Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бриз Евгений: " Криптоматерия " - читать онлайн

Сохранить .
Криптоматерия Евгений Бриз
        Восемь поколений жизнь в Граббисе подчинена Этическому Кодексу. Никаких правителей из плоти и крови. В организме каждого гражданина содержится инструмент-регулятор Кодекса - криптоматерия, которая так же отвечает за ментальную целостность личности. Любое деяние отображается в ежеквартальном табеле грехов. Получил отрицательный баланс - готовься к процедуре Очищения и добро пожаловать в касту изменённых. Ты лишишься незаслуженной индивидуальности, но останешься работоспособным членом общества.
        Служение выданной Лицензии - основа жизни гражданина Граббиса. Бесполезные трутни подвергаются Очищению.
        Картер не трутень, он - обладатель новой Лицензии кризисного полицейского - коллапсара. Город наводнил неизученный препарат, временно блокирующий криптоматерию без деградации разума. Задача Картера - искоренять нарушителей, пока не обновится Кодекс. Беда в том, что никто не знает, когда это случится.
        Евгений Бриз
        Криптоматерия
        Глава 1
        Коллапсары
        Выдержки из Этического Кодекса:
        «Лицензия кризисного полицейского - коллапсара.
        Обязанности:
        1. Поиск и обезвреживание дилеров, производящих и распространяющих блокиратор криптоматерии (БК).
        2. Поиск и утилизация (сдача в Обитель Очищения) БК любого качества и свойства.
        3. Задержание, допрос и нейтрализация граждан, находящихся под воздействием БК или принимавших его прежде.
        Допускаются неумышленные жертвы среди мирного населения, если того требует успешное выполнение одного из перечисленных пунктов».

27 дней до конца квартала
        Кости сгнившего дилера ещё оставались целы, всё прочее - разложил блокиратор криптоматерии. Трэш. Наверняка самый дешёвый и грязный. Картер поморщился и пнул череп носком ботинка - тот рассыпался точно истлевшая головешка.
        - Похоже, он влил в себя не меньше тройной дозы, - пробурчал Баркович, роясь в кухонных ящиках. Кухня, как и жилая комната, утопала в мусоре, остатках репродуктов. Полы покрывала задубевшая гнилостная корка. - И вообще, что он забыл на Свалке?
        - Нашёл что-нибудь? - спросил Картер, не оборачиваясь.
        - Не-а. Сейчас в этой коробке посмотрю. - Баркович извлёк из старой, насквозь проржавевшей духовки пластиковую бутылку с прозрачной жидкостью. - Есть заначка! Информатор не обманул.
        Картер пошарил по карманам дырявой и давно просроченной кожаной куртки, в которой покоились останки. Распятие на тонкой цепочке и аккуратно сложенный лист бумаги - весь улов.
        - «Фер хоз сто двадцать один, - прочитал Картер на записке. - Подпись: Енот».
        - Хм, - нахмурился Баркович. - Если «фер хоз» значит именно то, что я думаю, то дело дрянь.
        Картер сложил записку и засунул себе в карман. Он ещё раз осмотрелся, сканируя взглядом угнетающее и крохотное пространство.
        - Пора уходить, - сказал он, переступая горы репродуктов. - Мы здесь уже больше часа.
        Напарник кивнул и тоже поспешил к выходу. Картер прикрыл дверь и наклеил поперёк неё свежую ленту официальной маркировки Обители Очищения. На лестничной площадке сгрудилась толпа зевак, в основном полуголых, обмотанных какими-то грязными тряпками. Двое стояли нагишом, вывалив на обозрение почерневшие от гниения гениталии. В идеале, стоило допросить тех, у кого ещё оставались остатки самосознания, подумал Картер, но они с Барковичем и так провели в опасной зоне дольше рекомендуемого времени. Пусть этим займётся кто-то другой, сегодняшний день и без того пойдёт в зачёт Лицензии.
        - Чего уставились, вонючки? - рявкнул Баркович, угрожая им парализатором. - Разошлись по норам!
        Никто не ушёл, но путь им расчистили. Высокий и на вид тучный Баркович двигался первым, Картер прикрывал тыл, прислонившись к напарнику спина к спине. От обитателей можно ожидать чего угодно, вплоть до акта самопожертвования, если это позволит унести жизнь ненавистного коллапсара.
        - Что уставился, черномазый? - продолжил лить агрессию Баркович. - Хочешь, чтобы я поимел тебя вот этим? - Он перекладывал парализатор из одной руки в другую.
        Картер ткнул напарника локтем в спину. Поведение Барковича вызывало опасения. Возможно, у них в запасе считанные минуты до первых признаков синдрома ментальной дисфункции.
        Наконец, они покинули здание и первым делом с помощью стэнов проверили друг у друга уровень криптоматерии. Сорок шесть у Картера и двадцать девять у Барковича. Вот и ответ. СМД может наступить при понижении до двадцати пяти единиц.
        Озираясь, они подошли к неприметному служебному седану, Картер тут же посмотрел на покрышки - спущены.
        - Проклятие! - Баркович проследил за взглядом напарника и тоже заметил, что у них неприятности. - Пойду прикончу всю эту гниль!
        Картер успел остановить его.
        - У нас нет времени на это. - Он вытащил из внутреннего кармана пиджака коммуникатор, переключился в режим критического положения и сообщил дежурному: - На связи «БарКа», мы на Свалке, транспорт неисправен, пришлите подмогу.
        - Принял, - коротко ответил дежурный. - Уровень криптоматерии?
        Картер секунду помедлил. Сообщить текущие показатели Барковича означало почти наверняка записать того в расходные материалы.
        - Сорок шесть и тридцать два, - наконец, произнёс Картер.
        Он представил, как дежурный скорчил кислую гримасу и покачал головой.
        - Высылаю ближайшую подходящую группу, - ответил тот. - Продержитесь десять минут.
        Баркович продолжал сжимать в руке парализатор. Вены на шее вздулись, глаза налились кровью. Он походил на бешеного быка. Прежде им не приходилось оказываться в ситуации крайнего истощения, и потому Картер не знал реакций организма напарника.
        Из полуразрушенных многоэтажек хлынул поток нечистот - гниль вышла поглазеть за происходящим. Никто не рисковал бросаться в атаку. Полагали, что коллапсары и без того обречены? Десять минут статичного нахождения на Свалке съедало около пяти единиц криптоматерии. Если взаимодействовать с обстановкой, то больше. Местные не собирались упрощать агентам Обители жизнь. Маячили перед глазами, провоцировали, вступали в зрительный контакт. Выжидали в предвкушении морального разложения, точно почуявшие вкус крови хищники.
        Через пять минут после разговора с дежурным из поворота выскочил автомобиль. Такой же неприметный тёмно-серый седан. Он остановился в трёх метрах от Картера, подняв при резком торможении облако пыли.
        - Усаживайте свои задницы сзади! - крикнул водитель.
        Картер узнал его - Сато, полицейский. Раньше они работали в одном отделе, пока два месяца назад Картер не получил Лицензию коллапсара. Очевидно, Сато перехватил переговоры с пометкой критического положения, транслируемые во всех структурах.
        Баркович сопротивлялся, его пришлось разоружить и заковать в собственные наручники. Жилистый невысокий Картер с телосложением гимнаста уступал Барковичу в мощи, но помог напарник Сато. Гниль поняла, что зрелище ускользает, и бросилась в погоню. Один из обитателей запрыгнул на капот и занёс кулак для удара. Рука до локтя расплылась по поверхности лобового стекла, мгновенно превратившись в зелёно-коричневую вязкую массу. Сато резко крутанул рулём, нападавший не удержался и улетел в сторону. Щётки заёрзали по поверхности, но лишь размазывали слизь.
        - Вот гадство! - выругался полицейский. - Ни черта не вижу!
        Он высунул голову в боковое окно и вытянулся в струну, чтобы доставать короткими ногами до педали газа.
        - Вот так веселье, Картер! - крикнул Сато. - Время скучных патрулей закончилось, будь неладен этот ваш блокиратор!..
        В следующую секунду голова Сато дёрнулась, получив пробоину от увесистого камня. Тело сползло, а неуправляемый автомобиль нёсся мимо поворота.
        - В яблочко! - прокомментировал Баркович, дико хохоча на заднем сиденье. Картер подавил желание вырубить его ударом локтя.
        Напарник Сато сориентировался быстро и чётко - открыл водительскую дверь, вытолкнул тело и успел принять управление, прежде чем они врезались в стену полуразрушенного дома. Им вслед летели камни, металлические предметы, трубы, но ни один из преследователей больше не подобрался вплотную. Двигатель и подвеска издавали предсмертные шумы, выходя за пределы заложенных возможностей. Второго полицейского не страшила участь напарника - он так же высунул голову, чтобы видеть дорогу.
        Через несколько минут они остановились возле пропускного пункта Свалки. Навстречу вышли охранники, укомплектованные баллонами с реагентом Бойлера. Реагент мгновенно разрушал плоть репродуктов и людей с уровнем криптоматерии ниже двадцати единиц, но оставался безвредным для человека, не подверженного СМД. Узнав путников, охранники молча кивнули. Напарник Сато вышел наружу, снял пиджак и протёр лобовое стекло. Затем выбросил пиджак, запрыгнул в салон и продолжил движение.
        - Езжай в ближайшую Обитель, - сказал Картер, встретившись взглядом с полицейским в отражении салонного зеркала. - Нам нужен криптозаряд, иначе мы потеряем и его. - Он указал на Барковича.
        Водитель молча кивнул. Не последовало никаких комментариев, его лицо оставалось бесстрастным и сосредоточенным. Одно из двух, понял Картер - либо парень нереально крут, либо перед ним криптоматон. Скорее, второе. Из-за поднятого ворота рубашки Картер не мог рассмотреть отметку на шее.
        Оставшийся путь они провели в молчании, если не считать непотребных выкриков Барковича.

* * *
        Все Обители Очищения имели одинаковый вид - продолговатые двухэтажные строения мышиного цвета. За ними, в изолированных зонах, располагались широкие цилиндрические башни наподобие старых котельных на Свалке, только в высоту с двадцатиэтажный дом. Автономные Блоки Обителей Очищения или АБОО. Храмы воспроизводства криптоматерии и предметов не репродуцированного характера.
        Первые этажи занимали персональные кабинки, где граждане в первый день каждого квартала получали табели грехов, а кто-то и новые Лицензии. На вторых этажах располагались помещения сотрудников.
        Вместо окон Обители имели накопительные панели с замысловатыми узорами, конвертирующими солнечный свет причудливым образом и в любое время суток. Вместо дверей - непроницаемое силовое поле. Вход по Лицензиям с допуском. У полицейского такого допуска не было, поэтому по прибытии все трое ожидали, когда к ним выйдут. Баркович держался на удивление неплохо. Стоило покинуть Свалку, как его состояние стабилизировалось. В ожидании Картер проверил уровень криптоматерии, свой и напарника. Сорок и двадцать четыре соответственно. Баркович уже находился в зоне СМД.
        - Что у вас? - поинтересовался куратор смены по имени Карлос-763, рослый мужчина с зачёсанными назад седыми волосами и обвислыми усами. Он возвышался над двумя коллапсарами и полицейским, нахмурив брови. Тело с шеи до пят покрывала мантия корпоративного тёмно-серого цвета.
        Картер заговорил первым короткими информативными тезисами:
        - Мы были на задании на Свалке, искали дилера. Не успели выбраться вовремя. У моего напарника критически низкий уровень криптоматерии.
        Куратор смены нахмурился ещё больше, но, тем не менее, распорядился отвести Барковича в отдел терапии и провести соответствующие процедуры.
        - А вы оба - ко мне в кабинет, - закончил с распоряжениями Карлос.
        Полицейского наделили разовым пропуском, поставив соответствующую отметку на предплечье рядом с татуировкой текущей Лицензии. Он до сих пор хранил молчание, что ещё больше убеждало Картера в его природе.
        - А теперь мне нужны подробности, - потребовал Карлос, когда все трое расположились на неудобных стульях.
        Картер изложил расширенную версию случившегося. Получили наводку от информатора, отправились на поиски адреса, застряли в хитросплетениях улиц, зданий и коридоров. Нашли концентрат БК и записку. Обнаружили, что шины служебного автомобиля спущены, сообщили дежурному по открытому каналу. Появились полицейские. Во время бегства от агрессивных обитателей потеряли одного человека, полицейского Сато. Конец истории.
        Куратор перевёл взгляд на второго участника событий.
        - Джон Берналь, - представился тот, окончательно развеяв сомнения - да, он изменённый, ибо только они носили двойные имена без номеров. - Мы с напарником Сато патрулировали прилегающие к району Свалки улицы, когда перехватили сигнал бедствия от группы кризисных полицейских «БарКа». Дежурный направил подмогу, но мы находились ближе, поэтому поспешили на помощь. Сато не повезло - ему пробили голову во время отступления.
        Некоторое время Карлос молчал. Обдумывал услышанное. Ему не повезло, что его Обитель оказалась ближайшей по пути следования. Теперь на его, Карлоса, плечи легла ответственность за урегулирование инцидента. Картер представлял, как внутри этого седовласого человека бушуют эмоции, которые он не решался обнажать. Бережёт свой безупречный табель, не иначе.
        - Так, у меня есть несколько уточняющих вопросов, - заговорил куратор смены, хрустя костяшками мясистых пальцев. - Как вышло, что у вас не оказалось при себе аптечки экстренной реанимации с дозами криптоматерии? Все группы коллапсаров оснащаются таковыми.
        Это был неприятный вопрос. Картер поёрзал на стуле и откашлялся:
        - Аптечка у нас была, но мы израсходовали её раньше.
        - Что? - выпучил глаза Карлос, но тут же взял себя в руки. - Почему вы продолжали задание в опасной зоне, не имея запасов криптоматерии?
        - Потому что посчитали это разумным риском. - Картер тоже успокоился и вернул голосу твёрдость. - Мы напали на след и возвращаться с пустыми руками не хотелось.
        Про себя он добавил: «День не пошёл бы в зачёт Лицензии». У них была работа, и требовалось её выполнить.
        - Цена «разумных рисков» - жизнь полицейского, - без лишних эмоций констатировал Карлос. - Судя по всему, ваш напарник избежал синдрома ментальной дисфункции, и вы добыли находки, иначе бы мне пришлось выдвинуть вас на процедуру Очищения.
        Картер и без лишних напоминаний знал, чем грозили такие просчёты. Впрочем, за смерть Сато они не несли ответственности. Полицейские самостоятельно приняли решение прийти на помощь.
        Карлос снова обратился к Джону Берналю:
        - Класс вашей Лицензии не допускает выездов в опасную зону. Но вы откликнулись на вызов. Почему?
        - Ранее мой напарник и коллапсар Картер работали в одном отделе полиции, - лишённым всяких эмоций голосом ответил Джон Берналь. - За рулём находился Сато, я не смог разубедить его проигнорировать сигнал.
        - Ясно, - заключил Карлос, расслабленно откидываясь на спинку стула. - Патрульный Джон Берналь может возвращаться в отдел полиции, его рабочий день скоро закончится. Вы, коллапсар Картер, тоже можете быть свободны, как только сдадите добытые в опасной зоне находки.
        Берналь встал, коротко попрощался и вышел из кабинета. Картер продолжал сидеть.
        - Вы не направите запрос на корректировку нашего табеля? - спросил он.
        - Нет, - покачал головой Карлос. - Не стану вмешиваться в вашу судьбу, я всецело доверяю Этическому кодексу. Думаю, смерть товарища - достаточное наказание само по себе. Не забудьте навестить его семью, ведь он погиб из-за вашего просчёта.
        Картер не стал ничего говорить в своё оправдание. Он и без того ощущал себя последней мразью в Граббисе.

* * *
        Баркович уже ожидал в отделе приёма улик и находок. Напарник успел привести себя в порядок, умыться и причесаться. Теперь он выглядел даже лучше, чем с утра и мило беседовал с рядовыми техниками Обители, облачёнными все как один в просторные однотонные мантии с капюшонами. Оголять головы им не позволялось, дабы кураторы смен выделялись из толпы.
        - Я сдал бутылку, - сказал Баркович. - Представь себе, настоящий пластик! Теперь они ждут записку.
        Картер вытащил из кармана сложенный вдвое пожелтевший лист бумаги. Он не питал иллюзий, что тот настоящий. Скорее всего, репродукт, причём, давно просроченный, который мог исчезнуть в любой момент. Для Картера он потерял всякую ценность в тот момент, когда глаза увидели написанное. Голова ведь дана не только для носки шляп. Или капюшонов. Техники накинулись на записку, как голуби на покрошенный хлеб. Тут же вручную перенесли текст на чистую бумагу, производства АБОО. Картер невольно усмехнулся.
        - Порядок? - спросил он.
        - Поставьте метку в ведомости, коллапсар Картер. - Один из техников протянул ему электронный журнал.
        Картер засучил левый рукав, поднёс татуировку коллапсара в виде скорпиона с вшитым в чернила личным кодом и поставил метку. С формальностями покончено.
        - Я бы хотел сохранить за группой «БарКа» это дело, - сообщил он.
        Баркович многозначительно взглянул на напарника. Этот взгляд можно было трактовать по-разному, от недоумения до солидарности.
        - Без проблем, - ответил один из техников. - Приоритет у той группы, которая доставляет находки. Всего доброго.
        Они зашагали прочь.
        - Криптоматоны, - уверенно заявил Баркович, глядя им вслед.
        После успешного посещения Свалки Картеру тоже полагался криптозаряд, поэтому он, не дожидаясь официального приглашения, направился в отдел терапии. Не только снаружи, но и изнутри, все Обители имели идентичное расположение отделов. Ничего футуристического или экстравагантного, что бы соответствовало высшей природе Обителей. Больше всего они походили на унылые и однотипные офисные помещения с коридорами и комнатами. Зато начинка и оборудование - другое дело.
        В отделе терапии очередной техник считал информацию с татуировки Картера, после чего взял в руку стэн и пригласил коллапсара на кушетку. Картер снял пиджак, расстегнул рубашку и лёг. Техник поднёс дуло стэна, напоминающее перевёрнутый зонт, в район солнечного сплетения мужчины и нажал пусковую кнопку. Тело Картера на мгновение выгнулось дугой, точно от мощного электрического разряда, и снова опустилось на кушетку.
        - Готово, - проинформировал техник, извлекая опустевший цилиндр из стэна.
        Картер выждал десять секунд, согласно рекомендациям, затем быстро встал, оделся и вернулся к скучающему Барковичу.
        Перед уходом они сдали коммуникаторы, наручники и стэны, оставив парализаторы при себе. Использование оружия в нерабочие часы допускалось лишь в случаях самообороны. Рабочий день закончен, но будничные дела ещё нет. Напарники жили в одном районе, но сегодня поедут по домам разными рейсами. На остановке, кроме них, пока никого не было.
        - Мне следует навестить семью Сато, - сказал Картер. - Сообщить им, что произошло.
        - Кого?
        - Полицейского, который сегодня погиб.
        - А, - протянул Баркович и добавил, подумав: - Но ты не обязан этого делать. Всю информацию им направят…
        - Знаю, - жёстче, чем следовало, перебил Картер. - Я знал его. Он точно так же не был обязан помогать нам, но спас наши шкуры.
        Баркович ничего не ответил. Он молчал целую минуту, потом неожиданно произнёс:
        - Мне кажется, я уличил Ди в использовании трэша.
        Картер почувствовал, как натянулась кожа на лице.
        - Что? С чего ты взял?
        Ему не хотелось верить услышанному. Особенно, если такое обвинение выдвигал Баркович.
        - От неё пахло этой дрянью, когда она вернулась домой после вечерних покатушек с новым приятелем. Я пока не стал поднимать разговор, но ты же понимаешь, что рано или поздно он случится.
        Картер непроизвольно сглотнул. Он хорошо знал Диану-2258, возможно, даже лучше, чем её отец, для которого Лицензия превыше всего, даже собственной семьи. Девушке недавно исполнилось семнадцать, и Картер успел стать для неё кем-то вроде старшего брата и советчика.
        - Возможно, тебе показалось, - выдавил Картер.
        - Ага, конечно.
        - Или пахло от её парня, а запах передался.
        Баркович покачал головой и покосился на напарника, будто на несмышлёного подмастерья.
        - Послушай себя. Если она снюхалась с гнилью или, того хуже, дилером - дело дрянь. Я не смогу оставаться в стороне, ты же понимаешь.
        О да, Картер понимал. Он избегал дома Барковича, потому что там жило живое напоминание о непоколебимости принципов его хозяина - жена Барковича Мэри Голд. Изменённая. В Обитель Очищения муж спровадил её лично, ещё когда обладал Лицензией утильщика. И получил по окончании квартала почти безупречный табель. Выходит, сделал всё правильно? Без сомнения, сам Баркович не сомневался в правоте. Теперь же судьбу матери рисковала разделить Диана.
        - Пообещай, что не станешь предпринимать непоправимых действий, пока не разберёшься в ситуации, - потребовал Картер.
        Баркович лишь хмыкнул.
        - Если она чиста, я при всём желании ничего не смогу с ней сделать, - спокойно ответил он. - Ведь тогда пострадает моя Лицензия.
        Подошёл автобус, следовавший в район, где жил погибший полицейский. Картер едва успел просочиться в закрывающуюся дверь. Баркович продолжал ухмыляться и помахал напарнику рукой.

* * *
        Картер не смог этого сделать. Он уже подошёл к дому и намеревался постучать, подбирая слова, но замер на месте. Как это лучше преподнести? Он не считал себя мастером психологии и утешений, а огорошить с порога много ума не надо. У Сато осталась молодая жена Сиа-1201 и пятилетняя дочь Лу-1418. Они хорошо знали Картера, тот часто бывал у них в гостях, особенно в бытность полицейским.
        Картер заглянул в окно. Женщина накрывала на стол ужин. Лу сидела рядом и листала буклет с яркими картинками. Постучись, поздоровайся и расскажи всё, как есть, настраивал себя Картер. Нет, тогда Сиа зарежет тебя ножом для разделки мяса, ведь именно ваша с Барковичем упёртость привела к смерти её мужа. Вы могли вернуться на Свалку завтра, но вас больше заботил потерянный день для Лицензии. Использовав аптечку, вы не имели права вернуться с пустыми руками.
        Он отогнал гнетущие токсичные мысли. Картер не знал нужных слов, в которые мог бы их заключить, не причинив ещё большую боль этим людям. Он обязательно навестит их позже, но не сейчас. Он надеялся, что в порыве горя Сиа не схватит дочку за руку и не побежит в Обитель, надеясь раз и навсегда избавиться от горя. Изменённые не плакали, а значит, и не страдали.
        Сандра не простила бы ему такой слабости. Она бы притащила его на порог за шкирку, заставила бы принять любой удар судьбы, даже ножом. Но та Сандра давно покинула его. Предоставленный самому себе, Картер стал лёгкой добычей для своих слабостей.
        Он дождался автобуса и поехал домой, ощущая себя перегнившим плодом.
        Глава 2
        Изменённые
        Из дневника лицензированного философа Лерроя-53:
        «Мне часто приходилось иметь дело с изменёнными. Несмотря на внешнее сходство, их нельзя ставить в один ряд с нами, гниющими грешниками. Они - новая ступень в развитии человеческого вида. И чем раньше мы примем неизбежность перемен, тем проще нам будет взобраться на эту ступень».

27 дней до конца квартала
        Уставший водитель в форменной синей одежде машинально приложил считыватель к левому предплечью Картера, списал один кредит. Коллапсар сел сразу же за водительским местом. Многие из нас ведут себя как изменённые, не являясь ими, подумал Картер. Он наблюдал за водителем всю дорогу, внимательно изучал его доведённые до автоматизма действия. Отвлекал мысли первым попавшимся на глаза явлением.
        Явлением. Он посмаковал слово. Но ведь даже не ясно, относился ли водитель к категории изменённых или нет. Лицензия предписывала ему безопасно возить людей по одному из маршрутов огромного города. Ежедневно с повторением одних и тех же движений. Угнетающая Лицензия, способная въесться своими чернилами не только под кожу, но и глубоко в душу.
        Картер вышел из автобуса и совершил пешую прогулку прямиком до супермаркета одноразовых товаров. Район, в котором жил Картер, в равной степени сочетал в себе архитектурные остатки Греховной Эпохи и до тоски однотипные коттеджи, сколоченные из материалов АБОО. Граббис менялся постепенно, от поколения к поколению. Постройки прошлого приходили в негодность, но их никогда и никто не ремонтировал. Монолитные многоэтажные дома держались дольше прочих, небоскрёбы и бараки давно канули в лету. Лицензированные строители в начале каждого квартала получали план новых застроек, а так же нужные материалы, технику и инструменты. Строители действовали строго по плану - сносили пустые обветшалые здания и возводили на их могилах стандартные двухэтажные коттеджи.
        Картер миновал один из открытых стадионов, сооружённых теми же работягами. На огромном поле с искусственной травой у пяти десятков лицензированных спортсменов рабочий день был в самом разгаре. Футболисты готовились к будничному матчу, регбисты отрабатывали рывки, а легкоатлеты восстанавливались после дневных тренировок и готовились к вечерним. Вид некоторых спортсменов-новичков ничего, кроме истерического смеха не вызывал. Спринтер весом в центнер или толкатель ядра с толщиной бедра, как у ножки офисного стула. Порой Лицензии раздавались, точно карты от мучавшегося похмельем крупье. Неожиданно заменялись и перетасовывались. Немало горожан запороли табели только потому, что с первого дня не смогли соответствовать новым требованиям. Везло лишь обладателям «династических Лицензий» врачей и библиотекарей.
        Картер вошёл в супермаркет. Теперь его мыслями завладели криптоматоны. Уборщик, натирающий до блеска пол. Сотрудницы, размещающие на полках тысячи товаров. Кассиры, грузчики. Сколько среди них гниющих, а сколько изменённых?
        Фактурный охранник держал на полу парня со скрученными за спиной руками. Воришка под БК? Картер прошёл мимо, его рабочий день закончен, пусть вызывают ночную смену коллапсаров. Он взял большую сумку, подошёл к стеллажам с одеждой. Проверил маркировку - семичасовой завоз, свежак. Итак, классический стиль: тёмно-серые брюки, пиджак, белая рубашка, чёрные удобные туфли, носки. Нижнее бельё. Никаких отклонений от стандарта, Картер слишком устал, чтобы придавать на завтрашний день своему виду какую-то отличительную черту. Вслед за одеждой в сумку полетел комплект постельного белья. Затем он направился в продуктовый отдел репродукционной пищи. От дешёвой биомассы он отказался, просевшее настроение требовало подпитки. Но и о фермерских натуральных продуктах речи не шло. Картер захотел морепродуктов, выбрал среднюю упаковку кальмаров и маленькую мидий. Взял пол-литра яблочного сока. Везде внимательно проверил сроки. Выбранная еда шла по скидке, сутки истекали в полночь, но его желудок управится с ней куда раньше.
        Не забыл и о средствах личной гигиены. Миниатюрные тюбики зубной пасты и универсального геля-шампуня, зубная щётка и полотенце - всё отправилось в потяжелевшую сумку. Картер потрогал трёхдневную щетину и решил продлить её на четвертый день. Отдел развлекательных товаров и аптечный пункт он миновал и направился прямиком к кассам. Там он взял самые дешёвые наручные часы с чёрным ремешком и неброским информативным циферблатом. Отстоял в очереди, поднял сумку на ленту и дождался, пока молодая кассирша посчитает сумму.
        - Восемь кредитов, - сказала она.
        Уложился в установленный минимум. Картер поднёс заранее оголённое предплечье к считывателю.
        С недавних пор Картер жил в коттедже, предоставленном Обителью. Двухэтажное строение из плотных бежевых листов, само по себе небольшое, но непомерное для одного человека. Картер не использовал гостевую комнату и весь второй этаж, ночуя в гостиной рядом с кухней. Будь с ним Сандра, дом не казался бы ему таким огромным и безжизненным. Ему остро захотелось увидеть её, совершить свой маленький ритуал с дарением лилий раньше намеченного срока.
        Зайдя в дом, он активировал окна, залившие внутреннее пространство накопленным за день светом. Картер принял душ, поужинал и отнёс вчерашние репродукты в ближайший контейнер утилизации. Затем взял переносную световую пластину и закрепил над привычным лежбищем. Устроился на кушетке, закинул ноги на стоящий рядом стул и приступил к чтению научно-фантастического романа Греховной Эпохи «Похитители плоти». Книгу ему навязал работник Библиотеки.
        За полчаса Картер так и не смог сосредоточиться на истории. В голове калейдоскопом прокручивался прошедший день. Мысли о Сато и его семье, которой наверняка уже сообщили о случившемся и прислали лицензированного психолога. Мысли о Диане, оказавшейся заложницей собственного отца. Девчонка и без того тяжело пережила потерю матери, и тут Дамокловым мечом над ней нависла новая угроза. Впрочем, нет, Мэри-3014 - в прошлом, а нынче Мэри Голд - продолжала жить с ними, а Баркович уверял, что их брак только выиграл от Очищения Мэри.
        - Она была невыносима, Картер, - громко говорил напарник, чтобы его слышал весь бар. - Без конца шлялась по клубам. Теперь мы перестали ссориться, а по вечерам меня всегда ждёт вкусный ужин.
        Картер не имел желания оценивать стряпню Мэри, но однажды в порыве жгучего любопытства посетил среднюю школу, где та работала. Притаился за едва приоткрытой дверью, тщетно силясь вычленить в действиях и словах Мэри нечто неправильное, но взгляд и слух так ни за что и не зацепились. Изменённые действительно всё делают правильно. Даже тела их не гниют после смерти и лежат в мавзолеях, точно тысячи спящих пациентов.
        Этический Кодекс не допускал вмешательства в тело криптоматона, включая убийство при жизни. Их давно воспринимали фоновым явлением, наподобие собственного дыхания, восходов и закатов или медленного течения реки. И почитали в сектах добровольного Очищения, где верили в катарсис и высшую форму безгреховного сознания.
        - Остаётся ли в них хоть что-то человеческое? - вопрошал он Барковича в том же занюханном баре.
        - Если ты имеешь в виду задушевные беседы и фонтаны эмоций, то нет. Секс пресен, но разве это новость для многолетних пар? Во всём же остальном они - идеальные версии нас. Следующая стадия. Усекаешь?
        - Ты говоришь, как долбанный сектант, - усмехнулся Картер. - Почему же сам не очистишься?
        - Я пока не закончил грешные дела.
        Они изрядно напились и философствовали до закрытия бара, но Картер так и не пришёл к принятию непричёсанной гипотезы Барковича.
        До Очищения Мэри часто посещала дамские клубы с молчаливого согласия мужа и увлеклась одним сладкоречивым репом. Как постоянной клиентке, ей пошли навстречу и сохранили репа сверх отведённого ему срока. Всего лишь на день, стандартная практика, но нарушение есть нарушение. И вот тут по невероятному стечению обстоятельств - или в результате дьявольски просчитанного плана - в клуб нагрянул БУР - Бригада утилизации репродуктов. Старший стиратель Баркович шествовал за спиной своего бригадира и опрыскивал реагентом Бойлера всю просрочку. Администраторов и персонал клуба признали виновными во всех смертных грехах и уничтожили без промедления. До кучи досталось и пойманным клиентам. Находясь под защитой Лицензии, Баркович имел полное право окатить жену реагентом, предварительно выкачав криптоматерию, и обречь на смерть в агонии. Но он смилостивился и отправил её в Обитель Очищения.
        - Верно, кто бы тогда готовил тебе ужины? - поддел его Картер, на что Баркович лишь ухмыльнулся.
        Что же произошло с Сандрой, Картер так и не узнал. Они прожили полтора года в квартире оригинального многоэтажного дома, пока однажды Картер не вернулся домой и не заметил в подруге перемены. Утром она поцеловала его в губы, пожелала удачного дня, а вечером стала изменённой. Он застал её сидящей перед зеркалом, застывшей в немой статике. На кухне стоял пакет с биомассой. Картер бросился к девушке с расспросами, стал тормошить, но ничего не добился. Пожил с ней две недели, не выдержал и переехал. Сандра осталась жить, будто не заметив его исчезновения.
        Спустя день на пороге её квартиры возник Джоэлс, бывший парень. Первым порывом Картера было спустить его с лестницы, но победила взбухшая жила исследователя природы криптоматона. Сандра спокойно приняла бывшего, будто тот вернулся с утренней пробежки.
        Некоторые ночи Джоэлс проводил в квартире одинокой молодой соседки, а вскоре и вовсе переехал. Сандра никак не отреагировала.
        Так и не сумев прочесть ни единой страницы, Картер отложил книгу и подошёл к своему УУ - универсальному устройству, напоминающему увесистую прямоугольную коробку с откидывающейся крышкой, динамиком, рядом разноцветных кнопок и углублений. Такие непереносные устройства устанавливались в жилище каждого гражданина и находились на дистанционной подпитке от самих АБОО. Основные функции: проверка уровня криптоматерии, инъекция аптечного заряда через левое предплечье, голосовая связь с другими УУ и готовка пищи, требующей термальной обработки. Так же устройства настраивались на единственную общедоступную радиочастоту «Голос Граббиса», где дикторы сообщали новости, читали книги и вели развлекательные беседы. Вот какую Лицензию хотел бы себе Картер.
        Он включил «Голос Граббиса» и направился к зеркальному шкафу. Там висел его единственный костюм из натуральных материалов. Парадно-выходной, сине-коричневый, фермерский или, как любил повторять Баркович, гробовой. Костюму шёл пятый год, что отразилось на его виде, но Картер не допускал мысли избавиться от него.
        Диктор монотонно читал какой-то роман о захвате Земли пришельцами из галактики Альфа Центавра. Выбор материала оставался за диктором и не регламентировался Кодексом, о чём Картер порой жалел. Он выключил УУ и переоделся.
        Букет живых лилий обошёлся ему в двадцать кредитов. Прогулка до квартиры Сандры заняла час. Картер вдыхал прохладу сентябрьского вечера и наслаждался видом небесного Покрова, особенно прекрасного в тёмное время суток. Лунный свет и мерцание звёзд разбавлялись причудливыми узорами фиолетового и бирюзового оттенков, вдохновляя художников и сектантов. Где-то там за Покровом, знал Картер из книг Греховной Эпохи, существовали небесные объекты, давшие название новой Лицензии. Коллапсары. Чёрные дыры.
        Картер вошёл в подъезд, поднялся на третий этаж и положил цветы возле квартиры «сорок пять». Не успел он постучать, как дверь распахнулась. На пороге стояла Сандра. Высокая, атлетического сложения, с густыми распущенными волосами цвета ночного июльского неба. На ней был кожаный плащ до колен, чёрные сапоги и перчатки. За спиной стоял столь же мрачно одетый мужчина лет за пятьдесят. Тоже криптоматон? Да он тебе в папочки годится, собирался возмутиться Картер, но прикусил язык. Сандра смерила его изучающим взглядом и проговорила:
        - Спасибо за лилии, я заберу их на обратном пути.
        Они с мужчиной прошли мимо и исчезли в лестничных пролётах. Опомнившись, Картер бросился в погоню. Он хотел проследить за девушкой, удостовериться, что этот тип ничего с ней не сделает. Глупый порыв, учитывая бессмысленность идеи убивать или увечить изменённого - для этих низменных желаний существовали репы. Но ведь тип мог принять БК и творить что душе угодно, пока действовал препарат.
        Выбежав на улицу, Картер лишь увидел задние огни удаляющегося тёмного автомобиля. Упустил. Но что, если мужик действительно изменённый? Они пошли на свидание? Или по делам? Сандра была лицензированной медсестрой при Второй больнице Граббиса. У неё могла быть ночная смена. Или свидание. Союзы незнакомых прежде криптоматонов встречались часто. В основном, для производства потомства. Их дети рождались уже изменёнными, учились в закрытых школах, где на переменах царила тишина, и вырастали в криптоматонов, никогда прежде не знавших греховной жизни.
        Картер посмотрел на часы - без четверти десять. На погони и шпионские игры времени не оставалось. С полуночи до шести утра действовало правило комендантского часа. На правах высшей исполнительной власти его ввели Каратели через день после начала Кризиса и сами же следили за выполнением нового правила. Расстреливали любого встретившегося в городе субъекта без выяснения причин. Исключение составляли всего три Лицензии: ночные смены коллапсаров, БУРа и скорой помощи.
        Не желая гадать и ломать голову над странным происшествием, Картер пошагал в сторону дома. Возможно, завтра им предстоит прожить не менее трудный день.
        Глава 3
        Фермеры
        Из отчёта народного инспектора Смоляра-24:
        «Группой посетили фермерское хозяйство 312. Встретили нас радушно, угостили обедом и предоставили доступ ко всем помещениям на территории фермы. Мы внимательно осмотрели выбранных наугад животных, установили их естественное происхождение. Корма и съестные культуры выращиваются в соответствии с нормами фермерского дела.
        Единственное замечание заслужили частые и беспричинные вылазки молодых жителей фермы в Граббис. Мой коллега предположил, что, возможно, кто-то из работников мог увлечься новомодным препаратом - так называемым блокиратором криптоматерии. Но это уже не наша компетенция».

26 дней до конца квартала
        Баркович по обыкновению приехал в Обитель раньше напарника. Гладко выбритое лицо, свежий костюм на порядок дороже картеровского, часы оригинального дизайна. Как полноценный семьянин, Баркович получал больше кредитов, чем одиночка - ещё одна причина не спешить с разводом. Он всячески подчёркивал внешний лоск на фоне невзрачности Картера, который лишь посмеивался над нелепостью трат напарника. Зачем переплачивать, когда вечером всё это отправится в утильный контейнер?
        - Готов к путешествию? - спросил Баркович, вертя в руках бумажку-копию вчерашней находки. - И главное - оставил свободное место в желудке?
        Картер усмехнулся. Нельзя нагрянуть к фермерам без весомой причины. Вторжение на закрытую территорию лицензированного хозяйства - серьёзное нарушение и верный способ подмочить табель. Но когда у тебя самого в руках Лицензия коллапсара и подходящая улика - другое дело. Самыми частыми гостями фермеров были народные инспекторы с разовыми доп-Лицензиями. В их задачи входил тщательный осмотр территорий, животных, растительных культур и прочие бюрократические пункты. Картеру ни разу не приходилось инспектировать пригороды, но Сато однажды хвалился, что компенсацией потерянного на ферме дня стал сытный завтрак исключительно из натуральных продуктов. Не взятка, уверял азиат, а один из обязательных пунктов проверки. Интересно, коллапсарам полагался обед или Баркович зря раскатал губу?
        Техник Обители выгнал им из прилегающего ЦВР - Цеха воплощения репродуктов - новенький седан с блестящим лакированным покрытием.
        - Сегодня я за рулём, - заявил Баркович, устремляясь к водительской двери.
        - Вот и славно, - ответил Картер.
        Он не получал никакого удовольствия от вождения репродуцированной техники с деревянным управлением и издевательски заторможенной динамикой. В отличие от продукции АБОО, долговечной и качественной, на которой рассекали элитные Каратели, службы скорой помощи и пресловутые водители автобусов.
        Баркович гнал по ухабистым улицам с повсеместно разбитым асфальтом, не жалея ни подвески, ни их собственных позвоночников.
        - Полегче, приятель, - посоветовал Картер.
        Баркович хищно ухмыльнулся, но слегка сбавил скорость.
        - Напомни-ка, - спросил он, - сколько раз фермеры оказывались замешанными в таких грязных делах? Они же у нас обособленные племена или как там говорят. И вот те на, связались с дилером.
        - Ну, - протянул Картер, - мы ещё ничего не выяснили. Записка не означает автоматическую причастность.
        - Ты сам в это веришь?
        Картер не верил, поэтому промолчал. В утренние часы буднего дня по городским улицам курсировали автобусы, заполненные до отказа гниющими и криптоматонами. Баркович ловко обгонял попутный общественный транспорт, несмотря на ущербность их собственной техники. Вскоре они миновали черту пригорода и оказались в окружении пустых желтеющих полей. Узкая двухполосная трасса сохранилась в лучшем виде, и Барковичу удалось разогнать служебный седан до рекордных восьмидесяти километров в час. Глаза коллапсара источали дьявольское свечение. На сей раз Картер не возражал, он точно так же проникся скоростью и с упоением наслаждался ею.
        Справа остался один из ожидающих сноса районов-призраков с покосившимися строениями - любимые пристанища расплодившихся девиантов. Ещё через четверть часа начались фермерские хозяйства. Каждое состояло из двух-трёх домов и нескольких сараев, построенных из натурального дерева. Отличительная черта тамошней жизни - всякое отсутствие репродуктов и каких-либо иных отличительных черт. Даже материалы из АБОО встречались по минимуму. Например, световые пластины. Все хозяйства копировали друг друга, чего требовали прописанные в Лицензии правила.
        - Самовыражение тут не в почёте, - иронично заметил Баркович, всматриваясь в таблички с номерами. Нечётные шли по левой стороне.
        - Эй, ты идёшь на таран! - Картер ткнул напарника в плечо.
        Им навстречу двигалась гужевая повозка с двумя пассажирами и возничим. Баркович неуклюже крутанул руль вправо, отчего машину едва не занесло. Спасла малая скорость. Фермеры и их тёмно-коричневый статный конь проехали мимо, одарив коллапсаров пренебрежительно-кислыми взглядами.
        - Тоже мне цацы! - Баркович приспустил окно, прочистил горло и смачно сплюнул. Ещё через минуту он заметил: - Вот мы и на месте.
        Фермерское хозяйство 121, как и прочие, скрывалось за массивными дубовыми воротами и забором высотой с человеческий рост. Баркович припарковался прямо у ворот и заглушил натужно урчащий двигатель. Ему ещё предстояло работать весь обратный путь, без всяких надежд дожить до заката - утилизационный контейнер примет автомобиль сразу после возвращения, ибо эксплуатационный ресурс превысит временной.
        Картер первым вышел из салона, инстинктивно проверил на поясе парализатор и стэн. Постучал в дверь висящим дверным молотком. Напарник остался чуть поодаль, бесцеремонно усевшись на капот служебного седана. В ожидании ответа Картер принялся рассматривать возвышающийся над забором сеновал. Огромный и забитый под завязку, он внушал смотрящему на него человеку чувство ничтожности.
        - Чем могу помочь? - озадаченно поинтересовался открывший дверь мужчина лет пятидесяти. Гладко выбритое лицо выглядело моложаво, но из-под болотного цвета панамы выбивались пряди изрядно поседевших волос. Фермер был облачён в мешковатую одежду, напоминающую наспех сшитый комбинезон из попавшихся под руку тряпок.
        - Группа коллапсаров «БарКа», - сообщил Картер и закатал левый рукав. Мужчина непонимающе уставился на татуировку скорпиона. - Мы бы хотели осмотреть хозяйство.
        - Но плановая проверка… - начал было фермер, однако Баркович жёстко перебил его:
        - Это не плановая проверка, папаша. Мы подозреваем, что это место как-то связано с дилером по прозвищу Кусака. Вчера мы нашли его останки и записку с адресом. Подписанную неким Енотом. Ни о чём таком не знаешь?
        В этом был весь Баркович, усмехнулся про себя Картер. Грубым тоном и с каменным лицом оглушить свидетеля или подозреваемого лавиной фактов и потребовать ответа, пока несчастный не пришёл в себя. По мнению некоторых лицензированных психологов, такой подход почти всегда работает с виновными. А невиновные потерпят, не сахарные. Однако фермер не растерялся и заявил:
        - Впервые слышу эти имена. Можете поговорить с любым из моих помощников и осмотреть каждый сарай.
        В подтверждении своих слов седовласый фермер отступил назад, приглашая незваных гостей войти. Впрочем, выбора у него не было, о чём знали все трое.
        По двору вальяжно расхаживали куры. В вольерах и клетках сидели кролики, гуси и прочая некрупная живность, создающая какофонию непривычных для городского уха звуков.
        - Как вас зовут? - поинтересовался Картер по пути к дому. Он внимательно смотрел под ноги, дабы не наступить в куриный помёт.
        - Гордон. Номер идентификации сто сорок четыре. - Он остановился возле крыльца и рассеянно осмотрелся. - Так, мне потребуется несколько минут, чтобы собрать всех.
        - Я пойду с тобой, номер сто сорок четыре, - сказал Баркович.
        Картер поднялся на крыльцо и сел на скамейку, где спал или же притворялся спящим упитанный рыжий кот. Появление незнакомца нисколько не потревожило животное. Внезапно дверь распахнулась, на пороге оказалась молодая девушка лет двадцати с небольшим. Бледнолицая блондинка в таком же бесформенном комбинезоне, лишь отчасти скрывающем выпуклости тела. Картер невольно напрягся.
        - Вы кто? - спросила девушка.
        Картер представился, попутно продемонстрировав татуировку, чем ещё больше озадачил помощницу фермера. Похоже, коллапсаров тут сроду не видели, учитывая, что сама Лицензия появилась два месяца назад.
        - И что вы хотите здесь найти? - Девушка упёрла руки в бока, приняв вызывающе-агрессивную позу. - Логово дилера? В наших краях такой дряни не водится.
        Именно так говорят все любители БК.
        - Для начала дождёмся остальных. Сколько всего человек проживает на ферме?
        Она закатила глаза, неразборчивым полушёпотом перечисляя имена.
        - Одиннадцать, включая меня.
        Вскоре все одиннадцать собрались в просторной гостиной дома. Парни, девушки, мужчины, женщины и все облачены в убогие рабочие комбинезоны. Возрастной разброс от двадцати до сорока пяти. Самым старшим, разумеется, был Гордон. Едва закрыв дверь за последним вошедшим, он обратился к своим подопечным:
        - Бояться нечего. Эти люди обладают крайне узкими полномочиями. Ничего связанное с нашей прямой деятельностью их касаться не может по определению. Они - не инспекция.
        Баркович не смог проигнорировать подобное наставление:
        - Профессор Картофельная Грядка ошибается. На самом деле, бояться есть чего. - Он медленно обвёл взглядом собравшихся. Сказать, что этой ремаркой он всецело настроил их против себя, значит, ничего не сказать. - Если ферма как-то связана с дилером, блокиратором криптоматерии или даже гнилой водой - в наших полномочиях сжечь тут всё дотла.
        Картер поспешил вмешаться, пока напарник окончательно не превратил их дуэт в пару ненавистных Церберов:
        - Не будем нагнетать раньше времени. Вот единственная причина, по которой мы тут. - Он вытащил из кармана пиджака дубликат записки и протянул его Гордону. - Мы нашли её аналог в квартире дилера. Ни у кого нет комментариев?
        План Барковича заключался во внимательном наблюдении за реакцией на улику. Подход внезапной атаки, пояснил он.
        Гордон взял бумажку и вытянул руку, стараясь прочитать написанное. Остальные жители фермы облепили его со всех сторон. Все как один нацепили недоуменные выражения лиц, пожимали плечами и качали головами. Что ж, придётся задействовать тяжёлую артиллерию. Баркович встал с диванчика и вытащил из-за пояса стэн.
        - Всем знаком этот чудо-агрегат? - спросил коллапсар.
        - Что вы задумали? - возмутился какой-то паренёк.
        - Ничего выходящего за рамки наших полномочий, - ехидно улыбнулся Баркович. - Мы лишь проверим уровень криптоматерии в каждом из вас. Новые модели стэнов определяют примеси трэша даже в остаточных концентрациях.
        Он блефовал - по слухам, такие модели лишь готовились к выпуску в АБОО. Но откуда фермерам знать подробности? Ставка сыграла. Грядущая проверка не смутила никого, кроме того самого паренька. Пока Баркович готовился начать с Гордона, парень воспользовался ситуацией и бесшумно прошмыгнул за дверь. Боковым зрением Картер заметил его побег и крикнул:
        - Эй! Вернись! - Он устремился в погоню, бросив напарнику: - Оставайся здесь и следи за остальными!
        Выбежав из дома, Картер без труда определил направление бегства - помощник фермера стремглав мчался через картофельное поле в сторону леса, до которого было минимум километров пять. Единственное место в фермерских владениях, где беглец мог скрыться.
        - Не советую! - кричал ему Картер на бегу. - Лучше остановись!
        Парень мчался, будто за ним гналась стая диких голодных волков. Картер постепенно нагонял его и подметил странности в движениях беглеца. Будто он подвернул ногу и двигался через боль. Скорости упали, и Картер понял, что парень никуда не денется. Оставалось сделать один мощный рывок и можно схватить мальца. Тем не менее, у него могло оказаться холодное оружие, поэтому коллапсар предпочёл не рисковать и вытащил парализатор. Настроил его на минимальную мощность, остановился и без лишних разговоров прицельно выстрелил. Заряд поразил парня в спину, тот изогнулся и рухнул на землю, сминая стебли фермерских культур. Картер присел на корточки, заковал руки парализованного парня в наручники и перевернул лицом к себе. В сознании, но дезориентирован. Мышцы лица застыли в гримасе отчаяния. Широко раскрытые глаза прожигали в Картере дыру. На какое-то мгновение ему даже стало жаль беглеца. Но сам напросился.
        - Через пару минут пройдёт, - утешил парня Картер, меняя парализатор на стэн. - А пока я проверю уровень криптоматерии.
        Пленник замычал в немом бессилии. Картер без церемоний разорвал комбинезон на его груди и приложил дуло стэна. Отыгрывать спектакль, так до конца. Само собой, он не надеялся обнаружить примеси трэша, но результат и без того ошеломил.
        - Восемь единиц? - Картер удивился больше спокойствию собственного голоса, чем нереальному значению, при котором человек давно бы демонстрировал весь набор симптомов СМД - от глубокого ментального разложения до физического гниения плоти.
        В случае действия в организме БК, уровень криптоматерии вовсе не определялся, а значит… Осознание происходящего всё же надломило голос Картера.
        - Ты - реп? - спросил он скорее для проформы. Иного объяснения в природе Граббиса не существовало.
        - Да, - выдавил парень, постепенно обретая контроль над мышцами и связками. - Но… подожди.
        Чего он должен подождать? Повышенного расхода собственных запасов? Картер инстинктивно отстранился от репродукта. Ситуация изменилась - полномочия коллапсаров не распространялись на репов, ими занимались исключительно БУРы. Стало быть, Лицензия Картера с этой самой секунды не действовала без взаимодействия с утильщиками.
        - Не вызывай БУР, - заговорил парень, будто читая мысли Картера. - Я и есть Енот.
        - Остальные в курсе? - Коллапсар кивнул в сторону фермы.
        - Нет, я влился недавно. Повезло, что в клубе нам наносили бутафорские татуировки разных Лицензий. Не спрашивай зачем. Я хотел затаиться на ферме и спокойно дожить свой срок. Если бы не этот придурок…
        Очевидно, он имел в виду дилера. Картер усиленно думал. Он знал, что сделает Баркович - именно то, чего требовали инструкции. Но тогда судьба задержанного будет всецело в руках бригадира утильщиков.
        - Ладно, для начала, я отведу тебя в дом. И за это время постарайся максимально убедительно рассказать мне, почему мы не должны вызывать БУР.
        - Хорошо, хорошо.
        Енот с трудом встал и покладисто заковылял в сторону дома. Картер шёл сзади с парализатором наготове. По коммуникатору он сообщил Барковичу, что задержал беглеца и вернётся через несколько минут.
        - Я знаю больше, чем вам кажется, - начал реп. Банальное начало, отметил про себя Картер. - В городе орудует новая и могущественная секта. Я не знаю их целей, но они в огромных количествах собирают криптоматерию и трэш. В их рядах куча лицензированных специалистов. Они вербуют не только их, но и качественных репов для выполнения грязных заданий. Мне удалось сбежать, а Кусаке повезло не так.
        - Стоп. - Картер едва ли не остановился сам. - Хочешь сказать, Кусака тоже был репом?
        - Да. Нас обоих завербовали сектанты. У них везде свои агенты. Я вот рассказываю тебе всё, хотя ты тоже можешь быть одним из них.
        Внутренний голос твердил Картеру, что ему вливают в уши очередную страшилку о всемогущих сектах, коих, если поискать, пруд пруди в каждом районе Граббиса. Что ещё остаётся делать людям в эпоху удивительной стабильности и отлаженности работы АБОО - предаваться фантазированию. Да и репродукт, играющий роль дилера - из области научной фантастики. Однако начавшийся два месяца назад Кризис в корне менял восприятие. Появление БК пошатнуло всё, что существовало, по меньшей мере, десять поколений. Картер не мог отбросить всё сказанное Енотом. Информация задела в душе потаённые струны… кого? Исследователя, будь он проклят.
        - Но я видел его кости, - упорствовал Картер.
        - Неудивительно. Кусака был суперкачественным репом, иначе бы им не заинтересовались.
        - Значит, его разложил не БК?
        Парень нашёл в себе силы улыбнуться:
        - Разумеется, нет. После побега от нанимателей он сдуру подался на Свалку, а там даже такие уникумы долго не протягивают.
        Картеру вспомнился череп, рассыпавшийся после лёгкого касания носком ботинка. Тогда он списал хрупкость на передозировку трэша, что случалось сплошь и рядом. Ему и в голову не пришло, что детально проработанные репы расщепляются схожим образом. Пока Картер размышлял, они уже подошли к дому. Баркович с взведённым парализатором встретил их на пороге.
        - Я запер всех в кладовой, - сообщил он. - Против десятерых даже с оружием не попрёшь.
        - Это лишнее, - покачал головой Енот.
        - Лишним был твой идиотский побег, - буркнул Баркович, грубо схватил тщедушного паренька за отворот комбинезона и усадил в кресло. - А вот теперь поговорим по-мужски.
        - Постой, - вмешался Картер.
        Он пересказал напарнику всё, что узнал от Енота. Реп кивал и дополнял пересказ уточняющими подробностями. Впрочем, никакой ценной конкретики он и сам не знал. Даже не дослушав до конца, Баркович замотал головой и потянулся к коммуникатору.
        - Если ты купился на бред сказочника, - обратился он к напарнику, - то тебе стоит поменьше читать эти древние книженции.
        Первым делом Баркович сообщил диспетчеру код 38, означающий наслоение Лицензий.
        - У нас одушевлённый репродукт, - продолжил он и вышел на крыльцо. - Немедленно высылайте БУР в фермерское хозяйство сто двадцать один. - Диспетчер что-то ответил, но Картер не разобрал слов. - Понял. - Затем он заглянул в дом и обратился к напарнику: - Присмотри за репом, я уберу машину.
        - Ясно, кто в вашей паре лидер, - покачал головой Енот. - А я думал, мы с тобой поладим.
        Он говорил с поглотившей его обречённостью и спокойствием. Картер для подстраховки держал парня на прицеле. Почему-то он ощутил необходимость оправдаться перед пареньком.
        - Инструкции требуют в данной ситуации…
        - В жопу ваши инструкции! - внезапно взорвался репродукт, но не сдвинулся с места. - Вы все бараны, лицензированные бараны, вот кто. - Он насупился. - Мозгов у вас меньше, чем у нас, однодневок или как там говорят особо одарённые из вас.
        Картер не успел отреагировать на вспышку - вернулся Баркович.
        - БУР скоро будет, - сообщил он, - а нам категорически запрещается вступать в контакт с репродуктом.
        - Уже вступили, - напомнил Картер, но напарник проигнорировал замечание и продолжил:
        - Он может попытаться запудрить нам мозги, только бы продлить своё бессмысленное существование. Инстинкт самосохранения у них развит не хуже, чем у нас. - Баркович направился в сторону кладовой. - А вот с седовласым я поговорю.
        Он появился, таща за шкирку фермера. Тот неуверенно перебирал ногами, рискуя запутаться в широких штанинах. От былой уверенности в собственной правоте не осталось и следа. Хотя взгляд фермера источал мрачную враждебность.
        - Ты в курсе, папаша, что в твоём хозяйстве завёлся паразит похлеще крысы или таракана? - спросил Баркович, тыча парализатором в направлении репа.
        Гордон недоуменно посмотрел на паренька. Казалось, побег помощника удивил фермера не меньше, чем коллапсаров.
        - В чём дело? - спросил Гордон.
        Енот пробормотал, не переставая рассматривать пол:
        - Простите. Я никому не собирался причинить вреда.
        - О чём ты говоришь, Егор?…
        - Он не Егор, а Енот, - перебил Баркович и отчеканил: - Репродукт с текущим содержанием криптоматерии ниже десяти единиц. При этом он утверждает, что никому не хотел причинить вреда. Смешно.
        Гордон опешил, явно не ожидая подобного развития событий. Он безмолвно смотрел то на одного коллапсара, то на другого.
        - Я… - начал было Енот, но Баркович снова жёстко перебил говорящего:
        - Закрой пасть, иначе я использую парализатор! Никаких контактов с репродуктом, ни вербальных, ни визуальных. - Это наставление относилось к фермеру и напарнику. - Наша задача задержать его до прибытия лицензированных специалистов.
        БУР не заставил себя долго ждать. Очевидно, они патрулировали пригородные районы и оказались недалеко. Уже через десять минут массивный шестиколёсный грузовик синего цвета ворвался на территорию фермерского хозяйства, снеся забор и едва не раздавив застигнутых врасплох кур. Похоже, водителя нисколько не заботила возможность нахождения людей за забором. Утильщики мчались на срочный вызов, стало быть, имели протекционное право Лицензии на принесение неумышленных жертв, даже среди мирного населения. Время операции для утильщика - возможность почувствовать себя неуязвимым богоподобным жителем Граббиса. И кто-то пользовался этой возможностью сполна.
        - Эффектное появление! - с усмешкой прокомментировал Баркович и отправился встречать бригаду.
        Одновременно возмущённый и напуганный Гордон машинально последовал за ним.
        - Вот и всё, - проговорил Енот, обречённо откинувшись на спинку кресла. Затем резко напрягся и подался вперёд, глядя на Картера. - Не думаю, что ты агент секты, поэтому скажу кое-что, мне уже нечего терять. Во время вербовки мы с Кусакой работали в клубе «Грехопадение», что в восточной части города. Мне кажется, там ты найдёшь куда больше информации о секте и убедишься, что я прав.
        Едва он успел договорить, как в дом ворвались двое в синих комбинезонах и в масках, скрывающих нижнюю часть лица. За плечами одного из них висели массивные баллоны, в руках он держал длинный ствол распылителя. Картер отошёл в сторону.
        - Он - репродукт? - спросил второй утильщик без баллонов, указывая на Енота. Бригадир. Голос звучал механически чётко, усиленный вокодером маски.
        - Точно, - подтвердил маячивший сзади Баркович.
        Бригадир дал молчаливый знак, и в следующий момент вжавшегося в кресло паренька окатила мощная струя пенящейся белой жидкости. Раздались нечеловеческие вопли, но длились они не более двух-трёх секунд. Реагент Бойлера молниеносно уничтожил репродуцированную плоть, оставив на кресле лишь фермерский комбинезон, подтёки и отдельные куски пены. Наручники тоже исчезли. Дело сделано. Картер невольно поморщился, не привыкший к таким зрелищам. Баркович же, напротив, довольно кивал и по достоинству оценил оперативность работы. Ошарашенный Гордон онемел и прирос к полу.
        - Мебелью можете смело пользоваться после просушки, - сказал бригадир и тут же схватил фермера за рукав. - Если, конечно, вернётесь назад.
        Он потащил Гордона на улицу, где уже поджидали ещё двое в синих комбинезонах. Третий оставался за рулём грозного грузовика. Коллапсары шли следом, молча наблюдали, но не вмешивались.
        - На каком основании? - обрёл дар речи Гордон. - Я понятия не имел, что…
        - Не волнуйтесь, мы разберёмся, - успокоил его один из стоявших на улице утильщиков и помог бригадиру затолкать мужчину в закрытый кузов. Щёлкнули засовы.
        Бригадир отряхнул руки, будто только что тащил кипу сена и повернулся к коллапсарам:
        - Остальных жителей фермы проверяли?
        - Не успели, - ответил Баркович и указал на дом. - Но все они надёжно заперты в кладовой.
        - Надо проверить всех. Заодно и предметы на ферме. Выборочно. - Бригадир кивнул другому утильщику, державшему в руке специализированный стэн с расширенными настройками и возможностями.
        По заверениям Барковича, аппарат мгновенно определял репродукты живой и неживой материи. Утильщик со стэном и его напарник с баллонами скрылись в доме. Баркович хвостом отправился за ними указать кладовую и не пропустить возможное зрелище. Картер остался стоять, слушая кудахтанье кур и приглушённые стуки из кузова.
        - Что грозит фермеру? - спросил он бригадира.
        - Утилизация, - не поворачивая головы, ответил тот и уточнил: - В случае доказательства вины.
        - А мы её докажем, - вставил молчавший до этого утильщик. Через механическую оболочку голоса просачивались игривые нотки веселья.
        - Но если он действительно не знал? - Картер продолжал обращаться к бригадиру.
        Сначала тот безучастно пожал плечами, но затем, немного подумав, ответил с напускной агрессией:
        - Слушай, тебя вообще не должно это заботить, усёк, коллапсар? Теперь это наша компетенция.
        Тут Картеру было нечего возразить. Нарываться дальше он не рискнул. По рассказам Барковича, многие из утильщиков настолько очерствели за время деятельности, что порой не гнушались истреблять настоящих людей, если те по глупости или неудачному стечению обстоятельств оказывались у них на пути.
        Через несколько минут вернулся утильщик со стэном.
        - Все чисты, - доложил он. - Едва не наложили в штаны, но чисты.
        Появившийся за его спиной Баркович снова усмехнулся.
        - Отчаливаем, - приказал бригадир и махнул рукой Барковичу. - Благодарю за наводку.
        Утильщики забрались в просторную удлинённую кабину грузовика, водитель задним ходом выехал со двора, задавив всё же одну зазевавшуюся курицу. На крыльце появился мужчина с жиденькими чёрными усами. Очевидно, теперь он у них за главного, подумал Картер и не ошибся.
        - Мы хотим знать, куда повезли Гордона? - требовательно спросил он.
        - Счастливый народ, эти фермеры, - с усмешкой обратился Баркович к Картеру. - Живут в собственном мирке и никогда не имеют дел с утильщиками. Ну, кроме таких вот случаев.
        Усач продолжал выжидающе смотреть на коллапсаров.
        - В Депо утилизации репродуктов, - ответил фермеру Картер.
        - По-народному, в ДУРку, - вставил Баркович.
        - Там его допросят, - продолжил Картер, - знал ли он о присутствии на ферме репродукта.
        - Не знал. Никто не знал. Егор ничем не вызывал подозрений, работал за двоих…
        - Наслаждался закатами и радовался каждому новому дню, - снова вставил Баркович.
        - Тогда его должны отпустить домой, - ответил Картер.
        Наглая ложь, которая, несомненно, отпечатается в табеле грехов, но в данный момент Картера это мало заботило. В очередной раз он внутренне корил себя за стойкое нежелание сообщать людям скверные новости. Зато у напарника с этим никогда не было проблем.
        - На самом деле, неважно, знал он или нет, - сказал Баркович, глядя на усача, - всё зависит от настроения бригадира. Захочет и прихлопнет папашу. И скорее в табеле отразится его утренняя отрыжка, чем убийство подозреваемого. Такие дела.
        - Нам пора, - напомнил Картер, желая убраться отсюда как можно скорее. Напоследок он дал важный совет фермеру: - Настоятельно рекомендую вам всем пройти курс криптотерапии. Это недёшево, но последствия контакта с репродуктом могут всплыть и спустя несколько месяцев.
        Он сам сел за руль и, дождавшись напарника, с пробуксовкой колёс устремился обратно в Граббис.
        Глава 4
        Репродукты
        Выдержки из Этического Кодекса:
        «1. Определение: неодушевлённые репродукты повседневного быта. Составляют основу неорганической жизни в Граббисе. Подлежат обязательной утилизации по истечении срока годности - двадцати четырёх часов.
        2. Определение: одушевлённый репродукт. ОР не считается человеком и не имеет соответствующих прав. Является потенциально опасным представителем органической жизни. Не рекомендуется взаимодействовать с ОР за пределами лицензированных клубов. Сам того не ведая, даже непросроченный ОР способен истощать криптоматерию вступившего с ним в контакт человека. Помощь и укрывание ОР за пределами Свалок запрещены. Нарушители караются до истечения квартала соответствующей службой - БУРом».

26 дней до конца квартала
        Картер молчал, погружённый в невесёлые раздумья. Он надеялся в тишине доехать до Обители, но у Барковича было своё мнение.
        - Что ты такой кислый? - спросил он. - Чёрт с ним, с фермерским обедом.
        - Считаешь, набить брюхо - это всё, что меня заботит? - покосился на напарника Картер.
        - Да я шучу. Расслабься. - Баркович взглянул на наручные часы. - Ещё нет двенадцати, а день уже пойдёт в зачёт Лицензии. Можно смело ехать домой.
        Ещё бы. С их непосредственной помощью БУР обезвредил опасность повышенного уровня - репродукта, успешно влившегося в людское изолированное сообщество. Возможно, его подослали недоброжелатели, но этим расследованием будут заниматься обычные ищейки-детективы. Если фермеры не воспользуются советом Картера пройти курс криптотерапии, то минимум половина из них в полной мере испытает на себе все ужасы медленного СМД. Мучительно и необратимо. От внешнего гниения казалось бы здоровой плоти до целостного разрушения личности. И в отличие от острой формы синдрома, заряды криптоматерии уже не помогут. Понимают ли это фермеры, не привыкшие иметь дел с репродуктами любого вида?
        - Ты это и намерен сделать? - спросил Картер, вернувшись из пучины размышлений.
        - Что?
        - Поехать домой.
        - Не совсем. Я воспользуюсь ситуацией и наведу кое-какие справки о дружке Ди. Вчера от неё снова шмонило трэшем.
        Одно лучше другого, подумал Картер и поинтересовался:
        - Почему бы тебе для начала не поговорить с дочерью, прежде чем устраивать детективную возню?
        Баркович не стушевался.
        - А почему бы тебе, - начал он, отчеканивая каждое слово, - не покурить в сторонке, пока я буду решать семейные проблемы? В отличие от тебя, я гуру в этом деле.
        Картер сжал руль и едва не продавил дешёвый податливый материал. Гуру, конечно, подумал Картер, но предпочёл не комментировать браваду Барковича. Тот же, довольный собой, продолжил:
        - У мужика должны быть яйца не только для зачатия потомства. Правила - вот что действительно имеет значение. На плаву остаются лишь те, кто чётко следует им. Остальным место на Свалке. Не согласен?
        - Я не в настроении вести псевдофилософские споры, - процедил Картер. - В другой раз.
        Боковым зрением он увидел, как Баркович пожал плечами и откинулся на спинку сиденья. После полудня они вернулись в Обитель и первым делом сдали отработавший своё автомобиль в секцию мгновенной утилизации. Затем поднялись в кабинет, продиктовали техникам-криптоматонам цепочку событий без примеси эмоций. Информация сохранялась в их мозгах с удивительной точностью и долговечностью. Безупречная работа памяти - ещё одна отличительная черта изменённых. Всё увиденное и услышанное ими никогда не забывалось. Они даже не хранили дома обновлённой версии Этического Кодекса, так как знали её наизусть.
        После диктовки отчёта Баркович навестил куратора смены и исчез прежде, чем Картер успел попрощаться с ним. Сама собой разрешилась дилемма, делиться ли с напарником информацией, полученной от Енота или нет. Сообщать куратору Картер тоже не спешил. Для начала, он просто сходит в этот клуб в нерабочее время, разведает обстановку и если приметит что-то подозрительное, подключит официальные силы. Но вся активность в клубах начиналась после шести вечера, сейчас же - середина дня, и Картер остался без напарника, а значит, и без работы. Возвращаться домой он не хотел - там могли работать низшие сотрудники по благоустройству жилища.
        Ему вспомнилась облачённая в чёрное Сандра и её странный вечерний отъезд с неизвестным типом. Всё ли с ней в порядке? Вторая больница находилась в полутора часах ходьбы, поэтому Картер решил наведаться сначала туда.
        Он двигался вдоль проспектов, запруженных сотнями дешёвых скутеров, самым популярным видом транспорта в Граббисе. Они развивали скорость до шестидесяти километров в час, стоили всего двадцать пять кредитов, а встроенного заряда хватало на сотню километров.
        Подходя ко Второй больнице, Картер заметил нехарактерную активность бригад скорой помощи. Медики и санитары спешно разгружали служебные машины, заполненные носилками. На них, укрытые белыми простынями, угадывались неподвижные тела.
        - Что за срань? - невольно выругался Картер и прикусил язык. Сквернословие - мелкий грешок, но всё определяли обстоятельства. Сейчас он мог рассчитывать на снисхождение.
        Картер подбежал к входу в приёмный покой. Дородный санитар в маске, охранявший подступы, бросил на него злобный взгляд.
        - Не мешайтесь под ногами, гражданин! - прозвучал басистый голос.
        - Что произошло? - спросил Картер и попытался осадить детину демонстрацией татуировки коллапсара.
        Не вышло. Санитар лишь покачал головой.
        - БК не имеет к делу никакого отношения.
        Не ваша компетенция, мистер, ясно. Картер сменил тактику.
        - Моя подруга Сандра-четыре-ноль-восемь работает здесь, я пришёл проведать её.
        Несколько секунд санитар молчал, обдумывая услышанное.
        - Она изменённая, верно? - наконец, спросил он.
        - Да.
        - А вы точно нет. Тогда о какой дружбе идёт речь?
        Вот же настырный педант, бросил в сердцах Картер. Ему не хотелось оправдываться перед этим амбалом в белом халате, но выбора не оставалось.
        - Мы раньше жили вместе. До того, как она стала изменённой.
        - Ясно, - удовлетворённо кивнул санитар. - А теперь ты присматриваешь за ней?
        От Картера не ускользнул резкий переход на «ты», развеявший все сомнения - этот парень точно не криптоматон, значит, переговоры возможны.
        - Можно и так сказать, - ответил Картер и решил выложить всё на тот случай, если собеседнику известны подробности. - Вчера я видел, как она поздно вечером уехала с седовласым типом.
        - Тоже изменённым? - уточнил санитар.
        - Не знаю. Просто хотел убедиться, что она в порядке.
        Детина стянул маску на мясистый подбородок и едва слышно прошептал:
        - Плохо ты следишь за ней, приятель. Она не работает здесь с начала квартала.
        Этим заявлением Картера будто ударили под дых.
        - Что значит, не работает? - глупо пробормотал он.
        - То и значит. Перевелась или получила новую Лицензию. Я не следил за ней.
        Картер задумался. Он давно не навещал Сандру в больнице и был уверен, что она продолжает работать там. Напрочь забыл о таком явлении, как неожиданная смена Лицензии. Хотя, возможно, её просто перевели в Первую.
        - Если у тебя всё, - недовольно пробурчал санитар, - то не мешай нам разгребать последствия этой ночи.
        - Но… Всё же, что за последствия?
        Забавно. Вот они и вернулись к тому, с чего начали. Картеру показалось, будто здоровяка переполняет двойственное желание поделиться информацией и не сдаться слишком легко. Санитар обернулся. Его коллегам было не до беседующей парочки.
        - Тебе ведь не запрещали говорить об этом? - продолжил осторожно давить Картер. Ключевой аргумент сработал.
        - Не запрещали. - Санитар обратно натянул маску. - Ладно, к вечеру новость в любом случае появится в новостных буклетах. Кто-то укокошил сорок шесть человек. Стольких пока нашли.
        Картер снова опешил.
        - Гниль? - пробормотал он.
        - Вот уж вряд ли, - ответил санитар. - По правде сказать, они и не мертвы в привычном понимании, скорее, в коме…
        - Бергер! - окрикнул его медик, управляющий очередными носилками. - Ты нужен на четвёртом этаже в палате гражданки Кармоди.
        Неясно, услышал ли медик обрывки разговора или Бергер действительно понадобился в палате на четвёртом этаже. Здоровяк в неуклюжем извиняющемся жесте пожал плечами и спешно ретировался. Картер продолжал наблюдать за работой медицинского персонала с безопасного расстояния, пока не почувствовал за спиной чьё-то присутствие. Резко обернувшись, он увидел молодого человека невысокого роста, с растрёпанной шевелюрой и в нелепых очках с тонкой оправой. На парне бесформенным мешком висел тёмно-коричневый клетчатый пиджак с заплатками на рукавах. Лицо серьёзное, сосредоточенное.
        Молодой человек молча прошёл мимо Картера, продемонстрировал одному из дежуривших на входе медиков свою татуировку и беспрепятственно вошёл внутрь. Журналист-наблюдатель, тут же смекнул Картер. Лицензия позволяла им беспрепятственно находиться в любой точке Граббиса, за исключением АБОО и, само собой, Центрального леса, где располагался Монумент Кодекса. Штаб журналистов-наблюдателей состоял исключительно из криптоматонов, им не требовались никакие средства записи информации, кроме собственных глаз, ушей и мозгов. Затем в пресс-центрах при ЦВР они сходу диктовали статью воплотителям, готовившим на свет одноразовые новостные буклеты. Обычных журналистов становилось меньше с каждым кварталом. После перепрофилирования Лицензий они превращались в авторов художественно-развлекательного контента. Короткие истории, статейки и размышления. А ещё кричащие заголовки в духе: «Настоящие новости теперь создают изменённые. Будьте бдительны, граждане, скоро они заменят и вас!». Не такое уж отдалённое будущее, учитывая рост их популяции из поколения в поколение и набирающие популярность секты добровольного
Очищения. Картер читал и лицезрел подобные истории в Библиотеке. В литературе Греховной Эпохи хватало сюжетов о роботах и андроидах, поработивших своих создателей. Но ещё ни разу изменённый не причинил вреда гниющему, если того не требовала Лицензия. Это одновременно успокаивало и притупляло бдительность. Впрочем, Картер всегда был начеку, а наблюдение за Сандрой носило не только сентиментальный характер. Предупреждён - значит, вооружён - так говорили раньше.
        Картер обошёл здание Второй больницы и обнаружил, что возле центрального входа припаркованы несколько серебристых автомобилей с маркировкой Карателей, высшей исполнительной власти. Причём, приехала элита, не скрывающая своего статуса. Эти парни пользовались продуктами АБОО, даже их носки не имели срока годности. Единственная Лицензия, допускающая ношение и использование мощного смертоносного оружия, если не считать огнемётов у пограничников в двадцати километрах от города. В рядах Карателей числились исключительно изменённые, подтверждая кричащие заголовки напуганных писак. Главной заботой Карателей был отлов и уничтожение на месте тех, кто в судный день не явился в Обитель Очищения за табелем грехов. Странно, что они здесь забыли?
        Картер разочарованно выдохнул. С криптоматонами не договориться, но это полбеды. Если за дело брались Каратели, что случалось крайне редко, обычное полицейское управление оставалось в неведении. Жаль, Картер мог бы прогуляться до ближайшего управления и выловить там кого-нибудь, с кем пересекался на совместных тренировках по поддержанию физической формы. Дохлый номер.
        Он не пожалел ещё одного часа и на всякий случай проверил квартиру Сандры. Там предсказуемо никто не открыл. Рабочий день в разгаре, чем бы девушка ни занималась. Картеру не оставалось ничего, кроме как вернуться домой.

* * *
        По пути он заскочил в сетевое лицензированное кафе «Репо-Фреш», где подавали свежую репродуцированную пищу на любой вкус и по доступным ценам. Небольшое здание отстроили с нуля из материалов АБОО, а не использовали одно из оригинальных, хотя работали там преимущественно гниющие. Интерьер соответствовал минимализму Обителей - однотипные столики, стулья без изысков и пустые стены с однотонным желтоватым оттенком. Место для поглощения пищи, а не праздного времяпрепровождения. Посетителей в обеденное время хватало. Отстояв в очереди, Картер заказал овощной салат, говяжий стейк с кровью и кофе со сливками и без сахара. Обед обошёлся ему в семь кредитов. В забегаловке с фермерскими продуктами он бы вывалил за нечто подобное не меньше тридцати. Картер расположился за угловым столиком и ел молча, прислушиваясь к разговорам. То была обычная пустая болтовня, преимущественно о связанных с БК небылицах, но ни намёка на ночное происшествие. Он допил кофе и сгрузил остатки мягкой посуды в утилизатор.
        После шести вечера Картер отправился в супермаркет за ежедневными покупками. В список добавились шариковая ручка с компактным блокнотом и новостной буклет за один кредит. Едва расплатившись, Картер отошёл от кассы, поставил сумку на пол и принялся читать главный материал.
        «Ночь долгого сна. Минимум сорок шесть граждан Граббиса не проснулись этим утром. Их тела оставались живыми, сохранялось дыхание, сердцебиение, а в больнице докторам удалось зафиксировать минимальную работу мозга. Их состояние окрестили вегетативным. Уровень криптоматерии разнился от низкого к среднему, но в пределах нормы. Симптомов СМД не зафиксировано.
        В числе жертв оказались граждане преимущественно мужского пола в возрасте от двадцати до пятидесяти лет. Двадцать изменённых и двадцать шесть обычных. Признаки насилия отсутствуют, однако более тщательная проверка показала, что в организмах спящих присутствуют остаточные вещества, неизвестные специалистам Граббиса. Совершенно точно, это не блокиратор криптоматерии. Над разгадкой бьются лучшие докторские умы Граббиса. Установлено, что ни один из спящих не был связан с какой-либо сектой или сомнительным клубом по интересам. Единственное, что объединяет жертв - проживание в одном районе.
        Расследованием ночного происшествия занялась элитарная служба Карателей. В данный момент идёт сбор сведений и опрос возможных свидетелей. Если вы видели что-то подозрительное, непременно сообщите координатору на волне чрезвычайных происшествий».
        Картер свернул буклет и засунул во внутренний карман пиджака. Написано явно криптоматоном. Возможно, тем самым, который повстречался Картеру у входа в приёмный покой. Случалось - редко, - что группа осмелевшей гнили вперемешку с репами прорывала охраняемый периметр Свалки и проникала в цивилизованный Граббис, устраивая там погромы. Вылазки заканчивались жертвами среди мирного населения, но ни разу в таком количестве и с таким деликатным подходом. Больше похоже на дело рук скучающей под трэшем молодёжи.
        Возможно, Баркович выдал бы осмысленное объяснение, но Картер подавил порыв немедленно наведаться в гости к напарнику. Раньше завтрашнего утра он не желал его видеть. На грядущий вечер имелся чёткий план - посетить клуб «Грехопадение» и понаблюдать за происходящим. Картер слышал название, но никогда не бывал там. Клуб находился почти в противоположной части города, за кольцом Центрального леса. О пешем походе пришлось забыть. Недолго поразмыслив, Картер предпочёл общественному транспорту одноразовый скутер из прилегающего к супермаркету пункта выдачи и проката. Сентябрьские вечера ещё позволяли передвигаться на двух открытых колёсах и не заработать насморк. На всякий случай, к стандартному набору в виде шлема и перчаток Картер добавил плотную ветровку с высоким воротом.
        - Всё начального уровня? - устало поинтересовался работник проката с пятидневной щетиной и в нелепой кепке, надетой козырьком набок.
        - Да. Главное, чтобы до утра хватило.
        - Цвет?
        - Без разницы. Неброское.
        Работник проверил маркировки на шлеме и ветровке, затем выбрал из длинного ряда стоящих скутеров один, самой унылой и однотонной серой раскраски из существующих. Поднёс сканирующий прибор к блоку аккумулятора, повернул тумблер стартера. Скутер тихо заурчал, работник подкатил его к покупателю.
        - Ваша карета, сэр. Заряда хватит на девяносто пять километров быстрого хода или четыре часа холостой работы. С вас двадцать шесть кредитов за всё.
        Картер засучил левый рукав и расплатился.
        - Благодарю.

* * *
        Путь до клуба занял сорок минут. Трёхэтажное здание с ярко-красной мигающей вывеской располагалось на пустыре за периметром спального района окраины. Прилегающая парковка была запружена десятками скутеров и ещё большим количеством машин самых разных окрасок и дизайнов. Жёлтые цыплячьи кабриолеты, чёрные внедорожники с наростами кенгурятников, точно у боевых субмарин прошлого, футуристический гиперкар с надписью «Безднолёт Капитана Фэннела».
        Да уж, подумал Картер, экстравагантные до нелепости выкидыши Цехов. Натужный гимн самовыражению. Чего только не придёт в голову зажравшимся горожанам, не знающим, на что потратить переизбыток кредитов. Такой расточительностью славились доноры. Счастливчики с врождённым минимальным износом криптоматерии, продающие излишки с рук дешевле, чем в аптеках супермаркетов. Легальный жир. В отличие от умных девиантов - умельцев наколотить сомнительных кредитов, не совершая фатальных поступков. Тонкое искусство сохранять положительный баланс табеля. Игра ва-банк с Этическим Кодексом, порождавшая не меньше изменённых, чем секты добровольного Очищения.
        Картер оставил скутер на свободном месте в третьем ряду, засунул скрученную ветровку в шлем и повесил тот на руль. От парализатора он не спешил избавляться, хотя сомневался, что с ним его пропустят. У входа в клуб стоял охранник ростом под два метра, с обритым черепом и перекаченными бицепсами. На лице - застывшая маска обделённой интеллектом гориллы. Лицензированный, смекнул Картер. Чуть дальше от входа собралась толпа из пяти или шести человек в столько же нелепых одеяниях, как и припаркованный на первой линии транспорт. Скорее всего, один из клоунов с ирокезом голубого цвета хвалился очередной покупкой, которая довезла его до клуба и не факт, что не превратится в тыкву к полуночи.
        - Это репо-клуб, - сообщил охранник, перегораживая дорогу. - Вход платный. Три кредита.
        В полтора раза выше средней цены.
        - Дороговато для заведения у чёрта на рогах, - сказал Картер и принялся расстёгивать рубашку. - Уровень криптоматерии в норме, кредиты тоже.
        - Для нищебродов есть остальной Граббис, - процедил гориллоподобный.
        Он вытащил однодневный сканер и проверил правдивость слов Картера.
        - Обладаете действующей Лицензией?
        Картер засучил левый рукав и показал татуировку.
        - Коллапсар? - Брови охранника поползли вверх к лысому черепу.
        - Я не на задании, - успокоил его Картер. - Просто пришёл отдохнуть.
        Великан с бицепсами, не переставая хмуриться, списал нужную сумму и тут же бесцеремонно обыскал посетителя, достав у того из-за пояса парализатор.
        - Это придётся оставить, - послышался рык. - Никаких подобных штучек в клубе. Весь инвентарь приобретается на месте. А теперь протяните правую руку для маркировки.
        Охранник прислонил к тыльной стороне запястья очередной приборчик. Картер почувствовал лёгкий укол. На запястье теперь светилась отметка с зафиксированным временем.
        - Порядок. В маркер вшита защита, превосходящая обычные «блоки». Но через два часа обязательно отметьтесь в комнате клубного терапевта. Мы закрываемся в одиннадцать. Хорошего вечера, гражданин.
        Теперь ясно, за что с него содрали три кредита. Как правило, при контактах даже с непросроченными репами использовались защитные браслеты «Блок». На сто процентов безопасными являлись лишь неодушевлённые свежие репродукты, но даже примитивные личности-репы без малейшего преставления о собственном происхождении могли невольно и по-вампирски подтачивать уровень криптоматерии людей, вступавших с ними в контакт. Не всегда и не у всех, но угадать нельзя - всё зависело от конкретного сочетания человек-реп. «Блоков» хватало на час-два, они менялись чаще одноразовой посуды в кафе, но с недавних пор особо продвинутые клубы стали пользоваться вшитой в маркировку защитой. Более действенной и дорогой.
        Картер прошёл внутрь и оказался в помещении с высоким потолком на все три этажа. Справа и слева уходили винтовые лестницы, переходящие в длинные коридоры с множеством дверей. Центральный зал первого этажа был разделён на секции и чем-то напоминал казино. Везде царил приятный полумрак, в воздухе ощущался сладковатый запах репродуктов.
        - Добрый вечер! - перед Картером неожиданно возникла улыбающаяся девушка в вызывающем наряде и заплетёнными в косички светлыми волосами. - Впервые в нашем клубе?
        - Э… Да.
        - Тогда позвольте познакомить вас со всеми возможностями и удовольствиями, которые предлагает «Грехопадение». - Она кокетливо взяла его за руку и повела вглубь зала. - Прежде всего, наш клуб безопасен. При соблюдении правил, конечно же. Каждый репродукт маркирован и списывается в утиль по истечении суток.
        Если не успевает сбежать, отметил про себя Картер. Администраторша остановилась возле первого столика с чёрным кожаным диваном в форме полукруга. На нём сидел одинокий парень в одних плавках. Он уставился в одну точку, будто находился в прострации.
        - Это Бен, - продолжила девица и указала на сидящего. - Тестовая модель для новых клиентов. Он лишён личностных качеств, но на его примере вы можете оценить уровень телесной оболочки. Его тело идеально, как и у всех наших репродуктов.
        Картер подошёл к Бену вплотную, провёл рукой перед его глазами. Парень перевёл взгляд на человека. Отсутствующее выражение лица не исчезло даже после того, как коллапсар пощупал плечо репродукта. Стоило признать, качество высокого уровня. На шее, как и положено, тёмными чернилами отпечатано точное время производства, а ниже - четырёхзначный индекс сложности. По истечении срока годности он превращался в индекс опасности, и чернила меняли цвет на ярко-красный.
        - Убедились? - Администраторша не снимала профессиональную улыбку. - А теперь к самому интересному. - Она бесцеремонно подтащила Картера к информационному стенду за диваном и принялась перечислять: - Классическое свидание с девушкой или парнем на любой вкус, цена за час. Есть отдельная услуга «Тёмный властелин». Судьба репродукта полностью переходит в ваши руки. Вы вольны избрать любой способ умерщвления, мы предоставляем в аренду широкий перечень приспособлений. Так же вы сами выбираете степень осведомлённости репродукта о собственной природе. Кто-то предпочитает тех, кто на полном серьёзе считает себя человеком. Но сразу предупрежу - их реакции могут быть непредсказуемы, поэтому в соседней потайной комнате всегда находится охранник, готовый в любую секунду прийти на помощь.
        Картер сделал вид, что внимательно слушает. Он периодически кивал, сам же прикидывал, не помог ли некий «тёмный властелин» сбежать Еноту или его товарищу Кусаке.
        - Если вы предпочитаете больше смотреть, чем действовать самостоятельно, то можете приобрести недорогой билет на репобои, от классических смешанных единоборств до кровавых гладиаторских поединков. Наши клетки-ринги находятся в подвальных помещениях, но предупрежу сразу - зрелище не для слабонервных. Для ценителей интересных историй мы можем предложить широкий выбор репоспектаклей, где каждый актёр-репродукт создан с чётко выписанным характером и убеждениями. Они не просто отыгрывают роли, а проживают их, не подозревая о своей природе. Семейные драмы, шпионские триллеры, психологические спектакли - всё, что пожелает ваша душа.
        Картер устал слушать, поэтому поспешил определиться с программой на вечер.
        - Для затравки начну, пожалуй, со свидания, - сказал он.
        - Замечательно! Пол, возраст, телосложение, внутренняя начинка?
        - Э… Девушка, лет двадцати пяти, средней комплекции, невысокая, - перечислил Картер заранее готовое описание. Его больше интересовала изнанка репродукта. - Мелкие детали неважны, но она должна знать, кем является.
        - Хм. - Улыбка администраторши стала ещё шире. - Хороший выбор, но должна предупредить, осведомлённый о своей природе репродукт стоит дороже. За час - девяносто кредитов.
        - Хорошо.
        На эту сумму можно существовать без изысков около недели: питаться, одеваться и передвигаться по городу. Благо, Картеру удалось в этом квартале сэкономить за счёт льгот новой Лицензии, а так же надбавке кредитов за прошлый отменный табель грехов. «И на что ты спускаешь накопления? - поиздевался бы Баркович. - На одноразовых женщин, вызывающих синдром ментальной дисфункции?».
        Картера провели на второй этаж в одну из изолированных комнат. Ничего, кроме кровати, кресла, круглого миниатюрного столика и отгороженного уголка с туалетом и душевой кабиной. Эконом-класс.
        - Я пришлю девушку через пятнадцать минут, - сообщила администраторша. - Они не входят в хронометраж. Если желаете приобрести дополнительные аксессуары для свидания, их перечень в буклете на журнальном столике.
        Когда дверь закрылась, Картер изучил комнату. Если верить рекламе, где-то за стеной должен сидеть охранник, готовый в любую секунду ворваться и спасти клиента от разбушевавшегося репа. Над креслом выпирала широкая красная кнопка. Вот и вызов службы спасения, догадался Картер. Никаких отверстий для подглядывания и замаскированных дверей он не обнаружил ни на одной из стен. В крохотной уборной, отделённой от основной комнаты лишь хрупкой ширмой, имелось вентиляционное отверстие под потолком. Ни малейших признаков внешнего контроля, что говорило лишь о качественной маскировке. Картер не сомневался - за ним и его развлечениями будут пристально наблюдать. Особенно если Енот не соврал на смертном одре, и в «Грехопадении» есть подводные течения. В любом клубе к новым лицам-одиночкам относятся с подозрением, хоть и встречают с приклеенными улыбками и нарочитой вежливостью. Усыпляют бдительность.
        Он полистал буклет. Вино, шампанское, деликатесы, эротическое бельё в ассортименте, а так же дополнительные предметы для закоренелых извращенцев. Картер отбросил буклет.
        Ровно через пятнадцать минут в комнату вошла невысокая молодая девушка с тёмными волосами, подстриженными под карэ. Её аппетитную фигуру облегало переливающееся изумрудное платье с откровенным вырезом. На плече - миниатюрная сумочка в тон платью. Идеальное соотношение роста и веса, добротная работа воплотителя. Виляя бёдрами, девушка вызывающе прошла мимо сидящего в кресле Картера и уселась на кровать. Дверь за ней закрыли, послышался звук запираемого замка. Странно, никто не попытался выдоить из него покупку аксессуаров, не рассказал про тревожную кнопку на стене. Решили, что в клуб забрёл опытный игрок?
        - Так и будешь торчать в этом дурацком кресле? - спросила девушка. Голос лёгкий, воздушный, манящий. - Твой час уже пошёл.
        - С чего ты взяла, что я тороплюсь? - вопросом на вопрос ответил Картер, не меняя местоположения. - По-моему, вопрос времени для тебя должен стоят куда острее.
        Она скорчила недовольную гримасу и закатила глаза:
        - Ну вот, обязательно было говорить мне об этом с порога? Никакого такта, дружок.
        Впрочем, она не выглядела удручённой или напуганной. Заигрывала и импровизировала. Картер начал осторожно прощупывать почву:
        - Тебя это не задевает, я вижу. Они наделили тебя философским взглядом на жизнь?
        Она надула губы и скрестила руки на груди. Грозный вид девушки, недовольной вечером, от которого она ожидала куда большего.
        - Значит, ты предпочитаешь болтовню делу? - с вызовом спросила она.
        - А ты предпочитаешь, чтобы я избил тебя вон тем напольным светильником?
        - Не выйдет, дружок. Ты не заказывал услугу «Тёмный властелин», у нас простое классическое свидание парня с девушкой. - Она улыбнулась и встала, уперев руки в бока. - В теории, я могу отвергнуть тебя, но мне не нужны сложности с начальством. Здесь так не принято. И обычно гости не заводят задушевных бесед.
        Картер вытащил из внутреннего кармана пиджака ручку с блокнотом и приложил указательный палец к губам, призывая девушку не комментировать увиденное.
        - Давай начнём сначала, - заговорил он. - Меня зовут Картер, а тебя?
        На лице девушки застыл незаданный вопрос «Ты журналист что ли?». Но вместо этого она сказала:
        - Ты можешь называть меня, как заблагорассудится. Имена ничего не значат, если ты живёшь всего сутки.
        Ответ удивил Картера. Он не ожидал столь глубоко проработанной начинки. В тех клубах, где ему приходилось бывать, даже осведомлённые репродукты не отличались способностями чётко выражать свои мысли. Ведь чем сложнее психологический портрет субъекта, тем больше сил и криптоматерии истрачивал воплотитель. А свои ресурсы он мог приберечь для воссоздания привлекательных оболочек других репов или целого склада простых неодушевлённых предметов.
        - Но как прожить эти сутки, - вопрошал Картер, - когда знаешь, что после них - небытие?
        Девушка снова села на кровать, закинула ногу на ногу и вытащила из сумочки сигарету.
        - Тут без затяжки не обойтись, - усмехнулась она и закурила. Выпустила облачко белого дыма и продолжила: - С чего ты взял, Картер, что после распада наступает небытие? Ты был там и вернулся?
        - Нет, но…
        - Я вот так не думаю. Да, меня создали с определённым багажом воспоминаний. О прекрасном мире, хоть он и является плодом фантазии незнакомого мне человека. Там мне сообщили о судьбоносной миссии, возложенной на мои плечи. Мне пришлось отправиться в путешествие, а потом я проснулась в похожей комнате, где другой незнакомый человек рассказал, в чём заключается эта миссия. Он пообещал, что я вернусь домой, когда всё закончится. И знаешь, что Картер? - Она пристально посмотрела ему в глаза, пригвоздив к креслу. - Я ему верю, потому что эти сутки для меня словно сон, а что было прежде - реальность.
        Да, воплотитель определённо не пожалел криптоматерии и вложил душу в своё творение, отметил Картер, не находя подходящих слов для продолжения диалога. Чем больше он слышал, тем непонятнее ему становились мотивы «Грехопадения». Для каких целей репо-клуб на отшибе мог покупать столь проработанных репродуктов? И подсовывать их новым клиентам с неясной платёжеспособностью. Некая проверка новичков? Не лучший способ. Возможно ли, что клуб принадлежал одному из Цехов? Картер никогда не слышал о таком симбиозе, но исключать не стал. Он сопоставлял информацию с версией Енота. Тот говорил, что секта вербует исключительно качественных репов. Могли ли их создавать специально для внешней продажи? Крайне рискованное дело, но с появлением БК желающих рискнуть по-крупному заметно прибавилось.
        - Хельга, - проговорил Картер.
        - Кто? - удивилась девушка.
        - Тебя так зовут.
        - А. - Она многозначительно кивнула. - Имя явилось тебе свыше? Предстало перед глазами яркими буквами?
        - Вроде того.
        Картер раскрыл блокнот и написал: «Здесь случаются побеги репов? Напиши». Он протянул блокнот Хельге. Та на секунду задумалась, что-то черканула в ответ и вернула обратно.
        «Предлагаешь мне сбежать?».
        - Значит, ты предпочитаешь пережить двадцать четыре часа и вернуться в реальность? - спросил коллапсар для поддержания видимости разговора.
        «Я подумываю об этом», - написал он в блокноте.
        - А что ещё мне остаётся? - «Не боишься, что я высосу из тебя всю криптоматерию и превращу в зомби?».
        - Действительно. Выбора нет. - «Могу позволить себе инъекции трижды в день».
        - Ну вот, ты догадливый парень. - «Не утруждайся. Отсюда не сбегают без одобрения руководства».
        А вот это зацепка! Картер нервно потеребил ручку и едва не начал её покусывать.
        - Тебе нравятся догадливые парни? - Его напрягала необходимость вести бессмысленный словесный диалог, отвлекающий от переписки, но рисковать нельзя - их наверняка подслушивали. Теперь он был в этом уверен. Благо, если не следили визуально. «Что ты имеешь в виду?».
        - Не знаю, пока мне встречались одни кретины. Они не позволили оценить степень их развития. - Она писала дольше прежнего, поэтому продолжала говорить: - Возможно, с тобой мне повезёт.
        «На пастбище ходят слухи, что иногда некоторым из нас позволяют убегать. Но это всего лишь слухи. Я не верю. Для чего клубу такие риски?».
        Картер знал, что такое пастбище - так называли изолированные комнаты, в которых репродукты ожидали очередное событие, будь то бой, свидание или спектакль.
        «Есть способ проверить истинность слухов?», - написал он очередной вопрос, не утруждая себя бормотать околесицу.
        «Тебе стоит поговорить с завсегдатаями. Спустись в подвал, их там полно».
        Картер кивнул Хельге и убрал блокнот обратно в карман. Она верно истолковала его действия и спросила:
        - Ну что, выговорился, дружок? - Затем на порядок тише добавила: - Беседы без действий могут вызвать ненужные разговоры.
        Он понял намёк. Просто встать и уйти вылавливать завсегдатаев он не мог. В запасе оставалось сорок пять минут. Хельга погасила сигарету об пол и отшвырнула бычок в сторону. Картер встал и снял пиджак. В последующие полчаса они не произнесли ни одной осмысленной фразы.

* * *
        Тяга к телесным наслаждениям была свойственна человеку в любую из эпох, прошлую и текущую. Вот одно из явлений, не претерпевших изменений. Размышляющий Картер ещё оставался лежать под полупрозрачной лёгкой простынёй, когда Хельга оделась и направилась к выходу.
        - Ты был неплох, - бросила она через плечо, едва одарив загадочным взглядом.
        - Тебе не приходило в голову, - заговорил Картер, - что твой сон-миссия может из раза в раз повторяться?
        Девушка остановилась у двери с занесённым к кнопке звонка пальцем.
        - Что ты имеешь в виду?
        Он приподнялся на локтях и ответил:
        - Сама подумай, скольких усилий и криптоматерии потребовало твоё создание. И всё ради несчастных суток в обществе похотливых недоумков?
        Хельга напряглась. Палец опустился, так и не нажав на кнопку.
        - К чему ты клонишь, Картер? Что они каждый раз создают моих клонов с одной и той же историей? Не поверишь, но я не исключаю такой вариант.
        Он покачал головой:
        - Боюсь, дела обстоят хуже. Я слышал, в Цехах умеют латать просроченных репов. Обнуляют их внутренние таймеры, стирают и добавляют воспоминания. Такой ремонт обходится значительно дешевле создания нового субъекта и не карается слишком строго по ЭК.
        - О, так вот оно что. - Хельга всеми силами постаралась скрыть удивление. - Об этом иногда судачат на пастбищах, да. Спасибо, что напомнил. - Она нажала на кнопку звонка. - Никакого такта, Картер. Но если когда-нибудь снова увидишь меня в «Грехопадении», спроси о Кори. Тогда я пойму, что с моими снами не всё ладно.
        - Что за Кори?
        Дверь открылась. Хельга лишь бросила на прощание:
        - Удачи, Картер.
        В комнату протиснулся коротышка-лакей в малиновой форме и чепчике. Реп, не иначе. Увидев в кровати отдыхающего клиента, он торопливо извинился и сообщил, что вернётся через десять минут. Но Картеру хватило и пяти, чтобы обдать себя холодным душем и одеться. Он вышел из комнаты и спустился на первый этаж информационной стойке. Встречавшая его администраторша занималась другими гостями, поэтому к Картеру подошла другая, но в точно таком же наряде и с улыбкой на пол лица.
        - Как проходит ваш отдых, гражданин?
        - Замечательно. Внутренние демоны требуют продолжения, поэтому я бы хотел посмотреть какой-нибудь бой.
        Новая девица в униформе отрепетировано хихикнула, и нежно взяла Картера под локоть.
        - Пройдёмте вниз. Удовлетворим ваших демонов.
        Лишь оказавшись в подвале, Картер понял, что настоящее «Грехопадение» сосредоточенно именно там. По широченному периметру располагались барные стойки с висящими на них телами в полубессознательном состоянии. В самом центре возвышалась сцена-помост, на которой банда панков измывалась над музыкальными инструментами, порождая какофонию трудноусваиваемых звуков для фона. В разные стороны от сцены расходились ринги, почти все в клетках. Секции изолированы высокими перегородками, везде минимум по три гориллоподобных охранника, внешне неотличимых от того, что снаружи. Один оригинал лучшего сотрудника и дюжина его однодневных усечённых репо-клонов - типичная схема работы многих заведений. У каждой клетки свой ведущий, эмоционально комментирующий происходящее. Тоже копии?
        Зрителей немерено. Пьющих, кричащих, беснующихся. Откровенных фриков, как у входа в клуб - меньшинство. Основная масса походила на рядовых горожан, скорее всего ими и являясь. Вот где куются табели грехов, подумал Картер. Не в рутине стерилизованных будней. Вот где находит выход задушенное естество. Не совершай Главных грехов, живи праведником девяносто дней в квартале и снимай маску в оставшиеся день-два - рецепт положительного табеля. Рецепт рабочий, Картер проверял на себе, правда, едва не переступив грань. Сегодня очередь этих парней веселиться, завтра их сменят другие.
        - Впечатляет, - признался Картер. - Снаружи и не скажешь, что внизу столько пространства.
        - Вы можете выбрать бой на любой вкус, - начала администраторша зазубренную речь. - Смешанные единоборства, гладиаторские поединки с оружием и без, одиночные противостояния, командные и даже схватку экзотов! Последние стоят недёшево, но вы никогда не забудете такого зрелища.
        Картер опешил.
        - Экзоты? Но они же…
        - Запрещены Этическим Кодексом? Верно. Но в последний судный день главный менеджер «Грехопадения» удостоился специальной Лицензии, позволяющей в определённые вечера использовать в боях и представлениях репродуктов-экзотов.
        Должно быть, главный менеджер - чертовски везучий сукин сын. И грамотный прагматик. Сначала ему свалилась Лицензия на управление репо-клубом, а затем и сочный кусок эксклюзивного десерта. Наверняка его будничной стерильности позавидовал бы сам Баркович. Зато в определённые вечера…
        - Какова цена? - спросил Картер.
        - Сто кредитов за час абонемента во все залы. - Администраторша взглянула на висящие на баре часы. - Если поторопитесь, то успеете к началу очередной схватки. Осталось несколько мест.
        Картер без раздумий оголил левое предплечье. Девица мгновенно осушала его личный счёт ещё на сотню. Но Картер готов был расстаться и с двумя. Он с детства не видел живых экзотов, испытывая к ним необъяснимый и нездоровый интерес.
        Администраторша провела его через хитрый лабиринт секций прямиком в дальний угол с самой широкой клеткой. Зрители - человек сорок, сплошь мужского пола - стояли рядами на возвышающихся подобиях трибун, каждый последующий ряд чуть выше предыдущего. Картеру досталось место в самом верхнем. Выше всех, но и дальше. Острое зрение пришлось кстати. Девица не соврала - представление начиналось, но ринг пустовал. Картер обратил внимание, что одной стороной клетка вплотную прилегала к стене, а входной проём в решётках соответствовал едва различимому очертанию двери.
        - Гвоздь вечера! - объявил комментатор, затесавшийся где-то ниже. - Для многих он уже стал гвоздем в крышку гроба! Одержимый жаждой побед, Саблезубый Гиббон! Это его третье пришествие в «Грехопадение»!
        Дверь открылась, на ринг ворвалось существо, лишь отдалённо напоминающее человека. Ростом оно достигало двух с половиной метров, от макушки и до лопаток параллельно шли два гребня с зазубренными краями. Тело покрывала редкая, но жёсткая шерсть. Морда напоминала маску маньяка-урода из уцелевших комиксов Греховной Эпохи - будто пошитая лоскутами кожа испещрялась кошмарными шрамами. Глаза совершенно чёрные, челюсть массивная, с выпирающими клыками. Руки непропорционально длинные, до колен. Картер завороженно уставился на экзота. Ему вспомнились иллюстрированные книжки-буклеты, которые он в детстве находил в прикроватной тумбочке отца. Там изображались похожие нереализованные фантазии воплотителей.
        - Твою ж мать! - выругался кто-то у левого уха Картера. - Вот так красавчик! Не перестаю изумляться!
        - А противостоять ему будет, - продолжал комментатор, - новичок клуба, не признающий авторитетов и дьявольски опасный Шестирукий Мутант!
        На ринг выскочил второй экзот, ростом ещё выше, но в целом больше похожий на человека. За исключением наличия шести рук и нереально развитой мускулатуры. Кожа гладкая с коричневатым оттенком, лицо искажено яростью, но не изуродованное. Завидев противника, Саблезубый Гиббон издал низкий утробный рёв и кинулся в атаку.
        - Уже началось! - объявил ведущий. - Делайте ставки, господа!
        Два огромных тела сцепились, превратившись в бесформенное сплетение репродуцированной плоти. Шестирукий воспользовался преимуществом в количестве конечностей и попытался обездвижить соперника. Верхняя пара рук сомкнулась на горле, однако главным оружием Гиббона оставалась далеко выпирающая челюсть. Ему удалось вцепиться в правую руку Мутанта и в мгновение ока отгрызть кисть. Та со смачным шлепком упала на пол ринга. Саблезубый Гиббон тут же ударил головой в лицо противника и вырвался из ослабшей хватки. Шестирукий завопил от боли и принялся лихорадочно наносить удары оставшимися пятью руками. Большинство ударов не достигало цели, а лишь расходовало энергию. С болтающейся культи хлестала не только кровь, но и чёрная жижа. Процесс внутреннего гниения шёл полным ходом.
        Зрители пришли в восторг, вопили и улюлюкали. Картер не разделял эмоций немногочисленной публики, его охватила необъяснимая дрожь при виде разлагающейся на глазах плоти.
        - Почему так быстро? - пробормотал он себе под нос. Тем удивительнее, что на его реплику ответил тот же голос слева:
        - Даже в случае быстрой победы экзот расщепляется в течение нескольких минут. Их жизненный цикл короче, чем у завтрака в «Репо-Фреше».
        Картер посмотрел на говорившего. Мужчина лет тридцати пяти с зачёсанными назад волосами и в странной куртке с кучей нашивок и эмблем. Образ то ли военного, то ли гонщика.
        Тем временем, на ринге случилась кульминация. Саблезубый Гиббон увернулся от очередного удара, присел на корточки и резко развернулся вокруг своей оси. Гребни-отростки прошли через колени Шестирукого Мутанта, точно через масло. Тот, подкошенный, рухнул на ринг, заливая всё вокруг диким воплем и гниющей субстанцией.
        - Ещё одна их особенность, - сказал человек в странной куртке. - Пластилиновые тела. Усилены лишь отдельные части, вроде кулаков и челюстей.
        - Спасибо за просвещение, - ответил Картер. Случай велел действовать незамедлительно. - Часто здесь бываете?
        - О, регулярно. - Незнакомец улыбнулся и протянул руку. - Капитан Фэннел.
        Капитан безднолёта, вспомнил Картер одну из машин. Вот оно что.
        - Я Картер.
        - Впервые в «Грехопадении»?
        - Да.
        Саблезубый Гиббон растоптал голову противника пяткой и ударил себя кулаком в грудь, оставив заметный отпечаток.
        - Представление закончено? - спросил Картер. - Он не захочет вырваться наружу?
        - Его атрофированная психика не воспринимает нас, да и вообще окружающую действительность, - с ухмылкой ответил Фэннел. - Для экзотов существуют лишь другие экзоты и установка уничтожить их.
        - Вот наш победитель! - объявил ведущий. - Быстрая и яркая победа, гарантировавшая Саблезубому Гиббону четвёртое явление в недалёком будущем!
        Экзот тяжело дышал с присвистом, устремив взгляд в пустоту.
        - Сейчас он испытывает мощнейшее эмоциональное удовлетворение, которому позавидует большинство работяг Граббиса, - пояснил Фэннел. - И ещё он понимает, что через минуту ему конец.
        - Наградим победителя овацией, пока он не отправился в закат! Ну же! - подначивал комментатор.
        Собравшаяся публика шумно зааплодировала. Картер не присоединился.
        - Кажется, тебе следует подышать свежим воздухом перед следующим боем, - посоветовал Фэннел и по-приятельски похлопал собеседника по плечу.
        - Пожалуй, ты прав, - согласился Картер.
        Он не нуждался в свежем воздухе, зато нуждался в тихой обстановке и разговорчивом завсегдатае. Феннэл за три минуты вывел его из подвального лабиринта на поверхность. Они обменялись дежурными и ничего не значащими фразами с девицами у стойки и вышли из здания. Охранник-горилла напрягся и зло покоился на Картера, но, завидев его спутника, расслабился и даже изобразил подобие улыбки. Капитан безднолёта закурил толстую сигару и предложил Картеру. Тот вежливо отказался и спросил, указывая на гиперкар:
        - Должно быть, обошёлся недёшево?
        - У сотрудников Цеха хорошие скидки, - хмыкнул Фэннел.
        Зажимая сигару в зубах, он оголил левое предплечье. Там красовалась татуировка в виде заключённого в кокон человека.
        - Старший техник Восточного ЦВР к вашим услугам.
        Серьёзная Лицензия. Прежде Картер общался с рядовыми техниками, и все как один ходили с задранными носами, мня себя городскими небожителями. Фэннел же вёл себя удивительно непринуждённо, словно понимал очевидную истину - вся их деятельность, по сути, сводилась к охране и обслуживанию воплотителей. А скидки - лишь сладкие пилюли для поддержания мотивации.
        - Знаю, о чём ты подумал, - проницательно заявил он. - «Это же один из тех зажравшихся типов, да к тому же их босс!». Я прав?
        Вместо ответа Картер продемонстрировал свою татуировку коллапсара. Выражение лица собеседника нисколько не изменилось.
        - Как видишь, - пояснил Картер, - мне тоже приходится иметь дело с зажравшимися типами, правда, они редко покидают стены Обители и добрая половина из них криптоматоны.
        Фэннел рассмеялся, затем резко посерьёзнел и сказал:
        - Их уже треть Граббиса. Они сами воспроизводятся. Представь, что ждёт нас в будущем.
        Ещё один криптофоб, усмехнулся про себя Картер. С ними легче вести диалог, если знать, на что делать упор. Он прикинул, сколько известной ему информации он мог скормить капитану безднолёта.
        - А вольно разгуливающих на воле репов ты не боишься? - спросил Картер.
        Фэннел покосился на него с прищуром недоверия. Так щурится человек, не уверенный, разыгрывают его или нет.
        - И где, кроме Свалки, ты встречал толпы вольных репов? - наконец, спросил он.
        Картер рискнул зайти ещё дальше.
        - Не толпы, но как-то мы наткнулись на затаившегося на ферме репа. Никто и понятия не имел, с кем живёт.
        - На ферме?
        - Ага.
        Фэннел сделал смачную затяжку и покачал головой.
        - И вы им поверили? Да они наверняка гнали трэш и толкали его в Граббис.
        - А парня держали, как живой запасник материала?
        - Почему бы и нет? - Фэннел непринуждённо пожал плечами. - От этих дикарей можно ожидать чего угодно.
        Ага, ясно. Криптофоб, фермофоб и типичный болван-параноик. В массовом сознании укоренился миф, что для производства дешёвого БК достаточно лишь смешать криптоматерию с гнилой водой, оставшейся после разложения одушевлённого репродукта. Будь всё так просто, трэш-пандемия уже уничтожила бы силу и влияние Этического Кодекса.
        Словом, любопытный персонаж этот капитан, но абсолютно не годный для выуживания полезной информации. Картер начал обдумывать, как бы от него избавиться, и почувствовал тяжесть на правом плече. Это охранник-горилла бесшумно подобрался и опустил свою лапу.
        - С вами хочет побеседовать менеджер клуба, - сообщил он тоном, не допускающим возражений.
        - Чем обязан таким почестям? - Картер постарался придать голосу соответствующую твёрдость, но не преуспел.
        - Он вам всё объяснит. Я проведу.
        Лапа чуть сильнее сжала плечо. Картеру представилось, что на нём смыкается капкан. Баркович бы сказал: «Вот ты и допрыгался, дружище. Не стоило лезть не в свою компетенцию». Фэннел источал удивительное безразличие, продолжая пыхтеть репродуцированной сигарой, доставшейся с хорошей скидкой.
        Не ослабляя хватки, охранник провёл Картера на третий этаж, там они миновали длинный коридор до самого упора и оказались у широкой двери. На ней висела сменная табличка с надписью:
        «Будничный менеджер клуба „Грехопадение“ Киреев».
        Лысый амбал постучал, открыл дверь и впихнул Картера в кабинет.
        - Я подожду снаружи, - буркнул он и исчез.
        Картер окинул быстрым взглядом кабинет. Не очень просторный, но все составляющие интерьера выглядели дорого и изысканно. Чего только стоили пёстрый ковер на полу, мебель из красного дерева, широкий стол и картина на полстены за креслом. В нём восседал искрящийся самоуверенностью тип с тонкой шеей. Гладко выбритое лицо, аккуратная стрижка и непривычно светлые волосы. Дополняли образ идеально отбеленные зубы, белоснежная рубашка с золотыми запонками и наручные часы с ярко-красным циферблатом.
        - Добрый вечер, гражданин Картер! - улыбнулся тонкошей.
        - В чём дело? Почему я здесь?
        - Это вы мне скажите. Ведь цель вашего визита - вовсе не удовлетворение похотливых внутренних демонов, разве не так?
        Всё-таки прокололся! Но где и как? Картер инстинктивно потянулся к поясу и чертыхнулся - парализатор остался у лысой гориллы.
        - Не это ищешь? - издевательски поинтересовался Киреев, размахивая в воздухе компактным парализатором. - Не люблю суету и угрозы, поэтому всем будет лучше, если ты спокойно сядешь туда. - Он указал на выбивающийся из общего интерьера стул на тонких ножках.
        Картер приблизился к противоположной стороне стола и сел. Менеджер делал вид, что небрежно держит парализатор в руке, хотя ствол смотрел точно в тело коллапсара.
        - Что ж, - сказал Киреев, - готов выслушать твою версию. Зачем ты явился в «Грехопадение»?
        - Давно мечтал увидеть живого экзота.
        - Хватит валять дурака, Картер. - Остатки менеджерской любезности вмиг испарились. - Я знаю, кто ты.
        - Тогда ты должен знать, чем я занимаюсь.
        И снова ослепительная двуличная улыбочка в тон рубашке.
        - Тебя интересует не трэш. Под прикрытием Лицензии не сдают оружие на входе, чтобы потом тайно переписываться с девицей на час.
        Маски сброшены, игра пошла в открытую. Попался, как простак, недооценил контору. За ним следили тщательнее, чем он предполагал. Картер плюнул на всё и спросил:
        - Что вы с ней сделали?
        - С Хельгой, верно? Допросили, пока ты наслаждался боем, а потом вернули в родные края.
        - Ублюдки! - выпалил Картер.
        - Ну-ну, давай без истерик. Репродукты - всего лишь расходный материал, какими бы очеловеченными они ни казались. Более того, они - самое эффективное оружие в Граббисе. И ты понимаешь это, иначе бы не сидел тут.
        Картер лихорадочно оценивал обстановку. Тонкошей наверняка под трэшем, иначе бы не позволил себе брать в заложники человека. С той же лёгкостью он его и прикончит, как только вытащит информацию. Кажется, я влез в осиное гнездо, подумал Картер.
        - О чём ты говоришь? - спросил он, выгадывая время на поиск решения.
        - Значит, играешь в тугодума? Ладно, объясню на пальцах. - Свободной левой рукой Киреев плеснул в стакан из бутылки янтарного цвета жидкости и отпил, смакуя. - Предположим, я хочу нанести урон конкурирующему сообществу или общине. БК дарит великое множество решений проблемы, от топорных до деликатных. Самое изящное - внедрить в сообщество качественного репа. Его не определить без специалиста из БУРа, да и проживёт он без труда месяц, а то и два. Когда правда всплывёт, твоим врагам только и останется, что уповать на чудеса криптотерапии. А ты невинен как младенец и даже твои помыслы чисты.
        Картер кивнул, изображая понимание. С популярной схемой тайного внедрения репродуктов его познакомили ещё во время подготовительных курсов после получения Лицензии. Коллапсарам полагалось изучать всё, к чему открывал двери БК.
        - Этим и промышляет клуб? - спросил Картер. - Продаёт репродуктов как оружие?
        Киреев налил ещё выпивки, пригубил и тяжело вздохнул.
        - Даю тебе последний шанс, - сказал он. - Потом я тебя обезврежу и передам Солу.
        - Обезьяне за дверью?
        - Нет, - улыбнулся тонкошей. - Обезьяне в подвале. Сол - куратор гладиаторских поединков. Он подберёт тебе достойного соперника-экзота.
        Настало время действовать.
        - Ну ладно. - Картер провёл ладонью по щетине. - Началось всё с фермы.
        Он начал размеренно и обстоятельно рассказывать о событиях на ферме 121. Киреев слушал с интересом, задавал уточняющие вопросы и вставлял шутливые ремарки. Он не переставал целиться, но тело заметно расслабилось и вальяжно утонуло в удобном кресле. Допрос напоминал беседу приятелей. Улучив момент очередного язвительного смешка менеджера, Картер на полуслове кинулся вниз, под стол. Над ним прошёл заряд, вздыбив волосы, но не причинив никакого вреда. Картер вцепился в напоминающие ходули ноги и, что было сил, рванул на себя. Послышался глухой удар - челюсть Киреева смачно приложилась к столешнице. Тело обмякло, парализатор упал на пол. Картер схватил оружие, выбрался из-под стола и тут же метнулся к двери. Как можно аккуратнее повернул защёлку замка. Тонкошей застонал, неуклюже шевеля ногами.
        - Не рыпайся, белый воротничок, - сказал Картер и подтащил тело к центру кабинета. - Иначе испорчу тебе укладку.
        Он ловко вытащил ремень из брюк менеджера, развернул Киреева на живот и туго связал кисти за спиной. Галстук тоже пошёл в ход - им он обездвижил худосочные щиколотки ног. Все действия сопровождались невнятным мычанием приходившего в себя пленника. Картер покачал головой.
        - Похоже, объяснений я от тебя не дождусь.
        Раздался настойчивый стук в дверь. Нервно задёргалась ручка.
        - Киреев, всё в порядке? - послышался приглушённый бас охранника. - Откройте!
        - Амагите! - сумел произнести менеджер.
        Картер выглянул в окно. Оно выходило на задний дворик, окружённый высоким забором. Оставался единственный вариант - найти коммуникатор и вызвать полицию. Он кинулся к столу и принялся рыться в ящиках.
        - Ну же, у тебя должен быть чёртов коммуникатор!
        Чёрное прямоугольное устройство нашлось под развёрнутым буклетом с изображениями уродливых мутантов. Новая смена гладиаторов?
        - Открывай дверь, Картер! - Охранник не переставал колотить и пытался вышибить дверь. - Ты не знаешь, с кем связался!
        - За этим я и пришёл, - вполголоса проговорил Картер и настроился на общедоступную частоту чрезвычайных происшествий.
        - Координатор слушает, - раздалось в динамике.
        - Нападение под БК в клубе «Грехопадение»! Срочно пришлите полицию и команду коллапсаров.
        - Принял, - сообщил координатор. - Передаю сигнал тревоги. Сообщите имя и действующую Лицензию.
        - Коллапсар Картер-один-девять. Не при исполнении.
        Будь при нём личный коммуникатор и стэн, Картер сам бы приступил к работе незамедлительно. Но без личного набора он оставался всего лишь посетителем клуба и не мог позволить себе лишних действий, кроме самообороны. Противник обезврежен, оставалось ждать.
        - Я вызвал службы, - крикнул он притихшему охраннику. - И у меня парализатор. Не советую обострять.
        В ответ тишина. Неужели гориллоподобный смылся, поджав хвост? Нет, скорее побежал предупреждать остальных подельников. Лежавший на полу Киреев вдруг начал извиваться, неестественно выкручивая тело и конечности.
        - Эй, полегче. - Картер машинально отступил на шаг и через секунду понял, в чём дело. - Ах ты, сукин сын!
        Менеджер затих в позе выкрученной простыни. Из уголков губ проступила белая пена. Раскусил капсулу с ядом, помещённую вместо одного из зубов. О столь дьявольски хитром приёме Картеру рассказывали на курсах коллапсаров. Нужны веские аргументы решиться на такое. Менеджер не мог допустить плена и допроса, а значит, интересы покровителей он ставил выше собственной жизни. Картер обогнул стол и тяжело опустился в мягкое кресло.
        Он не покидал кабинет до появления полиции. Терпеливо ожидал, пока осмотр здания не приведёт их к дальней комнате на третьем этаже. Прибыло сразу три группы, чуть позже к ним присоединились коллапсары. Картер открыл дверь краснощёкому полицейскому с глазами-бусинками и обстоятельно поведал о происшествии. Он не имел никакого желания портить табель грехов ненужной ложью лицензированному служителю порядка, поэтому выдал всё, как есть - о записке, ферме и последних словах Енота. О том, как приехал в «Грехопадение» разведать обстановку, не намереваясь форсировать события. Полицейский кивал, уточнял и обходился без записей. Изменённый.
        - Готов подтвердить правомочность мер самообороны, - заключил он. - Остальные сведения будут проверены и занесены в протокол.
        Когда в кабинет поднялись коллеги Картера, он узнал одного из них. Высокий широкоплечий шатен с вьющимися волосами средней длины. В эксклюзивном клетчатом пиджаке и туфлях цвета слоновой кости.
        - Привет, Тайлер.
        - Скверного вечера, Картер, - ответил коллапсар, осматривая комнату. - Во что ты тут вляпался?
        - Во что-то большое и пахучее, разве не видишь.
        Тайлер улыбнулся и с приготовленным стэном в руке склонился над лежащим телом. Его низкорослый и серьёзный напарник с торчащим ёжиком на голове принялся осматривать полки и шкафы в поисках заначки БК. Раздался характерный писк стэна.
        - Парень был под трэшем, - сообщил Тайлер и встал. - Удивительно чистым, если верить показаниям прибора.
        - Он способен определять качество БК? - удивился Картер.
        - И даже остаточные примеси, - хмыкнул коллега. - Тестовая модель пятого поколения. Таких всего три.
        Их появление ожидалось, но никак не раньше нового квартала.
        - Вы задержали охранника у центрального входа? - спросил Картер у намеревавшегося уйти полицейского.
        Тот лаконично и в стиле криптоматона выдал ужасающую картину:
        - Он исчез. Многие из персонала клуба пропали. На пастбищах - настоящее поле боя. Десятки тел ещё не успевших расщепиться репродуктов. Способы убийств ещё не определены, но видимых повреждений не обнаружено.
        Тайлер присвистнул.
        - Ну и дела. Похоже, ты разрушил улей, Картер.
        - Да, - задумчиво кивнул тот. - И главный вопрос - куда улетели осы?
        Глава 5
        Сектанты
        Из найденной заметки пропавшего лицензированного журналиста Бруста-15:
        «Сектами добровольного Очищения уже никого не удивишь. Там всегда всё происходит по одной схеме: вновь прибывшие члены спроваживают „старичков“ в Обитель, после чего занимаются вербовкой новых душ. Эта карусель крутится уже не одно поколение, что ещё там можно выкопать?
        Потому я рискну совершить погружение на опасную глубину. А именно - в набирающую популярность секту „Приют“. Мне доподлинно известно, что многие успешные горожане состоят в ней. Собрания проходят на Свалке по ночам, в нерабочие часы, после чего жители Граббиса возвращаются во власть своих Лицензий. Я знаю, насколько опасное путешествие мне предстоит, но я скопил немало доз криптоматерии и рассчитываю продержаться не одно собрание. Прежде всего, мне интересны мотивы участников секты. Известно, что помощь просроченным репродуктам и безнадёжным на территории Свалки не отображается в табеле грехов, как благородное деяние, и при этом люди жертвуют своими активами: кредитами, криптоматерией, временем.
        Если вы читаете эту записку, значит, статьи не будет, а я, вероятнее всего, утратил самосознание и рыскаю по Свалке вместе с другими безнадёжными».

25 дней до конца квартала
        Полночи Картер проворочался, не в силах погрузиться в спокойный глубокий сон. Едва комнату озарили первые лучи проникающего сквозь Покров солнца, Картер подскочил. Головную боль он унял холодным душем и в одну минуту седьмого вышел на крыльцо. Пробуждение Картер дополнил чашкой репродуцированного, но крепкого кофе в «Репо-Фреше». Первым делом - воспользоваться ранними часами перед работой и узнать про Сандру. Купленный прошлым вечером скутер пришёлся кстати. В нём ещё оставался заряд, а срок годности истекал лишь к полудню.
        До грудной боли знакомая квартира ответила тем же молчанием на звонки и стуки, что и вчера. Очень странно. Может, она переехала в жилище того седовласого типа? Картер не нашёл лучшего решения, чем позвонить в соседнюю квартиру. Через две минуты настойчивых стуков дверь, наконец, открыла та самая низкорослая девушка с юным лицом. Её сонные глаза уставились на Картера.
        - Вы кто?
        Картер показал ей татуировку и спросил:
        - Джоэлс дома?
        Девушка ахнула и прикрыла рот рукой. Однако оцепенение и шок быстро прошли, уступив место злорадной гримасе.
        - Эта скотина здесь больше не живёт, - сказала она. - Но надеюсь, он натворил что-то ужасное. Я предполагаю, где он…
        Картер жестом пресёк поток слов.
        - На самом деле, - сказал он, - меня интересует ваша соседка, Сандра-восемь-ноль-восемь. Никак не могу застать её дома.
        Не скрывая разочарования, девушка скрестила руки на груди.
        - Я вас вспомнила. Вы тот парень, что надрал задницу Джоэлсу.
        Картер молчал, ожидая более ценных сведений.
        - Разве вы не в курсе? - спросила девушка. - С начала квартала Сандра получила Лицензию Карателя. Здесь она появляется намного реже, чем прежде.
        Первым порывом Картера было рассмеяться девушке в лицо. Из медсестёр в Каратели? А почему сразу не в паломники?
        - Мы все были в шоке, - прочтя его эмоции, продолжила девушка. - Спросите у любого жильца. Некоторые даже переехали. Глупцы.
        Да, похоже, она не дурачилась над ним. Картер пробормотал слова благодарности и зашагал к лестнице.
        - Не за что, - донеслось ему вслед. - Жаль, что Джоэлс ничего не натворил.

* * *
        Запущенный калейдоскоп неожиданных новостей продолжился на работе. Картер пришёл раньше напарника, чего не случалось прежде. Куратор дневной смены Полсон-87, шустрый старикашка со скрипучим голосом, нагнал Картера в коридоре и по-отечески потрепал коллапсара по макушке.
        - Вот ты где, - обрадовался Полсон. - Сегодня приставим тебя к группе «ГриТай». Будете разгребать чехарду с репо-клубом.
        Картер нахмурился.
        - А где Баркович? - спросил он.
        Полсон пренебрежительно махнул рукой:
        - Он уже на задании, не требующем двух коллапсаров. Самоназначение.
        Редкая практика. Значит, Баркович успел прийти раньше Картера в Обитель, взял персональный набор и сообщил техникам о деле, которое обязался выполнить в одиночку. Не каждый куратор подпишется под самоназначением, но сработала репутация Барковича.
        Картера стрелой пронзила догадка - напарник уличил дочь в приёме БК и готовится записать на свой счёт очередное успешное Очищение. Этого нельзя допустить!
        - Вы должны приписать меня к делу Барковича! - потребовал Картер. Они как раз дошли до кабинета куратора.
        Полсон бросил на коллапсара недоуменный взгляд.
        - С какой стати? Нам нужны люди в деле по «Грехопадению». Даже ночная смена работает.
        - Знаю, - соврал Картер. Даже ночная? - Я подключусь, как только разберусь с делом Барковича.
        Не дожидаясь одобрения, он поспешил прочь. Полсон недовольно развёл руками, бубня что-то под нос.
        Картер едва вспомнил про личный набор. Повесил на пояс стэн с наручниками, убрал в карман пиджака коммуникатор и проверил заряд в парализаторе. Купленный скутер уже покоился в утильном контейнере, поэтому Картер запросил служебный. Техник-криптоматон не стал осведомляться, к чему такая спешка. Проблемы коллапсара, если это требование отразится в табеле, как превышение необходимости.
        Обгоняя автобусы и другие скутеры, срезая путь, Картер домчался до жилища напарника за считанные минуты. Взбежал на крыльцо и заколотил кулаком в дверь. Щёлкнул замок. На пороге стояла Мэри Голд.
        - Доброе утро, Картер, - вежливо поздоровалась она. - Чем могу помочь?
        - Баркович дома?
        - О да. Он беседует с Дианой наверху. Проходи.
        Картер вошёл в дом. Гостиную наполнял проникающий с кухни аромат выпечки.
        - Присоединишься к завтраку? - спросила Мэри. - Пирог из фермерских яблок почти готов.
        - Конечно. - Картер двинулся к лестнице, но по ней уже спускался Баркович.
        Гладко выбритый, в свеженьком костюме и белоснежной рубашке. На лице застыло мрачно-озадаченное выражение. В руке парализатор. Недобрый знак.
        - Что ты тут делаешь, Картер? - удивился Баркович и зло покосился на жену, впустившую незваного гостя.
        - Ты знаешь. - Картер машинально поднёс руку ближе к висящему на поясе оружию. - Не хочу, чтобы ты наломал дров.
        Баркович закатил глаза и указал на кресло.
        - Присядь, пока сам не наломал дров.
        Картер сел, его напарник занял место напротив. Мэри Голд отправилась доготавливать яблочный пирог.
        - Послушай, старина, - первым заговорил Баркович, - я знаю, что вы с Ди неплохо ладите, но перед Кодексом все равны, разве не так?
        - Верно, - кивнул Картер. - Что тебе удалось узнать?
        - Скверные вещи, - ответил Баркович и тяжело вздохнул. Он выглядел расстроенным папашей или же хорошо отыгрывал роль. - Худшие подозрения подтвердились - Ди связалась с дилером.
        Пальцы Картера нервно теребили подлокотник кожаного кресла.
        - Ты установил личность дилера?
        - Как раз пытался, пока не заявился добрый дядюшка Картер.
        - Пытался, угрожая дочери парализатором?
        Баркович посмотрел на оружие в своей руке, будто она только что неожиданно выросла. Что-то в поведении напарника настораживало Картера. Излишняя суетливость, совершенно несвойственная Барковичу. Вмешательство в допрос не входило в его планы, наверняка он рассчитывал, что Полсон без труда прицепит Картера к другой рабочей группе коллапсаров.
        - Это ведь наша работа, - заговорил Баркович. - Если повезёт и Кодекс обновится, через месяц Кризис минует. Возможно, я снова получу Лицензию стирателя или, чем чёрт не шутит, бригадира, а ты вернёшься к роли обычного полицейского и будешь не спеша кататься по Граббису, решая мелкие бытовые проблемы. Но этого не произойдёт, если мы схлопочем отрицательные табели за этот квартал. Для всех жизнь станет прежней, но только не для нас.
        Ага, вот на что идёт упор, догадался Картер. С первых же дней совместной работы он понял, что в напарнике затаился страх не перед дилерами и нарушителями, а перед новой и незнакомой Лицензией.
        - Ты веришь, что через месяц всё закончится? - Картер покачал головой. - Сомневаюсь.
        - Тем более важны наши решения сейчас! - воскликнул Баркович. - Возможно, Кризис станет новой реальностью Граббиса, и что тогда? - Он ткнул себя пальцем в грудь. - Тогда мы, коллапсары, станем дублирующей Лицензией Карателей.
        Тут Картер не мог поспорить. Впервые блокиратор криптоматерии появился в Граббисе в конце прошлого квартала. Никаких точных свидетельств о первоисточнике и изготовителе. Кодексу хватило сведений, чтобы к судному дню создать коллапсаров и прописать их обязанности. Однако в обновлённой версии Этического Кодекса не было ни строчки о приёме БК, как греховном деянии, а чего нет в разделах грехов, то не запрещено. Удобная конкретика для потенциальных нарушителей.
        - Пойми, - продолжил давить Баркович, - при любом исходе мы должны действовать чётко, в рамках существующей модели Кодекса.
        - Это не оправдание твоим методам допроса, - отрезал Картер и встал. - Я хочу сам поговорить с Дианой.
        - А что же тогда, во имя Кодекса, оправдание?? - крикнул ему вслед Баркович, но не попытался удержать.
        Картер взбежал по лестнице, свернул налево и вошёл в спальную комнату. Увиденное на несколько секунд пригвоздило ноги Картера к полу. Хрупкая девушка с мальчишеской фигурой сидела на стуле, руки сведены за спиной, ноги привязаны к ножкам плотной верёвкой. Кляп во рту и повязка из галстука на глазах дополняли ужасную картину. Канареечного цвета волосы спутаны, а на розовых щеках ещё не успели высохнуть следы от слёз.
        Внезапная ярость вытащила Картера из оцепенения. Он бросился к девушке, освободил от кляпа и повязки.
        - Придётся надрать твоему папаше задницу за такое, - сказал Картер, принимаясь за узлы на ногах.
        - Сзади! - закричала Диана.
        Не оборачиваясь, Картер тут же отпрыгнул в сторону и перекатился в открытую дверь смежной комнаты. В то место, где он сидел, ударил мощный заряд, едва не задев девушку. Та впала в истерику и зарыдала.
        - Шустрый гадёныш, - процедил Баркович. - Успокойся, дорогая, сейчас я его выкурю и мы продолжим.
        По доносившимся звукам Картер понял, что Баркович снова засунул кляп дочери в рот и прижался к стене с противоположной стороны. Теперь их разделяли сантиметры хлипкой межкомнатной стены.
        - Вот кто тебя просил вмешиваться в семейные дела? - донёсся удивительно спокойный голос Барковича. - У коллапсаров и так хватает работы.
        Картер понимал, что семейными делами тут и не пахнет.
        - Для человека так обеспокоенного табелем, - сказал он, - ты совершаешь роковой поступок.
        - Не в этот раз, - усмехнулся напарник.
        До Картера дошёл смысл слов.
        - Ты под БК?
        - Угадал. А ты под защитой Лицензии, так что мы оба можем идти до конца.
        - Что ты задумал? Сам подался в дилеры?
        Ещё один смешок.
        - Мелко мыслишь, старина, - донёсся ответ.
        Картеру вспомнился Енот. Реп уверял, что у таинственной новой секты есть агенты со многими Лицензиями. Стоило серьёзнее воспринять его слова.
        - Похоже, у нас патовая ситуация, - снова заговорил Баркович. - Мы оба вооружены и неплохо подготовлены. Предлагаю переговоры.
        - Ты забыл, что набор коллапсара не ограничивается парализатором, - сказал Картер и включил коммуникатор. - На связи «БарКа», приём.
        Динамик молчал. Картер ещё раз переключил тумблер туда-назад. Тщетно.
        - Не старайся, я врубил подавитель сигнала, - сообщил Баркович. - Нам придётся разбираться без подмоги.
        Картер сжал челюсти и убрал коммуникатор в карман.
        - Вот уж не думал, что ты подашься в сектанты, - сказал он, осматривая комнату. Софа, лаз на чердак и окно. Низкий столик и два кресла. - Енот говорил правду.
        - И где сейчас Енот? Впитан в фермерское кресло. Не думаю, что ты желаешь разделить его участь.
        Картер взвесил шансы. В рукопашном бою Баркович его одолеет, а в перестрелке ближнего боя многое зависит от удачи. Не лучше ли скрыться и вызвать подкрепление? Нет, в таком случае Диане точно не уцелеть.
        - У тебя есть предложения? - спросил Картер.
        - Да. Почему бы тебе не присоединиться к нам, Монументалистам?
        Насколько знал Картер, секты самопровозглашённых паломников процветали пять или шесть поколений назад, но в последние годы их популярность уступала многим другим. Прежде горожане верили, что паломничество к Монументу дарит катарсис и отбирает лучших в ряды некой общины Мыслителей, которые и обновляли Этический Кодекс. Однако те немногие, кто вовремя разворачивался и возвращался, развеивали иллюзии. Большинство паломников лишались криптоматерии, не преодолевая и половины Центрального Леса. Первые признаки СМД появлялись при вхождении в густой туман, окутывающий Монумент с момента его существования. Синдром съедал путников заживо в считанные минуты, а тела сгнивали, точно опрысканные реагентом Бойлера. Оставались одни скелеты.
        - Монументу не нужны паломники, - сказал Картер. - Кого надо, он призывает с помощью Лицензий.
        - Ты удивишься, Картер, - ответил Баркович, - но мы не имеем ничего общего с теми фанатиками, что усеяли костями весь Центральный Лес.
        - Какова же идея вашей секты?
        - Сначала ты должен сдаться. А потом я отвезу тебя к одному из лидеров движения.
        - Ты всерьёз на это рассчитываешь?
        Баркович вздохнул и несколько секунд молчал.
        - Картер, послушай меня. Сколько ещё веков мы будем жить в неволе? Граббис - это огромный Цех, а мы все его пленники. Ты знаешь, я не криптофоб, но придёт день, когда изменённые заменят нас. Кризис - это идеальная возможность разобраться в сути явлений. Не сделаем этого сейчас - не сделаем никогда. Ты понимаешь, о чём я?
        Пытается одурманить меня сектантской философией, сказал себе Картер. Он обратил внимание, что голос Барковича звучал куда ближе к двери, чем прежде. Подбирается, словно бесшумная змея. Картер отступил от стены, аккуратно наступая по тонкому ковру, и спрятался за креслом. Вход в комнату взял на прицел.
        - Так что скажешь, напарник? - спросил Баркович, и в тот же миг дверной проём обогнула рука, выпуская из парализатора очередной заряд в голую стену. Там должен был находиться противник.
        Картер выпустил ответный заряд и попал в руку. Баркович вскрикнул, выронил оружие и окоченевшим столбом рухнул на пол.
        - Грязный приём, напарник, - сказал Картер и подобрал второй парализатор.
        Баркович напоминал куклу из музея ужасов - глаза навыкат, рот открыт и перекошен. Тучное тело аритмично содрогалось. Удивительно, но сознание не покинуло Барковича, несмотря на мощность заряда. Картер испытал дежавю, связывая галстуком руки напарника за спиной. Затем вернулся к Диане, вытащил кляп и развязал узлы. Девушка обняла его за шею и зарыдала в плечо.
        - Он собирался… убить меня!
        - Тихо-тихо, - попытался успокоить её Картер и мягко усадил на кровать. - Всё позади.
        В комнату вошла Мэри Голд.
        - Завтрак готов, - первым делом сообщила она. Бросив взгляд на лежавшего мужа, уточнила: - Его не ждать?
        - Ты знала, что твой муж сектант? - вопросом на вопрос отозвался Картер. Глупо предполагать, что изменённая могла покрывать нарушителя, но слова сами вырвались на волю.
        - Нет, - ответила Мэри. - В последнее время мы почти не пересекались и жили в разных комнатах. В какой секте он состоит?
        - Монументалистов. - Картер вытер рукавом пиджака пот со лба и присел возле Барковича, который всё же отключился.
        Коллапсар вытащил ремень и пропустил его через приоткрытый рот, скрутив на затылке. На тот случай, если в челюсти Барковича находилась капсула с ядом. Наручники Картер использовал для фиксации ног. Пройдёт не меньше получаса, прежде чем подвижность полностью восстановится. В комнате стояла тишина, не считая рваного дыхания Дианы. В завершении работы с пленником коллапсар снял с пояса стэн и, грубо разорвав белоснежную рубашку, проверил уровень криптоматерии. Ноль единиц. Баркович не соврал, что находился под БК.
        - Мне надо связаться с координатором, - сказал Картер, вставая. - В доме установлен подавитель сигнала.
        Стол в гостиной был накрыт на четверых. В центре стоял аппетитный пирог. Мэри Голд спустилась следом и убрала одну из тарелок. Картер вышел на улицу. В пяти шагах от дома коммуникатор заработал. Координатор принял короткое сообщение и пообещал немедленно направить одну из ведущих групп коллапсаров по адресу. До их приезда Картер мог приступить к работе и побеседовать с дочерью Барковича.
        Диана пришла в себя и сидела за столом, уставившись во вчерашний новостной буклет. К еде девушка не притрагивалась, пила воду и массировала затёкшие конечности. Картер сел рядом и не отказал себе в удовольствии отведать пирога из фермерских яблок.
        - Расскажи всё по порядку, - попросил он, откусывая кусок. Изумительный вкус. - Ты знала про секту Монументалистов?
        Диана отложила буклет и медленно покачала головой.
        - Джо…он… - запинаясь, заговорила она. - Он рассказывал, но я не верила.
        - Кто такой Джо?
        - Парень, с которым я познакомилась неделю назад. Я думала, он просто чудак. Упоминал про эту секту и что, возможно, мой отец в ней состоит.
        Вот про кого говорил Баркович, как о дилере. Но кто он на самом деле? Имя явно придумано для маскировки.
        - Что ты о нём знаешь?
        Диана допила воду и отставила стакан. Она избегала прямого взгляда Картера, будто стыдясь. Наверняка жалела, что не рассказала ему раньше.
        - Почти ничего. Высокий блондин, симпатичный. С ним было легко и интересно проводить время, хотя мы виделись всего три раза.
        Картер отрезал второй кусок и налил кофе.
        - Чего он хотел от тебя?
        - Чтобы я поискала в доме запасы блокиратора криптоматерии. Джо считал, что отец поставляет БК лидерам Монументалистов. Но для чего я не знаю. Он не раскрывал всех карт.
        - Вы с ним баловались трэшем?
        Голубые глаза девушки округлились. Вопрос оживил её.
        - Никогда! Джо предупреждал о побочных эффектах. Гниение заживо, синдром, зависимость. Жуть.
        - Ага, - кивнул Картер. Побочки - единственное, что сдерживало всеобщую трэш-пандемию. - Значит, он хотел найти улики на Барковича. Почему не обратился в Обитель Очищения или напрямую к Карателям?
        Диана вздохнула.
        - Я спрашивала о том же. Он ответил, что Каратели уничтожат его без разбирательств, а в Обителях слишком много агентов секты.
        Картер обдумал услышанное. Выходит, у Джо тоже имелись проблемы с Кодексом. Он мог быть Монументалистом, решившим выйти из игры. Или обычным трэшером.
        - Ты не знаешь, где он живёт?
        Девушка молча покачала головой, не скрывая разочарования. Через секунду их беседе положил конец приезд других коллапсаров. Первым на пороге появился Тайлер с парализатором наготове, за ним - его серьёзный напарник Гриллс.
        - Неважно выглядишь, Тай, - заметил Картер, вставая. - Тебе хоть дали поспать?
        - Конечно. И ещё спели колыбельную. - Тайлер по-хищнически оглядел гостиную, его взгляд задержался на обеденном столе. - Вижу, ты не теряешь времени зря. Выкладывай.
        Картер ёмко изложил коллеге последовательность событий и слова Барковича о секте Монументалистов, пока они поднимались на второй этаж. Гриллс остался внизу выискивать тайники.
        - Тебе не кажется, что ты зачастил с попаданием в неприятности? - спросил Тайлер, склонившись над Барковичем. Тот ещё не пришёл в себя.
        Картер развёл руками:
        - А что я поделаю? Они сами липнут ко мне, как мухи.
        - Само собой. И в «Грехопадение» тебя занесло порывом ветра.
        Тайлер отодвинул ремень и полез пальцами в рот Барковичу. Послышался хруст.
        - Ага! - Тайлер встал и показал Картеру бесцветную пилюлю в остатках слюны. - Капсула с ядом. Ты молодец, что догадался использовать ремень, но почему сам не достал её?
        - Некогда было копаться в его пасти, - отмахнулся Картер.
        - Понимаю. Пирог остывал.
        Тайлер достал тестовую модель стэна и приложил «зонтик» к обнажённой груди Барковича. Прибор противно запищал. Тайлер взглянул на крохотный дисплей и констатировал:
        - Чистейшее качество. Как и в заначках, что мы нашли в клубе. - Он пнул носком туфли неподвижное тело. - Отлично, что он жив. Надо узнать, откуда у этих сектантов столь качественный БК. Не удивлюсь, если у него совсем нет побочек.
        Картер почесал щетину и спросил:
        - Есть новости о сбежавших сотрудниках клуба?
        - Установили личности десятерых беглецов, - ответил Тайлер, осматривая комнату. - Охранники, администраторы, менеджеры и кураторы. Ещё четверо из смены выходного дня, включая владельца.
        - Плюс Киреев, итого пятнадцать. Этот клуб прогнил насквозь!
        - Не зря же он так называется, - усмехнулся Тайлер. - Но теперь всем беглецам беспрерывно придётся сидеть на БК, чтобы избежать кары за бесполезность.
        Картеру вспомнился Фэннел и его нелепо вычурный гиперкар с надписью.
        - Наверняка членов секты больше, - сказал он. - Стоит прошерстить завсегдатаев.
        - Да неужели? - издевательски спросил Тайлер. - По тебе плачет премия самому смышлёному коллапсару квартала.
        Остановившись возле прикроватной тумбочки, он взял в руки открытый Кодекс.
        - Смотри-ка, твой напарник хранит ЭК, как добросовестный гражданин.
        Картер подошёл и заглянул в толстую книгу вроде тех, что остались в Библиотеке с Греховной Эпохи. Но экземпляры Кодекса производились в АБОО, и вручались каждому гражданину в судный день. Экземпляр Барковича был открыт на разделе главных грехов, что удивило Картера. Они не менялись многие поколения, и любой гниющий знал их назубок. Бесполезность, убийство и вмешательство.
        - Иллюзия великого праведника, - объяснил Картер. - Обязательна для сектанта.
        Щёлкнул коммуникатор.
        - Тайлер, спускайтесь вниз, - раздался в динамике голос Гриллса. - Я нашёл замаскированный ход в подвал.
        Молча переглянувшись, оба коллапсара поспешили на первый этаж. Гриллс отрывал куски напольного покрытия, будто отслаивал кожу с гигантского мёртвого животного. На полу отчётливо просматривался квадратный контур. Мать и дочь стояли в стороне, с интересом наблюдая за происходящим. Канареечные волосы Дианы причудливо переливались в свете просачивающихся в окно солнечных лучей.
        Гриллс взялся за ручку и потянул на себя, Тайлер помог ему полностью открыть люк. Вниз, в кромешную тьму, вела крутая ржавая лестница.
        - Вот чем интересны оригинальные дома из прошлого, - сказал Тайлер, включая на парализаторе встроенные фонарь. - Потаёнными местечками.
        Он первым спустился по лестнице, напарник поспешил следом, а Картер остался у входа. Спустя две минуты оба коллапсара вылезли наружу с ящиком, набитым колбами с прозрачной жидкостью.
        - О нет! - воскликнула Диана. - Это…
        - Да, малышка, - ответил Тайлер, - вряд ли это вода. Блокиратор криптоматерии. На вид без примесей. - Он взял одну из продолговатых колб и поднёс к свету. - Я убеждён, что он чист и по составу.
        Картер почувствовал, что в горле пересохло. Он решительно подошёл к столу и налил из графина воды в чистый стакан. Два месяца они с Барковичем охотились на дилеров и нарушителей, гоняясь за каждой дозой даже самого грязного трэша. Подвергли Очищению дюжину дилеров и десятки заблудших душ за незначительные прегрешения. «Им нельзя давать поблажек! - вопил напарник. - Прости одного, он разнесёт всему Граббису, что мелкое баловство трэшем - не грех». И они косили всех без исключения.
        - Сколько же у них запасов? - изумился Картер.
        - Здесь только доз пятьдесят. - Тайлер указал на ящик. - Барковичу хватило бы до конца квартала и на начало следующего. Похоже, он важная фигура у Монументалистов.
        - Значит, Джо был прав, - обрела голос Диана. - Отец и правда поставлял им препарат…
        - Либо их запасы колоссальны, - предположил Картер. - И беглецы из «Грехопадения» успешно переживут судный день.
        - Стоп, - сказал Тайлер. - Какой ещё Джо?
        - Все опросы потом, - вмешался Гриллс. - Действуем по инструкции. Осмотрим оставшиеся комнаты, после чего доставим находки, пленника и свидетелей в Обитель Очищения.
        Чёртов криптоматон, в сердцах бросил Картер.

* * *
        Допрос проходил в одной из изолированных комнат на втором этаже Обители Очищения. Надёжно привязанный к стулу Баркович сидел мрачнее грозовой тучи, потупив взгляд. От привычной утренней свежести не осталось и налёта. Волосы всклокочены, костюм помят. Напротив задержанного коллапсара расположились Картер, Тайлер и куратор смены Полсон, явно жалеющий, что у него сегодня не выходной. Он уже предпринял две бесплодные попытки начать допрос, но Баркович упорно молчал. Гриллс остался снаружи, внимательно наблюдая и слушая через приоткрытую дверь. Картеру удалось убедить куратора, что в присутствии изменённого пленник замкнётся ещё больше.
        - Похоже, нам не обойтись без временной процедуры Очищения с последующим распадом личности, - не выдержал Тайлер, разминая костяшки пальцев.
        Баркович вышел из оцепенения и обратил на высокого шатена внимание. Временное Очищение с распадом применялось крайне редко. В особых случаях, когда требовалось узнать у человека всю информацию и незамедлительно избавиться от субъекта. Злостные нарушители не заслуживали права вступать в категорию изменённых, в их случае это право надо заслужить.
        - Но если добровольно расскажешь всё о секте, - подхватил Картер, - то пройдёшь обычное Очищение и продолжишь жить. Возможно, вернёшься в БУР.
        - Побереги своё саньё для клубной шлюхи, Картер! - эмоционально выплюнул Баркович. Это были его первые слова после прихода в сознание. - После Очищения остаётся гребаная оболочка, выполняющая работу!
        Картер и Тайлер обменялись быстрыми взглядами. Не успел никто из них ответить, как заговорил куратор смены:
        - Бывают вещи и похуже распада личности. Например, медленный распад. Очень медленный.
        - На Свалке будут рады приютить бывшего коллапсара, - усмехнулся Тайлер и одобрительно кивнул Полсону.
        Картер заметил напряжённость Барковича. Из всех сценариев, начиная с раскусывания капсулы яда, ссылка на Свалку выглядела для него самым жестоким способом уничтожения. Как коллапсар и бывший стиратель, он отлично это понимал.
        - Так что скажешь, напарник? - спросил Картер, изо всех сил стараясь выглядеть дружелюбным.
        - Вы не отправите меня на Свалку, - медленно покачал головой Баркович. Его губы изогнулись в хитрой улыбке. - Вам нужны сведения.
        - Значит, решено - временное Очищение! - Тайлер потёр ладони друг о друга и демонстративно двинулся к выходу. - Пойду подготовлю кабинку.
        - Не напрягайся, салага, - окрикнул его Баркович. - Это не сработает.
        - Почему же? - Тайлер повернул голову, продолжая сжимать дверную ручку. - Со всеми работает, а с тобой нет?
        - Да, мать твою, сраный умник! - Баркович дёрнулся, проверяя прочность узлов и креплений. - Мне внушена программа мгновенного распада личности, как только я подвергнусь процедуре Очищения. Не верите, кретины? - Он обвёл искрящимся взглядом всех троих. - Ну тогда приступайте, избавьте меня от вашего тошнотворного общества!
        Тирада Барковича повесила в комнате пятисекундную тишину. На гладкой поверхности стола виднелись капельки слюны.
        - Таких программ не существует, - наконец, на правах старшего заговорил Полсон.
        - Уверен, старче?
        Картер взглянул на Полсона. Чёрта с два он уверен. Испокон поколений ходила молва о так называемых шептунах - беглых воплотителях, способных воздействовать на криптоматерию другого субъекта одними словами. Век беглеца из Цеха обычно заканчивался на второй-третий день нового квартала, когда его находили Каратели. Но за отпущенное время даже один воплотитель мог серьёзно пошатнуть спокойствие горожан.
        - И кто тебе её внушил? - спросил Тайлер, возвращаясь к столу. - Беглый шептун?
        - Волосы на твоей заднице - беглые, - огрызнулся Баркович. - Среди Монументалистов есть не один воплотитель. Да ты бы наложил кучу прямо в этой комнате, если бы узнал, сколько нас!
        Баркович оголил зубы в дьявольской усмешке. Теперь он выглядел расслабленным. Почувствовал, что инициатива перешла на его сторону.
        - Давай проверим, - не стушевался Тайлер и скрестил руки на груди. - Расскажи, сколько вас, что вы исповедуете и откуда берёте БК?
        - А губа не треснет? - Баркович покачал головой. - Нет, для начала уберите свои морды на ближайшие часы и принесите мне положенный коллапсару обед. Я едва отошёл от заряда. Мне нужен отдых и покой.
        Картер успел положить руку на плечо Тайлеру. Тот уже готовился выдать не менее ядовитый ответ.
        - Ладно, Баркович, - сказал Картер. - Если тебе по душе этот стул, отдохни на нём пару часов. Нам есть чем заняться.
        Удивительно, но Полсона нисколько не возмутила инициатива подчинённого, который пошёл на поводу у пленника. Куратор смены и сам с готовностью прервал допрос.
        - Однако не думай, что ты останешься совсем один, - сообщил он перед уходом. - Я приставлю к тебе одного из изменённых коллапсаров.
        - Гриллс сгодится, - вставил Тайлер.
        - Да насрать мне на криптоматона. Про обед не забудьте.

* * *
        - Как так вышло, что сектант диктует нам условия? - возмутился Тайлер, едва они вдвоём оказались в аскетичном кабинете коллапсаров.
        - Успокойся. - Картер уселся в куцее кресло и вытянул ноги. - Возможно, он не блефует насчёт внушённой программы.
        Он рассказал коллеге о мимолётном знакомстве с «капитаном» Фэннелом, представившимся старшим техником Восточного ЦВР.
        - Это интересно, - согласился Тайлер и погладил гладко выбритый подбородок. - Стоит навести справки о сбежавших воплотителях в этом квартале. И заодно побеседовать с «капитаном безднолёта». Не сбегал ли кто в его смену.
        - Согласен, но давай сперва перекусим.
        Они прошли в столовую, где раздавали репродуцированную пищу сомнительной кашеобразной консистенции, но весьма приятную на вкус. Картер привык к коллапсаровской еде и особенно ценил её сытность. Тайлер же не разделял вкусов коллеги и предпочитал питаться в ближайшем кафе, но в этот день сделал исключение. Он признался, что адреналин в крови требует действий, а не калорий.
        Наспех пообедав, они выловили куратора. Коммуникатор Полсона разрывался от беспрерывных переговоров с координаторами и другими группами коллапсаров, занимающихся делом «Грехопадения». Серо-асфальтовая мантия нелепо колыхалась на тщедушном теле старика при каждом движении.
        - Где вас носит? - возмутился Полсон. - Гриллс уже приступил к беседе с семьёй Барковича.
        - Он справится, - ответил Тайлер. - А нам с Картером надо навестить одного из завсегдатаев клуба.
        В ответ на вопросительный взгляд куратора Картер объяснил, кого и почему они намереваются проверить.
        - А вы пока узнайте статистику побегов из Цехов, - добавил Тайлер.
        - Уже поручил, - буркнул Полсон и махнул рукой. - Хорошо, езжайте. Да, Картер, чуть не забыл. Только что из АБОО поступили новые экземпляры стэнов последнего поколения. Можешь обменять свой, я включил тебя в список.
        - Отличные новости. Сейчас от него куда больше прока, чем от старых моделей.
        Первым делом Картер связался с координатором Обители Очищения, к которой примыкал Восточный ЦВР. Там ему подтвердили, что старший техник Фэннел-354 находится на службе.
        Картер вернул ненужный скутер в депо и обменял старый стэн на новый, внешне ничем не отличимый. Затем вышел на парковку и сел на пассажирское место седана, закреплённого за группой «ГриТай».
        - Можем ехать, - сообщил он.
        Тайлер поправил упавшую на глаза чёлку и завёл двигатель.
        Восточный ЦВР относился к одному из периферийных комплексов Граббиса. Далее шли сектора малонаселённых пригородов, а за ними - фермерские хозяйства. По пути Картер обстоятельно и во всех подробностях поведал Тайлеру о последних событиях с участием Барковича, начиная с посещения Свалки. Как ловко бывший стиратель вуалировал своё сектантское естество напускной строгостью в служении Лицензии. Хотя при таких запасах БК он мог исчезнуть и забыть о службе без страха перед новым кварталом. Значит, Монументалистам он был нужен в качестве коллапсара. «Их агенты повсюду». На секунду в душу Картера вгрызлось сомнение: а что, если Тайлер тоже сектант? Можно ли ему доверять? До прошлой ночи они пересекались всего несколько раз, хотя и имели друг о друге представление. В сообществе коллапсаров все знали друг друга, хотя бы заочно. Как минимум одна черта объединяла Тайлера и Барковича - неравнодушие к внешнему лоску. При этом Тайлер пошёл ещё дальше и поддерживал не только гардероб, но и тело в прекрасной форме. Пользовался спросом у женщин, но предпочитал репродуцированных красоток без единого изъяна. Злые
языки - в особенности женские - отпускали немало язвительных комментариев по этому поводу. Коллапсар не оставался в долгу и отвечал, что «предпочитает свежину залежавшемуся мясу». А на качественную «свежину» нужны кредиты.
        Но Картер поздно спохватился - когда выложил на стол все догадки и сведения, в том числе рассказ Дианы о таинственном парне Джо. Отступать поздно. Если Тайлер сектант, то нельзя выказывать ему свои подозрения.
        - Ты читал о происшествии позапрошлой ночью? - спросил Картер, на время меняя тему.
        - Про дело спящих? Просыпайся, Картер, весь Граббис гудит о нём.
        - И что скажешь?
        - Я? - глупо переспросил Тайлер, не отрывая взгляда от дороги. - Не удивлюсь, если нашёлся очередной умелец с препаратом, вгоняющим горожан в защитную спячку.
        - Защитную от чего? - не понял Картер.
        - От Лицензий. От мучительного однообразия будней. А взамен получаешь красочные сны, неотличимые от реальной жизни.
        - Интересное мнение, никогда бы не подумал.
        - А ты и не думай. У нас есть дело важнее.
        Тайлер припарковал седан напротив входа в Обитель. Коллапсары без труда миновали защитное поле, пересекли здание насквозь и вышли на задний двор. Между Обителью и АБОО протянулся ЦВР - длинное двухэтажное здание без окон. Закрытое для любых посещений без веских оснований. Расследование считалось веским основанием.
        - Чем могу помочь? - поинтересовался дежурный низкорослый техник, облачённый в характерный белый комбинезон. На шее под подбородком свисала маска.
        - Нам нужен ваш старший, - ответил Тайлер. - Фэннел.
        - Как свидетель происшествия, - добавил Картер и продемонстрировал татуировку.
        Коротышка, не скрывая удивления, отпрянул назад и указал направление:
        - По коридору до конца и направо. Он у себя.
        Они вошли внутрь. В нос ударил резкий запах озона, а по глазам - холодный свет.
        - Наденьте. - Техник протянул им две одноразовые маски. - Иначе получите интоксикацию.
        Прежде Картеру не приходилось посещать Цеха, мнение о них он сформировал на основе десятков слухов. Первый из них - о невыносимом запахе - подтвердился с порога.
        - Ну и местечко, - прокомментировал Тайлер, пока они шли по длинному коридору.
        С обеих сторон тянулись дверные контуры без ручек. Секции, где воплотители производили на свет репродукты. Туда-сюда сновали техники с раскрытыми журналами и ручками. На коллапсаров они даже не обращали внимания, всецело поглощённые проверкой списков. Второй этаж, если верить слухам, занимала зона для отдыха и восстановления - нечто среднее между закрытым пансионатом и психиатрической лечебницей из Греховной Эпохи.
        Конец коридора венчали кабинеты персонала. На дверях висели таблички. Из крайнего вышел человек в белом комбинезоне и с журналом в руке. Нижнюю часть лица скрывала маска, но Картер узнал его по телосложению и причёске.
        - Добрый день, Капитан, - поздоровался Картер.
        Тайлер усмехнулся, а Фэннел застыл на месте, пристально изучая незнакомцев.
        - Не узнаёте меня? - Картер на несколько секунд открыл лицо.
        Старший техник узнал его, но оставался напряжённым.
        - Это вы, Картер? Что вам надо? У меня загруженный день.
        - Всего лишь задать пару вопросов о клубе. Это не займёт много времени.
        Фэннел не колебался дольше мгновения, кивнул и развернулся к двери. Поднёс левое предплечье к сканеру, бесшумно отключив магнитный замок.
        - Хорошо, проходите в кабинет. Я подойду через минуту. - Он потряс журналом. - Надо срочно сдать в отдел статистики.
        Коллапсары вошли. Невзрачный кабинет служащего Цеха, в сравнении с которым комната менеджера «Грехопадения» выглядела венцом дизайнерского искусства. Стол, кресло, два стула, софа и шкаф с папками. Везде въевшееся в сетчатку однообразие. Похоже, на работе естество Фэннела сидело под замком и находило выход лишь в часы вечернего празднества.
        Тайлер не стал упускать возможность и принялся рыться в ящиках стола, затем принялся изучать папки. Картер плюхнулся на софу и скрестил запястья на затылке.
        - Есть что любопытное? - спросил он.
        - Я впервые в Цехе, - признался Тайлер, листая страницы. - Мне тут всё любопытно. Но я ожидал большего, чем унылые списки бытовых репродуктов.
        Прошло не менее пяти минут, пока Картер заподозрил неладное.
        - Что-то долго нет кэпа, - сказал он и встал.
        Подойдя к двери, он обнаружил, что не может открыть её. Примагничена.
        - Эй, он запер нас!
        Тайлер отбросил папку и подбежал к двери. Навалился плечом. Тщетно.
        - Сучий потрох! - выругался Тайлер и от отчаяния ударил ногой по металлической поверхности. С обратной стороны, скорее всего, даже ничего не услышали бы. - Мы - олухи, нельзя было отпускать его!
        - Спокойствие. - Картер достал коммуникатор и настроился на волну прилегающей Обители. - На связи «ГриТай», - сообщил он позывной номинальной группы. - Старший техник ЦВР Фэннел-354 запер нас в своём кабинете. Срочно задержите его, если он попытается выйти через Обитель. И пусть кто-нибудь выпустит нас.
        - Принял, «ГриТай», - ровным голосом ответил координатор. - Дожидайтесь помощи.
        - Я не могу в это поверить, - продолжал сокрушаться Тайлер. Он исполосовал шагами весь кабинет, не находя себе места. - Попались, как два таракана в ловушку! Такое позорище. Дожидайтесь помощи!
        - Остынь.
        - Мы имели полное право проверить ублюдка прямо там, в коридоре! - Тайлер выхватил из-за пояса стэн, игнорируя призывы коллеги. - Уверен, долбанный безднолётчик полон примесей.
        - Очевидно, это так. Но зато у нас есть очередная зацепка - Восточный ЦВР.
        Тайлер закрыл лицо свободной рукой и опустился в кресло.
        - Клуб, Цех, коллапсар, - перечислил он. - Они держат за яйца весь город!
        Картер промолчал. Новый напарник фонтанировал эмоциями весьма искренне, что частично снимало подозрения. Острее вставал другой вопрос - кому вообще в Граббисе можно доверять? Пожалуй, никому, кроме себя.
        Через минуту дверь так же бесшумно открылась. На пороге стоял озадаченный дежурный техник, а за ним двое в строгих костюмах и белых масках. Коллапсары. Они выглядели не менее удивлёнными. Тайлер выскочил из кабинета, бесцеремонно оттолкнув коротышку.
        - Где Фэннел?
        - Через Обитель он не выходил, - ответил кто-то из коллег.
        Повисла неловкая пауза. Прибывшая подмога не знала, что ей делать и какой от неё прок.
        - Его надо найти! - рявкнул Тайлер.
        По коридору в их направлении уже спешили двое техников. Собиралась толпа, что не нравилось Картеру. Чем больше людей, тем больше потенциальных сектантов.
        - Вынужден кое-что сообщить вам, - на ходу проговорил один из техников, шедший чуть впереди. - Я находился на заднем дворе и видел, как некая фигура взлетела с крыши Цеха.
        - Что сделала? - не поверил ушам Тайлер.
        - Взлетела, - спокойно повторил техник.
        - Адаму Гэллоу можно верить, - заметил коротышка.
        Так одна фраза может развеять все сомнения. Изменённые не врут.
        - Но… - опешил Тайлер.
        Криптоматон Гэллоу извлёк из чёрного ящика нужные воспоминания и продолжил:
        - Я поздно обратил внимание на шум, но разглядел, что у летуна на спине находился аппарат, напоминающий габаритный рюкзак. Возможно…
        - Всё ясно, он воспользовался строительным антигравитационным ранцем, - перебил Картер.
        - Я думал, все они производятся в АБОО, - пробормотал один из коллапсаров.
        - Очевидно, ты ошибался, - сказал Тайлер, мгновенно усвоив новую информацию.
        - Не будем терять время, - взял Картер инициативу в свои руки. - Тайлер, собери вместе с дежурным всех не изменённых техников для опроса и проверки, отрядите несколько изменённых перекрыть выходы и не выпускать никого, пока мы не закончим работу. Я вместе с Адамом Гэллоу начну обходить секции воплотителей. - Картер повернулся к двум коллегам. - Свяжитесь с координатором и доложите о бегстве старшего техника. Начинайте поиск по горячим следам.
        Никого из коллапсаров не возмутили распоряжения равного по статусу коллеги, но вмешался Гэллоу.
        - Попрошу уточнить, на каком основании вы собираетесь допрашивать воплотителей?
        - Это не ваша компетенция, - вставил молчавший до этого техник.
        - Мы ведём дело секты, обладающей немалым запасом БК, - ответил Картер. - Фэннел в их рядах, иначе бы не слинял. И он управлял этим Цехом, так что это наша компетенция.
        Аргумент сработал.
        - Хорошо, - сказал Гэллоу и обратился к дежурному технику: - Фальк, выполняй указание коллапсаров. - Затем перевёл холодный взгляд на Картера. - В сами секции я вас не пущу без распоряжения куратора смены нашей Обители, мы будем проверять воплотителей на втором этаже по мере их освобождения от текущих воплощений.
        Адам Гэллоу не сверялся с рабочим графиком, он изучил его с утра и помнил все последовательности.
        - Как часто у вас сбегают воплотители? - спросил Картер по пути наверх.
        - Три побега в текущем квартале, - без промедления ответил криптоматон. - Двоих нейтрализовали, третий до сих пор скрывается. У нас один из лучших показателей в городе в период Кризиса. Старший техник Фэннел и его сменщик выработали жёсткую систему контроля, на грани дозволенных полномочий.
        Ага, жёсткий контроль для отвода глаз, подумал Картер.
        - Мне нужна информация о непойманном беглеце. На бумаге.
        Они поднялись на второй этаж, где подтвердился второй из циркулирующих в Граббисе слухов - зона восстановления действительно походила на стерильную лечебницу для душевнобольных. Воплотители, облачённые в свободные пижамы кремового цвета, слонялись по просторным комнатам, точно лишённые разума болванчики с автоматическим зарядом. Или, скорее, сонные рыбёшки в аквариуме. Некоторые сидели в креслах, напомнив Картеру клубного репродукта Бена для демонстрации качества оболочки. Резкий запах озона сменился приятным благоуханием хвойного леса, хотя ни одного растения на глаза не попадалось.
        - Чем они занимаются? - поинтересовался Картер, не пытаясь скрыть изумления.
        - Восстанавливают запасы криптоматерии, - пояснил Адам Гэллоу. - Отрешённая релаксация под воздействием травяного транквилизатора - быстрейший способ восстановления.
        Они остановились у первого воплотителя. Молодой человек, совершенно заурядной наружности, не считая отсутствующего выражения лица и заторможенности в движениях.
        - Он способен к диалогу? - спросил Картер.
        Гэллоу встал вплотную к воплотителю и произнёс странную фразу, больше напоминающую бессмысленный набор звуков или заклинание. Картер не разобрал и половины слов, но лицо молодого человека преобразилось и обрело потерянную осмысленность.
        - О, техник Адам Гэллоу, - сонно улыбаясь, выдавил воплотитель. Голос скрипучий, будто запущенный после многолетнего бездействия механизм. - Давно не видел вас.
        - Янсон, этот человек - коллапсар. Он задаст ряд вопросов и тебе нужно ответить на них. - Техник кивнул Картеру. - Приступайте.
        Сбитый с толку обстановкой, Картер растерялся и забыл, что именно намеревался спрашивать.
        - Э… Янсон, приходилось ли тебе воплощать репродукты, не входящие в перечень Этического Кодекса?
        Вопрос удивил молодого человека и сбросил остатки сонливости.
        - Но это невозможно. Мы работаем с протоколами. И каждое воплощение фиксируется в боксе, проверяется техниками.
        - А если бы техник подсунул тебе новый протокол? Или стал бы соучастником?
        - Невозможно, - повторил воплотитель. - Протоколы выдаёт АБОО. Даже необоснованное злоупотребление запрещено Лицензией. Мы бы оба получили отрицательные табели.
        - Да, но ты же знаешь о таком препарате, как блокиратор криптоматерии?
        У Катера сложилось впечатление, что он экзаменатор, а парень перед ним - напуганный студент.
        - Я читал о нём в новостных буклетах, - ответил воплотитель. - Но здесь ничего подобного нет, поверьте.
        - Уверен? - Картер извлёк из-за пояса стэн. - Давай проверим.
        Парень растерянно уставился на прибор, затем перевёл взгляд на техника, будто ища защиты.
        - В этом нет необходимости, - вмешался Гэллоу. - Уровень криптоматерии Янсона ещё не успел восстановиться достаточно.
        - Меня интересует не уровень, а примеси БК, - ответил Картер и жестом призвал воплотителя оголить грудь.
        - Разве он способен это определять? - спросил криптоматон.
        - Теперь - да.
        Гэллоу кивнул парню и помог расстегнуть пижаму. Картер прислонил «зонтик» к гладкой безволосой груди и включил режим мониторинга. Текущий уровень - тридцать две единицы, примеси БК отсутствуют.
        - Хм. - Картер разочарованно убрал стэн. Впрочем, впереди его ждало немало проверок. Даже слишком много для одного коллапсара.
        - Вы ожидали иных показаний? - осведомился Гэллоу, когда молодой воплотитель отправился за внеочередной дозой транквилизатора.
        - После того, как ваш начальник запер нас в своём кабинете и улетел по воздуху? Да.
        Криптоматон никак не прокомментировал колкость. Коммуникатор Картера запищал. Полсон вышел на связь, точно ответ на непроизнесённую мольбу о помощи, и скрипучим голосом сообщил о высланном подкреплении.
        - Если потребуется, мы закроем Цех! - заявил старик. - Не допустите повторения с репо-клубом. Никто больше не должен сбежать!
        - Никто не сбежит, - заверил Картер. - Я распорядился использовать изменённых техников в качестве охраны выходов.
        - Отлично, Картер! Продолжай работу.
        Полсон отключился. Гэллоу внимательно наблюдал за коротким диалогом.
        - Идём дальше? - холодно спросил он.
        Картер молча кивнул.

* * *
        Несмотря на прибывшее подкрепление в лице ещё четверых коллапсаров, проверки и допросы в ЦВР длились почти до вечера. Двое коллег помогали Картеру, ещё двое - Тайлеру, среди которых оказался единственный криптоматон - Гриллс. Картер поймал себя на мысли, что впредь предпочёл бы иметь дело исключительно с изменёнными. Ироничная усмешка судьбы над гниющим, запутавшимся в реалиях изменяющегося мира.
        К удивлению Картера, все проверенные воплотители оказались чисты и не вызвали подозрений. Зато Тайлеру и его группе повезло больше. Из тридцати техников проверку прошли двадцать восемь. Двое попытались улизнуть, но их задержали на выходе. Пока Тайлер бежал на место, выявленные сектанты провернули типичный для Монументалистов трюк с капсулой яда во рту. Вместо пленников коллапсары получили ещё два скрюченных тела.
        - Они готовы дохнуть, как мухи, лишь бы не выдать своих покровителей, - пробурчал Тайлер по пути к машине. Он выглядел измотанным и не выспавшимся.
        Некоторые работники Цеха не скрывали шока и давали головы на отсечение, что не замечали в действиях Фэннела и двух его подельников ничего подозрительного.
        - Похоже на правду, - согласился Картер. - Наверняка перед приёмом в секту новичков обрабатывает шептун. Баркович не соврал.
        - Надо срочно продолжить допрос! - заявил Тайлер.
        Картер остановился и положил руку напарнику на плечо.
        - Придержи прыть, Тай. Тебе надо выспаться, иначе к завтрашнему утру от тебя не будет никакой пользы.
        Коллапсар зажмурился и помассировал глаза.
        - Он прав, - раздалось позади. К ним подходил Гриллс. - Баркович перешёл под опеку Карателей. Теперь с ним работают они.
        - Какого чёрта?? - возмутился Тайлер. - Нам нужны эти сведения для дальнейших поисков!
        - Они поделятся любой ценной информацией, - невозмутимо ответил Гриллс и сел за руль. - Поехали.
        Картер устроился сзади. Растущее вмешательство Карателей в дела города вызывало в нём противоречивые чувства. Защищённость и страх. Карателей не завербуешь, не подкупишь, они не причинят тебе вреда, если ты чист перед Кодексом. Но въевшиеся с молоком матери предрассудки - бич каждого гниющего. Ты обязан бояться тех, кто обладает правом уничтожить любое живое существо в Граббисе. Девяносто процентов рядовых Карателей ничем не выделялись из масс, не имели особой униформы и для непосвящённых глаз могли выглядеть заурядными криптоматонами. Простоять за тобой в очереди в супермаркете, а потом проделать дыру в затылке по пути домой.
        Тайлер продолжал что-то бурчать на переднем пассажирском сиденье, его молчаливый напарник спокойно вёл служебный седан к их Обители.
        - Я говорил тебе про Сандру? - спросил Картер.
        - Про кого? - Тайлер обернулся. Он не застал их в отношениях, но знал заочно. - А, это твоя бывшая медсестричка? И что?
        - Её взяли в Каратели.
        Тайлер снова обернулся, одна из бровей взметнулась вверх.
        - Серьёзно?
        - Да.
        - Похоже, у них масштабная мобилизация.
        - Что неудивительно, учитывая последние события.
        Тайлер нашёл в себе силы отпустить типичную остроту:
        - Теперь точно держись от неё подальше. Вдруг в ней шелохнуться недобрые воспоминания из прошлой жизни. - Немного подумав, он добавил: - А вообще это касается всех бывших. Они опасны.
        Картер проигнорировал замечание и обратился к Гриллсу:
        - Как прошёл опрос свидетелей? Жены и дочери Барковича.
        - Благополучно. Все данные проверены, свидетели отпущены домой.
        Изменённый замолчал. Разговор окончен. Он вёл седан плавно, но на высокой скорости. К концу поездки Тайлера поглотила дремота, а Картер впервые за день ощутил желание лечь и провалиться в глубокую спячку, где до него не доберутся даже сновидения.
        - Мы на месте, - сообщил Гриллс дремавшему напарнику.
        - Так быстро? - спохватился Тайлер.
        В Обители их едва ли не с порога встретил Полсон. Его смена тоже подходила к концу, и он не скрывал облегчения. Столь насыщенный день ничего не стоило запороть неправильными решениями, загубив табель, но старик явно считал, что неплохо справился с работой.
        - Предлагаю изолировать Картера в дни моих смен, - предложил Полсон, улыбаясь. - Он притягивает проблемы.
        - Я давно это подметил, - согласился Тайлер.
        - А что насчёт моей группы? - осведомился Картер. - Мне приставят нового напарника?
        Куратор покачал головой.
        - Не имеет смысла. Сейчас мы объединяем многие группы и даже привлекаем обычных полицейских. На время развития Кризиса ты останешься в составе «ГриТай».
        - Вы желаете моей смерти, я понял, - усмехнулся Тайлер и похлопал Картера по плечу. - Давай договоримся, что этой ночью ты позволишь мне отдохнуть.
        - Кстати, при сдаче наборов спросите у техников новостные буклеты, - сказал Полсон. - Вы - герои выпуска, так что для вас бесплатно.
        - Как и погребение героев, - съязвил Тайлер. - Отрадно, что добрая Обитель не забывает о нас.
        Куратор не обманул, в отделе сдачи персональных наборов им действительно выдали по экземпляру свежего новостного буклета. На лицевой стороне красовалось изображение тучной фигуры в костюме с понурой головой и сведёнными за спиной руками. С обеих сторон от неё шли ещё две фигуры, повыше и пониже. Лиц не разобрать, готовивший новость журналист ограничился схематичным изображением.
        - Надо полагать, это мы, - сказал Картер и вслух зачитал заголовок: - «Агентом новой секты Монументалистов оказался коллапсар с безупречной репутацией!».
        Игнорируя усталость, они оба погрузились в чтение главного материала. Несмотря на кричащий заголовок, статья вышла короткой, скупой на эмоции и острые подробности. Сухие факты и ни одного предположения. Строить догадки - удел гниющих. Тайлер скрутил буклет и засунул во внутренний карман пиджака.
        - Ладно, я спать, - сказал он. - Иначе завтра меня не поднимет с постели даже нацеленный в лоб магнум Карателя.
        Они попрощались и разъехались на автобусах в разных направлениях. Картер просмотрел буклет до конца. На последней странице шёл ещё один материал про секту, но другую.
        «БУР под командованием Холса-34 обезвредила широко известную секту „Приют“. Как сообщили утильщики, наводку им дали жители многоэтажного дома в центральном районе Граббиса, заметившие странную активность по ночам. Выяснилось, что богатые сектанты организовали в подвале здания приют для репродуктов со Свалки. Сектанты снабжали их едой и криптоматерией, а по ночам выпускали на короткие прогулки. Как заявил один из задержанных лидеров „Приюта“, управляющий Супермаркета № 18, „репродукты не подвергали опасности здоровье горожан и заслужили право вкусить толику человеческих радостей“, конец цитаты. После допроса бригадир Холс лично сопроводил управляющего супермаркета № 18 на Свалку. „Позволим этому сектанту насладиться обществом любимых репов. Теперь их очередь приютить благодетеля“, конец цитаты».
        Глава 6
        Утильщики
        Выдержки из Этического Кодекса.
        «Лицензия Бригады утилизации репродуктов (БУР). Состав: бригадир, старший стиратель, помощник стирателя, лаборант, водитель.
        Обязанности:
        1. Поиск и утилизация просроченных, запрещённых и незаконно существующих репродуктов на территории Граббиса.
        2. Задержание и нейтрализация граждан, способствующих распространению или хранению перечисленных категорий репродуктов. Способ нейтрализации определяет бригадир.
        3. Сбор остатков криптоматерии у одушевлённых репродуктов (ОР) и приговорённых к уничтожению граждан. По окончании смены остатки необходимо сдать дежурному в Депо.
        Допускаются неумышленные жертвы среди мирного населения, если того требует успешное выполнение одного из перечисленных пунктов».

25 дней до конца квартала
        Массивный шестиколёсный грузовик остановился вплотную к супермаркету, перегородив выход. Четверо в синих комбинезонах и масках выскочили из кабины и ринулись в торговый зал. У двоих - старшего стирателя Сушева и его помощника Ежова - за спинами висели тяжёлые баллоны с реагентом Бойлера, в руках - длинные распылители. Третий - лаборант Келли - держал наготове стэн особой модификации. Замыкал шествие высокий худощавый бригадир Холс с цепким взглядом опытного охотника.
        - Отставить панику, это плановая проверка супермаркета! - проголосил Холс, обращаясь к перепуганным посетителям. Попутно он продемонстрировал татуировку на левом предплечье. - Оставайтесь на местах, пока член бригады проверит наличие незаконных репродуктов в помещении.
        Оба стирателя разошлись в разные стороны и взяли на прицел скопившихся у касс горожан. Утильщик со стэном взял тележку и вместе с бригадиром отправился в торговый зал. Им потребовалось несколько минут, чтобы заполнить тележку различными товарами, начиная с эксклюзивной одежды и заканчивая съестными деликатесами и алкоголем.
        - Эй, это же фермерская продукция! - рискнул возмутиться один из сотрудников супермаркета.
        - Придержи язык за зубами, - посоветовал Холс, направляя на парня парализатор. - Рассказать тебе, сколько мы выявили случаев качественной маскировки репродуктов под фермерское дерьмо?
        Оцепеневший сотрудник шумно сглотнул и покачал головой.
        - То-то же. - Бригадир убрал оружие. - В Депо их тщательно проверят. Если всё в порядке, мы вернём товар на место.
        Холс не переставал улыбаться под маской, глядя на перепуганную толпу. Какое же вы тупое стадо, думал про себя он. Если у кого и имелись вопросы о законности процедуры проверки, то перепуганные умишки оставили их при себе.
        - А теперь мы возьмём с собой несколько случайных посетителей. Они тоже подлежат тщательной проверке в Депо.
        - Что вы себе позволяете? - возмутилась какая-то овца.
        Холс внимательно осмотрел стадо, но не выявил говорившую. Плевать. Так и быть, он скормит им отрепетированную мизансцену.
        - Кризисные времена требуют жёстких мер, - успокоительным тоном пояснил бригадир. - Граббис наводнили дилеры и сбежавшие из Цехов шептуны. По городу разгуливают толпы репродуктов с высоким уровнем криптоматерии, не догадывающиеся о своей природе. Они могут ехать с вами в автобусе, сидеть за соседним столиком в кафе или примерять костюм в смежной примерочной. Хотите испытать на себе отложенное действие СМД? Нет? Тогда не мешайте нам работать!
        Речь произвела должный эффект. Хлыст работал безотказно.
        - Есть ли среди присутствующих изменённые? - спросил Холс. - Выйдите вперёд.
        Из толпы вышло шесть человек. Многовато. Скряга уверял, что по утрам в этом супермаркете почти не бывает криптоматонов. «Ну, я же сказал - почти», - наверняка ответить этот придурок.
        - Вы нужны нам для детального описания обстановки в торговом зале на момент нашего приезда, - сказал бригадир. - Это не займёт много времени.
        Изменённые никогда не спорили, если указания поступали от обладателей Лицензий, обеспечивающих городскую безопасность. Они хоть и знали Этический Кодекс на зубок, но были не в курсе экстренных мер, вводимых во многих подразделениях горбезопасности в кризисный квартал.
        - Так, а ещё с нами поедут трое. Ты, ты и ты. - Холс выбрал троицу наобум.
        Какой-то парень, девушка-сотрудница и пожилой мужик профессорского вида в пальто. Они тоже не стали спорить. Скряга уже припарковал грузовик открытым кузовом вплотную к выходу. Девять человек безропотно последовали указаниям бригадира и поднялись в кузов. Помощник стирателя Ежов закрыл створки, щёлкнул засовами и постучал кулаком. Дескать, отъезжай. Грузовик проехал несколько метров вперёд. Ежов и лаборант Келли с груженой тележкой выскользнули наружу и принялись закидывать вещи и продукты в заднюю секцию кабины. Когда они закончили, старший стиратель Сушев и бригадир Холс присоединились к коллегам.
        - Сваливаем, - приказал Холс. Он удобно устроился на переднем сиденье и принялся манипулировать кнопками и рычагами на приборной панели. В надёжно изолированный кузов хлынул усыпляющий газ.
        Скряга, несмотря на маленький рост и тщедушное тело, ловко управлялся с широким рулём. Остальные трое - коренастый крепыш Сушев, его более молодая копия Ежов и высокий угловатый Келли с лицом перепуганного опоссума - расположились на заднем ряду и эмоционально пересматривали утренний улов.
        - Как думаешь, Фелиции понравится эта ночнушка? - донёсся весёлый голос Ежова.
        - Ей придётся долго отрабатывать такой подарок, - ответил Сушев и загоготал.
        Через минуту Скряга свернул с грунтовой дороги и остановился на пустыре, скрытом густыми кустами от взглядов случайных прохожих.
        - Келли, за работу! - приказал бригадир, прервав разгорающееся пиршество.
        Лаборант взял наплечную сумку и вылез из кабины. Они с Холсом обогнули грузовик, поправили маски и распахнули задние створки. Наружу вырвались облака белого пара. Выждав двадцать секунд, Холс забрался в кузов, за ним последовал Келли. Пол устилали хаотично разбросанные тела. Живые, но в глубокой спячке, из которой им не суждено выйти. Не дожидаясь дополнительных приказов, лаборант вытащил стэн и взялся за дело. Он грубо разрывал одежду на груди беззащитных жертв, приставлял «зонтик» стэна и выкачивал все запасы криптоматерии до последней единицы. Заполненные колбы он складывал в сумку и заменял пустыми.
        Холс наблюдал за действиями подчинённого, мысленно просчитывая дальнейшие шаги. На пару дней придётся затаиться и заняться рутинной работой. Они не планировали брать криптоматонов без острой необходимости, но оставлять таких свидетелей никак нельзя. Риски сполна окупились богатством улова.
        - Сделано, босс, - отчитался Келли, убирая очередную колбу в сумку. - Бьюсь об заклад, сегодня мы переплюнули бригаду номер два.
        Холс усмехнулся. Ему нравилось внушать своим людям превосходство над коллегами-соратниками. Здоровый дух конкуренции лишь шёл на благо общему делу, не уставал повторять бригадир.
        - С тобой не поспоришь, - согласился Холс и постучал по кузову. - Эй, падальщики! - крикнул он. - Мне нужен уборщик.
        Из окна кабины высунулась огромная голова Сушева, похожая на перезревший арбуз.
        - Ёж уже спешит, - сказал он.
        Помощник стирателя спустился на землю и взвалил на плечи тяжёлые баллоны. Поправил маску, обошёл грузовик и воззрился на царивший внутри хаос из тел. Рекорд установлен - прежде их бывало не больше пяти. Ежов залез в кузов. Потребовалось немало реагента, чтобы обильно опрыскать каждое тело. Процесс расщепления занял считанные секунды.
        - Смотрите-ка, - сказал Ежов, поддевая концом распылителя с пола не исчезнувшие остатки чьей-то одежды, - у нас тут был жирный гость.
        Холс узнал пальто «профессора». Что, если они загребли важную персону? Тогда шакалы возьмутся за поиски и расследование. Впрочем, вряд ли кому-то сейчас есть дело до поисков пропавших интеллигентов, сколь бы важными они не считались. Скорее всего, обычный городской жир. Возможно, донор. Тогда бы его следовало оставить в живых, отвезти на ферму и доить ближайшие пару недель. Но дело сделано.
        - Упакуй в мешок и спрячь, - скомандовал Холс. - Сожжём, когда будем на ферме.
        Бригадир вернулся в кабину и обратился к Скряге:
        - Нам пришлось избавиться от шести криптоматонов. А ты уверял, что в том супермаркете они редко встречаются.
        Водитель непринуждённо пожал плечами, но старался избегать прямого взгляда босса.
        - Дерьмо случается, босс, - выдал он любимую отмазку. - Обычно их там мало, я и сам проверял в прошлый выходной.
        - Если мы наткнёмся на Карателя, то поставим под удар всё предприятие, ты в курсе?
        Холс нарочно нагнетал жути на подчинённого, дабы вправить кривые мозги раздолбая. Конечно, Каратель, обладая Лицензией на убийство любого гражданина, не позволил бы так безропотно завести себя в кузов реповозки, особенно под столь нелепым предлогом. Холс бы успел переключиться на запасной план и вовремя отступить. Только вот Скряга не понимал всей полноты потенциальной угрозы. Он только и делал, что крутил баранку и выслушивал байки утильщиков. Не будь он отменным водителем, справедливо считался бы слабейшим звеном бригады.
        - Ладно, забудем, - смягчился Холс. - Но отныне ты будешь лишь водить грузовик и не лезть во внештатную деятельность. Уяснил?
        - Да, босс.
        - Скряга снова обосрался, - не упустил возможности поддеть товарища сидевший сзади Сушев. - Впрочем, ничего нового.
        - Заткни пасть, а то смердит! - огрызнулся водитель.
        - Отставить! - рявкнул Холс.
        Он развернул на коленях одноразовую карту Граббиса. Дождавшись возвращения Ежова и Келли, продолжил:
        - Итак, план на сегодня таков. До обеда патрулируем Парковый район и прилегающие кварталы. Выборочно проверим несколько домов и квартир. Не обостряем и не привлекаем внимания. Во второй половине дня закидываемся свежими дозами трэша и едем на ферму.
        - Где нас ждут заслуженные лакомства от девчонок, - сказал Сушев и ткнул локтём в бок Ежова. - Ты, наконец, возьмёшь быка за рога, парень? Фелиция не будет ждать тебя до конца квартала.
        - Конечно, - кивнул расплывшийся в улыбке Ежов. - Сегодня же.
        - А мы понаблюдаем за представлением, - вставил Келли.
        - Чёрта с два ты понаблюдаешь, химик! - бросил помощник стирателя, и все трое разразились хохотом.
        Холс усмехнулся. Он боролся с миллионным стадом, управляя его крохотной копией, как заточенным наконечником копья. Вряд ли кто-то из его бригады осознавал истинные и глубинные ценности, исповедуемые Монументалистами. Им хватало поверхностных мотивов и сопутствующих бонусов в виде неограниченных запасов чистого трэша и благосклонности пышнотелых поселенок фермы Монументалистов. Послушное и надёжное оружие, не более. Когда начнётся настоящая война, Холс грамотно распорядится своим оружием.
        Скряга вывел грузовик на асфальтированную дорогу и неспешно повёз их в сторону Паркового района. Холс внимательно наблюдал за прохожими на тротуарах. Муравьи сновали туда-сюда, волоча бессмысленное существование. Кто-то из них выполнял действительно значимую работу. Например, трудился в больнице, убирал улицы или работал с внедрением материалов АБОО в структуру города и его построек. Другим же достопочтимая Обитель лишь предписала иллюзию занятости, дабы муравьи не почили от безделья и разврата. Бегуны или велосипедисты, бесцельно колесящие улицы шесть дней в неделю. Смысл их жизней сводился к накрутке километров и ничего более. Нет, Граббис не терпел трутней, поэтому если тебе не досталась полезная работа, Кодекс превратит тебя в занятого бегуна-болванчика.
        Уже когда Скряга вёл грузовик по периметру Парка, Холс задержал взгляд на воркующей парочке, расположившейся на лавке под свисающими полуголыми ветвями ивы. Курчавый и слегка полноватый парень обнимал миниатюрную девушку за плечи и что-то нашёптывал на ухо. Что-то в выражении лица девушки, её позе и редких жестах привлекло внимание бригадира. Неуловимое и необъяснимое.
        - Притормози-ка, - сказал он. - Ближе к Парку.
        Скряга послушно остановился, взяв левее.
        - Сушев и Келли, за мной, - приказал Холс и натянул маску.
        Стиратель и лаборант тут же прекратили бессмысленный трёп и привели себя в боевую готовность. Они выбрались из кабины и зашагали вслед за бригадиром.
        - Что-то приметил, босс? - поинтересовался Сушев.
        Холс не ответил. Он и сам не знал, что именно он приметил. Не говорить же о внутреннем голосе. Вдруг он соврал.
        Утильщики за считанные секунды преодолели расстояние до воркующей парочки. Из-за тёплой погоды людей в парке хватало, но все, кто оказался на безопасном расстоянии, предпочли отойти ещё дальше. Кто-то даже пустился трусцой, имитируя добровольную утреннюю пробежку. Парень заметил утильщиков и застыл в нерешительной позе, будто лихорадочно размышляя, сбежать или остаться. Девушка же с детским любопытством воззрилась на людей в синей униформе. Во взгляде - ни капли страха.
        - Не рыпайся, цыплёнок, - посоветовал Холс, демонстрируя в правой руке парализатор. - Чего ты так напрягся?
        - Я… А в чём дело? - промямлил парень. - Мы просто отдыхаем.
        Для пущей убедительности он снова обнял спутницу за плечи, но жест выглядел натянуто нелепым.
        - Эдгар, кто эти люди? - спросила девушка.
        Мелодичный певчий голосок, столь же невинный, как и бездонные ярко-голубые глаза.
        - Ты не знаешь, кто мы? - не сдержался Сушев и влез в разговор.
        - Продемонстрируйте ваши татуировки, - потребовал Холс и кивнул Келли приготовиться к проверке субъектов.
        Лаборант вышел из-за спины бригадира с готовым стэном. Глазёнки перепуганного парня заметались от одного утильщика к другому. Тем не менее, он засучил левый рукав куртки. На бледной поросячьей коже сквозь редкие белёсые волоски отливалась чёрная татуировка в виде заключённого в кокон человека. Техник ЦВР. Холс перевёз взгляд на тоненькую ручку девушки с аналогичным изображением.
        - Коллеги? - спросил бригадир, нисколько не сомневаясь, что это не так.
        - Да, - ответил парень и пустился в объяснения: - До этого квартала Марша работала на ферме и никогда не видела бригаду утилизации.
        - Ага, - многозначительно протянул Холс. Затем приставил палец к левому уху и спросил: - Скажи-ка, мои уши похожи на два огромных писсуара?
        Курчавый парень непонимающе покачал головой.
        - Тогда какого чёрта ты ссышь в них??
        Сушев издал смешок. Бригадир схватил дёрнувшегося техника Цеха за рукав и вдавил в лавку.
        - Сидеть, пёс! - приказал Холс. - Расстёгивай рубашку! Живо!
        Пухлые пальцы судорожно заработали над пуговицами. Девушка машинально попятилась на противоположный край лавки, пока ей в бедро не упёрлась стопа стирателя в массивном ботинке. В лицо смотрел ствол распылителя.
        - Не спеши, вечеринка только начинается, - как можно дружелюбнее сказал Сушев.
        Келли прислонил «зонтик» к рыхлой груди парня и провёл необходимые замеры.
        - Он чист, - прокомментировал лаборант. - Уровень шестьдесят пять единиц.
        - Теперь твоя очередь, конфетка. - Сушев поднёс конец распылителя к верхней пуговице блузки. - Не стесняйся, что у твоего дружка дойки больше твоих.
        Сушев прыснул со смеху от своей же шутки. Холс продолжал держать парня, а Келли подошёл вплотную к девушке. Та не знала, на кого смотреть - на лаборанта, стирателя или своего спутника.
        - Что вы от нас хотите? - решилась она на вопрос.
        - Так, довольно рассусоливать, - не выдержал бригадир, потянулся, схватил отворот блузки и одним резким движением порвал тонкую ткань.
        Розовый лифчик едва заметно выпирал. Не дожидаясь защитной реакции, Келли решительно упёр стэн в район солнечного сплетения девушки. На время трёхсекундной проверки защитный импульс сковал хрупкое тельце.
        - Вот так-так! - выдал своё фирменное восклицание лаборант и для наглядности поднёс дисплей стэна к лицу бригадира.
        Для Холса показатели не стали неожиданностью. Именно на них он и рассчитывал, когда приказал Скряге остановить грузовик. Сканирование подтвердило, что девушка являлась качественным репом с уровнем криптоматерии в двадцать шесть единиц.
        Осознав критичность ситуации, задержанный попытался вырваться из цепкой хватки бригадира, но тут же получил удар парализатором в лицо. Затем ещё один. Парень хрюкнул, осел и сполз на землю. Лицо залила кровь. Кровопускание считалось показателем не лучшей работы утильщика, но Холс плевал на негласные правила. Девушка вскрикнула и подскочила. Но лишь для того, чтобы оказаться в цепких объятиях Сушева.
        - Гражданин, вы нарушили пункт Этического Кодекса три-один, - властным и отточенным, точно смертоносный клинок голосом провозгласил бригадир. - И оказали сопротивление при проверке. Данной мне властью определяю для вас третий способ нейтрализации - мгновенную утилизацию на месте.
        Представление полагалось для наблюдавших из отдалённых укрытий зевак. Пусть знают, что БУР чтит их безопасность и работает на благо города. Холс отступил от оглушённого техника ЦВР, уступая место Келли. Лаборант склонился над телом и проделал отточенную до автоматизма процедуру. Все шестьдесят пять единиц криптоматерии перекочевали в очередную колбу.
        - Урожай собран, - отчитался Келли и пристально посмотрел на бригадира с нескрываемым изумлением. - И как вы находите их в толпе?
        - Чутьё.
        Парень ещё цеплялся за ниточки покидающего его сознания. Оголённая грудь поднималась и опускалась от замедлявшегося дыхания. Остекленевшие глаза заливала кровь из рассечённой брови. Девушка, хоть и не понимала всей сути происходящего, зарыдала. Холс освободил её из тисков Сушева, нежно взял под руку и повёл в сторону грузовика. Стиратель не нуждался в дополнительных приказах. Обогнув лавку, Сушев встал в двух метрах от распластавшегося парня, широко расставил ноги и нажал спусковой крючок на распылителе. Тело скрылось в белой пене.
        - Не бойся, тебе такое не грозит, - утешил пленницу бригадир. Он не позволил ей обернуться на странные звуки. - Ты ведь даже не подозреваешь, кем являешься. Твой друг - обманщик и злостный нарушитель.
        - О… О чём вы? - удалось выдавить ей сквозь слёзы.
        - Скоро узнаешь.
        Холс усадил девушку в кузов грузовика. Реагент внутри успел полностью испариться, так что не пришлось нагружать Ежова влажной уборкой. Едва бригадир вернулся в кабину, как встретил озадаченный взгляд Скряги. Сначала Холс неверно его интерпретировал и пояснил:
        - Девица отличного качества. Для Дисперсио сгодится, хоть он и предпочитает помясистее.
        - У нас проблемы, босс, - сказал Ежов с заднего ряда. - Только что на связь вышел один из наших коллапсаров. Барковича повязали.
        - Что значит «повязали»?
        - По какой-то причине он не смог воспользоваться капсулой. Его доставили в Обитель Очищения для допроса.
        Бригадир потряс головой, будто пытаясь вытрясти из головы обескураживающие новости.
        - Он ведь присутствовал на последнем собрании?
        - Да, я пересекался с ним.
        - Тогда им ничего не удастся вытрясти из него.
        - Надеюсь, - вздохнул Ежов. - Но в Обители поговаривают, что Барковичем заинтересовались Каратели.
        Если это правда, то не исключён худший сценарий. Внушённая программа распада личности - всего лишь страховка, но не факт, что она сработает, если за дело возьмутся Каратели. Их возможности оставались предметом диспутов. Кто-то пересидевший в Библиотеке даже приписывал им сверхъестественные способности. Не хотелось бы проверять. Чёртов кретин, как он не смог использовать капсулу? Обезьяна бы и та справилась.
        Холс снял прицепленный к панели коммуникатор. Тот уже был настроен на зашифрованную волну Монументалистов.
        - Это первая бригада, - доложил он. - Мне нужны подробные сведения о ситуации с Барковичем.
        Задние двери распахнулись, внутрь залезли не умолкающие Сушев и Келли.
        - Тишина! - прикрикнул на них бригадир.
        Он слышал, как Ежов что-то прошептал им. Наконец, коммуникатор ожил.
        - Это дежурный, - раздался хриплый голос. - Агент сорок восемь пока не может перейти на нашу волну, он находится в той Обители, где и Баркович.
        - Ты знаешь, что случилось? - спросил Холс.
        - Да, сорок восьмой доложил. Барковича нейтрализовал собственный напарник, тот самый Картер, который вчера вечером уничтожил одно из наших гнёзд - клуб «Грехопадение». Сегодня же он заявился домой к нашему агенту, когда тот решал вопрос с дочерью. Ты же в курсе, что с ней контактировал Джо?
        Холс сжал губы и промычал «угу». За последнюю неделю этот неуловимый Джо стал занозой в столь отлаженном организме секты. Он прятал лицо, но не скрывал мотивов - подорвать деятельность Монументалистов. Не исключено, что ранее он влился в секту и действовал изнутри. Крысёныш боялся обращаться в структуры горбезопасности из-за высокого риска нарваться на агента и выдать себя. Стало быть, он занимал одну из нижних ступеней в иерархии и не знал всех агентов поимённо. Порядковые номера для винтиков системы - ещё одна страховка, предложенная Философом.
        - Так вот, - продолжал хрипеть в динамике голос дежурного, - Баркович пытался расколоть дочь, когда к нему буквально ворвался напарник. Детали их схватки мне неизвестны, но предположу, что Картер догадался о капсуле с ядом и не позволил агенту использовать её. Сейчас Баркович под охраной коллапсаров-криптоматонов, но хуже другое - сорок восьмой сообщил, что в их Обитель прибыл Каратель и уединился с куратором смены.
        Холс едва сдержался, чтобы не расколошматить коммуникатор трясущимися от гнева кулаками. Почему именно сейчас? Когда тщательно спланированный ход событий входил в решающую стадию!
        - Теперь в нашей заднице две занозы! - наконец заговорил он. - Этот Картер может быть связан с Джо? С чего вдруг он ворвался домой к Барковичу и повязал нашего агента?
        - Не исключено, - согласился дежурный. - Однако по отчётам Барковича Картер не представлял даже потенциальной угрозы для нас до инцидента с беглым репом Енотом.
        Если так, подумал Холс, пусть Барковича ждёт долгая и мучительная смерть. Не смог удержать в узде собственного напарника! Курам на смех.
        - Мы немедленно отправляемся на ферму, - сказал он вслух. - Сообщи Философу и Доку, что я намерен форсировать события раньше положенного. Мы не можем рисковать.
        - Сам и скажешь. Философ объявил срочное внеочередное собрание для лидеров сегодня вечером.
        - Это хорошо. Отбой.
        Холс отключил связь, не дожидаясь ответа. В кабине стояла мёртвая тишина, казалось, все задержали дыхание.
        - Ну и дела, - первым нарушил молчание Сушев. - Кажется, веселье с девочками откладывается. Или нет?
        Холсу захотелось двинуть стирателю локтём в челюсть. На карту поставлено будущее вида, а этот орангутанг не способен приструнить животное начало! Но бригадир быстро успокоился, вспомнив, что имеет дело с таким же стадом, только подчинённым и организованным.
        - Почему мы стоим на месте? - рявкнул Холс на Скрягу. - Езжай на ферму!
        Водитель завёл двигатель и с пробуксовкой колёс тронулся с места. Путь предстоял неблизкий.

* * *
        Карина, дородная молодая девица с длинными густыми косами и румяным лицом, развешивала во дворе только что постиранные комбинезоны. Остальные девушки занимались готовкой обеда и топкой бани. Во второй половине дня ожидался приезд первой бригады, возглавляемой одним из лидеров Монументалистов - бригадиром Холсом. Сам бригадир был скуп на эмоции, когда дело касалось женского внимания. Казалось, ферма его интересовала исключительно в качестве отдалённого и безопасного гнезда, где он поселил своё детище и истинную страсть - Дисперсио. Не в том смысле, что он испытывал к нему физическое влечение. Интерес носил академический характер.
        Впрочем, девушка не жаловалась на отсутствие спроса - остальные члены первой бригады готовы были соревноваться за благосклонность её или Фелиции, самых эффектных поселенок фермы. Услышав отдалённый рёв мотора, Карина вышла со двора и всмотрелась вдаль. Да, действительно, в её сторону мчался тёмно-синий грузовик. Но почему так рано? Девушка спешно побежала в дом предупредить остальных поселенок.
        Скряга заехал во двор и припарковался под прикрытием двухэтажного сарая. Холс первым вылез из кабины и осмотрелся. Фермерское хозяйство 470 - идеальное место в Граббисе. Одна из немногих ферм, не граничащая с другими. С двух сторон защищена лесом, а внутреннее расположение построек надёжно укрывало двор от потенциальных наблюдателей с дороги. Дом, отдельная баня, два сарая, погреб, сеновал и десяток теплиц формировали обособленное поселение. Гостеприимные хозяйки успешно прошли инспекционную проверку две недели назад, не вызвав ни единого подозрения. Пять мужчин, живших на ферме постоянно, работали с восхода до заката, а в промежутках погружались в глубокий сон. Ни воспоминаний, ни возмущений. Внушения шептуна хватало на несколько дней, после чего процедуру приходилось повторять. Эти рабы нисколько не интересовали Холса, как потенциальные Монументалисты. Каждая гайка должна быть на своём месте. Вот и сейчас они трудились на полях и в огородах, никак не мешая делу.
        Бригадир прошёл в дом. В нос ударили приятные запахи запекающегося мяса и острых приправ. Четыре девушки душевно поприветствовали его. Пятая занималась топкой бани, судя по дыму, клубящемуся над крышей соседней постройки.
        - Вы приехали раньше, чем мы ожидали, - сказала Карина, разведя руками, дескать, обед ещё не готов.
        Холс небрежно отмахнулся и спросил:
        - Кто из наших ещё здесь?
        - Только Ди-Ди, - ответила Карина.
        Так они называли закадычную парочку Дистиллятора и Дисперсио, каждый из которых обладал сокращённым прозвищем Дис. Дистиллятор - штатный шептун Монументалистов, вызволенный из Цеха ещё в начале Кризиса, а Дисперсио - его реп-двойник, созданный Дистиллятором с чётким набором ложных воспоминаний и превращённый Тюдором в самое острое и надёжное холодное оружие из существующих. Дисперсио был предан Холсу, как криптоматон Этическому Кодексу.
        По внушённой легенде он считал себя элитным наёмником из несуществующего города Греховной Эпохи за границей Покрова. В Граббис его позвал брат-близнец, чтобы Дисперсио помог одному из лидеров Монументалистов исполнить судьбоносный для секты план. Из-за особенностей местных жителей контакты с чужаками пагубно сказывались на их здоровье, однако родной брат обладал иммунитетом. Прочитав легенду, Холс заявил, что в жизни не читал большего бреда, но согласился использовать её, если она поможет превратить репа в очеловеченное оружие, способное в непредвиденной ситуации действовать находчиво и нестандартно. Тюдор же закончил гравировку внушением полного подчинения.
        Оба Диса покидали ферму нечасто, в случае важного дела. Дистиллятор зачастую создавал им предметы для соревновательных забав, будь то одноразовые велосипеды или стреляющие быстро исчезающей краской парализаторы. В этот раз бригадир застал их в комнате на втором этаже за игрой в карты.
        - Игры кончены, - не здороваясь, с порога заявил Холс. - Я уверен, на вечернем собрании будет принято решение незамедлительно приступить к финальной фазе.
        Один из Дисов нахмурился и откинулся на спинку кресла, другой не проявил никаких эмоций. Оба - молодые высокие брюнеты с короткой стрижкой, одинаковыми лицами, но совершенно разными манерами и даже голосами. Одевались они тоже по-разному, дабы никто ненароком не путал их. От Дисперсио следовало держаться подальше, учитывая его природу репродукта, пусть и высочайшего качества. Дистиллятор позволял себе находиться в обществе созданного двойника по той причине, что восстанавливал запасы собственной криптоматерии, точно ящерица хвост.
        - Чем вызвана такая спешка? - поинтересовался Дистиллятор.
        Холс коротко изложил проблему, не вдаваясь в подробности и имена. Услышав про интерес Карателей к пленённому агенту секты, шептун понимающе кивнул.
        - Плохо дело. Но достаточно ли у нас ресурсов для перехода в финальную стадию?
        - Пока нет, - признал бригадир, - но я надеюсь, Тюдор согласится с доводами и ускорит производство БК. Мы же со второй и третьей бригадами пойдём на риски в сборе криптоматерии.
        Ещё один беглый воплотитель Тюдор - главное сокровище Монументалистов. Курица, несущая золотые яйца. Тот, кто снабжал секту чистым блокиратором криптоматерии. Поговаривали, что именно он первым и создал его в конце прошлого квартала, а всё, что производили горе-дилеры и варщики - всего лишь суррогат с бесконечным перечнем побочных эффектов.
        Как Тюдор умудрялся производить чистый препарат - оставалось загадкой даже для Холса. Шептун вёл обособленное существование в лесу, то и дело создавая для ночлега временные лачуги и укрытия. Он наотрез отказывался принимать блага цивилизации и какую-либо плату за услуги, а так же причислять себя в ряды сектантов. «Вы сами по себе, а я сам по себе, - повторял Тюдор, - но у нас общие цели, поэтому я буду помогать».
        - Тюдора предупредили о собрании? - спросил Дистиллятор.
        - Этим займёшься ты. - Холс направил указательный палец на шептуна. - К вечеру он должен явиться в первое гнездо. А ты, - палец бригадира переместился на Дисперсио, - после собрания отправишься в город и избавишься от пары заноз, портящих нам всё.
        - Без проблем, - хмыкнул Дисперсио. - Мне уже надоело доказывать братцу, что я лучше даже в несчастном покере.
        - Удалось установить личность Джо? - оживился Дистиллятор.
        - Пока нет, - покачал головой Холс. - Речь о напарнике пойманного агента. Без его длинного носа эта каша не закипела бы. - Бригадир сплюнул прямо на ковёр. - Ещё лучше будет доставить его сюда живым. Но можешь и прикончить, если окажет сопротивление. Все детали сообщу вечером.
        Холс развернулся на каблуках и вышел из комнаты. На первом этаже стоял невыносимый галдёж. Какофония голосов довольного стада - быков привели в загон к тёлкам. Ну что ж, пусть наслаждаются, пока есть возможность. Возможно, завтра её не будет.
        Только сейчас Холс вспомнил о девчушке в кузове грузовика, Марше. Он привёз её, как лакомство для Дисперсио, временное спасение от скуки, но теперь сомневался в необходимости этой подкормки. Гораздо практичнее собрать с неё ценные крохи криптоматерии. Чем бы ни закончилось собрание, Холс твёрдо решил - он отправит Дисперсио в Граббис по душу Картера, а затем и той санки, дочки Барковича. Оружию не придётся мариноваться в чехле целую неделю, согласно первоначальному плану.
        - Келли и Сушев, за мной! - Голос бригадира вмиг потушил галдёж.
        На лицах лаборанта и стирателя застыло выражение обиженных псов, но они послушно зашагали за боссом из дома.
        - Избавьтесь от девчонки, - приказал Холс, указывая на грузовик.
        - А как же?..
        - У тебя проблемы со слухом, Келли? Выполняйте! И отнеси потом весь улов в погреб.
        Утильщики приступили к выполнению приказа без дополнительных уточнений. Холс сцепил руки за спиной и принялся мерить шагами двор. Задумавшись, он едва не столкнулся с потным загорелым мужиком, вернувшимся с огорода за очередной порцией прохладной воды. Фермер молча обошёл препятствие в виде Холса, набрал из бочки воды в деревянный кувшин и вернулся на огород. Мы ничем не хуже Кодекса, потому что способны создавать своих криптоматонов, мысленно усмехнулся Холс.
        Он попытался сосредоточиться над продумыванием плана, но его отвлекали доносившиеся со всех сторон звуки. Не умолкающее кукареканье петуха, басовитый голос Ежова и предсмертные крики мольбы девушки-репродукта. Неожиданно к ним добавился ещё один звук, странный и незнакомый, исходящий откуда-то сверху. Бригадир задрал голову и оцепенел. Едва ли не от самого Покрова прямо на ферму стремительно опускалось нечто. Оно увеличивалось в размерах. «Каратели добрались до нас!» - послал сигнал бедствия запаниковавший разум. Холс рефлекторно выхватил парализатор и, наконец, рассмотрел летящий субъект.
        - Будь ты проклят, сучий потрох! - вслух выругался бригадир.
        В трёх метрах от него приземлилась фигура, облачённая с головы до пят в белый комбинезон техника ЦВР. За плечами - антигравитационный ранец, любимая игрушка Капитана Фэннела. Кэп выключил питание, и неприятный гул прекратился. От грузовика подошли Сушев и Келли, а на крыльце возник настороженный Ежов.
        - Простите, что без предупреждения, - картинно поклонился Фэннел. - Но мне пришлось уносить ноги прямо с работы. По мою душу явились чёртовы коллапсары.
        Уже будучи готовым наградить соратника разрядом, Холс помедлил и спросил:
        - Как они тебя вычислили?
        Фэннел снял увесистый ранец на землю и пожал плечами.
        - Это был Картер с новым напарником. Наверно, он видел меня в «Грехопадении» вчера вечером.
        - Почему ты не отправился в Бункер, как остальные агенты из клуба? - упорствовал Холс.
        - Ну… Я решил, что там и без того многолюдно, а здесь меня не станут искать.
        Конечно, лучше затаиться на ферме с поселенками, чем под землёй с кучкой разоблачённых неудачников, подумал бригадир. Он поднял парализатор и направил его в грудь Фэннела. Тот инстинктивно отпрянул, но упёрся спиной в распылитель Сушева.
        - Полегче, Кэп, - посоветовал стиратель. - Мне кажется, у Бригадира осталась пара вопросов к тебе.
        - Но… - Фэннел рассеянно озирался на собравшихся утильщиков. Его голос претерпел удивительную метаморфозу и превратился в жалобное блеяние: - Что я такого сделал?
        - Для начала, прилетел сюда по воздуху, мать твою! - взорвался Холс. - И поставил под угрозу ферму! Ты представляешь, сколько криптоматонов могли видеть, в каком направлении ты улетел?
        - Я поднялся почти до самого Покрова… - начал было оправдываться Фэннел, но бригадир не обратил на его слова никакого внимания.
        - А во-вторых, ты соврал насчёт Картера. Вчера в клубе он видел сотни морд, с чего вдруг заинтересовался твоей?
        Кэп сглотнул, на лбу выступили мелкие бисеринки пота.
        - Я… Мы перекинулись парой фраз, - признался Фэннел. - Он стал вынюхивать о Еноте и привлёк внимание наших людей. Я был уверен, что ему крышка.
        Холс тяжело вздохнул и покачал головой, устремив взор к Покрову.
        - За что мне такие испытания? - пробормотал он и выпустил разряд в Фэннела.
        Кэп вскрикнул и вытянутой жердиной рухнул на землю рядом со своей игрушкой.
        - Займитесь им, - скомандовал Холс лаборанту и стирателю. Затем указал парализатором на антигравитационный ранец. - И избавьтесь от этого дерьма.
        Обедал Холс без аппетита. Поселенки постарались и запекли сочного гуся, изумительного на вкус, но бригадир поглощал мясо, будто в тарелку навалили безвкусной биомассы. К деликатесам и алкоголю из супермаркета он даже не притрагивался. За длинным обеденным столом на летней веранде вместилось одиннадцать человек - пять утильщиков, пять поселенок и Дистиллятор. Угрюмость бригадира и убийство, пусть и вынужденное, одного из Монументалистов, сказалось на общем настроении. Исчезли привычные шуточки и несмолкаемый гогот. Даже Сушев ел молча и отпускал редкие комментарии.
        - Какие теперь планы, босс? - спросил стиратель.
        - Дождёмся собрания, - буркнул бригадир. - Послушаю, что скажут Философ, Док и Тюдор. Пока же возвращаемся в город и патрулируем Парковый район. Баня отменяется.
        - Долбанный Кэп со своим ранцем, - проворчал Сушев и опустошил бокал виски.
        Холс машинально жевал мясо гуся и продолжал размышлять о стремительно надвигающемся будущем.
        Глава 7
        Библиотекари
        Первая уцелевшая запись из дневника Алана Сансета, представителя нулевого поколения:
        «В этот день небо упало на город. В прямом смысле слова, я не шучу. За последующие час или два воздух пропитался запахом озона, будто сам Зевс сутки напролёт метал молнии в наши форточки. Что-то случилось с моим восприятием действительности. Да и не только моим. Я пишу эти строки и не помню больше половины из своей жизни, как и ряд ключевых фактов. Например, как называется наш город, какое сегодня число или как зовут мою жену (благо, своего имени я пока не забыл). Кое-что мы можем восстановить через документы, покопавшись в сумочках и тумбочках, но у некоторых соседей всё печальнее. Я опасаюсь дальнейшего регресса. Бородач с четвёртого этажа, чьё имя я благополучно забыл, и вовсе неспособен связать двух слов. Он мычит и машет руками, точно двухлетнее дитя весом в центнер. Похоже, мы стали свидетелем Апокалипсиса, о котором нас никто не предупредил заранее».

24 дня до конца квартала
        Вторую ночь подряд Картер плохо спал. Сон приходил короткими урывками, остальные часы коллапсар ворочался и не переставал думать. Ближе к рассвету ему удалось крепко заснуть, но тут же сработал встроенный в наручные часы будильник. Ощущая себя уставшим и разбитым, Картер традиционно взбодрился ледяным душем и чашкой кофе в «Репо-Фреше». В Обитель он прибыл через десять минут после начала рабочей смены. Пропустил планёрку и слегка испачкал будущий табель грехов. Отметившись на входе, он сразу же поднялся в кабинет куратора.
        Полсон сидел за столом и перебирал разбросанные перед ним бумаги. Увидев коллапсара, куратор потряс в воздухе стопкой листов и возмутился:
        - Ты посмотри, сколько макулатуры мне набросала ночная смена! Они никого не поймали, нет. Зато настрочили уйму отчётов о своих бессмысленных передвижениях и проверках.
        Старик настолько загружен волокитой, что проигнорировал опоздание подчинённого. Тем лучше. Картер безучастно пожал плечами.
        - По ночам Граббис крепко спит, - сказал он. - Очевидно, сектанты тоже.
        - Не умничай, Картер, - проворчал Полсон и встал, разминая затёкшие конечности. - Работы хватает на двадцать четыре часа, а людей мало. Приходится разбивать группы и приставлять к коллапсарам обычных полицейских в качестве нелицензированных помощников.
        Похоже, ситуация и впрямь усугубляется, подумал Картер.
        - Что насчёт Барковича? - поинтересовался он.
        Последовал тяжёлый вздох уставшего от работы и жизни человека.
        - Пока тупик, - наконец, ответил Полсон. - Каратели подтвердили, что Баркович не врёт насчёт внушённой программы разрушения личности. Остаётся только ждать, когда её действие закончится. Такие внушения не работают вечно.
        - Значит, у сектантов действительно есть свои шептуны. А что насчёт статистики побегов?
        - Восемнадцать воплотителей. И бывшие дома каждого из них надо проверить. - Куратор снова опустился в кресло. - Ты должен был заняться тремя адресами, но раз уж опоздал… У меня для тебя особенное задание.
        Картер попытался не выказать нервозности. Он никогда не любил «особые задания». Последнее из них - посещение Свалки - едва не закончилось плачевно.
        - Что на этот раз? - спросил он.
        - Отправишься в Библиотеку и соберёшь там абсолютно всю информацию о Монументе. Книги, видеозаписи, всё.
        Картер почувствовал, как губы непроизвольно растягиваются в недоверчивой улыбке.
        - Вы шутите?
        - Нисколько. Сектанты ведь неспроста называют себя Монументалистами. Для фанатиков-паломников они создают нам слишком много проблем. - Полсон покачал головой, уперев взгляд в пустоту. - Нет, собака зарыта где-то в другом месте. Возможно, они исповедуют одну из забытых гипотез о Монументе или какое-нибудь древнее учение очевидца из первого поколения. Понятия не имею, но вдруг ты наткнёшься на что-то интересное.
        А ведь старче прав, подумал Картер. Удивительно, что ему самому не пришла в голову идея поискать сведения в Библиотеке. Знания последних пяти поколений о Монументе ограничивались базовой школьной программой. Какой прок интересоваться тем, что физически не подлежит изучению? Всего лишь данность, покрытая мхом мифов и догадок. Объект развлекательных историй за посиделками у костров - не более.
        - Здравая мысль, - согласился Картер, - но любопытных сведений может оказаться слишком много. Почему вы не отправили на это задание изменённого?
        - Они хороши в запоминании, но не в поиске чего-то неопределённого. Тут без гниющего разума не обойтись. - Полсон постучал себя по лысой макушке и оголил пожелтевшие зубы в подобии ухмылки. - Но не волнуйся, я прикрепил к тебе одного из криптоматонов для фиксации сведений. Привлечённый полицейский, он ожидает тебя в служебном седане на парковке.
        - Хм, - только и произнёс Картер.
        Он сполна оценил иронию куратора, обнаружив за рулём тёмно-серой машины знакомое лицо офицера Джона Берналя. Тот сидел в застывшей позе статуи с руками на рулевом колесе.
        - Доброе утро, коллапсар Картер, - холодно поздоровался криптоматон, когда Картер забрался в салон.
        - Добрее не придумаешь.
        С Берналем связаны тяжёлые и всё ещё свежие воспоминания. Перспектива провести с ним целый день в замкнутом пространстве не прельщала Картера. Бедолагу Сато даже не похоронили по-человечески. Падших не Свалке не подбирали, ибо через минуту их тела становились трофеями безнадёжных, верящих в способность выкачивать криптоматерию с помощью высасывания крови человека.
        - Ты навещал семью Сато после инцидента? - поинтересовался Картер, нисколько не веря в положительный ответ.
        - Для чего? - спросил Берналь, не поворачивая головы. - Тем же вечером его жена и дочь прошли процедуру добровольного Очищения и продолжают благополучно жить.
        Картер вжался затылком в жёсткий подголовник и закрыл глаза. Худшие опасения подтвердились, и он ощутил многократно потяжелевший груз вины. Вот они последствия проявленного малодушия. Стоило лишь постучать в дверь…
        Оставшийся путь до Библиотеки они ехали в тишине. Берналь оставил машину в тени дубов, высаженных по всему периметру территории. Пятиэтажное здание из грубых каменных блоков величественно возвышалось над соседними строениями - однотипными двухэтажными коттеджами, построенными из материалов АБОО на месте снесённых три поколения назад многоэтажек Греховной Эпохи. Район считался элитным, здесь жили носители значимых Лицензий - философы, учителя, врачи, утильщики и прочие. Порой Картер сожалел, что его не поселили сюда - в сердце исторической святыни.
        Желающие напрямую прикоснуться к прошлому и насладиться запахом ненаказуемого греха исчислялись тысячами, из-за чего посещение Библиотеки строго регламентировалось - трижды за квартал. В эти дни граждане автоматически освобождались от гнёта Лицензий. С начала квартала Картер использовал два дня, но сегодняшний случай не пойдёт в счёт.
        Коллапсары поднялись по устланной мягким ковром бетонной лестнице к центральному входу. Штатный уборщик беспрерывно орудовал метлой, а его коллега натирал до блеска дверные ручки. У обоих - понурые лица обделённых сладостями детей.
        Впереди образовалась небольшая очередь из четырёх человек, но она продвигалась быстро. За порогом располагался стол, за которым сидел младший сотрудник, осуществляющий контроль посетителей. В руке он держал считывающее устройство, а на столе лежала книга с торчащей закладкой.
        - Мы на задании, - сообщил Картер и продемонстрировал татуировку.
        - Не имеет значения, - ответил младший сотрудник, одарив коллапсаров секундным взглядом. - Вы должны отметиться, но я сделаю соответствующую пометку напротив ваших имён. И ещё. - Он кивнул на пояса стоявших перед ним людей. - Выключите свои коммуникаторы, здесь принято соблюдать тишину.
        Картер воспроизвёл бы план здания и с закрытыми глазами. Холл украшали белые колонны, золотистый ковёр и вычурная люстра, больше напоминающая произведение искусства, чем практичный транслятор света. Нехарактерная уступка от АБОО, всегда штампующих стандартные световые пластины.
        Первый этаж занимали отделы по документальной литературе Греховной Эпохи, второй - по художественной. На третьем трудились писчие, вручную копировавшие книги, готовые в ближайшем будущем превратиться в труху. Так же там имелись отделы с лучшими произведениями современных авторов. Тех, чьё творчество, по мнению библиотекарей, заслужило усилий АБОО по производству бумажных носителей с долгим сроком службы. Четвёртый этаж целиком отводился под Музей Древности - там были собраны сотни предметов и устройств, которыми пользовались люди Греховной Эпохи, но утратившие свою актуальность в реалиях Граббиса. Смартфоны, компьютеры, телевизоры, бытовая техника и прочий неработающий хлам, годный лишь для занимательного ознакомления с историей. На пятом этаже, закрытом для обычных посетителей, жили библиотекари.
        В холле дежурил юный розовощёкий администратор в мешковатом и чёрном, точно смола, балахоне-мантии с откинутым капюшоном. Картера всегда забавляли эти неудобные униформы, как и у работников Обителей Очищения. Из прочитанных книг он знал, что в Греховную Эпоху в нечто похожее облачались служители официально разрешённых сект, именуемых конфессиями.
        - Могу ли я вам помочь, господа? - учтиво поинтересовался молодой библиотекарь. - Я услышал, что вы пожаловали к нам по деловому вопросу.
        - Именно так, - подтвердил Картер. - Нам нужны материалы о Монументе.
        - О Монументе? - переспросил юноша. - Но что именно вас интересует?
        - Всё, что у вас есть.
        Молодой библиотекарь наградил Картера озадаченным взглядом, затем внимательнее рассмотрел Джона Берналя и неуверенно заговорил:
        - Хорошо. Пожалуй, я передам вас старшему библиотекарю Когорту. - Он указал на лестницу за своей спиной. - Поднимайтесь на второй этаж, он сейчас в отделе исторической прозы.
        Картер молча кивнул и прошёл мимо розовощёкого юнца. Интересно, сколько ему лет? Семнадцать? Вчерашний школьник, удостоенный непомерных для своего возраста почестей.
        Берналь не отставал. Старшего библиотекаря они нашли в указанном отделе без труда. Это был высокий пожилой мужчина с птичьим костистым лицом и длинными седыми волосами, заметно поредевшими на макушке. Он читал нотацию двум младшим сотрудникам, как важно следить за правильным расположением книг.
        - Старший библиотекарь Когорт? - спросил Картер, бесцеремонно прерывая монолог мужчины. Он узнал это птичье лицо, заметно постаревшее, но библиотекарь вряд ли помнил в лицо каждого посетителя. - Похоже, нас передали под ваше попечение.
        Когорт непонимающе уставился на коллапсаров, но, когда Картер озвучил причину их визита, тут же отослал подчинённых и целиком переключил внимание на новых собеседников.
        - Могу я узнать, чем вызван ваш интерес к материалам о Монументе? - пытливо поинтересовался старший библиотекарь.
        Формально Картер имел право не давать никаких пояснений, но он решил, что выстраивать диалог с позиции силы своей Лицензии неправильно.
        - Вы наверняка слышали, что происходит в городе в последние дни, - сказал он и замолчал, предлагая мудрецу в мантии самому сложить очевидные факты.
        - А, вы о секте Монументалистов, - догадался Когорт. - Да, я читал о них. Прискорбно осознавать, к каким последствиям приводит вседозволенность и неуязвимость перед Кодексом.
        - Верно. Но нам некогда скорбеть. Чем раньше мы их остановим, тем меньше добропорядочных граждан пострадает.
        Когорт наградил Картера сдержанной улыбкой.
        - Я с вами полностью согласен, молодой человек. Но что именно вы хотите найти в архивных документах?
        Картер колебался, что не ускользнуло от внимания библиотекаря.
        - Поймите, я всецело хочу помочь. - Когорт поднёс сомкнутые руки к груди. - Эту чуму надо остановить. Я родился и вырос в стенах Библиотеки, наша династия уходит корнями к самому первому поколению. Уж поверьте, никто лучше меня не разбирается в окружающем вас наследии.
        Картера впечатлило признание хранителя прошлого. Он помнил его со школьных времён и предполагал, что Когорт - носитель «династической Лицензии», но и предположить не мог о столь глубоких корнях. Первое поколение! Надо же.
        - Честно говоря, - признался Картер, - я сам не знаю, что именно мы ищем.
        Когорт понимающе положил бледную руку с длинными костлявыми пальцами Картеру на плечо и указал на выход.
        - Пройдёмте в мой кабинет, - предложил он. - Читальные залы и видеокомнаты полны людей, а нам предстоит долгая и кропотливая работа.
        Библиотекарь не соврал. Последующие шесть часов ушли на сбор и анализ информации, от которой голова Картера шла кругом. Сначала Когорт составил список, мобилизовал подчинённых с разных этажей и поручил им найти перечисленные книги и диски с видеозаписями. Почти все они относились к нулевому поколению горожан, заставших обе эпохи. Уклад жизни в Граббисе менялся постепенно, и нулевое поколение продолжало пользоваться большинством привычных благ, пока Этический Кодекс не выкорчевал их или заменил репродуцированными аналогами. Поэтому сохранились рукописи, дневники и частные видеозаписи очевидцев. Проблема заключалась в удивительной противоречивости сведений. В конечном итоге всё переплеталось с гипотезами о происхождении не только Монумента, но и самого Граббиса. Джон Берналь впитывал всю информацию и не давился, однако Картер попросил у Когорта бумагу и ручку, куда записывал для себя тезисы.
        Одна группа очевидцев писала, что Монумент построили авторы Кодекса задолго до изоляции Граббиса. Дальше мнения снова расходились. Кто-то считал Граббис масштабным испытательным полигоном, придуманным прежними правителями человеческой цивилизации. Оппоненты же настаивали на внеземном происхождении создателей.
        Вторая группа утверждала, что Монумент построили горожане - обладатели Лицензии строителей. А чтобы исключить многотысячные орды, вытаптывающие Центральный Лес, Кодекс ввёл Лицензию паломников и оградил Монумент защитным полем так же, как оградил Покровом сам город от внешнего мира.
        Третью группу - к сожалению, самую многочисленную - составляли авторы развлекательного направления. Писатели, некоторые журналисты, видеоблогеры (вымершая категория). Они сочиняли полноценные художественные произведения, упакованные в псевдодокументальные оболочки. Старший библиотекарь честно признал, что отделить зёрна от плевел не так просто. В каждой истории правда переплеталась с вымыслом, и не осталось ни одно человека, способного подтвердить или опровергнуть эти сочинения.
        Первое поколение поняло тщетность попыток добраться до истины и склепало для потомков официальную версию - Кодекс, Монумент и сам Граббис создали люди, когда их вид оказался на пороге исчезновения. Происхождение угрозы выносилось за скобки. Это могла быть и техногенная катастрофа, и ядерная война, и фатальные климатические изменения, но наиболее вероятной первопричиной авторам гипотезы виделся социальный коллапс системы. Человечество погрязло в грехах, сжирающих даже мысли о безоблачном будущем. Единственным выходом оказалось создание закрытых городов по типу Граббиса и полное подчинение граждан беспристрастному Этическому Кодексу. Монумент же - не более чем материальное воплощение величия правосудия.
        - Мой мозг переполнен, но я ни на шаг не приблизился к пониманию, - устало проговорил Картер, энергично растирая ладонями лицо. Он посмотрел на Когорта. - А что думаете лично вы?
        - Я думаю, вы не найдёте здесь искомых ответов, - честно ответил старший библиотекарь.
        Картер удивлённо моргнул.
        - И при этом вы потратили на нас уйму времени?
        Старший библиотекарь аккуратно и размеренно листал один из дневников с пожелтевшими листами. Он молчал с полминуты, затем заговорил:
        - Видите ли, вы пытаетесь выкопать яму на дне океана, если понимаете мою аналогию.
        - Не совсем.
        - Ладно. - Когорт отложил дневник. - Представьте себе болезнь, поражающую организм. Пускай это будет упомянутая чума, надеюсь, вам знакомо понятие. Так вот, проникнув внутрь, инфекция поражает органы, человека лихорадит, он умирает. Будь вы доктором, что бы попытались сделать в первую очередь - спасти пациента или выведать мотивы чумы?
        Картер оторопело уставился на библиотекаря.
        - Считаете Монументалистов всего лишь бессознательным заболеванием?
        - Смертельным заболеванием! - подчеркнул Когорт. - Любая подпольная секта - это болезнь Граббиса, нашего общего социального организма. В случае с Монументалистами речь идёт о возможном летальном исходе, ибо в их руках оказался самый страшный яд из всех возможных - блокиратор криптоматерии. То, что многие поколения держало в узде нашу порочную сущность, теряет силу. До судного дня Этический Кодекс для сектантов - всего лишь пустой звук. В них проснулось дремлющее животное естество. Они могут творить всё, что пожелают. Теперь вы понимаете, о чём я?
        Картер поскрёб переросшую щетину.
        - Кажется, да, - задумчиво протянул он. - БК - первопричина, а не производная. С этой точки зрения всё укладывается по полочкам. Но почему они нарекли себя Монументалистами?
        Старший библиотекарь пожал плечами.
        - Насколько я знаю, речь идёт об одном задержанном. Вашем коллеге коллапсаре.
        - Бывшем коллеге, - поправил Картер.
        - Разумеется. Не исключено, что он выдумал название с целью сбить вас с толку.
        - И никакого отношения к Монументу его секта не имеет?
        - Я лишь предполагаю. Но вы снова начинаете рыть яму на дне океана.
        Картер невесело усмехнулся. По мнению библиотекаря, они с Берналем более пяти часов вели бессмысленные раскопки, пока остальные коллапсары занимались настоящей работой. Возможно, так и есть.
        - Что ж, я поделюсь вашими соображениями с куратором смены, - пообещал Картер и встал. - Спасибо, что уделили нам день.
        Когорт почтительно наклонил голову набок.
        - Обращайтесь за помощью в любое время. Мы все в одной лодке в борьбе с этой чудовищной заразой.
        Коллапсары попрощались и покинули Библиотеку, когда на Граббис опустилась вечерняя прохлада. Делиться соображениями с Берналем не имело никакого смысла, поэтому Картер терпеливо ждал возвращения в Обитель. К его удивлению, никого из коллег он там не застал. Он поднялся к Полсону в кабинет, Берналь следовал сзади прилипшей тенью. Куратор смены, как и утром, перебирал бумаги и делал какие-то пометки. Он выглядел постаревшим ещё лет на десять.
        - Неужели, - буркнул Полсон, не прерывая работу. - Как прошла культурно-развлекательная программа?
        - Культурно-развлекательная? - окрысился Картер и указал на стопки документов. - Вероятно, не так плодотворно, как у вас.
        Морщинистое лицо куратора смягчилось. Полсон откинулся на спинку кресла и взял в руки один ил листов.
        - За последние три часа в разных районах Граббиса зафиксированы две вспышки массового сонного паралича, - зачитал он. - Всего пятьдесят семь человек. Те счастливчики, которые могли позволить себе послеобеденный сон. Их товарищи и знакомые, контактировавшие с жертвами, теперь боятся ложиться спать. Думают, не проснутся. Ведь причина до сих пор не установлена.
        Челюсть Картера непроизвольно опустилась. Меньше всего он ожидал услышать подобные новости. Что же происходит в этом городе?
        - Но… - начал он, однако нужные слова где-то затерялись.
        - Послушай дальше, - перебил куратор. - Баркович настаивает, что это дело рук его соратников. Они усыпят полгорода, если мы не освободим его.
        - Он блефует, - уверенно заявил Картер, обретая контроль над речью. - Первый случай массового паралича произошёл за день до разоблачения Барковича.
        - А он о нём и говорит. О сегодняшних случаях ему никто не сообщал.
        И совершенно невозможно представить утечку информации в штабе Карателей, о расположении которого не знали даже коллапсары.
        - Ещё скажите, что вы поверили? - отказывался верить Картер.
        - Ни секунды. Однако из-за потенциальной связи с Монументалистами Каратели подключили нас и к делу спящих. А это значит, что работы у нас ещё прибавилось. Как я рад, что послезавтра у меня выходной.
        Повисла тишина. Картер неуверенно переминался с ноги на ногу, ожидая дальнейших решений куратора. Полсон, казалось, упорхнул в прострацию, застыв в позе чтеца.
        - Мы остаётся работать с ночной сменой? - не выдержал и спросил Картер.
        Куратор замотал головой.
        - Мне не нужна с утра дюжина ничего не соображающих черепов. Все до единого коллапсара отправятся отдыхать. И это приказ. Никаких клубов, стадионов и вечерних прогулок.
        Примерно то же самое Полсон повторил полчаса спустя на вечернем собрании. Вернулись почти все, кроме двух групп, включая Тайлера с приставленным к нему полицейским. Тот по обыкновению включил режим «я-всё-могу» на полную.
        Никто не спорил и не возмущался требованиям принудительного отдыха. Усугубляющийся не по дням, а по часам Кризис не замечали разве что спящие. Такими темпами коллапсары объединятся не только с полицейскими, но и с Карателями и утильщиками, чего нельзя было вообразить ещё пару недель назад.
        Картер раздосадовано сложил лист с выписанными тезисами о Монументе и засунул в карман пиджака. В Обители теперь присутствовала ходячая энциклопедия в лице Джона Берналя, и Полсон пообещал проанализировать данные завтра.
        Картер всё же позволил себе навестить Диану по пути домой, хоть для этого и потребовалось сделать небольшой крюк и отнять у отдыха сорок минут. Он желал лично убедиться, что у неё всё в порядке. Дверь открыла Мэри Голд. Она готовила ужин и предложила Картеру остаться. Почему бы нет, решил он.
        Диана как раз настороженно спускалась со второго этажа, привлечённая голосами внизу. Увидев Картера, она расплылась в улыбке и выдохнула:
        - Как хорошо, что ты пришёл!
        - У вас всё в порядке? - спросил Картер после коротких объятий.
        Девушка скорчила задумчивую гримасу.
        - Ну, не считая попытки моего отца убить меня… Да, у нас всё в полном порядке.
        - Гриллс не сильно напирал на допросе?
        - Я рассказала ему абсолютно всё, что знала. Мэри тоже. - Диана кивнула на мать, раскладывающую по тарелкам дымящуюся пасту с кусочками мяса. - Нас мучили недолго, потом отвезли домой и посоветовали соблюдать осторожность. Даже предложили изоляцию в Обители с официальным освобождением от студенческой Лицензии на три дня!
        - Почему ты не согласилась? - Картер налил в стакан компот из красных ягод, понюхал сладковатый аромат и пригубил. Отличный напиток.
        - Прикалываешься? - Девушка возмущённо вскинула брови. - Я сойду с ума в обществе криптоматонов, лучше ходить в университет и отвлекаться на общение с друзьями.
        - Главное - держаться подальше от Джо.
        - Не думаю, что он объявится. - В её голос просочилась грусть. - Он говорил, за ним и так охотятся десятки скрытых агентов секты.
        - Если хочешь, перебирайся на время ко мне, - предложил Картер и приступил к еде.
        - Может, лучше, ты к нам? - хихикнула Диана.
        Мэри Голд не обращала на их диалог никакого внимания. Зато паста у неё получилась восхитительной. Баркович не лукавил насчёт кулинарных способностей жены, но это не повод делить одну крышу с криптоматоном.
        - Всё же лучше тебе, - настаивал Картер и отшутился: - Я намного полезнее в качестве сторожа, когда нахожусь в зоне комфорта.
        - Я подумаю. Загляни к нам завтра после работы.
        - Непременно.
        Оставшиеся полчаса они провели за расслабляющими беседами на нейтральные темы. Картер не стал говорить Диане о новых случаях сонного паралича. Завтра в университете десятки ртов ей расскажут всё с приукрашенными подробностями, но эту ночь ей лучше провести в неведении. Поблагодарив Мэри Голд за ужин и тепло попрощавшись с Дианой, Картер растворился в сгущающихся сумерках.
        Нападение случилось со спины, когда он открывал входную дверь дома. Что-то тяжёлое ударило его в затылок со страшной силой. Картер полетел вперёд и упал за порог. В доме царила темнота, но он был уверен, что и при ярком свете ничего бы не увидел - в глазах вмиг помутнело. Непослушные руки пытались нащупать за поясом парализатор, но Картеру не удавалось даже перевернуться на спину. Нападавший знал, что делать и ловко воспользовался первыми секундами нокдауна. Картер почувствовал, как в шею грубо вошло что-то острое и тонкое. Игла? Едва мозг начал приходить в себя от удара, как его отключил введённый в мышцу препарат.
        Глава 8
        Воплотители
        Вторая уцелевшая запись из дневника Алана Сансета, представителя нулевого поколения:
        «Меня всё больше беспокоит происходящее. Город окутал какой-то желтоватый туман. Он клубится кусками, сгущаясь в отдельных районах. В первые дни мы забаррикадировались в квартире и доедали остатки пищи из холодильника, пока не остались пустые консервные банки. Пришлось выходить. К моему удивлению, ближайший магазин не был разграблен, там даже работал персонал! Лысый администратор в белой рубашке с коротким рукавом координировал действия кассиров и посетителей, находящихся в полукоматозном состоянии. Вещал, как заведённый болванчик с заевшей пластинкой. Я купил за наличку консервов, крупы и бутилированной воды. Вернувшись домой, я обнаружил жену за составлением бухгалтерских графиков, будто позвонил босс и потребовал принести их на работу. Кому, чёрт возьми, сейчас интересны графики брокерской конторы?? Ещё и сосед по лестничной клетке вышел из квартиры в костюме офисной крысы и с дипломатом в руке. Будь я проклят, если знаю, что происходит».

23 дня до конца квартала
        Картер пришёл в себя в кромешной тьме. Затылок пульсировал от боли, а всё тело напоминало использованный ватный тампон. Картер попытался встать, но понял, что его руки и ноги прикованы к бетонной стене толстыми железными цепями. Пахло сыростью и землёй. Он пошарил руками вокруг себя, насколько позволяла длина цепей, но ничего не нащупал.
        - Эй! - крикнул он во тьму. - Есть тут кто?
        Тишина. Мертвецкая и холодная. Однако через минуту по глазам ударил яркий свет от висящей на низком потолке лампочки. Картер зажмурился и постепенно стал разжимать веки. Он находился в подвальном помещении, с обоих сторон тянулись стеллажи, уставленные ящиками и сетками с сельскохозяйственными культурами. Погреб, догадался Картер.
        Расположенная в противоположном конце дверь отворилась, и по крутым ступенькам спустилась высокая фигура. Человек в фермерском комбинезоне подошёл, хитро улыбаясь. У него были короткие торчащие в разные стороны волосы и колючая щетина. Под глазами просматривались тёмные круги. Одно Картер понял сразу - от этого типа не стоит ждать ничего хорошего.
        - Так-так, - заговорил человек глубоким властным голосом. Он критически покачал головой, глядя на пленника. - А вот и наш проблемный барашек, отбившийся от стада.
        - Кто ты? - спросил Картер, тщетно пытаясь контролировать пожирающий его страх.
        - Я - Холс, но можешь звать меня Бригадиром, - спокойно ответил человек.
        Картер демонстративно сплюнул тому под ноги. Конечно, он читал и слышал об одной из самых передовых бригад утилизации репродуктов в Граббисе.
        - Пожалуй, я буду звать тебя долбанным сектантом.
        Холс рассмеялся.
        - Не петушись, червяк, - сказал он. - Давай лучше поговорим о деле.
        - Какие у нас могут быть дела?
        - О, ты не поверишь, могут. Ты засунул нос, куда не следовало. - Холс скрестил руки на груди и широко расставил ноги. - Из-за тебя мы уже потеряли пятерых человек, лишились одного из гнёзд. Но хуже другое - ты заставил нас действовать раньше намеченного срока. Тысячи невинных жертв окажутся на твоей совести, а они, увы, неизбежны.
        «О чём он толкует?» - подумал Картер, но промолчал. Бригадир прочитал замешательство на лице пленника и продолжил:
        - Да, ты не ослышался, погибнут очень многие. Док не успел довести до ума проект «Морфей». Придётся применять сырой препарат и намного больше грубой силы, чем хотелось бы.
        - Так это правда? - Картер почувствовал пробежавший вдоль позвоночника электрический разряд. - Массовые сонные параличи - дело рук Монументалистов?
        - Догадливый барашек, - улыбнулся Холс. - А теперь моя очередь задавать вопросы. И ты ответишь на все, поверь.

* * *
        Диану разбудил доносящийся с первого этажа шум. До этого сквозь сон она слышала настойчивый стук в дверь, но затем он прекратился. Когда же внизу упало что-то тяжёлое, девушка мгновенно проснулась. Она нащупала кнопку настольного светильника и прислушалась. Скрипнула одна из расшатанных ступеней на лестнице. Кто-то крадучись поднимался на второй этаж.
        - Мэри Голд, это ты? - сдавленно вырвалось у Дианы.
        Она тут же пожалела о сказанном. С чего вдруг её матери подниматься к ней посреди ночи? Девушка подскочила, будто ей на бёдра плеснули кипятка. Она кинулась к приоткрытой двери, чтобы закрыть её на щеколду, но едва руки коснулись ручки, как дверь ударила Диану по лбу и резко распахнулась. Диана по инерции отскочила назад и плюхнулась задом на ковёр у подножия кровати. На пороге, точно воплощение типичного кошмара, стоял человек в чёрном одеянии и с длинным окровавленным ножом в руке. Он ухмылялся, и Диана застыла в оцепенении. Она узнала его лицо, несмотря на радикальную смену причёски и цвета волос. Из курчавого блондина он превратился в коротко стриженного брюнета.
        - Джо? - дрожащим голосом спросила она.
        Ухмылка сменилась неподдельной озадаченностью.
        - Джо? - переспросил человек голосом, который Диана не слышала прежде. - О чём ты говоришь, сука?
        Он выглядел сбитым с толку и растерянным. Молчание длилось пару секунд, показавшиеся Диане часом. Она ожидала чего угодно - что незнакомец, так похожий на её приятеля, объяснит, в чём дело, или без слов перережет ей горло, а может, свяжет и заткнёт рот кляпом. Но произошло нечто совершенно неожиданное. За спиной человека с ножом она увидела вторую фигуру. Подкравшуюся бесшумно, по-хищнически. Едва уловимым ловким движением второй незнакомец накинул на шею первому что-то вроде тонкой удавки и с силой потянул на себя. Двойник Джо не успел даже вскрикнуть, выронил нож и попытался просунуть пальцы к горлу. У него ничего не получилось, потому что в следующее мгновение голова без всякого шума отделилась от тела. Из оголённых артерий брызнула кровь, заливая стены, дверь и пол. Диана с ужасом уставилась на откатившуюся в сторону голову.
        - Без паники, это я, - донеслось до её сознания.
        А вот этот голос она слышала. За брошенным обезглавленным трупом стоял Джо. Правда, с той же причёской, что и у убитого им двойника.
        - Надо уходить. - Джо подошёл ближе и протянул испачканную в крови руку. На его куртке тоже остались пятна. - Объясню всё, когда будем в безопасности.
        Всё ещё неспособная адекватно воспринимать происходящее, Диана позволила поднять себя и подвести к шкафу с вещами.
        - Бери самое необходимое, - продолжил говорить Джо. - Чем скорее уйдём, тем лучше.
        Девушка подчинилась, оделась в свежий комплект студенческой формы, сложенный на стуле, и принялась набивать старую спортивную сумку многоразового пользования первыми попадающимися под руку вещами из шкафа. Она действовала на автомате, скованная холодной дрожью и опустошённым сознанием.
        - Достаточно, остальное приобретёшь позже. - Джо мягко взял её за плечо и повлёк к выходу.
        - Где?.. - сподобилась произнести Диана, когда они спустились на первый этаж и проходили по гостиной.
        Она ничего не видела в темноте.
        - Мне жаль, - ответил Джо. - Твоя мать мертва.
        Моя мать давно мертва, хотелось сказать Диане. Последний год с ними жила оболочка, носившая имя Мэри Голд. Однако, несмотря на подобное самовнушение, Диана ощутила подступивший к горлу ком. Ей почему-то вспомнились совместные завтраки и ужины в те времена, когда каждый не погружался в свои тарелки и размышления. Тогда она не ценила этих простых семейных радостей. Ей и в голову не приходило, что всего через пару лет отец станет задержанным сектантом, а мать - изменённой, убитой посреди ночи в собственном доме.
        Джо вывел Диану на улицу и подвёл к спрятанному в кустах скутеру. На руле висела небольшая сумка.
        - Сейчас же комендантский час, - опомнилась девушка. - Нас могут заметить патрули Карателей.
        - Нам недалеко, - ответил Джо, перекинул сумку через плечо и завёл скутер. - Переждём до рассвета и уедем в безопасное место.
        - Куда?
        - На границу.
        Они проехали несколько кварталов в направлении Свалки, не нарвавшись на Карателей. Остановились у обветшалого пятиэтажного здания с выбитыми окнами. Вокруг громоздились похожие пережитки Греховной Эпохи, в которых никто не жил с третьего или четвёртого поколения. Один из многочисленных микрорайонов Граббиса, именуемых призрачными локациями. Резервные территории для будущего расширения жилых пространств.
        Джо втащил скутер в подъезд и прикрыл грязным покрывалом. Нужная квартира находилась на втором этаже. Джо включил фонарь и провёл девушку в комнату, где окно загораживал старый перекошенный шифоньер.
        - Ты уверен, что в этом доме никто не живёт? - испуганно спросила Диана.
        Вокруг всё пыльное, мёртвое и заплесневелое.
        - Конечно, я заранее подготовил перевалочный пункт.
        В одном из расчищенных от хлама углов лежал огромный трёхместный матрас.
        - Вот, - показал Джо. - Не самый лучший сервис, но переждать ночь сгодится. Ровно в шесть уйдём.
        Диана поставила почти пустую сумку на пол и села на матрас, уперев колени в подбородок. Джо примостился в полуметре и положил фонарик между ними. Луч света освещал голую бетонную стену в подтёках.
        - Я всё ещё жду объяснений, - заговорила Диана спустя минуту обоюдного молчания. - Что произошло у меня дома?
        Джо не смотрел на неё. Девушка обратила внимание, что кровь странным образом исчезла с его одежды и ладоней.
        - Тебя пытались убить, но я успел вмешаться. Не благодари.
        - Я серьёзно!
        - Ну ладно. - Джо откинулся на спину и подложил сцепленные кисти под затылок. - Холс послал своего ручного пса на охоту. На самом деле, Дисперсио не собирался тебя убивать, а должен был доставить на ферму, где уже маринуется твой приятель коллапсар.
        - Подожди-подожди! - Диана закрыла глаза и подняла руки.
        Поток информации уносил её со скоростью течения горной реки.
        - Они схватили Картера? Но он жив?
        - Насколько знаю, да.
        - Давай сначала. Холс - это утильщик, верно? - спросила девушка. В мозгу всплывали статьи из буклетов и сводки новостей по «Голосу Граббиса».
        - Угу. Утильщик-Монументалист, если быть точным. Один из трёх лидеров секты. Опасный парень.
        - И он послал за мной ручного пса, который почему-то выглядел, как ты, - продолжила Диана, выжидающе глядя на Джо.
        Тот продолжал сосредоточенно рассматривать потрескавшийся потолок.
        - Дисперсио - репродукт, которого я создал по своему подобию.
        - Ты создал? - не поняла Диана. - Хочешь сказать…
        - Да, я - сбежавший шептун. И до этой ночи скрывался в логове врага. - Наконец, Джо посмотрел на девушку, таращившуюся на него. - Пришлось пожертвовать личностью Джо, чтобы спасти тебя.
        - Ага, - протянула Диана, - значит, имя тоже ненастоящее?
        - А у меня нет настоящего, все они похоронены. На ферме Холса и в Цехе я был Дистиллятором, а до получения Лицензии воплотителя меня звали Мелло. Воскрешай любое, я не против.
        Он повернулся, облокотившись о локоть. В полумраке Диана увидела его открытое лицо, будто выставленное напоказ специально, чтобы она придумала для него подходящее имя.
        - Я хоть и привыкла к Джо, но никогда не сомневалась в его фальшивости, - сказала она и протянула руку. - Приятно познакомиться, Мелло.
        Он улыбнулся и неуверенно ответил на рукопожатие. Его ладонь оказалась холодной и влажной. Он тоже боится, догадалась Диана, хоть и пытается замаскировать эмоции в панцире из уверенно звучащих слов.
        - И спасибо, что спас от своего двойника, - добавила девушка. - Думаю, самое время познакомить меня со своей удивительной историей. Не каждый день встречаешь сбежавшего воплотителя.
        - По большому счёту, - проговорил Мелло и снова откинулся на спину, - в моей истории нет ничего удивительного, если рассмотреть отдельно каждый её фрагмент. Но кому-то пришло в голову сшить все их воедино в хаотичном порядке. И получилось лоскутное одеяло, которое я вынужден называть своей жизнью.

* * *
        Ко дню окончания школы Мелло-11 был ничем не примечательным семнадцатилетним подростком-интровертом, готовым принять свою первую студенческую Лицензию. В школе Мелло обзавёлся всего одним другом, но с воодушевлением ждал возможности обрести новые знакомства в университете и встать на первую ступень взрослой жизни. Возможно, именно замкнутость и нелюдимость сыграли с ним злую шутку. Он стал одним из немногих уникумов, получивших Лицензию воплотителя в столь раннем возрасте.
        Родители и старший брат устроили ему прощальный ужин, но Мелло не показалось, что кто-то из них горевал. Ещё бы, семье причитались солидные кредиты. Подумаешь, сын до конца дней отправится в Цех, при желании можно завести ещё одного, а вот прибавка в скудный семейный бюджет позволит скрасить будни, похожие на недоеденный обед из биомассы. Мать работала кассиром в супермаркете, брат доучивался в университете, а вот отцу повезло меньше - он был одним из сотен тысяч бегунов, убивающих колени на улицах Граббиса.
        Впрочем, Мелло считал, что звание главного неудачника семьи теперь перешло к нему. Он не верил слухам, что жизни воплотителей невыносимы только со стороны, а на самом деле в перерывах между воплощениями они пребывают в сказочной эйфории. Об этом же твердил техник ЦВР, контролирующий первое воплощение Мелло, к тому моменту ставшего Дистиллятором.
        - Расслабься, парень, - добродушно сказал облачённый в белое человек. - Забирайся в эту ячейку и представь, что готовишься к обычному сну.
        Мелло залез в нечто похожее на просторный гроб со стеклянной крышкой. В нижней части ячейка соединялась с огромным прозрачным кубом, занимавшим три четверти секции.
        - Мы начнём с простого, - продолжил говорить техник и показал устроившемуся внутри Мелло папку с изображением бело-зелёных кроссовок. - Посмотри. Вот твоя цель. Зафиксируй в памяти, и когда я закрою крышку ячейки, ты закроешь глаза и представишь себе эту пару кроссовок. Тебе не обязательно формировать в мозгу каждую деталь и особенность, достаточно общего представления. Твой мозг уже впитал изображение, а загруженный в контрольную схему ячейки протокол создания поможет тебе.
        Тогда ещё Мелло ничего не понимал, но последовал указаниям техника. Просто закрыл глаза, представил кроссовки, и через минуту почувствовал руку на плече.
        - Вот и всё, - сообщил техник голосом, искажённым улыбкой. Хоть Мелло и не видел её за маской. - Проще простого.
        В прозрачном кубе громоздились десятки, а то и сотни пар бело-зелёных кроссовок.
        - Так много? - удивился Мелло, ожидавший увидеть одну единственную пару.
        - Конечно, - кивнул техник, сверяясь с дисплеем сбоку на ячейке. - Обули две сотни бегунков и потратили всего две единицы криптоматерии.
        Отец оценил бы, с горькой усмешкой подумал Мелло, отметив издевательский символизм своего первого воплощения.
        Со временем Мелло понял, как всё функционирует в Цехах. Существовали протоколы на воплощение всех разрешённых в Граббисе репродуктов. ЦВР запрашивали их в АБОО, порой удавалось добавлять новые предметы, но нечасто. Никакого смертоносного оружия, летающей техники или несуществующих прежде и чуждых человеческому виду вещей.
        Конечно, бывали исключения. Парализаторы для полиции и коллапсаров, магнумы для Карателей, огнемёты для пограничников и строительная техника, включая реактивные ранцы для быстрого перемещения строителей. С такими протоколами действовал строгий количественный учёт и непременный контроль в лице изменённого сотрудника. Отклонения считались грубым нарушением ЭК. Ко всему прочему, ни один воплотитель не способен создать нечто, не входящее в доступную ему базу протоколов.
        Одушевлёнными репродуктами занимались исключительно опытные воплотители. Создать наделённую самосознанием человеческую копию - не то же самое, что произвести на свет сотню табуреток за пятнадцать секунд. Одного протокола и помощи контрольной схемы недостаточно. Воплотитель должен уметь входить в особое состояние транса творца. Умение приходит с опытом, поэтому первые два года Мелло занимался одеждой, мебелью и продуктами. Затем перешёл на тесты с животными и лишёнными всякого самосознания человеческими оболочками. Первым же одушевлённым репом стала его копия.
        - Единственный человек, которого я хорошо знаю - это я сам, - сообщил он технику-экзаменатору и получил соответствующий разрешающий протокол.
        Реп получил имя Дис-2. Никаких внушённых ложных воспоминаний. Оказавшийся в плену прозрачного куба репродукт на полном серьёзе считал себя истинным Дистиллятором, а воплотителя в ячейке - своей работой.
        - Произошла ошибка! - вопил Дис-2, колотя кулаками по внутренней поверхности куба.
        Техникам пришлось усыпить буяна и отправить на доработку более опытному воплотителю. Тот подкорректировал личность Диса-2, после чего репа определили в клуб. Дальнейшую судьбу своей первой копии Мелло так и не узнал, как ни пытался.
        - Ты перестарался, хотя потратил на удивление мало единиц, - резюмировал техник. - Буквально раздвоил себя на две равноценные личности, а этого нельзя допускать. Честно говоря, не думал, что у тебя с ходу получится такой трюк. - Он почесал затылок. - Ну ничего, отточишь навыки.
        И он отточил. Со временем Мелло-Дистиллятор занялся исключительно одушевлёнными репродуктами для поставки в репо-клубы. Научился корректировать личности, жонглировать качествами и воспоминаниями. Много времени он посвящал продумыванию персонажей, на одних получал протокол, другие же так и оставались пленниками его разума.
        Сам внутренний процесс воплощения оставался для Мелло загадкой, так как транс творца напоминал сновидения из фазы глубокого сна, которые никогда не запоминаются. Ему требовалось лишь войти в транс с правильной установкой и получить готовый результат. Истинные мастера-воплотители и вовсе могли обходиться без встроенной в ячейку контрольной схемы. Это умение пригодилось Мелло гораздо позже, в открытом мире, как говорили в Цехе.
        Слухи об эйфории между сеансами воплощений оказались правдой. Истощённого воплотителя поили травяным отваром, который не только восстанавливал уровень криптоматерии в десять раз быстрее, но и погружал разум в приятную красочную дрёму. Отвар не работал с обычными людьми, разве что с донорами, но их Лицензии запрещали им вмешиваться в регенерационные процессы. С появлением БК доноры объединили усилия в охоте за рецептом, некоторые преуспели, попытались воспроизвести отвар из растений-аналогов и получили обратный эффект в виде СМД. Желание экспериментировать у остальных тут же прошло.
        В редкие моменты ясного сознания Мелло размышлял, чем в действительности является его жизнь - беспрерывной комбинацией транса и грёз или вот такими промежуточными минутами между работой и отдыхом. Однажды он поделился мыслями со старшим техником ЦВР Фэннелом. Тот ответил, что все они заложники своих Лицензий, просто кому-то везёт больше, а кому-то меньше. Они разговорились и даже сблизились. В первую же неделю кризисного квартала Фэннел подошёл к Мелло и напрямую спросил:
        - Ты готов сбросить оковы?
        В руке старший техник сжимал колбу с жидкостью, которую Мелло ошибочно принял за отвар. Смущала лишь кристальная прозрачность, будто в колбу набрали обычной воды.
        Той же ночью Фэннел организовал побег, породив в Граббисе очередного шептуна. Конечно, никто не собирался отпускать Мелло на вольные хлеба. На молодого способного воплотителя претендовали все три лидера Монументалистов, но расторопнее всех оказался утильщик Холс. Он отвёз Мелло на ферму, поменяв клетку на вольер.
        - Не думай, что ты пленник, Дис, - заверил Холс. - Ты - единомышленник, но сам понимаешь, как опасно тебе разгуливать по городу. Здесь же тебе ничего не угрожает.
        - И в чём специфика нашего общего мышления? - поинтересовался Мелло.
        - Всему своё время, - уклончиво ответил Бригадир. - Пока наслаждайся природой, хорошей едой и главное, - Холс особенно подчеркнул этот пункт поднятым указательным пальцем, - чистотой сознания.
        Как опытный вербовщик Холс знал, какие струны в душе молодого воплотителя вызовут резонанс, и умело сыграл на них. На следующее утро Мелло проснулся Монументалистом, хотя и не понимал, что на самом деле это значит.
        Ему нравилась жизнь на ферме в окружении красивых и общительных девушек. Закончилась череда бесконечных воплощений и восстановлений. Впрочем, без работы Холс не оставил его. В обязанности Мелло входил контроль за пятью фермерами. От них требовалось работать от рассвета до заката и не вникать в происходящее вокруг. Мелло обрабатывал их глубоким внушением раз в семьдесят два часа. Внушение напоминало работу с созданием личности одушевлённого репродукта. С той лишь разницей, что нужные черты и характеристики придавались реальному человеку. Самые долгоживущие внушения, требующие немало опыта и внутренних ресурсов, держались ни один день.
        Постепенно Холс стягивал покрывало таинственности. Он поведал Мелло о масштабах секты Монументалистов, правда, не называя имён. На вершине пирамиды располагался триумвират лидеров: Философ, Док и Бригадир, а общая численность превышала три сотни человек и продолжала увеличиваться. Откровением для Мелло стал другой факт - многих не вербовали, а пробуждали, как выразился Холс.
        - Корни нашей философии уходят к первым поколениям, - объяснил Бригадир. - Учение передавалось от отцов к сыновьям. Мы просто ждали подходящих времён, чтобы выйти на сцену. К счастью, они наступили.
        Мелло не стал уточнять, он и сам понял, что «подходящие времена» наступили с появлением блокиратора криптоматерии. Тогда же он узнал и о Чёрном воплотителе Тюдоре, живущем в пригородных лесах вот уже три десятка лет, если верить его словам. Окутанный мраком загадочности и неуязвимый для Карателей Тюдор оставался нерешённым уравнением даже для Монументалистов. Главное - он играл на их стороне и безвозмездно поставлял секте сказочные запасы чистейшего БК.
        Спустя месяц безвылазного пребывания на ферме Мелло удостоился первого выезда в Граббис вместе с БУРом Холса. Все приняли по двойной дозе трэша и устроили ад в одном из мелких репо-клубов. Это был пир хищников. Мелло с хорошо замаскированным ужасом наблюдал за жестокими сценами допросов и последующими сборами криптоматерии. Урожая, как говорил лаборант Келли.
        Бригадир пребывал в полной уверенности, что Мелло пришлась по душе устроенная вакханалия, как и остальным членам команды. В тот вечере родился Джо.
        - Я поставил цель войти в доверие Холсу, - подытожил рассказ Мелло. - И успешно добился её. Создание Дисперсио сыграло мне на руку. Холс убедился в моей преданности и стал чаще брать в рейды, а затем и вовсе предоставлял свободу в перемещении по городу. Когда же я краем уха услышал разговор Холса по коммуникатору, где он упомянул имя твоего отца, у меня появилась первая зацепка. Увы, эта секта как спрут. Даже если отрезать с десяток щупальцев, тебя свяжут другие. Картер за два вечера нанёс им гораздо больше ущерба, чем я за три недели, но в глобальном смысле лишь усугубил ситуацию.
        Диана не сводила глаз с молодого человека, так и просидев в одной позе невесть сколько времени. Она потеряла счёт минутам и часам. Её поражала не столько история Мелло, как масштабы закулисных игр Монументалистов.
        - Невообразимо, - вымолвила она, не зная, что ещё сказать. Мысли путались. - И что они намереваются делать дальше?
        - Холс никогда не раскрывал всех карт даже для членов своей бригады, - признался Мелло. - Он говорил о некой финальной стадии, для которой им требуются огромные запасы трэша и криптоматерии. Все накопления он складирует в погребе на ферме. Но кое-что мне удалось узнать. Ты слышала про случаи массового сонного паралича?
        - Конечно, - кивнула девушка.
        - Так вот, это работа Дока. Он экспериментирует с травами, из которых доноры пытались приготовить регенерационный отвар, но только Док добивается противоположного эффекта.
        - Но для чего? Погрузить в грёзы весь город?
        Мелло помотал головой.
        - Вряд ли поголовное усыпление - его конечная цель. Там скрыто что-то ещё, но я не знаю, что именно. - Воплотитель посмотрел на девушку как будто извиняющимся взглядом. - На ферме мне не с кем было обмозговать факты и придумать убедительную гипотезу.
        Диана вдруг ощутила растекающиеся по телу волны решительности.
        - Мы должны сообщить обо всём коллапсарам! И Карателям! - Ей едва удавалось усидеть на месте. - Картер в плену у сектантов, его надо спасти!
        Она осеклась, наткнувшись на невесёлую улыбку Мелло.
        - Я тебе уже говорил насчёт коллапсаров. Их агентом может оказаться любой не изменённый. Что касается Карателей, то я оставил послание с указанием фермы и личности Холса под дверью дома одного из них. По крайней мере, Холс уверял, что тот тип Каратель.
        - А ты и поверил?
        - Он совершенно точно криптоматон, а значит, не может быть агентом Холса. Не сомневайся, завтра утром сведения попадут в нужные руки. А нам лучше убраться отсюда подальше, пока Каратели не нашли нас и вот это.
        Мелло протянул Диане расстёгнутую сумку. Девушка заглянула внутрь и увидела десятки колб.
        - Ох, - выдохнула она. - Это?..
        - Он самый. И нам с тобой потребуется сидеть на нём ежедневно, пока всё не закончится. Преследование Монументалистов не освободит тебя от студенческой Лицензии. А со мной всё и так понятно.
        Диана тяжело вздохнула и облокотилась спиной о голую холодную стену.
        - Ты говорил, мы отправимся на границу? - спросила она.
        - Да. К школьному другу. Он пограничник. - Мелло улыбнулся, на сей раз искренне. - А ещё у него есть огнемёт.
        - Ты воплотитель, - напомнила девушка. - И сам можешь создать оружие. Почему ты не создал какой-нибудь яд и не отравил Холса и его приспешников на ферме, пока находился там?
        - Ты меня плохо слушала, - теряя терпение, резко ответил Мелло. - Я не могу создать то, чего нет в моей базе протоколов. - Помолчав несколько секунд, он добавил уже спокойнее: - Фэннел приложил немало усилий, чтобы максимально расширить мою базу, но в ней нет никакого оружия, если не считать таковым строительной струны для резки материалов, которой я отсобачил голову Дисперсио.
        Диану передёрнуло от жутких воспоминаний. Должно быть, труп репродукта и разбрызганная кровь уже начали расщепляться, и к утру в гостиной останется единственное напоминание ночного кошмара - тело Мэри Голд.
        - Постарайся отдохнуть, - посоветовал Мелло и повернулся на бок.
        Легко сказать, подумала Диана и закрыла глаза.

* * *
        После жёсткой беседы с Холсом Картер несколько часов отрешённо таращился в бездонную темноту. На левой руке не хватало двух пальцев, грубо откусанных садовым секатором, а сломанный нос продолжал распухать и кровоточить. Всё прошло не так, как ожидал пленник. Пришлось выдать Бригадиру всё до последней капли правды, иначе бы Картер не досчитался и других частей тела.
        Холс внимательно выслушал и не стал наносить лишних увечий. Наоборот, прислал какую-то девицу перевязать Картеру кисть и подержать у носа свёрток со льдом. Даже позволил попить воды. А ещё похлопал по плечу и сказал, что они теперь в одной упряжке, что бы это ни значило.
        Неожиданно отвыкшие от света глаза Картера получили чудовищный удар от зажёгшейся без предупреждения лампочки. Он зажмурился и услышал, как в погреб спустился сыплющий ругательствами Холс. За ним ещё несколько пар ног. Картер приоткрыл одно веко и увидел Бригадира в компании двух девиц в фермерском одеянии. В руках каждая держала по огромной сумке. Что они задумали?
        - Ты собираешь криптоматерию, а ты БК, - дал указание Бригадир, разведя девушек к разным стеллажам. - Не вздумайте разбить или потерять хотя бы одну колбу!
        Взгляд Холса остановился на пленнике.
        - Не вздумай обоссаться от радости, Картер, но мы срочно сбегаем отсюда.
        - А что случилось? - без всякого намёка на радость спросил Картер.
        Бригадир вытер лоснящееся от пота лицо тыльной стороной ладони.
        - Кажется, Джо раскрыл свою личность. И оказался одним из тех, кто знал про ферму.
        - Как же ты узнал об этом среди ночи? - не удержался Картер. - Увидел во сне?
        Холс осклабился.
        - Рад, что ты не лишился чувства юмора вместе с пальцами. Нет, всё просто. Дисперсио должен был вернуться с девчонкой час назад, но не вернулся. Я бы посетовал на Карателей, если бы в эту же ночь с фермы не сбежал мой шептун. А я не верю в такие совпадения.
        Картер непроизвольно рассмеялся и тут же получил удар в челюсть. Несильный, скорее, профилактический.
        - Не обольщайся, - сказал Холс. - Шептун знал немногое, а безопасных гнёзд у нас достаточно. Для тебя ничего не изменится.
        Снаружи послышался низкий утробный звук ревущего мотора. Через минуту в погреб вбежали двое в униформе утильщиков.
        - Мы готовы, босс! - пролаял один из них. - Ждём распоряжений.
        - Пусть Келли соберёт урожай с фермеров, - сказал Холс, обернувшись через плечо. - Ёж, упакуй как следует пленника, мы заберём его с собой. Через двадцать минут мы навсегда покидаем ферму.
        Глава 9
        Пограничники
        Третья уцелевшая запись из дневника Алана Сансета, представителя нулевого поколения:
        «Завтрак на работе. Сегодня я не досчитался пятерых учеников. Потом узнал, что их отцы попытались вывезти семьи из города через поглощённые туманом леса. Не знаю, что с ними случилось, но вряд ли они преуспели.
        Обед в кафе. Туман в городском центральном парке не спадает вот уже второй месяц. Говорят, там со скоростью звука вырастают новые деревья. Растёт ещё один лес. Любопытно.
        Ужин дома. Состоялось собрание жильцов нашего дома. Тема вечера - появление странных построек, одна из которых располагается через дорогу. В разгар дебатов из неё явился странный человек в тёмно-серой мантии и заявил, что теперь наши поступки контролируются Обителью Очищения. А ещё нам необходимо получить некие Лицензии. Лицо человека показалось мне знакомым. Я опешил, опознав в нём Эрика Кэррола* - беглого серийного убийцу, зарезавшего девятерых женщин в центральном парке».
        *Очевидно, Кэррол был одним из первых изменённых - примечание хранителя рукописи.

23 дня до конца квартала
        На рассвете Мелло разбудил Диану. И как ей только удалось заснуть в такую ночь? Через загороженное перекошенным шкафом окно пробивался утренний свет. На появившемся откуда ни возьмись подносе стояла тарелка с дымящимся омлетом и чашка кофе. Диана не сразу сообразила, как появился этот милый завтрак в постель.
        - О, да ты романтик, - пошутила она, но Мелло оставался предельно серьёзным и сосредоточенным.
        - Тебе нужна энергия, иначе ты доставишь мне проблем в дороге, - ответил воплотитель. - Нам ехать почти тридцать километров.
        Девушка взяла хлипкую на вид вилку и принялась за еду. Не самый лучший в её жизни омлет, отметила она, но вполне годный. Вряд ли Мелло чересчур старался при его создании, стало быть, не преследовал цель произвести впечатление. Диана до сих пор не определилась с эмоциями, которые испытывала к нему. Когда он только появился на её горизонте в образе блондина Джо, девушку пленила его внешность и таинственность. Но после пережитых событий и откровений от лёгкого романтического образа не осталось и следа. Настоящий Мелло вовсе не тот Джо.
        - Скажи честно, - попросила Диана, доедая омлет, - ты раскрыл себя перед Холсом только ради моего спасения?
        - У меня не оставалось выбора, - без прикрас ответил Мелло. - Ты бы определила в Дисперсио Джо, а Холс не дурак и сразу бы сложил воедино факты.
        Ну, конечно же, подумала Диана, и как я сама не догадалась? Всё настолько просто и… прозаично.
        - Но я же не просто сбежал, - напомнил Мелло. - Твоя судьба мне небезразлична, ведь это я втянул тебя в переплёт.
        Значит, жалость. Не самая отвратительная мотивация из возможных. Диана пригубила кофе. Полутёплый и сладкий, как она и любила.
        - Я добавил БК в напиток, - сообщил Мелло, когда чашка опустела. Он демонстративно потряс пустой колбой. - Защита от Лицензии активирована, хватит минимум на полдня.
        - Замечательно. Но мог бы и предупредить.
        Мелло усмехнулся.
        - Блажен тот, кто в неведении. Так всегда говорил Фэннел.
        - Он стал тебе кем-то вроде папочки?
        Лицо воплотителя помрачнело.
        - Откровенно говоря, Кэп был неплохим человеком. В сравнении со сворой Холса.
        - Был? - не поняла Диана.
        - Да. Бригадир прикончил его, как скота за пару мелких прегрешений. - Мелло встал и повесил обе сумки на плечи. - Ладно, уходим, уже начало седьмого.

* * *
        Тайлер проснулся по обыкновению в семь утра. Сделал пятнадцатиминутную зарядку, принял душ, побрился и выпил стакан холодного молока, купленного накануне вечером в супермаркете в отделе фермерских товаров. Затем включил УУ и приготовил в нём питательную кашу с фруктами. Пока поглощал калорийный завтрак, слушал по «Голосу Граббиса» эмоциональную читку научно-фантастического рассказа под названием «Срывая Покров» о вторжении в город чужаков. Автор явно местный, а не классик Греховной Эпохи.
        Тайлер чувствовал себя неплохо, учитывая суматоху последних суток. Он никому не признавался, но в душе испытывал небывалый подъём от происходящего в Граббисе. Наконец-то в этом сером городе у него появилось действительно важное занятие - ловить дилеров, нарушителей, сектантов и прочую социальную падаль. Горожане, точно сытые и заплывшие жиром коты, привыкли к тому, что вокруг никогда ничего не происходит. И многих это устраивало, но не Тайлера. До получения Лицензии коллапсара он играл роли блюстителей правопорядке в театральных спектаклях. Забавная метаморфоза, ничего не скажешь. Больше похожая на неудачную шутку Этического Кодекса. Наплевать. Искоренять реальные сорняки оказалось куда занятнее, чем отрепетированная имитация на помосте перед кучей скучающих зевак.
        Тайлер облачился в свеженький светло серый костюм и туфли цвета слоновой кости. Поправил причёску, проверил заряд парализатора и поспешил в Обитель. Он жил в пешей доступности, поэтому всегда экономил на проездах. По пути ему встретилось не менее десятка бегунов и полдюжины велосипедистов. Отрешённые потные лица, отточенные до микроскопической идентичности движения. И так день за днём, неделю за неделей, пока в твою дверь не постучится удача с новой Лицензией за пазухой. Если постучится, поправил себя Тайлер.
        Возле Обители царила небывалая суматоха. Тайлер приметил Гриллса, беседующего на парковке с двумя коллапсарами из ночной смены. Недобрый знак.
        - В чём дело? - подойдя, спросил Тайлер. Он предпочёл придержать вертящуюся на языке остроту.
        - О, привет, Тай, - поздоровался один из ночных, имя которого Тайлер не помнил. Кажется, он вообще из другой Обители. - На, почитай, только что передали из Цеха.
        Коллапсар протянул новостной буклет. Тайлер резко выхватил его и погрузился в чтение. С каждым абзацем сердцебиение учащалось, а по телу волнами растекались адреналиновые волны. Кризис продолжал обрастать мясом, рискуя со дня на день превратиться в полноценный Коллапс. Жертвами сонного паралича стали ещё двадцать семь человек, живущих в одном микрорайоне, но главная новость - жестокое убийство куратора дневной смены Обители Очищения Полсона-87. Его обнаружили на пороге собственного дома с перерезанным горлом. Таким же способом была убита жена пленного сектанта-коллапсара Барковича Мэри Голд. Её окровавленное тело нашли в гостиной. А вот дочь Барковича, Диана-2258, пропала.
        Тайлеру казалось, что он читает не сводку новостей, а плод воспалённой фантазии сочинителя. На его памяти жителям Граббиса ещё не резали глотки в собственных домах, не считая нескольких случаев насильственной смерти от проникающей со Свалки гнили. Но после тех происшествий охрана Свалки усилилась, и набеги свелись к нулю. К тому же, в этот раз гниль явно не имела к делу никакого отношения. Убийцы действовали точечно и скрытно.
        - Ну и ну, - покачал головой Тайлер, возвращая коллеге буклет. - Жаль старика. Неужели Монументалисты вышли на тропу войны?
        - Кто же ещё, - буркнул другой коллапсар из ночной смены. - Раздавил бы вонючих сектантов голыми руками!
        Обсуждение желанных способов умерщвления сектантов длилось не больше трёх минут, пока в разговор не вмешался Гриллс.
        - Нам пора на планёрку, - сообщил напарник Тайлера.
        В Обители их уже ждал сменщик Полсона - куратор Рами Вортекс, изменённый более года назад. Когда-то мы с ним вместе покупали в репо-клубах лучших девиц, пронеслась в мозгу Тайлера грустная мыслишка, но он тут же отогнал её. Под мантией просматривалась исполинская фигура Вортекса, ростом он превосходил всех присутствующих минимум на полголовы. Тайлер частенько шутил в кругу новых знакомых за пределами клубов: «Вы думаете, перед вами толкатель ядра или строитель? ЭК нашёл силище Вортекса лучшее применение и запер в конторе „Голоса Граббиса“. Наверно, чтобы не пугать бегунов». «То-то я думаю, откуда у вас такой знакомый голос!» - ахал в ответ собеседник. Теперь же здоровяк был для Тайлера живым напоминанием, как можно запороть табель всего одним бурным вечером. Дурачьё. Тайлер неоднократно советовал Вортексу грамотно подходить к досугу и вести хотя бы примерный подсчёт совершённых грешков, чтобы знать, в каком квартале тебе доступно чуть больше обычного. Не послушал.
        - Только что поступила важная информация от Карателей, - начал куратор без пустых вступлений. - Аноним оставил записку с подробным описанием фермы, где якобы базируется одна из ячеек секты Монументалистов во главе с командиром БУРа Холсом-три-четыре. Совпадение или нет, но в Депо утилизации репродуктов сообщили, что его бригада сегодня не вышла на службу. Грузовик остался у них.
        Тайлер услышал комбинированный гул удивления и неверия, очагами вспыхнувший с разных сторон. Один из лучших утильщиков Граббиса? Да перестаньте. Впрочем, сам Тайлер намного спокойнее воспринял информацию. Он знал, что среди Монументалистов есть обладатели значимых Лицензий. После «Грехопадения» глупо было рассчитывать, что у сектантов в обойме сплошные бегунки.
        - Сейчас я перечислю группы, которые отправятся на ферму вместе с отрядом Карателей, - продолжил Вортекс. - Остальные займутся делами убитых и спящих.
        «ГриТай» оказалась в первом списке. Тайлер поискал глазами Картера, которого почивший Полсон приставил к их группе, но нигде его не нашёл.
        - Ты идёшь, Тайлер? - донёсся из-за спины голос Гриллса.
        - Иду. Только я за рулём.
        Напарник не стал спорить. Тайлер исполнил ежедневный ритуал и провёл пальцем по гладкой крыше свеженького служебного автомобиля. Однажды, ещё в актерскую бытность, ему удалось нащупать шероховатость. Выяснилось, что салон подсунул ему отреставрированный репродукт. Не просроченный, но с минимальным запасом ресурса. Здесь, конечно же, подобное невозможно, так как поставки шли с прилегающего Цеха без всяких посредников.
        Гриллс развернул на коленях карту Граббиса, внимательно изучил точку, помеченную, как фермерское хозяйство-470. Тайлер вырулил с парковки и, не глуша двигатель, пристроился за стоящими на обочине серебристыми седанами с узнаваемой красно-чёрной маркировкой. Ничего себе, коллапсаров приставили к самой элите Карателей. В качестве пушечного мяса, не иначе.
        - Далеко эта ферма? - спросил Тайлер.
        - Приблизительно в часе езды отсюда, - ответил Гриллс, убирая карту в бардачок. - Изолирована от соседних хозяйств на значительном расстоянии. Расположена близко в лесному массиву и имеет лишь один подъезд.
        - Значит, бежать им останется только в лес, - констатировал Тайлер. Наконец, стоящие впереди седаны пришли в движение. - Правда, не известно, сколько там засело сектантов, и чем они вооружены.
        Пока в группе захвата Тайлер насчитал всего десять человек. Четыре Карателя, оснащённых мощными смертоносными магнумами, и три группы коллапсаров с парализаторами. Возможно, по пути присоединится подкрепление. Если у этих чертей на ферме свой шептун с расширенной базой протоколов, то грядёт кровопролитная битва.
        От предвкушения опасной миссии, больше напоминавшей сценарий остросюжетного спектакля или гангстерский роман Греховной Эпохи, у Тайлера вспотели ладони. Серебристые машины ехали быстро, но будь его воля, он бы гнал ещё быстрее. Позади остались плотно застроенные районы и прилегающие к ним буферные поля. Затем пронеслись первые ряды фермерских хозяйств.
        Наконец, они приблизились к месту назначения и остановились в десяти метрах от ворот. Каратели в серых костюмах проворно вылезли из салонов. В руках каждого - по магнуму, выстрел из которого способен снести голову целиком, взорвать череп, точно топор перезревшую тыкву. Как жаль, что никто не сможет воспользоваться оружием, если вдруг его хозяина прикончат. Каждый магнум оснащался датчиком, определяющим хозяина по маркеру криптоматерии.
        Один из Карателей махнул коллапсарам следовать за ними и прикрывать тыл. Тайлер выскочил наружу и вытащил парализатор, теперь казавшийся ему пугалкой для комаров. Мы тут статисты, подумал он. Массовка для поддержки штанов. Это даже хуже, чем быть пушечным мясом.
        К ним примкнули две другие группы коллапсаров, где среди криптоматонов затесался всего один гниющий. Молодой Борко-44 с взъерошенной причёской и пушком, клоками растущим на щеках.
        - Нас взяли на этот спектакль зрителями, - посетовал ему Тайлер.
        - Это не спектакль, Тай, - неожиданно зло ответил Борко. - Выходи уже из образа забытого актёришки, тут всё серьёзно.
        - Да ты наделал в штаны, приятель, - догадался Тайлер. - Большую кучу. Чего не взял с собой мамочку?
        Борко нахмурился, но промолчал. Так-то, щенок, удовлетворённо усмехнулся Тайлер.
        Вслед за Карателями они проникли за незапертые ворота, осторожно миновали пустой двор и рассредоточились вдоль стен дома и сарая.
        - Пахнет засадой! - прошептал Борко.
        - Пахнет твоим дерьмом, - ответил шёпотом Тайлер, хотя и сам обратил внимание на подозрительную тишину. Не слышно даже куриного кудахтанья. Один из Карателей с ноги открыл входную дверь в дом и прицелился.
        - Чисто, - сообщил он.
        Тайлер бесстрашно заглянул в сарай и поводил встроенным в парализатор фонариком из угла в угол. Пустые загоны и кое-какой инструмент. Пахло навозом и перегнившей травой.
        Через пять минут осмотра помещений стало ясно, что ферма покинута. Часть живности нашлась в поле за садом: несколько коров, бык и пара лошадей. Кур так и не нашли. Возможно, сектанты их не разводили. Каратели осматривали дом, а Тайлер с Гриллсом спустились в погреб. Кое-где на стеллажах оставались ящики с овощами и консервация, готовая к отправке в супермаркеты.
        - Гляди-ка. - Тайлер указал на цепи, идущие от торцевой стены. - Похоже, здесь хранили не только консервацию.
        - Очевидно, - коротко согласился Гриллс.
        Они поднялись наружу. Конечно, это всё не то, на что рассчитывал Тайлер, но зато никто не пострадал. Заметно успокоившийся Борко присел на скамейку возле бани и догрызал яблоко.
        - Угощайся, Тай, - предложил он и указал на стоящую неподалёку корзинку, до краёв набитую сочными красными яблоками. - Сладкие.
        - Как попка твоей мамы?
        Борко перестал жевать, оскалился и швырнул огрызок в Тайлера. Тот ловко увернулся и рассмеялся. Снующие по ферме криптоматоны не обращали на них никакого внимания. Они осматривали каждый угол, фиксируя в памяти все улики и особенности. От гниющих в этой работе прока было не больше, чем от пасущихся на поле коров.
        - Кто-нибудь надерёт тебе задницу за твой длинный язык, - пригрозил Борко и взял ещё одно яблоко.
        - Но это явно будешь не ты.
        Через час с небольшим они вернулись в Граббис. Служебный седан натужно урчал на подъезде к Обители. С повышенной эксплуатацией чёртовых колымаг не хватало даже на световой день. Это вам не техника Карателей, на которой можно устраивать гонки с призовым фондом. Тайлер чертыхнулся и заглушил раздражающий двигатель. Тут же подбежал рядовой техник, нырнул на водительское сиденье и погнал автомобиль в боксы утилизации. Тайлер заметил, что на парковке уже стояли готовые к эксплуатации новенькие экземпляры. Конвейер сегодня работал в полную силу.
        Тайлер не успел перевести дух, как получил новое задание - доехать до дома Картера, который так и не появился на службе. По УУ никто не отвечал.
        - Одно лучше другого, - в сердцах бросил Тайлер, занимая на сей раз пассажирское место.
        Либо Картер стал очередной жертвой сектантов, либо сам являлся одним из них. А жаль, он вроде неплохой парень, хоть Тайлер и не успел познакомиться с ним ближе. Гриллс снова развернул карту и сформировал в изменённом мозгу маршрут до нужного адреса.
        - Недалеко, - сообщил криптоматон.
        Понятное дело. Коллапсары приставлялись к ближайшим к месту проживания Обителям. Хоть здесь наблюдалась железная и непоколебимая логика. Картер жил в типовом коттедже на тихой малолюдной улочке. Гриллс остановился в метре от крыльца. Едва Тайлер взбежал по ступенькам, как заметил неладное - входная дверь прилегала не плотно, образовывая миллиметровую щель. Он вытащил парализатор и осторожно толкнул дверь. Та беззвучно открылась. Пустую гостиную заливали лучи дневного света. Оба коллапсара вошли внутрь, озираясь по сторонам. Никаких подозрительных деталей, немногочисленные предметы выглядели нетронутыми, следов обыска или борьбы не наблюдалось.
        - Я проверю второй этаж, - сказал Гриллс и по-кошачьи устремился по лестнице наверх.
        Тайлер прошёл в спальню, затем ещё раз внимательно осмотрел гостиную. Заглянул в немногочисленные шкафы и полки. Ничего. По маркировкам он определил, что мебель просрочена на несколько часов. Индекс опасности выделялся красным клеймом. Картер мог собрать пожитки и свалить, но, скорее всего, он жил в окружении пустоты, как и большинство одиноких волков. Ежедневно покупал и обновлял минимальный набор одноразовых репродуктов - одежду, еду и средства личной гигиены. Никаких излишеств и изысков. Куда же он тратил немалые кредиты, причитающиеся ему, как коллапсару? Наверняка спускал в клубах, прижигая душевные раны от расставания с медсестричкой-карательницей.
        Взгляд Тайлера остановился на тёмном пятне на полу возле порога. Он присел и потёр пальцем. Пятно совсем небольшое, но заметно выделяющееся на бежевой поверхности. Первое, что пришло в голову Тайлера - засохшая лужица крови. Конечно, это могли быть остатки натуральной еды, какого-нибудь томатного соуса, но из предыдущего умозаключения Тайлер заключил, что Картер не баловал себя фермерской пищей. А если всё же кровь, то её явно недостаточно для перерезанного горла. Кто-то вырубил Картера на пороге, когда тот открыл дверь. Всего-то нужен один точный удар в лицо, способный нокаутировать такого доходягу, как Картер. Пожалуй, так всё и было.
        - На втором этаже всё чисто, ничего необычного, - донёсся голос спускающегося вниз Гриллса.
        Тайлер поделился с ним находкой и соображениями. Криптоматон равнодушно выслушал, изучил пятно и сказал:
        - Похоже на правду. Тела нет, значит, нападавший забрал его с собой.
        - Или отволок на задний двор. Там мы ещё не смотрели.
        - Вряд ли, - сказал Гриллс, но последовал вслед за напарником. - Полсона и Мэри Голд убийца оставил в их домах.
        Осмотр заднего двора ничего не выявил. Тело Картера, живое или мёртвое, пропало.
        - Если Картер сектант, то кровь может быть и не его, - предположил Тайлер. - А одной из жертв.
        - Такой вариант тоже не исключён, - согласился Гриллс. - Лабораторный анализ в АБОО подтвердит его или опровергнет. Я схожу за пакетом для улик.
        По прибытии в Обитель Тайлер отчитался перед Вортексом и вручил куратору маленький пакетик с предполагаемыми частицами крови, которые удалось отскоблить с пола. Лишь бы это оказался не соус, подумал коллапсар. Тогда ошибочное задействование лаборатории АБОО отрицательно скажется на табеле. Не критично, но неприятно.
        Остаток рабочего дня группа «ГриТай» помогала рядовым Карателям разбираться с новыми случаями сонного паралича. Тайлер впервые подробно ознакомился со статистикой и данными. Как и в предыдущие разы, жертв объединяло проживание в одном микрорайоне. Специфика Лицензий и даже категории - разные. Изменённых чуть меньше, чем гниющих. В некоторых телах с помощью новейших стэнов удалось обнаружить остатки грязного трэша.
        Высказывались различные предположения. Среди фантастических популярностью пользовалось такое: шептун Монументалистов создал прибор, испускающий особые волны, которые и вводили человека в состоянии глубокого сна. Кто-то ходил ночью по району и направлял прибор на здания. Почему-то эти фантазёры не могли толково ответить на простейший вопрос - как шептун мог создать нечто, не входящее в общую базу протоколов АБОО? Уж такого прибора в ней точно нет.
        - Но кто-то же создал блокиратор криптоматерии! - упорствовали фантазёры.
        Да, но не силой мысли и криптоматерии, а сложной комбинацией существующих веществ. Заговор шептуна - лишь финальный штрих, завершающий композицию. Дискуссии породили новое предположение: для усыпления использовался новый препарат, попадающий в организм таким же естественным путём, как и трэш. Как и пища. Вот что стало главной зацепкой. Все жертвы покупали еду и товары в одном супермаркете. Проследили их покупки накануне и обнаружили удивительное совпадение. Каждый из непроснувшихся покупал на ужин дешёвую биомассу. Никто из остальных жителей микрорайона, благополучно пробудившихся с утра, не употреблял её в пищу. Следы вели прямиком в супермаркет. Предстояло опросить и проверить весь персонал, собрать улики и отправить на очередную экспертизу.
        Тайлер покрутил в руках запакованный пакет с биомассой - спрессованной серой субстанцией.
        - Как хорошо, что я не питаюсь этим дерьмом, - заметил Тайлер и обратился к молодой девушке: - А вы?
        Он и так знал ответ, но не удержался. Не каждый день появляется возможность поболтать с Карателем. Девушка, симпатичная и неспособная без висящего на поясе магнума внушить страх даже бездомному псу из подворотни, одарила коллапсара странным взглядом.
        - Нет, продукты нам поставляются прямиком из АБОО, - наконец, ответила она.
        - Значит, у меня нет шансов удивить вас изысканной кухней в одном из лучших ресторанов Граббиса?
        Несколько секунд девушка молчала, глядя прожигающим взглядом в упор на Тайлера. Ему тут же захотелось исчезнуть, но неожиданно прозвучал ответ:
        - Мне незнакома ресторанная кухня, вероятно, она станет для меня новым опытом.
        - Ага, - опешил Тайлер. - Понял, я тогда забронирую столик.
        Он попятился назад, повернулся и увидел у дальнего прилавка беззвучно хохочущего Борко.
        - Что это сейчас было, Тайлер? - спросил молодой коллапсар. - Ты пригласил на свидание Карателя?
        - Я пошутил и не ожидал, что она согласится.
        - Ну, ты и клоун. Я представляю, как посреди ужина она достаёт магнум и сносит тебе башку после очередной твоей неудачной шутки. Покойся с миром, Тай.
        Борко продолжал противно хихикать, сплющив глазёнки. Что ж, один-один по подколкам, мысленно отметил Тайлер и позволил юнцу уйти в приподнятом настроении. Как выяснилось, не зря.
        Следующим утром коллапсар Борко стал единственной и оттого не вписывающейся в общую картину жертвой сонного паралича в своём районе. Он не питался биомассой и поставил в тупик набравшее ход расследование.
        - Яблоки! - догадался Тайлер на утренней планёрке. - Сектанты оставили на ферме корзинку с отравленными яблоками. Борко съел несколько штук. Уверен, дело в них.
        «А сам ты чудом избежал той же участи, - мысленно добавил Тайлер. - Нет, моя роль в этом спектакле ещё не сыграна».

* * *
        В представлении Дианы пограничники были чем-то вроде мифических персонажей. Менее реальными, чем воплотители, которых с жителями города хотя бы связывали созданные ими репродукты. Пограничники - иной случай. Лицензии выдавались им не пожизненно, но минимум на пять лет, а весь штат насчитывал всего полсотни человек. Среди знакомых Дианы никто не имел опыта общения с пограничниками, а если и имел, предпочитал молчать.
        Мелло вёз их сначала по центральным проспектам, смешиваясь с общим потоком, после чего окольными путями по безлюдным улочкам и тропам. Диана обхватила руками его жилистый напряжённый торс, наспех созданные шлемы с затемнёнными забралами скрывали их лица. За спиной девушки висели обе сумки. Всё же скутер - далеко не самый удобный транспорт для побегов с багажом.
        Диана никогда не забиралась так далеко за пределы города, ей не приходилось бывать даже на фермах. Теперь же они миновали самые отдалённые хозяйства и ехали по едва различимой грунтовой дороге. Вокруг раскинулись бескрайние поля, очаровывающие спокойствием и свободой. Вдали виднелся лес, именуемый в народе окраинным. Дорога сужалась почти до тропы и пересекала лес насквозь, точно длинное искривлённое лезвие. За последние полчаса пути им не встретилось ни одного человека.
        Наконец, они выехали из леса, и у девушки перехватило дыхание. Слегка дымчатый, почти иллюзорный Покров плавно опускался в нескольких километрах впереди. Диана разглядела по курсу небольшую постройку, походившую на брошенную цивилизацией игрушку в царстве девственной природы. Хижина пограничника, догадалась девушка. Ничего общего с гигантскими ангарами, о коих судачили студенты на переменах. А значит, и никаких чужаков-мутантов из внешнего мира, над которыми доктора Граббиса проводили тайные опыты. И многие верили. Каждое молодое поколение превосходило предыдущее в искусстве создания теорий заговора.
        Мелло сбросил скорость и подъезжал к неказистой деревянной хижине накатом. Из открытой двери вышел крупный мужчина в тёмно-зелёном комбинезоне, спутанной бородой до груди и завязанными в конский хвост густыми волосами. И это школьный друг Мелло? Может, учитель? Лишь оказавшись ближе, Диана разглядела молодые карие глаза пограничника и гладкую кожу, не прикрытую волосяной растительностью.
        Мелло заглушил скутер. Оба парня крепко обнялись.
        - Ты выбрался, дружище! - проговорил здоровяк. - Я не сомневался. - Затем перевёл взгляд на Диану. - И всё-таки спас подружку, да ты просто супергерой, Мелло!
        Воплотитель смущённо отмахнулся и представил друга:
        - Диана, это Претто.
        Они обменялись дежурными любезностями. Претто пригласил их в своё жилище, на ходу эмоционально размахивая руками:
        - Тут бардак, знаете ли. Но когда ты три года не видишь никого, кроме доставщиков припасов раз в месяц, тебе становится на многое наплевать. Присаживайтесь.
        Обстановка в крохотной хижине действительно угнетала. Низкий потолок с лазом на чердак и приставленной к стене лестницей, не внушающей доверия. Наваленные тут и там кучи трудноопределимого барахла, скамейка, узкая койка с пуховым одеялом и стол, заваленный мелкими железяками, деталями и остатками еды. Вся мебель грубого дизайна и изготовлена из дерева. У изголовья койки стояло УУ, из динамика доносилось монотонное чтение очередного романа Греховной Эпохи. На подушке лежала книга с красной обложкой. «Интересно, где мы будем спать, - подумала Диана. - На чердаке?»
        - Последнее пристанище аскета, - пошутил Мелло и сел на скамейку. - Зато здесь безопасно.
        Вторая реплика адресовалась Диане. Девушка в ответ кивнула. Её взгляд привлёк массивный агрегат под столом. Претто заметил, куда смотрит гостья и улыбнулся.
        - У нас в школе эта штука была популярнее самих пограничников, помнишь, Мелло?
        - Конечно.
        - Подумать только - огнемёт! Когда я впервые его протестировал, то целую минуту был абсолютно уверен, что мне выпала самая лучшая Лицензия из возможных. Дурень, что сказать.
        - Но как ты получил Лицензию пограничника до окончания университета? - спросила Диана, включаясь в разговор.
        - А с чего ты взяла, что я удостоился чести стать студентом? - Претто покачал головой. - После школы я попал на ферму и целых два года заготавливал сено для скота и копался в земле. Мыслители решили, что моих куриных мозгов недостаточно для продолжения учёбы.
        Он деланно рассмеялся, но Диана уловила в смехе нотки фальши.
        - Ты веришь в Мыслителей? - спросила девушка.
        - Конечно, - вмиг посерьёзнел здоровяк. - Просто им выгодно убедить всех, что их не существует, и городом управляет бездушный механизм, созданный нашими вымершими предками. Какой вздор!
        - Ладно, расскажи лучше, как проходит твой день, - сменил тему Мелло. - А то в нашу прошлую встречу говорил в основном я.
        Претто погладил бороду. Диана слышала, что это действие призвано успокаивать. Или же оно просто превратилось в дурную привычку бородача.
        - Дружище, каждый новый день - копия вчерашнего. Вы думаете, у меня есть какие-то особые обязанности? Чёрта с два! Полистайте ЭК, раздел о пограничниках - это плевок в лицо полезных деяний. Уж простите, если я буду часто говорить метафорами, издержки Лицензии.
        И снова этот притворный смех.
        - Но ведь для чего-то же вы нужны городу, - неуверенно предположила Диана.
        - Ага, нужны, - передразнил её бородач. - Точно так же, как и тысячи бегунов. Я думал, мне придётся защищать границы от вторжений чужаков, о которых недоговаривают в Граббисе или наблюдать через Покров за деятельностью чужаков по ту сторону. - Претто нацелил в сторону гостей фигу с выпирающим мясистым пальцем. - А вот хрен вам в рыло. Точнее, мне. Ну, вы поняли.
        Вот так мифы и теории заговора оказываются трухой, перемолотой жерновами бесхитростной прозы жизни, подумала Диана.
        - Но всё-таки ты находишь себе какие-то занятия? - поинтересовалась она и указала на заваленный деталями стол.
        - Попросил знакомого доставщика принести мне что-нибудь разборное, чего ему не жалко, - пояснил Претто. - Он притащил двигатель внутреннего сгорания. С кладбища древних автомобилей. В школе мы часто бегали туда, помнишь, Мелло?
        - Само собой, ты ещё любил прятаться в багажных отсеках автобусов, - улыбнулся воплотитель. - Называл их брюхом мёртвых механических чудовищ.
        - Да-а, были времена.
        Какое-то время друзья предавались ностальгическим воспоминаниям. Диана не вмешивалась, хотя её больше заботил вопрос спальных мест, питания и гигиены. Ведь неясно, как долго им придётся скрываться в этой хижине.
        - Вообще, я рад, что вы приехали, - сказал Претто. - Из меня никудышный хозяин. Может, предложить что-нибудь поесть или выпить?
        - А чем ты обычно питаешься? - спросила Диана.
        Пограничник вытащил из-под кровати здоровенный ящик, набитый консервными банками и упаковками круп.
        - Вот единственный плюс моей Лицензии. Хоть и консервы, но натуральные, прямиком из АБОО. Здесь вообще нет репродуктов, как вы заметили. Даже не приходится ежедневно следить за уровнем криптоматерии. Ей просто не от чего истощаться!
        - Тут не хватит на троих до следующей поставки, - заметил Мелло. - Но не беда, пища - плевое дело. Главное, чтобы нам с Ди хватило доз БК. - Он потряс сумку со стеклянными колбами. - Иначе придётся совершать вылазку в Граббис и искать уязвимого Монументалиста.
        Претто задумчиво почесал бороду, будто вспомнил что-то важное.
        - И много этих штук у тебя? - спросил он.
        - Пока достаточно. Но тебе они ни к чему, Прет.
        - Уверен? Я же вроде как приютил вас, нарушителей…
        - Мы никакие не нарушители, - успокоил друга Мелло, - пока находимся под защитой БК. Так что расслабься.
        - Ладно, поверю тебе на слово, дружище.
        Чуть позже Диана и Претто впервые в жизни воочию наблюдали процесс воплощения. Мелло приготовил обед за считанные секунды, манипулируя невидимыми невооружённому человеческому глазу потоками криптоматерии. Высвобождая эти потоки и придавая им форму хрустящих говяжьих рёбрышек с запечёнными овощами на гарнир. Три порции на широких пластиковых тарелках оказались на столе, словно проявились из слоя скрытой реальности.
        - Действительно, плёвое дело, - усмехнулся Претто. - Но впечатляет, когда видишь первый раз.
        - Любое чудо превратится в рутину, когда имеешь с ним дело каждый день в течение пяти лет, - сказал Мелло. - Это как с огнемётом.
        Они кое-как разместились за расчищенным столом и пообедали в тишине, разбавляемой приглушённым чтением диктора.
        - И чем мы будем заниматься в ближайшие дни? - не выдержав, поинтересовалась Диана.
        - Наслаждаться чудесами пограничной службы!
        Претто рассмеялся и вытер рот тыльной стороной ладони. По усам и бороде стекал жир от мяса. Диану передёрнуло от отвращения и тоски. Вот же угораздило её влипнуть в эту историю. Университетские будни, ещё полгода назад казавшиеся такими скучными, предстали в ином свете. Диане захотелось уползти обратно в норку привычной, пусть и однообразной, зоны комфорта.
        - Не знаю, как вы, - прервал её размышления Мелло, - но я намерен после обеда прогуляться по лесу. Может, удастся увидеть диких животных. - Он обратился к другу: - Как далеко тебе можно уходить от хижины?
        - Доступный радиус - километр. Именно столько до границы Покрова, если идти по прямой. Хотя ближе, чем на пятьсот метров туда не подойти из-за силового поля. - Бородач указал направление, затем направил руку в противоположную сторону. - А до леса не меньше двух, так что…
        - Хм. - Мелло вытащил из сумки одну из колб и положил на стол. - Так что обманем всевидящих Мыслителей, дружище.
        По лицу Претто вновь расползлась едва различимая в зарослях бороды улыбка.

* * *
        Последнее, что запомнил Картер - укол в шею. После него сознание впало в глубокую спячку. Очнулся Картер уже в другом месте, в комнате с приглушённым освещением и низким потолком. Онемевшие конечности прикованы к металлической койке, вдоль стены в ряд стояли ещё четыре таких же, но пустых. Боль в носу и левой кисти приглушённая, прикрытая действием снотворного.
        Примерно через час хлипкая межкомнатная дверь отворилась, и вошла одна из девушек, которых Картер видел в погребе на ферме. Завидев пробудившегося пленника, она ахнула и тут же ретировалась.
        - Замечательно, - пробурчал Картер. Желудок начинал поедать сам себя, да и во рту пересохло.
        В комнату зашёл Холс в бесформенном халате, отчего Картер не сразу опознал Бригадира. Небритое лицо того источало мрачную враждебность и нехватку сна.
        - Очнулся, - констатировал Холс, скрестив руки на груди. - Тебе повезло, кретин Ежов переборщил с дозой.
        - Возможно, не стоит поручать кретинам слишком сложные задачи, - заметил Картер и картинно окинул помещение презрительным взглядом. - Очередное подвальное гнездо Монументалистов?
        Холс не спеша прошёл мимо и сел на соседнюю койку. Задумчиво и будто оценивающе посмотрел на коллапсара.
        - Вот что, Картер, - заговорил Бригадир. - Чем скорее ты усмиришь в себе бунтаря, тем понятнее станет твоя жизнь. - Неожиданно он вытащил из кармана халата предмет, удивительно похожий на боевой магнум Карателя. - Предлагаю тебе выбор. Я могу пристрелить тебя прямо сейчас. Ты ничего не узнаешь, но лишиться головы - тоже своего рода освобождение.
        Картер сглотнул, увидев в нескольких сантиметрах от лица нацеленное дуло. Этот псих-сектант не шутил, да и оружие у него настоящее. Никаких сомнений.
        - А второй вариант?
        - Я расскажу тебе о наших планах, но обратного пути не будет. Ты останешься смирным пленником, пока не наступит подходящий момент для твоего применения. Что скажешь?
        Картер не сдержал смешка и покачал головой.
        - Подохнуть или стать твоей марионеткой? Дилемма.
        Холс не переставал целиться. Его холодный колючий взгляд источал решительность и непоколебимость, которых так не хватало самому Картеру. Нет, он не сдастся, как безвольный мешок с удобрениями.
        - Хорошо. Убери эту хреновину от моего лица. Давно хотел послушать вашу программу.
        Бригадир улыбнулся и опустил магнум.
        - Верное решение. Хоть ты и адепт стадного поклонения Этическому Кодексу, в тебе побеждает природный инстинкт самосохранения. Что демонстрирует правильность нашей идеи. Человек - прежде всего существо биологическое, а не социальное.
        - Только не говори, что вами движет учение примитивистов, - усмехнулся Картер. - Кажется, они вымерли во втором поколении или чуть позже.
        - В третьем, - поправил Холс. - Нет. Примитивисты отрицали социум без всяких обоснований. В силу слепого бунтарства, хотя среди их лидеров были выходцы из Монументалистов. Обделённые интеллектом торопыги, едва не загубившие всё течение.
        - Что? О чём ты говоришь?
        Холс встал и принялся измерять шагами комнату, чуть наклонив голову вперёд.
        - Тебе, конечно, не знакомо имя Адама Сансета, - заговорил Бригадир. - Он жил в нулевом поколении и стал свидетелем превращения родного города в нынешний Граббис. Сансет примечателен тем, что дольше многих жителей сохранял первичную память и способность смотреть на происходящее глазами человека Греховной Эпохи. - Холс вытащил из другого кармана тонкую стопку сложенных листов и бросил на койку Картера. - Это копии уцелевших частей его дневника. Ознакомишься на досуге.
        Картер развернул листы, исписанные трудночитаемым почерком. Устаревшая версия Языка, что неудивительно. «Падение неба». Любопытное название.
        - И о чём написал этот Сансет? - спросил Картер. - Над городом поставили эксперимент? Или нас захватили пришельцы? В Библиотеке полно похожей макулатуры.
        - Он не знает, что именно случилось, а лишь констатирует и анализирует возникшие перемены. Сансет боялся, что истинное знание окажется погребено временем, и новые поколения утратят всякое представление о прошлом. Вот почему он основал движение Монументалистов. Создал новую веру и обратил в неё десятки горожан.
        - Подожди-ка, - прервал Холса Картер. - О какой утрате знаний ты говоришь, если всегда существовала Библиотека? Любой гражданин мог изучить все материалы о Греховной Эпохе и узнать о прежнем мире.
        - Ты ничего не понял Картер. - Бригадир остановился и одарил коллапсара кривой улыбкой. - Библиотека - и есть главное наследие Сансета. Это храм Монументалистов.
        Прошло не меньше минуты, прежде чем Картер осознал услышанное.
        - Но… - выдохнул он. - Разве…
        - Все считают, что жизнь в Граббисе построена по вольной прихоти неведомых создателей, экспериментаторов или Мыслителей, - продолжил Холс, явно упиваясь лекцией. - Вот якобы они создали общество, лишённое греха и недостатка. Чушь собачья! Граббис - всего лишь слепок обычного города Греховной Эпохи. Да, нас обложили Обителями Очищения, где копится статистика наших прегрешений, есть закрытые от любой живой души АБОО и таинственный Монумент, в остальном же мало что изменилось. Даже упростилось. Ты перечитал уйму книг наших предков, разве я не прав?
        Картер почесал щетину. Откровенно говоря, утильщик говорил правду.
        - И что с того? - упорствовал Картер. - С чего вдруг всё должно было кардинально поменяться?
        - А как же прогресс? Развитие от поколения к поколению? Ничего этого нет и не будет, потому что все мы пленники крутящейся по кругу карусели. Мы проживаем упрощённые версии жизней наших предков и не более.
        - Упрощение стало неизбежным следствием защиты от греха, - предположил Картер. - Чем меньше соблазнов и дозволений, тем проще вести правильную жизнь.
        - Здесь ты прав, Картер, - согласился Бригадир. - Но если поместить стадо диких животных в клетку, оно не перестанет быть диким. Его просто будет легче контролировать, чем на воле. Установи ему карусель с привычным вращением общественных процессов, и дело в шляпе. Стадо любило бегать ради здоровья? Получите десятки тысяч лицензированных бегунов. Стадо работало от рассвета до заката ради денежных доходов? Получите тысячи видов работ за условные кредиты и тратьте их на свои примитивные удовольствия - ходите в клубы и на стадионы, набивайте брюхо вкусностями. Стадо увлекалось искусством? Вот вам Библиотека, УУ и спектакли. Да, Сансет не создавал Библиотеку, но именно он наполнил её нужным содержанием. И действовал косвенно, не имея должной Лицензии. Опасные знания он скрыл от масс и поделился только с последователями движения. Он верил, что рано или поздно потомки получат возможность узнать правду. Главное - бережно передавать знания от поколения к поколению, невзирая на причуды Лицензий.
        Повисла недолгая пауза. Голова Картера гудела от потока сведений.
        - Для толстокожего утильщика ты чересчур многословен, Холс, - заметил он.
        Бригадир осклабился.
        - Издержки общения с Философом.
        - Он ваш лидер?
        - Нас трое. Представители семей Монументалистов от нулевого поколения. Доку и Философу повезло больше с Лицензиями, а знаешь, кем был я до БУРа? Грёбаным регбистом! Три года мне ломали рёбра, ведь болваны на трибунах требовали зрелищ. - Холс закатил глаза к потолку, будто воскрешая в памяти чувства забытых дней. - Никогда не любил чёртов спорт. До меня так и не дошло, по каким критериям мне досталась эта Лицензия. И ведь я не одинок в своём недоумении.
        «Тут он, несомненно, прав», - вынужден был признать Картер.
        - Значит, нас посадили в клетку, - резюмировал он. - Кто и зачем? У Сансета не нашлось ответов, но предположу, что последователи заполнили пробелы.
        Их разговор прервал неуверенный стук в дверь. В комнату заглянула девушка, держа поднос с едой.
        - Простите, но Философ просил накормить пленника, - тихо промурлыкала девушка. - И сказал, что сытость помогает здраво мыслить.
        Холс кивнул. Девушка поставила поднос прямо на койку Картера и засеменила восвояси. В глубокой стеклянной тарелке плескался ароматный куриный бульон с плавающими кусками мяса. Голод не позволил Картеру поинтересоваться происхождением бульона, коллапсар схватил ложку и принялся за еду. Трапеза заняли считанные минуты. Холс терпеливо ждал и заговорил, едва Картер слизал с края тарелки последнюю каплю:
        - Кто и зачем посадил всех в клетку - вопрос, на который мы и сами ищем ответ. Но ты не можешь обратиться к массам словами «я не знаю, но». Поэтому мы заявим о захвате Граббиса пришельцами и провозгласим борьбу за освобождение. Долой криптоматонов - переделанных агентов пришельцев. Долой Обители, контролирующие каждый наш чих и вздох. А помогут нам в этом фальшивые записи Адама Сансета и запасы чистого блокиратора криптоматерии.
        Теперь Картер понял, почему Холс молчал до окончания короткой обеденной трапезы. От таких заявлений Картер подавился бы бульоном. Не давая пленнику опомниться, Бригадир продолжил:
        - Большинство не изменённых жителей Граббиса получат пакет с копиями нашей программы и несколькими дозами чистого БК. Бороться за истину или оставаться адептом стада - каждый решит сам.
        - Да вы спятили! - вырвалось у Картера, и коллапсар едва не подскочил. Удержали узлы.
        С кристальной ясностью он осознал весь масштаб грядущих событий. Холс направился к выходу, демонстрируя, что лекция подошла к концу.
        - Вот увидишь, Картер, - бросил Бригадир через плечо, - мы освободим биологического зверя из социальной клетки. И узнаем правду о наших тюремщиках. Пусть даже ценой тысяч жизней.

20 дней до конца квартала
        Диана вымыла голову в лесной реке, воспользовавшись натуральным шампунем из запасов Претто. Она ещё не привыкла к неудобствам жизни на самом краю реальности, но кое-как примирилась с неизбежностью. Спала она в одиночестве на чердаке, предварительно вычистив углы от многолетней паутины и пауков. Вернее, чисткой занялся Мелло, по-рыцарски учтя девичьи фобии. Он же снабжал их сытным завтраком и обедом, а на ужин шли консервы. Претто нисколько не преувеличивал, рассказывая о бесполезности нахождения на границе. За три полных дня не произошло мало-мальски значимого события. Ни чужаков, пытающихся проникнуть за Покров, ни монстров, ни безумных докторов, ни летательных аппаратов. Тишина и девственная природа, лучше людей помнящая времена Греховной Эпохи.
        Диана с Мелло принимали БК дважды в день, Претто ограничивался одной дозой, чтобы вволю нагуляться по лесу. Пограничник напоминал Диане ребёнка, ошибочно вселившегося в бородатого здоровяка. По вечерам он устраивал огневое шоу, демонстрируя возможности огнемёта. С расстояние в десять метров сжигал сооружённых из прутьев чучел. Когда же они ему надоели, Претто попросил друга создать что-нибудь посущественнее.
        - Что ты имеешь в виду? - настороженно спросил Мелло.
        - Ну… Как насчёт чучела, способного передвигаться?
        Воплотитель рассмеялся.
        - Ты серьёзно? Нет, дружище, в мою базу протоколов такого абсурда не завезли.
        - Жаль. Любопытно проверить эффективность огнемёта на движущейся мишени. Вдруг сектанты нападут?
        Диане не понравился краем уха подслушанный разговор, но встревать она не стала. Дремавшая в бородаче субличноть охотника и искателя приключений пробуждалась от долгого сна, что не сулило им ничего хорошего.
        Освежившаяся и с чистыми волосами, Диана вернулась в хижину, где друзья играли в карты и ожидали от УУ утренней сводки новостей. «Голос Граббиса» оставался для них единственным источником информации о событиях в покинутом городе, хоть выпуски выходили с небольшим запозданием. Но свежих новостных буклетов им никто не доставлял. За три прошедших дня главными темами оставались Монументалисты, подливающие масла в огонь полыхающего Кризиса.
        В ту же ночь, когда Дисперсио убил Мэри Голд и пытался похитить Диану, кто-то расправился с куратором коллапсаров по имени Полсон. Возможно, сам Дисперсио. О пропаже Картера тоже сообщали, зато о ферме ни слова. Поиски Холса и его бригады продолжались.
        Пугали и новыми случаями сонного паралича. Расследование установило, что причиной становилась заражённая сектантами дешёвая биомасса. Теперь коллапсары помогали Карателям, как чуть ранее к самим коллапсарам приставили помощниками обычных полицейских. Службы горбезопасноти объединялись в борьбе с глобальной угрозой, чего не случалось прежде в истории Граббиса.
        - Сейчас вы услышите крайне важное сообщение, - заговорил диктор, сменив звонким тенором предшественника-чтеца. - Увеличьте громкость своих УУ и отложите завтрак. В эфир выходит Бригадир Холс с обращением ко всем не изменённым гражданам Граббиса.
        Мелло и Претто переглянулись. Диана застыла на полпути к столу, где стояла чашка с недопитым сладким кофе. Обращение разыскиваемого сектанта к гражданам через УУ? Привычный мир становился на колени перед Кризисом.
        - Друзья, я буду краток, - заговорил Холс чуть хрипловатым, но твёрдым голосом. - Большинство из вас уже получили или получат персональные пакеты, где мы собрали для вас подробную информацию и средства решения проблемы. А проблема у нас следующая - нулевое поколение стало свидетелем захвата планеты пришельцами из космоса. Прямо как фантазировали предки Греховной Эпохи. Но это не шутка. Нас поработили с помощью Лицензий и криптоматерии. Нас выпалывают, лишают личности и превращают в изменённых. Но ведь призвание человека - не беготня по городу, а смысл существования - не работа ради работы. Мы, Монументалисты, хранили документальные доказательства захвата человечества и проносили их сквозь поколения. Копии в пакетах. Вместе с чистейшим блокиратором криптоматерии, не вызывающим никаких побочных эффектов. Мы готовы снабжать каждого гниющего. Вступайте в наши ряды, помогите свергнуть кукловодов! Это единственная цель, которую преследуют Монументалисты. Не верьте состряпанным криптоматонами сводкам новостей. Пока нас больше, мы обязаны действовать! Конец связи.
        Утильщик замолчал, но его тут же сменил диктор:
        - Граждане Граббиса, вы всё слышали. Мы вынуждены покинуть студию, пока за нами не явились элитные марионетки пришельцев. Действуйте, как велит вам сердце.
        Динамик УУ замолчал. В хижине повисла мёртвая тишина.
        - Что это сейчас было? - первым нарушил её Претто.
        - Хитрый план сектантов, - вышел из оцепенения и Мелло. Он швырнул карты на койку и закрыл лицо руками. - Теперь ясно, для чего Холс собирал трэш в таких количествах. Как я раньше не догадался? Дурная голова, ведь всё лежало на поверхности!
        Диана поспешно села и машинально потянулась за кофе.
        - Я не ожидала, что Монументалисты решатся на такое, - призналась она. - Это всё равно… что выпустить на волю злого джинна.
        - Вы не верите в пришельцев? - спросил пограничник, поочерёдно одаривая их вопросительным взглядом.
        - Тема захвата стала широко популярной в последнее время, - сказал Мелло. - Вот они и сыграли на ней. Теория захвата - очередная сказка.
        - А во что ты веришь? - допытывался Претто и указал в направлении УУ. - Сектант не сектант, но насчёт Лицензий он сказал сущую правду.
        - Послушай, дружище, - примирительно заговорил Мелло и сложил ладони вместе. - Я понимаю, как тяготит тебя бессмысленная жизнь на границе, но нельзя верить этим людям. Я видел, что они вытворяли во время рейдов в клубы и супермаркеты. Холса почему-то не заботило, кто перед ним, гниющий или изменённый. Они косили всех без разбора. Выкачивали криптоматерию и избавлялись от тел, как от просроченных репов.
        Казалось, Претто осадила речь друга. Но ненадолго.
        - Слышал выражение: не разбив яиц, не приготовишь омлет? - спросил бородач. - Возможно, у этих рейдов была своя цель.
        - Вот на это они и рассчитывают! - взорвался Мелло и ткнул пальцем в широкую грудь пограничника. - Завербовать таких дурачков, как ты! Проще простого!
        - Это я дурачок?
        - Угомонитесь, пожалуйста! - вмешалась Диана.
        Она не имела понятия, что ещё сказать и как погасить вспыхнувший, точно пламя, конфликт друзей. Но оказалось достаточно и голой просьбы. Претто насупился, отбросил карты и уставился в окно. С самого утра день пошёл по скверному сценарию, заложенному в умы рядовых слушателей Холсом. Мелло прав - сектанты намеренно давили на болевые точки граждан, прекрасно зная их расположение на рыхлом и исполосованном пролежнями теле общества. Диана не стала напоминать пограничнику о перерезанных горлах и десятках непроснувшихся жителей, среди которых гниющие составляли большую часть.
        Претто потребовал ампулу с БК и заявил, что намерен успокоить себя прогулкой по лесу. В одиночестве. Когда он ушёл, у Дианы проскользнула мысль, не сбежит ли он в Граббис? К обеду здоровяк вернулся, молча поел консерв и стал возиться с настройкой УУ. После выступления Холса «Голос Граббиса» молчал. Грубо выругавшись, пограничник улёгся спать, запретив себя беспокоить до вечера. Диане и Мелло пришлось отправиться на лесную прогулку. Воплотитель на всякий случай взял с собой сумку с запасами БК.
        - И долго он будет дуться на нас? - спросила девушка. Они медленно шагали по тропе в тени нависающих крон деревьев.
        - Ему надо дать время перебороть внутренних демонов, - ответил воплотитель. - Претто всегда был таким доверчивым. Падким на красивые слова и пустые обещания. Нередко обжигался, но продолжал верить людям, если те говорили слова, которые он хотел услышать.
        - Ну, а мы что будем делать? Идея заложить ферму Карателям не сработала.
        - Ты же понимаешь, что возвращаться в Граббис смертельно опасно? - Мелло не смотрел на неё и сосредоточенно пинал мелкие палки.
        - Значит, сидим здесь и не дёргаемся?
        - А у тебя какие предложения?
        Диане показалось, что они перебрасываются вопросами, как горячими камнями. Никто не хотел остановиться и выдать холодный осмысленный ответ.
        - Я не знаю, - призналась она.
        - Вот видишь. Через двадцать дней будет понятно, какое будущее нас ждёт. Пока же будем сидеть тут.
        Диана разочарованно покачала головой, но промолчала. Мелло, который предстал перед ней после убийства Дисперсио, и Джо, пытающийся остановить набирающее обороты сектантское колесо, - два совершенно разных человека. Похоже, колесо переехало обоих, безжалостно раздавив Джо. Выживший Мелло предпочёл уйти с дороги. Диану вдруг осенило. А не сыграла ли она роли в его трансформации? Она до сих пор не разобралась в природе их отношений. Врождённая застенчивость Мелло вкупе с его пятилетним опытом узника Цеха превратили парня в закрытую книгу, написанную неизвестным языком. Если он испытывал к ней симпатию или нечто большее, то не желал рисковать их возможным будущим. Даже если придётся выживать в новых реалиях, порождённых действиями Монументалистов.
        - Давай поужинаем прямо в лесу? - предложил Мелло, отвлекая девушку от едких размышлений.
        - Хорошая идея, - улыбнулась она.
        Никакой романтики, если не принимать за неё спокойное и размеренное поглощение питательной пищи без изысков под сенью шелестящей на ветру листвы.
        - Насколько тебя истощают постоянные воплощения еды? - поинтересовалась Диана. - Ты же не принимаешь специальный отвар.
        - Ерунда, - отмахнулся Мелло. - За ночь обычного сна я способен восстановить втрое больше криптоматерии, так что не волнуйся на этот счёт.
        К хижине они вернулись, когда смеркалось. Претто читал книгу, направив светонакопительную пластину под удобным углом. Одарив их коротким равнодушным взглядом, бородач продолжил чтение. Диана взобралась на чердак и укуталась в пуховое одеяло. Свежий воздух творил чудеса, и она заснула через считанные минуты.
        Разбудил её шум и голоса внизу. Подкоркой почуяв неладное, Диана тут же вскочила и спустилась с чердака. Пространство хижины освещал раскрытая панель. Претто стоял одетый с взгромождённым на плечи огнемётом. В одной руке он держал длинный ствол, другой же вцепился в сумку, пытаясь отобрать её у Мелло.
        - Отдай мне половину! - требовал пограничник.
        - Нет!
        - В чём дело? - Диана постаралась обратить на себя внимание.
        Претто посмотрел на девушку с плохо скрываемым презрением.
        - Можете оставаться здесь, но я ухожу, - процедил он. - И мне нужны дозы БК.
        - Они нам тоже нужны, - возразил Мелло. - А если ты намерен записаться в сектанты, тебя ими снабдят. Так же сказал Холс. Сомневаешься в искренности утильщика-убийцы?
        - Просто хочу обезопаситься.
        Диана поняла, что никто из них не намерен уступать. Она подошла ближе и положила руки им на плечи, почувствовав, как напряжены тела. Если дойдёт до рукопашной, у Мелло мало шансов одержать победу.
        - Успокойтесь оба. Вы хуже детей.
        - Кто бы говорил! - возмутился бородач. - Вчерашняя школьница. Да ещё тупая блондинка, просто ходячий стереотип из древних книжонок.
        - Следи за языком, дружище, - оскалился Мелло и сжал кулак для удара.
        Диана проглотила оскорбление и поспешно заговорила:
        - Мелло, отдай ты ему эти чёртовы колбы! Тебе не справиться с ним, сколько бы ты ни геройствовал.
        Претто скривился в ухмылке.
        - А может, и не тупая. - Его голос слегка смягчился. - Дружище, я не хочу причинять вам вреда, но мне придётся. Отдай по-хорошему, и разойдёмся каждый своей дорогой.
        - Это ошибка, Претто, - не отступал воплотитель.
        - Моя ошибка, - подчеркнул здоровяк.
        Наконец, Мелло понял бессмысленность препираний и сдался. Он отпустил сумку и позволил школьному другу выпотрошить её содержимое. Диана облегчённо вдохнула и отступила на шаг. Претто рассовывал колбы по карманам, затем поставил сумку к ногам Мелло и сказал:
        - Там осталось даже больше половины. Вам хватит недели на две. Достаточно времени на размышления.
        Мелло не стал уточнять, что тот имел в виду. Бородач откупорил одну из колб и влил в себя её содержимое. Вытер ладонью усы.
        - И что ты намерен делать с этой штукой? - спросил Мелло, указывая на ранцевый огнемёт за спиной пограничника. - Сжигать криптоматонов и тех гниющих, кто не побежит за Холсом?
        - Определюсь по месту, - буркнул Претто. - Я ведь даже не знаю, что там творится.
        К удивлению Дианы, он не стал требовать никакого транспорта. Неужели намеривался пешком преодолеть такое расстояние? Будто прочтя в её глазах невысказанный вопрос, Претто сказал:
        - Сначала я доберусь до ближайших хозяйств и разведаю у фермеров обстановку. Вы точно остаётесь?
        Вопрос прозвучал риторически, Мелло даже не удостоил его ответом. Диана не считала, что отсиживаться в хижине - лучшая тактика, и даже была рада, что им не хватит блокиратора криптмоатерии до конца квартала. Однако составлять компанию неуравновешенному и странному пограничнику не входило в её планы. В крайнем случае, она уйдёт одна.
        - Кстати, Мелло, - спросил Претто, повернувшись на пороге, - а помнишь, как вы с Диксоном играли в бегство от криптоматонов в седьмом классе? - Ещё один риторический вопрос. - Выбирали натренированного бегуна, вклинивались в его маршрут и представляли, что вас преследует мутант из репо-клуба. И как-то раз вы оба выдохлись, но продолжали бежать, пока у Диксона не отказало дыхание, и он не расквасил нос о землю. - Претто усмехнулся. - А ты даже не остановился, настолько увлекшись бегством.
        Не сказав больше ни слова, пограничник растворился в ночи.
        Глава 10
        Хранители
        Четвёртая уцелевшая запись из дневника Алана Сансета, представителя нулевого поколения:
        «Последние две недели наша строительная бригада занималась заменой системы водоснабжения. Новая реальность не лишит наших потомков возможности принять горячий душ после тяжёлого рабочего дня. Новые материалы поставляются из АБОО. А вот электричество канет в лету. Источниками освещения станут накопители солнечного света разных размеров и форм. В основном, переносные пластины.
        Каждый гражданин удостоится Универсального Устройства, призванного удовлетворять базовые потребности среднестатистического человека. Для выходов за пределы усреднённости мы построим развлекательные клубы и спортивные площадки.
        С каждым утром перемены кажутся мне менее удивительными, будто ничего не произошло тем далёким днём, когда небо упало не землю. И всё же я посчитал своим долгом попытаться разобраться, что именно тогда произошло. Увы, у меня недостаточно ресурсов и возможностей организовать полноценное движение. Единственное, что в моих силах (пока) - сохранять крохи информации, связывающие нас с прошлым, именуемым нынче Греховной Эпохой. Каждую свободную минуту я занят в Библиотеке. Структурирую хаос и отбираю книги, которые не позволят следующим поколениям утратить корни идентификации.
        По ночам я плохо сплю. Что-то гложет меня в часы ментальной и физической расслабленности. Но почему? Ведь я - строитель безгреховного общества…»

20 дней до конца квартала
        Тайлер заканчивал утреннюю зарядку, когда его УУ затрезвонил в отчаянной попытке привлечь к себе внимание.
        - Кого там черти принесли? - пробормотал Тайлер себе под нос, подошёл к угловому столику и нажал кнопку приёма вызова. - На связи.
        - Ты слышал это, Тай? - донёсся возбуждённый голос из динамика.
        Определить звонившего по этим словам Тайлер не успел.
        - Что именно?
        - Серьёзно? Чем ты там занимаешься?
        Теперь он узнал голос Кепы, ещё одного коллеги-щенка. Не сказать, что между ними существовала достаточно крепкая дружеская связь для звонков ни свет ни заря. Значит, информация действительно важная.
        - Давай говори уже! - рявкнул Тайлер.
        - Холс обратился к горожанам по «Голосу Граббиса» пять минут назад. Проверь, у тебя на крыльце не лежит компактный чёрный пакет?
        Не отрывая взгляда от УУ, словно ожидая от него нападения, Тайлер попятился к выходу. Открыл дверь и действительно обнаружил на пороге пакет размером с новостной буклет и толщиной в пять сантиметров. Поддавшись инстинктам, Тайлер тут же захлопнул дверь и отступил вглубь гостиной.
        - Лежит, - крикнул он. - Что в нём?
        - Не волнуйся, никаких ядов, - хихикнул Кепа. - Распакуй.
        Тайлер вернулся к крыльцу, осторожно взял пакет и подошёл ближе к УУ. Вскрыл хлипкую дешёвую упаковку. Стопка исписанных бумаг, пара ярких брошюр и две знакомые колбы с прозрачной жидкостью. Тайлер разложил содержимое на столике и нахмурился.
        - Увидел? - спросил Кепа.
        - Конечно, увидел. Я же не слепой.
        - Если верить Холсу, Монументалисты снабдили такими «подарками» больше половины гниющих Граббиса. Почитай их программу, занимательное чтиво.
        Сколько человек пришлось задействовать для такой операции? Да ещё ночью! Или поздно вечером до наступления комендантского часа? Тайлер взял брошюру и пробежался глазами по тексту. Затем бегло изучил остальные бумаги. За несколько минут он собрал паззлы воедино. Кепа терпеливо ждал.
        - Пришельцы, серьёзно?
        - А почему бы и нет? - сказал Кепа.
        Странный ответ, подумал Тайлер. Он не сомневался, что многие проглотят наживку сектантов и попросят добавки.
        - Что ты намерен делать? - донёсся очередной вопрос из динамика.
        - В каком смысле?
        - Ты же понимаешь, что всё изменилось? Только что Монументалисты обзавелись своей армией, даже если за ними пойдёт всего треть гниющих.
        Никаких служб горбезопасности не хватит, чтобы остановить поднятую волну. Тайлер прекрасно понимал расклад.
        - И что ты предлагаешь? - спросил он.
        - Не иметь с криптоматонами ничего общего. Иначе нам крышка. - Помолчав, Кепа добавил: - Короче, сегодня у меня выходной. И тебе не советую соваться в Обитель. Двух доз на сутки хватит.
        Он отключился так же неожиданно, как и позвонил. Тайлер неподвижно таращился на умолкший УУ. Попытался настроиться на «Голос Граббиса», но и там наткнулся на тишину. Впервые на его памяти. Зато внутренний голос не затыкался: «Послушай совета Кепы, юнец мудр не по годам, сразу смекнул, что к чему». Его оппонент, альтер-эго, возражал: «Зароешься, как крот в своём коттедже и пропустишь всё представление?».
        Тайлер сгрёб в охапку «подарок» сектантов и отнёс его в комнату. Бросил на кровать и принялся одеваться в свой лучший натуральный костюм. Нет, он не намерен быть кротом и даже зрителем, безропотно ожидающим развязки.

* * *
        Доктор Томпсон, солидный седовласый мужчина пятидесяти двух лет, внимательно выслушал выступление Холса, попивая кофе со сливками. Сандра сидела напротив, допивая протеиновый коктейль. На её гладком, точно высеченном из камня лице не дрогнул ни единый мускул. Содержимое обнаруженного на пороге пакета лежало на столе между ними.
        - Плохие новости, детка, - заговорил Док, делая очередной глоток. - Работы у нас с тобой прибавится.
        - Совершенно точно, - согласилась Сандра и резко встала. - Нам стоит поспешить.
        Она сложила в сумку колбы и бумажные копии, проверила закреплённый на поясе магнум и надела лёгкое пальто, скрывающее оружие от посторонних глаз. Не прощаясь, девушка вышла из коттеджа. Док откинулся на спинку стула и улыбнулся. Всё складывалось именно так, как он представлял себе последние месяцы. Лидер движения живёт под одной крышей с Карателем и за чашкой кофе наблюдает начало конца.
        Им пришлось приступить к финальной стадии на десять дней раньше намеченного, но план разрабатывался с запасом, поэтому никаких критических препятствий не возникло. Тюдор справился с производством чудовищных объёмов БК, БУРы собрали немало урожая криптоматерии, причём, сборы должны вырасти за счёт грядущих жертв изменённых. С начала квартала Монументалисты завербовали больше тысячи новых членов, а в ближайшие дни их ряды пополнят десятки тысяч. Прогнозисты рассчитали волны роста, внушив лидерам движения твёрдый повод для оптимизма.
        Даже непредвиденное разоблачение Холса не сказалось на планах. Тем лучше, что один из них выйдет из тени и поведёт за собой новую паству. Изначально роль отводилась одному из приближенных и надёжных вассалов, но теперь пути назад нет. У Холса так точно. Док усмехнулся и выключил молчавший УУ. Во Второй больнице его ждали пациенты и будущие жертвы Великого Восстания Хранителей.

* * *
        Добираясь до Обители, Тайлер обратил внимание на опустевшие улицы Граббиса. Редкие прохожие и бегуны, незаполненные автобусы, отсутствие привычного жужжания десятков скутеров. Казалось, утренний час пик проспал свой выход на работу и продолжал валяться в постели. Зарылись в своих раковинах и выжидают, подумал Тайлер. Пока шёл, он анализировал ход сектантов. Слухи о чистоте их БК неслучайно расползлись по всему городу в последние три дня. Он слышал, что многие готовы были платить отложенными резервами криптоматерии, лишь бы раздобыть безопасный препарат. Добропорядочные граждане, табели которых впору вешать в школах в качестве примера безгреховной жизни, оказались слабы перед искушением Монументалистов. Чего греха таить, Тайлер и сам бы не отказался от пары доз, чтобы покуролесить в клубе, но не в таких обстоятельствах. Сектанты объявили войну изменённым. Принять БК означало перейти на их сторону и стать мишенью для Карателей. Пока рано принимать окончательные решения.
        В Обитель явились всего трое гниющих, включая Тайлера, остальные избрали путь Кепы. Всего трое в окружении полусотни изменённых коллапсаров и техников! Камбасис и Ронда. Вот бы о ком Тайлер подумал в последнюю очередь, что они сохранят преданность Лицензии. Отбывающие номера статисты. Непроизвольно они сгрудились рядом с Тайлером, будто ища поддержки. На их лицах он прочитал целую поэму нерешительности, заканчивающуюся вопросом: «А правильно мы поступили, что припёрлись сюда?».
        - Первым делом, мы проверим наших коллег на примеси БК, - заговорил Вортекс, недвусмысленно глядя на троицу гниющих. - Прошу не воспринимать этот акт, как дискриминацию по категории. Из нескольких Обителей поступили сведения о пришедших на службу коллапсарах, находящихся под действием препарата Монументалистов. Их мотивы очевидны - подорвать нашу деятельность изнутри. Предатели нейтрализованы.
        Вортекс едва закончил говорить, как группа изменённых коллапсаров окружила троицу. Между ними просочился дежурный техник с заблаговременно приготовленным стэном. Один из гниющих - Ронда - выхватил парализатор и выпустил заряд в стоящего напротив криптоматона, а затем попытался убежать через образовавшийся зазор. Прозвучал оглушительный выстрел, ударивший по перепонкам. Спина убегающего разорвалась, забрызгав присутствующих кровью, мясом и осколками позвоночника. Только сейчас Тайлер заметил вышедшего из-за могучей фигуры Вортекса Карателя в сером костюме.
        - Продолжайте проверку, - спокойно сказал элитный Каратель.
        Подоспевшие техники отнесли сражённого зарядом криптоматона в отдел терапии, после чего убрали тело Ронды. Тайлер и Камбасис замерли, позволив проверить себя на примеси БК. У обоих результат оказался отрицательным. Оба без лишних вопросов сдали принесённые пакеты сектантов. Тайлер выдохнул. В ушах по-прежнему гудело. Впервые в жизни он наблюдал смертоносную силу магнума, да ещё с такого близкого расстояния. Зрелище поистине… гипнотическое.
        - Порядок, - отчитался техник и удалился.
        - Наша первостепенная задача, - заговорил Вортекс, - охранять Обитель от возможных нападок. Основная часть коллапсаров во главе с Карателем останется здесь. Пять групп отправятся в Граббис проверять каждый дом. Граждане, примкнувшие к сектантам или просто скрывающиеся от обязанностей своих Лицензий, должны быть нейтрализованы. Степень нейтрализации определяется коллапсарами на месте.
        Тайлер не удивился, оказавшись в числе проверяющих. Камбасис тоже, со своим изменённым напарником. Скудные остатки пушечного мяса брошены на передовую. Карателей, Вортекса и ему подобных не интересовало, что такие проверки - всё равно, что булавочные уколы. Даже если отрядить все силы на обход нужных адресов, мероприятие займёт не одну неделю. С другой стороны, а что ещё оставалось делать? «Сам же рвался на сцену, - противно напомнил трусливый внутренний голос. - Вот и не жалуйся».
        Транспорт им не понадобился. Гриллс изучил выданную на планёрке документацию - три репродуцированных листа, загодя заполненных техником. Их пеший маршрут на восток с указанием номеров коттеджей или квартир в многоэтажках, где жили неизменённые граждане. Начали с коттеджа в трёхстах метрах от Обители.
        - Есть кто дома? - громко спросил Тайлер и постучал в дверь. Парализатор он держал в правой руке, готовый без раздумий применить его.
        Напарник стоял слева от входа. В полной боевой готовности. На стук никто не ответил.
        - Это плановая проверка! - повторил попытку Тайлер. - Откройте дверь или мы будем вынуждены взломать её.
        Импровизация сработала.
        - Что ещё за проверка? - проворчал хриплый голос изнутри. - У нас всё в порядке.
        - Откройте дверь, - настойчиво повторил Тайлер. - Не вынуждайте применять силу.
        Последовало неразборчивое ворчание, но замок всё же щёлкнул. В приоткрытый зазор Тайлер разглядел половину тощего лица и часть непричёсанной шевелюры с отблеском седины. Тайлер без церемоний толкнул дверь и шагнул внутрь. Мужчина лет сорока пяти с голым торсом испуганно отступил назад и понял руки.
        - Я ничего не делал! Ничего! - затараторил он, пятясь назад.
        - Мы пришли как раз в этом убедиться, - сказал Гриллс, подходя к жильцу.
        Тайлер бегло осмотрел помещение. Типичный аскетизм, парадоксально сочетающийся с беспорядком. Соорудить бардак из горстки вещей - особый талант. Кое-какая одежда хаотично валялась на полу, чуть поодаль от неё лежала раскрытая сумка, а по всему обеденному столу рассыпались крошки от недоеденного на завтрак дешёвого сырного пирога, источавшего запах просрочки.
        Гриллс аккуратно, но твёрдо взял жильца за плечо и приложил к груди «зонтик» стэна. Мужчина оцепенел и даже не сопротивлялся.
        - Это будет трудный день, - заметил Тайлер, когда прибор издал характерный писк.

* * *
        В операционном отделении Второй больницы царил хаос. Док едва успел облачиться в рабочий халат, как его облепили, точно мухи, медсёстры и санитары ночной смены. Они бесперебойно что-то жужжали, Док нацепил сосредоточенную гримасу и периодически кивал. Из словесного потока он вычленил важные пункты. Половина жертв первой волны сонного паралича заснула навечно - их мозги отказали окончательно, функции организма обеспечивало медицинское оборудование.
        Это ожидаемо, отметил про себя Док. Рецепт той добавки изначально вызывал опасения, но надо же было приступать к экспериментам в широких масштабах. Философ не одобрял неоправданных жертв среди мирных гниющих, но Док считал их оправданными. Пятый образец препарата обещал реализовать замысел - усыплять изменённых и не воздействовать на гниющих.
        - Доктор Томпсон, начали поступать пациенты с механическими повреждениями, - доложила медсестра-криптоматонка и перечислила: - Черепно-мозговые травмы, колотые ранения, ушибы внутренних органов.
        - Результаты утренних столкновений горожан, - добавил санитар.
        Док кивнул. И это ожидаемо. Щедро розданный БК содержал в себе примесь, побуждающую людей с определёнными психотипами к агрессии и жестокости. Жаль, не всех.
        - Через минуту я займусь ранеными, - ответил Док и натянул тонкие одноразовые перчатки, как ещё один слой кожи.
        Как он и предполагал, работать придётся с непритворным усердием, причём, далеко за узкими рамками Лицензии анестезиолога. Вызывать подозрений на ранней стадии Восстания никак нельзя. Среди раненых наверняка будут не только враги, но и потенциальные союзники.
        Док спустился на первый этаж и присоединился к коллегам. Из-за волн сонного паралича им пришлось запрашивать в АБОО дополнительные койки, каталки и лекарства. Все заказы пришли в срок и в полном объёме. Все четыре этажа больницы были вовлечены в работу впервые на памяти Дока. Его отец сорок лет проработал анестезиологом в отделении хирургии и зачастую скучал на рабочем месте. Человеческое вмешательство требовалось в случаях незначительных травм и операций, всех серьёзных пациентов загружали в мобильные госпитали АБОО, способные если не воскрешать из мёртвых, то реанимировать безнадёжных. Правда, логика отбора счастливчиков оставалась непоследовательной, будто оборудование консультировалось с ЭК и решало, кому подарить второй шанс, а кого избавить от страданий. «Лишнее напоминание, - часто говорил отец Дока, - что мы гости в этом городе, а не хозяева».
        Первым утренним пациентом Дока оказался молодой человек с широкими порезами на груди. Он истекал кровью и ругался свозь зубу. На лице застыла маска боли.
        - Кто вас так любезно исполосовал? - поинтересовался Томпсон, аккуратно обрабатывая раны вымоченным в спирту ватным тампоном.
        - Жена, будь проклята эта жирная сука! - выплеснул молодой человек. Слова полились из него, будто вопрос Дока прорвал невидимый клапан. - Я первым нашёл пакет на пороге, выглянул сразу после обращения. Всего один пакет на двоих. Предложил разделить дозы и раздобыть ещё, но она сказала, что не намерена натирать полы в забегаловке даже полдня! Какая же тупая овца! А мне, значит, по кайфу целыми днями разгружать поставки из Цехов! Ночами спину не чувствую!
        Док натянул медицинскую маску повыше к глазам, чтобы скрыть улыбку от уха до уха. Прекрасно, просто прекрасно.
        - Задеты лишь мягкие ткани, - сказал он максимально расслабляющим тоном, - органы и артерии не пострадали, так что вы легко отделались. Я занесу ваше имя в больничный журнал, так что пару дней вы официально избавлены от необходимости выполнять требования Лицензии.
        Информация вмиг погасила в пациенте полыхающую ярость.
        - Спасибо, доктор. Нет худа без добра.
        К вечеру похожих историй Док наслушался вдоволь. Менялись детали мотивов, обстоятельства и степени увечий, неизменным оставалось главное - желание горожан хотя бы на день вдохнуть полной грудью. Снять тесный, утягивающий естество корсет Этического Кодекса. Без сомнения, угнетённые последуют за Холсом и начнут крошить криптоматонов за новые дозы БК, а большинство из довольных жизнью побоятся бросить вызов стихийной волне.
        Ни одна из сторон не станет трогать Цеха, больницы, учебные заведения и Библиотеку, так что Док ощущал себя в полной безопасности. Вновь завербованные члены движения получали на этот счёт строгие инструкции. Чего нельзя сказать о супермаркетах, кафе и клубах. Им предстояло принять на себя первую волну.
        Сандра наверняка не вернётся ночью домой, Каратели задействуют все ресурсы. Ночь обещала быть жаркой. Даже если Сандра и вернётся, у Дока готова пищевая добавка в её любимый протеиновый коктейль. Ещё один эксперимент, приводящий в восторг сущность исследователя природы вещей. Как и всё происходящее прежде, Док воспринимал мир Граббиса не бесхитростной иллюстрацией подчинения человеческого естества, а нечто большим и глубоким. Ведь у всего есть объяснение. Вода точит камень не потому, что тот ей враг. Она подчинена гравитации. Не покорившее космос человечество не может быть врагом никаких пришельцев. Возможно, они - всего лишь та самая вода, точащая камень. Каким законам они подчинены - вот в чём вопрос. Банальный поиск ресурсов или их потребности располагаются в иной плоскости? «А если мы всё-таки покорили космос? - задавался вопросом Док с ранней юности. - И просто уничтожили эту часть истории. В таком случае, стоит разобраться, кого мы могли разгневать».
        Что же до Сандры, то ей предстояло стать первым Карателем, подвергнутым процедуре Загрязнения, как иронично окрестил её Док. Психотип бывшей подчинённой подходил как нельзя лучше, что и запустило цепь событий задолго до первых упоминаний Монументалистов в новостных буклетах. Когда Сандра ещё работала медсестрой в хирургическом отделении и жила с будущим коллапсаром в замшелой конуре старой многоэтажки, Док добавил в её обед заговорённой Тюдором гнилой воды, на короткое время превращающей человека в лёгкую мишень для внушения. После обеда в их отделении случился несчастный случай с доставленным ранее школьником. Защищённый трэшем Док увеличил дозу анестезии и отправил школьника в царство мёртвых снов, а вину возложил на медсестру-помощницу самым елейным голосом из доступных. Результат порадовал - после рабочей смены Сандра прямиком отправилась в ближайшую Обитель Очищения.
        А дальше оставалось только ждать, когда от неё отшелушатся бывшие кавалеры и преспокойно наладить контакт. Конечно, даже будучи изменённой, она продолжала уважительно относиться к доктору Томпсону. Теперь у него под рукой был субъект для тщательно выверенного препарирования. Её неожиданное превращение из медсестры в Карателя стало приятным сюрпризом. Ставки повышались, как и цена ошибки, но Дока это лишь подстегнуло. Он переступил ранее проведённую в уме черту и рискнул склонить Сандру к сожительству. Сработало. Философу, Бригадиру и ближайшим вассалам, которые знали Дока в лицо, он говорил лишь часть правды: да, изучаю криптоматона, одну из своих медсестричек. Ни слова о Карателях.
        Вечером Док вернулся домой, не чувствуя рук. Он спас немало жизней, в том числе полицейских и коллапсаров, сохранивших верность Лицензиям. Стойкие пешки на шахматной доске. Что ж, возможно, скоро они передумают.
        Сандра так и не вернулась к полуночи, поэтому Док поужинал в одиночестве и отправился спать.

18 дней до конца квартала
        Девица вошла в комнату бесшумно, по-змеиному. За несколько дней Картер начал отличать бывших поселенок фермы по голосам и очертаниям фигур. Их лиц он почти не видел в постоянном полумраке своей комнаты-темницы. Девушки вели себя на удивление любезно, принося еду и забирая поднос с пустой посудой. Кормёжка не отличалась изысканностью, но избавляла от голода. А чтобы пленник не сошёл с ума, ему принесли стопку старых книг и осколок световой панели. Читать приходилось, точно с фонариком, постоянно перемещая кусочек панели над строчками текста. Зато его снабдили фермерской одеждой: рубашка, брюки и плотные сандалии.
        После той обстоятельной беседы Холс не появился ни разу. Картера отрезали от источников информации, а девушки не делились с ним новостями из внешнего мира. Может, и сами не знали, укромно обосновавшись в подпольном гнезде Монументалистов. Картер терялся в догадках, под каким зданием находился этот подвал, чтобы сектанты сочли его безопасным. Реальность превзошла самые смелые предположения.
        Утром третьего дня заточения, через час после завтрака, в комнату заглянул высокий человек в длинной мантии. Седые длинные волосы и острые птичьи черты лица. Картер усмехнулся, нарочито зажмурился и помотал головой, будто стараясь отслоить своё сознание от происходящего.
        - Как поживаете, молодой человек? - вежливо поинтересовался Когорт и встал у противоположной стены, скрестив свешенные кисти рук перед собой.
        - Спасибо за книги. - Картер кивнул на стопку у изголовья койки. - Никогда ещё у меня не было столько времени на чтение.
        - Увы, многие недооценивают значимость книг, - посетовал старший библиотекарь. - Либо воспринимают их очередным развлечением, наряду со спортивными состязаниями или клубными утехами.
        Картер промолчал, поэтому Когорт продолжил:
        - На самом же деле, они - идеальное оружие в борьбе за умы общества. Алан Сансет понял, что в новом мире не останется лучшего способа воздействия на мышление горожан, кроме книг. Память утеряна в Утреннем Тумане, но бумага помнит всё.
        - Холс мне рассказывал о ваших сектантских династиях, тянущихся с первого поколения, - сказал Картер. - И я подозревал, что старший библиотекарь в деле. Не просто поражённая болезнью часть организма, а сама болезнь.
        Лицо Когорта застыло и сделалось ещё более угловатым.
        - Я - гуманист, - заявил он. - Поверьте, будь иной способ добиться целей, я бы не допустил ни единой смерти. Но мы противостоим чему-то неведомому, с чем моё главное оружие не работает. - Он вытащил из кармана рясы компактный томик и потряс им в воздухе.
        Картер махнул рукой.
        - А передо мной чего оправдываться? Кто я в вашей системе ценностей?
        - Прежде всего, человек.
        - Пленный.
        - Так выпали карты, - непринуждённо пожал узкими плечами Когорт.
        - Вы знаете, как меня намерен использовать Холс? - спросил Картер после недолгого молчания.
        - Знаю. После процедуры внушения он отправит вас к Монументу.
        Картер кивнул, словно соглашаясь с предложением выпить в баре.
        - Чего ещё можно ожидать от секты с таким названием.
        Когорт улыбнулся и одарил собеседника снисходительным взглядом.
        - Монументалисты - всего лишь маска, - заявил он. - Для отвода глаз. Наше истинное название - Хранители. Странно, что вы не догадались раньше.
        - Не имеет значения, как вы себя называете, - покачал головой Картер. - Секта остаётся сектой.
        - Движение, - мягко поправил Когорт. - Не будьте столь узколобым. Мы сделали для Граббиса больше, чем тысячи слепых праведников. Без нас город потерял бы главное - идентификацию. Кто мы и откуда? Шестерёнки в механизме или нечто большее? История, собранная и сохранённая Аланом Сансетом - вот якорь, удерживающий нас от дрейфа в океане невежества.
        - Красивые слова, - иронично заметил Картер. - Жаль, что за ними кроется столько лжи. Пришельцы, порабощение. Вы и сами не верите в эту чушь.
        - Внешний враг - лучшая мотивация для толпы, - спокойно парировал старший библиотекарь. - Даже если он выдуман. Во благо! - подчеркнул Когорт. - Стоило отвязать цепь, как мнимые праведники сбросили овечьи шкуры. Такой силой надо грамотно управлять.
        У Картера не осталось за пазухой аргументов, лишь эмоции. Но их он решил придержать при себе. Нет смысла злить надзирателей. Кроме отрезания пальцев в первый вечер с ним хорошо обращались.
        - Что происходит снаружи? - спросил он, заметив, что старший библиотекарь намеревается уйти.
        Когорт помолчал немного и ответил:
        - Самое болезненное и правильное Очищение в истории Граббиса.

* * *
        День для Тайлера не задался с раннего утра. Сначала в окно прилетел булыжник в сопровождении выкриков в духе: «Долой криптоматонских крыс!». Осколки усыпали пол гостиной. Тайлер прервал завтрак и схватил лежавший на столе парализатор. В окно уже лезла туша с куском ржавой трубы в руке. Не задавая лишних вопросов, Тайлер угостил незваного гостя мощным зарядом. Оставшиеся снаружи бросились врассыпную, сыпля проклятиями. Тайлер выволок тушу на улицу и осмотрелся.
        Начало третьего дня Апокалипсиса. Первые два удалось пережить, и Тайлер не понимал, каким богам обязан проставляться за удачу. Десятки групп пострадали во время плановых обходов жилищ, многие так и не вернулись. Зато удалось установить местоположение нескольких баз Монументалистов, где всем желающим раздавали дозы БК с обязательным условием принять препарат на месте. Помимо прочего, сектанты организовали поставку еды и одежды с фермерских хозяйств, принудив или склонив фермеров сотрудничать. Защитить отдалённые поселения не представлялось возможным, чем и воспользовались Монументалисты.
        На сегодняшней планёрке будет проработан вопрос захвата вражеских точек. Те хорошо охранялись сектантами с магнумами. Не хуже самих Обителей, где круглосуточное дежурство вели минимум трое Карателей и ещё два десятка коллапсаров. Первые два дня стороны выжидали, но воздух уже искрился от напряжения. Сектанты поставили нейтральных граждан перед дилеммой: принимать препарат или рисковать жизнью, продолжая отдаваться в рабство будничной рутине. В первый день многие просто отсиживались по домам, но на второй им приходилось выбирать сторону. Либо ты Монументалист, либо пособник криптоматонов и кукловодов-пришельцев. Супермаркеты и кафе разграбили за вторые сутки, пищу и одежду можно было получить либо в Цехе после тщательной проверки на примеси БК, либо у сектантов. Тайлеру казалось, что такой бескомпромиссный подход изменённых не оставил выбора половине жителей Граббиса, принявших трэш в первый день из простого опасения покидать дом накануне бури. Но его мнения никто не спросил.
        Хорошо хоть Свалке уделялось особое внимание. За два последних месяца численность обитателей увеличилась в разы. Безнадёжные и просроченные репы не станут разбираться - сметут всё на своём пути. Каратели это понимали, поэтому отрядили колоссальные силы на оборону периметра.
        Тайлер пошевелил ногой бессознательное тело перед входом, проверил пульс. Отсутствует. Похоже, из-за ожирения сердечко и без того работало на износ, а максимальный заряд добил его. Вот и пусть лежит тут до вечера в качестве бесформенного пугала. Если вообще удастся вернуться домой, а не придётся забаррикадироваться в Обители.
        Тайлер рысцой пробирался по опустевшим подворотням. На улицах оставались редкие изменённые, продолжающие выполнять требования Лицензий - преимущественно, бегунки с истёртыми в пыль коленями и отсутствующими взглядами. Инстинкт самосохранения потерпел разгромное поражение. Многие бежали, истекая кровью и с гематомами. Результат каменных бомбёжек. За одним из таких бедолаг увязалась группа молодых разгильдяев. Студенты или даже школьники. Они окружили бегуна и подгоняли его хлыстами, невесть где раздобытыми. Изменённый едва перебирал исполосованными кровавыми ногами, но продолжал упорно двигаться вперёд. Тайлер спрятался за утилизационным контейнером и дождался, пока кучка скроется за поворотом. Их было слишком много, чтобы вмешиваться, внушил он себе. Слишком много.
        До Обители оставалась пара перекрёстков, когда Тайлер услышал за спиной крик:
        - Эй, чудило! Куда намылился?
        Резко обернувшись, Тайлер прицелился в молодого бугая, державшего на плече подобие деревянной биты. Колючее от щетины лицо и налитые охотничьим адреналином глаза. Украденная из супермаркета одежда претенциозного дизайна: штаны из тёмно-зелёной кожи и коричневая куртка с пушистым воротом.
        - Ага, ещё одна криптоматонская крыса, - протянул бугай и свистнул.
        Как по волшебству, в поле зрения появились ещё четыре похожих персонажа, в том числе одна девушка. Длинные чёрные волосы заплетены розовой лентой в тон полупрозрачным солнечным очкам. Банда фриков, констатировал Тайлер. Возможно, три дня назад каждый из них считался образцом для подражания.
        - Не советую нарываться, - сказал он главарю. - Максимальный заряд способен отправить к праотцам даже такого здоровяка, как ты.
        Бугай поцокал языком. Вся четвёрка медленно приближалась.
        - Ты не успеешь сразить всех сразу.
        - Тебе от этого не будет легче.
        Тайлер слишком поздно услышал приглушённые шаги за спиной. Повернувшись, он почувствовал резкую боль в боку. Приземистая фигура в мантии отбежала в сторону, дико хохоча. Тайлер машинально выстрелил ей в спину. Левой ладонью он зажал правый бок, ощущая тепло просачивающейся между пальцами крови. Шок пока заглушал боль.
        Фигура в мантии взвизгнула и рухнула на тротуар. Четвёрка фриков двинулась в наступление. Тайлер прицелился в главаря и исполнил угрозу. Однако через секунду на кисть обрушился страшный удар битой. Парализатор выпал, а Тайлер зарычал от боли и ярости. Ещё один удар - от девушки - пришёлся под левое колено, подкосив ноги. Здоровым кулаком Тайлер попал в челюсть девушке и отпрыгнул назад. Один из парней склонился над ней, пытаясь привести в чувство. Оставшийся противник снова замахнулся, целясь в голову, но Тайлеру удалось пригнуться - бита опустилась на спину в сантиметрах от позвоночника. Посильнее оттолкнувшись, Тайлер по-борцовски бросился в ноги нападавшему и завалил того на землю.
        Закоулок сотряс оглушительный звук выстрела. Помогавший девушке парень отлетел на шаг и распластался с раскинутыми в стороны руками. Ещё выстрел - и приподнявшаяся на локтях девушка лишилась лица. Вместо него образовалась бесформенная масса. Тайлер отполз от оцепеневшего противника. Тот не успел даже крикнуть - третий выстрел пришёлся ему в туловище, разворотив грудную клетку. Наконец, Тайлер обернулся. В его направлении шагали два Карателя в серых костюмах с взведёнными магнумами. Где-то раздались отдалённые крики, хлопнула дверь.
        - Коллапсар Тайлер, вам следует поехать в больницу, - сказал один из Карателей и протянул руку.
        Его напарник тем временем обошёл лежавшие тела, выстрелил в ещё живого главаря и пятого фрика, облачившегося в мантию куратора. Улица напоминала фермерскую скотобойню. Голова Тайлера закружилась.
        Очнулся он под слепящим свечением потолочной пластины в операционной. Над ним склонилось лицо, скрытое белой медицинской маской. В правом боку жгло.
        - Очнулся, красавчик, - донёсся приятный женский голос. - Доктор Томпсон, коллапсар пришёл в себя.
        В поле зрения появилось второе лицо, тоже в маске.
        - Замечательно, - сказал мужской голос. - Как себя чувствуете?
        Тайлер сконцентрировался на ощущениях.
        - Бывало и лучше, - прохрипел он.
        - Ещё бы, - усмехнулся доктор. - Вас пырнули ножом, и вы потеряли немало крови. Органы, благо, не задеты, и я заштопал рану вовремя. Так же у вас сильный ушиб правой кисти, остальные травмы несущественны.
        Да, кисть онемела и приглушённо ныла. Похоже, её обработали анестетиком.
        - Я ваш должник, док. - Тайлер попытался улыбнуться.
        - Бросьте, - отмахнулся доктор Томпсон. - Знаете, сколько бы должников у меня появилось за последние трое суток? Около сотни.
        И это лишь начало, подумал Тайлер. Возможно, оказаться в лазарете - не худший сценарий. Даже в идиотской больничной пижаме. Зато натуральной.
        - Вас отвезут в обычную палату, - продолжил доктор. - Больничный вам гарантирован минимум на неделю, так что не переживайте.
        Тайлер ещё раз поблагодарил доктора Томпсона, и дождался, пока одна из медсестёр взяла управление его каталкой.
        - На вас действительно напала целая банда сектантов? - спросила медсестра, едва они покинули операционную.
        - Всего четверо, - ответил Тайлер, стараясь разглядеть собеседницу. Но белый халат и маска превращали её в нависающий где-то за границей зрения силуэт. - А нет, пятеро. Один напал со спины.
        - Вы местный герой, - хихикнула девушка.
        - С чего бы?
        - Неизменённый коллапсар - большая редкость. А тех, которых привозили сюда, не удавалось спасти.
        Пушечное мясо заканчивалось. Камбасиса прикончили в первый же день, и Тайлер остался единственным гниющим в своей Обители. Оставался.
        - Теперь-то я не коллапсар, а всего лишь пациент с порезанным боком, - заметил он. - Куда, кстати, подевалась мой рабочий набор?
        - Его забрали Каратели, которые привезли вас сюда. Не переживайте, ещё никто не пытался напасть на больницу.
        - Но к вам же поступают и перебежчики Монументалистов?
        - Большинство из них не перебежчики. Люди просто боятся за свою жизнь. Откровенных девиантов в разы меньше, но итог один - всех усыпляют на месте. Быстрая и безболезненная смерть.
        - Усыпляют? - изумился Тайлер.
        Он заметил, как медсестра пожала плечами.
        - Распоряжение Карателей. Кстати, они круглосуточно дежурят на всех этажах. На всякий случай.
        Тайлер разочарованно покачал головой. Косить всех под одну гребёнку без разбора - не самый гуманный метод контроля ситуации. Но он лично видел, на что способны, казалось бы, добропорядочные граждане. И всё же…
        Тайлера привезли в одноместную палату.
        - Ага, - усмехнулся он. - Вот какие почести местным героям - отдельная палата.
        - Два часа назад отсюда выписали пациента. Вы удачно оказались в больнице.
        - Выписали домой?
        - Увы. В мавзолей.
        - Замечательно.
        Медсестра подкатила каталку к свободной стене и подвинула тумбочку, на которой стояла кружка и графин с водой.
        - Отдыхайте. - Девушка провела рукой по его плечу, едва касаясь. - Скоро я принесу обед.
        - Как вас зовут? - спросил Тайлер.
        - Фелиция.
        - Могу я увидеть ваше лицо?
        Медсестра слегка наклонила голову набок, словно раздумывая, и ответила:
        - Конечно. На вечернем обходе.
        И оставила Тайлера в одиночестве.

* * *
        Док задержался в больнице, спасая с того света очередного пациента. Он раздумывал, стоит ли идти на ночь домой или остаться в комнате для персонала. Сандра так и не появилась дома, что говорило об одном из двух: либо она стала жертвой Восстания, либо поселилась на объекте, который охраняет. Печально. Док так рассчитывал испытать новую пищевую добавку на Карателе, а не на обычном изменённом. Придётся пересмотреть планы.
        Томпсон сложил халат в пакет для отходов и отнёс в утилизационный контейнер. Он не боялся расхаживать по улицам Граббиса без опознавательных знаков. В крайнем случае, он покажет татуировку. А вот со стихийными мародёрами и девиантами сложнее. В последние сутки участились случаи неконтролируемых погромов и нападений. В городе зарождалась третья сила, о которой неоднократно предупреждал Философ на стадии планирования Восстания.
        - Главное - не позволить обитателям Свалки вырваться на свободу, - убеждал он приближённых вассалов на собрании верхушки. - А ещё строго контролировать распространение БК. Многодневные дозы не позволят контролировать новых членов.
        Старик оказался прав, несмотря на снисходительные шуточки Холса. Бригадир уверовал в свои способности подчинить любую силу. Не сдюжил. За прошлые сутки Док спас не один десяток новообращённых Монументалистов. Тех, которые действовали строго по инструкции и не стремились разрушать ради разрушения. Как выяснилось, он проделал мартышкин труд. В больницу нежданно нагрянули Каратели с новёхонькими стэнами и стали проверять каждого пациента. Есть примеси БК - мгновенное усыпление или выстрел в лицо. Выбор за персоналом больницы. Док поспешно вернулся к роли анестезиолога. Собственноручно отправил к праотцам двадцать шесть единомышленников! Криптоматоны с магнумами пошли ещё дальше и подвергли проверке весь персонал больницы. Для профилактики, как они выразились. В тот миг Док благословил Покров, что не принимал трэш с самого начала Восстания и добросовестно выполнял свои обязанности. А вот его вассалам - двум медсёстрам и одному санитару - повезло меньше. Их бы вычислили и подвергли допросу, если бы не капсулы с ядом. Покойтесь с миром, друзья.
        В больнице у Томпсона осталась лишь Фелиция - поселенка с фермы Холса, оказавшаяся в числе добровольно призванных медсестёр. Сами доктора отобрали два десятка нелицензированных помощниц, от которых требовались лишь базовые знания в области медицины, и наделили их временным протекторатом собственных Лицензий. Схема, прописанная в ЭК на случай чрезвычайных происшествий. Фелиция, как и Док, не принимала БК в последние трое суток, что позволило ей избежать жала Карателей. Умная девочка.
        - Доктор Томпсон, - прошептала она ему накануне вечером, - в больнице становится слишком опасно. Вы уверены, что нам стоит здесь оставаться?
        Док по-отцовски погладил её по румяной щеке.
        - Для нас нет никакой опасности, пока мы выполняем работу и не прикасаемся к блокиратору, - заверил он её. - Криптоматоны мыслят заложенными в их инструкции шаблонами. Им ни за что не вычислить нас.
        Фелиция заметно успокоилась. Поставленный и уверенный голос Дока зачастую действовал не хуже анестезии для человеческих страхов и беспокойств.
        - К тому же, - добавил Томпсон, - кому-то придётся находиться в тылу противника и вести наблюдение. А мы забрались глубже всех, ты понимаешь?
        Она кивнула:
        - Да. Будем просто выполнять свою работу.
        Фелиция ночевала в больнице, Док наказал ей запоминать все ночные происшествия, прислушиваться к разговорам и собирать любую полезную информацию. Сам же Томпсон предпочитал здоровый сон дома для восстановления сил и ясности ума. В больнице, даже в изолированных помещениях для персонала, полноценный отдых невозможен. Да и спишь как на иголках.
        Поэтому он сдал смену и отправился домой засветло. Благо, жилище находилось всего в полукилометре. В предыдущие два вечера он успешно избегал неприятностей, хоть и слышал где-то в отдалении крики и даже стрельбу. В этот раз удача не отвернулась от Дока, и он добрался до коттеджа без происшествий, лёгкой трусцой.
        Первым делом Док принял душ. Затем поужинал прихваченным из больничной столовой фермерским пайком. До отхода ко сну Док планировал поработать над отчётом. Что-то вроде безобидных дневниковых записей без намёка на принадлежность к движению Монументалистов-Хранителей. Но в них он подробно излагал все факты, которые могли принести пользу соратникам.
        Прежде Док проверил надёжно спрятанную в шкафу сумку с медицинским инструментом и колбой с пищевой добавкой с кодовым названием С-01. Руки чесались испытать её в деле. Подвергнуть криптоматона Загрязнению, направить против Этического Кодекса. В случае успеха выиграют обе стороны, кроме мародёров. Надобность в Восстании и войне отпадёт. Именно Док - спаситель Граббиса. Не Философ со своими речами и стопками книг и не Бригадир с топорной установкой «зуб за зуб».
        Закрывая шкаф, Томпсон услышал звук отпираемой двери. Он вышел из спальни в гостиную и увидел Сандру. В добром здравии и даже не потрёпанную. Любимый костюмчик из чёрной кожи облегал спортивную фигуру девушки. Однако внимание Дока привлёк магнум в её правой руке. Нацеленный прямо ему в лицо.
        - Как это понимать? - спросил Док, призвав на помощь всю имевшуюся невозмутимость. Они не могли его вычислить.
        - Баркович заговорил, - ответила Сандра. - Действие внушения закончилось, и он выдал имена некоторых сектантов. Про Холса мы и так знали, а твоё имя стало неожиданностью.
        Томпсон явственно услышал, как воздух с присвистом покидает его лёгкие, а веки медленно, подобно тяжёлому занавесу, опускаются на глаза. Баркович? Тот пленённый коллапсар, не сумевший раскусить капсулу с ядом? Но откуда он знал про Дока? Вопросы хаотично метались в мозгу, больно жаля. Плевать, откуда он узнал. Кто-то из вассалов проговорился, или Баркович проявил излишнее рвение и провёл небольшое расследование. Из добрых побуждений, что иронично. Будь он предателем, сдал бы их давным-давно.
        Всё, это конец игры. Для Дока, во всяком случае. Обидно, что он не успел предотвратить войну. Коллапса теперь не избежать.
        - Вы даже не попытались взять меня в плен, - проговорил он, возвращаясь в гостиную под прицел магнума. И сам себя осёк. Что это в нём говорит, обида? Страх исчезнуть, так и не показав городу свою значимость?
        - В допросах больше нет нужды, - ответила Сандра. - Время само отделяет зёрна от плевел.
        «Что бы это значило?», - успел подумать Док.
        В следующую секунду он услышал щелчок спускового крючка. Последний звук в его жизни.

17 дней до конца квартала
        Тайлер вгрызался в хрустящую куриную ножку, чувствуя, как по подбородку течёт жир. Фелиция улыбнулась и салфеткой протёрла подтёки.
        - Я не совсем беспомощен, - незлобно буркнул Тайлер.
        - Но единственная твоя здоровая рука занята, - возразила медсестра.
        Она сдержала слово и принесла ему ужин, сняв медицинскую маску. Тайлер оценил природную красоту девушки, не нуждавшуюся в косметических обманках. Её лицо источало здоровую и живую естественность, не свойственную ни одной репродуцированной женщине, с которыми Тайлер имел дело в последние годы. И было в ней нечто притягательное, на уровне подсознания.
        После ужина Тайлер пустился в расспросы о её жизни, но получил расплывчатые ответы. Он не стал давить, упраздняя свою профессиональную прыть вести допросы. Они знакомы меньше двенадцати часов. Достаточно заботы и непринуждённых бесед.
        Но утром следующего дня всё изменилось. Завтрак ему принесла другая медсестра, с неприкрытой отметкой изменённой на шее. Поставила поднос, нейтрально поинтересовалась о самочувствии и поспешила прочь. Тайлер успел спросить, где Фелиция.
        - В секции для персонала, - ответила девушка. - Рано утром пришла новость, что доктора Томпсона убили ночью в своём доме.
        Аппетит у Тайлера тут же пропал. Доктора, накануне спасшего ему жизнь.
        - Сектанты?
        - Этого мне не сообщили.
        Медсестра ушла, оставив Тайлера наедине с завтраком. Кое-как поев, он вышел из палаты и разыскал Фелицию. Поникшую и наплаканную, но пытавшуюся изображать дежурную стойкость. Он попытался её утешить. Остальной персонал держался удивительно спокойно, даже неизменённые. Привычка к лицезрению смерти успела покрыть наростами их сентиментальность. Но Фелиция - из числа добровольцев, отобрана лично доктором Томпсоном. Для неё новость стала ударом.
        - Надеюсь, ты останешься здесь? - спросил Тайлер.
        - Да, - ответила девушка. - Доктор Бир уже перевёл меня под защиту своей Лицензии. И теперь он твой врач.
        Доктор Бир оказался низкорослым мужчиной лет сорока пяти с коротким седым ёжиком на голове. Изменённый, как и половина персонала больницы. Осмотрев бок Тайлера с помощью специального сканера, Бир сообщил о положительной динамике выздоровления и продолжил утренний обход. Фелиция где-то раздобыла книжку с потрёпанной серо-красной обложкой и вручила её Тайлеру.
        - Томас Диш, «Геноцид», - прочитал полустёртые буквы Тайлер. - Это чтобы я не свихнулся от скуки?
        Медсестра вяло улыбнулась.
        - Эту книгу подарил мне отец. Он не выкрал её в Библиотеке, а сумел купить на ежегодной ярмарке.
        Тайлер присвистнул и осторожно положил томик на тумбочку.
        - Должно быть, он отвалил за неё целое состояние. Оригинал с признаками минимальной реставрации.
        - Он был фанатом оригинальной литературы Греховной Эпохи, - призналась Фелиция. - Готовый целый квартал питаться биомассой, только бы пополнить личную коллекцию.
        - Спасибо, ценю твой жест. Обязательно приступлю к чтению сегодня же.
        Но поднятая за час до полудня тревога не позволила Тайлеру сдержать обещание. Он услышал топот бегающих ног и эмоциональные обмены репликами и тут же вышел из палаты.
        - Что случилось? - спросил он первого попавшегося санитара, осторожно, но твёрдо схватив того за рукав.
        - Гниль… прорвала оборону Свалки и хлынула в Граббис! - запинаясь, ответил парень, явно не криптоматон. - Каратели приказали забаррикадировать входы и окна. Новых пациентов мы пока не принимаем.
        Тайлер отпустил санитара. Вот и случилось то, чего он больше всего опасался. Не представляя, какая от него может быть польза, Тайлер поспешил на первый этаж, игнорируя боль в боку. Внизу творился форменный переполох. Казалось, даже криптоматоны занервничали. В их чётких и строго выверенных движениях проступил едва заметный налёт суетливости. Но лица и голоса оставались невозмутимыми. Маски.
        Каратель в сером костюме координировал действия персонала. Из подвала притащили широкие прочные листы с намертво клеящимися углами. Они предназначались для баррикад и поставлялись в важные объекты при строительстве, но никогда прежде Тайлер не видел их в использовании. Щитов хватило для обоих входов и всех окон первого этажа. Доктора и санитары успели справиться до появления первой волны со Свалки.
        - Есть новости о ситуации снаружи? - спросил Тайлер напрямую у Карателя.
        Тот ответил, даже не удостоив пациента взглядом, будто начитывал дневной отчёт:
        - Обитатели прорвали заграждения и уничтожили охрану. Громят каждое здание на пути. Убивают и калечат граждан, независимо от категории.
        Тайлер кивнул. Скорее, самому себе. С этой обезумевшей толпой было бы нетрудно справиться, объединив усилия сил горбезопасности и сектантов. Но криптоматоны не пойдут даже на временное перемирие. Столь смелые импровизации им несвойственны.
        - И что дальше? - спросил Тайлер.
        Перспектива отсиживаться в больничном саркофаге его не прельщала. Пищевых пайков надолго не хватит.
        - Ждать активации резервных сил.
        - Резервных сил? - не понял Тайлер.
        Каратель всё же посмотрел на собеседника. Бледно-голубые глаза походили на два кусочка льда с чёрными точками посередине.
        - Армия чрезвычайного подавления. Тяжёлая артиллерия Этического Кодекса.
        Глава 11
        Чужаки
        Пятая уцелевшая запись из дневника Алана Сансета, представителя нулевого поколения:
        «Всё, что у нас есть - это память и сны.
        Я вижу по ночам небо в причудливых узорах и зависших над облаками Чужаков*. Они пытаются попасть в город, но нас защищает Покров. Чужаки даже не замечают нас.
        Я вижу по ночам, как туман в лесу рассеивается, и по всему городу разлетаются миллионы частиц, похожих на рой микроскопических насекомых.
        Я вижу по ночам, как Чужаки покидают разрушенную планету и растворяются в россыпи звёзд.
        Я боюсь, что когда-нибудь не успею проснуться, и всё окажется явью…».
        * До сих пор среди Хранителей идут споры, как интерпретировать последнюю уцелевшую запись основателя движения. Одни считают, что Чужаки - это люди, оставшиеся за пределами Покрова, другие же называют так инопланетных захватчиков, создавших Граббис - примечание хранителя рукописи.

17 дней до конца квартала
        Холс едва увернулся от летящей прямо в голову ржавой трубы. Гниль зарычала и кинулась на противника с голыми руками. Бригадир выстрелил из магнума. Голое грязное дело сложилось пополам, подобно просроченному чемодану, и отлетело в кусты.
        - У меня патроны на исходе, - доложил Бригадир стоявшему за спиной Сушеву.
        Стиратель не прекращал орудовать распылителем, отгоняя существ, когда-то обладающих сознанием. Сейчас же в них осталось меньше человеческого, чем в криптоматонах.
        - Реагент тоже заканчивается, - ответил Сушев. - Нам надо валить, босс.
        Он прав, подумал Холс. Жаль, они почти дожали эту Обитель, затерявшуюся на периферии города. Укокошили трёх Карателей и семерых коллапсаров. Правда, и сами потеряли восемь человек. Не беда. Запланированные расходы, математически удачная сделка. Куда важнее заполучить стратегически важный объект - Цех с десятками воплотителей. Но чёртова гниль со Свалки всё испортила!
        - Уходим! - крикнул Бригадир.
        Они побежали к притаившемуся за лесополосой грузовику. Скряга завёл двигатель и тронулся с места, едва Сушев протиснулся на заднее сиденье, стуча опустевшими баллонами о каркас кабины.
        - Вовремя унесли ноги, - прокомментировал Скряга, косясь в зеркало заднего вида. - Их там орава.
        - Я и не знал, что на Свалке столько обитателей! - эмоционально заметил стиратель. - Неужели они там плодятся?
        - Большинство из них репы, кретин, - ответил Холс. - Грёбаное милосердие Цехов. Вместо быстрого уничтожения они отправляли просрочку на Свалку. А мозги - первое, что у них отказывает.
        Грузовик нёсся по пустым улицам вглубь города. Боевая группа Холса заняла второе по значимости гнездо после подвала Библиотеки - укреплённый коттедж Бригадира. Вокруг дома соорудили забор из защитных листов, заблаговременно раздобытых в подвалах супермаркетов и кафе. Отныне скрытность не играла роли. На страже Холс поставил своих лучших людей - подвергнутых внушению охранников «Грехопадения», а в помощь им отрядил фактурного пограничника с огнемётом. Появление этого бородатого космача стало подарком Покрова. Конечно, Холс перестраховался и подверг парня дополнительному внушению.
        Скряга на скорости влетел в распахнутые ворота, пройдя в миллиметрах от створок, и успел затормозить точно в границах парковочного места. Лысые охранники тут же закрыли ворота. Бригадир выбрался из кабины и поспешил в здание. Пограничник Претто молча кивнул боссу и отошёл в сторону. В гостиной возле УУ сидел Келли, озабоченно вертя в руках коммуникатор. Ежов контролировал окна, не расставаясь с магнумом. Неприступный бастион. На втором этаже, в состоянии блаженной дрёмы, пребывал воплотитель, заменивший дезертира Дистиллятора. Там же стояли пять свеженьких антигравитационных ранцев на случай вынужденного отступления по воздуху.
        - Келли, докладывай обстановку, - с порога приказал Холс и принялся набивать барабан и карманы патронами из запасов.
        От неожиданности лаборант вздрогнул.
        - Вот не знаю, как понимать некоторые сообщения, - отозвался Келли.
        - А твоя задача внимательно слушать, а не понимать. Что там?
        Прочистив горло, лаборант продолжил:
        - Некоторые наблюдатели сообщили о многочисленных и чётко организованных группах, обладающих скорострельным убойным оружием, в несколько раз превосходящим магнумы.
        Холс замер, так и не закончив заполнять барабан.
        - Ещё раз, - потребовал он.
        Келли повторил слово в слово, добавив в завершении предположение:
        - По описанию очень похоже на автоматы. Я как-то читал…
        - Я знаю, что такое автомат! - рявкнул Бригадир и примкнул к щели между окном и щитом. Пока спокойно. - АБОО поставляет Карателям новый класс оружия. Такого следовало ожидать.
        - Но не так рано, - подал голос Ежов. - Я слышал переговоры. Один из наблюдателей говорил о целой организованной армии. Если правда, то, похоже, в Каратели набрали всех криптоматонов.
        Действительно странно, мысленно согласился Холс, но вслух спросил:
        - Больше никакой конкретики?
        Оба утильщика молча покачали головами. Как всегда, придётся разбираться самому.
        - Ёж, пора тебе совершить небольшую воздушную прогулку, - сказал Бригадир.
        Помощник стирателя непонимающе уставился на босса. Что же за тупое стадо!
        - Облети окрестности и посмотри, что за армия там орудует, - пояснил Холс. - Пока криптоматоны заняты обитателями Свалки, у нас есть время оценить обстановку.
        - А если меня подстрелят?
        Бригадир сделал глубокий вдох.
        - Накачу рюмку за твоё упокоение. Это война, идиот! Они кокнули Дока в собственном доме!
        У Ежова хватило ума не задавать новых вопросов или сетовать на выбор командира. Он послушно полез на второй этаж.
        - Возьми коммуникатор и держи меня в курсе, - крикнул ему вслед Бригадир.
        Он прошёл на кухню и порылся на полках. Выбрал паёк дорогой биомассы со вкусом говядины с овощами. Может, и стоило послушать парней и взять в коттедж одну из поселенок. Для готовки и в качестве эстетического элемента интерьера. Нет. Скорее, она бы стала отвлекающим фактором.
        Холс ел, одолеваемый невесёлыми раздумьями. Ублюдки добрались до Дока. Зря тот остался в больнице. Она всегда была вражеской территорией. И вот результат. Вычислили и нейтрализовали.
        После короткой трапезы Бригадир принял дозу БК и вернулся в гостиную к Келли, продолжавшему перехватывать сообщения от наблюдателей. Сушев заправлял баллоны на заднем дворе, а Скряга не покидал кабины грузовика без острой необходимости.
        - Вам не удалось захватить Обитель? - спросил Келли.
        - Нет, помешала гниль.
        Лаборант разочарованно помотал головой.
        - Не повезло пленникам Цеха.
        - Это нам не повезло, - возразил Холс. - Ресурсы не вечны, нам нужны воплотители.
        Коммуникатор Келли ожил. На связь вышел Ежов.
        - Босс, нам крышка! - завопил помощник стирателя, продираясь через какофонию звуков выстрелов. - Тут действительно целая армия! Один поток движется в сторону Свалки, а другой к центру.
        Бригадир переварил информацию. Непрерывная стрельба неприятно била по перепонкам даже через динамик коммуникатора.
        - Далеко они от гнезда? - спросил Холс.
        - В получасе, не дальше. Нам не справиться с ними… О, нет! Они заметили меня! Уле…
        Усилившийся шквал огня оборвал Ежова на полуслове. Коммуникатор резко замолчал. Возможно, в него попали и разнесли на осколки. Какова же дальность поражения у этого оружия? Ежова можно не ждать. Келли скорчил страдальческую гримасу.
        - Уносим ноги! - крикнул Холс лаборанту и бросился к лестнице. - Позови Сушева!
        За считанные минуты они загрузили антигравитационные ранцы в кузов грузовика, туда же забрались охранники, пограничник и воплотитель. Холс, Сушев и Келли устроились в кабине.
        - Гони к Библиотеке, - приказал Бригадир.
        Удивительно, но в районе царило спокойствие. Гниль не успела заползти так глубоко в центр, а Каратели, осадившие коттедж прошлой ночью, переключились на новую угрозу. Короткая передышка, дарующая возможность перегруппировать силы и перейти к резервному плану. Последней надежде Хранителей.
        Пока Холс прокручивал в мозгу детали предстоящей операции, они проезжали мимо центрального мавзолея. От увиденного даже сосредоточенный на дороге Скряга сбросил скорость и едва не заехал на тротуар.
        - Обосранные паломники! - выругался Сушев. - Разбудите меня немедленно!
        Остальные, включая Бригадира, потеряли дар речи. Скряга почти остановил грузовик. С близкого расстояния они наблюдали немыслимое явление - из мавзолея ровными рядами выходили люди. Бледные лица, одеревенелые походки. Почившие многие годы назад криптоматоны возвращались к жизни. Покидая мавзолей, они шли в сторону АБОО, располагающихся в полукилометре к северу. На грузовик утильщиков они не обращали никакого внимания.
        - Чего стоишь?! - прорычал Бригадир, выйдя из оцепенения. - Ждёшь, пока нас превратят в биомассу с миллионом дырок?
        Скряга суетливо вернулся к управлению. Сушев и Келли наперебой принялись комментировать увиденное, не утруждая себя подбирать выражения. Холс чувствовал болезненное расширение рамок своего представления о мире Граббиса. Теперь схема происходящего чётко вырисовывалась, покров загадочности пал. Кодекс - или же некто, стоящий над ним - задействовал скрытые резервы. Скрытые, но всегда находившиеся под носом. Неразлагающиеся мертвецы, превосходящие численностью всё живое население Граббиса в несколько раз. Сколько их скопилось в непрерывно плодящихся мавзолеях за восемь поколений? Страшно представить. В АБОО новых бойцов ждало вооружение, многократно превосходящее магнумы Карателей. Вот почему опустели улицы - живые криптоматоны отступили в тень, уступая место на передовой своим предшественникам.
        Холс вбежал в Библиотеку, грубо расталкивая часовых.
        - Где Философ? - спросил он.
        - Я здесь, - раздался голос. Когорт вальяжно спускался по ступеням. - Ты выглядишь так, будто за тобой гнался сатана.
        - Ты чертовски прав!
        Бригадир увёл Философа в ближайшую изолированную комнату, крохотный кабинет, запер дверь и упёрся руками в дверной косяк. В повисшей тишине отчётливо слышалось натужное дыхание Холса. Отдышавшись, он поведал Когорту об увиденном. Лицо старика сохраняло неестественную невозмутимость, будто ему рассказывали о сводке рядовых потерь.
        - Камень оказался слишком прочным для нашего орудия, - заключил Философ и закрыл глаза.
        - И это всё, что ты можешь сказать, мать твою? - возмутился Бригадир и ударил ладонью по стене. - Сейчас не время для твоей сраной мудрости. Всё рушится!
        - И ты не в силах остановить разрушение, - заметил Когорт. - Никто не в силах. Мы попытались, но недооценили противника.
        Холсу захотелось врезать старику, выбить из него воцарившееся упадничество.
        - У нас ещё остался последний козырь, - напомнил Бригадир. - Картер.
        Когорт согласно кивнул, но всем видом показывал, что ни секунды не верит в успешный исход.
        - А спрятавшись в лесах, мы выиграем время, - добавил Холс, однако упрямый старец покачал указательным пальцем.
        - Можешь прятаться и использовать Картера, но я не покину Библиотеку. Если они явятся по мою душу, я встречу их здесь.
        Холс понял - с этой секунды он остался единственным лидером Хранителей.

* * *
        Картер отложил книгу, когда в комнату вошёл Холс. Нежданный визит. Бригадир выглядел рассеянным, лицо лоснилось от пота. В одной руке он держал магнум, в другой - короткий ключ.
        - Твоё время пришло, Картер, - сообщил Холс и открыл замок на цепи, соединяющей пленника с койкой. - Не пытайся геройствовать.
        Картер и не помышлял. Холодный ствол магнума больно упирался между лопаток. Они вышли из подвала, миновали холл Библиотеки и оказались на улице. Возле ступенек стоял грузовик утильщиков с открытой крышкой кузова.
        - Залезай, - приказал Холс.
        Внутри уже сидели четверо, одного из которых Картер узнал почти мгновенно. Такое рыло не забудешь. Лысый гориллоподобный охранник из «Грехопадения». По правую руку от него находился похожий персонаж, чуть больше напоминавший человека, по левую - гигант с длинной бородой. Ещё один тщедушный паренёк расположился в другом углу. Ну и компашка, подумал Картер.
        - Итак, рассусоливать некогда, - заговорил Холс, забравшись в кузов вслед за Картером. - Сейчас наш шептун обработает тебя как следует, после чего ты отправишься к Монументу и узнаешь, что он из себя представляет.
        Картер не сдержал короткого истерического смешка.
        - Конечно же, внушение шептуна защитит меня от мгновенного СМД, - иронично заметил он.
        - Нет, - согласился Бригадир. - Внушение не позволит тебе валять дурака, а от СМД защитит вот это.
        Холс щёлкнул пальцами, гориллоподобный вытащил из-под скамейки большую чёрную сумку, расстегнул молнию и демонстративно поднёс к лицу Картера. Там находился стэн и сменные цилиндры для него. Десятки, а может, и пара сотен.
        - Все они заряжены под завязку, - прокомментировал Холс. - Ещё ни у кого не было такого запаса криптоматерии перед походом к Монументу.
        Картер не стал спрашивать, где Холс раздобыл такие запасы. Куда больше его интересовало иное.
        - С чего ты взял, что дело только в криптоматерии? - спросил Картер. - Возможно, быстрое истощение - лишь первая стадия защиты Монумента.
        - Проси Покров, чтобы стадия оказалась единственной, - огрызнулся Бригадир. - На всякий случай получишь магнум. Мало ли, вдруг пришельцы или Мыслители уязвимы от прямого попадания.
        - Это шутка?
        Холс схватил Картера за грудки и резко встряхнул.
        - Сегодня мне не до шуток, - тихо прохрипел Бригадир. - Ты узнаешь, что за хреновина затаилась в тумане. Если получится, выведешь её из строя или прикончишь парочку местных. Всё уяснил?
        Картер кивнул. Всё это походило на плохо поставленный спектакль. Не исключено, что Холс задумывал нечто подобное, но его теперешние суетливые действия и эмоции говорили об отчаянном положении. Неужели сектанты терпели столь скорое крушение?
        - Гонзо, приступай, - распорядился Холс.
        Тщедушный паренёк приблизился к Картеру и, пристально глядя тому в глаза, принялся нашёптывать какое-то заклинание. Похожее на то, с помощью которого техник Адам Гэллоу выводил воплотителя из транса. Через полминуты парень, Гонзо, отступил назад на своё место. И это всё? Картер не ощущал никаких заметных перемен внутри себя. Холс всучил ему в правую руку магнум. Картеру даже не пришла мысль начать отстреливаться и убить Бригадира. Более того, Картер не мог себе представить, что не выполнит установку совершить паломничество к Монументу и попытаться нанести ему урон. Задание казалось столь же естественным и необходимым, как дыхание или ежедневная покупка продуктов в супермаркете. Лишь малая часть сознания Картера, бесцеремонно загнанная в дальний угол, понимала - вот как работает внушение. Ты просто не можешь помыслить об ослушании, ибо тобой руководила Установка.
        - Порядок, - сказал Холс и вылез из кузова.
        Створки закрылись, внутреннее пространство освещали две компактные световые пластины. Грузовик тронулся с места и моментально набрал приличную скорость. Все молчали. Даже лысая горилла не отпускала язвительных шуточек. Неужели тоже под внушением?
        Через пятнадцать минут молчаливой тряски и резких виляний грузовик остановился.
        - Прибыли, - сказал Холс, едва открыв кузов. - Давай шевелись.
        Картер проворно выбрался наружу, держа в одной руке магнум, а в другой - сумку. Казалось, даже боль в пальцах отступила перед Установкой. Картер осмотрелся. Они заехали прямо в парковую зону, через сотню метров переходящую в Центральный Лес. Здесь и в обычный день редко кого встретишь. Туман ещё не доставал до парка, но воздух уже не выглядел кристально чистым. Некритично повышенный расход криптоматерии. Холс разорвал на груди Картера рубашку, приставил другой стэн и выпустил заряд в тело.
        - Не забывай следить за уровнем. Мы оба заинтересованы в твоём возвращении, - дал финальные напутствия Бригадир и смачно хлопнул Картера по плечу, точно давая отмашку. - Вперёд!
        Картер повесил сумку на плечо и побежал в сторону Леса.
        Он старался контролировать дыхание и не загнать себя на подступах к цели. Сознание оставалось ясным, хоть и направленным в русло служению утильщику. Начался Лес. Ничем непримечательная россыпь деревьев. Они проносились мимо, исчезали и сгущались с каждой сотней метров. Вот и первые признаки тумана. Бледно-жёлтая дымка обретала плотность. Пришлось сбросить скорость, чтобы не врезаться в дерево. Картер засунул магнум за пояс, извлёк из сумки стэн и, не останавливаясь, ловко произвёл самостоятельный замер. 84 единицы. Всё не так плохо.
        Через несколько минут Картер почувствовал лёгкое раздражение. Треклятый лес угнетал однообразием! Складывалось ощущение, что перебираешь ногами на одном месте, а по сторонам текут иллюзорные изображения. Туман сгустился, ограничив видимость до десяти метров. Картер перешёл на быстрый шаг. Трепыхающиеся полы рубашки вызывали нервный тик. Перекладывая сумку из одной руки в другую, Картер избавился от рубашки.
        - С шашкой наголо! - громко крикнул он, выпятив обнажённый торс. - Испугались, сраные пришельцы? Захватчики!
        Собственный голос вернул Картера в реальность. Остановившись, он спешно проверил уровень криптоматерии. 23 единицы! Картер заправил в стэн первый цилиндр и использовал его. Выждав секунду вместо положенных десяти, Картер продолжил путь. Лёгкое головокружение быстро улетучилось. Очищенное сознание тут же подкинуло неутешительную мыслишку: как в таком плотном тумане не сбиться с пути?
        - Просто иди вперёд, - сорвалось с губ Картера.
        Это говорила Установка. Она обрела речь. Догадка повеселила Картера. Проверка уровня. 58 единиц. Так быстро?? Картер использовал второй цилиндр. Затем и третий. Криптоматерия расходовалась со скоростью кислорода. Каждый раз приходилось сбиваться с темпа и останавливаться.
        Мне не хватит даже этой огромной сумки, подумал Картер. А когда исчезли магнум и стэн, Картер издал стон отчаяния. Как же Холс мог так просчитаться? Да и сам хорош, не напомнил Бригадиру очевидную истину. Любой репродукт не продержится в тумане дольше считанных минут. Одежда, сумка и цилиндры были изготовлены из натуральных материалов… Проклятие! Картер остановился и попытался вскрыть цилиндр. Благо Покрову, получилось. Он влил в себя всё содержимое и ощутил невыносимое жжение во рту и пищеводе. Такой способ употребления криптоматерии граничил с варварством и мазохизмом. Но разве оставался выбор? Истинная проблема заключалась в невозможности контролировать уровень. Картер определил для себя промежутки приёма в тридцать секунд.
        - Меня послали на безнадёжное задание, - сказал он вслух. - Что за паршивый план? Бросить человека в туман без единого шанса на успех! Будь у меня хоть целый грузовик с запасами криптмоатерии, этого бы не хватило.
        Разговор с самим собой не позволял Картеру отслоиться от реальности. Он почти ничего не видел. Жёлтый туман скрывал даже вытянутую вперёд руку. Косвенно это свидетельствовало о движении в правильном направлении. Картер сократил отрезки приёма до двадцати секунд, затем до пятнадцати. Ему казалось, что дозы не хватает и на несколько шагов.
        Сумка становилась всё легче, запасы цилиндров истощались. От неминуемой хватки СМД Картера отделяли считанные минуты. Жизненно-важно найти чёртов Монумент прямо сейчас! И что дальше? У тебя нет даже магнума.
        Во время очередной остановки Картер увидел появившуюся из тумана руку. Не свою. Длинная костлявая рука, походившая на пересохшую ветвь мёртвого дерева, вцепилась в правую кисть Картера. Затем показалось старческое лицо, испещрённое морщинами.
        - Не сопротивляйся, - сказал старик.
        Затем последовал поток нечленораздельных слов, после которых Картер провалился во тьму.

16 дней до конца квартала
        Баррикады сняли на следующий же день. Больница стала принимать десятки новых пациентов, пострадавших за сутки Акции Подавления. Так изрекались Каратели и изменённые члены персонала. Поправившихся и не нуждающихся в постоянном наблюдении пациентов отпускали по домам. Тайлер чувствовал себя лучше, чем в день нападения банды девиантов, но доктор Бир прописал ему ещё три дня покоя в палате.
        Подгоняемый жалящим любопытством, Тайлер слонялся по больнице в поисках ответов. Что произошло? О какой армии резервных сил говорил Каратель? Ни один изменённый не удостоил его внятным ответом, а среди гниющих расползались противоречивые и жуткие слухи, питаемые отрывочными комментариями пострадавших очевидцев.
        Фелиция принесла обед и закрыла дверь палаты.
        - Одна пожилая женщина только что заявила, что видела своего мужа, - сказала медсестра, ставя поднос на тумбочку. - Он входил в число Подавителей.
        Тайлер опустил ноги на пол и подвинулся ближе.
        - И что? - спросил он. - Она не спросила, как его завербовали?
        - Её муж умер три года назад, а ещё годом ранее стал изменённым.
        Тайлер осмыслил услышанное.
        - Не хочешь ли ты сказать…
        Она ничего не хотела сказать и лишь пожала плечами, а Тайлер отказывался верить, пока во время послеобеденной прогулки не наткнулся в коридоре на странного человека с бледным лицом и отсутствующим взглядом. Он стоял у двери одной из палат и держал в руках длинноствольный автомат иссиня-чёрного цвета. На бесцеремонно уставившегося на него Тайлера человек никак не отреагировал. Как и на попытки Тайлера заговорить. Бледнолицый стоял подобно каменной статуе.
        Кто он, воскресший мертвец или порождение АБОО? Отдельный вид человекоподобного существа из плоти - Подавитель, запрограммированный на выполнение единственной цели - вернуть в Граббис спокойствие и порядок. Тайлер поделился размышлениями с Фелицией. После смерти доктора Томпсона девушка пребывала в прострации, казалось, её нисколько не заботила природа Подавителей. Будь они хоть пришельцами из-за пределов Покрова.
        - Ночью мне не спалось и я дочитал книгу, - сказал Тайлер. - Жуткая история.
        - Ага.
        - Пришельцы, использующие целую планету для высадки урожая, а люди - не более чем вредители, биологический мусор. Начинаешь о многом задумываться.
        - Это всего лишь книга, Тайлер. - Фелиция упорно отказывалась ввязываться в строение гипотез.
        - Тебе всё равно, что происходит? - не скрывая нервозности, спросил он.
        Совершенно неожиданно для себя он обнаружил, что кроме этой малознакомой медсестры ему не с кем откровенничать и изливать душу. Без детей и родственников, без коллег и шапочных знакомых из репо-клубов Тайлер оказался в социальной изоляции. Именно в тот момент, когда Граббис претерпевал эпохальные изменения.
        - Этический Кодекс устранил угрозу, - ответила Фелиция. - Что ещё нам надо знать?
        - Ну… - Тайлер сделал неопределённый жест рукой. - Например, что будет дальше?
        - Скоро узнаем. Но от нас уже ничего не зависит.
        Лишь многим позже Тайлер осознал всю смысловую палитру слов девушки.

* * *
        Тусклый рассвет с трудом пробивался сквозь кроны деревьев и освещал крохотную хижину, сколоченную из ветвей и палок. Картер приподнялся на локтях и осмотрелся. Даже не хижина, а шалаш. Лежбище устелено мягкими слоями свежей листвы. Никакой мебели и световых пластин. И старик, притаившийся в углу. От неожиданности Картер вскрикнул.
        - Какой пугливый, - осклабился незнакомец в маскировочном комбинезоне, удивительно органично сливающемся с интерьером. Смуглое лицо с трудом виднелось в полумраке шалаша.
        - Кто вы? - спросил Картер.
        - Твой спаситель. Как себя чувствуешь?
        - Голова кружится.
        Старик понимающе кивнул.
        - Неудивительно. Шептун Холса не пожалел сил для внушения.
        - Вы не ответили на мой вопрос, - напомнил Картер. - Вы один из Мыслителей?
        Ему не хотелось злить странного незнакомца, наверняка скрывающего за обманчивой старческой внешностью истинные способности. Ведь этот человек возник из тумана. Однако при упоминании Мыслителей старик лишь хохотнул.
        - Мифология подчинения заразила слишком много умов, - ответил он. - Вы всегда найдёте повод изобрести божество или несуществующих покровителей и слепо подчиняться им.
        - Мы? - переспросил Картер.
        Старик подошёл и протянул руку:
        - Пойдём я тебе кое-что покажу.
        Картер с трудом поднял онемевшее тело. Пространство плавало перед глазами, пришлось постоять на месте несколько секунд. Старик вывел его в лес, лишённый тумана, и провёл извилистой тропкой к чаще. Там странный человек принялся разгребать наваленные сучья и ветви с густой листвой, пока взору Картера не предстало нечто странное и удивительное. Он не мог подобрать нужных аналогий. Прозрачное продолговатое яйцо размером в два человеческих роста? Нелепо, но похоже.
        - Что это?
        - Гибернационная капсула для члена дублирующего экипажа.
        - Экипажа? - тупо переспросил Картер.
        - Ты правильно расслышал. В этой штуковине я пролежал не один десяток местных лет. Почти пять поколений Граббиса. Пока аккумулированная энергия не иссякла, и меня не пробудила аварийная система.
        - Ясно, - кивнул Картер. - Занятная история, но, кажется, я читал что-то похожее.
        Старик цокнул языком и хмуро посмотрел на собеседника.
        - Зря я затеял это всё, - сказал он. - Стоило позволить тебе и дальше искать Монумент.
        Картер встрепенулся. Даже если старец выжил из ума, Картер был обязан ему жизнью.
        - Извините. Я благодарен вам за спасение. Но я ничего не понимаю. Почему перестала работать Установка?
        Незнакомец улыбнулся.
        - Я отменил её. Будь у тебя хоть безграничный запас криптоматерии, ты бы не нашёл Монумент.
        - Почему?
        - Да потому что его нет!
        Старик взял короткую палку, присел и расчистил небольшой участок земли. Затем принялся выводить геометрические фигуры и знаки.
        - Вот место падения нашего корабля, - заговорил он. - Первое время там действительно существовал некий Монумент - остатки корпуса, обломки. Туман и разросшийся лес - элементы защиты. Но уже давным-давно от обломков ничего не осталось. ПМК перераспределил ресурсы и энергию по всему Граббису в виде АБОО, Обителей и прочих построек. Проще говоря, вы живёте в гиперболизированной реинкарнации нашего корабля. А вот экипаж не уцелел. Кроме меня.
        - Нет так быстро, прошу! - запротестовал Картер. - Хотите сказать, вы пришелец?
        - Угу.
        - А почему выглядите, как человек?
        Старик фыркнул.
        - Разве внешняя оболочка имеет значение? Называй этот процесс обратной ассимиляцией.
        Что ж, если старче настаивает, Картер подыграет ему.
        - Вы прилетели поработить человечество? - спросил он.
        - Мы - исследователи-дилетанты, потерпевшие крушение в удалённой зоне. Я очнулся слишком поздно, чтобы собрать информацию о причинах падения. У меня даже нет доступа к архивам ПМК, все сведения я собирал кустарным методом через изучение жизни города.
        - Что такое ПМК?
        - Подвижный метакортекс корабля. Полезный паразит, скрещенный с искусственным интеллектом. Основная функция - поддержание идеального социального уклада жизни на борту корабля, исходя из принципов Фундаментальной Этической Матрицы нашего вида. Давай начистоту, ты что-нибудь понял или я зря сотрясаю воздух?
        Картер оторопело кивнул:
        - Экипаж подчинялся ПМК, как мы подчиняемся Этическому Кодексу?
        - Верно, - удовлетворённо ответил старик. - С той разницей, что масштабы выросли до пределов мегаполиса, а Фундаментальная Этическая Матрица претерпевала значительные изменения с каждым новым поколением горожан. Для сбора и анализа данных ПМК использовал паломников - наиболее подходящих представителей человеческого вида. На его взгляд.
        Параноидальный бред старика постепенно складывался в голове Картера в цепочку, подчинённую внутренней логике.
        - Но для чего ПМК всё это затеял? - спросил Картер.
        - А что ещё ему оставалось делать после смерти экипажа? - Старик развёл руками. - ПМК универсален и запрограммирован служить любому биологическому виду, обладающему самосознанием.
        - Служить? Мне казалось, всё наоборот.
        - Издержки аварийной реинкарнации. Никто не занимался наладкой системы перед внедрением в людское сообщество. ПМК самостоятельно проанализировал уклад жизни ближайшего города и сформировал новую Этическую Матрицу.
        Вот почему жизнь застыла во времени, подумал Картер. Прогресс остановился, ибо не был заложен в настройки ПМК. Что мог увидеть искусственный интеллект корабля пришельцев? Россыпь людишек, днями батрачащих ради материальных благ. Утренних и вечерних бегунов. Неидеальную систему власти и правосудия, ушедшую под нож в первую очередь. Ведь Фундамент ПМК строился на этике, присущей виду, а не закреплённых на бумаге законах. Этические законы важнее бумажных.
        - А что же остальной мир? - спросил Картер. - Тот, что за пределами Покрова.
        - Не могу сказать, что было в первые поколения, - пожал плечами старик. - Предположу, что ваших сородичей заинтересовала зона падения, из-за чего ПМК и воздвиг Покров. Изучить город они не могли. Возможно, наблюдали, пытались проникнуть, а со временем потеряли интерес. У них хватало других забот. Климатические пертурбации, истощение ресурсов, космическая программа переселения, военные конфликты отдельных стран.
        - И как вы всё узнали? - недоверчиво поинтересовался Картер. - Выходили за Покров?
        - Этого не потребовалось. Мне достаточно было изучить исходные данные по документам из Библиотеки, чтобы сделать точный прогноз на восемь поколений вперёд. С вероятностью в девяносто процентов Земля за пределами Граббиса покинута и мало пригодна для жизни.
        Чем дальше, тем невероятнее и в то же время убедительнее звучит этот бред сумасшедшего, усмехнулся про себя Картер.
        - Выходит, наши предки стали всего лишь заложниками инопланетной технологии, предназначенной для служения? - спросил он. - Никаких захватчиков, Мыслителей и прочих мифов?
        - Именно так, - подтвердил старик.
        Он продолжал ковырять палкой в земле, сопровождая слова не менее витиеватыми художествами. Картер не обращал внимания на рисунок. Он размышлял, как ему безболезненно вернуться в город, не обидев старого больного человека.
        - А блокиратор криптоматерии? - спросил Картер. - Откуда он взялся?
        Старик ткнул палкой себя в грудь.
        - Моя работа. Я ощущал ответственность за случившееся и попытался хоть как-то исправить ситуацию. Но без доступа к начинке ПМК это оказалось невозможно. Ведь сам метакортекс перестал существовать в привычном виде, рассредоточившись на сотни объектов. Я лишь всё усугубил.
        - Значит, выхода нет?
        - Без помощи других экипажей нет. А их можно не ждать. Наша экспедиция была любительской. За такими не высылают спасательные рейсы. Тем более в такую даль.
        - Жаль, вы не рассказали свою историю Монументалистам, - посетовал Картер. - Удалось бы избежать учинённой ими анархии.
        - Вот уж не думаю, - покачал головой изобретатель БК. - Я ведь намеревался с их помощью нейтрализовать деятельность ПМК, а живой, пусть и выдуманный враг - всяко лучше бездушного механизма, не имеющего корыстного умысла.
        Что-то подобное говорил и Когорт.
        - А чем же я заслужил чести узнать правду? - Картер старался не выдать ироничных ноток в голосе.
        - Оказался не в то время и не в том месте, - кисло усмехнулся старик и поднял глаза. - Желание поверженного излить душу случайному попутчику.
        Какая удача. Картер решил подловить собеседника на неувязках и противоречиях. Есть явления, не вписывающиеся в нацарапанную веткой картину.
        - У меня не укладывается в голове, как один корабль мог создать целый город? Десятки АБОО…
        - Очень просто, - перебил старик. - ПМК умеет преобразовывать материю, используя энергию небесных тел. Планет и солнц. Вечный двигатель порождает универсальную криптоматерию, состоящую из миллионов наночастиц. Они могут принимать любую форму, любое содержание. Сложные соединения, даже воплощение нового разума. Репродукты.
        - Значит, АБОО производит те же репродукты, что и Цеха?
        Старче не попался в капкан.
        - Не совсем те же. Совсем иной принцип создания.
        - А конкретнее?
        - Репродукты из АБОО имеют более стойкую схему соединения. Она требует значительных затрат криптоматерии, но позволяет получить безвредный и долговечный объект.
        - А в Цехах используется простейшая схема для дешёвых одноразовых репродуктов, - закончил Картер.
        - Верно. Причём, настолько недолговечная схема, что ПМК смог использовать посредников - воплотителей, наделив их свойством регенерации криптоматерии.
        - Но почему просроченные репродукты губительны для людей?
        - Не для людей, - поправил старик, - а для находящейся в них криптоматерии. Это заложенный ПМК страховочный протокол. Один из способов управления общественным укладом жизни. Криптоматерия - своего рода поводья, намертво вшитые в тело. Поводья, на которых отпечатываются все действия заражённого субъекта.
        Картер почесал щетину, почти трансформировавшуюся в бороду.
        - Ладно, - сказал он, - а что насчёт Лицензий? По каким принципам ПМК раздаёт их?
        - В идеале, на основании глубокого анализа заложенных в субъекте предрасположенностей.
        - Холс жаловался, что три года приходилось играть в регби, которое он ненавидел.
        Старик понимающе кивнул.
        - Поэтому я и сказал, в идеале. Опять же, издержки ненастроенной системы.
        Старче неплохо держался в роле ассимилированного инопланетного чужака, но представление пора заканчивать.
        - Мне надо вернуться в Граббис, - сообщил Картер, медленно двигаясь от чащи. - И надрать задницу несостоявшемуся регбисту.
        - Он всё равно не жилец, как и все передовики движения. Для тебя у меня тоже неважные новости.
        Картер застыл, не завершив шаг.
        - В каком смысле?
        - Готовься к Очищению в первый день квартала.
        - За что?
        - Как за что? - изобразил искреннее удивление старик. - За бесполезность. Первый из трёх главных грехов.
        - Но я был в плену… - Картер осёкся. Понимание истинной сути медленно всплывало с глубины.
        - Само собой. У тебя есть Лицензия пленника?
        - Но разве Кодекс… Вернее, ПМК не учтёт обстоятельства?
        Старик наигранно вздохнул и скорчил губы в сочувственной гримасе.
        - Увы, никто не настроил эту полезную функцию. Алгоритм ПМК не учитывает таких тонкостей.
        - Бред!
        Картер резко зашагал в сторону шалаша. Разум раскололся надвое. Одна часть принимала неизбежность, другая противилась ей в отчаянных попытках найти несуществующую лазейку. Старик нагнал Картера, положил руку на плечо и с удивительной лёгкостью развернул отрешённого беглеца лицом к себе. Проговорил несколько слов-заклинаний и убрал костлявую руку.
        - Правда останется твоим достоянием. Иди, доживай век гниющего.
        Картер не двинулся с места.
        - Что вы сейчас сделали? - напористо спросил он, не замечая внутри никаких перемен.
        - Небольшое профилактическое внушение. Во благо Граббиса.
        С этими словами старик скрылся в густых зарослях, подобно спугнутой дичи. Картер, наконец, ощутил присутствие новой Установки. Всё сказанное чудаковатым старче останется в голове Картера, он никому ничего не расскажет. А ещё Картер уверовал в свою обречённость. Неясно, само ли пришло осознание или в комплекте с Установкой. Без разницы. Произошёл надлом. Привычный мир никогда не станет прежним.
        Как же он устал. Картер лёг на щекочущее одеяло из травы и погрузился в блаженную дрёму.

7 дней до конца квартала
        Они позавтракали в угрюмом молчании. Настал тот день, когда им придётся покинуть насиженное убежище - хибару пограничника. Мелло протянул Диане колбу с БК. В запасе оставалось ещё по одной дозе, как раз до конца дня. Если они не раздобудут трэш к завтрашнему восходу, то волей неволей придётся примерять на плечи весь груз сброшенных Лицензий.
        Но беглецы не имели представления, что творится в городе. Функционирует ли университет Дианы? А Цех? Мелло готов был вернуться в плен привычных будней, если свободное будущее окажется под угрозой.
        - А тебя там ждут? - поинтересовалась Диана.
        - Посмотрим.
        Холодность и замкнутость Мелло никуда не исчезли за прошедшие две недели изоляции. Джо так и не воскрес. Диане пришлось брать инициативу в свои хрупкие девичьи руки. «А что ей терять?», - задавалась она вопросом. Они застряли у границ Покрова, завтра может не наступить, так к чему жеманство и скованность? Конечно, любовник из Мелло так себе, не ровня даже Стрижу - заурядному второкурснику, с которым Диана начала подобие отношений в первые дни учебного года. Зато Стриж не спас её от смертоносного лезвия ножа, и Стриж неспособен воплотить скутер для возвращения в Граббис.
        - Готова? - спросил Мелло, натягивая ветровку.
        - Да. Поехали.
        Город встретил их усыпляющим спокойствием. Будто время потекло вспять. Бегуны, строители, автобусы и скутеры - всё курсировало и функционировало в привычном режиме. Разве что оживлённость и суета куда-то делись, уступив место плавности и размеренности. Ни погромов, ни бездыханных тел на тротуарах, ни рыскающих в подворотнях мародёров. Но почему-то ощущаемые на интуитивном уровне перемены взволновали Диану в стократ сильнее.
        - Мел, мне не нравится здесь, - пожаловалась она, когда Мелло припарковал скутер возле неприметной многоэтажки.
        - Мне тоже, - признался воплотитель. - Что-то здесь не то.
        Диана заметила, как к ним приближались две фигуры в серых костюмах и с оружием.
        - Элитные Каратели! - шепнула она Мелло. Тот кивнул.
        Значит, изменённые взяли ситуацию под контроль и приструнили сектантов. Это хорошие новости.
        - Оставайтесь на месте, граждане, - за двадцать метров предупредил один из Карателей.
        Ни Диана, ни Мелло не двигались. С этими парнями шутки опасны.
        - Оголите торсы, - приказал Каратель, когда они подошли.
        - Что происходит? - спросил Мелло, но при этом принялся расстёгивать рубашку.
        Ответа не прозвучало. Напарник говорившего Карателя поднёс к груди Мелло прибор, который Диана часто видела у отца и Картера. Стэн. Тот издал противный протяжный писк. С Дианой произошла та же история.
        - В ваших телах присутствуют примеси блокиратора криптоматерии, - буднично сообщил Каратель. Мелло пустился было в объяснения, но изменённый продолжил говорить, не обращая на словесные потуги воплотителя никакого внимания: - Вам на выбор предоставляется два пути: принять быструю и безболезненную смерть на месте или добровольно последовать в Обитель Очищение. Немедленно.
        Диана потеряла дар речи. Обретя же его, она тоже попыталась объяснить происходящее:
        - Но мы прятались на границе от беспорядков! А блокиратор принимали, чтобы…
        - Это не имеет никакого значения, - холодно, точно зазубренным клинком, полоснул Каратель и направил магнум в лицо девушки. Напарник взял на прицел Мелло. Сопротивление, бегство и попытки оправдаться обречены.
        Диана закрыла ладонями лицо и зарыдала, не веря в происходящее. Мелло обнял её за плечи и что-то ответил Карателям. Она не слышала слов, а только чувствовала, как её куда-то уводят.

3 дня до конца квартала
        Картер навалил в тарелку биомассы и уставился на молчавший УУ. «Голос Граббиса» ушёл в прошлое, как и книги с Библиотекой. Вот чего добились Хранители-Монументалисты - уничтожения тех крох, что достались новому человечеству от Греховной Эпохи.
        Когорта, оказавшегося одним из лидеров движения под прозвищем Философ, показательно казнили на Центральной площади. Он не сопротивлялся и не молил о пощаде. Старик всё понимал. А вот Холс сбежал. Трусливый утильщик надеялся избежать кары, но даже Картер знал, что поимка Бригадира - вопрос времени. Восстание подавлено самым хладнокровным и жестоким способом. С помощью мёртвых. Сейчас они уже вернулись в мавзолеи, а смертоносное оружие утилизировано. Порядок успешно поддерживали Каратели.
        Картера передёрнуло. Он пожевал безвкусную биомассу. Ничего, совсем скоро в еде его будет интересовать лишь её питательность. Как и сказал лесной отшельник, беглый шептун, у Картера не было шансов избежать Очищения. Система ЭК действительно работала, как неотлаженный механизм, не делающий никаких скидок. Никто не стал выслушивать Картера, только проверили на примеси БК и отпустили, не обнаружив таковых. Необходимость отрабатывать оставшиеся дни отпала, но Картер всё равно выходил иногда на службу, чтобы не сойти с ума со скуки.
        В остальную чепуху, рассказанную стариком, Картер не верил. Точнее, не хотел верить. Но в глубине души он принимал рассказ на веру. Чужаки-исследователи, бороздящие мёртвый космос, столкнулись с неким сбоем и рухнули на Землю. Погибли все, кроме запасного члена экипажа.
        И самого корабля, принесшего человечеству новую реальность.
        Глава 12
        Гниющие
        Выдержки из Этического Кодекса:
        «Определение: гниющие. Незначительная часть населения Граббиса, не прошедшая процедуру Очищения. Остаётся потенциально опасной прослойкой общества.
        Гниющие считаются полноправными гражданами, пока сохраняют положительный баланс табеля грехов».

90 дней до конца квартала
        Холс проснулся от хруста ветки и тут же выставил перед собой охотничий нож. Как он мог задремать? Никого не видно. На траве лежали обглоданные кости пойманного зайца, чуть дальше - завёрнутый в фермерскую простыню труп Келли. День-два им ещё можно будет питаться, пока разложение не сделает своё дело.
        - Кто здесь? - громко спросил Холс, водя лезвием по сторонам.
        Уже смеркалось, и разглядеть что-то в полумраке становилось трудно.
        - Убери ствол, - раздалось за спиной.
        Не узнай Бригадир голоса Тюдора, совершенно точно накинулся бы на визитёра. Старый шептун стоял в трёх метрах позади и качал головой.
        - Ты похож на загнанного зверя, Холс, - произнёс Тюдор и хохотнул. - Нет, ты и есть загнанный зверь.
        - Чего тебе надо? - проворчал Бригадир, опуская оружие.
        - Пришёл попрощаться. Скоро тебе конец. Не знаю, чего ты добиваешься, рыская по лесам.
        - Какой заботливый, - осклабился Холс. - Пошёл в жопу, шептун! У тебя тоже нет будущего в Граббисе.
        Тюдор подошёл ближе и присел на ствол поваленного древа.
        - Твоя правда, Холс, - согласился старик. - Извини, что использовал тебя и твоих марионеток. Враг оказался сильнее, чем я думал.
        Холс поморщился. У старче потёк бак. Кто кого использовал в их деле - большой вопрос. Но если шептун предпочитает отдать концы в сладкой иллюзии - его право. Холс не станет разубеждать бывшего союзника.
        - Ты сам кокнул бедолагу? - поинтересовался Тюдор, указывая на завёрнутый труп Келли. Как он его разглядел в траве?
        - Мы сцепились из-за еды, - проворчал Бригадир. - Из-за этого тощего зайца.
        - Где остальные?
        - Там же.
        - В твоём желудке?
        - Что? - Холс опешил. - Нет, чёрт возьми! До леса добрались лишь мы с Келли. Остальных схватили зомби. Понимаешь, пытались взять живыми.
        - Ясное дело, - кивнул старик. - Для показательных казней. Алгоритм возмездия.
        - Но я не позволю взять себя в плен, - отрезал Холс и для наглядности помотал головой. - Ни за что. Лучше перережу себе горло.
        Тюдор глубоко вздохнул и встал.
        - Тогда получше заточи лезвие, - посоветовал он напоследок. - Скоро оно тебе пригодится.
        Шептун исчез в зарослях, оставив Бригадира наедине с трупом бывшего соратника и обглоданными костями пойманного зайца.

88 дней до конца квартала
        - Я отправляюсь к Монументу. Они не смогут найти меня там!
        Последнюю фразу Тайлер выплюнул с чрезмерным пафосом и эмоциональностью. Ему хотелось как следует врезать сценаристу за столь примитивного персонажа. Проблема в том, что сценарии писали не гниющие, а криптоматоны, отчего не только персонажи, но и сами истории получались примитивными и шаблонными. Как эта, например. Тайлер играл роль сектанта, застигнутого врасплох известием о призыве Армии Подавления. Сектант не нашёл лучшего исхода, чем добровольно отправиться к Монументу. Самоубийственное паломничество, ничем не лучше капсулы с ядом. Но разве криптоматону объяснишь?
        В пустом зале под открытым небом раздались едва слышимые аплодисменты. Спектакль окончен. Зрителей - ровно три человека, и всех Тайлер знал лично. В Граббисе осталось не больше десяти процентов гниющих, остальные примкнули к изменённым. По разным причинам. Кто-то добровольно, но большинство принудительно. Деятельность Хранителей, как гордо именовали себя сектанты, бросила тень на многих порядочных граждан. Даже те, кто не намеревался вступать в ряды восставших, боялись выходить на улицу и вынужденно принимали БК. За что и поплатились. Немногим повезло, как и Тайлеру. Но повезло ли?
        За минувшие три дня Тайлер понял, что город никогда не будет прежним. Теперь он ещё больше походил на муравейник, где каждый житель - носитель чётко определённой функции. Нет, скорее наоборот. Функция, воплощённая в том или ином теле. Не больше. И если у гниющих оставались неподавленные порывы, устремления и пороки вне трудовых будней, то теперь и этого не стало. Граббис превратился в стерильную лабораторию, где каждый элемент занимал отведённый ему шкафчик или полку. Да, ещё оставались редкие клубы, стадионы и помосты для спектаклей. Пристанища для уцелевших. Даже среди переживших судный день находились те, кто предпочитал пройти процедуру Очищения, чем поддерживать собой иллюзию прежней жизни.
        Но Тайлер пока держался. Он получил новую старую Лицензию - актёра. В полицейских и коллапсарах служили лишь изменённые. Хотя какая работа может быть у коллапсаров? Слоняться по Граббису, изображая патрульных? Удел же гниющих - работа с малой ответственностью. Например, сфера развлечений.
        - Пока нам позволяют жить, мы должны пользоваться этой возможностью, - как-то философски заметил Готтри, один из зрителей спектакля.
        Вот и сейчас он аплодировал энергичнее своих молодых спутниц. Готтри предпочитал видеть стакан наполовину полным и постоянно козырял возрастом - перед судным днём ему стукнуло пятьдесят пять. Дескать, жизненный опыт помогает переварить случившееся и не отравиться. На самом же деле, был убеждён Тайлер, Готтри не меньше молодых товарищей по несчастью нуждался в доказательствах осмысленности дальнейшего существования. Быть наставником и в какой-то степени куратором - чем не способ обрести значимость в собственных глазах?
        - Тайлер, новая роль. - Вышедший на сцену криптоматон протянул запечатанный конверт. - Выступление завтра.
        И что же на этот раз придумал сценарист? Сначала Тайлер хотел как можно скорее вытащить сценарий и прочитать, но сдержался. Спустился со сцены и перекинулся несколькими фразами с Готтри. Затем сослался на необходимость учить новую роль и ушёл. Никогда прежде он так не ценил одиночество. И в то же время ненавидел. Тайлер до сих пор не разобрался в парадоксах собственных ощущений.
        Он засунул конверт в глубокий карман пальто и зашагал по проспекту в сторону дома. Его мыслями завладела Фелиция. Может, не стоило быть с ней столь категоричным? Когда после судного дня она призналась ему, что работала на сектантов, Тайлер едва сдержался, чтобы насильно не потащить её в Обитель Очищения. Он испытал настоящий шок. Приютил на груди змею и не заметил. Фелиция пыталась объясниться, даже приводила аргументы в свою защиту, но в тот вечер Тайлер был неспособен воспринимать их. Он грубо ответил девушке, обозвал её продажной сукой и посоветовал исчезнуть, пока он не передумал насчёт Обители. Фелиция ушла, хотя до этого помогла ему осмыслить перемены. Вместе им было проще пережить первый день. Самый тяжёлый. Теперь её не было. Не считая соседей, Тайлер снова оказался одиночкой. Привычная роль, единственная, которую не требовалось играть.
        Он брёл минут десять, пока не заметил идущую навстречу фигуру с букетом цветов в руке. Это Картер, бывший коллега. Увы, его тоже постигло Очищение. Наверное, самое несправедливое из всех, что лишь подтверждало несостоятельность правления криптоматонов. Тайлер остановился и пристально посмотрел в лицо Картера. Тот молча прошёл мимо, даже не ответив взглядом. Куклы, долбанные куклы! Подверженный внутреннему порыву, Тайлер устремился вслед за бывшим напарником. Куда он идёт? Да ещё и с цветами! Это нонсенс.
        Он преследовал Картера минут десять, пока они не оказались напротив лавки, где продавались настоящие живые цветы. Едва пройдя вывеску, Картер резко остановился, чем вынудил Тайлера напрячься. Криптоматону не понравилось, что его преследуют? Однако Картер, продолжая игнорировать преследователя, выбросил букет в стоящую у входа урну и зашёл в цветочную лавку. Тайлер не решился заходить следом, поэтому остался на улице. На всякий случай проверил букет в урне. Действительно репродукт. Очень странно.
        Наконец, через минуту вернулся Картер. В правой руке он держал букетик живых розовых лилий. В мозгу Тайлера мгновенно щёлкнуло. Он вспомнил, как бывший коллега рассказывал о своём ритуале дарить цветы подруге-изменённой. Так вот куда он намылился. Но что им двигало? Не до конца усопшие воспоминания былой личности, порывы? Неужели в криптоматонах остаётся хоть что-то человеческое? Забавно, что этим самым вопросом частенько задавался сам Картер.
        Тайлер не стал преследовать его дальше. Цель известна, а в дом незваного гостя-наблюдателя всё равно не пустят. Существовал лишь один способ забраться в голову криптоматона. Стать криптоматоном. Тайлер задумчиво посмотрел на вывеску, рекламирующую живые цветы. Живые увядают быстрее, чем искусственные, которые могут существовать вечно. Феномен Подавителей тому подтверждение. Возможно, в будущем Кодексу не придётся скрывать бессмертие своих ближайших адептов. Изменённые будут жить столетиями, воспроизводство потомства сведётся к восполнению выработавших свой непомерный ресурс членов общества. Или пострадавших в результате несчастных случаев. Вот тогда Граббис окончательно превратится в отлаженный механизм. Не это ли конечная цель Этического Кодекса?
        Тайлер вытащил конверт и, не распечатывая, швырнул его в ту же урну, куда Картер выбросил репродуцированный букет. Засунул руки в карманы пальто и продолжил прерванный путь домой.
        Вечернее собрание с соседями он пропустил. За три дня они успели ему наскучить. Люди сплотились, чтобы выживать в мире, в мгновение ока оказавшимся чужеродным. Но Тайлер больше не нуждался в иллюзорной подпитке духа. Сломлен ли он? Возможно. Ему больше нравился вариант с прозрением. Если с горы на тебя катится огромный камень, бегство - всего лишь предсмертный спектакль на потеху невидимым кукловодам.
        Тайлер откупорил бутылку джина. Дорогого, натурального. Покупая выпивку несколько кварталов назад, Тайлер знал, что откроет бутылку лишь в особенный вечер. Тогда он ещё верил, что у будущего припасены для него вкусные перспективы, а не пресная биомасса.
        Раздался стук в дверь. От неожиданности Тайлер едва не пролил джин на пол. Выругавшись, он встал и пересёк гостиную. Наверняка кто-то из соседей решил знать, почему Тайлер пропустил вечернее собрание. Но на пороге стояла Фелиция. Лицо девушки было озадаченным. Не говоря ни слова, Фелиция протянула Тайлеру белый конверт. Тот самый, что он выбросил в урну. Выходит, она следила за ним? В другой руке девушка держала книгу.
        - Не спеши превращать себя в шестерёнку системы, - заговорила Фелиция. - Ведь ты не сможешь потом читать книги, каждая из которых - отдельный мир.
        Спустя полминуты молчаливого созерцания друг друга Тайлер, наконец, улыбнулся и взял протянутый конверт.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к