрадовался, что покрыт слизью из криокапсулы, иначе они ползали бы прямо по моей коже. Весь корабль был покрыт жизнью, но размеры червячков не превышали нескольких миллиметров, и все были белые, бесцветные, такие противные. И местами я заметил тех жуков, вероятно, их я убил тогда в коридоре, самый крупный жук был сантиметра два длинной, и напоминал неповоротливую мокрицу.
        -О боже, я хочу в душ, меня сейчас стошнит.
        -Держись Антон, сейчас мы узнаем, где мы. Компьютер, выдай на экран местоположение корабля.
        -Солнечная система, орбита планеты Земля, высота двадцать три тысячи километров, - отчиталась машина.
        -Внешнюю панораму, результаты радаров.
        -Внешние видеокамеры не работают, работает только рентгеновский радар, передаю изображение.
        Мы уставились на экран, радар передал данные снаружи, всё в радиусе нескольких десятков тысяч километров от корабля, здесь было кладбище, гигантское кладбище космических кораблей, тысячи, миллионы мёртвых судов, с жуткими пробоинами и повреждениями, и целые орбитальные крепости на орбите, как новые луны. А ещё, огромное количество мелкого хлама сформировало вокруг Земли метеоритные кольца, как вокруг Сатурна.
        -Корабль, есть ли связь с какими-то системами за пределами корабля?
        -Связи с рабочими модулями за пределами корабля нет. Все аппараты, обнаруженные радаром, условно мертвы. Хотя, возможно они прибывают в спящем состоянии, и не отвечают, потому что я не обладаю обновлёнными кодами распознавания свой чужой. Вероятно, отдельные блоки некоторых кораблей могут функционировать, но связи с ними нет.
        -Сколько времени мы спали?
        -Два миллиона сто тысяч лет.
        -Два миллиона лет? - Вскрикнул я.
        -Два миллиона сто тысяч лет, - подтвердил компьютер.
        -Что произошло? Имеются ли данные, что произошло с Землёй.
        -Конечно, за два месяца до прибытия на Землю, у планеты состоялась масштабная битва между силами Силлитов и землян. Силлиты взяли штурмом колыбель человечества, в этой битве погибло с обеих сторон огромное количество кораблей, вся солнечная система была подвержена мощной криогенной бомбардировке каждый объект. Силлиты тщательно проверили каждое небесное тело, и полностью уничтожили всех и вся, не оставив очагов сопротивления. Земля в результате бомбардировки была превращена в сплошной ледяной шар. Промёрзла до самого ядра, даже в ядре, температура опустилась до плюс одного по кельвину, все укрепления и базы Земли были уничтожены, не выдержав криогенной атаки, всё население и любая жизнь погибли. Спустя две недели, уцелевшие малые разведывательные зонды зафиксировали вторжение неизвестных кораблей, увы, заснять их не удалось, из-за совершенной стеллз защиты. Корабли приняли бой с силами силлитов, и в течение нескольких часов полностью уничтожили весь силлитский флот. Когда космический корабль CBBN67-712YT вошёл в солнечную систему, битва была окончена, всё население солнечной системы погибло,
функционировала лишь малая сеть спутников, снабжавшая корабль информацией. Все аппараты массой более ста килограмм были уничтожены силлитами. Все планеты солнечной системы, включая газовые гиганты, были заморожены. Даже Солнце получило серию попаданий криогенных бомб, и его светимость упала на восемьдесят процентов. Топливо и рабочее тело корабля были на исходе, корабль вышел на орбиту и замер. Топлива хватило бы на посаду на поверхность Земли, но не на новый межзвёздный перелёт. Экипаж оказался в безвыходной ситуации. Они размышляли около двух недель, после чего генерал провёл расчёты. Его данные были не полными, и он не смог вычислить, когда растает Земля, поэтому он поставил таймеры ваших криокапсул на максимальный срок, который предположительно мог выдержать корабль. Вывел судно на безопасную орбиту, после чего экипаж корабля покончил жизнь самоубийством. В последствии, понадобилось тысячу семьсот тридцать две коррекции орбиты, чтобы не упасть на поверхность планеты. За эти два миллиона лет в систему около восьмисот раз прилетали неизвестные корабли, неизвестных цивилизаций, проводили какие-то
исследования, и покидали систему. Последний визит состоялся четыре тысячи лет назад, сейчас в системе нет инородных аппаратов.
        -Жесть... Два миллиона сто тысяч лет.
        -Компьютер, откуда на борту корабля появилась эта слизь и насекомые?
        -Идёт анализ, анализ закончен, предположение следующее, в организмах сорока членов экипажа, покончивших жизни самоубийством было много разнообразных бактерий и вирусов, например в кишечнике, под ногтями и в носовой области. Это естественные бактерии симбионты, существующие на людях. Часть бактерий выжила после гибели людей, питаясь их останками длительное время, мутировала, и в результате долгих лет эволюции, опираясь на готовую генетическую информацию в своих ДНК, мутировала в более сложные организмы, сформировав на борту корабля замкнутую экосистему, состоящую на данный момент из нескольких десятков видов простейших многоклеточных организмов. Таким образом, сейчас на корабле имеется замкнутая экосистема, в основе которой вероятно чёрная слизь, берущая энергию для химосинтеза из тепла пола.
        -Ясно, тогда, думаю, эти насекомые не опасны, и, скорее всего, их даже можно есть, - решила Лена.
        -Почему? - Не понял я.
        -Если ты учил биологию, это простейшие, простейшие, они эволюционировали так, чтобы кушать друг друга, они не умеют паразитировать на людях, и даже, скорее всего, при всём желании не смогут прокусить твою кожу и навредить тебе или мне, а, попав в кишечник, погибнут в кислой среде. Никаких ядов у них в организмах тоже нет. Они прожили два миллиона лет в тепличных условиях.
        -Но чем они питались?
        -Теплом, чем же ещё, корабль же сказал, обычное тепло, вместо фотосинтеза, ведь стены корабля устроены так, чтобы в условиях космического вакуума, без расхода энергии, температура внутри корабля стабильно поддерживалась на уровне двадцати пяти градусов по Цельсию. Обычно, полы теплее стен и потолка градусов на пять. Процесс поглощения тепла медленен и мало производителен, но эти организмы худо-бедно питаясь теплом, выживали. А стены корабля всегда регулировали температуру внутри, убирая лишнее тепло, и наоборот согревая их при необходимости. Ну а что касается органических веществ, их количество оставалось неизменным, здесь замкнутая экосистема.
        -А откуда здесь гравитация, если все источники энергии корабля выключены?
        -Магнетизм, постоянные магниты, а вода в наших тканях ионизируется ими же. В теории они остаются рабочими вечно, так что как видишь, теория подтвердилась, только теперь от науки мало толку. Хотя уже чудо то, что наша техника смогла выдержать так долго, а главное, корабль избежал разгерметизации, потому что даже малая трещинка в корпусе за два миллиона лет превратила бы тут всё в вакуум.
        -На самом деле чуда нет, центральные блоки главного компьютера содержатся при сверхнизкой температуре, диффузии там нет совсем, и они могут функционировать много миллионов лет, аналогично криокапсула. Корпус корабля прочнейший металлический монокристалл оксида железа с вынужденной валентностью, тоже почти вечный материал, по крайней мере, два миллиона лет для него не так много, он остался герметичен, ну а всё остальное сгнило, в смысле больше не работает. Так что ничего удивительного.
        -Нам повезло, что воздух пригоден для дыхания.
        -Изначально, на корабле было не меньше двухсот тонн кислорода, а суммарная масса тел сорока членов экипажа тонны четыре. Так что эти жучки и червячки в принципе, не могли никуда деть весь кислород, его было слишком много, а насколько сейчас воздух пригоден для дыхания, учитывая запах, сложно сказать, но он, очевидно, переработан ими насколько возможно. Вот такие дела. - Констатировал я.
        -Компьютер, - обратилась к кораблю Лена, - насколько пригодна для посадки планета Земля?
        -Температура верхних слоёв атмосферы минус семьдесят градусов по Цельсию, средняя температура на экваторе стабильно плюс шесть градусов по Цельсию днём. Состав атмосферы двадцать процентов кислорода, один процент углекислого газа, остальное азот.
        -А Солнце?
        -Солнце светит на сто процентов от уровня до начала криогенной бомбардировки. Оно полностью восстановилось, и в первые же тридцать лет, в отличие от планет.
        -Состояние ядра планеты Земля?
        -Предположительно заморожено, и прибывает при температуре около четырёх градусов по Цельсию, нагрев идёт очень медленно, и потребное время на приход к нормальной температуре составляет около полу миллиарда лет.
        -Климат Земли, возможна ли посадка?
        -На экваторе плюс шесть градусов по Цельсию днём у поверхности, и до минус десяти ночью. Узкая полоска свободная ото льда, от тридцати градусов северной широты, до тридцати градусов южной широты. К северу и к югу от экватора ледники, температура льдов на северном и южном полюсе минус двести. Под поверхностью Земли на глубине метра начинается слой вечной мерзлоты, до самого ядра планеты. Температура вечной мерзлоты исключительно низкая. Океан на экваторе растаял на глубину до ста метров, температура воды на поверхности на экваторе колеблется от трёх градусов днём до одного градуса по Цельсию ночью. Высокое альбедо ледяной поверхности отражает в космос более восьмидесяти процентов тепла, что сильно замедляет дальнейшее согревание планеты. Однако высокое содержание СО2 в атмосфере, из-за антропогенной деятельности людей, и сильнейший парниковый эффект, компенсировали аномально высокое альбедо, и сделали вообще возможным столь быстрое согревание планеты. Климат в целом стабилен.
        -Время стабилизации климата на Земле?
        -Вопрос не ясен.
        -Когда климат Земли станет близким по своим характеристикам к климату до войны?
        -Без вмешательства других сил, естественным путём, таяние ледников и вечной мерзлоты займёт пол миллиарда лет, срок неприемлемо долгий. Аналогичный срок потребуется для прогревания ядра и мантии.
        -Что будем делать Лен?
        -Я думаю, если эту слизь у нас под ногами можно есть, будем садиться на поверхность Земли, где-нибудь в районе экватора, около какой-нибудь речушки, чтобы пресная вода всегда была. Я уверена, там есть места потеплее, в любом случае, корабль это большая теплушка, внутри которой всегда будет плюс двадцать пять. А если то, что у нас под ногами не съедобно, значит, мы все сдохнем от голода, и рассчитывать особо не на что. Но будить остальных в любом случае нельзя до тех пор, пока мы не сможем добыть достаточно еды, и это будет не просто. Здесь должно быть около четырех тонн органики, я думаю, этого хватит, чтобы прокормить двух человек, хотя есть эту слизь будет исключительно противно. Если не получится питаться слизью, будем ловить жуков и червяков, их тут много, а мои тренировки по выживанию в джунглях, научили меня, что многих насекомых, не защищённых яркими красками и ядами, есть вполне можно.
        -Да уж...
        -Компьютер, есть ли на поверхности планеты жизнь? Хотя бы уровня микроорганизмов?
        -Планета Земля полностью стерильна. Во время атаки силлитов, температура на Земле опустилась ниже плюс одного по кельвину, в таких условиях погибли даже организмы экстремофилы. Вся солнечная система стерильна, новые простейшие смогут развиться из аминокислот лишь через миллиард лет, таким образом, жизнь на борту корабля, единственный потенциальный колонист Земли.
        -Вот такие дела, как думаешь Антон? Сможем мы прожить на этой планете?
        -Ну, судя по всему, используя ресурсы корабля, если эти червяки и слизь съедобны, проживём, хотя жить будет исключительно противно.
        -Жить будет очень противно, и нас будет только двое, до тех пор, пока мы не выселим этих червяков на Землю, а это будет сложно сделать, потому что они плохо приспособлены к холоду, компьютер сказал ночью до минус десяти.
        -Может быть, грунт не промерзает, да и вода в океане.
        -Будет сложно Антон, очень сложно, поверь, это будет пытка временем, будут проходить мимо годы, и ничего не будет меняться. Хотя мы будем вместе, как два Робинзона космической эпохи.
        -Но это наша планета, и это кладбище нашей цивилизации, а мы и эти червячки, её шанс на новое начало, так что мы должны, обязаны выжить.
        -Компьютер, выбери самый тёплый регион Земли на экваторе по среднесуточным температурам, и этот регион должен быть около океана, и там, рядом должна быть река, крупная река, с ежедневным сбросом воды не менее десяти миллионов кубометров.
        -Наиболее подходящее место определено, это северная часть Южной Америки, рядом с Панамским перешейком.
        -Компьютер, мы можем сесть туда?
        -В топливных баках имеется значительный запас рабочего тела, аннигиляционный реактор вышел из строя. - Компьютер замолчал.
        -Нет, не может быть! Неужели всё зря?!
        -В ядерных изомерах имеется запас энергии, - выплюнул компьютер, - этого хватит на одну посадку с запасом, мы можем начать манёвры прямо сейчас, посадка займёт около двух часов, поскольку придётся экономить энергию ядерных изомеров.
        -Но мы точно сядем?
        -Сесть сядем точно, - подтвердил компьютер, - просто придётся экономить энергию, но после посадки взлететь не сможем никогда, рекомендую после посадки сразу открыть малый вспомогательный люк, моя энергия иссякнет, рубка управления будет отключена навсегда, и сделать это вручную станет не возможным.
        -Хорошо, после посадки открыть малый вспомогательный люк. Какова его площадь?
        -Около двух квадратных метров, люди смогут выбраться, в него ведёт шлюз, шлюзовые камеры можно будет открыть вручную, это здесь, - компьютер показал план корабля, и Лена кивнула про себя.
        -Я знаю, где это, всё в порядке.
        -Вы сможете выбраться из меня, но настроить таймеры криогенных камер вы также не сможете. Придётся вам сделать это сейчас. У вас есть два часа, чтобы решить, кого вы разбудите, и через сколько времени. Это может быть любой срок. Но изменить его вы не сможете, я предполагаю отключение питания, из-за истощения ядерного изомера после посадки.
        -А нельзя ли сэкономить энергию при посадке, так чтобы мы тебя не потеряли, компьютер?
        -Нет, ядерный изомер работает только в мощном электромагнитном поле, чтобы получить энергию из него, надо поддерживать это поле, я уже включил поляризатор ядерного изомера, и после отключения его, включить повторно уже не смогу, энергии аккумуляторов не хватит. Поддержание электромагнитного поля осуществляется ядерным изомером же, и требует энергии, и его энергия полностью иссякнет самое позднее через три часа. После этого, вы будете предоставлены полностью сами себе, поэтому, рекомендую вам подумать, и настроить таймеры для криокапсул замороженных учёных и военных, напоминаю их всего с двух баз 3224 человека, из них 357 женщин, вполне достаточно, для создания новой колонии.
        -Сколько лет?
        -Думаю долго, - сказала Лена. - Мы не можем рисковать, сначала надо адаптировать этих червячков к холоду матушки Земли, хотя бы к океану, позволить им заселить экваториальную область, создать планктон, водоросли, мы не можем рисковать, очевидно, червячки справятся с колонизацией планеты лишь через очень много лет.
        -Компьютер, сколько времени могут пролежать эти криокапсулы, до возникновения вероятности отказа пол процента?
        -Я думаю, - компьютер начал считать и замолчал почти на минуту, а мы ждали ответа, - криокапсулы выдержат десять миллионов лет. После чего вероятность отказа станет быстро расти.
        -Хорошо, тогда сделаем так, - решил я, - двенадцать колонистов, среди которых Анни, первый профессор, Жигунов, Дарья, Вадим и... Должны быть разбужены через двадцать пять лет после посадки, всего семь женщин и пять мужчин. Все остальные колонисты должны пролежать в криокапсулах четыре миллиона лет, после чего, они все, одновременно должны быть разбужены.
        -Принято, - сказал компьютер. - Таймер установлен, данные сохранены и подтверждены.
        -Я думаю так, если мы выживем и построим цивилизацию, мы их и так найдём способ разбудить, да Лен? Сколько времени нужно, чтобы двенадцать человек, наплодили несколько сотен миллионов детей, и построили новую цивилизацию? Не так долго, всего несколько тысяч лет, при наших-то знаниях. А если мы не выживем, то дадим червячкам максимум времени, чтобы колонизировать и вылечить Землю. Чтобы когда колонисты проснутся, Земля стала к тому моменту максимально пригодна для жизни. Думаю, через четыре миллиона лет станет теплее, ледники ещё немного отступят, протает вечная мерзлота. А червячки и бактерии корабля построят на Земле новую экосистему, пусть хотя бы примитивную, хотя в их генах, генетическая память пяти миллиардов лет эволюции, и потому они справятся с этой задачей куда быстрее, чем первые простейшие на заре времён.
        Я подошёл к Лене, больше мы ничего не могли с ней сделать, обнял её, а корабль начал менять орбиту и готовиться к посадке на Землю. Нам с ней предстояло провести на этой планете вдвоём, и только вдвоём ближайшие двадцать пять лет, срок исключительно долгий, и только сделанная когда-то очень давно нашими генетиками ретро операция, вылечившая всё человечество от старости, давала нам надежду на то, что когда-нибудь наша тяжёлая жизнь станет легче. И я верил, мы выдержим это ожидание и борьбу, потому что у нас уже была репетиция на Белом лебеде, и я верю, что смогу выдержать и выжить в этом новом мире, каким бы он не был скучным, какой бы не была тяжёлой моя жизнь. Тем более, что теперь я знаю, рано или поздно, рассвет наступит, и мы сможем жить полноценной и насыщенной жизнью.
        Корабль сбросил скорость, снизил орбиту, вышел на заданную траекторию, сбросил скорость ещё, включил основные двигатели и вошёл в атмосферу планеты. Компьютер знал, очень важно попасть точно туда, куда показали люди. У него был всего один инструмент для наведения, рентгеновский радар, да и у того работал всего один блок. Но машина ждала этого момента два миллиона сто тысяч лет, потому что в недрах её корпуса жила искорка будущей человеческой цивилизации, шанс на новое начало, три с лишним тысячи людей, мужчин и женщин. И это будущее его создателей, вида, и весь смысл существования машины заключался в том, чтобы служить людям и обеспечить их будущее. Поэтому бесчувственная машина старалась, и делала всё возможное, чтобы попасть именно туда, куда нужно. В место, где течёт река, и недалеко море, а ещё там сейчас теплее всего на планете и нет высоких приливов, которые тоже могли стать проблемой для колонистов.
        Корабль осторожно сел, ткнулся в почву, выключил двигатели и открыл запасной люк, на этом энергия его ядерных изомеров кончилась, и компьютер навсегда угас. Миссия была выполнена, люди, новое начало, были доставлены на поверхность планеты Земля. И когда-нибудь очень не скоро родится новая земная цивилизация, и быть может, построит новые города и звездолёты, и станет ещё более могущественной, чем прежде, и никогда не проиграет второй раз каким-нибудь более сильным силлитам, потому что слишком страшна цена поражения в звёздной войне.
        Мы с Леной нашли запасной люк, прошли через прозрачный шлюз, открывавшийся вручную, и вылезли наружу, здесь было раннее утро, ещё довольно темно. Лена вздохнула полной грудью холодный ночной воздух, и спрыгнула из люка на мелкий гравий, я последовал за ней, и встал рядом, мы всё ещё были покрыты противной слизью, а червячки, приклеившиеся ко мне, мёрзли на утреннем холоде и погибали. Но их органические вещества, аминокислоты, и живые бактерии уже заражали ранее стерильную планету, и скоро, сравнительно скоро, по меркам истории, эти бактерии вырастут в нечто более сложное.
        -Пошли за мной, смотри, там скала.
        Я последовал за Леной, она быстро, чтобы согреться пробежалась, я побежал за ней вслед, посмотрел в небо, оно было тёмно-синим, а на востоке красным. Очень необычно для меня, я привык к зелёному и жёлтому, боже, как давно я не видел неба, пусть хотя бы такого. Десять лет на Белом лебеде в тесноте коридоров, десять лет..
        Я догнал Лену и вскарабкался на скалу, она была высокой, и нас продувал сильный ледяной ветер, посмотрел на запад, там был наш корабль, огромная металлическая гора высотой триста метров, возвышающаяся над рельефом этого мира.
        -Посмотри туда.
        Я обернулся и увидел восход, Солнце, жёлтое, и красное по краям восходило на горизонте, мой первый восход нового мира, в котором я буду новым началом. Теперь здесь, как бы не были противны эти червяки и то, что мне придётся есть на корабле, но если я захочу, я всегда смогу выйти из тёмного корабля и увидеть этот восход, увидеть небо, а там, вдали горы, точнее холмы, и пыль, и воду, и океан, холодный, но настоящий, шумящий, почти живой. А то, что мне придётся провести следующие двадцать пять лет с Леной, что ж, я буду не один. И она тоже сильная, не слабее меня, и мы выдержим. Потому что есть этот красивый мир, и есть надежда на будущее.
        -Надо сходить искупаться в океане, вода жутко холодная, и наверно будет холодно, но мы, наконец, смоем с себя эту слизь.
        -Поддерживаю.
        -А ещё надо будет найти органику, я смотрела карту, пока мы садились, в десяти километрах отсюда должен быть город, точнее останки, но думаю, там почва должна содержать органику, какой-то процент. Притащим её на корабль, насыплем кучу, пусть червячки привыкают.
        -Предлагаю, сначала искупаться в океане, какая бы не была холодная вода, даже если всего градус, я смою с себя это.
        Эпилог.
        День сегодня был чудесный, я дождался, пока не потеплеет, градусов до шести и только после этого отправился в путь за почвой, Лене требовалась очередная органика для её червяков, точнее углерод в основном, последнее время те разожрались, и теперь чёрной слизью был покрыт весь корабль, кроме нашей спальни. Но зато, теперь мне приходилось почти каждый день ходить за почвой с органикой и пылью пластмасс города, Лена говорила, у меня хорошо получается искать то что нужно. Места нужно знать... Впрочем, возможно, она просто не хочет мёрзнуть, а по мне, так прогуляться днём самое-то, сравнительно тепло и хорошо, а в подземельях корабля всегда темно и сыро, только тускло светящиеся флюорисцентные водоросли иногда нарушают темноту, мрак и ужас.
        Я спрыгнул с холма, потрогал ногой почву, чёрная, самое-то, только вся мёрзлая, тяжело вздохнул, взял металлическую палку, которую я использовал как лопату, и стал копать, наполнил полный мешок, теперь это весило килограмм двадцать, закинул палку на плечо и полез наверх, вылез из ямы. Взял мешок, палку и пошёл к возвышающейся вдалеке громадине корабля. День был тёплым, воздух, наверное, прогрелся градусов до восьми, необычайно тепло, редко так бывает, я продолжал идти, я любил гулять. Мои прогулки по окрестностям всегда убирали тучи с небосклона моей серой жизни. Что так? Каждый день одно и тоже, ночь в мрачном грязном, но тёплом месте, в очищенной каюте корабля, но червяки и букашки всё равно в неё заползали, хотя они никогда не кусали нас и даже не пытались. Они простейшие, охотятся только друг на друга, а мы для них опасные боги этого мира, которые могут и задавить пальцами, а то и скушать. Учитывая то, что я не переваривал чёрную жижу, которая являлась основой всей нашей корабельной экосистемы, мне приходилось питаться сырыми тараканами и мокрицами, иногда червяками. И так день за днём, но мы
крепились. Так что мои прогулки были тем, что поддерживало меня, Лена тоже гуляла, но только около корабля, а ещё мы с ней часто смотрели на закат и восход, иногда купались в море, но купаться в море было тяжело, слишком уж оно холодное. Да и вообще, этот мир был холоден, и это мешало его колонизировать, мы регулярно разбрасывали биообразцы, закапывали их в почву, бросали в море, но результата не было. Хотя мы пытались уже очень давно, выводили крио устойчивые организмы, у нас у корабля даже были целые грядки, куда мы сажали чёрную слизь, поливали её, но она вроде бы всё равно погибала, и не адаптировалась. Мы знали, успех вопрос времени, рано или поздно мы получим устойчивый к ночному десяти градусному морозу организм, и он начнёт колонизацию этого мира. Может быть уже начал, какая-нибудь бактерия, просто мы этого не заметили.
        Я продолжал идти, тащил на себе тяжёлый мешок, посмотрел вперёд, обычно Лена встречала меня, но не в этот раз, я забеспокоился. Мало ли, я всегда беспокоился, беспокоилась и она. Мы были сильными и уверенными в себе, но не друг в друге. Давно, давно, мы дали друг другу обещание, что никто из нас никогда не наложит на себя руки, как бы не было тяжело. Это было в самом начале, тогда нам было особенно тяжело, проводить многие дни в мокрой слизи экосистемы корабля, есть всякую гадость, которая, впрочем, всегда без проблем переваривалась, хоть и имела ужасный вкус. Сейчас всё стало намного легче, и всё равно мы боялись, я боялся остаться один, она боялась остаться одна, вдвоём мне было не так тяжело, в одиночку, не знаю, выдержу ли я. И вот её не было, я сохранял спокойствие, мало ли что, может, просто заснула, или с другой стороны корабля поливает грядки, или нашла долгожданную поросль чёрной слизи за пределами корабля и так обрадовалась, что забыла обо мне.
        Я поднялся вверх по лестнице, свалил почву у приоткрытого шлюза, и тут на меня из темноты стали выходить люди, все измазанные какой-то дрянью, я даже как-то не сразу сообразил кто это, и откуда. Я уже так привык здесь жить, вне времени и событий, что эти люди совершенно выпали за пределы моего мира. Они прошли мимо меня, спрыгнули на Землю, и потащились мыться к морю, видно им было особо противно, они ведь ещё не знали, что вся эта гадость, слизь, что растёт под ногами на корабле, всё, что вокруг ползает и бегает, оно абсолютно безобидно и даже съедобно, и имеет разный вкус. Из шлюза появилась радостная донельзя Ленка, у неё были измазанные слизью руки, и грязный как всегда халат, в корабле, вообще, сложно не измазаться, слизь растёт везде, особенно последние годы, я же натаскал кучу органики в корабль.
        -Они проснулись, представляешь, проснулись.
        -Да я понял.
        Она подошла и обняла меня.
        -Прошло двадцать пять лет, они такие забавные, твою Анни чуть не вывернуло от слизи, а ещё они такие слепые, совсем не видят светящиеся водоросли, почти не видят.
        -Да я их тоже толком не вижу так.
        -Ну, всё равно, всё равно хоть чуть-чуть, но светятся, если присмотреться. А этот твой первый, он так кричал, ох, я сижу, вожусь со слизью на верхних уровнях, потом слышу какой-то странный звук, и не пойму... Что за звук, потом пошла на звук и сообразила, человек орёт. Ну, вот и всё, прошло двадцать пять лет. Представляешь?
        -Представляю, пролетели в один миг на самом деле, только по началу было сложно, сейчас уже, сказать по правде, привык жрать всяких тараканов.
        -Скоро кончится срок действия биоблокады, ты же знаешь, она рассчитана на двадцать пять лет, чуть больше, и я смогу рожать детей.
        -Знаю, только не представляю, где дети тут будут жить.
        -Построишь хижину у самого берега моря, будут жить в хижине, не в корабле же.
        -Одежды нет, сама знаешь, тканей почти нет, не представляю, как дальше жить будем, моя вся дырявая, только голым ходить.
        -Что-нибудь придумаем. Пошли, а то они сейчас без нас утонут. Им надо рассказать что произошло, а то я сразу повела их прочь с корабля, такой стресс, представляешь, просыпаешься, в темноте, никого нету.
        -С нами также было, и ничего, пережили.
        -Но это было ужасно противно. Всё пошли за ними.
        Мы закрыли дверь шлюза, спрыгнули с люка и быстро побежали к морю, остальные двенадцать проснувшихся уже вымылись и теперь мёрзли у воды. Хотя сегодня, кстати, было довольно тепло, и я даже не мёрз, уже давно привык, акклиматизировался, восемь градусов даже на ветру, для человека не так уж и холодно, терпеть можно.
        -Где мы Антон? Что случилось? - Спросил первый.
        -Куда идти, здесь есть, где погреться?
        -Мы на Земле ребята, год два миллиона сто с лишним тысяч лет от рождества Христова.
        -Не понял шутки.
        -Земля погибла, её бомбили криогенными бомбами, проморозили всю планету насквозь, наш корабль остался на орбите, и мы проспали два миллиона лет, но худшее уже позади, мы с Леной решили все проблемы.
        -Решили все проблемы? Здесь есть, где переодеться, я после этого пробуждения вообще в шоке, какие-то насекомые...
        -Боюсь, я вынужден вас разочаровать, из одежды только то, что на вас, и советую эту одежду беречь, а то останетесь вообще без одежды. А эти насекомые и та хлюпающая под ногами чёрная слизь, это единственное, что здесь можно есть.
        -Ты шутишь?
        -Нет, мы уже здесь так двадцать пять лет живём, стараемся привить жизнь на стерильную замёрзшую планету. Климат тут райский, всё-таки мы на экваторе, зимы нет, днём плюс шесть, ночью минус десять, так что ночь можно пережить только на корабле. Все наши червячки и тараканы, и чёрная слизь, всё это пока выживает только на корабле, ночевать приходится вместе с ними, они ползают по нам и решают свои проблемы всю ночь. К счастью, делают это тихо, пищать пока не научились, так что придётся привыкнуть.
        -Червяки мерзость... А что с остальными?
        -Мы решили начать цивилизацию с четырнадцати человек, восьми женщин и шести мужчин. Все остальные проспят ещё четыре миллиона лет, или пока мы не сможем перенастроить таймеры криокапсул, а питания для таймеров у нас нет. Но здесь вполне можно жить, и если вы устанете от червяков, то можете выйти отдохнуть днём на воздух.
        -То есть, как нет питания?
        -Ребята, нет ни одежды, ни электричества, ни еды, ничего, корабль мёртв, все его источники питания окончательно сдохли при посадке. Нет ни компьютеров, ни синтезаторов, вообще ничего, из еды только наши братья меньшие и чёрная слизь, чёрная слизь у нас вместо растений, у неё что-то типа тепло синтеза, потому что она развивалась в мире без света. Ну а, кому по вкусу не понравится чёрная слизь, пусть ест червяков.
        -Я никогда не буду есть червяков, вы с ума сошли, - сказала Дарья, мой бывший старший психолог с базы Белый лебедь.
        -Мы должны выжить, никаких благ цивилизации здесь нет, но мы с Леной смогли прожить здесь двадцать пять лет.
        -И не плохо прожить, - поддержала Лена, - я была почти счастлива здесь с Антоном, вдвоём, а к червякам со временем привыкаешь, они ведь безобидные, разве что иногда в нос по глупости залезут, мозгов то у них совсем нет, но такое бывает редко, высморкаешь его, да раздавишь пальцами в наказание.
        -Какой ужас, вы, наверное, шутите, я так не смогу. Мне холодно, я хочу туда, где чисто и тепло.
        -Дарья, Дарья, вы же старший психолог, железная, волевая женщина.
        -Я не могу так, я не хочу. Я не буду есть червяков, - она не выдержала и разрыдалась.
        -Ребята, поймите простую вещь, нам надо начинать с нуля на мёртвой планете, и это будет тяжело, мы первые. Если мы выдержим, мы возродим всю цивилизацию, быть может, это произойдёт не скоро, я говорю не о десяти годах, и не о пятидесяти. Фактически мы с вами сейчас в каменном веке, в эпохе, когда наши предки на мамонтов охотились, только мамонтов здесь нет, планета мертва. Так что придётся делать всё своими руками с нуля. Я специально выбрал самых сильных и стойких из вас, тех, в ком я уверен. И мы выдержим, и у нашего вида будет новое начало, и даже ты Дарья, я абсолютно уверен, ты найдёшь в себе силы, и сможешь питаться червяками.
        -Тут хоть огонь то есть? Может их хоть пожарить можно будет?
        -Огня нет, разжечь нечем, и жечь тоже нечего. Что касается чёрной слизи, то она без воды высыхает в пыль и улетает под любым порывом ветра. Что даже хорошо, потому что из-за этого от неё легче отмыться утром. Так что использовать её как дрова не получится. И вообще органические вещества на корабле надо экономить, сейчас их много, но слизь растёт медленно, и насекомые тоже размножаются и растут медленно. Кормовая база ограничена. А что касается искры, мне приходила на ум идея использовать два камня, я помню, читал, что можно использовать кремень. Камни я нашёл, много камней, но это не кремень, и чтобы я не делал, высечь искру у меня не получилось. Хотя есть ещё несколько железяк, в общем, я пытался придумать, как развести огонь и не один раз, но это бесполезно. Я даже пытался жечь горстку сушёных червяков, по идее они должны гореть, не знаю, но высечь искру так и не смог, хотя убил на это много лет.
        -Какой кошмар, я не выдержу.
        -Мы с Леной выдержали, и не плохо. И вы выдержите, а сейчас, идёмте в корабль, вы мокрые, простынете ещё.
        -Но там темно и грязно...
        -Да темно, тепло и грязно, ключевое слово тепло, и там жизнь, живая, съедобная, корабль это бесценная экосистема в которой мы можем выживать, все наши отходы перерабатываются чёрной слизью и насекомыми, хоть и медленно, и мы можем их есть. Если бы не было насекомых и слизи, мы бы все здесь просто умерли от голода. Я верю, мы выдержим, пройдёт много лет, этот мир согреется, жизнь с корабля двинется заселять моря и сушу, появятся крупные животные, мы сможем охотиться на них, есть мясо, нас станет больше, и мы построим новую цивилизацию.
        -Когда это произойдёт, ты шутишь что ли? Крупные животные из червяков должны развиваться миллионов двести лет, а то и больше. Какой псих выдержит двести миллионов лет жизни здесь так?
        -Думаю быстрее, через миллион лет всё будет.
        -Ты вообще представляешь как это много тысяча лет? Что уж говорить о миллионе.
        -Какой ужас...
        -Так сложилась наша жизнь, мы выдержали Белый лебедь, но это была просто репетиция, теперь мы должны выдержать это здесь, мы сильные люди, мы сумеем. Я верю.
        * * *
        Мы вывезли капсулы в город, теперь у нас было всё необходимое. Три с лишним тысячи колонистов, надо было их освободить. Я подошёл к капсуле, тщательно осмотрел её. Но она была заморожена, и ничего видно за стеклом не было, только таймер.
        -Мы всё сделаем великий отец, не волнуйтесь.
        Я отошёл, занял своё место и стал ждать, техники копались с капсулой долго, подсоединяли к ней провода, сверяли пароли, наконец, первая из капсул включилась и началась разморозка, на ней загорелся маленький зелёный диод.
        -Сколько времени потребует разморозка?
        -Около двух часов, - ответил я.
        -Вы могли бы сходить пока к морю, так долго ждать имеет ли смысл?
        -Я подожду, всё же я не видел этих людей двести тысяч лет, многие из них были моими друзьями.
        * * *
        Капсула щёлкнула и открылась, из неё вылез человек, я не узнал его, потому что уже помнил смутно те события моего далёкого прошлого. Человек задёргал руками, полез прочищать глаза и нос, к нему сразу подошли реаниматоры и стали помогать очиститься от замораживающего геля.
        -Где я?
        Акцент показался мне жутким, искореженным до неузнаваемости, но я знал, это старый праязык, просто это моё мировосприятие изменилось за столь долгий срок.
        -Вы на Земле, - чётко ответил я, - год двести тысяч сто сорок первый, после возрождения человечества.
        Я отвернулся, и набрал кнопочками на сотовом телефоне номер Елены, моей второй половинки, с которой я уже столько лет правил этим миром.
        -Разморозка прошла успешно, все остальные учёные будут разморожены в ближайшие три дня. Я уверен, с ними мы сможем восстановить былой технологический потенциал землян.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к