Сохранить .
Параллель Наталья Александровна Буланова
        Алина попадает в параллельный мир благодаря ученому-фанатику. В этом новом техногенном мире ей приходится учится жить в непривычных условиях. Впереди её ждут друзья и враги, любовь и ненависть, приключения и знакомство с представителями других планет. Окончено. черновик.
        Глава 1.
        Я прыгала от восторга и предвкушения. Мне было 11 лет, и в наш город приехал на гастроли цирк "ДИВОН". Слава шла впереди него, выступления артистов обсуждали по телевизору и радио. Заголовки газет украшали фотографии артистов этого цирка. Месяц назад весь город запестрил афишами. Долго уговаривала родителей пойти на представление. Они же все это время стойко держали оборону, ссылаясь на занятость. И все же крепость пала! За две недели до премьеры в кассе уже не было билетов, но через знакомых папы всё-таки удалось достать пару штучек для нас с мамой.
        И вот они у нас! На главной площади города организаторы развернули огромный шатер, а вокруг расположили головокружительные аттракционы. Всю ночь перед выступлением я не могла заснуть. Предвкушение сказки и картинки из рекламного ролика цирка "ДИВОН" полностью вытеснили сон из детской головы.
        И вот мы с мамой здесь, среди этой атмосферы праздника и веселья, сладкой ваты и мороженого, смеха и капризов детей. Моя голова готова была поворачиваться на 360 градусов, а я сама хотела разорваться на десятки маленьких Алинок и оказаться в нескольких местах одновременно. Мы еще вчера решили сначала сходить на выступление, а уж потом на аттракционы, чтобы не потратить весь запал в самом начале. Поэтому во мне горело желание все попробовать, которое я старательно пыталась пригасить до начала программы.
        Само выступление заставило меня сидеть первые 20 минут с открытым ртом. Мне артисты казались просто волшебниками... Даже вечно спокойная и уравновешенная мама смотрела выступление с широко открытыми глазами и попеременно вставляла удивленные комментарии, когда в очередной раз на сцене выполняли головокружительный трюк.
        Вышли мы оттуда под большим впечатлением. Мне казалось, что за спиной выросли крылья. Про себя я уже продумывала план, как стать такой же великой артисткой цирка, как та девушка, что прыгала с одного вращающегося колеса на второе...
        И вот, наконец, настала очередь аттракционов. Я каталась на всех, куда меня проскали по возрасту. Мама от моей активности уже порядком устала, и начала уговаривать заканчивать прогулку. У нее как всегда было какое-то суперсрочное неотложное дело. Договорились, что зайду только в "Комнату смеха" и мы пойдем домой.
        Как и все аттракционы, "Комната смеха" поражала размерами - это был целый дом смеха. Ярко-желтого цвета, с фиолетовой крышей, он просто одним своим видом поднимал настроение. В одного конца дома входили люди и выходили уже с другого конца жутко довольные, с улыбками на пол-лица, стирая слезы смеха. Поэтому я просто не могла уйти домой, не побывав там.
        Полная предвкушения я зашла в двери этого солнечного домика... И пропала...
        Именно так я себя ощущала. Точнее, я себя не ощущала вообще. Ни рук, ни ног - ничего. Только сознание и темнота. Вдруг я в один миг почувствовала себя в своем теле и начала падать в темноту. За те несколько секунд, что продолжалось падение, я не успела толком испугаться. Плашмя отпружинила во что-то. На автомате встала и увидела тоненькую полоску света, которая как будто очерчивала дверь по контуру. Потянулась вперед, пытаясь нащупать ручку, но не нашла. От соприкосновения дверь подалась немного вперед. Я приложила больше усилий, навалилась на дверь уже двумя руками и вывалилась наружу...
        Глава 2.
        Свет от неоновых вывесок на несколько секунд ослепил глаза. Я стояла посреди огромного вечернего мегаполиса: серые стеклянные гиганты устремлялись ввысь на десятки этажей. Рекламные растяжки и световые вывески, казалось, занимали все свободное пространство. Я опустила взгляд на дорогу и сделала шаг назад: по дорогам с огромными скоростями проносились... Нет, не машины... Скорее "капельки", как я их назвала про себя из-за их формы. У них не было колес, они вплотную прилегали к поверхности дороги, полностью зеркальные. Как бы я не старалась разглядеть что-то внутри - ничего не вышло. И, что самое удивительное, по каждой дорожной полосе "капельки" двигались на одинаковом расстоянии и с одинаковой скоростью. Ближе ко мне был самый спокойный ряд. Средний ряд двигался быстро, а "капельки" с третьего, самого дальнего от меня ряда, примыкающего к встречным полосам движения, буквально мелькали у меня перед глазами, двигаясь с бешеной скоростью...
        - Муэнто маэ! - обращался ко мне мужчина, когда я упала от столкновения с ним. Он подал мне руки и помог встать, - Юн тау нэй, муэнто маэ.
        Я смотрела на него во все глаза и не могла понять, ругается ли он на меня или извиняется за то, что врезался. Я настолько была растеряна, что обратила внимание лишь на его странный синий комбинезон на молнии, закрывающий все тело. А так - человек как человек. А то я уже была готова увидеть зеленых человечков... Мужчина еще раз внимательно посмотрел на меня, сказал что-то еще и поторопился уйти.
        Я стояла в полной растерянности, взгляд падал то на непонятный текст в рекламе, то на странную одежду у людей, то на эти зеркальные "капельки". Потихоньку, медленно, шаг за шагом, ко мне подбиралась паника. Я стала медленно отходить назад и уперлась спиной в дверь.
        Вот! Вот та самая дверь, из которой, я вывалилась. Я не задумываясь потянула ее на себя за ручку и увидела, что внутри за столами сидят люди, играет медленная музыка, кто-то танцует посреди зала.
        Хлопок, и я закрываю дверь, чтобы опять остаться стоять на том же месте, в этом непонятном городе совершенно одна... Одна... Руки начинают мелко дрожать, слезы текут по щекам из широко открытых зелено-желтых глаз, но я их не замечаю. В голове вертятся события сегодняшнего дня, образы родителей, дома, родного города. Им на смену приходят картинки событий последних минут здесь, происходящих в этом сумрачном мегаполисе. Губа начинает против моей воли дрожать... Но я всегда стыдилась плакать, поэтому прислонилась к стене ресторана, сползла по ней вниз и уткнулась лицом в колени, чтобы никто не видел моих слез.
        Сколько я так просидела - не знаю. Я еще пару раз вставала, пыталась вернуться через эту ужасную дверь обратно домой, к маме, но каждый раз видела все тот же ресторан. Я не замечала, как прохожие косятся в мою сторону, как начался мелкий дождик. Я сидела в каком-то оцепенении, судорожно сжимая колени. Слез уже не было, я не могла осознать и поверить в происходящее. Возможно, я бы так еще долго просидела, но этому не суждено было случиться. .. Потому что я получила маленькой гайкой по голове.
        Глава 3.
        Сначала я даже не поняла что это. Просто потерла место дискомфорта, не поднимая головы. Потом все повторилось. Только я подняла голову, как получила прямо в лоб гайкой. В возмущении, потирая ушиб, посмотрела на своего обидчика. Увидела почти прозрачные голубые глаза, обрамленные сеткой глубоких морщин, всклоченные, торчащие в разные стороны седые волосы и удивленную, но гордую улыбку на лице. Ему был явно велик его серый плащ, который он носил нараспашку из-за отсутствия почти всех пуговиц. Из кармана плаща торчал блокнот, грозя вывалиться прямо на мокрую дорогу, а в руках был какой-то круглый предмет, напоминающий по форме будильник.
        Он смотрел то на меня, то на круглый прибор. После минутной паузы он затараторил что-то на непонятном языке, а я просто смотрела на него и не могла издать ни звука. А он все говорил и говорил, активно жестикулирую руками. Он был весь в какой-то восторженной эйфории, но я не чувствовала от него угрозы, несмотря на его неадекватное поведение. Не добившись от меня ни слова минут за десять, он схватил меня за кисть руки и потащил за собой. Он вел меня по тротуару, потом мы поднялись по лестнице на небольшую платформу, на которой стоял столб с экраном. Мужчина нажал на сенсорные кнопки, провел картой где-то сбоку, и перед нами остановилась "капелька". В сторону отъехала дверь и этот странный человек с удивительной скоростью влетел внутрь и втянул туда же меня. Я села на мягкий диванчик, который как любимое одеяло обнял меня со всех сторон, и замерла, тревожно наблюдая за незнакомцем. Он сидел напротив на таком же диване и опять что-то говорил. Начала осматривать начинку "капельки": потолок с мелкими точечками-светодиодами красиво светился в темноте салона, черные диваны по двум сторонам напротив друг
друга, небольшой столик у окна и ... никакого водителя. За окном проносились огни города, мелькали сотнями красок рекламные плакаты. Я же щипала себя за руку и зажмуривала глаза в надежде проснуться. Старик взял меня за плечи и немного встряхнул, тем самым добившись нужного эффекта - я обратила на него внимание.
        -Райвенс, - положив себе ладонь на грудь, представился он. И показал на меня, вопросительно изогнув бровь.
        - Алина, - хрипло от слез и пережитых эмоций произнесла я, решив все-таки представиться.
        Он достал блокнот из кармана и начал что-то рисовать, постоянно говоря на непонятном языке. Я же, вжавшись в теплый диван, одним глазом с опаской поглядывала на получившийся рисунок.
        Как он мне не пытался всё подробней и подробней донести с помощью рисунка свои мысли, я ничего не могла понять из нарисованных кружочков, петелек и стрелочек. Он выдернул уже половину листов, когда "капелька" остановилась. К тому времени его энтузиазм немного поутих, он тяжело вздохнул и нажал что-то на стене. Дверь отъехала в сторону, и мы вышли на улицу. Здесь уже не было такого количества рекламы и света, а вот каких-то маленьких магазинчиков и заведений было в изобилии. Я успела заметить через стекла людей в ресторане, магазин одежды и еще несколько магазинов непонятного назначения. Мы остановились между двумя из них, и я даже не сразу заметила еле заметную дверь. Райвенс что-то там вставлял, нажимал, отодвигал и, наконец, открыв дверь, зашел внутрь.
        Я оглянулась по сторонам. Люди, проходящие мимо по дороге, воспринимались мной как опасные иностранцы. Меня посетила мысль сбежать от этого сумасшедшего, но я была настолько истощена физически и морально, что еще раз окинув улицу взглядом, зашла вслед за Райвенсом. Мы поднялись на еще один этаж. Мужчина опять долго "колдовал" над дверью, прежде чем войти внутрь.
        Я вошла и остановилась в недоумении. Везде, куда не падал взгляд, валялись, громоздились стопкой, подпирали друг друга какие-то железки, колбы, сосуды. Множество неизвестных вещей заполняли почти все пространство квартиры. Райвенс повел меня по дому, махая рукой в разные стороны - знакомил с домом. Железки были везде: в ванной, в коридоре, на кухне. Одинокий черный диван, очень похожий на диван в "капельке", был буквально окружен всякой всячиной. Одна большая комната напоминала лабораторию. В ней стояли столы с какими-то приборами, кнопками и панелями. Аппараты у стены пугали размерами и формами. Я чувствовала себя так, как будто нахожусь в музее современной электроники и свалки научных экспериментов одновременно.
        Райвенс оказался ученым, самоучкой, преданный своим идеям до фанатизма. Как любой гений, он не думал ни о последствиях, ни о чьих-то чувствах и интересах. Окрыленный идеей, он мог идти по головам. Как объяснил он намного позднее, когда я уже понимала язык, он загорелся идеей о переносе человека из параллельного мира еще 7 лет назад. Все это время он проводил один неудачный эксперимент за другим. Промахивался в расчете петель времени, иногда рассчитывал все правильно, но переносил всего лишь какой-нибудь предмет. Рассказы о его первых попытках переноса людей навевали ужас. Пару раз он по своему прибору, благодаря которому обнаружил меня, находил одно сплошное мясо, вместо человека. После этого рассказа меня полдня рвало. Еще неделю я с ним вообще не разговаривала. Но за это время я уже тогда поняла, что он гений, но как все гении - сумасшедший. С совершенно другим мышлением, нежели у нас, простых смертных.
        -Что значит две жизни, когда свершилось великое научное открытие!- говорил он, когда мы в очередной раз спорили с ним о его экспериментах.
        Райверс рассказывал, что поначалу не знал, что со мной делать. Эксперимент удался... а дальше? Но тут, он подумал о выгоде данных о параллельном мире, которые он сможет от меня получить и решил поселить у себя. Он не сразу сообразил, что необходимо время для изучения их языка, письма, традиций и жизненного уклада, чтобы вообще существовать в его мире. Потому что огласки эксперимента, Райвенс, по каким-то только ему известным причинам, не хотел.
        - Наука официально доказала существование параллельных миров. Но никто не мог точно сказать хоть что-то конкретное о каждом из них. Отличаются ли он от нашего мира? Какая там флора и фауна? А тут ты! Такой источник знаний! - сидя в преображенной гостиной, говорил Райвенс. - Именно поэтому, пока из твоей речи полностью не пропадет акцент, говорить о выходе в город рано. Если что-то заподозрят, тебя просто разберут на эксперименты!
        Райвенс сам меня учил всему, являясь всесторонне развитой личностью. Рассказывал историю этого мира, расспрашивал меня о моём и проводил параллели. Оказывается, в этом современном мире совершенно не было понятия религии. Техника стояла во главе всего. Возможно, именно поэтому они уже совершали полеты на другие, заселенные жизнью планеты и принимали у себя делегации других цивилизаций. Город Сарон, в котором мы жили, являлся столицей их континента. Здесь были самые лучшие ступени обучения, жили сильные мира сего и именно сюда прилетали все инопланетные гости. Не было типичного понимания стран - было лишь деление на континенты.
        Постепенно он привязался ко мне. Даже признавался, что считает меня своей дочерью. Как только ученый официально удочерил меня по поддельным документам, стал строить планы о моем будущем.
        Я восхищалась Райвенсом... и боялась его гения. Несмотря на его искреннюю привязанность ко мне, не могла простить, что он не отправил меня обратно в мой мир, к моим родным и близким... Миллион раз я просила вернуть меня. С того самого момента, как узнала, что это он был виновником моих страданий. Я просила стоя на коленях, просила вся в слезах, угрожала уничтожением лаборатории и даже пару раз все же разгромила ее. Но он был неумолим:
        - Алиночка, прости, но теперь и я тебя люблю ничуть не меньше родного отца. Он уже пережил боль потери, а я не готов рвать себе сердце. В своей жизни я ни к кому не привязывался, у меня даже домашнего животного никогда не было. Просто прости и пойми, я не могу.
        В ту же ночь я пробралась в лабораторию и попыталась сама активировать аппарат переноса. За этим делом и застал меня Райвенс. Тут впервые в жизни Райвенс сделал выбор между прибором и человеком в пользу последнего и разрушил аппарат переноса. Конечно, у него остались чертежи, но вот возможности самой отправиться обратно у меня уже не было.
        Сбежать на вылазку в город я пыталась не раз. Но гений он на то и гений, что сделал дом непроникновенным, настроенным только на себя. Позднее, он потратил еще целых две недели, добавляя во все защитные системы дома мои данные для того, чтобы я могла спокойно выходить и входить.
        Я научилась готовить, так как сам Райвенс совершенно забывал о еде , погружаясь в очередной эксперимент. А вот я обладала хорошим аппетитом. Именно поэтому начала постигать кулинарию и использовать кухню по назначению. Техника на ней отличалась от нашей, но я быстро освоилась и готовила с удовольствием.
        Глава 4.
        Первый мой выход на улицу запомнился мне надолго. Впервые за 2 года я, наконец, увижу город не только из окна дома.
        Когда мы вышли наружу, я остановилась в нерешительности, оглядываясь. С двух сторон дороги располагались магазины и рестораны. С нами соседствовали магазин бытовой техники и кафе. Райвенс взял меня под руку и повел вдоль улицы, показывая город, кратко рассказывая о каждом заведении. Я крутила головой во все стороны, просила зайти в некоторые магазины и заваливала ученого горой вопросов.
        Наибольшее впечатление на меня произвела голографическая реклама. Мы как раз свернули на одну из главных улиц города, когда на меня выскочил полупрозрачный синий комок размером с баскетбольный мяч и начал кружиться вокруг нас.
        - Ох! Райвенс, кто это? - удивленно воскликнула я.
        - А это голографическая проекция савока, местного излюбленного домашнего животного. К слову сказать, очень дружелюбное создание, - убрав руки за спину в замок, ответил мне Райвенс. В его взгляде проскальзывало легкое пренебрежение, направленное на голографическую проекцию, - Примитив! Элементарная вещь! Этот Мердок просто запатентовал права на изобретение, который любой ученый сделает за пару дней. Теперь продает повсеместно.
        - А его можно потрогать? - я уже подпрыгивала в нетерпении наравне с савоком. Протянула руку и она прошла сквозь проекцию. - А мы можем посмотреть его вживую?
        - Ну что ж, пошли, - вздохнул Райвенс и завел меня в ближайший магазин с ярко-оранжевой вывеской "Зооникс".
        Везде, где только хватало глаз, были расставлены аквариумы различных размеров. Самые большие стояли в середине зала на подставках. К потолку были прикреплены клетки, где трепыхая разноцветными крылышками, порхали местные аналоги птиц. Они были похожи и не похожи на собратьев в моем мире одновременно. В аквариумах животные поражали своими диковинными формами и расцветками. Взгляд останавливался то на хвостатом коричневом бочонке с хоботком и глазами как блюдца, то на чешуйчатой фиолетовой ящерице двойным хвостом, в три раза превышающим ее в размерах.
        Я прилипала то к одному, то к другому аквариуму, пока не дошла до савоков. Они были в точности такими же, как голографическая проекция на входе в магазин. Расцветка их разнилась от светло-голубого оттенка до глубокого синего. Они как десятки мячей скакали по всему периметру аквариума, радуясь моим восторженным крикам и улыбке. Один из маленьких савоков темно-синего окраса внезапно остановился у стекла и внимательно посмотрел мне прямо в глаза. Потом резко развернулся, отбежав к другому концу аквариума. На мгновение он остановился и потом начал запрыгивать на скачущих савоков более крупного размера. Как по ступенькам, скакал по ним все выше, и, в итоге, выпрыгнул мне прямо в руки.
        -Удивительно! Он сам Вас выбрал! Давно я такого не видел, - справа подошел мужчина в оранжевой одежде с логотипом "Зооникс" на левой стороне груди. - Ну, маленькая хозяйка, ты готова к такой ответственности?
        -Да, да, да! - я загорелась идеей иметь домашнего питомца и с надеждой посмотрела на Райвенса.
        Райвенс же брезгливо смотрел на савока, но когда его взгляд переместился на мое лицо, он вздрогнул и сжал губы.
        - Хорошо. В конце концов, кто-то же должен тебя развлекать в свободное время, - сказал Райвенс. - Пойдем, подберем ему необходимое на кассе.
        Вот так я обзавелась первым своим другом в этом мире - Клопиком.
        Глава 5.
        Постепенно я обустраивала наш с Райвенсом дом. Ученый был не просто материально обеспечен - он был баснословно богат. Его изобретения ежедневно приносили сотни тысяч праймов дохода. Он полностью доверил мне свою карточку, с которой я делала покупки от его лица. Думаю, он тем самым хотел компенсировать свою вину передо мной. Но деньги я расходовала экономно, только на все необходимое для жизни и комфорта в доме. Райвенс это понял и с превеликим удовольствием взвалил на меня содержание дома. Я приняла его не как отца, а скорее как старшего брата, у которого в голове огромные "тараканы". Он мог на несколько дней закрыться в своей лаборатории, изредка прерываясь на приемы пищи, но после своего затворничества выходил окрыленный успехом. Райвенс никогда не останавливался на полпути, показывая мне тем самым достойный пример. Но в душе я так и не простила его...
        Первое время я выла по ночам от тоски по своей семье, по родному миру. Теперь же я тихо садилась у окна в своей комнате и пыталась среди света от сотни окон, неоновых вывесок и стен небоскребов разглядеть звезды на небе. Я представляла, что где-то там, в моем мире, мама с папой так же смотрят на эти звезды и думают обо мне.
        Моя комната сначала напоминала склад. Собственно, как и каждая комната в этой квартире до моего появления. Свою комнату я обустраивала очень медленно. Первое время все надеясь, что вернусь назад, к своим родным. Но моя мечта исчезала, как сладкая вата на жаре, а моя комната все больше приобретала свои неповторимые черты.
        Квартиру Райверса уже можно было назвать домом, а не свалкой железок. Я старалась придать жилищу уютный вид, разобрала одну из комнат и заказала туда стеллажи под потолок. Собрала туда все несметные сокровища ученого и систематизировала. Райверс поначалу долго ругался, что не может ничего найти, но потом, привыкнув, говорил, что так действительно стало удобней.
        Меня одолевали одиночество и скука. Я скучала по своим друзьям, по прогулкам и шумным компаниям.
        Взрослеть мне пришлось самостоятельно. Рядом не было мамочки, чтобы подсказать, что происходит с моим телом. Её заменяла информационная сеть, в которой я зависала в любую свободную минуту. За неимением живого общения я стала общаться через сайты знакомств и сидела на форумах по инфоблоку. Единственным другом мне был мой савок Клопик. Он как кошка любил свернуться у меня на коленках и мило урчал, когда я чесала ему синее пузико.
        Райверс разрешал мне выходить только в близлежащие магазины. И на том спасибо.
        Язык я уже выучила, научилась читать и писать. Остальные дисциплины, которые преподавал мне ученый, занимали уже не так много времени, как раньше. Моя внешность менялась, и из мелкого всклоченного создания стала появляться красивая девушка. Желто-зеленые глаза с искринкой смотрели из-под густых ресниц. Уголки глаз приподнимались к вискам, делая выражения глаз кошачьим. Мои светло-золотистые волосы, раньше торчавшие мочалкой, теперь красиво ниспадали кручеными локонами ниже лопаток. Росту прибавилось немного, зато все остальное оформилось в нужных местах, только талия осталась прежней. Возникла необходимость адаптации в обществе, так как вечно мое заточение продолжаться не могло. Я изучала социальное устройство этого мира и уговаривала Райверса пристроить меня в образовательное учреждение. Пришлось ждать определенного возраста, чтобы поступить. И вот, наконец, когда мне уже исполнилось 16 лет, он оформил меня на третью ступень обучения.
        У этого общества были свои правила.
        Нулевая ступень была своеобразной подготовкой перед стартом, который проходили по желанию дети до 3 лет и их мамы. Первая ступень обучения представляла собой развивающие занятия и обучающие программы для детей от 3 лет до 7 лет уже без родителей. Про себя я называла эту ступень детским садом, хотя сравнивать их, как я поняла, это значит сравнивать небо и землю. Детей действительно развивали, выявляя способности к тем или иным направлениям, и уже основную долю знаний давали именно в этой области. Остальные менее развитые направления преподавали до среднего общего уровня. Вторая ступень захватывала уже период с 7 до 16 лет. Во время неё так же активно изучали специализированные предметы, уделяя другим не более 10 % учебного времени. Таким образом, к третьей ступени переходили уже с огромным багажом знаний по выбранной специальности и нулевым опытом. Вот именно на последнем и акцентировалось обучение на третьей ступени. Длилось оно с 16 до 18 лет.
        Моя подготовка к третьей ступени длилась почти год. После долгих размышлений я решила выбрать направление, к которому лежала душа - "Продажи и переговоры", а не навязываемое Райверсом - "Робототехника". Да, Райверс дал мне за эти годы знания, которые и не снились ребятам из "Робототехники", да и практики у меня уже был вагон и маленькая тележка. Всё благодаря постоянной помощи ученому в лаборатории. Сначала дверь его научного святилища была закрыта для меня, но постепенно, принося еду ему в лабораторию, я оставалась все дольше и дольше. В какой-то момент он попросил о небольшой помощи и дальше уже загорелся идеей сделать из меня робототехника. Получалось у меня хорошо, но искреннего удовольствия я не получала.
        Я штудировала кучу книг об искусстве продаж и переговоров, слушала аудио-тренинги и даже покупала себе путевки на недельные тренинги по продажам и переговорам от ведущих гуру в этой области. Ведь я должна была нагнать, а лучше даже перегнать сверстников, направленно обучающихся чуть ли не с младенчества.
        Глава 6.
        Вот так я и оказалась в корпусе 3 ступени обучения. Правда, из-за затянувшейся волокиты с документами, опоздала к началу учебного года на две недели. Здание отделения "Продажи и переговоры" представляло собой точно такой же небоскреб, как и все остальные в городе, выделяясь только красочным логотипом третьей ступени.
        Меня приняли якобы переводом из другого города, где я жила несколько лет. И в этом мире деньги творят чудеса...
        Ребята в группе восприняли меня с удивлением, но вполне дружелюбно. У них ведь годами не менялся состав обучающихся. Со ступени на ступень они переходили практически неизменным составом, а тут вдруг новенькая.
        Пока девушка-методист вводила нас в курс обучения, раздавала расписания и отвечала на вопросы, я аккуратно рассматривала своих сокурсников. Количество мальчиков и девочек было примерно одинаковое. Практически все сидели по двое. Класс был оборудован удобными ортопедическими стульями. Столы, за которыми мы сидели в полтора раза были больше привычных мне парт. Перед каждым учеником стоял инфоблок, а на парте была закреплена электронная доска. Одногруппники тоже пытались невзначай обернуться и рассмотреть меня.
        Сразу после ознакомительного занятия для 3-ей ступени ко мне подошла темноволосая девушка:
        - Привет! Я Даяна, - подсела она ко мне.
        - Привет! Я Алина, - ответила я.
        - Ты не против, если я переберусь к тебе за парту? У меня там жуткая скукота! Как же хорошо, что ты попала именно к нам, а не к этим зазнайкам с "Дипломатии". Они скоро будут царапать потолок своими коронами. Ух, как они меня достали! А нам еще их все обучение терпеть по соседству! Ах, да ты же не знаешь! В их корпус упал корабль с дипмиссией с Плутана! - все говорила одногруппница, - Дело замяли и не стали придавать огласки за пределами города. Только вот корпус-то тю-тю... Вот они нас и потеснили уже как неделю.
        - А... - хотела спросить я.
        - Нет, вот бы сидели себе спокойно. Так нет! Вечно нас задевают на перерывах, а уж про столовую вообще молчу,- скривила губы Даная.
        Я удивленно разглядывала Даяну, которая все продолжала щебетать. У нее были прямые темные волосы, собранные в конский хвост, глаза красивого синего цвета, блузка с каким-то абстрактным принтом в голубых оттенках и синие облегающие брюки. Во время разговора она неустанно накручивала прядь из своего хвоста себе на палец и смотрела то на меня, то на потолок.
        Прозвенел сигнал к занятиям, а я не успела вставить в ее монолог ни одного слова.
        Хлопнула дверь за вошедшим преподавателем, после чего все сначала замолчали, а потом начали шушукаться между собой.
        - Приветствую вас, господа обучающиеся 3 ступени! - его громкий уверенный голос раздавался по аудитории.
        - Кто это? - я точно знала этот голос.
        - Это же наш наставник - Максимус Тодер.
        Точно, я поняла, где могла слышать этот голос! Я же ночами просиживала за его аудио-тренингами!
        Цепкий взгляд глубоко посаженных карих глаз, гордо вскинутый квадратный подбородок и четко вылепленные скулы заставляли вздыхать женскую половину аудитории. Я невольно засмотрелась на фигуру пловца и не могла состыковать образ, который представляла, когда слушала его тренинги и то, что видела перед собой.
        - Вы так хмурите брови, что я просто не могу не задать вопрос - что Вас беспокоит? - я подняла глаза и только сейчас заметила направленный на меня взгляд карих глаз и удивленно приподнятые брови. Да уж, судя по всему, я тут одна озадачена. Остальные же девушки смотрят на него щенячьими глазами.
        - Просто я Вас немного по-другому представляла, - ответила я.
        - Вы меня представляли? - его брови взлетели еще выше.
        - Да, - кивнула я, - когда я слушала ваши аудио-тренинги, Вы мне представлялись несколько иначе...
        - И как же?- Максимус Форте подошел ко мне ближе.
        - Эмм... Ну Вы мне представлялись блондином с гладко зачесанными волосами и умным взглядом из под очков в тонкой оправе... - пролепетала я.
        - Хм, то есть Вы хотите сказать, что мой взгляд далек от "умного"? - спросил профессор.
        - Ой, да я... Совсем... Нет, то есть... - мои щеки стремительно алели, пока я старалась объяснить, что имела ввиду.
        - Ладно, я понял! Успокойтесь, - махнул он рукой и развернулся.
        Я старалась смотреть куда угодно, только не на него. Он встал за кафедру и начал читать лекцию по продажам. Я же не могла сосредоточиться на теме, как ни старалась. Постоянно ловила на себе удивленные взгляды одногруппников и никак не могла собраться. Видимо, преподаватель привык лишь к восхищенным взглядам, а тут я со своей хмурой физиономией нарисовалась. Ну я же не виновата, что все остальные видели его уже миллион раз в СМИ, а я даже не догадалась поискать его фото на инфоблоке. Меня тогда интересовали только знания. Я же, хоть и достаточно бойкая девушка, от такой ситуации полностью потерялась и не знала куда себя девать до окончания урока. Ответила только один раз, когда для знакомства Максимус попросил меня подняться.
        Как только прозвучал сигнал об окончании урока, я встала и стала быстро закидывать все в сумку, думая лишь о том, как все неудобно получилось. Мне казалось, что мои щеки до сих пор не вернулись к нормальному цвету. Даяна тоже быстро собралась, и мы вместе пошли к выходу из аудитории. Проходя мимо преподавательского стола, услышала:
        - Алина, задержитесь на минутку, - задумчивый взгляд смотрел прямо на меня.
        - Хорошо, - остановилась я.
        - Я буду в коридоре, - шепнула мне Даяна и исчезла за дверью вместе с последним выходящим учеником .
        - И какой тренинг Вы прослушали, Алина? - Максимус сидел за столом, подперев лицо левой рукой, и с прищуром разглядывал меня.
        - Все.
        -Все? - брови опять устремились наверх.
        - Ну да, все 78 тренингов. Насколько я знаю, новых, пока, Вы еще не записывали... По крайней мере, так было две недели назад... - сказала я крутя ручку от сумки в руках.
        - Да, действительно, 78... - преподаватель уже смотрел на меня без иронии или удивления, просто часто мигая. - Удивительно.
        - Я могу идти?
        - Вы так любите свое направление или тут скрывается другая причина? - задумчиво вертя ручку в руках, произнес Максимус.
        Я судорожно придумывала такой ответ, чтобы не раскрыть свои карты:
        - Я знала, что там, где я училась уровень подготовки намного ниже, чем здесь. Поэтому подтягивала себя к местному уровню знаний как могла.
        - Что ж, похвально. Только Вы ошиблись. Здесь даже выпускники не прослушали и половину тренингов по программе...
        Я лишь удивленно смотрела на Максимуса. Тишина затянулась и я решилась опять спросить:
        - Я могу идти?
        - Да, конечно. До свидания, Алина.
        - До свидания, профессор Максимус.
        Я выскочила за дверь и наткнулась на Даяну.
        - Что? Что случилось? Зачем он просил тебя остаться?
        Я вкратце пересказала наш разговор. И поинтересовалась, куда это мы так спешим.
        - В столовую, нам необходимо как следует подзаправиться.
        - Я за! - мое настроение сразу поползло вверх. В столовую мы вошли, лучезарно улыбаясь в предвкушении еды. Выяснилось, что как следует поесть мы любили обе.
        Почти все столики были уже заняты. Мы сначала пошли с подносами на раздачу. Выбор еды был огромный, а блюда выглядели очень аппетитно. Мы с жадности набрали себе по полному подносу. Как раз освободился столик у окна и я потащила Даяну туда.
        - Нет, стой, там же эти чертовы "дипломаты" вокруг, - дернула меня за руку Даяна.
        - Знаешь, я хочу спокойно поесть сидя, а свободных столиков больше не видно. Так что давай смелее, неужели ты спасуешь? - подзадорила я ее.
        -Ладно, - с видом мученика она поплелась за мной.
        Мы ели и весело рассказывали друг другу о своей жизни. В лице Даяны я уже чувствовала подругу. Как жаль, что я не могу ей рассказать всей правды...
        - Да тут у нас новенькая "торгашка"!- раздалось откуда-то справа.
        Рядом со столом стоял высокий русоволосый парень с глазами цвета грозового неба и густыми ресницами. Он был бы божественно красив, если бы не улыбка превосходства и пренебрежительная гримаса на его лице. Всегда раздражали такие кадры. Надо же так обозвать - торгашка!
        - Да, старенький, можешь паковать чемоданы, - с улыбкой произнесла я. - Дипмиссия закончена, разведка проведена, новые данные получены. Все нерешенные вопросы прошу посылать мне в письменном виде. Возможно, когда-нибудь отвечу.
        И отвернулась от обидчика к столу. Краем глаза отметила, что давно приклеенная маска короля слетела с его лица, уступая место новому, явно не привычному ему коктейлю чувств: негодования, злости и обиды. За этими мыслями не сразу заметила повисшей тишины в столовой.
        - Ты вообще знаешь, с кем разговариваешь? - он уже взял эмоции под контроль, лишь ходящие желваки выдавали его состояние.
        - Знаю, - спокойно отозвалась я, делая глоток восхитительного чая с цитрусовыми нотками. Даже на мгновение закрыла глаза от удовольствия. Открыв, поймала его странный взгляд на губах.
        - Как тебя зовут? - красавчик смотрел на меня уже заинтересованно. Маска превосходство опять наползала на его лицо.
        - Алина, - я не видела смысла делать из этого тайну.
        - Ну а моё имя тебе известно, - отодвигая стул от соседнего столика и придвигая его к нашему сказал он.
        - Нет, не известно, - я как раз допила чай и встала из-за стола. - Пойдем, Даян.
        За нашими спинами опять стояла гробовая тишина.
        Глава 7.
        - Это же Лукас Мартэ! - уже десятый раз повторяла мне подруга.
        - И? - я все не могла понять этого подобострастия.
        - Нет, ты не понимаешь, ты нагрубила самому Лукасу Мартэ! Ой-ё-ёшеньки, что же теперь будет... - Даяна уже начала нервно грызть ногти.
        - Ты мне хоть объясни кто он. А то пол-урока слышу от тебя одни лишь причитания, - я выбрала момент, когда преподаватель по визуализации отвернулась к доске и спросила Даяну.
        - Ух, даже не знаю с какой стороны тебе начать объяснять...
        - Да уж начни хоть с какой-нибудь.
        - Ну начнем с того, что его дед - директор всех ступеней образования в нашем городе.
        - Уже не радостно... - ждала я продолжения.
        - Ха, это еще цветочки, - нервно дергая за ворот блузки, сказала Даяна. - Его отец - посол нашей планеты в космическом альянсе. А сам Лукас готовится его сменить на этой должности. У него как раз последний год обучения.
        - Понятно, папенькин сынок. Золотой мальчик, - легкое чувство разочарования кольнуло внутри. Я уже было подумала о нем как о человеке, добившемся успеха молодым и "зазвездившимся". Честно говоря, даже немного предвкушала наши последующие баталии. А тут такое разочарование - сам по себе он ничто.
        - Да подожди ты! Ничего подобного! Лукас Мартэ чемпион планеты по флименгу! Неужели ты нигде не слышала о нем? Он же побил все мыслимые и немыслимые рекорды!
        - О! А вот это уже интересней, - улыбнулась я своим мыслям.
        Глава 8.
        Неделю мы должны были изучать теоретическую часть, а следующую неделю - отрабатывать практическую.
        Я с таким удовольствием заглатывала знания, которыми делились преподаватели, что Даяна начала надо мной подшучивать:
        - Да, Алин, у тебя там точно глухомань была. Мне иногда кажется, что ты готова выпотрошить из преподавателей все знания. Тебя же приходиться буквально оттаскивать от них после урока.
        А мне было интересно все: как быть в конфликтной ситуации с клиентом или партнером; как работать с возражениями от вип-лиц; можно ли применять к типу "знайки" и "почемучки" одинаковый подход и т.д. и т.п.
        Даяна и другие ребята подготавливались к практическим занятиям почти всю жизнь. Мне же предстояло окунуться во все это только с багажом самостоятельной подготовки. Казалось, что я не знаю еще множества вещей, о которых все в курсе.
        Преподаватели с улыбкой смотрели на мое рвение к знаниям, с удовольствием отвечая на мои вопросы. Даже скидывали мне на инфоблок интересные ссылки и книги.
        Я не боялась спорить с преподавателем, если мое мнение отличалось от вдалбливаемых нам "истин". Так, например, у нас с преподавателем "Экономики" Катрин Вирон разыгрался нешуточный спор, после которого у нас заметно испортились отношения:
        - И запомните закон - чем выше цена, тем ниже спрос, и наоборот - чем ниже цена, тем выше спрос, - с высоко поднятым острым подбородком говорила она. - Без исключений.
        - Подождите, ну а как же "имудин"? Ведь сколько бы он ни стоил, его все равно будут покупать в том же количестве. Больных, жизни которых зависят от этого лекарства, не станет меньше. Власти, конечно, не позволят поднять цены заоблачно дорого, тем самым ставя человека перед нелегким выбором. А в остальном же - как бы ни скакала цена, уровень спроса будет тот же. Это же исключение.
        Взгляд из-под очков Катрин Вирон готов был сделать во мне дырку. Минуту она кривила свои тонкие губы. Потом резко развернулась к столу:
        - Это не исключение.
        Все в классе замерли и ждали ее пояснения. Но его не было.
        - Записываем новую тему.
        Вот так я собственными руками нажила себе первого врага.
        Глава 9.
        А наши столовые войны с "дипломатами" продолжались.
        На второй день моего обучения мы с Даяной опять опаздывали в столовую. Причина была банальна - вытаскивала ресничку из глаза подруги. Когда мы вошли в зал, над нашими головами просвистела котлета. Вокруг царил хаос. Перевернутые столы с двух сторон служили прикрытием враждующим отделениям "дипломатов" и "продажников". Под летающими кусками еды, прикрываясь подносами, метались две женщины из персона столовой в неловких попытках прекратить этот дурдом.
        Внезапно чья-то рука накрыла мне рот. Меня крепко обхватили поверх рук второй рукой и потащили в сторону самодельного "дипломатического корпуса".
        - М-м-м...м-м-м... - я пыталась вырваться.
        - "Торгаши", у нас два заложника! Сдавайтесь! - громко раздался над ухом уже знакомый голос Лукаса.
        Макушкой я доставала ему до ключицы, поэтому удерживать меня ему не составляло никакого труда. Я попыталась глазами найти Даяну. Ее так же удерживал высокий брюнет со смешинкой в светлых глазах. Подруга в его руках как-то вся сжалась и затихла. Присмотревшись к алым щекам девушки, решила после "освобождения" как следует попытать ее на эту тему.
        Для того, чтобы спрятаться с линии огня, ребятам пришлось сесть спиной к перевернутым столам. Мы же оказались у них на коленях.
        - М-м-м, малышка, знаешь, пожалуй, мы оставим заложников у себя, - зарывшись носом в мои длинные светло-золотистые волосы, сказал он. Толпа мурашек пробежала по моему телу до самых кончиков пальцев.
        И тут я наткнулась на ненавидящий взгляд блондинки. Она бросила пирожок и замерла, глядя на нас. За что и поплатилась. Яичница совсем не смотрелась на ее волосах. Внутри я возликовала.
        - Приходи на соревнования по флименгу в эту субботу. Там будет... - не успел договорить Лукас.
        - Что здесь происходит?! - раздалось по всему залу. - Безобразие! Быстро все выстроились в шеренгу!
        Я воспользовалась замешательством Лукаса и вскочила на ноги. Даяна следом. У дверей столовой стояли разгневанный ректор и наш куратор профессор Максимус Тодер.
        Схватив Даяну за руку, быстро перебежала на сторону "наших", которые уже строились в линию.
        - О! А это предатели или шпионы? - Маркус не смог удержать серьезное выражение лица и уголки его губ подрагивали.
        - Нет, профессор, мы заложники, - поспешила я обелить нашу репутацию.
        Тут уголки его губ не выдержали и поплыли вверх. А оказывается у него просто обалденные ямочки на щеках! Я не могла отвести от них взгляда.
        - Вы! Будущее лицо нашей планеты, представители расы перед другими цивилизациями, а ведете себя как невоспитанные "вояки", - он имел ввиду отделение "Военное дело", ученики которого постоянно устраивали потасовки между собой. - Посмотрите на себя! Посмотрите вокруг!
        Он ходил между двумя шеренгами учеников и заглядывал каждому в глаза. Все уже стыдливо смотрели в пол.
        - Мне надоел это бардак! Неделю я смотрел на ваши выходки сквозь пальцы! - коренастая фигура ректора остановилась ровно посередине зала. - Завтра же к 16-00 всем двум направлениям явиться в спортивный зал. Явка обязательна. Недосчитавшихся учеников исключу без разговоров. Да, кстати, столовая тоже ждет вас. Сегодня. Отделение "Продаж и переговоров" убирают половину столовой в 15-00, отделение "Дипломатии" другую в 16-00. Свободны!
        Мы рысаками выскочили из столовой и направились на следующие занятия.
        - Вот так всегда, заложники вечно голодными ходят, - вспомнила я о своем голодном желудке.
        - Точно, мы же так и не поели, - горестно вздыхала Даяна.
        - Нет, был, конечно, вариант выскакивать из-за стола с открытым ртом. Правда была бы большая вероятность накормить другие части тела, - смеясь, мы входили в кабинет.
        Предмет "Информационная статистика" оказался скучнейшим. Как и его преподаватель. Низенький полный мужчина средних лет с абсолютно непримечательной внешностью разговаривал как будто сам с собой. Я подпирала подбородок рукой и более детально рассматривала коллектив, в котором буду находиться ближайшие два года. Скорее всего, со многими из сокурсников мы будем часто пересекаться и на будущей работе. Я уже ранее заметила, что все ребята очень коммуникабельные. Почти со всеми мы уже перекинулись парочкой фраз то в перерывах между занятиями, то по дороге в корпус или домой. Атмосфера в группе была дружная, никто не создавал группировки или отдельные кучки по интересам. Конечно, почти у каждого уже был близкий друг или подруга, с которым они больше всех общались.
        Сейчас же было особенно забавно наблюдать, что пользуясь невнимательностью преподавателя, ребята отлепляли куски еды от себя и протирали влажными салфетками пятна. В общем, приводили себя в порядок. На удивление, салфетки убирали все до единого пятнышка на одежде. Поэтому несколько пачек, что лежали в женских сумочках, курсировали по аудитории. Так что к концу урока наше отделение полностью привело себя в достойный вид. Нам же с Даяной этого делать не пришлось - мы не успели под раздачу. Только на плен.
        Остальные занятия пронеслись быстро. Настала пора уборки столовой. Наше отделение дружно решило считать половину столовой, где был развернут наш полк в пылу перестрелки, своей. Для нас уже подготовили ведра, швабры и тряпки.
        - А мы даже и не покидались, - надула губки Даяна, наклоняясь за ведром
        Я тоже взяла ведро и швабру и принялась за работу. Кто-то включил зажигательную музыку на своем инфоблоке и дело пошло веселее. Мне даже понравилось. Для меня это был как глоток воды среди пустыни. Все смеялись и превратили уборку в целое представление. Рыжеволосый парень оттирал тряпкой стены, при этом подпевая певице смешным тоненьким голосочком. Толстый парень с внешностью пупсика подбирал лежащие на полу стулья, и, пританцовывая с ними, расставлял по местам. Две белокурые подружки протирали столы, кружась вокруг них в танце, и подпевали. Ну а мы с Даяной, недолго думая, схватили швабры как микрофоны и тоже начали петь.
        Несмотря на развлекательную программу, мы успели убраться до прихода "дипломатов". Улыбка не сходила с наших лиц. Мы все как будто сбросили напряжение. Хотя почему как будто?
        Перекинули весь инвентарь на их половину и направились к выходу.
        - Стоп, стоп, стоп, дорогая! Неужели ты оставишь меня одного со всем этим? - натолкнулась я на выходе на Лукаса.
        - Учись, дорогой! Труд сделал из обезьяны человека! - фыркнула я, пытаясь просочится мимо него.
        - Обезьяны? - еле выговорил по слогам Лукас. Его руки обхватили мои плечи, не давая пройти.
        Нет, ну надо так проколоться! Здесь же никаких обезьян нет. Ему, наверное, вообще это слово инородным кажется.
        - Это ты! - вырвалась я и выскочила в коридор
        Уф, вроде пронесло. Надеюсь, он не заострит на этом внимание. Меня толкнула плечом та самая блондинка, которая прожигала меня взглядом в "плену". Я с недоумением обернулась на нее. Она сморщила носик и отвернулась, проходя дальше в столовую.
        Дам-с, по-моему, тут кто-то ревнует. Ну, это неудивительно. Лукас же местная звезда. А еще проявляет мне знаки внимания. Вот ее и колбасит. А Лукасу, видимо, никогда не приходилось получать отпора, вот в нем и взыграл охотничий инстинкт. Надо не подпускать его к себе близко. Такие парни, как только получают желаемое, тут же теряют весь интерес. А потом сиди и зализывай раны. Ну уж нет, мне такого счастья не надо.
        Мы с Даяной решили пройтись домой пешком. Она жила в соседнем от меня квартале. Пока шли, спросила у нее о том, почему она так растерялась в столовой в руках у того парня.
        - Просто понимаешь... Виторио... Он мне давно нравится. Мы знакомы с 10 лет. Наши отцы работают вместе. Иногда мы ужинаем семьями. Но мне кажется, Виторио до сих пор воспринимает меня только как маленькую девочку. Даже во время десерта он постоянно подкладывает мне кусочки торта, говоря: "Пирожок, ешь еще, тебе расти и расти" - смешно спародировала Даяна. - Представляешь, он даже в последний совместный ужин советовался со мной, какой лучше стих послать его новой подружке!
        - Ну, раз советовался, значит, уже считает равной.
        - Ага! " Пирожок, ты же вроде тоже девочка, помоги выбрать - этот или этот?". И это, по-твоему, как с равной?
        - Он тоже "дипломат"?
        - Да, и лучший друг твоего Лукаса.
        - Лукас не мой!
        - Не знаю, мне кажется, он явно настроен доказать обратное...
        - Зато я не настроена!
        - Перед его напором еще никто не устоял.
        - Я буду первой.
        - Ну-ну, удачи. Эх, вот если б Виторио хоть разочек посмотрел на меня так, как Лукас сегодня пялился на тебя... Я бы... Я бы... Да я бы отдала все свои лучшие краски!
        - Ты рисуешь? - я даже споткнулась.
        - Да, это мое хобби. Хочешь, зайдем ко мне, я тебе покажу? - лицо Даяны прямо засветилось, когда она начала говорить о картинах. - У меня целая мастерская. Солнечный свет падает прямо со стеклянного потолка. Я считаю эту комнату волшебной. Тебе понравится.
        - Секунду, я только сообщу Райвенсу по инфоблоку, что задержусь у тебя, - уже печатала сообщение ученому.
        Тут же пришел ответ.
        - Какой у тебя адрес? Райвенс еще не привык отпускать меня одну, постоянно стремиться контролировать меня хотя бы по инфоблоку.
        - Проспект Сиров 5/8.
        Отправив Райвенсу адрес со спокойной душой пошла в первые гости в этом мире.
        Глава 10.
        - Стильненько! - я вошла в апартаменты и осматривалась.
        Белый ковер, белые стены, сиреневый диван и в цвет ему подставка под экран телевизора. Черный кофейный столик с белой вазой и стоящими в ней сиреневыми цветами. Белые и черные открытые узкие стеллажи под потолок, заполненные всякой всячиной. Мягкие сиреневые пуфики в другом конце гостиной у голографической приставки и черный круглый ковер под ними.
        Даяна повела меня вверх по узкой лестнице в стене, которую я не заметила сразу, и мы оказались в её обители.
        - Вот это да! - я медленно двигалась по мастерской, пораженная картинами и местом.
        Всюду - на стенах, на мольбертах, прислоненные к друг другу стояли картины разных размеров. Сочные краски буквально манили к себе.
        - Волшебные картины! Даяна, да это просто как попасть в сказку, - я переходила от одной картины к другой. - У тебя талант!
        Подруга смущенно улыбалась. Было видно, как ей приятны мои слова.
        - Ого! - я дошла до дальней стены помещения.
        Здесь висело порядка 20 картин с изображением Виторио. Вот Виторио улыбается. Вот он серьезный сидит в кресле, нога на ногу. Тут он соблазнительно стоит и смотрит куда-то в сторону горящим взглядом...
        - Я поражена! Ты так точно передаешь мимику, Даяна!
        Даяна стояла уже совсем рядом, заламывая руки.
        - Ты первая из друзей, кто видит все это.
        - Ты что? Тебе необходимо выставлять свои работы! Ты безумно талантлива! - искренне говорила девушке. - Не смей запирать все это в комнате!
        - Я думала о выставках, но дальше мыслей у меня дело не доходит... - она робко улыбалась мне. - Родители воспринимают мои картины как блажь, а не как искусство.
        - Знаешь, я тебе помогу. Будем вместе искать выходы на выставки, - загорелась я идеей. - Стоит только показать несколько твоих картин - и все выставки будут у твоих ног!
        - Давай! Только вот картины с Виторио не надо никому показывать.
        - Жаль, ты на них так смогла передать настроение и энергетику... Очень жаль будет не показать этой стороны твоего таланта.
        - Я подумаю, - кусала губы Даяна.
        Сидя на мягких зеленых пуфиках, приобретающих форму тела, мы пили местный чай. Рассматривая сквозь стеклянный потолок голубое небо, прорабатывали план дальнейших действий операции под кодовым названием "Пикассо". Конечно, идея названия исходила от меня. Капелька моего мира грела мне душу, а для Даяны это было просто красивое название.
        Глава 11.
        Занятия на следующий день прошли незаметно. Даже в столовой царила спокойная атмосфера. Наверное, помнили вчерашнее происшествие и его последствия. Зато все делились предположениями, что же нас всех ждет в спортивном зале. В этот раз мы с Даяной не опоздали и спокойно заняли столик подальше от враждующего фланга. Так сказать, среди своих. Я села так, чтобы быть спиной к Лукасу и компании. Не хотелось портить аппетит.
        - Он с тебя глаз не сводит, - шепнула мне подруга.
        - Главное, чтобы дырку не сделал! - хохотнула я.
        - Эй, девчонки, как вы думаете, нас заставят в наказание бегать до полуобморочного состояния или сразу расстреляют на месте? - к нам подсел рыжий парень, наш одногруппник.
        - Николас, ты как всегда мыслишь глобально! - засмеялась Даяна
        - Я обещаю прикрывать вас своим телом! - положа руку на сердце, вещал Николас.
        Мы не могли смотреть долго на трагическое выражение его лица и громко рассмеялись. У парня явно был актерский талант.
        - Тебя одного на нас не хватит, - заметила я.
        - Ох, что же делать, - он закрыл рот в панике. - Придумал! В рядок! Мы встанем друг за дружкой.
        Его обаянию невозможно было противиться. Настоящая душа компании. Беззаботная улыбка, казалось, никогда не сходит с его лица. Обед в такой теплой компании пролетел незаметно.
        Наконец настал час икс. Все два отделения собрались в разных концах спортивного зала.
        В зал вошел бритый наголо мужчина со шрамом от середины лба до виска. Он казался просто огромной горой мускулов.
        - Устрашающе... - заметила я.
        - Все таки нас будут бить... - это уже Николас.
        Строимся! - хорошо поставленным громким голосом сказал мужчина, - Итак, я надеюсь все в сборе. Наше с вами знакомство должно было состояться лишь через полторы недели. Но я даже рад, что вы решили ускорить события. Меня зовут Людвиг Бенат и я ваш преподаватель "Физической подготовки".
        Все уже построились в две шеренги с разных концов зала, как и тогда, в столовой.
        В это время два молодых человека втаскивали какие-то мешки в зал и ставили около преподавателя.
        - Если вы не хотите жить по-хорошему, будем действовать по-другому, - Людвиг уже вытаскивал какие-то предметы из мешка. - Мне нужно по пять учеников с каждой стороны, которые расположены ближе всего ко мне!
        От каждого отделения нехотя отделилось нужное количество учеников и подошли к преподавателю.
        - Отлично! - он схватил по одному человеку с каждой стороны и поставил их вместе. По такому же принципу он распределил всех оставшихся восьмерых человек. - Теперь вы - команда! Каждой команде я выдам по двойным лыжам. Для победы вам необходимо действовать сообща. По результатам соревнований, команда, пришедшая последней, моет окна в коридоре 1 этажа.
        Все рассматривали двойные лыжи и переводили взгляд друг на друга. Одна команда уже попробовала встать на них и подвигаться.
        - Желтая линия - линия старта! Красная линия в конце зала - финиш! Готовы? - преподаватель посмотрел на замерших в нерешительности учеников. - Всем встать на лыжи, недотёпы! На старт! Внимание! Марш!
        Та пара, которая первыми встала на лыжи, начала достаточно быстро двигаться вперед. Парень из нашего отделения постоянно говорил что-то девушке из отделения "Дипломатии" и они успешно продвигались к финишу. Еще две пары с переменным успехом двигались вперед. Одна пара только спустя минуту стала пытаться договориться между собой, а вот последняя пара, состоящая из двух парней, завалились на пол. Они, правда, быстро встали, но все время друг другу что-то предъявляя. В итоге, пока они препирались на старте, все остальные пары дошли до финиша.
        - А вот и первые неудачники! - свисток прервал их поток ругательств друг на друга.
        - Следующие! - прозвучало на весь зал, когда лыжи были сданы преподавателю.
        Я как раз попала пятой в этом заходе. А что? Мне даже интересно! Люблю дух соревнований!
        - Распределяйтесь на пары!
        Тут же около меня возник Лукас.
        - Я выбираю тебя, малышка! - он улыбался мне голливудской улыбкой.
        - О нет, только не это! - только приготовилась получать удовольствие от соревнований, как эта редиска здесь нарисовался.
        В это время нам раздавали лыжи, поэтому для пререканий совсем не оставалось времени.
        - Я буду говорить, ты слушай. Я встаю сзади тебя и направляю. Малышка, тебе понравиться! - он уже стоял в задней паре ботинок.
        Мне ни оставалось ничего делать, как встать спереди. Я хотела победить и никто не мог мне помешать.
        - Готовы? На старт! Внимание! Марш!
        Большие руки опустились мне на талию и буквально взяли ее в кольцо.
        - Какая ты хрупкая!
        - Лукас, не отвлекайся, нас обгоняют!
        - Правой, левой, правой, левой... - начал руководить он
        Мы развили максимальную скорость и вышли вперед, пролетев финиш на несколько метров.
        - Юху!!! - подняла я руки вверх.
        - Вот видишь, мы идеальные партнеры, - его руки полностью обвили мою талию, а подбородок опустился на плечо.
        - Отпусти, похотливое создание, - как кошка зашипела я, вырываясь.
        Хотя, что говорить, ощущения от объятия были самые что ни на есть приятные. Но нельзя, нельзя, твердила я себе. Самой же хуже только будет.
        В следующей пятерке была Даяна. Я даже не удивилась, увидев, что к ней в пару встал Виторио. Алеющие щеки подруги выдавали ее с головой. Я мельком посмотрела на свое отделение и увидела угрюмый взгляд Николаса, направленный в сторону Даяны и Виторио. Как интересно!
        Виторио трепетно, слегка касаясь ладонью, положил свои руки на талию Даяны. Все, подругу можно выносить!
        - Готовы? На старт! Внимание! Марш!
        Я болела за свою подругу и постоянно подбадривала ее криками. Про себя смеялась над ее очень сосредоточенной мордашкой. Наверное, у меня самой была та еще физиономия во время соревнования!
        Они пришли третьи. Дело было не в том, что они не старались. Просто у других ребят было время морально подготовиться, в отличие от первой пятерки. Да и мало кому хотелось мыть окна.
        Пока я болела за подругу, спиной ощущала присутствие Лукаса. Он, почему-то, не перешел к своим, а стоял рядом со мной. Когда Даяна с Виторио подошли к нам, я начала поздравлять подругу.
        - Молодцы! Вы легко могли бы быть первыми, разрыв был совсем маленький.
        - Да, мы буквально на пару секунд опоздали. Обидно! Но мне понравилось! - возбужденно горели глаза подруги. - Смотри, сейчас Николас будет стартовать. Давай его поддержим!
        - Давай! Николас вперед! Победа зовет!
        Улыбка не сходила с его лица, пока он руководил парнем из "Дипломатии" и конечно, они пришли первыми.
        - Да! Молодец! - кричали мы с Даяной.
        Я обернулась и замолчала. Лукас и Виторио, сложив руки на груди, хмуро переводили взгляд то на нас, то на Николаса. При этом у Виторио еще и челюсть вперед выехала, делая его открытое лицо агрессивным.
        - В пятницу, в это же время, я жду вас всех здесь же. Будем закреплять достигнутое, - раздался по залу голос преподавателя.
        Глава 12.
        За эту неделю мы уже привыкли к тому, что за нашим столиком в столовой к нам присоединяется Николас. Он всегда мог поддержать непринужденную беседу и часто рассказывал смешные истории. В общем, был душкой. А мы с Даяной потом долго смеялись, вспоминая, как Лукас и Виторио вздрагивали на месте, когда мы громко смеялись над очередной шуткой друга.
        В учебе мне все давалось легко, учителя подмечали, что я схватываю все на лету. Мне действительно было интересно. Я не могла дождаться практических занятий. Особенно мне нравились игровые ситуации продаж и переговоров, которые разыгрывал профессор Максимус на занятиях. Обучаться у профессионала его уровня - одно удовольствие. Во время такого игрового обучения я часто ловила на себе гордые взгляды куротора. После одних из занятий он попросил меня задержаться в кабинете.
        Я присела за первую парту и стала ждать, пока все ученики покинут класс.
        - Алин, я вот зачем Вас попросил остаться, - присел за стол Максимус. - Я вижу в тебе большой потенциал. Хочу тебе предложить свое наставничество. Мне как раз не хватает помощника на переговорах в "Стар Индастрикс". Если ты и дальше с таким же рвением будешь учиться, думаю, место моего заместителя будет за тобой.
        Я не могла поверить в то, что он мне предлагал. Меня? Готовить в заместители? Самого Максимуса Тодера?
        - Я согласна! Вы не пожалеете! - выскочила я из-за стола
        - Хорошо, хорошо! - тоже встал со стула Максимус. - Будьте готовы к дополнительным нагрузкам. Но, поверьте, оно того стоит.
        - Ни капли не сомневаюсь! - мне уже не терпелось поделиться с Даяной новостями.
        - Завтра жду Вас после занятий в этом кабинете.
        - Хорошо, буду вовремя. До свидания, Профессор Максимус.
        - До свидания, Алина.
        Выбежав из кабинета, я нашла Даяну. Подруга была искренне за меня рада:
        - Алина, да это же великолепный шанс прорваться вверх. "Стар Индастрикс" единственная компания, предоставляющая специалистов для переговоров с представителями других планет. Ты представляешь, какие перед тобой могут раскрыться перспективы?
        - Да, я читала про эту компанию. Я даже не могу во все поверить, - чуть не прыгала я. - Кстати, я тебе сейчас скину на инфоблок ссылку на сайт одной галереи. Я вчера читала, что её директор часто выставляет работы молодых талантливых художников. Давай попробуем к нему пробиться?
        - О, ты про меня не забыла?! - загорелись глаза подруги.
        - Как я могла? - шутливо подколола я Даяну. - Ты пока отбери лучшие свои работы. На следующей неделе будем брать штурмом галереи города.
        Глава 13.
        На дополнительном занятии профессор Максимус рассказывал о нескольких своих первых переговорах. Мы разбирали ошибки, делились мнениями и разрабатывали альтернативные сценарии развития ситуации. У него был колоссальный опыт и нетипичный подход к жизни. После его уроков я всегда чувствовала внутренний подъем, готовность делать распирала меня изнутри. Я его буквально боготворила.
        Так как мы находились достаточно близко к друг другу, я не могла не обращать внимания на его природную мужскую привлекательность. Его харизматичность заставляла буквально смотреть ему в рот. Да и фигура не могла оставить меня равнодушной. Этот мужчина знал себе цену. Когда он замечал мои заинтересованные взгляды, то не мог скрыть улыбку победителя. Но, к моему сожалению, на этом все и ограничивалось.
        Наступила пятница, все два отделения "Дипломатии" и "Продаж и переговоров" опять строили предположения о том, что же будет происходить в спортивном зале. Столовая гудела как улей.
        - Наверное, теперь профессор Людвиг привяжет нас на этих дурацких лыжах к друг другу и заставит изображать паровозик, - доедая огромную булку, предположил Николас.
        - Думаю, он подготовил для нас что-то новенькое, - улыбалась Даяна.
        - Стоит отдать должное его подходу - на этой неделе была всего одна стычка, - сегодня подавали очень вкусное пирожное, которое я уплетала за обе щеки.
        - Тут главное не проиграть, а то ребята, мывшие окна на 1 этаже, освободились только поздним вечером. Сказали, что те окна не мыли, наверное, со дня открытия корпуса.
        - Хорошо еще не отправили чистить туалеты, - в ужасе закатила глаза подруга.
        Несмотря на интересные лекции, все не могли дождаться их окончания. Уж больно любопытно было, что же нас ожидало сегодня в спортивном зале. Поэтому ровно к назначенному времени два отделения без объявления команды уже выстроились шеренгами.
        - Совсем другое дело! - зашел в зал преподаватель.
        Сегодня около него не было мешков. Людвиг держал в руках какие-то листы.
        - Итак, сегодня вас ждет квест. Сейчас я разобью вас на четыре команды, по двенадцать человек в каждой. Как вы уже поняли, каждая команда будет состоять из 6 человек с одного отделения и 6 человек из другого. На этих листах вы найдете свое первое задание. Только пройдя его, вы сможете приступить к выполнению второго. Подсказка: любое из представленных заданий можно выполнить, лишь подключив каждого члена команды. Всё. Разойдитесь на команды и выберете капитана. У вас минута.
        Все начали бегать, как в потревоженном муравейнике. Николас, я и Даяна сразу схватились за руки. К нам присоединились те самые подружки-блондинки и парень с внешностью пупсика.
        - А вот наша половина команды, - конечно, разве без Лукаса можно было обойтись.
        На локте Лукаса висела блондинка из столовой, рядом стоял Виторио и еще три незнакомых парня.
        - Предлагаю себя на кандидатуру капитана. Кто за - поднимите руку, - ослепительно улыбался Лукас.
        Конечно, вся его половина команды была за, да и из нашей блондинки-подружки тоже протянули руки вверх.
        - Большинство! - подвел итог Виторио.
        - Капитаны команд - ко мне! - позвал Людвиг.
        Преподаватель раздал капитанам команд задания и оповестил:
        - Я буду ждать вас на последней точке задания. Команда, которая доберется последней, будет мыть туалеты 2 этажа.
        Весь зал возмущенно загудел.
        - Накаркала! - держась за голову, сказала подруга.
        - Мы не проиграем! - я легонько сжала плечо Даяны.
        - Жалко кое-кто в нашей команде, а то бы приходили посмотреть на успехи нашего чемпиона по очистке унитазов, - хохотнул Николас, обнимая нас обеих за плечи.
        - И не надейся, рыжий, - выплюнул Лукас. Виторио же гипнотизировал руку на плече Даяны.
        - Готовы? На старт! Внимание! Открываем задания!
        - Блин, надо было тратить время не на пререкания, а на знакомство, - приглушенно сказала я. - Теперь потеряем драгоценные минуты.
        - Внимание, читаю! - выпрямился во весь свой внушительный рост Лукас. - "Задание 1. Комната без света, в ней окошек нету. Нет здесь солнца и луны, нет здесь супер чистоты. Отыщи сундук быстрей. В нем есть тысяча вещей".
        - Варианты?
        - Может раздевалка? - предположил один из трех незнакомых ребят.
        - Ты что, там же есть маленькое окно! - поправил его другой парень.
        - Может душевая? - предположила одна из подружек-блондинок.
        - Там нет никаких сундуков, - буркнула Даяна.
        - Так это же подсобка! - осенило меня.
        - Точно, там нет ни окон, ни суперчистоты. А вот сундуков и ящиков должно быть полно! - подхватил Николас.
        И мы побежали к подсобному помещению в конце 1 этажа. На удивление, там стоял только один сундук, зато всякого хлама навалено было предостаточно.
        - Ай! - воскликнул Николас, первым подбежавший к сундуку и получивший по голове задетой им шваброй.
        - Открывай же быстрее! Жутко интересно, что там, - Даяна пыталась разглядеть что-то из-за плеча Николаса. Я тоже протиснулась поближе.
        В открытом сундуке обнаружились головные уборы из перьев, как у индейцев. Лукас протиснулся к сундуку и начал рыться в нем. Обнаружил листок с заданием.
        - "Теперь вы не ученики. Наденьте головные уборы и пройдите посвящение в индейцы племя Матумба в главном зале обители знаний", - зачитал Лукас. - Так, разбираем эту фигню и думаем.
        Мы втроем с азартом расхватали индейские шапки и начали примерять их, смеясь друг над другом. Лукас и Виторио тоже решили подать пример своим и надели перьевые головные уборы. Нашему примеру последовали все, за исключением той самой ревнивой блондинки.
        - Я никогда не одену эту дрянь на голову! - морщила нос она.
        - Правильно, дрянь к дряни не пристает! - не могла удержаться я, уж очень меня эта особа раздражала.
        - Алина, - одернула меня за рукав Даяна, сделав страшные глаза. - Мы должны быть командой.
        - Все верно, девочки, не ссорьтесь! Мы должны работать вместе! Кларис, одевай индейскую шапку, не хочу из-за тебя драить толчки! - как только девушка одела перья, он добавил. - После соревнований меня поделите!
        - Да ты... - наскочила я на него.
        - Пора двигаться дальше, давайте подумаем над заданием, если действительно не хотим продуть, - переключила внимание Даяна.
        Ничто так не стимулирует работу мозга, как угроза малоприятного труда для тела.
        - В задании говорилось про главный зал в обители знаний. Речь явно идет про главный приемный зал, - Виторио вышел вперед.
        - Побежали туда, на месте разберемся, что делать дальше! - пошел к выходу Лукас.
        Мы бежали как стая разноцветных пернатых пташек. Представив, как мы выглядим со стороны начала ухахатываться на бегу. На меня странно косились.
        - Да вы посмотрите на нас со стороны! Я надеюсь, нас не снимают на камеры видеонаблюдения. Интересно, а остальные команды как выглядят?
        Все тоже начали смеяться, делая предположения, на кого больше мы похожи из представителей пернатых этого мира и как будут выглядеть другие команды.
        В главном приемном зале нас встретила тишина.
        - Задание - пройти посвящение. Команда, думаем! - сцепив руки за спиной, встал посреди зала Лукас.
        - Мы индейцы... посвящение... - начала думать вслух Даяна.
        - Как индейцы проходили посвящения? - спросил кто-то.
        - Может нужно принести жертву? - предположила Кларис
        - Ага, тебя! - опять не смогла удержать язык за зубами я.
        - Давайте уже думать головой. Что у нас ассоциируется с индейцами? - Виторио пытался собрать нас в кучу.
        Судя по всему, в этом мире тоже были индейцы. Только отличались ли они от их прототипов в моем мире - неизвестно. Поэтому я предпочла помалкивать.
        - Охота!
        - Татуировки!
        - Боевой раскрас!
        - Ритуальные танцы!
        - Клятвы!
        - Вот и головы заработали, - похвалил Лукас. - Давайте разбирать попорядку. Охота тут явно ни при чем. Татуировки и боевой раскрас - если посмотрим по сторонам, то ничего близкого к краскам здесь не найдем. Ритуальные танцы - в зале есть музофон. Клятвы - ну тут и сказать нечего. Остается музофон!
        Все побежали к музофону. Он был включен и нажат на паузу. Лукас потянулся и нажал на старт.
        - Молодцы, индейцы! Теперь вы приняты в племя Матумба! И вот ваше следующее задание: "Доказать придется вам вашу ловкость, силу. А то вдруг в ваших рядах завелись мазилы". - вещал голос Людвига из динамика.
        - Ловкость и силу... Где мы можем ее продемонстрировать? - спросил еще один парень из неизвестной тройки.
        - Мне на ум приходит только полоса препятствий на улице, - потирал подбородок Лукас.
        - О нет, - простонала вся женская половина команды.
        Погода на улице стояла хорошая, но желания измазаться не прибавляла.
        - Нет, ну хотя бы предупредили. Да костюм на мне стоит больше, чем эта полоса препятствий, - Клариса нервно ходила перед спортивным сооружением.
        - А нам точно сюда? - последняя надежда Даяны растаяла с утвердительным кивком Виторио.
        Я окинула взглядом место нашей будущей экзекуции и присвистнула.
        - Нас эта штука потом и в обучении ждет?
        - Если только в конце года. Эта громадина больше относиться к соседнему корпусу 3 ступени обучения - "воякам". Они постоянно на ней зависают, - Лукас тоже оглядывался вокруг.
        - Фух, - стало немного легче.
        - Мы уже проходили ее в том году. Обратите внимание, что на третьем этапе в одиночку не перелезть! Все ждем друг друга там! Ну что, приступаем! - Лукас пошел первым.
        - Подожди, нам же эти перья будут мешать! - заметила Даяна.
        - Мы не можем их снять, скорее всего, за нами наблюдают, и снятие этих штук может привести к дисквалификации, - мы опять "порадовались" нашей доле.
        Сначала нам предстояло пройти змейкой по коридору из железок - с этим справились все без проблем. Дальше нас ждало малоприятное ползание на животе под растянутой сеткой. Ползая, приходилось постоянно придерживать эту индейскую шапку, что жутко раздражало. Хотелось выбросить ее в сторону. Но всё же все справились. Ребята были довольны разминкой, девушки же скрипели зубами. Последней приползла Кларис. Да, ее костюм можно было уже выбрасывать - про себя заметила я. На свой внешний вид старалась не смотреть, дабы не расстраиваться.
        Третий этап представлял собой высокую стену, перебраться через которую можно лишь при помощи второго человека.
        - Давай, малышка, ты первая! - Лукас схватил меня под колени и поднял как пушинку. - Залезай!
        Я быстро подтянулась за край и перекинула ногу. А что, вид хороший.
        - Помоги! - Даяну подсаживал уже Виторио, но ее пальцы соскальзывали с края.
        Я покрепче ухватилась ногами и помогла подтянуться подруге. Сама же после спрыгнула вниз и помогла спуститься Даяне. Следом, одна за другой, стали спрыгивать девчонки, потом парни. Последним спрыгнул Лукас. Мне кажется, или ему даже не нужна была помощь друга?
        Последним этапом была глубокая траншея глубиной 1,5 метра, в которой мы нашли коробку с посланием. По той же схеме, что и со стеной, мы быстро преодолели и это препятствие, решив открыть задание наверху.
        - Итак, "Задание N4 : Индейцы, вы доказали, что достойны! Теперь вам открыт путь знаний!" - зачитал наш капитан.
        - И?
        - Что и? И все! - раздраженно взмахнул листком Лукас.
        - У меня уже мозги не соображают после такой нагрузки, - надула губы Даяна.
        - Бросьте, было весело! - Николас как всегда озарял всех солнечной улыбкой.
        - Вынужден опять спустить вас всех на землю. У нас задание. Нам светят своим белым боком унитазы, - напомнил Виторио, вставая между Даяной и Николасом.
        Улыбка Николаса увяла, он серьезно посмотрел на Виторио.
        - Ты куда-то не туда встал, - тихо заметил Николас.
        - Я встал на свое место, - спокойно глядя ему в глаза, сказал Виторио.
        - С каких это пор оно твое? - первый раз видела, как злился Николас.
        - Всегда было, - изогнув брови.
        - Это мы еще посмотрим, - глаза нашего рыжего друга метали гром и молнии.
        Огого, вот это повернулось, так повернулось. А Даяна стоит, хлопает глазками куда-то в сторону и ничего не замечает. Надо потом ее обязательно просветить.
        - Я думаю знания - это библиотека. Она же здесь есть? - решила вернуться к делу я.
        - Библиотека? Ты с какого века? Или в вашем захолустном городке были бумажные книги? - Клариса плевалась ядом.
        М-м-м, у нас прям взаимная любовь, я смотрю. Ну а вообще-то ляпнула, так ляпнула. Но помощь пришла, откуда не ждали.
        - Точно, информационный зал! - Лукас пошел уже в сторону нашего корпуса, поэтому я с радостью отправилась за ним. А то опять заведут речь о моем проколе.
        И вот вся такая красивая пернатая дюжина, измазанная с головы до ног в пыли и грязи вваливается в информационный зал.
        -Вторыми приходит команда Лукаса Мартэ! - объявил Людвиг.
        Мы посмотрели сначала на восседающего в кресле учителя, потом на тех, кто стоял ближе к стене и просто попадали на пол от смеха. На том конце зала, так же трясясь от хохота стояли зомби. Руки у каждого по локоть в чем-то красном, наклеенные шрамы и раны преображали внешность участников команды до неузнаваемости. Парики с проплешинами создавали ни с чем неповторимый антураж. У одного парня из парика торчал нож, создавая иллюзию проникновения в голову.
        Преподаватель тоже не смог удержать серьезное лицо и смеялся с нами.
        И вот только мы отсмеялись, как в дверь ввалилась еще одна веселая компания - белые халаты и колпаки выдавали в них докторов и деятелей науки. В руках половины были сосуды с какой-то жидкостью. Оказывается, они приклеились к ним, не обратив внимание на предупреждение в задании.
        Все смеялись, делились впечатлениями и рассказывали о своих заданиях, пока ждали проигравшую команду. Они влетели в двери спустя полчаса - мокрые пираты и пиратки. Госпожа Фортуна явно повернулась к ним задом...
        Но все сегодня поняли одно - мы так похожи, и все же мы такие разные. И именно этим жизнь и интересна.
        Глава 14.
        -Ты пойдёшь завтра на соревнования? - мы с Даяной шли по направлению к домам.
        - Я совсем о них забыла, - повернулась я к подруге. - Лукас меня приглашал, но я даже не знаю, стоит ли туда идти.
        - Пойдем, развеемся, там весело. Там столько народу, что если ты не захочешь, Лукас тебя и не увидит, - Даяна с надеждой смотрела на меня.
        - Ты права. Давай сходим, посмотрим, - мы уже почти дошли. - Ты заметила, что Николас и Виторио готовы были сегодня вцепиться друг другу в глотки?
        - Когда? - выпучила глада подруга.
        - Святая простота! - я разводила руками. - Как можно быть такой невнимательной?
        - Ты шутишь?! - подозрительно смотрела на меня девушка.
        - Делать мне больше нечего! Когда, когда... Когда Виторио оттеснил от тебя Николаса.
        - Я не заметила... - растеряно прошептала подруга.
        - Я поражаюсь. У тебя тут такие страсти под носом в твою честь, а ты в облаках летаешь!
        Даяна только хлопала глазами.
        - Ладно, давай по домам, а то видок у нас еще тот после сегодняшнего. Завтра поболтаем.
        - Пока, - попрощалась подруга и медленно пошла к своему дому.
        Я тоже отправилась домой. Первым желанием было помыться и поесть. Вторым - посмотреть, что это за вид спорта - флименг. Не хочется опять завтра попасть в просак.
        Сидя в своем любимом зеленом кресле залезла в инфолблок. Оказалось, что флименг - это скоростное преодоление препятствий на аэробайке. Посмотрела фотографии с предыдущих соревнований. Информационная сеть пестрила статьями о чемпионе мира по флименгу Лукасе Мартэ. Куча фан-клубов и миллион фотографий, на которых у Лукаса было очень привлекательное выражение лица. Он, конечно, и так симпатяжка, но во время соревнований его лицо просто преображалось.
        В день соревнований разыгралась замечательная погода. Солнце нагревало землю, щедро делясь своим теплом со всеми. Впервые, за весь сентябрь можно было надеть что-то полегче, чем брюки и кофты с длинным рукавом. У меня с самого утра был озорной настрой, поэтому покопавшись немного в инфоблоке, заказала себе платье, под стать настроению. Белое, с V-образным неглубоким декольте, четко по фигуре и длиной чуть выше колена. Спереди создавалось впечатление элегантного образа с налетом романтичности благодаря распущенным волосам. А вот сзади был сюрприз: от талии к плечам шли две полоски ткани, оставляя спину открытой от кокетливых ямочек на пояснице до самых плеч. Платье доставили в течение часа и вскоре я была готова. Сверху накинула золотистый приталенный жакет без пуговиц с рукавами в три четверти.
        Я заметила, что люди в этом мире стремились подчеркнуть свою индивидуальность с помощью одежды намного сильнее, нежели в моем. Понятия моды здесь просто не было, в разнообразии тканей и моделей каждый вырабатывал свой стиль. Все, от мала до велика, старались выразить себя через одежду. Исключения были только в образовательных учреждениях, где запрещались слишком открытые одежды и в госструктурах, где была введена форма.
        С Даяной мы договорились вместе добраться до места проведения соревнований на каперсах, тех самых "капельках". Как только мы сели внутрь подруга накинулась на меня:
        - Ты правда думаешь, что я не безразлична Виторио?
        - Ты ночью хоть спала или все думала о своем ненаглядном?
        - Заснула только под утро, - смущенно поделилась Даяна.
        - Да, я думаю, что ты действительно нравишься Виторио. Я бы даже сказала, что очень нравишься.
        - Йесс! - сжала кулачки девушка.
        - Ты такая смешная! - решила перевести тему. - Смотри, мы с тобой как сговорились - обе пришли в платьях.
        - Мне сегодня захотелось немного свободы от этих блузок и штанов, - на Даяне было розовое платье с завышенной талией, которое ей очень шло.
        Мы выехали за пределы города и вышли на огромной площадке, просто кишащей народом.
        - Вот это да! - я еще сомневалась, удастся ли остаться незамеченной. Да тут при желании не найдешься без инфоблоков.
        - Пошли, тебе обязательно надо кое-что увидеть, - потащила меня за собой через толпу подруга.
        Протиснувшись вперед, мы вышли к небольшой сцене. В толпе было жарко и я сняла жакет. А тем временем на сцене выступала музыкальная группа. Присмотревшись к солисту поняла, зачем подруга меня сюда притащила.
        - Да это же Николас! - я во все глаза смотрела на рыжего солиста. - И ты молчала?
        - Хотела сделать сюрприз, - пританцовывала Даяна. - Правда, классно поет!
        - Да, мне тоже нравиться!
        - Они сегодня разогревают публику! Раньше выступали только в клубах! - пыталась перекричать музыку подруга.
        Мы немного потанцевали вместе с толпой и решили пойти дальше на разведку. Вокруг были развернуты палатки с быстрыми закусками и напитками. Мы по очереди поиграли в аттракционы на меткость, силу и ловкость. Наградой нам был большой мишка, которого мы тут же подарили первому попавшемуся малышу. Не хотелось с ним таскаться по такой жаре.
        - Когда же будут соревнования? - мне не терпелось посмотреть на него вживую.
        - Скоро прозвучит гудок. Он сигнализирует о том, что через 20 минут соревнования начнутся.
        - Быстрей бы, уже не терпится! - мне уже надоело толкаться у аттракционов. - Пойдем к барьерам.
        - Девчонки, вы сегодня просто шикарны! Я сражен! - Николас схватился за сердце.
        - Ты почему, поганец этакий, не сказал, что выступаешь в группе? - шутливо ткнула его пальцем в грудь.
        - Ну об этом все знают. Просто как-то речь не заходила, - отстраненно отвечал мне Николас, сам во все глаза разглядывающий Даяну. Всё, не достучаться...
        - Простите этого пройдоху, придется взять дело в свои руки и представиться! - я посмотрела на говорившего парня лет двадцати пяти. - Я барабанщик группы и друг Николаса - Рик.
        - Я Алина, а это Даяна! - представилась я.
        - Наслышен, наслышен, - у Рика была неформальная стрижка с выбритыми полосами по бокам и маленьким ирокезом. Мускулистые руки были покрыты вязью татуировок. Он был очень крупным мужчиной без капли жира, одни кости и мускулы. - А Вы сегодня свободны, Алина?
        - Я смотрю, Вы времени зря не теряете, - засмеялась я от такого напора.
        - Это чревато, - наклонился ближе ко мне Рик.
        - Чем же? - я заглянула ему в зеленые глаза и на мгновение выпала из жизни.
        - Вас уведут. Особенно в таком платье, - он легонько пробежал пальцами по ямочкам на пояснице. - Давайте я дам Вам свою майку и облегчу жизнь половине мужской аудитории.
        - Если Вы снимете майку, уведут уже Вас, - я пробежалась взглядом по кубикам на животе, широкому развороту плеч и канатам мышц на руках. Пришлось сглотнуть слюну и собрать себя в кучу. - Я против массовой женской истерии.
        - Тогда давайте выручим друг друга, - Рик взял мою руку и обхватил двумя ладонями. Моя ладошка просто потерялась в его руках. - Будьте моей дамой.
        - Я просто не могу противиться такому обаянию, - не устояла я. - Но только на сегодня.
        - Вы жестокая, - уже улыбался Рик.
        После его улыбки я подумала, что я просто сумасшедшая, а не жестокая. Куда меня несет?
        Мы дошли до ограждений, за которыми будут проходить соревнования. Воздушная трасса с препятствиями протянулась на полкилометра и делала круг. Пластиковые толстые барьеры препятствовали проходу под трассой. Рик поднял меня за талию и усадил на барьер лицом к соревнованиям.
        - Думаю, так будет удобней. А я сзади подстрахую. Может, перейдем на "ты"? - Рик встал сзади и положил руки на барьеры по обе стороны от меня.
        - Может, - улыбнулась я.
        - Хочешь, я тебя тоже подсажу? - предложил Николас Даяне.
        Было видно, что девушке очень хотелось, но она смущалась. Все-таки желание сидеть с комфортом пересилило:
        - Хочу.
        Раздался сигнал о двадцатиминутной готовности, и толпа хлынула в нашем направлении. Все стремились быстрее занять лучшие места. Над нами просвистели аэробайки спортсменов.
        Я пыталась разглядеть под яркой экипировкой и шлемами Лукаса. Участники соревнований готовились к старту. Их аэробайки отличались агрессивным дизайном и плавными линиями. Колеса отсутствовали. Спортсмены должны были стартовать с высокой платформы, над которой было установлено табло с фамилиями участников. Всего в списке было 12 человек.
        - Объявляем минутную готовность! - раздалось из динамиков.
        Толпа усиленно подпирала. Боюсь, если бы сзади не стояли Рик и Николас, нас с Даяной бы уже размазало по бортику.
        - Участники соревнований на старт! - перекрикивал толпу голос из динамиков. - Подтвердите свою готовность поднятой рукой.
        Все 12 рук взметнулись вверх! Спортсмены с готовностью вытянулись на аэробайках.
        - На старт! Внимание! Марш! - моторы взревели, унося своих наездников вперед.
        - Ты знакома с правилами? - перекрикивая толпу, Рик наклонился ближе ко мне.
        - Не слишком... - я немного повернулась к нему.
        - Все очень просто - они должны пройти три круга, не пропуская ни одной преграды.
        Я уже всей спиной ощущала прижатое мускулистое тело Рика. Непривычное ощущения защищенности приятно грело душу.
        В это время участники преодолевали препятствия, проскакивали через туннели и делали петли. Я обратила внимание на татуировки на руках Рика и провела по рисунку пальчиком:
        - А эти рисунки что-нибудь означают? Они похожи на вплетенные в завитки письмена.
        - Можно сказать - семейное наследие, - улыбнулся одним уголком губ Рик.
        Над нами как раз заходили на второй круг спортсмены. Шедший впереди красный аэробайк вдруг замедлил ход и его наездник повернул к нам голову.
        - Берегись! - подняла я руку в воздух.
        Но парень не успел избежать удара и на всей скорости влетел в преграду. Раздался скрежет металла, и аэробайк вместе с хозяином стрелой рухнул вниз.
        - Ох! Нет! - со всех сторон раздавались женские крики и плачь.
        Не думая, я спрыгнула с барьера и подбежала к пострадавшему.
        - Только бы живой, только бы живой... - повторяла я все время.
        Аэробайк превратился в раскореженную груду металла. Спортсмен лежал в паре метров от него на животе с неестественно вывернутой рукой. Он чуть двигался и стонал. Я первая подбежала и аккуратно осмотрела молодого человека на предмет других повреждений. Вроде, больше ничего, на первый взгляд, кроме руки сломано не было. Сняла с него шлем и ахнула:
        - Лукас! - он замутненными глазами смотрел на меня.
        Подбежали доктора и оттеснили меня в сторону. Пока они его осматривали, в голове билась одна мысль - это он из-за меня пострадал. Сзади на плечи опустились руки.
        - С тобой все в порядке? - Рик пытался повернуть меня к себе.
        - О ужас, ужас... - рядом уже стояла Даяна, прикрывая рот рукой
        Виторио подбежал к другу и опустился на колени. Он что-то спрашивал у Лукаса. Тот хмурился от боли, но отвечал.
        - Алина, Даяна! - нашел нас взглядом Виторио.
        - Да? - мы тут же подбежали.
        - Вы сможете забрать наши вещи из ящиков, Пока Лукаса будут заносить в медмобиль,? - протягивал нам ключи от камер хранения Виторио. - Они здесь недалеко, у платформы.
        - Конечно, - Даяна схватила меня за руку и мы помчались за вещами.
        Нашли мы их достаточно быстро, собрали все содержимое в свои сумки и побежали назад. Как раз вовремя - в медмобиль на носилках уже заносили Лукаса. Виторио уже был внутри. Мы прыгнули в машину, чтобы передать вещи Виторио. Рядом с пострадавшим находился один из докторов. Пока доставали все из сумок, Виторио закрыл за нами дверцу медмобиля прямо перед носом Николаса и Рика.
        - Хватит, нагулялись уже, - зло сказал нам Виторио.
        - Да мы... - начало было я.
        - А ты вообще молчи. Из-за тебя он сейчас в таком состоянии, - он кивнул головой на Лукаса.
        Чувство вины висело камнем на шее, хотя меня, если разобраться, сложно было назвать виновной. Я ему даже не подруга. Но внутри было поганенько. Я опустилась рядом с Лукасом и взяла его за здоровую руку.
        - Ты как? - заглядывала я ему в глаза.
        - Кто был с тобой? - хрипло спросил Лукас.
        В это время прозвучал звонок инфоблока. Виторио принял вызов и мы услышали властный мужской бас:
        - Что у вас произошло? Что с Лукасом?
        - Здравствуйте, господин Мартэ! Перелом правой руки, ушибы по всему телу, остальных видимых травм нет. Везем на медмобиле на дальнейший осмотр. Необходимо исключить внутренние повреждения, - доктор подошел к инфоблоку Виторио и отрапортовал мужчине.
        - Покажи мне его, - Виторио развернул экран к нам. Я так и держала Лукаса за руку.
        - Эта та самая девчонка? - я увидела крупного седого мужчину в форме. Его взгляд скользил то по мне, то по Лукасу.
        - Да, - Виторио скривил губы.
        Я ничего не понимала.
        - Докладывай мне обо всех изменениях, - сказал отец Лукаса и отключился.
        Виторио тяжело опустился на скамейку рядом с Даяной. Подруга смотрела на всех глазами испуганной лани.
        - Как ты себя чувствуешь? - еще раз спросила у пострадавшего парня.
        - Так, как будто готов убить, - подтянув меня к себе за руку, прохрипел Лукас. - Что ты забыла рядом с этим татуированным?
        - Ты точно головой ударился! Сам попал в аварию, а говорить можешь только об одном! Ты о себе подумай! - я была возмущена.
        - Я о себе и думаю. Если бы не думал о своем будущем, не оказался бы здесь, - нормальный голос возвращался к парню.
        - Бред какой-то, - я схватилась за голову. - Ладно, ты больной, тебе можно.
        - Дайте покой больному, девушка! - доктор собрался меня оттеснить от Лукаса.
        - Нет, нет! Она мое лекарство! - пытался улыбнуться пациент.
        Так за руку мы и доехали до больницы. Лукаса повезли на обследование, а мы втроем остались ждать результатов в коридоре.
        - Даяна, нам нужно поговорить, - вдруг решительно встал с кресла Виторио.
        - Да, конечно. Здесь? - тоже приподнялась Даяна.
        - Давай сядем вон на тот диванчик, - показал на самый дальний Виторио.
        У меня зазвонил инфоблок. Я отошла в противоположный конец и нажала на прием.
        - Алина, как у вас дела? Почему Даяна не отвечает? - Николас, судя по фону, был все еще на месте проведения соревнований.
        - Мы в больнице, ждем результатов обследования. Исключают возможность внутренних повреждений у Лукаса, - шептала я.
        - Когда вы освободитесь? - Николас пытался разглядеть за мной Даяну.
        - Никогда! - Лукас появился из ниоткуда и скинул вызов.
        - Что ты себе позволяешь? - я открывала рот как рыба.
        - Ты будешь кричать на меня после аварии? - только сейчас обратила внимание, что он с трудом стоит на ногах.
        - Ладно, рассказывай, что показало обследование? - я перевела тему.
        - Перелом правой руки, множественные ушибы по всему телу, в остальном все в порядке, - рядом уже стояли Виторио с Даяной. Ребята держались за руки. Хм, хороший разговор, видимо, был. Но я рада за подругу. Вон, как глаза горят.
        - Кто выиграл? - все-таки он настоящий спортсмен, сразу стал выяснять итоги.
        - Патрик, - Виторио потянул Даяну к выходу.
        - Черт! - сжал зубы Лукас.
        - Да тебе-то сейчас какая разница? - мы тоже направились на улицу.
        - Да кто угодно, только не он! - спускался по лестнице Лукас, сжимая зубы от боли. - Он вечно на стимуляторах, но у нас все не удается подловить его.
        - А тесты и анализы? - мы подошли к транспортной платформе.
        - Не показывают. Мы подозреваем вытяжку из одного растения на планете Амус. Дорогая, но эффективная. И не выявляется никакими тестами и анализами, - объяснял Лукас, набирая команду на дисплее вызова.
        - Да, мы хотим поймать его с поличным. При покупке товара. Но нам пока не везет, - Виторио провел карточкой, т.к. другу было неудобно сделать это одной здоровой рукой.
        Когда каперс застыл около нас, до меня дошло:
        - Я, пожалуй, домой.
        - И даже не зайдешь на чай? Обещаю вести себя хорошо, - улыбнулся Лукас.
        Проклятое чувство вины! Я вообще ему ничего не должна!
        - Ты посмотри на этих голубков! Они выпали в нирвану. Ты же не оставишь меня погибать в одиночестве в компании этих двух влюбленных? - Виторио и Даяна нежно шептали друг другу что-то на ушко.
        Мне совершенно не хотелось ехать. А с этой сладкой парочкой вообще теперь невозможно рядом находиться. Я перевела взгляд на его зафиксированную руку и вздохнула:
        - Только чай, - и вошла в ожидающий нас каперс.
        Вы когда-нибудь пробовали находиться в маленьком замкнутом пространстве вместе с влюбленной парочкой? Если нет, то поверьте мне на слово - это просто ужас! Я не знала, куда себя деть, а Лукас поглядывал на меня и усмехался.
        Доехали мы достаточно быстро. Каперс остановился на платформе у отдельно стоящего двухэтажного дома. Целого дома! В этом мире позволить себе отдельные дома с участком могли только ну очень богатые люди.
        - Вот это фазенда! - озиралась по сторонам Даяна.
        К дому еще прилегал большой кусок земли.
        - Папа покупал этот участок с расчетом на будущие поколения, - поглядывая на меня, сказал Лукас.
        В доме вся обстановка буквально кричала о деньгах. Широкие мраморные ступени вели на второй этаж. Вся мебель была с вычурными ножками. На мой взгляд, не дом, а музей. Как в таком жить? Ни одного милого сердцу штриха - ни вазочки с цветами, ни статуэтки, нет абсолютно никаких вещей, за которые мог зацепиться взгляд. Интересно, у него мама есть?
        - Давайте пройдем в гостиную, там есть очень уютный камин, - пригласил нас за собой молодой хозяин дома.
        Гостиная, хоть и радовала камином, была все такой же показно вычурной. Ни о каких моих любимых диванах-обнимашках не было и речи.
        - Кто будет чай? - спросил Лукас.
        - Да садись ты уже, болезный. Только покажи где кухня и все необходимое, - совесть не позволяла мне поступить иначе. Как бы ни крепился Лукас, все действия ему давались с огромным трудом.
        Кухня из пород темного дерева смотрелась стильно и дорого. Пожалуй, единственное, что мне понравилось в этом доме. Лукас хотел остаться и помочь, но я отправила его обратно в гостиную.
        Мы уже вовсю пили чай с выпечкой, когда по полу в холле застучали каблучки. Звук приближался и через мгновение в комнату влетела растрепанная Клариса.
        - Милый, как ты? - сразу присела к нему на диван девушка.
        Лукас старался отодвинуться от кудахтающей вокруг него девушки.
        - Ладно, не буду мешать, пока! - я решила воспользоваться моментом и улизнуть. - Даян, ты остаешься?
        Подруга посмотрела на Виторио и после его утвердительного кивка сказала:
        - Да, я тебе вечером позвоню.
        Я крикнула всем "Пока" и быстро пошла к транспортной платформе, слыша:
        - Дорогой, я так испугалась! Я была в больнице, но мне...
        Домой я добралась без приключений. Было огромное желание свернуться комочком на моем любимом кресле и послушать музыку. Клопик меня в этом полностью поддержал и сейчас лежал у меня на коленях.
        Зазвонил инфоблок, и я сразу подумала о Даяне. Приняв вызов от неизвестно адресата, увидела Рика. Мои губы растянулись в улыбке.
        - Привет, неуловимая! Еле уговорил Ника дать мне твой номер, - блистал улыбкой Рик.
        - Привет, Рик! - я действительно рада была его видеть.
        - Обещала сегодня быть моей дамой и пропала. Требую возмещение ущерба.
        - Какого?
        - Ты свободна завтра? Я хочу пригласить тебя на свидание.
        - Свободна, во сколько?
        - В 3 сможешь? Я зайду за тобой. Продиктуй адрес.
        Райвенс вел скрытый образ жизни и просил не водить никого домой. Поэтому с Риком я договорилась встретиться у ближайшего торгового центра.
        Глава 15.
        Как перед любой девушкой, у меня встал вопрос: Что же одеть? Решила воспользоваться проверенным вариантом и заказать по инфоблоку. После двухчасовых метаний и миллиона отвергнутых вариантов нашла платье моей мечты. Разве пойдешь в чем попало на первое в своей жизни свидание? Да еще с таким мужчиной как Рик... М-м-м... Рик...
        Он мне действительно очень сильно понравился. Какие у него глаза... А какие сильные руки... Какая фигура...
        От приятных мечтаний меня оторвал дверной звонок. Привезли мое платье. Я с предвкушением сорвала защитные крепления на коробке и открыла фирменную упаковку.
        - Да! Да! Да! Это именно то, что я представляла! - прижимала я к себе платье ментолового цвета.
        Легкое, из вуали, оно плотно облегало меня от груди до середины бедра. Без бретелек, но с легким шлейфом сзади до пола. Я смотрела на себя в зеркало и видела там русалку. Это ментоловое платье у меня четко ассоциировалось с отпуском, летом и пляжем. Конечно, оно бы больше подошло для курортного города, чем для мегаполиса. Но мне повезло, что климат в Сароне был очень мягким. А сегодняшний день - особенно теплым. Надеюсь, и завтрашний не подкачает. На всякий случай захвачу жакет.
        С самого утра воскресенья я была как на иголках. Хорошо, хоть вырубилась спать вчера практически моментально. Металась по квартире и нервировала Райвенса своей беготней.
        В итоге, к торговому центру я подошла на пятнадцать минут раньше назначенного времени. Делая последний поворот перед зданием, ругала себя за то, что надо было заставить Рика подождать, а не наоборот. Но, видно, не судьба мне сегодня заниматься самобичеванием - у скамейки рядом с фонтаном уже стоял ОН.
        Рик шагнул навстречу мне и замер, буквально пожирая меня глазами. Не зря старалась! - подумала я про себя.
        - Алина... У меня нет слов... Ты прекрасна! - взял мои руки в свои Рик.
        - Спасибо, мне очень приятно, - я таяла под его взглядом.
        - Я хочу показать тебе одно удивительное место. Ты не против?
        - Нет, - обычно я говорила много, но сейчас почему-то с трудом могла произнести и слово.
        - Отлично, - засияла улыбка, от которой в душе пели птицы. - Нам надо немного проехать на каперсе.
        И мы направились к транспортной платформе. Рик сел рядом со мной и взял мою руку.
        - Ты такая красивая, - смотря на мои губы прошептал он.
        - Спасибо, - я окончательно засмущалась и решила перевести тему. - А куда мы едем?
        - В космопорт, - Рик поглаживал пальцем мою руку.
        - Ты хочешь увезти меня с континента? - пошутила я.
        - Да, - мужчина поцеловал меня во внутреннюю сторону запястья.
        - Шутник, - не приняла я его слова в серьез.
        В космопорту мы не стали проходить через главный приемный зал. Рик потянул меня в сторону и открыл дверь с надписью "Служебный вход"
        - Нам же сюда нельзя! - я думала, что нас сейчас застукают и выставят вон.
        - Можно, у меня есть доступ. - Рик вел меня за руку по извилистому коридору с кучей дверей.
        Навстречу нам шел молодой человек. Я приготовилась к худшему, ожидая выволочки.
        - Добрый день, капитан! - вытянулся по струнке незнакомец.
        У меня глаза полезли на лоб. Рик - капитан?
        - Добрый день, Ирис! - поздоровался мой мужчина-загадка.
        Я то думала, что он скорее всего представитель неформальной профессии. А он, оказывается, капитан космического флота. Военных других направлений здесь просто нет.
        Мы двигались дальше, а я переваривала услышанное. Так стоп, он что, тогда действительно собрался меня похитить?
        - Ты меня правда решил похитить? - озвучила я свои мысли.
        - Нет, не переживай. Просто хочу показать тебе одно удивительное место. Хотя, признаюсь, соблазн похитить тебя велик.
        Мы остановились у железной двери, и Рик наклонился, чтобы прибор просканировал сетчатку глаза. После из устройства вытянулась игла. Мужчина уколол палец и дверь открылась. Мы вошли в еще один коридор с десятками дверей. Мне уже порядком надоели эти лабиринты!
        У одной из дверей процедура повторилась и мы вошли. В небольшой комнате не было ничего, кроме трех круглых подиумов разного размера и небольшого экрана на ножке.
        - Пойдем, уже скоро, - повел меня к самому маленькому подиуму Рик. - Вставай.
        Сам он подошел к дисплею и начал нажимать кнопки. Потом поднялся ко мне и обнял меня сзади.
        - Не бойся, ты даже ничего не почувствуешь, - ох как мне не нравятся такие фразы!
        На мгновение вокруг все стало белым, а после мы очутились на таком же подиуме, только уже в другом помещении.
        - Ну вот и все. Пошли на выход.
        - Мы что, телепортировались?
        - Да, я тебе позже расскажу. Давай сначала доберемся до места.
        Мы вышли в коридор и опять прошли через сканирование, но уже только один раз.
        Вновь оказались в холле, но уже не таком большом, как в космопорту. Мы двигались к выходу на улицу. Рик открыл входную дверь и я утонула в зелени окружающего мира.
        - Где мы? - прошептала я, смотря на такие забытые бескрайние леса и зелень лугов.
        - На Юнере, - Рик вел меня к стоянке машин, очень похожих на каперсы, но большего размера.
        - Это аэрокаперс. Здесь мы передвигаемся исключительно на них.
        В голове возникает сразу куча вопросов. Кто таки "мы"? Где находится эта Юнера? Да, в конце концов, мы перемещались в телепорте! Как? Я ни разу не слышала о его изобретении, но зато сотни раз о неудачных попытках от Райвенса. Ни у него, ни у его коллег ничего не получалось.
        Аэрокаперс внутри напоминал родные автомобили: те же два ряда сидений, место для вещей, 5 дверей, включая дверь багажника. Только все очень современное и технически оснащенное.
        Рик сел за панель управления и мы взлетели.
        - Рик! Как такое может быть?! - смотрела во все глаза на него.
        - Все просто, милая. Юнера - это спасательный круг для элиты. Как ты видишь, здесь идеальные условия для жизни. Если случиться катастрофа или на нас нападут, верхушка сохранит и себя, и своих родных. У каждого члена семьи здесь есть свой дом с огромным участком земли. Даже у меня. Вот туда я тебя и везу.
        Мы пролетали над огромными особняками с лесными угодьями и над коттеджами с прудами. Вот оно что... Это же сколько правительство отвалило изобретателю телепорта за молчание? Хотя, они могли подстроить и несчастный случай... Значит, элита будет жить, а вы, стадо, погибайте... Хотя что я злюсь, так было всегда и везде...
        - Не хочешь рассказать о себе? - я решила прояснить некоторые моменты.
        - Мы почти прилетели. Давай приземлимся и я тебе все расскажу.
        Аэрокаперс садился у уютного двухэтажного дома. Не такого огромного, как те, которые я видела, но очень симпатичного. Коричневая каменная облицовка и красная крыша гармонично вписывались в зеленый пейзаж вокруг. Рядом текла речка.
        - Это твой дом? - я осматривала все вокруг.
        Под ногами шелестела настолько сочная травка, что я не удержалась, сняла босоножки и прошлась по ней босиком.
        - Да, тебе нравиться? - наблюдая за мной с улыбкой и некоторой неуверенностью, спросил Рик.
        - Как такая красота может не нравится? Да и с платьем угадала. Как знала! - я уже немного отошла от потрясения.
        - Хочешь, покажу дом? - взял меня за руку Рик.
        - А может, сначала к речке сходим? - а то я уже забыла, что это такое...
        - Пойдем.
        Я упивалась природой, мягкой травой и ногами в прохладной водой. Так как Рик не мог меня оторвать от речки, то решил притащить еду из дома и устроить пикник.
        - Откуда готовые салаты и закуски, мы же только приехали? - помогала мужчине расставлять еду на пледе.
        - Я предупредил экономку, что сегодня приеду. Она заботится о доме в мое отсутствие. Я здесь практически не бываю.
        - Ты мне расскажешь о себе? - решила вернуться к интересовавшей меня теме.
        - Как ты поняла, я военный. Капитан космического флота, я управляю разведывательными кораблями и часто сопровождаю дипмиссии на планеты, - полулежа, опираясь на локоть, рассказывал Рик.
        - Ты такой молодой и уже капитан? - я была удивлена.
        - Я молодой по нашим меркам, но не по вашим, - Рик сосредоточенно смотрел на меня.
        - Что это значит? - я пыталась понять, о чем он.
        - Я полукровка. Мой отец посол Тритана на Сорине. Мою маму он встретил уже здесь и влюбился с первого взгляда. Вскоре появился я, чуть позднее моя сестренка Белли. По отцу я считаюсь тританцем.
        - Я пытаюсь вспомнить хоть что-то о тританцах, но у меня не получается. Сколько уже наши планеты общаются?
        - Более 40 лет. Тританцы торгуют топливом для космической флотилии, поэтому у нас с вами прочные спокойные отношения. Но мы достаточно закрытая раса. Ваши послы подписывают документы о неразглашении, отправляясь на нашу планету. Мы с вами очень похожи внешне. Помнишь, ты обратила внимание на мои татуировки?
        - Да... - перевела взгляд на его руки.
        - Это наследие отца. Не буду сейчас объяснять, что они означают. Как-нибудь в другой раз, - опять кормил меня завтраками зеленоглазый. - Скажу только, что мне 35 лет. Но по тританским меркам я только вступил во взрослую жизнь. А продолжительность её составляет в среднем 120 лет.
        - Ты мне сейчас так легко все это рассказываешь, привез в это место... Не боишься, что я расскажу кому-нибудь и это вызовет общественное возмущение? - с подозрением смотрела на Рика.
        - Нет, не боюсь. Тебе либо не поверят, либо ты не успеешь начать агитировать, как тебя устранят. Ты же умная девочка, сама все понимаешь... - приобнял меня мужчина.
        - Ты жил на Тритане? - я с интересом смотрела на этого тританца.
        - 25 лет, прилетая только на каникулах к родителям. Потом отец забрал меня сюда, и с тех пор я мотаюсь по Вселенной. В перерывах между полетами живу в Сароне, так как закреплен за местным космопортом.
        - Это просто удивительно! Я сижу и обнимаюсь с инопланетянином! Хоть и наполовину!
        - А хочешь поцеловаться с инопланетянином? - смотрел на мои губы Рик.
        - Да... - прошептала в его губы я.
        Рик наклонился к моим губам и сначала нежно, а потом все более страстно целовал меня. Сжимая все крепче в объятиях, он медленно опускал меня на плед. Сначала я замерла, а потом несмело начала отвечать на поцелуи. Он будто бы раззадорился от моей неопытности и уже с силой вжимал меня в землю. В животе разгорался пожар. Я не могла контролировать свое тело, и изгибалась под ним. Одна его рука сжала мою грудь, а вторая начала поглаживать бедро. Я хотела возмутится, но Рик перешел от губ к шее и я не удержала стон. Тританец немного отстранился, и светящимися, как алмазы зелеными глазами, посмотрел на меня.
        - Ты как будто создана для меня, - хрипло сказал он.
        И опять припал к моим губам. Я запускала руки в его волосы и гладила широкие плечи. Осмелела и забралась руками под футболку, затрепетав от ощущения твердости его мышц. Я чувствовала все его огромное желание, когда он в порыве страсти прижимал меня все сильнее. Я все горела. Но когда его губы накрыли мой сосок, туман в голове немного прояснился.
        - Подожди... - мое тело жаждало продолжения, но я взывала к своему разуму. - Подожди... Остановись...
        Рик не сразу смог оторваться от моей груди, а когда он поднял на меня свои горящие как зеленый светофор глаза, я поняла, что остановить его будет очень непросто.
        - Подожди, Рик... - хрипло, сама еще не отойдя от ласк, сказала я. - Надо остановиться.
        Он все такими же горящими глазами окинул меня взглядом: локоны рассыпались по одеялу, мои глаза молили не останавливаться, губу припухли, грудь оголена, платье собралось кверху.
        - Уже не могу... - хрипло сказал он мне в губы.
        Я мысленно встряхивала себя, пытаясь привести в чувство. Вот это химия!.. Но нельзя! Нельзя вот так, на первом свидании, да еще и на пледе. Да и мне еще 16. Я вообще его второй раз в жизни вижу!
        - Рик, придется остановиться! - уже более твердо произнесла я. Ну, по крайней мере, настолько твердо, насколько можно произнести под сексуальным мужчиной, который целует твою шею. - Мне 16!
        - Но ты готова для меня! - тританец резко опустил руку вниз, залез под трусики и вставил в меня два пальца.
        - Охх, - я задохнулась от обрушившихся на меня ощущений.
        Рик начал двигать пальцами и я пропала. Я стонала на всю округу и извивалась под его руками. Лицо мужчины заострилось, глаза горели и жадно смотрели за моей реакцией.
        Мои мыщцы внизу живота стали судорожно сокращаться вокруг пальцев Рика, и по моему телу начали проходить лавины удовольствия. Они были такой силы, что напрочь вытеснили все другие мысли и ощущения. Тританец наклонился ко мне и стал ловить губами мои стоны. Я еще не до конца пришла в себя, когда почувствовала, как стринги сместили в сторону и что-то огромное начало проталкиваться внутрь...
        - Сто-о-о-й! - я уперлась в его плечи руками и пыталась ногами оттолкнуться и выползти из под него.
        Не тут-то было. Он был в два раза больше меня и, безусловно, в два раза сильнее. Рик продолжал подминать меня под себя.
        - Неужели ты хочешь, чтобы мой первый раз был здесь? - пошла другим путем я.
        На мгновение тританец замер, потом подхватив меня на руки, быстро направился к дому. Не успела я оглянуться, как он уже клал меня на огромную кровать с балдахином.
        - Мне нужно в уборную, - моя последняя надежда.
        Он минуту смотрел на меня, мигнул и показал рукой на дверь.
        - Там, - все так же хрипло сказал он.
        Я бегом кинулась в ванную и с облегчением закрылась на замок. Ф-у-х, теперь осталось выстоять оборону. Я сидела у двери и прислушивалась: первые пять минут не было слышно ни звука, потом Рик стал ходить по комнате взад-вперед. Еще через десять минут он постучал и спросил, все ли у меня в порядке.
        - Да, - отошла от двери я.
        - Ты решила там отсидется? - дернулась ручка двери.
        Я судорожно искала, чем же можно подпереть дверь. Ничего не найдя, присела на край ванной. За дверью больше не было ни звука. Абсолютная тишина в течение еще 10 минут настораживала.
        - Выходи, я не буду к тебе приставать, - раздался за дверью голос тританца.
        - Точно? - я подошла к двери.
        - Да, я успокоился. Пойдем уже, мы так и не поели.
        Я прислушалась к его голосу и прикинула прошедшее время. Наверное, действительно уже успокоился. Я с опаской открыла дверь и вышла. Рик сидел на кровати, обхватив голову руками.
        - Прости, - он поднял на меня глаза, они уже были нормального зеленого цвета.
        - Ты знаешь, что у тебя светились глаза? - сделала я один шаг.
        - Знаю, - горько усмехнулся он. - Как и у всех тританцев.
        - А сейчас у тебя они обычного цвета, - пыталась вытянуть информацию я.
        - Я взял себя в руки. Ты простишь меня? - Рик сделал осторожный шаг ко мне. Почему я раньше не замечала эту хищную грацию.
        - Ты меня испугал. Мне надо подумать. Отвези меня домой, пожалуйста, - мне нужно было взять тайм-аут.
        - О нет, милая, - он подошел еще ближе ко мне. - Я прошу возможность загладить свою вину. Составь мне компанию за ужином.
        Предательски громко заурчал живот. Я сегодня ела совсем чуть-чуть, и то с самого утра.
        - О! Пойдем-пойдем, накормим тебя, - он взял меня за руку и повел. Я хотела вырвать руку, но Рик мне не дал.
        На кухне уже был накрыт стол. Когда успел? Я мельком заметила, что кухня маленькая, но уютная. Остальное не запомнила, так как внутренние переживания зашкаливали.
        Мы сели за стол и Рик начал рассказывать об этой планете: ее историю, как она обустраивалась, с какими проблемами столкнулись при заселении. Я слушала в пол-уха, но потихоньку успокоилась. Его тактика подействовала.
        - А телепорты? - меня интересовала судьба изобретателя.
        - Телепорты изобрел один молодой изобретатель, правительство сразу накрыла колпаком его разработку и взяла его под свое крыло. Но тут с ним произошла неприятная история, какой-то несчастный случай. Уже не помню точно.
        Ну вот, все в точности как я и думала!
        - Хочешь, я тебя свожу к водопадам, пока не потемнело, - предложил Рик, когда мы поели.
        - Нет, отвези меня домой. Я устала, - мне нужно было одной все обдумать, уж больно быстро все разворачивалось,
        Тританец пристально на меня посмотрел, но спорить не стал.
        Обратная дорога для меня была как в тумане. Я погрузилась в свои мысли и слабо отвечала на попытки Рика разговорить меня.
        Дома я набрала целую ванну с пеной, забралась туда и постаралась расслабиться. Что-то мне не нравилось столь быстрое развитие событий... Нет, конечно, Рик безумно привлекательный мужчина. А уж как целуется... Но вот его напор и нежелание остановиться мне не понравились совершенно. Не люблю, когда меня не хотят слышать. Особенно в столь щекотливой ситуации. Как с ним быть дальше так и не придумала. Он мне все так же сильно нравился, но как вести себя с ним дальше я не знала... Ладно, утро вечера мудренее - вспомнила я давно забытую поговорку моего мира.
        Глава 16.
        С Даяной мы встретились в корпусе. Только увидев её, вспомнила, что мы так и не созвонились. Занятая только своими мыслями, совсем забыла узнать как дела у подруги.
        - Алина! - подруга смела меня в объятиях. - Прости, что не позвонила! Мы с Виторио были на прогулке, потом он меня водил в скайт-парк, потом в кино. Я совсем забыла тебе позвонить!
        - Ничего, - смеялась я, глядя в счастливые глаза подруги. - Я вижу по твоему лицу, что это стоило того.
        - Ой, ты даже не представляешь, у меня такое ощущение, что я летаю, - закружилась вокруг себя подруга.
        - Ты мне расскажешь о вашем разговоре в больнице?
        - Он сказал, что знал давно о моих чувствах, но ждал, когда я вырасту. Спросил, нравится ли мне Николас и предложил встречаться, - быстро, в своей манере, рассказала девушка.
        Нет, вот все парни такие? Как знать, что девчонка в тебя влюблена и встречаться с другими - так это пожалуйста. А как у нее ухажер появился - так сразу отгонять и кричать что "моё" начинают.
        - Алина, я такая счастливая! - я искренне радовалась за подругу. Пусть только Виторио попробует её обидеть...
        - Я рада за тебя! Осталось только на этой неделе сходить в галерею, - напомнила Даяне о ее мечте.
        - Алин... Я как раз хотела поговорить... - подруга остановилась и смотрела на меня, не зная как сказать. - Я рассказала Виторио о нашей идее... и он против.
        - Но это же твоя мечта! - я не верила девушке.
        - Я не хочу ссориться с Виторио, - Даяна опустила голову. - Может быть, со временем, мне удастся его уговорить...
        - Даяна, если он уже сейчас запрещает, зная как для тебя это важно, то и потом он никогда не согласится на это!
        - Для меня Виторио важней, чем картины! - вот так мы и лишаемся своей мечты...
        Почему мужчинам важно сделать девушку бескрылой?.. Сами же потом засматриваются на крылья других, сравнивают, а иногда и уходят к ним. Тешат свое самомнение, а сзади себя оставляют изуродованную птицу, к которой быстро теряют интерес.
        Дальше я шла молча. Расстроилась из-за подруги. Я видела какая она талантливая. Такой дар - один на миллион. И в печку!
        Сегодня у нас должны были быть первые практические занятия. Куратор собрал нас в своем кабинете.
        Рядом с Максимусом стояли четыре незнакомых мужчины и женщины в строгой одежде.
        - Итак, господа обучающиеся, сегодня у вас первые практические занятия! Перед Вами одни из самых известных людей в вашей будущей профессии.
        Профессор Максимус вышел вперед и начал представлять присутствующих:
        - Катрин Вульман, управляющая фармацевтической компанией "Литтер", - вперед вышла высокая женщина в брючном костюме с пучком на голове. - Шварц, Маттер, Рикор, Велисан и Фукис - вы проходите свою практику именно там.
        - Диметрий Сартэ, управляющий сетью магазинов техники "Инфоком", - сделав шаг вперед, кивнул головой худощавый мужчина. - Тенур, Картес, Думус, Оликор и Царинер - вы отправляетесь с господином Сартэ.
        - Тинерия Свих, управляющая сетью магазинов косметики "Камили", - маленькая блондинка в возрасте, с длинными прямыми волосами улыбнулась и вышла вперед, - Привас, Донер, Чесир, Нутас и Люттер - вы в полном распоряжении госпожи Тинерии.
        - Рикардо Кенис, управляющий сетью ресторанов "Теренкур", - коренастый мужчина с добрым выражением лица кивнул головой, - Пучиш, Жагер, Хаппер, Блумин и Лувас - прошу к господину Кенису.
        - Вы - четверо, будете проходить практику у меня в "Стар Индастрикс", - обратился профессор Максимус ко мне, "пупсику" Саймону и еще двум одногруппникам . - Всем намотать на ус, что в зависимости от того, как вы покажете себя перед наставниками, так и будет складываться ваша дальнейшая карьера.
        - Идемте, - это уже нам.
        На каперсе мы отправились до главного здания компании "Стар Индастрикс". Футуристический дизайн здания смотрелся как нельзя кстати, ведь основными направлениями компании были переговоры с торговыми представителями других планет. Если дипломаты занимались политической стороной вопроса, то именно в "Стар Индастрикс" подписывались многомиллионые контракты.
        Внутреннюю обстановку здания можно было осматривать вечно. Не было типичных узких офисных коридоров. Много пространства, света, стекла и железа и кожаных диванов и кресел.
        - Каждый зал выполнен в типичном планетарном стиле планет, с представителями которых мы ведем переговоры, - показывал нам разнообразные залы Максимус. - Сами понимаете, что когда человек находится в знакомой обстановке, к нему гораздо легче будет найти подход. Но есть и переговорные, где все оборудовано для того, чтобы делегаты чувствовали себя не в своей тарелке. Разные ситуации требуют разного подхода.
        Максимус завел нас в коридор с множеством дверей, обитый чем-то мягким изнутри. Наставник открыл одну из дверей, и мы вошли в помещение с огромным окном в комнату и приглушенным светом. За стеклом сидели представители двух планет - нашей и цитров.
        - Каждый зал переговоров снабжен такой вот комнатой наблюдения. При необходимости можно включить звук, - водил рукой над приборами Максимус. - Что самое интересное, с другой стороны все видят только голую стену. Это одна из последних разработок ученых.
        Я во все глаза разглядывала цитров: желтого цвета, со змеиными глазами, вместо волос у них были защитные плоские наросты, спускающиеся чуть ниже шеи. У инопланетян было четыре пальца с острыми коричневыми коготками, которыми они постукивали по столу во время разговора. Одеты цитры были в черный облегающий комбинезон. Их тела очень походили на человеческие, если не считать желтого хвоста, обвивающего ножку стула.
        - Если мы подозреваем наших гостей в недружественных намерениях, то за этой панелью управления стоит человек, который в любой момент может активировать такие функции как сонный, веселящий или парализующий газ. Правда, он распространяется на всех в переговорной - но это маленький минус среди ряда плюсов, - мы вчетвером гипнотизировали панель управления, гадая, что же еще она в себе скрывает.
        - Вы живете в великое время! Перед вашими глазами будет разворачиваться активная коммуникация с представителями других раз. Скоро мы будем внедрять проекты по обмену учениками, для более полного углубления и понимания традиций каждого народа. Такие ученики во всех мирах поведут развитие планеты и науку вперед! - глаза профессора горели огнем предвкушения. - Мы уже взаимно проработали проект экскурсионных туров на дружественные планеты. Еще немного, и по улицам городов всей вселенной будут ходить представители множества рас!
        Мы пораженно смотрели на наставника, переваривая услышанное. Это, конечно, здорово... Но не приведет ли это к полному истреблению традиций и норм?
        Глава 17.
        Вернулась домой еле живая, уже под глубокий вечер. У Максимуса была поразительная работоспособность, и он ожидал такой же отдачи и от нас. Все время, что мы там были, профессор водил нас по комнатам наблюдения. Мы слушали переговоры и после разбирали их по косточкам. Сегодня я видела представителей 5 планет, поэтому уровень полученных впечатлений к вечеру зашкаливал. Максимус объяснял специфику каждой из виденных нами рас, особенности их менталитета и традиций. Мне казалось, что он на батарейках или на автозаводе. Даже поискала на его спине заводной механизм.
        Поев, включила инфоблок. Наставник сразу поставил условия, что если мы включаем инфоблок - вылетаем со ступени. Поэтому ни у кого не возникло желания даже его достать.
        На инфоблок сразу поступил вызов. Рик. Приняла.
        - Привет, я до тебя весь день пытался дозвонится... Что-то случилось? - смотрел на меня обеспокоенно Рик.
        - Привет, все нормально. Просто на практике нам запрещают пользоваться инфоблоками. Вот, только пришла, - подумала о том, что от такого количества впечатлений совсем забыла о нашей с Риком щепетильной ситуации.
        - Когда у тебя ближайшее свободное время? - Рик почему-то хмурился.
        - Наверное, суббота, а что?
        - Хочу загладить свою вину и начать все с начала, - я видела, что тританец настороженно следит за моей реакцией, но после сегодняшнего марафона я была само спокойствие и непоколебимость.
        - Давай созвонимся в пятницу. Я пока ничего не могу сказать, - я сама не знала, чего я хочу. А ломать голову сейчас совсем не хотелось.
        - Что там с тобой делали, что ты ели стоишь на ногах? - чуть не залез в экран Рик.
        - Практиковали. Слушай, я так устала, что готова заснуть на месте. Давай продолжим разговор в другой раз, - мои глаза сами по себе закрывались. Мозг от обилия информации приказывал телу спать.
        В таком же режиме я жила до пятницы: ранний подъем, переговоры и их разбор, поздним вечером до меня дозванивался недовольный Рик и провал в сон.
        Я все же согласилась дат тританцу второй шанс и в субботу отправилась с ним в кинопроектор. Кино представляло собой голографические проекции, которые смотрелись как живые и погружали зрителя в вымышленный мир. Я не возразила, когда Рик позволил себе опустить руку за мое кресло. Показ был очень интересным, но я не заметила, как уснула. Проснулась от того, что меня несут на руках.
        - Нет, вот скажи, твоя практика стоит того? - заметив, что я приоткрыла глаза, возмутился Рик.
        - Да, - твердо ответила я.
        - Давай я заберу тебя на Тритан. Там не требуют от девушек быть равными мужчинам. Мы любим наших женщин и заботимся о них, - тританец остановился, все так же держа меня на руках, и серьезно смотрел мне в глаза.
        Тут я сообразила, в каком все еще нахожусь положении и заерзала.
        - Поставь меня, пожалуйста, - самостоятельно выбраться мне не удалось.
        - Зачем тебе все это? Я обеспечу тебя всем необходимым, - схватил меня за руки Рик.
        Етить-колотить! Еще один любитель обломать крылышки!
        - Для меня это важно, - я твердо смотрела ему в зеленые глаза.
        - А для меня важно, чтобы ты не валилась с ног! - рыкнул он и его глаза загорелись зеленным светом.
        - Так... - отступала я. - Понятно.
        - Да стой ты! Опять собралась сбегать? - я видела только его зеленые алмазы глаз и остановилась. Попробовала двинуться - ничего не выходит.
        - Что ты сделал? - хорошо хоть говорить могу, а вот взгляд оторвать от его глаз не получается.
        - Ты хотела сбежать! - тританец подошел вплотную ко мне.
        - Хорошо, я обещаю выслушать все, что ты мне хочешь сказать. Только верни все обратно, - решила я для себя.
        Он закрыл глаза, немного постоял и посмотрел на меня уже своими обычными глазами. Я смогла двигаться. Оглянулась, в поиске места для разговора. Рядом было кафе.
        - Пойдем туда. Поговорим, - направилась я в сторону заведения.
        Рик догнал меня и схватил за руку. Я была зла! Лишить меня подвижности! Наглец... Еще и за руку хватает... Злость постепенно сходила на нет и тут до меня дошло:
        - Ты управляешь моими эмоциями с помощью тактильного контакта? - ошарашила его вопросом в лоб.
        - Э-э-э... - хлопал тританец глазами.
        -Все с тобой ясно! - я выдернула руку.
        Теперь вообще не понятно, что я к нему реально чувствовала, а что он мне навязал... Ну что за люди?! Вернее нелюди!
        Рик мне пытался объяснить, что нельзя так себя гробить. Что никто этого здесь не оценит. А вот зато на Тритане он бы окружил меня таким вниманием, что мне и не снилось. Слышала его через слово, так как сама думала о том, что тританцы, при желании, могут захватить мир. Но прошло 40 лет с момента их первого контакта с нами... Либо это им не надо вообще, либо пока не надо.
        - Зачем я тебе? - решила расставить все точки над "i".
        - Я выбрал тебя, - не понимаю о чем он.
        Не сказал ожидаемое - ты мне нравишься. Или там, например, я влюбился... А то: "Я выбрал тебя!". И он это так торжественно произнес, как будто я еще ему и поклониться должна.
        - Мне кажется, что мы говорим на разных языках, Рик... - я внимательно окинула взглядом его напряженные плечи, сжатые кулаки и суженные зеленые глаза.
        - Ты скоро забудешь о наших разногласиях. Только давай улетим, - он подался вперед, внимательно смотря мне в глаза.
        Так, а гипнозом он тоже обладает? Или нет? Не буду рисковать. Надо смотреть куда угодно, но только не в глаза.
        Видимо Рик почувствовал какие-то изменения в моем поведении и придвинулся ближе. Надо действовать, а то будет поздно.
        - Рик, милый, ты так давишь на меня, - игра в добродушную наивность всегда спасет.
        Его лицо тут же расслабилось, кулаки расжались и губы растянулись в улыбке.
        - Значит, ты не против? - он схватил мою руку.
        Я уже знала, что он может влиять на меня через прикосновение, но не знала, может ли чувствовать так мои эмоции. Поэтому я постаралась возродить чувство увлеченности им и продемонстрировать тританцу, что ему не о чем беспокоиться. А то не очень то хочется бесправной куклой ехать на Тритан. Окинула его горячим взглядом, остановилась на кубиках на животе, чувствуя, как на меня опять накатывает. Вдруг его губы сжали мои, как будто покоряя, утверждая что-то. Я не знаю, сколько вот так мы целовались, но меня спас разбитый стакан, который я задела рукой.
        - Мне нужно домой, я тебе позвоню, милый! - вырвалась из его объятий я и побежала к выходу.
        Да что ж это такое! Это же запрещенное оружие! Надо срочно что-то придумать, если хочу дальше быть свободной в своем выборе. По нему видно - так просто он не отпустит.
        Влетела домой, заперлась и только здесь почувствовала себя в безопасности. Какой кошмар! Такой шикарный мужчина! Но быть в золотой клетке, хоть и с ним, я не хочу!
        Глава 18.
        План созрел. Когда я в понедельник шла к учебному корпусу, все прокручивала в голове детали. Должно сработать! Если я все правильно рассчитала, то и меня не заподозрят, и Рика на время отстранят от меня. А там уже разберусь.
        У нас опять была неделя теоретических занятий, так что время развернуть операцию было.
        - Даяна, - я махнула подруге рукой.
        - Алина, как ты? Как у тебя проходила практика? Как выходные? - в своей манере завалила вопросами девушка, поцеловав Виторио на прощание.
        - Сколько вопросов! Я тебе все расскажу, у меня столько впечатлений и новостей!
        И я рассказала Даяне о своей практике, не касаясь тех тем, которые нам нельзя было разглашать. Она поделилась своими впечатлениями. Ну и конечно, рассказала, что с Виторио у них все просто идеально.
        В столовой Николас, вопреки традиции, не подсел к нам. Но мне это было на руку, так как я собиралась разыграть свою партию...
        Я начала издалека рассказывать о Рике. Она смутно помнила его со дня соревнований. И чем дальше я рассказывала, опуская некоторые моменты, тем сильнее вытягивалось ее лицо и тем сильнее округлялись глаза. В общих чертах я обрисовывала безумную любовь тританца ко мне нерешительной. Когда же я закончила на том, что он хочет увезти меня на свою планету, девушка чуть не упала со стула.
        Первая цель поражена! Девушка просто не сможет удержать язык за зубами.
        - Даяна, зайка, что с тобой? - Виторио обнял девушку.
        Отлично! Я мысленно потирала ручки... Даже лучше, чем я рассчитывала. Запускаем цепную реакцию!
        С того момента прошло три дня, за которые я успела порядком попортить себе нервы ожиданием. После учебы я шла домой, сама звонила Рику и вешала ему лапшу на уши о количестве домашних заданий. При этом не забывая с обожанием на него смотреть и вздыхать о том, как без него скучно. Тританца как подменили: он нежно со мной разговаривал и смотрел на меня с экрана как на самое дорогое сокровище. Никаких диктаторских замашек. Думает, муха попала в паутину и ждет, пока я не увязну полностью... Ну-ну...
        Когда в пятницу мне вдруг вкололи что-то на улице у моего дома, последней мелькнула мысль: "Неужели просчиталась?"
        Очнулась я в зеленом кабинете, стену которого наполовину были обиты темным деревом. Я лежала на кожаном диване, а посреди комнаты, за тяжелым дубовым столом сидел отец Лукаса. Я опустила ноги на зеленый ковер и встала.
        - Очнулась? Садись, - пренебрежительно указал на стул господин Мартэ.
        - Почему я здесь? - я присела на стул и пыталась прочитать хоть что-то по лицу мужчины.
        - Почему? Ты не догадываешься? - с издёвкой продолжал мужчина.
        - Нет, - я не могла понять, почему он злится.
        - Не думай, что тебе удалось окрутить Лукаса! У него, между прочим, есть Кларис. У нас давняя договоренность с её отцом, и если ты будешь мешать - я тебя уберу, - ах вот в чем дело, а то я подумала...
        - Да это же просто замечательно! - радостно воскликнула я и увидела обескураженное лицо дипломата. - Здесь я абсолютный Ваш сторонник, господин Мартэ.
        - Ты пытаешься меня запутать? Тебе не удастся! Я знаю, что это из-за тебя он постоянно выгоняет Кларис! А чего стоила его выходка с этим тританцем?! Подумать только, воспользоваться моими каналами и отослать его в разведывательную долгосрочную миссию!
        Юху-у-у! Сработало!
        - Вон как радуешься, а говоришь - ни при чем! Пигалица, запомни, я тебя предупредил...
        - Господин Мартэ! Давайте на чистоту, - я подалась вперед на стуле, понимая, что с политиками надо или говорить на равных, или целовать ручки. - Ваш сын - красивый парень, но он меня не интересует. Всегда ненавидела напыщенных папенькиных сынков! Да, он проявляет ко мне знаки внимания. Но я думаю, что это только потому, что я его отшила. Ему, видимо, никогда не говорили "нет". А с тританцем, признаюсь, я его использовала. Возникла необходимость действовать крайними мерами, вот я и сыграла на его собственнических чувствах и раздутом самомнении. Честно говоря, ни минуты не сомневалась, что он захочет покрасоваться своими связями. Точнее - Вашими связями. Но я ему благодарна, и хочу сказать Вам большое спасибо за решение моего вопроса. На кону была моя судьба.
        Мужчина сидел некоторое время в молчании, внимательно меня рассматривая.
        - На каком отделении ты учишься?
        - "Продажи и переговоры".
        - Ты далеко пойдешь... - задумчиво тёр подбородок господин Мартэ. - Я буду за тобой наблюдать...
        Охранники проводили меня до каперса и отправили домой. Было двоякое ощущение победы и поражения. Что к чему относится так и не поняла. Но чувствовала, что поступила правильно. Я еще слишком молода и амбициозна, чтобы ставить на себе крест. По-настоящему МОЙ мужчина не будет обрывать мои крылья...
        Глава 20.
        Звонок вечером этого же дня заставил меня понервничать. Я увидела входящий вызов от Рика и все думала, стоит ли принять его. Решилась:
        - Любимая, у меня плохие новости. Сегодня ночью меня подняли с постели по срочному заданию. Я не успел ничего предпринять, чтобы взять тебя с собой. Не знаю, насколько затянется миссия, но я уже все продумал, - Рик в форме капитана смотрелся просто божественно, я даже на минуту забыла о всех своих планах. - Я чуть позже попрошу отца послать тебя с ближайшим кораблем в моем направлении...
        - Рик, - перебила я его. - Не стоит... Я хочу учиться, а ты все равно почти все время будешь занят. Давай оставим все как есть, зачем доставлять лишние проблемы отцу.
        Я опять мило ему улыбалась, а сама внутренне бесилась. Еще бы бандеролью меня отправил! Нельзя было позволить осуществить его планы!
        Тританец, похоже, начал что-то подозревать... Так, надо что-то предпринимать..
        - Милый, посмотри на это с другой стороны. Ты же знаешь, что для меня сейчас очень важна учеба, - на этой фразе его глаза сузились. - Так вот, я пока поучусь, а к тому времени как ты вернешься, уже утолю интерес к знаниям и смогу рассмотреть твое предложение.
        Я хлопала глазками, накручивала локон на палец и улыбалась, а мысленно держала кулачки, чтобы все получилось.
        - Хорошо, - после минутных размышлений произнес Рик. - Думаю, так будет даже лучше... Ты сейчас слишком остро воспринимаешь мои замечания об учебе. Тольо я передам тебе подарок по скоростной космопочте, прими его, пожалуйста.
        - Хорошо, - я с облегчение вздохнула.
        - До связи, любимая!
        - До связи!
        И выключила вызов. Ф-у-у-х... И сдулась, как воздушный шарик. Ну а как отвертеться от него по прилету, подумаю позже. Еще есть временя. Господин Мартэ упоминал долгосрочную разведывательную миссию.
        Неделя практических занятий, как назло, началась с переговоров с торговыми представителями Тритана. Я наблюдала за ними из скрытой комнаты и видела, что они пытаются часто коснуться людей: то руку жмут долго, как будто очень рады встрече, то передают лист и стараются коснуться голых участков кожи.
        - Они влияют на наши эмоции через прикосновение, - хмуро смотря на них, сказала я.
        - С чего ты взяла? - опешил Максимус.
        - Вы не знали? Хотя да, тогда бы не давали себя так долго трогать...
        - Так с чего ты сделала такие выводы? - Максимус нависал надо мной.
        - У меня было свидание с тританцем, полукровкой. Они не только могут контролировать наши чувства через тактильный контакт, но и могут нас обездвижить. Но этого можно избежать - главное не смотреть им в глаза. Про гипноз пока не знаю, были подозрения, но я их не проверяла. И это был только наполовину тританец. Что могут чистокровные, можно только предположить...
        Максимуса как будто мешком по голове ударили. Он сел на стул и было буквально видно, как шестеренки в мозгу закрутились с бешеной скоростью.
        - Ты уверена?
        - На сто процентов, - кивнула я. - Можно сказать, прочувствовала на своей шкуре.
        Я думаю, что стоит одевать к ним на встречу перчатки.
        - Но так они поймут, что нам известно о их способности... Я то думал, что наши гладкие отношения с ними - это схожесть менталитета... А это, оказывается, их влияние на нас. Мне нужно переговорить с коллегами. Подождите меня в моем кабинете на 7 этаже. Спросите у секраторя, она вам все покажет.
        Мы просидели за книгами в его кабинете несколько часов, прежде чем секретарь сообщила, что Максимус отпускает нас до завтра.
        Дома мне опять позвонил Рик:
        - Привет, любимая! Ты уже видела подарок? - спросил этот красавчик капитан.
        - Нет, - я оглянулась по сторонам и заметила коробочку. - Что это?
        - Открывай! - щурил глаза в улыбке тританец.
        Я открыла коробку и увидела там широкий золотой браслет с камнями и выгравированными узорами.
        - Какой красивый, - не могла не восхитится я ювелирным шедевром. - Но я не могу принять такой дорогой подарок.
        - Одевай! - подался вперед мужчина. - Этот браслет будет тебе напоминать обо мне.
        - Я потом примерю, не переживай, - а сама думала о том, что ни за какие коврижки не буду его носить.
        - Ну солнышко, сделай мне приятное, я хочу посмотреть, угадал ли я с размером, - соблазнительно улыбался мне Рик.
        Ладно, подумала я, сейчас примерю для него, потом сниму. Запихнула свою вопящую интуицию подальше и застегнула его на левой руке. Щелкнул замок, браслет идеально облегал мое запястье. Признаться честно - очень красивый подарок. Но у меня он будет пылиться на самой дальней полке и ждать депортации к тританцу обратно.
        - Идеально, - Рик улыбался как чеширский кот. - Вот теперь я спокоен.
        Чувствуя засаду, я наблюдала как Рик поднял руки и застегнул на своем запястье аналогичный браслет, только без камней.
        - Когда прибудем на Тритан и проведем обряд - оденем по парному браслету. А пока поздравляю тебя с помолвкой, милая!
        Я стала судорожно пытаться открыть браслет, но ничего не выходило.
        - Не пытайся его открыть - у тебя не получится. Снять его могу только я, - ох, сколько же самодовольство было в его голосе. - Кстати, хочу предупредить, что всех, кто посягнет на тебя, браслет просто вырубит.
        Первой мыслью было: 'Вот так влипла! Переиграл!'. Второй: 'Я помру девственницей'. А третьей: 'В крайнем случае - останусь без руки'. Так, нет, нет, нет! Отставить упаднические мысли! Я найду вариант, как снять этот чертов браслет! В конце концов, Райвенс же ученый и изобретатель, он поможет мне избавиться от этой штуки!
        Да же не стала ничего говорить Рику - просто вырубила вызов и выключила инфоблок.
        Понеслась в лабораторию к Райвенсу. Он занимался своим очередным проектом и ничего не замечал вокруг. Я пару минут нервно ждала, пока он обратит на меня внимания, потому что отрывать его от процесса чревато как минимум взрывом.
        - Алина, что ты вся дергаешься? Я так не могу работать. Рассказывай, что у тебя случилось, - Райвенс выбрался из под какого агрегата и осмотрел меня с ног до головы.
        - Вот, вот что случилось! - тыкала я ему в нос браслетом.
        - Ты решила меня оторвать из-за какой-то безделушки? - Райвенс сразу потерял ко мне интерес.
        - Да я из-за этой тританской безделушки теперь помолвлена! И она не снимается, Райвенс! - Я дергала за защелку уже в миллионный раз.
        - Тританский? Ну-ка, дай посмотреть! - он вертел мою руку, рассматривая украшение. - Как интересно! Голову отдаю - туда что-то вплетено!
        - Райвенс, не надо голову, лучше сними это с меня! - ученый потащил рассматривать на увеличителе мой браслет.
        - Поразительно! Как они этого добились? - ученый взял какие-то инструменты и проводил по гравировке и камням.
        - Райвенс, скажи мне, что ты можешь это с меня снять... - молила я его.
        - Алина, здесь совершенно другой подход к материи! Я вижу симбиоз технологий, камня и энергии. Наша наука еще не доросла до такого! - глаза ученого загорелись азартом исследования. - Возможно, если я изучу и протестирую браслет, то через пару месяцев смогу тебе сказать, возможно ли снять его вообще. Я уже сейчас вижу, что тут все тесно взаимодействует между собой. Но вот на основе какой энергии - твоей, или какой-либо другой, понять пока не могу. Да и то, что твоя рука не позволет провести большинство тестов затрудняет процесс.
        - Райвенс, но я не готова здесь сидеть безвылазно! Может, стоит попробовать распилить его лазаром или алмазным диском?
        - И остаться без руки? Посмотри, между браслетом и рукой даже иголка с трудом поместится. Как ты вообще умудрилась столкнуться с тританцем?
        - Долгая история, - махнула я рукой. - Его отец дипломатический представитель Тритана на Сароне, а мама местная. Он хочет увезти меня на свою планету , а я против.
        - Когда только успела? - Райвенс смотрел на меня своими прозрачными голубыми глаза, морщинки на его лбу обозначились еще больше из-за удивленно поднятых бровей.
        Я ушла в свою комнату и закрылась на ключ, хоть так пытаясь оградится от проблем. Но неприятные мысли мучили меня всю ночь, поэтому утром я встала вся разбитая.
        Во время практических занятий Максимус все обеспокоенно поглядывал на меня. После детального разбора последних переговоров он попросил меня пройти с ним.
        Я плелась за ним следом, думая, чем же могла ему понадобиться. Мы поднялись на 7 этаж, где находился кабинет Максимуса, но прошли не в него, а в соседнюю дверь. Тут тоже был кабинет, только более неформальной обстановки, с мягкими диванами и креслами, туалетным столиком и барной стойкой. На диванах сидели четверо мужчин, которые с интересом разглядывали меня.
        - Алина, садись в кресло. Хочу познакомить тебя с моими друзьями и коллегами: Визар, Никос, Даймон и Ричес, - Мужчины кивали, когда называли их имена. - Будешь чай?
        - Да, спасибо, - я не могла расслабиться под цепкими взглядами мужчин.
        - Алина, мы Вас пригласили сюда с определенной целью, - когда передо мной на кофейном столике вырос чайник с чашечками, обратился ко мне Визар. - Расскажите нам все о Ваших отношениях с тританцем. Это очень важно для нас.
        Я внимательно разглядывала коллег Максимуса, пытаясь понять, для чего им нужна такая информация.
        - Не бойтесь, это не навредит ни Вам, ни данному тританцу. Нам необходимо понять, что мы еще упустили из виду, - пояснил Визар.
        Я начала рассказ с нашей встречи на соревнованиях и закончила вчерашней помолвкой. Рассказала даже про Юнеру, рассудив, что у этих привилегированных особ точно есть там собственные дома. И раз Рик спокойно со мной прошел в телепорт, то у них нет строгих требований для сопровождающих. Главное - не выносить информацию за пределы определенного круга. Иначе, они найдут, как закрыть рот.
        У Даймона в руках рассыпался на осколки бокал, в котором он пил вино.
        - Значит, вот как они действуют... - его трясло от ярости. - Я знал, что Лизет не могла так поступить... Ублюдки!
        - Даймон, держи себя в руках! Не пугай девушку, - Визар держал друга за плечо. - У нас уже есть информация, теперь мы сможем придумать, как вернуть Лизет обратно.
        - Алина, у Вас определенно есть талант смотреть вглубь существа и видеть то, чего не замечают другие. Подумать только... Они 40 лет водили нас за нос! Мы даже подумать не могли, что существуют необъяснимые способности.
        - Я хочу сделать Вам одно предложение. Ваши способности могут помочь нам распознавать подобные фокусы у представителей инопланетных рас. Теперь мы не будем такими слепцами! Мы возьмем Вас на пол-оклада в штат, и Вы, вместо практических занятий, будете следить за всеми этапами переговоров с нашими инопланетными друзьями. С преподавателями мы договоримся. Тем более, здесь Вы получите в разы больше знаний, да еще уже оплачиваемое место работы. Ну же, соглашайтесь. Вы в любой момент при желании сможете вернуться в учебный корпус.
        Это было решающим аргументом. Я подумала, что ничего не теряю.
        - Я согласна. Только у меня есть к Вам одна просьба, - я решила идти вабанк.
        - И какая же? - удивился Визар.
        - Я хочу попросить Вас о помощи в снятии браслета. Возможно, у Вас есть идеи или выходы на ученых, лучше всего тританских... Да хоть что-то... Я буду рада любой попытке.
        - Хорошо, Алина, - переглянулись мужчины между собой. - Мы сделаем все, что от нас будет зависеть.
        Глава 21. dd>
        Дни и недели понеслись чередой наблюдений за переговорами и обсуждений моих выводов с пятеркой друзей: Максимусом, Визаром, Никосам, Даймоном и Ричесом. За всё это время из обрывков их разговоров я поняла, что тританец увел у Даймона жену всего через полгода после свадьбы.
        В самих переговорах всегда участвовал кто-то из пятерки. Поэтому, спустя пару месяцев, я уже могла предсказать, в каком направлении будет течь встреча, так как техника и подход у этих гуру был разный. Максимус был мастером агрессивных переговоров, когда нужно было надавить на собеседника. Визар был само почтение и вежливость - именно он в основном проводил первые встречи с торговыми представителями планет. Даймон умел добиваться нужного нам направления беседы. Никос был великолепно подкован юридически, и умел отстоять денежные интересы планеты. Ричес же умел найти выход из практически любой конфликтной ситуации.
        Я впитывала их приемы как губка, и не разу не жалела, что согласилась на эту 'практическую работу'. Таких знаний я бы не получила нигде. Даже ситуация с тританцем оказалась на пользу. Сомневаюсь, что обычным служащим выпадает возможность видеть в работе этих профессионалов своего дела. Даже тогда, на практических занятиях с Максимусом, нашу четверку допускали прослушивать только мелких торговых представителей и, соответственно, с ними вели дела менее профессиональные люди.
        Мысли о помолвке и Рике старалась выкинуть из головы. Браслет смотрели десятка два людей различных профессий, и общий вывод сводился к тому же, что сказал мне Райвенс.
        На инфоблок поступали вызовы с разных номеров, но теперь я отвечала только на знакомые номера. А контакты Рика я отправила в черный список.
        После одного сообщения вот такого содержания:'Дорогая, я узнал, что это по твоей участи я оказался здесь... Но ничего... Так стало даже интересней! Я же все равно вернусь... И вот тогда берегись!' я удалила функцию сообщений из инфоблока.
        Мне стали вереницей приходить коробки со скоростной космопочты. Я их даже не открывала, складывая в одну кучу в складскую комнату, чтобы потом вернуть дарителю.
        С Даяной мы иногда созванивались по вечерам в будние дни. Их отношения с Виторио развивались своим чередом, и подруга была счастлива. Я больше не напоминала ей о её мечте. Зачем, если человек сам зарывает свой талант в землю?
        Пару раз мы встречались на выходных, делились новостями и ходили по магазинам.
        В таком режиме прошло еще полгода, прежде чем меня допустили до самих переговоров в качестве ассистента. За прошедшее время я смогла выявить 'фокусы', которые они использовали на нас, практически у всех представителей инопланетных рас. У всех, хотя бы по одному приему, кроме цитров. Моя интуиция буквально вопила о том, что что-то там есть. Но я никак не могла понять что.
        Пятерка друзей полностью изменили систему подготовки к переговорам, и отредактировали некоторые моменты в общении с гостями, исходя из полученной от меня информации. Это принесло свои плоды - контракты для нас стали намного выгоднее.
        Но я уже мало что могла добавить к имеющимся данным сидя за стеклом в комнате наблюдения. Поэтому меня решили ввести непосредственно в сам процесс переговоров. После такой подготовки, какая у меня была, я не боялась упасть в грязь лицом и выставить себя в некрасивом свете.
        Глава 22.
        Ближе к лету душа просила перемен, и мы с Даяной решили разнообразить свои встречи и пойти на танцы в один из самых раскрученных ночных клубов города. Подруга впервые обманула родителей и Виторио, сказав, что пойдет на ночевку ко мне. По моей версии для Райвенса - у нас была пижамная вечеринка у Даяны дома. Хорошо, что он невнимательный, а то подкрепить свое алиби ночнушкой я поленилась. Еще бы! Представляете, вся такая при макияже, в красном платье, на каблуках, в клубе залазаю в сумку за инфоблоком, а там: та-да-да-дам! Миленькая ночнушка с бантиками. Кто рядом заглянет, подумает, что девчонка явно с ночевкой собралась к кому-то. Посмеялась над своим богатым воображением и пошла встречать Даяну. На её посещения Райвенс сделал исключение.
        - Привет, проходи! Твое платье уже давно пришло, - поторопила я Даяну. И уже шепотом - Твои ничего не заподозрили?
        - Нет, все хорошо. Пойдем смотреть платье, а то мне не уже терпится.
        Даяна заказала по инфоблоку платье с доставкой ко мне домой, чтобы родители ничего не заподозрили. Так как я уже была собрана, то поправляла макияж, пока подруга одевала платье. Оно ей поразительно шло: сапфирового цвета, оно подчеркивала цвет ее глаз и темноту волос.
        - Оно не слишком короткое? - Даяна одергивала низ облегающего платья.
        - Мы же идем в клуб, а не в пансионат! Платье отлично смотрится на тебе, - с тоненькими лямочками оно плотно прикрывало грудь, но открывало длинные ноги девушки.
        - Хорошо тебе говорить! У тебя платье длиннее сантиметров на 10!
        - Да, только длина юбки компенсируется открытой грудью, так что в расчете! - отшутилась я, рассматривая себя в зеркале.
        Платье было вызывающее, агрессивного красного цвета. Вырез не оставлял место воображению, зато длина была самой что ни на есть приличной. Когда я выбирала его, душа требовала перчинки. Волосы оставила распущенными, чтобы немного прикрыть открытую грудь.
        Ночной клуб, в который мы собрались, находился совсем недалеко от нас и мы решили пройтись до него пешком. Пока дошли, уже сто раз пожалела о смелом наряде. Глаза почти всех прохожих мужского пола поселились у меня где-то в районе груди. На улице стояла такая жара, что я даже не думала захватывать верхнюю одежду. А теперь шла и мечтала прикрыться.
        Внутри клуб был оформлен черном цвете с фиолетовыми вставками и узорами на стенах. Как только мы зашли, на нас обрушилась киловатты света и звука. В груди завибрировало от мощности басов. Большой зал делился на три зоны: барную, танцевальную и сидящую.
        Сумочки мы оставили в камере хранения у входа. Там же положили деньги на виртуальный счет в клубе и взамен получили магнитный ключик в виде логотипа заведения, который прикалывался на одежду. Он был одновременно и ключом от камеры хранения, и нашей картой, с которой мы могли делать покупки, и которые списывались с открытого счета. Очень удобно. И не потеряешь. Со стороны выглядело, как будто у моего платья было украшение в форме граненого камня посередине под грудью. Как раз в простроченной полоске.
        У барной стойки мы заказали по стакану безалкогольного коктейля и, смакуя вкус, сидя на высоких стульях, осматривали публику. Максимус был прав, когда говорил, что все больше представителей других цивилизаций будут находиться среди нас. Я уже заметила компанию цитров за дальним столиком, а у бара стояла пара представителей расы либров. Но когда я развернулась к бару, собираясь поставить коктейль, увидела с другой стороны от себя руку в татуировках... У меня внутри всё похолодело, я замерла на мгновение, сжимая стакан в руках, и стала медленно поворачиваться...
        Облокотившись локтями на барную стойку, рядом со мной стоял тританец. Нет, не Рик. И на том спасибо...
        Пора делать когти! От греха подальше. В конце концов, я пришла отдыхать, а не искать проблем на свои вторые девяносто.
        - Пошли танцевать, - поставила коктейль подруги на стол, и потащила ее к танцевальной зоне. Фиолетовая круглая площадка для танцев была ровно посередине зала. Толпа хаотично двигалась, и мы влились в это море драйва, света и звука.
        Танцевать я любила всегда - что в моем мире, что в этом. У себя в комнате я часто включала музыку и расслаблялась в танце. И сейчас, как только начала двигаться в такт с ритмом, сразу успокоилась и отрешилась от всего. Я чувствовала музыку каждой клеточкой своего тела, становясь ей самой. Любая композиция находила отклик в моей душе, и я выражала её по средствам танца. Пластичное тело извивалось в ритмах, двигаясь четко в такт, и я получала колоссальное удовольствие от процесса.
        Красивые движения всегда привлекают взгляды, обычно я умею от них отрешиться, и получать удовольствие от самого танца. Но тут я буквально чувствовала, куда смотрят чьи-то глаза. Тело в этих местах начинало немного покалывать. Странные ощущения. Попыталась переместиться в другой конец танцевальной зоны и этот цепкий взгляд пропал. На целых две минуты. И началось заново: покалывания на бедрах, немного на талии и долго на груди, потом шея, лицо, руки и ненадолго останавливается на браслете. Его не стала ничем закрывать, выдавая за бижутерию. Никому и в голову не придет, что эти огромные камни - настоящие.
        Мне надоело чувствовать себя как бабочка на булавке у ученого, и я решила найти смельчака. Стала всматриваться в толпу, но прямого взгляда так и не заметила. Покалывание тоже пропало. Хорошо, сделаем по-другому...
        - Даяна! Я пойду попью! - перекрикивала я музыку. Она только кивнула, танцуя.
        Проходя через толпу танцующих в направлении бара, поглядывала по сторонам. Если я права, то скоро смельчак даст о себе знать. Заказала опять безалкогольный коктейль и села на высокий стул. Заодно передохну... Закинув ногу на ногу и потягивая напиток через трубочку, наблюдала, как крупный цитр движется в моем направлении. А вот и обладатель взгляда! Я сразу узнала его по возобновившимся покалываниям.
        - Позволите угостить Вас коктейлем? - этот цитр явно был торговым представителем, так как знание языка было превосходное. И лишь легкий акцент придавал шарму его голосу. Обычно, экзотическая внешность цитров всегда меня отталкивала. Но не в этом случае. Большие змеиные светло-карие глаза смотрели с интересом, а непривычная желтая кожа бросалась в глаза, как одуванчик на зеленом лугу. Хвост цитра извивался сзади. Удивительно, как в такой толкучке он им еще никого не задел? Но тело у него было - закачаешься. Через черную майку-боксерку четко проявлялись все мышцы - на его животе можно было стирать. Одна рука в бицепсе была размером с мое бедро, а через ткань черных джинс прорисовывались крупные мускулистые бедра. Ширина плеч могла легко посоперничать со шкафом. Вот это экземпляр! Когда моя падкая на мужскую красоту душа вернулась к бренной жизни, цитр, видимо, уверившись в своей неотразимости, согнал какого-то бедолагу с соседнего стула и сел рядом со мной.
        - Это для Вас! - он уже успел продублировать у официанта мой коктейль и протягивал его мне.
        - Спасибо, но я сама плачу за свои коктейли, - хватило мне уже одного инопланетянина...
        - Перестаньте, это такая малость. Считайте этот коктейль моим 'спасибо' за танец. Вы потратили кучу энергии и должно быть хотите пить. Примите его от меня, - коричневые коготки царапнули по стакану, когда он пододвинул напиток ко мне.
        Мне стало казаться, что этот цитр источал просто бешеную сексуальную привлекательность. Я не могла оторвать взгляд от его тела. Незаметно для себя я все ближе придвигалась к нему...
        - Прекратите! - понимая, что происходит что-то мне неподвластное, и, собрав волю в кулак, сказала я.
        - Что прекратить? - глаза с узкими зрачками смотрели на меня с прищуром. Всем корпусом он повернулся ко мне на стуле так, что я оказалась стоящей между его ног.
        - Воздействовать на меня, - сквозь зубы процедила я. Становилось все сложнее сдерживаться, чтобы не наброситься на него. Я уже дышала, как после пробежки.
        Его взгляд торжествующе загорелся и губы расползлись в улыбке:
        - Ты чувствуешь притяжение? - я медленно кивнула. Он положил руку мне на талию, и по мне прокатилась волна мурашек. - И ты хочешь меня?
        Я, зажав руки в кулаки, уперлась в его бедра. Перед глазами уже всё плыло.
        - Это зов, цара! - он притянул меня к себе, заглядывая в глаза. - Я думал, только цитры могут ощущать притяжение к своей паре. Не переживай, его сила немного уменьшится после первой ночи.
        Мои руки уже обвивали его шею... Его слова доносились до меня где-то на краю сознания... Только одно желание пульсировало во всем теле... Цитр притянул меня к себе, сминая мои губы в поцелуе. И как только он проник языком внутрь, его сильно тряхнуло, и инопланетный гость свалился на пол...
        Перед глазами все кружилось, как на карусели. Единственное, что я смогла сделать, так это отойти в сторону и немного прийти в себя. Проверять, как там мой партнер по поцелуям не стала - и так ясно, что это действие браслета. Скоро очнется. Вокруг цитра спустя минуту оказались его товарищи и начали озираться по сторонам. А я по стенке начала пробираться к Даяне. Чёрт! Еще и вещи в камере хранения! Ну что за напасть?!
        Потихоньку приходя в себя, пыталась найти глазами Даяну. Чертово красное платье! Оно бросается в глаза, а мне сейчас необходимо быть чуть ли не тенью, чтобы проскочить мимо рассредоточенных по залу цитров. Они определенно высматривали меня.
        Я как раз проходила мимо компании из молодых ребят, когда решилась:
        - Я твоя фанатка! Подари мне свою футболку! Ну пожалуйста! - я дернула за руку ближайшего молодого человека в черной футболке. Пока он удивленно осматривал меня с ног до головы, его друзья шептались, что я перепутала его с какой-то звездой. И что надо пользоваться моментом.
        - Дай пощупать грудь! - вот нахал! Ага, бегу и падаю...
        - Дам только поставить автограф вот здесь, - показала я на открытый участок левой груди.
        Его друзья достали ручку и он торжественно расписался мне на коже. Наверно, внешне я сейчас смахивала на сумасшедшую фанатку. Поэтому объяснить, почему он просто снял свою футболку и отдал её мне, я не могу. Не теряя времени, я тут же её одела, и под удивленными взглядами парней уже закручивала волосы в пучок и снимала туфли.
        - А это тебе! - вручила свои красные туфли моему 'идолу', рассудив, что привлеку лишнее внимание красным пятном и отправилась на поиски Даяны.
        Рядом с подругой уже околачивались два цитра, поэтому предупредить её я никак не могла. Надо двигаться быстрее. Скорее всего, главный вход уже перекрыли, остался запасной выход. Добиралась до него конвульсивно дергая руками, изображая бешеный пропеллер, и с прикрытыми в мнимом экстазе глазами. Я надеялась сойти за девушку под психостимуляторами, коих здесь был целый десяток. Тем более в черной футболке с изображением какого-то животного, пучком волос и босиком, я больше ни за кого не могла себя выдать. Хорошо хоть я была маленького роста, и мужская футболка доходила мне до колена.
        Но у запасного выхода меня ждало разочарование - там меня уже ждали. Я протанцевала обратно, думая, как же выбраться из всей этой заварушки. Почти не оставалось времени, чтобы уйти - не думаю, что такого крупного цитра вырубило надолго. А уж он быстро меня найдёт. Думай, думай, думай! Туалет отмела сразу, там даже окон нет. Кухня! Там должен быть служебный выход!
        Когда я ввалилась на кухню, то не стала изображать никаких сцен, просто подбежала к тому, кто отличался от всех поваров в белой форме своим темным кителем шеф-повара, и слезно попросила:
        - Дело жизни и смерти! Никого не убила, ничего не украла, прошу лишь выпустить меня через Ваш служебный вход! - выпалила я, заглядывая в добродушное лицо тучного мужчины.
        Он внимательно присмотрелся ко мне и махнул рукой в сторону небольшой двери со знаком выхода. А мне большего и не надо было. Со всех ног я помчалась на улицу и вышла в темный переулок. Встала в раздумье, как же мне идти - по освещенной улице или по задворкам. Рассудив, что на улице меня в таком виде точно заберут в отделение до выяснения личности, а все документы и деньги у меня остались в сумке в камере хранения, отправилась по темному переулку в сторону дома. Я тряслась от каждого шороха и даже один раз завизжала, когда что-то маленькое пронеслось под ногами. Ноги иногда влипали в непонятную субстанцию, о происхождении которой не хотелось и думать.
        - Эй, крошка, далеко собралась? - меня обступили два типа криминальной наружности.
        Да твою мать! Ну за что?! Что я такого сделала, Господи?! Если ты, конечно, есть в этом мире! Наверно, для моей психики был уже перебор, потому что я спокойно подошла к одному из них и поцеловала в губы с языком. Его ожидаемо тряхнуло, правда, в разы сильнее, чем цитра, и он повалился навзничь.
        - Хочеш-ш-шь, я выпью и твою душ-ш-шу? - вошла в образ я, надвигаясь на второго. Глаза мужчины сделались большими, как блюдца. Он начал пятиться назад, и я решила подлить масла в огонь и облизала губы. С воплями он бросился от меня прочь. А какая я, оказывается, опасная штучка!
        Вытерла губы и, отплевываясь, пошла дальше. Я уже не вздрагивала от звуков и в отрешенном состоянии шла домой.
        У нас с Райвенсом был секретный сигнал, если вдруг я потеряю ключи и защитки от дома. Проделав определенные манипуляции, стала ждать, пока Райвенс откроет двери. Он встретил меня одетым в белый халат - ученый явно еще не ложился спать.
        - Я думал, что Вы будете в пижамах... - пропуская меня вперед, заметил Райвенс.
        - Я хотела выделиться, - ляпнула я первое, что пришло мне в голову. Надо же мне было забыть легенду - я же должна была ночевать у Даяны! Совсем мозги отказали с этими инопланетянами. Нет, вот нельзя судьбе мне на пути нормальных человеческих мужчин подбрасывать?
        - Я думал, что ты там на всю ночь... - Райвенс пытался понять, что происходит.
        - Мы поссорились, - я прошла к себе в комнату с независимым видом, пачкая грязными ногами пол. Надо бы в ванную...
        Глава 23.
        К вечеру следующего дня я отправилась вызволять свою сумочку из плена в камере хранения. Не могла я бросить свой любимый инфоком на произвол судьбы. Подгадала время так, чтобы персонал уже был на месте, но двери для посетителей клуба были еще закрыты. Не нужны мне лишние проблемы, вдруг там опять будут эти цитры ошиваться... Да и на будущее, я вряд ли скоро отважусь здесь еще раз появиться. Если захочется потанцевать, удостоверюсь, что в выбранном клубе нет инопланетных граждан. А то, видимо, с аурой у меня в последнее время что-то не то, раз их ко мне как мух на мёд тянет.... Или не на мёд...
        А вчера... у меня слов нет... Если бы не браслет, этот желтый точно бы осуществил свои намерения. И что самое страшное, я была бы за! Как вспомню, как мутнело в глазах от желания, так сразу бежать прятаться в подвал хочется... Может у Райвенса попросить разработать для меня защитный костюм, как у супергероев, в фильмах моего мира? Буду вся такая непроницаемая штучка...
        Ужас, о чём я думаю... Докатилась...
        Хотя я и сейчас, как могла, немного изменила внешность. Оделась в джинсы, темную футболку, по дороге купила кепку и темные очки. Последних двоих вообще не любила, соответственно и дома не держала. Пришлось приобретать. Волосы сначала попыталась убрать под кепку, но они туда просто не поместились. Тогда плюнула, просунула их в заднее отверстие у кепки и пошла дальше. Понимаю, что ничего особенного, но мне так было спокойней. Была вероятность встречи с нежелательными желтыми товарищами и небольшая маскировка давала мне хоть какие-то шансы остаться незамеченной.
        Я долго стучалась в дверь клуба, пока мне не открыли. Кратко изложила свою проблему, протянув магнитный ключ и уже через пару минут держала в руках свою сумочку. Открыла ее и проверила содержимое. Все на месте.
        - Девушка, а Вы случайно не забывали красные туфельки? - спросил меня еще один подошедший служащий. Судя по одежде - администратор заведения.
        - О! Мои туфельки нашлись? - хотя, наверное, парень просто их отставил в угол и забыл о сумасшедшей девушке. Ну а что, мне эти туфельки очень нравились. Надо забрать!
        - Да, пройдемте, я Вам их отдам, - он улыбался уж как-то слишком напряженно. Вообще какой-то слизкий тип: зализанные назад волосы, длинный, как трость, и уж больно противно бегающие глазки. Внутренний голос опять вопил мне об опасности, и в кои-то веки я к нему прислушалась.
        - Если Вас не затруднит, не могли бы Вы вынести их сюда, - у меня получилось только натянуто улыбнуться.
        - Прошу Вас, пройдемте, выпьете чаю, пока Вам их принесут, - а сам достал инфоблок и начал что-то писать на нем.
        Я мгновенно оценила ситуацию и со всех ног припустилась бежать в противоположном дому направлении. Дала такое приличное кольцо по округе и на последнем дыхании добралась до дома. Спасибо папе за спортивную выносливость, которая мне досталась от него, иначе бы я уже давно задыхалась где-то под лавочкой.
        - Алина, ты опять поругалась с кем-то? - вышел Райвенс из своей лаборатории, удивленно глядя на согнутую пополам меня. Я пыхтела, как паровоз и не могла привезти дыхание в норму.
        - Решила... заняться ... спортом! - кое-как сказала я, привалившись к двери. Может идея защитного костюма была не так плоха?.. Я так долго бегать не смогу... Я вам не супергёрл...
        - Молодежь, - развел руками Райвенс, - Нам вас уже не понять... И скрылся у себя. Вот за что люблю этого ученого - никаких лишних вопросов. Правда и участия в жизни никакого... Но что ж поделать... Те, кто бы участвовал в моей жизни - в параллельном мире... Хочешь жить - умей вертеться.
        Быстро ополоснулась, так как после марафона была мокрая, как мышь. И набрала Даяне:
        - Куда ты пропала? Где ты была? Да я, хочешь знать, поседела на полголовы, пока думала, что с тобой что-то произошло! Бесстыжая, хоть с утра бы позвонила, раз загуляла так с кем-то, - разъяренную подругу было просто не остановить.
        - Да ни с кем я не загуляла, постой, дай объяснить! - прервала я поток назиданий.
        - Что объяснить? Почему бросила меня одну? Или хочешь узнать, как Виторио зол на тебя, так как я не знала, что делать и попросила его забрать меня из клуба? Да мне так попало от него, ты даже не представляешь! Хорошо хоть родители не в курсе. Виторио повез меня к себе, а утром доставил до дома. Он мне вообще с тобой запретил общаться!
        - Ты дашь мне объяснить? - я оторопело смотрела на Даяну.
        - Нет, мне не интересно. Я, в отличие от тебя, переживала за тебя всю ночь! Теперь же я вижу, что ты цела-здорова и просто бросила меня. И не важно, по какой причине. Виторио прав - настоящие подруги так не поступают! - выплевывала слова подруга.
        Я не успела открыть рот, как она отключилась... Великолепно, значит, ее бы вполне устроило, если бы со мной что-нибудь случилось. Тогда бы мне было оправдание. А так, у нее теперь есть Виторио, который очень грамотно обрубает ее контакты со всех сторон, замыкая только на себе! Супер, такое ощущение, что я ступила на черную полосу и пошла вдоль неё! Достойный конец достойного дня!
        Глава 24.
        Всю неделю работы в 'Стар Индастрикс' я была само 'приветствие' и 'радушие'. Даже пятерка друзей старалась лишний раз меня не трогать. Я говорила только то, что было необходимо по работе и не словом больше. Меня пытались не раз вывести на откровенный разговор, но у них ничего не получилось. По крайней мере до того момента, как в пятницу Визар не упомянул, что через час у нас встреча с цитрами...
        - Увольте, но я туда не пойду! - впервые за эту неделю я повысила голос.
        - Но почему, Алина, мы так рассчитывали на тебя... В твоем присутствии наши инопланетные гости охотнее идут на контакт. А тут такой важный контракт! Встреча должна была состояться еще в понедельник! Но они её всё переносили по непонятным причинам, хотя были на планете уже неделю, - Визар не понимал моего упорства.
        - Тогда я более чем уверена, что мне нельзя быть на этой встрече. Конечно, если Вы не желаете избавиться от меня... - я посмотрела каждому в глаза и увидела в них море удивления.
        - Когда ты успела им насолить? - первым понял ситуацию, правда немного неверно, Максимус.
        - Когда, когда... - и я рассказала о своих злоключениях в клубе. Они сидели раскрыв рты. Даймон очнулся первым:
        - Да у тебя талант! За пару свиданий выявляешь способности тританцев, за один вечер в клубе узнаешь много нового о цитрах! Да тебя надо с нашими гостями на свидания посылать, а не на переговоры!
        - Очень смешно! - я уже вся кипела.
        - Ладно, не горячись, мы поняли... Посидишь в комнате наблюдения, - Максимус дружески потрепал меня за плечо. - В этом зале она самая удобная, останемся здесь. Визар, сообщи секретарю, что мы примем наших гостей в этой переговорной.
        И вот когда я, сидя за стеклом, обложилась чаем и печеньками, в зал переговоров зашли пять цитров. Ну и конечно, мой желтый красавчик был среди них. Ну кто бы сомневался, только не я... Уж слишком много совпадений...
        Цитры на всех встречах появлялись в облегающих черных комбинезонах, полностью закрывающих их руки и ноги. Только желтый хвост мелькал на черном фоне. Когда они все расселись на стульях, я заметила, что знакомый мне по клубу цитр, принюхивается и водит носом в разные стороны. Я вся внутренне напряглась. Но тут пятерка друзей взяла переговоры в свои руки, и пошло поехало по знакомой дороге... Цитры не отставали, и отстаивали свои позиции с упорством осла из моего мира. Это был очень дорогой и важный контракт. Не зря здесь присутствовала вся золотая пятерка. Обсуждалась возможность покупки столь нужного нам цитрана. Этот минерал добывался на Цитре, и сидящие за столом её жители были представителями пяти монополистических семей, добывающих их из недр планеты. Минерал был нам нужен в качестве добавки к космическому топливу, которая позволяла в сотни раз увеличить скорость кораблей. Я наблюдала за ходом беседы, и если бы не видела его принюхивания, то была бы абсолютно спокойна, так как он полностью сосредоточился на ходе беседы и стойко отстаивал интересы своей планеты. Когда, наконец, первые
переговоры были закончены, и все начали прощаться, я уже было хотела перевести дух, как заметила, что мой желтый друг держит в руках мой волос. Он рассматривал один из стульев, пальцами снимая еще пару волосков с его спинки.
        - Я мог бы переговорить с Вашей коллегой? - обратился цитр к Максимусу.
        - Коллегой? Я немного Вас не понимаю... - хмурился Максимус.
        - Да, обладательницей гривы золотистых волос. Вот таких, - и он продемонстрировал несколько длинных золотых волосков. - Она сидела недавно вот на этом стуле.
        - Я не понимаю, о чем Вы говорите. Возможно, здесь раньше была группа учеников. Они часто посещают переговорные на практических занятиях... Пойдемте, я Вас провожу.
        Я с облегчением осела на стул. Не выдали! Не сдали! Хоть на кого-то я могу рассчитывать! Даже стрелки перевели, пусть теперь у учебных корпусов ищут. Мой чай совсем остыл, а печеньки остались нетронутыми. Я уже смотрела на них совершенно равнодушно. В комнату наблюдения вошли Максимус и Визар.
        - Ну что, златовласка, ели увели мы твоего цитра. Больно упертый. И еще смотрел так, как будто ни капельки не поверил. Ну да ладно, если что, мы тебя в отпуск отправим. Там точно не найдёт! - Визар пытался подбодрить меня.
        - Ну а теперь расскажи, какие ты выводы сделала об их способностях, - Максимус как всегда сразу к делу, не думает о нервах бедной девушки. Ну ладно, работа, понимаю...
        - Четко сказать, что это, я не могу. Он называл меня цара, говорил о каких-то чувствах как к паре, что наваждение пройдет после ночи с ним и так далее. Ну и ощущения бешеного притяжения... Оно поразительно... Но на вас-то они так не действовали... Я не понимаю...
        - Может быть, тут разговор именно о паре, как о спутнике жизни, второй половине? Как у нас феромоны, у них есть что-то аналогичное, работающее как магнит... - Визар ходил туда-сюда по комнате. - Хорошо бы тебе увидеться с еще одним цитром, пообщаться на личные темы, тогда бы мы получили больше информации...
        - С меня довольно личных встреч! Не смейте меня посылать на задание, как шпионку-подстилку! Я не позволю так меня использовать! - понесло меня.
        - Да кто говорит о подстилке?! Просто ты могла бы женской хитростью выяснить много нового для нас... - Визар посматривал на Максимуса в поисках поддержки. Лицо профессора выражало сомнения.
        - Да какая разница! Я пришла за новыми знаниями! Мне вообще 18 только через полгода исполнится! А Вы мне предлагаете...это... - у меня не было слов.
        - Девочка, очнись, ты живешь в своем идеальном мире! - Визар присел на корточки около стула, на котором я сидела, и проникновенно помотрел мне в глаза. - Здесь взрослые игры, и если нужно пойти на маленькие жертвы - на них идут. И здесь не место идеалам 'Во имя знаний'... Вот мы, например, знаем, что ты никакая не Алина... И Райвенс купил тебе документы... Но мы же не мешаем тебе жить - вот, даже, наоборот, продвигаем! Ты работаешь с пятеркой сильнейших профессионалов переговоров. Неужели трудно пойти нам на встречу?
        Я упрямо молчала, понимая, что любое слово будет использовано против меня. Решили надавить, пока я в пошатанном нервном состоянии. Психологи хреновы! Ну уж нет, живой не сдамся. Ну а пока:
        - Я поняла, - процедила я сквозь зубы. - Могу я идти домой?
        - Да, Алина, надеюсь, ты хорошо подумаешь над нашим предложением... - а то я читать между строк не умею! Алиночка, иначе тебе - конец. Все предельно ясно!
        Дома я влетела в лабораторию к ученому:
        - Райвенс! Сделай мне два экземпляра документов, но только так, чтобы я смогла скрыться с планеты! Межгалактические! Сегодня же! Плати любые деньги, иначе мне не жить! Они узнали обо мне! И да, по одному из них мне должно быть за пятьдесят, а по второму я должна быть совершеннолетней! Лучше, если мне по ним будет где-то 23 года...- у Райвенса из рук упала колба и разбилась...
        Глава 25.
        Райвенс сделал невозможное. Через три часа у меня на руках уже были два межгалактических паспорта. В одном, с помощью цифровой обработки, мою фотографию состарили до нужного возраста - 54 года, так как именно такая цифра стояла в графе возраст. В другом мне изменили цвет волос на ярко-рыжий, и в графе возраст значилась цифра - 23. Посмотрев на себя в старости внутренне передернулась... Б-р-р... Всегда хочу быть молодой! Или, по крайней мере, прожить свою жизнь так, как я этого хочу, а не как надо системе. Да, я идеалистически настроена! Да, мы живем в системе! Но я хотя бы попытаюсь, иначе можно сразу выбросить себя на помойку...
        Ученый постарался - за столь короткое время он успел подготовить для меня огромную наличную сумму в межгалактической валюте - лирах. Часть денег я зашила в лифчик, часть - в топик, и еще небольшую часть оставила в сумочке. Туда же сунула паспорт на 23 года, пару комплектов сменного белья и чистящие салфетки. Все что понадобиться - куплю. Сейчас главное не привлечь внимание соседей своими сумками. Уверена, и у стен есть уши... Паспорт 'постарше' долго не знала, куда же спрятать. Мой взгляд упал на коробку со средствами женской гигиены в критические дни, и меня осенило. Аккуратно отодрала липучку у одного изделия, засунула туда паспорт и аккуратно заклеила обратно. Отлично, почти как родненький влез! И на ощупь почти не отличается! Убедившись, что он не выделяется из собратьев в коробке, засунула ее в сумочку.
        Оделась я черные джинсы и синюю свободную футболку, чтобы скрыть топик. Чмокнула Клопика, погладила последний раз его по пушистой синей шерстке и пошла прощаться с Райвенсом. Он долго держал меня в объятьях, гладя по спине, и когда я немного отстранилась, то увидела полные голубые глаза слез.
        - Береги себя, Алина! - ученый протянул мне серый шарик. - Возьми на память обо мне. Это одно из моих последних изобретений.
        Я взяла шарик в руки и начала вертеть его. Шарик, как шарик...
        - Сожми его крепко, - Райвенс положил свою руку поверх моей, и мы вместе нажали на шарик. Вокруг нас развернулась иллюзорная вселенная. Звезды мерцали, астероиды еле заметно перемещались в пространстве, а некоторые планеты медленно крутились по своей оси, - Это наша галактика в режиме реального времени. С разницей лишь в 21 минуту. Для тебя это бесполезная вещь, но мне больше нечего оставить тебе на память...
        - Райвенс, спасибо... Это волшебно! - я сжала его в объятиях.
        - Беги, беги, девочка! И... прости меня за все...
        На улицу я выскочила уже в сумерках. Вокруг меня сновали толпы людей и ни кому не было ни до чего дела... Обычный мегаполис... Настала пора с ним проститься... Буду ли я по нему скучать? Не знаю... Сейчас я знаю только одно - надо спешить!
        Надеясь успеть в торговый центр, который был необходимой точкой моего путешествия, я быстро шла по улице, выкидывая из головы всякие тоскливые мысли...
        - Алина! - окликнул меня кто-то.
        Я повернулась и увидела спешащего ко мне Даймона. Неужели прознали?
        - Привет еще раз, Даймон!
        - Алина, ты на меня обижаешься? Я был против этой затеи использовать тебя...
        - Нет, Даймон, я не обижаюсь... - я в гневе, добавила я про себя.
        - Ты куда бежишь?
        - В торговый центр, хочу успеть до закрытия, - ну а что, я действительно туда и направляюсь...
        - Я могу помочь тебе в этой ситуации выйти сухой из воды, - Даймон дернул меня за руку.
        - И как? - да не нужен мне уже твой выход из ситуации, сама все придумала... Но сейчас отказаться - значит навлечь на себя подозрения. Узнаю, что он предлагает и все.
        Мужчина вдруг схватился за сердце, и остановился.
        - Даймон, что с тобой?
        Он некоторое время молча, сощурившись как от зубной боли, смотрел на меня. Рука комкала пиджак в районе сердца...
        - Сердце... это... врожденное... Таблетки... в... кармане, - и стал закатывать глаза.
        Я начала ощупывать карманы в поисках лекарства. Проверила и карманы пиджака, и брюк, но не нашла ничего. Люди вокруг смотрели с каким-то голодным любопытством... Ужас... С такими на улице плохо станет - все мимо пройдут...
        - Даймон, в каком кармане, - я уже ощупывала пустой внутренний карман пиджака. Меня начинало потрясывать от нервов. - Их нет...
        - Черт... дома... - сжимал зубы от боли он.
        - Сейчас, Даймон, давай только доберемся до каперса и поедем в больницу, - подхватив его подмышку, стала потихоньку вести к транспортной платформе.
        - В больнице... нет... таких... лекарств...дорогие... - Уже еле выговаривал Даймон. О Боже, если ты есть в этом мире, не дай Дайсмону умереть на моих руках. Он, конечно, тот еще пройдоха, но пусть только живет!
        - Называй адрес, - спросила я его, когда мы наконец добрались до панели вызова.
        Он уже еле выговаривал слова по буквам. Я набрала адрес и расплатилась оставшейся единственной картой праймов.
        Мы завалились в каперс и Даймон больше не произнес не звука. Я видела, как лишь пальцы подрагивали на руке, держащейся за сердце, и немного шевелились закрытые веки. Это были самые долгие минуты в моей жизни. Я думала, что поседела на добрых пол-головы. Когда мы все же добрались до дома, я возблагодарила небеса, что он находился совсем рядом от платформы. Даймон с трудом передвигал ноги и мы медленно продвигались к двери. Привалившись лбом к косяку, он открыл замок. Зайдя внутрь мужчина указал в сторону гостиной, и я помогла ему добраться до дивана.
        Фу-у-ух, откинув волосы со лба, распрямилась. Почувствовав покалывания на спине, на мгновение замерла, и повернулась... Из другой комнаты, с хищным видом вышел знакомый цитр. Я начала пятиться и врезалась спиной в кресло. Перевела взгляд на диван и от удивления открыла рот: Даймон уже стоял рядом с диваном и выглядел совершенно здоровым... Предатель! Вот гад! За что? Что я ему сделала?
        Видно, в моем взгляде было море упрека, раз он уставился в пол, а потом неуверенно поднял глаза и сказал:
        - Прости... Он обещал вернуть мне жену...
        Я только хотела ему что-то сказать, как почувствовала укол в шею и в глазах потемнело...
        Глава 26.
        Пришла в себя я уже в шикарной каюте, видимо на космическом корабле. Других предположений у меня не было, уж больно специфически я себя ощущала. Так не объяснить... Я чувствовала, что мы перемещаемся с огромной скоростью, но внутри корабля искусственно создавались комфортные условия для жизни, поэтому я могла пожаловаться лишь на внутреннее не комфортное ощущение и все.
        Я лежала на огромной круглой кровати, потолок над которой ослеплял небесной голубизной. Рядом со мной на боку вытянулся этот приставучий цитр. Мышцы бугрились на его руках и груди... Кубики пресса буквально звали потрогать их...М-м-м... Хозяин каюты буквально гипнотизировал меня своими глазами, и всё моё естество отзывалось в ответ на его взгляд. Я закрыла глаза, пытаясь отгородиться от него хотя бы так...
        - Значит, собралась сбежать от меня, цара? - цитр буквально навис надо мной.
        - Да, - я открыла глаза и уставилась на его губы.
        - И волосы хотела перекрасить? - махал паспортом передо мной этот невозможный мужчина, если его так можно назвать...
        - Что только не сделаешь... - а я тонула в его глазах.
        - И подготовилась, я смотрю... - порвал футболку прямо на мне цитр. И приступил к топику, дергая за вшитые в нем лиры, - Деньгами запаслась...
        Он дернул со всей силы топик и хрупкому изделию ничего не оставалось, как разлететься по каюте клочьями.
        Я прикрыла лифчик руками, но внутри вся таяла от такой мужской силы... Он завел мои руки над головой и обхватил их одной рукой.
        - Большими деньгами... - стал ощупывать свободной рукой грудь инопланетянин. - Далеко собралась?
        Он взглянул в мои глаза, и я увидела такую же бездну желания, что ощущала внутри себя... Цитр просто разорвал лифчик спереди на две половины, и отшвырнул их в стену каюты. Мои руки опять вернулись к плену над головой, а его рука начала исследовать мою грудь, слегка царапая когтями.
        - Я тебя никуда не отпущу. Ты моя! - сжав одну грудь, прорычал цитр. И опустился к моим губам за поцелуем...
        Ну и, конечно, браслет как следует тряханул его и вырубил. Я чуть не задохнулась под тяжестью его неподвижного тела и еле-еле выбралась оттуда. Как только цитр потерял сознание, мой мозг прояснился и безумное наваждение прошло. А что, браслет, оказывается, получше пояса невинности спасает!
        Встала, прикрываясь одеялом, и оглядела каюту. Здесь была странная обстановка. Я не могла представить, что делать и с половиной предметов, находящихся здесь. Бежевые стены смотрелись нейтрально. Мебель, в основном темно-коричневого цвета, поражала своим замысловатым дизайном. В каюте была совмещена душевая с туалетом, правда, всё так же, немного непривычной формы. Но, по крайней мере, все угадывалось. Ближе к выходу располагалась ниша, выполняющая предназначение гардеробной. На креплениях с одной стороны висели вещи цитра, другая же сторона была явно женской. И абсолютно все вещи и обувь были новыми... Я посмотрела этикетки и убедилась - мой размерчик. Подготовился, гад... Вот только видно, что смёл с прилавка всё подряд. Чего тут только не было: и платья, и штаны, и смешные шорты с цветочным принтом, которые я бы никогда в жизни не одела... А вот бросив взгляд на полку с нижним бельем обомлела... Здесь есть хоть что-то плотнее паутинки?! Перерыв всю кучу убедилась - нету! Нацепив белый тончайший бюстгальтер на себя и взгянув в зеркало, должна была признать , что вещь сидит превосходно. Среди
вещей нашла белую футболку и одела на себя. Правда, в обтяжку, но ладно.
        - Да что это, черт возьми, происходит?! - раздался громкий рык со стороны кровати, и уже через секунду сзади меня стоял разъяренный цитр.
        - Это всё он, - я показала ему в отражение руку с браслетом и указала на него пальцем.
        Мужчина схватил меня за руку и начал рассматривать браслет. Он крутил его, пытался когтем подковырнуть защелку, даже приволок ящик с какими-то инструментами и ковырялся с украшением минут десять. Я дала ему время самому убедиться в бесполезности попыток его снять и рассказала о своих провалах на этом фронте. Он хмуро выслушал меня, явно о чем-то глубоко задумавшись. Всё то время, что он занимался моим браслетом, я поглаживала его то по бицепсам, то по кубикам, то обвивала свободной рукой шею... Пока он не смял меня в ответных объятиях. Мы лежали прямо на полу в нише и знакомились с телами друг друга. Меня опять унесло в далекие дали, а уж цитра и подавно... Когда он вновь хотел меня поцеловать, я в последний момент отвернулась в сторону и он промазал в щеку. Сообразив, почему я так поступила, он взвыв, вскочил на ноги, и вылетел из каюты. Наваждение отпускало, оставляя приятную ломоту во всем теле... Еще его так пару раз тряханет - он меня за километр обходить будет. Там, может, и договоримся...
        Не успела я присесть на кровать, как в каюту ворвалось желтое пламя. Очень крупная пожилая женщина-цитр сверлила меня глазами, гневно уперев руки в бока. На толстых запястьях и щиколотках позвякивала радуга браслетов разной толщины. Её одежда напоминала мне яркий этнический большой платок, сшитый по краям с дыркой посередине для головы, доходящий до середины голени. Желтые наросты на голове были почти коричневого цвета. Необъятная грудь женщины ходила ходуном, пока она пыталась взять себя в руки. Потом она протянула в руку мне маленький цилиндрик и показала, что я должна вставить его в ухо. Что я, собственно, и проделала.
        - Как ты смеешь так издеваться над моим мальчиком, негодяйка! - вскинула руки к потолку она. - Да на нем лица нет! А уж как он для неё расстарался, как подготовился! А ей все не гож, тьфу.
        Я все-таки присела на кровать по-турецки и обхватила подушку руками, наблюдая за женщиной. В это время колоритная дама стала собирать разбросанные вещи, в том числе и топик, с вшитыми лирами, и разорванный лифчик.
        - Я сама все уберу, не трогайте! - сразу рванула я к тайникам, но она так резко вскинула рукой в предупреждающем жесте, что я замерла на полпути.
        - Что, очнулась? Вспомнила про денюжки? Ать, нету теперь у тебя их, всё... Курт мне сразу сказал - первым делом убрать это, - подняв палец с коготком вверх говорила она. - И как прав был, мой мальчик. Вон, смотри, как подобралась! Все, смирись, девчушка... А то удумала - сбегать! Да за Куртарионом половина девушек Цитрана готова по следам ходить, лишь бы он посмотрел на них! А тут фифа нашлась, гоняет его так, что мой бедный мальчик сам зайти не может, нянюшку просит!
        - Да не гоняю я его, - решала всё же пояснить я, вернувшись в свое стратегическое положение по-турецки. Про себя хихикала, забавляясь ситуацией - Это все браслет. Он не дает нам близко общаться.
        - Как ж так может быть-то? - схватив мою руку с браслетом, спросила она.
        - Да вот так! Женишок один заневолил, - в её манере ответила ей. - Вот Ваш Куртик и бесится, что толком приблизиться ко мне не может без того, чтобы его не вырубило! Видимо, поэтому и Вас прислал, чтобы лишний раз не провести шокотерапию... И вообще - Куртарион... Да я от Вас первый раз его имя услышала! Нянюшка, что же Вы так плохо воспитали Вашего мальчика, что лезет к девушке не представившись?
        Пожилая женщина-цитр уже сидела рядом со мной и держала меня за браслет, внимательно слушая. Когда я закончила говорить, она стала нервно комкать свое платье-платок, неодобрительно покачивая головой.
        - Не тому я тебя учила, Куртарион, не тому... - прижав руку к щеке, заговорила женщина в пространство. - Но ты должна его простить! Он все же как-никак цару встретил, вот и потерял голову! Да еще и это браслет ваш треклятый... Бедный мальчик, это ж надо - до цары не дотронуться?! Где ж это видано-то?! Пойду ему сделаю его любимые пирожки, пусть хоть немного порадуется, несчастный мой...
        И покачивая головой, эта странная женщина удалилась, не забыв прихватить с собой все мои денежные запасы...
        Да етить-твою-налево! Вот я дура, надо было сразу все запрятать! Вот теперь и поделом, осталась с носом! А сумка моя где? Пошла к нише и на одной из полок нашла свою родимую. Внутри, конечно, денег не было.... Много захотела... Зато была волшебная коробочка с женскими штучками, куда я спрятала свой второй паспорт! Так же, здесь было немного моей косметики, ручки и небольшие мелочи, которые всегда водятся в женской сумочке. Хоть одна радостная новость! План отступления есть! Правда, денег нет, но это уже наживное... А пока надо узнать куда мы летим... Вот только у кого? Сердобольная нянюшка убежала кормить пирожками Курта, а я, кстати, тоже голодная... Может выйти из каюты, заодно и информацией разживусь?
        Но все не так просто - дверь каюты была закрыта. Ясно, держат меня как пленницу... Так их хоть кормят! А еще и отношения хорошего хотят... Кстати, нянюшка тоже не представилась - вот тебе и все воспитание, ясно откуда корни растут...
        Когда дверь открылась в следующий раз, я уже успела изучить все в каюте и теперь просто валялась на кровати, думая о своем положении. Вошедшим был Курт... Я, честно говоря, думала, что он сегодня не осмелится заявиться...
        - Я - Куртарион, - остановившись около двери и скрестив руки на груди, сказал цитр. - Для тебя, просто Курт.
        Когда он был на расстоянии в несколько метров, чувствовать покалывания от его взгляда было вполне терпимо. Отлично, меня полностью устраивает пионерское расстояние!
        - Какие почести! - неужели нянечка постаралась? - Не прошло и полгода!
        - Алина, перестань, я пытаюсь начать все сначала! - хмуро смотрел на меня Курт.
        - Да ты и имя мое знаешь? - хотя да, Даймон, наверное, сдал...
        - Конечно, ты заставила за собой побегать... - легкая улыбка коснулась его тонких губ.
        - Я здесь на правах пленницы?
        - Нет, с чего ты взяла, цара? - он хотел было приблизиться, но мы оба почувствовали увеличившееся напряжение и он отступил обратно к двери.
        - Дай-ка подумать... Меня похитили, закрыли в каюте и морят голодом! Разве не похоже?
        - Цара, прости, закрутился, сейчас распоряжусь о еде, - он связался с кем-то по наручному коммуникатору и перевел опять взгляд на меня. - А заперта ты только по той причине, что пока мы с тобой не станем парой, я не смогу терпеть рядом с тобой никаких других особей мужского пола. Это все завязано на наших инстинктах, пойми. Я их просто разорву, еще даже не успев сообразить, что ты просто сидишь с ними за одним столом... У меня на планете, если цитр находит свою пару, то уже через пару дней максимум они официально подтверждают свой статус. У нас же с тобой проблема... Браслет... Но я найду, как его снять или обезвредить...
        Он замолчал, разглядывая меня, а я пыталась переварить услышанное...
        - Куда мы летим?
        - На Тритан.
        - Зачем?
        - Я обещал Даймону вернуть его жену - я её верну! - ну прям мужик сказал - мужик сделал... Но похвально, в наше время мало кто держит слово.
        - Но как? Я немного слышала об их семейном укладе, и не представляю, как ты сможешь провернуть задуманное.
        - Скажем так - у меня есть человек на Тритане, который мне должен. Я уже связался с ним, он сможет нам помочь. Надеюсь, что и с браслетом тоже. Всё таки это их традиционный штучки...
        - Он тританец?
        - Да, он главный исследователь. В его подчинение целые разведывательные экспедиции. На Тритане немного другое понятие профессий, нежели у тебя на родине. Там любой мужчина, прежде всего воин. Я спас ему жизнь, а долг жизни у них превыше всего. Мне повезло, что бывшая жена Даймона сейчас является женой его подчиненного.
        - А ты не боишься рушить семью? Может у них уже есть дети? Или она беременна?
        - Я всегда выполняю свои обещания. Я обещал привезти ему жену, но не обещал, что у них все сложится... Возможно, она вернется назад. Хотя, я более чем уверен, что тританец отправится вслед за женой.
        Мы помолчали минуту, думая каждый о чем-то своем. Потом я решилась уточнить:
        - Значит, ты знаешь, что мой браслет тританского происхождения?
        - Да, я уже все знаю... - скрипнул зубами Курт. - Я связался с Даймоном и он рассказал мне о твоем несостоявшемся женишке.
        В это время дверь открылась, и няня это бугая внесла пирожки, обволакивающие комнату восхитительным ароматом.
        - Душа моя, прости старую! А мой-то хорош, не объяснил ничего, только зря бедную девочку обидела! На, подкрепись, а то вон, косточки торчат-то как! - причитала она вокруг меня. - Меня Зира зовут, деточка. Кушай, кушай спокойно, не представляйся. Знаю я, что Алиною зовут...
        Меня окунули в такое море заботы, что я растаяла и вспомнила свои летние каникулы у бабушки... Её ворчливые попрекания и нежные объятия, ее пироги и ее заботу обо мне, проявляющуюся в каждой минуте моего пребывания на даче. Сглотнув горький комок тоски, постаралась вернуть былой аппетит, но с трудом осилила еще только одну штучку и отвалилась, как пиявка...
        Я и не заметила, как Курт вышел...
        Глава 27.
        Лететь до Тритана нужно было 6 дней. Моё одиночество скрашивали наши разговоры с Куртом. Он приходил пару раз за день и рассказывал мне о себе, о своей работе, о том, на каких планетах побывал и что видел. Рассказчик он был замечательный... Часто ловила себя на том, что сижу и слушаю, открыв рот. Особенно мне нравились его рассказы о разных планетах, их жителях и о смешных казусах, которые случались за годы работы с десятками рас по всей Вселенной. У двери даже появилось кресло, чтобы Курт не стоял столбом. Пока он рассказывал, я с удовольствием уплетала принесенный завтрак или ужин. На все его попытки разговорить меня, рассказать о себе, я либо переводила тему, либо отвечала предельно кратко. Я чувствовала, что за эти дни я стала воспринимать его по-другому... Возможно, его непринужденные рассказы были тому причиной, или еще что, но мне совершенно не нравилось происходящее со мной. Я собиралась убежать при первом же удобном случае, и дело было даже не в том, что цитр был мне несимпатичен - очень даже наоборот... Всё было в том, что мне опять не оставляли выбора... А принуждению противилось все
мое существо. Я не понимала природу этого безумного притяжения между мной и Куртом, и, честно говоря, боялась потерять голову...
        В середине дня ко мне заходила Зира с обедом. Она садилась рядом со мной на кровать и рассказывала истории из детства Курта. Я давилась обедом от смеха и потом, обычно, подкалывала цитра во время его вечерних визитов. Он жутко злился, что его образ крутого мачо подвергается сомнению из-за детских проделок. А я хохотала до упада, видя, как он смущается или темнеет от злости.
        - Я вообще запрещу ей появляться у тебя, если Вы не можете найти другой темы для беседы! - как-то возмущался он.
        - Зачем же, я узнаю много... нового о тебе... - смеялась я. И вот настал день прилета на Тритан. Ко мне в каюту заходила только Зира, объяснив, что большая часть экипажа занимается поставленной задачей на планете. У меня мелькнула мысль убежать сейчас, но, подумав как следует, я ее отмела. Для этого было необходимо лишить сознания нянечку, но я так привязалась к ней за всё это время, что не могла даже подумать об этом. Да и за пределами каюты Курт точно отставил охрану, подумав о возможной беглянке...
        К вечеру в каюту быстро заглянул Курт и сообщил, что через минуту придет его друг - исследователь. Я быстро привела в порядок комнату, и в дверь вошел цитр вместе с незнакомым мне тританцем. Он отличался от виденных мной собратьев только более низким ростом и светлыми волосами. Курт был весь какой-то напряженный, и когда он подошел ко мне, я невольно отступила назад.
        Притяжение начало накатывать и мы оба уже ругались сквозь зубы.
        - Курт, так ничего не выйдет!
        - Если я тебя не буду держать в руках, то просто не сдержусь, когда Феликс будет осматривать браслет!
        - Тогда выйди, позови Зиру, ты же ей доверяешь?
        Было видно, как трудно ему дается решение выйти, но видимо желание снять с меня браслет пересилило, и он, рыча, выбежал из каюты. За дверь раздались звуки ломающейся мебели.
        - Ого... - только и смогла сказать я.
        - Да, эти цитры, когда найдут свою цару просто невыносимы. Дайте руку.
        И я протянула руку мужчине, он быстро осмотрел браслет и сказал:
        - Я не смогу его снять.
        - Но как же, Вы же даже не пытались...
        - А мне и не надо пытаться, это же наши традиции, я узнал вязь браслета, девушка. И я не хочу предавать род Катронис. Если тританец выбрал Вас, Вы должны радоваться! Хотя, у Вас вообще сложная ситуация, - оглянувшись на дверь, сказал он.
        - Курт сказал, что спас Вам жизнь... - я решила надавить на последний аргумент.
        - И я вернул долг жизни, приведя жену своего подчиненного на корабль. Я и так сделал достаточно. Мы в расчете. И больше переступать через свои традиции я не намерен.
        - Зачем же Вы тогда пришли?
        - Был шанс, что на Вас стандартный браслет обычного тританца. Но Вы привлекли не мелкую рыбешку, а крупного хищника, дамочка.
        За дверью было слышно, как Зира пытается успокоить Курта... Какой ужас... Какой неуравновешенный мужчина...
        Меня осенило:
        - Вы же исследователь?
        - Да.
        - Тогда я хочу предложить Вам сделку, - я молилась, пока рылась в сумочке, чтобы Зира и Курт не зашли в каюту. Ура, нашла!
        - Вот, посмотрите, - и зажала серый шарик в руках. Вокруг нас развернулась во всей красоте Вселенная.
        - Это последняя разработка одного ученого, еще никем не известная, и она в единственном экземпляре.
        - Удивительно, - глаза исследователя зажглись нездоровым блеском, и я разжала кулачок. Вселенная пропала.
        - Предлагаю сделку - Вы снимаете браслет, я - дарю Вам изобретение.
        Глаза тританца забегали. Его явно терзали сомнения.
        - Быстрее, скоро сюда зайдут! - поторопила я его.
        - Хорошо, но хочу предупредить, что я не сниму браслет, а только избавлю его от защитных функций. Поисковик трогать не буду, и украшение останется на Вашей руке. Иначе лишусь головы, когда Вас найдет Ваш будущий муж.
        - Это значит, что он найдет меня в любом случае? Тогда толку-то мне от выключения только защитных функций? Никакого. Даже одни убытки, - подумала я про себя.
        - Да, это дело времени...
        - Нет. Так дело не пойдет. Давайте так - снимаете защитки и поисковик. Пустой браслет остается на мне. Без всяких потайных штучек.
        - Я не пойду на это! - возмущенно шипел исследователь, провожая глазами Вселенную в шарике.
        - Это была проекция Вселенной в режиме реального времени с разницей в 21 минуту. Попрощайтесь, - и кинула шарик в сумочку.
        - Стойте! Хорошо... Я согласен на Ваши условия.
        - И еще! Курту скажите, что ничего не получилось!
        Ученый кивнул, с интересом крутя в руках шарик.
        - Поторопитесь, прошу Вас!
        Как раз когда Феликс достал из внутреннего кармана странной формы предмет, в дверь зашла Зира.
        - Ну как у Вас дела? - она пыталась выглянуть из-за спины тританца, чтобы рассмотреть, что же он делает.
        - Я уже десятый раз пытаюсь... Боюсь все зря, - исследователь не стал терять время и уже делал какие-то манипуляции с браслетом. Заняло это минут пять, не больше, после чего он горестно вздохнул и вынес вердикт, что он не может ничего с этим поделать. Сам же перед выходом мне подмигнул и показал, что всё получилось с помощью жеста. Зира в это время все охала вокруг меня и причитала о своем бедненьком мальчике.
        Видимо Курт пошел провожать тританца, так как не появлялся еще долгое время. Я уже даже обиделась. Так все громил и даже не зашел... Странный народ, эти мужчины... Зато у меня все получилось! Спасибо Райвенсу за подарок, иначе этот хрыч не согласился бы!
        Глава 28.
        На следующий день я познакомилась с Лизет, бывшей женой Даймона. И то, наше знакомство состоялось лишь потому, что за сутки, что женщина была на корабле, она успела довести до ручки всех членов экипажа и разгромить каюту. Мы с Зирой посовещались и решили, что, возможно, женская компания её морально поддержит, и ей легче будет воспринимать ситуацию.
        Лизет привели в сопровождении пары цитров, но мы уговорили их подождать за дверью каюты. Как только за ними закрылась дверь, высокая худощавая брюнетка, до этого стоявшая с отстраненным видом, вцепилась мне в волосы и завопила:
        - Дрянь! Всё из-за тебя! Я знаю, что это всё из-за тебя! - я пыталась отстранить от себя эту сумасшедшую, а Зира бросилась звать цитров.
        Пара охраняющих Лизет мужчин ворвались в дверь и отцепили руки девушки от меня. Я с удивлением наблюдала, как она брыкалась и орала, пока её выносили из каюты. Странно, но я не чувствовала никакой ответной агрессии по отношению к ней. Я знала, что могла ответить ударом в ответ, но что-то во мне не давало мне этого сделать. В душе я понимала, что вся её реакция вызвана насильным расставанием с тританцем, к которому, судя по всему, она привязалась. Я даже чувствовала себя немножко виноватой перед ней, хотя сама была насильно похищена цитром.
        Мой распорядок дня вернулся в прежний ритм: все так же 2 раза в день приходил Курт, а в середине дня меня навещала Зира. Она сама готовила на корабле все блюда, поэтому не могла проводить со мной много времени. Нянечка делилась новостями о Лизет, которая с каждым днем вела себя все спокойней, и вот, как раз за два дня до прилета на Землю, Зира передала, что Лизет хочет лично попросить у меня прощение за свое поведение. Я была удивлена, но все же согласилась.
        Лизет пришла после обеда, в сопровождении тех же двух цитров, которых на этот раз я и не думала просить остаться за дверью. Зира позаботилась о чае заранее, поэтому за небольшим столиком возвышался чайничек на подогреве в сопровождении пары изящных чашечек. Видя, с каким смущением девушка смотрит в пол, я сама взяла инициативу в свои руки и пригласила за стол. На мой взгляд, уже то, что она смогла переступить через себя и прийти с намерениями извиниться, заслуживало уважения.
        - Прости меня, я была как будто не в себе... - Лизет напряженно сидела за столом, а за ней на расстоянии метра, стояли наготове двое цитров.
        - Ничего, я понимаю, что для тебя это был большой стресс... - разливая чай по чашкам начала я. - Я ведь тоже здесь не по своей воле... Сопровождающие девушку цитры с упреком смотрели на меня. А что? Это ведь правда!
        - Но ты сама виновата! На тебе браслет невесты и ты должна быть под защитой жениха, но Феликс сказал, что ты сбежала от него! - я бы не удивилась такой речи от тританки, но от соотечественницы?..
        - Это навязанная помолвка! Я не давала согласия. Он обманом заставил меня одеть браслет.
        - И что? Тританцы никогда не спрашивают согласия женщины! Мой Шандр тоже насильно увез меня с планеты и одел браслеты.... Но знаешь, ты просто дурра, что бежишь от тританца! Я теперь с содроганием вспоминаю дни с Даймоном... Шандр показал мне, что такое быть женщиной! Тританцы холят и лелеят своих любимых, и они никогда не позволят им работать, ты понимаешь? Это не жизнь - это мечта! Я каждый день балую себя магазинами, салонами красоты, массажами и процедурами по уходу за кожей. Ведь мой мужчина любит, когда я красивая... А что было с Даймоном? Ненавистная работа до самой ночи, готовка, уборка, стирка?! Мы проводили время вместе только на выходных, и то, если он не уезжал к друзьям... Вечно раздраженный, вечно недовольный... Шандр же меня боготворит! Я занимаюсь, чем хочу, а он уделяет мне всё свое свободное время! И мне не надо ничего делать по дому, только дарить свою любовь мужу! Это рай! А ты - просто сумасшедшая, раз бежишь от этого!
        Вот это ужас! Она прямо идеально нарисовала модель золотой клетки... Даже волосы на голове шевелятся, как представлю себя на её месте. Интересно, это тританцы своими постоянными прикосновениями внушают такие идеалы или она изначально дефектная? Как можно хотеть только одного хождения по магазинам да по салонам?.. Даймон рассказывал как-то, что его милая Лизет была профессионалом в своей области и стремительно шла по карьерной лестнице, когда на её пути возник тританец. Неужели так быстро произошла перестановка приоритетов? Или это все их браслеты и воздействие на наши чувства? Как же хорошо, что этот исследователь убрал всю прошивку с моего браслета, иначе проще отпилить себе руку, чем стать вот такой же неуравновешенной особой, зацикленной только на одном...
        - У меня несколько другие приоритеты... - я смотрела на девушку и думала о том, что Даймон просто не узнает в ней свою бывшую жену. Ну, хотя бы, перестанет постоянно думать о ней и сможет начать новую жизнь.
        - Ну да, видела я твои приоритеты. Ходит тут один желтый и хвостатый... - она, сжимая губы, смотрела на меня.
        - Да нет же, я же уже говорила, что не по своей воле нахожусь здесь, - посмотрела на цитров, но они уже отошли подальше от нас и о чем-то переговаривались между собой.
        - Ладно, прости... Спасибо за чай, я, пожалуй, пойду к себе, - тихо сказала она, поднимаясь со стула.
        - Заходи, как скучно будет, - желая про себя, чтобы этого никогда не случилось, я поднялась следом за ней, повернувшись спиной, чтобы задвинуть стулья.
        -Сдохни, дрянь! Всё из-за тебя! - зло сказала она, вонзая мне под ребра что-то острое.
        Зажав бок, как раз перед тем, как провалиться в темноту, я успела повернуться и увидеть, как её рука с ножом летит ко мне во втором заносе...
        Глава 29.
        Я жива! - это была первая мысль, которая билась у меня в голове, пока я разглядывала белую комнату с оборудованием и единственной кроватью посередине.
        Убью *учку! - вместе со второй мыслью пришла волна злости на Лизет. Я осторожно ощупала бок, в котором было ранение и не почувствовала ожидаемой боли. Даже пошевелилась, но ничего не почувствовала. Во всем теле присутствовала легкая слабость и всё. Подняв белую сорочку, в которую я была одета, обнаружила лишь два тонких шрамика на боку. Удивительно! Это какая-то супер-медицина или я так долго была без сознания?
        Я осторожно встала и прошлась. Было немного непривычно ходить, ну а в остальном я чувствовала себя отлично. Выглянула за дверь и обнаружила спешащую ко мне медсестру. Человек! Отлично!
        - Вы уже очнулись? Как хорошо! Жалко только, что Ваш жених Вас не дождался, ушел в номер спать. Но он и так был с Вами неотлучно, бедный, нам с доктором стоило больших усилий уговорить его пойти отдохнуть.
        Жених? Видимо, она приняла Курта за моего благоверного. Да, в принципе, мне какая разница...
        - Простите, но сколько дней я была без сознания? - меня очень беспокоила цифра...
        - Почти семь дней. Но мы ждали, что Вы очнетесь только завтра. Вам проводили особую операцию, при которой есть возможность восстановления организма за неделю, если его погрузить в состояние сна. Вы заметили, что от ножевых ранений остались только тонкие шрамы? - я кивнула, и она продолжила. - Вот, это особая техника операции, которая есть только на нашей станции. К нам за ней прилетают со всей Вселенной!
        - А где мы находимся?
        - На планете Конус. Эта планета - цитадель медицины, а наша клиника при космопорте Конуса известна на многие световые лета вокруг, - гордость чувствовалась в каждом слове, которое она сейчас произносила.
        - Простите за невежливый вопрос, но тут весь персонал - люди?
        - Что Вы! Здесь собраны талантливейшие медицинские светила Вселенной! Неужели Вы не слышали о знаменитых 'Конусовских медицинских конференциях'? - я уже поняла, что медсестра нашла свободные уши и слушала в пол-уха, оглядываясь по сторонам.
        В принципе, все медицинские учреждения почти не отличаются друг от друга. Длинный коридор с палатами, несколько кабинетов врачей, которые выделялись от других только табличками на дверях и диванчики в зоне отдыха.
        - А Вы случайно не знаете, когда планировал прийти мой жених? - я перебила её разговор о конференции.
        - Так с утра, с Вашими вещами. Как раз на выписку, - улыбалась мне женщина, а мой мозг наконец-то начал работать...
        Значит, завтра Курт заберет меня отсюда. Куда? Ясное дело - на корабль... А оттуда не сбежишь. Вариант один. Я быстро поблагодарила медсестру за помощь, и, сославшись на усталость, кинулась в палату. Хоть бы был здесь. Курт же мог подумать, что мне пригодиться моя сумочка... Там же такие нужные штучки... Точнее, для меня важна одна конкретная - в которой паспорт. Я порылась в шкафу, но кроме дополнительного сменного постельного белья и сорочки ничего не нашла. Заглянула в тумбочку... Ура! Удача всё-таки на моей стороне! Достав паспорт и сжав его в руке, вознесла благодарность небесам, что не оставили меня. Так, теперь надо решить вопрос с одеждой, но как? Аккуратно приоткрыла дверь палаты и высунулась в коридор. Там было тихо и пусто. Я пробиралась по коридору, озираясь по сторонам и, наконец, добралась до первой двери во врачебный кабинет. Почти пустая комната со стеллажами. Явно использовалась для каких-то медицинских процедур, так как все в ней просто кричало о своей стерильности. Во втором кабинете я открыла шкаф и мне в руки скатились мужские штаны большого размера. Пока убирала их обратно,
нащупала в кармане что-то твердое. Им оказался кошелек. Минут пять боролась со своей совестью, говоря, что лиры мне просто необходимы и без денег я долго не продержусь. Жажда свободы победила муки совести, и я вытащила все крупные лиры из кошелька. С женской одеждой мне повезло лишь в третьем по счету кабинете, где я быстро влезла в чуть великоватые штаны и свободную рубашку. Обувь оказалась на пару размеров больше, но выбирать не приходилось, поэтому я порвала больничную сорочку и подпихнула в ботинки, которые смело можно было назвать словом - унисекс. Настолько они были безликие. Волосы наскоро сплела в косу, оставляя кончики не завязанными.
        Когда я выглянула в коридор, по нему как раз шла медсестра. Подождав пять минут для верности, выглянула снова - чисто. На мысочках пробежалась до своей палаты и зашла внутрь. Я решила взять сумочку с собой. Подошла к плотно занавешенному окну в палате, и выглянула наружу. О да! Неужели мне так повезло?.. Моя палата находилась на первом этаже, и до земли было всего пару метров! Неужели настала белая полоса в моей жизни? Тогда надо свернуть и вдоль, вдоль... Я, насколько возможно тихо, открыла окно, залезла на подоконник и спрыгнула на твердое покрытие, похожее на резиновый асфальт. Оглянулась по сторонам и увидела, что все дорожки на территории клиники были сделаны из него. Растительности тут почти не было. Зелень замещали огромные плакаты на медицинскую тематику, скульптуры каких-то людей и многочисленные лавочки. Я пошла по самой широкой дороге, в направлении проема в ограждении, откуда заезжали в клинику большие транспортные каперсы. Выход был абсолютно свободным. Никто меня не остановил, даже больше. Все встреченные мною существа были настолько разнообразны, что на их фоне я, в чуть великоватой
одежде, смотрелась жутко скучно и неинтересно. Спасибо Зире, что у меня был переговорник! Еще тогда, при нашем первом знакомстве, она отдала мне его, чтобы мы смогли спокойно общаться. Я нашла устройство в сумке. Скорее всего, Курт убрал его туда, пока я находилась на лечении. Вставив в ухо, обратилась к какой-то инопланетной женщине с вопросом о ближайшем торговом центре. Он оказался в десяти минутах ходьбы пешком, но я достаточно быстро нашла его, двигаясь по ориентирам.
        В торговом центре мне необходимо было приобрести пару длинных темных юбок в пол, кофт и рубашек. Я должна стать неприметной пожилой женщиной, чтобы спокойно улететь с этой планеты. С трудом найдя необходимую одежду, я еще долго искала обувь, которая бы не бросалась в глаза. А это было сложно - прилавки просто ломились от экстравагантных моделей разных цветов и форм. Заодно прикупила пару темных платков, на случай, если придется прятать волосы. В магазине косметики закупилась стойкими тенями различных темных тонов и даже прикупила седой парик в магазине на островке. Получилось так, что я истратила добрую треть денег, и теперь, стоя в туалете и переодеваясь, я думала, далеко ли удастся на них улететь. Завершив перевоплощение в безликое создание, достала зеркало из сумочки и принялась накладывать тени на лицо, изображая морщины и кожные складки. Кое-где, даже прорисовала выступающие вены. Жуть какая-то. Зато отпугивает и никто не задержит старушку на досмотр в космопорту. Мне кажется, что я даже перестаралась, и сейчас, с седым париком, выглядела лет на семьдесят. Убирая все в сумочку, поняла, что
она не вяжется с обликом и пошла выбирать более вместительную черную сумку на замену. Заодно проверим образ в действии... Поверили, консультанты услужливо показывали мне 'бабушкины' варианты, которые как раз были кстати и все старались меня усадить отдохнуть... Всё, можно в космопорт!
        Глава 30.
        На табло отправления в космопорту я увидела с десяток названий незнакомых планет и космических станций. Денег мне хватало только на два направления - космическую станцию Эзенталь и планету Миракос. Мой выбор пал на планету, так как вылет был назначен всего через полчаса. Я взяла билет на Миракос и отправилась на посадку. Огромный космический крэйсер ждал своих пассажиров в самом конце станции. Вход в мой сектор располагался в самом конце транспортного судна, куда уже образовалась приличная очередь. Когда я, наконец, попала внутрь крэйсера, я ожидала чего угодно, но только не казарменных условий пребывания. Везде, куда не посмотри, стояли отгороженные лишь тонкой перегородкой закутки, в которых находились по две двухэтажные кровати. Такие закутки шли плотными рядами, разделяемые лишь проходами. Пассажиры располагались, занимая места и убирая чемоданы в боксы под нижними кроватями, и абсолютно все были на виду... И в таких условиях нужно провести три дня, как указано в билете? Конечно, в его тексте я ничего не поняла, но даты были указаны цифрами из общепринятой системы... Да, привыкла я к
комфорту... Будет тяжело отвыкать...
        Себе выбрала кровать на втором этаже в самом конце крэйсера, чтобы мимо меня как можно меньше ходили. Боюсь, не смогу спокойно заснуть сегодня... Хотя, что мне охранять? У меня с собой ничего ценного нет...
        Пока я с такими мыслями залезла наверх по боковой лестнице, у меня появилась первая соседка - тучная дама средних лет. Она с трудом запихнула свои сумки под кровать напротив и села на кровать, пытаясь отдышаться.
        - Тяжелы для меня такие переезды... Ох, тяжелы... - смотря в пол говорила сама с собой женщина.
        Потом она перевела взгляд на меня и говорит:
        - А Вы как молодка по лесенке взлетели, прям завистливо стало.
        А действительно, совсем забыла про свой образ. Надо не забывать двигаться соответственно пенсионному возрасту, даже тогда, когда кажется, что никто и не видит.
        - Я просто каждый день делаю зарядку, и Вам советую, - я изменила голос и начала вешать лапшу на уши соседке по койке.
        - Да что Вы, у меня никакой силы воли, - махнула рукой дама. - Я и на эту авантюру поехала только из-за безвыходности. Если бы не волна сокращений, я бы никогда не отважилась на такое...
        - На такое? - переспросила я, пытаясь не показаться несведущей о цели путешествия крэйсера.
        - А разве Вам не страшно лететь на другую планету без права вылета в течение двух лет? Конечно, 'Флористик' известен почти на всех планетах, но это ничего не говорит об условиях работы у них... Да, они обеспечивают проживание и еду, и по прошествии двух лет ты получаешь на руки приличную сумму денег. Но вот очень меня смущает пункт о неразглошении... Что-то там не все так хорошо, как расписывают... Да и посмотрите на условия, в которых нас перевозят... Думаю проживание нас ждет соответствующее...
        - Подождите, какой контракт? Что-то Вы путаете...
        - Ну как же, дорогая, Вы же здесь? Значит, и контракт на работу у Вас подписан.
        - Я не подписывала никаких контрактов!
        - Но Вы брали билет?
        - Конечно.
        - Вспомните, как раз перед тем, как дать Вам билет, контролер пропихивала через стекло всем пару листов бумаги и просила расписаться... - пыталась натолкнуть меня на мысль. - Вот это и был контракт. Даже в объявлении о работе особым плюсом выделялось быстрое оформление документов прямо в космопорту.
        Я тут же вспомнила, как подписала бумагу, подумав, что это обязательное дополнение к билету. А так как прочитать написанное я не могла, то просто поставила роспись и взяла билет. А теперь получается, что я подписала договор о приеме на неизвестную работу сроком на два года... Вот попала...
        - Что Вы, что Вы, дорогая? Вам плохо? - вскочила женщина, когда я, застонав, опустила голову и схватилась за нее руками.
        - Я просто хотела улететь с планеты... - тихо сказала я, но она меня услышала.
        - И Вы не знали, что этот крэйсер набирает рабочих на Миракос? - я только покачала головой.
        - Да, неприятно получилось... Но не отчаивайтесь! Если Вы взяли билет на первый попавшийся рейс, то явно хотели от чего-то уйти. А здесь будет возможность переждать бурю на целых два года. Чтобы у Вас в жизни не произошло, за это время Вы найдете решение Вашей проблемы. Да еще и денюжек подзаработаете. Я Вас поддержу и не брошу. Давайте держаться друг друга. Я - Ная. А Вы?
        - А я - Бридж, - именно это имя стояло у меня в поддельном паспорте...
        Три дня в нервном ожидании тянулись для меня словно годы. Постоянный гул голосов раздражал, хорошо хоть к нам в закуток никто не подселился. Основная масса народа старалась быть ближе к входу, и спустя время я поняла причину - хвост корабля постоянно вибрировал. Но я была готова потерпеть неудобства за хоть какое-то подобие уединения.
        Когда в первый день полета мой живот заурчал от голода, я поняла, что со всем этим побегом забыла о самом главном - о еде. На крэйсере никого кормить не собирались. Хорошо хоть, видя, что у меня нет ни крошки, Ная делила свои запасы еды поровну. Я была благодарна ей за заботу и ту теплоту, с которой она ко мне относилась и обещала, как только будет возможность, отблагодарить ее за еду.
        За время полета женщина рассказала немного о себе. Оказывается, ее муж умер пять лет назад, оставив за собой большие долги. Ная, после смерти мужа, исправно выплачивала их по частям, но тут грянула волна сокращений по всему Конусу и она осталась без работы. Ей начали угрожать, обворовали квартиру и она уже было совсем впала в отчаяние, когда увидела объявление о работе на Миракосе и решила, что это единственный путь к спасению... Сумма за два года работы должна практически полностью перекрыть все оставшиеся долги, да и это время Ная надеется прожить в спокойствии.
        Ная была очень тактичной женщиной и, видя, что я не горю желанием делиться своими проблемами, не расспрашивала меня о личном. В основном мы говорили о возможной работе на 'Флористик'. Ная рассказала, что у предприятия были тысячи цветочных плантаций, которые обеспечивали своими цветами десятки планет. Из-за специфического климата планеты, цветы росли там быстро, круглый год, были стойкие к долгой транспортировке и стоили очень дешево. На Миракосе выращивали около ста видов эксклюзивных сортов цветов, которых больше не было нигде.
        К концу путешествия мы так замучились, что уже почти не разговаривали друг с другом. Мое лицо, от постоянных поправок грима, превратилось в серую маску. На крэйсере был дефицит с водой, даже туалет был вакуумный, а руки очищались при помощи салфеток. Я уже в красках представляла свое пребывание на планете...
        Когда мы с Наей и толпой пассажиров с чемоданами пробирались по залам космопорта на Миракосе, я внутренне была готова к худшему. Но когда нас организованно загрузили в большие каперсы и повезли, я не могла оторвать взгляд от окна. Всюду, где только хватало глаз, простирались ковры цветов: красные, белые, желтые, фиолетовые, синие и даже черные. Весь час, что мы провели в дороге, я из окна наблюдала, как цветы сменяются диковинными разноцветными кустарниками, а кустарники - экзотическими деревьями с огромными цветами на ветках. От такой красоты захватывало дух, даже упаднические мысли отошли на второй план.
        Нас привезли на закрытую территорию, где мы вышли на площадку перед корпусами. Чуть вдалеке виднелись ряды складов от которых отъезжали груженые транспортники. После искусственной прохлады в каперсе, на улице казалось очень жарко и влажно. К нам тут же подошел служащий 'Флористик' и попросил брать вещи и идти за ним. Оглянувшись по сторонам, заметила, что так же подходят ко всем группам, выходящим на площадь.
        Нас провели к одному из корпусов и собрали в небольшом холле:
        - Добрый день! Распределение по рабочим местам будет проходить завтра в 1 корпусе в главном зале в 7 утра. Не опаздывать! С этого дня и минимум на два года этот корпус ваш дом. Его номер - 16. Для получения ключей от комнат подходите ко мне по двое. Удобства - на этаже, по табличкам сориентируетесь. Еда в столовой 1 корпуса в 6-30, 13-00 и 18-00. Кто не успел - остался голодным. Напоминаю, что время здесь отличается от вашего. Сейчас 15-23. Сверяем часы и не опаздываем. Итак, первая двойка...
        Я схватила Наю за руку и потащила к служащему за ключами, рассудив, что с самого начала будут комнаты получше, если у них вообще есть разница в них. Мы назвали фамилии, которые он зафиксировал у себя в графе напротив комнаты ?207, и выдал нам ключи, сказав, чтобы поднимались на второй этаж.
        Весь корпус был чистый и аккуратный, но какой-то бездушный. Удивительно, что на такой красочной планете такая скудная архитектура. Хотя, может это только здесь. Рабочим-то большего и не надо... Наша комнатушка нашлась быстро, в левом крыле корпуса. Помещение было просто крохотным: в него умещались две одноместные кровати у стен, две прикроватные тумбочки соприкасались друг с другом у окна, а два тонких шкафа подпирали изножие кровати. Всё. Оставался только тоненький проход к кроватям...
        - О, ужас, да туалетные кабинки бывают больше, чем эта комната, - застонала я, заходя.
        Ная втащила свои чемоданы следом, и мы не могли сделать больше ни шагу... Заманчивые перспективы...
        Моральных сил больше ни на что не осталось, и пока Ная разбирала вещи, я рухнула спать. Радовало только одно - можно было поспать без постоянной вибрации... На ужин мы не пошли, но зато, пока все были в столовой, спокойно помылись под душем, который находился в конце коридора. В него днем стояла такая очередь, что мы решили пожертвовать ужином ради чистоты. Свой грим мне пришлось накладывать тоже в душе, без зеркала, которое я забыла. Когда я зашла в комнату, Ная заметила, что я могла бы на ночь и не делать все эти ухищрения, все равно никто не зайдет. Я остановилась, судорожно вспоминая, где же могла проколоться. Но она объяснила, глядя на мое удивленное лицо, что живя три дня в одном помещении, некоторые вещи от женщины не утаить...
        - Не переживай, я никому не скажу. Стирай салфетками все с лица и спокойно ложись спать. А с утра опять примешься за старое.
        - Спасибо, - и я начала стирать очищающими салфетками порядком поднадоевший грим.
        - Ох, да ты совсем молоденькая! А волосы-то что, парик? - я сняла парик и с удовольствием запустила пальцы в волосы, разминая голову. Невозможно передать, как она чесалась от парика. - Да, вот так номер... От мужчины, наверно, бежала?
        - Да, - я грустно кивнула, с тоской вспоминая Курта.
        - Вот и добегалась, деточка... - Ная сидела на кровати, приложив руку ко рту, и смотрела на меня. - Неужто, так плохо с ним было?
        - С ним? - вздох вырвался из груди, - С ним было хорошо... Вот только не вольно...
        - А теперь вольно, милая? - с вселенской тоской смотрела на меня эта женщина.
        - А теперь - хоть вой...
        На следующее утро после завтрака все новоприбывшие собрались в большом зале в 1 корпусе, где начиналось распределение. На большом экране возникали фотографии плантаций и ряд фамилий тех, кто закреплялся за ними. Этот список зачитывал руководитель плантации, на которую проводилось распределение, и уводил за собой свою группу новых работников. Распределения по расам не было никого, в одну группу могли попасть представители разных планет. Скорее всего, здесь присутствовало разделение по возрастному признаку. Я заметила, что самых молодых отправляли на плантации с высокими деревьями, чья работа заключалась в том, чтобы на высоте срезать с веток огромные диковинные цветы. Людей и нелюдей среднего возраста отправляли на плантации с цветочными кустарниками, а более пожилых распределяли на срезку обычных цветов. Мы же с Наей попали в одну из последних групп, где нам выпало работать на плантации со странными цветами василькового оттенка.
        Нас отвели в подвал, где женщинам выдали закрытые серые платья в пол с длинными рукавами, а мужчинам - широкие штаны и свободные рубахи того же цвета. На голову полагалось одевать широкополые шляпы. Объявили, что у нас 15 минут на то, чтобы переодеться у себя в комнате и собраться на площади перед корпусами.
        На плантацию, где нам теперь предстояло работать, нас привезли на огромном каперсе с многочисленными рядами сидений. Выходя, я постоянно путалась в этом огромном платье, которое висело на мне как на вешалке. Надев шляпу на парик, поздно додумалась, что лучше было бы при таком пекле убрать волосы под платок и уже потом надеть шляпу. Ладно, завтра умнее буду...
        Наша работа была проста, однообразна и утомительна. Огромные поля васильковых цветов ждали своей очереди на срезку. Я восхищалась красотой бутонов ровно до момента, пока не начала срезать первый стебель - руку даже через садовую перчатку пронзили сотни маленьких шипов. Двигаясь вперед, мы за собой тащили короба, куда собирали цветы, образуя примятые борозды по всему полю. Каждому работнику необходимо было собрать 50 кг цветов за смену, иначе тот лишался еды на следующие сутки. Скажу откровенно - на завтра я голодала, так как не справилась с объемом работ... Каждый вечер в 20-00 к нам подлетала специальная машина с огромным коробом-весами, куда мы перегружали собранные за день цветы, и если вес не дотягивал, нарушение фиксировал наблюдающий сотрудник 'Флористик' и выписывал из пищевых списков на сутки.
        В первый же день старожилы предупредили нас, чтобы мы даже не думали сбегать, чем любят чудить новенькие. Что здесь на каждом столбу спрятаны камеры и когда нас поймают, а нас поймают - еще никто не добирался даже до космопорта, то отправят на нижние складские этажи, где занимаются опасной переборкой ядовитый цветов. Мои мысли о возможном побеге рассыпались в прах...
        Климат на планете был таким жарким, что весь мой стойкий грим тек рекой, и к концу дня я напоминала натуральное пугало. Ная постоянно одергивала меня, чтобы я старалась двигаться более медленно:
        - У тебя танцующая походка, так дамы солидного возраста не двигаются. Ты можешь вызвать ненужные подозрения. И руками, руками так плавно не двигай, а то неизвестно, чем может твое разоблачение закончиться...
        Дни летели за днями в одном сплошном рабочем темпе. Мы вставали в 6 утра, чтобы успеть к завтраку и отправлялись на плантацию, прерывались на обед и ужин, и опять работали до восьми вечера. В комнату мы уже еле доползали, и нас с Наей не всегда хватало даже на поход в душ. Все рабочие старались всегда выполнять норму, чтобы не голодать. При таких физических нагрузках это было чревато истощением. Понятия выходных здесь просто не существовало. Выходить за пределы огороженной территории корпусов и складов строго запрещалось. Я чувствовала себя заключенной и ругала свою непутевую голову на чем свет стоит за свой непродуманный побег. Ведь до этого каталась как сыр в масле... Называла себя пленной в каюте Курта, а теперь на себе почувствовала, что означает настоящее ограничение свободы. Райвенс хорошо обеспечивал мою жизнь, и величайшей нагрузкой тогда я считала дела по дому. Сейчас мои руки уже почти не чувствовали уколов шипов, день моего совершеннолетия прошел в поле, я похудела и видела только один плюс - из-за постоянных наклонов я накачала себе пресс...
        Собирая днем цветы, я мечтала о том, как Курт меня спасет из этого цветочного ада, но дни проходили за днями, а чуда не случалось...
        Я заметила, что Ная стала часто общаться с Тилусом, рабочим с нашей группы. Мужчина был приятным добряком лет шестидесяти с небольшим круглым животом. Когда им выпадали соседние отрезки на плантации, они подолгу болтали, собирая цветы. Я даже как-то вечером заметила:
        - Ная, я тебя не узнаю, ты как будто светишься изнутри! Неужели влюбилась?
        - Так заметно? - поджала губы она, но через минуты растянула их в счастливой улыбке. - Знаешь, с ним я чувствую себя по-особенному... Он меня так внимательно слушает, что я ощущаю себя значимой, нужной... Ты только представь, он даже подкладывает цветы в мой короб, когда думает, что я не вижу! Может быть, ты скажешь, что это мелочь, но за мной так давно не ухаживали, что я научилась ценить малое. У меня же сейчас никого нет, и даже если с Тилусом это будет мимолетно, я буду благодарна небесам и за такую малость...
        Эти вечером я надолго задумалась о её словах. Они словно сместили что-то внутри меня, запуская перезагрузку...Бывает, вот так живешь, день за днем мелькает на календаре, но однажды ты просыпаешься и понимаешь, что ты уже не тот человек, которым был вчера... Кто-то называет это взрослением, кто-то просто изменением мировоззрения. Для меня это была ступень, поднявшись на которую, я стала смотреть на мир под другим углом. Всей душой захотелось найти мужчину, который будет делать для меня вот такие маленькие подвиги, как Тилус для Наи.
        Глава 31.
        По плантации ходили слухи, что 'Флористик' вывели гибрид, который раньше считался невозможным и первая партия готова к срезке. О самих цветах строились разные предположения: одни рабочие предполагали, что они невиданной красоты, другие - что они никогда не вянут, а третьи говорили о том, что они обладают целебными свойствами.
        Как-то во время очередного завтрака нам объявили о общем сборе в главном зале по внутренней связи. Рабочие быстро завершили свой завтрак, любопытство давало знать о себе, и уже спустя десять минут после объявления все собрались в зале.
        - Доброе утро! - руководитель нашего подразделения в окружении своих помощников стоял на возвышении и окидывал толпу гордым взглядом. - Мы собрали вас сегодня здесь для того, чтобы поделиться радостной новостью! Команда 'Флористик' достигла невозможного и вывела гибрид ядовитого кируса, цветущего фагоса и нескольких сухоцветов. Теперь этот совершенно новый сорт цветов с интереснейшей расцветкой и уникальными свойствами покорит сердца миллионов покупателей по всему миру! Мы назвали этот цветок - валиус. На данный момент, первая партия созрела к срезке, и лучшие из вас удостоятся чести работать на плантации. С этого момента те, чьи имена я сейчас назову, будут работать с валиусом. Итак...
        Мужчина начал называть имена отличившихся работников. Я наблюдала, как один за одним отделяются от толпы люди и нелюди и подходят ближе к постаменту.
        Ная толкнула меня локтем в бок, и я с интересом уставилась на нее, пытаясь понять, что она мне хочет показать. Женщина делала круглые глаза и махала рукой по направлению к говорившему.
        - Бриджит Чевис, - громко раздалось над залом, судя по тому, как на меня оглядывались, уже не в первый раз. И тут я сообразила, что называют моё поддельное имя. От удивления я так и осталась стоять на месте, пока Ная не начала подталкивать меня в спину. Словно лед перед ледоколом, толпа передо мной медленно раздвигала путь к группе ранее названных работников.
        Но я никогда не была лучшей, всегда из последних сил дотягивая до дневной нормы... Хотя, при взвешивании нам говорилось только о том, сдана норма или нет. Но на глаз мне казалось, что я собирала примерно столько же цветов, сколько и Ная. Но, может и хорошо, что их с Тилусом не разлучили, у них только-только все начиналось...
        Мне было очень интересно своими глаза увидеть цветок, вокруг которого подняли столько шуму. Когда нашу группу привезли на плантацию валиуса, в глазах всех горел уже непривычный огонек жизни. Все хотели первыми увидеть дивный цветок и всю дорогу только и делали, что обсуждали его предполагаемый внешний вид.
        Толпа выбежала из каперса и все приняли рассматривать ближайшие валиусы, а сопровождающий из 'Флористик' смотрел на это со снисходительным выражением лица. Первое, что бросалось в глаза - это блестящий золотой цветок бутона, который переливался металлическим блеском на солнце. Его лепестки походили на сотню маленьких квадратиков, облепляющих сердцевину цветка по спирали.
        - Ой, - это одна из женщин-сивов дотронулась до бутона и по ее пальцу побежала струйка алой крови.
        - Да, поосторожнее с бутонами, если потрогать их под определенным углом, то они легко разрезают кожу, - сказал служащий 'Флористик'. - Весь набор инструментов - стандартный. Многим из вас будет даже легче работать, потому что стебли валиуса вырастают абсолютно гладкие, без шипов.
        Я и еще несколько моих знакомых по плантации радостно вздохнули. Неужели руки обретут хоть какую-то чувствительность? Как мне хотелось в это поверить...
        - На этой неделе мы будем определять норму сбора валиуса, поэтому прошу Вас работать в полную силу. Территория уже разграничена, приступайте, - сказал служащий 'Флористик' и удалился.
        И мы принялись за привычную работу, любование цветком постепенно проходило, оставляя место лишь заученным до автомата движениям. Привычный уклад жизни нарушился через два дня, когда ближе к вечеру женщина-сив вдруг начала задыхаться. Мы пытались хоть как-то ей помочь, но не знали чем. Уже спустя десять минут приехал медицинский каперс и увез её. Больше в живых мы эту женщину не видели. На следующий день нам сказали, что она умерла от врожденного заболевания.
        Мы всей душой пожалели бедную женщину, помянули ее за обедом и постепенно вошли в прежний режим.
        К концу недели я чувствовала себя так, как будто по мне проехался грузовой каперс. Вчера на плантации, прямо у меня на глазах, умер человеческий мужчина. Руки до сих пор вздрагивали, когда я вспоминала, как он стоял задыхаясь, раздирая руками горло, потом вдруг захрипел, закатил глаза и свалился замертво... Приехавшие медики быстро погрузили его и увезли, не сказав нам ни слова.
        С утра Ная заметила:
        - Ты что-то последнее время все хуже выглядишь. С тобой все в порядке?Я посмотрела на себя в зеркало и отметила, что действительно под глазами обозначились темные круги, цвет лица был немного землянистый, а волосы свисали безжизненной паклей.
        В этот день, пока мы ехали на обед на каперсе, я рассматривала лица окружающих, и видела те же изменения, что и в зеркале. В душу от понимания ситуации, закрался животный страх. Мне совсем не хотелось умирать, тем более из-за их ошибки в ДНК этого гибрида. Перед глазами стояли умирающие женцина-сив и человеческий мужчина, меня бросило в пот, а коленки в буквальном смысле задрожали. Только спустя время я взяла себя в руки и буквально заставила думать свой обезумевший мозг. Паникой делу не поможешь. Нужно найти решение, как спасти жизнь себе и остальным.
        Когда нас довезли до плантации, я обратилась к смотрящему:
        - Уважаемы, мне необходимо встретиться с Вашим руководителем.
        - По какому поводу?
        - Я рискну рассказать ему о найденных мной великолепных свойствах цветка, - думаю, никакие другие слова не заставили бы действительно задуматься о моей просьбе и не ответить отказом.
        - И Вы думаете, они не знают о том, что Вы хотите им поведать? - он пренебрежительно разглядывал меня.
        - Нет, думаю о супер омоложении с доказательствами они не знали, - его глаза сразу заинтересованно блеснули. Он начал рассматривать меня более внимательнее.
        - Хм, интересно. Я сейчас свяжусь со своим руководством, - и он отошел в сторону, связываясь с кем-то по наручному коммуникатору.
        - Через 10 минут за Вами приедут.
        Пока меня везли в каперсе обратно до главного корпуса, я думала о том, как именно преподнести информацию 'главному'. Но, оказывается, чтобы к нему попасть, необходимо сначала встретиться с его заместителем. Им оказалась женщина неизвестной мне расы и её смело можно было бы принять за человеческую, если бы не её зеленоватая и более грубая кожа. Меня провели в ее небольшой кабинет и я аккуратно присела на ее идеально чистый стул своим далеко не идеальным нарядом.
        - Что Вы хотели? - откинувшись на стул со спинкой, женщина смотрела на меня.
        - Мне нужно поговорить с человеком, принимающим решение по валиусу.
        - Он очень занятой человек, поэтому прежде чем Вы с ним увидетесь, я должна убедиться в этой необходимости.
        - Хорошо, - на войне все средства хороши. - У меня есть доказательства омолаживающих свойств валиуса.
        - Да? И где же они? - она сложила перед собой руки в замок, облокотилась на них подбородком и подалась вперед.
        - Вы знаете сколько мне лет? - она смотрела на мое лицо, щуря глаза, а я надеялась, что достаточно размазала морщины по пути сюда, чтобы казаться просто грязной.
        - Тридцать пять? - предположила она. - Хотя, что гадать. Как Вас зовут?
        - Бриджит Чевис, - ответила я о про себя подумала: 'Тридцать пять? Наверно тени глубокого оттенка плохо размазались'.
        Заместитель быстро напечатала на инфокоме мое имя и начала пролистывать базу.
        Найдя меня в списке и посмотрев возраст, она удивленно сравнивала фотографию на дисплее и мое лицо в реальности.
        - Хм... Хорошо, я проведу Вас к господину Фабиусу. Пойдемте за мной.
        Мы поднялись на этаж выше и шли по богато обставленному коридору с высокими вазонами, статуэтками и картинами по стенам. Остановившись у одной из дверей, она попросила меня подождать и прошла внутрь. Вернулась она за мной через пять минут и мы вместе прошли мимо женщины-секретаря и вошли в кабинет директора 'Флористик'.
        - Сильвия, спасибо, оставь нас, - стоявший у большого окна мужчина обратился к своему заместителю. На вид ему было лет сорок. Пепельные волосы были коротко пострижены, а его длинные худые руки и ноги смотрелись бы комично, если бы не уверенность, которая проскальзывала в каждом движении мужчины.
        - Прошу Вас, садитесь, Бриджит, меня зовут Фабиус, - мужчина показал на стул напротив, а сам опустился в свое шикарное кресло. - Итак, у Вас есть доказательства, что валиус омолаживает?
        - У меня есть доказательства, что валиус убивает, - выплюнула я.
        С лица мужчины слетели все краски, он явно не ожидал такого поворота разговора.
        - Что Вы хотите этим сказать? - он нервно постукивал пальцами по столу.
        - Что работники на плантации валиуса умирают. И я в том числе.
        - Подождите, я не понимаю. Сильвия говорила о том, что Вам за пятьдесят, но Вы сидите передо мной и я не дал бы Вам больше тридцати пяти. А Вы говорите мне о том, что умираете... - он развел руками в непонимании.
        Я понимала, что сейчас передо мной единственный человек, который может спасти жизнь мне и другим рабочим. Я решила, что пойду на что угодно, лишь бы мы выжили.
        - Видите, - я стянула резинку рукава платья с запястья и показала ему браслет. - Это не побрякушка, это золотой помолвочный браслет Тритана, как Вы понимаете, камни настоящие. Я сбежала от моего влиятельного жениха, но это ненадолго. На этом браслете маячок и меня могут найти в любую минуту. И только подумайте, что будет с Вашей компанией, когда тританец прилетит сюда и найдет мой хладный трупик, прикопанный под деревом. И не смотрите жадно на мою руку, даже если Вы ее отпилите и отправите браслет куда подальше, я слишком долго находилась здесь, чтобы сбросить это со счетов.
        - Неужели тританцы так поздно заключают браки с человеческими женщинами? - сомнение еще плескалось в его глазах.
        - Мне восемнадцать, а это, - я очертила круг вокруг лица, - грим. Я оказалась у Вас по поддельным документам. И оказалась по ошибке. Вы можете вызвать власти, но тогда опять повториться сценарий с уничтожение 'Флористик' тританцем. Да и внимание властей, я думаю, Вам не нужно. Особенно, учитывая нынешнюю ситуацию.
        Я недаром училась искусству переговоров, и умела подобрать не только слова, но и нужную интонацию. Фабиус интенсивно тёр подбородок своими длинными пальцами и слушал меня.
        - Я предлагаю Вам вылечить меня и других рабочих. После я улечу с планеты, и не скажу о Вас никому не слова.
        - С чего Вы взяли что Вы и другие рабочие больны?
        - У нас у всех изменился цвет лица, но дело не только в болезненном виде и синяках под глазами. Я проследила за их движениями - все двигаются как в замедленной съемке.
        - Я мог бы Вам соврать, но это тогда точно обернется Вашей смертью и моими проблемами, но я скажу правду - у нас нет ответа на то, что происходит с Вашим организмом. У валиуса на счету уже две смерти, но никакие исследования не дали результатов. Известно только, что гибрид содержит скрытый яд, который проявляется уже, будучи в организме. Но я думал, что это только в случае пореза о бутон. Но, судя по всему, у рабочих в организме он тоже накапливается. Противоядия мы пока не нашли, поэтому мы не можем Вас вылечить. На нас работают гениальные генетики, но медики у нас совершенно посредственные. Я лишь могу предложить Вам самостоятельно покинуть планету со значительной суммой на лечение. Я знаю, что на планете Конус работают великолепные врачи, думаю, они найдут противоядие. Но всех спасти таким образом я не смогу, сами понимаете, возникнет скандал. Сейчас мы с Вами две заинтересованные стороны: мне выгодно, чтобы Вы улетели с планеты, а Вам - чтобы у Вас была возможность выжить. Вы согласны?
        - Только в том случае, если я сама назову точную сумму денег, и Вы дадите мне с собой образец валиуса в вакуумной упаковке.
        - Я не могу на это пойти! Мы только вывели этот гибрид!
        - Я сомневаюсь, что без него получится найти противоядие... Тогда я лучше умру здесь, а не где-то там в космосе. Тогда буду точно уверенна каре, которая свалится на Вашу голову, - блефовала дальше я.
        Я услышала, как заскрипели зубы мужчины, но давить больше побоялась, боясь перегнуть палку.
        - Хорошо... Я дам Вам требуемое. Какая сумма Вам нужна?
        Я назвала огромную сумму денег, так как не знала, во сколько мне может обойтись все это лечение, и вообще, получится ли мне избавиться от действия яда или нет.
        - Вы с ума сошли?! - воскликнул он. - Да я на эти деньги новый корпус построю!
        - А заново построить фирму Вы сможете? - я внимательно следила за реакцией Фабиуса, и в какой-то момент даже поверила, что он меня убьет...
        - По рукам, но Вы сию минуту улетаете отсюда, - он поднялся, подошел к сейфу и отсчитал нужную сумму денег. - Я сейчас распоряжусь упаковать валиус.
        Он протянул мне деньги и я пересчитав, сунула их в рукав.
        - Я не могу ехать в таком виде, мне нужно переодеться.
        - Идите, переодевайтесь, вариус будет ждать Вас желтом каперсе на стоянке, - Фабиус отвернулся к окну, сунув руки в карманы.
        - Как я могу убедиться, что в упаковке будет именно он? - на кону стояла моя жизнь, я не имела права ошибиться.
        Плечи вздрогнули, он помолчал немного и ответил:
        - Я распоряжусь, чтобы упаковка была прозрачной.
        Когда я переодевшись в свой старушечий наряд села в желтый каперс, на сиденье уже лежала колба с валиусом. Я взяла ее в руки, подумав о том, как такой красивый цветок может быть таким смертоносным, и засунула ее во внутренний карман своей черной сумки. В корпусе я умылась, поэтому сейчас села накладывать грим заново. Сильно стараться не пришлось - яд в моем теле придавал мне изможденный вид, который нужно было только подчеркнуть. Я ехала в космопорт, неся в душе надежду, что всё не может вот так глупо кончится, я просто должна выжить!
        Глава 32.
        Ближайший рейс на Комус был через пять часов. Взяв билет, удивилась, что его стоимость была в десять раз больше, чем на тот злополучный крейсер на Миракос. Но подойдя к кораблю, поняла почему. Определенные условия стоят определенных денег...
        Моя голова начала раскалываться, поэтому я еле дождалась посадки и возблагодарила небеса за пусть маленькую, но одиночную каюту. Лететь в этот раз нужно было не три дня, как тогда, а всего полтора. Наверное, все дело в габаритах и скорости космического транспорта. Зато впервые за многие месяцы я спала в одиночестве...
        Я слышала голоса, но не могла проснуться. Попыталась пошевелить рукой, но мое тело меня не слушалось. До меня, как через вату, доносились отголоски разговора:
        - ... разбудить...приехали... - голос одного.
        - ... не реагирует... дышит... - голос другого. - ... вызывай...
        И я проваливаюсь в темноту. Когда я в следующий раз прихожу в себя, то все также не могу ни двигаться, ни открывать глаза. Около меня опять говорят:
        - ...диагноз... поставить...интоксикация...неизвестен ...
        - ...анализы...несколько часов...не выживет...
        Я попыталась открыть рот и сказать, что у меня есть цветок в сумке, но не получилось издать даже тихого хрипа. Когда я собрала всю волю в кулак и попыталась снова, моя голова взорвалась такой болью, что я потеряла сознание.
        Я несколько раз приходила в себя, но слышала только тишину. Или просто не могла услышать... Я не знала, что со мной происходит... Я могла думать, могла вспоминать, но не могла ничего чувствовать, не могла открыть глаз. Иногда у меня проносились мысли, что это и есть смерть - чувствовать в пространстве свою душу, но не чувствовать тело. Возможно, я уже там... За чертой невозврата...
        Но почему тогда я все помню? Почему испытываю злость? Ведь говорят, что мертвым все равно... Почему я то в сознании, то проваливаюсь в темноту? Почему я даже один раз видела сон?..
        Я видела Курта... Он стоял на каменистом берегу моря, сзади него блестели вкраплениями минералов огромные глыбы камня, стоял как статуя не - двигаясь, даже его хвост, казалось, застыл в пространстве. В моем сне он был каким-то осунувшимся, таким, каким вживую я даже не могла его представить. В нем всегда ощущалась энергия, сила, каждое движение тела выдавало непримиримый характер его владельца. Сейчас я видела, как эта сила замерла, металась внутри, а в глазах, смотрящих на горизонт, плескались отчаяние и решимость.
        Мое сердце сжалось от тоски и сострадания, захотелось его успокоить, прогнать отчаяние из глаз. Я почувствовала, как двинулась к нему, не ощущая землю, и положила руку на плечо мужчины.
        Курт вздрогнул всем телом и обернулся, глядя мне прямо в глаза. Его взгляд выражал нечеловеческий страх.
        - Нет... Нет. Нет! Алина, нет! - он протянул ко мне руку.
        Я видела, как его рука словно в облако вошла в мое тело и рефлекторно отстранилась назад. Рука Курта так и осталась вытянутой, только кисть теперь сжималась в кулак.
        - Алина! Я тебя умоляю, борись! Борись, хотя бы не ради нас, а ради себя! - он смотрел на меня такими глазами, что у меня внутри все переворачивалось. - Ты можешь, ты боец по натуре, ты же никогда не сдаешься! Так борись, борись, твою мать!
        Последнюю фразу он прокричал во все горло так, что даже во сне у меня заложило уши. Его взгляд вдруг остановился где-то в районе моей груди, и в его глазах зажглась надежда.
        - Конус! На тебе больничная рубашка той клиники! - я с удивлением перевела взгляд на свое белое одеяние, буквы на левой груди расплывались на моих глазах. Я попыталась сфокусировать взгляд на Курте, но увидела лишь размытые очертания. Через секунду я уже не видела ничего - был очередной провал в темноту...
        Никогда бы не подумала, что буду так рада услышать звук работающего кондиционера! Я его слышу! Слышу хоть что-то! Я лежала и радовалась тому, как мир вокруг меня начинает оживать: как хлопают двери, как кто-то громко разговаривает где-то вдалеке, как медсестра причитает надо мной. Как же мало нужно для счастья человеку, потерявшему всё...
        В этот радостный день, когда я начала слышать звуки жизнь преподнесла мне еще один сюрприз. Когда в очередной раз хлопнула дверь, я подумала, что опять пришла медсестра. Но мои предположения были неверны:
        - Вот, посмотрите. Это она - ваша невеста? - голос мужчины раздался где-то у моих ног.
        - Да... Это она. Правда она сильно изменилась, - прямо надо мной раздался голос Рика.
        Я почувствовала, как корни моих волос зашевелились. Рик? Как он нашел меня?
        - После того, что она пережила - это неудивительно. Знаете ли, болезнь никогда не красила человека, - немного недовольно произнес мужской голос у моих ног.
        - Она выживет? Какие изменения произошли в организме из-за интоксикации? - я слушала голос Рика над головой, и не могла найти в его тоне ни одной сопереживающей нотки, только разочарование слышалось в его голосе.
        - Как я Вам уже говорил, пациентка не проявляет никаких признаков улучшения. Она до конца так и не вернулась с того света, и я не дам никаких гарантий, что она сможет выкарабкаться. Что же касается произошедших изменений в организме - пока говорить об этом рано, дайте сначала девочке выбраться из всего этого...
        - Жаль... Я не могу так рисковать браслетом... Забудьте о нашей встрече, доктор. И попросите моего соотечественника, доктора Чадера, забыть, что он видел браслет моего рода на этой девушке. Очень надеюсь, что эта история останется только между нами.
        От ярости мой дух метался внутри моего тела. Я хотела разорвать этого засранца на части! По сути, это из-за него все это началось. Если бы не встреча с ним, я бы так и училась в корпусе, практиковалась в 'Стар Индастрикс' и никто бы не обнаружил, как здорово у меня выходит раскрывать особенности некоторых рас. Да, я бы так не выделилась и не имела возможности работать с пятеркой гениев переговоров. Но я не прошла через весь этот ад!
        Я почувствовала, как Рик прикоснулся к моей руке, и вскоре я уже была свободна от браслета.
        - Прощайте, доктор Миверсон, - и дверь за ним захлопнулась.
        - Сукин сын! - прохрипела еле слышно я, садясь на постели. Хотя, хотелось крикнуть во все горло.
        На меня круглыми глазами-бусинками смотрел мужчина лет пятидесяти с редкими каштановыми волосами. Его очки от удивления сползли на кончик длинного носа.
        - Не может быть, - он пальцем вернул очки на место. - Вам нельзя так резко вставать. Небеса подарили Вам второй шанс. Ложитесь, я сейчас верну мистера Катрониса...
        - Нет... - прохрипела, как могла громко я. - Вы слышали его - забудьте о встрече.
        Доктор внимательно посмотрел на меня своими умными глазами и сказал:
        - Вы правы девушка, такой сукин сын не заслуживает такой невесты, - и весело подмигнул мне.
        Я постепенно шла на поправку. Мой организм полностью справился с токсином в организме, поэтому валиус так и остался лежать в колбе в моей сумочке. Я не строила пока никаких планов, моей единственной целью было выздоровление. Как маленький ребенок, я радовалась всему: ясному солнцу, проливному дождю, темной ночи и ярким звездам. Вспоминала о рабочих на плантациях и о тех, с кем мы работали с валиусом. Наверно, они уже мертвы... Хотя, оставалась маленькая надежда, что Фабиус прикрыл свой эксперимент с гибридом и хоть кто-то смог выжить...
        Вопрос о моей личности возник сразу после того, как я пришла в себя. Паспорт, который медики нашли в моей сумке, сразу распознали как фальшивый. В основном из-за разницы моего биологического возраста и паспортных данных. Хорошо, хоть сразу не стали заявлять властям, а как истинные дети медицины, решили сначала поставить пациента на ноги. Я же решила эту проблему банально - деньгами. Не забыла и про сворованную сумму у местного врача и как-то вечером спустилась на 1 этаж, откуда раньше бежала, и нашла нужный кабинет. Положила сумму, в два раза превышающую ту, которую брала, на стол и удалилась. Хоть немного успокоила совесть...
        Думала о Курте, вспоминая свой странный сон. Интересно, где он сейчас, что делает, чем дышит? В такие моменты на меня наваливалась такая тоска, такая грусть, что хотелось залезть на стену. У меня не было никого в этом мире, и от этого душу жгло одиночество. Я всегда куда-то бежала, строила планы, ставила цели... А сейчас, сидя в одиночестве одноместной палаты, я не знала, что делать...
        В ту ночь я проснулась от звука громких голосов в коридоре. Тонкий визгливый голос дежурившей медсестры и без того противный, сейчас просто резал по нервам. Голоса приближались, и когда тонкоголосая сирена уже выла под моей дверью, я щелкнула выключателем света, чтобы найти тапки и попросить ее не орать под дверью. Я только спустила ноги с кровати, как дверь моей палаты распахнулась и с грохотом ударилась о стену. В открывшемся проеме я увидела разъяренного Курта, оттесняющего вопящую медсестру с прохода. Как только наши взгляды встретились, дверь, отрикошетив, закрылась обратно.
        Я смотрела на место, где только что были его глаза и не верила... Он меня нашел?.. Правда, нашел?!
        Я встала и потихоньку, босиком, пошла к двери, боясь, что мне все это показалось. Дверь вновь резко открылась, уже не ударившись об стену, и я утонула в желтом море глаз. Он медленно начал двигаться ко мне, его глаза говорили мне обо всем: о его любви и о его отчаянии, о его решимости и о его бессилии, о его надежде и о его поражениях... За эти несколько секунд наши глаза рассказывали друг другу то, что не могли сказать наши губы. За шаг до меня Курт остановился, его плечи уже не были так воинственно развернуты, как тогда, когда он боролся с медсестрой. Он шумно втянул воздух в себя и сгрёб меня в объятиях.
        Ощущение безопасности, словно мягкое облако, накрыло меня со всех сторон. Одиночество, съедаемое меня последнее время, постепенно отступало. Курт настолько сильно прижал меня к себе, что мои ребра взмолились о пощаде:
        - Курт, ты меня сейчас раздавишь, - сказала я, упираясь щекой в грудь.
        - Прости, - он взял мое лицо в ладони, наши взгляды встретились.
        Внутри меня начала подниматься волна такого дикого возбуждения, что от удивления у меня немного подкосились колени. Я уже успела забыть силу притяжения между нами, все испытываемые мною чувства были настолько яркими, что напоминали эмоциональный фейерверк.
        Его взгляд буквально прожигал меня насквозь, скользя по моему лицу, то и дело, останавливаясь на губах. Темный коготь нежно очертил контуры нижней губы и на его место пришли губы. Сначала нежно, словно пробуя редкое вино, смакуя вкус, затем более настойчиво, углубляясь, а после, с обрушительной страстью, жаром, напористостью, его губы сметали любое сопротивление на своем пути. Я плавилась, словно воск в его руках, забывая дышать.
        Мои ноги оторвались от пола, и я почувствовала, как мое разгоряченное тело опустилось на прохладные простыни.
        - Мы целуемся, - хрипло констатировал он.
        - Я заметила, - сказала я со смешком, ощущая приятную тяжесть его тела на себе.
        - И я не валяюсь на полу без чувств, - Курт перевел затуманенный взгляд на руку, где раньше был браслет и удивленно посмотрел на меня. - Ты смогла снять браслет?
        - Его забрал тританец, - тело цитра мгновенно напряглось и окаменело. Суженные глаза требовали информации. - Он подумал, что я умираю, и не стал со мной возиться.
        Утробный рык Курта заставил вздрогнуть, а звук рвущихся простыней - действовать. Чтобы успокоить и отвлечь мужчину, обхватила его затылок руками и притянула для поцелуя. Низ живота пульсировал от желания, и я сама не заметила того, как начала тереться через ткань штанов о его восставшую плоть.
        - Если ты меня сейчас не остановишь, то я возьму тебя прямо здесь, как того требует вся моя сущность, - прошептал мне цитр в шею, и от его дыхания по моему телу побежали мурашки.
        'О, да! Сейчас' - думала я, и картинки жарких сцен в моей голове затопили сознание. 'Нет, нет, нет! Это же больница!' - одергивала я себя. 'Но я не смогу остановиться...' - хныкало мое тело, утопая в волнах желания, - 'Я так хочу его!'. Мой разум боролся с моими чувствами и одержал победу:
        - Я не могу, - простонала я.
        'Молодец' - похвалила я сама себя. Всё-таки, я еще не совсем сошла с ума...
        - Что ты не можешь? - его рука уже гладила мой живот, закручивая спираль желания все туже. Прикосновение коготков придавало пикантности ощущениям.
        - Не могу терпеть,- вырвалось у меня. Черт! Надо было прикусить себе язык...
        - Терпеть что? - это коварный соблазнитель уже выписывал языком круги по животу.
        Мне казалось, что если он продолжит эту игру в вопрос-ответ, то вскоре я его сама изнасилую.
        - Не здесь, - видимо эта идея отобразилась в моих глазах, так как Курт сгреб меня на руки и, буквально, вылетел из палаты. Я уткнулась носом в его тело и все время, пока он меня нес, даже не смотрела по сторонам. Сейчас для меня существовал только он. Меня сводил с ума его запах, а руки, как магниты, не хотели даже на мгновения отрываться от его тела.
        Боковым зрением я уловила голубой корпус знакомого корабля, и уже через мгновение мы влетели на его борт, где до меня донесся голос Зиры: 'Жива! Слава, Великому! Жива!'.
        Голубой потолок знакомой каюты приветствовал меня молчанием, а круглая кровать с удовольствием приняла меня в шелк своих простыней. Этот жутко-притягательный мужчина на секунду навис надо мной с победной ухмылкой. В его глазах стояла такая жажда, которую и не испытывает скитающийся путник в пустыне. Он набросился на меня беспощадно, как хищник на беззащитную лань.
        Мы с Куртом терзали друг друга, тираня губы, разрывая одежду и царапая кожу в порывах страсти. Потребность в нем готова была вырваться горячей лавой, но он, словно не замечая моих умоляющих стонов, продолжал сладострастную пытку. Его руки были везде, зажигая сотни очагов по всему телу. Мои руки, в ответ, путешествовали по его тренированному телу, а моя женская сущность таяла от твердости его мышц.
        Когда мое тело пронзило острой болью, сладостные ощущения растворились, и я попыталась оттолкнуть Курта от себя, но он в ответ лишь сильнее прижался ко мне, осыпая мое лицо поцелуями и тяжело дыша. Немного успокоившись под ласками, я расслабилась, и он начал медленно двигаться вновь, заполняя меня до отказа. Я вырывалась, пыталась оттолкнуть его руками, но проще было заставить гору сдвинуться с места. Постепенно, я не заметила, как стоны боли сменились стонами удовольствия и лишь только когда Курт полностью входил в меня, живот сжимал болезненный спазм.
        Время для нас перестало существовать. Курт говорил, что мне нужно отдохнуть, ложился рядом и, не устояв, вновь набрасывался на меня. Когда я, наконец, встала с кровати, мои ноги, меня не слушались. Губы припухли от поцелуев и потеряли чувствительность. Я встала под душ и зашипела от боли: спина, попа, все боковые стороны рук и ног, локти, колени - всё дико щипало от теплой воды.
        - Давай я тебе помогу, - Курт взял мочалку и начал ее намыливать.
        - Ох, ты меня испугал! - я резко развернулась к нему. - О нет, не надо никакого мыла, и без того щиплет.
        Я внимательнее посмотрела на его лицо и воскликнула:
        - Что с твоим лицом? Ты выглядишь так, как будто неделю отдыхал на курорте, а не кувыркался в постели весь день! Нельзя же так! Вон, я - сейчас ощущаю себя, грузчиком, работавшим всю ночь напролёт. Несправедливо!
        - Это всё ты, любимая! Ты напитала меня своей энергией под завязку, - лучезарно улыбался цитр, обнимая меня под струями воды.
        - Что значит - напитала своей энергией? - уперла руки ему в грудь, вглядываясь в его глаза.
        - Просто понимаешь, цитрам нужна не только пища, но и энергия. Когда мы с тобой встретились в клубе, мы как раз высматривали тех, от кого можно подпитаться. Находясь в таких местах большого выброса энергии, как клубы, мы можем немного подкрепиться, но полного насыщения они не приносят. Для этого необходим секс. Но так же, как и разная пища имеет разный вкус - энергия у каждого существа разная. Во время танца ее легко почувствовать и выбрать подходящего партнера. Но у нас с тобой совершенно нетипичная ситуация. Обычно, когда цитр находит свою цару, это считается великим счастьем. Не нужно больше постоянно скитаться, в поисках энергии - твоя женщина подходит тебе идеально, и все твои инстинкты завязываются на ней. Она становится твоим единственным источником энергии, и, в случае, если цитр теряет свою цару, он постепенно угасает. Что чуть было, не произошло и с нами. Но мне с тобой, как я уже говорил, еще сложнее - ты человек, а обычно царой становятся женщины нашей расы. И если такая цитранка, вдруг, пропадает - её цитр легко найдет ее. Видимо, если цара - человек, это не работает. Я сбился с ног в
поисках тебя, задействовал все свои связи, потратил целое состояние, но так и не нашел тебя. Слава Великому, что работала, хотя бы, ментальная связь! И тогда, когда ты была на грани жизни и смерти, смогла прийти ко мне. Только благодаря этому я сумел найти тебя!
        - Так это был не сон?
        - А как ты думаешь, как я тогда нашел тебя? - он еще теснее сжал меня в объятиях.
        - Последние события, знаешь ли, не особо располагали к раздумьям... - тонко намекала я на толстое обстоятельство, чем заслужила заливистый смех Курта и я тоже не смогла сдержать улыбки.
        - Пойдем в кроватку, - вытягивал меня из душа этот ненасытный хвостатый.
        - О, нет, сжалься надо мной... - жалобно застонала я. - И вообще, я есть хочу, между прочим!
        В аккомпанемент мне, громко зажурчал мой живот, и Курт сжалился надо мной и пошел за завтраком. Мне казалось, что я могу съесть, как минимум, слона...
        Я подошла к нише с вещами и убедилась в сохранности купленных для меня вещей. Отлично, хотя бы есть что одеть! Уже хорошо...
        Кряхтя, как старушка, влезла в белье и одела поверх легкий сарафанчик. О штанах и облегающих вещах даже не задумывалась - горячая ночка или горячие сутки, кто их точно знает, давали о себе знать.
        Оказывается, наш завтрак проходил уже глубоким вечером. Курт практически к нему не притронулся. А все почему? Да потому что додумался в самом начале завтрака спросить о моих приключениях... Вот теперь сидит злой и сверкает глазами, грозится разнести 'Флористик'. А что, я - за! Пусть разносит! А вот обещание сотни и одного способа эротического наказания в случае моего побега, если я посмею еще раз сбежать, я абсолютно точно не поддерживаю!
        Сейчас, когда все невзгоды позади, я уже могу посмеяться над превратностями судьбы. Но то, через что мне пришлось пройти, оставило глубокий след в моей душе. Но всё же, в чем-то я благодарна судьбе за такие повороты - они заставили меня посмотреть на все с другой стороны. Теперь я знаю, что и друзья могут предать, а незнакомые люди могут спасти твою жизнь. Что любви не надо проявляться в словах, а надо проявляться в поступках, так, как у Наи и Тилуса. Теперь я знаю, что некоторые люди ценят жизнь сотни работников меньше, чем удачный эксперимент...
        Я вспомнила, что забыла свою сумку в палате, на Конусе. Там же находилось и единственное доказательство вины 'Флористик' - валиус. Я сама еще не знала, стоит попытаться вмешаться в их дела или нет. Ведь я сама, не так давно, получила от жизни второй шанс. И стоит ли его тратить на войну с такой компанией как 'Флористик' - я не знала. Но зато реакция Курта была однозначная - он собирался задействовать все силы, чтобы отомстить за угрозу потерять любимую. Ну и пусть, он мужчина - пусть воюет. Я, возможно, позже тоже присоединюсь к нему, но в данный момент я хочу немного прийти в себя и поправиться.
        Из-за моего рассказа у него совершенно пропал аппетит, поэтому руководствуясь мудростью: 'Голодный мужик - это злой мужик', набралась храбрости и села к нему на колени. Их местное блюдо, которое цитр называл 'мирэ', очень напоминало картофельное пюре, перемешанное с мясным паштетом. Курт с удивлением смотрел на приближающуюся ко рту наполненную ложку - видимо, он не ожидал от меня такой прыти, но мне, все же, удалось скормить ему пол-порции.
        - Если ты так хочешь меня накормить, у меня есть идея получше, - его глаза лукаво блеснули.
        - И какая? - мне стало интересно, что же он задумал.
        Курт подхватил меня вместе с оставшимся мирэ на руки и понес на кровать. Забрав тарелку и поставив ее на пол, поймал было 'давшую дёру' меня и сорвал сарафан.
        - Тише, тише... - прижимал он меня к себе за талию. - Ты же хотела, чтобы я поел. Так давай, будь послушной девочкой.
        Он аккуратно положил меня на спину и взял мирэ. Окунул один мой палец в пюре и медленно слизал языком. Я попыталась вырвать руку, но он не дал. Повторив процедуру, он моим пальцем провел по животу и его язык отправился в путешествие по оголенной коже.
        - Курт! Перестань! Это же извращение! - запротестовала я.
        - И почему же? - он смотрел на меня с иронично поднятыми бровями.
        - Это же мясное пюре, а не какие-нибудь фрукты! - пыталась объяснить ему я.
        - Ну какой мужик наестся фруктами, дорогая? - смеялся Курт. - Лично я предпочитаю мясные блюда, особенно рассчитываю на десерт из одной прекрасной девушки...
        Не знаю, смог ли он так хоть чуть-чуть наесться, но судя по тому, что закончив с 'десертом', он пошел за едой с фразой: 'Ну а теперь можно и нормально поесть!' - то только разыграл аппетит.
        Несколько дней я находилась в состоянии блаженства. Мне не хотелось ни о чем беспокоиться, только отдыхать и наслаждать вниманием Курта. Как и обещал цитр, наше бешеное влечение немного поутихло, мы уже могли спокойно лежать и разговаривать, и это не всегда заканчивалось только одним, как было в самом начале.
        Эх, если бы я знала, что ждет нас дальше, то поставила бы на паузу и перематывала до бесконечности эти сладкие дни...
        Глава 33.
        - Завтра утром мы уже прилетим, - гладя меня по щеке, шептал Курт.
        - Куда? - я выбиралась из сладкой неги сна и пыталась понять, что он говорит.
        Может я что-то прослушала? Куда прилетим? Подождите, а я ведь даже ни разу не озадачилась вопросом конечной цели нашего полета. Просто расслабилась и позволила себе не думать ни о чем... Но пора, наконец, принимать активное участие в своей жизни.
        - На Цитран, куда же еще, - Курт смотрел на меня как на неразумного ребенка. - Мне же нужно представить тебя отцу, да и обряд хотелось бы провести на родине.
        - Подожди, подожди... Какой обряд? Какое знакомство с отцом? - меня буквально подкинуло на кровати от неожиданности.
        Нет, я не наивная девочка, я понимала, что это все его 'единственная', 'цара' и тому подобное означают серьезные намерения. Но не так же быстро! Мы же только неделю состоим в близких отношениях. Да и вообще, он меня-то спросил?
        - А тебя мое мнение не интересует? - решила все же пролить свет на ситуацию я.
        - Я не заметил особого сопротивления, да и последнее время ты была более чем довольна, - Курт уже не улыбался.
        - Это разные вещи, - пыталась объяснить я.
        - О чем ты? Для цитра, нашедшего свою цару нет другого пути, - он внимательно посмотрел на меня. - Да и после того, как мы закрепили свои отношения, о выборе не может быть и речи. Ты вообще можешь быть уже беременной.
        Меня словно окатили ушатом холодной воды. А ведь, правда! Вот дура! Ни разу не задумалась об этой стороне вопроса.
        - Какая ближайшая торговая база? - я прокручивала в голове варианты.
        - Уварикс, - непонимающе уставился на меня Курт. - Ты хочешь прикупить себе вещи?
        - Нет, я хочу купить противозачаточные! - неужели самому не понятно...
        - И не мечтай! Забудь это слово и не произноси при мне! - вскочил с кровати разгневанный цитр. - Ты что, не хочешь от меня ребенка?
        - Да причем здесь 'хочешь - не хочешь', мне вообще об этом задумываться рано, - я тоже вскочила, правда ногами на кровать.
        - И почему же тебе рано? Ты взрослая девушка, в полном расцвете сил, очнись. Не набегалась до сих пор?! Так забудь! - Курт метался по комнате как тигр в клетке.
        - Тебе вообще все равно, что думаю я по этому поводу? - я сминала в руках подушку, готовя снаряд к бою.
        - Ты еще не знаешь, чего хочешь!
        Ах, гад длиннохвостый, значит, он знает! - я возмущалась до глубины души и кидала в него все, что попадалось под руку. Сначала он молча ловил, потом, уже уворачивался от более тяжелых предметов, но когда моя рука нащупала светильник круглой формы, его терпение взорвалось и он пошел на таран и пригвоздил меня к кровати своим телом.
        - Успокойся! Я сейчас оставлю тебя одну, и когда ты придешь в себя, мы поговорим, - отдельно выговаривая каждое слово, сказал Курт.
        После чего хлопнув дверью каюты, удалился. Видимо, рычание - это заразно. Я рычала и материла его, на чем свет стоит, за его диктаторские замашки. Да только посмотрите на него! Сама ласка и вежливость, пока все идет по его и под ним. А стоило чуть покачать права - сразу изменился. Я ему что, неразумный ребенок? Да я сама себе была предоставлена с одиннадцати лет, и все решала тоже сама. А тут нарисовался! Да как бы он хорош не был, он должен считаться с моим мнением! Беспредел!
        Дверь открылась, просунулась голова Зиры с выпученными глазами, лицезрела разъяренную фурию, метающеюся по каюте, и тихо закрылась обратно.
        С Куртом мы остывали долго, только к вечеру я успокоилась настолько, что смогла с ним поговорить. Да толку-то? Разговор повторился почти слово в слово и закончился практически также. Отличие лишь в том, что его пришпиливание меня, как бабочку, к кровати, закончилось поражением желтого в 'самое дорогое'. Не хорошо, конечно, портить свое, но иначе он попортил бы 'моё', уж больно неоднозначные делал поползновения. Выбор кристально ясен!
        По-моему, он на меня обиделся. Да и пожалуйста! Спокойно и без него ночь посплю, - возмущенно сопела я, пытаясь в сотый раз заснуть.
        Утром Зира не могла меня растолкать:
        - Вставай, девочка моя! Тебе еще поесть успеть надо, да собраться. Я тебе вот вкусненького принесла.
        - Не-е-ет. Пусть Ваш любимый Куртариончик идет без меня, я буду спать, -
        пробубнила я из-под одеяла.
        - Как это - без тебя? Да ради тебя мы сюда и летели! - пыталась стянуть одеяла с меня нянюшка.
        - Ради меня! - от возмущения, я даже села на кровати. - Да это он только ради себя сюда и притащился! Он меня даже не удосужился спросить!
        - Деточка, кто ж женщин в таком деле спрашивает? - смотрела на меня растерянная цитранка.
        Она что, смеётся надо мной или действительно не понимает? Не похоже, чтобы издевалась... Вон как смотрит на меня, как будто я глупость сказала.
        - Зира, а у вас что, мнением женщины никто не интересуется? - с подозрением спросила я.
        - Почему же? Мы с мужчинами являемся равноправными членами общества, вот только у цар выбора нет. Это же не шутки, деточка, это вопрос жизни твоего мужчины. Перестань нести чушь и подумай, наконец, о ком-то, кроме себя. Бедный мой мальчик, да ты знаешь, как он весь извелся, когда ты пропала. Да он половину Вселенной на уши поставил - и вот твоя благодарность?
        - Да не просила я никого за мной бегать. Да, если хотите знать, у меня именно из-за этих мужиков проблемы и возникли.
        - А ты бы гордость-то свою укоротила, да пыл поостудила, глядишь - а проблем-то и нет, а какие есть - все твой мужик решает, - назидательно подняла палец вверх Зира.
        - Я хочу решать свои проблемы сама!
        - Глупая ты еще, молодая, - махнула рукой цитранка. - Намучается мой мальчик еще с тобой...
        Я пыхтела как паровоз, но решила прекратить эти бессмысленные препинания. Наверное, у нас разный менталитет, ну, или чего-то там еще...
        Перед самым выходом в каюту ворвался Курт. Пока он переодевался и не видел, как я жадно ела его глазами, мелькнула даже мысль пойти на мировую, но обида давала о себе знать.
        - Ты готова? - вот точно, вижу по позе - ещё и на меня обиделся. Руки в боки, недовольный взгляд гуляет по моим шортам и майке. - Вижу, что нет... Так пойдешь? Потом не предъявляй мне никаких претензий, я тебя сразу предупреждаю, что вот в этом все на тебя будут, мягко говоря, коситься.
        - Я, вообще-то, никуда не собираюсь, - я легла на живот и всем видом демонстрировала, что остаюсь здесь.
        - Хорошо, - что, вот так все просто... Даже не вериться... Не успела додумать, как была переброшена через плечо.
        - Поставь меня на место! - кричала я ему куда-то в спину. Желтый хвост мельтешил у меня перед глазами.
        - И не подумаю! Сколько можно с тобой нянькаться, пойдешь на знакомство с будущим родственником прямо так. Пусть отец видит, какая кара свалилась мне на голову.
        - Я - кара? - замолотила я руками по его ягодицам. - Да это ты объявил меня своей, не выпускал из кровати неделю и еще что-то мне говоришь?
        Орать вниз головой было более чем неудобно. Кровь приливала к голове, живот бился при ходьбе об плечо этого несносного мужчины и, вообще, я была зла.
        На все мои увещевания отпустить Курт отвечал молчанием. На стоянке у космопорта он направился к черному каперсу, где аккуратно закинул меня внутрь.
        - Вот это да, сынок! Так ты меня еще со своими девушками не знакомил!
        - Папа? Ты решил сам нас встретить? - Курт, прыгнувший следом, на мгновение замер.
        - И не зря, я тебе скажу! Не каждый день будешь наблюдать такую картину, - его глаза лучились весельем. - Тем более, ты обещал мне сюрприз, я не смог усидеть дома.
        Я с удивлением рассматривала повзрослевшую копию Курта. Морщины на его лице придавали мужчине пикантную зрелость. Его возраст у меня не получилось определить, как ни пыталась - уж слишком у разных рас было все по-разному.
        Еще в машине находилась молодая цитранка, и по тому, как ее когти рвали обивку сиденья, уже можно было догадаться, что она имеет какое-то отношение к Курту. Ну что, уже веселее и веселее...
        - Алина, познакомься, это мой отец - Миртарион. Отец, познакомься, это моя цара - Алина.
        - Цара? - воскликнул, подавшись вперед его отец.
        - Цара? - прошипела эта цитранка и в ее руках остались лоскутки обивки сиденья.
        Я с интересом разглядывала её: вытянутое лицо со змеиными глазами, тонкий нос, пухлые губы, желтые наросты на голове доходили до середины спины, сама она была изящно-хрупкая, и я, возможно, могла бы сказать, что она привлекательная, если бы не тот факт, что она явно имела виды на моего мужчину.
        - Куртарион! Это поразительно, ты нашел свою цару среди людей, не могу в это поверить! - удивлялся Миртарион.
        - А как же я, Курт? - прошипела сидящая напротив цитранка.
        О, судя по взгляду, меня опять хотят убить... А что, мне не привыкать... Ну давай, дорогой, ответь-ка ей. Я уже про себя самодовольно потерла ручки, откинувшись на спику сиденья с довольным выражением лица.
        - Керри, что ты разволновалась, между нами все будет, как и прежде, - легко улыбнулся ей Курт.
        Что-о-о? Что-что? Я повернулась всем корпусом к цитру и уставилась на него во все глаза. Это же мне сейчас послышалось? Правда? Перевела взгляд на соперницу и поняла - не послышалось. Цитранка уже довольно улыбалась, развалившись в кресле, и выковыривала из-под когтей остатки обивки.
        - Что ты сказал, Курт? - я пыталась сразу не выцарапать ему глаза и держать себя в руках. Пока.
        - Милая, что такое? А, прости, я Вас не познакомил - это Керри. Керри - это Алина.
        - В бездне я видела такое знакомство. Меня интересует - кто она тебе? Миртарион с жадным интересом следил за беседой, а на губах этой Керри играла довольная улыбка хищницы. Я же ждала ответа от Курта, про себя перебирая список вещей, который можно обрушить на его голову.
        - Керри - моя любовница, - спокойно пояснил цитр и я захлебнулась в волне возмущения, безмолвно то открывая, то закрывая рот.
        - Не переживай, милая, ты - цара, моя единственная, ты полностью насыщаешь меня энергетически, но ты же не справляешься с моим темпераментом. Вчерашний вечер - прямое тому доказательство. Вот я и подумал, оставить с Керри всё так, как и было раньше...
        - Значит, я не справляюсь с твоим темпераментом? - как можно спокойней спросила я.
        - Ну, по крайней мере, именно так я тебя и понял, любимая, - коварно улыбался мне Курт.
        - Значит, тебе меня мало? - я уже не могла спокойно говорить, я уже голосила.
        - Ты же мне вчера недвусмысленно отказала.
        - Мы будем обсуждать это при всех? - в моей голове катастрофа, проносятся сотни вариантов развития событий: 'Убить', 'Сбежать', 'Оттаскать за наросты эту курицу', 'Психануть', 'Побить Курта' и еще сотни сценариев...
        - Ты сама завела этот разговор.
        - Да и мы уже приехали, - вставил свое слово Миртарион и открыл дверь каперса.
        Так как я совершенно не обращала внимание на мир вокруг, то остановилась в ступоре, очутившись в подземном гараже.
        - Пойдемте, Алина, - подхватил меня под руку отец Курта. - Пройдем в гостиную.
        Мне же жутко хотелось взять это желтого типа за шкирку и как следует поговорить с ним. Не папика, того, второго...
        Мы поднялись на лифте и прошли через просторный холл. Я не замечала обстановку - я была вся в своих мыслях и чувствах. На автомате села на диван, рядом тут же присел Курт. Попытался взять меня за руку, но я не далась.
        - Милая, неужели ты так разозлилась из-за Керри?
        Нет, он издевается? И так еще проникновенно в глаза заглядывает, как будто и не знает, в чем же дело.
        - Ты действительно не понимаешь?
        - Ты хочешь сказать, что готова одна справиться с супружескими обязанностями? - он так удивленно смотрел на меня, что я не могла не отстоять свою честь и гордость.
        - Да! - он еще во мне сомневается, тьфу, да зачем мне, вообще, мужик с такой логикой вещей нужен.
        Между нами оказался серебристый шар, размером с полголовы. Курт взял мою руку и положил её на переливающеюся поверхность шара.
        - Повтори, любимая, - что-то такое необычное я видела в его глазах, но из-за этих дурацких чувств, не могла определить, что именно.
        - Что повторить? Что я сама прекрасно справлюсь с супружескими обязанностями? - он кивнул. - Да, мистер Раздутое Самомнение, я сама со всем прекрасно справлюсь. Одна! Но теперь...
        Курт закрыл одной рукой мой рот, прервал пламенную речь о ненужности мужчины с такими понятиями, а вторую руку положил поверх моей на шар.
        - Я тоже, мисс Наивность, обещаю справляться со своими супружескими обязанностями.
        Руку обожгло огнем, но Курт не давал мне вытащить её. Когда жжение прошло и цитр дал убрать руку, на среднем пальце появился окольцовывающий узор, плавно расползающийся до запястья. Перевела взгляд на его руку и обнаружила там точную копию узора.
        - Поздравляю, дорогая, мы прошли обряд и без стандартных фраз,- и наклонился ко мне с поцелуем.
        Я не могла ответить на его поцелуй... Я, наверно, сейчас, даже вздохнуть не могла... Что же меня все время облапошивают?! А ведь даже не заподозрила ни в чем! Мнила себя великим переговорщиком, забыла, что Курт на этом собаку съел, как говорят в моем родном мире. Великий дипломат, мать твою! Это что же получается...
        - Керри, спасибо тебе за помощь, без тебя бы у меня ничего не получилось, - блестел, как новая монетка, Курт.
        Я в трансе посмотрела на девушку и поняла, что мы с ней сейчас подруги по несчастью. Она, похоже, тоже все воспринимала всерьез... Я наблюдала, как растерянное выражение лица сменяется пониманием происходящего, как глаза суживаются от злости, как пухлые губы прикусывают зубы и в бессильном рычании она выбегает из комнаты. Фантастика! Зуб даю, она меня теперь за углом подкарауливать будет.
        - Ты меня спровоцировал! - переключила я свое внимание на виновника происходящего.
        - Ты бы сама никогда не решилась! - смеялся он в ответ. - С тобой по-другому никак!
        - Я в шортах и майке, в которых сплю! - уже орала я.
        - Я тебя предупреждал! - он звонко чмокнул меня в щеку и поднялся навстречу подходящему отцу.
        - Сынок, ну ты провернул, на мгновение, даже я поверил тебе! Виртуоз! - хлопал он его по плечу в объятиях. - Поздравляю Вас, молодая семья!
        Сон... Я же просто сплю... Вот сейчас проснусь... проснусь... - я щипала кожу, в надежде привести себя в чувство. У меня было ощущение нереальности происходящего. За последние десять минут со мной явно случилась передозировка эмоций...
        Вот как, по-Вашему, должна себя чувствовать девушка в первый день семейной жизни? Счастливой? Окрыленной любовью? Я тоже так думала, пока не оказалась внезапно замужем за тританцем.
        Я ошалело разглядывала Курта, гадая, что же я ещё могла упустить из виду. Нет, ну надо так? Я, конечно, сама себе признавалась, что по-другому ни за какие коврижки бы не согласилась на брак, но вот ожидать от него простой до гениальности схемы - ну вот никак не могла. Не зря протирает штаны в залах переговорах, ох, не зря.
        'За то вот я - зря', - дала себе мысленный подзатыльник я. Нет, ну вот чего я так взбеленилась? Почему до сих пор хочу вцепиться этой Керри в наросты и оттаскать за них по комнате. А эти коготки? Видели, как она кромсала ими обивку? Меня даже не столько раздражает факт заключенного обманом брака, сколько эта желтая стерва. Интересно, и долго у них это продолжалось? Почему её желтый хвост всё ещё мелькает в коридоре? Р-р-р, оторву...
        Засмотрелась на Курта, дающего распоряжение прислуге о праздничном ужине, и подумала о том, что теперь этот мужчина законно мой, а не этой *учки. И широкие плечи - мои, и мускулистые руки - мои, и каждый кубик прессика - тоже мой, ну и то, что ниже - всё-всё моё.
        - Милая, потерпи, скоро накроют на стол, не ешь губы, они мне нравятся, - ко мне подошел Курт и нежно обнял.
        - А эта Керри тоже будет за столом? - решила уточнить я, отвлекаясь от мыслей о теле цитра.
        - Цара, она жила в этом доме долгое время. Ей надо время, чтобы уехать. Я не могу выгнать ее, я и так поступил с ней крайне некрасиво, - нежно поцеловал он уголок губ.
        - А со мной - красиво?
        - А тебе что-то не нравиться? - хитро прищурился этот плутовщик.
        В этот момент походкой от бедра в гостиную вплыла Керри, и остановилась рядом, жадно ловя окончание фразы Курта.
        - Я просто в восторге, - проворковала я. Ну а что я ещё я могла ответить в присутствии этой мадамы? - Ночью покажу тебе насколько именно.
        В глазах Курта зажглось пламя страсти, и я услышала, как Керри фыркнула и, цокая каблуками, вышла из комнаты. Один - ноль!
        - Твою одежду доставили с корабля, пойдем покажу тебе нашу комнату, - подхватил меня на руки цитр и рванул из гостиной, вверх по лестнице.
        Как только мы добрались до комнаты, Курт открыл ногой дверь и потянулся к губам.
        - До ночи еще так долго... - умоляюще прошептал он мне в губы.
        Комнату я не успела оценить, ну вот совсем. Только кровать и потолок. Белый. Ладно, еще будет время. Да и одевались на обед мы со скоростью космического истребителя, и то только после того, как Зира, третий раз уже не тактично звала, а, судя по звукам, проверяла дверь на прочность.
        За праздничным обедом я познакомилась с дядей Курта - Ассорионом и его двумя маленькими сыновьями Дарионом и Вакурионом, на вид лет восьми и одиннадцати.. Мужчина веселился от души, узнав, как именно свершился обряд. Его басовитый смех был настолько заразительным, а похрюкивания в кулак настолько комичными, что уже через секунду смеялись все, даже губы Керри тронула усмешка.
        Эта цитранка сидела напротив Курта и постоянно строила ему глазки. Мой, теперь уже муж, нервно елозил и постоянно менял позу. Неужели ему некомфортно под её взглядами? Когда я посмотрела под стол, то поняла причину - желтая ножка в черной туфельке так и норовила потереться о ногу мужчины. Моего мужчины!
        - Интересно, а у вас хвост может выполнять функцию ноги? - поинтересовалась я как бы у всех.
        - Нет, а почему ты спрашиваешь? - Миртарион удивленно смотрел на меня.
        - Да вот думаю, если лишить одну особь конечности, она ходить сможет или нет, - смотря прямо в глаза цитранке, произнесла я.
        Вилка противно заскрипела по тарелке, но ноги эта дама теперь держала при себе. Я слышала, как Курт тихо посмеивается, прикрываясь рукой.
        После небольшой паузы Керри вскинула голову, и, бросая вызов глазами, произнесла:
        - Нет, но хвост часто любят использовать в постельных играх. Вот Курт, например, просто обожает то, что я делаю своим хвостиком в постели.
        Все мужчины за столом закашлились, а Зира даже подавилась и теперь запивала водой.
        - Не проблема, значит, лишу еще и хвоста, - крутя ножик в руках, сказала я.
        Но своей цели она достигла - я жутко разозлилась! Сразу начала представлять, что же она им могла делать и как. А Курту действительно нравилось? Один-один, ух, ведьма!
        Курт успокаивающе погладил меня по ноге, и я перевела взгляд на его хвост.
        - А ты покажешь, что делаешь своим? - громким шепотом спросила я.
        Стыдно, конечно, перед его отцом и дядей, но в любви все средства хороши.
        - Обязательно, - многообещающе прошептал цитр мне в ушко, посылая волну мурашек по телу.
        Довольно посмотрела на цитранку и особо отметила искривленные губы. Два-один, детка!
        На следующий день, пока Курт был занят накопившимися делами, я ходила и изучала дом. Вокруг было очень много камня и дерева различных пород. Я спускалась по лестнице из незнакомого светлого камня со светящимися прожилками и проводила по перилам пальцем. Удивительно, от прожилок шло еле заметное тепло. Такой же пол, только более темного оттенка был в гостиной и коридорах. Я сняла балетки и прошлась босиком. От пола шло приятное тепло, идти по ним было одно сплошное удовольствие. Несмотря на то, что сейчас я была в легком платье и не мерзла, я всегда предпочитала жару холоду, и подогреваемые полы были как нельзя кстати, плюс, они добавляли уюта дому.
        Наслаждаясь самостоятельной экскурсией, я тихо передвигалась по дому, пока не услышала заинтересовавший меня разговор. Я аккуратно выглянула из-за угла и спряталась обратно. На кухне, прижимаясь всем телом к одному из членов делегации Курта, стояла Керри в легком халатике. Один край розового шелкового безобразия оголил плечо, и цитр жадно пожирал взглядом оголившийся участок кожи девушки.
        - Так что было дальше, Сафр? - с придыханием спрашивала цитранка.
        - Да что дальше, на Конус мы полетели, за ней, ясное дело! Да что ты все об этой человечке, давай лучше вернемся к тому, с чего начали, - голос цитра доносился до меня глухо.
        - Обязательно, только вот ответь мне на один вопрос...
        Я увидела приближающегося по коридору Курта и двинулась ему навстречу. А я что? Я ничего... Мимо шла. Как только он подозрительно сузил глаза, я закрыла ему рот поцелуем. Проверенное средство, а главное - безотказное! Жалко не успела узнать, что там за вопрос такой был...
        Следующим вечером Курт на пол-дня улетел по делам, а я сидела с Зирой в маленькой гостиной и наслаждалась минутами покоя. Тяжел был супружеский долг, но я сама напросилась, так что теперь сижу, расслабляюсь и занимаюсь любимым женским занятием - чесанием языков.
        Когда Зиру позвали на кухню, я ничуть не удивилась, но вот когда на ее место села Керри, я поняла, что это было неспроста.
        - Я хотела с тобой поговорить, - неловко улыбалась мне девушка.
        - Говори, - ага-ага, так и поверила этим невинным глазкам.
        - Я хотела извиниться за свое поведение. Я понимаю, что теперь Курт женат и не может быть моим... - она посмотрела на меня и, не заметя никакой реакции, продолжила. - Мне было тяжело перенастроиться, понимаешь, мы же три года были вместе...
        Я молча ждала продолжение спектакля. Никогда не поверю ни единому её словечку.
        - В общем, я хочу сказать, что смогла отпустить от себя чувства и нашла новую любовь...
        'Ого, так быстро!' - подумала я про себя.
        - Это один из коллег Курта, он давно оказывал мне знаки внимания, но только теперь я осмелилась присмотреться к нему поближе...
        'Помним, помним, ага, на кухне' - хихикнула я про себя.
        - Можно сказать, что благодаря тебе я нашла свою половинку, - продолжала между тем она.
        - Ты его цара? - в лоб спросила я.
        - А-э-м... Я пока не могу сказать... - выкрутилась она.
        - Поздравляю, - перебила я её, мне уже хотелось побыстрей закончить этот акт и удалить ее со сцены.
        - Я хотела в знак примирения подарить тебе вот это, - она протянула мне красивую заколку для волос, украшенную камнями.
        - Спасибо, но я не могу это принять, - я внутренне сожалела - красивая была вещь, вот только там точно подвох какой-то.
        - Прошу тебя, возьми. Я чувствую себя очень виноватой перед тобой, - цитранка упорно протягивала мне красивую вещицу.
        - С чего бы это такие перемены? - руку к заколке я так и не протянула.
        - Хорошо, - она перестала протягивать руку и выпрямилась на кресле. - Я скажу тебе правду, вижу - ты не дура. Сафр сомневается в том, что у меня прошли чувства к Курту, а я не хочу потерять возможного богатого любовника. Если он увидит одно из моих любимых украшений на тебе, то поверит мне.
        А вот такой правде я уже больше верю.
        - Вот только как вы на наростах заколки носите? - заодно проверю, действительно ли это её вещь. Если да, то она быстро и легко продемонстрирует мне способ ношения. Керри ловко собрала верхние длинные наросты одной рукой и второй споро закрепила их украшением. Честно говоря, смотрелось эффектно.
        - Не хочешь - не носи потом. Я прошу только сегодня одеть его, чтобы Сафр убедился в серьезности моих чувств. Он знает, что я никогда бы не отдала свою вещь той, которую считала бы соперницей, - и опять протянула мне руку с заколкой.
        Я смотрела на красивую игру камней при свете и размышляла. Какой подвох? Она же его одела и не упала замертво, это не кулон, чтобы при носке мог что-то впрыснуть в кожу, и не кольцо, и не браслет... И надела она вещь очень уверенно, как будто постоянно ей пользуется.
        - Можно мне дать её на минутку, чтобы я приняла решение, - решилась я.
        Девушка молча отдала мне заколку и я пошла на кухню. Зира готовила и раздавала сотню указаний другим поварам, поэтому я лишь на секунду оторвала ее от дел, поинтересовавшись, знает ли она эту вещь.
        - Конечно, это же любимая заколка Керри, - громыхая кастрюлями, ответила нянюшка. 'Ладно', - приняла решение я для себя и вернулась к девушке. В меркантильный интерес девушки я верила. Да и велико было желание от нее избавиться, а то она не торопилась с выселением отсюда...
        - Я одену ёё только на один вечер, а потом верну, - оповестила я девушку.
        - Спасибо, думаю, этого будет достаточно, - благодарно улыбнулась мне девушка и ушла.
        Я крутила в руках вещицу и удивлялась тонкой работой мастера. Каменные птицы летали над красивыми цветами, блестя всеми цветами радуги. Как любой девушке, мне жутко хотелось примерить эту вещицу, поэтому я отправилась в нашу с Куртом комнату. Стоя у зеркала, я расчесала свои золотистые волосы и закрепила сзади их заколкой. Взяла второе маленькое зеркальце, чтобы насладиться видом.
        'Как же маленькая деталь может изменить весь внешний облик', - удивлялась я, вертя зеркальце в разные стороны.
        Отражение в зеркале начало расползаться, мои руки сковала такая тяжесть, что я выронила зеркальце. Пытаясь добраться до двери, чтобы позвать на помощь, потеряла сознание...
        Очнулась я в постели от бешеного рева. С трудом разлепив глаза, попыталась подняться, но ничего не вышло - на мне лежала тяжеленная желтая рука.
        Вдруг стало так легко, и под аккомпанемент утробного рычания, в поле моего зрения возник летящий голый цитр. Незнакомый цитр... И я голая... И Курт бешеный...
        Ну это просто сразу два-пять в пользу цитранки, твою мать! Сделала!
        Глава 34.
        Я сидела взаперти уже неделю. Ко мне не пускали даже Зиру, лишь маленькая девочка-цитранка приносила еду и тут же выскальзывала за дверь, смотря на меня испуганными глазами.
        - Почему ты так боишься меня? - спросила я как-то её.
        - Это... Это же из-за Вас дядя Куртарион убил того мужчину? - у девчушки от испугу дрожала нижняя губа и я чувствовала себя просто настоящим монстром.
        - Можно сказать и так... - тихо ответила я, понимая, что не смогу объяснить ребенку, что на самом деле произошло, да и не надо ей знать такие вещи.
        - Тогда я не буду с Вами разговаривать, а то вдруг меня тоже убьют, - сделала страшные глаза девочка и с тех пор больше не отвечала на мои вопросы, быстро выполняя свои поручения.
        Страшная картина убийства стояла перед моими глазами, а чувство вины грызло изнутри. Вот если бы я только не взяла эту дурацкую заколку, если бы не стала разговаривать с Керри, да вообще, много если бы...
        С тех самых пор, как из комнаты вынесли безжизненное тело незнакомца, я видала только эту маленькую девочку. Курт в тот день как будто обезумел: он не слышал моих протестов, криков, просьб остановиться, он даже ни разу не взглянул в мою сторону. Лишь выволок тело и захлопнул дверь, оставив меня сидеть в оцепенении от увиденного. То, что меня закрыли, я поняла не сразу, а только тогда, когда захотела выйти из комнаты, чтобы позвать прислугу - на полу разлилось море крови и от её запаха меня начало мутить. Вот именно тогда на меня навалилось осознание, что убирать последствие трагедии придется собственноручно. Я оттирала кровь от пола своими футболками, так как других тряпок не было, и ревела... Это было ужасно... До сих пор бросает в дрожь.
        Я мучилась от неизвестности неделю, терзая души и разум различными версиями происходящего за дверью. Вот если бы хоть раз увидеть Зиру... Тогда бы хоть что-то стало ясно. Но тот факт, что она не появлялась у меня, свидетельствовал о плохом положении вещей.
        На седьмой день мое терпение лопнуло, как мыльный пузырь. До этого я уже пробовала стучать в дверь - никто не отвечал. Пробовала выйти следом за девочкой - снаружи меня встретили два охраняющих дверь цитра. Оставалось только окно, и теперь меня уже не останавливал второй этаж. Желание поставить все точки над 'i' было сильнее.
        Это только в фильмах героиня, прыгая со второго этажа, делает крутой кувырок и бежит дальше. Я же содрала себе все локти, ладони и колени, больно ударилась пяткой и чуть не откусила себе язык.
        Пробираясь под окнами, мимо кустов и клумб, остановилась, услышав доносившиеся голоса:
        -Подумай, Курт, первый месяц вашего брака, а она уже в постели с другим. Я за три года ни разу тебе не изменяла, несмотря на то, что была лишь в статусе любовницы.
        - Замолчи, Керри! - еле слышно огрызнулся мой муж.
        - Курт, еще не поздно все исправить... - начала было говорить девушка.
        - Вон! - заорал цитр.
        Прощен! Вот как бы я не злилась, но только за то, что он послал эту дрянь - я ему все прощу. Не сразу, конечно...
        - Господин! Ваша жена пропала! - в комнату ворвались охраняющие мою дверь цитры, и я услышала гневный рык мужа.
        Да тут я, тут! Эй! Вы куда?! Ладно, пойду к входу.
        Со второго этажа раздавались голоса, я шла по коридору и решила свернуть на кухню. За плитой как всегда стояла Зира.
        - Зира! - решилась окликнуть я женщину.
        - О, детка, что ты тут делаешь? - подбежала ко мне цитранка.
        - Я не смогла больше находиться взаперти... И, по-моему, они решили, что я сбежала, - виновато скривила лицо я.
        - Ох, девочка, что же ты наделала? Зачем ты так с моим мальчиком? - качала головой Зира.
        - И Вы туда же? А Вас ничего не смущает в этой истории? Например то, что я ни разу не видела того цитра, или то, что Керри проявляет чрезмерную активность? Это между прочим из-за нее всё произошло!
        Зира продолжала подозрительно на меня смотреть, поэтому я продолжила:
        - Помните, как раз накануне печальных событий, я подходила к Вам с заколкой? Вы тогда еще сказали, что это любимое украшение Керри. Она что-то сделала с ней, потому что с того момента, как я ее одела, я потеряла сознание и очнулась только уже от звука разборок.
        - Где заколка? - раздался громкий голос Курта от двери.
        Я обернулась на звук и натолкнулась на сосредоточенный взгляд мужа. Его глаза горели яростью и надеждой. Тело все напряглось и замерло, в ожидании ответа.
        - В спальне, на тумбочке у кровати, - и мужчину как ветром сдуло.
        За ним со всех ног побежала Керри, но ее на полпути перехватил один из охранников по приказу Курта. Я дернулась было, чтобы пойти следом, но меня остановила Зира.
        - Подожди, деточка, если то, что ты говоришь - правда, то тебе не нужно туда сейчас идти, дай ему самому все выяснить.
        Зира усадила меня за стол и дала в руки дымящуюся чашку ароматного напитка, один запах которого успокаивал расшатанные нервы. Ненавижу ждать...
        Сверху донесся женский визг, и я выбежала в коридор, думая уже о самом плохом. В голове стояла страшная картина убийства незнакомца, и если в тот раз я могла ему оправдать в своих глазах, то думая о возможном убийстве цитранки внутри все холодело. Но слава небесам, когда я подбегала к лестнице, по ней двое цитров тащили под руки упирающуюся Керри. Она брыкалась, кричала, проклинала в основном меня и Курта, ну и, конечно, обещала страшную месть.
        Я так засмотрелась на эту картину, что вскрикнула от испуга, когда Курт крепко обнял меня руками сзади и прошептал:
        - Прости...
        - Ты действительно верил, в то, что я тебе изменила? - спрашивала я уже через несколько дней, нежась на постели в спальне.
        - Я и врагу не посоветую испытать то, что испытал я, когда увидел тебя в объятьях другого. Да я неделю связно мыслить не мог, пытался анализировать, но инстинкты драли верх над логикой. Мое подсознание говорило мне, что что-то в этой истории не так, но я не мог заставить себя пойти к тебе и узнать, что же произошло на самом деле. Я так боялся, что ты действительно изменила мне, что оттягивал наш разговор как можно дальше.
        - Что теперь будет с Керри? - меня действительно интересовала её судьба.
        - Она из очень богатой семьи, и ее родители задействовали все связи, чтобы вытянуть её из временного заключения. Я вынужден был пойти им навстречу, но только под условием ее депортации с планеты и невозможности вернуться на родину. Плюс, её семья выплатила мне огромную компенсацию.
        - Ну, если ее не будет хотя бы на этой планете, я буду спокойна.
        - Злюка, - легко поцеловал меня в кончик носа Курт.
        - А тебе не светит наказание за убийство того цитра? - впервые решилась затронуть эту тему я.
        - Цары для нас священны, и наш закон полностью оправдывает мужа, убившего любовника цары, пусть даже возможного, - глаза мужа сузились от неприятных воспоминаний. - Тем более, как призналась Керри, тот мужчина полностью осознавал, на какой риск идет, но желание списать долг перед её семьей было сильнее. Но давай больше не будем об этом, я вижу что ты слишком близко к сердцу все воспринимаешь.
        - Но как же... - мой рот был закрыт поцелуем.
        - Я найду лучшее применение твоим губам, - нежно прошептал этот хвостатый...
        Ладно, пусть, действительно очень неприятная тема. Я до сих пор не могу отделаться от чувства вины...
        Но сколько бы ни длилась идиллия - она не может быть вечной. Я подозревала, что скоро мне надоест этот спальный марафон с перерывами на отдых, прогулки и еду. Так и случилось. Уже через месяц я осаждала Курта просьбами взять меня с собой на ближайшие торговые переговоры в Черишес, пусть не в составе делегации, пусть хотя бы как спутницу. Я уже не могла сидеть без дела, жажда деятельности буквально выкипала через край, чем порядком извела Зиру.
        - Любимый, я тут сойду с ума, - приводила все новые и новые доводы я. - Если ты добровольно не хочешь брать меня на борт корабля, я проберусь туда тайком. И с моим везением, обязательно ошибусь в выборе и улечу в Космотаракань, так и знай.
        - Хорошо, хорошо! Твоя взяла, - поднимая руки вверх, сдавался цитр. - Только никакой импровизации!
        Сборы - это так утомительно! Меня никогда не касалась эта сторона путешествий, поэтому поднималась я на борт корабля не прекрасно-воодушевленная, а ужасно-утомленная. Курт смеялся надо мной, говоря, что это просто я всегда была налегке - либо сбегала, либо меня похищали.
        'Очень смешно!' - возмущалась я про себя, направляясь в нашу каюту.
        - Курт! - воскликнула я.
        - Тебе нравится, любимая? - останавливаясь за моей спиной, спросил цитр.
        - Ты все сделал в точности, как я мечтала, - я действительно видела ожившую картинку, которую рисовала как-то вечером мужу, когда он спрашивал, как бы выглядела наша комната моей мечты.
        - Я планировал пригласить тебя с собой в следующий раз, но так как ты настояла, то пришлось заканчивать всё в рекордные сроки.
        Я зашла в каюту и с затаенным дыханием трогала каждый предмет, каждую деталь новой обстановки: мягкий бежевый ковер, белоснежную кровать, мои любимые зеленые кресла, которые мягко обволакивают тело при сидении и маленький круглый кофейный столик между ними. Скрытые гардеробные с удобными пуфиками и зеркалами во весь рост радовали женскую душу, а множество древовидных растений в оранжевых горшках разных форм и сотни мелочей, дополняли картину уюта. В душе разливалось тепло - было очень приятно, что Курт запомнил все и исполнил мою, пусть и маленькую, но мечту.
        Вот только одного предмета мебели не было в моем рисунке - непонятного подвешенного яйца, заваленного на бок. Я смотрела на него как на диковинное животное, но не находила этому чуду какого-либо применения.
        - Я вижу, что тебя озадачил цитер, - подходя вплотную ко мне, сказал Курт.
        - Да, я никак не разберусь, что это такое, - я трогала гладкую поверхность предмета, пытаясь найти хоть кнопочку.
        - Вот, - Курт нажал на что-то сбоку конструкции, верхняя треть яйца открылась и я тут же засунула туда нос, но и созерцание пустого углубления не добавило ответов.
        - И-и-и? - развела руками я.
        - Что 'и-и-и'? Вот и будешь качать маленького цитренка и петь ему хоть 'Ии-Ии-Ии', хоть 'Аа-Аа-Аа'.
        Я смотрела на него как на дурака и думала о том, когда это муж успел сойти с ума... Потом подумала еще как следует... Еще... Еще как следует...
        И посмотрела уже как на дуру - на себя...
        Вот, почему-то, у меня раньше было ощущение, что когда во мне будет жить новая жизнь, я это обязательно почувствую. Еще даже до возможных признаков, до тестов. Сразу распознаю что-то новое во мне, ведь все беременные буквально светятся изнутри!
        Так, глаза те же, фигура та же, волосы - да всё, всё абсолютно такое же. Я смотрелась в зеркало и пыталась разглядеть хоть какие-то признаки беременности, ведь по моим внутренним ощущениям все было по-прежнему, ну, конечно, если не считать очевидной задержки.
        Ладно, к черту заморачиваться, все равно под рукой никаких тестов нет. Есть только светящийся, как новенький лир, цитр. Нет, он не допекал излишней заботой - он и так был всегда внимательным ко мне. Он не заводил долгие разговоры о будущем - не в его стиле. Он просто ходил и улыбался во все 'сколько-у-него-там-зубов', порядком нервируя своим довольным видом. А меня терзали сомнения, начиная от - ' Вдруг, это какая-нибудь женская неполадка, а не беременность?', и заканчивая - 'Да я же только хотела вернуться к любимым переговорам, и что теперь?'
        - Зира, скажи честно, вы меня откармливаете на праздничный стол? Как шатца? - я пыталась отложить половину порции обратно в кастрюлю, но женщина протестовала.
        - Не думай только о себе! - нет, она что, правда, сейчас еще ложку из кастрюли подложила?!
        - Приходится! Иначе у меня, просто, заворот кишок будет! - вырывая тарелку обратно, я ополовинила порцию и пошла за стол.
        - Так и знай, я хоть тебя люблю, но о таких вещах молчать не буду, всё моему мальчику расскажу, - сдалась Зира и села со мной рядом. - Только Курт может с твоим нравом справиться, а я старая, мне тяжко.
        О! Теперь началось давление с другой стороны, вот упрямая женщина! Но у меня живот тоже один, и очень мне дорог, поэтому глубоко вдыхаем, медленно выдыхаем и переводим тему.
        Вот, теперь мир. Теперь хорошо.
        Черишес нас встретил багровым закатом. Деревья и кустарники причудливой формы удивляли всеми оттенками красного. Современный город, похожие на землян жители, лишь темный оттенок кожи и маленький рост отличал их от привычных людей.
        Гостиница, номера в которой были для нас зарезервированы, находилась почти на краю города. Там же и местный центр торговых переговоров, куда завтра должен был отправиться Курт с делегацией. Номера, хоть и были рассчитаны на инопланетных гостей, средний рост которых значительно превышал рост местных жителей, был очень и очень мал. Курт с трудом помещался на кровати, его хвост свешивался на пол, и у меня было ощущение, что скоро мы вдвоем просто свалимся на пол.
        Странно, но Курт не возмущался.
        - Если я не буду лояльно относиться к таким мелочам, то долго не задержусь на занимаемой должности, милая, его пальцы перебирали мои волосы и опускались вниз, нежно поглаживая шею. - На разных планетах свои условия пребывания - либо ты принимаешь их, либо планета не принимает тебя. Хочешь, я верну тебя к Зире на корабль?
        - Нет, сегодня, пока тебя не было, я прошлась по местным магазинам, и, как и думала, не нашла ни одного теста на беременность. Все мне советовали идти на процедуру, сродни узи, которой они здесь пользуются. Вот, думаю, направиться туда завтра.
        - Я бы хотел пойти туда с тобой, но у нас плановая поездка всей делегацией на территорию залежей мавия, из-за которого мы сюда и прибыли. Планируем отбыть ранним утром, а приехать уже заполночь. Я вижу, что ты вся в нетерпении, поэтому сходи, иначе еще один день, и ты взорвешься. А мне не очень-то хочется попасть под обстрел.
        - Интересно, а на таком сроке пол ребенка определяют?
        - Я не знаю как здесь, но у нас определяют пол ребенка чуть ли не с первых дней беременности цитранки. Но нам надо брать в расчет тот факт, что ты - человек. А специальной медицинской аппаратуры для людей у нас на планете нет.
        С утра следующего дня я сидела в холле на маленьком диванчике одного из центра матери и ребенка и ждала вызова. Мне подали очень вкусный напиток малинового цвета, поэтому я уже не особо торопилась, смакуя вкус.
        - Госпожа Алина, прошу Вас, проходите, - низкорослый темный мужчина в белом стоял в двери кабинета.
        Эх, не успела допить...
        Несмотря на мой небольшой рост, по сравнению с доктором я чувствовала себя великаном. Ну, уж очень необычное ощущение, скажу я Вам!
        - Садитесь в кресло и расслабьтесь, - доктор показал на черное кресло овальной формы.
        А рассказать, зачем пришла? Не надо? Или уже из регистратуры узнал? Или тут так принято? Вот, жутко не люблю себя чувствовать не в своей тарелке!
        Я аккуратно опустилась и почувствовала, как в некоторых местах точечно кресло плотно соприкоснулось с телом и начало вибрировать.
        - А вибрация зачем? - вырвалось у меня, отчего мужчина внимательно на меня посмотрел, но пояснил только, что так надо.
        Да что я переживаю, ведь не колют же, наоборот, приятно, расслабляет.
        Доктор накрыл меня выдвигающимся из кресла полукругом от груди до бедер и защелкнул устройство.
        - Теперь необходимо надеть маску, для защиты от иво-света, не волнуйтесь, ничего неприятного в этой процедуре не будет, - он надел полусферу на голову, плотно закрывающую верхнюю половину лица.
        С этого момента я ничего не видела, слышала лишь равномерное тихое гудение аппарата и редкие передвижения доктора.
        - Вот и всё, - через несколько минут доктор снял с меня маску и открыл кресло, выпуская меня. - Вот ваше исследование, оставьте администратору номер Вашего инфокома и она скинет Вам информацию еще и в электронном виде.
        Я взяла листы с результатами и поняла, что вот как раз ТАК понять ничего не смогу.
        - Доктор, переводчик трансформирует для меня Вашу речь, но прочитать результаты я не могу, Вы не могли бы рассказать мне в кратце, кто у меня будет и какой срок? Ни и, конечно, все ли в порядке с малышом...
        - С малышом? - доктор удивленно посмотрел на меня и взял листы с показаниями.
        Минуту, в комнате наполненным тревожным ожиданием висела тишина, мужчина листал страницу за страницей, и по его лицу я не могла прочитать ничего. Такое, знаете ли, профессиональное медицинское выражение лица, которое выражает абсолютное безразличие ко всему.
        - У Вас на лицо изменения гормонального фона, уровень экстрогенов приводит меня в некоторый ступор, но возможно, это нормально для Вашей расы. Ничего по этому поводу сказать не могу... Органы в порядке, воспалительных процессов нет.
        И протянул мне листы обратно. Так, так, так, стоп.
        - А ребенок? - остановила я его.
        - Ребенок? Вы не беременны, госпожа Алина. Определенно.
        Определенно... Я сидела в номере гостиницы и думала о словах доктора. Но если я не беременна, то, значит, с моим организмом что-то не в порядке, так ведь? Или это реакция на постоянный стресс? Хотя на плантациях со мной такого не случалось, а уж стресса и ужасных условий было выше крыши. И хоть бы хны...
        Ну а как же я скажу Курту? Он же так радовался, даже этим яйцом непонятным обзавёлся...
        Я нервно ходила по комнате, а ночь все больше заявляла свои права. И так нервы ни к черту, еще и Курт задерживается!
        - Зира, с тобой Курт не связывался? - позвонила по инфокому женщине, в поисках хоть какой-то вести.
        - Нет, деточка, а должен? - сразу забеспокоилась женщина.
        - Нет-нет, - не стала я волновать женщину. - Скоро, думаю, придет, просто скучно.
        Перебросившись еще парой фраз, закончила разговор и еще больше разволновалось. На душе уже вовсю разворачивалось беспокойство за любимого.
        Может просто затянулись переговоры? Или случилось что?
        Мои терзания прервал стук в дверь, к которой я метнулась, сломя ноги.
        - Здравствуйте. Вы госпожа Алина? - за дверь стоял высокий человеческий мужчина хмурого вида.
        - Да, - сердце рухнуло вниз от плохого предчувствия.
        - Ваш муж послал меня за Вами, они с коллегами отмечают удачное завершение сделки, - сдержанно говорил мужчина.
        Странно, ни разу не видала этого человека на корабле. Может он местный знакомый? Или служащий центра?
        - Так рано завершили сделку? Мы же должны быть еще как минимум три дня на планете...
        - Все сложилось очень удачно и все завершено досрочно.
        - Здорово, - медленно проговорила я, сама пытаясь сообразить, отмечал ли Курт когда-нибудь удачные сделки. Этого я не знала. Чтож, надо собираться.
        - Где отмечают?
        - Я Вас провожу, - абсолютно беспристрастное лицо и лишь глаза холодно смотрят на меня.
        Ему, наверное, тут дополнительное поручение повесили, а я пристаю, надо собираться быстрее, может он к семье спешит.
        - Я спрашиваю, чтобы понять, что мне одеть, - решила пояснить свое любопытство я.
        - Там нет дресс-кода. Можете одеться, как считаете нужным.
        Я немного поколебалась, думая, пригласить ли его подождать в номер, или оставить за дверью и остановилась на последнем.
        - Готова, - уже через пару минут я вышла за дверь и столкнулась с хмурым взглядом мужчины.
        Что? Я же, вроде, быстро! Не больше пяти минут прошло!
        Оставила свои слова при себе и отправилась следом за мужчиной.
        Какой-то сумбур в голове... Сначала эти результаты, потом тревожное ожидание, неожиданные сборы и вот теперь поездка на каперсе по городу.
        Мужчина спокойно сидел рядом, задумчиво смотря в окно и, изредка, хмурился.
        Черные волосы по плечи были откинуты назад, лицо какое-то все квадратное - скулы, подбородок, лоб... Странный...
        - Как Вас зовут? - озвучила вслух свои мысли.
        Его тяжелый взгляд соскользнул с окна на мое лицо и его глаза сузились. Холодные голубые глаза. Б-р-р.
        - Шандр.
        Продолжать дальше разговор сразу расхотелось, и я вновь окунулась в свои мысли.
        - Где мы? - я рассматривала вход в заведении, в виде грота.
        Антураж в виде гномов с кирками и впаянными в камень разноцветными камнями создавал странное настроение и сильно отличался от привычных ресторанов и кафе с неоновыми вывесками.
        - Это 'Гноминий', популярное заведение, - мой спутник, не дожидаясь меня, пошел внутрь и я поспешила за ним.
        Внутри был паб. По крайней мере, именно так я его про себя охарактеризовала. Множество высоких столиков, за которыми стояли десятки представителей планет. Такой инопланетный паб, я бы сказала.
        - Для любителей диковинки? - скорее сама у себя спросила я, но мне ответили.
        - Интересное замечание, - полуобернулся мужчина на ходу и пошел дальше.
        Замороженный какой-то.
        Пока хмуро размышляла, не заметила, как Шандр остановился, и врезалась в него. Он вздрогнул, но не от боли, а так, как будто ему было неприятно.
        Рядом играли в игру, где подвешенное кольцо нужно было усадить на рог на стене. Странное занятие, но судя по ажиотажу - увлекательное.
        - Вон тот столик. Я у бара, - почему то добавил он и ушел.
        Я присмотрелась вперед и увидала нашу делегацию в привесёлом состоянии. Парочка тискала каких-то инопланетных женщин, один цитр уже, буквально, спал на столе, а еще пара оживленно разговаривала между собой, пытаясь перекричать шум толпы. А где же Курт?
        Поискала его глазами по залу, но так и не нашла.
        - Привет, Ивет. Где Курт? - обратилась я к самому адекватному из них.
        Его глаза сделались как блюдца, а язык начал издавать непонятные звуки.
        - Ты... А... Как... А-э-м... - он жевал губы и поглядывал куда-то в сторону.
        - Где Курт? - еще раз повторила я.
        - А ты что здесь делаешь? - собрал язык в кучу он.
        - Как что? - что-то мне все это не нравилось, ой, как не нравилось.
        Я видела, что его глаза все время смотрят куда-то в строну и уже внимательней отследила взгляд. Он смотрел на одну, из множества дверей в стене. Раньше я их не замечала...
        - Он там? - ткнула я пальцем в дверь.
        - Э-э-э... Нет! - пьяному, хоть и цитру, очень трудно врать.
        Я медленно направилась туда. Не стала гадать, не стала предполагать, просто потянула дверь на себя и вошла.
        Сквозь приглушенный желтый свет пыталась разглядеть то, что происходило внутри.
        На алых простынях переплетались в вечном танце любви два тела - моего любимого и белокурой человечки...
        Я не стала повторять его ошибки - я присмотрелась. Уж лучше бы я этого не делала.
        Мне каждый раз как будто давали под дых, когда Курт с нажимом входил в тело девушки.
        Я закрыла глаза. Нет, мне кажется, это не он.
        Открыла. Нет, он, именно он. Неужели я не узнаю собственного мужа...
        Руки заледенели, в груди что-то сжалось, наверное, это душа смотрела на выходку любимого и медленно убивала любовь к нему. По кусочку, вырезала из сердца его образ, оставляя за собой лишь пустоту.
        Не было злобы, не было агрессии. Мне не хотелось оттаскать эту блондинку за волосы или крикнуть, какой он гад.
        Мне хотелось вздохнуть, но у меня не получалось.
        Мне хотелось заплакать, но глаза отказывались выдать хоть слезинку.
        Я просто вышла, не следя, громко ли хлопнула дверь или нет.
        Не следя, за реакцией коллег Курта или других свидетелей произошедшего.
        Мне было до них дела.
        В голове билось лишь одно: 'Я у бара'.
        Я у бара, я у бара, я у бара... До сознания не доходило ничего, я искала, искала на подсознании. Человека. Не знаю зачем. Не знаю...
        - Выпьешь? - оказывается, я уже некоторое время просто стояла около Шандра.
        Посмотрела на мужчину, сидящего на высоком стуле, потом на протянутый бокал.
        Выпила.
        - Еще? - утвердительно кивнула.
        Выпила.
        -Еще? - еще, еще, еще...
        - Больно... - прошептала я.
        - Это хорошо, - спокойно ответил Шандр.
        - Хорошо? - я пыталась сфокусировать взгляд на качающимся мужчине.
        - Хорошо, - утвердительно кивнул он, с холодной улыбкой на глазах. - Еще?
        - Еще...
        Где я? Я плыву?
        Ах, черт! Как же плохо...
        Я вновь приоткрыла глаза и уперлась взглядом в спинки сидений.
        - П-х-х, - издала я нечленораздельный звук и вновь закрыла глаза...
        Господи, скажи этому громкому женскому голосу, чтобы он заткнулся. Пожалуйста... Я буду хорошей девочкой...
        Я опять попыталась открыть глаза и увидеть что-то помимо бесконечных рядов кресел.
        Как я оказалась в космопорту?
        Посмотрела, на чем лежат мои ноги и убедилась, что я ещё и с багажом - моя сумка служила пуфиком для ног.
        Молодец, домовитая, - похвалила я себя.
        Осталось только вспомнить, что же я тут делаю. Еду? Куда?
        Рядом раздался стон. Сощурившись повернула голову на звук.
        Мужчина. Какой-то смутно знакомый.
        Я потерла лоб, пытаясь запустить мыслительный процесс, но мой разум катался на карусели вчерашнего веселья. Ведь очевидно же, что веселья, раз я так перебрала... Правда?
        - Ты кто? - а что мозг насиловать, проще узнать.
        О, это утреннее похмелье, оно делает голос просто божественно хриплым и прокуренным!
        - Шан... Шандр, - прокашлялся мужчина.
        - Привет, Шан-Шандр, - даже иронизировать не получалось.
        Вот когда смотришь в одну точку, тогда еще более-менее терпимо. Так как я была повернута в сторону Шандра, то и выбрала его подбородок как точку равновесия. Вот так, так кружиться только на периферии зрения, а не скачет вся картинка.
        - Вода? - протянул бутылку мужчина.
        - О, да! - сделав глоток, пожалела об этом - алкоголь в желудке разбавился водой и ударил в голову с удвоенной силой. О-у-у.
        - Плохо? - спросил этот Шандр.
        - Плохо... - простонала я.
        - Это хорошо, - сказал он это так утвердительно, что я даже повернулась и открыла глаза. Подвиг, между прочим, вот!
        Это хорошо, это хорошо... Я это уже слышала, только когда? Вчера? Да, вчера!
        О, небеса! Неужели это правда?
        Перед глазами встала картина Курта и белокурой красотки.
        Боль... Это голова или сердце?
        Пусть, лучше так. Есть вероятность, что голова, и то хорошо... Пусть сердце хоть немного передохнет, ему и так досталось вчера.
        Хотелось просто сдохнуть. Вот здесь. На этом самом кресле в зале ожидания.
        Не могу, не могу даже думать, почему он так поступил. Моя голова как кипящий котелок, больше не вместит ни одной мысли.
        Понимая, что нужно хоть как-то привести себя в чувство, решила уточнить:
        - Туалет? - одним глазом посмотрела на соседа по креслу.
        - Сиди пока, нам сказали, что если еще раз прошатаемся по залу, нас выставят. Хотят в предыдущий раз мы ползли.
        - Ещё раз? - с каким же трудом мне даются слова! - Ползли?
        Боже, что я вообще здесь делаю, да еще и с этим мужчиной?!
        И память, и кое-кто свыше, отказались раскрывать карты. Воспоминания зияли провалами, и при попытках выудить что-то из вчерашнего вечера, подсовывали картинки барной стойки и множество стопок, стаканов, коктейлей.
        - Откуда чемоданы, - надо начинать восстанавливать пробелы в памяти.
        - Откуда, откуда, - Шандр размял руками шею. - Из номера.
        Ну вот, сразу всё стало понятно, буквально, расставилось на свои места. Последняя деталь паззла встала! - На такую длинную речь меня бы просто не хватило, но очень, о-о-очень хотелось.
        - Что? - мужчина запустил руку в свои волосы. - Не помнишь?
        Я медленно покачала головой из стороны в сторону. Так, чтобы не раскачать алкогольную карусель еще больше.
        - Мы пили, - он, наклонив голову, констатировал факт. - Ты решила забрать вещи.
        - У тебя, блин, прям, талант к пересказам! - выдала я тихую ругань.
        Не пойму, это он так улыбается, или просто лицо перекосило?
        Го-ло-ва, моя голова... Давно бы уже все вытрясла из этого мистера Немногословность, если мне не было та-а-ак плохо...
        Отстаньте! Не трясите меня, не видите, мне пло-хо! Плохо!
        Нет, вот непонятливые, Ну что, что они от меня хотят?
        Я открыла глаза и удивленно уставилась на бодрого Шандра. Это сколько же я проспала, что этот громила уже успел полностью придти в себя?
        - На, - протянул мне белую таблетку и одноразовый стакан с водой.
        - Отрава? - он кивнул. - Давай!
        Я быстро проглотила таблетку и закрыла глаза, провалилась в похмельное забытье.
        - Вставай! - да зачем так орать на ухо?!
        Я открыла глаза и поняла, что еще живу. Голова была в легкой дымке, но окружающий мир уже прочно стоял на месте, отказавшись от скачек и кульбитов.
        - Пойдем, я взял билеты, посадка уже объявлена, - мои ноги с грохотом упали на пол, потеряв опору под ними. Куда он поволок мой чемодан?!
        - Верни чемодан! Я с тобой не собираюсь никуда лететь! - вскочила я на ноги и тут же пожалела об этом. С вестибулярным аппаратом всё еще были большие проблемы.
        Он швырнул чемодан мне в ноги и сообщил:
        - Пока. Думаю, через час здесь будет Куртарион.
        Куртарион... и сердце ухнуло...
        Я не хотела с ним встречаться, не хотела его видеть... Я еще не готова, не готова к разговору... Я еще даже толком не успела подумать обо всем этом на трезвую голову...
        Черт! В конце-концов, этот Шандр никуда меня силком не тащит. Билет взял, таблетку дал. Вот, оказывается, ползали вместе...
        Спина мужчина все удалялась, времени для размышлений не оставалось, поэтому я, кряхтя, подхватила чемодан, и поползла за Шандром.
        Мне уже ничего не страшно, пусть только голова пройдет!
        Глава 35.
        - Ну и куда мы летим, опять на рабские плантации? - я сидела в пассажирском кресле скоростного крейсера и наслаждалась комфортом мягкого сиденья. Не сравнить с жесткими местами в зале ожидания космопорта.
        - Опять? - о, да этот замороженный умеет удивляться? Ни за что не сказала бы...
        - Ну да, несколько месяцев как оттуда, - он пытался в моем лице найти признаки лжи или иронии. Нет, друг, бесполезно. - Я правда там уже была, придумай что-нибудь другое.
        Он смотрел на меня, как будто заново увидел.
        - Что? - не выдержала я.
        Шандр покачал головой и отвернулся, опять уткнувшись в инфоком.
        - А ты не знаешь где мой инфоком?
        - Ты вышвырнула его в окно номера со словами: 'Аливидерчи, старая жизнь', - ухмылялся мужчина в инфоком. - Всё хотел спросить, кто это - Аливидерчи?
        Какая длинная речь! Надо побольше его пичкать иномирными словами, авось, и разговорю человека, оратором станет.
        - Дура, могла бы просто снести систему, - тихо ругала я себя.
        - Не помогло бы, - все также не отрываясь от техники, заметил Шандр.
        Странные у него замечания, да и вообще тип странный.
        - А что ты тут делаешь? - вопрос на миллион, просто.
        - Сижу, - мда, ответ такой же.
        - Я не об этом спрашиваю. Почему ты со мной? - я злюсь, а значит похмелье уже еле виднеется на горизонте.
        - У тебя был плохой день, у меня был плохой день, - нет, он смеётся?
        - У меня был плохой год! - чуть не проорала я.
        Он резко повернулся ко мне всем корпусом, давя тяжелой энергетикой так, что меня вжало в кресло.
        - Это. У. Меня. Был. Плохой. Год! - заколачивал он не гвозди - слова. Я чуть не слилась с креслом.
        - Больной, - тихо констатировала я.
        Мне казалось, что я слышу скрежет зубов. Ненормальный...
        Окей, прилетаем... ну куда-то мы там прилетаем же... и я помашу этому больному ручкой.
        - Куда летим? - он потихоньку спустился обратно в кресло и выплюнул:
        - Увидишь.
        Ну, успокаивает то, что все пассажиры вокруг, на вид, были очень даже приличными. В основном, группы молодых людей и нелюдей, весело переговаривающихся между собой. Правда, кое-кто, втихаря, открывал алкогольные напитки и переливал в стаканы под видом раздаваемых персоналом крейсера напитков. Соседи спереди играл в инфокарточки на желания, а моя соседка слева постоянно поправляла макияж в зеркале и чатилась с подругой. Почему с подругой? Да потому что она так громко комментировала переписку, что я, невольно, была в курсе всей их беседы.
        Тоскливо подумала о том, что скучаю по тем временам, когда мы с Даяной могли проболтать весь вечер, а на следующий день увидеться и трещать не переставая еще полдня.
        Интересно, как она там? С Виторио?
        Тут мою похмельную голову осенила одна идея.
        - Девушка, извините, а Вы первый раз летите на эту планету? - обратилась я к прихорашивающейся, в очередной раз, соседке.
        Мой сосед справа дернулся, но не стал ничего говорить. Зато с его стороны шло ощущаемое напряжение. Уверена, он ловит каждое слово.
        Она изумленно посмотрела на меня, замахав ресницами-веерами, и улыбнулась.
        - Первый раз? Вы шутите?! Каждая уважающая себя девушка должна хотя бы три раза в год бывать на Каити, - активно жестикулировала девушка руками с ярко-розовым маникюром. - Неужели, Вы в первый раз?
        Мда, можно подумать из её речи, что я пол-жизни зря потеряла. Но, признаюсь, интригует...
        - Да, вырвалась из под давящей опеки и решила лететь, - решила сымпровизировать я, надеясь, что выбрала правильную тактику.
        И не прогадала.
        - О, фу! Эти предки! И не говори. Я сама когда, наконец, вырвалась от них, устроила трехнедельный загул. Оу, вот это было супер! Мы были в Несле, ты же знаешь? - она ожидающе смотрела на меня, и пока я сообразила, что ответить, она продолжила. - А, нет, ты же здесь еще не была. И у себя не слышала о Несле?
        Я отрицательно покачала головой.
        - Так вот, запомни - обязательно сходи в Несле. Это БОМ-БА. ОТПАД, - наманикюренным пальчиком, как учитель из моего мира, указывала мне девушка.
        - Обязательно, может расскажешь мне о нем немного, - девушка как будто этого и ждала.
        - Небеса, так круто. Там так круто, что лучше отпили себе руку, но сходи туда. Там тусит вся молодежь планеты. Мега-клуб. Ты только представь... - развела перед собой руками девушка...- семь уровней клуба, каждый со своей атмосферой и стилем, танцевальный бассейн, пенный танцпол, зал с невесомостью, пляж-пати, леди-зал с мужским стриптизом и мэн-зал с женским, скало-бар... Да там столько всего, не перечесть. Только запомни, сразу найди себе покровителя, там бешеные цены на всё, а то оглянуться не успеешь, а уже без гроша в кармане.
        Я слушала её, затаив дыхание. Моя душа рвалась туда - я уже мысленно танцевала на пенном танцполе и любовалась мужским стрипом, в общем делала всё то, что не испытала никогда в реальности. Черт возьми, я хочу туда! Я молода, я активна, и я никогда не веселилась до упаду. А как хочется, аж руки зачесались...
        Но вот про покровителя - это она махнула. Не мне её судить, каждый живет, как хочет, но использовать людей как кошельки - это не мой случай. Фу-у-у, даже передернулась, как только представила, как чужие руки скользят по телу. Б-р-р.
        - Слушай, я смотрю, на Каити летит много молодежи...
        - Ну конечно же! Это самая известная тусовочная планета в Галактике! Ты из какой дыры, раз не знаешь об этом?
        - Из самой что ни на есть... - пробурчала я и перевела взгляд на Шандра.
        - И зачем на Каити? - тихо спросила мужчину.
        - Ты как хочешь, а я хочу забыть этот ужасный год. Думал, ты тоже, - с вызовом смотрел на меня Шандр.
        Я смотрела на мужчину с сомнением. Может, у него тоже выдался такой же нелегкий год, как и у меня? Может, судьба столкнула нас, случайных людей, для того, чтобы мы поддержали друг друга в беде? Чтобы не чувствовали себя такими одинокими?
        Интереса как к женщине от него я не чувствовала, может и ну его, пусть ошивается рядом? В любой момент уйду, если захочу, а так есть хоть кто-то знакомый рядом. Пусть и совсем мало знакомый...
        Космопорт Каити был самым что ни на есть типичным, разве что вокруг сновала в основном молодежь. Даже персонал, на удивление, все были как на подбор молоды, я не увидела ни одного сотрудника в возрасте.
        - Ты бывал уже здесь? - мы шли с сумками по дороге из космопорта.
        - Пару раз, - Шандр высматривал что-то по сторонам.
        - Куда сейчас? - я тоже смотрела по сторонам, пытаясь понять, что же он ищет.
        Около нас остановилась оранжевая машина. Машина! На колесах! Как в моем родном мире!
        Ностальгия мягко притянула меня в свои объятия - мне казалось, что я на минуту оказалась там, у себя, в мире, где есть мои мама и папа...
        - В отель 'Паларис', - мы сели в такси и Шандр назвал адрес водителю.
        Как черта, разделяющая мой мир и эту планету, была зеленая кожа водителя. 'Да, такого в моем мире не наблюдалось' - вздохнула я про себя.
        Я думала, что меня поразит хотя бы отель, раз уж мир весь оказался таким похожим на мой - но нет, всё было привычно и банально. Я даже немного расстроилась - ожидала от планеты чего-то необычного, яркого, фееричного. Ведь как отзывалась о ней девушка - планета тусовок и молодежи...
        Может быть, она оживает по ночам? Или главной фишкой являются клубы?
        Всё равно интересно. Для себя решила, что точно побываю в Несле. Одна или с Шандром - всё равно.
        - Нужен номер на двоих с раздельными кроватями, - Шандр уже озвучивал свои требования на рецепшене.
        Э! Я что-то опаздываю!
        - Лучше раздельные номера, - пыталась выглянуть я из-за мужчины.
        - Ты хочешь водить кого-то в номер? - повернулся ко мне мужчина, и окинул прохладным взглядом.
        -Э-э-э, нет, - я хлопала на него глазами.
        Вот только мужиков мне сейчас и не хватало. Вон, одного хвостатого неверного уже по горло хватило.
        - И я нет, а так безопасней, - он смотрел на меня как на несмышленыша, отчего я почувствовала себя неразумным ребенком.
        - Нет, знаешь, это уже лишнее. Дайте раздельные номера, - обратилась я к сотруднице рецепшене, даме неопределенной расы с раскосыми глазами и тонкими, длинными как веревки, конечностями.
        Шандр только сжал губы, но промолчал.
        Правильно, знай наших! А то он решил! Хватит мне в жизни решающих мужиков, мы вообще с ним только попутчики.
        Судя по номеркам, нам дали соседние номера. Открывая дверь, ожидала увидеть одноместную кровать, но комната радовала полноценной двухспальной кроватью. Простой в дизайне, но зато с хорошим матрацем, который я тут же опробовала. Золотистые обои, два стула, стол, тумба, инфоэкран старой модели. Свои удобства.
        Валялась и думала, как я до такого докатилась...
        А Курт? Как он мог? Зачем? Что ему не хватало?
        Перебрал? Можно было бы простить, но не мне. Я не смогу. Если изменил раз - будет и второй и десятый. А сидеть и трястись каждый раз, когда он отмечает удачную сделку, я не хочу и не буду.
        А может это и не первый раз? Что я знаю? Ничего...
        Как? Как, думая, что беременная жена должна вот-вот прийти, пуститься во все тяжкие с блондинкой?
        А дружки? Выгораживали козла!
        Я же в баре неизвестно сколько времени еще провела, но Курт так и не подошел ко мне... Неужели, дружки не передали? Или, ему было всё равно? Так увлекся девушкой?
        Каждой мое предположение всё еще отзывалось болью в сердце. Опять накатывала апатия...
        Ну почему? Почему у меня так всегда?
        Надо отвлечься, не могу больше об этом думать.
        Мозг тут же подкинул идею - Несле. Я отправилась в соседний номер узнать, составит ли Шандр мне компанию.
        Стукнула в дверь и дернула ручку на себя, не особо надеясь, что она не закрыта на замок, но она легко поддалась и я вошла внутрь. Номер-близнец, в точности как мой, пустовал. Но прислушавшись, я уловила шум воды в ванной - судя по всему, постоялец принимал душ. На кровати в художественном беспорядке были разбросаны личные вещи мужчины, создавалось ощущение, что он перерыл всю сумку в поисках чего-то.
        'Женское любопытство - это такая штука, с которой просто невозможно бороться! Ничего же страшного не случиться, если я одним глазком взгляну', - мысленно разговаривала я сама с собой. - 'Интересно же, что скрывает Шандр'.
        Поглядывая на дверь ванной комнаты и стараясь не шуметь, подошла к кровати. Пара футболок, черная водолазка, штаны, свернутый рулоном свитер из которого торчит черная ручка. Двумя пальцами потянула за нее и вытащила изогнутый клинок с витиеватой ручкой.
        Клинок? Зачем ему клинок?
        Подозрительно покосилась на дверь. С другой стороны, мало ли, а почему бы ему и не иметь при себе средство самозащиты? Или же это родовой клинок, что было бы правдоподобно, если судить по внешнему виду оружия...
        Хм, мужчина-загадка...
        Аккуратно всунула клинок обратно и на цыпочках вышла из номера. Потом зайду. Пока разглядывала его вещи, вспомнила, что еще не засовывала нос в свои. Что я там вообще собрала?
        Ого! Зачем мне носки Курта? Я что, была больна? Хотя нет - я была пьяна...
        Так, есть джинсы, кофты-майки-футболки, есть даже юбка и... документы Курта...
        Вот хоть убей, не помню, это я их из мести захватила или так само собой получилось?
        А свои? Последний раз видела их в руках Шандра. Не порядок, надо забрать.
        Ну а деньги, порадуй меня сумочка, порадуй, я же взяла деньги?
        Я уже вытряхнула всю сумку и в расстройстве опустилась рядом.
        Неужели не взяла?
        Посмотрела еще раз на сумку и вспомнила, что не проверяла боковой внутренний карман.
        -Да! - раздался по номеру мой ликующий возглас.
        Мда-а, пьяной собираться - потом удивляться... Не знаю, с чем остался Курт, но все платежные карты, и его и свои, да еще и наличку, что у нас была с собой, я с любовью упаковала в свою сумку. Максимум, что у него осталось - это только те средства, что были с собой. Вот только жаль, что он, скорее всего, скоро заблокирует свои карты и восстановит их. Но хотя бы побегает немного, и то, на душе приятней.
        Так, отлично, деньги есть, значит, в клуб идти есть на что. Тем более та девушка говорила, что он очень дорогой. Осталось только придумать, что одеть, а так как настроения наряжаться у меня не было, то из номера я вышла одетая в черные облегающие штаны и черную блузку с коротким рукавом. Сама мрачность...
        Мой внешний облик целиком отображал то, что было на душе. Даже волосы я всего лишь расчесала и оставила спускаться естественными мягкими волнами.
        'Сойдет' - махнула я про себя рукой, стоя перед номером Шандра.
        Но мне никто не отвечал. Когда я уже было собралась уходить, в конце коридора появился постоялец номера. Интересно, куда он ходил?
        Внимательно осмотрев меня с головы до ног, он констатировал:
        - Куда-то собралась.
        - Пойду в Несле. Ты со мной?
        - Да, подожди минуту, я переоденусь, - кивнул он, досадливо подняв уголок губ.
        Это он, называется, переоделся? Одел заместо одной темной водолазки другую...
        - Тебе не будет жарко? За окном все в футболках да майках щеголяют? - удивилась я.
        - Нет,
        Он меня определенно раздражает, неужели так сложно нормально ответить?
        Клу-у-уб...
        Нет, не так.
        КЛУ-У-УБ. Именно так, с большой буквы и с придыханием.
        Многоместная парковка настроила меня на готовность увидеть нечто эпическое, фундаментальное... Но... Когда передо мной выросло скромное строение десять на десять метров, огромная вывеска которого была во всю ширину здания, подумала, что мы ошиблись адресом.
        И это легендарный клуб? Вот эта крошка? Да только очередь перед зданием заполнит его до отказа, о чем тут говорить?
        Но все оказалось куда как интересней. Над землей находилось только фойе клуба с зоной дресс-кода и кассой, где на клубную карту клалась определенная сумма денег и со смаком тратилась в стенах клуба.
        Далее служащие клуба провожали своих гостей к схемам клуба и лифтам, чтобы посетители смогли выбрать нужный уровень и добраться до него.
        Вся жизнь клуба проходила на подземных уровнях, и, как и говорила девушка в скоростном крейсере, каждый из которых отличался своим предназначением и индивидуальностью.
        Куда же, куда же мне пойти сначала? Как же мне хочется клонировать себя и быть везде одновременно!
        - Ты уже бывал здесь? - окликнула Шандра, зачитавшегося какую-то брошюру.
        - Было дело, - мужчина подошел ближе, чтобы я могла услышать его сквозь гул множества голосов.
        - Может быть, посоветуешь, куда сначала отправиться?
        Глаза Шандра мгновение смотрели в сторону, а потом в них зажглась искра, мне даже показалось, что он стал похож на хитрого лиса из моего родного мира.
        - Да, я тебе могу посоветовать один уровень. Пойдем, - и показал рукой в сторону как раз открывающего двери лифта.
        В большой лифт набилось человек десять, все весело переговаривались и шутили друг над другом. При входе они сразу нажали на цифру три, а вторая компания на четыре и продолжили общение, но когда Шандр нажал на кнопку одиннадцать, в лифте уровень шума резко снизился и на нас уставились несколько любопытных пар глаз.
        Интересно, куда он меня везет? Может, не надо было с ним советоваться, мало ли, какие у него вкусы.
        Лифт выпустил из своих недр сначала одну компанию, а на этаж ниже вторую. Я уже приготовилась к какой-то пакости, но когда лифт замер на одиннадцатом этаже, нас встретил просторный светлый зал, полный людей в масках на пол-лица. Они плавно ходили по залу, переговариваясь между собой и пригубляли от бокалов с напитками.
        - Как бы Вы хотели провести вечер? - к нам подошел мужчина в смокинге и с подносом, полных разноцветных масок.
        - Э-м-м, хорошо хотели... - так как он обращался именно ко мне, я немного растерялась.
        - Какую маску хотели бы выбрать? - обратился он вновь ко мне, протягивая вперед поднос.
        Золотую? Красную? Синюю? Зеленую? Черную с пером? И что же мне выбрать? Вот если бы я была одета в одежду яркого оттенка, тогда бы не задумываясь выбрала подходящую маску, а тут к черному подходит всё. Абсолютно любая маска будет смотреться хорошо...
        - Вот эту, - я вытащила из горы масок золотую и одела на себя.
        - Как бы Вы хотели провести вечер? - обратился мужчина уже к Шандру.
        - Спокойно, - ответил Шандр и взял белую маску.
        Я взяла у официанта фужер, чтобы занять руки и разглядывала публику. Я что, тут одна в штанах?
        Маски, всех оттенков радуги, со стразами, с перьями, по-мужски строгие - украшали лица всех присутствующих гостей.
        - Маски что-то означают? - сделала вывод я, но решила все же спросить, обратив внимание, что в большинстве своем преобладали маски красных и черных цветов.
        - Увидишь, - в маске его улыбка казалась крайне коварной, но вообще-то ему шла. - Я сейчас вернусь.
        Через минуту он уже протягивал мне бокал с розовым напитком.
        - Ты просто должна его попробовать, - а так как я свой уже почти допила, то сделав последний глоток, поменялась с ним бокалами.
        - М-м-м, приятный вкус, - я почувствовала, как фруктовая сладость мягко обволакивает горло, оставляя ненавящивое послевкусие.
        Я почувствовала, как тяжесть последних суток тихонько поднималась с моих плеч и уже махала мне ручкой. Накатила легкая эйфория, хотелось что-то делать, куда-то двигаться, энергия появилась из ниоткуда и наполняла меня через край.
        Про себя я отмечала, что некоторые парочки, а то и тройнички, уходили в дверь, за которой виднелся коридор с дверьми, но не придавала этому значения. Мне казалось это таким мелким, и не стоящим моего внимания, а вот зря... Мне бы заметить, что маски у уходивших были одинакового цвета, но нет, я порхала по залу от группы к группе как колибри от цветка к цветку, и не знала, куда применить появившуюся вдруг энергию.
        - Вы заявили себя как наблюдатель, кого Вы выбираете - красных или черных? Может черное с пером? - обратился ко мне мужчина с открытым лицом в таком же смокинге, что и тот, кто раздавал маски.
        - А-а-а, я немного не понимаю, о чем Вы говорите... - чувствую себя так, как будто все вокруг знаю правила игры, а я нет.
        - Просто выберите цвет.
        - Я уже выбрала золотой.
        - Золотой Вы не можете выбрать, красный или черный?
        - Давайте красный, - наобум выбрала я.
        - Пройдите за мной, - я оглянулась вокруг, чтобы увидеть Шандра, но он как в воду канул.
        Ладно, всё равно куда-то надо найти применение энергии, пойду послушаю, что он там предлагает.
        Он вывел меня за ту самую дверь, провел по коридору с вывешенными табличками на дверях и открыл одну из них.
        Пока шла по коридору, чувствовала, что меня все больше и больше одурманивает. Что это за розовый напиток?
        - Прошу Вас, садитесь, - указал мужчина на трон. Да-да, стулом этот предмет назвать просто бы не повернулся язык.
        Я села на кончик этой махины и ожидающе посмотрела на ширму впереди меня.
        - Представление?
        - Да, - мужчина позволил себе легкую усмешку, но тут же скрыл её за спокойным выражением лица.
        - Сядьте глубже, - подошел он ко мне и я села так, как он меня и просил.
        Он нажал что-то сзади трона и меня за талию обхватил обруч, сильно прижавший меня к спинке сидения.
        - Что за черт? - воскликнула я, пытаясь вылезти из стальных объятий. - Что Вы делаете?
        Мужчина молча вышел и закрыл за собой дверь. Через секунду ширма отъехала и я увидела пустую кровать. Смысл происходящего стал до меня доходить... Ну Шандр, ну погоди! Доберусь я до тебя! Знал же, гадёныш, все знал!
        В комнату вошли мужчина в черном костюме и женщина в изумрудном платье в пол. На них были надеты красные маски. Ужас происходящего начал наваливаться на меня, когда мужчина стал целовать девушку у меня на глазах, медленно снимать с неё платье, бретельку за бретелькой, и с вызовом смотреть мне в глаза. Я осязаемо чувствовала, что он не столько получает кайф от поцелуев, сколько от факта того, что за ними наблюдают.
        Мамочка, забери меня отсюда!
        Я зажмурилась и решила больше не смотреть. Уши резал звук поцелуев и я закрыла уши руками.
        Когда-нибудь это же кончиться?
        Я вздрогнула и открыла глаза, когда почувствовала, как мою грудь сжимаю руки.
        - Не смей меня трогать, урод! - я откинула его руки и с вызовом посмотрела в суженые глаза человека в маске. Голова поплыла от резких движений, мое тело плохо слушалось меня.
        - Ты - наблюдатель. Ты знаешь правила. Если ты не будешь смотреть, я сначала прикую твои руки и ноги, а если ты и дальше будешь закрывать глаза - я перейду на тебя.
        От его голоса я внутренне вздрогнула от мерзости предлагаемого, но смотря ему в глаза, понимала - он все это осуществит. Какая гадость!
        - Я смотрю, - я сжала от злости зубы.
        И они продолжили...
        Он поглаживал ее голую спину, оголил ее грудь и целовал соски, постоянно смотря мне в глаза. Когда женщина осталась топлес и он залез ей рукой под трусики, я сморщила нос, но не отвернулась, видя, как следит за мной этот любитель экзотики. Он оголился, явив взору немолодое, но подтянутое тело и заиграл мускулами, подмигивая мне глазом, на что я отвернулась.
        Он тут же направился ко мне, и я вернула свой взгляд на кровать, но поздно. Он схватил мою руку и прижал к подлокотнику, нажал сбоку кнопку и мою руки охватил обруч. Я пыталась пнуть его ногами, но он скрывался за дурацким троном или уворачивался от ударов. Мои движения были излишне заторможенными. Итог был очень печальным для меня - руки в локтях и ноги в коленях оказались прикованы.
        Я сквернословила так, как никогда в жизни, несмотря на постоянно заплетающийся язык. Шандр мне за все ответит! Я разрежу его на кусочки его же собственным клинком!
        - Если ты сейчас не замолчишь, то я заберусь ногами на твой трон, моя королева, и отымею твой грязный ротик.
        - И лишишься своего недостатка, - зло выплюнула я.
        Пусть только сунется! Пусть у меня не тридцать два зуба, а двадцать восемь, но этого хватит, чтобы оставить неизгладимые впечатления! Сукин сын, Шандр, я тебя убъю!
        Ситуацию спасла женщина, предложившая свой рот в распоряжение мужчины в красной маске.
        Я не хочу на это смотреть!
        Но как только я переводила взгляд в сторону, видела рывок со стороны мужчины, поэтому приходилось дальше смотреть на это представление.
        Я мужественно держалась до того момента, когда он поставил её на колени и без колебаний вошел на всю длину.
        Я закрыла глаза...
        Я не могу смотреть на то, что должно происходить за закрытыми дверями...
        В моих ушах раздавались громкие женские стоны, и я не могла закрыть их руками.
        Со стороны кровати раздался разочарованный женский стон, я услышала звук шагов и открыла глаза.
        - Плохая девчонка! - мужчина довольно сверкал глазами. - Я тебя предупреждал!
        Мужчина расстегнул блузку и начал мять мою грудь, спустив чашечки бюстгальтера.
        - Если ты сейчас не заткнешься, я достану кляп из ящика, - пригрозил он мне.
        Но я не могла остановиться и высказывала ему все, что думаю о таком извращенце, как он.
        Внезапно мужчина остановился и направился в сторону комода. Достал оттуда шарик на ремнях и пошел в мою сторону.
        - Нет, нет, не надо, я буду молчать. Вообще смотреть буду, отстаньте от меня! - уже умоляла я. - Вас ждут!
        Он положил кляп между моих ног, и обхватил одной рукой свой член.
        - Тогда сделай мне приятно, - его рука двигалась вверх-вниз по всей длине.
        - Щас! - брезгливо сморщилась я.
        Мужчина разозлился, схватил кляп и больно нажал куда-то выше подбородка, отчего мой рот открылся и вставил туда кляп, надежно зафиксировав его ремнями на голове.
        - М-м-м, - я мысленно слава все проклятия мира на его голову и желала всех бед этому мужчине и Шандру.- М-м-м.
        - Вот так-то лучше, - глаза мужчины горели нездоровым блеском.
        Он взялся за ширинку моих штанов и расстегнул молнию, проникнув пальцами в святая святых.
        - О, да ты только строишь из себя недотрогу, а сама мокренькая...
        - Убери руки! - раздался сзади голос Шандра. - Это не по правилам.
        Когда он успел зайти? Я не слышала...
        Стыд-то какой...
        - Ты в белой маске и здесь, что тоже не по правилам. Но я не против, наблюдай, - мужчина в маске развернулся к своей даме, ожидающей его на кровати и начал ласкать уже ее там.
        - М-м-м, - я пыталась сказать Шандру, чтобы он развязал меня. - М-м-м.
        Глаза Шандра остановились на моей оголенной груди, и его зрачки заполнили собой практически весь зрачок, ставший теперь вместо голубого, практически, черным.
        Я нервно сглотнула и постаралась привлечь внимание к другому месту на моем теле - лицу:
        -М-м-м-м-м-м.
        Желваки заходили на его лице, а кадык нервно дернулся, когда он снова перевел взгляд на оголенную мужчиной в маске часть девичьего тела.
        - Хоть ты её возьми, что пропадать добру, она вся мокрая там, - раздалось с кровати, Шандр дернулся всем телом и уперся взглядом мне между ног. Кадык снова заходил ходуном и мужчина начал дышать заметно чаще и глубже.
        Небеса! Он же сможет сдержать себя в руках?
        Шандр закрыл глаза и повернул подбородок в сторону, как будто весь окаменев. Когда его глаза открылись, он посмотрел на меня с такой ненавистью, что я на минуту забыла, что хочу его убить.
        Но только на минуту.
        Его пара резких смазанных движений и я избавилась от оков.
        Где же эта чертова застежка? Первым делом избавилась от ненавистного кляпа и с силой запульнула его в Шандра, уже стоящего у двери.
        - Сволочь! - я застегивала на себе блузку и быстро приводила себя в порядок, желая как можно быстрее покинуть этот сумасшедший дом.
        Взгляд упал на разбросанные вещи парочки любителей острых ощущений, и я ехидно улыбнулась. Хоть так поквитаюсь...
        - Любите внимание? Тогда вам это не нужно, - забирая последнюю из их вещей на полу, я вышла прочь из этого места.
        С ненавистью сорвала маску и скинула вещи уже в зале.
        - Вы закончили? - ко мне обратился тот же мужчина, что и проводил меня в ту комнату.
        Я развернулась на ходу и только открыла рот, как он огорошил:
        - С Вас три тысячи двести лир, - и чопорно протянул считыватель для клубных карт.
        Что? За ЭТО? Сколько? Они тут в своем уме? Да на эти деньги можно месяц безбедно жить!
        - За это извращение? Я вас засужу. Я вас затаскаю по галактическим судам! Вы осознаете, что творите? Вы даже не предупреждаете людей, куда они попадают!
        - Я оплачу, - Шандр протянул карточку и мужчина быстро провел платеж.
        Ничего, я еще разберусь с этим логовом извращенцев.
        - Чек. - я протянула руку.
        - Мы не выдаем чеков, - пожал плечами мужчина и решил удалиться от скандальной посетительницы.
        Хорошо, пусть уходит, все равно с ним выяснять отношения бесполезно.
        Почему так долго едет лифт? Я сейчас не сдержусь и наброшусь на Шандра с кулаками, если не покалечу, то хотя бы испорчу физиономию...
        Знал, всё знал, и поиздевался...
        Двери пустого лифта молчаливо раскрылись, пропуская очередных гостей в свое нутро.
        - Доволен? - я смотрела на двери лифта, встав к Шандру спиной.
        - Нет, - я так и не поняла, зло или разочарованно сказал он.
        - Зачем? - может у него извращенное чувство юмора?
        Небеса, что я вообще у него что-то спрашиваю? Непонятный тип с непонятными намерениями. Забрать паспорт и уйти, не тратить энергию, нервы и время на дураков.
        Опять промолчал? Ну и хорошо, пусть лучше молчит.
        Я нервно постукивала пальцами по своему бедру и ждала, когда же уже эта коробочка откроется.
        Проталкиваясь сквозь толпу желающих попасть на нижние уровни, умирала от желания выбрать наружу.
        Всё-таки, есть плюс, что клуб такой популярный - дефицита такси не было. Стройным рядом машины, так похожие на земные, выстроились в ожидании своих пассажиров. Я запрыгнула в первую на заднее сидение.
        - Блокируй двери и гони. Заплачу. Много, - я обратилась к водителю.
        Расслабленно откинувшийся на спинку мужчина быстро подобрался, готовый к работе. Наверное, высокая конкуренция заставляла бороться за клиентов, и он не стал спорить со мной.
        Перевел взгляд на приближающегося Шандра и кивнул.
        - Открой, - доносился приглушенный голос Шандра, дергавшего ручку двери.
        Пришла мысль помахать ему ручкой, но оборвала себя, подумав, что и этого он недостоин.
        Как и везде, все решают деньги. Этот урок я усвоила давно, и теперь понимание этого было мне на руку. Небольшая сумма денег на руки администратору отеля - и ключ от номера Шандра у меня. Где-то там должен был быть мой паспорт.
        Я торопилась, понимая, что у меня совсем мало времени. Влетела в номер мужчины и кинулась вытряхивать все из сумки. Сейчас не до аккуратности.
        Где же он?
        - Ты не его ищешь? - на пороге стоял Шандр, помахивая моим паспортом.
        - Да, отдай МОЙ паспорт.
        - Что ты злишься?
        - Что я злюсь? У тебя все с мозгами в порядке? Ты, действительно, не понимаешь?
        - Ты еще легко отделалась, скажи спасибо своей удаче, что не выбрала черную или красную.
        - Сказать спасибо? Может еще и тебе спасибо сказать?
        - Можно, я мог сделать еще жестче, - ненависть вновь вспыхнула в его глазах.
        Я ослышалась? Нет, надо было думать головой, когда шла непонятно с кем непонятно куда...
        Он, вероятно, душевнобольной...
        - Жестче? И чем же я заслужила такие почести? - мелькнула мысль, что, может, он какой-нибудь посланец зла от Керри. Такая может еще долго мстить...
        - Чем? - его руки сжались в кулаки, и мой паспорт превратился в смятый комок.
        - Паспорт! Ты что творишь?! - я было кинулась к нему, но остановилась на полдороги из-за того, что эта квадратная гора начала на меня грозно надвигаться. Да что происходит?
        Со стороны эта картина, наверно, напоминала движение разгневанного слона на Моську, героев из басни моего мира.
        Небеса, да он меня сейчас прибьет. Маньяк на мою голову!
        - Чем? - спрашивал громким шепотом он, дальше надвигаясь на меня. - Имя Лизет тебе ни о чем не говорит?
        Лизет? Причем здесь девушка, пырнувшая меня ножом?
        Удивление, которое я испытала, помогло мне взять себя в руки и спокойно посмотреть на мужчину. Услышав знакомое имя, я немного успокоилась, осознав, что он хотя бы не маньяк, но вот в остальном я не уверенна...
        - Я тебя не понимаю, о чем ты? Причем здесь Лизет?
        Шандр дернулся, когда я произнесла имя девушки, и окатил меня волной злости и арктического холода:
        - Не смей произносить её имя! Не понимаешь? Делаешь вид, что не причем? - он уже нависал надо мной, испепеляя взглядом, и плевался, как ядом, словами. - Из-за тебя моя жена развеяна по ветру пеплом, а ты еще дышишь! Тебе повезло, что воин не тронет женщину. Я бы убил бы твоего цитра в два счета, но решил, что разрушить твою жизнь, как ты разрушила мою, будет лучшим решением.
        Бешеный блеск в глазах говорил о том, что он на взводе. Одно слово с моей стороны и произойдет взрыв.
        Сознание прокручивало его слова снова и снова, пытаясь найти выход из положения. Как и Лизет тогда, Шандр считал меня причиной всех бед. Нашли козла отпущения... В тот раз я была невнимательна и допустила ранение, сейчас необходимо этого любыми путями избежать, неважно, что он говорит, что не трогает женщин, у него может сорвать 'крышу' в любой момент. Шестеренки в моей голове работали как никогда быстро.
        - Я понимаю твою боль и прошу простить меня за то, что послужила причиной гибели твоей жены, - тихо и медленно начала говорить я, и, увидев первый проблеск иных чувств, кроме ненависти и злости, в глазах, продолжила, - Я не знала о её судьбе. После ранения, которое она мне нанесла, я не слышала ничего о ней. Я должна была узнать, а лучше предотвратить страшный суд.
        - Должна, - в глазах Шандра стояла такая боль, что казалось, что она выплеснется за край и поглотит в свою пучину все вокруг.
        Я понимала, что вскрыла гнойник, и теперь необходимо очистить рану, чтобы он мог жить дальше.
        - Я не поддерживала мужа в намерении выполнить данное обещание, но знала, что он был готов увезти твою жену обратно после встречи с бывшим мужем, если бы она захотела. У нее просто сдали нервы и она совершила необдуманный поступок.
        Шандр морщился от моих слов, но молчал. Я села прямо на разбросанные на кровати вещи, давая время мужчине. Шандр смотрел в одну точку и кусал губы, иногда прикрывая глаза так, как будто ему было больно.
        Хотя почему как будто? В его душе действительно обитала боль от потери любимой.
        Повод ли это мстить? Для него, видимо, да...
        А вот хочет ли он этого до сих пор - вот это вопрос...
        По крайней мере, теперь я понимаю, что предательство Курта - дело рук Шандра, и мое сердце бьется как птичка в клетке, в надежде на счастливое будущее...
        Шандр сел рядом со мной на кровать и она жалобно заскрипела под его весом. Еще не хватало, для полного счастья, чтобы она развалилась!
        Вся моя злость улетучилась, как воздух из шарика. Я бы хотела найти ее в себе, собрать в кучку и черпать силы для обвинений в разговоре, но не могла. Наверное, именно это состояние называют нервным истощением. Шандр мог кинуться меня душить прямо сейчас и я бы не дернулась. Устала...
        В чем-то я понимала этого мужчину, в чем-то осуждала: да, потерять любимую - это очень больно, но, с другой стороны, когда он отнял Лизет у Даймона - его не мучили муки совести. Двойная мораль и двойные стандарты...
        Рядом со мной нож. Я смотрю на его резьбу и мысленно с его помощью сбегаю, но мне не удается убежать далеко. Он же тританец - заставит смотреть прямо в глаза и обездвижит. И вот тогда испытает ножичек на мне. Не подходит, плохой вариант.
        - Ты давно за нами следил? - нужно начать разговор, но больше играть в тетеньку-психолога нет сил, поэтому я задаю более-менее нейтральный вопрос.
        - Следил? Да мне обрубили все концы так, что я не знал толком ничего о гибели своей жены, я даже не знаю, где развеян ее прах. Данные скрывали, умалчивали, подтирали. Все обставили так, как будто моя жена решила отправиться в рейс на соседнюю планету и погибла от несчастного случая. Только жажда добраться до правды питала мое тело: я перерывал архивы, опрашивал поддельных свидетелей и находил все больше несостыковок. Меня разрывало на части от осознания, что каждый раз, ухватываясь за нить, находил ее обрубленный конец.
        Шандр ненадолго замолчал, окунаясь в воспоминания. Я не торопила его, ждала.
        - Мне повезло. Когда я уже совсем было опустил руки, меня нашла некая Керри, цитранка, и поведала всю историю, случившуюся с моей женой у Вас на корабле и расправу над ней. Я озверел, готов был убить твоего мужа немедля, но она остановила меня, связала со своим осведомителем из делегации Курта и мы решили дождаться подходящего момента. И вот он настал.
        Правильно говорят - не оставляй врага за спиной! Как же правильно! Я сразу вспомнила ту сцену на кухне, когда Керри ластилась к коллеге Курта и что-то выспрашивала. Вот змея! Да и у Курта хорош друг - предатель! Уж не настолько же она ему мозги запудрила?!
        - Керри здесь? - если эта гадюка здесь, то неизвестно, чем эта история вообще закончится.
        - Нет, мы разошлись во мнениях, - Шандр мял в руках одну из вещей, которые я вытряхнула из его сумки. - Она хотела, чтобы я подсыпал тебе яд, и сколько бы я ей не объяснял, что тританцы никогда не отравят и не ударят женщину, настаивала на своем. Пришлось делать по-своему.
        - И что ты сделал?
        Он посмотрел на меня, как будто решая задачку в уме, пришел к какому-то решению, и я очень надеюсь, что в мою пользу, и всё же ответил на мой вопрос:
        - Как только узнал, что вы вдвоем с Куртом готовитесь покинуть Цитран и куда направитесь, вылетел на ту планету и стал ждать. Когда я увидел твоего мужа вблизи, только вытянутое из меня Керри слово, что я не убью Курта, спасло тому жизнь. Я воин, самообладание для нас стоит на первом месте, но тогда оно дало трещину.
        Керри... Хотела устранить меня руками Шандра и думала, что сможет вернуть Курта? Неужели у нее такая большая любовь? Или она просто помешалась? С ней нужно будет что-то делать.
        Если выберемся живыми из этой ситуации, она нам с Куртом все равно не даст покоя.
        О, небеса, впервые в жизни поймала себя на том, что грызу ногти! Докатилась!
        - Как ты его подставил?
        - Цитры всегда ходят в бары и клубы, им нужна не только обычная пища, я знал это и ждал своего часа. Правда был риск, что твой муж не пойдет за ненадобностью, но он не стал отбиваться от своих ребят. А там уже дело техники: сильные наркотические психостимуляторы, подкупленный бармен и девочки; весь этот спектакль ждал только одного зрителя - тебя.
        - Зритель впечатлился...
        - Я хотел и с тобой провернуть нечто подобное, но когда ты напивалась у бара, в твоих глазах я видел отражение своей боли. Я не смог тогда, и решил медленно, начиная с малой дозы подсадить тебя на него. Но ты почти не реагировала на него, ни у бара, ни в космопорте, когда я подмешивал его тебе в воду. Я увеличил дозу вдвое в клубе, помнишь тот розовый коктейль? Ты должна была поплыть, но опять ничего не произошло. Я недоумевал.
        Наркотики? Он подмешивал мне наркотики? Ужас, тихий ужас, надеюсь, мой организм выдержал и не выработал привычку?
        Проанализировала свои ощущения и поняла, что никакой тяги к чему бы то ни было не чувствую. Вроде, пронесло...
        - Сейчас ты мне говоришь, что Лизет пырнула тебя ножом, и я вижу, что ты не врешь. В конце концов, это легко проверить, ты наверняка лечилась в клинике... Керри преподнесла мне все совсем в другом свете... Ты у нее увела жениха?
        - Жениха? Увела? - еще назовите Керри бедной овечкой!
        - Понятно, и тут вранье... Значит перешла ей дорогу, - сам для себя констатировал Шандр.
        - Ты хочешь и дальше мстить? - задала я тревожащий меня вопрос.
        - Я уже не знаю, чего я хочу... - как-то обреченно сказал мужчина.- Я понимаю, что мою Лизет не вернуть...
        Он так произнес имя любимой, что все во мне перевернулось. Мою Лизет. Так ласково, любяще, мягко, как вельвет... Между ними была Любовь, с большой буквы.
        Может, это судьба наказала меня и кинула на плантации, потому что я, заместо того, чтобы узнать и предотвратить ужасный суд - сбежала? Или может судьба отняла любовь у Шандра, так же, как он отнял её у Даймона? Что теперь гадать, правду ли говорят про бумеранг судьбы, надо решать насущные проблемы.
        - Пойду прогуляюсь, - Шандр медленно встал с кровати и не оборачиваясь вышел из номера.
        Растерянно перевела взгляд на кровать. Мой паспорт остался лежать на ней смятым комком. Он дал мне возможность спокойно уйти?
        Упускать свой шанс я не собиралась, чего бы это ни стало. Быстро направилась в номер, захватив паспорт, и закрылась на замок. Мало ли что...
        Так как вещи я толком не разбирала, то собралась за пару минут и быстрым шагом покинула гостиницу, не встретив по пути Шандра. Интересно, он специально подальше ушел, чтобы не передумать?
        У гостиницы поймала такси и направилась в космодром, думая о том, куда же мне лететь. Обратно на Черишес? А вдруг Курт оттуда уже улетел? Или наоборот, отдам его документы и избавлю от головной боли? Или он уже все восстановил? А может лучше лететь на Цитран, и если что, дождаться его там?
        Так и приехала в космодром, не зная, куда лететь. Села от усталости на кресло для ожидающих и решила передохнуть, по моим биологическим часам я уже должна была видеть третий сон, а я все на ногах.
        На душе было тоскливо, не было радости от осознания того, чего удалось избежать. Я прочувствовала боль Шандра всем сердцем, и теперь даже переживала за его судьбу. Ну никак не получалось у меня его ненавидеть...
        Мимо меня разноперой массой сновали пассажиры, сливаясь в один поток и лишь желтый хвост, мелькнувший в очереди на регистрацию прилета, выделял его обладателя. Точнее - обладательницу. Керри, собственной персоной.
        'Главная злодейка на сцене' - усмехнулась я про себя, удивляясь, как быстро она смогла прознать о нашем местоположении. Видимо, действительно, из очень богатой семьи...
        Наверное, я должна ее бояться... Наверное... Но нет, я ненавидела эту стерву, злилась, хотела оторвать ей хвост и еще много-много плохих вещей...
        Надо решить всё здесь и сейчас, иначе это может затянуться ещё на очень долгое время. Только как?
        Ладно, прорвемся!
        Керри как раз прошла пункт регистрации и вышла за ограждение, а я смотрела прямо на неё, надеясь, что она почувствует мой взгляд.
        Когда наши взгляды встретились, она пошатнулась на своих высоченных каблуках - явно не ожидала увидеть меня здесь. Мимолетное замешательство, и вот она уже летит ко мне на всех парах, раздвигая толпу как ледокол лед. На колесиках за ней, подпрыгивая на ботинках других пассажиров, бежал красный чемоданчик, ручку от которого цепкими пальчиками держала эта желтая бестия.
        Я наблюдала, как в метре от меня она затормозила на каблуках, издавая противный скрежет, и стала сверлить меня взглядом.
        - Присаживайся, я как раз здесь кнопки рассыпала, - предложила я своей врагине. Керри злобно стрельнула в меня взглядом и независимо подняла подбородок, мельком глянув на стул - а вдруг, правда, кнопки?
        По-моему она села только из чувства противоречия. Ну и пусть. Мне неохота вставать, а общаться на разных уровнях неудобно, особенно учитывая, что сидя, я была в более проигрышном положении.
        - Ты еще дышишь, как я вижу? - зашипела на меня эта змея.
        - А ты всё ещё плюешься ядом? - не отставала я. - Не надоело? Я, вот, от тебя порядком подустала...
        - Да ты должна радоваться, что вообще еще можешь что-то чувствовать! - коготки цитранки барабанили по подлокотнику кресла, так и хотелось, как надоедливую муху, прихлопнуть их мухобойкой.
        - Уж, не с твоей ли легкой руки, я должна была перестать?
        Она поджала свои пухлые губы, но промолчала. Наверное, у нее было множество планов, как расквитаться со мной, но ни один из них не предполагал нашей внезапной встречи.
        Она перевела свой взгляд на красный чемоданчик и быстро посмотрела на меня - ох, явно что-то задумала...
        Отлично, так даже будет лучше. Она же не станет отказываться от такой возможности свести счеты, когда вот она я, прямо перед ней. Теперь осталось только ждать её хода.
        - Как насчет поговорить? - закинула она удочку.
        - Зачем? - плавала я вокруг её наживки.
        - Может, мы придем к компромиссу... - она сама не верила, в то, что говорила, по крайней мере, даже не пыталась изобразить это...
        - У тебя есть предложения? - я все подергивала за наживку, дразня.
        - Появились, - загадочным голосом сказала Керри, пытаясь заинтересовать меня.
        - Ну хорошо, говори, - ну же, давай, предлагай.
        - Давай не здесь, приятней будет пообщаться нормально за чашечкой чая. Вон то кафе вполне нам подойдет.
        Да она, вообще, знает понятие - нормально пообщаться? Сомневаюсь...
        - Пойдем, - схватив свои сумки, мы пошли в кафе.
        Я сразу же двинулась вперед, чтобы занять ближайший к выходу столик у стеклянной стены. Моя спутница явно была недовольна моим выбором, но промолчала, только скривив губы.
        Нам принесли чайник чая и две чашки. Я налила себе чашечку и поставила чайник на место - не собираюсь еще ухаживать за этой дамочкой. Мелко, конечно, но и то, на душе приятно.
        А тут миленько, не будь сейчас у меня такой приятной компании, получила бы истинной удовольствие от этих мягких белых диванчиков, стеклянных столиков с витыми ножками и ароматических свечей с запахом кофе и ванили.
        'Надо сюда обязательно вернуться' - решила я про себя.
        Я не торопилась начать разговор, а девушка напротив ждала явно другого поведения.
        - Давай так - ты отказываешься от Курта, а я тебе даю два миллиона лир, - под стеклянной поверхность стола её рука потянула к красному чемоданчику, и мне стоило больших усилий не переводить туда взгляд, чтобы не выдавать тот факт, что вижу её подпольную деятельность.
        Итак, вернемся к нашим зайцам, точнее цитрам, о чем там она? А, точно, хочет меня купить.
        - Интересно, а тот факт, что я его цара, тебя не смущает? - меня искренне интересовал этот вопрос, насколько я понимала, вся основная подпитка Курта завязана на мне, и когда я сбежала, он сильно истощал. Поэтому предполагала, что он протянет так максимум год, плюс-минус. Может, я в чем-то ошибаюсь?
        - У нас с ним будет год, надеюсь, за этот срок мой папа что-нибудь придумает. В крайнем случае, можем обратиться к тебе, - и она еще недовольно кривит лицо?
        Обратиться ко мне? Я что, служба 'Воспользуйся по требованию'?
        Судя по всему, зажала что-то в руках и ждет момента. Ну, так подкину его.
        - Мне нужно в уборную, - я поднялась, и не оглядываясь пошла к маленькой дверке с символично нарисованной женщиной.
        Выждала пару минут и выглянула, Керри как раз смотрела за стекло. Я поймала официантку и шепнула ей пару слов. Получив утвердительный кивок, пошла на свое место.
        Я села за столик и посмотрела на самое невинное выражение лица, которое только было у Керри. Шикарно, точно все сделала, раз сидит такая довольная.
        Я взяла чашку в руки и вертела ее то по часовой стрелке, то против, как будто в задумчивости, и отмечала её торжествующий взгляд.
        В чашке.
        - Ты его любишь? - надо потянуть время, на самом деле, я уверена в обратном.
        - Он мой, - она подалась грудью вперед, буквально вывалив ее на стол.
        Сказала цитранка агрессивно, думаю, именно поэтому быстро себя одернула и лучезарно улыбнулась:
        - Конечно, я его люблю!
        - Простите, но у Вас из чемодана что-то льется, - официантка обратилась к Керри.
        Я бесшумно поменялась с ней чашками, пока цитранка наклонилась к чемодану, благо, каждая из нас еще не прикасалась к напитку, и уровень наполнения был одинаковый.
        А я что? А я все думаю, размышляю, кручу чашечку.
        - У меня? - высокомерно спросила цитранка и отодвинула чемодан в сторону.
        Я наклонилась немного в сторону, чтобы увидеть, что они там разглядывают.
        Оказывается, официантка впечатлилась названной мной суммой и проявила смекалку и фантазию - пятно около своей красной дорожной сумочки вывело Керри из себя.
        - Вызовите администратора! У меня нет жидкости в чемодане, а вот у Вас уже появились проблемы, девушка! Вы вылетите отсюда мигом! - распалялась цитранка, судя по всему, образ стервы был для нее родным.
        - Керри, у меня мало времени, мы либо разговариваем, либо я ухожу, - не дам девушку в беду, особенно такую сообразительную.
        Скандальной особе было тяжело перестроиться на мирный лад, но бросив взгляд на мою полную чашку в руках, она решительно кивнула и сказала:
        - Поговорим, Вы свободны, девушка, - смотря только на меня, заявила Керри.
        Я медленно отпила из чашки и улыбка на моих глазах растянулась по лицу этой змеи. Интересно, что она для меня приготовила? Просто слабительно? Вряд ли... Наркотики - это тоже не для нее... Яд?
        - Вкусный чай, попробуй, - показала на ее полную чашку чая я.
        - С удовольствием, - она спрятала коварную улыбку за чашкой чая и отпила добрую треть.
        - Где же ты тогда планируешь жить с Куртом, ведь на Цитран тебе путь заказан.
        - Это временно, - ее глаза злобно сверкнули поверх чашки.
        Две трети долой. Хорошие у нее глотки, большие. Свою чашку я уже выпила наполовину и предложила:
        - До дна? - поднимая чашку кверху, как будто в тосте, произнесла я.
        Ох, какая довольная улыбка...
        - До дна! - согласилась она и мы опустошили наши чашки.
        - Пойду возьму кое-что у бара, - сказала я, поднимаясь.
        У барной стойки стояла моя официантка. У бармена заказала сок, который мне подали в бокале на салфетке. Взяла напиток, сунула под салфетку вознаграждение для девушки и подмигнула той глазом, показывая, чтобы она взяла потом заслуженное. Видно было, как хотелось ей улыбнуться, но она сдержалась. Наверное, это стерва ее тоже раздражает... Собираем антифан-клуб Керри.
        Вернулась за столик и заметила, что желтая кожа на лице цитранки немного посерела. Интересно... Неужели, яд?
        - Я приняла решение, - я забрала свою сумку и встала. - Мой ответ - нет.
        - Ты еще пожалеешь! - зашипела на меня Керри.
        - Посмотрим, - улыбнулась я и вышла.
        Немного затерялась в толпе, встав так, чтобы все еще сидящая за столом девушка меня не видела и стала наблюдать. Керри опять подозвала официантку и стала размахивать руками, потом подошел еще одна женщина - видимо, администратор. Решила, все таки, закатить скандал, вот ведь неугомонная. Мне было хорошо видно, как она налила еще чашку и осушила ее до дна, потом еще одну, и когда чай кончился, она заказала себе еще. Видела, как она схватилась руками чуть выше груди, как открывала и закрывала рот, как рыба. Попыталась взять чашку в руки, но она выпала у нее из рук, и чай разлился по всему столу. Видела, как последний раз цитранка открыла рот... И как остекленели её глаза...
        Око за око, зуб за зуб - так говорят в моем родном мире.
        ***
        Правильно ли я поступила? - Я не сомневалась ни минуты. Правильно. Керри приготовила свой смертельный напиток своими же руками. Она не дала бы нам с Куртом покоя - я в этом уверена.
        То, что скоро здесь будут стражи порядка, сомневаться не приходилось. Мне лишь оставалось решить вопрос - сдаться с повинной и объяснить происшествие, или отправиться в бега.
        То, что везде были понатыканы камеры наблюдения, не вызывало сомнений. Как и любое современное здание, космопорт был оснащен по последнему слову современной техники.
        Был еще один вариант: вероятность того, что яд, заботливо подсыпанный для меня в чашку чая, невозможно было бы определить в организме при вскрытии. В этом плане Керри вполне могла себя обезопасить - не могла же она предсказать, на какой именно планете ей придется воспользоваться отравой и какие там законы. Деньги и связи могут решить многое, но не везде...
        А если пойду с повинной, её семья точно постарается, чтобы мне досталось по полной программе, да еще и сверху добавит пару килограмм счастья. Нет, так не пойдет...
        Госпожа Удача, уповаю на Вас! Может, Вы мне еще Курта с повинной подкинете? Что, наглость? Ну ладно...
        'Вот все-таки, мужик он или не мужик! - говорила во мне гордость. - Должен меня сам найти!'
        ' Я так по нему соскучилась, - ныла любовь. - Он не виноват, нужно лететь на Цитран и ждать его там'.
        И, как у меня часто бывает, победила гордость. Я ведь не скрывалась, по своим документам проходила все пункты регистрации, если захочет - найдет.
        Ну не могла я спокойненько так приехать к нему в ручки со своим великим прощением. Не могла. На сердце до сих пор кошки скребли от того, что он был с той блондинкой. И моя гордость не хотела принимать никаких доводов, что он был не в себе...
        Не то, что это глупое сердце...
        Оно скучало по нему, подсовывая воспоминания о наших самых счастливых моментах, оно томилось в ожидании встречи, оно надеялось на чудо...
        Решительно развернулась на сто восемьдесят градусов и отправилась прочь от космопорта. Останусь пока здесь! Что толку лететь, пусть ищет здесь. Мысль о том, что Курт может и не искать, отогнала сразу - хватит с меня пессимистического настроя. Будем заряжаться позитивчиком. А что для этого надо? Мой уставший мозг тут же выдал - поспать!
        А что, хорошая мысль, дельная такая.
        Спросив у сотрудника космопорта, стоящего у выхода, какой бы приличный отель он посоветовал бы, отправилась туда. Мужчина не обманул: весь отель был презентабельным, а мой номер - шикарным. Особенно радовали глаз панорамные окна, а так как номер находился высоко над землей, то от открывающегося вида захватывало дух. Красиво...
        Я хотела прогуляться по городу, но выбралась я туда только через сутки. Мой организм категорически отказывался приходить в боевую готовность и заявлял что он на заслуженном отдыхе. Сил на сопротивление не было, честно говоря, даже с удовольствием его поддержала и провалялась в кровати весь день.
        Я прогуливалась по городу, изучая местность, знакомясь с магазинами и парками, но мне, как назло, попадались одни влюбленные парочки. Или, может, я их раньше не замечала? Откуда их столько?
        Вот бледный, как моль, парень нежно смотрит на сидящую рядом девушку той же расы. Она увлеченно что-то показывает ему по инфоблоку, но его взгляд не отрывается от ее лица, лаская влюбленным взглядом.
        Вот у одного из домов никак не может проститься парочка: девушка с глазами в половину лица медленно выскальзывает из объятий долговязого синекожего парня, нежно смотря на него снизу вверх и мягко отстраняется, он позволяет ей ненадолго отдалиться и притягивает вновь к себе, и все повторяется снова и снова. Они напомнили мне два магнита, которые волей-неволей притягиваются друг к другу. Или игрушки-неразлучники...
        На фоне этого я чувствовала себя особенно одиноко. Мое настроение падало с каждым проходящим днем. Да где его носит?
        Пять дней прошло... Пять долгих дней. Да за это время с его связями можно половину Вселенной перерыть!
        На душе становилось всё тоскливей и тоскливей.
        Кресло я давно перетащила к окну, и вот теперь сидела в нем, поджав ноги, и смотрела на город. Наступали сумерки, но я так и не включала свет. Чувство одиночества медленно подкрадывалось ко мне из-за угла, заставляя постоянно ерзать в кресле от невеселых мыслей.
        Может ну его? Полечу, куда глаза глядят, нужна буду - найдет! В ответ тут же вспыхнуло воспоминание о цветочных плантациях, куда я именно с таким же девизом полетела, и мой пыл немного поугас.
        Стук в дверь прервал мои грустные размышления. Я с неохотой оторвалась от поглотившего меня занятия и пошла открывать. Наверно, опять хотят спросить, когда можно убрать номер, вечно не могут ко мне попасть - я вешаю табличку 'Не беспокоить', а сегодня после прогулки забыла...
        За дверью стоял мужчина в курьерской форме.
        - Вам посылка, поставьте отпечаток здесь и здесь, - протянул он мне инфоком, и я дотронулась пальцем в нужных местах и с настороженностью посмотрела на протянутую мне небольшую коробочку.
        Не нравятся мне в последнее время сюрпризы...
        - Я могу попросить Вас открыть ее?
        - Меня? - захлопал глазами от удивления курьер.
        - Если Вам не трудно, - я мило улыбнулась мужчине.
        - Хорошо, - недоуменно нахмурил кустистые брови, но коробочку открыл.
        Мы с курьером одновременно сунули нос в коробку, чуть не столкнувшись лбами. Смущенно улыбнулись друг другу и я все же заглянула внутрь.
        Там лежал маленький квадратный плеер. Двумя пальчика я аккуратно взяла его в руки и повертела в поисках подвоха. Вроде, все чисто...
        Нажала на кнопку воспроизведения и с первых слов влетела в комнату и закрыла дверь, бросив курьеру 'Спасибо'.
        - Прости, - раздался из динамика голос Курта. - Прости меня, любимая! Я виноват перед тобой, мне нет оправдания.
        Я ждала продолжения, но его не было. И это всё? Всё?
        Я насупилась, вот самым натуральным образом насупилась. Вот ... хвостатый!
        В дверь опять постучали, и я решительно открыла ее, собираясь высказать этому желтому недоразумению все, что о нем думаю. Даже рот открыла, но за дверью стоял уже другой курьер с большой коробкой.
        Хм, интересно, а там что? Уже инфопроектор?
        Я быстро поставила отпечаток и втащила коробку в номер, хищно на нее посматривая.
        'Не поняла!' - недоумевала я, доставая упаковки яиц.
        Дошла до дна, убедившись, что вся коробка наполнена только ими и даже вскрыла одну - нормальные яйца, настоящие. Ничего не понимаю...
        Очередной стук в дверь и я открываю ее, уже не зная, чего ожидать. Передо мной стоит Курт, но не собственной персоной, а напечатанный на баннере с каркасной конструкцией. Я поставила отпечаток и это сооружении внесли в номер. И что, мне теперь прикажете любоваться, пока не прощу? Нет, ну самомнение!
        Стук в дверь...
        Я немного помедлила, но все же открыла и получила от курьера коробочку с очередным плеером.
        - Милая, - раздался по номеру голос Курта. - Я очень тебя прошу, закидай того типа на плакате яйцами.
        Что????? Нет, вот если бы он сам явился, я бы его не только яйцами закидала, а то он, видите ли, умный, сам не показывается, типа, срывай злость на заместителе. Я уже натурально так зарычала, не заметив, как схватила яйцо из открытой коробки и запустила его прямо в ухмыляющуюся физиономию на плакате. Так его!
        И так! И во-о-от так! Получай, гад хвостатый! Трус! - я втянулась в процесс и уже вслух комментировала свои попадания.
        Вот уж не думала, что это доставит мне такое удовольствие. Надо взять на заметку, на будущее...
        Вот теперь точно уборка в номер нужна, хорошо, хоть поставили плакат не на ковер, предупредили их, наверное...
        Когда рука нащупала пустое пространство в коробке, я, наконец, успокоилась. Эх, сколько же я добра перевела...
        Свет в номере уже горел, в панарамном окне отражалась я и плакат с Куртом, весь обкиданный яйцами.
        Тук-тук-тук. Ага! Явился, не запылился, трус хвостатый?!
        Хм, опять коробка... И с чем на этот раз?
        Я подняла крышку и охнула - коробка была под завязку набита нашими фотографиями: вот мы целуемся, вот мы гуляем, вот мы сидим, обнявшись на диване в его гостиной и еще сотня счастливых моментов из нашей совместной жизни. Откуда? Как?
        В горле встал комок, который никак не сглатывался, как я не старалась.
        'Врагу не сдается наш гордый варяг!' - подумала я про себя и закрыла крышку коробки, а то вон вся, растеклась лужей, сижу уже полчаса перебираю фотографии... Хватит! - 'Я крепкий орешек'.
        Я уже ждала стука в дверь, но мой муж, видимо, решил, что я всю ночь буду предаваться нашим счастливым воспоминаниям, поэтому меня больше никто не тревожил. Оставил мариноваться?
        Я, действительно в ту ночь предавалась воспоминаниям, но не только это чувство было во мне. Была еще и злость, злость на этого оболтуса.
        Утро встретило меня курьером и конвертом. Знает же, что я не умею читать на других языках!
        - Вы не прочтете мне это? - попросила я мужчину.
        - Это результаты медицинского освидетельствования. Здесь указана дата, во время которой в крови у пациента было обнаружен наркотический психостимулятор, - тоже мне, новый континент открыл.
        Но он же не знает, что я уже знаю о подставе. И судя по дате, анализы сданы аккурат на следующий день после инцидента. Ну да, он же делегат, наверное устроил им еще и политический скандал на Черишесе... Не для меня же одной он сдавал анализы?
        Я закрыла дверь за курьером и положила листок на стол. Конечно, молодец, что это все документально подтвердил, но я то ждала другое. Точнее другого!
        Я уже скоро начну ненавидеть стук в дверь. Знаю уже, что не он там. Ну вот, точно, вносят огромный воздушный шарик, где-то метром в диаметре и дают мне острую палку.
        И что? Делать большой бум?
        Да, получилось, действительно, громко.
        Я стояла, а вокруг меня мягко планировали красные и розовые маленькие сердечки и маленькие воздушные шарики. Не знаю, кто как, но я себя чувствовала участницей чужого праздника, попавшего на торжество с улицы.
        Значит, торжественное оглашение результатов, да?!
        - Подождите, хотите подработать? - обратилась я к еще не ушедшему курьеру.
        - Конечно, что делать? - сразу оживился мужчина.
        - Вот, купите мне вот такую же коробку яиц, - свои-то я уже использовала.
        И через полчаса я стала счастливой обладательницей коробки наисвежейших яиц, ожидающих своего звездного часа.
        В дверь стучали неоднократно, но я засела в засаде в номере и ждала. Ждала, когда Курт явится ко мне собственной персоной. Довольно с меня курьеров!
        Дверь оставила незапертой, уверенная, что тот, кому предназначено мое теплое приветствие уж точно дернет ручку, когда не достучится до меня.
        Повернула кресло от окна к двери и встала, задвинув ящик с ценным грузом за него. Теперь я точно готова! Сам выбрал средство мщения, пусть теперь пеняет на себя.
        Дверь открылась, и мой первый снаряд достиг цели. В яблочко!
        - Ауч! - раздалось из-за вмиг захлопнувшейся двери, и второй заряд угодил уже в нее. - Любимая?!
        - Что, любимый?! - крикнула я. - Ах, это был ты!
        Минутное молчание и дверь широко открывается, являя перед моим взором дорогого мужа, правда немного растерявшего весь свой презентабельный вид. В смокинг разрядился! Залп! Еще залп! Так его!
        - Ты что?!
        Я молча делала свое черное дело... Точное ярко-желтое, судя по цвету желтков. А что, в цвет кожи, по-моему, сочетание желтого с черным смотрится эффектно...
        Надо отдать Курту должное, в этот раз он не стал ретироваться за дверь, а шел по полю боя прямиком ко мне. Небеса, сколько же я отдам за чистку номера?
        А, ладно, это того стоит.
        - Не подходи! - крикнула я ему, когда расстояние между нами сократилось до трех метров.
        Но он как танк, шел напрямик, не обращая внимания на мои снаряды, подойдя ко мне вплотную, опустился на колени и достал из внутреннего кармана смокинга маленькую коробочку.
        - Ох, - вырвалось у меня и я растеряно стала переводить взгляд с коробочки в его руках на яйцо в моих.
        - Ты моя жизнь, любимая, - вложил он мне в руку коробочку и сказал, ловя мой взгляд. - Это тебе.
        Женское любопытство мешала утолить занятая рука.
        - А это тебе, - я сунула ему яйцо и открыла подарок.
        Ни одна безделушка, сколь ценна она бы не была, не могла сравниться с тем, что лежало в коробочке.
        - Как ты смог его достать? Откуда узнал?- я смотрела в его счастливое, от того что угадал с подарком, измазанное яйцами лицо и прилипшем на скуле сердечке, и не могла сдержать улыбки.
        - Я сделаю все для тебя, только будь рядом со мной, - негромко, но очень уверенно произнес Курт.
        Я аккуратно достала предмет из коробочки и сжала его в кулачке. В номере, напоминавшем поле боя, с размазанными яйцами, прилипшими где попало сердечками и раскиданными шариками, перед нами развернулась целая Вселенная. С разницей в 21 минуту...
        Эпилог.
        - Не скажу, должны же быть у меня хоть какие-нибудь секреты, - в тысячный раз отшучивался Курт, но не признавался о том, откуда узнал о подаренном мне изобретении Райвенса, и о том, как же все-таки он его достал.
        Мы сидели на новенькой крытой веранде, пристроенной к дому по моей просьбе, и наслаждались отпуском. Нововведение, почему-то нераспространенное на этой планете, набирало популярность, и уже почти у всех наших друзей, побывавших у нас в гостях, стали появляться подобные пристройки.
        - Я все равно узнаю, - клятвенно обещала я. - Ты же знаешь.
        - Знаю, но это будет не скоро, - с намеком посмотрел он на мой выпуклый животик. - За год ты же так и не смогла ничего разузнать, как не старалась.
        Ух, какая самодовольная улыбка. Всё-таки я так люблю его!
        Пожалуй, иногда надо уметь хранить секреты... Я тоже кое-что не рассказала Курту...
        - Даже не надейся от нас отделаться, мы будем летать с тобой! А как только малышка подрастет, я вернусь к работе в делегации - ты же знаешь, я не смогу сидеть на месте! Тем более Зира обязательно полетит с нами, она единственная, кроме тебя, кому я могу доверять.
        Понимающе переглянулись с мужем, прекрасно понимая, что пожилая цитранка костьми ляжет, но полетит.
        Вдруг чашка выскользнула у меня из рук и мир перед глазами начал расплываться. Контуры веранды подернулись дымкой, а Курт превратился в сплошное желтое пятно. Я перестала себя ощущать: казалось, что я прилагаю неимоверные усилия, для того, чтобы хоть немного двинуться, но ничего не происходило. Лишь в животе я чувствовала небольшие толчки нашей девочки, которые не давали мне запаниковать окончательно. Она как будто давала знак - я здесь, я с тобой, все хорошо!
        Я смотрела перед собой, силясь что-нибудь увидеть, но мир затухал, смазанные изображения меркли, и я провалилась в пустоту...
        Очнулась в нашей кровати и первым делом схватилась за живот. Мне тут же ответили сильным пинком, но я была рада. Моя девочка жива!
        - Алина! - надо мной склонился бледный Курт и с щемящей нежностью обнял меня. - Я больше такого не переживу!
        - Я первый раз потеряла сознание, а ты уже такое говоришь? - пыталась отшутиться я, в душе прекрасно понимая, что что-то было не так.
        Его лицо, и без того серьезное, обрело схожесть с каменной маской.
        -Что происходит? - я села на кровати, пытаясь прочитать подсказки по мимике Курта, но ничего утешительного понять не смогла - было ясно, что все очень серьезно.
        Цитр стал метаться по комнате, подобно загнанному зверю и мои нервы не выдержали:
        - Говори! Я так еще больше нервничаю!
        Он остановился посреди комнаты, достал из кармана брюк письмо и зачитал:
        'Курт, любовь моя!
        Если ты читаешь это письмо, значит, меня нет в живых.
        Значит, есть ВЫ...
        Точнее - БЫЛИ...
        Но я позаботилась, чтобы справедливость восторжествовала!
        Я знаю, откуда твоя Алина, и у меня есть все для того, чтобы отправить ее обратно. И я оплатила запуск этого механизма...
        Я хотела честной победы, ты бы не простил мне такого хода, но, увы, мертвые не выбирают...
        Я дала Вам год, ровно год, со дня даты моей смерти, чтобы ВЫ срослись, пожили, вкусили счастье...
        И чтобы его точно так же, как у меня, вырвали из рук!!!
        Встретимся на том свете, любимый, уже скоро!
        Твоя Керри'
        - О, небеса! - вырвалось я меня.
        Ужас, от осознания того, что почти произошло, накрыл с головой. Сердце стучало как бешеное, а лоб покрылся испариной. Неугомонная мегера, даже с того света она тянет свои руки к нам...
        Мне не предъявляли обвинений, видимо, она действительно подстраховалась, чтобы яд не оставлял следов в организме. Я уже успела позабыть об этой пиковой даме наших с Куртом судеб, но она все-таки затаила посмертный козырь...
        - Я думаю, что тебя спасла только наша девочка. Ты стала вся полупрозрачная, вся, кроме живота. Меня до сих пор трясет, как вспоминаю, - вздрогнул Курт, прикрыв глаза. - Керри не просчитала такой вариант и слава небесам! Я не знаю, как бы жил без тебя... Да я бы вообще бы не жил!
        - Я очень надеюсь, что это был её последний ход...
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к