Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Долг Виктория Викторовна Бурнашова
        Что вы знаете о невезении? Ни-че-го! Вас родной отец мерзким ликанам продавал в уплату старого долга? А изнасиловать вас пытались? Даже умереть спокойно не дали! Как они посмели?! Я же леди, а не подстилка для мерзких волков! И что в их городе за страсти творятся?! Борьба за власть, какие-то постоянные интриги, и я, словно новая девочка для битья, приехала «погостить»! Хорошо, хоть дали шанс быть просто хозяйкой в доме, а не греть постель поганому оборотню!..
        Виктория ?Бурнашова
        ДОЛГ
        1 глава
        Сон никак не шёл. Я смотрела в потолок уже пару часов. Голова что-то болела. Быть может, не стоило так долго бегать сегодня? Погода стояла пасмурная, могла и простудиться. Я перевернулась на бок. Всю спину уже отлежала! Перина эта ещё… раза три взбивала её вместе с первой подушкой, а толку? Мне всё мешало!
        Я зажгла свечу и уселась, тупо смотря перед собой. Надо к лекарю было с утра сходить и взять у него снотворного. Давненько я к нему начала захаживать. Последнее время сон вообще никак не идёт. Может, нервы или гормоны штурмуют моё тело, не знаю, но сплю я очень мало и урывками. Мучают страшные кошмары, порой я даже путаю реальность и сон. Мерещится всякая чепуха. Даже в церковь ходила. Я не особо люблю там находиться: скрюченные старухи, плачущие женщины и изуродованные горожане, жалующиеся на свою судьбу. От этого мои кошмары только усилились. Священник, который не внушал мне доверия, поводил над моей головой крестом, прочитал молитву и отправил восвояси. Стоит ли упоминать, что от едкого запаха ладана голова у меня только ещё сильнее разболелась? Да и не особо я верующая… Нет, Бог есть, но вот наша церковь - это совершенно другое. Не знаю, откуда у людей возникло желание поклоняться неизвестному мужчине (Богу) всякий раз, когда им плохо? На этом, разумеется, решили заработать. Думаю, так всё и было. Церковь стала чем-то вроде культа. Чуть что - сразу крестятся и бегут ставить свечку. Чушь!
Убедилась я в этом, когда увидела, как наш старший священник зажимает какого-то пацана за обычной городской грязной таверной. Недвусмысленная поза дала ясно мне понять, чем они там занимаются. И этот человек втолковывает нам про веру и душевную красоту?! И да, им всё позволено. Попробуй слово поперёк сказать, сразу на площадь выволокут и плетью так отходят, что поверишь не только в Бога, но и в Бабу Ягу, в слезливые рассказы куртизанок и слову чиновника. Так дела идут, сколько я себя помню. Ничего не меняется. Да, можно было бы воспротивиться, но… нет. Я не из того числа глупцов, кто встаёт на табурет и выкрикивает слова о чести, справедливости и надежде. Я скорее та, кто плывёт по течению, старательно огибая все препятствия. Та самая серая масса, кои большинство. Я за свою жизнь цепляюсь, поэтому подчиняюсь.
        Я поддёрнула полы ночнушки. Чего мне тут делать-то? Просто лежать и ждать непонятно чего? Нет уж. Сейчас около двенадцати часов, поэтому можно смело наведаться к папаше.
        Стянула через голову тонкую ткань, чепец с головы упал сам. Быстро отрыла на дне сундука свои штаны для верховой езды и натянула их. Сверху накинула свободную рубаху и застегнула несколько пуговиц. Волосы пришлось стягивать в тугую косу на затылке, потому что они, как семена одуванчика, летели в разные стороны! Обрежу! Но сразу же вспомнилось данное матери обещание. Волосы не трогать. Они уже ниже середины спины вымахали! Расчёсывание - это жуть, а про мытьё вообще молчу. Могу весь день провозиться! Но… я же девушка - мне положено.
        Злобно бурча себе под нос проклятья в адрес тех, кто решил-таки дать определение леди, зашла в ванную комнату. Обошла большую бадью, несколько стульев и за ворохом мочалок и веников (адское изобретение) нащупала углубление. Засунула туда два пальца и сильно надавила. Щелчок, и потайной лаз явил мне себя. Небольшой, всего метр в высоту и примерно столько же в ширину, но я в него пролезала совершенно спокойно. Там было очень темно и тянуло затхлостью и сыростью, но я уверенно встала на четвереньки и полезла внутрь.
        Свечи я с собой не взяла, ибо смотреть мне там всё равно не на что. С женщинами никогда не делились проблемами и важными новостями. За успокоением приходили и всё. Меня это оскорбляло до глубины души! Значит, Авдею всё, а мне кукиш с маслом?! Нет уж, я такой же член семьи, как и он! Отец у меня градоначальник этого города. Самый серьёзный «дядя» во всей округе. Злой, мелочный, алчный. Я его почти не знала. Когда была жива мама, то он иногда общался со мной, а после её кончины я видела его урывками. Он пропадал в своём кабинете или разъезжал по соседним городам, а я была одна. Авдей - мой брат, лет до шестнадцати любил со мной водиться, пока его интерес не перешёл на других девочек. Перепортил всех служанок, кухарок и добрался до городских. Перечить ему, конечно же, никто не смел, а отец, скорее всего, одобрил бы увлечения единственного сына. Зато я, кажется, с самого рождения была обещана какому-то заморскому лорду, с которым отец давно хотел наладить связи. Там, где выгода, там и мой папа. Больше своей жизни он любил золото. Словно заворожённый любил начищать до блеска подаренный каким-то богатым
феодалом набор золотых столовых приборов. Мог часами пересчитывать деньги, никакого казначея не надо было. Нет, я его любила, как отца, но больше ничего не было. Даже омерзение лёгкое. Сейчас мне семнадцать лет, и я абсолютно точно понимаю, как ведутся дела и чем дышит наш город. В основном из-за того, что подслушиваю. Давно нашла потайные ходы во всём нашем немалом доме. Они были спрятаны, но скучное детство сыграло свою роль. Одно вышивание! Это утомительное и никому ненужное занятие! Но… увы и ах, я же леди. Лучше бы родилась в другой семье. Голод, холод, страшные болезни - минус, но безграничная свобода - плюс, перевешивающий всё!
        Кабинет отца находился на этаж ниже, буквально в соседней комнате. То есть, ползать мне долго не надо было. Первое время шаркалась тут только со свечой, ибо боялась, а потом привыкла. Лазы тут были очень простыми. Нужно было просто знать дом и всё. Никаких потайных комнат тут не было, скелетов нигде не висело и ловушек не стояло. Я даже задумывалась, что это старая заброшенная вентиляция, так как часто чувствовала дуновение ветра на лице. Поначалу крестилась, приняв этот сквозняк за призрак.
        Я осторожно полезла в первое углубление в полу. Это так называемая лестница вниз. Аккуратно спустившись, я поцарапала локоть об угол. Чёрт! Дальше путь шёл с уклоном вниз. Ползая, я думала о своей жизни. Неужели меня действительно ждёт лорд? Неужели я уеду из этого зловонного и прогнившего города? Даже не верится. Я очень хочу вырваться отсюда и наконец-то увидеть что-то новое. Наверное, это желание первый раз подстегнуло меня смыться из дома. Мне было тринадцать. Год прошёл после смерти матери. Помню, тряслась, как трусливый зайчишка, выползая в город. Много раз видела, какими путями смывается Авдей, вот и запомнила. Теперь настала моя очередь вылезать из пелёнок. И что, вы думаете, случилось? Меня побила местная шпана! Я ведь оделась в пацана, дворового такого. Они признали во мне сопливого чужака и наехали. У меня тогда чуть сердце из груди не выпрыгнуло от ужаса. Меня успели только толкнуть, а я успела упасть и разбить себе оба локтя разом. После этого я так сквозанула домой, что меня не догнали бы самые лучшие гончие! Полдня проревела. Потом долго оправдывалась перед няньками. Сказала, что
рухнула с кровати. Они мне поверили. Знали, что если им придётся докладывать о моих травмах, то кто-то очень сильно пострадает, поскольку не усмотрели за резкой мною. Да и няньки эти были ни туда, ни сюда. Покормят, оденут, всучат пяльце, ворох тряпок и корзину цветных ниток, а потом забывают до обеда. Потом снова кормят и уходят. Помогают мыться. Да и всё. У меня была бы очень одинокая и скучная жизнь, если бы не эти частые вылазки в город. Особенно нравится тереться около пекарни. Там такие запахи!.. Ну и, конечно же, у таверн. Девка - не девка, а поглядеть, что там и как, хочется и мне. Краснею до сих пор, видя целующиеся парочки на улицах. Как мужчины зажимают дам, те стонут от удовольствия и ещё сильнее вцепляются в своего партнёра. Меня это сильно возмущало. Слюни… чужого мужика… Фу! Аж передёрнулась. А потом… один раз видела, как мужчина за конюшней «любил» пышнотелую захмелевшую барышню. Ужасное зрелище! Волосатый, толстый зад полного мужика ходил туда-сюда, выбивая из женщины стоны. Меня тогда чуть от омерзения не вырвало. Фу! Как же так можно?!.. Потом подумала об Авдее. Он ведь тоже этим
занимается! Какой кошмар!..
        - …нет, пусть обойдутся! - послышался вскрик отца. - Чтобы ноги не было в этом городе этих попрошаек!
        - Они говорят, что бегут из города… - раздался еле слышимый голос какого-то мужчины. - Им нужно пристанище. Они готовы работать.
        Ага, почти приползла. Ещё пара метров, и я нащупала справа маленькую ручку. Взялась за неё и осторожно потянула в сторону. Десять круглых маленьких дырочек тут же разогнали тьму в лазе и наполнили её звуками, исходящими из кабинета. Я вполне свободно легла на спину и вздохнула. Теперь буду просто слушать. Только бы не уснуть. Иначе бедные няньки опять потеряют меня.
        Я находилась почти под потолком. Этих дырок не видно вообще, там паутиной всё поросло. Потолки-то у папы в кабинете высокие, метра три, поэтому никто и не убирает. Зато я тут обосновалась знатно. Даже, где-то подальше, оставляла свечи на всякий случай. А что мне ещё делать? Ночью в город идти? Я вроде как на самоубийцу не похожа. Хотя иногда проскальзывали моменты, когда хотелось покончить с этой несправедливой жизнью.
        - Отбери самых здоровых, остальных выгони, - решил папа. - Распредели по городу, пусть помогают мусор убирать да сточные канавы чистить.
        - Слушаюсь, - коротко бросил мужчина, и послышался хлопок двери.
        Дальше всё было нудно. Какие-то поставки продуктов задерживались, потом папе рассказали слухи, бродящие по городу и, конечно же, о доходах. Мне было неинтересно, но ничего другого я придумать не могла. Альтернатива была - спать. Но куда там?! Я лежала, закрыв глаза, и ощущала обычный прилив сил. Словно проснулась недавно. Почему сон меня избегает?!
        Вспомнилась мама. Она была очень женственной, а как она меня любила?.. Единственная девочка, младшенькая. Она чуть ли все дни и ночи проводила рядом со мной. Она обожала расчёсывать мои волосы и заплетать забавные косички, которые мне нравились до ужаса.
        - Никогда даже не думай обрезать волосы, - смеялась мама, видя, как я пытаюсь развязать резинку на косе. - Они - твоя гордость.
        - Мам! - простонала я. - Ну, зачем они мне?! Скажи! Одна морока! Я во сне задыхаюсь!
        - Надевай чепец, - резонно предложила она, улыбаясь. - Со временем ты поймёшь, что ты - истинная леди. Твои волосы должны вызывать благоговение и трепет. Ты же будущая мать, Дана, ты должна выглядеть великолепно.
        - Ну, давай чуточку обрежем! - стонала я, глядя на себя в зеркало. - Хотя бы по плечи!
        - Потом ещё благодарить меня будешь, - подходя ко мне, засмеялась она. - Женихи проходу давать не будут.
        - Ну их всех! - насупилась я, глядя, как мама легко справляется с резинкой. - Я буду жить всегда с тобой!
        - Я тебе ещё надоесть успею.
        - Не успеешь, заберу тебя за моря, и мы будем выращивать виноград! - уверенно забубнила я. - Может, Авдея возьмём, но это неточно.
        - А как же папа? - смешно прищурилась она.
        - Он с нами не поедет, - почесала нос. - Будет приезжать на выходные…
        - Тут ты права, папа свой город никогда и ни за что не променяет, - вздохнула мама и в её голосе почувствовалась грусть. - Так, стой смирно или опять будет больно!
        Она так любила возиться с моей головой… Всякие ленточки придумывала, мазала мои волосы мёдом и поливала отварами. А потом её свалила с ног болезнь. Она упала. Случайно оступилась на лестнице и повредила локоть. Никому ничего не сказала, ведь это была просто царапина… Отец тогда вернулся с охоты и приволок в дом медведя. Сказал, что он был бешеным и сам напал на их отряд. Есть мясо было нельзя, но вот шкура… Её он приказал снять. Весь двор был в медвежьей крови. Как так случилось, что мама подхватила этот недуг, непонятно. Отец приказал вырвать один клык у зверя и хорошенькое его отмыть, дабы хозяин смог носить его, как трофей. Наверное, отец плохо вымыл руки и полез к маме, или она сама где-то подхватила… Это уже не столько важно. Мама через пару дней начала температурить. Пропал аппетит, она всё реже проводила со мной время, и я сильно за неё беспокоилась. Потом, конечно, около недели мама более-менее пришла в себя, и мы даже сумели прогуляться по саду. Но после этого… она свалилась. Несколько дней мучилась от озноба и лихорадки. Рвота и понос не оставляли её ни на миг. Меня к маме пускали редко
и близко подходить запрещали. Отец, конечно же, волновался. Присылал всё новых лекарей, потом даже священника вызвал, чтобы тот помог ей силой Божьей. Но всё было тщетно. Помню, она испустила дух у меня на глазах. Я как всегда пришла к ней в обед, села почти у самой двери и начала читать книжку. Она ничего не говорила, но я знала, что ей одиноко. Поэтому я развлекала её рассказами и своим неумелым чтением. А потом… страшная картина встала перед глазами. Мама и так дышала порывисто, но вдруг её как-то затрясло, и обессиленная женщина схватилась руками за горло. Служанки пытались ей помочь, сажали, открывали рот, чтобы та могла свободно вздохнуть, но… её полные ужаса и боли глаза замерли на моей фигуре. Я стояла и обливалась слезами, молясь всем существующим Богам, чтобы моя мать поправилась. Умоляла забрать меня, а не её… Губы что-то прошептали, но я ничего не услышала. Последний сиплый, еле слышимый вдох, и прелестные зелёные глаза матери замерли. Остекленели. Я не сразу поняла, что с ней. Служанки тут же заохали и побежали на выход. Взгляд потускнел, рот так и остался приоткрыт… на ней был глупый
голубой чепец, но капли пота всё равно виднелись на её бледном измученном лице.
        Не заметила, как по вискам побежали слёзы. Я улыбнулась и смахнула их. Мама… самый любимый человек на всей земле… и она покинула меня. После этого отец стал ещё хуже, а я росла сиротой при живом отце. Хорошая жизнь, нечего сказать. Вдруг отдёрнула себя. Дура! Другие люди мечтают оказаться на моём месте! Подбирают последние крошки, костями гремят и моются раз в год! Не ценю, конечно, то, что имею. Неблагодарная, а что ещё мне остаётся?
        Порой я подумывала смыться насовсем. Но как-то… стимула не было нужного, понимаете? Тут тепло, уютно, еда вкусная, одежды много. Никто не пилит и не заставляет делать что-то нереальное. Вышивай, умей держаться на людях, молчи, не чавкай, локти на стол не ставь. Просто. Наверное поэтому я всё ещё здесь. Но мечты… Они уносят меня в таинственный и неизведанный мир. Уехать далеко-далеко и осесть в какой-нибудь лесной деревне, где жители будут знать друг друга. Дружба и родство. Может быть, разведу какую-нибудь скотинку домашнюю. У меня сотня книг прочитана про приключения! Из них я и знаю почти всё. А редкие вылазки в город подкрепляют полученные знания. Конечно, книги отличаются от реальности, но не всегда в худшую сторону.
        - О, Лорин, друг мой, какими судьбами? - вдруг раздался голос отца.
        Был слышен страх, раздражение и растерянность. О, только не это!
        Тут же приподнялась и навострила свои уши. Если это тот самый Лорин, то папе крышка.
        - Доброй ночи, Прохор, - раздался его спокойный и серьёзный голос. - Думаю, ты знаешь, зачем я пришёл.
        Приплыли. Не заметив, я затеребила крестик на шее. Это же… Быть того не может. Это же чёртов ликантроп! Неужели уже прошло два года?!
        Мой страх был вполне понятен. Это то самое зло, что водится за пределами города. Долгое время ходили мифы о Северном лесе. Его называли ещё Тёмным или Мрачным. Туда никто и никогда не ходил. Он был в трёх днях от нашего города. Я даже не знаю приблизительных границ этого логова зла. Помню, один раз туда даже смертников отправили, и они не вернулись. Может, нашли выход, но это вряд ли. Скорее всего, сожрали гримы, бадзула или леший. Там водится вся самая поганая нечисть! Страх, даже сейчас, сковал меня своими цепями.
        И как вы думаете, папа познакомился с… Этим? Пошёл на охоту, как обычно! Но он был далеко не в Тёмном лесу, что интересно. Он облюбовал восточную сторону, там, якобы, животных водится больше. Отправился он со своими друзьями - местными чиновниками. Прихватили с собой девах из таверны и ушли в лес на неделю. Разумеется, пили и развлекались. Об охоте никто особо не думал… Пока на папу не совершили покушение. Свои же. Дождались удобного момента и атаковали. Пятеро стражников и два чиновника были замешаны. Отца бы убили, так или иначе. Но папаше «повезло». Неподалёку разбили свой лагерь ликантропы. Мерзкие существа, превращающиеся в зверей, но имея человеческий облик. Церковь открещивалась от них и говорила, что святая вода всегда поможет в борьбе с истинным злом. Один раз даже устроили «святое» шествие к Северному лесу. Окрестили его, подымили ладаном и ушли. Разумеется, это ничего не изменило, только помогло успокоить особо верующих.
        И этот Лорин просто спас папашу. Как, я не знаю. Но после этого отец чуть ли от церкви не отрёкся. Чудовище спасло человека! Отец с ним не то чтобы подружился… Скорее, наладил отношения. Отблагодарил это существо и даже какое-то время покупал у Северного леса меха…, а потом вдруг занял денег. Быстро он, да? Тот его спас, и по идее должны были ему. Но меня шокировало больше, что он дал в долг! Градоначальник должен монстру из Тёмного леса. Замечательно! Священники, которые в основном слушали голос моего родителя, нежели Божий, объявили ликантропов прощёнными! Якобы хорошим поступком они очистили свою душу. Тогда-то я окончательно перестала верить во всё. Дурость! Но надо было как-то оправдать присутствие этих существ в нашем городе. Я их в глаза не видела ни разу. И, честно говоря, не жалею об этом. Ходят слухи, что они прячут хвосты под штанами… Бррр!
        И сейчас прошло два долгих года. Я всё это знаю исключительно по слухам и сплетням. Ну и Авдея часто расспрашивала. Он вообще парень простой был. Отвечал сразу, но выловить его было гораздо сложней. Этот любитель дамских прелестей обожал бороздить леса! Ещё один охотник. Надоели. Заняться им нечем, что ли?! От скуки животных убивают! Лучше бы на нечисть охотились, которая наших горожан похищала и убивала! Вновь содрогнулась от омерзения.
        - Прости, я совсем потерял счёт времени, - заговорил папаша добрым (быть того не может) голосом. - Думал, у меня есть ещё пара месяцев…
        - Я хочу вернуть свои деньги, причём со всеми неустойками, которые мы оговаривали раньше, - его чуть грубый голос резанул по ушам.
        Я впервые слышала, как говорит… не человек. Не шепелявит. А как же клыки, которые видели таверные выпивохи?! Опять ложь! Сердце учащённо забилось.
        - Лорин, я могу отдать только один сундук, - растерянно проговорил мой папа. - Может быть, ты хочешь что-то другое? Помимо золота…
        Лгун! Есть у него деньги! Возвращать-то ох, как не хочется! От этого в горле встал неприятный ком. Отец - жмот, который совсем не знает о чести. Пусть это существо рождено тьмой, но он спас его! Пусть хотя бы проявит должное уважение! Даже стало стыдно, что он мой отец.
        - Ты клялся своей жизнью, Прохор, - напомнил ликантроп. - Я могу забрать её в качестве уплаты.
        Это звучало так просто, что я глупо захлопала глазами. Он. Посмел. Угрожать. Градоначальнику. Да его вздёрнут только за одно неправильное слово!.. И сколько же в нём сумасшествия?! Так говорит, будто не боится его! Какая-то шавка…
        - Я знаю, - вдруг как-то тихо отозвался человек (он был в комнате один, поэтому можно напрямую обзывать его). - Но у меня получится наскрести максимум ещё на четверть сундука! Извини, я, правда, потерял счёт времени… Проси чего хочешь!
        Даже на какой-то миг подумала, что папа действительно обеднел…, но отдать что-то… всё равно глупо. Я настолько мало знаю, что даже не могу правильно судить. Может, что-то случилось, и казна города опустела? Как всегда, узнаю обо всём последней!
        - Мне ничего не нужно, - коротко бросил собеседник.
        - Земли! - тут же словно вспомнив, воскликнул папаня. - Хочешь, отпишу тебе треть… половину наших сельских угодий? Рабочие предоставляются, только контролируй и всё!
        Чего?! Это то поле, где мы выращиваем овощи?! Да оно же нереально большое! Его, наверное, за день не обойти будет! Половина - это очень много! Я бы согласилась.
        - Золото или я заберу твою жизнь прямо сейчас, - холодно отозвался Лорин, и я услышала тихий глухой удар. - Тебе решать.
        Он его ударил или что?! Интерес так сильно разгорелся внутри меня, что я не выдержала и начала смотреть в щелки. Было плохо видно это самого ликантропа, так как он стоял спиной ко мне. Зато испуганное и потерянное лицо отца я видела отчётливо. И вот спина нелюдя сместилась, и я увидела нож, воткнутый в рабочий стол. Изогнутый клинок из по-настоящему волшебной стали (такой идеально ровный серебряный цвет, ни одного зарубка или трещинки) вошёл почти наполовину в столешницу. Изящная рукоять из тёмной коричневой кожи ещё больше притягивала к себе мой взгляд. Мне нестерпимо захотелось её потрогать и ощутить гладкость или же наоборот бархатность этой поверхности. Но потом я отвлеклась. Мужчина. Высокий, одетый в тёмную одежду. Угадываются широкие плечи и узкие бёдра. Здоровый-то какой. Но больше всего меня удивило не это. Его волосы. Почти до середины лопаток, хвост был перехвачен кожаной резинкой. А цвет! Напоминал чем-то чернёное серебро. Серебряный отблеск манил к себе и в то же время отталкивал. Очень похоже на седину, но намного темнее. И причёска выглядит у него более благородно.
        «Они у него не пушатся, как у меня», - подумалось мне. У этого Лорина были шёлковые нити вместо волос. От этого видения мне стало плохо. Он не человек. Кто-то очень похожий, но не наш. Вообще никак. Боялась увидеть его лицо. Но вместе с этим страстно желала, представляя дикий животный оскал, кустистые брови и слюну, капающую на грудь. Мне было очень любопытно. Впервые я видела какое-то страшное существо! Весь город-то их видел и не раз! А я нет! Мне не случилось увидеть ни одного! И в доме они у нас если и появлялись, то крайне редко и по ночам.
        Почему-то по лицу отца я поняла, что с жизнью он прощаться не желает. Очень. Начал жевать обветренные сухие губы. Пористая кожа окрасилась в красный цвет, являя последнюю стадию гнева или страха. Он не был красавцем, и совсем недавно я начала задумываться, что же нашла в нём моя мать. Залысина, полуседые редкие брови, нос картошкой и круглая полная ряха. С годами он только прибавил в весе. Мясо и пиво - не очень хорошее питание. Хорошо, что я в мать. Мне достались её прелестные (не всегда) волосы, которые выглядели похуже, чем у ликантропа, светло-карие, можно сказать древесного или орехового цвета глаза и миловидная мордашка. От папы не взяла ничего! Хотя нет, всё же есть кое-что. У нас у обоих родинка на шее с правой стороны. Может наследственность, а может, и нет? Но я очень рада, что у меня женственная внешность. Хотя косить под пацана выходит всё сложнее. Но Авдей, которого я иногда вылавливала, научил меня «тыкать» ножом! Там пара движений всего, но зато очень эффектных! Теперь я тоже опасна, почти как все мужчины! Правда, не применяла сей навык ещё нигде, кроме своей комнаты, но я уверена,
что он мне поможет!
        - Лорин, а ты женат? - вдруг спросил мой папаня с интересом и страхом в глазах.
        Даже я не поняла, к чему он это спросил. Какая разница вообще?! Если женат, то: «Прости долг, ради твоей любимой!» - так, что ли? Бредятина. Хотя он мог просто тянуть время. Может, сейчас выскочит стража, и уволокут этого… эту… дрянь из кабинета! Мне даже как-то нехорошо в его присутствии. А может, это всё самовнушение и пыль, которая витает кругом. Кто знает?
        - Какое это имеет отношение к нашему разговору? - резко бросил блондин (не называть же его седым).
        Его голос был очень колок, и мне даже как-то поёжиться захотелось. Никогда не стану руководить! Не дай Сыра Земля встретить кого-то подобного… Умру же со страху!
        - Самое прямое, - словно пропустив мимо ушей его тон, чуть усмехнулся папа.
        - Нет, у меня нет жены.
        Ну и что? Причём тут жена? Может, я опять ничего не понимаю? Да, скорее всего так, но вы не поверите, как меня переполняла радость. Я в курсе дела! Впервые! Сама слышу из источника! От этого появляются грубые мысли и всякая ерунда, поскольку я слишком сильно перевозбудилась. Даже сидеть не могла спокойно! Такие события разворачиваются, и я бы даже начала ногти грызть, не будь руки грязными! Ура, наконец-то я участвую в жизни семьи!
        - Прелестная новость! - растянул губы в улыбке толстячок. - У меня есть для вас невеста!
        Я чуть не прыснула со смеха. Боги, отец решил нашу девку ему втюхать?! Ой, не могу. Человека животному дарит… зажала рот рукой. Абсурд! Ликан может сам спереть девку, папа! Это же… исчадие тьмы! Хочет продать цветы за баснословные деньги, которые можно сорвать бесплатно у соседей!
        - Я не заинтересован, - отрезал мужчина.
        Молодец, хоть не бранится. Но папу, казалось, это совсем не смущало. Сидит, щурится. Что задумал, старикан?
        - Зря, - протянул Прохор. - Я ведь не дворовую подстилку тебе предлагаю. Как насчёт моей дочери?
        Вот тут-то мне нехорошо стало. Улыбаться я продолжила, не вникая в суть сказанных отцом слов. Он… Нет, мне послышалось. Поражённо перевела взгляд на свои руки. Нет… послышалось. Он не посмеет… Жуткий ужас, словно злой кромешник, проник в моё тело и начал обустраиваться, захватывая тело по частям. Сердце вдруг ускорило свой бег и отдавалось эхом где-то в ушах. Сглотнула. Он не… Нет. Медленно начала качать головой из стороны в сторону. Я не верила в услышанное. Быть того не может!
        - Твоей дочери? - в голосе пришлого сквозила насмешка. - Думаю, я откажусь.
        Не ожидая, медленно выдохнула. Не возьмёт… он не возьмёт… Словно я только-только вынырнула из омута и, наконец-то, сделала глоток чистого воздуха. Обошлось, кажется. Ну, папа… Я тебе это никогда не прощу!..
        - Она красавица, в мать вся пошла, - фыркнул папа, продолжая вталкивать меня, как свинью на рынке. - Молодая, смышлёная. Я её для лорда одного держу, могучий человек. Если бы не он, её бы ещё лет пять назад, после смерти моей жены, разорвали в клочья поклонники и потенциальные женихи.
        «Свинья молодая, породистая, мясистая! Берите-берите!» - звучало у меня в голове. Как же так… Я понимаю, что он особо ко мне не привязан и если со своими детьми общался, то выбор падал на Авдея. Им было, что обсудить. А я… так. Печаль и огорчение пропитало всё моё естество. Надо бежать отсюда. Из этого поганого дома. Пусть я буду нищей, но я буду хотя бы с теми, кто понимает меня. Пусть придётся работать, я готова, у меня хорошая форма, тяжести поднимать смогу… Не удержалась и осторожно всхлипнула. Неожиданно заметила, как чудище повернуло голову в бок, словно… он услышал! Мгновенно зажала рот руками. Даже дыхание задержала. Быть того не может… Он слышит меня! И я увидела всего на несколько секунд его лицо, точнее профиль. Рассмотреть всё не успела, конечно, но клыков там не было, и слюна не капала… вроде даже обычное лицо. Но он отвернулся.
        - И тебе не жалко свою кровь? - чуть смещаясь, уточнил пришлый. - Я ведь могу её убить.
        Вновь сглотнула, но руки от лица убирать не спешила. Пекло! Я не верю! Папа не может отдать меня этому чудовищу!.. Сердце вновь заколотилось быстро-быстро, и я почувствовала нехватку воздуха. Истерика, только не ты! Не сейчас! Мой же рёв на весь дом буден слышен! Терпи, Дана, терпи! И я, сгруппировавшись, зажмурила глаза, пытаясь пересилить себя. Всё в порядке! Всё будет хорошо, я справлюсь, они не всерьёз.
        - С бабами у меня плохо выходит налаживать отношения, - вздохнул отец. - Есть сын, ему я передам своё дело, а Дана… Ну, она же девка ещё совсем, к тому же лорд тот ни рыба, ни мясо, пока соберётся приехать, она уже состарится.
        Убить тебя, папа, что ли? Ночью. Подушкой… Я тряхнула головой. Уйду. Мне нет места там, где меня и за человека не считают! Ему только что сказали, что могут убить меня! А ему… всё равно, у него ведь есть наследник, зачем ему какая-то деваха, которую он видит-то раз в год? Это было хуже, чем обида. Мать оставила, а теперь ещё и отец… я одна. По щеке потекла одинокая слезинка. Подбородок задрожал, но я зажмурилась, опять задавливая в себе жалость. Не сейчас! Потом! Надо дослушать.
        - Я не возьму в жёны человека, - вновь отчеканил ликантроп. - Она мне не нужна.
        - Возьми в любовницы, - тут же нашёлся… папа. - Или другу отдай, пусть женится. Пойми, Лорин, её приданное не покроет весь мой долг, но если ты меня убьёшь, то вообще ничего не получишь. Есть же у тебя друг, верно? Подари её ему, девка-то правда смазливая.
        Это было… Что происходит вообще?! Ни в жёны, так в любовницы! Меня?! Да я же чёртова леди! Зачем учила этикет, чтобы потом лечь под какого-то замызганного… зверя?! К горлу подкатил ком. Мерзость-то какая… сглотнула.
        - Дороговатый подарок для друга, - нотки смеха и циничности проскользнули в голосе Лорина. - Для начала я должен на неё посмотреть. Понравится - обсудим условия, а нет… вернёшь мне золото. Поверь, человек, я сумею направить тебя в верное русло, и ты сразу же найдёшь выход.
        Его слова были насквозь пропитаны желчью и угрозой. Гадство. Посмотреть… Я вам кто? Вдруг замерла от ужаса. Они ведь…, а я тут, не в комнате… Твою ж!
        - Сейчас её приведут… - удовлетворённо выдал папаша.
        Дальше я не слушала. Кое-как развернулась и быстро-быстро поползла назад. Руки дрожали, а желудок скрутился в узел, не позволяя мне вздохнуть. Это нереально. Он не посмеет! Не сможет… нет!
        Выбралась из потайного лаза и тут же закрыла его. Перед зеркалом быстро утёрла пыль с лица и потрясла волосами. Грязи вроде нет. Руки… быстро сполоснула их и полетела в комнату. Скинула шмотки на пол, кое-как залезла в ночнушку и плюхнулась в кровать, задув свечку.
        Меня трясло. Зуб на зуб не попадал от страха. Смерть… Он же может убить меня… Может, стоит сбежать? Но я не уверена, что ночь - это лучшее время. Ноги себе переломаю или натолкнусь на какого-нибудь грабителя! Если смываться, то рано утром. А сейчас у меня есть ещё маленький шанс быть отвергнутой. Откажется, и с утра я с чистой совестью уйду так далеко, как только смогу. Страхи, преследовавшие мою фантазию, становились мелкими и незаметными. Это всё незначительно по сравнению с тем, что меня ждёт совсем скоро…
        Открылась дверь, и я мгновенно зажмурилась и задрожала ещё сильнее. Успокойся! Веди себя обычно!
        - Леди Богдана? - свет из коридора упал на моё лицо. - Просыпайтесь…
        Упорно делала вид, что сплю. Но вот рука служанки начала тормошить моё плечо. Понятно…
        - Что случилось? - сонно спросила я, пытаясь придать голосу небрежность. - Уже утро?
        Актриса из меня так себе, но девчонка поверила.
        - Нет, сейчас ночь, - тут же отозвалась она, зажигая свечи, которые стояли на столике рядом. - Ваш отец приказал вас одеть.
        Приказал одеть. Я вам кукла, что ли?! Сама в платье не влезу?! От злобы и ненависти дрожь в руках подавить не удалось.
        Девчонка довольно быстро напялила на меня моё лучшее летнее платье. То есть вырез там глубокий, корсет плотный, но тонкий. Решил товар лицом показать? Какой же он…
        Пока мысленно придумывала, куда побегу, служанка затянула сзади тугие ленты и завязала их покрепче. Косу она мне распустила. Быстро прошлась расчёской и подцепила серебряной заколкой несколько прядей, сцепив их на затылке. Даже серьги мне надела, браслет нацепила… Невеста. Меня начало тошнить. Сглотнула. Смогу ли я сдержаться? Не плюнуть под ноги отцу… Бред, это просто дурной сон.
        Меня повели на первый этаж. Дом у нас был очень даже большой, поэтому шла я, как на экзекуцию, с самой серьёзной миной, на которую была способна. Чем дольше я шла, тем легче мне становилось. Воздух помогал. Я часто и глубоко вздыхала, силясь привести себя в норму. Я выдержу. Смогу. Как выдержала мамины похороны. Выдержу и свои… смотрины.
        В коридоре неподалёку от кабинета отца стояли двое незнакомых здоровых типов. Они оба выглядели… не так. Ледяное спокойствие и серьёзность прямо пропитали их лица. Один брюнет, второй шатен. Оба вполне привлекательные молодые люди. Но это не наша форма. Наш охранник с лёгким ужасом косился на двоих, и я поняла, с кем они пришли. Ликантропы! Даже разочаровалась немного. Никаких отличающих черт. Ни уродства, ни мокрого чёрного носа… шерсть не пробивается. Обычные здоровяки. Не толстые, а именно здоровые. Заметив мой взгляд, оба почти синхронно повернулись в мою сторону. Я поспешно отвела взгляд и уставилась себе под ноги. Это было далеко не стеснение, скорее страх.
        Горничная постучала в дверь, и моё сердце забилось в несколько раз быстрее. Даже подумала, что оно у меня просто из груди выпрыгнет! Кажется, я упаду в обморок. Или нет? Ощущения такие, что очень даже да.
        Кабинет отца всегда ярко освещался. Тут больше десятка свечей, всегда светло, как днём. Вещей тут было немного. При моём появлении видимо ожидавший отец подскочил с места. Лорин же, который стоял спиной ко мне и смотрел в окно, медленно обернулся. Я не смогла пересилить себя и посмотреть в лицо этого животного. Видела его руки, ноги, торс. Дальше не могла. Было слишком больно.
        - Дана, прости, что я тебя разбудил, - вдруг улыбнулся папа, подходя ко мне. - Ты спала уже?
        Я даже как-то позабыла, что нахожусь в одном помещении с нечистью. Что? С каких это пор он так со мной разговаривает? А, понятно. Показывает свою неземную отцовскую любовь. Это лишнее, папа. Ты переигрываешь, и твой спектакль никому не нужен.
        - На дворе ночь, - косясь на градоначальника, произнесла я сухо. - Как ты думаешь?
        Это не была злость. Скорее удивление, смешанное с непониманием. Как и за что? Я ведь ничего плохого не сделала! Ничего! Авдей - да, а я нормальная! И что это он делает? Улыбается мне? Да быть того не может.
        - Хотел тебя познакомить со своим старинным другом, - небрежно заговорил мужичок, сверкая своими маслянистыми глазами. - Дана, это Лорин.
        Я должна была хотя бы посмотреть на него. Сглотнула. Тише-тише. Просто подними глаза и кивни. Большего не требуется! Он не просит руку, значит, в реверансе раскорячиваться не нужно! Просто посмотри на него…
        - Рада знакомству, - выдавила я из себя кое-как и сумела-таки мазнуть по его лицу взглядом.
        Сердце не успокаивалось. Оно билось так, словно ощущало скорейшую гибель. Руки подрагивали, поэтому я сжала их в кулаках.
        Начала болеть голова. Я не могла успокоить себя.
        В повисшей тишине я заметила, как ликантроп, стоявший в отдалении от нас, вдруг медленно сделал несколько шагов в мою сторону. Я точно хлопнусь в обморок! Вот прямо сейчас!
        - Подведите её ко мне, - произнёс стоявший впереди Лорин.
        Это звучало, как приказ. К тебе? Только чтобы голову тебе с плеч… Отец несильно, но уверенно ухватил меня за локоть и чуть ли не волоком подвёл к… Этому.
        Я боролась с отвращением, которое окатило меня с ног до головы. Живёте вы в своём Северном лесе и живите! Нечего выходить к нам! Мы вас не трогаем! Нет, нам же нужно раскинуть свои щупальца повсюду…
        С минуту, наверное, это существо разглядывало меня. Я упрямо смотрела ему в грудь, иногда взгляд падал на нож, который висел на его поясе. Тот самый, которым он продырявил папе стол. Может, выхватить его? Быстро и… Смогу ли я пырнуть его? Он не человек, так что… Нет, забудь! Ты не опустишься до уровня животного! Но ударить ликантропа хотелось очень и очень сильно.
        - Отец, - не выдержала я и подала голос, - что происходит?
        Я знала, но вопрос задала вполне осмысленно. Что они подумают, если я ничего не спрошу? Этот зверь явно услышал шорохи моего движения. Влетит мне за это здорово. Точно убьют, только теперь за дело.
        - Ничего, - тут же почти добродушно ответил папа, усаживаясь на своё место. - Лорин просто из другой страны, ему интересны местные девушки…
        А как врёт-то… Поверила бы, если не знала бы правду.
        Я хотела повернуть голову к отцу, дабы наградить его уничтожающим взглядом, но мой «покупатель» резко схватил меня за подбородок, разворачивая голову обратно. От неожиданности и его наглости я вскинула непонимающие глаза на урода. Встретившись с ним взглядом, замерла. Страх мгновенно разлился по телу, заставляя мышцы деревенеть, ладони вспотели, а к горлу подкатил ком. Зелень его глаз манила и пугала. Взгляд был цепким и оценивающим. Он долго смотрел мне в глаза, потом начал крутить подбородок из стороны в сторону, словно рассматривая меня со всех сторон. От такого обращения я выпала в осадок. Это… от всколыхнувшейся злобы тут же резко дёрнула головой.
        - Отец, твой друг позволяет себе слишком много, - позабыв обо всей истории, повернулась к рассматривающему нас лысому мужику.
        Тот поднял брови.
        - Потерпи, - кивнул тот. - Ну, как?
        И кому этот вопрос адресовался?! Вряд ли мне… Тошнота вновь подкатила к горлу. Несколько раз сглотнула слюну, пытаясь унять рвотные позывы. Как же это всё омерзительно и низко. Хотелось провалиться сквозь землю от стыда.
        Ликан не ответил. Вдруг он ожил, и я тут же перевела на него свой взгляд. Мужчина обошёл меня. Ещё и замер за моей спиной. Если он мне что-то сделает… похороню на заднем дворе! Но вот почувствовала, как что-то зашевелилось на затылке. Он меня трогает! Мои волосы! Не надо! Ещё выпадать начнут! Пусть он прекратит! Боже, пусть отойдёт!
        Когда его рука начала довольно бесцеремонно убирать мои волосы на плечо и открывая спину, я сорвалась. Резко развернулась, и меня мгновенно передёрнуло.
        - Мы закончили?! - стараясь сдерживаться, задала я папе вопрос. - Я могу идти спать?
        Отец посмотрел на Лорина, потом на меня и снова на него. Что?!
        - Да, - коротко обронил зверь, обращаясь к градоначальнику. - Подпишем бумаги.
        На миг я не поняла, о чём он. А потом… меня пронзил укол ужаса. Нет! Нет! Я не… Не может этого быть! Они… Я не могла подойти! Я же… не красавица! Обычная! Я хочу… жить! Пусть он откажется от своих слов, пусть договорит, меняя смысл! С растерянностью взглянула на отца.
        - Дана, прикажи служанкам собрать твои вещи, и сама оденься теплее, - обыденным тоном пробормотал он, доставая из ящика несколько листов. - Жди Лорина на улице.
        Это звучало, как приговор. Это сон. Просто глупый, страшный кошмар. Я вот-вот проснусь, и настанет солнечное утро! Он же не мог… Он мой отец.
        - Зачем? - тупо спросила я, зная ответ.
        2 глава
        Но я словно надеялась на другой ответ. Вдруг папа сумеет осознать, какую ошибку он совершил! Может, ради матери…
        - Лорин тебе объяснит по дороге, - подарил мне отец последнюю улыбку и начал что-то писать. - У тебя мало времени, дорогая.
        «Дорогая», - резануло по ушам. Уж не дешёвая, раз ты меня этому существу отдал! Да как ты мог?! Как посмел?!
        Ликантроп, стоя у стола, смотрел в мою сторону. Взгляд всё равно отрешённый и холодный, словно в глаза покойнику смотришь. Снова к горлу подкатила тошнота.
        - Я поняла, - выдавила я из себя, вылетая из кабинета.
        Слёзы брызнули мгновенно. Не слушая служанку, которая была не намерена бегать, я понеслась… далеко не в сторону своей комнаты. Практически не видя дороги, заскочила в первую попавшуюся дверь и тут же заперлась.
        Комната была тёмной. Но мне не нужен был свет, чтобы найти потайной лаз. Он в ванне, в самой дальней части. От слёз грудь-таки разрывалась на части. Мне не хватало воздуха. Нет! Не будет так! Я буду жить! Одна! И пусть только посмеют что-то сказать мне против!
        На всех парах я понеслась в ванную комнату. Предварительно закрыла и ту дверь. Своротив какой-то ковш на пол, я споткнулась и чуть не упала. Удержалась и выругалась. Дошла до дальней стены, быстро нащупав рычаг. Надавила и мгновенно нырнула внутрь.
        Ползла недолго. С первого этажа было проще всего смыться. Достаточно доползти до угловой комнаты дома и вылезти во двор через окно, а дальше всё, как по нотам.
        Утирая слёзы, с горем пополам я доползла до нужного угла. Дрожащими пальцами нашарила рычаг и потянула его. Быстро вылезла и побежала к окну, из которого брезжил тусклый свет уличного фонаря. Прежде чем распахнуть окно, быстро оглядела двор. Никого. Тихо.
        Когда вылезала, сильно ударилась коленом и, кажется, содрала кожу на руке, но это было такой мелочью, что я даже не обратила на это внимания. Оглядываясь, я нырнула в куст и там обнаружила свою походную сумку. Она у меня всегда готова. По городу ведь нужно ходить с деньгами и едой, поскольку кушать хочется, а есть некачественные блюда - грозит отравлением. Там были и мои вторые более заношенные зауженные штаны и, по-моему, простенький плащик. Этого хватит. Мне хватит точно!
        Забор сломал Авдей несколько лет назад. Не починили из-за него же. Он сдружился с охранниками, и они прикрывали его. Конечно, так на нас могли напасть, но… свобода дороже. Поэтому, перекинув сумку через плечо, я полезла дальше. Кое-как пролезла между отсутствующими прутьями и быстро побежала к близстоящим домам. Забежав за угол, я достала плащ. Надела его, затянула завязки потуже и побежала так быстро, как могла.
        Из города выбраться труда не составило. Всё равно кто покидает эту дыру, гораздо интересней собирать пошлину с тех, кто въезжает сюда. На меня даже внимания никто не обратил.
        Бежать по дороге было глупой затеей, но идти по ночному лесу казалось самоубийством. Выбор был невелик. Слёзы давно высохли, оставив лишь холодное отчаяние и страх, который подгонял меня, заставляя бежать и не оглядываться.
        Вспомнив карту, решительно устремилась в лес. Тут дорога делает большой крюк, я срежу через лес и, возможно, по пути сумею найти себе попутчика или перекупить у кого-нибудь лошадь…, но проблема в том, что ночных путников мало. Если мне повезёт, то я уберусь отсюда навсегда и никогда не вспомню свой отчий дом, где меня так предали и почти подписали смертный приговор.
        Бежать по лесу - это я очень погорячилась. После пятого падения поняла, что лучше сбавить темп, чем переломать себе все кости. Ужасные колючие ветви цеплялись за плащ и платье. Расцарапывали лицо и руки в кровь. На самой небольшой кочке можно было оступиться и больше никогда не встать. Страшные звуки наполняли лес вокруг. Он далеко не спал. То и дело слышался откуда-то сверху шорох крыльев, треск сучьев и еще много такого, что вводило меня в животный страх. Но я, словно на автомате, продолжала пробираться вперёд, пытаясь обогнать саму себя. От боли в ободранных пальцах глаза слезились, но я, то и дело, стирала их и ещё больше ускорялась. Солёные капли, попадая на раны, сильно щипали.
        Ощущая себя полностью убитой и никому ненужной, я остановилась перевести дыхание. Устало склонив голову, опёрлась рукой на какое-то дерево. Лунный свет лишь слегка рассеивал тьму, помогая мне не натыкаться на деревья. Хоть что-то…
        «Мам, помоги мне. Я должна. Ты же видишь меня, прошу! Дай мне знак, что слышишь меня!»
        Не знаю, улыбнулась ли мне удача, или моя мать действительно решила помочь мне, но откуда-то спереди раздались приглушённые голоса. Совершенно забыв обо всём, я с радостным оскалом двинулась туда.
        Минут через восемь наконец-то вышло продраться к дороге. Я не сразу вышла, оставаясь в тени деревьев. Там была телега. Пожилая пара везла двух своих коз. Одна пятнистая лошадка неторопливо тащила вперёд всё это великолепие. Грубо сколоченная, но это средство передвижения! На боковых палках висели факелы. Они и освещали мглу вокруг. И сейчас ночь не казалась такой тёмной. Вполне неплохо видно. Как же я обрадовалась им! Меня переполняло счастье. Спасибо, мама!
        - Постойте! - крикнула я, побежав вперёд. - Постойте, пожалуйста!
        Старик притормозил лошадь, и они оба обернулись на мой окрик. Дама - пышная тётка в платке и застиранном сером платье с передником. Мужичок наоборот - сухой, весь скрюченный и с бородой.
        - Доставай нож! - тут же вскрикнула женщина, завидев меня. Она с ужасом посмотрела на приближающуюся фигуру, а потом крикнула: - У нас нечего красть!
        Наверное, со стороны я выглядела действительно страшно. Некто в плаще бежит на них из тёмного леса! Я бы никогда не остановилась. Просто из чувства страха.
        - Нет-нет, я не грабитель! - тут же скинула я капюшон и подняла руки.
        Я подбежала к ним достаточно близко, чтобы меня можно было рассмотреть. Они таращились на меня долго, силясь понять, кто я такая.
        - Чего тебе тогда надо? - удивился старик.
        Женщина тут же угрюмо сдвинула сросшиеся брови.
        - А подвезите меня, пожалуйста, - искренне захлопала я глазами. - Неважно куда, главное, подальше от города.
        - Ещё чего! - фыркнула женщина. - Нам проблемы не нужны! Воровок не берём!
        - Я не воровка! - тут же заявила я. - Там отец… он хочет меня замуж отдать…, а я не хочу…
        Я начала запинаться, пытаясь не выдать и свою семью, и себя не оболгать. Узнают, что дочь градоначальника, то ни за что не будут помогать. Наоборот, в ближайшей таверне расскажут всё обо мне. Папа строгий и суровый человек. Оказалось, не только к простым гражданам, но и к собственной дочери. Тоска мигом вернулась, завладев раненым сердцем, которое никак не унималось.
        - От мужика бежишь, что ль? - крякнул старичок и обратился к своей даме: - Мать, а мать! Давай возьмём девку-то, а? Смотри, как темно вокруг.
        Женщина была категорична. Смотрела на меня со смесью жалости и омерзения. Понятное дело, я не цветущий одуванчик. Сейчас на пигалицу похожа. Всё платье изорвала и испачкала.
        - Беду накликаем на себя, - дёрнула дама плечом.
        Понятно.
        - Я вам заплачу.
        Через пятнадцать минут я уже сидела и гладила козу. Та шугалась от меня поначалу, но потом присмирела, понимая, что я не отстану. Отдав два медяка паре, я залезла в повозку и тут же блаженно откинулась назад. Жёсткие доски, лишь припорошённые сверху соломой, казались мне райской периной. Уезжаю. Никогда бы не подумала, что случится всё так стремительно. Но да, вопрос назревал давненько. Страх постепенно отступал, и верх взяла усталость. Ноги адски болели, и казалось, что мне их просто отбили чем-то. Руки изуродованы окончательно. Мелкие царапинки, как после игры с котёнком. Забавно. Улыбаясь, я смотрела в звёздное небо. Жаль, только с братом не попрощалась. Но может как-нибудь, через пару лет, я наведаюсь в свой родной город и навещу свою кровиночку. Отца я даже не брала в расчёт. Если с ним что-то случится, я не приеду даже на похороны. Никогда ему этого не прощу. К горлу подкатила желчь. Я бы никогда не связалась с ликанами. Нечисть! Вспомнила, что в сумке есть священное масло. У меня есть защита, если что. От любых тварей! Это существа тьмы, значит, я сумею их отогнать. Никто мне не помешает.
        Сон опять не шёл. Забавно даже стало. Села. Тихие переговоры супружеской пары старалась не слушать. Прошло минут сорок, наверное. Если не нагнали, значит, всё хорошо. Не удержалась и опять потрепала спящую козу по голове. Ну и запах тут, конечно. Провоняла я знатно. Но это, как бы иронично не звучало, аромат свободы! Пусть и слишком природный, но и такой подойдёт!
        Решив сделать козу своей подушкой на это короткое путешествие, я уложила голову на её бок. Она слабо заблеяла и вновь заснула. Я обняла сумку, поджала ноги к груди и закрыла глаза. Может, усну.
        До меня донеслось цоканье копыт. Я мгновенно вскинула голову и прислушалась. Лёгкая сонливость мгновенно улетучилась. Это мне не показалось. Откуда-то доносится этот звук, вот только я не пойму откуда. Дорога петляла и виляла из стороны в сторону, поэтому я не могла увидеть. К тому же ночь не отступала.
        - Если что, вы меня не видели! - бросила я паре, спрыгивая с телеги и сбегая в кусты.
        Дело в том, что цокот был нарастающим. К нам кто-то приближался. Я не готова была рисковать. Поэтому встала за деревом и впилась ногтями в жёсткую кору. Да, кто-то едет. Не один. И это не телега. Только наездники. Хоть бы это были просто путники…, хоть бы обошлось!
        Я очень устала. Я прислонилась затылком к стволу и сильно надавила, пытаясь болью очистить сознание. Я должна! Всё равно как, но я должна! Плакать и хныкать буду потом!
        И вот я отчётливо услышала, как фырчат лошади, сбавляя шаг. Телега с пожилой парой уехала недалеко.
        - Узнай у тех людей, не видели ли они кого, - услышала я до боли знакомый голос, - а ты проверь ту часть леса.
        Чтобы не всхлипнуть от ужаса, зажала двумя руками рот. Сумка больно ударилась по ногам. Хоть бы не заметили… так не должно быть! Я ведь невиновна ни в чём! Зачем… нет! Это не мой путь! Я должна жить свободно! Не с этими дикарями.
        В полнейшей тишине вновь раздалось цоканье копыт.
        - Старики её просто видели, но её запах остался в телеге, - раздался незнакомый мужской голос.
        - У меня ничего, - отозвался другой.
        В этой звенящей тишине, казалось, время остановилось. Я слышала собственное дыхание, и это пугало меня. Вдруг они услышат? Запах! Они же чёртовы ищейки! Папа отправил их на поиски? Мне влетит. Боюсь даже представить, что со мной сделают. Но это всё равно лучше той участи, которую мне припас ликантроп.
        Вдруг услышала лёгкое шуршание и звон металла. Потом какая-то возня. Похоже на то, что кто-то слез с лошади. Страх заставлял меня вжиматься в дерево, а инстинкт выживания кричал, чтобы я бежала. Ноги загудели, не зная, кому подчиняться. Надо посмотреть. Если они пойдут сюда, то бежать стоит уже сейчас. Всё равно найдут, а так будет фора хотя бы несколько метров.
        Тело едва поддавалось мне. Я медленно отлипла от дерева и осторожно обернулась. Осталось только выглянуть. Просто посмотреть одним глазом и всё. И я, поддавшись этому порыву, выглянула. Пять наездников. Лорин стоял на земле, на краю дороги и леса. Он смотрел в мою сторону. Это так сильно ударило в голову, что я не соображала, что делаю. Конечно, он не смотрел мне в глаза, но я словно поняла, что это конец. Дальше только тьма. И я сорвалась с места, устремляясь в самую гущу.
        Бежала так быстро, как могла. Наплевала на ветки и кусты, которые цеплялись за меня, обрывая одежду, как будто умоляя остаться. Но я, словно сойдя с ума, не слушала голос разума. Бежала, позабыв обо всём. Я могла напороться на дерево, ведь перед глазами стояла какая-то предсмертная пелена. Это моя агония. Бегу, стараюсь, хочу выжить, но… вот меня кто-то хватает за капюшон и резко дёргает назад. Завязки впиваются в шею, и я падаю на землю.
        Несколько долгих мучительных секунд, пока звёздочки перед глазами ещё не исчезли, меня кто-то грубо схватил за две руки, потом ухватил обе лодыжки и поднял меня вверх, как какого-то подстреленного оленя. Кто-то, кого я так и не сумела опознать в темноте, просто закинул меня себе на шею, словно мёртвое животное. Было неудобно, и спина тут же отозвалась болью, но я молчала, силясь осознать произошедшее.
        Когда получила несколько особо болезненных ударов по лицу еловыми ветками, то до меня наконец-то дошло. Я дёрнулась раз, потом другой.
        - Поставь меня на землю! - зашипела я, пытаясь вырвать ноги или руки. - Пожалуйста, прекрати!
        Меня не слышали. Ровной и быстрой поступью мы вышли на дорогу. Было темно. Глаза мои слезились от боли и обиды. Мне конец. Просто крышка. Интересно, меня съедят после смерти или просто выбросят в реку? Никогда почему-то не думала об этом, но сейчас, кажется, самое время.
        - Хороший улов, - вдруг раздался чей-то насмешливый голос из темноты. - Верёвку дать?
        Верёвку? Зачем? Меня не убьют тут? Что? Неужели к отцу повезут?! Возможно, если Авдей будет дома, то он поможет мне! Вступится и попробует разубедить папу!
        - Давай, - раздался голос совсем рядом, и меня почти чуть ли не скинули на землю. Перед самым концом чуть притормозил, чтобы, видимо, не сломать мне ничего, но я всё равно ощутила всю боль. У меня и так всё ныло и болело, так теперь вообще ничего не чувствую, кроме боли и ужаса.
        Миг, и мои руки и ноги отпускают. Воспользовавшись этим, попыталась подняться. Но меня прижали к земле сапогом. Он… да как он посмел?!
        Он грубо схватил мои руки и завёл за спину. Начал связывать. Я резко дёрнулась, вырывая одну конечность.
        - Убери свои руки! - зашипела я, пытаясь вырваться. - Отпусти!..
        Нога ещё сильнее вжалась в мою спину, заставляя чуть ли не тыкаться лбом в землю. Такого унижения я давно не испытывала. Разве что пару часов назад в кабинете отца. А так, вообще ни разу.
        Руки он мне связал и за них же поднял. Пришлось подчиниться и встать на ноги, ибо он грозил просто вывернуть мне конечности. Ужас подпитал злобу и ярость. Меня трясло. Я боялась своей реакции, а также я боялась всех этих… животных.
        Вдруг перед лицом мелькнуло морда лошади. Она дыхнула на меня.
        - Тише-тише, - хлопая животное по шее, - это теперь наше.
        Видя лишь очертания их лиц и слыша голоса, адские ощущения затопили меня. Лорин дёрнул меня, подтаскивая к своему коню. Мне просто хватило одного поворота его головы в мою сторону, чтобы страх сделал своё дело, и я рухнула в обморок, наконец-то блаженно отключая разум.
        Проснулась я от того, что мне в лоб что-то тыкалось. Слегка пошевелила ногой. Они не связаны. Тело всё затекло, и я еле чувствовала живот, спину и руки. Я была переброшена поперёк лошади и билась в чьё-то колено. Руки связаны за спиной. Голова мгновенно загудела. Ну, конечно, я всю ночь так провисела! Уже день. Светло. Приподняла голову. Едем не быстро. Может, соскользнуть? А куда я убегу, когда руки связаны? Надо глаза продрать нормально. Пить хочется. О, Богиня Лада, помоги мне! Я, как вы поняли, любительница почитать и знаю всех наших Богинь. Раз никто не спешит мне на помощь, то обращусь к дамам у власти! Пусть уже прекратят всё это! Ликаны. Аж противно стало. Он ещё и рядом… Фу, мерзость-то какая. Ты либо животное, либо человек. Не промежуточное! Это против природы!
        - Развяжите мне руки, пожалуйста, - тихо подала я голос.
        Никто не ответил. У меня даже сил не осталось, чтобы голову поднять и уже понять, где мы. Рёбра ныли и просили о пощаде, в принципе, как и всё тело.
        Подождав несколько минут, вновь заговорила:
        - У меня всё затекло, позвольте идти пешком.
        А как иначе?! Браниться? Так он меня ещё бить начнёт. Раз махнёт рукой, и у меня случайно пара костей треснут. Нет, благодарю. Пока надо оклематься и понять куда, если что, бежать. А то я себя знаю, как всегда напорюсь на медвежью берлогу или ещё кого найду.
        Не выдержав, согнула ноги в коленях и попыталась просто сползти назад. Надоело уже. Я же умру сейчас!
        Кто-то резко схватил меня за рубашку на спине и встряхнул.
        - Лежи смирно, - услышала я его грубый голос.
        - Пожалуйста, - взмолилась я, - я могу идти пешком…
        Он не ответил. Я посмотрела на землю. Мои волосы. Почти по земле волокутся. Сантиметров десять до пыльной дороги осталось. Кошмар. В кого же я превращусь?
        Ехали мы очень долго. Первые пару часов казались мне сущим адом, я даже расплакалась, поскольку боль в голове очень сильно усилилась. Мне же нельзя, у меня кровь бурная. Давление высокое. Прямо лоб страшно пульсирует… Хоть бы умереть. Чтобы не видеть и не слышать ничего! Найти на той стороне маму и жить с ней, как и всегда собиралась. Не знаю, есть ли в ином мире море, но мы что-то найдём. Это лучше, чем так, как я.
        Когда начало темнеть, мне вдруг стало полегче. Я даже обрадовалась на какое-то время, но оказалось всё плохо. У меня пошла кровь носом. Потекла вверх, по лбу и смешивалась с волосами. Как я поняла? Когда что-то горячее течёт по твоему лицу - это вряд ли топлёный шоколад. Я попыталась как-нибудь мотнуть головой, поскольку мне было ещё и неприятно щекотно, но возможности почесать лоб не было, это меня чуть с ума не свело. Отречься от чувств очень сложно, но у меня нет другого выхода.
        И вот прошло минут десять, а кровь всё текла. Хорошо, в глаза не заливалась. Посмотрела на дорогу. О, волосы на лбу видимо пропитались все, и теперь маленькие капли оседали на грунтовой дороге. Просто шикарно. Я умру от потери крови. Странно, но мне становилось легче. Правда, перед глазами как-то всё плыло, но общее состояние было вполне сносным, нежели несколько часов назад.
        - Лорин? - раздался откуда-то мужской голос. - У девки кровь идёт.
        Заметили. Неужели? А я надеялась на тихую смерть, чтобы просто заснуть и всё. К тому же, я неплохо так устала. Смешно. Лежу весь день, а такое чувство, будто караваны с посудой разгружала.
        Мой покупатель как-то зашевелился. Вяло так. Видимо, на землю глянул. Почему-то страшно не было. Надоело трястись. Один чёрт умирать!
        - Привал, - объявил видимо главный.
        Мы через несколько метров свернули влево. Там был небольшой склон и редкий лес. Решили привал устроить. Явно не из-за меня. Закат уже, пора бы. Вот почему у меня кровь раньше не пошла? Глядишь, за пару часов вся бы и вышла. Но усталость дикая, тело почти не чувствую.
        Проехав вглубь, остановились. Ликан слез первый, потом грубо сдёрнул меня на землю. Я была рада, но… ноги совсем не держали меня. Голова моментально закружилась, а волосы так и вовсе облепили всё лицо. Отлично, лучше некуда.
        Его руки схватили и сжали мои волосы в кулак. Он отбросил их назад, открывая моё лицо. Кровь почти сразу потекла вниз. Да, у меня же ещё чистый подбородок, зальём всё.
        Жёсткий взгляд оглядел меня. Потом он схватил меня за нижнюю челюсть и задрал мою голову вверх. Ощущала себя рабыней. Так рассматривают товар. Как у отца в кабинете.
        Стало неприятно. Мне и так нехорошо было, а ещё и это унижение. И где мы? Что за лес? Мы должны были давным-давно быть у нас в городе! Или… нет. Быть того не может. Неужели отец на самом деле отдал меня?! Этим существам? За долг? И сколько же там набежало? Наверное, этот блондин подписал бумаги раньше, чем понял, что я слиняла. Ну да, я теперь его морока. Там есть разные контракты. О заботе, попечительстве, содержании и так далее. Почему же меня не убили раньше? Он же хотел вернуть своё золото. Убил бы дочь должника и успокоился. Разве это нехороший расклад? По мне так даже очень. Особенно если ты высокомерный, то кровью можно заменить золото. Отомстил и живи дальше. Без золота, конечно, но всё же.
        Он убрал руку с моего лица и вновь обошёл сзади. Его руки начали развязывать верёвку. Быть того не может! Руки! Как только верёвка исчезла, я тут же принялась их растирать. Там что-то пульсировало и ныло. На запястьях остались бордовые борозды, а пальцы так и вовсе синевой отдавали.
        - Попытаешься сбежать - я сломаю тебе ногу, и вопрос будет закрыт раз и навсегда, - произнёс он резко. - Приведи себя в порядок, смотреть тошно.
        Еле удержалась от ухмылки. Мразь. Из-за него я себя искалечила. Руки в засохшей крови от порезов, с подбородка кровь капает, с волосами непонятно что. Тут же зажала нос рукой и запрокинула голову. Ненавижу. Это не должно вообще существовать. Только как домашние животные. Омерзение вновь поднялось во мне. Сжечь их нужно всех, и дело с концом!
        Я немного побродила вокруг мужчин, которые разбили костёр. Двое куда-то ушли, а трое остались. Они о чём-то говорили. Я не слушала, просто ходила туда-сюда и далеко не отходила. Сломает мне ногу. Верю. Самое страшное, что если я от этого не умру - буду хромой всю жизнь. Мне и так не сладко, так будет ещё хуже.
        Кровь остановилась. Её надо было чем-то вытирать. Я нерешительно подошла к коню. Чёрный, здоровый такой. Моя сумка висела сбоку. Причём на другой лошади. Помялась. Я побаивалась этих животных. Они меня много раз скидывали, поэтому… не ахти у нас отношения. Стараясь не делать резких движений, я приблизилась к коню. Он тут же затряс головой. Его привязали к дереву, как и других. Я испуганно замерла. Только бы он меня копытом не лягнул. Этого я точно не выдержу. Протянула руку, и животное тут же начало гарцевать, высказывая своё недоверие. И как мне быть?! Подойти уверено? А сработает ли это?
        Меня было видно, и шатен с лёгкой щетиной на лице внимательно следил за моими действиями. Наверное, это его транспорт.
        - Я только возьму кое-что, - зашептала я, пытаясь состроить доброе лицо, вновь приближаясь к животному, - и всё.
        Видимо моё окровавленное лицо и волосы, торчащие во все стороны, не внушали доверия. Там у меня есть вода и еда! Я должна! Собравшись с силами, я размяла шею. Это мое!
        Быстро прыгнув в его сторону, я стянула сумку и отскочила в сторону. Он тут же заржал, чуть ли не вставая на дыбы. Я отошла ещё подальше. Хорошо, что они его привязали. Чудище какое-то.
        Я подошла к дереву и, устало сев, подпёрла его спиной. Дыхание постепенно выравнивалось и приходило в норму. Я открыла сумку. О, фляжка. Тут же сделала несколько глотков. Весь день мечтала об этом! Во рту совсем пересохло. А что с губами? Порылась. Тут у меня было много ненужного барахла. Иногда покупала что-то на рынке. Нравилось мне собирать всякую ерунду. Нашла платок. Немного смочила его и начала протирать лицо. Это было трудно. Когда воды много - это одно дело, а когда вот так вот, не имея возможности ополоснуть ткань… сложно. В конце, когда лицо более стало похоже на женское и здоровое, не удержалась и умылась. Платок-то грязный, у меня лицо всё от крови стянуло. Про волосы пока даже не думала. В принципе, они чистые, только небольшая прядь на лбу была пропитана уже подсохшей кровью. Немного потёрла её уже непригодным платочком. Разумеется, это, скорее всего, ничего не дало.
        Я достала со дна сумки резинку и быстро затянула волосы в высокий хвост. Не подцепить бы чего от этих… блох, например. Опять вздрогнула. Выудила яблоко из сумки. Оно уже подвяло, но голод был сильным, так что сойдёт и это. У меня там пара конфет есть, пачка печенья вкусного, штаны мои любимые, рубашка, даже набор для шитья (там такие красивые шёлковые нитки были, поэтому не удержалась), какие-то стекляшки, которые я когда-то собирала, маленький нож (пригодится), освящённое масло и кошелёк с монетами. Медяки и серебряники, но этого мне хватит на первое время. Если вдруг удастся смыться. Это мой вещмешок. Смылась из дома, подцепила сумку и ушла. Там спокойно переоделась и продолжила путь. Вполне удобно. Я вгрызлась в сочное яблоко. Еда, я тебя обожаю.
        Сидела долго. Успела рассмотреть и своё платье. Весь подол в мелких разрывах, испачканное. А туфли? Они у меня были без каблука и из чистой кожи. Хорошие, но не для бега по пересечённой местности! На них тоже были вмятины. Замечательно. Я затянула потуже завязки на шее. Плащ - это единственная вещь, которая грела меня и прикрывала открытое платье. Не хватает ещё светить грудью перед этими животными.
        Стемнело. Лес был действительно редким, а землю устилали сухие коричневые иголки. Травы почти не было. Я уложила голову на сумку, накинула капюшон сверху, поджала ноги и прикрыла глаза. Если сгруппироваться, то плащ как раз прикроет меня всю. Надеюсь, ночью похолодает не сильно.
        Уснуть мне не удалось. Пришли видимо те двое и, судя по разговорам, что-то принесли. Они смеялись, переговаривались и снова хохотали. Я же была метрах в десяти от них и всё прекрасно слышала. Словно сплю рядом с таверной. Спасибо, что песни не поёте, я бы точно на суку тут же повесилась. Боюсь признаться, но они мало чем от обычных мужчин отличались. Грубые шутки, заливистый смех. Рычания я не слышала, завываний тоже. Может, смогу не свихнуться?
        Я успела задремать, когда меня кто-то пихнул в ногу. За секунду вспомнила, что я в лесу и тут же резко села. «Неужели меня сожрать кто-то решил?!» - всколыхнулась мысль в голове.
        - Рано спать, - услышала я серьёзный и отрывистый голос Лорина. - Иди к костру.
        Я боялась поднимать на него глаза. Капюшон не съехал, поэтому я перевела дыхание и попыталась успокоиться.
        - Спасибо, я, пожалуй, останусь тут, - пробормотала я, - спать не буду.
        Почему рано? Уже стемнело, значит можно. Идиотские правила. Сейчас не было такого животного страха, как раньше. Просто я очень сильно опасалась, пыталась уровнять все углы и обращалась к нему на «Вы», чтобы только не оскорбить. Он мужчина, он старше, явно сильнее. Мысли о смерти как-то отошли на второй план. Съев яблоко, я подавила голод, и мысли плавно перетекли в другое русло. Чего это я должна умирать, собственно? Они мне никто. Я имею право на жизнь, как и любой другой человек. Надо как-то придумать план побега. Чтобы меня не догнали. В идеале - это лошадь. Чтобы они остались с носом, а я нет. Только так. В других случаях меня словят и… сломают ногу. Никогда ничего не ломала, но думаю, что это крайне неприятно. Руку ударишь и больно, а тут кость!
        Он молча подцепил меня за капюшон и дёрнул вверх. Завязки впились под нижнюю челюсть и мне пришлось быстро вставать. Идиот.
        - Я тебя не прошу, - отрезал он. - Шевелись.
        Он пихнул меня в плечо, направляя в нужную сторону. Псих какой-то. Пришлось идти. К ликанам.
        При моём скромном появлении они смолкли. Большей дурости я и не ожидала. На меня смотрели подозрительно. Я держала в руках сумку перед собой, как бы защищаясь. Хоть это и не люди, но мне было неловко. Незнакомые, неприветливые, серьёзные. И я. Потрепанная, неотёсанная леди. Леди в данной ситуации скорее насмешливое прозвище.
        - Садись, - Лорин сам сел к костру, а мне указал на место рядом с каким-то русым парнем.
        Осторожно, стараясь не задеть лежащие на земле фляги и какие-то вещи, я подошла к указанному месту и аккуратно присела. Но не рядом с ним, так, на небольшом расстоянии. Почему-то хотелось понюхать их. Псиной воняет или нет? Думаю, нет, я бы заметила. Хотя, я и не принюхивалась особо, если честно.
        От пристального внимания к моей персоне хотелось провалиться сквозь землю. Зачем звать?! Чтобы молчать и тупо смотреть? Это же неприлично. Так никто не делает. «Люди так не делают», - отдёрнула я сама себя, а эти… хорошо хоть кости не обгладывают и не закапывают их по периметру.
        - А мне нравится девка, - вдруг подал голос коротко стриженый мужчина, сидевший через одного от меня. Он поглаживал свои усы, которые плавно перетекали в короткую бороду. Мне это никогда не нравилось. Дикари вы, что ли?.. Ах да, забываю всегда.
        - Вот и забирай её, - тут же раздражённо отозвался Лорин. - Надоела уже.
        Я… даже как-то растерялась. Надоела?! А что я… просто звери, и думать тут нечего.
        - Не, у меня своя есть, - хмыкнул всё тот же мужчина с усами, потом обратился ко мне: - Тебя как звать-то?
        Я сглотнула. Если не отвечу, это расценится как неуважение или как женская глупость? Узнавать не очень хочется.
        - Богдана, - выдохнула я, пытаясь сидеть ровно.
        Костёр был большим. Они на нём кого-то жарили. Там за деревьями валялись перья и какой-то пух. Наверное, убили кого-то. Не пойму, что мужчины нашли в этой охоте?! Целыми днями ползать по лесам, чтобы подстрелить какую-нибудь утку-доходягу?! Иди и купи её на рынке. Она там уже чистая, выпотрошенная, общипанная! Платишь за чистое мясо, которое нужно только пожарить! Но, с другой стороны, если долго путешествуешь, то мясо брать с собой нельзя - испортится. Толк, конечно, есть, но всё равно я против.
        - А я Морик, - вполне добродушно отозвался мужчина. - И каково это - быть сиротой при живом родителе?
        Спрашивал он действительно без насмешки и укора, но вопрос меня очень сильно огорчил. Значит, это вижу не я одна. Даже эти ликаны всё понимают. Как-то стыдно стало.
        - В общем - нормально, - честно выдала я, стараясь не смотреть Морику в глаза. - Ничего трудного, если привыкнешь.
        Сглотнула. Думаю, вполне развёрнутый, прямой ответ. Остальные приглядывали за мясом на огне, иногда тихо перебрасывались фразами, но всё равно пялились на меня. Они же людей часто видели. Ладно я, мне позволительно как неискушённой натуре! А они-то чего? Может, из-за крови? Хищные животные ведь любят кровь, да? Покрепче прижала сумку к груди. Чуть что - буду орать. Так, чтобы оглушить их. Наверное, не выйдет, но головную боль они заработают.
        - Слишком уж ты спокойная для той, кого продали оборотням, - продолжил он в своей весёлой манере.
        Нахмурилась, не понимая.
        - Простите, это вопрос? - осторожно уточнила я. - Если да, то я не спокойная, жду инфаркта. Если вы утверждаете, то я с вами вынуждена не согласиться, поскольку вы ложно приняли отсутствие истерики за полное умиротворение.
        Тот сразу же нахмурился и посмотрел на Лорина, который смотрел на огонь.
        - Мы тебя ударили или ты всегда так говоришь? - рассмеялся он, видимо переварив мой ответ.
        Русый парень, сидящий рядом со мной, тоже улыбнулся. Забавно им.
        - Разве вежливость и тактичность признак травмы? - тоже спросила я.
        - Нет, я не могу, - продолжил он смеяться. - Ты такая потешная! Думаю, дорога будет весёлой.
        Я веселья не разделяла. Меня даже чуть-чуть трясти начало. Руки вспотели, но я только посильнее зажала кожу сумки. Просто будь хорошей и всё.
        - Морик, она соблюдает правила леди, - вдруг подал голос брюнет с бледно-зелёными глазами, которые почти сливались с белком. - Ты со своим невежеством ничего не понимаешь.
        Я тут же сглотнула. Ужас! Но… он хотя бы понял всё правильно.
        - Леди? - удивился он, вскинув густые брови. - А что нужно делать, чтобы стать леди?
        Он прямо-таки нашёл над кем издеваться. Неужели мужчине, тем более такому, как он, это интересно? Но его вопросительные глаза продолжали смотреть на меня. Борода и усы. Нет, никогда не привыкну. Как на него смотрю - сразу перевожу взгляд на эту растительность. Кто придумал это? Не жарко им? Фу.
        - Получить образование, например, - нерешительно проговорила я, - разбираться в искусстве, знать манеры, элегантно выглядеть. К тому же высокий титул позволяет мне называться леди.
        Вроде так. У меня никто никогда и не спрашивал. Я просто учила всё это, читала книжки, пялилась на всякую ерунду, называемую «скульптурами» и как-то запомнила. Главное - выглядеть презентабельно и всё. Уметь поддерживать беседу, быть вежливой и уверенной в себе. Даже думаю, что каждая девушка обязана себя так вести. За всех, конечно, говорить не буду, но это сугубо моё мнение. Вспомнились таверные девки. Размалёванные, вульгарные и слишком открыто одеты. Как? Неужели им не стыдно? Они же будущие матери. У них будут мужья, которых они должны будут красить, а не позорить.
        - Ты сейчас похожа на рабыню, - прыснул всё тот же Морик, почёсывая свои усы. - От леди мало что осталось. Говоришь только, как пришибленная и всё.
        Разве это не так? Я не рабыня? Меня как собаку купили.
        - Я знаю, - сдержанно кивнула я.
        А что я могу ещё? Я боюсь. Надо прощупать почву. Вдруг удастся всё прознать и наконец-то убежать. Как же хочется в тёплую мягкую кроватку… бессонница мучила! Да у меня голова, как только подушки коснулась бы, сразу бы вырубилась! Вот так средство… правда, оно дорогого стоит.
        Дальше разговор плавно перетёк в другое русло. Мужчины переговаривались о будущем маршруте. Проговаривали где лучше проехать, как сократить время, где можно разбивать лагерь. Из всего, что я слышала, поняла, что они в своём деле - мастера. Знают местность вдоль и поперёк, следят за природными изменениями. Если идёт ливень, то по той дороге ехать нельзя, поедем по другой. Долго стоит жара, значит, река там обмельчала - её можно перейти. Это очень осложняло мою участь.
        Настало время ужина. Вообще-то было уже очень поздно и есть на ночь вредно…
        - Держи, - рядом сидящий русый мужчина протянул мне зажаренную ножку.
        - О, нет, благодарю, я не голодна, - тут же сдержанно выдала я.
        Все ели руками. Я даже сглотнула. Ни салфеток, ни тарелок… Я тут точно умру от какой-нибудь дизентерии. На мой отказ на меня просто покосились, но промолчали, и я была этому рада. Непонятное мясо, непонятно приготовленное ещё, и передаётся оно из рук в руки. Мыли они их или нет? Сходили в кусты и сразу есть. Я подавила ком, вставший в горле. Мужчины и женщины точно из разных миров. Просто кто-то шутки ради запер их здесь и смотрит, делает ставки да насмехается.
        После еды пальцы мужики облизали и спокойно начали передавать какую-то фляжку по кругу. Там была не вода и даже не сок. По их лицам явно алкоголь или лекарство. Мне даже не предлагали, просто передали через меня. Я бы и не взяла. Хотя, напиться и забыться была не такая плохая идея. Я пару раз пробовала пиво и эль в городе. Жуткая бурда, но от неё становится лучше. Тело расслабляется, и дурные мысли отступают. Папа такое же пойло лакает, как воду.
        Прошло около получаса, и все как-то начали расходиться, укладываясь на ночлег. Они стелили тёплые плащи на землю, под голову клали свои сумки и ничем не укрывались. Я тоже оживилась. Платье нужно срочно снимать и переодеваться. Во-первых, оно испорчено, во-вторых, в нём неудобно ходить по лесу, а теперь ещё и спать. К тому же сделать это лучше сейчас, чем утром, когда всё будет видно.
        Все разбрелись, даже Лорин пошёл к лошадям. Я поднялась, отряхнула всё сзади и пошла подальше, чем ближайшие кусты. Их мужчины очень сильно облюбовали, поэтому найду себе другое место.
        - Куда это ты собралась? - послышался голос Лорина.
        Я быстро обернулась, продолжая обнимать сумку.
        - Туда, - растерянно указала я в сторону леса, - мне нужно…
        - Сумку оставь, - бросил мужчина, вновь возвращаясь к костру. Он тоже постелил плащ на землю.
        - Но она мне нужна, - слабо подала я голос.
        - Возьми то, что нужно и иди, - взглянул на меня ликан тёмно-зелёными глазами.
        Он крайне отличался от своих товарищей. Его серьёзность граничила со злобой, а от холодной манеры общения просто мурашки по коже. Другие тоже были вполне обычными мужчинами, но всё же не такими, как он. Назвала бы его озлобленным и крайне подозрительным. Куда я побегу? Опять в лес? Ночью? Я умею учиться на своих ошибках.
        Я, немного оторопело развязав узел, достала штаны и рубашку, положила сумку на землю и пошла на поиски укромного места.
        Самым блаженным оказалось снять корсет. У меня на талии остались красные подтёки. Пока висела на лошади, косточки-то впивались. Это было очень больно. Такие следы, будто мое тело было крепко связано веревками. С платьем не церемонилась. Боялась, что сюда кто-то придёт и застанет меня в неглиже. Быстро стянула его, и послышался треск. Кажется, рукав порвала. Замечательно. Бросила его на землю и тут же влезла в непривычно узкие штаны. Мужики в них по нашему городу ходят, чем я хуже? Да и эти ликантропы в походных одеждах… Так что выделяться я не должна. Хотя, моя фигура всё-таки отличается от мужской. Штаны на бёдрах были совсем в обтяжку, дальше слегка и к низу опять сужались. Они были коричневого цвета с красивой пуговкой. Карманов сзади не было, и я признаюсь честно, что выгляжу в них слишком… вульгарно. А как иначе? В дорогом платье расхаживать? Да и не обращает на меня никто внимания, если уж пошёл на то разговор. Сверху одела тёмно-коричневую рубаху. Подвернула рукава до локтя и застегнула все пуговицы. Моего размера не было, поскольку это мужской вид… поэтому пришлось заправлять низ в штаны и
чуть припускать сверху, чтобы не быть похожей на чучело. Затянула хвост на макушке потуже, подобрала платье, плащ и… сходила в туалет. Пока костёр горит - не очень страшно. Его отсюда плохо было видно, но всё равно уверенности прибавляло достаточно.
        Возвращаясь обратно, я натолкнулась на русого парня, который шёл мне на встречу.
        - А я за тобой иду, - усмехнулся он, останавливаясь. - Заблудилась там, что ли?
        Я слегка глупо захлопала глазами.
        - Долго? - переспросила я, прижимая к себе теперь снятую одежду. - Мне казалось, я быстро.
        - Женщины, - протянул он и пошёл обратно.
        Этот был даже немного красив. Голубые глаза, приятная внешность. Я зашагала за ним.
        Я запихала платье в сумку, и передо мной встал вопрос. Положить плащ на землю, как все, или же завалиться на голую сыру землю да кормить комаров. Подумала. Наверное, плащ останется на земле, но я аккуратно прикроюсь оставшимися частями… можно, кстати, использовать платье, как одеяло. Чего это я сглупила? Оно не тёплое, но это что-то.
        Я успела расстелить плащ на земле почти у самого костра (там было свободно и тепло) и встала на него коленками, собираясь укладываться.
        - Эй, иди сюда, - раздался мужской голос.
        Я подняла голову. Меня звал блондин с непонятным оттенком волос. Нет, он светлый. Но цвет… может, это такая седина? Сколько ему? Больше двадцати пяти или меньше?
        - Что-то случилось? - поднялась я на ноги, не понимая.
        - Ложись сюда, - указал он на плащ.
        Сначала не поняла, а потом даже как-то потеплело на душе. Хоть как-то обо мне заботится. Свой плащ отдаёт. Наверное, убивать действительно не собирается, раз так относится.
        Я взяла все свои вещи и перекочевала туда. Плащ был тёплым и большим. Я села ближе к костру, положила сумку себе под голову и начала укрываться своим плащиком… беда не заставила себя долго ждать.
        - Вы… вы что делаете? - шокировано выговорила я, наблюдая, как… Это ложится рядом со мной.
        Меня сковал страх. Нет. Этого быть не может. Он не посмеет…
        - Не видно? - изогнул он тёмно-серую бровь.
        Он подложил под голову тоже какую-то сумку и просто лёг ко мне спиной. Но мы на одном плаще! Рядом! Спать?! Но…
        - Простите, - пролепетала я, ошарашенно глядя на свои колени, - я просто не думала…
        - Тебе явно не в первой, - резко бросил он. - Замолкни и ложись спать.
        Находясь в шоке, я приткнула плащ со стороны хама и повернулась к нему спиной, стараясь удержать дистанцию. Это ни в какие ворота! «Тебя продали нечисти, дура! Очнись, наконец!» - заорало вдруг подсознание, и я, от какой-то неведомой паники, вжалась головой в сумку и зажмурила глаза.
        Было неприятно. Когда переворачивалась с одного бока на другой, то старалась сделать всё тихо-тихо, чтобы не разбудить Лорина. Я его до икоты боялась. Остальные тоже, конечно, доверия не внушали, но всё же были намного лучше, чем он. От него у меня просто руки дрожали и колени. Боялась, очень сильно. Не знаю, на что он способен, наверное, именно из-за этого мой организм так отзывается на его присутствие. Постоянное ожидание. Чего? Боли, скорее всего.
        Сон пришёл тогда, когда я ещё слышала тихие переговоры мужчин. И как вы думаете, что мне снилось? Кошмар. Он родимый. Будто я сначала гуляю по какой-то поляне, а потом вдруг падаю и такое жуткое чувство внутри, будто все органы прилипают к стене…
        Я резко вскочила, оттолкнувшись руками от земли. Не вскрикнула, а сделала резкий и сиплый вдох. Кругом была темнота. Быстро села. Тяжёлое дыхание раздирало грудную клетку, страх до сих пор держал меня крепко, и я пыталась прийти в себя. Закрыла лицо руками. Оно было мокрым от пота. Всё хорошо - это был просто дурной сон и всё. Я прижалась лбом к коленям, пытаясь сбросить с себя дурное наваждение. Не выдержала и достала из сумки фляжку. Сделала несколько глотков и прислонила её ко лбу. Холодная. Перевела дыхание.
        Уснуть не удалось. На небе еще были звезды, но оно светлело. Скоро будет рассвет. А во сколько мы должны будем вставать? Покрутилась. Понимая, что уснуть не удастся, аккуратно встала и, тихо ступая, отошла к ближайшим деревьям. Оглянулась. В костре еле тлели бледно оранжевые угли. Вроде все спят. Хорошо хоть, что храп не стоит на всю округу - я бы точно повесилась на первой попавшейся ветке.
        Я подпёрла дерево с другой стороны, чтобы вообще не видеть эту спящую картину и села на землю. Было прохладно. Раскатала рукава на рубашке и, сложив их на коленях, уложила голову сверху. Как же я докатилась до такой жизни? Сплю на улице. В лесу. И не с родными или друзьями, а с… не знаю даже, как их назвать. Враги? Мне их вид крайне ненавистен, но они не мои враги. Родственников они моих не убивали, одного даже спасли. Но то, что творится, сейчас у меня не поддается объяснениям. В каком положении я нахожусь? Судя по обращению - в бедственном. Отдали за долг, как кого? Жена или любовница? А может, он меня какому-то своему другу отдаст? В голове это звучало ещё тошнотворней. Я же не курица.
        Человек. Живой. Меня нельзя, как корову, из рук в руки передавать! У меня же есть такие же чувства, как у всех! Да, я девушка, и что? Не наследница - понятное дело, но я же его кровь. У него не семнадцать детей, чтобы разбрасываться кровиночками! Что случилось? Почему отец так со мной поступил? Чем я так провинилась, что теперь со мной обращаются, как с рабыней?! Я же должна была выйти за лорда! Где он? Что скажет ему папа? Что скажет остальным? Наверняка солжёт, сказав, что я вышла замуж за левого мужчину и укатила к нему. Непростительно, что меня продали зверю. Если добежать до соседнего города, то в случае чего можно укрыться в храме. Девушек всегда принимают и помогают им. Это на крайний случай. А так, осесть в небольшом городке или деревне и жить спокойной, размеренной жизнью, не боясь за свою судьбу и здоровье. Мечта-то простая. Нужно просто встать и идти. Но… столько «но». Сломают ногу, сожрут хищники, я сама себе что-нибудь сломаю, меня похитит ещё кто-нибудь, меня случайно убьют стрелой, предназначенной для какого-нибудь тетерева. Я же сплошная беда в чепчике! Даже смыться нормально не
смогла. Думала, что нужно было остаться в городе. Эти монстры не нашли бы меня, но папаня закрыл бы все выезды и въезды в город. Со временем меня бы обнаружили. Тогда было бы ещё хуже. Прохватила бы от отца. Он тоже хорош. Неужели ты не помнил о долге?! Глупости какие! Мне надо было драпать ещё давно! Забыть обо всех и бежать, куда глаза глядят! Но я ведь трусиха ещё та. Пока сто раз не обдумаю всё и не перепроверю - ничего делать не буду. «Надо», - набатом стучало в голове. Не сделала, и что теперь? Что делают с рабынями? Они убираются, стирают, готовят. О большем боюсь даже думать! Это просто в голове не укладывается. Если вдруг… он сделает что-то со мной…, я не перенесу. Что делать буду, не знаю, но это будет явно что-то очень плохое. Попытаюсь его убить. Это на первом месте. Возможно, попытаюсь умереть в процессе, тоже неплохой вариант. Смыть позор кровью. Не своего обидчика, так своей. Непринципиально. Тем более после его смерти, его дружки или родственники покончат и со мной. Невесёлая перспектива вырисовывается, если честно. Ни разу не смешно. Если не пытаться сбежать, то потом я буду себя
корить за то, что не попробовала. А если попробую, то… всю жизнь с хромотой и адскими болями? Не знаю, сомнительно как-то. Но я как обычно буду действовать по обстоятельствам, именно так, как не люблю. У меня мало информации и я не могу даже приблизительно сказать, где мы. План строить глупо. Ну, убежать, и всё пока.
        Раздались приглушённые шаги. Я повернула голову на звук и увидела проходящую в нескольких метрах от меня мужскую фигуру. Это был… кажется, русый парень. Он отошёл в ближайшие кусты и… понятно. Он стоял ко мне спиной и справлял нужду в общем метрах в десяти. В такой тишине всё было прекрасно слышно. Замечательно.
        - О, а ты чего не спишь? - возвращаясь обратно, заметил меня парень.
        - Проснулась уже, - тихо отозвалась я, разминая лопатки.
        Он почесал голову. В темноте… не пойму, всё равно кто это. Да я и имени не знаю, в общем-то.
        - Нам ещё спать часа четыре, - послышалось удивление в его голосе.
        - Я подожду, - сдержанно отозвалась я, укладывая подбородок поудобней на коленях. - Спасибо.
        - Четыре часа? - скептицизм так и пёр из его слов.
        - Это не много, - пожала плечами осторожно, - Вы… идите, я… покараулю.
        А что мне ещё было сказать? Уйдите и дайте мне поплакать?! Это низко, об этом нельзя говорить.
        Вдруг он рассмеялся. Я даже глаза на него подняла.
        - Покараулишь? Ты?! - хохотнул парень. - Тебя саму охранять нужно.
        Наверное, он прав.
        3 глава
        - Я буду кричать, - позволила я себе лёгкую едва уловимую усмешку. - Думаю, Вы, если что, услышите.
        Силуэт приблизился ко мне. Тут же напряжение сковало тело.
        - Я с человеческими девушками знаком, - начал он вполне обыденным тоном, - но… Как бы помягче сказать… с продажными. Понимаешь меня?
        - Понимаю, - кивнула я, продолжая настороженно прислушиваться к нему.
        Если что, я буду визжать, как резаная. Мало ли. Тут темно, мы в лесу… Вдруг меня ему подарят?! Ну… он вроде общительный и злости в голосе нет, а это плюс. Дура, давай ещё выбери себе хозяина!
        - Но вот такую… как… леди, да? - раздался шорох одежды. - Впервые. Ты, кстати, всегда такая?
        Он засунул руки в карманы. Задумалась. По-моему, со мной нормально говорят. Это больше, чем прогресс.
        - Какая именно? - подняла брови и повернула голову в его сторону.
        - Вежливая и тактичная, - подобрал ликан слова.
        Задумалась. Правда или ложь? Нам ещё путешествовать, так что лучше правду говорить.
        - Не всегда, - нахмурилась я, - но меня действительно обучали всем правилам, и я их знаю.
        Это правда. В городе нужно хамить и быть прямолинейной. Дома почти всегда со служанками только таким тоном и нужно общаться. Они словно понимают, что если я нажалуюсь отцу, то им ничего не будет, довольно часто игнорировали меня и мои просьбы. Так и научилась ругаться и приказывать. Не знаю даже плохое это качество или нет.
        - Здорово, - проговорил новый знакомый. - Ладно, я пойду досыпать - путь долгий предстоит. Ты всё-таки тоже поспи.
        - Доброй ночи, - всё также сдержанно высказала я.
        - Я к тебе долго привыкать буду, - усмехаясь, ликантроп направился обратно к костру.
        Послушала, как он шуршит, и потом всё стихло. Я сидела ещё долго, а потом не заметила, как задремала.
        Разбудило меня лошадиное ржание. Я просто резко распахнула глаза и поняла, что уже расцвело и лагерь мой очнулся.
        - Ну что ты бесишься?! - услышала я довольно громкий мужской голос. - Как приедем, я тебя на колбасу пущу! Ну что за животное?!
        Быстро протёрла лицо. Уже утро? Кряхтя, поднялась. Спина затекла. Нашла, в какой позе засыпать. Но, не смотря на дискомфорт, я была отдохнувшей. Наконец-то.
        Лагерь собирался. Никто уже не спал, все собирали вещи. Я не нашла своей сумки на земле у кострища. Бегло оглядела лошадей и увидела её. Забыв про стеснение, прошла через поляну и потянула руки к сумке. Конь мгновенно заржал и затоптался на месте. Да сколько можно?! Что за… животное?
        - Ты пожёстче с ним, - услышала я сзади голос Морика. - Он чересчур гордый, прям как его хозяин.
        Я обернулась.
        - Вообще-то я всё слышу, - мимо меня прошёл Лорин, чуть ли не задевая плечом. - По коням!
        Это была видимо команда для всех. Я как-то растерянно оглянулась. Все начали подниматься и расходиться. Что делать мне, я не знала. От этого чувствовала себя лишней и просто лишним грузом.
        - Иди сюда, - сереброволосый подозвал меня.
        Сглотнув, приблизилась к почему-то спокойному коню. Значит, один на один он капризничает, а когда на нём сидит Это, то я не удел? По-моему, опасное животное тут далеко не я!
        Ехать с ним в одном седле? Убейте меня быстро и всё. Не надо мне этого! С незнакомым мужчиной сначала спала, а потом ещё и, тесно прижимаясь друг к другу, поедем?! Моя репутация стальная, но не до такой степени! Я уважающая себя леди! А он ещё и нечисть, которая меня купила. Двоякие чувства раздирали меня. Ну, бесы, что с них взять? Бродят там по лесам и всё. А с другой стороны, вот Это купило меня! Человека! С какого перепуга-то?! Я ведь ничего… Ладно! Просто забудь.
        - Могу я пойти пешком? - тихо спросила я. - Думаю, я смогу продержаться на ногах весь день…
        Взгляд сверху-вниз, и раздражительная ухмылка тронула его губы. Он сидел в седле, как какой-то король: спина прямая, плечи развёрнуты, голова направлена прямо, ни единого лишнего движения или эмоции. Даже не по себе становится…
        - А когда мы галопом поскачем, ты тоже успеешь?
        Понятно. Конечно, куда мне?
        - Я поняла, - кивнула я, опуская глаза.
        Осторожно приблизилась к нему. Замерла в новой нерешительности. Как залезть-то? И куда, вперёд или назад?
        Ликан протянул мне правую руку. Значит, заднюю. Убрал ногу со стремени, позволяя мне забраться в седло. Я быстро села и вынула ногу. Сидеть за спиной… Этого существа было крайне ужасно. Я не знала, что делать. Мне же надо было держаться. А за что? Не за талию же его обнимать, в самом деле. Но Лорина, казалось, это совсем не трогало. Он развернул коня, и мы поехали к дороге.
        К такой здоровой спине лошадки нужно было привыкнуть. Седло-то какое-то другое. Непривычно очень. Самое главное - это двигать бёдрами в такт шагам этой животины, ну и привыкнуть нужно. Я ездила верхом редко, но один раз в месяц точно. Просто так, чтобы развеяться. Не уверена, что выдержу весь день…
        Ехали уже пару часов. Пейзаж не менялся. Лес и дорога. От скуки не знала, что делать. Сначала я всё осматривала, головой крутила, а потом как-то надоело. Да и плечи устали. Сижу, как с палкой в одном месте. Сгорблюсь, и придётся упираться лбом в спину впередисидящего, а я этого крайне не желаю. Поэтому терпела.
        Заурчал желудок где-то к обеду. Не громко, но вполне уверенно. У меня же есть печенье! Но… встала новая проблема. Сумка висела справа, перед ногой Лорина. Спросить или взять самой? Может, не надо его отвлекать? Да я и не хочу, если честно.
        Осторожно сместилась вправо. Если протянуть руку сбоку, то я смогу снять сумку и подтянуть её к себе, не задев при этом ликана. Он меня, кажется, ненавидит. Не хотел - не брал бы, правильно? Упёрся бы и вытряс бы из отца золото. Нет, на живой товар согласился. Дурак, из меня же ничего путного не выйдет. Просто пустая трата денег.
        Собравшись, потянула сбоку подрагивающую руку к сумке. Когда моя кисть была у бедра Лорина, ладонь тут же схватили и довольно больно сжали.
        - Я просто хотела взять сумку! - испуганно проблеяла я.
        - У тебя язык отсох, что ли? - резко отбросил он мою руку. - Где не надо, так из тебя красноречие так и хлещет, а здесь спросить не можешь?
        Я тут же насупилась. Идиот психованный. Но сумку он мою снял и сунул её мне. Пока он это делал - увидела рукоять клинка. Она как раз была с правой стороны. Неужели он подумал, что я хотела… вообще, если подумать подольше, то я могла бы. Теперь буду знать, что стащить у этого экземпляра нож невозможно. Дельная информация.
        Сверху в сумке был запихан плащ. Он его туда так… надо же складывать вещи, а не так швырять. Подняв брови, запустила руку в недра вещмешка и выудила пачку печенья. Оно было чёрное. Туда добавляли горький шоколад и много сахара, и от этого вкус становился божественным! Был только один минус. Оно было жёстким. Не хотелось бы привлекать к себе вообще какое-то внимание, поэтому старалась кушать тихо. Я никогда не крошила, поэтому сумку и не закрыла.
        - Чего это ты там трескаешь? - раздался голос сбоку, и я чуть не поперхнулась.
        Морик подъехал к нам поближе, и его довольный взгляд упал на мои руки. Я сразу чуть ли не покраснела, словно меня застукали за чем-то постыдным.
        - Печенье, - прожевав, пробормотала я и, не зная, что сделать, протянула развёрнутый бумажный конверт ему: - Будете?
        Вежливо было бы предложить всем. Но этикет распространяется только на людей. Да и мне самой на несколько дней не хватит. Его много, конечно, но я не знаю, сколько мы будем в дороге, поэтому… тут я сама за себя.
        Тот не отказался. Протянул руку и взял несколько штучек. Понюхал их, нахмурился. К нему почти сразу же пристроился брюнет на своём коне и наглым образом забрал один кругляшек выпечки. Морик переложил сладость в другую руку и, вроде как, шутливо показал кулак «вору». Я печенье кусала, а эти двое сразу в рот закинули. Варвары.
        - А оно и должно быть таким сладким? - уточнил Морик, вновь подъезжая к нам.
        Задумалась. Это же печенье…
        - Ну да, - кивнула я, надкусывая очередной кругляшек. - Его с чаем пьют.
        У нас печенье распространилось давно, но вот популярность оно обрело не сразу. Всем казалось, что им просто втюхивают засохшее сладкое тесто. А потом распробовали и пошло-поехало.
        - У тебя ещё много? - прямо задал он вопрос.
        Меня просто убивает эта растительность. Щетина ещё ладно. Но усы и борода… Да, всё коротко и аккуратно подстрижено, но… не могу себя переступить и всё.
        - Я не знаю, - пожала плечами и приподняла в руке бумагу со сладостью. - Вот это и всё.
        Много это для них или мало? Ну, тут штук тридцать ещё лежит. Для меня этого много. А для них не знаю.
        - Что это вы тут пробуете? - раздалось уже с другой стороны.
        Это был русый парень, с которым я ночью «беседовала». Они нас обступили со всех сторон. Моя растерянность зашкалила. Я сидела и не знала, что сделать.
        - Угощайтесь, - выдохнула я, протягивая конверт уже в другую сторону.
        Парень подарил мне широкую улыбку и взял несколько штук. Другой мужчина шатен почти сразу же забрал у парня одну. Причём они не сопротивлялись. Забрал и забрал, словно так и должно быть. Я не жадная, но я бы хотя бы возмутилась. А эти… может, братья? Хотя, это хуже. Я бы Авдея убила, если бы он у меня сладости отбирал. Обиды на неделю было бы.
        - Надо было у вас в городе его купить, - усмехнулся Морик, вновь «угощаясь» и передавая своему брюнетистому другу долю. - Оно мешками продаётся?
        Печенье-то?! Мешками?! Это же… успокойся. Просто не принимай всё всерьёз!
        - Нет, пачками или штучно, - чуть подёрнула я уголки губ в неком подобии улыбки, - но много есть нельзя, живот может заболеть.
        Не жадничаю, просто по себе знаю. Объелась его так по началу, пару дней рвало.
        - У нас не заболит, - раздалось с другой стороны, и несколько печенюшек исчезли из общей кучи. - Ладно, ты убери его на потом, а то мы сейчас всё сожрём.
        Дважды просить не пришлось. Завернула жёсткую бумагу в несколько слоёв и спрятала на дне сумки. Надо было втихаря есть. И что значит «на потом»? То есть, они захотят его съесть потом?! Или он так обо мне заботится? Разумеется, первое, тут и думать нечего.
        - Лорин, на, попробуй, - русый паренёк сунул последнюю чёрную сладкую «монетку» впередисидящему рабовладельцу.
        А кто он? Купил человека, значит, владеет рабом. Раб. Фу, как звучит-то. А рабыня, как отдельный подвид куртизанок. Дёрнула головой, прогоняя страшные мысли.
        Лорин колебался, но подаяние принял. Мне стало как-то неловко. Уверена, что из моих бы рук он не взял ничего. И так смотрит на меня, как на кусок грязи. Касаться его так и не хотелось.
        Сделав из фляжки несколько глотков, подняла голову вверх. Небо. Для всех голубое. Вот бы оказаться далеко-далеко отсюда… и нежиться в кроватке, кушать пищу вилкой и ножом, пользоваться салфетками и ходить в нормальный туалет… Мечты.
        Часа через три я устала. Боролась с желанием завалиться на здоровую спину Лорина и заснуть мёртвым сном. Я даже хотела не столько спать, сколько просто полежать. Верховая езда - это пытка! Кто же придумал-то эту пытку?!
        Неожиданно для самой себя, заметила, что окружающая природа начинает меняться. Из леса мы выезжали к… горам! У меня чуть дух не захватило. Позабыв про Лорина, вытянула шею и слегка съехала в сторону, дабы поглазеть. Огромные, словно вырванные из земли куски камня каким-то великаном, эта красота простиралась впереди. Редко где росла зелень. Одно-два деревца и всё. Но горы… такие большие, величественные и непокорные приковывали мой восторженный взгляд. Никогда не видела ничего подобного! Читала множество раз, но воочию… ни разу. Серые, кое-где были бурые прожилки…, словно огромные замки неизвестных существ! Они росли на глазах по мере нашего приближения. Позабыв обо всех правилах, приоткрыла рот и подняла брови, пытаясь охватить картину целиком. О, я ошиблась! На вершинах и кое-каких уступах росли кривые, тонкие кустики. О, Богини, как же красиво! Необычно, слегка мрачно, но от этого ещё более восхитительно!
        Первый восторг прошёл где-то через полчаса. Потом я закрыла рот, поскольку начала замечать ржущих мужиков, которые поглядывали в мою сторону. Действительно, очень смешно. Хотелось по-детски показать им язык, но… быстро вспомнила, кто я и с кем.
        Наблюдала за всем сдержанно. Делала отчуждённый вид, а сама чуть ли ногти не грызла. Почему я такой красотищи раньше не видела?! Что мне мешало так же собраться в поход и… вспомнила, что я далеко не любимый ребёнок в семье. Авдей, наверное, всё это видел сотню раз. Что ни месяц, то охота на неделю. Конечно, они могли просто пить в ближайшем лесочке, но всё же… жалко, что я родилась женщиной. Развлекалась бы с девчонками, занималась бы любимыми делами, дралась, выпуская пар, не брилась бы - стала бы лекарем, а в бороде прятала бы травки всякие. Дурные мысли, но от нереальности они становились ещё более желанными.
        Мужчина и женщина. Люди. Но почему-то отношение разное. Нет, есть, конечно, мужчины, уважающие женские права, но их мало. Да и дамы далеко не дивные маленькие создания. Тоже масла в огонь подливают. Вот, куртизанки. Они же бросают тень на всех женщин! Теперь каждый мужик знает, что дело меняет только цена. Можешь дать много, значит, тебе отдадутся, а нет - обсмеют. Даже на меня посмотрите. Ситуация немного другая, но она схожа. Отдали за долг. Мелочь какая. Не Авдея, а меня. Хотя с мужика толку убыло бы больше: воды натаскает, дров наколет, дом построит, живность убьёт и накормит! А я?! Могу рубашку Лорина красивыми узорами расшить, нервы потрепать, сказки рассказывать, прочитанные мною из книг и всё! То есть, от меня нет толка! Нет, я, конечно, преувеличила. Я умею готовить. Да-да, серьёзно. Крайне утомительно и скучное детство имеет последствия. Особенно после смерти матери. Одиночество и тоска сжирали меня изнутри, а успокаивал меня иногда Авдей, а в основном няньки, которым я до свечки была. Главное, живая. Вот и повадилась в кухню таскаться. Там всегда было оживлённо. Гогот полных тёток,
иногда ругань и споры. Это здорово помогало забыть про все свои проблемы и окунуться в чужие. Повара поначалу настороженно ко мне относились и мягко пытались сплавить из кухни, но я крепко решила завести себе друзей. Начала помогать и знакомиться. Первую неделю все так неохотно поручали мне мелкие задания, а потом всё пошло-поехало. Видимо моё упрямство сделало своё дело. Через пару месяцев я научилась чистить овощи ножом (!), резать их и добавлять специи в блюда. Тётя Марфа полюбила меня больше всех. Я помогала исключительно ей. От неё узнала множество рецептов вкусной еды, вызубрила технологию готовки и запомнила название всех продуктов. Пару раз я даже самостоятельно сварила суп, и его даже можно было есть! Только я его чуток пересолила, но это не главное! Леди моего рода вообще к кухне подходить не нужно было. Просто родить и всё. А дальше хочешь - воспитывай, хочешь - на нянек сбрось. Наверное, поэтому повара и приняли меня. Я ведь относилась к ним с почтением: не тыкала, называла по имени, всегда обнимала на прощание. Они стали даже лучше нянек. «Если больно в груди, значит, должно быть тесно в
животе!» - часто говорила Марфа, видя, как я иногда плачу в уголке. Сладости она мне не давала, только переспелые фрукты, к которым я прониклась искренней симпатией. Много сладкого вредно для всего тела. Бывают сахарные болезни, а также полнота. Любой другой женщине сладости трескать надо было, чтобы выдерживать каждодневные нагрузки и набирать массу, дабы родить здоровых детей. А мне нет. Я была и должна была стать тепличным цветочком, хрупким и ранимым. Меня такой растили. Но я всё равно упорно совала нос во все кастрюли. Так что, если меня заставят готовить, то в грязь лицом я не упаду. По началу, конечно, что-то сожгу и, возможно, это даже будет кастрюля, а не продукты, но я сумею. А с остальным…ну, в принципе, я знаю теорию. Стиркой тётки там такие жилистые занимались. Большая деревянная бадья и три-четыре прачки по кругу сидят с досками рифлёными и трут бельё о них. На вид просто, но боюсь себе представить, как это тяжело. С уборкой справлюсь. Метла и совок, тряпка и ведро. Убрать мусор, вымыть грязь, стереть пыль.
        Про другую сторону медали старалась не думать совсем. Не дай Леля, между нами что-то случится… даже не знаю, что делать буду, потому что просто не сталкивалась с этим! Огорчусь - это да. Обозлюсь? Разумеется. А вот буду ли мстить - это вопрос другого характера. Если представится такая возможность и риск будет очень мал, то, конечно же. Но в других случаях я не стану усугублять своё и так бедственное положение. Придётся терпеть и ждать. Месть ведь должна быть выдержанной, как дорогое изысканное вино, чтобы так же сильно одурманить голову. Смогу обдумать всё и взвесить. Случившееся с сумкой подтверждает мои опасения. Он недоверчив и подозрителен. Но все рано или поздно раскрываются - это суть человечества… Мда, ошиблась я. Всё, что я напридумывала, рассчитано на человека, но никак не на ликана. Грубо говоря, бить нужно будет сильно и точно, чтобы Это не решило убить уже меня. Сложно и почти невыполнимо. Я никогда таких интриг не плела, но много читала об этом. В книгах описано немного не так. Обычно герои быстро осваиваются и втираются в доверие… хотя, остальные ликантропы взяли из моих рук еду,
возможно, это тоже что-то значит. Они видели, что ела я и только после это взяли сами. Боятся. Глупо. Я опасаюсь их, а они меня, но мы уверенно следуем плечо к плечу неизвестно куда. Слово «нужда» объединила нас всех.
        Солнце начало крениться к горизонту. Пара часов, и наступит уже вечер, а затем и ночь. Желудок опять неприятно заурчал. Я привыкла к трёхразовому питанию. А они, похоже, едят всего один раз в день. Вечером. Может быть, все-таки поесть сегодня с ними? И на утро припасти?
        Покачав головой, достала из сумки довольно крупный тёмный мешочек, плотно завязанный красной верёвочкой. Раскошелилась, помню, я знатно. Десять медяшек отдала за это великолепие. Позабыв об окружающих, уверенно начала бить мешок об руку. Там карамельки. Сахар плавленый по-другому. Тётка продавала их в форме треугольничков. Но, как оказалось, лёжа вместе, они имеют способность слипаться. Поэтому я их и разбивала. Слушайте, я этот мешочек давно таскаю. Уже с месяц точно. Как не выберусь в город, одну стекляшку в рот кину и довольная весь день.
        Развязала завязки и достала «осколок» сахара. Янтарный цвет, так похожий на золотой. Положила в рот. Слюна мгновенно обволокла кусочек блаженства и я, забыв об этикете, причмокнула. Тихо, чтобы никто не слышал. Сладость потекла по языку, заполняя всё. А ещё чувствуется лёгкая горчинка. Если сахар передержать на огне, то он же сгорает. А эти карамельки сняли чуть позже положенного и от этого неровные треугольнички приобретали такой глубокий цвет и благородный вкус. О, это придумал явно гений. Не думала, что сахар может быть таким вкусным…
        - Чего опять тихаришь? - Морик первый заметил мешок в моей руке.
        Я поняла всё без слов.
        Часа через полтора мы наконец-то остановились на привал. В горах! Мы долго ехали к этим прекрасным природным строениям и достигли их! Поднялись на пригорок и там разбили лагерь. В заходящих лучах солнца эти хребты выглядели мрачно и чудесно.
        Я давно убрала опустевший наполовину мешок карамелек в сумку. Больше всего это «блюдо» понравилось Морику и тому русому парню. Они единственные выглядели как-то по-доброму. Остальные трое отказались пробовать, поэтому зад коня Лорина подпёрли только две кобылы. Я не то чтобы возражала… Не зная, сколько ещё ехать и как долго мне придётся сидеть на такой диете, старалась, конечно, экономить. А тут ни о чём подобном речь не шла. Мужчины чувствовали себя вполне уверенно. Брали, смеялись, переговаривались, что-то спрашивали у меня. Попробуй-ка им отказать. Да и сглупила бы я в таком случае. Мне надо со всеми если не дружить, то просто не враждовать. Мне пока достаточно только одного… существа, который ненавидит меня.
        Мужчины почти сразу же все разошлись. Лорин, переговариваясь с Мориком, ушли почти сразу. Брюнет и шатен чуть позже. Мы остались с русым вдвоём. Я расстелила плащ подальше ото всех, чтобы не мешать им. Деревьев тут не было, зато многочисленные каменные стены проглядывались то тут, то там.
        - Я присяду? - русый парень подошёл ко мне со своим плащом.
        - Да, конечно, - кивнула я.
        Я сидела, прислонившись к горе спиной. Мы находились на неком возвышении, и я видела закат. Невероятно красивое действо разворачивалось прямо на моих глазах. Тёмно оранжевый диск медленно скрывался за горизонтом. Небо окрашивалось в милые розово-жёлтые цвета, и хотелось просто остановить время, чтобы пожирать взглядом всё это вечно… Так восхитительно это было. Не заметила, как ликан постелил плащ почти рядом со мной и тоже уселся на него. Нам одним ничего не было поручено. Мы просто сидели. Не знаю, куда смотрел он, но мои глаза приковал этот «корабль», дарящий свет и тепло всему живому, и сейчас он тонул. Так ярко и феерично, что на глаза проступили слёзы. Последние лучи прорывались сквозь неровные края гор, омрачая их ещё больше. Даже казалось, будто чудище высунуло свою изуродованную голову из-под земли, дабы полюбоваться трагедией. Просто бесподобно. Горячая слеза скатилась со щеки и упала на мою руку. Быстро стёрла её с лица и улыбнулась. Тяжесть поселилась в груди. Вот бы последовать за солнцем. Чтобы никто и никогда не смог поймать меня.
        - Я тебе очень сочувствую, - раздался тихий голос парня, сидящего рядом. - Просто, чтобы ты знала.
        Даже позабыла, что он рядом. Я быстро вытерла лицо, чтобы вдруг кто не увидел этого.
        - Спасибо, - посмотрела я на свои руки.
        Зачем он это говорит? Чтобы что?.. Плачу я… даже не знаю почему. То ли от красоты, то ли от своей невесёлой участи. А может, всё это так сложно переплелось, и меня просто переполняют невыраженные эмоции? Всё может быть в этом большом, неизведанном и жестоком мире.
        - Ты только при Лорине не плачь, - тут же тихо посоветовал он мне. - Делай, что хочешь, но не показывай слёз.
        Я и не собиралась. Это низко.
        - Я поняла, - судорожно вздохнула я, подставляя лицо прохладному ветру.
        Мы какое-то время молчали. Я думала о своём. Себя не жалела, скорее мечтала о другой жизни. Просто фантазии…
        - Меня, кстати, Виер зовут, - вновь заговорил парень, продолжая сидеть рядом.
        Помолчала.
        - Богдана, - выдохнула я, обхватывая колени. - Очень приятно.
        Лгала всей душой. Ничего мне не приятно. Если бы могла всю бы нечисть вывела. Они наших людей жрут, а я должна с ними любезничать. Абсурд просто какой-то.
        - Сколько тебе лет? - решил не отцепляться от меня Виер.
        Виер. Имя-то какое-то не наше. Веер. Созвучно с веером. А какой смысл? Я вот, например, названа Богданой потому, что меня маме дал Бог. Мама очень хотела девочку и вуа-ля. Что вышло, то вышло, как говорится.
        - Семнадцать, - буркнула я в ответ.
        По правилам я должна была смотреть на него и задавать встречные вопросы, дабы поддержать беседу, а также радушно улыбаться и радоваться всей душой. Извините, не могу. Хочется забиться в какой-нибудь дальний угол, чтобы подождать, пока всё рассосётся само по себе. А ещё хотелось, чтобы меня кто-то пожалел. Ох, как бы кстати была Марфа. Она бы прижала к своей пышной груди и сковала бы тело сильными и тёплыми объятиями. Тогда бы отступила печаль, а в душе поселилось тепло. Как же мне этого не хватает.
        - О, ты выглядишь старше, - заметил Виер. - Нет-нет, ты не старая, просто ты так держишься, словно тебе лет сорок стукнуло.
        Я лишь кивнула, соглашаясь и принимая его слова. Взгляд у меня не взрослый, а умный просто. Прочтёшь больше пятнадцати книг и таким же станешь. А ещё он у меня скорее больной, чем взрослый. Глаза искриться счастьем не у всех будут, когда их чудищу лесному продадут. Но я не буду говорить за всех. Пусть спасибо скажет, что я тут в истерике не бьюсь, хотя очень хочется.
        - А могу я узнать кое-что? - продолжил он свой милый допрос.
        Почему милый? Голос у него был не требовательным, я чувствовала его доброту и улыбку. Почему он так ко мне относился, я не знаю. Но так лучше. Хоть у кого-то я не вызываю чувство ненависти и брезгливости.
        - Разумеется, - прикрыла я глаза и вновь открыла их, уставившись на горизонт. Солнце скрылось, оставив лишь светлые полосы разводов на небе. И цвет-то какой… художники бы себе волосы на голове последние выдрали, чтобы обладать краской такого цвета. Да и я бы тоже… хотя рисовать совершенно не умею, но зато пою неплохо. Хоть что-то да умею.
        - За что твой отец… - начал Виер и многозначительно замолчал, видимо пытаясь подобрать нужные слова, - отдал Лорину?
        - Я бы это тоже хотела знать, - позволила себе грустную улыбку.
        - Нет, я имею в виду, что ты такого сделала, раз Прохор, грубо говоря, продал тебя нам? - пояснил русый парень.
        Этого я не выдержала. Судорожно втянула воздух и сглотнула ком в горле. Медленно повернула к нему своё лицо. Не знаю, что в нём увидел парень, но тот как-то сразу нахмурился и глаза в сторону отвёл. «У него милое лицо», - запоздало подметила я.
        - Родилась девочкой, - сказала я тихо, но очень серьёзно. - Вы, видимо, совершенно не знакомы с людскими законами, раз ещё ничего не поняли.
        Из всей той кучи чувств, которую я давила в себе наружу вылезла жёсткость и спряталась в моих глазах. Я до боли сжала пальцами колени, чтобы как-то утихомирить себя. Боль рвалась, грозясь вылиться в неконтролируемую ярость. Даже взгляд упал на лежащий неподалёку камень. Просто схватить… просто ударить… и всё, моим мучениям придёт конец. И я думала об убийстве себя и Виера. Убью себя - хорошо. Убью его - его друзья отправят меня вслед за ним. Только его с собой прихватывать не хотелось, поэтому я была в приоритете.
        - Что же это за закон такой, раз позволяет продавать собственное дитя? - вновь поднял на меня свои голубые глаза ликантроп.
        Он не уймётся никак, да?
        - Женщина по своей сути не имеет права голоса. Её цель - рожать и воспитывать детей. Всё. Если она не из знатного рода, то обязана вести ещё и хозяйство, - коротко произнесла я и вновь села ровно.
        Произносить это вслух было тяжело. Когда эти мысли крутятся в голове - это одно, а когда ты озвучиваешь их, то они словно приобретают оболочку и крепнут.
        - Жёстко у вас дамам приходится, - услышала грустный смешок в его голосе, - но ты же из знатного рода. Дочь градоначальника…
        - Мне нельзя передать семейные дела, - устало покачала головой, - из меня мало толка во всём, что касается «мужских» деяний. Отец довольно давно пообещал меня какому-то лорду только потому, что тот был богат. Как вы все успели заметить, он любит золото больше всего. И поверь, я ничего плохого не сделала, да и если бы что-то совершила - ему было бы всё равно, в принципе, как и всегда.
        Папу вспоминать не хотелось. Понять его не могла и простить тоже. Его образ больно ранил сердце. Хотела его забыть. Совсем.
        - А как же твоя мать?
        Сдерживаться уже не было сил, и я криво усмехнулась. Впервые за всё это время. Зло так. Мама…
        - Она умерла.
        - Извини, я не знал, - тут же сочувственно проговорил парень. - Пойми, что я спрашиваю не для того, чтобы как-то оскорбить тебя. У меня натура такая любопытная, я не могу ничего поделать с этим.
        Слёз не было, и ладно. А боль, рвущая мышцы и ломающая кости, сидела во мне, пытаясь вырваться наружу. Но я держала её за большой кожаный ошейник, словно свихнувшегося пса. Долго ли моя хватка будет такой же сильной? Когда пёс сорвётся?..
        - Я тоже извинюсь за свои слова, - вновь посмотрела на Виера, - но Лорин проявил высшую степень глупости, пойдя на поводу у моего отца.
        Давно же это сидело во мне и кололось. Даже слегка полегчало.
        - С чего ты взяла? - брови ликана взлетели вверх.
        Что?!
        - Какой от меня толк? - аккуратно развела руки. - Или он думает, что у меня есть какие-то невероятные способности делать золото из грязи? Я самый обычный человек! Да, образованная, да, из знатного рода, но на этом мои отличия заканчиваются. Если Лорин захотел бы выбить из моего алчного папаши деньги, то потребовал бы Авдея. Его папа любит, он единственный сын! В конце концов, у отца всегда есть деньги! Он же, как Кощей, над своим златом чахнет! Надо было угрозами забрать золото и вообще забыть о его существовании! А так он сделал всем только хуже.
        Только не смей плакать! Не смей! Тут же отвернула лицо и начала корить себя за несдержанность. Хорошо, что никого рядом нет. Наверное, за такой тон убили бы давно. Виер этот молодой ещё, видимо не понимает, что к чему. Вот и лезет с расспросами.
        - Я сам не знаю, почему он тебя взял, - осторожно начал ликан. - Может, посчитал, что это будет равноценный обмен. А может, у него какой-то другой план на твой счёт, но поверь, Богдана, он забрал тебя из плохой семьи…
        - Я собиралась на неделе сбежать! - не выдержала я его жалостливого тона и расплакалась. - Думаешь, я такая дура, что ничего не понимаю?! Лорд! Деду меня какому-нибудь также продал бы, и дело с концом. Просто не знала, куда бежать!
        Быстро схватилась за лицо. Вытерла горячие ручьи и заговорила куда тише:
        - Он убьёт меня?
        Начала глубоко дышать, пытаясь унять себя. «Не плачь. Лучше тебе станет, но ненадолго!» - твердила я себе. А они все… не должны вообще ничего видеть. Виер этот… довёл-таки меня. Ненавижу ликанов.
        - Что? - переспросил парень. - Зачем ему убивать тебя?
        - Чтобы отцу как-то досадить, - утёрла нос.
        - Ты же сама сказала, что ему плевать на тебя, - напомнил Виер. - Разве нет?
        - А что тогда? - покачала я головой. - Неужели перепродаст…
        - Вряд ли. Лорин не торговец, - уверенно заявил Виер. - Думаю, он оставит тебя у себя в доме. На крайний случай отдаст кому-нибудь из нас.
        Услышав это, медленно закрыла глаза. «На крайний случай отдаст кому-нибудь из нас», - впечаталось в моём мозгу. Отдаст. Как кота. Он мне надоел, возьми себе. Будто я сидела в грязи, а это фразой меня просто макнули лицом в самую жижу и поелозили…
        - Рада это слышать, - из последних сил выдавила из себя, - но не кажется ли тебе, что он продешевил?
        - В смысле?
        Я вновь усмехнулась.
        - Не знаю, сколько задолжал отец, но, по-моему, я этого не стою.
        Хотелось отмыться от всей грязи. Просто смыть с себя этот позор. О, Морана, забери меня в свои холодные объятия и никогда не отпускай. Интересно, эти Богини слышат меня вообще? Смеются, наверное, и смотрят, смотрят…
        - Для начала - ты не таверная подстилка, а из знатного рода, у тебя словно на лице печать высокородия стоит, - воодушевлённо поддался ко мне ликан. - Это уже поднимает твою цену во много раз. Ты не уродина - это опять-таки ставит тебя в ряды элитного товара. Да и купил он же тебя не просто так. Я так думаю, что ты будешь убираться в его доме. Пара лет и твоё существование окупается полностью, а дальше сплошные плюсы и накопления.
        Сухо и по существу. «Элитный товар». Два таких разных слова и смысл у них различен, но вместе… просто кошмар.
        - Но золото всё равно лучше, - слабо подала я голос в свою защиту.
        - Золото нас не волнует, - вдруг легкомысленно фыркнул Виер. - Его, как грязи у нас.
        Тут же подняла голову. Это в каком смысле «много»?! Золота много не бывает и быть не может! Его всегда мало! Как грязи? Откуда?!
        - Откуда же у вас столько этого добра, что вы так им раскидываетесь? - удивлённо задала вопрос.
        Парень сразу как-то стушевался. Глаза отвёл.
        - Я не могу тебе пока сказать, - покосился Виер на меня, - и этого говорить не должен был. Смогу поделиться только после того, как въедем в Тёмный лес.
        Чего?! Меня мгновенно затрясло. Куда мы едем?! В какой-какой лес?! Это к упырям-то да кикиморам?! Сердце забилось быстро, норовя выбить грудную клетку и броситься прочь отсюда. Он же шутит? Не может этого быть!
        - Тёмный лес? - сглотнув, переспросила я. - Зачем туда ехать?
        - Мы живём на окраине этого леса, только с другой стороны, - вполне обыденно пожал он плечами. - Тебе там понравится.
        Нет! Надо… Может, сейчас? Пешком глупо - нужна лошадь. Вот они стоят. Недалеко же. А парень этот… взгляд вновь упал на камень. Если отбросить все свои страхи и свою человечность, то поступить следовало так: вырубить Виера, перерезать четверым лошадям глотки, а на пятой уехать обратно. Еле удержалась, чтобы не засмеяться. Я ведь не смогу. Я же трусиха! И чем перережу?! Тем своим ножиком?! Да, он острый, лезвие длиннее пальца, но это же лошадь! Как я её схвачу?! Как вырублю ликана? Он меня скрутит ещё до того, как я камень схватить успею. План не для меня, а для здорового жестокого бугая. Значит, Богдана, поедем в Тёмный лес кормить водяных и леших! Меня же там съедят или проклянут! Почему же всё так?! Почему не иначе?! И… вдруг дикая мысль возникла в голове и плотно осела на дне черепной коробки. Они живут на другой стороне леса. Если мы переедем лес живыми, то убежать обратно я не смогу. То есть бежать либо сегодня, либо завтра. Мы явно уже неподалёку от этого Дикого леса. Не убегу, значит, останусь там навсегда. «Навсегда», - стучалось в мыслях. Нет. Не будет этого.
        Сколько уже прошло? Час? Лорин скоро вернётся или кто-то ещё.
        Я поднялась и пошла к лошади. Ноги дрожали, и колени плохо гнулись, но я шла. Стараясь помнить, что собираюсь сделать. Сознание некрепко держало мысли, и я могла просто забыться. От ужаса свалиться и забыться.
        - Богдана, всё хорошо? - парень не только пошёл за мной, но и руку на плечо положил.
        Забыв про страх перед лошадью, уверенно стянула сумку и запустила в неё руку. Надо сбежать. Прямо сейчас! И всё! Ничего не будет!
        Но вот настал момент, когда меня вновь пронзил ужас. Лорин вместе со смеющимся Мориком тащили тушу кого-то похожего не то на барана, не то на небольшого оленёнка. Даже вечно суровый «хозяин» слегка ухмылялся. На его лице были небольшие брызги крови. Замутило. Не от вида крови, а от страха. Смогу ли я? И… вдруг рукой нащупала маленький стеклянный пузырёк. В голове моментально пронеслось всё, что могло бы мне помочь. Дура! Просто кретинка! Какой нож?! Дать им в зубах им поковыряться?! Масло с мирой! Священники же говорили, что это исчадия тьмы! Масло мне поможет! Я смогу обездвижить их всех одним махом! Почему раньше не подумала об этом?! Дур-ра!!!
        Достала руку с зажатым флаконом. Сумку бросила к ногам. Решено. Я смотрела в упор на Лорина. Он это заметил и слегка прищурился, явно недовольный такими вольностями с моей стороны. Конец тебе, животное.
        - Чем вы тут занимались-то, детки? - хохотнул Морик.
        Они вместе с Этим… отнесли тушу в сторону и там положили. Мужчины подошли к нам.
        - Говорили, - тут же зафырчал Виер. - И я, кстати говоря, много чего интересного узнал, но вам не скажу.
        Он был так расслаблен, словно не боялся их. В голосе сквозил смех. Будто всё в порядке. Только у меня руки дрожат, как у…
        - Да неужели, - равнодушно отозвался Лорин, проходя к своей лошади, у которой я и стояла. - Не мешайся.
        Это он мне. Захотел свою сумку снять. Я сделала пару шагов в сторону. Давай же! Не труси! Получится, и ты будешь свободна! Руки затряслись. Я не могла. Меня била дрожь, но я продолжала смотреть на ликантропа.
        Сереброволосый снял свою сумку и заметил мой испуганно-решительный взгляд. Морик начал что-то рассказываться стоявшему неподалёку Виеру, а я стояла и тупо во все глаза смотрела на него, заставляя себя сделать то, что задумала.
        - Чего вылупилась? - посмотрел он на меня своими зелёными глазами и его рот брезгливо скривился. - Делать нечего? Я тебя быстро занятием обеспечу.
        Это звучало почти, как угроза. Ещё и говорил так, будто я сделала нечто такое, за что заработала его ненависть и брезгливость. Всё.
        Второй рукой вытащила пробку из пузырька и… достала крестик из-под рубахи. Зажала его в пальцах и вытянула вперёд на всю длину цепочки. «Ты почти свободна, Богдана!» - подбодрил меня внутренний голос.
        - Изыди, нечисть хвостатая! - громко вскрикнула я и махнула рукой, обливая мужчину каплями освещённого масла. - Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь!
        Опустила крестик и перекрестилась. В ушах стучала кровь, я со жгучим ожиданием смотрела на лицо Лорина. Голоса на заднем фоне стихли. Ничего. Не может быть! Посмотрела на полупустую бутылочку. Нет-нет-нет! Должно было сработать! Он… это же… церковь говорила, что…
        Руки обречённо опустились, и я поняла, что, кажется, именно сейчас пора прощаться с жизнью.
        Тем временем ликан заморгал, когда ему на лицо попали капли масла. Он медленно, с неизменным равнодушно-раздражённым выражением поднёс руку к лицу. Пара капель угодили на щёку, а остальных несколько на лоб. Я стояла, словно истукан. Что же я натворила?..
        Лорин двумя пальцами прикоснулся к капле на лбу и поднёс руку к носу. Понюхал и слегка поморщился. «Вот и конец», - подумала я. Мама, жди меня.
        Всё равно не удержалась и посмотрела на флакон в своей руке. Как же так? Почему не сработало?! Он же нечисть… Нет. Если не сработало, значит, он не существо Ада? Разве не Сатана его породил? Но священники говорили… Я растерянно думала и коверкала свои воспоминания, пытаясь понять. Обмануть меня не могли - это освящённое масло, но его даже мой крестик не испугал. Словно… человек. Но он ликан! Зверь! Оно должно было сработать! Должно!
        Он сделал шаг ко мне и схватил за локоть. Второй рукой хлопнул по моей кисти и пузырёк выпал из рук, разбиваясь о камни. Тёмное маслянистое пятно тут же растеклось по серому камню. Его жёсткий взгляд грозил мне много чего плохого. Тело давно сотрясала лихорадка, во рту пересохло, и я испытала ни с чем неописуемый ужас. Он меня сейчас убьёт. Надеюсь, это будет не больно.
        Но вместо того, чтобы сворачивать мне шею или отрывать голову, он направился к ближайшей скале, волоча меня за собой за локоть. «Наверное, решил не пачкать площадку моей кровью», - догадалась я.
        Лорин толкнул меня к стене и потом же сам и развернул. Он схватил меня за шею, прижимая к шершавой и неровной стене. Выступы больно врезались в спину, но я лишь сжала зубы. Мольбы не дождётся, тварь.
        - Знаешь, ты показалась мне смышлёной девчонкой поначалу, - заговорил он, приблизив своё лицо к моему. - Но, видимо, я на твой счёт крупно ошибся.
        Это было сказано ровно, но раздражение на грани фола пропитало всего его насквозь. Я была ему отвратительна так же, как и он мне. И я, собрав все силы, взглянула ему в глаза. Зелёные с тёмным ободком глаза пугали и притягивали к себе взгляд. Жаль, что такие очи достались всего лишь лесной нечисти.
        - Так верните меня домой, - проговорила я, сжимая кулаки. - Надавите на моего отца - так он вам весь город заложит.
        Было трудно говорить. Рука горло не сжимала, просто крепко держала, и всё равно складывалось ощущение, будто меня душат.
        Его колючий взгляд пробирал до костей. Когда он был так близко, я боялась лишь одного: удара. Глупые и неведомые опасения давно оставили свои посты, и теперь я боялась боли. Убей сразу, не тяни! Надо же поиздеваться напоследок… бездушное чудовище.
        - Условия тут ставлю только я, - в его голосе послышались рычащие нотки. - Ты принадлежишь мне. И пока ты не сделала ничего такого, за что я мог бы лишить тебя твоей Дорогой жизни. Твой папаша продал тебя мне. Я - твоё солнце и луна, твоя вода и воздух. Я решу, будешь ли ты жить или нет.
        Стало тошно. Просто омерзение поднялось во мне настолько, что меня начало подташнивать.
        - Жить рабыней я никогда не буду, - проворочала я еле языком. - Убейте сразу, иначе я…
        4 глава
        Его злобный смех и сдавливание моей шеи заставило меня подавиться собственными словами. Просто животное в человеческой шкуре.
        - Ещё и осмеливаешься тявкать?! - его брови изогнулись. - Ты совсем не ценишь свою жизнь.
        Я сглотнула, и это было невероятно сложно.
        - Может быть, - прохрипела я, - но я умру человеком, а не… ликаном…
        Его издевающаяся улыбка слегка потухла, а глаза угрожающе сузились.
        - Так вот в чём дело, - его вторая рука, словно издеваясь, убрала выбившуюся прядь за моё ухо. - Ты весь мой вид презираешь. И что же мы тебе сделали, раз ты даже перед смертью скалишь свои зубы?
        Я тяжело дышала. Мерзость. Просто… нежить! Видимо перед смертью проснулся гнев со смелостью. Когда, как не сейчас, да?
        - Вы убивали и похищали людей, - проговорила я, с ненавистью глядя в глаза Лорина. - Извини, что ноги вам не целую, занята вашим задом.
        Его поднятые брови и издевательская улыбка заставили меня вновь окунуться в озеро ярости и вынырнуть оттуда разъярённой дьяволицей. Но… всё, на что меня хватило, - это просто вцепиться руками в его кисть, которая находилась у шеи. Хотелось вцепиться ногтями ему в лицо, но мозг не отключался, и я понимала, что он может дать мне сдачи, и я вряд ли смогу выдержать удар. Убивать эта собака меня не собирается, а вот покалечить вполне даже может. Уродовать своё лицо, спровоцировав его? Не настолько я сумасшедшая, если уж посудить.
        - Откуда ты взяла такую ересь? - он даже как-то снисходительно посмотрел на меня, изогнув губы. - На кой-чёрт вы нам сдались?
        Что? Он не будет хвастаться, как убивал и ел младенцев? Странно, я к этому и готовилась.
        - Люди говорят…
        Его смех прервал мои излияния.
        - А я думал, только наши женщины собирают сплетни, - продолжая сжимать моё горло, вполне спокойно, с нотками сарказма, произнёс Лорин. - Видимо, бабы везде одинаковые.
        Еле удержалась, чтобы не плюнуть ему в лицо. Захотелось прям очень-очень. Но трусливая натура зашептала, что я пожалею. Поверила сразу же.
        - Я Вам не баба, - огрызнулась я не слишком рьяно. - Перед Вами не таверная потаскуха, а девушка из высшего сословия. Уберите, пожалуйста, руку, если убивать меня не собираетесь.
        Я опять сглотнула, но его взгляд выдержала. Он с насмешкой смотрел в мои глаза, словно ища там что-то. Я нахмурилась и уставилась на него в ответ. После того, как мы перебросились парой фраз, животный страх отступил, и теперь наружу вылезала моя настоящая натура.
        - Вы с вашей церковью и идиотскими законами убили своих же людей больше, чем кто бы то ни было, - наконец выдал он, - и я не забываю, кто передо мной стоит.
        Опять сглотнула. С каждой минутой вокруг темнело. Иногда слышались тихие переговоры мужчин. Когда же это всё закончится?!
        - Не я придумала законы. Не я убивала и топила невинных дев из-за предрассудков. Не я заняла у вас деньги, - отрывисто бросила я. - Я не отвечаю за всех людей.
        Я пыталась утихомирить сердцебиение. Надо перестать хватать воздух, иначе случится страшное. Упаду в обморок, значит, упаду и в его глазах. Глупо, но я почему-то была в этом уверена. Нужно крепко стоять на ногах.
        - Но тебе отвечать за долг отца, - скривил он снова губы, - и если оборотни когда-то кого-то убили из «ваших», то я так же не отвечаю за всех.
        Дурость, но я была с ним солидарна в этом. Просто раньше я думала, что ликанов немного. Ну, особей десять. А тут что-то другое. Он ведёт вполне серьёзную беседу со мной. Осознанно говорит правильные вещи. Ещё бы руку с горла моего убрал, и было бы счастье. Можно было сразу же сесть за стол переговоров.
        - Поймите, моему отцу Вы сделали одолжение, забрав меня, - решила я-таки поднять больную тему. - Если Вы думали, что так сможете ему насолить, то Вы глубоко ошиблись.
        Его брови поползли вверх. Видимо смена темы его не устроила.
        - Твой корыстный отец скоро умрёт. Вино и пиво не сулит ему хорошего здоровья, - серьёзно выдал мужчина. - Если бы я начал выбивать из него деньги, то он бы скопытился сразу же. А я щедрый оборотень, который добродушно согласился взять его «обожаемую» дочурку себе в любовницы, вместо уплаты долга. Я во всей этой истории добродетель.
        Новость о скорой смерти отца слегка взбодрила меня. Я это и так знала. Папа итак выпивал всегда хорошо, а после маминой смерти так вообще закладывал по-страшному. За последний год он ненормально набрал вес, словно надулся. Постоянно потеет, лицо красное, нос тоже. Глаза чаще всего заволочены какой-то пеленой. Горничные сплетничали, что лекари сулят ему пару лет. Может, поэтому перед смертью он решил снюхаться с этими существами, ещё и денег занять? Может, думал, что не доживёт? Но да, после всего, что он со мной сделал, горечь-таки обуяла мою голову. А вот и возмездие. Скорое.
        - Всё равно это ничего не меняет, - в моих словах проскользнуло упрямство, - от меня нет никакого толка.
        Тот опять прищурился и приблизил своё лицо ко мне. Я чуть ли дыхание не задержала от нахлынувшей паники.
        - От девушек всегда есть толк, - его горячее дыхание опалило мои губы. - Всегда.
        Кончик его языка чуть коснулся моей нижней губы, и я тут же дёрнулась. Быстро отвернула голову в сторону. Презрение - это теперь то, что чуть ли не выплёскивается из меня. Урод.
        - Вы об этом пожалеете, - процедила я сквозь зубы. - Отойдите от меня немедленно.
        Он вновь тихо засмеялся, и дыхание его прожгло мою щёку.
        - Поездка будет весёлой, - проговорил он, - леди.
        Он быстро разжал пальцы, выпуская мою шею, но ухватил руку, которой я за него держалась. Он поднёс её к губам и с таким издевательским видом поцеловал, что я еле удержалась от презрительного выражения лица. Он быстро её отпустил и ушёл.
        Я ещё какое-то время стояла, пытаясь прийти в себя. Все те восставшие чувства медленно утихали во мне. Поговорили. Теперь я хотя бы знаю больше, чем раньше. Стало чуточку легче.
        Подойдя к коню, я подняла свою сумку и тоскливо бросила взгляд на разбитый пузырёк с маслом. Либо врёт церковь, либо ликаны далеко не порождения Хаоса. В принципе, как ни странно, я на стороне Этих. Церковь наша прогнила. Они слушают моего отца. Налоги там как-то делят и подаяния горожан. Наверняка могли и со всем остальным напортачить.
        В лагерь уже все вернулись. И Виер, видимо, рассказывал отсутствующим, что случилось за это время. Это я ещё сплетница после этого. Ушла обратно к своему месту. Села на плащ и облокотилась на стену. Я была как бы в стороне, но всё равно вместе со всеми. Не хочу сидеть там. Отсюда я видела разгорающийся костёр. Кстати, те двое ходили за хворостом. Куда я не знала. Наверное, какие-то потайные места знают, тут ведь горы повсюду. Хотя о чём это я? Они же ликаны. Волки, собаки, олени - неважно, все бегают по лесу и всё тут знают.
        В скверном настроении находиться мне было недолго. Я высыпала камушки, которые так любила собирать. Расставила ноги и начала перебирать их. Рассматривать и вспоминать какой откуда. Просто камни и стекляшки. Но красивые и чем-то меня зацепившие. Я взяла в руку любимый. Оранжевый с белыми прожилками. Всё-таки думаю, что это стекло или засохшая смола. Одно время даже хотела проделать дырочку и повесить на шею, как талисман. Нашла его на обочине дороги, рядом с пожухлыми листьями. Оттёрла от грязи и забрала к себе в коллекцию. А вот другой. Это точно камень, но в нём был голубой слой! Красивый и прелестный. Камень словно служил окантовкой или каким-то стражником этого голубого великолепия. Дура я, наверное, но мне они так дороги, что я готова всех их повесить себе на шею. Это же то, что я сама нашла. Бесплатно. Это моё по праву. Я никому за них не обязана. Какая-то глупость, конечно, но я быстро и бережно сложила их в холщовый мешочек и затянула узел потуже, чтобы ничего не вывалилось.
        Ощутив усталость, завязала сумку и положила её под голову. Легла на спину и уставилась в небо. Ноги согнула в коленях и положила одну на другую - так удобней. Знаете, что я больше всего люблю делать? Мечтать. Представлять другие миры, сказочных существ, волшебников. Так здорово погружаться в вымышленный мир и забывать про свой. Я могла часами просто лежать с закрытыми глазами и путешествовать по собственно созданным вселенным. Даже стихи писать начала. Немного нескладные, но всё же. И да, одну песню. Самой стыдно стало за себя. А что? На кифаре я играть умею, а слова сами собой сложились. Там выучить-то надо пару аккордов. Сиди, перебирай струны и вой в своё удовольствие. Говорю же, от скуки творила всё, что в голову приходило.
        - Богдана? - услышала я и распахнула глаза.
        Виер стоял рядом со мной.
        - Да? - тут же села я.
        Они обычно просто так не ходят.
        - Идём к костру, - предложил он. - Мясо будет готово не скоро, но ты можешь погреться у огня. Ага, конечно. Сидеть в их «тёплой» компании и опять выносить их оценивающие взгляды? Нет уж, мне и тут удобно, к тому же я нагрела себе местечко… - Спасибо за предложение, я, пожалуй, останусь тут, - даже сдержанно улыбнулась ему, давая понять, что всё в порядке.
        Парень уходить тоже никуда не собирался. Он сразу как-то нахмурился и поджал губы.
        - Богдана, к сожалению, это не просьба, - чуть неуверенно произнёс парень. - Не заставляй его приводить тебя.
        Я тут же плавно поднялась. Всё итак понятно. Зачем тогда спрашивал?! Что за ерунда?
        - Мог бы сразу сказать, как есть, - поправила я рубашку. - Не хотел тебя принуждать, - пожал Виер плечами и улыбнулся мне. - Прошу.
        Устало вздохнув, я пошла к костру. Нашла свободное место. Рядом с Мориком. Он вроде нормальный, не считая его бороды и усов. Поэтому я осторожно присела, предварительно отряхнув местечко от пыли.
        - Ну что, красавица, что расскажешь? - низкий голос мужчины сулил мне сплошные развлечения.
        В придачу ко всему он хлопнул меня по плечу. От неожиданности я пошатнулась, но на месте усидела. Это… чёрт! Заметив это, мужчины заухмылялись.
        - Прошу Вас, - осторожно отсела от усача чуть подальше. - Я не настолько сильна, чтобы держать Ваш удар.
        Говорила тихо и вежливо, чтобы вдруг не сложилось ощущение, будто я их не уважаю.
        - Ох ты, как загнула! - пробасил он, продолжая посмеиваться надо мной. - Ты ругательства какие-нибудь знаешь?
        Над огнём эти умельцы соорудили вертел, который иногда крутил шатен. Запах, конечно, ни с чем несравнимый. Сок иногда капал на угли, и приятное шипение ласкало слух. Давно же я нормально не ела.
        - Мне не положено, - ответила я.
        Усатый важно цыкнул, видимо решив от скуки поиздеваться надо мной. Лорин смотрел вообще куда-то в сторону, явно размышляя о глобальных делах.
        - Да брось! - он вновь меня пихнул, только теперь я пошатнулась в бок. - По глазам твоим оленьим видно, что ты остра на язык!
        Приподняв брови, покосилась на него. Это на кого я похожа? На оленя? Что-то не задумывалась о цвете глаз этого животного. Может, потому, что я видела его редко? Один или два раза в жизни.
        - Ну, конечно я много чего знаю, - снисходительно посмотрела на него и устало улыбнулась. - Слух хороший, но я свои знания не применяю в обществе, поэтому смело могу говорить, что я ничего не знаю, и проверить или подловить меня будет нельзя.
        Тот пару раз хлопнул глазами.
        - Нет, она издевается надо мной! - посмотрел на Лорина мужчина с напускным возмущением. - Тебе девку неправильную дали! Глянь, как заворачивает! Она всех Алконостов запутает и распугает!
        Ликантропы, кто громко, а кто сдержанно, поддержали своего боевого товарища смехом. Понятно теперь, зачем меня сюда позвали. Делать нечего, решили меня потюкать.
        - То, что неправильную, - это понятно, - неожиданно отозвался Лорин и посмотрел на меня. - Что делать с Этим, я теперь не знаю.
        Опять смех. Я лишь подняла брови и посмотрела на свои руки. Это. Я тебя так называю. Что делать? Отпустить и забыть! Я на всё готова, лишь бы уже попасть в маломальское поселение. Помыться, переодеться, отоспаться и отъестся. Домой бы не пошла. Там я своё уже отжила. Грусть вновь захватила сердце, и я уставилась на огонь.
        - Смотри, если мы перегибаем, можешь послать нас, - опять пихнул меня не больно Морик. - Ты ведь знаешь как, да?
        А сам ржёт. Я пропиталась раздражением до кончиков волос. Мужики. Как бабы с ними сидят в одних тавернах? Вот такой вот смех, подколки и неприличные вопросы. И ведь знает, что я не буду никого посылать. Не потому, что не знаю как, а потому, что я не дура. Пусть смеются, если хотят - главное, чтобы меня никто не бил и не унижал. Остальное - пусть. Готова терпеть.
        - Ну что Вы, как я могу? - натянула я улыбку. - Смотри-ка, какая терпеливая попалась, - не унимался усач. - Ты же со своим каменным лицом меня вынуждаешь!
        Вновь покосилась на него слегка непонимающе. Боги, дайте мне сил…
        - Простите, но если Вам не нравится моё лицо, Вы можете просто не смотреть, ведь я не в силах изменить что-то, данное мне от природы, - решила я аккуратно ответить, - но повторюсь, Вы вправе говорить всё, что желаете. Это Ваше мнение, и я принимаю критику такой, какая она есть.
        Тот ухмыляться перестал, переваривая мои слова.
        - Ой, всё, - он тут же махнул на меня рукой, снова ровно садясь, - так и скажи, чтобы я заткнулся.
        Очень весело было Виеру. Он в конце ещё и пальцем в Морика ткнул.
        - Смотри-ка, она тебя уделала, - заговорил шатен, - и без ругани.
        Он выглядел взросло и как-то слегка странновато. Почти чёрные глаза меня слегка пугали. Говорят, такие люди связаны со злыми силами… Стоп. Теперь я ничему не верю! Изгнать эту нечисть не получилось, значит, всё неправда! И мужчина выглядел вполне себе презентабельно. Нос с горбинкой придавал ему особого шарма. Хорошо, хоть усы не носит.
        Этот же мужчина перевёл взгляд со своего друга на меня:
        - Меня Тур зовут, и я твой новый поклонник.
        Это заявление было сделано с кривой ухмылкой. Спасибо, что не воздыхатель. Позорно было бы.
        - Очень приятно. Богдана, - вежливо кивнула я. - Поклонников я не заслуживаю в силу своей неопытности и недальновидности, но Ваши слова услышаны и приняты к сведению. Тур.
        Теперь он посмотрел на меня так, словно я какое-то ведьмовское заклятье прочитала. Он просто тряхнул головой и уставился на мясо. Беседа, скорее всего, была окончена.
        - Нет, ты должен что-то с этим сделать! - указал на меня Морик большим пальцем. - Посмотри на неё! Ведьма в штанах!
        Он опять насмехался и обращался видимо к руководителю.
        Ведьма? Лёгкий укол страха и я тут же отогнала от себя наваждение. За такое можно было получить и очень неплохо. А если бы меня признали… гореть мне на костре и оглушать всех своим криком.
        Нащупала на груди крестик и спрятала его под рубашку. Фух, всё хорошо. Верю - не верю, а крестик уверенность вселяет.
        - Морик, она просто вежлива, глупая твоя башка, - заговорил брюнет, который сидел дальше всего от меня. - Не хочешь слушать - не слушай. Мне, например, нравится её манера общения. Такое не часто встретишь.
        Стало слегка получше. Хоть кто-то умный нашёлся. Я благодарно на него посмотрела.
        - Так, ты чего умничать начал? - тут же вскинулся довольный бородач. - Сестру по разуму нашёл? Так она поумнее тебя будет! Да, Богдана?
        А? Я слегка оторопело на него покосилась.
        - Пожалуй, я воздержусь от ответа, если Вы не возражаете, - деликатно обронила я, разминая плечи. - Возражаю! - вдруг возбуждённо выдал Морик. - Скажи ему, что он тупее тебя, и я отстану!
        Мужчина явно решил отомстить дружку. На заднем фоне почему-то хохотал единственный Виер. Остальные просто улыбались, наблюдая за перепалкой двух закадычных дружков. Как меня туда приплели, я не в курсе.
        - Позвольте с Вами не согласиться, Морик, - решила я закрыть этот вопрос раз и навсегда, ещё и впервые к нему по имени обратилась. - Степень умственного развития у всех разная, и точно сказать, кто умнее, невозможно. Приведу Вам свои примеры, если Вы не против.
        Тот уставился на меня, потеряв пыл. Понятно.
        - Возьмём меня, - осторожно указала пальчиками на себя. - Заведи меня в лес и брось там - я ведь умру. От голода, от холода или съест кто-нибудь. Но если там окажется, к примеру, Тур, то я уверена, что он останется жив. Из этого следует, что глупее я. Но с другой стороны, отведите Тура и меня на бал, то вольюсь в общую массу я намного быстрее. Мои навыки будут уместны, а вот Туру будет намного сложнее. Всё сугубо индивидуально, Морик. И поверьте, если Вы в чём-то не разбираетесь - это ещё не значит, что Вы глупый. Главное - это то, что Вы сами о себе думаете. Знания приобретаются постепенно и накапливаются так же, как и навыки. Поэтому я с уверенностью могу заявить, что все мы одновременно умные и глупые. Каждый в своей среде, разумеется. Да, если поднять вопрос и рассмотреть его досконально, то мы сможем увидеть многие недочёты этой системы, ведь даже самый умный человек сможет просто утонуть в луже или случайно поперхнуться куском хлеба. И дело не в его навыках, а в случае. Судьба есть судьба, как говорится. Из всего выше сказанного могу сделать смелый вывод, что у всех предначертана своя
судьба. Как решено свыше, так и будет. Умнее положенного не станете, но и не одуреете окончательно. Морик, я ответила на Вашу просьбу?
        Смеха уже не было слышно, все просто тупо смотрели на меня, пытаясь понять, что я несу.
        - Простите, если наговорила глупостей, - тут же вполне весело выдала я. - Одинокое детство и, как вывод, полный набор психологических расстройств, которые не лечатся даже молитвами и ладаном, а большая часть моих друзей была книгами, так что…
        Я развела руки. Сорвалась-таки! Мне лишь бы уши свободные найти и сесть на них! Дура, опозорила себя выше крыши! Нашла себе публику. Но как бы я себя не корила, мне это было нужно. Когда нервничаю, я молчу или тараторю без умолку. Сами же вынудили меня! Надо было молчать!
        - Мне даже с тобой сидеть страшно, - проговорил Морик, пытаясь прийти в себя от обрушившегося ливня из слов. - Что у тебя в голове?
        - Вам не понравится ответ, - поджала я губы. - Говорю же, папа нянек спас, отдав вам меня.
        Те страдали всегда первыми. Начинала выяснять их личную жизнь и анализировать. Они шарахались от меня, как от прокажённой.
        - Теперь мне в это верится, - покашлял усач. - Бедолага ты… Тебе голова-то не жмёт?
        Он спросил даже с каким-то сочувствием. Успокоился хотя бы.
        - Вот тут вот трещина, - с чего-то решила пошутить я и указала на место за ухом, - но вовремя скобы поставили, иначе…
        Морик поверил, причём натурально. Это было… просто.
        - Ну-ка покажь! - тут же привстал он и даже шею вытянул.
        Загоготали все громко. Лорин один остался непоколебим. Я не хотела издеваться, думала, сойдёт за сарказм.
        - Вы чего ржёте, болваны?! - тут же сдвинул он брови. - Девка болеет, а им лишь бы горла свои подрать!
        Они ещё сильнее засмеялись, чуть ли за животы хвататься не начали. Что в этом было такого ярко-смешного, я не знала.
        - Морик, я же пошутила, - улыбнулась я ему осторожно и внимательно посмотрела. - Мозг не увеличивается от знаний - это невозможно. Простите, что ввела Вас в заблуждение, впредь буду предупреждать.
        Он поморгал и возмущённо уставился на Лорина. Да, это он виноват. Вынудите его бросить меня и всё будет замечательно.
        - Я тут не причём, - отозвался сереброволосый, криво улыбаясь. - Сам нарвался.
        Ну…, справедливо. Значит, он не такой засранец, каким я его представляла. Просто… сами поймите, как я к нему отношусь. Я не раб, но он меня купил! Видите противоречия? Как бы плохого Лорин ничего не сделал. Купил меня, отца пытать не стал - в принципе, он действительно с натяжкой положительный персонаж. Но это не всё. Относиться ко мне, как к букашке, тоже не стоит. Я выражаю уважение и почтение, несмотря на мою к нему антипатию. Пусть он не может так же излагаться, как я, но он может хотя бы меня просто не трогать. Я ведь веду себя вполне сносно. Убежала один раз и в самом начале. Больше ничего не сделала. Только беса изгнать хотела, но не вышло. Пара капель масла не должны были его оскорбить. Но ликан продолжал смотреть на меня со смесью раздражения и равнодушия. Ему вроде бы начхать на меня, но как посмотрит в мою сторону, тошно становится. Почему? Это я должна кривиться. Сам себя вынудил. Одним словом - мужчины.
        Дальше тема плавно перетекла о каком-то неизвестном мне Бюрте. Вроде бы он им всем не нравился, и эти молодцы вспоминали какой-то старый случай. Я не слушала. Это легко. Просто прикрыла глаза и отправилась в путешествия по другим мирам. Каталась на неведомых зверушках, довелось принять роды у крольчихи-гиганта и обокрасть Владыку Тьмы. Даже мурашки по коже побежали. До того очень явно я всё себе представляла, что были такие чувства, будто я действительно очень далеко и нет тех уродливых проблем и кромешного страха в груди…
        - Эй, ты там уснула, что ли? - новый тычок в плечо заставил меня быстро распахнуть глаза и покинуть родной душе мир. - Нет, я просто задумалась, - тут же отозвалась я сдержанно и слегка напугано. - Вы что-то хотели?
        Этот Морик!.. Если не отвечаю, значит, не стоит и спрашивать! Нет, надо ещё потыкать! Возвращаться в свою реальность было неприятно. К тому же так резко.
        Мужчины начали резать зажаренную тушу. Кто это был? Я не видела головы того бедного животного, что попалось им на пути.
        - Чего ты, кстати, мне выкаешь? - вновь насмешливо взглянул на меня усач. - Боишься, что ли?
        И вот встал вопрос. Правда или ложь? Но ложь не ложь, а вот правда - опасная информация.
        - Для начала, я обращаюсь к Вам на «вы» из уважения и почтения к Вашему возрасту, - предельно откровенно выдала я. - И да, простите, но я Вас боюсь.
        Всё так и сказала, как оно было. Глупо отрицать, что я их не боюсь. По мне это видно. Шарахаюсь, глаза широко распахиваю и дыхание постоянно задерживаю. Вряд ли это от умиления.
        - К какому возрасту?! Мне чуть больше тридцати! - возмутился он. - И бояться нас не стоит - хотели бы убить, давно бы уже червей кормила.
        Грубо.
        - Но Вы старше меня вдвое, - подняла брови, - и боюсь я Вас не из-за этого.
        Что ж я, дура какая-то? Грохнули бы ещё в папином доме, если бы была такая нужда. Нет, потащили, еду предлагали, вроде как заботятся по-своему. Когда хотят убить, о таких вещах не заботятся.
        - Это не повод выкать мне, - всё равно продолжил Морик гнуть свою линию. - Погодь, мелкая, а чего же ты тогда боишься, если не смерти?
        Мелкая? Меня так, по-моему, только брат и называл. Но схлопотал книгой по макушке и успокоился. Сразу стало неприятно.
        - Для начала - я из своего дома никуда не выбиралась, - начала загибать я пальцы. - С мужчинами вообще не зналась, но я догадываюсь, какие у вас правила и стараюсь их придерживаться.
        Это была чистейшая правда. А что ещё делать? Побег? Куда и как? Убить их всех, и только в таком случае сбежать. Я не убийца, зато трусиха. Мне бы как-то коварно и хитро улизнуть. Но нужны знания. Может, кто-то куда-то ходит, и вдруг мне удастся напроситься с ним, а там только попробовать вырубить его и опять убежать. Абсурдно, конечно, но это пока единственное, до чего я додумалась.
        - Ну, по лесам ты мастерски понеслась, - хохотнул бородатый мужчина. - Была бы у тебя лошадь, давно бы смылась.
        Это да…
        - Это от страха, не каждый день меня родной отец закладывает за долги, знаете ли, - потёрла шею. - А какие у нас правила? - уцепился Виер. - Ты сказала, что знаешь их.
        Ну…, опять слегка нахмурилась.
        - Молчи и подчиняйся, - повела плечом. - По-моему, для женщины больше ничего не нужно знать, разве нет?
        Русый парень сразу задумался и хмыкнул. Видимо, я была права. Да, у них, скорее всего, правил намного больше, но мне стоит знать только эти. Что говорят - то и делай. Просто.
        - То есть, ты качать свои права не будешь? - нахмурился шатен. - Мы с тобой далеко не как с леди обращаемся. Насколько я слышал, у вас по этому поводу куча правил.
        О, это тема слишком огромна.
        - По правилам я вообще не должна тут сидеть и говорить с вами, - обобщила я, - а насчёт прав… Знаете, я довольно труслива и жить очень хочется, поэтому я предпочту оставить своё мнение по этому поводу при себе. - Разумно, - хмыкнул Морик и вновь пихнул меня. - Не по годам ты умная девка, я тебе скажу. Но ты называй меня на «ты», лады?
        Растерялась слегка. И сколько можно меня пихать?!
        - Конечно, - натянула дружелюбную улыбку, - Морик. - О, это наша девка! - внезапно он схватил меня за шею и притянул к своему плечу. От неожиданности я свалилась на бок и выпучила глаза, не зная, что делать. От мужчины чем-то пахло. Узнав запах, веселья как-то поубавилось. Пахло псиной. Запах лёгкий, но, когда я ему чуть ли не в подмышку ткнулась, стало не по себе. И как это… называть?! - Морик, ты не мог бы отпустить меня? - просипела я, понимая, что он смеётся и держит меня сзади за шею одной рукой. - Да без проблем, - он даже вернул меня на место. - Ты говори, если что не так.
        Я бы многое тебе сказала. Но вместо гневной тирады поправила хвост и рубашку.
        И вот началась делёжка мяса. Тур отрезал сочный и здоровый кусок мяса и передал его Лорину. Как только он принял подаяние, Тур тут же начал раздаваться мясо остальным. Первый ест вожак. С виду люди, а вот так присмотришься и замечаешь некоторые особенности. Казалось бы, обычный ужин. Всё равно первый кусок Лорину отдали. Я отвела взгляд и увидела у ног Виера крупные листья лопуха. Парень принял чистый кусок мяса без кожи, положил его на этот лист и протянул мне. Я даже поначалу отстранилась от него, не понимая.
        - Держи, - его открытый взгляд упёрся в меня.
        Я замешкалась. Есть хотелось здорово. Но…
        - Наверное, я воздер… - Быстро взяла, - вдруг раздался в тишине громкий голос Лорина.
        Я вздрогнула, опустила взгляд, поджала губы и с угрюмым выражением приняла подаяние. Не хотела брать по множеству причин. Виер был явно расстроен, что я не захотела брать мясо из его рук добровольно, но он натянул дружелюбную улыбку. Наверное, он тут самый нормальный. Обижается, грустит и веселится. А не как остальные: делаем вид, будто мир у наших ног и ничто нам не чуждо.
        Растерянно оглядела дымящийся кусок. Пахло просто умопомрачительно. Никогда не ела мясо с костра. От него веяло дымком… это тебе не на сковороде жарить. Захотелось попробовать. Потянулась рукой и тут же отдёрнулась. Руками есть прям? Подняла взгляд на остальных. Так и едят. Боги, я ведь руки не помыла! А… чёрт, забыла. Тут же негде! Вдруг подхвачу что-нибудь?! Да и неудобно как-то, я же девушка…
        Долго на него смотреть не могла, к тому же на меня коситься начали, поскольку я сидела, словно с книжкой, а не с куском еды. Решительно двумя пальчиками оторвала небольшой кусочек волокна и положила в рот. Пожевала. Желудок даже заболел, так сильно он жаждал уже переварить хоть что-то. Стараясь не торопиться, начала медленно, но верно поглощать свой ужин. Вкус разлился по языку и я, не удержавшись, прикрыла глаза, наслаждаясь.
        Но это было не всё. Мужики сделали уже два круга, «нападая» на вертел. Второй заход я пропустила, а вот к третьему подоспела вовремя. Мне сунул кусок на новом листе всё тот же Виер.
        - Спасибо, - еле слышно сказала я, разглядывая коричневую корочку на мясе.
        Тот криво улыбнулся и кивнул мне. Оказывается, я была страшно голодна. Просто вперёд вылезали другие проблемы, а голод - это так. Зато теперь меня чуть ли не трясло от этого сногсшибательного аромата. На этот раз ела прямо с листа. Кусала, отрывала, стыдилась, жевала и глотала. И так по кругу. Мне не положено. Я же не варвар. Нужна тарелка, вилка с ножом, салфетки и гигиена! Но это так вку-усно!
        Наевшись, я сложила листья вдвое и сухой стороной промокнула рот и обтёрла руки. Не зная, куда выбросить, положила поближе к костру.
        - Спасибо за еду, - тихо буркнула я, вздыхая.
        Наелась. Сразу так разморило, глаза начали закрываться, и все страхи ушли. Еда - это самое лучшее лекарство от нервов. Знаю, что завтра всё будет по-старому, но сейчас… есть просто я. А ещё этот большой костёр. Языки его пламени тянулись вверх, словно пытаясь сбежать из этого костерища. Подняла голову вверх. Звёзды. Их было много-много. Странное нежное чувство затаилось в груди. Как же я хочу на волю. Делать всё, что хочешь: бегать по полям, собирать ягоды в лесах и завести себе пару кошек или собаку. Чтобы меня дома кто-то ждал. Хотелось просто быть нужной. Пока я нуждаюсь во всём. Как котёнок тычусь во все углы, а меня оттуда по носу щёлкают и гонят. Хотелось поменяться местами. Вроде просто, а неосуществимо.
        Лорин первый поднялся и направился к лошади. Снял большой рюкзак и достал оттуда плащ. Понятно - дело ко сну идёт. Я тоже с лёгким кряхтением поднялась. Камни тут были тёплые от костра и я ничего себе не отморозила. Размяла поясницу и направилась к своему месту. Лорин пошёл к костру, и мы бы столкнулись, но я остановилась, пропуская его. Вообще-то он должен был уступить мне дорогу. Раньше я таких мелочей не замечала, а теперь остро подмечала.
        Он остановился, преграждая мне путь. Я сразу попыталась его обогнуть.
        - Куда-то собралась? - спросил мужчина, встряхивая плащ и поднимая на меня свой взор.
        Стало не по себе. Взгляд прямой и пронзительный. Я тут же отвела глаза в сторону. И что сказать? Он явно намекает на совместную ночёвку. От одной мысли тошно становится. Что обо мне подумают? Незамужняя спит с мужчиной! Позор! Но я, сглотнув слюну, одной рукой обхватила себя, а вторую положила на шею. Нервная и стыдливая поза, когда ты пытаешься выглядеть уверенней, чем есть на самом деле.
        - Плащ забрать хотела, - тихо ответила я.
        Он ещё несколько секунд постоял, а потом пошёл на своё место. Всё это время я смотрела в сторону, ощущая на себе его тяжёлый взгляд. Хотелось просто прикрыть голову и убежать от него, до того жутко мне стало. Придя в себя, дошла до стены и подняла свой плащ и сумку.
        Ликаны все тоже поднялись со своих мест и начали готовиться ко сну. Опять почувствовала неловкость и стыд, когда глаза сереброволосого указали на свой плащ. У самого костра. Отбросить всю неприязнь и его раздражённый взгляд, который выжидающе дырявит во мне дыру. Лорин проявляет заботу. У костра теплее. Я же человек, я мёрзну. Но, видимо, это понимает, и сам мужчина от этого и бесится. Какая тепличная ему попалась. И ведь с другим не кладёт. Может, бережёт для кого-то?
        Надеюсь, для доброго чел… ликана. Боги, что я несу?! О чём думаю?
        Чуть тряхнув головой, обошла Морика и подошла к лежаку. Сначала встала на коленки, сняла свои кожаные туфельки и тут же накрылась плащиком. Сумку под голову, и вперёд - смотреть на звёзды.
        Народ укладывался ещё долго. Они куда-то ходили, оттуда приходили, смеясь, потом изредка перебрасывались фразами и вскоре затихли. Лорин лёг тоже на спину. Плащ не широкий, но между нами было расстояние, достаточно маленькое, чтобы я считала себя защищённой, но это было хоть что-то.
        Плавая взглядом меж звёздами, начала дремать. Кажется, на щёку сел комар, и я вскинула руку…, сильно при этом задев руку ликана. Сонливость почти моментально пропала.
        - Извини, - тут же выдала я, чтобы он ненароком не подумал, что я специально. - Аккуратней, - тихий и металлический голос.
        Быстро перевернулась на другой бок и уставилась на затихающее пламя. Жар грел лицо, вновь расслабляя. Пара минут, и я вырубилась.
        То ли съеденное мясо так на меня подействовало, то ли я просто съела много, но я сильно расслабилась. Со мной невозможно спать на самом деле. Мама продержалась лет до пяти. Я жутко пинаюсь, постоянно куда-то лезу и дерусь. Иногда разговариваю. Первая ночь была нормальной потому, что я понимала, с кем лежу, и не знала, чем мне это грозит. Но Лорин сам сказал, что убивать меня не будет, и это видимо отложилось в подсознании.
        Я множество раз просыпалась от того, что кто-то отбрасывает мои руки или ноги. Один раз меня даже за волосы куда-то уволакивали, благо они все в хвост собраны были.
        На утро была картина, опозорившая меня окончательно. Разбудил меня мужской смех. Вроде расцвело уже, но… что-то было не так. Земля была какая-то неровная. Чуть сместилась и поняла ужасную новость. Я на ком-то лежала. На спине. Ещё и… глянула вниз, обнимала крепко ногу. Не понимая со сна, что происходит, приподнялась.
        - Да неужели, - раздался тихий и крайне недовольный голос Лорина. - Отпусти мою ногу и дай встать.
        Со всех сторон послышались смешки. До сих пор не сильно понимая, что же случилось, села. Твою ж… я простенько лежала между ног ликана, уложив свою голову на… Нет! Боже, нет! Я спала у него между ног и ногу его к себе прижимала… Надо вешаться. Срочно, иначе я окончательно сгорю со стыда.
        Лорин довольно некультурно отодвинул меня и поднялся. Он куда-то ушёл. Пытаясь проснуться, протёрла лицо руками и тут же подтянула хвост. Вроде же нормально спала…, а нет. Помню, что просыпалась, но это было пару раз. Подняла глаза выше. Мужчины ещё лежали на своих местах, но уже явно не спали. Ржали чего-то, в мою сторону кивали.
        - Хорошо спалось, красна девица?! - пробасил голос Морика.
        5 глава
        Вздрогнула. Зачем же так громко?
        - Да, - осторожно пожала плечом. - А что случилось?
        Тот уже тоже поднялся, начал разминать спину и руки. Его ржущий взгляд ничего мне не говорил. По-моему, он всегда смеётся.
        - Ты не слышала? - удивлённо вскинул он кустистые брови и посмотрел на своих дружков. - Мужики, она реально спала.
        Их смешки и чей-то откровенный гогот стали ему ответом. Ничего я не понимаю. Идиоты.
        - Так что случилось? - я прикрыла рот ладонью и зевнула. - Зверь какой-то пришёл?
        Это единственное нормальное объяснение. Могли бы разбудить, а так… чего воздух с утра пораньше сотрясать? Я бы, конечно, ещё часок повалялась, но видимо уже пора подниматься.
        - Ой, да ну тебя! - продолжил хохотать Морик и двинулся к лошади.
        Ну и ладно.
        - Богдана, у тебя крайне крепкий сон, - заметил Виер, поднимая с земли свой плащ. - Мы не спали полночи, а тебе хоть бы хны.
        Встряхнулась и тоже встала. Мой плащ скомканный валялся вообще в стороне. Подобрала его. Покосилась на большой. Ладно, была не была. Подняла и его тоже. Потрясла.
        Вернулся Лорин и без лишних слов или приветствий просто вырвал свою вещицу из моих рук, и направился к лошади. Я удивлённо покосилась ему в след. Чего это он? Подумаешь, проснулась на нём. Стыдно мне. Мужикам обычно нравится, когда дамы там их «обожают». Но голова пока ещё спала, и я быстро оправила рубашку. Он всегда такой, так что…
        Нужно найти хоть какое-то озеро, что ли, чтобы умыться наконец! Сколько я уже не мылась?! Позор! Вещи поменять тоже пора уже… ладно, жаловаться некому, а мозги свои насиловать не хочется.
        - А чего вы не спали-то? - решила я-таки поинтересоваться у Виера, который шнырял туда-сюда.
        Он остановился, и на его губах расцвела улыбка.
        - Потому что Лорин ругался громко, - фыркнул русый парень, - мы полночи животы рвали.
        - Я не слышала, - почесала затылок. - А что произошло?
        Тот тут же засмеялся. Может тут кто-нибудь быть серьёзным?! Обычно такие хмурые мордовороты, а сегодня прям дамы-хохотушки!
        - Ты на Лорина всю ночь лезла, - продолжая ухмыляться, заговорил ликан. - Он тебя, вроде как, поначалу просто отпихивал, а потом материться начал потому, что ты каждые пару минут забрасывала на него ногу или руку. Помню, потом ты начала его выпихивать, даже за волосы начала тягать. Он думал, что ты специально всё, но сколько бы он тебя не будил и не пихал - ты не просыпалась.
        Медленно закрыла глаза. Вначале поднялась обречённость, но потом как-то всё поменялось. Никто его не заставлял, я могу спать одна. Неужели хоть как-то, но я ему отомстила? Неосознанно, но это первый шаг на пути к свободе! Кинет меня где-нибудь! То-то он такой хмурый. Мама тоже не высыпалась со мной.
        - Я же ему говорила, что вполне смогу спать одна, - почесала нос. - У меня с детства беспокойный сон, мама вся в синяках ходила.
        - Ты правда ничего не помнишь? - вскинул он брови.
        Задумалась.
        - Ну, пару раз помню, что меня кто-то пихал, но я думала, что мне просто плохой сон снится, - покачала головой. - Извините, что мешала вам спать…
        Не я ругалась, но извинюсь я. Моя вина тоже присутствует. Малая, но всё же.
        - Хорошо, что ты не слышала ничего, - парень приободряющее мне подмигнул. - Много бы нового о себе узнала.
        Все засобирались. Минут десять, и…
        - По коням! - скомандовал Лорин, вскакивая на своего жеребца.
        Закинула сумку через плечо и пошла к существу, с которым делю постель. Звучит двусмысленно, правда?
        - Сегодня ты идёшь пешком, - раздался словно приговор злого мужчины, возвышающегося надо мной на своём коне.
        Я пару раз моргнула, соображая.
        - О, спасибо! - вполне открыто улыбнулась ему.
        В его глазах на какую-то секунду блеснуло удивление, но потом злоба затопила всё, и он дёрнул поводьями, заставляя чёрное животное двигаться.
        - Её наказывают, а она и рада, - услышала я бурчание Морика, - может, она болеет чем? Неизлечимые ведь болезни есть?
        Я сделала вид, что не услышала и затопала вперёд. Ногами! Ура!
        Где-то через час я полностью проснулась и отстала от группы. Точнее, шла позади. Постоянно крутила головой, да и ноги у меня всего две, а не четыре, как у лошадок. А всё потому, что мы подъезжали к какому-то ущелью! Просто огромная дыра-тоннель в горе! В настоящей горе! Как, а самое главное, кто смог это сделать?! Не люди явно. И всё вокруг серое, ближе к грифельному.
        Никакой растительности не было, и я… собирала камушки. В основном, конечно, были серые и ломкие ошмётки от гор, но иногда мне попадались самородки! С прелестными жёлто-мутными прожилками внутри. По началу никто внимания на это не обращал, но зато потом… косые взгляды и перешёптывания. Один Морик, не стесняясь, покрутил у виска пальцем, посмеиваясь с Туром. Мне было всё равно. Я шла позади, всё внимание было приковано к дороге.
        Даже в туннеле я продолжала искать диковинки. И мне почему-то жгуче захотелось крикнуть! Есть ли эхо или нет? Ну, круто же…
        Я не устала ни капли. У меня и распорядок дня почти схожий. Постоянно ношусь по дому туда-сюда, донимаю всех и вся, ну и город, конечно же, посещаю. Отдых - это перерыв на обед и ночной сон.
        А за ущельем впереди виднелся лес! Он был жиденьким, между деревьями расстояние метров пять было. И там была травка! Когда начали въезжать в этот лес, я шла, задрав голову вверх. Кроны деревьев были очень высоко. Мощные стволы и прямые редкие ветви. Никогда такого не видела, поэтому шла опять с открытым ртом.
        Потом, конечно, вспомнила, что это за лес. Северный. Настроение ухудшилось, но не пропало. Я не одна, я с другой нечистью! Они там как-нибудь договорятся между собой.
        Пара часов, и лес заметно погустел, солнечные лучи проникали реже, но было очень светло. И это хорошо, а то макушку здорово припекать начало. Середина весны же! Такая красотища уже везде, с ума можно сойти.
        Спокойно шагая рядом с лошадью Виера, я задумалась о своей женской доле и чёрт меня дёрнул под ноги посмотреть. Чёрная, извивающаяся лентой змея быстро проползла возле самых моих ног. Мгновенно во мне до предела всколыхнулся ужас.
        Дико запищав, я сначала подпрыгнула и, забыв, где нахожусь, бросилась в правую сторону, прочь от угрозы. Кто ж знал, что там Виер едет? Довольно ощутимо ткнулась носом прямо в колено парня и тут же отшатнулась.
        - Богдана! - испуганно произнёс парень, но было поздно.
        Змея медленно переползала дорогу, собираясь удрать в лес. От неведомого мне страха и омерзения начала гарцевать на месте, высоко поднимая колени к груди. «Вдруг она меня укусит», «А вдруг она была не одна?!», «По мне, кажется, кто-то ползает!» - эти мысли перебивали друг друга в голове, и я от паники скакала на месте.
        На мой писк мужчины обернулись. Они не понимали, что произошло. Боль в носу была не сильной, но пока я продолжала скакать, нижнюю губу что-то защекотало. Кровь! Нос дурацкий! Хватает щелчка мелкого! Дура! Зажала ноздри руками и продолжила скакать от ужаса на месте. Причём энергия во мне не кончалась.
        - Что случилось-то?! - воскликнул нетерпеливый Морик. - Виер, ты её ударил, что ли?
        Парень тут же ужаснулся.
        - Я её не трогал! - тут же нервно выдал русый парнишка. - Она запищала и… ударилась о мою ногу… я не вру! Она сама!
        Его оправдания были неправдоподобными, но я не могла ничего сказать, поскольку дышала через рот, следила за дорогой, скакала на месте, а свободной рукой пыталась отряхнуть спину, мысленно полагая, что на меня кто-то залез! Не поверите, я змею впервые в жизни увидела. В книгах часто читала, что это склизкие существа, от чьего укуса можно умереть! И тут на тебе! Я её узнала сразу же! Спутать нельзя! Я не могу умереть от укуса какого-то шнурка! Мамочка!!!
        - Эй, ты чего? - брюнет на своей лошади находился слева, на том же уровне, что и Виер.
        Он наклонился и ухватил меня за край рубашки, привлекая к себе внимание.
        Продолжая зажимать нос, пришла в себя и скинула оцепенение. Его внимательный взгляд словно говорил мне, что всё в порядке. Медленно мои колени перестали бить о грудь, и я тяжело задышала через рот.
        - Змея! Там змея!!! - испуганно затыкала в траву, куда она уползла. - Я иду… а она под ногами! Чёрная такая!.. Они ядовитые?! Их тут много, да?
        Я часто задышала и вновь дёрнулась, уставившись под ноги. Прыгать не стала, просто расставила ноги пошире и встала на цыпочки, вглядываясь в пыльную дорогу. Нет. Вроде чисто. Фух, кажется, она одна была. Слава Богу… даже выдохнула спокойней.
        - Это же лес, конечно много, - фыркнул Тур, выпрямляясь и улыбаясь. - Ты змей, что ли, никогда не видела?
        Стало как-то стыдно… дура ведь. Завизжала и скакать начала. Точно ненормальная.
        - Нет, - хмуро прогундосила я, пытаясь привести дыхание в норму.
        - Что ни день, то открытие! - произнёс Морик и усмехнулся. - Это самый весёлый поход из всех!
        Мне стало смертельно обидно, и глаза предательски заслезились. Сердце итак ходуном ходило, угрожая вырваться из плена и поскакать за змеёй-обидчицей в траву. Дураки…
        - А с носом что? - продолжил Тур.
        - Я хотела убежать, - мой подбородок затрясся. - А там Виер ехал и я… об него стукнулась…
        Я видела, что четверо ликанов смеются надо мной, но бесшумно, а Лорин… он просто пустил лошадь в очень медленный шаг вперёд, явно не заинтересованный случившимся. Остановился он со всеми, но выяснять обстоятельства не стал, и это хорошо. Стыдиться ещё и перед ним не хотелось.
        Слёзы брызнули из глаз, и я затопала вперёд, прикрывая второй рукой глаза. Было так страшно, а им смешно… горьким ручьём они заструились по щекам, и я всхлипнула. А это было трудно с зажатым носом! Пришлось запрокидывать голову и идти так. Слёзы потекли по вискам, отчего я ничегошеньки не видела… великолепно. Шла и тыкалась в лошадиные бока, как в край свихнувшаяся девка.
        Обиду задавила злость. Слёзы высохли, и кровь вроде перестала идти. Шмыгнула. Да, вроде порядок. Ну и ладно. Мужики называются. Лишь бы поиздеваться над кем-нибудь.
        В следующий раз змею я встретила менее бурно. Просто судорожно втянула воздух, выпучила глаза и на всей скорости выстрелила вперёд. Там останавливалась и оглядывалась. За мной никто не бежал, дорога чистая… рожи полные недоумения. Меня уже не спрашивали, просто наблюдали. А чем ещё заняться, скучно же!
        Пару часов змей не было, и я расслабилась. Глаз зацепился за цветы. Ух ты! Ромашки! Их там много было впереди! Метрах в десяти от дороги! Я почти сразу же побежала к ним, никого не предупреждая: просто подрезала коня Лорина, который недовольно фыркнул, и умчалась вперёд. Потом сразу же свернула в пролесок и принялась быстро рвать цветочки. Они были дикими и мелковатыми, но и такие сойдут! Настоящие лесные цветы! Не вялые городские, а свежие! Нарвала побольше и быстро побежала обратно, при этом высоко поднимая ноги, чтобы, не дай водяной, наступить на кого-нибудь.
        Всем было по борту, что я там насобирала до определённого момента. Я начала плести венок. Это же традиция! На удачу! Хорошо бы его по реке пустить. Красота, и говорят, что если венок мужчина подберёт, то ты выйдешь замуж! За этого бедолагу, который подобрал или за другого, я не в курсе, но само действо! Бежать вдоль реки и ожидать жениха! Но реки рядом нет, поэтому буду ходить с венком просто так.
        Плела недолго, благо рука набита. Няньки мне таскали всякие цветочки частенько. Они у меня в вазах стояли, но я вытаскивала и плела. Мама ведь научила. Там не сложно, главное терпение и кропотливость. Прикинула на голову. Пойдёт. Туго затянула оставшимися цветочками и одела на голову. Всё, я королевна! Местная царевна полей и лесов! И чувствовала себя куда лучше и бодрее.
        Но всё всегда омрачается. Цветы вянут, рвутся или съедаются…
        - Эй, нельзя! - когда мою голову вдруг потянуло в сторону, вскрикнула я, понимая, что происходит. - Отпусти!
        Лошадь Морика решила, что мой венок для неё! Она вцепилась в пару цветков и потянула на себя. Я ведь плела на совесть! Как верёвка плотный! Вот меня и повело в след за её действиями.
        Увидев это, Морик захохотал в голос. Я ведь не намерена была сдаваться! Лошадь наклонила голову вниз, и я наклонилась вместе с ней. Вцепилась одной рукой в венок, удерживая его на голове, а вторую упёрла между глаз нахалки. Бедный Морик аж хрюкал и заливался.
        - Это не твоё!!! - зарычала я в отчаянии. - Отпусти!
        Она зафырчала и поудобней перехватила цветы. Мы ведь встали. Наша пара и остальные. Гогот и смешки вновь полетели со всех сторон.
        - Морик! Скажи своей кобыле, что она засмотрелась на чужое! - пропыхтела я зло, продолжая стоять в наклоне и тянуть венок на себя.
        Он не мог. Его смех резал уши.
        - Эй, а ну отпусти, - услышала я голос Виера, который пришёл мне на помощь, и со своего коня попытался щёлкнуть обнаглевшему животному по морде. Та поняла, что нас больше и начала усиленней тянуть. Это же моя работа! Я же… старалась! Чтобы ты сожрала?!
        «Беда не приходит одна», - подумала я, когда оставленный без присмотра конь Виера вцепился в мой венок с другой стороны.
        - Это наглость!!! - от злобы затопала ногами. - Виер, убери его!!!
        Забыв, что я леди, а это лошади, вполне активно начала лягать «новоприбывшего», пытаясь отогнать его от себя. Вокруг стоял страшный гогот, и это лишь злило меня ещё сильнее. Хотелось заорать на них матом, чтобы они наконец заткнулись и помогли мне!
        - Я сейчас обоссусь! - стонал Морик, утирая слёзы с красного лица. - Виер… да помоги ты ей уже!
        Парень деликатно толкал уже двух лошадок, а я тянула и лягалась… представляю, как это всё выглядело со стороны.
        Мы, наверное, стояли бы так до самого вечера, пока над ухом не раздалось несколько громких щелчков, и мой венок резко не отпустили. Потеряв опору, я ведь продолжала тянуть, шлёпнулась на пятую точку с… порванным венком. Они не отпустили! Они дёрнули и вырвали по куску! Сволочи, да как таких земля носит?!
        Поздно заметила Лорина, который развернул своего коня и теперь был рядом с нами. В его руках был хлыст, которым он видимо и отогнал лошадей от меня.
        Обиженно надувшись, поднялась и отряхнула пятую точку.
        - Шагай вперёд, - услышала я его приказ.
        Смех постепенно стихал, Виер вновь нормально сел в седло, а бедный Морик смог отсмеяться и наконец-то успокоиться. Но его губы то и дело растягивались в улыбке, видимо вспоминая что-то смешное.
        Послав двум лошадям презрительный взгляд, гордо развернулась и пошла вперёд. Гадины! Порвали! Прожорливые существа!
        Вдруг место чуть ниже поясницы что-то словно ужалило.
        - Шевелись, - строго сказал Лорин, убирая хлыст обратно в сумку.
        Идиот. Я тебе лошадь, что ли? Сказать нельзя? Больно же.
        Пошла быстрее. Обиделась на весь мир. Минут на тридцать. Пока не увидела фруктовое дерево. Это были сливы! Синенькие такие! Небольшое, но раскидистое дерево было усеяно небольшими плодами! Оно росло почти у дороги, и я, забыв обо всём, припустила туда. Быстро сорвала одну и потёрла её о штанину. Она была жёсткая, но я всё равно потянула её в рот и надкусила. Кислота тут же растеклась во рту, и я сморщилась в отвращении. Меня аж передёрнуло всю. Фу! Отбросила неспелый фрукт и с прискорбной миной вернулась обратно на дорогу. Что ж мне так не везёт? Змеями пугают, венок порвали, сливы оказались несъедобными! Так нечестно! Я заслуживаю послабления!
        Лорин на эту выходку отреагировал предупреждающим взглядом, но промолчал. Остальные только косились на меня. А я на них не обращала внимания. Слушала пение неизвестных птиц. Они словно перекрикивались между собой, но так здорово было следить за этим, что я невольно заслушалась и начала гадать как же выглядят эти лесные певцы. Наверное, шикарные пернатые с пёстрыми «костюмами», изящными клювами и шикарными лапками. Вновь ушла в себя и не заметила, как весь отряд встал. Я опять шла позади всех, поэтому обогнала последний ряд и намеревалась уже пойти дальше, плавая в своих фантазиях, но вдруг голова моя дёрнулась, словно я зацепилась за что-то…
        - Что Вы делаете? - зашипела я, хватаясь за голову и оборачиваясь.
        Лорин крепко держал меня за кончик хвоста, удерживая на месте.
        - Закрой рот, - почти без злобы выдал мужчина.
        Я встала и проследила за его взглядом. Куда-то в левую сторону. Там деревья сплошные, чего они там увидели? Но все без исключения смотрели именно в ту сторону. На лицах абсолютная серьёзность, глаза иногда щурили и слегка дёргали головой, словно отмахивались от каких-то невидимых мух.
        Мы стояли так несколько минут. Даже я начала прислушиваться. Ничего необычного. Шумят деревья, шелестят листочки… обычно всё. Но когда занервничали лошади, мне стало как-то не по себе. Понимая, что там что-то есть, отступила назад и ткнулась в чью-то ногу. Лорин. Он продолжал держать меня за волосы, и я как-то даже рада была, что меня не пустили дальше. Дорога вела вперёд, и почему-то именно сейчас мне стало очень страшно. Это же Тёмный лес! Тут духи и нечисть всякая водится! Паника охватила моё тело.
        Чтобы как-то отвлечься, осторожно повернулась и чуть присела (на всю длину волос). Под шеей лошади был неплохой обзор на другую часть леса. Я очень хотела просто ничего там не найти и успокоиться. Мой взгляд блуждал от дерева к дереву, пока не натолкнулся на нечто. Из-за деревьев было плохо видно, но я точно увидела нечто большое и чёрное. Словно мелькнуло и исчезло.
        Задышала часто-часто и даже решила, что мне это показалось, как уже чуть ближе увидела опять ту же мелькнувшую фигуру. Моя рука медленно поползла по волосам и, найдя руку мужчины, крепко её сжала и слегка задёргала, не отрывая взгляда от леса.
        - Там… там что-то есть… - прошептала я, прибывая в лёгкой панике.
        Пара секунд, и меня вновь дёргают за волосы, вынуждая встать. Лорин быстро схватил меня подмышками и уверенно усадил перед собой.
        Я даже не успела сообразить, как Лорин как-то свистнул странно, и меня тут же прижало к его груди. Конь под нами сорвался с места. От неожиданности пискнула и вцепилась в рукава мужской куртки. Ноги крепко обхватили лошадь, но без стремян было неудобно, и сердце так яростно билось, норовя вырваться.
        Лорин гнал своего коня достаточно долго. А самое странное было - это то, что я ничего так и не увидела. В ушах свистел ветер, и я просто не успевала зацепить за что-то взгляд. Весь отряд следовал за нами, не отставая. Они так и скакали парами. Что-то в этом было. Если на нас действительно кто-то нападёт, то мужчины прикроют друг другу бока и спины.
        От дикой скачки я прыгала в седле, не в силах держаться. Я держалась-то только за куртку Лорина! И всё! За гриву что ли коня хватать? Так он мне спасибо за это не скажет! Седло для двоих было тесное. Я чувствовала, как сзади об меня монотонно бьётся тело. Мужское. А я тут, между прочим, леди! Но капризничать было нельзя, поэтому я, стиснув зубы, терпела. Ещё и сумка эта! Об ногу билась, как банка на верёвочке!
        Вскоре мы въехали в совсем дремучий и по-настоящему тёмный лес. Тёмно-зелёный мох и листва, влажный воздух и комары, высокие кроны и раскидистые густые ветви - всё это создавало впечатление чего-то мрачного и таинственного. Понятно теперь почему этот лес Тёмным называют.
        И к моему удивлению Лорин притормозил именно здесь! Лошадь сначала сбавила ход, потом прошлась рысью, восстанавливая дыхание, а потом и вовсе встала. Тут же обернулась. Все на местах. И на лицах у них спокойствие.
        - Кто это был? - тут же спросила я одним разом у всех.
        Мужчины меня словно не слышали, вновь вслушиваясь в тишину. Замечательно! Давайте помолчим и сведём меня окончательно с ума! Заехали в глушь какую-то и встали! Что случилось-то?!
        Вспомнив, что опасности грохнуться с лошади на всём ходу (плачевный опыт имеется) нет, медленно разжала пальцы, отпуская рукава куртки. Как перепугалась, так и он сразу другом стал. Трусливая натура, что ещё сказать?
        Минута, и Лорин вновь тронул поводья. Мы медленно двинулись вперёд. Дорога тут была намного уже и менее вытоптанной. Можно было вытянуть руку и сорвать лист. Что я и сделала. От скуки, конечно же.
        - Прекрати, - он хлопнул меня по ладони.
        Я тут же отдёрнула руку. Да что случилось? Мне теперь и дышать через раз, что ли? Едем и молчим. Лошади чуть ли не крадутся, а трава поглощает их шаг, создавая тишину. Разумеется, захотелось покашлять, чихнуть, зевнуть и сделать всё, чтобы как-то развеять ощущение опасности, витавшее вокруг.
        Спустя час я начала клевать носом от скуки. Заплела всю гриву коню, куда только могла дотянуться. Ну, скучно. Много-много маленьких косичек теперь усеивали шею и голову животного. А ему идёт. Жаль только резинок нет, чтобы зафиксировать всё это… старания мои… лошади под хвост.
        Разглядывать лес надоело. Поковыряла седло и еле слышно застонала. Попу отбила. Надо пройтись.
        - А можно мне пешком идти? - шёпотом спросила я у Лорина, чуть наклонившись назад. - Я буду тихо…
        Чего молчим? Никого кругом нет! Глухомань и есть глухомань! Надеюсь, мы не заблудимся. Умереть в лесу голодной смертью? Что-то как-то неохота. Но я помню дорогу назад. Только вот пройду горы, и там начнутся сложности, но куда-нибудь да забреду.
        - Нет, - услышала его негромкий, но резкий голос. - И прекрати крутиться и елозить задом, ты не одна.
        Обиженно поджала губы. Страха я к нему, как такового, уже не испытывала. Он мне не нравился, бесил меня и я его опасалась. Смерть не грозит, инвалид ему тоже не нужен, значит и бить он меня не будет. Больше и нечего бояться. Да, настроение было оптимистичное. Я же жива! Даже встречу с чудовищем лесным пережила! Эта змея, конечно, маленькая была, но из неё вырастет что-то громадное и страшное! И я её прогнала. Пусть знает, кому дорогу перебегать удумала.
        - Простите, я еложу задом, как Вы выразились, потому, что его не чувствую, - крайне деликатно и чуть заносчиво отозвалась я. - Если Вы позволите спуститься, то нам обоим будет это только на руку.
        Аргумент-то неплохой! Самому не нравится - спусти!
        Он вдруг схватил меня сзади за волосы и намотал их на кулак. Рывок, и моя голова лежит на его плече. Хватка стальная, и я тут же испуганно округлила глаза, не в силах что-либо сделать.
        Его нос коснулся виска, а горячее дыхание опалило ухо:
        - Слушай сюда, неженка. Нас из-за тебя заметили, ещё бы немного и на нас бы напали. Мы бы-то отбились, а твоей головой они бы долго ещё играли. Сейчас мы едем по чужой территории, от тебя пахнет кровью, ты визжишь и привлекаешь к себе внимание. Ещё услышу от тебя хоть писк, то свяжу тебя, и оставшиеся дни ты проведёшь, как мешок картошки, свисая с лошади. Радуйся и благодари меня, что я тебе шею не свернул ещё ночью за твои выходки.
        Я слушала его со смертельной обидой и злостью. Не может быть, чтобы я… вспомнилось, как я визжала и кровь из носа… звери же чуют всё это. Неужели это действительно я виновата?
        Вдруг его вторая рука скользнула вниз по спине и он больно ущипнул меня за ягодицу. Тут же сжала зубы, и мои губы превратились в тонкую линию. Мразь.
        - Это чувствуешь?
        - Да, - сглотнув, выдавила я.
        - Значит можешь ещё ехать, - изрёк он мне в ухо своим яростным голосом. - Хватит жаловаться, как маленькая девочка.
        Разозлилась.
        - Но Вы сами взяли меня, - рискнула я и подала голос. - Неужели Вы думали, что я, как здоровый мужчина, смогу перенести путешествие? Я всё детство дома сидела, а не по лесам бегала, как некоторые…
        Это сорвалось с губ совершенно случайно. Само собой. Я даже не думала о таком, но это вышло… только бы он не передумал меня убивать, только бы не передумал.
        Он сильнее натянул волосы, причиняя мне боль. Вторая его рука отпустила поводья и сомкнулась на шее. Я ничего не стала делать. Был бы смысл, сделала бы. Руки продолжали покоиться на коленях, и я, собрав всю силу воли в кулак, заставила себя дышать обычно, а не учащённо, чтобы саму себя не пугать.
        - Зря, - услышала я его рычащий голос у себя в ухе. - Я ведь тебя брошу прямо здесь на потеху гримам… они даже кровь с земли вылижут… от тебя не останется ничего.
        К глазам подступили слёзы. Опять этот страх! Ненавижу!
        - Вы просто закомплексованный мужчина, - прошипела я. - В Вас нет ни жалости, ни сострадания. Если хотите - бросайте меня прямо тут, но такого отношения я не заслужила и терпеть его не намерена.
        Сказала. И пусть хоть убивает меня! Решилась наконец-таки. Довёл же. У меня сердце сейчас лопнет, так сильно оно колотилось. Сидеть было неудобно, но я показывала великолепные пластические зарисовки. И ведь дышит мне прямо в ухо, что крайне раздражает и пугает. Мужчина. Если он меня ударит ещё и на глазах у всех, я не промолчу. Страх страхом, а гордость у меня ого-го какая, просто обычно я её скрываю, но когда мне прямо угрожают… трудно сдержаться, и, думаю, мало кто смог бы. У меня итак нервы ни к чёрту, жизнь переломана, а ещё этот. Если мне суждено умереть сегодня, то пусть будет так!
        - Дрянь, - прошипел Лорин и резко скинул меня с лошади в траву. Я грохнулась на свою сумку. Что удивительно, испугалась я больше, поскольку под травой был слой мха и посадка была мягкой, но вот обида…
        Видимо остальные мужчины всё слышали, так как ничего не сказали. Лорин даже не обернулся, продолжая неспешно ехать на своём жеребце. В принципе, цель была достигнута, но кто меня за язык потянул?!
        - Я хоть дрянь, а не псина блохастая, - отряхивая руки, пробубнила я.
        Сказала это тихо и себе под нос. Конь мужчины остановился. Моё сердце замерло. Несколько долгих секунд, и ликан ожил, слезая с коня. Я всё поняла без слов. Такой ярости во взгляде я давно не встречала.
        Забыв обо всех чудищах лесных, круто развернулась и побежала со всех ног обратно. Сумка лупила меня по ноге, и я поняла, что по прямой мне не убежать. Я ничего не слышала позади себя, но была уверена, что он бежит. Рискнув, круто свернула влево и вовремя. Его пальцы скользнули по моей руке. Он, видимо, не ожидал, что я поверну. Да и я не думала, просто сделала и всё.
        Несколько веток больно ударили по лицу, но я лишь закрыла глаза, продолжая перебирать ногами. Земля тут была ужасная. Вся устеленная мхом и непонятно было где яма, а где кочка. Несколько раз чуть не споткнулась и удивлялась, как меня до сих не поймали.
        Понимая, что дальше бежать бесполезно, обернулась. Резко затормозила, поскольку там никого не было. Деревья, облепленные мхом и грибами. Попыталась унять тяжёлое дыхание. Неужели он меня бросил?! На лице против воли расцвела улыбка. Я одна!
        - Слава всем Богам! - выдохнула я, упираясь руками в колени. - Свершилось.
        Бросил! Ура!
        Радость торжествовала не очень долго. Куда идти я не знала. Каждое второе дерево похоже на своего соседа. Кругом просто всё зелёное, сильная влажность, комары лезли в лицо, и пахло тут затхлостью какой-то. Неужели болотина?! Начала судорожно смотреть себе под ноги. Вроде сухо. Чёрт!
        Убежать убежала, а вот выбраться отсюда… проблема!
        Сердце уже угомонилось, и я остановилась, достав фляжку с водой. Открыла её и сделала несколько глотков. Заканчивается. Надо поберечь, но тут очень влажно и дышать тяжело. Хоть бы вылезти отсюда живой. Желательно целой.
        Убрав фляжку, случайно мазанула по местности и что-то заметила. Белое. Быстро одела сумку и осторожно отставила ногу влево, дабы сместиться и посмотреть. Увиденное так сильно поразило меня, что застыла, как вкопанная. Метрах в десяти от меня стоял громадный волк! Или собака, похожая на волка, но факт в том, что Это было с меня ростом. Он сидел и внимательно смотрел на меня. Он не белый. Мех отливал серебром, уши стояли, глаза… не вижу отсюда. Вроде тёмные. Но он, кажется, просто смотрел. Я быстро глянула в сторону, подыскивая пути отхода.
        - Я уже ухожу, - обрела я дар речи и медленно подняла руки ладонями к нему, показывая свою безоружность. - Извини.
        Это, наверное, его территория… сделала пару шагов и услышала гулкое рычание. Замерла. Нет, это не он. Мы же вроде разошлись. Сглотнув ком, вставший в горле, подняла глаза на него. Там никого не было. Паника мгновенно поднялась во мне. Куда он делся?! А вдруг мне показалось? Просто померещилось! Но кто тогда рычал?..
        Понимая, что начинаю сходить с ума, покрепче перехватила сумку и побежала влево. Буквально метров десять, и, откуда ни возьмись, выныривает белое нечто. Это точно волк. От неожиданности и накатившего ужаса я не только остановилась, я ещё и назад рухнула. Нет, только не так!
        Скаля зубы, волк тягучей походкой направился ко мне. Я тоже начала отползать. Руки задрожали, и я почувствовала, как слёзы подступают к глазам. Неужели это последнее, что я увижу? Голодную морду волка? Он был очень большим. И как он передвигался с такими габаритами бесшумно?! Боги, простите меня, я старалась…
        Под руками оказался корень дерева, и вскоре я упёрлась затылком и спиной в шершавый ствол. Наблюдать, как смерть подходит к тебе, ещё и так неспешно - это кошмарно. Словно ты смотришь на какую-то картинку. Это всё нереально! Руки давно тряслись, ноги совсем онемели, меня окатило колючим ужасом. Конец, Богдана. Выбранный тобой путь окончен.
        Лапа животного встала между моих ног, и я закрыла глаза, ожидая раздирающей боли. Горячее, я бы даже сказала жгучее дыхание обдало моё лицо, и что-то капнуло мне на подбородок и щёку. Слюни. Я так сильно вцепилась в мох, что почувствовала землю под ним и какие-то корешки. Открывать глаза боялась, ибо от страха меня словно парализовало.
        Влажный язык прошёлся по моей шее и задел лицо. «Началось», - мелькнуло в голове, и в ту же секунду клыки сомкнулись на моей шее. Он был действительно большим, поскольку смог поперёк ухватить её. Один укус и голова будет отдельной частью. Только один. Он сдавил челюсть, и клыки врезались в кожу. Я судорожно втянула воздух, ощущая, как слёзы потекли по щекам.
        - Давай же, - сквозь зубы процедила я.
        Один укус, и я свободна. Один укус, и не будет больше боли и страданий. Темнота и покой. Я была готова его принять, ибо другого выхода не было.
        Но вот его челюсти почему-то разжались. Позабыв обо всём, распахнула глаза. Морда была прямо надо мной. Насыщенно зелёные глаза смотрели на меня в упор. На секунду мне показалось…
        - Нет, - нервно дёрнула я рукой. - Быть того не может.
        Словно в подтверждение моих слов волк схватил мою рубашку на животе и… не начал драть, потянул вверх. Я с какой-то непонятной обреченностью наблюдала за всем этим. Рубашка вылезла из штанов и его очень жаркий и крайне влажный язык прошёлся у самой кромки штанов. От чего-то непонятного низ свела мимолётная судорога. Его нос вполне уверенно ткнулся мне… он… нет! Его нос ткнулся мне между ног, и вполне осмысленно начал тянуть пуговицы брюк на себя. Обычное животное меня бы сожрало…
        - Не смей! - вскрикнула я, дёргаясь назад и почти садясь. - Отойди!
        Догадка озарила мою мысль. Волк озадачен моим поведением не был. Он вновь сунулся ко мне и ткнулся холодным мокрым носом в пупок. Язык же вновь прошёлся по низу живота, и я ощутила новую неведомую волну, заставляющую сжимать бёдра сильнее. Словно понимая, животное упёрлось головой в мою грудь, а нос скользнул вниз. Он надавил на живот и просунул свою морду мне в штаны. Я испуганно задёргалась, ощущая дыхание там, где его не должно быть.
        В каком-то странном ужасе я со всей силы отпихнула от себя порождение тьмы. Ударила его сильно, причём в шею и двумя руками. Как только его голова отвернулась, я тут же поджала ноги к груди.
        - Не смей меня трогать, - тихо, но вполне уверенно сказала я.
        Это же не простое животное. Волк зарычал и вновь повернул ко мне голову. Сглотнула, но глаза не отвела. Его вдруг начало ломать. Неестественно дёргались лапы, шея и голова. Это выглядело отвратительно и ужасно. Мне даже на какой-то момент стало его жалко. Видела, как под серебристой шерстью выпирают сломанные кости… чудище встало на задние лапы и начало уменьшаться в размерах. В ужасе зажмурилась и на всякий случай закрыла голову руками. Если он превратится в какое-то более мерзкое существо, я умру от приступа. Мысли и чувства были притуплены слишком сильно, чтобы я билась в истерике, орала, пищала и пыталась убежать. Я просто ждала своей участи. Наверное, если бы я знала этот лес и знала, где выход, то я бы дралась до последнего. А так… какая разница, как умирать? От голода и холода или стать чьим-то обедом? Отстранено подумала, что я спасла бы это животное от смерти, накормив своей плотью. То-то стад овец я тут не вижу, еды мало, мной, конечно, такое чудище не наестся, но и с голода не умрёт. Совсем сумасшедшее…
        Вдруг вполне человеческая рука схватила меня за локоть и резко вздёрнула вверх, заставляя подняться. Распахнув глаза, узрела лицо Лорина. Он был злым. И голым.
        - Вы… отойдите от меня, - залепетала я, вжимаясь спиной в дерево и отворачивая голову. - Не приближайтесь.
        Это был он. Это был Он! Мерзкий оборотень! Захотелось перекреститься, но удержалась. Просто мерзость. Из человека в такое животное и обратно! Это ненормально! Такого быть не должно! Волк. Очень банально.
        Руки задрожали, а пальцы с силой впились в покрытую мхом кору дерева. Как он нашёл меня? Неужели в животном обличье бегать лучше? С такими размерами сомневаюсь.
        - О, да тебе же понравилось, - он всё-таки подошёл ко мне и упёрся одной рукой в дерево, нависая надо мной. - Взмокла прям вся.
        Я не понимала о чём он говорит. Чуть нахмурилась, продолжая разглядывать трухлявый пень.
        - Я думала, что Вы меня бросили, - сквозь зубы пробормотала я. - Обрадовалась уже.
        Его тихий и даже, в какой-то степени, мягкий смех неприятно резанул по ушам. Может, ударить его? Даст ли он мне сдачи или стерпит? Узнавать не очень хотелось.
        - О, ну, как же я мог? - с издёвкой проговорил он, наклоняясь к моему лицу. - Я совсем не наигрался.
        Наигрался? Я ему игрушка? Дороговатая вещица, не кажется? Идиот. Пусть он отойдёт от меня! Мне плохо становится от его близости.
        - Я хочу домой, - отчеканила я.
        - Так мы и едем домой, - его палец коснулся моей щеки, и я вздрогнула. - Ты даже представить себе не можешь, что я для тебя подготовил…
        Его палец коснулся губы и пополз вниз. Я тяжело дышала, собираясь отбросить наглую конечность. Он слегка коснулся груди и я, не выдержав, попыталась сойти с места, чтобы разорвать дистанцию. Палец тут же больно ткнулся в грудь, пригвождая меня к дереву. Палец! А больно, словно гвоздь забил. Боги, он голый. Так и должно быть?! «Не смей смотреть ниже груди!» - твердила я сама себе. Словно если я посмотрю и наконец-то узрею то, вокруг чего столько шума, шуток и поводов изменять своим любимым. Поварихи говорят, что они думают этим местом. В каком смысле? Надеюсь, в переносном. Мужскую анатомию я не знаю, а это так вообще зверь лесной. Лучше бы мех себе на бёдрах оставил…
        - Чесалку для шерсти? - предположила я, пытаясь не думать о его наготе. - Носки вязать буду на продажу?
        Он медленно покачал головой и даже опустил её вниз, словно разочаровываясь во мне.
        - Почему же ты прямо вынуждаешь причинять тебе боль? - спросил он, хватая меня за нижнюю челюсть. - Вроде же умная девка, рожа нормальная, зубы все на месте. Ты на голову больная? Ударилась в детстве или мамаша уронила? А может, над тобой кто издевался? Били, смеялись? Ты девочка вообще или просто недотрогу из себя строишь?
        С последней оскорбляющей меня фразой он недвусмысленно положил руку на моё бедро. Такая злоба меня захлестнула. Чтобы какая-то псина так меня унижала?! Он одним своим видом оскорбляет меня так, что мне не отмыться от этого позора было бы всю жизнь! Видимо трусость моя подняла белый флаг и уступила место безумию, которое с радостью заняло место конкурента и взялось за мою голову. Всё тело наполнило омерзение, не удержалась и чуть приподняла подбородок.
        Резко вскинула руку и выписала звонкую пощёчину видимо моему палачу.
        - Убейте меня прямо здесь, но такого к себе отношения я не потерплю, - холодно заявила я. - Если Вы собираетесь дальше унижать меня, то поверьте, Вы выбрали совсем не ту. Бросьте меня тут, сами знаете, что я не выживу, умру прежде, чем меня начнут есть.
        Его волосы не были привычно стянуты на затылке. Сейчас они закрывали лицо. Пряди даже в таком тусклом освещении поблескивали. Сквозь них виднелись скулы и настоящая мужская челюсть. Нос прямой, лоб не широкий, но и не узкий. Брови тоже странного цвета. Больше склоняюсь к тёмному оттенку, но иногда чем-то серым отдаёт. Может быть из-за его внешних данных я ещё пока не бью ногами по полу, требуя свободы. Был бы он страшилищем желтозубым, точно давно бы померла. От его же рук. Такого бы понаговорила со страху, самооценка в миг бы на нуле остановилась и там бы осталась. А мужчины такое не прощают. Казалось бы, женщины очень трепетно относятся к своему внешнему виду и пищат, когда вдруг выскакивает прыщ или выпадают волосы. Ан нет. Мужской пол совсем не заботит собственная внешность, но он также зависим от мнения окружающих, как и мы. Только мы стараемся всегда выглядеть так, чтобы другие дамы если не завидовали, то хотя бы ставили на одну полку с собой. Опять-таки мужчины побеждают. Оскорби меня, и я оскорблю в ответ или же промолчу. А мужик ударит, а кто-то даже и убьёт. Я, конечно, сейчас тоже
сорвалась, но это скорее крик о помощи. Позволю сейчас, и он продолжит, только уже при всех, и оскорбления будут всё болезненнее. Даже готова была держать удар. Сколько раз я видела, как мужчины избивают женщин? Больше сотни точно. Этот ударит по лицу, край - живот. Слишком высокомерен, чтобы с женщиной связываться. Поэтому я сжала челюсти, чтобы вдруг что-то не выскочило, и напрягла пресс на сколько это было возможно. Главное, чтобы зубы в разные стороны не полетели, а остальное заживёт.
        - И какого же отношения ты заслуживаешь? - спросил он, словно ничего не произошло.
        Я несколько секунд ещё продержалась в напряжении, а потом сморгнула. Не ударит? Даже волосы не выдернет? Вроде не собирается. Глаза не искрятся яростью и жаждой «справедливости». Просто взгляд, которым рассматривают… ну, я даже не знаю кого. Лошадь на рынке или колечко в магазине. Приглядывается ко мне, в общем. Словно рассуждает, на что я способна. Почву трогает? И меня заодно. Но какой-то затаённый интерес в этих зелёных глазах всё же есть. И всё равно странно. Я же его ударила. Ответила на оскорбление. Он должен рассыпаться в извинениях по правилам этикета или лупануть меня так, чтобы вся дурь вылетела.
        - Точно не такого, - сглотнула я. - Я не требую от Вас ничего сверхъестественного. Относитесь ко мне, как к обычной девушке, которая ничем Вас не обидела и не оскорбила.
        Большего мне не надо.
        - Договорились, - хмыкнул мужчина.
        Он выпрямился и подошёл ко мне совсем вплотную. Его руки начали расстёгивать мою рубашку снизу…
        6 глава
        - Что Вы делаете?! - попыталась я снова уйти с линии атаки. - Прекратите!
        Его вопросительный взгляд казался настоящим. Он был удивлён моим поведением, что совершенно не вязалось у меня с общим положением дел.
        - Мы же договорились, - его руки держали подол моей рубашки, - я буду относиться к тебе, как к девушке, которая ничем меня не обидела.
        Его пальцы коснулись живота, и я ощутила, как он подцепил пуговицу на штанах. Причём с таким спокойным выражением на лице, будто он страницы в книге переворачивает. Меня вновь унижают. Он даже не думает скрывать свои намерения и издевательства. Просто сволочь, которая не имеет понятия о сочувствии.
        - Вы домогаетесь всех девушек, которые ведут себя с вами нормально? - нахмурила брови. - Простите, но с Вами явно что-то не так.
        Я даже головой из стороны в сторону покачала. Может, именно его в детстве роняли? Стало тошно.
        - Вообще-то ты моя собственность, - заявил Лорин, продолжая смотреть мне в глаза. - И ты права. Ты мне ничего не сделала, но я буду использовать так, как хочу. Без унижения, естественно.
        Его пальцы скользнули к талии и остановились там, осторожно поглаживая кожу. Это место словно запылало. Я часто задышала от вставшей в горле ненависти. Прямо указывает мне на моё место. Чтобы с ним? Да по доброй воле?! Я себе глаза выдеру и язык откушу, но с ним никогда в одну кровать не лягу! Пусть хоть убивает меня, но этого не будет!
        - И Вы готовы взять меня силой? - сжала зубы так, чтобы боль отрезвила сознание.
        Просто вопрос, а я ответа так никогда не ждала. Хотя нет, вру. В том тайном лазе, когда отец предлагал меня этому чудовищу. Молилась, чтобы он одумался. И он знал, что со мной будет. Знал, что меня могут просто-напросто убить. И не будет могилы, чтобы принести цветы или просто навестить меня. Мои кости растаскали бы гримы или другие бродячие животные. Труп ели бы сотни червей, методично стирая меня из этой жизни. Я стану просто ничем. Было, и не стало. Мир не рухнет, никогда даже слезы не проронит по этому поводу. Возможно, Марфа хоть раз горевала по мне и скучала, но в этом жестоком мире я уже не верю в чудеса. Может, я ей не нравилась, и она общалась со мной, чтобы таким способом подлизаться к отцу. Погано. Конечно, омрачать всё неправильно. Но, когда сталкиваешься с таким мерзавцем, всё то добро случившееся со мной, словно заражается его гнилью и чернотой. И кажется, что есть только мы и эта ситуация, которая принижает моё достоинство. Да, я женщина. Прав немного. Но банальную видимость обратного создать далеко не трудно, к тому же это можно сделать из обыкновенной жалости. Понимаю, что
некоторые дамы заслуживают скотского отношения, знаю, таких много, но я не из их числа. Я имею в виду тех, кто убивает своих детей, изменяет мужу и позорит его, знает, что больна и продолжает заражать партнёров, особо не беспокоится на этот счёт. Их много. Мужчины также не святые. Но я прошу лишь о снисхождении. Ведь я ничего неправильного в жизни не делала. Но меня наказывают. За что? Кто-то ходит безнаказанным, продолжая воровать и убивать, а я словно слабая пташка попала под громадную ладонь «справедливости». Возмездие видимо на небесах раздаётся всем в хаотичном порядке. Виноват-не виноват, всё равно держи. Для профилактики.
        - Пока не думал на этот счёт, ведь ты вроде как согласна была, - вполне серьёзно отозвался ликан, продолжая близко стоять.
        Это было неприятно. Никакой одежды. Я раза три в жизни видела мужскую грудь. Как-то не довелось, знаете ли, и я этим крайне горжусь. Видела голый мужской зад. Жалела об этом долго и до сих пор, честно говоря, передёргивает. А тут во всей красе. Считается ли это нарушением моих принципов? Смотреть на голых мужчин - это к чему причисляется? К зрительному разврату? Или визуальной половой связи? Довольно глубокий вопрос.
        - Я же ничего не сделала, - подняла высоко брови. - Я не расстёгивала рубашку, не нагибалась перед Вами, не делала пошлых намёков. С чего же Вы решили обратно?
        Тот поднял подбородок, разглядывая моё лицо из полуопущенных ресниц. Опять приценяется?
        - Тебе понравились мои прикосновения, ты возжелала меня, и я вполне адекватно отреагировал на твой позыв, - словно что-то обычное произнёс Лорин спокойно и даже плечом дёрнул. - Теперь ты делаешь такое лицо, будто ничего не было.
        - Когда такое было? - тут же спросила я.
        - Ну, как же? - он улыбнулся, пугая меня своей странно-зловещей улыбкой. - Я подошёл к тебе, ты лежала и предоставляла себя. Для удостоверения я облизал тебе живот, и ты выделила ферменты, которые пьянят похлеще самогона. Ты меня захотела, я, как видишь, тоже не особо против.
        Обычные вещи! Идиот. Это был волк! Я не могла захотеть животное! Конечно у меня всё внутри сжалось!
        - Я даже не хочу Вам ничего объяснять, - вдруг поняла я. - Вы говорите такие глупости, от которых мурашки по спине бегут. Захотеть… волка? Ну да, я же так похожа на старую изголодавшуюся по мужскому телу женщину и кидаюсь на всех, кто может помочь мне удовлетворить мои низменные потребности. Одно лицо.
        Старалась убрать сарказм из голоса. Не хватало теперь мне над ним издеваться и унижать его. Говорю же, это заразно. И, кстати, как это - «захотеть»? Стоит парень. Красивый. Улыбается тебе. Что внутри должно такое ёкнуть, чтобы дама полезла на него с явственными намерениями плодиться и размножаться? Должно быть нечто такое, от чего голову сносит и туманит разум. А может, всё вполне осознанно происходит, да? Видишь парня, подходишь, делаешь то, что хочется, где-то уединяетесь и разбегаетесь. Что там такое-то?! Может, духи какие? Нашёптывают, сидя на плече: «Подойди к нему, а то старой девой останешься!». Лет в сорок - это паника, как минимум. Наверное, так и есть. Другого разумного объяснения не могу найти. Как может нравиться целоваться? Глотать слюни друг друга - это высшая степень доверия, что ли?! А если он заразный? Вдруг его до этого рвало… фу! Прекрати накручивать!
        - Мой нюх меня не обманул, - покачал он головой. - Ты можешь сколько угодно оправдываться, но я знаю, что ты не такая целомудренная, какой хочешь казаться.
        Я часто заморгала, пытаясь переварить и принять эту мысль. Виновата я. Да, конечно.
        - Хорошо, Лорин, - решила я заканчивать этот отвратительный разговор. - Я не буду оправдываться. Давайте мы просто останемся каждый при своём мнении, хорошо? И не лучше ли нам поговорить о будущем?
        Тот рассмеялся. Редко он это делает. В принципе, смех всегда украшает, но не пошлая или злая улыбка после него.
        - Прав был Франк, таких экземпляров мы ещё не встречали, - оглядывая меня заинтересованным взглядом, выдал ликан. - И о каком будущем жаждет поговорить прелестная леди?
        Да, сарказм неприятен. Особенно, когда его направляют на тебя. Прямо так и сквозит издевательствами. И кто такой Франк?
        - Идём к дороге, Вы меня всё-таки убиваете или отпускаете, милостиво указывая нужное направление, - перечислила я вполне просто. - Выбор за тем, кто сильнее.
        Я часто видела, как кошки подолгу не убивают пойманных мышей. Просто переломят им лапку и наблюдают, как они хромают, пытаясь спастись. В конце концов они их даже не едят. Те, кто по-настоящему голодные, едят сразу, а эти лениво так лапкой её подталкивают, мол, беги, серая, беги. Та рыпается и радует кошку. В итоге мышка умирает от нанесённых увечий, а кошка идёт и занимается своими обыденными делами. Чем-то напоминает мою ситуацию. Прихлопнет, чуть отпустит, и так несколько раз. Раздумывая над следующим шагом, он наслаждается жертвой, ведь все они прекрасны, ибо их жизни принадлежат только ему. Он решает, умереть ей или нет. Наверное, эта власть опьяняет. Ты почти Бог. Решаешь, кому сделать подарок, а кого наказать. Неужели он так живёт всю жизнь?
        - Ну, последнего не будет, натура у меня такая, - усмехнулся Лорин, продолжая обдавать мои губы своим дыханием. - А вот первые два я готов рассмотреть.
        - Вы явно хотите, чтобы я что-то сделала, дабы Вы меня не убивали, не так ли? - сразу спросила я.
        Я держала голову чуть отвёрнутой от него. Если бы повторяла все его действия, то мы скорее всего бы тыкались носами друг в друга. Но он меня выше. На полголовы где-то. Моя голова чуть задрана, его опущена. Один уровень, как никак.
        - Быстрый секс и мы снова пойдём к остальным, дабы ты смогла вновь повеселить Морика и поумилять Виера, - выдвинул он свои условия.
        Вздохнула. Слово-то какое. Вроде простое, а сколько в нём… плохого. Разумеется, этого не будет. Но он действительно готов в лесу? Вот прямо тут? На влажном мху, окружённые комарами и зловонными выделениями.
        - Есть и второй вариант? - тут же с сожалением спросила я.
        Тот еле заметно прищурился, словно удивлённый моим ответом. Будто не ожидал этого. Что странно. Я же говорила, что готова принять смерть не раз. Почему же это так его… не устроило?
        - Свернуть тебе шею, чтобы-таки подарить тебе успокоение, - криво улыбнулся Лорин. - Выбирай.
        Медленно и судорожно втянула воздух. Смешно, но я почти не боюсь. Видимо перед концом страх отступает. Медленно стянула сумку с плеча (да, она пережила всё вместе со мной, а это достойно уважения), позволяя ей скользнуть на землю. Пора, Богдана. Мама заждалась. Отец скоро тоже окажется там, но я выживу его оттуда. Жалею лишь о том, что не попрощалась с Авдеем. Он хоть и своеобразный пацан, но - брат, который вполне нормально ко мне относился. С ним хотелось попрощаться, но даже если бы я тогда не сбежала, то навряд ли застала бы его дома. Возлежал бы с какой-нибудь девушкой, да обещания на ухо шептал.
        - Так и знал, - вздохнул мужчина и размял плечи. - Давай только не на земле, она сырая. Повернись к дереву и нагнись.
        Он раздавал мне указания словно отправлял за хлебом в пекарню. Я смотрела на него широко открытыми глазами. Он не понял? Его глаза были совершенно обычными. Зелёные, спокойные. Ни удивления, ни огорчения.
        - А нельзя просто свернуть шею без всего этого? - не поняла я, сжимая и разжимая кулаки. - Я читала, что это довольно просто.
        Нужно столько всего преодолеть, чтобы свернуть шею? Зачем? Сильно пихни меня, и скорее всего себе что-то сломаю. Возможно, даже шею.
        На этот раз его лицо как-то изменилось. Посерело даже. Глаза… серьёзные, но без прежней повседневности, знаете? Словно он этого не ожидал, но привык держать себя в руках. Довольно непонятно. Что не так-то?
        - То есть, ты решила принять смерть? - начал он, как-то недобро сощурившись. - Вместо сношения со мной?
        Не совсем, но видимо просыпающаяся злость в его голосе говорила о том, что он недоволен моим выбором. Странно, я думала, он хочет избавиться от меня, просто не находил причины. Всё-таки какие-то правила у этого животного существуют. Всё тайное раскрывается в конце. Жизнь - это книга. В самом конце ты узнаёшь, кто же был убийца, и умрёт ли главный герой. Забавное сравнение. Сердце несколько раз колыхнулось, словно предчувствуя беду, но меня задавила обречённость и жуткая апатия. Ничего нет. Просто ничего.
        - Я решила принять смерть потому, что поняла, какая жизнь меня ждёт, - произнесла я, и на лице, против воли, расцвела какая-то благодарная улыбка. - Служить Вашей грелкой, быть уборщицей, кухаркой, а, возможно, обслуживать Ваших друзей, как самая настоящая куртизанка.
        Его лицо не дрогнуло. Камень. Я же тут пытаюсь состряпать прощальную речь. Сказать что-то нужно, желательно правду.
        - В любом случае это лучше смерти, - услышала в его голосе лёгкую насмешку. - Обещаю, что голодать ты точно не будешь.
        Здорово. Будешь обслуживать мужчин, они будут тебя унижать и бить, но зато я буду сыта и не умру от голода. Потом понесу от какого-нибудь урода и всю свою жизнь буду смотреть на своё чадо, и не знать, кто его отец. Тот, который был ласков со мной или тот, кто постоянно подбивает мне глаз. Заманчиво, но, пожалуй, нет.
        - Могу я тебя кое о чём попросить? - дрогнувшим голосом задала вопрос.
        Меня что-то переполняло. То ли вселенская тоска, то ли радость, то ли счастье. Но меня что-то захлёстывало, и от этого на глаза выступали слёзы, а на губах играла смешная, где-то чарующая женская улыбка. Благодарная или просто очаровательная - это не мне судить.
        - Последнее желание? - криво усмехнулся ликантроп, наклоняя голову чуть в сторону.
        Его руки больше не блокировали мне пути отступления. Посмотрела на него и осторожно сделала пару шагов в сторону.
        - Вы когда-нибудь встретите ещё людей? - сглотнула я вязкую слюну. - Возможно, поедете в какой-то человеческий город?..
        Лорин нахмурился, явно не понимая, к чему я веду. Не поверите, но я привыкла к тому, что он голый. Его внешний вид отходил на задний план. Его близость всё равно волновала меня крайне сильно, но какая уже, собственно, разница?
        - Думаю, да, - медленно кивнул сереброволосый, рассматривая моё лицо и в особенности глаза, губы и шею.
        По-моему, он на меня так часто смотрел. Словно ожидал какой-то пакости. Причём он понимал, что предотвратить её не может и наказать по сути тоже. Вот и бесился. А что же сейчас? Неужели я опять что-то делаю не так? Колкий взгляд.
        Кивнула сама себе и наклонила голову вперёд. Запустила руки под ворот рубашки и, нашарив застёжку, расстегнула её. Тёплый металл скользнул в руку, и я вытянула цепочку вместе с крестиком из-под рубашки. Аккуратно сжала его в руках.
        - Возьмите, пожалуйста, - я протянула дрожащую и вспотевшую ладонь к ликану. - Просить заезжать в церковь Вас не буду - это слишком нагло будет с моей стороны. Просто отдайте её какой-нибудь старушке, и она сделает всё сама.
        Бабули к церкви относятся куда более серьёзно, чем я. Крестик они не продадут даже перед угрозой смерти. Отнесёт в церковь и отдаст священнику. За меня помолятся и поставят свечу. Мелочь, казалась бы, а сейчас во мне просыпается нечто такое, что жаждет памяти. Конечно, хотелось, чтобы хоть одна единая душа оплакала меня и хоть раз в десять лет вспоминала. Просто так. Уходить забытой страшно. Я улыбнулась, и слёзы совсем набухли в глазах. Аккуратно рукавами промокнула их и вновь с той же улыбкой воззрилась на мужчину.
        Тот некоторое время колебался, но потом протянул ладонь, и я вложила в него свой крестик и цепочку. Не зная, куда деть руки от жуткого смущения и стыда, сцепила их в замок.
        - Это всё? - сухо поинтересовался Лорин. - Можем приступать?
        Его выжидающий взгляд будто пытал меня. Неужели поскорее хочет расправиться со мной? Это я понимаю. Но он точно меня будет помнить. Такая нахалка. Вздохнула и почувствовала лёгкость. Я ни о чём не беспокоилась. Ну, голый, ну, нет у меня дома, ну, рабыня я. Перед лицом смерти мы все равны. Забирают всех без исключения. На той стороне я буду не одна. Спасибо за это.
        - Вы руководите потому, что я понятия не имею, что нужно делать, - я внимательно на него посмотрела.
        От таких долгих пауз в голову крались подлые мыслишки. Мол, что такого в одном разе? Замуж за лорда ты уже не выйдешь - беречь себя не для кого. Или что-то типа: «Потерпи сейчас, а потом перережешь им всем глотки и уйдёшь». Одна другую перебивает и все они созданы моим воспалённым подсознанием, которое начало понимать, что мы все вместе с моими червяками в голове умрём. Конец принимать не хочется. На заднем фоне маячит именно такая мысль. Но я не буду жить по-другому. Уйду, сохранив девичью честь и самую настоящую гордость. Меня не будут вспоминать, как ту, которая «сапоги вылизывала, лишь бы я её не прикончил». Лорин вспомнил лишь то, что я выбрала свою смерть сама, поступив в какой-то степени благородно.
        - Подойди ко мне, - услышала я его голос.
        Сделала пару неуверенных шагов к нему. Главное - так и не посмотрела даже на живот. Максимум - это грудь. Может, на Великом Суде мне это зачтётся?
        Близость его тела вызвала во мне бурю эмоций. Страх, благодарность, ужас, понимание и наконец-то принятие.
        - Повернись спиной, - его тихий голос звучал словно приговор палача.
        Стараясь не шататься от внезапно нахлынувшего головокружения, повернулась спиной. Он подошёл ко мне совсем вплотную. Спиной почувствовала его тело. Одна его рука скользнула над правым плечом, протянулась через грудь и установилась у другого плеча.
        - Будет больно, - предупредил он меня.
        Он прижал локтевой сгиб к моему горлу. Сильное мужское тело послужило стеной, к которой меня припёрли. Он чуть надавил, словно примеряясь ко мне. Не зная, что делать, словно во сне коснулась кончиками пальцев его руки, которая держала меня, и прошептала еле слышно:
        - Не забывайте моё имя, пожалуйста… меня, кроме Вас, некому вспоминать.
        Лорин молчал. Рука начала постепенно придавливать меня к ликану сильнее, сдавливая горло с каждым разом всё сильнее. По началу мне было просто дискомфортно, но вскоре нехватка воздуха заставила набухшие слёзы скатиться с лица и упасть на руку мужчины, которая дарила мне свободу. Перед глазами всё поплыло, и я ощутила, как засыпаю.
        Несколько секунд и исчезло всё. Ни боли, ни давления, которое наполнило всё лицо, ни боль в горле… ничего. Просто темнота и покой.
        - …не, мужики, идите в баню! - чей-то смех разбудил меня. - Почему-я-то?! Вон, пусть Виер идёт!
        Общие голоса сливались в неприятные звуки. Словно какой-то шум.
        - Ну, конечно! - тут же отозвался другой. - Чуть жареным запахло, то сразу я?!
        - Ты ей вроде нравишься, - третий голос. - Давай, иди.
        Какая-то возня и затишье. Сон вновь попытался окутать меня, и я почти нырнула… как вдруг моего плеча коснулось что-то.
        - Богдана? - слабый голос. - Пора вставать.
        Меня осторожно потрепали. Я не реагировала, поскольку сон был могучим. Он яростно меня окутал и отпускать не желал ни при каких обстоятельствах.
        - Ну, чего ты, как девка-то сиськи мнёшь?! - шикнул голос откуда-то издалека. - Пихни её и уходи!
        Опять приглушённый смех.
        - Богдана, - требовательный голос, и меня схватили уже за оба плеча и начали трясти, постепенно увеличивая силу.
        Какой-то неведомый страх на миг сковал грудь, и я, распахнув глаза, судорожно вздохнула. Увидев над собой чьё-то лицо, шарахнулась в сторону.
        Голова раскалывалась. Я тут же сжала её. Что-то не то. Кошмарное чувство разлилось отвратительным ручьём по телу. Я переспала - это точно. Жуткая усталость, лёгкая тошнота и самая критичная апатия. Ну и головные боли в придачу. Потёрла виски. Ощутила что-то жёсткое под собой. Протёрла глаза и увидела землю. Траву коротенькую и плащ, на котором я лежала. Под головой тоже что-то было. Вроде мягкое.
        - Ты в порядке? - сочувствующий голос Виера вырвал меня из самокопания.
        Медленно села. Что?.. Словно ведро, нет, не воды, а именно помоев вылилось на меня. Я не могу быть жива. Быстро схватилась одной рукой за шею и сглотнула. Вроде даже не болит. А как же?..
        - Ты… - начала было я и запнулась. Хотелось спросить настоящий ли он. Попахивало Адом. Моим личным. Неужели то действо сочли за самоубийство?! И меня… нет, я должна была помнить Суд и увидеть мать! Быть того не может. Находясь в странном состоянии полузлости-полуотречённости, вновь подняла глаза на голубоглазого парня, который до сих пор ждал моего вопроса. - Где Лорин?
        Громко заржал только Морик. Тур и брюнет, имя которого я до сих пор не знала, сидели и давились смехом. Да, оборжаться просто, как смешно.
        - На охоте, - ответил паренёк. - Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит?
        - Для мёртвой я слишком живая, - бросила я, поднимаясь на ноги.
        Злость не уходила. Да как он посмел?! Дал мне выбор! Начал душить! Я помню, как отключилась! Помню! Как же я тогда… живая?! Почему? Что случилось? Боги, да что за наказание-то такое?!
        Ощущала я себя слабой и насмерть оскорблённой. Поднялась и огляделась. Какая-то другая, намного больше моей, сумка служила мне подушкой. А где моя?
        Огляделась. Где это мы вообще? Какая-то поляна. Вокруг почему-то сосны. На земле травы почти не было, только иголки и шишки. Мужчины сидели у большого костра и, не стесняясь, следили за мной с искренним интересом. Идиоты!
        Ни на каком суку сумки не было.
        - Где моя сумка? - спросила я у стоявшего рядом со мной Виера.
        Тот как-то нахмурился.
        - Я не знаю, - часто-часто заморгал парнишка, соврав мне прямо в лицо.
        Он этого делать не умел. Моргает и активно пытается сделать вид небрежного солдата, отдыхающего после тяжёлого боя.
        Тут я оставаться не собираюсь. Просто моральные извращенцы. Так он по мне прошёлся!.. Всё ему рассказала, решила уйти нормально, а не с выпотрошенными кишками наружу! Просто твари. Ничего святого. Ни капли сострадания ко мне никто не проявил! Не-на-ви-жу!
        - Где лошади? - отряхивая одежду, задала я очередной вопрос.
        - Вон там, - парень указал куда-то в правую сторону. - Зачем они тебе?
        Ничего я отвечать не собираюсь! Не заслужили! Такие же слабохарактерные, как и их… вожак!
        - Ваших монстров копытных не украду, - тут же пообещала я. - Только возьму сумку.
        И уйду!
        Сделала пару шагов в указанном направлении. Надо куда-то идти. Голова гудела, как котёл с закипающей водой, и я не могла сообразить, где мы и куда, в случае чего, идти.
        - Её там нет, - тут же прилетело мне в спину.
        Я остановилась. Ощущала, как спущенный хвост неприятно оттягивает голову, а в особенности некоторые волоски. Мне нужна ванна. И мыло. Даже можно просто мыло и дождь. На всё уже согласна, лишь бы помыться.
        - Вы её потеряли?! - ужаснулась я. - Но там же были все мои вещи…
        Парень тут же замотал отрицательно головой.
        - Она у Лорина, - решительно сказал парень.
        Вот как, значит. Забрал, чтобы… вот же говнюк! Знает, что у меня вещей больше нет! Идти без них - это верная… смерть. В данный момент я была обеими руками за жизнь и месть. Как же меня так переклинило, что я согласилась на смерть? Наверное, угроза быть изнасилованной крайне серьёзно действует на мозг. Для меня это вообще последнее дело. Пусть только попробует, пойду и сброшусь с моста… с дерева! Жить дальше не буду.
        Воспитывали меня не так. Честь превыше смерти! Умри, но останься чистой и сохрани свои устои. Может, кто-то подумает, что они сильно завышены, но поверьте, я ещё планку понизила. В тринадцать лет у меня был пунктик на зубах. Не дай Боги, у кого-то увижу гнильё во рту или жёлтый налёт - передёргивало так, что казалось, будто у меня приступ какой-то. При обычном разговоре даже всегда в рот смотрела. Почему я так зациклилась на этом, пока не могу понять. Наверное, считала, что если зубы хотя бы слегка отдают белизной, то человек хороший и, в какой-то мере, чистоплотный. За такого и замуж не стыдно пойти. Сами представьте себе рот из которого смердит, как из выгребной ямы. А он ещё целоваться же полезет. Еле подавила рвотный позыв. Лорину просто повезло, что у него зубы по-настоящему белые и ровные, иначе я давным-давно бы вены себе перерезала. Может, капризы, может, что-то ещё, но ликану просто повезло.
        Усмехнулась. Сама уже зубы пару дней не чистила. Дома у меня всякая всячина для этого есть. Порошки, травы всякие и одна широкая щётка, которая еле за щёку помещается, зато с костяной ручкой. Если бы удалось собраться, то я бы всё это с собой обязательно взяла, а так… хотя, о чём я? Воды тут поблизости нигде нет. А просто щёткой зубы стирать тоже не очень хочется. Вот попала-то.
        Не зная, что делать, стянула резинку и наклонилась, перебрасывая волосы вперёд. Начала усердно расчёсывать их пятернёй. Как кикимора выгляжу. Когда это уже всё закончится?
        - Богдана, у тебя же грива, как у лошади! - хохотнул Морик. - Нужна она тебе?
        Быстро стянула свою «гриву» в тугой хвост на макушке. Так они хотя бы не сильно вниз свисают. От моего же пота и крови волосы стали постепенно превращаться в сосульки. Пара дней, и это кудло не распутает уже никто.
        - На свои усы посмотри, - еле слышно обиженно пробормотала я, заправляя рубашку в штаны.
        Я думала, что он не услышит.
        - А что с ними не так? - тут же вскинулся мужчина, поглаживая верхнюю губу. - По-моему, мне хорошо.
        Покосилась на него таким взглядом, что всё далеко не так хорошо, как он думает.
        - А мне хорошо с моими волосами, - съехала я с опасной темы. - Пусть грива, но зато моя собственная.
        Да, уход большой требуется, но я к ним привыкла. Как мама умерла, больше не подстригала их. Обычно раз в полгода кончики ровняла, но больше совсем их не трогаю. Распущу, то ниже середины спины будут. Хорошие, густые. Права матушка, гордость моя почти единственная. Титул и звание «леди» нечто неуловимое, а вот волосы… моя собственно выращенная честь.
        Приведя себя в порядок, оглянулась. Сплошной сосновый бор. И куда же идти? Влево или вправо? Вперёд или назад? Никаких особенностей местности я не приметила. Справа вдалеке действительно стояли лошади. Сквозь стволы деревьев проглядывали их чёрные бока. И как же мне быть?
        - Богдана, иди погрейся, - вполне мирно предложил Тур. - Лорин не скоро вернётся.
        Я растерялась. Хотелось уйти. Но что-то мне подсказывает, что мне не позволят. Или нет?
        - А вы Лорина сильно боитесь? - потирая бёдра, задала я вполне нормальный вопрос.
        Мужчины сразу переглянулись.
        - Не совсем, - чуть вскинул бровь Тур. - А зачем тебе?
        Да, в принципе, незачем.
        - Может быть, я уйду, а вы скажете, что меня… медведи уволокли? - жалобно вскинула брови.
        Тур сразу улыбнулся и вздохнул. Кажется, мне откажут.
        - Садись, - шатен просто указал на место рядом с собой.
        Понятно. Виер в метре от меня. Может быть, получится? Рыпнулась в сторону лошадей, и Виер почти сразу же повторил мой манёвр.
        - Ну, так же не честно, - застонала я, закрыв лицо руками. - У меня, как у девушки, должна быть фора…
        Парень осторожно коснулся рукой моего предплечья. Я продолжала хныкать. Слёз не было, просто нервы и разочарование. Я хочу домой…
        - Пойдём, - мягкий голос Виера удивил меня. - Всё рано делать нечего.
        Продолжая закрывать лицо руками, пошла к костру. Ненавижу. Что за жизнь? Даже убежать не дают.
        Осторожно присела у костра и сразу же почувствовала тепло. Руки от лица отнимать не хотелось. Стыд и злость не позволяли. Такое чувство, что меня подвесили. Вроде жива, но ничего сделать не могу. Только ждать. Ну, и молиться ещё.
        Раздались шаги, и рядом со мной, с другой стороны, кто-то сел. Большая рука довольно ощутимо хлопнула меня по плечу.
        - Ну, что, мелкая, расскажи, чего это ты с жизнью прощаться решила? - его тяжёлая рука заставила меня наклониться в его сторону.
        Ну, хватит…
        - Лучше умереть, чем жить рабыней, - сразу же выдохнула я, продолжая держать лицо в ладонях. - Морик, ты что-нибудь мне сломаешь, не надо так сильно…
        Его рука словно чуть приподнялась, убавляя свой вес. Спасибо хоть на этом.
        - Чтобы не быть рабыней достаточно уметь быстро бегать, но у тебя это плохо получается, - рассмеялся усач. - Я думал, Лорин тебя прикончит.
        - Я, как бы, тоже, - скривила губы и поджала колени к груди. - Но ваш… главный не умеет держать данные обещания.
        Упёрла лоб в коленки, спрятав лицо ото всех. От огня шёл жар, и с каждой секундой мурашки всё сильнее распространялись по всему телу. Оказывается, вокруг было прохладно. Постепенно, мышцы расслаблялись и дарили покой. Но меня по-прежнему подташнивало и голова болела.
        - Богдана, какая же ты… - Морик красноречиво замолчал. - Обещаний он тебе не давал. Предложил выбор и всё.
        А какая, собственно, разница?
        - Вы-то откуда знаете? - буркнула я.
        - Мы слышали, - не стесняясь, усмехнулся усач. - Ты, кстати, хорошо держалась.
        - Вообще-то, - наконец подняла я лицо и посмотрела в серо-зелёные глаза, - подслушивать нехорошо.
        Достал уже. Брюнет сидел прямо напротив меня по другую сторону костра. Его бледного цвета глаза пугали меня здорово. Волосы чуть длинноватые сейчас как-то зачёсаны назад. Чуть худощавое лицо… встретить его в тёмном закоулке не хотелось.
        - А что в этом нехорошего? - весело вскинул мужчина брови. - Нам интересно. Тебе бы тоже было любопытно.
        - Вот вам меня не жалко было? - всё же поджала я губы.
        Не хотела я об этом говорить. Мужики ещё нашлись. Хоть бы кто вступился. Сволочи. Лишь бы поглазеть. Ну, точно звери. Да! Люди почти такие же, но я их тоже не оправдываю!
        - Так, ты же сама нарвалась, - словно удивившись моим словам, криво улыбнулся Морик. - Поносить альфу вообще-то нельзя.
        Альфа? Ой, да хоть Утренняя Звезда. Плевать я хотела.
        - Во-первых, я этого не знала, у хамов категорий никаких нет, - обиженно выдала я. - А во-вторых, я его не трогала ни словом, ни делом. Он первый начал, я лишь ответила.
        - Богдана, но так отвечать, как это сделала ты, нельзя, - Виер внимательно посмотрел на меня, выглянув из-за плеча Морика. - Ты же оскорбила его достоинство.
        Мои брови поползли вверх.
        - Да ваш… альфа не достоин нормального отношения! - хлопнула по коленке маленьким кулачком. - Почему вы все нормальные, почти адекватные молодые лю… ликаны, а он, как… не знаю… как… в общем, вы поняли…
        Подавленно замолкла. Он сильно отличался от его друзей. Просто другой и всё. И обзывать его снова ещё и за спиной… некрасиво.
        - Богдана, поверь, он вполне сносный, но ты уж очень сильно его выводишь, - заговорил Тур, глядя на меня.
        Задумалась. Может, они правы?..
        - Погоди-ка, - вдруг подозрительно заговорил Морик. - В смысле «почти адекватные»?!
        От его возмущённого тона трое мужчин засмеялись. Я сразу же сделала вид, что впервые слышу.
        - Ну… - осторожно зачесала невидимую прядку за ухо. - Как бы… в общем, это образное выражение.
        Тот сразу же прищурился, не доверяя. Виер ободрительно похлопал его по плечу, чем вызвал новый прилив удивления у усача.
        - Врёшь небось, да? - всё с тем же подозрением мужчина чуть выпятил нижнюю губу.
        - Да когда я такое делала? - совладала со своими эмоциями и тоже вскинула брови. - Я же даже Лорину честно всё говорила.
        Это его убедило, и он успокоился. Хотя его гнев словно был показушным. Может, опять издеваются надо мной.
        - Смотри, больше ничего такого не смей ему ляпнуть, - всё же серьёзно выдал Морик. - Слушай, что он тебе говорит, и делай.
        Этого быть не могло.
        - А если он меня обзывать будет? - обиженно поджала губы. - Мне ведь тоже неприятно…
        Видимо об этом никто не думал, поскольку на лицах сидевших проступила задумчивость. Да ладно?! Только о своём золотом Лорине и думают!
        - Брось, без причины он тебя трогать лишний раз не будет, - отмахнулся Виер, - слушайся, и всё будет хорошо.
        Почему я должна это делать, не спрашивала. Лишнее напоминание, что отныне я принадлежу этому существу, лишь больше усугубило бы мою апатию. Но в чём-то Виер был прав. Не буду его вообще затрагивать. Скажет что-то - буду сразу делать. Но я вроде и раньше не особо сопротивлялась… или нет? Ой, голова гудит, как самовар. Не буду пока мозги мучить.
        - Ладно, - кивнула я, принимая информацию. - Скажите, долго я спала?
        Уехали мы явно далеко.
        - Так, сутки почти, - отозвался Тур.
        Удивлённо вскинула брови.
        - А чего вы меня не разбудили раньше? - изумлённо захлопала глазами.
        Тур перевёл свой взгляд на брюнета, и тот пожал плечами.
        - Ты спала и спала, - скривил губы Тур. - Мы ведь ехали всю ночь, зачем нам надо было будить тебя? Чтобы ты смотрела в темноту?
        О, они ехали всю ночь?! Но по их лицам этого не скажешь.
        - Вы ещё не ложились? - вновь захлопала глазами и оглядела всех.
        - Нет, - мотнул головой брюнет. - Как вчера с утра встали…
        Что же они за существа такие, которые без сна могут так долго обходиться?
        7 глава
        - Вы не устали? - посмотрела на Морика и Виера. - И… сейчас же вроде привал… вы тоже не спали?
        Мужчинам было в диковинку слышать такие вопросы. Они переглядывались, пытаясь понять, что меня так удивляет.
        - Мы и по три дня без отдыха путешествуем, - словно что-то обыденное произнёс Виер. - Люди так разве не могут?
        Я даже не знаю…
        - Ну, может, могут, я не спрашивала у всех, - дёрнула плечом. - Если вдруг на нас разбойники нападут, а вы сонные?..
        Ну, это единственный сформулировавшийся вопрос. Как же они… во как!
        - Спать охота, но мы с ног не валимся, как видишь, - усмехнулся Морик. - И разбойников тут нет.
        - Это… поразительно, - улыбнулась я и, забыв о правилах, пихнула кулачком Морика в предплечье. - Извините, я всегда думала, что ликаны это такие чудища лесные, которые людей едят! А вы не только… в смысле, вы вроде не едите… а ещё и такие сильные! Это потому, что вы волки? Большие такие? Тоже белые, да?
        Меня начало переполнять интересом. Как же они устроены? Что у них внутри? Умереть не удалось, так хоть голову чем-то забью, а то с ума сойти можно.
        - С чего ты взяла, что мы едим людей? - первый спросил Виер.
        Я открыла рот и замерла. Сказать правду или всё же умолчать о ней? Конечно, показывать свою необразованность в этом вопросе не хотелось. Ощущать свою глупость вообще неприятно. Но, кажется, что я с ними надолго. Когда представится шанс сбежать, я не знаю. Надо, чтобы на меня вообще не обращали внимания, и у меня было время. Возможно, неделя, а может, и месяц. Наверное, врать им не лучшая неделя.
        - Сама я не видела, но люди просто говорят… - я начала заламывать пальцы. - Не обижайтесь, но мне не верить им не было причины.
        По их лицам я поняла, что обида им вообще не свойственна.
        - Ты не знаешь, что мы о вас думали, - хмыкнул брюнет, имя которого я так и не знала.
        Мне стало интересно.
        - Что?
        Тот сразу же криво улыбнулся.
        - Набожные дикари, верящие в единого Бога и убивающие тех, кто в него не верит. Культ человека, как высшего звена в мире. Воровство процветает не только на улицах, но и в правительстве, - спокойно проговорил брюнет. - Всё это глупости, да?
        На меня уставились четыре пары вопросительных глаз. Почувствовала, как щёки загорели. Просто позор. Даже слов нет.
        - Как Вас зовут? - осторожно спросила я.
        - Франк, - тут же представился он. - Извини, раньше как-то не довелось представиться.
        Глубоко вздохнула. Лорин, кажется, его имя упоминал…
        - В общем, Франк, всё, что Вы слышали - правда, - слегка расстроено выдала я. - У нас действительно всё так. Улицы пропитаны гнилью, воруют все, даже священники, которые должны наказывать за этот грех других людей. Они и женщин насилуют, не все, конечно, но половина точно. Стража продажная. Если ты убил кого-то и у тебя есть деньги, то тебя отпустят, а другого какого-нибудь бедняка повесят на площади. Достойного и честного суда нет. Мужчины в основном пьяницы и драчуны. Пожилых людей и детей родственники редко содержат, поэтому они живут на улицах и попрошайничают. Женщины тоже отличились. Куртизанки и воровки. Детей от нерадивых клиентов убивают, скидывая в сточные канавы или выгребные ямы, и они месяцами гниют там. Нормальных женщин мало. Они в основном работают в пекарнях, в тавернах поварами и прачками. Зарплату платят тоже не всегда, ведь мой папочка с другими своими дружками-чиновниками забирают львиную долю. Они назвали это «налоги». На ремонт дорог, домов и многое другое. Но наш город старый, всё разваливается, и я очень надеюсь, что мой брат, встав у власти после отца, сможет что-то с
этим сделать. Но мне всё же кажется, что ничего не изменится, ведь весь сброд с улиц нужно просто выгонять, а это невозможно. Приедут новые… это была одна из причин, по которой я так мечтала убежать куда-нибудь в глухую деревню, где верят в старых Богов и не превращают это в предмет обожания и поклонения.
        С каждым моим словом лица мужчин мрачнели, становясь серьёзными. Да, жестокие у нас правила. Вспоминать это было неприятно. Как задумаешься… ком к горлу подкатывает.
        - Неужели тебе это нравилось? - вдруг тихо спросил Виер. - Нравилось жить в таких условиях?
        Нахмурилась, не понимая.
        - Конечно нет, - даже головой дёрнула. - С чего ты это взял?
        Тот покосился на Франка.
        - Ты же побежала от нас, когда узнала… - неуверенно заговорил парень.
        - Виер, а за тобой часто приходят здоровые бабы и покупают тебя у твоего же родителя? - мирно и спокойно поинтересовалась я.
        Тот задумался, нахмурившись.
        - А девка-то дело говорит, - хмыкнул Морик. - Нам же её, как лошадь продали. Родной отец. Я был уверен, что она чем-то взбесила мужика, поскольку она это очень неплохо умеет делать.
        Я кивнула, принимая его слова.
        - И да, я очень хотела смыться из родного дома, - почесала я лоб. - Просто трусила. Думаете, я бы в одиночку протянула бы пару дней? Ага, конечно. Умерла бы от испуга, увидев змею.
        Морик тут же засмеялся.
        - Вспомнил, как ты пищала, когда её увидела! - хохотнул он. - А гарцевала-то как! Ноги выше головы закидывала! Ой, не могу… но лицо я твоё никогда не забуду! Сколько страха!
        Он опять пихнул меня. На этот раз я улыбнулась. Да, глупо тогда вышло.
        - Мне понравилось, когда она эту корону из цветов с лошадьми не поделила, - вклинился Тур. - Что это вообще такое? Как ты цветы сплела?
        Не поверите, но мне показалось, будто мы становимся друзьями. Какая-то тёплая атмосфера, никто подозрительно не косится, не перешёптывается… а может, тепло от костра шло, и мне так казалось? Всё может быть.
        - Это венок, - пояснила я, повернувшись к мужчине. - Его раньше девушки плели и пускали по реке, чтобы жениха найти.
        Шатен тут же улыбнулся, не понимая.
        - А как они его искали? - его брови изогнулись.
        - Бежали за ним по реке, - пожала плечами. - Кто венок поднимет, тому и быть мужем хозяйке венка.
        Мужчины похмыкали, явно не поверив.
        - Если никто не находил венок, тогда что? - поинтересовался Виер.
        - Значит в этом году замужества не жди, - тоже хмыкнула я. - Не очень умно, но девкам-то заняться нечем, вот и носятся вдоль рек.
        - Девки вообще неразумные создания, да? - Морик опять забросил свою лапу мне на плечо. - Вот приедем домой и отдам тебя Мелинде на обучение. Ты ведь готовить не умеешь, да?
        Рука у него, конечно, тяжёлая.
        - Ну, как бы… - замялась я, - от скуки тёрлась на кухне постоянно, что-то я могу, но практики не хватает. А кто такая Мелинда?
        - Это жена моя, - по-доброму улыбнулся он мне. - Подучит тебя чему, ты ей понравишься.
        Мои брови поднялись так, что грозились затеряться в волосах.
        - Ты женат, Морик? - моё весёлое удивление развеселило и мужчину.
        - Чего таращишься? Женат, да, - с какой-то гордостью важно заявил усач. - Удивлена?
        Вообще-то да. Очень. Такой… прям мужеподобный мужик! Самый натуральный! И женат.
        - Да, но я очень рада за тебя, - почему-то захотелось это сказать, и на лице против воли появилась улыбка. - Думаю, она хорошая женщина.
        - О, в этом не сомневайся, - качнул головой Морик.
        Мне вдруг почему-то стало светло на душе. Женат. Что в этом такого, я не понимала. Просто рада, что он нашёл ту единственную, с которой захотел провести остаток жизни. Вот в чём смысл жизни - найти кого-то, кто будет терпеть тебя всю оставшуюся жизнь.
        - Вы все женаты? - тут же оглядела я их.
        - Только я, - поднял один палец Тур. - Остальные трусят.
        Тут же поднялся галдёж возмущённого Виера и Франка. Тур и Морик словно этого ждали. Начались споры, частенько они ржали друг над другом, а в конце Морик и Франк вообще сошлись и начали, жутко горланя и хохоча, пихаться, пытаясь словно доказать что-то. Было видно, что они все закадычные друзья. Виер и Тур просто смеялись, ставя ставки. Мне тоже было весело. Такой ажиотаж. Я никогда в подобном не участвовала. Не имела друзей, не веселилась вот так… быстро стёрла набежавшие слёзы. Улыбка так и играла на моём лице, грозя растянуть щёки. Сегодня я впервые позавидовала ликанам.
        Но всему рано или поздно приходит конец. В какой-то момент мужчины замолкли, но радость всё равно не покидала их лиц. Они все уставились куда-то в левую сторону. Я тоже посмотрела. Увиденное в миг стёрло всё счастье, поселившееся в груди. Громадный белый волк волочил оленя!!! Оленя! С большими ветвистыми рогами! Он был меньше, конечно, волка, но всё равно он огромен! Олень! Я впервые видела это животное. Кусок мяса на кухне не в счёт. Копыта волочились по земле, а по шее, за которую Лорин держал рогатого, текла кровь. Мужчины все встали, одна я таращилась на всё это с неописуемым ужасом и интересом. Боги, это же олень! Я его пару раз на картинках видела. И этот был намного красивее. У меня рот сделался буквой «о». Какой же он… величественный.
        - Вот и добытчик вернулся, - засмеялся Морик, подходя к волку. - Ну как, всех там разгонял?
        Лорин разжал челюсти, выпуская тушу животного, и тот грузно свалился на землю. Он фыркнул и отошёл в сторону. На его белой шерсти у пасти была кровь. Она размазалась по морде, заляпывая белый снег его шерсти.
        Сглотнула и отвернулась. Сволочь. Предал меня. Безумно звучит, но я ведь в какой-то степени ему доверилась. Он дал мне выбор, и я сделала его. Почему я всё ещё жива? Если не собирался убивать, то зачем тогда запугивал и угрожал? Чтобы что? Я ведь весь день итак шла туда, куда меня вели. Первый начал цепляться ко мне, а я что? Знаю, что напрасно решила поставить его на место, но он мог быть умнее и просто не обращать на меня внимания. Да я бы и не сказала ничего, если бы не он! Я же адекватный человек, зачем мне просто так кого-то оскорблять? Вынудил меня показать зубы и сам же за это наказал. Что сложного в убийстве? Особенно такому, как он. Рывок и всё, шея сломана, и я уже никогда слова ему не скажу. Просто огорчена. Зачем так поступать? Я ведь настроилась. Мне жить незачем. У меня никого нет почти. Единственный брат, по кому я буду скучать, ну и Марфа. Два человека. Всего два. Огорчение пропитало мою слюну, и я чуть сморщилась. За всю жизнь всего двое…
        Мужчины подоставали свои ножи и принялись разделывать оленя. Мне было его жалко. Я смотрела на огонь, а переговоры мужчин, которые решали с какой-стороны его резать, не слушала. Мне всегда казалось, что это животное отличается своей благородностью. Даже сейчас, когда он лежал бездыханный. Краем глаза посмотрела на него. Тёмно-коричневые, почти чёрные великолепные рога кое-где были надломлены, но его морда была превосходной. Чёрный нос, карие глаза. Его шкурка была светло-коричневой, но живот и шея были беленькие. Там даже был какой-то словно пушок. И у горла я увидела рваную рану и кровавые подтёки. Они тянулись видимо по его левой половине туловища, на которой он сейчас лежал. Не течь она не могла. Грациозные ноги и аккуратные копытца. Перед взором мелькнул нож Франка, который вспорол брюхо оленю до самого горла. На белом мехе проступила кровь, и все его внутренности вывалились на траву. Я подавила рвотный рефлекс и тут же отвела взгляд.
        Сзади раздался шум приглушённых шагов. Рядом. Почти за моей спиной. Напряглась. И… что-то не больно ударило меня по лопаткам, и нечто гладкое на секунду мазануло по шее и тут же исчезло. «Это хвост», - поняла я, повернувшись вправо. Лорин пошёл в сторону лошадей. Ясно всё. Нельзя нормально пройти? Обязательно было задевать меня? Ненормальный какой-то.
        Почесала нос и запрокинула голову. Кое-где проглядываются пятнышки неба. Синее. Или насыщенно голубое? Наверное, что-то среднее. Перед глазами вдруг что-то промелькнуло, и я тут же проследила взглядом за тенью. О, это была птица. Прелестного древесного окраса, которую я увидела из-за его пёстрого синего хохолка. Тонкий клюв и повышенная шустрость вызвали улыбку на моём лице. Птица скакала по ветке, крутя головой. Она быстро перепрыгнула на другую ветку и мелодично запела. Тонкий, переливающийся голос приятно коснулся слуха, и моя душа отозвалась радостью. Пела она совсем недолго, меньше минуты, после чего быстро улетела, оставив меня в чудном настроении обдумывать создание птиц и природы.
        Вскоре Лорин вернулся уже в человечьем обличье и в одежде. Он прошёл не позади меня, а прямо с другой стороны костра. Сделал вид, что меня тут нет. Я проводила его скучающим взглядом и вновь задрала голову. Зачем злиться и портить себе настроение? Если бы от этого что-то менялось, тогда было бы не так обидно. Буду пыхтеть, и? Он же у них тут альфа. Виер правильно сказал, что ему нужно подчиняться. Я это и собираюсь сделать. Пусть называет меня, как хочет - придётся терпеть. То, что случилось в лесу, не должно повториться. Я итак унизилась перед ним. Он себя тоже не в лучшем свете показал. Слово не смог сдержать… ах, да, Морик же сказал, что он его не давал. Мне показалось обратное, но кому какая разница, что мне кажется, да? Альфа прав всегда.
        Лорин, как я поняла, не занимался разделкой туши. Он о чём-то разговаривал с Мориком. Зато остальные быстро превратили некогда аристократичное животное в обычное мясо. Шкура с головой отдельно, копыта тоже, весь ливер наружу, а мясо на крупные части и на откуда-то взявшиеся тонкие металлические прутья. Видимо в сумках на такие случаи таскают. Поочерёдно Виер, Франк и Тур быстро соорудили вертела и начали жарить мясо. Все такие довольные, улыбчивые. Лорин добывает еду для всех. Это очень правильно. Вожак, как никак. Должен оправдывать своё… звание.
        Рядом грузно бухнулся Морик.
        - Ну, чего притихла-то?
        Лёгкий тычок в бок. Я лишь глубоко вздохнула. Он неисправим. Надо ему меня обязательно пихнуть!
        - Я задумалась, - подпёрла щёку ладонью.
        Мяса было много. Неужели они всё съедят? Вспомнив размеры белого волка, решила, что этого ещё и не хватит.
        - О чём же думают леди? - продолжил он, насмешливо оглядывая мою фигуру.
        Опять вздохнула и почувствовала движение справа. Кто-то сел рядом. Оглядев всех, поняла кто. Сглотнула. Чего это он рядом сел? Нельзя было с Франком усесться? Но, как ни странно, я даже не поёжилась. Сидит и сидит. Главное, чтобы меня не трогал.
        - Вы не лопнете от такого количества мяса? - наклонила голову в сторону усача.
        Тот тоже улыбнулся мне в ответ.
        - Это на два дня, - тут же пояснил Виер, сидя рядом с Мориком. - Буря грядёт, в ливень и ураган ни одно животное не выйдет из укрытия.
        О.
        - Буря? - я тут же посмотрела вверх - Небо же вроде чистое?
        Парень хмыкнул.
        - Ближе к ночи грянет, - поглядывая на мясо, выдал голубоглазый. - Если ты этого не чувствуешь, то я тебе завидую.
        Все мужчины понимающе закивали. Наверное, это неприятно.
        - Ничего не чувствую, - чуть хвастливо отозвалась я. - День, как день.
        Всё равно чувствовала себя вполне хорошо. Если ни о чём не вспоминать, то получается, что я просто на охоте с… друзьями. Знакомые, если уж быть откровенной. Друг - это нечто очень ценное. Я в этом плане бедна.
        - Смотрите-ка, кто хвост распушил! - рассмеялся Морик и пихнул меня. - Чего такая довольная? Задумала что-то?
        Он говорил без подтекста, скорее даже просто издевался надо мной, но как-то по-хорошему. Впервые за всё это время я почувствовала себя настоящую. Не находящуюся в обморочном состоянии, не убивающуюся и не трусливую. Просто обычная девушка, любящая улыбаться и дарить улыбки другим.
        - Я же девушка - у меня сотня замыслов, - дёрнула бровью. - Коварство - моё второе имя.
        Он покачал головой, продолжая ухмыляться, а Франк так вообще глаза закатил, но тоже вполне дружелюбно.
        Вдруг по моему правому уху что-то щёлкнуло. Неприятно, и от неожиданности я вздрогнула и схватилась рукой за пострадавшее место.
        Справа сидел Лорин. Я вопросительно посмотрела на него, на что он изогнул брови. «Чего-то хотела?» - так и говорило мне его лицо. Я сразу же отвернулась. Ненормальный какой-то. Но, обхватив правой рукой себя покрепче, чуть отсела от него. Ну его, может, ударился?
        Через час охотничьих историй «за пределами тактичности» начался… обед. Горячее мясо, истекавшее соком, манило мой взгляд, а нос так совсем покорился и млел от таких ароматов. Первый кусок добытчику. Большой такой, смачный. Аромат теперь окружил меня со всех сторон. Прикрыв глаза, представила себя на своей кухне в отчем доме. Кругом носятся кухарки, отовсюду раздаётся звон металла и стекла, а также далеко не лицеприятные вскрики или хохот поварих. Они все работали слаженно, и там всегда царил уют. Казалась бы, обычная кухня, а там мне нравилось проводить всё своё время. Конечно, это было невозможно, уроки и чтение меня ожидали, но я всегда возвращалась. Эх, как же хорошо тогда было…
        Дальше пошла обычная делёжка. Неприятно признала, что я ждала, когда и мне дадут кусочек.
        - Держи, - раздалось справа.
        Я обернулась. Лорин оторвал от своей части хороший кусок и протянул его мне. Часто заморгала, пытаясь понять.
        - Мне? - удивилась я тихо.
        Он ничего не говорил. Просто протягивал мне мясо. Обычный, казалось бы, жест, а я боялась. Медленно протянула руку и осторожно приняла его.
        - Спасибо, - еле слышно прошептала я, отворачиваясь.
        Никто на меня не смотрел, и от этого стало чуточку легче. Сам. Мне мог бы дать и Морик. Обида, разумеется, была. Обманул. Причём крупно. Поднесла кусок к носу и ещё раз насладилась прелестным запахом, а потом осторожно откусила. Ем с рук извращенца и ликантропа. Просто сказка.
        Доев, ощутила сытость. Хорошо…
        - Держи, - вновь раздался голос по правому борту.
        Опять обернулась. Серьёзно? Ещё один кусок? Такой же?! Это уже что-то неправильное. Если первый раз можно было списать всё на случайность или совпадение, то сейчас я явно поняла, что Лорин преследует какую-то цель. Он меня кормит. На этот раз я поймала взгляд Тура. Его какой-то понимающе-насмешливый взгляд, встретившись с моим, тут же исчез, и мужчина сделал вид, что ничего не произошло.
        - Я… я наелась, спасибо, - тихо и голосом из которого сочилась благодарность, произнесла я.
        Его рука не исчезла. Он молча смотрел на меня, собираясь… о, это другой кусок? Он съел уже первый?! Он же больше моего был раза в два! И когда успели?..
        «Не перечь ему», - приказала я сама себе. Опустив глаза, приняла новый кусок.
        Много я не привыкла есть. По чуть-чуть, но часто. А за раз и сразу два больших куска жареного мяса? Это точно не ко мне. Но я давилась. Медленно жевала, закатывала глаза к небу и вздыхала, пихая в себя всё новые куски. Это заметили все. Уже начала выделываться и отрывать волокна, молясь, чтобы это мясо поскорее закончилось.
        Когда я доела, мне было далеко не хорошо. Тяжесть в животе, усталость и сонливость навалились на меня тремя мешками с зерном, грозясь придавить к земле. Мне нужно было с часик просто полежать.
        - Собираемся и через пятнадцать минут выезжаем, - объявил Лорин, поднимаясь.
        Все тоже повставали со своих мест, а вот я не была готова к таким акробатическим зарисовкам и осталась на месте. Уронила голову на согнутые колени и пыталась дышать глубоко, чтобы облегчить желудку его работу. Он явно был в шоке, ибо так я никогда не ела. Кажется, у меня сейчас лопнет живот…
        Виер расстелил на земле коричневую жёсткую на вид бумагу и завернул в неё оставшееся мясо. Эти свёртки сунул в мешок и направился к лошадям. Остальные начали тушить костёр и собирать свои вещи. Понимая, что все уже, как бы, собрались, со стоном встала на ноги и, кряхтя, поковыляла к лошадям. Кажется, я прибавила килограмм десять! Причинила себе такие страдания, чтобы не огорчать великого альфу. Тьфу, аж противно. Но я молча шагала к мужчинам, которые начали вязать сумки к животным. Чтобы не мешать, подпёрла дерево и зевнула. Спала целые сутки и всё равно зеваю. Объелась. Кошмар.
        - По коням, - услышала я приказ начальника.
        Морик и Франк, пихаясь, прошли к своим лошадям, следом шёл Виер, а за ним Тур. Лорин завершал эту процессию. Я перевела взгляд на лошадей. Никогда их не любила. Красивые, грациозные, но такие капризные! Сколько шишек набила, ездя верхом, не сосчитаю. То возле дерева с низкими ветвями меня прокатит, то в колючий куст кинет. Животные дьявола какие-то. Венок мой сожрали. А я, между прочим, старалась и корпела над ним. Бессердечные. «Они всего лишь животные», - прозвучало где-то из сознания. Это да. Наверное, поэтому я открыто не проявляю к ним отрицательных эмоций.
        - Богдана, - позвал меня Лорин, взбираясь на лошадь.
        Я оттолкнулась от дерева и пошла на зов. Подошла к лошади. Если он скажет, что я иду пешком - это будет конец. Именно сейчас я этого не смогу сделать. Упаду метров через двадцать. Просплюсь, а потом уже буду идти, а так…
        Но мужчина ухватил меня подмышки и с лёгкостью посадил перед собой.
        - Выезжаем.
        И мы выехали. Я крайне желала сидеть сзади. Готова была забыть обо всех склоках и заснуть, уткнувшись в его спину, или совсем обнаглеть и уложить головушку у него на плече. Потом я бы жалела об этом, но сейчас… желудок стонал и просил меня о помощи, а что я могла? Тяжко вздыхала, иногда хныкала, но это редко, и делала я это очень тихо.
        Мы около часа ехали по сосновому бору, пока не выехали на узкую дорогу. Ехать нужно было цепочкой, так как вдоль этой тропы были глубокие канавы с водой. Тут по-прежнему был сосновый бор, только чуть погуще, наверное, поэтому путь так плохо протоптан. А небо… обычное. Ну, плавают облака, но они совершенно обычные и бурей даже не пахнет.
        Я даже подумала, что путешествие дальше пойдёт гладко и хорошо, но не тут-то было.
        После того, как мы выехали на эту тропу, прошло больше часа. Морик, который ехал впереди, рассказывал какую-то историю, но мне было не слышно. Между лошадьми было расстояние в метр, а мы замыкали эту цепочку и были пятыми. Иногда доносился смех Виера и Тура. Видимо, опасности тут нигде поблизости не было, поэтому ликаны открыто говорили, не таясь. Проблема заключалась в мужской руке, которая легла на мою ногу. Я сразу и не поняла, думала, он случайно задел меня, поправляя поводья. Но она не исчезла. Она лежала на золотой середине между коленом и бедром. Ещё она страшно обжигала. Я начала постепенно паниковать. Шевелиться просто боялась. Желудок уже справился с пищей, и теперь я ощущала просто бесконечную сытость. Но рука просто лежала. Попыталась себя успокоить. Положил и ладно. Мне бы за такие вольности… руки бы розгами настегали, чтобы не совала их куда не следует, но он не я. Изредка косясь на конечность, постепенно успокоила свои нервы.
        Разглядывая частых птиц, которые кружили над нашими головами, я улыбалась им и мечтала, чтобы одна из них подлетела ко мне поближе, дабы я смогла её разглядеть. Таких красавиц я не видела. Серо-розовое оперение и по истине буйный нрав делали этих строптивиц моими любимицами. Они часто слетались в одну кучу и, кажется, дрались, но потом вновь разлетались. И вот очередная стычка случилась в нескольких метрах над моей головой. Я даже приоткрыла глаза, наблюдая за дико орущими птицами. Отсюда я даже слышала шелест их крыльев. И вот вниз полетели перья. Я тут же заприметила розовое. Описывая круги, оно полетело не на меня, а чуть в правую сторону. Я тут же схватилась левой рукой за гриву нелюбимой лошади и свесилась в правую сторону. Быстро сцапала перо и вернулась на место. Оно было гладким длиной с палец. Чуть изогнутое… а какой цвет. Нежно-розовый. Цвет был похож на розовые щёчки новорождённого младенца. Малышей я не любила, поскольку боялась их. Начнут плакать они - значит я тоже начну. У нас будет неразрешимая ситуация. Но цвет действительно здоровский. Недолго думая, воткнула его под самую
резинку на голове, оставив торчать в верх. Так точно не потеряется. Моя сумка, кстати, висела тут сбоку. Виер, гад такой, обманул меня. Но всё равно хорошо, что не побежала. Побег был бы неудачным, и мужчины скорее всего опять бы начали меня в чём-то подозревать. Оно мне надо? Итак всё шатко… мысли сбила рука Лорина, которая поднялась выше по ноге. Почти рядом с моим бедром! Это… неприемлемо. Осторожно попыталась убрать его руку, но она сильнее прижалась к моей ноге. Чёрт бы тебя побрал, извращенец!
        - Прошу Вас… - прошептала я вполне серьёзно.
        Сам факт того, что он сзади, и наши тела в нескольких непозволительных сантиметрах, было греховно, а он ещё и руки начал распускать!
        - Можешь обращаться ко мне на «ты», - вполне обыденным тоном сообщил мне мужчина.
        Рука не исчезла. Но мне позволили вольность. Не хотела я этого, но нам, кажется, всё же суждено поговорить о произошедшем в том злосчастном месте, наполненным смрадом.
        - Лорин, убери руку, - уже более жёстче произнесла я и добавила: - Пожалуйста.
        Я не смею ему приказывать. Только просить.
        - Нет, - услышала я его ответ.
        Выдохнула и поджала губы. Значит всё-таки просит.
        - Почему ты не сдержал слово? - сухо спросила я.
        Закрыла глаза. Так было легче успокоиться.
        - Я не давал тебе слова, - его по-настоящему обычный ответ.
        Понятно. Просто сволочью прикидывается?
        - Тогда почему ты меня не убил? Я ведь сделала выбор, и ты согласился… - проговорила я, ощущая потаённую горечь.
        - Я не буду тебе отвечать, - вдруг с холодностью отозвался Лорин, - и разговор на эту тему никогда не поднимай. Поняла?
        Я медленно вздохнула. Не будет отвечать? Почему? Что в этом такого? Скажи, что передумал и всё. Ставит всё по своим местам, в том числе и меня. Злой он.
        - Поняла, - кивнула я.
        Разговор был закончен ненадолго. Спустя полчаса охамевшая в край рука переместилась на бедро и оттуда поползла на живот.
        - Прекрати, - сквозь зубы процедила я. - Я же тебе в лесу всё сказала.
        Что за идиот?! Не понимает слов?
        8 глава
        - Ты была напугана, сильно измотана, да и обстановка не настраивала на нужный лад, - вдруг с какой-то усмешкой произнёс ликан. - Своим решением ты подняла себя из разряда дешёвых потаскух в ряды элитного и редкого товара.
        Тварина. Как он смеет так меня оскорблять?! Сравнивать с теми падшими женщинами?! Омерзение и гнев поднялось во мне, захлёстывая голову.
        - Я лучше умру, чем возлягу с тобой, - отрывисто, но крайне тихо сказала я, сжимая зубы от ярости.
        - Даже теперь? - нотки удивления в его голосе заставили моё лицо скривиться.
        - Поверьте, это решение никогда не изменится, - проговорила я, вцепляясь пальцами в седло. - Уберите руку, мне неприятно.
        Рука схватила рубашку и поддёрнула её вверх. Это уже наглость и крайняя степень идиотизма!
        К тому же вторая рука, державшая поводья, легла на мою левую ногу. Словно меня загнали в угол. Хотелось сделать больно этому существу, чтобы ему сталось точно так же, как мне.
        - Тебе понравится, - его усмешка обожгла мою душу.
        Он вдруг тесно придвинулся ко мне сзади, словно отрезая вновь пути отхода. Конечность забралась под рубашку и схватилась за пуговицу.
        - Не смей, - я даже головой покачала из стороны в сторону.
        - Просто расслабься, - посоветовал его тихий голос, и пуговица расстегнулась.
        Это была та самая капля, переполнившая мою чашу терпения. Я тут же резко отбросила почти одновременно две конечности и попыталась отпихнуть прижимающегося к себе сзади похотливого чудища.
        Лорин резко схватил меня за волосы, заставляя запрокинуть голову ему на плечо.
        - Будь послушной, и я, возможно, буду нежен с тобой, - его влажный язык прошёлся по шее. - И прекрати уже играть в невинность. Это забавляет, но ненадолго.
        Его горячие губы начали целовать мою шею, а рука попыталась залезть в мои штаны. Я не знаю, как так получилось, и как мне удалось извернуться… но я сильно цапнула Лорина за щёку. Явно от неожиданности он дёрнулся, и хватка на несколько секунд ослабла. Я тут же со всей силы отпихнулась от маньяка локтем и полетела с лошади. Ликан попытался меня поймать всё за те же волосы, но я грохнулась на обочину. Быстро вскочила и, чуть ли не падая в наполненную канаву водой, побежала вперёд. По пути заправила рубашку в штаны и застегнула пуговицу. Меня била мелкая дрожь от пережитого страха.
        - Эй, ты чего тут носишься? - услышала я насмешливый голос Морика.
        - Просто так, - тут же нервно отозвалась я, пытаясь унять себя.
        Упала я на левый бок. Бедро побаливало и локоть, всё-таки с высоты упала. Растёрла пострадавшие места и поправила хвост на голове. Даже пёрышко на месте. Ладони были вспотевшими, и мне было крайне некомфортно идти первой. Но Лорин не понёсся за мной, и за это я благодарила Богов. Даже ничего не крикнул в след. Сморщившись, вытерла шею. Как собака какая-то. Передёрнула плечами. Фу, просто отвратительный мужчина. Охамевший в край. Его бы в церковь сводить, чтобы священники спесь с него сбили.
        Шла долго. Старалась идти достаточно быстро, чтобы никого не тормозить. Не хватало ещё, чтобы остальные мужчины взъелись на меня. Одного и так за глаза и за уши хватает.
        До меня донёсся странный шум. Вода? Журчание воды. Быть того не может! Канавы вдоль дорог закончились, и впереди я увидела… реку! Прискакивая от какого-то детского восторга, устремилась вперёд. Меня никто не остановил, значит это можно было делать.
        Приблизившись к воде, поняла, что это далеко не река. Очень широкий и мелкий ручей с быстротекущей водой. Кругом лежали камни, а также они усеивали дно. В солнечных лучах всё блестело словно самый дорогой шёлк. Я восторженно огляделась. Берег был обычным, и я ещё раз покрутила головой, раздумывая, в какую сторону мы пойдём. Наверное, вверх по течению, то есть вправо. Но там как-то слишком тесно сосенки растут, как протиснемся? Непонятно.
        - Ну, чего встала-то? - услышала я сзади голос Морика. - Воды боишься?
        Я повернулась к нему.
        - Нет, - мотнула головой. - А мы разве не вдоль… ручья пойдём?
        Морик наградил меня насмешливой улыбкой.
        - Иди сюда, мелочь, - со вздохом подозвал меня усач. - Перевезу тебя, так уж и быть.
        Покосилась на ручей. Широкий. Но не глубокий. А на той стороне даже травка есть. Улыбнувшись своей безумной идее, скинула свои кожаные туфли и начала закатывать штаны.
        - Ой, дура, - покачал головой Морик, но улыбка так и играла на его лице. - Давай только осторожно, вода холодная.
        До колена, думаю, хватит. Взяла туфельки в руки и, вздрагивая, ступила в ледяную воду. Мурашки побежали по всему телу. Открыв рот, ступила и второй ногой. Холодные иголочки тут же пронзили кожу, но я почему-то еле сдерживала смех. Камни под ногами были крупными и гладкими. Мне грозило только поскользнуться, и я аккуратно двинулась вперёд.
        Лошади зашли в воду вполне спокойно, словно делали так каждый день. Я не стала идти впереди и сместилась влево, уступая дорогу остальным. Ручей тёк куда-то далеко вперёд, а потом сворачивал. Красота. На небольших порогах вода поднималась брызгами, но это выглядело так великолепно, что я чуть ли не прослезилась. Я и реку, как таковую, не видела никогда. Читала, представляла. Ручьи вот видела. Примерное представление имею всё-таки.
        Лошадь Франка явно сильнее остальных любила воду. Она когда дошла до середины, где было чуть глубже, то начала копытом бить воду. Мужчина с тихой улыбкой наблюдал за этим действом, а потом оттянул кобылу в сторону. И чёрт меня дёрнул идти в этот момент мимо. Она взбрыкнулась и вновь пару раз лупанула копытом по воде. Столб брызг поднялся и окатил меня. Запищав от холода и неожиданности, побежала вперёд, высоко поднимая ноги. Было холодно и рубашка неприятно липла к телу. После этого послышался мужской смех, но я, осторожно перескакивая особо большие камни, выскочила на траву второй.
        - Освежилась? - хохотнул усач.
        Чуть постояла на траве, давая ногам чуть обсохнуть. Дождалась третьей лошади, которая прошла мимо меня, и обула туфли. Быстро раскатала штаны и отряхнула их. Я вся была в мелких капельках, а ветер подхватывал мои чуть влажные волосы и трепал их.
        Дальше было идти куда лучше. Дорога вновь стала широкой, и можно было бродить вдоль пути, обходя редкие деревья. Голова была ясной. Я видела ликанов, и страха перед неизведанным лесом не ощущалось. Зато странная щемящая грусть въехала в мою грудь. Начала сильно скучать по Авдею. По его широкой улыбке и добродушному лицу. Не знаю почему, но общались мы действительно не плотно, хотя были родными братом и сестрой. Иду и думаю, а скучает ли он по мне или нет? Мы не так уж с ним и близки. Не знаю, если бы он уехал насовсем, я бы горевала. Брат всё-таки. Единственный. Даже какая-то тайная мечта влезла в голову. Он соберёт большой отряд лучших солдат, возьмёт много оружия и отправится на мои поиски. М-м-м, как сразу затрепетало сердце. Хотелось обнять его, чтобы никто и никогда больше не посмел обижать меня. Ни отец, ни поганый ликантроп. Такая вот наивная и по-детски глупая фантазия. Этого не будет. Никогда. А если бы и было, то вряд ли он и его люди сумели бы выстоять против ликанов. Обидно, конечно. Но мечтать мне никто и никогда не сможет запретить.
        Моё настроение повысилось, когда я нашла куст малины. Большой такой, чуток колючий, но манящий мой взгляд. Ягоды не все ещё поспели, но кое-где уже виднелись красненькие спелые малинки. Как растёт малина тоже не видела, но много её ела, так что… думаю, что это точно она.
        Залезла в куст и устроилась там на корточках. Ягод было много, и я только успевала закидывать их в рот.
        - Богдана! - окрик Виера заставил меня вздрогнуть и тут же подняться.
        Они далеко уехали. Испугавшись, кое-как выбралась из кустарника, но успела быстро нарвать себе полную горсть ягод. Выскочила на дорогу и припустила за остальными.
        Мимо Лорина прошла быстро, сбросила скорость только, когда поравнялась с Туром.
        - Это же медвежьи ягоды, - услышала я его голос.
        Покосилась на горстку.
        - Это малина, - пояснила я и протянула руку. - Хочешь?
        Тот нахмурился.
        - Они же несъедобные, - его удивлённый взгляд слегка напугал меня.
        Да малина это! Сладкая! Я её узнала!
        - Мы из неё варенье делаем, просто так едим, - пожала плечами, беря ещё одну ягоду в руку. - А из веток чай можно заварить.
        Тур был явно незнаком с нашей «кухней».
        - Вы всю траву, что ли, жрёте? - услышала я вновь басистый и голос Морика. - То-то ты щуплая такая.
        Недолго думая, закинула в рот всё горстку. Вкусно…
        - Я не щуплая, у меня тонкая аристократичная кость, - важно заметила я, облизывая губы. - И едим мы не только траву, но ещё и крупы, овощи, мясо и рыбу.
        Будет он мне тут род людской полоскать! Но разговор у нас получался вполне добрым.
        - Ой, всё равно, как бараны на пастбище! - фыркнул он, махнув рукой на меня. - У вас в городе мяса-то нет нормального, одна тухлятина.
        Обиделась.
        - Какое привозят - такое и едим, - тоже фыркнула я. - И я тухлятину не ела, между прочим.
        - Да тебе подсунь корягу - от мяса не отличишь ведь, - продолжил мужчина подкалывать меня. - Тебе всё, что угодно скормить можно.
        Скорчила ему рожицу, пока он не видит.
        - Вообще-то я разбираюсь в мясе, - не уступала я. - Меня кормили лучшие повара нашего города!
        Он засмеялся.
        - Прям лучшие? - качал он головой. - А видела ты из чего они тебе готовят?
        - Вообще-то видела, - вскинула на него гордое лицо. - И я помогала им, - подняла вверх руки. - Вот этими вот ручками!
        Он ещё громче засмеялся.
        - Да ты кролика-то разделать не сможешь! - поддел Морик меня.
        - Зато приготовить смогу! - буркнула я.
        - Ладно, - кивнул мне усач. - Я лично для тебя отловлю кролика, и ты его приготовишь, как умеешь, согласна?
        Тут же сглотнула неприятный ком.
        - Ну, как бы… - тут же растерянно сцепила пальцы в замок. - На костре я не могу… на сковороде - да, а так… нет.
        Сразу весь запал потух. Ну и ладно.
        - Значит ты - бесполезная женщина! - изрёк он, насмешливо выпучив глаза. - Что с тебя взять-то?!
        Скрестила руки на груди, продолжая шагать.
        - Я, да будет тебе известно, готовилась выйти замуж за лорда! - манерно поддёрнула пальчиками.
        - Так что ж он, не мужик, что ли?! - удивился усач. - Жрать-то ты ему как готовить будешь? Подохнет у тебя через неделю!
        Закатила глаза.
        - Лорд, Морик - это не обычный мужик! - словно малому ребёнку пояснила я. - От меня требовалось лишь бы обмахиваться веером, сопровождать его на балы и мелких паршивцев рожать! Нам бы готовили десятки поваров! Дом, в котором мы бы жили, вылизывали с низу до верху каждый день служанки! Стирали бы прачки! Я бы ничегошеньки не делала! Меня к этому и готовили!
        Мужик явно был ошарашен подобной новостью. Да я же говорила вроде не раз!
        - К ничегонеделанию?! - затрясся от смеха ликан.
        - К красивому и элегантному ничегонеделанию - это разные вещи, - тряхнула головой.
        Он смеялся долго.
        - Ну, девка, извини, что обломали тебя так, - потёр он лицо, но сказал это без сожаления, а скорее просто так.
        Потянулась. Чего-то плечи разболелись.
        - Да я бы всё равно убежала бы, - отмахнулась я от него.
        - Почему? - не понял он. - Тебя ждала не жизнь, а мёд!
        Это точно…
        - Не хочу такого, - скривила губы. - Мне бы мир посмотреть, друзей завести…
        - Я тебя вообще не понимаю! - не отцеплялся мужчина. - Чего тебе надо-то?! И как бы ты жила? Знаешь ведь, что деньги из воздуха не берутся? Работать надо.
        Это я понимала.
        - Я бы поселилась в какой-нибудь деревне, и спёртых из отчего дома монет мне хватило бы на пару лет безмятежного проживания. Дальше бы определилась сама, - посмотрела на небо. - Ну или стала бы матёрой путницей! Спасала бы людей от чудищ лесных, прослыла бы спасительницей… что смешного?
        Засмеялся даже Франк, ехавший прямо за своим другом. Их смех, словно молоты, били по гвоздю моих надежд, забивая их всё глубже в землю.
        - Ты слышал?! - стонал Морик, обращаясь к брюнету. - Она знает слово «матёрый»! Спасительница… от чудищ… ой, не могу…
        - Да ну вас! - обиделась я.
        Дальше ехали молча. Мужики ещё чуток посмеялись и тему эту не поднимали. Я понимала, что в каком-то смысле они правы, но тыча меня в это носом, лучше мне не сделается. И обида была такой, знаете, больше напускной. Я просто шла, разглядывая меняющийся лес. Берёзки то тут, то там, ели… чащи густели, создавая впечатление единого целостного организма. Всё тут было на своих местах. Поваленные деревья перегнивали, давая питание другим растениям и дом сотням насекомых. Тут приятно пахло свежестью и чем-то неуловимым. То ли лёгкий аромат скошенной травы, то ли это так благоухали редкие цветочки вдоль дороги, не знаю, но мне очень нравилось. Если бы не обстоятельства, я бы, наверное, согласилась на годовое путешествие. Бродить по миру, жадно впитывать в себя красоты земель, заводить знакомства с другими путниками, увидеть какого-нибудь дикого зверя и набраться опыта. Наверное, это здорово - быть свободным. Идёшь, куда хочешь, делаешь то, что считаешь нужным и принимаешь решения самостоятельно. И если вдруг тебя настигнет болезнь, то ты будешь уверен, что это случилось только по твоей вине. Нет ничего хуже,
чем винить кого-то в своих бедах. Это довольно низко. Но я это делаю постоянно. Почему? Даже не знаю, что на это ответить. Может, потому, что это так и есть? А может, я просто боюсь признаться самой себе, что могла бы всего этого избежать? В любом случае обвинять другого легче, чем признать свою ошибку.
        Через несколько часов поднялся ветер. Я по началу не особо заметила, но сильные порывы то и дело бросали мои волосы мне же в лицо. Густой лес мы прошли, и теперь началось опять редколесье.
        - Не успеем мы дойти до нефилимских пещер, - пробормотал Морик, глядя на небо. - Промокнем до нитки.
        Я тоже посмотрела на небо. Обычное. Но я видела только небольшой кусок у себя над головой. Буря? Кажется, они слишком предвзято относятся к местной погоде. Дождей-то вообще давно не было. С чего это он пойдёт сегодня? Из-за ветра?
        - Нефилимские пещеры? - переспросила я.
        Я знаю, что такое пещера. Углубление в скале. А почему они нефилимские?
        - Лет десять назад мы изгнали нефилимов с этих земель, - пояснил усатый мужчина и погладил растительность на подбородке. - Вот они, кстати, могли твоих сородичей жрать.
        Мне тут же поплохело. Чудища какие-то, что ли? Вот чёрт.
        - И зачем же нам тогда идти в их пещеры? - захлопала глазами. - Вдруг, они ещё там?..
        Он усмехнулся. Вот не пойму, что у него с лицом? Усы плавно перетекали в короткую бороду. Остальное лицо чистое. Зачем он так выбривает? Может, смысл какой-то в этом есть? Я вообще привыкла к утончённым парням, захаживающим в гости к отцу или брату. Такие все чистенькие, привередливые, нос редко вниз опускают, того и гляди, потолки располосуют шнобелями своими. На улицах города были мужчины полной противоположности «нашим» парням. Грязные, заросшие, дурно пахнущие, беззубые, часто побитые. И ощущалось очень сильно классовое неравенство. Оно бросалось в глаза, и не заметить этого было невозможно. Но сейчас я теряюсь. Вроде обычные мужчины. Чистые, ухоженные, вполне мирные. Но очень опасные с другой стороны. Подозрительные, хитрые, а их вожак вообще озабоченный нарцисс. И к какой группе их отнести? К отдельной, скорее всего.
        - Расслабься, мелкая, - криво улыбнулся мужчина. - Нефилимы истреблены давно, их пещеры помогут нам укрыться от бури.
        Опять эта буря! Надо нам идти в логово людоедов! Ненормальные какие-то!
        Спустя приблизительно полтора часа поняла, что ошибалась. Небо серело, ветер пригонял всё новые тучи откуда-то… справа. Стороны света я не различала. Просто справа и всё. Лошади часто начали фырчать и нервничать. Лес шумел, деревья гнулись…
        - Пускайте лошадей в галоп до самых пещер! - услышала я грозный окрик Лорина.
        Морик тут же пришпорил свою лошадь, и та сорвалась с места. Следом, словно выпущенные стрелы, полетели остальные. Держали дистанцию в четыре метра примерно. Я сильно растерялась, понимая, что бежать так же быстро не смогу ни при каких обстоятельствах.
        - Руку, - потребовал Ликан и протянул свою конечность ко мне.
        Он быстро оказался около меня. С лёгкой задержкой вложила свою лапку в его, и он рывком закинул меня на лошадь. Наконец-то я оказалась сзади.
        Лорин быстро достал из моей же сумки мой плащ и сунул его мне: - Надевай.
        Я быстро накинула его на плечи и туго завязала под шеей.
        - Держись, как можно крепче, если на такой скорости упадёшь - раскроишь себе голову, - тут же отдал мужчина чёткие указания. - Ты меня поняла?
        - Поняла, - забыв о всех своих претензиях к этому «дяде», закивала я потерянно.
        Я быстро схватила его за талию. Ощущения были крайне странными. Стыдно и страшно от всей этой суматохи. Дыхание участилось, и я покрепче сжала мужской не то камзол, не то куртку и зажмурилась. Сорвались с места быстро и резко. Я лишь сгорбилась, пытаясь получше укрыться за спиной ликана от встречного ветра.
        Бёдрами приходилось двигать активно, в противном случае меня могло бы просто выбить из седла. И Морик оказался прав. Спустя час такой быстрой скачки небо сделалось мрачным и грузным. Тёмно-серые, с синим отливом тучи нависли над нами, словно крышка над котлом. На лицо упали несколько капель, и одной рукой я натянула капюшон на голову. Поёжилась.
        Я сумела оглядеться только когда мы начали сбавлять скорость. Выглянула из-за плеча и обомлела. Тёмно-коричневая скала возвышалась впереди. Она была огромна. В ней были чёрные дыры, скорее всего именуемые пещерами. Общее впечатление сложилось отрицательное. Деревьев вокруг этой скалы не было, лишь камни валялись. Словно мы действительно приехали к чудовищам. Ни цветов, ни чего-то зелёного.
        Ливень начался внезапно. Просто с неба полилась вода, и я от неожиданности вздрогнула. Поднять голову не могла, вода заливалась в лицо. Но я сумела понять, когда мы начали подниматься наверх. Словно по лестнице, лошади медленно шли по узким каменным выступам. Так было легче всего подняться наверх. Вправо-вверх, поворот, влево-вверх, и так несколько раз.
        Мы зашли в пещеру. Было очень темно и пахло сыростью. Как только сверху перестала капать вода, Лорин тут же слез с лошади. Я последовала его примеру.
        Оглядевшись, ужаснулась. Пещера. Темнота нереальная. Мужчины практически сразу же разошлись. Я обернулась. Дождь шёл просто столбом. Грозовое небо с каждой минутой становилось темнее, что означало наступление ночи. Сверкнула молния, и я тут же отступила назад. В такую погоду надо дома сидеть. И ведь Морик был прав. Животные всегда чувствуют смену погоды. Усмехнулась. Человек со способностями животного - это же идеальный солдат. И как же мне не повезло попасть в плен именно к ним?! Мне же прямо везёт. Как всегда, в принципе.
        - Богдана? - ко мне подошёл Виер. - Ты сильно намокла?
        Сам парень был мокрым. Они поскакали без плащей, и теперь с русых волос капала вода, попадая на лицо.
        - Нет, только ноги чуть-чуть, - мотнула головой.
        Голубоглазый парень тут же опустил взгляд вниз.
        - Очень плохо, что у тебя нет сапог, - покачал Виер головой огорчённо. - В общем, ливень будет лить до самого утра, и на улицу не выйти. Мы сейчас разведём костёр и снимем мокрую одежду, чтобы просушить её. Чтобы не заболеть, мы все обратимся. От тебя требуется постоять тут минут пятнадцать, хорошо?
        Я глупо хлопала глазами, не понимая. Они промокли и хотят просушить одежду. Обычное действо, но им придётся раздеться! До гола! А я… Боги, спасите те крупицы моей репутации, что у меня ещё остались! Просто позорище! И что они сделают?! Превратятся?! Я буду спать с… волками?! Всё их устраивает?! От ужаса мои глаза расширились.
        - А я… - проблеяла я беззащитно и на секунду обернулась. Увидев обнажённую спину, почувствовала жар на лице и тут же отвернулась. - Вы меня не тронете?
        Лицо парня смягчилось.
        - Не бойся, всё будет в порядке, - он коснулся моего плеча. - И… тебе лучше смотреть в ту сторону.
        Он кивнул влево, и я понятливо улыбнулась Повернулась лицом к выходу из пещеры. Попала, так попала. Вспомнилась спина Лорина. Узкие бёдра, широкие плечи и мокрые волосы. Света мало, а это мне всё же удалось уцепить взглядом. Стало неловко. Может быть, разогнуться и спрыгнуть вниз? Медленно покачала головой. Кишка тонка - ноги уже задрожали. Не смогу. Трусиха есть трусиха. Обхватила себя руками под плащом. Тряхнула головой, позволяя скатиться каплям воды вниз. Туфли мои действительно не годятся. Хорошо, хоть не в платье. От меня прежней мало чего осталось. Замызганная, немытая девчонка. Меня бы и не узнал никто. Обычно же от меня пахнет духами, красивая причёска, чистое шикарное платье и гордая походка. Высунула правую руку. Под ногтями грязь. Сморщившись, пошла вперёд. Найдя тонкую струйку воды, сунула туда обе руки и начала методично вычищать пальцы. Без мыла и в холодной воде дело плохо шло, но я старалась. Может, голову помыть? Опять же без мыла это бесполезное занятие, только сушить их замучаюсь, а потом расчёсывать всё теми же грязными руками, поскольку расчёски у меня тоже нет. У меня ничего
нет! Да что я за девка такая?! Даже занюханного крема никакого с собой нет!
        Стояла я долго. Сзади слышались переговоры мужчин, какой-то лязг металла и шуршание. Устав просто стоять, подпёрла стену пещеры плечом. Может, мне лечь прямо тут? Только бы сумку взять под голову и всё. Ну и место посуше найти.
        Вскоре всё стихло. На улице совсем потемнело, и я видела тени и блики от костра. Развели его всё-таки. Потом раздалось вновь какое-то шуршание и, в конце концов, чей-то рык. Я напряглась. Если они меня соберутся есть… прокляну их. Не знаю, как, но уверена, что у меня получится.
        Раздались тихие… шаги. Иногда… когти царапали камень под лапами… кошмар.
        В локоть что-то ткнулось. Голова как-то странно закружилась, сердце уверенно отбивало свой собственный ритм, а руки совсем заледенели. Медленно повернула голову. Рядом со мной стоял серо-рыжий волк, с размерами уступающими белому волку Лорина… голубые глаза смотрели на меня очень по-доброму. В голове раздался какой-то гул, и я ещё немного повернула голову. Четыре здоровых волчары сидели у костра и смотрели в мою сторону. Какое-то непонятное тепло обдало лицо, и все силы в тот же миг покинули тело.
        Очнулась я от того, что что-то щекотало моё лицо. Открыла глаза. Свод пещеры. Какое-то непонятное поскуливание раздавалось откуда-то сбоку. Снова по лицу что-то прошлось, и я окончательно пришла в себя. Приподнялась на локтях. Слышался треск костра. Возле моих ног сидел… Лорин. Белый волк внимательно смотрел на меня. Я сглотнула и села. Увидев остальную свору, испуганно замерла. Они развесили свои вещи на каких-то штырях, сапоги поближе к огню поставили… сидят, как-то по-своему общаются. Смотрят друг на друга, поджимают уши, машут хвостом, переступают с лапы на лапу. Видимо, понимают друг друга.
        Я лежала на тёплом плаще возле костра. Меня укрывал мой уже высохший плащик. Была уже видимо ночь. Но шум дождя доносился и сюда. Не зная, что делать, почесала затылок. Ощущения, словно сижу в собачей конуре. Один Лорин имел такой странный серебристый оттенок шерсти. Остальные были серыми, тёмно-коричневыми, рыжими… вдруг чья-то лапа пихнула меня в левое плечо и я повернулась.
        Серо-зелёные глаза с каким-то затаённым смехом смотрели на меня.
        - Красивая шуба, - буркнула я.
        9 глава
        Тот завилял хвостом и как-то поддёрнул ушами. Боже, я говорю с волками. Мне обратной дороги нет. Они ещё и большие все. Кошмар просто. Нервно оглядывала всех их.
        Понимая, что мне стоит лечь спать, поднялась. Лорин тут же повернул голову в мою сторону. Его подозрительный взгляд нервировал меня ещё сильнее. Стараясь не делать резких движений, подошла к лошадям. Нашла свою сумку и сняла её. Благо меня никто не лягнул. Не могу без подушки спать. Вернулась обратно. Сняла свои мокрые туфли и тоже поставила к костру, но не слишком близко, чтобы совсем не испортились. Положила сумку и аккуратно улеглась, поджимая босые влажные пятки и укрываясь плащом, как одеялом. Лицо грел огонь. Иногда я видела, как почти чёрный волк лапой подталкивая к костру дрова. Откуда взяли? Наверное, в лесу собрали заранее. А я бы сейчас мокла где-нибудь под кустом, молясь, чтобы эта непогода поскорее отступила. Но я в тепле. В относительной безопасности. Подняла взгляд от огня и посмотрела на стену. Белёсые полосы, словно от чьих-то когтей. Жуть какая-то. Но я начала согреваться, и сон, как ни странно, постепенно завладевал моим телом. Слышала, как кто-то завозился на земле. У меня было два варианта: либо кого-то заели блохи и он катается на спине, либо кто-то решил порезвиться. Ночь -
это именно то время, когда стоит начинать играть. Мужики вообще сами по себе странные существа, а эти вообще их предводители. У них и белый император есть. Сидит, зелёные глаза таращит на огонь. Заметив мой взгляд, посмотрел на меня. Я тут же прикрыла веки. Боюсь его. Большой страшный зверь. Даже в человеческом обличье.
        Проснулась я среди ночи. Просто уставилась в темноту. Костёр потух, оставив играющие алые угольки. Псины все спали. Кто где. Отлежала весь левый бок. Перевернулась на спину, и рука коснулась шерсти. От неожиданности отдёрнула конечность. Господи… рядом, причём крайне тесно со мной, лежала белая туша. Сглотнула. Вот чёрт. Но это всё же лучше, чем быть голым.
        Уснуть никак не удавалось. Несколько раз переворачивалась и меняла позы. То руки под голову положу, то ноги согну. Выспалась и всё тут. Продрыхла сутки и потом ещё… видимо мне хватило. Не знала, чем себя занять.
        Где-то через полчаса стих дождь, а потом и вовсе закончился. Самое время, кстати. Медленно села и, взяв свои уже высохшие туфли, обула их. Скинула плащ и поднялась. Покралась на выход. Шаг и ещё один. Главное - не спешить, и никто не проснётся.
        Высунула нос наружу. Воздух был пропитан влажностью и холодной свежестью. Кстати, я ошиблась. Не ночь это. Ранний-ранний рассвет. Вон там, вдалеке, на границе горизонта светлеет небо. Тучи уже не чёрные, серенькие, похожие больше на облака. Надо было спуститься вниз и опустошить мочевой пузырь.
        Я прошла вдоль мокрой скалы и начала свой осторожный спуск. На удивление я видела дорогу.
        Остановило меня рычание. Я вскинула голову. «Злой цербер никогда не дремлет», - подумала я, разглядывая стоявшего белого волка и скалящего зубы на меня.
        - Я в туалет, - тихо шепнула я, стараясь не говорить громко. - Не буду же я в пещере…
        Он ещё несколько секунд демонстрировал мне свои внушительные клыки, а потом спрятал их. Он подошёл к краю площадки и сел у самого края, пристально следя за мной. Ну, да, какое мне доверие? Я ведь чокнутая девка, которая побежит по мокрому лесу без вещей и одежды.
        Ощущая на себе тяжёлый взгляд, кралась вниз. Лучше дольше, чем упасть и сломать себе что-нибудь. Минут через десять я спустилась. Оглянулась. Ближайшие подходящие мне кусты были метрах в двадцати от места нашей ночёвки. Я пошла туда. Не очень далеко.
        Справив нужду, поняла, что ноги промокли. Не сильно, но всё же. Зашагала обратно. Поднималась пошустрей, благо сброс балласта позволял.
        Когда заходила внутрь, меня проводили такими глазами, будто я ходила рожать, где и оставила свою тройню умирать. Думаю, что именно таким взглядом смотрят на таких дам.
        Понимая, что заняться мне больше нечем, вновь сняла туфли и поставила их к углям. Может, подсохнут ещё?
        Новые проблемы начались спустя минут пятнадцать. Я самозабвенно разглядывала потолок и плавала мысленно на корабле. Ни разу его не видела, но авторы пишут, что это нечто огромное. Словно гигантская лодка-дом! Ты там живёшь, но можешь всегда менять место стоянки. Новые пейзажи и города… здорово. Наверное, там сильно качает… лежащий рядом волк, который вернулся вскоре после меня и улёгся вновь рядом со мной, зашевелился. Я не придала этому особого значения. Как-то не о том думала, знаете ли. Но вот холодный нос ткнулся мне в шею. Я тут же отдёрнулась. Но не тут-то было. Я посмотрела вопросительно на псину. Тот поднялся на лапы. Видимо кто-то спать не собирается. Вновь сердце отравил страх, и оно забилось. Мне стало неуютно. Лорин приблизился ко мне, сверкая своими зелёными глазами в темноте. Я не шевелилась. Просто боялась. Правая лапа животного придавила меня к земле, и он вновь улёгся, но намного ближе. Чтобы понять насколько было тесно - он лёг на мою правую руку. То есть, я осознала масштаб трагедии почти сразу. Его нос вновь ткнулся мне в шею, и горячий язык прошёлся по коже. Я вновь
вздрогнула. От этого по всему телу побежали мурашки, и я отвела взгляд в сторону. Нет. Он не посмеет приставать ко мне ещё и в таком виде! Человек человеком, но в облике волка?! Я на кого похожа?!
        На ведьму, которая прилетела на шабаш и сношается со всем, что шевелится.
        Как бы я не молилась - это всё было не случайно. Его влажный язык продолжал медленно и искусно ввергать моё тело в ступор. Шея, ухо, щека. Я терпела долго. Повторяла про себя, что я могу это выдержать. Визжать сейчас нельзя. Подниму всех, и спасибо мне за это не скажут. Конечно, был вариант, что за меня кто-то заступится, но я почему-то думала, что они скорее подложат меня под своего вожака, ещё и ноги подержат. Нет, я пропиталась к ним симпатией, но альфа есть альфа. Он скажет, и они подчинятся. Другое дело, если бы я была тоже ликаном. Возможно, кто-то посмел бы открыть рот, а так… лежала и просто умоляла, чтобы на этом было всё. Шея - это терпимо. Просто не думай ни о чём.
        Паника вырвалась из огромного сундука, где я её заперла, когда его влажный язык начал облизывать мои губы. Я отвернула голову, не позволяя этого делать. На что Лорин… вдруг поднялся. Его лапа с моего тела исчезла. «Неужели всё?!» - радостно всколыхнулась мысль, но слишком рано. Чудище переступило меня передней и задней лапой, а затем… легло на меня.
        - Нет, - зашептала я, пытаясь выбраться из-под тяжёлой туши. - Не смей.
        Его лапы упёрлись мне в плечи, вжимая в плащ. Я часто задышала. Начал подниматься гнев. Он ничего не сделает! Если только попытается, то я наплюю на всех окружающих и буду визжать так, что эта пещера обвалится и завалит всех этих дикарей!!!
        Волк начал вылизывать мой подбородок, постепенно подбираясь к губам. Я вновь повернула голову в сторону. Сволочь мохнатая. Какая бы шуба вышла… и на перчатки бы осталось. Мужчину это не смутило. Он начал вылизывать мою щёку и всё равно подобрался к губам. Плотно сжала их, продолжая пыхтеть, как загнанная кобыла.
        Он долго пытался разомкнуть мои губы. Даже боялась представить, что он хотел сделать. У меня уже было всё лицо мокрое, когда животное решило сменить тактику. Он чуть приподнялся, давая мне свободно вздохнуть и… пополз вниз. Я по началу подумала, что он так пытается уйти от меня…
        - Нет… - замотала я головой, ощущая, как он ухватился зубами за мою пуговицу.
        Я успела только привстать, чтобы оттолкнуть извращённую животину, когда раздался треск и звук падающей пуговицы на каменный пол. Такой страх меня одолел…
        - Только попробуй, и я тебя убью, - на полном серьёзе пригрозила я, пытаясь отползти назад.
        Волк действовал быстро. Засунул морду под рубашку и быстро лёг, прижимая меня. Его холодный мокрый нос ткнулся мне в солнечное сплетение. Всё содрогнулось внутри меня от кошмара.
        Понимая, что дальше будет только хуже, отбросила предрассудки и начала лупить со всей силы ладонями по голове, которая находилась под моей рубашкой. Не жалела силы, била так, как никогда прежде. Это не понравилось бы никому, и вскоре раздалось угрожающее рычание. Он явно предупреждал меня…
        Когда его язык коснулся пупка, я замолотила ещё и ногами. Точнее била коленями по животу твари. Молча сжимала зубы. Страх быть изнасилованной животным в пещере людоедов, когда вокруг спят друзья твоего насильника - это слишком. Приподнялась на локтях и обернулась. Лорин попытался вновь прижать меня к земле, но я успела вытянуть руку и ухватить чей-то сапог. Не думая о последствиях, несколько раз с размаху лупанула озабоченную нечисть по башке. Тот дёрнулся и даже как-то привстал, явно не ожидая таких сильных ударов. Этого мне хватило, чтобы отползти от существа подальше, схватить свои туфли и попытаться встать. Явно недовольный отказом, Лорин зарычал и бросился на меня. Как мне удалось вновь его ударить, я не понимаю. От страха зажмурилась и махнула сапогом. Раздался приглушённый скулёж. Находясь в каком-то странном состоянии, схватила свою сумку и вместе с туфлями и сапогом в обнимку побежала наружу.
        Прижавшись спиной к холодной скале, тут же бросила обувь на землю и, развязав трясущимися пальцами сумку, выудила свой маленький нож. Живая не дамся! Сжала костяную ручку посильнее, пытаясь добавить себе смелости. Подойдёт и сам на него напорется! Пусть только тронет меня ещё раз! Моё бедное сердце столько уже натерпелось за эти несколько дней, что хватит до конца жизни! Я имею право беречь свою девичью честь любыми методами! Любой суд будет на моей стороне! Дура, какой суд?! Он же меня сожрёт и не поперхнётся! Нужно просто ударить ножом и всё! Просто. Нужно быть сильной! И я буду.
        Волк вышел через минуту медленной походкой. Он просто повернул голову в мою сторону, и я тут же сжала покрепче нож. Его зелёные глаза тут же опустились на мою руку. Потом поднялись к моему испуганному, но всё же решительному лицу.
        - Убей меня или прекрати, - выдохнула я. - Ты ошибся. Я не буду с тобой спать. Пока не поздно поехали обратно, я обещаю, что сделаю всё, чтобы отец вернул тебе твоё золото. Не получится, я украду… брат мне поможет, может, кто-то ещё. Только прошу тебя, оставь меня в покое.
        Я говорила искренне, проявляла уважение к нему, хотя он этого был не достоин, почти молила его. На что я сгожусь? Нужна ему я? Ничего же не умею. Пока не поздно - нужно вернуться. Несколько дней быстрой езды и мы на месте! Боже, пусть он согласится!..
        Волка начало ломать. Кости под шерстью вновь заходили, и я отвела взгляд, не в силах выносить это. Это же больно. Они все прокляты. Дьявол пометил их. И пусть святое масло не помогло, всё равно они все исчадия подземелья.
        Несколько долгих секунд я стояла и смотрела в стену. К глазам подступали слёзы, но я их держала. То и дело трясся подбородок, губы сжимались. Хотелось позорно разреветься и устроить истерику.
        Вдруг я заметила краем глаза какое-то движение. Опять он голый.
        - Убери нож, - услышала я его холодный и тихий приказ.
        Рука задрожала, судорожно сжимая рукоять. Понимая, что от меня ждут повиновения, я медленно, проклиная себя за свою слабость, разжала пальцы и он с тихим звоном упал на камни. Сглотнула.
        Он вновь подошёл ко мне вплотную, и я поморщилась, словно ощущая сквозь одежду жар его тела. Неожиданно его рука схватила меня за подбородок и повернула к нему.
        - Завтра вечером мы приедем домой, - его голос был тихим и вкрадчивым. - Где я оттрахаю тебя так, что ты разучишься ходить.
        Не выдержав, заплакала. Слёзы потекли по щекам, и я горько всхлипнула.
        - Буду иметь тебя везде, где сочту нужным, ты утонешь в моей сперме, и поверь, я буду наслаждаться, - он приблизил своё лицо к моему, и его омерзительный язык слизал одну мою слезинку. - Будешь ублажать меня тогда, когда я прикажу тебе.
        Я ещё сильнее заплакала. Что он… как… начала задыхаться, ощущая присутствие истерики. Меня начало трясти.
        - И, милая моя Дана, это будет длиться не день, неделю или месяц, нет, - его тихий какой-то наслаждающийся смех добил меня. - Всю твою жизнь. Ты не уйдёшь от меня. Я буду твоим небом и землёй, твоим воздухом и солнцем. Захочу и посажу тебя на цепь. Буду учить тебя разным командам и трахать. Снова и снова. Снова и снова…
        Солёные реки заструились по лицу, рыдания уже не было сил сдерживать, грудь рвалась от боли и отчаяния.
        - Я… я же… - заикаясь шептала я. - Ничего… не… не сделала…
        Его губы слегка коснулись моих, и он глубоко вздохнул.
        - Да что ты говоришь? - его голос пропитался насмешкой. - А отвергать мои ухаживания, это у тебя в порядке вещей считается?
        Я не могла толком говорить. Хватала воздух, плакала и сновала задыхалась… это был конец.
        - Ты… ты мне… не нравишься… и я… я могу… только после… свадьбы… - попыталась я проговорить чётко, но выходило всё жалко.
        Боже мой, куда я еду?! Надо срочно бежать! И он меня убьёт! Пусть! Но если он сдержит свои угрозы… я сама себя убью. От этого стало ещё хуже…
        - Забудь об этом, девочка моя, - он потёрся своим носом о мой. - Главное, что я тебя хочу. Ты это чувствуешь?
        Что-то ткнулось мне в бедро. Я зажмурилась и вновь начала давиться рыданиями - представление имела, чем он тычется в меня.
        - Да, это он, - подтвердил мои догадки скотина. - Только мы. Он, кстати, не против, чтобы твой розовый язычок поприветствовал его… понимаешь, на что я тебе намекаю?
        Я дёрнулась в сторону, но его руки преградили мне путь, упираясь в скалу. Мне было плохо. Я была просто растоптана. Меня только что извозили в отхожем месте и сказали, что будут так делать каждый день. Моим пыткам не будет конца… и разве это жизнь? Стоит ли биться за неё так рьяно, как это делаю я? Есть ли смысл?
        - Отойди от меня, - почти нормально произнесла я, пытаясь выдернуть голову из его рук.
        Я не смотрела ему в глаза. Боялась увидеть там полное подтверждение его слов.
        - Ну-ну, - он сильнее ухватился за мою челюсть, фиксируя мою голову. - Сначала будет больно, а потом втянешься, будешь сама меня просить об этом…
        Он накрыл мои губы своими. Я всхлипнула. Это был даже не поцелуй. Он подавлял меня, показывал моё место. Его язык жёстко таранился в мой рот. Я держалась до тех пор, пока его рука не надавила на основание челюсти. Рот открылся неестественно сам, и Лорин сразу же нырнул в мой рот. Его грудь сильно вжалась в мою, пригвождая моё тело к жёсткой скале. Было неприятно. Его скользкий язык играл с моим, требовательно и неистово. Я плакала. Иногда всхлипывала, но мужчину это, казалось, не заботило. Его вторая рука смяла мою грудь почти до боли. И впервые у меня не было сил сопротивляться. Руки безвольно висели вдоль тела. Я не могла их поднять, словно те были свинцовыми. Сопротивление оказывать я не могла. Была слишком подавлена и разбита. Из головы в одночасье пропали все мысли. Было лишь пустое тело.
        - Хороша, - протянул он рокочуще, отрываясь от меня. - Жду не дождусь завтрашнего вечера. Попробуем на кухне, в ванной, в гостиной… потрахаю тебя везде, где будет можно, - он напоследок ещё раз прижался к моим губам и уже каким-то будничным тоном произнёс: - Через час выезжаем.
        Его мягкая, чуть кривая улыбка не вязалась с общим мерзким образом. Его зелёные глаза смотрели на меня пристально и жадно, словно запоминали. Рука с груди тоже исчезла, и он направился обратно в пещеру, словно ничего не произошло.
        Медленно сползла по стене вниз. Обхватила колени и начала качаться, как сомнамбула вперёд-назад. Кровь в голове пульсировала, не позволяя мыслить. Я просто сидела и смотрела на рассвет. Как медленно выползает солнышко, освещая мою почти осквернённую фигуру. Насильник. Он будет меня насиловать. Каждый день, в течение всей моей жизни. Совать свой противный язык мне в рот, трогать меня везде, где заблагорассудится. И слёзы высохли. Чуть прищурилась, ощущая, как первые лучики нежно начали ласкать лицо. Он не человек, просто ликан. Животное, жаждущее плотских утех. Ненависть проснулась к отцу. Как он посмел?! Ярость душила меня, не давая спокойно дышать. Надеюсь, его смерть будет мучительной. Такой же, как моя.
        Решение проблемы пришло нескоро. Тут же обрыв. Метров восемь от входа в пещеру и всё. Там внизу идут выступы, словно на лестнице. Если прыгнуть, то я сломаю себе спину или шею уже на первом пороге. Это был выход. Улыбнулась. Знаете, что самое смешное было? То, что я боялась боли. Не того, что будут думать обо мне родные, как меня будут оплакивать, нет. Просто боль. Лишь она отделяла меня от свободы и покоя.
        - …нет! Я к ней не пойду! Плачущие бабы - это не моё! - раздался голос Морика из недр пещеры. - Виер, иди и забери мой сапог!
        Послышались тихие голоса, которые я не смогла разобрать. Меня грела мысль о смерти.
        - Богдана? - робкий голос Виера заставил меня повернуться к нему. - Доброе утро…
        Я встретила его с улыбкой. Лёгкой и облегчённой. Парень этого явно не ожидал и тут же тоже развеселился, а то лицо было такое жалостливое. Он один как-то понимал меня или пытался понять. Он был ближе остальных.
        - Привет, Виер, - ответила я тихо.
        Он подошёл поближе ко мне.
        - Эм… я могу забрать сапог? - спросил парень, улыбаясь.
        Я развернулась, чуть пошатываясь. Нашарила глазами обувь и схватила её рукой.
        - Извини, что взяла без спроса, - тихо произнесла я, продолжая держать непринуждённую улыбку.
        Парень почти скопировал моё выражение лица. Он искренне смотрел на меня своими прелестными голубыми глазами. Жаль, что я не вышла замуж за голубоглазого красавца… и уже никогда не выйду.
        - Ничего страшного! - тут же заверил меня парнишка, принимая из моих рук сапог. - Ты… чего тут так и будешь сидеть? Камни холодные…
        - Я скоро зайду внутрь, - пообещала я.
        Парень как-то счастливо просветлел и пошёл обратно. По его доброте я буду очень скучать.
        Медленно встала. Я была босая. Не помню, выбежала в туфлях или скинула их потом? Какая разница, в принципе? Голова по-прежнему была наполнена пустой. Лорин - мразь, каких поискать. От него не сбежать. Это ясно, как белый день. А вот уйти возможно. Да, на тот свет, но кто осуждает победителя?
        Под ногами была неровная скала, но я шла спокойно. Стараясь не пораниться раньше времени. Нужно было дойти спокойно и не привлекать к себе внимания.
        И вот я вышла на эту самую площадку. Была пока ближе к пещере. Медленно подошла к краю. Сзади раздавались радостные и наполненные жизнью голоса мужчин, слышался гогот Морика. Я посмотрела вниз. До земли очень высоко. Метров двадцать, может, тридцать. Но до неё вряд ли долечу. Разобьюсь о вот эту площадку, которая находилась под нами. Словно терраса в множество уровней, на каждом из которой есть пещера. Вдруг, глаза зацепились за лошадь. С седлом. Она стояла неподалёку, привязанная к суку. Зашевелился было интерес, но он быстро угас. Плевать, кто это, но я надеюсь, что наёмный убийца, который собрался пришить Лорина.
        И я повернулась спиной. Падать лицом вниз не хотелось. Я желала видеть утреннее небо, освещённое лучами восходящего солнца. Смерть в прелестное время.
        - Богдана, - улыбнулся вновь Виер, заметив мою фигуру. - Иди позавтракай, а то Морик всё сожрёт.
        Они таскали какие-то мешки, явно собираясь уничтожить вчерашнее мясо. Но вместо ответа я вновь печально улыбнулась и сделала маленький шажочек назад. Под половиной пятки уже ничего не было.
        - Богдана, осторожно, там обрыв!!! - вскрикнул мужчина, и все синхронно обернулись на этот крик.
        Увидела, как из-за лошади вышел Лорин. Он был уже полностью одет. Я смотрела на него. Его чуть скучающий взгляд скользнул по мне, но когда мы встретились глазами - он всё понял. Наверное, перед смертью глаза блестят или из них вылезает нечто тайное, но его лицо помрачнело в считанные секунды. Его глаза предупреждали меня, в них плескалась ярость и неверие. Сереброволосый извращенец не верил в мою смелость. Он думает, что я трусиха. И он прав. Я не готова становиться великой мученицей, принимая все испытания и унижения. Я не такая. Люди бьются до конца только тогда, когда видят надежду. Я её потеряла. Уже не вижу… и бороться мне не за что. Спасения нет и не будет. Убить его возможно удастся через пару лет, когда его бдительность поубавится, но как я справлюсь с остальными? Как сбегу? Как пойму, куда бежать?
        И смогу ли я выжить в лесах? Нет, конечно нет.
        - Ты думал, что если ты сильный, то победа на твоей стороне? - спросила я у Лорина, продолжая беззаботно улыбаться. - Нет. Ты умрёшь, как все - жалко и бессмысленно.
        Ликаны поднялись со своих мест. Их серьёзные лица меня веселили.
        - Богдана, послушай меня! - ко мне направился с поднятыми руками Виер. - Ты не в себе! Отойди от края. Шагни вперёд, и всё будет хорошо…
        Его медленные шаги видимо должны были меня успокоить. Заметила, как и другие начали медленно продвигаться в мою сторону.
        - Какие же вы, мужики, глупые кобели, - покачала я головой.
        Медленно подняла руки, заставляя лицо Виера болезненно исказиться. Он единственный боялся за меня. Этот темноволосый парнишка не желал мне зла, наверное, только он будет греть моё сердце в непроглядной тьме.
        Втянула воздух и повернула ладони вверх. Заметила, как Лорин ускорился, соображая, что сейчас произойдёт. Он был зол. Ярость плескалась в его глазах. Я тебе не достанусь, мерзавец. Никогда.
        И я пошатнулась назад. В этот момент ликаны рванули в мою сторону, надеясь успеть схватить меня. Но они не успели бы в любом случае. Кем бы они не были, но ветер они не обгонят.
        Я помню то чувство свободного полёта, наполнившее моё тело каким-то непонятным восторгом. Чудесное небо и лица мужчин, которые склонились над обрывом. Я знала, что смерть вот-вот окутает меня, но… вместо адской боли и блаженного покоя я сильно ударилась обо что-то и уткнулась в кожу.
        - Поймал, - раздалось над ухом.
        Огорошенный взгляд упёрся в чёрные глаза. Мужчина с высоким чёрным хвостом, лёгкой щетиной на щеках и полными губами. Его глаза смотрели на меня со смесью удивления и заинтересованности.
        Понимая, что моя попытка самоубийства оказалась неудачной… резко оттолкнулась от неожиданного неизвестного. Я грохнулась на землю, но он успел схватить меня за рубашку, смягчая падение. На нём была чёрная кожа вперемешку с мехом. Два ножа на поясе, дорогие сапоги.
        «Лорин меня убьёт», - вдруг осознала я. «Изнасилует, а потом убьёт», - поправила я сама себя. Вскочила на ноги и посмотрела наверх. Лорин уже бежал к нам. Мне конец. Этот страх был настолько сильным, что я не смогла сразу понять, что делать. Как бы смерть и всё такое…
        Увидела новый обрыв. Мы же на чёртовой скале!!! Сорвалась с места в сторону смерти.
        - Держи её! - услышала окрик Лорина.
        Я почти добежала и успела оттолкнуться, но… чья-то поганая рука схватила меня за хвост, предотвращая побег. Ведомая чувством самоубийства, я упала на колени, прогибаясь в спине в последней попытке завершить начатое.
        - Отпусти! - взвыла я белугой, вцепляясь в края выступа. - Убери руку!
        Ужас топил меня в своей бездне, наполняя мои лёгкие мраком и паникой. Он будет издеваться надо мной. Трахать, как он выразился. Обречённость взлетела до небес, когда кто-то схватил меня за плечи и поволок прочь от края. Я закричала. Меня кто-то попытался схватить, но я лягалась всеми четырьмя конечностями, вопила и лупила босыми ногами по камню, моля богов смиловаться надо мной. Я думала, что смогу что-то изменить. Что мне кто-то поможет. Если я не умерла, значит это кому-нибудь нужно. Моя судьба не должна оборваться сегодня. Пусть всё прекратится, пусть всё исчезнет!
        Вокруг стояло молчание, или я так оглушила сама себя своими криками, не знаю. Но я не открывала даже глаз. Просто била наотмашь, мешая дотрагиваться до себя. Но вот меня ухватили за запястье и потянули вверх. Второй рукой я схватила себя за локоть и так сильно напряглась, что рука соскочила, и я со всей силы полетела назад. Тупая боль в затылке, и я наконец-то обрела блаженное спокойствие.
        - Это кто? - удивлённо спросил пришлый незнакомец, разглядывая притихшую девушку.
        - Заноза в заднице, - резко ответил Лорин. - Ты что тут делаешь, Гай?
        Мужчина продолжал разглядывать тело девчонки. Она казалась ему какой-то ненастоящей.
        - Гримы были замечены возле города, и Тардус послал меня проверить территорию, - с заминкой произнёс Гай. - Это же не волчица. Неужели человечку нашли?
        Ликаны все раздосадовано, а кто-то и неодобрительно, смотрели на Дану. Они не понимали её, хотя очень пытались.
        - Не нашли, а нам её впарили, - опять холодно бросил сереброволосый мужчина. - Спасибо, что поймал её.
        Длинноволосый брюнет неопределённо кивнул.
        - Чего она сиганула-то? - изогнул чёрные брови Гай. - Оступилась?
        - Если бы, - вздохнул Виер, подходя к девочке и садясь возле неё на корточки. - Убиться хотела.
        Повисло напряжённое молчание. Виер осторожно ощупал голову человека и вздохнул. «Целая», - подумал он.
        - Что вы ей сказали? Или обидели чем? - заинтересованно спросил Гай, нервируя Лорина.
        - Тебе-то что с этого? - вскинулся Тур. - Бабы есть бабы.
        - У меня отец людей любил, всё дружбу с ними водил, так я знаю кое-что о них, - не обидевшись, пожал плечами мужчина. - Извините, если полез не в своё дело. Человеческую самку вижу впервые, не обессудьте.
        - И что же ты о них знаешь? - заинтересовался альфа.
        Утро началось весело. Франк знал в чём причина, но молчал, не смея говорить такое своему вожаку.
        - Ну, - протянул черноглазый. - Смотря из какой она семьи. Если из простых, то всё просто: либо ты её избил, либо сильно напугал.
        - Она из высшего сословия, - вклинился Виер. - Дочь старейшины, по-нашему.
        Глаза Гая неприятно сверкнули. Высшую человеческую девушку он тоже не встречал никогда.
        - Оскорбил её честь и достоинство, - сразу же выдал пришлый. - Смерть очистит её от грехов и грязи.
        Лорин тут же глубоко вздохнул, осознавая свою глупость.
        - Лорин, ты же… - начал Виер.
        - Я знаю, - неприятно поморщился мужчина. - Гай, я ей сказал, что буду постоянно трахать её.
        - С волчицей бы сработало в твою пользу, - криво улыбнулся путник. - Но её ты унизил. Высшее общество - это вам не пальцем в носу ковыряться. А она девственница?
        Вопрос застал всех врасплох.
        - Я не знаю, - выдохнул Лорин. - Не проверял.
        - Ну, тогда я вас поздравляю, - тихо засмеялся случайный спаситель. - У вас тройная заноза. Придёт в себя и попытается завершить начатое. Глазом моргнуть не успеете, как вскроется или повесится.
        - И что ж с ней делать? - не понял Тур. - Она нам уже не поверит.
        - Деревенские девочки и богатые - это два совершенно разных вида. Первой - наплети с три короба, улыбайся и делай, что хочешь. С богатыми совсем другая история. Она, скорее всего, научена многому. Их же с детства книгами пичкают так, что она умнее всех нас вместе взятых. Она-то как раз всё понимает и на разводы не попадётся. Выхода два: вернуть её туда, откуда взяли или вести себя с ней хотя бы, как с равной. Не унижать и, уж тем более, не приставать.
        Относиться к девке, как к равной? Смешно.
        - Другого варианта нет? - поморщившись, уточнил Лорин.
        - А продай её мне, - вдруг предложил пришлый. - Я смогу с ней справиться.
        Ликаны дружно рассмеялись.
        - Тебе денег не хватит, - улыбнувшись, заговорил Виер. - Да и мы трудностей не боимся, да, Лорин?
        10 глава
        Перепродавать девку он не собирался. Даже лежащую без сознания с заплаканным лицом и в этой мужской рубашке, он хотел её. Прелестные девичьи колени просматривались сквозь обтягивающие штаны. Круглые манящие бёдра, тонкая талия. Нежные черты лица и прелестные карие глаза. Длинные волосы ему тоже нравились, можно было обходиться и без поводка. А как она говорила? Мягкий баритон, всегда честный и прямой взгляд. Даже сидя у костра, она держала спину прямой. «Сама женственность», - подумал он. Их волчицы совсем не такие. Дикие, коварные и такие же похотливые, как и он сам. Да и внешность у них совсем иная. Дана заинтересовала с первой секунды, как только та зашла в кабинет её гнилого отца. Она подслушивала - он узнал её запах. Непокорность читалась по её лицу и позе. А какое было платье?.. Вырез на прелестные нетронутые женские груди, прелестные ключицы, изящные манеры. Она держала себя всегда высоко. Не опускалась до оскорблений, никогда над кем-либо не смялась… это почти сравнимо с чопорностью, но девочке она шла. Ведь иногда она тоже улыбалась. Морик её веселил. Лорину нравилось наблюдать, как
девчонка собирает какие-то ненужные камушки, с восторгом смотрит на, казалось бы, обычный лес. А какая же она пугливая и упрямая. В неё сливались все противоположности так гармонично, что нельзя было предугадать какой Богдана будет сегодня. И он нестерпимо хотел её. Член давно гудел, требуя внимания. Альфа не понимал то ли это от долгого воздержания, то ли эта человеческая особа так действовала на него. Скорее всего, всё сразу. Он пытался представить, как выглядит её обнажённая грудь, пытался вообразить её стоны, и боль в паху ознаменовала начало боевых действий. Попытался отречься и вздохнул. Такой подарок он передаривать не собирался. От одной мысли, что это грациозное существо теперь принадлежит ему, и она же будет хозяйкой в его доме, Лорин ощущал какую-то непонятную гордость. Хотелось похвастаться. Детские глупости, но мужчина видел её за готовкой, как она старается для него, как ходит рядом. Он жил всегда один. Уборщицы приходили и уходили, а ел он в тавернах. Дом у него был чисто холостятским. Жить с волчицей? Нет уж, увольте. Баб в свой дом он не пускал никогда. Это было то правило, которого
Лорин придерживался уже очень давно. Его жилище не должно было пропахнуть женскими капризами, коварством и ссорами. Волчицам всегда нужно показывать их место, иначе они могут усомниться в твоей силе и одной прекрасной ночью загрызут тебя во сне. А бить и слушать постоянные слёзы он не желал. Почему-то он знал, что с ней такого не будет. Гордость у неё такая, что не позволит. «Пусть живёт, - решил сам для себя альфа. - Я готов с ней делить крышу». И ведь она не раз уже доказала, что не является ни волчицей, ни потаскухой. Она выбирала смерть. Ещё в том лесу он не верил своим ушам. Думал, девчонка притворяется. Но она отдала ему свой крестик и попросила не забывать её имя. Лорин понял, что семьи у неё, как таковой, и нет. И она попросила его помнить её. Она боялась уйти слишком рано и ничего после себя не оставить. Её поведение было похоже на поведение его старейшин. Справедливые, непокорные и честные. На своих сородичей тоже плохо походила. Сегодня он не смог вновь устоять. Понимал, что Богдана явно против, но ничего поделать не мог. Какой-то мужской голос подгонял его. Он часто касался её и ощущал,
как девочка гневно сопит, но даже в такие моменты она не покорялась эмоциям. Её ум тоже восхищал мужчину. Она понимала, что перед ней альфа. Понимала и терпела. А если и говорила, то тихо, надеясь, что никто не услышит. Человечка, ненавидя интимные прикосновения, всё равно проявляла уважение к нему. Его это сильно подкупало. Казалось бы, мужик, а тоже падок на всё, что касается лести. И он знал, что опозорь она его при его стае, то Лорин бы трахнул её там же. Жёстко и сильно, показывая, кто главный. Она об этом не подозревала, и её поведение говорило о её сообразительности и воспитании. Он не мог просто так это сделать. Ему нужна была причина, и сегодня он её получил. Она ударила его. Довольно сильно, поскольку попала по чувствительному носу. Таких грубых отказов альфа вообще никогда не получал. Обычно все отдавались без лишних слов, а тут такое сопротивление. И он радовался, когда получил право напугать её. Он хотел, чтобы та рассыпалась в извинениях и молила его о прощении. Ему хотелось, чтобы такая чистая девочка просила его. Ему почему-то стало остро не хватать этой власти. Но и тут она
отличилась. Стерпела всё. И даже тот поцелуй. О, как сладко ему было. Её неумелость и зажатость только сильнее распаляли его. Он понимал, что этот цветок ещё никто не тронул, и Лорин пообещал себе, что именно он станет её первым. «И последним», - добавил он мысленно. Такую нужно держать близко, иначе вороны слетятся быстро. Но альфа даже подумать не мог, что девчонка решит убить себя. Он не верил до последнего. Подумал, что она их пугает, просто глупит. Но когда её какой-то непонятный радостный взгляд коснулся его лица, он всё понял. В её светло-карих глазах плескалась гордость и честь. Она хотела умереть, так никому и не доставшись. Обломать всех.
        Страх у него был почти осязаемым, когда он склонился над обрывом, боясь увидеть переломанное тело такой невинной куклы. Но словно судьба любила её. Её поймал Гай. Этот одиночка, любимчик старейшин. Они пользовались особым пахучим маслом, отбивающим все запахи. Никто даже не почувствовал его присутствия. Такого облегчения он никогда не ощущал. Словно его ошибку никто не заметил, и наказания не последовало. Девчонка выжила. Он сразу же побежал к ней. Его переполняло облегчение и злость. Как она посмела?! Предпочесть смерть сексу с ним? Это оскорбляло мужчину очень сильно. А теперь… этот невинный оленёнок проявила себя, как настоящая тигрица. Не позволяла касаться себя. Её громкий крик больно резал по ушам, и ничего нельзя было сделать. Он не мог к ней даже приблизиться, до того яростно она сопротивлялась. Но ему удалось ухватить её за запястье. Он думал, что получится забросить её на плечо и унести обратно в пещеру, но она сумела вырваться и по глупости ударилась головой о камни. Сердце ёкнуло, когда она резко затихла. Тонкий слух подметил успокаивающееся сердцебиение, крови он не почувствовал.
Вырубила сама себя. Он не знал, что с ней делать. Боялся даже трогать, чтобы вдруг ещё чего не случилось. Лорин не представлял, как с ней будет жить. Голос у неё был крайне звонким. Наверное, наши старейшины её услышали. И вот она лежит. Гай говорит, что она девственница, судя по поведению. Сказал, что я её унизил. По началу хотел. А потом… вёл себя, как с волчицей. Показывал свою силу, даже оленя убил. Он всегда ходил на оленей один. Это помогало сосредоточиться и расслабиться. И когда он выбирал себе жертву, то запоздало понял, что он отбирает оленей по внешней красоте. Хотелось как-то поразить девочку. Чтобы она увидела, что он достоин быть её самцом. По идее это должно было сработать. Но та лишь восторженно оглядела… оленя, а не Лорина. Ей всё было в новинку. В её глазах проскользнула жалость и она отвернулась. Запоздало понял, что цвет глаз оленя и человечки был очень похож. И она не заметила его. Ничего не спросила, не удостоила его даже взглядом. Это сильно покоробило альфу и он, по-детски, решив привлечь к себе внимание хоть как-то, ударил её хвостом. Он почувствовал её взгляд на себе и словно
облегчённо выдохнул. Потом он разделил свой первый кусок мяса. Видя, как ухмыляются его ребята, Лорин вёл себя осторожно. Старался отдать кусок мяса пожирнее и побольше, чтобы задобрить девчонку. Такое удивление проскользнуло в её глазах, что мужчина даже сам растерялся. Она не верила, что он готов разделить с ней пищу. Он не понимал, почему девочка так себя ведёт. Он вокруг неё ходил, чуть ли хвост не распушая, а ей хоть бы хны. И он отдал второй кусок ей. Он был уверен, что одного ей будет мало. Она любила ходить пешком, значит есть нужно было больше. Но он ошибся. Человечка давилась мясом, но ни слова не сказала. Потом долго охала и вздыхала, хватаясь за живот. Опять он сделал всё не так. Отсутствие знаний о человеческих женщинах высшего класса бесило его. Он понимал, что они отличаются от простых крестьянок, но не столь сильно же! Ничего ей не нравилось. Ни ласковые поглаживания, ни раздевающий взгляд. Оставалось только насилие. Он оттягивал этот момент, словно давал девочке шанс исправиться. Сидеть с ней в одном седле было пыткой. Её мягкий зад был так рядом с его членом… сотни фантазий посещали
голову альфы. Он даже готов был затрахать её, прямо сидя в седле… и он попытался, когда не смог сдерживаться. Её кожа была нежной, тело манило, а какой запах… женский, настоящий. И что она сделала на такое проявление нежности со стороны Лорина? Сначала недовольно шипела, а потом и вовсе взбрыкнула и рухнула с лошади. Потом вскочила и унеслась вперёд. Это было обидно. Как она могла пренебречь им?! А потом ещё делала вид, что ничего не случилось, чем окончательно разозлила волка. Он понимал, возьми её силой сейчас, и она же будет шугаться от него постоянно.
        - Гримов мы миновали пару дней назад, - возвращаясь в реальность, заговорил альфа. - Если они и были тут, то давно ушли.
        Лорин взял девчонку за руки. С лёгкостью поднял и погрузил её себе на плечо. Она висела безвольно. Такая тихая и покорная. Ему это тоже нравилось.
        - Ты не боишься вести её в город? - вдруг напряжённо спросил Гай. - Сальме она тоже понравится…
        - Это уже не твои проблемы, - отмахнулся Лорин. - Ещё раз спасибо.
        - Не за что, - кивнул мужчина.
        - …знаете, я думаю, что лучше самогона нет ничего! - услышала я голос Морика.
        - Да ну тебя! - зафырчал Тур. - Пиво-то лучше! Можно насладиться вкусом!
        - Каким вкусом?! Травяным-то этим? - заохал усач. - От него рыгать потом тянет! А от самогона зато голова болеть перестаёт!
        Понимая, что снова свисаю поперёк лошади, открывать глаза не хотелось. Я какая-то неправильная. На мне проклятье. Я не могу умереть. Что за чёрт?! Я же… я же прыгнула! Ну, была там лошадь! Да откуда я знала, что это окажется какой-то путник-спасатель! На кой лязг руки свои выставил?! Не для него же падала! Я же… мне же надо! Боги, да что с вами такое?! Меня насиловать будут! А может ещё и бить! Глаза заслезились. Неужели им нужно, чтобы я пошла на это? Распрощалась со своей честью? Но зачем… почему я тогда жила в такой семье и с такими правилами? Можно было бы вполне сделать меня занюханной куртизанкой! Толку было бы больше, и я бы так не убивалась. Но я росла чуть ли не как принцесса! Только присмотра поменьше. Руки себе все исколола этими иголками, пока вышивала… зачем? Чтобы стать подстилкой животного? Где мне это пригодится? Хотя с лекарем я не зря дружила. Знаю, как сама себе помощь оказать. Много чего ещё повидала в его кабинете. Вот изобьёт меня Лорин, а я сама смогу себе раны обработать, чтобы он вновь отыгрался на мне. Вот так жизнь. О таком я точно не мечтала. Даже в самых кошмарных снах
мне это не могло присниться. Я думала, что такое со мной никогда не случится.
        Мне было тепло. Солнышко припекало спинку. Я была готова висеть так хоть целыми днями, поскольку смысл жизни был утерян. Я не знала, что мне делать. Просто не знала и всё.
        В носу что-то защекотало. Мои руки не были связаны, они свободно висели, и я осторожно коснулась носа. Кровь. Замечательно. Зажала ноздри руками. Проклиная себя, коснулась левой рукой сапога Лорина и чуть сжала его:
        - У меня кровь с носа идёт, могу я пойти пешком?
        Радостные голоса вдруг как-то стихли. Моего пробуждения точно никто не ждал, видимо поэтому и замолкли. Вообще-то я ожидала услышать от Лорина «нет» или что похуже, но ликан молча взял меня за локоть и потянул вниз. Я соскользнула, а его рука подстраховала меня, чтобы я не упала.
        Коснувшись ногами земли, рука альфы тут же исчезла. Он даже не взглянул на меня. Понятное дело.
        Шагала, запрокинув голову. Может, я умру от потери крови? А что? Вполне вероятно.
        Лес вокруг был снова другим. Густой. Деревья были необыкновенно высокими. Мне с запрокинутой головой как раз было удобно их рассматривать. Стволы чуть отливали серым цветом, а листья были тёмного зелёного оттенка. Просто прекрасно. Какая красота. Особенно на таком сильнейшем контрасте, как ликаны. Мне опять всё казалось нереальным. Я иду со своими покупателями в неизвестное мне место, где мне будет ужасно. Но сейчас все ощущения были притуплены. Я ведь попыталась. Захотела покончить со всем, но не вышло. Значит, нельзя. Пытаться снова не хотелось. Как в тот раз. После обещания Лорина свернуть мне шею жить я захотела очень сильно. Потому что здравый смысл берёт верх над чувствами. У мозга одна функция - делать всё, чтобы я осталась в живых. Он требует знаний, чтобы, в случае чего, я сумела бы спастись, предупреждает меня обо всём. Он единственный, кто так печётся обо мне.
        Кровь остановилась минут через десять. Я немного отстала, поскольку шла медленно, боясь споткнуться. Доставать свой грязный, извозюканный платок не хотелось. Его даже в руках держать стыдно. Надо было вчера постирать. Что-то не подумала об этом. Да и стирала я редко. Чтобы скрыть следы своего побега приходилось застирывать пятна на одежде. В принципе, ничего сложного. Но у меня нет мыла.
        Мужчины, поняв, что я не собираюсь никуда бежать и ничего с собой делать, вновь заговорили. Изредка косились в мою сторону, проверяя. Их тихие голоса разрывали удручающую тишину. Я была равнодушна к их мнению. Пусть думают, что хотят. Не я согласилась на такую сомнительную покупку. Моя вина в трусости. Надо было бежать раньше. Сейчас уже приехала бы куда-нибудь, купила бы домик и зажила. Научилась бы чему-нибудь и работать пошла. А что нет? Труда я не боялась. Всю жизнь провела бок о бок с пашущими женщинами. Я понимала, как это трудно, и по возможности помогала. Мне не положено было, но кто мог мне запретить? Папе начхать на меня, значит я предоставлена сама себе. Так что в деревне не пропала бы. Но я выжидала подходящий момент, выверяла всё, обдумывала. Строила грандиозный план, стараясь учесть всё. И не успела. Лорин появился и всё переломал. Просто растоптал мой замок из песка, который я так долго строила. Пристаёт, угрожает, умереть не даёт. Гад, одним словом. Я ведь леди. Стало горько. Грязнуля, в мужской одежде и опухшими от слёз глазами. Скорее замарашка какая-то уличная. Какой кошмар.
Плакать хотелось, но слёз не было. Просто душила обида, не давая мыслить объективно. Мой взгляд упёрся в спину Лорина. Едет он. Волосы собраны в низкий хвост какой-то заколкой металлической серебристой. Прямая осанка. Хотелось по-детски схватить камень и кинуть в него. Сделать и ему как-то больно, чтобы он понимал каково мне. Но я просто шла. Кинься - обругает или ещё что-нибудь извращённое придумает. Негодяй. Где же мой герой? По идее он должен быть. Меня похитило чудовище! Где храбрец?! Кто подарит мне серебристую шубу из врага? Хотя, я бы не хотела убивать его. Пусть побьют, тоже поиздеваются и бросят. Чтобы жил и помнил! Будет знать, как дам высокородных обижать.
        Немного оправившись от утреннего инцидента, решила не думать о будущем. Пусть делает, что хочет, а я в свою очередь найду способ умертвить себя. Не уследит же. В деревянную клетку же не посадит. На самый край устрою голодовку. Долго, но эффект будет достигнут. Лорин ещё не знает, с кем связался. Конечно, своего он добьётся и изнасилует меня, но я отвечу по-своему. А что мне ещё остаётся? Опять биться в истерике? Ну, займу я полчаса. А дальше что? Идти-то всё равно придётся. Только меня могут опять на лошадь посадить, а я крайне не хочу никак контактировать с омерзительным мужчиной. Пусть будет то, что мне уготовили Боги. Они там, небось, ставки уже сделали. Ещё одни нелюди.
        11 глава
        Потянулась, разминая спину. От сна на жёсткой земле здоровья не прибавится. Хорошо, хоть сплю я на плаще Лорина. Он у него плотный и довольно удобный. По крайней мере лучше моего будет. Посмотрела в сторону. О, цветы. Красивые длинные зелёные стебли, а сверху, словно стрелой, росли синенькие цветочки. Листья были похожи на петрушку. Только намного больше и края удлинённые. И большие-то какие! Выше колена. Они росли за кустом. Недолго думая, сорвала себе три веточки. Понюхала. М-да уж. Аромат хрена. Ни тебе сладкого или чуть горьковатого запаха, а такой отчётливый запах этого острого корня. Бр-р. Может, выбросить? Ладно, похожу немного, а потом выброшу.
        Дальше шла и размахивала букетом, представляя себя искусной кудесницей, к которой пришёл свататься жених. Он подарил мне букет цветов, и мы пошли гулять. Представляла, как мужчина идёт рядом, подставив мне свой локоть. И мы разговариваем с ним на всевозможные темы, и нам весело. Он часто смешит меня… только лица у него нет. Не могу представить кого-то, кто мне сильно нравился. Поэтому я только мысленно слышала его приятный голос и фантазировала о нашем совместном будущем.
        - Что за вонь? - вдруг услышала голос Морика.
        Он повернул голову влево. Я шла вообще в самом конце. И ничегошеньки не чувствовала. Ближе всего ко мне был Виер. Парень тоже закрутил макушкой и вдруг он повернулся ко мне. Я почувствовала его взгляд, но не посмотрела на него в ответ. Покрепче прижала к груди цветы, принимая мысленно комплименты от прелестного молодого человека. Даже улыбнулась слегка.
        - Богдана, ты что?! - услышала я голос парнишки. - Выбрось их немедленно!
        Я быстро распахнула глаза, испугавшись. Виер даже остановился с каким-то ужасом глядя на меня.
        - Что выбросить? - не поняла я и нахмурилась.
        Остальная команда тоже обернулась на шум и, увидев меня, они как-то поменялись в лице. Да, что не так?
        - Это же волчий корень! - он указал на цветы в моих руках. - Он же ядовитый.
        Медленно опустила глаза на цветы. Страх тут же всколыхнулся по мне. Цветы не выглядели… опасно. Пахли странно, но это ведь не повод считать их ядовитыми, да?
        - Нет, обычные полевые цветы, - мотнула головой и протянула цветы парню. - Понюхай, они, правда, хреном пахнут…
        Виер шарахнулся от букета так быстро, что даже с лошади соскочил. Его реакция крайне меня поразила. Чего это он? Что происходит-то?
        - Богдана, выброси, - тут же сказал Тур, серьёзно смотря на меня. - И руки оботри об траву.
        Вот слова Тура до меня дошли. Я понимала серьёзные доводы. Если сказал, чтобы я ещё и руки обтёрла, значит явно схватила не то. Да и тон его я принимала хорошо. Обычный, без какого-то тайного подтекста.
        Под пятью взглядами подошла к деревьям и бросила цветы там. Рядом стояло дерево. Кривое какое-то, с узловатыми ветвями, но листья висели низко. Я сорвала несколько и скомкала их в руке, пытаясь выдавить хоть немного сока. Хорошо бы ручонки помыть. Но воды, как на зло, нигде не было. Подняла чуть вопросительный взгляд наверх. В стволе было дупло. И оттуда свисали орехи. Зелёные ещё, но это были точно они. Не думая о последствиях, приподнялась на носочках и достала веточку. Хоть посмотреть на них вблизи. Я их только чищенные и видела. А тут по-настоящему, как оно должно быть. Вдруг раздался странный писк. Я подняла взгляд и увидела маленькую голову белки, которая высунулась из дупла. Не успела даже спохватиться, как эта мерзавка прыгнула на меня. Она зацепилась за рубашку и полезла вверх. Испугавшись, завизжала и начала её стряхивать. Шустрое создание в миг оказалось у меня на голове. Понимая, что она может укусить меня, начала носиться вокруг этого дерева, не в силах справиться с лесным обитателем. Наверное, мой писк должен был отпугнуть животное, но она, наверное, тоже испугалась…
        - Что случилось? - услышала я голос Виера.
        Я тут же понеслась к нему.
        - Белка!!! Она у меня в волосах! - запаниковала я. - Сними её! Сними!!!
        Парень попытался достать её, но я дёргалась и мешала ему своими воплями. Я была так сильно напугана, что опять топала ногами, ожидая укуса. Но эта дама (уверена, что это не самец) уже сама поняла с кем связалась и запуталась в волосах. Она не бегала, а копошилась, явно пытаясь найти выход из моей шевелюры. Хвост был спущен, а эта… дура залезла мне под резинку и, похоже, там застряла!
        - Не шевелись, - парень схватил меня за плечо. - Стой смирно.
        Я замерла, чуть согнувшись вперёд. Дышала часто-часто, силясь успокоить себя. Господи, да что же за наказание-то такое?!
        Животное копошилось, и Виер её наконец-то схватил. Начал доставать, попутно обрывая мои волосы.
        - Ай! Больно-больно! - шипела я, приплясывая на мест. - Не рви, не рви…
        Кое-как он справился с шустрым животным. Я выпрямилась. Лицо горело, и на голове у меня был явный кавардак.
        - Вот и всё, - усмехнулся он, держа животное одной рукой за хвост, а второй за шкирку. - Чем ты её разгневала, раз она кинулась на тебя?
        На земле возле проклятого дерева валялись орехи, которые я выбросила к чертям собачьим.
        - Взяла из дупла, - указала рукой на вкуснятину зелёную. - Посмотреть хотела, а эта сиганула сверху… я думала, она меня загрызёт.
        Парень еле сдерживал улыбку. У него тряслись губы, и он отчаянно избегал моего взгляда.
        - Богдана, нельзя брать всё, что нравится - это же лес, - пояснил ликан, бросая животное на землю.
        Белка встряхнулась и понеслась к дуплу, по пути захватив орехи. Стерва жадная.
        - Я только посмотреть хотела, - буркнула я, шагая обратно к дороге. - Откуда ж я знала, что в дупле кто-то живёт?
        Виер промолчал, пряча свои глаза. Я не понимала, что тут было смешного. Вышла на дорогу и потопала вперёд, пугая всех своим видом. Красная, а на голове непонятно что.
        Морик не привык сдерживаться и заржал в голос. Я быстро стянула резинку и начала укладывать свои длинные спутанные волосы. Нужна была расчёска. Хорошая и большая. Мне вообще другая жизнь нужна, но сейчас не об этом.
        - Почему тебе так не везёт?! - хохотал Морик, трогая поводья. - Белка! Богдана, ты как её умудрилась найти?
        Я надулась. Виер вскочил на свою лошадь и догнал нас. Все двинулись снова вперёд. Я шла посередине. Лорин в самом начале, за ним Франк с Мориком, следом Тур и Виер. А я затесалась в центр. Не буду больше вообще ничего трогать! То ядовитое что-то схвачу, то нападение спровоцирую! Дикие леса какие-то! И потрогать нельзя ничего…
        - Я хотела посмотреть на орехи, - забурчала я в своё оправдание. - Кто ж знал, что она их для себя припасла? Дикарка какая-то, а не белка.
        Он ещё пуще начал заливаться. Его смех поддерживал Тур, а остальные посмеивались только немного. Я как-то уже привыкла к этому. Не особо обращала внимание. Главное, чтобы угрюмо не молчали и не перешёптывались за моей спиной. И, наверное, здорово, что они не поднимают тему о моей утренней выходке. Никто не обвиняет и не жалеет. Так легче. Мне не напоминают, и я не вспоминаю. Но осадок всё равно остался.
        - Ой, бабы… - простонал усач. - Как вы не вымерли ещё?..
        Я пожала плечами. Откуда мне знать? Дома мне было отлично. И лес мне нравится, просто… ну, бывает. Зато взбодрилась. Сразу жизнь полюбила!
        - Нас Богини охраняют, - всё же отозвалась я. - Мужчинам дана сила, а нам… ну, мы детей приносим, поэтому мы не вымрем никогда.
        Другого объяснения я не знала. Библейское пересказывать не хотелось. Мне нравилось верить в Богинь. Не так давно все поклонялись им, потом эти перевороты и новые порядки убили старые обычаи. Я любила читать историю, нравилось копаться во всём этом «старье».
        - Тебя-то точно кто-то охраняет, - покачал он головой, бросая на меня смешливый взгляд. - С такой удачей можешь на грима пойти.
        Гримы - это ещё одни чудовища лесные. Большие зловонные собаки, которые любят нападать на путников, а также на домашний скот. Редкостные твари. И намёк я поняла.
        - Да я в обморок быстрее хлопнусь, если увижу грима живым, - передёрнула плечами. - Пропущу всё самое интересное.
        - Тебе дозволено, - хмыкнул он.
        На этом наш разговор был закончен. Я и раньше напряжения не чувствовала, поэтому для меня ничего не изменилось, хотя мужчины начали при мне обсуждать какого-то своего друга, смеяться и вспоминать какой-то забавный случай. И после этого все девки сплетницы? Мужчины вот точно такие же, как мы. Только сильнее нас.
        Топала пешком до самого вечера. Устала даже. Ноги гудели, бедные туфельки прохудились, и я чувствовала камушки под ногами. Они же не приспособлены для долгих прогулок. По дому в них удобно ходить, а так… пара дней, и я сотру их до дыр.
        Когда начался закат, мы свернули с дороги в лес. Отъехали метров на тридцать и остановились. Мужчины начали разбивать костёр, разбирать сумки и давать лошадям отдохнуть. Виер начал их кормить. Какую-то крупу им давал. Ему нравилось возиться с животными, и они явно его любили. Зато я без стеснения уселась под деревом и облокотилась на него. Костёр разбивали в двух метрах от меня. Фух, присела наконец-то.
        Засушило горло. Оглядела всех. Меньше всего занятым казался Франк. Я медленно встала и осторожно подошла к нему.
        - Франк, - осторожно обратилась я к нему. - А у тебя не будет воды?..
        Я ощущала себя слегка неловко. Просить я вообще не привыкла. Наслаждаюсь тем, что есть. В моей фляжке осталось совсем немного и мне этого было бы мало.
        Мужчина пару раз моргнул, переваривая мою просьбу.
        - Да, конечно, - он кивнул и подошёл к своей сумке, которая стояла неподалёку. Он достал фляжку и протянул её мне. Я открыла и сделала несколько жадных глотков. У него воды было много. Стало сразу же легче.
        - Спасибо большое, - искренне поблагодарила я, заламывая пальцы.
        Отдала флягу хозяину и улыбнулась.
        - Обращайся, - кивнул он, и его губы тронула улыбка.
        Я потупила взор и вернулась к своему месту. Теперь было легко, и ощущалась прохлада. Может, сегодня удастся нормально выспаться? Глаза слегка заслезились, и я смачно зевнула, прикрыв рот ладонью. Как умело Морик разжигает костёр… огнивом высекает искру на какую-то стружку, и та начинает дымить. Пара минут, и появляется огонь. Сначала подкидывают мелкие сучки, чтобы появились угольки. Дальше всё ещё проще - подкидывай дрова и всё. У них вообще всё грамотно выходило. Даже как-то завидовать начала. Они умеют всё, а я ничего. Обидно, конечно, было.
        Лорина я не видела. Он куда-то ушёл с Туром и Виером. Когда они пропали, я не заметила. Может, охотиться ушли?
        - Эй, мелочь, иди сюда, - подозвал меня Морик.
        Отказывать было лень. Меня так разморило… я очень хотела спать.
        - Сейчас, - кивнула я, кое-как поднимаясь.
        Пошла к лошадям. Обошла две и только потом нашла нужную. Сняла свою сумку. Животные меня уже не боялись, я ведь столько с ними бок о бок прошла. Даже смешно.
        Вернулась к костру. Села рядом с Мориком. Достала из сумки плащ. Недолго думая, постелила его на землю и устроилась на нём сверху. Второй частью накрыла себя. Было немного неудобно, но сон меня так и вырубал. От костра пошло тепло, и я чуть ли сразу же не свалилась на сумку.
        - Эй, ты чего, спать собралась? - удивился усатый мужчина. - Мы же не ужинали ещё.
        Поджала ноги к груди и устроилась поудобнее. Подбила сумку и капюшон накинула сверху.
        - Я не хочу кушать, спасибо, - вяло буркнула я. - Спокойной ночи.
        - Спокойной, - усмехнулся ликан. - Только смотри, мы говорить будем. Уснуть-то сможешь?
        - Я всё могу, - закрывая глаза, фыркнула я.
        Дремота напала быстро. Голоса двух мужчин словно убаюкивали меня. Помню потом ещё звуки усилились, стал слышен смех. В итоге я крепко-крепко заснула, и даже запах жареного мяса не волновал меня.
        Ночь была спокойной. Наконец-то. Меня никто не трогал, стояла тишина и ночная прохлада, от которой я спрятала нос под капюшон. Сумка стала лучшей в мире подушкой, и я зарывалась в неё головой, наслаждаясь покоем. Комаров не было, и это радовало.
        Утром я встала раньше всех, как обычно. Посидела с минуту, приходя в себя. Протёрла лицо, поправила хвост на голове. Привычка рано вставать никуда не девается. У меня всегда был ранний подъём, водные процедуры, завтрак и начиналась «программа». Почитай это, вышей вот здесь, станцуй под эту песню, расскажи главное правило истинной леди и тому подобное. Правда занимало всё это не больше трёх часов, а потом я была предоставлена сама себе. Таскалась за горничными, докучала солдатикам и гоняла кошек по двору. Сейчас я не знала, что делать. Все спали. Лорин лежал ближе всех ко мне. Полы его плаща почти касались меня, хотя сам он находился на расстоянии. Ну, хоть что-то. «Сегодня вечером мы приедем в город», - мелькнула ужасная мысль в голове. Сегодня. Остался день насладиться прогулкой. Смешно, что я единственный раз выбралась в лес, и он оказался последним. Запрёт же меня в комнате. Или в подвале. А может, у него будки специальные есть для таких, как я? Сегодня узнаю. Во всяком случае, Богдана, сегодня у тебя будет первый раз. И знаете, что меня волнует больше всего? Даст ли он помыться мне и помоется
ли сам. Дурость, но я почему-то уверена, что это животное занесёт мне какую-нибудь грязь, и я долго буду болеть после этого. Всё-таки это не человек, а зверь. Отдаю свою девственность нечисти. Просто шикарно! Всю жизнь только об этом и грезила! Думала, кому бы отдаться! О, а может, этому грубому, похотливому ликантропу?! Точно! Ещё и должок за папку отдам, и всем хорошо будет!
        Тихо поднялась и пошла наяривать круги вокруг лагеря. Отошла подальше, чтобы никому не мешать. Просто лежать не хотелось, я выспалась и ощущала себя отдохнувшей. Как же от меня несло потом! Тело всё липковатое какое-то было. Отвращение к самой себе - это страшная вещь. Волосы давно стояли колом. Еле-еле пригладила их и потуже затянула резинку. Как бы обстригать их не пришлось. Колтунов пока не нащупывала, но это вопрос времени. В моей причёске побывала даже белка! А это дикое животное! Вдруг вредителей каких мне подкинула?! Слава Богам, ничего не чесалось. Но рубашка моя давно потеряла свою свежесть. На штанах отсутствовала одна пуговица. Там дополнительные застёжки были, на них всё и держалось. Идиот, а не Лорин. Сказала же «нет». Это означает именно «нет», а не «срывай с меня одежду, самец»! Может, у него со слухом проблемы?
        Я успела сделать три круга медленным шагом, когда проснулся Виер. Он, продолжая лежать, потянулся и оглядел своих сородичей. Не заметив меня, поднял голову. Он быстро определил, где я хожу, и его сонное лицо повернулось в мою сторону. Я подняла руку, приветствуя. Он сонно улыбнулся и опять упал на свою сумку. Проверяют. А может, он проверял остальных? Кто проснулся, а кто нет.
        Рассвет только-только начинался. Не удержавшись, пошла смотреть. Отошла не очень далеко. Искала такое место, откуда хорошо будет проглядываться небо. Небольшой кусок земли был ярко освещён первыми лучами. Я тут же встала туда, и яркий свет ослепил меня. Прикрыла глаза руками и сумела-таки разглядеть жёлтый бочок, после чего пришлось отворачиваться. Встретила. Последний рассвет на относительной свободе. Тут есть негласные ограничения, а в городе будет всё иначе. Четыре стены и я. Желала впитать в себя утреннюю свежесть и перенять мудрость этих вековых гигантов. Подпёрла одно из таких. Вдруг поможет мне? А что? Я верю в чудеса. Верю во спасение, верю в прощение. Всё случается.
        Меня хорошо прогрело на солнышке. Я поворачивалась спиной, наслаждаясь теплом. Обнимала дерево, словно прощаясь с ним. Чего только с утра не натворишь.
        Решила вернуться, когда мужчины ожили. Заговорили, послышался смех. Весёлые ребята. Стараются радоваться жизни. Вроде неплохие мужчины, а меня купили и насильно удерживают. Ну, есть же рынок с рабами. Там люди сами желают стать хоть кем-то. Уборщицей, прачкой или подавальщицей в таверне. Купили бы кого-то из тех. Но надо было поломать жизнь мне. И опять-таки, виноват не кто иной, как мой папа. Если бы он не решил продать меня, я бы спокойненько сейчас сидела и читала свои любимые романы, попивая травяной чай. Иногда обмахивалась веером и подрагивала носом туфли, показывая свою взволнованность, ведь сюжеты всегда были интересными. Но я путешествую с пятью мужчинами, один из которых сегодня меня трахнет. Отличный конец моей истории. Лучший!
        - Чего ты там делала столько времени? - почёсывая короткостриженый затылок, пробасил Морик. - Спала, что ли?
        - Рассвет встречала, - пожала плечами.
        Я подошла к кострищу и подняла свой плащ. Отряхнула его и аккуратно сложила. Засунула в сумку и опять плюхнулась на землю, уложив подбородок на согнутое колено.
        - Не пойму я вас, - заворчал усато-бородатый ликан. - Моя Мелинда вечно тащит меня этот ваш рассвет встречать. Чего я там не видел? Солнце, как солнце…
        Я улыбнулась.
        - Это же романтика, Морик, - тихо отозвалась я, глядя на мужчину, который разминал руки. - Твоя жена просто хочет побыть с тобой наедине…
        - Да мы итак живём с ней вдвоём! - тут же вскинулся ликан. - Зачем вставать так рано?! Будто с утра что-то меняется! Вот ты зачем туда ходила?
        Часто заморгала. Я ответа, как такового, и не знала.
        - Ну, я встала рано, мне было нечего делать, - отозвалась я. - И я никогда не видела рассвета в лесу. Мне интересно просто было… - Да что в нём интересного?! - застонал мужчина, веселя остальных. - Каждый день же светит! Смотри - не хочу! Утром-то чего?!
        - А ты позови свою жену посмотреть на закат, - вдруг предложила я. - Намного краше, и вставать рано не надо, зато Мелинда будет, скорее всего, рада.
        Тот нахмурился и уже хотел что-то возразить, но передумал. Задумался как-то.
        - Это вместо рассвета? - догадался усач.
        - Ну да, - кивнула. - Ей будет приятно, а потратишь всего минут двадцать от силы. Поговоришь с ней о чём угодно, только не о доме. Комплимент сделай, и она отвяжется от тебя с рассветом.
        Я была уверена, что это сработает. Со мной бы сработало. Я бы тоже своего мужа таскала бы встречать все рассветы и закаты. И я была бы рада, если бы меня он сам сводил в какое-нибудь красивое место. Просто так. Посидеть на земле или вовсе постоять. Но я бы оценила этот жест.
        - Если не прокатит, - тут же повеселел мужик и ткнул в меня пальцем. - Я настучу ей, что меня надоумила ты.
        Стараясь не засмеяться, поджала губы. Кивнула ему. Ликаны веселились. Лорина нигде не было, наверное, опять в лес ушёл. Ну и слава Богу, может, потеряется где-нибудь там?
        - Тогда и я свою свожу, - тут же заговорил Тур. - Вдруг и с моей прокатит?
        Мужчины начали подшучивать друг над другом и обзывать «каблуками». Я не понимала, что это значит, но ликаны веселились. В итоге Франк опять начал бороться с Мориком, а бедному Виеру досталось от Тура. Тот решил показать ему какой-то приём, в итоге они оба завалились на землю. Они были, словно дети. Но ликаны делили всё. Знали, когда можно расслабиться, а когда необходимо быть серьёзными и вести себя тихо. Мне больше нравилось слушать и наблюдать. В груди слилась радость и зависть. Опять. Я была лишена такого. Но меня устраивало просто смотреть со стороны. Хоть как-то приблизиться к Ним.
        Вернулся Лорин и прервал веселье. Надо было собираться и ехать дальше. Мужчины, продолжая посмеиваться, собрали вещи и пошли к лошадям. Я чуть задержалась, засмотревшись на кострище. Оно каким-то образом походило на мою жизнь. Она потухла. Осталась лишь сажа и пепел. Когда ещё тут разожгут огонь? И когда моя душа вновь запылает жаждой жизни? Неизвестно. Просто неопределённо.
        Понимая, что осталась одна, поднялась и взяла свою сумку. Повздыхала и потопала к остальным. Они ждали меня. Никто не звал, знают же, что сама приплетусь.
        Подойдя к Лорину, неуверенно подняла на него взгляд. Он выглядел… как король какой-то. Гордая осанка, выразительные глаза, выражение лица чуть задумчивое и ни единого лишнего движения.
        - Могу я… сумку повесить? - подала я голос, отвлекая мужчину от обдумываний своего злодейского плана по захвату мира (я была уверена, что это делают именно такие мужчины, как он, и именно с таким лицом).
        Он посмотрел на меня, и я сглотнула. Взял сумку и примостил её рядом со своей. Потом протянул мне руку. Всего секунду я сомневалась. Понятно же всё. Даже говорить что-то бесполезно. Если предлагает, то пешком я сегодня не иду, хотя у меня этот день последний…
        12 глава
        Я вложила свою ладонь в его, и он помог мне забраться в седло. Посадил перед собой. Я чуть поёрзала, устраиваясь поудобней.
        Лорин молча тронул поводья, и конь пошёл обратно к дороге. Остальные повторили его жест. Можно было молчать. И так все всё понимали, даже я, далёкая от ликанов и их правил.
        Прошёл час. Солнышко давно встало и заявило свои права на день. Птицы очнулись от ночи и запели свои только им понятные песни. Зажужжали насекомые, изредка пролетая у меня под носом. И я всё ждала. Колкое предчувствие доставляло неудобства. Всё представляла, когда же наконец Лорин начнёт свои грязные приставания. Сегодня мы приедем. Сегодня мне, как личности, придёт конец. В каком-то смысле я умру. Морально. Думаю, после этого терпеть все издевательства будет легче. Когда нечего терять, унижения не кажутся такими мерзкими. Что-то я сделаю. Наворочу дел, утону в какой-нибудь луже или подпалю дом… много вариантов, нужно лишь освоиться в клетке, а дальше всё, как по нотам.
        Настал обед. Лес вокруг менялся не сильно. Гиганты-деревья устилали весь наш путь, множественные кустики скрывали землю от посторонних глаз, частенько слышались какие-то шорохи. Наверное, какие-то дикие звери носятся. Солнце сквозь гущу листвы проходило трудно, наверное поэтому оно не пекло. Сегодня был жаркий день, а у меня даже голова ничем не покрыта. Заработать солнечный удар не хотелось. Умереть - не умру, но вот от головной боли и рвоты мучиться буду долго.
        Лес был слегка чуждым. Я привыкла к берёзкам, елям, тополям. Полевых цветов тут тоже не наблюдалось, земля в основном была голой или покрыта лёгким мхом. Но какая-то неведомая свежесть наполняла лёгкие, даря покой. Дорога тоже была широкой. Возможно, это была обычная лесная тропа, поскольку я видела и другие пути, пронизывающие лес.
        Испугалась я, когда увидела человека верхом на лошади. Мужчина с русыми волосами и чёрными глазами. Он проводил нас взглядом и пошёл по своим делам. Никто не обратил на него внимания, кроме меня. Я следила за ним, пока была возможность. Он ехал в противоположную сторону, поэтому быстро скрылся за необъятными деревьями. Все молчали, значит… это был ликантроп. Мне даже показалось, что он смотрел только на меня. Но это было глупо, ведь я совершенно не представляла угрозы. Наверное, от неожиданности и страха померещилось.
        Вскоре встретили ещё двоих мужчин, что ехали нам на встречу. Они сдержанно кивнули Лорину, вопросительно оглядели меня и поехали дальше. Меня это всё сильно нервировало. Еле удержалась, чтобы не посмотреть им в след. Кажется, Тур поздоровался с одним, но как-то тихо и сдержанно. Именно в такой момент я была счастлива, что сижу в седле, а не иду пешком. У меня и ноги бы запутались от таких пристальных и каких-то диких взглядов. Меня так Лорин оглядывал в папином кабинете. Бр-р.
        Старалась держаться непринуждённо. Чем дальше мы ехали, тем прохладней становилось. Солнечный свет не проникал сюда, и создавалась странная атмосфера таинственности. Я наслаждалась с каким-то двояким чувством. С одной стороны, я опять была под впечатлением от природной красоты, была польщена возможностью просто увидеть это и как-то прикоснуться к прекрасному. А с другой стороны, меня выворачивало наизнанку от омерзения к будущей жизни. Стыдилась, что не борюсь. Пара попыток не в счёт. Думала, что нужно прямо сейчас упасть с лошади головой вниз или убиться об первое попавшее дерево, чтобы как-то прекратить эту чёрную полосу, которая стала фоном моей жизни. Нет конца той мерзости, что окружала меня. Но меня останавливал страх. Боялась, что опять ничего не получится, я опозорюсь, и меня в прямом смысле посадят на цепь. Не хотела унижения. Поэтому и сидела. Смотрела вперёд и понимала, что, начни Лорин приставать ко мне, я ничего не сделаю. Буду терпеть. Мне больше ничего не остаётся. Только ждать и молиться.
        Морик не переставая трещал с Франком о том, что он будет делать дома и как «сильно будет любить» свою жену. Франк подначивал его и хвастался, что время проводить будет с несколькими одновременно. Они оба спорили, как женатый мужчина и холостяк. Я их не слушала. Хотя их доводы были интересными. Смотрела вдаль, боясь увидеть этот чёртов город. Словно готовила себя к предстоящему. Приказывала себе не плакать и держаться, согласно статусу. Холодно и гордо. Пусть я уже не имею прав, и моя жизнь гроша ломанного не стоит, но лицо я ронять не собиралась. Хотя бы первое время. Буду держаться сколько смогу, а дальше… уже не важно.
        Ближе к вечеру похолодало. Солнце постепенно скрывалось, охлаждая лес. И так было не особо жарко, а теперь стало… бодряще.
        - Ну чего притихла-то, а? - услышала я голос Морика, который подъехал к нам слева. - Ты никак плакать собралась?
        Я испугалась, наверное, слишком сильно. Руки в миг задрожали. Я не хотела, чтобы кто-то вообще видел меня в таком состоянии - это было показанием трусости, которую я так отчаянно прятала в себе.
        - Нет-нет, - попыталась я придать голосу непринуждённость. - Просто задумалась.
        - Да прям уж и задумалась, - не поверил он мне. - Не боись, тебе наш город понравится. С Мелиндой и Майлой познакомишься, они тебе всё покажут, глядишь, и подружитесь.
        Еле удержалась от гримасы. «Подружитесь», - перекривляла я в голове. Как безродный щенок и две девчонки. Посмотрят на меня, поиграются. Они же такие же ликаны, как все. Мерзкие и жестокие. Только их женщин не хватает мне для полного счастья. Надеюсь, он просто шутит, пытаясь поддержать разговор.
        - Да, конечно, - выдавила я из себя и вымученно ему улыбнулась, вновь отворачиваясь, показывая, что разговор окончен.
        По идее, это должно было сработать. Дама отворачивается, значит будь добр заткнись и уходи. Да и в обычной жизни, если тебе отвечают и отворачиваются, то это означает, что тема закрыта! Всё, дальше её продолжать не стоит.
        - Слушай, ты только в городе не реви, ладно? - продолжил он. - У меня репутация хорошего мужика, а твоё лицо в миг разобьёт её в пух и прах. Лады?
        Сглотнула, пытаясь оттянуть момент истерики. Ненавижу. Не собираюсь я… плакать! Как окажусь наедине с собой, так и поплачу. Мне слишком стыдно.
        - Морик, я же сказала, что плакать не буду, - устало ответила я и посмотрела ликану в глаза. - Всё хорошо.
        И вновь отвернулась. Он помолчал.
        - Короче, братан, я тебе не завидую, - выдал насмешливо усач и наконец-то замолк.
        Кому он это говорил, догадаться было не сложно. Я ему это тоже говорила. Он - идиот, и всё этим сказано. Болван, каких поискать. Мог ведь ехать домой с золотом. Купил бы на него… даже не знаю, дом большой! Табун лошадей! Земли и рабов! Да всё, что в голову придёт. А взял меня, причём сломав мне жизнь при этом. Отлично, да? Он не взял тех, кто продаёт себя, но не отказался от той, кому претят все эти мысли. Ну, точно с головой поссорился.
        Плохо мне сделалось, когда я увидела этот город. Большой, раскинулся на равнине. Хорошие высокие каменные стены. «Неприступный», - возникло в голове. Наша дорога вела как раз к воротам. Он был ещё далеко, и мы шли вниз, поэтому я смогла его разглядеть. Вдоль стен то и дело проходили… мужчины. На стенах я тоже приметила движение. Город хорошо охраняли. Домов не было заметно, только пару крыш. Мне вдруг в лицо дыхнуло каким-то жаром, и я почувствовала сильную слабость. Руки заледенели, стало душно. Довела я себя сама. «Из этой клетки я никогда не выберусь», - понимала я. Даже мой город не охраняли так сильно. Изнеможение достигло пика и я, прикрыв глаза, ощутила, как падаю…
        - Эй? - меня дёрнули за руку. - А ну очнись.
        Мужчина пару раз хлопнул меня по щекам, и я распахнула глаза. Ощущения были такими, будто меня кто-то резко разбудил от долго сна, хотя прошло всего несколько секунд.
        - Что? - растерянно пробормотала я, отстраняясь от груди мужчины, на которой лежала.
        Села ровно и тут же протёрла лицо. Сознание потеряла. И я живая. Значит, реакция у гадины хорошая. Потрясла головой, прогоняя слабость и какую-то непонятную истому. Держись, дура, потерпи.
        Никто ничего не сказал, словно это была обыденность, и я была рада этому. Упала? Подняли и всё. Больше нельзя так делать. Нужно попытаться быть сильной хоть пару часов. Выжать из себя всё, чтобы потом уже принимать все пинки судьбы, не считая их.
        Город неумолимо приближался. Рос на глазах. Я ощущала, как он давит на меня своей мощью. Никогда не могла бы подумать, что у обычной нечисти есть город.
        - Вечер добрый, Лорин, - заговорил мужчина, охраняющий со своим другом закрытые ворота.
        Я сидела и уверенно смотрела на ворота. Из толстых брусьев и железа. У нас ворота были просто деревянными. У них всё намного лучше, чем у нас… наша армия никогда бы не выбила эти «двери». Даже усилиями сотен людей. Высота метров пять, ширина ещё больше. Мы стояли, словно перед входом в дом великана. Внутри всё обрывалось, и я крепко стиснула зубы, удерживая свои слёзы внутри себя. Просто схватила всё в кулак и замерла, ожидая нужного момента, когда руку можно разжать и выпустить всё наружу.
        - Здравствуй, Хур, - заговорил мужчина, сидевший позади меня.
        Двое стоящих мужчин бегло оглядели остальных, и их взгляды скрестились мне. Терпи… и я сидела, держа голову прямо.
        - Это кто? - вполне серьёзно осведомился Хур.
        - Зверюшку себе купил, - слегка лениво отозвался ликан, ни капли не оскорбляя меня. - Ворота.
        Последнее слово было сказано слегка грубо. Мне стало ещё более неловко.
        - Я буду вынужден сообщить старейшинам, - выдал тот.
        Это даже не угроза, а просто спокойная констатация факта.
        - Не трудись, я сам всё сделаю.
        Тот пару секунд ещё буравил во мне дырку, после чего пошёл вместе со своим другом к воротам. Он пронзительно свистнул. Сначала ничего не происходило, но потом раздались громкие щелчки и монотонное щёлканье. Медленно эти «щиты» разъехались в сторону, пропуская нас.
        Я тут же уцепилась глазами за открывшуюся картину. «Чисто», - первое, что пришло в голову. Широкие вымощенные камнем улочки были извилистыми. Дома высокие, сделанные из дорогих материалов: перила, двери и ставни из красного дерева, невысокий забор из кованного железа, изысканные цветы, росшие на клумбах. Самое удивительное, что забор этот был сплошным. Никто не выделялся и не ставил себе высоченные ограды. Это было странно, люди всегда хотели выделить своё жильё на фоне остальных, если средства позволяли. С первых секунд сложилось впечатление крайне дорогого заморского города. Потом я увидела первых местных жителей, которые ходили по улицам. Все чистые, хорошо одетые и улыбчивые. Дамы шли втроём под ручку и хохотали, следом шли молодые парни и пихались, поднимая шум.
        И вот мы выехали на главную улицу. Народ не спал. В домах горел свет, они все носились туда-сюда, оглушая меня своими голосами. Эта улица показалась мне главной. Очень широкая, и я увидела первые лавки. Они были украшены резьбой, и висели вывески с рекламой. Сапожник, портной, кузнец. Солнце село, но было всё ещё светло. Возле каждого дома на металлической подставке висела широкая чаша с низкими бортами, подвешенная на цепочки. Хозяева домов начали зажигать их, освещая улицу. Сразу всё преобразилось, наполняясь каким-то тайным буйством. Носились дети туда-сюда, и не абы как одеты.
        Не босые. Не грязные. Не костлявые. Одежды странные, похожие на наши, но материал выглядел намного дороже, да и крой немного не привычный. Да и дамы не все были в платьях. Кто-то и в повседневной жизни носил брюки. Я старалась не пялиться на кого-то слишком долго, старалась блуждать взглядом по толпе непринуждённо, но нас всё равно заметили. На улице мы были не одни верхом на лошадях, но их явно заинтересовала моя персона. Я не отвечала на их взгляды. Как только замечала, что та или иная компания смотрит в мою сторону, тут же отводила глаза, начиная разглядывать других.
        - Ну, давайте, до завтра! - попрощался громко Морик и свернул в какую-то неширокую улицу.
        Вскоре все разбежались. Наверное, по домам. Одни мы ехали вперёд. Я так понимала, куда-то ближе к центру.
        За всё время я даже успела привыкнуть к жалящим вопросительным взглядам.
        Мы свернули влево. Поехали вдоль домов. Огонь горел везде, и заблудиться тут мог бы разве что заезжий. Всё видно, не было ни единого уголка, где была бы темнота. Как не приглядывалась, но мусора на земле не видела. Пыталась понять, кто за этим следит. Где сточные канавы? Где вонь? Где брань и ругань? Где это всё? Наверное, от такого разительного сходства наших городов меня трясло ещё сильнее. Я очень боялась.
        Вдруг из-за угла вырулила… бабушка. Невысокая, с низким седым хвостом, в тёмном хорошем платье и с корзиной на локте.
        - О, Лорин, ты уже вернулся? - заговорила женщина приятным голосом.
        Мы остановились.
        - Да, Римма, вернулся, - услышала впервые тёплые нотки в голосе ликана. - Как твоё здоровье?
        Это точно Лорин? Я случайно хозяев не перепутала? С тем сижу?
        - Да что со мной будет-то? - усмехнулась женщина, и её взгляд прошёлся по мне. - Это кто у тебя?
        Её голос был добрым, она улыбалась и разглядывала меня, не стесняясь. Я просто слегка настороженно одарила её взглядом и вновь уставилась вперёд.
        - Решил помощницей обзавестись, - усмехнулся сереброволосый. - Точнее меня вынудили.
        Женщина усмехнулась, продолжая смотреть на меня.
        - Римма, - произнесла она вдруг, и я заметила краем глаза какое-то движение.
        Посмотрела на неё и увидела протянутую руку. Почему-то испугалась, словно она в меня ножом тыкала. Пауза затягивалась.
        - Она немая у тебя? - перевела она с меня взгляд на Лорина.
        - Она леди, - усмехнулся он и постучал пальцами по моему бедру: - Очнись.
        Я тут же вздрогнула, сбрасывая с себя оцепенение. Первая женщина ликан, которая заговорила с нами. Обычная, в принципе. Вообще никак не отличалась от простого человека.
        - Моё имя Богдана, мэм, - сдержанно выдала я, и осторожно пожала протянутую руку.
        Она тут же рассмеялась.
        - Мэм? - переспросила она, веселясь. - Ты откуда такая?..
        Она вновь ещё более придирчивее начала оглядывать меня. Стало стыдно за свой внешний вид. Позор.
        - Человек, - пояснил Лорин. - Дочь Прохора.
        - У этого пройдохи была дочь? Я слышала только о сыне, - продолжая улыбаться, выдала Римма. - Ох, старейшины не одобрят, сынок, ой не одобрят…
        Что? Она знает о моём отце? Откуда?..
        - Я разберусь с этим, - в голосе Лорина послышалась усталость.
        - Она умеет что-то, да? - женщина была готова начать тыкать в меня пальцем. - Прядёт, может, рисует?..
        Мой взгляд словно замёрз. Смотрела упорно вперёд. Пока ко мне не обращаются - имею право. Боги, дайте мне сил…
        - Нервировать, - вздохнул альфа. - Ладно, Римма, мне ещё дела улаживать нужно. Увидимся завтра.
        - Давай-давай, но девчонку ко мне приведи как-нибудь, ладно? - её милый голос начал ласкать и моё ухо, но я отдёрнула себя.
        - Договорились.
        И мы наконец-то поехали дальше. Я еле заметно перевела дыхание. Фух, кажется, пронесло. Я живая, от меня не отрезали кусочек на пробу - получается, живёт тут не племя, а вполне цивилизованные… существа.
        Ехали мы ещё минут пятнадцать. Изредка мимо нас пробегали дети, некоторые мужчины здоровались, женщины мило улыбались.
        И вот мы остановились. Моей талии коснулись руки, и я задержала дыхание от неожиданности. Руки покрепче схватили меня и… помогли спуститься на землю. Немного растерявшись, пошатнулась, когда встала на ноги, но быстро очухалась. Лорин тоже слез с лошади и накинул поводья на один остроконечный прут. Забор тут был именно таким, чуть ниже меня ростом. Мужчина толкнул калитку, и та без труда открылась.
        - Заходи, - кивнул он.
        Трясясь, как заяц, осторожно вошла внутрь. Тут слева и справа росли кусты. Вперёд вела каменная дорожка, крыльцо, витые перила, две колонны, держащие треугольный козырёк и массивная тёмно-зелёная дверь. Дом был… трёхэтажным и большим. Приятный тёмно-оранжевый кирпич, полукруглые окна, дорогие ставни с резьбой и элементами кованного железа. Простите, кирпич - это очень дорого. Особенно такой хороший. Не из соломы. И цвет однородный… у нас дом каменный был. Остальной город попеременно: камень-дерево. А тут… я даже растерялась, не зная, как реагировать. Ожидала пещеры. Вот как у нефилимов. Ну, может, дверь была бы и всё. Или почему-то думала, что это будет вроде большой норы. Но увидеть нечто такого рода, я даже не представляла.
        Лорин прикрыл калитку и прошёл к двери. Достал ключ из внутреннего кармана и открыл дверь. Тёмный провал словно ознаменовал конец всему. Я была ни жива, ни мертва. Желудок скручивался в тугой узел, во рту пересохло, а голова вновь начала кружиться. Вот и вечер. Готовьтесь, леди, возлечь с чудищем… городским.
        - Вперёд, - указал рукой на вход Лорин, внимательно глядя на меня. - Особое приглашение нужно?
        Я вновь стряхнула с себя наваждение и ожила. На негнущихся ногах поднялась по ступенькам и вошла в тёмный провал дома. Лорин вошёл следом и закрыл дверь. «Ну, вот и всё», - подумалось мне. Замерев возле входа, я слышала, как перемещается альфа по своему дому. Темнота убивала меня. Я боялась. Сцепила руки перед собой, стараясь не плакать. Было кошмарно.
        Темень, я в логове зверя. Одна.
        Вдруг зажглась свеча. Лорин поднёс её к чему-то, и почти в то же мгновение тьма рассеялась тусклым светом лампы. Буквально за десять секунд Лорин зажёг четыре лампы, а потом нырнул в чёрный проём и оттуда тоже вскоре забрезжил свет. Я смогла оглядеться. Я была… не в коридоре. Тут была большая кухня. Прямо впереди. Буквой «П» вдоль стен стояли столешницы, сверху были шкафчики и многоуровневые полки. Было одно большое окно, занавешенное тонким тюлем. Столешницы были чистыми. На них стояло в большом горшке множество столовых приборов, в другой приборы для готовки, открытые полки были заставлены какими-то баночками, а справа была огромная плита. Два чёрных квадрата сбоку. Духовка и скорее всего сама «топка». Плита была тоже кирпичная, что удивительно. А ещё тут стоял стол. Большой такой. Почти в центре. Пять стульев с мягкой обивкой. Слева у стены было две двери. Посмотрела в сторону. За плитой была стена, а за ней лестница, ведущая наверх. Проём, ведущий видимо в просторную гостиную был словно широкой аркой. Я увидела несколько шкафов, шкуры и ковры, устилающие пол и одно кресло. Пялиться дальше не
стала, поскольку увидела спину Лорина.
        - Осматривайся, если не уверена - не трогай, - услышала я его чуть усталый голос. - Я сейчас уйду, вернусь где-то через час, может, попозже. Экскурсию проведу тебе завтра, пока можешь спать на диване в гостиной. Есть вопросы?
        Я растерянно смотрела в пол.
        - Нет, - мотнула головой. Меня пронзал страх от его взгляда.
        - Попытайся не спалить дом до моего возвращения, - бросил мужчина и быстро вышел, закрыв за собой дверь. Пара секунд, и скрежет в замочной скважине. Запер меня? Я идиотка, что ли, выбегать в город, полный ликанов?!
        Стояла ещё долго. Слушала, как он выходит на улицу, как прикрывает калитку, садится на лошадь и уезжает. Оглядывала всё ещё несколько минут, не решаясь двигаться. Боялась, что Лорин вернётся и начнёт… не знаю, бить меня. Всё ждала, но он не возвращался, и я осторожно скользнула к арке. Ого. Гостиная была большой. Слева был здоровенный чумазый камин, у него стояло глубокое и очень мягкое на вид кресло. Прямо у горизонтальной стены, которая шла вдоль лестницы, стоял массивный мягкий диван. Он был тёмно-серого цвета. И пара подушек в тон ему. Окна были только с левой стороны и они выходили на улочку. Занавески были плотными и в самый пол. Тоже грифельного оттенка. И деревянная стенка прямо по курсу. Что там было? Тёмное дерево, ручки из чёрного железа… красота. Не думала, что Лорин может жить так… хорошо. Превозмогая страх, хотела сунуть нос в шкаф. Посмотрела на пол. Тёмный бордовый ворсистый ковёр занимает львиную часть пола, а остальное просто словно забросано разными шкурами. Сняла туфли и отставила их в сторону. Тут прямо у выхода были деревянные полки, на которых стояли мужские сапоги. Много
разных: короткие и длинные, тёмно-коричневые и чёрные. Вешалки были пустыми. Не зная, что делать, примостила свою обувь рядом с мужскими сапогами. Ну, если там стоит обувь, то логично будет, если я поставлю свою рядом. Аккуратненько ступила босой ногой на ковёр. Глаза почему-то наполнились слезами, но я их сморгнула. Даже не заметила как-то… сделала пару неуверенных шагов. На каминной полке стояла крупная лампа, и вместе со своей подругой, стоявшей на небольшом столике у окна, освещали всё вокруг и разгоняли мрак. Сделала пару кругов, оглядывая всё ещё раз. Слёзы капали на щеки и сразу оказывались на груди или шее. Я даже не понимала, что творю. Просто ходила, словно загнанная скотина в загоне. Не знала, что сделать. Туда-сюда, туда-сюда. Устав, решила сесть на диван. Присела на край. Всё кругом было чистым и мне не хотелось запачкать что-то. Усталость всего дня навалилась на меня, да и верховая езда даром не прошла: спина ноет, поясница болит, ноги еле сгибаются. Но, почувствовав мягкость под пятой точкой, как-то по-больному улыбнулась. Как же я давно мечтала оказаться хоть в какой-то цивилизации.
Под крышей, в каком-то уюте… я думала о своём доме. Не об этом. Но тут было мягко и тепло. Не смогла устоять и откинулась на спинку. Надеюсь, на обивке не будет никаких пятен. Я ведь на земле по сути спала, а теперь на диван завалилась. Мне бы помыться и переодеться, но… моё рваное и грязное платье катается в сумке вместе с Лорином, и насчёт мытья ещё ничего неизвестно. Положено мне вообще или? Вдруг я неестественно рассмеялась. Привыкаю думать, как бесправное животное. Смешно. Слёзы ещё сильнее полились из глаз. Вскоре горькие рыдания и всхлипывания с завываниями оросили эти чуждые стены. Я пыталась успокоиться, но не выходило. Захлёбываясь, понимала, что Лорин может вернуться с минуты на минуту, но ничего поделать не могла.
        Расхрабрившись, обняла мягкую небольшую подушку и спрятала в неё своё мокрое горящее лицо. Боль медленно выходила из меня, оставляя зияющие дыры в душе. Пустота и какое-то отрешение медленно заменяли отчаяние и ужас. Я знала, что меня ждёт. Лорин сказал. Неужели скоро? Сегодня? Меня? Такую грязную, нечёсаную?.. И это животное залезет сверху?! Боги, только не это! Прошу вас, всё, что угодно, только не это! Я не готова, только не сейчас.
        Вечно это длиться не могло, и я успокоилась. Слёзы высохли, дыхание выровнялось. Голова слегка пульсировала от напряжения, с которым я надрывалась. Было очень пусто. Наверное, именно сейчас я готова была лечь под кого угодно. Пусть делают всё, что хотят. Завтра пожалею об этих мыслях, но сейчас я даже ощущала некую эйфорию. Плохо. Ну и что? Кому какое дело до меня? Умру, и весь мир начнёт горевать? Нет. Моя жизнь никчёмна, и лишь я дорожу ей.
        Когда я начала дремать, прижимая к груди подушку, в двери заворочался ключ. Сердце дёрнулось и пару раз быстро задрожало. Но потом я медленно втянула воздух, успокаивая себя. Раньше начнём, раньше закончим. Да, эта жестокая мысль на удивление грела моё тело. Что я быстро смогу отделаться от мужчины.
        Он вошёл, закрыл дверь на засов. Начал раздеваться. Готовься, Богдана, сегодня ты станешь женщиной с этим… волком. Не думай, как это звучит, просто это случится - прими, как есть. За слёзы он ведь может и ударить. Не всем это нравится.
        - Почему ты без одеяла? - заходя в гостиную, спросил мужчина хмуро. - Дома далеко не жара.
        Я часто-часто захлопала глазами, пытаясь понять, к чему он задал этот вопрос.
        - Я… не знаю, - тихо ответила я, сжимая подушку сильнее.
        Всё-таки я врала. Страх был. Я боялась самого Лорина. Даже больше того, что он собирался со мной сделать.
        Он наградил меня недовольным взглядом и подошёл к шкафу. Открыл боковую дверцу и достал оттуда тяжёлое одеяло и подушку. Он подошёл и сгрузил это всё рядом со мной на диване.
        - Если нужна простынь - возьми в шкафу, - ликан вновь указал на шкаф. - Одежды у меня для тебя нет, поэтому спи, как хочешь. Завтра решим этот вопрос.
        Я не понимала. Растерянность вновь затопила мой разум, словно густой мёд, мешая мыслям быстро передвигаться.
        - Хорошо, - мелко кивнула я, рассматривая босые ноги ликана, которые утопали в меху.
        - Иди за мной, - вдруг сказал он и вышел из гостиной.
        «Ну, вот и началось», - решила я. Встала и на негнущихся ногах пошла за ликаном. Почему-то я была уверена, что он поведёт меня наверх. Но он открыл крайнюю дверь и вошёл в неё. Нахмурилась и двинулась следом. Там был небольшой коридор и ещё одна дверь. Лорин открыл её и вышел… на задний просторный двор. Не широкий, но длинный. Справа стояло деревянное строение, которое сараем нельзя было никак назвать. Чуть вдалеке увидела столбы деревянные… что это?
        - Вон там туалет, - ликан указал куда-то за сооружение.
        Я пригляделась. Деревянная кабинка с хорошей крышей… туалет разве не в доме бывает? Странно, но спасибо, что показал. Не знаю, что делала бы ночью, если бы мне припёрло. Забор тут, кстати, был другим. Из тёмно-коричневых высоких и широких досок, скрывающий всё от посторонних глаз. Очень… занимательно. Остальное уже не видела - слишком темно.
        - Я поняла, - осторожно отозвалась я.
        Мужчина пошёл обратно. Коридор был узким и, проходя мимо меня, его плечо зацепило мою грудь, я тут же смутилась. Но у меня складывалось такое ощущение, словно Лорин не замечал ничего этого. Он зашёл обратно в дом. Я прикрыла дверь, ведущую на задний двор, и пошла за мужчиной. Прикрыла и вторую дверь.
        - Все проблемы решим завтра, - мужчина остановился у самой лестницы и повернул ко мне своё серьёзное лицо. - Вредить себе даже не думай - ты просто не успеешь достичь желаемого результата, пока живёшь тут. Доведёшь меня, и я по-настоящему посажу тебя на цепь и буду обходиться, как с умалишённой. На счёт секса: я женщин никогда силой не брал и тебя брать не собираюсь. У пещер припугнул, чтобы ты знала своё место - не более. Будешь делать всё по дому и слушаться меня во всём, и мы сможем ужиться. Это твой шанс как-то вылезти из топи, в которую загнал тебя твой отец. Мы поняли друг друга?
        Я слушала его и не верила. Этого не могло быть! Такая нереальная радость обрушилась на меня! «Вот, что значит счастье», - почему-то подумала я. Пропало оцепенение, ужас, апатия и равнодушие… ужаснётесь, но я была готова целовать Лорину ноги. Он не будет меня… насиловать. Не будет бить. Мы… Боги, спасибо! Спасибо!!!
        - Да, я поняла, - закивала я намного бодрее. - Я всё поняла.
        Тот ещё раз пристально взглянул на меня: - Потуши свет, когда будешь ложиться.
        И он скрылся. Я ещё долго стояла и не верила в происходящее. Неужели?.. Новые слёзы вновь наполнили мои глаза. Только это - блаженные ручьи. Не выдержав, присела на корточки, а потом и вовсе встала на колени. Сжала плечи руками и упёрлась в прохладный пол лбом. Боги… они меня услышали. Спасибо, спасибо, спасибо…
        Расцеловав местные чистые полы, поднялась и вошла в гостиную. Теперь всё не казалось чужим. Одна фраза, оказывается, способна всё изменить. Теперь я словно пропиталась неведомой симпатией ко всему окружающему меня. Лорин не чудовище. Он… у него есть ещё честь. Готова благодарить его целыми сутками… мнение о нём сразу как-то изменилось. Благодарность топила меня и мои проблемы, оставляя лишь теплящуюся надежду.
        Решила спать на простыни. Аккуратно открыла дверцу шкафчика. Внизу были большие подушки, какие-то покрывала, а сверху лежало стопкой бельё. Взяла тёмно-серое, чтобы грязи не было видно.
        Застелила диван и… расстегнула застёжки на штанах. Две верхние пуговицы тоже наконец-то перестали «душить» меня. Раздеваться… не была готова, к тому же тело моё тоже не блистало чистотой. Потушила масляные лампы и на ощупь дошла до дивана. Положила под голову мягкую перьевую подушку, от которой так и пахло свежестью. Накрылась тёплым одеялом и улыбнулась. Не верится. Он ведь не стал бы шутить. Зачем ему? Взрослый уже, не ребёнок. Хоть он и пообещал не трогать меня, но я всё равно прислушивалась. Такие блага быстро лишили меня сомнений и бдительности. Я заснула, наверное, минут через пятнадцать.
        Утро встретило меня… обычно. Никакой тебе утренней росы, ни холодного ветра, ни жёсткой земли под спиной… блаженство. Потянулась и… вспомнила. Улыбка стала шире. Я не изнасилована! Ура! Живая. И ни одного синяка.
        Села. Солнышко уже залило гостиную, наполняя светом. Даже дышалось легче. Не было всех тех ужасных страхов. Просто… некие червячки сомнений грызли меня изнутри. Теперь я боялась разочаровать Лорина. Да-да. Вдруг, передумает? Или решит поступиться со своими принципами? Я у него дома. Я достигла конечной точки своего путешествия в один конец. Теперь надо было как-то выживать.
        Поднялась. Сложила одеяло на подушку и пошла на поиски воды. Из двух узких, но высоких окошка вдоль двери сочился приятный свет. А также из окна, ведущего на задний двор, тоже исходил свет. В самом углу справа стоял… умывальник. Почти. Кухонный видимо. Зеркала там не было. Но он выглядел очень новым. Открыла краник, и вода тонкой строкой побежала в раковину. Я с каким-то неистовством начала умываться. Даже шею ополоснула и сама напилась. Вытереться было нечем… просто стряхнула капли с лица и ещё раз потянулась. И чёрт меня дёрнул посмотреть банки на полке. Взяла одну, и повалились остальные. В тишине это было сравнимо с рухнувшим домом! Ругаясь про себя и испытывая страх, начала быстро составлять их обратно. Перетрусив утопала обратно в гостиную, где забралась под одеяло и принялась ждать бури. Молилась, чтобы Лорин не проснулся. Но вроде он спал на втором или третьем этаже, и это были всего лишь жестяные баночки… может, не проснётся.
        Услышала шаги где-то через десять минут. Либо это я его разбудила, либо… мне повезло. Вчерашнее происшествие наталкивало меня на мысль об ангеле хранителе. Меня кто-то охраняет - это факт. И он не даст убить меня за случайность. Это будет самая глупая смерть в истории.
        Но Лорин, словно подтверждая мои мысли, пошёл… по своим делам. Двери открывались и закрывались, потом он снова ходил по кухне, слышался звук льющейся воды… я сидела и упорно делала вид, что сплю. Полусидя.
        - Доброе утро, - услышала я хмурое.
        Тут же открыла глаза. Лорин с распущенными волосами в простой серой рубашке и мягких свободных штанах. На его ногах были кожаные тапочки. Такого ликана я ещё не видела. Домашнего, в смысле.
        - Доброе утро, - отозвалась я. - Извини, что разбудила… я хотела посмотреть…
        Раскаяние ведь смягчает участь, да? Я смотрела на него внимательно, ожидая его реакции.
        - Я привык уже, - чуть нахмурился Лорин. - Значит так. Сегодня, наверное, часов через пять пойдём в гости к Морику и Мелинде. Они будут топить баню и ты сможешь помыться. Мелинда даст тебе одежду переодеться, а потом мы с тобой пойдём на рынок и обновим твой гардероб. Есть вопросы?
        Я… была вне себя от счастья. Помыться. В бане! Признаюсь честно, ни разу не была в ней. Но сколько я слышала рассказов! Видела сотню в нашем городе! В бане все в основном и мылись. Одну меня в большой бадье трое человек мыли. Не жила с народом… как говорится.
        - А… что мне делать пять часов? - осмелившись, спросила я и сглотнула.
        Его глаза как-то нехорошо блеснули, и я мгновенно прикусила язык, проклиная себя за своё любопытство.
        - Погуляй на заднем дворе, возьми и почитай книгу, обследуй дом, - перечислил он чуть равнодушно. - Опять-таки ничего не спали, ничего не ломай, на улицу не выходи - тебе там пока делать нечего.
        - Хорошо, - часто закивала я, сжимая одеяло в руке. - Спасибо.
        - За что? - не понял Лорин, изогнув одну бровь.
        Я тут же вспыхнула.
        - Ну… за всё, - пробормотала я. - Извини, я привыкла благодарить…
        - И видимо извиняться, - заметил он. - Ты тут со своим характером приживёшься точно.
        Каким характером? Трусливым? Но Лорин погремел ещё немного на кухне и ушёл наверх. Я осталась одна.
        Первым делом обулась и пошла на задний двор.
        В дневном свете всё выглядело иначе. Справа прямо под самим кухонным окном были две деревянные двери. На земле. И висел замок. Куда они вели, я не знаю. Посмотрела, пощупала. Строение было закрыто на засов. Покусала губы. «Погуляй на заднем дворе», - вспомнила я. Это не значит - суй свой нос во все щели? Нет, не буду смотреть. Пошла дальше. Под ногами была мелкая зелёненькая травка. Никакого тебе бурьяна по пояс. Оглядела туалет. Просторная деревянная кабинка с вполне удобным сидением. Воспользовалась и, прикрыв дверцу на засов, пошла дальше. Моё внимание привлекли те палки, которые я видела вчера вечером. Шесть штук. Три с одной стороны и три параллельно. Между ними натянуты бельевые верёвки. Понятно, чтобы сушить вещи. Вдоль всей левой стороны участка была голая земля. Буквально в полметра шириной. Зачем так сделали? Непонятно.
        И завершающим агрегатом был колодец! Круглый такой, каменный! Ведро висит, цепь намотана… он был закрыт. Вот тут-то я не удержалась. Чуть приоткрыла крышку и сунула туда-таки свой нос. Глубоко. Пф-ф, чуть что, туда вниз головой нырять и всё. Может, Лорин просто умный, а не сострадательный? Понимает, что не сможет постоянно следить за мной и решил решить всё мирно. Всё-равно он умный мужик в этом смысле. Тоже понимает, что если он меня купил, то я буду с ним жить. Он не взял меня в аренду, а именно приобрёл. За большие деньги, между прочим. Похотливый, а соображает. Тут я его даже слегка зауважала. Ненадолго, но всё же.
        Побродив ещё с полчаса, вернулась в дом. Не удержалась и заглянула во вторую дверь, которая была на кухне. О, бадья! Ура, я смогу мыться и тут! Овальная, высокая! Мочалки всякие на вешалке висят, тут же был и большой умывальник с зеркалом. Я сразу же прилипла к нему. Тут окон не было, поэтому я оставила дверь открытой и узрела нечто. Глаза от слёз опухли, кончик носа почему-то был красным, искусанные губы, бледная кожа и волосы. Какой-то лохматый куцый хвост. Мне нужна расчёска. Срочно. В этой ванне было всё, что нужно. Мыло, несколько ковшей разных размеров, табуретка (не знаю для чего), а за дверцей, к которой крепилось зеркало, был «мужской мир». Несколько бритв, какие-то ещё мужские принадлежности, которым я не могла найти применение и… расчёска! Только не такая, какая нужна мне. Мне нужно их две. Одна с широкими толстыми зубьями, вторая мелкая. А это была средняя. В маленькой шкатулке оказались те самые металлические заколки, которые носил мужчина. Тут, кажется, одна была золотая, а вторая украшена камнями… здорово. Закрыла всё и вышла из ванной.
        Оглядела ещё раз кухню и пошла к шкафу в гостиной. Прочесала его вдоль и поперёк. Справа были постельные принадлежности, полотенца, А вот слева… стопки книг! Толстые и тонкие, новые и очень-очень старые, потрёпанные и хорошо сохранившиеся. Я испытала ни с чем не сравнимое удовольствие. Добро дано, значит можно трогать. И мои жадные ручонки потянулись к прекрасному.
        Из всей кучи книг выбрала самые интересные для себя. Тут не было романов, зато столько было приключенческих! С более мрачным уклоном и наоборот слишком светлым. Мне приглянулись семнадцать книжек. Выбрала одну, а остальные аккуратно составила обратно.
        Схватив вожделенную вещицу, села на диван, укрыла ноги одеялом и… начала нюхать корешок книги. Такой запах… непередаваемый просто. Так пахнет новая история, новая фантазия и… просто радость.
        Сюжет мне понравился сразу. Молодого паренька берёт к себе в приемники старый рыцарь. Они путешествуют по страшным землям, спасают милых дам, помогают слабым, бьются с разбойниками. Очень интересно. Как же я бережно переворачивала страницы… книга была старенькой и я крайне не желала ей… смерти. Держала осторожно, иногда даже гладила её по корешку, словно благодаря за великолепную историю. Наверное, впервые я так искренне улыбалась и хихикала. Парень из истории оказался шутником и самым настоящим добряком! Как он подшучивал над своим учителем! То крапивы ему подсунет, то соли насыплет… и, главное, проказы безобидные, но автор сумел так всё смешно преподать, что я-таки давилась смехом. Как же мне этого не хватало! Спокойствия и книг! Всё. Ничего больше не нужно! Опять проснулось желание кланяться в ноги Лорину. Не стал крушить мою жизнь, не стал ломать меня. Да, купил, да, плохо обращался. Но в итоге я цела? Цела. Здорова? Да, вполне. Честь на месте? Всё на своих местах! Что ещё нужно?! Да, свобода. Разумеется, я о ней не забывала, но лучше хозяйничать в доме, чем действительно сидеть на цепи и быть
просто подстилкой. Выбор был очевиден. Я знала, что будет трудно и не боялась этого. Своё место нужно заработать. Буду делать всё, что скажут. Ночами буду драить полы, полоть траву, чистить камин. Всё, что угодно. Абсолютно всё. Лишь бы я не опустилась на самое дно. Сбежать не подвернётся возможность, значит буду жить здесь. Со временем привыкну, и всё наладится. Богини, вы всё же меня услышали. Вы все меня услышали! Спасибо. Жертву приносить в вашу честь не буду - боюсь, но молиться вам буду обязательно.
        Не заметила, как пролетело время.
        - Богдана, пошли, - услышала я.
        Зачитавшись, не поняла, кто это, и вскинула свои глаза наверх. Лорин стоял в проходе. Его внимательный и серьёзный взгляд упёрся в моё лицо, потом взгляд скользнул по обложке книги.
        - Да, иду, - я осторожно перевернула книгу и положила на диван, чтобы не потерять страницу.
        Загибать и портить ветхие странички посчитала кощунственным. Быстро встала и пошла за Лорином. Обула свои туфли.
        - На улице не пялься ни на кого, держись меня, - проговорил он. - Поняла?
        - Да, - кивнула я.
        Мыться. Я иду стряхивать грязь! Да! Меня начало распирать от предвкушения. Чистая кожа… м-м-м.
        Лорин был всё в той же простой рубашке и штанах. Видимо, город считается домом. Мы вышли на улицу. Калитку он принципиально не закрывал. Я удивлялась этому. Ведь может кто-то зайти… но я бы в здравом уме к этому ликану не сунулась бы.
        Мы вышли на улицу и потопали вправо. Город дышал жизнью, на улицах было много народа, все они занимались своими делами. Я, вспомнив предостережение, смотрела себе под ноги и немного вперёд. Меня то и дело оглушали крики детей и повизгивание женщин. Иногда слышался гогот мужчин. Дорогу я помнила хорошо. Мы сначала шуровали по небольшой улочке, потом свернули на широкую. Тут я не удержалась и начала рассматривать дома. Иногда забывалась и случайно пихала Лорина плечом, ибо следить за дорогой возможности не было. Но я сразу же тихо извинялась, отступала от существа и продолжала всё осматривать. В дневном свете всё выглядело несколько иначе. Чуть менее мрачно, естественно, зато приближённо к простым… кхм… ликанам. И как бы я не приглядывалась, не находила грязи. Вся дорога была идеально вычищена, никаких остатков пищи или простой воды! Также я не увидела здесь нищих, которые просили милостыню. Их просто не было, но я знала, что они есть в любом городе! «В любом человеческом городе», - поправила я сама себя. Меня это порадовало. Неужели их тут нет? Либо они их убивают и едят, либо… у них нет нищих. Я
активно склонялась к первому. Что-то не так. Словно ночью, когда я спала тут, по дороге текли реки крови, а под утро все всё смывали. Может, поэтому тут так чисто?
        На меня начали коситься. То и дело проходящие мимо люди сначала смотрели мне в лицо, а потом буравили затылок. Это… я не скажу, что меня это нервировало. Я особа популярная в нашем городе, поэтому привыкла к постоянным косым и завистливым взглядам. Но сейчас на меня смотрели далеко не подданные и не люди, а ликаны. И их взгляды были далеки от завистливых.
        Мы давно свернули с «главной» улицы, и теперь Лорин остановился у какого-то приятного дома. Оттуда доносились голоса и смех. Меня тут же сковал страх. Там же женщины. Как они меня примут? Также будут пялиться? Наверное, примут меня за зверушку какую-нибудь. Надеюсь только, что жена Морика тоже весёлая, а не стервозная. Хоть бы всё хорошо прошло.
        Их дом был чем-то похож на дом Лорина. Те же кустики по обеим сторонам от дорожки, крыльцо, перила и дверь. Только… как-то всё шире. Больше, что ли?
        Мы вошли внутрь, и Лорин постучал в дверь. Я, как всегда, споткнулась на ступеньках, но быстро выровнялась. Сделала вид, что ничего не случилось, хотя лёгкий стыд всё же обуял меня.
        - О, Лорин! - две открылась и явила прелестную женщину.
        Она тут же обняла ликана, и тот приобнял её в ответ. Русые волосы в высоком хвосте, прям как у меня, но они у неё были намного короче, наверное, до лопаток. Круглое, миловидное лицо и слегка раскосые серые глаза. На ней было зелёное весёлое платье. Я бы ей дала лет двадцать пять, может, даже меньше. Очень молодая.
        - Здравствуй, Мелинда, - произнёс ликан. - Извини за опоздание.
        - Ничего страшного, проходите, там уже Морик вокруг бочонка с вином третий круг наяривает, ждёт вас, чтобы открыть, - рассмеялась она, пропуская нас внутрь.
        Я осторожно вошла за мужчиной. Ну, в принципе, дом был чем-то похож на тот, в котором теперь жила я. Только мы попали не в кухню, а в гостиную. А так, почти всё то же самое. И, естественно, всё в совершенно других цветах. Больше пастельных оттенков: бежевый, розовый, голубой. Как-то помилее, что ли? Видно, что тут живёт женщина.
        Дверь слева была открыта. Она вела на задний двор. Оттуда и доносился шум.
        - Привет, - услышала я сбоку. - Я Мелинда.
        Женщина протянула мне руку. Я вновь растерялась. Редко с кем-то доводилось знакомиться, если честно. С новыми горничными - это одно. Я была как бы хозяйкой, и не чувствовала неловкости, а сейчас…
        - Добрый день, меня зовут Богдана, - я аккуратно пожала её руку. - Приятно с вами познакомиться.
        Её удивлённый, чуть улыбчивый взгляд тут же перекочевал на Лорина.
        - Она не умеет нормально говорить, но к этому быстро привыкаешь, - отозвался со вздохом Лорин. - Ладно, я пойду, а вы разговаривайте.
        Что?! Он оставил меня наедине с неизвестной женщиной?! Ликан! Она же… ну, она милая, а вдруг это всего лишь обёртка? Сейчас как схватит меня!
        - Ну, что, ты, и правда, человек, - выдала она, оглядывая меня с ног до головы. - А я думала, что Морик опять брешет.
        Я молча смотрела на неё, готовая в любой момент визжать. Мне было страшно и неуютно. Но её взгляд был мягким и заинтересованным, не более. Злобы я не видела. Жажды крови тоже…
        13 глава
        - Человек, - подтвердила я.
        Она осторожно взяла меня за руку и, приподняв её, ещё раз оглядела меня.
        - Ну, у меня где-то были платья, которые я в молодости таскала, думаю, тебе, как раз подойдут, - выдала она задумчиво. - Пошли.
        И эта женщина поволокла меня… наверх! Находясь в какой-то панике, последовала за ней, стараясь не спотыкаться. Мне было очень страшно и неуютно. Какая-то тетя тащит меня в своё логово. Это нехорошо, очень нехорошо.
        Тут слева был… чердак? Множество сундуков, какие-то старые стулья, ещё что-то. Зато справа дверь закрытая. Может, это их спальня?
        Женщина как раз поволокла меня к своему барахлу. Бормотала долго что-то, походила вместе со мной вокруг и наконец-то открыла сундук. Из большого окна лился свет, позволяя всё хорошо видеть.
        В сундуке оказались… платья. Аккуратно сложенные в стопки наряды. Пёстрые такие. Сама Мелинда была… пышной. Большая грудь, красивая талия и бёдра. Прям шикарная женщина, но отнюдь не толстая. Она была просто очень красивой. На её фоне я казалась замарашкой, коей и являлась.
        - Смотри, вот эти три тебе точно подойдут, а остальные вряд ли, - выдала она с улыбкой. - Грудь у меня быстро расти начала, поэтому…
        Ну да, куда мне со своими… вишнями? Хотя я не считала, что у меня прям ничего не было. Для моей комплекции у меня было даже больше, чем положено, между прочим. В руке помещалась одна, а не две, и я считаю, что это хороший показатель. А то, что у Мелинды одна грудь, как моя голова так это… судьба.
        - Вы мне их отдаёте? - захлопала я глазами. - Простите, но мне нечего дать Вам… взамен…
        Если бы даже и было, то ей не подошло бы, поверьте.
        Глаза женщины тут же с неким шоком посмотрели на меня. Опять я что-то ляпнула не то…
        - Я же тебе их просто отдаю потому, что не ношу, - чуть усмехаясь, заговорила женщина удивлённо. - И почему на «вы»? Я так старо выгляжу?
        Теперь я выпучила на неё глаза.
        - Нет-нет-нет, Вы что?! - тут же испугалась я. - Вы… то есть ты, очень молода, просто я… как бы, не знаю… тебя… извини… те…
        Всё, я покраснела. Не смогла поговорить с обычной женщиной. Да, ликан, но выглядит-то она нормально! Да что ж со мной не так-то?!
        - Эй, успокойся, - она погладила меня по плечу. - Ты чего такая зашуганная?
        Я часто заморгала, не понимая.
        - Не обращай на меня внимания, - выдавила из себя улыбку. - Спасибо за платья…
        - Ты уже поблагодарила, - напомнила Мелинда. - Оденешь какое-нибудь после бани, Лорина порадуешь.
        У меня в тот же миг кровь от лица отлила. Не хочу я радовать никого. Зачем это?..
        - Хорошо, - всё же кивнула я.
        - Ладно, пойдём с Майлой тебя познакомлю, - усмехнулась женщина, спуская вниз.
        Я пошла за ней, держа в руках подарки. Просто так. Может, Лорин купил их у неё? Наверное, так. Получать подарки - это вообще не моё. Иногда отец передавал через нянек мне что-то, но то няньки были, и я привыкла, а от чужих… безвозмездно? Очень подозрительно.
        Мы спустились вниз и вышли на задний двор. Он у них был широким и большим. Тоже сараи, туалет и… баня! Слева у дальнего угла. Деревянная, здоровенная! И запах витал… дымок какой-то. Ароматы…
        Но это было не самое удивительное. Тут стоял стол. Прямо на улице. Здоровый такой, заваленный едой. Стулья стояли по кругу, и все ликаны, которых я знала, уже были здесь. В простых одеждах, довольные и весёлые.
        - О, мелкая, ты никак живая ещё?! - засмеялся Морик, увидев меня. - Гляди-ка, даже не заплаканная. - Ну, чего ты пристал? - тут же с улыбкой заворчала Мелинда, ведя меня к столу. - Шуруй давай за ложками.
        Тот хотел что-то возразить, но передумал. Было видно, что они любят друг друга, и этот разговор… обычный. Зато меня потряхивало заметно. Я чувствовала себя не в своей тарелке.
        При нашем приближении поднялась девушка. Молодая, чуть больше двадцати на вид. Слегка вьющиеся волосы были распущены, точёное чуть треугольное личико украшали зелёные глаза, смугловатая кожа. Она была постройней Мелинды, но большие формы проглядывались.
        - Это Богдана, - тут же представила меня Мелинда. - Богдана, это Майла.
        - Приятно познакомиться, - протянула мне руку девушка.
        У неё был приятный голос. За нами все наблюдали, хотя и занимались своими делами.
        - И мне, - осторожно улыбнулась я.
        От неё веяло… интересом. Она тоже, как Мелинда, начала оглядывать меня. Это было крайне странно. Обычно это делают тайно, а тут даже не стесняются. Наверное, это и подкупало.
        - Тур сказал, что ты прям щуплая-щуплая, - тут же сдала Майла своего мужа. - А ты довольно стройная… знала бы, свои платья тебе притащила.
        Опять?! Неужели просто так?! Не удержалась и покосилась на щетинистого ликана. Тот сделал вид, что слушает беседу Виера и Лорина. Стукачи.
        - Принёс! - пробасил Морик, складывая ложки на стол. - Какие ещё указания?
        Он с улыбкой смотрел на жену. Та тоже ухмылялась. Кажется, тут все лишние…
        - Ладно, мальчики, топайте в баню, - огласила Мелинда громко. - Воды только нам горячей оставьте.
        Мужчин почти сразу же как ветром сдуло. Даже Лорин со всеми побежал. Это было крайне странно. Вообще, я думала, что женщины моются первыми…
        Мелинда села на стул и… посадила меня рядом с собой. С другой стороны уселась Майла. Так, как-то не нравится мне это…
        - Мужики ушли, значит можно поговорить откровенно, - поставив локоть на стол и повернувшись ко мне, выдала Майла. - Что натворила?
        Я не ожидала, что у меня будет допрос. Думала, что все всё уже рассказали. Потупила взор. На столе стояло целых четыре глиняных больших горшка. Много всяких овощей, стаканы стоят и небольшой бочонок. Видимо, они собрались покушать на свежем воздухе.
        - Я не понимаю, - нахмурилась я. - О чем Вы говорите?
        Та изогнула бровь и посмотрела на Мелинду.
        - Богдана, расскажи, почему тебя продал отец, - конкретизировала сероглазая женщина. - И её тоже называй на «ты».
        Ощущалась неловкость. Они так ещё сели, словно окружили меня. Подняла взгляд на баню. Никого нет. Сбоку маленькое окошко. Наверное же не слушают нас, там у них свои дела. Да я и не знала, что конкретно рассказывать.
        - Потому что я девушка, отцу на меня было плевать с высокой колокольни, - со вздохом проговорила я. - Он меня хотел отдать замуж за какого-то богатого лорда, лишь с него денег побольше вытрясти. А тут долг. Лорин приехал с намерениями вернуть своё. Вот папа и решил проблему.
        Обычное дело. Я уже как-то привыкла к мысли, что родной отец практически выбросил меня на улицу. Так что обидно не стало.
        - У вас такие жестокие законы, - покачала головой Мелинда. - И ты действительно ничего не сделала?
        - Родилась девочкой, - в очередной раз выдала я. - Поверьте, женщины у нас не так сильно ценятся.
        Дамы замолчали, обдумывая мои слова.
        - Тебе всё-таки повезло, что ты попала к Лорину, - закивала Майла. - Он достойный мужчина.
        Ну, до вчерашнего дня не уверена была.
        - И как тебе с ним? Понравилось? - тут же улыбнулась Мелинда, соскакивая с неприятной темы.
        Я не поняла.
        - Что понравилось? - тоже улыбнулась я.
        - Она про секс, - тут же поправила Майла.
        Улыбка в миг стёрлась с моего лица.
        - Вы что, у нас ничего не было, - тут же перешла на шёпот. - И не будет, он мне пообещал.
        Дамы удивлённо переглянулись.
        - А что ты сделала, раз он тебя лишил своего внимания? - ужаснулась Мелинда.
        Я глупо хлопала глазами, понимая, что мы с ними очень разные. Они говорили о таких вещах, которые мне в голову и не приходили.
        - Вы не поняли, - решила я разъяснить всё. - Я против… его внимания. Он меня… в общем… он ко мне приставал, но…
        Я запнулась и замолкла. О таком я вообще не могла говорить. Словно очерняю себя ещё больше. Почувствовала, как жар прилип к щекам. Пусть спросят у своих мужей, они всё знают. Хотелось убежать и спрятаться под одеяло.
        - Значит, Тур был прав, - вздохнула Майла. - Я до последнего не верила. Думала, это какой… прости меня, дурой, надо быть, чтобы отвергать альфу. Свободная, молодая девушка и ни в какую с нашим альфой? Да не может такого быть! Но, как оказалось, всё ещё хуже…
        Мелинда сначала тоже непонимающе смотрела на Майлу, но потом её лицо озарила какая-то мягкая улыбка.
        - Да она похоже совсем девочка ещё, - тут же чуть ли не засюсюкала сероглазая женщина. - Да?
        Я упорно разглядывала свои руки. Позорище какое-то. Пришли в гости.
        - Самое главное, что Лорин сказал мне, что не будет трогать меня, - кивнула я сама себе. - Думаю, это было обещание.
        Дамы хмыкнули.
        - Смотри, Лорин-то завидный мужчина, - усмехнулась Майла, хватая кусок огурца. - Тебе повезло, что ты с ним живёшь теперь.
        Я в это верила, но с трудом. Мне был по душе больше Виер. Добрый, отзывчивый и понимающий.
        - Ладно, это теперь их дела, - потянулась Мелинда. - Расскажи, Богдана, ты в бане-то была?
        Сказочно обрадовалась смене темы. Мелинда сразу начала мне нравиться больше.
        - Нет, - мотнула головой.
        - Это плохо, - фыркнула Майла, прожевав огурец. - К жаре привыкнуть надо.
        - Думаю, мужики весь жар выпустят, - отмахнулась сероглазая. - Они же, как дети, дай только побрызгаться.
        Девушки засмеялись. Видимо о чём-то своём, замужнем. Не поверите, но я слегка начала завидовать им. Есть мужья и любимые. Какие взгляды-то друг на друга бросают! Я краснела, видя всё это. Все остальные явно были лишними, но их это, казалось, не заботило. Любовь - это вам не за сараем зажиматься.
        Девчонки оказались весёлыми. Рассказывали какие-то смешные истории, вспоминали разные случаи, часто задавали мне вопросы. Их очень заботили мои волосы. Всё спрашивали, почему они у меня длинные. Я толком объяснить не могла. Майла пояснила, что длинные волосы носят крайне сильные волчицы и волки. И то, что у меня были самые длинные волосы во всём городе, начало заботить и меня.
        - Хотя знаешь, это даже хорошо, - улыбнулась Майла, блеснув своими светло-зелёными глазами. - У главного альфы даже… девушка должна быть самой-самой.
        - Да я всего лишь буду за домом ухаживать, - отмахнулась я. - Пустяки какие. На меня внимания-то обращать не будут.
        Девушки тут же заохали.
        - Да весь город только и говорит о человеке, приехавшем вместе с Лорином! - засмеялась Мелинда. - Ты бы слышала сколько сплетен уже ходит! Ты уже и пустынной волчицей стала, и троих щенков ему принесла, и как-то шантажировать начала!
        Мне было непонятно. Чем я вызвала такой ажиотаж? Вроде ничего необычного.
        - Это ведь всего лишь слухи, - передёрнула плечом. - Пусть думают всё, что хотят, от этого ведь ничего не изменится?
        Дамы переглянулись.
        - Ну, точно приживёшься тут, - закатила глаза Майла, - с таким-то характером.
        Я не понимала, что во мне такого? Приживусь. Это одновременно пугало и радовало меня. Странные чувства.
        Мы сидели около двух часов. К концу я перестала трястись и тоже смеялась вместе с девушками. Они были забавными, хоть и любопытными.
        - А вот и я! - первый из бани вышел Морик. - Ну, чего, девки, кости нам все перемыли?
        Он плюхнулся за стол. Мокрый весь, красный. Мне сразу стало завидно. Он чистый!
        - Кому вы нужны? - рассмеялась Мелинда.
        Мы на самом деле про мужчин говорили только в самом начале. А потом как-то о женских проблемах зашла тема, и мы о них даже не вспоминали. Я была счастлива.
        - Ну, чего, мелкая, раззнакомилась? - он потянулся. - Да, Морик, у тебя здоровская жена, - искренне улыбнулась ему. - Нет, ты понял? - тут же вскинулась Мелинда, пытаясь скрыть улыбку. - Я здоровская, а не чумная.
        Видимо, Морик называл её так… иногда… но Майла засмеялась всё равно. Морик повздыхал и махнул на неё рукой.
        Постепенно подтянулись и остальные. Все с влажными волосами, чистые, довольные. Не поверите, но мне все очень понравились. Просто на внешность. Настроение было приподнятое, и я просто наконец-то сумела забыть о своих проблемах. Один Морик по-прежнему выводил меня своей бородой и усами. Как Мелинда терпит? Не знаю, она, по-моему, святая женщина.
        - Давайте ешьте, а мы пойдём, - решила Мелинда, поднимаясь.
        Я тоже встала. Так и обнимала подаренную одежду, просто деть её некуда было. Лорин же переоделся. В чёрные узкие брюки и в чёрную рубашку. Влажные волосы чуть взъерошил… Видя, как он улыбается и смеётся вместе со всеми, мне он тоже нравился. Пока не смотрел в мою сторону. У него сразу взгляд менялся. Наверное, я его нервировала. Я всё понимала.
        Попав в предбанник, тут же ощутила тепло. Деревянные лавки, крючки на стенах… вполне комфортно.
        - Богдана, раздевайся и заходи внутрь, только постой у двери сначала, чтобы голова привыкла, - дала указания Мелинда, закрывая входную дверь на крючок.
        Они быстро разделись и, ни капли не стесняясь, зашли внутрь бани. Я сложила чистую одежду на скамейку и тоже разделась. Стеснения не было. Меня всегда мыли малознакомые тётки, просто сейчас… ощущалось напряжение и всё. К тому же они мне нравились, поэтому я, стянув резинку с грязных волос, открыла дверь и… ощутила, как жар окутал меня.
        Быстро нырнула внутрь и закрыла деревянную дверь поплотнее. Тут было темновато. Свет из единственного окошка как-то помогал ориентироваться. Справа печь и какая-то деревянная лестница. Было очень жарко. Мелинда и Майла уже набирали воду из… печки? Там сверху, наверное, какой-то чан был. А слева от меня стояла большущая бочка с… холодной водой. И действительно, постоять требовалось. К такой жаре я не привыкла.
        Слева и справа были лавочки, ещё и пара у дальней стены. Пол был деревянный с небольшими щелями, видимо специально сделали, чтобы вода утекала.
        - Богдана, иди, вот тут присядь, - Майла указала на лавочку возле дальней стены. - Пропотей, чтобы вся грязь вышла.
        Меня дважды просить не пришлось. И там оказалось намного жарче. Я села на горячую лавку и начала глубоко дышать. Медленно липкий пот начал проступать на коже. Девушки набрали воду в деревянные тазы и сейчас уже мочалились… мыло, у них было мыло. Я просто сидела и млела.
        Минут через десять я почувствовала, как зачесалась голова. Следом и всё тело. Я была готова сидеть тут вечно. Хотелось чесаться. Меня-таки прямо раздирало!
        Майла полезла… наверх. Там, кажется, было очень жарко.
        - Иди-ка, сюда, - подозвала меня раскрасневшаяся Мелинда.
        Я поднялась. Голова чуток кружилась, но я не обращала внимания. Женщина взяла в руки… веник. Они тут сбоку все лежали. Берёзовый, что ли?
        - Ложись сюда, - она указала на ступеньку, которая была рядом с местом Майлы.
        Я осторожно забралась туда и тут же об этом пожалела. Там была нереальная жара! Не хватало свежего воздуха, но я подчинялась.
        Никогда бы не подумала для чего Мелинде понадобился веник. Она намочила его в горячей воде и начала… шлёпать меня им! Сначала не сильно, а потом вошла во вкус! Это было странно, но не больно. И я даже попискивала, особенно когда она заставила меня перевернуться на спину. Тут-то мы стали закадычными подругами. Я стонала, когда прутья неприятно царапали кожу. Но она была женщиной и она знала, где стоит бить, а какие места лучше не трогать.
        - Всё, теперь трись мочалкой, потом мой голову, - улыбнулась Мелинда.
        - Спасибо, - искренне поблагодарила её, еле вставая на ноги.
        Она полезла к Майле, которая, казалось, заснула в той жаре. Я нашла свободный деревянный тазик и пошла наливать себе воды. Там рядышком висел ковш с длинной ручкой.
        Волосы! Я мыла их раз пять! По началу они даже мылиться не хотели, до того грязные были! Но зато потом… пена, они шелковистые, податливые… я блаженно улыбалась, наслаждалась освобождением от этого потного плена.
        Мелинда поделилась со мной бальзамом. Сказала, что я буду сильно мучиться, если не намажусь её маслом. Я делала всё, что говорили. Потом тёрлась мочалкой, раздирая кожу. Мне хотелось смыть с себя всё. Просто скинуть это здесь и быть свежей, как… новая страница в книге. Пока не стала скрипеть - не остановилась.
        Майла помогла мне окатиться водой.
        - А это тебе напоследок! - вдруг провозгласила Мелинда и плюхнула в меня холодной водой.
        От неожиданности я запищала, а Майла захохотала.
        - Теперь не будешь вареником сидеть! - выдала улыбчивая женщина. - Бодряк почувствовала?
        - Не только его, - тихо засмеялась я.
        - Ладно, иди одевайся, мы ещё немного посидим, - Майла подмигнула мне и полезла на полог.
        Даже голые они были красивыми. Я даже как-то засмотрелась.
        Вышла в предбанник и ощутила свежесть и прохладу. Хорошо… ещё пару минут просто сидела, пытаясь осознать произошедшее. Чистота! Наконец-то! Ничего не липнет и пахнет от меня… здорово! Мылом и всё. Наконец-то это свершилось!
        Проблемы у меня возникли чуть позже. Я вытерлась насухо полотенцем, промокнула волосы и решила одеться. Грязную одежду не хотелось даже трогать. Но вот платья мне не очень нравились. Ну и вырезы носила эта сероглазая чертовка! Мне такое нельзя носить! Никому такое нельзя носить! Укоротить и спать, как в пижаме!
        Делать нечего, не одевать же вонючие шмотки? Выбор пал на самое сдержанное платьишко из всей коллекции. Тут был только один вырез, а не два (спереди и сзади). Он был глубоким и квадратным, но остальное мне понравилось. Серое с чёрным кружевом. Рукава длинные, материал плотный, тонкий и приятный. Быстро облачилась в него. Откуда у меня взялась грудь?! Тут были подкладки из более толстого материала, позволяющие не носить корсет. Правда сзади всё же была шнуровка, но она, скорее, в качестве украшения и, так скажем, указатель на талию. По размеру подошло. Попыталась натянуть платье повыше на грудь, но как только выпрямляла спину, всё возвращалось на свои места. Замечательно, теперь мне каждый встречный будет заглядывать в вырез. Но грудь меня, разумеется, радовала. Её видно и она есть! Два холмика… красиво всё-таки.
        - О, ты посмотри на неё! - заохала Мелинда, выходя из парилки. - Какая прелесть!
        Она тут же обмоталась в висевшее на крючке полотенце. Я неуверенно ей улыбнулась.
        - Я не слишком… вызывающе выгляжу? - осторожно спросила я, поведя плечиками.
        Её раскрасневшееся лицо тут же заходило из стороны в сторону.
        - Ты что? Прям на куклу похожа стала… а надо было только смыть грязь и одеть тебя.
        Я протирала волосы полотенцем.
        - Мелинда, а расчёски у тебя не будет? - подняла брови я.
        Женщина тут же сунула руку под лавку и выудила оттуда какую-то деревянную коробку. Протянула ей мне в руки. О… что там было! Несколько видов гребней, три мелкие расчёски, несколько с крупными, две с короткими зубьями! Я попала в рай!!!
        Тут же выудила две самые подходящие. Сначала вычесала на удивление податливые волосы широким гребнем, потом прошлась мелким.
        - Ох, как же хорошо! - вынырнула Майла. - Вечность бы там просидела!
        Она, совершенно не стесняясь своей наготы, потянулась. Я только улыбнулась и отвела взгляд.
        - На следующей неделе мы первые пойдём! - решила Мелинда. - Мужики весь жар забирают! Пусть в холоде, как мы, помоются разок!
        В холоде? Да уж, боюсь представить, что тут было, когда ликаны мылись тут. Вода, наверное, в тазиках кипела. Зато точно отмылись.
        - Вот те на, - заметила меня зеленоглазая бестия. - Это кто?
        Она улыбнулась мне.
        - Это чистая версия нормальной меня, - вздохнула я, продолжая наслаждаться чистотой своих волос. - Обычно я так всегда выгляжу.
        Мелкие царапинки на руках почти зажили, чернота из-под ногтей вымылась, и всё моё тело наконец-то дышало! Теперь нужно только поддерживать чистоту, и всё будет замечательно! Даже жить захотелось!
        Наконец закончив возиться со своей головой, стряхнула волосы с гребня в стоящее небольшое ведёрко, как раз для этих целей. Видимо, кто-то до меня тут свои волосы вычёсывал. Франк или Тур. Ладно, я счастлива в любом случае.
        Женщины, посмеиваясь, оделись и причесались.
        - Мой там наклюкался, скорее всего, - вздохнула Мелинда. - Богдана, ты на него внимания не обращай, если что, ладно?
        - Хорошо, - кивнула я, ощущая себя по-настоящему живой.
        - Слушай, это у тебя настоящая родинка? - спросила Майла, указывая на мою грудь.
        Я опустила взгляд. Прямо на левой груди у меня была аккуратная родинка. Теперь её было видно.
        - Да, - закивала я. - У моей мамы она была между грудями, а у меня сползла чуть-чуть.
        - Помню девку одну, у неё такая же родинка была, так за ней полгорода носились, - выдала Майла, просушивая волосы. - Все только туда и пялились.
        Я тут же попыталась натянуть ткань повыше, но вырез не позволял. Чёрт, ещё чего не хватало!
        - Глянь, надо гордиться, а она прячет! - фыркнула зеленоглазая. - Девчонка даже продукты не покупала - всё ухажёры таскали. Потом влюбилась в одиночку одного, и он её спрятал! Но у неё и грудь больше твоей была раза в два… но, думаю, что родинка тоже свою роль сыграла.
        Я тут же слегка облегчённо выдохнула. Точно из-за размера. Причём тут родинка? Приметила странную вещь: у девушек родинок вообще не было. Ни на руках, ни на груди, ни на лице. Даже на спине ни одной не увидела.
        - А у вас нет родинок? - подала я голос.
        - В основном нет, - покачала головой Мелинда. - У кого есть, тех мечеными называют. Говорят, им предрешено достичь любую цель, которую они ставят перед собой. Якобы, такие оборотни становятся чаще альфами, чем остальные.
        Но я-то человек, да и цели достичь не могу. Один единственный раз мне повезло. К тому же я тут, а не на другом конце мира. А мне очень-очень хотелось.
        Мелинда дала мне мешок под грязную одежду. Сложила свои шмотки туда и затянула узел. Всё, теперь постирать, и готово. К тому же женщина настояла, чтобы я взяла и платья. Для них мне дали отдельный мешок. Я их даже дома не надену. Они, правда, очень красивые, но мне какое-то внутреннее чувство не позволит! Но обижать хозяйку не хотелось, и я с улыбкой приняла подарки.
        И вот настал момент истины. Надо было идти к остальным. Я чувствовала себя неловко, не желала, чтобы кто-то смотрел на меня. Держа в руках два лёгких мешка, мы вышли. Прохлада и ветер тут же подхватили подол моего платья. Я выходила последней. Только сейчас я услышала смех ликанов. Они во всю «пробовали» вино, ели и по-простому гоготали. Им явно было весело.
        - О, а вот и дамы! - как на зло, Морик сидел к нам лицом и одним из первых заметил нас. - И что это за таинственная незнакомка с вами?
        Это явно камень в мой огород. Мышцы пели, я чувствовала лёгкую усталость и даже не обиделась на него. Неловко стало, когда остальные к нам обернулись. Я, в принципе, как обычно, сделала вид, что ничего не замечаю. Дамы расселись рядом с мужьями. Мне место было подготовлено рядом с Лорином, который тоже смотрел на меня. Мой взгляд блуждал по столу, по спинам и рукам присутствующим, но не по лицам. Чувствовались их взгляды, но я преспокойненько села на стул, поставила мешки рядом с собой и откинулась на спинку, наслаждаясь свежим воздухом.
        - Тебе-то какое дело? - фыркнула Мелинда, поглаживая мужа по затылку. - Сиди и кушай.
        Не удержалась и глянула на остальных. Майла целовалась с Туром - это было для меня слегка… непривычным. На них никто не обращал внимания, словно так всегда и было. Мне досталось место почти на углу. Поэтому Лорин, сидевший рядом, мог разглядывать меня, даже головы не поворачивая. Я подняла на него глаза. В его стакане не было вина, значит он его выпил. Но глаза не пьяные, как у Морика. Обычный, чуть задумчивый, опять слегка оценивающий взгляд. Мне он не нравился. Посмотрела в сторону и увидела, как Виер перешёптывается с Франком. Брюнет сразу же посмотрел сначала на меня, потом на Лорина и теперь он зашептал что-то своему другу. Глубоко вздохнула и еле удержалась от закатывания глаз.
        - Поешь чего-нибудь, - заговорил Лорин. - Дома ничего нет.
        Я мелко кивнула и отлипла от спинки стула. Оглядела стол. У всех были ложки, но я нашла единственную сиротливо лежащую вилку у салатницы. Взяла её и подцепила кусочек жареного мяса. Положила себе на тарелку. Туда же последовала ложка салата, помидорка и два огурца. Сейчас наемся нормальной еды! Овощи! И салат!
        Без ножа было тяжеловато, но я ухитрялась не свинячить. Руки не пачкала, поскольку салфеток не было. Это плохо. Приходилось облизывать губы, а это не очень культурно. Хотя, всем вроде было без разницы, как я ем. Казалось, один Лорин следит за мной. В конце концов я не выдержала. Виер с Франком начали о чём-то спорить, две парочки миловались и перешёптывались, альфа пялился на меня, а я ела. Это было слегка странно.
        - Всё хорошо? - осмелилась я и подала тихий голос, наклонившись к сереброволосому.
        Тот не сразу понял и просто нахмурился: - Ты о чём?
        Я сжала вилку в руке посильнее, пытаясь справиться с неведомым мне стеснением.
        - Я всё правильно делаю? - перефразировала я. - Просто ты так на меня смотришь, будто что-то не так.
        Он как-то лениво изогнул брови. Словно насмехался, но без улыбки. Рядом с ним я боялась. Не сильно, слегка, но и этого хватило, чтобы мои руки холодели от одного его вида.
        - Я думаю, - пояснил он, тоже вздохнув. - И ты всё делаешь правильно.
        - Но ты, если что, скажи мне, пожалуйста, потому что я не всегда понимаю, что происходит, - осторожно и тихо проговорила я, опуская глаза.
        - Я обязательно скажу, - его вкрадчивый голос поселил в моей душе странное смятение. Будто он имел что-то иное в виду. Но ответ был дан, и к его интонации придираться стала бы лишь дура.
        Я наелась. И… мне налили вина! За компанию выпила вместе со всеми и захмелела почти сразу же. Такого я не пила в жизни! Как-то раз попробовала квас, но на этом всё! А тут вино и неразбавленное! Полстакана всадила и, плюнув на этикет, поставила локоть на стол и уронила подборок на ладонь, ибо шея капитулировала, и голова у меня качалась из стороны в сторону. Глаза были полуприкрыты, и я с улыбкой наблюдала за всеми. Мысли все пропали, страхи тоже куда-то делись… знала бы, что всё так - давно бы запила. Такое расслабление…
        - О, что я вижу?! - подал голос пьяный Морик. - Наша подруга улыбается!
        Я на это только подняла брови. Ну, так хорошо было…
        - Эй, ты в порядке? - услышала я голос намного ближе.
        Повернулась. Я почему-то так долго смотрела на женщин, что подумала, будто все остальные куда-то делись…
        - О, привет, - сощурилась я, протягивая слова.
        Он почему-то не веселился. Сидит хмурится. Остальным всем было весело, Виер один раз упал со стула. Искренне засмеялась даже я. Так хорошо мне в жизни не было. Слёзы наворачивались. Я всего этого была лишена, а теперь у меня всё это есть. И я могу потрогать, поучаствовать… всё-таки хорошо, что я не осталась в отчем доме. Пусть я не там, где планировала, но мне по-настоящему счастливо. Впервые за долгие годы.
        - Богдане больше не наливать, - вполне серьёзно подал голос альфа и убрал от меня пустой стакан.
        Все начали ухмыляться надо мной. Я тоже улыбнулась и… подпёрла вторую щёку рукой. Какой этикет? О чём вы?
        - Мне больше и не надо, - чуть смущённо выдала я, смеша мужчин.
        Было бесконечно смешно над собой, я не могла перестать улыбаться, часто щурилась и вслушивалась в разговоры.
        - Может быть, как-нибудь выберемся в таверну? - предложила Майла, оглядывая всех нас. - Потанцуем, на народ посмотрим.
        Её все поддержали положительными возгласами. Одна я молчала, да и Лорин, кажется, тоже. Мне было всё равно: пойдём мы куда-то или нет. Мне просто хорошо…
        Как-то незаметно стемнело. Я иногда уже рукой таскала со стола овощи и кусочки мяса, а под конец и вовсе уронила голову на свои руки, задремав. Как же меня разморило! Вялость, приятная усталость, ничего не волновало и всё было отлично.
        - Богдана? - чей-то голос прозвучал прямо над ухом, и моего локтя коснулась чья-то рука. - Поднимайся, пора домой.
        Я вроде и не спала, просто так было очень удобно. Быстро подняла голову. О, уже так стемнело. Все помогали Мелинде убирать со стола, Виер даже стулья начал утаскивать. Понимая, что нам действительно пора, кое-как поднялась. Вспомнила про вещи, наклонилась, чтобы их поднять и… меня повело. Упёрлась головой в чьи-то ноги, извинилась и выпрямилась. Поправила платье, тряхнула уже сухими волосами и осторожно вышла из-за стола. Лорин стоял рядом. Он следил за моими передвижениями молча. Я даже забыла о его присутствии. Хотелось спать.
        Обойдя стол, напоролась на веселящуюся Майлу.
        - О, котёночек, ты проснулась! - девушка с умилительным лицом тут же обняла меня. - Мы так шумели, а ты даже не проснулась… от тебя так здорово пахнет…
        Я тоже почему-то обняла её, улыбаясь. Было чудесно. В голове была какая-то дымка. Всё хорошо!..
        - Это потому, что я помылась, - зафырчала я.
        Девушка рассмеялась, продолжая держать меня в объятиях.
        - Нет, это твой запах… - протянула она, наконец отпуская меня. - Заходи к нам в гости, когда захочешь! Мы тебе будем рады всегда!..
        Девушку пошатнуло, и я успела взять её за руку (пьяная, а реакция есть), но её сзади успел подхватить Франк. А так мы бы с ней вместе завалились на землю…
        - Тур! - начала звать она жалобно, держась за Франка. - Тур, я хочу на ручки!..
        Я улыбнулась. Какие они всё-таки забавные… сзади меня кто-то подтолкнул ко входу в дом. Все уже были почти внутри, одни мы всё зайти никак не могли.
        Кое-как сумела по стеночке пройти по коридору и попасть в гостиную.
        - Мелкая, ну ты всё-таки слабенькая, - усмехнулся Морик, завидев шатающуюся меня. - С половины стакана улетела!
        Я шуровала к выходу, улыбаясь всем подряд. Ну, а что мне делать?
        - Морик, ну чего ты издеваешься над ней весь вечер? - Мелинда нетрезвой походкой подошла ко мне. - Спокойной ночи, котёнок!
        Она смачно чмокнула меня в нос. Я ещё прищурилась, принимая такие прощания.
        - Спасибо большое, что пустили в свой дом, - заплетающимся языком начала благодарить расчувствованная я. - Вы такие хорошие… и за платье… а ещё за вино…
        Я почти спала, но продолжала улыбаться. Ой, как же хочется летать…
        - Иди уже, - меня подтолкнули сзади к двери. - Морик.
        - Лорин, - отозвалась женщина и подмигнула мне.
        - Всем спокойной ночи! - громко сказала и услышала нестройный хор в ответ.
        Меня-таки выпихали наружу. И, как вы думаете, я забыла, что тут есть ступеньки. Пошла вперёд и оступилась. Наверное, расквасила бы себе свой нос, но меня вовремя схватили за локоть и дёрнули назад.
        - Ты идти можешь? - серьёзный голос прозвучал над самым ухом.
        Опираясь на него, выпрямилась и повернула голову в сторону альфы. У него были распущены волосы, он озабоченно смотрел на меня, и мне вдруг стало так одиноко… на улице темно, фонари оживают, освещая улочки, но, покинув такой гостеприимный дом, я словно оставила там ту весёлую и счастливую часть себя.
        - А может, посидим на улице? - почему-то предложила я тихо. - Зачем нам куда-то идти?..
        Мужчина вдруг взял меня за шею сзади и крепко сжал. Видимо, чтобы я не шаталась. Его дыхание обожгло мои губы и нос. От него пахло вином и мясом.
        - Богдана, соберись, - его вкрадчивый голос заставил меня смотреть ему в глаза. - Нужно дойти до дома. Ты понимаешь?
        - Понимаю, - кивнула я осторожно. - Извини, если я…
        - Прекрати извиняться, - оборвал меня он. - Держись за мою руку, если хочешь.
        И он отпустил меня, направляясь к калитке. Я вздохнула, забросила два мешка себе на плечо и двинулась следом.
        Мы шли долго. Я старалась идти прямо, но иногда меня заносило, и я опять пихала Лорина. В конце концов пересилила себя и ухватила его за рукав рубашки, чтобы хоть как-то сохранить равновесие.
        Мужчина шёл ровно. Казалось, он даже не пил сегодня. И мыслей у меня не было. Я ощущала усталость, и мне очень хотелось спать.
        Попав наконец домой, я смогла только сбросить обувь и на ощупь пойти искать свой диван. Кое-как завалилась, расправила одеяло и уложила свою голову на подушку. Всё кружилось, но я продолжала улыбаться. Помню, Лорин ходил мимо меня несколько раз, но я не отреагировала, забывшись глубоким сном.
        Утро встретило меня не столь радужно. Как-то ощущала я себя не очень хорошо. Вроде ничего не болело, но сушило горло, и я была хмурой, хоть и выспавшейся.
        На кухне присосалась к кранику на добрые несколько минут. Там же и умылась, плюнув на приличия. Где резинка? Волосы после такого долгожданного купания были наконец-то лёгкими и лохматыми. Не сосульки, а словно пёрышки…
        Найдя свои мешки с одеждой, достала резинку для волос, которую вчера чуть не потеряла. Вспомнила, что в ванной у Лорина была расчёска. Думаю, он сердиться не будет, если я попользуюсь ею чуток…
        Расчесав чуть спутанные волосы, уверенно начала заплетать косу. Сложным плетениям меня научила мама. Чтобы даже с простой причёской выглядеть хорошо. Хорошенько прочесала пряди, и, минут через двадцать, коса была готова. Стянула кончик резинкой и слегка распустила её. Теперь она длинная и пушистая. Улыбнулась сама себе. Потом взгляд опустился на грудь. Кошмар!!! Неужели я так вчера… вот жуть! Попыталась натянуть платье, но не вышло.
        Воспоминания быстро всколыхнулись в головушке. Такой смелой я была только у себя дома. Надеюсь, всё прошло хорошо и никто не обиделся на меня. Как-то стало страшно. А вдруг я Лорина разозлила? Так цеплялась за него и говорила слишком много… вдруг мне это не положено? Не поймите неправильно, я просто не хотела рушить то, что с таким усердием удалось возвести! Хрупкий, шаткий мир! И я готова идти на всё, чтобы поддержать всё это.
        Крутя расчёску в руке, поправляла косу, радуясь долгожданной свободе. Грязи нет! Я её изгнала и освободилась!
        Вдруг сзади открылась дверь, и я так испугалась… вздрогнула - это мягко сказано. Я чуть не подпрыгнула на месте! Лорин просто открыл дверь и всё! А как же стук?! Стоп, это его дом.
        - Доброе утро, - отозвалась я, поворачиваясь к сонному мужчине лицом. - Я уже ухожу.
        Попыталась протиснуться на выход, но он вдруг заступил мне дорогу. Я остановилась, и всё во мне словно оборвалось. Он не мог. Лорин не станет ко мне приставать. Но этот взгляд… прошу, только не рушь всё!..
        - Расчёску отдай, - произнёс он наконец.
        14 глава
        Только сейчас вспомнила, что собралась уйти вместе с прихваченным сувениром. Я еле сдержала облегчённый вздох. Он не стал… всего лишь из-за расчёски. Разумеется, она ему нужна! А я уже накрутила себя, что буду изнасилованной в ванной.
        - Извини, - протянула ему его вещицу. - Я слегка причесалась…
        Ощущалась неловкость. Я готова была заламывать пальцы.
        - Слегка? - вскинул он бровь, и вдруг его пальцы подцепил кончик моей косы. - Это что?
        Взволнованно на него посмотрела. Не понимала, что это: вопрос или претензия. Он всегда всё с таким лицом говорит, что мне вешаться хочется.
        - Коса, - ответила я.
        - И зачем она тебе? - не понял ликан, крутя в пальцах мои сплетённые волосы.
        Он порой задавал вроде бы простые вопросы, но я не могла найти на них ответ. Зачем мне коса? Ну… нужна.
        - Я привыкла так ходить, - чуть дёрнула плечом. - И с ней удобно.
        Он хмыкнул, взял расчёску и уступил мне дорогу. Мне на какой-то миг показалось, что я оттуда не выйду. Что у него за взгляд? Так ведь и до смерти довести можно.
        Чем себя занять, я не знала, вернулась на свой диван. Заправила одеяло и нашла на полу свою книгу. Всё-таки потеряла страницу! Полистала осторожно и начала бегло бегать по строкам.
        - Ну, пора нам с тобой поговорить, - вдруг раздался голос ликана, и я тут же подняла голову.
        Он повернул кресло ко мне и сел в него. Причесался, заколку надел свою. Забросил ногу на ногу и внимательно уставился на меня. Понимая, что сейчас мы будем говорить, прижала открытую книгу к груди, показывая своё внимание. Надеюсь, о чём-то хорошем.
        - Конечно, - кивнула я, чуть привставая.
        Я полулежала на боку, рука у меня была на подлокотнике. Думаю, такая поза подойдёт для нашего общения.
        - Ты готова стирать, убирать, готовить? - его лёгкий прищур заставил меня крепко задуматься.
        - Готова, - кивнула я.
        - Ты уверена, что справишься со всем? - продолжил он спрашивать.
        Чуть напряглась. Конечно, я не была уверена, потяну ли я весь дом…
        - Лорин, я, наверное, совру, если скажу «да», - опустила глаза. - Понимаешь, я ведь жила в совсем иных условиях.
        Повисло тягучее молчание. Ощущался его тяжёлый взгляд. Только бы не покраснеть.
        - И что мы будем с этим делать? - вопросил он вкрадчиво.
        Я, как нашкодивший ребёнок. Не знаю, что сказать в своё оправдание, и боюсь смотреть на своего… воспитателя.
        - Я знаю, как всё делается, - начала я приводить доводы в свою пользу. - Мне нужна лишь практика, и я смогу делать всё по дому. Только сначала… скорее всего, будет плохо получаться, но я буду стараться.
        А что я могла ещё сказать? Только правду. Я была готова прямо сейчас начинать убираться, стирать и готовить. Уверена, что ничего не получится, но я буду пытаться. Когда-то же научусь…
        - Знаешь, у меня есть к тебе предложение, - вновь произнёс ликан.
        Я по началу молчала, ожидая подробностей. Подняла на мужчину глаза. Тот пристально смотрел на меня. Что с ним не так? Неужели ему не надоедает вот так вот устрашать?
        - Какое предложение? - всё же переспросила я.
        Тот плавно поднялся, словно ожидая моего вопроса. Мне показалось, или на его губах появилась тень улыбки? Но он подошёл ко мне. Я подняла на него своё лицо и чуть испуганные глаза. Его рука коснулась моего лица, и я отстранилась. Кажется, он сделал это не случайно. Сердце начало отбивать ритм, предчувствуя беду. Я задышала чаще, когда его пальцы всё же скользнули по моей щеке к подбородку. Только не это. Пусть… пусть всё, что угодно, но только не то, о чём я думаю!
        - Ты будешь читать книги, заниматься чем угодно весь день, - начал он медленно перечислять, продолжая поглаживать большим пальцем мой подбородок. - Я, в свою очередь, буду тебя баловать подарками и хорошо к тебе относиться. С уважением.
        Я опустила взгляд, и он упёрся в его брюки. Что-то не так. Что-то он темнит. Я сильнее прижала книгу к своей груди, подозревая неладное.
        - И что же от меня будет требоваться? - не поняла я и вновь посмотрела в зелёные глаза.
        - Спи со мной, предположим, четыре раза в неделю, - как-то лениво выдал он, приведя меня в тихий ужас.
        Он вдруг наклонился ко мне, и его губы замерли в непростительной близости от моих. От ужаса продолжала смотреть на него большими глазами. Из головы в миг выветрились все мысли, был только гул. Я находилась в ожидании. Пусть только попробует схватить, и я вновь закачу истерику. Сильную. С воплями.
        - Я не буду, - еле слышно прошептала я.
        Лёгкий вздох, и… мужчина садится рядом со мной. Это неправильно. Что происходит?
        - Выдвини свои условия, - вполне мирно предложил он, откидываясь на спинку дивана. - Может, тебе чего-то хочется?
        Он сидел прямо возле моих согнутых ног. То есть прямо возле моих ягодиц. Это страшно нервировало. А как вчера всё было хорошо…
        - Лорин, я думала, мы с тобой договорились… - обретя дар речи, проговорила я, глядя на него.
        Мне было непонятно, что изменилось? Чем я вызвала у него эти мысли?! Наверное, это чёртово платье! Так и знала! Но… в грязном ходить… пекло!
        - Я не отказываюсь от своих слов, - вполне обычным тоном заговорил ликан. - Просто озвучиваю ещё одно предложение.
        Даже выдохнула облегчённо. Не отказывается. Видимо, решил всё ещё раз обговорить. Стало намного легче.
        - Я не буду менять решение, - осторожно сказала я.
        Он помолчал. Вдруг его рука скользнула на моё бедро, и я тут же дёрнулась в сторону.
        - Что не так, Богдана? - спросил он, придерживая меня ещё и за колено. - Что тебе не нравится?
        Мне было не выбраться! Он держал мои ноги! Нет, пожалуйста! Что же это такое?! Его голос был каким-то подозрительным и требовательным. Меня затрясло от маячившей угрозы.
        - Лорин, пожалуйста, не трогай меня! - взмолилась я, пытаясь аккуратно убрать его руку с колена. - Я не хочу…
        - Объясни мне почему, и я отпущу тебя, - произнёс ликан, продолжая крепко сжимать меня. - Если это будет правда.
        Подбородок затрясся. Правды хочешь?! Мерзость ты такая! Я ведь уже привыкла почти…
        - Потому что ты мне не нравишься, - посмотрела в глаза мужчине. - У нас нет ничего общего. Ты с самого начала относился ко мне, как к вещи, и после всего этого ты хочешь, чтобы я добровольно спала с тобой? Я похожа на дуру?
        Часто задышала от страха и злости. Ударит ведь. Такое сказать я бы никогда не решилась, но раз он потребовал…
        Его глаза сощурились, словно принимая мои слова.
        - Что тебе во мне не нравится? - его голова наклонилась чуть в бок.
        - Ты меня пугаешь, - ощущая, как глаза начали слезиться, буркнула я. - И я по всем правилам должна достаться мужу…
        Его смех заставил меня замолчать.
        - Какому мужу?! - насмешливо изогнул он брови, наклоняясь ко мне. - Ты мне принадлежишь! Я твоё всё, котёнок.
        Слёзы потекли сами собой, и я, не выдержав, закрыла лицо руками. Заплакала, вновь возвращаясь в прошлое. Опять. Всё снова повторяется…
        Мужчина приподнялся и чуть навалился на меня сверху, вызывая новый прилив слёз. А что я могла? Такую обиду нельзя стойко перенести. Он ведь сказал, что не насилует…
        - Я не позволю тебе ни с кем быть, - прошептал он мне на ухо, перенося вес на свои руки, которыми он упирался в спинку дивана и в подлокотник. - Только узнаю, что ты посмотрела на какого-нибудь мужчину… не повезёт ни тебе, ни ему.
        - Хватит… - прошептала я, захлёбываясь, - перестань, пожалуйста…
        Его нос коснулся моей шеи.
        - Я тебя не трогаю, - пропел Лорин, прикусывая мочку уха и вызывая мой писк. - Просто хочу всё сделать простым. Мы всё равно окажемся в одной кровати, так почему не сейчас? Зачем играть в невинность? Я тебе обещаю, что буду заботиться о тебе…
        Его губы прикоснулись к месту за ухом. Меня пробила дрожь. От его прикосновений кожа словно горела. Я не знала, что делать. Просто сжалась, молясь, чтобы это всё закончилось.
        - Нет-нет-нет, - зашептала я.
        - Ну что «нет»? - он фыркнул мне в ладони. - Ты почему такая трусиха?
        Всхлипывая, пыталась сгруппироваться, дабы вырваться и убежать хоть куда-нибудь! Спрятаться под столом! Всё равно где!
        - Я выбираю работу! - забормотала я. - Лорин, я буду хорошо всё делать, только прекрати приставать…
        Он помолчал, словно оглядывал меня и обдумывал что-то. Я лежала и ждала приговора. Неужели меня ждёт именно это?! Постоянные трогания?! Ну сколько можно?..
        - Ладно, котёнок, - мужчина наконец-то поднялся на ноги, оставив меня в покое. - Выбор твой. Сегодня днём придёт кухарка, и вы вместе с ней пойдёте на рынок, где она тебе покажет, как выбирать продукты, потом вы вернётесь сюда, и ты будешь всячески ей помогать. Она будет ходить сюда неделю. За это время ты должна научиться готовить. Не получится, значит я вновь начну домогаться тебя и целомудренными поцелуями я не обойдусь. Поняла?
        Опять он дал мне надежду. Облегчение обрушилось на меня, словно огромная снежная лавина.
        - Поняла, - шмыгнула я носом.
        Он ещё какое-то время постоял и, кажется, ушёл, но его рука вдруг сомкнулась нам моём подбородке. Он задрал мою голову вверх. Руки сами собой соскочили с мокрого лица.
        - Не забывай, что я в любом случае трахну тебя, - он прижался своими губами к моим. - И моя жёсткость будет зависеть от времени, которое ты потратишь на осознание этой мысли.
        Я начала крутить головой, пытаясь разорвать отвратительный поцелуй. Глазами я упёрлась в его шею. Подошёл сзади. Сволочь. Просто мерзкий сукин сын!
        Он не стал пытаться сделать что-то ещё. Просто выпрямился и ушёл к себе наверх, оставив плачущую меня наедине со своим горем.
        Ревела я долго. Забралась под одеяло, ткнулась носом в мягкую спинку и жалела себя, как всегда. Ругалась, что не смогла дать достойного отпора. Потом отдёргивала себя и благодарила, что всё так хорошо обошлось… меня рвали противоречивые чувства. Опять. Всё это продолжается. Но почему?!
        Потом задремала. От какого-то непонятного давящего чувства внутри хотелось просто спрятаться под диваном и никогда-никогда не вылезать оттуда. Я ощущала себя крайне хрупкой, а Лорин, словно молоточек, проверял меня на прочность. Сколько я ещё выдержу? Даже начала подумывать о его словах. Он ведь прав. Когда-то это обязательно случится. Живём в одном доме, я в его полном распоряжении, да и он частенько напоминает об этом. Я даже как-то задумалась о способах… решения этой проблемы. Лучше будет, если он возьмёт меня силой, или я сама?.. Логично предположила, что по доброй воле будет лучше физически. Но морально… прощу ли я себе когда-нибудь? И знаете по какой ещё причине я так рьяно противлюсь этому контакту? Всё очень просто: я надеюсь сбежать и выйти замуж за хорошего человека. Вот и всё. Наивно? Наверное, это так. Куда мне отсюда деться? Даже если побегу сейчас… да я попросту заблудиться могу и всё. А ворота? Стена? Ликаны? Лес? Меня всё это убьёт. На смерть нестись туда? Лучше уже просто руки на себя наложить и всё. Так-то проще будет.
        Раздался стук в дверь. Я вздрогнула. Кто это? Ну, точно не ко мне. Следом раздались шаги. О, его величество спустилось. Ненавижу. Зло стиснула одеяло в руках.
        Он открыл дверь.
        - Доброго дня, Лорин, - услышала я женский голос.
        - Богдана? - позвал меня он.
        Я тут же поднялась и вышла из своего укрытия. Хорошо, что слёзы высохли уже…
        - Да? - я подошла к нахалу.
        В дверном проёме стояла взрослая, с проседью в волосах женщина. Тёмно-красное платье из плотного материала, низкий хвост и квадратное лицо с блекло-голубыми глазами. Её взгляд тут же остановился на мне. Я была повыше неё. Кто она?
        - Уила, это Богдана, - заговорил ликан с лёгкой полуулыбкой на губах. - На всю неделю она полностью в твоём распоряжении.
        Это звучало не очень. Наверное, это кухарка. Лорин говорил о ней… пока не приставал ко мне. Сволочь. Просто гадина, стоит и смотрит на меня своими наглыми зелёными глазами. Как-нибудь обязательно расцарапаю ему всё лицо, чтобы знал, с кем связался!
        - Хорошую ты мне замену нашёл, - усмехнулась женщина добродушно. - Высокую.
        Да у нас разница в росте небольшой была. Но я тут же нацепила дружелюбную улыбку и сцепила пальцы в замок перед собой. Ну что, надо учиться. Лорин ясно дал понять, что я должна буду делать. И что мне будет за то, что у меня не будет получаться… фу.
        - Возьми её на рынок, научи мясо да продукты выбирать, - мужчина потянулся и опять посмотрел на меня. - Всегда есть возможность отказаться и… оставить работу этой милой женщине.
        Просто кошмар! Из-за меня увольняет её и прямо в лицо говорит! Уила же меня возненавидит из-за этого! Просто негодяй! И ведь специально позорит меня!
        Я чуть угрюмо нахмурилась и опустила глаза в пол. Пошёл к чёрту, засранец!
        - Я только корзинку возьму, - решила разрядить обстановку Уила и прошла к кухонному столу.
        Открыла столешницу и достала большую плетёную корзину. Надо запомнить, где она хранится. Ликан всё это время не спускал с меня своего пристального взгляда. Просто похотливое животное! Интересно, настанет когда-нибудь такое время, когда я смогу ему это всё в лицо сказать? Надеюсь, что да, ибо накопилось очень много.
        - Ну, что, пойдём? - Уила посмотрела на меня. - Да, пойдёмте, - согласилась я, перестав обращать внимание на пса.
        Мы вышли на улицу. Повернули влево и потопали. Если и были прохожие, то исключительно женщины. Ни одного мужчины я не увидела. От этого на удивление было легко на душе. Хоть где-то от этого сильного пола отдохнуть удастся.
        - Ну, что, как у тебя с готовкой-то? Бедственно совсем? - спросила она, пока мы шли по улице.
        Я крутила головой, разглядывая чужие дома. Они все были в каком-то смысле на один лад. Но выделялись цветом кирпича, количеством ступенек и этажей. С цветом дверей тут явно любили экспериментировать. Нашла даже двухцветную. Смотрелось всё здорово, и снова я не нашла грязи и мусора. Куда я попала?
        - Знаете, я хоть и росла на всём готовом, но дружила с поварихами, - с лёгкой улыбкой ответила я. - Знаю, как и что делается, только вот на практике… я отдохнула, можно сказать.
        Уила понятливо хмыкнула.
        - На самом деле не так всё сложно, особенно, когда ты что-то умеешь, - криво улыбнулась женщина. - Лорин любит все мясные блюда. Каши терпеть не может, овощи кое-как употребляет, но вот против хлеба ничего не имеет.
        Я кивала, слушая её. Говорить о предпочтениях насильника не хотелось. Вот скажете, что не насильник он далеко, а я не соглашусь! Ведёт он себя именно подобным образом!
        - А мясо варёное или жареное? - уточнила я.
        - В этом разбираешься - уже полдела сделано, - посмотрела она на меня своими бледными голубыми глазами. - И Лорин предпочитает всё, что вкусно, сытно и жирно.
        Ну, обычный мужчина, в принципе. Как-то не особо удивлена.
        - Он что-то пьёт? - решила я вновь задать вопрос.
        - Вино, воду, редко чай, - просто сказала Уила. - На самом деле об этом можешь не беспокоиться: захочет и скажет тебе обязательно.
        В этом я уверена. Что скажет, покажет и расскажет. Гадина.
        Через пятнадцать-двадцать минут неспешного прогулочного шага мы оказались на рынке. Просто шли по улице, один раз свернули у дома с грязно-красной дверью и тёмным кирпичом, прошли ещё немного, и началась площадь. Там были железные лавки, где сейчас стояли продавцы, разложив свой товар на столе под навесом. Их было очень много. И они находились вертикально, то есть ты спокойно доходишь до конца, потом поворачиваешь обратно, и так пять раз. Слева и справа стояли кирпичные магазинчики со всевозможными товарами. И, опять-таки, дам было больше, хотя продавцы в основном были мужчинами. Не прощу себе этого, но этот город мне нравился. Чистый, опрятный, уютный! Просто шикарно! Ни тебе бедных, скитающихся стариков и босоногих оборванцев. Просто город на таком уровне, что я невольно завидую. Мой бы отец в жизни такого не смог бы добиться. Для этого нужно прекратить воровать из казны деньги. Стало неприятно. Папа. Заслуживает ли он, чтобы я так его называла? Он хоть вспоминает обо мне? Наверное, один раз произнёс тост в мою честь и на этом забыл. Я боялась всего этого. Что меня вдруг забудут все, и после
моего исчезновения никто не будет меня искать. Чёрт, как же это гадко.
        Проблемы начались сразу же. Я понятия не имела, как нужно выбирать мясо. Не могла запомнить, где свинина, где оленина, а где баранина. Узнавала только курицу. Но это ещё полбеды. Свежесть товара Уила проверяла на запах. У неё-то нюх раз в сто лучше моего будет! А мне что делать? На глаз?
        - Не боись, будешь покупать мясо всегда у Вура, - приободрила меня женщина, укладывая кусок свинины на дно корзины. - У него всегда самое свежее.
        Вур этот не внушал мне доверия ни капельки. Лысый и бородатый мужик! Ниже меня на целую голову! И он был не толстым, а широким каким-то! Коренастым, что ли? Чёрные узкие глазки, крупная ряха… он был похож на разбойника. Я к нему просто буду бояться подходить! Пекло!
        - Преемницу себе завела? - усмехнулся продавец, окидывая меня взглядом. - Странно пахнет она как-то…
        Все сразу понимали, кто я. А он нет?
        - Так, человек, - пожала плечами Уила. - Новости не слыхал, что ли?
        Мужчина тут же изменился в лице и с улыбкой окинул меня ещё раз. Удивлены?
        - Да, слыхал я, слыхал! - отмахнулся Вур. - Запах мяса всё перебил. Это Богдана, кажется?
        О, он знает моё имя. Отлично! Что за город?! В нашем можно было год прожить и с соседями не знаться, а тут пара дней, и незнакомый торговец всё уже знает обо мне! Может, я всё-таки умерла и это - странный другой мир, куда меня отправили отбывать своё наказание? Надо подумать об этом сегодня…
        - Она самая, - кивнула женщина, расплачиваясь с мужчиной. - Смотри, чтобы ей такой же товар, как мне продавал!
        Дама погрозила торговцу шутливо кулаком и взяла корзину в руку.
        - Здравствуйте, - запоздало выдала я.
        - Привет, - сдерживая улыбку, ответил он.
        Уила пошла дальше, а я, чуть замешкавшись, посеменила следом. И зачем поздоровалась с ним в самом конце? Дура.
        Потом пошли по овощным лавкам. В основном тут была капуста, морковь, много лука, разнообразная зелень, картошка и помидоры. Дальше шли фрукты, коих было очень мало.
        Кухарка взяла пару головок лука и помидору большую.
        - Бери всегда понемногу, чтобы овощи не успевали дома спориться, - поясняла женщина. - Лучше ходить каждое утро, чем готовить из испорченного.
        Я соглашалась.
        - Давайте я понесу, - предложила я, когда мы направились в сторону дома.
        Та удивлённо поглядела на меня. Я захлопала глазами.
        - Зачем? - не поняла она, поправляя выбившуюся прядь из причёски. - Гуляй, пока есть время, потом натаскаешься ещё.
        Это было неправильно. В её чёрных волосах было много седины, на солнце виднелись морщинки, одолевшие её лицо. Мне хотелось ей помочь. У пожилых людей болят суставы, руки и ноги. Всё это знаю от Марфы. Она женщина взрослая была, я ей помогала, да и остальные поварихи молодостью не блистали… да и отблагодарить её как-то хотелось, ведь её уволят из-за меня.
        - Я вам помочь хочу, - пожала осторожно плечами. - Да и привыкать надо…
        Та хитро прищурилась и всунула корзину мне в руки. Явно удивлённая, но спорить она не стала, видимо действительно тяжело. Но… я бы не сказала, что корзина была сильно увесистой. Непривычно, но шла я ровно.
        - Всем бы молодым твоего смирения, - протянула Уила, глубоко вздыхая. - Не город, а рай был бы.
        Я не смиренная. Далеко не такая. Вежливая и трусливая. Поэтому я сначала думаю, прежде чем говорить. Боюсь отхватить - если по-простому.
        - Если бы сбывались все наши мечты… - протянула я, поддерживая разговор.
        - А в чём смысл тогда мечтать, если всё-всё будет сбываться? - изогнула она чёрную бровь. - По мне так лучше, чтобы сбывалось меньше половины.
        Я была озадачена её словами.
        - Чтобы мы дорожили каждым сбывшимся событием? - предположила я.
        - Да, - кивнула Уила. - К тому же многие в этом городе мечтают далеко не о прекрасном.
        Мне послышалась печаль в её голосе.
        - Уила, поверьте, в каждом городе есть плохие… существа, которые портят всё, - повесила я корзину на согнутый локоть.
        - Да? - её глаза блеснули удивлением. - Я думала, что только наш город… прогнил.
        Прогнил?! Этот город?!
        - Поверьте, вы живёте в лучших условиях, чем когда-то жила я, - грустно улыбнулась и покачала головой.
        - У вас была грызня за власть? - вопросила кухарка.
        - Не только, - поморщилась. - У нас убивают по указу священнослужителя, кругом беднота, бандиты и преступники разворовывают дома, городской смрад не даёт спокойно вздохнуть… и мой папа, обворовывающий всех граждан.
        Отличная картина вырисовывается.
        - Тут, конечно, не так плохо, как в твоём городе, - покачала она головой. - Но поверь, скоро ты поймёшь, о чём я говорила.
        Дальше шли молча. Я думала о словах Уилы. Наверное, тут тоже не всё так гладко. Но, по крайней мере, я сейчас могла спокойно лечь на землю и не бояться, что платье в жизни не отстирается.
        Дома дела обстояли куда сложнее. Я долгое время не понимала, как разжигается печь. Там надо было брать щепки, строить домик, поджигать спичками и ждать, когда это всё разгорится. Уила открыла две заслонки и огонёк мгновенно вырос. Женщина подбросила ещё немного щепок и повела меня на улицу. Он открыла большое деревянное строение (это не сарай!) ключами, которые висели в коридоре, и которых я так и не заметила до сегодняшнего дня, и начала набирать колотые дрова в руки. Тут их было очень и очень много. Наверное, на две зимы хватит. Тут же на гвоздике сбоку висел большой топор, какие-то цепи, по другую сторону стояла пара лопат разного размера, ещё какой-то металлический инструмент. Мне тоже дали пару поленьев, и мы пошли обратно в дом. Уила осторожно подбросила их в топку. Была и кочерга, и перчатки специальные, которыми она схватилась за горячую ручку на дверце… в общем, такой долгий и сложный процесс, что я начала задумываться о том, как скоро и куда побегу.
        Дальше началась сама готовка. Мы помыли руки, и я с удивлением не обнаружила ведра под мойкой. Оказывается, тут не так давно трубопровод провели! Чтобы все отходы выводить из города! Ещё раз убедилась в отсталости людей.
        Нож мне не дали, ибо он мне не понадобился. Уила показала, как правильно резать кусок свинины. Поперёк волокон - это раз, стейки должны были быть шириной чуть больше пальца - это два.
        Она поставила сковороду на плиту, которая постепенно нагревалась. Положила ложку застывшего белого, топлёного жира в сковороду с низкими бортами. На самом деле тут было очень много посуды, причём она вся была добротной.
        Жир растаял и Уила послала меня ещё за порцией дров. Я подчинялась беспрекословно. Впитывала всё, что она мне говорила. Показывала, как и сколько жарить кусок мяса, когда переворачивать… я это знала, но, понимая, что мне самой всё это придётся готовить, тряслась.
        Из небольшого куска мяса вышло три стейка. Женщина сложила жареные куски на большую тарелку и поставила перед открытым окном. На удивление в кухне не было жарко. Там как-то странно была построена печь, что всё тепло уходило в стену вплоть до второго этажа. Грела она только её, а воздух вокруг лишь слегка прогревался, так, что я даже не вспотела.
        Уила позволила мне порезать овощи. Ножи тут тоже были разными. Выбрала тонкий и удобный. Сначала под бдительным взглядом кухарки было неудобно, но потом как-то втянулась.
        - Пальцы себе не отрезала, значит повар из тебя выйдет хороший, - рассмеялась она, скидывая всю мою работу на раскалённую сковороду.
        Деревянной лопаткой мешала долго, потом взяла жестяную банку и посыпала бушующую еду солью.
        - Ну, вот, собственно, и всё, - выдала Уила, вытирая руки о кухонное полотенце. - Теперь всё чуток остынет и можешь Лорина звать.
        Не пойду к нему. Буду кричать отсюда.
        - Уила? - подала я голос.
        Женщина достала из столешницы чайник и начала набирать в него воды.
        - М-м-м?
        - А специи больше никакие класть не нужно? - поинтересовалась я.
        Марфа всегда кучу всего сыпала, и ароматы такие витали… а тут только соль. Мало ли, забыла?
        - Нет, - чуть мотнула она головой. - Ты на эти банки не смотри - они почти все пустые. И специи покупать не думай, там нужно совсем чуть-чуть, а если переборщишь, то отобьёшь нюх Лорину и, что-то мне подсказывает, по головке он тебя за это не погладит.
        Я тут же даже руки подняла, принимая капитуляцию. Специи, запрет, нюх. Всё усвоила.
        - Стирать-то умеешь? - спросила она, со вздохом оглядывая меня. - Метлой по полу елозить учить тебя не буду, а вот с бельём надо учиться.
        - Я видела, как стирают, - вздохнула.
        Уила, которая является, как бы, кухаркой, сжалилась и решила мне всё показать. Нам пришлось растапливать печку на полную, чтобы подогреть воды. Там такая кастрюля для этих нужд была, просто необъятная! Ставилась на плиту, и туда наливалась вода, которую мы с Уилой начали таскать. Точнее Уила стояла у колодца, я носилась туда-сюда, выливая воду. Умаялась не сильно, но ощутимо.
        Ванну, которую я обозвала бадьёй, цивилизация тоже стороной не обошла. Как я не заметила в дне сливное отверстие - не понимаю. Нужно было просто заткнуть его и наливать воду! Помылась, все дела сделала, затычку вынула, и всё… исчезло! Волшебство какое-то, ей Богу!
        Учиться решили на моих вещах и… вещах Лорина. Тут слева стояла большая корзина. В неё наш барин складывал свою грязную одежду. Меня передёрнуло. Буду стирать шмотки своего несостоявшегося совратителя. Ирония так и бьёт ключом! Там были штаны, рубашка и тот не то камзол, не то куртка.
        - Гляди, - женщина скидала мои и его вещи в ванную. - Засыпаешь всё это дело тёртым мылом, заливаешь обязательно горячей водой и оно отмокает час, может больше.
        Я кивала. Там за корзиной обнаружилось всё, что нужно. Большая банка с тёртым мылом, плошка с тремя крупными цельными кусками того же мыла, только чёрного, пара щёток и наша любимая рельефная железная доска. Помню, всё удивлялась, как такие страшные звуки она издаёт. Думаю, скоро узнаю. По ней надо было елозить бельё, и оно якобы становилось чистым. Как? Для меня это была загадка.
        Но вот от кастрюли пошёл пар, и мы на пару с Уилой вооружились кто чем: я ковшом, она маленькой кастрюлей. Начерпали воды, засыпали все вещи мылом и оставили отмокать. Я была готова поверить, что это всё. Но Уила засобиралась домой, а значит стирать мне предстоит в одиночку.
        - Как постираешь, слей воду, прополощи вещи, отожми и вывеси, - давала кухарка последние напутствия. - Я приду завтра и мы будем готовить с тобой рагу.
        Я растерянно её проводила взглядом. Ушла и сразу кухня стала чуждой. Чего мне делать? Бедный чайник давно пыхтел. Я осторожно сняла его с плиты. Сама нашла заварочную посуду и чай. Он был зелёным с ароматом розы. В принципе, с завариванием травы я справилась. Печь постепенно затухала. Она мне была не нужна, и я спокойно наблюдала за угасанием огня в её недрах…
        - Палёным не пахнет - это хорошо, - вниз спустился Лорин, напугав меня до икоты. - И что ты собралась делать?
        Он прошёл к столу и указал на большущую кастрюлю с горячей водой.
        - Стирать, - облокачиваясь поясницей о столешницу, проговорила я чуть утомлённо.
        Его брови изогнулись, а губы тронула саркастическая усмешка. Знаю, самой не верится.
        - Надеюсь, не мои вещи, - усмехнулся он, потягиваясь.
        Я тут же замерла. Как раз на его шмотках я и хотела отыграться… чёрт!
        - Ну, как бы… - забормотала я потерянно. - На твоих… и своих…
        Он не удивился, словно знал это и так. И зачем тогда угрожать и говорить мне такое? Что за мужик?!
        - Испортишь одежду - буду ругаться, - заявил он вполне мирно, словно продолжая издеваться надо мной.
        Был бы толк от этого.
        - Я постараюсь не вредить, - буркнула я, отталкиваясь от столешницы.
        Вспомнив про чай, начала искать кружку. Это оказалось сложно. В верхней тумбе нашла. Аккуратно налила себе дымящийся напиток. Как же давно я не пила чай! Горячий и ароматный! Ещё бы булочку какую… о, у меня же в моей сумке сладости оставались - надо их добить. А где она, кстати?
        - Ну, чего ты там встала? - вновь заговорил ликан, продолжая с каким-то любопытством наблюдать за мной. - Кормить меня будешь или нет?
        Я замерла с поднесённой ко рту кружкой. То есть ему самому не взять? В двух метрах же сижу… Уила выложила поджаренные овощи сверху на мясо и, в принципе, уже всё остыло.
        Пришлось бросать все свои дела (отставить чай в сторону) и преподносить блюдо его величеству. Старалась не смотреть на него вообще, боялась даже случайно дотронуться до мужчины. Потом дала ему вилку и нож. Вновь вернулась к столу и взяла свой чай. Меня слегка мучила усталость. Вроде не сделала ничего, а всё равно умаялась. Глянула в окно. Ещё светло, но поспать я бы не отказалась.
        - Ты ела? - спросил Лорин меня.
        Я обернулась. Он разрезал стейки на две части и отложил нож. Ну, да, зачем же он нужен, в самом деле?
        - Нет, - слегка равнодушно ответила я.
        Он замер с поднесённой вилкой ко рту. Что?
        - Почему? - он опусти руку на стол, неодобрительно смотря на меня.
        - Я не хочу есть, - пожала плечами. - Сегодня попью чаю, и мне хватит.
        Когда постоянно плачешь и нервничаешь - о еде не думаешь. Она отходит далеко на задний план. Возможно, завтра настроение изменится, а сегодня… только чай и тоска.
        - Ну, для начала меня не особо волнует, чего ты хочешь, - вполне себе резко обронил мужчина. - Бери вилку, тарелку и садись есть.
        Его приказной тон слегка отрезвил меня и взбодрил. Так, не смей забывать с кем ты теперь живёшь. Небось подумал, что я голодовку объявила. Даже пострадать не даёт спокойно. И как с ним общаются остальные? Давно бы придушила собственными руками… но как-то страшновато.
        Выполнив указ, села напротив мужчины. Тот поднял свою тарелку и вилкой перекинул мне половину содержимого. Я всё не съем. Ну, не полезет в меня! Я пока готовила (вместе с Уилой), нанюхалась этого масла и мяса… не пойдёт и всё.
        Но, превозмогая отсутствие голода, начала кушать. Медленно, тщательно пережёвывала, чтобы как-то растянуть эту процедуру на подольше. Вообще ждала, когда свалит Лорин, чтобы еду… ну, не выбросить, а хотя бы доесть утром. Видя мои потуги, ликан тоже сбавил темп, словно читая мои мысли. Что с ним не так?! Почему он такой… отвратительный? Вроде симпатичный мужчина, а характер!..
        - Лорин, мне не лезет, - тихо пробурчала я, ковыряясь в тарелке. - Я правда…
        - Что? Сыта? - перебил сереброволосый меня. - Я никогда не поверю, что тебе в день хватает двух жалких кусков мяса.
        Он говорил со злостью, словно я его обидела.
        - Конечно не хватает, - не стала я врать. - Мне необходимо трёхразовое питание маленькими порциями. Сейчас я не ем потому, что в силу обстоятельств не могу привыкнуть к еде, обстановке и местности. Если я съем ещё хоть кусок, то меня будет рвать.
        После своих тихих слов, подняла глаза на Лорина. Пусть знает. Может, думает, что я просто капризы свои показываю?
        - Значит, доешь это перед сном, - решил он. - Пей свой чай, и советую тебе вывесить бельё до темна.
        Закончив трапезу, поднялся и просто ушёл. Я сидела и смотрела на его пустую тарелку. То есть… понятно. Кряхтя, встала и убрала посуду за своим хозяином. Покосилась на сковороду. Надо помыть всё, иначе жир застынет, и потом я ничего сделать не смогу. Минут десять потратила ещё на посуду.
        Веселье началось чуть позже. Вы не представляете, как на самом деле сложно стирать одежду! Это каторга какая-то! Я вся облилась, несколько раз ударилась о доску (!), делала много передышек, кажется, потянула поясницу и стёрла кожу на пальцах! Ну, часа полтора я точно провозилась! И это только стирка! Потом всё сливала, отжимала, ополаскивала, снова отжимала, выносила на улицу, развешивала, долго не могла найти прищепки… ад, просто отдельный котёл в преисподней! Я, когда закончила, была выжата, как лимон. Понимая, что могу получить ещё и нагоняй от сильной половины дома, стоя доела мясо, быстро сполоснула тарелку и со спокойной душой отправилась в кровать. Сон, кажется, напал на меня ещё до того, как успела лечь.
        Утром меня украла Мелинда. Лорин переговорил с ней наедине и скрылся на втором этаже. Эта сероглазая милая женщина решила мне помочь выбрать новую одежду! Я была очень рада, что наконец-то смогу спать в пижаме, а также носить удобную и более закрытую одежду, нежели сейчас.
        Разочаровалась я крайне сильно. Местные дамы любили вызывающие платья - это раз, они же любили носить обтягивающие штаны - это два. То есть весь ассортимент был почти одинаков. Мелинда была активной помощницей, которая советовала мне, что примерить, а от чего отказаться. Я выбрала себе всего два самых простых скромных платья для дома. Более праздничные были уже сильно открыты. Женщина искренне не понимала, почему я отказываюсь и называю всё «неприличным».
        Тут мода была на укороченные женские жилетки и камзолы с удлинённой спиной, хоть как-то прикрывающие пятую точку от чужих взглядов. Взяли два парадных «женских костюма», несколько пар штанов разных расцветок, три хорошие женские (!) рубашки и прошлись по обуви. Мягкие домашние тапочки из тёмной кожи и короткие сапоги порадовали меня крайне сильно.
        Дальше совершили набег на «женскую» лавку, и я наконец-то обзавелась расчёской, несколькими резинками, хорошим шампунем и бальзамом, да и по мелочи прибарахлились. Пижам на рынке вообще не было. Женщины спали голыми и всё. Нормально, да? Пришлось покупать белое короткое кружевное платье якобы для брачных игрищ молодожёнов. Лёгкая ткань, отсутствие рукавов и свободный крой идеально подходил для сна. Оно стоило дороговато, но Мелинда без проблем рассчиталась с торговкой. Знаете, я даже себя содержанкой не ощущала. Один раз как-то неприятно желудок стянуло, но потом всё прошло. Лорин ведь несёт теперь за меня ответственность, он перекупил эти права у моего отца. Я не навязывалась, и у меня теперь есть обязанности, которые я уже начала выполнять. Я - это теперь его забота. Мелинде денег на меня видимо дали много, так как волчица протащила меня по всем рядам! Продавцы смотрели на меня с интересом, перешёптывались, а кто-то и пальцем тыкал. Смешно, но я привыкла. Их повышенное внимание к моей персоне было не главной моей проблемой.
        - Ты так и спишь на диване? - спросила сероглазая радостная женщина, помогая мне нести покупки обратно домой. - Удобно тебе там?
        Вообще, с моей старой кроватью не сравнить, но диван был намного лучше холодной земли…
        - Да, там вполне уютно, - ответила я со вздохом. - А почему ты спрашиваешь?
        У меня с ней выстроились довольно доверительные отношения. Выбора не было, да и женщина ко мне добра…
        - Почему ты не спишь с Лорином? - решила в лоб задать вопрос она.
        Я растерялась. Её серые глаза смотрели с улыбкой и неприкрытым интересом.
        - Потому что не хочу, - мои губы тронула улыбка.
        - Почему?
        - Потому что не хочу, - шире улыбнулась я. - Мелинда, а почему я должна хотеть с ним спать?
        Разговоры на такие темы как-то напрягали меня, но в данный момент я была окрылённая, поэтому решила поговорить. А что? Нам ещё долго идти, настроение хорошее, да и собеседница мне импонирует.
        - Ну, как?! - всплеснула она руками. - Он же альфа!
        Я посмотрела на неё вопросительно.
        - И что? - не поняла я, продолжая улыбаться. - Он от этого становится каким-то особенным?..
        Альфа. Пф-ф. Зато Мелинда так на меня посмотрела, словно я… плюнула в чан со святой водой.
        - Вообще-то ещё как становится! - округлила русая дама глаза. - Он к тому же не какой-то там мелкий альфа, он Главный, можно сказать, Верховный самец в этом городе! Даже наши старейшины прислушиваются к нему, а они далеко не милые пушистые щеночки!
        Я так и думала, что этот негодяй занимает какое-то высокое место и поэтому так нахально себя ведёт. Если ты Верховный, то тебе всё можно?!
        - Я всё равно с ним никогда не… возлягу, - нахмурилась я.
        - Да почему? - искренне удивилась женщина, размахивая корзиной с моими вещами. - Тебе же будет одиноко, а он молод, красив…
        Мелинда так начала недвусмысленно подмигивать, что я тут же закатила глаза. Она мне очень нравилась, хотя мы виделись с ней всего второй раз. Странно, но я словно знаю её уже пару месяцев.
        - Он тебе нравится? - спросила я.
        Та сразу вздохнула.
        - Я его люблю, как часть своей стаи, - пояснила она с каким-то трепетом. - Он о нас очень заботится и мы, как самая настоящая семья. Поэтому я считаю, что тебе стоит наладить с ним отношения… к тому же выбор у тебя небольшой.
        Она была искренна. Мягкий взгляд, тёплая улыбка… видимо, так отвратительно он относится только ко мне.
        - Я всё равно не буду ничего делать, - тихо отозвалась я.
        Не хотелось говорить, что их альфа - извращенец. Оскорблять его… очень низко. Он не плохой, дал мне шанс, дал выбор. Но Лорин - похотливое животное! Больше мне и сказать нечего.
        - В любом случае я, да и все мы, будем рады, если вы сойдётесь, - заулыбалась Мелинда, вызвав у меня нервный смех.
        Рады…
        - Сойдёмся? - высоко подняла я брови, не веря. - Мелинда, он же… оборотень, а я человек. К тому же он меня купил.
        Я вообще не понимала, как о таком можно думать! Это же извращения какие-то! Он - мой хозяин, а я купленная домоправительница. В самом хорошем случае у нас может быть дружба. Хорошее общение, взаимоуважение, которого нам так не хватает… в общем, вряд ли.
        - И что с того? - не понимала женщина. - Ты красивая, умная, послушная. Ты не похожа на местных женщин и, видимо, это так привлекло в тебе Лорина.
        Я сразу вздохнула. Конечно, не похожа. Они тут чуть ли не светят своими прелестями! Даже Мелинда. Красивый вырез, спина до лопаток обнажена… красиво, конечно, но очень неправильно, ведь она замужняя женщина. Но всё равно мне очень нравилось с ней общаться, её внешний вид никак не портил моего к ней отношения.
        - А какие местные женщины? - спросила я, желая сменить тему.
        - Ну… - протянула она чуть мечтательно. - Молодые очень темпераментные, дерзкие и похотливые. Постарше уже более сдержанные.
        Ужас! Боюсь себе представить женское обличье Лорина. Увижу такую и сразу за голову схвачусь. Позор! Нельзя же себя так вести!
        - И Лорину такие не подошли? - не поверила я.
        Да это же его идеальная пара! Запереться в спальне на целый месяц и наслаждаться друг другом! От одной мысли об этом меня всю передёрнуло.
        - Он на них не смотрит, - пожала она одним плечом. - В последнее время вообще предпочитает быть один. Наверное, взрослеет.
        Ох, как меня распирало от комментариев! Ничего подобного! Ведёт себя, как великовозрастное дитё! Всё ему потрогать нужно, пощупать! Нет на него управы.
        - Последнее время? - уточнила я.
        - Уже месяца три работа на первом месте, - грустно вздохнула сероглазая женщина, поправляя свой хвост. - В таверну с нами не ходит, предпочитает больше времени проводить у себя в кабинете. Это, в принципе, понятно - такая накалённая обстановка вокруг.
        Она замолчала, словно обдумывая что-то. Я была не в курсе. Работает. Где? Кабинет - значит он действительно важный ликан в этом городе.
        - А что происходит? - решила я полюбопытствовать.
        - Другие альфы головы поднимать начинают, кое-кто вообще сместить его хочет, - небрежно выдала Мелинда. - Мерзко в этом копаться. Ты лучше и не спрашивай у него об этом - тебе это ни к чему, да и ему приятней будет дома не говорить о проблемах.
        Да я как бы и не собиралась с ним вообще разговаривать. Но дела серьёзные. Смещение всегда проходит буйно. Смерть или запугивание. Чаще всего первое. Признаюсь честно, если его вдруг убьют, то я расстроюсь и буду плакать на его похоронах. Почему? Он мерзавец, но что-то хорошее в нём всё равно есть. В каждом существе есть светлое, поэтому никто не имеет права отнимать жизнь у другого. Вспомнила про суд. Людей это правило не занимало. Вешали женщин, подозреваемых в колдовстве, истязали всех «неверных». Ни о какой справедливости и речи быть не могло. Может, поэтому я жалела Лорина?
        - Я не буду его спрашивать, - кивнула я. - Захочет - сам расскажет.
        Мелинда вдруг тепло улыбнулась мне: - Видишь, волчица бы обязательно сунула свой нос в его дела и, скорее всего, начала бы указывать, что и как делать.
        Я не ответила, просто покачала головой. Разумеется, мы не похожи. Моё воспитание из меня палкой не выбьешь.
        Мелинда отчиталась перед сонным Лорином и отдала тому сдачу. Пока я переносила небольшой столик за диван, дабы соорудить из него себе полку, они успели о чём-то поговорить. Выложила вещи и, боясь идти на кухню (не хотелось мешать их беседе), села обратно на диван.
        - Пока, Богдана! - из-за косяка высунулась голова Мелинды.
        - Пока, - подняла руку и улыбнулась ей. - Спасибо, что сходила со мной.
        Она вновь подмигнула мне и ушла. Раздался звук закрываемой двери. Вот провела с ней время, и радость на весь день! Она такая милая и добрая. По характеру чем-то отдалённо напоминала Марфу. Та тоже сочилась материнской любовью и заботой. Словила себя на мысли, что была бы не против обнять Мелинду. Хотелось просто перенять её внутреннее тепло.
        - Ты купила всё, что тебе нужно? - услышала я голос мужчины.
        Слегка напряглась, но подняла спокойное лицо на него.
        - Да, спасибо тебе большое, - искренне произнесла я.
        Тот на несколько секунд удивился, а потом, вновь нахмурившись, кивнул мне.
        - Иди снимай одежду, и я покажу, куда её нужно складывать, - сказал он серьёзно, скрываясь на кухне.
        Я поднялась и пошла на улицу. Лорин, как я когда-то, присосался к кранику у кухонной мойки. В этом мы похожи.
        Бельё действительно оказалось сухим. С утра дул сильный тёплые ветер, поэтому я не была удивлена. С ворохом одежды вернулась в дом. Скинула её у себя на диване и тут же выудила свои вещи, которые присоединились к обновкам на столике. Отсутствие шкафа меня не смущало. Я в тепле, и на шее нет ошейника - это же здорово!
        - Бери мои вещи и иди за мной, - услышала я голос ликана.
        15 глава
        Схватила шмотки и пошла на голос. Сереброволосый повелитель отправился наверх. Я струхнула, но делать было нечего. Шла медленно, боясь споткнуться, ибо обзора не было. Лестница не была слишком широкой, но для одного она была достаточно просторной.
        Мы остановились на небольшой площадке, где слева и справа были две двери. Лорин открыл правую, пропуская и меня.
        Большая спальня. У дальней стены, прямо у окна, стоит здоровенная двуспальная кровать с невысокими столбиками чёрного цвета. Сейчас она была не застелена. Слева довольно большой массивный шкаф опять же из чёрного дерева, а рядом низкий комод. Тут было слегка пустовато на мой взгляд. На полу несколько здоровенных шкур, у кровати есть одна тумбочка, на которой стояла лампа. Единственное, что меня поразило, так это стоящее справа зеркало. В полный рост в серебристой оправе. Здоровское, кстати говоря. А так да, видно, что живёт тут мужчина.
        - Штаны в комод, всё остальное в шкаф, - указал мужчина в сторону. - По дому ты можешь перемещаться свободно.
        Я была растеряна. Не знала, что делать. То ли начинать всё делать, то ли ждать указаний… да и под его взглядом я не могла сосредоточиться. Всё тело деревенело, к тому же мы были в его спальне… куча домыслов тут же одолели мою голову.
        - Я могу прямо сейчас?.. - уточнила я на всякий случай.
        - Да, - услышала ответ, и он завалился на кровать.
        Подбил подушку, взял из тумбочки… книжку и открыл её. Он читает? Дура, конечно читает! Это же его книги ты там перецеловала все!
        Собравшись, сложила всё на комод и начала аккуратно выдвигать ящики, чтобы понять, как тут всё устроено. Оказывается, ничего сложного не было. В верхнем более дорогие, в нижнем попроще. Достала одну пару штанов и развернула её. Сложены обычно, ничего экстраординарного. Тут же сложила всё и задвинула ящик. Осталась рубашка и эта верхняя одежда.
        Тихонько открыла шкаф. Он состоял из трёх крупных отделений. Слева висели разнообразные жилетки, по центру место заняли рубашки, справа как раз и располагалась верхняя одежда. Он оказался барахольщиком. И это мне сильно понравилось. Не животное - любит одеваться. Внизу был ещё один ящик, но я не осмелилась его открывать. Наверное, там остальные вещи.
        - Лорин, я всё, - закрыв дверцу, произнесла я вежливо. - Могу я…
        - На счёт кровати, - перебил он меня, поднимаясь вместе с книгой, - менять бельё нужно один раз в неделю. Оно лежит в гостиной в шкафу, если ты вдруг забыла.
        У меня так сердце бешено застучало, когда услышала слово «кровать»… скоро чокнусь совсем! Просто нужно быть сильной! Пусть говорит всё, что хочет - насиловать не станет! В этом я сама уже уверилась. Хотел бы - давно всё сделал, а эти его приставания придётся терпеть. Привыкну, глядишь, и самому скоро надоест. На такой оптимистичной ноте я даже сдержанно улыбнулась зеленоглазому волку, показывая своё смирение.
        - А на счёт уборки… - вспомнила я, но вновь была перебита:
        - Подметать и мыть полы также раз в неделю, пыль стирать можешь раз в месяц.
        Я всё поняла. Не так всё сложно. У меня в комнате убирались намного чаще. В принципе, если сложить всю мою работу, то выходит довольно напряжённый график. Но эта та самая высокая цена за мою относительно нормальную жизнь. Всё равно прониклась к этому существу.
        - Это всё? - захлопала я глазами.
        Лорин как-то изменился в лице. Что? Что я сделала не так? Глаза чуть прищурились, поза стала напряжённой.
        - Ты решила со мной поиграть? - вдруг резко спросил он, отбрасывая книгу на кровать. - Это может всё очень плохо закончиться.
        Я изумилась такой резкой сменой его настроения.
        - Что я сделала? - не поняла я, испугавшись. - Лорин, я всё сложила, кажется, не напортачила…
        Его лицо вновь помрачнело. Да что не так?!
        - Как ты дурой любишь прикидываться, - покачал он головой, подходя ко мне. - Что за взгляды? Что ты мне глазами своими хлопаешь?! Хочешь трахаться - говори прямо, не надо увиливать!
        Я от страха начала отступать от него назад и упёрлась копчиком в комод. Меня пронзили сотни ледяных игл. Что я сделала?! За что он так груб со мной?
        - Я не… - запнулась, округлив глаза и вдруг замерла, понимая, о чём он говорит.
        Это всё чёртов этикет! Ненавижу! Чёрт! Дура, прекрати!
        - Что? Что ты хочешь мне сказать? - его лицо оказалось рядом с моим, и я зажмурилась.
        Носом чувствовала его дыхание. Нет! Не так близко! Пусть отойдёт!
        - Лорин, это этикет, - проблеяла я еле слышно. - Прости, пожалуйста.
        Услышала его усмешку, и он ухватил меня за нижнюю челюсть. Не больно, даже мягко я бы сказала. Но кожа под его пальцами загорелась, словно сухой хворост от огня.
        - Этикет учит вас совращать мужчин? - вкрадчивый вопрос заставил мои глаза заслезиться.
        Я тоже часто задышала, стараясь не разреветься.
        - Не совращать, нет, - я даже головой помотала. - Чтобы расположить к себе других людей, нужно часто моргать, улыбаться и обмахиваться веером… там много правил, но этому меня нянечки научили. Извини, это выходит неосознанно.
        Он долго смотрел в моё лицо. Я не осмеливалась открыть глаза, просто стояла и ждала. Поверит или нет?! Но я ему не врала. Нас действительно учили, чуть что хлопать глазами! Это работало! Мужья, видя такую жёнушку, махали рукой и прощали всё. Ну, так мне говорили. Просто у меня словно рефлекс: в любой непонятной ситуации ощущай вину и будь покорной. Так и воспитывали.
        - Чтобы такого больше не было, - услышала я его серьёзный, но вполне мирный голос. - И не надо реветь каждый раз, когда я начинаю повышать голос.
        Последнее я обещать не могу. Меня такой страх пронзает, что хочется забиться в угол и закрыть уши руками. Надеюсь, дальше будет лучше.
        - Этого не будет, - заверила я его, открывая слезящиеся глаза.
        Он на пару мгновений поймал мой жалостливый и раскаявшийся взгляд и отступил, убрав руку с моего лица. Я тут же судорожно вздохнула и быстро вытерла глаза. Плакса и что? Не стыжусь этого, ясно? У меня сложная жизненная ситуация - это моя обязанность!
        - Иди за мной, - вдруг сказал он, направляясь к двери.
        Я отлипла от комода и пошла за своим воспитателем. Может, он сделает из меня кого-то путного?
        Лорин вышел на площадку и открыл вторую дверь. Я осторожно зашла и обнаружила… кошмар. Это была хорошая комната с большой кроватью, шкафами, какими-то сундуками и полками. Но минус был в том, что всё было в пыли! Слой с палец, наверное! Паутина везде висит… ужас! Грязное большое окно прикрывала старая шторка, в углу я увидела семейство паучков…
        - Приберёшься, и можешь жить тут, - проговорил ликан. - Выбор за тобой.
        И он просто вышел, вновь скрывшись в своей комнате и закрыв за собой дверь. Мне нравилась его немногословность. Всё по делу. Сказал и всё. Никаких тебе ужимок… стоп. Что он произнёс?! Я смогу жить тут?! Это же отдельная комната! Отдельная! И кровать… как у меня была! Да! Боги, неужели мне улыбнулась удача?..
        Я веселилась, хоть и зная, какая работа мне предстоит. Надо было всё это выносить на улицу и вытряхивать! Сейчас браться за это… не очень хотелось. Скоро придёт Уила, и мараться перед тем, как трогать продукты не очень-то и хотелось, а вот вечером - это да.
        Кухарка вновь повела меня по торговым рядам, только на этот раз у Вура я выбирала мясо сама. Уила мой выбор не одобрила. Утку (мой глаз упал на её тушку) нужно было уметь приготовить, к тому же Лорин предпочитал мясо без костей, а сидеть и ковыряться в костлявой туше никому не хотелось. Мы взяли баранину. Овощей на этот раз взяли побольше да разных.
        Дома всё делала я. Уила уверенно поставила стул у столешницы, чтобы видеть, что делаю я и наблюдать, как я топлю печку. Она помыкала мной со своего места. Это было страшно. Нож мне Марфа старалась давать редко, да и тот тупым был, а тут даже самым маленьким можно было себе палец случайно отстричь! Поэтому приходилось делать всё осторожно и, разумеется, медленно.
        В разогретую довольно глубокую сковороду сложила нарезанное кусочками мясо, чуть подсолила и принялась за овощи. Две картофелины, одна головка лука и перец нужно было помыть, почистить и порезать. В итоге я натёрла себе мозоль на пальце! Никогда не подумала бы, что от ножей бывают травмы такого рода!
        Напрягало ещё то, что Лорин частенько шастал туда-сюда. То на задний двор выйдет, потом поднимется к себе, потом выйдет на улицу, вернётся, опять сходит наверх… нервировал этим страшно, но я, находясь под жёстким прессингом, нигде не напортачила. Может, потому, что Уила чуть что сразу подсказывала? Но я вот уже пятнадцать минут стою у плиты и мешаю своё варево.
        - Из тумбы возьми бутылку вина и налей в сковороду, - подала голос отдыхающая женщина.
        Молодец, хорошо ей. Вино. Зачем оно? Но я не задавала вопросы и просто делала то, что велено. Оно было открыто, только пробкой слегка прикрыто. Не удержалась и понюхала. Терпкое.
        - Много? - уточнила я.
        - Немного, как масло сверху налей, - вполне умиротворённо заговорила кухарка, наслаждаясь отдыхом. - Потом подсоли и прикрой крышкой…
        Я всё выполнила и устало облокотилась на столешницу. Молча смотрела перед собой, думая о будущем.
        Через полчаса вся кухня благоухала приятными ароматами. Я часто помешивала своё творение и опять поставила чайник. Не устала, лишь вымоталась от жара плиты.
        - Снимешь всё через десять минут, - вставая, выдала Уила. - Молодец, хорошо справилась. И ведь не обманула, когда сказала, что почти всё умеешь.
        Я смущённо улыбнулась. Так давно не слышала похвалы. Да лет… пять уже. Как-то и не делала я ничего сверхъестественного, чтобы заслужить её…
        - Спасибо, без Вас бы я не справилась, - искренне улыбнулась ей и поздно заметила Лорина, который стоял и подпирал косяк.
        Нельзя вот так делать! Я ведь говорю, не думая! Да и подслушивать… постоянно забываю, что это его дом.
        - Пока, Лорин, - хитро улыбнулась мне кухарка и пошла на выход.
        Вскоре я даже услышала, как она прикрыла за собой калитку. И снова стало как-то пусто. Вспомнила про рагу и начала его помешивать, взяв в руку деревянную ложку с длинной ручкой. Всё скворчало и бурлило. Я даже не пробовала. Может, и невкусно… но как умею.
        - Долго ещё? - спросил мужчина, наконец присаживаясь за стол.
        Он же всё слышал, зачем спрашивать ещё раз?!
        - Около десяти минут, - спокойно отозвалась я, лелея раздражение.
        Краем глаза заметила, как он откинулся на спинку и, кажется, повернул голову в мою сторону. Ему скучно - это крайне нехорошо. Нужно что-то сделать!
        - Может, чаю? - предложила я, не ожидая этого от себя.
        Взглянув на него, заметила удивление.
        - Можно, - согласно кивнул он.
        Так, надо налить ему, чтобы он был чем-то занят. Достала посуду и наполнила её остывшим ароматным напитком.
        Поставила кружку перед мужчиной и вернулась к плите. Несколько минут стояла тишина. Я всё помешивала своё варево, стараясь не поднимать глаз. Сейчас покормлю это чудище и займусь вторым этажом.
        - Лорин, а ты не знаешь, где моя сумка? - вдруг вспомнила я.
        Лучше я буду выбирать темы, чем он. Да и вопрос актуальный - там то единственное, что осталось у меня от старой жизни.
        - Она в чулане, - просто ответил он, делая глоток.
        Я кивнула, принимая.
        - Эм… а где чулан? - поджала губы, чтобы скрыть неловкость.
        Лорин закатил глаза.
        - Вон там, - его палец указал куда-то на входную дверь.
        Я присмотрелась. Слева полка для обуви… вот дура! Там же дверь! Прямо в стене! Я даже внимания не обратила! Кошмар…
        - О, - только и смогла выдать я.
        - Зачем тебе твоя сумка? - вопросил ликан, видимо заинтересовавшись. - Вещи для побега подготовить решила?
        Мои брови поднялись в верх. О таком я даже не думала! Я ненормальная, что ли?! Чтобы меня прихлопнули? Нет, благодарю.
        - Платье постирать нужно, - выдохнула я тихо. - И бежать я не собиралась.
        Лорин находился в приподнятом настроении, но скрывал это. Глаза вроде серьёзные, а уголки губ подрагивают. Да, здорово, почему не поизмываться надо мной?
        - Неужели я тебе так понравился, что ты решила остаться?
        И вот я в тупике. Что сказать?! Как так выкрутиться, чтобы не оскорбить мужчину и не раскрыть свои замыслы? Чёрт, что за существо такое неправильное?
        - Я не вижу смысла бежать, - попытавшись придать голосу небрежности, буркнула я. - Далеко ведь не уйду, да и в лесу долго не протяну… так что…
        Вроде вышло. Молчит. Думает.
        - То есть ты готова служить мне верой и правдой, лишь бы я относился к тебе… подобающе? - сделал правильный вывод ликан.
        Я была поражена. Хорош…
        - Конечно, - подтвердила я. - Сейчас только подучусь немного и да, смогу делать всё, что нужно.
        - Всё?
        Опять что-то не то.
        - То, что будет в моих силах, - поставила я рамки.
        Тот хмыкнул.
        - Ты довольно хитра для своих лет, - хмыкнул Лорин. - И своего пола.
        Разумеется.
        - Спасибо.
        - Это не комплимент, - обломал он меня. - Была бы ты дурой, как все - было бы всё намного проще.
        Так и ощущаю мерзкие намёки! Нет! Не смей портить такой день!
        - Порой всё случается вопреки нашим желаниям, - изрекла я тихо, доставая подставку.
        Пора снимать. Достала прихватку и осторожно «переселила» сковороду на стол. Так, теперь нужно накормить болтливого сэра и чесать отсюда.
        - Я прямо ощущаю, как тебе хочется меня послать, - развеселился зеленоглазый наглец, улыбаясь. - Наверное, сложно сдерживаться, да, котёночек?
        Мне повезло, что я стояла спиной к нему. Сморщилась и взяла тарелку. Придурок, а ведь он прав.
        - Меня этому учили всю жизнь, - это удержать не удалось, но мой спокойный тон полностью убил злобу.
        Его тихий смех стал для меня поводом плюнуть ему в еду. Знала, что этим занимаются подавальщицы в тавернах… но я побоялась. Да и глупо это. Он просто сволочь, зачем же еду портить, которую я так старательно готовила?
        Достала вилку и понесла всё мужчине, избегая его взгляда. Когда я подошла к нему, он вдруг схватил меня за запястье, подтягивая к себе. Я тут же стиснула зубы и отвернула голову. Пусть только посмеет…
        - Ты действительно забавная, - произнёс ликан. - Была бы ещё более развратной - цены бы тебе не было.
        Я стояла, тесно прижавшись своим бедром к его плечу. Была готова падать на пол и биться в истерике - это у меня здорово получалось.
        - Если бы я была развратной, то у меня как раз была бы цена, - сквозь зубы проговорила я. - Причём невысокая.
        Я так стояла больше минуты. Почему-то было такое чувство, что Лорин просто смотрит на меня. Он не трогал меня, только держал за запястье и всё. Ожидание его прикосновений выводило меня из себя, и я была словно обнажённый нерв. Только дотронется, и я лопну. Пусть всё будет, как раньше… пожалуйста, пусть всё вернётся…
        - Не верю, что говорю это, но я согласен с твоими словами, - намного спокойней произнёс Лорин, отпуская меня. - Садись и составь мне компанию.
        Его рука отпустила меня, и я намного медленнее желаемого отошла от ликана. Словно боялась, что он вновь схватит меня. Я вообще тут с ума сойду! Что вообще с ним происходит? Взрослый красивый мужик! Иди и найди себе бабу! На ночь, на день, на неделю! Если свербит у тебя всё в штанах, так я в этом не виновата! Не надо прикладываться ко мне, как к открытой бутылке! Не будет ничего! Нет и точка! Наверное, должно пройти какое-то время, чтобы до этого самовлюблённого волка дошло. Боги, только дайте мне сил выдержать!
        Сев напротив ликана, принялась кушать. Несмотря на компанию, еда показалась мне вкусной. Только недосоленной. Вставать и досаливать не хотелось. Мне нравилось и так всё. Лорин молчал, значит ему подходит.
        Молчание меня уже перестало напрягать давно. Оно было похоже на какое-то… избавление? Словно тишина - твой самый лучший друг. Раньше я не могла представить себя с закрытым ртом. Постоянно пела, вслух разговаривала сама с собой и часто читала своим нянькам, доводя тех до белого каления. Но тут я словно повзрослела: стала более сдержаннее, начала чаще думать над смыслом жизни, начала учиться быть настоящей женщиной. Перемены, конечно, к лучшему, но таким способом, не думаю. Однако вернуть всё на круги своя я не могу. И мне остаётся лишь кушать своё чуть пресное рагу в обществе озабоченного типа.
        - Завтра постарайся сделать все дела с утра, - заговорил Лорин, отодвигая пустую тарелку.
        - Хорошо, - прожевав, ответила я.
        Он не уходил, продолжая сидеть. Я немного нервничала, но сосредоточенность на еде слегка перебивала эту эмоцию, поэтому я вела себя спокойно. Козёл. Всё трогает меня. Руки бы поотрывала, если бы это было в моих силах.
        - Тебе не интересно почему? - видимо решил добить меня Лорин своим неизменно издевательским тоном.
        Терпи, просто терпи.
        - Если ты говоришь - значит это важно, - сказала я правду.
        Зачем мне знать? Нет, если он собрался меня завтра прирезать, как молочного поросёнка, то, конечно, я должна быть в курсе! Но к моей смерти пока ничего не ведёт, поэтому я буду наслаждаться своим любимым обществом - мной.
        - Подхалимничаешь?
        Подняла глаза от тарелки. Сидит, смотрит на меня своими довольно честными очами. Я никогда не била людей. Стоит ли начинать поднимать руку на ликанов?
        - Не совсем, - чуть изогнула я брови, принимая его правила, - но если это помогает, тогда да, я подхалимничаю.
        Пусть сам решает. Я ничего не буду говорить прямо. Схлопотать за свой постепенно развязывающийся язык желания не было. Поэтому я очень хотела поскорей доесть и отправиться намывать свою будущую комнату!
        - Со мной это не работает, - тут же заявило это существо, потирая шею. - Наверное, через пару месяцев мы сможем с тобой поговорить нормально, а пока ты всё правильно делаешь. Будешь продолжать в том же духе и поверь - твоя жизнь никогда больше не омрачится. Выполняй то, что я говорю, люби этот дом, и у нас сложатся хорошие отношения. Ты меня понимаешь?
        Такого я не ждала. Думала, сейчас отругает меня или начнёт снова подшучивать надо мной. Но такой серьёзности и какой-то откровенности я и не думала услышать. Сразу настроение переменилось. Злоба и вражда исчезла, оставив лишь надежду и лёгкий трепет. Я дура, но он, кажется, довольно хороший… голова у него действительно варит, хоть и порой он ею не пользуется. Боги, пусть всё будет так, как сейчас! Согласна на смешки с его стороны, но чтобы такое же отношение. Не совсем на одинаковом уровне, но уже очень-очень близко. Кажется, я смогла стряхнуть трясину с лица и высунуть голову из болота. Если так дальше пойдёт, то я вся скоро окажусь на суше. Да, грязная, непрезентабельная (живя с мужчиной, быстро замуж выйти не получится, хотя надо оно мне?), зато живая и стоящая на ногах, а не на коленях.
        - Я понимаю, Лорин, - медленно кивнула я. - Ты только всегда мне говори, если я что-то не так делаю…
        Для меня это было важно. Пусть говорит, нежели потом ругается. Я всё хотела свести к минимальному, но доброму общению. Даже пальчики на ногах поджала в ожидании слов мужчины.
        - Молчать я точно не буду, - его кривая усмешка позволила мне выдохнуть спокойно. - Отныне весь дом на тебе. На данный момент у меня одно правило: делай всё, что хочешь, но чтобы стены остались на местах, в крыше не было дыр и дом остался жилым.
        Этого было мало. То есть я могла делать всё?! Прямо всё-всё? Это слишком большой радиус… то есть я могу менять мебель? Нагло? Вероломно перевесить занавески?..
        - Я буду стараться, - искреннее пробормотала я. - И… спасибо за доверие.
        Тот нахмурился, словно я сказала нечто… не совсем правильное.
        - Только не огорчи меня, котёнок, ибо я в гневе ужасен, и твоя хрупкая и ранимая душа этого не выдержит. От тебя требуется послушание и ничего больше.
        Он наградил меня серьёзным, на грани раздражения взглядом, поднялся и ушёл.
        Я долго думала над словами Лорина. Помыла посуду, пошла на второй этаж прибираться, но делала всё словно отрешённо. Пыталась осознать своё положение. Мне не верилось, что он просто так готов даровать мне место под его крышей. Не бывает так. Да, он меня купил и, по идее, так всё должно быть. Жить-то мне где-то надо… да? Но что-то не то. Сейчас, стряхивая пыль с полок, я осознаю, что вокруг творится нечто непонятное. Я не отделаюсь просто уборкой. Готовка и стирка? Да, этого должно быть достаточно, но что-то меня гложет. Неприятной гадкой змеёй крутится в груди странное чувство. Этот город, обстановка вокруг, местные жители - всё это чужое. Просто не моё место. Я очень надеюсь, что у меня сегодня просто плохое настроение. Лорин вроде мужчина… серьёзный. Иногда. Извращенец, да и высокомерие в нём зашкаливает, но он кто угодно, только не идиот. Глупит, делает что-то на зло, но он умный ликан. Просто во мне сидит жажда жизни. Спокойной и безопасной. А жизнь с волком под одной крышей, которого ещё и сместить пытаются - это точно не то, что мне нужно. Я просто сама по себе другая натура. Где-то сильная,
где-то волевая, довольно решительная и гордая, но я также и сообразительная. Понимаю, что с волками жить - по-волчьи выть, и почему-то мне кажется, что у меня не получится.
        В комнате провозилась до глубокой ночи, и всё равно было такое ощущение, что я ничего не сделала. Просто развозила грязь и всё. Я ещё даже к кровати и полу не прикасалась! Жизнь на диванчике в гостиной казалась мне всё более привлекательной. Тут просто работы на неделю! Чтобы вымыть всё раз пять, проветрить и ещё раз вымыть!
        Перед сном наконец-то переоделась. Натянула тонкую пижаму и нырнула под одеяло. В голове была единственная мысль: только бы Лорин меня не увидел в такой позорной шмотке.
        Весь следующий день пролетел довольно быстро. Уила была хитра и вообще ничего не делала, оставив всю работу на меня. Ответственность за обед опять-таки лежала на мне. Сегодня была говядина. Жареная с овощами - всё сытно и жирно, как обычно. Лорин не спускался, и я решила постирать своё платье. Осторожно, чтобы не дорвать его окончательно. Сегодня настроение было, скорее, ближе к равнодушному, чем к расстроенному.
        - Пока я ем, одевайся, - спускаясь, скомандовал Лорин.
        Он выглядел не по-домашнему. Куртку приодел, штаны хорошие… куда собрался? Неужели я останусь одна… стоп. А мне зачем одеваться?
        - Куда? - поинтересовалась я, наблюдая, как мужчина схватил вилку и начинает есть прямо из сковородки.
        То есть вот так вот? Прямо из общей посуды? А вдруг он заразный?.. Ладно, сегодня я перехватила огурчик и попила чаю, поэтому мне хватит на сегодня.
        - В таверну, - отозвался он, пережёвывая. - Только не платье.
        Таверна? Фу. Почему не платье? Опять фу. Но я с грустным вздохом пошла в гостиную. Начала рыться на своём столе. И что же мне надеть? Опять позорные узкие штаны и, наверное, блузку или камзол с удлинённой спиной… да уж. Настроение-таки скатилось к нулю. Идти с малознакомым ликаном в малознакомое место, чтобы посидеть. Замечательно, я бы с удовольствием отдала бы свой вечер книге. Она лучше мужчин, лучше ликанов, даже лучше людей. Она не обидит, может расстроить, но её строки дарят какие-то знания, а ещё счастье. С людьми всё иначе. Они корыстны и властолюбивы, с ними хуже, чем с бумажной книжкой. А идти с ликаном к другим ликанам? Нет, не ко мне.
        Выбрав себе наряд, пошла в ванную переодеваться. Серые штаны с кожаными вставками и тёмно-синий камзол. Пуговицы сошлись свободно, и не было соблазнительно-притягательных обтягивающих форм. Да, воротник стойка, и грудь слегка открыта, но это меньшее из всего самого развратного. Посмотрела на себя в зеркало. Сегодня я щеголяла с двумя высокими хвостами. Лицо слегка грустное, но глаза поблёскивали. Себя в полный рост я не видела, но шея и часть груди мне понравилась. Красиво и аккуратно. Подхватила своё платьице и вышла из ванной комнаты. Лорин по-прежнему трескал мясо, стоя у плиты. Я сложила платье и положила его на стол. Поправила одеяло и присела. Что делать, не знала. Собраться - собралась, но король изволил поесть, поэтому ждём-с.
        - На выход, женщина! - услышала я громкий голос Лорина и тут же чуть ли с места от страха не подорвалась.
        Зачем так орать?! Вышла и подошла к полкам с обувью. Решила выгулять свои сапоги новые. Пока одевала их, поняла, что Лорин стоит в очереди. Позади наклонённой меня. Это мне не понравилось и я просто отошла в сторону, уступая место. Второй сапог натянула уже подальше от волка. Он, кстати, реагировал на меня довольно снисходительно. Молча обулся и указал мне на дверь.
        Мы вышли на улицу и потопали в сторону рынка. Зачем я ему там? Со мной не о чём поговорить. Точнее, я многое знаю, но их темы я поддержать не смогу. Наверное, они будут обсуждать женщин и работу. Ну, вы понимаете, что я буду весь вечер спать? Прям ощущаю уже, как пристроюсь на какой-нибудь скамеечке и задрыхну там… эх.
        - В таверне держись меня, - заговорил сереброволосый тип, шагая рядом. - И рот на замок.
        - Поняла, - выдала я.
        Как можно запретить то, что я итак собралась делать? О чём он? С кем я там могу говорить? Бред.
        Таверна, в которую мы направлялись, находилась через несколько улиц от нас. Тут всё было немного иначе. Такие забегаловки стояли почти на окраине города, видимо, чтобы не мешать горожанам спать. Это правильно, но в моём городе таверн не было разве что рядом с церковью.
        Увидев заведение, слегка удивилась. Это был очень большой дом в три этажа. Хорошее здание из тёмного кирпича, сзади виднелся большой двор. Увидела конюшню и множество каких-то сараев. И тут было… много ликанов. Они стояли возле забора, возле входа, кто-то постоянно выходил и заходил, отовсюду доносились голоса и редкий смех мужчин. При нашем приближении ликаны только посмотрели в нашу сторону, кивнули Лорину и продолжили заниматься своими делами. Пьяные, а с моим… «сопроводителем» здороваются. Мелинда была права, он действительно занимает высокое место.
        Внутри оказалось ещё хуже. Свет был ярким, множество ламп были расположены вдоль стен, да и на каждом столе. И тут было шумно! Прямо по-настоящему! Гул, лошадиное ржание, какой-то грохот, снова смех и голоса, сливающиеся в один непонятные громкий звук. Я растерялась почти сразу. Множество столов, за которыми сидели мужчины и женщины, все веселились, справа на небольшом возвышении было несколько музыкантов, которые что-то играли, но их музыка была слышна лишь в минуты редкого затишья. Я перепугалась и замерла, не зная, как и что делать. Лорин почти сразу же после моего ступора ухватил меня за локоть и куда-то повёл. Мимо столов, мимо ржущих женщин, по полу омытому пивом и чем-то ещё… Боги, кажется, я попала в Ад. Что это за место такое?! Как же хорошо, что я никогда не посещала таверны в своём городе! Травма была бы на всю жизнь! Я хочу… хочу домой! На свой диван! И чтобы посуду мыть до ночи… хотелось пищать от испуга и какого-то омерзения.
        - О, ну наконец-то! - услышала я знакомый голос Морика. - Мы вас уже полчаса ждём!
        За большим деревянным столом, заваленным всякими закусками, сидели всё, кого я уже знала. Вся стая Лорина. О, да сколько можно?! Может быть, мы посидим чуточку и сразу же уйдём? Хоть бы-хоть бы!..
        Меня посадили рядом с Туром, Лорин же сел с другой стороны от меня. Чёрт, я не хочу тут находиться! С лицом я тоже ничего сделать не могла: испуганное и ничего не понимающее.
        - Давайте выпьем за то, что мы сегодня все здесь собрались! - поднял кружку Морик, вынуждая сделать то же самое остальных.
        Я не думала, что мне тоже надо… но сереброволосый несильно пихнул меня ногой и я тоже ухватилась за деревянную ручку большой кружки. Подняла её, как и все сделала глоток. Фу… что это? Очень похоже на квас, только крепче. Мне нянечки как-то давали нечто подобное, чтобы я спала лучше. Но они разбавляли всё водой, хотя вкус я запомнила. И язык так пощипывает странно. Что это такое? Может, квас перебродил? И пахнет как-то не так… надеюсь, плохо мне не будет.
        Дальше мужчины завели разговор про… работу. Да-да, я была права. Майла и Мелинда атаковали бедного Виера, которому было суждено сидеть между этими двумя. Тот явно хотел смыться, но дамы его не отпускали. Бедолага…
        - Смотрю, твоя всё цветёт, - протянул Морик, часто прикладываясь к кружке, указывая на меня. - Толк-то есть?
        Он говорил с Лорином. Обо мне. При мне. Чувство такта у него явно отсутствует. Мне пришлось делать вид, что я всецело поглощена разговором Франка и Тура.
        - Есть, - услышала я голос Лорина. - Но проблем ещё много.
        Почему-то почувствовала, что на меня кто-то смотрит. Неприятное, липкое чувство.
        - Кара уже приходила? - уточнил Морик.
        - Пока нет, - отозвался альфа, - но я думаю, всё пройдёт более, чем хорошо.
        - Ну да, с её-то характером, - засмеялся усач и вдруг обратился ко мне: - Эй, дитё, ты чего не пьёшь?
        Мне показалось, что меня в чём-то обвиняют. Я быстро стрельнула глазами в хмелеющего мужчину.
        - Я пью, - пододвигая к себе кружку, оправдалась я.
        Ой, вот не надо только на меня так смотреть! Я тут с ума схожу от шума, еле их вопросы слышу, а он ко мне с такой глупостью прицепился. Когда же уже домой?
        - А спорим, что ты не сможешь залпом опрокинуть в себя всё содержимое? - хитро прищурился мужчина, пихая локтем Франка. - Сколько поставишь?
        Брюнет тут же посмотрел на меня своими страшными бледно-зелёными глазами и наклонил голову чуть на бок, словно оценивая меня. Да, давайте надо мной поиздеваемся.
        - Она не сможет, - сморщил нос мужчина. - Ты видел сколько она ест? Желудок маленький.
        Они с Мориком начали спорить. Я сидела и усердно смотрела в кружку. Чуть больше половины. Можно было бы выпить всё, и я знаю, что у меня получилось бы, поскольку в данный момент хотелось забыться. Может, на дне этого деревянного «бокала» я найду смысл жизни? Во всяком случае мне будет хорошо. Но… зачем? Стащила с тарелки кусок вяленого мяса. Он оказался жёстким. Я долго его жевала. Вкус тоже не ахти какой, отдаёт салом… брр.
        - Так! - стукнул пустой кружкой по столу усач, которому надоело спорить. - Богдана, пей!
        Здравствуйте! Сейчас прям…
        - Я не буду, - осторожно мотнула головой. - Мне плохо будет.
        Вспомнилось утро после похода в баню. Сухость во рту и какой-то странный озноб. Не знаю, по-моему, лёгкое головокружение и полное, хоть и временное, избавление от проблем стоит того, но не сегодня. Я не хотела напиваться, просто мечтала оказаться дома и продолжить отдраивать комнату на втором этаже от пыли и грязи.
        - Ничего страшного, - мотнул головой мужчина. - Выпей, и мы отстанем!
        Не убедительно, если честно. Меня напрягало присутствие Лорина рядом. Боялась сказать что-то не то.
        - А вы мне не надоели, - чуть улыбнулась я, вздыхая.
        Франк засмеялся:
        - Богдана, ну ты сама как думаешь? Сможешь осилить половину кружки за один раз или нет?
        Было очень скучно, и я решила-таки поговорить.
        - Осилю, - кивнула я, заставив Морика радостно пихнуть своего друга-брюнета. - Но пить не буду.
        Теперь Франк пихал своего соседа. Они явно не понимали, почему я могу и отказываюсь.
        - Да как так-то?! - повысил усатый голос, продолжая ухмыляться. - Тебе не хочется доказать, что ты просто можешь это сделать?
        - Нет, - честно отозвалась я с каким-то задором в глазах. - Мне и так хорошо.
        Мужчин такой расклад не устраивал.
        - Пей или сдавайся! - зафырчал Морик, веселя Франка и Тура, который теперь тоже прислушивался к нашему разговору.
        - Сдаюсь, - решила я и даже две ладони им показала. - Но я могу.
        Зря я последнюю фразу сказала. На меня посыпались угрозы и убеждения. Тур просто смеялся, выслушивая уговоры пьяного Морика, который часто терял нить разговора… было весело. Даже мне. На удивление.
        - Богдана, так ты выпьешь или нет сегодня?! - вскинулся доведённый Морик.
        Франк хохотал, даже дамы отвлеклись от Виера, который был этому несказанно рад.
        - Нет, - пытаясь скрыть улыбку, покачала головой.
        - Почему, женщина?! - всплеснул он руками. - Тебе сложно, что ли?! Я тебя ещё больше уважать буду!
        Забыв о приличиях, закатила глаза и потёрла нос. Какой он приставучий!
        - Морик, ну зачем мне что-то доказывать? - тихо засмеялась я. - Если я выпью эту кружку, то ничего ведь не случится!
        Тот был не согласен, причём категорично.
        - Случится!!! - пробасил он, выбивая из всех новые приступы смеха. - Я выиграю спор! Лорин, ну скажи ты ей!!!
        А вот это уже нечестно. Он словно моей маме нажаловался. Я как-то сжалась вся, боясь ликана. Он-то всё обломает в миг.
        - Ты осилишь кружку? - вдруг спросил Лорин меня вполне мирным, даже чуть весёлым голосом.
        Я посмотрела на него. Он тоже веселился. Видимо Морик никого не оставил равнодушным. Чуть прищуренные зелёные смеющиеся глаза, полуулыбка на губах… попала я.
        Няньки да лекари заставляли меня с детства много пить воды. Это делалось на случай отравления. Яды не задерживаются в организме надолго, поскольку желудок работает быстро. И он у меня вместительный, а то, что я ем мало, так это нервное.
        16 глава
        Делать было нечего. Отвечать бесполезно, надо было показывать. Я выдохнула, взяла кружку и присосалась к ней. Пила мелкими глотками, как учили. Вскоре кружка опустела, и я поставила её на стол, осторожно утерев уголок рта. Что тут началось… кто-то меня поздравлял, Морик признал меня своей новой преемницей, Франк проиграл спор, остальные не верили в то, что я действительно всё выпила, а я пыталась прийти в себя. Горло от газов обожгло, желудок наполнился, и как-то в глазах помутнело, но я стряхнула странное наваждение.
        Дальше пошло, как по нотам. Заспорили Мелинда и Майла. Кто быстрей опустошит целую (!) кружку пива. Потом Тур и Морик сошлись в споре, ставя на своих жён. Я впервые так открыто смеялась. Постепенно я пьянела и пьянела. Мне… подливал Лорин. По чуть-чуть. Когда я долго не пила, то ликан слегка постукивал меня по руке, напоминая. Сопротивляться и отказываться не смела, раз угощают, значит надо… угощаться.
        Захотелось сильно в туалет, и не удивительно! Столько выпить. Заелозила на скамье и только сейчас почувствовала руку у себя на ноге. Я сначала подумала, что мне показалось, но конечность принадлежала Лорину. Он сидел рядом, одной рукой подпирал подбородок, а второй поглаживал моё левое колено. Это была наглость! Но я так захмелела, что после первой попытки избавиться от руки, сдалась.
        Майла и Мелинда поднялись. По их пьяным разговорам я поняла, что они идут именно туда, куда нужно мне.
        - Лорин, - еле проворочала я языком, наклонившись к мужчине. - Я… схожу с ними?
        Указала на женщин. Он как-то нахмурился и тоже посмотрел на Мелинду и Майлу.
        - Не задерживайся, - взглянул на меня ликан.
        Я кивнула и кое-как поднялась из-за стола.
        - Ты с нами? - Мелинда почти сразу же закинула свою руку мне на плечи и прижала к себе. - Ты такая милая…
        Понятное дело, они шли и шатались. Я была очень рада, что меня тоже обняли, иначе, проходя между столами, могла бы рухнуть на каких-нибудь мужчин. В этом было бы мало весёлого.
        Вывалившись на улицу, пошли за таверну. Я не замечала никого, желая наконец-то опорожнить мочевой пузырь. Поэтому, когда я увидела заветную деревянную кабину, то без стеснения понеслась вперёд, оставив позади двух хохочущих подруг.
        Сделав все свои дела в слегка зловонном туалете, вывалилась наружу, уступая место Мелинде.
        - Ну что ты, котёнок? - Майла тут же повисла на мне. - Развеселилась хоть?
        Мне было проще с закрытыми глазами.
        - Да, - улыбнулась я широко. - Я в таверне никогда не была, но если бы знала, что тут так здорово…
        Голова качалась из стороны в сторону, всё тело было наполнено эйфорией и лёгкостью. Я любила всех вокруг…
        - Нам надо втроём как-нибудь выбраться и гульнуть по-девичьи! - чмокнула она меня в нос. - Посплетничаем…
        Я была согласна на всё. В туалет не хочется, в голове счастливый туман, что ещё нужно?
        Минут десять я их ждала. Майле стало плохо, Мелинде тоже. Они зависли в туалете надолго. Я походила вокруг и поняла, что нужно позвать их мужей на помощь. Они уже на пол сели в этой адской коробке…
        - Я приведу подмогу! - решила я и отправилась обратно.
        Походка была неровной, но я старалась сильно не петлять. Попав в таверну, на несколько секунд потерялась. Надо было найти своих и идти к ним. Но кругом мелькали неизвестные мне мужчины и я, встав у стенки, пыталась найти сереброволосую макушку Лорина. Он был приметный, если вы не догадались ещё. Он, кажется, с таким цветом был местной звездой.
        Вдруг меня кто-то пихнул в правое плечо.
        - Ой, милая, извини! - меня тут же взяли за предплечья, и перед взором возникла красивая девушка.
        Чёрные, как смоль, волосы слегка вились, а глаза оттенка грозового неба смотрели на меня с удрученностью. Раскосые глубоко посаженные глаза слегка отталкивали, но в купе с красивыми бровями она выглядела хорошо. Треугольное лицо и полные губы, которые сейчас кривились в извиняющейся улыбке.
        - Это Вы извините, я Вас, наверное, не заметила, - тут же заговорила я, тоже улыбаясь.
        Мои глаза невольно опустились на её грудь. Вот это декольте… чёрная кожаная жилетка еле удерживала её достоинство на месте, правда талии у неё не было, хотя живот казался плоским. Руки обнажены полностью. Они не были худыми, скорее сухими, поскольку я видела мышцы. Не слишком круглые бёдра, могли бы со спины выдать её за мужчину… но в целом она была симпатична.
        - Я Сальма, - подойдя ко мне ещё ближе, произнесла она и обнажила белоснежны зубы.
        Я слегка не ожидала такого, поскольку её грудь упёрлась в мою…
        - Богдана, - представилась я, продолжая часто хлопать глазами, стараясь хоть как-то убрать плёнку с глаз. - Вы… не могли бы?..
        Я попыталась отступить от дамы, чтобы создать между нами небольшую дистанцию, поскольку я задней мыслью понимала, что она незнакомка. Хоть мы и познакомились, но я же шла, чтобы позвать на помощь…
        Внезапно она шагнула ко мне и впилась своими губами в мои. Я выпучила глаза в ужасе. Что за?!.. Попыталась её как-то оттолкнуть, но её руки тут же прижали мои запястья к стене, у которой я и стояла. Грудь сильно вдавилась в мою, а её юркий язык попытался протиснуться в мой рот. Я замычала, пытаясь просто сообразить, что за безобразие это такое! Этот пылкий и извращённый поцелуй длился недолго. В ушах стоял гул, и я слышала громкие голоса мужчин, которые всё прекрасно видели. Девушка отлетела от меня в сторону, и перед глазами возник Лорин. Он мгновенно схватил меня за руку и со злостью во взгляде уставился на Сальму, которая стояла в паре метров от нас. Её удивление было сравнимо, наверное, с моим.
        - Ты как посмела?! - повысил голос ликан, сжимая мою руку. - Кто тебе дал право?
        Медленно, но таверна начала затихать. Ходившие туда-сюда мужчины остановились, прислушиваясь к Лорину. Я же второй рукой утёрла влажные губы, а затем и глаза. Что за?.. Что это было?
        - Прости, Лорин, я думала девочка свободна, - развела руки брюнетка, указывая глазами на меня. - Она скучала…
        Я ничего не понимала. К нам подошли Морик и остальные. Все пьяные, но серьёзные.
        - Человек принадлежит мне, и никто не смеет её трогать, - отрезал сереброволосый альфа. - Это все услышали?!
        Последнюю фразу он сказал намеренно громко, чтобы слышали действительно все. Даже пьяной мне стало стыдно. Зачем эта… поцеловала меня? Я же… на мужчину вроде не похожа! Вот чёрт!..
        - Я всё поняла, Лорин, - Сальма серьёзно кивнула. - Приношу свои извинения за это недоразумение.
        Она кивнула, бросила взгляд на меня и пошла куда-то вглубь таверны. Мужчины тоже начали расходиться, насладившись руганью. Да и не ссора это была… просто один ликан отругал другого.
        - Ты что тут делаешь одна? - повернулся он ко мне.
        Его злой взгляд слегка отрезвил меня. Но не сильно.
        - Я… там девочкам плохо, и я решила позвать Морика и Тура, - пробормотала я, потирая глаз. - И я… забыла, где мы сидели…
        Морик и Тур словно по команде, отчаянно вздыхая, поплелись на выход.
        - Мы уходим, - произнёс ликан, обращаясь к Франку и Виеру.
        Те попрощались и пошли обратно за стол. Лорин же повёл меня на выход. Я шаталась, но, благодаря поддержке, сумела не врезаться в стены и косяки. Голова была заполнена какой-то вязкой жидкостью, которая тормозила весь мозг, мешая мыслям летать из одного угла в другой. Я была нещадно пьяна. Понимала, что делаю, но дополнительных эмоций, таких как страх или осторожность не было. Как собачка на поводке шурую за своим хозяином. «Хм, а у него красивая попа», - вдруг отчётливо подумала я, глядя на его пятую точку. Благодаря выпитому пиву стеснение было забито смелостью и хладнокровием.
        - Лорин, я не успеваю, - забормотала я, когда мы шли по улице, и я уже в третий раз споткнулась о собственную ногу. - Ты можешь чуточек сбросить скорость?..
        Солнышко ярко светило перед тем, как скрыться на всю ночь за горизонтом. Эти лучи всегда самые тёплые и захватывающие. Последние моменты перед тьмой должны запомниться.
        - Она сама к тебе подошла? - резко остановился мужчина, и я впечаталась в его плечо щекой.
        Вопроса и такой стремительной остановки я никак не ожидала, поэтому нахмурилась, пытаясь сфокусироваться на лице мужчины. Кажется, он злится. Почему? А, вспомнила.
        - Она не подходила, - пожевав губу, ответила я. - Она меня толкнула, а потом извинилась.
        Ликан хмуро разглядывал моё лицо, словно искал в нём что-то. Стоим и стоим. Можем сесть прямо на землю, да всё, что угодно. Сегодня я рыцарь в юбке! В смысле в штанах, но суть не меняется! Готова на подвиги! Хотелось что-то сделать, кому-то помочь! А вдруг это моё призвание? Вдруг я кого-то спасу?! Это же круто! Мне простят все грехи, и я буду чиста. Здорово же.
        - Если она вновь подойдёт к тебе - ты должна немедленно сообщить мне, - сурово изрёк Лорин. - Поняла меня?
        - Есть, мой капитан! - я на манер стражников приложила свободную руку ко лбу.
        Было весело! Хотелось всё-таки вернуться в таверну и сплясать что-нибудь! Один раз живём!
        - Я не понял, - холодный тон мужчины послужил ковшом холодной воды для моей разгорячённой головы. - Ты паясничаешь?
        Сразу как-то сгрустнулось. Вспомнила, кто стоит передо мной. Шутить нельзя, Богдана, слишком ты расслабилась. Соберись и дойди до дома без приключений! Не стоит злить Лорина ещё сильней. Хотя та дамочка сама ко мне полезла! Фу, она меня поцеловала. Ненормальная какая-то. Может, она сумасшедшая? Просто на мужчину я не была похожа, даже отдалённо, поэтому она меня беспокоит…
        - Извини меня, - опустила я глаза, перестав улыбаться. - Я всё поняла.
        Он ещё немного постоял, явно разглядывая меня, и, удостоверившись в моей искренности, двинулся вновь вперёд. И спасибо, что не очень быстро.
        Топали не очень долго, но половину дороги я не помню - шла с закрытыми глазами. Хотелось спать. Я зевала, шаталась, но уверенно пёрлась за Лорином, который волок меня за собой. Мне начинало не нравиться, что он держит меня за руку. Всё-таки тесный контакт и всё такое, но в противном случае я бы давным-давно навернулась и уснула под чьим-нибудь домом. Ох, зачем же я так напилась? Ах да, точно, мне же кое-кто подливал! Сволочь… хорошо, хоть там не бросил. Ой, как же хочется в постельку… и одеялком сверху укрыться и никогда-никогда не вставать. Чтобы все проблемы испарились, и я проснулась уже новым человеком. Хотела бы, чтобы Лорин работал на меня. Да-да. Чтобы насладиться властью, как он, ну и отомстить, конечно. Заставила бы его… делать мне массаж. Чтобы мял мне ножки, ручки и спинку. Носил мои вещи, подносил книги… Боги, я правда об этом мечтаю! Очень хочется, вот честное слово! Даже не нужна свобода! Пусть я буду навсегда заперта в этом городе, но Лорин должен мне подчиняться. И чтобы ему это не нравилось! Кажется, я перехожу на тёмную строну. И знаете что? Она мне нравится! Буду коварной
женщиной и грозой всех мужчин в городе! Вот так-то!
        Но пока мы вошли в дом Лорина, где я, не выдержав, прислонилась к косяку и начала медленно сползать на пол, собираясь спать прямо там. Голова отключалась, махая мне ручкой. Такая слабость, и мозг совсем вырубается… думаю, если облокотиться на полку для обуви, то она сойдёт за подушку…
        - Нет-нет, дуй на диван, - Лорин подхватил меня за локоть и дёрнул вверх. - Богдана!
        Я вообще не реагировала. То есть я его слышала, но отклика не было. Всё, делайте, что хотите, а я на сегодня всё.
        Ликан ещё раз дёрнул меня, и я, изменив траекторию, упёрлась лбом в его грудь и медленно начала сползать вниз, второй рукой готовясь обеспечить себя какой-то подкладкой под голову. Как же мне хорошо… спать!..
        - Да твою ж мать, Богдана, - ругался ликан, подхватывая меня за талию. - Когда тебя так развезло?!
        И меня куда-то поволокли. Вскоре спина коснулась чего-то мягкого. Потом было затишье, и кто-то начал стягивать с меня сапоги. Лежала я раскинувшись. Приоткрыв глаза, поняла, что лежу на диване. О, мы снова вместе, как я мечтала… поёрзала, устраиваясь поудобней. Я лежала на спине, левая рука была откинута вверх, правая свисала с дивана. Свободно и мягко…подушечка под головой… экстаз.
        Но уснуть мне не дали. Мне вообще показалось, что прошло какое-то время, прежде чем рядом со мной кто-то сел. Сон был неуловимым, надо было успокоиться и сильно расслабиться, а какое-то движение справа не давало мне уйти в себя.
        Почувствовала на лице щекотку. Поморщилась, но открывать глаза не стала. И зря. К губам что-то прижалось, носа тоже что-то коснулось и дыхание. Я сначала и не поняла, что это. Просто попыталась отвернуться, чтобы продолжить засыпать, но мне не позволили. Что-то влажное проникло в мой приоткрытый рот. Вот тут-то я очнулась и открыла глаза. Лицо… Лорин! Твою ж налево! Замычала и вяло попыталась отпихнуть мужчину, но сил у меня не было, да и руки меня практически не слушались.
        - Спи, я всё сам сделаю… - услышала я его шёпот.
        Его слова опять во мне ничего не вызвали. Где-то на задворках памяти всплыла информация о нём. Это же ликан… и сейчас его язык в моём рту. Кажется, что-то не так…
        Почувствовала движения в районе бёдер. Рука начала гладить всё, что нельзя сквозь штаны. Это ещё сильнее начало отрезвлять меня. Вторая рука наглеца придерживала моё лицо, иногда спускаясь к груди.
        Попыталась что-то сказать. Вышли невнятные мычания, и Лорин засунул свой язык мне чуть ли не в глотку. Я закашлялась. И случилось страшное. Меня затошнило.
        - Приподнимись, и я помогу тебе раздеться, - зашептал жарко мужчина, расстёгивая пуговицы на моих штанах.
        Осознание того, что меня будет вот-вот выворачивать наизнанку послужило жёсткой пощёчиной, и я зашевелилась, пытаясь встать. Это было воспринято за сопротивление, и извращенец, сжав мою грудь в своей руке, увеличил напор, и теперь я действительно кашляла. Это было отвратительное чувство, будто что-то бурлит в желудке, желая вырваться наружу.
        Когда буря почти грянула, я со всей силы укусила Лорина за язык, и тот сразу же отстранился, замычав и заматерившись. Не слушая его угроз, сильно отпихнула его от себя, рухнула на пол, поднялась и со всех ног понеслась на улицу, зажимая рот одной рукой. До туалета не добежала. За сараем меня вывернуло наизнанку. Заструились слёзы по лицу. Это было ужасно. Всё, что я съела за вечер вышло. Горло горело, голова разрывалась от напряжения, а желудок ныл, словно я не ела пару недель. Постояв минут десять, убедилась, что повторений больше не будет. Меня рвало один раз в жизни, в детстве. А я уже и позабыла эти «неземные» ощущения. Голова даже как-то прояснилась. Как же мне плохо…
        Утерев рот, поплелась обратно в дом. На кухне умылась и прополоскала рот, да и попила заодно. Руки мелко подрагивали. Надо было дойти до кровати. Лорин. Сволочь. Как он посмел?! Да я спала почти! Мне теперь спать с открытыми глазами, что ли?! Извращенец! И ведь не посмотрел, что я пьяная. Его явно даже не смутило то, что я не отвечала. Совсем с катушек слетел! Озабоченный какой-то.
        Это чудовище сидело на моём диване. Точнее, он был его, но я на нём спала, поэтому…
        - Живая? - спокойно спросил он, стреляя в меня взглядом.
        Он сидел посередине. То есть мне не лечь. Замечательно. Желудок резало, и мне хотелось свернуться калачиком, чтобы как-то успокоить боль в желудке и наконец-то уснуть, ибо голова кружилась, и ощущения были далеки от положительных.
        - Да, - хмуро отозвалась я. - Могу я… лечь?
        Указала на диван. Тот несколько секунд мешкал, но посмотрев в моё явно не особо привлекательное лицо, поднялся. Я тут же стянула одеяло и забралась под него, поджав колени к груди. Ликан постоял с минуту, глядя на меня. Было такое чувство, что он не знал, что делать. Но вскоре ушёл к себе. Радости не испытала, только облегчение. Наконец-то смогла расслабиться и успокоиться.
        Сон был беспокойным. Утром встала слишком рано. Ещё даже солнце не проснулось. Попив и приведя себя в порядок, задумалась. Наверное, пойду убирать комнату на втором этаже. Делать-то больше нечего.
        Оттирая полки от грязи, размышляла над вчерашним «приключением». Та девушка меня поцеловала. Это как так? Может, она тоже перепила? Но Лорин молодец, сумел защитить меня. Значит, он не обманул, когда говорил о нормальном отношении. Но вот то, что случилось потом - это отдельная история. Как он мог полезть ко мне, когда я была в таком состоянии?! Это же… отвратительно! Пользоваться моим «на всё согласным» положением! Стоп. Он сам мне подливал… ах ты ж тварюшка! Ликан всё подстроил! Специально напоил меня, чтобы потом поиметь! Ох и скотина… одну от меня отогнал, чтобы самому?!.. Мерзость-то какая! Ненавижу! Урод просто моральный! Ещё и целовался он… неприятно. Язык прямо в горло! Фу-фу-фу! Если у меня будет муж - мы не будем целоваться! Так, губами постучимся и всё! Передёрнула плечами.
        За пару часов я отмыла всё, кроме кровати, окон и пола. В углу стояла пара скрученных ковров. Потом их надо выволочь и вытряхнуть на улице. Утёрла лоб. Пора приниматься за своё будущее ложе.
        В принципе, было достаточно того, что я сняла всё постельное бельё. Столбиков, как у Лорина, тут не было, одна решётка в изголовье и всё. Мне нужно было помыть окно, и тогда дела станут проще. Паутину в углах сняла и попыталась открыть это безобразное окошко. Прямо в тапочках перелезла через кровать и оказалась на подоконнике. Села на корточки и начала дёргать щеколду. Заела, что ли? С десятой попытки оно открылось! Ура! Тряпочкой протёрла всю пыль с рам и попыталась хоть немного очистить окно с другой стороны. Пришлось проделывать некоторые акробатические выкрутасы, чтобы достичь эффекта.
        - Ты что делаешь?! - услышала я окрик от дверей.
        Вот если бы не второй кусок стекла и рама, то я бы с перепуга точно вывалилась бы! Идиот! Совсем с ума сошёл?! У меня сердце скорее от страха разбиться о деревянные двери, которые вели в погреб, колотилось, чем из-за этого придурка.
        - Лорин, - обернулась я, продолжая сидеть на корточках. - Я чуть не упала… что случилось?
        Взлохмаченные волосы и домашние штаны. Кто-то явно только-только встал. Наверное, услышал, как я тут вожусь, и решил проверить. Ну конечно. Свой же нос во все дыры сунуть надо.
        Его яростный взгляд скользнул сначала на тряпку в моих руках, потом на таз с грязной водой, стоящий на полу.
        - Ты какого хрена не спишь? - сурово вопросил мужчина.
        Он изменился. Стал чуть спокойнее, нежели с самого начала. Словно испытал… облегчение?
        Покосилась на окно.
        - Уже расцвело, - в своё оправдание пробормотала я. - Прости, если разбудила тебя… я думала, что ничего не слышно.
        Только сейчас глаза заметили его обнажённый верх. Штаны на бёдрах, живот такой… красивый, мышцы видны, грудь и широкие плечи. Жира не было. Ни висящего пуза, ни отвисшей груди (пару раз случайно видела и после этого мечтала себе глаза вырвать). Ничего отталкивающего, и от этого стало ещё более противней. Даже возненавидеть его за недостатки нельзя было. Это ненормально. Мой хозяин должен быть зажравшейся скотиной с масляными пятнами на одежде, чёрной грязью под ногтями, жёлтыми зубами, жирным лицом с пористой и уродливой кожей, ну и сальными патлами. О, от представлений эдакого экземпляра поднялась волна отвращения. Хорошо, просто замечательно. Надеюсь, мне ничего не приснится.
        - Слезай с подоконника и больше никогда на него не залезай, - отрезал он, окидывая комнату взглядом. - Нечем заняться - шуруй на рынок и готовь. Я люблю остывшую еду, так что не прогадаешь.
        Медленно и пристыженно сползла на пол. Всё равно идиот.
        - Но Уила придёт ещё не скоро, - подала я голос, комкая тряпку в руках, - а без неё я…
        - Не строй из себя неумеху, - поморщился ликан. - Всё ты умеешь.
        Козёл. Я боюсь вообще-то. Хотя… сегодня мне будет всё простительно. Сам меня заставил - значит ешь то, что вышло. Портить всё намерено не буду, конечно, но и париться по этому поводу тоже не собираюсь.
        - Но разве рынок работает так рано? - осмелилась я посмотреть на него.
        Раздражение в его глазах ничуть не оскорбляло меня. Наверное, я выгляжу почти так же со стороны. Забавно. Мы оба не переносим друг друга, но вынуждены жить под одной крышей. Просто замечательно.
        - Первые продавцы уже на местах, - поворачиваясь ко мне спиной, бросил он. - Чтобы через пять минут тебя в доме не было.
        Хотела бы я такое услышать в другом контексте. «Я поиграл в господина, и теперь тебе лучше валить домой», - что-то вроде этого. Счастью не было бы предела! А так…
        - Лорин? - окликнула я его.
        - Ну что ещё?! - он обернулся, недовольно глядя на меня.
        Вопрос был слегка неловким.
        - Мне нужны деньги, - тихо пробормотала я. - Уилы же не будет… так что…
        Тот глубоко вздохнул и ушёл к себе в комнату. Я чуток постояла, потом взяла таз с грязной водой и понесла его вниз. Не хочет видеть меня на этаже - пожалуйста. Буду ошиваться внизу. Почитаю что-нибудь. Хорошая идея, кстати говоря.
        Но я не успела даже прочитать половину страницы, как сам Верховный спустился к нам, простому народу.
        - Я хочу оленину, - бросил он кошелёк на диван рядом со мной, - либо свинину.
        И ушёл. Всё ещё обижаясь на него за вчерашнее, да и вообще за всё, скорчила рожицу. Я могла, поскольку он не видел. Идиот же.
        Пришлось топать на рынок. И я не удивилась, когда на улицах никого не встретила. Нет, видела пару взрослых женщин, но этого всё равно было мало. Значит, я почти одна такая дурочка, вставшая в такую рань. Оборотни, кстати, сони, каких поискать. Хотя и обычные собаки много спят… интересно, они один вид? Ну, лапы-то четыре, да и хвост в придачу. А что, нет? Но я радуюсь, что в доме нет запаха псины. Этого бы я не вынесла точно. Пара дней и умерла бы от тоски по дому. Там-то лучше было.
        Рынок только-только проснулся. Трое продавцов всего! Моего Вура не было. Что делать? Постреляла глазами и пошла к женщине. Из короткого разговора узнала, что этого небольшого оленя поймал её муж ночью. Видимо поэтому она так рано припёрлась. Всю тушу я, естественно, не взяла. Попросила самую мясистую часть, и мне всучили большую отрубленную ногу. Ну… срежу мясо, пожарю. Пойдёт. Но с овощами было сложнее. Продавцы, оказывается, приходят где-то в двенадцатом часу! К этому времени от ножки оленьей ничего не останется! Чёрт.
        Пришлось чесать домой только с мясом. А что делать? Не буду же я торчать на рынке несколько часов?
        Лорин почтил меня своим присутствием где-то в десятом часу. Я к этому времени уже всё приготовила и лежала на диване, читая книгу.
        - Богдана, - окликнул он меня.
        Пришлось вставать и плестись на кухню. В принципе я поняла всё без слов. Он сидит за столом и выжидающе смотрит на меня. А самому не взять, что ли? Еле сдержалась, чтобы не закатить глаза. Какие мужики всё-таки безрукие! Тут полтора метра пройти и взять то, что хочешь! Но зачем же ему это делать, когда есть я?! Сволота.
        - Только без овощей, лавки ещё не открылись, когда я ходила, - в своё оправдание сразу же сказала я, ставя тарелку с жареным мясом перед мужчиной.
        - Сама ела? - вскинул он на меня свои зелёные серьёзные глаза.
        - Да, - кивнула.
        Тот взял вилку и принялся за еду. Больше стоять не было смысла, и я вернулась в гостиную, вновь взяв в руки книгу. Вообще, в чём смысл жизни? Неужели моё предназначение было в этом? Угождать полуживотному-получеловеку? Да?!
        Оставить меня в покое мужчина явно не хотел. Запёрся в гостиную, вынуждая меня отвлечься от книги. И всё равно он меня пугал. Мужчина, взрослый, который явно жаждет пустить мне кровь. Не в прямом смысле, но… хотя в прямом!
        - Значит так, - начал он, разглядывая меня. - Уила тебе больше не нужна, готовишь ты сносно. Где кошелёк, который я тебе дал?
        Я растерялась и слегка запоздало указала на каминную полку. Что он сказал?! Уила… она мне нужна! Я же ничего почти не знаю! Нет!
        - Он теперь твой, - продолжил мужчина, стрельнув глазами в указанную сторону. - Я иногда забываю, поэтому смело подходи и проси деньги. Понятно?
        Я часто хлопала глазами, ощущая поднимающуюся панику. Что?! Сама? Нет!
        - Но я не смогу без… Уилы, - пролепетала я. - Я…
        - Не ври, - отмахнулся нахал. - И, кстати, пора бы помыть полы у меня в комнате. По идее, я напоминать тебе не должен, но так и быть.
        Я пристыженно опустила глаза. Ненавижу. Гадина такая. Уилу забрал! Я не хочу быть одна! Это чудовищно! А вдруг я сделаю что-то не так?! Не хочу ошибаться…
        - Хорошо, - буркнула я.
        - Я сейчас уйду и вернусь вечером, - изрекло чудище зеленоглазое. - Закрою тебя на замок.
        Я кивнула, соглашаясь. И зачем он мне это говорит? Будто я смогу вскочить, демонстративно откинуть волосы с лица, встать в позу и закатить скандал на тему: «Я тебе, что, птица в клетке, чтобы меня запирать?!». Его поведение меня крайне удручает. Злой должен оставаться злым и всё! То он издевается надо мной как-то не очень обидно, то за руку водит, потом, конечно, изнасиловать пытается, но сегодня стоит и отчитывается, куда он уходит. Ну, не странный ли тип? Ненавижу неопределённость! И этот пёс оставляет всё на меня! С уборкой и стиркой ещё справлюсь, а готовка?! Я только-только начала смело резать овощи и мясо! Не боюсь уже подходить к скворчащей сковородке! Я ещё цыплёнок, а не матёрая кура! Мне нельзя быть одной - я боюсь! Уверена, что, как только Лорин уйдёт, то начнётся балаган! Кто-то припрётся и будет ломиться в закрытую дверь, предметы начнут передвигаться, кто-то будет ходить по второму этажу… а я одна! Пусть он сидит в своей комнате, но я по крайней мере буду в относительной безопасности!
        - Эй, мелочь? - мужчина вдруг протянул ко мне руку и пощёлкал пальцами у моего уха, заставляя поднять напуганные глаза. - Что? - чуть хмуря брови, вопросила я.
        И то, что он делает - неприлично. Так нельзя. Знаю-знаю, что этот скорее пенёк неотёсанный, чем галантный ухажёр, но неужели он сам не понимает, что так не стоит делать? Он же вроде не глупый.
        - Не обижайся за вчерашнее - я перепил, - чуть усмехаясь, проговорил мужчина. - Больше постараюсь такого не делать.
        Это было… неожиданно. Я, забыв про обещание, часто-часто захлопала глазами. Удивление меня чуть ли не переполнило. То чурбан бесчувственный, а тут извинился… стало ещё страшнее. Я вообще не знаю, чего от него ожидать.
        - Постараюсь? - тихо переспросила я.
        Его ухмылка тут же стала более отчётливой.
        - Ну, а что ты хочешь, Богдана? - заломил Лорин бровь. - Ты девушка и ты живёшь в моём доме. Отсутствие близости между нами меня здорово напрягает, а вчера ты была… доступна, и я не устоял.
        Стало неприятно, и я сглотнула.
        - Но я ничего не сделала, - осторожно возразила я. - Думала, ты сердишься на меня из-за той… девушки.
        Его улыбка чуть угасла, и из глаз пропало озорство.
        - Тебе не нужно что-то делать, чтобы я захотел тебя отодрать, - мужчина потёр шею. - Сальма единственная девушка-альфа в этом городе. Она привыкла делать то, что хочет. Я ошибся, подумав, что ты никому не приглянешься.
        Грубо и бессердечно! Как он найдёт себе женщину, если так говорит?! «Отодрать», - это что, простите, за глагол?! Да как он посмел? Я же… да я леди!
        - Она… - я сглотнула неприятный ком, - ей нравятся девушки?
        Лорин хмыкнул и чуть покачал головой, словно обдумывая что-то.
        - Она ходок на две стороны, - фыркнул сереброволосый. - И ты помнишь, что я тебе вчера сказал на её счёт?
        - Чтобы я сказала тебе, если она вдруг ко мне подойдёт, - вспомнив, проговорила я.
        Вроде так. О большем пусть даже не просит. Смутно помню, как мы оказались дома… что-то как-то не очень головушка варит в этом направлении.
        Он стоял недалеко от меня и, протянув свою руку, погладил меня по голове, словно щенка какого-то.
        - Хорошая девочка.
        Я смотрела на него широко открытыми глазами. То есть… ну, сволочь! Это ты собака! Или волк! Да плевать я хотела - один чёрт, животное! И погладил-то так ощутимо! Надеюсь, руки помыл после еды, а не об мои волосы вытер.
        Так ещё и руку убирать не торопиться. Его пальцы скользнули на моё ухо, и я вздрогнула. Что он творит?!
        - Лорин, - прошептала я, когда его палец коснулся моей нижней губы.
        Я опустила глаза и нахмурилась. Была вынуждена терпеть. А что ещё остаётся?! Попробуй рот открыть - в миг схлопочешь. Что с ним творится?!
        - Я ничего ещё не делаю, - тоже тихо произнёс мужчина, поглаживая мои губы. - Скажи мне лучше - ты когда-нибудь целовалась?
        Я почти сразу же вспыхнула. Ощутила, как румянец прилил к щекам. Не-на-ви-жу! Нельзя о таком спрашивать!
        - Нет, - еле слышно отозвалась я, пытаясь наклонить голову, чтобы как-то укрыться от настойчивого взгляда.
        - Я не удивлён, - мужчин вдруг сел на корточки почти рядом со мной, вынуждая смотреть на его колени. - Почему ты покраснела?
        От этого вопроса температура тела возросла точно на пару градусов! Ну, не нужно задавать такие вопросы и уже тем более требовать ответы! Я же сейчас сгорю со стыда! Никогда в жизни я не говорила на такие темы! Никогда! И теперь… особенно с тем, кто жаждет ещё и всё опробовать… фу-фу-фу!
        - Лорин, - прошептала я потерянно и скованно, - не задавай мне таких вопросов, пожалуйста…
        Хотелось закрыть лицо. Оно пылало, и я ощущала, как оборотень смотрит на меня. Это ужасно. Хоть бы провалиться сквозь землю! Чтобы больше никогда не испытывать такого!
        - Ты такая неискушённая, - его рука начала гладить мою щеку. - Жду не дождусь, когда мы окажемся в одной постели…
        И его лицо приблизилось к моему. От жара я не ощущала его дыхания, только слышала, как гулко стучит моё сердце.
        - Ну… не надо, - ощущая слёзы, зашептала я, отворачивая лицо. - Перестань, пожалуйста…
        Его нос ткнулся мне в ухо, одна рука взяла меня за затылок, а вторая легла на колено. Нет, только не снова! Я буду кричать! Пусть только посмеет!
        - Я ничего не делаю, - тихо пропел он мне в ухо, вызывая мурашки. - Просто наслаждаюсь своей покупкой… а я ещё, идиот, думал брать тебя или нет…
        Его губы закусили мочку уха, и я задрожала от щекотки и странных ощущений. Я боялась до ужаса! Всё тело вновь одеревенело, я часто задышала, пытаясь успокоить себя. Ничего не будет! Он ничего не сделает! Сейчас день, и… ему надо идти! Он уходит! На весь день! А я, дура, ещё волновалась! Пусть катится!
        - Надо было оставить, - найдя в себе силы, буркнула я, отстраняя голову от ликана. - Лорин, пожалуйста, хватит.
        Его рука на затылке сжалась, не давая мне двигаться. Губы начали издеваться над моим ухом. Я задрожала от каких-то потусторонних ощущений. Мне вроде бы нравилось, а вроде и нет. Такие сильные противоречия бушевали во мне, грозясь вызвать истерику.
        - Чем же я тебе не мил, красна девица? - словно издеваясь надо мной, он начал целовать мою шею.
        Я начала судорожно дышать. Всё. Слёзы начали набухать на глазах, и я упёрлась руками в грудь оборотня, пытаясь оттолкнуть его. Не буду же я его бить! Просто давила, хотя скорее он был опорой, от которой я отталкивалась, дабы отстраниться от него. Нет! Он меня целует! Только не это! Только не он! Муж! Я для мужа! У меня ещё будет семья!
        Я должна… должна сохранить свою честь!
        - Лори-ин, - протянула я в панике.
        Понимая, что отступать нахал не собирается, сместила руки на его лицо. Осторожно, стараясь не причинить и ему вреда, попыталась надавить, чтобы как-то создать дистанцию. Боялась ему сделать больно. Почему? Да потому, что я его не знаю, и получать сдачи, в случае чего, желания нет.
        - Богдана, один раз и я отстану от тебя, - вдруг заговорил он, целуя мои ладони. - Один час и всё…
        Его вторая рука легла на мою шею, и я почувствовала, как он поднимается, причём с наклоном в мою сторону… нет! Не сейчас! Не посмеешь! Вот тут-то моя гордость схватила волю за шкирку и швырнула её в моё сердце, откуда та должна была что-то предпринять.
        Я просто взяла лежащую рядом подушку и, вырвавшись из несильного захвата, упала лицом на неё, а руками сильно-сильно прижала к себе. Ноги поджала к груди и вся сжалась, готовясь в любой момент давать уже ощутимый отпор. Холодная ткань подушки начала охлаждать моё пылающее лицо, я судорожно сжимала её и была уверена, что мне скорее руки вырвут, чем отберут её у меня.
        Лорин по началу встал коленом на диван и пытался целовать меня в макушку, гладил по спине и бёдрам, но я держалась. Голову чуть в сторону повернула, чтобы дышать нормально и всё.
        - То есть ни в какую? - услышала я его чуть серьёзный голос. - Полный отказ?
        Я молчала, пытаясь привести в норму дыхание. Озабоченное животное! Я не перейду на твою сторону! Моя воля сильна, ясно тебе?!
        - Хорошо, - протянул он как-то недобро. - То есть послаблений ты не хочешь? Наверное, тебе нравиться быть служанкой, но зато сохранить свою честь. Ладно, Богдана, с сегодняшнего дня не жди от меня никакой ласки, и доброго слова ты от меня не услышишь!
        Я зажмурилась, ощущая ещё и стыд. За что он так меня? Потому что не отдалась?! Совсем с ума сошёл, что ли?
        - Я поняла, - прошептала я, принимая.
        17 глава
        С сегодняшнего дня всё станет проще в моральном смысле и сложнее в физическом. Наверное, будет придираться… какой же он мерзавец!
        - Чтобы, когда я вернулся, моя комната была вылизана, - отчеканил он.
        В общем, поплакала я здорово, даже попинала его кровать, когда убиралась. Чтобы не возникло конфликта, поменяла ещё и бельё. Весь день потратила на уборку в его комнате и стирку белья. Под вечер стянула высохшее платье и села в гостиной. Достала нитки и набор игл. Решила зашить дырки. Почему-то вспомнилась мама. Она сидела рядом со мной и подсказывала какой стежок сделать, как далеко отступить и всегда поддерживала меня добрым словом, когда не получалось. На глаза набежали слёзы. Плакса я. Раньше редко сырость разводила: иногда, может, раз в месяц, когда понимала, что никому не нужна. Обычно я об этом не задумывалась, но бывали такие тяжёлые дни, и я горько оплакивала свою участь. А ещё обвиняла маму за то, что бросила меня. На большее была не способна. Да, на утро осознавала, что такова судьба, и ничего изменить нельзя. И так каждый раз. Сегодня один из таких дней, когда я прошу мать помочь мне оттуда, сверху. Может быть, она меня и не слышала, но я надеялась на неё.
        Вот так слегка напряжённо пролетели две недели. Лорин сдержал своё слово. Ни слова не говорил мне не по делу. «Это что?», «Почему вот так, а не так?», «Сделай вот это» - в основном я слышала именно это. Не было странных, пылких взглядов, его и дома-то почти не было. Я так предположила, что у него работа. Уходил после обеда и приходил поздно вечером. Ел как раз, когда приходил, поэтому мне приходилось его ждать.
        Я прибралась на втором этаже. Это предложение Лорин не отозвал, желая мне как-то насолить. Я её несколько раз вымыла, сменила бельё и занавеску. Но и ночевать в первый раз не смогла. От постели пахло сыростью. Пришлось раскрывать окно и оставлять комнату проветриваться, к тому же ночи были тёплые. Зато на следующий день под лучиками солнца и горячим ветром кровать полностью стала годной. Было непривычно спать на большой постели. Особенно напрягало то, что за соседней дверью спит ликан. Его поведение… мне нравилось. В каком-то смысле. Он не приставал и вообще не обращал на меня никакого внимания. То есть обращался, когда это было нужно, но не более. У нас сложились отношения подчинённый-работодатель. Не знаю, чего хотел сам Лорин, но он меня, скорее, наградил, чем наказал. Я предполагаю, что ему просто надоело ухлёстывать за мной, и он стал самим собой. Обычный, немногословный и серьёзный. Постоянно видела, как он хмурится, словно обдумывая какие-то вещи. Я ему никогда не мешала, просто кормила, потом убирала за ним и всё. Он даже перестал требовать есть с ним. Я была обычной прислугой, и не
поверите, но мне это нравилось. Для меня всё вернулось на круги своя. Никто меня не замечает, я просто болтаюсь по дому, только теперь у меня есть обязанности, а так всё по-старому. Сама с собой. Сама в себе. Это лучше для меня. Я сама по себе нелюдимая. Мне не нужно частое общение, достаточно книг. Конечно, часто мечтала о друзьях. Чтобы они понимали меня, помогали и мы вместе веселились. Но кто мог стать моим другом? Мелинда или Майла? Я их не видела с того самого дня в таверне. Они не заходили, на рынке я их не видела. Может, просто нет времени, а может, Лорин запретил, кто знает? Но фактически я одинока. Даже нет Марфы, которая нет-нет, да заменяла мне маму. Она мне, наверное, была дана из-за моего возраста. Теперь я подросла, и меня лишили всякого общения. Одиночество не всегда плохо. Главный минус - это твои же собственные мысли, которые могут как помочь, так и сожрать тебя изнутри. Даже книги порой не спасали. Но я не была в силах что-то изменить. Отдаться этому ликану, чтобы он позволил мне общаться с окружающими? Это слишком жалко. Да и просто так я бы не стала. Конечно, я начала понимать,
что такой образ жизни сделает Лорина единственным мужчиной, которого я буду знать, но всё равно нет. Не знаю, но в нём что-то не так. Во-первых, он грубый, во-вторых, гадкий, в-третьих, слишком самоуверенный. Лорин просто не тот, с кем следует проводить первый раз. Третий и последующий - пожалуйста, а первый и второй - нет. Это же не просто, простите, перепихон на стороне и всё. Единение душ, любовь, доверие в конце концов. А он что может предложить? Ничего. Только свою страсть, которая из него так и плещется, да энтузиазма ведро. Но вопреки всему, я его уважаю. Просто за то, что меня не лупит. Есть же такие мужчины. Они своих жён колотят почём зря. А Лорин имеет право меня убить, и ему ничего за это не будет, но я живая и целая. Вот только за это я вкладываю душу в готовку. Он - мужчина. Настоящий. Но не мой. Поэтому я рада, что у нас сложились такие холодные отношения.
        Встав как всегда пораньше, привела себя в порядок и ушла на рынок. Закрутила волосы на затылке в шишку и скрепила резинкой. Так полегче - косы мешаются. Ходила я утром, когда рынок только-только начинает просыпаться. Редкие покупатели и сонные продавцы мне нравились. Я могла спокойно погулять между рядами и выбрать то, что мне нравилось больше всего.
        - Богдана? - услышала я женский голос.
        Обернулась и слегка испугалась. Там была… кажется, Сальма. В её руках была почти такая же корзина, как у меня. Волосы стянуты в низкий хвост, узкие штаны и свободная полупрозрачная рубашка. Даже с утра она выглядела… довольно притягательно. Мне лично нравились её глаза. Тёмно-синий оттенок, так похожий на грозовое небо… шикарный оттенок.
        - Сальма? - чуть смущённо улыбнулась я в ответ.
        Я уже была на выходе из рынка. Продавщица дрыхла, позабыв про работу. Смешные они, у нас бы давно её обворовали, а тут не боятся…
        - Рада тебя видеть, - она подошла ко мне и тоже вполне открыто улыбнулась. - Ещё раз извини за инцидент в таверне…
        Её извиняющийся тон тут же смёл все мои предрассудки.
        - Ничего страшного, - мотнула головой и по-доброму растянула губы в улыбке. - Всё в порядке.
        Я сразу же прочувствовалась к ней симпатией. А может, это всё от долгого заточения?.. Общение с торгашками - это другое. И я, разумеется, готова была поболтать, но не долго.
        - Ты очень добрая, - кивнула Сальма. - Как тебе у нас?
        Она была тоже оборотнем. Я её опасалась, но понимала, что Лорин тут далеко не последний человек, хотя она была альфой… чувствовалось лёгкое напряжение между нами, но не более. Между незнакомыми людьми происходило то же самое.
        - Нравится, - чуть пожала плечами. - Тут есть всё для хорошей жизни.
        Я немного привирала. Город по-прежнему был мне чужд, хоть я и старалась свыкнуться с ним. Но обижать Сальму не хотелось, ведь это её дом.
        - Ну, хорошего тебе дня, - девушка нагнулась ко мне и чмокнула в щёку.
        - И тебе, - чуть смущённо выдала я, глядя ей в след.
        Весь день меня терзали сомнения. Сказать Лорину или нет? Он, как бы, приказал мне сообщить, если Сальма вдруг объявится, но это же просто приветствие! Она ничего не сделала. Да и приказал он мне давно… в общем, не знаю!
        Вечером, ожидая прихода ликана, я читала книгу. Услышав, как открылась дверь, тут же отложила всё и поднялась. Лорин выглядел уставшим. Хмурился. Уселся за стол и уставился перед собой. Хорошо, что я не работаю. И говорить с ним не очень хотелось… чёрт!
        Я протирала стол, пока он ел. Меня терзали сомнения, и я боялась просто обращаться к нему. Молчание, царившее в этом доме, стало словно священным. Нарушать его, казалось грехом… но я боялась последствий.
        - Лорин, - повернулась я к нему.
        - Что? - он поднял на меня глаза.
        Он ел не спеша и действительно выглядел так, словно вместо лошади пахал весь день. Мне было его искренне жаль.
        - Не знаю, наверное, это не важно, - забормотала я. - Но сегодня ко мне подошла Сальма…
        Он продолжил есть, как будто я ничего и не говорила. Подождала несколько секунд и выдохнула. Сказала, а он пусть делает всё, что хочет. Главное - моя совесть чиста!
        Я решила подождать в гостиной, а то стоять над душой не хотелось.
        - И чего она хотела? - услышала я, когда зашла за его спину, направляясь в комнату.
        Замерла.
        - Просто поздоровалась, - я даже пожала плечами, будто он видит меня. - Ну и… в щёку чмокнула на прощание.
        - И ты позволила?
        Это вопрос был задан всё тем же чуть уставшим голосом. Задумалась.
        - Она была очень милой, к тому же Сальма извинилась передо мной, - потёрла лоб. - Не было причин поднимать панику.
        - Я понял, - коротко отозвался Лорин и замолчал, показывая, что разговор окончен.
        В принципе, всё прошло гладко. Я помыла посуду, потушила лампы и ушла к себе спать. Да, теперь убедилась, что приказы его нужно выполнять всегда. Вон как спросил. Не послал меня со своими жалобами, а расспросил. Не детально, конечно, но это тоже что-то.
        На следующий день Сальму на рынке я не встретила и была даже рада. Зато погода сегодня как-то скуксилась, но это не изменило моё приподнятое настроение. Сегодня была только готовка и целый день книг! Я ждала, когда же сумею приступить к новой книге. Домой неслась на всех парах.
        Лорин прижал ничего не понимающую девушку к стене, сдавив её горло рукой.
        - Я же предупредил тебя, - тихо и угрожающе проговорил мужчина прямо в лицо его оппонентке. - Неужели тебе нужна наглядная демонстрация?
        - Лорин, да что я сделала?! - испуганно выдала девушка, подняв руки, словно показывая своё подчинение. - Объясни.
        Она тяжело дышала, явно не понимая, что происходит. Лорин знал эту девушку очень давно и сейчас он сжимал руку несильно. Сам понимал, что устроить трёпку этой девчонке нужно, но старая дружба, которая закончилась давно, не позволяла ему этого. Он ждал повода, чтобы как следует припадать ей урок.
        - Ты зачем к моему человеку подошла?! - вскипел он. - Я же чётко сказал…
        - Что?! - вскинула она на него свои огромные от удивления глаза. - Я подошла?
        Её изумление слегка напрягло Лорина. Такой реакции от неё он не ожидал. Обычно гордая самка сейчас смотрела на него, как на идиота.
        - Богдана сказала, что ты подошла к ней на рынке и извинилась, - чуть более ровно выдал ликан, продолжая удерживать Сальму на месте.
        - Но… Лорин, это она ко мне подошла! - в каком-то немом изумлении воскликнула брюнетка. - Я выбирала фрукты и твоя человечка завела со мной разговор. Начала что-то лепетать про мою внешность, покраснела, сказала, что я якобы похожа на какую-то её старую подругу… всё твердила, что ей одиноко.
        Брови Лорина взлетели вверх. Чтобы его целомудренная Богдана да засмотрелась на женщину?! Он готов был рассмеяться в лицо этой врушке.
        - Да что ты? - зло усмехнулся сереброволосый мужчина. - Если ты ещё не поняла, то Богдана - это отдельное существо, чья гордость зашкаливает, и я уверен, что она не могла это сделать.
        Сальма как-то изменилась в лице. Она опустила глаза и нахмурилась.
        - Я так и знала, что нужно было сказать тебе, - покачала она головой. - Твоя девчонка положила на меня глаз, Лорин. Я её отшила, понимаешь? И она, наверное, в отместку решила пожаловаться тебе.
        - Так чего же не сказала? - прищурился Лорин.
        - Я думала, что ей духу не хватит оболгать меня, - она подняла свои серьёзные глаза на альфу. - Лорин, я тебе слово даю, что к ней я не подходила. Пойми, обиженная женщина - это страшное чудовище. И я знаю, какая она замкнутая. Я в жизни не видела, чтобы так краснели. Чтобы сильно её не обидеть, я выслушала всё и только потом ушла. Но видимо она всё равно зуб на меня заточила. В любом случае, Лорин, я готова понести наказание за свою глупость. В кой-то веки решила поверить…
        Сальма выглядела хмурой и серьёзной. Она опустила руки, принимая любое наказание.
        Лорин молчал. Его начали терзать сомнения. Богдана не могла так поступить. Она же сама честность. Или могла? «Она целомудренная, идиот!» - всколыхнулось в голове самца. Но… вдруг она такая только с ним? Женщины. Вдруг ей нравятся женщины? От этой мысли мужчине захотелось расхохотаться. Но вскоре радость как-то схлынула. Всё складывалось в таком случае, как нельзя лучше. Его она не хотела, на мужчин смотреть даже боялась, но вот женщины… они ей нравились. Вроде по-обычному, но был ли Лорин теперь в ней уверен? Однозначно нет. К тому же Сальма хоть и хитрая волчица, но их связывали старые отношения. Когда-то давно они встречались, и эти юношеские чувства выбросить было нельзя. Он её уважал.
        Хладнокровная, расчётливая и циничная. Она была хорошим альфой для своей небольшой стаи. Но она держалась на плаву. И стала бы она рисковать его расположением из-за какой-то девчонки? Она не была дурой, и Лорин начал склоняться к версии Сальмы.
        - Она сказала, что ты извинилась перед ней, - почему-то вспомнил Лорин.
        - Лорин, ты знаешь меня, как облупленную, - усмехнулась брюнетка. - Я бы извиняться перед своими девочками не стала, а перед незнакомкой, к тому же человечкой?..
        Мужчина был согласен с волчицей. Но что получается: Богдана решила воспользоваться его покровительством и свести счёты с отвергнувшей её женщиной?! Он не знал, что и делать. Растерянность впервые обуяла его после того случая, когда человечка решила свести счёты с жизнью. У него всё равно не укладывалось в голове, как так могло случиться.
        - Значит так, - Лорин вновь серьёзно посмотрел в глаза самке. - Мой запрет никуда не пропадает - её не трогать. Я сам со всем разберусь. И ты дура, раз не пришла сразу ко мне.
        Он разжал пальцы, отпуская брюнетку на свободу. Она потёрла шею рукой.
        - Сама уже поняла, - нахмурилась Сальма. - Обиды я на неё держать не стану - сама молодой была, знаю, что за дурость в голове роится, но ты с ней поговори, не ровен час, она и к моим девочкам пристанет.
        Лорин ничего не ответил, кивком головы отпуская старую подругу. Она ушла, плотно прикрыв за собой дверь. Лорин качал головой и понимал, что совершенно ничего не знает о своём приобретении.
        Дни летели довольно быстро. Я почти совсем привыкла к своей новой комнате и начала… вредить! Схватилась за свою наволочку и решила вышить на ней что-нибудь. А что? Я приноровилась быстро убирать гостиную и кухню, пока готовится еда. Потом быстренько проходилась по комнате Лорина и была свободна! Дни стояли тёплые и я, открыв окно, садилась на подоконник и под солнечным светом творила! Было здорово, но я побаивалась реакции Лорина. Он в последнее время стал часто и как-то хмуро глядеть на меня. Словно думал о чём-то плохом. Но я вела себя обычно, поскольку спрашивать о выражении лица было глупо. Да и говорили мы реже. Но всё, что было - это был кошмар. Он часто бросал резкие фразы, раскидывался колючими словами. Почему, я не знала. Ну, разбила чашку. Я сама понимала, что это плохо, но она была не фарфоровая, а самая обычная. Я этой чашкой словно ворота открыла, выпуская всех чертей мужчины. Он меня тогда впервые до слёз довёл.
        - И что? Чего ты смотришь на меня? Убирай. И что с тобой? В руках уже посуду удержать не можешь?! Богдана, только не делай такое лицо, будто во всём виноват я! Ты такими темпами до утра тут торчать будешь! Не хватай за углы, дура! Руки порезать захотелось?! Возьми ты совок с веником! Взрослая девка, а дура дурой!
        Ну и всё в таком роде. Конечно, стало обидно. Он даже ругался, скорее, не из-за чашки, а из-за меня. Словно нашёл повод вылить на меня ушат грязи. Помню, у меня так руки тряслись, что я порезалась и что тогда началось… Столько обидных слов я не слышала в свой адрес никогда! Кем я только не была. Тогда я весь вечер проплакала. Обиделась на него жутко.
        Но на следующий день меня словно подменили. Он вновь пытался придраться ко мне, но я реагировала, как столетняя бабка, которая повидала на своём веку всё! То есть почти не реагировала. Словно окружила себя куполом и всё. «Кретинка безмозглая», - это последнее, что он мне сказал прежде, чем уйти на свою работу. Но больше ничего. Его видимо тоже подменили. Вновь всё вернулось на круги своя. Он был холоден и равнодушен, я почти тоже. Что стало поводом для этого, я не знала. Думала, что из-за работы. Наверное, достали там и он решил выплеснуть всё на меня. Обида, разумеется, никуда не девалась, но я его понимала. Меня-то обижать можно, я всего лишь тут убираюсь и живу. Почему нет? Слова я поперёк никогда не скажу - ори не хочу.
        Сегодня к нам в гости заглянул Морик. Очень повезло, что я приготовила побольше, иначе могла бы схлопотать за… хотя за что? За то, что не предугадала приход гостя? Вот-вот, я теперь опасаться всего стала ещё больше.
        - Здорова, мелкая, - улыбнулся он, разуваясь.
        Они пришли вместе с Лорином, поэтому я слегка растерялась, увидев его.
        - Привет, Морик, - расцвела я. - Чай или поешь?
        Лорин по обыденному маршруту сел за стол.
        - Не откажусь попробовать твою стряпню, - улыбнулся он, садясь напротив своего друга. - Надеюсь, не отравишь.
        - Не отравлю, - подарила ему улыбку и пошла хозяйничать к столешнице.
        Разложила мясо и жареные овощи по тарелкам, радуясь тому, что сегодня я поела пораньше.
        - Чай? - уточнила, ставя тарелки перед ликанами.
        - Налей нам, - кивнул Лорин, хмуро разглядывая вилку. - Вообще-то, к этому рагу лучше дать ложку.
        Вообще-то, это не рагу. Лорин… гад всё-таки. У него такой вид был, словно мужчина просто не знал, к чему придраться. Надо сваливать побыстрей, пока снова не попала под горячую руку.
        - Морик, тебе тоже поменять? - обратилась я к удивлённо наблюдающему за нами усачу.
        - Нет, мне подойдёт вилка, - тут же покачал он головой, как-то странно косясь на своего альфу. - Спасибо.
        Я тут же принесла Лорину ложку.
        - Я не хочу есть этой, - увидев в моей руке столовый прибор, поморщился ликан. - Ты же видишь, она слишком плоская. Откуда у нас такие ложки? Ты почему их не заменишь? Не знаешь где, что продаётся? Богдана, ты чем занимаешься целыми днями?!
        Я была не очень удивлена, но неприятная горечь-таки поселилась в груди. Мне было стыдно перед Мориком. В конце концов он гость, и ему не стоит слушать всё это. Пусть ругает меня наедине, а не при всех. К тому же ложка самая обычная.
        Он ей всегда ел, и ничего страшного. В подставке все такие ложки. Они тут были ещё до меня, откуда мне знать, что именно сегодня эти ложки стали вдруг плоскими и негодными?
        - Лорин, других ложек нет, - тихо сказала я, опуская руку. - Я смогу только завтра купить новые.
        Он поджал губы, явно недовольный моим ответом.
        - Я не должен тебе обо всём напоминать, - резко обронил он, выхватывая из моих рук столовый прибор. - Неужели так сложно следить за домом? И когда ты уже перевесишь эти идиотские занавески?!
        Он указал на кухонное окно. Мне ничего не оставалось, как стоять и слушать весь этот бред. Это даже не капризы. Он просто не знал, к чему прикопаться, и каждый малейший повод ждал, словно манну небесную. Превратить гордого мужчину в сварливую, склочную бабку можно обычным отказом в интимной близости. Я его вообще не узнавала. Раньше его всё устраивало, я видела, как он наблюдает за моей работой, и в его глазах читалось одобрение. А что теперь? Я стала работать только лучше, поскольку приноровилась, но это словно бесило ликана ещё сильнее. Почему? Что я натворила? Ничего. Просто отказала.
        Знала, что будут последствия, но такие острые и бурные… кошмар просто. И действительно стыдно было только перед Мориком. Он медленно ел, слушая нас. Наверное, он так Мелинду не пилит… какая глупость, сравнила жену и служанку.
        - Я всё сделаю завтра, - пообещала я тихо.
        - Я на это очень надеюсь, - фыркнул он, недовольно принимаясь за еду. - Неси уже чай.
        Даже облегчённо вздохнула. Быстро налила чай по хорошим кружкам и поставила их перед ними.
        - Спасибо, - явно не ожидавший подобной сцены, мужчина неуверенно кивнул мне.
        - Не за что, - отозвалась я.
        И когда уходила к себе, услышала:
        - Действительно, не за что.
        Это меня добило окончательно и, зайдя в свою комнату, расплакалась. Зажала рот рукой, чтобы Лорин вдруг не услышал. Забралась на кровать и уткнулась лицом в подушку. Обида жгла меня изнутри, словно очищающий огонь. Я беззвучно закричала, открыв рот. Просто мерзость. И за что?! За поганый отказ! Он этим ещё раз доказал, что он просто недостойное существо! Так гнобить меня перед Мориком… тварина, а не ликан. Усач был весельчаком, и испытывать к нему отрицательные чувства было невозможно! Он добрый и смешной мужчина! И принять новую порцию помоев прямо на его глазах… мерзко. Я видела, как Морик в конце посмотрел на меня. Вроде бы ничего необычного, но на дне его серо-зелёных глаз таилась жалость. Это было словно последним гвоздём в гроб моей гордости. Так же нельзя! Ну не на ком сорваться - ори на меня! Но только когда мы вдвоём дома! Зачем же при всех?! Значит, это не обычная злость. Он специально припозорил меня перед Мориком, зная, что усач мне нравится. Он понимал, что его мнение для меня кое-что значит… ну, скотина, такого я ему точно не прощу. Пришлось доставать свой платок и утирать лицо. Я
его, кстати, отстирать так и не смогла. Кровавые разводы так и остались, но выбрасывать его я не стала. Это память. Маленькая, но всё же… когда-то я что-то значила и имела какие-то права, а сейчас…
        Весь следующий день я посвятила дому. Поменяла столовые приборы на новые, сменила занавеску, кое-что переставила, чтобы показать, что я действительно забочусь о доме. Меня лично всё устраивало, делать всё пришлось из-за Лорина. Сегодня злым он не был, только молчаливым. День на день не приходится. Надеюсь, к нам больше гости никогда не придут.
        Смогу ли я терпеть такое и дальше? Как-то умирать в последнее время перехотелось. Наоборот, я еле сдерживала свою ярость. Просто за что?! Чем я заслужила такое отношение?! Он же обещал, что если я буду хозяйкой в доме, то он будет нормально ко мне относиться. И что я вижу? Опять пустые слова. Он всегда разбрасывается ими, даже не замечая. Трепло высокомерное.
        Дни вновь медленно потекли, сменяя друг друга. Я уже перестала пугаться Лорина. Нет-нет да срывался на мне, но не особо сильно. Голос не повышал и не оскорблял, что уже было прогрессом. Выскажет мне, взглядом пару дыр прожжёт и уйдёт к себе. Обида моя заматерела, и на едкие замечания внимание не обращала. Я, естественно извинялась, даже когда была не виновата - этим ещё сильнее бесила ликана, но в итоге он понимал, что ответа от меня не дождёшься. Порой хотелось отвесить ему подзатыльник и высказать всё, что о нём думаю, но на этом всё. Никогда даже слово поперёк ему не говорила, понимая, чем мне это грозит. Да и воспитание не позволяло. Если бы мы этот дом покупали напополам, то я бы его давным-давно заткнула. Без ругательств и без криков. Это делается просто и спокойно. А вот эти все пыхтения и маты ни к чему хорошему не приведут.
        Сегодня был самый обычный день. Осмелев в край, расселась на полу в гостиной, обложившись нитками. Я уже взялась за простыни. По углам вышивала красивые широкие и объёмные узоры. Например вот на этой тёмно-серой ткани я вышивала чёрной шёлковой ниткой. Просто узоры. Отрезала кусок мыла и остреньким уголком нарисовала рисунок, чтобы вышивать было удобнее. Пальцы уже не колола, но без пяльца было сложно, простынь постоянно ускользала и любила комкаться. Поэтому я обмотала край ткани вокруг ноги, отставила в сторону и шила на натянутом «холсте».
        Был вечер, ужин давно остыл, дожидаясь своего хозяина. И вот в двери заскрежетал ключ. У нас вообще сложилась интересная система. Я утром хожу на рынок, а Лорин уходит где-то в обед на работу. В этот маленький промежуток мне нужно успеть сделать все свои дела, ибо из дома после обеда мне будет не выбраться. Хотя есть же окно… но леди не пристало через них лазить. Да знаю я, что и раньше пренебрегала этим правилом, но как-то ещё раз… не охота.
        Но вместо ожидаемого одинокого мужчины я увидела пару. Лорин… пришёл с девушкой! Я сидела у шкафа, поэтому всё прекрасно видела. Сначала сильно удивилась, а потом… еле сдержала улыбку. Да не может этого быть! Свершилось чудо! Он наконец-то с кем-то переспит! Знала бы - точно сегодня готовила намного больше!
        - Богдана, - увидев меня, подозвал Лорин, - накрой на стол.
        Я тут же отложила все свои дела и поднялась. Да! Хоть бы это подействовало! Хоть бы он стал добрее! Там же вроде магия какая-то происходит, и мужики сразу радоваться начинают! Пусть и он уже… обрадуется!
        И девушка приятная была. Шатенка с волосами чуть ниже плеч, треугольным лицом и голубыми глазами. Курносый носик и вызывающая одежда. Такое платье… оно даже бёдра обтягивало и только потом «отпускало» фигуру из своего захвата, нежно струясь по ногам. Девушка носила зелёное. Тонкие губы и что-то во взгляде. Радость или хитрость… не знаю, но они сюда точно не почитать пришли.
        Я быстро накрыла на стол и усвистала в гостиную, продолжив своё занятие. Уходить сейчас бесполезно - всё равно потом спускаться и мыть посуду. Слушать их я не хотела, да они вроде и не говорили. Лорин был каким-то уверенно-решительным. На меня вообще не смотрел. Наверное, боялся обидеть свою спутницу.
        Ели они недолго, я даже узор закончить не смогла.
        - Богдана, - позвал он меня.
        Я подошла к ним и забрала тарелки, но перед тем, как отойти от стола, девушка почему-то коснулась моей ягодицы. От неожиданности я чуть ли не отпрыгнула от неё.
        - Какая хорошенькая, - изрекла она, оглядывая моё тело своими полуприкрытыми глазами. - Лорин, может, она к нам присоединится?..
        У меня чуть посуда из рук не посыпалась. Такого я никак не ожидала. Наградив её испуганно-ошалелым взглядом, чуть ли не бегом направилась к мойке. Это что вообще за существа тут такие?! Женщина женщину… фу! Не думай! Но… как?! У них же нечем… вроде… чёрт!
        - Иди наверх, - проигнорировав игривый вопрос шатенки, отдал приказ Лорин.
        Послышался звук отодвигаемого стула.
        - А жаль… - пропела та, поднимаясь по ступеням.
        Я стояла и чуть ли глаза не пучила. Ненормальные! Все! Поголовно! Хорошо, что я дома! Никуда никогда не пойду одна! Что у них за пристрастия?! С такими аппетитами у них должны быть проблемы с перенаселением! Все одним местом думают! Когда это происходит? Даже замечала, как наши служанки на молоденьких стражников смотрят. Ну, не стыдно им, а? Даже люди туда же! Я точно не человек и не ликан. Наверное, какое-то совсем другое существо, случайно оказавшееся в этом мире разврата.
        - Что ты делала с простынями? - этот вопрос явно предназначался мне.
        Я обернулась, продолжая намывать тарелку. Он сидел и спокойно глядел на меня. Ой, пусть только не начнёт ругаться. Сегодня же праздник!
        - Вышивала, - чуть пристыженно отозвалась я.
        - Что делала? - не понял ликан, потягиваясь.
        Он сидел за столом полу боком, я видела его колено, грудь, лицо, руки. Он почти был повёрнут ко мне. Опять устал. И хватает ему сил пошпынять меня… гадство.
        - Ну, рисунок вышивала, - попыталась я разъяснить, - нитками.
        Его брови нахмурились.
        - Зачем?
        От скуки, Лорин!
        - Просто так, - пожала плечами, ополаскивая тарелку. - Извини, что не спросила, подумала, что вопрос не так важен…
        - Он и не важен, - отмахнулся сереброволосый, поднимаясь. - Спасибо за ужин.
        О, он точно в восторге от предстоящей ночи! Благодарил он меня так редко, что я могу сосчитать… ну, раза три и всё.
        - Не за что, - кивнула я, возвращаясь к своему делу.
        Он тоже ушёл наверх. Я вытерла руки и вновь уселась в гостиной. Надо было закончить рисунок. Я очень надеялась на эту шатенку. Пусть она с ним что-нибудь сделает, чтобы это хамло угрюмое наконец-то улыбаться начало! Глядишь, и отцепится от меня. Вдруг задумалась о будущем. А если он с этой шатенкой сойдётся?! Ну, поженятся там и все дела. Две женщины в доме навряд ли уживутся. Тогда он мог бы… отпустить меня? Это не дурость! А вдруг правда?! Я подружусь с его невестой, и та поговорит с Лорином на мой счёт! Ну отлично же! Я ей ноги расцелую за это! Выпрошу лошадь, соберу еду и возьму курс… да плевать куда - главное, чтобы подальше отсюда! Уеду в другой город и навсегда останусь там! Устроюсь на работу в пекарню или поваром в таверну и буду жить! Сама себя обеспечивать и делать всё, что душеньке моей будет угодно! Никто не будет орать и пилить меня! Я перестану чувствовать себя чуждой и обязанной. Превращусь в самостоятельную женщину! Боже, да! Я еле удержалась от того, чтобы не вскочить и не начать носиться по кругу с радостными воплями, накинув на себя простынь, как мантию! Да!..
        Моя улыбка угасла, когда я услышала стоны. Это было… странно. Я поначалу улыбалась, словно маленький ребёнок, застукавший повариху и конюха в сарае. Ну, а почему нет?! Ликан явно давал мне понять, что ему это нужно. Так что, вперёд! Но потом как-то стало неприятно. Я же в доме. Неужели их не смущает?..
        Завершив рисунок, сложила простынь в шкаф, собрала нитки с иголками, погасила лампы и потопала к себе. Ещё на лестнице поняла - что Лорин, кажется, шатенку там убивает. Такие дикие звуки доносились из его комнаты…
        Наверное, уже часа три я лежу, накрыв голову двумя подушками, силясь заснуть. Я возненавидела всех и вся! Ну сколько можно?! Хватит орать! Так самое главное - эта… ненормальная иногда затихала, давая мне впасть в дрёму, но потом взвизгивала словно поросёнок! Как тут уснёшь?! Через две двери я всё слышала! Боже, когда этот ад закончится?!
        Глаза слезились, и я уже перепробовала все позы сна. Треклятая девчонка уже не скупилась и просто монотонно стонала. Ужас, но я начала привыкать и потихоньку засыпать. Две подушки заглушали посторонние звуки, но я-то привыкла спать в тишине, поэтому я так медленно впадала в сон.
        - Богдана!.. - услышала я отчётливый вскрик Лорина.
        Вздрогнула и открыла глаза. Да быть того не может! Что?! Я? Нет-нет-нет!
        18 глава
        Мне пришлось приподняться. Стоны не прекратились. И что это значит? Мне что, заходить в самый… разгар?! Он нормальный… ликан? Боги, да будет мне покой сегодня или нет?!
        Минут через десять окрик повторился, а потом ещё раз и ещё. Это уже край. Села в кровати. Я тебя, Лорин, просто ненавижу! Пекло, придётся ведь идти!!!
        Встала на ноги. Лунный свет пробивался сквозь штору, и я сумела найти себе небольшой плед. Укрыла им плечи и закрыла грудь. Белая пижама стала уже любимой и одевать платье сейчас я не была готова. Голые ноги и колени, конечно, видны, но сейчас глубокая ночь, я очень устала и хочу просто выспаться! Может быть, ему срочно что-то понадобилось? Например, затрещина или кляп для его спутницы? Я буду настаивать на втором. Очень настаивать. Крайне бунтовать, я бы сказала.
        Вышла из своей комнаты и тут же оказалась перед его дверью. Ох, девчонка уже не стонала, а хрипела. Там точно не убийство? Если вдруг, то я этого не выдержу.
        - Богдана!.. - вновь услышала я мужской стон и решительно постучалась в двери.
        Достал! Буквально за несколько секунд шатенка заткнулась. Можно войти или… что мне сделать?
        - Лорин, - повысила я голос. - Ты меня звал? Тебе что-то нужно?
        И тишина… я стояла и думала. Может, мне приснилось? Я просто сошла с ума и мне всё послышалось?
        Я уже отошла от его двери и почти вошла в свою комнату, когда вдруг услышала тихий скрип. Обернулась. Было темно, но его волосы всё же давали отблеск, да и из моей комнаты светил лунный свет, так что я его узнала. Он был голый. Точнее была обнажена грудь, а дальше я не смотрела. Его лицо тоже со временем начала узнавать.
        - Чего ты хотела? - его тихий и хриплый голос заставил меня посильнее сжать плед на груди.
        - Я? - тихо, но удивлённо прошептала я. - Ты же меня звал. Я сначала подумала, что мне послышалось, но ты несколько раз окликнул меня и… я решила, что тебе что-то нужно.
        Сон просто валил меня с ног. Я засыпала стоя, наслаждаясь блаженной тишиной. Она словно была звенящей. Только бы прямо тут не упасть. Точно! Надо заснуть прямо сейчас, чтобы потом уже не просыпаться.
        - Мне кое-что нужно, - не сразу ответил он, пугая меня своим тоном.
        Я переминалась с ноги на ногу, ожидая подробностей. Но он молчал. Мы, наверное, с минуту простояли в тишине. Я и не знала, что подумать уже. Это было больше, чем странно. Ещё и темно так, мне же страшно, спать ещё хочется…
        - Может быть, решим этот вопрос утром? - чуть откашлялась я и зябко поёжилась.
        Не буду же я ему говорить, что он кретин. Пусть заткнёт свою девку и не орёт сам. Больше ничего не нужно! Прошу ведь о малом! Это ведь обычное дело - вести себя тихо. И почему не днём?! Я занята, светло, делай, что хочешь! А… он же работает… чёрт, тогда не получается. Надеюсь, завтра, точнее уже сегодня, он её не приведёт сюда снова. Мне нужно хотя бы пару дней отдыха!
        Приняв его молчание за положительный ответ, я ему почему-то сдержанно улыбнулась и попятилась к своей двери, намереваясь уйти. В темноте не видно же ничего, но это привычка, от которой не избавиться. Думаю, ругаться он не будет, да и если бы это было что-то важное - он бы уже давно сказал или наорал бы на меня, а не загадочно молчал.
        Я не успела скрыться за дверью.
        Лорин вдруг каким-то неведомым образом проскочил в мою комнату и сразу же схватил меня за голову, впившись своими губами в мои. Не успела я опомниться, как этот… мерзавец, наступая на меня, прижал к шкафу. Его губы с такой силой впились в мои, что я запищала не столько от неожиданности, сколько от боли. Сердце тут же вырвалось из грудной клетки и застряло где-то в горле, не давая мне связно мыслить от ужаса. Голыми ногами ощущала его обнажённую кожу и понимала, что он полностью обнажён! Он прижимался ко мне всем телом, его пальцы с какой-то злостью и неведомой силой сжимали мой затылок, не давая мне отстраниться. Понимая, что он творит, начала колотить его ладонями по плечам.
        Он же… нет! Не посмеет!
        Одна его нога была между моих ног, и я что-то чувствовала. Во всей этой какофонии эмоций ощутила, как что-то твёрдое упирается мне в бедро. Я не понимала, что это такое, но страх меня вынуждал крутить головой и дёргаться. Лорин не станет. Не сейчас. И как он вообще может?! В соседней комнате его девушка! Боги, да что с ним не так?!
        - Лорин… - прошептала я, когда мне-таки удалось разорвать этот болезненный поцелуй. - Прекрати! Ты что делаешь, там же…
        Его губы снова впились в мои. Одна рука с затылка переместилась на нижнюю челюсть. Осмелев, я упёрла одну ладони ему в лоб, а второй пыталась отцепить от себя руки. Это уже слишком! Пусть прекратит! У меня коленки дрожат уже! Мужчина, который так сильно к тебе прижимается… ночью… голый! Конечно, меня била дрожь и я прибывала в панике. Я часто дышала, дёргаясь и пытаясь сделать хоть что-то.
        Пальцы, лежащие на моём лице, вдруг сжались в районе скул. Я сначала не поняла, но мне вдруг стало как-то больно, и рот сам собой приоткрылся. Выпучила глаза и попыталась стряхнуть конечность с лица. Ликан воспользовался этим, и его язык скользнул в мой рот. Тут же задёргалась и попыталась выпихать «незваного гостя» из рта. Это озабоченное существо слегка застонало и его язык заизвивался, словно змея. Я захныкала от ужаса. Фу! Ну, что такое?!
        Последней каплей стало то, что его рука начала трогать мою грудь. Я позорно разревелась, устав сопротивляться. Мне было неприятно, чувствовала себя какой-то дешёвой куртизанкой, которая не желает отрабатывать свои деньги. От всей этой грязи слёзы лились быстро, и кислорода стало не хватать, так как я всхлипывала.
        - Не надо, - горячо зашептал ликан, целуя меня в мокрые щёки и продолжая гладить там, где нельзя. - Не плачь…
        Воспользовавшись моментом, отвернула голову и закрыла рот рукой, чтобы заглушить свои рыдания, которые так и рвались из груди. Моя душа словно была ранена. Меня коснулись чем-то омерзительным, таким чёрным и порочным, что я просто не выдержала. Отвратительный мужчина, который так плохо ко мне относится и который только что «любил» другую девушку, стоит сейчас и целует меня! Низко, так низко.
        - Не трогай меня, прошу тебя, - сквозь рыдания выдавила я. - Лорин, хватит…
        Его губы осторожно касались моего виска. Руки замерли на талии. Он чуть сместился, и я вновь почувствовала Это. Об моё бедро что-то тёрлось. Выпуклое… осознав, что он голый, и в карманах у него ничего быть не может, запищала. Осознание захлестнуло меня, и я попыталась вырваться.
        - Почему нет? - проводя языком по скуле, вопросил он тихо и даже где-то спокойно.
        - Просто перестань, - взмолилась я, в ужасе вцепившись второй рукой в его руку. - Иди… там в комнате… она же ждёт…
        На это мне ума хватило. Может, он не помнит? Пусть уйдёт. Пусть!
        - Ты думаешь о ней, - произнёс он громче, перестав наконец-то целовать меня. - Она тебя привлекает?
        Я пыталась успокоиться. Меня трясло от страха, и его вопрос в моей голове просто не находил отклика. Пыталась как-то совладать с чувствами.
        - В ка… каком смысле? - чуть заикаясь, выдала я, успокоив своё дыхание.
        Он по-прежнему прижимался ко мне телом, и это нервировало, но я была рада разговору. Это контакт, это общение, это решение проблемы. Боги, дайте мне сил…
        - Ты хочешь её? - спросил он, и его рука требовательно повернула моё лицо к себе. - Она тебе нравится?
        Я моргала, пытаясь понять, где его глаза. Ещё и слёзы мешали… Вопрос. О чём он?! О чём?
        - Кто? Твоя девушка? - часто дыша, уточнила я. - Почему она должна мне нравиться?
        Он молчал. Я чувствовала, что он смотрит на меня, но это меня уже не смущало. Губы были влажными, поза очерняла меня, и о каких-то там взглядах я не думала. Это была проблема второстепенная.
        - Сальма ведь понравилась, - продолжил он говорить своим тихим, но вкрадчивым тоном. - Если хочешь, то пойдём со мной. Нэлла не будет против, она всегда «за».
        Я не понимала. Что он мне предлагает? Пойти с ним? Зачем?! Идиот совсем, что ли?!
        - Лорин, нет, - сглотнула я. - Ступай, я буду спать…
        - Это потому, что там буду я? - его руки на моей талии чуть сильнее сжались. - Я тебя не трону, поиграешь с Нэллой и всё… просто побудешь с нами… и со мной.
        Он снова склонился ко мне, и его губы медленно прижались к моему лбу. Мне вновь заплохело. В лицо дунуло жаром, его губы были горячими и мягкими, и я зажмурилась. Никогда такого не было со мной. Никогда.
        - Лорин, я не понимаю тебя, - зашептала я, продолжая держать его за локоть. - Честно, не понимаю. Я тебя умоляю, дай мне просто лечь спать… прошу…
        Я умоляла его. Это не для меня. Мне не пережить такое! Это же страсть, какой-то опыт и какая-то симпатия… у меня ничего нет! Ничего! Один негатив!
        - Да почему нет?! - громко вскрикнул он, ударяя ладонью по шкафу, к которому прижимал меня. - Что тебя не устраивает?! Скажи! Что? Моё лицо, моё тело, мой голос?! Объясни ты толком, я ведь мысли твои читать не могу!
        Я заплакала. Он орёт, бьёт мебель и злится. Я на очереди. Только не боль! Только не она! Пожалуйста, пусть унижает, но только без избиений!
        - Лорин, ты красивый! - захлёбываясь слезами, зашептала я и закрыла лицо обеими руками. - Ты… ты сильный, умный! Ты - теперь моя жизнь! Я же… я делаю всё, что ты говоришь! Всё, Лорин! Чего ты от меня хочешь? Близости?! Зачем? Почему я? Там… она! Что я тебе такого сделала, что ты так хочешь растоптать мою гордость и честь?! Я же не одна такая! Что мне сделать? На колени встать, чтобы ты прекратил так принижать меня? Лорин, я встану! Если ты прекратишь, я на всё готова пойти! Я… я уже на всё иду! Будь ты… сострадательным!..
        Я плакала и плакала, не в силах остановиться. Обида и страх душили меня, не позволяя спокойно дышать. Что же я такое делаю, раз ко мне так относятся? Где я оступилась? Что совершила?..
        - Я просто не понимаю, почему ты так себя ведёшь, - как-то едко заговорил он. - Твоя жизнь была бы лучше. Что такого хорошего в воздержании? Ты что-то получаешь? Моральное удовольствие, что не даёшь мне? Или тебе нравится, когда к тебе относятся, как к последней сучке?
        Мне было очень плохо. И я понимала, что больше сдерживаться нет сил. Вся эта история с бессонницей меня доконала, эти грязные домогательства и претензии просто переполнили мою, казалось бы, бездонную чашу терпения. Такая ненависть поднялась во мне, что я еле сдержалась, чтобы просто не выписать пощёчину этому куску…
        - А ты никогда не думал, что я не хочу заниматься сексом с таким высокомерным мужиком, как ты? - отняла я руки от лица и посмотрела в его глаза, точнее туда, где я думала, что у него голова. - Ты же самое порочное существо, которое я когда-либо встречала. По началу я всё списывала на твою вторую ипостась, но, как оказалось, ты и в обычной жизни мерзавец. Надеялась, что хоть как настоящий мужчина ты будешь себя вести, но и тут ошиблась. Ты не держишь обещаний, только разбрасываешься словами! Ты ничего не ценишь. Тебе нельзя доверять. И тебе всё ещё интересно, почему я так к тебе отношусь? Да был бы ты человечней - мы бы смогли поладить и жили бы душа в душу! Чтобы мы всегда могли опереться друг на друга и поддержать в трудную минуту! Но ты всё перечёркиваешь… рубишь на корню.
        Слёзы огорчения и печали посыпались из глаз, и я начала злиться на себя из-за этого. Не могу даже нормально доломать себе жизнь. Гордость вопит, чтобы я утёрла слёзы и всё-таки ударила чудовище, а я… я трусила. Как обычно. Сказать - сказала, но на большее я не способна.
        Он вдруг засмеялся. Как-то зло, с мрачным оттенком. Я тут же поджала губы, сдерживая обиду.
        - Ох, милая моя, ты наговорила себе сразу на пару смертей, - выдал он, хватая меня за подбородок. - Но ты права, куда мне до тебя? Я не достоин, ты же стоишь на вершине добра и целомудрия.
        Его издевательский тон добивал меня. Сжала руки в кулаки, чтобы как-то сдержать вновь подступившие к глазам слёзы. Сволочь, просто мерзкое существо.
        - Я не говорю, что ты вообще недостойный мужчина, - пробормотала я. - Пойми, пожалуйста, если мы с тобой… сейчас займёмся Этим, то ничего хорошего не выйдет.
        - Откуда ты знаешь? - его голос словно выпытывал из меня правду.
        - Лорин, - я даже как-то улыбнулась, ощущая всю абсурдность ситуации. - Я же не смогу просто так тебе отдаваться. Я влюблюсь, и что получится? Мы будем спать вместе, но душами никогда не соприкоснёмся? Зачем мне самой себе причинять страдания, а? Ну, а ты? Ты же… ты действительно прекрасный, посмотри на своё тело, да я такого в жизни не видела, думала, что у всех мужиков брюхо до колена свисает! Господи, я видела-то пару раз… извини меня. Лорин, иди к Нэлле, возможно, у вас с ней что-то сложится, и я буду за тебя счастлива! Правда! Не буду загадывать вперёд, но я была бы рада помочь нянчиться с вашим малышом! Никогда этого не делала, но уверена, что я смогу быть полезной…
        Опять эта чёртова надежда. Затрепетала своими тонкими крылышками в животе, ожидая возможности вырасти и укорениться в моём теле. И ничего поделать нельзя, я уже смотрю на ликана, как щенок на свою мать. Словно забыла о всей той жиже, в которой он меня чуть не извалял.
        Его руки соскользнули с моего лица, и он отступил, наконец-то давая желанную свободу. Я выдохнула, поскольку была уверена, что сумела достучаться до него.
        - Какой же ты ещё ребёнок… - только и услышала я.
        Шаги, и он закрыл за собой дверь, покидая мою комнату. Я стояла ещё долго. Просто приходила в себя и чувствовала облегчение. Он ушёл. Даже не наорал на прощание.
        Уснула быстро. Только дыхание выровнялось, и я тут же засопела, обнимая одну подушку.
        Весь следующий день прошёл в напряжении. Лорин никуда не ушёл и остался в доме. Я делала всё, чтобы просто не попадаться ему на глаза. Если он был наверху, то я внизу и наоборот. Носилась, как ломовая лошадь. Да и эта Нэлла меня здорово напрягала. Они вместе спустились и… Лорин выпроводил её. Я рассчитывала на то, что он её хотя бы проводит, но нет. На его лице было равнодушие, а не печаль или трепет. Словно она… занесла продукты и всё. Никакого сострадания… а я всё грела надежду, что она станет его женой.
        В итоге дело дошло до того, что я ушла на задний двор вышивать. Села у сарая, обложилась нитками и начала творить. Просто Лорин долго ел. Можно было бы уйти в свою комнату, но он бы потом тоже поднялся на этаж, и мне пришлось бы драпать вниз… а это подозрительно и глупо. Поэтому лучшим вариантом был двор.
        - Богдана, - услышала я мужской голос и подняла глаза.
        Я вздрогнула, не ожидав услышать его голос. Он стоял в дверном проёме, серьёзный и одетый. Так, лицо обычное, брови не хмурит, губы не поджимает, глаза смотрят спокойно. Всё отлично. Фух, а я думала меня убивать уже пришли…
        - Да?
        - Я вернусь ближе к вечеру, - проговорил ликан. - Подогрей воды - я сегодня помоюсь.
        Прикинула в голове. Ага, это долго. И много воды уйдёт…
        - Хорошо, - кивнула я.
        Он несколько секунд смотрел на меня, после чего развернулся и ушёл. Я снова выдохнула и, заполучив какое-то желанное облегчение, завалилась на бок. Трава. Свежая и мягкая. Неужели ночные откровения помогли? И опять он меня домогался. Это болезнь какая-то. Там в его кровати дама красивая возлежит, а он ко мне запёрся! Сам звал полчаса, а потом не знал, что сказать! Ну, не идиот ли, а? Я уже по-настоящему думаю, что он слегка не в себе. Просто сумасшедший и всё.
        Последующий час я потратила на неторопливое наполнение большущей кастрюли водой. Растопила печь и уселась за стол, разложив все свои нитки вокруг. Мне было… хорошо. Никого нет, тишину разрезает лишь треск горящих поленьев в топке. Просто спокойствие. Боги, как же я хочу жить одна. Чтобы был маленький домик, но с большой кухней, как оказалось, готовить мне нравится, и чтобы была большая кровать, а всё остальное - это уже лишнее. Вместо шкафа можно сундук и всё. Конечно, была бы не против отдельного книжного стеллажа, чтобы не навредить творениям влагой и жаром. Но это уже, как получится. А так да, мне бы хватило, и я жила бы с радостью! Разобралась бы в строении дома, чтобы, в случае чего, уметь что-то отремонтировать. Научилась бы всему! Я была готова к сложностям. Всё лучше, чем жить здесь. Дом мне нравился, он был большим и хорошим, но вот обитатель сего строения… меня крайне пугал. Я начала его вновь бояться. Что с ним происходит? Может быть, сказать кому-нибудь, чтобы те присмотрели за ним? Или лекарства какие-то ему давать нужно? Я ведь ничего не знаю. Мне остаётся лишь терпеть осложнения.
Всплески агрессии, раздражительность и повышенная сексуальная активность - это плохие звоночки. Жестокость, скорее всего, на очереди.
        В принципе, если он меня убьёт, то будет всё вполне хорошо. Нет, я здорова, просто осознание того, что мои мечты никогда не воплотятся в жизнь… сильно подкашивают. Одно дело сидеть в своей большой комнате, руководить служанками, есть самую лучшую еду, носить дорогую одежду и грезить, но совсем другое быть никем и планировать своё будущее. В первом случае шансов у меня было очень много, да и отец бы не стал долго искать меня. Я могла устроить свою жизнь так, как хотела, но чёртова трусость не позволяла. Я не могла решиться! И дотянула до того, что меня продали этому существу. Хотела перемен? Получай. Злая ирония, чтоб её.
        Чтобы наполнить ванную понадобилось три кастрюли горячей воды. Ещё одну я поставила на всякий случай. А пока кипяток грел ванну и ожидал своего пользователя. Как придёт - так и разбавлю холодной водой, а сейчас бесполезно. Расслабившись, забросила ноги на соседний стул и приняла расслабленную позу. Во время вышивания спина устаёт быстро, поэтому приходилось всё время крутиться и вертеться.
        Пришёл Лорин. На улице ещё даже не стемнело. Забывшись, я даже не приняла надлежащий вид. Просто там узор сложный был, и нужно было сконцентрироваться на мелких деталях, иначе можно было всё перепортить.
        - Вода ещё не нагрета? - спросил он, глянув на печь.
        Я подняла глаза на него. Он разулся и как-то странно посмотрел на мои ноги, которые лежали на стуле. От досады прикусила губы и медленно спустила конечности на пол. Дура…
        - Ванна полная, - тут же заговорила я. - Это я просто так, вдруг… не хватит.
        Откуда я знаю сколько мужчине нужно воды, чтобы помыться?! Наверное, если бы я знала, то мне стало бы стыдно за себя. В данном случае неведение крайне спасет меня.
        Лорин ничего не сказал, просто ушёл в ванную комнату. Он долго не выходил, и я решила, что отмывания начались. Вода, конечно, подстыла уже, но по мне она всё равно ещё оставалась жгучей. Мне нравилась тёплая, чуть горячая. Но мы и не должны быть с Лорином похожи, нас многое разделяет. Да между нами пропасть, если уже на чистоту говорить!
        Продолжая вышивать, решила переместиться в гостиную. Лорин дома, так что всё уже в порядке. Приказ исполнен, и можно делать всё, что душе угодно. А диванчик меня манил…
        - Богдана! - донёсся до меня окрик.
        Чуть палец себе не проколола. И что мне делать?!
        Находясь в странном чуть напуганном состоянии, поднялась и подошла к двери. Тихонько постучала:
        - Лорин, ты меня звал?
        Если он скажет, что мне послышалось, то это будет значить, что с ума сходить начала я.
        - Зайди, - услышала я.
        Что?! Он же там… голый! Нет! Не пойду!!!
        Мысленно обругала себя и Лорина, беззвучно застонала и осторожно потянула на себя дверь. Лорин развалился в ванне. Его руки лежали на бортиках, и голова была чуть откинута назад. Внутрь ванны даже не смотрела. Просто подметила, что вода там далеко не мыльная и не мутная… то есть, в случае чего, я буду сама виновата в своих ночных кошмарах.
        - Потри мне спину, - услышала я усталый приказ.
        Шок был резким и быстро прошёл. Придурок… просто козлина!
        Сопя себе под нос, взяла мочалку с полки и мыло. Понимая, что мне будет неудобно стоять в согнутом состоянии, пододвинула табуретку к ванне поближе и села позади ликана. Мужчина медленно отлип и сел, предоставляя мне свою спинку. Руки тряслись, поскольку я не знала, что делать.
        - Лорин… - пробормотала я растерянно. - Я не знаю, что делать…
        Его тяжёлый вздох заставил меня зажмуриться. Ну, если я не знаю! Там, может, какая-то технология особая!
        - Намочи мочалку, потом намыль её и три спину, - проговорил он тихо. - В этом нет ничего сложного.
        О. Раздосадовано опустила руку в воду. Кажется, я коснулась его поясницы! Чёрт! Но он вроде не заметил… Поэтому я быстро прошлась мылом и уставилась на спину ликана. Широкие плечи и узкая талия. Нет, наверное, не так. Талия у него обычная, мужская, но вот контраст широких плеч и бёдер был сильным, поэтому его фигура притягивает взгляд. Под кожей виднелись мышцы, которые сейчас находились в покое. Пригляделась. К моему удивлению вся его спина была усеяна шрамами. Не здоровыми розовыми рубцами, а тонкими белёсыми полосками. Их было очень много. Решившись, прикоснулась мочалкой к его коже и начала… гладить. А что я могла? Елозила от плеча к плечу и сверху вниз. Иногда задевала его распущенные волосы.
        - Сильнее, - произнёс Лорин. Я надавила.
        - Богдана, ты можешь нормально тереть? - его вполне мирный вопрос заставил меня покраснеть.
        Ну, он же голый! А я его трогаю! Это неправильно!
        Слегка разозлившись, осмелела и убрала его волосы со спины, чтобы не мешались. Хочешь посильнее? Будет тебе!..
        Минуты через три я уже выдохлась. Тёрла сильно, насколько это было возможно. Причём я пыталась сделать этому негодяю побольнее, но он ничего не говорил! Неужели терпел? Я бы от такого «купания» давно бы взвыла! У меня была нежная кожа, и позволить такое грубое обращение со своим телом я не могла.
        - Ну, чего ты опять гладить начала? - чуть недовольно вопросил нахал. - Три нормально.
        Еле удержалась, чтобы не отхлестать его этой мочалкой по голове. Надоел уже, ей-Богу. Маленькое дитё, что ли?! Даже я сама помыться смогла! А ты-то… лоб здоровый уже!
        Устав, схватилась за мочалку двумя руками и начала просто толкать его. От мыла спина была скользкой и получалось, будто я так тру. По-другому не могла - устала.
        Эта пытка продолжалась минут пятнадцать. Я уже и позы меняла и вздыхала шумно, надеясь на сострадание. Ну, прям ни в какую! Его кожа на спине уже была красная!
        - Ладно, хватит, - выдал Лорин, и я блаженно опустила руки. - Теперь голову мне помой.
        Ну, это уже хамство! Ты что, сам не можешь?! Голову! Сволота!
        - Голову? - переспросила я тихо. - А… как?
        - Как себе моешь, - пожал он мыльными плечами.
        Пришлось подниматься. И что мне сделать? Голову нужно куда-то наклонять. Вперёд или назад. Радовалась, что вода теперь была совсем мутная и ничегошеньки я не видела. Поэтому спокойно смотрела на Лорина, не боясь увидеть того, чего не следует.
        - Лорин, - обратилась я к нему, стоя сбоку. - Надо… голову наклонить…
        От воды уже перестал идти пар, и она была тёплой. Ликан посмотрел на меня полуприкрытыми глазами. Нравится тебе, нежить треклятая? Мне тоже нравилось, когда меня мыли - это непередаваемые ощущения. Лежишь, а тебя обхаживают со всех сторон. Никогда бы не подумала, что мне придётся поменяться местами.
        - Так подойдёт? - ликан запрокинул голову назад.
        Ну, в принципе да. Я вновь зашла сзади и сняла ковш со стены. Может, ударить его и притопить по-быстрому? Сейчас он не кажется мне таким сильным и непобедимым злым волком. Мокрая дворняжка, скорее.
        Боясь сделать что-то не то, зачерпнула воды из ванной и начала лить её ему на голову, стараясь не попадать на лицо. Намочив волосы, взяла мыло и начала осторожно елозить им по голове. Отложила и начала осторожно массировать кожу головы, как когда-то делали мне. Это расслабляет, да и мыло успевает сделать свою работу и убить всю грязь. Лорину это явно нравилось. Глаза он закрыл, а на губах лёгкая полуулыбка. Тихая и какая-то усталая. Пропускала его волосы сквозь пальцы, желая сделать всё хорошо. Боялась ногтями поцарапать кожу, и приходилось делать всё медленно.
        Минут через десять смыла всё и отжала волосы.
        - Что-то ещё? - спросила я, стряхивая воду с рук.
        Его затуманенные глаза посмотрели на меня. Я была слишком уставшей, чтобы опасаться таких взглядов.
        - Говоришь там вода ещё есть?
        Последующий час я мечтала выбросить из своей жизни навсегда! Это… чудище совсем охренело! Помимо того, что он заставил разбавлять горячей водой остывшую и ещё раз мыть его голову, он вынудил меня мыть его всего! Фу! Сначала грудь и руки. Спасибо, что он просто откинулся на бортик ванной и закрыл глаза. Иначе под его взглядом я бы сама утопилась бы! Но самое ужасное - это были ноги! Сидела и как дура натирала ему пятки. Столько усилий было приложено, чтобы не морщиться. Он вроде и грязным не был, но… это же его ноги! Ещё и сказал, чтобы я отложила мочалку и делала всё голыми руками! Якобы у него болят ступни, и ему просто необходим массаж! Гадость честолюбивая!
        Под конец я ненавидела весь мир. Вся взмокла.
        - Дальше я сам, - услышала я. Меня словно ветром сдуло из ванной.
        Сполоснула руки и умылась холодной водой. Еле справилась с желанием замуровать негодяя в ванной. Поняла, что просто не успею и смирилась. Просто охреневшее чудо, которое возомнило себя невесть кем! Ну, для меня он был действительно всем и от него зависело качество моей жизни и жизнь вообще. Но меня что-то не тянуло его благодарить. Ноги. Массаж ступней! Гадость! Мои ручки раньше держали веер, вилку, иголку с ниткой и корешок книги! Всё! Теперь в моих руках было всё. Я качусь по наклонной.
        Дни снова потекли, опережая друг друга. Даже не заметила, как пролетел месяц. Наши отношения с Лорином устоялись. Наконец-то! Он уже не орал на меня и не срывал злость, хотя мне показалось, будто его отношение ко мне стало ещё хуже, чем было. Странно, да? Я сделала такой вывод, поскольку он прекратил смотреть на меня вообще: когда я к нему обращалась, делал такой вид, будто видит меня впервые. Бывало он не приходил по несколько дней домой. Я не была против, нет. Он взрослый, самостоятельный мужчина, но я ведь его ждала. Готовила и потом сама всё ела, чтобы не испортилось. А он… просто приходил домой, как ни в чём не бывало. Возможно, я накручиваю, но это было самое гнусное пренебрежение. Он словно не ставил меня ни во что, просто принимал моё существование, как данность. Даже дал мне разрешение к его тумбочке, где он хранил деньги, чтобы я лишний раз к нему не обращалась. Он свёл наше общение к такому минимуму, что, бывало, мы не разговаривали неделями! Вообще! То есть он приходил, садился за стол, я без лишних слов ставила перед ним тарелку, он ел и уходил к себе. Всё. Он не предупреждал меня
больше ни о чём. Со временем я свыклась и мне даже начало нравиться. Сами представьте: никто не ругает, слово поперёк не говорит, даёт власть делать всё, что нужно. Но вместе с этим я не могла отделаться от поганого чувства, которое начинало грызть меня изнутри. Я ему видимо осточертела. По-другому его поведение назвать было нельзя. Он даже не просил отчитываться за покупки. Я купила новое покрывало в его комнату, поскольку старое уже было застиранным, и он опять-таки промолчал. То есть любые изменения его не волновали. Ему было по барабану. И мне бы радоваться, ведь это шаг на пути к свободе, но не так-то всё было просто.
        Однажды встретила Майлу на рынке, и мы разговорились. Мне этого очень не хватало, и мы зацепились с ней на добрых полтора часа. Тогда-то я и узнала, что отсюда мне… как бы, живой не выбраться. Понимаете? Старейшины запрещают посещать город не ликанам. На мой вопрос как же тогда Лорин провёз меня, Майла дала простой ответ, который и добил меня. Запрещено не въезжать в город, а выезжать. То есть люди имеют право заехать сюда, но они обязаны остаться здесь. Навсегда. Чтобы другие люди не прознали, где же живут такие богатые оборотни. Это было… ужасно. Помню, я плакала весь день. Все мои мечты рухнули. Нельзя выехать, представляете? Заехать - пожалуйста, но если захочешь уехать, то только вперёд ногами! Безопасность превыше всего, как всегда. С одной стороны, я считала это правильным, поскольку ликаны должны быть защищены, но с другой… это означало, что мне предстоит жить тут всю свою жизнь. Всю жизнь здесь. В одиночестве. Одной. Это убило мою надежду, и жестокая реальность ещё и потопталась на пепле той бабочки, которая так яро трепетала крыльями, просто надеясь.
        И вот теперь я уже не считала предложение Лорина переспать таким абсурдным. Он был прав. Мне нельзя будет ни с кем, если он, конечно, не разрешит. А он не даст согласия. Ведь если я решусь, то только по любви, да и после замужества. Думаете, он захочет отпустить такую универсальную хозяюшку, как я? Он себе не враг. Как я поняла, женщины тут довольно горделивые особы и делать сразу всё не приучены. Майла пояснила, что Лорин нанимал трёх разных волчиц, чтобы те убирали, стирали и готовили. Причём брали они не мало. В основном этим занимались взрослые дамы, которые просто хотели подработать. А тут я, которая делаю вообще всё! Узнав расценки, поняла, что через пару лет я полностью отработаю свою цену. Оказывается, папаша-то продешевил. Ещё один мерзавец. Надеюсь, он помучается. Я злилась и хотела просто придушить папу за его поступок. Какая-то любовь к нему у меня осталась, но такое предательство, которое совершил он - затмевало всё. Даже мечтала, что стану какой-то высокой шишкой, поднимусь в политике, пройдусь по головам и утру ему нос! Детские обиды смешивались со взрослой ненавистью, заставляя
меня колотить косяки и плакать.
        Сегодня был обычный день, я пила чай, глядя в окно и ожидая, когда Лорин поест, чтобы помыть посуду и отправиться спать.
        Раздался стук в дверь. Я удивлённо отставила кружку и, покосившись на равнодушного ликана, пошла открывать дверь. Он, когда кого-то ждёт, всегда сам двери открывает. К нам пару раз заскакивали неизвестные мужчины, а также те, кого я уже знала. Кстати, больше он никого не приводил, чем опять ввергал меня в удивление. Нэлла не появлялась, чем огорчала меня. Я-то надеялась, что этот демон уже остепенится и станет попроще, но нет: сидит, ест, думает. Как обычно.
        - Привет! - тут же поздоровалась Мелинда, как только я открыла дверь.
        - Привет, - чуть ошарашенно выдала я, хлопая глазами. - Проходи.
        Её я очень давно не видела. Наверное, с тех пор, как мы все вместе ходили в таверну. Да, наверное, больше не видела. Её волосы были небрежно стянуты в хвост, но прелестные серые глаза лучились счастьем. Я ей завидовала. Просто и по-доброму. Так радоваться…
        - Нет, я на минутку, - она отмахнулась. - Слушай, Богдана, ты мне не поможешь завтра с ужином?
        Она состроила просящую мордочку. Я вновь растерялась. Помочь? Ей?
        - Эм… конечно, - чуть неуверенно улыбнулась я. - Если… Лорин будет не против.
        Я обернулась. Тот, даже не глядя на меня, кивнул, словно почувствовал мой взгляд.
        19 глава
        - Да? - она вскинула брови, а её губы растянулись в улыбке. - Да, я с радостью, - честно выдала я и наконец-то расслабленно выдохнула. - У вас праздник, или ты просто решила удивить Морика?
        Волчица снисходительно посмотрела на меня.
        - Богдана, завтра же открывается летний сезон охоты! - всплеснула она руками. - Конечно, праздник! Мы с Майлой каждый год ничего не успеваем, поскольку проснуться рано не можем! Но если ты нам поможешь, то мы сделаем всё вовремя.
        Боги, я выберусь из этого дома. Хоть на один день! Просто развеюсь! Да. Я согласна! И лучше бы не возвращаться, а остаться где-нибудь там… под какими-нибудь кустами! Глядишь про меня забудут и я… ну, не сбегу, а… не знаю, прогуляюсь. На свой страх и риск.
        - Я не знала, - чуть смущённо пробормотала я. - Кстати, во сколько приходить?
        - В обед, - тут же отозвалась она. - Я к этому времени проснусь.
        Ого, они спят. Я думала, это только Лорин такой соня.
        - А продукты? Что-то нужно? - решила я узнать всё досконально.
        Мелинда сначала видимо хотела отказаться, поскольку открыла рот, но потом замерла, словно что-то вспомнила. Я стояла и жаждала подробностей. Внутри всё сжалось в предвкушении. Ура! Я иду в гости! Поговорю с живыми!
        - Слушай, я сегодня на рынок поздно пришла, и помидоры все разобрали, - начала волчица неуверенно. - Было бы хорошо, если бы ты по пути заскочила на рынок и взяла штучек восемь.
        - Без проблем, - улыбнулась я.
        - Только лучше идти утром, а то их разбирают быстро.
        Мелинда выглядела крайне неуверенно, словно просила меня о чём-то страшном. Я этого не понимала, и мне было дико. Меня никто не просит, приказывают и всё. Поэтому я чувствовала себя тоже крайне удручённо.
        - Я встаю рано, так что помидоры точно отвоюю, - начала заламывать я пальцы в каком-то тихом восторге.
        - Отлично! - как-то облегчённо выдала женщина. - Ты дорогу помнишь?
        - Да, - закивала я, - но если я не приду до вечера, то лучше всё-таки попытаться меня найти…
        Мелинда засмеялась:
        - Пока, Лорин. Спокойной ночи, Богдана.
        - Пока, - попрощалась я, закрывая дверь.
        Настроение мгновенно устремилось вверх, подхватив с собой и надежду, которая оказалась бессмертной. А вдруг удастся с кем-то подружиться? По-хорошему, чтобы можно было делиться сокровенными мыслями и выслушивать откровения в ответ. Найти кого-то, кто понимал бы меня и хоть как-то сочувствовал. Но… они же все ликаны, а кто я? Я человек, купленный их альфой. Купили. Прям, как продукт какой-то. Свежий, с хорошим товарным видом и неизвестным содержанием. Лорин - рисковый мужчина. Я бы так никогда не рискнула. Характер не тот, что поделать? Трусиха и всё тут. Сто раз подумаю, прежде чем сделаю что-то. Особенно, если это касается Лорина. Я всё стараюсь делать идеально. Если стираю его вещи, то обязательно сделаю так, чтобы от грязи ничего не осталось. Готовка? Несколько раз попробую сама, подумаю и ещё раз попробую. Убираю, как в последний раз, поэтому на одну его комнату уходит два часа. Всю пыль, грязь и мусор долой. Постоянно проветриваю, чтобы циркулировал свежий воздух. И всё это я делаю не от внеземной любви к нему. Всё гораздо прозаичней: если у него не будет повода прицепиться ко мне, то я
морально защищена от его атак. Ему просто нечего будет мне сказать. А значит я буду в безопасности. Порой я даже подумывала стать бездарной дурёхой, чтобы Лорин отдал меня кому-нибудь. Но было крайне много негативных моментов. Откуда мне знать, что новый хозяин будет лучше? Вдруг тот, другой, будет как раз-таки использовать меня, как женщину?! Лорин плохой, но он меня в этом смысле не трогает. Пристаёт, но я даже уже как-то привыкла. Поэтому я крайне обожаю этот дом, постоянно всё меняю и стараюсь сделать ещё уютней.
        Помыв за Лорином посуду, погасила свет и поднялась к себе. Ложилась спать с улыбкой. Завтра я поговорю с живыми существами! О чём-то глупом и пустом, но это будет общение! Жду не дождусь!..
        Утром встала пораньше. Заплела себе две пушистые косы, надела чуть узковатые штаны и рубашку. Закатала рукава, чтобы не испачкать их на рынке. Я часто всё щупаю, получив разрешение продавщиц - мне нравится. Хоть какое-то развлечение.
        По привычке сунула свой платок в карман. Он всегда со мной на всякий случай. К моему удивлению Лорин тоже встал. Наградил меня хмурым взглядом и скрылся в ванной. Я достала корзину, взяла кошелёк. Ура, я иду в гости! Да пусть даже помогала бы выгребную яму чистить, но я бы развеялась!
        - Поможешь Мелинде - домой одна не возвращайся, - разминая плечи, заговорил со мной Лорин. - Я приду вечером и заберу тебя.
        Он вышел из ванной и направился наверх. Так странно слышать его голос. В последнее время - это редкость.
        - Я поняла, - отозвалась я.
        Лорин молча ушёл в свою комнату. Обув сапоги, вышла из дома и чуть ли не в припрыжку направилась в сторону рынка. Я была довольна. Солнечное утро, никого опять нет, и я одна… Странно, но на улице быть в одиночестве мне наоборот нравилось. Ходишь, как хочешь, можешь спеть, станцевать. Никому до тебя нет дела, поскольку все критики спят! Здорово же.
        В весёлую припрыжку я шуровала по дорожке, размахивая корзинкой. Справа был небольшой куст, а за ним нужный мне поворот. Не особо смотря под ноги, потопала вдоль этой растительности.
        Внезапно я обо что-то споткнулась и… из кустов раздался стон! Я испуганно ойкнула и замерла с приоткрытым ртом. Я споткнулась… об сапог! Там… там человек! Чёрт, ликан! Но если две ноги, значит мой дальний родственник!
        - Эй? - наклонившись, громко зашептала я. - Есть кто живой?
        - Помогите мне… пожалуйста, - донёсся до моего слуха мужской слабый голос.
        Я тут же бросила корзину и сунулась в куст. Подняв пару ветвей ужаснулась. Там лежал… мужчина! Молодой и весь в крови! Немного разодранная рубашка, красные капли усеивали светло-коричневую ткань, отсутствуют три верхние пуговицы. И лицо. Окровавленное! Его большие карие глаза то открывались, то закрывались, словно пытаясь понять, что случилось с их хозяином.
        - Мужчина? - я тут же села на корточки и чуть подползла к нему. - Вы как? Живы?
        Мне было его жаль. Сердце сжалось. Да кто посмел его сначала избить, а потом бросить умирать на улице?! Тем более здесь! Ну, повздорили вы, ну с кем не бывает?! Морды набили друг другу и разбежались! Но зачем же бросать вот так? На сырую землю!
        - Всё в порядке, - он вяло поднял руку и чуть пошевелил головой. - Я в норме…
        Ничего подобного! Я тут же взяла его за запястье.
        - Давайте я позову кого-нибудь на помощь? - предложила я, обеспокоенно разглядывая лицо пострадавшего мужчины.
        - Нет, я сейчас немного полежу и… сам… - он неопределённо поддёрнул пальцами руки и замолк.
        Я испугалась. А вдруг он умрёт?! И что у него с лицом? Как не приглядывалась, но эпицентра кровотечения я так и не смогла найти. Может, нос, как у меня? А вдруг внутреннее кровотечение?! Это же опасно! Я себе в жизни не прощу, если просто пройду мимо! Так нельзя!
        - Может быть мне проводить вас до дома? - часто задышала, впадая в лёгкую панику. - Или… давайте… не знаю, просто помогу вам встать!
        Забыв про приличия, взяла и вторую руку мужчины. Он как-то неопределённо мотнул головой.
        - Ничего не надо, - он осторожно высвободил свои руки и упёрся ими в землю. - Просто отойди, я сам… поднимусь.
        Я тут же выползла из-под куста. Медленно, но верно пострадавший ликан кое-как выбрался из злосчастного кустарника. На свету его волосы оказались прелестного рыжего цвета. Они не доходили даже до плеч. Лохматый такой, помятый. Меня тут же затопила жалость и сострадание. У него было скорее треугольное лицо, но за счёт такой причёски угловатость лица выравнивалась. Тонкий нос, такие же губы. Если отбросить кровавые разводы, то он выглядел вполне нормально. Не скажу, что мой типаж, хотя он оказался меня выше. «Почти, как Лорин, только тот всё-таки превосходит этого бедолагу», - подумала я отстранённо.
        Вдруг мужчина пошатнулся, и его понесло прямо на меня. В первую секунду захотелось отступить просто интуитивно, но потом я наоборот сделала шаг вперёд и подхватила рыжего.
        - Извини, - глухо выдал незнакомец, цепляясь за забор и пытаясь выровняться, - ноги не слушаются.
        Я держала его за предплечья и служила опорой. Почему-то почувствовала себя героем. Помогаю неизвестному. Просто так. В нашем городе, увидев такую картину, только бы пальцем у виска покрутили. И как на зло никого нет! Никто помочь-то не может! Видимо, я первая проснувшаяся. Надо ему как-то помочь!
        - Вы в порядке? Точно не нужна помощь? - я чуть отстранилась, заглядывая в лицо рыжего. - Я сбегаю, если что.
        Что-то странное блеснуло в его глазах. То ли подозрение, то ли удивление. Вот именно сейчас моё стеснение заткнулось и молча наблюдало за смелостью, которая взяла управление на себя.
        - Это ты тот человечек, которого Лорин себе завёл? - его брови, в которых подсохла кровь, изогнулись. - Не думал, что удастся познакомиться с тобой при таких обстоятельствах.
        Мы стояли близко, но я даже не собиралась отходить. Боялась, что он может упасть. Но слово «человечек» неприятно ударило по ушам.
        - Да, наверное, я, - буркнула я и вновь окинула его беглым взглядом. - Где вы живёте? Давайте я помогу вам дойти.
        Я уже забыла про рынок и Мелинду. Время ещё раннее, могу позволить себе «прогулку». Боги, надеюсь, с ним всё будет в порядке.
        - Не стоит, - рыжий переступил с ноги на ногу и неуверенно выпрямился. - Не думал, что мне будет стыдно перед женщиной.
        Это меня подкупило ещё сильнее. Я неуверенно ему улыбнулась.
        - В этом нет ничего страшного, - даже головой замотала я. - Такое может произойти со всеми.
        Его губы изогнулись, и подсохшая кровь, застывшая на коже, потрескалась. В груди что-то сжалось. Улыбается сквозь боль. Мужчины такие мужчины…
        - Фу, как сладко всё, - он даже нос сморщил. - Люди все такие… приторно милые?
        Обида попыталась поднять голову, но передумала. Ему можно - по голове уже настучали.
        - Только я, - вполне честно отозвалась я. - Вы точно в порядке? Не упадёте?
        Я уже поняла, что долго так стоять с ним не получится. Он жив, вроде как здоров, от помощи отказывается, значит моя миссия как бы выполнена. Совесть уверенно кивнула в знак согласия и удалилась в зрительный зал.
        - Схлопотал несильно, просто подниматься лень было, - незнакомец даже как-то плечом пожал одним небрежно. - Я в порядке.
        Слабо верилось, но я ничего не могла поделать, если он отказывался от помощи. Не буду же я насильно волочь его на рынок, чтобы там его подлатали.
        - Хорошо, - кивнула я серьёзно. - Тогда я пойду, раз вам помощь не нужна.
        Его глаза мне не нравились. Непонятное что-то. Хотя это может быть просто потому, что я его впервые видела. Страх перед неизвестным и всё такое.
        - Топай, спасительница, - он вполне дружелюбно усмехнулся и потёр лицо одной рукой.
        Я отошла на пару шагов. Рыжий мужчина держался за оградку. Вроде не шатался. Одет он был вполне хорошо. Дорогие сапоги бросались в глаза.
        Подняла корзину, которую бросила на землю. В последний раз взглянула на незнакомца. Он тёр лицо, пытаясь избавиться от крови. В уголках рта и около носа она скатывалась в неприятные катышки и пачкала руки пострадавшего. Не знаю почему, но у меня было такое чувство, будто он хочет, чтобы я ушла. Наверное, я задевала его мужскую гордость. Конечно, девушка увидела его в таком состоянии, ещё и помогать удумала. Они же добытчики, заступники и завоеватели! А тут в таком свете невыгодном… стыдно.
        Вспомнила про платок, лежащий в кармане. Может, отдать его ему? Нет, это память… Вспомнились слова Майлы. Я тут навсегда. Выхода нет, тут мой новый дом. А стоит ли хранить вещь оттуда, где меня предали и не любили? Возможно, лучше избавиться от всего и жить сегодняшним днём? Как-то задумалась на этот счёт. Обратной дороги просто нет. Умирать не хочется - сегодня же праздник. Побег? Вряд ли. Страшно и невыполнимо. И что в итоге я получу? Разъярённого Лорина? Унижения от него же. Нет, мне пока и так хватает всего выше крыши.
        - Возьмите, - достала из кармана свёрнутый платок и протянула его рыжику.
        Он нахмурился, но потом с каким-то подозрением взял его. Он поднёс его к губам и с лёгкой заминкой начал оттирать кровавые пятна. Мне даже показалось, что он его нюхает. Ну, я его стираю редко… но это лучше, чем ничего.
        - Спасибо, - он кивнул мне. - Рад был познакомиться, Богдана.
        Я не знала его имени. Но спрашивать побоялась. Вдруг воспримет меня, как навязчивую девчонку? Не нужно, я леди. Точнее то, что от неё осталось.
        - Не за что, - я отрыто ему улыбнулась. - Выздоравливайте.
        Не дожидаясь ответа, развернулась и потопала дальше.
        - Эй? - окликнул он меня. - Что? - обернулась я в каком-то испуге.
        Подумала, что ему всё-таки нужна помощь. Наверное, заплохело совсем… бедный.
        - Никому не говори, что видела меня тут, - попросил мужчина и неуверенно передёрнул плечами. - Это позор.
        Мужчины…
        - Договорились, - я кивнула и махнула ему рукой. - Удачи Вам.
        Он не ответил. Я развернулась и с горделивой улыбкой пошла дальше.
        Настроение зашкаливало. Я словно летала над землёй! Помогла! Не дала умереть! Ну… он вряд ли бы умер, но он мог! Земля-то холодная, а у него вон сколько крови на лице было! Так что я в полной мере могу считать себя спасительницей! Были бы близкие подруги - обязательно бы похвасталась! Даже вопреки просьбе незнакомца. Наверное, я чуток тщеславная. Но я не вижу ничего плохого в том, что мне нужна похвала за хорошие поступки. Это поощрения, чтобы я и дальше несла добро в народ!
        На рынке помимо помидоров купила себе пару яблок. Протерев их о маленькое полотенчико, которое лежало в корзине, по памяти потопала к Мелинде.
        Весело хрустя сочным фруктом, нашла-таки нужный дом. Не сразу честно вам признаюсь, но поблукатив немного по окрестностям, таки нашла то, что искала.
        Мелинда оказалась ещё той соней. Оказывается, она ещё спала! Долго никто не открывал дверь, и я уже начала подумывать, что действительно ошиблась домом.
        - О, ты уже пришла, - лохматая, заспанная волчица открыла мне дверь и облокотилась на косяк. - Входи.
        - Извини, я думала, что ты уже встала, - оправдалась я, проходя в дом.
        - Да я как бы встала, просто силы воли не хватило проснуться, - сонно улыбаясь мне, пробормотала женщина, закрывая дверь. - Располагайся, я сейчас только переоденусь, и мы начнём.
        Я молча поставила корзинку на стул и сама села рядом. Да, здорово у них дома. Только всё не так, как у меня. Столовые приборы не там, посуда тоже в другом месте… одним словом - не мой дом. Хотя и тот, как бы далеко мне не принадлежит, но я же хозяйничаю, поэтому могу так… говорить.
        Мелинда оказалась действительно доброй женщиной. Она разожгла печь, и мы начали творить! Началось всё с замеса теста. Мне вручили передник и графин с водой. На большой столешнице волчица рассыпала муку и сделала внутри углубление. Я вбила туда два яйца и добавила воды. Странными поглаживающими движениями Мелинда начала всё это перемешивать. Через десять минут в моих руках был уже мешок с мукой, а хозяйка превратила все ингредиенты в один большой кусок теста.
        - Сыпь, - дала она мне команду, и я чуток насыпала муки на её руки и тесто.
        После замеса она положила его в большую кастрюлю, накрыла крышкой и поставила рядом с печкой.
        - А что мы, кстати, делать будем? - опомнилась я.
        Делать начали, а что - непонятно.
        - Ушки из теста, - улыбнулась она мне, отряхивая руки.
        - А с чем они? - удивлённо вопросила я.
        Волчица внимательно посмотрела на меня.
        - С мясом. Ты что, не ела их никогда?
        Задумалась.
        - Нет, - покачала головой чуть растерянно. - Уила меня не учила такое готовить.
        - Мы такое готовим только по праздникам, - пожала она плечом. - Сейчас я принесу мясо, и начнём делать начинку.
        Я была сначала рада, а потом не очень. Оказывается, было необходимо мелко порубить мясо, добавить туда же мелко порубленный лук, соль и всё перемешать. Руки устали минут через двадцать. Мелинда всё делала обычно, не торопясь, но и не уставая, как я. Мне было неудобно просить о передышке, поэтому я упрямо стругала лук, иногда вытирая слёзы.
        Сделав две большие миски начинки, Мелинда налила нам чаю, и мы наконец-то уселись отдохнуть.
        - Сейчас тесто подойдёт, и мы начнём лепить, - «обрадовала» меня она.
        Вскоре пришла и Майла. Они были действительно старыми подругами, поскольку говорили о всяких глупостях. Я слушала их и тихо завидовала. Где моя верная подруга?! Где она, Боги?! Скорее всего застряла в какой-нибудь топи. Мне же везёт обычно.
        Мелинда разделила нас. Мне дали отдельную столешницу, также, как и Майле. Мелинда показала мне, что делать, и я была в лёгком ужасе. Надо было скалкой раскатать небольшой кружок теста, положить туда ложку начинки, скрепить всё это и отложить в сторону. В принципе, когда показывала Мелинда, всё казалось крайне простым. Ага, десять раз. Первые три штуки я просто испоганила. То начинка вылезает, то тесто рвётся, то получается непонятно что! Я ругалась на себя и подглядывала к Майле. Та неспешно строчила эти ушки, будто делала такое уже раз двести точно!
        Минут через пятнадцать наконец-то приноровилась и я. Криво-косо, но что-то да получалось. Мелинда поставила кастрюлю с водой на печь ещё в самом начале, поэтому сейчас она уже пыхтела, выбрасывая клубы пара под потолок. Волчица забрала творения у всех и кинула их в воду. Как мне сказали, вариться эти ушки будут минут десять-пятнадцать. Меня это не сильно трогало, а вот почти целая миска начинки волновала мою душу ого-го как!
        Утирая седьмой пот на жаркой кухне, я наконец-то закончила. Майла и Мелинда уже свободно развалились на стульях и всё посмеивались надо мной. Я тоже улыбалась, ибо со мной каши точно не сваришь.
        В больших тарелках наши творения остывали.
        - Ну что, остался соус, и мы свободны! - вскинула руки Мелинда. - Богдана пока добивает ушки, а мы с тобой на помидоры.
        Майла со стоном поднялась и поплелась к столешнице. О, соус. Это не моё. Хотя, как я поняла, они просто мелко порезали помидоры, лук и какие-то травки, а потом всё это зажарили, добавив воды и соли.
        Вымыв руки и убрав своё рабочее место, я устало села на стул и без стеснений положила голову на деревянную поверхность. Под щекой было прохладное дерево, которое так меня манило.
        - О, девки, здорова! - раздался голос Морика. - Вы чего тут делаете? Я медленно выпрямилась.
        - Да ничего уже, - фыркнула Мелинда и подошла к ещё сонному мужу. - Выспался?
        Они обнялись и начали шептаться. Отвернулась, чтобы не смущать пару.
        - Ну, давайте, ребёнка мне ещё испортите, - Майла шутливо обняла меня сзади. - Будет потом спрашивать, что да как…
        Все засмеялись. Я немного не поняла, но тоже улыбнулась. Все эти поцелуйчики и обнимашечки мне крайне нравились. Становилось сразу так тепло, я радовалась за парочку. Молодцы, раз нашли друг друга. Им было хорошо вместе, и я всю свою жизнь мечтала о таком. Чтобы взаимно и чтобы так же нежно и мило. Ух!
        Как-то за разговорами и частыми чаепитиями пролетело несколько часов. Даже не заметила, как день подошёл к концу. Закат только-только начинался, и я чувствовала себя живой. Я расслабилась и смеялась над шутками Морика, дамы постоянно втягивали меня в какой-нибудь глупый спор, заставляя участвовать. Было просто весело. Сегодня был самый лучший день в моей жизни! Утром спасла мужчину, потом научилась готовить праздничное блюдо и отдохнула! Ну почему каждый день не может быть таким?! Нет-нет, не надо чтобы кто-то постоянно нуждался в помощи, просто… чтобы всё было отлично. Хотелось петь и… летать. Чтобы парить между облаков, соперничая с птицами. М-м-м, как же здорово.
        Когда пришли Тур и Франк, начался ажиотаж. Мужчины поволокли стол на улицу, а мы взяли по стульчику и посеменили следом. Неторопливо, под постоянные шутки и смех накрыли на стол и начали выносить еду. Я уже совсем расхрабрилась и хохотала в голос над какой-нибудь глупостью. Порой мне даже хотелось плакать. От счастья. Дура, знаю, но мне этого так сильно не хватало, что теперь, когда мне это дали, я не могу нарадоваться.
        Мы все расселись, но никто не ел. Все ждали Лорина и Виера. Морик заколебал бедного Франка с подколками по поводу какой-то девушки. Как я поняла, брюнет ухлёстывает за ней уже довольно давно, но пока безрезультатно. Усач был награждён от природы острым языком, и его шутки были остроумными и смешными. Франк тоже улыбался, но пытался заткнуть друга. Майла миловалась с Туром, а мы с Мелиндой взглядами матерей глядели на пару ликанов, которые уже собрались мериться силой.
        Развалившись на стуле, я поправляла свои чуть растрепавшиеся косы. Была так занята, что пропустила приход двух опоздавших. Мне уже самой не терпелось попробовать эти ушки! Ну как это, они лежат, а трогать их нельзя?!
        Парни все затихли и дружелюбно уставились на вход. Я тоже подняла глаза. Повернула голову, и моя улыбка слегка угасла. Лорин стоял и ненавистно прожигал меня таким взглядом, что я замерла от ужаса. Что…
        - Ты, - его рука указала на меня. - Пошла на выход!
        Я вздрогнула от неожиданности и неведомой злобы в его голосе. Не понимая, захлопала глазами.
        - Что-то случилось? - медленно встала я со стула.
        От моего вопроса он, казалось, рассвирепел ещё пуще. Только сейчас заметила, что Виер стоит сбоку и держит своего альфу за предплечье. Парнишка смотрел как-то серьёзно и моего взгляда избегал, словно… я что-то сделала плохое.
        - Я сказал: пошла на выход! - он даже дёрнулся в мою сторону, но голубоглазый ликан крепко держал своего друга.
        Задрожав, как лист в ураган, пошла, куда сказали. Я не могу сказать, что я боялась. Только что веселье било через край, а потом вдруг резко такой негатив. Я просто ощущала растерянность. Был ужас, но необъяснимый. Просто словно рефлекс: злой Лорин - это очень плохо.
        Когда я проходила мимо него, он вдруг схватил меня больно за плечо и приблизил своё лицо к моей шее. Я зажмурилась, не в силах терпеть такое непонятное отношение. Лорин несколько раз глубоко втянул воздух.
        - Ну ты и сучка, - услышала я его тихий, пропитанный ненавистью голос.
        Он пихнул меня в сторону выхода. На глаза набежали слёзы. За что?! Что я натворила?! Да я… я сегодня дома-то не была! Начала быстро перебирать все воспоминания за последнюю неделю. Так-так, что? Что могло так сильно разгневать его? Пыль? Я где-то не убралась?! Или рубашку его плохо постирала? Не могу понять… от этого слёзы словно по-обычному начали струиться по лицу.
        Слыша сзади тяжёлые шаги Лорина, вышла на улицу.
        - Что случилось-то? - услышала я сзади голос Мелинды.
        Оказывается, они все топали за нами. Нет, это уже бред какой-то. У меня из головы выветрились все мысли. Вообще. То есть я отбрасывала всё, что могло бы заставить Лорина так себя вести, поэтому я шла, смотря перед собой. Изредка вытирала слёзы, пытаясь хоть как-то держать себя достойно.
        - Всё очень плохо, - как-то уклончиво отозвался Виер. - Надо разбираться.
        «В чём разбираться?!» - захотелось мне завопить, но меня хватило лишь на то, чтобы обхватить себя за талию руками и идти вперёд.
        Шли мы минут пятнадцать, но мне показалось, что прошло пару часов. Сзади шло Нечто, отдалённо напоминающее человека. Я просто боялась смотреть на него. Словно если я повернусь, то он меня точно ударит. Такое напряжение ощущалось - это просто жуть. Семь ликанов и гробовая тишина. Никто не перешёптывался. Мне даже подумалось, что меня ведут, чтобы убить.
        Я сильно удивилась, когда вместо площади с виселицей увидела таверну. Она гудела. Множество мужчин и женщин шатались по округе, все окна были открыты, и оттуда доносился шум. Праздник. Все отмечают. Я пошла дальше, но Лорин дёрнул меня больно за локоть, направляя к зданию. Я поджала губы, и от этого грубого обращения мой подбородок затрясся. Что же я такого натворила…
        Мы вошли в шумную и душную таверну. Все веселились, как и мы полчаса назад. Пол был мокрым от пива, но никого это не смущало. Свободных мест не было, дамы так вообще сидели на коленях у мужчин и часто запрокидывали головы, дико хохоча.
        Нас заметили почти сразу. Начали поднимать пьяные и не очень взгляды и постепенно замолкать. Лорин толкнул меня вперёд, к какому-то большому столу у окна. Я делала всё, что он хотел. Молила о том, чтобы всё разрешилось, и я пошла домой. Просто в кровать, под одеяло, туда, где покой.
        Сидевшие молодые парни за столом, к которому мы подошли, притихли почти сразу же. У каждого на коленках восседала девушка. Хорошо сидят.
        - О, привет, Лорин! - заговорил вдруг знакомый голос. - С праздником тебя.
        Я посмотрела на говорившего. Пара секунд, и я узнала его. Это же… это тот мужчина, которого я с утра спасла! Ну, точно он! Всё в той же одежде, только на лице ни капли крови и ни единого шрама или ссадины. Волосы зачёсаны назад, открывая вполне обычное лицо. Он улыбался, глядя на нас и в особенности на меня. Он выздоровел. Выглядит действительно здорово. У него на коленях сидела русая красавица с довольно объёмным бюстом, которая хмуро взирала на нас.
        - Повтори-ка, чем ты тут недавно хвастался, - услышала я ледяной, пропитанной каким-то отвращением голос Лорина.
        Это был приказ. Таверна совсем стихла. Редко кто кашлял или слышался звук отодвигаемых стульев. Я упорно смотрела в стену. Зачем тут я? Лорин, кажется, тоже знаком с этим бедолагой. У них, наверное, какие-то старые счёты, но я-то тут причём?! Неужели… мне нельзя было ему помогать?! Нет, это глупость. Пойму - не общаться, а не помогать… но он ничего мне не говорил. Он, кажется, мне не запрещал. Только насчёт Сальмы возникли вопросы, но больше точно разговоров не было. Это точно.
        Рыжий мужчина ссадил с колен девушку, которая сразу же куда-то пропала. Он поправил рубашку и… залез на стул. Тут даже я на него посмотрела.
        - Я хвастался тем, что трахал твоего человека! - громогласно объявил рыжий и указал на меня. - Вот эту милую барышню, которая оказалась на диво хорошенькой!
        Раздались смешки и оханье. Я просто стояла. Мой рот чуть приоткрылся от какого-то неведомого ужаса, но я его сразу же прикрыла. Что он сказал? Мне не послышалось?! Моё состояние было тоже крайне непонятным. Руки начали дрожать, дыхание участилось, а страх куда-то улетучился. Я просто смотрела в задорные карие глаза, пытаясь понять.
        Лорин вдруг в один шаг преодолел расстояние между ними. Он как-то ударил ногой по ножке стула, и та обломилась. Рыжий лжец спрыгнул и был тут же со всей дури уронен на стол. Я вздрогнула от грохота. Парни, сидевшие за столом, тут же вскочили со своих мест, отшвыривая пищащих девчонок в сторону. Франк и Морик мгновенно оказались рядом с Лорином, ненавистно оглядывая остальных. Я просто стояла во всём этом ужасе и не понимала, как оказалась тут. Что вообще происходит? Это я? Меня не подменили? Тело моё? О чём они вообще?!
        - Да как ты посмел? - зарычал сереброволосый мужчина, держа лгуна одной рукой за шею и пригвождая того к столу.
        Мужчина вскинул руки, и в его глазах появилось дикое удивление.
        - Откуда я знал, что трахать её нельзя?! - вскинулся он. - Она не часть твоей стаи, Лорин. Это рабыня!
        Таверна начала поддерживать его. Ступор меня покидать даже не собирался. Мне казалось, что это сон. Я не верила в происходящее - этого не могло быть.
        - Она принадлежит мне! - взревел мой хозяин и ударил кулаком рядом с лицом нахала. - Я предупредил, чтобы к ней никто не подходил!
        - Я и не подходил! - возмутился мужчина. - Она сегодня утром сама познакомилась со мной! Прямо тут, у таверны! Мои парни подтвердят! Да много кто подтвердит!
        Повисла накаляющаяся тишина. Видимо ликаны этого урода зло пыхтели, оглядывая всех нас, а мои знакомые отвечали взаимностью. Кажется, назревало что-то очень плохое…
        - Это правда? - голова моего палача повернулась ко мне.
        Сколько ярости там было… от этого на глаза вновь навернулись слёзы. Я боялась. Он меня убьёт. Просто убьёт…
        - Н-нет, - выговорила я медленно.
        Таверна вновь ожила, словно противясь моему ответу. Всё было решено… как же я влипла.
        - Да брось, малышка, всё же было классно, - мерзкий мужчина криво улыбнулся мне. - Ты же сказала, что тебе понравилось.
        Я продолжала глупо хлопать глазами. Оцепенение не отпускало меня. Боги, меня только что макнули в туалет. А я думала, что это сделает Лорин в своё время. Ошиблась…
        - Он прав? - взгляд Лорина вновь вгрызся в моё лицо.
        - Нет, - прошептала я.
        Таверна набирала свои обороты, словно гневаясь на меня. Почему они верили ему, а не мне? Неужели потому, что он был ликаном, а я нет? Только из-за этого?! Он скажет, и все ему верят?! Так же нельзя! Нельзя…
        - Ой, да перестань! - засмеялся утренний незнакомец, - Ну извини, что кончил раньше времени! Ну с кем не бывает, когда такая красавица над ухом стонет?!
        Раздался мужской смех, который поддерживал его. Они ели все ту бурду, которую он им преподносил, словно голодным псам кости со стола бросал. Каждое его слово было одобрено, а моё нет.
        - Лорин, я сам видел её, - вдруг заговорил короткостриженый блондин, который как раз выступал за команду рыжего. - В этой же одежде, с корзиной в руках. Она чуть ли не волоком повела Бюрта за таверну. Многие слышали стоны.
        Теперь я вновь уставилась на стену невидящим взглядом. А вот и свидетель. Почему-то так не кстати вспомнилась картина, которая долго не выходила у меня из головы. Судили на площади девчонку. Молодую, лет пятнадцати. Она была очень красивой, а какая фигура… все мужчины шеи сворачивали. Она работала швеёй. И какая-то женщина с рынка обозвала её ведьмой. Её, конечно же, приволокли на общий суд. Священники спрашивали у всех, кто что знает о ней. Многие мужчины отзывались о ней хорошо, но вот женщины… они все завидовали ей чёрной завистью. За красоту, за честность и доброту. И началось обливание помоями. Вдруг кто-то начал вспоминать, что после того, как она посмотрела на её ребёнка - тот заболел, молоко скисло, когда мимо красавица прошла и всё в таком роде. Девчонку повесили. Считалось, что если повесить ведьму, то она воскреснет, дабы отомстить обидчикам, но бесчувственный труп провисел на площади несколько недель. Тогда я поняла одну вещь: толпа, жаждущая крови, всегда её получит. Ничего не поделать, если они признали тебя виноватой. Уже ничего. Просто не сможешь отстоять себя. Помню, как та бедная
малышка кричала и умоляла их о прощении. «Это в ней Сатана говорит!» - крик какой-то старухи навсегда врезался в память. Попытки оправдаться только сильнее волновали народ. Поэтому я стояла молча. Смерть, с которой я уже успела подружиться и поссориться, вновь замаячила на горизонте. Надо готовиться, а не думать о спасении. Страшно, и колени так предательски хотят подогнуться и уронить моё невинное тело на этот грязный пол. Честь. Её я не потеряю. Не сегодня и не перед этими дворнягами, которые лают, требуя зрелища. Пусть делают, что сочтут нужным. Хотя по большому счёту измена не считалась чем-то ужасным. У людей за это редко казнили, а тут этого быть не должно. Все похотливые животные, и спать со всеми подряд у них должны быть обычное дело. Но… ярость Лорина выход должна найти. Он принесёт мне смерть. Наконец-то сдержит данное обещание. Всё-таки будет так, как я когда-то задумала. Обидно, конечно, но жизни у меня тут действительно не будет. Чего я добьюсь? Ничего. Увижу мир? Нет. Заведу друзей? Уже вряд ли. Мне остаётся только подождать.
        - Думаешь, я поверю твоему щенку?! - Лорин вновь посмотрел на рыжего вруна.
        - Я могу доказать, если её запаха на мне не хватает, - чуть улыбаясь, выдал Бюрт. - Я трахнул её прямо за этой таверной, там скорее всего ещё сохранились ароматы… нашей страсти.
        Было ощущение, будто я пришла в театр, где играет всего один актёр. Остальные подыгрывают ему и всё. Просто ересь. Но ликаны загудели с удвоенной силой.
        - Веди, - бросил сереброволосый мужчина, выпрямляясь и отпуская вполне довольного «ухажёра». Я не смотрела ни на кого. Просто, кажется, Морик взял меня за предплечье, и мы все пошли на выход.
        Я не была удивлена, когда все пьяные зеваки высыпались за нами. Мы обошли здание и оказались на пустом заднем дворе. Туалет, пара построек и кусты вдоль забора. Прямо перед этими могучими растениями был невысокий декоративный деревянный забор. Он был чуть скошен, словно на него кто-то упал.
        - Вот здесь, - Бюрт указал как раз на ту вмятину, которая привлекла моё внимание.
        Лорин тут же подошёл к указанному месту. Даже на корточки присел, словно принюхивался. Мой взгляд натолкнулся на что-то… на одной из дощечек было нечто белое. То ли высморкался там кто, то ли сливки скисшие пролил - непонятно. Мне даже показалось, что все смотрят туда же, куда и я. И повисла такая тишина, словно Лорин был судьёй, а все остальные ждали вердикта. Я не волновалась. Осознав своё будущее, начинаешь как-то думать о другом. О том, что не успела сделать, что хотела бы осуществить. Просто мысли обо всём. И в голове не было места для всей этой гнили. Даже вспомнилось кое-что забавное. Меня ведь учили, как поступать в подобных случаях. Если леди обвиняют в чём-то, то будь ты виновата или невиновата - всегда держи лицо. Не опускаться до оправданий. Вести себя нужно холодно и отстранённо. У нас был свой суд. Уже намного лучше. Никто никого не убивал, все долго и муторно разбирали вопрос и чаще всего людей, носившие одинаковый со мной статус, оправдывали. Так принято, да и что может натворить леди?! Отравить кого? Это почти недоказуемо. Изменить мужу? Все и так этим занимаются, и обвинять в
этом кого-то - всё равно, что говорить, что днём светло, а ночью темно. Даже позабыв о своём этикете, я держалась хорошо. Вот, что значит, зазубривание книжек и постоянные упражнения.
        Лорин выпрямился, повернулся, и его взгляд… ну, я думала, что он свернёт мне шею. Что конкретно он со мной сделает - я не знала. Но это было быстрым и надёжным способом. Но его глаза… там смешалось неверие, боль и гнев. Губы кривились в каком-то омерзении, будто он убедился в словах рыжего лиса.
        Он подошёл ко мне и замахнулся. Я продолжала смотреть перед собой, то есть в его грудь. Помню, что служанки в нашем доме секретничали. От них я узнала, что пощёчина не совсем болезненна, как кажется. Боль резкая, и ты почти ничего не ощущаешь. Потом место от удара начинает гореть, и бабы плачут скорее от обиды, чем от боли. Другое дело - кулак. Там уже вся гамма чувств. Кто-то даже зубы терял, а кому-то сворачивали челюсть. Вот это было больно.
        Понимая, что сейчас последует удар, я даже не напряглась, чтобы как-то сгруппироваться. Испуг попытался было внести смуту в голову, но равнодушие заняло главенствующую позицию и никого не пускало.
        - Лорин, ну зачем? - вдруг разрезал голос Бюрта гнетущую тишину. - Повеселилась девчонка, и что с того? Неужели ты приревновал этого оленёнка?
        Тут я не удержалась и сглотнула. Сам оболгал, а теперь вступается? Тут все чокнутые. Этот город нужно сжечь к чёртовой матери и развеять пепел по ветру. Какая же тут мерзость водится…
        20 глава
        Повисла пауза. Я чувствовала, как Лорин смотрит на меня. Впервые я так спокойно реагировала. Наверное, пытается понять, чем он хуже этого идиота. А почему нет? Он ведь так же желал переспать со мной, а теперь узнал, что я занималась любовью с кем-то другим. Задела за живое, называется. Отлично, просто шикарно.
        Вместо того, чтобы ударить, сереброволосый мститель схватил меня за локоть и поволок к стене таверны. Она была в трёх метрах от нас. «Неужели убьёт меня, сокрыв от посторонних глаз?» - подумала я.
        Он прижал меня к стене. Я не знала, что будет дальше, но то, что началось, сильно меня поразило. Его руки начали расстёгивать пуговицы на моих штанах. Изнасилует меня всё-таки. На глазах у всех… как же я ошибалась, что в этом существе осталась хоть капля человечности. Просто смерти недостаточно. Надо унизить, показать, кто главный. Боги, дайте мне сил выдержать всё. Вот только кричать я не буду. Толпу всегда возбуждают визги и стоны умирающего. Сами приговаривают, сами наблюдают и сами восхищаются справедливостью. Да уж, хороший конец. Самый достойный.
        Одна его рука залезла под рубашку и под моё нижнее бельё. Я задержала дыхание и сжала руки в кулаках так сильно, что ногти впились в мои ладони. Его пальцы коснулись того, чего не должны. Я мысленно завопила, но в реальности только закусила внутреннюю поверхность щеки, чтобы как-то переклинить боль.
        Проворные пальцы раздвинули складки и попытались грубо войти внутрь. Два пальца просто не проходили. Я хоть и сжималась, но я же девочка была, и это невозможно. Но Лорин отступать был не намерен. Своим коленом раздвинул мои ноги, открывая доступ к промежности. Его пальцы вновь попытались проникнуть внутрь, и у него немного получилось, вот только он на что-то наткнулся. Пальцы зашевелились, пытаясь пройти дальше. Острая боль пронзила низ живота, и я, не выдержав, встала на носочки, чтобы как-то облегчить свою участь. Один палец исчез, но один снова попытался протиснуться внутрь меня. Он снова на что-то наткнулся, и я почувствовала, будто что-то натянулось внутри меня. Лорин замер. Кажется, даже его дыхание остановилось. Палец вновь зашевелился и опять попытался протиснуться в меня. Новая порция боли, и я судорожно вздохнула, зажмурив глаза. Это было больно.
        Неожиданно его палец медленно вышел из меня, а затем и его рука пропала из штанов. Он стоял очень близко, лицом я чувствовала его возобновившееся дыхание. Я не понимала, что он сделал и зачем. Мне было стыдно. Ощущала жар в районе щёк. Тут же ликаны… много мужчин, а он такое делает со мной… позор. После такого жить уже нельзя. Всегда будут считать потаскухой или тыкать пальцем. И зачем же мучиться или страдать? Я не вижу смысла. Он почти… да что там почти, он лишил меня чести. До конца или нет - уже неважно. Факт проникновения был, и этого достаточно. Конец, Богдана.
        Неожиданно лба коснулись тёплые губы и на несколько секунд задержались на нём. Нервничая, я вспотела. И теперь такой нежный жест, словно он… прощался со мной. Наверное, я всё-таки что-то для него значила. Хорошая работница, лучшая прачка… понятное дело, жаль убивать, ведь я стою дорого. Слёзы попытались навернуться, но я пресекла всё.
        Его пальцы уверенно застегнули пуговицы на моих штанах. Неужели… он не изнасилует меня?! Я думала, что напоследок он именно так и потешится… но видимо смерть я встречу с крупицами гордости.
        - Слушай, Бюрт, - поворачиваясь ко мне спиной и отходя от меня на пару шагов, как-то задумчиво заговорил Лорин. - А расскажи как всё было в подробностях.
        Этого не поняла даже я. Про остальных молчу. Стоят, глазами хлопают, друг на друга косятся. Наверное, удивлены отсутствием груши для битья. Многие смотрели на меня, но в основном взгляд был прикован к Верховному альфе.
        Рыжий тоже чуть удивился, но улыбнулся.
        - Обычно, - пожал он плечами. - Сначала целовались, потом она стянула штаны, и мы занялись сексом. Что тут интересного?
        Последнюю фразу он проговорил, обращаясь к ждущим пьяным мужчинам. Те, словно ждали этого и громко поддержали его смехом и какими-то словами, типа: «Молоток», «Вот это мужик». Я перестала сжимать кулаки. Кожа на ладонях тут же засаднила. «Мыть посуду и стирать будет неудобно», - подумала я. Ах да, забыла… мне уже ничего не понадобится.
        - Заметил, как она целуется? - мне показалось, или в голосе альфы звучал смех. - Да и бёдрами забавно подмахивает.
        Словно маленькие овцы, все поняли, что вожак в хорошем настроении, и началось подниматься буйство. Смех, разговоры, перекрикивания. Про меня даже уже как-то позабыли. Всё внимание было сосредоточено на двух, стоящих в центре мужчин. Страх еле слышно подсказал, что можно попытаться сбежать… но я словно приросла к стене. Не побегу. Уже набегалась. Хватит.
        - Да-да, припоминаю, - широко улыбнулся Бюрт. - С виду и не скажешь, что она опытная. Ты не обижайся, что мы потрахались без твоего разрешения, просто у меня голова отключилась, когда она ко мне подошла. Стройная, статная, непохожа на рабыню, чистая, вкусно пахнущая… понимаю теперь, зачем ты её купил. Я бы от такой тоже не отказался.
        Я еле дышала, сквозь слой болотной жижи, которая стекала с меня. Отвращение проснулось к самой себе. До чего ты докатилась, Богдана? Стоишь и слушаешь эту мерзость. В тебя кидают грязью, а ты киваешь и терпишь. Как-то затравленно подняла глаза к небу. Закат. Прелестное каждодневное чудо. Солнышко почти скрылось, окрашивая куски неба в розовый, красный и оранжевые цвета. Было прекрасно. Мой последний закат. Такой яркий и чувственный, что его смело можно назвать «завершающим». Лишиться жизни не под взором такого светлого и горячего солнца - мечта, которая сбылась. Теперь наступила ночь. Словно Боги закрыли глаза, и теперь может происходить всё. Никто не увидит моей смерти, и мне будет легче. Никто не пожалеет и никто не будет печься обо мне. Завтра солнце встанет, как обычно, вот только я его уже не встречу.
        Я не заметила, как толпа вдруг охнула и заткнулась. Мне пришлось опустить взгляд. Увиденное меня поразило. Бюрт стоял, чуть согнувшись, и держался двумя руками за нос. По его подбородку и губам текла кровь, причём довольно быстро. Зачем это?..
        Следующий удар Лорин нанёс кулаком, сбив рыжего мужчину с ног. Несколько ликанов тут же выступили вперёд, словно возражая. Вся стая Лорина повторила их манёвр. Я не понимала, что происходит, и вникать не желала.
        Я отвернулась, когда сереброволосый ликан ударил ногой под рёбра Бюрта. У того всё лицо было в крови, прямо как утром… Это было просто противно. Зачем?.. Хотя, так ему и надо. Наверное, всплыли старые обиды. Про меня словно забыли. Вроде меня казнить должны были… или что они делают в таких случаях?
        - Что происходит, Лорин? - раздался вдруг серьёзный и низкий голос какого-то мужчины.
        Мне пришлось посмотреть. Здоровый бородатый бугай с коротким ёжиком волос. Он не был пьян, поскольку стоял ровно, не качался и не смеялся без повода. Он даже вперёд вышел, словно был предводителем толпы и озвучивал их желания и мысли.
        Лорин повернул к нему голову. Какое-то время смотрел на него, а потом на его губах заиграла страшная улыбка, от которой кровь стыла в венах.
        - Это воспитательные меры, - как-то слишком спокойно ответил мужчина. - Наказываю за грязную ложь.
        Вот тут-то я и чуток ожила. Что? Он его наказывает? За ложь?! Да неужели!!! Чёртова надежда растолкала обречённость и равнодушие, воспаряя к моему сердцу. Твою ж налево…
        Ликаны тихо зашептались, не решаясь громко возмущаться.
        - Бюрт ведь сказал правду, разве нет? - продолжил самый смелый бородач. - Мы увидели доказательства. Если кого и нужно наказывать, то это твою гулящую девку.
        Лорин в миг оказался перед бугаем. Резкий удар в живот, и мужчина наклоняется вперёд, хватая воздух. Жалость зашевелилась в груди. Его-то за что? Но это подействовало хорошо, и остальные возмущающиеся вмиг заткнулись, глядя чуть пристыженными и напуганными глазами на сереброволосого вожака. «Вот это послушание», - отречено подумалось мне.
        - Богдана девственницей была, девственницей и осталась! - громко выплюнул он, заставляя меня покрыться багрянцем от стыда. - Этот сучонок наврал!
        Я медленно закрыла глаза. Никто в это не верил. Видимо, Лорин был ещё тем ходком по женщинам, что в мою невинность верилось с трудом. Ну да, как я могу блюсти честь, живя с мужчиной? Правильно, никак. Но я словно выхожу за рамки. Каждый день. А сейчас… понимание вновь хлёстко ударило меня. Не умру. Да что же это такое?! То соберутся устроить самосуд, то вдруг пощадят. Что за ерунда?! Почему они не определятся?! Я же, в конце концов, живая! Так ведь нельзя! Сначала обвинять, потом чуть ли не начать приводить приговор в действие, но в конце передумать! Да что ты будешь делать?! Лорин… опять надул меня. Крысёныш он, а не волк. Горечь, казалось, поднялась к горлу и теперь щипала язык. Просто позорище…
        - Да быть того не может! - возмутился Бюрт, пытаясь подняться с земли. - Она с тобой жила почти два месяца, и ты её не тронул?! Кому ты заливаешь?!
        Рыжий был разгневан. Наконец-то маска весельчака слетела с него и обнажила истинную натуру. Презирающий взгляд, насмешливо кривящиеся губы, кровь… Помогла, называется.
        - Ты усомнился в моём слове?! - этот окрик, переходящий в рык, заставил вжаться меня в стену сильнее и закрыть глаза.
        Висела тишина. Голос Лорина словно оглушал всех. Он был не столько звонким, сколько грубым и каким-то клокочущим. Словно разверзлась земля, и потусторонний голос заговорил с нами. Появилось желание сесть на корточки, поджать ноги к груди и закрыть голову и уши руками, чтобы никогда не слышать и не видеть происходящего. Мне было больно и обидно. Просто потому, что я стояла тут, и меня обвиняли в том, чего я не совершала. Непонимание и жалость к себе не давали спокойно дышать. Руки мелко затряслись.
        Молчание было напряжённым, и я осмелилась открыть глаза. Бюрт стоял, опустив глаза в землю. Он даже как-то сгорбился весь, и на его лицо легла тень. Словно стал меньше на фоне возвышающегося Лорина. Видела, как наблюдающие опускают взгляд, когда неудавшийся палач смотрел на них. Они все подчинялись. Даже я, далёкая от этого, понимала. Верховный альфа. Никто не смеет ему перечить. Господи, с кем же я живу?
        Вдруг Лорин повернулся ко мне, и моё сердце чуть ли не замерло от ужаса. Что опять?.. Уверенной поступью направился ко мне. «Может, всё-таки попаду сегодня под горячую руку?» - предположила я.
        - Иди сюда, - он взял меня за локоть совсем осторожно, не так, как хватал раньше.
        От его прикосновения вздрогнула. Оказалось, ходить мне было трудно. Колени словно одеревенели и гнуться отказывались. Думала: «Вот сейчас он развернётся и ударит меня. Вот сейчас», но ничего не происходило.
        Он подвёл меня к Бюрту. Почему-то было стыдно. Стоя рядом с этим поганым лжецом, я ощущала жалость. Мстить не хотелось. Я мечтала, чтобы это всё закончилось навсегда. Просто исчезло и я проснулась в своей мягкой, тёплой постели. Поэтому я отречено смотрела себе под ноги, молясь про себя.
        - На колени, - раздался грубый голос, и я чуть нахмурилась.
        А унижения всё не заканчиваются. Колени, так колени. Начала приседать. Рука на локте сжалась:
        - Не ты.
        Слегка непонимающе посмотрела на ликана и выпрямилась. Что? Не я… а кто?
        - Я не встану на колени перед человеком, - тихо, но уверенно заговорил Бюрт, поднимая глаза на меня.
        Что в них было? Презрение, страх, гордость? Наверное, всего по чуть-чуть. Не знаю, зачем это всё. Лорин, что ты творишь? Передо мной? На колени? Даже человеческие мужчины этого не делали для меня, а тут ликан. Оборотень, наверняка, богатый, много друзей, любимец города. Это унижение. Забавно.
        - Ладно, - на удивление мирным голосом ответил Лорин и обратился куда-то в толпу: - Стая Бюрта, выйдите вперёд.
        Каждый шорох и каждый шаг слышался в гнетущей тишине. Постепенно темнело. Пока я всё видела, но я буду счастлива, когда ночь полностью заполонит всё вокруг. Просто, чтобы не видеть всех этих лиц. А я так мечтала завести тут друзей… идиотка.
        Из толпы вышли те самые молодые здоровые парни, которые сидели с лжецом за одним столом. Пятеро. Все угрюмо-серьёзные. Я угадала, у этого рыжего действительно есть стая. Получается, он тоже альфа? Но подчинятся Лорину. Вот незадача.
        Лорин отпустил меня и подошёл к вышедшем ликанам. Несколько секунд он молча их рассматривал, будто что-то решая.
        - Ты, - он указал на какого-то русого симпатичного парня. - Иди-ка сюда.
        На вид лет двадцать пять, может, чуть больше. Но я не могла назвать его мужчиной - слишком красивые черты лица, которые относят его, скорее, к юному парню. Красивые скулы, нос с горбинкой и крупные серые глаза. Волосы длиной в пол пальца. Даже в такой ситуации я могу оценивать всё, что движется. Привычка. Сначала нужно оценить, с кем имеешь дело, и от этого уже плясать, как говорится. Постановка речи, интонация и степень уважения. Всё это определяется от первого беглого осмотра.
        Лорин вдруг схватил его за плечо и со всей силы ударил коленом в живот. Я резко вздохнула и отвела глаза. Да что же он делает? Зачем?..
        Раздались звуки ударов и тихий сдержанный стон. Я еле сдержалась, чтобы не зажать уши. К глазам подступили запоздалые слёзы. Парень ведь не виноват! Если и бить, то только Бюрта! Можно того блондина, который вызвался свидетелем. И почему я должна присутствовать при этом? Что в этом такого?! Я не могу! Мне сейчас плохо будет! Даже у этого Бюрта. Теперь я видела эпицентр удара. Нос. На нём была кровавая трещина. Господи, ведь этот удар предназначался мне. Наверное, я бы не стояла, как он. На пути бы к небесам была. Просто ужас…
        Какое-то затишье, и рука Лорина требовательно хватает меня за запястье и подтаскивает к лежащему избитому парню. Одного взгляда хватило, чтобы первые слезинки сорвались с ресниц. Бровь рассечена, губы… меня точно вырвет. Только бы мне это не приснилось, только бы не приснилось…
        - За оскорбление, принесённое мне, я убью твоего самого сильного бету, - заговорил мужчина, обращаясь к Бюрту. - И мой человек приведёт приговор в действие.
        Что?! Я испуганно посмотрела на мрачно-решительное лицо Лорина. Убить?! Нет-нет-нет! Только не это!
        - Я не… Лорин, - зашептала я, пытаясь проморгаться от слёз. - Умоляю тебя… нет…
        Я не могла связно говорить, только умоляюще смотрела на него и отрицательно качала головой. Он ведь пошутил! Он пошутил! Бюрт! Ну же, вступись!
        Сереброволосый жестокий мужчина на меня не смотрел. Его вторая рука схватила меня за второе плечо, словно удерживая на месте:
        - Подними ногу, - приказал он.
        Дрожа всем телом, осторожно оторвала ступню от земли. Что он делает?..
        Его сапог толкнул мою пятку вперёд, к лицу избитого парня. Руки затряслись с удвоенной силой. Направив мою ступню, Лорин вдруг прижал её к… горлу русого парня. Понимание, словно ведро ледяной воды, окатило меня, и я судорожно вздохнула. Нет… нет… этого не будет!
        - Лорин, не надо, - зашептала я громко, позабыв о присутствующих. - Я… ничего же не случилось! Мы… мы все… всё хорошо! Он не виноват! Пожалуйста, не надо этого делать…
        Я даже схватилась рукой за его штанину. Молилась, чтобы он посмотрел на меня. Ну же… прошу тебя!
        Но вот его пятка сильно надавила на мою ступню, вынуждая меня давить на горло захрипевшего парня. Услышав это, я попыталась отдёрнуть ногу и вырваться самой, но хватка альфы была сильна. Подбородок мой затрясся, я в упор смотрела на большие от ужаса глаза парня…
        Несколько секунд, и Лорин с силой почти топнул ногой. Почувствовала, как под тонкой подошвой моего сапога что-то захрустело. Какой-то дикий, необузданный вой вырвался из моей груди, и слёзы ливнем полились из глаз. Нет! Не может быть.
        Хватка на плечах ослабла, и я тут же рухнула на землю. Русый парень… он… почувствовала тошноту. Громкие рыдание я впервые не глушила. Схватилась за его рубашку и посмотрела в остеклевшие глаза. Он… нет… не может такого быть. Я отрицательно замотала головой, не веря в произошедшее. Я не могла его убить… не могла.
        Шея бедного оборотня была неестественно сплюснута, кровь медленно текла из его рта и носа. Грудь не поднималась от частого дыхания… как у мамы тогда. Ощутила, как горе сжигает мою грудь изнутри. Позабыв о приличиях, я дрожащими руками взяла его за лицо. Он был мёртв. Совсем. Мои слёзы упали на его лицо, смешались с кровью и медленно стекли вниз. Рука, будто живя своей жизнью, начала гладить его грудь, словно жалея. Всё тело сотрясало от рыданий, и я не слышала, чтобы кто-то вторил мне. Стояла тишина, разрываемая лишь моими всхлипами и стенаниями.
        - Зачем?.. - прошептала я, убирая волосы со лба парня. - Он же… как ты мог… за что…?
        Меня разрывала злость и отчаяние. Как. Он. Мог.
        - Морик, - услышала я тошнотворный голос Лорина.
        Несколько мгновений, и меня сзади взяли подмышки и попытались поднять. Ощутив какое-то неведомое негодование, дёрнулась и схватила ещё тёплую ладонь ликана. Я держала её двумя руками, как нечто очень ценное и дорогое.
        - Прости меня… - еле слышно зашептала я, прикасаясь мокрым от напряжения лбом к его руке. - Я не хотела… прости, пожалуйста…
        Слёзы не хотели кончаться, они оросили постепенно остывающую руку парня. Он был красив. Даже сейчас с разбитым лицом… Умер он молча. Ничего не просил и не требовал. В его глазах читалось какое-то отвержение, словно он был не готов вот так заканчивать свою жизнь. Не сейчас и не при таких обстоятельствах. Боже, а вдруг у него были дети?! Жена?.. Сироты… из-за меня.
        Кто-то уже увереннее потянул меня вверх, пытаясь поставить на ноги. Они не слушались меня. Понимая, что от напряжения и от пульсирующей боли в голове деться некуда, полностью расслабила тело, не желая уходить никуда отсюда. Я просижу тут вечно. Пока он не очнётся. Пусть этого не случится никогда, но я отдам ему свою жизнь, лишь бы он простил меня.
        Меня перехватили и, подняв на руки, куда-то понесли. Несколько мгновений, и я вырубилась, надеясь, что больше никогда не очнусь и не приду в себя.
        Следующие три дня я была под тотальным контролем. Днём и утром со мной сидел Виер, в остальное время Лорин. Мне было запрещено закрывать двери вообще. То есть в свою комнату и в ванную. Готовила я под бдительным присмотром голубоглазого парня. Продукты приносила Майла или Мелинда. Доходило до того, что за мной следили даже, когда я ходила в туалет. Возможности убиться не было.
        Плакать я уже не могла. Меня словно окутал кокон из подавленности и печали. Мозг будто заблокировал все воспоминания, и я делала все дела по дому почти обычно, только медленнее. Виер часто пытался со мной поговорить на отвлечённые темы, но я не отвечала. За прошедшие дни я вообще ни с кем не говорила. Теперь Лорин для меня исчез из поля зрения. Он был, но я словно не воспринимала его за живого. Ни страха, ни гнева, ничего. Он ходил мимо, постоянно пялился на меня, словно пытался этим что-то показать. То ли сам не хотел начинать разговор, то ли что-то ещё. Частенько случайно, а может, и нет, задевал меня. Я не реагировала. Ударь он меня или спихни с лестницы, я бы отряхнулась, поднялась и пошла по своим делам. Такой апатии у меня давно не было. После маминой смерти я такое же испытывала. Только там было несколько всё иначе. В её смерти я была не виновата. А в смерти того паренька - ещё как. Он принял смерть от моей ноги… Сглотнула и глубоко вздохнула, прогоняя ненужные мысли.
        Сегодня я решила помыться. Медленно и не особо инициативно натаскала воды маленьким ведёрком, растопила печь и села вышивать. Моим «холстом» послужила наволочка. Куском мыла нарисовала луну и пару облаков, закрывающие её. Пусть будет такой рисунок. Всё меркнет, всё тускнеет и заканчивается. А я… не могла понять себя. Убила ликана и ещё пока не сошла с ума. Или… сошла? Как вообще понять, когда твой разум начинает тебя предавать и играть с тобой в жестокие игры? Жизнь давно стоит с большой палкой и бьёт меня ею всякий раз, когда подворачивается возможность. Говорят, есть чёрные и белые полосы. У меня нет ничего. Просто серость, гадкая и зловонная. Когда-то случались проблески света, но это было, скорее, похоже на случайность. И что мне делать? Как выбраться?
        Серыми нитками стежок за стежком окрашивала луну, размышляя о случившемся. Может, найти семью того парня? Денег у меня нет, но возможно, если я выражу им свои соболезнования, то мне тоже станет как-то лучше? Скинуть с себя это бремя я не смогу, но вдруг что-то изменится? Поговорить с его родителями или братьями…
        Пришёл Лорин - ушёл Виер. Последний уже понял, что завязать разговор со мной бесполезно, поэтому сидел в гостиной и читал книги, которые я уже перечитала. Когда что-то роняла или случайно обжигалась - он всегда выходил, убеждался, что это не попытка засунуть голову в печку и не поджечь дом, а потом уходил обратно.
        Они перебросились парой фраз, и я поднялась. Положила на тарелку тёплое мясо с овощами, взяла вилку и поставила всё на стол. Очень странно, что внутри ничего не зашевелилось. Раньше я опасалась, нервничала и переживала, что вдруг ликану не понравится. А сейчас пусто. Лёгкая сонливость, и ничего больше. Сейчас помоюсь и пойду спать, чтобы завтра встретить ничем не примечательный день. Я словно застряла. Утро, готовка, уборка, стирка, сон - и так по кругу. Стены давили на меня со всех сторон. Словно я в какой-то коробке. Может, это Ад? Почему там должны быть черти и котлы? Достаточно чувства обречённости и отчаяния. Боль не физическая, она моральная. По мне корить себя и представлять горе его близких хуже, чем самой получать. Самое страшное, что понять этого нельзя. Лаву я за окном вряд ли увижу, но у Лорина, возможно, через пару лет пробьются рога на лбу.
        - Ты ела? - задал вопрос Лорин, садясь за стол и принимаясь за еду.
        Я не обратила на него внимания. Он сидел напротив, я слышала, как вилка стучала по тарелке, как дышал мужчина. Но словно… он был… как бы не здесь. Мне было сложно думать над его словами. Гораздо проще было просто вышивать. Прокалывать ткань, протягивать нитку, и так снова, снова и снова. Голова была пустой, и говорить вообще не хотелось.
        - Тебе не кажется, что уже хватит? - продолжил оборотень говорить.
        Случайно уколола палец. Потёрла подушечку и увидела кровь. Осторожно облизала ранку и продолжила своё кропотливое занятие.
        - Прекрати вести себя, как умалишённая! - этот злой окрик заставил меня вздрогнуть от неожиданности.
        Зачем так кричать? Я сижу рядышком, всё прекрасно слышу. Ненормальный какой-то.
        Не дождавшись от меня никакой реакции, он с шумом встал, отодвигая стул. Он неприятно скрипнул, царапая пол. Бросил вилку на стол и ушёл наверх. Посмотрела на тарелку. Не доел. Может, не понравилось? Я теперь и не знаю, чем кормить убийцу. Может, крови ему нацедить? Или вместо соли орошать еду своими слезами?
        Зевнула. Пора мыться и спать. Убирать со стола пока не торопилась. Потом вдруг психованное существо решит доесть.
        Набрала ванну. Позабыв об особых указаниях, прикрыла дверь и разделась. Села в горячую воду и вздохнула. Тут было хорошо. Я долго сидела без движения. Иногда гладила мокрыми руками плечи и колени.
        Очнувшись, начала мыться. Монотонно, без особого энтузиазма. Я уже несколько раз совершала тут водные процедуры, поэтому делала всё на автомате. Покончив со всем, поленилась брать ковш, чтобы смыть пену с волос. Набрала воздуха в грудь и нырнула вперёд, погружаясь полностью. Грива была длинной, поэтому я медленно начала качать головой из стороны в сторону, надеясь, что этого будет достаточно.
        Под водой было здорово: тихо, тепло тебя обволакивает… Я замерла на несколько секунд, просто, чтобы выдохнуть ненужный кислород и вынырнуть, но не успела. Меня вдруг кто-то схватил за волосы и за плечо, дёргая вверх. Успела только руками грудь прикрыть, всё остальное скрывала вода.
        - Идиотка, ты что тут удумала делать?! - услышала я неприятный крик ликана, которого не видела из-за прилипших волос к лицу. - Я кому сказал двери не закрывать?! Мне тебя на цепь, что ли, сажать, а?!
        Он кричал, и от этого… я растерялась. Впервые за всё время.
        - Я… мыла голову, - пытаясь прийти в себя, пробормотала я, скорее, себе, чем ему.
        Он постоял рядом со мной с минуту, продолжая крепко держать мои волосы. Я сидела и слушала, как капает вода, стекая с меня. Даже то, что я была голая, не волновало меня. Ничего же не видно, а сам факт… это уже не так актуально.
        Вдруг он запрокинул мою голову и второй рукой убрал волосы с моего лица, вынуждая смотреть на него. Злость, какое-то раздражение и усталость смешались в его глазах. Я не знаю, что было в моих, но ему это не нравилось.
        - Я убил его, чтобы ты, кретинка безмозглая, жила нормально и всякие щенки не смели открывать рот и даже смотреть в твою сторону! - громко и чётко проговорил Лорин. - Они нарушили закон. Бюрт, как альфа, отказался приносить извинения, поэтому я был в праве востребовать жизнь. Его кровь смыла позор с тебя и меня. Ты не шлюха, никто слова тебе не скажет, поскольку я поступил правильно.
        Наконец-то я его услышала. В голове с неприятным скрипом закрутились шестерёнки, переваривая его слова. Эмоции поднялись, отряхивая пыль с себя и всей толпой ринулись в мою голову, наполняя моё сердце болью и горечью. Как он может такое говорить? Как у него язык-то не отсох?!
        - На меня часто тявкали всякие собаки, и я была воспитана так, чтобы не обращать на это внимание, - отворачивая голову, сухо выдала я. - А ты его убил. Моей ногой…
        Словно не ожидав от меня ответа, Лорин как-то замер и… насильно повернул мою голову к себе, заставляя смотреть на него. Заворочалась злость. Вода остывает - я мёрзну. Начинаю нервничать, и хандра вместе с апатией слетают, позволяя свободно дышать и думать. Как-то быстро в этот раз… хотя, если бы мою маму убили, и я бы встретилась с её убийцей, то, наверное, разодрала бы обидчику лицо, не смотря на всю боль и растерянность.
        - Да как ты не понимаешь?! - вновь повысил он голос. - Он унижал меня через тебя! Чтобы все поняли, что мой человек готов лечь под любого!
        - Самое главное, что мы с тобой знали правду, - нахмурилась я, ощущая такие долгожданные слёзы на глазах. - Лучше бы ты меня… лучше бы на его месте была я…
        Горло перехватило, и я почувствовала обиду и боль, сжимающая грудь. Этот удар предназначался мне. Я должна была быть на его месте! Он ни в чём не виноват!
        - Я бы тебя в любом случае не убил - слишком дороговато удовольствие, - усмехнулся он как-то зло. - Но ты молодец, что не отдалась мне раньше. Отвертеться бы тогда не вышло.
        Чуть повела головой. Вообще-то больно. Он волосы на затылке схватил и в кулаке их сжал. Идиота кусок.
        - А ты меня дрянью называл, - не удержалась я от колкости. - Сказала же, что ничего хорошего не выйдет…
        Скорбь смешалась со злобой. Мне хотелось тихонечко поплакать, накрывшись тёплым одеялком, но в это же время я жаждала отпинать Лорина. Он убил своего сородича! Своего!
        Нет, я видела смерть много раз. И все они всегда были несправедливыми. Но я никогда не участвовала в казни. Никогда! Ни слова не выкрикивала, когда рубили голову очередному «убийце». Смотрела, потом опускала взгляд и поджимала губы. А что я могла? Броситься на постамент и с пеной у рта защищать каждого? Ну, как дочь градоначальника, прав у меня было много, но это отбросило бы тень на папу. Схлопотала бы я здорово. Да и не смогла бы я отстаивать всех. К тому же, как бы прискорбно это не было, большая часть казнённых заслужила свою участь. Обидно было за невиновных. Они кричали громче всех. Всегда. Потому что ни за что. Нарушители закона чаще всего выкрикивали проклятья и бранные слова, когда понимали, что смерти не избежать. Вспомнился опять тот красивый парень. Он молчал. Принять смерть за ошибку другого?.. О какой честности и справедливости вообще можно говорить?!
        21 глава
        - Теперь я тебе верю, - проговорил Лорин, выпутывая свою руку из моей мокрой шевелюры. - И ты всё равно дрянь. Только в хорошем смысле.
        Как такое может быть?! Обозвал меня и сказал, что… Боги, да у него точно поехала крыша! Придурок жестокий. Хоть бы… с ним что-то такое произошло, чтобы он мучился! Не умер, а именно прочувствовал всю гамму отрицательных эмоций! Просто паразит, который вредит всему, что видит.
        - Такого не бывает, - сильнее прижимая руки к груди, пробормотала я. - Лорин, выйди из ванной…
        Начала догонять, что я как бы голая. Вода мутная, ничего не видно, но живот, плечи и руки-то на поверхности! Какого чёрта он ворвался вообще?! Я мыла голову! Дурак! Я к нему… чёрт! Я хочу к себе домой! В свой угол, чтобы там была хозяйкой я одна! Не он! И не кто-либо ещё! Надоело уже!..
        - Утопишься, и я тебя… - начал он и замолчал как-то подавленно, но потом продолжил: - Вообще-то я в своём доме и хожу, где хочу!
        Последняя фраза была сказана с какой-то детской злостью. Он словно произнёс это в своё оправдание, причём с негодованием и сильными эмоциями, словно я его как-то этим задела. Смотрит ещё так на меня, словно я должна была броситься на него с кулаками. Лёгкий вызов, прищур и подозрения. Я долго на него смотрела и поняла, что нужно что-то делать, когда Лорин перестал рассматривать моё лицо и переключился на плечи и… то, что я так упорно прятала и прикрывала руками. А вот это хамство.
        - Лорин, дай мне, пожалуйста, спокойно домыться, - попросила я, начиная сильно хмуриться.
        - Я разве мешаю? - весь его пыл пропал, и теперь передо мной стоял совершенно спокойный мужчина.
        Убийца и к тому же озабоченный. По идее он должен был не вынимать меня из воды, а надавить ногой сверху! Чокнутый какой-то.
        - Да, - кивнула я, чувствуя, что замерзаю.
        Он чуть сместился. Рукава его рубашки были мокрыми, и мой взгляд упал на его домашние серые штаны. Не поняла. Это что у него выпирает?.. Стоп. Твою ж налево, Лорин! Ну, как тебе не стыдно?! Извращенец поганый! Фу-фу-фу, выжгите мне глаза, ибо жить с этим я не смогу. Как мужики вообще справляются с… Этим?! Наверное же мешает ходить и сдаёт своего хозяина с потрохами, когда тот возбуждён. Хорошо, что я сразу взгляд отвела - не увидела больше. Просто отвратительно.
        - Чем же? - он скрестил руки на груди.
        Что? Серьёзно?! Прикончили парня и теперь будем разбираться в ванной?! Что за… кто перевернул этот мир с ног на голову?!
        - Своим присутствием, - прояснила я очевидные вещи.
        Меня начало трясти от возмущения. Смерть, я не поняла что-то ничего. Меня заберут когда-нибудь или нет?! Что-то как-то задержалась я тут! Достали все! То живи, то умри! Определиться там у себя наверху не пробовали?! Жизнь или нет. Это же просто!
        Во всяком случае я точно не должна жить здесь. С этим Лорином. Омерзительное существо. Жестокий и принципиальный тип. А ещё он врун, каких поискать, только утончённый. Ликан как бы не врёт постоянно, но в определённых случаях его ложь жалит так, что кажется, будто тебя просто до отвала накормили чернотой. Если уж я буду жить, то, может быть, Вы пересмотрите мою судьбу, а? Пусть случиться потоп и только меня одну унесёт чёрт знает куда, где я смогу зажить нормальной жизнью!
        - Что ты скажешь на то, что я желаю посмотреть на купленное мною девственное тело? - чуть наклонил он голову в бок и поднял одну бровь.
        Ощутила во рту какую-то горечь. Мерзкое премерзкое чудище! Несколько дней, как он убил ни в чём неповинного парня, а сегодня уже «посмотреть»! Как его земля носит? Почему он не мучается?! Где его проблемы?! Кто издевается над ним? Я ничего не сделала, а он уже убил одного и сейчас ломает жизнь мне! Этого больше, чем достаточно для наказания, раз я его получила за просто так! Справедливость, гадкая ты соня, подъём - работа тут для тебя есть!
        - Я ничего не буду тебе показывать, просто посижу здесь, потом остынет вода, я замёрзну, заболею и умру в агонии, - почему-то пробормотала я, продолжая прикрываться.
        Даже к бортику ванны пристроилась и облокотилась на него спиной. Ждать придётся долго, наверное, я даже тут усну, но заболеть - заболею. Помучаюсь и всё, к маме под крыло.
        - Почему ты такая неприятная, а?! - он резко упёрся в стену одной рукой и чуть склонился ко мне с явной претензией. - Я же тебя в постель не тащу. Просто покажи и всё.
        Наверное, это прокатывает с другими девушками. Сначала покажи, потом дай потрогать. А дальше? Раздвинь, нагнись и наслаждайся? Нет, не сегодня.
        - Лорин, ты меня, конечно, извини, но я почему-то уверена, что у меня точно такое же тело, как и у местных девушек, - тихо выдала я, отворачивая голову. - Там нет ничего интересного.
        Я была настолько уверена в том, что он меня не убьёт, что готова была показать когти. Но, видимо, здравый смысл мешал. А может, страх? Мы, как-никак, вместе ликана грохнули, чем не дружба?! Аж самой противно. Но я почему-то именно сейчас была уверена, что Лорин не ударит меня и уж тем более не убьёт. Сам сказал, что я дорогая. Это было неприятно слышать, зато моя трусливая натура поняла, что мы живём и жить будем долго. Поэтому и хотелось что-то сделать плохое. Давно во мне это всё сидит. Свербит и ждёт выхода.
        - Это мне решать, - отрезал ликан. - Давай, вылезай.
        Взглянула на него исподлобья. Разбежалась.
        - Я ещё не помылась, - процедила я сквозь зубы.
        - Так мойся, - раздался простой ответ.
        - Я не могу, когда на меня смотрят, - часто задышала от возмущения. - Лорин, прекрати меня донимать, пожалуйста. Я тебе ничего не делаю. Ты издеваешься надо мной просто так, неужели тебе так нравится причинять окружающим дискомфорт?
        Почувствовала обиду. Не за что меня так наказывать!
        - Окружающим - нет, тебе - да.
        Это было уже слишком. Даже его тон стал насмешливым. Еле удержалась, чтобы не начать брызгать на него водой. А как, руки-то заняты! Вместо чёрной полосы - алая пропасть, в которую я угодила. Жить с тем, кто ждёт не дождётся причинить тебе моральную боль - это «лучшее», о чём я мечтала. Лорды, любимые, поклонники - бред! Верховный озабоченный и жестокий альфа - вот новый эталон девичьих грёз! Завидуйте, дуры, последнего забрала… или лучше сказать «радуйтесь»?
        - За что? - это вырвалось с такой обидой, что показалось, будто у меня затряслась нижняя губа.
        Глаза и так уже были на мокром месте, и мне хотелось поплакать в тишине и одиночестве.
        Лица Лорина я не видела. На него вообще редко смотрела. В особых случаях, и то только, когда это требовалось, чтобы правильно расценить слова негодяя. Вода почти остыла. Плечи и спина начали замерзать. Ну, точно, замёрзну и умру.
        - Потому что я могу, - вполне обыденно отозвался сереброволосый мужчина. - Ты принадлежишь мне, и я в праве играть с тобой.
        Играть. Дорогие у него игрушки.
        - Чтобы ты знал, - тихо и со слезами на глазах подала я голос, - за такого злого мужчину, как ты, женщины замуж не пойдут. Ты останешься один, если не перестанешь быть таким жестоким и… и плохим…
        Я захныкала, ощущая слёзы, стекающие по щекам. Хорошо, что я не сидела к нему лицом. Уголки губ опускались вниз, подбородок дрожал, и я ощущала смертельную обиду. Злость и страх ушли. Я просто не понимала и плакала, шмыгая носом.
        - О, - засмеялся он как-то странно, - Котёнок, ты прямо клубок нежностей. Даже мне тебя пожалеть захотелось. В какой-то момент.
        Я продолжала лить слёзы. Просто ощущала себя оскорблённой. А какой у него тон был? Где-то умилённый, но всё же в его голосе сквозила издёвка. Ему хорошо, когда другим плохо…
        - И да будет тебе известно, один я не останусь, - заговорил он вполне обычным тоном. - У меня же есть ты.
        Пуще прежнего затряслась нижняя губа. Все мои слова обращает против меня. У этого гада талант к унижению.
        Но к моему искреннему удивлению раздались шаги и послышался звук закрываемой двери. Я тут же обернулась. Ванна была пуста. Быстро утёрла глаза, чтобы убедиться. Прислушалась. Вроде на кухне. Не теряя ни секунды, быстро встала, переступила через бортик, пара шагов, и я уже закуталась в полотенце. Фух, успела. Постояла чуть-чуть, утирая лицо. Кончики волос по-прежнему были мокрыми, зато у корней были слегка влажными. Быстро спустила воду, схватила свои вещи и вышла.
        Лорин пил чай. При моём появлении на его лице появилась кривая улыбка. Я исподлобья покосилась на него и пошла к себе. Посуду завтра помою. Видеть его не хочу.
        - Только не ложись спать, - услышала я и остановилась, поставив ногу на ступеньку.
        - Что-то случилось? - хмуро посмотрела на него.
        Я всегда говорила тихо, а сейчас вообще чуть ли не шептала. Мне было как-то опасливо повышать голос. Неведомый страх. Да и темно уже на улице… мрачно и кошмарно.
        - К нам придут гости, - сделал он глоток чая. - По твою душу.
        Я тут же испуганно сжала край полотенца. Что опять?!
        - Это родственники того парня? - выдвинула я своё предположение.
        Чёрт, я не готова! Что мне им сказать? Как отреагировать? Расплачусь - это точно. Буду молить о прощении… да, это нужно сделать.
        - Что? - изогнул Лорин брови. - Нет, конечно. Старейшина придёт и проведает тебя.
        Слегка растерялась. Старейшина? Это те, кто тут главный?! И Лорин так просто об этом говорит?! Вот мне влетит…
        - Я же вроде в порядке, - слегка трусливо пробормотала я, прижимая одной рукой к себе вещи посильнее.
        Выражение лица ликана плавало от жалости к иронии и обратно. Обязательно так смотреть? Вот бы броситься в него чем-нибудь, чтобы стереть такую ненавистную ухмылку!
        - Ты дура - это не лечится, - заявило это охамевшее существо, начиная меня рассматривать. - Но, к сожалению, ты под моей опекой, и вся ответственность за тебя лежит на мне. Многие недовольны моим решением, и старейшина будет тут, чтобы убедиться в твоей невинности и наконец-то поставить точку в этом деле.
        Что?! Опять? Нет! Ну зачем?.. И почему он так об этом говорит? Мы убили живого парня! А я ведь просила! Но Лорина это всё словно забавляло. Ну, точно дикарь.
        Затравленно поглядела на мужчину и начала подниматься по лестнице.
        - Если бы кое-кто умел прощать, то ничего бы этого не было, - прошептала я себе под нос.
        - Я всё слышу, - раздался громкий голос ликана, и я тут же ускорилась, взлетая по лестнице.
        У себя в комнате быстро нацепила ночнушку и уселась на кровать с расчёской в руках. Ненормальный психованный эгоист. Вот бы его… сместили! Чтобы жизнь мёдом не казалась! А то совсем оборзел. Было неприятно на душе. «Матушка, я убила парня… - подумала я. - Не специально, но смерть он принял от моей ноги…» Замечательно выходит. На высшем суде мою речь точно оценят. Куда же я покатилась? Сначала быстро переквалифицировалась из леди в рабыню, потом еле вытерпела домогательства озабоченного типа, ну, а под конец всего лишь отправила в мир иной незнакомого ликана. Замечательно!
        Странно, но раньше я об этом думать не могла. Словно что-то блокировало меня изнутри. Существовала, а не жила все эти дни. Ходила, ела, спала. Мысли? О чём вы? Я помню-то плохо, что происходило… Видимо крик Лорина наконец-то разбудил во мне страх, а он уже в свою очередь поднял остальной состав эмоций. Голова заработала, и я… вытерла слезящийся глаз. Нет, Дана, не смей. Рано. Сначала нужно поговорить с неизвестным старейшиной, а вот потом можно заливаться слезами сколько душе будет угодно.
        Минут через пятнадцать я слегка успокоилась. Никто не приходит, значит можно просто полежать. Мысли скакали, словно молодые жеребята, ввергая меня то в страх, то в отчаяние. Ещё я боялась Лорина. Он мог убить меня. Даже руку поднял, видимо, чтобы ударить. Врёт он всё, что не стал бы меня отправлять на тот свет. Нет, конечно, я не исключаю сообразительность мужчины из списка, я и в правду очень дорого обошлась ему, и просто так убивать меня - это было бы идиотским поступком и просто верхом транжирства. Но я видела его глаза. Они налились яростью и гневом таким, словно я отняла у него тысячу жизней и теперь собираюсь вновь взяться за старое. Теперь, когда смерть миновала, я даже понимаю Лорина. С ним совокупляться отказалась, а с каким-то незнакомцем - пожалуйста. Обида, горечь, задетое самолюбие, к тому же его почти опозорили. Пригрел у себя девушку лёгкого поведения. Но я не уверена, что в него бы тыкали пальцем. В меня - да, в него - нет. Видимо, даже малейшее неуважение к его персоне Лорин воспринимал крайне болезненно и неадекватно. Как же хорошо, что я к нему отношусь предельно уважительно и
подчёркнуто вежливо. Редкое общение свело к минимуму ссоры и недопонимания. Не осознавая, я сама себя спасала от ругани. Но своё плохое настроение он всё-таки срывал на мне. Но теперь что-то мне кажется, что он сильно сдерживался и даже не бранился. Ну, поорёт и успокаивается. Это терпимо. Но тот день, который так хорошо начинался и так катастрофически закончился, я в жизни не забуду. На публике принять смерть ни за что? Это, я вам скажу, мощно.
        Устав лежать без дела, достала наволочку, которую я так старательно вышиваю. Нитки у меня словно бесконечные, но они тоже закончатся, и что же мне делать тогда? Может, на рынке посмотреть? Но это же… трата на личное. Лорин может рассердиться. А оно мне надо? Нет, точно, только не это. Но, возможно, если я попрошу, то он смягчится и даст разрешение?.. Но не сегодня. Я слишком обижена и просить не настроена. Завтра.
        Раздался стук и дверь открылась. «Зачем стучать, если всё равно входишь без разрешения?» - подумала я в первый момент. Игла замерла в моих руках, когда в комнату вошла высокая дама в возрасте и Лорин. Я полулежала в своей пижаме и, признаться честно, не ожидала увидеть женщину и ликана. Он-то что тут забыл?
        Взгляд сереброволосого скользнул по моим обнажённым ступням и остановился на руках. Он тут, по-моему, и не был ни разу после того, как я вселилась сюда. Ах, нет, был. Ночью, когда у нас его подруга гостила. Ту ночь я вспоминаю с содроганием, но он вроде как и не разглядывал обстановку.
        «Статная», - подумала я, глянув на женщину. Светло-жёлтые, ближе к рыжему оттенку волосы заплетены в низкий хвост, квадратное, слегка скулистое лицо с чуть широким носом. Два слегка глубоко посаженных светло-зелёных глаза и тонкие губы. В уголках глаз виднелись крупные морщины, но всё лицо в целом было довольно гладкое, если не присматриваться. Она была уже в возрасте. Больше сорока пяти лет точно. Тёмно-красное закрытое платье ещё больше подчёркивало её высокий статус. Неужели она и есть старейшина?
        Растерявшись, я просто вылупилась на них в немом ужасе. Что делать, я не знала. Вставать, кланяться, ложиться или рассыпаться в извинениях? К тому же я не думала, что припрётся ещё и этот мерзавец.
        - З… здравствуйте, - пробормотала я, медленно стекая с кровати и прикрываясь своим одеялом.
        - Здравствуй, - заговорила женщина, подходя к моей кровати. - Меня зовут Кара.
        Не ожидав столь быстрого развития событий, я сделала пару шагов назад. Чего это она так ко мне пошла? Тревога сковала голову, и я часто захлопала глазами в какой-то растерянности.
        - Богдана, - пробормотала я, косясь на Лорина.
        Он с лёгкой улыбкой на губах и интересом в глазах взирал на меня. Смешно ему. Я сейчас умру. Меня терзали десятки разных чувств, и я пыталась совладать с ними, чтобы как-то успокоиться. Надо что-то говорить!
        Взгляд женщины был скорее серьёзным, нежели враждебным.
        - Ты знаешь, зачем я пришла сюда? - спросила она, оглядывая мою кровать.
        Проследив за её взглядом, увидела наволочку с незаконченным рисунком. Может, этого нельзя делать?.. Стоп! Тихо, просто надо собраться!
        - Да, - медленно кивнула я.
        Извинения застряли в горле. Перед Лорином было стыдно. Я вообще ощущала себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Стоим и молчим. Отлично!
        - Хорошо, - произнесла Кара. - Ляжешь или останешься стоять?
        У неё был спокойный, чуть усталый тон. Наверное, работала целый день. И вопрос… лечь? Нет, нет, нет. К тому же этот ликан поганый… всё смотрит на меня.
        - Я постою, - пробормотала я, переступая с ноги на ногу.
        Она подошла ко мне поближе. Я тут же чуть сместилась, чтобы женщина отгородила меня от Лорина. Сторонний наблюдатель. Извращенец. Ничего ты там не увидишь!
        - Расслабься, - коротко сказала она.
        Её рука чуть приподняла полы моей ночнушки, а вторая конечность забралась в мои панталоны. Нижнее бельё я всегда носила тёплое и дышащее, чтобы моё женское здоровье не хромало.
        Вздрогнула, когда тёплые пальцы коснулись низа живота. Я сосредоточенно смотрела на кровать. Позор. Но это правильно. Лорин мог просто соврать и убить парня. Нужны доказательства, тем более за таверной были явные следы интимной, а самое главное, бурной близости.
        И вот один её палец осторожно раздвинул складки и попытался войти внутрь. Я поморщилась. Это очень неприятно. Кончик пальца словно ввинтился внутрь меня. Несколько секунд ничего не происходило, но вдруг что-то натянулось. Словно Кара наткнулась на какую-то преграду. Она чуть вышла и вновь, прямо как Лорин, попыталась протиснуться дальше. На этот раз я уже не выдержала и, судорожно втянув воздух, скривилась от боли. Гадкие, противные ощущения! Как работают куртизанки?! Это же… фу! Ну, как?! Больно, неприятно и чувствуешь себя игольницей! Все в тебя что-то тычут постоянно!
        Кара тут же вынула свою руку.
        - Девственница, - вынесла свой вердикт она. - Я сообщу остальным, и завтра мы утихомирим возмущающихся.
        Это она сказала всё тем же усталым голосом. Ей явно не хотелось разбираться с этим делом. Но она не смотрела на меня с осуждением. Спасибо и на этом.
        - Я же говорил, - потянулся нахал. - Сам не успел пробу снять, и, видимо, к лучшему.
        Я тут же поджала губы. Идиота кусок. Ей-то это зачем знать?!
        - Богдана, - обратилась ко мне вдруг женщина. - А как так получилось, что на Бюрте был твой запах?
        О, чёрт. Я тут же испуганно посмотрела на неё. Я боюсь говорить. Лорин меня убьёт.
        - Не знаю, - сглотнула я.
        Смотреть на неё не стала. Опустила глаза, желая поскорее остаться в одиночестве. Но видимо этому не суждено было сбыться.
        Заметила движение и подняла взгляд. Лорин медленно шёл ко мне. Он тоже хочет знать. Твою ж…
        Я тут же попятилась и наткнулась на тумбочку. Так, соберись! Страх вынуждал меня бежать и говорить. Делать всё, что говорят, и сейчас я полностью отдалась ему во власть.
        - Я скажу! - подняла ручки вверх в знак своего поражения в этой короткой игре. - Лорин, я скажу…
        Он подошёл ко мне вплотную, вынуждая замолкнуть и пристыженно опустить голову. Наши ноги соприкоснулись, и я вся задрожала от трепета. «Хоть бы не ударил», - молилась я про себя.
        - И что же случилось? - вкрадчиво, но не зло задал вопрос он.
        Я ещё раз сглотнула. Дура, ой, как ты прохватишь сейчас…
        - В то утро я пошла на рынок, - забормотала я, ощущая подступившие слёзы к глазам. - Было очень рано и никого не было…
        - И ты решила сходить в таверну? - перебил он меня, вопрошая.
        Что?
        - Нет, - я даже мелко головой помотала, избегая взгляда зелёных глаз. - На повороте я споткнулась о чью-то ногу… там в кустах лежал мужчина. Он был сильно избит, всё лицо в крови…
        Я замолчала, пытаясь собраться с мыслями. На этот раз Лорин меня не перебивал, а терпеливо ждал. Наверное, подумает, что это всё выдумала.
        - Я решила ему помочь, - ещё тише зашептала я, утирая слёзы с глаз. - Он по началу отказывался, но потом я всё же помогла ему встать на ноги и даже хотела проводить его до дома, поскольку на улице никого не было, и я побоялась оставлять его одного…
        - Я знал, что ты дура, но чтобы на столько… - протянул Лорин, вынуждая меня ещё сильнее прочувствовать свою вину.
        Продолжать я не хотела. Подбородок трясся, горькая обида словно связала мне язык. Я ведь… просто… ну, что же это за жизнь-то такая?! Меня наказывают за добрый поступок!
        - А как же запах на заборе? - вдруг подала голос старейшина. - Он был сильным. Богдана, ты должна была об него обтереться, чтобы такое случилось.
        Я ещё сильнее испугалась. Опять. Да нигде я не была! Ни возле таверны, ни возле забора! Не была!!!
        - Я там не была, - зашептала я в повисшей тишине, закрывая лицо руками. - Никогда-никогда…
        Замешательство и паника сбивали меня с ног, заставляя просто сесть и закрыться от всего мира. Но я стояла. Плакала от обиды и непонимания. Никто мне не верит. Даже после случившегося. Как я могла там быть, если меня там не было?! Что они говорят? Зачем пытаются обвинить меня в таком низком поступке? Я ведь не давала повода, я даже…
        - Богдана, - раздался голос Лорина рядом с моим лицом. - Ты видела Бюрта в первый раз?
        - Да, - шепнула я.
        - Что ты ещё сделала? - снова заговорил он вполне спокойным тоном. - Потёрлась об него, взяла что-то, он… поцеловал тебя? Трогал тебя?
        От таких предположений становилось дурно. Да я не виновата ни в чём!
        - Я… я его держала, потому что он валился с ног, - шмыгая носом, просипела я. - Но на этом всё. Он отказался от помощи, и я, дав ему свой платок, пошла на рынок. Больше ничего не было, Лорин. Я его больше не видела… правда…
        Отчаяние медленно, но верно начало подниматься во мне. Что с моей жизнью?! Почему я стою тут и реву оттого, что меня трогают малознакомые ликаны и обвиняют в том, чего я не делала? Наверное, мне действительно лучше не жить. Если всё так дальше пойдёт, то у меня просто не будет выбора. Скоро слёз совсем не останется. Хотя… буду конкретно размышлять, когда Лорин начнёт меня бить. Не знаю, он выглядит так, словно способен на это, но он ничего не делает. Вот, когда доведу его, тогда-то я, скорее всего, и прочувствую всю тяжесть его руки и всю силу местного Верховного альфы.
        - Платок? - переспросил мужчина после небольшой паузы.
        - Тот, который я всегда с собой носила, - начала вытирать мокрое лицо. - Он у меня ещё… с моего настоящего дома. У… у Бюрта крови на лице много было и я отдала его ему, чтобы он вытерся… думала, он не возьмёт - я его долго не стирала…
        Кожа на лице пылала оттого, что я её тёрла и орошала солёными слезами. Хотелось выйти на улицу, чтобы как-то успокоиться и привести себя в чувство. Ещё и с волос вода иногда капала… а я ещё в пижаме. Позорище.
        Они молчали. Я уже начала смотреть на свои руки, не смея поднимать глаза выше. Я держала их у лица, сжатыми в кулаки, чтобы как бы закрываться ото всех и иногда протирать глаза.
        - Лорин, ты должен был ей всё объяснить, - со вздохом заговорила Кара, напугав меня. - В твоём положении эта девочка самое слабое место, на которое уже надавили. Ты почему её так подставил? Знаешь ведь, что Бюрт тебе в спину дышит, и всё равно так халатно относишься к вопросу безопасности.
        Она… она отчитывала Лорина? Мне не послышалось? Я даже посмотрела на неё. Брови нахмурены, взгляд серьёзный. А разве его можно?.. Растерянно захлопала глазами, не понимая.
        - Сам уже понял, - вздохнул Лорин. - Она ведь не выходила толком никуда - вот и не беспокоился по этому поводу. Да и человек она…
        - Человек - не человек, а живёт она с тобой под одной крышей, - отрезала женщина. - Я тебя предупреждала на этот счёт. Следи за ней и за теми, кто каким-то образом входит в круг её общения. Второй раз может не повезти.
        Почему-то я пристыженно опустила глаза. Словно учительница ругала моего опекуна за моё плохое поведение. Опять стало страшно. Лорин же не станет отрываться на мне? Вроде не злится, так что, возможно, меня пронесло.
        - Ну, теперь-то к ней точно никто не подойдёт, - чуть насмешливо отозвался Лорин и вдруг убрал несколько мокрых прядей с моего лица. - А если и подойдёт, то этот трусливый оленёнок точно мне расскажет. Да?
        Я закивала. Да я про каждого прохожего буду рассказывать! Ну их всех в лес! Думать - думать, буду теперь говорить обо всём! Пусть это будет бредом, но такого повториться не должно! Никогда.
        - Пойдём, чаем меня напоишь, а то она у тебя сейчас в обморок хлопнется, - усмехнулась расслабившаяся старейшина.
        Я сглотнула. Лорин. Со своими взглядами точно меня в могилу сведёт. И ведь чувствую, как он смотрит. Зачем?! Я ничего не скрываю, говорю то, что требуют. Просто наслаждается моим страхом. Животное.
        Его пальцы подцепили бретельку моей ночнушки. Я мгновенно обхватила себя за плечи и выгнулась в противоположную от него сторону, не позволяя ничего сделать. Идиот… тут же женщина!
        - Не трогаю - не трогаю, - фыркнул он, убирая руку. - Спи, так уж и быть.
        И он наконец-то отошёл от меня, давая пространство. Через несколько секунд моя комната опустела, и я наконец-то свободно вздохнула. Неужели пронесло?
        Уснула я быстро, но ночью часто просыпалась. То мне холодно, то мне жарко, то руку отлежу, то ногу. В итоге не выдержала и, обмотавшись в своё одеяло, влезла в тапочки, и пошла на улицу. Старалась шагать тихо, ушуршала вниз и вышла на задний двор. Было темно-темно. И сейчас идея ночной прогулки мало мне нравилась. Плохо различала силуэты строений, и от этого казалось, что это тени каких-то чудовищ. Не найдя ничего лучшего, присела на деревянные двери, ведущие в погреб.
        Интересно, что там, кстати? Надеюсь, там нет цепей и гробов. А если и есть, то я не хочу об этом знать.
        Сидела долго. Расхрабрилась и, забравшись повыше, облокотилась на стену дома. Прохладный, свежий воздух дарил настоящий покой. Было очень тихо, и я начала потихоньку засыпать. Одеяло грело меня, и сидеть оказалось вполне себе удобно…
        - И что ты тут делаешь? - раздался вкрадчивый голос.
        Я вздрогнула и готова была поклясться, что не слышала приближения этого полоумного! Какого чёрта он ходит, как приведение?!
        - Сижу, - буркнула я, не поворачиваясь к нему.
        - Я не слепой, - серьёзно отозвался он. - Ночь на дворе, а ты, как собака, во дворе спать собралась?
        Обидно было только за его тон. Вообще, все его слова я воспринимала слишком буквально. Не мудрено, он теперь моё всё. Даже в голове это звучит противно.
        - Я не сплю, просто вышла посидеть, - оправдалась я, поджав пальцы на ногах. - Извини, что я тебя разбудила.
        - Да ты топаешь, как нефилим, - услышала раздражение в его голосе. - Марш в свою комнату.
        Я тут же поджала губы, но вставать пришлось. Командир недоделанный. Всё ему не нравится! А я, может, единения с ночной природой ищу! Чем мешаю? Непонятно.
        Подобрав одеялко, пошла в дом. Боясь споткнуться, шла медленно. Лорин всё это время стоял сбоку, явно недовольный моими действиями. И как он следит-то за мной?! Неужели у него такой чуткий слух, что он реально всё слышит? А как же он спит тогда ночами? На улице ветер дует, может, кто-то мимо пройдёт, а он? Просыпается? Наверное, поэтому он и злой такой всегда. Не выспится и ходит бурчит.
        - Живее, - шикнул он на меня, вынуждая меня ускоряться.
        Кругом была тьма, но страх, который топал сзади, подгонял меня. Бежать!
        Кто ж знал, что одеяло выше поднимать нужно? И вот я, наступив на край, спотыкаюсь и падаю вперёд. Больно не было, скорее страшно. Чёрт! Ну надо же! Растянулась прямо… на полу! Не пойму, где я! В кухне, что ли?
        - Богдана, ну что ты, как щенок-то двухдневный! - раздался сзади сердитый мужской голос. - Под ноги смотреть нужно!
        Я заворочалась, поднимаясь. Ну, знаешь!
        - Я не вижу ничего, - тихо пробубнила я себе под нос, пытаясь вновь не упасть.
        Что за жизнь?! Пусть не торопит меня! Я ведь… просто подышать вышла! Не спится мне! Достал! И в темноте мне становилось страшно. Убийца.
        - Всё время забываю, какие люди слабые, - услышала его усталый вздох.
        Поджала губы. Может, не молчать? Не накажет ведь он меня за то, что я ему ответила? Не должен…
        - Мы не слабые, - тихо возразила, поднимая одеяло выше. - Просто вы слишком…
        Нащупала рукой стенку и пошла по ней вперёд. Зря вообще начала, не стоило даже рта открывать. Чуть глупость не сморозила. Надо идти наверх и пытаться уснуть. Наверное, получится, свежим воздухом-то подышала.
        - Какие? - спросил Лорин, явно заинтересовавшийся моей смелостью. - Договаривай, раз начала.
        Наверное, в нём что-то есть человечное. Это скука. Каждый день мы дома и постоянно молчим. Поначалу всё хорошо, а потом надоедает. Он же тоже живность, которая привыкла контактировать с другими существами. Работа - есть работа. А дома… грусть и печаль. Хотя, может я и ошибаюсь. Он же зло, а злодеям бывает грустно? Вряд ли.
        - Подавляющие, - выдала я, подумав.
        Увидев очертания стола, тут же коснулась его руками и пошла по кругу, стараясь ничего не задеть. Так, тут уже рядом лестница.
        - Разве я тебя подавляю? - спросил Лорин, заставив меня вскинуть брови от удивления.
        - Да, - коротко ответила я почти сразу же.
        Так, стенка! Осторожно повернула и нащупала ногой первую ступеньку. Фух, наконец-то! Скоро я буду у себя в кроватке.
        - Чем же? - вновь вопросил он, следуя за мной. - Бить не бью.
        - Спасибо, - кивнула я.
        - Да я не об этом, - фыркнул ликан. - Ты скажи, что тебя не устраивает, глядишь, что-то сделаем с этим.
        Это мне не нравилось. Он мне предлагает сесть за стол переговоров? Это после двух месяцев-то молчания и упрёков?! Или его забавляет тот факт, что мы завалили парня вместе?! Ненормальный.
        - Это слишком сложный вопрос, - попыталась я уйти от ответа, продолжая перебирать ногами, придерживаясь за стенку.
        - Я тебе навстречу иду, а ты не хочешь подумать? - услышала в его голосе злые нотки.
        Надо быстрее подниматься! В темноте лестница кажется бесконечной!
        - Если я начну говорить - хорошим это не кончится, - попыталась я придать голосу серьёзности. - Спокойной ночи.
        Я дошла и уже нащупала ручку своей двери! Всё, никакого Лорина! Готова видеть его только утром и вечером! Ночь - моё время одиночества! Туда он не смеет лезть!
        - Вообще-то мы не договорили, - вновь подал голос мужчина, тоже заходя в мою комнату.
        Так! Надоел! Понимая, что внутри поднимается страх, залезла на кровать и расправила одеяло, словно прячась под него. Он не посмеет опять начать ко мне приставать. Это уже наглость! Опять он в мою комнату припёрся! Дня мало было! Чёрт, да что же это такое?! Лучше уже умереть, чем каждый раз, видя этого сереброволосого мужчину, нервничать, как в последний раз.
        - Лорин, ну, а чего же ты хочешь от меня? - искренне не понимала я. - Я ведь делаю всё, что ты говоришь…
        - Не всё, - тут же отрезал мужчина. - Просто ты живёшь в иллюзии последнее время, надеясь на другую жизнь.
        Прикусила губы с внутренней стороны. Ненавижу.
        - Мне, получается, надеяться нельзя? - тихо вопросила я, почёсывая плечо.
        - Вообще можно, если это не мешает тебе ухаживать за домом, - увидела приближающийся силуэт. - Я просто хочу открыть тебе глаза на некоторые особенности твоего нынешнего «образа жизни».
        Лунный свет был тусклым, но я увидела, как Лорин сел ко мне на кровать. Я тут же отсела на другой край, вызвав хмыканье со стороны ночного визитёра.
        - Лорин, ну, не надо, - тут же жалостливо нахмурила я брови, подгребая к себе одеяло в качестве защиты.
        - Хорошо меня уже знаешь, - тихо засмеялся он. - Вот только твои жалостливые оленьи глазки не вызывают во мне ничего, кроме желания поиметь тебя во всех позах.
        Гадко! Поджав колени к груди, уткнулась лбом в них, желая исчезнуть. Да как он может?! Зачем мне такое говорить?! Гад!
        - Расслабься, сегодня я тебе не достанусь, - насмешливо фыркнул мужчина. - Хочу просто ещё раз напомнить тебе, что замуж ты никогда не выйдешь. Не будет у тебя другой семьи. Друзей тоже не будет. Можешь общаться с нашими, так и быть.
        22 глава
        Нижняя губа затряслась от обиды. Нет! Ну, зачем он так говорит?! Это же неправда… или правда? Он не шутит? То есть он даже не рассматривает такой вариант, где я возвращаю ему все деньги, которые он потратил на меня? Какой идиот!
        Слёзы-таки защипали глаза, и я шмыгнула носом. Такая злость во мне проснулась, но страх тушил её. Пары поднимались, образовывая отчаяние. Неужели я буду жить вот так вот года?! Постоянно выслушивать упрёки со стороны животного, стирать и убирать за ним, а ещё получать по первое число просто за сплетни?! Это жизнь?! Без семьи! То есть… у меня не будет детей? И мужа не будет нормального?.. Ну, знаешь!..
        - Я тогда убегу… - прошептала я, начиная тереть глаза.
        - О, - протянул он глумливо. - Ну, попробуй. А когда тебя вернут - я тебя поимею прямо на пороге… жду не дождусь, когда же ты решишься на такой отчаянный шаг.
        - Тебя Бог накажет… - заплакала я.
        - Я не верю в твоих Богов, я верю в себя, - вздохнул он, вставая с постели.
        - Всё равно накажет, - заупрямилась я шёпотом, смаргивая солёные капли с глаз. - Твоё невежество тебя не спасёт на Высшем суде.
        Эта мысль меня грела. Его всё равно накажут! Он понесёт ответственность за содеянные поступки!
        - Котёнок, ты мне никак угрожать удумала? - раздался совсем рядом мужской голос.
        Он не ушёл, а наоборот обошёл кровать и встал рядом со мной! Я медленно подняла на него заплаканное лицо. Секунда, и я всё поняла. Резко дёрнулась в противоположную сторону, но ликан тут же ухватил меня за руку и быстро сел рядом со мной.
        - Нет! Лорин! Я не угрожаю! Просто это то, что тебя ждёт! - запаниковав, воскликнула я в ночной тишине. - Не надо!
        Держа за предплечье, он обнял меня и притянул к себе. Одеяло куталось в ногах и мешало мне вырываться. Я запыхтела, не вынося такого близкого контакта с негодяем.
        - Вообще-то это и есть угроза, - как-то подло отозвался мужчина. - Откуда в тебе столько силы?
        И с этими словами Лорин приподнялся, поддёрнул меня вверх и… упал сверху, придавливая. Я задёргалась. Нет! Он не посмеет! Не после случившегося!
        - Лорин, не надо! - зашептала я в ужасе, глядя в его лицо. - Я всё поняла! Слезь, пожалуйста!..
        Охреневший мужчина подпёр голову одной рукой, приближаясь к моему лицу ещё ближе. Мне было тяжело, но это меньшая из бед. Поверьте.
        - Разве я что-то делаю? - его тон казался будничным. - Мы просто говорим.
        - Лорин… - простонала я в панике.
        Я просто упёрлась в его обнажённую грудь руками, молясь, чтобы это сработало. Мужчина! На мне! Срам!!!
        - А давай мы попробуем, и если тебе не понравится, то больше не будем? - предложил нахал.
        Он взял локон моих волос и начал медленно накручивать его на свой палец, вызывая во мне омерзительные ощущения. Ликан! Псина в конце концов предлагает мне совокупление! Остановите планету, я сойду! Бред! Просто абсурд какой-то!
        - Нет, - замотала я головой. - Лорин, ну ты же приводил уже девушку. Приведи ещё кого-нибудь, если тебе очень хочется. Пожалуйста, не трогай ты меня.
        Я просила его. Мне было трудно дышать, но пока я терпела.
        - Зачем мне кто-то, когда есть ты? - спросил он, потягивая меня за волосы. - А?
        - Я не буду заниматься с тобой… Этим, - запыхтела я зло. - Хоть убей меня - не буду.
        Вот тут я была категорична. Тут я прогибаться не собираюсь! Моя честь - это всё, что у меня есть! Потеряв её, кем я буду? Очередной подстилкой? Нет уж. Умру девственницей и точка! Этого у меня не отнимут!
        - Этим? - усмехнулся Лорин. - Больше тебе не с кем заниматься-то будет. Попробуешь, и твой избранник скорее всего примет смерть. Другое дело я. Живём мы с тобой вместе, друг другу нравимся, так почему бы не рискнуть?
        Я часто захлопала глазами. Нет, ну такой наглости я вообще никогда не встречала! Хам!
        - Лорин, мне очень тяжело, - не выдержав, взмолилась я. - Дышать не могу…
        Он чуть сместился, давая мне свободу, а его свободная рука, выпутавшись из моих длинных волос, начала гладить моё лицо, вынуждая терпеть все эти вроде бы нежные, но тем не менее омерзительные прикосновения. Понятно же зачем он это всё делает! И… меня так иногда Марфа трогала, просто водила пальцем по лицу, вынуждая успокаиваться. От этого в груди разрасталась боль и скорбь по своему прошлому.
        - Так что? Подаришь мне свою девственность по-дружески?
        Я с каким-то немым страхом взглянула в мужское лицо. Так и лежит на боку, подпирая голову одной рукой, только теперь не давит на меня. Идиот. Кто его воспитывал вообще? Неужели он таким самодовольным сам вырос?
        - С чего ты взял, что ты мне нравишься? - нахмурилась я, отворачиваясь.
        Рука мужчины на несколько секунд замерла, прекратив свои пошлые поглаживания моих губ.
        - То есть не нравлюсь? - уточнил он.
        - Да, - уверенно выдала я.
        Рука его сместилась на мою шею и начала осторожно, словно массировать моё горло. Я тут же сглотнула. Никак придушить меня собрался? Неужели дошло, что с меня толку, как с гуся вода?
        - Тогда тебе не понравится, - выдал ликан. - Поскольку я собираюсь именно сегодня… снять сливки.
        Что? Этого я не поняла. О каких сливках он говорит?
        - Лорин, отстань от меня, пожалуйста, - тихо попросила я в тишине. - Я очень хочу спать, и мне завтра нужно на рынок.
        Я взывала к его разуму. Мне ведь завтра предстоит очередной день ублажения его Величества!
        Вдруг я почувствовала, как ликан перемещается и уверенными движениями вклинивается своим коленом между моих ног, намереваясь их раздвинуть. Я тут же начала сопротивляться и попискивать, когда у меня это не выходило. Только не это! Он не посмеет! Не в моей комнате!!!
        - Помогите! - взвыла я в отчаянии, пытаясь спихнуть похотливого негодяя с себя.
        - Кого ты зовёшь? - потираясь о мою щеку носом, проговорил насмешливо мужчина.
        - Кого-нибудь! - зашипела я, скидывая его руки со своей груди. - Хватит! Я не хочу!
        - Аппетит приходит во время еды, - засмеялся Лорин, начиная задирать мою ночнушку. - И никто не придёт… тебе никто не поможет…
        Его горячий язык начал скользить по моей шее, вызывая мурашки и какие-то спазмы во всём теле. Нет! Убью его! Он не посмеет! Но голова… она гудела, силясь придумать хоть какой-нибудь план. Руки подрагивали, всё тело было напряжено, и я не могла сбросить с себя чувство какой-то обречённости.
        Вырвав одну руку из-под тяжёлого тела ликана, позабыла о своём страхе перед этим существом и успела выписать ему несколько подзатыльников прежде, чем он перехватил мою руку и сильно сжал её:
        - Это бунт, котёнок?
        Я повернулась к нему, злобно поджимая губы и прожигая его лицо насквозь. Столько страха и ненависти во мне было, что я была готова голыми руками его придушить! Но… я не могла. И от этого становилось ещё хуже.
        - Ты же обещал мне, что не будешь насиловать! - обиженно выдала я, дёргаясь. - Лорин, сдержи ты хоть это слово!
        Он замер на несколько секунд.
        - Я тебя бью? - спросил он, обдав мою щёку горячим дыханием.
        - Нет, - ответила я.
        - Значит, это не насилие, - сделал вывод он и попытался поцеловать меня в губы, но я дёрнула головой в сторону.
        - Изнасилование - это когда мужчина берёт девушку против её воли! А я против, Лорин!
        - Опять ты чушь несёшь свою божью, - словно отмахиваясь от меня, фыркнул он, щекоча моё лицо своими волосами. - Раздвинь ноги и снимай свои штаны.
        Я ещё сильнее вся сжалась. Урод!
        - Это не чушь и не штаны! - задёргалась я. - И, Лорин, если ты попытаешься…
        Страх в принципе исчез, оставив чувство сохранения чести у руля. В жизни бы не сказала столько слов этому мерзавцу, но положение, так сказать, обязывает!
        Его большая ладонь опустилась на моё лицо и быстро сместилась на рот, зажимая его:
        - Заткнись ты уже. Захочу и сделаю с тобой всё, что в мою голову взбредёт. Сейчас все мои слова и обещания теряют свою силу, ибо отныне ты моя сучка…
        Вторая его рука начала задирать ночнушку и трогать мое бедро и живот. Я вновь начала рыпаться. От бессилия глаза заслезились, и я даже попыталась укусить нахала, но не вышло. Да быть того не может! Сердце гулко стучало о рёбра, грозясь разорваться от страха. Он меня трогает! Этот мерзкий пёс! Нет! Я не могу… не с ним! Посмотрела в потолок. Боже, помоги мне, подари ты мне смерть уже! Что за мука? За что, твою налево?! Хочу свободу! Прошу тебя!..
        Не знаю, что случилось, но извращенец замер, целуя мою грудь через ночнушку, а второй рукой пытаясь стянуть с меня панталоны. Всё в моём теле остановилось, я даже дыхание задержала.
        Лорин поднял голову и посмотрел куда-то в сторону.
        - Я не знаю каким Богам ты молишься, но они тебя явно любят, - чуть хрипло проговорил мужчина, поднимаясь с кровати. - Но мы не закончили.
        Он встал и пошёл на выход. Я тут же села, судорожно натянула одеяло до носа и вытаращилась на дверь. Лорин… пошёл вниз. В тишине раздались голоса. Кто-то пришёл? Да быть того не может! Я вновь посмотрела в потолок:
        - Спасибо…
        Ещё целый час я лежала, закутавшись в одеяло и крепко держа края в руках. Так сильно, что мышцы сводило судорогой. Урод. Я… я не знаю, что мне делать! Бежать? А смысл есть?! Да и куда… что же за невезение-то такое?! Неужели мне действительно придётся подарить свою девственность этому животному?! Может… попытаться напасть на него? Глупо и невозможно, но вдруг за попытку он меня убьёт? Те ликаны оспаривали его главенство, и один из них поплатился жизнью. Может, он и меня убьёт? «Или изнасилует», - подсказало воображение. Содрогнулась и неосознанно сжала колени ещё сильнее.
        Резко распахнула глаза. Светло. Уже утро? Я даже не заметила, как уснула. И был ли это сон? Будто я провалилась куда-то… казалось, что прошло несколько секунд с того момента, как я судорожно куталась в одеяло, молясь про себя. Это плохо. Я не выспалась, но попытаться вновь заснуть не получится. Надо идти на рынок. И что мне теперь делать? Лорин… Он с каждым разом заходит всё дальше. И сколько мне осталось жить со своей честью? День? Два? Неделю? Он её отберёт. Старейшина уже убедилась в моей невинности, и с меня сняли голословные обвинения, а это значит, что сохранять мою невинность уже не надо. То есть эта нечисть Северного Леса может в любой момент изнасиловать меня. Он мог и раньше, но тогда было всё как-то по-другому. Он словно мною брезговал. Или… был просто-напросто равнодушен ко мне. Да, наверное, так. Пару отказов, и у него как отрезало. Точно. Наверное, понял, что со мной ничего путного не выйдет, и прекратил попытки. Я ведь хорошо работаю, дом ухожен, а значит превращать в постельную грелку меня не нужно. Я как бы устоялась на одной «должности», и перемещения такие существенные
произойдут только в том случае, если я буду непригодна. Получается, я должна просто хорошо работать?.. Но я ведь всегда старалась сделать всё, чтобы Лорин был мною доволен, и ему не к чему было придраться! Но вчера… он меня чуть… Несколько минут, и это животное бы точно… Потерять девственность после убийства парня - это нереально. Такого не должно быть. Словно… мы совокупились бы на его похоронах! Господи, помоги. Нашли ты на меня уже какую-нибудь болезнь! Пусть я мучаюсь, пусть превращусь в урода, но так жить… это хуже Ада.
        Неожиданная и безумная догадка посетила мою голову. Вдруг я уже умерла? Просто упала в очередной раз с лошади, и лекари просто не смогли мне помочь? А всё это… лишь плоды моего воспалённого сознания, которое отказывается верить в смерть своей хозяйки. Жуть какие мысли приходят ко мне с утра. С моим психическим здоровьем явно что-то не так. Постоянный стресс, домогательства и внутренние склоки плохо влияют на меня. На любого. Я слишком слаба для такого… это не моё. Просто кто-то случайно перепутал судьбу, и мне досталась та, что предназначалась падшей, склочной женщине, которая так часто грешила, что это стало частью её жизни.
        Надев платье, застелила кровать, взяла расчёску и спустилась вниз. В доме стояла тишина. Я старалась ступать как можно осторожней, чтобы не разбудить Спящего Принца. Возможно, конечно, что вчерашний инцидент был результатом выбросов гормонов или радостью от победы (над Бюртом), и поэтому Лорин так набросился на меня, но… сейчас, ощущая песок в глазах и ноющую боль в мышцах, я понимала, что этого не будет. Вот просто так. Пусть попробует. Я даже говорить ничего не стану. У меня случится истерика, ибо терпеть это более я не могу. Это было понятно изначально, поэтому… у него не выйдет. Наверное, это единственное, в чём я уверена. Просто буду драться, как умею. Царапаться, пинаться, махаться. Пусть это будет бесполезно, но я не сдамся. Хоть я и трусиха, но в моей душе сидит злой дракон, который охраняет то единственное сокровище, что осталось у меня. Это мои принципы и убеждения. Их я отнять не позволю. Они забрали свободу, но на этом всё. Это я решила точно и навсегда.
        Возможно, я была слишком разгневана вчерашним происшествием и недосыпом, но заплетя косы, я еле сдержалась, чтобы не совершить глупость. На долю секунды во мне появился порыв прямо сейчас подняться к ликану и… не убить, а решить вопрос. Просто поставить его перед фактом. Либо он убивает меня прямо сейчас, либо навсегда прекращает свои грязные домогательства! Пусть решит!
        Но, постояв несколько секунд в кухне и осмотрев ставший родным дом, поняла, что не могу. Порыв исчез, и пришло какое-то обречение. Как же я устала. Он просто выжимает из меня все жизненные силы! Я не могу так больше. Я устала… Забавно. Только сейчас поняла, что если бы отдалась Лорину раньше, то в тот раз, когда Бюрт обвинил меня в связи с ним, я бы не отделалась простым «осмотром». Меня бы убили. Вот чёрт. Сама того не осознавая, я спасла себе жизнь. А надо ли мне это теперь?..
        Взяв корзину и кошелёк, отправилась на рынок. Шла и дрожала. Как на меня отреагируют продавцы? Что скажут? Не удивлюсь, если они откажут мне что-либо продавать. Возможно, я зря иду… но не идти нельзя. Выслушивать кучу оскорблений в купе с яростными взглядами не хочу. Как же хорошо, что его отвлекли от… моего изнасилования. И кто это был? Кого благодарить? Может, старейшина, а может, и его стая. В любом случае больше такого не повторится. Ставить замок в своей комнате - это слишком. Я не в праве иметь личное пространство, должна быть благодарна за возможность спать в комнате, а не в общей гостиной на диване. А если?.. Шальная мысль вдруг озарила мою голову. Я возьму с собой нож. Страх тут же стянул желудок в тугой узел, но я попыталась отречься от этих ощущений. Нож будет моим билетом на тот свет. Нет, себя я убивать не буду - это грех, а вот обороняться от поползновений ликана - да. Либо убью его, либо он пристукнет меня за то, что я его ранила или попыталась… хороший вариант распрощаться с жизнью. Но должна признаться, что мне боязно, причём очень сильно. Только сейчас заметила, что своими
вспотевшими руками сжимаю ручку корзины с такой силой, что мои костяшки побелели. Переступить через страх можно только находясь в отчаянии или сильном гневе. По-другому никак. Дура…
        На рынке я старалась не поднимать голову. Первые продавцы и продавщицы были сонными и пока не вели задушевных бесед между собой, поэтому я шуршала полами платья под редкие переговоры ликанов. Ощущала, что все смотрят на меня. Мне было стыдно. Из-за меня они потеряли своего сородича. Из-за меня. Я, можно сказать, принесла ему смерть. Слёзы подкатили к глазам, но я сильнее сжала ручку, силясь успокоить бурю внутри себя. Лорин говорил, что ничего не будет, но… с каких пор я верю его словам? Он же лгун, каких поискать. Причём ещё и наглый. Когда ему напоминаешь о данных им же обещаниях, он словно злится на это. Но… зачем тогда обещать? Нельзя просто отказать? Наверное, мне никогда не понять ликанов.
        К моему жутчайшему удивлению ничего не изменилось. Мне совершенно спокойно продали овощи и мясо на рынке. Не было косых взглядов, никто не фыркал, не тыкал в меня пальцем, даже слова в мою сторону никто не обронил… словно ничего не случилось. Это меня обрадовало и заставило выдохнуть с облегчением, но возникали всё новые вопросы. Почему? Неужели Лорин до такой степени уважаем, что его слово никто не нарушает? Не верится, но похоже, что это так. Нет, Лорин однозначно внушает страх и ужас, но я думала, что это только со мной так происходит, но оказывается, что все вокруг… такие же, как я. В определённом смысле, конечно.
        Домой я шла слегка потерянная. Руку отягощала корзина с продуктами, а голову думы. Если поразмыслить, отбросив все свои чувства, то тут можно жить. Жуть, но я действительно пришла к такому выводу. Разумеется, если Лорин по-прежнему будет моим покровителем. Тут безопасно. Относительно, конечно, но всё же… мне не нужно заботиться о заработке, о своём положении в обществе. Я просто живу, словно… замужем. Чертовски глупо, но да. Я слежу за домом, готовлю, убираю… почти рабыня, только прав чуть больше. А это и есть жена. Только я не рожаю детей, и мы не ссоримся из-за наших родственников. Боже, какие только мысли не придут в дурную сонную голову…
        Готовка успокаивала меня. Я резала овощи, тушила мясо, вдыхала приятные ароматы и словно погружалась в себя. Было легко. По мне и не скажешь, что я на днях лишила парня жизни… пф, какие глупости.
        Раздался какой-то шорох, и я обернулась. От неожиданности чуть не выронила лопатку. Лорин! Твою ж…
        Он, не глядя на меня, разулся, потянулся и потёр затылок. Не поняла. Он… его не было дома всю ночь?! Лорин пришёл домой только сейчас?.. Но как же?.. Я была уверена, что он в своей комнате отсыпается, но вот это хмурое, чуть осунувшееся лицо выдавало своего хозяина.
        - Я был уверен, что ты ещё спишь, - почему-то заговорил мужчина, присаживаясь за стол и потирая глаза.
        Что ответить, я не знала. Я была… не то, что бы обижена, скорее… разгневана на него. Лжец нечеловеческий. Вечно врёт, вечно пристаёт… Может, у него травма в детстве была? Возможно, что-то с родителями. Воспитание закладывается с раннего возраста, причём чаще всего судьба ребёнка зависит от отношения отца. Мать также важна, но папа… это некий гарант уверенности, та опора, на которую ты всегда можешь опереться, тот самый воин, который защитит и научит. Думаю, его воспитывали какие-нибудь дяди и тёти, раз вырос он таким избалованным и наглым. Привык, что всё должно быть так, как он задумал, и всё тут. Но… это всего лишь мысли запутавшейся девушки, которая с каждым днём теряет смысл жизни.
        - Я всегда рано встаю, - ответила, отворачиваясь.
        Сколько месяцев мы уже вместе живём? Можно и запомнить, что я птичка ранняя, по мне лучше справиться со всеми делами с утра, чем откладывать всё на потом. Такой я выросла, поскольку это мои личные убеждения, и никто уже не разубедит меня в этом. Да уж, сегодня я особенно «весела». А всё почему? А вот из-за некоторых особо озабоченных и вспыльчивых личностей!
        - Это я знаю, просто ты вчера поздно легла, поэтому я предположил, что ты всё ещё отсыпаешься, - прозвучал голос мужчины.
        Я сильнее сжала нож в руке. Скотина. В груди медленно заворочалось негодование. Если бы могла, то давно бы придушила!
        - Это нервное, - чуть качнула я головой, методично шинкуя зелень.
        На какое-то время в кухне повисло молчание. Было слышно лишь шкворчание мяса и потрескивание углей в печи. Меня напрягало, что Лорин сидит за моей спиной, но за эти месяцы я к нему привыкла более или менее, поэтому старалась держаться обыденно, хотя вчерашний вечер не позволял мне этого.
        - У меня грязно в комнате, - вдруг сказал ликан, вынуждая меня замереть на несколько секунд и обернуться.
        Что? Да я убиралась дня три назад.
        - Да? - чуть приподняла я брови, мазнув по мужчине взглядом и возвращаясь к готовке. - Я сегодня приберусь.
        С каких пор он начал подмечать такие мелочи? То неделями молчал, забывая о моём существовании, а про пыль я вообще молчу… странно всё это. Не к добру.
        - Помнишь, что сказала старейшина? - вопросил он.
        Даже если постараться - у меня не получится. Незнакомая женщина облапала меня и отругала моего мучителя. Какое там?
        - Да, я помню, - кивнула я, подходя к плите. - Ты будешь есть сейчас или потом?
        - Сейчас, - услышала я. - И ты понимаешь, что на данный момент весь город - это твои враги?
        Рука замерла возле горячей сковороды. Враги? Что? Но… я думала, что… Нет, не может такого быть. Я совершила чудовищное преступление, но не против всего города! Родственники и друзья погибшего - да! Но остальные?! Что за чушь? Простите, но всем как бы должно быть не до этого!
        - Но я думала, что…
        - Неужели? И как это? - перебил Лорин меня.
        Я хмуро взглянула на него через плечо. Волосы собраны в хвост, но небрежный вид и чуть щетинистое лицо всё равно заставляли меня ёжиться. Ликан. Вот так и не скажешь по нему, что не человек, а животное лесное. Частенько я его не понимаю в последнее время.
        - Что? - не поняла я, хватая прихватку и снимая сковороду с плиты.
        Чайник уже недовольно пыхтел, а значит его тоже можно скоро снимать. Не привыкла я готовить, когда на меня смотрят, особенно Этот.
        - Думать, - пояснил он любезно, заставив меня скрипнуть зубами. - Последнее время ты этим редко занимаешься.
        Если кинуть в него кочергой, то какова вероятность того, что она его прибьёт? Скорее всего маленькая, поэтому я лишь вздохнула и потянулась за тарелкой.
        - Лорин, я изначально понимала, что тут мне не будут рады, - начала я накладывать мясо. - И всё, что случилось…
        - Тогда какого хрена ты попёрлась помогать Бюрту?
        Я вздрогнула, поскольку Лорин повысил тон, а это плохо. Надо валить. Срочно!
        23 глава
        Старалась не поднимать глаз на ликана, когда принесла ему завтрак. Валить!
        Посчитав вопрос Лорина риторическим, развернулась и пошла в кладовку, чтобы взять метлу и совок. Уборка в спальне Его Величества не займёт много времени, зато я сразу же открещусь от его покоев и буду заниматься своими делами.
        - Богдана, я, вообще-то, с тобой разговариваю, - раздался возмущённый голос Лорина, и я чуть не выронила свой инвентарь из рук.
        Он даже развернулся, дабы смерить меня своим злым взглядом зелёных глаз. Вот чёрт! Ну, что я за дура такая? Не могу уже отличить нормальный разговор от беспочвенных претензий!
        - Прости, я хотела побыстрее прибраться в твоей комнате, - тут же оправдалась я, отведя взгляд в сторону.
        - Да неужели? А мне показалось, ты просто смываешься от меня, - серьёзно произнёс сереброволосый тип. - Или я не прав?
        И что делать? Признаться в своей трусости или обвинить его в его кретинизме?
        - Я тебя боюсь и не хочу, чтобы ты на меня ещё и злился, - вздохнула я, коря себя за свою трусость.
        Надо было сказать. Чтобы он уже меня лупанул и разбил все мои надежды! Мне это нужно! Чтобы я смотрела на мир широко открытыми глазами! А до этого я надеюсь! Мерзкое чувство, что всё ещё может наладиться, просто жжёт меня изнутри.
        - Знаешь, ты первая говоришь мне такое в лицо, - вдруг произнёс ликан чуть изменившимся тоном. - Почему?
        Исчезнувшая злость из его голоса несказанно радовала меня, но остальное напрягало. Что не так? Но это вроде не претензия, а… обычный вопрос. Серьёзный, но не до абсурда.
        Осторожно переступила с ноги на ногу, посмотрела в сторону, собираясь с мыслями. Для раннего утра такие разговоры не годятся, это точно, но отказывать нельзя.
        - Потому что это правда, - тихо произнесла я, желая провалиться сквозь землю.
        - Если ты боишься того, что я убью тебя, то ты можешь расслабиться, - выдал Лорин, словно разговор был о погоде, а не о моей жизни.
        И вот тут желудок мой несколько раз сжался. Его напускная расслабленность порождала во мне чувство брезгливости к его персоне. Подумаешь, говорим всего лишь о моей жизни! Какие мелочи.
        - Спасибо, - еле выдавила я из себя, смотря в сторону. - Я могу идти?
        Разочарование густой липкой жидкостью потекло по венам, разносясь по всему телу. К глазам вновь подступили предательские слёзы. Отлично, я буду жить, счастливая жизнь меня ждёт…
        - Но, судя по твоему тону и мокрым глазам, ты явно не согласна со мной, - сделал он вывод. - Это из-за того, что я не поверил тебе?
        Что? Я даже нахмурилась, силясь понять, о чём он ведёт речь. Когда он мне не поверил? Я стояла и непонимающе смотрела на чуть взлохмаченного мужчину. Может, ударить его совком? Что он сделает? Ударит меня в ответ? Убьёт? Последнее вряд ли, но вот наказать меня он сможет. «Надо, Богдана, надо его кокнуть. Одного парня с его помощью отправила на тот свет и с этим справишься», - вдруг заговорила моя тёмная сторона. Грубо, но я была согласна. И как же это осуществить?
        - Я не знаю, о чём ты, - тут же решила я закончить разговор. - Просто я не выспалась, и поэтому мои глаза слезятся, такое бывает.
        Перехватив метлу поудобнее, сделала пару шагов по направлению к лестнице, надеясь, что мне дадут возможность побыть наедине с собой, но нет.
        - Все доказательства были против тебя, и ты должна понимать, что я…
        Теперь до меня дошло, о чём он говорит, точнее, о каком случае. Опять мы возвращаемся к тому дню. Я бы всё отдала, чтобы забыть и никогда не помнить тот момент в своей жизни. Оказывается, стыд и страх смерти при смешивании дают адскую смесь. К горлу подкатил ком, но я, не ожидая, перебила ликана впервые:
        - Ты поступил правильно, поверив своим… сородичам. Я бы тоже поверила людям, если бы встал выбор.
        Это я сказала уверенно и даже громко, точнее обычно, но в присутствии Лорина я делала это крайне редко. Мужчина это тоже заметил и, кажется, даже не разозлился.
        - Я поверил своим сородичам не потому, что мы одной крови, - возразил сереброволосый. - Ты слаба во всех планах и в нашем обществе таких, как ты, давят.
        - Значит, ты должен знать, что долго мне не протянуть, - сглотнув, выдавила я из себя. - Постоянно следить за мной у тебя не получится, да и… не нужно это.
        Лорин говорил то, что я итак знала. Просто, когда твои мысли озвучивают - они приобретают плоть и становятся настоящими. Если об этом говорит Он, значит это правда, а не плод моей зарождающейся паранойи.
        - О, как же тебе не терпится с жизнью своей расстаться! - как-то издевательски рассмеялся ликан, наклоняя голову в бок. - Я видел отчаянных, видел сумасшедших, а ещё больше я видел идиотов. Но ты словно взяла от каждого понемногу. Ты чокнутая, раз хотела убить себя. Ты умна, поскольку ведёшь себя хорошо. Ты смелая, постоянно переча мне в некоторых вопросах. И в то же время ты сумасшедшая девчонка, не осознавшая до сих пор свою роль в жизни. Да, случилась трагедия, и тебя выбросил твой же папочка. Ну и что? Ты голодаешь? Мёрзнешь? Быть может, тебя кто-то каждодневно избивает?! Чего ты ходишь, как неприкаянная? Ревёшь по ночам, говоришь сама с собой, ругаешь себя и сама же нахваливаешь. Что с тобой не так? Кто тебя воспитывал? Люди и ликаны разные, но не до такой степени. Тебе словно нравится жалеть себя. Ты, наверное, так и ждёшь, когда я повышу голос, дабы начать лелеять свою надежду на великое спасение. Но я скажу тебе одно, дорогая моя, ты здесь. Что будет завтра, я не знаю и никто не знает. Может, все мы умрём, а может, нет. Богдана, ты должна жить сейчас. Строй планы, но не надейся на них,
отпусти их, не держи. Вот я, вот ты. Всё.
        Я стояла и слушала его с мокрым лицом от слёз. Меня отчитали, как малого ребёнка. Боги, даже отец никогда не говорил столь длинных тирад. Даже когда я пробралась в винный погреб и уронила три бочки с вином. Схлопотала розгами, но так меня не отчитывал никто. Руки болели, поскольку я сжимала чёртову метлу и совок сильно, чтобы сдержать всхлипывания. Перед глазами всё плыло, но я держалась, изредка вздыхая. Слова животного били в цель, обезоруживая меня окончательно. Это существо было право. Во всём. И от осознания этого факта я начинала считать себя идиоткой. А он, оказывается, не тупой четырёхлапый комок шерсти.
        - Мне больше ничего не остаётся, как надеяться, - прошептала я с дрожащим подбородком.
        Лицо пылало от стыда. Жалко выгляжу… более, чем уверена.
        - Какая же ты трудная, - вздохнул Лорин. - Выглядишь же, как взрослая девушка, а вот сердцевина у тебя… ну, точно детская.
        - Потому что я и есть ребёнок, - шмыгнула носом. - А ты… плохой чело…
        Я запнулась и подавленно замолчала. Чего я хочу от ликана?
        - Прекрати плакать, я не могу на тебя смотреть, - Лорин дёрнул головой. - Успокойся и живи. Слушайся меня, и всё будет в порядке. Всё образуется, ты привыкнешь, смиришься и…
        - Я хочу уйти, - вдруг уверенно, но всё же тихо произнесла я, утирая лицо.
        Повисла тишина. Ненадолго, но эти секунды казались долгими, словно прошли часы, прежде чем он ответил.
        - А я хочу, чтобы ты прекратила нести чушь, - тоже заявил мужчина, откидываясь на стул. - И что мы будем делать? Ждать, когда это наконец-то случится?
        Я его боялась, как раньше, ничего не изменилось, но… я обрела какую-то странную решительность. Мне надоело. Пусть решится всё сегодня! Какая разница, когда умереть? Сейчас или через месяц от рук завистников Лорина? Нет разницы, просто я успею побольше наготовить и разгрести бардак в доме. Всё. У меня нет больше цели. Я должна уйти. В любом смысле.
        - Я уйду, - я даже закивала, словно поддерживая саму себя. - Сегодня.
        Со мной происходило неведомое. Ушёл страх, ушла душевная боль и терзания. Моя чаша терпения переполнилась. Пора. Убегу или умру. Дальше жить бесполезно. Лорин прав, я люблю себя жалеть, но кто обо мне будет думать, кроме меня? Папа? Лорин? Никто. Я никому не нужна, и если мне предстоит всю свою жизнь посвятить мытью полов и приготовлению еды для этого мужчины, то лучше смерть. Абы какая жизнь меня не устраивает. Либо свобода, либо ничего. Давно надо было это понять, но требовалось время и вот, наконец-то, я прозрела!
        Как-то отрешённо бросила осточертевший инвентарь на пол и, подхватив полы платья, я словно зачарованная двинулась к двери.
        - Ты, что, серьёзно? - закатил глаза ликан, поднимаясь. - Совсем обезумела?
        Я его словно не слышала. Подошла к двери, схватилась за ручку и потянула её на себя. Секунда, и перед лицом мелькнула рука, которая толкнула дверь обратно, преграждая мне ещё и путь. Тут же поджала губы, и волна злости накрыла меня. Ненавижу.
        - Отойди, - пропыхтела я, избегая его взгляда.
        Мои руки тряслись, я была готова вот-вот сорваться и просто-напросто начать биться в истерике, поскольку мне не позволяют делать то, что я хочу. Действительно, по-детски.
        - Или что?
        Эта фраза сорвала все планки. Я его так возненавидела… не заметила, как пихнула его. Просто толкнула рукой в плечо. Потом ещё раз. В какой-то момент я перестала считать сколько раз я пыталась отодвинуть это чудовище со своей дороги. Но он стоял, не сдвинувшись ни на миллиметр, чем возрождал моё отчаяние.
        - Ненавижу тебя! - заплакала я вновь, пытаясь открыть дверь. - Лорин, выпусти меня!
        Обессиленно, словно старая кошка, я скреблась в дверь, орошая её своими слабыми ударами. Было погано. Я презирала себя за слёзы, но ничего поделать не могла.
        - Именно поэтому женщинам в людском мире не дают право голоса. Вы эмоционально нестабильны, ваше настроение меняется с невероятной скоростью, и чтобы ты не говорила про равенство и уважение к слабому полу, я не поверю ни единому твоему слову. Ты не умеешь сдерживать свои порывы, в большом мире тебя сожрут и не подавятся. И на что ты надеялась? Что сбежишь, сумеешь пройти через Северный лес, не попадаясь при этом гримам на пути? Ты ничего не умеешь, кроме стирки и уборки с готовкой. А на сколько я знаю, все человеческие женщины обладают этими качествами. Ты понимаешь, к чему я веду? Нет? Так я любезно тебе разъясню. Замуж тебя, может, кто и возьмёт, да только какой-нибудь деревенский забулдыга, поскольку девушка ты без приданного, без родителей, без всего. Ты нищенка неизвестного происхождения. И у всех возникнет закономерный вопрос, а сохранила ли ты свою честь? Для человеческих мужчин ведь так важно быть первым, это жуткое чувство эгоизма, которое они объяснили правилами и замаскировали под религиозными предлогами. Замужем тебя будут бить. Утром, днём, вечером, а по выходным дважды. Знаешь
почему? Потому что ты никто, и вступиться за тебя будет некому.
        Я сползла по несчастной двери вниз, поджала колени к груди и зарылась в них лицом, дабы не видеть этого демона. Меня сотрясали рыдания в основном от своей же слабости и жалости. Я ничего не стою…
        - Но постой, - Лорин присел на корточки, словно силясь дожать меня окончательно. - Ты ведь хочешь свободы и независимости. Тогда тебе придётся устраиваться на работу. Особых умений у тебя нет, а значит тебя возьмут туда, где зарабатывают хорошей мордашкой и фигурой. Например, разносчицей в дешёвый кабак. Каждый день тебе придётся обслуживать зловонных мужиков, терпеть их приставания и унижения. Но это не продлится долго. Даже среди людей ты выделяешься, а значит на тебе можно заработать. Одним прекрасным днём тебя приволокут в бордель и заставят работать. Ты, разумеется, откажешься, и тебя будут бить. Много, часто и больно. И ты сдашься. Погрязнешь в толпах грязных мужчин, забудешь своё имя, возьмёшь новое, потом понесёшь от какого-нибудь заезжего солдатика и будешь в нищете растить своего ребёнка. Но он, скорее всего, умрёт, поскольку должного времени ты ему уделить не сможешь, да и к тому же твой хозяин не позволит тебе иметь его. Но постой, вдруг я не прав. Ты же не приемлешь физическую близость, а значит тебя убьют… или изуродуют. Без смазливого личика работать ты не сможешь, замуж тебя не
возьмут уже точно, и через пару месяцев ты сгниёшь на каменных улицах захолустного городка вместе с другими отбросами вашего общества. Но кто я такой, чтобы говорить тебе о таком? Ничего этого конечно же не будет, ведь ты не такая, и судьба тебя любит. Ты встретишь шикарного принца, и он увезёт тебя к себе, где вы будете жить долго и счастливо. А злой дядя Лорин просто воплощение Дьявола! Я позволяю тебе жить в уюте, делать, что хочется, требуя взамен лишь любви к этому дому. Да я же тиран! Как же ты, милая, до сих пор не умерла от тоски?! Да накажут меня твои человеческие Боги!
        Он резко встал, отошёл и… сел за стол. Я порывисто вздохнула и больно потёрла рукой по щекам. Как же он может… Я даже перестала всхлипывать. Лорин, словно не говоря мне ничего несколько секунд назад, сидел и ел. Он, мать вашу, просто ел! Унизил меня, проволок за волосы через все мои страхи и опасения, извозив при этом в помоях. Его слова казались мне хуже надругательства. Лорин говорил то, о чём я боялась даже подумать. Он плюёт в лицо вежливости и тактичности. Теперь я понимаю Бюрта. Тот, конечно, тот ещё урод, но Лорин ему мало уступает. Они друг друга стоят.
        Пока я сидела и пыталась успокоить нескончаемый поток слёз, до меня донеслись звуки шагов. Я коротко всхлипнула, но к дверному стуку всё же оказалась не готова. Я дёрнулась, и моё сердце на несколько секунд сбилось с ритма. Поскольку я подпирала дверь, вся вибрация дошла и до меня. Но я не торопилась вскакивать и пропускать незваного гостя.
        - Иди наверх, - спокойно произнёс Лорин, поднимаясь и направляясь ко мне.
        Я лишь сильнее вжалась в дверь, стиснула зубы и опустила подбородок вниз, будто упрямый бычок.
        Я всегда знала, что это животное особыми манерами не отличается, но проявление невежества и некультурности после его поучительной тирады было сверх меры. Эта псина просто схватилась за ручку и просто открыла дверь, отталкивая меня в сторону. Себя я не узнавала, поскольку сопротивлялась и всячески пыталась воспрепятствовать открытию этой чёртовой двери. Почему? Наверное, я была настолько зла, что желала любыми способами навредить ему. Чем угодно. Хоть как-то. Но как обычно у меня ничего не вышло. Меня просто прижало к полке с обувью.
        - Лорин, есть разговор, - донёсся до меня знакомый мужской голос.
        Мне было неудобно, но вставать я не хотела. Я ещё не наревелась, и мне не страшно, поэтому сегодня девочки бунтуют. Хватит пресмыкаться.
        - Проходи, - разрешил зеленоглазый.
        В кухню вошёл Морик. Дверь наконец-то закрылась, и я вновь развалилась под дверью. Лорин сел за стол, а мужчина, словно ощутив меня, обернулся.
        - О, мелкая, - удивлённо улыбнулся он. - Ты чего это?..
        Его видимо удивило место моего пребывания, а мокрое лицо в купе с красным носом и глазами великолепно дополняли картину страдающей затворницы.
        - Я живу здесь, - почему-то сказала я тихо, шмыгая носом. - Благодаря некоторым.
        Морик открыл рот, потом нахмурился, прикрыл его и глянул на альфу. Тот преспокойно ел, будто в кухне он находился совершенно один. Ненавижу его за это. Вечно какой-то не такой! То умиротворённый, то вспыльчивый, когда не нужно. Псих, одним словом.
        - Присаживайся, - обыденно выдал Лорин, обращаясь к своему другу. - У нас сегодня день откровений, поэтому наш цыплёнок осмелел и вылез из гнезда.
        Тут же прищурилась и скривила губы. Может быть, стоит броситься в него сапогом? Что он сделает? Кинет в ответ - это меньшее. Да и зачем швыряться вещами? Разве что выплесну свою злость и всё. Но это не то.
        - Да ты что? Это на неё так визит Кары подействовал? - вскинул усач густые брови.
        В городе они все одевались обычно. Брюки или кожаные штаны, рубахи, иногда накидывали сверху жилетки. Никаких плотных и закрытых одежд, ничего «серьёзного». Их всех можно было принять за обычного человеческого горожанина. Никогда бы не сказала, что Морик ликан. Пивовар, охранник, повар, но только не убийца. И уж тем более не волк.
        - Возможно, - продолжая есть, отозвался сереброволосый. - Кто их, этих женщин, поймёт?
        Я сжимала и разжимала кулаки, тяжело дышала и злилась. Говорит так, будто меня тут нет! Убью гада.
        Последующие несколько минут протекли слегка отстранённо. Морик рассказывал про какого-то подозрительного мужчину, который говорил о другом мужчине, который имел отношения к третьему. В общем, я не слушала их, думая о своём. Точнее, о словах Лорина. Как бы погано это не было, но этот сукин сын прав. Во всём! Как всегда! И в глубине души я понимала, что, выбив себе свободу, я не заполучу запланированную жизнь. Ни капли. Слабой девушке в большом мире места нет. Точнее, оно есть, но где-то в самых низах, на самом дне, там есть угол для каждого. То болото ожидает всегда каждого человека и с радостью принимает всех, кто падает. И, наверное, просто от злости на ликана я не желала это принимать. Тут мне будет лучше - этот тот факт, который я гоню от себя изо всех существующих сил. Это та правда, которую невозможно принять, не смирившись. А я не готова. Я просто не могу.
        - …поэтому я решил посоветоваться с тобой, - донеслись до меня слова Морика. - Пусть он поживёт, или нам его убрать по-тихому, пока этот сплетник не растрепал слишком много?
        Лорин уже отставил пустую тарелку и внимательно слушал своего товарища. Что-то внутри меня переклинило, и я начала подниматься на ноги. От жуткого напряжения голова слегка закружилась, но я облокотилась на косяк. Лицо стянуло от высохших слёз, глаза пекло, а губы были сухими. Я их нервно облизала. Усач проследил взглядом за моими телодвижениями, хотя Лорин вёл себя так, будто они были в кухне одни. Во истину игнорирование - самое лучшее моральное насилие. Меня переполняла обида, печаль и негодование. Делает вид, что ничего мне не говорил… как всегда.
        - Нас по-разному воспитывали, - мой голос оказался сиплым. - Не людей и ликанов, а тебя и меня. Мне не нужна абы какая жизнь, лишь бы набить брюхо и сидеть в тепле. Думаешь, я не понимаю того, что мне долго не протянуть в одиночку? Ты так уверен, что я мечтаю о принцах и о беззаботной жизни? Ты глубоко ошибаешься… впрочем, как и всегда.
        Я закусила губу с внутренней стороны, болью перебивая свою печаль. Как же мне надоело плакать. Я действительно слаба.
        Осторожно подняла метлу и совок. Хоть мне это и осточертело, но делать нечего, убираться придётся. Можно было бы устроить подобие забастовки, но что это даст мне? Я не устала, поэтому отдохнуть не получится, а вот сойти с ума от безделья - пожалуйста. К тому же я привыкла к этому дому с таким чудовищным хозяином.
        - О, я знаю, о чём ты мечтаешь, - вдруг заговорил Лорин, не поворачиваясь ко мне. - Свобода. Носиться от дерева к дереву и не иметь никаких обязанностей - это, разумеется, самая лучшая мечта.
        Вот тут я остановилась. Теперь он ещё и насмехается надо мной. В его голосе так и сквозила издёвка.
        Я почему-то развернулась и впилась ненавистным взглядом в белобрысый затылок.
        - Свобода - это когда твоя жизнь не принадлежит избалованному ребёнку, - произнесла я тихо, и Лорин мгновенно встал.
        Стул со скрипом отъехал назад. От этого неприятного звука я поморщилась. Когда увидела злое лицо мужчины, разумеется, тело сковал страх, и я просто наблюдала за тем, как он приближается ко мне. Я просто ощущала всем телом его. Этот мужчина… он был тем, кого я… Эти странные чувства не описать. Однозначно - это был страх, но на этом не всё. Похоже чем-то на изумление с нотками восхищения. Да-да, идиотизм, но я не могла найти внятного описания своих эмоций. Лорин был красивым, эти зелёные глаза с длинными чёрными ресницами, лёгкая щетина, правильные черты лица и необычного цвета волосы, которые сейчас были распущены и лежали на плечах. Небрежно застёгнутая серая рубаха на несколько пуговиц и запах. Порой я его не ощущала, таким неуловимым он был, а иногда… я чувствовала запах мокрой земли и какой-то травы.
        Вы видели когда-нибудь зверя? Не белку или утку, а именно опасное животное? Например, волка. Вот он стоит и скалит свои зубы, предупреждая тебя. Тебе страшно, но в то же время ты заворожена его красотой и грацией. Лоснящийся мех, всегда прелестная окраска, поза хозяина и мощь. Власть - это гнилая трясина, но если не касаться её, а лишь наблюдать, то она всегда поворачивается другой стороной. Великолепной и манящей. Так и сейчас. Страх вцепился в моё сердце когтями, но я завороженно наблюдала за тем, как Лорин приближается ко мне, и его сильная рука смыкается на моей шее, пригвождая меня к косяку. И лишь нехватка кислорода разбила витавшее в кухне волшебство.
        - Называя меня ребёнком, ты лишь ухудшаешь наши отношения, - проникновенно выдал он.
        Его рука не сдавливала горло, она просто держала меня, но мне всё равно казалось, будто меня душат. Это было в голове, знаю, но перебороть себя было трудно.
        - Ты сам просил меня говорить правду, - произнесла я.
        Лорин наклонился ко мне ещё ближе, и я тут же отвернула голову, не желая даже смотреть на него.
        - Очень интересно наблюдать, как ты веришь в свою покорность, - ликан даже усмехнулся, обдавая мою щёку жаром. - Выбирая, когда слушаться меня, а когда нет, ты поступаешь, как… ребёнок. Так что в этом доме нас двое.
        Я понимала, о чём он говорит. Смешно, но у нас все разговоры сводятся к сексу. Неужели это и есть тот оплот, за который мне нужно держаться?
        - Ещё интереснее смотреть, как ты пытаешься сохранить своё высокое положение, - не удержалась от колкости я.
        - Богдана, помолчи, - словно ощутив накалившуюся обстановку, вклинился Морик, - Лорин, нам нужно договорить.
        Усач пытался отвлечь Лорина, видимо, от моего убийства, поскольку рука на моей шее сжалась чуть сильнее. Рефлекторно уголки моих губ подёрнулись, поскольку я поняла, что задела эту статую за живое. Маленькая, но всё же радость.
        24 глава
        - Вы, женщины, так любите совать нос туда, куда не следует, - услышала я злой голос у самого уха.
        Мурашки побежали по всему телу, меня словно пронзил мороз.
        - Я хоть и девушка, но когда дело касается власти…, - я замолчала, вспомнив своего отца, - Таких самоуверенных, как ты убивают всегда самые близкие. Ты силён, храбр, посмотри, держишь в страхе такую могущественную тётку, как я. Но при всём при этом, ты слеп. Видишь далеко, а то, что творится у тебя под носом - не замечаешь. И попомни мои слова, ты узнаешь не об одном предателе…
        Договорить я не сумела, поскольку приток воздуха резко прекратился, но мне повезло, что я успела вдохнуть, иначе уже сейчас меня бы сотрясал судорожный кашель.
        - Кажется, я догадался почему твой папа продал тебя, - обманчиво спокойным голос заговорил Лорин, сдавливая мою шею, - Ты любого до исступления доведёшь, но, послушай, моя дорогая, ты этого не добьёшься. Я вижу и я знаю, что творится в твоей симпатичной головке. Хочешь умереть. О, а как ты любишь до-олго разглядывать ножи, постоянно коришь себя за что-то и сейчас… ты понимаешь, что от меня тебе никуда не деться, и ты хочешь, чтобы я решил этот вопрос раз и навсегда, да? Ваша же религия не признаёт самоубийство, а? И это хороший план, ведь я нет-нет, да буду сожалеть о твоей скорейшей кончине, ведь ты мне досталась не за просто так.
        Не выдержав, выдохнула, вцепилась в руку мерзавца своими тонкими пальцами, в надежде ослабить его хватку хоть немного, дабы сделать маленький глоток воздуха.
        - Я… тебя… убью…, - прохрипела я.
        Слёзы от жуткого напряжения просто брызнули из глаз фонтаном. Они текли по мои рукам и по рукам Лорина. Голова разрывалась от отвратительно чувства. Я не могла вздохнуть. В глазах начинало темнеть.
        Ликан засмеялся.
        - Богдана, я не знаю, как ты это делаешь, но я не могу свернуть тебе шею, - словно ведя задушевную дневную беседу, произнёс он, - Я просто должен увидеть это знаменательное событие. Убийца - кухарка, что-то новенькое… А если серьёзно, то у тебя кишка тонка, ты трусиха, ты не решишься…
        Я его уже почти не слышала. Скоро сознание сдастся… наконец-то.
        - У неё уже губы посинели, Лорин, - словно сквозь воду донеслось до меня, и этот ужасный звук отодвигаемого стула больно резанул мне словно по нервам.
        Рука исчезла через несколько мгновений, и я, как подкошенная, рухнула на пол. Колени больно ударились о деревянные доски, но меня это сейчас не волновало. Резко втянула носом воздух. Горло сковал какой-то спазм, и я закашлялась. Мне хотелось дышать, ещё и ещё, снова и снова…
        - Завтра приготовь мне какую-нибудь птицу, - услышала я голос своего мучителя, - И твои эти странные рисунки на белье… наберись воображения и прекрати делать эти однообразные узоры. И… когда уберёшь мою комнату, не забудь забрать в стирку вещи.
        Сапоги исчезли с поля моего зрения. В груди ничего не было. Осталась лишь тупая боль в голове и горле. «Напросилась» - подумала я неосознанно. Хотела жестокости? Получите - распишитесь. И всё равно всё не так! Я не ощущаю ярости, лишь презрение к самой себе. То, что я ему сказала… это низко. Я его… наверное, обидела. Такое говорить нельзя, тем более в присутствии его друга. Но… я была уверена, что он меня ударит за это, а не припугнёт. Какой же он странный. Злость просыпается, и теперь она направлена на меня.
        «Неужели всё закончилось?» - думала я, лёжа на кровати. Солнышко только-только начинало светить в моё окно, приветствуя меня, а я уже давно не спала. В который раз опережала его и наслаждалась победой несколько минут. Потянулась и перекатилась на живот, подминая под себя подушку. Прохладные простыни приняли меня, словно дальнюю родственницу.
        Раздался какой-то шум снизу, а затем приближающиеся шаги. Открылась и закрылась дверь. Пришёл Лорин. Наверное, работал всю ночь. А может и нет. Кто его теперь знает. Мы ведь обиделись.
        С того знаменательного дня откровений прошло две и, без преувеличения скажу, замечательные недели! В этот раз ликан наконец-то внял моим словам и отцепился от меня. Нет, я знаю, что он мог просто залечь на дно и попытаться усыпить мою бдительность, но на этот раз я была уверена. Он меня возненавидел. Тут я перегнула немного, Лорину я скорее всего противна. Он меня избегает, всячески показывает, как ему на меня наплевать и какой он весь из себя занятой. Ходит важной походкой, со мной не говорит совсем. Приводит своих друзей, они обсуждают какие-то планы, но я тут в роли живого призрака. И меня это устраивает! Я впервые за эти недели просыпаюсь с улыбкой, а не с опухшими от слёз веками. И это несомненный плюс!
        Одевшись в своё повседневное платье, спустилась вниз. Пока умывалась, всё обдумывала сегодняшний день. Рынок, потом готовка, уборка и стирка, а затем всё время моё. Я не верила своему счастью долго, но я нашла на местном базаре шерстяные нитки! Это была отрада для моей измученной души. Спицы тоже быстро отыскались и вот уже четыре дня я почти без перерывов вяжу. Первая пара носок вышла так себе и пришлось распустить свой шедевр, но вот с рукавицами вышло хорошо. Теперь вяжу плед. Большой пребольшой, которым я хотела украсить свою комнату. Зимой будет тепло, да и весёлая фиолетово-жёлтая расцветка прибавит ещё немного света в мою порой мрачную жизнь. В общем я была рада. Позавчера даже плакала от счастья. Дура - это понятно, но слёзы радости и неверия покатились из глаз ночью. Стояла тишина, и лишь стрекотание сверчков разрезало ночное безмолвие, словно горячий нож ледяное масло. Тогда-то я и поняла, что тут хорошо. Горожане странные и диковатые, но если никак их не касаться, то весь негатив останется с ними, а я буду чиста. Мне важно знать, что я не пала ещё дальше. Не для кого казаться
добренькой, никто не осудит меня за жестокость или корысть, но мне просто важно знать, что я не потеряла себя.
        Заплетя высокий хвост, схватила свою корзинку и вышла на улицу. На самом деле я пересмотрела все свои взгляды и устои. Что-то поменялось, а что-то сохранилось неизменным. Не поверите, но я слегка, самую малость начала уважать Лорина. Это было абсурдно, но отрицать это было бы сравнимо с одержимостью и глупостью. Я даже не знала сколько этому негодяю лет. Двадцать? Тридцать? А может и все сорок. Но он не был тем глупцом и идиотом, которым я считала его раньше. Отнюдь, этот ликан показался мне даже где-то мудрым и рассудительным мужчиной. Редко такое бывает, что я восхищаюсь мужским полом. Ну, да при дворе было много бравых дружинников и просто хороших ребят, служащих городу, но мне всё это казалось заурядностью. Может, приелось, и я в этом смысле зажралась, но меня было крайне сложно удивить. Убил медведя? Молодец, силы хоть отбавляй, а ума с горошину. Мы голодаем? Нам жизненно необходимо чучело животного? Нет, это пустая смерть. Хорошо, если этот медведь был одиночкой, шатуном, а если нет? Возможно, это была медведица, которая отправилась на поиски пропитания для своих малышей, а эти «добры
молодцы» закололи не только её, они ещё и тех медвежат обрекли на голодную смерть. Здорово, правда? И что хорошего в этом поступке? Мужчины со мной не согласятся, скажут, что бабам этого не понять, но я понимаю, даже больше, чем нужно. И отец, так любящий охоту, всегда вызывал во мне лишь чувство обречённости. Что я могла? Указывать ему? Я? Озорная девчонка, которая выглядит, как взбалмошный котёнок, будет учить отца жить. Даже представляю куда бы он меня послал, а потом бы ещё и наказал за дерзость.
        Вспомнила отца я к слову, просто ликаны… они не люди и это самое общее их описание. Не люди - не в смысле безбожные убийцы, они просто другие, не похожие на нас. И где-то они намного лучше нас. Религия тут не правит и от этого удавка общества тут ослабевает, нежели в нашем людском мире. Тебя тут не убьют лишь из-за того, что ты веришь в других Богов. Это плюс, но убить невинного за грехи другого так… по-человечьи, что мне вдруг стало стыдно за себя и своих братьев и сестёр. Богатые люди всегда подставляли невиновных, приплачивая судьям. Это обыденно дело, и я к этому так привыкла, что, увидев такое же действо, оказалась просто не готова. Мы не лучше ликанов. Возможно, где-то даже хуже. Но в любом случае больше я не буду думать о ликанах, как о каких-то низших существах. Уже нет.
        А белобрысый трудяга перестал вызывать желание придушить его во сне подушкой. Не сразу, со временем. В основном я оттаяла потому, что этот лось здоровый перестал ко мне захаживать и приставать. Мы оба понимали, что возжелай он со мной по-настоящему переспать - это бы случилось. Нет, я верила в себя, но также я знала Лорина и на что он способен. У меня нет привычки возвышать себя над остальными, поэтому я ясно понимаю, что отгрести хороших люлей можно всегда. В любое время дня и ночи и не по одному разу. Но странный тип этим не пользовался. Нет, он тоже не ударился в добродетель и не воспылал ко мне платонической любовью. Этот «скромняга» просто не видит меня. Он мною пренебрегает, чего уж таить! Вызвал у себя ко мне отвращение, а может перестал его скрывать, кто знает? Но суть остаётся - ему надоело и он оставил меня в покое, а это несомненно великолепно. Думаю, через годик таких мирных отношений мы сможем поговорить нормально. А пока я буду наслаждаться тишиной и чудной погодой.
        Сегодня мой день пошёл не по плану. После приготовления пищи, я за пару часов перемыла весь дом и постирала вещи. Я только их развесила на бельевых верёвках и вытерла руки, намереваясь продолжить вязание, но не тут-то было.
        - У тебя десять минут на сборы, - услышала я сзади равнодушный голос ликана.
        Я обернулась, не вздрогнув. Твою налево, меня отпустило. Я перестала шугаться и нервы мои постепенно начали приходить в норму.
        - Что брать? - конкретно спросила я.
        Я не боялась на него смотреть, но вот Лорин… был похож всё же на маленькую капризную девчонку, чью куклу я так хладнокровно сломала. В глаза мне не смотрит, выглядит подавляюще мощно, но и красиво.
        - Мы вернёмся ближе к ночи, сообрази сама, - чуть изогнул мужчина бровь, наливая себе воды в стакан.
        Сейчас чуть больше двенадцати, значит мы идём на весь день, а это серьёзно. На несколько секунд я растерялась. Никогда ничего не собирала в дорогу. Но постой, надо собраться. Нужна еда, тёплые вещи и… книги!
        Кивнув сама себе, схватила корзину и начала готовить еду с собой. Быстро переложила ломти жареного мяса в глиняный горшок, хлеб и два огурца (для себя). Сбегав в комнату, накинула на плечи тёплый платок, а в корзину уложила свёрнутое небольшое покрывало. Так, там будет холодно? Мы в гости или как? Что там будет ещё? Незнание утомляло и слегка выводило из себя, но я не знала, что нам может понадобиться ещё, поэтому я прихватила книгу.
        Лорин стоял у плиты и вилкой ковырялся в сковороде, выбирая куски мяса побольше.
        - Ты специально так мелко режешь мясо? - спросил он у меня, когда я начала переобуваться.
        Претензии не было, просто вопрос. Да и не напряглась я ни капли. Будто на прогулку с собакой собралась. Нет-нет, не в этом смысле. Просто я не ощущала прежнего напряжения, словно я сама решила прогуляться почти в гордом одиночестве. Хочу так жить всегда! Такой покой… - хоть бы он никогда не заканчивался.
        - Большие куски плохо прожариваются, - произнесла я, поднимая корзину.
        - Значит туши дольше, - с лёгкой ленцой бросил он на меня свой косой взгляд, - Эту мелочь только ложкой есть.
        - Хорошо. - покорно кивнула я.
        И никаких ужимок! Мы как старые друзья! Мне так спокойно, ведите хоть на заклание!
        Лорин, как был в чёрных кожаных штанах и свободной синей кофте, так и пошёл. Ну, он-то привычный, а я продуманная, мало ли.
        Занервничала я минут через десять. Мы вышли на главную улицу и влились в поток мужчин. Я сразу же напряглась, так как большое скопление народа вызывало во мне всегда противоречивые чувства, да и то, что все мы двигались в одну сторону меня жутко коробило. Спросить я не могла, поэтому приходилось идти и стрелять глазами из стороны в сторону. Крутить головой неприлично, да и выглядело бы некрасиво. Поэтому я шла, стараясь не запрокидывать высоко голову, поскольку странные чувства какой-то воскресшей гордости затронули мою голову. Обычно я старалась смотреть исключительно в пол, но сейчас мне впервые захотелось выглядеть достойно. Надеюсь, не зря.
        Медленно, но верно мы, кажется, двигались на выход из города. Я была рада, поскольку тысячу раз прокручивала этот момент у себя в голове, но с другой стороны я нервничала. Во-первых, незнание кололо, словно ржавые иголки, а во-вторых, я не видела женщин. Они, конечно, мелькали то и дело в разных местах, но с нами никто в одну сторону не шёл. Мы точно выходим из города, но зачем? «Нет, даже не думай об этом!» - мгновенно начала я думать про себя. Почему-то представилось, что они все ведут меня на костёр. Дурость, но чёрт побери, мне страшно! Куда идём? Зачем?!
        Когда подошли к главным воротам, сердце начало стучать громче, словно ощущая свободу. Оно желало воли, и оно её чувствовало. Я сильнее сжала корзину в руках. Лес. Как давно я не видела леса. Высокие стволы и густая листва, начинающаяся в трёх-четырёх метрах от земли. На уровне моих глаз был лишь частокол. Трава было мелкая, длинная и лежачая. Она устилала землю нескончаемым ковром, создавая прелестные ощущения комфорта. Заглядевшись на простирающиеся просторы великолепия, споткнулась и довольно сильно ткнула локтем Лорина.
        - Прости, я не хотела, - тут же выдала я тихие извинения.
        Быстро выпрямилась и сделала вид, что ничего не случилось.
        - Попытаешься смыться - твоего убийцу я смогу наказать только вечером, - вдруг выдал ликан.
        Я нахмурилась и даже подумала, что он это не мне. Повернулась к блондинистому мужчине. Смотрит перед собой, лицо серьёзное, будто ничего и не говорил. Может, он это просто так вслух сказал? Но про «смоешься» - это точно мне. А причём тут мой убийца? Стоп. Меня хотят убить?! Или должны?!
        - Ты слышала, что я сказал? - на этот раз это было точно мне, поскольку голос Лорин повысил и на меня посмотрел.
        - Да, я всё поняла, - мелко закивала я головой, сильнее сжимая ручку корзины.
        Вот попала. То есть меня могут убить?! И с чего бы это мне…? Так. Не смей, Богдана. Ты не сможешь убежать - это невозможно. Максимум - десять метров и тебя схватят. Либо я споткнусь, либо на меня опять нападут чокнутые лесные белки. Это ж карма, что б её.
        Чтобы подойти к лесу, пришлось идти слегка в гору. Причём я шла не быстро, поскольку уже устала. Вообще-то здесь идти-то не так далеко, но нервное напряжение, плюс корзина с провиантом - равняется усталость. Но в конце, как только мы достигли леса, я обернулась. Город. Я видела большую его часть, поскольку мы отошли от него на приличное расстояние, да и стою я на возвышенности. Но я не могла объяснить тех чувств, что вызывал он во мне. Какой-то трепет. Страшный трепет, который сравним с предвкушением опасности. Как же грустно осознавать то, что я никогда не смогу обрести своё счастье. Точнее, возможно, лет через пятнадцать, если я ещё буду жива, то я смогу смыться, поскольку Лорин состарится и его контроль ослабнет, но это очень долго. Возможно, я даже не доживу. Или мы оба не увидим рассвет. Правильно этот седовласый ликан сказал, что загадывать вперёд нельзя. Жить сегодняшним днём и проживать его так, как в последний раз, то есть без сожалений. Жестокое чудовище оказалось куда сообразительнее сопливой девчонки.
        По лесу мы топали минут сорок. Я всё молилась, чтобы причиной этого массового мужского сбора была не я.
        - Здорова, - услышала я голос Морика откуда-то со стороны, - Богдана, дня тебе.
        Я повернула голову влево. Неподалёку от общей тропы стояла стая Лорина не в полном составе. Дам не было. А что я тут делаю? Нет, не думай о плохом!
        - Привет, - я сдержанно улыбнулась и, обведя всех взглядом, кивнула.
        Здороваться со всеми было неудобно, поэтому я решила побыть невидимкой. Как всегда.
        Лорин естественно двинулся к ним, обогнув тупеющую меня. Я просто не соображала зачем мы пришли сюда и что требуется от меня лично. Но, словно на верёвочке, я потянулась за ним. По идее я очень даже похожа на робкую и послушную жену большого человека. Она также слоняется за ним на вечерах, никого не знает, и с ней говорят только из вежливости или от скуки. Дома она хозяйничает, но финансовые вопросы на себя берёт муж. Бесподобно. И я когда-то рвалась замуж?! Пусть будет проклят тот день, когда я начала думать о чёртовом браке! Любовь - другое дело, замужество с этим высоким чувством не имеет ничего общего! Боги, и где были мои мозги, когда я сидела в отчем доме, зная, что меня хотят сбагрить старику иностранному?! Надо было валить, как только узнала! В идеале - год назад. Спереть побольше денег, подгадать день и умчаться так далеко, чтобы никто и никогда не нашёл. И всё, ищи меня потом свищи, а я в крайнем случае волосы обстригу и имя другое возьму, да историю себе хорошую придумаю. И правильно, что меня, такую нерасторопную и туповатую в рабство продали. Неужели все мы, женщины, такие… глупые?!
А, хотя нет, у нас это по-другому называется. Надежда. Мы вечно надеемся на лучшее! Чокнутые слезливые существа! И правильно, что нам права голоса не дают. Мы же либо добрые, либо злые до одури и всё! Промежуточного состояния не будет! О, почему я родилась женщиной? Ещё в утробе вытянула пакостную карту.
        - Мужики уже начали разбредаться по лесу, - заговорил Франк, - Мы же на старое место пойдём? Добьём нашу «полянку»?
        Эх, всё же здоровые эти ликаны. Не горы мышц, конечно, но какие-то они все крепкие. Не могу даже прицепиться к ним. И со спины, если головы не видеть, можно и не разобрать кто есть кто. И вокруг… бродят, говорят. Что делаем-то?
        - Да, - посмотрел в глубь леса Лорин, - Инструмент там?
        - Мы его сразу туда отнесли, как пришли, - деловито закивал Морик, - Старина Тардус выступал минут пятнадцать назад, поэтому можем приступать.
        Приступать к чему? Не будут же они в салочки играть. Или… нет, точно не будут.
        - Виер, она на тебе, - обратился наш командир к парню и уже для всех: - Идёмте.
        Мы с брюнетом переглянулись. Он тут же улыбнулся, а я лишь вымученно растянула губы в ответ. Ну, Виер - это хорошо, он мне нравился, хоть мне и казалось, что в нём что-то не так. Какой-то он не такой. Добрый что ли слишком? Вот кому понравится сторожить рабыню? А этот даже проявил хорошие манеры и не стал кривиться и закатывать глаза. Никогда не задумывалась, что отсутствие отвращения к твоей скромной персоне может привлекать.
        Лорин двинулся в сторону, а мы за ним. Заметила, что остальные ликаны, которые бездельничали тоже начали тянуться за нами.
        Минут через десять я стала замечать пеньки. То там, то здесь. И с каждой минутой их становилось всё больше. Возле небольшого куста были свалены топоры. Здоровые такие, я и не видела подобных… Да быть того не может!
        - Ты можешь сесть где угодно, мы тут надолго, - ко мне подошёл Виер.
        - Вы будете лес валить? - тихо спросила я, стараясь убрать из голоса удивление.
        - Ну, да, - фыркнул парень, - Надо заготавливать дрова на зиму. А ты что подумала?
        Да я тут была уверена, что на свою смерть иду. А что мне ещё думать?! Не за ёжиками же наблюдать! Ещё и таинственность такая!
        - Ничего, - тут же буркнула я, оглядываясь в поисках подходящего места, - Просто я никогда не видела, как… в общем всё в порядке.
        Я не хотела рассказывать о том, что я не в курсе откуда появлялись дрова в замке. Нет, я знала, что из леса, но никогда не задумывалась, как и кто этим занимается. Разбаловали меня. Однозначно.
        Глаз зацепился за небольшой пенёчек, поскольку вокруг него была трава. Как чувствовала - покрывало взяла.
        - Как у тебя, кстати, дела? - пошёл ликан за мной.
        Ой, ты накаляешь обстановку. Тем более я занервничала. Так давно ни с кем не общалась, постоянная тишина и свои мысли, а тут толпа мужиков, ещё и Виер с вопросами пристаёт - у меня шок!
        - Всё в порядке, - закивала я, чтобы самой поверить в свои слова и заставить уверовать парнишку.
        К тому же, сейчас у меня претензий к жизни нет, кроме одной огромнейшей, которая не обсуждается.
        - На сколько я знаю, ты постоянно сидишь дома, - вновь подал он голос, - Хочешь, поговорю с Лорином и повожу тебя по окрестностям?
        Я даже замерла на пару мгновений. За мной ухаживают, либо я до такой степени привыкла к панибратству, что не могу различить доброту.
        - О, нет, спасибо, - я поставила свою корзину на пень, нахмурившись, - Ты добр, но это будет лишнее.
        Я старалась говорить тихо, и тон мой был действительно благодарным. Не знаю, что с этим парнем, но он ни капли не похож на своих соплеменников. Грубо, но в семье же не без урода. Я в своей семье, Виер похоже в своей. Но к нему хорошо относятся, ни разу не замечала, чтобы кто-то проявлял неуважение к нему. Хм, странно, но мне вряд ли объяснят, поскольку спрашивать я не буду. Для меня одиночество - это лучший из вариантов. Да и слова Лорина из головы не выходят. Меня ведь хотят убить. Не все, но… думаю, если что, мой крик услышат.
        - Точно? - Виер выглядел серьёзным, хотя сам он был очень располагающим.
        - Да, спасибо за предложение, но дома мне лучше, - я достала покрывало и расстелила его на земле.
        Осторожно присела, облокотившись на остатки дерева. Вроде удобно. Вынула книжку и начала листать её, ища свою маленькую закладку, которая, кажется, вывалилась.
        - Хорошо, - не стал настаивать он, - Если что, зови меня.
        Я ему лишь улыбнулась. Парень кивнул сам себе и пошёл за остальными.
        Через час спина затекла и сменила позу. Книга оказалась слегка муторная. Нет, я и раньше знала, но продолжение стало каким-то ватным. Может, слегка напряжённая обстановка мешала мне вникнуть в суть романа, то ли условия не нравились. Иногда пели птицы, отвлекая меня, а этот нескладный стук и редкий грохот меня совсем выводил из равновесия. Отсюда было плохо видно, но кое-чьи спины я разглядела. Работают. А я тут на что? Моральная поддержка или меня просто побоялись надолго оставлять одну? Второе однозначно. Но я ведь даже не пыталась подстроить свою смерть! Ни разу! Но никто же не исключает сволочной характер хозяина, которые решил, что его приобретение должны увидеть все! Это же так предсказуемо. Чего это я буду дома сидеть, а он работать? Топор я в руках не удержу, толку от меня мало, но побыть неподалёку обязана. Эгоистичный подонок.
        Ещё через пару часов я начала терроризировать свои припасы. Проголодалась и быстро соорудила себе бутерброд. Пока ела, как-то не особо крутила головой. Но вот я случайно повернулась и заметила какое-то движение. Подняла глаза и замерла с непрожёванным куском во рту. «Тварь» - запищал внутренний голос. Метрах в пяти от меня стоял Бюрт. Он был обнажён по пояс, а в его руках было яблоко. Он задумчиво его ел и пялился на меня. Несколько секунд нашего обоюдного разглядывания, и ликан ожил. Он подмигнул мне, тщательно прожёвывая большой кусок и достал из кармана ещё одно яблоко. Протянул его мне, как бы предлагая. Мой взгляд был более, чем красноречивым. Но я разозлилась и испугалась одновременно. Этот уродец лживый хотел подставить меня, но в итоге поплатился своим товарищем. Я - напоминание его грубой ошибки. Вспоминает свою неудачу, глядя на меня. Но он не посмеет подойти. Только сделает шаг, и я подниму крик. Пусть только приблизится.
        Но ликан оказался туповатым. Он сделал шаг в мою сторону, и я тут же набрала в грудь воздуха, дабы заорать. Даже рот приоткрыла, готова я в любой момент забить тревогу. На этот раз рыжий понял всё прекрасно. Он замер, поднял руки, а затем просто кинул в меня яблоком. Оно упало почти рядом с моим коленом. Значит, целился он не в меня… он дал мне яблоко? Зачем? Оно отравлено?
        Я перевела взгляд на ликана. Он смотрел на меня ещё секунд десять своим загадочным непонятным взглядом, после чего развернулся и пошёл обратно. Наверное, минут пять я сидела и как дурочка смотрела по сторонам, ожидая нападения. Но его так и не случилось. Покосилась на фрукт. Зелёный с красным боком. Нет, даже в руки брать не буду. Пусть валяется тут.
        Вскоре этот странный случай вылетел из моей головы, поскольку я вновь углубилась в чтение. Даже на корзину голову уложила, а то шея совсем затекла. Это не на диване лежать. Неудобно, однако.
        «Надо было брать больше» - размышляла я, наблюдая, как Лорин вместе с Мориком и Виером точат мои запасы. И на что я рассчитывала, когда собирала провиант? Надо было брать всё, что плохо лежало. Голодные потные мужики - это проблема для любой хозяйки. Нет, можно, конечно скормить им всё, что завалялось, но этих-то хрен проведёшь.
        Сидеть было неудобно, когда над тобой стоят чавкающие ликаны, которые ещё и пытаются разговаривать и травить шутки.
        - После вас осталось что-то? - засмеялся подошедший Тур.
        Он тоже нырнул в корзину. Да, берите, подумаешь, я на двоих собирала, поделим всё. Я даже думала с сарказмом. Хорошо, что я раньше поела, иначе ничего бы не досталось. О, а вот и Франк. Последний. Наверное, обойдётся хлебом, ибо я удивляюсь, как моя корзина ещё может удовлетворить желания этих бугаёв.
        - Чего это вы разбрасываетесь? - зафырчал мужчина, поднимая яблоко с земли, которое все проигнорировали.
        Он потёр его о штанину и откусил. Твою ж… я выпучила глаза и приоткрыла рот. Даже палец один неуверенно подняла.
        - Это не мы, это Богдана, - тут же спихнул всё на меня Морик.
        Я чувствовала себя идиоткой, поскольку мне приходилось запрокидывать голову. Франк с ухмылкой жевал фрукт, а я начала бояться. А если оно отравлено?!
        - Это не моё яблоко, - опасливо пробормотала я, с неким ужасом смотря на длинноволосого брюнета.
        - А чьё оно? - это был вопрос Лорина. Ленивый, с лёгкой ухмылкой.
        - Бюрт угостил, - ответила я.
        Как только я это сказала, Франк тут же открыл рот и всё содержимое оказалось на земле. Хорошо, что не рядом со мной. Быстро же он выплюнул всё. И после этого как-то страшно стало, поскольку все есть перестали.
        - Он подходил к тебе? - о, узнаю требовательно - возмущённый тон.
        - Нет, - я осторожно разгладила страницы в книжке, пытаясь занять себя хоть чем-то.
        - И почему ты… что? Как это не подходил? - начал было зло белобрысый, но потом он осёкся.
        - Он хотел подойти, я открыла рот, чтобы закричать, но от отступил и бросил мне яблоко, - тут же выложила я, - Я его поэтому и не поднимала, думала он его отравил.
        Повисло молчание. Франк всё отплёвывался и что-то бормотал, а остальные начали принюхиваться к еде, которую уже почти съели. Великолепный нюх отдыхает, когда голодные мужики видят еду. Этот факт распространяется на всех.
        - Корзину он не трогал? - спросил Морик.
        - Говорю же, он далеко был, - честно-пречестно заявила я, глядя на усача, - Я сама уже ела, если что, и мне не плохо.
        После этого напряжение слегка спало, но не исчезло.
        - Этот осёл доиграется, - Тур покачал головой и потянулся.
        - Мы сейчас снова уйдём, - Лорин обратился ко мне в своём любимой крайне серьёзным на гране угрозы тоне, - Увидишь его ещё раз - кричи. Ни с кем не говори и к себе никого не подпускай, поняла?
        - Да.
        Они всё-таки доели всё, что я приготовила на весь день и утопали обратно. И нельзя было говорить со мной нормально? Такой весь из себя… аж ударить его захотелось.
        Вскоре я привыкла к глухому стуку, даже разлеглась на покрывале, поскольку тело требовало. И вот знаете что? Мне казалось, что за мной кто-то следит. Странное навязчивое чувство сжирало меня изнутри. Я несколько раз оглядывалась, но никого не было. Может, это моя же головушка меня обманывает? Почему нет? Я ж чокнуться должна была уже давно. Так что это вполне ожидаемо.
        И вот я в очередной раз повернула голову в сторону и была готова взвизгнуть, как молочный поросёнок. В трёх метрах от меня стоял мальчик. Рыжий такой. На вид лет десять, не больше. Крупные зелёные глаза и конопатое лицо, которое разглядывало меня с любопытством.
        - Мальчик, ты меня напугал, - пробормотала я себе под нос, силясь успокоить колотящееся сердце.
        - Нет, я просто стою тут, - ответил он громко.
        Парень выглядел неплохо. Ну, если вспомнить человеческих детей в нашем городе, то на них жалко смотреть было. Худые, чумазые, в ободранной одежде. Даже дети нормальных родителей выглядели так. Работа не позволяла постоянно следить за своими чадами, и они беспризорничали вместе с бездомными. А там… хорошую одежду отберут, чистоту замажут грязью. Но я уже давно поняла, что ликаны и люди - это одинаковые с виду, но кардинально отличающиеся внутри создания.
        Маленькие сапожки, коричневые штаны и жилетка. Прям лесной охотник. Захотелось улыбнуться, но я сдержала этот порыв. Не стоит.
        - Тебя же Богдана зовут, да? - вновь подал мальчишка голос, когда я продолжила чтение.
        Так, это плохо. Лорин не одобрит и мне потом влетит.
        - Да, - буркнула я.
        Надо сплавлять его побыстрее. Хотя… не стоит. Ему надоест и он сам уйдёт. Дети нетерпеливые и этот долго не сможет проявлять интерес.
        - А я Кай, - продолжил пацан и сделал ко мне пару шагов.
        Я чуть сильнее сжала края обложки. Получить за разговор с ребёнком я могу? Он не опасен - это ведь делает наше общение возможным, так? Просто он стоит… и чего-то хочет. Может, ищет кого-то и не решается спросить?
        - Ты заблудился? - чуть изогнула я бровь.
        Тот сразу же нахмурился и оскалился:
        - Ещё чего. Я тут каждый сучок, каждую веточку знаю!
        Какое рвение, однако.
        - Ты молодец, - кивнула я и вернулась к чтению.
        Вообще, мне нравилось здесь. Конечно, неба не видно, но тут живописно. Кругом деревья, какие-то кустики растут, травка такая мягкая и свежий, наполненный различными ароматами воздух и лёгкий ветер, треплющий мои волосы. Тут даже комаров нет. Самое красивое место стало для меня вечной клеткой. Какая ирония. Должна радоваться, ведь это не сырая пещера, наполненная тьмой и ужасами, скрывающимися в недрах горы. И город самый лучший. Да, я свой дом никогда не покидала, но уверена, что лучше этого волчьего местообитания найти будет крайне сложно. Но душа не лежит. Это не моё. Я - человек. Мне нужны люди, чёрт бы их побрал! Сколько уже времени прошло?! Я не могу вспомнить, поскольку мне кажется, что десятки лет! Изо дня в день одно и то же, снова и снова. Но и на этом ещё не всё. Грёбаный белобрысый ликан ещё сильнее омрачает моё существование. То ему не так, это ему не угодно. Может, напиться? Вспыхнувшая было радость тут же угасла. Я напьюсь (ещё не знаю как), а этот ирод опять приставать начнёт. Конечно, он давно этим не занимался, и есть возможность, что и впредь это не повторится, но прохвачу
звиздюлей я знатных. Хотя это может мне помочь. Просто расслабиться, насладиться покоем и тотальным пофигизмом. Возможно, игра стоит свеч.
        25 глава
        - Что ты читаешь? - разорвал ход моих мыслей мальчик.
        Я несколько раз моргнула. Он начинает меня бесить. Дети все настырные.
        - Приключения, - разглаживая страницу, буркнула я.
        - По-моему, это глупо, - вдруг раздался его голос совсем рядом, - Читать о приключениях, когда можно находить их и испытывать на себе.
        Я чуть удивлённо покосилась на него. Сначала подумала, что мальчик порет ерунду, но потом… тяжёлый вздох удержать не удалось.
        - Я знаю, - протёрла лицо одной рукой, - Но у меня получается только читать.
        Рыжий с умным видом покивал, будто понимает, о чём я.
        - Девчонки трусихи, - продолжил Кай, - Им лучше отсидеться в стороне и переждать, вместо того, чтобы сражаться с гримами и становиться крутыми волками.
        И опять вроде глупо, но отчасти это правда.
        - Ты сражался с гримами? - вновь заломила я бровь.
        Пацан сразу как-то сник.
        - Я хотел, но… я пока не могу обращаться, как взрослые, поэтому… - он неопределённо пожал плечами.
        И взгляд такой сожалеющий. Значит, детёныши ликанов не могут обращаться с рождения? Интересно, но неприменимо.
        - Твоё время настанет, успеешь ещё нажить себе врагов и завести друзей, - усмехнулась, - Не рвись так быстро вырасти.
        - Ты прям, как моя мама, - зафырчал пацан, пиная веточку в сторону, - А я, может, хочу сейчас собрать стаю и отправиться бить страшил!
        Вот это рвение. Кто-то жаждет распрощаться с жизнью раньше времени.
        - Ну, так же дела не делаются, - покосилась я на него, - Ты должен вырасти, стать сильнее, определиться с жизненной целью и потом уже действовать. Ты же мужчина, защитник, ты и так будешь охранять всех и вся, просто подожди.
        Разговор с ребёнком слегка привёл меня в чувства. Хандра улетучилась, осталась лишь печаль и чувство обречённости. Да уж, пацан пацаном, а голову мне на место поставил.
        - Мама мне просто говорит, что моё время ещё не настало, - он стал разглядывать меня более пристальней, - Что это значит…?
        - Тоже самое, что я сказала тебе, - криво улыбнулась я, - Радуйся детству, носись туда-сюда, а когда вырастешь - этого не будет. Начнутся обязательства, и тебе, возможно, нужно будет ходить на работу. Это, я тебе скажу, страшная вещь.
        Сама я тоже так считала, но понимала, что без работы никак. Хочешь жить - работай. Дурацкое абсолютное утверждение. Ненавижу такие грубые ограничения. Но… не я их придумывала, не мне и судить.
        - Кай! - раздался вдруг девчачий возмущённый голос, - Ты что, она же человек Альфы!
        От этого лёгкого окрика я обернулась. О. Девчонка с лохматым русым хвостиком, красными щеками и злыми серыми глазами. Одета она была… почти, как Кай. Штаны, рубашка, правда более женственная и цвета голубого. На вид ровесница рыжего. А её слова… ну, хуже мне не стало, зато с небес на землю вернулась. Человек Альфы. Вроде не слишком унизительно.
        - Ты чего орёшь?! - тут же возмутился парень громким шёпотом, - И что ты тут делаешь? Я же сказал, что пойду на разведку один!
        - Сказал он! Я тебя уже два часа в конюшне жду!
        - Мы же договорились! Ты не должна была приходить!
        - А чего это ты командуешь? Хочу и хожу там, где мне хочется!
        - Ходи в городе!
        - Мне надоело!
        Справа раздавался ужасный монотонный стук и частый грохот, слева разрасталась детская драма под названием «Где мои игрушки, изверг?!». Голова моя вмиг заболела. Отлично, ещё детских разборок мне не хватает.
        - Может быть, вы решите все ваши проблемы чуть-чуть подальше от меня? - со вздохом поинтересовалась я у будущих супругов.
        Ну, спорили они почти, как муж и жена.
        Парочка тут же перевела свои взгляды на меня.
        - О, а можно я посижу с тобой? - Кай тут же сменил гнев на интерес.
        - Зачем? - удивилась я.
        - Эй, у нас ещё в городе дела есть! - девчонка тоже подошла ко мне, - И ты забыл, что тебе твоя мама говорила? Нам нельзя к ней подходить!
        Вот тут стало обидно. С какого это бока припёка, простите? Я что, заразная какая-то? Ишь, детей они от меня прячут. Глупости какие-то.
        - Слушай подругу, тебя поругают если увидят, как ты со мной говоришь, - обратилась я к рыжему, - Бегите домой, а то Лорин скоро вернётся, и тогда нам всем не поздоровится.
        Это подействовало. Но не так, как я рассчитывала. Они притихли - это хорошо, а вот странный блеск в глазах - плохо. Дети, которые притихли, точно что-то задумали!
        - А почему? - вопросил Кай, - Ты… какой-то монстр, да?
        Я по началу подумала, что он шутит или издевается, но две пары вопросительных глаз смотрели на меня без тени улыбки. Понятно, я тут ещё и за чудище местное похожу.
        - Я - дура, это считается болезнью, - саркастически пробурчала я, разминая шею, - Говорю же, идите, тут взрослые дяди меряются силой, вам тут пока делать нечего.
        Фух, сказала. Давно хотела поязвить, но как-то возможности не представилось, да и страшно было, а тут дети, ещё и шумно кругом. Если они меня сдадут, то я их мигом обвиню в узком детском кругозоре и неразвитости ума. Они же маленькие, значит, ни черта не понимают, хотя это совсем не так. Эти крысята многое знают, а в частности, как манипулировать взрослыми.
        - Ты ни в кого не превращаешься? - включилась опасливо настроенная девчонка.
        - Неа, - мотнула головой.
        - А умеешь что-то делать? - начал гадать Кай.
        - Готовлю, убираю.
        - Нет, что-то… крутое.
        - Забавно совершаю побеги и влипаю в неприятности.
        - Что?
        - Забудьте.
        - А почему ты живёшь с Лорином?
        - Потому, что он так решил.
        - Вы, как муж и жена? - Нет.
        - Но ты же готовишь?
        - Да.
        - Значит, ты как жена.
        - Не значит.
        - А вы… целуетесь?
        - Нет.
        - А что вы тогда делаете?
        - Усложняем друг другу жизнь.
        - Как это?
        - Как оказалось, довольно элементарно.
        - Ты не такая страшная, как о тебе говорили мои тёти.
        - Вы меня с утра ещё не видели.
        Эти глупые вопросы начинали выводить меня из себя. Я уже закрыла книгу и просто тупо смотрела перед собой, силясь не взорваться. Надоели. Они достали меня. Всего несколько вопросов, а я уже чуть ли не дымлюсь!
        - А пошли с нами в город? - вдруг предложил Кай.
        Я медленно закатила глаза. Какие же они… простые. Так легко. Да уж… везёт им, они пока дети.
        - Нет, она не пойдёт, она же трусиха, - выдала вдруг девочка.
        А вот это уже было сказано с усмешкой. Этого мне ещё тут не хватает! Чтобы дети ещё издевались надо мной! Такое могу говорить только я!
        Медленно повернула голову в сторону этой сладкой парочки.
        - Тебя как зовут? - уточнила я.
        - Зара, - с начальной улыбкой отозвалась мелкая.
        - Послушай, Зара, такое взрослым говорить нельзя…, - начала я нравоучительно, но она меня перебила:
        - И что же ты мне сделаешь?
        - Накажу, - тут же выпалила я со злости, - Поперёк колена и по мягкому месту!
        Всё, тушите свет, мой зверь вырвался. Дети! Ну, ладно взрослые клюют меня, а эти-то куда?! Пора дать отпор! Пусть, хотя бы соплякам…
        - Догони сначала! - она высунула розовый язык и отбежала от меня на пару метров.
        Я тут же зло засмеялась, позабыв вообще обо всём, ибо воспитание - ключ к хорошему поколению!
        - Ещё чего, - вновь взяла книгу в руки, - Буду я бегать за какой-то мелкой девчонкой.
        Ну, научу их тому, что их желания не всегда выполняются. Хотя Кай не лез, просто наблюдал за нами.
        - Потому, что ты меня не догонишь! - Зара упёрла руки в бока, приняв забавную позу. - Ты же взро-о-ослая!
        Это, видимо, должно было меня обидеть.
        - Да я тебя на раз сцапаю, просто не хочу, - я даже приняла более вольготную позу, чтобы показать своё главенствующее место в этом глупом споре, - Ты слишком маленькая для меня, неинтересно.
        Что и требовалось доказать - девка запыхтела. Не понравилось. Знаю, специально захотела её позлить. Ну, просто так. Тоже поиздеваться хоть над кем-нибудь! Душу отвести…
        Но дальнейшего развития событий я не ожидала. Кай вдруг каким-то немыслимым способом выхватил книгу из моих рук и отскочил в сторону.
        - Молодец! - тут же похвалила Зара своего подельника. - Пусть попробует отобрать.
        - Кай, верни, - я тут же требовательно вытянула руку.
        Тот медленно расплылся в глумливой улыбке и буквально на секунду узнала в ней Лорина. Стало слегка жутко, но наваждение прошло. Это просто дети! Которых, видимо, не воспитывают!
        - Пойдём с нами, - он поманил меня в сторону, - Мы ей покажем наше место, да?
        Он ещё и со своей подружкой советуется?! Не пойду я никуда!
        - Думаешь, она сможет сохранить тайну? - девушка прям вся подобралась. - И она большая уже…
        - Книгу! - зашипела я.
        Он просто молча помотал головой. Я хотела уже вставать и начинать перевоспитывать обнаглевших деток, но потом остановилась. А зачем? Книгу-то он вернёт, если поймёт, что это неважно для меня.
        - Пойдёшь с нами, и она твоя, - перешёл на деловой тон рыжий.
        - Оставь её себе, - я отвернулась от ребят.
        Уставилась на лес. Стволы, стволы, стволы. Хочу на поляну. Поваляться на мягкой травке, посмотреть на небо, насладиться запахом полевых трав… возможно, что-то собрать. Природа - это ведь часть нас. Мы должны любить и уважать её законы, ибо по-другому выжить не получится… страшный звук, который я услышала сквозь этот монотонный шум, казалось, разрезал мне голову. Я тут же обернулась и открыла рот от ужаса. Он… он вырвал лист! Лист книги! Лист!
        - Ты что натворил?! - охнула я, видя, как страничку рвёт на мелкие куски Зара. - Это же… я же…
        - Мне вырвать ещё одну? - уточнил маленький шантажист, а Зара словно давила на меня, разрывая маленькие куски на более мелкие и бросая их на землю.
        Такого я выдержать не смогла. Просто вскочила на ноги и рванула в сторону захохотавшей парочки. Они шмыгнули в разные стороны, но я точно выбрала цель. Я была зла и возмущена. Кто их воспитывал?! Что за издевательства?!!
        И естественно далеко убежать рыжему пакостнику не удалось. Хотя мне показалось, что он сможет удрать вместе с моей книжкой. Отбежали мы далековато от места моего обитания, наверное, метров на сто если не больше, но это меня пока не заботило. Было светло, и я могла вернуться в любой момент, да и Лорин ничего не услышит, поэтому сильно беспокоиться не стоило.
        Схватила я Кая за шиворот и дёрнула в сторону. Он споткнулся и рухнул на землю. Я, словно обезумевшая тётка, сиганула сверху и начала отбирать потерю.
        - Отдай! - рычала я, видя, как извивается нахалюга.
        - Ты меня раздавишь! - подавал он голос, хотя был довольно активным и бодрым.
        Пара секунд, и я-таки победила, выхватив из цепких пальцев свою любимицу. Не скажу, что было просто. Я попыхтела-то неплохо, пацан-то не совсем маленький был, но всё ещё слабый, чтобы противостоять опытной леди.
        - Ну, что теперь скажешь, а? - злорадствовала я, хвастаясь отобранной книгой. - Не такой уж ты и хитрый!
        Слезать и просто так уходить не хотелось. Это моё первое веселье. Было ещё одно, но меня в этот же день чуть не убили и обозвали нелицеприятными словами, поэтому сейчас я оттягивалась. Мелкий пыхтел, пытаясь выбраться из-под меня, но я придавила его намертво, поэтому мне оставалось лишь наблюдать, как эта букашечка краснеет и напрягается, силясь сделать хоть что-то. «Хм, а иметь власть над кем-то довольно приятно» - пришла мне в голову мысль. Делай, что хочешь и всё. Сильно развязывает руки и фантазия пускается в пляс, а я всего лишь завалила малолетку.
        Неудачница - это словно стиль жизни. Я знала, что мне не везёт, но чтобы так сильно…? Об этом я начала думать, когда Зара запрыгнула мне на спину и начала лохматить мои волосы, что-то причитать, смеяться и пытаться завалить меня на землю. Это было… неожиданно. Я задёргалась и начала скидывать с себя нахалку, которая как клещ вцепилась в мои плечи.
        - Так нечестно! - взвыла я, ощущая, как Кай вылезает из-под меня, - Вас двое!
        - Раньше надо было думать! - выдал пацан, отползая в сторону и… заваливая меня на землю.
        Это было стыдно. Эти двое… подмяли меня под себя! Я ничего почти не видела, поскольку мои волосы были так сильно разлохмачены, что я даже слышала-то плохо! Как одуванчик! И эти… они же тяжёлые! Не подумайте, я брыкалась, пыталась встать, но ничего не выходило.
        - Не такая она и страшная! - хохотала Зара, держа мои руки и восседая на моей филейной части, - Я так и знала, что родители врут!
        - Я страшная! Я ночью в… в великана превращаюсь!!! - громко заявила я, дёргаясь, - Если вы меня не отпустите, то я приду к вам, пока вы спите!..
        - А ну молчи, - приказал мне Кай, сидя на моей спине, - Теперь ты наша пленница.
        Я была в шоке. Эти… игры! Ненавижу детей!
        - Значит так, сипилявки мелкие! - разгневалась я, пытаясь выплюнуть траву изо рта. - Я сейчас встану, и вы так получите…
        - Она нам угрожает! - выдала Зара и шлёпнула двумя руками мне по заднице.
        Дурочка, поскольку руки-то она мои отпустила и я их тут же вырвала. Упёрлась ими в землю и смогла почти отжаться, дабы подняться и накостылять своим новым обидчикам, но не удалось. Кай быстро схватил меня за сгибы локтей и поддёрнул назад. Я тут же шлёпнулась обратно.
        - Зара, руки держи ей! - шикнул он на свою сообщницу.
        - Вам крышка! - угрожала я, пытаясь вырваться, - Я вас найду!
        Им было весело. Они ржали и просто тащились от этой странной игры. Мне было обидно, что я проигрывала каким-то детишкам. То есть это всё, меня могут победить даже дети!
        - Слушай! - услышав возбуждение в голосе ребёнка, напряглась, - А давай её защекочем?!
        - Думаешь, люди бояться щекотки? - усомнился пацан.
        - Не боюсь! - заявила я.
        - Значит, проверим! - провозгласил он, и начался ад.
        Как оказалось, щекотки я боялось очень даже. Хохотали мы втроём. Я от смеха, они из-за меня. Я даже пару раз перевернулась, но эти сорванцы всё равно не отступали. Позабыв обо всём, я начала кричать и визжать, ибо слёзы смеха застилали глаза, и я честно готова была на всё, лишь бы эта пытка прекратилась.
        Кай закрыл мне рот рукой, дабы я не привлекала лишнего внимания, но я укусила его.
        - Ах ты ещё и кусаешься! - зарычал мальчик, и пытка продолжилась с новой силой.
        Я пищала и стучала ногами по земле, пытаясь сделать хоть что-то! Господи, да так же людей можно на допросах пытать! Это невыносимо!
        - И что здесь происходит?
        После этой фразы всё как-то слишком быстро закончилось. Я расслабила напряжённые до предела мышцы и упёрлась лбом в землю. Кажется, это Виер.
        - Ничего, - тут же отозвался Кай непринуждённо, - Всё хорошо.
        - Спасите! - из последних сил подала я голос и получила тычок под рёбра.
        - Смылись быстро, - услышала я серьёзный голос парня, - Богдана?
        Я только неопределённо промычала, ибо была обессилена. Звери!
        Парочка, тихо бурча о несправедливости взрослых, слезла с меня, и я наконец-то смогла вздохнуть спокойно. Сил не было, я тяжело дышала и улыбалась, поскольку от смеха видимо заклинило лицо. Ну… всё. Им конец. Моя месть будет страшна. И не посмотрю, что они дети!
        Виер подошёл ко мне, но я поднялась сама. Наконец-то убрала мешающие волосы с разгорячённого и, скорее всего, красного лица и развернулась. Детки стояли и недовольно косились в нашу сторону, точнее на Виера.
        - Вы напросились, - зашипела я и двинулась в их сторону с явным намерением покарать.
        - Богдана, - Виер уцепил меня за локоть, - Что случилось?
        - Вы оба, - я другой рукой указала на провинившихся сопляков, - Доигрались. Думали, почему вам нельзя ко мне подходить? Да потому, что теперь вы прокляты! Сегодня ночью к вам придут злые духи и заберут вас!
        И вот знаете, что самое обидное? Не то, что я опустилась до угроз к детям. А то, что эти щенки смотрели на меня, как на больную! Твою налево!
        - Злых духов не бывает, - заявила Зара, скрещивая руки на груди.
        - А вот сегодня и проверим! - зло забурчала я, - Укрывайтесь одеялом, бабай живёт под кроватью, поэтому не удивляйтесь, когда он вас туда утащит!
        Ну, вот тут было побольше эмоций. Они начали как бы улыбаться, а в глазах-то сомнения. Есть! Напугала детей!
        - Что случилось? - подал голос ликан, привлекая к себе внимание, - Богдана?
        Ну да, надо же объяснить, и я вкратце пересказала всё, что случилось.
        - Это не смешно, - немного отдышавшись, прищурилась я, видя, как Виер пытается сдержать смех.
        Что за…?!
        - Я не смеюсь, - тут же поднял руки русый тип, но вопреки его словам на губах возникла кривая усмешка, а глаза замерцали смешинками, - Просто… они же дети…
        Я была возмущена. И что, что дети?!
        - Их вообще-то двое, - сказала я очевидную вещь, - Ты посмотри на этих разбойников! Да это просто банда!
        Готова была рвать и метать! Как так? Меня победили! И кто?!
        Виер не выдержал и засмеялся.
        - Прости, - тут же выдал ликан, - Просто я услышал твой крик и подумал, что опять что-то случилось…
        - Случилось! - гневалась я, не видя причин для веселья. - От смеха можно вообще-то умереть!
        - Ага, конечно, - буркнула Зара, но я услышала.
        Тут же развернулась и прищурено уставилась на неё. Где их родители?! Кого они вырастили? Просто так взяли и начали… согласна, не избивать и не убивать, но никакого уважения к взрослым! «Ты их лет на восемь - десять старше» - поднял голову пофигизм. И что?! Я старше, значит меня надо уважать хотя бы за то, что я выжила в таких чудовищных условиях! «Тогда ты должна уважать и ценить Лорина, он тоже тебя старше.» - против этого мне возразить было нечего, но я была не согласна. Хорошо, тут я ошиблась, уважать нужно не всех, но… быть сдержанными необходимо! А если бы я больная какая-то была бы?! Заразились и что? Меня бы потом обвинили в чёрте чём, опыт уже есть, и отмазаться у меня не получилось бы. Чёрт.
        - А если бы я вам что-то сломала? - решила сменить я тактику. - Вы об этом подумали?
        Парочка переглянулась и заулыбалась, словно я сказала очередную чушь.
        - Она и правда трусиха, - вздохнул Кай, - Наше место не для неё.
        Я возмущённо набрала в грудь воздуха, дабы наконец дать волю эмоциям, но тут:
        - Что на этот раз?
        От неожиданности весь воздух чуть ли не со свистом вышел, и я поперхнулась. Так и знала. Даже поорать не дали, а я ведь первый раз…! Мне надо отыграться, просто выплеснуть это всё из себя! Пусть это будут обнаглевшие дети, хоть кто-то! Но… я уже привыкла, что этот мужчина стал моей изменчивой и капризной судьбой. Как скажет - так и будет. Он как моя злая мачеха. Похоже, кстати.
        - Всё в порядке, Богдана завела новых друзей, - тут же вступился Виер, - Мы уже хотели возвращаться.
        Откуда появился Лорин? Как они так ходят, что их не слышно? Я бы ещё раза три споткнулась, на меня напала бы чахотка, и я бы переломала все ветки в округе. Кому-то всё, а кто-то я.
        - Вижу, что удачно, - ликан осмотрел меня и остановился на моей голове, - Что случилось?
        А почему он почти голый? Это мода такая местная? Штаны сидели на бёдрах, а по обнажённому торсу стекал пот. Кое-где прилипла пыль и мелкие кусочки коры. Здоровый он всё-таки. И я даже мышцы видела. И его вид меня смущал. Ну, полуголый мужик с которым я живу…! Пекло! Что за несправедливость такая?!!
        - Ничего, - почти беззаботно выдал Кай, - Мы знакомились.
        - Вам же сказано - город не покидать, - произнёс Лорин, но не так, как мне бы хотелось.
        В голове билось: «Давай, отругай их!», но всё происходило с точностью наоборот! И так ведь всегда. О чём бы я не подумала - это не случается. То есть мои страхи беспочвенны? Да?
        - Мы уже уходим, - по-взрослому, заговорил пацан и… поднял мою книгу, - Зара, пошли.
        И все молчали! То есть… нет! Они словно конфету у малыша отобрали!
        - Вообще-то это моя книга, - расхрабрилась я и скрестила руки, глядя на невозмутимого парня.
        Лорин чуть нахмурился и, протянув руку, сказал:
        - Сюда.
        Рыжий раздосадовано вздохнул и вернул книгу белобрысому. Ах ты ж хитрюга! Значит, под шумок хотел мою книжку спереть? Ну, гадёныш мелкий… и ведь он бы выиграл. Его хоть и выгнал Лорин, а подарочек-то он себе всё равно сделал! Боюсь представить, что из него вырастет.
        Почему-то после этого я на несколько секунд начала источать чистую благодарность и подошла к ликану, дабы получить обратно своё, но… этому идиоту надо было показать свой характер. Он переложил книженцию в другую руку, развернулся и пошёл обратно. Услышала даже, как Зара прыснула со смеху. Мне осталось только поджать губы и поплестись следом за господином.
        Мы вернулись к месту моего временного обитания.
        - Какого лешего ты ушла? - начал с претензии Лорин, развернувшись ко мне лицом, - Я плохо тебе объяснил? Ты плохо расслышала?
        Пришлось опустить голову и тяжело вздохнуть. Дура. Не надо было вестись на эту провокацию.
        - Лорин, да она не виновата, - вступился Виер, шедший за нами, - Они у неё книжку свистнули и рвать начали, она и…
        - Ты у нас непослушная строптивая девчонка? - перебил его мужчина.
        -Нет, просто…, - слегка растерялся русый парень.
        - Всё, иди к остальным, - кивнул в сторону альфа.
        Виер послал мне приободряющую улыбку и пошёл куда сказали, оставив меня наедине с этим суровым дядей. Я уже поняла, что тут мне не видать справедливости.
        Повисло крайне напряжённое молчание. Я смотрела в траву. Хорошо утоптали. Видимо, всех мужиков сюда пригнали. Это какое-то плановое событие? Женщин я тут не вижу, значит, это чисто мужская работа. Хм… что тут делаю я? «Ты и не женщина» - вновь прозвучало в голове заявление. Тут же вздохнула. Я вообще не их вид, мы как кошка и собака. Четыре лапы, один хвост, но на этом всё. Коты ленивые, собаки преданные и так далее. Хотя… с таким же успехом можно сравнить оленя и кролика. Глупо, но суть одна - мы разные. Наверное, меня бы тоже забавляло иметь при себе диковинку, которая ещё и исполняет все твои желания. «Не все.» Захлопнись. И откуда у меня в голове такой язвительный голос?! Кажется, я схожу с ума. «Или у тебя мания величия». Это с чего это? «Постоянно только о себе думаешь». Обо мне больше неком думать. И тишина… даже моему внутреннему «я» нечего было сказать на это.
        - Что произошло?
        Этот вопрос был ожидаем, но я всё равно была не готова. Виер всё рассказал! Нет, надо поиздеваться, чтобы я сама всё по чайной ложке выкладывала, а он смаковал. И ведь всё это время стоял и просто тупо смотрел на меня. Зачем? Нагнетал? Да я привыкла уже, если честно. Страшно, да, но не смертельно.
        - Они забрали мою книгу…
        - Сначала, - потребовал мужчина.
        Может, послать его? Интересно, что тогда будет? Проверять пока не хочется, но чувствовать себя виноватой уже надоедает.
        - Я читала, потом ко мне подошёл Кай, - заговорила я, - Мы разговорились, затем подошла его подруга…
        - Да, - протянул альфа, - Я не думал, что Кара была права. Но тебе действительно нужно всё разжёвывать и не один раз. Я же сказал, чтобы ты ни с кем не общалась, кроме своих. Какого хрена ты открыла рот и начала «задушевную» беседу с ребёнком?
        Стало обидно. Значит, нельзя поговорить с маленьким мальчиком?! Он то что может сделать?!! Предать? Подставить?! А может, он придумал злодейский план по захвату этого маленького, но гниющего королевства?!! Что за ересь? Почему?..
        - Я не хотела с ним разговаривать, - впервые за долгое время ощутила слёзы, подступающие к глазам, - Но он настаивал.
        Подошёл, встал над душой. Я его попросила уйти, но он отказался. Не гнать же мне его взашей было…
        - Слово «игнорирование» тебе о чём-то говорит?! - повысил он голос.
        Я боялась поднять не то, что глаза, а голову вообще. Да кто же я такая? Затворница, которой запрещён любой контакт с окружающими существами? За что? Я не могла понять. Ещё и ветер этот… бросал мои взлохмаченные волосы в лицо. Отлично выбралась на природу.
        - Я так и сделала, а он у меня книгу отобрал, - не выдержала и судорожно втянула воздух, - Потом начал рвать и дразнить…
        - И ты, конечно же, пошла на поводу, - саркастично усмехнулся Лорин, - Глупо было бы предполагать, что ты поумнела.
        Я пристыженно молчала. Получаю за этих сопляков. Это нечестно. Они виноваты! Во всём! Но схлопотала я! И за что? Подралась с детьми! Подумаешь!..
        - Нельзя этого делать, - продолжил он более спокойным, но серьёзным тоном, - Ты здесь никто. И это правда. Та, которую ты от себя гонишь, цепляясь за свой прежний статус. Забудь о своих правах, делай то, что говорят, и всё. От тебя требовалось это и раньше, так в чём проблема?! Так сложно просто следовать приказу? Я сказал - ты сделала. Всё. Никаких «если» и «возможно». Ты вся от пяток до пустой головы моя собственность. Захочу и обрежу твои волосы, одену намордник, повешу на тебя табличку. Да всё, что угодно. И всё потому, что я тебя купил. Чувствуешь связь?
        Всё то устоявшееся хорошее настроение постепенно таяло, оставляя после себя лужицу из несбывшихся надежд. Снова. И когда я научусь?..
        Но обида давила на меня, словно сапог неведомого великана. Медленно, но верно меня прижмут к земле, а затем и вовсе раздавят, как букашку. И что делают бывшие люди, имеющие статус? Правильно, срываются. Я не хотела, вырвалось само…
        - И что, мне надо было терпеть издевательства детей? - я отвернула лицо в сторону, чтобы скрыть струящиеся ручьи по лицу, - Я просто хотела забрать книгу…
        - Да, надо было терпеть, - отрезал мужчина.
        - А почему я должна была? - вдруг с какой-то лёгкой злостью спросила я, - Меня купил ты, а не они, и слушаться я должна тебя, а не их.
        Его рука сомкнулась на моём предплечье и ликан чуть дёрнул меня на себя, чтобы видимо привести в чувства. Я испугалась - подействовало.
        - Ты и меня не слушаешься, - тихо зашипел он, сжимая свою руку, - И не смей мне дерзить. Нос ещё не дорос…, а хотя постой и не дорастёт. Запомни: существо, находящееся в чьей-то полной власти никогда не сможет жить нормальной жизнью. И да, я врал тебе, радуйся. Не будет по-другому. Ты - не ликан. Ты - человек. Большинство из нас считает вас кем-то наподобие гримов. Грызётесь, лезете вперёд, готовы на всё лишь бы выделиться. А мы таких давим. И когда-нибудь у каждого жителя будет личный человек вместо домашнего питомца, ведь вы продажны, а золота у нас предостаточно.
        Он резко отпустил меня, развернулся и ушёл. А я осталась, как всегда лить слёзы и корить Богов за свою искалеченную судьбу. А что? Больше мне ничего не оставалось.
        Ну, вот и прошёл месяц. Ура, я жива и здорова. Удивительно, правда? Сама не верю, но я правда цела. Всё снова вернулось на круги своя. Как и всегда возвращалось. Я снова успокоилась и поверила в себя, но уверенности не приобрела. Странно, но не очень-то, если вспомнить в какой я ситуации оказалась. Просто… я наконец-то поняла кто такой Лорин. Это ликан. Снова не удивила, да? Просто я посмотрела на нас со стороны. Снова. Я постоянно судила о нём, как о человеке, потому что с виду это и есть человек. Но внешность обманчива. Он такое существо, который вырос с властью в руках. Он ей не злоупотребляет, но нотки тирании в его неком подобии правления присутствуют. А что у нас любят короли? Правильно, слепое подчинение. Просто верь ему и ты станешь самым преданным подданным. Ирония так и чувствуется… потому, что я так и думаю. А вот Лорин так живёт. Он умён, хладнокровен и расчётлив. Опаснейшее сочетание. Поэтому я вела себя неправильно. Надо подчиняться. Знаю-знаю, что не открыла ничего нового, но всё гениально оказалось простым. Делаешь всё, что он говорит без раздумий и всё. Правда, после этого Лорин
совсем изменил своё отношение ко мне. Дело не в совокуплениях, теперь мне кажется, что он и за деньги бы ко мне не прикоснулся. Почему? Вы бы видели его взгляд… я старалась ему угодить, наверное, также, как все его подчинённые и делала всё хорошо. По началу он был равнодушен, а вот потом… моя маленькая теория подтвердилась. Он стал испытывать ко мне омерзение. Смотрел так, будто я с серьёзным видом мажусь птичьим помётом и сплю в берлоге. То есть, я вызвала какими-то неведомыми способами у него брезгливость. Как, я не могла понять! Ведь мне нужно было знать, чтобы уметь пользоваться этим занятным инструментом, но так и не смогла понять. Возможно, я ему разонравилась. Или он нашёл себе даму сердца и втрескался в неё так сильно, что от других девушек его начало тошнить. Маловероятно, но как версия подходит. И да, опять настали славные тихие дни. После того инцидента в лесу подобного больше не повторялось. Я поняла, что, по его мнению, я была не достойна просто общаться с местной ребятнёй, поскольку ослушивалась его интимных приказов не один раз. Вот и вся тайна. Месть. Взрослый человек, а обиду лелеет,
как грудничок.
        Сегодня был обычный день, пока во входной двери не заскрежетал ключ и не явился хозяин сего дома… не один. Я сидела на диване и вышивала очередной узор. Лорин должен был меня с порога позвать, но нет. Я прислушалась.
        - О чём ты хотела поговорить? - услышала я его голос.
        - Ты уверен, что здесь… безопасно? - этот голос был мне хорошо знаком и я напряглась, но вышивать не перестала.
        - На её счёт не волнуйся, она никто, - с лёгким отвращением выдал мужчина.
        Я почему-то улыбнулась. Довела-таки. Правильно пишут, что женщины - это самые коварные существа. Хитрость, чувствительность и вспыльчивость делают из нас опасного врага. Мы двоякие, и мы… женщины. Наверное, это должно всё объяснить. Но Лорин сделал именно то, что мне нужно. Возненавидел меня. А я… относилась к нему, как к мухе. Не в прямом смысле… хотя. Он жужжал над ухом, но отмахиваться мне было нельзя, и я просто привыкла. И отношение у меня специфическое. Терпение, обречённость и лёгкая неприязнь, коей достаточно, чтобы в нужный момент смыться. Да, я не оставила надежду. Потому, что такого не бывает. Я сама поняла. Нет ничего постоянного. Любой факт можно оспорить. И Лорин ошибётся, а я смоюсь. Да, это будет нелегко, и мне придётся долго ждать, но я смогу. Выжду момент и удеру…, а ещё обворовать его на последок хочу. Это уже так, чтобы душу отвести. Так что, имея план на всю жизнь, терпеть унижения и панибратское отношение возможно.
        - Наш лис задумал на тебя покушение, - выдала спустя пару мгновений Сальма, и я даже вздрогнула.
        Нет… Боги не могли услышать моих молитв так быстро.
        - Это не новость, - усмехнулся ликан, - Этот сучонок уже пару лет зуб на меня точит. Если это всё, что ты узнала, то прощай, выход знаешь где.
        Успокаивает, что он так со всеми разговаривает. Не я одна.
        - Всё меняется, Лорин, - продолжала та, - Он настроен серьёзно, особенно после того, как ты убил его бету.
        - У него много бет, - лень в его голосе так и сквозила, - Да и не горевал он особо… и вообще, Сальма, что за спектакль? Это действительно то, о чём ты хотела поговорить? Ты отупела, что ли?
        Я была готова аплодировать стоя. Да он всех унижает! Просто браво.
        - Ладно, вижу ты в плохом настроении, поговорим об этом в другой раз, - сменила тон девушка.
        - Другого раза не будет, - отрезал мужчина, - С такой ересью ко мне больше не приходи.
        Раздались шаги и звук закрываемой двери.
        Хо-хо. Как же я рада, когда достаётся не мне. Перестаю ощущать себя особенной. Да, я иронизирую потому, что мне больше ничего не остаётся.
        - Богдана.
        О, а вот и мой черёд. Дальше всё потекло по стандартному плану, который меня устраивал. Я кормила ликана, потом убирала за ним и вновь была предоставлена сама себе. Уборка и стирка с утра, сейчас уже вечер, поэтому я вполне могу бездельничать, чем и занимаюсь.
        Знаете, порой задумываешься о жизни в общем. Что было бы, если бы ты сделал так, а не вот так? А вдруг было бы лучше? Это «вдруг» всегда спутывает все карты. Не зная, что могло бы с тобой произойти, человек жалуется, корит себя…, но да, такое делают и счастливые, не только обречённые. «А что было бы, если бы я тогда не пошёл на рынок и не встретил бы свою будущую жену? Неужели так и пил бы дальше?» И после этого они начинают сильнее цепляться за своих половинок. Это забавно. Семейная жизнь, все дела. У меня она тоже есть. Крайне своеобразная. Но мы живём вместе. Да-да. И я желаю, чтобы Лорин куда-нибудь пропал и желательно на длительное время. Бюрт. Урод, но если ты сможешь, то я… вот тут я даже мысленно запнулась. Смерть сама по себе - не повод для радости. Но если думать сухо, то я освобожусь. Хотя что будет со мной после я не знаю. Убьют ли меня, отпустят, или я стану жить у кого-то другого? Не знаю. Как не знаю и свою участь на завтра. Живу только сегодняшним днём, как и сказала когда-то ликан. Мерзко признавать, что кобель был прав. Нельзя загадывать - меньше разочарований. Вспомнила кое-что.
Видела как-то, как Лорин читает. Просто проходила мимо его комнаты, а дверь была открыта. Я была уверена, что он не понимает ни слова из прочитанного. Глаза смотрели в книгу, но не двигались. Он думал. А книга была будто для прикрытия. Чтобы что? Не стеснялся же он меня. Наверное, в его голове тоже много червей ползает. Не только у меня. Я со своей свободой ношусь, как курица с яйцом, а он… со своей жизнью. Его же убьют, если захотят отнять место. Тут люди и эти звери похожи. Хороший начальник - мёртвый начальник. По идее можно обойтись без убийства, но даже я понимаю, что смерть лучший способ сохранить новоприобретённое место за собой. Если он стоял у власти, значит он знает, как вернуть её себе. Смещение - это ничто. Смерть - всё. Но да, мысли я не читаю, и ликан мог думать, о чём угодно. Но вряд ли это сопливая любовная история, где наш блондин главная фигура. Да и помягче он бы был со мной. Отсутствие уважения - это его проблема, а не моя. Можно чтить человека лишь за то, что он живёт по своим принципам и старается следовать им всегда. Но он не хочет. Ему ведь никто не нужен. Одиночество сожрёт и
его. Размышляя на такие странные темы, я и остаюсь на плаву. То есть борюсь, цепляюсь за свой разум и свою волю, которая так и норовит капитулировать. Весело, знаю.
        Я молилась о переменах, но не думала, что всё случится так скоро и станет шоком для меня. Был обычный вечер, я как всегда валялась на диване с книгой, ожидая прихода Лорина. Уже стемнело, когда раздался какой-то непонятный шум с улицы и в замке как-то слишком нервно и громко заскрежетал ключ. «Наверное, кто-то злой» - подумала я, откладывая книгу в сторону и поднимаясь на ноги, - «Сейчас я много нового узнаю о себе.» Поплелась в кухню и в тот же момент распахнулась входная дверь, с грохотом ударившись о стенку. Трое. Морик и Виер держали Лорина. Белая рубашка пропиталась кровью в основном с левой стороны, его голова была повешена, словно безвольный колокол, он еле держался на ногах. А я, как идиотка просто замерла там, где стояла, выпучила глаза и смотрела на всё это, просто не зная, что делать и стоит ли..?
        - На диван его, - выдал чуть взбледнувший Морик и они с Виером двинулись в гостиную.
        26 глава
        Я медленно проводила взглядом трио. Из головы в один миг пропало всё. Я просто тупо таращилась в след сгорбленным спинам, которые волокли мерзавца. Они скрылись за стеной и я, как на верёвочке потянулась следом. Встала у косяка и с ужасом наблюдала, как двое мужчин укладывают своего альфу на диван. Рубашка. Она…можно сказать, что она изначально была кроваво-красного цвета, а белые пятна - это так… пустяки. И его лицо. Белое, словно чистое полотно новоявленного художника, по которому струился пот. Таким слабым я его никогда не видела.
        - Что делать?! - в какой-то тихой панике спросил Виер, глядя то на Лорина, то на Морика, - А? Что делать?!
        Морик выглядел чуть серьёзней, но… эта растерянность в его глазах и словно какое-то смирение было ужасным. Я даже пошатнулась, словно стоя заснула. Меня тоже одолел шок. Это ж Лорин! Тот, который держит в страхе весь город! Он же… непобедимый!.. Или всё же он такой же смертный, как мы все?..
        - Зови сюда остальных, - тихо, но уверенно выдал Морик наконец.
        Виер его почему-то не слушал. Он смотрел на тяжело дышащего альфу, который, кажется, не слышал никого.
        - Виер, твою мать! - рявкнул Морик, испугав меня, - Живо!
        Парень тоже дёрнулся и, закивав, быстро вылетел из дома, чуть не сбив и меня с ног.
        На несколько долгих секунд воцарилась звенящая тишина. Морик, как вкопанный стоял и смотрел на своего друга. Какой вид у него был. Он не верил в происходящее, наверное, так же, как я. Просто стоит и ждёт, когда всё вернётся на круги своя, ведь этого не может быть! Это неправильно!
        - Что… случилось? - обрела я дар речи, глядя на смиренное лежащее тело.
        Морик несколько раз моргнул и повернул голову в мою сторону.
        - Бюрт… они сцепились за городом, - прошелестел Морик, - Я ещё не знаю, что толком случилось…
        И когда этот весельчак посмотрел на меня, то я… словно увидела себя. Потерянность, ужас, неверие и боль. Его глаза словно остекленели. Этот… не верю. Морик, он так смотрел на Лорина, будто теряет не предводителя, а отца. Неужели этот деспотичный тиран… был кому-то дорог? Боги, я не верю. Но вот я стою здесь, возле умирающей проблемы и понимаю, что мне просто не повезло. Он плохой, но только для меня. Не в то время, не в том месте и всё полетело в тартарары. Они, его стая, они любят его. Пытаются спасти, пытаются не дать ему уйти…
        Вскоре весь дом наполнился ликанами. Прибежала вся его стая. А Мелинда и Майла почти сразу же завыли в голос. Я когда это услышала… у меня холод по спине пробежал. Я стояла возле косяка и наблюдала то, чего увидеть даже не думала. Они провожали Лорина. Мужчины просто смотрят, не зная, что сказать или сделать, а девушки… они везде одинаковые. Воют, льют слёзы, ищут поддержки.
        Весь этот ужас творился недолго. Стоя здесь, я ругала себя потому, что собиралась сделать самую абсурдную вещь, на которую вообще способна. Я пыталась себя сдержать и просто подождать, дабы дать уйти этому негодяю, но что-то и внутри меня ныло и болело. Он не может просто так уйти. Не может! Почему? А я не знаю… просто, это же Лорин. И эта глупая причина была веским поводом.
        Ничего не говоря, я на негнущихся ногах обошла всю эту делегацию, подошла к дивану и присела на корточки. Отчего меня пошатнуло и я чуть не упала, но сумела удержать равновесие. Ни о чём не думая, схватила за ворот его подратой рубашки и дёрнула на себя. Тонкая ткань не выдержала и треснула.
        - Что ты…? - подал голос Виер, но его вопрос потонул в женских всхлипах.
        Взору открылась глубокая рана на левом плече. «Она не одна» - поняла я по пятнам на рубахе. Рванула ещё раз и увидела ещё одну косую рану на левой груди. Порезы кровоточили, медленно пропитывая диван, подушку и покрывало.
        - Он же… вы же должны… у вас же всё заживает, - пробормотала я, силясь сообразить.
        Почувствовала чьё-то приближение. Чьи-то пальцы коснулись раны и тут же исчезли.
        - Волчий корень, - тут же выдал Морик изменившимся голосом, - Эта падла его отравленным ножом пырнула.
        - Но это же запрещено, - тут же жёстко произнёс Франк, - Его не подпустят к месту, он его заработает, как крыса.
        Мужчины вдруг, очнувшиеся от неведомого транса начали так поносить Бюрта и всю его стаю, что у меня вяли уши.
        - Это неважно, - тихо произнесла я, и они стихли, - Он умрёт от потери крови.
        К дивану, рядом со мной села Мелинда. Её красное лицо и нос оказались возле руки альфы. Она её поцеловала и положила щёку на его запястье.
        - Борись, Лорин… мы ведь не сможем без тебя, - прошептала она, глядя в его безмятежное лицо.
        В смысле борись?! Что за глупости? Ему же нужна помощь!
        - У вас есть лекарь? - теперь я обернулась.
        Ликаны перевели свои взгляды на меня.
        - Откуда? - не понял Тур, - Они нам не нужны.
        Я выпала в осадок. Да быть того не может.
        - Как? А если вы серьёзно заболеете, то что? - не понимала я.
        - Мы не болеем, всё само заживает, - пояснил Морик.
        Охренеть. Я даже не думала о таком никогда, поскольку считала, что это глупости! Лекарь должен быть!
        - Вы не лечитесь? Совсем? - непонимающе обвела их взглядом.
        - У нас иммунитет ко всем болячкам, - всхлипнула Мелинда, - Если яд ещё не добрался до сердца, то он выкарабкается…
        Что?! Надеется на авось?! Боги, простите меня, пожалуйста, но я не могу…
        В голове тут же всплыли воспоминания. Я ведь часто падала, а сколько раз Авдей к лекарю попадал не сосчитать. Я знаю, что делать, чтобы просто попытаться помочь ему. «Пусть подохнет» - вдруг всплыло в голове. Нет. Я не могу. «Просто уйди!» - вспыхнуло в мозгу. Глаза заслезились. Я разрывалась между призрачной надеждой получить свободу и… своими принципами. Меня терзало и гложило просыпающиеся чувство вины. Если я не попытаюсь, то всю свою жизнь буду жалеть. Я… я не такая, как он! И никогда не стану!
        - Я могу ему помочь, - вдруг слетело с языка, - Но я… я ни разу сама…
        - Чем? - заплаканные глаза Мелинды посмотрели в мои.
        Наверное, та крупица надежды, что зарождалась в её взгляде окончательно превратила меня в чокнутую бабу.
        Я вдруг быстро вскочила и подлетела к шкафу, где хранились все мои вещи. Руки тряслись, но я отыскала моток шёлковых ниток и изогнутую толстую иглу. Схватила наволочку и вновь вернулась к дивану. Руки тряслись и я не могла попасть ниткой в ушко иглы.
        - Что ты собираешься делать? - услышала я голос Морика.
        - Спасти этого идиота, - без стеснения выдала я, силясь совладать с собой.
        Я не думала, но моя фраза произвела некое впечатление.
        - Как? - оживилась Мелинда, - Ты знаешь как вывести яд?
        Ну, да, я же чёртов магистр магии!
        - Я знаю, что сделать, чтобы его кровь оставалась там, где нужно, - нервно отозвалась я, наконец-то попав ниткой в ушко иглы, - У кого-нибудь есть спирт?
        Зашевелились все.
        - Зачем тебе? - протянул Морик свою фляжку.
        Ну, конечно, у него-то всегда такое есть. Так, надо собраться! Богдана, давай. Что надо сделать?
        - Мне нужна помощь, - я тут же привстала и села на край дивана.
        На этот раз ответом мне была тишина. Взрослые мужики, а стоят и хлопают глазами, как потерянная… я!
        - Вы мне поможете?! - повысила я голос. - Это не мой альфа тут на тот свет собрался.
        Это их взбодрило и теперь окончательно.
        - Что делать? - тут же спросил Морик, а остальные подтянулись поближе.
        - Приподнимите его, - тут же решила я.
        Усач и Мелинда тут же подняли корпус ликана, а я смогла подстелить под его плечо наволочку.
        - Ремень, дайте мне ремень, - потребовала я.
        - Зачем тебе ремень? - Тур быстро стянул его с себя.
        Я молча открыла рот безвольного нахала и засунула кусок грубоватой кожи между зубов.
        - Кладите его.
        Они снова уложили его. Теперь оставалось самое сложное. Шить людей мне не доводилось. И ликанов тоже. Я много раз видела, как это делают и даже видела, как это делают на мне, но… я боялась. Руки дрожали и я впервые… открыла фляжку и сделала большой глоток. Горло обдало жаром и глаза моментально заслезились. Я закашлялась, но взбодрилась. Налила немного алкоголя на руку и растёрла его между ладонями. Ну, пора. Опустила иглу на нити внутри фляжки, чтобы как-то продезинфицировать.
        Переведя свой дух, уверенно плюхнула из фляжки на две раны и почти сразу же получила. Лорин моментально пришёл в себя, взвыв и оттолкнул меня от себя. Я слетела с дивана, но Виер меня поймал, предотвратив жёсткое приземление на пол.
        - Твою мать! - заорал Лорин, выплюнув ремень изо рта, и сел.
        Естественно все тут же обрадовались, но это не о чём не говорило. Шить надо. Если должно было зажить, а не зажило, то всё плохо. И вот этот резвый подскок говорил лишь о том, что он ещё живой.
        - Мы думали, что ты уже кони двинул! - Морик даже попытался обнял своего друга, но я не позволила:
        - Надо зашить, держите его.
        На меня даже Лорин посмотрел. Взглядом, полным ненависти и боли. Ну, конечно, ему же больно.
        - Ты что тут делаешь?! - зашипел он на меня. - Иди наверх!
        Меня естественно никто не послушал, это ведь их альфа.
        - Лорин, пусть она…, - начала было Мелинда, но Лорин есть Лорин:
        - Какого хрена вы её ко мне подпустили?! - злился Лорин.
        - Она просто помочь хотела…, - забормотал обрадованный, но всё ещё потерянный Виер.
        - Мне твоя помощь не нужна, - отрезал мужчина, глядя на меня в упор своими уставшими глазами, - Кому сказано, вали к себе!
        Я кивнула. Может, они и правы. Ему явно помощь моя не нужна, но я попыталась, а значит я лучше него. Обошла Тура и Франка и уже хотела подниматься по лестнице, как услышала грохот и новую возню.
        - Богдана! - это кричала Майла.
        Я тут же забежала обратно в гостиную. Лорина поднимали с пола и укладывали обратно на диван. Видимо, этот храбрец попытался встать, но не получилось и он рухнул. Плечо кровоточило сильнее, чем вторая рана. Он умирал.
        - Я же сказала, что нужно шить, - нахмурилась я.
        - Что делать? - не поняла Майла.
        - Надо зашить рану, чтобы хотя бы попытаться остановить кровотечение, - уже не очень уверенно говорила я, поскольку Лорин был в сознании.
        - Шить? Это, как твои узоры?! Ты серьёзно? - теперь оживился Виер.
        - Долго объяснять, но я могу попытаться, - посмотрела на Морика, который укладывал Лорина обратно на подушку.
        Тот мешкал не долго.
        - Давай, - решил он.
        Но наша спящая красавица была ещё с нами:
        - Не смейте! Не подпускайте ко мне эту пигалицу!
        - Заткнись, - неожиданно шикнул Морик на своего альфу, - Богдана, говори, что делать.
        Резкая смена власти меня испугала, и я вновь растерялась. Так, расслабься. Просто думай. Что надо? Иголку мы уронили, значит надо обработать её ещё раз!
        Быстро нашла нитку на полу, подняла её и вновь опустила во фляжку, которая стояла возле ножки дивана. Я её туда поставила? Умно, хоть не разлил никто. Ещё раз обработала нить и иглу.
        - Ремень вставьте ему в рот, - скомандовала я, ибо полу-потухший взгляд ликана обещал мне все страдания века.
        - Зачем? - не понимала Мелинда.
        - Так, заткнулись все, - вновь взял Морик слово, - Слушайте девчонку и делайте без вопросов!
        Неужели хоть у кого-то заработал мозг?
        Мелинда тут же засунула в рот белобрысому умирающему кусок ремня. Я вновь присела на край дивана. Так, надо решиться. «Он не живой. Ему не будет больно.» - повторяла я про себя, как мантру.
        - А теперь держите его, - решилась я.
        Морик встал за изголовьем дивана и оттуда поддерживал головушку этого сумасшедшего, Мелинда зафиксировала его ноги, остальные пока мешались.
        - Отойдите подальше, - попросила я.
        Я не могла решиться на это. Рана была страшная. Даже в не ярком свете я, кажется, видела кость или это было сухожилие… её длина была чуть больше длины среднего пальца, а вот глубина и ширина… бедственны.
        - Ты делала это раньше? - спросил Морик, правильно сделав вывод.
        - Нет и ему это может не помочь, - сразу же заговорила я, - Я не до конца понимаю, что делаю, но вдруг это ему поможет…
        - Делай, - перебил меня он.
        Я кивнула и перевела дыхание. Подсела поближе и осторожно подцепила иглой край раны. Лорин тут же зашевелился. Я старалась дышать реже, но не выходило. Я боялась. А вдруг что-то не так? Вдруг, я сделаю только хуже?!
        Но вот я пробила второй край кожи и потянула нитку. Альфа ожил, как прежде и замычал нечто угрожающее и явно в мой адрес.
        - Держите вы его! - шикнула я, желая поскорее с этим разделаться.
        Так страшно мне… было, но страх за чужого человека иной. И вот я сделала первый стежок и начала стягивать края. Это больно, я знаю. Кожа под руками пылала, и я не понимала правильно это или нет. По идее так не должно было быть, но он не человек, а значит, я вообще не понимаю, что творю! Руки задрожали с новой силой, и я выронила иглу. Алая кровоточащая рана поплыла перед глазами и какая-то непонятная дурнота накатила волной. Секунда, и я уже клюю носом, грозясь упасть прямо на еле живого альфу.
        - Эй! Богдана! - рявкнул Морик и я, вздрогнув, слегка оклемалась. - Не время!
        Я посмотрела на него. Глаза слезились, словно в них насыпали песка. Мне было мало света, картинка постоянно расплывалась и я хотела спать.
        - Я не могу, - прошептала я, смотря в сторону, - Зря… я не…
        Меня прошиб пот. Видеть это кровищу и… это мясо… выше моих сил. Я думала, что смогу… нет, нет.
        - Что? Ты же сказала, что это поможет! - вдруг передо мной возникла Майла. - Зашей рану!
        Я подняла на неё глаза. Осознание собственной трусости было настолько ощутимым, что я растерялась. Мне было страшно. Хотелось просто забиться в угол и сидеть там столько, сколько нужно. Просто отсидеться. Не лезть вперёд, пусть другие, я не герой и не спасительница. Я… трус.
        - Я не могу, - прошептала я в тишине.
        Через несколько секунд раздался всхлип Мелинды, которая всё это время видимо сдерживалась. Он получился сдавленным, словно приглушённым, но получился таким оглушительным, что я в который раз дёрнулась.
        - Богдана, попробуй, - заговорил нервно Морик, продолжая удерживать голову обессилевшего Лорина, - Может быть действительно, если стянуть рану, то она заживёт быстрее?
        Посмотрела на него. Все мысли были словно в огромном кипящем чане с маслом. Они были неполными, покалеченными и дурными. Я не понимала. Страх бежал вместе с кровью по венам с такой скоростью, что я просто не соображала, где я и что творится вокруг.
        - Я хочу помочь, но…, - пробормотала я, пытаясь показать трясущиеся руки, но язык еле ворочался и я невнятно замолкла.
        Неожиданно правую щёку обожгло страшной болью и я соскользнула с дивана, рухнув на пол. Из глаз словно искры посыпались. Щека запылала, словно к ней приложили кусок угля.
        - Майла! - этот слаженный мужской вскрик вновь словно хлестнул меня по голове.
        - Что?! - вскрикнула она, - Пусть она поможет! Я же вижу, что она не хочет! Пусть спасёт его! Она должна!
        - Думай, кого ты бьёшь! - рыкнул Морик, - Ты ей шею свернуть захотела?!!
        Меня тут же схватили за плечи и усадили обратно на диван. Это был Франк. Я так к нему и не привыкла. Необычная внешность и от этого она была отталкивающей, и притягательной одновременно. Но вот его светлые, чуть зеленоватые глаза впились в моё лицо. Я даже не замечала, что от пульсирующей боли в скуле из глаз текут слёзы. Но вот худощавый мужчина сел передо мной на корточки, чтобы наши головы были примерно на одном уровне.
        - Богдана? - позвал он меня и я наконец смогла сфокусироваться на нём. - Ты в порядке?
        Всё происходящее казалось нереальным. От боли все сомнение и весь страх из меня словно вылетели. Я просто не могла понять за что и почему так чудовищно больно?
        - Я не могу ему помочь, - как заведённая повторила я тихо, - Я не лекарь, я не знаю, как его спасти.
        С краю слышалась возня. Кажется, Тур успокаивал свою взбесившуюся жену, Виер старался следить за всеми, Морик и Мелинда продолжали держать Лорина, а мы сидели. Это всё, что я понимала.
        - Ты не лекарь, мы знаем, - вкрадчиво заговорил он, беря мои руки в свои, - Зашей рану и всё. Больше от тебя ничего не требуется.
        Его глаза пугали и приковывали одновременно. Я зафиксировалась на них и старалась вернуть себе разум.
        - Руки, - я подняла свои конечности, - Они трясутся, я не могу.
        Мужчина вдруг положил свои ладони на моё лицо. Правая щека и скула тут же заныли, но я не пошевелилась.
        - Посмотри на него, - выдал брюнет, - Он умирает.
        - Нет, - вырвалось у меня.
        - Ты можешь помочь, хотя бы попытайся, - тихий и спокойный голос ликана успокаивал и меня. Я начинала медленно соображать, но этого было недостаточно, нужно время, чтобы прийти в себя.
        - Я не…
        - Он спасал тебя, - вдруг Франк приблизил своё лицо к моему, и я приоткрыла рот от удивления и страха, - Не один раз. Не потому, что купил тебя. Потому, что ты живая. Такая же, как мы. Так отплати ему тем же. Пожалуйста, зашей рану, и я лично помогу тебе выбраться отсюда.
        А вот теперь мой мозг заработал намного активнее. Я заморгала, постепенно приходя в себя. Что он сказал? Поможет мне? Нет, он врёт.
        - Старейшины не позволят, - выдала я, пытаясь разоблачить обман, - И я действительно….
        - Плевать на старейшин, - перебил он меня, - Лорин будет жить, и я самолично вывезу тебя отсюда куда скажешь.
        «Приди в себя, идиотка!» - завопило в голове. Почти моментально пришла в себя. Головокружение уже казалось не таким сильным, боль… она была умопомрачительной, но на фоне замаячившей очередной надежды как всегда меркло всё.
        - Если я зашью рану, то кровь возможно остановится и у Лорина будет шанс побороться подольше, - начала выдавать я связные мысли, - Но это не значит, что он будет жить.
        Несколько секунд Франк молчал, глядя в упор на меня.
        - Делай, что считаешь нужным, - произнёс брюнет.
        Его взгляд. Я всё поняла. Это не описать, но я поняла всё без слов. Он соврал. Надеется, что я поверю. Хочет, чтобы этот… жил. Медленно повернула голову и посмотрела в это невыносимое лицо. Бледный и мокрый. Он был так беззащитен, что я терялась. Сколько боли он мне принёс? Сколько я слёз пролила из-за него? Хотела умереть, лишь бы не видеть эту сволочь. Он похотливое, жестокое порождение леса, которое убьёт тебя за малейшую провинность. Он безжалостен, и в нём нет ничего, что могло бы заставить меня сожалеть, но… чёрт, это было. Он одинок. Все эти ликаны его любят, но он один. Грызёт себя, думает, анализирует. Вот оно. Только сейчас, я понимаю, что мы не такие разные. Я отброшена от общества, а Лорин отбросил общество от себя. Такая вот ирония. Он болен какой-то болезнью, которую не видно. И ничто его не лечит. Смешно, но мне жаль его.
        А, плевать! Вынула кусок ремня изо рта ликана:
        - Посадите его, - произнесла я, глядя куда-то в сторону.
        Не сразу, но Морик ожил. Без слов, без лишних движений и упрёков. Соберись. Забудь всё, что случилось, ты ему поможешь, и твоя совесть заткнётся.
        Я быстро обвила ремень вокруг туловища мужчины, захватив лишь его левую руку. Подтянула бляшку и зафиксировала. Теперь он не будет дёргаться и двигать пострадавшим плечом. Правая рука свободна - ему хватит.
        - Наклоните на меня, - вновь выдала я.
        Морик и Мелинда тут же выполнили указание и омерзительная картина оказалась у меня чуть ли не перед носом. Теперь вижу. Сглотнула, подавив тошноту. Держи себя в руках!
        Взяла безвольно висящую иглу и вновь собралась. «Ты сможешь» - повторяла я про себя и страх отступил. Не исчез, но по крайней мере он меня больше не сковывал. Этот идиот не умрёт, пока я каким-то образом привязана к нему. Ещё одна кровь на руках мне не нужна. Вдруг замерла, тихо чертыхнулась и ещё раз плеснула из фляжки себе на руки. По полу валялась, а теперь к открытой ране.
        Второй стежок вышел неуклюже, поскольку текла кровь и я не могла сосредоточиться.
        - Дайте полотенце, - попросила я.
        Через какое-то мгновенье мне чуть ли не в лицо пихнули какую-то ткань. Я не смотрела, что это, просто промокнула разрез и вновь вонзила иглу в плоть.
        Лорин не реагировал и это был плохой знак. Хотя я смогла хорошо зашить крупную рану и она даже не разошлась. Когда я откусила нить, завершая таким образом главную работу, услышала, как Морик еле слышно перевёл дыхание. Оставался ещё длинный кусок нити и я, завязав узел на конце, вновь принялась за работу. На этот раз всё было быстрее и куда аккуратнее.
        - Кладите его, - как-то отречёно проговорила я, поднимая своё тело с дивана, - Не умрёт до утра - выживет.
        Это я знала по некому опыту. Видела, как штопают солдат. Продержался один день после прихода лекаря - жить будет. Это такой закон. Хилый испустит дух через пару часов, может полдня продержится, не больше.
        Ноги были словно ватными. Я медленно двинулась в кухню, а оттуда на задний двор. Несколько секунд, и меня вывернуло наизнанку. «Опять до туалета не дошла» - проскользнула мысль и я утёрла рот.
        Желудок побаливал, но лицо болело сильнее. Я дошла до колодца и села прямо на короткую траву. Прислонилась затылком к камню и прикрыла глаза. Надо прийти в себя. Я сделала всё, что от меня зависело. Его смерть не будет на моих руках. Да и… не желала я ему смерти. Хотелось просто не видеть его. Но это не значит, что я желала ему смерти. Теперь это понятно. И что же? Мне дан был шанс покончить со всем и освободиться, но я им не воспользовалась. Да, чёрта с два меня бы выпустили отсюда - я знаю, но моральное избавление от диктатора что-то бы значило. Возможно. Вот же ненормальная. Сама помогла, а теперь сижу и думаю, как бы мне хорошо жилось, если бы этого волчонка не было. Ну, точно чокнулась. Мысли и действия расходятся, и я не могу конкретно сказать, что я буду делать, а чего нет. То есть приехали. А ведь Лорин не хотел, чтобы я ему помогала. Гнал меня. Не хотел видеть меня перед смертью? Осознавать, что я его пережила? Такая глупая и трусливая? Может, это и так, а может нет. Кто знает, что я выкину завтра?
        Спустя какое-то время я увидела Морика. Он подошёл ко мне и замер.
        - Кровь остановилась, - произнёс усач, - Спасибо.
        - Сказала бы «обращайся», но это будет ложью, - почему-то сказала я.
        Остановилась. Это ничего не значит. Хотя нет, значит, что этот хлопчик не помрёт от потери крови и всё. Малюсенькая капелька надежды в пользу Лорина.
        - Приложи что-нибудь холодное, - посоветовал он мне и я подняла на него глаза.
        Почувствовала… нет. Правый глаз начал опухать. Я не могла смотреть в бок. Отлично. У Майлы неплохой удар. Злости не было, но я чётко осознала, что этого я ей не прощу. Меня даже Лорин не бил, хотя именно от него я этого ожидала. И да, было больно. Она меня точно рукой ударила? Не стулом? Или кувалдой какой?***
        27 глава
        Я ничего не ответила, но он не ушёл.
        - Из дома не выходи ни при каких обстоятельствах, - вдруг серьёзно и как-то зло начал говорить здоровый мужчина, - Умрёт Лорин - нам не жить, выживет - мы ещё поборемся. А пока этот упрямец не определился мы должны охранять его… хотя бы до утра.
        Мои губы исказила лёгкая, но серьёзная усмешка. Да, оказывается, и такое бывает. Пытается вызнать что-то ещё. Какие же они глупые…
        - Если бы Лорин был человеком, то он был бы уже мёртв, - решила я сказать честно, - Рубашка в крови, покрывало и весь диван тоже, а сколько он ещё потерял по дороге никому неизвестно. Как лечатся ликаны я не знаю, но если кровь остановилась - это означает, что ваш альфа родился в рубашке.
        - Или? - поумнел как-то быстро Морик.
        - Или это предсмертное улучшение, - не стала увиливать я, - Говорю же, утром будет ясно.
        На долгую минуту воцарилось молчание.
        - Мы останемся здесь до утра, - получилось как-то полувопросительно полу утвердительно.
        - Это не мой дом, - прикрыла я глаза.
        - Тебе просто не повезло, - вдруг сказал он, - Верь, и когда-нибудь всё изменится.
        Я не ответила. Поняла сразу же о чём он. Неужели я вызываю жалость? Хотя голос у него был тихим, но не жалостливым. Побитая, сбитая с толку, дурная. На меня, наверное, и злиться не получится.
        Морик ушёл, а вместе с ним ушёл и свет. Было темно. Помогали фонари, висевшие у соседей, обычно Лорин зажигал наши… опять усмехнулась. Мне его жалко. Да что ж у меня с головой-то такое?! Жалею убийцу. Милее не придумать. Надо было иглу ему в глаз засадить и принять свою участь, но нет. Я же воин. Даже в голове это звучит иронично. Я не борюсь, я выживаю. Извиваюсь, хитрю. Это не то. И что мне делать? Если он умрёт, что меня ждёт? Перемены страшны. Морик сказал, что мы все умрём. Бюрт это устроит. Надо убить стаю бывшего альфы, чтобы они не были угрозой для нового… Верховного. А меня за компанию. Это в лучшем случае, а в худшем стану прислуживать ещё кому-то и меня уже точно могут посадить на цепь во дворе.
        На улице я просидела не меньше часа. Прислонилась пострадавшей щекой и скулой к холодному камню и просто сидела. Я на перепутье. В пропасть или в гнилую жизнь? Выбор сложный. Удивительно. Но меня не спросят, впрочем, как и всегда.
        Когда стало холодать, мне пришлось плестись в дом. Вся «дружная» компания сидела в кухне. Слышала их приглушённые голоса, но разобрать не могла. Мимо них я просто прошла и поднялась наверх. В гостиную заглядывать не хотела. Увидеть умирающего перед сном к кошмарам. Мне их и так достаточно, да и не выдержу я сегодня…
        Переодевшись, я легла на кровать и закрыла глаза. Уснуть не получалось долго. Пару раз вставала и просто ходила по комнате от стены к стене. Я не ждала чуда или надеялась на какой-то случай. Просто мне было не уснуть. Голова была пустая. Я никого не жалела и не сочувствовала, но когда я допускала мысль о том, что буду присутствовать на похоронах Лорина, глаза мои слезились и я тут же отбрасывала всё и старалась забыться. Сон пришёл, как всегда внезапно, и я просто провалилась во тьму.
        Утром я проснулась от боли. Лежала на правой щеке и видимо сильно начала ёрзать. Комната была ещё не полностью наполнена светом, поэтому я тут же поднялась и начала одеваться. Голова трещала, как медный котёл, а во рту была сухость. Хотелось пить. «Умер» - тут же всплыла мысль в голове. Боже, да как же заставить заткнуться свой внутренний голос?! Но я боялась. Сейчас я была отдохнувшей и соображала здраво. И то, до чего я додумывалась, меня не радовало.
        Спустилась медленно вниз. Кухня была пуста. Я замерла возле косяка в нерешительности. Живой или они уже вынесли тело? Глаза заслезились, и я улыбнулась. Слабачка, даже не могу позлорадствовать над умершим врагом.
        Решительно шагнула вперёд и развернулась. Ну, для начала, на полу лежали… ликаны. Они крепко спали. Сон у этих существ никогда не пропадёт. Они достали все спальные принадлежности, которые у нас были, и разлеглись на полу. Перевела взгляд на диван. Лежит. И первые несколько секунд меня одолевала мысль, что он умер. Лорин лежал неподвижно всё в той же позе, в которой я оставила его вчера. Тихий… и умиротворённый… слёзы-таки хлынули из глаз.
        «Разуй глаза, кретинка» - вдруг услышала я. Сморгнула влагу и присмотрелась. Твою мать. Этот сукин сын дышит! Медленно, но дышит! Я тут же утёрла нос и…глаз. Правым я плохо видела, но слезился он наравне с братом.
        Осторожно подошла к дивану, стараясь не наступить на руку Франка. Слух у них хороший, только тогда, когда они не крепко спят. Я аккуратно присела на край дивана и наклонилась поближе к ране. Швы не разошлись и они не кровоточили, а это самый лучший знак. Лорин уже не потел. Дыхание мерное, не порывистое. Только я не пойму, он спит или без сознания? Чёртов засранец живой. А я уже начала подозревать, что смерть забирает действительно всех. Он её любимчик, она с ним ещё поиграет. Смотрю и улыбаюсь. Вот кого любит удача. Она его в зад расцеловала.
        Случайно коснулась его руки. Она была тёплая. Не как обычно. Прохладнее обычного. В ногах было сбито покрывало. Я осторожно взяла его и попыталась накрыть ликана по грудь, чтобы он не мёрз, но… козлина схватила свободной правой рукой моё запястье и медленно открыла глаза:
        - Я же сказал, чтобы ты ко мне не подходила.
        Я не испугалась, разве что от неожиданности вздрогнула. Просто улыбнулась ему тихой, но усталой улыбкой. Не доверяет, оно и понятно. А какой у него взгляд… замученный и измотанный.
        - Я ведь дура, - криво улыбнулась я.
        Его глаза тут же остановились на моём глазу. И…
        - Да быть того не может!
        Очнулся Тур и перебудил всех. Волки повскакивали, как ошпаренные, словно на них отряд наёмных убийц натравили. Спят они, конечно, крепко, но я удивлена, почему Бюрт не пришёл добить всех нас. Мы были слабы, точнее они, альфа на полпути к праотцам, а остальные без него двух слов связать не могут. Конечно, обрадовались, две женщины заревели, остальные начали смеяться и обвинять Лорина в идиотизме. В этом семейном деле я была лишней. Встала и вышла из гостиной. Они сами разберутся.
        В ванне первым делом посмотрела на себя в зеркало. Оно и понятно, чего на меня он так покосился. Боже, у меня не было таких синяков ещё и на лице! Красно-бурый какой-то. Правый глаз стал в двое меньше. Осторожно потрогала. Мягко. Опухло здорово всё.
        - Ты должна умереть, иначе заразишь всех своим идиотизмом, - пробормотала я сама себе.
        Твою мать! Он живой! Пережил ночь! Боги, а я уже начала сомневаться, что эта скотина выживет. Он же… Лорин! Кабелина проклятая! План с его убийством отметается из списков желаний. Я не смогу. Привыкла слишком сильно. Да и жалко его. Дурак, такой же, как и я. Пара мы, вот и живём вместе.
        Заплетя себе своеобразную косу, вышла и замерла. Что делать? Идти на рынок нельзя. Уборка? Когда полный дом народа? Стирка? Возможно. Для начала нужно растопить печь и поставить воду. Да, так и сделаем.
        - Что теперь? - ко мне подошёл Виер, - Он поправится?
        Я сидела и пыталась зажечь щепки, дабы дать начало большого огня. Как они меня достали. Я не знаю!
        - Если захочет, - буркнула я.
        - Как люди лечат людей в подобных случаях? - не отставал парень.
        - Он не человек, - возразила я, высекая искру.
        Виер стоял над душой, не желая уходить. Прошло несколько минут, прежде чем до меня снова докопались.
        - Богдана, он вырубился, - это был чуть обеспокоенный голос Морика.
        Я еле разожгла огонь, и теперь снова отвлекаться. Виер так и стоял рядом со мной. Для чего? Думал, что меня озарит идея?
        - Кто? - не сразу сообразила я.
        - Лорин? - Виер тут же умчался из кухни.
        По взгляду Морика поняла, что да. Пришлось вставать и идти за остальными.
        Лорин спал. Но на голоса и лёгкие толчки не реагировал. Понятное дело, глупо было рассчитывать на то, что он встанет и пойдёт.
        - Ты сказала, что если он не умрёт до утра, то выживет, - напомнила мне Майла, - Что с ним?
        Я разозлилась, причём неплохо так. Сейчас, когда мой хозяин (привыкла, да) при смерти могу позволить себе и такое, ведь запретить мне некому.
        - Он ранен, - напомнила я ей, - И я не лекарь, я же говорила.
        На лицах ликанов читалась растерянность и обречённость. Ну, снова здорово.
        - Ты можешь ему помочь? - присмиревшая Мелинда подняла на меня свои серые глаза.
        Посмотрела на белобрысого. Боже, куда я денусь? Он меня на том свете достанет, если не попытаюсь.
        - Могу попытаться, - кивнула я, - Но ничего не обещаю.
        - Что нужно делать? - решительно спросил Морик.
        - Лорину нужен покой, - тут же выдала я.
        Они не поняли. Начали хмуриться и переглядываться. Что за чёртово племя?!
        - В смысле сон? - уточнила Майла.
        - И он тоже, - начала я разглядывать Лорина, - Вы шумно себя ведёте, вас много. Ему нужна тишина.
        На этот раз дошло. Господи, я действительно собралась ставить этого козла на ноги? Кажется, да…это дно.
        - Хочешь, чтобы мы ушли и оставили вас вдвоём? - изумилась Майла с нотками злости в голосе.
        - Майла, - отдёрнул её Тур, - Богдана, мы не можем этого сделать. Его могут прийти добивать и тебя заодно.
        - Я не говорю, что вы должны все уйти, просто не тревожьте его, ведите себя тихо, - пробормотала я, ощущая лёгкую слабость, - Сон - его главный помощник.
        - И это всё? - Морик не желал отступать, - Просто ждать, когда он выспится и поправится? Вы так лечитесь?
        О, снова претензия.
        - У меня нет нужных лекарств, у меня ничего нет, - дёрнула я плечом, - Поэтому да, сон его друг.
        - Лекарства? - оживился Виер, - Какие? Мы достанем.
        Чёрт. Они же могут принести всё, что нужно, правда на рынке я этого не встречала.
        - Нужна ромашка, полынь, лопух, крапива, липа, малина, - начала я перечислять, - Почти любая благородная трава подойдёт.
        - Мы достанем, - тут же пообещал Морик.
        Мужчина сидел в небольшом кабинете, развалившись в кресле по-королевски. Его ноги лежали на столе, а руки были закинуты за голову. Он как-то мечтательно смотрел в потолок, иногда щурясь, словно в тихом восторге. Он понимал, что его давняя мечта, которая следовала с ним всю жизнь наконец-то начинает сбываться.
        Раздались шаги и мужчине пришлось вынырнуть из своих грёз. Он посмотрел на дверь и через несколько секунд она распахнулась, громко ударившись о шкаф. «Долго она» - подумал он.
        - Ты какого хрена устроил?! - еле сдерживая свою злость, вопросила Кара.
        Двое сопровождающих остались в коридоре. Они невозмутимо прикрыли дверь, оставшись за пределами кабинета.
        - Женщине твоего возраста непочтительно сквернословить, - слегка насмешливо отозвался Бюрт, - Что-то хотела?
        Волчица приблизилась и быстрым движением смахнула ноги ликана со стола, вынуждая того сесть нормально.
        - Я созываю совет, где мы надерём твою наглую задницу, - процедила она, - Тебя слишком много раз жалели!
        Рыжий мужчина всё равно откинулся в кресле, не теряя своего прекрасного расположения духа. Его настроение ничто не могло испортить.
        - По поводу? - изогнул Бюрт брови.
        Женщина улыбнулась, находясь в бешенстве. Такого мерзкого и наглого существа она ещё не встречала, хотя знала этого ликана всю свою жизнь.
        - Как ты мог напасть на своего альфу?!
        Ликан посмотрел на оппонентку.
        - Кто сказал, что я напал первый?
        Кара засмеялась.
        - Чёрт с ним с покушением, но смазывать нож ядом - это низко даже для тебя! - женщина обличительно ткнула пальцем в обнаглевшего засранца, - Ты понимаешь, что ты начал?! Полгорода перережут друг друга из-за твоей прогнившей души!
        - Это голословно, - рыжий пожал одним плечом, - Доказательства, Кара. Где они?
        На несколько секунд двое сцепились взглядами, силясь прогнуть другого, но оба стояли на своём. Этот разговор был бесполезен и старейшина это понимала. Но волю чувствам она не дать не могла, ведь её племянник, которого она воспитывала с самого детства одной ногой на том свете, а виновный в этом сидит и ухмыляется. Материнские чувства были задеты и сохранять нейтралитет становилось всё сложнее и сложнее.
        - Был бы ты настоящим мужиком, то сделал бы всё по закону, - выплюнула женщина, - А не засаживал нож в спину.
        - Твой закон тут больше не имеет силы, - скривился Бюрт, - И… прими мои соболезнования, ты ведь была Лорину, как мать. Я принесу цветы на его могилу.
        Кара была взрослой и опытной женщиной, и не раз ей бросали вызов малолетки вроде Бюрта, но сейчас всё было иначе. Она была старше, а значит слабее, необузданная молодость и сила, которые неслись по венам этого ликана, пугала её. Она понимала, что по факту на Бюрта ничего нет. Свидетелей тоже. Стая Лорина толком не знает, что произошло, лишь со слов самого Лорина они сумели разобраться в чём дело. Но это… уже не так важно. Она теряет племянника. Взрослого и такого замкнутого… радует, что есть сын. Но если к власти придёт Бюрт, то её наследнику крови будет крайне нелегко.
        - Он ещё не умер, - огрызнулась женщина, стараясь не потерять лицо, - А ты ещё поплатишься за то, что совершил.
        - Ещё, - рыжий поднял один палец вверх, - Советую, как друг, конечно же, добить его. Я слышал, что его отравили волчьим корнем или чем-то подобным. Смерть будет мучительной.
        - Тебе ли этого не знать, - с омерзением скривилась женщина, но сдержать опасный порыв удалось, - Запомни, Бюрт, это тебе так просто с рук не сойдёт.
        Женщина круто развернулась и, чеканя шаг, вышла из кабинета.
        - Это мы ещё посмотрим. - мужчина потянулся, вновь заложил руки за голову и с мечтательной улыбкой прикрыл глаза.
        Весь день я не могла найти себе места. Куда ни глянь, везде ликаны. Подмести пол? Нет. Помыть пол? Нет, конечно же! Может быть заняться готовкой? Ну, что вы, нет! Стирка? Ответ предсказуем. Они, словно дети малые. То ходят, то ругаются между собой, начинают разбредаться по дому, потом снова собираются и так по кругу. Было видно, что они растеряны. Словно курица носится без головы. Они не могли скоординировать свои планы и действия. Просто, словно стая медведей одним разом вышла из спячки и теперь болтается и не поймёт, что происходит. Отсутствие Лорина их подкосило. Только сейчас я по-настоящему поняла, кто такой альфа. Отец, брат, начальник. Всё вместе и ничего. Боюсь просто представить, что будет, если Лорин не выживет. И саму меня терзают опасения. Вдруг, не сумеет? Вдруг, я плохо наложила швы, и он умрёт по моей вине? Что случится, если его не станет? Я так привыкла к его постоянному и где-то вынужденному присутствию в своей жизни, что, потеряв его, я теряю и себя. Ничего нет. Для кого готовить и убираться? Для этих волков? Нет ни желания, ни сил. Ничего не делала весь день, а ощущая себя
выжатой, словно сухофрукт.
        Я сидела в своей комнате и читала. Ни слова не понимала, но это занятие здорово убивало время, поэтому я упрямо листала страницы, силясь понять хоть что-то. Для меня настали хмурые времена. Радуйся, дурочка, твой мучитель наконец-то понёс наказание! Раньше думала, что буду действительно счастлива, если вдруг Лорин поймёт каково мне, я верила в это. А теперь? Он мучается, да он при смерти, а я ничего кроме как сострадания и растерянности не ощущаю. Сижу, как дура и жду непонятно чего. Может, хочется, чтобы всё было, как всегда? Пора бы признаться, что я хочу, чтобы за меня решали… точнее, я к этому привыкла. Я всю жизнь так жила. Всегда слепо подчинялась кому-то, а теперь вдруг этот, казалось бы, устойчивый факт дал трещину. С каждой минутой она всё больше и больше. И в груди у меня… ничего. Я даже не злюсь. Вообще. Наверное, невозможно ненавидеть того, кто умирает. Странно, да? Наоборот, надо желать добить своего врага, чтобы наконец-то… успокоиться, но этого нет. Я просто жду. Чего? Наверное, как и все в этом доме, разрешения ситуации. Либо жив, либо нет. Всё. Они просто не могут ничего
предпринимать, пока Лорин в таком состоянии. Даже я это понимаю. Оставить его нельзя, но и бездействовать тоже. Они потеряны. Идти и мстить? Почему-то кажется, что без Лорина их перебьют, ну и конечно же явятся сюда. Замечательно.
        Морик вошёл в комнату без стука. Я привыкла, поэтому просто подняла глаза.
        - Мы принесли кое-какую траву, - сказал он.
        Я кивнула и отложила книгу. Стекла с кровати и пошла за ликаном. Ничего говорить не следовало, чтобы я поняла. Теперь я понимаю, что Лорина надо спасти. Он должен жить. По-другому никак. Чёрт, почему я? Это же просто издевательство какое-то. Выхаживать своего мучителя. Великолепно. Надо мной явно кто-то шутит, причём по-чёрному. Но сейчас, когда вся правая сторона лица ноет, вместе с головой, а будущее вновь ускользает, словно вода сквозь пальцы, необходимо бороться. И я буду. Я должна.
        Эта толпа сидела за столом, только Франк стоял у двери и смотрел в боковое окно.
        - Мы брали всё, что видели, - отчиталась Майла, - Подумали, что что-то подойдёт.
        На столе стояла корзина, переполненная… травой. Чего там только не было? А я и не заметила, что кто-то отлучался. В такое время?.. Наверное, тайными проходами сумели выскользнуть из города. Знать бы мне эти проходы… «И что? Ты, будто-то побежала?» - этот саркастический голос был как всегда прав. Куда я без лошади и денег? Ещё бы знать куда бежать…, но обычное знание хотя бы помогло мне верить в себя. Хоть что-то.
        Я молча набрала в чайник воды и поставила его на печь. Пришлось подбросить дров, а то огонь почти затухал. Сидят тут и не могут уследить… ладно, не время сейчас бухтеть, ещё и про себя.
        На самом деле я врала. Я знала многое о лекарях и их работе. Эта страсть пробудилась после маминой смерти. Сначала я читала всякие книги на подобные темы, пытаясь найти ответ. А вдруг был какой-то другой способ спасти её? Вдруг я могла бы что-то изменить? Но со временем я осознала, что после того, как твоё тело кладут в гроб уже ничего не изменишь. Поздно. Зато знания никуда не делись. Да и папиных лекарей я доставала почём зря. Всё таскалась за ними, да мешочки всякие воровала. В основном это были сухие травки и порошки. Только ими и спасались. Вообще, на сколько я поняла, то результат лечения зависит от самого человека. Если здоровье слабое, то делать можно всё, что угодно, а вот вылечить его не удастся. Слабый падёт - это все знают, поэтому у лекарей и есть такое поверье, что если после заболевания или получения травмы человек может прожить ночь или день, то это хороший знак. Значит, организм борется и задача лекаря правильно помочь. Просто поддержать и всё. И сейчас Лорин показал, что жить он ну очень хочет. И я, чёрт бы всё побрал, помогу ему. Сколько раз я прокляну этот день, когда решилась
помочь этому засранцу? Больше сотни точно. Этот идиот ведь меня ненавидит. А узнать, что эта сопливая малолетка ещё и жизнь его спасла… ну, небольшое успокоение для души я получу однозначно. Фух, хоть пассивные мысли пропали. Буду думать о том, как омрачить жизнь белобрысого, когда тот поправится. Ой, ну, мы точно из одного с ним теста.
        Я молча вошла в гостиную и достала единственную простыню. Сегодня ей придётся пасти во благо. Вернувшись на кухню, взяла нож и начала кромсать бедную ткань. Разрезала на три почти равные части. Достала большую кастрюлю.
        - Мы можем тебе помочь? - Виер первый подал голос.
        Ну, да, все же видимо ждут, что я буду отчитываться или вести задушевные разговоры. А мне так привычнее. Сама в себе, сама с собой. Прям мой девиз. Надо его на своей ночнушке вышить. О, Боги, я иронизирую. У себя в голове. Докатилась.
        - Нет…, - почти сразу же буркнула я замолчала, - А хотя… принеси, пожалуйста воды.
        Парень тут же кивнул и ушёл на задний двор с ведром. Я могла бы и сама, но на это уйдёт время, а его у нас… хоть и неопределённое количество, но тратить его попусту нельзя.
        Перенесла корзину с обеденного стола на свой «рабочий» и… просто вывалила всё содержимое на столешницу. Так, лопух, мать-и-мачеха и подорожник отдельно. Быстро опознать из оставшейся кучи этой травы сумела только берёзу и ромашку. Они-то мне как раз подойдут. Оставшуюся траву я переберу и просушу.
        А вообще странно, что лесные обитатели не могут и не знают, чем лечиться. Не могу просто поверить в то, что они не болели. Ну, как это? Да, не люди, но не до такой же степени! По идее их тогда должно быть столько, что мы давным-давно бы потеснились, дабы уступить место «новоприбывшим». Но с другой стороны, они же воюют похлеще, чем мы. Причём друг с другом. Не знаю, ничего не знаю, как всегда! А спрашивать… не время, да и не в тех мы отношениях, чтобы вести задушевные разговоры.
        - Что ты хочешь сделать? - Морик таки не выдержал тишины и подошёл ко мне.
        Любопытство не порок, но сейчас его лучше попридержать.
        - Сделаю настой и наложу повязку, - ответила я, перебирая травинки и раскладывая их по небольшим кучкам.
        - Если тебе что-то понадобится, то обращайся к нам, - проговорил усач без обыденной для него ухмылки.
        У меня тут же появилось список.
        - Морик, - тут же заговорила я, пока ликан не отошёл от меня, - Извини, конечно, поскольку это прозвучит слишком грубо, но вы долго собираетесь оставаться тут?
        Я была вежлива и серьёзна, его ответ многое изменит. Шептаться и скрываться смысла не было, все и так всё слышали.
        - До тех пор, пока жизни Лорина что-то будет угрожать - мы все будем здесь, - Морик не обиделся и даже выглядел спокойным.
        Забываю, что для них прямолинейность многое значит. По идее я о таком даже заикаться не могла. Приличия, этикет и банальная вежливость не позволяют этого делать, но я уже давно не леди и они не благородные герцоги и герцогини.
        - Тогда надо реша