Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Буланова Наталья: " Цветок В Мужской Академии Магии " - читать онлайн

Сохранить .
Цветок в мужской академии магии Наталья Буланова
        В тексте есть: магическая академия, гендерная интрига, вынужденный брак
        - Больше никаких женихов в моей жизни! - пообещала Мия и скрылась в образе парня в мужской академии магии.
        - Моя единственная любовь - дочь! - решил Арчи Рейв, когда ему подкинули ребенка после одной бурной ночи. Это было уже второе предательство со стороны женщин. Третьему не бывать!
        И лишь малышка Ева, мечтавшая обрести мать, посмеивалась.
        Цветок в мужской академии магии
        Буланова Наталья
        ГЛАВА 1
        - Смотри, какой малец!
        - Он живой? Тощий-то какой!
        - Выглядит скелетом, обтянутым кожей.
        Я приоткрыла глаза и увидела троих парней. Один смотрел с любопытством, второй с брезгливостью, а третий с сочувствием.
        Кто тут малец? Я девушка!
        Хотела сказать, что со мной все в порядке, чтобы меня не трогали, но смогла издать только хрипы.
        - У-у-у, похоже, дело дрянь… - покачал головой первый.
        - Подыхает, - вынес вердикт второй.
        - Давайте отнесем его в академию. Может, спасут бедолагу?
        - А давайте!
        Вот всегда самые большие проблемы начинаются вот с этого легкомысленного "а давайте…” По крайней мере, мои проблемы так точно.
        - Он весит не больше кошки. Точно сейчас дух испустит, - "подбодрил” сочувствующий, беря меня на руки.
        - Что на нем за тряпье?
        - Да какое нам дело? Шевели косточками, - скомандовал один из троицы, тот, который брезгливо посматривал. Очертил вокруг себя оранжевыми искрами круг и крикнул: - Держитесь за меня, переносимся в академию!
        - Нельзя напрямую! - вырвалось у того, кто держал меня на руках, но поздно.
        Круг вспыхнул, а потом нас с силой швырнуло в сторону, разбросав, как горсть камней.
        Что-то хрустнуло, где-то ойкнули, рядом застонали.
        А потом около нашего лежбища вспыхнула алая арка. Силуэт огромного мужчины с огненным шаром в руках загадочно темнел на фоне красных лепестков пекла. Пламенная сфера шкварчала, материлась на трехэтажном магическом, молила отпустить, но мужчина словно не слышал. Сделал шаг вперед, и я увидела маску, оставляющую открытой нижнюю половину лица. Разглядела, как кожа на крупных руках пузырится от огненного шара, съедается докрасна, до мяса, а потом заживает вновь.
        Вот это регенерация!
        - Это тот самый опаздывающий Сворски? Вижу, причина уважительная - почти смерть. - Невероятный незнакомец развернулся на пятках и бросил через плечо: - За мной! Приползешь - зачислим и вылечим. Нет - слабаки Мужской Академии Магии не нужны.
        - Ползи, Сворски! - крикнул мне прямо на ухо парень, который до этого нес на руках. Тот самый сочувствующий.
        - Я не Св… - прохрипела я, но тут же мне закрыли рот ладонью, а на ухо зашептали:
        - Теперь Сворски, если хочешь жить.
        А жить я хотела. Очень. Подо мной был пепел и ни клочка жизни, земли - безжизненное поле. Негде напитаться магией жизни. До полосы зелени позади не доползу: сил не хватит. А вперед попробую.
        Мне еще нужно Гордона со света сжить.
        Стоп. Мужская академия магии? МАМ? Так тут же преподает мой враг, вендетту ему в печень!
        Доползу! Кожу сотру, кости поцарапаю, но смогу.
        Неделю назад…
        - Как можно так петь, зная, что завтра тебя высушат? - в коридорах тюрьмы раздался изможденный голос женщины. - У меня мурашки по коже от ее голоса!
        - Нечего было упрямиться! Вышла бы за Гордона да жила припеваючи. Чем он ей не угодил? Внешне неплох, богат! Подумаешь, старше немного! Зато любит как… - мечтательно ответили из другой камеры. По голосу было невозможно определить ни возраст, ни пол собеседника.
        - Правильно делает. Это не любовь, а одержимость! Не успеет брачная ночь пройти, как он душу из нее вынет. Станет птичкой в золотой клетке. Не сможет она так.
        - Тебе-то откуда знать? - фыркнули из темноты.
        - Только послушай ее голос! Тут и знать нечего. Так звучит сама свобода. - Над тюремной сыростью вознесся мечтательный вздох.
        Молчаливое согласие повисло в воздухе. В этом промозглом месте еще никто не прогонял безнадегу метлой песни, да еще так успешно. Даже стражники, пронизанные насквозь отчаянием девичьей души, не смели мешать. Их черствые сердца сжимались от жалости.
        - А в тюрьме лучше? Посмотри, месяц без еды и воды сделал из мага природы гербарий! Все равно нищая, так хоть пожила бы с шиком напоследок.
        - Говорят, что Гордон свел в могилу ее отца и маленького брата. Так что деваха и впрямь скорее умрет, чем станет его.
        Сейчас
        Я ползла по черной земле, словно наждачка по наждачке, не выпуская из вида огненную арку. Руки не слушались, ноги не двигались, вперед рвалась лишь одна душа. Казалось, что я прикладываю уйму усилий, а на самом деле продвинулась лишь на ладонь. Что рву жилы от натуги, а до цели далеко, как до горизонта.
        - Магистр Рейд, помрет же! - беспокойно топтался кто-то справа.
        Так раздражающе бодро топтался, что я впервые пожалела, что маг жизни, а не смерти. А то отобрала бы силы и доползла бы себе спокойненько.
        Магистр - это мужчина в маске? Рейд - это фамилия? Что-то припоминаю…
        А-а-а, точно! Это же известный на весь земной мир маг суши - Арчи Рейв. Он внес огромный вклад в становление мира между магами суши и магами стихий. Непотопляемый, непробиваемый и, похоже, абсолютно бездушный. У него есть прекрасная дочь и устойчивая непереносимость ко всем другим женщинам.
        Что ж, похоже, не только к женщинам, но и к любым слабакам.
        Эх, все мужчины, кроме отца и брата, неизменно разочаровывали.
        Тяжелые шаги приблизились. Ноги в темных начищенных ботинках остановились рядом.
        Неужели, сжалился? Зря про себя ругала непрошибаемого?
        Перед носом на землю опустилась зеленая гусеничка и бодренько поползла вперед.
        - Кто первым доползет? Ставлю на гусеницу, - равнодушно раздалось сверху.
        Этот его голос пробирал до нутра. Таким только с того света вытаскивать! Властный, с хрипотцой, вселяющий страх непослушания.
        Но как бы я ни старалась, как бы ни прониклась аурой Арчи Рейва, гусеница была в сотню раз бодрее меня. Я могла бы подключиться к ней как к части природы, забрать силы, но тогда я бы навсегда перешла на темную сторону.
        Никогда так не поступлю. Я уважаю любую жизнь!
        Но, похоже, так и останусь здесь, смешаюсь с черной землей, превратившись в труху. Силы на исходе.
        Гусеничка достигла арки, а я не проползла и десятой части пути. Какой жестокий мир. Какие жестокие мужчины. Похоже, я так и не отомщу…
        - Прошел испытание, Сворски! МАМ нужны не только сильные духом мужчины, но и с добрым сердцем, - вдруг гаркнул надо мной Арчи Рейв и поднял меня с земли легко, словно травинку. - А теперь давай-ка тебя подлатаем.
        Снова это "давай-ка”…
        Я подняла затуманенный взгляд на державшего меня на руках мужчину. Лицо расплывалось, но я четко разглядела фиолетовый цветок, который вылез у него из-за уха.
        И тут же вспомнились слова отца, сказанные в детстве:
        "Милая, когда ты встретишь предназначенного тебе судьбой, не сможешь удержать цветения”.
        Нет-нет-нет! Этого не может быть. Цвела бы я, а не он…
        Мало ли чем болеет этот непотопляемый Арчи Рейв?
        Мужчина поморщился, почесал ухо своим плечом и сломал хрупкий стебелек. Фиолетовый бутончик грустно упал на плечо, скатился по лацкану пиджака и растворился в моем теле, будто и не было. Капелька силы упала на иссушенное дно моего резерва, а глаза стали закрываться.
        Нельзя спать! Если отнесут к лекарю, тут же раскроют, что я девушка!
        Но веки тяжелым занавесом закрыли мир, а я погрузилась в сон.
        День казни
        - Выйдешь за меня? Спрашиваю тебя последний раз. - Гордон дышал жадной похотью прямо в лицо, будто ухватить выдыхаемый мной воздух - предел мечтаний.
        - Никогда! Спроси еще хоть сотню раз, ответ будет один, - выплюнула слова, словно ядовитую слюну. - Лучше убей!
        Воздух - это единственное, что могло просочиться между нами на эшафоте.
        Длинные светлые волосы взметнулись от резкого движения головы Гордона. Взгляд голубых глаз мужчины испепелил бы меня на месте, если бы мог.
        Ах, если бы сейчас его видели все те дамы, что вздыхают по нему ночами, то сразу бы нашли новый объект мечтаний. Худшего мерзавца я в жизни не видела!
        - Тогда станешь овощем! Не сможешь двигаться, дышать, жить! Будешь молча наблюдать за миром! - Длинные пальцы мага суши коснулись моего горла.
        - Лучше так, чем быть с таким уродом, как ты! - Внутри меня всю жгло кислотой ненависти к этому внешне такому безупречному мужчине.
        Никогда не прощу, что ради согласия на брак он устранил помехи - отца и моего маленького брата. Никогда не скажу "да” даже под пытками.
        - Ах так? Тогда я вытащу из тебя все живое. Уничтожу, растопчу, расщеплю! Станешь не лучше полена! Жизнь тебе покажется адом. А я поставлю тебя у себя в доме как трофей, - шипел мужчина, прижимаясь ко мне всем своим немаленьким телом. Вдавливая меня в столб так, что позвоночник взмолился о пощаде.
        Оказывается, мужская одержимость куда страшнее женской мести. Секунда - и мириады искр впились в тело, причиняя невероятную боль. Словно путы неведомой силы пронзили насквозь, обмотали каждую кость и потянули вверх.
        Закатное солнце дотронулось до моей щеки прощальным лучом. Я поймала паническое выражение лица Гордона и впервые улыбнулась ему, оставаясь непобежденной.
        - Еще и улыбается! - пораженно замер подлец и не заметил, как прекратил пить из меня силу.
        Я воспользовалась единственным шансом выжить и обмякла, сохранив частичку силы глубоко-глубоко внутри. Спрятала в груди, словно в скорлупке ненависти, поклявшись, что если выживу, то лишу его смысла жизни. Позволила коже стать черствой, а мышцы и мясо иссохнуть. Увяла с закрытыми глазами, потому что боялась выдать себя взглядом.
        И не прогадала!
        Я выжила. И теперь Гордон пожалеет о своем существовании, обещаю.
        Несколько дней спустя
        - Где она? - этот ор Гордона медом лился в уши. - Что за прах? Кто-о-о?! Кто ее сжег?
        Я оставила вместо себя горстку серого праха - волосы, которые превратила в пепел, чтобы обмануть Гордона. Ему не останется ничего, кроме как поверить в мою смерть.
        Он держал меня в стеклянном коробе у себя в спальне, словно под колпаком, но меня было не остановить. Как только я восстановлюсь, то отплачу ему за все: за папу, за братика, за себя.
        Из последних сил я выбралась через слив дома, пользуясь, что сейчас размером не больше худенького подростка. Через сеть сточных каналов пробиралась до темноты, а потом выкарабкалась в какой-то глуши. Приползла к дереву, вжалась в кору, и стала питаться силой.
        Впервые я уснула спокойно под небом без папы и брата, потому что знала, что я наконец-то обезличена и могу отомстить.
        Кто же мог предположить, что судьба приготовила мне столько сюрпризов.
        - Бедняжка! Вот жизнь-то потрепала!
        Кто-то мотал моей рукой так, что казалось, что вокруг кисти обвили веревку и мотают из стороны в сторону. А потом и тело закачало, словно его положили в гамак.
        Еще никогда я не ощущала себя щепкой, подхваченной в воздух пылинкой.
        Просыпалась я тяжело, будто не могла выбраться из трясины сна. Глаза упрямо отказывались открываться, а тело слушаться.
        - Что скажешь? Сможем вытащить парня? - раздался смутно знакомый голос.
        Где я? Что со мной? Почему меня куда-то запихивают?
        Все тело словно обвили лианами, а потом поместили в плотный кокон. И как же там удивительно хорошо! Неужели это знаменитый бутон исцеления? Откуда он здесь?
        - Вот так-то лучше! - довольно закряхтел кто-то рядом, и я приоткрыла глаз. Один - больше не смогла.
        Старик точно обладал силой природы, как и я. Стихийник, правда налицо врожденные нарушения потоков магии. Вся его кожа была покрыта корой, а сам он сидел на двухколесной коляске. Руки-лианы заботливо пеленали меня огромными листьями, а человеческое лицо выражало участие. Зеленые глаза остановились на мне, но, увидев, что я в сознании, он лишь подмигнул и продолжил заматывать дальше и говорить с собеседником:
        - Скажу, что тот, кто сделал это с ним, - настоящее чудовище! Такая сильная магия земли, такая чистая сила, и почти досуха. И не просто выпил, а до этого еще и все тело истощил. Но самое страшное не это, а то, как морально вымотан пациент.
        - Чистая сила? Странно… У меня в досье написано, что он полукровка: отец - маг земли, а мать - суши, как и ты, Фрай. - Говорившего мне не было видно, но из глубин памяти всплыла картинка мужчины в маске. Арчи Рейв!
        Точно! Академия магии, огненная арка, трое ребят, которые отлепили меня от дерева…
        Я в МАМ, и здесь же преподает Гордон.
        От одной мысли об этом мерзавце руки попытались сжаться в кулаки, но не хватило силенок.
        - Полукровка? Нет-нет! Тут какая-то ошибка, - замотал головой лекарь, закрывая мне обзор огромным зеленым лопухом. - Чистейший маг земли. Ой, прости старика: сейчас надо говорить толерантно: маг природы или маг жизни.
        - Тебе простительно. Ты почти всю жизнь прожил в состоянии войны между магами суши и стихий, так что перемирие, которое не насчитало и десятка лет, для тебя пшик.
        Старик одобряюще хмыкнул и обратился к Арчи Рейву:
        - Магистр Рейв, ничего не обещаю, но очень постараюсь поставить его на ноги.
        - Завтра приходить за Сворски? - требовательно спросил мужчина в маске.
        - Ты мне льстишь! - воскликнул Фрай.
        - Послезавтра? - нетерпеливо уточнил Рейв.
        - Я польщен, конечно… - с намеком смолк лекарь.
        - Три дня? - коротко спросил Арчи.
        - Попробую, - с надеждой в голосе сказал старик. - Но до этого сюда запрещено входить. Всех пациентов принимаю в приемной.
        - Не проблема. Никого лишнего не будет. А вот за три дня нужно уложиться. Устав академии неумолим, ты знаешь. В первый учебный день Сворски должен сидеть за партой, - сказал магистр, а следом послышался звук удаляющихся тяжелых шагов.
        Я почувствовала, что все это время еле дышала. С жадностью набрала полную грудь воздуха и ахнула от боли в грудной клетке. Больно - значит, жива!
        - Не дергайся, девочка моя! Старайся не шевелиться. Уму непостижимо, как ты вообще жива, да еще в сознании.
        Девочка? Он узнал?
        Ну конечно же! От лекаря не скроешь свой пол. Что за невезение?!
        Ладно, хотя бы не вышвырнули, даже лечат. С остальным справлюсь.
        - Я никому не скажу, - доверительно сообщил старик. - Магический след пытки на тебе подсказал, что у нас один враг на двоих. А враг моего врага - мой друг. Так что выздоравливай, а я сохраню твой секрет, иначе тебе не разрешат воспользоваться бутоном исцеления.
        Листья надо мной сомкнулись. С шипением внутрь проник сладковатый газ, и мое задубевшее тело стало потихоньку обмякать. А потом в меня словно впились тысячи маленьких иголок, и я потеряла сознание от боли.
        ГЛАВА 2
        Мне снился дом. Хлопотание у огня папы, задорный смех шестилетнего братика Ирвина. Комнаты, наполненные светом и любовью. Я вернулась в безоблачные времена и была так счастлива, что не хотелось просыпаться.
        Но кто-то упорно тряс меня за плечо, выдергивая из неги сна.
        - Просыпайся! - требовательно нашептывал голосок мне в ухо. - Папа сказал, что если ты сегодня не явишься на пару в академию, то тебя отчислят!
        М-м-м? Академия? Пары?
        А голосок-то какой высокий, девчачий… Но откуда в мужской академии девочка?
        В глаза словно налили сироп: они слиплись и не хотели открываться, чтобы подсказать мне, кто так упорно меня будит.
        - Сворски? Нет, папа говорил, что мне нельзя орать на адептов по фамилии… - запнулась девочка, и я приоткрыла глаз.
        Светлые волосы волнами ниспадали на плечи ребенка лет восьми. Худенькая, в голубом воздушном платье, словно в облачке, сидит на стуле и с беспокойством вглядывается в изголовье кровати, силясь разобрать почерк врача. По взгляду сразу стало понятно, кто тут первая шкода в академии.
        - Марк? Тебя зовут Марк? А то тут непонятно написано, а я еще плохо различаю закорючки взрослых, - неуверенно сообщила девочка,
        Ах, если бы я знала сама, как зовут этого Сворски, за которого меня приняли! Вот сейчас он явится сам в первый день учебы, и что я буду делать?
        - Ма-а-арк! - затрясла меня снова за плечо девочка.
        Какая сильная! Или это я совсем захворала, что меня мотает по кровати от ее методов пробуждения.
        - Вот, выпей воды и вставай! Папа сказал, что если я не смогу тебя пробудить, то никто не сможет.
        Девочка в мгновение перескочила со стула на кровать, села рядом со мной и рывком подняла меня за спину, одновременно вставив стакан в зубы. Я чуть не захлебнулась решительностью крошки и едва успевала глотать.
        - Я проснулся, проснулся! - выпив стакан до дна, отодвинула его от себя рукой и удивленно посмотрела на девочку рядом.
        - Я Ева, - с этими словами малышка спрыгнула на пол. - И ты должен встать, потому что у нас с папой спор. А я не хочу проиграть!
        - Спор на меня? - По телу пошел озноб.
        Снова? От одного только этого слова меня трясет от страха. Один мужской спор уже лишил меня всего, что имею.
        - Нет, на количество отчисленных адептов! - звонко сообщила Ева и бросила мне на ноги стопку одежды. - Я не могу проиграть, так что вставай. Форма уже готова.
        У меня голова кругом пошла от энергии девочки. Вот эта батарейка!
        А как я? Даже не успела понять, в каком состоянии.
        То, что говорю и кое-как двигаюсь, уже хорошо. А что с телом?
        Я опустила взгляд вниз и признала: узники выглядят лучше. Провела рукой по голове и зацепилась за короткий ежик волос. Мои шикарные локоны! Как же мне их жаль.
        Но зато я не чувствую боли! И даже могу медленно шевелиться, а это уже отличные новости.
        - Ты тут одевайся пока. Папа говорит, что юным леди нельзя находиться в комнате с голыми мужчинами, так что я постою снаружи. У тебя минута!
        Строгая дама! Минута, чтобы снять больничную пижаму и надеть штаны, рубашку и пиджак? Она мне льстит!
        Кажется, эта же мысль мелькнула и в маленькой головенке. Девочка озабоченно поджала губы - жуть как не хотела проиграть отцу, а потом вдруг как выпалит:
        - Помогу!
        О нет! Нельзя! Никак нельзя!
        - Я сам! - Попыталась перехватить одежду, но Ева была настолько шустрой, что не успела я ойкнуть, как прямо поверх бежевой пижамы на меня накинули белую рубашку.
        - Ты такой дохлый, что тебя можно одеть как капусту! - Придвинув стул ко мне, она уже пробежалась по пуговицам и застегнула их. - Что ты так смотришь? Я на папе тренировалась.
        - А-а-а, - оставалось только протянуть мне, как сверху на меня уже нагрузили пиджак. Я аж осела от его веса.
        - Тю-ю-ю, какой ты слабенький! Как выживешь? Папа говорит, что тут такие балбесы учатся, что мир могут перевернуть. Представляешь, какие сильные?
        Представляю! А еще ясно понимаю, что не смогу выйти даже из комнаты, не то что пойти на пары. Все старания малышки Евы зря.
        - Садись! - торжественно приказала девочка. - Теперь штаны!
        И не успела я отреагировать, как получила хлопок в живот, из-за которого упала на койку.
        - Нельзя штаны!
        - Я прямо на больничные! Времени нет! - обнадежила Ева.
        Штаны на штаны? Точно капуста. Но хоть сегодня не разоблачат.
        - Лежи смирно! Если я из-за тебя проиграю, то буду сниться тебе ночами.
        Вот этого не хватало! Оставалось только поддаться девочке, все равно сил на сопротивление не было.
        Зато разгляжу хоть, где я! Белые стены, белый потолок. Ясное дело - палата. Вот только на кровати вместо простыни огромные листья.
        - Подними-ка пятую точку! - Решительности у Евы было не занимать. Я попыталась, но не смогла: силенок не хватало, тогда она запросто провернула этот трюк, застегнула брюки и радостно сказала: - Та-да-дам!
        - Откуда в тебе столько силы?
        - Мой папа - Арчи Рейв! - будто это все объясняло, сказала малышка и рывком дернула меня за руки на себя. - Вставай!
        Я еле поймала баланс, чтобы не упасть на Еву, и посмотрела на себя сверху вниз. Даже надетая на пижаму форма на мне болталась, будто я примерила отцовскую одежду.
        - Ну же, шагай! У нас три минуты до начала занятий! А еще лучше беги за мной! - Ева рванула из палаты, а я проводила ее печальным взглядом.
        Столько стараний - и все равно проиграет спор. Шаг… еще шаг…
        Ева залетела обратно в палату, оценила мой путь в два шага и скрылась.
        Вот и хорошо, что так быстро оставила свои попытки. Похоже, не быть мне студентом МАМ и так легко не добраться до Гордона, чтобы отомстить…
        - Берегись! - Девочка влетела в палату с деревянной двухколесной коляской Фрая, дала маленький круг и бортанула меня ей под колени так, что я шлепнулась на сиденье.
        - Погнали! - крикнула она, и мы действительно помчали со скоростью ураганного ветра.
        - Это же коляска лекаря! - обернулась я на девочку.
        - Дядюшке Фраю Даю все равно она пока не понадобиться. Он спит, потому что с тобой три дня подряд провозился. Надо и тебе такую колясочку сделать! - крикнула Ева и покатила меня по аллее к большому зданию. - Осталась одна минута! Успеем!
        Оставалось надеяться, что аудитория находится на первом этаже.
        - Ева?! - испугалась я, когда девочка резко развернула коляску перед ступенями академии и потащила ее за собой задом наперед. - Ты не надорвешься?
        - Надорвет живот папа от смеха, если я продую спор, - даже не запыхавшись, крикнула девочка.
        Лихо пересчитала коляской со мной три ступени и снова развернула меня лицом к дверям академии.
        Величественная МАМ выглядела роскошно, словно дворец. Огромные двери приглашали в просторный холл, но я успела охватить все великолепие одним смазанным взглядом.
        Я еще никогда не встречала никого решительней этой девочки. Даже Гордон не шел ни в какое сравнение с этим ангелоподобным тараном.
        От нее словно фонило энергией. Даже полудохлая я чувствовала себя странно бодрой около малышки.
        - О нет! - отчаянно воскликнула Ева и лишь ускорилась. - Время заканчивается!
        Красная дверь аудитории в конце коридора закрывалась прямо на глазах. Громко и издевательски скрипя, медленно, будто насмехаясь, она оставляла всю меньшую щелочку для моего будущего в академии.
        Ничего. Если не получится добраться до Гордона так, я смогу по-другому. Мия умерла, теперь я могу быть кем угодно: хоть Сворски, хоть Дворски.
        Но, кажется, тут только я прорабатывала другой план. Ева проигрывать не собиралась. Это я поняла, когда девочка на всей скорости врезалась коляской в дверной проем так, что я вылетела из коляски и проскользила по полу.
        - Удачного дня! - пожелала девочка напоследок.
        Дверь громко захлопнулась. Я бы даже сказала - оглушительно в этой воцарившейся в аудитории тишине.
        Я с трудом подняла голову и посмотрела направо, щурясь от яркого света магических светильников под потолком. За столами, насколько хватало глаз, сидели молодые парни в темно-синей форме. На мне была такая же, но я и не подозревала, что она так отлично смотрится.
        Хотя что удивляться? Сейчас на мне все смотрится как на швабре.
        - Кто это?
        - Что за лысый?
        - Он маг или анатомическое пособие?
        Встать сама я не могла. Как только Ева скрылась за горизонтом, меня будто силы покинули. Зато девочка спор выиграла - нечего сказать!
        Вот только как я буду учиться? Сейчас я могу только присутствовать.
        - С-сворски? - вопрос раздался с преподавательской трибуны.
        - Сворски? - пораженное эхо пронеслось по аудитории. - Это тот самый Сворски? Не может быть!
        - Это он крутил романы с шестью наследницами известных родов одновременно? Он?!
        - Да не может быть! Я видел его магфото. Девчонки не зря теряли голову.
        - Так, может, его за это и…
        - Вот в это? Превратили?
        - Больше никогда не заведу роман.
        - А ты что думал, обманывать столько влиятельных людей и выйти сухим из воды? Для богатых пап их дочки словно редкие драгоценности. Будут они терпеть такое!
        Дальше все смешалось в один оглушающий гул. Не разобрать ни слова. Казалось, всех невероятно взбудоражила новость и мой вид.
        Но кто я? Ловелас тряпочный? Шесть за раз? Боги, я не оправдаю репутацию Сворски, придется ему меня простить. Если, конечно, он еще жив, имея такое прошлое.
        А что профессор? Почему не угомонит?
        Я подняла голову и взглянула налево на трибуну, где махал руками и очень тихо призывал к тишине пожилой профессор с замотанным шарфом горлом.
        М-да, понятно. На него рассчитывать не приходится.
        Внезапно рядом возникли ноги, а потом еще одни с другой стороны. Позади тоже раздались шаги.
        - Давайте, парни. Раз, два, взяли!
        О, это же мои старые знакомые, благодаря которым я теперь Сворски: брезгливый, сочувствующий и любопытствующий.
        - Да что тут брать, один бы поднял! - проворчал брезгливый, оставляя меня на двоих.
        У него были короткие розовые волосы и розовые брови! Атас! Вот это я была одной ногой в могиле, что тогда не заметила.
        - Вроде после лазарета, а выглядит не лучше, - заметил любопытствующий.
        Лысый как коленка. Братюня! Хоть не я одна с такой стрижкой.
        - Дышит зато размеренней! - с видом знатока сказал сочувствующий.
        Рыжий, кудри мелким бесом и асимметричные глаза.
        Все трое были такие разные, что я на миг засмотрелась. Очухалась только тогда, когда меня усадили за стол, зажали с боков между собой, чтобы не заваливалась, и сказали:
        - Что делать, придется с тобой нянькаться, Сворски. Тебя к нам в комнату заселили, - сообщили шепотом мне.
        И Сворски так выделили заговорщически, чтобы было понятно. Они-то знают, что притащили скелетона, чтобы выжил, а вот весь мир должен блаженствовать в неведении.
        Розовый, рыжий и лысый. И я с коротким ежиком на макушке.
        О да! Я прекрасно вписываюсь в эту компанию!
        - Вы даже в таком состоянии не можете обойтись без внимания, Сворски! - недовольно пробормотал преподаватель, поправляя шарф.
        От него веяло даже не предвзятым отношением, а чем-то глубоко личным. То, как он смотрел на меня, как не спешил на помощь только что выдранному из лазарета больному, о многом говорило.
        Да я была бы только рада, если бы меня не замечали! Правда. Но не получается.
        Даже это трио не смогло пройти мимо меня. Еще и выдали перед магистром Рейвом за великого бабника, испугавшись, что испущу дух. А теперь, похоже, решили взять шефство - вон как плечами подпирают.
        Что-то мне подсказывает, что именно они похлопотали, лишь бы я с ними в комнате оказалась. Не знают, бедолаги, что подселили к себе девушку и организовали и мне, и себе целый ворох проблем.
        Что ж, уж я-то постараюсь не подвести удачу и удержать маску Сворски, пока не поквитаюсь с Гордоном. И пусть мне достался образ бабника, которого как следует проучили, может, оно и к лучшему. Этого парня никто не любил, близко не общался, а значит, с этой стороны мне разоблачение не грозит.
        - Осторожней с профессором Тирком. Ты растоптал его внучке сердце, а она все равно о тебе только и говорит, - доверительно шепнул рыжий и кудрявый, тот самый сочувствующий.
        Я еле заметно кивнула, подумав: сколько же Сворски обидел дочерей, сестер и внучек магов из академии? Жизнь здесь точно не будет сладкой! Еще повезло, что трио за меня, потому что знают, что я не бабник, а то не видать мне поддержки.
        С другой стороны, без них я бы никогда не проникла сюда под видом этого охотника на женские сердца. Может, и додумалась бы добраться о Гордона через академию, но точно выдала бы себя за кого-то незаметного и без славы на всю страну. А еще бы подготовилась по всем фронтам, чтобы не разоблачили. Наварила бы зелий, закупилась бы магическими капсулами…
        Но судьба велела импровизировать, что мне и придется делать.
        - Итак, раз Сворски любезно дал мне оставшуюся часть пары в распоряжение, представлюсь. Я профессор истории - Виморт Тирк, кхэк-кхэк, - произнес и закашлялся профессор. - И сегодня никто не отчислен.
        Сожаление так и прокатилось волной по залу. Кажется, что на меня смотрели все, кроме розового, рыжего и лысого.
        Чую, что жизнь в академии мне предстоит веселая. Хотя кого и стоило гнать взашей из заведения, так это Гордона. А ведь меня тоже обманули безупречные манеры, кристально-чистая репутация и внешний вид мужчины. Такого гада нужно еще поискать. Про себя я даже называла его главгад. Звучит как должность, но очень ему подходит.
        Сворски был словно молодая копия Гордона, только куда как менее извращенной и умной, потому что о его похождениях знали все. А вот о мерзавце профессоре - никто.
        Короткий стук в дверь, резкий рывок, и в проеме показался мой оживший кошмар - Гордон Рамзи.
        Ропот прошел по аудитории. Со всех сторон вскрикивали:
        - Это Рамзи! Сам Рамзи!
        - Вау! Я и не мечтал увидеть его в первый день учебы!
        - Мой кумир!
        И только я одна рвала взглядом на части патлатого кумира молодежи.
        - Профессор Тирк, позвольте мне провести посвящение мальцам. Я слышал, этот курс особенный… - И Гордон так многозначительно начал искать взглядом среди адептов кого-то. Через три секунды поняла: меня.
        Леденящий душу холод прошелся по позвоночнику.
        Все, мне конец!
        Такая самонадеянная, я совсем забыла, что это адепты легко примут меня за парня, потому что все выпуклости стали почти впуклостями, а вот главгад прекрасно знал, какая я даже в таком виде.
        Сейчас тело чуть окрепло, стало чем-то средним между моей нормой и высушенной версией меня в его хрустальном гробу, но для него узнаваемо!
        - Сворски? - Гордон обратился ко мне, как к приятелю, громко и издалека. - Выглядишь… невыспавшимся!
        Все внимание снова мне одной. Еще издевается!
        Раз узнал, то сразу сказал бы, так нет, цирк для потехи устроит?
        Руки под столом сжались в кулаки, что не укрылось от парней рядом. Я так и почувствовала немое удивление и два скошенных в мою сторону взгляда.
        Эта скотина всегда виртуозно издевалась надо мной и моей семьей. Может, хоть попытаюсь разоблачить его здесь? Может, хоть кто-то усомнится в нем и скинет с личного пьедестала кумира? А то тошно же слушать, какой этот гад распрекрасный, когда проткнешь - а из него гниль польется.
        Мой отец тоже верил ему безоговорочно. И братик души не чаял. И где они сейчас? Кормят червей!
        - Что такое, Сворски? Язык растворился во рту? О вашем красноречии среди дам ходят легенды. - Гордон плавно двинулся в мою сторону, и я вжалась в спинку скамьи.
        Перед глазами мелькнуло наше знакомство. Подворотня. Я вместе с братом окружена четырьмя бандитами. Рукав платья порван, сумка стала добычей, а растрепанная я, судя по жадным взглядам, должна быть следующей жертвой. И тут, словно из ниоткуда, вышел высокий блондин. Тогда он шел точно так же, как и сейчас. Уверенно, глядя прямо в глаза, с едва приподнятыми уголками губ, в которых затаилась сама смерть.
        Только сейчас блондин лихо откинул распущенные длинные волосы на ходу, а потом остановился в начале нашего ряда столов. Улыбка, которая появилась на губах, плотно ассоциировалась с облизыванием пасти хищника перед пиршеством.
        Съест меня сейчас и не подавится. Или, еще хуже, снова запрет у себя и…
        Тут моя мысль споткнулась о фразу Гордона Рамзи:
        - Или ты можешь только милым леди, вроде моей племяшки, лить воду в уши?
        Сказал и, довольный эффектом, развернулся и пошел к двери, приказав всем:
        - За мной, адепты. Устрою вам адскую прожарку в честь первого дня. За все благодарите Сворски!
        Что? Подождите-ка!
        Ка-а-ак?
        Не узнал?
        Или издевается?
        Да как можно не узнать, не двадцать же лет я накинула? Может, лицо стало в росписи глубоких морщин? Или еще что? Рытвины на лице? Сыпь?
        Я завертела головой в поисках хоть какой-то отражающей поверхности, а парни рядом напряглись.
        - У тебя конвульсии? - спросил розовый.
        - Тебе плохо? - уточнил лысый.
        - Есть зеркало? - тихо прохрипела. Связки еще не восстановились.
        - Зеркало? - не понял рыжий, а потом обвел взглядом аудиторию с встающими адептами, так и дышащими благодарностями в мою сторону. - Какое зеркало?! Ты бы лучше о портале в другой мир просил!
        ГЛАВА 3
        Какая еще адская прожарка? Щелбан - и у меня кома. Даже особых усилий прилагать не надо.
        Эй, там, наверху! Кто-нибудь меня слышит? Дайте хотя бы в себя прийти, чтобы встретиться с Гордоном в полной силе, а то форменная несправедливость получается. Счет три - ноль.
        Не в мою пользу, разумеется.
        Совсем недавно пьяные от нектара пчелы жужжали дифирамбы моему дару, а сейчас я выпотрошена так, что любая уважающая себя полосатая пролетит мимо. Еще недавно у моей семьи было практически все, а теперь нас стерли с лица земли.
        Как жаль, что в то время, когда наша фамилия значилась в списке приближенных короля, я не поняла, что из себя представлял "женишок”. Перед глазами стояла ширма харизмы и обаяния блондина. Я очнулась, только когда за мной захлопнулась решетка тюрьмы.
        За спасение детей в подворотне - меня и братишку - мой отец был безмерно благодарен, но не спешил отвечать согласием на скорое предложение брака талантливого преподавателя МАМ. Принимал в гостях радушно, как сына, но давал мне полную свободу выбора.
        А я… Мне нравились красивые ухаживания, но за плечами был всего один бал и я еще не надышалась вольным воздухом. Собиралась учиться, работать, как все современные маги-женщины, а уж потом думать о семье. Тут же упорствовал ухажер с патриархальными планами. Конечно, я тянула время. Мне эгоистично нравилось внимание, и я хотела, чтобы оно длилось бесконечно.
        Но Гордону Рамзи все нужно было срочно. Захотел - получил. Сам весь как и его дар - телекинез: оп - и захватил. Вот только я не хваталась.
        Не влюблялась я в первого взгляда, что поделать. Ласково объясняла, что мне нужно присмотреться к человеку, узнать, что у него за характер, как ведет себя не только со мной, но и с другими людьми. С сильными и слабыми, с богатыми и бедными.
        Но я не успела.
        Накануне инаугурации наследного принца я подслушала разговор Гордона и отца. На повышенных тонах папа объяснял, что даст мне столько времени, сколько надо, и не желал торопить события. И все бы ничего, и ссора бы забылась, если бы на следующий день во время церемонии мой отец - главный природный маг короля - не раскрыл во время ритуала вместо цветка жизни цветок смерти.
        Ошибку восприняли как предательство трона и непризнание наследника. Отца лишили головы тут же, прямо у меня на глазах, а я затопила слезами "жилетку” Рамзи.
        Наш дом отобрали вместе с имуществом, а нас с братом выставили на улицу. Гордон великодушно предложил нам свой дом, дал все условия и снова сделал предложение. Почему-то он очень спешил со свадьбой. Давил, что я должна дать гарантии нормальной жизни своему брату, и я почти согласилась. Почти, потому что брат категорически заявил: мы должны соблюсти годовой траур по отцу.
        Маленький, что он знал о церемониях и обычаях? Но ему втемяшилось это в голову - не переубедить.
        И я согласилась подождать.
        Через неделю бессмысленных уговоров со стороны Рамзи во время прогулки по горам на моего брата свалился огромный камень.
        И я даже не думала связать два трагических события, если бы из пиджака Гордона Рамзи не вывалились семена цветка смерти.
        Вот тогда я все поняла. Все сошлось. И ровно с той минуты я возненавидела всем сердцем негодяя. Главный гад моей жизни - главгад Рамзи…
        - Уй-юй-юй! - заголосил лысый, выдирая клещами крика меня из воспоминаний.
        - Ай! Больно же! - взмолился рыжий. - Пусти!
        И только когда мои пальцы стали отлеплять от коленок мистера Сочувствие и мистера Любопытство один за другим, я поняла, что сжимала до боли не свои ноги.
        А что поделать, если мои нижние конечности превратились в трости и практически исчезли между этими двумя широко сидящими? Еще так вольготно расставили ноги, что при желании между ними мог маленький дракон пролететь. Немудрено перепутать! В глубинах моей памяти у меня очень даже аппетитные бедра, а не это костистое недоразумение. Вот и ошибочка вышла.
        - Идем, Сворски. А то еще всем штрафные баллы влепят… - Розововолосый показал на опустевшую аудиторию - А этого ты точно не переживешь.
        Профессор Тирк довольно закинул конец шарфа за спину, бросил на меня красноречивый взгляд, желавший мне век неудач, и вышел из почти опустевшей аудитории.
        Троица парней косилась на меня, понимая, что, даже если они на собственном горбу доставят меня к Гордону на пару и расстелют ковриком, тот растопчет меня в порошок. Есть ли толк тратить силы?
        Тащить сложно, бросить жалко - я прямо классическая неугодная поклажа. Вот только оставаться такой не хочу.
        Мне бы добрых молодцев выпроводить и во-о-он тот толстенный дуб под окнами о помощи попросить. Ему, наверно, веков триста, сильный, своенравный, даже отсюда чувствуется, как высекает магию шуршанием листвы.
        За шумом адептов я его сначала и не заметила, а сейчас сила так и манила.
        Непростое дерево со своевольным духом. Раньше я не рисковала подходить к таким, потому что слишком непредсказуем был результат. Но сейчас нет другого выхода.
        - Вы идите… - обратилась я к рыжему.
        - А ты?
        - Если повезет, тоже приду.
        - Мы тебя не бросим, - заявил лысый, на что розовый тут же закатил глаза к потолку:
        - Да бросьте! Что от него толку? Тут сохранней полежит.
        М-да, не думала, что обо мне будут говорить как о предмете.
        - Могут отчислить и не засчитать присутствие на паре.
        - Профессор Тирк подтвердит, что видел Сворски.
        - Думаешь? После того, как его любимая Сарочка лишилась аппетита? - розовый явно припомнил обиженную Сворски девицу.
        Стоило признать, он прав. Снисходительности от преподавателя ждать не стоит.
        - Так что давай тебя притащим туда, пусть хоть отметят. А оттуда в лазарет.
        Никто не сомневался, что лазарет мне понадобиться. Даже я.
        - Идите, - настояла я. - У меня есть способ немного поднабраться сил. Только для этого нужно остаться одному.
        Ребята еще три раза переспросили, уверена ли я, и, оборачиваясь, вышли.
        А я собрала всю крошечную силу, что успела восстановиться, и потянулась к дубу. Надеюсь, он не сочтет за наглость, что я даже с места не встала?
        "Прости, боюсь, не дойду до окна. Помоги, пожалуйста. Поделись силой”, - сказала мысленно.
        Дуб качнул ветками, зашуршал листвой и застыл. Зазнайка!
        Я опустила голову вниз в секунду отчаяния, но тут же задрала вверх. Нет, я так просто не сдамся!
        Дорога до окна походила на полосу препятствий. Когда я навалилась на подоконник, то чувствовала себя так, будто могу испустить дух. Я даже прилегла на секунду на широкую нижнюю раму, расслабляя тело, и не заметила, как рука свесилась с другой стороны и задела что-то мягкое и податливое.
        Плющ!
        Хоп! И в меня рванул поток силы, пробивающий насквозь, словно заряд молнии. Я вытянула без остатка силы из растения и почувствовала, как резерв полон по самую макушку.
        Значит, не зря о восстанавливающем бутоне-коконе ходили легенды. Все, чего мне не хватало, так это набраться сил.
        Вот только я никогда не вытягивала начисто силы из растений, считая таких магов природы настоящими убийцами. А теперь невольно встала с ними в один ряд.
        Я осторожно высунулась из окна, чтобы посмотреть, насколько же большим был бедный плющ, и замерла. Вся стена огромного корпуса стала темно-коричневой из-за погибшего ползучего кустарника, а головки цветков зеленой магической пыльцой рассеивались по ветру. Дух искал новое пристанище.
        Черт! Гордон, это все из-за тебя!
        - А Ева еще за тебя беспокоилась! Вижу, ты в спасении не нуждаешься. Это еще академию от тебя спасать придется, - от мрачного голоса прямо позади меня я так испугалась и резко дернулась, что перевалилась за окно.
        Зажмурилась, готовая встретиться головой с землей, но тут же выпучила глаза от шока. Арчи Рейв припечатал сверху пятерней мою задницу так, словно прибил к подоконнику.
        - Промахнулся, - прозвучало хрипло и будто испуганно, давление исчезло, и я успешно завершила свой полет вниз.
        Еще ни один мужчина не дотрагивался до меня там. И знаете, что самое обидное? Арчи Рейв совсем не впечатлился!
        Эх, раньше точно не остался бы равнодушным и все-все мне простил. И плющ, и даже маскировку, и сам бы еще помог с Рамзи расквитаться…
        Что говорите? Размечталась? Пристыдиться должна и покраснеть?
        Мне не до этой роскоши!
        Кувырок - и я бодренько вскочила на ноги, с опаской посмотрев на Арчи Рейва. Вот это меня "плющит”! В ходе последних событий это понятие приобрело для меня совершенно иной смысл.
        Теперь сомнений, что ползучий кустарник был не менее особенным, чем дуб, не осталось. Впрочем, колебаний, что за истребление важного растения мне достанется по полной, тоже.
        Надо как-то задобрить магистра, а то смотрит ну совсем негуманно. Его любимый плющик был? Или там магия важная заключена?
        - Ничего! Я ничего не почувствовал! - соврала бессовестно, но надо же выйти из щекотливой ситуации и не настроить против себя еще одного профессора.
        - Я промахнулся не по месту. - Магистр подбросил в другой руке уже знакомый говорящий огненный шар, на губах заиграла дерзкая, совсем не магистровская улыбка. - Руку перепутал. Вот этой надо было ловить…
        И так многозначительно покрутил сферу в воздухе.
        Я живо представила, как полыхающая стихия жарит мои нижние недостатки, которые сейчас были вместо достоинств, и сглотнула.
        Зря я подумала, что смогу задобрить Арчи Рейва. Ой, зря.
        Еще эта маска закрывает глаза так, что не понять, что на самом деле думает мужчина. Все внимание на глаза и губы, а они не столько давали информации, сколько сбивали с толку.
        Огненный шар уставился на меня двумя темными провалами и открыл третий - рот, завопив:
        - Высушил плющ, подаренный королем! Тебе не жить!
        Перед глазами тут же пронесся момент, когда вместо персикового бутона жизни распустился черный. И побледневшее лицо короля.
        О адовы колючки! Только не это.
        Внутри все рухнуло вниз, и тут я заметила проклюнувшуюся надежду.
        - Магистр, не двигайтесь! - взмолилась я, подойдя ближе к окну.
        Мужчина опирался свободной рукой на нижнюю раму, а сквозь пальцы пробился нежный росток. Удивительно! Я слышала, что Арчи Рейв - маг тела. Как он смог вырастить из семечка росток? Или это случайность?
        - Почему? - Мужчина замер, хищно посмотрев на меня из прорезей маски.
        - У вас под рукой… - начала я, и тут пальцы Рейва сомкнулись и росток уныло пал.
        Мужчина цокнул языком, медленно приподнял руку и уставился на увядающий тонюсенький стебелек.
        - Все, мы соучастники! - выпалила я.
        Арчи Рейв так резко вскинул голову, что я подпрыгнула.
        - Совсем страх потерял? - рыкнул он.
        - Простите, магистр. Короля я боюсь больше, чем вас, - сказала чистую правду. - А вы уж как-нибудь сможете нас вытащить.
        Вот чему только жизнь не научит? Сейчас никто не признал бы во мне нежный, словно лепесток розы, характер Мии, дочки придворного мага природы. Судя по взгляду Рейва, сейчас бы скорее была огромным шипом в заднице.
        - Думаешь, Ева за тебя вступится? - обманчиво дружелюбно улыбнулся магистр.
        Я припомнила азартную сторону малышки, которую знал и умело использовал сам папаша, и оповестила:
        - Я с ней поспорю!
        Улыбка тут же стерлась с лица Арчи Рейва. Зато крупно можно было прочитать: манипулировать Евой позволено только ему.
        Похоже, инстинкт самосохранения ко мне так и не вернулся, раз я ляпнула такое.
        - С-с-сворски, я слышал, что ты наглый, но теперь лично убедился. А выглядел таким беспомощным, аж сердце сжалось…
        Сердце сжалось? Ну вот, мне теперь совестно. Совесть у меня осталась и не отбилась совсем. Я опустила голову и виновато поделилась:
        - Магистр, приходится. Жить-то хочется. Я не специально высушил плющ. В жизни никого до гибели не доводил. Сам не знаю, как получилось. Раз - и вся сила в меня перешла.
        - Сворски, ты же в курсе своей репутации? Думаешь, поверю? Знаешь, сколько юных дев свели счеты с жизнью из-за тебя? Или ты это не считаешь?
        Мне даже сказать в ответ нечего было, я лишь круглыми от шока глазами уставилась на Арчи Рейва. Похоже, мне никогда не отмыться от имиджа хладнокровного ловеласа королевства. Но я все равно попытаюсь, пусть это будет даже архисложно.
        - Я побывал на краю и изменился. Теперь меня не интересуют женщины!
        - Даже так?
        - Клянусь! - Я подняла руку вверх, не отрывая взгляда от глаз магистра. В прорезях маски глаза мужчины казались особенно темными и таинственными.
        Арчи Рейв вдруг схватил меня за грудки и поднял вверх так, что я беспомощно замотала ногами в воздухе. Поднял лицом к лицу и сказал:
        - Ловлю тебя на слове.
        Щелкнул пальцами в воздухе, и я почувствовала легкий укол в губы.
        Магическая клятва.
        Больше никаких романов с женщинами в моей жизни…
        Ха! Да легко!
        Арчи Рейв
        Вот смотрю в эти фиолетовые глаза и понимаю, почему это недоразумение вскружил головы стольким особам. Было в этих глазах что-то завораживающее. У меня даже закрались подозрения, что никакой он не чистокровный маг природы, а в предках основательно потоптались маги разума. Иначе как объяснить, что чем больше смотришь в эти глаза, тем меньше хочется злиться?
        Вспомнилось: когда впервые столкнулся взглядом с лежащим на пузе Сворски у стен академии, внутри все будто демон перевернул. Почему-то хотелось встать на защиту тощего, откормить с ложечки.
        Из-за этих странных желаний я вызвал Шипящего. Этого огненного духа мне подарил главный маг огня в честь примирения, и он прекрасно нейтрализовал любую магию разума.
        И вот кручу, верчу, а желание откормить не пропадает. Странное дело. Шипящий даже сильнейшие привороты придворных дам нейтрализовал, а тут не отпускало.
        Магия сильная - решил я, когда взял на руки адепта. Вот на него все и клюют! И эти трое ребят тоже пожалели, прониклись, наверное, как в глазюки фиолетовые посмотрели.
        Даже я портал в лазарет открыл, а попал в собственную спальню. Хорошо, что Сворски без сознания был, а то бы себе надумал невесть что.
        Наверное, какая-то родовая магия. Шипящего пришлось убрать, пока тащил адепта, вот меня и накрыло.
        Личное досье Марка Сворски на тот момент я уже уничтожил, потому что к назначенной дате он не явился. Фактически это значило отчисление, потому что все сданные тесты тоже канули в лету в час икс. Можно спокойно отказать в зачислении, но…
        Что это ворочается внутри? Жалость? Наверное.
        А еще понимание, что даже злодеи заслуживают шанса измениться, иначе им только одна дорога - в бездну. Да и слухи могут лгать. Это я на свой шкуре испытал не раз. Может, это магия родовая, а он сам такого внимания не желает?
        Никогда не думал, что буду помогать такому, как Сворски. Но меня подкупила сила воли, не думайте, что только глаза. Люблю таких людей, которых даже смерть не согнет. Да и наличие трех друзей, которые притащили в академию полуживого парня, говорит о том, что не такой уж он и плохой, как ото всюду трубят. И Макс Фрай, наш лекарь, чуть сам не слег, выхаживая парня. А он злодеев никогда не спасет - видит гнилье души и отказывается, сколько ни уговаривай. И никакая магия на Фрая уж точно не действует.
        Так что я решил немного помочь Сворски, раз столько людей за него. Поспорил с дочерью, как только доложили, что он до сих пор не пришел в себя. Если уж кто и способен был поднять его с кровати, то только Ева. Она однажды даже моего пра-прадеда из могилы подняла, споря со мной о происхождении нашей фамилии. Вот веселье было!
        Но, помогая такому ловеласу, я не мог забыть, что у меня растет дочь… И стоило мне представить, что какой-то урод запудрит ей мозги, из-за чего она будет страдать, руки начинали чесаться.
        Так что я сорвал обещание и был собой чрезвычайно доволен, обезопасив общество от новых похождений Сворски. Вот только этот малец почему-то не расстроился. Даже развеселился, чем только подтвердил мои догадки про врожденную магию.
        А еще он имел наглость попросить:
        - Раз уж лишили меня счастья всей жизни, то помогите с Гордоном Рамзи. Я уже опоздал на его пару, боюсь, не засчитает присутствие. А профессор Тирк только подтвердит…
        И замялся так, как девонька. Даже взгляд вниз потупил.
        - И ты вылетишь из академии? - договорил за него, ожидая, когда же поднимет глазенки.
        - Да. Именно, - закивал головой Сворски.
        И не поднимал их, зар-р-раза.
        - Какое заманчивое предложение, - протянул я, а сам подумал: "Ну, поднимай же взгляд, ну! Ей-богу, как девица! Хорошо хоть, не краснеет".
        И поднял же! И такой жалобный, будто я ребенка обидел, а не известного дамского угодника.
        - Я уже пообещал жизнь без женщин. Остаться еще и без образования слишком жестоко, не находите? Посмотрите на меня, разве я не поплатился за свое прошлое? - И так глазками вниз "зырк-зырк" на свои кости.
        Костюм болтался на нем жутко. Еще и пижама вон торчит из воротника…
        А ведь получается: давит на жалость.
        - У тебя дар забалтывать, как у придворного консула. - Разозлившись, я спрыгнул прямо через окно на землю, понимая, что еще несколько минут - и даже я не уговорю Рамзи пожалеть Сворски.
        - Вы даже так умеете! - чуть ли не вприпрыжку побежал за мной парень.
        - А что? - бросил через плечо.
        - Несолидно, - вдруг сообщил нарушитель спокойствия.
        - Солидно - это не про меня.
        - Да вы бунтарь, магистр.
        - Сворски!
        - Да, магистр?
        - Тебя плющит не в ту сторону. Прикуси язык. А то с везением Гордона Рамзи ты точно долго не проживешь!
        С везением Гордона Рамзи? Не проживу? О чем он?
        Мия
        С везением Гордона Рамзи? Не проживу? О чем он?
        В каком смысле? Прямом или переносном?
        Но все вопросы быстро вылетели из головы, когда Арчи за шкирку втащил меня в зев портала.
        - Ай! Земля двигается! - подскочила я на месте, почувствовав, как ноги разъезжаются против воли.
        - Смотри-ка, угадал! - чему-то своему усмехнулся магистр, и его губы насмешливо изогнулись.
        - Что вы угадали?
        - Если Гордон Рамзи проводит урок, то ему достается самая лучшая аудитория, - сказал Арчи Рейв и снова улыбнулся. Нет, оскалился!
        И это хорошая аудитория? Открытое плато над морем? Подвижная почва?
        Наверное, для терзания адептов самое то! Вот и радуется. А я его только за нормального мага посчитала.
        Своих сокурсников я нашла взглядом на краю плато. Тот скакал как сумасшедший, и бедные адепты еле держались, чтобы не свалиться в море. Но это было еще полбеды. К нам спиной стоял мой враг и дирижировал ветками, устраивая подсечки, цепляя одежду, нападая со спины.
        На моих глазах самый неповоротливый адепт сорвался и полетел вниз.
        - Боги! - закрыла я рот рукой.
        - Все в порядке. Там силовое поле. Жив, - спокойно пояснил Арчи Рейв, и стало чуточку легче.
        Я знала, что Гордон гад, но не слышала, что он так над адептами издевается. За что же его тогда боготворят и кумиром считают? Не понимаю.
        Управлялся он с телекинезом мастерски, виртуозно издеваясь над учениками, и что-то спрашивал.
        - Иди! - Магистр Рейв показал вперед, одним взглядом передав: "А то отчислю”.
        Я сглотнула страх и медленно поплелась, постоянно оборачиваясь. Присутствие Арчи Рейва казалось малюсеньким гарантом выживания. Шаг за шагом я приближалась к врагу, молясь, чтобы он меня не увидел.
        Земля почувствовала присутствие мага природы и, казалось, так сильно не свирепствовала подо мной, как под другими адептами. Шаги были не слышны: трава скрадывала каждый звук, как обычно у меня и бывало. Оттого, что природа на моей стороне, стало чуточку спокойней.
        В ряду адептов особенно доставалось троим. Розовой, лысой и рыжей макушке. И я даже знала почему. Впрочем, Гордон не скрывал:
        - Утверждаете, что Сворски был на занятии? - Палки так и хлестали ребят под коленками.
        Изверг!
        Это как его надо отхлестать самого, чтобы за моего отца и брата отомстить? Ух, я бы его поленьями забила! Нет, стволами! И под корни погребла бы…
        Длинные светлые волосы Гордона Рамзи неожиданно встали дыбом на затылке. Всего на мгновение, тут же легли вниз, но безошибочно предупредили владельца о приближении опасности - враг тут же повернулся ко мне лицом.
        Вот это чуйка! Точно счастливчик, как и утверждал магистр.
        Взгляд глаза в глаза немного погасил мой пыл. Я боялась, что если бы он не повернулся, то я бы и правда призвала силы природы и бахнула весь резерв на нападение. А я еще слаба, мне не тягаться с таким магом. Пока…
        Папа нанимал мне учителей, которые помогали познавать магию, но только с женской стороны. Созидание, лекарство, помощь миру. Но никак не использование корней деревьев для ласкового придушения врагов.
        Но всему можно обучиться! Недалек час, и я постигну эту науку.
        - Сво-о-о-орски - Гордон Рамзи без улыбки, без предупреждения, даже без презрительного взгляда ментальной силой схватил меня за ногу и рванул на себя.
        Я рухнула на землю, но не успела охнуть, как меня потащили по земле прямо к краю.
        Там силовое поле, со мной ничего не случится. Я выживу. Выживу же?
        Вдруг Гордону повезет и поле не сработает? Ему же всегда везет, так сказал магистр.
        О нет! Я умирать не собираюсь! Не для этого я еле выкарабкалась, чтобы вот так, в шкуре ловеласа, быть выброшенной за борт жизни.
        Я как раз считала кочки рядом с Гордоном и поймала его взгляд. Он смотрел на меня так же, как тогда, когда закрывал дверь решетки. Мол: "Посмотрим, кто кого!”
        Оцепенение сковало тело на секунду, но я сбросила цепи страха, решив, что больше мне терять нечего.
        Все или ничего.
        Умрем - так оба, если там нет силового поля.
        Силенки, какие-никакие, королевский плющ дал. Их и использую!
        Я обратилась к силе природы, но почему-то не земля дала корни и ростки, а прямо из руки вырвалась лиана. Обмотала ногу Гордона Рамзи зеленой стяжкой и потащила следом за мной.
        Да! Вот так-то лучше!
        Адепты разбежались от края, не смея задерживать процессию. Еще чуть-чуть - и я улечу вниз, неужели не понимает? Рамзи, отпусти - и я тебя тоже перестану тащить!
        Но нет. Видимо, сохранить лицо и репутацию для Гордона важнее, посмотрите-ка на него!
        Ой! Уй! Ай! На краю рельеф был особенно каменист и беспощаден.
        И вот я уже лечу вниз, таща за собой врага. Что ж, разобьемся о скалы - так вместе! Хотя… Он же себя может спасти… Нужно его поближе притянуть, чтобы уж наверняка!
        Вы бы видели выпученные глаза Гордона Рамзи, когда лиана резко сократила расстояние между нами. Это стоило того! В этот момент лицо полностью отображало понимание моего смертельного расчета.
        Полет! И я оборачиваюсь, чтобы с удивлением увидеть силовое поле.
        Оно есть! Ура!
        Я падаю на него, отпружиниваю…
        А вот Гордон Рамзи почему-то летит вниз. Там, в силовом поле, образовалась прореха. И теперь лиана превратилась в обоюдоострый нож и тащит меня прямо в нее следом за врагом.
        И это везунчик? Гордон Рамзи, да большего неудачника сложно представить!
        ГЛАВА 4
        Я убрала лиану, но было поздно. По инерции меня уже потянуло следом за ненавистным блондином. Серые зубастые скалы внизу оскалили края, гостеприимно встречая.
        Если увижу, как Гордон разобьется первым, этого будет достаточно, чтобы покинуть этот мир с легким сердцем. Я повернулась лицом к врагу и приготовилась смотреть представление. Вот только гад не хотел превращаться в лепешку, использовал свою силу и плавно затормозил, опускаясь на покатую плоскость камня.
        А вот у меня дара телекинеза не было! Я же расплющусь сейчас!
        Тьфу, прям тема дня: все слова с корнем "плющ”.
        И что это, сейчас я расщеплюсь на глазах Гордона? Да никогда!
        Можно снова обвить Рамзи лианой и упасть прямо на него, но где гарантия, что этот гад не откинет меня своей силой? Спасать он меня явно не станет - воспользуется случаем уничтожить Сворски, обидевшего племянницу.
        И я развернулась в воздухе, выпустив лиану в сторону края через прореху, надеясь хоть за что-то зацепиться.
        И получилось же! Кто-то уже стоял на силовом поле и так крепко схватил упругий стебель, что я чуть не согнулась дугой от остановки и едва не лишилась руки от рывка.
        Я уже была от земли так близко, что умудрилась дать пяткой в нос Рамзи и с наслаждением смотрела, как из носа на гадской морде потекла кровь.
        Рамзи страшно выпучил глаза, глядя на мою жутко довольную и быстро удаляющуюся физиономию, и зашипел:
        - С-с-сворски!
        И почему все шипят эту фамилию?
        Оп! От еще более резкого рывка мне пришлось развернуться и задрать голову вверх, чтобы увидеть, как со скоростью кометы я пролетаю через края прорехи прямо в руки Арчи Рейву.
        "Уй!" - вырвался воздух из легких от силы объятий. Хотя нет, каких объятий? Захвата!
        - Жив? - Магистр бегло взглянул на шальное выражение моего лица, осмотрел руки, ноги и кивнул, ставя меня в шаге от себя: - Вроде цел… Держись подальше от Гордона Рамзи, если хочешь жить.
        Эх, вот если бы кто-то мне это сказал раньше, до трагических событий… А сейчас это бесполезно.
        Раз уж преподаватели в курсе его мерзкой натуры, значит, закрывают на это глаза? Как так можно? Неужели так держатся за талант Гордона, что оправдывают смертность адептов на парах? Или это предупреждение лично мне, как Сворски? Магистр знает, какой Рамзи гнилой, и предупреждает не нарываться?
        Меня зашатало на неустойчивом силовом поле, и Арчи Рейв придавил пальцем мою макушку, стабилизируя на месте.
        Вдруг из прорехи вылетел сам обсуждаемый и встал на силовом поле.
        - Да, Сворски. Держись подальше от меня и семьи Рамзи - и выживешь.
        А я словно не слова Гордона услышала, а огненное зелье залпом выпила: внутри все обожгло пламенем возмущения.
        - Это тебе надо было держаться подальше от моей семьи! - вырвалось у меня, и от чистой злости, что слышалась в словах, глаза обоих преподавателей округлились.
        Рамзи возмущенно хватанул ртом воздух, собираясь сказать мне явно что-то неприятное, но магистр перебил:
        - Надо подняться вверх. Сворски, ты на лиане нас поднимешь или будем полагаться на профессора Рамзи?
        - Сам! - уверенно заявила я, не собираясь принимать от Гордона никакую помощь. Лианы надорву, силы истрачу, но вытащу нас.
        Рамзи показательно взлетел вверх и уже через мгновение стоял на краю утеса вместе с другими адептами.
        Я оценила расстояние, собственные силы и решила: вытащу себя, не упаду в грязь лицом.
        - А вы как подниметесь? - припомнив, что Арчи Рейв у нас непотопляемый, непробиваемый, но никак не антигравитационный, спросила у магистра.
        - Я же дал выбор, как МЫ поднимаемся. Так что давай, Сворски, расходуй силу плюща правильно… - и подколол, и намекнул на мой промах, и мотивировал.
        Я посмотрела снизу вверх на крупную фигуру магистра. И как мне поднять нас двоих?
        Арчи Рейв насмешливо взирал на меня глазами из прорезей маски, которую так и хотелось сорвать и посмотреть, какое же выражение лица на самом деле та скрывает. Издевательское? Насмешливое? Ироничное?
        - Что? Слабо? Все силы израсходовал, утягивая за собой профессора Рамзи? - Арчи наклонился ближе, будто хотел увидеть ответ в глубине моих глаз. Понизил голос: - Не думай, что я не заметил личную вражду. И советую тебе оставить эту затею. Рядом с Рамзи никому не выжить: ни другу, ни врагу.
        Я удивленно моргнула, не зная, как понимать явный намек. Магистр будто старательно подсказывал мне, вот только что?
        - Что стоишь, Сворски? Поднимешь нас наверх - считай, сегодняшнее присутствие на парах тебе засчитано. Пойдешь в комнату. А нет…
        - Понял! - прервала я магистра, не желая ничего слышать про вылет из академии, и обратилась к своей силе.
        Нельзя так нервничать, когда магичишь! Нельзя! Иначе неправильно представляешь, как два тела должны быть расположены во время подъема…
        Лиана оплела Магистра под руками и ногами, вокруг груди и устремилась ко мне…
        Не-е-ет! Я не так это представля-я-ла-а!
        Но оплетенные вокруг моих дохлых бедер лианы уже подтянули меня к торсу мужчины.
        - Сворски?! - возмущенно рыкнул Арчи мне прямо в лицо.
        Нас так туго обвязало, что мы оказались нос к носу.
        - М-м-м? - спросила я, глубоко дыша.
        На таком расстоянии остаться равнодушной к такому харизматичному мужчине было просто невозможно. Лиана, будь она неладна, зацвела!
        - Что. Это?! - раздельно спросил убийственным тоном.
        А я смотрела на ставший от злости совершенно квадратный подбородок мужчины и сглатывала слюну.
        Не зря магистр в мужской академии преподает. Иначе ему адептки проходу бы не давали. Таких представителей сильного пола надо изолировать от женщин, потому что находиться рядом и ничего не чувствовать было просто невозможно.
        Арчи Рейв натянул путы, и я почувствовала, что он мог легко разорвать лианы, но жалел мои силы, зная, какой удар это нанесет по резерву. А может, просто хотел побыстрее выбраться наверх…
        - Что ты творишь? - еще раз переспросил магистр, и у меня вырвалось:
        - Так без баб, магистр. Без баб. Я же обещал. - И я устремила лиану вверх, зацепилась за крепкий камень на уступе и подняла нас.
        Арчи Рейв потерял дар речи, окаменел весь от шока, что было даже лучше.
        Пусть лучше держится от меня подальше, а то все мысли о мести заменяются совсем непотребными фантазиями!
        Как только ноги магистра коснулись земли, он словно с твердой опорой под ногами еще и разморозился:
        - Только скажи мне еще что-нибудь подобное! - угрожающе тихо сказал мне в ухо.
        А я подняла глаза и поняла, что не могу промолчать. Мне почему-то жутко, просто до безумия, хотелось его подразнить. Сам же с меня клятву взял! Вот как, думал, потом Сворски будет жить? Во-о-от!
        - А что такое, магистр? - Я удивленно махнула ресницами. - Счастья на свете всем хочется, не правда ли?
        Не представляю даже, как я сейчас выглядела, раз даже Гордон не узнал. Но, судя по реакции Арчи Рейва, вид был просто поразительный. По крайней мере, его точно пронзило насквозь шоком так, что он даже на несколько секунд потерял дар речи, одни глаза сверкали обещанием убийства.
        - И где это ты счастья собрался искать, узник тюрьмы?
        В самое сердечко попал! Ровно в цель! Я даже воздухом поперхнулась от шквала болезненных воспоминаний.
        Наверное, даже в лице поменялась, раз магистр моментально забыл про желание убивать и спросил:
        - Сворски, ты чего?
        - Ничего, - осипшим голосом отозвалась я.
        Никогда раньше не подтрунивала над другими, а тут как пробрало с магистром. А вот ответочку выдержать не смогла… Нужно тренироваться…
        - Я же могу пойти к себе в комнату, как вы обещали?
        Уловила, что стоявший позади Гордон Рамзи только хотел вмешаться, как магистр сказал:
        - Я обещал дать Сворски освобождение, если вытащит меня из силового поля. Как видите, профессор Рамзи, задание адепт выполнил.
        - Но…
        - Это заодно немного задержит мой путь в деканат с докладом о происшедшем… - намекнул Арчи как боженька, я даже снова глазками в его сторону стрельнула, отчего он вздрогнул.
        Обожаю эту реакцию!
        Так, стоп, а что это я все свое внимание переключила с объекта мести? Прокатилась на магистре вверх и поплыла! Вот это сила харизмы все-таки у мужика - не оторваться. Даже про врага чуть не забыла.
        А он, между тем, не сам ли дыру сделал в силовом поле да промахнулся?
        - Я сам доложу о случившимся, - настоял Рамзи, намекая о-о-очень прозрачно. - А Сворски пусть идет…
        На спине у меня точно появятся две дырки от этого пронизывающего взгляда Гордона. Но ничего, он-то борется за честь племяшки, а я за смерть двух родных. Несравнимые вещи!
        Я нашла взглядом свою троицу спасителей и бочком-бочком направилась к ним, чувствуя, как ветер так и пробирается под два слоя одежды и щекочет косточки.
        - А ты что такой бодрый? Еле дышал в аудитории, а тут даже магистру дерзишь? - спросил розововолосый, опять глядя брезгливо.
        Что-то моя женская натура не подумала о последствиях. Хотя, может, репутация оригинальной ориентации лучше ловеласовской? Что скажете?
        - Прыжок бодрит. Сами попробуйте! - отмахнулась я, а потом шепнула главный вопрос: - А где общежитие и какая у нас комната?
        - Сворски! - рыкнул магистр, и у меня все внутренности подобрались. - За мной! Нам по пути!
        Ай, ну как тут устоять? Язык так и чешется!
        Я стрельнула благодарным за все-все взглядом в спасительную троицу, а потом догнала магистра. Как ни прикусывала щеки, а вопрос все равно вырвался:
        - Ну вот, магистр, а то говорили, что нам с вами не по пути. - И подмигнула!
        Не знаю как, это само получилось. Правда-правда!
        Арчи Рейв споткнулся, а потом та-а-к зыркнул убийственно, что я поняла: это будет мой конец. Зря я так. Достоинства еще не отрастила, репутация хромает, пол врет - в общем, одни недостатки.
        - Надо было оставить тебя за стенами академии. Хотя… еще не поздно…
        Голос Гордона Рамзи отвлек нас обоих от дальнейшего диалога взглядами:
        - Оставь мне Сворски. Я знаю, что с ним делать.
        Я не обернулась к врагу - я умоляла взглядом Арчи Рейва сжалиться:
        "Только не это! Не надо, магистр! Я буду держаться подальше от вашего обаяния, обещаю!”
        Арчи опустил на меня тяжелый взгляд, который казался особенно весомым сквозь прорези маски, и процедил:
        - Сворски, тебе повезло, что он мой враг. А то не думая отдал бы на растерзание.
        Магистр! Так враг моего врага мой друг!
        Этот день должен был закончиться бытовыми проблемами с обустройством в комнате с тремя парнями. Должен был, но не обязан, потому что в загашнике у него был еще один сюрприз.
        Общежитие только-только засверкало новизной из-за зеленых верхушек деревьев. Только-только представила, какие из окна очумительные виды на море. Только-только подумала, что у меня будет несколько спокойных часов оглядеться и прийти в себя до прихода соседей, как под ногами Арчи Рейва разверзся стихийный портал.
        Запрещенный, к слову, на территории академии! Это я сразу вспомнила, как нас с ребятами отшвырнуло защитное поле при малейшей попытке проникнуть внутрь. А тут на тебе - пожалуйста!
        Других вариантов, кроме срочного вызова, в голову не пришло. Я слышала, что некоторые маги на страже спокойствия подписывают согласие на то, что их могут дернуть из любой точки земли и в любое время на защиту родины.
        Если бы это был прорыв защиты, то магия сверкала бы по краям, а тут огромная воронка с такой силой всасывания, что я мигом влетела следом за магистром, не успела и вскрикнуть от подкравшегося счастья.
        Выкинуло нас словно в мешок пыли: серые частички поднялись столбом и медленно оседали в воздухе. Шипящий мигом возник в руке магистра и осветил местность. Огненный шар, кстати, очень по-деловому смотрел по сторонам и помалкивал, как и сам Арчи Рейв.
        Мне только его взгляд сомнительного содержания достался: мол, опять ты?
        - Ярче! - Четкий приказ магистра заставил Шипящего еще сильнее засветиться - аж смотреть больно стало.
        Уж лучше бы он этого не делал! У меня от страха мурашки по коже пошли.
        - Что это? - из-за пересохшего горла вышло хрипло.
        - Дикие маги, - сосредоточенно посмотрел на троих, медленно выползающих из тени.
        Их обнаружили, поэтому они стряхивали пыль, представая во всей красе. Красе, от которой не захватывало дух, а тряслись поджилки. По крайней мере, у меня!
        Я слышала от отца про таких. Маги, не согласные на перемирие, были поглощены собственной силой и стали походить больше на тварей бездны, чем на магов. Мать-природа показала к ним свою строгость, как к магам суши до перемирия, когда дождь стал редкостью для земли.
        И вот нас окружали сейчас аж трое таких поглощенных магов. Один полыхал синими языками пламени, второй - в виде огромного быка с горящими глазами бил копытом, а третий, графитовый грифон, расправлял крылья и нагонял песок в глаза. Маг огня, маг земли, маг воздуха.
        Замечательная компания, но…
        - Почему мы сюда попали?
        Почему Арчи Рейв ни капли не удивлен? Снимает пиджак, закатывает рукава, разминает шею. В общем, готовится к бою, и, похоже, по-дикарски рукопашному.
        - Это моя работа, - пояснил он, переводя сосредоточенный взгляд с одного противника на другого.
        - Работа? А академия?
        Ему что, спокойно не живется? Надо оправдывать репутацию непробиваемого и непотопляемого?
        - Преподаю я для души, - бросил на меня быстрый взгляд Арчи и задвинул за спину. - Не высовывайся.
        - Если преподаешь для души, то это для чего?
        - Для тела, Сворски. Для тела, - Рейв начинал раздражаться от моей болтовни. - А ты что, как девочка, - чем больше нервничаешь, тем больше болтаешь?
        - Когда совсем дело плохо, я обычно замолкаю, - тихо сказала из-за плеча магистра, понимая по смыкающемуся кругу, что скоро настанет именно такой момент.
        - Не лезь, если хочешь жить.
        Предельно понятно! Непонятно только, куда он голыми руками на троих попер. Не хочет подмогу вызвать?
        Вот горячо любимого Рамзи, например? И оставить его тут разбираться. Ну не красота же!
        - Не высовывайся! - Арчи Рейв резко развернулся и дал ногой по пасти быку.
        И понесло-о-ось!
        Одичавшие накидывались сворой, как стая голодных псов, а Арчи вбивал кулаки в горящие тела, мял крепкие бока и вырывал крылья. При этом еще успевал меня то пригибать от выпада клюва, то заслонять от языка пламени, то отодвигать от острых рогов.
        Кажется, дрался Рейв с превеликим удовольствием. Под краем маски губы изогнулись в предвкушающей улыбке. Сам он словно стал еще больше, шире. Я даже засмотрелась на безупречно отточенные движения совсем немаленького тела. Будто он воин, который всю жизнь провел в сражении. Резкий, быстрый, беспощадный.
        Внезапно бык извернулся и толкнул меня боком. Магистр поймал меня на лету, заглянул в глаза и в сердцах сказал:
        - Какая же ты головная боль!
        И даже возразить нечего. Я сама себя чувствовала жуткой помехой в бою, слабым местом, в которое можно ударить. И это же первым понял огненный одичавший - чуть не схватил меня за ногу, но был пойман в захват Арчи.
        Одичавший горел синим, но Рейв продолжал его удерживать несмотря на то, что его кожа тоже горела. Секунда - и Арчи вырвал сердце у потерявшего себя огненного мага прямо голыми руками. Сердце было черным. Видимо, языки не лгали: одичавшие окончательно теряли себя и поглощались злом.
        Я только перевела дух, глядя, как быстро заживают ожоги на магистре, когда двое оставшихся магов напрыгнули на меня.
        В последний момент, когда я уже попросила прощения у отца и брата за неудавшуюся месть, Арчи дернул меня за руку на себя, а бык и птица столкнулись лбами.
        Мы по инерции закружились вокруг себя. Магистр плотно прижимал меня к себе, как любимую девушку во время танца, и я засмотрелась в загадочные глаза в прорезях маски.
        Сердце девичье падко на героев. Мое - так точно. Я это поняла именно сейчас, когда, прижатая к быстро поднимающейся груди, глядела на магистра. Когда вдохнула распаленный дракой воздух из его легких. Когда он резко отодвинул меня от себя, а сам бросился сразу на двоих одичавших, словно бог войны.
        Не успела я три раза томно вздохнуть, как еще два темных сердца было вырвано.
        Арчи Рейв стоял мокрый от пота, но казалось, что с него ручьями течет не пот, а мужская привлекательность.
        Магистр между тем строго посмотрел на меня и спросил:
        - …
        Я даже не услышала, что он там говорит, - засмотрелась. Пришлось переспрашивать:
        - А?
        - Как ты столько девушек охмурил? Чем брал-то? Может, ты просто однофамилец? - Арчи сложил сердца в ряд на земле
        - Обаянием, - нашлась я.
        - И где оно? - с сомнением покосился на меня магистр. Казалось, он специально напоминает мне и себе о том, кто я.
        - Отбили, магистр. - Я проследила за его блуждающим взглядом. Арчи Рейв словно кого-то искал.
        - А мужество тебе не отбили? Вел себя как девчонка! Ты что так прижимался? Ты это мне брось! - строго посмотрел на меня мужчина, и я снова почувствовала, как язык просто зудит от желания высказаться.
        - Есть такое, магистр. Еще и клятву дал… - Ну как не припомнить? Как промолчать?
        Арчи Рейв заскрипел зубами, но тут где-то в стороне раздался женский болезненный стон.
        - Что это? Еще один одичавший? - Я тут же подобралась.
        Шипящий, который во время драки бросался одичавшим в морды, мирно застыл рядом, освещая ближайшее пространство.
        - А вот и жертва, которая вызвала на помощь. - Арчи еще раз отряхнул руки и пошел на звук, а спустя минуту вернулся из темноты с девушкой на руках.
        И знаете, что-то мне совсем не понравилось видеть, как он женщин носит. Лучше дрался бы дальше!
        Мало того, что с битвы деву прихватил, так меня чуть на поле боя не забыл! Еле успела прыгнуть в зев портала под крик магистра:
        - Сворски, тебе особое приглашение нужно?!
        Мы оказались в просторном холле лазарета, вот только не академического, а городского. Помню-помню, девушкам в МАМ ходу нет, это я контрабандой проскочила.
        Арчи Рейв свистнул, закусив губу, как заядлый бандит, и тут же к нам высыпались целители. Уже через минуту магистр опустил на белоснежную койку спасенную даму и отошел в сторону, чтобы не мешать лечению. Темные волосы девушки разметались по подушке сваленными комками, лицо было перемазано черным, но в целом она выглядела не так уж плохо. Лишь пара ожогов на руках и ногах - я не считала это крупной неприятностью.
        - Арчи? - с порога окликнула женщина, по-деловому заходя в палату и закатывая рукава черного халата. - Снова одичалые? Кто пострадал?
        - Молодая девушка. Маг разума, судя по документам, - отчитался еще совсем зеленый по возрасту целитель, который уже успел найти в кармане платья идентификатор.
        - Ты не пострадал? - Бросив взгляд на пациентку, женщина вернула внимание магистру и внимательно осмотрела его с головы до ног, будто портной, который снимал мерки при помощи глаз.
        А на Арчи Рейве уже почти и следа схватки не было. Вот и правда счастливый козырь для короля - просто неубиваемый!
        - Все в порядке. Лучше позаботься о ней, мам. - Арчи Рейв на несколько секунд задержал потеплевший взгляд на матери, которая кивнула и взялась за девушку.
        И я мигом сразу по-новому посмотрела на даму. Вот это да! Род Рейвов же один из самых влиятельных и известных! В свой единственный бал я видела леди Рейв, но никогда не узнала бы ее в черном халате.
        Волосы стянуты в тугой пучок, минимум косметики и максимум сосредоточенности на лице.
        Удивительно! Она тоже борется за жизни, как и сын. Вот это да. А я думала, все члены зажиточных родов ведут праздную жизнь…
        - Арчи, приведи вечером Еву к нам. Я соскучилась.
        - Хорошо, - сразу же согласился магистр, а потом вопросительно посмотрел на меня: - Что встал? Пошли!
        Шикнул на меня и подтолкнул к выходу, где нас уже ждали два мага порядка в форме. За их спинами только-только сомкнулся портал - значит, прибыли на готовенькое, по вызову.
        Арчи молча кивнул и сразу сказал, экономя всем время:
        - Одичалые. Трое. Доклад пришлю вечером.
        Вот так тебе: ни здрасте, ни до свидания. Но, похоже, для стражей такое общение с магистром было привычно.
        - Шипящий запись вел? - только и спросил один из стражей, на что Арчи Рейв кивнул:
        - Все как всегда. А теперь простите, но нам с адептом нужно идти.
        И я по голосу поняла, что магистр устал. Может, это внешне он непотопляемый, а сколько сил забирает такое быстрое восстановление? Кто его знает!
        Раскланявшись, мы с магистром вышли на улицу, и я спросила о том, что не давало покоя:
        - Зачем меня с собой взяли?
        Все-таки случайно затянуло или нет?
        - Считай это открытым уроком, - открыл портал Арчи Рейв.
        Скорее походило на проверку на вшивость…
        - Так я же не на воинскую подготовку поступил! - пробормотала себе под нос.
        - Да? А на какой факультет ты поступал? - спросил магистр у открытого портала, а в голосе так и чувствовался подтекст.
        - Какой? - Подставу в этот раз я почувствовала еще на подлете.
        - МО! - припечатал меня аббревиатурой магистр и поднял ногу, чтобы шагнуть в портал.
        - Международные отношения? - спросила с надеждой, уже по глазам мужчины видя, что все не так.
        - Мировая оборона! - сказал мужчина и шагнул в портал.
        Мировая что? Оборона? Из меня? Вот угораздило же!
        ГЛАВА 5
        Портал открылся прямо на крыльце высокого здания. Арчи Рейв кивком указал на вход и сказал:
        - Это общежитие. Назовешь коменданту свое имя, получишь расписание, запасной комплект формы и набор постельного белья.
        Магистр собрался уйти, когда я спросила в спину:
        - А перевестись на другой факультет можно?
        - Нет, - без объяснений причин отрезал мужчина, подозрительно на меня посмотрел и покачал головой: - Странный ты, Сворски… Мутный тип.
        Да я и для себя закрытая книга, магистр! С каждым часом узнаю что-то новое про Сворски и с каждым часом все больше поражаюсь.
        Интересно, зачем настоящий Сворски поступил на МО? По желанию или по принуждению? Не может быть, чтобы не знал о своей репутации… Или у него были свои методы борьбы с недоброжелателями?
        А сейчас он где? Жив хоть вообще? Или родственники обманутых дев прикопали?
        Я в задумчивости открыла дверь общежития, и первое, что увидела, - короткие ярко-красные шорты на деревянных ногах. Растеряно подняла взгляд выше по белоснежной рубашке и с удивлением заметила спутанные, словно солома, волосы на плечах мужчины, небритое лицо и заспанный взгляд.
        - Кто? - гаркнул вопрос так, что я вздрогнула.
        И чуть было не произнесла свое настоящее имя, в последний момент одумавшись:
        - Марк Сворски. А вы?
        Деревянные ноги при помощи магии были такими же подвижными, как обычные. Выставленные напоказ алыми шортами, они являлись явным достоянием мужчины.
        - Я? - Заспанные глаза мужчины сразу распахнулись. - Давненько меня не спрашивали, кто я. Последний раз, помнится, это была девушка, которая выдавала себя за адепта…
        Я подавилась воздухом и закашлялась. Неужели вот так сразу, с одного взгляда, меня раскусил?! Ведь даже Гордон не признал!
        Мужчина откинул сено темных волос с лица, чтобы лучше видеть, окатил меня насмешливым взглядом с головы до ног и сказал:
        - Но тебе это точно не грозит. На бабоньку ты не катишь.
        А потом мужчина сощурил глаза, будто вспоминая далекое прошлое, и задумчиво почесал щетину:
        - Хотя та при помощи магии тоже была не похожа…
        Мое сердце застучало так, что казалось, его слышат все в МАМ.
        Обладатель деревянных ног посмотрел на меня снова и хмыкнул:
        - Сворски, говоришь? Гроза сердец? М-да… не так я тебя представлял, не так.
        - У меня не лучшие времена, - сказала, и ведь не соврала даже.
        - Это точно, - согласно кивнул мужчина, а потом махнул рукой, чтобы я следовала за ним. - А я Асго, но все зовут меня Безногим Бро. Комендант общежития. И не говори, что не слышал обо мне!
        На этом месте он развернулся и строго посмотрел на меня. Я тактично промолчала: чего не знаю, того не знаю.
        - Не знаешь? - переспросил так, что я сразу поняла: за неузнавание буду невзлюблена.
        От мужчины пахло йодом и морской солью, а волосы были в таком страшном состоянии, будто он из океана не выходил. Ему бы подошла не белоснежная рубашка, а полосатая матроска. Кожа сухая, морщинистая, будто он много часов провел под палящим солнцем.
        Взгляд коменданта тяжелел, и я решила рискнуть:
        - Вы морской герой!
        И попала в точку! Безногий Бро удивленно застыл, а потом губы расплылись в польщенной улыбке. Взгляд стал мечтательным, а сам он произнес:
        - Про меня еще помнят! Не отсырел еще порох в пороховницах!
        Фух! Хоть здесь повезло!
        - Пошли, дохляк. Судя по виду, ты не ел с месяц ничего толще травинки. Покормлю тебя, одежонку сменишь, а то выглядишь как валяный сухарик.
        Мы как раз проходили в коридоре мимо зеркала огромных размеров. Я повернула голову и так и застыла с занесенной в шаге ногой.
        Боже… Это я? Нужно встретиться с лекарем! Срочно!
        - Идешь? Что на себя засмотрелся-то? Глядеть страшно! - закатил глаза Безногий Бро.
        - Согласен, - хрипло согласилась я, насилу отворачиваясь.
        Мои нежные черты лица стали грубыми, квадратными. Одни глаза были прежними. Теперь ясно, почему меня Гордон не узнал. Вот только непонятно, что это за магия такая и сколько она на мне продержится.
        Мой новый вид настолько заполнил мысли, что я совершенно не запомнила ни комнаты коменданта, где он меня накормил какой-то похлебкой, ни коридоров общежития.
        - Первый этаж, сто четвертая комната! У тебя трое соседей. - Комендант положил ключи на стопку белья и запасной формы и покосился с сомнением: - Помочь донести?
        - Не надо.
        - Помогу! - все равно решил Безногий Джо, и стопка одежды поплыла по воздуху.
        У него тоже телекинез? Очень полезная в быту сила!
        Я открыла дверь комнаты, взяла в руки зависшую у входа стопку вещей и вошла, бегло осматриваясь. На трех кроватях были раскрыты чемоданы, и лишь одна пустовала. Будет моей.
        А пока воспользуюсь тем, что комната находится на первом этаже, и наведаюсь к лекарю. Нужно узнать, что же он сделал с моим лицом и как долго продержится эффект!
        Арчи Вар
        - Па-а-апа-а-а! Я же сильнее Сворски, почему ты взял его с собой, а не меня? - Ева ворвалась ураганом в кабинет и гневно топала ногой.
        Голубое платье было истерзано по краям, будто ее мотали за подол псы бездны. Щеки горели огнем возмущения, будто их лизнуло пламя.
        Я покачал головой. Сколько бы платьев Ева ни меняла за день, поймать ее в виде леди сложнее, чем увидеть парад планет. Удержать дочь под контролем - все равно что остановить лесной пожар: очень и очень трудно. Нянек Ева не признавала, умом обладала острым и изворотливым, помноженным на недюжинную силу и энергию, что делало ее практически неуловимой. Если надумала сбежать - ничего не остановит. Запланировала приключения - обязательно через них пройдет
        - Ты опять сбежала от Дядюшки Джо?
        Кухонный дух - единственный, кто мог завлечь ее хоть на какое-то время и удержать на месте. Правда, столовая привлекала дочь только тогда, когда там были адепты.
        - Конечно. Кухня - это не мое, папочка! Когда ты сдашься? - Ева посмотрела на доклад, который я дописал, и тоскливо вздохнула.
        - Никогда. Я все еще не теряю надежды. - Я щелкнул пальцами, отправив письмо почтовым порталом, и посмотрел в ангельские глаза дочери.
        С самого первого момента, как их увидел, в моей жизни изменилось все. Подброшенная мне на порог дома восемь лет назад, Ева стала самым невероятным сюрпризом и счастьем.
        Конечно, это счастье я не сразу осознал. Несколько месяцев разрывался между тем, чтобы не сойти с ума, и нежностью к малышке. Но сейчас, оборачиваясь на свое прошлое, понимаю, что если бы не она, то череда случайных связей, чтобы забыть русалочку, еще долго продолжалась бы.
        А тут меня по самую макушку окунуло во взрослую жизнь, хотел я того или нет. Как бы ни была богата моя семья, сколько бы нянек ни могли себе позволить, ребенку нужна была любовь. И отдавать мне ее пришлось за двоих.
        Конечно, мои родители души не чаяли в малышке. Моя мама как могла заменяла мать, младшая сестра была на подхвате, но энергии Евы хватало на всех. Еще и оставалось!
        Никто не мог ее выдержать дольше двух часов. Проверено.
        - Пап, ну когда ты меня возьмешь на охоту за одичавшими?! - капризно надула губы дочь, подбираясь к моим коленкам.
        Веера ресниц трепетали. Не знал бы - поверил.
        - Когда вырастешь!
        - Я уже большая! - И тут по широко распахнувшимся глазам девочки стало понятно: она вспомнила кое-что важное. - Кстати! Я выиграла спор, верно?
        - Верно, - кивнул я.
        Сворски она подняла с кровати. Я задолжал желание.
        - Тогда я могу прыгнуть с искусственными крыльями с академической башни? - с придыханием подскочила она на моих коленях.
        - Нет. - Я даже не думал над ответом.
        - А прокатиться в червяке? - с чуть меньшим энтузиазмом спросила Ева.
        - Нет.
        - А поплавать в пузыре? - Губы начинали надуваться от обиды.
        - Нет.
        - Тогда что толку от выигрыша? - спрыгнула Ева с коленей, обошла стол и хлопнула ладонями по нему так, что тот жалобно затрещал.
        - А ты попроси что-то обычное. - Я даже не обратил внимания на эту вспышку. Сам такой.
        - Обычное? Это скучно. Хочу… - И тут улыбка расползлась по лицу Евы. Я сразу понял: придумала шалость. И, судя по-хитрому прищуру, делиться мыслями со мной она не собиралась.
        - Хочешь что? - подтолкнул я.
        - Потом скажу! - заговорщицки подмигнула она мне, а потом вмиг стала серьезной и спросила: - А Сворски жив?
        - Жив. А что такое?
        Улыбка Евы озарила кабинет.
        - Да так…
        И это "да так” точно стрелка компаса показало направление мыслей дочери. Ее желание точно будет связано с этим задохликом.
        Сворски, Сворски, Сворски. Вокруг меня в последнее время только это и крутится.
        Дочь унеслась так же быстро, как вошла, а я остался смотреть в пространство. Внутри так и зудело: что-то не то в этом парне.
        Перед глазами так и стояли эти фиолетовые глаза. Реакция же собственного тела на жест, когда я вжал в себя адепта, чтобы спасти от одичалых, совсем выбила из колеи. Заставила усомниться в собственной нормальности.
        Даже стыдно вспомнить, что на секунду было в голове! Нет, это точно какая-то родовая магия притяжения. Иначе не объяснить.
        Стоило вспомнить Сворски, как пальцы начали отбивать нервный ритм по столу. Сквозь пелену странных чувств пробралось то самое зудящее чувство подозрения.
        Ответы парня были, мягко говоря, странными. Конечно, можно все списать на то, что ему память проредили, но я почувствовал себя так, словно преследую одичалого - в режиме охоты. Будто нащупал след. Услышал зов жертвы. Нашел зацепку.
        Жалко, что я уничтожил анкету Сворски. Но ничего. Все равно для дела нужно отправлять запрос родовому реестру. Заодно соберу побольше данных и узнаю, почему он такой странный и что с ним все же не так.
        Мия
        Двери лазарета подались легко, будто меня и ждали.
        - Господин Фрай Дай? - окликнула я лекаря в пустой приемной, покрутила головой по сторонам и застыла, прислушиваясь.
        Тихо-тихо, будто никого. Коридоры расходились в разные стороны, и я не имела ни малейшего понятия, где искать своего спасителя.
        - Господин Фрай? - еще раз спросила тишину.
        На цыпочках, будто боялась спугнуть покой, пошла по левому коридору, заглядывая в открытые двери. Вдруг звук падающих капель привлек внимание. Я прокралась к следующей двери и осторожно заглянула внутрь.
        Лекарь с жутко сосредоточенным видом напряженно вымерял пипеткой салатовую жидкость. Ядовитого цвета капли падали в розовую чашу и шипели, испарялись в дым при контакте. С каждой каплей он прикрывал ресницы, будто отсчитывал закрытием век счет. Я даже не посмела показаться и сбить Фрая Дая в такой ответственный момент.
        - Заходи, - еле слышно пригласил целитель. - Как раз думал о тебе.
        - Обо мне? - Я медленно зашла в помещение и огляделась.
        Вот что значит маг родной стихии. В кабинете целителя было столько зелени, что я чувствовала себя в небольшом оазисе среди пустыни. По потолку вились лианы, из горшков торчали маленькие плодоносящие деревья, а свет из огромного окна так и питал все солнцем.
        Я даже зажмурилась на секунду от удовольствия. Захотелось остаться здесь, а не возвращаться в комнату.
        - У тебя, наверное, есть ко мне вопросы. - Ноздри Фрая Дая затрепетали над чашей. Он поднял пиалу двумя руками и громко пригубил. - Ах, хорошо!
        - Еще сколько вопросов! - призналась я, тихонько садясь на край стула напротив.
        Нас разделял стол, заставленный стопками книг, баночками и пучками травы.
        Лекарь протянул пиалу мне и жестом показал пить.
        - Эм - Я опустила взгляд в ярко-розовую жидкость и подозрительно принюхалась.
        - Что? Не доверяешь или брезгуешь? Пей! Или тебе нужны чужие уши? - Фрай Дай устало потер кисти рук так, будто они у него затекли.
        Чужие уши мне были не нужны. Неужели это питье как-то поможет?
        - Все ещене доверяешь мне после всего?
        - Доверяю, - кивнула я, вздохнула и сделала маленький глоток.
        - Этого будет достаточно. Теперь можешь говорить открыто. Любой, кто услышит нас, не найдет в нашем разговоре ничего интересного, - пояснил целитель, провел рукой по бороде и посмотрел на меня с интересом.
        - Вы меня ждали… - догадалась я. - Знали, что приду…
        - Когда-нибудь ты должен был столкнуться с зеркалом, - довольно зевнул Фрай Дай и спросил: - Понравился новый вид?
        - Вы меня спасли. Спасибо. И скрыли ото всех, что я девушка.
        - Иначе ты бы не выжила. А целитель всегда выбирает жизнь. Правда, теперь я очень хочу узнать, что же ты задумала и зачем здесь.
        Я хотела соврать, но лекарь словно понял ход моих мыслей и опередил:
        - Профессор Рамзи сделал с тобой такое. Я знаю. И живу уже достаточно, чтобы понять, что ты хочешь отомстить. Но я не знаю как и не знаю твою историю.
        Рассказать все честно, не тая? Лекарь спас меня, поддержал и помог скрыться. Как минимум он заслуживает правды. Да к тому же он точно знает про Гордона Рамзи больше меня.
        - Не знаю, насколько далеко готова зайти, но в своих мыслях я убила Гордона Рамзи десятки раз, - призналась я и увидела огонек понимания в глазах лекаря. - Этот мужчина лишил меня всего…
        Мой рассказ занял не более пяти минут, но я выдохлась так, словно говорила весь день перед толпой. Фрай Дай молча выслушал меня, потом достал две свечи и зажег.
        - Это свечи памяти по твоим близким. - Он поставил две тонкие голубые восковые палочки в мензурки, пламя было ярко-синим.
        А потом воткнул еще одну свечу и сказал:
        - А это свеча для моего друга.
        Еще один синий огонек духовной свечи заплясал над столом.
        Лекарь поднял на меня взгляд и сказал:
        - Отомсти за три жизни так, как позволит твоя совесть. Я изменил твою внешность, голос, даже замаскировал дырки от сережек, но я не могу повлиять на твою походку и речь. Поэтому внимательно следи за этим и помни главное: тебе нельзя пить ничего алкогольного.
        - Почему?
        - Маскировка пропадет. Сейчас ее не распознает ни один сильнейший маг, потому что она на основе нашей природы. Но ей противопоказан алкоголь, так что помни: отныне повеса и гуляка Марк Сворски заядлый трезвенник.
        Ага, и без баб. Помню, помню…
        После лазарета я вернулась в общежитие, сняла с себя пыльную одежду, казенную больничную пижаму и надела чистую форму. После чего со спокойной совестью рухнула спать.
        - Эй, проснись! Обед пропустишь… - трясли меня за плечо.
        Упоминание о еде открыло мои глаза еще раньше, чем я отдала команду. Живот согласно заурчал. Троица парней надо мной понимающе ухмыльнулась.
        Брезгливый, сочувствующий и любопытный. Надо бы имена узнать, а то так и останутся прилагательными в моей памяти.
        - Иду! - хрипло спросонья ответила, поднимаясь и протирая глаза.
        Уж что-что, а приемы пищи точно пропускать не стоит. Пусть я и иссушила таинственный королевский плющ, лучше всех внутреннюю силу способен восполнить только организм естественным путем. А что может быть естественней, чем как следует поесть? Во-о-от!
        Пока все складывается очень даже хорошо! Меня даже на прием пищи разбудили сердобольные соседи. Троица смотрела на меня с любопытством, будто каждый хотел завалить вопросами, но сдерживался. Но плотину прорвал розововолосый:
        - Ты кто? - прозвучало чуть по-хамски, особенно учитывая позу со скрещенными на груди руками.
        - Кто тебя так? - тут же подключился лысый.
        - За что? - рыжий тоже не остался в сторону.
        Я бегло посмотрела по углам, на приоткрытое окно и категорично представилась, надеясь, что намек поймут:
        - Марк Сворски.
        Свое прошлое я не хотела обсуждать даже со спасителями. А уж тем более выдумывать историю о том, что же случилось с, как они думали, парнем, которого выдали за любвеобильного адепта МАМ.
        - Но… - лысый запротестовал, и я еще раз твердо повторила:
        - Марк Сворски.
        Моего прошлого теперь нет. Есть вот эта история ловеласа и моя месть.
        Рыжий положил руку на плечо лысого друга и надавил:
        - Ладно. Не хочет говорить. Не дави.
        А по лицу так и пробежала тень разочарования. Все трое надеялись на увлекательную историю, а я не спешила распускать язык.
        - Спасибо, что спасли меня. Как вас зовут? - перевела я тему.
        - Я Мик, - представился рыжий.
        - Эш, - кивнул лысый.
        - Сай, - склонил голову набок розововолосый. - Может, нам тоже придумать другие имена?
        Уколол неожиданно и весьма бодряще. Даже до совести достал.
        - Я хочу забыть, что со мной случилось. На это есть причины, - постаралась объяснить так, чтобы не обидеть своих спасителей. Единственных, кроме лекаря, кто знает, что я не Сворски. Если у них развяжутся языки - плакала моя месть.
        Троица молча ждала продолжения.
        - Не знаю, сколько мне удастся выдавать себя за другого, но попробую. По крайней, пока не объявится этот самый Сворски.
        - Это вряд ли, - скептически заметил розововолосый.
        - Почему? - насторожилась я.
        - Тебе лучше бояться, чтобы тут не объявились его враги, из-за которых Сворски сюда поступил, - загадочно бросил розововолосый Сай, развернувшись. - Пошли, а то обед закончится.
        Так-так-так! Кажется, этот розововолосый знает больше, чем говорит…
        Ничего, разболтаем. Тем более всем известно, что на сытый желудок мужики сговорчивее!
        Столовая ничем не отличалась бы от обычной, если бы не кухонный дух, орудующий на открытой кухне. Огромное лицо, похожее на блин, так угрожающе посматривало на не доедающих свою порцию адептов, что все тарелки вылизывались до блеска.
        - Авторитет, - заметила я, садясь за стол следом за троицей.
        Перед нами на стол тут же опустились подносы с едой. Порция как раз для таких задохликов, как я, - на двоих.
        - Местный, - усмехнулся розововолосый Сай. - За территорию столовой влияние не распространяется.
        - Т-ш-ш! Давно не ел блюда от шефа? - пнул по ножке стула рыжий Мик.
        - Молчу, - хитро ухмыльнулся брюзга и бегло осмотрел содержимое блюд. - Сегодня Дядюшка Джо в хорошем настроении.
        - Конечно, в хорошем. У него Ева была. - Рыжий Мик показал на измазанную яркими пятнами стену.
        - А-а-а, теперь понятно, - протянул Эш.
        - Он любит дочку магистра? - спросила, с улыбкой вспоминая свою первую встречу с девочкой.
        - Души не чает в этой чертовке, - закатил глаза розововолосый.
        - Сай! - шикнули на него одновременно Эд и Мик.
        - Что? Она маленький демон. Вся столица знает! - невинно развел руки в стороны Сай.
        - А по-моему, милашка, - пожала плечами я, нацеливаясь на еду.
        Внезапно в воздухе возникло плоское лицо кухонного духа, критично посмотрело на розововолосого. Один взгляд, и поднос Сая, полный еды, исчез в одно мгновение!
        Сай тут же раскаялся, даже руки вверх поднял, но было поздно.
        - Дядющка Джо, она демонически мила, я хотел сказать! Ми-лаш-ка! - кричал он вслед оскорбленно уплывающему духу.
        Лысый Эш и Рыжий Мик переглянулись и синхронно подвинули свои подносы ближе к Саю. Я, дабы не отбиваться от компании, тоже решила поделиться, но меня тут же остановили:
        - Наедай бока. Нам хватит, - сказал Эш.
        И тут оба подноса ребят тоже исчезли. Со стороны плиты послышался мстительный смех. Теперь единственный поднос с едой остался у меня, а перед лицом - дилемма. Поделиться со всеми, чтобы и мой поднос исчез, или съесть все самой?
        Для меня даже выбор не стоял. Пусть желудок уже сводит от голода, а при взгляде на аппетитные блюда слюнки текут, есть при голодной троице мне совесть не позволит.
        - Голодать - так вчетвером, - с этими словами я отодвинула поднос на середину стола, с грустью ожидая, что он растворится в воздухе следом за тремя собратьями.
        Сай, Эш и Мик тоже попрощались с едой, печально вздохнув.
        - И зачем? - даже спросил розововолосый, со скептическим взглядом качая головой. - Хоть один из нас поел бы…
        Брюзга в нем потихоньку теплел в мою сторону, что не могло не радовать. Я чувствовала себя не на месте, когда ко мне относились плохо. Всю жизнь во мне видели прекрасную леди, а сейчас врага народа, что не могло не действовать на нервы.
        А тем временем поднос не пропадал. Мы даже медленно повернули головы к кухонному духу, чтобы убедиться, что он на месте.
        Туточки. Тогда что?
        - Едим, пока не очнулся! - шепнул Эш.
        Наше оцепенение было похоже на секундную заморозку перед решительным прыжком. Раз - и все набросились на еду, не обращая внимания только на один набор столовых приборов, этикет и прочую чушь. Голод - это вам не шутки!
        Я не могла не заметить, что ребята оставляли мне большую часть порции, отчего внутренняя колкая боль немного подтаивала. Все-таки отличные соседи мне подобрались! Судьба не во всем ко мне жестока.
        - Слушайте, а Гордон Рамзи не живет в академии? - спросила между едой, надеясь, что такое побратимство развяжет языки.
        - При наличии такого шикарного особняка, как у него, и я бы тут не оставался. Зачем? - с полным ртом ответил лысый Эш.
        Особняк Рамзи я помнила прекрасно. Роскошное убранство, большие пространства и никакого сада. Когда Гордон забрал меня с братом к себе после казни отца, и узнал, что я не могу без растений, обещал разбить под окнами настоящий рай. Вместо этого он разверз под моими ногами ад…
        - Марк! Ма-а-арк! - вызывали меня из бездны воспоминаний.
        - А? - к новому имени не привыкла, поэтому отозвалась только после взмахов ладонью у лица.
        - Ты вилку согнул… - заметил Мик.
        Я опустила взгляд на прибор, согнутый дугой, и удивленно моргнула.
        - Ащ! А я что говорил? Мои блюда луч-ши-е! Смотрите, как малец сил набрался - приборы гнет! - гаркнул Дядюшка Джо мне прямо на ухо, материализуясь в воздухе. Посмотрел на меня как-то по-отечески одобрительно и добавил: - Заходи еще.
        А что, могло быть иначе? Не пустил бы?
        Судя по лицам моей троицы, которые выражали наивысшую степень облегчения, все именно так!
        Что ж, значит, мне и тут повезло! И пусть Гордон не ночует в академии, я найду способ испортить ему жизнь.
        Над лицом и голосом лекарь поработал, а вот над телом - нет. Это я совершенно отчетливо поняла, как только наступил вечер.
        - Они хотят, чтобы мы спали в этих вельветовых пижамах цвета детской неожиданности? - Мик оттолкнул от себя коричневую стопку одежды, берясь за пуговицы темно-синей рубашки и расстегивая одну.
        Вместе с первой расстегнутой пуговицей пришло осознание, что хоть над лицом и голосом Фрай поработал, а вот собственную реакцию мне придется отслеживать самой.
        Рубашка на рыжем Мике распахнулась, и я резко отвернулась к лысому.
        - Штаны еще ничего, можно оставить. - Лысый Эш присматривался к порткам, будто к змее: укусит или нет?
        - Я вообще дома голым сплю. Не люблю ограничений, - брезгливо поморщился Сай и схватился за штаны. Рванул вниз так быстро, что никто не успел и глазом моргнуть. Наши глаза спасла только рубашка, края которой были как раз нужной длины, чтобы прикрыть и голый перед, и зад.
        - Эй! - крикнула я возмущенно.
        - Сай! - не остался в стороне Мик.
        - Прикалываешься? - Лысый Эш тоже был не в восторге от нудистких привычек розововолосого. - Дома спи как хочешь, а тут хоть трусы оставь.
        - Ну… ладно… - нехотя натянул нижнее белье обратно Сай и, скривив губы, показал на себя: - Успокоились? Что завопили, как бабоньки?
        - А я дома маски из фрукта-вонючки для ног делаю. Так что, оставляем привычки или думаем о других? - заметил Мик.
        - Я же надел трусы! Что еще от меня хотите? Эту блевотную пижаму в жизни не надену! - запротестовал Сай, разваливаясь на кровати в одном черном белье.
        - Трусов хватит, - согласился Мик. - Но лично я их сниму, а штаны надену. Не люблю стеснения во сне.
        А вот я была не уверена, что этого хватит. Как по мне, так пижама хорошо шла к любым волосам и их полному отсутствию, как у Эша. Правда, так думала я одна. На моих глазах остальные рубашки слетели с тел, открывая вполне неплохие мужские тела.
        Я поспешно прижала к себе стопку ночной одежды, понимая, что горящие щеки - это совсем ненормальная реакция для парня. Еще заподозрят…
        - Я в туалет! - глядя только на заветную дверь в углу комнаты, сказала я.
        - А одежда тебе зачем? - не понял Мик, окликнув меня у входа в туалет.
        На нем уже красовались пижамные штаны, а я думала лишь об одном: "Вот зачем он всех оповестил, что под ними ничего нет? Я бы прекрасно прожила без этих знаний!”
        - Правильно, такой пижамой только подтираться! - одобрил Сай грубо.
        Я выпучила глаза. Неужели между собой парни так и общаются? У меня уже уши завяли!
        - Я сейчас! - Прошмыгнула в туалет и закрыла дверь на щеколду, опускаясь на унитаз с чувством, будто пробежала марафон.
        Мужики проще относятся к своему телу. Мне нужно тоже привыкнуть и не реагировать, что бы ни увидела и ни услышала, ведь так? А то меня так никакой Фрай Дай не спасет!
        Я сняла форму и посмотрела вниз на свое тело. Кажется или я немного обросла жирком? Хоть что-то появилось помимо костей! Ура!
        Вот только утром мое "ура” сменилось на паническое: "О боги!” А все дело в том, что, повернувшись на живот, я совершенно отчетливо поняла, что мои верхние формы вернулись во всей красе.
        - Вставай, Марк! На пары опоздаем! - кричала вся троица надо мной, пока я грызла подушку и думала, что делать.
        Почему так быстро все вернулось? Дело в стряпне Дядюшки Джо или в том королевском плюще? И что мне теперь делать?!
        ГЛАВА 6
        - Что развалился? Хватит подушку мять! За опоздание одного из комнаты наказывают всех четверых! - Мик попытался стащить с меня одеяло, и я судорожно вцепилась в край.
        Командный дух поднимают так? Отличная идея, если бы не одно верхнее весомое но. Что мне с ним делать?
        Просунула руку между весомыми достоинствами и матрасом и поняла, что вернулись они еще не в полном объеме. Правда, это картины не меняло: даже имеющиеся выпуклости было не скрыть рубашкой и пиджаком.
        - Идите, я догоню, - заверила в подушку троицу.
        - Ага, знаю. Задрыхнешь сейчас! Давай вылезай! - Сай с крайне брезгливым выражением лица крайне крепко ухватил меня за щиколотку. Наши взгляды встретились: его решительный и мой на грани истерики.
        Интересно, а крутой покат бедер тоже вернулся? Тогда мне точно конец!
        Если грудь я еще могу перетянуть, то мою попу при всем желании не усмирить.
        - Не на-до! - Под мой протест души Сай дернул мою щиколотку на себя, и я свалилась с кровати с довольно внушительным "бам”. Так кости не звенят об пол, так звучит мяско!
        Одеяло стянулось на голову, открывая ноги, и сверху послышался голос Эша:
        - Ого! Да ты за ночь жирком оброс! Крутая регенерация!
        Это не регенерация, это плющ! Раньше мое тело никогда так не восстанавливалось, да и истязания Гордона показали, что я совсем не чудо-пример восстановления.
        - Подъем! - Сай ласково так пнул меня ногой.
        - Я ж тебя! - Замахнулась из-под одеяла кулаком, понимая, что мужики такие выходки не спускают. Но все, что я смогла, - это помахать кулаком под одеялом. Не очень угрожающе, но совесть успокоила.
        Встала, зажав перед собой одеяло, и посмотрела на ребят.
        - О, у тебя и волосы отрасли!
        - Отрасли? - выдохнула, поднимая руку вверх.
        Облегчению не было предела, когда я нащупала волосы длиной не больше бутона розы.
        Но такие радикальные изменения пугали. Что, если местная еда с какими-то добавками? Вот еще раз позавтракаю - и обзаведусь гривой и аппетитными формами. Или плющ так поможет восстановиться, что не успею даже малейше испортить жизнь Гордону, как меня разоблачат.
        Сердце стучало в груди как сумасшедшее. Я бегло переводила взгляд на парней, пытаясь понять по лицам, не изменились ли черты лица. Вдруг магия Фрая Дая тоже перестала действовать? Тогда мне точно крышка.
        Но ребята лишь бросили еще по одному любопытному взгляду и стали собирать рюкзаки.
        - Твой на столе. Собран, так как ты вчера его даже не трогал.
        Что? Рюкзак? Вот уж до чего мне сейчас точно дела нет!
        - Я в туалет и догоню! Идите без меня! - крикнула, поменяв одеяло на форму и прижимая к груди. Надеюсь, в уборной найдется, чем перетянуть грудь.
        - Точно больше не уснешь? - спросил рыжий Мик, ковыряясь в ухе.
        Фух, если бы видел во мне хоть намек на девушку, то точно не стал бы устраивать эти отвратительные раскопки! Выглядело жутко, и это немного меня успокоило.
        - Давай, кабинет сто три, первый корпус.
        - А кто ведет? - Я закрыла дверь туалета и осмотрелась.
        - Гордон Рамзи! - донеслось из-за двери, и я еще старательней стала искать материал для перевязки.
        Ни за что не упущу шанс. Раз сама природа моего тела говорит поторапливаться, то я уж расстараюсь. Кто еще, кроме мага природы, знает тысячу и один способ отравить растительными ядами? Да я с детства изучила порядка пятидесяти сочетаний, которые абсолютно безобидны поодиночке и смертельны вместе.
        Конечно, я бы лучше наслаждалась долгой и медленной смертью Гордона Рамзи, но раз мои формы так и сигналят об опасности, поспешу.
        Главное - его смерть. А уж я тогда подберу самый мучительный способ.
        Я осмотрела на себя снизу вверх и с облегчением отметила, что пока вернулись только верхние формы и чуть обросли мясом ноги. Значит, сегодня все еще не так плохо, нужно замотать только грудь.
        Итак, что тут у нас? Аптечка? Бинт? Вот и отлично! Уберу помеху, а по пути в корпус посмотрю хотя бы один корешок для любимого главгада.
        Я затянула грудь, торопливо надела форму и посмотрела в зеркало с улыбкой, глядя на отражение миловидного парня с лохматой прической.
        - Держись, Гордон Рамзи! Я немного окрепла и готова мстить!
        На пути к учебному корпусу мне удалось увидеть только одно растение, которое отвечало запросу "ярко-алый кустарник горвии". Вот только вторую часть смертельного уравнения было достать так же сложно, как увидеть солнце среди ночи. Как назло, это был чай, который последние пять лет подавался исключительно королю, - "Золотой халат Голубой горы”. А все потому, что урожай резко снизился из-за живности, которая завелась на одноименной горе.
        Задумчиво сорвав несколько листочков, я растерла их в ладони и насладилась легким мятным ароматом. Мало кто знал, что благодаря маленькому жучку на Голубой горе, который оставляет на своем пути следы, подобные тонкой слюде, сочетание этих двух ингредиентов может стоить жизни.
        Мой отец не просто так занимал свою должность, слыл ходячей энциклопедией, и я жадно впитывала его знания как губка. Жаль, что, зная ценность отца, король так легко поверил в его виновность. Хотя, зная двор, понимаю, что другого выбора, после общественного позора для монарха, просто не было. Придворные посчитали бы слабостью другое поведение короля, поэтому у него не было выхода.
        И это все прекрасно знал Рамзи, устраняя помеху-отца с пути.
        Мне все время было одно интересно. Сколько бы ни думала над этим, не могла понять, почему Гордон так спешил, будто у него сроки поджимали.
        В задумчивости я сунула в карман листья алого кустарника и зашла в учебный корпус вслед за спешащими со всех сторон адептами.
        Толпа несла меня по коридору. Впереди уже мелькал номер нужной аудитории, когда какой-то подлец больно ткнул меня локтем в бок и прошипел:
        - Это тебе за сестру, придурок!
        Ё-мое! И тут родственнички!
        Тут же с другой стороны кто-то долговязый выставил ногу, сделав подножку:
        - Это тебе за маму, сволочь!
        "Маму? Сворски и по "мамочкам” промышлял? Умереть не встать!” - думала я, летя вниз.
        Вот только любое тело защищает себя от боли. Инстинкт самосохранения называется. И мой оказался отличным - не давал только начинающее крепнуть тело в обиду. Руки сами собой зацепились за что-то впереди, благодаря чему я притормозила и плавно сползла вниз вместо того, чтобы плашмя шлепнуться на живот.
        Кажется, я слышала звук рвущейся ткани?
        - Ты труп, Марк Сворски! - разгневанный рык сверху заставил волосы на голове встать дыбом.
        Я медленно перевела взгляд на свои руки и увидела зажатую в руках белоснежную ткань. Теперь, чтобы понять масштаб бедствий, оставалось посмотреть вверх, но я не спешила - судорожно думала, что делать. Ведь голос я узнала бы из тысячи - это Рамзи.
        Но посмотреть в лицо неприятностям нужно. Вокруг все сильнее жужжали голоса адептов, которые готовы заколоть жалами моего прототипа Сворски.
        Итак, перед рубашки или зад?
        Я подняла взгляд и посмотрела в полные гнева глаза Гордона Рамзи. Аж вздрогнула от неприязни, которая бурлила там, подобно лаве в жерле вулкана.
        Никогда он так не смотрел на меня. Всегда с вожделением, желанием. Даже когда в тюрьме запер, то выглядел одержимо, но никогда не было этого желания убить.
        Теперь у нас это взаимно…
        Так откуда ткань в моих руках?
        И тут Рамзи красноречиво отвернулся и показал абсолютно голую спину. С двух сторон развевались, словно флаги, части рубашки.
        И как я блондина в белом впереди себя не заметила? С другой стороны, толпа была такой плотной, что немудрено…
        И это про Гордона ходят слухи, что он везунчик? Да такого "счастливчика” еще поискать нужно - на меня наткнуться!
        Пиджак Гордон сжимал в руке до белых костяшек - злился невероятно. Воздушные процедуры совсем не входили в его планы на сегодня, а вот я могла повернуть все в свою пользу и даже листья алого кустарника использовать…
        - Профессор Рамзи, позвольте мне исправить все! - Вскочила торопливо на ноги, встречая полный желания убивать взгляд Гордона и отвечая ему тем же.
        - И чем же?
        - Я зашью! Будет как новая!
        - Ты?
        - Я!
        - Сам подписался! Я тебя за язык не тянул, так и знай. Сам сказал, что будет как новая! - Гордон на глазах стянул с себя остатки рубашки через перед, оголив достаточно неплохой торс, и швырнул мне рванину прямо в лицо. - Чтобы к концу пары было готово!
        Я шлепнула пятерню себе на лицо, стягивая белую завесу, и увидела, как, уходя, Рамзи натягивает пиджак прямо на голое тело.
        К концу пары? Да легко! Возможно, Сворски в руках никогда иголки не держал, но не я.
        - На это стоит посмотреть! - раздалось справа.
        - Ага. Я тоже не пропущу этого позора!
        - Профессор Рамзи от него мокрого места не оставит, когда увидит результат, вот уверен!
        В меня так верили со всех сторон, что за Сворски аж гордо становилось. Это же надо так всем поднас… попортить жизнь девам и себе репутацию, чтобы заслужить такую любовь окружающих!
        Ну ничего. Я смогу неприятность обернуть в приятность! Похоже, с моим прибытием в МАМ удача покинет главгада.
        Я сжала в кармане листья алого кустарника и применила магию, получив несколько метров красной нити. Жалко, что не белой, но так даже красивее будет. Даже если он час поносит потом рубашку, экстракт листьев проникнет под кожу Гордона, сделав свое дело.
        Остается надеяться, что у него нет смены рубашки в кабинете, а дресс-код не позволит щеголять в пиджаке не голое тело и дальше…
        Задняя парта, иголка из закромов коменданта Безногого Бро и два часа времени, плюс щепотка таланта, магия природы - и рубашка почти как новенькая. Словно алые тонкие молнии на спине, искусная работа швеи.
        Не переборщила с аккуратностью? Мужчины так шьют? Наверное, не стоило добавлять алые цветки и лепестки…
        - Сворски, ты издеваешься? Красные нитки на белом? Цветы? - Гордон в шоке тряс рубашкой, будто надеялся, что лепестки осыпятся с нее и вернут первоначальный вид сорочке.
        - Что вы, профессор Рамзи! Цвет почтения - алый. Это самый лучший выбор, который я только мог сделать. А цветы салофа на рубашке цветут только одну ночь в десятилетие. Символизируют ценность шанса на прощение, который вы мне дали, - я заранее заготовила объяснение и теперь певчей птицей разливалась перед переполненной аудиторией.
        Казалось, что на продолжение утреннего представления сбежалась половина МАМ. Кажется, в толпе даже мелькнула пара лиц профессоров. Я даже заметила профессора Виморта Тирка, все так же завернутого в шарф по самый нос. Никак не выздоровеет, бедолага…
        А тем временем Гордон смотрел на меня в пораженном удивлении. В глазах так и читалось: "Ах ты, мелкий гад, убить тебя мало!” А все потому, что я фактически не оставила шанса не принять рубашку. Выкинет - потом вызовут к декану по поводу предвзятого отношения к адепту. Примет - проиграет самому себе.
        - Теперь понятно, как ты околдовал мою племянницу: язык у тебя подвешен что надо! - цокнул недовольно языком Рамзи.
        Я стояла всего в двух метрах от главгада, а он не узнавал меня. И даже мою магию не распознал на нитях, что только убедило в том, что я как личность его мало интересовала. Это точно была какая-то сумасшедшая одержимость. Желание получить во что бы то ни стало. Или что-то еще, чего я не понимаю.
        А раз не узнал мою магию и меня, я могу ли быть в полной безопасности?
        Рамзи, судя по виду, готов был лучше пойти на ковер декана, чем принять от меня такую расписную рубаху. А мне очень надо, чтобы надел. Чтобы хоть пару в ней провел!
        Я сделала шаг ближе к Гордону Рамзи и выдвинула последний аргумент:
        - Эти цветы способны изменить судьбу. Клянусь! - И даже руку подняла, щелкнула пальцами в воздухе, давая магическую клятву.
        Я же не говорила, в какую сторону изменится жизнь главгада. Значит, даже не соврала! Чистейшая правда!
        Рамзи тут же заинтересованно застыл, будто прокручивал мои слова в уме, а потом посмотрел мне прямо в глаза.
        Впервые так открыто, буквально зрачки в зрачки, и я внутри вся сжалась. Внезапно Гордон нахмурился, в глазах мелькнуло удивление.
        Неужели узнал?
        - Профессор! Срочно измените свою судьбу - наденьте рубашку! - Я буквально проскользнула за спину Рамзи, пока он не раскрыл меня, и взялась сзади за воротник пиджака. - Позвольте помочь!
        От моего напора блондинистый гад так растерялся, что я смогла стянуть пиджак с оцепеневшего тела и быстро просунула одну руку Гордона в рубашку. Не поднимала глаза, чтобы больше не столкнуться с ним взглядом и не раскрыть себя. В голове билась лишь одна мысль: пусть хоть пять минут побудет в рубашке, этого хватит!
        И вот уже второй рукав на месте.
        Фух! Почти…
        Неожиданно Гордон поймал меня за руку и вытащил из-за своей спины. Наши глаза встретились вновь, и меня пробрала дрожь от взгляда.
        - А пуговицы, Сворски? - спросил главгад и до боли сжал кисть.
        Неужели узнал?
        Пуговицы? Да пусть подавится ими!
        Но сказать такое сейчас нельзя, никак нельзя. Особенно когда так подозрительно смотрит. Пристально, до вскрытия воспоминаний, которые вот-вот запахнут душком. Прошлое тут же меня одурманит, и я накинусь на Рамзи прямо здесь.
        Нет, надо держать себя в руках всеми силами.
        - Где-то я тебя видел. Такой знакомый упрямый взгляд… - Гордон притягивал меня за руку все ближе к себе, подбираясь к сути.
        А вот это опасно! Мои глаза-то не изменились. И цвет редкий даже для магов природы - фиолетовый. Неужели заподозрит? Нужно срочно выбить почву из-под ног, да так, чтобы думать забыл о сходстве.
        - Профессор Рамзи, простите, но я только по девушкам… - раскаянно покачала головой, опуская взгляд, и тут же почувствовала предупреждающее жжение в нижних "недодевяносто”.
        Клятва "без баб” напоминала о себе в самом интересном месте, говоря о юморе мага, взявшего с меня обещание. Так себе с остроумием у Арчи Рейва, скажу я вам. Мне не понравилось!
        Гордон мгновенно покраснел от гнева, что было особенно сильно заметно на белоснежной коже на фоне светлых волос. Зато думать забыл о сходстве. Прошипел:
        - У тебя две жизни, С-с-с-сворски?
        Похоже, фамилия Марка просто создана, чтобы ее шипели с ненавистью… Эх!
        - Одна, профессор Рамзи, - сказала вслух, а потом мстительно проговорила про себя: "Но очень крепкая. В другой мир уйду только с тобой!”
        Сколько прошло? Минута? Две? Если хотя бы еще три-четыре минуты рубашка продержится на теле гада, можно будет перейти к следующей части плана - добыть вторую известную смертельного уравнения.
        Я осторожно потянула на себя руку, чтобы вырваться, но не тут-то было. Разозлила я Рамзи не на шутку, даже предметы вокруг задрожали от силы его дара телекинеза.
        И я задрожала. Он дышал мне в лицо угрозой, как тогда в камере, и я словно почувствовала удушливую хватку на горле. Невидимая рука, сотканная из воздуха, душила меня все сильнее.
        Я слышала, что маги разума умеют такое, но никогда не ощущала на себе. Даже когда Гордон сыпал угрозами, ничего подобного не делал, что даже удивительно. Осушил - это да. Но не душил.
        А сейчас вокруг нас летали книги, шурша листами так, словно загоняли в бездну. Проносились ручки, оставляя письмена магических проклятий прямо в воздухе. Свистели мимо ушей тетрадные листы, оставляя тонкие ранки-полосы на моих ушах.
        Выбесила я Гордона не на шутку.
        До смерти.
        До своей.
        Никого не боится. Ни ректора, ни декана. И как его боготворят столько людей? Поражающий талант и сила дара, конечно, налицо. Но ведь гад. Главгад! Как этого не видят?
        Из моего рта вырвался хрип. Я вцепилась свободной рукой в невидимую руку и попыталась оторвать ее от себя.
        Тщетно!
        "Я не могу умереть в его руках! Все должно быть наоборот. Это я должна поймать его последний вздох”. Эта мысль так меня разозлила, что я призвала все силы, что были.
        Я почувствовала каждое растение в радиусе двадцати ри. Отозвались корни под полом, деревья за окном. В глазах стремительно темнело. Времени не оставалось, и я разом бахнула все силы на свое спасение.
        Корни прорвали деревянный пол, раскидав щепки, и обвили тело Гордона, сжимая блондина до состояния надутых под кожей вен. Невидимая рука на моем горле ослабла, как и хватка на руке, и я отскочила на шаг назад, задыхаясь в кашле.
        По моему телу под рубашкой скользнул вниз бинт. Мои верхние достоинства сдулись, а руки снова стали напоминать тонкие плети. Похоже, плющило мое тело от количества силы в организме в разные стороны. Надерусь - все формы появляются. Отдам резерв - опять доходяга. Это что мне теперь, выходит, на голодном пайке сидеть, чтобы не блистать формами?
        - Что тут происходит? - Раздвигая толпу адептов руками, к нам двигался Арчи Рейв.
        Беспокойно посмотрел на сложенную буквой "Г” меня, потом повернулся к Гордону, плененному в тисках корней. Удивленно заметил с явной насмешкой в голосе:
        - Твоя удача налицо, Рамзи! Так опозориться перед адептами реакцией организма только тебе под силу!
        Сразу чувствуется неприязнь между этими двумя. Пламенная и взаимная.
        Но, подождите-ка, о чем это он? Какая реакция организма?
        Я осмотрела Рамзи с ног до головы и на уровне ниже пояса ахнула. Выпуклость не оставляла сомнений о притоке крови к нижней части организма.
        Гордон напоминал помидор с синими венами под кожей. Все силы он тратил на то, чтобы выпутаться из корней, но я знала: не раньше, чем через час. Не зря я столько сил потратила, аж сдулась.
        Арчи Рейв посмотрел на меня как-то странно. Покосился, взгляд из-под ресниц, а из-за маски и не прочитаешь выражение лица. Еще и губы так скривил недовольно, что я так и не поняла, что он испытывает.
        - Сворски, за мной, - скомандовал он. - А то ты вызываешь у людей странные реакции. Надо тебя сбрызнуть слюной дракона.
        Адепты зашептались. Рамзи еще больше покраснел. А я категорически не понимала, зачем мне эта глобальная чистка нужна.
        - Зачем? - недоуменно спросила.
        - Как зачем? Похоже, что все привороты влюбленных в тебя дев прилипли к твоей защитной оболочке и отскакивают при воздействии магии, - недовольно пояснил Арчи, будто это ему досталось, а не Рамзи.
        - Так это же хорошо, магистр! - обрадованно заявила я, совсем не желая чиститься. Нет на мне приворотов, да еще исхудала, не нужна мне эта слюна дракона совсем - еще и магию Фрая Дая сотрет. Что тогда делать буду?
        - Посмотри на бедного профессора Рамзи. Чего же хорошего? - сейчас магистр вопрошал, словно заботливый дядюшка.
        Но я не попадусь на эту уловку. Нельзя мне на чистку!
        - Так не надо на мне свою магию применять и нападать на меня! Тогда все в порядке будет! - защищалась я.
        - Боюсь, это невозможно, Сворски, - сощурил глаза в прорезях маски Арчи Рейв. - Слишком многим ты насолил. Теперь терпи. Это все карма!
        Последнее сказано было так, будто я успела и самому магистру насолить. Вот только когда? Где? Не помню такого!
        И почему его так разозлило восстание тела Гордона? Должен радоваться позору врага, как радуюсь я! Слухи же поползут - закачаешься!
        А он - нет. Глаза блестят, губы сжаты. Точно оросит этой слюной исподтишка…
        Взгляд Арчи Рейва даже не говорил - утверждал: немедленно очистит меня от малейших приворотов во что бы то ни стало. Я еще никогда не видела его таким решительным.
        Угораздило меня нарваться на такого! То безбабную клятву взял, то ауру собрался почистить. Скоро совсем монахом сделает! Точнее - монахиней, а то я уже даже про себя заговариваюсь.
        Но Гордон так просто оставаться в тисках желания не желал. Как заорет:
        - Сначала пусть меня отпустит! Потом хоть замачивай его в этой слюне, хоть топи!
        Гордон Рамзи все еще пытался сохранить лицо. Про себя отметила, что вздутые вены ему не идут. Совсем. Интересно, а что теперь думают о своем кумире адепты МАМ?
        Оказалось, что парни с удовольствием следили за развитием событий. Явно разделились на два лагеря: одни втихаря посмеивались над щекотливой ситуацией, другие сочувственно посматривали на профессора и спрашивали друг друга, не отлетит ли от меня что-то еще и в них. Им ох как не хотелось бы!
        Недолог час, и точно замочат меня толпой в этой слюнявой очищающей жидкости священного животного.
        - Нечего очищать, магистр Рейв. - Я стерла каплю пота с виска, заверяя: - Лекарь меня в цветочном коконе лечил. Тот все магические чакры очищает, оболочку вылизывает, ауру натирает до блеска.
        - До блеска, значит? Хочешь сказать, нашего великого Гордона Рамзи самого так угораздило? - спросил не без издевки над коллегой Арчи.
        Наклонился ко мне, взглядом спрашивая: "Ну-ка, посмотри в мои глаза. Врешь же!”
        Я тактично и очень многозначительно промолчала.
        Не врала. Этот кокон действительно известен тем, что чистит от и до. После него как младенец - чист и светел.
        Но почему-то магистр сомневался. Сильно сомневался. Так, будто это у него восстание тела случилось, а не у нашего общего врага.
        Я про себя отсчитывала минуты и радовалась. Даже если сейчас случится невероятное и Гордон разорвет путы, а следом умоет моими слезами зашитую мной же рубашку, красный кустарник уже подействует. А это уже большая победа!
        Арчи не веселился. Пыхтел под маской, которую мне жуть как хотелось содрать.
        Он в ней и спит, интересно? Сросся прям! Вот бы снять ее и посмотреть, какой он под ней. Таит уродство или что-то еще?
        Ай! Меня потащило с жуткой скоростью к Рамзи. Секунда - и вот он опять дышит мне прямо в лицо:
        - С-с-сворски! Отзови свои корни!
        Корни ему свои отозвать! Как же! Мои корни все уничтожил, семью убил, и тут отпустить. Да ни за что!
        - Не могу! Через часик само отпустит… - сказала и услышала звонок на следующую пару, воспользовалась этим прекрасным шансом, чтобы оставить двух мужчин за бортом. - А мы пока с сокурсниками на пары пойдем! Учеба - свет…
        И я задом отошла к своей троице, которые тут же сомкнули ряды, запихивая меня за свои спины. Повезло мне, что мы в одной упряжке оказались! Всегда прикроют из чувства причастности к моему попаданию в академию.
        Рамзи откуда-то притянул канцелярский нож и стал виртуозно подпиливать корни. Но я не зря так схуднула - сил бросила много. А это значило, что стоило Гордону разрезать один корень и перейти к другому, как два отрезанных конца тут же срослись вместе.
        Пожалуй, про час я соврала. До вечера страдать будет. Хорошо хоть, восстание тел прекратилось.
        Я со своей тройкой отходила в сторону выхода, а вот другие адепты не спешили.
        - Никому на пары не нужно? - голос Арчи Рейва звучал недовольно.
        Почему-то показалось, что магистр недоволен не адептами, а лично мной.
        - Может, помочь чем, профессор Рамзи? - спросил кто-то из стоящей рядом публики, когда я была уже у двери.
        - Что, нашелся еще один идиот, который готов под ноль угрохать потенциал силы? Тогда прошу! - гаркнул Рамзи, а потом заметно тише пробурчал: - Не видишь, что даже я не трогаю чистую силу природы. Хотя что вам знать, первогодки! Идите и учитесь. Поумнеете!
        Чистая сила природы? Ну да, папа говорил, что чище нашей родовой силы не найти. Не натолкнет ли это Гордона на мысли о настоящей мне?
        Надеюсь, он слишком занят выпутыванием из затруднительного дела, чтобы подумать об этом. И я знала, в чем загвоздка: в отличие от других сил, маги природы работают с чистейшей энергией, при воздействии на которую преобразованной магией может случиться непредсказуемое.
        Гордон Рамзи был силен. Очень. Я видела его силу и в образе девушки, и сейчас во время схватки. Неужели боится? Почему?
        Решила спросить у троицы:
        - Слушайте, я вот что не пойму: почему профессор готов дальше позориться, но не скрутит мои корни в клубок? Характер у него взрывной. Думал, что не сдержится.
        - Да все просто. - Розововолосый Сай посмотрел на меня так, будто я не знаю элементарных вещей. - С везучестью Гордона Рамзи ему точно не поздоровится! Все знают, что профессор никогда не спорит и не рискует, потому что обязательно проиграет.
        Проиграет? Невезучий? Я бы так не сказала. С моей семьей и мной он расправился четко!
        - Тогда почему такого невезучего боготворят столько людей? - все еще не понимала я.
        - Потому что он жутко талантливый и упорный. Ему с детства везет как утопленнику, а он все равно выбрался из самой грязи на верхушку мира, - пояснил рыжий Мик, и я уловила в его голосе уважение к Рамзи.
        Так вот что имел в виду Арчи Рейв, когда говорил про везение Гордона… А ведь правда: и прореха появилась под профессором, и я на его пути. Теперь осталось сбросить его с этой верхушки мира прямо в могильную яму!
        - Марк, что за выражение лица? - спросил Эш.
        - Какое? - поинтересовалась я.
        - Убийственное, - согласился с приятелем Мик.
        - Я просто голодный! - И ничуть не соврала.
        - Потерпи еще одну пару, потом пойдем в столовую. Ты опять выглядишь, как оживший труп, - брезгливо скривился Сай.
        А я-то уже немного узнала парня - забота тут тоже проскользнула.
        - Мне уже не привыкать, - улыбнулась я, чувствуя легкое головокружение от голода. Пусть я и выглядела не очень, зато могу без опасений снова набить живот. Вот тогда точно пойму, сколько нужно съесть на верхние достоинства, а сколько на нижние!
        ГЛАВА 7
        Еда была настолько вкусной, что я чуть не съела пальцы. Молилась про себя только об одном: чтобы все съеденное тут же не отложилось в боках, а хотя бы подождало до вечера.
        Дядюшка Джо поглядывал на меня с какой-то отеческой строгой любовью и контролируемым умилением. Как увидел меня на пороге в том же состоянии перышка, что и вчера, так заорал:
        - Не в адепта корм! Безобразие!
        И завалил мой поднос с едой так, что я не видела Мика, сидящего напротив. Зато прекрасно разглядела Еву, лихо подвинувшую меня на стуле и уместившую свою пятую точку рядом со мной.
        - Ешь-ешь! Я сказала Дядюшке Джо, что ты хороший! - поделилась девочка и провела рукой по отросшим волосам, обратившись к кухонному духу: - Но смотри, еда все же на пользу пошла: все в шевелюру устремилось.
        - И то хлеб! - согласился Дядюшка Джо, смотря на меня крайне побуждающе. Гадать не надо, что хотел: чтобы я побыстрее взяла вилку и затолкала в себя все без остатка. Что и подтвердил словами: - Давай-давай, питайся, немощный. Перерыв не бесконечен.
        А я и правда проголодалась до головокружения. Даже не помню, как пару по тактике отсидела. Вместо преподавателя перед глазами круги плавали. Зато аромат еды сразу прояснил и разум, и зрение.
        - Как доешь, кое-что покажу, - шепнула на ухо Ева.
        - Это срочно? У меня еще две пары по расписанию, - бросив взгляд на тут же навострившую уши троицу, шепнула девочке.
        - Конечно, срочно! У меня других дел не бывает, - важно сказала крошка.
        А мне пришла мысль, которая заставила напрячься и почувствовать неприятный укол внутри:
        - Тебя кто-то обидел?
        Если так, то и парами пожертвую - не дам в обиду девчонку.
        - Фыр! Вот еще! Я сама кого хочешь обижу. А кого не смогу, с тем папочка разберется, - беззаботно заявила Ева.
        Я посмотрела на девочку. Вот уж кто не даст себя обиду - это точно! А уж если папа вмешается, то я не завидую ее врагам.
        Как же хотелось узнать у девочки про Арчи побольше. Почему носит маску? Где мама Евы? Лучшего информатора, чем Ева, не найти. Но вот прогуливать пары на второй день занятий - ужасная идея. Я еще не осуществила до конца свой план, сделала лишь глоток торжества. Не хочу так глупо распрощаться с шансом.
        - Ну так что? - Еве не сиделось от нетерпения - она елозила попой на стуле, постоянно задевая меня. А так как силенок в девочке было побольше, чем во мне, то я уже сидела на одном костном полупопии, чудом балансируя на весу.
        Кухонный дух даже не реагировал на слова девочки - внимательно следил, чтобы я орудовала вилкой без остановки, что я и делала.
        - Мне нельзя, Ева. Я весь твой после пар. Договорились? - с набитым ртом сказала девочке, потому что культурно прожевать и ответить нормально мешал пристальный взгляд Дядюшки Джо.
        Пришлось намекнуть:
        - Уважаемый кухонный дух, ну не смотрите на меня так, я подавлюсь. Правда.
        - Ешь! - важно кивнул он в ответ, но все же улетел по своим делам.
        Я выдохнула с облегчением и снова посмотрела на девочку. Ева надулась от обиды, забавно выпятив губы.
        - Мне никто не отказывает, - многозначительно покосилась на меня.
        Вот лиса! Умело шантажирует связями!
        - Так и я не отказал. Мы просто перенесем нашу встречу на позднее время. - Я по-дружески подвинула попой Евину пятую точку так, чтобы на стуле мы сидели обе.
        - А потом скажешь, что у тебя домашнее задание и ты жутко занят? - недовольно сложила руки на груди Ева, закрываясь от мира.
        - Не скажу. Клянусь. Итак, где встречаемся? - я попробовала провернуть маленький словесный трюк.
        Ева колебалась. Глаза метались в нерешительности. Ее энергия так и перла во все стороны, и подождать несколько часов, судя по всему, казалось для нее смерти подобно.
        Девочка мне очень нравилась. Очень. Не хотелось ее обижать не из-за Арчи Рейва, а из-за нее самой. Хотя, признаться, подобраться через нее к своей следующей цели было бы куда как проще. Ведь мне нужен чай, который подают только во дворце. А эта маленькая мисс и ее семья там частенько бывают. Но как только я об этом думала, так сразу просыпалась совесть. Она говорила: дружи искренне или не дружи вовсе.
        Придется дружить и с Евой, и с совестью.
        - Видишь, я даже не спрашиваю, что за шалость ты хочешь провернуть…
        - Откуда ты знаешь про шалость? - Ева тут же повернулась ко мне всем телом и восхищенно спросила: - Умеешь читать мысли, да?
        Сай подавился от смеха, Эш весело хрюкнул, Мик заржал в кулак. Вся академия и даже новоприбывшие адепты знали, что Ева - это равно шалость. Однако девочка о такой славе и не подозревала.
        - При встрече расскажу, - заинтиговала я, глядя на взбудораженную девчонку. - Так что, где встречаемся?
        Ева выпрямилась, предвзято посмотрела на троицу моих друзей и недоверчиво поджала губы. Поманила меня рукой ближе к себе и шепнула еле слышно:
        - У пруда кикимор!
        А потом отпрянула и прижала палец к своим губам:
        - Только тш-ш!
        Если бы я только тогда знала, что это за место, то связала бы ее по рукам и ногам. Вместо этого я согласно кивнула, решив потом поинтересоваться у троицы, где же этот загадочный пруд.
        На следующей паре двое совсем молодых преподавателей знакомили нас с видами атак диких. Один играл роль защитника, а второй - одичалого. При помощи магии они принимали разные формы и нападали так изощренно, что я поняла: на поле боя мне делать нечего. Не женское это дело. Не цветочка!
        - Кто встречал хоть раз одичалого? - спросили у аудитории профессора.
        Конечно же, я молчала в тряпочку о том, что благодаря Арчи Рейву уже была на одном практическом занятии и даже пассивно поучаствовала в сражении пятым колесом.
        А потом меня угораздило спросить у сидевшего рядом Сая:
        - Знаешь что-нибудь про пруд кикимор в МАМ?
        После этого все внимание от изучаемой темы сдуло ураганом. Розововолосый резко повернулся ко мне и так страшно выпучил глаза, что я сразу поняла: имидж у местечка ужасный.
        - Зачем тебе? Не ходи, - наклонившись вниз, будто что-то старательно записывая, сказал Сай.
        - Не могу. Туда Ева ушла, - поделилась я.
        Розововолосый заметно занервничал и спросил:
        - А магистр Рейв знает?
        Я посмотрела на него как на дурака. Сай понял без слов и сам же ответил:
        - Конечно, не знает, это же Ева!
        И отвернулся в сторону, будто девчонка успела ему нервов помотать на десять лет вперед.
        - Так что там? - допытывалась я шепотом. - Логично, что кикиморы…
        - Этого хватит. Болотные девы - те же одичалые маги природы, кто потерял себя. Ты же знаешь, как маг жизни, что случается с теми из вас, кто превращается в убийц?
        При этих словах меня будто ошпарили кипятком. Я не знала…
        Мама умерла, когда мне было десять. После этого папа изрядно баловал меня и ограждал от всего опасного. В том числе от обратной стороны нашей силы.
        Это что получается, если я убью Гордона при помощи силы природы, то превращусь в кикимору? Жуть какая! Как хорошо, что я выбрала другой способ, чтобы Разми встретился с предками. Ведь смертельное уравнение - это не использование силы? Это же знания!
        А вот Ева, похоже, в опасности! Что-то мне подсказывало, что неуемная девочка не будет ждать окончания моих пар и отправилась к пруду кикимор прямо после столовой.
        - Где этот пруд? - спросила Сая.
        - На северо-востоке академии, там, где Вечнозеленый лес, - шепнул он еле слышно.
        - Поняла!
        После этого усидеть на месте я просто не могла. Подняла руку вверх, сверля профессоров умоляющим взглядом, пока один из них не кивнул и не показал на дверь. Они-то подумали, что у неусидчивого адепта в моем лице в глазах плещется желтое вещество, а не страх.
        Только бы успеть! Только бы Ева еще не дошла до пруда!
        Может, позвать с собой Арчи Рейва? Что, если Ева уже по уши в беде?
        С другой стороны, если я подниму панику, а девочка спокойно себе сидит где-нибудь в уголке академии, то она смертельно обидится. Потому что магистр точно устроит взбучку дочурке!
        И вообще, вот скажите на милость, что делает такой опасный пруд в академии, где полно любопытных и вездесущих адептов?
        Я выбежала из учебного корпуса и посмотрела по сторонам. Где искать Еву? На кухне?
        Я влетела в столовую и с ходу спросила у Дядюшки Джо, который от неожиданности даже яйцо на пол выронил.
        - Еву не видели?
        - Сразу за вами ушла. Сказала, что нужно подготовиться.
        Слова кухонного духа совершенно не обнадежили. Похоже, Ева уже в гостях у кикимор…
        Интуиция подсказывала, что нужно торопиться. Искать магистра не было времени, поэтому я решила положиться здесь на Дядюшку Джо.
        - Скажите Арчи Рейву, что его дочь пошла к пруду кикимор! Срочно!
        Я бежала по аллеям из последних сил, чувствуя, что организм работает на чистом упорстве. Еда немного приободрила тело, но этого надолго не хватит. Голубые верхушки леса приближались, и я очень надеялась, что мне хватит щедрой порции еды, чтобы добраться до места.
        Я выбежала на опушку леса и огляделась по сторонам. Должно быть где-то здесь.
        Испуганный девичий визг заставил меня подпрыгнуть от страха - чуть дух из тела не вылетел!
        Где там Арчи носит? Знает же, какая Ева непоседа! Да на ней оберегов должно быть навешано, как на ритуальном дереве ленточек.
        Думала, сердце выпрыгнет из груди и умчится вперед тела, до того распереживалась за девочку. Но когда обогнула здоровенное дерево, не поверила своим глазам: Ева таскала за паклю зеленых волос страшенную кикимору, которая намертво вцепилась в голубенькое платье принцессы.
        Стоя по колено в воде, малышка выглядела грозно на фоне тонкой, как ветка дерева, болотной девы. Пруд зеленел так, что не было видно воды. Лишь пузырьки, идущие со дна, разгоняли на мгновение изумрудную муть.
        Кстати, визжала кикимора, а не Ева! Девочка же стиснула зубы и с таким серьезным видом расправлялась с одичалым магом природы, что я не посмела вмешиваться: еще влетит!
        Ева и топить пыталась кикимору, но быстро поняла, что это бесполезно. И подножку зеленой даме делала, и пыталась ноги в узел скрутить. А тем временем прекрасное платье все больше превращалось в лохмотья, что жутко расстраивало крошку.
        - Это мое любимое платье! Папочка подарил!
        Кикимора в ответ только визжала. Выглядела она ужасно. Неужели я могу стать такой же, если применю силу, чтобы убить Рамзи? Аж в дрожь бросило.
        Ева медленно, но верно одерживала победу. Какой бы изворотливой ни была жительница пруда, как бы ни кидалась на девочку, сила Евы позволяла крутить ее клубком, постепенно подавляя нападки.
        Я уже хотела присесть на берег, ожидая, пока Ева принесет открученную голову кикиморы, как трофей, когда болотная дева использовала магию. И тут же из пруда показались не менее десятка зеленых голов.
        - Ева! - крикнула, чтобы предупредить, как раз в то время, когда все одичалые природные маги накинулись на девочку.
        Так! Что там говорили на паре про одичалых? Кажется, я ушла раньше, чем дошли до магов природы!
        В Еву мгновенно вцепились со всех сторон: в светлых волосах запутались корявые пальцы кикимор, тонкие запястья обвили цвета прогнившей плоти конечности, платье сыпалось голубыми лоскутами. Девочка в одно мгновение ушла под воду, не успев и ахнуть.
        - Нет! - закричала я, собирая все остатки силы, чтобы откинуть кикимор от Евы.
        Водоросли на глубине пруда отозвались и оторвали одичалых от девочки. Ева вынырнула на поверхность и жадно хватала воздух ртом.
        - Держись! - Я уже была по колено в пруду и пыталась добраться до девочки.
        И тут крошки сил, которые остались после схватки с Рамзи, иссякли. Резерв исчерпался до дна, до скрежета по стенкам духовного сосуда.
        Я знала, что дальше меня просто выключит. Любого вырубит, если резерв будет исчерпан. Но мне было нельзя! Никак нельзя!
        Я гребла в сторону девочки, которую снова утащили под воду, на чистом упорстве. Я не могла сейчас лишиться чувств и оставить Еву в беде. Ни за что!
        Говорят, что в особо трудные времена даже не помнишь, как делаешь невозможное. Наверное, отбивая Еву под водой от кикимор, я была страшнее одичавших. Мне не страшно было умереть. Было страшно, что они заберут маленькую жизнь.
        Ева была сильна, но быстро лишалась кислорода. Время утекало сквозь пальцы, все было против нас.
        Я отдирала корявые пальцы, едва различая их в мутной воде. Двигалась скорее на ощупь, отпихивалась руками, отталкивалась ногами от болотных дев, но все же выгребла на поверхность с Евой.
        - Плыви! - Что было сил толкнула ее к берегу, а сама кинулась на бросившихся вдогонку за девочкой кикимор.
        И, как только нога девочки коснулась берега, я ушла под воду - в темную муть диких хозяек пруда…
        Арчи Рейв
        Сотню раз просил декана закрыть практическую площадку с кикиморами. Хотя бы огородить! Как знал.
        С Евиной натурой не нужно уметь читать мысли, чтобы понять: дочка обязательно зайдет на огонек к зеленкам. Поэтому я усиленно пугал ее рассказами об одичалых и объяснял, что будет, если она ступит на запретную территорию.
        И это работало ровно до сегодняшнего дня.
        Когда в кабинет влетел переполошенный кухонный дух, я тут же вскочил со стула на ноги.
        - Ева?!
        Дядюшка Джо дышал так, будто запыхался летать сквозь стены. Просипел лишь одно:
        - Кикиморы!
        Я сразу все понял. Открыл портал и выпрыгнул из него на берег пруда ровно в тот момент, когда мокрый до нитки Сворски вытолкнул Еву на мелководье, а сам бросился на растерзание девам.
        Дочка ползком выбралась на противоположный берег пруда, цепляясь руками за глинистую почву. Повернулась к воде, и я впервые увидел на ее лице такой первобытный ужас. До этого момента я всерьез считал ее безбашенно бесстрашной. Ан нет, оказывается, и она кое-чего боится.
        Перевел взгляд на происходящее в пруду и увидел, как Сворски уходит под воду с самым блаженным выражением лица.
        И эта эмоция смирения и полного принятия приближающейся смерти меня будто-то наизнанку вывернула. В грудь будто вилы воткнули и провернули по часовой стрелке.
        Я сдернул сковывающий тело пиджак, сбросил обувь, которая будет тянуть на дно, и услышал…
        - Па-а-а-апу-у-уля-я-я! - Ева подняла голову вверх и орала во всю глотку призыв, не зная, что я рядом.
        Не сомневаюсь, что голос раскатом прошелся по всей территории академии. В нем было столько паники и просьбы, что за душу брало. Мою так точно!
        Я прыгнул в пруд, поражаясь, как эти двое умудрились разбудить сразу всех кикимор без исключения. Хотя кто бы сомневался?!
        Одичалые маги природы были одними из самых безобидных, если, конечно, так можно говорить о тех, кто потерял душу. Именно поэтому в академии держали пруд с ними для практических занятий. Вот только будили для схватки по одной и никогда - всех. Потому что даже овечки, собравшись в стадо, вполне способны растоптать в пыль.
        От Сворски, если не поторопиться, не останется и костей. Я, конечно, благодарен ему за героическое спасение дочери и отвагу, но почему-то дико злился за безголовость. Надо же всего себя исчерпать так бездумно! Сначала на Рамзи, теперь на кикимор. Если бы учился нормально, а не юным девам мозги запудривал, вышел бы целым и невредимым.
        Раскидывая зеленых приставал, я чувствовал, как меня впервые трясет от страха, что не успею. Что Сворски нахлебается воды с ядовитыми выделениями от водорослей. Что какая-то кривая рука выколет такого редкого цвета фиолетовые глаза. Что зеленые твари закопают его в залежах ила - и поминай как звали. Или что разорвут на куски, как пираньи.
        - Папочка! Так их! Так! - болела за меня Ева с берега, размахивая кулаками. - Спаси Марка!
        Кикиморы-липучки цеплялись ко мне изо всех сил, пытались вскарабкаться на голову, свернуть шею. И тут же падали, разобранные по частям, удобрять дно. Только и слышен хруст гнилых косточек.
        Я не сводил глаз с места, куда с головой ушел Сворски. Добрался до него, расчистил от кикимор и нырнул. Под водой мутнели силуэты, но я смог разобрать двух зеленых диких, которые вонзили свои острые зубы в ноги и руки адепта.
        Когда я увидел это, во мне поднялась такая волна силы, что я одним махом разрубил рукой под водой тела кикимор и схватил Сворски. Оттолкнулся с ним в руках от дна и вынырнул на поверхность. Огромная волна, пущенная мной, сметала кикимор и шла к берегу, на котором стояла Ева. Дочка тут же подобрала мокрые юбки и рванула в сторону академии.
        Похоже, пруд таки измельчает. Да и кикимор останется всего пара штук…
        Я опустил глаза вниз. С моего подбородка вода стекала ручьем на губы Сворски, и я перехватил его чуть иначе. Он весил не больше котенка - просто пшик. Худенький, мокрый, с бледными губами и закрытыми глазами, он испугал меня так, как не пугало нападение тысячи одичалых.
        Я осторожно положил адепта на берег и наклонился к лицу. Дышит? Не слышно! Непонятно, то ли из-за нулевого резерва, то ли наглотался воды, но выглядел он жутко.
        Я посмотрел на крошечную грудную клетку Сворски и соотнес со своими руками. Не раздавлю?
        Выбора нет! Нужно сделать искусственное дыхание!
        Я зажал нос Сворски рукой, набрал полные легкие воздуха и надавил большим пальцем на маленький подбородок. Бледные губы приоткрылись, и я почему-то подумал, что у него кукольный рот.
        Наклонился к лицу и краем глаза заметил трепетание ресниц. Затормозил прямо у открытого рта Сворски, выдохнув запас воздуха, и вдруг на затылок мне легла рука. Один рывок - и… че-е-е-ерт, мне даже говорить стыдно!
        Сворски засосал меня так, будто целовался перед воротами в другой мир и не мог остановиться!
        _ _
        Дорогие читатели!
        За чтением истории Мии и Арчи вы провели около трех часов. Надеюсь, что этого времени вам хватило, чтобы определиться с симпатиями к книге, и вы останетесь с героями, чтобы вместе пройти через увлекательную историю любви.
        П.С.: Стоимость книги в подписке самая низкая. Завершенная история будет стоить значительно дороже.
        ГЛАВА 8
        Вокруг летали восхитительные бабочки. Все было в каком-то розово-оранжевом цвете, а в воздухе пахло сладким. Наверное, это и есть райское местечко после смерти, да?
        Но как же обидно умирать, не полюбив! Девственницей! Толком не целованной!
        Зато телу так легко, будто я соткана из облачка. Парю над изумрудным лугом, лечу к манящему свету…
        Неожиданно меня будто кто-то дернул за ногу, и я оказалась в крепких мужских руках.
        Ого, не думала, что желания в раю так быстро исполняются! Только пожаловалась, что уйду в мир иной нецелованной, как кандидат тут как тут. Да еще в каком виде - в форме Арчи Рейва! Кажется, это лучшее, что я могла придумать. Хорошо, что это не Рамзи, а то было бы одно расстройство…
        Арчи наклонялся ко мне, хищно приоткрыв губы и так проникновенно глядя из-под ресниц, что я и не думала сопротивляться. Наслажусь хоть здесь! Возьму все, что предлагают.
        Теплое дыхание защекотало щеку, как живое. И даже палец на моем подбородке чувствовался так реально. Я в щемящем душу предвкушении закрыла глаза… но ничего не происходило. Почему?
        Распахнула глаза и увидела, что Рейв остановился. Образ стал пропадать, становиться прозрачным, как и мир вокруг.
        Я испугалась, что умру, так и не познав сладости поцелуя. Пришлось срочно брать дело в свои руки! Я решительно положила руку на затылок мужчины и притянула к себе.
        И тут же мир взорвался красками, по телу потекла бешеная энергия, а спина уперлась во что-то жесткое. Ну и пусть хоть весь мир разлагается на части, как кру-у-уто же! У меня будто в голове взрываются фейерверки удовольствия. Хочу целоваться бесконечно, пока мир не рухнет!
        И тут кто-то смачно припечатал меня в лоб.
        - С-с-сворски!
        Я распахнула глаза и увидела Арчи на фоне голубого в облачко неба. Очень злого, с припухшими губами. Скалящегося с таким видом, что сейчас прибьет меня на месте. Дышащего тяжело, будто после битвы.
        И без маски.
        Сердце застучало, будто хотело выпрыгнуть прямо в руки мужчине. Не дыша, я рассматривала стянутую в шрамы кожу на правой стороне лице. Они нисколько не портили внешность Арчи Рейва. Словно умело подобранная приправа в блюде, они добавляли мужчине шарма. Зачем он их так старательно прячет?
        И как с его невероятной регенерацией он их приобрел?
        Внезапно мужской кулак с размаху влетел в землю около моего лица, оставляя ямку, чем полностью завладел всем моим вниманием.
        - М-м-магистр?
        - Перепутал меня с кем-то? - спросил Арчи так, что ответ мгновенно свелся к одному варианту.
        - С бабами, магистр! Конечно же, с бабами! - горячо заверила я его. - После клятвы хоть на пороге смерти нацеловаться!
        Мужчина с сомнением опустил взгляд на мои губы, завис на секунду, а потом отпрянул так, будто увидел призрака нелюбимого дедушки, который проедал внуку плешь при жизни.
        Фуф, вроде убивать передумал. И что на меня нашло?
        Но, знаете, ни капли не жалею! Пусть опыта у меня нет, но уверена, что так окрыляет далеко не со всеми. В общем, я бы повторила. Мне ух как понравилось!
        Исподтишка покосилась на плотно сжатые губы Арчи. Арчи покосился на меня с предупреждением в горящем взгляде: "Только посмей, С-с-сворски!”
        Поняла, поняла! Нужно переключиться, а то накинусь еще на магистра, испытывая силовое голодание, - не отмахается.
        Я привстала на локтях и огляделась, припоминая, что случилось. Трава и земля были мокрыми, словно после ливня, хотя на листьях деревьев не было и капли влаги. В художественном беспорядке вокруг валялись части тел кикимор. Пруд грустно обмелел.
        - Осадки в виде одичалых? - Не стоило и сомневаться, кто автор инсталляции. Арчи Рейв. Только ему под силу разорвать болотных дев на части.
        А потом я словно подорвалась на магической бомбе - вскочила на ноги, озираясь по сторонам.
        - Где Ева?
        Я же четко видела, что она добралась до берега.
        - Ева! - закричала в панике так громко, как могла, озираясь.
        Взгляд Арчи слегка потеплел. Ровно настолько, что он передумал повторять со мной номер "разорви на части”. Он сдержанно сообщил:
        - Ева в порядке. Убежала от волны и взбучки. Прячется сейчас где-нибудь, ждет, пока я остыну.
        Я облегченно запрокинула голову вверх и с недоверием прислушалась к телу. Стоп. Откуда во мне столько энергии?
        Повела плечами, подрыгала ногами - будто новенькая! Повернула голову и столкнулась с пристальным взглядом Арчи. Кровь мгновенно отлила от конечностей к щекам. Сердце часто-часто забилось, готовое раньше меня сбежать отсюда.
        Неловкость царственно села между нами.
        Судя по взгляду, Арчи тоже вспомнил, чем мы тут занимались, и начал закипать от злости. Пора спасаться!
        - Вы сменили имидж, магистр? - спросила, имея в виду маску, но Арчи вдруг взорвался возмущением, понимая все по-своему:
        - Я ничего не менял! Я люблю женщин, понял? - И так угрожающе пальцем в меня ткнул, будто из него при малейшей команде выскочит молния и пронзит меня насквозь.
        Я даже на несколько секунд потеряла дар речи.
        - Й-й-я про маску, магистр… - Тут заикой стать недолго!
        Арчи схватился за лицо, ощупал себя пальцами и стремглав рванул в пруд.
        Ну а пока магистр лазает по водоему в поисках утерянного имиджа, я, пожалуй, возьму пример с Евы - сделаю отсюда ноги!
        - Марк! - оглушительно крикнул мне кто-то в ухо так, что я подпрыгнула.
        Где Марк? Кто Марк? Точно, это же я.
        - Что так орешь? - С перепугу я дернулась и стукнулась коленями о стол. Боги, совершенно забыла, где я и что делаю. А ведь грызу твердыню науки обороны, выполняя домашку.
        Лысый Эш смотрел на меня не менее возмущенно, чем и я на него.
        - Зачем так пугать! Оглохну же. - Я показательно прочистила ухо.
        Розововолосый Сай пристроил задницу на крае моего стола, а рыжий Мик молча пялился на меня, стоя у окна с немым возмущением во взгляде. А я и не замечала, что стала центром пристального внимания.
        - Да мы тебя десятый раз зовем, а ты где-то витаешь в облаках! - сказал лысый Эш.
        Витаю в облаках? Да я оттуда, похоже, не вылезаю еще с того времени, как вернулась с пруда кикимор. Как пришла на пары - не помню. Помню только, как профессор тряс за плечо и спрашивал:
        - Адепт, что с вами произошло? Почему вы весь мокрый?
        Только тогда я услышала звонкий стук капель, стекающих с моего стула на пол.
        Что тогда, что сейчас в голове вертелась по кругу сцена с поцелуем. Снова и снова, не оставляя в покое. А вот профессор понял по-своему. Сказал:
        - Сворски, лучше надо жить. Правильнее. Тогда не будет вот таких историй.
        Похоже, репутация Сворски активирует фантазию окружающих. Даже объясняться не надо. Подумал, что я отпросилась в туалет, а потом пропала из-за неприятного случая, связанного с прошлым ловеласа.
        Преподаватель покачал головой и махнул в сторону двери.
        - Идите, адепт. Я не стану засчитывать прогул.
        Второй преподаватель согласно кивал.
        - Но… еще пары… - вспомнила я.
        - Идите, - продолжал осуждающе качать головой один из двух преподавателей. - А то ребята не одичалых изучают, а тебя. Никакого толку. Сделаешь проект по одичалым на завтра, а я отпрошу тебя на сегодня.
        Вот так и получилось, что учебный день выдался насыщенным, полным приключений и очень коротким. Я и не заметила, как темень за окном расползлась.
        Опустила взгляд вниз на заданный проект и насладилась чистым листом. Да-а-а, я так и до утра не сделаю.
        - Марк, что произошло на пруду? - любопытство не давало лысому Эшу спокойно жить.
        - Да, что случилось? Ты сам не свой, как вернулся. Магистр сделал тебя козлом отпущения? Ева свалила всю вину на тебя? - пытался догадаться Мик.
        Ах, если бы они знали! Вот как объяснить-то? В голове, как назло, одни поцелуи, а в ушах смущающие чмокающие звуки.
        Эш и Мик не унимались с вопросами. Мое растерянное молчание их только подзадоривало.
        - Почему ты то стонешь в отчаянии, то воешь в потолок, то за щеки хватаешься? - докапывался Эш.
        Я все это делаю? Кошма-а-ар!
        - Точно! Смотри, как щеки нащипал, - горят. - Мик показал пальцем в лицо.
        Это не от щипков! Совсем.
        И тут розововолосый оттолкнулся попой от моего стола и посмотрел на меня сверху вниз.
        - А я видел, как Сворски мечтательно лыбится вдаль… - неожиданно сообщил Сай, до этого момента хранивший гробовое молчание.
        Эш и Мик крепко задумались, а я хотела провалиться под землю. Неужели я весь день провела, думая о произошедшем? Будто не о чем больше переживать! Глупость какая.
        - Все в порядке, ребята. Правда. - Я посмотрела поочередно в глаза каждому. Их сомнение никуда не делось. Похоже, выглядела я и правда не совсем адекватно.
        - Не скажет он нам ничего. Вы еще не поняли? Одни мы его другом считаем. А спросите у него, нужна ли ему ваша дружба? - с чувством задетого достоинства сказал розововолосый Сай.
        Что он меня так дырявит взглядом-то? Будто хочет вытряхнуть правду, но еле сдерживается.
        Я же рассказала уже, что успела вовремя и выловила Еву, а магистр Рейв спас меня, вот и шальная. Похоже, не поверили. Расположение ребят я терять не хотела. У меня и так осталось мало людей, с которыми я могу быть почти самой собой. Почти.
        - Ребята… Я… - Как бы сказать так, чтобы не соврать и не ляпнуть лишнего? - Меня кикиморы покусали, пока я Еву спасал!
        Молчание повисло в комнате. А потом Сай громко и очень возмущенно фыркнул и шлепнулся на свою кровать.
        - Да? Покажи! - тут же заинтересовался лысый Эш.
        - Давай пойдем к лекарю? - вклинился Мик. - Ты же на ногах еле стоял. А сейчас будто все и в порядке. Может, это яд какой на клыках у кикимор особый. Сейчас хорошо, а потом плохо будет…
        - Ага, предсмертная агония у него! - дерзил с кровати розововолосый Сай.
        Да какая муха его укусила? Только показалось, что между нами появилось понимание, как на тебе!
        Стоп. Что только что сказал Мик про силы? А ведь он прав! Я же полностью исчерпала резерв и погрузилась в стазис еще до того, как уйти под воду. Именно поэтому и не наглоталась воды: тело на время остановило все процессы.
        Пусть я и пропустила пару про оборону от одичалых магов природы, но я не верила, что набралась сил от кикимор. Такого просто не могло быть. Может, и правда что-то в их слюне?
        И тут любопытный Эш задрал мою штанину и восхищенно сказал:
        - Ого! Вот это укус! Некисло она тебя цапнула.
        Мик с сочувствием взглянул на меня и предложил:
        - Может, все же к целителю?
        - Да! - Я вскочила на ноги. - Схожу!
        Но не из-за укусов. Нужно узнать, откуда я взяла силу. А то есть у меня подозрения по этому поводу…
        Вот уж кого не ожидала увидеть в коридоре общежития, так это Гордона Рамзи. В кои-то веки забудешь про врага, а он тут как тут!
        Блондин тихо разговаривал с комендантом общежития и сразу смолк, как только увидел меня. Один его внимательный взгляд в мою сторону, и мысли о всякой чуши вроде поцелуев тут же вылетели из головы. Осталось одно желание - мстить.
        Я даже насильно рот сомкнула, потому что почувствовала, что злоба оголяет клыки.
        Мой отец и брат не дышат, не говорят, не живут.
        А он живет!
        Надеюсь, что ему недолго осталось. Уж я-то постараюсь.
        Интересно, недруг отравлен как надо или только чуть-чуть? Как бы так спросить, сколько в рубашке прощеголял, чтобы не нарваться на скорую смерть?
        Подходя ближе, с осторожностью осмотрела наряд Рамзи: под пиджаком белел ворот белой рубашки. Но та ли это одежонка с вышивкой - вот где вопрос. Сейчас выясним!
        - Добрый вечер! - поздоровалась сразу с двумя мужчинами, слегка поклонившись.
        Почтительность со стороны такого ловеласа, как я, вызвала громкий "фырк” со стороны Гордона.
        - Не в твоем стиле формальности, Сворски. Племянница рассказывала про тебя…
        Рамзи посмотрел на меня и показательно захлопнул рот, словно демонстрируя, что дальше даже рассказывать не надо: каждая букашка знает о репутации Сворски. И смотрел так, будто эти самые букашки еще и своих особей женского пола при моем появлении прячут.
        Блондин вдруг оторвал от меня взгляд и переместил его на комара, который, пища, летел к нам. Кровосос обогнул меня по дуге и с удовольствием впился в руку Гордона. Казалось, блондин нисколько не удивился. Поднял руку с сосущим насекомым к моему лицу и сказал:
        - Смотри: твоя репутация даже самок комара заставляет держаться подальше.
        Я не могла перестать смотреть, как насекомое пьет кровь врага.
        "Расти, крепни, пей больше. Еще больше”, - говорила про себя, и комар прямо на моих глазах увеличился в размерах. И пил, пил, пил.
        Я внутренне торжествовала: э-ге-гей! Пусть хоть эта крошка вдоволь напьется кровушки Рамзи!
        Рамзи смотрел на меня поверх своей руки со странным выражением лица. Кажется, у него даже один глаз дергался.
        Но это не точно.
        Он все еще ждал ответа на свой выпад в сторону любвеобильной натуры Сворски. Насколько я поняла характер Марка, тот никогда не промолчал бы в ответ. Придется и мне защищаться:
        - Я исправился.
        Да я просто пример добродетели! Только с магистром целуюсь, но это же не считается, верно?
        Гордон посмотрел на комара, и один уголок губ издевательски пополз вверх.
        Хлоп, и вторая рука Рамзи превращает комара в кровавую лепешку.
        Я аж подпрыгнула на месте, а Безногий Бро стукнул деревянной ногой об стену.
        А Рамзи все нипочем: перевел с остатков комара взгляд на меня и со значением сказал:
        - Хорошо же тебя проучили.
        Это он мне так угрожает? Таким меня уже не пронять!
        Я перестала контролировать дыхание - шумно дышала, как разозленный бык.
        Страсти в коридоре накалялись так, что стали подпалять деревянные ноги коменданта. Иначе почему Безногий Бро неожиданно встал на мою защиту? Сказал:
        - Сворски точно изменился! Неужели не слышали, что он сегодня Евочку спас?
        Евочкой называет. Как же тут все любят малышку, несмотря на неугомонный характер! Похоже, всем миром воспитывают. Одного папы такому сгустку энергии мало.
        - Как же, как же, слышал. - Блондин смерил меня взглядом с головы до ног, вновь вернувшись к моим глазам. - Девчонка трещала об этом на каждом углу.
        И все продолжал смотреть в мои глаза, будто не мог оторваться. Я же, чем дольше смотрела в ненавистную морду, тем ярче вспоминала, что именно он сделал с моими родными.
        Надеюсь, яд красного кустарника глубоко проник в организм, намертво впился в клетки!
        Безногий Бро по-своему понял наши гляделки и вклинился между нами, встав лицом к Гордону:
        - Профессор Рамзи, да простите вы уже мальца. Исправляется, пусть и не сразу.
        Гордон метнул взгляд в коменданта и буквально приказал, а не попросил:
        - Оставь нас.
        А вот это уже опасно! У меня еще нет чая "Золотой халат Голубой горы”, рано нам еще оставаться наедине.
        Безногий Бро в сомнении затоптался на месте, обеспокоенно посмотрел в лицо блондину и стукнул одной деревянной ногой о другую.
        - Не уходишь? - Рамзи неотрывно смотрел на меня, но спрашивал явно коменданта. Светлые брови поднялись и застыли.
        - А тут все в порядке будет? Я все-таки отвечаю за общежитие… - Деревянные ноги Безногого Бро постукивали по полу.
        - Будет, - низким голосом ответил Гордон, глядя на меня так, будто ему не терпелось остаться со мной наедине. На секунду мне даже показалось, что промелькнул тот самый одержимый взгляд, который я видела в тюрьме.
        И я шарахнулась назад против воли!
        Это вышло само собой: мое тело не забыло, насколько сильно он навредил мне. И тут же лицо Рамзи стало хищным, заострилось, взгляд стал острым.
        - Значит, ты сильный маг жизни? - неожиданный вопрос Гордона на секунду выбил почву из-под ног.
        Как жаль, что комендант послушался блондина и ушел!
        Догадался, что это я? Раскрыл?
        Тогда почему руки в карманы убрал, когда я утвердительно кивнула? Замечала, что, когда Гордону было неудобно, именно так он всегда и делал. Например, когда мы встретили на прогулке с соседкой с другой стороны улицы, которая слыла страшной сплетницей, руки Рамзи тоже сразу же нырнули в карманы.
        Неожиданно блондин вытащил кулак из кармана и открыл его. На ладони покоилось черное семя цветка смерти.
        Меня тут же бросило в холодный пот.
        - Сможешь его вырастить? - спросил Гордон и весь превратился в слух.
        А я бы с удовольствием воткнула семечко ему в темечко и вырастила прямо в мозг!
        - А что, обычным способом не получается? - притворилась дурачком.
        - Ты же маг природы. Не знаешь, что это? - с сомнением в голосе качал перед глазами черным ядром.
        - Нет, - попыталась скривить губы как можно безразличней.
        Кривилась, чтобы не показать, как меня на самом деле крутит внутри от желания покончить с Рамзи здесь и сейчас. Останавливало лишь одно: я не была уверена, кто из нас одержит победу.
        Нужно сдержаться, раздобыть тот самый чай и красиво покончить с Гордоном раз и навсегда.
        Я заметила торчащую белую нитку из воротника рубашки и сразу приободрилась: а Рамзи-то в расшитой сорочке до сих пор ходит. Когда зашивала, обратила внимание на эту непослушную нить, но не стала убирать - не женушка же.
        - Возьми. Вырастишь - все прощу и придираться не буду. Обещаю: заживешь.
        Я подняла полный ненависти взгляд и чуть не сказала, куда он может запихнуть свои обещания. Когда-то он уже клялся, что обеспечит безопасность мне и брату. И моему отцу божился…
        Но Сворски не мог послать профессора. Он бы обрадовался возможности обрести друга и протянул руку.
        - Я попробую. - Открыла ладонь и почувствовала вес семечка, словно мне на руку положили булыжник.
        Зачем ему это семечко? Что-то мне кажется, что неспроста Гордон с ним связан. Отцу подкинул, ищет способ его вырастить. Точно неспроста.
        Может, лекарь Фрай Дай знает что-то о цветке смерти? Возможно, Гордон смертельно болен и ему нужен этот росток, иначе умрет? Тогда я раздобыла бы все семена в мире и уничтожила их, чтобы насладиться, как Рамзи мечется по свету и угасает на глазах.
        Говорите, размечталась? Так легко не бывает? А как хотелось бы!
        Блондин посмотрел на меня долгим взглядом и кивнул, будто брал с меня молчаливое обещание. А мне так и хотелось выколоть эти глаза-падлюки.
        - Завтра увидимся, - сказал Гордон и пошел дальше по коридору, а я смотрела ему вслед, пока тот не скрылся за углом. Мечтала, чтобы он споткнулся и свернул себе шею.
        Нет, нужно быстрее расправиться с этим гадом, а то не сдержусь!
        Но сначала по порядку. Я же к Фрай Даю спешу!
        Целителя я застала за плетением мебели из размокших прутиков. Он с таким увлеченным видом вплетал в деталь тонкую ветвь, что даже не заметил, как я вошла.
        - Добрый вечер! - поздоровалась, и Фрай промахнулся мимо дырки с громким: "Эх”.
        - А, спаситель Евин пожаловал. Проходи, - махнул головой целитель.
        - Слухи и сюда пролезли. Я скоро буду бояться ходить по академии.
        - А зря. Девочка постаралась, чтобы даже листья шуршали о ее спасении доблестным Сворски. Репутацию тебе повышает.
        - Это нужное дело.
        Фрай Дай с кряхтением просунул прутик и довольно откинулся на спинку коляски на колесиках. Перевел взгляд на меня и поменялся в лице:
        - Ты что еще такой дохлый? Не ешь совсем?
        - Подвиги не дремлют. Да и разборки не отстают…
        В глазах лекаря зажегся огонек интереса. Он посмотрел по сторонам, проверил что-то на своей руке и спросил:
        - Это касается нашего общего врага? Есть подвижки?
        Я довольно кивнула.
        - Есть подвижки, и есть вопросы.
        - Какие?
        - Знаете, зачем Гордону нужно вырастить цветок смерти?
        - Цветок смерти? - задумчиво погладил бороду Фрай Дай. - Хм-м-м. Дай-ка подумать. Его используют как абортивное средство, как очиститель от магических блох, а еще в маленьких дозах он работает как сильное обезболивающее.
        Я прокрутила в голове все варианты и с сомнением покачала головой.
        - А что-то еще?
        - Еще? Хм-м-м… - Вдруг лекарь воскликнул: - Точно! Есть один сомнительный обряд, называется "Колесо Фортуны”. Сам понимаешь, такому неудачнику, как Рамзи, просто нечего терять. Любой другой бы не рискнул, потому что все может стать в сто раз хуже. Но Гордон бы мог рискнуть - на него это похоже.
        - Неужели ему и правда так не везет?
        - Не то слово! Но из-за его упрямой натуры в итоге у него все не так плохо. Сильный дар, богатая семья, положение в обществе. Если бы не тотальное невезение, то не жизнь была бы, а сказка.
        Я использовала силу и раздавила семя цветка смерти в руке.
        Гордон Рамзи, пока я жива, не видать тебе удачи!
        - Е-е-ева-а-а! - донеслось с улицы. - Ева-а-а!
        От голоса Арчи Рейва моя кровь мигом закипела. Похоже, он идет сюда! О нет! Я еще не готова встречаться с ним взглядом после поцелуя. Только не сегодня: я еще не взяла себя в руки.
        Я пятилась к окну, планируя быстрый и безопасный побег. В поясницу уперся подоконник, а я не сводила глаз с двери.
        - Фрай, Ева у тебя? - вопрос прозвучал почти у самого уха.
        Я резко развернулась и уставилась в удивленные глаза, затемненные маской.
        - Вернули имидж, магистр? - вырвалось помимо воли, правда-правда! Оно само как-то так получалось: ну не могла я спокойно дышать в его сторону без комментариев.
        Кадык Арчи дернулся вверх-вниз, а рот возмущенно приоткрылся.
        - Сворски, ты еще не понял, что должен потерять память?
        Память о единственном и незабываемом поцелуе в моей жизни?
        - Никогда, магистр!
        - ЧТО?! - взревел Арчи Рейв.
        Упс…
        Теперь я понимаю, почему дочка Арчи пряталась от отца и носа не показывала. Пока папа ревет как раненый медведь, лучше держаться от него подальше. Я и сама спряталась бы, если бы могла, да только поздно.
        - Говорите, Ева пропала? - спросила и на всякий случай отошла подальше от окна. Мало ли…
        Магистр ухмыльнулся, как бы говоря, что мне не удалось его отвлечь, и поманил меня пальцем.
        Кряхтение Фрай Дая разорвало тишину:
        - Кхек-кхек… Ева заглядывала ко мне часа два назад. Не переживай, я ее покормил. Твоя дочка знала, что ты первым делом будешь искать ее в столовой, поэтому ходила голодной до урчания в животе.
        Арчи совсем не понравилось, что он услышал. Он помрачнел и скупо поблагодарил:
        - Спасибо.
        А потом посмотрел на меня и показал кивком на выход.
        Фрай Дай снова закряхтел и сказал:
        - Кхек… Иди, Марк, иди. Помоги магистру найти Еву. Четыре глаза лучше двух.
        - Но… Я еще не показал вам укусы кикимор, целитель! - Я с готовностью задрала штанину.
        Арчи иронично посмотрел на мою ногу.
        - Господин Дай за свою жизнь достаточно насмотрелся на всякого рода укусы. Не удивишь своей лысой ногой.
        Лысой? Вот это зоркость!
        - Я не показать хочу, а о последствиях беспокоюсь! - Я гневно опустила штаны, чтобы глазастый магистр еще чего лишнего не углядел. Фрай магию мальчуковости только на лицо накладывал, а не на острые коленки.
        - От кикимор в тебе только ехидства прибавилось, - сказал Арчи, все еще глядя на мою ногу. - А еще говорил, что исправляешься…
        Да я это всем говорила: и Арчи, и Рамзи. Ведь это Сворски исправляется, а я, Мия, наоборот, порчусь.
        - Как шумно от вас. Уходите! - вдруг заворчал Фрай Дай, беря прутик в руки и сурово глядя в нашу сторону. - Дайте мне спокойно позаниматься любимым делом. Расшумелись тут.
        Эх, не успела я у Фрая узнать, не от укусов ли кикимор во мне сила появилась. Ну да ладно!
        - Сворски, живо сюда. Поговорить надо, - с нажимом приказал Арчи.
        Поговорить? Только не это. Магистр не в курсе, что такие вещи не обсуждают?
        Я хотела выйти через дверь, но Арчи тихо свистнул и показал рукой на быстрый выход через окно.
        - …? - я вопросительно посмотрела на Рейва, и тот уверенно кивнул, мол: "Давай-давай, и шустрее!”
        Губы под маской изогнулись в довольной улыбке, которая мне жуть как не понравилась. Не обещала она ничего хорошего - однозначно!
        Я спрыгнула с окна на землю и сразу отошла на пару метров, выпалив:
        - О чем хотели поговорить, магистр? Где лучше искать Еву?
        - Не здесь. Идем.
        Нет! Ну пожалуйста! Не хочу…
        Арчи уже ушел вперед, а я не могла заставить себя сделать шаг.
        - Живо! - скомандовал мужчина, и ноги сами понесли меня за ним.
        Арчи Рейв остановился на небольшой полянке, окруженной высокими кустарниками, и повернулся. От мужчины так и фонило угрозой, чего я раньше никогда не чувствовала.
        - Сворски, запомни: еще раз присосешься ко мне или к Еве, я тебя в живых не оставлю.
        - Я к Еве не присасывался! - выпалила возмущенно. Мои щеки запекло от стыда. Но ведь не было такого: я только на магистра посягала.
        Арчи застыл, непонимающе глядя на меня, а потом в глазах промелькнула догадка. И вот теперь, судя по убийственному взгляду, наступит мой конец.
        - Я про то, что ты выкачал энергию, - обманчиво спокойно и притворно медленно сказал Рейв. - А не про… - тут мужчина запнулся, замолк и перескочил: - Я предупреждал тебя, что не потерплю в академии тех, кто высасывает силы из других. Ты же помнишь гусеницу?
        Гусеницу?.. Ах, гусеницу, наперегонки с которой мы добирались до ворот академии! В тот день меня подобрала спасательная троица, а потом нас выкинуло из портала. Помню-помню.
        Тогда еще магистр на этой гусенице проверял, высосу ли я из нее жизнь, испытывая полный дефицит сил.
        - Но я не тянула ни из кого силы! - праведно возмутилась я.
        А про себя добавила, что разве что из плюща, но это же не "кто”, а "что”.
        - Да? Тогда ответь себе на вопрос: как ты убежал, если вычерпал весь ресурс так, что даже впал в стазис и ушел на дно пруда? - критично спросил Арчи Рейв, и я крепко задумалась.
        А ведь я тоже задавалась этим вопросом, вот только думала, что если не укусы кикимор помогли, то магический ключ, бивший со дна пруда.
        Покосилась на губы магистра. Неужели и правда выкачала из него?
        - У вас есть доказательства? - осторожно спросила я.
        Арчи посмотрел на мои губы и словно замер во времени на несколько секунд. Я нервно облизнула нижнюю, а мужчина тряхнул головой и громко возмутился:
        - Доказательства? Моих слов недостаточно? Это Ева не понимала, почему у нее после встреч с тобой голова кружилась, а я тебя сразу раскусил, как только ты присо… - Арчи захлопнул рот, разозленно сжал губы и почти проткнул меня взглядом-упреком.
        Похоже, магистр сильно переживал из-за однополого поцелуя. И все указывало на то, что он, как и я, не мог его забыть. Нужно срочно кое-что проверить!
        Взгляд Арчи буквально кипел от внутренней энергии. Одно лишнее слово - сотрет в порошок. Но я должна была узнать.
        - При-со-сал-ся, хотели сказать? - тихо спросила я, заглядывая в глаза в прорезях маски. - Если продолжите столько внимания уделять этому маленькому недоразумению, я подумаю, что вам понравилось, магистр.
        Воздух тут же заклубился в туман, сгустив темные сумерки до черноты. И тут ближайший кустик затрясся, а через секунду из него выкарабкалась на корячках Ева. Побежала к нам, на ходу отряхивая рваные юбки и крича:
        - Папочка, не злись на Марка! Это все я! Ругай меня!
        ГЛАВА 9
        Появление Евы мгновенно охладило мой шаловливый пыл. Я внезапно осознала, насколько длинным становится мой язык, когда рядом Арчи. Меня так и разбирало вступить с ним в словесный поединок, обнажить его реальные чувства. А ведь все могло закончиться моим вылетом из академии под позорный свист сокурсников и смех Гордона Рамзи.
        Что-то я совсем забылась!
        - Па-а-ап. - Ева взялась за край рукава отца и потянула на себя. - Ну, па-а-ап, не злись. Марк случайно забрал силы, только потому, что сам еле жил. У нас с тобой же их навалом, не убудет.
        Отец грозно посмотрел на дочь, но, как только взгляд остановился на маленьком личике в виде сердечка, злость улетучилась из глаз.
        - Правда, - кивком подтвердила слова Евы. - Я раньше никогда ни от кого не забирал энергию! Клянусь. Я и сейчас не понимаю, как это могло произойти.
        - Не понимаешь… - Арчи внезапно схватил меня за руку и с ожиданием застыл.
        Ева тоже замерла, задрав подбородок. Только ветер перебирал листья, а бутоны плотнее закрывались на ночь, скрипя лепестками. Корни разветвлялись под землей, готовые в любой момент прорасти и защитить мага природы.
        - И что? - тихо, чтобы не нарушать вечернюю тишину, спросила я. - Не пью же вашу силу, магистр?
        Арчи резко отпустил мою руку, будто она превратилась в змею, и предупредил одним только взглядом не дурить. А я слушалась - молчала в тряпочку.
        Бутончики вновь заскрипели лепестками, корни постучались в подошву ботинок магистра. И вот тогда вмешалась Ева:
        - Па-а-ап! Марк меня спас, между прочим! Ты его благодарить должен, а не ругать!
        Кажется, единственная, кто может заставить этого мужчину с неубиваемой репутацией передумать, это его дочь. Что она с успехом и делала, хлопая глазками.
        Магистр сомневался, пытался отбрыкаться, глядя мне в глаза с видом: "Мы друг другу ничего не должны”:
        - Я тоже его спас. Мы в расчете.
        Ева ахнула и даже ногой топнула.
        - Нет, папочка! Ты сам меня учил, что если человек попал в беду из-за тебя, то при его спасении тот ничего тебе не должен. Разве не так? Когда я в зыбучие пески попала, а декан меня спас, ты его отбил от пустынного ящера, так еще охотничий домик с угодьями на юге подарил. А когда экономка в доме бабушки спасла меня, когда я косточкой подавилась, помнишь? Так ты ее к нам перевел с жалованием в десять раз больше, да еще и пять раз в год отпуска оплачиваешь.
        Арчи выставил руку вперед, умоляя дочь замолчать. А то, судя по виду Евы, она так до рассвета могла перечислять случаи из жизни.
        - Ладно. Уговорила. - Магистр посмотрел на меня крайне предупредительно и вопросительно: "Смотри не попроси лишнего!” - и спросил: - Что ты хочешь в награду за спасение моей дочери?
        Я сначала хотела высокомерно и крайне оскорбленно фыркнуть, но притормозила. Это же отличная возможность получить вторую часть смертельного уравнения - чай!
        - Мне нужна щепотка чая "Золотой халат Голубой горы”, - произнесла требование и скромно чиркнула ногой.
        Арчи даже подался вперед, будто не расслышал:
        - Что? Чай? Какой-то особый?
        - Папочка, я знаю! - Ева снова запрыгала на месте: - Это тот самый, который так важно пьют во дворце во время чаепитий.
        Девочка с полнейшим непониманием, так, будто с этого момента между нами появилась пропасть, спросила:
        - И зачем он тебе, Марк? Он же пахнет как тухлые мужские носки!
        - Откуда ты знаешь, как пахнут тухлые мужские носки? - Я с интересом покосилась на обувь магистра. Неужели…
        - Да, Ева, откуда ты знаешь? - поймал мой взгляд магистр и послал в ответ убийственный языкоприкусывающий.
        - Так бабуля говорит, - расплылась в озорной улыбке девочка.
        Арчи с усмешкой покосился на дочь, а потом обратился ко мне:
        - Сворски, я тебя расстрою. Этот чай нельзя выносить за пределы дворца.
        - Официально… - подчеркнула я, многозначительно поиграв бровями. Арчи даже засмотрелся на их пляску и удивленно моргнул. Холодно спустил с небес на землю:
        - А неофициально не будет возможности. Заварку кидают в чайник при тебе.
        - Можно чай подменить! - нашлась я.
        Магистр быстро зажал уши Евы руками и возмущенно втянул воздух:
        - Сворски, чем больше тебя слушаю, тем больше убеждаюсь, что в душе ты аферист и мошенник. Не удивлюсь, если и личность у тебя не настоящая, а подлинный Сворски заперт в подвале, а ты занял его место и зажигаешь с девчонками.
        А ведь почти в точку попал про личность, лишь едва промахнулся! Но душа в пятки уйти успела, признаюсь.
        Опасная тема. Очень! Нужно срочно с нее соскакивать.
        - Магистр, у вас есть мечта? - спросила с чувством потерянной надежды.
        - Ты это к чему? - Арчи сразу понял, что хорошего после такого тона не жди, напрягся.
        - Вот мне для исполнения моей мечты очень нужен этот чай, - призналась я, даже не солгав.
        Я же мечтала убить Гордона? Мечтала. А для этого как раз этого чайку и не хватает.
        - Тогда сам его и доставай. Я могу только попробовать достать пригласительное на ближайшее чаепитие, - подумав, поставил точку Арчи.
        Это уже что-то! Больше, чем ничего. Хоть какие-то перспективы.
        - Ура! Почаевничаем вместе! - Ева запрыгала на месте вне себя от радости. - Мне как раз бабушка дала наказ затащить папочку на ближайшее чаепитие, чтобы он не одичал. А тут еще в компании Марка!
        - У тебя есть пригласительное? - Рейв внимательно посмотрел на дочь.
        - Ага! На любое количество гостей! Только папочка вписан как главный! - Ева была крайне довольна собой и ситуацией.
        Я настороженно посмотрела на Арчи, а тот смотрел на меня как на величайшую проблему в жизни. И мы оба, совершенно не сговариваясь, тяжело вдохнули и выдохнули.
        И мигом пронзили друг друга молчаливыми претензиями.
        - Сам с чаем разбирайся. Я в это не вмешиваюсь, - сказал магистр, а потом, подумав, добавил: - И чтобы Еву не вмешивал. Ясно?
        Яснее некуда! Я чуть не потирала ладоши от радости.
        - Конечно, магистр, - горячо пообещала я. - Значит, когда быть готовым?
        Арчи видел, что мое настроение подскочило до небес, чем изрядно попортил настрой себе. Кажется, его совсем не радовало совместное мероприятие, зато воодушевляла перспектива отделаться от долга жизни. Видимо, именно поэтому он громко выдохнул воздух еще раз и сказал:
        - Послезавтра. Шесть вечера. Форма одежды парадная.
        - Ура! - Ева подпрыгнула на месте, хитро мне подмигнув.
        А мне так и хотелось повторить за ней. Похоже, эта энергия, которой насосалась у магистра, немного безбашенная. Это у них семейное.
        Утро давно не выдавалось таким прекрасным. Я открыла глаза в чудесном настроении и предвкушении чуда. Улыбка расползлась по лицу да так там и осталась. Даже волосы, что норовили попасть в рот, не расстраивали.
        Погодите-ка! Какие волосы в рот?
        Я взялась за отросший локон, натянула его вдоль лица и кончиком пощекотала подбородок.
        Та-а-ак, а как там формы поживают? Я покосилась на еще мирно спящих соседей по комнате и осторожно ощупала свои косточки. Вот только проблема, что косточек-то я нашла совсем немного, остальное - округлости.
        Тут же вспомнилась заботливое выражение лица кухонного духа и его слова за вчерашним ужином:
        - Расти-расти, кушай-кушай!
        Неужели магический активатор в еду мне добавил? Я же раньше в жизни так быстро не восстанавливалась! Или дело в энергии семейки Рейвов?
        И что мне делать с вернувшейся внешностью? Только мальчишеские очертания лица на месте.
        Натянув одеяло на голову и завернув распустившееся, словно бутон, тело, я сграбастал в охапку ученическую форму и закрылась в крохотном туалете. Достала из шкафчика бинты и посмотрела в зеркало на размеры проблемы.
        Я всегда гордилась своими формами и ни за что бы не подумала, что женственная фигура может доставить головную боль. Ко мне вернулось все и в полном объеме. Настолько, что, даже когда я плотно замотала грудь бинтом и надела рубашку, все равно было очевидно наличие округлостей. Пиджак спасал дело, но не сильно. Все-таки больше помогало сутулиться.
        С бедрами же случилась настоящая беда. Штаны сели в такую обтяжку, что вид сзади однозначно говорил о том, что я принадлежу к слабому полу.
        Беда-беда-беда, что же делать? Дядюшка Джо и не думал, что его помощь принесет мне такие проблемы. Теперь в академии буду есть порцию размером с чайную ложку!
        А пока… Я на цыпочках вышла в комнату и взяла пиджак самого высокого из ребят - розововолосого Сая. Примерила в туалете и с облегчением увидела, что из-за большого размера одежды все нижние прелести закрыты. И пусть я выгляжу так, словно примерила папину одежку, но это поможет пережить сегодняшний день, а завтра я уже получу чай! Уже завтра! Держись, Мия, еще чуть-чуть.
        Волосы пришлось замотать в низкий хвост. Благодаря магии по изменению лица я все еще походила на парня, что не могло не радовать. Правда, смазливого, возмутительно румяного и с женскими движениями.
        И вот в этом состояла еще одна огромная проблема. Пока я больше походила на скелет, ни о какой плавности движений и речи не шло. Так, ходячая вешалка, чего не скажешь обо мне сейчас.
        Я видела в отражении, насколько девчачьими жестами поправляла волосы, как плавно двигала руками, телом, ногами. А бедра? Пока не было чем качать, и не качалось! А сейчас что это за восьмерки?
        Как бы не забыться и каждую секунду контролировать себя? Может, опять Рамзи сцапать корнями, сдув фигуру?
        О! А это идея! Не про Гордона, а про избавление от части сил!
        Не знаю, благодаря чему у моего тела такая сильная зависимость форм от энергии, но я могу использовать это в свою пользу. Ну-ка, посмотрим, что там у нас под окном?
        Я как можно тише распахнула створки в комнате общежития, пуская утреннюю прохладу, и призвала силы. Тут же каждая травинка, каждый корешок, каждое растение сонно отозвались.
        Отлично! К делу. Сдуем формы хоть немного, а то штаны лопнут.
        Арчи Рейв
        В моих руках дрожало досье на Марка Сворски. Слова, написанные магическими чернилами, подпрыгивали, реагируя на мою злость. Яркая иллюзия адепта рябила от волн моего внутреннего возмущения.
        Теперь я точно убедился, что в академии скрывается незнакомец. Так и знал!
        Для того чтобы получить полную магическую сводку и отпечаток внешности, мне пришлось постараться, но это того стоило. Маг разума собрал из воспоминаний брошенных девушек образ и информацию, и теперь на меня смотрела иллюзия высокомерного кареглазого полукровки с порочным взглядом. По сравнению с ним фиолетовые глаза подделки глядели на мир с детской наивностью.
        Видя настоящего Сворски, я мог понять, почему столько девичьих сердец пало к его ногам. Высокий и самоуверенный, с какой-то нехорошей улыбкой. Видишь такого и так и хочешь дать щелбан, чтобы сбить спесь.
        И никакое экстремальное похудение не изменит этого напыщенного ловеласа до вида фиолетовоглазого наивного создания. Взгляд не изменить, как и энергетику. А она у замены очень странная. Я бы даже сказал, пробирающая до селезенки.
        Боги, моя селезенка правда страдала, когда рядом был этот… это…
        В общем, с этим поддельным Сворски точно что-то не так. А раз он не тот, за кого себя выдает, значит, у него есть мотив. Платная замена Сворски? Или трюк для более крупной цели? Или сам Марк действительно мертв, а подделка решила жить его жизнью?
        Может ли быть такое, что он специально себя изводит, чтобы его не раскрыли раньше времени? А что, ведь сходится! То глупый поступок с корнями и Рамзи, то спасение Евы до износа резерва. Может ли это быть продуманным планом?
        Ай, что за боли в груди? Что-то щемит. Наверное, спать нужно побольше, нервничать поменьше. Пришлось постучать кулаком себя под ключицей, чтобы прийти в себя.
        Я старался задавить любые мысли и воспоминания о том дне у пруда, но они, словно назойливые мухи, так и кружили рядом. Я больше никогда не хотел испытывать того чувства щемящей потери, как в тот день. И, что самое интересное, совершенно недоумевал, почему меня так пробрало. Ведь Ева на тот момент уже была в безопасности, один Сворски шел ко дну.
        А этот поцелуй? Хотя нет, давайте называть вещи своими именами - засос! Этот засос мне мозг выжег. Накрыло так, что я принял адепта за девушку и чуть не взял прямо там, на мокром берегу пруда.
        Опасно было! Очень опасно!
        Я протянул руку к бутылке со слюной дракона, которой собирался щедро сбрызнуть Сворски после засосного поцелуя, и задумчиво постучал пальцами по стеклу. Это что же получается: если Марк это не Марк, то и все привороты не осели на ауре. Тогда что это за невероятная сила притяжения? Почему, как вижу губы, какого бы синего цвета они ни были от недостатка сил, так и тянет повторить?
        Я с бессильным стоном опустил голову до характерного стука об деревянный стол.
        Что ж, со Сворски нужно заканчивать. Отдам долг жизни и разоблачу наглеца, чтобы больше не мозолил глаза. Выясню, что ему надо, и пусть привораживает кого угодно и где угодно, но не меня и не здесь.
        Репутацию не отмыть!
        Мия
        - Сворски!
        Я подпрыгнула на месте от голоса Гордона. Ну нельзя же так с утра настроение портить!
        Только совладала с формами, только вышла из общаги и настроилась на учебу, как начало дня решило порадовать недругом.
        - Да, профессор Рамзи? - Я отошла от друзей и покосилась на свежераскинувшийся под окнами общежития сад.
        Красота-то какая у меня получилась! Буду прекрасным любоваться, чтобы не сорваться.
        - Ты сделал, что я просил? - спросил с нажимом деспотичный монстр в блондинистом обличье.
        А что он просил?
        Ой… Цветок смерти. Я же его в порошок превратила, как только услышала от лекаря, зачем он Гордону нужен. Значит, за надеждой пришел ко мне? Что ж, будет ему надежда.
        - Конечно, профессор Рамзи. - Я показала рукой на цветущий сад.
        Благодаря пышному цветению зелени мое тело порядочно увяло. Но я и не думала, что сегодня растения спасут меня дважды.
        - Вот там ваш росток. Вы легко его найдете! - торжественно объявила я.
        - Ш-ш-ш, не ори, - цикнул Гордон, оторвал от меня взгляд и посмотрел на буйную зелень. Медленно повернулся, склонил голову к плечу и прошипел: - Издеваеш-ш-шься?
        - Ничуть! - Я замахала руками, решив дальше не перегибать палку и самой достать желаемое. - Сейчас принесу!
        Я уверенно вышла на середину цветущей поляны, стараясь не затоптать ни одного побега, и зачерпнула нежный росток с комом земли. Прости, цветочек, но сегодня ты прикинешься цветком смерти.
        - Вот. - Я с важным видом и тщательно вымеряя каждое движение протянула Рамзи обманку. - Я маг слабенький, поэтому больше вырастить не удалось. Но семечко пробилось. Поливайте его, ухаживайте…
        В этот момент я как раз переложила росток с землей на ладонь Гордона, и тот на наших глазах театрально завял, накрывшись листочком.
        - С-с-сворски! - тихо пообещал мне одним словом расправу Рамзи.
        - Это все ваша удача, профессор. Я тут ни при чем! - Я еле остановила смех, старательно удерживая уголки губ на месте.
        И дёру! Дёру дала так, что только пятки сверкали.
        - Что он хотел? - тут же спросил лысый Эш, как только я догнала ребят.
        - Неудачу развеять, - хихикнула я.
        - И как? - засуетился рыжий Мик.
        - Конечно, у него ничего не вышло, - довольно сообщила я и влилась в толпу адептов, заходящих в учебный корпус.
        Голоса жужжали, словно ученики - это пчелы в улье. Однако кое-что мне все-таки удалось уловить:
        - Слышал, что берег у пруда кикимор зацвел?
        - Еще как! Я даже сбегал проверить. Там цветы размером с мою голову.
        - Говорят, это потому что магистр Рейв останками кикимор берег удобрил.
        - А я слышал, что это из-за того, что Сворски там обделался от страха! - сказал какой-то умник, и гогот оглушил.
        Через минуту барабанные перепонки успокоились, как и смех, и я услышала:
        - Да ладно тебе гнать на Сворски, он дочь магистра спас.
        - Откуда ты знаешь? Что, был там? Веришь словам мелкой?
        Я слушала, радуясь, что на фоне сокурсников выгляжу незаметно и могу поживиться сплетнями о себе родимой. Значит, говорите, пруд зацвел? Странно, я же силу не выбрасывала на берегу…
        - Марк! Марк Сворски! Марку-у-уша! - звонкий голос, и острые локоточки Евы быстро проделали путь ко мне сквозь толпу. - Вот ты где!
        Девочка так шлепнула меня по бедру в знак приветствия, что чуть кость не сломала. Надо было формы оставить для таких проявлений симпатии, а то перелом заработаю. Но кто знал.
        - Ой, прости! Не рассчитала немного… - тут же сконфузилась крошка. - Это я хотела поздравить тебя!
        - С чем? - Я потерла больное место на ноге. Поздравила так поздравила!
        - Папа тебя скоро благодарить будет! - громко, чтобы услышали все, сказала малышка. - Я ему сегодня про долг жизни напомнила, чтобы не передумал, так он сказал, что та-а-ак тебя отблагодарит, что тебе мало не покажется.
        Ева гордо замолчала, а когда раздались сдавленные смешки адептов, непонимающе обвела их взглядом снизу вверх.
        - Что смеетесь? Марк меня спас! Папа теперь его в обиду не даст, так и знайте!
        А-а-а, так она меня сюда защищать пришла! Вот что так громко кричит. Вот только боюсь, что магистр имел в виду совсем другой смысл "благодарности”.
        С другой стороны, чай достану, а там уж пусть как угодно лютует. Мне уже будет все нипочем.
        Ева явно намеревалась защищать мою честь и достоинство перед адептами до конца, поэтому я схватила ее за руку и вывела из толпы. Взглянула на часы на стене и посчитала: двадцать минут до начала пары.
        - Ты что-то хотела сказать? Меня искала?
        - Да. Хотела тебя предупредить перед завтрашним чаепитием, - серьезно сообщила девочка.
        - У меня есть минут пятнадцать до начала занятий, - с запасом округлила я. - Успеешь?
        - Угу. Наклоняйся и слушай.
        - Марк, ты чего? - Лысый Эш потряс меня за плечо. - Готовься! Урок начался.
        Как это я чего? Неприятности у меня! Большие. Не до обороны тут.
        "На чаепитии будут две твои бывшие и моя бабуля. Приготовься”, - голос Евы звенел в голове как колокольчик.
        И если "бабулю” я могла пережить, то как быть с двумя бывшими Сворски, я не знала. Лишь уточнила тогда у девочки:
        - Это точно?
        - Проверенная информация! - подтвердила крошка.
        И как быть? Пусть влюбленные барышни все видят в розовом цвете, не поверят, что бывший так изменился. Не знаю, как выглядит настоящий Сворски, но сомневаюсь, что голову девы теряли из-за щуплого среднерослика, которым сейчас была я.
        Конечно, можно громко врать, что без них Сворски совсем зачах, должны же они порадоваться падению, но этот вариант был очень рискованным. Что, если дамы все еще любят Марка, а тот сам их бросил? Сразу раскусят.
        И глаза у меня остались прежние - мои. Даже если я пойду к лекарю и попрошу наложить иллюзию, то не имею ни малейшего понятия, какую именно.
        Магия по отводу глаз во дворце не действует в защитных целях. Что же мне тогда остается?
        В отчаянии у Евы уточнила, обязательно ли надо представляться, и получила суровый кивок в ответ.
        - Без вариантов, - подкрепила девочка еще и словами, чем совершенно опустила мои руки.
        А я только обрадовалась, как замечательно все складывается. Как легко и просто. Как бы не так!
        Я с тоской осмотрелась: зал с матами кишел дерущимися адептами. Бой один на один начали все, кроме меня, Сая, Эша и Мика.
        - Используем только физическую силу в первой схватке! - кричал, ходя между матами и уворачиваясь от летающих ног и рук, Мастер.
        Ага, именно так - Мастер. Так и велел себя называть.
        - А вам четверым особое приглашение нужно? - рыкнул в нашу сторону мускулистый учитель, и мы рассыпались на две пары.
        - Нападай! - крикнул розововолосый Сай. - Уверен, удары у тебя будут как у девчонки.
        Вот снова он за свое. У него настроение меняется, как погода. Неуравновешенный какой-то. Нужно у его кровати горшок с буркусом поставить, тот и не таких успокаивает.
        Я в отчаянии посмотрела на Мастера, который замер рядом, будто знал, что сейчас позабавится. А из меня боец тот еще. Один удар Сая, и я в нокауте.
        Что ж, если не могу избежать, нужно быстрее с этим закончить. А то еще нужно придумать, как остаться неузнанным для бывших Сворски.
        Стойте-ка! Погодите-ка. А ведь это и есть мое спасение.
        - Сай, тебя, наверное, самого в детстве дразнили девчонкой из-за розовых волос, вот ты и вымещаешь злость на слабых, - попыталась задрать соседа по комнате я.
        Росток редкого пуфа даю, у него глаз дернулся! Ура! Попала.
        - Не нарывайся, - предупредил Сай, начиная кружить вокруг меня.
        Так мне это и надо. Только пусть по лицу бьет, да посильнее. Больно будет, наверное, но я потерплю ради такого дела.
        Мастер довольно хмыкнул и пошел дальше, оставляя нас кружить.
        - Сай, а ты правда на девочку похож. Не менял пол? - продолжала я.
        - Я настолько же девочка, насколько ты - мальчик, - выпалил Сай и сделал подсечку, которую я из-за его слов пропустила.
        В результате оказалась на лопатках с прекрасным видом на потолок.
        Черт, лицо не пострадало. А мне бы надо! Очень. И чтобы потом к лекарю не тащили.
        Я еще раз прокрутила в голове фразу Сая и посмотрела на парня. Тот не спешил, ждал, пока я поднимусь. Даже спросил:
        - Ручку подать, леди?
        Что-то его шутки уже перестали быть шутками. Неужели я где-то прокололась? Проговорилась?
        - Молодцы! Соперники на лопатках, победители ясны. А теперь раунд магической силы! Только не переусердствуйте, познакомьтесь с силой друг друга. На денек, не больше.
        Я мысленно застонала. Вот раньше сказали бы, я бы все свои формы здесь и оставила. А теперь что? По сусекам резерв скрести да по донышку мести?
        Сай как-то очень хитро улыбался.
        - Что ты задумал? - спросила с опаской.
        - Ты же не знаешь мой дар? - прозвучало коварненько.
        Дар? А ведь серьезно, я была так сосредоточена на себе, что совсем мало узнала о троице, с которой живу. Интересовалась только Рамзи и Рейвом да Еву спасала, а с ребятами не особо спешила раскрываться и лезть к ним с расспросами.
        - Какой-то особенный? - попыталась догадаться я, и розововолосый многозначительно кивнул. С обещанием. С чувством. С иронией.
        Я встала, попутно замечая, как на соседних матах кто-то хватался за голову, кто-то отращивал оленьи рога, а кто-то окрасился в зеленый цвет.
        Я прощупала остаток сил и поняла, что у меня только один шанс. А Сай так самоуверенно улыбался напротив, что я решила действовать незамедлительно. Выпустила силу, и ровно в этот же момент розовый поток магии полетел в меня. Зеленый поток вошел в грудь Сая, и рубашку парня разорвало от цветения буйной клумбы. А вот со мной вроде ничего особого не произошло, только резинка для волос разорвалась.
        - Ахаха! Сай, ты теперь клумба! А Марк не промах, - закинул мне руку на плечо рыжий Мик, продолжая ухохатываться. - А я уж думал, что хуже магии правдоруба, что на меня Эш обрушил, ничего нет!
        Белоснежная рубашка болталась на плечах, а вся грудь и торс Сая были покрыты изумрудной травой с россыпью луговых трав. Кстати, травки целебные, успокоительные. Будет спать и нюхать, спать и нюхать…
        Сай грудному цветению был не рад, но почему-то не выглядел сильно расстроенным и с ухмылочкой смотрел на меня. Его магия вошла в меня, но я не чувствовала никаких изменений. Что он за маг?
        Значит, Эш маг разума и одержал победу. Теперь Мик некоторое время будет говорить только правду. А что остальные?
        - А ты и Сай какой магией обладаете? - спросила чистым девичьим голосом, и Мик медленно повернулся ко мне. Его глаза увеличились до размера диких яблок, а губы затряслись, когда он пытался произнести:
        - Ты… ты… ты…
        Тут его взгляд упал на руку, закинутую мне на плечо. Его кисть свободно свисала, а пальцы касались верхней части груди.
        Груди. Груди? Груди?!
        - А-а-а! - Мы отскочили друг от друга.
        Жутко довольный Сай сорвал с груди цветок, вдохнул аромат и сказал:
        - А я маг тела. Дар - преображение. Наслаждайся, С-с-сворски.
        Спокойствие, только спокойствие. Сейчас только не выдать бы себя! Как парень отреагировал бы, если бы его превратили в девушку?
        - Сай, надо было на тебе кактусы вырастить! Ты что со мной сделал?! - обрушилась на розововолосого с возмущением. В ответ парень отряхнул ладони, небрежно бросив цветок на пол, и спросил:
        - А разве тебе не привыкать?
        Теперь мне не кажется, что он намекает. Нет сомнений, что именно это он и делает. Но как он узнал? Где я прокололась?
        Судя по лицам Эша и Мика, остальным не рассказал. Почему? Хочет убедиться или преследует другие цели? Мне стоит его опасаться?
        - О чем ты? - с вызовом спросила у Сая и получила хитрую улыбку. Правда, она у него тут же исказилась от жгучего желания почесать травянистую грудь.
        Кажется, разоблачать меня здесь и сейчас он не собирался. И это уже хорошо. Значит, сомневается. Я же буду отпираться до последнего, особенно в шаге до достижения мечты. Буду вести себя невозмутимо.
        Еще не хватало зародить подозрения в сокурсниках и столкнуться с Рамзи. Если я выгляжу женской версией себя, а не взятым из головы Сая образом, то дела ужас как плохи.
        Что там сказал Мастер? Что это ненадолго? Насколько же? На час? Два?
        Тут я припомнила, что я, выпуская магию, совсем позабыла добавить ограничение по времени. А Сай? Он это сделал? Сделал же?
        - Сколько это продержится? - Мне даже не нужно было напускать на себя панику, она и так била во мне фонтаном.
        Сай задумчиво почесал розовую бровь, осматривая меня липким взглядом.
        - Может, так останешься? Тебе идет куда больше, чем быть парнем.
        Эш и Мик наконец отодрали свои челюсти от пола, но не взгляды. Да что говорить, я сейчас была просто центром внимания, даже Мастер подошел, присвистнул и с уважением посмотрел на Сая:
        - Так у меня на первом уроке еще ни один адепт над другим не издевался. У тебя талант во всех отношениях.
        - Спасибо! - загордился Сай.
        - Это не комплимент, - отрезал Мастер, мгновенно став серьезным, и обвел всех тяжелым взглядом. - А теперь, бойцы, скажите, кто в пылу схватки добавил ограничение по времени? Поднять руки!
        И только две руки поднялись вверх.
        Руки Сая среди них не было.
        - Профессор, очистите нас! - застонали все вокруг. - Это же надолго!
        - Я же с этими оленьими рогами даже в дверь не войду!
        - А я не смогу говорить, что думаю, столько времени! Это жестоко!
        Мастер был невозмутим.
        - Зато это научит вас слушать приказы командира. В настоящем бою это смертельно важно. Так что сами, ребятки, сами…
        Сказал и ушел восвояси, оставив нас в отчаянии.
        О нет! Если ограничения не было, то изменения продержатся с неделю, и то если постоянно очищать себя при помощи собственной магии.
        И у меня сразу две новости. Одна хорошая, а другая - отвратительная. Хорошая - мне больше не нужно ломать голову, как скрыться от бывших на чаепитии. А плохая - мне минимум неделю нужно избегать Гордона Рамзи. Любой ценой.
        А еще мне срочно нужно зеркало.
        ГЛАВА 10
        Зеркало безжалостно показывало настоящую меня. Я смотрела на свое отражение, а внутри все тоненько дрожало. Не думала, что снова увижу себя такой: с румянцем на щеках, со светящейся изнутри кожей, с блестящими длинными волосами.
        Саю нужно работать в дамском салоне, у него отбоя от клиенток не будет!
        Отражение напомнило мне о временах, когда папа и брат были рядом. Когда наша жизнь была спокойной и прекрасной. Когда в нее еще не вторгся Гордон Рамзи.
        Р-р-рамзи!
        - Да, деточка, удружили тебе, нечего сказать. - Лекарь Фрай Дай сочувственно вздыхал позади.
        - Вы точно ничего не можете сделать с этим?
        - За это надо сказать спасибо Мастеру. Чтобы преподать первогодкам урок, он включает магические кристаллы усиления. После этого очиститься можно только внутренней силой. Любое внешнее вторжение отторгается.
        - А когда преображение пройдет, ваша магия тоже исчезнет? - со страхом спросила я.
        - Нет, не беспокойся. Я же тебе говорил, что мягко вплел ее в твою природу так, что ее не распознать. Тебе сейчас нужно о насущных проблемах беспокоиться. Например, как не попасться на глаза Гордону. Давай-ка я тебя изолирую на недельку-другую, что скажешь? - хлопнул в ладоши Фрай Дай.
        - Нельзя, - я покачала головой, - завтра у меня важное чаепитие во дворце. Нужно быть там во что бы то ни стало.
        - Прямо в таком виде? - показал на меня лекарь. - Ты же знаешь, что всех гостей официально представляют?
        - Да. А еще знаю, что там будут две бывшие девушки Сворски, которые теперь меня не разоблачат из-за непохожести на настоящего Марка.
        - А что ты скажешь про свой девичий вид? - Целитель все еще смотрел на меня, как на сумасшедшую.
        - Почти правду. Во время схватки противник победил. Как обладатель магии преображения, он сделал меня таким в отместку за все романы. Звучит вполне правдоподобно. Все вдоволь поиздеваются над бедным Сворски. Девы останутся довольны.
        - Но мы не знаем характер настоящего Марка. Вдруг он бы никогда не появился в обществе в таком виде? - спросил Фрай, объехав меня на коляске по кругу.
        - Что ж, будет мужать в моем лице, пусть и в женском обличье. Встречать проблемы смело, лицом к лицу, - я сама себя подбадривала.
        - Мия, бесстрашная ты девица. Но, наверное, только такая с Рамзи и справится. Я верю в тебя. - На глазах лекаря появилась влага.
        - А я в вас. Как вернусь после чаепития, так и можно будет слечь, пока не приму прежний вид. - Я улыбнулась Фраю.
        - Ладно, будь по-твоему. А с завтрашним днем я тебе помогу - отпрошу тебя с пар мне на помощь. Тут как раз тысячелетний дикий вьюн рассвирепел и стал разрастаться по стенам академии. Ректор приказал разобраться, так что твое отсутствие, как чистого мага природы, будет вполне оправдано. Но знай, слухов не избежать. Вся академия уже в курсе твоего облика. И Рамзи тоже…
        - На здоровье. Уж что меня точно не смутит, так это крики о том, что я девчонка. А Рамзи… Будем надеяться на удачу.
        В общежитие я вернулась под покровом темноты. Пробиралась по коридору на мысочках, пока на повороте не столкнулась с грозой общаги. Комендант со строгим видом зажег магический светильник над моей головой и замер на секунду.
        - Девица! - ахнул Безногий Бро, схватившись за сердце. - Караул!
        - Асго, это я, Марк Сворски! - назвала я коменданта по имени, чтобы успокоить. - Это после урока Мастера, Сай заколдовал.
        И застыла, ожидая реакции. Поймет или нет?
        - А-а-а, - протянул Бро, все еще с опаской посматривая на меня. А потом все же уточнил: - Точно? А то слишком правдоподобно выглядит.
        Ну да, согласна. Получилось здорово, матушка-природа и Сай постарались.
        - Так не одна я изменилась. Вы что, других адептов не видели? - напомнила я.
        - Как же, видел, щупал. Одному рога подпиливал, другому форму искал на два размера больше. Это обычное дело после урока Мастера. Но чтобы девица… - озадаченно потер подбородок комендант. - Как тебе помочь - даже не знаю.
        - А мне не нужно помогать. Я лучше посплю, чтобы быстрее вернуть себе прежний вид, - заверила я в ответ.
        - Да. Ты прав, Сворски. Иди спи. А то вижу тебя и сразу Лею вспоминаю. Еще одну девицу МАМ точно не перенесет, - покачал головой комендант и с задумчивым лицом пошел вперед.
        Я прикрыла глаза от облегчения. Фух, ушел.
        А про какую Лею он говорил? Девушка была в МАМ? Надо будет у лекаря узнать, что за история тут приключилась. Интересно же!
        Тихонько открыла дверь и скользнула в темную комнату. Неужели все спят?
        Неожиданно вспыхнул свет. Мне, глаза в глаза, смотрела Ева. Для того чтобы быть на уровне, она забралась на табуретку и теперь дырявила меня взглядом.
        Сай, Эш и Мик развалились по своим кроватям и наслаждались зрелищем. Похоже, засада была спланирована и организована давно, потому что все лица выглядели порядочно уставшими.
        - Ма-а-арк? - спросила с недоверием Ева. - Это ты?
        И еще по лбу меня постучала, словно Сворски был заперт в глубине женского тела. Тук-тук-тук!
        - Ева! - С мягким упреком во взгляде я поймала девичий кулачок и заверила: - Это я.
        - И голос женский! - в ужасе вытаращила глаза Ева, а потом обернулась к Саю. - Ты что сделал? У меня один нормальный друг был! А это?
        - А что, твоя дружба зависит от пола? - сощурил глаза розововолосый Сай. - Тогда это и не дружба вовсе.
        Ева явно растерялась. Сначала воинственно подняла подбородок, а потом посмотрела на меня и слегка потухла. Даже губы надула.
        А мне стало интересно, что же скрывается за разочарованием. Я перебрала в голове всех друзей крошки и поняла, что даже духи были мужского пола. Женщины же были только в ее семье - бабушка и тетя.
        - Ева, я все тот же, какого бы пола ни был. - Я улыбнулась девочке. - Душа же не меняется, верно?
        - Не знаю, - буркнула девочка, отводя взгляд.
        - А вот превратись ты сейчас в мальчика, перестала бы со мной дружить? - спросила я.
        - Конечно, нет! - возмутилась Ева.
        - Так и я. - Я мягко ущипнула девочку за щеку.
        - Смотри, даже повадки девчачьи, - воскликнул Эш с ближайшей койки.
        - Сай, а ты и это можешь? С тобой страшно иметь дело! - Мик вскочил и отодвинул кровать подальше от койки розововолосого парня. Сай в ответ лишь закатывал глаза к потолку и потешался над ситуацией.
        Я опустила взгляд на грудную клетку парня и заметила, что пижама сидит так, будто и нет там клумбы. Подстриг газончик или уже очистился от моей магии? Если последнее - обидно будет!
        Стоило мне бросить на него взгляд и задаться этим вопросом, как из-за воротника показался цветок и защекотал шею Сая.
        Ха! Моя магия тоже на месте. Наслаждайся грудным газоном, соседушка.
        И тут пижама Сая поднялась на груди, а через ткань пробились тонкие травинки.
        - Только подстриг! - в бешенстве вскочил с кровати розововолосый парень, а я совсем по-девичьи захихикала. Ева сначала застыла, глядя на меня, а потом с наслаждением присоединилась к ехидному смеху.
        - А в этом тоже что-то есть! - заметила крошка и обещающе мне подмигнула. - Как девчонки, мы столько всего можем сделать!
        Ева спрыгнула с табуретки и устремилась к двери:
        - Это еще тебя папа не видел! Вот завтра будет сюрприз-то!
        Вечером мне пришлось забраться с головой под одеяло и не вылезать до утра. А все из-за взглядов парней. Заколдованный говорить только правду Мик лучше всех выразил мысли троицы:
        - Знаешь, Марк, я хоть про магию помню, но все равно на тебя спокойно смотреть не могу. Постоянно напоминаю себе, что ты парень. Парень, гринда раздери!
        - Да-да, ты только ничего этакого не выкинь! - предупредил Эш.
        Сай стратегически отмалчивался. Я даже не могла придумать, что с ним делать и как много он знает. Ну да ладно, молчит - и пусть. Тут других проблем полно - хорошо хоть, Фрай на сегодня прикрыл.
        Утром в кабинет целителя пришла черная как ночь коробка.
        "На прием. Готовность шесть тридцать” - значилось размашистым почерком. Я даже не сомневалась в отправителе. Здесь не было нужды подписываться: "Магистр”.
        А внутри посылки костюм-тройка с этикеткой лучшего дома моды. Белоснежная сорочка и элегантная черная бабочка. Сразу видно: Арчи расстарался, чтобы его подопечный не ударил в грязь лицом, даже не подозревая о произошедших с ним метаморфозах.
        Я растянула ткань в руках и увидела магический перелив. Интересно, что за заклинание вплетено в нити?
        Лекарь быстрее всех смирился с моим девичьим видом, поэтому вполне серьезно спросил:
        - А что не платье?
        - Магистр еще не знает. - Я покосилась на костюм.
        - Да? Зря. Сердечко в его возрасте уже беречь надо. - Нервничая, лекарь стал плести из бороды косу. - Ты ему хоть весточку отправила бы, подготовила. Глядишь, и в платье поехала бы.
        - Я лучше так, в костюме. Если налезет, конечно. - Я с сомнением покосилась на грудь.
        - Так примерь! Я пока цинтию успокоительную у входа поставлю. Пусть сбрызнет магистра успокаивающей эссенцией, - последнее Фрай Дай говорил словно сам себе.
        Примерить? Конечно! Это я и собиралась сделать. Правда, не раньше вечера, чтобы заранее не расстраиваться. Не пропадать же добрым намерениям Арчи Рейва, верно?
        Вот только на примерке костюмчик показал себя жутко умным: сам подстроился под фигуру, словно его сшили по заказу, став чисто женской одеждой. Сексапильной, убойной и беспощадной.
        Каждая деталь образа безжалостно подчеркивала мою принадлежность к слабому полу. Магическая ткань выгодно преподносила грудь, стройнила талию, облипала покатые бедра. Мне даже показалось, что она подтянула ягодицы и подняла и без того немаленькую грудь.
        Заскрипели колеса коляски. Фрай застыл на пороге, запутавшись пальцами в бороде.
        - Ох, лучше платье было бы. - Лекарь судорожно освободил пальцы из запутавшейся бороды и торопливо покатил колеса в сторону выхода. - Пойду подышу свежим воздухом. Стар я для такого. Ох, стар.
        Под удаляющиеся кряхтения лекаря я подошла грязному зеркалу и, увидев отражение, шарахнулась в сторону.
        Боже, как неприлично-то!
        Рубашка лишилась верхних пуговиц, а в декольте так и светились два полушария. Лацканы пиджака уменьшились в ширину и удлинились, лишь подчеркивая вырез. Длина укоротилась, заканчиваясь линией поясницы. А брюки… Ох, голой я оставила бы больше секретов, чем в них.
        Волосы отказывались собираться в любое подобие прически и свободными локонами ниспадали до лопаток.
        - Сворски, ты готов? - голос Арчи был полной неожиданностью. - Отправимся раньше, надо еще кое-куда заскоч…
        Магистр вошел в комнату и споткнулся на ровном месте, но взгляда не оторвал.
        Тишина. Слышно только, как где-то у входа истерически плюется успокоительной эссенцией цинтия.
        Поздно, цветочек. Поздно.
        Мое сердце при взгляде на мужчину заколотилось так, будто я пробежала через густой лес. Мне казалось, что его стук слышит вся академия.
        Магистр медленно протер ладонью лицо - стер блестящие капли стараний цветка. Взгляд Рейва стал сродни прикосновению: я телом чувствовала, какую часть меня он сейчас изучает. Изучает внимательнейшим образом.
        Брови Арчи подскочили над маской, когда он посмотрел на мою грудь. Пройти мимо, конечно, просто не представлялось возможным. Верхним достоинствам он уделил столько внимания, что я почувствовала жар не только на щеках.
        Взгляд стал пристальным на талии и изменился до голодного на бедрах. Кадык Арчи дернулся, и у меня задрожали ноги.
        Так и хотелось спросить: "Магистр, вас давно не кормили?” Но я не посмела. Чувствовала: тотчас съест.
        И вот взгляд вернулся к моему лицу, которое до этого Арчи окинул лишь вскользь. Вернулся и остановился на глазах. Казалось, что навечно.
        Я планировала сказать что-нибудь искрометное. На крайний случай - ироничное. Но не вышло ни того, ни другого. Не готова я была к тому, что магистр будет меня поедать взглядом.
        Арчи Рейв и так был чертовски привлекательным. Раньше я могла спокойно смотреть ему в лицо, получая покровительственный открытый взгляд в ответ. Сейчас же я не знала даже, куда деть руки, не то что глаза.
        Кажется, я поняла, в чем проблема: он никогда раньше не смотрел на меня как на женщину. А это оказывается просто головоотрывательно! Чем сильнее желание во взгляде, тем больше мое ответное.
        Арчи становился с каждой секундой словно шире в плечах, будто еще выше, еще притягательней.
        Я впервые ощутила такое заразное желание во взгляде. Мне хотелось отвернуться в смущении и одновременно больше никогда не отводить глаз, впитывать мужское восхищение.
        Я знала, что была симпатичной. Никогда не страдала от недостатка мужского внимания. Но то, как смотрел на меня Арчи, заставляло чувствовать себя неповторимой красоткой, способной покорить любого мужчину.
        - Черт! - Арчи даже нашел опору - металлический стеллаж - и схватился за нее рукой. Сжал мебель до жалобного скрежета и моргнул. Потом еще раз моргнул. И еще.
        - С-с-сворски, что ты тут рас-с-спылил? - спросил еле слышно, оторвав взгляд на секунду от меня и тут же жадно вернувшись к моему лицу снова. И так обвинительно выплюнул: - Почему я вижу тебя женщиной?
        Арчи снова пробежался взглядом по помещению, словно искал магическую пентаграмму, колдовские кристаллы или привораживающие зелья.
        - Магистр, - растерянно произнесла я, на всякий случай выставляя руки вперед. - Так вся академия знает, что я после урока Мастера выгляжу вот так…
        И движением кистей показала на себя сверху вниз.
        - Вот так? - Арчи словно костью подавился.
        Во-о-о-от! А не надо было так жадно поедать меня глазами. Теперь несварение заработал.
        Я поторопилась объяснить, пока магистр не решил отменить чаепитие:
        - До вас не доходили слухи? У Никсона оленьи рога, Тор позеленел, Мик говорит только правду, у Сая не грудь - а ботанический сад. А я… - тут я эффектно замолчала.
        Преображение, так сказать, налицо. В дальнейшей презентации не нуждается.
        Магистр переваривал информацию медленно. Заговорил спустя две тревожные минуты:
        - Адепты иногда приобретали черты слабого пола. Но почему ты выглядишь ТАК? - И это "ТАК” было так возмущенно сказано, с таким упреком, будто я специально параметры у Сая заказывала. Сама не знаю, как он угадал с моими истинными размерами и что у него в точности за магия такая, но придется Арчи смириться.
        И, каюсь, я ни за какие коврижки не стала бы сейчас плоской доской. Один взгляд магистра чего стоит! Да я на воспоминаниях об этом смогу две старости прожить! Если, конечно, после мести Рамзи останусь жива…
        - А с голосом что? Тебе яйца зажало? - И так посмотрел мне в межножное пространство.
        А там-то ни бугорка, ни вершинки! Мне стало до забавного смешно от растерянного выражения лица Арчи, что я не удержалась - сказала томным голосом:
        - Полное преображение, магистр…
        Арчи дернулся, словно его из самой преисподней копьем пронзило. Посмотрел на меня обвинительно:
        - Что на тебе за вульгарный костюм? Из Дома Эротики?
        Пожалуй, звучало даже с наездом. Ну ничего, первое смущение прошло. Магистр, только возьми меня с собой, уж я-то нащупаю все твои пределы.
        - Обижаете, магистр. - Я вытащила из-за воротника еще не срезанную бирку Дома Высокой Моды и показала Арчи Рейву. - Ваш подарок надел. Как?
        - Убойно, - ошарашенно выпалил мужчина, но тут же исправился: - Отвратительно. Раздевайся!
        - А? - Я в защитном жесте сложила руки на груди. Совсем по-девичьи, но оно само так вышло, правда-правда.
        - А? - Магистр сначала не понял мою реакцию, а когда осознал, в каком смысле я поняла, сощурил глаза.
        Провокационно сощурил.
        Эй, цинтия! Плюй свою эссенцию! Срочно! Во все стороны!
        Арчи Рейв
        Чайная церемония всегда олицетворяла гармонию. Тихое журчание струи, переливание чая из пиалы в пиалу, раскрытие вкуса. Все движения ведущего мастера плавные, мягкие, медленные.
        Сидящие за одиночными столиками гости обычно тоже подхватывали неторопливую манеру гуру. Вкушали сначала аромат чая, подгоняя дым к носу рукой, и лишь потом пригубливали глоток горячего напитка.
        Я же хлестал прямо из глиняного горлышка, радуясь, что мою глотку раздирает кипяток. Только так меня не распирало от желания скрутить одну тонкую шею.
        С-с-сворски!
        Но сколько бы я ни нарушал этикет, все внимание все равно сосредоточилось не на мне. Набитый донельзя зал был полон ошеломленно-разочарованных барышень. Слух, что известный сердцеед в компании с главным отцом-одиночкой столицы посетит дворец, разлетелся быстрее семян одуванчика во время урагана.
        И тут такой сюрприз для всех: С-с-сворски - женщина!
        Я взглядом нырнул в декольте за соседним столиком и приказал стоящей рядом прислуге:
        - Еще чая!
        Хорошо хоть, Ева так активно машет веером рядом со Сворски, отгоняя от него любопытных дев, что я хоть на что-то отвлекаюсь.
        - Магистр Рейв, вы хоть чайные листики туда окуните, а то один кипяток хлещете… - заботливо заметила служанка.
        Еще бы я не хлестал! Я ни за что сюда не попал бы, если бы Ева не бросила нам под ноги в лазарете кристалл портала. А потом такая суета с этим дево-парнем во дворце началась, что пришлось королевской страже лично поручиться за Сворски.
        А ведь я хотел сегодня его разоблачить, как только подделка получит свой чай. Но новый вид адепта совершенно спутал все планы и мысли в голове. Я не представлял, как буду его разоблачать в таком… нежном виде.
        Я молча взялся за ручку чайника, когда поверх моей руки легла рука мамы. Взгляд ее был настолько насмешливым, что в глазах плясали озорные чертики.
        - Дорогой, какая девушка рядом с тобой… Познакомишь?
        - Это парень. На нем магия! - в который раз за вечер отрезал я, напоминая об этом не только маме, но и себе.
        Парень! Мужик!
        Так что же меня так кроет? И ведь теперь приворотами, что отскакивают от ауры ловеласа, не объяснить. Он - не Сворски.
        - Милый, какая магия может сотворить такие формы? - подмигнула она, поправляя строгое вишневое платье на груди. Конечно, она совсем не свои имела в виду, а вон те - наколдованные.
        Нет, я тоже сомневался в том, что вид у форм уж больно реалистичен. Причем у Сворски только прибыло и нигде не убыло. Все-таки у магии преображения тоже есть свои пределы. И вот это больше всего вызывало подозрений!
        - Адепты МАМ и не то могут!
        Свои мысли я не собирался озвучивать вслух. Маме знать совсем не обязательно о моих терзаниях.
        Я понимал, что здесь что-то не то, но не мог прощупать, что именно. Мутационная магия? Магические зелья приворота?
        Черт, голова дурная от нее! Тьфу, то есть от него! Я уже даже мысленно оговариваюсь. Мое тело упрямо принимало Сворски за женщину.
        - Сынок, ты что, столько времени был среди мужиков, что забыл, как выглядит настоящая женщина? - издевалась мама. Любила она у меня иронию во всех ее проявлениях.
        Настоящая женщина? Намекает на мое долгое воздержание? Издевается.
        Знает же сама, что когда появилась Ева, то сначала было не до этого, а потом малышка никого ни на шаг не подпускала. Ценой уроков в то время стала сломанная рука одной барышни и нога другой. И это она еще мелкая была, не такая сильная, как сейчас.
        Чтобы снять физическое напряжение, мне приходилось ухищряться, выкраивать время и не допускать, чтобы дама ночи была в опасности из-за ревнивой дочурки.
        Сейчас Ева тоже отгоняет девушек, вот только от Сворски.
        - Маркуша - мой! - донеслось до моих ушей.
        - Вот, а Ева-то уже определилась быстрее тебя… - хмыкнула мама, пожала плечами и пошла на свое место, с которого прекрасно открывался вид на зрелище.
        Нет, я все понимаю: она давно мечтала о невестке и маме для Евы, но нельзя же так подтрунивать над собственным сыном?
        Хотя я тут не один несчастный. Бедный ведущий чайной церемонии: ему еще никогда не уделяли так ничтожно мало внимания.
        - Великий чай "Золотой халат Голубой горы” был собран на высоте две тысячи ри над уровнем моря. Бархатный вкус… - драл глотку он, но никто не слушал бедолагу.
        Я обещал себе терпеливо ждать, пока Сворски подменит чай и даст знак. Время шло, знака все не было.
        Я терял самообладание, как развратная девица белье при опытном соблазнителе.
        Тьфу, даже сравнения в голове озабоченные!
        Я метнул упрекающий взгляд в Сворски ровно в тот момент, когда пиала оказалась у пухлых губ девушки. Тысячу раз "тьфу” - Сворски, а не девушки! Рука с тонким запястьем дрогнула от моего взгляда, горячие капли под чисто женский "ах” скатились по мягким округлостям в ложбинку и пропали из виду.
        - Сынок, у тебя чайник в руке выкипает! - вскрикнула мама. Бурлящая вода выплевывалась через горлышко мне прямо на ноги, а я и не почувствовал.
        Мия
        Только не выпить этого редкого чая, только бы не выпить!
        Весь вечер я была напряжена до предела. Заменить чай казалось делом легким ровно до того момента, пока я не попала во дворец.
        Когда я сделала шаг из портала, меня засосало в такой водоворот внимания, что не выбраться. Все, абсолютно все смотрели на меня. Особенно Арчи Рейв!
        От взглядов магистра у меня даже пятки начинали чесаться от желания бежать. Только непонятно, от него или к нему.
        Будто и без этого я мало нервничала. Ведь я шила нитками красного кустарника, поэтому вещество тоже проникло в мой организм. Если я выпью чай, то отправлюсь вперед Рамзи на тот свет.
        Чайные листья на подмену уже все размокли в зажатой ладони, а с меня все еще не сводили глаз. Бывшие девушки Сворски, стража, магистр, даже его мама - все наблюдали за мной с величайшим интересом. Одна Ева отмахивалась!
        И когда мне незаметно подменить чай?
        Вроде и лежит перед носом на маленькой тарелочке. Раз - и подмени. Но не тут-то было! Какими бы плавными движениями я ни повторяла за ведущим мастером церемонии, как бы ни старалась прикрыть рукой замену, все казалось очевидным под пристальным вниманием окружающих.
        - Почему Марк даже женственней меня? Кто делал ему превращение? - шептались рядом со слезами на глазах.
        - Думаю, тут без запретных знаний не обошлось. Иначе откуда эта пластичность? Марк всегда был резким, как тропический ливень, - сквозь сдержанные рыдания говорили другие.
        - Боги, Сворски сейчас второй раз разбил мне сердце. Это точно он? Скажите, что это розыгрыш! - возмущались дамы покрепче.
        Брошенные девушки не оставляли мне и шанса. Приглашенные поднимали к губам вторую кружку чая, а я не заварила и первую. Крошечный чайник позвякивал крышкой он нетерпения. Позвякивал от накала и магистр.
        - Госпожа… - Мастер чая запнулся, исправился: - Господин Сворски, вам помочь?
        Было бы смешно, если бы не было так грустно с "госпожой”!
        - Нет-нет, спасибо, я сам! - слова, сказанные в мужском роде, вызвали стоны женской тоски. Пережить зрелище ловеласа в юбке было для бывших практически невозможно.
        Ведущий чайной церемонии терпеливо ждал, глядя на меня.
        Выданной порции байховых листьев должно было хватить на три круга. Три чайных набора ждали своего часа. Три разных маленьких чайника терпеливо пыхтели в очереди.
        Что ж, придется заварить одну треть.
        - Скорее! А то вода отдаст все полезные вещества воздуху. У вас как раз стадия кипения Лу Юй! - подталкивал чайный гуру.
        Глиняная пиала уже была согрета мной по всем канонам мастера, поэтому я заварила чай, надеясь, что ведущий наконец от меня отстанет.
        Не выходило. Он ждал, важно показывая, как надо втягивать аромат, как наслаждаться вкусом.
        А мне нельзя ни пить, ни вкушать аромат! Это может быть чревато билетом на небеса. А то выйдет, что смертельное уравнение я организовала сама для себя.
        Что ж, буду уповать на этикет и поднесу чашку ко рту. Не будет же мастер меня торопить быстрее выпить?
        Я медленно поднесла чашу к губам, стараясь не дышать, и тут кикимора меня дернула посмотреть на магистра.
        Пространство вокруг Арчи Рейва словно рябило. Пар валил из чайника, но казалось, что прямо изо рта и носа мужчины - под маской не разобрать. Зато ярко светились глаза.
        У меня даже рука дрогнула от ощущения, что магистр сейчас сорвется с места. Похоже, у него тоже чешутся пятки.
        - Ах! - вскрикнула я от боли: горячий чай пролился мне прямо на грудь.
        Черт! Черт! Черт!
        Нужно срочно его смыть!
        А как же подмена?
        - Магистр Рейв дымится! - воскликнула дама рядом.
        Арчи? Что с ним? Вроде жив, правда, немного отпарил штаны.
        Я тут же воспользовалась переполохом и тем, что все внимание переключилось на магистра, и заменила чай.
        А теперь бегом отсюда, пока не отравилась прямо здесь! Но… как же я вернусь из дворца одна прямо в академию?
        - Магистр, я иду на помощь! - воскликнула я.
        Ничуть не хуже Евы растолкала облепивших Арчи девиц и схватила мужчину за руку. Подмигнула малышке.
        - Побудь с бабулей! - шепнула одними губами, но девочка все поняла, кивнула.
        - Это знак? - усмехнулся Рейв.
        Удивительно, но он совсем не сопротивлялся. Даже с удовольствием обогнал меня, выводя из зала.
        - Да! Скорее! - я поторопила Арчи. - Оставьте Еву с бабушкой, мне срочно надо в лазарет.
        - Сворски, твоя грудь заживет, не паникуй, - обернулся магистр и снисходительно посмотрел в зону декольте.
        Да разве я из-за ошпаренной кожи нервничаю? Если бы все было так просто.
        - Я отравлен, - сообщила ровно в тот момент, как мы вырвались из зала для чаепитий.
        Тут было на удивление пусто. Кроме статуи, даже стражи не было.
        - Кем? Во дворце не позволили бы… - начал магистр, и я его прервала:
        - Я сам. Случайно. Потом расскажу.
        Ноги становились ватными, голову повело. Я остановилась, закрыла глаза и направила все внутренние силы на выведение токсина. Сила жизни против яда.
        - Сворски… Сворски! Ты сдуваешься! Что происходит?
        Я приоткрыла глаза. Картинка плыла. Магистр виднелся на фоне какой-то огромной статуи лучника то близко-близко, то далеко-далеко. Я словно то увеличивала, то уменьшала размер мужчины в моих глазах, но совершенно не могла это контролировать.
        Даже когда Арчи схватил меня за плечи, он продолжал меняться. Похоже, яд действует на мозг.
        Я чувствовала очаг отравления. Если не потеряю сознание, если хватит сил, то смогу побороть его. Сейчас я чувствовала, что если бы выпила хоть глоток чая, то уже была бы на другом свете.
        Мои силы словно пожирала отрава в теле. Мелко затрясло.
        - Сворски! Черт возьми, что с тобой? Почему ты мельчаешь? - голос магистра доходил словно из трубы.
        Мельчаю? Я приоткрыла глаза, проследила за взглядом магистра, устремленным на мою грудь, и еле слышно фыркнула. С моим телом опять творилась знакомая история: силы уходили вместе с формами, что ставило Арчи в самый тупиковый тупик.
        Мой волшебный костюмчик еле поспевал за усыханием тела.
        - Я борюсь с ядом, - прохрипела я. - Надеюсь, сил хватит.
        - Сворски! Не шути! - Магистр встряхнул меня.
        - Не шучу, маг… и… стр… - Я почувствовала, что невероятно слабею.
        - Марк! Очнись! Что такое? Тебе не хватает сил? Возьми у меня! Я разрешаю! - Сама добродетель, а не Арчи Рейв. Да только как я возьму? Я же не вампир, тогда вышло случайно.
        - Сворски, возьми силы через руку! - Пальцы моей руки сплелись с рукой магистра. - Сворски! Ну же! Эй… Вот черт!
        И тут моих губ коснулось что-то горячее, мягкое. Страстное!
        Согласна, магистр: вот черт! Ар-р-р!
        Арчи Рейв
        Наконец-то на выход!
        Выход через зал Лучника Любви стал спасением от толпы возбужденных дам. В этом холле никогда не стояла стража, а из-за шального и своенравного духа статуи в помещение старались лишний раз не заходить.
        Только ошпаренный и отравленный рискнули бы залететь в него и целоваться под прицелом лука.
        Что было в моей голове в тот момент - сам не знаю. Сворски не врал насчет отравления - сох на глазах. Я смотрел на ускользающую жизнь, и меня словно медленно топили в озере паники.
        Я чувствовал себя словно в кошмарном сне. Происходящее меньше всего походило на привычную реальность: это преображение Сворски в девушку, эти неправильные эмоции внутри меня. Казалось, что все вокруг меня сходят с ума и я следую их примеру, но я не просыпался. Мир невозмутимо спешил дальше, наплевав на мое недовольство сюжетом жизни.
        Я планировал разоблачить Сворски. Разобраться с приворотной магией. Но как это сделать, если девушка в моих руках вот так умрет?
        Да, головой я понимал, что это адепт, но мое тело упрямо не желало слушать разум. Воспринимало Марка исключительно как женщину. Особенно сейчас. Особенно после преображения.
        Я твердил себе сотни раз за вечер, что это какая-то приворотная магия. Что мошенник просто меня использует даже здесь и сейчас, получая чай. Но эти плавные движения Сворски рукой разбивали все мои аргументы в пух и прах. Ну как парень может так двигаться? Я не мог сейчас разоблачить его. Я хотел смотреть на нее дальше. Тьфу, него.
        Хотя если вспомнить адепта до преображения - это же вздрагивать только. Там не было и речи ни о капле женственности. Неужели пластичность тоже наколдованная? Это вообще законно?
        Тогда это самое настоящее магическое оружие массового поражения. То, чему я подвергаюсь, издевательство.
        Невольно вспоминалось прошлое. Лея. Русалка, которая благодаря чарам морской ведьмы приобрела не только ноги, но и поменяла пол. Но влечение к ней было совершенно другим по природе, смешанное с моей тогдашней ненавистью к стихийникам. Меня же сейчас трясло мутящее разум низменное чувство. Мне хотелось обладать безраздельно, и это правда был дурной сон. Клянусь, я скоро проснусь!
        Я даже провел параллель, вспомнив, как тогда меня тянуло к Лее. Может, и здесь какая-то магия?
        Но всё сомнение разбилось о железный аргумент: Фрай Дай не стал бы врать. А уж кто, как не целитель, знает истинную природу пациента.
        И вот Сворски снова собирался стать гостем лазарета. Прямо сейчас. Пышные формы сдувались на глазах, кожа серела, а я лихорадочно пытался передать часть сил. Все кричал как полоумный:
        - Сворски, Сворски! Да бери же силу! Ну же!
        Вспомнил поцелуй у пруда кикимор, после которого Сворски ускакал, как прыткий кузнечик. Тогда сработало безотказно.
        С сомнением покосился на объект терзаний: пухлые губы теряли цвет на глазах, округлый подбородок белел. Сейчас это женщина, Арчи. Женщина. Верь в это, а потом разнесешь адепта в пух и прах, разоблачишь до седьмого колена. Сдерешь эту дурную магию и влюбишь его в овцу. Натуральную овцу, чтобы знал, как над порядочными людьми издеваться.
        А сейчас надо спасти. Не могу допустить, чтобы Сворски умерла. Умер. Че-е-е-ерт!
        Ум-м-м-м… м-м-м…
        …м-м-м…
        …м-м-м…
        …Интересно, а Сворски не соврал насчет полного преображения?
        Внезапно мочку левого уха что-то прострелило. Сворски вскрикнул мне прямо в рот, оттолкнул рукой и схватился за правое ухо.
        - О нет! - В фиолетовых глазах, смотрящих на статую лучника, плескался ужас.
        Над нами запели невидимые птички, осыпался град сердец, и кто-то тихонько, будто из угла, захихикал.
        - Что это? - Я дотронулся до уха и нащупал что-то острое, будто тонкая маленькая палка застряла в ухе.
        - А вы не знаете, магистр? - дрожащим голосом спросил Сворски, лихорадочно щупая что-то в своем правом ухе.
        Ну-ка, что это у него? Золотая стрела в виде сережки? У меня такая же?
        Я посмотрел на Лучника Любви и почувствовал смердящее дыхание неприятностей. Длинные тонкие пальцы Сворски изо всех сил пытались расстегнуть замок сережки. Тщетно.
        Я потрогал свою: на ощупь один в один. Прокрутил в голове все, что знаю о духе статуи и почему его так все боялись. Кажется, я крупно влип. Очень крупно. Но надо уточнить насколько:
        - Что это?
        Сворски почти убил меня не только взглядом, но и издевательским ответом:
        - Это вынужденный брак, магистр. Без баб же!
        ГЛАВА 11
        Мия
        - Бабу-у-уля-я-я, мы все просра… - громкий возглас разочарования влетел в зал вместе с девочкой в розовом воздушном платье.
        - Ева! - Следом, стараясь держаться с достоинством, но в то же время поспеть за скоростной внучкой, в помещение грациозно вплыла мама Арчи. И очень вовремя оборвала недостойное слово, сделав страшные глаза.
        Правда, боюсь, к большому размеру глаз достопочтенной госпожи мы с магистром тоже приложили руки. Теперь две представительницы рода Рейвов с непередаваемо удивленными выражениями лиц разглядывали наши стрелы-серьги, наматывая вокруг нас круги. Зеваки-дамы толпились у выхода: кто-то прикрывал рот рукой, кто-то держался за голову, а кто-то за сердце. Две прекрасные леди со вздохами сползли по косякам в притворном обмороке.
        - Ах, магистр!
        - Ах, Сворски!
        - Это невозможно!
        Два завидных холостяка соединились в союзе, разбивающем сердца юных барышень. Девы страдали, но за порог переступать боялись, с испугом поглядывая на Лучника Любви. А то еще соединит пару дам, что тогда делать будут? Это же неслыханно.
        Инспекция рода Рейвов продолжала свой круговой рейд вокруг нас с магистром. Я стояла по стойке смирно, судорожно планируя, что же делать дальше. Арчи пытался превратить то свою сережку в пыль, то мою, но даже с его невероятной силой ничего не выходило. Лишь по моей коже бегали мурашки от его касаний пальцами шеи, но я старалась держаться. Магистр дышал яростью, одержимой целью тут же превратить союз в разрыв.
        - Бабулечка, а разве ты не говорила, что у Лучника глаз-алмаз? - Первый шок у Евы прошел, в дело вступил пытливый ум. Каблучки так и цокали вокруг нас, так и цокали.
        - Верно, - согласно кивнула мама Арчи, застыв напротив меня. Она смотрела мне в глаза с хитрым прищуром, и лишь левая бровь то и дело подрагивала.
        Я судорожно сглотнула. Она что-то знает? Почему не валяется в обмороке? И смотрит еще так странно…
        - А еще ты говорила, бабулечка, что Лучник Любви не ошибается, - продолжала малышка Ева.
        - Именно так и говорила, - кивнула мама Арчи, все еще испытывая меня взглядом.
        - Бабулечка, а у Лучника глаза есть? Как он мог "забрачить” папу и Марка? - Ева остановилась напротив нас и уперла руки в боки. Даже полупрозрачные нежно-розовые рукава платья закатала. Создавалось ощущение, что с нашей щекотливой ситуацией она собралась разбираться голыми руками.
        - Думаю, именно потому, что у него есть глаза, это он и сделал, - загадочно ответила мама Арчи, бросив быстрый взгляд в сторону статуи.
        И что? Вот так? А где истерика, что ее сын сочетался однополым и крайне неожиданным браком? Это же нонсенс, а она кажется даже заинтересованной.
        Ева обернулась, задрала голову к статуе и громко сказала:
        - Тогда Лучник Любви сильно ошибся! Это сейчас Марк выглядит как девушка. Но это не так!
        - Да? - лишь переспросила бабушка крошки, приподняв уже две брови. От ее пристального взгляда у меня даже между лопатками зачесалось. На что она все намекает? Не могла же узнать мой секрет?
        Почему ее имя ускользнуло от меня? Сейчас бы очень пригодилось для объяснений, а то придется обращаться вот так:
        - Не переживайте, госпожа Рейв, - горячо начала я. - Это недоразумение можно расторгнуть в Храме Справедливости, - выдохнула наконец я и стрельнула взглядом в магистра.
        Могла биться об заклад, лицо под маской точно сейчас перекосило.
        - Недоразумение? - Даже деликатный хмык у мамы Арчи вышел аристократично. - Сын, так мне не благословлять твой брак? Может, подумал бы, раз за столько лет не выбрал себе женщину, найдешь счастье на другом поле. Лучник Любви одобряет…
        А бабуля Евы та еще интеллигентная штучка, вы только посмотрите.
        - Прокляни уж тогда, а не благослови! - выплюнул Арчи Рейв.
        - Сынок, надо быть осторожней со словами. Кажется, ты кое-что забыл: Лучник Любви объединяет потенциал пары в один. Так что сейчас любая магия ударит по обоим.
        Точно! Как я могла забыть главное. И это еще одна причина, почему нам с магистром нужно срочно в Храм Справедливости за разводом. Если моя месть не удастся, я заберу с собой на тот свет Арчи Рейва. А если стану кикиморой, потеряю себя из-за убийства Гордона, то что произойдет с ним?
        Нет-нет-нет, развод! Срочно!
        - Магистр, разведемся? - обратилась я к Арчи с предложением, от которого невозможно было отказаться.
        Подленький смех в углу повторился.
        Ведь невозможно отклонить идею, так? Мы же на одной стороне с магистром. Тогда почему Рейв так смотрит на меня, будто готов зашить мой рот?
        Я легонько стукнула себя по лбу. Какая я недогадливая! Тут же исправилась, стараясь говорить между нами, "мальчиками”, тихо-тихо:
        - Хотели первым предложить развод? Так пожалуйста. Я не претендую на лидерство в паре. Считайте, что ничего не слышали.
        Почему-то мои пламенные заверения лишь сильнее разозлили мужчину. Еще немного - и пар из носа пойдет. Фырчит из-под маски мне прямо в лицо, и только распаленный взгляд временами ныряет в мое декольте.
        - Я тоже жертва, магистр. Не надо меня убивать.
        Арчи Рейв, как истинный мужчина, долго переваривал, но рубил потом с плеча. Высоко поднял голову, невозмутимо расправил плечи и обратился к присутствующим:
        - Дорогие дамы, как видите, магия адептов академии МАМ может обмануть даже Лучника Любви! Наша альма-матер пестрит талантами, поэтому советую присмотреться к будущим женихам. Не переживайте насчет досадной оплошности духа любви: мы все быстро уладим. У меня к вам только маленькая просьба: пусть этот инцидент останется между нами, и тогда Сворски сводит на свидание каждую из вас!
        В углу кто-то невидимый просто зашелся от смеха. В какой-то момент хохот даже превратился в икоту и немного смолк.
        А вот мне было совсем не до веселья. Какие свидания, магистр? Вы в своем уме? Ладно-ладно, Марк тут не один предмет женских воздыханий!
        - Конечно, магистр Рейв, я помогу вам справиться с теми дамами, кто откажется от свиданий с вами. - Я повернулась к Арчи и миленько улыбнулась.
        Так тебе! Нечего на меня всех дев вешать. Сам тот еще красавчик.
        Уголок губ магистра нервно дернулся. Мужчина склонил голову к моему уху и угрожающим тоном спросил:
        - Ты что творишь?
        - Разгребать - так вместе! - шепнула я, подняв подбородок.
        Рейв посмотрел на мои губы. До-о-оолго так, с таким видом, будто готов наказать меня поцелуем прямо сейчас. Я чувствовала, что у меня дрожит от взгляда не только тело, но и ресницы.
        Не надо ему на меня так смотреть, а то передумаю разводиться. Фух, как жарко-то!
        За несколько дней в образе парня я нахваталась мужских жестов. Неосознанно взялась за вырез рубашки и потрясла, отодвинув ткань от тела. Пустила прохладный ветерок и только потом сообразила, какое зрелище для магистра только что устроила.
        Ой.
        И поймала одобрительный взгляд мамы Арчи. Она с задумчивой улыбкой поправила прядь волос и как-то мечтательно улыбнулась.
        Ох, и не нравится мне ее поведение. Еще бы знать, что оно означает.
        Внезапно из толпы юных созданий вырвалась одна с протестом:
        - А мне кажется, что это месть духа любви Марку Сворски за разбитые сердца!
        Вперед выскочила рыжая девица с огненно-красными губами. Ее глаза были полны невыплаканных слез, и душераздирающий взгляд был направлен на меня. Конечно, все эти страдания предназначались Сворски, но расхлебывала-то их я.
        Сворски! Я не подумала, что слух разлетится подобно ветру и точно дойдет до ушей настоящего Марка. И вот тогда мне настанет конец. Как я отомщу Гордону, если меня разоблачат?
        Разво-о-од! Срочно развод.
        Вот только как бы свидетелям рты заклеить? Магистр предложил свидания, но он просто не знает, что женский язык не сдержать. Уверена, самая главная сплетница уже улетела из зала, чтобы разнести новости по дворцу.
        Я столкнулась взглядом с Евой, которая подозрительно затихла. На Арчи я старалась не смотреть, чтобы не пошатнуть свою решительность. Уж очень горячий мужчина. Смотрит так, что я забываю про месть и начинаю мыслить сердечками.
        - Бабуля, у тебя же где-то были успокоительные травки? - вдруг спросила Ева.
        - На твоем поясе висит саше с лучшими из них. Поднеси к носу, если волнуешься.
        Ева нащупала на поясе розовый, в тон платью, маленький мешочек и сняла его. Поднесла к глазам.
        - Нюхать мало. Нужно заварить! - решительно вынесла вердикт она.
        - Ты уверена? Я не сказала бы, что ты сильно разволновалась… - с любопытством наблюдала за внучкой мама Арчи.
        - Это для папочки. Ему сейчас нужнее. А то он сейчас съест моего Маркушу! С кем я тогда дружить буду?
        А что там с магистром? Совсем плохо?
        Даже взглянуть на него боюсь. У меня дрожь по телу от одной энергетики, что сейчас от него волнами идет. Вдруг он одним взглядом убить может?
        Для успокоения нащупала наскоро заброшенный в карман пиджака чай. Тут он, смертельненький, тут, родненький. С осложнениями в виде брака, но своей цели я добилась. Золотой халат Голубой горы у меня, а значит, век Гордона Рамзи скоро подойдет к концу.
        А магистр…
        - Мам, Ева на тебе. Мне нужно решить проблему, - раздалось разозленное сбоку.
        Неожиданная вспышка портала чуть не ослепила. Не успела я и глазом моргнуть, как уже стояла не в зале Лучника Любви, а в личном кабинете магистра МАМ.
        Арчи Рейв сразу отошел на три шага, рывком выдвинул стул из-за стола и присел.
        - Сам сядешь, не дама, - отрезал он.
        Я тактично промолчала. Магистр имел право злиться. Я бы на его месте тоже негодовала.
        - Итак, Сворски, говоришь, что Храм Справедливости нас разведет? - нервно стучал пальцами по столу мужчина, а на месте касания поверхности ямки в дереве все углублялись и углублялись.
        Вот это сила пальцев! Что уж про другое говорить.
        - Конечно. - Я оторвала взгляд от пальцев магистра.
        - В любом случае? - Рука Арчи застыла в напряженном ожидании, прекратив отбивать дробь.
        - Достаточно желания одного, - кивнула я, попытавшись неловко стянуть вырез блузки.
        Жадный взгляд Арчи полоснул мне по груди. Воздухом подавились мы оба.
        Магистр тихо рыкнул, клянусь! После чего спросил:
        - В чем подвох? Ты слышал, как хохотал дух любви? Если его магию так легко разрушить, он бы так не потешался.
        Арчи Рейв достал графин и плеснул воды в два стакана. Вызвал Шипящего щелчком пальцев, и огненный шар без слов понял хозяина - отправил две яркие искры в жидкость, вызвав бурю в стаканах.
        Интересно, а что за эффект от этого напитка? Чего можно ждать от огненного шара?
        Один стакан Арчи взял в руки, другой подвинул на край стола. При этом он старательно не смотрел на меня. Куда угодно, только не задеть бы меня взглядом даже слегка.
        - Подвох? - Я призадумалась, повторив вслух вопрос, а потом вспомнила единственное условие, о котором рассказывал отец. - Достаточно желания одного, это правда. Только искреннего, от всего сердца. И тогда Храм Справедливости немедленно разорвет связь. Но у нас искренности в этом отношении хоть отбавляй, правда, магистр?
        Рейв как раз сделал глоток, а мои слова проникли в уши мужчины и заставили пойти воду ему не в то горло. Закашлялся Арчи до слез, но под маской мокрые ручейки было не вытереть. Поэтому он снял свою броню от мира без малейшей заминки и положил на стол, чем заставил меня замереть на несколько секунд.
        Я еще не привыкла такому Арчи Рейву. Сейчас я ощущала такое же чувство, как когда выходишь на улицу из душного помещения, а тут прекрасный закат. Все внимание на него, и ты на несколько мгновений забываешь обо всем. Поглощаешь краски, любуешься видом.
        Так же и я сейчас с затаенным дыханием рассматривала каждый рубец кожи, каждый белый след. Но больше всего меня поразило, что он с такой легкостью снял при мне свою маску.
        - Магистр Рейв, зачем вам эта маска? Вы без нее хороши, - вырвались непрошеные слова изо рта.
        Арчи тут же пригвоздил меня взглядом. Спросил с напряжением в голосе:
        - А ты не много внимания уделяешь моей внешности, Сворски?
        - Не больше, чем вы моей, магистр, - отбила я подачу.
        Арчи Рейв встал. Я сглотнула, но осталась на месте.
        - А ты не боишься, что я проникнусь? - Мужчина сделал шаг из-за стола.
        - Проникнетесь парнем? Никогда, магистр! Вы не такой. - Я замотала головой.
        - А ты разве сейчас выглядишь как парень? - Арчи двигался ко мне, а в помещении становилось все жарче.
        - Так я исправлюсь. Скоро… Через недельку… - с натянутой улыбкой заверила я.
        - А мне кажется, Сворски, что тебе так больше идет. И мужского в тебе ничего нет. Посмотри на себя. Может, останешься так? - Арчи остановился в шаге от меня, внезапно обхватил меня за талию и прижал к себе, продолжая говорить в лицо: - Сая попросим закрепить результат, заживем душа в душу. Вон, я тебе без маски даже нравлюсь…
        Вот тут я запаниковала. Не потому, что магистр точно подметил, что мужского начала во мне кот наплакал, нет. А потому, что хоть Арчи сейчас откровенно издевался, но моя глупая душа дрогнула от слов "душа в душу”.
        Пока мама не оставила нас из-за болезни, папа всегда говорил, что они живут душа в душу. А тут такой горячий, такой сильный и телом, и духом мужчина говорит с такие слова…
        Мое глупое сердце!
        Так я до мести не доберусь. Так Арчи меня разоблачит, да еще и на весы правосудия отправит за попытку покушения на жизнь Гордона. И еще и за обман в МАМ достанется.
        Но, дракон раздери, как же соблазнительно это звучало! Хоть и неправдоподобно.
        - М-м-магистр! - Я попыталась оттолкнуть мужчину от себя, но проще было сдвинуть планету с орбиты.
        - Что? - Арчи спросил с вызовом, глядя мне прямо в глаза.
        Я могла рассмотреть каждый рубец, каждую крапинку в глазах. Мои желания сбились, как путник в пустыне.
        Так близко. Так волнующе. Так соблазнительно.
        Рука магистра легла мне на шею. Перед моими глазами были только полураскрытые губы Арчи Рейва…
        - Ты не Сворски, парень! Говори сейчас же, кто ты и что тебе надо, тогда останешься жив!
        Приятней в кустарник с ядовитыми шипами попасть, чем в такую ситуацию. Ты только обомлела, только в розовые облачка унеслась на крыльях фантазии, как в тебя ударила молния действительности.
        Но стыднее всего, что я уже рассчитывала на третий поцелуй. Какое разочарование! Быстро я подсела на магистра.
        Выходит, Арчи знает, что я не Сворски, но уверен, что парень. Не раскусил полностью. Просто каким-то образом выяснил, что моя личность в академии - подделка.
        Что ж, с этим я не справилась бы сегодня, если бы не Лучник Любви. Вот помог так помог! Нужно ему у статуи клумбу разбить в благодарность. Наш брак не только неприятность, но и, как оказалось, моя удача.
        Немного наглости, щепотку смелости - и в путь:
        - Если выгоните меня, устрою пикет под стенами академии с транспарантом: "Супруг, прими меня обратно!” Никто не поверит, что после того, как нас соединил дух любви, в академии вдруг обнаружили, что Сворски - не Сворски. Вас ждет скандал, магистр. Общественность будет на стороне бедняжки адепта.
        Я не была бы так дерзка, если бы не внутренняя пустота разочарования. Оставил меня с носом, шепча прямо у губ о разоблачении. Так я тоже пошепчу у его губ о не менее приятном.
        Арчи опустил взгляд на мои губы, откуда вырвались такие бездумно-отважные слова. Кажется, он раскусил, на что я рассчитывала, потому что наклонился еще ближе. Ловил ртом мое дыхание, а потом обрушил слова:
        - Правда? Хорошо, дорогой супруг. Тогда, чтобы общественность была довольна, сегодня проведем первую ночь вместе - подтвердим брак.
        В конце речи его темные брови иронично изогнулись.
        - Невозможно! - Я попыталась сбросить его руку с шеи, принять более удобную позу, но не тут-то было. Стало только хуже: я оказалась в еще более крепком захвате.
        - Почему это? Разве не ты говорил, что полностью преобразился? - И пальцы магистра побежали по моей руке вниз, соскочили на бедро, и я подпрыгнула в его руках.
        - Не на-до! - взмолилась я.
        - Надо! - уверенно кивнул Арчи с коварной улыбкой и жутко мечтательным тоном добавил: - А потом на правах супруга я перевезу тебя к себе в дом. Ведь ты не будешь настаивать на звании ведущего в нашей паре? Мужиком в нашей семье буду я. И вот тогда, когда вся столица будет смаковать ладный брак нашей парочки, я выясню, кто ты. Как думаешь, тогда пикет тебе поможет?
        Я представила всю картину в красках и пошатнулась на ногах. Договорилась! И себя уничтожу, и Сворски репутацию растопчу в прах. Тогда настоящий Марк, где бы ни был, объявится и сотрет меня в порошок.
        А Гордон Рамзи будет жить-поживать да неприятностей наживать. Все как обычно.
        - Простите, магистр, был не прав и груб. - Я тут же покаянно опустила глаза.
        - Говори: права. Я была не права и груба. К твоему образу подходит сейчас только женский род… - шептал до дрожи Арчи, почесывая пальцем руки, что лежала на моей шее, мои нервы.
        - Магистр, хватит, я понял. Я скажу правду. - Я подняла полные мольбы глаза.
        Арчи Рейв, ты не знаешь, насколько хорош сейчас. Если не прекратишь, то я сама подтвержу наш брак здесь и сейчас. И потом никто нас уже не разведет, а я не отомщу!
        Нет-нет-нет!
        Магистр между тем даже не подозревал, что мои лихорадочные метания в его руках - это не паника, а борьба с самой собой. Довольно произнес с долей угрозы:
        - Вот так-то лучше. А то смотри: Сай к нам в дом каждую неделю заходить будет. Преображать дорогого супруга. - Тут он расплылся в белозубой улыбке. - И Еве ты нравишься. Она всегда мечтала о друге-матери. Как тебе идея?
        - Маги-и-истр, ну, сжа-а-альтесь! Я уже понял, что был слишком дерзок. Извинился… - Не понимает Арчи Рейв, насколько моя душа изголодалась по романтике. Да у меня на свиданиях с Гордоном даже ни разу дыхание не сбивалось, а тут просто катастрофическое притяжение.
        - Извинилась, дерзка, - поправил менторским тоном магистр. - Давай, пока ты в таком виде, будешь говорить о себе в женском лице… - продолжал издеваться Арчи.
        Месть! Гордон! Папа! Братик! Месть.
        Я набрала полные легкие воздуха и выпалила:
        - Все! Рассказываю: я попал в академию случайно. Вы меня сами приняли за Сворски, а у меня не было сил отрицать.
        Фух!
        А что за полный сомнения взгляд у Арчи? Не помнит?
        - Трое твоих друзей подтвердили своим поведением и словами, что ты - Марк. Они с тобой в сговоре? - предположил Рейв.
        - Нет, они просто видели, что я умираю, и хотели помочь. Думали, что еще в лазарете меня разоблачат, но зато я буду жив. - Я пожала плечами, стараясь избавиться от руки магистра на шее. - Но все получилось иначе.
        Арчи убрал руку, глядя на меня с подозрительностью. Вот, правильно, так и продолжай смотреть на меня. Значительно легче становится, и сердечко уже так не щемит.
        Я вспомнила, что, если бы не Ева, я бы не попала на пары и была отчислена. Кажется, про стимул дочки спором вспомнил и магистр, отвел глаза в сторону. Пристыдился? Ну хоть чуть-чуть?
        Но если Рейв и испытывал внутренние терзания, то недолго. Нахмурился, спросив:
        - Кто хотел тебя убить и за что?
        Опа-на, сразу и по делу. Мне бы так!
        - Вопрос брака, - ответила, и ведь ничуть не соврала.
        - Брака? Какая ирония! - хмыкнул Арчи.
        Ну да. Началось с принуждения к браку и все равно кончилось вынужденным. Карма какая-то, не иначе.
        - Магистр, а вы не думали, что дело может быть в той клятве: "Без баб”, - задумчиво предположила я.
        - Опять осмелела, супруга? - Арчи резко наклонил голову ко мне.
        Намек поняла, умолкаю. Вот только сглажу углы:
        - Магистр, прошу, не разоблачайте меня, пока не восстановлюсь. А там я сам тихо уйду из академии под предлогом перевода.
        Конечно, уйду. Как только Гордону отомщу, так духа моего здесь не будет!
        - Почему я должен верить тебе на слово? - Рейв скептически изучал выражение моего лица.
        - Ваша дочь разбирается в людях, - бессовестно намекнула я, выпутываясь из рук магистра.
        В этот раз он не сопротивлялся - отпустил совершенно спокойно, словно добился своего. А вот мне опять обидно. Неужели не чувствует того же, что я? Неужели может так спокойно играть чувствами даже с мужским полом?
        - С этим поспорить не могу. Ева никогда не подойдет к плохому человеку, - произнес Арчи задумчиво. - Значит, как только восстановишься, так следа твоего не будет в МАМ, так?
        - Только еще одна мелочь, магистр. - Я подняла палец вверх, и взгляд Рейва остановился на кончике ногтя.
        - Какая?
        - Давайте как можно быстрее разведемся. Нам же не нужны лишние сплетни. Пока я таком виде, все будет намного проще.
        Не говоря о том, что это опасное время в виде девушки я буду далеко от Гордона Рамзи. Почему-то тогда мне не приходило в голову, что быть наедине с Арчи Рейвом намного опасней для моего будущего.
        ГЛАВА 12
        К общежитию я кралась в расстроенных чувствах. Арчи сказал, что в Храм Справедливости мы отправимся не раньше, чем после выходных. У него рейды со старшекурсниками на одичалых в последующие два дня, и он не может их перенести.
        Интересно, у него нервы такие же крепкие, как и тело? Тоже мгновенно восстанавливаются? Мои вот сдают.
        Теперь передо мной стояла задача не попасться на глаза Гордону Рамзи в выходные. И все бы ничего, но карман так и жег добытый чай. До моей цели было рукой дотянуть, а я очень некстати преобразилась в девушку. Одно расстройство!
        А эти формы? Даже если Гордон не обратит внимания на лицо или просто не рассмотрит издалека, то женскую фигуру мужской глаз всегда заприметит. Уж лучше с оленьими рогами ходила бы!
        Выход был, проверенный и надежный. Я убедилась, что в такой поздний час прогуляться по территории академии желающих нет. В окнах общежития вдалеке потихоньку тух свет. А вот эта полянка между аллеями была возмутительно лысой и безжизненной.
        Исправим! И академии хорошо, и мне силы сбросить надо.
        Травинки прорвались сквозь землю, заблестели росинки на кончике. Нежные ростки деревьев взмыли вверх, стали толще, а после и вовсе покрылись корой и раскрыли мощную крону.
        А я стала худышкой. Все формы снова сдулись, костюмчик с магическим эффектом растерянно облепил худые ножки, плоский торс. От бессилия зашатало.
        Теперь моя единственная проблема - девичье лицо. Надеюсь, я не наткнусь за выходной на главгада моей жизни. А то придется закидывать в открытый от удивления рот Гордона чай и заставить того жевать, пока он приходит в себя от шока.
        Сколько до комендантского часа? Минут двадцать? Тогда присяду вот тут на травке, а то голова кругом.
        - Эй! Ты Сворски? - вдруг шепнули из тени через пару минут спокойствия.
        Я вся напряглась.
        - А что такое? - спросила, ища взглядом незваного собеседника.
        - Так ты или нет? - требовательно спросили в ответ.
        - Я. - Все мои худенькие мышцы окаменели.
        - Отлично. - Из тени появился высокий темноволосый парень.
        Я медленно встала на ноги. Встречать проблемы - так в полный рост. Вряд ли незнакомец тут дорогу спросить хочет. И не по форме МАМ одет. Кто он? Старшеклассник, что не соблюдает дресс-код? Посторонний?
        Шатен встал напротив меня и с большим удивлением заявил:
        - Не может быть! - Еще так со смешком головой покачал, будто глазам не верил.
        - Вы о чем? - пробасила я, старательно занавешивая волосами лицо.
        - И как такое недоразумение приняли за Марка Сворски? - Высокомерие сквозило в каждом жесте парня, в каждом повороте головы.
        А он знает, как выглядит настоящий Марк? Тогда мне крышка!
        Кто он? Враг Сворски? Знакомый? Родственник очередной брошенной дамы? Или его друг?
        Тяжелая лапа легла мне на голову сверху, давя вниз:
        - Значит, так, ботаник. Я не знаю, зачем ты прикинулся мной, но если хочешь жить - сейчас же выметайся из академии. Дальше я все утрясу. Говорят, тебе досталось из-за моей репутации, поэтому я ничего тебе не сделаю. Тебя и так жизнь помотала.
        Так это настоящий Сворски!
        Я подняла голову и посмотрела в лицо Марка. Порочный взгляд, острые скулы, уверенная ухмылка. Конечно, именно так и должен выглядеть настоящий сердцеед.
        Внезапно настоящий Марк удивленно моргнул, откинул пальцами волосы с моего лица и пораженно ахнул:
        - Да ты девчонка!
        Я шарахнулась назад. Вот ка-а-ак? Как он сразу увидел чуть? Как узнал? Я так старалась.
        Поняв без слов мой взгляд, парень самодовольно подмигнул:
        - Опыт не пропьешь. Не знаю, кого ты вообще смогла обмануть таким видом.
        - На мне была магия. Просто последний урок был с последствиями. Вся академия знает, что Сворски пока выглядит… так.
        Марк мгновенно потемнел лицом, обнажил зубы в угрозе:
        - И кто же это у нас такой смелый маг? Может, вырастить внутри него бамбук?
        А вот этого не надо!
        - Я уже разбила на его груди сад, - заверила я, испугавшись за Сая. - Буйный сад.
        - Правда? - скептически окинул меня взглядом Марк. - Ты тоже полукровка мага природы?
        - Чистый маг, - не без гордости произнесла я.
        - И как они тебя пропустили с полным даром? У меня черным по белому значится в роду, что я нечисть, - с пафосом сказал Марк, выпячивая смесь сил как достоинство.
        Похоже, парню раньше крепко доставалось за это, раз вырастил такую броню. Я слышала, что раньше жизнь полукровок была совсем несладка.
        Шепотом пояснила:
        - Я попала в академию почти при смерти. Меня приняли за тебя. Наверное, подумали, что ошибка в деле.
        - Завтра тебя уже здесь не будет. Поняла? - с нажимом сказал Марк.
        - Не получится, - виновато произнесла я.
        - Почему это? - угрожающе спросил парень. Чувствовалось, что это не пустые обещания в голосе.
        - А ты разве не из-за последних новостей сюда явился? - уточнила я.
        - Последних новостей? - с обманчиво сладкой улыбкой переспросил Марк, видимо прекрасно понимая, что хорошего не жди.
        - Нет? Просто… Сегодня я была во дворце с магистром на чаепитии… - начала я.
        Сворски заскрипел зубами. В глазах плескался вопрос: "И тебя не разоблачили? Не может быть!”
        Я добавила:
        - В виде девушки была, не переживай. Твои бывшие были разочарованы, что адепту на уроке досталось перевоплощение, зато ничего не узнали.
        - Это для тебя хорошо, а не для меня. Ближе к делу, - недовольно торопил Марк.
        - В общем… - Я прикрыла глаза, выпалив: - Лучник Любви сочетал нас с магистром Рейвом браком. То есть для всех связал узами Арчи Рейва и Марка Сворски…
        Я зажмурилась, боясь открыть глаза. Уверена, ничего хорошего не увижу.
        - Ты же врешь, - убежденно сказал Марк.
        - Если бы, - с виноватым видом я открыла глаза. - Но я все исправлю. Мы разведемся с магистром в Храме Справедливости после выходных. И твоя репутация будет восстановлена.
        - А потом ты испаришься из академии? - с оскалом не столько спросил, сколько констатировал Марк.
        - Не совсем, - замялась я.
        - Что?
        - Мне еще кое-что нужно сделать. Давай договоримся, Марк: я развожусь с магистром, а ты даешь мне доучиться до конца семестра. А там я заберу документы на перевод, а в другую академию поступишь уже ты. Тут со всех сторон всем хорошо будет! И ты с образованием! Ты же зачем-то подал документы, правда? - я старалась даже приправить слова улыбкой.
        Марк, не мигая, смотрел на меня. Я с надеждой глядела в ответ. Ну же, соглашайся!
        - Ты меня шантажируешь? Напрасно. Брак-то у магистра с тобой, а не со мной. Я могу прямо сейчас объявить о твоем обмане, и тогда союз с Рейвом станет исключительно твоей проблемой. Как и будущее заключение за мошенничество.
        В чем-то Марк прав. Но он бы не залег на дно, если бы ему не угрожала опасность.
        - Ты не видишь выгоды? - уточнила я.
        - Ни капли, - не моргнув глазом, отбрил мои попытки Марк.
        - Тогда я тебе ее покажу. - Я подошла поближе, чтобы шепнуть: - Я попала сюда полутрупом. Все подумали, что за твои похождения кто-то преподал тебе хороший урок. Знаешь, сколько здесь твоих врагов? Ты обидел племянницуГордона Рамзи, внучка еще одного уважаемого преподавателя чуть не покончила с собой из-за тебя. Они простили и не мстят только потому, что видели, как кто-то уже как следует отомстил за все разбитые сердца. Понимаешь, о чем я?
        - Не совсем.
        - Я говорю о том, что если ты раскроешь мой обман, то все твои враги поймут, что ты снова ушел от расплаты, и примутся за дело. Ведь ты же не зря пропал, правда? Подал документы и исчез не просто так. Думаю, тебе угрожала опасность. А сейчас ты увидел, что преследование закончено, верно?
        Марк хмуро молчал.
        - Вот и я о чем. Тебя оставили в покое, потому что до них дошли слухи, в каком состоянии Сворски поступил в академию МАМ. И я тут старательно тебе исправляю репутацию. Можно сказать, имидж тебе новый строю.
        - Мне мой нравится, - осек меня критичным взглядом Сворски.
        - До смерти нравится? - с милой улыбкой уточнила я.
        - Не настолько, - признал Марк.
        - Ну и ладненько. Так что, договоримся? Я доучиваюсь семестр, развожусь с магистром, а потом подаю на перевод. У тебя новая жизнь, у меня тоже. Как тебе?
        Сворски с недовольным видом молчал.
        - До конца семестра? - уточнил хмуро.
        Я возликовала внутри:
        - До конца семестра!
        - Хорошо. Смотри у меня, не делай глупостей. Поняла?
        Я закивала, чувствуя облегчение.
        Марк так же быстро растворился в тени, как и появился.
        Пронесло! Правда, передо мной теперь стоит ряд задач, зато соблазна меньше. Мне нужно развестись и отомстить любой ценой.
        Внезапно в кустах хрустнула ветка. И тут же топот маленьких ножек унесся прочь, отдавая сердцебиением в моих ушах.
        О нет! Кажется, Ева все слышала.
        Я побежала за девочкой, но ее и след простыл. Если бы у меня были силы, попросила бы помощи у растений, но сейчас резерв плескался на донышке.
        Зато поиски лишний раз убедили, что если Ева захочет, то в академии ее никто не найдет. Разве что отец, но это не точно.
        Каждый уголок МАМ был изучен неугомонной малышкой, поэтому у меня не было и шанса. Как я ни шептала имя, как ни звала девочку, та где-то крепко засела и не желала показываться.
        Настал комендантский час. Пришлось возвращаться, замиранием сердца реагируя на каждый шорох.
        Будто мало было у меня проблем, так еще навалились: нежданный брак, настоящий Сворски, а теперь еще и утечка секрета. Но я поймала себя на мысли, что больше всего меня волнуют чувства девочки.
        Наверное, сейчас Ева в шоке. Она с такой душой отнеслась ко мне, так рьяно вступалась за "своего Маркушу” что перед отцом, что перед адептами МАМ. Ничего не страшилась, а я ее подвела.
        До зуда в ногах хотелось оббежать еще раз академию, но я понимала, что это бесполезно. Если Ева решила спрятаться от меня, то мне ее не найти.
        Расскажет ли она все Арчи? Или кухонному духу, с которым так дружна?
        Наверное, расстройство отпечаталось на моем лице, потому что комендант общежития - Безногой Бро - встретил меня с фразой:
        - Сочувствую.
        И то ли до него уже долетели сплетни о браке с магистром, то ли поддался моему упадническому настроению - непонятно.
        Я уже внутренне приготовилась к въедливым вопросам от троицы, но, к моему удивлению, все спали так крепко, словно на соседей по комнате наложили магический сон.
        Стоило лечь на подушку, как я тут же провалилась в ядовито-яркие сновидения. Проснулась после них словно в моральном похмелье.
        Внезапно дверь зашаталась от удара кулака. Не Ева же пришла отношения выяснять с утра пораньше, верно? Хотя я была бы рада. Значит, малышка готова к диалогу. Значит, не смертельно обиделась.
        - Сворски! Тебя лекарь Фрай Дай вызывает усмирять буйную растительность у забора! - крикнул Безногий Бро и застучал деревянными ногами прочь по коридору.
        Лекарь вызывает? Наверное, спешит прикрыть на выходных, чтобы я Рамзи на глаза не попалась.
        Я сонно протерла глаза, глядя, как ребята просыпаются. Рыжие кудри севшего на кровати Мика словно свалялись. Зато язык явно не залежался. Рыжий обозначил руками в воздухе пышный бюст и спросил:
        - Марк, а где?..
        И в этом "где” было столько растерянности, будто он друга детства потерял, а не мои женские прелести.
        - Что - где? - сделала вид, что не понимаю. Уж что-что, а обсуждать изменения в теле мне совершенно не хотелось.
        - Где твои… - И Мик, который говорил нынче только правду, описал в воздухе фигуру песочных часов. Видимо, парня очень волновала пропажа, раз даже уточнить не постеснялся. Напомнил о моих неприятностях.
        - Формы? Сдулись, - недовольно пробурчала я, слезла с кровати и взяла одежду, чтобы переодеться.
        По пути бросила взгляд на Сая, который усердно закрывал голову подушкой. В треугольный вырез ворота пижамы пробивались тюльпаны.
        - Очаровашка! - буркнула я по пути.
        С Сая подушку словно ветром сдуло. Зыркнул на меня глазами с лопнутыми сосудиками так, что я подпрыгнула от страха. Рука парня потянулась к вороту и пятерней почесала газончик с такой силой, что все тюльпаны осыпались на простыню. На зеленую, к слову сказать, простыню.
        Похоже, парень всю ночь чесался…
        - Да я тебя за такую магию!.. - свирепо вскочил на ноги розововолосый. - Посмотри на меня! Я всю ночь не спал!
        - Врешь, дрых без задних ног, когда я пришел, - возмутилась я по поводу лжи. - И даже не чесался.
        - Убери это! - приказал он. - Сейчас же.
        - Не могу, - пожала плечами я. - Как и ты не можешь убрать все это великолепие.
        - Ты не пробовала.
        Опять обо мне в женском роде! Хорошо, Эш и Мик списывают это обращение на мой нынешний вид. Принимают как дружеское подтрунивание.
        - А ты свою магию отозвать сможешь? Махнемся обратно? - заинтересовалась я.
        - Обратно? Зачем тебе? Что так, что так - разницы нет, - продолжал испытывать мое терпение разозленный Сай.
        Опять он намекает, что все знает обо мне. Но откуда? Или просто провоцирует? Сколько можно гадать!
        Я посмотрела на сидящего на кровати парня и подошла ближе. Наклонилась, делая вид, что изучаю буйную растительность, и спросила:
        - О чем ты?
        - А ты сама не понимаешь? - Сай издевательски захлопал глазами, на что я гневно сощурилась. С морального похмелья я была не в настроении гадать на кофейной гуще, это уж точно. Но выяснить надо.
        - На что ты намекаешь?
        - Не намекаю - прямо говорю. Да и ты проговорилась… - шепнул розововолосый, а потом громко спросил: - Марк, так что, вернуть тебе формы? Я могу наколдовать, правда, хлипкие, не такие, как было. Размерчик поменьше.
        - Не надо! - Я резко выпрямилась, гневно хватая ртом воздух. - Глупости какие-то болтаешь. Похоже, я у тебя пару ядовитых трав вырастил, раз мозг лихорадит.
        Лучшее оружие - нападение. Верно?
        - Ну-ну, - самодовольно улыбнулся Сай и тут же получил колючкой прямо в нос. Вьюнок показался из ворота, ласково обвил шею и попытался угрожающе распустить цветок прямо в носу.
        - Эй! Останови это! - Самолюбование с лица розововолосого как ветром сдуло.
        Я увидела такую редкую умоляющую моську, что сразу сжалилась внутри. Травки тут же успокоились, колючки перестали атаковать. А я про себя удивленно хмыкнула: не подозревала, что могу такое.
        Сай нервно выдохнул, рывком снял пижаму, и растительность заколосилась во всей красе - глаз не оторвать. Его можно было завернуть в красивую упаковку и самого дарить дамам, как любовь и цветы в одном лице.
        - Не считаешь, что это нечестно? - возмущенно показал он на грудной клумбарий.
        Это он чувствует несправедливость? Так я открою глаза на то, что ему повезло.
        - Из-за твоей магии вчера Лучник Любви принял меня за девушку и связал нас с магистром Рейвом браком!
        Шах и мат.
        Тишина, даже Эш перестал хрустеть костяшками.
        - Замолкаю. - С вытаращенными от шока глазами Сай взял ножницы с тумбы и стал приводить газон в порядок.
        Вот и ладненько! А мне пора на усмирение академической зелени. Правда, я, наоборот, занимаюсь ее выращиванием для борьбы с формами, вот только об этом никто не знает.
        Стоило оказаться в коридоре, как я с надеждой посмотрела по сторонам. Пусто.
        Эх! Конечно, надеяться, что Ева спозаранку явится выяснять отношения, было странно, но я так хотела бы, чтобы взрывной характер малышки привел ее ко мне. Искренне не желала обижать девочку, и это недоразумение ело меня изнутри.
        Проходя мимо комнаты коменданта, заметила открытую дверь и спросила:
        - Безногий Бро, тут Ева мимо не пробегала?
        Комендант вяло листал бумаги за крохотным столом. Почесал затылок и ответил:
        - Даже хвоста видно не было. У нее с утра по выходным частные уроки под папиным надзором, - сонно зевнул маг с деревянными ногами, обнажая желтые крупные зубы. - Сама же знаешь, что эта малышка в будни прогуливает все что можно. А от Арчи не улизнуть.
        Разве магистр не на практическом занятии со старшекурсниками? Как же охота на одичалых? Или сначала образование дочери, а работа потом?
        Хотелось надеяться, что Ева ничего не скажет, пока не поговорит со мной. Но она ребенок, а значит, все чувствует слишком остро.
        В лазарете Фрай Дай развел кипучую деятельность. Полукровка магов земли и суши так умело колдовал пальцами-лианами над зельями, что я замерла в удивлении. Вот он окунул кончик зеленого растительного мизинца в розовую жижу и перенес каплю зелья в другую колбу. Та с шипением растворилась в синей воде, сделав ее прозрачной.
        В воздухе стояла такая влажность, что казалось: еще немного - и кора на лице Фрая Дая размокнет.
        Я только открыла рот, чтобы поздороваться и спросить, не видел ли лекарь Еву, как кто-то сзади пнул меня в пятку ботинка.
        - Ой! - Я обернулась и испытала невероятное облегчение.
        Дочка Арчи с самым воинственным видом собиралась выяснить отношения здесь и сейчас.
        - Ева! - Я была так рада видеть девочку, что порывисто присела и обняла малышку, чем обезоружила ее на несколько долгих секунд.
        - Не подлизывайся! - начала шевелиться в руках девчушка.
        Шевелилась слабо, для вида. С наследственной силушкой, что досталась ей от папы, она с легкостью выбралась бы из объятий, если бы хотела. Даже пнула меня в ботинок, четко рассчитывая усилия, хотя в ее возможностях было одним пинком сломать кости.
        И это окрыляло!
        Было бы идеально поговорить наедине, но я боялась нарушить хрупкое начало диалога. Все равно Фрай Дай все знает.
        - Прости, Ева! - обратилась к девочке. - Я не хотела обманывать тебя, у меня не было выбора.
        - Все взрослые так говорят, - с упреком ответила малышка. - Я думала, что ты другой… Другая!
        - Ева, ты слышала весь разговор? - с осторожностью уточнила я.
        - С первого до последнего слова! - с вызовом крикнула девочка мне в лицо.
        - Тогда ты знаешь, что я так сделала, чтобы выжить, - глядя прямо в глаза Еве, пояснила я. - У меня не было выбора. Ты же сама забирала меня из лазарета после лечения, помнишь?
        - Могла мне сказать! Мы же друзья! - возмутилась крошка, стрельнув гневным взглядом по диагонали вверх. - Или это только я так думала?
        На глазах девочки навернулись слезы.
        Мы общались громко, а Фрай Дай даже глазом в нашу сторону не повел. Все колдовал над зельями, подкидывал червяков в колбы и не обращал на нас никакого внимания. Кажется, в этот раз он слишком старался быть слепым и глухим. Что-то мне подсказывало, что вызвали меня сюда с такой срочностью по инициативе одной разгневанной малышки.
        Какая умняшка все-таки! Была бы возможность - удочерила бы. Правда, Арчи вряд ли обрадуется…
        Я посмотрела на обиженную мордашку Евы.
        - Ты права: друзья доверяют друг другу. Я должна была сказать тебе, но боялась.
        - Чего? Что я всем расскажу? - возмущенно посмотрела на меня Ева, вся став каменной в ожидании моего ответа.
        - Конечно же, нет! Я боялась, что ты с девочками не дружишь, - шепнула я.
        - Враки! - вспылила девочка, а потом осеклась, задумалась, рассуждая вслух: - Пусть у меня еще не было ни одной подружки, дело не во мне. Просто женщины меня не любят. Кроме бабули и тети.
        - С чего ты взяла? - удивилась я. Как можно не любить такую очаровашку?
        - Потому что всем женщинам нужен папа, а от детей хотят избавиться. Я слышала, как одна из них говорила, что папа одинок только потому, что у него есть я. И что меня надо отправить навсегда на воспитание к бабуле. И скажи, как с такими дружить? Женщины - дуры!
        - А я? А твоя бабуля? А тетя? - спросила я.
        - Ну… - протянула девочка, наконец вынеся вердикт: - Ты первая, кто нормальный.
        - Значит, ты будешь дружить со мной несмотря на то, что я девушка? - с улыбкой спросила я.
        - Конечно же, буду! - уверенно заявила крошка.
        - Как я рада! - Я еще крепче стиснула девочку в объятиях.
        - Только больше не ври! - оговорила условие малышка.
        - Ева… - Я спросила с опаской: - А ты папе не сказала?
        - А что? - с вызовом спросила Ева, упрямо вскинув подбородок. - Папа хороший.
        - Он не должен знать. Ты же слышала, что вчера произошло? Иначе настоящий Сворски меня разоблачит, и тогда меня ждет большое наказание, - предупредила я.
        - Не переживай. За папой как за каменной стеной. Он не даст тебя в обиду, как только узнает, что ты девушка. О! - В глазах девочки зажглось понимание. - Подожди, так ты теперь еще и моя мама! Подруга и мама! Вот это да!
        - А… - я растерялась от прыти малышки.
        - У меня никогда не было мамы… - продолжала воодушевленно Ева. - А это классно! Мы с тобой можем делать все-все на свете, ты же взрослая. Поехать куда угодно, ночевать вместе, путешествовать. - Глаза малышки горели ярче пламени.
        - Ева, боюсь, папа будет против… - бережно относясь к чувствам малышки, начала я.
        - Это он сейчас против. А как только тебя узнает поближе, так… - Крошка словно крылья получила - так была довольна.
        - Ева, - оборвала я девочку, понимая, что все глубже вязну в браке. - Мы с твоим папой разведемся, потому что это не наше решение быть вместе. Потому что между нами нет отношений. Брак должен быть по любви. Но это нисколько не значит, что между нами с тобой что-нибудь изменится.
        - По любви, говоришь? - задумчиво спросила девочка словно саму себя, а потом хитро на меня посмотрела.
        Что она задумала?
        Предвкушающее выражение лица Евы не предвещало ничего хорошего. Как и скорость, с которой она умчалась, поднимая за собой пыль столбом.
        Я даже не успела попросить сохранить мой секрет в тайне!
        - Ну все, держись. Если за дело взялась малышка Ева, ей будет трудно противостоять. - Фрай Дай с сочувствием посмотрел на меня, а потом вдруг поднял палец-лиану вверх в знаке "замри” и превратился в слух.
        К нам кто-то шел. Спотыкался, матерился, но упорно пробирался к лазарету.
        - Прячься! Не дай Гордону Рамзи тебя увидеть, - засуетился лекарь, катаясь на коляске туда-сюда в поисках места для моего укрытия.
        Открыл дверцы низенького шкафа, пустил лиану из рук, оплел стоявший внутри ящик и рывком стянул тот на пол.
        - Залезай сюда! Быстрее, - торопил он.
        Мне предлагать дважды было не нужно. Пусть у меня с собой был чай, его еще надо использовать по назначению. А так узнает во мне Мию - и все, крышка. Сразу поймет, что я обманула его и саму смерть. Поэтому я торопливо спряталась в шкафу, закрыла дверцы и замерла.
        - Ай! - вскрикнул от боли Гордон. - Фрай, ты же наполовину маг природы, что не поработаешь с корнями на дороге? Ноги сломаешь, пока дойдешь, - голос Гордона заставил вздрогнуть. Шаги послышались в коридоре, а потом раздались в комнате, где мы были.
        Что-то я не припомню никаких корней на дорожке. Похоже, господин Дай расстарался для своего "любимчика”.
        Лекарь в ответ на слова Рамзи лишь своенравно хмыкнул, давая понять, что теплого приема главгаду ждать не придется.
        - Снова молчишь? Тогда хоть кивни, в какой комнате Сворски, - ничуть не удивился нерадушию Гордон.
        - Я отправил его к плющу у забора, - нервно застучал колбочками лекарь.
        Мне было непривычно слышать напряженное нетерпение в голосе Фрая Дая. А еще внутри расползлось странное чувство причастности, что я не одинока в своей ненависти к Рамзи. Что еще кто-то ненавидит его так же, как я.
        - Мне нужен этот парень на сегодня. Я заберу? - и вопрос, и не вопрос, а констатация факта.
        - Нет, - отрезал лекарь без колебаний.
        - Почему? Завтра придет. Никуда твой плющ не денется. Ты лучше с корнями вокруг своей обители разберись, - невозмутимо торговался Рамзи.
        А Гордон достаточно груб! Так и знала, что хам хамский. Как вспомню все, через что прошла, так вздрогну.
        - Нет. Оставь Марка в покое. Ищи другого мага природы. Ты достаточно навредил моим друзьям, - гневно отшил лекарь профессора.
        - Что? Все еще не можешь простить меня? - со стороны Рамзи это прозвучало достаточно легкомысленно.
        Повисла пауза. Тяжелое, вязкое прошлое заглотило собеседников.
        - Такое не прощают, - глухо ответил лекарь.
        - Ты же знаешь, что это была случайность, - впервые в голосе Гордона прозвучали извинительные нотки.
        - Это была ошибка. Элиот зря поверил тебе и пошел с тобой. - Лекарь был тверд и непоколебим.
        - Никто не знал, что к черному камню нельзя подходить так близко. Я тут ни при чем, - снял с себя все грехи Рамзи.
        - А кто знает, что там случилось на самом деле? Элиот никогда не был дураком - не подошел бы ближе к неизвестному артефакту, - высказал накипевшее Дай. - Единственным его недостатком было то, что он был мягкосердечен и сочувствовал тебе, за что и поплатился жизнью. А сейчас ты хочешь снова использовать мага природы, только уже Сворски. Ты не перед чем не остановишься, да?
        Тон лекаря поднимался по возмутительной нарастающей.
        - Не надо из меня делать злодея, а из Элиота святого. Он пошел со мной не из-за альтруистических побуждений, - скидывал с себя обвинения, как пыль, мужчина.
        - Ты воспользовался его бедностью. Если бы не долги, то он никогда бы не пошел с тобой, - негодовал целитель.
        - Как пафосно ты сейчас меня обвиняешь за случайность. Значит, ты знал о финансовых проблемах друга, но не помог ему? А сейчас обвиняешь меня в том, что я дал возможность Элиоту выползти из ямы? - Рамзи был жесток на слова.
        Но… я задумалась над смыслом сказанного.
        - Я сам не имею ни малейших накоплений. Живу в академии, всю зарплату перевожу в фонд "Помощь полукровкам”, - защищался Фрай Дай.
        - Врешь, - усовестил Гордон. - У тебя только на этом столе сейчас редких компонентов хватит, чтобы десять раз спасти друга.
        Серьезно? Неужели такие дорогие и редкие растения и зелья?
        - Это ресурсы академии для лечения адептов. Я не имею права ими распоряжаться, - взбеленился целитель, голос его срывался то на глухую ненависть, то на звонкую ярость.
        - Какие мы порядочные! Тогда не вини меня в том, что Элиот увидел надежду во мне, - громко заявил Гордон.
        - ВОН! - от громкого крика Фрая Дая зазвенели колбы.
        Рамзи зашипел, снова матернулся и даже взвизгнул как поросенок. Лекарь лютовал: в дверцы шкафа врезалось что-то, а потом с глухим грохотом Гордон грохнулся на пол и наступила тишина. Лишь шумное дыхание целителя разносилось по комнате.
        ГЛАВА 13
        Я осторожно приоткрыла дверцу шкафа и увидела Гордона, лежащего без сознания. Фрай сидел над ним в коляске, а лианы из рук опутывали ноги Рамзи. Целителя мелко потряхивало, взгляд был устремлен в никуда.
        Я осторожно подкралась к главгаду и прислушалась. Дышит. Только у носа какая-то зеленая пыльца, похожая на порошковый нектар вечнозеленого сонника.
        - А вы опасны! - восхитилась я.
        Я не могла не заметить, что Гордон не применил силу, хотя мог. Телекинезом Рамзи мог одним заклинанием разрушить все ценные ингредиенты, но не стал. Почему?
        День открытий и удивлений!
        Не думала, что лекарь на нападки Рамзи сможет ответить вот так. В глазах целителя плескалась боль, и у меня язык не повернулся судить его, когда сама мечтала убить мерзавца Гордона.
        И тут меня осенило. Это же возможность, которой может больше не представиться.
        - Господин Дай… - тихо обратилась к целителю.
        Тот лишь перевел на меня немного расфокусированный взгляд.
        - Я могу завершить сейчас свою миссию? - спросила тихо-тихо.
        Я не посвящала лекаря в подробности своего смертельного уравнения, но почему-то мне казалось, что Фрай обо всем догадался. Иначе бы спрашивал, интересовался, когда я начну, а тут лишь отмечал мои поступки, помогал. Уверена, про вышивку на рубашке он знал. Не задал вопрос и о том, зачем мне сдалось чаепитие во дворце. И из этого я сделала только один вывод: Фрай безмолвно одобряет.
        Но что скажет сейчас?
        - Сделай это. С репутацией Гордона Рамзи все скажут, что ему просто не повезло умереть прямо во время визита в лазарет от неизвестной болезни. Следов они не найдут, ты все хорошо подготовила.
        Да? Уже? Я правда могу отомстить? Неужели это случится сейчас?
        Ох, как нервно-то!
        Я прямо сейчас отплачу той же монетой за жизни отца и брата. Прямо сейчас…
        Стоп. А как же брак с магистром? Я же не стану из-за убийства одичалым духом? Ведь я не напрямую убила врага, так?
        У нас с Арчи теперь один потенциал на двоих, пока не разведемся. Я не знаю подробно, что это означает, но уверена, что моя одичалость потянет за собой и магистра. А ему еще жить и жить, воспитывать дочь. Я не могу тянуть в смертельную бездну мести невинных. Только Гордона Рамзи.
        - Что ты медлишь? - нервничал Фрай.
        - Мне нужно развестись с магистром. Я не могу так рисковать, - поняла я.
        - Не переживай. Ты станешь одичалой, только если применить силы природы для убийства. А тут применяешь знания. Давай же! Не медли! - торопил Дай.
        Правда? Лекарь же не врет? Я ведь и сама так думала, так что сейчас сомневаюсь?
        - Ты забыла о смерти отца? Его обезглавили на твоих глазах, - напомнил Фрай Дай.
        Воспоминание прошлого в кроваво-красных тонах встало перед глазами. Подурнело.
        - А о братишке забыла? Как Гордон его размозжил? Не пожалел юную душу, лишь бы добраться до тебя! - продолжал накалять атмосферу лекарь.
        Серые воспоминания, как и роковой булыжник с горы, придавили тяжестью боли.
        - Или ты простишь смерть родных? Не видишь, он пришел за "Сворски”, чтобы использовать. Хочешь, чтобы этот мерзкий гаденыш и дальше забирал жизни, пока кто-то его не осчастливит удачей?
        Фрай прав. Почему я колеблюсь? Если магистру ничего не грозит, то я могу это сделать.
        Я нащупала в кармане узелок с чаем.
        - Где кипяток? - решительно спросила я, чувствуя тремор.
        - Залей росой с долины грез. Она как раз кипит. Некогда бегать с чайником. Скорее, скорее! - торопил целитель.
        - Где взять чашку? - Мои руки тряслись.
        - Стакан на столе, - подсказал Дай.
        Бережно высыпала чаинки на дно сосуда, залила кипящей росой и подула на горячий напиток.
        - Не дыши. Тебе нельзя! - показал невероятную осведомленность Фрай.
        - Кипяток же! Как поить? - замешкалась я.
        - Я же наполовину маг суши. Сейчас. - Целитель пустил в стакан голубую искру, и пар перестал подниматься над напитком. - Отлично! Теперь к делу.
        Я присела рядом с Гордоном, а лекарь медленно снял свои путы, прислушиваясь к состоянию Рамзи.
        Как же его приподнять? На колени голову закинуть? Ох, тяжелый-то какой.
        Поставлю-ка я пока чашку на пол, чтобы не разлить. Вот так, да…
        Топот девичьих ног и звонкое "Марку-у-уша” заставило наши с лекарем с лекарем души уйти в пятки.
        - Ой, дядя Гордон потерял сознание? А это что? Чай? М-м-м, мой любимый! Хлюп-хлюп!
        - Ева! - воскликнула я.
        - Что? Вы же не чаем его собрались в себя приводить? Ах, вкусно! А еще есть?
        Почему я не злюсь? Почему чувствую облегчение, что с таким трудом добытый чай пропал? Столько усилий пошли прахом, такая прекрасная возможность упущена, а у меня ощущение, будто руку с горла убрали.
        Мне должно быть стыдно перед отцом и братом. Если бы я поторопилась, то они уже были бы отомщены.
        - Ты что тут делаешь? - спросила я у Евы севшим голосом.
        Непредсказуемая и быстрая, как ветер, она снова залетела сюда. Она же ушла. Так почему вернулась?
        - Забыла сказать: вам лучше выглянуть в окно и поторопиться. Снаружи что-то непонятное творится. - Девочка показала пальцем в сторону двери.
        Фрай Дай сидел с таким выражением лица, словно его заморозили во времени. Брови подняты, морщинки испещрили лоб, а глаза не моргали. Только лианы-пальцы то оплетали ручки коляски до ядовито-зеленого оттенка стебля, то оставляли в покое.
        Я положила голову Рамзи на пол и быстро встала на ноги. Лекарю нужно прийти в себя. Он словно не в себе после разговора с Гордоном.
        - Я посмотрю, что там такое. - Я взяла Еву за руку, но тут же выпустила, боясь, что снова начну качать энергию из малышки. Обратилась к девочке: - Покажешь, что тебя удивило?
        Надеюсь, если я пойду рядом, то не наврежу девочке. Меня настораживало, что для резерва на донышке я слишком бодро себя чувствовала, но об этом не было времени думать. Не сейчас.
        - А ты переступи через порог - поймешь, - загадочно хихикнула Ева.
        Я вышла на улицу и поняла, о чем говорила крошка. На территории академии буйствовала зелень: корни взбугрили брусчатку, трава выросла по колено, а деревья грозили стать настоящими исполинами и устремились ввысь.
        Что происходит? Моих сил, чтобы сдуть формы, раньше хватало лишь на маленькую полянку. Это не могу быть я. Может, дело в аномалиях, о которых говорил Фрай Дай? Как в случае с тем плющом у забора?
        Неожиданно портал прямо передо мной открылся, а из него выпрыгнул жутко злой магистр. Окно пространства с видом на высокие скалы и одичалых крылатых за Арчи закрылось с пугающим хлопком.
        Рейв окинул меня беглым взглядом, чуть внимательней посмотрел на Еву и резко повернулся к нам спиной, будто закрывая собой от опасности. Защитная стойка говорила сама за себя.
        - Что произошло? Где враг? С кем сражались? - напряженно спросил магистр.
        - Эм… Враг? - Я осмотрелась по сторонам: чего нет, того нет.
        - Убежал? Улетел? - крутил головой Арчи Рейв. - Почему вы одни? Где охрана?
        - Магистр… тут никого нет… - осторожно заметила я, Ева еле слышно хихикнула.
        Арчи мгновенно повернулся к нам лицом:
        - Как нет? Тогда кто выкачал твой резерв так, что ты подключился ко мне как пиявка?
        Подключилась к Арчи? Я? О боги!
        - А… это… - Я опустила взгляд вниз на свою фигуру.
        - Что? Говори, - торопил Арчи, все еще полный напряжения.
        От него так и фонило готовностью к бою. Тело словно источало энергию.
        Даже неудобно было оставлять его без врагов, но надо признаваться.
        - Никто.
        Я просто сдувала формы.
        - Не ври мне. Как я вас защищу, если не знаю, что случилось? - Арчи испытующе смотрел то на меня, то на дочь.
        - Ничего не произошло, магистр. Правда, - еще раз повторила я, почесав от нервов нос.
        Арчи проследил за моим движением, потом окинул фигуру придирчивым взглядом и спросил:
        - Тогда почему ты опять в виде скелета?
        Как начать-то? Как объяснить?
        - Понимаете, тут такое дело: в мужской академии с такими формами туго. - Начало мне понравилось - ладно вышло. Теперь главное продолжить.
        - И?
        - Ну вот я и подспустил немного фигуру, - говорить такое было неловко.
        - С-с-сворски! - не хуже зверя рассвирепел магистр.
        Ева провальсировала на пару па назад.
        - Да что опять не так? - со стоном отчаяния спросила я.
        Магистр съел меня взглядом целиком и выплюнул.
        - Что не так? - передразнил Арчи. - Куда ты "подспустил” резерв?
        И тут Арчи заметил, что с антуражем что-то не так. Зелено слишком, ярко, корпуса не видно. Посмотрел вниз. Туда, где один наглый росток попытался обвить ногу, прикоснулся листочком и дернулся как ошпаренный.
        Это что же, все я? Но как?
        Я прощупала силы и поняла свою глобальную ошибку. Я совсем забыла про связь, дарованную Лучником Любви. Из-за общего потенциала с магистром у меня теперь имелся неограниченный источник магии в виде Арчи Рейва.
        И это было совсем не радостно. Магистр тоже был далек от прекрасного расположения духа. Дышал гневом:
        - Представь: схватка с одичалыми на краю скалы, красный уровень сложности, старшекурсники все в поту от усилий. И что же происходит? Из меня вытягивают силу, выжимают, как губку. Если бы я не восстанавливался, от ребят мокрого места не осталось бы. Ты хоть понимаешь, что делаешь? Я думал, тебя убивают, но не мог оставить адептов на растерзание. Наконец, когда все было кончено, я несусь на спасение - и что вижу?
        Я себя ощущала котенком, которого тычут носом в устроенный беспорядок. Но я не знала подробностей этого эффекта связи. Не подозревала о таких последствиях. Сойдет за оправдание?
        - Но я давно остановилась. Не понимаю, почему не прекращается. Раньше все было в порядке, - замотала я головой.
        Магистр вдруг замер, будто услышал что-то невероятное. Внимательно посмотрел мне в глаза и подозрительно вкрадчиво уточнил:
        - Раньше - это до связи?
        - Да, - кивнула, не сводя глаз с мужчины.
        Эта треклятая маска! Как же она мешала сейчас! Почему он так странно улыбается? С ума сошел? Когда я выскребала его резерв, по мозгу царапнула?
        Арчи Рейв прошелся верхними зубами по своей нижней губе и с ухмылкой сказал:
        - Считай, тогда у тебя были предохранители, а со мной они слетели. Их больше нет. - Внезапно Арчи обхватил мое запястье: - За мной! Ева, ты помоги Фраю Даю выехать на улицу и оценить фронт работ, хорошо?
        - Хорошо, папочка! - чутко довольным голосом ответила Ева.
        От ангельского тона мы с магистром синхронно затормозили и обернулись.
        - Без выкрутасов! - приказал отец крошке.
        - Угу! - С милейшей улыбкой малышка сделала реверанс и убежала в лазарет, ловко перескакивая корни.
        Наши взгляды с магистром встретились. Черт, как же маска мешает понять, что у него на уме!
        - Идем! - Арчи потащил меня через буйные заросли, остановился в самой гуще и развернул меня спиной к стволу.
        Плохи-плохи дела! Сейчас расщеплять будут! Даже разводиться не придется, и так связь порвется.
        - Я больше не буду ничего сдувать, клянусь. Буду ходить и мучиться с достоинствами. Точнее - мучиться с достоинством. Тьфу, в общем… Ай! - Я с испугом вжалась в кору дерева, потому что в руках у Арчи заалел Шипящий.
        Огненный шар источал тепло, а Арчи провел им рядом с моей кожей так, словно осматривал в свете Шипящего мою фигуру так, как изучают в темноте с фонариком.
        Загадочно хмыкнул.
        - Значит, сдуваешь формы? - зачем-то уточнил он.
        - Угу… - Я от нервов даже кивнуть не смогла.
        - И давно ты этим занимаешься, Сворски? - магистр спросил так елейно, что я готовилась попрощаться с жизнью.
        Мозг совершенно отказывался мыслить и подсказывать толковые идеи.
        - Э-м-м… как стал девушкой… - промямлила я.
        - Не врет! - неожиданно подтвердил Шипящий.
        - Он распознает ложь? - ужаснулась я по-настоящему.
        - Обычно нет. Но в чем-то же должны быть плюсы общего потенциала, да, Сворски? - И так убийственно располагающе улыбнулся, что мне захотелось тут же упасть в обморок.
        Так-так-так. И чем мне еще грозит этот самый общий потенциал? Будут еще сюрпризы?
        Арчи держал Шипящего так, что я боялась пошевелиться, не то что сбежать.
        - А если меня обожжете, у вас тоже ожог будет? - спросила, косясь на огненный шар.
        - На мне все заживает как на собаке. Нет, даже лучше. - Магистр красноречиво посмотрел на руку, которую Шипящий местами обжигал до волдырей, но все тут же заживало.
        Мы же не будем пробовать на мне, правда?
        - П-п-повезло вам, м-м-магистр, - Я попробовала улыбнуться - не получилось.
        На мой вопрос Арчи так и не ответил, поэтому я тихонечко ущипнула себя за бок и посмотрела на его лицо. Ничего. Фух, значит, хоть так мы не связаны. Уже легче!
        Арчи оперся свободной рукой о дерево поверх моей головы, заключая меня в капкан между собой и Шипящим. По моему виску скатилась капля пота от близости горячих языков огненного шара и мужчины.
        Дерево, к которому я прислонилось, неожиданно зацвело фиолетовыми кистями бутонов. Да так буйно, что крона мигом превратилась в аметистовую бархатную шапку.
        - Сворски, останавливать эту цветущую вакханалию будешь? - спросил магистр, наклонившись к моему лицу.
        Хорошая идея! Дельная! Я тут же воодушевилась:
        - Давайте в храм! Прямо сейчас! Вы же уже освободились?
        Брови магистра взлетели вверх над маской.
        - У меня есть идея получше.
        Арчи посмотрел на мои губы из-под опущенных ресниц так, что ноги подогнулись. Выдал свои намерения с головой, именно поэтому в следующую секунду я успела увернуться, и магистр мазнул губами по щеке.
        Шипящий отлетел в сторону с криками обиды. Рейв же крепко обхватил мое лицо двумя руками: одной обычной температуры, а другой - обжигающе горячей.
        - Сворски, тебе очень идут формы, - с этими словами он впился в мои губы самым глубоким поцелуем. С языком!
        Даже мешающая маска Арчи не могла испортить то удовольствие, что я получила. Мое тело тут же распустилось не хуже фиолетовых цветов над головой. Расцвело формами, натянув одежду академии.
        Вдруг я почувствовала прикосновение к груди, а потом рука скользнула вниз к бедру. Ничего более отрезвляющего не испытывала!
        Я вырвалась из рук Арчи, отскочила в сторону, глядя на магистра как на сумасшедшего. Мы оба дышали так тяжело, словно после марафона.
        Рейв охрипшим голосом со сбитым дыханием предостерег:
        - Будешь сдувать - буду возвращать снова и снова. Со вкусом. С толком. С расстановкой. И не факт, что смогу остановиться на этом. Люблю эксперименты. Вдруг близость навсегда закрепит результат? Попробуем?
        Он что, совсем с ума сошел? Помутился рассудком из-за долгой выкачки силы? Пострадал, как мозг от кислородного голодания?
        И улыбка такая странная, немного дикая.
        - Рехнулся! - выдала вердикт я, пятясь.
        Магистр улыбался одним уголком губ, не сводя с меня глаз. И, что самое пугающее, молчал.
        Наверное, у него, как и у меня, сердце слабое на романтику. Ну ладно, я-то хоть знаю, что мы разнополые, но его куда несет? Хоть о слухах бы подумал и об их последствиях для Евы.
        - Магистр, а давайте-ка в Храм, а? - с надеждой спросила я.
        Пока я еще хоть чуть-чуть соображаю, нужно спасаться. Лучше всего разводом. Не поможет - бегством.
        Я же дурею рядом с ним, забываю о цели. А так нельзя.
        - Сворски! - крик Гордона Рамзи раздался справа. Совсем рядом - за густой стеной зарослей.
        А вот и щипок судьбы как напоминание: я не должна так реагировать на Арчи. Не должна так таять от его поцелуев и терять голову.
        - Мне пора! - Бегом, пока Гордон меня не увидел.
        - А как же Храм? - со смехом окликнул меня магистр.
        Звучало как форменное издевательство.
        Я завернула за куст и налетела на что-то твердое. Кувыркнулась через себя, кубарем прокатилась мягкой траве, как по ковру, и ошалело оглянулась.
        - За мной! - сурово посмотрел на меня Фрай Дай. Именно на его коляску я так везуче наскочила.
        Лекарь был раздражен и так быстро катился вперед, что я едва поспевала. Еще постоянно по сторонам оглядывалась, молясь, чтобы магистр задержал Гордона.
        - Злитесь, что я не дала ему чай? - шепнула я.
        - Я разочарован. Ничего не могу с собой поделать. Дай время, - пыхтел злостью лекарь.
        Разочарован? В том, что не получилось с чаем, или во мне? Может быть, целитель видел нас с магистром?
        - Иногда думаю, что лучше бы тебе быть мужчиной, - продолжал недовольствовать Фрай.
        Точно видел.
        И что сказать? Я промолчала. И тишина сопровождала нас до самого забора.
        Фрай Дай подъехал к разросшемуся плющу, схватил лозу рукой и закрыл глаза. В стене образовался проход. Показалась трещина в заборе. Приличная такая расщелина, в которую мог протиснуться взрослый мужчина.
        Я присмотрелась внимательнее и поняла, почему всех так беспокоил этот необычный плющ: он пронзил защиту, сделал в стене прореху, и теперь через эту щель мог попасть незваный гость.
        Кажется, я нашла путь, которым вчера проник в академию настоящий Марк Сворски.
        Лекарь указал мне на щель, словно на выход:
        - Если передумала мстить - уходи. Надень платье, признайся Рейву во всем и живи счастливо. Не подвергай риску людей, которые тебя спасли.
        Слова - словно удар острием меж ребер.
        - Но… - замешкалась я.
        - Что? Думаешь, я старый дурак и не вижу, что происходит? Рейв тоже отсталостью не страдает, поверь, - многозначительно сказал Фрай Дай.
        - Он не знает…
        - Не знает? Если не сказал, это ничего не значит. То, чему я только что стал свидетелем, говорит об обратном. Тебя разоблачат. Не сегодня, так завтра. А потом, распутывая клубок, снесут и мою голову. А я был готов рисковать головой только в обмен на голову Рамзи.
        Я чувствовала безумное смятение внутри. Хотелось упереться пятками и расставить руки, чтобы остаться в МАМ, но я понимала, как это глупо. Что я действительно забыла о своей цели и поддалась чувствам. Что заигралась и почти дала себя разоблачить.
        То, как целовал меня недавно Арчи, отличалось от предыдущих поцелуев. Он словно захватывал территорию, предъявлял права. И смотрел на меня по-иному.
        Где я прокололась?
        Но в одном лекарь прав. Если об обмане станет известно, то полетят головы. Может, Арчи и защитит меня, но пострадает Фрай Дай. Именно он вылечил меня и скрыл пол, помог осесть в академии, изменил мое лицо.
        Сай уже догадался сам. Недолог час, как об этом могут узнать все. А я и правда развожу тут любовь вместо мести.
        - Я пойду в Храм одна, - пообещала я, подумав. - А потом вернусь в МАМ и завершу то, что должна.
        Я поклялась небесам, что отомщу, и сделаю это. Не могу позволить себя разоблачить. Должна найти способ переубедить всех "знающих” секрет. А с одним потенциалом на двоих я словно связана по рукам и ногам.
        Нужно срочно скинуть с себя брачные оковы, обратного пути нет. Если я не останусь в академии, нарушу обещание, данное настоящему Сворски. Марк может устроить скандал, и тогда на мои поиски отправят магических ищеек. Смогу ли я от них скрыться? Обмануть невероятное чутье? Вряд ли.
        Так что только вперед.
        Пусть мое сердце чаще бьется рядом с Арчи, я не могу ему открыться. Он не позволит отомстить. Пусть я недолго его знала, но уже поняла, что он верит в закон. А вот я после заключения в тюрьме, где из меня выжимали душу, уже не верю. Рамзи выйдет сухим из воды.
        Я напомнила себе дни за решеткой, когда только песня спасала мой дух. Воскресила воспоминания, когда стражи прятали глаза в ответ на мой взгляд и бормотали: "Опальная дева, не смотри так. Связи в нашем мире все. У меня тоже есть семья”.
        А у меня нет семьи. Больше нет, и все из-за Рамзи.
        Появилась временная связь, дарованная Лучником Любви, но я вынуждена от нее отказаться, чтобы стереть такого подонка, как Гордон, с лица земли.
        Лекарь с непроницаемым лицом наблюдал за моими внутренними терзаниями.
        - Я пойду в Храм Справедливости и разведусь, но мне нужна ваша помощь по возвращении, - сказала я уверенно.
        - Какая? - заинтересовался лекарь.
        - Мне нужно найти способ обмануть всех догадавшихся. Такое возможно?
        - Хм… есть один способ, но он опасен.
        - Я оступилась - я исправлю. Подготовьте пока все, хорошо? - сказала я и нырнула в расщелину в стене.
        - Сворски! - окликнул лекарь.
        - Что? - Я высунула голову в прореху.
        - Лови монеты. Не разгуливай в форме МАМ, слишком приметно. Жду тебя к понедельнику.
        А ведь правда. Натянутая на груди форма мужской академии куда как больше бросается в глаза, чем обычное платье. С этого и начну!
        Арчи Рейв
        Убегай, убегай! Инстинкт самосохранения у тебя работает что надо. В ином случае, боюсь, я не сдержался бы. Нужно подышать воздухом не с кожи "Сворски”, а то совсем задурею. Голова чумная, внутри все горит, а сознание капитулировало.
        Я засмеялся, а потом зло заскрежетал зубами. Меня провели дважды, и это бесило. Чувствовал себя идиотом. Сказать, что это не задело мою гордость, значило безбожно соврать.
        Меня не просто задело. Меня зацепило и проволокло!
        - Видел Марка Сворски? - Гордон выбрался из зарослей густого кустарника и огляделся по сторонам.
        А этот везунчик что здесь забыл?
        В ходе открывшихся событий я совсем другими глазами посмотрел на Рамзи. Почему она с самого начала не сводила с него глаз? Почему шла по пятам? Глаза так и горели ненавистью, когда она смотрела на Гордона. Неужели в академию пробралась тоже из-за него?
        От любви до ненависти, как говорится, один шаг.
        Что между ними было? Неразделенная любовь? Или что-то еще? Зачем Гордон ее ищет?
        А вот сейчас и узнаю.
        - Зачем тебе Сворски? - спросил, внимательно следя за реакцией.
        - Нужен. - Гордон не спешил удовлетворить мое любопытство, все смотрел по сторонам.
        Профессор заметно нервничал. Был дерганым.
        - Зачем тебе нужен адепт в выходной, профессор Рамзи? - с нажимом повторил я ироничный вопрос.
        - Я не обязан отчитываться. - Гордон окинул меня недовольным взглядом.
        А вот теперь проверим, в курсе ли ты, кто такой "Сворски”, и не один ли я такой идиот.
        - А-а-а, так ты не слышал последние новости? Теперь Сворски мой дражайший супруг, - сообщил я, удивляясь, как легко слова соскочили с языка.
        И вот теперь посмотрим, что связывает этих двоих. И один ли я незнающий дурак.
        - Что? - Рамзи дернул головой, будто стремился вытряхнуть пробки из ушей. - Что за чушь?
        - Не чушь, а старания Лучника Любви, - мой тон звучал издевательски-хвастливо. - Так зачем тебе нужен Сворски?
        Гордон выглядел ошеломленным, но не злым. Если бы этих двоих что-то связывало, Рамзи бы реагировал совсем по-иному. Судя по реакции, не меня одного водили за нос: Гордон не знает, кто на самом деле адепт с репутацией ловеласа.
        - Эм… Тебя поздравить, магистр? Сменил ориентацию? - после минуты растерянности спросил Рамзи.
        И почему я так доволен внутри, что между этими двумя ничего нет?
        - Я еще сам не разобрался, радоваться или грустить, - ответил вполне правдиво, но Гордон воспринял это как иронию.
        - Ну, счастливо разбираться. У меня еще дела, - сказал блондин и, спотыкаясь о корни, торопливо зашагал прочь.
        А я оперся рукой о дерево и закрыл глаза. Думать трезво не получалось, во мне все бурлило. Я внутренне метался, как маятник, от дикой злости до необъяснимого веселья. То смеялся над собой, то хотел крошить деревья от ярости.
        Мне совсем не нравилось это чувство неуверенности. Я всегда предельно четко понимал, что ведет меня вперед. Даже когда много лет назад влюбился в русалку, которая тоже скрывалась под личиной парня в академии, четко ощущал, что моя ненависть к стихийникам была крепче нежных чувств. Что не мог перешагнуть этот барьер.
        Ненависть прошла, я понял, что любовь ко мне тогда пришла рано. Попыталась постучаться в двери, натолкнулась на привратника Ненависть и послушно ушла.
        Сейчас же меня шарахнуло по голове снова. Но при слове "развод” мне хотелось спустить с цепей всех одичалых. Я злился, что не знаю поднаготной девушки, даже имени не знаю, не знаю мотивов. Что совершенно ничего не понимаю и не соображаю что делать дальше.
        Между нами было невероятное притяжение. Но непоколебимое желание развестись несмотря ни на что говорило о том, что я ей только мешаю. Не нужен, пусть она и таяла в моих руках.
        Может, она просто боится разоблачения? Тогда я сейчас ясно дал понять, что все знаю. Девушка не глупая, поймет, что если отпустил и не раскрыл при всех, значит, готов к диалогу. Сейчас остынет и придет, ведь так?
        Я давно догадался бы, если бы не Фрай. Я слишком доверял целителю. Надо поблагодарить Сая зачетом, что открыл мне глаза своим преобразованием.
        Уже на чаепитии я почувствовал, будто меня водят за нос.
        Сколько лет я в МАМ среди парней? Да не сосчитать! Сначала сам учился, теперь преподаю. И ни разу, ни единого, никто так не фонил женщиной, как Сворски. Даже русалка. А уж когда парень перевоплотился, то каждое пластичное движение только лишний раз подчеркивало пропасть между мужчиной и женщиной.
        Моя версия о привороте трещала по швам и рассыпалась в прах после стрелы Лучника Любви. Пусть духи и своенравны, временами мстительны, но что-то тут было не так. Особенно этот издевательский смех в уголке. И слова мамы.
        Меня тянуло к "Сворски”, и это нисколько не походило на извращение. И реакция тела на поцелуй у "Марка” была чисто женская - с выгибом спинки, с легкими стонами, срывающимися с губ.
        А потом она проговорилась. И еще дала промах, сказав, что постоянно сдувает формы.
        И все наконец встало на свои места.
        Теперь нам надо поговорить начистоту. Надо ей дать понять, что она может мне доверять и я могу помочь. Пусть пока Фраю усмирением зелени поможет, а вечером поговорим. Надеюсь, этого времени ей хватит, чтобы успокоиться.
        ГЛАВА 14
        Такие знакомые улочки города казались чужими. Я впервые оказалась здесь после ужасных перемен, и теперь даже воздух ощущался другим - с привкусом одиночества.
        Слова Фрая как следует задели крючком рыбы прошлого и вытащили на поверхность. Лекарь умело вернул меня с небес на землю.
        Вот булочная, в которой экономка всегда покупала хлеб. А вот любимая шляпная. Элегантная сапожная мастерская. Салон естественной красоты, в котором папа всегда приводил непослушные волнистые волосы в порядок. От бытовой магии они только больше бунтовались, зато после местных фирменных масок вели себя крайне прилежно. Я тоже раньше любила себя побаловать уходовой косметикой отсюда.
        Я застыла напротив прозрачной витрины с разноцветными склянками и почувствовала, как в груди защемило от боли.
        Вот, правильно, Мия, запомни это чувство и не забывай. Недавно ты сама была как этот товар - под стеклом. Высушенная, спрятанная в спальне Рамзи, оставленная сиротой.
        Дверь открылась, зазвонили подвешенные колокольчики, и две молодые девушки вышли на улицу. Воодушевленные, легкие, словно светящиеся изнутри. Они могли носить красивые платья и не думать ни о чем. Как когда-то я.
        И все бы было и дальше прекрасно, если бы Гордон не вышвырнул меня из рая. Как он умело упек меня в тюрьму, якобы за покушение на него, чтобы я согласилась на брак. Теперь пора на самом деле посягнуть на жизнь подлеца и низвергнуть его в ад.
        Где тут самые простые платья? Если не ошибаюсь, служанки хвастались, что в переулке Сил Земли есть одна недорогая лавочка.
        Цвета тканей в хваленом местечке оказались очень кстати неприметные. Темно-зеленый, коричневый, охра, серый. И даже ленты для волос были в тон - такие же блеклые. То, что надо.
        Глубокий темно-зеленый, как оказалось, мне тоже идет. Но даже не это заставило меня улыбнуться себе в зеркале - я была в женской одежде, чему была несказанно рада. Наконец я сняла грубую форму академии и ботинки, вместо этого надела платье и легкие туфельки без каблука. Стянула волосы лентой, усмирила выбивающиеся пряди ободком и вышла на улицу. В мешочке монет осталось ровно две трети. Как раз хватит на еду в дороге, а переночевать смогу в Храме.
        Внезапно взгляд поймал знакомое лицо. Кажется, это помощник Рамзи! Что это он делает?
        Мужчина с носом-крюкой отправил магическую искру к доске объявлений, и в углу загорелся зеленый квадрат новой рекламы. Я еле дождалась, пока помощник Рамзи перепроверит текст магического объявления с написанным на листке и уйдет прочь, подошла ближе и прочитала:
        "Ищу чистокровного мага жизни/природы. Непыльная работенка, легкие и большие деньги. Срочно!”
        Чтобы откликнуться на объявление, достаточно было дотронуться до него подушечкой большого пальца. Слепок считывался, и заявка отправлялась работодателю. Если кандидат устраивал, то быстро находили исполнителя.
        Но мне не нужно было прикладывать палец, чтобы узнать, кто желает найти стихийника. Гордон Рамзи. Его маниакальная нужда все больше наводила на мысли, что он хочет снять свою неудачу с помощью сил природы. Подтверждением тому было желание вырастить семя смерти, а также участие друга лекаря - Элиота - и его внезапная смерть. Один только брак со мной не очень вязался со всей этой историей. Если бы ему нужно было использовать мои силы, он попросил бы, разве не так?
        Правда любил? Тогда его страсть больная.
        Две служанки в белых фартуках подошли к доске объявлений и зашептались:
        - Смотри, господин Разми опять ищет мага. Не попробуешь? - толкнула локотком одна другую.
        - Куда мне? Я слабенькая. Вон Урван пытался снять печать неудачи, но даже у него не удалось! - замахала рукой светленькая служанка.
        - А ему заплатили? - Темненькая тут же повернулась к подруге.
        - Щедро! Даже за попытку! - громко зашептала та.
        - Эх, жаль, что он не успел потратить деньги и так рано умер, - печально покачала головой темненькая, глядя на зеленое объявление.
        - Да, жаль… - согласилась светленькая, взяла подругу под руку, и они медленно пошли прочь по улице.
        Значит, Рамзи хочет снять печать неудачи? Что-то такое я и предполагала. Вот только почему все маги после попытки помочь ему гибнут? И почему он ни разу не просил о помощи меня?
        Перед глазами ожил день казни.
        Как вспомню его горящий взгляд, полный необъяснимой нужды, на эшафоте, так вздрогну. А как угрожал мне, если не соглашусь? Что сделает овощем, бревном бездушным! Нет, он точно не заслуживает никаких оправданий.
        Хорошо, что лекарь напомнил мне о цели, а то я что-то слишком смягчилась со всеми этими нежными чувствами.
        Вот только одно желание я не могла теперь в себе искоренить - это желание жить. Если раньше мне хотелось отомстить и было неважно, отправимся мы на тот свет вместе с Гордоном или он один, то теперь я мечтала и дальше дышать одним воздухом с Арчи. Попытаться найти счастье. Попытаться объясниться после мести.
        Но чтобы уберечь Рейва, нужно развестись.
        Я дотронулась до сережки-стрелы и на секунду прикрыла глаза. Скоро ее уже не будет в ухе, а связь будет разорвана. Как отреагирует Арчи? Вздохнет с облегчением?
        Я повернула направо и решительно зашагала. Если потороплюсь, то к ночи как раз успею дойти до Храма Справедливости. И никаких больше сомнений. Вперед!
        Мрачный зонт сумерек накрыл темные шпили Храма Справедливости ровно в тот момент, как они показались на горизонте. Густая зелень словно сговорилась с мглой и старательно прятала цель моего путешествия.
        Зеленый мох жадно поглотил подъездную брусчатку, и я ступала будто не по дороге, а по пушистому ковру. Похоже, гости здесь бывали редко.
        Ветерок пронзил уставшее тело насквозь, поиграл с юбкой, растрепал волосы. Казалось, что даже в пустой желудок забрался и заурчал там голодным зовом.
        А, нет, это все-таки мой некормленный организм дал о себе знать!
        И с чего я решила, что по пути встречу хоть одну таверну? Почему была уверена в популярности маршрута? Да мне на всем пути только лисица встретилась и белый альбинос-лось с красными глазами.
        Дикое местечко, скажу я вам!
        А Храм точно открыт?
        Я остановилась у огромных, в три человеческих роста, ворот и взялась за массивное кольцо.
        "Бам-бам-бам!” - застучала я тяжелой ручкой по металлической пластине в двери.
        Звук мурашками расползся по коже, и я застыла в напряженной тишине, слыша только свое дыхание. А в ответ ничего: ни шороха, ни поступи, ни слова.
        "Бам-бам-бам!” - повторила я уже более настойчиво, оборачиваясь назад. Ночевать в этом мрачном местечке было некомфортно, но оставаться на улице не хотелось еще больше.
        Да и не зря же я преодолела весь этот путь. Кто нас с магистром разводить будет?
        За воротами стояла кромешная тишина.
        "Бам-бам-бам!” - отчаянно застучала я в двери, и те совершенно неожиданно и легко отворились так, словно были картонками.
        И моему взгляду открылась невероятная красота: тысячи маленьких огоньков пламени горели прямо внутри бутонов лилий. А сами цветы были везде: очерчивали дорожки к главному Храму и мелким домикам, гнездились в развилках ветвей деревьев, даже забрались на край крыши.
        Здесь было сказочно светло, а атмосфера невероятного спокойствия передавалась в медленно порхающих ночных бабочках. Их светящаяся пыльца с каждым взмахом крыла опадала вниз, усеивала дорожки и вызывала у меня задержку дыхания.
        Послушники храма в алых одеждах трудились даже в такой поздний час. В одеяниях, больше похожих на халаты, с мелкими косичками на голове, они наводили чистоту до сияющего блеска при помощи бытовой магии и словно не замечали меня.
        Теперь стало ясно, что пугающий мрак и тишина в Храме не более чем иллюзия. И то, что меня впустили внутрь, уже можно расценить как добрый знак - почти приглашение.
        - Простите, - обратилась я к сосредоточенно колдующему над пламенем лилии послушнику.
        - Туда! - шепнул он, показав на открытые двери Храма.
        Туда так туда, спорить не буду. Какие все здесь таинственные.
        Про Храм Справедливости было слышно так мало, что я не представляла, что меня ждет. Единственный слух, которых доходил до меня, был о том, что сюда стараются лишний раз не ходить, чтобы не наслать справедливость себе на жизнь. Говорили, что если ты придешь в поисках счастья, то можешь получить еще большую неудачу. Придешь в поисках материальных благ, станешь нищим. И лишь редкий везунчик могу уйти отсюда с улыбкой.
        Интересно, с каким выражением лица я выйду отсюда?
        Теперь я начала сомневаться в том, смогу ли я остаться здесь на ночь: слишком загадочным выглядело это место.
        Я поднялась по ступеням, но не успела войти в сам Храм Справедливости, как дорогу мне преградил мужчина с красными волосами.
        - Желаешь справедливости? - проникновенный шепот слетел с его едва приоткрытых губ.
        - Желаю развода.
        - Это мирские дела, - уже отвернулся было мужчина.
        - Мне нужно разорвать брак Лучника Любви! - крикнула я.
        И казалось, что на мой крик замерли не только послушники, но и бабочки в воздухе, огни пламени в цветах. Застыл вполоборота и мужчина с алыми волосами. Заинтересованно скосил на меня глаза и остановился взглядом на стреле в ухе.
        - Так ли и нужно? - все тем же проникновенным шепотом спросил он.
        - Очень! - горячо подтвердила я. - Пожалуйста, разведите нас. Я слышала, что для расторжения брака достаточно желания одного.
        - Верно… - шепотом, растягивая слово, ответил мужчина.
        Ну вот она я! Разводите! Как сказать-то это все спокойно, когда он такой тихо лепечущий?
        - Я готова! - не выдержала я молчаливого взгляда мужчины.
        - Молодец, - тем же шепотом, который начинал раздражать, похвалил меня красноволосый.
        - И как это сделать?
        - Все просто: надо захотеть.
        - Просто захотеть?
        - Искренне захотеть развода и снять с супруга сережку, - прошептал мужчина и еле заметно улыбнулся, спросив: - Всего-то, правда?
        И, зашуршав одеждами, ушел внутрь храма, оставляя меня снаружи в растерянности.
        Снять сережку? Да пустяк же, правда? Я же смогу?
        Заночевала я в дальней беседке на территории Храма: уж больно стало страшно ночью выходить в лесистую местность. Понадеялась, что не сильно нарушу покой, и проскользнула в открытый павильон за спинами послушников. Прилегла на скамью и уснула сразу же, словно кто-то помог. Проснулась на рассвете с таким зарядом бодрости и сил, что с удивлением вскочила на пружинящие ноги.
        Вот это да! Вот эта сила у здешней земли - не зря тут храм построили.
        Рядом дружелюбно устроилась корзинка, накрытая платком. Что там? Это мне? Похоже, никто не разозлился, что я осталась здесь на ночь.
        Ух ты, две свежие булочки! Какая прелесть. И почему все так боятся этого храма и редко посещают? Очень гостеприимно тут.
        Булочки исчезли во мне так же быстро, как роса на траве. Вокруг - ни души, двери закрыты, а поблагодарить хочется. Как же быть? Что, если помешаю какому-то обряду, если постучусь?
        Я прошлась по дорожкам и заметила безжизненное деревце в самой середине сада. Может, смогу отблагодарить такой малостью, как возродить жизнь в растении?
        Я дотронулась до тонюсенького стволика и прикрыла глаза. Дерево отозвалось едва-едва, дышало через раз. Корни почти сгнили, лишь центровой держался из последних сил.
        Я пустила в дерево силу тоненьким ручейком, но неожиданно растение так жадно впитало мою магию, что у меня потемнело в глазах. Крона над головой раскрылась алыми листьями, заполыхала, словно пожар. В руки мне спланировал белоснежный цветок.
        Я с минуту любовалась резными краями лепестков, а потом наклонилась, чтобы положить его на землю у ствола. Страшно было забирать что-то из Храма Справедливости. Мало ли.
        Внезапно позади раздался знакомый шепот:
        - Дерево поблагодарило тебя. Когда бутон завянет, останутся две горошины. Черная убьет любого. Красная заставит любого переродиться со счастливой судьбой.
        Я обернулась, но красноволосый уже уходил, оставив меня наедине с подарком. А я повторила про себя его слова, чтобы запомнить: черная горошина убьет любого, красная заставит переродиться с новой судьбой.
        Так это же то, что надо! Я скормлю черную горошину Рамзи, и дело с концом. Вот это подарок так подарок.
        - Спасибо! - поблагодарила дерево, низко поклонившись, и услышала, как мужчина остановился.
        - Ты же понимаешь, что маг жизни не может убить просто так, без последствий? - спросил он все так же тихо и даже не обернулся.
        Я лишь крепче сжала цветок в ладони. Ох, как жить-то хочется!
        - Но я же не использую свою силу… - я попыталась выяснить, что же меня ждет. Фрай ведь уверял, что мне ничего не будет, если я использую знания, а не силу. А тут? Это же тоже не моя магия.
        - Как это не использовала силу? Ты с помощью нее помогла дереву, без этого не было бы подарка. И использовать ты его собралась сознательно. Это ли не убийство? - спросил красноволосый.
        Кажется, красный - цвет Храма Справедливости. И даже горошина новой жизни алого цвета. Вряд ли это совпадение. Но я не могу даже подумать о том, чтобы простить этого негодяя.
        - Вы не знаете, что сделал мой враг. Он заслуживает этого, - сказала хриплым от воспоминаний голосом.
        - А ты заслуживаешь быть убийцей? Задай себе этот вопрос. Храм Справедливости не просто так зовется подобным образом. Теперь у тебя есть выбор.
        Я посмотрела на едва помятые лепестки белоснежного цветка.
        - Не могу же я отправить убийцу моей семьи на счастливое перерождение? Разве это месть? Это ли справедливо?
        Красноволосый ничего не ответил - просто пошел дальше, оставляя меня наедине с мыслями.
        Все же не зря в народе этот Храм обходили стороной. Результат нахождения здесь действительно непредсказуем.
        Я убрала бутон в карман платья и с сожалением оценила свой внешний вид. Одежда на мне снова болталась, как на вешалке. Все силы дерево взяло себе, а это значит, что…
        Портал открылся у ворот Храма справедливости с вызывающим хлопком. Мощная фигура выскочила из него, словно создание ада и бездны. Магистр Рейв мгновенно нашел меня взглядом.
        - Что я говорил тебе о формах? - спросил Арчи, с опаской переступая порог Храма и внимательно оглядываясь по сторонам. Кажется, мой временный супруг уже стал привыкать, что силы я сбрасываю на растительность, а не на врагов. Достаточно быстро воинственный вид мужчины преобразился в провокационный.
        Я посмотрела в лицо магистра и сглотнула. Что он спросил? Что-то о формах… Арчи повел челюстью так, будто разминался перед поцелуем.
        Точно! Он же говорил, что будет долго и со вкусом возвращать мои достоинства.
        - Что ты тут делаешь? - Мои ноги словно прилипли к дорожке.
        Арчи подошел ближе и внимательно посмотрел на то ухо, где была серьга. Ухмыльнулся, а потом еще раз окинул взглядом Храм Справедливости и спросил:
        - Что, не вышло развестись или ты передумал?
        Я обратила внимание, что он обращался ко мне в мужском роде. Неужели я зря паниковала, что магистр догадался? Или же он подыгрывает мне? Этого Арчи Рейва не поймешь!
        - А вы здесь за разводом или по другому поводу? - В нашем общении отвечать вопросом на вопрос стало традицией.
        Что-то не верится, что магистр мне поможет. Смотрит в сторону Храма так, будто готов в любой момент взять меня в охапку и открыть портал, чтобы унести отсюда ноги.
        - Я-то? Да вот спал себе мирно, верил, что лекарь не врет и ты действительно трудишься в поте лица, а тут ты за связь дернул. - Арчи подошел совсем близко, почти вплотную, и уверенно произнес, глядя сверху вниз: - Теперь-то я знаю, что Фрай Дай врет.
        Мне показалось или звучало очень двусмысленно?
        Арчи снова повел челюстью, и я, словно зачарованная, проследила за твердой линией подбородка, четким очертанием мужских губ. Я знала их вкус и напористость и машинально прикусила свою нижнюю губу, чтобы не растечься лужицей от предвкушения.
        Мия, помни о мести, о цели, о разводе. Все остальное потом, если получится. Где там моя колкость? Где острый язык?
        - Магистр, челюсть вывихнули? Зачем вы так ей двигаете? - поинтересовалась я.
        И только по довольному взгляду поняла, что Рейв только и ждал вопроса, провокации.
        - Разминаю, - подмигнул он в прорезь маски.
        Самое страшное, что мне нравились эти наши перепалки. Нравилась его живая реакция на мои слова. Я не смогла остановиться:
        - Зачем? - спросила, напустив на себя непонимающий вид.
        - Готовлюсь тебе формы возвращать. А там, может, и вывихну челюсть, если сопротивляться будешь. - Магистр поиграл бровями, а я не к месту вспомнила, что целоваться в маске не больно-то удобно. Особенно жестко упирается нос в щеку.
        Боги, о чем я думаю? Дурею от магистра, как от дурмана.
        - Не надо. Я поем, посплю, все само и вернется, - заверила я, решив больше не провоцировать мужчину.
        - Это долго, - несогласно покачал головой Арчи. - А я наконец-то тебя в платье вижу, а насладиться не могу.
        Ай, зачем же по больному? Самой обидно!
        Я судорожно размышляла, как же быть. Может, убить сразу двух зайцев? Поцелуй не только вернет силы и формы, но и позволит подобраться к сережке, ведь так? Надо попробовать. Там и близко, и руками можно шею оплести, и к замку подобраться.
        Я опустила голову вниз, повернулась полубоком и потрогала свою серьгу. Где же там застежка? Нужно узнать сразу, чтобы не тратить время даром.
        - Ты что, смущаешься? - не поверил своим глазам Арчи.
        - Давайте уйдем отсюда. Нельзя злить богов! - нашла что ответить я.
        - С удовольствием. Не думаю, что они оценят наш поцелуй. - Рейв посмотрел по сторонам так, словно ему было в этом месте не по себе. А потом предложил взяться за его локоть, словно это было в порядке вещей.
        Вот зачем он так? Нравится меня дразнить?
        - Я сам! - пробасила я в ответ, чем заслужила насмешливый взгляд.
        Нет, ну он точно что-то подозревает!
        Я хотела попрощаться с обитателями Храма Справедливости, но все послушники словно растворились в воздухе. Даже бабочки не порхали, будто пережидали, когда же мы покинем двор.
        Когда мы вышли из храма, ворота с грохотом закрылись за нами.
        - Это намек? - Магистр со смешком обернулся к входу, а потом посмотрел на меня. - Кажется, нам там не рады.
        Рады или не рады, а рецепт развода дали. Осталось только претворить его в жизнь.
        Вот забракованный магистр - одна штука. Я - одна штука. И сережка, которую нужно снять. Все предельно просто.
        Ах, да! Еще же желание развода. А этого у меня хоть отбавляй. Да и повод серьезный имеется: даже при всей симпатии к Арчи я не хочу погубить его из-за связи потенциалов.
        Полная решимости, я повернулась к Арчи. Пришлось задирать голову вверх, чтобы встретиться взглядом с магистром. А он в ответ смотрел так покровительственно-насмешливо, что досадно стало.
        Внутри меня скребла чисто женская обида. Впервые перед Рейвом выгляжу пусть и скромно, но женственно: в платье, с лентой в волосах, в туфельках, а не грубых ботинках. Но смотрюсь отвратной шваброй в зеленом мешке из-за нулевого резерва, а не девушкой.
        Как же хотелось увидеть восхищенный взгляд Арчи Рейва, удивление, да что скрывать - лучше сразу приятный шок. А тут магистр прекрасно держал себя в руках.
        Как же горько от этого, как же неприятно!
        Если мне сейчас удастся снять сережку, это может быть нашим последним поцелуем. Кто знает, как жизнь дальше повернется? Может, я стану одичалой, за которой однажды придет Арчи Рейв, чтобы вырвать мое черное сердце?
        От этих мыслей мороз пошел по коже. А ведь это возможная реальность, если я скормлю Гордону черную горошину.
        В горле встал вязкий ком. Я сделала шаг к Арчи и неловко положила руки на широкие мужские плечи.
        - Это намек или предложение? - Рейв приятно удивился моим действиям, положил одну руку поверх моей и сжал ее, словно боясь, что я убегу.
        Боги, как дышать-то?
        Я остановила взгляд на нижней половине лица Арчи и стала медленно пробираться рукой к сережке. Ближе, еще ближе, еще.
        - Как тебя зовут? - приглушенно спросил магистр.
        Я подняла взгляд к его глазам ровно в тот момент, когда нащупала сережку. Дыхание снова перехватило. Он спрашивает меня о мужском имени или о женском? Знает ли он?
        Хотелось назвать настоящее имя хотя бы перед разводом.
        Я осторожно выпутала руку из пальцев Арчи и обвила его шею. Судя по ошеломленному лицу магистра, меньше всего он ожидал от меня такой прыти.
        Арчи принял затянувшуюся паузу за нежелание раскрывать имя и хрипло переспросил:
        - Это намек или предложение?
        В этот момент я как раз добралась двумя руками до сережки и потянулась за поцелуем, чтобы вернуть формы и силы до разрыва связи.
        Прошептала у самых губ:
        - Это развод, магистр.
        И дернула замок сережки-стрелы.
        Арчи Рейв
        Сколько раз меня выручало предчувствие беды. Оно холодом дышало в шею, заставляя волоски вставать дыбом. Когда в схватке с одичалыми уворачивался в последний момент и когти вспарывали спину, а не живот. Когда отводил ногу от шаткого камня и не проваливался в бездну. Когда молния разила в то место, откуда только отошел.
        И вот сейчас, глядя в фиолетовые глаза, я ощутил не только нежную руку на шее, но и необъяснимое напряжение. Будто неприятность подкрадывалась ко мне, скользя змеей по позвоночнику.
        - Это развод, магистр! - шепнула девушка и сама коснулась моих губ своими.
        Тонкие пальцы крепко вцепились в ухо. Раздался щелчок, и я действовал быстрее, чем успел что-либо понять. Крепко сжал кисти девушки, но не разорвал поцелуй.
        Развод, значит? Через снятие сережки? Да сейчас!
        Я убедился, что сережка на месте, застежка тоже, а сам крепко прижал руки девушки к себе, не разрывая поцелуй.
        Подкралась ко мне, такая сладко податливая, чтобы я слабину дал и остался с носом? Решила оставить в дураках?
        Что ж, я должен как следует проучить ее. Я едва прикусил нижнюю губу обманщицы в наказание и в ответ на "ох” девушки резко приподнял ее за бедра и посадил на себя. Чтобы не завалиться назад, ей пришлось крепко обхватить меня за плечи. Подол платья поднялся вверх, оголяя колени, а я крепко держал одной рукой под бедра, а другой - голову, чтобы у нее не было и шанса оторвать свои губы от моих.
        - Что… ты… делаешь? - пыталась спросить нахалка, прервать поцелуй.
        Размечталась. Не отпущу.
        Я продолжал идти, чувствуя, как приятно под рукой худенькие косточки наливаются плотью, как распускаются формы.
        Черт.
        Я поудобней взял девушку, на секунду прерывая поцелуй, и опустил взгляд вниз в скромный вырез нескромных форм.
        - Пусти! - дрыгалась в руках девушка.
        - Ни за что. Ты только что не спросила меня и решила развестись, а я не спрошу и подтвержу наш брак. Справедливо? - спросил я.
        - Не надо, - прозвучало так отчаянно, что я даже покосился на испуганное лицо девушки.
        - Надо, - невозмутимо заметил в ответ. - Ты же не уважаешь мое мнение. Захотела - обманула. Захотела - женила.
        - Это не я, это Лучник! - сопротивлялась молодая супруга.
        - Даже имя не говоришь! - делая вид, что не слышал ее протест, напирал я. Я выведу ее на чистую воду. Кажется, в этой позе из нее легче всего вытянуть правду.
        - Если я назову имя, ты остановишься? - умоляюще спросила девушка.
        - Я подумаю над этим. - Я старался скрыть усмешку.
        Потихоньку, маленькими шажками, я приближался к цели.
        - Мия, - кхек, - меня зовут Мия, - сказала девушка так, словно у нее першило горло.
        Я не смог сдержать улыбку. Да-а-а. Ми-и-и-ия.
        - А род? Или ты простолюдинка? - Я окинул беглым взглядом скромное платье.
        Речь у нее была как у аристократки. Да и образование на уровне, иначе бы не задержалась в МАМ и дня. Так кто же она?
        Мия тяжело и нервно дышала. Ее грудь поднималась и опускалась, гипнотизируя меня, словно дудочка заклинателя змею.
        Нельзя мне смотреть вниз. Нельзя. А то правда сделаю брак реальным прямо на густом мху у Храма Справедливости. И кто знает, что нам потом оттуда подарком прилетит за оскорбление святой земли.
        Мия, кажется, собралась с духом, раз произнесла:
        - Поставь меня на землю. Давай поговорим.
        - Поговорим так. Мне все нравится, - несогласно покачал головой я, любуясь замешательством девушки.
        Сейчас, когда впалые щеки прекратили быть таковыми, когда нежный румянец окрасил щеки, а глаза блестели, она выглядела очень вкусно. Хотелось попробовать спелый и манящий фрукт прямо сейчас.
        Но Мия не прекращала возвращать меня из фантазий:
        - Ты же был согласен на развод.
        - Был. А теперь задумался: вдруг это судьба? Ты нравишься Еве, нравишься моей маме, которая раскусила тебя с полувзгляда. Но, главное, ты интересна мне.
        - Интересна, а не нравлюсь? - зацепилась девушка за слова.
        Я только этого и добивался.
        - А как бы ты хотела? - спросил и залюбовался смятением.
        Поймал! Я ей далеко не безразличен.
        - Магистр… - Девушка явно собиралась защищаться до последнего.
        - Арчи, - поправил я.
        - Арчи. - Мия не знала, куда девать глаза от смущения. - Опустите меня на землю. Это неприлично.
        - Мы женаты. У нас нет неприличных поз, - невозмутимо ответил, наслаждаясь реакцией.
        - Боги! - Мия так моляще посмотрела на небеса, что я засмеялся.
        - Боги нас связали браком, а ты хочешь развода. Говори. Попытайся уговорить меня, почему я должен это сделать. У тебя есть причины? Ты преступница?
        Глаза Мии широко распахнулись. Неужели я угадал?
        - У меня есть причина. Я не могу сказать вам… тебе, - исправилась она, поймав мой укоризненный взгляд.
        - Теперь твои дела - мои дела. Я не смогу иметь дело только со смертью, с остальными смогу договориться. Скажи, в чем твоя проблема, и я помогу, - я старался вселить в девушку уверенность словами и говорил только то, в чем был уверен.
        Мия долго не моргая смотрела мне в лицо. Мне даже казалось, что не дышала. А потом моргнула, мотнула головой и бескомпромиссно сообщила:
        - С этим делом могу справиться только я.
        - Хм… Хорошо… А развод зачем? Давай попробуем узнать друг друга поближе, раз нас свела судьба? - продолжал я.
        - Нет, - Мия так решительно отрезала, что я от удивления забыл, что хотел сказать дальше.
        Так позарез нужен развод? Зачем? В чем причина?
        Может, ответ лежит на поверхности? Я спросил, стараясь держать себя в руках и контролировать тон, потому что предположение злило:
        - Ты любишь другого? Пришла в академию за ним?
        - Нет, не люблю, - запинаясь, сказала Мия.
        Но глаза отвела. И как-то странно запнулась, будто была в вопросе правда.
        Я прокрутил в голове все, что видел до этого, и напряженно спросил:
        - Ты пришла к Гордону Рамзи?
        Мия вскинула на меня испуганный взгляд.
        В точку.
        ГЛАВА 15
        Мия
        Совершенно возмутительно, вульгарно и неприемлемо - так бы непременно сказали о нас, если бы увидели. Мне должно было быть стыдно за свое поведение, за то, что не оттолкнула в полную силу, что не использовала магию. Что оправдывала слабое сопротивление тем, что мне никогда не победить силача Арчи Рейва.
        Но я-то знала, как нагло себе вру. Несмотря на допрос с пристрастием, весь мир подернулся романтической поволокой. И почему даже в слове "пристрастие” я вижу один корень со "страстью”? Мне пора лечиться.
        Арчи еще спрашивает, люблю ли я другого. Смешно!
        Нет, магистр, только ненавижу всем сердцем и хочу стереть его с лица земли. Могу ли я поделиться этим желанием? Не знаю, право слово.
        Одной было тяжело. Очень. Но поймет ли меня Рейв?
        Я потянулась руками к маске мужчины и спросила, заглядывая в глаза:
        - Я могу ее снять? Сложно говорить, когда не видно половину лица.
        Арчи застыл на секунду, а потом еле заметно кивнул. Я осторожно подцепила края маски и потянула вверх, открывая лицо в рубцах.
        - Вот так-то лучше, - слабо улыбнулась я.
        Правда, лучше было только мне. Арчи словно весь превратился в камень. Отпечаток прошлого на его лице до сих пор доставлял ему неприятные ощущения. Что уж говорить о моих чувствах: мне не повредили внешность - мою семью уничтожили. Я тоже каменею при одном упоминании имени Гордона Рамзи.
        - Ты отомстил за свою травму? - Я не просто хотела узнать о прошлом мужчины - я хотела прощупать, понимает ли он меня.
        Арчи нахмурился от неприятных воспоминаний, но все же ответил:
        - Да. Тот, кто сделал это со мной, мертв.
        Я видела, что Рейву не хотелось обсуждать прошлое, но он сделал над собой усилие ради меня. Хотел поделиться своей историей, чтобы я раскрыла свою?
        - Как он смог этого добиться с твоей невероятной регенерацией? Очень сильный маг? - удивилась я.
        - Мне было три месяца, когда маг огня выкрал младенца известного рода Рейв, желая отомстить за всех стихийников. Попытался меня убить, но я выжил. Остался только ожог на память. После этого я долгое время ненавидел стихийников. Даже потерял девушку, в которую был влюблен, из-за того, что не мог перешагнуть через ненависть: она была магом воды.
        От последних слов стало так пусто внутри, что я резко вдохнула, стараясь заполнить себя хотя бы воздухом. Спросила, боясь услышать ответ:
        - Я тоже стихийник. Ты меня ненавидишь?
        - Нет. Ненависть в прошлом. Я перешагнул через это и только после этого смог жить полной жизнью, - признался магистр.
        - Ты так стал чувствовать себя только после отмщения? - спросила, затаив дыхание. Для меня это было очень важно - услышать мнение человека, который кого-то ненавидел так же яростно, как я.
        - Я понял, что не бывает плохих или хороших сил, бывают плохие или хорошие люди. И это не зависит от дара внутри, - Рейв тяжело вздохнул после этих слов. - Но осознал я это только после того, как враг был мертв. Когда узнал стихийников ближе. Когда понял, что жертвы есть со всех сторон.
        Я знала, что Рейв участвовал в примирении между магами суши и стихийниками, но не предполагала, что его история тоже плотно связана с местью. Молодой Арчи был похож на меня.
        - А если бы твой враг до сих пор дышал, ты смог бы так легко принять всех стихийников? - хриплым от переполнявших чувств голосом спросила я.
        - Мой враг был лидером противостояния. Если бы он был жив, то до сих пор вбивал бы клинья между нами и не давал установиться миру, - не задумываясь, сказала Рейв.
        Рядом с Рамзи тоже продолжают гибнуть маги природы. Поймет ли мой порыв Арчи, если я расскажу, как для меня важно остановить Гордона? Можно ли сравнивать наших двух злодеев?
        Что важнее - любовь или жизни магов? Если я расскажу Рейву о своих чувствах, он поймет меня? Даст свободу, чтобы я отомстила, или будет промывать мне мозги?
        Я задумчиво подняла руку к следам ожога на лице Арчи и провела пальцем по рубцам. Рейв дернулся от прикосновения, но быстро восстановил над собой контроль и застыл, позволяя прикоснуться к шрамам прошлого.
        Арчи смог жить дальше после смерти врага, но у меня может не быть этого шанса. Если дам черную горошину Гордону, сама стану одичалой.
        Готова ли я отказаться от возможной любви и забыть о боли, которую причинил враг? Смотреть на новые смерти магов природы?
        Нет, не смогу.
        Но ведь есть же еще красная горошина перерождения. Что тогда произойдет с Рамзи? Он доживет свой век или тут же умрет? Или его душа тотчас отправится в другой мир?
        Могу ли я сделать Гордону такое одолжение?
        И тут мне стало действительно интересно понять себя: если бы черная горошина не сделала из меня одичалую, покончила бы я с Рамзи без зазрения совести?
        Неожиданно Арчи спросил:
        - Ты хочешь убить своего врага или остановить?
        И мое сердце пропустило удар.
        Так привычно, когда тебя не понимают. Когда идешь сквозь ненастья, словно ледокол через лед, а все считают, что это не вечная мерзлота обстоятельств, а лепестки роз на воде. И когда неожиданно кто-то с легкостью озвучивает, что у тебя на душе, то первое, что только и можешь транслировать, - немое удивление.
        Как Арчи так легко догадался? Как с меткостью боевого мага попал точно в сердцевину вопроса?
        Чего я хочу: чтобы враг умер или остановился?
        Прислушалась к себе и поняла, что я - совсем не положительный герой. Выпуталась из рук Рейва, встала на землю и сделала шаг назад, чтобы почувствовать твердую почву под ногами.
        Арчи откровенно поделился со мной прошлым, поэтому я тоже не стала лгать:
        - Хочу его смерти.
        Сказала, а сама с опаской посмотрела в глаза мужчине и с облегчением заметила, что Рейв не осуждает меня. Смотрит так участливо, так понимающе, что комок в горле.
        - Почему? - лишь спросил магистр, и я почувствовала, что с радостью готова объясниться. Что, пусть он принял мой ответ, я не хочу показаться ему плохим человеком.
        - Потому что никогда не буду спокойна, пока враг ходит по этой земле. Где гарантии, что он остановится? - поделилась я.
        - Есть много способов лишить мага возможности вредить. Думала ли ты, что для некоторых смерть - это слишком легко и просто? Что ответить в полной мере за свои поступки куда сложнее? - сказал Арчи то, что больше всего я не хотела услышать.
        - Ты про законное наказание? Про тюрьму? - с сомнением протянула я, горько усмехнувшись.
        Проходили, знаем. Одно слово Гордона - и меня осудили и почти погубили без доказательств вины. Никто не посмел заступиться. Никто.
        - Да. Есть такие пытки, которые в сто раз хуже смерти, - продолжал Арчи, нахмурившись, потому что видел, что я закрылась.
        Пытки? А иссушение до состояния гербария считается? Тогда проходили, знаем. И повтора не хотим. Поэтому я эмоционально спросила, пообещав, что это последняя попытка найти понимание:
        - А что, если маг может подкупить всех? Сможет избежать наказания или устроить себе курорт там, где для других каторга?
        - Кто он? - совершенно неожиданным вопросом обрубил мое возмущение Арчи.
        Я закусила губу, чувствуя себя на распутье. Если Арчи сторонник справедливых мер, то он никогда не поймет меня. Будет пытаться уговорить меня на суд, официальное расследование и прочую чушь, от которой я невероятно взбрыкну. А я не хочу видеть осуждение в его глазах, не хочу удариться о стену разочарования во мне. Это будет слишком больно. Тогда лучше обрубить все здесь и сейчас и пойти разными дорогами.
        Но что, если он поймет? Такое может быть? Ведь он тоже хорошо знаком со вкусом жгучего желания мести.
        - Не скажешь? - Арчи внимательно смотрел мне в глаза. - Враг настолько влиятелен, что ты не веришь в его наказание, так?
        Я отвела глаза, дыша на эмоциях глубоко и часто. Мои легкие словно горели огнем. Чтобы заглушить пожар, я даже приоткрыла рот. На глазах навернулись слезы.
        Мия, держи себя в руках. Ты что? Столько времени была тверже камня, а сейчас превратилась в жидкость?
        Но мне так хотелось, чтобы хотя бы Арчи понял меня до конца. Пусть весь мир осуждает, но не он.
        - Он убил моего отца и брата, чтобы не мешали жениться на мне. А когда я и тогда не согласилась, то запер в тюрьме. Месяц на крошках еды и каплях воды в темнице не заставил меня передумать, и тогда он высушил меня почти досуха. А потом забрал с эшафота и положил в стеклянный гроб у себя в спальне, - хрипло поделилась я, а потом закончила, сипло крикнув: - И ему ничего за это не было!
        Хорошо, что я сняла маску с Арчи, иначе бы не видела, как с каждым моим словом меняется выражение его лица. Твердеют очертания, каменеет мимика, а во взгляде открывается бездна.
        На последних словах от магистра так шарахнуло волной энергии, что я чуть не свалилась с ног.
        - Имя, - абсолютно безэмоциональным голосом спросил Рейв, глядя словно сквозь меня.
        Не нужно было окрашивать слово в тона, чтобы понять настрой магистра. От него несло жаждой убийства за версту. Глазами он уже убивал негодяя тысячами изощренных способов.
        Яркое небезразличие Арчи поразило меня в самое сердце. Он так яро был готов противостоять любому, что это дарило крылья. Отец тоже защищал меня от всего мира, а когда его не стало, больше некому было остановить произвол Гордона. И вот появился человек, которому не все равно ни на мое прошлое, ни на настоящее, ни на будущее.
        По моим щекам потекли даже не капли слез - ручьи.
        - Мия? - Арчи медленно и удивленно моргнул, неловко протянул руки ко мне, а потом быстро обнял. - Т-ш-ш, ну ты чего, маленькая? Теперь ты не одна.
        Лучше бы он такого не говорил: плотину прорвало.
        - Ты столько держала это в себе. - Арчи гладил меня по голове своей большой ладонью. - Плачь, пока не станет легче.
        И я плакала навзрыд, как в детстве, прижавшись щекой к мужской груди. Слушала успокаивающие слова, то, как они эхом отдавали в грудной клетке Арчи и достигали моих ушей.
        Кажется, мои слезы слегка погасили убийственный пыл мужчины, и я была этому рада. Потому что помимо облегчения я испугалась решительного настроя Рейва. Все его хваленое самообладание как ветром сдуло после моих откровений. Будто и не он говорил слова о законном наказании, а кто-то другой.
        Когда мои рыдания стихли, Арчи еще раз спросил:
        - Кто он?
        Но разве Рейв не понял? Он совсем недавно сам спросил, не пришла ли я к Гордону Рамзи. Почему спрашивает снова?
        Я подняла голову, чтобы взглянуть в лицо Арчи. Увидела, с каким напряжением он ждет ответа, и задумалась: почему магистр не сложил два и два?
        - Что такое? - Рейв заметил смену выражения моего лица.
        - Т-ты сам назвал его имя, - сбивчивым голосом объяснила я свое недопонимание.
        Арчи повернул голову вбок, задумчиво сощурился, а потом с неподдельным удивлением спросил:
        - Рамзи?
        Прозвучало так, будто это был последний человек, на которого Рейв мог подумать.
        Я кивнула, не желая произносить имя главгада вслух.
        - Гордон Рамзи? - еще раз переспросил Арчи, будто не верил своим ушам.
        - Да, - еще раз подтвердила я.
        - Этот неудачник провернул с тобой все это? - Рейв пристально смотрел мне в лицо, будто силился залезть в голову и увидеть, не перепутала ли я чего.
        - Да, - мой тон стал возмущенным. Я не понимала, почему Рейва так удивляет причастность Рамзи. - Это он убил мою семью и чуть не сгубил меня.
        - Ты уверена? - еще раз переспросил Арчи.
        - Уверенней быть не может, - твердо воскликнула в ответ. - Это он смотрел в мои глаза на эшафоте с похотью. Угрожал мне самой худшей участью!
        - И держал тебя в тюрьме в заключении? - уточнил Рейв.
        - Да. Почему ты так удивлен? - спросила я.
        - Потому что у неудачника Гордона Разми ничего не удается так, как он запланировал. Это знают все.
        - Но при этом он успешен и популярен среди адептов. По нему вздыхают сотни, им восхищаются! - парировала я.
        Здесь что-то не так. Либо я чего-то не понимаю.
        - Гордон панически боится лишнего внимания. Судьба к нему жестока во всем. У него фобия преследования, он не получает от восхищения своей персоной никакого удовольствия, хоть и не показывает этого. Поэтому я и удивлен. Даже задумай он зверства, у него все пошло бы прахом. Кому Разми желает здоровья - те заболеют. Кому счастья - погрязнут в неприятностях. Его горячо любимая семья настрадалась в свое время, а теперь он и вовсе остался один.
        Я задумалась: могло ли моих родных убить "случайно”? Из-за его ауры невезения? Разве так бывает?
        Стоп, о чем я думаю? Пытаюсь оправдать убийцу? Все равно не изменить того факта, как он упек меня, морил голодом и морально истязал, а потом почти высушил.
        - Даже если предположить, что из-за его внимания ко мне пострадали мои близкие, то что ты скажешь на то, что он вытянул из меня все силы до состояния сухофрукта? А то, что поместил в стеклянный гроб? - спросила я.
        - Что скажу? Что хочу снести ему голову, но умом понимаю, что нужно разобраться. Я обещаю тебе, что Городон ответит за все, что сделал тебе и твоей семье. Законными методами или нет - неважно, но мы вернем ему все сполна. Я только попрошу: стой за моей спиной. Ты же знаешь, что магам природы нельзя убивать? Знаешь, чем тебе это грозит?
        Конечно, знаю! Именно поэтому так и торопилась с разводом.
        Я смотрела на Арчи со странным чувством. С одной стороны, я была рада разделить свою боль и проблемы с кем-то, с другой - чувствовала себя оставленной с пустыми руками. Как я могу позволить мстить за меня, а сама остаться в стороне?
        - Я хочу стоять не позади тебя, а рядом. Только так я согласна. Иначе… - Я поманила пальцем Арчи к себе, и мужчина настороженно сделал шаг ко мне. Я дотронулась до его сережки и шутливо пригрозила: - Иначе развод, магистр. Не отодвигайте меня за спину.
        Рейв с минуту пытливо смотрел в мои глаза, а потом понятливо улыбнулся и кивнул, будто принимая мою позицию. Взял меня за руку и открыл портал.
        - Пошли?
        - Куда? - Мысли сразу потекли от мести в направлении горизонтали подтверждения брака. И это были очень плохие мысли. Очень.
        - В академию. Я должен кое-что показать тебе, чтобы ты узнала побольше о враге, - сообщил Арчи.
        А-а-а, вот оно что! Это я пожалуйста. Это я с удовольствием.
        Перед тем как шагнуть в портал, я обернулась и с удивлением заметила, что изумрудный мох зацвел розовыми цветами. Волшебно и завораживающе. Жаль, что нужно было покидать это место.
        После эмоционального слезного срыва я ощущала бессилие. Поэтому, когда мы оказались в кабинете Арчи, я сразу же присела на диван. Внутри меня царил полный хаос. Я еще не осознала все, что произошло сегодня, и не понимала, радоваться мне или расстраиваться. Боялась поверить в чудо.
        Арчи же выглядел таким собранным и спокойным, словно ничего не произошло. Лишь легкая улыбка, спрятавшаяся в уголках губ, выдала его мысли.
        Магистр уверенно подошел к своему столу и вдруг нахмурился. Шипящий выскочил словно из воздушного кармана и процитировал послание:
        - Магистр Рейв, нужна ваша помощь. Старшекурсники устроили вечеринку, а потом пошли на одичалых. Уже есть две жертвы, трое ранены. Координаты скинул Шипящему.
        - Мия. - Арчи поднял на меня серьезный взгляд.
        - Иди, - без слов поняла я.
        - Подожди меня здесь, никуда не уходи, - попросил Рейв.
        - Куда можно пойти в платье в мужской академии? - усмехнулась я, поясняя: - Я спрятала кулек с формой недалеко от МАМ, поэтому не высуну отсюда и носа, - сказала я, и тут вспомнила о малышке. - А где Ева?
        - Напросилась на ночевку к бабушке. Сказала: дело жизни и смерти.
        Ева после нашего разговора унеслась на выходные к бабуле? С рюкзаком знаний, что я девушка, и мыслью о том, что надо устроить нам с Арчи любовь? Я уже боюсь последствий этой командировки!
        - Поняла, - улыбнулась я, стараясь не выдать мимикой мысли. - Береги себя. Удачи с одичалыми.
        Пожелав это, почувствовала себя немного неловко и отвела взгляд.
        - Лучше пожелай удачи с пьяными адептами - вот где настоящая беда. Их чувство самосохранения тонет в алкоголе. - Арчи подошел ко мне, наклонился и быстро поцеловал в губы, будто это было обычным делом.
        К щекам прилила кровь. Боже, ко мне опять вернулся стыд. Где он был около Храма Справедливости, когда был так нужен?
        Портал открылся и закрылся, забирая с собой Рейва, а я все продолжала смотреть в пустое пространство, где только что стоял мужчина. Неужели это мне не снится? У меня на самом деле наступила белая полоса в жизни? Я нашла любовь и семью?
        Я несмело улыбнулась, позволив себе немного помечтать. О том, как мы с Арчи отомстим за родных, а потом будем вместе. О малышке Еве и о том, как она отнесется к тому, что мы с ее папой так быстро нашли общий язык.
        А мама Рейва? Как примет она меня? Как отнесется к обману?
        Я свернулась калачиком для удобства, положила голову на подлокотник и не заметила, как уснула.
        Во сне меня гладил по голове папа, приговаривая:
        - Мия, это правда ты? Моя Мия…
        И заправлял прядь волос за ушко. Мне было так хорошо, будто я оказалась в далеком детстве. Меня лелеяли, любили, оставляли на щеках тысячи поцелуев.
        Я улыбалась, нежась от отцовской ласки, и не хотела открывать глаза. Тогда отец исчез бы, растворился, а я хотела еще немного побаловать себя родительской любовью.
        - Мия, как же ты меня испугала. Как хорошо, что ты жива. Теперь все будет хорошо, обещаю. У меня все получилось.
        И еще один поцелуй на щеке, теплое дыхание по коже…
        Стоп.
        Что за теплое дыхание?
        Я сонно открыла глаза и тут же отшатнулась к спинке дивана, вжалась в мягкость мебели, желая раствориться в ней.
        Мне с нежностью улыбался Гордон Рамзи.
        От ужаса язык прилип к небу, а по телу пошел озноб. Отнекиваться, что это не я, было бесполезно. Если раньше я еще могла одурить Гордона при помощи магии и ужасного состояния тела, то сейчас мои шансы равны нулю.
        Столько прятаться, пройти тернии в мужском обличье Сворски - и так глупо попасться. Обидно до слез.
        - Ты жива. Я так рад! - Рамзи резко подался вперед, собираясь заключить меня в объятия.
        Мысль, что этот гад снова прикоснется ко мне, придала невероятную скорость - я слетела с дивана, отбежав к двери.
        - Рад? Как же! - мои слова были пропитаны ненавистью, голос дрожал. - Не подходи. Пожалеешь.
        Иначе скормлю ему еще не высохший цветок из Храма Справедливости сразу с двумя горошинами, и будь что будет.
        - Мия, радость моя, я все объясню. - Гордон выглядел таким счастливым, что я чувствовала смыкающиеся пальцы у себя на шее.
        "Мия, ты уже не просто бесправная сирота, которую можно обидеть. Ты замужем за Арчи Рейвом, он не даст тебя в обиду”, - говорила я сама себе, чтобы как-то унять начинающуюся паническую атаку.
        Я жадно заглатывала воздух, контролировала медленные выдохи. Помогало слабо, но хоть немного отвлекало.
        Тем временем Рамзи не переставал восхищаться:
        - Ты выжила - и это главное! Теперь нам все по плечу, Мия, понимаешь? Мы обманули судьбу.
        Я меня даже глаз дернулся. Пораженная, я смотрела на блондина и не верила своим ушам: радуется он, что я выжила. Судьбу, видите ли, обманул.
        - Мои отец и брат умерли из-за тебя, - с комком в горле напомнила я. - И мне неважно, по злому року или ты сам приложил к этому руку. Я тебя не прощу. Не подходи.
        - Мия, твой брат жив! - раскрыл руки словно для объятий Гордон.
        - Что? - Я замерла. - Что ты сказал?
        - Твой брат жив. Я не смог спасти твоего отца, но уберег брата, - широко улыбнулся это светловолосый гад.
        - Ты сумасшедший! - поняла я. - Я была на похоронах. Мой брат в земле. Зачем ты так со мной?
        - Ты же не видела тело? - Гордон продолжал улыбаться с расставленными в стороны руками. Ждал, что я брошусь его благодарить.
        - Сказали, что тело слишком пострадало, - выдавила я из себя.
        - Нет! Это был другой мальчишка. В последний момент я поменял их местами. - Гордон, казалось, совершенно не понимал, что рвет мое сердце в клочья, давая шаткую надежду. Улыбался полоумно, выглядел так, будто удивлялся, как я еще не кинулась его благодарить.
        Сердечко билось надеждой, но я старалась не верить главгаду.
        - Чем докажешь? - вырвался вопрос прежде, чем я смогла остановить себя.
        Сколько бы ни говорила, что Гордону веры нет, ничего не могла с собой поделать.
        - Я не смог спасти твоего отца, но я выучил урок. Не держи на меня зла, что спрятал твоего брата и что тебе пришлось потерпеть. Мы обманули смерть! - будто не слышал меня Рамзи.
        - Ты безумный, - выдавила я. - Мой брат мертв.
        Только этим объяснялись его жуткие перемены чувств и настроений. То сам почти свел в могилу, то рад до безумия, что я жива.
        Раскаялся, что ли? Да только поздно.
        Скорее всего, он врет. Нагло врет. То, как он себя вел перед эшафотом, стараясь добиться свадьбы, было поведением зверя. И от прямого вопроса насчет брата он ушел.
        - Да, я выжила, но не твоими стараниями, - решила внести ясность я.
        - Как это не моими? Если бы я не пошел на крайние меры, ты была бы мертва, не понимаешь? - говорил Рамзи.
        - То есть ты мучил меня для меня же? - Точно больной!
        - Иначе ты умерла бы! - воскликнул Гордон.
        - Ты высушил меня на эшафоте и не собирался останавливаться. Не ври. Во мне чудом осталось чуть-чуть силы. - Меня затрясло от его наглости. Надо же такое говорить с такой непрошибаемо счастливой физиономией!
        - Конечно! Потому что, что бы я ни задумал, ничего не сбывается. Я обманул судьбу и даже сам поверил, что хочу тебя убить, если ты ответишь "нет". - Казалось, Гордон гордится своей уникальностью.
        - А если бы я согласилась на брак с тобой? - горько усмехнулась я, поймав его на нестыковке.
        - Как ты могла согласиться на брак после смерти брата и догадок? Я все тщательно продумал. Знаешь, в каком отчаянии я был, когда ты не подавала признаков жизни? Я даже магический стеклянный артефакт заказал, лишь бы помочь тебе прийти в себя.
        Это он про стеклянный гроб? Как вспомню - так вздрогну. Это артефакт? Он серьезно? Или бредит?
        - Но моя неудача снова сыграла злую шутку: я не смог тебе объяснить все, ты очнулась без меня. - Гордон с упреком посмотрел на меня. - И ты подстроила свою смерть. Зачем, Мия?
        Мороз пошел по коже. Я сделала шаг назад. Гордон продолжал:
        - Ты столько настрадалась из-за меня. Но теперь все в прошлом. Ты жива, я переломил судьбу, и теперь мы можем спокойно пожениться.
        Мои легкие будто слиплись - я не могла сделать вдох.
        - Я знал, что мне опасно любить. Все, кто мен важен, погибают или страдают. И когда умер твой отец, я понял, что должен спасти тебя любой ценой. Что я и сделал! Смотри - ты жива. - Рамзи распирало от гордости, но он запнулся, нахмурившись: - Кстати, как ты здесь оказалась?
        Я пятилась к двери.
        - Ты куда? Не хочешь увидеть брата?
        Ноги словно прилипли к полу.
        - Чем докажешь, что он жив?
        - Выйдешь за меня замуж и сама убедишься в этом, - хитро улыбнулся Гордон.
        Тьфу! Бредни.
        - Я уже замужем. - Я спряталась за брак, как за щит.
        - Что? - голос блондина сел от удивления. Гордон глаза вытаращил, голову вперед вытянул.
        Нужно внести ясность до конца:
        - Я замужем за Арчи Рейвом.
        ГЛАВА 16
        Раскаленная тишина окутала кабинет магистра. Новость о моем замужестве заставила Гордона потерять голос и мгновенно постареть на десяток лет. Руки блондина сжались в кулаки, белоснежная кожа покраснела, делая контраст между светлыми волосами и кожей еще ярче.
        Как быть, если Рамзи сейчас сорвется? Смогу ли я его сдержать?
        Светлые глаза мужчины казались очень говорящими. Если бы я только что вошла и была не знакома с ситуацией, то подумала бы, что его предал самый дорогой человек на свете. Подставил, растоптал сердце, прошелся каблуками по душе. Вид Рамзи вызвал бы сочувствие у любого.
        У любого, кроме меня.
        То, что он не понимал элементарного и так оценивал наши отношения, казалось диким и страшным. Неужели постоянные неудачи совсем повредили его мозг? Изменили понятие правильного и неправильного?
        Я бежала бы куда глаза глядят, если бы не одно но. Мой брат. Гордон разбередил рану, поселил надежду. Вдруг он и правда жив?
        Да и у магистра точно есть какая-то система оповещения, верно? Или он ее отключил, зная, что я здесь и могу заинтересоваться многими предметами? Даже не знаю, что и думать. Ведь Рамзи зашел сюда спокойно, верно?
        - Ты же шутишь? - сипло спросил блондин, двигаясь ко мне так, будто к каждой щиколотке была привязана тяжелая гиря.
        - Нет. Не шучу. Мой брат жив?
        И тут все предметы в кабинете магистра резко взлетели вверх, завертелись вокруг нас, лишая возможности отступить. Контур кабинета вспыхнул магией. Стол заскрежетал дубовыми ножками по полу, стул разбил окно и вылетел из комнаты. Люстра раскачивалась, звеня кристаллами.
        - Я тебе не позволю повторить со мной все те ужасы. Я не заморена голодом и сильна. Подойдешь еще на шаг - и пожалеешь.
        Гордон будто не слышал, наступал. А я подумала, что если потрачу все силы, то магистр почувствует и тут же придет на помощь. И это придавало ощущение, словно у меня в руке непробиваемый щит против врага. Уверенность билась во мне в унисон с бешено стучащим сердцем.
        Рамзи сделал маленький шаг вперед, и в выбитое окно второго этажа проскользнула ветка и без сомнений обвила шею магистра. Моя работа. Я больше не жертва, которая только поет в темнице от бессилия и отчаяния.
        Рамзи словно не замечал деревянного поводка - напирал. Лицо еще больше покраснело, вены вздулись.
        - Ты сейчас сам себя задушишь, - предупредила я.
        Я не была бы против, если бы не брат. И если бы не брак с магистром. Если сейчас я задушу врага, то стану одичалой.
        - Нет, это сделаешь ты. И тогда никогда не узнаешь, где твой брат, - с невменяемым взглядом сказал блондин.
        Ветка тут же ослабила хватку на шее Рамзи, и он воспользовался заминкой - рванул ко мне. Я в последнюю секунду успела обвить деревянными путами тело Гордона и прижать его загребущие руки к телу. А ведь секунда - и он схватил бы меня.
        - Что, снова хочешь высушить меня? - спросила с вызовом.
        - У меня нет с собой нужного артефакта. И я бы не стал это делать снова. И я сильнее тебя. В любой момент могу огреть чем-нибудь по голове и забрать с собой. Но я тебя уважаю.
        Он издевается? Уважает? Еще бы сказал, что дает мне выбор. Больной гад!
        Вещи, что крутились вокруг нас, будто мы эпицентр урагана, медленно спланировали на пол. Фальшивая мировая?
        К Рамзи постепенно вернулся нормальный цвет лица. Похоже, мужчина взял себя в руки. Посмотрел на меня с явным желанием убедить в своей правоте.
        - Хорошо, ты сделала ошибку от отчаяния. Ты ничего не знала. Я могу тебя понять.
        - Мне не нужно твое понимание! Мне нужна правда. Что случилось с моим отцом на самом деле? Что с братом? - спросила я, надеясь, что сейчас он скажет правду.
        - Твой отец пытался вырастить для меня цветок смерти, чтобы избавить от печати невезения, и по нелепой случайности перепутал зерна на королевской церемонии.
        - Он умер из-за тебя!
        - Это король приказал его обезглавить. Не я! Конечно, в какой-то мере это все вина моих неудач. Но благодаря любви к тебе я решил бороться. Я спас твоего брата. Хочешь его увидеть?
        Давит на больное!
        - Ты не имеешь никакого права его удерживать, - заметила я.
        - Я его спас, Мия! И тебя! Не понимаешь, что ли? - искренне недоумевал мерзавец.
        - Я не понимаю больной логики. Верни мне моего брата. Может, тогда я попрошу для тебя помилования перед королем.
        Теперь я не одинока. Я стала членом рода Рейвов. Меня услышат.
        - Разведись с Арчи и выйди за меня. Только так увидишь своего брата, - поставил ультиматум Разми.
        - Это невозможно. Ты же видишь сережку? Не заметил такую же у магистра? Нас связал узами Лучник Любви. Развод невозможен, - твердо сказала я.
        - Врешь! - не поверил Гордон.
        - Спроси у духа любви сам, - уверенно улыбнулась я, стараясь напустить важности.
        Рамзи пронзил взглядом мое ухо, и я почувствовала, как сережка двигается в проколе. Испугалась, схватилась за нее, но та продолжала крутиться. Металл гнулся под разными углами, но не ломался.
        Пока не ломался. А что, если он ее просто выдерет? Рамзи может! Караул!
        И тут дверь впечаталась в стену. В проеме показалась стопка коробок такой высоты, что даже не вошла в проход. Рухнула камнепадом вниз, открыв малышку Еву и маму Арчи позади нее. Из коробок посыпались конфеты, лепестки роз, бусы и браслеты, кольца и ожерелья. Рулоны ткани покатились, раскрываясь, словно яркие ковровые дорожки.
        Оставшиеся в руках девочки коробки тут же разлетелись по сторонам, стоило малышке увидеть меня и Рамзи в очень напряженной обстановке. Ева возмущенно уставилась на Гордона и гневно спросила:
        - Бабулечка, не сломались ли мои глазки?
        - Тогда и мои тоже сломались, дорогая.
        - Значит, мою новую мамочку обижают, так?
        - Похоже на то, милая.
        Я убрала пальцы от уха, и на подушечках осталась кровь. Глаза Евы и мамы Арчи синхронно распахнулись, девочка фыркнула гневом и принялась закатывать рукава платья с рюшами.
        А что, если Гордон ей навредит? Какой бы сильной крошка ни была, она все еще дитя. А этот гад просто профи по устранению невинных. Я себе не прощу, если Ева пострадает.
        Я чуть расслабила хватку веток, размышляя, как же быть. Ева нацелена на драку, от "бабулечки” даже не знаю, чего ждать, Арчи нет рядом. А еще надо узнать, где брат, если он правда жив.
        - Ева, все в порядке. Я сама разберусь. Мне с дядей Гордоном нужно поговорить, - наконец приняла решение я. Справлюсь сама.
        Мама Арчи скептически посмотрела на беспорядок, а потом с совершенно независимым видом стала с помощью бытовой магии возвращать предметы на место, приговаривая:
        - Арчи ненавидит, когда кто-то трогает вещи в его кабинете. Мой сын всегда был собственником. Даже не представляю, что ему сказать. - И тут мадам выразительно посмотрела на Рамзи и спросила: - Профессор, вы еще тут? Примете ответственность за бардак?
        На Гордона речь женщины не произвела впечатления. Он грубо отрезал:
        - Мия была моей. И будет моей.
        Бабулечка как-то рвано и разочарованно вздохнула.
        Ева праведно возмутилась:
        - Это моя мамочка!
        - Ах, да, моя внучка тоже та еще собственница, - заметила мама Арчи, сочувственно глядя на какой-то разбитый кристалл. Стала отсчитывать вслух: - Пять, четыре, три…
        Гордон изменился в лице. Стрельнул в меня взглядом, и ухо пронзило болью. Моя окровавленная сережка оказалась в руках Рамзи.
        О нет! Что теперь? Это развод или ничего не меняет?
        - Захочешь увидеть брата - найдешь меня, - бросил блондин.
        Гордон хотел толкнуть Еву, потому что она преграждала ему путь к выходу, но ее маленькая ножка со смаком впечаталась в его коленную чашечку. Рамзи кубарем полетел в коридор. Классика его жизни - невезение.
        - Два, один, - продолжала отчет "бабулечка”. - Ноль.
        Одновременно раздалось два хлопка. Один портал открылся в кабинете. Второй в коридоре у двери.
        Все-таки в чем-то Рамзи повезло: он смог унести ноги прежде, чем магистр ступил на пол своего кабинета.
        Арчи был с ног до головы в черной крови, словно в грязи. Двое бессознательных адептов тряпочками свешивались с его рук и плавно сползли на пол, когда магистр увидел царивший вокруг хаос.
        - Папочка, без тебя беспредел! Ты что так долго? - первой воскликнула Ева и расстроенно добавила: - Мы не справились.
        Девочка махом собрала с пола горсть бус и умело, словно меткий стрелок, закинула цветные стекляшки на нитке мне на шею. Ловко выдернула из коробки алую ленту, обмотала мне вокруг талии и, закусив один кончик зубами, виртуозно завязала бант. Правда, на боку, но красиво. Показала мне втихаря класс - оценку моей внешности и своих стараний.
        - Что случилось? В академии не было чужаков, - с беспокойством спросил Арчи, цепко осматривая меня, Еву и маму на предмет повреждений.
        - Рамзи, - тихо пояснила я, и тут Арчи заметил мою рваную рану на ухе и отсутствие сережки.
        - Что сделала этот ублюдок? Вы пострадали? - Рейв быстро осмотрел всех своих дам и протянул руку к моему лицу.
        Ева же решила, что честь доложить обстановку лежит целиком на ней. Была кратка и лаконична:
        - Папуля, профессор Гад хотел забрать у нас Мию. Но новая мамулечка его сама чуть не забрала на тот свет. Мы вовремя пришли, только… - Девочка расстроенно вздохнула. - …только ничем толком не помогли. И почему у тебя вечно войнушка в важный момент?
        "Да!" - подтвердила я про себя. Если бы Арчи сам явился на сигнал тревоги, Рамзи бы не ушел, и даже не уполз, я уверена.
        - А я еще в нем сомневался. Умелый хорек, - рыкнул Арчи, а потом повернулся в "бабулечке”: - Мама, сможешь вылечить рану Мии?
        - Конечно, дорогой. Этих двух бедолаг тоже надо подлатать? - Мама Арчи заботливо посмотрела на меня и снисходительно на пару учеников МАМ.
        Я вспомнила нашу первую встречу с этой леди в больнице. Тогда магистр взял "Сворски” на схватку с одичалыми, а после спасенную девушку принес матери на лечение. Еще тогда мама Арчи произвела на меня впечатление в своем черном халате. Впрочем, тут вся женская половина семьи яркая. Например, малышка…
        Высказав все, что думала, Ева не теряла времени и реквизит даром - припорошила лепестками роз пол вокруг нас с ее отцом. Адептам тоже досталось. Видимо, девочка посчитала, что они слишком портят вид и их надо спрятать красотой. Правда, лепестки увядали от угарного дыхания адептов, но это уже другая история.
        - Да. Но сначала надо отрезвить этих дураков. Они вусмерть пьяные, регенерировать будут плохо. Похоже, у них внутренние травмы, - говоря это, Арчи пристально смотрел на меня, а потом обратился уже лично: - Прости, что не успел сразу. Сигнал поступил в самом пылу сражения, и я думал, что у тебя мелкие неприятности с домовым, вот и перенес сюда маму и Еву. Не мог предположить, что он посмеет заявиться.
        Интересно, а часто так Разми по академии просачивается в чужие кабинеты? Очень мутный тип.
        Бабушка малышки тем временем мягко отодвинула от меня сына, заверив:
        - Арчи, с ней все в порядке. Только ухо.
        Женщина подняла руку к моему лицу, и я ощутила тепло.
        - Сережка у Рамзи, - виновато сообщила я, но, на удивление, Рейв не повел и бровью. Поблагодарил кивком мать за лечение и сам проверил работу на ощупь, внимательно наблюдая за моей реакцией.
        Я кожей ощущала, насколько он зол внутри. Из-под его кожи будто шел жар - чистая невыплеснутая энергия ярости. Но Арчи сдерживал себя, чтобы убедиться, что я в порядке. И это трогало за душу.
        Рейв словно разрывался от желания пуститься следом за Гордоном и остаться со мной.
        - Не хочу больше терять тебя из виду. Сделаю непробиваемый костюм, будешь везде со мной.
        Ева тихонечко присвистнула. Девчушка бороздила просторы кабинета, разбрызгивая что-то из таинственного сапфирового флакона. Особенно старательно она орошала пространство между нами. Я даже задумалась, а не последствия ли сбрызгивания такие слова магистра.
        "Бабулечка” с усмешкой отводила глаза от всего этого безобразия, занимаясь двумя нерадивыми адептами.
        Арчи словно почувствовал тревогу, успокоил:
        - Не имеет значения, где сережка. Я пропущу эту стрелу по венам Гордона, но достану, если она тебе так нужна. Не переживай. - Арчи посмотрел в сторону открытой двери.
        - Но брак…
        - Не надейся, что наш брак так легко разрушить, - сказал Арчи и с недобрым прищуром вызвал Шипящего.
        Огненный шар появился из воздуха, зашкварчал.
        - Отследи портал Гордона Рамзи, - приказал он, потом посмотрел на меня, а следом на мать.
        Та поняла его без слов.
        - Иди, у нас все равно сегодня девичник. Ты будешь лишним. А нам как раз надо познакомиться с Мией.
        Арчи Рейв
        - Только не убивай его! - крикнула мне вдогонку Мия, на что я с удивлением обернулся, чтобы посмотреть на девушку.
        - Жалеешь его? - спросил с опаской.
        Ева встала рядом с Мией и стала показательно рвать полосы ткани на лоскуты. Полотна трещали гневом девочки, но она мужественно молчала, пока говорили взрослые. И я понимал дочь: когда энергии много, ее надо куда-то девать.
        Когда я увидел кровь Мии, мои руки зачесались жаждой убийства. Однако я знал, что убивать - не лучший выход. Нужно заставить его признаться во всем. Речь Мии выдавала воспитание и хорошее образование, она точно умеет держаться в обществе и была не из бедного рода. Куда делось все состояние после смерти родни? Все это предстояло еще выяснить.
        Мне хотелось, чтобы Мия твердо стояла на ногах, имела уверенность в завтрашнем дне. Чтобы не зависела от других. Чтобы ее держало со мной не желание защиты, благополучия или сытой жизни, а любовь. Чтобы она была счастлива и оставила прошлое в прошлом, насколько это возможно.
        Я не собирался убивать Рамзи еще потому, что для него это было бы слишком просто. Уж я-то прослежу, чтобы правосудие состоялось. За маской неудачника скрывался просто опасный для общества человек.
        Но если для Мии его смерть будет дороже жизни, я лучше собственными руками отправлю его в ад, чем позволю ей пострадать от отдачи. И дело не в нашем объединенном потенциале.
        Последняя мысль натолкнула меня на вопрос: может, она не хочет, чтобы я убивал, потому что переживает за меня? Но я не маг жизни, так быстро одичалым не стану.
        - Нет, - покачала головой Мия, отметая все мои версии. - Гордон сказал, что мой брат жив.
        Хитрый придурок. Знает, как подстраховать свою задницу. Не ясно так ли это, но Рамзи сделал низкий ход. Похоже, он давным-давно морально разложился, этого просто никто не заметил, все сочувствовали его вечным неудачам. Ведь кто выглядит жальче вечного невезунчика по жизни?
        Ева еще энергичней принялась рвать ткань, в ход пошли даже зубы. Как назло, мама была занята адептами и не могла пустить ядреную энергии малышки в другое русло.
        - Хорошо, я притащу его к твоим ногам молить о прощении, - пообещал я Мие. - Если у него действительно твой брат, мы заставим его рассказать, где он.
        Мия кивнула, но вид у нее был такой, будто она вот-вот сорвется за мной. Хотя ее всю трясло от новостей, еще секунда - и ее никто не удержит на "девичнике”.
        Я без сомнений открыл пространственное окно, шагнув за огненным шаром.
        Шипящий привел меня в самый центр города. Я выскочил из портала, и люди с криком бросились от меня врассыпную. Не сразу понял, в чем причина такого страха, и быстро обернулся по сторонам, готовый встретиться с опасностью лицом к лицу. Но окружающие в ужасе смотрели именно на меня.
        Ах да, я же по уши в черной крови одичалых!
        И, что самое удивительное, Мия совершенно не испугалась моего вида, что невероятно радовало. Мама с Евой привычные, а вот насчет нее я беспокоился. Похоже, Лучник Любви не ошибся в своем выборе: она идеально мне подходит.
        Потратив часть магии на бытовое заклинание очистки, я привел себя в цивилизованный вид. Но не экстренные меры отвлекли от меня внимание, а громкое сообщение ярко одетого парнишки, забравшегося на фонарь:
        - Слушайте все! Последние новости: Лучник Любви исчез из дворца! За любую информацию о нем король даст сто золотых!
        Толпа охнула, мигом потеряв ко мне интерес. Все рты теперь были заняты миллионами предположений о том, что же случилось. Кто-то считал, что это кара и проклятие, дурной знак. Кто-то гадал, уж не шутка ли это. А кто-то всерьез побежал к дворцу, придумывая на ходу историю, чтобы получить свое вознаграждение.
        А я сразу понял, что дух любви исчез не просто так. Рамзи забрал вещь одного из самых древних магических созданий, и теперь Лучник пропал. Совпадение ли? Огромная статуя в охраняемом дворце исчезла просто так, нарушив свой тысячелетний покой? Похоже, кто-то жутко выбесил Лучника, и я даже знаю кто.
        Как раз размышлял в кабинете, почему Гордону удалось забрать символ нашей с Мией связи. С его-то невезением! А теперь, кажется, понял: гнев разъяренного духа был самой страшной карой.
        Но я эгоистично хотел добраться до Рамзи первым. Он крепко мне задолжал. А уж о том, что он сделал с Мией, и говорить не стоило. От одной мысли во мне просыпалось желание убивать, но надо было держаться. Для Мии, для меня, для Евы и для нашего будущего.
        А еще для, возможно, выжившего брата Мии.
        Если лучник уничтожит Гордона, то мы никогда не узнаем, жив братишка или мертв. Итак, ситуация усложнилась. Теперь мне нужно опередить самого духа любви, а это, чую, будет не просто. Об оригинальном чувстве юмора Лучника все знали, а вот о его гневе еще не ведал никто.
        Гордон Рамзи не мог поверить, что ему наконец улыбнулась удача, пусть и не до конца.
        Ему ничего в жизни не давалось так, как он желал. Наоборот: все оборачивалось наихудшим вариантом. И пусть портал снова ошибся координатами и вышвырнул его кубарем на центральную площадь города, Рамзи подпрыгнул вверх от радости. Правда, чуть не подвернул ногу при приземлении, но это мелочи. Ведь Мия была жива! И пусть замужем - без плохих вестей ему было не обойтись, - но сережку снять удалось. И даже обжиться кровью девушки.
        Похоже, черная полоса в жизни Рамзи стала превращаться в серую. Не долог час, и вовсе станет белой. Гордон не зря верил, что нахождение рядом с магом жизни изменит его судьбу. Ведь получалось! Впервые в жизни что-то удалось. Улыбка не сходила с его лица.
        Гордон немедля отправился к самому черному магу континента. Жуткому, пугающему до дрожи Арно, одно имя которого вызывало мурашки по коже у всех жителей королевства. Но он не боялся. Рамзи нужна была самая сильная магия приворота, на которую только возможно рассчитывать. Это был шанс, который блондин не собирался упускать.
        - Летнее имение в обмен на приворот! - заявил смело с порога Рамзи, и Арно поднял темный капюшон, чтобы посмотреть, кого занесла нелегкая в его лесные дебри.
        Блондин словно светился от счастья - даже накопительные амулеты темного мага стали наполняться энергией. Вот только тут же лопнули, пресытившись ей.
        Арно умел понимать знаки судьбы, поэтому тут же дал от ворот поворот, а не приворот:
        - Катись отсюда.
        И придал ему магического пинка для ускорения.
        Рамзи привык к неудачам. Да что такого? Он с ними жил столько лет не для того, чтобы сейчас опускать руки.
        - И городское поместье отдам! - крикнул он со двора.
        Где-то вдалеке закаркали вороны, подавившись щедростью блондина.
        - Не люблю суету, - сказал Арно. - Брысь отсюда, пока кости целы.
        Сухая сосна, которая стояла прямо и не шаталась даже при самом сильном ветре, вдруг покачнулась, треснула у основания, и часть ствола понеслась прямо на макушку Рамзи.
        Гордон отскочил в последний момент, бросив:
        - Не для того я столько мучений прошел, чтобы сейчас сдаться! Арно, что тебе нужно? Скажи, все отдам за приворот на крови!
        Рамзи выставил вперед сережку и, заметив интерес Арно к блестящей вещице, сказал:
        - Это стрела Лучника Любви. Отдам ее!
        - Идиот! - выдохнул Арно, отступив в тень. - Тебя надо к пню приворожить с такими мозгами! Уноси ноги отсюда, пока дух любви не пришел. Мне не нужны неприятности!
        Арно мало кого боялся, но прекрасно понимал, с кем связываться никогда не стоит.
        - Но приворот… - сопротивлялся гость.
        - Вот тебе приворот, бестолочь! - И Арно со злостью зашептал заклинание всепоглощающей любви, послал его в Рамзи. Темный маг подумал: Лучник увидит бедолагу, сохнущего по пню, и подобреет. Тогда и дом Арно уцелеет, и зелья, и, что самое важное, сам темный маг останется цел.
        Гордон в ужасе выставил вперед руки, и заряд любви ударил в сережку. Отрикошетил от магического артефакта и устремился к автору магии, войдя прямо в сердце.
        Рамзи сначала посчитал свое спасение от приворота очередным сигналом серой полосы. Даже радостно хмыкнул. Правда, радовался он ровно до фразы темного мага:
        - Любимый, что же ты там стоишь? Твоя нежная кожа обгорит на солнце.
        Гордон Рамзи отшатнулся, в ужасе посмотрел на стрелу Лучника Любви и понял, что поспешил с выводами. Поможет ли ему серая полоса убежать от влюбленного темного мага?
        Два вусмерть пьяных адепта в план девичника никак не вписывались, поэтому мама Арчи легким движением руки не только вылечила их от похмелья и остановила внутренние кровотечения, но и отправила в лазарет.
        Ева оперативно собрала все ценные вещицы в коробку и всем видом давала понять, что готова переноситься в царство безудержного веселья.
        - Мия, ты бабулечку не бойся, она у меня классная. Лучшая подружка моя. Хочешь, и твоей будет, - громко делилась она нажитым опытом.
        - Эм-м-м, это как-то неудобно, - шепнула я в ответ.
        - Неудобно, это когда к кикиморам собралась, а там батенька подоспел, - со знанием дела выдала малышка. - А бабулечка у меня мировая подружка!
        Я наклонилась к Еве и шепотом спросила:
        - Как ее зовут?
        Снова попытаюсь выяснить, ведь не "бабулечкой” мне называть маму Арчи, верно?
        - А зачем тебе? Зови просто - мама, - заявил этот светловолосый ангелочек.
        Я подавилась воздухом от взгляда бабушки Евы. Лукавый такой, с подковыркой и огромной долей иронии. Кажется, что вот-вот что-нибудь этакое скажет, что потом переваривать будешь полдня.
        Но женщина промолчала. Лишь с загадочной улыбкой открыла портал и сказала:
        - Прошу, мои юные леди. На девичник!
        Внутри меня заскребли кошки.
        Ева забросила в зев портала стопки коробок так, будто те не весили ровным счетом ничего. Потом в дело пошли рулоны ткани, а после и остатки бус. Малышка была очень хозяйственной и ни одной бусинки не оставила в кабинете магистра. Как только она справилась с вещами, запрыгнула в портал с радостным кличем. Настал мой черед.
        И тут я поняла, почему так ужасно себя чувствую: я жалела, что не погналась вместе с Арчи за Гордоном. Я не должна была проявлять слабину и переваливать свои проблемы на Рейва. Как минимум я хотела быть рядом с ним, когда он поймает Рамзи.
        Но почему-то этого не сделала.
        Жалели ли вы когда-нибудь, что упустили момент, когда должны действовать? Вот я сейчас - очень. Особенно чувствовался контраст радостного настроя Евы и убийственного Арчи. Я должна быть там - не здесь. Не отправляться на девичник, а идти по следу Рамзи, своего кровного врага.
        Арчи был слишком мужественным - вот в чем вина. Он выглядел так, будто ему по плечу справиться с любой проблемой. И я с радостью перевалила своего врага на него, за что теперь дико стыдно. Даже сейчас свою нерешительность прикрываю его силой.
        - Вот только угрызений совести тут не хватало! - заявила "бабулечка”, обхватила меня за плечи и буквально впихнула меня вместе с собой в портал.
        Мы оказались в роскошном будуаре, в котором вовсю хозяйничала Ева.
        Девочка, как только оказалась в бабулиных "апартаментах”, тут же скинула с себя все бантики и заколочки, выскочила из платья, оставаясь в одной белоснежной сорочке, и театрально рухнула на диван:
        - Так тяжело быть леди, бабулечка! Сил моих нет.
        Я заметила, что диван был магически укреплен, так как заискрил от "плюха” сильной крошки.
        Мама Арчи хрустнула шеей, причем сделала это так элегантно, что я следила за ней как завороженная. А потом женщина ослабила стяжку корсета спереди и вслед за внучкой рухнула навзничь на диван.
        - И не говори, детка! - понимающе заметила она.
        И обе требовательно перевели взгляд на меня. А у меня платье простое, без шнуровки. Только лента в волосах да ободок. Впрочем, они правы, ободок лишний. Я убрала аксессуар в сторону и с опаской посмотрела на давно спевшийся дуэт. Могу ли я рассчитывать, что мама Арчи перенесет меня к нему, если попрошу?
        Тут Ева подскочила с места, оказалась рядом со мной и потянула за руку. Сопротивляться недюжинной силе девочки было бесполезно - только кости рисковала сломать. И вот так легким движением руки малышки я оказалась лежащей плечом к плечу с "бабулей”.
        Здрасти.
        Ну чем не повод начать диалог?
        - Простите… Не знаю, как к вам обращаться… - начала я, стараясь не обращать внимания на фривольные позы.
        - Мама, - без колебаний сказала "бабулечка”, на что Ева захихикала в кулачок.
        Я проглотила ком в горле. В жизни не отчаялась бы спросить, если бы внутри не было такого раздрая, такого сожаления, что промедлила.
        - Мама, - сказала я, и "бабулечка” довольно подняла подбородок вверх, зажмурив глаза. Я даже запнулась.
        - Как давно хотела услышать это от невестки. Продолжай, - пояснила мама Арчи, заметив мое замешательство.
        - Мама, а не могли бы вы перекинуть меня порталом к Арчи? Ему срочно нужна моя помощь, я чувствую! - слукавила я.
        А может, и не слукавила - не просто так же у меня душа не на месте, верно?
        - Арчи нужна помощь? Да мой сын, твой муж, даже младенцем мог за себя постоять. А сейчас вон - косая сажень в плечах. Заматерел. Словом может уложить, не то что кулаком. Так что расслабься. Кстати, ты знаешь эту историю? Как он огненного мага проучил? - похоже, мама Рейва решила меня заболтать. Чисто женская хитрость.
        - Из-за чего он носит маску на пол-лица? Да, он рассказывал немного, - сбивчиво ответила я.
        - Раньше у него была маска, которая закрывала только правую сторону. Хочешь посмотреть семейный фотоальбом? - поддерживала тему она.
        Не успела бабулучка договорить, как Ева уже грохнула увесистый томик мне на колени, а сама пристроилась рядом в ногах, мило подперев подбородок кулачками.
        Я открыла первую страницу, и перед глазами замелькали подвижные яркие картинки детства Арчи Рейва и красочные будни его семьи.
        - Видишь, раньше у папочки была половина маски, - с каким-то неясным намеком сказала Ева.
        - А почему теперь она закрывает оба глаза? - удивилась я.
        Ответ взяла мама Арчи, потому что девочка хитро прикрыла рот ладошкой:
        - Потому что наша Евочка, как только стала держать карандаш в руках, стала дорисовывать папе вторую половину маски, переживая, что она у него сломалась. Сколько ни объясняли, все попусту. В итоге, когда Еве исполнилось три года, она сама подарила папочке маску.
        - Откуда же у такой крошки она появилась? - удивилась я.
        - Ева очень предприимчивая девочка. Если уж решила, что у папы должна быть полноценная маска, значит, сделает все, чтобы так и случилось. Да, малышка?
        И Ева с "бабулечкой” обменялись влюбленными взглядами. Теперь стало понятно, кто же у нас спонсор желаний крошки.
        - А хочешь посмотреть на папину комнату? - вдруг спросила Ева.
        Кто от такого отказывается?
        - Хочу.
        - Тогда за мной! Бабулечка, ведь можно? - спросила уже на пороге девочка.
        "Бабулечка” величественно кивнула, совсем невеличественно развалившись на диване. Похоже, мама Арчи чувствовала себя в моей компании как рыба в воде, чего не сказать про меня. Я до сих пор не могла усидеть на месте от желания переместиться порталом. Как жаль, что разрешение на пространственные прыжки получают только после выпуска из академий, а то я не думая махнула бы по следу.
        Комната Арчи удивила бирюзовыми тонами, минимумом мебели и белой детской кроваткой.
        - Папа убрал все лишнее, чтобы я не поранилась, когда мы здесь ночевали. Теперь я сплю на его кровати, когда остаюсь на ночь, представляешь? - гордо поделилась секретом малышка.
        - Повезло тебе! - улыбнулась я.
        - Вот и я так папе говорю. А он меня все в розовую комнату с рюшками отправляет, которую бабуля для меня к моему рождению сделала. Понимаешь, а я так устала от рюш! - совершенно по-взрослому вздохнула Ева, пока я осматривалась.
        - Понимаю, - кивнула я.
        - Как здорово, что моя новая мамочка меня понимает! - Ева бросилась обниматься. - Я сразу почувствовала в тебе друга! Марк, Мия - какая разница, правда?
        Я присела на корточки, чтобы тоже как следует обнять малышку. Мое сердце дрогнуло.
        А малышка продолжала шептать мне в волосы, давя острым подбородком на плечо:
        - Ты первая, кого я назову мамой. Потому что та, которая меня родила, - это не мама. Она просто наколдовала меня в своем животе, настояла зелье, как ведьма, и подбросила папе.
        - Ого. Это кто так сказал?
        - Это я так решила.
        Аргумент. Железный и весомый.
        У меня на глазах навернулись слезы.
        - Надеюсь, я тебя не подведу, Ева.
        - Конечно, не подведешь! Ты же мой друг! - заявила малышка, вытерла щеки тыльной стороной руки и заморгала, принимая снова энергичный вид. - Посмотри, сколько тут всего у папы. Я подумала, что та, что меня родила, и отдала меня папе потому, что он коллекционирует редкие сокровища.
        Эх, похоже, девочке еще только предстоит узнать, откуда берутся дети. Арчи точно не разговаривал на эту тему с малышкой.
        Ева взяла меня за руку и стала водить, показывая особые редкости.
        Все магические артефакты в комнате прятались за толстыми кубами стекол, и лишь одна половина монетки висела в воздухе над столом без всякой защиты от шкодливой малышки.
        - Все артефакты папа спрятал от тебя, а это нет. Интересно, почему?
        - А это срочный переносчик. У папы вторая половина, и если мне вдруг очень-очень понадобится к нему, то мне надо всего лишь сжать монетку в кулачок. Только просто так нельзя этим пользоваться… - болтала Ева без умолку.
        - Вот так? - спросила я с улыбкой, внутренне ликуя, и сжала половину крутящейся монетки в кулаке.
        Не зря интуиция подсказала мне идти на разведку комнаты. Не зря!
        - Ева, я скоро вернусь с твоим папой! - успела сказать я перед тем, как меня перенесло.
        ГЛАВА 17
        Гордон Рамзи еще никогда не чувствовал себя таким несчастным. Даже когда обнаружил, что Мия превратилась в прах, у него оставалась надежда, что все образуется.
        Сейчас же, когда он сидел в сыром подземелье самого темного мага королевства, ему оставалось лишь выть от отчаяния.
        Время в темнице мага шло по-другому.
        - Минута наверху - это неделя здесь, милый. Так что подумай о своей нежной коже, посмотри: пока мы говорим, она уже приобрела земляной оттенок.
        Рамзи не видел себя, но заранее знал, что если уж и земляной оттенок - то самый наипротивнейший. Ему же "везет!”. Но сдаться он не мог. Да вы что? В постель темного мага? Это слишком жестоко.
        Но даже в такой ужаснейшей ситуации Гордон считал, что ему повезло ступить на серую полосу. Почему? Потому что, сколько бы Арно ни ворожил, сколько бы ни привораживал, Рамзи оставался равнодушен к магу.
        А тому жуть как хотелось взаимной любви. До конца. До гроба.
        - Что у тебя за защитные амулеты? Где они? Я снял с тебя все вещи, оставил только стрелу Лучника Любви. Но ее забрал бы только полный дурак, дело не в ней. Так в чем же?
        Гордон молился небесам за начало своей серой полосы. Молился, пока темный маг выпаривал из него магию горячим колдовским паром. Молился, пока Арно посыпал его порошками. Молился, когда поил ядами, чтобы вывести всю магию из тела.
        Рамзи искренне считал, что его устойчивость к любовным чарам мага дарована ему самой судьбой как благословенный дар за страдания. Скоро, рукой подать, и Мия выйдет за него, снимет окончательно печать неудач - и будет счастье.
        Кстати, о печати неудач. Она-то тоже не выпарилась.
        Мия
        Я перенеслась в густую чащу под защитный магический купол и с удивлением оглянулась по сторонам. Домик в лесу. Внутренний дворик с этажерками трав, которые сушатся на солнце, черные трещины на земле и огонь в дуплах деревьев. Все просто кричало, что это обитель темного мага - не подходи!
        Внутри защитного купола недалеко от забора помимо меня было еще двое. Не земле, глядя словно в самое ядро земли, сидели Арчи и незнакомец с золотыми кудрями волос, голубоглазый, с ямочками на щеках и с небольшим лишним весом.
        - Мия! - приветственно позвал незнакомец, ничуть не удивляясь моему появлению, в отличие от шокированного магистра. - Иди сюда. Как раз хотел тебя позвать. Ты должна это видеть!
        Я с вопросом взглянула на Арчи, и тот кивнул.
        - Подойди, - подтвердил он и, видя мое замешательство, представил незнакомца: - Это Лучник Любви, знакомься.
        Я так и осела рядом с ними, потому что мои ноги подогнулись от удивления.
        - Л-лучник любви? А что вы тут делаете? - осторожно спросила я, стараясь не разгневать древнего духа, который решил принять человеческую форму.
        - Я-то? Пришел голову отрывать, но передумал. Нашел способ поинтересней. Ну прелесть же! Сама глянь во всевидящее око. - Золотокудрый отодвинулся, открыв обзор на стеклянное окно в земле.
        Я оглянулась по сторонам, с опаской спросив:
        - А темный маг в доме?
        - Не переживай. Во-первых, мы под невидимым куполом - он нас не чувствует. Во-вторых, ты в одной компании с духом любви и непобедимым любимым. Разве есть повод для беспокойства?
        - Наверное, нет, - слабо улыбнулась я и тут посмотрела вниз.
        Туда, где темный маг пытался получить от Гордона Рамзи хоть крошку любви.
        Сцена внизу казалась нереальной, потому что фигуры двигались с бешеной скоростью. Глаз только и успевал уловить действия мага: вот котелок, куда он с головой окунул Рамзи. Вот порошок, которым он посыпал пленника. Вот сосуд, из которого он чем-то поил Гордона. Тот худел на глазах, бледнел, пару раз даже засыпал на минуту.
        - Почему все так странно выглядит, будто в ускоренном просмотре? - спросила шепотом, будто меня могли услышать те, кто находятся в подземелье.
        - Внизу время идет по-другому. Нет лучшего места для пыток, чем подвал темнейшего мага континента, - довольно сообщил золотоволосый Лучник.
        - Но что сделал Рамзи, что маг так взъелся? - спросила я.
        - Этот неудачник? Хотел на тебя приворот сделать при помощи крови, что осталась на моей стреле любви. Наивный! Сам себя наказал так, как я не придумал бы. Что сказать? Везунчик по жизни! Теперь самый темный маг королевства - Арно - пылает к нему страстной любовью.
        И тут темный волшебник поднял Рамзи, привязал к столбу, и Лучник Любви щелкнул пальцами. Нам стало слышно все, что происходит внизу. Купол заполнил голос Арно:
        - Я заставлю тебя себя полюбить! Высушу, вытрясу из тебя всю магию досуха, но ты будешь моим! Мои привороты не знают промахов.
        Голос темного мага эхом отозвался в моих ушах и болью прошлых воспоминаний. Не так давно я слышала подобные слова, но только от самого пленника - Гордона Рамзи. Только он требовал от меня согласия на брак, темному магу же была нужна взаимность.
        Словно чутко улавливая мое состояние, Арчи прижал меня к себе, давая понять, что он рядом. Стало заметно легче. Правильно, все в прошлом.
        - Как думаешь, справедливо страдает? - неожиданно спросил дух любви, хитро поглядывая на меня.
        - Справедливо, - кивнула я.
        - Он сейчас совсем без магии, высушен, - заметил золотоволосый.
        - Как и я недавно, - не разжалобилась я.
        - Хорошо. Тогда скажи, когда хватит, - согласно кивнул Лучник.
        - Хватит чего? - уточнила я.
        - Любовь может быть страшна. Еще пара минут - и Арно замучает его до смерти. Ты же этого хотела, верно? Смерти Гордона Рамзи? - дух показал невероятную осведомленность.
        - Нельзя! - Я оттолкнулась от Арчи и вскочила на ноги от испуга. - Он еще не сказал, жив ли мой брат или нет и где он.
        - Так мне прекратить любовные страдания? - ничуть не удивляясь моим эмоциям, спросил золотоволосый.
        - Да, - уверенно подтвердила я.
        Гордон не имеет права умереть, пока не скажет, где мой брат.
        Арно внезапно остановил свои поползновения. В ужасе оглянулся вокруг, уставился на истощенного Гордона Рамзи и в отчаянии стал выдирать на себе волосы.
        - Арно все помнит, - довольно сообщил Лучник.
        - Может, лучше стереть память магу? - спросил Арчи, терзаемый мужской солидарностью.
        - Поделом ему. Тоже мне, мастер приворотов! - с обидой фыркнул дух любви, явно считающий себя главным в делах сердечных.
        И тут из дома самого темного мага континента, словно заряд из магической пушки, вылетел Гордон Рамзи. Пролетел весь двор и шлепнулся за забором, чуть не сложившись пополам. Сверху на него упала дохлая птичка.
        - Сними купол, пожалуйста, - попросил Арчи духа любви, вставая на ноги и глядя в сторону Рамзи.
        - Что ты собрался делать? - Я взяла магистра за руку.
        - Нам же нужно выяснить, жив ли твой брат или нет? - спросил Рейв.
        - Да, давай выясним, - кивнула я.
        - Я тоже на это посмотрю! - потер ладони дух любви.
        - Вас ищут во дворце, - тактично напомнил Арчи.
        - Пускай еще немного поищут. Я редко гуляю, - ничуть не смутился Лучник.
        Рядом с Гордоном разбился о землю улей, свалившийся с дерева. Лесные пчелы роем взвились над бывшим жильем, а потом грозным жужжащим облаком налетели на блондина.
        - Я тут ни при чем! - правильно понял наши удивленные взгляды Лучник Любви и развел руками. - Это все его судьба.
        И вот когда пчелы отступили, улетев строить новый дом, на Гордона Рамзи было жаль смотреть даже мне. Тощий, весь в припухших пчелиных укусах, с оставленными жалами, он тихо стонал, лежа на траве.
        - А вот это мое! - Лучник забрал сережку из крепко сжатого кулака Гордона, и в тот же миг она снова оказалась в моем ухе. Даже боли не было.
        Арчи кивком поблагодарил духа любви, пока я трогала сережку, а сам золотоволосый откинул все благодарности, лишь сказав:
        - Не стоит. Это моя работа - сводить людей.
        - У-у-у, - застонал Гордон. - Спа… Спа… си… те.
        - Сначала скажи, где брат Мии! - потребовал Арчи, и Рамзи застонал еще сильнее.
        И я вся превратилась в слух.
        - Я уже сказал, - просипел Гордон: - Мия увидит своего брата, только когда выйдет за меня.
        Арчи поменялся в лице так, что даже Лучник Любви простонал:
        - Самоубийца. Бестолочь.
        А Рейв повернулся ко мне и с натянутой улыбкой попросил:
        - Закрой уши.
        Ласково так, нежно, что я не могла не послушаться. Сделала вид, а сама лишь слегка приложила ладони по бокам головы.
        - Рамзи, я со своей регенерацией могу устроить тебе такие пытки, на которые никто не способен. Окунуть тебя в жерло вулкана, опустить на дно Зловещей впадины Северного моря, отдать на растерзание одичалым. И знаешь, уверен, что с твоим невезением ты обязательно выживешь, чтобы пройти все пытки преисподней. Не знаю, что ты сделал в прошлой жизни, но в этой - каждый день это круг ада. И ты будешь проходить через это снова и снова, пока не скажешь, где брат Мии.
        - И зачем мне это? Без Мии я неудачник в любом случае. Пытай сколько угодно. Думаешь, во время войны со стихийниками я в раю был? Да мне ноги открывало, а потом криворукие целители задом наперед их приделывали. Думаешь, я блондин? Да я от страха еще в детстве поседел! Меня уже ничем не возьмешь. Я просто хочу обычной жизни без тонны неприятностей. Даже если я и был последним отбросом в прошлой жизни, я уже столько хлебнул в этой, что заслужил счастья, - неожиданно парировал Гордон.
        Лучник Любви закивал, слушая, будто был согласен с главгадом бед. А потом обратился к Рамзи:
        - Сегодня ты сравнял счет между прошлым и настоящим. Все сделанное тобой вернулось бумерангом. Но печать невезения так легко не снять.
        - Ты знаешь, как ее снять? Сделай это, Лучник Любви, я все сделаю! На все пойду!
        Ха! Не сомневаюсь в этом. Мы уже видели во всей красе, на что он способен!
        - Я? А что толку от знаний, если горошины не у меня. Да, Мия? - дух любви подмигнул мне, и я опустила руки. Глупо делать вид, что ничего не слышала, когда тут такая животрепещущая тема.
        - Какие горошины? - напрягся Арчи.
        - Из Храма Справедливости, - вместо меня ответил Лучник. - У тебя же уже засох цветок в кармане, да?
        Я запустила руку в карман платья и нащупала два кругляшочка и сухие лепестки. Вытащила содержимое и открыла ладонь, засмотревшись на черную, как бездна, горошину. Красная была, хоть и красивая, но не так манила меня к себе.
        - Мия, теперь твой выбор: можешь дать Гордону черную горошину и он умрет мучительной смертью, так и унеся в могилу место, где держит твоего брата. Ты не пострадаешь и не станешь одичалой - я тебя защищу. Или же ты можешь скормить Рамзи красную горошину и дать возможность родиться со счастливой судьбой.
        Я сначала даже потеряла дар речи. Все верно расслышала? Может, сильно жала на уши?
        - Счастливой судьбой? После всего, что он сделал? - возмутилась я.
        - Он уравновесил чашу весов. Гордон был твоим убийцей в прошлой жизни, но не стал в этой. Так что теперь только тебе решать, какая участь его ждет: неизвестная после черной горошины или счастливая после красной.
        - А мы сможем найти брата без него? - спросила я у Арчи.
        От мысли, что я сама устрою Гордону сладкую жизнь, становилось тошно.
        - Никогда! - яро вклинился в разговор Рамзи. - Никогда не найдете! Он умрет от голода, и ты будешь в этом виновата, Мия!
        Я стиснула в руках горошины. Вот гаденыш, еще угрожает! И это ему счастливую жизнь? Эх, если бы не брат…
        - Лучник, если он съест красную горошину, то что будет? Он доживет эту жизнь до конца? - спросил Арчи, будто читая мои мысли.
        - Нет, на этом его мучения закончатся. Он отправится в мир без магии, где будет всеми любим. Его талант признает весь мир, им будут восхищаться миллионы. Его имя будет на слуху у каждого, - ответил дух любви.
        - Как несправедливо! Немыслимо! - покачала я головой, столкнувшись о непроницаемое выражение лица златокудрого. Взмолилась: - Можно оставить хоть что-то из прошлой жизни?
        - Одно. Я сделаю это для тебя. Обещаю, - сказал дух любви.
        И я поверила. Пусть одно, но напоминание о невезении должно быть с ним и в следующей жизни.
        Я нерешительно подошла к Гордону Рамзи и присела рядом с ним, глядя с отвращением на неудачника. Взяла пальцами красную горошину и с сомнением посмотрела на блондина.
        - Не рыпайся, - предупредил Арчи неудачника, чутко наблюдая за нами.
        Я чувствовала молчаливую поддержку Рейва и то, с каким напряжением он стоял позади, готовый при любом движении Рамзи наброситься на него. И я была так благодарна ему за это ощущение уверенности, что он мне придавал. Без него было бы в сто раз сложнее.
        Итак, в одной руке черная горошина, в другой красная. И жизнь родного человека на кону.
        - Где мой брат? - спросила я, глядя в опухшее от укусов лицо блондина.
        - Сначала горошину! - потребовал тот жадно, весь обливаясь потом от напряженного ожидания.
        - А если ты сразу умрешь? Никогда! - запротестовала я.
        - Тогда дай мне ее в руку, - предложил гад.
        - Как я могу тебе доверять? - возмутилась я.
        Арчи захватил запястье Рамзи и посмотрел на меня:
        - Я держу, клади.
        Тут пришла очередь Гордона возмущаться:
        - А я как вам могу доверять? Скажу, а вы горошину из рук выбьете!
        - Мы не ты. Тебе придется поверить, если хочешь жить, - с нажимом сказал Арчи, и я согласно кивнула.
        - Ладно! - нервно выкрикнул Гордон, ерзая на земле.
        И я положила алый кругляшок в открытую ладонь блондина, пока не передумала.
        - Где? - хором спросили мы с Арчи.
        - На Русалочьем острове в чертоге. Скажите моему дворецкому пароль: "ехидна”. Он отведет вас туда, - недовольно сказал Гордон и жадно посмотрел на горошину. Обратился к Арчи: - Я все сказал! Отпусти!
        Рейв не думал спешить, спросил:
        - Брат Мии жив? Здоров? Ему нужен лекарь?
        Слава богам со мной Арчи, а то я о таких важных вопросах на радостях и не подумала. Какое облегчение, что он спросил! Иначе я всю дорогу мучалась догадками и корила себя за несообразительность.
        - Жив, здоров, - хмуро сообщил Рамзи. - Он же мой будущий свояк, с ним хорошо обращались.
        Фыр!
        Арчи резко отпустил руку Гордона, и тот закинул в рот красную горошину, а потом блаженно откинулся на спину и закрыл глаза.
        Ветер зашелестел в траве, птички пели рядом. Тишина, а Рамзи все дышит.
        - Долго еще? - шепотом спросил Гордон у Лучника Любви.
        - А, я забыл! Я же обещал оставить кое-что из прошлой жизни.
        - Желательно печать невезения, - пробормотала я, и блондин с испугом вытаращился на меня.
        - Нет. Я оставлю имя - Гордон Рамзи. Будь счастлив в следующей жизни, - произнес напутственно Лучник, наклонился к блондину и провел над его лицом рукой, забирая последнее дыхание местного неудачника.
        Арчи обнял меня и шепнул:
        - Ты сделала правильный выбор. Так твое сердце не познало черноты.
        - Да-да, - зевая сказал Лучник Любви, - А то тоже исправляться бы в следующей жизни пришлось.
        Золотоволосый кудряш с кряхтением потянулся, будто проделал огромную работу, и исчез.
        Спасение брата прошло так гладко, будто нам помогали сами небеса. Даже магический паром, что делает единственный рейс в день мимо Русалочьего острова, задержался нам на руку.
        Помощник Рамзи всю дорогу дрожал, держался подальше от Арчи, и постоянно извинялся. И чем больше он это делал, тем становилось страшнее. Вдруг, они сотворили с Ирвином что-то страшное? От Гордона я уже ничего хорошего не ждала.
        Но стоило увидеть братишку в целости и сохранности, как страх постепенно отступил. Он был перепуган, но не проронил ни одной слезинки. Правда, и ни одного слова не сказал поначалу - лишь намертво вцепился в меня и с опаской глазел по сторонам.
        Гордон не соврал, что мальчику устроили все условия для жизни и даже обеспечили охрану. Ирвин вдоволь ел, много гулял и спал на мягкой кровати.
        - Не тронут даже комарами! Господин старался ради вашего будущего, - хвастливо заметил помощник Рамзи, и тут же втянул голову в плечи, увидев нашу острую реакцию.
        Арчи и так еле держался, чтобы не отправить всех помощников Гордона следом за ним следом к новой суперсчастливой жизни. Хорошо, что они быстро исчезли с наших глаз и обратно мы добирались втроем.
        Брат всю дорогу настороженно поглядывал на магистра, и спросил у лишь одно:
        - Мы домой?
        Домой? Нашего дома уже нет, а нас с Ирвином официально не существует. Нам предстоит разгрести ворох проблем, но я все равно чувствую себя счастливой. Родной человек рядом, а с остальным мы справимся.
        - Ирвин, я Арчи, муж твоей сестры. Мой дом - ваш дом, - представился Рейв, почувствовав, что время ему вступить в игру. С удивлением заметил, как испуганно расширились глаза паренька в ответ на его заявление
        Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Последний раз, когда нас с ним спас мужчина, мы оказались в большой ловушке Рамзи. Не мудрено, что теперь любого рядом со мной брат воспринимал, как угрозу. Я видела, как он стиснул маленькие кулаки, и поспешила накрыть руку Ирвина своей ладонью.
        - Арчи не похож на Гордона Рамзи, - шепнула я, стараясь вложить в фразу все свои чувства к магистру.
        Между нами с Арчи столько всего случилось с момента первой встречи, что хватит на целую жизнь. При этом у нас было ничтожно мало времени, чтобы открыть друг другу сердце и душу. Поэтому сейчас я говорила это не только брату, но и своему дорогому магистру.
        - По любви? - вдруг строго спросил брат, нахмурив брови, и требовательно посмотрел сначала на меня, потом на Рейва.
        - По любви! - со смехом хором ответили мы и с любовью обменялись взглядами с Арчи, не в силах отвести глаз друг от друга еще некоторое время.
        Наверное, Ирвин увидел невербальное подтверждение наших отношений и заметно расслабился. Поэтому уже куда более благосклонно слушал дальнейший рассказ Арчи о доме, комнате, которую отведут для него и о Еве и "бабулечке”.
        ЭПИЛОГ
        Арчи Рейв
        - Не верится. Неужели мы одни? - тихо спросил у Мии, боясь громким голосом спугнуть счастье.
        Нам до последнего казалось, что на медовую неделю нас так просто не отпустят. Уж слишком быстро свернулись воины и затупились копья между новоиспеченным дядюшкой Ирвином и Евой. Казалось, что мы найдем эту парочку у себя в кармане, если зазеваемся. Эти двое выглядели слишком подозрительно, с самым ангельским видом помахивая нам вслед.
        - У тебя мировая мама. Она обещала, что если заподозрит неладное, то усыпит их до нашего приезда, - повторила Мия шутку "бабулечки” перед нашим выходом.
        Хотя, в каждой шутке есть доля шутки - даже невероятному терпению мамы подходил конец. Иногда споры двоих молодых дарований, кто главнее, превращались в настоящие баталии. Но даже в этой ситуации был плюс: благодаря острой конкуренции я не беспокоился, что брат заскучает по сестренке за неделю свадебного путешествия - Ирвину был слишком занят.
        - Хватит о них. Лучше скажи, тебе здесь нравится? - Я поймал Мию в ловушку между собой и перилам балкона гостиницы. Весь красивый вид на цветущие деревья, бирюзовое озеро и ванильно-розовое небо затмил ее облик. Какой там остров Крылатых, когда я вижу только ее?
        - Очень нравится, - призналась она, с улыбкой глядя мне в глаза.
        Я никогда не видел ее такой, как сейчас. Глаза переливались счастьем, а в уголках губ затаилось спокойствие. Для меня не было лучшей похвалы, чем видеть, как из дерганного "юнца” рядом со мной она стала такой умиротворенной девушкой. Ей так крепко досталось от жизни, от одного определенного неудачника, но она смогла перешагнуть через эту стены боли и может спокойно прижиматься к моей груди. Мне, как мужчине, большего и не надо.
        Хотя…
        - Может, я все-таки тебе нравлюсь больше, чем местный вид? - спросил, прижимая Мию вплотную к перилам.
        Запах ее волос действовал на меня, словно приворотное зелье. Стоило вдохнуть, как я живо представлял каштановые волосы, разметанные по простыне. Голое тело, до которого уже до дурмана в голове хотел добраться.
        - С чего бы? Я говорила о прекрасном виде на острове Крылатых, - Мия так быстро не сдавалась.
        - А обо мне? Не скажешь? - подзадорил я.
        - Я и так много чего наговорила, - Мия явно хотела услышать признание от меня первой. Ну какой женщине не захочется побаловать уши?
        - Люблю тебя, - слова вылетели с такой легкостью, что я понял, что в искренних отношениях именно так. Этим не кичишься, не трясешься от признания и нервов. Просто называешь чувство, которым переполнен.
        Я подхватил Мию на руки и с шутливой угрозой спросил:
        - А ты меня?
        Мия ничуть не испугалась: наоборот, откинула голову назад и довольно улыбнулась, сказав:
        - А я подумаю…
        - Ах так?! - я сделал оборот вокруг себя быстрее смерча и влетел в номер, кровать промялась под нашим весом. - Тогда я не оставлю тебе и шанса на "подумать”!
        Ева критично осматривала с ног до головы настоящего Марка Сворски и недовольно качала головой.
        - Папочка, он совсем не похож на нашего Маркушу. Взгляд нехороший такой. Он точно нужен нашей академии?
        - Дочка, надо платить за прикрытие Мии прикрытием. Я обещал этому юноше помощь, иначе из него сделают котлету.
        - Вкусную? - с интересом спросила милашка в сиреневом платье.
        - Сомневаюсь, - ответил Арчи Рейв, старательно сохраняя каменное выражение лица. - Так что надежда только на тебя. Если не сможешь ты, не сможет никто.
        Евочка тяжело вздохнула и снова посмотрела на еле держащего себя в руках Сворски. Тоном, так похожим на "бабулечкин”, сказала:
        - Ох и головная боль меня ждет с тобой, Маркуша номер два. Но что только не сделаешь ради любимой мамочки.
        - У тебя есть план? - Арчи еле сдерживал улыбку. Свою дочь он знал, как никто другой. Если она сама придумает идею, то костьми ляжет, но сделает так, чтобы в академии ей поверил даже куст.
        - Есть у меня одна мысль, - с загадочной улыбкой сказала малышка и посмотрела на настоящего Сворски. - Тем более, у меня теперь есть Ирвин. Он все сделает, чтобы не раскрыть тайну Мии-Марка.
        По спине известного ловеласа поползли мурашки нехорошего предчувствия.
        Ну, держись, С-с-сворски!
        ная племянница - это обязательно? - спросил Ирвин перед особняком Рейва.
        - Неопровержимо, - важно кивнула я, а потом не выдержав, со смехом поделилась: - Не переживай, вы одногодки, подружитесь. Будете как сестра с братом. Ева замечательная!
        Двери особняка открылись. Арчи пропустил нас вперед. Внезапно в воздухе просвистела стрела с присоской, которая попала прямехонько в лоб Ирвина.
        С лестницы на второй этаж величественно, словно принцесса, спустилась Ева, одетая в кружевное белое платье. Грудь перетянута ремнем колчана снарядов, лицо размалевано красным. Девочка бросила к ногам моего брата еще один лук со стрелами и, полная боевого настроя, крикнула:
        - Борешься или сдаешься, мой новый дяденька?
        Мы с Арчи боялись пошевелиться и не дышали. Я не знала, паниковать или смеяться. И тут Ирвин отмерз: молча схватил лук со стрелой и запустил ответный "привет” в лоб малышке.
        - Ну, вот и познакомились, - выплыла из-за угла мама Арчи, держа в руках игрушечный щит.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к