Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Буркин Юлий: " Исковерканный Мир " - читать онлайн

Сохранить .
Исковерканный мир Юлий Буркин
        Константин Фадеев
        Юлий Буркин Константин Фадеев
        ИСКОВЕРКАННЫЙ МИР

1.
        Проклятые комары! Их тоненькое зудение стирает сон с твоего сознания, как резинка - рисунок карандаша, оставляя лишь грязноватый след - неглубокую душную дрему… Переворачиваясь с боку на бок, Дмитрий подивился, что у него еще хватает сил на художественные образы.
        Он откинул волглое - то ли от пота, то ли от сырости в воздухе - одеяло и свесил ноги с кровати. Откуда эти насекомые берутся в таком большом городе? Положительно, до большевиков комары в Питере не водились. Прошлепал к окну. Свежее дуновение приятно лизнуло влажную кожу. Однако форточку, несмотря на духоту в комнате, придется закрыть. Затем перебить комаров.
        Он сделал несколько глотков ночного невского воздуха. Затем захлопнул фор точку, чуть не уронив с подоконника горшочек с алоэ, и улегся. «З-з-з», - сказала полутьма. А еще через мгновение Дмитрий почувствовал легкий укол в плечо и шлепнул по этому месту ладонью. Внезапно Дмитрий осознал, что ненавидит комаров не только и не столько за то, что они его кусают, а за то, что у них есть выбор: умереть или насытиться. У него такого выбора нет. Черт возьми, он голоден! Он хочет съесть хоть что-нибудь! Он готов, как комар, добывать себе пищу с риском для жизни… но у него нет такой возможности. И ему придется терпеть до утра, когда в столовой музея ему в обмен на продовольственные карточки дадут кусок хлеба, пару картофелин и тарелку щей или супа из конины… А сейчас у него нет ни единой крошечки съестного. Он это точно знает. Он все обшарил еще с вечера. Раньше этим занимались тараканы, но вот уже полгода, как они, изголодавшись, сами покинули квартиру.
        Дмитрий прикрыл глаза и, ведя равномерный усыпляющий счет, постарался вну шить себе, что голод… раз… на самом деле… два… чувство приятное. Три. Многие нынешние медики… четыре… утверждают… пять… что именно голодание… шесть… очищает организм… семь… от различных ненужных ему веществ… восемь… рассасывает жиры… девять… приносит свежесть и здоровье. Десять. Чревоугодие же… одиннадцать… нап ротив… двенадцать… приводит к болезням, одряхлению и ожирению. Тринадцать…
        Голый, неимоверно тучный человек сидит на табурете. Его живот отвис уже почти до пола. Он ест, точнее, жрет, и крошки, а то и целые куски пищи падают у него изо рта. Он уже давно сыт, но два человека, облаченные в черные одеяния, силком продолжают пичкать его кусками индейки, сыра, хлеба, овощами, сластями, поить вином… На лице бедняги поблескивают дорожки от высохшего пота, он затрав ленно поглядывает на монахов…
        Его тошнит. Он отрыгивает съеденное прямо перед собой, надеясь, что больше ему есть не придется. Но тут же один из монахов колет его в ягодицу ножом, и толстяк с воем принимается за очередную порцию…
        «Пора!» - произносит кто-то.
        Дмитрий вздрагивает и просыпается.
        Какое удивительно реалистичное сновидение. Как омерзителен толстяк, и как жестоки его мучители… Голод несколько притупился. А вот сон пропал. Плохо: завтра предстоит нелегкий день.
        Дмитрий встал и, чиркнув спичкой, зажег свечу. Пошарив рукой под кроватью, вытащил потрепанную книгу… Еще бы не потрепанную. Именно этого «Дон Кихота» читала ему гувернантка… Он открыл том наугад и погрузился в чтение… Испытанный способ… Через пять страниц Дмитрий прилег, положил книгу на пол, подсвечник - рядом с ней и читал, положив подбородок на край постели… Еще через две страницы он поймал себя на том, что уже не читает, а грезит. Дмитрий задул свечу.
        Он окунулся во тьму, но глаза сразу привыкли к ней, и взгляд его полз сна чала по срезу дощатых перекрытий, затем по кирпичной кладке фундамента… Потом долго, очень долго он двигался вниз, через почвенные слои… И вдруг вынырнул в каком-то подземном помещении - коридоре, освещенном тусклыми факелами.
        Но даже огонь факелов здесь был мертвен, словно имел разум и понимал, что истинная власть тут, что бы ни случилось, навечно и безраздельно принадлежит Тьме.
        Шаги! Некротическая атмосфера коридора не угнетала человека, облаченного в мантию из черного бархата. На голове его красовалась небольшая лиловая шапочка- феска. Человек этот двигался по коридору во главе небольшой, но зловещей процес сии, и на его бледном, не лишенном обаяния лице блуждала усмешка. И она станови лась шире, когда за его спиной раздавались всхлипывания, повизгивания и причитания.
        Это вскрикивал тот самый, неимоверно толстый и насмерть перепуганный, чело век, которого Дмитрий видел в прошлом сне. Только на сей раз он был одет в белос нежную рубаху до колен. А монахи силой волокли его вперед, держа под руки.
        В глазах толстяка застыл ужас, лица же монахов были скрыты капюшонами. Третий монах завершал процессию, то и дело подгоняя толстяка легкими тычками кинжала в раскормленную задницу.
        Только сейчас Дмитрий обнаружил, что не имеет тела. Он лишь видит и слышит, но ему нечем прикоснуться к чему-либо. Странно: Дмитрий ничуть не испугался своего открытия…
        Толстяк и его конвоиры поравнялись с массивной распахнутой настежь дверью, переступили невысокий порог, и взору Дмитрия открылся просторный полутемный зал, оглашаемый звуками ударов и чьими-то стонами.
        Заслышав их, толстяк покрылся потом, задрожал и суетливо огляделся.
        - О, синьор Перуцци! - воскликнул он при виде расставленных по залу урод ливых и устрашающих орудий пыток. - Зачем вы привели меня сюда?! Что вы собира етесь делать?! Я всегда был набожен, никогда не жульничал, никогда не обманывал служителей Ордена! Колбасы, рулеты, окорока… я продавал их вам по самым уме ренным ценам!..
        Шагавший впереди остановился и обернулся.
        - Набожен? - переспросил он, опалив несчастного свирепым голубым огнем. - Что ж, помолись своему Богу и на этот раз. Уж тут-то он тебе обязательно поможет.
        Слова его были полны сарказма, и монахи не преминули откликнуться язви тельным хохотом. После чего под аккомпанемент жалобных подвываний толстяка про цессия двинулась вниз по лестнице.
        И вот уже стал виден тот, кто испытывал сейчас не только страх, но и физи ческие муки.
        Двое палачей-монахов размеренно опускали свои плети на мускулистую спину человека, привязанного к распятию.
        Дмитрий обнаружил, что не только видит и слышит, но и знает откуда-то, что зовут этого несчастного Ладжози, и что эта экзекуция не первая, которую он выдержал. Хотя об этом можно было и догадаться - по тому, что вперемежку со све жими кровоподтеками его белесая, давно не знавшая солнца спина была испещрена паутиной старых, посиневших рубцов…
        Палач взмахнул плетью в очередной раз, но тот, кого перепуганный жирный мясник назвал «синьор Перуцци», поднял руку, и удара не последовало. Рефлекторно напрягшийся и втянувший было голову в плечи узник расслабился. Повиснув на руках, он попытался оглянуться.
        - Ну? - лаконично спросил Перуцци.
        - Это вы… - прохрипел несчастный. - Чего ж вам еще?.. Я ведь дал свое непра ведное согласие!.. Я предал свое слово! Вы не добились бы этого пытками, но ваша угроза расправиться с Бьянкой и ее бедным отцом… - голос Ладжози сорвался, и он замолчал. Затем продолжил спокойнее: - Я согласился. Отчего же эти исчадия ада снова бьют меня?!
        - Чтобы укрепить вас в этом решении. - Перуцци опустил руку.
        - Отвяжите его.
        Минуту спустя несчастный рухнул на пол у его ног.
        - Встаньте, - приказал Перуцци.
        Узник, мужчина средних лет, пошатываясь, поднялся на ноги.
        - Синьор Ладжози!.. - выпучив глаза, прошептал толстяк, узнав пленника. - Так вы живы?! А говорили…
        Но очередной болезненный укол кинжала в седалище заставил его охнуть и замолкнуть. С трудом ворочая руками, узник убрал с глаз прядь давно не стрижен ных, спутанных волос и смерил своего мучителя почти дерзким взглядом.
        - Итак, маэстро Ладжози, вы готовы? - скорее утверждающе, чем вопросительно произнес Перуцци.
        - Да. Да, дьявол бы вас побрал!
        - Спасибо за хлопоты, - криво усмехнулся Перуцци. - Дьявол обязательно прис лушается и последует вашему совету.
        Монахи вновь загоготали, а синьор Перуцци, поправив на голове феску, при казал палачам:
        - Поставьте мольберт сюда. А ты, - кивнул он одному из монахов, - достань ошейник и посади досточтимого синьора Ладжози на цепь, подобно псу. Но смотри, чтобы он не издох от удушья. Ты же, - обернулся Перуцци к толстяку, - готовь свою душу. Скоро она отправится в преисподнюю, чтобы встретиться там с госпо дином нашим. Передай ему наше почтение…
        Мясник жалобно хлопал глазами и кусал губы, все еще надеясь на пощаду. Но монах с кинжалом вышел из-за его спины, и толстяк, узрев устрашающих размеров лезвие, сипло взвизгнул…
        Ладжози без сил опустился на колени. Дмитрий увидел, как монах, в руке кото рого был кинжал, быстрым движением вспорол тонкий белый шелк рубахи толстяка и обнаружил бледное, непомерных размеров уродливое брюхо. Толстяк побелел, поперх нулся и перестал визжать. Глаза его округлились, напряженно следя за тем, как кинжал переходит из рук монаха к Перуцци.
        Те двое, что минуту назад водворили перед художником мольберт с холстом, теперь затянули мрачную песнь, точнее - заклинание, на странном, словно бы лающем языке. Перуцци поднял нож высоко над головой и обрушил его на лоснящийся бурдюк живота. Заунывная песня перешла в истерические выкрики. Толстяк дернулся и с удивленным выражением лица повис на руках своих мучителей. Перуцци вытащил кинжал. Брызнула кровь и багряными пятнами расплылась по белоснежным лохмотьям.
        Перуцци вернул кинжал монаху и повелительно кивнул Ладжози:
        - Приступайте.
        Тот не шелохнулся. Один из монахов рванул цепь ошейника. Звеня металлом, художник шагнул к холодеющему трупу.
        Дмитрий будто слился с Ладжози, он чувствовал, как в душе того борются жалость и презрение, сострадание и брезгливость. Но у него не было выбора.
        В правой руке он сжимал кисть, левая была занята палитрой. Отведя взгляд от стекленеющих глаз толстяка, он макнул кисть в его рану, смешал кровь с красками на палитре и сделал первый мазок на холсте.
        Проснувшись от собственного испуганного вскрика, Дмитрий сел на кровати и перевел дыхание. Что за отвратительный сон! Он потер ладонями помятое лицо. Эта ночь не принесла ему отдыха. Но на работу идти все-таки надо. Кроме того, поесть можно только там.
        Он выбрал из своего небогатого гардероба почти свежую рубашку, обулся и осмотрел отражение в зеркале. Волосы торчали в разные стороны, помыть бы голову… Но котельная не работала уже полгода, кочегары боролись с мировой буржуазией, и Дмитрий, лишь смочив волосы и кое-как расчесав их, вышел из квартиры.
        Середина апреля не самое подходящее время для прогулок в одной рубашке, но вчера днем было уже достаточно тепло, и от канала Грибоедова до Эрмитажа он решил добежать, надеясь, что прохлада придаст ему свежести.
        У служебного входа стояли два красноармейца.
        - Здравствуйте, товарищ, - обратился к Дмитрию невысокий круглолицый солдат, голова которого была острижена так неровно, будто волосы объели мыши. - Папи роской не богаты?
        - Не курю, - развел руками Дмитрий.
        - Вот и правильно, - разочарованно крякнув, сказал солдат. - Курить вредно. Однако без табаку-то нашему брату и вовсе хана, - добавил он, подмигнув.
        Его перебил второй красноармеец:
        - А вы, товарищ, не знаете ли, где нам товарища Кутепова найти? - говорил он таким тоном, словно за что-то извинялся. Был солдат предельно худ, лицо его было рябым и имело болезненный цвет. А глаза… Дмитрий пригляделся. Где-то совсем недавно он уже видел такие затравленные глаза… Во сне?
        - Кутепова? - повторил Дмитрий, силясь сообразить, о чем идет речь. - Ах да, - отогнал он от себя видение, - это же наш завхоз. Пойдемте, я провожу вас.
        - Ой, спасибо, - затараторил первый красноармеец, семеня за Дмитрием. - А вы сами-то кем будете?
        - Я реставратор.
        - А-а, - многозначительно протянул солдат. - Слыхали. А занимаетесь чем? Случаем, не вожак комсомольской ячейки?
        - Чего пристал к человеку? - одернул товарища худой. - Может, не до нас ему?
        - Нет, отчего же? - возразил Дмитрий из вежливости. Они в этот момент как раз подошли к двери с табличкой Тов. Кутепов. Зав. ХЧ. - Вы, кстати, по какому вопросу к нам?
        - По вопросу культуры. Открыли у нас в части клуб, а культуры никакой и нету. Да и какая без баб культура? Мужику-то она, культура эта, плохо дается… А ежели бы в клубе картин понавесить, то и без баб можно.
        - Но это очень дорогие картины, - машинально произнес Дмитрий, думая как раз о том, что с новой власти все может статься: отдадут в солдатские клубы подлин ники Рембрандта и не почешутся.
        - А хоть бы и дорогие, - встрял худощавый неожиданно воинственно. - Мы для того, что ли, кровь проливали, чтобы для нас буржуйские картины жалели?
        Сознавая бессмысленность назревающей дискуссии, Дмитрий подбирал слова, которые помогли бы ему спокойно распрощаться с непрошеными спутниками, но как раз в этот момент дверь завхоза отворилась, из кабинета пахнуло густым махо рочным дымом, и раздался голос Кутепова:
        - Верно гуторите, товарищи солдаты. Не пожалеем. Приходите, смотрите.
        Бывший боевой комиссар, завхоз Кутепов заржал, довольный своей шуткой, а Дмитрий, ретировавшись, направился в подвал, где располагалась его мастерская и, что его радовало сейчас куда сильнее, небольшая, но уютная столовая. Настроение от сознания этого факта поднялось до игривости.
        - Слыхали? - заявил он с порога, чувствуя аппетитный запах кислых щей. - Эрмитаж закрывают! Кутепову поручено поделить экспонаты между красноармейскими клубами.
        Народ в столовой загалдел, а Дмитрий, довольный произведенным эффектом, встал в очередь и полез в задний карман брюк за продовольственными карточками.
        Покончив с завтраком, он направился в мастерскую. Тут царил так называемый
«рабочий беспорядок», но Дмитрий точно знал, где что лежит. Он склонился над испещренной мелкими трещинками старославянской иконой и вскоре, забыв обо всем на свете, целиком ушел в кропотливую работу.
        Заглянула Аннушка:
        - Здравствуй, Полянов.
        - Здравствуй, - вздрогнув, ответил он. - Ты меня напугала… Я вообще сегодня какой-то дерганый. И ночью снился кошмар…
        - А мне снился, - не дослушав, присела на стул рядом Аннушка, - очень хороший сон. Но потом я поняла, что сон этот очень грустный. Мне снилось, что все у нас по-старому. Так, как было… Будто бы жива мама, а папа здоров и весел. Мы пьем чай с пирожными. Дуняша, как юла, носится из гостиной на кухню и обратно, и всем нам тепло и уютно. Но самое главное, я посмотрела в окно, а там, на веранде - фиалки. Ты помнишь наши фиалки?
        - Еще бы. Семена твой отец привозил…
        - Кстати, Полянов, - прервала она, - что за глупость ты сморозил в столовой?
        - А почему так официально - «Полянов»?
        - Чтобы привыкал. Если ты не будешь помнить об осторожности, скоро тебя будут называть именно так. И еще добавлять «гражданин». Не «товарищ», заметь…
        Когда Аннушка появилась в мастерской вновь, в конце дня, она была так встре вожена, что голос ее срывался:
        - Митя, я так и знала… - и она протянула ему сложенный вдвое листок бумаги.
        С недоумением взяв его, Дмитрий пробежал глазами по строчкам текста, выпол ненного на ундервудовской печатной машинке, и поднял удивленный взгляд:
        - В ОГПУ?.. - голос его прозвучал предательски глухо, словно он действи тельно знает за собой какое-то преступление.
        Аннушка взволнованно зашептала:
        - Все уже знают… Они все боялись нести его тебе… Елисеев собрался даже уст раивать партийное собрание… Что же ты все-таки сморозил в столовой?
        - Я думаю, это недоразумение, - неуверенно сказал Дмитрий, поднимаясь, - все обойдется… Возможно, я вызван как свидетель.
        - Свидетель чего?
        - Ну, мало ли… - протянул он неубедительно, и Аннушка не удержалась от горькой улыбки. - Всякое бывает…
        Как ни пытался Дмитрий отговорить Аннушку, она проводила его до самого здания ОГПУ и осталась ждать возле крыльца. Показав на входе повестку дежурному, Дмитрий двинулся в указанном ему направлении к широкой лестнице, по которой исконно хаживали, главным образом, «хозяева жизни». Прежде - графы и князья, нынче - те, «кто был ничем, а стал совсем»…
        «Виновен… виновен», - нарушая грозную тишину помещения, противно скрипнули перила, когда Дмитрий, в один миг обессилев, тяжело на них оперся и сделал первые шаги вверх по ступеням. Услышав этот звук, он отдернул руку.
        Постучав и войдя в скупо обставленный кабинет комиссара ОГПУ, он осторожно огляделся. Над сейфом с крашеными облупившимися боками он увидел портрет Дзер жинского и, встретившись с ним взглядом, невольно отвел глаза. Взгляд Дзержинс кого был таким, словно он мог моментально определить, сколько тебе нужно всыпать плетей, чтобы ты стал мил и послушен.
        Комиссар, человек без возраста и с внешностью, ускользающей от внимания, сидел за столом, заваленным пухлыми папками и отдельными пожелтевшими бумагами. Посмотрев сквозь Дмитрия, он взял со стола одну из папок и положил перед собой. Затем, продув папиросу «Герцеговина флор» и скорбно покачав головой, произнес так, будто бы ни к кому конкретно не обращался, а готовился к выступлению на сцене:
        - Полянов, значит… - закурив, комиссар принялся перелистывать страницы папки. - Ну-ну. Излагайте.
        - Что излагать? - растерялся Дмитрий, чувствуя, как страх в его душе сменя ется раздражением.
        - Вам виднее, - заметил комиссар, так и не оторвав взгляда от записей.
        «Да что он, в самом деле?! - разозлился Дмитрий. - В кошки-мышки играет?»
        Комиссар молчал. И тогда Дмитрий, не выдержав затянувшейся паузы, выпалил:
        - Я не понимаю, в чем, собственно, дело. Да, мой отец - дворянин, но я даже не помню его. С родственниками в Германии я никаких контактов не имею! Я честно работаю на своем месте, и мое отношение к нынешнему режиму не мешает мне выпол нять свой долг. Комиссар наконец-то поднял на Дмитрия бесцветные глаза и пос мотрел на него с нескрываемым интересом…
        - Складно говорите… - пуская дым носом, произнес он. - Вы-то нам и нужны…
        - Наконец-то! - все более распалялся Дмитрий. - Впервые кому-то нужен! Что, не привыкли?! А мне скрывать нечего! Да, я имел неосторожность публично выска заться, якобы Эрмитаж закроют, а картины раздадут солдатне. - (Комиссар поднял брови так, словно услышанное явилось для него приятным сюрпризом.) - Но это шутка! Понимаете, шутка?!
        Дмитрий осекся. Сердце бешено колотилось, в висках стучало, и колени подра гивали. Комиссар сплюнул в мусорную корзину подле стола и туда же стряхнул с папиросы столбик пепла.
        - Да-а… - протянул он. - А мы-то собирались отправить вас в заграничную командировку… Но с таким-то гонором вас дальше Соловков не пропустят.
        Дмитрий ошеломленно молчал. Услышав слово «Соловки», он вздрогнул и хотел что-то сказать, но только обреченно махнул рукой и наконец все-таки сел: ноги окончательно отказались держать тело в вертикальном положении. Комиссар то ли откашлялся, то ли просмеялся, прикрывая ладонью рот, а затем, пустив струю табачного дыма прямо в лицо Дмитрию, продолжил:
        - Но не все так трагично, товарищ… Если бы вы были, к примеру, членом ВКПб… - Он затушил сигарету. - Я настоятельно рекомендую вам стать членом ВКПб. Без этого сегодня трудно выехать ТУДА. - Сказав это, он почему-то махнул рукой в сторону сейфа. - На вас пришел запрос из Румынии. В поместье некоего графа Влады найдена древняя картина, и именно вас, как ведущего специалиста в своей области, рекомендовали хозяину европейские эксперты. За ваш труд буржуи готовы платить золотом, а деньги нашему молодому государству, сами знаете, как необходимы… - Скрипя кожаными ремнями, он поднялся из кресла. - Однако в контексте Бессарабс кого конфликта мы можем отправить туда только по-настоящему надежного товарища…
        - А я, значит, ненадежный? - вырвалось у Дмитрия. Он тоже встал.
        - Думали - надежный, а оказалось - ненадежный, - неожиданно хохотнул комис сар. - Идите. Пока. Но подумайте, подумайте… - Он уселся обратно в кресло. - И мы подумаем… Вот это не забудьте, а то, не ровен час, тут и останетесь… - протянул он Дмитрию пропуск.
        Вопреки ожиданиям, на пути к выходу его не схватили и не препроводили в камеру… Он беспрепятственно добрался до вестибюля, оставил пропуск у дежурного и вышел наружу. На вечереющей мокрой улице его ждала взволнованная Аннушка. При виде Дмитрия лицо ее осветилось радостью и тревогой.
        - Ну?! - коротко спросила она.
        - Все хорошо, милая, все хорошо, - рассеянно ответил Дмитрий. - Я провожу тебя домой.
        Она качнула головой:
        - Сегодня мы идем к тебе. Я еще утром предупредила об этом папу. Дмитрий подумал о том, как еще вчера был бы счастлив, услышав такое. Но сегодня страх и разочарование не позволяли ему радоваться по-настоящему. Он явственно чувство вал, как давит на него нечто, исходящее от здания позади. Может быть, кто-то смотрит на него из окна? Дмитрий не обернулся.
        - Пойдем отсюда скорее, - взял он Аннушку под локоть. - Я все расскажу тебе дома.
        А в «красном уголке» Эрмитажа уже проходило экстренное собрание.
        «Красным уголком» являлась одна из наиболее просторных комнат хранилища. Помещение было переоборудовано наспех. В центре стояли лавки и стулья, перед ними - застеленный красным кумачом стол президиума с букетиком гвоздик в древне китайской фарфоровой вазочке, графином с водой и стаканом. А вдоль стен штабелями лежали покрытые пылью бесценные картины.
        - Слово для доклада предоставляется товарищу Елисееву.
        Елисеев встал и, пережидая аплодисменты, одернул китель, пригладил волосы и прокашлялся. Когда овации смолкли, Елисеев принялся тщательно поправлять кобуру. Минуты две зал с напряжением наблюдал за этой процедурой. Наконец парторг заго ворил:
        - Товарищи! Не все еще у нас хотят жить так, как жил и умер великий Ленин, как учит нас вождь мирового пролетариата товарищ Сталин.
        Кто-то в зале захлопал вновь, и остальным пришлось поддержать. Елисеев плеснул из графина в стакан, залпом осушил его, утер губы и продолжал:
        - Уже десятилетие наш народ широко и смело шагает к своей победе. Вот. Но еще не все шагают в ногу. Как сочинил пролетарский поэт товарищ Маяковский: «Кто там шагает правой? Левой!» Понимаете ли, товарищи? «Левой». Вот. Возьмем, к при меру, сына царского офицера Полянова. Куда сейчас шагает он? Сейчас он уже не шагает, а находится в копете… конпити, в общем, в Органах. И там, надеюсь, раз берутся, кто и где. Но мы ждать не будем, да и не станем!
        По залу пробежал легкий шелест. Елисеев прокашлялся вновь и сменил тон на более доверительный:
        - Я почему так говорю? А потому, что я все давно уже понял. Когда весь мировой пролетариат все глубже сплачивает свои ряды, когда крестьянство строит новый быт, а научная интеллигенция кует, понимаете ли, знания, да!.. Такие, как Полянов, отказываются от вступления в ряды ВКПб. О чем это говорит? А? Вот. - Елисеев еще раз налил себе воды и выпил ее. - Да и вообще, - продолжил он. - Чем занимался тут Полянов? Кто-нибудь видел? - Он внимательно оглядел присутствующих.
        Зал безмолвствовал, но напряженная тишина уже свидетельствовала о том, что на вопрос Елисеева: «Кто за?» - он откликнется единогласным взлетом рук, незави симо от того, о чем пойдет речь. Неожиданно ход мыслей парторга принял иной оборот:
        - А вы помните, работал у нас некий Ребров? Так вот, мне недавно доложили, что этот самый Ребров арестован на Сестрорецком рынке за торговлю срамными кар тинками. Вот так. Повязали родимого. А мы Реброва проглядели. Проглядели и Поля нова. А его длинные руки, между прочим, уже дотянулись и до наших женщин. Софья Львовна, - обратился Елисеев к пожилой женщине, сидящей в конце зала. - Что это у вас на шее?
        - Это? - вставая и краснея пролепетала женщина. - Бусы.
        - И кто же вам эту гадость подарил?
        - Полянов, - упавшим голосом призналась женщина. Но тут же приободрилась: - На Международный женский день Восьмое марта.
        - Видали?! - поднял палец Елисеев и внимательно посмотрел на него. - И это, заметьте, в то время, когда вся страна, как один, собирает в свои закрома пос ледний колосок!
        Однако зал как будто бы опомнился и еле слышно загудел. Порывисто вскочил комсорг Боровко:
        - Ребята! Тише! Дайте товарищу Елисееву закончить!
        - Спасибо, - благосклонно кивнул ему парторг. - Так вот. Я и говорю. Что тут делает Полянов? Реставрирует. В том-то и дело. Я лично, мягко говоря, не пони маю: зачем нашей молодой стране нужны старые буржуазные картины? Надо рисовать новые - пролетарские! Вот, Сергей Боровко, например, у нас рисует, и скоро мы пошлем его на слет достижений народного хозяйства… Искусство, товарищи, должно толкать массы на новые подвиги. Я ясно выражаюсь?
        - Ясно… - крякнул завхоз Кутепов и подергал себя за усы. Сейчас бы шашку в руку, да на коня, да в поле, навстречу белым конникам… А все эти словеса ему не очень-то нравились. Изумленный гул интеллигенции в зале между тем усиливался. Боровко жестами умолял присутствующих успокоиться.
        - И это еще не все, - продолжал парторг, повышая голос. - Давайте резать правду-матку до конца. Полянов у нас такой не один. Возьмем его так называемых коллег Грушинского и Райхмана. Куда устремлен их взгляд? В будущее? Нет, това рищи, не тут-то было! Их взгляд устремлен взад.
        В зале засмеялись. Сидевшие в первом ряду Грушинский и Райхман, очнувшись от дремоты, удивленно посмотрели друг на друга, а затем синхронно обернулись назад, на остальных, чем вызвали новую волну хохота. Откуда-то из зала прозвучал тоненький истерический смешок, и тут уже все начали буквально корчиться и валиться от смеха со стульев.
        Комсорг Боровко, вскочив снова, застучал карандашом по стакану:
        - Тише! Ребята! Давайте тише! Товарищ Елисеев не может говорить, когда вы хохочете!
        Смех постепенно стих, а Елисеев, воспользовавшись паузой, глотнул воды прямо из графина, пригладил чуб, поправил кобуру и сказал в наступившей уже тишине:
        - Вот. Я закончил. Предлагаю голосовать. Кто за? Грушинский и Райхман пер выми торопливо подняли руки.
        Они лежали.
        - И все-таки ты должен был согласиться, - сказала Аннушка тихо. Они разгова ривали уже больше часа.
        - Да зачем?! Мне хорошо и тут.
        - Нет. Ты мог хотя бы на время убежать от того кошмара, который вокруг нас. А ведь можно там и остаться.
        - Я никуда не собираюсь бежать. И как я могу остаться? Как же тогда ты?..
        - Если бы мы действительно решились на это, ты, я думаю, придумал бы, как перевезти и меня. Но, вообще-то, это я так сказала - в качестве темы для размыш ления. В конце концов, если бы ты поехал за границу, то смог бы найти там лекар ство для папы.
        Дмитрий, подумав, смущенно кивнул:
        - Ты права. Я страшный эгоист.
        Она отвернулась, чтобы он не заметил ни торжествующего выражения ее лица, ни слез на ресницах: единственная возможность заставить его спасти себя - сделать так, чтобы он думал, что спасает других.
        - Еще не поздно, - сказала она, боясь, что голос выдаст ее. - Они предложили тебе подумать. Иди завтра же в ЧК и скажи им, что горишь нетерпением выполнить поручение их партии и правительства. А все, что ты нагородил там раньше - полный вздор.
        - Ни за что! Да и кто мне теперь поверит?
        - А ты покайся, скажи, что ненавидишь свое прошлое, что мечтаешь вступить в их партию и строить коммунизм…
        - Да как же это возможно?! - от возмущения Дмитрий даже приподнялся на лок тях. - И это говоришь мне ты? Ты?!
        - Да, я, - с вызовом ответила она. - Потому что этой маленькой ложью ты можешь спасти себя и близких тебе людей. А твоя гордыня погубит всех нас.
        - Может быть, ты и права, но ведь есть что-то святое…
        - Гордыня, - устало повторила она и перевернулась на бок. - Знаешь, Митя, давай-ка спать. Утро вечера мудренее.
        …На этот раз сон не застал его врасплох. Выходило так, что Дмитрий как будто жил сразу двумя жизнями: одной - наяву, и тогда он не помнил ничего ни о Ладжози и его страшных картинах, ни о Перуцци, ни о красавице Бьянке; другой - во сне, и тогда уже не существовало ни Эрмитажа, ни ОГПУ. И все-таки какая-то странная неуловимая ниточка крепко связывала эти два мира.
        Вновь превратившись в бесплотный дух, Дмитрий мчался над пустынной ночной равниной. Луна в эту ночь была, конечно же, желтой и нездоровой, собаки, конечно же, выли заупокойную песнь. И повсюду - на кладбищах, на болотах, в каждом темном и опасном закутке - разные нечистые твари перемигивались и злорадно пере шептывались друг с другом: «…последняя!.. Он начнет последнюю!..» Но слышали их только те, кого называют «невменяемыми».
        Уже почти привычно пройдя сквозь почву, Дмитрий проник в подземную мастерс кую, огляделся и увидел, что на стене ее красуется целых шесть готовых картин. Дни не отличались тут от ночей, художник давно уже потерял счет времени. Время - величина сугубо субъективная. Секунды с иглами под ногтями длятся вечность, а сутки в беспамятстве - не более мига. Порою он ощущал себя древним стариком, а иногда ему казалось, что там, на воле, прошло не более недели…
        Тридцать лет… Знал ли художник, мог ли он хотя бы предположить, что с того мига, когда он согласился выполнить эти холсты, до того, когда на последний из семи ляжет завершающий штрих, пройдет такая бездна времени?.. Не нашел бы он тогда способ лишить себя жизни?
        Но мгновение переливалось в мгновение, и все они сливались в реки лет… Время от времени в подземелье вершились очередные богопротивные безжалостные жертвоп риношения, и художник принимался за очередной холст… «Похоть», «Алчность», «Праз дность», «Зависть»… Иногда художник; забывая о конечной цели заказчиков, даже увлекался процессом творения. А еще… Какая-то мысль, какое-то открытие, какая-то возможность… Художник, слив воедино весь свой талант, все свои знания и мисти ческие откровения, которые не раз посещали его в этом подземелье, надеялся на что-то особенное… Связанное с последним полотном…
        - Итак, синьор Ладжози, вы почти закончили свою работу, - голос Перуцци помешал Дмитрию разобраться в своих догадках. С удивлением он отметил, что, в отличие от сильно постаревшего художника, Перуцци ни капельки не изменился. - Сегодня вы начнете седьмую картину. На ее создание вам отпущено три года и ни дня сверх того. И когда вы закончите ее, ваши мучения прекратятся навсегда. Ведь вы не боитесь смерти, не так ли, любезнейший?
        - Мучения?! - вместо ответа ернически удивился Ладжози и взъерошил пятерней седую шевелюру. - Да разве же это мучения? Я еще никогда не был так захвачен любимым делом, как сейчас.
        И Дмитрий чувствовал, что это правда.
        - Браво! - Перуцци похлопал в ладоши. - Я не перестаю восхищаться вами. Годы не сломили вас, мой друг. И вы что же, довольны своей судьбой?
        - Не нам судить о путях Господа, - ответил Ладжози серьезно.
        - Ну хватит! - злобно сверкнул голубыми глазами Перуцци. - Я, кажется, зап ретил вам произносить это слово в этих стенах! И довольно разговоров. Сейчас перед вами предстанет очередная жертва. Картина, которую вы начнете нынче же, будет называться «Гнев».
        Перуцци трижды щелкнул пальцами, и двое монахов свели по ступеням в зал немолодого, роскошно одетого человека со связанными за спиной руками и надменно поднятой головой.
        - Как он нас ненавидит, - с усмешкой сказал Перуцци художнику, - в какой безумной, слепой ярости находится сейчас. Его не страшит даже то, что эта ярость будет стоить ему жизни. - Он обернулся к пленнику: - Вы и дальше намерены мол чать, синьор Винченцо? Учтите: стоит вам сейчас произнести хоть слово, и мы отпустим вас. А промолчите, умрете через несколько минут. Ваш выбор?
        Вельможа презрительно глянул на Перуцци и поднял голову еще выше.
        - Хорошая шея, - сказал тот, принимая из рук прислужника кинжал. - Да и весь он целиком прекрасен в своем гневе, не правда ли? Представьте, Ладжози, этот упрямец дал обет вашему Господу, - произнося это, он брезгливо скривил рот, - что никогда не вымолвит ни слова в присутствии слуг дьявола. Для нас это просто находка. Пока он молчит, мы знаем точно, что ярость его не остыла. Ну?.. - неоп ределенно спросил он и пощекотал острием лезвия горло вельможи.
        Тот вздрогнул и закусил губу. Монахи затянули заунывную и мрачную песнь.
        - Прелестно, - сказал Перуцци и наотмашь перерубил пленнику кадык. - Присту пайте, маэстро.
        - С удовольствием, - цинично ответил Ладжози, наблюдая безумным взглядом, как вельможа опускается на колени, левой рукой держась за горло, а правой зажимая рот руками, чтобы не вымолвить ни звука даже сейчас. Между пальцами левой руки бил пульсирующий фонтанчик крови. Ладжози добавил: - Да, прекрасный экземпляр.
        Дмитрия передернуло от такого непотребного поведения художника, к которому он уже успел проникнуться симпатией. Но что-то подсказало ему, что Ладжози лице мерит. Что своим нарочитым цинизмом он лишь усыпляет бдительность Перуцци. И еще Дмитрию показалось, что незримая ниточка, связывающая его и художника, стала как будто прочнее и ощутимее…
        А тот тем временем окунул кисть в рану уже лежащего на полу вельможи и лов кими движениями принялся смешивать краски на палитре. Он сделал мазок на холсте, а затем искоса глянул на лиловоголовых монахов, словно ему очень нужно было, чтобы они поскорее покинули его. Но те, скрестив на груди руки, бесстрастно взи рали на его работу.
        Ладжози вздохнул, нанес еще один штрих и вдруг остановился. Он медленно оглянулся вокруг, словно что-то искал. Взгляд его блуждал, пока не встретился со взглядом Дмитрия. «Какие усталые, мудрые… и хитрые глаза, - подумал Дмитрий. - Кажется, они могут видеть через стены и через годы… - И внезапно понял: - Да он действительно меня видит!»
        Ладжози еле заметно махнул ему рукой и произнес загадочно-бессмысленную фразу:
        - Для кого-то минует трехлетие, а для кого-то - всего-навсего декада… - и перевел взгляд на полотно.
        Дмитрий хотел крикнуть, позвать художника, но, как он ни старался, у него ничего не получалось…
        - Что с тобой, Митя?! - Дмитрий открыл глаза и обнаружил, что Аннушка тор мошит его за плечо. - Тебе опять приснился кошмар?.
        - Да… То есть нет. - Дмитрий понял, что от нынешнего сна не сохранилось в его душе того неприятного осадка, который оставляли два предыдущих. - Я что, кричал?
        - Да. Ужасно. Перепугал меня насмерть. А что тебе снилось?
        - Мне снилось… - Тут Дмитрий почти физически почувствовал, как содержание только что виденного сна ускользает в пучины его подсознания… - Э-э-э… Мне сни лась гордыня! - вспомнил он.
        - Какой ты впечатлительный, - улыбнулась Аннушка и откинулась на подушку. - Больше никогда не буду спорить с тобой перед сном.
        - Да-да, не спорь, милая, - сказал он, обнимая ее. - Тем более, что всегда права только ты, а я не признаю этого только из упрямства. Я пойду сегодня в ОГПУ и сделаю все так, как ты сказала. - Он и сам не понимал, откуда пришло к нему это решение, однако твердо знал: он должен так поступить. Хотя бы для того, чтобы помочь Николаю Андреевичу.
        На этот раз у него не было повестки, и, назвав свою фамилию дежурному, он минут пятнадцать прождал, пока его пропустят. Ему вдруг подумалось, что он напо минает сейчас мотылька, упорно стремящегося к погибели в огоньке свечи. Метафора банальная, но отвратительно точная.
        Наконец ему позволили выйти из проходной в вестибюль, и на подкашивающихся от волнения ногах он двинулся вверх по лестнице. «Какая низость!» - ругал он себя за это малодушие. Постучал в дверь уже знакомого кабинета.
        - Да?! - отозвались изнутри.
        Дмитрий вошел и с удивлением обнаружил, что на этот раз за столом сидит совсем другой, смуглый и чернобровый, человек. Прежней была только форма комис сара.
        - Простите, а где?.. Э-э… - Дмитрий судорожно попытался припомнить фамилию, но вспомнил лишь то, что в прошлый раз он и не удосужился ее узнать.
        - Переведен, - отрезал новый комиссар. - А вы, собственно, кто такой?
        - Моя фамилия Полянов… - промямлил Дмитрий и беспомощно развел руками.
        - А-а! - новый комиссар грозно прищурился и поднялся из кресла, потрясая в руках папкой досье. - Тот самый Полянов! Сам явился!
        - Да, - оторопел Дмитрий. - Вчера я разговаривал с вашим товарищем…
        - Он мне не товарищ… - комиссар с размаху хлопнул папкой о стол. - Это вам он товарищ! - сказав это, он выжидательно вперился в Дмитрия угольками глаз.
        Тот, поежившись, попытался перевести разговор в нормальное русло:
        - Я хотел сказать, что в Румынию я ехать готов…
        - Крысы бегут с корабля! - нехорошо усмехнулся гэпэушник, снова садясь. - Не-ет, господин Полянов, этот трюк у вас не пройдет! Ваш «товарищ» нам все расс казал. Раскололся, что называется. Не таких раскалывали.
        Дмитрий попятился:
        - Простите, я, пожалуй, пойду…
        - Сидеть, контра! - рявкнул гэпэушник, и Дмитрий тут же безвольно опустился на стул.
        А чернобровый принялся монотонно, но угрожающе перечислять все прегрешения Дмитрия, после каждого легонько ударяя ладонью по обложке досье:
        - Итак, вы сын царского офицера, - комиссар шлепнул по папке, - вступив в преступный сговор с бессарабскими оккупантами, - шлеп, - протаскивали в массы буржуазную идеологию, - шлеп, - путем так называемой «реставрации», - шлеп…
        Дмитрий сделал руками протестующий жест и попытался было что-то сказать, но не успел, суровый комиссар, неожиданно подавшись вперед, гаркнул:
        - Имена?! Клички?! Адреса явок?!
        Хватая ртом воздух и ненавидя себя за трусость, Дмитрий не мог произнести ни слова. Но тут внезапно распахнулась дверь, и на пороге кабинета в сопровождении солдат с винтовками возник еще один, на этот раз рыжий и краснолицый, комиссар с маузером в руке:
        - Вы арестованы! - с порога просипел он.
        Дмитрий, обреченно вставая, поднял руки. Но рыжий комиссар, не обращая на него ни малейшего внимания, прошел мимо, прямо к столу и склонился к сидящему за ним чернобровому:
        - Сдайте оружие.
        - Серега, ты чего?.. - густые брови того изумленно поползли вверх.
        - А ну, не разговаривать, контра! - сиплый голос рыжего не предвещал ничего хорошего. - Давай наган. И без глупостей.
        Ствол его маузера и штыки солдатских винтовок были направлены на чернобро вого. Тот медленно поднялся, вынул из кобуры пистолет и положил на стол. Рыжий стремительно сдернул его оттуда и сунул себе за ремень. Затем обернулся к солда там:
        - Уведите гада!
        Прежде чем выйти из-за стола, чернобровый неуверенно затянул: «Врагу не сда ется наш гордый «Варяг»… Но, получив по зубам рукояткой пистолета, замолк. Утирая кровь с разбитых губ, подталкиваемый солдатами, он понуро поплелся к двери. А рыжий уселся в кресло и тут, наконец заметив Дмитрия, уставился на него зеле ными, как ягоды крыжовника, глазами:
        - По какому вопросу, товарищ? - просипел он.
        - Я по поводу командировки в Румынию… - еле слышно вымолвил Дмитрий, понимая всю бессмысленность своего заявления.
        - И что вам сказал этот ? - рыжий сделал брезгливый жест в сторону двери.
        - Не отпускает…
        - Вот гад!.. - крыжовниковые глаза превратились в узкие щелочки. - Контра…
        Что-то черкнув на официальном бланке, он протянул бумагу:
        - Зайдите в шестой кабинет, поставьте печать. Счастливого пути, товарищ.
        Больше не глядя на Дмитрия, он достал папиросу из пачки «Герцеговины флор» и принялся разбирать документы на столе. На негнущихся ногах Дмитрий вышел в кори дор, нашел шестой кабинет с окошечком в двери и протянул бумагу.
        Из окошечка на него глянула миловидная озорная девичья1 физиономия.
        - Везет же людям, - сказала девушка-секретарь, принимая документ и лукаво улыбаясь Дмитрию. - По заграницам разъезжают, как по собственной коммунальной квартире. Привезете тушь для глаз, поставлю печать, не привезете, не поставлю.
        - Привезу, - пробормотал он, чувствуя, что ему не поверят, что его мимо летное везение закончилось…
        Но девушка, весело рассмеявшись, ударила штампом по мандату и, возвращая его вместе с разрешением на выход из здания, погрозила пальчиком с пурпурным ноготком:
        - Смотрите, товарищ, не забудьте! Обманете, больше не выпущу.
        Дмитрий не заметил, как промчались три дня, в течение которых он оформил все бумаги на выезд. Каких-то три дня! Он никогда не поверил бы, что такое возможно. Он знал, что время от времени разражаются скандалы, связанные с тем, что из-за невозможности быстрого выезда срывались заграничные гастроли даже у какой-нибудь русской знаменитости. А уж с простыми людьми церемонились и того меньше. Дмитрий много раз слышал истории и про то, как люди, которым нужно было ехать за рубеж, месяцами обивали пороги наркоматов и ведомств, но так и не получали визу. А если и уезжали, то куда-то совсем в другие места, да и то - на казенном транспорте. Но мандат, выписанный ему рыжим чекистом, буквально творил чудеса.
        И уж натурально обалдел, когда выяснилось, что выданная ему в комиссариате финансов кругленькая сумма, на которую он мог бы безбедно прожить в России пол года - не более чем командировочные, в то время как срок поездки предполагался всего лишь месяц. Что же касается билетов, то сотрудник комиссариата разъяснил ему: «И на пути «Ленинград - Москва», и на пути «Москва - Бухарест» вам, това рищ, нужно только перед отправлением подойти с вашим мандатом к начальнику поезда, и он поместит вас на лучшее из имеющихся у него мест. - И добавил еще: - К сожалению, купе-люкс имеются только в зарубежных поездах, до Москвы придется ехать в четырехместном…»
        Половину полученной суммы Дмитрий, не обращая внимания на все ее отговорки, тут же всучил Аннушке: «Ничего не хочу даже слышать, вам тут нужнее…» А еще некоторую часть он потратил на прощальное застолье, где присутствовали он, Аннушка и Николай Андреевич, который, несмотря на дурное самочувствие, впервые за много дней покинул свой дом.
        Давненько не знавала такого изобилия эта холостяцкая квартира. А может быть, и никогда вовсе. Аннушка приготовила фаршированного гуся и несколько изысканных салатов, Николай Андреевич, рассказывая обо всем, что он знал о вековых феодальных устоях Румынии и ее кровавых правителях древности, пил не водку, а французский коньяк, и даже Дмитрий, вопреки своим принципам, пригубил бокал хорошего сухого вина, не какого-нибудь, а молдавского: не удержавшись, он купил эту бутылку, как только увидел ее (особенно его вдохновили изображенные на эти кетке развалины замка). А под завязку было решено считать эту вечеринку их с Аннушкой официальной помолвкой.
        Несмотря на радостные события, не обошлось и без грусти.
        - Я все думаю, папа, - сказала Аннушка. - Почему именно нам досталось жить в это странное и страшное время.
        - Я тоже порой задаю себе этот вопрос, - кивнул Николай Андреевич. - И самое неприятное для меня состоит в том, что я сознаю: не ваше, а именно наше поко ление виновно в том, что произошло. Недоглядели. Проявили преступную мягкость… Керенский крови испугался, а они - нет. А отдуваться вам приходится…
        - Время - загадочная штука, - невпопад заметил Дмитрий.
        - Да уж, - подтвердил Николай Андреевич. - Иногда я думаю: не случись какой-нибудь мелочи… А знаете ли вы, что с Сашей Ульяновым мы учились в одной гимназии?
        Дмитрий удивленно отставил чашку с чаем, а Николай Андреевич продолжал:
        - Добрейший был юноша, начитанный, дисциплинированный. Если бы свои способ ности и пытливый ум он направил на созидание, кто знает, как сложилась бы жизнь его младшего брата… И наша жизнь. А тот, знаете ли, рыженький такой. Насмешли вый. Но глаза - другие, чем у Саши. У того - мечтательные, а у этого - злые, упорные… Такие, как он, и хоронят прежние эпохи… Китайцы сменой эпох врагов проклинают, а мы, русские, приветствуем… Кстати, Дмитрий, - добавил Николай Анд реевич, - вы с этими румынами-то поосторожнее. Лихой народец. Тем паче в нынешние времена…
        - Время и жизнь, - кивнул Дмитрий задумчиво. - Маятник качается от добра ко злу, от зла - к добру, но не равномерно, а так, как ему заблагорассудится… И никто не знает, что его ждет впереди…
        Перрон встретил их с Аннушкой гудками, клубами пара и разухабистыми перели вами гармошки. Глядя на толкущуюся вокруг публику, Дмитрий уловил некую пугающую деталь: складывалось впечатление, что на поездах сейчас ездят только солдаты и крестьяне. Он - в шляпе и с чемоданчиком-кофром в руке - выглядел тут вороной- альбиносом. Единственное, что хоть как-то роднило его с этим вокзалом, был соб ранный Аннушкой и привязанный к ручке кофра узелок.
        Первым делом они нашли поезд, в котором Дмитрию предстояло ехать до Москвы. Затем Дмитрий выяснил у одного из проводников, где искать начальника этого поезда. Оказалось, в специальном штабном купе. Оставив Аннушку на перроне, он предъявил свой документ начальнику - человеку с помятым, заспанным лицом и в синей фуражке. Тот козырнул и, озабоченно нахмурившись, покопался в бумагах. Затем написал на листке бумаги номер вагона и места, добавив: Тов. проводник. Немедленно определите тов. Полянова. Тов. Вощинин. Расписался. Зевнул. И вручил листок Дмитрию.
        Посмеиваясь с Аннушкой над количеством «товов» на душу населения, Дмитрий отыскал свой вагон и отдал эту бумажку пожилому полнолицему проводнику. «Выхо дит, важная у нас птица едет? - радушно улыбнулся тот, но тут же добавил: - А порядки у нас для всех одинаковые. Так что залазьте быстрее, чего стоять! Скоро уж трогаемся». «Я еще немного тут побуду…» - попросил Дмитрий, но проводник был непреклонен: «Нечего тут торчать! Давай, давай!»
        Прощание и ласковые слова они с Аннушкой, не сговариваясь, откладывали на последний момент. Но под суровым взглядом проводника ничего интимного говорить не хотелось. Они только коротко обнялись, и Дмитрий, поцеловав ее, кивнул:
        - До свидания. Я буду скоро. Ты и не заметишь.
        Он уже полез по ступенькам, когда Аннушка крикнула:
        - Ключ!
        Действительно. Они договорились, что Аннушка будет периодически наведываться в его квартиру, проветривать ее, вытирать пыль и поливать чахлое алоэ. А глав ное, проконтролирует, чтобы в его отсутствие домкому не вздумалось кого-нибудь туда вселить. Дмитрий слышал о таких случаях, когда человек после долгого отсут ствия возвращался к себе и вдруг выяснялось, что он там уже не живет. Конечно, следовало бы заглянуть в домком самому и помахать у начальника перед носом чудотворным мандатом, но на это в круговерти сборов Дмитрий времени не нашел.
        Нашарив ключ в кармане, он отдал его Аннушке и хотел сказать что-то еще, но проводник подтолкнул его в бок и скомандовал:
        - Давай, давай!
        В купе уже находились его будущие соседи, они что-то кричали в толстое стекло окна кучке столпившихся возле него провожающих, а те мотали головами и показывали на свои уши: «Не слышно…» Аннушка стояла неподалеку и искала его гла зами. Перегнувшись через купейный столик, Дмитрий постучал в стекло и помахал рукой. Она заметила его и замахала в ответ…
        - Эй, товарищ, подъезжаем! - разбудил Дмитрия голос проводника.
        Поезд уже шел по Москве. За окном мелькали люди, кони, автомобили и коптящие небо трубы. В купе Дмитрий был один. Он проверил содержимое своего кофра и кар манов. Инструменты, документы и деньги были на месте.
        …Вместе с потоком других пассажиров его вынесло к площади трех вокзалов. Солдат тут было еще больше, чем в Ленинграде, а стены и заборы были обклеены газетами. Прохожие, останавливаясь, читали их.
        Беспокоясь о том, что на заграничном поезде дело с местом может обстоять не так просто, Дмитрий прошел к дежурному по вокзалу. Но тот, лишь взглянув на его волшебную бумагу, заверил:
        - Подойдете в двадцать ноль-ноль прямо к составу, и не сомневайтесь: начальник вас определит.
        Хотелось есть, и Дмитрий, зная по опыту, что столовые бывают в больших учреждениях, отыскал поблизости солидное здание с привычно невразумительной вывеской «Моссельтяжпром». И действительно, сытно там пообедал. Затем отправился на закованную в каменную броню Москву-реку, где собирался провести остаток вре мени до вечернего поезда.
        Забравшись в глубь прибрежного парка, чтобы какой-нибудь милиционер не принял его за тунеядствующий «несознательный элемент», он уселся на деревянную с чугунными креплениями скамейку. В его кофре, кроме инструментов, хранилась пара любимых книжек - «Воскресение» и «Повести Белкина». Но читать не хотелось. Впервые он в полную силу ощутил разлуку с домом. И всей душой впитывал в себя это щемящее и волнующее чувство.
        С беспокойством и любовью думал он об Аннушке, думал о том, что ОБЯЗАТЕЛЬНО найдет в Бухаресте лекарство для Николая Андреевича… Он гадал: что за картину ему предстоит реставрировать там, кто ее владельцы, и как они его примут…
        Подложив кофр под голову, он прилег на скамейку и уставился в чарующее лазо ревое небо. Уснуть он не боялся: было достаточно прохладно, да и жестко. Он усмехнулся сам себе, подумав: «Скоро… всего через несколько часов я с полным на то моральным правом смогу произнести: «Прощай, немытая Россия»…
2.
        Поезд «Москва - Бухарест». Сидеть в купе одному Дмитрию было скучно, и он отправился в вагон-ресторан. Заказав чашечку кофе, он, ссутулясь, разглядывал движение пейзажа в окне. Ему вспомнилось, что когда-то давно он вот также ехал с родителями на море. И тогда они тоже могли просто посидеть в ресторане, чтобы пообщаться со спутниками за чашечкой кофе. Но сейчас он чувствовал себя нес колько неуютно. Находиться в «заведении общепита» и не есть при этом щи или второе теперь было непривычно. Ему хотелось, конечно, заказать какое-нибудь дымящееся мясное блюдо, но он боялся, что тут это слишком дорого. Неожиданно Дмитрий услышал:
        - Good evening, mister Polianoff.
        Обернувшись, он увидел стройную и миловидную, коротко стриженную брюнетку лет двадцати пяти. Непринужденно присев напротив него, она положила на столик пачку сигарет, один вид которой вызвал в его душе все то же ностальгическое чув ство: в России уже давно не курили ничего, кроме отечественных папирос. Он непро извольно перешел на, казалось, давно уже забытый английский:
        - Добрый вечер. Простите, мисс, а откуда вы меня знаете?
        - У вас хорошее произношение, - отметила иностранка, уходя от ответа. Ее глаза лучились лукавством и еще чем-то неуловимым, но выдающим, что Дмитрий ей симпатичен.
        - У меня была английская гувернантка, - пояснил Дмитрий, осознав вдруг, что говорит фразами из русско-английского разговорника.
        - И она, конечно же, была хороша собой? - прищурилась незнакомка.
        - О, да. Но у нас была слишком большая разница в возрасте, - подхватил игру Дмитрий, - в пятьдесят шесть лет.
        - Ваш отец был мудрым человеком.
        Незнакомка, нисколько не стесняясь, оценивающе разглядывала его.
        - Так чем я обязан вашему прелестному обществу? - не выдержав, спросил Дмит рий.
        - О-о, - улыбнулась иностранка, - это вопрос непростой. Тут, как говорят русские, «без спиртного не разберешься!» - и, обернувшись к официанту, заказала: - Шампанского. - Вновь вернувшись к беседе, она представилась: - Элизабет Влада.
        - Так вот в чем дело! - воскликнул Дмитрий. - Вы хозяйка того самого помес тья, в котором найдена уникальная картина!
        - Ну, насколько она уникальна, это предстоит решить вам.
        - Позвольте, - недоуменно нахмурился Дмитрий, - но почему вы здесь, в России?
        - Я уже давно мечтала побывать в стране эмансипированных женщин. - Она наиг ранно улыбнулась. - К тому же мне сказали, что в «красной» России с ее раздутым чиновничьим аппаратом может затеряться любой запрос. Каково же было мое удивле ние, когда, едва приехав, я узнала, что вы отбываете в Румынию сегодняшним поез дом… Я специально не стала выяснять, в каком купе вы едете. Решила проверить свою интуицию и «вычислить» вас. Реставратор! - почти пропела она. - Как это роман тично! Человек, возвращающий из небытия великие творения… Я сразу представила себе одухотворенное лицо художника и философа… И, как видите, не ошиблась.
        Дмитрий смущенно поинтересовался:
        - Неужели вы узнали меня сразу?
        - Ну-у… - Элизабет вновь использовала свое беспроигрышное оружие - улыбку. - Если не считать десяток господ, к которым я обращалась до вас: «Добрый вечер, господин Полянов…»
        Поймав взгляд Элизабет, Дмитрий улыбнулся, осознав, что все ее предыдущие комплименты - не более чем дань вежливости. Официант принес шампанское и, неб режно поставив на стол бутылку и бокалы, удалился.
        - А открыть! - крикнула Элизабет ему вслед, но тот даже не оглянулся.
        Дмитрий махнул рукой (мол, не связывайтесь), отвинтил проволоку, с хлопком открыл бутылку и налил шампанское в один бокал.
        - Я не пью, - пояснил он.
        - Ну, конечно! Еще бы! - возмутилась его собеседница. - Я давно уже пришла к печальному выводу, что мужчины вырождаются, как вид. Женщины делают научные отк рытия, играют на бирже, курят сигары и пьют шампанское. Может, тогда вы будете хотя бы рожать детей? - Она подняла бокал: - Ну?! Наливайте же!
        - Что ж, я вынужден уступить вам, - Дмитрий налил себе. - За прекрасную половину человечества!
        Залпом выпив, он несколько секунд прислушивался к своим ощущениям.
        …Вслед за первой бутылкой последовала вторая. Во время третьей Дмитрий почувствовал себя значительно раскрепощеннее.. Элизабет приходилось то и дело пресекать его попытки надерзить недостаточно внимательному официанту и перево дить все в шутку.
        - И как?! - вдруг спросил ее Дмитрий, опершись подбородком о ладони.
        - Что как? - удивилась Элизабет.
        - Вот вы и побывали в стране эмансипированных женщин. Это то, о чем вы меч таете в своей Африке?
        - Я не мечтаю в Африке, - невозмутимо ответила Элизабет. - Я мечтаю в Америке.
        - А замок-то в Румынии! - воскликнул Дмитрий так, словно уличил ее во лжи.
        - Замок, в котором нашли картину, принадлежал моему родственнику по папиной линии, и я оказалась его наследницей. Наследство буквально свалилось мне на голову.
        - Ага! На голову! Бомм!.. - Дмитрий сделал попытку изобразить рухнувшее счастье, но едва не свалился сам. После довольно долгого молчания и напряженного взгляда в стол он невпопад повторил прежний вопрос: - Так о таком равенстве мужчин и женщин вы мечтаете в своей Америке?
        - О, нет! - энергично помотала головой Элизабет. - Я видела, как советские женщины прокладывают пути, таская рельсы на своих руках. Это чудовищно! Вы урав няли женщин с мужчинами только в области тяжелого труда, а страной у вас правят исключительно мужчины!
        - Так что там с этой картиной? - вновь поменял тему Дмитрий, неумело пытаясь курить сигарету, выдернутую из пачки Элизабет. Он морщился и чихал в сторону соседних столиков. Никто не возмущался. Как это повелось в последнее время в России, люди с безразличием, а часто даже и с особым уважением относились к пьяным.
        - Ничего особенного, - в голосе Элизабет прозвучали нотки недовольства. - Хотя я мало что смыслю в живописи. Я училась экономике и праву, оставив искус ство нашим нежным мужчинам. Я приехала в Румынию, единственно чтобы продать унас ледованное имение. И вдруг во время ремонтных работ нашлась эта картина. И предс тавьте себе, на следующий же день явились покупатели!
        - Да?! - с несуразной интонацией спросил Дмитрий, осушив очередной бокал.
        - Да-да! И они предложили мне за этот холст такую сумму, что я поняла: это - главная ценность в наследстве графа. Вот я и решила отреставрировать ее, чтобы продать за свою цену.
        - А вы практичная женщина, - погрозил ей пальцем Дмитрий. - И где вы ее повесили? В спальне?
        - Нет, в мансарде, - словно не заметив пикантности вопроса, отозвалась Эли забет. Но тут же лукаво добавила: - Однако если так вам будет удобнее работать, я могу повесить ее и там… - Она краем салфетки утерла уголки рта и решительно под нялась из-за стола. - А сейчас вам нужно хорошенько поспать.
        Дмитрий плыл по трясущемуся вагону с недопитой бутылкой шампанского в руке, случайно вваливаясь в чужие купе и бормоча при этом: «В спальню, в спальню, неп ременно в спальню…»
        - Лучшее место работы - спальня, - доверительно сообщил он полной фигуристой даме, протискиваясь мимо нее, на что та, покосившись на мужа, томно воскликнула:
        - Никогда!
        Дмитрию повезло - с третьей попытки проводники нашли его купе, и он отблаго дарил их признанием:
        - Вы настоящие проводники!
        Шумно входя и падая на нижнюю полку, он сказал сам себе:
        - Тс-с…
        Но заснул он далеко не сразу. Полки, стол и дверь кружились перед глазами. Его болтало из стороны в сторону, в сознании вспыхивали и гасли огни, стук колес превратился в отчетливое: «Никогда, никогда, никогда…»
        Уснуть удалось только после того, как он отхлебнул из бутылки довольно большой глоток.
        Поезд остановился, заскрипев всем своим железным скелетом. Закончился и бес покойный сон Дмитрия. За окном - голоса и топот множества обутых ног. В дверь купе резко и настойчиво постучали. Дмитрий медленно поднялся, ошалело потер ладонями лицо, открыл дверь и снова сел. На пороге появились русские таможенники в сопровождении красноармейцев.
        - Предъявите документы, приготовьте к досмотру багаж, - распорядился старший.
        Дмитрий долго смотрел на них непонимающим взглядом. Нащупав на столике бутылку шампанского и сделав быстрый глоток, он завалился обратно. Красноар мейцы, как это уже повелось в России, с пониманием и уважением отнеслись к его состоянию. Они не стали его обыскивать, а только заглянули в паспорт, лежащий на столике неподалеку от бутылки.
        Вновь остановка. На этот раз на пути состава была Бессарабская таможня. Раз глядывая усатых румын, Дмитрий глупо хихикал. Постоянные остановки, шум, плохой сон и жара довели его до сомнамбулического состояния. Румыны, не обращая на него внимания (очевидно, уже привыкли к дорвавшимся до свободы русским), осмотрели его документы и багаж.
        Поезд тронулся. Дмитрий поднялся, из последних сил открыл окно, и в купе ворвались ночной воздух и грохот колес.
        Тряска из стороны в сторону и выпитое спиртное с непривычки привели к тош ноте. Проснувшись от этого, Дмитрий издал нечленораздельный звук, прикрыл рот рукой и, резко сев, открыл глаза… и увидел перед собой человека.
        - Не понял, - пробормотал Дмитрий и моментально пришел в себя, разглядев, что его непрошеный гость держит в руке огромный тесак. На голове мужчины красо валась лиловая феска. Румын! И припомнил Дмитрий предостережение Николая Андре евича: «Вы с этими румынами-то поосторожнее. Лихой народец…»
        Выкрикнув, словно заклинание, какие-то слова, человек сделал шаг вперед и замахнулся. Но именно в этот миг тошнота стала нестерпимой. Содержимое желудка Дмитрия выплеснулось на пол и на штаны румына.
        От неожиданности и брезгливости тот отшатнулся назад и, стукнувшись ногами о спальную полку, грузно сел. Попытался встать, но Дмитрий, схватив первое, что попалось под руку - пустую бутыль из-под шампанского, - бросил ее прямо в лицо нападавшему.
        На мгновение румын потерял контроль над ситуацией: выставив руки, чтобы защититься, он вновь осел на полку и уронил нож прямо к ногам Дмитрия. Тот быстро поднял его. Румын с ревом бросился вперед… и напоролся на неумело, двумя руками выставленный вперед тесак.
        Поднявшись, Дмитрий с удесятеренной от шока силой завалил румына на столик, а затем выпихнул бьющееся тело в открытое окно. Бутыль отправилась следом за незнакомцем. Свесившись из окна, он еще раз опорожнил желудок, а затем без сил рухнул на постель.
        Утром Дмитрий то ли проснулся, то ли вышел из обморока от легкого стука в дверь его купе. Из-за двери был слышен голос Элизабет:
        - Мистер Полянов!.. Мы подъезжаем!
        Держась за больную голову, Дмитрий сделал попытку ответить, но из горла выр вался только хриплый стон. Сев, он непонимающим взглядом окинул купе… И все вспомнил. В ужасе наклонился, отыскивая на полу лужу крови, но разглядел лишь следы рвоты.
        - Одну минуту, мисс Влада, я только оденусь! - крикнул Дмитрий и принялся лихорадочно вытирать пол собственной майкой. Элизабет за дверью кокетливо спро сила:
        - Может быть, вы не один?
        - Я? - переспросил Дмитрий и недоуменно огляделся вокруг. - Я совершенно один.
        Запихав испачканную майку под полку и наспех приведя себя в порядок, он при открыл дверь.
        - Простите, Элизабет… Я что-то дурно себя чувствую, - извинился он. - Потер пите еще немного, я сейчас.
        Достав из-под столика кофр с инструментами и узелок, он с облегчением выс кользнул из купе, быстро прикрыв за собой дверь, и пообещал:
        - Никогда больше не буду пить. Мне приснился сегодня совершенно кошмарный сон. Будто бы я, представьте себе, зарезал какого-то румына. И все было так реалистично!..
        Элизабет рассмеялась и, коснувшись лба Дмитрия, заключила:
        - А я посоветовала бы вам пить почаще. Тогда вам начнут сниться по- настоящему мужские сны…
        За окном медленно проплывали здания и бетонные стены ограждений. Через нес колько минут поезд остановился. Дмитрий, увешанный. баулами Элизабет, пробирался следом за ней по коридору вагона.
        Из тамбура открылся вид на переполненный шумный перрон. Но отличие от пас мурного московского вокзала было разительное. Яркое солнце слепило глаза, уши глохли от криков облаченных в разноцветное тряпье цыган и безумных носильщиков с тележками…
        - Туда! - тыча пальцем в сторону стоящего в отдалении кабриолета, указала Элизабет, и они начали протискиваться сквозь толпу. Внезапно Дмитрий заметил возле их вагона группку людей… в лиловых фесках. Один из этих людей что-то ряв кнул проводнику и полез в вагон, из которого они только что вышли. Дмитрию стало не по себе, и он остановился. Элизабет, проследив за его взглядом, воскликнула:
        - Ну надо же! Это те самые люди, которые хотят купить у меня картину! Похоже, они прознали, что я возвращаюсь сегодня, вот и явились сюда. Ну нет! Пока вы не приведете полотно в порядок и не оцените его, я с ними даже разгова ривать не буду! - и она энергично повлекла Дмитрия за собой.
        Сначала кабриолет двигался через город, отсутствием видимого порядка напоми нающий огромный базар. Всюду сновали неопрятные солдаты малолетнего короля Михая. И лишь отъехав приличное расстояние от города, Дмитрий смог увидеть настоящую Румынию - страну, где роскошные виноградники и сады, изобилующие цветами и фрук тами, резко контрастировали с нищенской одеждой крестьян и их убогими глинобит ными хибарами. Крестьяне мотыгами терзали плодородный чернозем и песен не пели.
        Перебравшись по мостику через небольшую речушку, кабриолет подкатил к распо ложенному на холме старинному мрачноватому замку.
        - Добро пожаловать в имение графа Влады, замок Бренд! - воскликнула Элиза бет, легко соскочив на землю. Из открытых ворот к ней, прихрамывая, спешил седой старик. - А вот и Мирча, - обрадовалась она. - Прелестный старикан! Говорят, он был очень предан старому графу. Одно лишь плохо: он совершенно не знает английс кого. Не займетесь ли его обучением? Я заплачу.
        Мирча отобрал у застенчиво сопротивляющегося Дмитрия вещи и поспешил в замок. Навстречу спускался рыжеусый, загорелый, улыбающийся мужчина лет тридцати пяти - сорока в клетчатых бриджах и короткой курточке, с сигарой в зубах. Эли забет порывисто обняла его и поцеловала в гладко выбритую щеку. Тот, приобняв ее, по-домашнему похлопал по спине рукой.
        Дмитрий смущенно отвел глаза.
        Не вынимая сигары изо рта, рыжеусый протянул ему свободную руку:
        - Уолтер.
        - Мой старый друг, - словно оправдываясь, сказала Элизабет. - Он приехал в Румынию, чтобы помочь мне разобраться с наследством.
        - Не надо так прозаично, детка, - загадочно произнес Уолтер и обернулся к Дмитрию: - А вы, как я понимаю, тот самый русский реставратор Полянов, которого нам отрекомендовали с наилучшей стороны?
        Дмитрий сдержанно кивнул.
        - А Уолтер, - сообщила Элизабет с нескрываемой гордостью, - путешественник, историк, естествоиспытатель и прославленный охотник на львов.
        - De mortius aut bene aut nihil, - усмехнулся Уолтер.
        - Да! - вспомнила Элизабет. - Он еще и знаток латыни! Наверное, он изрек какую-то мудрость.
        - Нет, он пошутил, - пояснил Дмитрий и перевел: - «О мертвых - или хорошо, или ничего».
        - Однако, - озадаченно заметил Уолтер, приподняв бровь, - оказывается, Россия - не такая уж отсталая страна.
        - In potentia et partialiter in praxi [В потенции, а частично и ни на деле. (лат.)], - бросил Дмитрий.
        Уолтер понимающе кивнул, а Элизабет, недоуменно глядя на них, заключила:
        - Типичный заговор мужчин! Хотя именно знание языков - одно из главных дос тоинств Уолтера. Если бы он не владел румынским, я бы, наверное, не потерпела его тут.
        Тот, довольно усмехаясь и попыхивая сигарой, подмигнул Дмитрию, и они втроем стали подниматься наверх.
        - Что произошло в мое отсутствие? - опершись о руку Уолтера, спросила Элиза бет.
        - Во-первых, я чуть не умер, - сообщил Уолтер. Элизабет, пораженная его сообщением, остановилась:
        - Отчего?!
        - Конечно же, от одиночества, моя дорогая, - ответил рыжеусый и самодовольно захохотал.
        - Ты невыносим! - топнула ногой Элизабет. - Так что, ничего не произошло?
        Они уже вошли внутрь, и Дмитрию бросилось в глаза, что молодая американка привнесла некоторую живость в мрачный антураж замка. Рядом с портретами угрюмых вельмож красовались яркие полотна импрессионистов, а вдоль покрытой легкомыс ленной дорожкой лестницы стояли горшки с экзотическими растениями.
        - Ничего, моя дорогая, - отозвался Уолтер, - кроме того, что наши назойливые покупатели приходили еще несколько раз. В конце концов, я был вынужден продемон стрировать им вот это. - Уолтер взмахнул рукой, и Дмитрий, проследив за его жес том, увидел на верхней площадке лестницы станковый пулемет Томпсона.
        - В действии? - воскликнула Элизабет.
        - Пока нет, - ухмыльнулся Уолтер.
        - Ты распугаешь мне клиентов!
        - Но теперь они будут не столь бесцеремонны. Представьте, они имели наглость потребовать, чтобы я в ваше отсутствие дал им картину на экспертизу, намекая при этом на «вознаграждение»…
        Элизабет возмущенно фыркнула, а Уолтер обратился к заинтригованному Дмитрию:
        - Вы предпочитаете отдохнуть с дороги или сразу посмотрите картину?
        - Хотелось бы взглянуть, - отозвался Дмитрий, хотя на самом деле предпочел бы все-таки поваляться на диване или побродить по окрестностям замка с его хозяйкой под руку… Но ему следовало поддерживать образ профессионала, а не повесы. Хватит уже того, что он так надрался в поезде.
        Уолтер одобрительно ухмыльнулся, вытащил из кармана внушительную связку ключей и вручил ее Дмитрию:
        - Я провожу вас до лестницы на мансарду. Но только прошу вас, недолго. Нас ожидает роскошный ужин. Угодья замка буквально кишат великолепными вальдшнепами, а у меня сегодня была масса свободного времени. - Он обернулся к Элизабет: - А пока наш гость будет утолять свое профессиональное любопытство, вы, детка, - ухмыльнулся он в усы, - расскажете мне о том, как женщины России помыкают своими мужчинами…
        - Я, между прочим, набралась там кое-какого опыта, - парировала его выпад Элизабет. - Вы у меня еще попляшете!
        Расположившись в мансарде и разложив инструменты перед мольбертом, Дмитрий стал внимательно разглядывать картину. Изображено на ней было туповатое самодо вольное лицо некоего средневекового вельможи. Прежде чем начать работу, Дмитрий, вооружившись лупой, квадрат за квадратом визуально изучал обширное полотно, ста раясь сохранить в памяти мельчайшие детали.
        Вначале картина показалась ему интересной, но вскоре он разочаровался. Заурядный портрет, выполненный самоучкой. Правда, судя по всему, это действи тельно шестнадцатый век.
        Но, как бы то ни было, Дмитрий надел перчатки, взял инструменты и приступил к работе. Начал он с самого неблагополучного участка, буквально заляпанного, возможно, века назад, грязью. Он ожидал, что пятно отчистится легко, но вместе с грязью с полотна сошел и слой краски размером с монету. Дмитрий досадливо выру гался. Не хватало еще испортить и без того не самую прекрасную в мире картину. Как минимум, этот кусочек уже придется дорисовывать самому… Он пригляделся… И вдруг обнаружил, что под облупившимся верхним слоем краски есть еще один.
        Такие случаи известны: чтобы скрыть редкую картину, ее прячут под куда менее ценным изображением. Придя в легкое возбуждение, Дмитрий расчистил квадрат вели чиной со спичечный коробок. Этот маленький участочек буквально сиял золотом из- под серо-коричневого масла… Отложив в сторону инструменты, Дмитрий поспешно спустился в гостиную. Едва переступив ее порог, он выпалил:
        - Итак, мисс Влада, у меня уже есть для вас кое-какие новости. Полотно, несомненно, датируется началом шестнадцатого века. Эпоха Возрождения. Это так. Однако сама по себе эта картина не представляет никакой ценности…
        - Как же так, - Элизабет разочарованно переглянулась с Уолтером. Тот соб рался было возразить, но Дмитрий остановил его, подняв палец вверх.
        - Но под слоем краски, который, по всей видимости, нанесен единственно с целью маскировки, есть и нечто иное. И одного взгляда достаточно, чтобы понять: спрятанная кем-то картина принадлежит кисти настоящего мастера!
        Заражаясь его возбуждением, Уолтер воскликнул:
        - Вот как?! А наши покупатели явно знают об этом!
        - И сколько же эта картина может стоить? - взволнованно спросила Элизабет.
        - Трудно сказать, - пожал плечами Дмитрий. - Пока что трудно. Я хочу попро сить вашего разрешения продолжить очистку верхнего слоя. Тем более, что это не составит большого труда: он нанесен слабой, нестойкой краской, а вот картина под ним - удивительно прочна. Но предупреждаю: то изображение, которое вы видели, пропадет раз и навсегда.
        - Может быть, стоит сперва хотя бы запечатлеть то, что есть, на фотографи ческую карточку? - предложил Уолтер. Но Элизабет, бросив на него недовольный взг ляд, решительно заявила:
        - Не надо! Конечно же, я разрешаю! - ответила она Дмитрию. - Мне с самого начала не понравилась эта рожа!
        - Я готов приступить прямо сейчас.
        - А ужин? - развел руками Уолтер.
        - Право, я совсем не голоден и горю нетерпением.
        - Я тоже, - поддержала его Элизабет, вставая.
        - Но позвольте, - возмутился Уолтер. - Эти вальдшнепы просто восхитительны!.
        Впрочем, - добавил он, видя, что Элизабет и Дмитрий уже поднимаются по сту пенькам, - они еще и не готовы.
        Пока Дмитрий работал, Уолтер и Элизабет нервно курили, изредка заглядывая ему через плечо. Спустя полчаса их жаждущим взорам наконец предстала большая часть скрытого полотна. Это был рыцарь с мечом в руках, облаченный в боевые дос пехи. Но лик его был изуродован гримасой такого неуемного бешенства, что его даже трудно было назвать человеческим… Позади него пылали мрачные строения, а ноги по щиколотку вязли в кровавом месиве и тряпье.
        - Сколько в нем ярости! - воскликнула Элизабет. - Отвратительно.
        - Не могу согласиться с вами, - возразил Уолтер. - Думаю, это праведный гнев. Мне приходилось видеть подобные выражения лиц у воинов на поле боя.
        - Поразительная техника… - не слушая их, вымолвил Дмитрий, отступая.
        - Эта картина должна стоить безумных денег! - заявила Элизабет. - Что бы ни было на ней изображено. - И она победно оглядела мужчин, так, словно сама была ее автором.
        - Лично у меня это возбуждает аппетит, - продолжал гнуть свою линию Уолтер. - Сколько раз приходилось участвовать в сражениях, и всегда после этого я был готов сожрать быка.
        - Обойдетесь вальдшнепами, - изрекла Элизабет и первой двинулась по лестнице вниз.
        …Ели с аппетитом, Уолтер то и дело отсылал Мирчу за новыми порциями.
        - Ну, а теперь, Дмитрий, вы можете все-таки сказать, хотя бы предположи тельно, сколько я могу получить за это полотно? - отставляя тарелку в сторону, спросила Элизабет. - Вы обещали. Кстати, от этого зависит и ваш гонорар.
        - Вынужден признаться, я в затруднении. Картина слишком необычна и принад лежит перу не известного мне мастера. Не знаю, что и думать. Художника такого уровня я должен был бы знать, но манера чересчур своеобразна и ни на кого не похожа… Единственное, что могу сказать уверенно: ценность картины чрезвычайно высока. Думаю, вам стоит обратиться в крупный музей или к антиквару, которому можно доверять.
        - Ха! - поднял палец Уолтер. - Между прочим, один из наших покупателей пред ставился нам как раз антикваром.
        - Может быть, стоит обратиться к нему? - нетерпеливо предложила Элизабет.
        - Ну уж нет, - возразил Уолтер. - Только не к этому проходимцу. Дмитрий сог ласился:
        - Здесь нужен серьезный специалист. А техника исполнения этого холста, я вам скажу, просто дьявольская.
        В этот миг гостиная огласилась грохотом и звоном. Это Мирча выронил поднос с посудой. Все обернулись. Мирча что-то сказал Уолтеру и, виновато кланяясь, стал собирать осколки.
        - Что это с ним? - нахмурилась Элизабет.
        - У него горе, - вступился за слугу Уолтер. - Он сказал, что у него тяжело больна сестра… Мы можем отпустить его в город?
        - Конечно же, можем, - легко согласилась Элизабет. - Тем более, завтра он не понадобится нам до самого обеда, ты ведь обещал устроить нам прогулку верхом. Да и посуды у нас осталось не так много.
        Пока Уолтер что-то на ломаном румынском втолковывал Мирче, Дмитрий поднялся из-за стола:
        - Продолжу работу?
        - Нет, - остановила его Элизабет. - Не хочу выглядеть… как это у вас назы вают в России… эксплуататором. Вы еще не отдыхали с дороги. Закончите завтра.
        - Завтра? - откликнулся, отпустивший Мирчу, Уолтер. - А прогулка?
        - Сперва прогулка, потом работа, - безапелляционно изрекла Элизабет. - Нес колько часов ничего не решают. Мне безумно хочется покататься верхом. А вам в России, - вновь обратилась она к Дмитрию, - думаю, нечасто большевики предлагают подобные развлечения… Или вы не умеете держаться в седле?
        - Отчего же? - слегка обиделся Дмитрий, - До революции у моего отца была отличная конюшня, и в юности я отдал дань этому увлечению…
        Утро встретило Дмитрия и его спутников прекрасным рассветом и пением птиц. Прогулка получилась на удивление веселой. Подзуживая друг друга, Дмитрий и Уолтер то и дело мчались наперегонки, бахвалясь своим искусством перед Элизабет. А та, как и полагалось новоиспеченной владелице замка, снисходительно наблюдала за их мальчишеством и любовалась красотами здешних мест.
        Во время небольшой передышки, когда «ковбои» устали и двинулись шагом, отпустив поводья, Элизабет нагнала их.
        - Мистер Полянов, а почему бы вам не уехать из России навсегда? Такой специ алист, как вы, в Америке был бы богат и уважаем. Или вас что-то держит? Семья?
        - Я холост. - Дмитрий как можно честнее посмотрел ей в глаза. - А родителей я потерял еще в гражданскую войну.
        - Сожалею, - искренне посочувствовала Элизабет, а затем кокетливо спросила: - Так что же вас держит? Возлюбленная?
        Дмитрий не счел нужным переходить на эту интимную тему, заметив вместо этого:
        - Вряд ли вы поймете меня. Америка - страна эмигрантов. А Россия - моя родина…
        - Ubi bene, ibi patria, - бросив эту фразу, Уолтер пришпорил коня и помчался через поляну в лес.
        - Что он сказал? - глядя ему вслед, спросила Элизабет.
        - «Где хорошо, там и отечество»… - с явным нежеланием перевел Дмитрий.
        - А вы, я вижу, не согласны с этим? Вот Уолтер, например, подолгу жил и в Индии, и в Африке… Да если бы мои предки не считали именно так, в Америке до сих пор жили бы только дикие индейцы.
        - А вы спросите у индейцев, рады ли они тому, что так рассуждали ваши предки? - усмехнувшись, ответил Дмитрий и двинулся вслед за Уолтером.
        Элизабет попыталась его догнать. Ей почти это удалось, но неожиданно ее лошадь встала на дыбы, и женщина едва удержалась в седле. Элизабет испуганно вскрикнула, но тут же поняла причину такого поведения лошади: ее напугали крики егерей, звуки рожков и лай собак. Вокруг уже кипела и бурлила масштабная псовая охота. Элизабет, соскочив на землю, взяла лошадь под уздцы и попыталась успо коить ее. Двигаться верхом, пока этот клокочущий поток людей и собак не пройдет мимо, не было ни малейшей возможности.
        Лошадь Дмитрия перепугалась не меньше, но он не сумел удержать ее на месте, и она понесла, почти сразу вырвавшись за пределы территории, ставшей ареной охоты. Но попытки остановить животное закончились неудачей, и дважды Дмитрий чуть было не вылетел из седла, рискуя сломать себе шею. В конце концов, он, плотно прижавшись к лошадиной холке, доверился судьбе.
        Проскакав с милю, лошадь наконец устала и сбавила темп. Дмитрий собрался было соскочить с нее, но тут прямо перед ним из кустов вынырнул егерь в живо писном одеянии. Схватив лошадь Дмитрия под уздцы, он поспешно отвел ее в сторону от тропы.
        - Что все это значит?! - возмутился Дмитрий, но егерь, войдя в кусты, уже остановился и сделал знак чужестранцу, чтобы тот не беспокоился. Затем, покопав шись в поясной сумке, протянул ему конверт.
        Дмитрий спешился, взял конверт и повертел его в руках. Ни адреса, ни имени адресата на нем не значилось. Оторвав от конверта глаза, он хотел хоть что-то разузнать у егеря, но того и след простыл.
        Дмитрий пожал плечами, вскрыл конверт и прочитал:
        Товарищ Полянов! Государственное Политическое Управление при НКВД РСФСР настоятельно рекомендует вам незамедлительно передать картину, над которой вы в данный момент работаете, в наше представительство по адресу: Бухарест, ул. Иона Попеску, 16. Выполнение вашего рабоче-крестьянского долга перед Родиной обеспечит вам ее благ одарность, вознаграждение, а также полную безопасность вам и вашим близким. Старший оперуполномоченный Маклаев.
        …Все падало у Дмитрия из рук, когда, вернувшись с прогулки, он принялся за работу. Письмо не давало покоя. Все было в нем - и подкуп, и шантаж. То и дело перечитывая бумагу, Дмитрий почти не обращал внимания на столь поражавшее его ранее полотно. Все затмевала встающая перед его мысленным взором картина ареста Аннушки и Николая Андреевича, которую то так, то сяк рисовало ему разыгравшееся воображение…
        - Кхе-кхе, - услышал он покашливание Элизабет у себя над ухом и вздрогнул, пряча письмо.
        - Простите, я, кажется, замечтался, - нашел он нелепое оправдание своему замешательству.
        - Шедевр, просто шедевр! - указывая на полотно, заявил Уолтер, который, ока зывается, тоже был здесь. Глянув на часы, он добавил: - Через полчаса спускайтесь к обеду, мой друг…
        - Хорошо. Я уже почти закончил. Реставрировать тут нечего, картина сохрани лась на редкость хорошо.
        Он отошел от полотна, открывая полный обзор. Теперь было еще яснее, сколь оно ужасно и прекрасно одновременно. Некоторое время они стояли молча.
        - У меня мурашки идут по коже, - прошептала Элизабет. - И появляются какие- то недобрые предчувствия… Однако… - Она тряхнула головой и воскликнула: - Решено! Здесь я ее продавать не буду! В Америке, с аукциона, мне дадут за нее в сто раз больше! Завтра же… нет, завтра собираемся, а послезавтра, Уолтер, отп равляемся в Штаты.
        Дмитрий нервно почесал подбородок:
        - Мисс Влада, я закончил свою работу, вы собрались домой, а значит, мое пре бывание в Румынии будет значительно менее продолжительным, нежели я рассчитывал. Я хотел бы сегодня отправиться на прогулку по городу.
        - Вы можете оставаться тут столько, сколько вам понадобится! - воскликнула Элизабет. - И замок, и Мирча будут в полном вашем распоряжении.
        - Крайне признателен. Я подумаю над вашим предложением, хотя вряд ли смогу воспользоваться им. Но сегодня мне все-таки хотелось бы прогуляться.
        - И вам не нужна очаровательная спутница? - кокетливо прищурилась Элизабет.
        Уолтер бросил на них ревнивый взгляд.
        - По правде говоря, мне хотелось бы побродить в одиночестве, - отозвался Дмитрий, чувствуя себя ужасно неловко. - Так более полно проникаешься духом нез накомой местности.
        - Совершенно согласен с мнением господина Полянова, - кивнул Уолтер обрадо вано.
        - Ну, как хотите, - обиженно пожав плечиками, бросила Элизабет, но тут же сменила гнев на милость и даже пошутила: - Счастливо вам пропитаться духами нез накомых женщин!
        Вечерело. Дмитрий въехал в город в кабриолете Элизабет. Картину Дмитрий брать с собой не стал. Во-первых, сделать это незаметно было бы затруднительно. Во-вторых, он не мог поступить бесчестно с этими милыми и гостеприимными людьми. Он хотел попытаться решить проблему более приемлемым и цивилизованным образом, а для этого сперва побеседовать с теми, кто прислал ему письмо. В конце концов, здесь, в чужой стране, они не могут вести себя столь же бесцеремонно, как в Рос сии.
        Остановившись перед незаметным особнячком, он вытащил письмо и сверил адрес. С удивлением он убедился, что это именно тот дом. Никаких помет, относящихся к посольству России, на нем не было, а вывеска на румынском выглядела вовсе не официально. И более того, по выставленным в витрине картинам нетрудно было дога даться, что это - антикварная лавка. Войдя в помещение, он обнаружил за прилавком пожилого мужчину невзрачной наружности.
        - Я Дмитрий Полянов, - представился Дмитрий неуверенно.
        - Димитрий Польянофф?! - обрадовано переспросил хозяин.
        Дмитрий согласно кивнул. Выйдя из-за прилавка, хозяин торопливо вывесил на парадной двери табличку, очевидно, «Закрыто», и, запершись изнутри, повел Дмитрия в глубь лавки. Пройдя через пару дверей, они двинулись по крутой лест нице вниз. И оказались в просторном кабинете, резко контрастировавшим роскошью с тем, что Дмитрий видел наверху.
        На стенах кабинета висело шесть укрытых полотнищами холстов. За столом, в кресле, сидел худощавый человек с глубоко посаженными глазами. Он был одет в черную мантию.
        - Димитрий Польянофф! - представил ему гостя антиквар.
        Тот поднялся и пренебрежительным жестом удалил антиквара из комнаты. Затем, окинув Дмитрия быстрым взглядом, произнес по-английски:
        - Насколько я осведомлен, вы владеете английским…
        - Да, - подтвердил Дмитрий.
        - Вот и прекрасно. А где же картина?
        - Я не вор, - ответил Дмитрий с напором, уже чувствуя, что разговор предс тоит не из приятных. - Полотно принадлежит не мне, и при всем желании я не могу выполнить ваше распоряжение. Между прочим, хочу напомнить, что, уезжая из Рос сии, я не давал никаких обязательств ОГПУ о сотрудничестве. Если бы я знал, что меня отправляют сюда не как специалиста, а как вора, я бы не поехал ни за какие блага.
        - Вы еще не поняли? - усмехнулся его собеседник. - Российские власти тут совершенно ни при чем. Но по-другому вас было бы невозможно заставить прийти сюда. Я, конечно, разочарован, что вы явились без полотна, но я должен был вспомнить, что русских считают бесстрашными до дикости. Что ж, давайте проясним ситуацию. Меня зовут Перуцци. Я глава древней организации, Ордена Дракона, заро дившегося в Италии. Когда-то главной нашей целью было противостояние христиан мусульманскому миру… Но начнем с другого, - он поднялся и, выйдя из-за стола, двинулся вдоль стен кабинета, срывая с картин покровы.
        - Не может быть! - вырвалось у Дмитрия. Эти картины явно принадлежали кисти того же художника, что и полотно Элизабет. И все они были не менее прекрасны и отвратительны одновременно, чем та. Дмитрий ошеломленно приблизился к холстам.
        - Перед вами - полотна художника Фабио Да Ладжози. Шестнадцатый век.
        Внезапно, вынув из кармана нож, Перуцци нанес несколько режущих ударов по ближайшему полотну. Дмитрий подался вперед, чтобы пресечь эту дикую выходку, но остановился, видя, что с картиной происходит что-то странное. Поверхность ее срасталась так, словно это была живая плоть, только значительно быстрее: вскоре никаких следов на холсте не осталось.
        Дмитрий заворожено смотрел на это чудо.
        - Их невозможно уничтожить, - промолвил Перуцци торжественно. - Они наделены мощной магической силой. И каждая из них - квинтэссенция людского грехопадения. Семь картин Ладжози - «Семь смертных грехов» - созданы при помощи сатанинских чар для того, чтобы зло в этом мире процветало и побеждало. Уничтожить их можно только одновременно, окропив святой водой и произнеся известные нам древние зак линания. Зная эту страшную тайну, Орден Дракона уже более четырех сотен лет соби рает картины по всему свету. По преданию, последняя, седьмая, много лет назад была спрятана где-то поблизости, потому-то наш Орден и перебрался сюда. Шесть картин хранятся у нас, седьмая - в ваших руках, а вместе с ней в ваших руках и судьба мира. - Перуцци закончил свою речь и остановился в позе смиренного проси теля.
        - Все это похоже на сказку, - наконец обрел дар речи Дмитрий.
        - На сказку? Нет, это не сказка… - Перуцци подал нож Дмитрию. - Попробуйте сами.
        Реставратор несмело подошел к одному из полотен и неуверенно коснулся его острием. У Дмитрия создалось впечатление, что выражение лица изображенной на полотне уродливой похотливой женщины чуть изменилось. Она словно бы с некоей противоестественной радостью приняла этот укол… Но на полотне не осталось ника кого следа, а у Дмитрия возникло острое ощущение нереальности происходящего… В порыве возбуждения Дмитрий, как и Перуцци, нанес несколько размашистых ударов. Полотно осталось целым и невредимым. Дмитрий испуганно отступил и брезгливо отб росил нож в сторону.
        - Пока картины существуют, - заговорил Перуцци, скрестив пальцы в каком-то замысловатом знаке, - на земле будут продолжаться войны и революции, голод и насилие, эпидемии и стихийные бедствия. Вы можете помочь нам остановить все это. Орден Дракона - могущественная организация. Мы сотрудничаем с правительством Румынии, и оно оказывает нам посильное содействие. Если вы выполните наше пору чение, то без проблем покинете страну, заработав к тому же определенную сумму. Если же нет… местные спецслужбы уже сбились с ног, разыскивая убийцу одного из своих агентов. Он ехал в том же поезде, что и вы… Дмитрий вздрогнул:
        - Так это был не сон?.. Но он хотел убить меня!
        - Это будет очень трудно доказать. Ведь это вы его убили, а не он вас… - Внезапно Перуцци поменял тон: - Но сказанное мной - не угроза. Поверьте, мы приглашаем вас к сотрудничеству во имя блага людей… Итак, завтра мы ждем вас с полотном.
        - Это не моя картина, - упрямо напомнил Дмитрий, уже понимая, что на чаши весов легли судьба мира и его собственная репутация, и чересчур дорожить пос ледней в подобной ситуации не только бессмысленно, но и преступно.
        - Госпожа Влада тоже получит свое. Главное, чтобы она не вывезла свою находку в Соединенные Штаты. На счету каждая минута. А если картину спрячут вновь, и мы потеряем ее, людские беды не иссякнут никогда.
        - Я сделаю это, - сдался Дмитрий. - Я принесу ее завтра.
        В кабриолете Дмитрий закрыл глаза и попытался успокоиться. Говорят, самое страшное в жизни - это неизвестность. Сейчас он как будто бы знал все. Но знание это было слишком необычным, страшным и мистическим.
        Всю дорогу до замка Дмитрий лихорадочно перебирал в голове возможные вари анты своего дальнейшего поведения и самым рациональным и честным нашел, что он не станет красть картину, а расскажет все Элизабет и Уолтеру. Они хорошие люди. Они все поймут.
        …Старый Мирча, шаркая растоптанными сапогами, вновь прислуживал за ужином.
        - Орден Дракона, Орден Дракона, - наморщил лоб Уолтер. - Что-то я об этом слышал… Минутку… - Он вышел из гостиной и вернулся с пухлым блокнотом. - Мои путевые заметки, - пояснил он, листая. - Вот! Я услышал эту историю в Италии. Орден Дракона существует, и зародился он еще в средние века. Это… Ха! Это орга низация дьяволопоклонников!
        Дмитрий испуганно посмотрел на Элизабет. Но и на его рассказ, и на сообщение Уолтера та отреагировала вполне сдержанно, если не сказать скептически.
        - Та-ак, тут написано, что, по преданию, в шестнадцатом веке действительно были созданы магические картины… «Семь смертных грехов»… - Уолтер хлопнул себя по лбу. - Вспомнил! Когда-то эта история захватила меня своей экзотичностью! По дьявольскому наущению служители Ордена под пытками заставили написать эти семь картин самого талантливого художника того времени…
        - Ладжози? - угадал Дмитрий, вспомнив имя, произнесенное Перуцци.
        - Да-да, его звали именно так! Вот, гляньте, тут так и написано: «Барон Фабио Да Ладжози»! И краски его при этом замешивались на крови грешников…
        - Меня посещала эта страшная догадка! - сокрушенно заметил Дмитрий. - Дейст вительно, в краске присутствует некая добавочная чужеродная субстанция. Конечно же, это кровь!
        - Так вот, после завершения всех семи картин служители Ордена должны были совершить некий обряд, принеся в жертву троих чистых душой бедолаг, и врата ада тогда разверзлись бы, и дьявол явился бы на землю. Но в последний момент Ладжози чудесным образом исчез из темницы, прихватив с собой одну из картин… Вот так-то! - Уолтер с хлопком закрыл блокнот, бросил его на стол и, радостно потерев руки, достал сигару.
        - Красивая легенда, - кивнула Элизабет. - Но, я надеюсь, вы, просвещенные люди двадцатого столетия, не принимаете ее за истину. На мой взгляд, вас, Дмит рий, как человека свойственного русским романтического склада, просто-напросто попытались облапошить и бесплатно заполучить драгоценную картину. Мою, между прочим.
        - Может быть, вас подвергли гипнозу? - предположил Уолтер. Дмитрий поднялся из-за стола.
        - Пойдемте со мной, - бросил он собеседникам. - Я знаю, как все проверить.
        Они поднялись в мансарду и подошли к картине. Дмитрий взял со столика скаль пель и, помедлив, решительно погрузил его в полотно. Закрыв глаза, он отдернул руку. Мелькнула мысль, что его скудного жалования не хватит расплатиться за этот безумный шаг. Он открыл глаза. Картина была цела и невредима.
        - Она неуязвима, - прошептал Уолтер. Сигара выпала из уголка его рта. - Пос тойте, в моем блокноте было еще кое-что, я недочитал…
        Он поспешил вниз, а Элизабет и Дмитрий продолжали молча, как завороженные, смотреть на полотно.
        Уолтер вернулся. Порывшись в своих записках, он сообщил:
        - Вот. В пятнадцатом веке главой Ордена Дракона в Румынии был граф… Граф Влада! - выкрикнул он, - по прозвищу Дракул… А «дракул» по-румынски - «дракон».
        - Влада… То есть Дракул - мой предок? - Элизабет выглядела неприятно удив ленной. - Пойдемте-ка отсюда, - предложила она. - Я что-то неуютно себя чувствую рядом с этим холстом. Лучше бы мы его и не находили.
        В гостиной Уолтер заметил:
        - Подробности о ваших предках может знать Мирча.
        - Мирча! - позвала Элизабет. Но старик словно сквозь землю провалился.
        Глянув в окно, Дмитрий в свете догорающего заката увидел Мирчу, скачущего на лошади прочь от замка.
        - Вот он!
        - Это моя лошадь! - возмущенно воскликнул Уолтер. - Все ясно! Он шпионил за нами! Где мой карабин?!
        Сдернув со стены гостиной ружье, он долго целился в уменьшающуюся фигурку всадника.
        - Нет, уже не достать… - рыжеусый топнул от досады и опустил ствол.
        - Да, он шпионил за нами, - согласился Дмитрий. - Теперь понятно, откуда Перуцци узнал, что вы хотите увезти картину.
        - Выходит, он понимает по-английски! А я-то мучился с этим проклятым румын ским произношением…
        - Это очевидно, - кивнула Элизабет. - Завтра же следует отправляться домой. Прочь из этой ужасной страны!
        - Завтра? - криво усмехнувшись, переспросил Уолтер. - Не уверен, что нас отпустят так просто. Думаю, надо готовиться к осаде. Приближается ночь. Воз можно, скоро они придут…
        Уолтер и Элизабет торопливо собирали вещи. Внезапно погас свет. Элизабет, зажигая свечу, выругалась:
        - Проклятая страна!
        - Что-то мне это не нравится, - тихо сказал Уолтер Дмитрию и, взяв со стола карабин, добавил: - Пойду вниз, проверю, как там наши запоры.
        Но не успел он сделать и шага, как снизу раздался грохот выстрелов и крики.
        - Они здесь! - рявкнул Уолтер и, выскочив на площадку, сделал несколько выс трелов, скорее для устрашения, нежели надеясь попасть в кого-то из тех, кто пытался взломать парадную дверь. Затем, присев к пулемету, крикнул: - Дмитрий, позаботьтесь об Элизабет! Быстрее в мансарду, пока они не ворвались! Там есть выход на пожарную лестницу.
        - А вы?! - крикнул Дмитрий.
        - Я поднимусь позже! Сверните картину!
        Дмитрий схватил Элизабет за руку, и они, пробежав мимо Уолтера, устремились вверх по лестнице. Позади них раздался треск пулемета.
        Оказавшись в мансарде, Дмитрий распорядился:
        - Займитесь картиной. Выньте из рамы и сверните изображением наружу.
        - А вы?
        - Я помогу Уолтеру. Но вы должны оставаться здесь.
        - Ни за что!
        - Но вы безоружны!
        - Мужчины! - презрительно воскликнула Элизабет, достала из-за корсажа прип рятанный перочинный ножик и бросилась к двери. - Занимайтесь картиной сами!
        - Это безумие! - кинулся за ней Дмитрий.
        Но в этот миг треск пулемета смолк, а еще через несколько мгновений в ман сарду ворвался Уолтер.
        - Все! - закричал он, запираясь. - Они прорвались. Тащите сюда вещи, что потяжелей!
        Едва они успели забаррикадировать дверь, как нападавшие принялись бить сна ружи чем-то увесистым.
        - За мной! - скомандовал Уолтер и бросился в дальний угол мансарды к дверце в половину человеческого роста. Повозившись с засовом, он распахнул ее.
        - Проклятие! - выругался он. И не зря. В свете огней факелов, окружавших замок, по пожарной лестнице уже лезли враги.
        Он торопливо захлопнул дверцу и задвинул засов. Осажденные растерянно перег лянулись. Путь к отступлению был отрезан.
        - Мы в ловушке, - констатировал Уолтер.
        Внезапно Дмитрий увидел, что прислоненная к стене картина начала излучать магический золотистый свет. Чувствуя непреодолимое влечение, он подошел к ней вплотную. Ощущение реальности вновь, как и в кабинете Перуцци, оставило его… На полотне не было портрета гневного рыцаря! Его поверхность искрилась ровной золо тистой гладью. Дмитрий дотронулся до холста рукой. И рука, словно в жидкость, провалилась. По полотну разошлись маслянистые круги.
        - Сюда! - окликнул Дмитрий остальных. - Здесь выход!
        - Это?! - воскликнула Элизабет озадаченно и тоже сунула руку в картину. - Не может быть!
        - Не время искать рациональное объяснение тому, что нам неведомо, - хладнок ровно изрек Уолтер. - Быстрее туда! Это единственный шанс на спасение.
3.
        - Тогда я первая, - заявила Элизабет и шагнула внутрь прямоугольника. За ней последовал Дмитрий.
        Вот рука его осталась без кисти. Вот тело без руки. А вот и тело исчезло, и осталось только сознание. А потом исчезло и сознание, оставив только воспоми нание о каких-то красочных феерических и калейдоскопичных зеркалах, сменяющих друг друга…
        Возвращение чувств было резким и внезапным. Дмитрий приземлился на ноги, но не удержался и упал на гладкий холодный пол. Испуганно озираясь, он обнаружил рядом поднимающуюся Элизабет. Они оказались в мрачном, освещенном факелами под земелье, стены и потолок которого были расписаны фресками в стиле Босха, а по углам расставлены какие-то непонятные приспособления. Созерцание прервал Уолтер, мешком упавший откуда-то сверху.
        - Где мы? - опомнившись, испуганно прошептала Элизабет.
        Бряцая кандалами и жестикулируя, из тени вышел заросший волосами человек и, всплеснув руками, воскликнул: «Quod erat demonstrandum!»
        - «Что и требовалось доказать», - перевел пришедший в себя Уолтер.
        Узник продолжал что-то быстро говорить и активно жестикулировать.
        - Это итальянский, - сообщил Уолтер. - Он просит, чтобы мы освободили его.
        - Кто он такой? - спросил Дмитрий.
        - Я, кажется, догадалась! - воскликнула Элизабет. - Наверное, это тот самый художник.
        - Помилуйте! - возмущенно возразил Уолтер. - Откуда ему взяться в двадцатом веке?
        - Или это мы - в шестнадцатом? - неуверенно предположил Дмитрий.
        - От Рождества Христова! - бодро заявил бородатый узник по-английски, но с сильным акцентом. - Я узнал ваш язык. Вы англо-саксонские варвары. Хотя… - Он остановил взгляд на Элизабет. Та, смутившись, старательно оправила платье.
        - Я не знал женщин тридцать три года, три месяца и три дня, - заявил узник. - Освободите же меня скорее от оков!
        - Не надо! - пискнула Элизабет. - Я чувствую: он опасен!
        - Нет-нет, - уверил художник, - я не причиню вам вреда. - Затем, обернувшись к мужчинам, потребовал: - Да скорее же! В любую минуту здесь могут появиться люди Перуцци.
        - И здесь?! - возмутился Уолтер. - Стоило ли бежать?
        - Я могу вывести вас отсюда. Так вы поможете мне или нет?!
        - Что нужно делать? - поспешно согласился Уолтер.
        - Возьмите инструменты, - художник кивнул на орудия пыток.
        Уолтер и Дмитрий, прислушиваясь к командам художника, выбрали подходящие предметы и начали расковывать его. Убедившись, что они все делают правильно, он тут же вновь переключил свое внимание на Элизабет.
        - Позвольте представиться, - узник чувственно посмотрел на нее, - барон Фабио Да Ладжози.
        - Я так и знала, что вы Ладжози, - любезно ответила Элизабет.
        - Вам знакомо мое имя?! - пораженно посмотрел на нее художник.
        - Еще бы, - кокетливо кивнула она и, сделав книксен, представилась сама: - Графиня Влада.
        - Элизабет! - даже приостановил работу Уолтер, - тебя же всегда смешил этот нелепый титул!
        - Всему свое время, - холодно отозвалась та.
        - Удивительно! - продолжал поражаться Ладжози. - Насколько я знаю, Перуцци сделал все для того, чтобы мое имя не осталось на скрижалях истории.
        - На скрижалях и не осталось, - подтвердил Уолтер. - Известно только, что вы отсюда удачно бежали.
        - Это хорошо! - обрадовался Ладжози. - Значит, все идет по плану. Вышло так, как я и задумал! Тридцать три года я ждал этого часа, изображая все эти мер зости!..
        Дмитрий внимательно оглядел подземелье и только сейчас заметил на стенах те самые картины, которые показывал ему Перуцци. Элизабет, проследив за взглядом Дмитрия, открыла от удивления рот.
        - Силой своего искусства я заложил в последнюю картину особое свойство, - продолжил Фабио. - Через нее сюда должны были проникнуть трое, имеющие чистые сердца и благие помыслы.
        - Почему именно трое? - пробормотал Уолтер, возись с кандалами.
        - Ну-у, - протянул Фабио. - Один должен держать замок цепи, другой - бить по нему, а третий… третья, - поправился он, - призвана освободить из заточения мой пылкий дух.
        - Не дождешься, - пробубнил Уолтер, словно бы сам себе.
        - А дальше? - Элизабет обернулась к Фабио. - Что с нами будет дальше?
        - Вернетесь в свое время, - заверил женщину Ладжози и добавил, пристально глядя ей в глаза. - Если, конечно, захотите.
        - Захотим, захотим… - продолжал разговаривать сам с собой Уолтер.
        - А каким образом мы вернемся? - спросил Дмитрий.
        - Через эту же картину, - пояснил Фабио. - Однако есть одно условие: ее нужно доставить и спрятать туда, где она была найдена в ваше время.
        - В Румынии, - подсказала Элизабет. - Картина была найдена в Румынии.
        Ладжози непонимающе посмотрел на нее:
        - Не знаю такой земли.
        Уолтер нахмурился, припоминая названия из старинных географических карт.
        - Валашское княжество, - пояснил он.
        - Далеко, - покачал головой Фабио. - Очень далеко! Его задумчивость прервал звук падающих на пол оков.
        - А почему бы нам прямо сейчас не вернуться в свой мир, - спросил Уолтер. - Если это так просто?
        - Если картину не спрятать там, где она была найдена, история мира будет развиваться несколько иначе. Появится новая реальность. А два разных мира в одном месте Господь не потерпит. Произойдет грандиозный взрыв, и Вселенная исчезнет…
        - Хорошенькую перспективу вы нам нарисовали, - невесело заметил Уолтер, но тут же приободрился. - А почему бы, дружок мой милый, не сделать так: мы возвра щаемся домой, а вы тащите картину в нужное место.
        - Один? - переспросил Фабио, глянув на Элизабет.
        - Рисковать нельзя, - вмешался Дмитрий. - А вдруг он не справится? Исчезнет мир, и мы вместе с ним. Мы должны помочь Фабио.
        - К сожалению, вы правы, - согласился Уолтер. - Тогда - вперед! Прочь из этой дыры! - он рванулся было, но Ладжози остановил его:
        - Одну минуту, синьор! - Фабио снял картину с мольберта, свернул ее и уложил в сумку с кистями и красками. - Без нее у Перуцци ничего не получится! Впрочем, и у нас тоже.
        Вместе они бросились по лестнице вверх. Массивная дверь темницы была заперта. Уолтер, бормоча проклятия, приставил к замочной, скважине карабин. Передергивая затвор, он сделал несколько выстрелов. Фабио в испуге заткнул уши. Когда дверь под натиском Дмитрия и Уолтера тяжело, с гулким скрипом открылась, Ладжози с величайшим интересом указал на карабин в руках Уолтера.
        - Кто это изобрел?
        - Порох - китайцы, а оружие сделано Смитом и Вессоном, - просветил его Уолтер.
        - Они, очевидно, великие ученые! - восхищенно отметил Ладжози.
        - Не думаю, - усмехнулся Уолтер. - Кто они по сравнению с изобретателями периодической системы или электрической лампочки…
        - Вы должны мне рассказать! - Похоже, Фабио всерьез собрался прослушать лекцию обо всех научных открытиях минувших четырехсот лет. Он опустил на пол сумку и даже забыл об Элизабет.
        - Ну что же вы?! - окликнула она, возвращаясь. - Мы ведь собирались бежать!
        - Отличный план! Об открытиях мы поговорим попозже, - Ладжози схватил сумку и первым поднялся вверх по лестнице. Остальные проследовали вслед за ним, ста раясь производить как можно меньше шума.
        Но уйти незамеченными беглецам не удалось. Дорогу преградили четверо монахов в лиловых фесках и со шпагами. Дмитрий", Уолтер и Фабио беспомощно посмотрели друг на друга. Кинув на мужчин презрительный взгляд, Элизабет достала из-за кор сажа свой перочинный ножичек и, тоненько визжа, ринулась на монахов. Те, ожи давшие чего угодно, только не нападения женщины, отпрянули.
        - А?! - торжествующе обернулась Элизабет к спутникам.
        Но тут один из монахов, свирепо усмехнувшись, сделал шаг вперед и достал из-под сутаны огромный палаш. Элизабет, продолжая размахивать ножичком, отсту пила. А едва монах поднял палаш, Элизабет бросила ножик и с визгом спряталась за спины мужчин.
        Уолтер выставил перед собой карабин и навел его на монаха. Тот с нескрыва емым презрением смотрел на диковинную «шпагу». Раздался выстрел, и нападавший с изумленным выражением лица осел на пол. Уолтер демонстративно дунул в ствол карабина.
        Спустя несколько минут Дмитрий, Уолтер и Фабио уже торопливо натягивали на себя балахоны плененных монахов. Те боязливо жались друг к другу, сидя на полу в исподнем.
        - А я? - суетливо оглядывая себя, спросила Элизабет. -. Фабио! Разве моя одежда не вызовет подозрений у ваших современников?
        Ладжози остановился, оценивающе оглядел ее и сообщил:
        - О нет, синьорита. Правда, вам придется выдавать себя за женщину особого сорта.
        Элизабет возмущенно фыркнула и отвернулась.
        - Не беспокойтесь, - продолжил Фабио. - Как и следовало ожидать, у служи телей дьявола оказались полные карманы денег, и мы купим вам одежду. А те люди, к которым я поведу вас сейчас, не посмеют притронуться к знатной даме, чем бы она ни занималась.
        В одежде монахов они беспрепятственно выбрались из темницы. Ладжози споро вел беглецов за собой, то и дело оборачиваясь назад и ища в толпе горожан лиловые фески. Погони не наблюдалось.
        Дмитрий и Уолтер проснулись от приглушенного грохота выстрелов. Облаченные в одежду простолюдинов, они лежали в рыбацкой хижине при свете сального светиль ника. Тут же вповалку спали мужчины, женщины, дети и домашние животные.
        Уолтер огляделся.
        - Нет Фабио и Элизабет! - сообщил оц, вскакивая. - И пропал мой карабин.
        Они выбежали на берег реки как раз тогда, когда к нему подплыла лодка. Лад жози, тоже переодетый рыбаком, с карабином в руке, соскочил по колено в воду, привязал лодку к мостку, а затем галантно взял на руки одетую в длинный сарафан Элизабет. Перенеся ее на берег, он, словно не желая расставаться с прелестным грузом, сделал еще несколько шагов.
        - Чем вы с ней занимались?! - вскричал Уолтер. Фабио, не обращая на него внимания, осторожно поставил Элизабет на землю и, склонившись, поцеловал ей руку.
        - Я познал истинное наслаждение, - сообщил он.
        - Если бы вы попросили Уолтера, он справился бы с моей задачей намного лучше, - ответила она жеманно.
        Дмитрий с интересом покосился на Уолтера.
        - Хм!.. - покрутил ус тот.
        - Синьор Ладжози попросил меня показать, как работает карабин, - пояснила Элизабет остальным. - И чтобы не беспокоить поселок выстрелами, мы отплыли подальше в море.
        - Это восхитительное оружие, - сообщил Фабио, протягивая карабин Уолтеру. - С ним мы в полной безопасности!
        Уолтер взял карабин, оттянул затвор и заглянул внутрь. Затем, скривившись, заявил:
        - Были в безопасности. Пока вы не расстреляли все патроны. И, размахнувшись, бросил карабин в море.
        Телега, запряженная волами, двигалась по загородной дороге. Элизабет, ойкая и извиняясь, брила уже постриженного Фабио. Уолтер, тяжело вздыхая, угрюмо на них поглядывал.
        - Итак, мы отправляемся в вашу мастерскую? - уточнил Дмитрий.
        - Да, в мои роскошные апартаменты, - мечтательно улыбнулся Фабио.
        - Но что нам это даст?
        - В молодости я построил летательный аппарат, - сообщил Ладжози. - Он поможет нам быстро и безопасно, аки ангелы по небу, перелететь через море в Валахию.
        - Летательный аппарат? - поразился Дмитрий. - Первый летательный аппарат, если мне не изменяет память, был создан в девятнадцатом веке…
        - А тот, что построил Леонардо Да Винчи, так и не взлетел, - мрачно добавил Уолтер.
        - Леонардо?! - Ладжози отстранил руку Элизабет и разразился такой экспрес сивной тирадой на итальянском, что нетрудно было догадаться - это отборная брань. Путники с нескрываемым интересом выслушали его. Наконец Фабио остановился и гневно бросил: - Он выкрал мои черновики!
        - Значит, и мы не взлетим, - саркастически кивнул Уолтер, - раз у него по вашим чертежам ничего не вышло.
        - У меня плохой почерк, - отозвался Фабио и многозначительно подмигнул.
        - Все старинные мастера имели обыкновение зашифровывать свои записи, - пояснил Дмитрий.
        - Неужели вы и вправду знакомы с Леонардо Да Винчи?! - восхищено смотрела на Ладжози Элизабет.
        - Знакомы?! - скривился Фабио. - Много лет назад его отец, синьор Да Винчи, привел ко мне этого несмышленого юношу. Если бы не деньги его отца, я никогда не взялся бы за обучение столь бестолкового отрока.
        - Не смейте так говорить о величайшем ученом! - наконец-то нашел, за что обрушиться на соперника, Уолтер. - Он изобрел металлургическую печь, ткацкий станок и землеройную машину!
        В приступе дикого хохота Фабио скорчился и рухнул на дно повозки. Затем резко замолчал, сел и с издевкой спросил:
        - Может быть, и «Джоконду» он написал?
        Перуцци сидел в карете и, приоткрыв дверцу, вслушивался в вопли женщин и детский плач. Всадники Ордена Дракона, спешившись, обыскивали рыбацкий поселок, грубо выволакивая жителей из хижин.
        В одном из жилищ служители Ордена нашли три сутаны. Выведя из хижины хозя ина, его дочь и подростка-сына, они, угрожая расправой, потребовали сказать, куда направились беглецы.
        Рыбак испуганно указал направление. Но поселок это не спасло. Один из «мона хов» подпалил хижину факелом. Огонь легко перебросился на соседние постройки и охватил поселок. Перуцци закрыл дверцу кареты, и она тронулась, а остальные слу жители Ордена поскакали в указанном направлении верхом.
        Фабио шел впереди, Уолтер, Элизабет и Дмитрий - поодаль, в толпе, движущейся к городским воротам. Протиснувшись к стражнику, Ладжози что-то быстро сказал ему, затем, отдав пару монет, позвал остальных взмахом руки. Стражники, про пуская их, чему-то довольно ухмылялись, явно отдавая свои симпатии Элизабет и усиленно подмигивая ей.
        - Что бы мы делали без него! - восхищенно воскликнула Элизабет. - Он умеет представить женщину в наилучшем свете! В шестнадцатом веке мужчины еще остава лись мужчинами!..
        - Мерзавец сказал, - сердито сообщил Уолтер, - что ведет новую наложницу для герцога, а мы - сопровождающие евнухи.
        - Негодяй! - взвизгнула Элизабет и поспешила вперед, чтобы обрушиться на Фабио. Но тут, оглянувшись, она увидела в толпе позади лиловые фески. - Быстрее, тут люди из подземелья!
        Все ускорили шаг и сумели в сутолоке оторваться от преследователей, которые так и не заметили их. Элизабет сменила гнев на милость:
        - Как ни досадны мне те гадости, которые наговорил про меня синьор Ладжози, если бы не его находчивость, мы бы давно уже были в лапах Ордена!
        Вечерело. Поднялся ветер и заморосил дождь. Четверка беглецов плелась по грязной улице среди трущоб и остановилась возле входа в ночлежку.
        - Фабио! - воскликнула Элизабет, закрыв нос платком и морщась от зловония. - Вы обещали, что я смогу принять ванну и что мы будем спать на чистых простынях.
        - Но тогда, о моя восхитительная госпожа, я еще не знал, что Орден не потерял наш след. В приличном месте нас сразу найдут. Тем более, что такую оча ровательную особу, как вы, не заметить просто невозможно.
        - Он прав, - пробурчал Уолтер и сделал шаг за порог.
        - Но я не могу…
        - Очаровательнейшая синьорита, - приложил Ладжози руки к сердцу, - поверьте, мне очень жаль. Но потерпите еще чуть-чуть. Скоро мы доберемся до моего прекрас ного дома, и уж там-то вы получите все, что только захотите: комфорт, уют, ванну с теплой водой и мягкую постель…
        - Вы обещаете? - страдальчески улыбнулась Элизабет.
        - Я клянусь.
        - Ну ладно, - махнула рукой Элизабет и шагнула вслед за Уолтером. Фабио обернулся к Дмитрию и тихо, так, чтобы не слышала Элизабет, сказал:
        - Более привередливой особы я еще не встречал.
        Они прошли внутрь. Дмитрий с омерзением оглядел нищих, лежащих вповалку на соломе.
        - Между прочим, - тихо продолжал Фабио, - после тридцати трех лет в подзе мелье, мне и тут кажется, что я попал в рай.
        Дмитрий не мог заснуть. Кто-то все время кусал его в самые уязвимые места, и он непрерывно почесывался. Наконец, не выдержав, он сел и увидел, что не спит и Фабио.
        - Эй, - тихо позвал он.
        - Слушаю тебя, мой любезный друг и потомок.
        - Фабио, по профессии я специалист в живописи. И я уже давно хочу спросить вас о той технике, которую вы используете. Она кажется мне не только совершен ной, но и абсолютно невозможной. Ваши картины неуязвимы…
        - Я тут ни при чем, - скорбно ответил Ладжози. - Я просто хороший художник. Очень хороший. - И добавил, расправив плечи: - Возможно, лучший из всех, какие были и будут. Мои ранние работы потрясали тех, кому я их показывал. Но слуги дьявола использовали мое мастерство в собственных целях. Они заставили меня изобразить все самое гнусное, что хранится в тайниках человеческой души, все то, что и составляет в совокупности образ дьявола: зависть, похоть, гордыню, алч ность, праздность, чревоугодие и гнев. Обряды и заклинания дьяволистов в соче тании с моим даром и дали тот результат, о котором вы сказали…
        - А седьмая картина? Та, что у нас? Что она олицетворяет и почему обладает особенными свойствами?..
        - Гнев. За тридцать три года заточения его скопилось во мне столько… Но это был праведный гнев - гнев по отношению к моим мучителям, к мучителям Христа, к врагам рода человеческого. Они просчитались еще и в том, что жертва, бедняга Винченцо, на крови которого замешивал я краски для этой картины, также пылал гневом праведным, гневом, обращенным на слуг дьявола и его истязателей. И я смог, рисуя эту картину, вложить в нее не только их, но и его, и собственную волю. Вот так я и вызвал вас.
        - Что вы будете делать, когда мы вернемся обратно в двадцатый век?
        - Могу сказать только одно: я больше никогда не притронусь к кисти. Дьяволь ский дух пропитал меня насквозь. Я должен уйти от мира и остаться в безвестности.
        Под утро в ночлежку ворвалась группа солдат с пиками и факелами. Громко ругаясь, они пинками стали будить нищих.
        - В чем дело?! - спросонья спросил Уолтер.
        - Приказ герцога, - тихо объяснил Фабио. - Не хватает работников на камено ломне, и туда сгоняют всех бездомных.
        - И женщин? - забеспокоилась Элизабет.
        - Для женщин найдется другая работа, - ответил Ладжози.
        Как раз в этот момент один из стражников бесцеремонно полез Элизабет под корсаж. Она, визжа и кусаясь, стала отбиваться от негодяя. Уолтер, Дмитрий и Фабио бросились к ней на выручку, и вскоре началась настоящая драка, в резуль тате которой сначала Уолтер, а затем Дмитрий и Фабио были жестоко избиты и связаны.
        Под конвоем всех четверых доставили в местную тюрьму.
        - Из каменоломен мы еще могли бы бежать, - заключил Фабио, потирая отшиб ленный бок, - а из тюрьмы герцога есть только один путь. - Он выразительно пос мотрел на небо.
        - Вы хотите сказать, что я должна была терпеть хамские выходки этого муж лана? - вспыхнула грязная и растрепанная Элизабет. - Да дворянин ли вы?! Я начинаю сомневаться…
        - Не будь я дворянином, синьорита, разве кинулся бы я на защиту вашей чести?
        - укоризненно блеснул глазами Ладжози.
        - Честь, дворянство… - пробормотал Уолтер разбитыми губами, - а жить-то хочется.
        - Что касается меня, - сообщил Фабио, - то я предпочел бы заточению смерть. Уж очень сидеть надоело.
        - У нас отнимут картину, - обречено заметила Элизабет.
        Мужчины переглянулись.
        - А вот этого допустить нельзя, выразил общую мысль Уолтер. - Вот что, любезный, - обратился он к Фабио, - пока не поздно, вам следует спрятать ее.
        - Куда?! - огляделся тот.
        - Не куда, а как. Вам нужно поверх полотна сделать другой рисунок. Да такой, чтобы никто не позарился.
        - Вспомнил! - воскликнул Дмитрий озаренно. - Ведь поверх этой картины, когда ее нашли, был намалеван портрет какого-то чванливого вельможи! Именно его-то вы и должны исполнить.
        - Если я покрою картину краской, вы не сможете пройти через нее… - возразил Фабио. - Хотя… Главное, чтобы я изобразил именно то, что вы видели в будущем. Если я сделаю это один раз, и нам посчастливится выбраться отсюда, я всегда смогу стереть краску, а потом нанести ее заново. У меня прекрасная память.
        - Так приступайте! - скомандовал Уолтер. Ладжози судорожно принялся за дело.
        - Для начала надо загрунтовать…
        Он и не заметил, что за его действиями кто-то внимательно наблюдает через глазок в двери.
        Поутру начальник тюрьмы пребывал в прекрасном расположении духа. Сегодня к нему в гости пожаловал сам герцог. Начальник тюрьмы с подобострастием прислу живал ему, поднося тарелки и напитки. Однако невыспавшийся герцог был явно сердит и находил утро изрядно испорченным.
        - Так что это за особенные нарушители порядка содержатся у тебя, ради которых ты посмел меня беспокоить? - спросил герцог, жуя. - Учти, если ты потре вожил меня зря, тебе несдобровать. А я уверен, что это так. Я думаю, их нужно просто вздернуть, а не возиться, тратя мое драгоценное время. А тебе всыпать с десяток горячих. На всякий случай.
        Начальник тюрьмы подумал, что утро, возможно, и не столь прекрасное, как ему казалось.
        - Во-первых, ваше высочество, - начал он, - они англичане. И, по-моему, высокородные. Я даже побоялся поместить их в обычную камеру.
        - Вздернуть, - заявил герцог.
        - Во-вторых, - у них есть деньги.
        - Вздернуть, - повторил герцог. - А деньги - в казну.
        - В-третьих, один из пленников - прелестная женщина.
        - Да-а? - протянул герцог. - Ладно. Остальных - вздернуть.
        - Еще один - пускает изо рта дым, а третий превосходно рисует.
        - Рисует? Гм-гм, - герцог неодобрительно посмотрел на тюремщика и, утерев салфеткой жирный рот, смилостивился. - Ладно. Давай взглянем. Или я не прослав ленный меценат?
        Очередная идиотская рожа, которую Фабио изобразил на загрунтованном полотне, вновь не удовлетворила Уолтера.
        - Да нет же, нет! - закричал он. - Опять не то! Ну что, разве среди ваших знакомых не было еще большего урода?!
        - Куда уж больше? - возмутился Фабио. - Ей Богу, так меня не истязали и в застенках Ордена!
        Он тут же углем сделал другой набросок.
        - Нет! - не унимался Уолтер. - Рожа должна быть жирная и тупая!
        - Если бы вы показали мне этого человека хотя бы на миг, я бы выполнил то, что вы требуете! Я же говорю, у меня феноменальная память. Но не могу же я поочередно рисовать всех идиотов, которых когда-либо видел…
        - Почему всех? - распалялся Уолтер. - Я же говорю: рожа жирная и тупая!
        Дверь со скрипом открылась, и на пороге возникли тюремщик и герцог.
        - Вот она! - истерически закричал Уолтер, тыча пальцем герцогу в лицо.
        Спустя час беглецы оказались в замке герцога, и вскоре, умытые, сытые и переодетые они уже мило беседовали с хозяином, расположившись в беседке его сада. В первую очередь, герцог осведомился, возьмется ли Фабио написать его пор трет, и тот вызвался приступить немедленно. Пока он готовил к работе кисти и чистый холст (перенести изображение герцога на заветную картину «Гнев» ему по памяти не составит труда), переводчиком для Дмитрия и Элизабет стал Уолтер:
        - Он приносит извинения за дурное обращение с нами его людей в тюрьме. Он говорит, что сам он без труда распознал бы в нас знатных англичан, а вот слуги его туповаты. Он просит нас быть его гостями и обещает прекрасное обращение, а вам, - он кивнул Элизабет. - свое просвещенное общество.
        Элизабет старательно изобразила благодарность.
        - Он обещает вам почитать свои стихи, - добил Уолтер. - Этот хам собирается читать вам их и день, и, между прочим, ночь.
        Мило улыбаясь, Элизабет спросила:
        - Уолтер, вы уверены, что он не знает английского?
        - Абсолютно.
        С лучезарной улыбкой на лице, она обернулась к герцогу и ласково защебетала:
        - Ах ты, старый жирный сукин сын. Засунь свои стихи себе в задницу и заткни ее своим титулом.
        Уолтер слегка замялся, а затем что-то «перевел» герцогу, и тот весело засме ялся и дружески похлопал Уолтера по плечу.
        - Полный идиот, - с выражением великой признательности на лице сообщил Уолтер остальным.
        Фабио приступил к работе. Герцог, вдохновенно позируя, по памяти читал свои вирши Элизабет. Уолтер переводил.
        Шли дни.
        - Подобно пчелке, подлетевшей к прелестному цветку, - с мрачным лицом моно тонно бубнил Уолтер, - вы, Элизабет, подлетели к этому старому хрычу. Цветок уже было хотел завянуть, но вы, между прочим, вернули его к жизни и цветению.
        - Браво, - помахивая веером, благосклонно улыбнулась Элизабет, сидевшая нап ротив.
        Дмитрий отвернулся, чтобы спрятать улыбку, в то время как Уолтер продолжал
«переводить»:
        - Как мне надоели все эти пчелки и прочие насекомые. Скорей бы, что ли, осень наступила, и все эти цветочки усохли. Хочу домой, дружочек мой. Вот его стих заканчивается, закругляюсь и я, а то, как бы он…
        Герцог с особой страстью произнес последнюю строчку, и Уолтер с подъемом, взмахнув рукой, закончил:
        - Чего неладного не заподозрил!
        Элизабет похлопала в ладоши. Герцог разразился пламенной тирадой.
        - О! - воскликнул Уолтер. - Это что-то новое. Он сказал, что завтра, по окончании работы над портретом, он устраивает бал, на котором покажет картину и вас своим знатным друзьям. Вы будете королевой бала.
        Элизабет мило улыбнулась герцогу:
        - И все-таки в этой надутой жабе что-то есть…
        Выставленная на балу картина вызвала восхищение у приглашенных. Дамы ревниво рассматривали Элизабет и при любом удобном случае льстили герцогу и вились вокруг него. В исполнении струнного квинтета звучал менуэт, и Элизабет, не обращая внимания на настырных итальянок, поочередно танцевала со всеми знатными мужами, чувствуя себя в этом обществе, как рыба в воде. Не терялся и Фабио, лихо отплясывая с какой-то юной жеманной особой.
        - Вы уверены, что завтра мы сможем покинуть это место? - улучив минуту и выйдя из залы на веранду, спросил у Уолтера Дмитрий.
        - Если Элизабет будет так беззастенчиво кокетничать, он может и не отпустить ее.
        Они понимающе переглянулись.
        - Честно говоря, - продолжил Уолтер, - у меня какое-то неприятное предчувст вие. В конце концов, за нами погоня. И мне не верится, что мы сумели замести следы.
        - Пока что нам везет, - заметил Дмитрий. - Всюду мы ускользали от опасности в самый последний момент…
        Словно в подтверждение его слов послышалось цоканье копыт, и во двор замка въехала запыленная карета в сопровождении всадников.
        - Взгляните! - тихо произнес Уолтер. - Неужели опять?
        Из кареты вышли Перуцци и перепуганный насмерть начальник тюрьмы. Дмитрий и Уолтер присели, спрятавшись за перила, а Перуцци, словно чувствуя их близкое присутствие, поднял глаза и бросил пристальный взгляд на балкон. Одного движения его бровей было достаточно, чтобы всадники спешились и заняли все выходы из замка.
        Дмитрий и Уолтер кинулись в залу. Танец закончился, и гости рассаживались за накрытым столом. Элизабет с Фабио уселись по левую руку от герцога. Уже с порога Дмитрий и Уолтер попытались знаками привлечь их внимание, но те смотрели в сто рону. В этот миг слуга что-то шепнул на ухо герцогу. Тот, изменившись в лице, извинился перед гостями, поднялся и двинулся к выходу из залы.
        - Попались, - обреченно пробормотал Уолтер себе под нос.
        - Спокойно, - возразил Дмитрий. - Идем как ни в чем не бывало.
        Они тронулись навстречу герцогу и мило улыбнулись, поравнявшись с ним. Затем почти бегом подскочили к столу, и Дмитрий уселся рядом с Элизабет на место гер цога. Гости, пораженные таким вопиющим нарушением этикета, уставились на него.
        - Они здесь, - процедил Дмитрий сквозь зубы. - Делаем ноги.
        - Но как? - нахмурилась Элизабет.
        - О-о… - внезапно простонал Фабио, возведя глаза к потолку, и схватился за живот.
        Вторя ему, Дмитрий торопливо подцепил с тарелки баранью ножку, отгрыз кусок и проглотил, почти не жуя. И тут же, сморщившись, отодвинул тарелку. Элизабет, прикрыв рот платком, поднялась из-за стола первой. Уолтер заботливо подхватил ее под руки и повел из залы. Извинившись перед гостями, за ними, держась за животы, гуськом двинулись к выходу и Дмитрий с Фабио.
        Гости недоуменно обнюхали яства и, морщась, отодвинули их.
        Вскоре четверо беглецов были уже во дворе герцогского замка. Уолтер подк рался к карете Ордена и, сбросив кучера мощным ударом в ухо, занял его место. Остальные поспешно забрались внутрь. Карета помчалась через ворота, оставив позади себя валяющихся в пыли служителей Ордена.
        Привлеченный шумом, Перуцци выглянул в окно кабинета герцога и гневно ударил кулаком по столу:
        - Мы снова упустили их! Где картина?! - рявкнул он на герцога. - Они увезли ее?! Конечно же, увезли, - сказал он уже, скорее, сам себе, - но наглецам не уйти. Они поплатятся за все, тебе не спасти их! - погрозил он небу кулаком.
        Находившийся тут же начальник тюрьмы испуганно переглянулся с герцогом.
        - Синьор Пе-перуцци, - заикаясь, обратился тот. - Она висела в за-за… - Он собрался с духом. - В зале! Не думаю, что они могли ее взять.
        - Проверьте, - не веря в успех, бросил Перуцци герцогу, и тот поспешно покинул кабинет. - Вы точно знаете, что он писал портрет поверх другого изобра жения? - обратился Перуцци к начальнику тюрьмы. Тот, онемев от страха, только мелко закивал головой.
        - Она здесь! Здесь! - с выпученными глазами ворвался в кабинет герцог. Слуги тащили картину за ним.
        - Поставьте ее сюда! - встрепенулся Перуцци. - И убирайтесь! Убирайтесь все!
        Кабинет мгновенно опустел. С торжествующей улыбкой Перуцци вынул кинжал и шагнул к полотну. Он осторожно поскреб поверхность портрета и изменился в лице. Поскреб еще… Еще!.. Но под верхним слоем краски не было ничего. Перуцци в ярости замахнулся кинжалом… Однако остановился.
        - Герцог! - позвал он.
        Толстяк моментально вырос перед ним. Перуцци усмехнулся и только теперь нес колькими ударами кинжала раскромсал портрет на куски. Герцог попытался что-то сказать, но вместо этого издал только ряд нечленораздельных звуков.
        - Велите подать карету, - бросил ему Перуцци. - Орден будет весьма призна телен вам. - И вернул кинжал в ножны.
        Уолтер что было силы погонял лошадей. Из города они выбрались без помех. Стражники у ворот, заметив на карете лиловый герб, отошли в сторону и лишь про водили ее настороженным взглядом. Наконец, отъехав на приличное расстояние от города, Уолтер остановил лошадей на развилке.
        - Куда теперь? - утерев пот со лба, спросил он Фабио. - Где ваши роскошные апартаменты?
        Ладжози вышел из кареты и внимательно посмотрел по сторонам.
        - Туда! - наконец указал он на какую-то точку горизонта. Но в голосе его чувствовалась неуверенность.
        Уолтер недоверчиво посмотрел на него и указал в другую сторону:
        - А может, туда? - спросил он язвительно.
        Фабио, повернувшись в указанном направлении, радостно вскрикнул:
        - Вон моя мастерская! Видите высокую башню?! Мастерская рядом!
        На его крик из кареты выглянули Дмитрий и Элизабет.
        - Это не башня, - возразил Дмитрий. - Это печная труба. Из нее идет дым.
        - Так куда мне править?! - раздраженно спросил Уолтер.
        - Туда, - указал Фабио третье направление и с обиженным видом сел в карету. - Тридцать три года…
        Уолтер, выругавшись, свернул влево, и карета двинулась по дороге к морю.
        Вставало солнце. Карета медленно ехала по узкой дорожке. То и дело на пути встречались небольшие нарядные особнячки и Домики. Почти у каждого Уолтер спра шивал: «Этот?». И всякий раз получал отрицательный ответ. Когда же они поравня лись с убогим, ветхим, заросшим кустарником двухэтажным строением, Уолтер даже не удосужился спросить.
        - Стойте! Вот он - мой прекрасный дом, - выпрыгнув из кареты, радостно сообщил Фабио.
        Внутри жилище выглядело еще хуже, чем снаружи. Беглецы, отряхивая с головы пыль и обрывая с одежды паутину, поднялись по скрипучим ступенькам на второй этаж.
        Большая комната наверху оказалась сплошь завалена всяческими конструкциями, чертежами и картинами. Фабио, забыв обо всем, кидался от одной своей работы к другой.
        - А где мы будем спать? - спросила Элизабет жалобно.
        - Вы собираетесь спать? - с упреком сказал Фабио.
        - Вы обещали уют…
        - Да-а, - задумчиво потер бритый подбородок Ладжози и тут же воспрял. - С прекрасной женщиной - везде уют. Особенно, если она возьмется за уборку.
        - Какая уборка?! - вскричал Уолтер. - Сюда вот-вот нагрянет Орден!
        - Верно! - согласился Фабио. - Уолтер, Дмитрий, помогите мне. Втроем они вытащили из кладовки какие-то невероятных размеров шкуры, сшитые между собой.
        - На этом мы будем спать, - обреченно кивнула Элизабет.
        - На этом мы будем летать, душа моя! - с подъемом возразил Фабио.
        - Летать?..
        Дмитрий осмотрел шкуры и без энтузиазма констатировал:
        - Так это воздушный шар…
        Услышав догадку Дмитрия, Уолтер бросил свой конец шкуры на пол.
        - Я на этом не полечу, - заявил он. - Да мы и не поднимемся в воздух. Я путешествовал на воздушных шарах и знаю, как они устроены. Чтобы поднять эту рухлядь, нужно столько гелия, сколько нам не добыть и за год.
        Фабио, хитро прищурившись, успокоил:
        - Я не совсем понимаю, о чем вы говорите, но догадываюсь. Уверяю вас, друг мой, что тот газ, который использую я, способен поднять не только всех нас, но и еще пару человек.
        Сморщенные шкуры медленно наполнялись. Элизабет штопала места, из которых со свистом вырывался воздух, Уолтер ремонтировал корзину, а Дмитрий укладывал сумки с провизией и подвесил балласт.
        - Скорее! Скорее! - торопил их Фабио, разжигая горелку. - У нас совсем мало времени.
        - Мы и так спешим, - обиженно заметила Элизабет. - Даже слишком. Я уже все пальцы себе исколола. Кто проделал все эти отверстия?
        - Крысы, - лаконично объяснил Фабио. Элизабет подавленно замолкла.
        Наконец дыры были заштопаны, и шар, если, конечно, можно назвать шаром гигантскую шкуру, стал нехотя приобретать форму. Вид его был столь плачевен, что Уолтер изрек:
        - Стоило ли спешить, если эта рухлядь развалится, едва поднявшись в воздух.
        - Ничего подобного случиться не может, - уверенно заявил Фабио, - лезьте в корзину. Вы мне сами говорили, что, по легенде, мне удалось скрыться. Значит, ничего иного не стоит и предполагать.
        - Ваша теория неверна, - осадил его Уолтер. - Хотите, я разобью ее в пух и прах? Слышали ли вы про закон сохранения материи?
        - Конечно. Я открыл его сам. «Ex nihilo nihil fit». Ничто не возникает из ничего. Но к чему это нам?
        - Да ведь мы своим появлением тут уже нарушили состояние мира…
        - Вы своим появлением спасли его! Возражение Уолтера прервал крик Дмитрия:
        - Они рядом! Вон, на пригорке! Они заметили нас!
        Словно услышав его слова, всадники на холме на миг остановились. Минуту спустя их нагнала карета, и весь кортеж в ускоренном темпе двинулся к дому Фабио.
        - Лезьте все! - воскликнул Фабио и добавил в горелку своего загадочного порошока. - Мы еще можем успеть!
        - Не вы ли сейчас утверждали, что ничего дурного с нами случиться не может?! - пискнула Элизабет, присев рядышком.
        - Это теория, синьорита, - вкрадчиво промолвил Фабио, - только теория. А если она окажется ошибочной?
        Шар медленно поднимался в воздух. Приподнялась и корзина, но ее удерживали веревки. Однако и с этой высоты приближающееся облако пыли стало видно отчетливо.
        - Тогда рубите канаты! - возопила Элизабет. - Теоретик!
        - Рано, - хладнокровно ответил Фабио, - они натянуты еще слишком слабо, и мы будем волочиться по земле…
        Он добавил в горелку порошка, и тот начал пузыриться, выделяя огромное коли чество газа.
        - Эх, где мой карабин! - сокрушенно воскликнул Уолтер, поглядывая на прибли жающихся преследователей. А служители Ордена были уже совсем рядом. Они добрались до изгороди и, вооружившись пиками, стали спрыгивать с лошадей.
        - Пора! - решил Фабио и обрубил веревки. Воздушный шар чуть приподнялся.
        Служители Ордена, выскочив с другой стороны дома, бросились к летательному аппарату. Но шар приподнялся еще.
        - Мы спасены! - радостно закричала Элизабет.
        И действительно, шар уверенно начал подниматься все выше и выше.
        - Мы спасены! - повторила Элизабет. - Что, съели?! - крикнула она преследо вателям, беспомощно потрясающим копьями внизу.
        Все облегченно посмотрели друг на друга.
        - Возблагодарим же Господа, друзья мои! - воскликнул Фабио.
        - Куда мы направляемся? - спросил Дмитрий, когда шар набрал достаточную высоту.
        - Сейчас мы покинем Апеннинский полуостров, - уверенно сообщил Ладжози, - перелетим Средиземное море и совершим посадку в Валахии. Если получится, то прямо у стен вашего замка.
        - Странно… - задумчиво почесал затылок Дмитрий.
        - Что странно? - насторожился Фабио.
        - Странно, как мы попадем туда. Ведь нас несет совсем в другом направлении.
        - О, diabolo!!! - вскричал Ладжози, схватившись за голову. - Как правы те, кто говорит, что за ошибки юности нам приходится расплачиваться в старости! Тридцать три года назад я собирался сделать этот снаряд управляемым, но, придя к выводу, что без особого труда могу это сделать, сразу же охладел к этой затее…
        Они вновь переглянулись, но на сей раз растерянно.
        …Дмитрий проснулся от пробирающего до костей холода. Зябко поеживаясь, он огляделся вокруг. Закутанная в костюмы мужчин Элизабет мирно посапывала, уткнув шись лицом в плечо Уолтера. Тот спал в обнимку с мешком провизии, а Фабио, словно древнее изваяние, замер у горелки.
        - Где мы находимся? - растирая затекшие ноги, спросил у него Дмитрий.
        Тот молча показал пальцем вниз. Дмитрий выглянул из корзины и увидел море.
        - Адриатика, - сообщил Фабио. - Нам повезло. Ветер переменился, и мы летим на восток. И довольно быстро.
        Он достал и развернул полотно, на котором еще в тюрьме им была намалевана дурацкая рожа.
        - Пока у нас есть время, помогите мне очистить картину, потом нам может быть дорог каждый миг. Вы ведь умеете?
        Дмитрий кивнул. Вместе они соскребли верхний слой краски, обнажая картину
«Гнев». В процессе работы Дмитрий старался не смотреть на нее, но все равно нас троение его стало подавленным.
        - Сколько у нас времени? - поинтересовался он, чувствуя облегчение от того, что Ладжози вновь свернул картину. - Скоро мы достигнем цели?
        - Не знаю, - ответил Фабио уклончиво.
        - Ну хотя бы приблизительно?
        - Не знаю… - вздохнул Фабио. - У нас топливо кончается.
        - Порошок?
        - Нет. Порошка еще есть немного, а вот жечь его скоро будет не в чем. А он улетучивается… Щелей наоставляли…
        - Что же делать?
        - Надеяться на волю Всевышнего… Какое-то время мы еще удержимся на этой высоте. Потом сбросим балласт. Глядишь, и дотянем до берега.
        С самыми скверными предчувствиями Дмитрий прикрыл глаза. И, несмотря на ощу щение опасности, все-таки уснул снова.
        Истошный крик Фабио: «Проснитесь! Мы падаем в море!» - разбудил всех.
        Шар опускался. Небо хмурилось от приближающихся грозовых туч.
        - Нужно освободиться от балласта! - проорал Фабио сквозь рокот штормовых волн. Путешественники принялись спешно отвязывать от краев корзины мешки с пес ком. Балласт был сброшен, и шар начал медленно подниматься. Но вдруг замер вновь.
        - Что еще случилось?! - воскликнул Уолтер.
        - Погасла горелка! - выкрикнул Фабио. - У нас кончилось топливо!
        - Конец? - обреченно спросил Дмитрий, но его, скорее всего, не услышали.
        - Одежда! - закричал Фабио. - Сбрасывайте одежду!
        - Может быть, не надо?! - зябко кутаясь, крикнула ему в ухо Элизабет. - Одежда весит совсем мало! Какой смысл ее сбрасывать?! Лучше уж утонуть одетыми!
        - Не вниз, а с себя сбрасывайте! - прорычал Фабио. - Нам нужно чем-то топить горелку!
        Мужчины быстро сорвали с себя одежду, оставшись в нижнем белье. Элизабет продолжала смущенно медлить.
        - Рвите на куски! - скомандовал Фабио. Борясь с грозовым ветром, он с трудом разжег горелку и кинул в нее остатки порошка. Воздушный шар, зависший было над прибрежными скалами, вновь стал медленно подниматься.
        Решившись, принялась раздеваться и Элизабет.
        - Синьорита! - попытался остановить ее Фабио. - Это не обязательно. Порошка уже нет все равно!
        - Ах так! - заявила Элизабет сердито. - Снова мужчины делают себя героями, оставляя женщину в стороне! Ну уж нет! - она закончила раздеваться, оставшись в соблазнительном кружевном белье, и демонстративно выбросила платье вниз.
        Налетевший порыв ветра внезапно качнул корзину, и все повалились с ног.
        - Что это?! - взвыл Уолтер.
        Фабио что-то прокричал в ответ, но за ревом бури его не было слышно. Воз душный шар неумолимо падал. Но уже не в море, а на сушу.
        Одетые в рубище, обросшие и исцарапанные, брели они по разбитой дороге вдоль реки, один за другим минуя крестьянские дворы.
        - Я больше не могу, - взмолилась Элизабет. - Мы тащимся по этим забытым Богом землям уже почти месяц!
        - Потерпи, дорогая, - отозвался Уолтер. - К закату мы должны быть на месте.
        - К закату? - невесело усмехнулась Элизабет. - О прошлом закате, Уолтер, вы говорили то же самое. Кстати, - заметила она, - уже и закат. Значит, мы пришли. - И со вздохом опустилась на траву.
        Повалились рядом с ней и остальные. Некоторое время молчали.
        - Я не понимаю, куда мог подеваться мой замок, - вдруг заплакала Элизабет. - Он ведь должен быть где-то здесь.
        - Перестаньте, - жалобно попросил ее Фабио, - я не видел женских слез трид цать три года, и это зрелище невыносимо для меня.
        - Может быть, мы что-то напутали со временем? - мрачно предположил Уолтер. - Может быть, Бренд еще не построен?
        - Если не лжет завещание, он построен уже двести лет назад, - отозвалась Элизабет, вытирая слезы и беря себя в руки. - Если, конечно, оно не лжет, - пов торила она скептически.
        Дмитрий поднялся и двинулся к ближайшему строению.
        - Куда вы? - окликнул его Уолтер.
        Дмитрий продолжал идти молча и не оборачиваясь.
        - А-а, - понял Уолтер. - Логичнее было бы подойти к реке. Вода к воде…
        - А я потерплю, - заявил Ладжози.
        - И я потерплю, - согласился Уолтер. - До постоялого двора. Не тут же мы будем ночевать.
        - А я могу и сутки терпеть, - доверительно сообщил Фабио. - У меня мочевой пузырь крепкий.
        Элизабет неожиданно взбеленилась:
        - А вам не кажется, что в присутствии дамы вы могли бы и не делиться такими милыми интимными подробностями своей физиологии?! Мужлан.
        Фабио и Уолтер посмотрели друг на друга. И вдруг, разразившись диким хохо том, стали, корчась, кататься по траве. Элизабет вскочила на ноги и, уперев руки в бока, смерила их долгим презрительным взглядом. Но они продолжали ржать, не обращая на нее ни малейшего внимания.
        - Ах так! - рявкнула Элизабет в ярости. Но не привлекла их внимания к себе и этим. - Ах так! - повторила она и огляделась по сторонам. А затем сердито заявила: - Между прочим, идиоты, вот он - мой замок.
        Мужчины хохотали, пропустив ее заявление мимо ушей. Элизабет повернулась к ним спиной и двинулась в сторону, противоположную той, в которую ушел Дмитрий. Уолтер и Фабио уже не смеялись, а тихо стонали. Затем они сели и недоуменно пос мотрели вслед Элизабет. Уолтер, довольный тем, что может наконец сказать гру бость, сообщил Фабио:
        - Тоже приспичило!
        Фабио хотел было рассмеяться вновь, но Элизабет резко остановилась, оберну лась и холодно, с расстановкой сказала:
        - Я все прекрасно слышу, Уолтер. Вы ошибаетесь. Просто я иду домой. - И она указала на замок и мостик перед ним. Узнать его было действительно сложно. Сейчас он представлял собой лишь небольшую крепость с заросшей травой дорогой. По-видимому, множество пристроек было сделано позже. Но знакомые очертания все же угадывались.
        Мужчины оторопело поднялись. Дмитрий со всех ног бежал к ним.
        Однако они не пошли туда сразу. Не хватало еще погибнуть от рук предков Эли забет, нынешних владельцев Бренда, слывших отнюдь не самыми добрыми на свете людьми. Дождались темноты.
        - Теперь вы должны указать мне, где была найдена картина, - возбужденно про шептал Фабио, когда они пробрались за ограждение.
        - Ее нашли в часовне, - сообщил Уолтер. - Но я не вижу здесь никакой часовни. Нам что, придется ждать, пока ее построят?
        - Она была найдена в фундаменте часовни, - припомнила Элизабет.
        - Где находилась часовня? - спросил Фабио.
        - Тут, справа от парадного входа, - указал Уолтер на покосившиеся деревянные ворота.
        На указанном месте они обнаружили следы строительных работ - груды отесанных камней, деревянные сваи…
        - Все совпадает, - благоговейным шепотом отметил Фабио. - Фундамент возве ден. Самое время прятать.
        - Поспешим? - предложил Дмитрий.
        - Одну минуту, - вмешался Уолтер. - В какой момент времени мы вернемся в будущее? В тот самый, когда исчезли оттуда?
        - Конечно! - утвердительно заявил Фабио.
        - Но тогда мы убегали от смертельной опасности. Вернувшись, мы просто- напросто погибнем! Сделайте же так, чтобы мы появились в будущем чуть раньше!
        Фабио беспомощно развел руками.
        - Но если мы вернемся в тот же момент, - настаивал Уолтер, - служители Ордена убьют нас, завладеют картиной и свершат свой дьявольский обряд. Зачем же вы вызвали нас сюда - в прошлое?
        - Во-первых, предусмотреть все - не в моих силах, - сказал Фабио. - Во- вторых, если бы вы не пришли, обряд был бы свершен уже сейчас. Вы дали Вселенной отсрочку на целых четыреста лет.
        - А дальше?
        - Дальше все зависит только от вас.
        - Так может, не возвращаться? - предложила Элизабет. Фабио со вздохом пос мотрел на нее.
        - Вы не представляете, синьорита, как я был бы счастлив, если бы вы оста лись… Но нет. Не вернуться вы не можете. Иначе петля времени не замкнется, и мир исчезнет.
        - Когда мы вошли в картину в двадцатом веке, у меня хотя бы карабин был, - мрачно заметил Уолтер. - Почему мы раньше не подумали об этом?
        - У нас есть выбор? - риторически спросил Дмитрий.
        Все удрученно промолчали. Фабио огорченно пожал плечами. Он развернул кар тину, разостлал ее по земле, и она тут же вспыхнула магическим светом. Все зача рованно уставились на полотно. Изображение гневного рыцаря исчезло, и поверхность холста искрилась золотом, как когда-то в мансарде.
        - Она зовет вас, - сообщил Ладжози. - Это знамение. Я чувствую, все должно кончиться хорошо. Хотя вряд ли мои предчувствия и успокоят вас.
        Первым решился Уолтер.
        - Прощайте, - сказал он, пожал руку Фабио и, словно в омут, шагнул в кар тину. Его тело медленно, словно в зыбучий песок, погрузилось в переливающуюся субстанцию. Остальные переглянулись.
        - Теперь я, - явно храбрясь, заявила Элизабет и, осыпав лицо Фабио быстрыми поцелуями, вошла в картину следом. Дмитрий, опустив голову, спросил:
        - Мы все сделали правильно?
        - И я уверен, вам многое еще предстоит, - кивнул ему Фабио нарочито бодро.
        - Ладно, - вздохнул Дмитрий. - Не забудьте запечатлеть герцога… - И он пос ледовал за остальными.
        Вывалившись из картины в мансарду, Дмитрий увидел, что Уолтер и Элизабет уже пленены служителями Ордена. Его друзья ждали своей участи, лежа со связанными руками и ногами. Чья-то тяжелая ладонь опустилась на плечо Дмитрия, но не успел он и обернуться, как был скручен и тоже повален на пол.
        Заткнув рты кляпами, их бросили на дно повозки и куда-то повезли по тряской дороге. Самым мучительным для Дмитрия было даже не то, что происходило с ним, а стоны - Уолтера и особенно Элизабет. Фабио ошибся, окончательно уверился Дмит рий. Их всех ожидает смерть, а дьявольский обряд будет совершен.
        Их выволокли из повозки, развязали ноги и тычками заставили спуститься по лестнице. Дмитрий узнал ее. Это была лестница в кабинет Перуцци под антикварной лавкой в Бухаресте. В комнате теперь не было письменного стола, вместо него под картинами Дмитрий увидел жертвенный алтарь. Спустя некоторое время в подземелье внесли седьмую картину и поместили ее на стену рядом с шестью остальными.
        Вошел Перуцци в черной мантии и лиловой феске. Он остановился возле алтаря и подал знак своим подручным. Четверо монахов сдернули с картин завесы, а затем освободили пленников от кляпов.
        - Мы не смогли… Ничего не смогли сделать, - прошептал Уолтер. Элизабет ози ралась вокруг заплаканными глазами.
        Монахи затянули зловещее заклинание.
        Перуцци обнажил нож. Служители Ордена, не прекращая петь, развязали Уолтера и повели его к алтарю. Он попытался вырваться, но силы были неравны. Его силком поставили на колени, и, держа за волосы, возложили его голову на алтарь. Перуцци приблизился. Монахи смолкли.
        - Amen, - произнес Перуцци нараспев и полоснул Уолтера ножом по горлу. Тот захрипел, и кровь из раны хлынула на алтарь, стекая по желобкам в подставленную чашу.
        Элизабет закричала, но ее крик заглушило возобновившееся пение монахов.
        Перуцци поднял чашу с пола и, зачерпывая ладонью, обошел картины, кропя их кровью. И полотна вспыхнули. Но не тем золотистым, зовущим светом, который Дмитрий видел раньше, а пурпурным сиянием, исходившим откуда-то из глубины.
        Дмитрий почувствовал, что волосы на его голове зашевелились. Картины ожи вали. Страшные твари, изображенные на них, гнусно оскалились и потянулись к чаше. Но что-то не позволяло им выйти наружу. Казалось, их сдерживает какая-то неви димая преграда - податливая, но в то же время упругая и прочная. И Дмитрий понял. Одной жертвы было недостаточно.
        Монахи двинулись к Элизабет.
        - Нет! - закричал Дмитрий. - Оставьте ее! Возьмите меня!
        Но никто не обращал на него внимания, обряд вершился по своему сценарию, на который не могло повлиять ничто.
        Сперва Элизабет кричала и брыкалась, но внезапно затихла, обмякнув. Бесчувс твенную, ее поднесли к картинам и положили голову на залитый кровью алтарь.
        - Amen! - вновь произнес Перуцци…
        И вновь чаша наполнилась пенящейся кровью. И вновь Перуцци окропил ею холсты…
        Дмитрий увидел, что изображения на картинах изменились, они обрели глубину и перспективу. Уродливые фигуры теперь уже тысячами толпились в них, словно пытаясь прорваться наружу, алчно косясь друг на друга завистливыми глазами, раз дирая друг друга на части, набивая зловонные рты кусками плоти и тут же, в лужах крови, совокупляясь друг с другом…
        Но нет, они еще не могли вырваться наружу, даже навалившись на невидимую преграду всей массой своих гниющих тел.
        И тогда наступила очередь Дмитрия. Он не сопротивлялся. Отчаяние охватило его. Он и не согласился бы жить в таком мире, каким тот должен был скоро стать. Ему хотелось умереть. Он сам встал на колени и положил голову на алтарь.
        - Amen! - услышал он голос Перуцци и повернул голову навстречу этому звуку. Время замедлилось, словно растянувшись. Лезвие ножа неотвратимо приближалось… Дмитрий зажмурился.
        И тут… Открыв глаза, он увидел, что перед ним стоит человек.
        - Не понял, - пробормотал он и пришел в себя окончательно, разглядев, что его непрошеный гость держит в руке огромный тесак. Румын! И припомнил Дмитрий предостережение Николая Андреевича: «Вы с этими румынами-то поосторожнее. Лихой народец…»
        Выкрикнув, словно заклинание, какие-то слова, человек сделал шаг вперед и замахнулся. Но как раз в этот миг тошнота, которую Дмитрий уже давно испытывал, стала нестерпимой. Содержимое его желудка выплеснулось на пол купе и на штаны румына.
        От неожиданности и брезгливости тот, вместо того чтобы нанести удар, отшат нулся назад и, стукнувшись ногами о полку, грузно сел. Попытался встать, но Дмит рий, схватив первое, что ему попалось под руку - бутыль из-под шампанского, - бросил ее прямо в лицо нападающему.
        На миг румын потерял контроль над ситуацией: выставив руки, чтобы защи титься, он вновь осел на полку и выронил нож прямо к ногам Дмитрия. Тот, накло нившись, поднял его. Румын, придя в себя, с ревом бросился вперед… И напоролся на неумело, двумя руками выставленный тесак.
        Поднявшись, Дмитрий с удесятеренной от шока силой завалил румына на столик, а затем выпихнул бьющееся тело в открытое окно. Бутыль отправилась следом за румыном. Свесившись из окна, он еще раз опорожнил свой желудок, а затем без сил рухнул на постель.
        Утром Дмитрий то ли проснулся, то ли вышел из обморока от легкого стука в дверь его купе. Из-за двери был слышен голос Элизабет:
        - Мистер Полянов!.. Мы подъезжаем!
        Держась за раскалывающуюся голову, Дмитрий сделал попытку ответить, но из его рта вырвался только хриплый стон. Сев, он непонимающим взглядом окинул свое роскошное купе «люкс»… И все вспомнил. В ужасе наклонился, ища на полу лужу крови, но увидел на нем лишь следы рвоты.
        - Одну минуту, мисс Влада, я только переоденусь! - крикнул Дмитрий и, сдернув с себя шелковую сорочку, принялся лихорадочно вытирать ею пол. «Именно
«переоденусь», а не «оденусь»! Какая гнусность! - думал он. - Мало того, что завалился в одежде, еще и напачкал… Дворянин… Благо, без соседей еду, со стыда сейчас сгорел бы…»
        Американка из-за двери кокетливо спросила:
        - Может быть, вы не один?
        - Я? - переспросил Дмитрий и недоуменно огляделся вокруг. -. Я совершенно один, - произнес он, скорее, себе.
        Запихав испачканную сорочку под полку, он сбросил мятую одежду, надел чистую рубашку, нацепил галстук-бабочку, поспешно облачился в свой любимый костюм, куп ленный им по случаю в Париже, во время пребывания на международном конгрессе рес тавраторов, и приоткрыл дверь.
        - Простите, мисс Влада… Я что-то дурно себя чувствую, - извинился он и жестом показал, что сейчас выйдет. Достав из-под столика кофр с инструментами и роскошный саквояж крокодиловой кожи, он с облегчением выскользнул из купе, быстро прикрыв за собой дверь. Тяжело вздохнув и покачав головой, он пообещал:
        - Никогда больше не буду пить. Мне приснился нынче абсолютно кошмарный сон. Будто бы я, представьте себе, зарезал ножом какого-то румына. И все было так реалистично!..
        Элизабет рассмеялась и, коснувшись лба Дмитрия, заключила:
        - Я посоветовала бы вам пить почаще, мистер Полянов. Тогда вам станут сниться по-настоящему мужские сны…
        Сперва кабриолет двигался через город, который был больше похож на огромный сад. Нарядные горожане прохаживались по ухоженным тротуарам, тут и там разгули вали солдаты в пестрых парадных мундирах и звучала праздничная музыка, исполня емая небольшими оркестриками. Затем кабриолет выехал за город. Всюду были разбиты виноградники, изобилующие цветами и фруктами сады. Улыбчивые крестьяне приветст венно махали им.
        Перебравшись по мостику через небольшую речушку, кабриолет подъехал к распо ложенному на холме старинному мрачноватому замку.
        - Добро пожаловать в Бренд! - воскликнула Элизабет, соскакивая на землю.
        По широкой лестнице с сигарой в зубах спустился… «Уолтер», - всплыло имя в сознании Дмитрия. Он наморщил лоб.
        - Вас зовут… - сказал он, протягивая руку, - вас зовут Уолтер? Элизабет оза даченно посмотрела на Дмитрия, а Уолтер по-домашнему похлопал ее по спине и сказал:
        - Как приятно узнать, что вы рассказывали обо мне…
        - Мне никто ничего не рассказывал, - покачал головой Дмитрий.
        - Но у меня такое чувство… есть такое психическое заболевание. Французы называют его «дежа вю»…
        Приглядевшись к Дмитрию, Уолтер изменился в лице, и сигара выпала у него изо рта.
        - Похоже, я тоже болен этой болезнью… - сказал он озадаченно.
        - Ваша внешность кажется мне до боли знакомой… По-моему… Точно! Вы снились мне сегодня ночью… Дмитрий? - его лицо окончательно вытянулось.
        Элизабет удивленно, почти испуганно смотрела на них. Пауза затягивалась.
        - Что-то мне нездоровится с дороги, - нарушил тишину Дмитрий. - Пожалуй, я немного отдохну…
        Уолтер, пристально глядя на Дмитрия, спросил:
        - А может быть, вы сначала посмотрите картину?
        - Да! - воскликнул Дмитрий. - Все дело в ней! Я хочу осмотреть ее немедленно!
        Дмитрий взял одной рукой край ткани, которым был укрыт холст.
        - Я знаю, что там изображено, - сказал он. - Портрет глупого жирного герцога.
        Он сдернул покрывало. Но на холсте было совсем другое - благородное и оду хотворенное лицо пожилого человека с мудрыми глазами и легкой усмешкой на губах.
        - Не то! - воскликнул Дмитрий пораженно.
        - Ну, слава Богу, - облегченно вздохнула Элизабет. - А я уже начала бояться, что вы нездоровы…
        - Но этого я тоже знаю… - перебил ее Дмитрий.
        - Его зовут Фабио, - вторил ему Уолтер, и они уставились друг на друга.
        - Ой! - вскрикнула Элизабет. - Я, кажется, тоже больна. Мужчины перевели взгляды на нее.
        - Я его помню тоже… Он снился мне. - И тут она побледнела. - А еще я вспо минаю жуткую сцену из этого сна. Как вам, Уолтер, перерезал горло ножом какой-то страшный человек… - Пошатнувшись, она присела на ажурный плетеный стул.
        - Перуцци, - отозвался Уолтер и побледнел.
        - Не пойму, откуда, - сказал Дмитрий, - но я знаю точно, что под этим порт ретом есть еще одно изображение. Вы позволите мне снять первый слой?
        - Вы уверены? - жалобно спросила Элизабет.
        - Да, - подтвердил Уолтер.
        - Но, мне кажется, эта картина очень хороша, и мне не хотелось бы терять ее, - возразила Элизабет.
        - Я уверен, - настойчиво отозвался Дмитрий, - что под этим портретом нечто намного более важное.
        - А как посоветуете мне вы? - взглянула Элизабет на Уолтера.
        - Пусть он немедленно сделает это, - откликнулся рыжеусый, пытаясь дрожащими руками прикурить сигару.
        Элизабет кивнула, и Дмитрий, натянув перчатки и взяв в руки инструменты, приступил к работе. Почти сразу его догадка подтвердилась.
        - Так и есть, - возбужденно сообщил он. - Там имеется что-то другое!
        - Что? - срываясь на крик, спросил Уолтер. Дмитрий расчистил участок вели чиной с монету.
        - Буквы… Какие то письмена.
        - Письмена?! - поразилась Элизабет. - Расчищайте дальше!
        - Постойте! - воскликнул Уолтер. - У меня же есть фотографический аппарат. Давайте запечатлим этот портрет, пока?ы не испортили его окончательно.
        - Прекрасная идея! - согласился Дмитрий, и пока Уолтер бегал за камерой, сообщил Элизабет: - Мне действительно жаль уничтожать это лицо. Я знаю точно, этому человеку мы обязаны очень многим.
        Фотография была сделана, и Дмитрий расчистил картину полностью. Надпись, которую они обнаружили там, гласила:
        Любезнейшие мои друзья из будущего - Дмитрий, Уолтер и несравненная Элизабет. Спустя много лет после того, как вы ушли из моей жизни, я, уединясь в бенедиктинском монастыре, посредством долгих размышлений и изучений философских трудов пришел к выводу, что был не прав. Изменения в прошлом приведут к изменениям в будущем, а вовсе не к его уничтожению. Пути Господни неисповедимы, но не двойственны. И тогда я забрал проклятую картину из тайника. Живите счастливо и вспоминайте своего друга, барона Фабио Да Ладжози. Уничтожить картину я не могу, но я спрятал ее в надежном месте и унесу эту тайну с собой в могилу…
        С глаз присутствующих словно бы спала пелена.
        - Значит, это правда? - спросил Уолтер. - Теперь я помню множество снов… И все они были правдой? И наше проникновение в прошлое, и Фабио, и служители, а?..
        - Но как же наша смерть? - полушепотом спросила Элизабет. - Ведь теперь я отчетливо помню. Мы погибли…
        - Все ясно, дорогая, - заявил Уолтер, - Фабио Да Ладжози изменил прошлое, и то, что когда-то было реальностью, теперь - только сон.
        - Трудно в это поверить, однако дело обстоит именно так, - согласился Дмитрий.
        Эпилог
        Дмитрий ехал к Аннушке на недавно приобретенном черном «паккарде» с открытым верхом. Его лицо становилось то озабоченным и напряженным, то прояснялось: он любовался Санкт-Петербургом, по которому в Румынии успел порядком соскучиться. Столичные мостовые кишели роскошными выездами и сверкающими никелем автомоби лями. Невский проспект стал нынче куда привлекательнее и красочнее Пикадилли или Трафальгарской площади.
        Город на Неве вместе со всей Россией хорошел с каждым годом. Да и было с чего. Вот уже более десяти лет страна жила в мире. Тихая и спокойная Россия с ее патриархальным укладом и незыблемыми верой в царя и Бога становилась еще и мощ нейшей индустриальной державой.
        Дмитрий остановил авто у роскошного двухэтажного особняка. В холле старый и верный слуга Ивашка Елисеев помог ему снять щегольской плащ и калоши. С криком:
«Дмитрий Александрович вернулись!» - Ивашка проводил его на второй этаж.
        - Анна Николаевна! - заполошно закричала горничная. - Ухажер ваш из стран заморских возвернулся! - И, весело подмигнув Дмитрию, скрылась в одной из бес численных комнат…
        Навстречу вышел Николай Андреевич. Весь его вид излучал довольство, а закру ченные усы делали его улыбку лихой и бравой. Он заключил Дмитрия в объятия.
        - «Из дальних странствий воротясь», - процитировал он классика.
        - Митя! - с тихой радостью и смущением произнесла Аннушка, появившись в проеме двери.
        Единственного взгляда на нее хватило Дмитрию для того, чтобы понять, что именно сегодня, и ни днем позже, он наконец решится и сделает ей предложение руки и сердца. Раньше ему казалось, что торопиться некуда, что впереди еще так много счастливых лет и, пока это возможно, не грех наслаждаться свободой от семейных обязанностей. Но в последнее время его постоянно преследовала мысль о зыбкости и вариативности сегодняшнего доброго мира.
        Николай Андреевич, поймав его взгляд, многозначительно изрек:
        - Раз так, пойду пока налью водочки! Подходите в столовую, когда освободитесь.
        - Но одна мысль не дает мне покоя, - завершал Дмитрий свой рассказ, сопро вождаемый недоверчивым покашливанием Николая Андреевича, - мысль о том, что в момент изменения прошлого пришельцами из будущего, то бишь нами, Вселенная, воз можно, разделилась на две альтернативные ветви - в одной победу одержали эти безумцы в шапочках, и мир там полон зла. А в другой ветви находимся мы с вами…
        Наконец Николай Андреевич не выдержал и перебил его:
        - Полноте вам, Дмитрий! Это уже слишком! Вот уж не ожидал от вас подобных фантазий! Английского сказочника Уэллса начитались? Или же нашего доморощенного - господина Федорова? Ваша гипотеза о двух смежных мирах н$ укладывается ни в какие естественнонаучные рамки! Да вдумайтесь только сами, что вы тут нагоро дили! Будто бы в той несуразной реальности Россией правят большевики! Это же крайняя нелепость. Кто бы их стал избирать? Зловредность этой террористической секты цнутри коммунистического движения была очевидна даже слепцу! Недаром секта эта вовремя разоблачена и обезврежена. А коммунисты… не спорю, у них мощная организация, но ведь они не занимаются политикой. Они лишь собирают деньги в помощь христианам всего мира. Они исповедуют социальную общность, и это пра вильно, это противостоит западнической философии индивидуализма, и именно баланс меж этими крайностями и ведет Россию по верному пути. Многих коммунистов я знаю Лично - прекраснейшие, честнейшие и очень набожные люди.
        - А Ленина… То есть Владимира Ульянова вы случайно не знаете? - поинтересо вался Дмитрий.
        - А как же! Что касается Володи, так это и вовсе форменный бред. Я коротко знаком с его братом Сашей, когда-то мы даже вместе учились в гимназии, и я неод нократно чаевничал у них дома. Да, правду говоря, Володя был тогда весьма склонен к резким суждениям. Но нынче он - отличный семьянин, отец пятерых детей. Его старший служит при дворе Его Величества Государя Николая Второго… Короче говоря, советую вам, Дмитрий, съездить куда-нибудь в другое место, а не в эту глухую Румынию…
        - Но…
        - Никаких «но»! - поморщился Николай Андреевич. - Давайте-ка лучше чай пить. Дуняша, подавайте.
        - Но…
        - А ежели вы, милостивый государь, будете настаивать на своих невежественных бреднях, я еще подумаю: отдавать ли за вас Аннушку… Чуда вам захотелось? Душа мается? Так ведь мир наш как раз полон чудес! Его Императорское Величество под писали проект строительства водяной электрической станции на Днепре, это ли вам не чудо?! Вот на что вам, молодежи, следует направить свою фантазию и энерге тику… Или уж на крайний случай хотя бы увлечься книжками этого калужского старика Циолковского. Бредни, конечно, но фантазию будоражат.
        - Папа, - вмешалась Аннушка. - А не допускаешь ли ты мысли, что в Митином рассказе есть толика правды?
        - А я и не думаю, что он лжет. Но я ученый и привык доверять только фактам, а не сновидениям. И во всем, что тут услышал, я вижу только одну загадку: как трем разным людям могло присниться одно и то же? Однако современная психология располагает сведениями и о более удивительных явлениях. Так стоит ли драматизи ровать?..
        - А как быть с этим? - Дмитрий достал из внутреннего кармана пиджака фотог рафию с портретом Фабио Да Ладжози.
        Николай Андреевич взял снимок, подслеповато прищурился, надел пенсне и вгля делся в изображение.
        - Хороший портрет, - сказал он. - Славно исполнен. Жаль, если вы его испор тили… Сдается мне, что вся эта ваша трансформация картины в засекреченный текст - не более, чем фокус, непонятно с какой целью произведенный над вами экстраваган тной американкой.
        Дмитрий хотел было возмутиться, но вспомнил об угрозе Николая Андреевича и перевел взгляд на Аннушку. И неожиданно обнаружил, что та готова вот-вот запла кать.
        - Что ты, милая? - коснулся он ее руки.
        - Мне… - сморгнула она слезу, - мне жалко ту меня, которая так и не дожда лась своего Митю…
        - Ах-ха-ха! - ударил себя ладонями по коленкам Николай Андреевич так, что пенсне соскочило у него с носа и повисло на ниточке. - Вот они, барышни! Им только намекни, они и рады нюни распустить. Нет, дочка, - продолжал он успоко ительно и одновременно строго, - нет на свете того неприглядного мира, который обрисовал нам тут наш фантазер-путешественник. Нет и не будет! Ибо, если мы будем следовать заповедям Господним, то и Он не оставит нас.
        Журнал «Если», №10, 2000

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к