Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Буланова Наталья: " Пернатым Не Место Во Дворце " - читать онлайн

Сохранить .
Пернатым не место во дворце Наталья Александровна Буланова
        Вот и спасай торговцев на свою голову! Мало того, что раненый расстроил мою свадьбу, так еще и невероятным образом прошел невыполнимое задание, чтобы стать моим суженым! После этого у моего клана не осталось выбора... Им пришлось принять чужака. Вот только вскоре оказалось, что он совсем не тот, за кого себя выдаёт!
        Буланова Наталья
        Пернатым не место во дворце
        ГЛАВА 1.
        - Ой! - на лесной опушке я споткнулась о что -то твердое и чуть не улетела носом вперед. Поймала равновесие, опустила голову вниз и вскрикнула от ужаса: - Великий Янус!
        На земле лежал раненый мужчина в одежде торговца. Из груди у него торчал нож Полевок
        - жителей Долин, сверкая самоцветами в закатных лучах. Прошлой ночью именно с владельцами этого оружия сражался наш клан и одержал победу. Наш самый сильный воин, мой жених, убил в битве наследника Полевок - старшего принца Долин!
        Сейчас Лесные играли пир в честь головокружительной победы, откуда я улизнула, не желая танцевать для победителя.
        Кровь сочилась из раны бедолаги, и все выглядело так, словно стычка произошла совсем недавно.
        Я оглянулась по сторонам, заметила краем глаза обоз, но ни одного человека рядом не было видно. Тишина...
        Незнакомец застонал, веки задрожали, и я, как завороженная, засмотрелась на его глаза небесного цвета, такие яркие, словно небо отдало все самые красивые цвета им. Подернутые болезненным туманом и полуприкрытые, но все равно безумно невероятные! Мужчинам нельзя иметь такие глаза!
        Он был молод, очень! И, судя по одежде, чужак.
        - Что за крик? На тебя напали, Пернатая? - Вупи, мой верный крылатый друг, вырвался через преграду и сел мне на плечо.
        - Не на меня, - я присела рядом с раненым, слушая возмущенное фырканье в правое ухо.
        - Оставь его! Он не жилец! Пойдем! Ты не поможешь! - Вупи царапал мою кожу острыми коготками, и я дернула плечом, сгоняя птицу.
        Молодой мужчина словно смотрел мне в душу. Молча, проникновенно, а в глазах столько эмоций и боли, что все внутри переворачивалось.
        - Я не могу оставить его умирать!
        - А что ты можешь сделать? Забыла, что твое имя не Спасительница, не Травница, не Лекарь? Ты всего лишь Пернатая, что водит дружбу с птицами, да еще дочь вождя. Не все тебе простят, ой, не все...
        Если выну нож, то рана откроется, и чужак потеряет много крови. Что же делать? Я, правда, не смогу помочь... По крайней мере сейчас, с пустыми руками. Но я попытаюсь уговорить отца или Зубастого! На крайний случай, выкраду снадобья и целительные мази!
        - Чужак может быть врагом! Лазутчиком! Не смей тащить его в клан! - Вупи недоверчиво поглядывал глазками-бусинками.
        Я огляделась по сторонам и показала на телегу с ящиками:
        - Посмотри что там!
        Вупи стрелой метнулся к обозу и сунул юркую голову под грубую ткань, что закрывала коробки.
        - Товары разные, - донеслось оттуда недовольное ворчание: - Посуда, украшения, соль.
        - Он торговец. Посмотри на одежду, она принадлежит тем людям, что продают на гористом пути. Он нам не враг! - заверила я Вупи, решительно вставая.
        - Ты куда так быстро встала? Это все не к добру! - возмущалась птица, глядя на то, как я подхожу к телеге: - Не трогай ничего, пошли в лес! Нас уже точно ищут!
        - Пойдем! Только не одни! - я сдернула грубую ткань, прикрывающую товар и расстелила рядом с раненым. Тот лежал, прикрыв глаза, и становился все бледнее.
        - Ты головой об дерево ударилась, пока летала по лианам за обелиской? Тащить чужаков на территорию леса строжайше запрещено! За это смертная казнь! Нельзя!
        - Нельзя бросать умирающих, когда можешь спасти! - я пыталась подступиться к мужчине, примеряясь, как бы лучше перетащить его на ткань.
        А торговец здоровый малый!
        Схватила за светлую рубашку в районе плечей и потянула. Толку ноль! Кровь наполовину пропитала ткань, окрашивая в пугающе алый, и я заспешила. Просунула руки под подмышки и с кряхтением подвинула мужчину на пару десятков сантиметров. Выдохнула, оценила работу и поняла, что перенесла только верхнюю часть тела.
        Ноги поддались куда легче. И вот так, мелкими рывками, перетаскивая то плечи, то ноги, дергая за талию, я перетащила мужчину на импровизированные носилки. Торговец стискивал зубы, но не проронил ни слова, лишь изредка приоткрывая свои невероятные глаза, от которых мне тут же становилось не по себе. Так и хотелось попросить мужчину закрыть их и не смотреть, чтобы я спокойно сделала свое дело.
        - Брось бяку! - не прекращал настаивать Вупи.
        - Ни за что! - я подхватила края грубой ткани и потянула. - Великий Янус, какой он тяжелый!
        Я с трудом протащила бедолагу несколько метров и остановилась, обливаясь потом. Каждая кочка, каждая ветка, каждая яма, казалось, были против нас и чинили препятствия!
        - Все равно умрет! Ты хочешь с ним?! - Вупи летал перед носом. - Смотри, там обелиска! Лови ее! Брось этого торгаша! Ранен, значит не просто так!
        - А еще называешь себя дитем природы, - упрекнула птаху, оборачиваясь и оценивая состояние раненого.
        Мужчина бледнел на глазах, а губы синели. Торговец потерял много крови, но раз до сих пор дышит, значит, не задето ничего жизненно важного! У нас есть шанс спасти беднягу!
        - Ты зря тратишь силы! Даже если дотащишь, Зубастый первым прикончит его! - Вупи сел на раненого и стал осматривать карманы, поддевая клювом ткань. - Хотя, давай, тащи, хоть добьет, чтобы не мучился!
        Я остановилась в сомнении.
        - Задумалась? Вот и молодец! Брось эту идею и пошли! Пусть отправится к предкам с миром. Если хочешь, потом вернемся и похороним как следует! - Вупи сел на мое левое плечо.
        - Нет, я так не могу, - покачала головой. - Я должна попытаться, иначе не смогу спокойно жить! Видно, из-за того, что ты маленький, у тебя и совесть тоже крошечная.
        - Да? А вот твой жених самый большой в клане! Сейчас посмотрим какая у него совесть! -Вупи взмахнул крыльями, попав мне по лицу, и скрылся за пеленой защитной магии.
        Чужаков стена пропускает только с Лесными, и только по доброй воле. Именно поэтому мы уже столько лет живем в мире и покое. А сражения, как ночью, происходят редко, лишь когда враг переходит все границы. А эти «полевки» убили достаточно соклановцев, когда те выходили за территорию леса, чтобы продать дичь, мясо, травы и ягоды. Мы должны были дать отпор!
        Но этот торговец нам не сделал ничего плохого! Вылечим его да отпустим, может, даже пользу принесет. Наладим торговые отношения!
        - Еще немного! Держись! - подбадривала и себя, и раненого мужчину.
        И как я докатилась до этого? Ведь так все хорошо начиналось! Чтобы забыть о тяжести ношы, я окунулась в воспоминания:
        - Пернатая, ты куда? Зубастый принес победу, не хочешь подарить ему танец? - путь мне преградил Ловкач, пошатываясь от выпитого нектара.
        За спиной высокого и тощего, как палка, мужчины задорно порхала птичка-обелиска -моя цель вот уже год. Я не могла ни приманить ее, ни приручить. В народе говорят, что если поймаешь крылатую трюкачку, то будешь счастлив в любви. А я очень хотела испытать это чувство! Какие тут танцы?
        - Ловкач, смотри, там без тебя разливают остатки выпивки! - я приложила ладошку к открытому в притворном удивлении рту, смотря на дальний стол.
        - Без меня?! - заорал тот, мигом забыв и про моего нареченного с детства, и про танец.
        - Я быстрее!
        Ловкач так быстро испарился, что я покачала головой: ведется на одно и то же который раз! Головой бы подумал, как может кончиться нектарий в разгар пира в честь победы над полевками?! Да еще какой победы! Повержен старший принц Долин!
        С гордостью посмотрела на свой ликующий в пиршестве клан Лесных и улыбнулась: никому не победить нас, никому не проникнуть на территорию, никому не захватить Огненное сердце!
        Рядом с моим отцом - Диким, вожаком клана, сидел Зубастый. Его медвежья шкура, отороченная клыками животных по числу побед в боях, получила новое украшение - клык поверженного в ночном бою врага, а на голове на одну плетеную прядь стало больше, и теперь я задавалась вопросом: осталось ли у него место для новых? Или придется расплетать старые косы и делать новые, более тонкие?
        С детства нас пророчили друг другу, потому что мы отлично ладили и были, как две противоположности: я - маленькая и хрупкая Пернатая, и он - большой и сильный Зубастый.
        Мой жених встал, возвышаясь над толпой, и вскинул руку с пиалой вверх:
        - За самый непобедимый клан! За Великого Януса, что хранит свой народ!
        Татуировки и шрамы слились в одежду триумфатора, оживая на теле при движениях. Сегодня даже защитная магия Лесных праздновала с нами. Искрила в нектарах, оживляла тату на телах, плясала в огне очагов, где жарили кабанов.
        Благодаря запутывающей чарам ни один чужак не мог проникнуть на нашу территорию и выкрасть легендарное Огненное Сердце.
        Подвесная площадка в кронах деревьев-исполинов скрипела от танцев, а листва шуршала в такт ритма шуншил. Столы ломились от яств, народ собирался веселиться до умопомрачения.
        Зубастый наслаждался моментом победы и желал испить чашу удовольствий до дна. Я столкнулась с его требовательным взглядом и отрицательно качнула головой. Не хочу танцевать!
        Чем ближе подходил день испытания силы, тем настойчивее и авторитетней вел себя Зубастый. Все больше предъявлял права на меня, все смелее распускал руки. Похоже, считал себя без пяти минут мужем, что вот-вот исполнит желание невесты, докажет, что достоин, и свяжет наши жизни вместе.
        От одной мысли все внутри бунтовало и противилось. Я все четче осознавала, что не хочу такой любви, но отец и слышать не хотел, называя незрелой девчонкой. Видите ли, меня достоин только самый сильный и бесстрашный в клане, а это - Зубастый. И точка.
        А я хотела любви, как в сказаниях и легендах. Да даже хотя бы как у соседей - Юркого и Глазастой, что влюбились, тайком встречались, а потом поженились. Между нами же с Зубастым не было никакой романтики - он был воином до мозга костей. В подарок притаскивал мне лося или кабана, а всем остальным девушкам парни таскали цветы, редкие камни, ловили радужных рыб в реке.
        Обелиска, дразнясь, махнула крылом перед носом и дала деру. Хулиганка! Держись, я тебя когда-нибудь поймаю!
        Преследуя пичужку, я легко преодолела череду подвесных мостов между деревьями, соединяющие дома соклановцев. Схватилась за лиану на краю поселения и пролетела над речкой, подставляя лицо свежему ветру.
        Вот это я понимаю! Ощущение полета! Свободы! Словно могу распахнуть крылья и взлететь!
        - Пернатая, осторожно! - рядом быстро-быстро замахал крыльями Вупи - мой птичий друг.
        Вместе с этой голубой маленькой птицей мы заговорили впервые в жизни. Сначала лепетом, затем слогами, а теперь нас было невозможно заставить замолчать. Лесные удивлялись поначалу, шептались о таинственном духе, что жил в птице, а потом привыкли.
        Теперь на Вупи никто не обращал внимания, пока тот в конец не донимал разговорами. Этот летающий дружок был тем еще упрямцем и спорщиком! Зато его всегда можно подкупить цветочным печеньем, и несколько секунд тишины обеспечены!
        Когда в клане рождался ребенок, ему давали имя, производное от матери, пока он не заслужит свое. Так я была Смелой ланью за свои большие темные глаза и из -за имени матери - Смелая.
        Настоящее имя я получила очень рано, все благодаря Вупи. Пернатая! И с гордостью оправдывала его каждый день!
        Я подняла голову вверх и увидела, что лиану перегрызает мунг, который сослепу перепутал кору на ветке с толстой лозой.
        - Спасибо, Вупи! - налету крикнула своему другу и ухватилась за другую растительную веревку как раз в тот момент, когда мунг сделал свое черное дело.
        - Спасибо в клюв не положишь! Ты прихватила для Вупи вкусняшки?
        - Пернатая на охоте! - раскачавшись, отпустила лиану, несколько секунд наслаждалась свободным полетом, а потом ухватилась за следующую. Нашла глазами лиловый хвост обелиски, что спряталась в листве и подтянулась вверх.
        - Опять та кроха?
        - Ой, а ты-то размером больше, что ли? - я смерила смеющимся взглядом присевшего на ветку Вупи.
        - Тебе мало перьев в волосах? Хочешь редкое? - спросил со вздохом птаха. - Ты год за ней носишься, любой давно бросил затею! Я ревную!
        В честь каждой прирученной птицы я украшала свои волосы и одежду ее пером. В прядях темных волос теперь переливались бирюзовые, зеленые, серые, коричневые и черные тона, а вот лилового не было. Как и на одежде! Я вплетала перья в серьги, пришивала к поясу и чувствовала себя ничуть менее гордо, чем Зубастый со всеми его клыками.
        - Именно поэтому я хочу эту обелиску! И обязательно получу! Иначе я - не Пернатая! -рванула вверх, схватила ворох листвы и увидела, как лиловое крыло мелькает уже на другом дереве. Вот вертихвостка!
        - Ревную, говорю! - прокричал Вупи вслед.
        - Обещаю, что не буду учить ее разговаривать! - я последовала за обелиской вниз, к земле.
        Лиловое пятно скакало по изумрудному мху, но, как только я приблизилась, птица взлетела и понеслась к опушке леса.
        Вот, проказница! Держись, я тебя поймаю! Сегодня великий день, победа к победе!
        Я выбежала на опушку леса и почувствовала, как прошла сквозь барьер защитной магии. Если бы отец или Зубастый узнали, что я покинула территорию клана, то заперли бы в подвесной клетке дня на три! Но мой дух не переносил ограничений, и сколько бы я не отбывала наказаний, им меня не удержать.
        - Пернатая! - Вупи возмущенно летал вдоль кромки леса. - Назад!
        - Отстань! - отмахнулась я, сосредоточившись на кустах, на которых присела обелиска.
        - Ночью шло сражение. Тут могут быть солдаты... - не унимался Вупи.
        - Сражение было в пятидесяти лярдов отсюда, не паникуй! Все враги зализывают дома раны! - я подкралась к кустам, а обелиска ловко соскочила и перелетела зелень.
        Не уйдешь!
        Я обошла кусты, не сводя глаз с лилового оперения, и споткнулась обо что-то...
        И теперь это “что-то” сулило мне большие проблемы!
        Вот что значит - вляпаться в неприятности! - пыхтела от напряжения я, качая головой. -Хоть обелиску поймала бы! Не так обидно было!
        До стены защитной магии оставалось рукой подать, когда я заметила преграду посерьезней кочек, ям, колдобин и камней. Даже серьезней запутывающей магии. Зубастый!
        ГЛАВА 2
        Вупи мухой кружил вокруг его головы, прекрасно зная, что может влететь за предательство. Привел по мою душу!
        - Маленький болтун! - бросила я обвинение в сторону птицы, и тот шмыгнул за спину мужчины.
        Зубастый скрипел зубами и с ненавистью смотрел на раненого. На руках, сложенных на груди, пугающе надулись вены. Уверена, жених сжимал кулаки, стараясь взять себя под контроль.
        Недавно Зубастый уже показал свой взрывной характер: наорал на меня из-за того, что я собирала ягоды на опушке. А после того как он в ярости стучал кулаками по деревьям, я пошла к отцу, чтобы сказать, что не выйду за нареченного.
        Самый сильный воин клана поучил урок в виде серьезного разговора с вождем, а я не разговаривала с женихом неделю. И теперь Зубастый старался взять эмоции в узду, но было заметно, как он дико бесился от моего поступка.
        - Иди ко мне, Пернатая, - процедил он сквозь зубы.
        Я сделала два шага, таща за собой раненого сказала:
        - Это всего лишь торговец. Он сильно ранен. Если мы вылечим его, то сможем наладить отношения с народом Гор. Мне кажется, он оттуда. Нашивки... Ай!
        Зубастый дернул меня за руку и протащил несколько метров за собой. Ткань выскользнула из рук, а раненый остался позади.
        - Стой! Отпусти! - но Зубастый будто не слышал. Шумно дышал, размашисто шел, не обращая внимания, что я не успеваю за ним. Как бы я не упиралась ногами, как бы не старалась притормозить - не выходило.
        - Он умрет! - крикнула в отчаянии я, желая спасти беднягу, но мужчина словно оглох. Тогда я крикнула еше громче: - Зубастый, так нельзя! Он же умрет из-за нас!
        - Он умрет из-за себя! - шикнул, оборачиваясь на ходу, жених.
        - Мы можем его спасти!
        Зубастый развернулся на ходу, подняв мою руку так, что я встала на мысочки и прижалась к мужчине вплотную. Тату все еще двигались на его теле, а кожа пахла магией. Нареченный наклонил ко мне голову и в красках описал мое будущее:
        - Твой отец поместит тебя в клетку позора, если узнает, что ты собралась сделать. А если притащишь чужака на территорию клана, то нарушишь запрет, и вождь убьет несчастного! Так что, готова лишить торговца шанса выжить?
        Зубастый еще раз окинул меня горячим, как угли, взглядом, а потом резко опустил руку вниз.
        - Бестолочь! Сколько ты еще будешь доставлять проблемы отцу и мне? Никак не повзрослеешь?
        - С каких это пор спасать жизнь - это доставлять проблемы?
        - Ты готова поставить весь клан под угрозу истребления из-за одной жизни? Возьмешь на себя ответственность, если он окажется предателем? Что будешь делать, если твой каприз повлечет за собой гибель всего клана? А если выкрадут Огненное Сердце? - мужчина орал с каждым словом все громче, наседая на меня.
        Когда Зубастый говорил такие вещи, по коже пробегал холодок. Он точно сгущал краски, но от этого было так жутко!
        - Даже мы не знаем, где Огненное Сердце! - я готова была завыть от отчаяния. - Как раненый торговец сможет его украсть?!
        - А что скажешь про безопасность клана? Готова рискнуть? - Зубастый показал рукой назад на территорию Лесных.
        - Мы только подлечим его немного, чтобы точно не умер! Он сейчас слишком слаб, чтобы навредить!
        - Я сказал - нет! - рыкнул Зубастый, а потом зло прикусил щеку, говоря: - Я ради тебя ночью купался в крови врагов и даже танца не заслужил. А его ты готова тащить на своем горбу?
        Мужчина рывком сорвал шкуру медведя со спины и показал исполосованную ранами спину:
        - Ты меня спросила, Пернатая, не ранен ли я? Посмотри, мне тоже нужно лечение! Так что ты не скачешь вокруг? Что не мажешь мазями, не поишь снадобьями?
        Спина была расчерчена красными полосами, пусть неглубокими, но уверена -болезненными. Я с горечью признала, что неправа, опустив голову.
        - Ты бы сказал...
        Зубастый вернулся ночью с победой, не показав ни малейшим жестом, ни мимикой, что ранен. Откуда я могла знать?!
        - Настоящий воин никогда не скажет о своих ранах! - Зубастый накинул шкуру обратно и зашагал прочь, пиная по пути ветви и кочки. Затем вдруг остановился, и, не оборачиваясь, пригрозил: - Притащишь торговца, я убью его первым. Слово Зубастого!
        Я проводила нареченного взглядом, а потом развернулась и посмотрела на раненого. Как я его оставлю умирать? Я же спать спокойно не смогу!
        Но и на территорию клана тащить его тоже нельзя! Отец или жених убьют его! Тогда что же делать?
        Внезапно мужчина открыл глаза и посмотрел на меня так, что внутри все перевернулось. Он не молил о спасении, ничего не просил. Не смотря на ранение в нем было столько внутреннего достоинства, что я лишь уверилась - такого человека нужно спасти. Не каждый на грани жизни и смерти будет так держаться!
        Я опустилась рядом с ним на колени и пообещала:
        - Я вернусь, ты только продержись. Принесу лекарства и вылечу тебя! Ты выживешь, верь в это!
        - Ой, неразумная! - завопил Вупи.
        - А ты, - я ткнула пальцем в голубую грудку пернатого друга, когда тот приземлился на ткань, - следи за раненым. Если что - найди меня. Я до Травницы и обратно.
        - Травница эта - ведьма шаманская, не обещай ей ничего взамен, Пернатая! - проворчал Вупи. - Лучше иди к Лекарю.
        - Не могу. Он дружит с отцом, а Травница... сам знаешь!
        - Знаю! Поэтому и говорю: к Лекарю! - пытался достучаться до меня Вупи, и я прекрасно понимала его беспокойство. Но лекарства нужно точно получить, поэтому я не могу рисковать.
        Травница, единственная из Лесных, кто жил в домике на земле. Ее боялись, сторонились, но, бесспорно, уважали. Снадобья женщины обходились дорого, но были чудодейственными.
        В этот раз цена за снадобья показалась мне странной.
        ГЛАВА 3.
        - Пришла? - требовательно спросила Травница, едва я ступила на порог ее дома. Звучало так, словно ждала уже несколько дней, а я все не приходила.
        Впрочем, к странностям этой женщины все давно привыкли, но все равно обходили это место дальней тропой.
        Сам домик оброс мхом со всех сторон и больше походил на треугольный холм с дверью. Высокая трава вокруг, едва примятая ногами одного человека, быстро оправлялась от давления и снова тянулась к солнцу. Сейчас она мягко перебрала мои свободные голубые штаны, коснулась голого живота, погладила кончиками край короткого топа, словно приветствовала редкого гостя.
        Возраст загадочной женщины, закутанной в тряпье, определить сложно. Иногда она могла сойти за ведунью средних лет, а иногда за ведьму, что стоит на пороге смерти и еле дышит.
        Сегодня Травница даже пританцовывала ногой, отчего я замерла в дверях с открытым ртом. Совсем свихнулась старуха?
        - Г отова?
        - К чему? - застыла настороженной птицей и внимательно осмотрелась.
        Ничего нового: пучки трав, банки с сыпучим содержимым, мешки с нарисованными рунами. Бревенчатые стены дома усыпаны трещинами, потолок опутывали цветущие вьюнки, приводя меня в недоумение.
        Ну как можно цвести там, где почти нет света?
        Цветущая гибкая лоза, оплетала обезвоженные до капли тушки животных. Невероятный контраст жизни и смерти, от которого становилось не по себе.
        Я боялась этого места!
        - Расплата за спасение чужака высока, очень высока!
        - Насколько? - плохое предчувствие змеей обвило шею.
        - О-о-очень дорого! - старуха повернулась ко мне и заглянула в лицо. Ясные и яркие зеленые глаза так противоречили глубоким бороздам морщин, что казались позаимствованными. - Ты готова?
        - Я хочу знать, что это! - ноги так и норовили сбежать, мыски уже развернулись в сторону выхода, но я силой заставила себя стоять ровно. Язык прилипал к небу.
        - Ты заплатишь полную цену только после полного спасения чужака. А пока... - старуха посмотрела на природу через вырубленное в стене окно без ставней и сказала: - приноси мне ежемесячно по редкой птице.
        - Но.
        - Не согласна? Тогда выметайся отсюда! - старуха махнула скрюченной левой рукой в сторону открытой настежь двери. А правой, без единой морщинки, взялась за банку с травами. - Брысь!
        Я не спрашивала, откуда она знает о чужаке. Так же, как не задавала вопросов несколько лет назад, когда отца лихорадило. В тот раз Травница молча кинула в меня пузырьком с зельем, едва я ступила на первую ступень крыльца, и сказала:
        - Это мой должок твоей матери.
        Тогда я голову ломала от мыслей, что бы это значило? Но расспрашивать духу не хватило. Моя мама умерла от лихорадки, когда мне было всего пять. Тогда Травница отказалась помочь, из-за чего отец чуть не выгнал ее из клана.
        После слов старухи я задумалась о том, почему та не помогла, и пришла к двум вариантам: либо старуха недолюбливала Смелую - мою мать, либо мама ценой своей жизни спасла моего отца в будущем.
        Невероятно? С Травницей не было ничего невозможного!
        - Цена настолько высокая? - я вспомнила прошлое. Моя расплата тоже будет такой страшной? Всего лишь за жизнь чужака?
        Старуха взяла высушенную тыкву, открыла крышку и понюхала снадобье:
        - Годное! - потом повернулась ко мне и сказала: - Уверена, что сможешь избежать судьбы?
        - Вы меня пугаете! Я что, должна заплатить своей жизнью за его?
        - Нет, - удивила меня старуха. - Нисколько.
        Она медленно подошла ко мне и ткнула пальцем в грудь:
        - Твое сокровенное желание сбудется!
        - Тогда какая это плата? Птиц жалко, конечно, но принесу... - пробормотала я.
        - Так ты согласна?
        Цела останусь в итоге, сокровенное желание тоже сбудется. Птиц только надо приносить старухе да потом еще что-то попросит. Ну, так ладно, справлюсь, достану!
        Тыква легла в мою руку, а Травница заглянула в глаза:
        - Берешь?
        - Беру! - кивнула я с готовностью, а потом спросила: - Когда принести первую птицу и какую?
        - Принеси. - старуха посмотрела в окно, - обелиску.
        Нет! Только не она! Вот же, ведьма, знает, что просить!
        - Не согласна? - Травница протянула руку к тыковке.
        - Нет! Согласна! - я сжала сосуд со снадобьем в руке. - Что с этим делать?
        - Дай выпить. А рану мажь вот этим, - Травница провела рукой над головой, словно выбирая, какой пучок травы сорвать. Сдернув один, добавила в котелок с бурлящей смесью, что стоял на огне. Размещала палкой, которая растворилась в жидкости, загребла половиной тыквы получившееся зелье и перелила в банку.
        - Вот этим. Дай остыть, затвердеть и мажь.
        - Хорошо, благодарю.
        - Благодарю? - хрипло засмеялась над моими словами старуха. - Ну-ну, Пернатая, лети! Принеси мне обелиску как можно быстрее!
        Я выскочила из дома и понеслась в сторону опушки, словно за мной гнались волки. Прижимая к груди снадобье и мазь, я старалась как можно быстрее убежать от этого давящего ощущения капкана.
        «Чужак, как ты там? Держись, только продержись еще немного!» - сосредоточилась я на другом, чтобы побыстрее забыть визит к Травнице.
        Я чуть не пробежала мимо раненого торговца и, запыхавшись, опустилась около него на колени.
        - Что же ты такой бледный! - я наклонилась над ним, чтобы послушать, дышит ли чужак.
        - Это ты... - прошептал он пересохшими губами. Веки дернулись, и он приоткрыл глаза: -Ты пришла.
        Внутри все скрутилось в клубок. В этих отрывистых словах я услышала, что он уже и не надеялся на помощь. И не будет винить, если ничего не выйдет.
        - Я не дам тебе умереть! Ты выживешь! - сейчас все зависело только от меня.
        Я должна спасти торговца! Это тоже жизнь! Ничуть не хуже, чем жизнь одного из Лесных! Почему Зубастый так противится?!
        Я села на подстилку, приподняла голову мужчины и осторожно положила себе на колени. Чужак скривился от боли. Нож все еще торчал в груди мужчины, но вытаскивать его было нельзя, пока мазь не остынет.
        Я открыла снадобье и аккуратно приложила к губам чужака. С трудом, но он сделал мелкий глоток. Потом еще немного, и еще, словно через боль.
        Такие мужественные черты лица! Такие необычные! Не зря говорят, что горцы самые красивые мужчины! И кожа бледнее нашей, и черты лица другие!
        « О чем я думаю?!» - я сбилась и сильно наклонила тыкву так, что поток усилился и торговец закашлялся.
        - Воды, - прохрипел он.
        - Точно! - я мысленно застонала. - Конечно же, воды!
        Я убедилась, что он допил снадобье, и посмотрела на его лицо. Торговец то ли потерял сознание, то ли уснул от бессилия и дышал тихо -тихо.
        - Я не могу оставить тебя на земле. Ночью здесь ужасная влажность, поэтому все дома Лесных на деревьях. - а про себя добавила, что все, кроме одной старухи, которой все нипочем!
        Чужак уже крепко спал и не услышал мои слова. Надеюсь, это снадобье отправило его в исцеляющий сон.
        Что же делать? Оставлять на земле нельзя, тащить в клан тоже.
        Телега!
        Я из последних сил подволокла раненого обратно к телеге и посмотрела на ящики. Великий Янус, еще их стаскивать! Ну что за день!
        Посмотрела на раненого, на его пропитанную кровью одежду, и дотронулась до банки с мазью - еще не остыла.
        Я разгрузила телегу, сделала из ящиков что-то вроде ступенек, и нашла широкую доску. Смогу по ней затащить такого крупного мужчину на повозку? От одной мысли, как это будет трудно, кружилась голова.
        Мазь остыла...
        Я опустилась на колени рядом с чужаком и рывком вытащила нож Полевок. Затем разрезала пропитанную кровью рубаху торговца. Из раны сочилась кровь.
        Обычные раны мы всегда промывали кипяченой водой, обрабатывали, прикладывали плотные куски ткани, пропитанные лекарственными травами, перевязывали. Но здесь я не могла развести огонь, чтобы вскипятить воду - сразу привлеку внимание Лесных.
        Промывать рану речной водой тоже не стоит - точно занесу заразу!
        Мазь должна сделать все! Не зря цена лекарствам Травницы так высока! По крайней мере, я очень надеюсь, что мы избежим заражения!
        Я старалась сделать все как можно быстрее: наложила толстый слой мази, перевязала мягкой чистой тканью, что нашла в одном из ящиков, и только потом выдохнула с облегчением.
        Мужчина не просыпался, только стонал во сне и вертел головой, словно ему снился кошмар. Бормотал что-то неразборчивое.
        Пока я затащила его на телегу - стемнело. срочно возвращаться домой.
        Зубастый еще не пришел за мной только по одной причине - он главный герой пира и должен сидеть рядом с вождем. Как только праздник закончится, он отправится на мои поиски, так что я должна его опередить!
        А что, если он пойдет искать чужака? Что, если найдет его и убьет?
        Я схватила телегу и потащила, проклиная свою хрупкую фигуру. Как же тяжело!
        Но я бы не уснула, если бы оставила чужака в опасности. Особенно после всего, что пришлось пережить и ему и мне.
        Я спрятала торговца на опушке около болота.
        - Здесь самое безопасное место. Я должна идти.
        На эмоциях я дотронулась до руки мужчины:
        - Поправляйся, пожалуйста!
        И он сжал мою руку с такой силой, что из глаз чуть не брызнули слезы.
        - Ай! - я попыталась вырваться, но не тут-то было.
        Чужак держал мою руку железной хваткой несколько секунд, а потом обмяк.
        - Пернатая! - раздалось издалека. - Пернатая!
        Меня искали!
        ГЛАВА 4.
        Утро постучалось в окно клювиком Вупи:
        - Пернатая, просыпайся! Там такие булочки испекли, я весь извелся!
        - Брысь! - я сонно накрыла голову подушкой.
        - Ты только ставни открой! Аромат улови! - птица не унималась.
        - Не хочу! - организм протестовал, но я вдохнула запах свежей выпечки и застонала про себя.
        Отец вчера устроил мне такую взбучку, что я не смела показать и носа. Если бы не выпивка, которая отправила в крепкий сон почти всех Лесных, я бы не знала, куда себя деть от стыда. И так неловко показываться на глаза зевакам, что стали свидетелями гневной отповеди вождя.
        Зубастый стоял рядом с таким видом, будто сделал хорошее дело, а не сдал меня с потрохами. Это показательная порка словесными розгами только увеличила пропасть между нами.
        Как хорошо, что я не притащила торговца в лес! Так у него был шанс выжить. Тут же мужчину ждала верная смерть от рук отца или жениха. Ненависть к чужакам горела в их глазах, как лесной пожар.
        Отец поклялся, что запрет меня в клетке позора на неделю, если я хоть на минуту покину территории клана. И теперь я ломала голову, как же проверить состояние торговца.
        - Вупи! - я подлетела на кровати, подбежала к окну и распахнула ставни.
        Голубая пичужка шарахнулась в сторону и с опаской подлетела ближе:
        - Вряд ли ты так рада булкам... - птица не зря со мной бок о бок столько лет. Знала, что я что-то задумала.
        - Залетай! - я гостеприимно отошла в сторону, освобождая дорогу пернатому другу.
        - Эм-м-м, тут, пожалуй, полетаю. Там Лысый печенье трескает, может, что и перепадет.
        - Вупи приземлился на подоконник и заходил туда-сюда, рассуждая: - У тебя же нет заначки, правда? Ты вчера говорила, что последнюю мне скормила. Значит, ловить мне нечего .
        - Пустая моя голова! - я хлопнула себя по лбу. - Еще целая коробка есть!
        - Целая коробка? - Вупи рухнул назад в притворном обмороке, дернул лапками и приоткрыл один глаз: - И все мне?
        - Все тебе! До последней крошки! - пообещала я, осторожно беря птицу на раскрытые ладони.
        Вупи резко открыл глаза и приподнял голову, обвинительно глядя на меня:
        - Я туда не полечу!
        - Ну, Вупи, пожалуйста! Только проверь, жив ли! Скажи, что я не могу пока прийти! -умасливала я птицу: - А печенья твои любимые, с семечками, из васильков и подсолнечников, так и пахнут солнцем!
        - Жестокая! - пташка жалобно поджала лапки, лежа на спине, а потом хитро прищурилась: - Только посмотреть?
        - И сказать!
        - Ничего не скажу! - отвернулась птица, фыркнув, как недовольный еж.
        - Хорошо-хорошо! - я видела, что еще немного, и Вупи вовсе откажется помогать. Даже печеньями не уговорю!
        - Целую коробку! Сразу! И все мне! - птица перевернулась, встала на лапки и осмотрелась по сторонам. - Покажи, что точно есть!
        - Вупи! - возмутилась я. - Ты мне не доверяешь?
        - Когда речь о целой коробке цветочного печенья, я не доверяю никому! - Вупи выглядел неумолимо, его упрямство вызывало улыбку.
        Я посадила птицу на кровать, а сама полезла под нее и вытащила припасенную коробку. Как я кстати вчера утром посетила кухню!
        - Вот, смотри! - я показала железную коробку, под завязку наполненную цветочной выпечкой, и засмеялась над вытянувшимся клювом Вупи. Щелкнула крышкой и сказала: -Сначала слетай!
        - Вредная! - птаха обиженно нахохлилась. - Хоть одну бы дала на дорожку! Для скорости!
        - Наоборот! Так ты стрелой полетишь и вернешься быстро. Печенька тебя только утяжелит.
        Вупи поднялся в воздух, сделал круг по комнате и вылетел в окно со словами:
        - Это первый и последний раз, когда я так продаюсь! Так и знай!
        - Знаю, знаю! - крикнула вдогонку и застыла у окна в тревожном ожидании.
        Жив ли незнакомец? Перенес ли влажность лесной опушки? Помогло ли снадобье Травницы?
        Вупи не было невыносимо долго. Наконец, когда я уже была готова бежать на поиски птицы, в листве мелькнул лазурный хвост.
        - Что там? - спросила, как только цепкие лапки коснулись деревянной рамы.
        Вупи мрачно посмотрела в ответ и вздохнул.
        - Что там? Не пугай меня! Тебя поймали на полпути? Не пропустила защитная магия? -предположила я.
        - Видел я чужака, - буркнула птица, опустив клюв.
        И у меня все опустилось.
        - Жив?
        - Если можно так сказать... - пробормотал Вупи.
        - Ты подлетал? Слушал дыхание?
        - Его то озноб бьет, то лихорадит, - поделилась птица. - Выживет ли он? Уж как решит Великий Янус!
        - Все так плохо? - я прикрыла рот рукой. Хотелось бежать и самой посмотреть на состояние раненого, но Зубастый ходил по мосту напротив, то и дело заглядывая в окна. Караулил!
        - Плохо, Пернатая! Но ты сделала для него все что могла! - казалось, птица сама расстроилась от увиденного.
        - Вупи, - я умоляюще посмотрела в глаза птице. - Очень тебя прошу, ты мог бы и завтра слетать на разведку!
        Птаха нахохлилась, посмотрела в сторону коробки печенья на кровати и молча кивнула.
        Следующая неделя показалась мне сплошной нервотрепкой. Я охотилась на обелиску, но та ускользала от меня, словно дух леса. Зубастый не сводил с меня глаз, словно преследовал с рассвета и до заката. А Вупи приносил с опушки леса лишь неутешительные новости - раненому не становилось ни лучше, ни хуже. Торговец, по словам птицы, не приходил в сознание.
        Но самой убийственной вестью было объявление отца о том, что завтра вечером состоится традиционное испытание силы моего жениха - Зубастого. Если тот докажет, что может исполнить желание невесты и окажется достойным ее, то со следующей молодой луной состоится наша свадьба.
        - Пернатая, дочь Дикого, назови свое желание! - громко спросила Ведунья, что проводила все ритуалы Лесных.
        Лобное место было полно соклановцами. Толпа замерла в ожидании. Казалось, что все затаили дыхание, до того хотели услышать желание невесты, дочки вождя.
        - Поймать живой птичку-обелиску! - так же громко сказала я, зная, что если я -Пернатая - не смогла за год ее поймать, то куда уж Зубастому!
        Никакой свадьбы! Только свобода!
        - Зубастый, сын Г олосистого, ты слышал желание своей невесты? - спросила женщина, чья кожа была усеяна рисунками рун.
        - Слышал, Ведунья! - почтительно поклонился мужчина в медвежьей шкуре.
        - Испытание силы начинается сегодня после заката и продлится до завтрашнего захода солнца. Зубастый, сын Голосистого, докажи, что ты достоин быть с Пернатой!
        - Давай! Давай! Давай! - стали выкрикивать со всех сторон.
        Зубастый подошел ко мне, опустился на колени, положил руку на грудь и прорычал обещание:
        - Я пройду испытание, иначе я недостоин Пернатой!
        ГЛАВА 5.
        Медвежья морда на голове жениха смотрела с хитрым прищуром, а от самого мужчины исходила повальная волна уверенности в себе. До дрожи! Самый сильный Лесной не сомневался, что пройдет испытание невесты и одержит очередную победу.
        - Живой так живой! - нареченный воткнул кинжал в землю, обещая, что возьмет обелиску голыми руками. Лесные возликовали! Воины клана поддержали рычанием и громким топотом.
        Темные, как ночь, глаза блеснули в предвкушении. Жесткая линия рта изогнулась в плотоядной улыбке.
        - Пернатая, скоро будешь моей! - прошептал Зубастый. Но я услышала!
        Один мой вдох, и медвежья шкура скрылась в темно-изумрудной зелени. Ветви качнулись и замерли, словно никого и не было.
        Жених с таким рвением бросился на поиски обелиски, что я запаниковала: неужели поймает? Просто на чистом упорстве? Что если подвернется случай?
        Затаив дыхание посмотрела на заходящее солнце, что полыхало оранжевым заревом, и прислушалась к себе. Предчувствие молчало, словно рыбка в лесной реке.
        Будет ли Зубастому сегодня сопутствовать удача?
        - Пернатая, теперь все решит Великий Янус, - положил мне руку на плечо отец.
        - Зачем Зубастый отправился на ночь глядя? Птицы спят... - это беспокоило меня больше всего.
        Я поняла, что всегда охотилась на озорную пичужку с рассвета и до заката, но ночью -никогда. Когда на лес опускалась влажность, все закрывались в своих домах, животные прятались в норах, а птицы - в гнездах. По негласному закону жизни никто никого не тревожил , давая передышку в вечной суете.
        Что, если нареченный найдет убежище обелиски? Что, если легко схватит ее?
        Какой позор мне и счастье ему! Столько преследований против одной ночи!
        - Я год за ней гонялась, - прошептала я, нервно теребя серьгу-перышко. - Обелиска юркая, как заяц, и хитрая, как лиса. Неуловима, словно лесной дух. Она же ему не дастся?
        - Ты говоришь это с надеждой, дочь моя, - недовольно нахмурился отец. Вождь не одобрял моей строптивости и желания свободы. - Довольно порхать, как твои птицы, нужно осесть и свить гнездо!
        - По легендам в обелиске живет дух лесной девы. Ты видишь суть, Пернатая! - за спиной раздался сухой голос Ведуньи, и я вздрогнула от неожиданного вмешательства.
        - Готовься к свадьбе, - громко заявил отец.
        - Дикий, не торопись! - подняла руку Ведунья. - Испытание никто не отменял!
        - Зубастый принес нам победу над Полевками! Птица отважному не помеха, я уверен! Иначе он и дочери моей не достоин! - вождь развернулся на пятках, звякнули амулеты на шее, зазвенели металлические диски на поясе.
        - Янус рассудит, - Ведунья задрала голову вверх и закрыла глаза.
        Лесные расходились. Я прислушалась к разговорам и ничуть не удивилась, что все верили в успех Зубастого и обсуждали нашу с ним свадьбу, как нечто предопределенное. Пускали слюну на будущие яства праздничного стола, предполагали цвет и покрой моего платья на обряде и спорили, какие цветы будут в венке.
        Волнение захлестывало меня с головой даже тогда, когда на лес опустилась глубокая ночь. Я сидела на оконной раме в нашем с отцом домике на дереве и смотрела в тишину леса.
        - Пернатая, закрой ставни! Пускаешь влажность! - сурово приказал отец, постучавшись кулаком в дверь.
        Кажется, отец понимал, что мне не до сна сегодня, да и не требовал ложиться. Поэтому я скрипнула затвором, закрыла ставни и села на кровать.
        Вот бы сейчас хоть с кем-то поговорить! Поделиться тревогами!
        Но Вупи сегодня даже не показался, маленький хулиган! Где пропадает?!
        И вести от раненого не принес! Вчера торговец все еще боролся с пламенной горячкой, а влажный климат леса совсем не способствовал выздоровлению. Что же сейчас с ним? Дышит ли?
        Очнулась от стука в дверь и чуть кубарем не скатилась с кровати. Я заснула калачиком в неудобной позе и теперь все мышцы сводило, ноги подгибались.
        - Пернатая, вставай! - по голосу отца сложно понять, что случилось.
        Я рывком открыла дверь:
        - Поймал?! - и даже не знаю, что больше было в этом вопросе: разочарования или радости.
        С одной стороны нужно было отплатить за снадобье Травнице, иначе она возьмет еще дороже - неоплаченные долги у этой женщины страшны. С другой стороны, если Зубастый поймает обелиску, то скоро настанет день моей свадьбы, конец моей свободы. И конец надеждам найти настоящую любовь!
        Отец уверял, что я полюблю Зубастого со временем, что важно в мужчине другое, но я была не согласна! Он мне как брат, друг, но никак не возлюбленный!
        Вожак стоял в полном ритуальном облачении, а это значило только одно - испытание пройдено.
        Я отступила на шаг, держась за стену, и смотрела вперед невидящим взглядом.
        - Пернатая, - обратился Дикий.Я услышала, как в голосе звенел гнев. - Ты все-таки спасла чужака?!
        Что? Чужака? - я встряхнула головой, прогоняя обездвиживающий туман. - Отец говорит о торговце?
        - Откуда... - прошептала я одними губами, смотря на раздувающиеся ноздри вождя. Отец был готов рвать и метать.
        - Откуда? - Дикий стукнул концом посоха по полу, рвано выдыхая: - А оттуда, что именно чужак поймал обелиску! Что будешь делать?!
        Я отступила еще на шаг, не веря своим ушам. Нет, я ослышалась! Как может раненый поймать пернатую егозу?
        - Этого не может быть! - замотала я головой.
        - Может! Зубастый собственными глазами видел! И двое свидетелей тоже!
        Свидетели не могли врать! Два члена клана обязаны были следить за чистотой испытания и неотступно следовать за нареченным!
        - Но. как? - у меня не укладывалось в голове подобное. Неужели, обелиска удрала из леса, гонимая женихом? И прямо на опушку, в руки чужаку? Бред какой -то! Как мог полуживой поймать лесного духа?
        - Великий Янус всему судья! - пророкотал вождь. - Согласно законам, теперь мы обязаны устроить пир в честь исполнителя желания, а твоя свадьба отменена. Вот только,
        Пернатая, как же нам накрыть столы, если мы не можем пустить чужака на территорию?! И как теперь быть Зубастому? Он бродит, как околдованный, места себе не находит! И все из-за тебя! Спасла чужака? Теперь расхлебывай!
        ГЛАВА 6
        К Зубастому не подходил даже Дикий. Энергетика разозленного проигрышем жениха сквозила в воздухе, черными тучами летала над кланом. Все были ошеломлены, казалось, даже дети старались играть тише, а взрослые - говорить только шепотом.
        Я осторожно пробралась через кусты малинника к двум свидетелям и встала рядом, подслушивая.
        - Он бы убил чужака, если бы не мы, - задумчиво ковырял палкой в земле Горбатый.
        - Говорил тебе, надо было задержаться! Тогда мы смогли бы с чистой совестью сказать, что ничего не видели, а Зубастый бы вернулся с птицей! - сетовал Лохматый.
        - Ведунья бы нас прокляла за лживый язык! Ты хочешь, как Быстрая, нарваться на ее гнев? Помнишь, как она мучилась кошмарами двенадцать полных лун подряд? -Горбатый так выпучил глаза, что они стали походить на два круглых черных камешка.
        - И не говори! Жуть берет, когда вспоминаю эти крики по ночам! - вздрогнул Лохматый и поежился.
        - Бедняга, - покачал головой Горбатый, отбрасывая палку в сторону.
        - Но Зубастого мне жаль еще больше! Ты же видел, как эта птица сама села на грудь чужаку? Тот ее ладонью - цап - и накрыл! - Лохматый хлопнул себя по груди, повторяя увиденное.
        - Зубастый выдохся весь, да и мы. Всю ночь за обелиской прыгали по веткам, чуть шею десять раз не свернули, двадцать - чуть из виду не потеряли, - Горбатый потер спину, выгибаясь.
        - Вымотал птицу, а поймал другой! Это проклятие! Зубастому надо было принести жертву перед испытанием! - Лохматый почесал пятерней поясницу. - Великий Янус решил, что Зубастый израсходовал свою удачу.
        - Точно! Это все потому, что Зубастый не станцевал танец победителя у костра в вечер пира, а отправился за Вупи к опушке! - Горбатого словно озарило.
        - Думаешь... - громко зашептал Лохматый, - ... все из-за этого?
        - Только Великий Янус знает, из-за чего. Но знаешь, я тут слышал, что этого чужака наша Пернатая спасла. Мол, кто-то видел, как она кралась от Травницы! - Лохматый шептал так громко, что я слышала каждое слово не напрягая слух. Склизким червям по коже пробежала неприязнь.
        - Да что слушать на стороне, когда я собственными глазами видел, как вождь после пира отчитывал Пернатую за то, что она хотела притащить чужака в лес! - Горбатый хлопнул себя по бедру, делясь новостями.
        - Да ты что?! - Лохматый даже рот открыл от удивления.
        - Да! Вот так-то! А теперь чужак исполнил желание невесты! - подбрасывал дрова в огонь сплетен Горбатый.
        - Зубастый его убьет! Как только возможность будет. Даже рука не дрогнет, я уверен! -Лохматый посмотрел в сторону густой чащи, куда ушел Зубастый, и покачал головой. - А ведь победитель должен будет на пире присутствовать!
        - Пир?! Какой пир? Это чужак! - проорал удивленно Горбатый.
        - Тише ты! - Лохматый орал ничуть не меньше. - Это обычай! Ты знаешь, Великий Янус чтит обычаи и жестоко наказывает за их несоблюдение! Вон, Зубастый, жертву не принес, победный танец не станцевал - вот все и... - мужчина показал пальцем вниз, словно изобразил птицу в пике. - Еще я слышал, обелиска это лесной дух! Так что все не просто так!
        - Тогда не знаю, как Пернатая выкрутится! Слышал, вождь свалил все на нее.
        Я тихо отступала, стараясь не наступать на сухие ветки. Лохматый прав - обычай есть обычай. Если не накроем пир в честь героя, что поймал обелиску, то разгневаем духов. Любое последующее несчастье свалят на меня с отцом, и тогда точно не избежим беды!
        Отца я нашла у реки, он стоял на большом камне и смотрел в сторону истока.
        - Папа. - предупредила о своем появлении издалека, боясь, что отец дернется с испугу и упадет с валуна.
        - Я слышал тебя, - недовольно проворчал Дикий. - Придумала, как разгрести то, что натворила?
        - Да, - тихо сказала я, садясь на валун и свешивая ноги. Отец опустился рядом, скрестил ноги и всмотрелся в мое лицо.
        - Помни, что тебе нельзя ошибиться, - ответственность за клан не сгорбила его плечи с возрастом, а вот на меня этот только один этот вопрос давил так, что заставил повесить голову вниз.
        - Что, если мы накроем пир на опушке? Так мы не нарушим обычай предков и сохраним в безопасности клан.
        - В безопасности за территорией леса? - прищурился вождь. - Вне клана не может быть безопасно! Что, если нас будут поджидать враги? Что, если твой раненый - наш враг?
        - Откуда они знают про наш обычай, отец? - заметила я. - А торговец, даже если он враг, ничего не сможет сделать. Я даже не знаю, в каком он состоянии.
        - Не ври! Я видел Вупи, летающего каждый день на опушку! - отрезал Дикий, и я прикусила язык.
        Мне никогда не удавалось обмануть отца!
        - Торговец метался в горячке, отец. Он не представляет угрозы.
        - Видел я твоего чужака... - обронил вождь, смотря на гладкую поверхность реки.
        Я встрепенулась от новости, но не осмеливалась спросить. Ждала, пока отец сам продолжит. А он все смотрел на воду.
        - Ты ходил на опушку? - не выдержала я. Нужно было хоть как-то разговорить упрямого вождя Лесных.
        - А как иначе? Нужно было поприветствовать героя, что исполнил желание дочери! - в каждом звуке звучало недовольство.
        - Обелиска у него? Прямо в руках? - этот вопрос не давал покоя. Как же получилось, что неуловимая егоза сама бросилась тому в руки?
        - Свидетели посадили обелиску в клетку, как и полагалось. Твое желание могло упорхнуть. - хмыкнул Дикий. - Моя дочь - умная девочка! Загадала простое на вид испытание, а оказалось, что даже самый сильный Зубастый не смог его пройти! -восхитился вождь, словно хвастался с долей грусти невидимому другу.
        - Где она? - я вскочила на ноги.
        - Что? Собралась упорхнуть, как птаха? Не зря ты Пернатая, - тяжело вздохнул отец.
        - Нет-нет, - сдерживая порыв, я села обратно и покосилась на отца. - А ты не видел там Вупи?
        - Этого голубого засланца? - Дикий тоже любил пташку, но скрывал это так старательно, что иногда переигрывал. - Я оставил его присматривать за чужаком вместе с Тихим и Курносым.
        - Но. зачем?
        - Отпаивают твоего героя, чтобы не разгневать богов. Он должен дожить до пира, а там -пусть хоть помирает.
        - Отец, так ты согласен на пир на опушке? - я взволнованно положила руки на грудь.
        - А у нас есть выход? - вождь поднялся, позволив себе громкое кряхтение. - Иди, прикажи воинам идти на охоту. Завтра у нас пир на опушке в честь героя! Пусть готовятся!
        ГЛАВА 7.
        Законы клана суровы и соблюдаются неукоснительно, чтобы не навлечь гнев богов. Иначе бы мне ни за что не позволили появиться в ритуальных одеждах перед чужаком.
        - Эка невидаль! - всплеснула руками Ведунья. - Жених и чужак колени преклонили, оба бледные, как снег.
        Зубастый оскалился, но голову не поднял. Его кулаки сжались до посинения, а шея напряглась до предела. Мужчина, как натянутая тетива, готов был выстрелить во врага от малейшего касания.
        Торговец же выглядел неважно: опустил веки, словно еще дурно себя чувствовал, но потом синие озера глаз лихорадочно блеснули, отражая внутреннюю силу и собранность.
        А чужак не лыком шит! Характер тоже боевой, ничуть не уступает Зубастому. Если бы не ранение, даже не знаю, как бы сейчас все сложилось!
        Никогда еще пир не проходил в таком напряжении и звенящей тишине. Низкие столы стояли в высокой траве, а не на подвесной площадке, поэтому присутствующие чувствовали себя незащищено и постоянно оглядывались, прислушивались.
        По периметру на страже спокойствия стояли Лесные, чтобы вовремя сообщить о возможной угрозе. А в центре пиршества, на пятачке, свободном от столов, стояла я с отцом. По обычаю - вся в зеленом, словно нераспустившийся листик по весне, а под моими ногами - преподнесенная в дар невесте птичка-обелиска в клетке.
        Вот только пойманная не тем!
        Что за насмешка судьбы? Плату за спасение для Травницы поймал сам раненый!
        Вупи приземлился на мое плечо и вел себя непривычно тихо. Но узнать, в чем дело я не могла - слишком много ушей, да и момент неподходящий.
        Со смешанными чувствами смотрела на преклонивших перед вождем колени мужчин и не знала, чем закончится ритуал.
        - Зубастый, ты не прошел испытание силы! - грозно сказал вождь и каждый в клане понял, насколько не одобряет ситуацию Дикий. - Свадьбы на следующую молодую луну не будет, так хочет сам Янус!
        - Но, вождь! - вскинул голову Зубастый, жадно глядя в глаза предводителю в поисках поддержки. - Чужак не может считаться женихом Пернатой!
        - Верно! - важно кивнул вождь. - Чужак есть чужак, он не может стать женихом! Он не Лесной!
        Зубастый быстро взглянул на торговца, который с каменным лицом смотрел на вождя. И зашипел змеей:
        - Я готов пройти испытание еще раз! Прошу, вождь, дайте мне еще один шанс!
        - Ты хоть раз слышал, чтобы испытание силы проводилось дважды?
        - Но я также никогда не слышал, чтобы невесты просили поймать неуловимую птицу! Медведя, кабана, лося - я бы все это принес без проблем! Хоть разом! - Зубастый готов был рвать зубами за свое.
        - Неуловимая?! - вождь указал рукой на клетку. - Тогда что это такое?
        - Я выматывал птицу всю ночь! Это просто совпадение! Обелиска, наверное, приняла его за труп! - Зубастый почти прокричал это в ухо чужаку.
        Торговец даже глазом не моргнул - продолжал смотреть на вождя. Чужака переодели в зеленую мужскую ритуальную тунику, все согласно традициям. И смотрелся он так странно, непривычно, что я не могла отвести от него взгляда. А вот Зубастый стоял в обычной шкуре и зверел от одного только нашего парного внешнего вида.
        - Испытание ты не прошел, - отрезал Дикий, слова пророкотали, как раскат грома: - С этого момента ты, по законам клана, лишаешься статуса нареченного Пернатой!
        - Но вождь! - вскочил на ноги Зубастый, но под тяжестью взгляда Дикого опустился обратно на одно колено.
        - Благодари Януса, что обелиску поймал чужак, а не кто-то из Лесных! - разозлился на любимчика Дикий. - Тогда свадьбы с другим было бы не избежать!
        - Дайте мне еще шанс! - Зубастый требовательно посмотрел на меня, словно я должна была вмешаться.
        «Ну же, давай! Скажи отцу!» - словно говорил его взгляд.
        И вот тут я поняла, что не хочу заступаться за Зубастого.
        - Нужно следовать воле богов, - осторожно прошептала я то, что вбивали с детства. На самом же деле я воспользовалась шансом встретить свою любовь. Вдруг, мне улыбнется удача?
        Зубастый дернулся, как от удара и резко втянул воздух. Побагровел от ярости, надулся, и быстро опустил голову, чтобы вождь не увидел реакции. Но Дикий заметил - он хорошо знал своих людей. И потому сказал:
        - Зубастый, я дам тебе еще шанс побороться за статус жениха моей дочери. А пока, считай, что начинаешь сначала! - вождь величественно поднял голову, а потом раскинул руки, словно отрываясь от земли ввысь и начал: - Лесные! Сегодня мы приветствуем необычного гостя и чтим героя, что раненым прошел испытание силы! Этот пир - в его честь! Прошу, герой, встань и расскажи о себе!
        Торговец оперся о согнутое колено и встал, стараясь скрыть, с какой болью даются движения. Однако, стоит признать, что выглядел раненый куда лучше, чем в нашу единственную встречу.
        - Меня зовут Дерек, я торговец Гор. Когда я вез товары мимо вашего леса, то на меня напали. Им нужна была лошадь, а я боролся за своего единственного коня, поэтому получил ножом в грудь...
        Шепот обсуждений пролетел над столами. Всех интересовало, что же было дальше, но чужак, казалось, закончил свое приветствие.
        - Скажи, торговец Гор, Дерек, как ты поймал обелиску? - Ведунья выступила вперед, показывая всем клетку с птицей. - Герой должен хвалиться победой.
        - Это не победа, а случайность, - возразил Дерек, заслужив ропот одобрения в толпе за то, что не стал бахвалиться. Все видели, как бледен мужчина от потери крови. Было бы смешно говорить, что он прошел испытание благодаря своей силе и проворности.
        Чтобы поймать обелиску мне не хватало ловкости! Тогда какая реакция должна быть у торговца, чтобы умудриться схватить птаху? Или это действительно воля небес?
        - Какая случайность? Какой торговец Г ор? - взревел Зубастый и рукой плашмя шлепнул чужака по груди. - У какого дельца такие грудные мышцы! Это телосложение воина!
        Лесные охнули, а я вскрикнула: «Он же ранен!»
        Дерек сложился пополам и угрожающе посмотрел на разошедшегося Зубастого. Во взгляде чужака сквозило предупреждение: только еще раз тронь!
        - Зубастый! - возмутился вождь и со всего размаху толкнул концом посоха бывшего жениха в грудь. - Если не успокоишься, я прикажу на час охладить твой пыл в реке!
        Зубастый сгорбился, показывая подчинение, но это скорее напоминало ежа, что скрутился клубком, выпустив иголки.
        - Давайте поприветствуем героя испытания силы моей дочери и вкусим яства в честь торговца Гор, Дерека! - Вождь понял, что пора начинать, пока все не сорвалось в неконтролируемую схватку.
        Зубастый еле держался! Для него это был сущий ад и худшее унижение. Сидеть за одним столом с теперь уже бывшей невестой, новым героем дня и вождем, что в нем разочаровался.
        Первый ритуальный тост по обычаю произносила Ведунья:
        - Великий Янус благословил Дерека, сына Гор. Осушим бокалы в дань уважения!
        Торговец еле выпил приторный нектар до дна, он с трудом глотал густой напиток, стараясь не морщиться.
        - Не ел ничего все эти дни, - заметил Вупи, зашептав на ухо. - Туго придется!
        Я кивнула, соглашаясь. Да уж, стол был сытный, а блюда - жирные. Для желудка, отвыкшего от пищи, это настоящее испытание.
        Зубастый, что неустанно следил за каждым движением чужака, быстро понял, в чем дело и отломил кабанью ногу. Положил перед героем дня и провозгласил:
        - Откуси хоть кусок в знак уважения к Лесным!
        Дерек посмотрел на Зубастого так, словно видел насквозь, а я затаила дыхание. Съесть даже кусок будет очень трудно!
        Но торговец взялся за кабанью ногу, поднес ко рту и впился зубами. Откусил, продемонстрировав всем белизну зубов и большой кусок. Лесные одобрительно затопали.
        Вот только проглотить не смог! Никак! Как бы не старался!
        Этого я и боялась! Он нарушал обычай, и Зубастый обязательно к этому привяжется!
        - Ты выплюнул нашу еду, чужак? Не уважаешь труд наших воинов, что поймали живность?! Пренебрегаешь трудом наших женщин, что приготовили еду?! Воротишь нос от труда наших детей, что накрыли на стол?! - расходился все больше и больше Зубастый.
        Лесные затихли, настороженно смотря на чужака. Дерек искренне старался прожевать, но не мог. Торговцу явно было нехорошо.
        - Отец, он ранен... - я постаралась вступиться за мужчину, чем заслужила яростный взгляд бывшего жениха.
        - Обычай есть обычай, именно потому мы здесь, - вождь был непоколебим, и губы Зубастого расползлись в хищном оскале.
        - Я, Зубастый из клана Лесных, сын Г олосистого, и я бросаю тебе вызов за оскорбление чести клана!
        - Отец! - я вскочила на ноги, понимая, что это будет избиение младенца.
        Но вождь смотрел молча вперед, ожидая, примет ли вызов торговец.
        ГЛАВА 8.
        - Зубастый! - моя сдержанность испарилась, как роса поутру. Затрясло от гнева так, что стало страшно сорваться.
        Строгая иерархия клана, уважение к отцу-вождю, беззаботность - все это я забыла в тот миг, когда поняла, что бывший жених решительно настроен убить чужака. И, что самое страшное, я знала, что никто не вступится за раненого! Иначе, по законам клана, должен будет принять вызов на себя.
        - Молчи, женщина! - строго посмотрел на меня Зубастый. - Не вмешивайся!
        - Папа! -какое тут уже формальное общение, когда царит вопиющая несправедливость?
        Все взгляды Лесных с пары мужчин переключились на меня. И я почувствовала, как меня засасывает трясина сомнения.
        Как же быть? Если начну возмущаться поступком Зубастого, тем, какому именно мужчине хочет отдать меня отец, все закончится очень быстро! Я знаю нрав вождя. Не зря он - Дикий, что железной рукой управлял кланом вот уже несколько десятков лет.
        Любой чужак, что сеет конфликт, будет мгновенно убит им. И моему народу не понравится, что я унизила Зубастого при чужаке и на глазах у всех. Женщина могла сказать все только дома, вдали от любопытных ушей, иначе ее мужчину и ее саму переставали уважать.
        Как же я могу пошатнуть репутацию лучшего воина клана?
        Но меня разрывало от поступка Зубастого! Я не могла молча наблюдать, как Дерека убьют!
        А еще я отчетливо поняла - мы с Зубастым не пара!
        Я все понимаю - защита клана, но это уже перебор!
        - Что скажешь, торговец Г ор? - спросил вождь.
        Дерек медленно поднялся, распрямил плечи, поднял голову вверх и спокойно встретил вызывающий взгляд Зубастого:
        - Мужчина не может не принять вызов. Но и бросающий его при подобных обстоятельствах - не мужчина.
        Зубастый рыкнул, а Дерек продолжил:
        - В наших краях есть поговорка: червяка давит слабый. Я перестану быть «червяком» через пару недель, и тогда смогу по достоинству ответить на вызов.
        - Ты просишь отсрочки?
        Я закивала головой, подлетела к отцу и практически повисла у того не руке:
        - Согласись, вождь! Это будет справедливо! Тем более в такой праздничный день!
        - Торговец нарушил наши традиции. Соблюдая обычай, мы пришли сюда и накрыли столы, подвергая себя опасности. Справедливо, если и дальше мы будем придерживаться наших законов! - известил вождь всех.
        Отец тоже хочет устранить чужака?
        - Ты слишком о нем беспокоишься, - процедил сквозь зубы Дикий, не поворачивая головы. Эти слова - только для моих ушей.
        Как же мне хотелось выть от этих правил! От этой вечной осторожности! От того, как всегда перестраховывался отец!
        - Так нельзя! - зашептала я на ухо отцу. - Зубастый бросается на раненного! Так делают только звери. Кто его будет уважать после этого?!
        - А мы и есть звери. А это - чужак, - тихо пояснил вождь. - А чужак - угроза клану, Зубастого все поймут.
        Я отступила от отца, сжимая кулаки.
        Как же так? Дерек, что продержался только на снадобье, вот так умрет?! Я не позволю этому случиться! Но что я могу сделать? Принять вызов? Даже смешно!
        Такой поступок только опозорит и меня, и Зубастого. Но главное - отца. Вожак всегда
        горой стоял за репутацию, такого точно не простит. Выдаст замуж за дурака, чтобы неповадно было!
        Вождь выступил вперед, встал между Зубастым и чужаком и провозгласил:
        - Раз сын Гор принял вызов сына Леса, так тому и быть! Чтобы сравнять шансы, Зубастый будет безоружен, а Дерек - с топором. Так духи не разгневаются за несправедливость, ведь один из них ранен...
        Топор? Хватит ли этого, чтобы отбиться от пышущего здоровьем Зубастого? Торговца шатает на ровном месте от слабости!
        Отец с угрозой посмотрел на меня и лишь одними губами прошептал:
        - Остановись!
        Авторитет родителя и вождя давил на мои плечи вдвойне.
        Зубастый недовольно протянул Дереку свой топор. Чужак посмотрел на ручку, провел пальцем по острию и благодарно кивнул.
        - Так лучше! - заметил он.
        Зубастый промолчал, вопросительно посмотрев на вождя.
        - Да будет бой! - объявил Дикий.
        Как бы мне хотелось, чтобы это был бой до первой крови! Но последние слова вождя не оставляли надежды. Противник либо рухнет без сознания от ранения, либо будет повержен.
        - Что творится, Пернатая! Что творится! - Вупи больно впил коготки в плечо, но куда больнее было даже подумать об исходе боя.
        - Вупи! Мешай Зубастому!
        - Да он меня в кулаке раздавит и делов! Я тебе надоел? - возмутился птаха.
        - Прости, я не подумала об этом.
        - Ва-ва-ва-ва-ва-ва-ва! - Лесные прикладывали ладонь ко рту в воинственном кличе. Затопали так, что земля заходила ходуном.
        Бой начался!
        Зубастый сорвался с места, ловко уклонился от удара топора, и толкнул Дерека в спину. Чужак, вопреки ожиданиям, не отлетел, а всего лишь шагнул вперед, присел и сделал подсечку, заставляя Зубастого прыгать, как кузнечик.
        -Р-р-р, - зарычал зверем бывший жених и отпрыгнул от удара, что мог рассечь его пополам.
        - Чужак неплох! - возбужденно заметил Вупи. - Очень неплох!
        Но я видела - Зубастый не выкладывался, а как будто подбирался, играл. Вот только начинал все больше злиться и понимать, что игры не получится - выйдет кровавая схватка.
        -Жух! - топор задел бедро бывшего нареченного и тот зашипел. Больше от злости, чем от боли.
        - Ого! Задел лучшего воина! Чужак хорош! - Вупи захлопал крыльями, не взлетая, переполошенный увиденным.
        Разъяренный Зубастый в отместку тут же с разворота ударил ногой в грудь Дерека так, что тот повалился на землю и застонал.
        Прямо в рану! Это низкий прием, не достойный воина!
        - Надеюсь, на этом Зубастый успокоится! - прошептала я, видя, что торговец заходится в болевом шоке.
        Но оказалось, что я плохо знала того, с кем выросла. Зубастый сорвал с пояса большой и узкий клык ягатана, который даже после смерти владельца содержит в себе яд, и понесся на Дерека.
        - Не-е-е-ет! - я рванула с места наперерез Зубастому.
        В последний момент я закрыла собой торговца, и через секунду почувствовала, как острый клык ягатана рассек мое плечо. Зубастый не смог быстро остановиться, хоть и постарался уйти в сторону.
        - Пернатая! - завопил Вупи!
        - Пернатая! - крикнул отец.
        - П-п-пернатая... - в ужасе замер Зубастый.
        - Мне конец, - поняла я.
        ГЛАВА 9.
        Яд ягатана способен унести твою жизнь. И нет ни противоядия, ни спасения, ни выхода. Убить ягатана - большая удача даже для храброго воина. Клык - настоящий трофей и смертельное оружие в умелых руках. Вот только никогда не думала, что знак доблести Зубастого поразит именно меня!
        - Ложись. Смотри на меня, не теряй сознание! - торговец осторожно переложил меня землю. - Дай посмотрю.
        Чужак заглянул мне в глаза, положил руки на запястье и замерил пульс, с тревогой осматривая глубокий порез.
        - Края чернеют... - тихо заметил Дерек, и я поняла, что солнечные лучи, что ласкают лицо так нежно - последние в моей жизни.
        Страх за собственную жизнь расползся по венам, проник в каждый орган, заполнил каждый сосуд. Неужели, я умру такой молодой? Неужели, не испытаю настоящей любви?
        Зубастый выронил клык и медленно сел на землю. Его глаза в растерянности бегали по моему телу, а кулаки то сжимались, то разжимались. Жених не понаслышке знал, сколько воинов погибают от ягатана - в той схватке с животным он потерял несколько верных товарищей, и со страхом смотрел на меня, протягивая трясущиеся руки.
        Поздно сожалеть! Роковой вызов на бой не оставит шанса другу детства вернуть статус жениха - невесты не будет!
        Холод стыл в жилах.
        - Пернатая. - Зубастый схватил меня за руку, его взгляд был полон раскаяния, а затем посмотрел на чужака, словно тот был корнем всех бед. - Проваливай!
        - Не нужно было. драться, - прошептала я, чувствуя неимоверную усталость.
        Так и знала, что это добром не кончится! Неужели, это та цена, о которой говорила Травница? Моя жизнь за жизнь чужака?
        Хотя, вряд ли его отпустят живым. Все труды в пропасть!
        Зубастый толкнул чужака в плечо. Дерек покачнулся, а потом неожиданно с размаху дал ребром ладони лесному по шее так, что бывший жених зашелся в кашле.
        Нашли время!
        Новая драка чуть не закрутилась клубком, но строгий окрик вождя быстро остановил мужчин и привел в чувство:
        - Разошлись!
        Отец встал надо мной бледный, как снег на высоких горах королевства. В его глазах плескалось отчаяние. А потом он начал действовать.
        - Ведунья, как спасти мою дочь?! - я увидела, что отец трясет пожилую женщину в нетерпении.
        Бедная старушка.
        - Папа, оставь. - я знала, что ничего не изменить. - Не надо.
        - Как Великий Янус решит. - начала женщина, на что Дикий ругнулся сквозь зубы и проорал:
        - Послать за Травницей!
        - Мы не успеем, вождь! - встрял кто-то добрый и ленивый на ногу.
        - Лети орлом! Иначе не доживешь до завтрашнего дня, как и моя дочь! Тебя постигнет та же участь! - проорал вождь, а потом заозирался по сторонам: - Где этот мелкий щегол? Вупи? Полетел за Травнице? Единственное разумное существо в клане оказалось птицей?!
        Дикого в панике еще не видел никто, даже я. Внутри стало тепло-тепло, что папа так меня любит. Но я не хотела, чтобы он горевал, когда меня не станет.
        Веки стали тяжелыми, как деревья-исполины - не поднять.
        - Не спи! - повторил Дерек, а потом поднял глаза на вождя. - У нас мало времени. Ваша Травница может спасти Пернатую? У нее есть магия?
        Вождь опустился на одно колено и, не сводя с меня обеспокоенных глаз, сказал:
        - Продержись десять минут! - сплел мои пальцы со своими отец.
        - Столько она не протянет! - от приговора чужака все вздрогнули. По рядам Лесных прокатился шепот страха.
        - Что ты мелешь? - Зубастого затрясло, он схватил чужака за одежду сзади, но вождь ударил лесного по рукам, гневно посмотрев на мужчину.
        - Сейчас не время и не место для разборок! Ты видишь, что натворил? - отец еще никогда не выглядел таким беспомощным. Мне захотелось его поддержать: я освободила руку, провела ладонью по его ноге и грустно улыбнулась.
        - Я люблю тебя, пап! - призналась откровенно, и из глаз отца полились крупные капли соленых слез. Хоть одно любовь в моей жизни была - любовь к отцу.
        Сон нестерпимо наваливался, окутывал теплым одеялом.
        - Не спи! - потряс меня за плечи Дерек, а потом обратился к отцу. - Времени нет, я попробую кое-что! Не мешайте!
        Что придумал чужак?
        А мне так хотелось закрыть глаза! Хотя бы на секунду!
        Змеиный яд парализуют, сознание становится спутанным, человек адски мучается, пока не умрет. А от яда ягатана, говорят, умирают счастливыми, потому что просто засыпают. Хоть здесь мне повезло!
        - Что ты хочешь сделать? - нервно спросил вождь.
        - Я слышал, что можно попробовать высосать яд.
        - Тогда умрешь ты? - уточнил Дикий.
        - Может быть. А может, мы разделим участь на двоих, сократив наши жизни вдвое, - слова торговца долетели до меня, словно он стоял далеко, а не сидел рядом.
        Вождь резко задрал голову и посмотрел на Зубастого с немым вопросом. А тот словно оцепенел и не мог шевельнуть и пальцем.
        Я почувствовала, как рукав туники задрали еще выше раны и кто -то припал губами к ране. Вяло, из последних сил повернула голову и увидела синие, как горные озера, глаза Дерека.
        Неужели, спасет? Или мы отправимся к предкам вместе?
        ГЛАВА 10.
        Горло сушило так, что я мечтала проснуться у реки, перевалиться на бок и как следует напиться. Припала бы и не отпадала несколько минут, пока не утолила жажду.
        Я приоткрыла глаз и встретилась взглядом с обеспокоенным Вупи, что то и дело крутил головой, разглядывая меня.
        - Проснулась! Пернатая проснулась! - птица взлетела вверх к потолку и вылетела в окно, чтобы тут же влететь в соседнее. За дверью послышался шорох, возбужденный разговор, а потом в комнату вошел отец.
        - Пернатая! Слава Великому Янусу, ты очнулась! - Дикий присел на кровать и смотрел на меня с таким раскаянием, словно готов был сигануть с лесного водопада на востоке прямо на камни. - Прости меня, дочь! Ты чуть не поплатилась жизнью за мою недальновидность.
        - Папа, - прохрипела я, - Воды...
        Уж очень пить хотелось! Просто невозможно, до головокружения!
        - Да-да, конечно! - отец засуетился, налил воду из кувшина в пиалу, приподнял меня и поднес чашу к моим губам.
        - Что случилось? - я не могла вспомнить последние моменты, сознание было спутано, словно в тумане. Вот я стою в центре пира в честь чужака, потом. Что же потом.
        Вода словно рассеяла туман и прояснила сознание: я вспомнила драку, клык ягатана и свою рану. А также поступок чужака.
        - Как торговец? - я посмотрела на свое перевязанное плечо.
        - Пока не очнулся, - расстроено покачал головой Дикий. - Надеюсь, боги помилуют такого смелого воина. Его раны еще не зажили, а он решился на такой поступок.
        - Он высосал яд? - вдруг, почудилось? Но тогда бы я не выжила.
        - Этот сын Гор оказался достойным воином. Он не только принял вызов раненым, но и рискнул своей жизнью, чтобы спасти тебя.
        - Но как мы не погибли? Это же яд ягатана.
        - Дерек сказал, что поделил смерть пополам, и тем самым каждый из вас сократил жизнь вдвое, дочь моя. Мы теперь в огромном долгу перед чужаком!
        - А Зубастый...
        -Не говори мне про него!
        Я вспомнила, как бывший жених оцепенел и прошептала:
        - Папа, прошу, передумай насчет нашего брака с ним. Меня кинулся спасать чужак, а не жених. Разве это не о многом говорит?
        - Зубастый хотел его заменить потом, но я не дал. Время - решающая вещь. Замешкался -и голова с плеч. Ему, как бойцу, не знать ли это? - отец сильно рассердился на своего любимчика, и это было непривычно видеть.
        Я так привыкла, что любой поступок Зубастого Дикий прикрывает заботой о клане, что сейчас в растерянности хлопала глазами.
        - Я могу навестить Дерека? - мне хотелось убедиться лично, что к нему относятся нормально. Я знала предвзятость Лесных к чужакам, поэтому не удивилась бы ничему.
        - Сначала сама поправься, - отец внимательно посмотрел на меня, провел рукой по щеке и слегка ущипнул. - Где твой румянец? Светлолицая, как луна!
        - Папа, ты можешь убедиться, что Зубастый не навредит Дереку?
        Прокрасться на опушку леса для бывшего жениха ничего не стоит. Как и снять охрану на время.
        Бедный Дерек! Мало того, что ранен, потом отравлен, так еще и топор Зубастого над головой занесен!
        - Сын Гор в безопасности! Можешь не беспокоиться об этом, - вождь сжал мою коленку, гордо вскинув голову.
        - Но, отец! Каждый воин Лесных будет горой стоять за Зубастого и не откажет, если тот захочет ночью тихо. - я представила, и мурашки страха побежали по коже.
        Он лучший убийца клана, а еще, как показали последние события, готов идти по костям. Никаких принципов, когда дело касается чужаков!
        - Торговец здесь, в нашем доме. Зубастый не посмеет и шагу ступить сюда. Особенно зная, как я зол на него! - голос вожака хрипел от гнева.
        - Здесь?! - я привстала на локтях от удивления. - На территории Лесных?
        - Я должен предоставить все самое лучшее спасителю моей дочери! - вождь закрыл глаза, и я поняла, что это решение - одно из самых тяжелых в его жизни. - Сейчас я жалею, что сам не разделил с тобой яд на двоих. Но молодой сын Гор был быстр и смел. Я должен воздать ему честь!
        Чужак на территории клана?! Вопреки всем заветам предков? Вождь лично велел пронести его через стену защитной магии?
        - Это сон? - пробормотала я, кладя голову на подушку из ароматных трав.
        Странно, пахнет, как в жизни! Разве во сне так чувствуешь запахи?
        - Отдохни, Пернатая! - вождь подсыпал что-то в курильницу, и она задымилась фиолетовым. Дикий зажал нос и вышел, а я провалилась в мир красочных видений.
        Проснусь, и пойму, что сон, а что явь!
        Когда я проснулась в следующий раз, ставни были закрыты, а вокруг стояла чернильная темнота. Ночь, только сверчки не спят.
        Я попробовала встать и удивилась ощущению полноты сил, словно восполнила энергию по самую макушку и больше не могла лежать. Осторожно встала на ноги и почувствовала слабость в мышцах. Размяла ноги, руки, шею, а потом тихонько направилась по стеночке к двери.
        Дом вождя был самым большим среди построек Лесных. Моя личная комната - роскошь. Обычно дети спят все вместе или разделены по полу. Правда, стоит признать, что один ребенок в семье - это исключение.
        Зато я точно знала, где искать торговца - в зале. Если уж его и разместили в доме, а не в моих снах, то именно там.
        Я вышла в общую комнату, зажгла светильник у двери и осмотрела помещение. Никого!
        - Причудилось... Приснилось... - пробормотала я, испытывая смешанные чувства. И поймала себя на том, что расстроилась.
        - Ты что не спишь? - вдруг из кресла, сонно щурясь, поднялся вождь.
        - Отец? - в руке дрогнул светильник. - Ты что тут делаешь?
        - Я отдал Дереку свою комнату, а сам сторожу ваш покой. Как ты себя чувствуешь? Лучше? - вождь подошел ближе и приложил ладонь к моему лбу. - Слава Великому Янусу, твоя температура стала обычной.
        - Меня лихорадило?
        - Наоборот, ты была холодная, как камень, - вождь грустно вздохнул. Плечи мужчины медленно поднялись и резко опустились. - С твоего пробуждения прошло несколько дней. Даже чужак пришел в себя, а ты.
        - Торговец очнулся? - я шагнула к комнате отца.
        - Он спит. Проведаешь с утра, Пернатая! Навестим его вместе, я зайду за тобой. Поблагодаришь спасителя лично, а я спрошу кое-что важное.
        - Хорошо, - я замешкалась, в голове роились мысли, словно пчелы возле сбитого улья. - Я пойду пока...
        Я потушила светильник и зашла в свою комнату, с трудом переваривая новости. Так это правда! Вождь был так тронут поступком чужака, что не только пропустил его на территорию, но и выходил в собственном доме!
        Что уж говорить: до утра я не сомкнула глаз и с первыми лучами рассвета распахнула ставни. Лесные просыпались, а лес наполнялся пением птиц.
        - Пефнафтая! - Вупи влетел в окно с гроздью ягод в клюве. - Ты пфоснулась! Я как фнал, принеф тебе ягоды мокулы! Они быфтро вернут филу в мыфцы!
        - Спасибо! - я от души поблагодарила птаху, подставила руку для приземления крохи и вляза гроздь из клювика. - Вупи, слетай на разведку!
        - Вот так сразу! Не успела проснуться, уже на разведку? А поболтать? Рассказать, какого это, побывать на границе этого и того света?! - Вупи - тот еще мастер юмора. За словом под крыло не лез!
        - Тебя видела там, - соврала я, зная, что впечатлительную птицу это перепугает и быстро отобьет желание колко шутить.
        - Не шути так! Нельзя! - Выпи обиженно задрал клюв, простоял так несколько секунд, а потом уточнил: - Что, чужака проведать? Посмотреть, проснулся ли?
        - Да! - улыбнулась я, радуясь, что с птицей у нас просто идеальное понимание.
        Стук в дверь прервал разговор.
        - Пернатая, ты уже проснулась? - отец, скорее всего, услышал наше бормотание с Вупи.
        - Да, отец, - я открыла дверь.
        - Пошли, спаситель очнулся. Нужно решить вопрос, - вожак указал рукой, чтобы я следовала за ним.
        - Вот и я не пригодился! - взмахнул крылышками довольный Вупи, перелетел мне на плечо и вцепился коготками.
        Дверь в комнату вожака со скрипом открылась. Отец никогда не смазывал ее, чтобы узнать о приходе чужака даже глубокой ночью, когда сон крепко держит тебя в своих объятиях.
        От скрипа Дерек подобрался на кровати .
        - Доброе утро, сын Гор.
        - Доброе утро, Дикий!
        Дикий? - я метнула тревожный взгляд на отца, но тот и бровью не повел. Значит, сам разрешил к себе так обращаться?! Все звали его вождем! Даже мне за обращение «отец» на людях частенько попадало, но я, правда, не особо слушала. Но, чтобы чужие вот так запросто...
        - Доброе утро, Дерек! - поприветствовала я мужчину. - Хорошо выглядишь!
        Так странно было видеть торговца с других земель в постели отца. Паутины плетенных оберегов так резко контрастировали с ним, что я несколько долгих секунд рассматривала странное сочетание. Непривычно! Необычно! А еще очень экзотично!
        Те самые ярко-голубые глаза теперь ничуть не противоречили лицу, к которому прилила кровь и напитала жизнью. Мертвенная бледность сошла, синева с губ испарилась, и теперь я с трудом подбирала слова, смущаясь. Чужак был так необычно красив! Пусть черты лица не были идеальными, где-то угловатыми, где-то чересчур резкими, но вместе с живыми глазами это все завораживало.
        - Пернатая. - откашлялся отец, напоминая, зачем я сюда пришла.
        Я низко поклонилась и поблагодарила:
        - Дерек, сын Гор, спасибо тебе за спасение моей жизни!
        - Я сделал то, что должен был, - немного растеряно сказал мужчина, спустил ноги с кровати и встал, ответно поклонившись. Он ничего не знал о наших обычаях, но пытался проявить уважение, вызвав одобрительное кряхтение со стороны отца.
        - Ты не должен кланятся в ответ, просто прими благодарность от моей дочери, - сказал Дикий.
        - Я принимаю твою благодарность, Пернатая, - Дерек так смешно облачил слова в официальную форму, что я улыбнулась.
        - Дерек, сын Гор. Когда моя дочь полностью пришла в себя и поблагодарила тебя, я хочу тоже воздать должное твоей доблести и отваге. Я хочу спросить тебя, что ты предпочтешь в награду. - вождь хлопнул в ладоши и в комнату занесли огромный сундук с самоцветами: - .вот этот сундук сокровищ за жизнь моей дочери или.
        Тут Дикий замялся, словно сомневался в минутном порыве, но все же решительно сказал:
        - Или же стать одним из Лесных, частью нашего клана! Я готов принять тебя, как сына, обучать, наставлять, чтобы ты быстро привык к жизни в лесу. Что скажешь?
        Я наблюдала с открытым ртом, краем сознания отмечая, что сокровища оставили торговца абсолютно равнодушным, а вот предложение стать одним из Лесных зажгло синее пламя в глазах.
        Чужак опустился на одно колено, приложил руку к груди и горячо произнес, словно боялся, что вождь передумает:
        - Я Дерек, сын Гор, с удовольствием приму наивысшую благодарность и стану вашим сыном и членом клана Лесных!
        - Значит, так тому и быть! Завтра проведем обряд посвящения! - вождь стукнул посохом о гладкую поверхность пола, словно увековечивая слова.
        ГЛАВА 11.
        Вода лесной реки текла сквозь пальцы, ласкаясь, словно пушной зверек. Я лежала на валуне и думала о том, как же все может перевернуться в одночасье.
        Жених стал чужим, а чужак вот-вот станет «своим». Даже отец был настолько тронут мужеством торговца, что не только впустил на территорию клана, но и лично выходил своими запасами целебных трав!
        Это огромная честь для любого лесного, не то, что для сына чужой земли!
        Сразу вспомнились слова одной мудрой старушки из клана - Молчуньи. Она всегда говорила редко, но по делу. И как-то женщина изрекла: «Ты папино сердце. Береги себя»
        Похоже, чужак нашел путь в клан как раз через эту тропу...
        Вупи вылетел из-за дерева, как выпущенная стрела из лука, и заверещал:
        - Пернатая! Травница идет в дом вождя требовать с тебя долг!
        Секунда - и я уже на ногах.
        - Колючки ей под ноги, что ж такое! - я понеслась по дебрям, чтобы сократить путь и как можно быстрее оказаться у дома.
        Нельзя допустить, чтобы отец узнал, что я отдам обелиску в оплату снадобья для чужака! Вождь подружился с лиловой птицей, кормил по утрам, пытался повторить щебетание и говорил, что я не зря гонялась за такой красавицей столько времени. Но самое страшное -Дикий сказал, что это дух лесной девы, и я должна хорошо позаботиться об обелиске!
        Мягкие мокасины не спасали от острых веток, но я терпела боль. Лишь бы успеть! Пролезть под поваленным деревом, мимо болота, и там останется рукой подать до поселения.
        - Пернатая! - предупредительный окрик Вупи заставил притормозить и осмотреться по сторонам.
        - Что такое? - спросила я тихо, так как ничего опасного вокруг не видела.
        - Смотри! - Вупи показал клювом в сторону от заваленного дерева, и я ахнула.
        Зубастый яростно натирал накидку воина каким-то корнем и не заметил моего появления. Он настолько погрузился в себя, что даже не видел лисицы, любопытно сующей нос в шкуру.
        - Уйди, плутовка! - шикнул на нее Зубастый, когда та совсем потеряла страх и приблизилась почти вплотную. Кажется, позарилась на вяленное мясо в мешке у мужчины на поясе. - А то на воротник Пернатой пущу! Она только птиц любит, а вот меха с удовольствием поносит!
        Неправда! Я и в перьях вся! Только для этого убивать никого не надо!
        - То же мне, сердобольный! - фыркнул Вупи. - Лису ему жалко, а человека нет!
        - Для него он чужак, - наверное, это было дико, но я понимала Зубастого. Сыновей леса с детства воспитывали так, что все существующее вне клана - огромная опасность. Что Огненное сердце - ценная реликвия, и они должны защищать его любой ценой. Я знаю, что Зубастый без раздумий положит свою жизнь за спасение клана. А вот за спасение любимой, как оказалось, замешкается...
        Вдруг мужчина обернулся и замер, словно его застали за воровством. Осторожно положил накидку за спину и медленно встал.
        - Пернатая. - в моем имени было столько сожаления и раскаяния , что я сразу перестала на него злиться.
        Зубастый направился ко мне, и я словно очнулась ото сна:
        - Я спешу!
        - Подожди! Дай объясниться! Вождь не подпускает меня к тебе на расстояние выпущенной стрелы!
        - Есть за что! - я прошла мимо, но Зубастый схватил за пояс.
        - Пернатая! Я виноват! Я должен был спасти тебя вместо этого. - казалось, что если он назовет Дерека по имени, то умрет. И словно выплюнул - . чужака.
        - Поздно, Зубастый! - я попыталась отцепить его пальцы, но мужчина не отпускал.
        - Пойми меня, я не просто жених, я веду лесных на бой! Отвечаю не только за себя, на мне жизни сотни ребят. И в те секунды сомнения я думал, что больше некому взять на себя управление! Что не вырастил замену! Что если нападут полевки, самому вождю придется вести клан, а огненное сердце останется без вождя!
        - Ты знаешь, что с Огненным сердцем нам всегда сопутствует удача! Что с ним мы не будем знать поражений! - я больше не хотела слушать. Лучше бы сам не оправдывался, я в голове для себя его и то складнее оправдывала!
        Зубастый держал так цепко, что не вырваться. А отчаяние билось во мне пойманной птицей.
        Нет! Я уже не хочу будущего с ним, да и никогда, признаться, не хотела! Я получила свободу и не собираюсь дать поймать себя снова!
        - Все кончено, Зубастый! Отец потерял к тебе доверие!
        В глазах мужчины блеснул гнев, и я побоялась, что в пылу гнева случится нечто непоправимое. Сделает своей, а потом поставит отца перед фактом, а мне и слова сказать не дадут!
        Эти мысли прибавили дерзости. Я вонзила острые зубы в руку Зубастого, оставляя красный след укуса.
        - Ай! - разжал руку бывший жених, и я бросилась прочь.
        - Пронесло! - Вупи поравнялся со мной.
        - А ты где был? Снова в сторонке отсиживался?
        - Ничего подобного! Я в глаз целился клювом!
        - Так долго?
        - Зато прицельно!
        - Хватит болтать! Лучше лети вперед, останови Травницу! Скажи, что я бегу!
        Вупи сделал в кое-то веки, как я просила, и зашелестел крылышками.
        Травницу я поймала перед последним мостом до дома вождя. То, что старушка, хромая на одну ногу, забралась сюда и покинула свой дом на земле, говорит о том, что ее терпение лопнуло, и торговаться она не намерена. Это же подтвердил ее строгий взгляд и протянутая рука.
        - Обелиска! - потребовала она.
        Знала, что я получила свою долгожданную птаху.
        Я закрыла глаза на мгновение, хотя все эти дни мысленно готовила себя к тому, что нужно будет ее отдать. Оттого и не подходила к лиловой егозе, не брала в руки, не давала имени, не приручала. Папа думал, что я стала ее бояться, как узнала от Ведуньи про душу лесной девы.
        - Обещание есть обещание, Пернатая! Я сделала свое дело, твой чужак живее всех живых! Так еще и тебя спас!
        Если бы не спасла, то и вызова бы не было! И отравления ядом тоже! - подумалось мне, а потом голос совести весомо сообщил: - Но ты бы никогда не смогла пройти мимо, так что не тешь себя, не режь и не вини!
        - Хорошо, Травница. Подожди здесь!
        Я вошла в дом и застыла, прислушиваясь. Тишина. Похоже, даже чужак отдыхал перед вечерним обрядом посвящения, а отец, наверняка, готовился на лобном месте.
        А вот и обелиска!
        - Привет, птичка-невеличка! - улыбнулась я с тоской лиловой птахе. - Так и не суждено нам с тобой пощебетать на рассвете. Будешь теперь жить в другом доме.
        Я накрыла клетку пледом и с тяжелым сердцем вынесла из дома.
        - Пошли! - махнула рукой Травница, маня за собой.
        - Помочь отнести до дома?
        - Ну не сама же я потащу! Не видишь, что ль, хромаю! - Травница посмотрела на меня своими яркими зелеными глазами, как у молодой девицы, и резко отвернулась.
        - Травница... - тихо обратилась я к ней. - А сколько вам лет?
        - Лучше спроси, сколько зим! - ускользнула она от ответа, как змея. - И то не отвечу, лишь скажу, сколько полных лун.
        - Сколько? - ухватилась я за возможность узнать побольше о загадочной женщине.
        - Восемьсот сорок одна луна миновала с моего рождения! А теперь считай сама!
        Я чуть не споткнулась, когда посчитала про себя. В месяце примерно две луны, в году их около двадцати четырех. Значит, Травнице всего лишь тридцать пять лет! Да быть такого не может!
        - Что? Посчитала? - Травница обернулась.
        - Да. Но.
        - А теперь умножь надвое! И раздели на полтора! - сипло хохотнула она.
        Я подошла ближе, и она протянула ко мне свою скрюченную руку. Я невольно отпрянула назад, чем вызвала понимающий взгляд. А потом она протянула другую руку, кожа которой была гладкой, словно у молодой девчонки.
        - А вот от этой не шугаешься! - громко хмыкнув, заметила Травница. Развернулась, покачнувшись, и велела: - Пошли, мне нужно успеть вырезать сердце обелиски!
        Мост зашатался под моими ногами. Или это ноги подкосились от новостей?
        Травница хочет погубить обелиску!
        ГЛАВА 12.
        - Не хочешь отдавать? - Травница хитро прищурилась, морщинки паутиной окутали лицо.
        - Твое сердце тоже подойдет!
        Вупи, что летал неподалеку, затаился. Знал, проказник, когда лучше отсидеться в кустах!
        - То-то же! Раз свое не отдашь, ее заберу, - проворчала Травница и побрела дальше.
        Я приподняла край пледа и посмотрела на бедняжку. Такая красавица! Такая юркая душа леса, и погибнет?!
        - Я могу заменить эту птицу на другую? - я подумала о глупышках-трепышах, что были пташками мелкими, но жутко агрессивными и докучливыми. Лучше их десяток отдам, чем одну великолепную обелиску!
        - Твоего чиграша могу взять! Вон того, что затаился на крыше! - Травница показала скрюченной рукой на дом, мимо которого мы проходили. В водостоке зашуршали листья-Вупи перепугался не на шутку!
        - Не отдам! - категорично отрезала я.
        - Тогда и рот на замок! - заключила Травница, и до ее домика мы шли в полнейшем молчании.
        Я ломала голову, как бы мне спасти лиловую птаху, но в голову не пришло ничего лучше, чем просто открыть клетку и позволить обелиске упорхнуть. Почему-то казалось, что без нее этот лес не будет прежним.
        Я просунула руку под плед, тихо открыла дверцу, словно та отворилась случайно по дороге. На пороге дома Травницы сняла плед и посмотрела на обелиску. Она спала!
        О, нет! Только не это! Просыпайся же! Просыпайся!
        - Она не проснется, - хмуро взглянула на меня Травница. - Ни сейчас, ни потом. Никогда.
        - Но почему? С ней же все было хорошо!
        - Потому что пришел ее срок, Пернатая! Я всегда появляюсь вовремя! Давай ее быстрее, пока теплая!
        Я так и застыла на пороге, пока Травница сама не подошла и не вырвала клетку из рук. Загробастала птицу своей «молодой» рукой и положила на разделочную доску из черного, как смоль, дерева.
        - Подождите! - я подлетела к Травнице.
        - Хочешь убедиться сама? Не веришь мне? - чавкнула совсем по-старушечьи женщина. -Ну давай!
        Травница отступила на шаг, давая мне посмотреть на обелиску. Я дотронулась до лилового оперения и почувствовала, как тепло покидает тело маленькой птахи. По щеке прокатилась слеза.
        - Плачешь? Ну-ну, поплачь, полезно! - Цокнула языком старушка, а потом занесла маленький топор и отрубила голову обелиске прямо на моих глазах.
        - Не-е-е-ет! - я закрыла лицо руками, но поздно. Перед глазами стояла ужасная картина, от которой моя душа сжалась в клубок и отказывалась верить в случившееся.
        Я выбежала из дома Травницы и понеслась, не видя дороги из -за застилающих глаза слез.
        Как оказалась у реки - не знаю. Наверное, потому что она всегда успокаивала меня, унося печали. И я разрыдалась во весь голос, уже не сдерживая себя.
        - Не плачь, Пернатая! - этот голос я ожидала услышать меньше всего. Дерек!
        От неожиданности вскочила на ноги, но поскользнулась на скользком камне, и полетела в реку. Зажмурилась, готовая встретиться с бодрящей водой, но зависла над поверхностью, коснувшись речного потока только носом. Чужак поймал меня за пояс штанов, потянул за топ и, вот так вытащил на берег, не дав мне замочить ничего, кроме рук и кончика носа.
        А вот сам герой был по колено мокрым...
        - С.. спасибо. - я перевернулась из лежачего положения, пересела с гальки на траву и подняла взгляд на мужчину: - Что ты тут делаешь? Тебе же нельзя выходить из дома до обряда принятия!
        Я уж молчу о том, что Зубастый, пока на торговце стоит клеймо «чужак», с удовольствием его убьет. А вот после сегодняшней церемонии Дерек станет своим, и тогда Зубастому такое с рук не сойдет - его будет ждать казнь!
        Торговец осмотрелся по сторонам и пожал плечами:
        - Тут никого.
        - Да, но если тебя кто-нибудь увидит. - мне не хотелось говорить вслух, что до Зубастого все долетит очень быстро.
        - Я был осторожен, - чужак сел рядом со мной и положил руки на согнутые в коленях ноги.
        - Почему ты вышел? Захотел прогуляться? - подозрительность к чужакам, признаться, у нас в крови. Я поймала себя на том, что думаю, уж не на разведку ли ходил Дерек.
        - Я услышал, как ты говоришь с птицей. А потом увидел старуху, твоего перепуганного воробья и подумал, что ты можешь оказаться в беде.
        - Вупи не воробей!
        - А кто? Похож, - пожал плечами чужак, смотря на меня своими невероятными лазурными глазами. Ни у кого в клане таких не было, а теперь появится один ясноглазый человек. Интересно, какое имя даст ему отец?
        Вдруг подумалось, что если торговец осядет в клане, то найдет себе жену, пойдут дети, и хоть у одного у ребенка, возможно, будут такие же яркие небесные глаза, как у папы.
        Хлюп-хлюп-хлюп! - камешек, запущенный Дереком, лягушкой запрыгал по реке и разогнал мои глупые мысли.
        - Тебе нужно возвращаться! - я собралась встать, но чужак остановил, положив руку на мою коленку.
        Так горячо сразу стало! Так остро!
        Я дернулась в сторону и настороженно застыла.
        - Ты поблагодарила меня, Пернатая, а я не успел. Если бы не ты, я бы не выжил. Не знаю, что за чудотворную воду ты мне дала и что за мазь положила, но только благодаря им я выбрался с того света.
        Я вспомнила цену исцеления, перед глазами ожила картина со сверкающим острием топора на птицей, и я вздрогнула. Соленая капля снова скатилась по щеке.
        - Прости меня. Из-за меня ты плачешь. Я слышал, что произошло в том доме...
        Я подняла взгляд полный слез, но не могла сказать ни слова. Моя обелиска, моя мечта, моя птичка, к которой я не смела подойти.
        Сама ли она умерла? Или это все проделки Травницы?
        - Сердце обелиски спасет не одну жизнь, я уверен! Не кори себя, она бы и так погибла, ее час пришел.
        - Думаешь? - с надеждой спросила я.
        Так хотелось верить чужаку! Так хотелось думать, что просто пришел час обелиски, только теперь она еще послужит во благо!
        - Да! - уверенно кивнул торговец. - Так и есть!
        Я замахала рукой, чтобы осушить слезы, а потом искренне поблагодарила:
        - Спасибо. Мне очень нужны были эти слова.
        - Пожа.
        Пролетевший между нами томагавк не дал Дереку договорить.
        ГЛАВА 13.
        - Беги! Уходи! - я оттолкнула торговца, внимательно смотря в заросли кустарника. Сколько людей привел Зубастый? Уверена, многие мужчины не горят желанием разбавить кровь Лесных!
        - Сама прячься! - Дерек, казалось, был обескуражен моим предложением. Смотрел, как на ребенка, что предлагает отвлечь внимание на себя, пока взрослый сделает ноги.
        - Меня не тронут! А вот тебе не сносить головы, если останешься стоять, как исполин! - я толкнула чужака в грудь, услышав свист стрелы. Она царапнула ухо мужчины, и глаза Дерека мигом стали серьезными. Он внимательно посмотрел через зеленую стену и сказал:
        - Тут только один.
        - Лесные способны слиться с природой, как никто другой! - заметила я, и потянула чужака за валун.
        Дерек не спешил прятаться и уверенно заявил:
        - Там один. Твой бывший.
        Я не стала разубеждать упрямца, ничего не знающего о нашем клане. Но получить опыт ценой собственной жизни было бы слишком жестоко.
        - У тебя есть оружие?
        - Тебе нельзя! - я замотала головой. - Если ранишь Лесного до обряда принятия, то никогда не пройдешь церемонию с кровью одного из членов клана на руках!
        - Так вот в чем расчет! Уверен, если бы он хотел убить меня, давно бы это сделал. А так и свидетель нападения имеется, - Дерек скосил глаза на меня.
        Я удивленно моргнула несколько раз, а потом признала:
        - Да, Зубастый бы стрелой не промахнулся. Она торчала бы из сердца... - я задумалась, говоря вслух. - Наверное, боится навлечь гнев отца.
        - Уходи! - неожиданно сказал Дерек.
        - Но.
        - Уходи. Ему нужен свидетель драки. Если его не будет, то Зубастый не рискнет. А я не могу гарантировать, что не орошу землю его кровью. Так что иди! Где твоя болтливая птица, когда так нужна? Пусть уведет тебя!
        Вспомнишь солнце - вот и лучик! Голубые крылья Вупи замелькали в кустах, оттуда же послышался звук возни, хруст веток.
        - Ой-ой-ёй-ё-ёшеньки! Запутался! - верещал мелкий хитрец.
        - И правда, один! - поняла я верный знак птахи. - Там только Зубастый!
        - Знаю! - кивнул Дерек.
        - Откуда? Все торговцы так внимательны?
        - От этого зависит наша жизнь. Знаешь, сколько бандитов я встречаю на пути с гор в долину? И все они не стоят на дороге, обозначая себя, - Дерек показал взглядом в сторону поселения. - Ну же, иди! Разве тебе не нужно помогать отцу с подготовкой обряда? Или все скинула из-за статуса дочки вождя?
        Я фыркнула и ушла. Но, отойдя шагов на десять, поняла, что чужак специально меня разозлил, чтобы добиться желаемого. Обернувшись, я заметила в кустах недовольного Зубастого, к которому все приставал Вупи, и Дерека, который спокойно напился из реки, умылся, а потом пошел прямо на врага.
        Ранение же не в голову было! Что он творит?!
        Я даже дышать перестала, пока торговец не прошел в метре от Зубастого, даже не посмотрев на того. А потом возвела глаза к небу:
        - Великий Янус, чужак либо бесстрашный, либо дурак!
        Колкие слова торговца достигли цели. Я пошла к лобному месту помогать с подготовкой. Было неприятно, потому что Дерек сказал правду: дочь вождя действительно имела больше свободы, чем любая другая женщина клана. И подруг не имела по той же причине.
        Женская зависть, хитрость, подставы окружали меня на протяжении всей жизни. Мне улыбались, а за глаза считали разбалованной девчонкой. Наверное, в протест, я и поступала так, как обо мне думали.
        Женщины ежедневно работали в поте лица: кто-то собирал ягоды, кто-то стирал одежду, кто-то готовил. Я же с детства болталась не пришей рукав. Но не из-за того, что не умела или не хотела помогать - меня вечно отсылали прочь, чтобы заслужить благословение отца. В расчете, что я замолвлю пару слов.
        И вот сейчас снова все повторялось! Стоило мне забраться на лестницу, чтобы повесить украшения, как из моих рук тут же его забирали, а меня спускали вниз. Стоило начать раскладывать церемониальные камни, как их тут же следом за мной поправляли, сдвигая буквально на расстояние муравья.
        Единственное, что мне доверили - это складывать горой орехи на тарелку - самое неблагодарное занятие, потому что гора вечно осыпалась, кто бы ей не занимался.
        Конечно, я все равно вносила свой ежедневный вклад в быт клана - благодаря прирученным птицам собирала редкие ягоды, что росли на скалистой стене. Эти ягоды были крепкими, их можно было брать с собой, не боясь раздавить в кашу, и всего пять штучек утоляли голод, заменяя полноценный прием пищи.
        И я гордилась этим. Потому что больше никто не мог! Хоть от чего -то меня не могли отстранить или сказать, что делаю не так, чтобы я посидела в сторонке.
        - Пернатая! Кто молодец? Я молодец! - Вупи так быстро махал крыльями, что сдул гору орешков, и они в сотый раз посыпались на стол, словно распустившиеся бусы.
        - Молодец, Вупи... - тяжело вздохнула я, уже ненавидя эти орехи.
        - Я не хотел, - Вупи приземлился на стол и стал подталкивать орехи крылышками. - Я все поправлю! Не успеешь оглянуться, гора будет - загляденье!
        - Да? - я как раз хотела передохнуть пять минут. - Ну давай, герой!
        И что бы вы думали? На моих глазах птаха сделала невероятное. Осторожно порхая, с помощью острого клюва, Вупи один за другим сложил орешки в гору.
        - Где ты раньше был?! - я захлопала в ладоши.
        - Видишь, какой я полезный! А ты была на кухне? Взяла для своего героя печенье? -Вупи заглядывал мне в глаза своими бусинками.
        - Хорошо, хорошо, загляну! Возьму для тебя пару штучек!
        - Пару? Я так старался! - возмутилась птица до глубины души.
        - Ладно, побольше возьму! - пообещала я.
        Оранжевое солнце стало клониться к закату, все приготовления закончились вовремя. Дикий ходил по лобному месту, довольно оглядывался и хвалил Лесных за расторопную работу.
        - Отец, давай помогу тебе надеть церемониальные одежды!
        - Да, дочь моя! Пора! - вождь пошел к шатру с одеждами, который поставили специально для переодеваний, а потом приказал мужчинам клана, что расставляли скамьи: -Приведите Дерека!
        В шатре на деревянной напольной вешалке уже висела накидка из шкур двадцати одного вида хищников, которых отец убил лично. Поясной обруч позвякивал сто одним клыком, пока я завязывала его на поясе отца. Ритуальный головной убор вождя переливался отшлифованными костями, звеньями из горных металлов и перьями хищных птиц.
        Я всегда помогала отцу облачаться для таких важных обрядов, и всегда меня охватывало неповторимое чувство, словно я прикасаюсь к чуду, которое будет творить вождь. Ведь сам Великий Янус, наш бог, будет с ним говорить!
        - Вот, выпей, отец! - я подала чашу с теплым мартэ - напитком для контакта с высшими силами, и отец медленно осушил пиалу.
        - Ох! Хорошо! - взбодрился он, и вытер рукавом туники с ручной вышивкой рун мокрые губы.
        - Папа! - застонала я, но было поздно. Зеленый цвет остался на белоснежном рукаве.
        - Ай, тут рисунок, не заметят! - махнул рукой вождь, и я улыбнулась. Папа был в своем репертуаре. Это для всех он грозный вождь клана - Дикий, а для меня всего лишь папа со своими привычками, достоинствами и милыми недостатками.
        - Чужак пришел! - доложил Горбатый.
        - Не чужак. Скоро я дам ему имя, которого он достоин!
        - Пап, - шепнула я. - А какое имя?
        - Увидишь! - вождь загадочно посмотрел на меня, а потом показал на небольшой сундук:
        - Развесь это на вешалке и помоги Дереку облачиться!
        - Я? - от неожиданности даже голос осел.
        - Ты. Прояви уважение к своему спасителю, Пернатая! - отец надавил интонацией, Горбатый и Лохматый у входа навострили уши, чтобы доложить всему клану о происходящем.
        - Хорошо, отец! - я склонила голову, полная показного послушания.
        - Входи, Дерек! - пробасил отец.
        Торговец вошел, и я быстро отвернулась к сундуку и закопошилась в недрах. Ага, вот шкура, вот головной убор куда как скромнее отцовского, вот туника... Туника...
        - Раздевайся!
        - Но тут девушка. - Дерек скосил на меня глаза, и я стала красной, словно ягода маравии.
        - Мужчины клана постоянно ходят с голым торсом, тебя это смущает? Это часть нашей жизни. Туники - только для церемоний!
        Дерек улыбнулся мне так, словно знал секрет. От этого я покраснела еще больше.
        Вождь вышел, а торговец рывком снял с себя рубаху. Светлая кожа так контрастировала со смуглой кожей мужчин клана, что с детства чувствовала на себе ветер и солнце, холод и зной.
        Чужак поиграл мышцами груди, и я, охнув, отвернулась. Щеки горели огнем.
        У него же ранение! Перевязка! Что он творит?!
        - Ты же с детства видишь полуголых мужчин, Пернатая! Так что стесняешься?
        ГЛАВА 14.
        - Наклонись ко мне и не болтай! - как можно смелее сказала я, хватая головной убор для обряда принятия и поворачиваясь к Дереку. Бубенчик звякнул о единственную кость на вставке, а перья мягко скользнули по руке, словно успокаивали бешено стучащее сердце.
        Чужак наклонился, замерев так, что наши носы чуть не коснулись друг друга и посмотрел на меня со смешинками в глазах.
        Ах, так! Дразнится?!
        Я подняла руки повыше, чтобы взять размах и как следует натянуть церемониальный головной обруч на голову чужака. И у меня это успешно получилось!
        Вот так! Пусть не расслабляется!
        - А тунику? Вон ту, с большой руной? - Торговец смотрелся смешно с перекошенным головным украшением, но я выглядела еще смешнее, потому что перепутала все! Сначала туника, потом пояс, потом шкура-накидка, а уж потом вершина - на голову! А я начала с конца!
        - А сейчас тунику! - я попыталась выглядеть абсолютно невозмутимой.
        - А, разве, не наоборот? - уголок губ торговца то и дело поднимался в ухмылке.
        - Нет, это тоже испытание! Ты не должен помять ни одного перышка! - я задрала голову вверх и не поверила своим ушам - Дерек пожал плечами, говоря словно сам с собой:
        - И почему мне кажется, что ты врешь?
        - Ты только что обвинил дочку вождя во лжи?!
        - Я говорил сам с собой, что подслушиваешь? - возмутился торговец, а потом показал на тунику: - Давай свое испытание!
        Мир, так мир! - решила я и схватила тунику. Растянула ворот двумя руками, сделав широкий проход, и замерла.
        Дерек хмыкнул, ловко извернулся и проскочил в ворот, умудрившись не помять ни перышка.
        Я не успела убрать руки, и они так и остались с двух сторон под тканью ворота, и теперь лежали на голой коже плеч мужчины. Дерек медленно выпрямился во весь рост. Расстояние между нашими телами сокращалось, и вот уже ткань туники щекотала мой голый живот.
        Голубые глаза посинели, а я словно забыла, как двигаться.
        - Выглядишь перепуганной птицей! - тихо произнес Дерек, смотря на мои губы Мимо прожужжала пчела, и я резко убрала руки, прижав к груди.
        - Прошел? - спросил чужак.
        - Что прошел? - я моргнула от удивления, не в силах пошевелиться, словно меня заколдовали.
        - Испытание, - все так же смотря на мои губы, произнес Дерек.
        - Какое? - я хлопала ресницами, чувствуя, что вместо мыслей в голове шарик перекати -поле.
        Дерек неожиданно щелкнул меня по носу и сказал:
        - Плохая у тебя память, Пернатая! Как у рыбки - три секунды! - сам потянулся к поясу и вручил мне в руки: - Или мне самому дальше?
        - Нет-нет! - я встрепенулась, словно очнувшись от магического транса.
        По рукам бегали мурашки. Я не знала, куда прятать глаза, когда поняла, в какое глупое положение сама себя поставила!
        Стараясь не дотрагиваться до мужчины, я надела на него пояс, позвякивающий монетами.
        - Зачем они? - показал на звонкие медяки Дерек.
        - Так мы просим у богов, чтобы ты был полезен клану и внес хороший вклад, - пояснила я, радуясь смене темы. - Перья на твоей голове, чтобы ты был быстр, как птица, и ни один враг не мог равняться с тобой в полете.
        - А эти звоночки?
        - Бубенчики для того, чтобы твой путь в клан услышал Великий Янус.
        - А медвежья шкура? - показал на мохнатую мантию чужак.
        - Это чтобы сила хищника всегда была с тобой!
        Я взяла шкуру, встряхнула ее и неожиданно чихнула.
        - Не хворай! - пожелал Дерек.
        - Это почему я должна захворать?
        - Так говорят на моей Родине, когда кто-то чихает, - пояснил мужчина со снисходительной улыбкой.
        - Апчхи! Пчхи! - не успокаивалась я.
        Подняла голову и с любопытством спросила: - А что сейчас не желаешь не хворать?
        - Одного хватит.
        - Г орцы всегда так поступают? - я привстала на мысочки и накинула шкуру на плечи, поправляя.
        - Горцы? - Дерек удивленно моргнул, а потом быстро сориентировался. - Ну да, да...
        Я затянула ленты спереди и стала плести церемониальный узел.
        Мы снова были так близко друг к другу, что мои руки горели огнем. Я смотрела только на узелок, который плела и чувствовала на себе пристальный взгляд чужака. Как же проницательны эти голубые глаза, мне от них не по себе.
        - Все! - как только я закончила, то отпрыгнула от мужчины, как от бушующего костра. Полог шатра открылся и заглянул Горбатый, почесывая спину:
        - Вождь ждет!
        - Идем! - крикнула я, проверяя внешний вид Дерека.
        И застыла от необычной картинки.
        В этом одеянии он был совсем другим. Ему так шла шкура, словно родился в лесу. И даже перья головного обруча, что топорщились в разные стороны, выгодно выделили резкие линии скул и подбородка.
        - Ну как я тебе? - спросил Дерек с кривой улыбкой.
        Я отвернулась и вылетела из шатра, отмечая, что руки по прежнему горят огнем.
        - Проводи его, Горбатый! Я к отцу! - кинула я на ходу и почти побежала к лобному месту.
        - Все в порядке? - спросил Дикий с полуприкрытыми глазами. Он уже готовился к связи с богами и проговаривал мантры.
        - Да!
        Я прикрыла глаза и присоединилась к отцу, выдавая звук «м-м-м».
        Весь клан, каждый Лесной один за другим подхватили за нами, и скоро на весь лес разнесся наш призыв к богам.
        Зазвучали барабаны. Это означало, что новый член клана занял свое место.
        Весь клан одновременно открыл глаза, и мужчины кликнули боевой клич:
        - Рь-рь-рь-рь-рья!
        Руки жгло уже не на шутку, и я опустила взгляд вниз. Боги, они стали алыми, как кровь! И чесались жутко!
        Я спрятала их за спину и стала лихорадочно думать, в чем дело. Нет, они так горели огнем не от прикосновений к чужаку, как я думала ранее, птичья башка! Тут что -то не то!
        И как же знакомо жгло, словно я голыми руками выкопала корень лютвика! Но реакция на сок этого растения наступает очень быстро, а я сегодня вообще не прикасалась к земле!
        Та-а-а-ак! Подождите-ка!
        Что я недавно трогала? Медвежью шкуру!
        Вспомнила Зубастого, который с усердием натирал чем-то шкуру под корнем поваленного дерева и быстро нашла глазами Дерека на постаменте. Он стоял, как ни в чем не бывало, хотя сзади на коже шеи было видно покраснение. Эффект через ткань туники замедлялся, но достижение пика было вопросом времени. И вот тогда стоять ровно, не чесать спину и руки до крови будет безумно сложно!
        Зубастый все-таки умудрился поставить под угрозу прохождение обряда! Ведь чужаку невдомек, что любое малейшее движение будет воспринято, как неуважение к Великому Янусу!
        Я чесала руки ногтями за спиной, уже не в силах терпеть, а сама пыталась поймать взгляд чужака, пока мужчины танцевали приветственный танец богам.
        И как только Дерек посмотрел на меня, я одними губами сказала: - Не шевелись!
        А чужак просто отвел взгляд с непоколебимым видом.
        ГЛАВА 15.
        «Как Дерек держится?!» - недоумевала я.
        Зуд просто нестерпимый, у меня даже руки опухли, и кожа от ногтей содралась в кровь! А Дерек стоит, словно ничего не происходит, только шея алеет.
        Видно же, что жутко горит!
        - Великий Янус - хранитель леса! - начал отец, и Зубастый вышел в первый ряд, чтобы насладиться зрелищем.
        Теперь бывший жених мог только наблюдать. Это была его последняя возможность исподтишка достать до торговца. Когда чужак станет своим, только драка ни на жизнь, а на смерть будет выходом!
        - На твоих глазах принимаем мы в свои ряды Дерека, сына Гор, за его мужество, - громко говорил вождь. - Этот человек спас Пернатую, пожертвовал половиной своей жизни, чтобы и она прожила половину своей. Он доблестно принял вызов Зубастого, хоть и был серьезно ранен нашими врагами - Полевками, и в жаркой схватке отстаивал свою жизнь.
        Дерек выглядел так, словно все почести летят не в его адрес. Настолько невозмутимо, настолько отстраненно, что я не могла отвести глаз. Или он таким образом держит себя в руках и боится даже двинуть бровью?
        - Великий Янус, теперь я понял, что обелиска не зря попала в руки к этому человеку. Мы, Лесные, всегда прислушиваемся к твоим советам.
        Ведунья передала Дикому чашу с густой зеленой жижей - выжимкой из трав священного леса.
        - Соки леса, что проникнут в твою плоть, сотрут прошлое, - вождь обеими руками дал чашу Дереку, и тот залпом опустошил пиалу.
        Ведунья подала следующую чашу с разбавленной нектаром кровью варта, известного тем, что никогда не выходит за территорию леса:
        - Это кровь великого хищника нашей земли - варта, чтобы ты всегда знал, где твой новый дом.
        Торговец скосил глаза на вытянутый сосуд, кажется, затаил дыхание и в два приема расправился со вторым ритуальным напитком.
        Лесные вкатили бочку с дождевой водой, в которую должен был погрузиться с головой Дерек, тем самым символизируя свое перерождение.
        - Пернатая, помоги своему спасителю снять шкуру, - велел вождь.
        И тут до меня дошло все коварство Зубастого. Выдержать жуткий зуд очень сложно, но возможно. А вот от контакта с водой сок корня лишь сильнее въедается в кожу, оставляя ожоги. Единственное спасение - песок, который оттянет на себя весь вред, но никак не вода!
        На лице Зубастого застыла предвкушающая улыбка. Боль, которую должен был с минуты на минуты испытать Дерек лишит его сознания! Еще никто не выдерживал такого, оставаясь на ногах!
        И как я сразу не сообразила! Но что сейчас можно сделать?
        Я встала напротив торговца и потянулась к узелку, понимая, что отступать нельзя никому из нас.
        - На тебе сок корня лютвика, который при соприкосновении с водой оставит жуткие ожоги. В бочке ты потеряешь сознание... - Я шептала это прикрывая рот протянутыми к мужчине руками, делая вид, что закопалась с узлом.
        - Угу.
        И это все, что он мне скажет?
        Я сняла шкуру, и чем дольше держала в руках, тем больше создавалось ощущение, что держу раскаленные угли.
        Внимательно посмотрела на лихорадочно горящие щеки Дерека и поняла, что вся невозмутимость - показная. Мужчина тратит всю энергию, чтобы не разодрать себе спину в кровь и остаться спокойным.
        - Держись, - я опустила глаза, искренне желая, чтобы чужак прошел обряд. - На поясе есть острая застежка. Ткни ей себя во время погружения, чтобы.
        - Пернатая! - окликнул отец. Я была вынуждена склонить голову и отойти, безмолвно наблюдая за происходящим.
        Я постаралась бочком и как можно быстрее повесить шкуру на перекладину. Лобное место было засыпано речным песком. Я захватила пару горстей и растерла между ладоней, унимая жалящую боль.
        Если у меня ощущение, словно сотни пчел одновременно выпустили жала в мои руки, то что с чужаком?
        Дерек поднялся по самодельной лестнице и встал, ожидая слов вождя.
        - А теперь окунись с головой в дождевую воду, что скатилась по листьям леса и переродись Воином из клана Лесных! - громко сказал Дикий, и все присутствующие поддержали его гортанным «рь-рь-рь-рь-рья!».
        Все, кроме взволнованной меня, и предвкушающего Зубастого!
        Честно говоря, я ждала, что Дерек отступит. Ожоги, да еще перспектива потерять сознание и не пройти обряд - весомый аргумент, чтобы отправиться прочь из леса и жить спокойной жизнью торговца.
        Зачем ему это сдалось? Или это уже дело чести?
        Я поймала взгляд чужака в сторону Зубастого и поняла, что настоящее противостояние титанов только начинается! Двум таким лидерам будет тесно в клане!
        Дерек сиганул в бочку, погрузился с головой, и я закрыла глаза. Все!
        Тишина прошлась тяжелой походкой, хриплым дыханием коснулась моего затылка, на котором волосы встали дыбом.
        Раз, два, три.. .десять... - считала я про себя, понимая, что скоро Лесные вытянут его из воды, а Зубастый выскажется, что Янус не хочет видеть чужака среди соклановцев. И никто не сможет ничего возразить против такого знака судьбы!
        Но вдруг раздался плеск воды, и в разные стороны полетели сотни брызг!
        - Приветствуем тебя, Воин, сын Леса! - объявил вождь.
        Застучали барабаны, затопали Лесные в знак приветствия Воина. А я смотрела на свежие волдыри на шее мужчины и на глазах выступили злые слезы.
        Зубастый плюнул на землю и растворился в толпе, бросив на прощание пристальный взгляд на меня.
        Правильно, что боишься моей реакции, бывший женишок! Ты перегнул палку!
        Я сделала шаг назад, потом еще один и еще, пока сама не скрылась за спинами Лесных. Развернулась и со всех ног побежала к Травнице, надеясь, что у нее есть мазь от жутких волдырей!
        ГЛАВА 16.
        - Не дам! - отрезала старушка, едва завидела меня на заросшей тропе у своего дома. Травница сидела на крыльце и хрустела жареными кузнечиками из банки.
        От резкого ответа я остановилась, а потом собрала всю смелость подошла к женщине.
        - У торговца жуткие... - попыталась я разжалобить пожилую женщину.
        - Неважно, что случилось во время обряда. Это воля богов! Я вмешиваться не буду и тебе не советую, - рука с кожей, как у молодой девушки, протянула мне горсть хрустящих насекомых. - На, возьми!
        - Спасибо, не хочу, - сглотнула я отвращение.
        - Не тебе даю! Накорми своего чужака, - Травница отвернулась, раскрыла ладонь, и мне ничего не оставалось, как подставить руки и, морщась, поймать подачку.
        - Это поможет с ранами? - только из-за этого я превознемогала неприязнь.
        - Нет, просто вкусно, а ты нос воротишь, - хохотнула женщина, и кузнечики посыпались из моих рук на землю.
        - Ой, я не специально...
        - Переводишь еду, Пернатая! - возмущенно шаркнула пяткой по земле Травница и подняла укоризненный взгляд.
        Я посмотрела на свои руки и не поверила глазам - покраснение прошло, унялся зуд! Только красные борозды от ногтей саднили.
        - Так это помогает?!
        - Т-ш-ш! Что расшумелась-то? - поморщилась старушка. - Тебе помогает, за кого просишь
        - не поможет!
        - Не дадите, да? - я посмотрела на банку жареных кузнечиков, думая, что сама смогу наловить и приготовить лекарство.
        - Лови не лови, жарь не жарь, а секрет не в кузнечиках, - хмыкнула Травница. - Тебе помогла, ему не буду. Против богов не пойду. Посмотри на меня - я половину красоты отдала за подобную выходку, а ничего не исправила!
        Женщина показала мне две руки: одну скрюченную болезнью кости, со сморщенной кожей, а другую - с гладкой, молодой.
        - Видишь? А в глаза мне посмотри? Есть поволока?
        - Никакой, - я давно заметила, какими по-молодому яркими были ее глаза.
        - А теперь на лицо само, что сморщилось, подобно сухофрукту? - она обвела пальцем овал лица с маской сожаления. - Ты и так достаточно заплатишь за его спасение. Походит с ожогами, ничего! Мужчину они не испортят!
        - Но.
        - Уходи! - Травница, кряхтя, встала. - Устала от тебя. Брысь, Пернатая! Улетай отседава!
        Я вернулась на лобное место как раз к концу приветственного танца воинов. Обряд принятия подходил к концу, и я успела поднять чашу нектара со всеми.
        - Да здравствует Великий Янус! - прокричал вождь, и все дружно повторили за ним. - Да здравствует Воин! Теперь лес - твой дом, а все Лесные - семья!
        Дереку, как виновнику обряда, нужно было выпить из огромного ковша до дна, и он с успехом справился.
        - Пернатая! - позвал вождь, и я выдохнула про себя, что успела вернуться до того, как понадоблюсь отцу.
        - Да, вождь? - я застыла перед Диким в ожидании.
        - Заплети Воину его первую косу!
        Я с удивлением посмотрела на отца. Косу? Да у него же короткие волосы, из чего там плести? Но возражать не посмела.
        - В честь каждой победы над врагом или духом мужчины племени плетут косу! Воин, с этого момента твои волосы - твое сокровище, не стриги их. Первый подвиг ты уже совершил - победа над собственным духом во имя спасения другого человека. Склони же голову, чтобы начать отсчет твоей доблести!
        Перед Дереком поставили пень, на который он сел, и я в нерешительности встала сзади. Первую косу Воину обычно плетут матери, но у Дерека здесь не было родни. Что ж, нужно меньше думать, а больше делать, а то Лесные и так косятся.
        Я осторожно взяла две короткие пряди, отделила третью и засмотрелась на огромный волдырь на шее, который порвался и оголил красное выжженное пятно.
        Как же, должно быть, больно!
        Воротник елозит по ране туда-сюда, доставляя, наверное, адские ощущения. Но Воин и виду не показал, что его что-то беспокоит.
        Я на секунду прикрыла глаза, а когда открыла, начала быстро сплела косу, закрепив упругим кольцом волокна окусника.
        - Готово, вождь! - сделав финальный узел, я почтительно поклонилась отцу и отошла в сторону.
        - Когда Воин поправится после ранения, я подарю ему жилище. А пока он поживет под защитой моего дома!
        - Правильно! Верно! Добро! - согласились Лесные, одобрительно кивая.
        Мужчины клана внесли кабана, привязанного к палке, и разместили на двух рогатинах. Вождь достал из-за пояса свой любимый кинжал и повернулся к Дереку:
        - Воин, это мой подарок за жизнь дочери!
        Все знали, как для любого мужчины клана дорог любимый кинжал, поэтому ахнули от удивления!
        Дерек с почтением принял подарок двумя руками и низко поклонился.
        - Воин, преподнеси жертвенный дар богам, вонзив клинок в самое сердце кабана!
        -Рь-рь-рь-рь-рь-рья! - донесся со всех сторон боевой клич. Его подхватили даже старики, женщины и дети клана.
        И Дерек вонзил острие в самоей сердце животного!
        Обряд подошел к концу, все тихо разбрелись по домам, удовлетворенные зрелищем. Один Зубастый, скрестив руки на груди, остался стоять там, где стоял.
        Я, уходя, чувствовала его тяжелый взгляд, хоть и ни разу не обернулась. Идя рядом с отцом и Воином, я чувствовала себя в безопасности, но что будет, при личной встрече? Злой огонек в глазах бывшего нареченного пугал!
        - Я должен воздать молитву богам вместе со старейшинами, - сказал отец, когда остановился у нашего дома. Затем наклонился ко мне и прошептал: - На верхней полке шкафа возьми коробочку черного цвета. Там мазь. Обработай ей раны Воина, Пернатая.
        Не дай появиться спайкам, иначе он станет неповоротливым. Это плохо для воина.
        Не веря ушам, я широко распахнула глаза. Может, мне послышалось?
        Но, судя по лукавой улыбке Дерека, я все правильно расслышала! И он тоже!
        Отец прознал, что это работа Зубастого и пытался исправить ситуацию? Не хотел, чтобы Лесные узнали о травме и поэтому попросил меня лечить ожоги?
        Я быстро нашла коробочку с вонючей мазью, повернулась к Дереку и застыла на месте. Воин отлеплял от спины тунику с таким мученическим выражением лица, что сердце жалобно дрогнуло. Бедный!
        - Давай помогу!
        Но стоило мне подойти ближе, как мужчина сжал зубы и одним движением сорвал рубашку.Дерек растянулся на кровати и замер на животе, а я не смела прикоснуться к тому ужасу, что творился на спине.
        - Ты, наверное, готов убить Зубастого... - пробормотала я, загребая пальцем коричневую мазь.
        - Чем больше с его стороны пакостей, тем меньше я хочу его убивать.
        - Почему?
        - Потому что я не дерусь с трусами. А пакостить из-за спины - это низость.
        Моя рука дрогнула, я сильно нажала пальцем на волдырь, и мужчина вздрогнул от боли.
        - Я буду осторожней!
        - Не оставайся с Зубастым наедине, Пернатая, - вдруг сказал Дерек.
        - Почему ты так говоришь? - я медленно размазывала целебную пасту, стараясь не давить.
        - Потому что ты не знаешь, что происходит в голове у мужчин, особенно наедине с женщинами.
        - Ну мы же наедине...
        - И ты думаешь, мои мысли чисты?
        - Думаю, что тебе не до меня, - я зачерпнула еще мази, но не успела нанести на кожу.
        Дерек резко поднялся на руках, привстал и повалил меня на кровать. Подмял под себя так, что я еле дышала, и шепнул в губы:
        - Теперь ты чувствуешь себя в безопасности?
        ГЛАВА 17.
        Несколько секунд стояла звенящая тишина, и я слышала, как с каждой секундой дыхание мужчины становилось тяжелее и глубже. Голубые глаза гипнотизировали, словно дудочка укротителя змей кобру. Вонь мази отошла на второй план и нос заполнил незнакомый запах. Приятный, будоражащий, экзотичный.
        Мужчины клана пахли сырым лесом, землей и солнцем. А Воин пах раскаленным песком, водной свежестью и чем-то неуловимо неразличимым, но странно действующим на меня. Хотелось вдыхать еще и еще, снова и снова. Настолько, что я испугалась этого позорного желания.
        Зубастый за столько лет меня даже за руку не держал, а этот чужак... Хотя уже и не чужак совсем...
        Мысли запутались клубком, и внутренне смятение уступило место возмущению.
        Я мазанула вонючей жижей по губам Воина, делая коричневый росчерк от щеки до щеки, после чего воспользовалась глубоким замешательством мужчины и оттолкнула его изо всех сил.
        Коробка захлопнулась и покатилась по полу, драгоценное содержимое осталось целым. Я подхватила баночку и запустила в Дерека:
        - Дальше сам!
        - Я преподал тебе урок, Пернатая! С мужчинами нужно быть начеку! Что ты злишься?
        - Воспитывать меня позволено только отцу! - если бы ответ был камнем, я бы задавила его булыжником.
        - А мужу? - это звучало как вызов.
        - А мужа у меня нет!
        Я хлопнула дверью так, что вход в мою комнату приоткрылся, словно приглашая успокоиться и перевести дух.
        - Ты чего такая взмыленная? - Вупи виртуозно вылетел из моей комнаты весь в крошках, оставляя за собой дорожку доказательств - явно, пользуясь моментом, обитал в коробке с печеньем.
        - Ничего! - я села на кровать, обхватила себя двумя руками, а сама косилась на стену, будто могла видеть сквозь нее.
        Как он посмел так себя вести?! Какое право имел меня учить?! Как мог меня так касаться?!
        - Ты сейчас задымишься! - заметила голубая птица, прохаживаясь по столу и кося на меня одним глазом.
        - Ничего подобного! - больше всего возмущала собственная реакция: меня взбаламутили, словно воду в реке с илистым дном. Проходила минута, другая, а я все не могла успокоиться, придумывала все более смелые и более язвительные ответы, которые, увы, говорить было поздно - Дерек бы только посмеялся, вздумай я озвучить их с таким опозданием.
        - Что там с Воином? - Вупи устал ждать, перепрыгивая с одного моего колена на другое.
        - С воином? - недоуменно переспросила я, а потом закатила глаза: А-а-а, Дереком...
        - Не называй Воина прошлым именем! Вождь жутко рассердится, если услышит! -шикнул на меня Вупи, смея поучать. Вот, мелкий!
        - И ты за него?! - я вскочила на ноги, чувствуя себя преданной.
        - Не горячись, Пернатая! - миролюбимо начал хитрюга-Вупи, приземлившись мне на плечо и принялся рассуждать, позевывая. - Я всегда на твоей стороне, - зевок. - Мне просто интересно, намазала ли ты Воина до того, - зевок, - как вы повздорили, - зевок, - и что мне сказать твоему отцу.
        - Что?! - я подпрыгнула на месте от возмущения, поведя плечом, прогоняя наглую птицу.
        - Докладывать отцу собрался? Опять тебя за печеньки подкупили, продажная душонка?!
        - Пернатая! Я же должен чем-то питаться! Вот ты с утра ни крошки не оставила.
        - Что?! - я не верила своим ушам. Вот это жадность!
        - Ну. мало было. Я глазом не успел моргнуть, как кончилось, словно и не ел ничего, -Вупи печально опустил клювик, голова поникла, перышки посерели.
        - Вот и лети к своему другу-Воину, а потом доложи отцу о проделанной работе! -оскорблено заявила я, стараясь не поддаваться на жалостливый вид птицы. Открыла дверь и показала птахе на выход.
        - О какой работе доложить? - ничего не понял Вупи.
        - Домажешь своего любимого Воина сам! - фыркнула я, отворачиваясь в сторону.
        - Но я... птица! У меня клюв и крылья! Когти! Я принесу больше вреда, чем пользы! -Вупи растерянно хлопал черными жемчужинками-глазами.
        Я молча показала на выход.
        Вупи попытался разжалобить меня, кривляясь с минуту, а потом взмахнул крыльями и обреченно вылетел в зал. Дверь в комнату отца, где сейчас находился Дерек, была приоткрыта, и птица, сделав круг, нехотя залетела в щель.
        - Пернатая! - донесся встревоженный голос Вупи.
        - Что? - я откликнулась с тревогой, зная, что такой тон птицы не к добру.
        - Воина нет...
        - Как нет?! - я думала, что птаха решил разыграть меня на пару с Дереком, открыла дверь рывком и застыла. Никого, один Вупи расхаживает по полу с недовольным видом.
        Уверена, через дверь никто не выходил! Да и скрипучие петли не издали ни звука, а уж шаги в зале всегда хорошо слышны!
        - Ставни приоткрыты, - заметила внимательная птица, высовывая клюв на улицу.
        Я осмотрелась: коробочка с мазью стояла на столике, церемониальная туника повешена на открытую дверцу шкафа.
        - Обиделся и пошел за отцом? - предположила я.
        - Маленький он что ли? - Вупи скосил на меня пренебрежительный взгляд. - Ты себя с ним не сравнивай!
        - Это еще почему?
        - Ты по сравнению с Воином - наивное избалованное дитя! - Вупи отчитал меня, словно повидавший жизнь старец. - Вряд ли его лелеяли, как тебя! Иначе бы он не вырос таким.
        Каким? - хотелось спросить, но я не хотела показывать излишний интерес и промолчала. Распахнула ставни и посмотрела вниз.
        Да уж, нужно быть обезьяной, чтобы отсюда не навернуться!
        - Наверное, мы просто пропустили Воина, когда он проходил через зал, - я откинула в сторону бредовые варианты и склонилась к самому простому.
        Вупи посмотрел на меня и скептически заугукал, словно филин:
        - Ну да, угу, ну да!
        - А давай проверим! - я затворила ставни, опустила щеколду и с победным видом посмотрела на птицу.
        Вупи неодобрительно покачал головой.
        Ночь пролетела в один миг. Вот я закрыла глаза, а через мгновение уже открыла, тут же вспомнила про Воина и со всех ног побежала в соседнюю комнату. Открыла дверь без стука, настежь, и, к своему удивлению, увидела Воина, что спал лежа на животе.
        Его спина была покрыта равномерным слоем коричневой мази, которая засохла и потрескалась, а сам мужчина, казалось, спокойно спал.
        - Пернатая! - голос сзади заставил вздрогнуть. Отец!
        - Доброе утро... - замялась я, с робкой улыбкой смотря на сонного вождя. Я совсем забыла, что Дикий спит в зале!
        - Не заставляй меня быстрее выдавать тебя замуж, дочь моя! Что за наглость со всех ног на рассвете бежать в комнату к мужчине?!
        Я еле сдержала «ох» и испуганно посмотрела на Дерека. На секунду показалось, что Воин улыбнулся во сне, но тут же отец без колебаний захлопнул дверь, отодвигая меня в сторону.
        - А ну, в кровать, Пернатая! Еще есть время поспать, мне не до твоих выходок! - совсем застыдил меня отец, а я не знала, куда деваться от смущения.
        Я понимала, что любое оправдание сейчас неуместно, а перед глазами стояла лукавая улыбка Воина. Он точно притворялся! Зуб даю!
        ГЛАВА 18.
        Ягоды муколы свешивались со скалы крохотными гроздями, так и маня путников. Но близость была обманчивой: стоило попытаться взобраться по отвесной стене, как под ногами осыпались камни, а руки проваливались в полости.
        Но никому из Лесных не приходилось рисковать жизнью, потому что я и мои птицы с лихвой снабжали оранжевыми сытными ягодами весь клан.
        Я сбежала сюда от Воина и мыслей-угольков, что не удержишь - жгутся. Подняла своих пернатых помощников ни свет ни заря и уговорила их сонно порхать по скале и наполнять доверху лукошко ягодами. А сама им пела, зная, что мой голос для них, как зов предводителя, и пока льется песня, они будут порхать и порхать без остановки в знак благодарности.
        Каждую из этих птиц я спасла от гибели, каждую выходила, выкормила как мама-птица, пережевывая пищу при необходимости. И пела. Мой голос в грустной истории любви напоминал о трудных для них временах и о том, что за добро дают добро.
        Вот эту черную птицу с серыми пятнышками я вытащила едва живую из реки, а вот эту красную - из захвата змеи. Зеленую с желтым я нашла на земле с двумя поломанными крыльями. Похожие истории связывают меня с каждой помощницей. Как и наша народная песня о несчастной любви и войне, что я пела неокрепшим птицам. Ее так часто заводили женщины у костра, что, казалось, я родилась, уже зная слова наизусть.
        История молодого Орла и Рыбки началась у реки и закончилась там же. Юноша и девушка любили друг друга с детства, а вот родители поругались не на жизнь, а насмерть, и знать друг друга семьи не хотели. Влюбленных сосватали в другие дома, обрекая на боль и страдания. И тогда они решились бежать. Вот были пойманы, сиганули вдвоем в реку и захлебнулись в быстром течении.
        Вот только мне не нравился трагичный конец этой истории, и я переделала финал: в моей песне влюбленным удалось выжить и выплыть за пределы леса, после чего они жили долго и счастливо.
        - Ты спела неправильный конец! - голос Дерека переполошил и меня, и птиц. Ягоды посыпались из клювиков, а я чуть не выронила лукошко.
        - Зачем так пугать? - я подняла драгоценную гроздь ягод с земли, убедилась, что пухлые кружочки не полопались, отряхнула и убрала в кузовок.
        - У тебя красивый голос, - мужчина сел на траву, сорвал длинную зеленую соломинку и зажал между зубов, пожевывая. - Поэтому тебя птицы слушаются? Ты их песнями гипнотизируешь?
        - А потому ли воины за своего командира готовы жизнь отдать, что он выше по рангу? -вопросом на вопрос ответила я.
        Воин посмотрел на меня с уважением, кивнул, словно признав:
        - Значит, есть за что.
        Я с досадой посмотрела, как мои верные помощники спрятались в ветках деревьев и занялись очисткой перьев. Все! Сегодня их больше не уговорить вернуться к работе! Если наведут красоту - и крылом в мою сторону не махнут.
        Я поправила сережки-перышки и один крючок вылетел из прокола.
        - Ой! - Я наклонилась за радужным пером, жемчужиной моей коллекции, но не успела поднять. Дерек первым схватил разноцветную серьгу.
        - Необычно! Ты Пернатая, потому что вся перьями увешана? И в волосах, - Воин дотронулся до перьев, переплетенных с кончиками мелких кос, - И на одежде...
        Мужчина коснулся большого пера, что свисало на оголенный живот с топа, и то ли специально, то ли случайно провел костяшками пальцев по коже.
        Я вздрогнула.
        - И в ушах серьги. - Дерек неожиданно потянулся и быстро схватил меня за ухо.
        - Эй! Ты что делаешь?! - возмутилась я такому обращению - как с нашкодившим мальчишкой!
        Но Воин ласково шикнул:
        - Т-ш-ш, не вырывайся, - и одним движением вдел крючок сережки в маленькое отверстие, отпустил меня и отступил на шаг.
        Я схватилась за ухо и пересчитала сережки. Кольцо, перо большое и маленькое радужное! Все на месте!
        - Даже я с первого раза никогда не попадаю! - трюк меня очень впечатлил.
        - То ты! А я Воин. Меткость у меня в крови, - без бахвальства пожал плечами мужчина.
        - Ты же торговец!
        - Забыла, как меня назвал вождь? Да и торговцу, чтобы выжить, нельзя быть тюфяком, -Дерек сел обратно на траву, как ни в чем не бывало.
        Отлично! О вчерашнем недоразумении речи не идет - и замечательно. Я тоже сделаю вид, что ничего не было! Хотя помню, словно только что произошло!
        - Как твоя спина? - спросила, смотря на скалу с ягодами мокула.
        - На месте, - я так и представила, как Воин пожал плечами на этих словах. Даже могла поспорить, что так и было. А потом с ужасом замерла, поняв, что я уже знаю его манеры и поведение. Великий Янус, докатилась!
        Может, потому что он предсказуемый? Не такой дикий, как Зубастый? Не такой темпераментный?
        Я вспомнила вчерашний мгновенный переворот, когда оказалась на кровати под мужчиной и выронила лукошко из рук. Если это не темперамент, то тогда я не знаю, что...
        - Испугалась чего? - Дерек оказался рядом, оглядываясь. - Змея?
        - Ты и правда Воин... - я заметила, каким взглядом он осматривается вокруг и поняла, что отец, как всегда, зрит в корень. - Тут никого нет, просто задумалась.
        Я опустилась на корточки, чтобы поднять рассыпавшиеся ягоды, и мужчина, не говоря ни слова, присоединился. Наши пальцы пару раз коснулись друг друга, и каждый раз меня словно пчела жалила, а палец еще несколько секунд пульсировал.
        Вот это я себе напридумывала! Вот это накрутила!
        - А я слышал еще одну песню. - вдруг сказал Дерек.
        - Какую? - что-то я не припомню никаких песен, кроме ритуальных призывов под барабаны во время обряда. Или он услышал через окно, когда клан собирался у костров?
        - Про Огненное Сердце, - Воин, отряхнул ту же тунику, в какой лежал ранее в доме.
        Я замерла.
        У нас не было ни одной песни о нашей реликвии. Ни одного стиха, ни одной поэмы. Лишь легенды разносились по всем землям о чудодейственной силе Огненного сердца, что сплотила народ и сделала его непобедимым. Об удаче в боях и делах, о сытости и достатке народа, о здоровом потомстве.
        Моя рука так и застыла над последней просыпавшейся гроздью.
        - Где ты слышал эту песню? - спросила я осторожно, заставляя себя двигаться.
        - Да кто же не слышал об Огненном Сердце Лесных?! - Воин фыркнул. - За пределами леса, куда бы я ни шел, где бы ни торговал, везде только и говорили, что о защитной магии, что хранит ваш клан от врага. Даже Полевок вам удалось победить, хотя, говорят, войска превышали ваши в десятки раз!
        - Да, Огненное Сердце нас хранит, - согласилась я, немного расслабившись. Все-таки, не удивительно, что слух покатился по земле. Чудеса всегда привлекали внимание.
        - Оно существует? - Воин взял лукошко у меня. - Давай понесу, тяжелое же.
        - Существует, - гордо и уверенно ответила я. Это наше достояние!
        - Интересно, где оно? - Дерек насвистывал, смотря по сторонам.
        - Хочешь взглянуть? - я остановилась, внимательно посмотрев на Воина.
        - Это легендарное Огненное Сердце, а я принят в клан, поэтому буду счастлив просто оказаться под его защитой. Конечно, интересно увидеть его собственными глазами, но я понимаю, что никто его вот так просто не покажет! - Дерек объяснял все складно, да и особого интереса дальше не проявил, пожав плечами: - Я горд тем, что оказался в твоем клане, Пернатая! Раньше я болтался по свету, как неприкаянный. Вместо крыши дома -голубое небо. Вместо семьи - попутчики. Наступает момент, когда устаешь мотаться, хочется осесть, сколотить дом, завести семью...
        При этом он так "зырк" на меня, что я выпалила:
        - Огненное сердце никто не видел, не ищи его! -
        Пусть это выглядело немного смешно, но зато я предостерегла мужчину от проявления излишнего любопытства, да и смущающий разговор закончила!
        - Как такое может быть?
        - Это магия, - повторила я слова отца, которыми он отвечал мне на такой же вопрос. - Не ищи дальше, а то она может обернуться против тебя.
        - Хочешь сказать, что Огненное Сердце нематериально?! Выходит, что все, кто нападал на ваш клан, желая его отнять, ничего бы не получили? - Дерек, казалось, немного побледнел. Наверное, сказывается слабость из-за ранения и ожогов, он еще полностью не восстановился.
        В любом случае, я не собиралась больше ничего рассказывать и пожала плечами. Потом сам поймет! Так не объяснишь!
        - Все легенды, что можно завладеть Огненным Сердцем, врут? - Воин не унимался, и я решила немного пролить свет, чтобы он отстал:
        - Вождь сказал, что Огненное Сердце можно украсть, но оно может истлеть и навлечь беду, если окажется в плохих руках. Но не переживай, нас надежно хранит защитная стена!
        - И ни одной прорехи в ней нет? Ни одной слабости? Может, поговорить с вождем и расставить смотровых? Я готов защищать свой новый клан! - с жаром говорил Дерек, и я удивилась такому пылу. Неужели, так хочет влиться в клан, найти свое место? Его душа так жаждет дома?
        - Ни одной! Стоит лесному пересечь черту, как ни один враг до него не доберется!
        - Вы так победили Полевок? Через черту? - внезапно уточнил Воин.
        - Нет. Вождь строго-настрого запрещает драться на магической границе.
        - Но мы тогда во время пира... - Дерек припомнил застолье на опушке в честь испытания силы.
        - Были чуть в стороне. Да и отец был уверен, что ты не прольешь кровь Зубастого.
        - А я пролил. - как-то отстранённо заметил Дерек.
        - Не переживай. Там был вождь, а он все всегда держит под контролем, - заверила я его, понимая, что Воин стал беспокоиться, не навлек ли беду на клан.
        - Да? - Воин приободрено улыбнулся. - Тогда хорошо.
        Потом замялся, подходя к поселению, замедлил шаг и обратился ко мне:
        - Пернатая.
        - Что? - я остановилась, с любопытством взглянула в лицо мужчины и тут же отвела глаза. Не могу просто так смотреть на Воина, внутри словно огненная птица крылья раскрывает.
        - Ты намажешь мне спину той вонючкой? - мужчина поймал мой взгляд и хитро улыбнулся, подмигивая: - Обещаю больше не заваливать тебя на кровать!
        Сзади что-то грохнулось на землю. Молодой паренек - Робкий, обронил ведро и со всех ног помчался в поселение, красный от смущения, как и я.
        ГЛАВА 19.
        - О, нет! Надо остановить Робкого! - я рванула с места, вмиг забралась на мост, но паренька и след простыл.
        Юркие мальчишки клана, когда им надо, словно растворялись в воздухе - днем с факелом не найдешь!
        Если он начнет трепать языком - беды не избежать! Отец запрет меня, а Воина убьет! Или еще что выкинет!
        - Пернатая, стой! Я сам его поймаю! - Воин догнал меня, поставил лукошко с ягодами к моим ногам и исчез между кронами деревьев в паутине висячих мостов.
        Дерек свернул налево, там, где располагался шатер для молитв старейшин клана, и я покачала головой в досаде - парень вряд ли туда побежит! А вот рассказать отцу-матери или друзьям шепнуть - запросто!
        Я спрятала лукошко в пустую бочку у ближайшего дома и постучала по стене:
        - Быстрая Лань, я оставлю ягоды в твоей бочке? - и, не дожидаясь ответа, умчалась в другую сторону, чтобы поймать Робкого.
        С «постелью» шутки плохи! Папа точно не оценит и не поймет, а злые языки такими подробностями дополнят, что в жизни не отмоюсь!
        Я осмотрела каждый закуток деревни, спросила у каждой стайки детей, но Робкий словно сквозь землю провалился. Когда стемнело, я вернулась в дом, но Воина все не было.
        Может, Робкий оправдает свое имя и будет держать язык за зубами? Пока ничего не случилось, все идет своим чередом, отец с криками в дом не врывался. Может, пронесло?
        Еще и Вупи весь день где-то носит! Как прознал, что я птиц работать заставляю, так опять бунтует! Видите ли, не переносит вид трудящихся птах!
        В день, когда я иду на сбор ягод, его можно не ждать!
        А как сейчас помогли бы шустрые крылья Вупи, как бы быстро я могла отыскать Робкого! Скрипнула дверь отцовской комнаты, и я выбежала в зал.
        - Ты вернулся? Нашел? - взволновано спросила я и столкнулась с удивленным взглядом отца.
        - Что? Не меня ждала? Кхе-кхе, ну, прости, дочь... - вождь усмехнулся в кулак, хитро косясь на меня.
        - Нет! - я замотала головой. - Ты не так понял!
        - А где Воин?
        Я замешкалась с ответом. С одной стороны, уже темнело и становилось тревожно - вдруг, с Дереком случилась беда. С другой стороны, я рисковала раскрыть истинную причину отсутствия мужчины.
        - Не знаю, - в итоге, я так и не решилась на четкий ответ.
        - Да? - отец всегда чувствовал, когда я врала, и сейчас скривил губы в насмешке. - Пусть так. Только помни, что Воин еще не знаком с лесом, не знает, где ловушки на живность стоят, и где реку переходить нельзя.
        Я сглотнула комок страха. А ведь правда! Что, если с Дереком что -то случилось? Или его подкараулил Зубастый?!
        - Папа, уже поздно. Наверное, надо послать мужчин на поиски, - я посмотрела в окно, чувствуя пробирающую влажность, что опускалась на лес. Пора закрывать ставни.
        - Ничего не хочешь сказать, Пернатая? - уточнил вождь.
        - Ничего, отец.
        - Что ж, хорошо... - Вождь вышел из дома, бросив: - Пошли со мной, знаю я, где твой Воин.
        - Знаешь? - я догнала Дикого, пытаясь подстроиться под его быстрый шаг.
        - Да. За тобой пришел, думал, моя дочь не будет врать отцу, - вождь отвернулся, и я не могла понять его настрой, оттого переживала еще больше.
        - Дерек в порядке?
        Отец остановился и стукнул посохом о деревянный настил моста:
        - Воин! Только так ты можешь обращаться к нему и упоминать в мыслях своих! У него теперь одно имя! - и, больше ничего не говоря, вождь отправился дальше.
        Мы вышли за территорию поселения, глубже в лес, а потом я услышала голоса.
        - Что там?
        - Увидишь, - Дикий скупился на слова.
        Мы пробрались сквозь бурелом и подошли к толпе Лесных, что разглядывали что -то наверху.
        Я проследила за взглядами и ахнула. Воин болтался высоко в сетке-ловушке на зверя, а рядом, на ветке дерева-исполина завис Зубастый с ножом наготове.
        - Отец. Вождь! Он же разобьется! Скажи Зубастому убрать нож и слезть.
        - Погоди, дочь моя. Зубастый сказал, что у него есть доказательства измены Воина, он хочет раскрыть их при тебе и, с твоего позволения, отправить врага в ад, - по непроницаемому лицу отца я не могла понять, как он к этому относится. Верит ли Воину? Или Больше доверяет Зубастому?
        - Давай свои доказательства, Зубастый, но помни, что если они окажутся ложными, ты в наказание неделю провисишь в клетке позора !
        - Пернатая! - шикнул на меня отец, ставя на место. - Я тут единственный, кто может судить.
        - Вождь, но разве это не минимальная мера наказания за такие выходки? - спросила я, зная, что отец может пощадить Зубастого.
        - Хорошо, я согласен с дочерью, - кивнул вождь после нескольких секунд молчания. - А теперь слово тебе, Зубастый!
        Я посмотрела на Воина. Он спокойно сидел в сетке и поглядывал на все без тени страха. А вот на Зубастого косился очень даже плотоядно. Кажется, эти двое стали кровными врагами.
        - Вчера ночью Воин пробирался на опушку и выходил за территорию, чтобы встретиться с человеком! А сегодня он сделал это снова!
        По рядам Лесных пронесся ропот. Все в ужасе косились на нас с отцом, ведь это мы были, в первую очередь, ответственны за нового члена клана.
        Не может быть! Неужели, он предатель?!
        Я вспомнила пустую кровать, приоткрытые ставни и задрала голову вверх.
        - Что скажешь, Воин? - голос и тон вождя не изменился.
        - Я выходил на дорогу, чтобы найти того, кто купит у меня товары с телеги, что спрятана на опушке.
        Я вспомнила, как Зубастый настоял, что его вещи могут нести опасность и их необходимо бросить. Ему тогда никто не возразил. Не удивительно, что торговцу было жалко товар, пусть он уже и стал Лесным.
        - Тебя мало кормят? Плохо лечат? Худо одевают? Зачем тебе деньги? Что тебе может дать продажа, но не может дать клан, Воин? - спросил вождь, стукнув посохом о землю.
        - Вот что! Пернатая, лови! - Дерек просунул руку через квадрат сетки и кинул что -то маленькое.
        Я не рассчитывала, что поймаю, но вещица полетела прямо мне в грудь, и я смогла перехватить ее в воздухе. Круглый шарик, мягкий, как мох.
        - Что это? - я подняла голову вверх.
        - Нажми на выпуклость! - прокричал Воин.
        Шарик открылся ровно пополам, а там внутренним светом переливалось кольцо.
        - О-о-о, - удивленно пронеслось по рядам Лесным.
        - Вот такой подарок для девушки мне не найти во всем лесу! А я, как истинный торговец, не мог дать пропасть товару, особенно, когда хотел сделать приятное той, к кому тянется сердце.
        Признание Воина вызвало всеобщее улюлюкание и полностью смутило меня. И без того завороженная невероятной красотой кольца, я совсем растаяла от публичного признания чувства. Как в песнях о любви, мужчина рисковал жизнью, чтобы порадовать возлюбленную.
        - Вождь! - возмутился Зубастый. - Ты ему веришь? Даже если Воин продал товары, то это лишь доказывает, что он не принял наш клан! Что он не Лесной!
        - Зубастый, ты своими глазами видел, как Воин походил через магическую пелену?
        - ДА!
        - А видел, как заходил?
        - Видел!
        - Значит ли это, что магия принимает Воина, Великий Янус принимает, один ты пропитался ненавистью и не желаешь ничего видеть?! - яростный тон отца нарастал, Лесные отступали, боясь попасть под горячую руку.
        - Вождь! - Зубастый оскорблено дернулся, а потом занес нож над сетью.
        - Зубастый! Не смей! - что есть мочи заорала я, чувствуя, как сердце почти остановилось от страха за Воина. - Я никогда не прощу тебя! Никогда!
        Зубастого трясло от злости - я видела даже отсюда, и не была уверена, что смогу остановить его. Но все же бывший жених растерял не весь разум. Мужчина засунул нож в ножны и прыгнул на соседнюю ветку, а потом дальше и дальше, скрываясь в сумерках.
        - Опустите сеть, - приказал вождь.
        Неожиданно из толпы высунулась любопытная мордашка Робкого, белозубая улыбка осветила лицо, а потом он засмеялся:
        - Хи-хи, такое после постели дарят?
        Вождь резко повернулся ко мне, выпучив глаза.
        - Нет-нет, отец, это нет так!
        - Я сам слышал, как Воин говорил об этом с Пернатой! - парень показал на меня пальцем.
        - Я бы не посмел соврать вождю!
        Воин тем временем выбрался из клетки, отряхнулся, и опустился перед Диким на оба колена, склонив голову:
        - Я Воин, сын Леса, прошу благословления на союз с вашей дочерью, Пернатой! Обещаю хранить ее, как собственные глаза, лелеять, как мать дитя, и любить, пока смерть не разлучит нас!
        - Воин! - вскрикнула я, но Дерек взял мою руку и потянул вниз, заставляя опуститься перед отцом на колени.
        Я смотрела на Воина, зажимая в руках кольцо, и не знала, что делать.
        Он мне нравился - это правда. Но вот так сразу...
        - Что скажешь, Пернатая? - спросил отец, пристально всматриваясь в мое лицо.
        Если сейчас откажусь - смертельно оскорблю Воина, и он больше ко мне не подойдет! -от этой мысли стало больно дышать. И я нашла ответ: склонила голову и сказала:
        - Я сделаю так, как велит отец.
        Папа знал, что излишней покорностью я не страдала, оттого усмехнулся, покосился на Робкого и сказал:
        - Ну раз так, то я благословляю ваш брак. Испытание силы Воин уже прошел, так что союз благословлен самими богами. Свадьбу сыграем через три дня!
        - Так быстро? - не удержала я вопроса и почувствовала взгляд Воина.
        - После слов Робкого мы не можем медлить, Пернатая, - тихо поддел меня Дикий, хмыкнув. Развернулся, приказал всем расходиться и дал наказ:
        - Зубастого, как появится, в клетку позора на неделю!»
        Но Зубастый не появился ни на следующий день, ни в день свадьбы.
        Я нервничала до дрожи все три дня, но когда встала в ритуальной небесной одежде напротив Воина и увидела то, каким взглядом он смотрит на меня, отбросила все сомнения.
        Наша история только начинается, и пусть я мало знаю этого мужчину, у меня есть еще целая жизнь, чтобы узнать его и полюбить еще сильнее.
        Обмениваясь клятвами, повторяя слова любви и верности, мы не отрывали глаз друг от друга, словно не могли насмотреться. Воин постоянно шептал мне комплименты, а на пиру кормил с руки, на зависть всем женщинам клана. Он не боялся растерять мужества таким отношением к любимой, в отличие от других, и это делало его еще более достойным в моих глазах.
        Даже отец выглядел довольным, смотря на нас с теплотой. И все свое отношение он выразил в одном единственном тосте:
        - Когда у моей дочери так светятся глаза, то и в моем сердце светло! Воин, всегда поддерживай этот огонь любви! Не подведи!
        - Обещаю, вождь, - поклонился Воин Дикому.
        - Смотри у меня! - пригрозил Вупи, прячась за мной.
        Ну, не сдержался, мой пернатый защитник! Сегодня ему простительно все, даже стыренный пакет печеньев!
        А вечером мы отправились в домик молодоженов, что стоял на самом древнем дереве в лесу, что находился в стороне от поселения. Я так устала, что заснула в нашу брачную ночь, пока Воин закрывал ставни. Сквозь сон я слышала его ласковый смех, а потом укуталась в его теплых объятиях, сонно подумав, что сделала правильный выбор.
        Дерек чувствовал меня, как никто другой и не стал торопиться с близостью.
        В полдень мы вернулись в клан и застыли на краю поселения от шока. Даже невозмутимый Дерек, казалось, лишился дара речи...
        ГЛАВА 20.
        Разбитые бочки с запасами кучей валялись на земле, вещи лохмотьями висели на кустах, а с мостов свешивались шкуры.
        - Беда. - прошептала я, чувствуя, как плохое предчувствие ледяными тисками сдавило грудь. - Кто-то проник в лес! Неужели, магия дала сбой?
        Воин сжал мою руку до боли, повернулся ко мне, и тут я увидела, как к нему крадутся мужчины в латах:
        - Берегись! - предостерегла я мужа, да поздно - тяжелое полено опустилось Дереку на голову.
        - Взять ее! - скомандовал кто-то сбоку, и на меня накинули удушливый мешок, связали поверх веревкой и толкнули в спину.
        - Иди сама, а то вырубим тебя, как твоего дружка! - скомандовали чужаки, злобно посмеиваясь.
        - Вы полевки? - догадалась я по форме. Пусть я ни разу не видела их обмундирование, но по рассказам наших мужчин именно так их и представляла.
        - А ты - лесная? - издевательский тычок острым предметом в спину я заметила краем сознания, все мысли занимало происходящее.
        Где отец? Где мужчины, которые должны нас защищать? Что случилось за одну ночь? Неужели, магия позволила чужакам на нас напасть?
        Помогало держаться одно - я не видела ни одного трупа.
        Рядом кто-то двигался на лошадях, я насчитала три верховых и пять пеших. Не справлюсь, даже если положу на вызволение свою жизнь - воин из меня был слабенький.
        В родном поселении я ориентировалась с закрытыми глазами. Перешагивала корни, огибала кусты, словно все видела.
        - Ведьма! - шептались полевые.
        - Да она тут всю жизнь живет! Ты свой дом тоже знаешь! - возражали другие.
        Я поняла, что мы идем к лобному месту, а, значит, лесных собрали вместе. Что же чужаки хотят?
        С меня сорвали мешок, заставили встать на колени, а Дерека бросили рядом и вылили на него ведро воды. Тот закашлялся, очнулся, непонимающе моргая, морщась от боли в голове. Из раны на голове сочилась кровь, струйкой стекая по шее мужчины.
        Я огляделась и в жилах застыла кровь. Лесных согнали, как овец, в кучу. Приставили лезвия к горлам и женщин, и детей, и стариков. Мужчин держали отдельно. Я заметила, что их до странности немного, и выглядели они ужасно: побитые, раненные, еле качались на коленях.
        А в центре лобного места к столбу был привязан Дикий. Грудь мужчины была так располосована плетью до глубоких красных борозд, что у меня руки затряслись от увиденного. Рядом с ним стоял Полевой в доспехах и плаще, с плеткой наготове, и с такой кровожадной улыбкой, что стало жутко. Видно, что он не остановится ни перед чем ради достижения своей цели.
        - А этого почему в общак бросили? - спросил Полевой, пренебрежительно глядя на Воина, что вставал на ноги.
        - Средний принц, простите нас! - полевки бросились на колени. - Мы сначала треснули поленом по голове, а только потом разглядели! Мы заслуживаем смерти!
        Хлыст щелкнул по земле, и рядом с нами опустился на корточки мужчина в доспехах -истязатель моего отца. Скользнул взглядом по мне, а потом остановился на Воине:
        - Дерек! Так вот ты где, негодник! Что, хотел первым отцу Огненное сердце принести? -мужчина пренебрежительно посмотрел на него с головы до ног. - Даже нарядился как эти дикари! Надо было действовать, как я! Смотри!
        Они знакомы?! Воин и этот урод знают друг друга? Не может быть! Нет! Не хочу верить! Но...
        -Ты что творишь? - голос Воина хрипел от злости. - Отпусти их, Норис! Отпусти всех до одного и убирайся отсюда!
        Норис! Дерек назвал его по имени! Он точно знал его!
        Грудь словно пронзило стрелой насквозь, я повернулась к мужу и прошептала:
        - Ты. ты. - из глаз покатились слезы.
        Воин попытался схватить меня за руку, но я не далась, отодвинувшись.
        - Да конечно! - не обращал на меня никакого внимания Полевой. - Уйти и отдать тебе трон, потому что ты принесешь на блюдечке Огненное сердце? Прости, брат, но путь к абсолютной власти преодолеет лишь сильнейший, а не шут! Разве принц может играть в такие переодевания?
        Брат?! Принц?!
        Великий Янус, за что ты так со мной?!
        Полевой ткнул ручкой плети мне в плечо, и Дерек тут же подскочил и с прыжка, как дикая кошка, набросился на него. Братья успели обменяться парой ударов, пока их не растащили в разные стороны.
        Норис сплюнул кровь на землю и прошипел:
        - Якшаешься с Лесными? С нашими кровными врагами? С извергами, которые безжалостно убили старшего брата, расчленили его тело и скормили волкам, а сами съели сердце? - Норис в порыве жгучей ненависти плевался кровавой слюной и смотрел на меня: - Я слышал, ты тут женушкой обзавелся. Что? Неужели, так хороша в постели, что ты забыл родную семью? Что решил предать нас?!
        - Забери людей и убирайся отсюда. Я тоже один из Лесных. Ступив на эту землю, ты бросил вызов и мне! - Воин пытался броситься на Нориса, но четверо полевок крепко держали его за руки и за ноги, буквально повисли на нем.
        - Тебе?! Кто ты такой, чтобы мне приказывать! Напомнить, что ты младше меня? Напомнить, что твоя семья не здесь, а там, во дворце? - Норис показал пальцем в сторону Долин. - Ты - лесной? Льешь воду в уши жене?
        - Пролив кровь. ты не вернешь старшего брата! Я тоже пришел сюда с жаждой мести, но узнал этот народ лучше. Если бы мы не бросили вызов Лесным, желая завладеть Огненным Сердцем, никто бы не пострадал! Они защищались!
        - Я правильно расслышал? Младший принц Долин сейчас на стороне врага? Это измена? Так даже легче! Передам отцу! - Норис шипел, подобно ядовитой змее.
        Младший принц Долин - Дерек! А я чувствовала, подозревала, но упрямо закрывала на все глаза!
        - Норис, остановись, пока не поздно.
        Средний принц делал вид, что не слышит брата и разглядывал меня:
        - Это та самая дочь вождя? А ты молодец, простушку не стал брать, подбирался к информации с умом! - Норис сумел задеть меня так глубоко, что смог вырвать мое глупое влюбленное сердце.
        Дерек был со мной только ради реликвии Лесных? Только ради поручения отца? Все это... Все это...
        Я подняла взгляд на Воина, а тот качал головой, смотря прямо на меня. В его глазах я впервые увидела тень страха. Чего он боится? Не может же быть, чтобы потерять меня!
        - Дикий! А если я на твоих глазах буду резать дочь, так ты быстрее скажешь, где Огненное сердце? - Норис рывком поднял меня за волосы, и тут же отлетел на несколько метров -Дерек набросился на него, словно разъяренная медведица, у которой пытались отнять медвежонка. Кулаки замелькали в воздухе, вбиваясь в лицо среднего принца.
        Двое полевок попытались оттащить Дерека, но отлетели в сторону. Еще четверо набросились, но не смогли оттащить Воина, вцепившегося в брата мертвой хваткой. И только восемь человек еле-еле справились с моим мужем-предателем.
        Воин глубоко дышал, грудь вздымалась, а взгляд не отрывался от Нориса, что вскочил и вытирал рукавом льющую из носа кровь.
        - Не смей и пальцем тронуть мою жену! Понял?! - вырывался Воин, как необъезженный конь.
        Средний принц медленно перевел взгляд на меня, потом поднял плеть с земли и угрожающе повернулся:
        - А ты знаешь, где Огненное Сердце?
        - Ты никогда не получишь его! - я не боялась кнута и гордо смотрела вверх на небо. Великий Янус, спаси нас! Сбереги Лесных!
        - Да? Это еще почему? - плеть угрожающе покачивалась в руках Полевого.
        - Потому что оно никогда не покажется злым сердцам! - крикнула я.
        - Что дочь, что отец! Словно одну мантру учили! - Норис сплюнул кровь на землю, пошел к столбу, встал за отцом и обернул плетью его горло.
        - Отец! - крик из самой глубины растерзанного сердца эхом прошелся по лесу.
        - Мне все равно, кто скажет, где Огненное сердце - ты или он. Я буду лишь сжимать кольцо, пока душа вашего вождя не выйдет из тела. И этого все равно будет мало за жизнь моего старшего брата, которую вы забрали! За сотни жизней наших людей!
        Плеть стала сжиматься на шее отца, и я вскочила с места. Воин заметался в крепкой хватке Полевок - теперь его держала целая куча солдат.
        - Норис! Не делай этого! Сердце не материально! Ты его не возьмешь! - заорал Дерек, скидывая полевок то с одной стороны, то с другой, но те тут же липли к нему обратно.
        - Судя по твоему лицу, так и есть, - задумавшись, сказал Норис, а потом задрал подбородок вверх: - Зато я могу отомстить за старшего брата!
        И тут мужчина с силой затянул плеть на шее отца. Я закричала, вскочила на ноги и побежала к столбу.
        Меня перехватили двое полевок. Я кусалась, визжала, билась, как в силках, заливаясь слезами.
        - Не-е-е-е-ет! - я встретилась глазами с отцом как раз в тот момент, когда душа покидала тело. И ясно услышала его шепот, что принес ветерок:
        - Так было напророчено, Пернатая, не плачь! - сказал Дикий и навсегда закрыл свои мудрые глаза.
        "Ты еще заплатишь большую цену за спасение чужака, Пернатая!" - сказала тогда Травница, и от этого предсказания сейчас стало дурно.
        Воин разбросал стражу, оттолкнул среднего брата, распорол веревки на столбе и положил отца на землю.
        Я вырвалась и присела рядом, с надеждой глядя на Дерека, а губы шептали:
        - Спаси его, спаси, Воин, все прощу! Только спаси!
        Воин поднял на меня взгляд, и столько всего в нем было, словно он мученическую душу приоткрыл. С болью, муками, чувством вины, любовью, раскаянием, верой в собственные идеалы. Столько всего намешано, что я поняла - мой муж уже не Дерек, но и не Воин.
        Но кто он?
        Я обратилась к собственному сердцу и поняла - он предатель для меня. Вот кто!
        Дерек наклонился к отцу, зажал нос и приоткрыл рот вождя.
        - Ты что... - хотела я спросить, когда Воин стал вдыхать отцу воздух через рот, но замолчала.
        Воин проделывал это снова и снова, массировал грудь у сердца, но отец так и оставался бездыханным. Шли минуты полнейшей тишины, разбавляемые звуком движений Дерека и моими сдавленными всхлипами. Даже Лесные с Полевками словно застыли.
        Но вождя уже ничего не могло вернуть к жизни, даже чудо...
        - Отец! - рыдая, я легла на грудь Дикому, шепча: - Прости меня! Это все из-за меня! Это я привела его! Я обрекла тебя на гибель! Я поставила под угрозу клан!
        Я чувствовала на себе сотни взглядов, но уже было все равно. Я нащупала резной кинжал на поясе и прислушалась.
        Норис крикнул:
        - Привязать всех Лесных к забору и сжечь поселение! Выживут - воля небес! Нет - значит смоют своей кровью грехи перед сотнями семей полевок, что остались без кормильцев!
        - Отставить! - заорал Дерек. - Слушать мой приказ: отступаем!
        Полевки замешкались.
        - Кто тут главный? - Заорал возмущенный Норис. - Кто привел вас сюда? Кто ваш командир?
        - И кто же? Не ты ли слаб в мече? А я ношу должность генерала Долин со смертью генерала Ориона, моего учителя! - воскликнул Дерек.
        - Я старше тебя! Я средний сын долин, а ты младший!
        Я зажала кинжал в кулаке и подобралась сзади к Норису, пользуясь переполохом. А потом с воинственным криком набросилась на него с ножом, вонзая острое лезвие в плоть врага.
        ГЛАВА 21.
        Норис не ожидал удара в спину. Мужчина дернулся от боли и, пораженно обернулся, скривился и попытался достать рукой до раны.
        - Дикарка! - презрительно прохрипел средний принц. - Схватить ее за нападение на члена королевской семьи! - смотря мне в глаза, убийца моего отца приговорил и меня.
        Мою руку болезненно заломили, выбив кинжал, мгновенно связали веревкой.
        - Отпустите мою жену! Она теперь тоже член королевской семьи! Если кто хоть пальцем ее тронет, обречет себя и своих родных на верную смерть! - командирским тоном гаркнул Дерек, и солдаты нерешительно замерли.
        - Брат, даже если мать поднимет на меня или тебя руку, она отправится на тот свет! Что говорить про эту простушку!
        - А ты поднял руку на моего свекра, не должен ли ты отправиться туда же? - Воин подошел нос к носу к раненому брату, развернул его за плечи, посмотрел на рану в районе лопатки и приказал: - За военным лекарем, быстро!
        Норис, почувствовав заботу брата, слегка растерялся, но все же уточнил:
        - По дикарским обычаям играли свадебку?
        - Когда я привезу ее во дворец, то мы повторим церемонию по нашим! - уверенно произнес Дерек.
        Размечтался! - шепнула я одними губами, оттолкнула мешкающих солдат и опустилась на землю рядом с отцом.
        - Папа, прости меня, - я сжала руку отца, приложила лоб к тыльной стороне ладони и зашептала: - Я должна была дать ему умереть, как ты и говорил! Я не должна была его спасать! Ты был прав - от чужаков одни беды!
        Позади меня царили беспорядок и шумиха. Я слышала голос Дерека, который отдавал приказ лекарю о лечении среднего принца, и как Норис делал все вопреки. А еще переспрашивал, действительно ли невозможно увезти отсюда Огненное Сердце.
        - Действительно! - Воин сказал это так решительно, что я вскинула голову. А ведь я ему никогда такого не говорила. Что же он делает? Защищает Лесных из чувства вины?
        Как только Дерек поймал мой взгляд, я тут же отвела глаза и дальше смотрела только на отца. С этого момента этого предателя для меня не существует!
        Норису помогли сесть на лошадь, и солдатам было приказано отступать.
        - Я не привез твоего скакуна, брат! - сквозь боль хохотнул средний принц. - Вдруг, ты пожелал бы остаться здесь навсегда?
        Я отчетливо услышала скрежет зубов Воина, а сама про себя твердила: «Уезжай! Скорее уезжай отсюда! Пока я и тебе не вонзила нож, только уже в сердце!»
        Лесных никто не развязывал, и те настороженно наблюдали за Полевыми, надеясь, что те уйдут из леса, больше не проливая крови. Если бы Норис не встретил здесь брата, уверена, что никто бы в итоге не выжил. Надеюсь, у Воина хватит сил и совести, чтобы увести отсюда Полевых.
        Но где же большинство мужчин? Их всех убили? Про позорное бегство я даже не думала -знала, что любой лесной отдаст свою жизнь за защиту клана.
        Тут мой взгляд натолкнулся на клетку, в которой мелькали голубые крылышки Вупи. Болтливой птице перевязали клюв, и Лесные прятали его за собой, чтобы сохранить крохе жизнь.
        Так вот почему Вупи не сообщил мне ни о чем! Вот почему не принес дурные вести на крыльях!
        Я глазами попросила выпустить птицу у сидевшей рядом с ним Ворчуньи, и та связанными за спиной руками умудрилась отодвинуть щеколду.
        Вупи вылетел, молнией понесся ко мне, сел на плечо и жалобно посмотрел в глаза.
        - Знаю, и тебе плохо... - я размотала клювик, а Вупи все еще молчал, прижимаясь головкой к моей щеке.
        - Где остальные лесные? Где мужчины? - шепнула я, смотря, как войска Полевок строятся, а Норис вопит о том, что командует солдатами тот, кто привел, пусть и генерал здесь.
        - Они. они. -Вупи заикался. Если бы птицы могли плакать, сейчас бы он рыдал в три ручья. - Это все Зубастый! Он затеял бунт и увел ночью многих мужчин отсюда. Я следил за ними, поэтому вернулся слишком поздно и был сразу пойман в клетку.
        - Так где они? Их. убили?
        - Они на самом краю территории. Думаю, даже не знают, что здесь приключилось.
        - Полевки взяли нас почти беззащитными, - я прикрыла глаза, чувствуя тупую боль в груди. - И почему все мужчины вокруг предают меня?
        - Пернатая! - окликнул меня Дерек, но я не повернулась.
        Сзади перебирал копытами конь.
        Скатертью дорога, Воин! Никогда больше не появляйся в моей жизни!
        Мужчина спрыгнул на землю и подошел ко мне:
        - Пришла пора ехать.
        - Я никуда не поеду, - тихо, но твердо сообщила я мужу-предателю-.
        - Ты моя жена.
        - Я останусь в клане. В том клане, который по твоей вине пришел в хаос и потерял своего вождя!
        - Ты моя жена, - повторил Дерек еще раз. - Ты должна поехать со мной. Я все равно собирался рассказать тебе правду и представить своим родителям.
        - Правду? - я вскочила на ноги, стремительно повернулась, и стала наступать на него, как маленький воробей на большую собаку: - Ты собирался сказать правду? И когда? Когда твой брат по твоему приказу всех бы порубил?
        - Я не приводил сюда брата!
        - Тогда как он проник? Только Лесной может привести чужаков с собой!
        Норис качался в седле от ранения, но не мог проигнорировать нашу ссору:
        - Ты права, дикарка, я здесь, потому что он сообщил своему другу, как прорваться на территорию.
        - Прорваться? - внутри все похолодело. Найдена брешь в защите?
        - Да. Там, где пролита кровь Лесного и есть брешь! Мне даже заботливо показали место!
        - Верт не мог меня предать! - Дерек прикрыл глаза на секунду, а потом обратился ко мне:
        - Пернатая, я не буду скрывать, что пришел сюда с плохими намерениями, но я передумал. Я уже отменил готовность войска. Не знаю, как Норис все узнал, может, следил за моим другом, но я...
        - Замолчи! - мой умоляющий крик пронесся сквозь листву. - Убирайся отсюда!
        Дерек сурово поджал губы, а голубые глаза умоляли меня.
        - Нет! - я покачала головой, решительно развернулась и прошептала, смотря на вождя: -Мне нужно проводить отца в последний путь.
        - Прости, Пернатая, но у меня нет выбора! - Воин схватил меня сзади и приподнял над землей. Я же вырывалась изо всех сил, пыталась выцарапать себе свободу.
        - Не заставляй тебя связывать! - шикнул на ухо Дерек, и я пуще прежнего стала рваться на волю.
        Веревка крепко притянула руки к телу, а я смотрела на неподвижного отца и выла от бессилия:
        - Гори в аду, Воин! Будь ты проклят! Зачем ты только появился здесь! Я должна была дать тебе умереть!
        - Пернатая. Дерек прижал мою голову к себе, начал гладить по голове, но я извернулась и укусила его.
        Мужчина дернулся, но не проронил ни звука, молча достал тряпку, через борьбу засунул мне в рот и повязал поверх полоской ткани.
        Через несколько минут я сидела перед Воином в седле и клялась себе, что как только он развяжет меня во дворце, я убью его, Нориса и вернусь в лес.
        Вупи непривычно молчал. Он приземлился на голову лошади, как только она тронулась с места, вцепился коготочками покрепче и, нахохлившись, вжал голову. Дерек молча посмотрел на него, но прогонять не стал, сказав:
        - Я позволю взять с собой твоего пернатого друга.
        На опушке смотрела, как защитная магия выпускает чужаков и молилась, чтобы она рассыпала в прах каждого. Но этого не случилось. Мы ехали позади всех, поэтому прошли через невидимую стену последними. Легкая рябь прошлась по стене, а потом та словно пропала вовсе.
        Нет! Мне показалось!
        Я оборачивалась снова и снова, но так и не могла поймать отлива защитной магии. Пусть мне это покажется! Пусть магия не оставит нас!
        И вот на расстоянии, когда деревья исполины кажутся муравьями, я обернулась в очередной раз и замычала от увиденного, завертелась так, что чуть не спрыгнула с лошади.
        - Что такое, Пернатая? - Воин обернулся и одернул коня. - Пр-р-ру!
        - Норис! Это твоих рук дело?! - взревел Дерек, смотря на черный столб дыма над лесом.
        - Кровь за кровь, брат! Кровь за кровь, дикарка! - сплюнул Норис на землю, криво улыбнулся, хоть сам был белым, как полотно, и потеряв сознание, скатился с лошади.
        ГЛАВА 22.
        Солдаты в панике кинулись к среднему принцу. Воин тоже спешился и взял под уздцы лошадь.
        Это шанс!
        Я попробовала дать ногами по лошадиным бокам, рассчитывая, что конь понесется вперед, а там я уж как-нибудь извернусь и направлю его в сторону леса, но животное встало на дыбы.
        Я не смогла удержаться в седле, так как была связана, полетела назад и уже попрощалась с этим миром, думая, что не переживу встречу с землей. Но Дерек изловчился и поймал меня, а коня солдаты быстро поймали под узду, похлопали по шее и успокаивающе заговорили с животным.
        Даже сбежать не могу! Янус, ну за что ты так со мной?! За то, что была беззаботной и наивной?
        Я возненавидела себя прежнюю, порхающую по жизни, словно бабочка. От бессилия и самобичевания по щекам снова полились горькие слезы, которые вмиг намочили ткань, перевязывающую рот.
        Дерек нежно провел пальцем по моей щеке, держа меня на руках, и я, замычав, протестующе закрутилась в его объятиях. Мужчина поставил меня на землю и измученно вздохнул:
        - Пернатая, убежать ты не сможешь, а вот голову разбить связанной - легко! - Воин смотрел на меня с болью в глазах, я же видеть его не могла и отворачивалась.
        Дерек снял с меня ленту, вытащил кляп и сказал:
        - Стой здесь, Пернатая, я посмотрю, как брат. И без глупостей, - а потом обратился к солдатам: - Присмотрите за ней!
        - Пусть твой брат отправится к праотцам! - в сердцах выкрикнула я, и в рядах мужчин повисла тишина.
        Дерек наклонился ко мне и внушительно прошептал:
        - Пернатая, если средний принц умрет от твоей руки, то даже я не смогу спасти тебя! Умрем вместе от рук короля!
        Военный лекарь осмотрел среднего принца и отчитался, кланяясь:
        - Среднему принцу нельзя больше ехать в седле, только тогда он будет восстанавливаться и доживет до дворца. Но нам надо поспешить! Я не могу дать никаких гарантий, что он... Он...
        - Я понял! - младший принц прервал его, устав от заикания. - Солдаты, перенесите среднего принца в повозку! И ускорить пеших в два раза! Лекарь, останьтесь с принцем, следите за его состоянием!
        Тут Дерек обернулся на лес и с тоской посмотрел на столб черного дыма, идущего в небеса.
        - Кто приказал поджечь поселение? - Воин быстро вычленил взглядом двух солдат, что встали столбом, словно они заживо замерзли в снежных горах.
        - Это .это... Средний принц отдал приказ, чтобы двое наших задержались и подожгли поселение, когда мы порядком отойдем. - признался один из них.
        - Дерек, спаси Лесных! - взмолилась я, понимая, что гордость - это не та цена, которую я хочу заплатить за жизнь клана. - Мы должны вернуться и потушить огонь!
        - Если мы вернемся в лес, а средний принц умрет, все твои старания будут напрасными, -тихо сказал Дерек, подойдя ближе и с грустью смотря мне в глаза. Мужчина положил руки мне на плечи, и я еле сдержала себя, чтобы не передернуть ими.
        - Не зря! Мы спасем наш клан! Или ты уже не Воин?! - я специально припомнила его слова, сказанные брату.
        - Пернатая, ты не понимаешь! - Воин слегка встряхнул меня. - Если средний принц умрет, а мы спасем лесных, то потом отец не пощадит никого: ни нас, ни Лесных. Теперь, когда известна брешь в защите, король легко прикажет сравнять лес с землей! Верь в свой народ, они спасутся сами и восстановят магию Огненного Сердца.
        Как же мне хотелось наговорить гадостей! Как хотелось высказать все, что думаю! Но я чувствовала ответственность за беду на своих плечах и решила, что моя жизнь - это маленькая плата за жизни лесных. И это единственное, чем я могу воздействовать на Воина.
        - Дерек, пошли хотя бы половину своих людей на тушение пожара! Клянусь, тогда я добровольно выйду за тебя по твоим законам, дам тебе, что хочешь! Только спаси Лесных!
        Лицо Воина словно окаменело, а вот глаза стали, как жерло пробужденного вулкана. Кадык нервно дернулся, уголки губ опустились, и мужчина сказал:
        - Пернатая... Ты же видела, что части Лесных не было на лобном. Они точно увидели дым и кинулись на спасение своих! Если я сейчас пошлю туда моих людей, то снова случится сражение, и тогда потери будут с обеих сторон.
        - А что, если не увидели? Что, если планирующих восстание Лесных убил твой брат? Что тогда?
        - А что, если никто не выживет? Что, если солдаты отвлекут на себя внимание Лесных, и те, вместо тушения пожара, погрузятся в кровавое сражение? Неужели, ты думаешь, что клан примет помощь от врага?
        - Тогда отпусти меня с ними! Мне поверят! - я не отступала.
        - Нет! - отрезал Дерек с непроницаемым лицом. Довольно грубо посадил меня на лошадь, запрыгнул в седло следом за мной и приказал войскам: - Вперед! Быстрее доставим среднего принца во дворец!
        Я оглядывалась, выгибалась, чтобы увидеть родной лес, но Воин наклонялся в ту же сторону, что и я, и не давал ничего разглядеть.
        - Как будет, так и будет, Пернатая! Как там говорят Лесные? На все воля Великого Януса! - голос Дерека тоже звучал расстроено, но это лишь больше меня злило.
        - Воин, у тебя был шанс все исправить! Обещаю, теперь ты пожалеешь, что вошел на территорию Лесных, как я пожалела, что спасла тебя! - яростно выпалила я, чувствуя агонию внутри.
        Вся моя наивность, вся доброта, все сочувствие горело черным пламенем.
        Руки вокруг меня сжались сильнее, словно Дерек испугался, что я исчезну. Но сам мужчина не проронил ни слова.
        ГЛАВА 23.
        - Смотри, это дворец! - Дерек не смог скрыть гордости, а мое сердце обливалось кровавыми слезами, и я думала лишь о том, смогу ли я вновь посмотреть на свой дом, на лес. Не сгорит ли он? Не превратится в сотни обугленых столбов? Не станет ли могилой для клана?
        Вупи косился на меня в ожидании. Он знал, куда полетит, как только нас оставят одних. Сейчас я не хотела рисковать еще и своим крылатым другом, отправляя его на разведку в присутствии Полевых.
        Теперь я не доверяла никому!
        «Отец, я отомщу за тебя! Я в точности повторю все, через что враг заставил тебя пройти, с ним самим! Только Нориса придушу собственными руками!»
        - Мой прадед воздвиг этот дворец в честь моей прабабки! Они души не чаяли друг в друге до самой смерти. Оттого и дворец особенно прекрасен, ведь сделан с глубочайшей любовью. Каждый уголок - произведение искусства, но главное - он словно живой! В долине не так много растительности, а здесь настоящий оазис. Тебе понравится, Пернатая!
        - я слышала в голосе Дерека сомнение и неуверенность, а еще упорство и желание меня растормошить.
        Но чем больше он описывал красоты родной земли, тем сильнее мне хотелось крикнуть во весь голос, чтобы он замолчал.
        - Ты выкинул кляп? - спросила я, смотря невидящим взглядом прямо перед собой.
        - Да... А что?
        - Жалко. Сейчас бы пригодился.
        - Зачем?
        - Тебе, - слово прозвучало так безжизненно и апатично, что испугало даже меня. Будто отчуждение накрыло меня снежной лавиной, замораживая все внутренности, все чувства, все переживания.
        Я потрогала рукой пояс, и почувствовала, что чего-то не хватает. Мой клинок! Я оставила его в спине Нориса. Куда же он потом делся?
        Без клинка было неспокойно, непривычно, хотя куда уж дальше. Но ничего, во дворце я быстро раздобуду оружие и надолго в чужих стенах не задержусь. Только сначала сполна выплачу все долги!
        - Как средний принц? - Дерек поравнялся с телегой перед воротами дворца и посмотрел на брата.
        - Пока держится, младший принц, но лучше поторопиться. Уже темнеет, и я не вижу, не началось ли заражение.
        - Лихорадки нет?
        - Нет, младший принц.
        - Хорошо, - Дерек остановил лошадь, пропуская повозку первой. - Поторопитесь! Флин, поезжай вперед, пусть королевский лекарь будет наготове.
        - Есть! - молодой мужчина стукнул пятками по бокам лошади и помчался вперед.
        Охрана на воротах пропустила его, не задерживая. Дереку же они низко поклонились и не распрямились, пока младший принц не проехал.
        Жуть какая! Поклоняются, как богам!
        - Пернатая, воды? - Дерек протянул фляжку в который раз за время в пути. - Сделай глоток, ты же не пила всю дорогу.
        Мои мысли качало из стороны в сторону, как маятник часов. От самого желанного прогноза, до самого ужасного.
        Вдруг Травница оживила отца? Вдруг все до единого Лесные спаслись?
        А потом наступало уныние: От такого огня спасет только чудо! Магия покинула Лесных, клан обречен! Как и говорил отец, Огненное сердце в злых руках станет черным.
        Неужели, это случилось?
        Я заставила себя собраться и как можно меньше думать об этом, пока не узнаю вестей от Вупи. Поэтому, когда Дерек сказал, что первым делом отведет меня в мои покои, даст отдохнуть, а уж завтра познакомит с родителями, еле дождалась момента, когда останусь одна.
        Пусть ко мне и приставлена стража, а окно выходит высоко над садом, это не мешает отправить крылатого разведчика и, наконец, узнать правду.
        - Вупи, лети! Не забывай отдыхать, твои крылья слабы. Питайся, пей, спи. Я буду ждать тебя здесь, - птица сидела на пальце, и время от времени кивала в такт моим словам.
        - Не сбеги до моего прилета, Пернатая! Я вернусь! Иначе потеряемся! - чирикнул Вупи, и я нежно погладила его по голове. Болтун был непривычно немногословен.
        - Хорошо, Вупи. Береги себя. У меня только ты и остался, - Я прижала птицу к щеке, и он встрепенулся от слезы, что капнула на клюв.
        - Я полетел! Держись! И раздобудь для меня печеньки! Много-много печенек! Я вернусь голодню-ю-ю-щим! - Вупи храбрился как мог. И я должна. Просто не имею права погрузиться в печаль, пока земля носит убийцу отца...
        Я не замечала ничего вокруг, что не касалось бы побега: ни обстановки, ни удобств, ни еды, ни воды. Только количество стражи, часовых, что обходили сад по периметру, отсчитывала время смены караула.
        Окна выходили во дворик, а сама комната была под крышей, на третьем этаже. Мне бы сюда лиану - спустилась бы в одно мгновение. Но у меня только простынь и одеяло.
        Хотя нет! Тут еще шторы, балдахин! Для самодельной веревки хватит вполне!
        Но Дерек словно читал мои мысли: не прошло и пары часов, как стража зашла в комнату и сняла все шторы, балдахин, даже скатерть забрала.
        - Почему ты не ешь? - Воин заглядывал мне в глаза, но я продолжала сидеть у окна в ожидании Вупи.
        Вечер сменился ночью, а ночь - утром. Менялись тарелки с нетронутой едой, стаканы с водой, и к обеду Дерек не выдержал.
        - Если ты не будешь есть, я буду сам кормить тебя с ложки! - заявил он, пододвигая стул к окну, где я сидела на сундуке.
        Сначала я не восприняла его всерьез, игнорировала, как и все его попытки выйти со мной на контакт, пока Дерек вдруг не обхватил мое лицо одной рукой и не надавил на щеки, разжимая зубы. Таким образом мне в рот попала ложка супа, странного, пряного и соленого.
        Я закашлялась, гневно глядя на Воина, и пригрозила:
        - Не смей проделывать это еще раз!
        - Посмею, - моя ядовитая речь его не впечатлила. - Если надо, снова свяжу и буду вот так кормить, пока в животе не окажется нужное количество пищи, чтобы ты жила. Будешь выплевывать, я прикажу слугам подать еще и еще. И так будет продолжаться, пока ты не будешь нормально питаться. Так что в твоих интересах есть самой!
        Я не ждала жалости и понимания. Знала, что мужчинам чужды эмоции. Лесные всегда поддерживали друг друга молча, не касаясь. Но Дерек перешел черту!
        - Ненавижу! - в сердцах воскликнула я, взяла тарелку с супом и плеснула Воину в лицо, чувствуя себя полной по самую макушку отравляющими эмоциями. Словно ледник прорвало, а под ним оказалась жгучая лава чувств, готовых превратить все вокруг в пепел.
        Дерек закрыл глаза, по его коже стекали жирные разводы, капали вниз, но мужчина не спешил вытираться. Он опустил голову, так и не открывая глаз, и просидел в абсолютной тишине минуту.
        А потом сказал:
        - Я это заслужил.
        Взял маленькое полотенце для рук, приготовленное слугами, вытер лицо и встал рядом со мной.
        Молчание скопилось в комнате густым туманом так, что стало тесно. И вдруг на колени мне что-то шлепнулось.
        Мой клинок!
        - Если тебе станет легче, вонзи его и в меня! - крикнул Дерек, и я сжала ручку ножа так сильно, что костяшки пальцев побелели.
        ГЛАВА 24 «Отец, должна ли я и ему отомстить за тебя?» - я вытащила кинжал из ножен и медленно встала, смотря в лазурные глаза предателя.
        Если бы не Дерек, ничего это не случилось бы!
        - Ты сам себя ранил тогда на опушке? - сухое горло першило.
        - Да, - без колебаний признался мужчина, не отводя взгляд.
        Воин стоял крепко, и я не видела на его лице ни тени страха. Сейчас я верила, что он генерал Полевок, видела в каждом движении и слове непоколебимость и твердость намерений.
        Решил - сделал! И точно так же он, наверное, в одиночку пошел на штурм Лесных, чтобы изнутри погубить клан, раз не получалось достать снаружи.
        И сумел попасть прямо в сердце, расчет удался!
        - Ты тоже пришел мстить за смерть старшего брата? - прошептала я. Каждое слово давалось с невыносимыми муками.
        - Да, - так же честно сказал Дерек, и я еще сильнее стиснула кинжал. - Я не буду оправдываться, потому что знаю, что мы смотрим на мир по-разному. Но я скажу один раз и прошу тебя поверить мне: я отменил все замыслы, когда брал тебя в жены. Я теперь твой муж.
        - Муж? - переспросила я с издевательским смешком. - Посмотри на себя и на меня!
        Дерек переоделся в одежду из дорогой черной ткани с твердыми вставками и гербом, алый плащ развевался за его плечами, а стража обращалась к нему исключительно «мой генерал». Это уже был не Воин, нет. Не мой муж. Чужой! Иноземный принц Долин.
        - Разве принц посмотрит на такую дикарку? - я припомнила слова среднего принца и поняла, что так же дико смотрюсь для них, как и они для меня. Я чужая здесь в равной степени, как и Дерек был чужим в лесу. - Признайся, ты связался со мной только для того, чтобы украсть Огненное сердце?
        - Сначала да, - Дерек видимо сглотнул, кадык дернулся, и это единственная деталь, которая выдала мужчину. - Но потом...
        - А потом мой отец умер, лес подожгли и, возможно, погибли все Лесные! Вот что потом!
        - прокричала я.
        Это все Дерек! Если бы не он. - я замотала головой и зажмурилась от вспышки внутренней боли.
        «Но это ты спасла его вопреки всем законам клана! Это ты обрекла Лесных на гибель!» -самой себе не соврешь, не оправдаешься, не отмоешься. Я знала правду, но все равно подняла кинжал и нацелила острие в сторону Воина, не справляясь со злостью, что гейзером извергалась во мне.
        - Ты хочешь меня убить? - спросил Дерек так, словно уточнял в который раз, не принести ли мне чай.
        - Твоего брата... - я не собиралась скрывать свою ненависть к убийце отца. - Тебя... А потом и себя.
        Осознание накрыло с головой, а Дерек на последних словах дернулся и обхватил мою руку с кинжалом.
        - Себя убивать не смей. Ты должна жить, - мужчина медленно приближался, так и держа в воздухе мою руку с нацеленным ему в грудь клинком. - Я помогу тебе восстановить справедливость другими путями, помогу усмирить среднего брата.
        - Я не собираюсь его усмирять, я собираюсь его убить! - в запале произнесла я, пытаясь вырвать руку.
        - А меня? Ты хочешь убить меня? - Дерек заглядывал мне в глаза, продолжая приближаться.
        Клинок коснулся черной ткани на груди и уперся в твердую защиту. Мужчина вопросительно поднял брови, ожидая ответа.
        - Да! - крикнула я скорее из чувства противоречия, злясь на себя за душевные метания, за слабость сердца, которое не хотело смерти мужа.
        - Хорошо, - на лицо мужчины словно упала тень, он чуть сдвинул острие кинжала, поддел пластинку твердой защиты за край и надавил на мою руку так, что кончик проткнул ткань и кожу.
        Лезвие кинжала окрасилось алым, и я дернулась, словно получила отрезвляющую пощечину.
        Попыталась оттянуть руку как можно дальше, сопротивляясь нажиму, но Дерек продолжать давить нее, загоняя лезвие все глубже и глубже.
        Мужчина плотно сжал челюсть от боли, но продолжал смотреть мне в глаза.
        - Хватит! Остановись! - запаниковала я, уперла свободную руку Дереку в живот и попыталась вытащить кинжал из раны.
        - Зачем? Ты же хотела меня убить? - мужчина цепко следил за моим лицом, не сводя глаз.
        Я в панике смотрела на место, где острие вошло в плоть, но не могла разобрать, много ли там крови. А Дерек словно понял меня без слов:
        - На черном не видно крови, - сказал он со знанием дела.
        И надавил на мою руку с кинжалом сильнее.
        - Стой! - закричала я.
        - Почему? - наклонился он ко мне, заглядывая в глаза.
        По моим щекам потекли слезы. Я не могла сказать вслух, что поняла, что не хочу его смерти. Отец мог услышать меня, а я и так подвела его.
        Он умер из-за меня, а я не могу убить врага...
        - Пернатая. - глаза Дерека расширились, он отпустил мою руку, и кинжал упал с глухим стуком на пол. Мужчина двумя ладонями обхватил мое лицо и стер горькие слезы подушечками больших пальцев, проникновенно говоря: - Прости, прости меня. Хочешь, убивай, но если не хочешь убивать - прости! Я обещаю, что защищу тебя от всего мира. Проучу брата. Помогу выжившим Лесным.
        - Ты что-то знаешь?! Пожар потушили?! Кто-то пострадал?! Почему ты молчишь?! - Я откинула от себя руки Дерека и требовала ответа. По лицу мужчины было видно, что он знает больше, чем говорит.
        - Я сразу же послал людей узнать обстановку.
        И тут в окно влетел на всех скоростях Вупи, крича:
        - Пернатая! Лесные выжили! Выжили, Пернатая! Поселение сгорело дотла, но они живы!
        ГЛАВА 25.
        - А отец? Как отец? - я подставила палец, чтобы Вупи сел и опустилась с ним на сундук. Голубая птица пригорюнилась и опустила голову, грустно чирикнула по-своему, и покачала головой.
        Глупая надежда погасла, словно на нее вылили ведро воды, и теперь угли отчаяния шипели, прижигая.
        Дерек подобрал кинжал и тихо вышел, а я не стала останавливать. Глаза застилала пелена слез.
        - Пернатая, Зубастый объявил себя вождем. - запинаясь, сообщил Вупи, ожидая моей реакции.
        - Хорошо. Он с самого начала говорил мне, что чужак навлечет беду. Если бы я его послушала, то отец был бы жив. - я вытерла слезы, кивнув. - Он будет мудрым вождем, уважаемым Лесными. Это лучшая замена отцу.
        Вупи почему-то промолчал, ковыряя клювиком мою ладонь.
        - Ты голоден? - я с опозданием всполошилась.
        - Как медведь после спячки! Ты запаслась печеньками, как обещала?
        Я растерянно посмотрела на стол, где стояли тарелки.
        - Посмотри, что там. - я поднесла птицу к яствам, и тот возмущенно запищал:
        -Это не печенье!
        - Прости, Вупи, я. - как объяснить, что я о себе забыла, не то, что о нем. Словно провалилась в какое-то междумирье и зависла там в ожидании новостей.
        Как младенец делает первый вдох и разрывается криком, так и я словно первый раз вдохнула реальный мир и задохнулась от боли. Отец мертв. Клан, хоть и жив, но обездолен.
        И все это из-за меня!
        - Лесные похоронили отца? - это единственное, что меня до боли волновало.
        - Да. Я дождался, пока Ведунья произнесет прощальную речь, а потом полетел обратно.
        Будь спокойна за отца, он уже встретился с предками.
        - Я даже не смогла проводить его в последний путь...
        - Есть еще кое-что, Пернатая, - Вупи не смотрел мне в глаза.
        - Говори! - попросила я и предположила: - Магия пропала?
        Птица опустила голову снова.
        Рассветные лучи высушили мокрые щеки. Дневное солнце палило душу, а закат обещал, что завтра будет еще больнее. Я словно варилась заживо в своих мыслях и не могла ничего есть, не замечала происходящего, пока дверь чуть не вышибли с ноги.
        - Жалеешь себя?! - негодующе спросила девица в мужских доспехах, прошла в комнату и нагло села на кровать.
        Стража заглянула в покои и тихо затворила двойные двери, вжимая головы в плечи. Ага, гостья, стало быть, влиятельная. Вот только незваная!
        Это внезапное вторжение на мою территорию оживило и привело в чувство. Я оглянулась по сторонам и поняла, что не заметила, как Вупи улетел.
        А эта девушка, как ни в чем не бывало, снимала свои пыльные латы, сидя прямо на чистой кровати, складывала на шелковое покрывало шлем, защиту, меч, и при этом причитала:
        - Послали же к страдалице! И за какие грехи?!
        - Уходи! - я показала пальцем на дверь. Девушка резко подняла голову и посмотрела на меня, как на больную.
        - Если бы могла - ушла! И не приходила бы в жизни! - неприязнь так и сквозила в голосе.
        - Тогда зачем явилась? И кто ты? - неожиданно, но такая откровенность обезоруживала. Подобная открытость во дворце казалась дикостью. За несколько дней я только и слышала, что жеманное хихиканье да раболепие со стороны женщин. Поэтому девушка меня заинтересовала, и я присмотрелась к ней внимательней.
        - Если бы не младший принц - ноги моей бы здесь не было. И не думай, что я не знаю, что ты сделала с Норисом! Как только он придет в себя, тут же расскажет все королю, и ты отправишься в тюрьму! Никто тебя не спасет, так и знай!
        Эта словесная атака возмутила меня до такой степени, что рука сама потянулась за ножом.
        - Следи за словами, а то я отрежу тебе язык! - рука скользнула по воздуху, я вспомнила, что Дерек забрал кинжал и застонала. - Мой нож!
        - Что, и мне хочешь всадить нож в спину? Это так поступают Лесные? - девушка вскочила на ноги, шумно дыша. Волосы растрепались из-за шлема, лицо раскраснелось, ни капли румянца для щек, одни яркие эмоции. И такой раздражающий характер воительницы, что придушить хотелось! Тем более, она топталась по самому больному! - Если бы не Огненное Сердце, ваш народец бы давно растоптали за низкие поступки и дикое поведение! Вы как звери!
        - Да что ты знаешь про Лесных? - пусть у меня не было ножа, но я ее не боялась. Я тоже наступала! - Видела? Хоть раз в жизни, а не из рассказов?
        - Не только видела, но и воевала с вами! Дикари, знающие топоры да стрелы! А чуть что, так отбиваетесь ядовитыми порошками!
        Кто же ее пустил на поле боя?! Это же точно девушка, сомнений нет!
        - Меч делает Полевок особенными? - я показала на оружие, что лежало на кровати.
        - Нет! Достоинство делает нас особенными! Мы не прячемся за магией! Мы смело идем на врага, а не заманиваем его в ловушку! А потом не расчленяем тело побежденного и не скармливаем волкам! Ты знаешь, как погиб старший принц? Все королевство скорбит о нем и проклинает Лесных из-за жестокости! Думаешь, ты сможешь здесь остаться? Выйдешь за младшего принца и заживешь? Когда отец и мать - король с королевой, даже не смогли похоронить, как следует, своего наследника?
        Я слушала, нахмурившись, но потом перебила:
        - Я не собираюсь здесь оставаться! Ваш средний принц собственными руками убил моего отца - вождя Лесных и поджег наше поселение! Отправлю его к старшему брату на тот свет и тогда вернусь в клан!
        - Ах ты дрянь! - закричала девушка и бросилась на меня.
        В этот момент в комнату влетела стража, а следом Дерек, которого явно притащили только что, потому что стражник орал:
        - Быстрее, мой генерал! Они поубивают друг друга!
        Воин строго посмотрел на девушку, оттаскивая за шиворт, а потом вопросительно на меня.
        - Кто она? - я недовольно качнула головой в сторону незнакомки. - И зачем ты ее послал ко мне?
        Дерек хмуро посмотрел на девушку и недовольно скривил губы:
        - Это Арсалана, дочка прежнего генерала, моего учителя. Я попросил ее составить тебе компанию, чтобы тебе не было одиноко.
        - Мне не одиноко. Пусть выметается отсюда!
        - Дерек! Она только что обещала убить среднего принца! Это измена! Ее должны казнить немедленно!
        - Лана, дай ей привыкнуть! Она только что потеряла отца из-за Нориса, - Дерек пытался повлиять на девушку, но ту лишь возмущали слова мужчины.
        - Отца?! А то, что прежнего генерала Долин, великого Ориона, моего отца, лично убил ее отец - ничего? - Арсалана придвинулась ко мне вплотную, и Дерек занервничал. Попытался встать между нами, но девушка рвалась вперед, пока не замерла почти нос к носу со мной: - Жалеешь себя? Мой отец корчился неделю на моих руках от ядовитого порошка, который использовал твой отец! Жуткие муки терзали его семь дней и семь ночей! Ты говоришь, что Норис поджег поселение?
        Я молча смотрела на девушку дальше, и она продолжила:
        - Да! Ты так и сказала! А сколько людей пострадало? Никто? Или с десяток? А недавно погиб не только старший принц! Из-за коварства и проклятой магии Лесных сотни семей остались без кормильцев! Матери не знают, чем теперь кормить детей! Сироты бродят по дорогам, питаясь корнями и отходами! И ты считаешь себя самой несчастной и отказываешься от этой еды?
        Девушка показала на стол, где заветрились очередные блюда, которые я не тронула и пальцем:
        - За глоток супа эти дети готовы продать душу, а после тебя это просто выливают! И ты себя жалеешь и ноешь который день?! Потеряла отца? Я тоже его потеряла, а еще ты вонзила нож в спину моего любимого! Не стоит ли мне сделать то же самое, а? Ты же не остановишься, верно?
        - Прекрати, Лана! - Дерек схватил девушку за плечи и оттащил от меня. - Я просил тебя помочь, так как ты знакома с горечью потери, а ты что устроила?
        - Что я устроила? Это что она тут устроила! Войны идут чередой, унося жизни. Мужчины складывают головы на полях за свои семьи, и все мы придерживаемся негласных правил! Она вышла за тебя добровольно, по законам Лесных, а теперь отказывается от тебя на глазах у всего дворца, орет о мести твоему кровному брату, хочет сбежать! Как я могу хорошо к ней относится, генерал? Нужно знать, когда остановиться!
        - И ты остановись, Лана! Сейчас! - Дерек забрал с кровати латы и шлем и вручил девушке. - Прости, но я ошибся. Думал, что ты поможешь Пернатой...
        Арсалана застыла в дверях, пристально смотря мне в глаза и сжимая в руках свои вещи.
        - Я останусь здесь с ней! Пока Норис не поправится, я не спущу с нее глаз!
        - Лана, выходи!
        - Мой генерал, ты не видишь, в каком она состоянии? - Лана покосилась на Дерека так, словно тот был глупым мальчишкой. - Она точно натворит глупостей в одиночку! Или себя угробит, или еще заберет жизни наших людей!
        Я удивленно посмотрела на девушку и словно увидела в ней отражение себя. Ее слова вертелись в голове, перевернув все, словно цунами. Сказанное возмущало, нервировало, но в то же время она смогла достучаться до меня кое в чем: война - это поле боя, там нет правил. И заканчиваться она должна там же.
        - Ты защищаешь среднего принца, но он сам нарушил закон войны первым, - подумав, сказала я. Мне было интересно услышать, что же она скажет на это.
        К моему удивлению, Арсалана и тут оказалась непредсказуемой.
        - Знаю, - сказала она. - Именно поэтому я не попробовала на тебе острие своего меча и пришла сюда, сняв латы. Но, так и знай, я не собираюсь с тобой нянькаться. Я считаю, что вы с Норисом сравняли счет и должны на этом закончить. Война есть война, дом есть дом
        - так всегда говорил мой отец!
        И тут я вспомнила слова Дикого, который постоянно повторял Зубастому:
        - Сражение остается за стеной, в доме нет места крови.
        - Младший принц, прикажи, пожалуйста, подать ужин на двоих. А еще принести мне одеяло с подушкой, я буду спать на софе, - Арсалана прошла в комнату и села на стул, с вызовом смотря на всех.
        Дерек глубоко задумался, пристально вгляделся в мое лицо и кивнул девушке:
        - Будь по-твоему. Надеюсь, вы сможете найти общий язык.
        Воин вышел, отдавая приказы прислуге, а я молча наблюдала за девушкой с такой похожей судьбой. Как она застилает принесенную постель, как садится за стол, полный горячей еды и как с аппетитом ест.
        И тут я впервые за долгое время почувствовала, что дико голодна.
        ГЛАВА 26.
        В нашем лесу водилось такое животное - рукет, полуптица, полуящерица. Страшная, облезлая, ядовитая. Чешуя по телу и перья только на крыльях и хвосте. Но была целая неделя, когда рукет сбрасывал старую чешую и красовался радужным окрасом.
        Мне было интересно поймать рукета и попробовать приручить. Но дотронуться до него и не умереть от яда, можно было только в ту самую «радужную» неделю смены чешуи.
        И вот, после длительного наблюдения, настал нужный час, и я поймала рукета, притащила домой и попыталась найти подход к созданию.
        Я изучила природу непокорного животного, знала, насколько он ядовит, но все равно хотела посмотреть на это чудо вблизи и попробовать обуздать нрав.
        Только из-за того, что была крайне осторожна, на второй же день я заметила, как странно ластится рукет и нетипично себя ведет. И только благодаря осторожности, я не торопилась взять в руки животное, которое, оказывается, дополнительно выделило яд и пыталось убить меня, используя мозг, а не инстинкты.
        Сейчас, сидя напротив Арсаланы за столом и поедая ужин, я испытывала схожие чувства. С одной стороны, я ее понимала, как и рукета. Это тупое отчаяние внутри от потери отца, эту злость на врага, желание убить. Но, с другой стороны, чувствовала, что она, как и рукет, уже выпустила дополнительную порцию яда, чтобы убить меня.
        Эта девушка, что так громко говорит о морали и достоинстве, не моргнув глазом убедится, что я не кинусь убивать ее ненаглядного Нориса, а после отправит на смертную казнь.
        История с рукетом закончилась быстро - я выпустила его на свободу, оставив попытки изучить и приручить. С этой воинственной девушкой так легко не будет!
        Я не зря промолчала, когда Арсалана решила остаться здесь. Мне стоило сказать ей спасибо за то, что своим выплеском злости сняла с меня удушающую петлю самобичевания и вины.
        Лана напомнила своими словами, что это Норис первым перешел черту. И нет, я не считала нас счет равным - я не забрала его жизнь, а всего лишь ранила.
        - Вижу, у тебя появился аппетит, - Арсалана подумала, что смогла вразумить меня.
        Конечно, жителю Долин никогда не понять, что можно есть только для того, чтобы были силы мстить.
        - Скажи, ты отомстила бы за отца вождю Лесных, если бы нас не охраняла магическая стена? - мне было интересно, действительно ли мы отличаемся настолько, насколько она считает. Ведь она мнит себя выше, достойней низменной дикарки.
        Арсалана, что до этого ела по-военному быстро, перестала жевать и посмотрела на меня долгим взглядом:
        - Когда он погиб, я месяц ходила вокруг вашего леса в поисках прохода. Ждала, не выйдет ли вождь. Караулила.
        - И?
        - А потом заболела мать, и стало не до этого, - девушка смотрела на меня с вызовом: - И сейчас я благодарю небеса, что отвели меня от мести. Иначе бы я не сидела сейчас здесь.
        - Боишься, что тебя убили бы?
        - Нет, - девушка серьезно посмотрела на меня. - Яд мести сделал бы хуже только одному человеку - мне. Он бы меня разрушил изнутри, лишил способности любить.
        - Любить такого убийцу, как Норис?
        - Он не убийца! - прошипела Арсалана, стукнув кулаком по столу. - Ты хоть знаешь, кем был старший принц Эрвин для своих братьев? Почти отцом! Король с королевой всегда холодно относились к детям. Их воспитывал мой папа - генерал, да старший принц!
        - Это не оправдывает Нориса!
        - Да, не оправдывает. И я здесь осталась, чтобы попросить тебя остановиться. Ты ничего не знаешь о нем! Если твоему Дереку досталась любовь няни, то Норис из-за колючего характера не получил ни материнской любви, ни няниной. В его мире существовал лишь старший брат, а с младшим он не ладил, потому что с ним приходилось делить внимание Эрвина.
        - Я тоже могу рассказать слезливую историю о том, как потеряла мать в пять лет, как у меня остался только отец. И как я даже не смогла проводить его в последний путь!
        - Я не преуменьшаю твою боль! - Арсалана дерзко посмотрела на меня. - Но тебе лучше передумать насчет мести! Я здесь и не спущу с тебя глаз, так и знай!
        Я молча вышла из-за стола и отправилась спать, отвернувшись лицом к стене. Пусть думает, что я обиделась, надулась или загнана в угол от бессилия.
        Чтобы вытащить у врага сердце, до него надо добраться. И если ради этого надо прикинуться, что я потихоньку проникаюсь ее речами, то я так и сделаю. Мое удобство здесь ничего не значит, я под стражей и неусыпным контролем.
        Не сомневаюсь, когда Норис придет в себя, то тут же будет просить моего ареста.
        Поэтому мне нужно добраться до него раньше и сбежать отсюда!
        Арсалана - единственный пропуск к заклятому врагу, мой входной билет мести. С Дереком этот трюк бы не прошел - он словно видел меня насквозь. А этой девушке явно доверял, так что шанс на успех куда выше.
        Ночью вернулся Вупи , влетел в окно и мигом оценил прибавление в комнате удивленным свистом.
        - Стой! - я услышала, как Лана берется за меч, и успела быстрее. - Это мой друг!
        - Птица? - пренебрежительно спросила девушка, убирая меч в ножны.
        - Вупи! - представился тот, и Арсалана удивленно спросила:
        - Г оворящая?
        - Говорящими бывают куклы, а я - разумный! - гордо заявил птиц и прилетел ко мне на кровать. Внимательно всмотрелся в мое лицо, зная меня лучше других, и понимающе кивнул.
        «Другу постели в соседнем доме, а врагу - рядом с собой!» - так как-то сказал отец, и только сейчас я поняла мудрость этих слов.
        - Пернатая! П-ш-ш! - раздалось в темноте.
        - Что? - напрягаясь всем телом, спросила я.
        - Молодец, что поела, - кажется, эта Лана тоже пыталась втереться мне в доверие, преследуя собственные цели.
        - Спасибо тебе! Ты меня растормошила, - ответила я убийственно сухо, без капли благодарности в голосе.
        Что ж, посмотрим, кто из нас двоих все-таки добьется своей цели!
        ГЛАВА 27.
        Следующим утром Арсалана подняла меня еще до заката, звеня латами. - Ты куда?
        - Пусть я и единственная женщина среди солдат Долин, но я не позволяю себе пропускать тренировки. Хочешь со мной?
        - С тобой?
        - Постоишь в стороне. Дерек тоже там будет, - как бы между делом сказала девушка, надевая шлем.
        - Хочу! - я резко поднялась и разбудила Вупи, который дремал, держась за изголовье кровати.
        - Что? Где? Кого хочешь? - не понял он спросонья, осматриваясь по сторонам.
        - Спи. Я скоро вернусь, - заверила я крылатого друга, а сама подмигнула. Еще один разведчик на местности не помешает!
        Неужели, я упустила бы такой шанс? Да никогда! Осмотреть дворец, место, где тренируется стража, попробовать на прочность собственных охранников...
        Я подошла к двери в ожидании, когда мы отправимся, но Арсалана меня удивила:
        - Ты же не собираешься пойти в этом? - и так многозначительно осмотрела меня с головы до ног.
        - А в чем проблема?
        - Если ты во дворце, нужно уважать правила дворца. Показать девушке голый живот на публике для нас подобно смерти.
        - Я не Полевка. Для нас тело - это естественно, а все нужные места прикрыты.
        - Ты опозоришь Дерека, появившись вот в этом, Пернатая, - Арсалана думала, что так сможет повлиять на меня? Серьезно? Меньше всего сейчас меня заботит репутация мужа-предателя!
        - Вы соблюдаете свои традиции, а я свои, - я повернулась к двери и замерла в ожидании. Я надеялась, что объяснила достаточно понятно, и мы, наконец, двинемся в путь.
        - Я молчала, когда ты ела руками сидя со мной за одним столом, в пыльной одежде, которую не меняла несколько дней. Дерек слишком мягок с тобой: поселил отдельно, дал время свыкнуться и прийти в себя, не давит на тебя в твоих дикарских привычках. Другой бы давно окунул в купальню и заставил бы слуг отдраить тебя мочалками, а потом впихнул бы в женское платье скромного кроя.
        Если она хотела, чтобы я возненавидела образ жизни Полевок еще больше - у нее это получилось! Я буквально почувствовала на себе скребки мочалок, тугие до обморока корсеты и чопорные манеры за столом.
        - Дерек знал, кого брал в жены. Я не просила привозить меня сюда.
        - Тогда позволь задать тебе вопрос: когда Дерек был в клане, он соблюдал устои Лесных?
        - Ты издеваешься? - я пыталась относиться к Арсалане хорошо, но последняя фраза взбесила бы и святого. - Дерек специально играл в чужака, чтобы проникнуть в клан и уничтожить его изнутри!
        - Он передумал! И взял тебя в жены по законам Лесных! - Арсалана упорно видела в поступках младшего принца романтику. Тьфу!
        Я стиснула кулаки, чувствуя, что готова наброситься на девушку, а этого делать было категорически нельзя!
        Выдыхай, Пернатая! Успокаивайся! Эта Лана тебе нужна!
        - Я пойду так! - твердо заявила я, смотря на двери.
        - И тебя не смущает, что от тебя пахнет?
        Я незаметно принюхалась к себе и поняла, что в словах девушки было зерно истины.
        - Здесь нет моих вещей, а ваши платья я не надену. Сходим на тренировку, я искупаюсь в ближайшей реке и постираю там свои вещи.
        - В реке? - опешила Лана. - У нас тут купальни шикарные с теплой водой! Какая река! Оставь дикие привычки за пределами дворца! Младшего принца засмеют!
        Я повернулась к девушке и сложила руки на груди.
        - Тебе все равно, да? - недовольно смотрела на меня дочь прежнего генерала - Что ж, Дерек разозлится. Я тебя предупреждала! Арсалана толкнула двери и объявила страже:
        - Мы на тренировочную площадку!
        Конечно же, двое мужчин, что несли пост у дверей, тенями пошли за нами, передвигаясь так бесшумно, словно их и не было.
        Переступив порог комнаты, в которой была заперта, я словно впервые увидела дворец и старалась особо не вертеть головой по сторонам. Все казалось настолько странным, вычурным, излишним и нагроможденным, что было тесно.
        Мне жутко не хватало твердой коры дерева, зелени листвы, пения птиц на расстоянии вытянутой руки. Холодный камень плитки чувствовался через тонкие тканевые черевички, а случайно пойманные презрительные взгляды служанок на мой живот кололи не хуже копий.
        Дворец отвечал взаимностью на мою нелюбовь к нему. Высокие сводчатые потолки не могли заменить простора голубого неба, а запутанная паутина коридоров - подвесные мосты между деревьями-исполинами. Раболепие слуг пробуждало желание подойти к ним, поднять их подбородки вверх и сказать: ты тоже человек!
        У Лесных есть поговорка: «Нет кровати мягче мха, солнца теплее, чем над лесом, а плеча надежней, чем брата из клана»
        Во дворце мой свободный дух пришел в ужас, а строптивая натура бунтовала! Мне хотелось окунуть с головой в воду этих людей в шелковых одеждах, что высокомерно морщили нос при виде меня и отворачивались, делая вид, что я пустое место.
        - Не обращай внимания! Ты просто слишком необычная для дворца. Когда освоишься, сменишь одежду и научишься придворному этикету, они потихоньку примут тебя.
        Зато я никогда их не приму!
        Этикет? Одежды? Манеры? Это не про меня!
        - Дикарка! - дерзко прилетело мне в спину. - Младшему принцу нужно продать ее в бордель как диковинку, а не вести во дворец! Слуги, протрите пол, по которому она шла! Три раза!
        Я обернулась, закрутившись вокруг своей оси, словно смерч, и выцепила взглядом самую наглую болтливую девушку в ярких одеждах, которую только видела. Красивая, как пламенеющий закат, с темными, как вороное крыло, волосами и украшениями в прическе весом с мою руку.
        - Пернатая, не надо! - Арсалана, как никто, чувствовала подожженный порох приближающейся драки. - Нельзя, Пернатая!
        Она кричала мне команду, словно животному! И тем самым только подстегнула меня!
        Я вцепилась в шею красотки в шелках и прижала ее к стене, слегка придушив.
        - Тебе повезло, что у меня нет с собой кинжала, иначе бы ты лишилась своего языка!
        - Да как ты смеешь! Стража! - попыталась закричать девушка, но Арсалана зажала ей рот рукой, отпихнула меня в сторону недюжей для такого хрупкого тела силой и отрицательно махнула головой двум теням-стражникам.
        - Рисэль, наша младшая принцесса еще не освоилась. Ты могла бы быть более гостеприимной? - спросила Лана, и по полному ненависти взгляду красотки, который та бросила на дочку бывшего генерала, я поняла, что девушку тоже не больно -то здесь любят и понимают.
        А мы могли бы с ней подружиться, если бы встретились при других обстоятельствах! «Давай будем друзьями в следующей жизни!» - подумала я.
        - Арсалана! - завизжала красотка Рисэль, как только Лана открыла ей рот.
        - Опять закрыть рот? Или уже дальше пойдешь по своим делам? - уточнила воинственная девушка.
        Стайка девушек в ярких одеждах оторвалась от стены и унесла Рисэль с собой дальше по коридорам.
        - Ты едва избежала наказания! - Арсалана понимающе посмотрела на меня: - Но если бы это не сделала ты, это сделала бы я. Пошли!
        Мы прошли по открытому коридору, увитому плющом, и я с удовольствием подставила ладонь, касаясь на ходу бархатных листочков. Как же я скучаю по родному лесу!
        А ведь маленькой столько раз мечтала, что посмотрю мир, какие замечательные места для себя открою, и как там будет здорово. А теперь мне кажется, что прекрасней родного края нет ничего!
        - Красивый сад? Мне кажется, ты любишь зелень-цветочки, да? - мимоходом спросила Арсалана, идя по дорожкам к арке.
        - Ты относишься к ним, как к собственности, но это природа. А природа - это ты, - мне претило то, как покровительственно смотрела на сад Арсалана, как продуманно здесь вмешались в цветение и жизнь каждого ростка.
        Как по мне, нет ничего красивее того, что дает земля. Слабые деревья никогда не вырастут под корнями исполинов, а каждый цветок растет в определенном окружении. Природа умнее нас! А эти квадраты красных бутонов, круги желтых, полоски синих - это все то же раболепие, что и со слугами во дворце. Здесь все старались поставить в строй, отдать приказ, заставить подчиняться выдуманным законам.
        Арсалана не поняла меня - я видела это по недоуменному взгляду. Девушка пожала плечами и сказала:
        - Почти пришли!
        Мы прошли по дороге между высокими стенами, спустились с лестницы и попали на тренировочную площадку.
        - Раз! Два! Удар! Раз! Два! Удар! - командовал Дерек, которого я даже поначалу не узнала среди этих рядов солдат.
        Не зря отец дал ему имя - Воин. Мой проницательный папа видел гораздо больше, чем многие. И сейчас я недоумевала: как мужчину с такой аурой власти можно было принять за торговца?
        Приказной тон не оставлял шанса на непослушание. Резкие команды воспринимались беспрекословно. При этом Дерек лично поправлял движения солдат, ошибавшихся из раза в раз, пытаясь понять, в чем дело. Показывал на личном примере, как в рукопашном бою сразить противника то одним приемом, то другим.
        Сегодня воины были без защиты, в одних штанах и босиком. Грязные от валяния в песке и в темных пятнах от синяков.
        Дерек крутился, как птичка-юловка, а потом отходил в сторону и оценивал результат, делая войско сильнее с каждой секундой. На него смотрели с уважением, понимали с полувзгляда, а я кляла себя, на чем свет стоит, что была так слепа!
        Как же я упорно не замечала того, чего не хотела! Одержимая желанием настоящей любви, я отдала свое сердце чужаку, который меня предал.
        - Подойдем ближе! - поманила за собой Арсалана, выходя из укрытия.
        Волосы на голове зашевелились, и я почувствовала миг, когда Дерек увидел меня. Мужчина остановился и словно загипнотизировал меня взглядом. Я даже на расстоянии ощутила его злость, а слова солдат, что заметили меня и стали шептаться о моем голом животе, заставили мужа двинуться через ряды воинов ко мне на таран.
        - Я предупреждала! Дерек в бешенстве! - пожала плечами Арсалана.
        - Потому что я не надела ваши одежды?
        - Потому что ты показала сотням мужиков то, что принадлежит только ему, - закатила глаза девушка, хмыкнув.
        ГЛАВА 28.
        «Только его?» - фыркнула я про себя. - «Это только мое!»
        Как хорошо, что в брачную ночь между нами ничего не было! Иначе бы было в сто раз тяжелее! А если ребенок? Великий Янус, тогда я не знаю, что бы делала!
        Арсалана пожала плечами и отвела взгляд в сторону:
        - Как знаешь!
        Дерек двигался так решительно, что стало не по себе. Переминаясь на месте, я осматривалась по сторонам, изучая обстановку: куда бежать, и что делать в случае сюрприза со стороны мужчины.
        Пыль клубами поднималась за Воином, нагнетая атмосферу. Солдаты застыли, переглядываясь друг с другом, в ожидании скандальной сцены.
        А я все же сделала шаг назад, но потом буквально заставила себя стоять на месте.
        Стой, Пернатая! Посмотрим, что он сделает! - подбадривала я себя, не отрывая взгляд от рассерженного мужчины.
        Когда Дерек остановился всего в нескольких сантиметрах от меня, ноги обдало облако поднятой пыли. К мокрой от пота груди мужчины прилип песок, повязка съехала и открыла забитую грязью свежую рану от моего кинжала,.
        Сумасшедший! Так же начнется заражение! - подумала я сперва, а следом: - А мне-то что?! Поделом!
        Дерек повернул голову к Арсалане и хрипло приказал:
        - Повернись спиной!
        Лана растерянно моргнула, но беспрекословно подчинилась своему генералу.
        Дерек рывком содрал с нее плащ, прикрепленный к латам, и в одно движение завернул меня в него, словно скатал ковер в трубку. Поднял на руки и молча зашагал прочь, скрипя зубами от злости.
        - Э-э-э, - раздалось сзади пораженный голос Арсаланы, а я спрятала лицо, чтобы мужчина не увидел моей улыбки.
        Рассчитывала, что Дерек устроит мне взбучку при всех?
        - О чем ты только думала? - раздраженно спросил Дерек, стараясь говорить тише и не дать воли эмоциям.
        - Арсалана сама пригласила меня на тренировку.
        - Это я с ней разбираться буду. А у тебя я спрошу еще раз: чем ты думала, когда шла полуголая к трем сотням бойцов?
        Он меня отчитывает за открытый живот?
        - Тебя не смущало, когда сотни Лесных смотрели на «полуголую» меня? - такую дикость даже спрашивать было смешно! Полуголая! Словно я ходила, в чем мать родила! Все
        прикрыто!
        - Не смущало, а злило! Но я не мог тебе запретить носить одежду клана в лесу! - Дерек остановился на краю сада, поставил меня на ноги и прислонил к стене дома.
        - И сейчас не сможешь! - я дерзко задрала подбородок, с вызовом глядя на мужа.
        - Предпочитаешь ходить так? - окинул он красноречивым взглядом «рулет», держа меня за плечи.
        - Быстро твое терпение иссякло! Арсалана тебя перехвалила! - стянутые плащом руки так и хотелось упереть Воину в грудь, чтобы он не прижимался так близко.
        Дерек наклонился ко мне и приближался, пока наши лбы не соприкоснулись:
        - Я не притронулся к тебе в брачную ночь, не поселил сразу же в своих покоях, и все равно вижу черную неблагодарность?
        - Неб-б-благодарность? - я даже запнулась от шока. - Я должна поблагодарить тебя за то, что ты разрушил мою жизнь?!
        - Я не о том! Не передергивай! Я виноват перед тобой, это правда! - Дерек пристально вглядывался в мое лицо. - Но я твой муж, и это тоже правда! Ты знаешь, что давно пошла бы на виселицу за нападение на среднего принца, если бы я не прикрыл тебя перед отцом? Знаешь, как все во дворце смеются, что генерал не может приструнить жену-дикарку, когда держит в ежовых рукавицах армию!
        - Мне все равно! - я отвернулась, но Дерек схватил меня за подбородок и принудительно повернул.
        - Я не железный, Пернатая! Я обещал тебе проучить Нориса, я даю тебе свободу во дворце, но ты не делаешь и шага навстречу!
        - Проучить? - переспросила я со смешком. - Нет! Нужно убить его! Сможешь?
        На лице Воина дернулись желваки.
        - Нет? Тогда посторонись и не мешай!
        - Нет, я не дам тебе совершить глупость, которая лишит тебя жизни. Это не вернет твоего отца.
        - Ты предлагаешь мне смириться? - я толкнула лбом голову Дерека, крикнув: - Да никогда, слышишь, я никогда не смирюсь! Свободу? Какая свобода, если вон те две тени следуют за мной, а до этого держали взаперти, словно птицу в клетке!
        - Это ради твоей же безопасности! - крикнул Дерек.
        - Думаешь, они меня сдержат? - в моем голосе звучало обещание убийства.
        - Тогда я тебя сдержу! С этого момента от меня ни на шаг не отойдешь! - Воин схватил меня на руки и понес во дворец, летя, как мрачный принц ночи.
        - А тебе полуголым по дворцу можно? - я заметила, как слуги в шоке замирают и опускают голову вниз, словно ничего не видели.
        - Из-за тебя я постоянно нарушаю правила, так что они начинают привыкать! - Дерек завернул в другой конец коридора, напротив того, где находилась комната, в которой меня держали взаперти.
        - Куда ты меня несешь?
        - Я же сказал - теперь будешь со мной днем... - Дерек посмотрел на меня, и многозначительно выделил: - И ночью!
        Дверь в покои услужливо открыли слуги, старательно пряча глаза.
        - Добро пожаловать в уютное гнездышко, моя леди! - торжественно произнес Дерек, после чего положил меня на кровать.
        Я закрутилась волчком, упала на пол, но зато выпуталась из плаща Арсаланы.
        Отшвырнула его в сторону и сжала кулаки.
        - Если дотронешься до меня, я тебя точно убью! - предупредила я, глубоко дыша.
        Дерек внимательно следил за мной, не говоря ни слова и не двигаясь. А потом показал себе на грудь и спросил:
        - Кажется, мы это уже проходили. Ты не хочешь моей смерти, иначе бы я здесь не стоял.
        - Ты сам себя успешно сведешь в могилу через заражение! - я посмотрела на забитую
        грязью рану.
        Дерек с досадой отодвинул повязку и посмотрел на ранение, словно только заметил, что случилось, а потом поднял взгляд на меня и сказал:
        - Вот сейчас и позаботишься обо мне. Слуги! - крикнул Дерек в сторону двери. - Готовьте купель!
        - Нет! - я замотала головой, отступая.
        - Да, Пернатая. Да! Я твой муж. И теперь, когда по моей вине твоего отца не стало, я возьму на себя ответственность за твою жизнь!
        ГЛАВА 29.
        Пар от воды в купели поднимался до потолка, а теплая вода так и манила в свои глубины. Запах собственного немытого тела и грязной одежды особенно остро дразнил обоняние, и я в смущении отошла подальше.
        В компании Арсаланы меня не волновал вопрос гигиены, а тут стало стыдно за себя.
        Обязательно помоюсь позднее, пусть не думают, что я дикарка, которая не знает ничего о чистоте!
        Я смущенно огляделась, куда бы присесть, да так и осталась стоять: боялась испачкать дорогую обивку софы, шелк простыней на кровати или бархат стульев.
        Я видела такие ткани у торговцев и от оценки примерной стоимости обстановки покоев младшего принца кружилась голова. Если выменять мебель из этой комнаты на еду, то клан спокойно мог прожить целый год и ни в чем не нуждаться!
        - Оставьте нас! - приказал Дерек слугам, и те в повиновении опустив головы, посеменили на выход.
        Мужчина подошел к купели, потрогал воду и предложил:
        - Искупаешься?
        «Бульк-бульк» - вода ласкалась между его пальцами, зовя в свои глубины.
        Моя лесная речка совсем не такая ласковая, бурная, неукротимая. Но я бы сейчас многое отдала, чтобы погрузиться в нее с головой!
        - А ты выйдешь? - я посмотрела за дверь, уже догадываясь, что он ответит.
        - Нет. Теперь ты превратишься в мою тень... Или я в твою, называй как хочешь, -мужчина развязал тесемки штанов, и они сползли ниже, еле держась на бедрах.
        - Я никогда не буду чьей-то тенью! - вспылила я, чувствуя, как огонь обжег щеки.
        - Хорошо, тогда превратишься в мой хвост, - предложил Дерек, наблюдая за мной.
        - Еще чего, - я недовольно сложила руки на груди, стараясь смотреть только в лицо предателю-мужу.
        - Ладно-ладно, превратишься в мое сердце, что всегда со мной, - Воин зачерпнул ладонью воду и брызнул ей в меня.
        В сердце! Как же! Думает, будет романтиком, как бродячий бард, и я тут же все забуду?
        - Вот я и помылась! - я дергано вытерла капли с лица и шеи и еле сдержала себя, чтобы как-нибудь не отомстить, не включиться в эту игру в поливание, потому что вряд ли выиграю.
        Нет, Пернатая, не смотри в его глаза, он только этого и ждет!
        - Нет так нет! - сказал Дерек, повернулся спиной, и я увидела подживающие ожоги -живое напоминание о том, что он теперь один из Лесных.
        Пока я со смешанными эмоциями рассматривала мощную мужскую спину, он в одно движение стянул с себя штаны, обнажив голые ягодицы.
        "Великий Янус! "- я резко втянула воздух и зажмурилась, отвернувшись.
        Но звука погружения в воду все не было. На всякий случай я прислушалась, уж не подбирается ли он ко мне, но было подозрительно тихо. Я даже приоткрыла один глаз и осторожно подсмотрела.
        Дерек пытался снять повязку, ковыряясь в узелке, а потом плюнул на это дело, разрезал ножом ткань, отбросил в сторону, положил нож и погрузился в купель с таким стоном, словно испытывал настоящее блаженство.
        - Помоешь меня? - он не приказывал, просил.
        - Ни за что!
        - Как насчет раны? Ты обещала позаботиться обо мне.
        - Я не обещала такого!
        - А как же наши клятвы? - спросил Дерек.
        Перед глазами пронеслись наши сплетенные руки, ритуальный венок из редких цветов и трав, которые накануне я собрала собственными руками, как мы смотрим друг другу в глаза и не можем налюбоваться.
        В тот момент мне казалось, что я нашла свою настоящую любовь, о которой так мечтала!
        И это воспоминание было сродни хлесткой пощечине, что приводит в чувство.
        - Наши клятвы залиты кровью отца! - мой голос изменился до неузнаваемости.
        Дерек прикрыл глаза и нахмурился так, что брови сошлись на переносице, а потом взял мочалку и стал с силой тереть рану, скорее не вычищая, а загоняя грязь еще глубже. Он больше не смотрел в мою сторону, а я не подходила ближе.
        Он же Воин, он должен знать лучше меня правила обработки ран! Возможно, эти черные края - особая мазь, а не грязь!
        На подставке были свеча и нож, и когда Дерек накалил лезвие над огнем, а потом стал ковырять им рану, я спросила:
        - Что ты делаешь?
        - Очищаю рану.
        - Позови лекаря.
        - Я не переношу их, - Воин бросил быстрый взгляд в мою сторону и продолжил дальше.
        - Если ты рассчитываешь меня разжалобить, то напрасно, - уточнила я на всякий случай.
        - Знаешь, что не только у Лесных есть обычаи. Например, солдаты Долин никогда не воспользуются помощью лекаря из-за раны, полученной от любимой. Жене мы доверяем жизнь, если она ранит мужа - он не может воспользоваться лечением, потому что такую пару должны рассудить боги. Но зато может помочь жена.
        - Я не буду помогать.
        Дерек молча продолжать то и дело накалять лезвие, а потом вычищать рану, морщась от боли. Молчание трясиной повисло в воздухе, мне стало настолько неуютно, что я спросила:
        - Почему твои солдаты не звали тебя генералом в лесу?
        - Потому что, когда я ушел к границе леса, я сложил латы перед отцом.
        - Это как отставка?
        - Это она и есть.
        - Тогда почему ты снова в генеральских латах? - я покосилась на деревянную стойку для воинской защиты. На сверкающих латах красовался выгравированный орел, что выпустил когти, чтобы схватить жертву.
        - Кроме меня, теперь некому вести войска, - взгляд Дерека стал серьезным, глубоким, печальным. - Раньше это мог сделать старший брат, но теперь его нет с нами. Норис... Далек от седла и меча.
        - Тогда почему в битве с Лесными умер твой брат, а не ты?
        Дерек резко поднял голову и пораженно посмотрел на меня:
        - Ты хотела бы, чтобы это был я, так?
        В голосе чувствовалась боль, но я не могла дать ему понять, что думаю по-другому.
        - Так почему? - настаивала я на ответе. - Ты же генерал, а не старший брат. Почему он повел войска?
        Дерек первый раз за долгое время моргнул, отложил нож и задумчиво произнес:
        - Ты не представляешь, сколько раз я мечтал вернуть все вспять и поменяться с ним местами. Тогда бы королевство не находилось в хаосе из-за потери наследного принца и жестокой борьбы за трон. Брат был бы жив, а он, как никто другой, умел совмещать бой и политику. Он был идеальным наследным принцем.
        - Тогда кто же его пустил в бой?! - не понимала я. - Сидел бы во дворце!
        - Король вызвал троих сыновей и приказал достать любой ценой Огненное сердце Лесных,
        - Дерек поднял на меня внимательный взгляд, но скорбные складки на лице до сих пор не разгладились, а боль из глубины глаз не пропала. - В этот день он даже лишил статуса наследного принца, сказав, что эту честь получит тот, кто принесет реликвию победы.
        - Но... Зачем?! - я не понимала одержимости врагов нашим Огненным Сердцем.
        - Удача в бою, непобедимость, успех в договорах и союзах, процветание народа. - Дерек перечислял так скупо на эмоции, словно сам ненавидел Огненное Сердце. - Полевкам нужно завоевывать новые территории, потому что наши земли истощились, дичь и животные убежали, а ручьи стали иссякать. Отец верил в легенду и видел в Огненном Сердце наше спасение.
        Собственными силами не справлялись с врагами? Одна надежда на чудо? Какое оправдание собственной никчемности со стороны короля!
        - Так и пошел бы сам на бой вместо своего брата!
        - Тогда бы я стал наследным принцем. А я не желал забирать судьбу Эрвина, - судя по тону, Дереку претила одна мысль о том, чтобы встать на пути любимого брата.
        Я вспомнила, как Арсалана рассказывала, что старший брат заменил Дереку отца. Интересно, как так получилось, ведь король и королева живы и здоровы? Или в этом дворце и семья перевернута с ног на голову?
        - А Норис желает стать наследным принцем?
        Дереку не нравился поворот разговора, но он все-таки ответил:
        - Да, средний брат всегда хотел трон, но из-за любви к Эрвину держал в узде жажду власти. Теперь его ничего и никто не остановит, кроме меня. Только он будет жестоким правителем. Народ не хочет его видеть, солдаты дрожат от его плети, слуги бегут от его наказаний. Такой рукой нельзя управлять королевством.
        - Ты собрался стать наследным принцем? - удивилась я.
        - Я не хочу, - Дерек посмотрел мне в глаза так, словно искал там понимания. - И никогда не хотел. Но я рожден в королевской семье, нам с детства прививали, что мы ответственны не только за себя, но и за всех жителей Долин. Я не могу позволить Норису разрушить благополучие народа.
        - Но даже я поняла, что твоего брата не остановить словом! - я сделала несколько шагов к купели и зашептала с запалом: - Ты должен встать на мою сторону, ведь мы преследуем одну цель!
        - Ты хочешь, чтобы я совершил братоубийство? - недоверчиво переспросил мужчина, уставившись на меня.
        - Сам сказал, что Норис не остановится! - я подошла еще ближе, желая уговорить мужа. Говорить о таких вещах стоило тише, поэтому я договаривала уже стоя у самой купели.
        - Я сделаю все, чтобы сохранить жизнь и ему, и народу. Я не собираюсь выбирать между ними, - в голосе Дерека зазвучала каменная твердость убеждений.
        - Не пожалей потом, он жестокий человек, - я задумалась, а потом решилась спросить: -Арсалана сказала, что как только он очнется, я сяду в тюрьму.
        - Не стану скрывать от тебя, что такое возможно. Все во дворце знают, что ты ранила среднего принца, а это преступление. Я добился временной милости, вернувшись в чин генерала, но если Норис придет в себя и потребует суда от отца, нам придется несладко. Тем более, ты еще не вышла за меня по законам Долин.
        - Я попаду в тюрьму? - от мысли о сыром подвале, полном крыс, стало жутко до дрожи.
        - Только через мой труп, - серьезно сообщил Дерек, а потом поймал мою руку. - Но ты должна выйти за меня по местным обычаям, иначе король не засчитает нам брак. Он дал время, но оно скоро истечет.
        - Сколько? - спросила я, просчитывая в голове, успею ли добраться до Нориса и убирая руки за спину.
        - Послезавтра мы должны предстать перед отцом женатой парой, - мужчина проследил за моим жестом и хмуро посмотрел на спрятанные за спиной руки.
        Что ж, даже если мне придется еще раз выйти за Дерека, это уже не имеет значения. Я -Лесная, мы уже венчаны Великим Янусом, и он мой муж перед богами. Предатель, но у Лесных нет разводов, только смерть может разлучить супругов.
        - Хорошо, - кивнула я, задумавшись о том, где же поправляется Норис, и как до него добраться.
        - Ты согласна выйти за меня? - глаза Дерека зажглись синим пламенем, словно голубые звезды. Он привстал в купели, схватил меня за локти и вытащил руки из-за спины, сплел свои пальцы с моими и еще раз спросил: - Пернатая, ты выйдешь за меня по законам Долин?
        Предложение в голом виде! Кто бы мог подумать! Да только теперь сердце не трепещет от радости, словно птица, а лишь глухо бьется в пульсе мести, изредка заходясь в былых воспоминаниях любви.
        - Выйдешь? - переспросил Дерек, ловя мой взгляд.
        Ему это важно! - поняла я. - Настолько, что даже руки сжал от напряжения.
        - Это не имеет для меня значения, - холодно ответила я, вырывая руки, но Дерек не отпустил.
        Мужчине не понравился мой ответ. До жути, до дергания кадыка, до хождения желваков. Суровый взгляд урезонивал, тяжелая аура обволакивала, в воздухе словно носились колкие заряды молний. Но мне не хватило опыта понять, что же это значит, пока Дерек резко не дернул меня и не впился терзающим поцелуем в губы.
        Секунда, и я уже в купели...
        ГЛАВА 30.
        Я отбивалась, как мокрая дикая кошка, но Дерек был в несколько раз сильнее, поэтому без проблем перехватывал руки и не давал навредить ни себе, ни ему. В конце концов, мы погрузились в воду по горло, Дерек всем телом притиснул меня к стенке купели и не давал отвернуться от поцелуя, крепко удерживая руки.
        Он терзал губы только вначале, а потом поцелуй сменился на более глубокий, зовущий. Просящий. Он словно умолял меня ему сдаться, подчиниться, расслабиться, раскрыться. Меня трясло от чувств, которых я не знала. Тело словно поджаривалось на костре, ходило волнами под его руками, и я никак не могла остановить собственную предательскую реакцию.
        И это злило еще больше! Мои мысли были лишь о том, что Дерек предал наши чувства, а тело бесилось, словно дикий зверек во время гона.
        Теперь я поняла, почему считается, что во время близости мужчина и женщина почти превращаются в животных.
        Сейчас я ненавидела собственное тело за податливость и мягкость, за то, что под руками Дерека оно так легко загорелось постыдным желанием.
        Я хотела своего врага! Предателя! И кляла себя за это на чем свет стоит, собирая все силы для отпора.
        Как бы я ни выгибалась под его руками, как бы он не плавил низ живота, я не дамся живой!
        Чем больше он напирал, тем больше я брыкалась. Словно попала в капкан, и теперь на меня шел медведь. Я делала все, чтобы выбраться из ловушки, понимая, что для меня это конец.
        Мне удалось увернуться от поцелуя и я, словно дикая собака, желая наказать, укусила его за плечо.
        Дерек зашипел от боли, но не отпустил меня, и два наших упрямых взгляда встретились. Волосы липли к лицу, одежда - к телу, а наше с Дереком глубокое дыхание так и стояло в ушах.
        - Довольна? - на выдохе спросил Воин.
        - Нет! - на вдохе ответила я.
        - Еще поцеловать? - Дерек даже перестал дышать.
        - Нет! - я рванула вверх, и наши тела заскользили, благодаря чему я смогла получить несколько секунд свободы.
        Но недолго птичка парила! Дерек все равно поймал меня, посадил на себя, стиснул в руках, крепко прижимая, и стал целовать туда, куда попадал, пока я билась в его объятиях.
        Шея, щека, руки, плечи, живот - все горело от клеймящих поцелуев.
        Я зачерпнула ладонью воду и плеснула Дереку в лицо, а потом еще и еще, чтобы охладить пыл, но это останавливало его на миг или лишь слегка замедляло.
        Тогда я схватила его за голову и попыталась опустить под воду, чтобы тот прекратил. И только из-за того, что Дерек не ожидал подобного, мне удалось на несколько секунд совершить задуманное.
        Он вынырнул и стал походить на морского дьявола, желающего утянуть на дно русалку. В глазах зазывающий голод тела, в приоткрытом рте нескрываемая жажда плоти. Этими играми в воде пробуждены все инстинкты, все потаенные желания.
        Мне не спастись! - мелькнуло в голове.
        Я схватила ножик, которым Дерек очищал рану, и приставила кончик острия к своей шее.
        - Пернатая... - руки Дерека потянулись ко мне, но тут же опустились. В глазах мужчины показался страх за мою жизнь.
        - Уходи! - потребовала я.
        Дерек придвинулся и взглядом опытного воина просчитывал ситуацию, чтобы выбить нож из моих рук с наименьшими потерями. И тогда я надавила острием на кожу, пустив алую каплю.
        - Не надо! - понял мое немое предупреждение муж. - Я выхожу!
        Дерек вылез из купели, а я старалась смотреть ему в глаза и никуда больше. Очень хотелось зажмуриться и не видеть, но тогда я рискую закончить вместе с ним в его постели!
        Не могу! Не буду!
        - Совсем уходи! - потребовала я, видя, как замешкался у купели Дерек. Мужчина накинул чистую одежду и бросил на меня тревожный взгляд.
        - Кинь нож мне, и я уйду.
        - Обманешь! - не поверила я.
        - Я отдам тебе твой кинжал, - выторговал мужчина, и я протянула руку, забирая свое «сокровище».
        - А теперь уходи, - я отдала нож Дереку и показала на дверь. - Мне нужно помыться!
        А еще привести чувства в порядок!
        ГЛАВА 31.
        Я мылась с таким остервенением, словно хотела содрать кожу заживо. Мстила телу за слабость! Хотелось вытащить свое слабое сердце и выдавить из него все чувства к Дереку.
        Мне нельзя поддаваться! Никак нельзя!
        Мужчина уже доказал нам двоим, что я не могу его убить. Но и любить не могу!
        Отец всегда говорил, что муж - это до последнего вздоха, один на всю жизнь, если не погибнет в бою или на охоте. Чтобы я слушала свое сердце, когда связывала жизнь с мужчиной.
        - Папа, что мне делать теперь? Как быть?
        Перед глазами встал образ отца, черная тугая плеть, которую обвязал вокруг его горла Норис, и я выронила скребок в воду.
        Я расквитаюсь с врагом, вернусь в клан и забуду о своей глупой мечте найти настоящую любовь! Судьба дала мне мужа, которого я оставлю за спиной. И пусть моё одиночество будет наказанием за то, что нарушила заветы предков и спасла чужака!
        Я простирала одежду и развесила на деревянной напольной вешалке. Раздался вежливый стук в дверь, потом еще, и так, как я не реагировала, в покои младшего принца молча вошла женщина со стопкой вещей.
        На ней не было привычной темной одежды слуг, но и на леди она не походила. Женщина на вид была ровесницей отца, крупная телом и с очень добрыми глазами, которые я и не думала встретить в этом проклятом дворце.
        Я спряталась за ширму, с тревогой следя за ней глазами.
        Движения женщины были словно через силу: она тяжело разгибала спину, а руки были все в мозолях от тяжелой работы.
        - Зови меня тетушкой Сонни, Пернатая, - ее обращение заставило навострить уши. - Раз ты вышла замуж за моего Дерека, у меня появилась дочь. Я нянчила этого оболтуса с пеленок. И пусть мне не нравится, что между вами происходит, я не буду вмешиваться. Иди сюда, давай помогу одеться. Наверное, ты не знаешь, как справиться со всеми этими застежками...
        - Я дождусь, пока моя одежда высохнет, и надену ее, - я настороженно глядела на женщину и не думала выходить из-за ширмы.
        - Эх, все как он и говорил, - тетушка Сонни тяжело вздохнула, словно ещё до прихода сюда смирилась, что легко не будет. - Дерек велел передать слова: «Если ты не переоденешься в одежду Полевок, то я помогу тебе с этим лично и спалю дотла одежку Лесных». Вот так, дочка! Так что давай, не упрямься!
        Я метнулась к вешалке, схватила мокрые штаны и топ, забежала обратно за ширму, пытаясь натянуть мокрую ткань на тело, но тщетно.
        - Дитятко, не упрямься! Дерек - добрый парень, но когда задевают гордость, любой мужчина начинает вести себя как дурак! А ты потом реветь будешь! Он генерал, все люди уважают его, а барды слагают легенды о нем . Ты знаешь, как его называют в народе?
        - Как? - скрывая любопытство, спросила я как можно отстраненней. И какая же слава у муженька?
        - Бог Войны! Вот так-то! - назидательно подняла палец вверх тетушка Сонни. -
        Он родился маленьким, раньше срока, но вырос самым крепким и сильным из принцев! Сосал грудь неправильно - не было врожденного умения, но так старался, что даже на верхней губе появлялся натертый волдырик. Он никогда не сдается! Я, как слышу песни о том, как будучи тяжелораненым, он стоял на поле до последнего вздоха, так уши заткнуть хочется! Но он такой, мой мальчик! Солдаты видят силу его духа и идут за ним через огонь и воду! Так что не перечь ему, дитя, будь умнее. Поддайся! Нежной жене муж отдаст все.
        "Нежной жене муж отдаст все..- эхом раздалось в ушах, но я встряхнула головой. Нет! Не могу притворяться, чтобы добиться своего! Не буду!
        Тетушка Сонни пожала плечами, медленно складывая одежду обратно.
        - Так и знала, что ничего не выйдет! Но хоть попыталась. - женщина повернулась ко мне, замешкавшись: - Позволь дать только один совет: голышом долго мужчине не воспротивишься!
        - Он не спалит мои вещи! - я стиснула в руках мокрую одежду, уверяя сама себя. - Дерек знает, как она мне дорога!
        - Эх, девочка! Ты еще плохо знаешь мужчин! В порыве сделают, потом жалеть будут. Да только поздно. - тетушка Сонни, кряхтя, присела на край кровати: - Понимаю, если бы Арсалана упрямилась! Вот там есть на что жаловаться: ни детей Норис не хочет, ни жениться. Ничего ему не надо, кроме власти. Из кожи вон лезет, чтобы путь к трону расчистить, а девчонка страдает, отдает всю себя! Тебе же повезло!
        "Повезло?!" - хотелось завопить мне, но я вцепилась в край ширмы до белых костяшек, наклонила голову и шумно задышала. - Спокойно, Пернатая! Спокойно! Она просто ослепла от любви к своему воспитаннику, вот и все!
        - Дерек порядочный, на роль его жены полный дворец желающих! Да только ему абы кто не нужен был! А вот тебя привез, значит, по сердцу ты ему пришлась, дочка!
        - Он женился на мне ради Огненного Сердца! - не выдержала я.
        - Кто? Только не Дерек! Он бы нашел тысячу и один способ добыть это Сердце, если надо! Знаешь, какой смекалистый? В этом он уступал только старшему принцу - Эрвину, но тот вообще голова, не зря наследным был, земля ему пухом!
        Я сглотнула вязкий ком. Озноб пробежался по коже, я покрылась мурашками.
        - Он проявил и смекалку, и отвагу, и смелость, - безжизненным голосом перечислила я, вспоминая, что он сам всадил в себя нож, как прошел обряд принятия в Лесные, заработав жуткие волдыри. - Ваш любимец по-настоящему упорный!
        - Вот и надень этот наряд. Ты не предашь этим свой народ, девочка, а выкажешь уважение к мужу.
        - У меня нет к нему уважения! Из-за него погиб мой отец! - эти слова словно выворачивали мне душу наизнанку.
        - Мудрая женщина имеет плохую память, - сообщила тетушка, недовольно поджимая губы. Ей не нравилось, когда о Дереке говорили плохо.
        И все-таки она оставила одежду Полевок. А я, со скрипом мокрой ткани о кожу, натянула свою, и встала у потухающей жаровни в попытках согреться.
        Двери распахнулись так внезапно, что я вздрогнула от порыва сквозняка. Дерек окинул меня мрачным взглядом, отвел взгляд в сторону, а потом вновь посмотрел на меня с упреком:
        - Ты не переоделась...
        - Нет! - я гордо вскинула подбородок, обхватывая себя руками еще крепче.
        Он же несерьезно о том, что сожжет одежду, правда?
        - Видит боги, ты не оставила мне выбора! - захлопнул за собой двери Дерек и решительным шагом направился ко мне.
        ГЛАВА 32.
        - Ты не посмеешь! - я оббежала жаровню, встала на другой стороне, достала клинок из ножен и угрожающе показала острие лезвия.
        - Посмею. От этого зависит твоя жизнь! - Дерек бесшумно надвигался на меня, крадучись, словно хищник.
        - Как от одежды может зависеть жизнь? - мой голос дрогнул, когда мужчина замер по ту сторону жаровни и начал медленно обходить ее по кругу. Я двинулась шаг в шаг, и мы закружили в угрожающем танце.
        - Если король узнает, что ты проявляешь такое неуважение к нашим традициям и к своему мужу, то будет на стороне Нориса. Средний принц пришел в себя... - мужчина остановился, пытаясь донести серьезность ситуации.
        Неожиданный резкий выпад со стороны Дерека - и кинжал вылетел у меня из рук, с оглушительным стуком упал на пол, а сами руки оказались в плену у мужчины.
        - Пусти! - я попыталась вырваться из его лап, но мужчина лишь выше поднял руки над головой, заставляя встать на цыпочки.
        Я подняла ногу и попыталась треснуть его между ног - безотказный прием, но он не сработал! Казалось, Дерек только этого и ждал, умело блокируя нападение.
        - Грязные методы! - муж дыхнул предупреждением мне в лицо. - А если я?
        - Ударишь меня ногой? - переспросила я с жалким смешком, не оставляя попыток вырваться.
        - Нет, если теперь Я прибегну к грязным методам? - Дерек закрутил меня вокруг своей оси, обхватил со спины и поднял в воздух. Швырнул на кровать, не давая встать, прижал своим телом к мягкой перине, снова поймал мои руки и завел над головой. Коленями развел ноги в стороны и лег, придавив так, что стало трудно дышать.
        - Больно! Встань! - потребовала я, вызывающе крича в лицо младшему принцу.
        - Нет! - ничуть не испугался тот.
        - Ты пожалеешь об этом! - в моем голосе так и сквозило обещание мести.
        - Я жалею об одном: что допустил утечку информации о Лесных, и твой отец умер из -за меня. Мне никогда не вымолить прощение за это. Но если ты, глупышка, думаешь, что я позволю твоему упрямству поставить под угрозу твою жизнь - ты ошибаешься, - Дерек достал складной нож и поддел край топа. - Даю последний шанс сохранить одежду. Итак, сама снимешь, или мне помочь?
        - И что дальше? Я должна буду ходить в платьях Полевок? - я тянула время, лихорадочно соображая, что делать.
        - Да! - Дерек опустил голову к моей шее, втянул воздух, дотронулся носом до кожи и очертил линию вниз к ключице. По коже побежали мурашки, и я вздрогнула всем телом.
        - Завтра я возьму тебя в жены по законам своего народа. Нам придется заключить брак втайне, только с двумя свидетелями, зато больше никто не сможет сказать, что наш брак ненастоящий!
        Ему уже говорили такое? И поделом! У нас, и правда, неправильный брак!
        Хотя, если бы я вышла замуж по законам Полевок, но не по заветам Лесных, я бы тоже не считала его своим мужем...
        Как мне хотелось крикнуть ему в лицо, что наш брак и есть недействительный, но я считала иначе! Перед Великим Янусом мы произнесли клятвы, которые нас связали, и пусть я ошиблась в выборе спутника, это только моя вина. Пусть для Воина все, что было в лесу, ничего не значит, как и для меня его традиции, но наши узы разорвет только смерть.
        - Снимешь сама? - еще раз спросил Дерек. - Или помочь?
        - Я сошью себе другую одежду, которая прикроет живот! - торговалась я, смотря в упрямые голубые глаза, которые так заворожили меня с первого взгляда.
        - Нет, - Дерек снова поддел ножом ткань топа, натянул до предела так, что та затрещала.
        Я не представляла себя в этой удушающей одежде Полевок. В этих тугих стяжках, длинных юбках, в этих душных высоких воротах.
        - Ты не сделаешь этого, - я словно пыталась внушить Дереку глазами, чтобы он не смел.
        - Сделаю, - ткань затрещала сильнее, край топа порвался.
        - Это все, что осталось от дома!
        - Вещи - это ничто! Сегодня они есть, а завтра нет. Я и так позволил твоей птице летать, где заблагорассудится. Ходить тебе, в чем попала, я не могу позволить.
        Вупи, мелкий засранец, где он, когда так нужен?
        - В чем попало? - как же меня покоробили его слова! - Для меня этот топ и штаны важны ничуть не менее, чем твоя одежда принца или форма генерала!
        Дерек закрыл глаза и дернул вверх рукой с кинжалом. Топ распался на две половинки, оголяя грудь, и я завертелась, словно уж, брошенный в пекло костра. Теперь мне казалось делом жизни и смерти вырвать руки и прикрыться, щеки горели от стыда.
        Великий Янус, как же стыдно!
        - Штаны сама?
        - Подонок! - вырвалось ядовитое, испуганное, словно маленькая пугливая гадюка, слово.
        Дерек так смотрел мне в глаза, словно силой воли заставлял себя не спускаться взглядом ниже. И я замерла, боясь дышать, удерживая его внимание на лице. Если отвлеку его движением, он посмотрит вниз и тогда...
        - Вот тьма! - выдавил сквозь зубы Дерек, и я почувствовала давление внизу живота. Однозначное свидетельство мужского желания уперлось в меня, заставляя затихнуть, словно мышка.
        Мужчина опустил голову на матрац рядом с моей, пробормотав:
        - С тобой ни одна практика медитаций не помогает, Пернатая! Я так тебя хочу, что все тело сводит судорогой!
        Я сглотнула вязкий ком, задышав часто и поверхностно, испугавшись и одновременно -вот глупая! - чувствуя себя так, словно мне сказали нечто приятное.
        Дурында! - я мысленно отвесила себе оплеуху и заерзала под мужчиной, пытаясь вырваться. Завертела головой, стараясь предпринять хоть что-то, хотя бы укусить Дерека за ухо.
        - Не дергайся! Иначе наша брачная ночь случится прямо сейчас.
        - Не смей!
        Дерек резко вскинул голову и заглянул мне в глаза:
        - Неужели ты думаешь, что я оставлю наш брак неподтвержденным, чтобы любой дурак или... - Дерек дернул бровью, недвусмысленно намекая, кого имеет ввиду, - ... или кто-то болтливый смог раскрыть лишнего? В таком случае наш брак консумилируют!
        Я забилась под мужчиной, что есть силы, и услышала:
        - Продолжай так двигаться, и это случится прямо здесь и сейчас! - охрипшим голосом сказал Дерек и набросился на шею, оставляя дорогу обжигающих поцелуев.
        Мужчина спускался все ниже, заклеймил поцелуем ключицу, и тогда я закричала:
        - Я сама сниму! Сама!
        Дерека сдуло с меня, словно порывом ветра. Он отвернулся так резко, словно не мог больше смотреть в мою сторону, а тишину комнаты разрывало только шумное дыхание мужчины.
        Я зайцем нырнула под одеяло и уставилась на мужа круглыми глазами.
        - Снимай! - приказал он.
        В этот раз я послушно стянула одежду, закутавшись в одеяло, словно в кокон.
        - Давай мне, - Дерек, не поворачиваясь, попятился и протянул руку.
        - Нет, - отрезала я.
        - Отдай или я возьму силой, - пригрозил мужчина, имея ввиду то ли одежду, то ли меня. Я стиснула клочки ткани в кулаках и замотала головой.
        - Ты же их не сожжешь?
        - Сожгу, иначе завтра ты будешь снова в них!
        - А если я пообещаю, что завтра буду в одежде Полевок?
        - Значит, послезавтра ты снова ее наденешь. Или в очередной раз поругаешься со мной и будешь показывать характер. Так что давай, Пернатая, не заставляй отбирать у тебя ее.
        - Посмотри на меня, - попросила я Дерека. Тот медленно повернулся и встретился со мной взглядом. Кажется, он немного расслабился, когда увидел меня закутанной до подбородка в одеяло. - Пожалуйста. Дерек, оставь мне одежду!
        Дерек молчал с минуту, не отрывая взгляда от моего лица, а потом твердо сказал:
        - Нет! - и протянул руку. - Давай, Пернатая! Я куплю тебе любые платья, которые захочешь, любые драгоценности положу к твоим ногам.
        - Мои перья ценнее любых драгоценностей! Ты не понимаешь!
        - Понимаю. Но если выбор стоит между твоими перьями и тобой, я выберу второе, - Дерек стоял на своем.
        - Не отдам, - прошептала я одними губами.
        И тогда Дерек дернул за одеяло, я завизжала и закрыла себя руками, выпустив одежду, которую мужчина тут же забрал и кинул обратно одеяло так, что оно накрыло меня с головой.
        Я трепыхалась под покрывалом, пока не выбралась, как можно быстрее замоталась в него и побежала к жаровне.
        Дерек преградил мне путь и не давал подойти, молчаливой стеной двигаясь и не пуская вперед. А когда отошел в сторону, в жаровне уже все догорело, даже перышка не осталось...
        - Ненавижу тебя! - в сердцах воскликнула я.
        Дерек прикрыл глаза, а потом резко развернулся и вышел, со всей дури хлопнув дверьми и бросив слугам:
        - Глаз с нее не спускать!
        Сколько я простояла, смотря на угли жаровни, не знаю. Но когда очнулась, то покосилась на одежду Полевок и прошептала:
        - Сегодня ночью я убегу. Только навещу среднего принца, чего бы мне это ни стоило!
        ГЛАВА 33.
        Одежда Полевок выдумана самим дьяволом, я уверена! Более неудобных вещей я в жизни не знала! Этот их так называемый корсет и я - нечто несовместимое, как вода и масло. Бедные женщины Долин! Они должны так сильно сжимать живот, чтобы удовлетворить местные запросы! Но так же просто невозможно дышать!
        Я повертела в руках это безобразие, попробовала затянуть на себе, только задом наперед -на животе, и тут же отшвырнула в сторону.
        - Так и знала, что это не по мне! Платья хватит! - я встала перед зеркалом, поправила сережки в ушах, провела рукой по волосам и расправила тонкие косички, увенчаные перьями птиц. Сверху ничуть не изменилась, главное - не смотреть вниз.
        «Это временно, Пернатая, ты же должна в чем-то ходить!» - уговаривала я себя, закрывая глаза и представляя на себе топ и легкие штаны клана. Как я скучаю по летящей невесомой ткани!
        Я подошла к жаровне и ткнула туда кочергой. Странно, что не получается найти железный медальон, который отлил мне в детстве отец и который я перешивала с костюма на костюм. Пусть он и расплавился в огне, но должна же быть хоть лужа!
        Из-за того, что жаровня потухла, в комнате стало прохладно. Но сколько бы я не перебирала золу и угольки, сколько бы не всматривалась в черную пыль, я не находила ни следа. Словно одежда сгорела так, чтобы я не горевала о ней - без следа.
        Я прислушалась к происходящему в коридоре, куда выгнала двух служанок, и удовлетворенно кивнула. Тишина!
        Подошла к окну и в сотый раз за вечер выглянула, посвистывая.
        Где же мой летун? Где Вупи?
        Я знаю его как облупленного! Пусть он и мелкий, голод у него большой и серьезный! Или он нашел сытную кормушку и решил променять хозяйку на вкусняшки?
        Как он мне сейчас нужен! Крылатый должен был вылететь следом за мной из покоев и раздобыть сведения. Даже если бы его поймали, он бы сказал, что летит ко мне, и его не стали бы задерживать!
        Может, что-то случилось?
        Нет! Нужно думать о хорошем! Он часто своевольничает и пропадает в лесу, может, и здесь нашел себе птичку-невеличку и ластится к гнезду.
        Как не вовремя!
        Ладно, Вупи найдет меня, где бы я ни была, это только дело времени. А сейчас пора! Луна взошла, служанки притихли в дреме, мирно сопя за дверью, а у меня целый ворох простыней, из которых я смогу сделать мягкую лиану!
        Когда я привязала самодельный канат к кровати, то проверила на прочность и чуть не крикнула «Идеально!» так громко, чтобы перебудить слуг. Но вовремя зажала себе рот рукой и выкинула веревку из простыней в окно.
        В ход пошло все - простыни, одеяла, шторы, балдахин - все то, что Дерек предусмотрительно убрал из прошлых покоев и глупо оставил в этих.
        Третий этаж. Что ж, деревья-исполины еще выше! Мне не привыкать! Я не боюсь высоты! Я спустилась на землю удивительно легко, оглянулась, чувствуя на себе взгляд, но никого не заметила. Показалось!
        - Вупи, ну где ты?! - прошептала я про себя. - Придется идти наугад, ориентируясь на те крохи информации, что доносились до моих ушей.
        Мягко переступая с пятки на мысок, я пряталась за кустами, в тени деревьев, за арками и пригибалась около клумб. Мимо меня даже прошли два патруля, так и не распознав беглянку.
        «Ха! Полевкам далеко до Лесных в искусстве маскировки!» - подумала я, похвалив себя за то, что замазала щеки сырой землей, чтобы лицо не светилось в темноте.
        Темно-зеленое платье идеально подходило для того, чтобы слиться с садом. Скорее всего, Дерек выбрал этот цвет сам, зная, что чем ближе к природному, тем лучше я отреагирую, но не знал, что помог мне с благополучным побегом.
        Я миновала сад, пробежала по узкому мосту над искусственным каналом и чуть не столкнулась с очередным нарядом. Отступила, слилась с тенью дерева и затаила дыхание. Двое мужчин прошли мимо, сонно зевая.
        - Кирли идет за нами? Так охота поменяться, сил нет! - все зевал один.
        - Какая смена? Забыл, что приказал генерал? Удвоить отряды и глаз с окон не спускать! Рыскать, как ищейки! - сказал второй, имитируя голос младшего принца.
        - Эта лесная принцесса мне уже в печенках сидит! Сколько можно генералу с ней носиться? Он из-за нее годового жалования лишился! - пожаловался первый.
        - Любовь важнее! Что ты понимаешь! - второй хлопнул друга по спине.
        - А питаться на что? - недоумевающее протянул первый.
        - Балда, он же принц! - возмутился второй.
        - А-а-а, ну да...
        Стражи отошли так далеко, что я дальше не расслышала, зато поняла одно: дальше идти этой дорогой опасно! Если Дерек ждет побега, то точно перекрыл основные выходы. Нужно искать другой путь, да еще с остановкой у среднего принца.
        Слышала, он лежит в королевской медицинской комнате рядом с домиком лекарей и хорошо охраняется. Только сегодня две служанки обсуждали молодого доктора, которого чуть не выгнали из дворца за то, что прописал ядовитые травы.
        Вот и проверю состояние среднего принца и стану для него самой ядовитой микстурой на свете.
        Я посмотрела на воду, попробовала ногой на глубину и удовлетворенно кивнула. По колено - самое то!
        Прохладная вода холодила ноги не больше, чем лесная река, поэтому я, закатав и придерживая юбки и обувь, пошла по каналу, пригнувшись. С двух сторон меня заботливо прятали деревья и кустарники, а ветер так и подгонял в спину, словно шепча: «беги, Пернатая!»
        Канал повернул, и я вместе с ним, а потом он стал слишком глубоким, и я была вынуждена выйти на берег. Надела на мокрые ноги мягкие туфли и осмотрелась.
        Не может быть так просто! Неужели, Великий Янус решил мне помочь?
        Неподалеку был домик, а рядом с ним вертикальные клумбы трав, которые однозначно говорили - здесь живут лекари!
        Двери дома были плотно закрыты, но им было не сдержать раскатистого храпа.
        Я ухмыльнулась про себя, прошла вдоль стены и заглянула за угол. Никого! И где же охрана? Где усиленные посты?
        Я прислушалась и озабоченно нахмурилась: казалось, что отсюда даже всю живность выгнали - на клумбах тишина, в траве не стрекочут насекомые.
        Могло ли мне так повезти, что всех постовых отправили на патрулирование территории?
        Я нашла вход в королевскую лекарскую и тихо налегла на дверь. Бесшумно зашла, и первым делом увидела под белоснежной простыней силуэт мужчины. Свет от окна падал ровно на софу, словно сама луна показывала мне моего врага.
        Я вытащила кинжал и медленно двинулась вперед. Сердце застучало об грудную клетку так, словно готово было сломать ребра. В ушах звенело от напряжения, дыхание сбилось. Я не должна промахнуться! У меня всего одна попытка! Он или я!
        Встала над спящим средним принцем, примеряясь для четкого смертельного удара. Решая, что лучше: перерезать горло или просто вставить нож в сердце.
        Но, совершенно неожиданно, мужчина резко повернулся на другой бок, и я ахнула.
        ГЛАВА 34.
        Дерек!
        - Попалась! - сообщил мужчина, вскакивая и перехватывая мою руку, так быстро обезоружив, что я понять ничего не успела.
        Его рука сжалась вокруг запястья так крепко, чтобы я не могла вырваться, как бы ни старалась.
        - Вот почему здесь никого нет! - я с досадой посмотрела в глаза мужу и поняла - ждал, но все равно расстроен, что я здесь.
        А он что хотел?! Чтобы я тихо улизнула? Или, еще лучше, забыла обо всем и стала с ним жить-поживать да детей рожать?
        - За эту вылазку я благодарен тебе в одном: она показала, как невнимательна охрана. Если бы я сам не шел за тобой следом, запутала бы и меня! - Дерек засунул кинжал мне обратно в ножны, чем несказанно удивил.
        - Но ты ждал здесь, а не шел следом! - я снова попыталась выдернуть руку, но не смогла. Дерек удерживал меня не только при помощи рук, но и взглядом. Смотрел так, словно до последнего надеялся, что я не подниму руку на его брата.
        - Потому что поставить ловушку для тебя было слишком легко! - тут он сделал шаг назад и окинул меня восхищенным взглядом: - А тебе идет наша одежда!
        - Бред! Идет, как кобыле пятая нога! - фыркнула я, возвращаясь к главному: - Ты подговорил слуг!
        - Они мои люди! - усмехнулся Дерек в ответ на мой упрек. - Я не держу рядом с собой болтливых людей, так и знай на будущее! И верю, что ни один из них не предаст меня! А ты серьезно надеялась, что твою веревку в случае реального побега не увидит ближайший патруль? Только потому, что я предупредил людей, во дворце не поднялась тревога через минуту после твоего побега!
        - Глупо так верить людям! Я поверила однажды, и это было самой большой ошибкой в моей жизни! - не могла не припомнить я своему Воину.
        Мужчина придвинул меня ближе к себе, заглядывая в глаза:
        - Ты можешь быть счастливой, если разрешишь себе это!
        - Как я могу, когда мой отец погребен? Когда Лесные без крыши над головой?!
        - Я выслал людей, они привезут к опушке леса запасы и материалы для восстановления домов, - Дерек успокаивающе погладил меня по голове, и я стукнула его по руке.
        - Думаешь, это все исправит? - я отодвинулась насколько это возможно, стараясь отвернуться. Близость с Дереком действовала на меня странно.
        - По крайней мере, я стараюсь! А ты куда стремишься? На виселицу? Думаешь, твой отец хотел бы этого? - мужчина повернул мою голову к себе.
        - Если отправлю врага на тот свет, то хоть куда! - горячо сказала я прямо в лицо Воину.
        - Я не допущу! Завтра же я заберу тебя с собой, а пока... - Дерек повернулся к двери и крикнул: - Тетушка Сонни, Лори, входите!
        Дверь тихо отворилась, и в комнату вошли двое: та самая женщина, которая приносила мне одежду и молодой мужчина. Оба сделали два шага и встали, с тревогой глядя на нас.
        - Сынок, ты уверен, что момент подходящий? - замялась тетушка Сонни.
        Лори обеспокоенно смотрел на своего генерала, явно тому сочувствуя.
        - Да, - твердо решил Дерек. - Завтра отец отправляет меня из дворца под предлогом поиска союзников. Уверен, это его способ тихо объявить о причине ранения Нориса и избавиться от Пернатой.
        Муж перевел взгляд на меня:
        - А ты не оставляешь мне ни единого шанса исправить твою репутацию перед отцом!
        - Будто это мне нужно! - еле сдержалась я, чтобы не закатить глаза к потолку.
        - Дерек, а что потом? Король передумает? - обеспокоенно спросила тетушка Сонни.
        - Если мы будем в браке, да еще и в ожидании наследника - у него не останется выбора. Слишком большой удар по репутации семьи. Он сам все скроет и уговорит Нориса отступить.
        В ожидании наследника?! Я не ослышалась? Дерек думает, что я лягу с ним? Да еще и не раз?!
        - Ну, как знаешь, сынок, как знаешь... - нервно комкала юбку платья Сонни. - Мы готовы свидетельствовать.
        - Я против! Вам же нужно согласие невесты? - я с беспокойством обернулась на свидетелей и, не заметив в их глазах участия, обратилась к мужу:
        - Ты не сможешь провести обряд, когда один из нас против, верно?
        - Ты сама надела одежду Полевок? - спросил Дерек.
        - Против воли! - выпалила я протестующе. - И не надела корсет!
        - Ты сама выпила сегодня напиток черванны?
        Я, оцепенев, ждала продолжения и пыталась найти ответ в голубых глазах мужчины.
        - Ты добровольно прошла через арку из вереши? - Дерек показал глазами на вход, внутреннюю сторону которого обрамляла бело-зеленая арка.
        - Лори, - Дерек кивнул головой куда-то в сторону. Молодой мужчина подошел к столику, на котором стояло что-то полукруглое, накрытое покрывалом, сдернул ткань, и я увидела грустного Вупи с замотанным клювом.
        - Вупи! - дернулась я в его сторону, но была тут же притянута за руки обратно.
        - А теперь я спрошу тебя, моя избранница - Пернатая из рода Лесных. Г отова ли ты взять меня, Дерека, младшего принца Долин, в мужья, и жить в согласии до конца своих дней? Поддерживать дома и в бою, здоровым и больным, богатым и бедным?
        Лори поднял клетку с Вупи, подошел к бочке в углу и приоткрыл крышку, вопросительно глядя на меня.
        - Там вода? - трясущимися губами спросила я.
        Ответом мне было молчание. Клетка с крылатым другом медленно опускалась в бочку.
        - Ты согласна, Пернатая?
        - Да какая разница, Дерек? Мы все равно муж и жена перед Великим Янусом! - забилась я в его руках, пытаясь вырваться.
        - Скажи это, Пернатая! Это важно.
        - Да, я согласна! - крикнула я, и тут же получила свободу. Схватила руками клетку, отпихнула телом Лори и заглянула в бочку. Пусто.
        - Дерек! - выдохнула я нервно-обвинительно, на что тот лишь пожал плечами.
        - Пернатая, ты сама все усложняешь. Приходится действовать грубо, - пожал он плечами, подошел ко мне и спросил: - А теперь завершающий обряд - поцелуй. Вупи с нами?
        - Никаких поцелуев! - отвернулась я в сторону. И тут же клетка оказалась в руках Дерека, а после - на полу. Мужчина прижал меня к себе, зафиксировал рукой на затылке мою голову и впился поцелуем в губы. Поначалу таким захватническим, властным, а потом нежным, извиняющимся, просящим о милости.
        - Поздравляем! - неуверенно захлопал в ладоши Лори, а тетушка Сонни укоризненно посмотрела в сторону свидетеля.
        Пожалуй, это был самый дурацкий обряд на их памяти. Да и на моей.
        Когда Дерек отпустил меня, я не сопротивлялась, а только сказала:
        - Лесные и в обрядах лучше!
        Кажется, кое-кто воспринял все по-своему. Я только потом поняла, как прозвучали мои слова!
        - Лори, наше нехитрое дело сделано, пойдем-ка! - мигом увела из дома мужчину тетушка Сонни.
        Двери тихо закрылись, оставляя нас наедине, если не считать лишенного дара речи Вупи.
        Дерек выглядел разозленным: взял пальцами мой подбородок, поднял голову вверх и спросил прямо в губы:
        - В поцелуях Лесные лучше?
        ГЛАВА 35.
        Вупи упал с подвесного насеста в клетке, и я бросилась к нему: открыла клетку и с облегчением увидела, что с птицей все в порядке. Взяла в руки, бережно размотала клювик и открыла словесный фонтан пичужки.
        - Стыда нет! Совесть посеяли! Пока не грохнулся, никто внимания не обратил! Буду жаловаться, что вы творили всякие непотребства и растляли неподготовленный разум! Ни покрывалом от сквозняков не накрыли, ни печенья не дали, ни клюв не развязали! Безобразие! - отсчитывала нас голубая птица.
        - Не припомню, чтобы ты такой разговорчивый был в клане! - из взгляда Дерека потихоньку уходило беспокойство. Похоже, мужчина перепугался не меньше моего.
        - Это потому, что я всегда сытый был! А ты меня продержал целый день без крошечки печенья, Воин! Про воду вообще молчу! - фырчал, как недовольный еж, Вупи.
        - Можешь лететь на кухню, я предупредил всех, что ночью ты будешь там. Поешь, как следует, мы двинемся в путь с рассветом.
        - И без провизии? - Вупи чуть снова плохо не стало.
        - Конечно, с запасом еды, но к вечеру предвещали грозу, так что мы будем гнать на лошадях без остановок! - предупредил мужчина, посмотрев сначала на меня, а уже потом на птицу.
        - Вы гонИте, а мое дело маленькое!
        - Ты поедешь без клетки, так что разминай крылья. Не все на хозяйке сидеть.
        - На плече удобно!
        - Пернатая поедет со мной на лошади, - прямо сказал о неудобсве "наплечного" катания птицы.
        - На гриве твоего коня тоже ничего! - не растерялся мелкий.
        Пока эти двое пререкались, я поглядывала на входную дверь. Если мы покинем дворец на рассвете, у меня не будет возможности добраться до Нориса. А когда вернемся, враг наберется сил и встретит меня во всеоружии.
        - Сколько мы будем вне дворца?
        - Все будет зависеть только от нашей удачи. Без хороших вестей нам и вовсе не стоит возвращаться, - Дерек посмотрел на меня одобряюще: - Хорошо, что моя женушка не разнеженая девица и полевые условия для нее не будут в тягость. Так ведь, Пернатая?
        - Мы дождемся рассвета здесь? - проигнорировала я заигрывания мужа, смотря в окно на полную луну.
        - Да. Нечего лишний раз испытывать терпение короля сплетнями. Итак над нами весь дворец потешается.
        Я сделала вид, что ничего не слышала. Сам виноват! Не приходил бы на опушку Лесных -жил бы припеваючи!
        Вупи улетел набивать пузико, а я присела на стул в углу в ожидании рассвета.
        Похоже, судьба приготовила мне долгий и тернистый путь, ткнула носом в ошибки и показала, что дворец - это не лес. Здесь нельзя быть предельно честной в своих намерениях, откровенной. Тут выживает самый хитрый!
        Да и мне нужно прекратить быть наивной, пора действительно повзрослеть и продумать свою месть до тончайших деталей, чтобы мой враг пал от моего кинжала.
        Дерек легко поймал меня сегодня, потому что я не скрывала намерения. Нужно не забывать, что это только в клане можно откровенно бросить вызов и никто не вмешается. Здесь другие правила.
        Но смогу ли я запутать генерала? Смогу ли я ослабить бдительность Дерека за время пути до такой степени, чтобы по приезду во дворец он поверил, что я оставила мысли о мести? Чтобы доверял мне свободно передвигаться и действовать?
        Я посмотрела на мужа, который снимал одежду в свете полной луны: на широкой спине до сих пор виднелись рубцы заживающих ожогов, в нескольких местах он был исполосован старыми шрамами, а когда Дерек повернулся передом, я увидела свежий след от моего ножа среди нескольких других шрамов, старых и свежих.
        Этот мужчина привык к нападениям, я не удивила его своим воинственным настроем. Дерек знал, как меня обезоружить и не дать осуществить задуманное. Не удивлюсь, если Нориса сейчас охраняют лучше, чем самого короля!
        Но что Дерек скажет против женских штучек и чар? Сомневаюсь, что такой воин меча знает, как с ними бороться!
        Я была в них совершенно неумела и смеялась над хитростями в отношениях с мужчинами наших лесных женщин. Но теперь я поняла, что именно таким путем женщине легче всего добиться от мужа желаемого!
        Хватит ли мне решимости пойти на такое? Хватит ли знаний, чтобы исполнить затею?
        Не потащу ли я себя на дно, сближаясь с ним?
        Нет, о постели и наследнике речи даже не идет. Но что, если я постепенно «изменюсь»?
        Я вспомнила, как прекрасно играл свою роль Дерек, чем пожертвовал, лишь бы проникнуть в клан, как отдал за мое спасение от яда половину своей жизни. Неужели, я трусливей генерала Долин? Неужели, не смогу совладать с сердцем ради отца?
        Я посмотрела на Дерека как раз в тот момент, когда он снял штаны и нагим пошел к кровати, положил рядом меч, лег на спину ровно, сложил руки на груди и закрыл глаза. Через несколько секунд раздалось размеренное дыхание.
        Уснул, бестыжий?! Да быть не может!
        А как же брачная ночь? Как же попытки соблазнения?
        Я выглянула за дверь и обнаружила четверых охранников на входе. Посмотрела в окно и увидела еще четверку.
        Что ж, его покой охраняли.
        Я встала недовольной тенью над мужем, сложив руки на груди, и он медленно приоткрыл глаза: - Спи, Пернатая, силы пригодятся в дороге.
        - Как ты можешь спать?!
        - Если я не посплю, то подвергну наши жизни опасности в пути. Не хочешь спать - дело твое! Только не стой надо мной, я не отвечаю за свои действия во сне и могу резко махнуть мечом на скрип половицы, не разобравшись. Не подкрадывайся ко мне.
        Я отошла на несколько шагов назад и тихонечко села на стул, посмотрела на спящего мужа с упреком: мог бы отдать мне кровать, а сам спать на полу! А потом закрыла глаза и попыталась уснуть.
        Утром, когда Дерек посадил меня на лошадь в дорожной одежде, я поняла, что зря упрямилась и не пошла на кровать: все тело ломило от неудобной позы, щемило шею, тянуло затекшие мышцы. Одна радость - я покидала этот удушливый дворец!
        - Г отов! - Вупи сел на загривок лошади и вцепился коготками.
        Я покосилась на пичужку, как на предателя. Я совсем не была готова к походу!
        - Пора! - отдал команду Дерек, запрыгнув позади меня в седло, и делегация тронулась в сторону гор.
        ГЛАВА 36.
        Всю дорогу я чувствовала молчаливую угрюмость со стороны солдат Дерека. Неприязнь ко мне, казалось, можно пощупать руками, но они не позволяли себе больше короткого взгляда исподлобья, боясь гнева генерала.
        Сам же Воин спешил, гнал лошадь уже который час, стараясь успеть до грозы. Небо затянуло тучами и сверкало на горизонте, непогода шла на нас.
        Мы в седле целый день, останавливались редко по нуждам и снова трогались в путь. Ели на ходу, но и то не успевали добраться до горцев до грозы.
        - Дальше опасно, генерал! Если пойдет дождь, то на горном перевале может спуститься оползень, и тогда нам конец.
        - Нам конец, если не поспешим! Ты видишь хоть одно дерево? Угадай, в кого будет целиться молния?
        Лошади были измотаны, но и люди тоже.
        Я не чувствовала под собой нижнюю половину, мышцы даже оставили попытки уколами иголок заставить меня сменить позу и просто окаменели.
        Вупи давно перелетел с загривка ко мне на плечо, запутался в волосах так, словно то ли сплел гнездо, то ли обмотался локонами, как лианами, чтобы не улететь и затих, поглядывая на небо.
        - Тучи не пойдут в горы, а двинутся дальше по долине, - поведала негромко. Порядком надоела паника, которая царила вокруг.
        - С чего ты взяла, Пернатая?
        - Знаю, - просто ответила я, не собираясь вдаваться в подробности.
        Лесные чувствовали природу, а она - нас. По порывам ветра, по ощущению на языке, по запаху, я могла точно сказать, что над горами небо будет чистым. Здесь гулял свой хозяин-ветер, сухой, пыльный, с каменной крошкой. Он вертел маленькие смерчи и бросал их в лошадей, словно запугивая.
        Эта земля еще полную луну не будет знать ни капли дождя - это я могла сказать точно.
        - Лошади больше не выдержат, - остановил коня Дерек, слез с него и помог спуститься мне. Следом за ним все до одного последовали примеру генерала, соглашаясь.
        - Они хотят пить, - я с сочувствием смотрела на животных, которых удалось напоить всего два раза за весь путь.
        - Река в ущелье внизу, но нам туда не добраться. Единственный вариант вести под уздцы вон до той горы, там река начинает спускаться с гор.
        - До той горы? - я посмотрела на дальнюю верхушку и заверила Дерека: - Лошади не выдержат!
        - Одна река на нашем пути пересохла, поэтому мы оказались в таком положении. Но назад пути нет, - Дерек выглядел хмурым.
        Я прислушалась, застыв, а потом подняла голову к Дереку:
        - Попроси у своих людей помолчать ненадолго.
        Муж с сомнением посмотрел на солдат и поднятый ими гвалт, но все же отдал приказ:
        - Войско, тишина на шестьдесят вдохов-выдохов!
        Я отошла подальше от шумно дышащих после дороги лошадей и закрыла глаза. Втянула воздух и почувствовала легкую влагу, идущую с вершины ближайшей к нам горы.
        И тихо, протяжно засвистела, призывая свирку, птичку, что всегда крутились у самой кромки воды. Водянка ответила тихой свирелью любопытства.
        И тут же на рот легла ладонь Дерека, а на ухо раздался разозленный шепот:
        - Ты что творишь? Кого ты зовешь свистом?
        - Птицу-водянку! Вон там есть вода! - показала я пальцем. - На той горе, здесь недалеко!
        Солдаты восприняли мои слова в штыки, лишь поморщившись. Кое-кто даже извратил мою помощь:
        - Генерал, ваша жена, наверное, сбежать опять хочет...
        - У тебя лишний язык или голова, выбирай? - Дерек оголил острие меча, и солдат тут же замолчал, отойдя подальше от горячей руки генерала.
        Мой муж внимательно посмотрел на гору, потом на меня и спросил:
        - Ты уверена? Мы потеряем возможность добраться до горцев дотемна, если поднимемся туда. Если там вода - это хорошая плата за ночь под звездами, но если нет... - мужчина угрюмо посмотрел на войско и продолжил: - ... они больше никогда не поверят тебе. Придется туго.
        - Струсил?
        - Я этого не боюсь. Хочу оградить тебя от лишних проблем.
        - Лошади не продержатся и часа, подумай о них, а не обо мне.
        - Знаю. И я думаю обо всех. На моих плечах ответственность не только за твою жизнь, но и за жизнь каждого здесь, будь то человек или животное.
        Вупи что-то чирикнул и замолчал, передумав вмешиваться.
        Я отошла в сторону, оставляя Дерека наедине с мыслями. Мое дело маленькое - я не могла не помочь бедным животным. Теперь выбор за ним.
        В своих знаниях я была уверена, водянка - лучшее доказательство наличия воды.
        - Войско, пешими в гору, коней под уздцы, в колонну по одному! - приказал Дерек своим людям и обернулся ко мне. - Пернатая, показывай дорогу!
        Я почувствовала на себе два десятка колючих взглядов, подняла подбородок выше и вышла вперед перед конем мужа.
        Тихо засвистела, изображая свирель водянки и улыбнулась, когда та ответила с задором.
        - Нам туда! - показала я, и смело пошла вперед, поднимаясь в гору, заросшую деревьями и кустарниками.
        Почва под ногами не была упругой, как в родном лесу, растительность гор была более сухой и устойчивой к засухам, но все равно я чувствовала себя почти как дома. Природа, свобода и я!
        Шепот солдат за спиной я не замечала, и пусть уже смеркалось, я была уверена в том, что вода вот-вот появится. И когда до ушей донесся звук льющееся воды, я замерла, а потом понеслась вперед, радостно окуная ладони в горный ручей.
        - Вот он! - забывшись и радуясь победе, я лучезарно улыбнулась Дереку и застыла с полной чашей-ладонями воды. Генерал с гордостью и одобрением смотрел на меня, и улыбался.
        Как же редко он это делает! - подумалось мне.
        Мужчина опустился на корточки рядом со мной, взял мои плотно сомкнутые ладони -чашечкой и пригубил воду.
        - Вкусная вода, Пернатая! Ты спасла наших лошадей!
        - Наверное, знала, что тут есть речушка от кого, - шептались позади, не забывая жадно пить.
        - Точно! Думает, мы поведемся на ее росказни! Как же! - донеслось до меня, и я было дернулась, чтобы повернуться, но Дерек обхватил мое лицо руками и сказал:
        - Отрицание скоро пройдет, не все меняется в один миг, Пернатая! Спасибо тебе!
        Я вскочила на ноги и отошла от ручья, смущенная собственной реакцией на слова Дерека: сердце забилось от радости. И как же я себя ругала всю эту ночь под звездным небом! Даже во сне! А наутро горцы сами нашли нас, правда, совсем не дружелюбно настроенные...
        ГЛАВА 37
        - Ты уверен, что горцы готовы к союзу с вами? - спросила я у Дерека, идя по узкой тропе.
        Горцы принудительно взяли нас в кольцо и, почти под конвоем, сопровождали к своему предводителю.
        - Всему есть своя цена, - ответил муж, поддерживая меня на особо крутом подъеме, осторожно изучая возможных собзников.
        - Пернатая, я посчитал горцев по головам! - зашептал мне в ухо Вупи.
        - Да? И сколько?
        - Три корзины печенья! - важно сообщила птица, словно раздобыла секретные сведения.
        - Это он назвал цену или количество голов? - Воин не привык к валюте крылатого, тот все мерил в своих любимых вкусняшках.
        - У тебя чуткий слух! - заметила я, а потмо пояснила: - В одной корзине примерно двадцать-двадцать пять штук, так что если здесь три корзины, то от шестидесяти до семидесяти пяти горцев.
        - Семьдесят один, - тут же поправил Дерек, обернулся на коня, которого вел под уздцы один из горцев, и тихо сказал: - Но ты бы сказала болтливому вести себя потише, пока мы не заключим союз.
        - Ага, или пока нас не сочли врагами и не расправились с нами, - заключила я.
        -Нужно просчитывать все варианты, но стремиться к лучшему. А тебе и вовсе незачем думать о плохом, - мудро заключил Дерек, а я обернулась к мужчине и тихо, так, чтобы слышал только он, сказала:
        - Как не думать, когда сами показали кровопролитный пример, и то, что пускать вас к себе опасно?
        - Почему ты всегда стремишься уколоть меня? - Воин нахмурился и замолчал, а меня этот исход полностью устраивал.
        Я впитывала природу, как губка, отдыхая душой. Как же мне не хваталось свободного ветра, свежего воздуха, шелеста крон, зеленого мира вокруг!
        Конечно, горный лес был не так зелен и густ, как родной, но здесь я успокаивалась и совсем не нервничала.
        Неожиданно ко мне приблизился один из горцев и спросил на языке жестов:
        "Лесная, ты в плену?"
        Я задумалась, как бы лучше ответить и что за собой это повлечет. Свободу я вряд ли получу, а вот неприятности - легко. Из огня да в полымя - не мой вариант. Да и кровь Нориса еще не пролита, так что буду сидеть тихо.
        «Нет» - показала я.
        «Она моя жена» - вклинился Дерек. Оказывается, он тоже знал язык жестов, ему не понравился посыл горца и он стал выглядеть темнее грозовой тучи.
        Горец понимающе хмыкнул и показал:
        «Понял, брат!»
        И быстро отошел, не раздражая своей близостью ко мне Дерека. Воин тут же расслабился, посветлел лицом и обратился ко мне:
        - В горном поселке старайся держать язык за зубами. У нас не принято, чтобы женщина вмешивалась в политические разговоры, так что просто молчи. Если тебя попросят отправиться к женщинам, скажи, что боишься. Я не всегда смогу держать тебя в поле зрения, так что старайся не высовываться, хорошо?
        - Эти переговоры так важны? - а сама подумала: "Если испорчу все, истребят ли горцы полевок?"
        - Очень. Горная дорога хоть и опасна, но она сокращает путь к морю на две недели. Нам нужны союзники, чтобы торговать. Долина пустеет, в ближайшее время нужно
        найти новые плодородные земли и новые связи для обмена.
        Как же замечательно все было устроено в моем клане! Какой же щедрый на пропитание у нас был лес! Но что теперь, когда магия исчезла? Теперь любой чужак может проникнуть к нам и убить наших животных, собрать ягоды, выудить рыбу? Сохранится ли лес прежним? И когда восстановиться магия?
        Я обязательно решу эти вопросы, как только разделаюсь с врагом! Я не оставлю Лесных в беде!
        Воин словно читал мои мысли. В который раз!
        - Не переживай, я приказал солдатам молчать, что защита леса пала. Любой, кто откроет рот, поплатится жизнью, так что пока Лесных будет защищать молва о защитной стене. Надеюсь, магия восстановится к тому времени, когда языки будет не остановить.
        - Что? - я остановилась от удивления. - Ты посылал людей к опушке еще раз?
        - Я же говорил, что помогаю клану со стройматериалами и провизией. Поэтому видел, что стена совсем пала, но я сделаю все, чтобы сдержать слухи.
        - Тихо, - я огляделась по сторонам. - Горцы не должны узнать о нашей беде.
        - Но будь готова, что магия может не вернуться. Тогда клану придется приспосабливаться и жить, как все.
        - Нет! Не говори так! Магия вернется! - замотала я головой, шепча отрицание.
        Огненное сердце в лесу! Оно наберется сил, залижет раны, как раненый зверь, и вновь защитит своих детей!
        - Я тоже надеюсь на это, Пернатая! Но, как тактик, всегда просчитываю разные пути.
        - Вот и просчитывай! А я верю своему сердцу! - я пошла быстрее вперед, желая заткнуть уши, чтобы не слышать этого. Но как бороться с дурными мыслями?
        - Пернатая! - окрикнул меня Дерек, когда мы были на входе в поселение горцев. - Иди за мной!
        Я тихо дождалась, пока мужчина обгонит меня и послушно поплелась следом, наклонив голову, и изучала обстановку.
        Честно говоря, меня напугали эти черепушки на кольях, эти тотемные жуткие морды, а за спиной Дерека было не так страшно.
        Помнится, отец называл горцев диким и гордым народом, рассказывал, что те живут в шатрах и горных пещерах и любят танцы.
        Интересно, почему с ними полевки хотят дружить, а с нами - воевать? Все дело в таком желаемом сердце?
        Мои мысли подтвердил предводитель горцев. Нас завели в большой шатер, обвешанный шкурами животных, и крепкий мужчина в возрасте первым делом после приветствия обратился ко мне:
        - Лесная! Вот уж кого не ожидал увидеть у себя в гостях! Вы же никогда шагу лишнего не ступите за пределы леса, так какими судьбами в делегации полевок? Что -то случилось с Огненным Сердцем?
        И все горцы жадно застыли, глядя на меня, жаждя ответа, как заблудший путник глотка воды. А меня взяла злость: все хотят наше Огненное Сердце, но ни один из них его не получит!
        ГЛАВА 38
        - Это моя жена, Алихард! Пернатая! - Дерек представил меня гордо, но не забыл осторожно задвинуть за спину, закрывая собой.
        Предводитель горцев был мужчиной крупным, широким, а многослойная одежда горцев только добовляла ему внушительности. Никто бы не отличил по одежде, кто тут главный, но по ауре все чувствовалось безошибочно. Этот взгляд узких глаз проникал наскозь, ворошил все внутри, подсматривал в самые откровенные уголки.
        - Не может быть! Всем же известен закрытый уклад Лесных! Или генералу Долин даже зачарованный лес нипочем? - предводитель горцев с уважением посмотрел на Воина, а потом с любопытством заглянул ему за плечо: - Пернатая, приятно познакомиться! Раскрой секрет, как же младшему принцу удалось украсть драгоценность вождя? Я слышал, что ты - единственная и горячо любимая дочка Дикого...
        Коварный! Прощупывал почву и так, и эдак. Да еще ковырнул и без того гноящуюся рану смерти отца.
        - Дерек спас мне жизнь, высосав яд ягатана, разделив одну жизнь на двоих, - я попыталась передать голосом гордость за поступок мужа, да так перестаралась, что Дерек удивленно обернулся и шепнул:
        - Я думал, что ты забыла об этом маленьком обстоятельстве.
        Но не подумал, что я говорю так, чтобы обезопасить наши жизни и оградить Лесных от проблем. Ведь скажи по-другому Алихард не поверил бы в наш союз и заподозрил неладное. А выйти замуж в благодарность за спасение героем - это горец примет и поймет без вопросов.
        Думал он, что я забыла! Нет, я не такая неблагодарная, как ты думаешь, Дерек! Да только это лучик света в моем темном царстве преданной души.
        - Я поблагодарила один раз. Если что-то изменится в моей благодарности - я сообщу, -тихо сказала я в ответ, и Воин удивленно моргнул.
        - Это шутка? - уточнил он.
        - Эй, голубки! Хватит шушукаться! Совесть имейте! - загоготал в голос Алихард, хлопнув себя по животу.
        - Простите, - Дерек кивнул, а Алихард показал на круглые подушки на полу и предложил сесть. Горцы быстро расставили маленькие подносы с напитками и угощениями перед каждым гостем: чаша с янтарной жидкостью и сухофрукты.
        - Значит, бравый генерал получил любовь лесной девы, сыграл свадебку и сразу к нам? -Алихард закинул сушенный персик в рот, прожевал и продолжил: - Большая честь, конечно, но чем обязан? Ты знаешь, Дерек, я не люблю расшаркиваний, мне лучше сразу и по делу: зачем прибыл, что хочешь. Эти церемонии оставь для своего дворца.
        Подними чашу в знак добрых намерений и осуши до дна!
        Вупи, что сидел на плече, спрятавшись за волосами, внезапно слетел насиженного местечка, приземлился на край чаши и опустил клюв к напитку.
        - Ясмус! Ясмус! - заорала птица, взмахивая крыльями на месте в возмущении.
        Взгляд Дерека сменился на тяжелый, а Алихард даже глазом не моргнул, сказав:
        - Первое испытание прошел, младший принц. Доверчивые гости - мертвые гости.
        И все горцы дружно засмеялись, смотря на наши вытянутые лица.
        Приближенные к генералу солдаты Долин вмиг оголили мечи, но Воин поднял руку вверх, приказав:
        - Убрать оружие! - а потом обратился к предводителю горцев: - Аналогично, Алихард!
        Нам нужны сильные союзники, которые будут преданы в союзе и сильны в обороне.
        - Младший принц, ты не по годам мудр! Мне нравится твой настрой! Что ты хотел обсудить? Знаешь, недавно у нас были морские, но такие наивные ребята, что сразу опрокинули по чашке.
        - И умерли? - ахнула я, во все глаза смотря на Алихарда. Как же тогда горцы избежали войны? Неужели, все осталось безнаказанным?
        - Нет, и твой младший принц бы не умер, выпей из чаши, - хитро прищурился предводитель горцев. - Наши женщины нашли способ получить запах ясмуса. Он еле уловим, но бдительный солдат всегда начеку! А у Дерека под рукой вон какой помощник!
        Дерек покосился на меня, потом подмигнул Вупи и тот раздулся от гордости, почувствовав себя чрезвычайно важным.
        Посмотрите-ка на него! Не ровен час, наденет форму Полевок и вступит в войско генерала Долин!
        - Ты прав, Алихард, мы ищем союзников. Но это не все. Торговый путь через ваши горы -самый короткий. Назови цену прохода по нему моих людей!
        Алихард долго смотрел на меня, словно прикидывая что -то в уме. Даже горцы стали шептаться между собой, поглядывая на предводителя. До уха донеслось, что ничего мы не получим, потому что уже, как три года, короткий путь заказан для чужаков.
        - У меня тринадцать сыновей и шесть дочерей, и я еще в расцвете сил... - загадочно начал Алихард. - Для доблестного генерала и красавицы-лесной у меня есть цена за бессрочный проход по нашему пути: брак вашего первенца с моим ребенком. Как вам?
        - Зачем тебе это, Алихард?
        - Кто же откажется от крови Лесных в роду? Говорят, в ней тоже есть магия, - хмыкнул горец, смотря на меня.
        Нет! Дерек, не надо! Даже не думай соглашаться!
        ГЛАВА 39
        - Я польщен твоим предложением, Алихард, - опустил голову в знак великой признательности Дерек, и я сжала руку мужа с силой, умоляя про себя, чтобы он одумался.
        Не будет у нас никакого ребенка, а этом я уверена, но сделка обеспечит проблемы и Полевкам и Лесным! Как бы не попасть, чтобы потом двоих детей задолжать горцам с обеих сторон!
        А Горец хитрый! Если в его внуке будет кровь Лесных, то он сможет проникнуть с ним на территорию леса, а, значит, добраться до Огненного Сердца!
        - Алихард, попроси всех выйти, мне нужно сказать тебе кое-что, что ни для ушей ни твоих, ни моих людей не предназначено! - неожиданно сказал Воин.
        Предводитель недоверчиво хмыкнул, пристально посмотрел на младшего принца и медленно кивнул своим людям в сторону выхода.
        Дерек тоже показал рукой на выход Полевкам, те замешкались, но стоило генералу нахмурить брови, как солдаты выскочили вон из шатра.
        - Говори, младший принц, что за секрет ты хочешь мне поведать. Мы здесь одни, -Алихард убрал руки с зоны видимости и, я могла поклясться, стиснул спрятанный под подносом клинок.
        - Говорят, что после яда ягатана человек не может иметь детей, если выживет. Я не хочу обманывать тебя, Алихард, поэтому говорю сейчас эту правду наедине, вдали от любопытных ушей. Надеюсь, ты сохранишь тайну, потому что она может навредить моему положению.
        Что? Я не смогу родить ребенка?!
        Никогда? И нет лекарства? Нет способа лечения?
        Меня словно молнией насквозь прошило, спалило внутренности вмиг, душа обмерла. Время остановило свой бег, а до ушей донеслось отдаленное:
        - Плохие новости, - сочувственно сказал Алихард, кладя руки на колени. - Но тебе не будет вреда от них, пока ты не захочешь престол.
        Дерек обнял меня за плечи и прижал к себе, целуя в макушку, а я была, словно под волшебством, и не могла пошевелиться, будто окоченела.
        - Мне не нужна власть, но если брат не одумается... - младший принц благоразумно замолчал, но горец понятливо кивнул.
        И еще один поцелуй достался моей макушке.
        - Генерал, не отчаивайтесь! Пернатая, не грусти! Столько сирот есть! Можно втайне спасти ребенка из бедной семьи, выдать за сына и жить счастливо! Это не конец. А насчет радости материнства, знаешь, мои жены воют уже, что не хотят опять мучиться от бремени! Так что тебе, считай, повезло!
        Дерек поймал слезу, скатившуюся по моей щеке, а я с удивлением моргнула, потому что не почувствовала, что плачу.
        - Давай обсудим другую цену: меха, золото, украшения, самоцветы.
        - Тогда я не буду так щедр с бессрочным статусом, назначу плату за год. Согласен?
        - Назови цену...
        Дальше я не слушала, утонув в своих мыслях, прокручивая момент ранения клыком ягатана. Вот Зубастый идет против правил, озверевший от защиты и нападения раненого чужака, и достает ядовитый клык, бросается на Дерека, а я лечу ему наперерез.
        Почему все мужчины подводят меня? Почему только портят мою жизнь?!
        Пока я не лишилась возможности иметь детей, то даже не задумывалась, насколько для меня важно иметь выбор: родить или нет. Продолжить свой род или уйти после мести к предкам. А теперь, оказывается, я лишена дара быть матерью.
        Как в тумане закончился разговор с горцем. Дерек меня вывел из шатра Алихарда и повел к маленькой палатке в стороне:
        - Это сегодня наш дом. Алихард велел одному из сыновей на ночь отдать нам свой шатер. Здесь тепло и уютно, так что ты сможешь передохнуть после изнурительной дороги.
        - Воин. - я подняла глаза на мужчину, как только мы вошли внуть. - Ты говорил правду? Дерек опустил глаза, а когда поднял, в них было раскаяние. Вот только по какому поводу?
        - Так говорят в народе, но выживших так мало, что я не застал за свою жизнь ни одного на своем пути.
        - Неудивительно, - сухо ответила я. - В клане думали, что от яда нет лечения.
        - Потому что отдать половину жизни - слишком высокая цена. Многие лекари предпочитают умолчать об этой возможности, чтобы близкие несчатного жили полноценной жизнью, считая, что иначе риск слишком высок, но даже если двое выживут, то будут два огрызка.
        - Но мы с тобой не два огрызка! Хотя, без продолжения рода. - я опустила голову, замолчав.
        В наших культурах, если в семье нет ребенка - это проклятая семья. Когда я совершу свою месть, то младший принц останется без наследника, а если сядет на трон, то род прервется. А я... Даже убежав в клан, я не смогу испытать радость подержать сына или дочь на руках.
        Нет, мне не нужен муж, мне достаточно было бы просто иметь ребенка, чтобы видеть в глазах сына продолжение Дикого. Или в глазах дочки продолжение Смелой....
        - Как же ты решился на спасение тогда? - с сомнением спросила я, ловя взгляд Дерека. -Не говори, что ради меня, мы тогда друг друга не знали, ты видел меня в больном бреду и все. Ты добровольно отдал половину жизни и лишил себя потомства, зная это!
        - Сначала я все делал ради мести за старшего брата, а потом уже узнал клан и тебя ближе, стал сомневаться. - Дерек посмотрел на стену шатра, на которой плясали тени огня от костра, а потом тихо сказал: - Пернатая, большая часть моей жизни на поле боя, я никогда не знаю, вернусь я домой или останусь кормить птиц да шакалов. Я давно привык жить только сегодняшним днем.
        Я молча села к костру, накрылась шкурой и стала смотреть в огонь.
        А потом словно очнулась:
        - Где Вупи?!
        Дерек удивленно моргнул, не сразу перестроившись с одной темы на другую, а потом вспомнил:
        - Кажется, я видел его гордо выходящим прямо на лапах пешком из палатки со всеми воинами Долин.
        - Надо его найти! - я вскочила на ноги и вылетела наружу.
        - Подожди меня! - Дерек выбежал следом. - Пойдем к нашим солдатам, скорее всего, он с ними.
        Воин провел меня до поляны, где у огня, под открытым небом, устроились Полевки и распивали из бочек напитки хозяев. Горцы тоже тут были, но скорее наблюдали, позволяя напиться.
        Дерек расправил плечи, вмиг входя в роль генерала и рявкнул:
        - Отставить алкоголь!
        Чаши попадали из рук застанных врасплох полевок.
        Тут Вупи пулей вылетел вверх, пьяно закружился в воздухе и пропел:
        - По-о-о-оздно, батя-я-яня!
        И рухнул вниз на колени одного из солдат, громко икнув.
        ГЛАВА 40.
        Вупи совсем охмелел от воздуха свободы! Впрочем, не только свободы!
        Отец бы сказал, что птиц ошакалел!
        - Пер.. .пер... пернатая... - наконец выговорил заплетающимся языком мой наглый крылатый друг, как только мы принесли его в шатер и посадили на шкуры. - Ты попробуй. ик! Вкус-с-с-с-но!
        - Не сомневаюсь! - я поймала птицу, скачущую прямо в огонь, и поставила на лапки подальше от кострища.
        - У-у-у, куда дым уходит! Там дырка! - Вупи поразило отверстие для отвода дыма до такой степени, что он завалился на спину и лежал, глядя, как черный столби поднимается и уходит в дыру в середине шатра.
        Я сердилась на мелкого оболтуса, и только открыла рот, чтобы высказать все, что думаю о его разгульном поведении, как он превратился в спящий комок перьев, который бормотал во сне:
        - Хор-р-рошо, ой как хор-р-р-ошенечко - ик - мне!
        - Завтра будет плохо! - Дерек отодвинул шкуру, на которой сон настиг крылатого выпивоху, подальше от огня и повернулся ко мне, скомандовав: - Пернатая, помоги мне раздеться!
        - Вот еще! - фыркнула я и опустилась на шкуры, взбила подушку, натянула на себя шкуру и покосилась на недовольного Воина.
        - Не поможешь? - старался не злиться тот, а потом надавил не жалость: - Мне не снять без твоей помощи!
        - Какие беспомощные воины Долин! - с тяжелым вздохом сказала я, показательно отвернувшись к стене палатки.
        - Эту защиту самому не снять, но она сохраняет жизнь, - настаивал упрямый муж.
        - Вчера же как-то снимал, - засомневалась я.
        - Мы спали под открытым небом, поэтому нет, не снимал, - судя по тону, Дерек терял терпение.
        Мы одни в шатре - это опасно! А еще и эти его просьбы...
        - А кто тебе обычно помогает? - нашлась я.
        - Солдаты.
        - Так к ним и обращайся! - обрадовано зарылась поглубже в шкуру.
        - Мы разыгрываем пару перед горцами, да и мои люди сегодня прилично набрались, -Дерек с досадой прорычал: - Совсем расслабились под руководством Нориса, завтра устрою им пробежку по горам! Это нам еще повезло, что ты с нами и Алихард соблазнился кровным родством с Лесными, а отступать после столько щедрого предложение было поздно. Иначе, уверен, ушли бы мы отсюда с пустыми руками!
        - Значит, я ваша спасительница? - я присела, повернувшись.
        - Не зазнайся! - Дерек повернулся спиной. - Лучше помоги снять защиту.
        - Нет, - упрямо поджала губы. Воин уже показал, каким коварным может быть мужчина. -Сам говорил, что наедине с мужчиной нужно быть начеку.
        - Я твой муж, а не посторонний мужик! - недовольно посмотрел на меня Дерек, обернувшись через плечо, и пригрозил: - Не будешь помогать? Тогда я пойду просить помощи женщин гор!
        Уколол так уколол! Даже не думала, что так неприятно будет!
        - А почему не мужчин? - возмутилась от всей глубины души.
        - У этого народа свои обычаи. В бой их собирают женщины, с боя - тоже, - Дерек еще колебался, переминаясь с ноги на ногу.
        - А на поле боя?
        - У них не такое сложное снаряжение.
        - Одни оправдания! - фыркнула я.
        Дерек метнул в меня возмущенный взгляд.
        - Это у тебя оправдания, Пернатая! Так поможешь своему мужу или нет?! - потерял терпение Дерек.
        - Нет! - демонстративно сложила руки на груди, упрямо глядя на мужа.
        Дерек молча поднял полог шатра и вышел, а я с минуту сидела в раздумье, а потом тихонечко подсмотрела наружу и задохнулась от возмущения: совсем молоденькая девушка в шкурах оттолкнула пацаненка-горца, который помогал мужу, и с явным удовольствием пришла генералу Долин на помощь.
        - Вупи, как ты не вовремя вошел во вкус хмельной жизни! Сейчас бы тебе нашлась работенка! - я обернулась на бессовестную птицу, а потом на не менее бессовестного мужа. - Чтоб небеса над тобой разверзлись!
        Но небеса не спешили на помощь! Даже ветерок не бушевал!
        Внутри свернулась в клубок гадюка-ревность, готовая смертельно ужалить обидчика в любой момент. Я отпрыгнула от входа в шатер, не в силах больше смотреть, как пальчики юной горчанки бегают по спине Воина, расшнуровывая защиту, и зашипела от злости.
        Будет спать сегодня без шкуры на соломенном полу! Нет, под открытым небом! Выгоню из шатра к чертям собачьим!
        Но зудящее чувство внутри не давало успокоиться, так и требуя немедленной расправы!
        Я снова подошла к краю шатра и отогнула полог. Горчанка что-то болтала, заливаясь хохотом, делая вид, что закопалась в шнуровке. Но мне прекрасно видно, что она давно расшнуровала защиту и только делает вид, что запуталась, держа в руке узелок.
        Тихонько выскользнула из шатра и пошла по дуге, прячась за другими палатками, прислушиваясь к разговору Дерека и незнакомки.
        - ... возьми меня второй женой! Твои солдаты говорят, что нелюбим ты Лесной, а я воспитана уважать мужчину, со мной будешь счастливым! - горчанка положила руки на плечи Дерека, и тот дернулся от прикосновения, но не снял рук.
        Второй женой?! Что-о-о?!
        - Прости, Орая, но сердцу не прикажешь. Ты воспитана уважать мужчину, а я - добиваться своей цели.
        - Не торопись с ответом! Я попрошу отца поговорить с тобой. Я много требовать не буду, подожду, пока привыкнешь ко мне, да от свой Пернатой раны зализывать придешь. Смотри, она даже не хочет помогать тебе с такой малостью, как разоблачение от тяготы лат. Как можно положиться на такую жену? А я ласка.
        - Орая.
        - Союз со мной тебе только пользу принесет да торговый путь откроет навсегда. Одни плюсы.
        - Орая. - Дерек снял руки с плеч, медленно опустил их вниз и отпустил. - Ты красивая девушка и еще найдешь себе единственного возлюбленного, которого не нужно будет ни с кем делить.
        - Я поговорю с отцом! - упрямо заявила орчанка, неожиданно чмокнула Дерека в щеку и побежала со всех ног.
        Хорошо, что убежала! Иначе я бы ее заклевала на месте!
        Меня так трясло от злости, что хотелось с головой окунуться в горную реку. Ревность змеей давила горло, мешая нормально дышать. Хотелось вцепиться в волосы этой горчанке и как следует помотать ее по поселению, чтобы неповадно было зариться на чужих мужиков!
        ГЛАВА 41.
        Оказалось, скрыть эмоции так же трудно, как пожар!
        Дерек медленно вошел в шатер, сложил защиту в угол и стянул с себя рубаху, постоянно ловя мой взгляд.
        - Подслушивала? - спросил мужчина и подмигнул, очего-то довольный просто до невозможности.
        - Что? - удивленно моргнула я, а потом показно зевнула, прикрывая рот ладошкой. -Справился без меня с защитой, как посмотрю?
        Признается, кто ему помог или нет?
        - Ты же видела, что спрашиваешь?! - Дерек опустился в одних штанах ко мне, сел рядом бедро к бедру и посмотрел мне в глаза. - Ты ревнуешь!
        И выглядел таким противно-счастливым, словно завоевал в легком бою новые плодородные земли!
        - Вот еще! - я возмущенно отвернулась, а через миг почувствовала на своем плече руку.
        - Повернись ко мне, Пернатая! Дай насладиться зрелищем! Ты не часто меня балуешь...
        - взволнованно уговаривал Воин.
        Неожиданно полог шатра поднялся, и к нам вошла, виляя бедрами, та самая Орая с подносом, полным еды:
        - Отец велел принести ужин, чтобы гости не ложились спать с пустыми животами, -девушка улыбалась и смотрела только на Дерека, словно меня не существовало вовсе.
        - Спасибо! Поблагодари отца за нас! - Воин благодарно кивнул, когда она поставила рядом с ним поднос.
        Но девушка опустилась рядом и скромно потупила взор:
        - Отец приказал, чтобы гостям было комфортно, поэтому я составлю вам компанию, -Орая взяла неизвестную мне алую ягоду в руки и протянула ко рту Дерека: - Попробуйте, генерал, это гантус - ягода, что растет только в горах. Сладкая и нежная, как я.
        Дерек поперхнулся воздухом и покосился на меня, а я бросила все силы, чтобы сдержать себя в руках и не опустить поднос на голову дочки Алихарда.
        - Спасибо! - муж двумя пальцами взял ягоду и неожиданно поднес к моему рту: -Пернатая, попробуй!
        - Проверяешь на мне? - прошептала я, шумно дыша от злости и не отрывая взгляда от наглой девчонки.
        Орая взмахнула головой так, что водопад темных волнистых волос упал на левое плечо и, как бы между прочим, оголила правое. Протянула руку к подносу, взяла мясо на кости и подползла на коленях ближе к Дереку:
        - Ты прав, генерал, ягоды - это для женщин, а вот настоящее мясо горного явка - для сильных мужчин! - и поднесла прямо ко рту, дотронувшись до губ Дерека. - Откройте рот, генерал, это фантастическое удовольствие.
        И повела плечом так, что стало понятно, что за удовольствие она предлагает на блюдечке моему мужу.
        Я хотела вскочить на ноги, чтобы выгнать взашей нахалку, но Дерек надавил на плечо, сцапал зубами мясо, вырвал поворотом головы и повернулся ко мне.
        - М-м-м! - промычал он, держа ребро с мясом белоснежными зубами.
        Я посмотрела на Ораю, заметила ее гримасу ужаса и глаза, которые просили не делать этого и впилась зубами в мясной кусок, отрывая его. Прожевало так плотоядно, словно мясо врага, смотря с вызовом в глаза девушки.
        Та оскорблено отвернулась на секунду, но не сдалась. Подобралась к Дереку со спины и прощебетала:
        - Генерал, у вас так напряжены плечи, позвольте мне сделать массаж. Никто лучше горчанок не делает его во всем королевстве!
        - Не нужно! Пернатая, ты же сделаешь мне массаж, если понадобиться? - Дерек заглянул мне в лицо, а в глазах его плясали смешинки.
        - Не знаю, - я поджала губы, чтобы ни одно лишнее слово не выскочило изо рта.
        - Генерал Долин, твоя жена отказалась снять с тебя защиту, и я помогла тебя. И в этом могу помочь.
        - Да, а в чем еще? - не выдержала я.
        - Во всем! - с жаром оживилась Орая. - Горчанки во всем хороши!
        - Орая! - осек быстро девушку Дерек. - Ты проявила гостеприимство, поблагодари Алихарда за меня. А теперь нам с женой нужно побыть вдвоем. Знаешь, мы только поженились и не насытились друг другом. А защита... Мне нравятся строптивые лошадки!
        Орая вскочила на ноги, оскорбленная до глубины души словами Дерека, и выскочила вон.
        - А как же вторая жена? - спросила, глядя на покачивающийся полог шатра. - Возможно, ты только что прогнал свое счастье.
        - У меня одна жена.
        - Ограничиваешь себя? Этот же союз принесет одну выгоду!
        - Алихард никогда не выдаст свою дочь за меня.
        - Почему?
        - Забыла? Недавно я признался, что отдал за тебя половину жизни и возможность иметь детей. Зачем ему такой зять?
        - Если бы не это - взял бы?
        Дерек внимательно посмотрел мне в глаза и проницательно заметил:
        - С такой ревнивой женой она все равно не прожила бы долго! Лишние траты!
        И очень довольный встал на ноги, потянулся, и разлегся на шкурах.
        - Есть не будешь? - я посмотрела на поднос, полный еды.
        - Любовью сыт! - практически мурлыкнул Дерек, потянувшись, как довольный кот, спрятал меч под шкуру и закрыл глаза.
        ГЛАВА 42
        - Куда мы теперь? - спросила, с сочувствием смотря, как генерал гоняет на рассвете по горам своих похмельных солдат.
        Бедолаги еле передвигали ногами, иногда залетали в кусты и оттуда доносились звуки извергаемого содержимого взболтанного желудка. Горный хмель оказался крепок и суров к чужакам, а мой муж - беспощаден к слабостям.
        Вупи еще в шатре заполз в рукав моего платья, попросил сильно не укачивать его и нагло дрых там дальше, отлынивая от пробежки. Сколько его не укоряли товарищи по выпивке, птиц пользовался своим привилегированным положением и не летел рядом с вчерашними друзьями.
        - Куда дальше? Вперед по торговому пути! - Дерек наклонился ко мне и тихо сказал: -Чтобы завтра не случилось, слушайся меня беспрекословно. От этого будет зависеть твоя жизнь.
        - Что-то серьезное? - я оглянулась по сторонам, проверяя, нет ли любопытных ушей.
        - Нам нужно предотвратить угрозу нападения с западных земель. Целый день мы проведем в седле, а потом разделимся по два-три человека.
        - Зачем?
        - Нужно предотвратить пролитие крови моего народа, - Дерек заметил, что один из солдат присел на корточки и крикнул: - Дарис, если не поднимешь свою задницу и не побежишь, то останешься среди горцев!
        А потом повернулся ко мне и сконфуженно сказал:
        - Прости, среди мужчин входу крепкие словца.
        - Ничего страшного. Но как ты предотвратишь? Что хочешь сделать? Если ты защитишь своих, то пострадают другие? - я чувствовала двойное дно.
        - Чтобы самим не пострадать, нужно ослабить врага. Лучше всего это сделать изнутри.
        Так что после того, как спустимся с гор, мы разделимся и под видом торговцев продолжим путь.
        - Ты разделишь войско? - не поверила своим ушам.
        Какой шикарный шанс бежать! Но как это сделать, не отомстив? Сама я и шага не смогу ступить внутрь дворца!
        - Нам нужно внедриться изнутри и поднять волнения на землях Западных. Тогда Чанрах будет занят удержанием авторитета, ему некогда будет воевать. А там, если повезет, мы ослабим его настолько, что сможем легко захватить плодородные земли запада.
        Значит, все-таки собираются сражаться ради земель! Не восстанавливать свои, а поливать кровью чужие! Во что за народ - вечно им мало! Неисправим!
        И как же хороши Лесные своей изоляцией!
        - Когда мы вернемся во дворец? - как можно беззаботней спросила я, стараясь не показать, насколько же спешу поквитаться с врагом.
        - Нам нужно дать отцу время остынуть и вернуть с победами, чтобы смягчить короля. Уверен, ему тут же доложат о твоей помощи. Как ты спасла лошадей и как благодаря тебе мы заключили сделку по открытию короткого торгового пути. Это его смягчит!
        Смягчит так, что мне дадут свободу передвижения во дворце, чтобы я добралась до Нориса?
        Я могла убежать прямо сейчас, но тогда о мести пришлось бы забыть...
        Попрощавшись с горцами, мы отправились в путь и сутки почти не вылезали из седла. Поэтому, когда военных лошадей нужно было спрятать в лесу с одним из солдат, я вздохнула с облегчением.
        Дерек долго шептался со своим людьми, обсуждая план внедрения, а Вупи, как не пытался погреть уши, так и не принес на крыльях ни одной весточки.
        - Шифруются! Ни слова не понял! - расстроено вздохнул на моем плече крылатый.
        Эту ночь мы ночевали под открытым небом, а с первыми лучами переоделись в раздобытую одним из Полевок одежду людей из западных земель - широких штанов и длинной бесформенной рубахе.
        - А где моя одежда?
        - Это она и есть. Женщины запада носят точно такую же одежду, что и мужчины, - Дерек вручил мне стопку одежды и положил свою ладонь поверх моей на стопку вещей, спросив: - Тебе помочь?
        - Справлюсь!
        Штаны были для меня делом привычным. Я носила не такие плотные и не из такой грубой ткани в клане. Но длинная рубаха походила на мешок настолько, что даже Вупи уточнил:
        - А у тебя там печенек не завалялось?
        Голову мне пришлось закрыть платком и спрятать волосы с плетеными косичками и перьями, снять серьги. Когда я повязала узелок на затылке, то от образа Лесной не осталось ни следа.
        Как только я осталась с Дереком наедине, не считая птицы, конечно, пришло странное ощущение. Переодевшись, мы словно выпрыгнули из старых жизней в новую совместную, где мы - муж и жена, которые везут фрукты на рынок. Воин насвистывал мелодию, беззаботно качая ногой, погоняя коня-тяжеловеса, везущего нас на повозке, и рассказывал:
        - Давным-давно здесь было море: если копнешь землю, увидишь раковины. Много раковин.
        - Я ни разу в жизни не видела ракушек, - призналась я, и тут же Дерек остановил повозку, с удивлением взглянул на меня и слез.
        Через минуту он высыпал мне в руку несколько штук причудливых раковин, я надавила на одну тонкую пластину и она сломалась пополам.
        - Ой!
        - Ничего. Они хрупкие. Но есть более толстые, размером с кулак, по форме - словно перевернутый смерч.
        - И где же такие водятся?
        - На морском берегу.
        - Туда мы тоже пойдем?
        - Если здесь нам не повезет, то да. Тогда я обязательно покажу тебе такую ракушку. А еще найду ту, внутри которой есть жемчужина! - пообещал мужчина с улыбкой.
        - Жемчужина? Настоящая! - не смогла скрыть восторга.
        Интересно, как бы жемчужина смотрелась с пером? До клана торговцы довозили только самоцветы!
        - Да, только форма у тех ракушек другая...
        Мы болтали так беззаботно, словно с одеждой Лесных и Полевок сняли и все наши тяготы и заботы. И это было так легко, что хотелось поддаться, расслабиться, забыть обо всем хотя бы на этот день.
        Даже Вупи молчал, слушая рассказы Воина о местных землях, обычаях и нравах. Я словно окунулась в детство, когда старейшины рассказывают легенды у костра, воспитывая младшее поколение. И настолько заслушалась, что в один момент положила голову на плечо, как любила делать в детстве. Тогда я также клала на плечо голову Болтливому.
        Дерек запнулся на секунду, и я встрепенулась, словно испуганная птица. Отодвинулась, откашлялась, и показала вперед на ворота города:
        - Смотри, там всех досматривают!
        - Да, в город так легко не попасть чужакам, так что постарайся говорить поменьше, чтобы не выдать акцент. Западные говорят быстро, прислушайся, как это буду делать я и попробуй изобразить в случае необходимости. Проблем не будет, не переживай!
        Но словно желая проучить самоуверенного мужчину, как только мы подъехали к воротам, в грудь Дерека уперлось острие копья стража:
        - Стоять, чужак!
        ГЛАВА 43
        - Вериш, все стоишь на стреме? - Дерек пальцами отвел от себя металлический конец копья и развел руки в стороны. - Дружище, никак не вылечишь глаза?
        Я присмотрелась к стражнику и увидела на одном глазу мужчины расплывчатое пятно. Покосилась на мужа в восхищении: неужели, так быстро сориентировался? Может, знал заранее, раз по имени назвал?
        Вопросов много, а мне пока лучше не высовываться. И успокоить свое бешено стучащее сердце!
        - На моем веку хватит, чтобы чужака разглядеть! - этот Вериш покосился на меня и недовольно скривился.
        Так-так-так, а я тут при чем?
        - И где ты его увидел? Уж не в друге, с которым выпивал год назад в таверне? - Дерек вернул все внимание себе, спрыгнув с повозки и хлопнув мужчину по плечу. - Мы тогда с тобой хорошенько отдохнули!
        Стражник нахмурился, недоверчиво поглядывая на Дерека. А Воин тем временем достал из рукава фляжку и заткнул Веришу за пояс, прикрывая собой. Тот торопливо схватился за складку рубахи, суетливо спрятал фляжку в ткани, погладил выпуклость и уже куда как благодушней сказал:
        - Вон! - показал мужчина на меня. - Нашел себе чужачку!
        Ткнул в меня пальцем, словно в прокаженную. Я даже осмотрела себя, не понимая, что не так.
        - Да какая же она чужачка? Со Светлой улицы забрал, сам, от матери с отцом! Выкуп отдал три тысячи тагров! Гердой зовут! - Дерек с гордостью показал на меня, а я же видела - еле сдерживал усмешку в уголках губ.
        - Дешево за такую красотку! - задумчиво почесал макушку стражник. - Но оно и понятно, сидит вся зажатая! Какая западная женщина будет ногу на ногу закидывать?! Позор же!
        - Она у меня дикая! Вот потому и дешево, что воспитывать приходится! Постоянно говорю раздвинуть ноги!
        Стражники заржали от пошлой шутки, а я с упреком посмотрела на Дерека. Ну, погоди, Воин, ты у меня еще сам ноги раздвинешь!
        - О, правда, дикая! Смотри, как глазюками зыркает!
        Вериш сочувственно посмотрел на Дерека, пожал руку и с напутствием открыл проход в город:
        - Не знакомь ее ни с кем, пока не научится нормально сидеть!
        - Знаю, - очень грустно вздохнул мой муж, запрыгнул в повозку и подогнал лошадь: - Но!
        - Юг города свободен! Сегодня все на ярмарке женихов! - намекнул на пустынную дорогу стражник, чтобы позорную меня провести как можно незаметней, и Вупи хотел было возмущенно крикнуть из рукава, как я быстро прикрыла пальцами его клювик.
        Не хватало еще его острого языка! Нас только -только отпустили!
        Но что значит, сидеть широко, как западная женщина, я поняла, только когда увидела местных дам. Те восседали, торгуя у главной улицы так, словно только что слезли с лошади после долгой дороги и не могли свести ноги вместе. Теперь я поняла, почему они носят такие же широкие штаны, как мужчины. Но не поняла одного:
        - Почему скрестить ноги здесь постыдно?
        - Западные верят, что так ты закрываешь себе женскую энергию. Здесь такое практикуют только монахини-отшельницы. Я все рассчитал, но в этом допустил осечку - никогда до этого не путешествовал с женщиной! Вот и обращал внимание только на то, что касается мужчин.
        - А откуда ты знаешь стражника? Уже был здесь?
        - Нет. Я подслушал разговор, пока мы толкались в очереди на въезд в город, - лучезарно улыбнулся Дерек. - Что, восхищена мной?
        - Как бы не так! - я закатила глаза к небу, а потом не удержалась от еще одного вопроса: -А откуда знаешь, что он любит выпивать?
        - Ты видела его? Опухшие мешки, сухие губы, но решающим была его рука, которая постоянно рыскала около пояса и тяжелый вздох, когда он этого не находил, - мужчина смешно изобразил стражника и я не сдержала улыбки - очень похоже получилось!
        - Вылитый! - засмеялась я. - А у тебя всегда фляжка с собой?
        - На такие вылазки - обязательно! Это же основанная валюта с простыми людьми!
        - А ты не боялся говорить, что пил с ним?
        - Такие запойные выпивохи легко забудут друзей по стакану. Уверенность и наглость решают все, жив ты или мертв! Он даже не засомневался, что мы знакомы.
        - Ужасный образ жизни!
        - Кошмар! - поддакнул Вупи, и я встряхнула рукавом.
        - А ты, вообще, молчи! Чуть сам не встал на тот путь!
        - Я уже одумался, Пернатая! Я болел целый день и целую ночь и точно решил - больше не клюну!
        - Так все говорят! - Дерек придержал коня перед мальчишкой со стопкой объявлений.
        - Ярмарка женихов! - кричал он. - Ярмарка женихов!
        - Не невест? - мне стало жуть как любопытно. - Женихов? Ты видел подобное? Что там происходит?
        - Хочешь посмотреть? -- А можно?!
        - Можно, если осторожно. Тем более, нам будет полезно потолкаться там, да подкинуть дрова раздора в огонь.
        Дерек свернул на ближайшем перекрестке и притормозил у обветшалого двора. Спугнул, открыл скрипучие ворота и загнал туда повозку.
        - Это безопасное место?
        - Мои люди давно приобрели здесь этот ветхий домик. Оставим повозку позади дома, никто и не подумает, что есть что ценное.
        Дерек спрятал повозку, накрыл потертой тканью обоз с товарами и смел следы от колес прутиками, подняв клубы пыли.
        - Апчхи! Какая жуть! Апчхи! - высунулся из рукава любопытный птиц и тут же пожалел об этом.
        - А можно его на ярмарку женихов? - в шутку спросила я.
        - Много не дадут, - с сомнением протянул Дерек, хитро косясь на обалдевшего от такой наглости Вупи. - Но попробовать стоит.
        После этого птиц сидел тихо и не высовывался. Даже когда мы вошли в гудящую толпу, а я увидела в клетке на сцене одного из Лесных и вскрикнула, Вупи хранил гробовое молчание.
        ГЛАВА 44.
        Толпа разошлась в стороны, и открыла еще несколько клеток с мужчинами. Толстые железные прутья не оставляли и шанса пленникам вырваться на свободу, оковы приковывали руки к потолку, а ноги - к земле.
        - Диковинные самцы из дальних земель сегодня ждут своих хозяек! На эту ярмарку женихов мы постарались удивить вас и собрали мужчин с разной кровью! Подходите! Осматривайте! Только помните главное правило: руками не трогать!
        - Это же Ловкач! Что он тут делает?- я повисла на руке Дерека, в ужасе смотря на местных женщин, которые плотоядно облизывались на живой товар. - Великий Янус, что здесь творится?!
        Дамы в широких штанах так жадно ощупывали взглядами каждого, что становилось не по себе.
        - У западных есть традиция иметь рабов для личных утех. Несколько раз в год проводятся ярмарки женихов и невест. Обычно, это молодые люди из обедневших семей, что продали себя, чтобы родные имели шанс выбраться из нищеты или долговой ямы. Но сегодня торговцы особо постарались, - генерал хмуро разглядывал клетки, словно искал прореху в защите.
        - Мы можем спасти Ловкача?
        Я боялась произнести вслух предположение, что если лесной здесь, то что же случилось с магией? Или он бежал во время боя?
        Как же хотелось подойти ближе и расспросить!
        Я дернулась вперед, но Дерек поймал меня за руку:
        - Если подойдешь и заговоришь, то разоблачишь себя. Они ни с кем не разговаривают, обрати внимание, замучены жаждой и голодом, чтобы были податливыми. А твой народ закрыт - это всем известно. Посмотри, сколько вокруг него любопытных глаз и ушей, и ни с кем он не идет на контакт. Мы найдем способ его спасти, но нам нужно не попасться!
        Так что без глупостей!
        - Поняла, - я не отрывала взгляда от лица Ловкача.
        Он не выглядел измученным, но, действительно, похудел. На его теле не было синяков или ссадин, наоборот - его словно залоснили, обмазали маслом. Волосы зализали назад так, как он никогда не носил, и оттого лицо выглядело по-иному. Но самым большим шоком для меня было то, что он подмигнул одной дамочке.
        - Может, его и не стоит спасать... - задумчиво проговорил Дерек, когда заметил этот фривольный жест. - Кто он такой?
        - Лесной, что очень любил выпить, - задумчиво подняла рукав и посмотрела в глазки-бусинки Вупи. - Слетай, выспроси потихоньку, что он тут делает.
        А потом посмотрела на генерала, вспомнив, что он сказал не высовываться и уточнила:
        - Можно?
        - Только осторожно, - кивнул Дерек. - Вупи, никто не должен понять, что ты говорящая птица.
        - Понял! - крылатый вылетел из рукава и сделал круг над ярмаркой.
        - Не глазей, а то привлечешь неприятности!
        - Дерек, а что потом происходит с этими рабами?
        - Когда наскучат? По-разному: кто-то получает свободу, кто-то становится слугой, кого-то убивают ревнивые мужья и жены, - Воин показал на клетку с лысым мужчиной кивком головы: - Вот этот лысый - Морской, и он явно доволен тем, что оказался здесь. Нынче море бушует, цунами нанесло большой урон, так что он рад оказаться под кровом и ничего не делать. Морские - те еще лентяи.
        Я заметила, как лысый напряг мышцы пресса, когда на него смотрела одна из дам и подмигнул, и поняла, что Дерек прав.
        - А вот этот смуглый парень убежит при первой возможности, - генерал показал на клетку в углу, где хмурый парень смотрел на всех исподлобья. - Его участь незавидна, потому что нрав у западных таков, что те хорошо охраняют свое, а если ему все-таки удастся сбежать, за ним объявят охоту по всему городу, а если найдут - убьют.
        - Дикость какая! Смотри, мужья со своими женами выбирают любовников!
        - Ничего удивительного. Западные считают это таким же занятием, как покупка собственности.
        Я заметила, что Вупи удалось сесть на плечо Ловкачу, и тот вздрогнул от неожиданности. Западным женщинам понравилось, что птаха проявила такую смелость, и они принялись бурно обсуждать увиденное.
        - Покупаю! - крикнула полноватая женщина и показала торговцы рукой, что выбирает Ловкача.
        - Дерек, - я дернула за рукав Дерека, привлекая внимания.
        - Вижу, стой, подождем, что скажет Вупи, - сдержанно сказал Воин, а сам внимательно смотрел на лицо Лесного.
        Вупи повернул голову к самому уху, а потом Ловкач наклонил голову вниз, словно смотрел под ноги, губы зашевелились.
        Голубая птичка вылетела стрелой вверх и улетела, чтобы лишний раз не нервировать любопытный народ.
        - Куда он? - муж ощутимо напрягся.
        - Почувствовал опасность и спрятался. Он сам нас найдет. - я растерянно смотрела, как довольный торговец считает монеты и слитки, а потом довольно сбрасывает в свой
        мешочек на груди.
        Клетка Ловкача открылась, и торговец приказал своим людям:
        - Отстегнуть его и приготовить к доставке новой хозяйке! - а потом повернулся к счастливой покупательнице и уточнил: - На улицу Роз, госпожа? Дом укажете?
        Тут Вупи словно появился из воздуха и сел мне на плечо. Я быстро подставила руку, спрятала его в рукав и шепнула:
        - Что там? Неужели, к Лесным вторгся кто-то?
        - Нет! Он убежал, во время нападения полевок!
        - Дурак! - ругнулся сквозь зубы Дерек. - Кто поумнее, тут же поймет, что раз Лесной ушел из клана, то в лесу случилась беда.
        - Верно! Мы только защищались, когда враги травили нашу реку. Вот тогда наши мужчины выходили за магическую стену. Или же во время прихода торговцев. Но у нас нет изгнанных за преграду, это все знают!
        - Будем надеяться, что он держал язык за зубами, - Воин проводил Ловкача серьезным взглядом и спросил у Вупи: - Как понимаю, спасенным быть он не хочет.
        - Нет. Сказал, что не хочет возвращаться, будет смотреть мир.
        - Дерек! Его нужно спасти!
        - Нельзя спасти того, кто не хочет спасаться, - генерал качнул головой.
        Вдруг толпа зашумела, загудела, столпилась у входа на ярмарку, а потом разошлась в две стороны, пропуская высокого мужчину в красных штанах и рубахе.
        - Это главный?
        - Это помощник Чанраха, главы жителей западных земель. - Дерек затащил меня за спины толпы. - Не высовывайся, он опасный человек с зорким глазом.
        Мужчина в красном прошел мимо каждой клетки и остановился у той самой со смуглым пареньком в углу.
        - Беру! - сказал громогласно. - Для госпожи самое то!
        Смугляк вздрогнул всем телом, как от удара кнута, и с ненавистью посмотрел на помощника Чанраха.
        - А вот этот парень просто молит о помощи!
        - Почему? Разве он не хорошо устроится у любимой главы?
        - Нет, потому что он выбран не для жены Чанраха, а для самого Чанраха... - тихо сказал Дерек. - Отлично, это нам на руку! Пронзим одной стрелой двух птиц!
        - Это всем известно?!
        - Нет, - хитро улыбнулся Дерек. - Я как раз собирался использовать эту информацию для поднятия волны, а тут и случай представился. Кажется, судьба на нашей стороне!
        ГЛАВА 45
        Мы медленно шли за мужчиной в красном, стараясь не показываться на глаза. Смуглого парня, связанного по рукам и со стяжкой на ногах, буквально, волокли за ним двое крепышей. Живой товар упирался, брыкался, за что иногда получал встряску и пендель. Мы создавали видимость, что беззаботно прогуливаемся , по пути мы покупая то фрукты, то овощи у уличных торговцев. Глазели вокруг так, словно нас ничего не беспокоит. Правда, у меня получалось из рук вон плохо: я переживала не только, сможем ли спасти парня, но и за соклановца.
        - Мы можем выкупить Ловкача у той женщины, что приобрела его на ярмарке? -выпалила я, понимая, что меня разорвет на части, если не спрошу, не попытаюсь вразумить Лесного.
        Дерек остановился на месте как вкопанный и посмотрел на меня через плечо:
        - Нет.
        Так категорично?!
        - Почему? У тебя же достаточно денег! Ты же... - я чуть не сказала о том, что он младший принц, но вовремя остановилась, прикусив язык. Слишком много глаз и ушей! Слишком опасно!
        Дерек притиснул меня за талию к себе, словно наказывая за беззаботность, и зашептал на ухо:
        - Хочешь проверить, насколько я крепок и смогу ли спасти нас от виселицы? Если нет, то, пожалуйста, милая, следи за языком. - Воин посмотрел мне в глаза и смягчился: - А насчет твоих тревог - это зря. Ловкач дрвался до свободы и жаждет насладиться женским телом. Даже если мы сейчас влетим к нему со спасательной миссией, он отошлет нас прочь.
        - Зачем ему это? - не верила я.
        - Он, как и ты, был долгое время заперт, а сейчас дорвался до мира. Плюс, судя по всему, он лентяй и любит выпить. Такая жизнь как раз по нему, - по тону мужчины чувстовалось, что он не понимает, как так можно жить.
        - Откуда ты знаешь?
        Это лишь его доводы! предположения!
        - Ты забыла, что я тоже некоторое время жил в вами? - Дерек сказал на ухо и прикусил губами мое ухо.
        - Ай! - я попыталась отскочить, но мужчина лишь сильнее прижал меня к себе.
        - Т-ш-ш, надо быть осторожными, продолжай разговор, словно воркуешь с любимым, а не шипишь гадюкой на врага, - говорил Дерек, так, словно патоку разливал.
        - Я забыла, что ты тоже знаешь Ловкача, пусть и немного... - растерянно признала я. - Но разве может свободный человек захотеть такого?
        - Не измеряй всех по себе. Кому-то свобода поперек горла, а место, где кормят, поят, а ты только ублажаешь в кровати - рай на земле. Ты видела его лицо? Он выглядел недовольным? Он просил о помощи? Был рад тебя видеть?
        С каждым вопросом Дерека я понимала, как он прав. Не было счастья спасения, не было просью о помощи. Наоборот, нас отослали прочь!
        - Пошли быстрей, а то потеряем их из виду! Они скрылись вон в том узком переулке! -муж потянул меня за руку, резко залетел в пустынный переулок и застыл, прислушиваясь. Тут никого, только перекати-поле.
        Неожиданно Дерек прижал меня к стене дома, выбивая все мысли из головы.
        - Де... - я не успела запротестовать, как рот накрыло поцелуем, связка покупок из его рук полетела на землю, и я оказалась в крепких мужских объятиях. - М-м-м!
        Мое возмущенное мычание неуловимо переросло в стон, донеслось до моих ушей и отрезвило. Как я могу так реагировать? Нельзя! Невозможно!
        Кленя себя, я укусила генерала за губу, отчего тот дернулся, но не отодвинулся, строго посмотрел своими голубыми глазами. Черты лица заострились, мужчина обхватил мое лицо с двух сторон и наклонился к губам, прошептав:
        - Если не подыграешь, наемники нас убьют.
        Я открыла рот от удивления, и тут же Дерек перешел к решительным действиям. Он терзал мои губы так, словно клеймил, а руки путешествовали по моему телу с таким рвением, будто он только что вернулся с двухлетней войны и дорвался до женщины.
        - Я не могу ждать! Хочу тебя прямо здесь! - громко сказал он осипшим от возбуждения голосом, и я растерянно замерла, совершенно ничего не понимая.
        Что он творит?! Какие бесстыдные вещи кричит на всю улицу! Что делает?!
        Дерек перешел к шее, целуя ее как сумасшедший, так, что у меня перехватило дыхание, а сердце отбивало бешеную дробь.
        И тут я увидела за спиной Воина завал из досок, за которым на солнце мелькнуло острие меча.
        Так вот оно что?! Засада!
        Нашу слежку все-таки засекли!
        - Милый, подожди до дома! - громко сказала я, слегка потянув за волосы Дерека назад. Мужчина уже приоткрыл мой ворот, и, казалось, не собирался останавливаться!
        - Нас ждет мама! В каком виде мы придем к ней?! - возмутилась я, уперла ладонь в его лоб и оттолкнула голову мужчины от себя. А потом поняла, что могла выглядеть подозрительно грубо и исправилась: - Не надо, дорогой, а то я тоже не устою!
        Сахар притворства заскрипел на зубах.
        Дерек вскинул взгляд, жадно ища на моем лице, насколько правдива моя отзывчивость, а когда не нашел, с разочарованием выдохнул, но быстро надел маску невозмутимости:
        - Ты права, дорогая! Но ночью ты мне будешь должна дважды! И еще сделать приятно! -шутливо-мстительно сказал генерал.
        - Сделать приятно?! - растерянно переспросила я, не понимая, о чем он говорит.
        Дерек улыбнулся, совсем по-плутовски, и подмигнул:
        - Я тебе попозже расскажу, как это! Пошли! - он подхватил связку покупок, взял меня за руку и повел дальше по узкому переулку.
        У лесных, когда охотник менялся местом с жертвой, и чувствовал за собой слежку хищника, опытные мужчины советовали мудро отступить и прийти в другой раз. Говорили, что боги не хотят сегодня, чтобы ты шел этим путем. Вот и сейчас, похоже, наша слежка увенчалась полным провалом. Мы вынуждены были плутать кругами по округе, пока не пришли на Светлую улицу и не постучались в какой-то дом.
        - Тут наши люди? - шепотом спросила я, чувствуя спиной взгляд наемника.
        - Нет, но нам нужно либо придерживаться легенды, либо сражаться. Когда можно избежать войны - избегай!
        Дверь открыла старушка и прищурилась, а Дерек подтолкнул меня вперед со словами:
        - Женушка, ну беги к маме, что стоишь!
        И буквально затолкал меня в дом, захлопнул за собой дверь.
        Я еле удержала старушку на ногах, и та страшно перепугалась, но тут перед ее глазами показался мешочек, полный монет, которым Дерек звякнул и сказал:
        - Моя жена беременная и очень хочет в туалет! Не могли бы вы пустить ее?
        Старушка, может, видела плохо, но звон монет услышала отлично и тут же согласилась.
        - Вон там, дитя, туда! Аккуратно только, во дворе удобства, аступени косые, я одна живу, никому нет дела до бабки!
        - Давайте помогу! - предложил Дерек с воодушевлением. - Есть материалы?
        - Ой! Правда? Спасибо, милок! Да только нет ничего у бабки, живу впроголодь!
        - Сейчас! - Воин подмигнул мне, и сказал: - Я выйду, куплю и вернусь!
        Дерек открыл нараспашку входную дверь, говоря это:
        - Ох, как мне повезло, сынок! Спасибо! А я пока дочку чандрой напою, для ребеночка полезно будет! - запричитала старушка, засуетившись по дому.
        Я увидела мелькнувшую мимо фигуру следившего за нами наемника. Кажется, мы смогли его убедить, что не опасны!
        - Знаешь, дочка, мальчик у тебя будет! Вот увидишь! Помянешь еще мои слова!
        - А? - переспросила я, вернувшись из своих мыслей.
        - Бабка вроде глуха, а не ты! - скорее закряхтела, чем засмеялась женщина. - Говорю, мальчик у тебя родится! Еще вспомнишь мои слова!
        ГЛАВА 46
        Купленные овощи и фрукты мы оставили у старушки. Она так рассыпалась в благодарностях за починенную лестницу, что мы еле ушли.
        На прощание она впихнула мне в руку ярко-красное яблоко, которое достала из складок платья, сказав:
        - Полезно тебе! Поешь на дорожку! Только обещай съесть все до огрызка!
        И так требовательно на меня уставилась, что я кивнула, вытянувшись по струнке:
        - Хорошо!
        - Обещай! - настойчиво схватила меня за рукав старушка, а я выдохнула от облегчения, что та не схватилась за тот, где спрятался Вупи.
        Ничего не оставалось, как сделать так, как просит женщина:
        - Обещаю!
        - Вот и ладненько! Легкой дорожки, дорогие мои! - помахала нам на прощание старушка и закрыла входную дверью.
        - Мы не упустили время? - я откусила от яблока, так как обещала, а слово свое я привыкла держать.
        - Чанрах нетерпелив, но брезглив. Сначала пацана отмоют, а потом уже притащат к нему. Думаю, мы как раз вовремя.
        - Но что ты планируешь сделать? Не ворвемся же мы туда просто так? Если у него такие наемники, то представляю, как охраняется его дом.
        - Помнишь, что мы разделились? Я как раз планировал сам подставить Чанраха с помощью нанятого щуплого паренька, мы уже все устроили, а тут сама судьба подоспела нам на помощь. Никаких подозрений о подставе - Чанраху привел пацана его правая рука.
        - Но как твои узнают, что больше не надо использовать приманку?
        - Мы встречаемся все у дома главы в полдень, - Дерек поднял голову к солнцу.- Совсем скоро сама увидишь, что будет!
        - Расскажи! Я не могу так, когда не знаю! Вдруг случится что-то непредвиденное, а я не знаю, как реагировать. Наши это или нет!
        - Хорошо, слушай сюда... - Дерек обнял меня за плечи и зашептал подробности в ушко.
        Я повела плечами, обернулась, и застыла в шоке:
        - Подожди. А где же дом старушки?
        Я смотрела на рухлядь между домами, где до этого был дом пожилой женщины.
        Мы же только оттуда вышли! И там не было этой горы сваленных досох между домами! Там был дом, пусть и хлипенький, но никак не груда мусора!
        - Это очень странно... - генерал несколько раз моргнул, нахмурившись, а потом встряхнул головой: - Что она тебе дала?
        - Яблоко, - я сжала огрызок в руках.
        - Покажи! - Дерек поднял мою руку, я раскрыла ладонь, и на наших глазах огрызок растворился в воздухе.
        - Будем надеяться, что мы не разозлили старуху Нигриль.
        - Старуху Нигриль? Кто это? Ты ее знаешь?
        - Г оворят, что у западного города есть дух. Он проверят чужаков, охраняет город от врагов и является в виде старухи. Местные называют ее Нигриль, что означает -хранительница. Кажется, нам посчастливилось с ней встретиться.
        - Но что я съела?
        - Вот это знает только она... Ты как себя чувствуешь? Все хорошо? Ничего не болит?
        - Нет, - я прислушалась к себе. - Ладно, пошли, солнце почти в зените!
        - Да, надо спешить! Ты будешь слушать дальше или бежим быстрее?
        - Буду, но на бегу!
        А когда мы добрались до дома главы западных земель, представление уже было в самом разгаре! Местные циркачи собрали огромную толку позади дома Чанраха, а над головой у них был растянут красочный плакат: «С днем рождения!»
        - У него сегодня день рождения?! - воскликнула я.
        - Никто не знает, когда родился Чанрах, даже он сам. Поэтому мы решили, что такой повод он просто не сможет свернуть, а его честолюбие не позволит ему заподозрить, что это не его народ решил поблагодарить своего предводителя.
        Я, открыв рот, смотрела на номера, совершенно забыв, зачем мы тут на самом деле. Высокая стена дома была без единого окна и создавала идеальный фон сцены. Иногда в лицах артистов я узнавала знакомые черты, но некоторые - ручаюсь, точно не были людьми Дерека!
        - А Чанрах не заподозрит, что представление не у главных ворот? - с беспокойством спросила я, глядя, как обеспокоенные наемники выскакивают из дома главы.
        - Может, и заподозрит, но будет поздно! - Дерек показал на крышу соседнего дома, откуда махнул рукой наш человек, распластавшись по черепице.
        Гибкие артисты в это время закручивались узлом, летали в воздухе, вытворяли удивительные кульбиты, но всю задумку я смогла понять только тогда, когда фокусник вышел на сцену.
        Забили в барабаны музыканты, а мужчина в черной мантии стал кружиться по сцене. Там, где он только что ступал, начинали прорываться ростки, а потом распускались цветы. Выше колена с огромной шапкой-бутоном, они были такие необычные, что народ затаил дыхание и с открытыми ртами наблюдал, как фокусник собрал из них огромную охапку цветов.
        - Вот это да!
        - Настоящие?!
        - Не может быть!
        И тут мужчина отступил к стене, подул на огромный букет ярко-желтых цветов, и охровая пыльца полетела на стену дома главы, сделав ее абсолютно прозрачной.
        А там такое!
        Абсолютно голый Чанрах с азартом гонялся за смуглым мальчишкой в простыне на бедрах, который отчаянно кидал в него все, что попадалось под руку. А глава, казалось, только заводился от подобного сопротивления и гонял мальца по огромной комнате, явно предназначенной для постельных утех. Не было слышно ни звука, но он и не нужен был, чтобы понять, как дьявольски хохотал в этой погоне волосатый крупный мужчина.
        Народ ахнул и в шоке отшатнулся, а фокусник с хлопком исчез в клубах тумана, как и другие циркачи.
        ГЛАВА 47
        - Это подействует? Тут такие странные нравы с этими рабами для постельных утех. Кажется, они совсем не нормальные? - обернулась я на Дерека, который выталкивал меня из толпы.
        - Я б здесь жил! - вставил свое веское слово Вупи, высунув голову, по которой тут же получил пальцем.
        - Нет, просто тут так сложилось. Сначала мужчины допустили себе рабынь, а когда половина из них погибла в сражении тридцать лет назад, женщины получили власть и перевернули законы в свою пользу. Теперь количество мужчин и женщин сравнялось, но последние не хотят терять нажитую свободу, оттого здесь женщины в штанах, а в семье есть рабы для постели и у жены и у мужа. Но однополые отношения - это даже не столб позора здесь, это казнь! Потому что детей до сих пор на пересчет, они стараются приумножить количество жителей. А тут, сама подумай, глава города, великий Чанрах, и пацанолюб!
        - Этого хватит, чтобы поднять бучу? - я увернулась от руку мужчины, который гневно кричал что-то в сторону дома главы.
        - Не просто бучу! Восстание! Потому что слабозадый глава никому не нужен, - Дерек обвел взглядом беснующийся народ, но не было радости в его глазах, всего лишь вердикт
        - задуманное получилось.
        - А что, если они быстро разберутся с Чанрахом и все равно пойдут на Долину? - я пыталась понять ход мыслей генерала и жителей западных земель.
        - Нет, Чанрах крепко пустил корни и связи, так что тут развернется настоящая война внутри народа, - Дерек пригнул мою голову от падающего знамени рода Чанраха - льва, который и был изображен на доме главы.
        И все это спровоцировали мы? Какой ужас! Я в этом тоже участвовала!
        - Ты что? - Дерек потянул меня за руку, когда я замерла, в шоке от осознания.
        - Ничего... - покачала головой отстраненно, но Воин не дал возможности подумать -дернул на себя, крепко прижал к себе и развернулся. Дернулся, потому что ему на спину завалился человек, а потом быстро поволок меня в сторону.
        - Пошли, сейчас начнется месиво! Наемники Чанраха бросились в толпу!
        - Всем стоять! - раздалось сзади, и мы побежали. - Блокировать городские ворота!
        Вечером, когда мы сидели в том самом домике, где спрятали телегу, ужинали и ждали сигнала от своих, что все в порядке, я чувствовала себя странно. С одной стороны, я словно оказалась на стороне зла и сама разрушала народ, пусть и не свой. С другой, я, вроде бы, как бы защищала своих.
        Раздрай в душе не угасал, а тут еще Вупи принес вести:
        - У южных ворот не утихают стычки, город пока закрыт, северные дома самый громких бунтовщиков поддожены.
        - Чанрах действует решительно, нам нужно выбираться из города! Вупи, раз наши до сих пор не дали сигнал, придется тебе самому их найти. - Дерек достал карту города и показал птице: - Смотри, вот у этого пересохшего колодца покосившийся сарай - там двое наших. Вот у западной стены города, вот здесь лавка мясника - там наших трое. Вот здесь, и здесь - еще по двое. Облети их и скажи быть наготове и собираться перед рассветом у южных ворот - попробуем вылезти.
        Вупи, преисполненный чувством ответственности, важно кивнул и вылетел в огромную щель.
        - Поспи немного, нам понадобятся силы, - Дерек расстелил матрац. - Я пойду на разведку.
        Мне хотелось сказать ему, чтобы он не уходил, что мне страшно, но я смогли лишь сдержанно кивнуть. А когда он ушел, то я легла на тонкий матрац, накрылась пледом и отвернулась к стене.
        Мысли бессвязной кучей свалились на мою голову, не позволяя расслабиться.
        Еле слышно заскрипели ступени, и я с радостью обернулась, подумав, что Дерек так быстро вернулся. Но только тот замер за дверью, а потом тихо -тихо налег на нее, словно боялся разбудить.
        И это насторожило!
        Тихая поступь сильно отличалась от уверенного шага генерала, словно это шагал соклановец, а не житель Долин. Почти беззвучно.
        А когда в полутьме мелькнул силуэт, то я обрадовано подскочила:
        - Ловкач! Ты все-таки передумал!
        Я так обрадовалась, что не сразу заметила у него в руках острую металлическую палку, а на лице - гримасу отвращения. Он был весь в крови, словно прошел через ад, а глаза лихорадочно блестели.
        - Вот ты где, подстилка Полевок! - искреннее омерзение в голосе Ловкача заставило меня вздрогнуть.
        Душа ушла в пятки не только от страха, а потому что слова попали прямо в цель. В сердце. То, что я сбросила одежду Лесных, словно освободило что-то в моей голове, я забыла о том, кого должна ненавидеть всем сердцем! Позволила себе расслабиться и уйти в сторону от мести!
        - Дикий, наверное, роет землю от гнева, что его дочь стала шкурой врага!
        Я слушала эти страшные слова и волосы на голове встали дыбом. Меня словно поливали сверху отходами, а я сидела, не смея пошевелиться, потому что знала - заслужила.
        - Как ты только дышишь, Пернатая? - острый штык уперся мне в горло, и я застыла, смотря в глаза Ловкача.
        Я не собиралась оправдываться или обвинять соклановца в том, что он сам сбежал. Я даже хотела его поблагодарить за хорошую оплеуху, которая вернула мне разум.
        - Спасибо, - сдавленно сказала я.
        - Что? - не поверил своим ушам Ловкач.
        - Спасибо, что тоже не забыл нашу трагедию. И я помню. Я здесь ради мести, чтобы убить Нориса.
        - Здесь? - Ловкач убрал штук от меня и завертелся вокруг себя. - Тут нет никакого Нориса!
        - Только с Дереком я могу вернуться во дворец и попытаться еще раз убить своего врага.
        - А этот тебе не враг? С ним можно и лечь? Подстилка! - плюнул в меня Ловкач.
        - Он тоже предатель, - я стерла пледом плевок с колена, поморщилась, а потом набрала полную грудь воздуха. - Но я не могу его убить, он мой муж по законам клана...
        И тут дверь резко открылась, а на пороге застыл генерал.
        - Тогда я убью его! - крикнул Ловкач и понесся на младшего принца.
        ГЛАВА 48
        Ловкач никогда не был силен в драках, но не зря носил такое имя. Юркий, верткий, он мог так быстро изменять положение тела в пространстве, что, казалось, перед глазами все мелькало.
        В клане он добился бы хорошего положения, если бы не его страсть к выпивке. Даже сейчас, казалось, он был навеселе.
        Но когда бросился на Дерека, то никакой алкоголь не помешал ему чуть не чиркнуть генерала по горлу.
        Дерек был хорош! Как же хорош в бою. Уворачивался ничуть не хуже Ловкача, даже в сто раз лучше, но, почему-то, даже не доставал меч, уговаривая остановиться:
        - Я не хочу тебя ранить. Остановись. Давай поговорим, - Дерек перехватил острый штык, провернул в руке Лесного и вырвал оружие, отбросив в сторону.
        - Полевка! Мне не о чем говорить с предателем! Ты теперь ни лесной и не свой! Ты -никто! И твоя подстилка теперь такое же ничтожество, что и ты! - Ловкач с криком набросился на Воина, который, как только грубые слова коснулись меня, мигом стал жестоким.
        Одним слаженным броском через себя Дерек распластал на полу Лесного, перевернул на живот, скрутил руки за спиной и рыкнул в ухо:
        - Ты можешь как угодно смешивать с грязью меня, но не смей и слово вякнуть в сторону моей жены, понял?!
        - Что тут понимать?! Предатель и его шкура! - не унимался Ловкач, плюясь в пол ненавистью.
        Кажется, его даже потряхивало от презрения, а я не могла отвести глаз от соклановца. Каждое его слов - словно ведро помоев в мою душу. Каждый взгляд, полный отвращения, словно заковывал мое сердце в черную броню с шипами внутри.
        Я достойна всего, что он говорит. Я, правда, докатилась до того, что помогаю Дереку травить другие народы, разрушать семьи. Часть домов сейчас охвачена огнем, и это из-за нас! Мы сотворили бунт на корабле! Мы раскрыли жителям слабость Чанраха! И я тут -непосредственный участник!
        А ведь кто-то из людей сейчас теряет членов семьи и так же проклинает все, как когда-то я.
        Я подняла взгляд на Дерека и поняла, что мое сердце бешено колотится только при виде него. Но теперь оно должно колотиться об шипы, чтобы я не забывала, кто я и зачем здесь.
        - Отпусти его! - севшим от эмоций голосом попросила я Воина.
        - Он не успокоится! - предупредил меня Дерек.
        - И что ты предлагаешь? - я понимала, что свобода такого одержимого Ловкача закончится плохо. Он вернется, возможно. не раз, пока не найдет свою смерть или еще кого не прихватит с собой.
        - Убей меня, как твой брат убил вождя! Ну же! - крикнул Лесной, и я вздрогнула.
        Дерек обеспокоенно посмотрел на меня: он чувствовал, что я изменилась и с досадой смотрел на Лесного:
        - Ты-то, я смотрю, верностью и отвагой не блещешь! Сбежал из клана, согласился утешать женщину в кровати ради содержания! И ты еще обвиняешь Пернатую в чем -то?!
        - Я не сплю с врагом! -
        Дерек поднял на меня вопросительный взгляд:
        - Пернатая, как ты скажешь, так я сейчас и сделаю. Но предупреждаю, что сейчас это может быть одна смерть одержимого, а дальше он заберет с собой еще не одну жизнь.
        - Ты предлагаешь убить его на моих глазах? - не поверила я своим ушам.
        - Я не хочу этого, - убеждал генерал, - Но другого выхода он нам не оставляет. Он пришел сюда убивать, а не говорить.
        - Отпусти его, - потребовала я без колебаний.
        Неужели, Дерек ждал от меня согласия на убийство соклновца? Да как бы не вел себя Ловкач, я никогда не смогу поднять на него руку! С какими бы помыслами ни проник, я не смогу махнуть топором над его шеей.
        Воин долго смотрел на меня немигающим взглядом. Я чувствовала его твердость убеждений в том, что таких врагов отпускать нельзя, его желание вырвать угрозу с корнем.
        Но все-таки он отступил. Медленно встал, поднимая Ловкача и удерживая его руки за спиной, а потом толкнул из дома, дав пинок под зад.
        И развернулся к нему спиной.
        Я видела, как встал с колен Лесной, но не бросился прочь. Вместо этого он стал вновь наступать на Дерека.
        А Воин смотрел на меня, подняв одну бровь, и я видела, что он прекрасно чувствовал нападающего. Чем ближе тот подбирался, тем больше сужались глаза генерала.
        Выпад Ловкача - резкий поворот вокруг себя Дерека, и вот меч генерала представлен к шее Лесного.
        - Пусть моя смерть будет на твоей совести, Пернатая! - крикнул Ловкач и бросился вперед на острие.
        - Не надо-о-о-о! - но я не успела, и еще одна жизнь закончилась на моих глазах.
        Слишком высокая цена за то, чтобы я пришла в себя и вспомнила о своем долге...
        ГЛАВА 49
        Я не справилась с эмоциями и выбежала стремглав из дому, понеслась по улице, не оборачиваясь. Если бы не сделала этого, то стены хлипкого дома раздавили бы меня в лепешку!
        Перед глазами так и стояла картина последних секунд жизни Ловкача. Я не могла остаться и смотреть, как Дерек прячет следы смерти, стирает пятна крови.
        Я этого не выдержку!
        Неслась вперед, пока меня не сложило пополам от болезненных уколов в боку, а глаза перестали что-либо видеть. Впереди полыхало пламя, охватывая дома, люди кричали, бежали, смазываясь в черно-красные мазки перед глазами. А у меня не было больше сил, словно меня выпотрошили морально.
        Я прислонилась к покосившемуся заборы, осела вниз и молча уставилась вперед.
        - Не замолчу! До последнего вздоха буду говорить, что Чанрах извращенец! - орал мужчина в рваных одеждах, убегая от наемников - Вы мне рот не заткнете! Пока дышу...
        И тут он нашел верную смерть.
        Вот я так же должна идти до конца. Я не имею права останавливаться, давать слабину. Всего лишь на день, на один только день я позволила себе представить, а какого это было бы с Дереком, будь мы обычной парой. Не пугалась его рук, весело болтала, но лесной показал, что даже такую малость мне не простят.
        Да и я сама себе не прощу.
        Отец, наверное, и правда, отказался бы уже от меня, если бы мог. Проклял, запихнул бы в клетку позора, как нерадивую дочь.
        Слезы высохли на щеках то ли от пламени приближающегося пожара, то ли от сковавшего душу льда.
        Дерек возник из темноты, словно соткался из ночной мглы. Вышел из тени весь черно -красный, как человек, вышедший из пепла. Сгреб меня на руки и понес, не говоря ни слова.
        - Я не хотел, чтобы так получилось.
        - Знаю.
        - Вупи доложил, что ворота открылись, мы сможем убежать. Я еле заметно кивнула.
        Дерек стиснул меня покрепче и оставил ожигающий поцелуй на макушке. Только тогда я почувствовала, что потеряла платок и светила своими мелкими косичками и перьями всем вокруг.
        - Не переживай об этом. Сейчас это никого не волнует, - генерал словно прочитал мои мысли.
        Я чувствовала себя окаменевшей снаружи, с ледяной корочкой. А что у меня внутри пусть будет известно только мне одной!
        - Замерзла? Ты вся дрожишь! - Дерек попробовал губами мой нос, и я резко отвернулась. Не подпущу ближе!
        Буду рядом, только чтобы вернуться во дворец и отправить Нориса на небеса.
        - Когда мы вернемся во дворец?
        - Мы сделали достаточно для смягчения короля. Можно возвращаться, - тихо ответил Дерек.
        Из телеги мы взяли только самое необходимое. Я не спрашивала, где Ловкач, не смотрела в сторону дома, а только на выход - в сторону своей мести. Теперь я должна смотреть только туда и никак иначе.
        Для меня наша вылазка из города прошла в ярко-алом тумане. Словно во сне я села на лошадь перед Дереком, а вся дорога обратно до дворца выдалась для меня сплошным трансом.
        Воин не лез ко мне в душу - стоит сказать спасибо. Иногда пытался утешить, говоря, что понимает, что произошедшее выбило меня из седла и мне нужно время, и был неизменно нежен со мной и строг с солдатами.
        Лучше бы он относился ко мне плохо! Как было бы легко тогда его ненавидеть так же сильно, как брата! И как трудно сейчас не расслабиться, когда его руки обнимали меня сзади во время сна.
        - Так теплее, Пернатая! - говорил он, и я обманывала свою совесть, соглашаясь, что это лишь для выживания и удобства.
        Нам не повезло с погодой, лил проливной дождь, и наше возвращение затянулось. Закаленные воины привыкли к тяжелым условиям, а вот я заболела. Во дворец меня ввезли в полузабытьи, я помнила все оборванными картинками, фрагментами, а когда я открыла глаза осознанно, оказалось, что прошло два дня, как мы вернулись.
        - Как хорошо, что ты очнулась! - Вупи подпрыгивал на моей груди от радости. - меня уже портянки научили складывать, представляешь?!
        Я вяло улыбнулась, и тут двери распахнулись настежь, и в комнату влетел Дерек, пыльный, в одеждах генерала, рухнул перед кроватью на колени и улыбнулся такой шальной улыбкой, что сердце дрогнуло. Забилось быстрее, ударилось о шипы напоминания и зашлось от боли.
        Мне нельзя ему улыбаться в ответ! Нельзя!
        - Ты испачкался! - но рука сама потянулась и стерла грязный след с его щеки.
        Только раз! Последний раз!
        Сегодня под рассветный час я проберусь в покои Нориса и убью его!
        Дерек поймал мою руку, поцеловал каждый палец и прикоснулся лбом к моему лбу.
        - Жара нет! Как ты себя чувствуешь?
        А в моем теле был невероятный подъем сил! Я словно выспалась на год вперед, меня распирала энергия. Я села на кровати и еще раз убедилась - я готова на все сто к мести!
        - Очень хорошо! - уверенно сказала я, и Воин широко улыбнулся, сграбастал меня в объятия, а потом сказал: - Прости, я грязный же! Сейчас прикажу приготовить купель!
        Генерал так засуетился, окружил меня такой заботой, что я почувствовала себя несчастной
        - как же мне хотелось хоть раз расслабиться и получить удовольствие! Хоть раз не думать с ним о мести!
        Но...
        Почему бы не выпить бокал любви до дна, а потом не порешить врага? Все равно потом я вряд ли выберусь отсюда живой?
        Мне так хочется хоть раз понежиться в этих сильных руках! Испытать, что такое любовь во всех ее проявлениях, иначе будет обидно уходить к предкам вот так.
        Да, я хотела переспать с предателем. Но мои предки и так проклинают меня за то, на что я обрекла клан своей жаждой любви. Я позволю себе последнее желание перед актом мести!
        - Дерек, - я схватила генерала за руку, и замолчала в нерешительности.
        - Да? Что такое?
        - Прими ванну со мной. - опустив взгляд, прошептала я, но Воин услышал каждое слово и шумно втянул воздух сквозь зубы.
        - Ой, я полетел! - Вупи знал, когда надо делать лапы.
        Мужские руки обхватила мои плечи, а хриплый голос попросил:
        - Повтори это еще раз, Пернатая!
        - Примешь... ванну со мной... - я сбивалась от волнения.
        - Посмотри на меня и скажи это мне в глаза! - в голосе было столько неподдельной радости, в которую Воин боялся поверить, что я на секунду открыла свое сердце, втретила взгляд голубых глаз и повторила слово в слово.
        И Дерек опрокинул меня на кровать, впиваясь в губы поцелуем.
        ГЛАВА 50
        Поцелуи Дерека отдавали счастьем, а мои горчили на губах.
        - Ты такая сладкая! - шепот в шею запустил волну мурашек по моим рукам. - А я грязный, в пыли, но не могу оторваться от тебя.
        Воин, и правда, пах пылью, распаленной на солнце кожей и только ему присущим запахом. На разгоряченном тренировками теле тот звучал в сто раз ярче, чем обычно и туманил разум.
        Генерал срывал поцелуи с моих губ, как спелые яблоки с дерева, рывками, быстро, словно боялся, что все исчезнет на глазах, растворится в воздухе.
        Жесткая защита больно вдавилась в живот, и я поморщилась от боли.
        - Сейчас! - Дерек вскочил, дыша глубоко, как после длительного бега, а потом гаркнул: -Приготовить купель!
        Я вздрогнула от неожиданности, но тут же расслабилась, когда он подарил сверкающую улыбку, спросив:
        - Сегодня ты снимешь с меня защиту?
        Спросил так, словно это было предложение свадебного обряда и имело невероятную важность.
        Кивнула, поправила одежду и села на край кровати, сделала два шага к мужчине и замерла.
        - Знаешь, мне даже не важно, бред ли это после горячки или ты изменилась, - Воин пристально посмотрел на меня. - Не знаю, что послужило тому виной, но очень благодарен этому!
        Если бы ты знал, что в твои объятия меня подтолкнуло эгоистичное желание урвать кроху земной любви перед местью, ты бы прикусил себе язык!
        В соседнем помещении открылись входные двери, через полупрозрачную преграду виднелись торопливые движения слуг, готовящих купель.
        Воин повернулся ко мне спиной, и я взялась за узелок. Мысль пронзила сознание:
        - Почему ты тренировался в защите? Есть угроза нападения?
        - Нет, ты просто видела, как я обучал воинов движению. А полная тренировка проходит всегда в экипировке.
        Фух, я уже было подумала, что все наши старания были напрасными.
        - Король остался доволен твоими достижениями? - меня волновало, как сложится жизнь Дерека после, как бы я не старалась противиться этому. Мне не было все равно!
        - Да, и простил тебя. Его люди сообщили о твоем вкладе, поэтому он поговорил с Норисом, чтобы тот тоже усмирил свой нрав. Тем более, мы теперь семья, я не оставил ему выхода.
        Я открыла последнюю застежку, развязала узел и отступила на шаг. Воин стянул экипировку через голову, бросил к дверям и повернулся ко мне, замерев.
        А потом набросился на меня, словно дикий кот, смял губы поцелуем, приподнял над полом и сказал:
        - Даже если ты передумала, то уже поздно! - сообщил мужчина таким тоном, которым обещают сладостные удовольствия.
        - Я не передумаю, - сказала твердо, и почувствовала, как сильнее стиснул меня в руках Дерек.
        - Это как песня, которую я могу слушать бесконечно. Как пение птиц на рассвете. Скажи это еще раз, Пернатая!
        Заладил: скажи да скажи!
        Воин чуть подбросил меня в своих объятиях, обхватив руками под попой, словно вытряхивал из меня слова. Но вместо ответа я сама медленно наклонилась к его губам и замерла.
        Мы оба не дышали, не видели ничего вокруг, кроме друг друга. Эти небесные глаза, в которые я влюбилась с первого взгляда, так и просили, чтобы я не останавливалась.
        Но генерал обладал невероятной выдержкой в бою, и никакой - со мной. И первым преодолел расстояние до меня, так и не дав мне самой впервые завершить поцелуй.
        - Купель готова, младший принц! - отчитался слуга через преграду, и Дерек улыбнулся в поцелуе.
        Руки мужчины собственнически подхватили меня под ягодицы и сжали, а взгляд бросал вызов.
        - Ты моя, Пернатая! Никуда тебя не отпущу, даже если нужно будет посадить тебя в клетку, так и знай!
        Воин закружил меня на себе по комнате, целуя верх обнаженной груди. Простое платье, что было на мне, позволяло дерзкому смельчаку почти добраться до вершинок.
        Ширма затрещала от смущения и сложилась, упав навзничь. Напольная вешалка не выдержала случайного удара моей ногой и повалилась, с грохотом распластавшись по полу. Мешавшийся под ногами ковш для омывания Дерек пнул к двери так, что раздался вскрик испуганного слуги, что стоял за дверьми.
        - Все вон! - прорычал генерал, и за дверью послышались торопливо удаляющиеся шаги. Все валилось вокруг, но нам было все равно. На поваленную ширму упала туника Дерека, на лежащую вешалку полетело мое платье, а потом Воин со мной на руках медленно опустился в купель.
        - Я сжег твою шкуру, Пернатая, помни! Ты не можешь покинуть меня!
        Слово одежда клана привязывала меня к этому месту или могла остановить! Смешной!
        - Скажи это, Пернатая! Скажи, что ты будешь со мной всегда! - Дерек спрашивал так, будто от ответа зависела его жизнь.
        Я не хотела портить минуты вырванной у судьбы любви, минуты счастья, но Воин требовал ответа, просяще смотрел мне прямо в глаза.
        Думается мне, за свою жизнь он редко когда так смотрел.
        - Я всегда буду твоей женой, Воин! - пообещала я, и ничуть не соврала, потому что для Лесных все именно так и было.
        ГЛАВА 51
        Наши тела сплетались, будто мы неделимое целое. Мы любили друг друга так, словно в последний раз в жизни. Только, в моем случае, метафора переставала быть таковой и становилась реальностью.
        Тела с каплями пота, мокрые простыни, хриплые стоны.
        За окном потемнело, ночь накрыла нас сонным покрывалом, скрывая лица друг от друга. Как хорошо, что луна пряталась за облаками! Как хорошо, что Дерек не видел мои глаза! Мужские пальцы чертили линии на моей обнаженной спине, а я слушала биение сердца Дерека, лежа на его груди.
        Тук-тук-тук! - сейчас оно билось в унисон с моим.
        Это были только наши минуты: Пернатой и Воина. Никого больше. Никакой мести, прошлого, будущего. Сладостные минуты забвения.
        Наша запоздалая брачная ночь.
        Неожиданно пальцы Дерека застыли, и я подняла голову в немом вопросе.
        - Задумался, - шепнул Воин и поцеловал меня в макушку. Этот жест стал уже таким привычным, словно само собой разумеющееся.
        - О чем? - тревогу в голосе мужчине не удалось скрыть.
        - Отец плох, - нехотя выдавил из себя Дерек.
        - Приболел? - сочувствия король у меня никогда не вызывал. Это с его легкой руки началось нападение на клан с целью забрать Огненное Сердце.
        - Дело серьезней. Отец и так торопился найти приемника с помощью испытания из -за пошатнувшегося здоровья, но сейчас он выглядит просто ужасно. Боюсь, его дни сочтены. Мне одной кажется странным, что стоило оставить короля со средним принцем, как здоровье правителя тут же подорвалось?
        - Норис поправился? - спросила как можно отстраненней, стараясь, чтобы в голосе не прозвучало ни одной мстительной нотки.
        - Да, - краткий и настороженный ответ генерала дал понять, что лучше не касаться темы брата.
        - И кто же тогда сядет на трон? Норис или ты?
        Я почувствовала, как тело мужчины напряглось. Не хотелось Дереку окунаться в этот мир, он словно создан для сражений. Не зря прозорливый Дикий дал ему имя Воина.
        - Норис, - неуверенно сказал мужчина. - Я надеюсь, что он сможет показать себя достойным правителем.
        А я в этом очень сомневалась!
        - Ты отступишь?
        - Я никогда не боролся за трон, только за жизни своего народа. Но если Норис поставит под угрозу судьбу Долины, я окажусь перед несладким выбором.
        - Ты не раз это повторяешь. Кажется, ты знаешь, что будет именно так.
        - Но я должен дать ему шанс. Последний.
        А я не дам! Сегодня Норис отправится к предкам!
        Я потянулась к младшему принцу и нежно коснулась его губ своими. У меня есть еще несколько часов счастья, и я больше не хочу говорить о своем кровном враге.
        Поднимаясь с кровати в предрассветный час, я мысленно пожелала Дереку быть хорошим правителем своему народу.
        Я умела ходить так тихо, что даже чутье генерала не дало знать, что любимая покинула объятия. Одевалась я медленно, осторожно, а к двери шла, словно дикая кошка на охоте -бесшумно.
        Не оборачивайся! Твердила я себе, но все равно посмотрела на спящего воина. Под кроватью лежал меч - как на него похоже!
        Защищай свое королевство, младший принц! Похоже, я собственными руками расчищу тебе дорогу к трону!
        Я вышла в пустой коридор и улыбнулась: как же на руку, что Дерек отослал всех прочь! Никто не мельтешил перед носом, позволяя спокойно улизнуть.
        Мой кинжал при мне - и это все, что мне нужно. Вупи меня найдет, я уверена, где бы я не была: во дворце или за его пределами.
        Где покои Нориса мне было известно еще с прошлого моего пребывания во дворце. Служанки так громко обсуждали, что куда удобней прислуживать раненому принцу на первом этаже, чем на третьем в его западном крыле, что это крепко въелось в память. Дворец спал, сладко похрапывая в глубоком погружении в сновидения.
        Найти нужную дверь оказалось так легко, что я замерла напротив, не веря в удачу.
        Сам напросился! - подумала, смотря на дверь, покрытую золотом. Более вычурного знака «я тут» трудно было найти. Невольно сравнила с двойными черными дверьми Дерека, тяжелыми, со строгим орнаментом треугольников, и покачала головой.
        Тут из-за поворота послышались голоса, и я поспешила как можно тише навалиться на дверь и войти в покои врага.
        - Да куда ты торопишься?! Поесть не дал!
        - Ты слышал, что сказал генерал? Не покидать пост!
        - Так, вроде, кобылку шпорят сейчас вовсю, укротили.
        - Ты что городишь? Хочешь, чтобы тебе язык отрезали?! Она теперь младшая принцесса! Нас повесят, если кто услышит!
        - Молчу-молчу! - раздалось шебуршение за дверью. - Пост так пост! Стою! Вот только все равно не пойму, что ты бурчишь! Мы поели в три вдоха! Средний принц даже храпнуть не успел.
        - Заткнись! Если ты его сейчас разбудишь, то он снова разнесет полдворца!
        Я отошла от двери и осмотрелась. Темно, хоть глаз выколи. В коридоре горели лампы, а здесь царила ночь.
        Я подождала, пока глаза привыкнут к темноте и медленно двинулась вперед. Представила себя в родном лесу и включила все инстинкты на полную. Стол, стул, не споткнуться о ковер, вот тут вдоль софы, ширма, а вот и спальня с тихо посапывающим среднем принцем.
        Одеяло было таким огромным, что увеличивало фигуру Нориса чуть ли не вдвое. Я сжала рукоять кинжала, взялась за кончик одеяла и наметила цель.
        У меня всего один удар, и он должен быть безошибочным.
        Горло или сердце?
        Я рванула одеяло, замахнулась кинжалом и ахнула, когда два острия сошлись в воздухе, а мы схлестнулись взглядами с Арсаланой, дочкой старого генерала, той самой девушкой -воином.
        ГЛАВА 52
        Рассветные лучи прогоняли туман с дворцовой площади, согревая ледяной камень брусчатки и пропитанный кровью постамент со столбом расправы, к которому меня примотали.
        Мои руки до посинения стискивала веревка, а в лопатки впивались огромные занозы, но это меньшее, что сейчас меня волновало. Я злилась, готова была рычать как львица, оттого, что шанс отомстить так бездарно потерян.
        Никого не созывали вокруг. Расправу надо мной Норис планировал провести тихо, а потом уже рассказать о покушении.
        - Я не оставлю за спиной такого врага, как ты! - средний принц стоял напротив меня, сложа руки на груди. Не подходил ближе, чем на прыжок тигра, словно я могла высвободиться и атаковать снова.
        Арсалана неуверенно поглядывала то на Нориса, то на стрелка, которого он привел для казни.
        - Милый, может, дождемся решения короля. Сейчас опасно высовываться, - намекала девушка на то, что средний принц может впасть в немилость за самоуправство.
        - Покушались на меня, я и решу этот вопрос.
        - Но судьбу членов королевской семьи может решить только король!
        - Я скоро им стану. Считай, это первый мой приказ.
        - Норис, - Арсалана подлетела к мужчине и закрыла тому рот рукой. Повернулась к стрелку и пригрозила: - Ты ничего не слышал, понял?
        Тот молча кивнул, сосредоточив взгляд на мне. Глаза моего палача бегали, словно он не знал, что делать. Он то и дело стрелял глазами по сторонам и вжимал голову в плечи, словно ждал кары небесной.
        Или кары генеральской, ведь все солдаты находятся в подчинении Дерека, а тут его жену на плаху, да без ведома. Боялся бедняга за свою жизнь, и я его понимала.
        Нет, за свою сейчас я не боялась. Но как же я бесилась оттого, что не могу захватить с собой убийцу отца! Это неправильно! Так не должно быть!
        - Норис, давай позовем младшего принца. И известим короля, как только тот проснется.
        - Ты оправдываешь ее поступок? - Норис так быстро повернул голову к девушке, что та удивленно моргнула, но не отступила - сказалась военная выправка.
        - Нет, что ты!
        - Уверена?
        - Конечно! Ты забыла, кто спас тебя?
        - Докажи свою преданность, - вдруг потребовал Норис. - Проткни ее.
        Арсалана сглотнула и затравленно посмотрела на меня, а потом на среднего принца.
        - Если ты так хочешь...
        Девушка достала меч и встала напротив меня, глубоко дыша. Уголки губ понуро смотрели вниз, но не из-за сожалений обо мне, нет, она тут же высказала, что ее заботило:
        - Король накажет исполнителя по всей строгости закона. - напомнила она Норису.
        Тот непонимающе нахмурился, проворчав:
        - Меня он не повесит!
        - А меня - запросто, - прошептала девушка, но все же сделала взмах мечом.
        - Стой! - Норис понял, что хотела сказать девушка. - Ты права! Я погорячился, отойди. Средний принц обернулся к стрелку и со злобой приказал:
        - Эй ты! Приготовься! Десять стрел, не меньше! Изрешети убийцу!
        И застыл с перекошенным лицом, в ожидании расправы.
        Стрелок поднял лук, натянул тетиву, а я молила богов лишь о молнии на голову среднего принца, которая испепелит того без остатка. Но, как водится в жизни, плохие люди живут долгой и насыщенной жизнью, поэтому небо осталось немым к моим просьбам.
        - Три, два, один, запускай! - отсчитал Норис, и я смотрела на летящую стрелу прямо, без страха, напоследок пожелав: «Береги себя, Дерек!»
        И тут стрела сбилась на подлете другой стрелой.
        Арсалана посмотрела в сторону и чуть вверх, а Норис почти зарычал от злости, приказав:
        - Вторая стрела! Быстро!
        Стрелок посмотрел в сторону, но не посмел ослушаться среднего принца, запустил вторую стрелу.
        И летящую смерть тут же перебили на середине пути.
        - Еще! - крикнул, срывая голос, Норис.
        Арсалана видимо нервничала, дергаясь на месте.
        Третья стрела сломалась прямо при натяжке лука, еще не запущенная. Ее древо расцепило надвое другая стрела.
        Мужчина с луком вздрогнул, кинул на землю лук и опустил голову, бормоча:
        - Средний принц, пожалуйста, не надо!
        - Четвертая стрела! Быстро! - Норис завис на конце эшафота, зверея.
        Мужчина бросился на колени, руки его тряслись, а лук то и дело падал на землю. Средний принц потерял терпение, сбежал по ступенькам и сам схватил лук. А на краю площади показался Дерек на вороном жеребце.
        - Норис, нет! - Арсалана бросилась к нему. - Дерек не имеет права перебить твою стрелу, а ты - казнить его жену! Король убьет вас двоих за непослушание!
        - Вот и посмотрим, кого тогда он выберет наследником! - Норис натянул тетиву, а Дерек хлестнул лошадь и помчался к нам.
        Копыта отбивали последние мгновения моей жизни по брусчатке, а Норис выпустил стрелу. Стрела свистела в воздухе в тот миг, когда Воин на ходу спрыгнул с лошади на эшафот, разрезал мечом веревки и мы оказались с ним на полу.
        Дерек закрыл меня собой, тяжело дыша.
        - Ты в порядке? - первый делом спросил он, и я кивнула.
        - Норис, не стреляй! Там младший принц! Тебя посадят за покушение на брата!
        - Не посадят! - донеслось до нас, и Дерек вздрогнул.
        Я выгнулась и увидела, что стрела торчит из его бедра. Уверена, Норис не промахнулся и попал туда, куда хотел!
        - Брат, если хочешь жить, то отдай мне ее на растерзание! Иначе скажу отцу, что это она по твоему приказу пыталась меня убить!
        Дерек молча выдернул стрелу, поморщившись, прикрывая меня собой. Свистнул коня, который тут же примчался, и, закрывая собой от брата, помог забраться в седло с постамента.
        Стрела снова пролетела в воздухе, но Дерек отбил ее мечом, иначе бы она вонзилась мне в спину. Запрыгнул сзади и пришпорил лошадь, унося нас из дворца.
        Мы вылетели на главную улицу, а стража, что увидела генерала, торопливо распахнула городские ворота, и мы выскочили прочь.
        - Твоя рана... - я видела, как сочится кровь по бедру даже на черном, как липнет ткань к коже.
        Дерек молчал. Я чувствовала, что он понял, куда я ходила ночью и зачем. Осознал, что вся ночная нежность была жестом прощания.
        - Я здесь, Пернатая! - Вупи сел на загривок лошади и вцепился в него лапками. - Это я позвал Воина! Ты мне должна коробку печенья! Так и знай, я все твои долги записываю!
        Хохма не удалась, никто не смеялся, как бы не хотела птица разрядить обстановку.
        Я всем существом чувствовала молчаливый упрек и злость генерала. Казалось, Дерек даже выдыхал гнев.
        Неожиданно Воин остановил коня, спрыгнул на землю и пронизывающе, словно копье, посмотрел на меня снизу вверх. В глазах мужчины плескалась через край боль и обида, а еще нешуточная тревога. Он резко обернулся, заметил погоню на двух лошадях и треснул лошадь рукой по крупу.
        - Но!
        Конь заржал и припустился рысью, а я вцепилась в поводья, прижалась к шее и обернулась, глядя, как младший принц стоит и смотрит мне вслед.
        ГЛАВА 53
        Я летела на лошади вперед, подставив голову ветру, и чувствовала за спиной крылья свободы. Вот только душу не обмануть! Как бы я не растягивала губы в улыбке, внутри было тошно.
        Какая-то маленькая наивная частичка меня считала, что младший принц сбежит со мной, бросит свое королевство, но я слишком много хочу!
        Я порядком узнала преданный своему народу характер Дерека, он настоящий генерал, который не подведет своего короля. И он настоящий принц, который не оставить королевство на узурпатора-тирана Нориса.
        Понимала все это, но как же было больно! Как же обидно!
        В сказках о любви люди бросают все ради второй половинки, идут через адово пламя, лишь бы быть с любимым.
        - Пернатая, не плачь, - Вупи сочувственно посмотрел на меня.
        - П-почему? - позволила себе всего один вопрос, что так свербил.
        - Ему нельзя сейчас с тобой, его отец при смерти. Ты бы поступила бы так же.
        - А как же чувства?
        - Но ты же свои оставила ради мести. У каждого есть что -то важнее: долг, как у младшего принца, в твоем случае - расплата.
        Себя я легко оправдывала, Дерека же не хотела выбеливать даже в своих глазах. Женская обида хлестала розгами, несмотря на все доводы рассудка. Несмотря на то, что я сама хотела его бросить.
        Сутки выдались для меня настоящим испытанием. Солнце страшно пелко днем, а прохлада пронизывала до костей ночью, но я упрямо ехала к своей цели.
        Я помнила дорогу до клана Лесных, что совсем не помешало мне немного заплутать от нервов. В полдень следующего дня я подъехала к родному лесу и застыла, смотря на зеленые кроны деревьев-исполинов.
        Спустилась с любимого боевого коня Дерека и на секунду засомневалась: может, забрать его себе?
        - Коняшку прихватим? - словно читал мои мысли Вупи, чем только помог мне определиться.
        Я покачала головой и отправила лошадь обратно к хозяину, надеясь, что седло со знаменем генерала отпугнет разбойников и животное вернется домой благополучно.
        - Пернатая! Мы дома! Наконец-то я поем нормального цветочного печенья, а то у Полевок оно совсем дрянное!
        У выжженной магией черты, где ранее стена защищала Лесных от чужаков, я вытянула руку вперед. Так надеялась, что силы Огненного Сердца восстановились, и я почувствую упругость в воздухе... Но нет - пальцы легко проскочили сквозь границу, словно ее никогда и не было!
        - Эх, не восстановилось еще! - Вупи на секунду приуныл, а потом сделал кульбит в воздухе и сказал: - Есть плюс, такой фокус я раньше здесь провернуть не мог!
        - Чему ты радуешься, шалопай? Мы теперь без защиты Огненного сердца! И теперь неизвестно где его искать и как восполнить его силы. Какие жертвы принести и каким богам молиться.
        Кажется, клан спасло только то, что никто из проходящих мимо чужаков не заметил, что магия больше не охраняет лес. Привычная черная полоса земли была на месте, и не было повода усомниться в действенности силы, что работала десятилетиями!
        Под ногами так привычно захрустели палки, а в нос ударил знакомый запах леса. Но теперь на родную землю я взглянула по-иному, словно видела так, как видят чужаки.
        Обращала внимание, как же огромны наши деревья и какой крупный рисунок коры на них, какие яркие цветы увивают лианы, и какие огромные улитки ползают под ногами. Здесь все было большое, не так, как в других местах, где я побывала.
        Я шла, обращая внимания на исхоженные тропы и успокаивалась: здесь ходят часто и осторожно - никаких следов чужаков.
        - Смотри, Пернатая! - Вупи показал на груду паленых деревяшек, что, словно памятник страшному нападению, возвышалась в стороне.
        - Интересно, много домов спалило?
        - Почти все, кроме дома Травницы.
        Повезло старушке. Или ее спасло что-то другое?
        Неожиданно из кустов на меня выскочил Г орбатый с топором наперевес и застыл в замахе:
        - Пернатая! Ты!
        - Я! - улыбнулась, чувствуя огромный прилив радости. А уж когда он, отбросив томагавк в сторону, крепко обнял, я почувствовала себя по-настоящему дома.
        - Как ты? Цела? Полевки тебя не извели? - все спрашивал он, а у меня появился комок в горле.
        - Ты... Ты не ненавидишь меня? - я переживала, что родной клан не примет меня, забьет палками обвинений, закидают камнями вины.
        - Что в твоей маленькой голове, дочка вождя? Мы все прошли через страшное горе, но мы же семья и должны сплотиться, а не съедать друг друга живьем.
        - Ты действительно так думаешь, как говоришь?
        - И не только я! Мы не держим на тебя зла, Пернатая. Воин всех провел, вот его мы ненавидим люто!
        - А что с кланом? Расскажи!
        Горбатый обернулся и показал:
        - Пошли, мы как раз на вырубке для постройки домов. Там много наших. И. - Горбатый замялся. - Наш новый вождь.
        - Кто это?
        - Зубастый.
        ГЛАВА 53
        Имя бывшего жениха заставило ноги прилипнуть к земле. Как я могла о нем забыть?! Конечно же, он тут!
        Тот, кто увел большинство мужчин в самый трудный час клана! Тот, кто хотел поднять бунт против вождя!
        Зубастый увидел меня издали и застыл, смуглая кожа побелела от напряжения. Чем ближе я подходила, тем бледнее он становился.
        - Как тебе сидится на месте вождя, Зубастый? - я заметила бусы отца на щиколотках и меня передернуло.
        Я понимала, что некоторые вещи передаются от вождя к вождю, как реликвии и амулеты, но не могла смотреть на это спокойно. Мне казалось, что он отнял их у Дикого, взял силой, нечестным путем.
        - И тебе привет, Пернатая! Рад видеть тебя целой и недовольной, - глаза мужчины горели темным огнем. Что там, внутри, не сказал бы и сам Великий Янус.
        - Что не могу сказать о тебе, - я научилась быть прямой, как дерево-исполин. Не хотела претворяться или преклоняться перед тем, уважение к которому испарилось, как роса поутру.
        Лесные затихли и наблюдали за встречей, стараясь слиться с кустами. Ни один не посмел вмешиваться или шепнуть что-то другому, напряженная тишина повисла над лесом. Зубастый гневно выдохнул, а потом с размаху кинул топор в землю так, что тот наполовину вошел в почву.
        - Я зарыл топор войны, а ты нет, Пернатая? - это вызов таил столько в себе, что я испугалась мужчину и того, что мне предстоит пережить. Эта показное сложение оружие не для него. Что задумал новый вождь?
        - Я все это время преследовала врага, что убил отца, чтобы отомстить. Так почему я должна простить тебя, который увел воинов, когда на нас напали? - я не считала справедливым такое легкое получение место вождя Зубастым. Как по мне - он не заслужил вести за собой клан!
        - Смотрю, ты многому научилась у врага: например, переваливать вину на другого, -Зубастый посмотрел сначала на всех, словно ожидая поддержки, а потом навис надо мной так, что я не видела крон деревьев - только его лицо, полное презрения. - Но я напомню, с чего все началось: все это ты затеяла! А если бы следовала заветам предков, вышла бы за меня, был бы и отец жив, и ты счастлива! А так ты выбрала чужака, и вот что произошло...
        Зубастый развел руки в стороны, показывая, во что я превратила лес.
        - Я знаю, что виновата, - вина когтистыми пальцами впилась в горло, я не смогла больше ничего сказать, опустила взгляд и прошептала: - И мне есть что сказать Лесным.
        До лобного места я добралась, чувствуя в ногах огромную тяжесть. Ни на кого не поднимала глаз, не с кем не разговаривала, ни на чей отклик не реагировала. Вышла на пятачок, слыша за собой тихую поступь людей, опустилась на колени и подняла глаза на столб, к которому был привязан отец.
        Сообщение о моем возвращении быстро облетело клан и скоро толпа окружила меня. И тогда я заговорила:
        - Я так и не убила врага. Мне не дали подобраться к среднему принцу, как бы я не старалась. Сегодня Норис привязал меня к столбу, как когда-то отца, и хотел выпустить в меня десять стрел, чтобы навсегда избавиться от врага. Я избежала смерти только благодаря Воину, который отпустил меня. Я вернулась в клан и хочу попросить у всех прощения за неприятности, что доставила из-за своей глупости.
        - Ты просто очень добрая, Пернатая!
        - Теперь я изменилась. Я поняла, что заветы предков нужно соблюдать неукоснительно.
        - Воин тобой воспользовался! Обманул!
        - Я виновата во всем сама. Не хочу переваливать вину на другого. И хочу попросить у вас
        справедливого наказания за свои грехи.
        - Зубастый, а ты не хочешь встать рядом? - съерничал кто-то и тут же спрятался за спинами. Даже голос изменил, чтобы не узнали, и я поняла, что в клане не все гладко. Подняла взгляд на нового вождя и показала глазами рядом:
        - Я пришла с покаянием, а ты просил прощения у своего народа, прежде чем вести его за собой?
        - Вожди не просят прощения!
        Почему-то в этот момент я подумала, что Дерек бы попросил. Он был справедливым лидером, преданным своим людям, и меньше всего думал о себе, в отличие от Зубастого. Казалось, тот зациклен на своих прихотях и желаниях.
        Лесные зароптали. Им, как и мне, не понравился приказной тон нового вождя.
        - Любовь народа заслуживается не только приказами, Зубастый!
        Мужчина смотрел на меня так, словно готов запихать мох мне в рот, лишь бы я замолчала. Я сделала свое дело - закинула зерно сомнения на без того благодатную почву. А потом опустила голову, с покаянием спросив:
        - Я готова к любой каре.
        Лесные зашептались, и не было в их голосах злости. Это заживляло мне душу, лечило раны на сердце. Я бы не выдержала, если бы клан не принял меня обратно, осудил со злобой, и я была безумно рада, что люди с пониманием отнеслись ко мне.
        - Вставай, Пернатая! - сказала Ведунья. - Ты свое горе хлебнула с лихвой, потеряв отца и получив предателя-мужа.
        И все поддержали женщину, но я не спешила вставать. Нет.
        - Тогда я сама назначу себе наказание, и буду стоять здесь на коленях, пока есть силы. Пусть Великий Янус тоже увидит мою искренность!
        Одобрительные слова посыпались со всех сторон, и только Зубастый смотрел на все с жутко недовольной физиономией. Ему не нравилось, что меня так безропотно приняли обратно, когда на него до сих пор некоторые точили зуб.
        Мужчина развернулся и ушел прочь широкими шагами, которые, казались, чеканили гнев, как монету.
        И тут небо заволокло темными тучами и полил дождь, словно небеса в один миг разверзлись.
        - Пернатая, вставай! Мы не держим на тебя зла!
        - Да, пойдем! Расскажешь, что с тобой произошло!
        - Заболеешь!
        Меня схватили под локти, но я не далась:
        - Это Великий Янус испытывает мою искренность! Когда дождь прекратится, тогда он примет меня, -- сказала, прекрасно зная, как символично относятся к знакам природы соклановцы.
        - Эх, Пернатая! Ты лучший лидер, достойная дочь своего отца! - заметил кто-то.
        - Да! Зубастый ушел, видели? А он ни разу не попросил прощения перед нами!
        - Точно! Пусть он самый сильный воин клана, но это не значит, что ему можно вот так поступать!
        Лесные разбежались, не желая промокнуть до нитки, а я смотрела на столб и думала о том, что я не дам Зубастому спокойно сидеть на месте отца.
        ГЛАВА 54 - Пернатая! Ты меня хоть пожалей! Никто не ходит ночью по земле в лесу, влажность же -жуть! - Вупи подлетал с такими зазывами ко мне всю ночь напролет - не мог заснуть, когда я подвергала себя опасности. - Все уже простили тебя, пошли!
        Соблазнял теплой постелькой, мягкой периной, горячей пищей, но я держалась как могла.
        - Я себя не простила! Сказала, что простою, пока идет дождь, значит, так и будет!
        Иначе, какая цена моим словам? Кто мне поверит?
        Небеса наказывали меня всю ночь, я промокла до нитки, но не встала с колен. Рассвет прогнал непогоду, утренний ветер разогнал тучи, и выглянуло солнце, лаская.
        Лесные успели построить не так много домов, поэтому спать приходилось в стесненных условиях, но никто не жаловался. Мой народ просыпался, спускался с верхушек и непременно проходил через меня, здороваясь и спрашивая о здоровье.
        - На, горяченькое еще! - поделилась дородная женщина с ребенком на руках. -Согреешься!
        - Ой! Не влезет в меня! - Горбатый пихнул мне в руки румяную булочку.
        - А ты что еще стоишь на коленях? Ноги затекли? Ать-два, взяли! - подбежали две молоденьких парня - Чумовой и Шустрый, подняли меня под локти, поддерживая, потому что я шаталась, как травинка на ветру. Ноги, и правда, отваливались!
        - Сколько домов восстановили? - я подняла голову вверх, но кроны умело скрывали, достроены ли дома или нет.
        - Десять всего.
        - А строятся?
        - Еще десять, но их мы будем еще неизвестно сколько строить.
        - Давно бы построили, если бы не Зубастый! - буркнул Ленивый в стороне.
        - Почему? - зацепилась я, как за крючок.
        Лесные помрачнели, и я поняла, что разногласия зрели тут не один день и вот-вот прорвутся сквозь сеть терпения.
        - Потому что Зубастый запретил дальше использовать материалы, что прислал Воин. А мы так резво десять домов на них построили и другие начали, а теперь стройка
        идет черепашьей скоростью!
        - Да! Материалы есть, а взять не можем! Теснимся, нюхаем пятки друг друга, никакой личной жизни! А там досок для домов каждой семьи!
        - Ну и правильно! Сами справимся! - бурчал Ворчун, старик со стажем вредности. -Нечего под врагов прогибаться! Еще чем пропитали, поди! Помрем, как мухи!
        - То-то ты первым в дом бежишь, а не на улице, как мы, ночуешь!
        Ага, значит, места некоторым не хватает. Материалы есть, а Зубастый наложил запрет, машут топориками день и ночь, а с места сдвигаются мало. Конечно! Завалить деревоисполина, разделить на части - это невероятная работа! Наше поселение строилось годами!
        Лесные тут же разделились на два лагеря, начался жаркий спор, пока его не прервал рев Зубастого:
        - Тихо! Вопрос решенный!
        - Кем?
        - Вождем! Тебе это мало?!
        - Зубастый, - обратилась я к мужчине обманчиво миролюбивым тоном. - Не брать подачек от врага - это правильно, но вредить собственному народу неверно. Мы всегда жили с природой, уважая ее дары и никогда не брали лишнего. А тут дерево пропадает, а мы остаемся без домов. Не справедливо это, как ни крути! Полевкам от того, возьмем ли мы их материалы ни тепло, ни холодно, а вот оттого, что мы ослабли, уверена, многие порадуются.
        - Кто тут ослаб? - зарычал Зубастый. - За то время, что я стал вождем, мы тренируемся вдвое больше и стали сильнее.
        - А что сила, если наша магия пропала? - я коснулась запретной темы и все охнули. Лесным было больно от одного напоминания о том, что Огненное Сердце нас больше не защищает!
        Вдруг раздался крик Вупи, его крылья разрезали воздух, тот летел стрелой и орал:
        - Пернатая! Пернатая! Пернатая!
        - Что случилось? - я подставила руку и смотрела, как быстро и глубоко дышит птица, стараясь сказать, но захлебываясь воздухом. - Отдышись и скажи спокойно.
        - Магия! Магия вернулась! Стена снова защищает нас!
        Ропот прошелся по рядам Лесных, а потом одно за другим послышалось:
        - Это знак!
        - Великий Янус позволяет нам взять дерево Полевок!
        - Это хороший путь! Великий Янус простил Пернатую и показывает, что нам делать дальше!
        - Точно! Зубастого он так не одобрял!
        Новый вождь посмотрел на меня волком, а потом схватил за запястье, стряхнув Вупи с руки и потащил за собой.
        ГЛАВА 55
        - Что ты делаешь? Куда ты меня тащишь? Хочешь поговорить - говори при всех! -кричала я в спину Зубастому, боясь показать страх.
        Оставаться с ним наедине нельзя! Ни к чему хорошему не приведет - сердцем чую! Мужчина повернулся ко мне и дыхнул бешенством прямо в лицо:
        - Хочешь унизить меня еще больше? Не успокоишься, пока не втопчешь меня в грязь?!
        Мурашки ропота прошли по коже. Новый вождь, если захочет, убьет меня одним ударом кулака, что размером с мою голову.
        Почувствовала, что это уже не добрый друг детства, который прощал мне любую шалость, а мужчина, чью гордость я сильно задела. Кого оскорбила до глубины души. И следующего унижения он не простит.
        Внезапно Зубастый толкнул меня спиной в дерево и вжал мое тело в рельефную кору своим. Топор лезвием прошелся по дереву рядом с горлом, кроша в труху кору, и мое сердце забилось с невероятной скоростью.
        Когда в меня выпускали стрелы, я так не боялась, как сейчас!
        - Интересно, успел Полевка тебя попортить или нет? - взгляд Зубастого прошел вниз по платью женщин долин и мужчина брезгливо поморщился. - Выглядишь отвратно в нем! Быстро же ты сбросила оперение и примерила чужую шкуру!
        - А тебя даже одежда вождя не спасет, - прошептала с жаром презрения я.
        - Отчего не спасет? - обманчиво тихо переспросил мужчина.
        - От справедливости. Мы с тобой вдвоем виновны в том, что случилось в клане, - у него не получится свалить вину только на меня!
        - Не перекладывай с грешной души на чистую!
        - Чистую? Это не ты ли, чистая душа, увел людей, планируя свергнуть Дикого? -выплюнула обминение прямо в лицо.
        - А это не ты вышла за другого, когда была обещана мне с детства?! - Зубастый схватил меня за плечи, стиснул до боли. - Все в клане знали, что ты моя!
        И он так сильно встряхнул меня, что мои зубы клацнули, а затылок ударился о дерево.
        - Ты сам не прошел испытание! - я набрала полную грудь воздуха, защищаясь до последнего. - Напомнить, за что ты висел в клетке позора? Потому что чуть не лишил меня жизни ядом ягатана!
        - Ты не должна была встревать в нашу драку - была бы цела! Если бы ты дала тогда его убить, была бы моей, твой отец жив, а клан - цел!
        Ударял по самому больному! Да еще как - наотмашь!
        На глазах навернулись слезы, и я часто-часто заморгала.
        Неожиданно пальцы Зубастого начали массажировать плечи:
        - Ну-ну, еще не поздно, все еще можно вернуть!
        Его руки нажимали все сильнее и сильнее, и когда я подняла голову, то он резко наклонился к моим губам. Я еле успела отвернуться, и поцелуй пришелся в щеку, но мужчина не унимался и ловил губы.
        - М-м-м! - я вертела головой, плотно зажав рот, упирая ладони в грудь Зубастого и отталкивая, но проще было завалить дерево-исполина, чем его отдалить от себя.
        Он облобызал меня всю! Так противно! Все лицо заляпано его ненавистными поцелуями.
        Я открыла рот, чтобы позвать на помощь, но тут же скользкий язык проник внутрь, губы накрыл рот Зубастного, а сам он так сильно прижался ко мне, что из меня вышел весь воздух.
        И я без малейших сожалений совести цапнула его за длинный язык!
        - А-ш-ш! - зашипел мужчина от боли, насупившись.
        Ярость исказила лицо Зубастого, и он дернул ворот платья в разные стороны, отчего то разошлось с треском, оголив плечи.
        - Ах! - я поймала ткань и прижала к груди, дыша, как загнанная лошадь.
        Мужчина схватил меня за запястья, рывком развел в стороны и жадно посмотрел на оголенную грудь. Кадык дернулся на шее, челюсти плотно сжались и он втянул в себя воздух.
        Я не носила белья, как все эти дворцовые дамы. Эти поддевки казались издевкой над телом, но сейчас я сильно пожалела об этом.
        По позвоночнику пробежал холодок плохого предчувствия. Паника запустила запредельный пульс, и я, как можно сильнее, дала коленом в пах разгоряченному бывшему жениху.
        Зубастый взвыл, сложился по полам, а я прижала разорванные куски верха платья к груди и понеслась прочь, лихорадочно соображая, как быть.
        Впереди замаячила временная лестница и свежепостроенный домик на дереве, мне бы успеть добраться до него, но тут сзади раздался рев взбешенного мужчины и топот пары ног за мной.
        Зубастый - как медведь, даже раненный не отпустит. Такого остановит только смерть!
        ГЛАВА 56.
        Ноги подводили после долгого стояния на коленях и не давали нормально бежать. За спиной послышался хруст веток, сбившееся дыхание Зубастого, а потом меня так сильно дёрнули за плечо, что я закрутилась вокруг себя и упала на землю боком.
        - Добегалась, птичка моя! - мужчина наступал тяжелой поступью, щерясь, словно дикий зверь.
        - Не теряй лицо! Ты же не животное! - я отползала, не отрывая взгляда от нового вождя. -Тебя могут увидеть!
        - И что они увидят? Ты уже откусанный пирог, ведь так? Никто больше не женится на тебе! - брызгал слюной Зубастый.
        - У меня есть муж! - ничего не значащее напоминание сейчас, но что еще сказать?!
        - И где он? Не от него ли ты сбежала? А кто недавно стоял на коленях и говорил, что все это ради мести? - мужчина наступил на край платья, и я больше не могла отползти, иначе ткань разошлась бы по швам.
        - Это не значит, что ты можешь так себя вести!
        - А кто мне запретит?
        - Я! Опомнись! Ты никогда не позволял себе так обращаться с девушками!
        - А я с тобой обращался достойно, пока ты об меня не вытерла ноги и не бросилась на другого. Ну как, раздвинула ноги перед принцем? Понравилось?
        Зубастый заковырялся в штанах, и я закрутила головой по сторонам в поисках помощи. Никого! Прощупала свой пояс и поняла, что потеряла кинжал где-то рядом, на земле.
        Тогда буду просто кричать!
        - Пожар! - орала я, зная, что только так сюда сбегутся люди.
        И тут же огромная ладонь накрыла мой рот, а сверху навалился Зубастый.
        - Отведала полевок, теперь родину отведай! - прохрипел мне на ухо мужчина, а я завертелась под ним ужом.
        Только не это! Нет! Не надо!
        Извернулась и цапнула его за палец, воспользовалась секундой замешкой и засвистела.
        - Что ты сделала? - насторожился Зубастый, а потом тряхнул головой: - Да и в пропасть!
        И стал ковыряться у себя внизу, пыхтя, а я молилась, лишь бы сработало.
        И тут в воздухе раздался шорох нескольких пар крыльев, а потом Зубастый дернулся, вытаращил глаза и обернулся, крича:
        - Какого... Ай! - мужчина пригнулся, а потом откатился от меня, и на него сверху набросилась целая свора разнопёрых птиц - моих верных защитников.
        Свои не бросят! Так тебе, гад!
        А ведь сработало!
        Мои птички не только помогать со сбором ягод умели, мы много забавлялись и я в игре обучала их разному. А также мстительной атаке на недруга. Вот только я думала, что мне придется применять ее на некоторых завистливых девушках из клана, чтобы проучить, и никогда - что испытаю на Зубастом.
        А теперь меня это спасло!
        Мои пташки так соскучились, что с особым рвением клевали мужчину, цепляли когтями, разрывая кожу до мяса. Трепали его так, что тот рычал от бессилия и только махал руками.
        - Если хоть одна пташка пострадает, мой клинок окажется в тебе! - пригрозила я, а потом добавила: - Не смей больше ко мне приближаться, иначе и дня не проживешь! Я схожу к Травнице и возьму яд, ты будешь бояться есть любую еду, а питаться будешь только кореньями, что сам выкопал и ягодами, что сам собрал!
        Я подняла кинжал с земли и нацелила на Зубастого:
        - Ты уже испортил воспоминания о нашем прошлом. Не порть будущее!
        - А ты не лезь не в свои дела! Я тоже могу угрожать! - Зубастый оскалился и тут же получил по макушке клювом от разъяренного Вупи.
        - Ты мою хозяйку обидел?!
        Мужчина махнул рукой и случайно поймал голубую болтливую птицу с плохой реакцией.
        - Сожму кулак и нет твоего трепло-брата!
        - Попробуй. И не проживешь до завтрашнего дня! Мне терять нечего, я выпущу стрелу в твое сердце, а вот ты, если убьешь меня, пожалеешь. Будешь висеть в клетке позора до конца своих дней!
        Зубастый зарычал, но Вупи отпустил. А тот извернулся в воздухе и еще раз клюнул нового вождя в макушку.
        Ну не знал птиц чувство меры, что поделать?
        Я развернулась, чтобы уйти прочь, как услышала:
        - Пернатая!
        Застыла, но не повернулась.
        - Мы плохо начали. Давай начнем все сначала.
        И я, не дослушав, пошла к домику, чтобы попросить одежду и снять этот срам.
        Сначала?! Да он шутит! Это определенно наш конец!
        Ох и нелегко мне придется теперь в клане... Но ничего, я справлюсь! Я уже не так наивная девочка, которую он помнит.
        ГЛАВА 57
        За те несколько дней, что я пробыла в клане я поняла, как же сильно ударил по людям не столько пожар, сколько страх, когда пропала защитная магия.
        Оказалось, что треть Лесных сбежало в соседние леса, боясь набегов чужаков. Но теперь, когда магия восстановилась, они стали постепенно возвращаться домой.
        - Корень парейника бы им проглотить! - в сердцах пожелал Горбатый закусить жгучим растением, глядя, как еще одна пара возвратилась в лес.
        - Перестань, они вернулись домой. Нас и так мало, если мы будем против друг друга, то долго не проживем!
        - Они нас бросили!
        - Не бросили. Посмотри, вот эта пара еле ходит, потому что у главы семьи больные ноги, а жена много лет загибалась, работая от рассвета до заката. Они ушли, чтобы выжить и не мешать другим защищаться, какой от них толк? Они не просили построить себе дом, потому что и сами не могли помочь в строительстве.
        - Хорошо, а вон та молодежь?! Только поженилась же год назад! Молодые и сильные!
        - Девушка вот-вот родит!
        - Ладно, а вон те два молодых лба? Бегают, в животе никого не носят.
        - А вот это просто трусы. Надо загрузить их самой черной работенкой, чтобы проучить, раз хотят вернуться. И дать испытательный срок.
        Горбатый кивнул:
        - Этим и займусь! А то душа не на месте!
        И ушел, решительно размахивая руками. Жажда спраедливости в нем не угаласа ни на минуту после нападения Полевок!
        Дни за хлопотами пролетали незаметно. Зубастый обходил меня стороной, только завидев на горизонте - выбирал другую дорогу. Иногда я ловила его задумчивый взгляд, словно он размышлял, как же ко мне подступиться.
        По этому поводу даже Ведунья высказалась:
        - Смотри, боится, что стрясешь его с дерева удачи! - как-то вечером сказала пожилая женщина.
        И в этом было зерно разума.
        Чем больше Зубастый напирал на меня, тем больше я противодействовала. Первая буря встречи прошла, и теперь мы оба с опаской относились друг к другу.
        - Не подрывай мой авторитет! - как-то буркнул новый вождь, проходя сзади меня. И я даже не поняла сначала, это он обратился ко мне.
        В этом время я составляла перепись материалов, которые у нас есть и собирала идеи о более экономичном использовании. И только потом поняла, что атмосфера в клане поменялась. На нового вождя все больше смотрели с недовольством, а меня все больше хвалили.
        Это было опасно, потому что Зубастый затаился не зря. И эта угроза, сказанная, словно невзначай, как его наивысшая точка тихого кипения.
        Мне нужно было отступить, дать ему утвердить авторитет, но вопросы клана требовали решения, а я не могла остаться в стороне.
        Да еще пришедшие новости от торговцев, с которыми мы обменивались продуктами, полностью заполнили мои мысли: король Долин умер, завещав трон Младшему принцу. Горцы закрыли короткий торговый путь, ссылаясь на оползень, которого и не было, а мирные морские неожиданно решили попытать счастье и напасть на Долину.
        - Неудача поселилась в Долине! Только недавно все восхищались, как ловко генералу Полевок удалось уговорить горцев и как умело внести смуту и сместись Чанраха с поста главы западных земель, а тут такое невезение! - сетовал одинокий торговец, сгружая нам провизию и загружая ягоды и дичь в обмен.
        Мне нужно было чем-то занять себя от зари до зари с перерывов на короткий сон, иначе я сошла бы с ума от мыслей, что роились в голове.
        Каждая новая новость о сражении Дерека с очередным врагом заставляло вздрагивать и с новой силой отдаваться работе в клане.
        - Так ему и надо! Это все за его злодеяния! Все воздается с лихвой, Великий Янус все видит! - шептались Лесные.
        Каждое сражение было все кровавей и кровавей, союзники становились врагами, но Воин оправдывал свое имя.
        Я боялась за него ночами и проклинала днем. Молилась под луной, чтобы он не пострадал, а, стоя под ясным солнцем, желала ему выучить урок.
        Мысли о Дереке настолько вытеснили опасения о Зубастом, что я совсем не заметила опасности, когда вечером прогуливалась у реки. Меня не насторожило ни шуршание в кустах, ни ощущение слежки. Я расслабилась, списав это на любопытных детишек клана, и совсем забыла, что кое-кто мечтает со мной поквитаться.
        ГЛАВА 58
        - Смотри, что забыли Полевки! - голос Зубастого сзади разорвал в клочья спокойствие.
        Я развернулась, ветер бросил в глаза волосы, но я все равно увидела, как серебром отлило острие меча.
        Новый вождь пытался показать маневр с мечом в воздухе, а я пятилась, чувствуя, как по спине течет липкий пот страха.
        Вжух-вжух-вжух! - воздух терзало острие вертящегося в руках мужчины меча.
        - Положи, это опасно!
        - Твой Воин показывал тебе упражнения с ним? - Зубастый сделал выпад в сторону, но я все равно отшатнулась. - Хотя нет, он тебе показывал другие упражнения - в постели. Верно? Оттого ты стала такая дерзкая и не боишься мужчин!
        Я прикусила язык, чтобы не спровоцировать мужчину на глупости.
        - Молчишь? Неужели? Тебя только это способно заставить держать язык при себе? -Зубастый с восторгом посмотрел на меч, провел пальцем по острию и надрезал себе кожу.
        - Что ты хочешь? Запугать меня? - на этих словах на плечо мне сел Вупи и нахохлился, смешно зашипев. Он готов был лапами и крыльями защищать свою хозяйку.
        - Я тебя уже предупреждал, - Зубастый плашмя мечом смахнул птицу с моего плеча, и я вздрогнула от ощущения движения у уха. - Ждал, пока ты успокоишься, но ты даже не думаешь, что делаешь! У нас никогда не было женщины вождя, и не будет! Это позор для Лесных!
        Вупи сделал круг над нами и сел на камень, внимательно следя взглядом за мужчиной.
        - Я и не собиралась становиться лидером клана! - даже в мыслях не было занять место отца.
        - Тогда зачем перечишь мне? - стукнул себя в грудь кулаком Зубастый, будто чувство несправедливости разрывало его изнутри.
        - Потому что ты не прав! И люди недовольны! Ты хоть оглядываешься на нужды народа?
        - я попробовала достучаться до мужчины. - Убавь спесь и увидишь, что народ готов видеть тебя вождем, если ты будешь видеть своих людей.
        - Они иногда сами не знают, что для них лучше! - рыкнул новый вождь и с силой воткнул острие меча в землю.
        - Безопасность и еда - вот что самое важное для любого человека! - когда оружие оказалось в земных ножнах, я немного расслабилась. - А уже потом все остальное! Нельзя быть голодным и счастливо-гордым, что не взял материалы для строительства.
        - Подачку от врага! - поправил Зубастый, обошел меч и стал медленно притеснять меня к реке. - Называй вещи своими именами!
        - Нет! Это было извинение Полевок и наше средство спасения! - неужели он не понимает?
        - Хорошо же тебе мозги прочистили! - плюнул в сторону от отвращения Зубастый и с пренебрежением смерил меня взглядом.
        Так и хотелось окунуть его с головой в ледяную реку, чтобы отрезвить от глупых мыслей, тупиковых идей.
        - Чтобы защищаться, надо встать с колен, понимаешь? - я уже заступала на камни. -Именно поэтому народ недоволен - ему плохо на земле!
        - Такие, как ты, развращают! Скоро ты научишь всех девушек клана своим штучкам, и они сбегут, чтобы выскочить замуж за чужаков! - новый вождь заставил меня подойти вплотную к кромке бурлящей реки. - Ты - гибель для клана, Пернатая! Ты чума, стихийное бедствие!
        Нужно выбраться отсюда! Когда за спиной быстрый поток воды, невозможно думать ни о чем другом, как о том, чтобы там не оказаться.
        Но Зубастый именно этого и хотел, поэтому с криком:
        - Не бывать такому! - толкнул меня в плечи и я ушла с головой под воду.
        Тут же закрутилась силой подводного течения, не понимая, где небо, а где земля. Попыталась поплыть наугад, ожидая уткнуться либо в дно, либо выплыть наружу, но меня все крутило и крутило под водой, несло течением, а потом я ударилась спиной о камни так, что оставшийся воздух выбило из легких.
        И когда я уже попрощалась со своей глупой жизнью, обмякла телом, вдруг почувствовала под собой что-то странное и мягкое. Будто мохнатая кочка вылезла и поднимала меня наверх.
        И когда голова высунулась над поверхностью воды, я жадно ухватила ртом воздух, боясь, что снова уйду с головой под воду.
        Но нет! Эта мохнатая кочка вытаскивала меня на берег, а потом и вовсе свалила меня на бок на камнях и отряхнулась, как мокрый пес.
        Я кашляла и смотрела на своего спасителя, и обязательно обомлела бы от ужаса, если бы только что не выкарабкалась с того света.
        В наших лесах водился редкий зверь, которого считали воплощение Великого Януса -рыжий вер. Огромный хищник, что редко показывался из своей пещеры. Но такое великое сравнение животное заслужило не тем, что мало высовывало нос к людям, а тем, что когда оно это делало, то словно карало: то разорвет более мелкого хищника, который набросился на стайку играющих на краю поселения детей, то спасет от верной смерти охотника от разъяренного медведя.
        Ходячая загадка на четырех лапах, что никогда не нападала на людей, что не мешало всем замирать от ужаса при одном упоминании имени. Больше медведя, самый быстрый хищник с самым свирепым рычанием. И сейчас он меня спасал!
        По берегу кто-то бежал к нам, я подняла голову и увидела, как Зубастый несется сюда, а потом вдруг замер, разглядев личность моего спасителя.
        Рыжий вер развернулся к новому вождю и зарычал так, что кровь застыла в жилах, и рев эхом разнесся по лесу. А потом зверь побежал на мужчину, рванув с места так, что галька осыпала меня водопадом мелких камней.
        ГЛАВА 58
        Рыжий вер погнал Зубастого через поселение, заставляя Лесных бросаться врассыпную и застывать от ужаса с открытым ртом. Еще никогда они так близко не видели этого дикого зверя, еще никогда воплощение Януса не проходило под домиками на деревьях.
        Как тем же вечером рассказывали пораженные Лесные, новый вождь бежал на последнем издыхании, а рыжий вер словно играл с ним, загонял, выбивал силы, пока не прогнал к границе. Он заставил Зубастого бежать и еще долго ходил вдоль кромки леса, не давая тому подступиться и вернуться.
        Бывший жених даже грязью вымазался и полз по земле, чтобы проникнуть обратно, но не смог провести зверя. Отчего тот хорошенько тяпнул мужчину за ногу и проволок на выход, показывая, где место нового вождя.
        Это было все равно, что поставить крест на жизни подлеца. Даже хуже смерти! Унижение, через которое прошел Зубастый не давало ему и шанса вернуться на место вождя. Особенно, зная, что поведение рыжего вера клан воспримет как знак богов.
        - Изменился Зубастый! - шепнул Щекастый у костра. - Не зря говорят, что любовь меняет!
        Кажется, этот словесный камень кинут в мою сторону. Но не успела я и рта раскрыть, как Болтливая толкнула плечом мужа и сказала:
        - Еще скажи, что Пернатая виновата, что он так себя вел! Вождем стал, а о клане думал меньше всего! Все о гордости!
        - Так задели мужика, вот он и пошел вразнос!
        - Молчи! Говоришь муть! Хватит выгораживать своего брата!
        - А кто, если не я?! - грусть проскользнула в голосе мужчины и все замолчали.
        Никто не хотел, чтобы Зубастый так закончил, но и на его стороне теперь был разве что брат. Все прежние друзья прятали глаза, хмурясь, но не поддерживали нового вождя.
        Странная атмосфера летела этим вечером над лобным местом. Никто не был готов к такому повороту, клан все еще находился в сметении, люди жили в стесненных условиях, направляя все силы на строительство и выживание. Сейчас всем нужен был сильный и мудрый вождь, но сегодня мы лишились своего лидера.
        Я умолчала о том, что Зубастый хотел меня убить, не сказала ни слова. Все разболтал Вупи, в красках рассказывая каждому, что произошло у реки. Все что не увидел -додумал, все, что не знал - дополнил. В итоге с каждым последующим разом история обрастала все более яркими красками.
        - Тебе бы легенды сочинять, Вупи!
        - Я уж расстараюсь, чтобы у этого гада не было и шанса шагнуть обратно! Лучше бы рыжий вер растерзал его в клочья! Я так ждал этого!
        - Смертная казнь - это слишком гуманно.
        - Но Зубастый теперь твой враг, а рыжий вер не будет всегда рядом! Помнишь, как Воин говорил про Ловкача? Что таких людей нельзя оставлять за спиной!
        - И что ты мне предлагаешь?
        Вупи открыл клюв, а потом закрыл, нахохлившись, и проворчал:
        - Настороже будь! Что тут еще скажешь!
        Неожиданно птиц выпучил глаза, взлетел и сел мне на плечо, зашептав в ухо:
        - Слушай, Пернатая! А что, если я в Зубастого ядовитую иглу воткну? Яд ягатана ему в лопатку, а?!
        - Нет, я не буду так тобой рисковать. У меня есть для тебя другое задание: не спускай с него глаз. Мы должны подстраховаться!
        Следующее утро подарило сразу несколько сюрпризов. Оказалось, что все вопросы, которые раньше адресовались вождю, теперь доставались мне. Сначала все было настолько ненавязчиво, что я не сразу это поняла, думала, просто спрашивают совета в отсутствие лидера, пока не выбрали нового. Но когда ко мне пришли за тем, чтобы я рассудила спор двух мужчин, я поняла, что все негласно приняли меня за временного вождя.
        Вупи тоже принес интересные новости на хвосте: с рассветом Зубастый в дурном настроении присоединился к торговцу. Птица подслушала разговор, из которого стало понятно, что бывший жених настолько опозорен, что не посмеет вернуться. Конечно, торговцу он рассказал совсем другую душещипательную историю неразделенной любви, из-за которой он не может больше находиться в клане и решил искать дом в другом месте.
        Неужели, я смогу немного выдохнуть и расслабиться?
        Тем же вечером, когда клан собрался у костра, я подняла вопрос выбора нового вождя, предложив устроить ряд традиционных для такого отбора испытаний. И какого же было мое удивление, когда я наткнулась на непонимающие взгляды со стороны соклановцев.
        - Ты тоже хочешь нас покинуть?
        - Пернатая, ты уходишь?
        Но все решила Ведунья, которая вышла вперед и сказала:
        - Зачем нам новый вождь, народ уже выбрал тебя!
        Лесные захлопали ладонями о колени, присоединяясь к словам женщины, а я удивилась:
        - Но вождем всегда был мужчина...
        - А что мешает женщине занять пост? Тем более, когда тебя об этом просит весь клан?
        Лесные стали кричать слова одобрения, а я не верила своим глазам и ушам. Неужели, мой народ не только простил меня, но и готов идти за мной? Но это как-то неправильно, странно, такого раньше никогда не было!
        - Что сидим? Давайте праздновать выбор нового вождя! Чур, печеньки на стол в первую очередь! - взметнулся в воздух Вупи, заголосив.
        - Какой ты шустрый! Для пира нужно дичь поймать, наготовить!
        - Я отпраздную печенькой, и мне хватит! - заявил птиц.
        - Подождите! Но не лучше ли выбрать мужчину...
        - Рыжий вер спас тебя, прогнав вождя. Какой еще тебе выбор нужен? - неожиданно вперед выступила Травница, которую давно никто не видел после того, как сгорел ее дом.
        - И я вернулась не зря, как раз вовремя! Вот тебе первый запрос, вождь: мне нужен дом, но на земле. И никаких соседей.
        ГЛАВА 59
        Где была Травница все это время - никто не знал, но и спрашивать не смел. Мужчина настолько боялись женщину, что быстро возвели ей небольшой домик и унесли ноги, а вот мне досталась от нее просьба:
        - Пернатая, помоги перетащить пожитки! - скорее требование, чем вежливое обращение, но я ничего другого и не ждала от резкой женщины. Я привыкла к ее странностям.
        Ее вещи пугали! Я старалась не вглядываться в содержимое плетеных коробов, не рассматривать пучки странных трав, не трогать странные на ощупь вещи голыми руками.
        - Хочешь знать, где сердце обелиски? - неожиданно спросила Травница, я замерла с коробом трав в руках.
        - Нет! - замотала головой, невольно обведя глазами гору вещей в пещере. Оказывается, именно здесь и жила женщина, пока в клане царил бардак. Собирала потерянные запасы трав, перенесла сюда все спасенное из дома. - Надеюсь только, что оно не пропало в огне.
        - Не пропало! Я успела спасти все, что можно перенести и что невозможно восполнить. Зачем Травница напомнила мне о нем? Что хотела этим сказать?
        - Что так смотришь на меня? - спросила женщина. - Помнишь еще, что оно способно?
        - Откуда мне знать.
        - Ну как? Вспоминай! Я говорила тебе!
        - Кажется, вы говорили, что пусть она погибла, но может спасти жизни.
        - Может. Иногда одну, иногда много жизней.
        Сказав это, Травница заковырялась в пожитках, словно и не заводила этого странного разговора.
        Я пожала плечами и окунулась с головой в помощь женщине, отмечая, что скрюченная рука стала выглядеть еще хуже.
        - Помните, вы как-то сказали, что это любовь сделала вас такой?
        - Не любовь. Жертва. Но да, во имя любви. Хочешь знать, что случилось?
        - Всегда было интересно.
        - Знаешь, кто жил до меня в том домике?
        - Нет, я только вас и знаю.
        - Хранительница, так ее звали. А знаешь, почему ее так звали?
        - Потому что она что-то охраняла или хранила у себя?
        - Можно сказать и так. Она обладала знанием об Огненном Сердце.
        - И вы им обладаете?
        - Я тоже храню эти знания, но не желала этого. Я пришла к ней, когда мне нужна была помощь, как ты тогда прибежала ко мне за лекарством для своей раненой любви.
        - Что-то случилось с вашим любимым?
        - Да, он утонул. Я вытащила его, притащила к ней на себе, он уже не дышал. Умоляла ее спасти его, глупой была, на все готова ради него.
        - Спасла? - не поверила я.
        - Спасла. Да только душа словно не его пришла в тело, да и тело прожило недолго. Не был он после спасения со мной, спился совсем. А я на ее месте осталась, а она отправилась на небеса.
        - И после этого вы стали выглядеть так?
        - Да, это моя цена за любовь. Она предупреждала меня, а мне было все равно.
        - Я тоже вас тогда не слушала... - грустно вспомнила я о словах Травницы, что обелиска -это маленький дар, а основную цену я заплачу потом. Вот я и заплатила с лихвой. - Но откуда вы знали?
        - Хочешь тоже? Так давай мне на смену! - Травница схватила меня за руку.
        - Нет-нет! Не хочу! - я вырвалась из цепкой хватки и прижала руку к себе.
        - А! - махнула искореженной рукой на меня женщина. - Тебе сейчас и нельзя!
        - Да, у меня обязанностей перед кланом много! - кивнула я, подхватывая очередной короб и неся его к повозке. - Давайте быстрее! А то скоро стемнеет!
        Больше я старалась не говорить с Травницей, потому что стало страшно. Вдруг она возьмет меня на смену себе?
        В этот вечер у костра, когда клан собрался на лобном месте и расписывал план на последующий день, когда все распределяли задания, вдруг пошел слушок, не знаю, кем начатый: якобы кто-то слышал от торговца, что принц Долин женится. Вот только какой, не уточнил.
        - Пернатая! - кричал Вупи мне на ухо.
        - А?! - я словно очнулась ото сна.
        - Пятый раз тебя зову! Там птицы себя на опушке странно ведут! Иди посмотри!
        - Почему не спят? - удивилась, вставая.
        - Вот и я о том! Вдруг, Зубастый! Но я смотрел, рыжего вера рядом нет. Обычно, как тот на горизонте, так и рыжий вер по опушке!
        - Что?! - я впервые слышала о том, что бывший жених пытается пройти в лес.
        - Ой! - прикусил язык Вупи. - Проболтался! Не хотел тебя нервировать!
        - Мне знать не обязательно?
        - Так рыжий вер на страже! Зачем беспокоить по пустякам, когда забот полон рот!
        Укоризненно легко щелкнула птицу по клюву и пошла к опушке, радуясь возможности пройтись и проветриться. Когда я была беззаботной, то летала по клану, словно свободная птица, теперь же тяжесть ответственности не позволяла надолго и далеко отлучаться от Лесных. А тут такой повод!
        - Пернатая, давай схожу с тобой! - крикнул Быстрый.
        Мужчина последнее время часто предлагал свою помощь и крутился рядом. Поэтому Вупи покосился на него и сказал:
        - Один мужик рядом с ней есть. Этого достаточно!
        Я чуть не прыснула от смеха, но не стала ставить под сомнение достоинство птицы.
        - Я буду осторожна. Защитная магия на месте, так что чужаков не пропустит.
        Про Зубастого я умолчала, но очень надеялась, что неудавшегося вождя там не будет.
        ГЛАВА 60
        Птицы оживленно щебетали на ветках, перелетая с места на место. Их явно что-то тревожило, но они не боялись этого, то и дело подлетая к черной полосе границы.
        Что там?
        Я увидела мужскую ногу в сапоге, выглядывающую из-за куста и подумала, будто оказалась в прошлом: в день, когда я нашла Дерека. Сапог был блестящим, с лоснящимися мысками, словно совсем неношеный, а хозяин лежал на земле за кустом. Как бы я ни ходила вдоль границы, не видела дальше колена и не могла понять, кто же там лежит.
        - Посмотри, Вупи! - попросила я.
        - Только команды и жду, мой вождь, - шутка была сказана с такой серьезность, что я поняла - даже птица вспомнила о том злополучном дне. Мы оба боялись повтора.
        Одно я знала точно - больше ни одного чужака я в таких условиях не спасу.
        Но что делать, если это Дерек?
        От одной мысли сердце забилось пойманной в руке бабочкой. Я сжала кулаки, ожидая, пока Вупи сделает круг над кустом и посмотрит, кто же там и что с ним и разжала, только когда птица приземлилась на плечо в полном молчании.
        - Кто там?
        Вупи молчал.
        - Молчишь, значит, знаешь?
        - Знаю, - мрачно пробурчал Вупи. - Но не хочу говорить, потому что ты бросишься его спасать.
        Шум в ушах заглушил на мгновение, я дернулась вперед, а потом вернулась на шаг назад и спросила тихим шепотом:
        - Это Воин?
        Снова ранил себя, чтобы привлечь внимание? Уже не смешно! Не поддамся! Не пойду!
        А что, если он так и умрет без помощи?
        - Нет, это Зубастый, - сообщила птица, и я резко повернулась к крылатому другу.
        - Ты уверен? Хорошо рассмотрел?
        - Думаешь, не узнаю того, кого видел на протяжении всей жизни? - обиделся Вупи.
        - Почему на нем сапоги?
        - Кто его знает? И одежда странная...
        - Он ранен.
        - На груди растеклось красное пятно, но я ему не верю, Пернатая!
        Я тоже не верила Зубастому. Он собственными руками чуть не отправил меня к отцу на небеса, а сам рассчитывал, что я помогу? Или просто пришел к родному лесу.
        - Пернатая! Вижу по твоему лицу, что ты начала сомневаться! Не смей! Он может подделать ранение, а сам с тобой разделается, не моргнув глазом, как на реке.
        - Верно, - прошептала я, смотря на ботинок. - Ты меня не обманываешь? Это точно Зубастый?
        Вупи внимательно посмотрел на меня:
        - А если бы был Воин, ты бы пошла его спасать снова?
        - Не знаю, - сказала, как чувствовала.
        Эта ситуация разбередила не только раны, но и воспоминания. Я никому не говорила, как скучала, никому не открывала свои переживания и сердце, потому что не имела права на эти чувства. Я отхватила свою ночь счастья и должна быть довольна.
        - Это Зубастый, я клянусь, что это не Воин, - серьезно сказал Вупи.
        - За его судьбы взялся Великий Янус, так пусть и решает дальше тоже он, - громко сказала я и пошла назад к поселению, специально хрустя ветками под ногами. Потом развернулась и тихо стала пробираться назад, прячась за кустами и деревьями, чтобы успокоить сердце и убедиться в подозрениях.
        И точно! Стоило несколько минут посидеть в засаде, как я увидела, что нога подтянулась, а потом на ноги встал мой бывший нареченный. На светлой рубахе алело красное пятно, он недовольно стянул с себя верх, сапоги, в которых - зуб даю, не мог ходить без мозолей, зло посмотрел в сторону леса и размашисто зашагал прочь.
        - Теперь ты убедилась? - Вупи так и просил похвалы.
        - Да, коробка печенья твоя! - пообещала я.
        Всю ночь я просидела вне стен дома, накрывшись шкурой отца. Внутри не было чем дышать из-за огромного количества народа, что временно ютились в тесноте до постройки собственных домов, а мне нужно было пространство для тела и души, чтобы привести мысли и сердце в порядок.
        Женится ли Дерек еще раз или играет свадьбу Норис? Что происходит во дворце между братьями и не напали ли очередные враги на Долину?
        В ночной тишине я откровенничала сама с собой, вспоминая прошлое и наше знакомство с Воином. Его небесные глаза, его драку с Зубастым, его посвящение в Лесные, когда он окунулся в чан воды, зная, что получит ожоги.
        Сегодня мне не хотелось вспоминать плохое о нем, поэтому с утра я уже открыто грустила о прошлом, пока не услышала разговор двух мужчин, что вернулись после обмена товаром у границы леса:
        - Слышал? Воин должен жениться на дочке горцев, чтобы удержать трон и сдержать атаку южан?! Говорят, брат постоянно пытается отобрать трон и у него нет выбора!
        - Дочка горцев? Говорят, эта Орайя настоящая красотка!
        - Ты только нашему вождю не проболтайся! Пернатая и так ходит бледнее луны! Так что давай сделаем вид, что ничего не слышали. Не говори больше никому, а то не сдержим языки!
        - Хорошо, ты прав! Не нужно расстраивать вождя.
        - Думаешь, Воин женится второй раз?
        - Так это не Лесные! Им можно, чтоб не жениться!
        Мужчины скрылись между деревьями, а я там и осталась стоять, чувствуя леденящую пустоту в голове и душе. И только одна мысль билась в голове: лучше бы я, действительно, ничего не знала!
        Следующие несколько дней перед глазами стояла дочка главаря горцев - Орайя. Воспоминания, как она снимала с Воина защиту, терзали, словно ястребы добычу, а картинки, когда девушка принесла еду и пыталась кормить Дерека с руки, получили продолжение в сотнях вариаций.
        Великий Янус, зачем ты меня спас из реки? Чтобы я терзалась?
        А потом я отругала себя за эгоизм. Я должна жить ради клана, которому задолжала! Я совсем забыла, что поклялась посвятить себя восстановлению нормальной жизни Лесных и постараться искупить вину за собственные ошибки! Как быстро я стала жадной, стоило позволить себе всего ночь любви!
        Как быстро я забыла о мести!
        - Вупи! У меня для тебя задание! - в одно утро сказала я, держа в руках тонкую ветку с черной ягодой.
        - Какое? - заинтересованный в печеньках Вупи ответил с готовностью.
        - Убей Нориса. Проникни во дворец и используй возможность добраться до его напитка. Протки ягодку коготком, опусти ветку с ней и поводи, а потом убери. Средний принц ничего не заметит.
        Вупи посмотрел на меня с готовностью и кивнул, осторожно спросив:
        - Больше ничего?
        - Ничего.
        - Может, узнать обстановку? Или передать что-то Дереку?
        - Нет. Ничего, - поспешно ответила я и прикусила себе язык, чтобы не попросить лишнего.
        Я должна избавиться от ненужных чувств и никогда не забывать о своем обещании клану!
        Вупи взял в клюв ветку, махнул мне крылом и полетел в сторону дворца, выписывая фигуры в воздухе.
        - Попутного ветра и удачи, Вупи! - пожелала следом, смотря ему вслед.
        А вечером шум в опушки привлек внимание всего клана.
        - Пернатая! Там! Там! Там... - прибежал ко мне запыхавшийся мальчишка по имени Робкий.
        - Что? - я пересчитывала запас зерна и отложила в сторону записи. - Что случилось?
        - Лучше тебе самой посмотреть, вождь! - крикнул малец и убежал, словно боялся пропустить что-то важное.
        Я набрала полную грудь воздуха, словно он помог укрепить тело и придать силы духа, а потом пошла к опушке. Что за повод вызвал такую суету, которая притянула всех Лесных к опушке?!
        ГЛАВА 61
        Впервые Лесные что-то так бурно обсуждали на опушке. Они не боялись, но все их позы так и говорили о воинственном настрое. Мужчины не доставали топора, зато вооружились палками, чтобы было престранно, поэтому я поспешила протиснуться сквозь живую стену и своими глаза посмотреть, что там.
        - Вождь, побереги нервы, мы сами с ним разберемся! - положил мне руку на плечо Быстрый, с вызовов смотря вперед. Он был высоким мужчиной, поэтому без проблем видел, что происходит впереди, а вот мне мешали несколько женщин, которые перекидывали из рук в руки камни.
        На кого все так ополчились? Зубастый?!
        За пеленой защитной магии мелькнула знакомая фигура, и сердце пропустило удар. Меткая и Румяная пропустили меня вперед, пыша недовольством, и я увидела Воина.
        Хотелось протереть глаза, потому что сердце не верило увиденному, но не могло же быть видение у всего клана? Я словно погрузилась в бочку, полную растерянности, потеряла ориентацию в пространстве и времени.
        Что Дерек тут делает? Зачем пришел? Не он ли должен вот-вот жениться на Орайе ради сохранения трона и укрепления власти?
        Может, пришел получить развод? Тогда я разочарую его - у Лесных не бывает разводов. Хотя, о чем это я? Ему позволено иметь несколько жен!
        Я будто проглотила шишку и не могла сказать ни слова, только смотрела в такие до боли знакомые голубые глаза, которые надеялась никогда больше не увидеть.
        Воин поймал в капкан мой взгляд и не отпускал. Молчал, словно у него не было языка, а Лесные вокруг все громче возмущались.
        Мужчина еще не пересек черную полосу на земле, стоял недвижимо, словно слепленный из глины, и только алый плащ развевался на ветру. Отличительный знак генерала на груди сверкал, ослепляя, и был так чужд атмосфере лесе. Он был словно из другого мира, а мои воспоминания о времени вместе - будто сном.
        Его меч был воткнут в землю перед ним, погружен так глубоко, что, казалось, уже не достать. Что это? Символ мира? Хороших намерений?
        Лесные все равно не верят!
        Мой клан ополчился напротив, приготовив палки и камни. Живая угроза, но она, казалось, совсем не волновала младшего принца. Он смотрел только на меня, а я на него.
        - Смотри! Глядит так, будто хочет, чтобы Пернатая подошла! Но она же не глупая!
        Глупая! - ответила про себя, кусая губы. - Но не подойду!
        Румяная вышла вперед, загораживая меня собой, выпячивая грудь вперед и держа камень наготове:
        - А где вторую жену забыл, король Долин?!
        Точно, он же уже не младший принц! Он - высшая власть, король! А я все по привычке...
        Я отвернулась в сторону, не в силах смотреть, как он будет пытаться говорить что -то о второй жене и просьбе. Ведь не просто так он сюда пришел!
        Хотелось развернуться и уйти, но нынешний статус не позволял сделать и шагу.
        - У меня одна жена, и это Пернатая, - громко сказала Дерек, и я резко повернулась к нему, чтобы заглянуть в его лицо.
        - И что из этого? - кажется, Румяная взяла сегодня слово на себя, раз у меня язык приклеился к небу. И я даже была благодарна ей за это. - Как смеешь показаться после того, что сделал? Думаешь, ты Лесной?
        - Разве вы изгоняете членов клана? - спросил Воин, и стал расстегивать крепеж верхней защиты.
        - Их изгоняет рыжий вер - воплощение Великого Януса! - гордо заявил Быстрый, выходя вперед. - Недавно Зубастый на своей шкуре испытал гнев богов.
        - Так вот пусть и меня изгонит рыжий вер, если боги против, - на землю упала защита плеч вместе с алым плащом.
        - Что он делает? - зашептались вокруг.
        А Дерек продолжал снимать слой защиты за слоем, снаряжение за снаряжением. И вот на земле уже возвысилась целая гора вещей. Нагрудник с эмблемой генерала налетел на защитную магию и отскочил прочь, заставляя свидетелей ахнуть от трескающего звука магии в воздухе.
        - Не пройдет!
        - Его так же тряханет!
        - Магия не пропустит!
        Шепот вокруг нарастал тревогой и сомнением, а я старалась не покачиваться на ветру от двух разных эмоций радости и душащего горя. Это неправильно, так нельзя! Воин не должен был возвращаться!
        - Назад дороги нет, Воин! - крикнул Быстрый, загородив меня собой.
        - Вы так верите своим богам, так давайте посмотрим, принимают ли они меня, - Дерек разделся до туники и штанов, снял солдатские сапоги и смело шагнул через черную полосу земли. - Я пришел к своей жене!
        Защитная магия приняла его, как родного, пропустив внутрь, и Лесные разом резко вдохнули.
        Нет! Так нельзя! Что он творит?!
        Тот, по вине которого мой отец под землей! Тот, по вине которого моя жизнь пустилась под откос! Тот, кто виноват в пожаре и бедах лесных!
        Впрочем, виновата и я!
        Но я не могу допустить, чтобы он, как ни в чем не бывало, пришел обратно и заявил свои права!
        - Прочь! - в глухой тишине мои слово прозвучали раскатом грома.
        Дерек посмотрел мне прямо в глаза и уверенно произнес:
        - Нет! Между властью и любовью я выбрал тебя! Мне не нужен трон, если ты не со мной. Жители Долины справятся с узурпатором-наследником, я, как мог, наладил мир и устранил врагов. Пусть даже во главе встанет Норис, народ имеет силу и смелость на бунт, - Дерек двигался медленно и говорил с запалом, а последнее он выкрикнул так, что стаи птиц поднялись в небо над лесом: - Но без тебя я не могу даже дышать нормально, Пернатая!
        - Ты зря пришел! Иди прочь! - я не могла больше слушать такие желанные слова. Хотелось заткнуть уши руками, убежать, что есть мочи и скрыться в пещерах на неделю, но я не могла. Все, что себе позволила, так это медленно и с достоинством пойти прочь, пожелав:
        - Возвращайся к своему народу! Безопасной дороги!
        Шум сзади нарастал, возмущение тоже, и я остановилась, услышав крик Быстрого:
        - Ты слышал, что сказал вождь? Иди прочь, иначе не вини нас за камни и палки!
        - Я не уйду! - крик Дерека копьем проткнул меня навылет, чуть не выбив сердце из грудной клетки.
        Я подняла глаза к небу и зашептала:
        - Великий Янус, ты испытываешь мою преданность?
        Я развернулась на пятках и крикнула, что есть мочи:
        - Уходи!
        - Нет! - категоричный ответ был встречен возмущенным гвалтом Лесных.
        - Вождь против! - Быстрый замахнулся палкой. - Если не уйдешь, все полетит в тебя!
        - Пусть! Я заслужил от вас и палок, и камней. Я приму это наказание, - Дерек встал, высоко подняв подбородок, и в него полетела первая палка от Быстрого.
        Попала прямо в грудь, отскочила и плашмя шлепнулась на землю. А следом полетели камни, один за другим: сначала мелкие, потом все больше и больше.
        - Уходи! - мой хриплый крик потонул в гомоне голосов, я не могла смотреть, как кожу Воина рассекают палки и острые камни, как все новые раны появляются на его теле.
        Дерек поймал мой взгляд и отрицательно покачал головой, одними губами говоря: нет.
        А вокруг, казалось, все вошли в раж, поймали кураж, и все сильнее бросали снаряды ярости в мужчину, все яростней рычали на него мужчины, чтобы он уходил.
        Но Воин стоял недвижимо, лишь иногда дергаясь от особенного болезненного удара. В его глазах была такая воля, что стало страшно. Я поняла, что он простоит так до конца.
        Но я не могла его простить только потому, что он так решил. И дело не только во сне, я -это клан и клан - это я. А сейчас все прогоняют его вон.
        - Уходи! - их глаз брызнули слезы, а крик вышел надрывным, сиплым, на грани срыва.
        - Он не понимает! Сильнее! - вдруг приказал Быстрый, и на Дерека полетели такие булыжники, которые легко могли вышибить дух из тела даже самого крепкого мужчины.
        - Стойте! - крикнула я, но толпа бесновалась, не слушала.
        Камни и палки летели все стремительней, быстрее, точнее. А Воин стоял, уже обтекая кровью.
        - Стойте! Хватит! - побежала я в толпу особо ярых, набрасывая на руки.
        Быстрый метнул в меня упрямый взгляд и запульнул огромный камень в Воина, после которого тот упал как подкошенный на землю.
        Страх ледяной рукой сжал сердце, я не могла сделать вдох. А потом оттолкнула с пути Быстрого, что пытался меня перехватить и бросилась к Дереку, приказав:
        - Травницу! Срочно!
        ГЛАВА 62
        - Как дошел только? - недовольно бухтела Травница, осматривая тело Воина. - Весь же порезанный, покоцанный, а приперся к опушке!
        В ее новом домике на земле стоял жуткий смрад трав, глаза слезились от дыма, а нос щипало от резкого запаха. Я чихала, не переставая, вытирая слезы и радуясь въедливому в слизистые дыму, как прикрытию.
        Дерек лежал на длинной широкой скамье, а кровь капала с кончиков пальцев на землю, не останавливаясь. Его полностью раздели мужчины, и теперь только ткань прикрывала его ниже пояса. Все тело было в свежих ранах и старых шрамах - не разобрать. Было видно, что генерал бился с врагами не на жизнь, а насмерть.
        - Он потерял сознание не из-за удара камня по голове?
        - Камень сделал свое дело, но у твоего мужа и без того много внутренних травм. Он потерял много сил в боях, его тело долго работало на износ на одной силе духа, -Травница сунула мне в руки зеленую кашу, приказав: - Замажь раны, я очистила их.
        - Но он же выживет? - с тревогой нанесла жижу на глубокий порез от меча. Эта рана была недавней и открылась, кровила, окрашивая бок мужчины алым.
        - Я не возьмусь обещать. Его пульс слаб, он не жалел себя, - Травница устало присела на стул, зевнув. - Всю ночь с ним крутилась, нужно отдохнуть...
        Такой ответ меня не устраивал! Внутри все дрожало от мысли, что Воин может не очнуться. Я была уверена, что камни и палки не смогут его уложить в могилу, но и предположить не могла, что он и так был ранен и еле держался на ногах.
        Зачем, ну зачем он пришел? Умереть?!
        Нет! Я не могла позволить ему так просто покинуть этот мир! Так глупо!
        - Травница, спаси его!
        - А что я могу? И ты замажь живчиком все да спать ложись, а там посмотрим к утру, заберет его Великий Янус или нет.
        - Нет! Прошу! - я вцепилась в колени женщины, опустившись на пол. - Спасите его! Вы же знаете, как!
        Травница поджала губы и долго-долго смотрела мне в глаза.
        - Любишь его? - неожиданно спросила она.
        - Да, - я опустила взгляд, губы пересохли.
        - Помнишь сердце обелиски?
        - Точно! - я вскочила на ноги. - Где снадобье?! Оно же поможет?!
        Травница прищурила один глаз, скривила рот в косой ухмылке:
        - Оно десятерых Лесных способно спасти. Или одного Воина. Кого спасешь?
        - Но клан в порядке. - я с опаской посмотрела на женщину, потому что она всегда наперед предсказывала беду. - Что-то случится в ближайшем будущем? Нас опять постигнет беда?
        - Просто знай, сердце обелиски особенно действует на наш народ, поэтому поднимет десятерых. А его - одного, - ушла от ответа Травница. - Выбирай.
        В своем сердце я уже сделала выбор, осталось только озвучить. Возможно, если бы здесь лежали десять умирающих соклановцев против Воина, я бы мешкала, а так я ответила:
        - Спаси Воина, Травница.
        - Хорошо. - Женщина поднялась на ноги, сделала два шага и остановилась: - Прямо скажу, раз намеков не понимаешь: - И тебя оно способно полностью вылечить от последствий отравления яда ягатана. Будешь жить полной жизнью без забот о здоровье, проживешь до глубокой старости.
        - Спаси его, - только повторила я.
        Травница опустила глаза вниз, будто хотела увидеть мое сердце сквозь грудную летку и тяжело вздохнула:
        - Ну, будь как будет! Видит Янус, я старалась!
        Загадочные слова женщины повисли в прогорклом смраде, затрещал огонь в очаге. Я чувствовала предупреждение, но не могла разобрать его смысл. Жизнь Воина, висевшая на волоске, мешала трезво мыслить.
        Травница развела снадобье и дала мне пузырек в руки:
        - Сделай это своими руками, Пернатая! Пусть у богов не будет ко мне вопросов!
        Я подставила узкое горло к бледным губам Дерека, приподняла его голову и попыталась влить в него лекарство. Струйка потекла мимо, по щеке и вниз, а внутрь, казалось, не попало и капли.
        - Ой, выйду я подышать! Да и ты делай свое дело и выходи проветрится, травки хоть целебные, передышишь, еще чувств лишишься у меня!
        Травница оставила меня наедине с Воином, и я в растерянности смотрела на пузырек, думая, как же влить содержимое в мужчину.
        - Ну же, глотай! - я надавила на щеки, но тот лишь сцепил в забытье зубы.
        Я почувствовала такое бессилие, что временно позволила себе слабость: опустила голову вниз и прижалась ко лбу Дерека своим. И тут же почувствовала, как тот расслабился.
        Быстро поднесла пузырек к губам, но Воин вновь сцепил зубы.
        - Открой рот! Давай же! - умоляла я его. - Поправься, дай отправить тебя прочь здоровым!
        Но как бы я ни старалась, влить в генерала жидкое спасение оказалось невозможно.
        Я снова соприкоснулась с Воином лбами, прошептав:
        - Ты такой упрямец!
        И он снова расслабился.
        А что, если я...
        Я поднесла пузырек к своим губам, набрала в рот, а потом наклонилась к Дереку. Прикоснулась к нему в поцелуе, не размыкая губ, а потом резко нажала на щеки, вливая жидкость в мужчину.
        Воин закашлялся, но проглотил все до капли, а я с чувством выполненного долго выпрямилась и вытерла губы тыльной стороной ладони.
        Не оставлю повода для воспоминаний! Сотру этот целебный поцелуй руками и из памяти!
        Я обработала все раны генерала, а потом вышла из домика, чувствуя, как затекли ноги. Рассвет только-только озарил нежно-розовым заревом лес, а Травница спокойно себе храпела на гамаке. Ее никогда не смущала влажность, и сейчас я тоже с удовольствием прогоняла дым, которым наглоталась, с помощью влажного воздуха.
        Так вот почему она живет внизу! Чтобы смрад быстрее выходил из дома и из тела! А то после этого дыма я чувствовала себя сушеным сухарем, который с жадностью впитывает в себя любую каплю.
        Теперь я верила, что Воин поправится. Сердце обелиски особенное, оно обязательно поставит его на ноги!
        А вот я больше не могу позволить себе находиться с ним рядом, показать, что Воин заботит меня.
        Я пошла вперед, не оборачиваясь, и вздрогнула, когда от дерева отделилась тень.
        - Пернатая, мне выставить охрану? - Быстрый, судя по всему, тоже не спал всю ночь.
        - Да, поставь двоих на страже там, где укажет Травница.
        - Только двоих?
        - Мы не можем поставить больше, нам нужно строить дома. Да и Воин не принесет вреда,
        - я все-таки оглянулась на домик, добавив: - Когда Травница скажет, что Воин поправился, то запри его в подвесной клетке, пока не согласится уйти.
        Быстрый посветлел лицом от моих слов и с готовностью кивнул:
        - Так и сделаю! Я лично прослежу за этим!
        - Не сомневаюсь, - еле выдохнула я, чувствуя, как земля уходит из-под ног, а голова идет кругом. Лицо Быстрого смазалось, и я потеряла сознание.
        ГЛАВА 63
        Давно я так не высыпалась! Будто неделю проспала на самой удобной в мире перине, дыша запахом луговых трав.
        Иногда торговцы привозили нам букеты и пахли они просто восхитительно!
        Я открыла глаза, потянулась, но внезапно к горлу подступил комок тошноты. Запах луговых трав теперь не казался приятным, а на языке чувствовался въедливый желудочный сок.
        Я резко согнулась пополам, а потом выскочила наружу и перевалилась через бортик подвесного моста. Мои внутренности вот-вот выскочат наружу!
        Когда, казалось, что внутри меня не осталось ни капли жидкости, этот кошмар, наконец, закончился, и стало легче. Я вытерла холодную испарину со лба, тяжело дыша, и огляделась.
        Небо снова бередил рассвет. Сколько я проспала в этом недостроенном домике на дереве?
        Я зашла внутрь: ритуальные камни с рунами лежали вокруг мягкого настила, пучки луговых трав были натыканы по углам, а в темному углу, завернувшись в шкуру, похрапывала Ведунья.
        Что со мной случилось? Стало плохо от травяного смрада Травницы? Почему сейчас вывернуло наизнанку? От голода?
        Получается, я проспала минимум сутки!
        Я слетела вниз на лиане, оросила лицо росой прямо из чаши огромного лопуха и побежала к дому Травницы. Влетела внутрь, не стуча в дверь, и с удивлением посмотрела на пустую скамью, где до этого лежал Дерек.
        - Что шумишь? - пробурчала женщина, поворачиваясь на другой бок на кровати.
        - Где Воин? Он жив? Что случилось? - я старалась не паниковать, но голос предательски дрожал.
        - Вот глупая! Что про себя в первую очередь не спрашиваешь? Совсем не волнует, почему сознание потеряла?
        - Надышалась травами, устала, вот и лишилась чувств! Что с Воином?! - я вертела головой по сторонам, будто мужчина мог тут так легко спрятаться.
        - Как что? Твой же приказ был в клетку посадить, тогда что удивляешься?! - отвернулась к стене Травница. - Ой, не томи, дай поспать! Уморилась!
        - В клетку? Только когда поправится, если будет упрямиться и отказываться уходить! -возмутилась я, а потом вспомнила поведение Быстрого и поняла, откуда ноги растут.
        - В общем, болтается в клетке твой молодчик, выздоравливает! Ему там, - старуху показала корявым пальцем вверх, - ближе к солнцу, сейчас даже лучше будет!
        Я сбежала с крыльца и понеслась обратно, стрелой взлетела по лестнице и стала искать глазами клетку. На старом месте ее не было, так куда же ее повесили? Еще никто с момента строительства не сидел в ней, поэтому я и не интересовалась ее местонахождением.
        От переживаний сердце забилось пойманной птицей. Я бегала по подвесным мостам, пока не нашла на самой окраине мелкую, не в пример старой, клетку для наказаний. Зазоры между прутьями были такие большие, что уверена - сидеть внутри - настоящее мучение.
        Воин лежал, одетый в какое-то грязное тряпье, и я забеспокоилась, не воспаляться ли в таких условиях и одежде его раны.
        От переживаний голова закружилась, я схватилась за ограждение и попробовала прийти в себя.
        Да что со мной такое?!
        И тут догадка молнией пронзила сознание. Я медленно осела на дощатый мост, смотря на мужчину, с которым полтора месяца назад провела жаркую ночь любви.
        А ведь с тех пор, как я вернулась в клан, женские дни не приходили...
        - Ах! - я закрыла рукой рот, чтобы не закричать. Кончики пальцев подрагивали, а меня саму мелко трясло от новостей.
        Великий Янус, кажется, я беременна от Воина!
        Но как же так? Что же с ядом ягатана, который не только сокращает жизнь вдвое, но и лишает возможности иметь потомство?!
        И тут я вспомнила духа-хранителя города и ее яблоко. То, как она настаивала о том, что у меня родится мальчик, и положила руку на живот:
        - Неужели, ты уже со мной?
        ГЛАВА 64
        - Что с тобой? - хриплый шепот Дерека словно обрезал канаты моста, на котором я сидела и я мысленно полетела в пропасть.
        Быстро убрала руку от живота, поправила волосы и с вызовом посмотрела на мужчину.
        Во взгляде Воина чувствовалось напряжение через боль. Представляю, как ему сейчас трудно сфокусироваться на ком-либо! Весь его вид так и говорил, что ему плохо. Однако он все равно заметил, что мне нехорошо...
        А я приказала висеть здесь, в этой ужасно неудобной клетке и назад пути нет.
        Нельзя позволить ему узнать о ребенке! Нужно как можно быстрее спровадить его из леса, чтобы он никогда не возвращался.
        Почему-то мне казалось, что стоит узнать Дереку о ребенке, то я не смогу и палками выгнать его прочь. Соберу в тюк и отдам торговцу без сознания - все равно вернется.
        Я не имею права и думать о счастье с ним! Хватит того, что я позволила себе ночь, которая вылилась вот в такой подарок судьбы.
        - Как поправишься - убирайся отсюда! Тебе здесь не рады, - я с трудом поднялась на ноги, крепко держась за ограждение моста.
        - Что с тобой? - повторил Воин, щурясь.
        - Я в полном порядке!
        - Я тебя люблю, - внезапно сказал Дерек, и время остановилось от неожиданности. Внезапное признание выбило воздух из лета и остановило сердце.
        Эти три слова эхом повторялись в голове, подбивая птицу уверенности в правильности поступка.
        Я отвернулась, закрыла глаза, хотела ответить что-то резкое, но язык словно застрял между зубами. Не смогла произнести ни звука!
        - Пернатая! - хриплый окрик чуть не развернул к себе - еле устояла.
        - Ты слышал меня - убирайся, как только поправишься. Твой народ ждет тебя.
        На спутанных ногах я побрела к реке и долго сидела у нее, собираясь с мыслями. Я хотела написаться уверенностью и силой от бурной реки, чтобы так же смести все преграды на пути, как и она. Чтобы непреклонно течь по своему течению, никуда не сворачивая.
        Лесные показывались на глаза, но почему-то тут же уходили прочь. Наверное, мой вид так и говорил о том, что мне нужно немного одиночества.
        Вечером Вупи так и не вернулся, хотя, по всем моим расчетам, должен был.
        Меня съедала тревога за крылатого друга, но еще больше меня съедало желание пойти и проведать Воина. Три дня я продержалась, не видя его, довольствуясь только слухами о том, что ему становится лучше от женщин, что приносили ему еду и питье. А на четвертый в ночь я все-таки поднялась на тот мост, чтобы хоть издали, хоть во сне, посмотреть на Дерека.
        Я не откликалась на его просьбы поговорить, переданные через Лесных, затыкала уши руками, когда, проходя в отдалении, слышала, как он зовет меня по имени.
        «Бодрый голос! Ему лучше! Скоро уйдет отсюда!» - говорила в эти моменты себе, убыстряя шаг.
        Но сегодня сердце подвело хозяйку - я захотела до одури взглянуть на Воина хоть одним глазком.
        Он спал. Так, по крайней мере, казалось со стороны. Я выждала в стороне для достоверности несколько минут, следя за пленником глазами, а потом тихо подошла ближе.
        По лестнице кто-то поднимался. Тихо, еле слышно, таясь.
        Я застыла в ожидании, думая увидеть какого-нибудь любопытного мальчугана, который хотел вблизи посмотреть на Дерека, поэтому была шокирована, когда разглядела в лунном свете Зубастого.
        Бывший жених хищно посмотрел в сторону клетки и на лице расплылась безумная улыбка:
        - Лучше не бывает! - прошептал он, и эти тихие слова ударили по мне ознобом. - Ему не жить!
        Я быстро посмотрела на крепеж клетки и поняла, что не могу отсюда никак открыть ее и помочь Воину выбраться. Крепкий затвор нужно было поднимать, спустившись сверху на клетку, либо нескольким мужчинам притянуть ее на платформу. Я не могла сейчас сделать ни то, ни другое, и во все глаза смотрела на приближающегося Зубастого.
        - Вер пропустил тебя? - спросила тихо, все еще лелея надежду увести бывшего жениха подальше от клетки.
        Я стала пятиться, отступая, провоцируя Зубастого пойти за мной.
        И тут увидела в его руках голубое крылышко.
        - Вупи?! - я застыла на месте.
        - Верно! Я то все ждал, когда ты пойдешь искать своего помощника на опушку, да не дождался. Пришлось приходить лично.
        И рыжий вер пропустил его? Воля богов такова?
        - Что с Вупи? - я боялась самого страшного и вздохнула с облегчением, когда Зубастый показал открытую ладонь со связанной птицей, которая барахталась и крутила головой. Клюв был завязан, как и лапки, что не мешало Вупи чуть не свалиться с руки.
        - Зачем? - только и спросила я.
        - Как - зачем? Это мой дом, а ты выгнала меня!
        - Рыжий вер погнал тебя прочь, и ты знаешь, что это значит.
        - Тогда считай, что сейчас он меня пустил. Что, объявим всем, что меня простили? -кажется, он сам не верил, в то, что говорил.
        Я молча протянула руку, чтобы он отдал Вупи.
        - Пленника за пленника, - Зубастый оскалился, посмотрев на Дерека. - Тогда я оставлю тебя в покое.
        - Нет, - я с чувством вины посмотрела на Вупи. - Я же знаю, что тогда ты не пощадишь их двоих.
        Я поглядывала на Дерека, но создавалось ощущение, что тот крепко спал. Не удивительно! Ему нужно было восстановиться - не железный!
        - Давай поговорим. Я понимаю, что ты чувствуешь себя потерянным без клана.
        - Знаешь, я раньше хотел поговорить, но потом увидел, что ты не спасла меня на опушке, а предателя выхаживала ночь напролет, да еще сердце обелиски отдала. - Зубастый резко подошел ближе, говоря с запалом: - Знаешь, каким идиотом я себя почувствовал?! Ты с самого начала делала все для него и ничего для меня! Но знаешь, что больше всего взбесило? Его ты пустила в клан! Его - предателя, из-за которого умер твой отец! А меня и на опушку не пускает вер!
        Я постаралась успокоиться и пригасить бешенство, чтобы спасти дорогих мне существ:
        - Подумай об этом, как о временном наказании. Раз ты здесь, вер простил тебя, позволяет попросить прощения у клана и начать все заново. А Воин скоро уйдет. Не сравнивай его с собой - тебя никто не закидывал палками и камнями.
        - Тогда ты хочешь, чтобы я остался, а он ушел? - Зубастый подошел еще ближе, и отступать сейчас - плохая идея.
        Я почувствовала проникновенный взгляд из клетки и скосила глаза. Воин смотрел на меня в ожидании ответа.
        ГЛАВА 65
        - Я хочу покоя для клана, а сейчас вы оба этому не способствуете, - я словно наступала на болотистую кочку, не зная, уйдет она под воду или нет. Затянет ли меня в вязкую жидкость опасности или я смогу рисковать дальше.
        Вупи выпучивал глаза и молил взглядом быстрее спасти его.
        - Ты сравниваешь меня с ним? - Зубастого скривился, будто вылили воду на свежую рану. Я испугалась, что он сейчас сожмет кулак и оторвется на птице, и чуть не бросилась на мужчину, но в последний момент остановилась - Вупи пока ничего не угрожало.
        - Нет, - заявила как можно тверже, смело глядя в глаза. - Воин покинет клан, как только поправится. Твоя судьба в твоих руках. Сделай первый шаг к примирению - отдай Вупи, -я протянула руку и застыла, не отрывая глаз от бывшего жениха.
        Зубастый удивленно моргнул, его кадык дернулся, и мужчина сделал шаг вперед. Положил одну руку мне на плечо, и мне стоило всей силы воли, чтобы не скинуть его лапищу с себя.
        Со стороны клетки послышался шум, волны напряжения стали так ощутимы, словно я могла потрогать их руками.
        Молчи, Дерек! Только молчи!
        - Ты простишь меня, Пернатая? - Зубастый искал что-то в моих глазах. - Я не хотел тогда твоей смерти у реки, на меня что-то нашло. Может, в меня вселился злой дух?!
        Ха! Конечно, злой дух! Как хорошо, когда есть на кого свалить вину!
        Теперь настала очередь мысленно молить замолчать бывшего жениха! Потому что, как только разговор коснулся покушения у реки, движение в клетке стало абсолютно однозначным. Генерал Долин вставал на ноги, держась за прутья, и не спускал с нас глаз.
        - Смотри на меня! - потребовал Зубастый криком, и я вздрогнула.
        Опасно! Давно бы бежала, если бы не Вупи!
        - Тебя должен сначала простить клан, - я увильнула от ответа, вернувшись к теме нашего разговора. - Отдай мне Вупи, и пошли соберем совет. Раз рыжий вер пустил тебя, значит, тебя точно выслушают.
        Зубастый хищно повернул голову набок, сощурил глаза, подозрительно смотря на меня, а потом обернулся на клетку. Рука на моем плече превратилась в тиски.
        - Скажешь им, что простила меня?
        Простила? Когда он чуть меня не отправил к предкам?
        Но дразнить тигра себе дороже, поэтому я еще раз попросила:
        - Вупи до сих пор связан. Друзья так не поступают.
        Зубастый раскрыл ладонь и я тут же схватила Вупи и отступила на пару шагов.
        - И куда это ты? Получила свое, и бежать? - голос бывшего был полон предупреждения.
        - Как я могу тебя не бояться после того, что ты сделал? - я распутала птицу, и тот радостно расправил крылья.
        Я прижала Вупи к себе, а потом посадила на плечо, зная, что оттуда он в любой момент спасется.
        - Пернатая, я не смог, - озабоченно зашептал на ухо крылатый друг. - Норис жив.
        - Разберемся, главное, что ты в порядке, - шепнула в ответ.
        Зубастый подбоченился:
        - Какая забота! Ты всегда пеклась об этой плахе больше, чем обо мне. Да что говорить, ты даже о чужаке проявляла больше заботы! Думал, когда вернешься в клан, встанешь рядом, будешь помогать, а не отберешь у меня статус вождя и все, что было, - мужчина снова начинал заводиться, безумие смотрело черными провалами из его глаз.
        Как спасти не только себя, но и клан? Где же рыжий вер? Почему пустил Зубастого? Зачем?!
        На богов не надейся! - говорил часто папа.
        - А вот мне интересно, как же ты на самом деле относишься к нему, - неожиданно Зубастый кинул кинжал и перерезал один из четырех подвесных канатов.
        - Что ты делаешь? - вскрикнула я, и Вупи взлетел вверх, растревоженный моим резким движением к ограждению.
        Клетка покачнулась, вися на трех канатах, накренилась, но еще крепко висела в воздухе. Дерек крепко вцепился в прутья и пытался нащупать затвор, но так ему никогда не открыть - там особый механизм, который доступен только снаружи.
        - Как что? Все равно ты его гонишь прочь, так я помогу прогнать так, чтобы не вернулся, -зло рассмеялся Зубастый и кинул еще один кинжал и обрезал еще один канат.
        Я закричала от страха, потому что клетка резко рванула вниз и повисла на двух канатах и так сильно раскачивалась в воздухе, что, казалось, вот-вот разобьется об дерево.
        Воин тяжело посмотрел на Зубастого:
        - Трус! Боишься встретиться со мной один на один?
        - Я тебя раздавлю, как букашку!
        - Ты? Мы с тобой уже встречались в бою. Даже раненого, ты не мог победить!
        - Сейчас с тобой связываться смешно! Ты еле дышишь! Скажи спасибо, я делаю тебе одолжение! - Зубастый занес руку, чтобы метнуть еще один кинжал, но я повисла на ней. Острие вошло в дерево, пролетев рядом с канатом.
        Да сколько у него кинжалов?! Запасся! Подготовился!
        - Ты! - зашипел на меня ненавистью Зубастый. - Любишь его?! Хочешь спасти?!
        - Если сделаешь это, клан тебя точно не простит! - попыталась вразумить сумасшедшего.
        Воин стал раскачивать клетку, и сердце зашлось от паники. Он же разобьется! Это не выход! Так не выбраться!
        - В отличие от тебя, я знаю, кто враг, а кто нет! - Зубастый кинул еще один кинжал, и третий канат с треском разорвался на две части.
        Клетка повисла на одном канате, и он стал трещать от нагрузки. Еще немного и оборвется. Волокна стали разрываться по одному.
        - Вупи! Открой клювом механизм! - крикнула я, и тут же заслужила уничижительный взгляд Зубастого.
        - Вот я и получил ответ. Ты снова и снова готова ради него на все! - зашипел он, плевки ненависти пролетали сквозь зубы, словно яд змеи.
        Канат трещал, нервы тоже, а Зубастый достал из-за пояса томагавк и угрожающе замахнулся:
        - Отойди с дороги! Не пощажу в этот раз! Пойдешь к предкам вместе с ним!
        Похоже, кинжалов было ровно на количество канатов. Женишок точно подготовился.
        - Остановись! - полукрик-полупросьба с моей стороны. Я тянула время, пока Вупи ковырялся с замком и Зубастый это понял.
        И приготовил запустить топорик, а я бросилась наперехват. Стукнула рукой по древку одной рукой, а другой стукнула мужчину в живот, не столько сильно, сколько неожиданно для него. Топор выпал у него из рук лезвие прямо мне в грудь, распорол кожу прямо на глазах и оттуда, прям из моей груди, рванул свет.
        - Пернатая! - закричал Воин.
        - Огненное Сердце, - прохрипел от шока Зубастый, отступая на шаг от неожиданности.
        Голова пошла кругом, в ушах зашумело, а потом я услышала, как клетка разбивается о землю. И потеряла сознание.
        ГЛАВА 66
        Я открыла глаза и уставилась в темную крышу потолка.
        Где я? Что случилось? - эти мысли вяло появлялись в сознании, словно я еще не вынырнула из пучины сна.
        Звук разбивающейся о землю клетки повторился в голове ярким воспоминанием, и я резко поднялась на кровати, суматошно оглядываясь.
        Никого! Даже Вупи нет!
        Великий Янус, что там произошло? Чем все закончилось? Дерек... Жив?
        Уверена, клетка разбилась в щепки. Успели ли Вупи его выпустить? И что случилось дальше? Там же был Зубастый, а Дерек слаб, как младенец!
        Вероятность выжить казалась чудом. Я это понимала, но все равно надеялась на чудо. Дотронулась до раны на груди и почувствовала легкий укол боли. Оттянула одежду в сторону, приподняла перевязочную ткань и заглянула под нее: рана затянулась, образуя бугристую алую полосу.
        Это сколько же дней прошло, что все так зажило?!
        Я вспомнила яркий свет из пореза и покачала головой:
        - Это все от ранения! Привиделось!
        А потом вспомнила пораженный возглас Зубастого: «Огненное Сердце» и замотала головой, которая уже заходилась болью от беспокойства и мыслей.
        Сердце я или нет - подумаю потом. Есть так много вещей, которые беспокоят меня куда как больше!
        Я осторожно положила руку на живот и прислушалась к себе. Все ли в порядке с малышом? Он ведь не пострадал? Чем меня лечили?
        - Вождь, а это куда? - донеслось с улицы, и по руке побежали мурашки страха.
        Выбрать временного вождя - это нормально, клан не должен оставаться без лидера. Но вот кого?
        Неужели, Зубастый вновь стал вождем? Неужели, Воин не выжил? Неужели, клан принял бывшего жениха обратно и простил?
        На трясущихся ногах я встала, подошла к окну и открыла рот от удивления: дома спрятались в кронах деревьев, сверкая на солнце новизной.
        Откуда столько новых построек? Ка-а-ак?!
        Лесные суетились, как муравьи. Еще никогда они не работали так слаженно и четко, передавая по цепочке материалы, подхватывая все по команде следящего. Я увидела четкое деление по группам, и у каждой был свой смотрящий, что зорко следил за работой. Все делалось так споро и быстро, а мужчины двигались так шустро, что я не могла найти слов и так и стояла с открытым ртом.
        - Пернатая, ты очнулась! - прямо перед моим носом завис Вупи, радостно крича, как полоумный.
        Я схватила его в воздухе и затащила внутрь:
        - Не кричи! Что происходит? Это... Зубастый? Как Воин?
        - Полегче! Завалила вопросами! - Вупи выбрался из моих рук, важно отряхнул крылышки и распростер их ко мне: - Дай обниму хоть болезную! Две недели в себя не приходила, мы уже не знали, что думать!
        - Мы? - осторожно спросила я. - Ты спал Дерека? Он ушел?
        Я с тревогой посмотрела на улицу, а потом на странно молчащего и абсолютно беззаботного на вид Вупи.
        - Что молчишь? Печенек выманиваешь?
        Мне сладкое сейчас не достать!
        - Я получаю печенье каждый вечер за руководство птичьим отрядом, так что так легко уже не продаюсь! - гордо сообщил зарвавшийся птиц и хитро посмотрел на меня. - Я теперь главный среди крылатых!
        И перышки важно растопырил, нахохлился.
        - Поздравляю, - я растерянно посмотрела на друга и замолчала, пытаясь понять, почему он так себя ведет. Налицо ни капли беспокойства, что никогда не было при Зубастом. Бодрый взгляд, сытый взор, гордость за приобщение к делу и лидерство. Кто все это сделал? Новый вождь?
        И как мы просмотрели такой талант, при котором дома растут как грибы после дождя?
        Кто взял на себя руководство? Не мог бывший жених вернуться другим человеком, это точно не он!
        - Зубастый мертв? - догадалась я.
        Вупи довольно кивнул, раскланявшись, будто сам приложил крыло к этому.
        - Земля ему пухом, - прошептала я, боясь задавать следующий вопрос.
        А Вупи, маленький подлец, не торопился помогать - поглядывал на меня с хитрецой, шаркал лапкой, чистил перышки.
        - Воин? - спросить получилось шепотом, а внутри все обмерло в ожидании ответа.
        - Пойдем! - Вупи взлетел к потолку и вылетел через дверь, а потом залетел обратно, уточнив: - Ты же идти можешь? Или лучше позвать?
        И тут по дощатому мосту послышался топот: кто-то бежал со всех ног, а уже через секунду в дверном проеме показался мужской силуэт, загородивший собой свет.
        - Пернатая! - голос Воина заставил кровь с бешеной скоростью течь по моим жилам, сердце застучало, а через один вдох я оказалась в крепких объятиях мужчины.
        И из моих глаз потекли слезу облегчения.
        ГЛАВА 67
        - Ты... жив? - я втянула такой знакомый запах разгоряченной солнцем кожи и положила руки на плечи Дерека, сжимая их, не веря, что это не видение. Ощупала его плечи, руки, заглядывала в глаза, надеясь, что все это мне не снится.
        - А ты хотела так легко от меня отделаться? - Воин заглянул мне в глаза с такой нежностью, что защемило сердце. Коварная улыбка появилась на губах мужчины: -Теперь это не так просто!
        Нет, это точно не сон!
        - П-почему? - мой язык не слушался, словно я полную горсть орехов набрала в рот.
        - Ну, во-первых, я твой муж, а это главное. - С улыбкой начал Дерек, но она быстро погасла. - Во-вторых, я спас всех от безумия Зубастого, наладил дисциплину, благодаря чему завоевал доверие всего клана. Так что у тебя нет оправдания, что Лесные ненавидят меня и не примут - они уже называют меня вождем. В-третьих, я ни за что на свете больше не оставлю тебя, гони не гони.
        - Нет, нельзя! - перед глазами встало лицо отца.
        Как я могла жить счастливо с врагом в клане? Это же настоящее предательство!
        - Можно! - упрямо заявил Воин, сжимая меня в объятиях еще крепче. - Что тебе мешает? Клан принял меня! Ты тоже любишь меня, я уверен, так в чем дело?
        - В отце... - тихо сказала я. - И в твоем брате... Это всегда будет между нами.
        Дерек потемнел лицом, отвел взгляд в сторону и сказал:
        - Я не могу тебе обещать убить собственного брата, но я могу гарантировать, что сделаю все для тебя и клана, чтобы ни один волосок не упал с твоей головы. Я начал тренировать мужчин, скоро я слеплю из них крепкое войско, способное отбить любые атаки. Они сильные физически, крепкие телами, так что это не займет много времени.
        Я молчала. Лицо отца, сцена его смерти - все это так и стояло между нами, как бы тесно ни прижимал меня к себе Дерек.
        - Я недолго знал твоего отца, но даже я понял, как он любил тебя и как хотел счастья. Именно он благословил наш брак, ты помнишь? Знаешь, что он мне сказал перед обрядом?
        - Что? - мне хотелось услышать слово отца до дрожи, словно это была тонкая ниточка, что связывала меня с ним.
        - Что ты самое дорогое сокровище, которое у него есть. И что он видит истинную суть людей и верит, что я никогда не обижу тебя и смогу защитить ценой собственной жизни, хоть и чужак. И он прав, Пернатая! Когда Зубастый ранил тебя, я чуть с ума не сошел. Правду говорят, что во время опасности или сильных эмоций мы способны на невозможное.
        - Что случилось тогда?
        - Моя клетка начала падать, когда Вупи открыл замок. И тут я увидел, как топор рассек твою кожу и словно сам обрел крылья - вылетел из падающей клетки, зацепился за мост и взобрался на него. А потом уже разобрался с Зубастым и кинулся к тебе.
        Повисла тишина, потому что в этот момент мы оба вспомнили, какой секрет спрятан внутри меня.
        - Если я здесь, ты принес меня в поселение?
        - Нет, Вупи показал, где живет Травница. Я хотел сохранить секрет Огненного Сердца, -абсолютно серьезный взгляд Воина пробрал до дрожи: - И ты молчи о нем, не говори ни единой душе. Алчность может закрасться в любую душу, а я не всегда рядом! Теперь я понимаю, почему твой отец хранил этот секрет.
        - Думаешь, отец знал?
        - Уверен! У меня мелькала такая мысль, но я отбрасывал ее в сторону, как сумасшедшую.
        - Почему мелькала?
        - Как там в легенде? Удача и процветание способствуют тем, у кого Огненное Сердце! Вот и меня с тобой везде сопровождала удача: враги становились друзьями, сделки удавались, союзы заключались на раз. Но как только ты ушла, как только покинула меня, я будто прогневал богов и попал в ад: меня предали все, даже самые близкие, в бою я проходил через огонь, а во дворце поселилась леденящая пустота. А здесь, в клане, пропала магия.
        - Тогда ты вернулся ради Огненного Сердца? Понял, как промахнулся, отпустив меня? - я убрала руки с плеч Воина и попыталась отстраниться, но мужчина лишь теснее прижал меня к себе. Стало трудно дышать. - Пусти!
        - Нет! Не отпущу! И не мечтай! Ты моя, кем бы ни была!
        Но подозрение уже вовсю разлилось внутри, я поглядывала на Дерека с тревогой.
        - Мне больно от того, как ты на меня смотришь? Неужели, я еще не доказал тебе свою искренность?
        - Ты всегда был готов на сумасшедшие поступки. Например, такие, как отсосать яд ягатана и сократить свою жизнь вдвое, лишь бы отомстить за старшего брата, - я сказала это с горечью.
        - Я прошел ради тебя через камни и палки, через кровавые битвы, бросил трон, свое королевство, потому что умирал без тебя, - Дерек положил мою руку себе на грудь. - Мне дышать без тебя невозможно, будто сжимает тут все от тревоги, когда ты не со мной.
        Воин смотрел на меня так, что невозможно было не поверить. Я хотела довериться, расслабиться, позволить себе быть счастливой... Но могла? Имело права?
        Если весь клан простил Дерека, могу ли и я простить нас двоих?
        Не делает ли все это он для того, чтобы вернуть меня во дворец, чтобы его королевство процветало?
        - Ты хочешь вернуться во дворец? - спросила обманчиво спокойно.
        - Я хочу быть там, где ты, - Воин положил руку на мой подбородок и приподнял голову к себе. Наклонился к моим губам так медленно, словно позволял мне сто раз отпрянуть и передумать, а я затаила дыхание и ждала. И когда наши губы соприкоснулись, вся медлительность улетучилась - мы оба впились в друг друга с такой жадностью и голодом, будто готовы съесть и не оставить и следа от существования другого.
        Одежда полетела в разные стороны. Я пробежалась пальчиками по его мышцам впервые так открыто при свете дня, и услышала хриплое:
        - Если продолжишь так меня трогать, то не дойдем и до кровати. А ты слаба.
        Дерек нахмурился, остановившись на мгновение, и я притянула его голову к своим губам, не в силах больше ждать - я хотела почувствовать его всего, каждую клеточку его тела.
        - Не останавливайся!
        И тут же я оказалась на кровати, придавленная мужским телом...
        - Тревога! - раздался крик, полный тревоги с улицы. - Нападение полевок!
        - Пернатая! - Вупи залетел в комнату, ойкнул от увиденного и тут же вылетел, на ходу бросив: - Там Норис!
        Тело Дерека превратилось в камень, а его глаза во льдины.
        Мое сердце остановилось на несколько секунд в испуге. Воин же не предал меня еще раз? К кому относится его злость?
        ГЛАВА 68
        - Вупи! Облети всех с объявлением: всем мужчинам собраться у лобного места немедленно! Вооружение номер два! - Дерек вскочил на ноги, на ходу натягивая на себя одежду.
        Нежность и мягкость улетучились, не оставляя и следа в образе мужчины, теперь от него веяло опасностью. Такая быстрая смена поразила, но была понятна - генерал уже нацепил в мыслях латы и готов воевать. Не мужчина, а вопллощение бога войны!
        Я следила за ним растерянным взглядом, не зная, как быть дальше. Он что, собирается вести Лесных за собой? На войну?!
        - Номер два? - переспросила я, чувствуя, как кончики пальцев покалывает от тревоги.
        - Да, полное вооружение, - невозмутимо пояснил Дерек, влезая в штаны. - За это время мы отлили новые для вас виды оружия, что хороши в ближнем бою. Правда, тренировок с ними провели мало, но это лучше, чем одни томагавки да кинжалы.
        - Поведешь клан на бой? - в горле пересохло.
        Что, если он выведет всех на верную смерть? Что, если это план по захвату и полному уничтожению Лесных?
        - Если понадобиться вы заставим мечи иссякать искры. Нужно быть готовым ко всему, -предельно сосредоточенно ответил Дерек. Мыслями он словно был уже не здесь, а глубокая складка залегла меж бровей.
        - У нас есть защитная магия! Она не позволит никому войти! - я вскочила на ноги на кровати и тут же получила голодный взгляд, блуждающий по моему телу.
        - Прикройся! Не тумань мне голову, иначе я не уйду, - еле отвернулся от меня Воин и ответил на мой вопрос: - Защитная магия может стать врагом - нас могут не только забаррикадировать, но и поджечь.
        Я задумалась, поняв, что он прав. Норис уже устраивал пожар, а мы только-только начали восстанавливать свой быт, построили дома.
        Только бы не повторилось все сначала! Нет!
        - Ты прав, но... - я замялась, внимательно вглядываясь в лицо: - Ты встанешь против брата?
        Сможет ли он? Не дрогнет? Ведь сколько гадостей тот не делал, Воин всегда прощал его. Лицо Дерека помрачнело, словно грозовое небо.
        - Одевайся, но не выходи на опушку. Я во всем разберусь.
        И так и не ответил на вопрос!
        - Но я. - как объяснить свои сомнения. Я же управляла кланом все это время, хоть и понимала, что женщина во главе - это временно, что как только появится достойный кандидат, я отойду на второй план. Но чтобы так?
        Не зря ли Лесные доверились ему?
        Хотя, я столько времени провела рядом с генералом, что знаю: честь превызе всего. Он очень принципиальный, решительный, беспомпромиссный и преданный своему народу. Вот именно! Своему народу, а не моему!
        Что же делать? Как быть?
        Воин развернулся и заглянул мне в самое сердце:
        - Ты мне не доверяешь? - голубые глаза смотрели прямо в душу.
        Доверяю ли я? После всего, через что прошла?
        Нет.
        Но мой язык словно прилип к небу, я не могла сказать ни слова, смотря в тревожные глаза Воина. Я видела, как ему был важен ответ, но не могла ни согласиться, ни возразить.
        Дерек подошел к кровати, схватил меня за руку и притянул к себе, старательно не смотря на голое тело:
        - Я вывернулся наизнанку перед тобой и все равно не заслуживаю доверия? Оставил все, готов возглавить твой народ против родного брата, а ты сомневаешься во мне? - второй рукой он поднял плед и прижал его к моей груди.
        Я отвела глаза в сторону, потому что не могла смотреть на отражение боли в глубине его глаз.
        - Я уже раз поверила тебе, отдала себя полностью. - попыталась оправдаться я, прижимая плед к себе, прикрываясь. - Понимаешь, когда узнал, что такое огонь, то при одном взгляде на него руку жжет пламенем.
        - Значит, я никогда не смогу заслужить твоего доверия, чтобы не сделал? - Дерек придвинул меня за талию, поднял подбородок, чтобы я посмотрела на него: - Я оставил трон, свой народ, родину, прошел через камни и палки, сражения и реки крови, и завоевал доверие твоих людей, но не твое. Не твое доверие, так?
        Его голос становился все громче, режа слух нервами.
        - Я только что очнулась, я не знаю, что тут происходило... - я попыталась отвернуться, но руки крепко держали в плену мой подбородок.
        - Пернатая, ответь честно: ты меня так и не простила? - спросил мужчина требовательно. От выражения лица Воина ныло сердце: уголки губ скорбно опустились, на лбу появились морщинки, прибавляя ему лет.
        Он требовал правду, выпытывал, хотел посмотреть ей в лицо, как опасности, с которой готов сразиться на поле боя. Вот только сможет ли он победить?
        Я не могла разомкнуть плотно сжатых губ.
        Дерек резко отпустил меня и стрелой выскочил из дома, крикнув:
        - Не выпускать Пернатую! Двое - на пост.
        - Но... - меня разобрало возмущение. - Дерек!
        Я замоталась в покрывало и выскочила из дома и меня тут же задержали два молодых Лесных: Робкий и Соня.
        Воин обернулся, посмотрел на мой упрямый вид, и неожиданно отменил свой приказ:
        - Отставить охранять. Пусть делает что хочет. Все равно сбежит.
        Разочарование в голосе кольнуло отравленной стрелой.
        Неужели, мое желание было написано на моем лице? Или муж успел так хорошо меня узнать?
        Воин знал, что я не усижу взаперти и обязательно стану свидетельницей встречи двух братьев. Мне нужно! Мне это необходимо!
        Но почему так ноет сердце, будто сейчас я сама порезала наживую сердце Воина?
        ГЛАВА 69
        Я пробиралась на опушку так, чтобы не идти по основной тропе и наткнулась на Травницу, что собирала ядовитые ягоды пуфты.
        Женщина стояла, низко наклонившись, и я решила не терять время на разговоры и тихо прошла мимо на небольшом отдалении.
        - Даже не поздороваешься, болезная? - женщина бесцеремонно кинула в меня ягодой, фыркнув: - Вот и спасай ваше неблагодарное семейство!
        Мои пятки впьявились в землю:
        - Прости, Травница. Там. - я не успела договорить, как женщина на моих глаза съела ядовитую ягоду и я закричала: - Выплюньте!
        - Не переживай, меня никакая хворь не возьмет, пока свое место не передам, - грустно ухмыльнулась женщина, живые молодые глаза сверкнули на старческом лице. - Не спеши туда, поболтай со мной, дай двум братьям разобраться!
        - Так... - я замялась на месте, терзаясь тем, что же будет с Лесными.
        - Не хочешь ничего у меня узнать? - хитро посмотрела на меня Травница: - Например, про жизнь в тебе?
        - Вы знаете?! - я отшатнулась, рефлекторно положив руку на живот, словно женщина могла навредить малышу.
        - Не беспокоишься, все ли в нем в порядке?
        - Не знаю, как объяснить, но я чувствую, что все хорошо.
        Я видела два раза за свою жизнь, когда женщины клана теряли нерожденных детей, и знала, что это обязательно проявляет себя кровью. А так как Вупи и Воин не задавали вопросов, я сделала вывод, что все в порядке. Да и чувствовала себя хорошо.
        - Плод иногда замирает, знаешь ли, - напугала меня до дрожи в руках Травница, и я подлетела к женщине, опустилась рядом на корточки, чтобы заглянуть в глаза.
        - С малышом что-то случилось? Вы что-то знаете?
        Женщина подняла на меня испещренное морщинами лицо. Она улыбалась, а я молчала, пытливо глядя на нее.
        - Расслабься, нормально все с дитем. Но вот если будешь носиться и нервничать - можешь навредить. Потому присядь-ка, отдышись, успокойся.
        - Но... - попробовала возразить, но женщина подняла руку в знаке молчания.
        - У меня есть кое-что для тебя. Твой Воин обронил. - женщина запустила руку в кузовок, достала кулек и развернула ткань.
        - Это мои вещи! - не поверила я своим глазам, когда увидела голубой топ и штаны, те самые, что должны были превратиться в пепел в огне во дворце. - Воин же сжег их!
        - Как видишь! - безразличным голосом заметила женщина, между делом заметив: - При себе носил.
        Я смотрела на вещи, с которыми давно попрощалась и почувствовала, как слеза течет по щеке.
        - Эй! Ну-ка не заливай ребенка слезами! Это вредно! - легонько стукнула меня по коленке ладонью Травница.
        - Это слезы счастья. - для меня так много значил этот небольшой жест: что в минуты жуткой злости на меня Воин все равно сохранил важные для меня вещи. Пусть соврал, заставил меня поверить в то, что так жесток и готов сделать все, лишь бы я надела одежду Полевок, Дерек оказался не так черств на самом деле.
        - Все равно не реви! - приказным тоном сказала женщина. - Было бы за что сырость разводить!
        - Для меня это важно...
        - Это только? А остальное неважно? Знаешь ли ты, кто тебя кормил с ложечки отварами да супами это время, чтобы ты восстановилась?
        - Он? - затаив дыхание, спросила я.
        - ОН! Никого к тебе постороннего не подпускал, не спал первые дни от тревоги, меня, ирод, издергал! Погнал из аусмусом на гору, потом на болота за кавольником!
        - Погнал? - удивилась я. Как по мне, на Травницу где сядешь, там и слезешь!
        - Умеет твой муженёк убеждать! - хихикнула совсем по девчачьи женщина, а потом достала из кузовка мешочек. - На!
        - Что это? - я знала, что просто так она ничего не дает.
        - Если кинешь этот порошок в лицо, то он на несколько секунд собьет с толку.
        Я встала на ноги, понимая, что если Травница дала такое средство, все пойдет совсем не гладко и мне нужно спешить.
        - Спасибо! Я пойду!
        - Береги себя, Пернатая! - донеслось мне в спину, а я уже бежала в сторону опушки. - И не беги! Вредно!
        Я выскочила из леса как раз в тот момент, когда Дерек вышел за черту, оставив клан под защитой и встал напротив Нориса.
        Без оружия, без защиты.
        Он с ума сошел?!
        Так верит в брата? Или в себя?
        Вот я Норису ни на секунду не доверяла и не сомневалась, что от него можно ожидать любой подлянки.
        - Сдайся, или я тебя не пощажу! - услышала я воинственный крик Нориса. - Эта шавка -Пернатая, послала птицу-убийцу ко мне! Сдай мне ее! Она должна оплатить своей кровью!
        - Ни за что! - отрезал Воин. - Только через мой труп, Норис, а я тебе не по зубам.
        - Я тебя предупредил! - Норис встал в воинственную позу и нацелил кончик меча на Дерека.
        - Вот, значит как, брат.
        ГЛАВА 70
        - Сдайся, и останешься жив! - заявил Норис так громко, чтобы его слышал каждый: - Ты и так бросил своих людей ради дикарей!
        - Я дал мирное небо над головой своим людям и ушел за любовью, а ты снова повел народ проливать кровь, - Воин посмотрел за спину брата и встретил сотни пристальных взглядом мужчин, с которыми воевал плечом к плечу. Многие почтительно кивнули в знак приветствия, но были и те, кто отворачивался и отводил глаза.
        - И это мне говорит генерал, не вылезающий из битв? - плюнул на землю Норис совсем не по-королевски.
        - Я добился мира, ты же снова повел людей на войну! - Воин кивнул на строй людей.
        - Зачем? Не ради нации, ради себя. Настолько испугался одной маленькой девочки, что поднял против нее войско? Самому не смешно.
        Ох, зря он так стыдил самовлюбленного хряка при всех! Ох, зря!
        Норис позеленел от злости, меч затрясся в руках, а рот презрительно искривился.
        - Заткнись! Эта девка не хочет мира! Она хочет меня! Мертвого! А потом захочет большего, возможно, все королевство! - взревел Норис. - А тебе, смотрю, она дороже, чем собственный брат?!
        - Это ни я наставил на тебя меч, - заметил Дерек, дотрагиваясь пальцем до лезвия.
        - Хватит забалтывать меня! - Норис ткнул острием в грудь Воина, и по одежде расплылось маленькое пятнышко крови. - Прочь с дороги, я сам с ней расквитаюсь!
        - Отступи, я не хочу бороться с тобой, - Дерек говорил так спокойно, будто нисколько не волновался, а вот голос среднего принца дрожал от эмоций.
        - Ты никогда не уважал меня! - Норис обернулся к полевкам и скомандовал: -Приготовиться к бою!
        Сотни мечей сверкнули лезвиями, и я в маннике проверила магическую защиту.
        На месте! Фух!
        - Отставить! - поставленным приказным тоном сказал Дерек, и мечи задрожали в сомнении в воздухе, не зная, кому подчиняться. То ли тому, кто ведет войско, как положено, то ли генералу, что бился с ними бок о бок в стольких битвах.
        - Кто отступит - семью на плаху! - заорал Норис, и по рядам Полевок прошел ропот ужаса.
        - Вот это ты зря. Такими приказами ты преданности людей не добьешься, только ненависти,- покачала головой Дерек. - Никогда не угрожай воину его семьей!
        И, воспользовавшись моментом, пока Норис переваривал сказанное и открыл рот, чтобы ответить, откинул рукой меч в сторону, набросившись на брата с голыми руками.
        Я больше всего боялась, что сейчас вмешаются солдаты Полевок, но те опустили мечи и напряженно наблюдали за происходящим. Я пробыла некоторое время среди воинов Дерека и достаточно узнала самого Воина, чтобы понимать, что они сейчас испытывают.
        Солдаты доверяли генералу, но он ушел от них ради какой-то дикарки. На троне другой брат, но жуткий и жестокий самодур. И пусть воины на развилке совести, я видела, что большинство болеют совсем не за Нориса и желают победы своему генералу. Годы не водица - легко не утекают из памяти!
        Нож в руках Нориса летал в воздухе без малейших сомнений. Если бы не ловкость и сила Дерека, тот давно был бы исполосован и порезан тонкими ломтиками.
        Но куда Норису против генерала Долин? Даже с оружием он не шел ни в какое сравнение с мужчиной, закаленным боями. И если средний принц явно старался поранить брата, то тот лишь блокировал удары и уворачивался, уговаривая прийти в себя и сдаться сейчас.
        - Сдаться?! А не много ли ты о себе думаешь? Ты безоружен!
        Воин покачал головой, отпрыгивая от очередного маха мечом, а потом стиснул челюсти. Взгляд мужчины изменился: стал более решительным, бескомпромиссным, внимательным. Движения превратились в четко отложенных механизм действий, показывая, что до этого Дерек «танцевал», а вот теперь действительно вступил в бой.
        Одна ловкая подсечка, прием с выбиванием меча и Норис скручен на земле.
        - Что стоите?! - заорал поверженный своим солдатам. - Схватить предателя!
        Но ни один из Полевок не сдвинулся с места.
        - Наступает момент, когда гниль видно не только в разрезе, она проступает наружу. Никто не хочет есть такой фрукт, - Воин сидел на брате, скрутив тому руки за спиной и уткнув в землю носом. - Сдавайся! Оставь свои дурацкие затеи, не играй жизнями людей!
        Норис замолчал.
        - Брат? - окрикнул Дерек, и тот завозился под ним, шипя:
        - Я тебе не брат! Ну же, убей меня! Только так ты меня остановишь.
        - Я не подниму руку на брата. Тебе достаточно поклясться, что ты отступишь. Я дам тебе шанс начать нормальную жизнь.
        - Ты? Мне? Дашь? - начал смеяться как сумасшедший Норис. - Спасибо за такую честь, Ваше Величество!
        - Норис! Прекрати паясничать! Посмотри на Арсалану!
        Все взгляды остановились на единственной девушке в доспехах, что не сводила обеспокоенного взгляда с возлюбленного.
        Норис поднял голову и посмотрел в ответ, но и тени того глубоко чувства не было во взгляде мужчины. Он был словно одержим своим замыслом.
        - И что с ней? - переспросил Норис.
        - Уверен, она согласится поддержать тебя везде. Так что бери ее, возьмите западную виллу себе и живите счастливо!
        - А ты будешь вновь на троне?
        Дерек обеспокоенно посмотрел на меня, замешкался, но все же ответил:
        - Я там, где Пернатая.
        - И бросишь своих людей?! - Норис обратился к солдатам: - И этого предателя вы поддерживаете? Восстаете против меня из-за того, кто вас бросил ради девки?
        Арсалана дернулась, как от удара, и на секунду закрыла глаза.
        Неожиданно Норис заявил:
        - Хорошо. Раз все вокруг за тебя, я возьму западную виллу и уеду туда с Арсаланой.
        Дерек посмотрел на брата так, будто не верил своим ушам.
        - И не подойдешь больше к границе леса? Оставишь свои попытки отомстить Пернатой? -Воин посмотрел на меня и обратился к Норису, не отрывая взгляд: - Я со своей стороны обещаю, что прослежу, чтобы и Пернатая оставила свои мысли о мести.
        Решает за меня?!
        - Хорошо! - согласился Норис, прерывая возмущенный ход моих мыслей.
        Воин медленно встал с него и подал руку, помогая подняться брату. Норис посмотрел на солдат вокруг, отряхнулся, гордо задрав голову, и пошел к Арсалане.
        Девушка внимательно смотрела в глаза возлюбленного, и на ее лице не было и тени счастья. Такое ощущение, что она, как и я, ни на секунду не верила словам Нориса.
        Когда Норис вытащил меч Арсаланы из ножен, ряды солдат дружно ахнули, но когда брат понесся на брата с мечом с явной целью убить, наступила звенящая тишина.
        - Берегись! - крикнула я Воину, который не ожидал такой подлянки от близкого человека.
        И в последний момент Дерек отскочил в сторону, успел увернуться от меча, чтобы вновь оказаться под его прицелом - Норис бросился снова в атаку.
        - Стой! - Арсалана преградила путь Норису, расставив руки, но Норис не успел остановиться и нож вошел в тело девушки.
        - Нет! - Норис бросил меч, что так и остался торчать в теле дочки бывшего генерала и отшатнулся на шаг.
        Арсалана обхватила руками рукоять меча, шатаясь, вытащила его из себя и без колебаний воткнула в живот Нориса, обняв его другой рукой. Повиснув на возлюбленном, она сказала:
        - Похоже, только так мы будем вместе... Люблю тебя.
        - Дура, - захлебываясь кровью, сказал Норис, кладя руку на спину девушки. И оба, обнявшись, завалились набок.
        - Лекаря! Срочно! - Дерек подлетел к парочке и поднял взгляд на меня: - Пернатая, мы можем попросить Травницу посмотреть их?!
        Я не успела ответить, как подлетевший лекарь попробовал пульс Нориса, а потом и Арсаланы и покачал головой:
        - Генерал, их уже не спасти.
        ГЛАВА 71
        - Пернатая! Позови Травницу! - приказ Дерека ко мне был молящим, я слышала такой тон от него впервые. Командный голос, отточенный годами управления солдатами, дал трещину переживаний за брата.
        Не думала, что у Воина такая крепкая кровная связь! Чтобы не сделал Норис, как бы ни нагадил в душу, брат готов быть сделать все, чтобы тот дышал.
        - Генерал, он сам напал на вас, а вы хотите его спасти?! - выкрикнул один из солдат.
        Мне показалось, что войско пришло сюда не сколько с Норисом, сколько за своим командующим, за своей путеводной звездой.
        Не удивительно, что они так восхищались Дереком! Ведь даже за несколько дней, пока я была без сознания, он смог ввести воинский порядок в уклад клана, организовать людей.
        А Норис. Зная его жестокость, я уверена, что от такого контраста Воин только выиграл.
        Солдаты сейчас смотрели с надеждой в спину своему генералу, что сидел у мертвой пары.
        Воин никогда не хотел смерти брата. Пусть даже Норис поднял меч против него, генерал остался верен себе. Солдаты поочередно подходили к нему, молча пожимали поникшее плечо генерала и отходили, будто выражая ритуальное сочувствие.
        А Воин смотрел на меня, ожидая, что я побегу со всех ног за помощью для злейшего врага.
        Спасу ли я того, кто собственными руками убил отца?
        Нет, даже с места не сдвинусь. И не потому, что губы Нориса уже посинели, а лицо было бледнее мела. Не потому, что Арсалана и ее возлюбленный потеряли столько крови, что всем окружающим ясно - души навсегда покинули их тела.
        - Генерал, они уже мертвы, - попробовал еще раз достучаться до Дерека военный лекарь.
        - Знаю, - голос Воина, в котором не было и тени сомнений, всех удивил. Окружающие думали, что он обманывает себя надеждами. - Но я знаю того, кто способен поднять даже с того света.
        И голубые, как небо глаза, снова требовательно посмотрели на меня, будто я одна знала волшебное заклинание возвращения к жизни.
        Слышал ли он что-то в ту ночь, когда ходил по грани в доме Травницы? Имел ли ввиду сердце обелиски? Или хотел чуда от Огненного Сердца?
        В любом случае, я ничего из этого не могу дать ему. Но я могу кое-что сделать для нашего будущего, чтобы Воин не решил, где бы не остался.
        Я вышла вперед, подняла голову вверх, вспоминая, что еще недавно все обращались ко мне никак иначе, как «вождь», и сказала:
        - Враг пролил свою кровь на нашу землю, смывая вражду между Полевками и Лесными. Мой отец отомщен, - я набрала в грудь побольше воздуха, чтобы донести до каждого присутствующего: - Теперь два народа могут начать все сначала!
        На некоторое мгновение тишина повисла в воздухе, а потом, один за другим, раздались согласные крики Лесных и хлопанье в ладони более дисциплинированных Полевок.
        Никто из нас не видел смысла войны, оба народа хотели мира. Полевки давно утомились от сражений, солдаты хотели вернуться в семьи, восстановить силы. Да и Лесным нужно еще долго восстанавливать привычный ход жизни.
        Дерек встал и подошел ко мне:
        - Ты его не спасешь?
        - Думаешь, я Великий Янус? Или обладаю магией?
        Воин посмотрел вниз, будто насквозь видел мое светящееся сердце.
        - Ты не можешь помочь или не хочешь? - тихо спросил он.
        - Не могу. Но я не буду врать: даже если бы могла, не стала.
        Щека Воина дернулась, а из глаз пропала надежда:
        - Норис просто молодой дурак.
        - Он старше тебя, - напомнила я.
        - Мы разные, - Воин отвернулся и посмотрел на брата. - Я слишком рано почувствовал ответственность.
        В ответ у меня был целый рой мыслей, но я лишь кусала губы, видя, что каждое слово поранит Дерека лишь сильнее.
        - Я должен похоронить его по всем обычаям и увести людей, - Дерек повернулся ко мне с вопросом в глазах: - Поедешь со мной?
        - Во дворец? - холодный пот прошиб меня при одном только упоминании той красивой темницы.
        - Да. Норис средний принц равнин, я должен проводить его в последний путь по всем обычаям Долин.
        Вернется ли Воин? Или сам займет трон? Увижу ли я его?
        Меня прошиб холодный пот. Захотелось повиснуть на Воине, уговорить его остаться, что Нориса похоронят и без него.
        Но я не могла.
        - Понимаю, - мне словно не хватало воздуха для ответа. - Иди.
        И отступила на пару шагов назад.
        - Это твой ответ? Нет? - Воин горько усмехнулся. - Ты не можешь даже тут мне уступить? Мне очень нужна твоя поддержка!
        А что, если я больше не смогу вернуться во дворец? - спрашивала я глазами. - Что, если ты займешь трон, узнаешь о ребенке, и мы тогда точно не вернемся в клан?
        - Я не могу оставить клан, - я сделала еще один шаг назад. - Я нужна своим людям.
        Провести целый день верхом на лошади до дворца - это подвергнуть риску ребенка. А этот дар небес я не отдам так глупо. Нет.
        Дерек смотрел на меня не моргая, будто надеялся, что я передумаю. Будто хотел кинуться с уговорами и убедить уйти с ним.
        - Если я кину тебя на лошадь и унесу прочь, ты же все равно сбежишь? - спросил Воин.
        - Сбегу.
        Уж не говоря о том, что мне нельзя животом поперек лошади, дурак!
        - Я прошу лишь на церемонию, - еще раз повторил Воин, и я почувствовала его боль, как свою.
        Я задевала его, ранила своим отказом. Казалась черствой, как сухарь. Гордой эгоисткой. Неблагодарной.
        Но если Воин узнает во дворце о ребенке, то что предпримет? Я не могу так рисковать! Вот если он вернется, тогда я расскажу Дереку правду!
        - Нет? - еще раз спросил генерал равнин. - Я еще никогда никого не уговаривал трижды!
        - Нет, - ответила я, опустив глаза, и не подняла их, пока не услышала топот удаляющихся копыт сотен воинов.
        ГЛАВА 72
        - Ну что, упрямица? Не воспользовалась моим порошком? - Травница встала рядом, провожая взглядом, войско Долин.
        Порошком? А? О чем она?
        Я подняла руку к лицу и вспомнила о мешочке, который она дала недавно. Поздно!
        - Могла бы кинуть в лицо Норису, был бы жив братец Воина, а он сам здесь бы остался, -Травница отряхнула длинную юбку и посмотрела на меня.
        - А убийца отца остался бы жив? - я покачала головой. - Нет. Это не выход. Дерек однажды сказал, что нельзя оставлять живого врага за спиной, и я сейчас я поняла, как же он прав.
        - Ты не идешь по легкому пути, Пернатая!
        Свою одежду, которую Воин так и не сжег, а Травница вернула, я оставила на пеньке на опушке. Взяла ее в руки, а сама села, смотря в даль.
        Вернется ли он?
        Сильно ли я обидела Дерека?
        - Так и знала, что не скажешь ему, - Травница сегодня была на удивление словоохотлива. Или просто сейчас мне ее слова казались так ни к месту, что хотелось, чтобы она вновь хранила привычное молчание?
        Лесные тоже смотрели вслед Воину, то и дело предполагая, вернется ли он или оставил клан навсегда. А еще они сожалели, что не смогут поддерживать такой строгой дисциплины, и все вернется в прежний неспешный темп, как и раньше.
        Смогу ли я занять его место и так же организовать Лесных? Вряд ли! У Дерека к этому особый талант. Но ничего не мешает мне хотя бы попытаться!
        Я встала, набрала в грудь побольше воздуха и громко сказала:
        - Возвращаемся в поселение! У нас еще много дел!
        - Пернатая, Воин уехал на время или вернется? - спросил паренек, Робкий, расстроено смотря на меня. Молодое поколение настолько боготворило генерала Долин, что мне стало до слез обидно.
        - Ой, не плачьте! Я не для этого спросил! Я не хотел вас обидеть! - растерялся паренек, отступая.
        А из моих глаз лились потоки слез, будто прорвало платину. Я развернулась, посмотрев на горизонт и молила:
        «Вернись сейчас, прошу! Я все расскажу!»
        Но было поздно, а верный конь генерала уносил его от клана Лесных все дальше и дальше.
        Вскоре торговцы принесли вести, что похороны Нориса прошли тихо и что никто из соседних королевств лично не явился на церемонию прощания. Никто не хотел выражать почтения к гнилой душе среднего принца Долин - он многим успел насолить.
        Мне бы порадоваться, что к врагу отношения хуже, чем к собаке, да только не получалось. Было жутко жалко любов Арсаланы, и я желала, чтобы они переродились в другой жизни, и уже Норис сбивал ноги в кровь в попытках добиться девушки.
        За покой Арсаланы я зажгла в курильнице особую смесь, которая помогает душе легче пройти путь к перерождению и от всей души пожелала ей найти в другой жизни настоящую взаимную любовь и счастье.
        - Пернатая! - Вупи влетел с таким видом, будто на нас напали.
        - Что?! - вскочила я на ноги, хотя уже приготовилась ко сну. - Воин?!
        Я не заметила, как уже оказалась на мосту, оглядываясь по сторонам. Голубая птица приземлилась на ограждение и с укором посмотрела на меня, изображая мою недавнюю речь:
        - Мне все равно, вернется ли он...
        И так похоже получилось, что осталось лишь грустно кивнуть, признавая поражения.
        - Так где он? - спросила у Вупи.
        - Нет его, - хмуро пробурчала птица. - Я хотел сказать, что тебя Ведунья зовет, у нее вещий сон был.
        - Уже? - я посмотрела на полную луну в небе и поняла, что это мне одной не спится в клане. Я стала поздно ложиться и рано вставать, заполняя время хлопотами и заботами о Лесных, но это не помогало времени течь быстрее. Для меня оно сейчас походило на тягучую смолу, а я завязла в нем, вяло барахтаясь в сомнениях.
        Я пришла к Ведунье и с тревогой спросила:
        - Что за сон приснился: плохой или хороший?
        Сны Ведуньи сбывались с такой пугающей точностью, что мы не смели ими пренебрегать.
        - Пернатая, скажи, чтобы строительство ускорилось. Мне приснилось, что через неделю нагрянут такие сильные дожди, что мы надолго отложим постройку домов.
        - Поняла! Первым делом укрепим крыши, поставим стены, где успеем. Спасибо, Ведунья!
        - поблагодарила я, выходя из дома ее семьи.
        Теперь мы уже не теснились в домах по двадцать человек, как раньше, но все равно жили достаточно стесненно. Некоторые - по две-три семьи под одной крышей.
        Каждый день до прихода ливней я ждала.
        Ждала его.
        Проходила вдоль кромки леса, будто невзначай, но Воин все не приходил.
        Неужели, все эти слова, что он готов ради меня на все, были ложью? Мог ли он разочароваться во мне настолько, что решил больше не пытаться?
        Настроение скакало, будто пугливый заяц, а малыш в животе рос. Пусть я не чувствовала еще его движений, но ощущала влияние на организм: с утра меня мутило, постоянно хотелось спать, а еще во мне проснулся просто зверский аппетит.
        Наступил предсказанный период дождей, к которому мы подготовили запасы, а про Воина так и не было вестей.
        - Даже с торговцами не поговорить, не узнать! - беспокоилась я, не скрывая своих тревог от Вупи.
        Птица оторвался от печенья и строго посмотрел на меня:
        - Созрела, ягодка?
        Вупи уже знал о ребенке, но держал клюв закрытым. Еще бы! Такая серьезная вещь не смогла скрыться от его внимательного взгляда. Птица-птицей, но не дурак! Он всегда жил вреди людей, поэтому безошибочно поставил мне диагноз: беременная дурочка!
        И я уже жалела, что упрямо молчала в тот день, но признаться в этом могла только самой себе. Каждый день стал мучением совести, битвой между гордостью, желанием послать Воина к дьяволу и диким желанием его видеть.
        - Одно я тебе скажу, Вупи! Если Воин вернется, когда узнает о моем положении - я его не приму. Мне не нужны подачки!
        - Женщины! - закатил глаза птиц.
        Дожди шли, не прекращаясь, уже две недели, сырость пропитала Лесных до костей, а печки топились аккуратно, чтобы разумно расходовать запас дров. И вот очередное утро встретило нас ярким солнцем и безоблачным небом. Дождь отступил.
        Вупи впервые за долго время вылетел размять крылышки, а прилетел с таким взъерошенными видом, что перепугал всю округу, голося: - Пернатая! Пернатая! Защитная магия изменилась! Она не пускает Воина!
        ГЛАВА 73
        Капли серебрились на листьях, а почва уже настолько пропиталась дождем, что бугрилась то тут, то там. Мох чавкал под ногами, пока я бежала к опушке, а мой голубой топ и штаны промокли насквозь об мокрые траву и листья кустов.
        - Тебе нельзя бегать! Воин простоял там столько дней, минуты ничего не решат! -«приободрил» Вупи.
        - Несколько дней?! - я только ускорилась, спеша быстрее убедиться собственными глазами, что с Дереком все в порядке.
        Он же такой крепкий! Столько раз вылезал из бездны смерти! Его же не погубит дождь? Сердечко стучало, билось перепуганной птицей в клетке ребер.
        - Где точно ты его видел? - на ходу повернулась я к Вупи, летящему позади.
        - В месте вашей первой встречи, где ты его нашла раненным! Где пир был!
        Я свернула на ходу правее и выскочила на опушку, оглядываясь по сторонам. Где же он? Почему магия изменилась? Что случилось?
        Я увидела Воина сидящим у защитной стены. Туника липла к его телу, словно вторая кожа, волосы до сих пор не высохли, а капли стекали по коже так, будто еще шел дождь. Он с ненавистью упирался ногой в защитную стену в том месте, где земля была выжженная кровью Зубастого, а по магии шли волны, которые отталкивали его ногу обратно.
        - Не хочешь меня видеть, Пернатая?! - крикнул Дерек и его лицо исказилось болью.
        Не один удар, который он получал в бою, казалось, так не ранил генерала Долин, как одна мысль, что я магией отделила его от себя.
        - Знаешь, это единственное на свете, что способно отгородить меня от тебя! Но я все равно найду лазейку! - Воин говорил это с кривой усмешкой, и я подбежала к преграде, желая быстрее развеять его сомнения.
        Но столкнулась об стену!
        Мою руку, протянутую к мужчине, магия тоже не пропустила!
        Что это такое? Лесные всегда могли спокойно выходить за пределы защиты!
        - Вупи! - я обернулась к птице. - Ты можешь вылететь?
        Голубой крылатый друг стрелой пронесся сквозь стену, показывая, что для него это не проблема.
        И тут я действительно испугалась! Неужели, мы не сможем быть вместе из-за магии? Так прогневали богов?
        Великий Янус, за что? !
        Я ударила ладонью по магической стене, потом второй, а потом нажала с силой на невидимую преграду, но она не поддалась.
        - Дерек! - лишь произнесла я, и столько паники было в моем голосе, что Воин поменялся в лице.
        Он тут же встал на ноги, обеспокоенно заглядывая в мое лицо, и глупая улыбка осветила его образ, словно солнце:
        - Так ты не прогоняла меня магией?
        Чувствуя, что не могу сказать ни слова, замотала головой, с раскаянием глядя в голубые глаза Дерека.
        Генерал Долин прислонил свои ладони к моим по другую сторону преграды, и я почувствовала его тепло.
        - Я тебя чувствую, - прошептала я.
        - И я тебя, - не отрывая глаз от меня, сказал Воин.
        - Что происходит? Почему магия изменилась?
        - Это я у тебя хотел спросить, - тихо сказал Дерек. - Но теперь вижу, что ты сама не знаешь...
        - Сколько времени ты здесь?!
        - Несколько дней, - увильнул от ответа мужчина, и я поняла, что давно.
        Наверное, вернулся, как только проводил по правилам брата к предкам, а тут грянул проливной дождь, что шел две недели, не переставая. Сколько же времени Воин мок под струями сомнений и терзаний?
        Сердце болезненно сжалось, и золотая волна прошла по магической стене.
        - Что это? Это ты? Можешь управлять магией? - Дерек еще раз проверил стену на прочность, но та по-прежнему не пропускала его через себя. Тогда он взмолился: - Пусти, Пернатая! Попробуй еще раз!
        - Я не могу! Не знаю как! - я растерянно смотрела на стену, все еще не отрывая ладони от преграды. Казалось, стоит разорвать эту связь, потерять тепло его ладоней, как все исчезнет.
        И тут смелая идея пришла мне в голову.
        - Попробую! - я достала кинжал, полоснула ладно и капнула на черную полосу на земле. Почва цвета ночи зашипела, магическая преграда засверкала, но не пустила Воина.
        - Не работает! Прошлый способ не работает! - от отчаяния я закусила губу и встретила подбадривающий взгляд Воина.
        - Ничего страшного! Мы обязательно найдем выход! Даже если мне придется прокопать ход под землей собственными руками, я попаду к тебе.
        - Даже после того, как я не поехала с тобой на похороны брата? - хрипло шепнула я, тронутая его отношением.
        Моя тайна вызвала такое недопонимание между нами. Впилось ли это занозой в сердце Воина?
        Дерек посмотрел на меня с потаенной грустью и через силу улыбнулся:
        - Когда-нибудь, надеюсь, я пойму тебя.
        И словно камень упал с моей груди, я почувствовала невероятное облегчение!
        - Спасибо! - поблагодарила я беззвучно, двигая одними губами, но Воин все понял: тепло улыбнулся, достал томагавк из-за спины и порезал по еще не зажившей ране еще раз.
        - Я уже пробовал пробраться с помощью своей крови, - пояснил он и прислонил свою окровавленную ладонь к защитной стене. - Давай попробуем вместе.
        Я кивнула и прикоснулась в другой стороны преграды своей алой от крови ладонью к его.
        Волны пошли по магической стене, и мы замерли в тревожном ожидании. Но вот волны сошли на нет, а стена все еще разделяла нас друг с другом.
        Неужели, этого недостаточно?
        Дерек поймал мой взгляд и сказал:
        - Я все равно проберусь к тебе. Теперь, когда я знаю, что ты меня любишь, никакая магия меня не остановит!
        - Что люблю? - повторила я обеспокоенно. Я такая открытая книга для него?
        - Да, и не отрицай! Все равно я в тысячу раз люблю сильнее! - громко и уверенно сказал Воин, вселяя уверенность в мое сердце. - Я никогда не откажусь от тебя, Пернатая! А ты? Будешь ждать меня?
        - Да, - не думая больше ни секунды, твердо ответила я.
        Из окровавленной ладони по стене расползлись огненные трещины, и я почувствовала, как силы быстро покидают тело. Но мне нужно открыть проход! Нужно, поэтому важно продержаться до последнего!
        - Пернатая! Что с тобой?! - подлетел ко мне Вупи. - Остановись! Ты теряешь слишком много сил!
        - Я должна! - процедила я сквозь плотно сжатые губы, опустила взгляд и старалась не смотреть на Воина, сосредоточившись на том, чтобы удержать себя в сознании.
        Голова шла кругом, ноги дрожали, дрожала и стена.
        - Пернатая! Нельзя! Это опасно для ребенка! - заорала глупая птица, и я резко вскинула взгляд на Дерека, боясь его реакции.
        Воин широко раскрыл глаза, .посмотрел на мой живот с радостью и испугом одновременно, и тут же убрал от стены руки, прокричав:
        - Остановись немедленно!
        - Нет! - я покачала головой, смотря на преграду - изменилось ли что, после того, как Воин прекратил ее касаться.
        Трещины стали слабее, но я могла продолжать.
        - Пернатая, нет! - теперь паниковал Воин.
        - Чуть-чуть, еще чуть-чуть, - голова кружилась невозможно.
        - Вупи! Клюнь ее в руку немедленно! - приказал Дерек тоном генерала, и предатель-птиц тут же исполнил его команду - больно клюнул меня несколько раз подрял в руку и я невольно оторвала ладонь от стены.
        А потом почувствовала, как теряю сознание, но последним, что я увидела, это как Воин прорывается сквозь защиту и ловит меня на руки...
        ЭПИЛОГ
        Дух-хранитель города, что дал мне яблоко, оказался прав - у нас родился мальчик. Раньше срока, за месяц до назначенной даты по расчетам Ведуньи, но абсолютно здоровым.
        - Смотри, хоть ранний, но какой шустрый! - услышала я, когда малыш первый раз закричал и увидел свет.
        Он был красный, словно солнышко на закате, и быстрый, будто ветер!
        - Сильный, как папа! - с гордостью отметила Ведунья, что принимала роды вместе с повитухой.
        Одной ладошкой малыш вцепился в пеленку, а второй ухватился за пуповину, все еще соединяющую нас, будто боялся, что я исчезну. Один в один отец, что не отходил от меня ни на шаг после того, как мы воссоединились.
        - Эй, малец, а ну веди себя прилично! - тут же начал строит новорожденного Вупи, которого невозможно было прогнать даже поганой метлой. Птица считал, что он первым должен узнать новости и разнести весть по округе.
        Но в первую очередь, конечно, известить вождя о том, что у него родился сын. Что тот и сделал, пулей помчавшись наружу.
        Воин влетел в ритуальную комнату, как только вышел послед, а малыша обмыли в дождевой кипяченой воде и передали мне в руки. Никто не мог больше удержать великого генерала Долин: ни строгий запрет на визиты к роженице в течение первых суток, ни женщины, что встали стеной.
        - Любимая, как ты? - спросил первым делом Воин, опускаясь рядом со мной на колени. Нежно провел рукой по волосам и потом с любопытством посмотрел на малыша. - Боги, какой он маленький!
        - Конечно, вождь! - кивнула Ведунья. - Нетерпеливый, вот и не успел наесть щеки! Быстрее мир хотел повидать!
        - Мамочка в порядке? - ласково смотря на меня, обратился к Ведунье мужчина.
        - Вот дашь ей отдохнуть, будет! Налюбовался? Убедился, что твои кровиночки в порядке? А теперь шуруй отсюда! - погнала его прочь Ведунья. Нам еще многое нужно сделать, не для мужских глаз!
        - Я так перепугался сначала, - покачал головой Воин, наклоняясь ко мне, с любовью целуя меня в щеку. - Думал, не успеем!
        - Да она же первый раз рожает, могли бы еще спокойно три круга вокруг поселения пройтись - нагулять схватки! - вставила свое мнение повитуха, а я поморщилась, вспоминая, как же трудно было переносить схватки на ногах - не то что на боку! Хотя все утверждали обратное: будто в ходьбе легче! Ничего подобного!
        И тут малыш так строго скосил глаза на повитуху, будто пристыдил. И комнатка затряслась от еле сдерживаемого смеха, которым старались не испугать новорожденного.
        - Ой, а взгляд один в один, как у Дикого! - закрыла рот рукой повитуха.
        И тут же тоскливая тишина повисла в помещении - все грустили по потере мудрого вождя, а я - отца.
        - Ну и болтливый же у тебя язык! - шикнула на женщину Ведунья.
        Я с любовью посмотрела на сына и отметила, что он действительно удивительно похож на отца. Может ли быть, что он пришел в этот мир снова?
        - Если это действительно так, то буду отрабатывать свою карму, - широко улыбнулся Дерек, будто прочитал мои мысли.
        - Уже достаточно того, что ты оставил народ Долин на нового короля и возглавил Лесных. Мы еще никогда так не процветали, как под твоим руководством, вождь, - поклонилась Ведунья, а потом не преминула напомнить: - Но какой бы ты хороший вождь ни был, твоей жене нужно отдохнуть!
        - Но... - Воин поднялся, но задержался у выхода.
        - Давай-давай, собирай пока дарственный венок!
        - Зачем?
        - Обычай такой! Вупи опять забыл тебе сказать? На рождение первенца муж отправляется к пещерам и собирает венок из редких лекарственных растений, который поможет мамочке восстановить силы.
        - Подарок заваривать будут?
        - А что?
        - Практично!
        - Ты же знаешь, вождь, Лесные берут от природы только то, что необходимо. Возьми с собой этого тормаху - Вупи, он покажет, какие травы нужно собрать.
        - А как сплести? - с безнадежным видом Воин посмотрел на свои мозолистые руки, далекие от тонкого искусства плетения.
        - А вот это ты сам реши. Прояви смекалку!
        - Травница лучше всех плетет! - шепнула повитуха, и Ведунья цыкнула на нее.
        - Вот еще! Связываться с ней себе дороже!
        - Травница? Отлично! Мы с ней каждую новую луну выпиваем по нектару, так что она мне не откажет! - признался вождь. Воин получил цель и быстро ушел, потирая руки, напоследок вернувшись ко мне и поцеловав в губы: - Жди, я скоро.
        Вупи вылетел за ним следом, а я спросила женщин:
        - Серьезно? Есть такой обычай?
        - Конечно! Иначе как бы женщины спокойно отдыхали от нервничающих мужчин? Он же весь мост расшатал, пока ты рожала - менять придется. !Энергию выпустить некуда, так пусть на дело пойдет!
        - Вот и верно! Очень полезный ритуал! - кивала повитуха. - А теперь приложи малыша к груди, Пернатая!
        Малыш открыл рот и с трудолюбием принялся выполнять свою маленькую, но очень важную работу.
        - О! Ранний да проворный! Некоторые позднее срока родят, а дети отворачиваются, отказываются, а этот знает толк в еде!
        - Он хочет побыстрее набраться сил, чтобы вырасти! - улыбнулась я, смотря на сыночка, а тот весело угукнул в ответ, посмотрев на меня своими невероятными, словно ночное небо, глазами.
        Сделав все важное, наконец, мы могли с малышом спокойно отдохнуть. Ведунья и повитуха оставили нас, и я только закрыла глаза, как вошла Травница. Медленно подошла, села чуть поодаль, и улыбнулась, впервые так отрыто на моей памяти:
        - Поздравляю, Пернатая! Огненное Сердце теперь у этого малыша, так что береги его, как зеницу ока! Пусть вырастет достойным мужчиной.
        - Как? Оно теперь не у меня? Оно перемещается?
        - Огненное Сердце рождается в самом свободном и сильном сердце, а теперь оно у твоего сына!
        - Значит, магия тогда изменилась именно благодаря ему?
        - Конечно! И только он уже решал, пустить ли отца. Так что передай вождю, пусть не зазнается так и больше приносит нектар на ночь молодой луны. А я уж поговорю с молодым наследником легенды.
        - Значит ли это, что больше мое сердце не светится?
        - Твое сердце теперь светится любовью, этого достаточно! Но Воину передай, чтобы не расслаблялся - он всегда имеет риск вылететь, если будет тебя обижать! - довольно заявила женщина, встала и поплелась на выход, оставив вместо себя бутылочку.
        - Что это? - уточнила я.
        - Хоть Воин и выпил снадобье с сердцем обелиски, а ты умудрилась съесть яблоко духа-хранителя, тем самым избавив себя от яда ягатана, я бы разделила с мужем этот пузырек на двоих - для страховки.
        - Ты имеешь в виду риск, что наша жизнь по-прежнему может быть сокращена вдвое.
        - Да. Такая пара, как вы, заслуживаете долгой жизни. Да и преемницу мне еще нужно родить.
        - Что? - я подумала, что ослышалась.
        Перспектива того, что дочь должна заменить Травницу на ее посту ужасно пугала.
        - Ну-ну, не пугайся так! Если она не будет так глупо страдать из-за любви, как я, то будет жить припеваючи.
        - Ох, Травница, а какая женщина не страдает от любви? Знаешь такую? - я поцеловала засыпающего сыночка в лобик и зашептала: - Надеюсь, моя дочь все же не твоя преемница, иначе я не выпью это снадобье.
        - Эх, какая же ты упрямая, Пернатая! - Травница сощурила такие пылающие жизнью глаза на морщинистом лице: - А что, если я пообещаю, что она, несмотря ни на что, будет счастливой?
        - Счастливой? - тихо переспросила я, внимательно смотря на женщину. - Хорошо. Если обещаешь, что она, несмотря на все испытания судьбы, будет счастлива, я согласна.
        - Вот и ладненько, Пернатая! Вот и ладненько! - притопывая, Травница пошла к двери.
        - Подожди! - окликнула я ее у выхода и посмотрела на сына: - Он... Может ли душа отца вернуться ко мне в теле сына?
        - Ну ты же молила богов о прощении? Вот тебе оно! Этот активный малец еще хорошенько потреплет ваши с Воином нервы!
        И Травница ушла, тихонько хихикая.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к