Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Брайдер Юрий Чадович Николай: " Кристалл Памяти Сборник " - читать онлайн

Сохранить .
Кристалл памяти (сборник) Юрий Брайдер
        Николай Чадович
        Евгений Дрозд
        Борис Зеленский
        Николай Орехов
        Георгий Шишко
        Владимир Цветков
        Геннадий Ануфриев
        Николай Новаш
        Анатолий Моисеев
        Александр Потупа
        Лариса Зыгмонт
        Александр Эйпур
        Михаил Деревянко
        Станислав Солодовников
        # Сборник составили рассказы молодых белорусских фантастов Ю. Брайдера, Н. Чадовича, Е. Дрозда, Б. Зеленского, Г. Ануфриева и других. Произведения молодых авторов освещают проблемы сохранения мира на планете, охраны природы, нравственно-этические. Разнообразна и жанровая направленность рассказов: научная фантастика, детектив, фантастическая сказка, политическая сатира.
        СОДЕРЖАНИЕ:
        Ю. Брайдер, Н. Чадович. Фальшивомонетчик
        Е. Дрозд. Семь с половиной минут
        Е. Дрозд. Б. Зеленский. Что дозволено человеку
        Н. Орехов. Г. Шишко. Ферраритет
        Н. Орехов. Г. Шишко. Эмоскафандр
        B. Цветков. Второе лето
        B. Цветков. Вечерний волк
        Г. Ануфриев. У каждого - свой выбор
        Н. Новаш. Кристалл памяти
        А. Моисеев. Если бы
        А. Потупа. Эффект лягушки
        Б. Зеленский. Экспонаты руками не трогать!
        Л. Зыгмонт. Вклад - время
        А. Эйпур. Кооператив по ремонту игрушек
        М. Деревянко. Великие дистрофики
        М. Деревянко. Парадоксы времени
        C. Солодовников. Странное приключение
        Составитель В. Н. Шитик
        Художник Ю. Т. Терещенко
        Кристалл памяти (сборник)
        Юрий Брайдер, Николай Чадович
        Фальшивомонетчик
        На службу Клещов привык являться загодя, хотя мотивы, побуждавшие его к этому, ничего общего с трудовым энтузиазмом не имели. За эти час - полтора он успевал собрать уйму информации по многим вопросам. Причем пользовался исключительно вполне безобидными наводящими вопросами. Более того - мнительный, как и все фартовые люди, Клещов вбил себе однажды в голову, что именно таким способом сможет когда-нибудь обмануть судьбу. Представлялось это ему примерно так: если в длинной череде дней выпадет вдруг тот один-единственный, отмеченный свыше, и у кого-либо из постовых милиционеров или же у своего брата-инкассатора из тех, кто все узнает раньше всех, непременно сорвется с языка удивленно-злорадное: «Слыхали про нашего Клеща? Кто бы мог подумать!» - а он в этот самый момент обязательно окажется где-нибудь неподалеку, как всегда тихий и незаметный, как всегда чуткий и зоркий. И все еще можно будет изменить тогда: хватит и времени, и сноровки, и хладнокровия. Опять капкан лязгнет впустую, опять облава пронесется мимо, опять неуловимой тенью проскользнет он под красными флажками.
        Потолкавшись немного среди клиентов в операционном зале и заглянув во все служебные помещения банка, вход в которые не был ему заказан, Клещов, как обычно, закончил свой рейд у кассовой стойки, за которой, скрытая от посторонних глаз матовым стеклом, восседала его давняя знакомая Инна Адамовна Тумасян.
        По годам ей полагалось быть женщиной хоть куда, однако длительное общение с огромными суммами чужих денег при почти полном отсутствии своих собственных не пошло Инне Адамовне на пользу. Она рано увяла, обабилась, была оставлена мужем и, судя по всему, успела утратить интерес к жизни вообще и к мужчинам в частности. Исключение делалось только для Клещова, человека по всем статьям положительного, малопьющего, да к тому же еще и члена бытовой комиссии месткома.
        Приняв от Клещова хрупкую, слегка примороженную гвоздику (накануне приобретенную им на колхозном рынке, причем чистый доход от этой несложной финансовой операции составил без малого десять червонцев), Инна Адамовна тут же принялась обмахиваться ею на манер оперной Кармен. Недолгая их беседа, состоявшая главным образом из обмена слухами относительно намечавшейся вскоре эпидемии какого-то чрезвычайно опасного гриппа, уже заканчивалась, когда Клещов как бы невзначай поинтересовался:
        - Ну, а на работе какие новости?
        - Ах, не говорите! - Инна Адамовна трагически взмахнула гвоздикой. - Вчера вечером опять фальшивую купюру изъяли. Сторублевую. И до чего аккуратно сделана! Только на гербе не все надписи читаются, да в защитной сетке дефекты имеются. Прямо кошмар какой-то!
        - Специалисты, - выдавил из себя Клещов, ощутив в левом подреберье острую короткую боль. - А глянуть можно?
        - Уже сдали в милицию.
        - Давно?
        - Часа два прошло…
        Машинально поглаживая правую сторону паха, где в потайном карманчике хранилось ровно десять сотенных бумажек - родных сестричек той, о которой рассказала Инна Адамовна, Клещов вышел на крыльцо.

«Влип, - подумал он, подставляя ветру разгоряченное лицо. - Неужели опять влип?»
        Клещов не был трусом, муками совести никогда не страдал - бог миловал! - однако давным-давно привыкнув к ежедневным своим преступлениям, привык и к ежедневному страху (страх этот не был страхом глупого и беззащитного зайца, скорее он был сродни страху многоопытного, не однажды битого волка).
        Что же делать? Что? Притихнуть, залечь на дно, замереть на время? А деньги? Новенькие, почти настоящие деньги, которые даже сквозь кальсоны нестерпимо жгут тело. Похрустывают под ладонью, просятся на волю. Сколько положено на них труда, сколько надежд с ними связано! Ведь два часа всего и прошло! Вряд ли громоздкая милицейская машина успела уже раскрутиться на все обороты. Пока не застучали телетайпы, пока не запищали рации, пока не побрели по злачным местам патрули и участковые, предупреждая всех встречных и поперечных, - надо действовать! Действовать! Действовать решительно и быстро!
        Нахлобучив ушанку глубже на глаза, он бросился к автобусной остановке. Уже не разум вел его, а могучий слепой инстинкт. Так иногда зверь, счастливо избежавший засады и уже сбивший со следа гончих, вновь возвращается к логову, чтобы спасти свое потомство, своих беспомощных детенышей, самое дорогое, что только может быть у всех живущих на этом свете.
        А вот для Клещова самым дорогим на свете были деньги!
        Центральные ворота колхозного рынка украшали две бетонные, крашеные под бронзу фигуры одинаково огромного размера. Фигура в спецовке и сдвинутой на затылок кепке опиралась на сноп пшеницы, фигура в косынке и платье до щиколоток протягивала перед собой корзину, полную фруктов - и, скорее всего, никаких других колхозников поблизости не имелось. Промышлял тут, в основном, люд приезжий, лукавый и загребущий.
        Решительно отвергнув услуги развязных коробейников, предлагавших ему целые кипы мутных черно-белых открыток, на которых чеканный профиль вождя соседствовал с пушистыми котиками и голыми похабными девками, Клещов прошел за ограду.
        Овощные и мясомолочные ряды уже пустовали, но там, где торговали цветами, семечками и южными фруктами, народ еще толпился. Многочисленные свечки, горевшие в прозрачных ящиках с гвоздиками и тюльпанами, придавали рынку сходство с каким-то запущенным храмом или с кладбищем в день поминовения.
        Вчерашнего грузина Клещов заприметил еще издали. Поминутно сморкаясь и чихая, тот топтался на прежнем месте, простуженным голосом рекламируя свой нежный товар.

«У-у, спекулянт проклятый, - выругался про себя Клещов. - Дернул же тебя нечистый разменять сотню! Наверное, в ресторане перед девочками решил шикнуть. А что, если милиция уже вычислила его? Не исключено. И вполне возможно, что стоит он здесь сейчас совсем не по своей торговой надобности, а по чьему-то строгому приказу, высматривая в рыночной сутолоке давешнего покупателя. Смотри, смотри, генацвале! Скорее ты свой Казбек отсюда увидишь, чем меня!»
        Клещов резко повернул и устремился к фруктовому павильону. Пробормотав что-то насчет жены и родильного дома, он попросил плосколицего восточного человека с загадочным, а может, просто заспанным взором, взвесить полкило бессовестно дорогого винограда. Получив кулек, Клещов долго копался по карманам, звеня мелочью и шелестя рублевками, потом с печальным вздохом вытащил сотенную: «Прости друг, других нету!» Потомок Железного Хромца долго мял бумажку, рассматривал ее на свет и даже нюхал, однако в конце концов сполна выдал сдачу мокрыми десятками и пятерками.
        Вторую купюру разменял для него в шашлычной какой-то явно безденежный алкаш.
«Сбегай, приятель, за сигаретами. От товара не могу отойти. Пятерик можешь себе оставить…» Третья бесследно исчезла в людском водовороте вместе с миловидной блондинкой, о непростых жизненных обстоятельствах которой красноречиво свидетельствовал небрежно заштукатуренный синяк под глазом. Напрасно прождав красотку почти полчаса, Клещов, проклиная все на свете, а в особенности бесчестных баб, бросился на поиски очередного подставного «лоха», однако совершенно случайно столкнулся с плечистым мужчиной, чей мимолетный, но пристальный взгляд неприятно резанул его.
        Поспешно скрывшись в толпе, Клещов сделал по рынку несколько замысловатых петель и заперся в кабинке туалета. Там он поспешно, не чувствуя вкуса, сожрал виноград - не пропадать же добру! - и утопил в унитазе все оставшиеся сторублевки, предварительно изорвав их в мелкие клочья.
        Клещов уже миновал увековеченных в железобетоне тружеников села, когда к воротам, мигая синим маячком, подлетела милицейская автомашина. Из нее выскочили двое (слава богу, не оперативники - сержанты наружной службы в черных дубленых полушубках) и бегом бросились на территорию рынка. Навстречу им кто-то в штатском вел громко причитающую блондинку. Сержанты еще не добежали до них, а этот, в штатском (не тот ли самый с острым взглядом, жаль, не разобрать отсюда), махнул рукой куда-то вглубь - туда, мол, давайте, да побыстрее! Невнятно донеслись обрывки фраз: «В кроличьей шапке… среднего роста… в руках кулек с виноградом…»
        Остаток дня прошел без осложнений.
        Свою не особо престижную работу Клещов любил, и в этом не было ничего странного. Выверенный до мельчайших деталей, рутинный процесс инкассации давно утратил для него первоначальный смысл и превратился в некий магический обряд, великое таинство служения всемогущему идолу Денег, воплотившемуся на время в защитного цвета брезентовых мешках, туго набитых твердыми, восхитительно пахнущими пачками - голубоватыми, красненькими, фиолетовыми, изумрудными, коричневыми. Себя самого в эти минуты Клещов ощущал каким-то сверхъестественным, почти астральным созданием, посвященным во все тайны своего кумира и по такому случаю облаченному в ритуальные, недоступные простому смертному одеяния: фуражку с зеленым околышком, скороходовские ботиночки, синий диагоналевый костюм с вохровскими эмблемами в петлицах, широкий кожимитовый ремень с кобурой.
        И даже тот прискорбный факт, что божество это, едва коснувшись его рук, уплывало вскоре в бетонные недра спецхранилища, вовсе не огорчал Клещова, потому что деньги не прощались с ним, они лишь шептали: «До свидания!» - обещая скорую встречу, обещая восторг, блаженство, вечную жизнь, шелест райских кущ, музыку ангельских крыльев, сладостные песни гурий.
        Жил Клещов на окраине, в ветхом бревенчатом домишке, давно предназначенном под снос, как, впрочем, и все другие строения в районе. Однако по неизвестной причине снос этот постоянно откладывался, жилой фонд ветшал без ремонта, заборы заваливались, водозаборные колонки или бездействовали или безудержно фонтанировали, тротуары зимой тонули в сугробах, а летом в лопухах. В порядке были только местные женихи и невесты, считавшиеся наиболее перспективными партиями в городе.
        Цепной кобелина Пират, уступавший легендарному Церберу только количеством голов, но отнюдь не размерами и свирепостью, глухо заворчал, почуяв хозяина. Главной его страстью было наполнение утробы, однако Клещов не очень-то поощрял это, не без основания полагая, что неудовлетворенные желания должны побуждать людей к инициативе и творчеству, а зверей - к бессоннице и злобе.
        Не зажигая в доме свет, Клещов спустился в подвал, где у него было оборудовано нечто вроде слесарной мастерской. Внимательно проверив одному ему известные тайные знаки - тонюсенькие, как волосок, проволочки, протянутые от стены к стене, особым образом разложенные на полу мелкие предметы - Клещов убедился, что никто из посторонних не побывал здесь в его отсутствие, и только после этого сдвинул в сторону старинный, наполненный всяким хламом шкаф, за которым обнаружилась низкая металлическая дверца, запертая на навесной замок.
        В потайной комнате было душно, пластами висел сизый табачный дым, пахло типографской краской, сивухой, прокисшей парашей и немытым человеческим телом. Почти все наличное пространство комнаты как по горизонтали, так и по вертикали занимала гудящая, лязгающая и позванивающая машина - некий гибрид печатного станка Гутенберга и современного промышленного робота. С большого барабана медленно сматывалась лента бумаги, уже снабженная водяными знаками, вращались, растирая краску, каучуковые валики, в чечеточном ритме хлопали разнообразные клише и штемпели, нумератор, управляемый датчиком случайных чисел, выставлял в положенном месте семизначный номер, гильотинный нож отрубал от ленты готовые купюры, которые, пройдя напоследок еще через один аппарат, придававший им потертый и засаленный вид, огромными бабочками выпархивали в картонный ящик из-под импортных консервов. Закрутив ноги Архимедовым винтом, в углу на табурете дремал Боря Каплун, главный конструктор, единственный строитель и вечный раб этой машины - золотые руки, светлая головушка, голубиная душа, горькая пьянь. Под тяжелым взглядом Клещова он
проснулся и радостно осклабился:
        - Кто к нам пришел! Шеф-у-у-ля! А я тебе, шефуля, миллион напечатал. Ты теперь богат, как Ротшильд. Надо бы спрыснуть это дело!
        - Перебьешься, - буркнул Клещов, поймав в воздухе очередную купюру.
        Да, все точно. Имеются дефекты в защитной сетке. А про надписи на гербе он и раньше знал. Как-никак сам клише резал. Полжизни, считай, на это дело ушло, и все впустую! Ну разве не обидно?
        С неожиданной яростью он скомкал и отшвырнул прочь еще теплую сторублевку.
        Единственным предметом, кроме физкультуры, конечно, по которому Клещов в школе, а потом и в училище полиграфистов имел твердую пятерку, было черчение.
        Первую свою фальшивку он изготовил пятнадцати лет от роду на клочке синей тетрадной обложки при помощи линейки, школьного рейсфедера и туши. Это был билет в кинотеатр на популярный в то время двухсерийный фильм «Великолепная семерка». Билет получился - лучше настоящего. Правда, сидеть все три часа пришлось на ступеньках в проходе. В дальнейшем свою рисованную продукцию он предпочитал сбывать всяким ротозеям. При этом действовал весьма осмотрительно и был бит всего два раза. В училище Клещов занялся изготовлением медицинских справок, освобождавших от занятий - не задаром, конечно. Печати и штампы перекатывал со старых, использованных бланков свежесваренным крутым яйцом. Научился виртуозно копировать любые почерки. Сгорел по глупости. Понадеявшись, что никто не станет вчитываться в неразборчивые «медицинские» каракули, выставил в очередной справке следующий диагноз: «Вывих пищевода». Разбирательство было долгим и шумным, однако по молодости лет его пожалели - дали доучиться.
        Впрочем, все это в конечном итоге можно было считать шуточками. Настоящая работа началась много позже, когда Клещовым уже овладела неудержимая и волнующая страсть к деньгам. Времена «трудные, но светлые» как раз сменились временами легкими, но темными. В памяти Клещова этот исторический момент почему-то ассоциировал с исчезновением в гастрономах колбасы, началом джинсовой эпопеи и первыми судорогами книжного бума. Многие его сверстники, и что самое обидное - даже знакомые, стали обзаводиться машинами, дачами, кооперативными берлогами, импортным барахлом. Не за зарплату, само собой. Всего этого хотелось и Клещову. Да еще как хотелось! Может быть, впервые в жизни он задумался всерьез и надолго. В типографии, где он в то время работал, воровать, кроме газетной бумаги, было нечего. Для карьеры фарцовщика требовались связи, знание языков и наличие некоего первоначального капитала. Заниматься выращиванием ранних овощей, цветов или пушных зверей он не собирался. Не лежала его душа и к «шабашкам» в сельской местности. Единственное, что он умел делать в совершенстве - чертить, рисовать, копировать. Вывод
напрашивался сам собой. Первую фальшивую десятку он рисовал целый месяц, все вечера напролет. На разгрузке вагонов за тот же срок можно было заработать во много раз больше.
        Однако Клещов верил в свою звезду и был терпелив. За зиму он основательно подпортил зрение, но набил руку. Трудностей со сбытом на первых порах не было, однако во время пятой или шестой попытки, уже подходя с покупками к кассе, он заметил, что каждый предъявленный червонец подвергается скрупулезному осмотру. Как на беду, других денег у Клещова с собой не имелось. Он попробовал повернуть назад
        - не удалось, напирала нахватавшаяся дефицитов толпа. Пришлось притвориться безденежным пьяницей. Из магазина его выдворили за шкирку, к счастью без мордобития. Наутро Клещов ощутил где-то в сердце тоненькое булавочное острие, которое впоследствии всегда сопровождало его, то почти исчезая на время, то разрастаясь до размеров кинжала.
        Забросив трудоемкие и весьма ненадежные живописные опыты, Клещов засел за разработку технологии типографского метода, для чего по книгам изучил фотодело, целлюлозно-бумажное производство и материаловедение. Устроился работать гравером в мастерскую худфонда. Малыми партиями скупал по деревням самую тонкую овечью шерсть и подходящее по номеру льноволокно. (Впоследствии химики из МВД по пыльце растений и микрочастицам, обнаруженным в самодельной дензнаковской бумаге, довольно точно определили регион ее производства.) На все это ушел не один год и немало настоящих, всамделишных денег. Наконец, дело пошло, обещая головокружительный успех в самое ближайшее время. Однако сбыть удалось только двадцать купюр, да и то в основном подслеповатым базарным торговкам или подвыпившим буфетчицам. Неважные получились деньжонки, может быть, даже хуже тех, рисованных. Несколько раз Клещов спасался буквально чудом. Вдобавок вышли неприятности на работе - его поперли из мастерской, обвинив в краже литографского камня. Пришлось, бросив все, ретироваться в другой город. Из всех этих бедствий Клещов вынес следующее резюме:
удачу может гарантировать только фальшивка, выполненная в точности как оригинал, или, в крайнем случае, еще лучше его. Как тот первый, незабвенной памяти билет в кино. А на это у него не доставало ни знаний, ни опыта, ни технической сноровки.
        Резкая перемена к лучшему наметилась в его жизни только после встречи с Борей Каплуном, Однажды метельным декабрьским вечером тот остановил Клещова возле стеклянной забегаловки, известной в городе под названием «Мутный глаз», и предложил в обмен на стакан вина открыть тайну путешествий во времени. Сухой колючий снег больно хлестал по лицу, забивался за воротник, а Боря, одетый в штопаный лыжный костюм и дырявые кеды, ничего этого как будто не замечал. В таком виде он действительно был похож на пришельца из совсем других веков.
        И Клещов сразу всем нутром почувствовал, что это именно тот человек, который ему нужен.
        История Бориных злоключений вкратце выглядела примерно так. Был он изобретателем, как говорится, милостью божьей. Причем природа наделила его не только головой, но и руками, что случается, в общем-то, не очень часто. Современное состояние техники совершенно не устраивало Борю. Был он непримиримым врагом банальных истин и тривиальных конструктивных решений. Если для какого-нибудь устройства ему требовалось вдруг колесо или, скажем, болт, он всякий раз изобретал это колесо или болт заново, используя свежие, принципиально новые и, нередко, совершенно дикие на первый взгляд идеи.
        Пользуясь всеми этими счастливыми обстоятельствами, Боря мог бы успешно подвизаться в любом БРиЗе или КБ, создавая что-нибудь пусть и нехитрое, но позарез нужное народному хозяйству. Однако его талант был совершенно иного свойства. Борины изобретения были или совершенно не нужны людям, или могли понадобиться им лет этак через двести. Среди его любимых детищ значилось: самозавязывающиеся шнурки, самовар, способный функционировать в безвоздушном пространстве, способ уничтожения тараканов при помощи энергии квазаров, комплект индивидуальных защитных средств для ценных пород рыбы, обитающих в реках промышленно развитых стран, перегонный куб для утилизации человеческой мочи, массовое использование которого не только бы обеспечило все аптеки, лаборатории и автопарки страны дистиллированной водой, но и полностью устранило бы дефицит минеральных удобрений в сельском хозяйстве, градуированный по двенадцатибальной шкале счетчик мыслей для служащих госучреждений. Шкалу эту, кстати говоря, совсем нелишне привести здесь:
1.Мысли эпохальные.

2.Мысли исторические.

3.Мысли конструктивные.

4.Мысли реалистические.

5.Мысли, заслуживающие внимания.

6.Мысли, не заслуживающие внимания.

7.Мысли физиологические (гастрономические, сексуальные и проч.).

8.Мысли глупые.

9.Сон.

10.Отсутствие всяких мыслей.

11.Мысли спорные.

12.Мысли вредные.
        Одно из этих изобретений, а именно - хронактор (если точнее: «Устройство для извлечения из объективного будущего материальных тел с заранее заданными свойствами»), и стало причиной крушения Бориной жизни.
        На явление хронактации он наткнулся совершенно случайно, изучая возможность управления полем тяготения Земли. Дальнейшей перспективой этой проблемы являлось овладение гравитационным потенциалом всей Вселенной, дабы передвижение между звездами можно было заменить передвижкой самих звезд. Однако новая идея настолько увлекла Борю, что Сириус, Вега и Конопус были до поры до времени оставлены на прежних местах.
        Сам хронактор ничего общего с машиной времени, так полюбившийся писателям-фантастам, конечно же не имел. Согласно Бориной теории, основной характеристикой нашего мира является уровень энтропии, причем в момент его рождения показатель этот был минимальный, а в момент гибели должен приблизиться к максимуму. Таким образом, время есть ни что иное, как движение универсума (то есть всей нашей реальной Вселенной) от одного уровня энтропии к другому, более высокому. Точно так же реки, повинуясь силе гравитации, всегда текут с холмов в низины. Если в какой-то замкнутой системе - хронакторе - создать энтропию более высокую, чем она есть в настоящий момент, какой-то ограниченный поток времени обязательно повернет вспять (в нашем примере с рекой роль хронактора может играть обычный вакуумный насос, подающий воду из реки на расположенные выше ее уровня огороды). Понятно, что все материальные тела, захваченные обратным потоком времени, переместятся из будущего в настоящее. Вес этих предметов ограничивался силой притяжения Земли, поэтому они могли быть весьма невелики - книга, цветок, расческа. Тот же самый
хронактор, будь он установлен на поверхности Солнца, смог бы перемещать даже многоэтажные здания. Впоследствии Боря, не любивший действовать на авось, дополнил свое изобретение блоком избирательности, дабы поворачивать не первое попавшееся время, а лишь то, в котором содержались нужные ему вещи.
        Академический институт, проводивший экспертизу хронактора, твердо придерживался принципа, что все, относящееся к его профилю, но созданное вне его стен, изначально является вещью идеалистической, антинаучной, а, возможно, даже вредительской. Вследствие этого отрицательное заключение было предопределено заранее. Даже если бы из хронактора полезли вдруг восторженные потомки с цветами, лозунгами и Бориными портретами - сие нисколько не поколебало бы мнение комиссии. Боря глубоко заблуждался, полагая, что открыв что-нибудь необыкновенное, можно стать академиком. Все обстояло как раз наоборот. Прежде чем лезть в дебри чистой науки, необходимо было сначала нахватать званий и должностей.
        Не чувствуя подвоха, Боря согласился на все предварительные условия, поставленные институтом. В чисто практических вопросах он был прост, как дитя. Целью поиска была выбрана информация - комиссия вполне резонно полагала, что ничего более ценного в будущем не имеется. Чего конкретно они ожидали: справочников, монографий, чертежей, микрофильмов - оставалось секретом. На исходе семидесятого часа непрерывной работы, когда попеременно сменявшие друг друга эксперты уже начали многозначительно переглядываться, покручивая пальцами возле виска, а лимит электроэнергии института был исчерпан на квартал вперед, в приемном устройстве хронактора обнаружился черный диск величиной примерно с однокопеечную монету.
«Пуговица!» - категорически объявил самый башковитый из членов комиссии, хотя диск при всей своей прочности был необычайно тонок и имел посредине только одно отверстие. (Напомним, что дело происходило во времена, когда еще серийно выпускались арифмомеры, а самым портативным хранилищем информации являлись здоровенные, как колесо, многодорожечные магнитные бобины.)
        По настоянию Бори диск все же был направлен на комплексное физико-химическое исследование, в ходе которого он бесследно исчез после того, как при температуре в восемьсот градусов был подвергнут давлению в десять тысяч атмосфер. Лишь много позднее Боря стал догадываться, что вместе с диском исчезла и вся мудрость двадцать пятого или тридцатого века, записанная каким-то еще не известным для нас способом.
        Он решил бороться за свое изобретение до конца, хотя по натуре борцом вовсе не был. Вскоре Борино имя приобрело в научных кругах скандальную известность. Экспертизы, назначаемые одна за другой, благополучно проваливались. Молодежный журнал поместил фельетон, в котором характеризовал его как крохобора, маньяка и авантюриста.
        Боря стал топить горе в вине, что раньше с ним никогда не случалось. Друзья от него отвернулись, зато появились прихлебатели. Ему советовали уехать за границу - дескать, там поймут, там помогут, там умеют ценить толковых людей. И, однажды, в минуту тяжелой меланхолии, Боря обратился в ОВИР с соответствующим заявлением.
        В ОВИРе сидели люди современные, образованные и неглупые, для пользы дела до поры до времени притворявшиеся дураками и бюрократами. Они сразу догадались, чем чревата утечка на сторону таких мозгов, и тут же сочинили вежливый отказ, мотивируя его причастностью Бори к военным тайнам (действительно, некоторое время он служил кочегаром в строительных войсках и успел немало узнать там об устройстве совковой лопаты и водогрейного котла).
        Боря запил еще горше. В редкие минуты просветления он на базе отвергнутого хронактора создавал аппарат, способный перемещать во времени не только неодушевленные предметы, но и людей, причем как в прямом, так и в обратном направлении. Непризнанный при жизни Боря рвался в будущее. Для того, чтобы обойти ограничение по массе, он разработал блок миниатюризации, уменьшавший человека - без всякого для него вреда - до размеров мыши. (Это важное народнохозяйственное и оборонное открытие осталось неизвестным для современников, хотя могло принести огромную практическую пользу. Даже трудно себе представить, какой экономический эффект дала бы, к примеру, пожизненная миниатюризация всех граждан, не занятых в производственной сфере.)
        Одновременно Боря подал в ОВИР новое заявление, в котором открещивался от своих прежних планов и просил разрешения на выезд в светлое грядущее. Вывод срочно назначенной психиатрической экспертизы, полностью совпавший с мнением общественности, был однозначен. В лечебнице Боря очень скучал, всячески уклонялся от процедур, не раз объявлял голодовку и смущал других пациентов, твердо вставших на путь излечения.
        Отпущенный в свой срок на волю, Боря, потерявший прописку и жилплощадь, скитался по пивным, ночевал в кочегарках, питался - а в основном закусывал - доброхотными подаяниями, все чаще болел и, несомненно, окочурился где-нибудь под забором, если бы судьба не свела его с Клещовым. Тот внимательно выслушал Борю, угостил, как и обещал, вином, привел к себе домой, а наутро засадил за техническое творчество. Убедившись через неделю, что Боря именно тот, за кого себя выдает, Клещов популярно объяснил гостю, что машина времени и противометеоритный зонтик для лунного туризма ему пока без надобности, зато позарез нужен простой, надежный и малогабаритный станок для печатания денежных знаков. Все Борины возражения морального плана он опровергал новой порцией выпивки.
        Так непризнанный гений и неудавшийся академик стал соучастником обыкновенного фальшивомонетчика.
        - Все, - сказал Клещов. - Глуши машину. Опять прокол.
        - Засветился, шефуля? - счастливо улыбаясь щербатым ртом, спросил Боря.
        - Не скалься, тебе тоже не отвертеться, если что.
        - Я псих, справку имею. Что с меня взять?..
        - Шкуру возьмут. Для чучела.
        - На Камчатку, шефуля, надо ехать. Там товар сбывать. Какой же волк возле своей норы охотится.

«Резон в его словах, конечно, есть, - думал Клещов. - Только не так все это просто. Работу не бросишь. Работа для моего дела очень даже нужная. Все новости первым узнаешь. Да и на кого хозяйство оставить? На Борю? Он в первый же день миллион в пивную отнесет. Людей для разъездов нанять? Нет, я ученый».
        Несколько раз Клещов уже брал компаньонов, но те, сбыв за приличные комиссионные две или три партии «товара», после получения следующей, как правило, исчезали. Все они, конечно, попались и вдобавок позорно раскололись, однако Клещова спасла его же собственная предусмотрительность. Во всех контактах он соблюдал строжайшую конспирацию, никто не знал ни его адреса, ни места работы, ни настоящей фамилии. Единственное, что выясняло следствие, были его приметы, но под них (рост средний, плечи прямые, нос прямой, губы средней полноты, речь правильная и т.д.) свободно подходил каждый третий уроженец европейской части страны.
        И вновь, как в давно прошедшие, потускневшие в памяти годы своей скучной и скудной юности, Клещов оказался на распутье. Нельзя сказать, чтобы был он сейчас беден, скорее наоборот - любой рыночный барыга, любой подпольный коммерсант, любая девочка из валютного бара, да что там говорить, любой житель этого многолюдного, суетного городка мог позавидовать ему. Уже имевшихся капиталов с лихвой хватило бы ему до гробовой доски. Кажется - живи себе и радуйся! Ан нет! Вся заковырка состояла в том, что жизнь и радость заключалась для него вовсе не в возможности безоглядно сорить деньгами - деньги были жизнью и радостью сами по себе. Идея накопительства переросла в манию, в болезненную страсть. День, к исходу которого его казна не увеличивалась хотя бы на сотню - другую, считался прожитым впустую. В столовых Клещов питался исключительно жидкими диетическими супами и сделанными неизвестно из чего (но только не из мяса) котлетами. Потратиться на шашлык или отбивную было для него равносильно святотатству.
        Таким образом, вопрос о сворачивании или даже о временном прекращении дела не стоял. Однако и лезть головой в петлю не хотелось. Уже следующая попытка сбыта фальшивок могла оказаться и последней. Каждая вышедшая из его подвала купюра была следом, ниточкой, держась за которую к Клещову могли пожаловать люди вовсе ему несимпатичные.
        Где же искать выход? Корпеть над клише? Совершенствовать технологию? Сомнительно. Лучше, чем есть, уже вряд ли получится. Технический предел достигнут. Тут даже гениальный Боря вряд ли поможет. Переквалифицироваться? Поменять профиль работы? Тряхнуть сберкассу, хлопнуть на маршруте кого-нибудь из коллег-инкассаторов? Не годится. Не потянет он «мокруху», не тот характер. Да и что толку от тридцати - сорока тысяч? Замахнуться на банк? Заказать Боре робота, сокрушающего бетонные стены и прожигающего стальные двери? Бред. Глупость. Вот если бы наловчиться брать незаметно. Понемногу, но регулярно. Когда хватятся, будет поздно. Тут шапка-невидимка нужна. Впрочем, в спецхранилище и в такой шапке не проскользнешь. Сигнализация там всякая наляпана - и на тепло реагирует, и на движение, и на звук. Нет, тут нужно придумать что-то совсем новое. Чтобы, скажем, не ты за деньгами лазил, а деньги сами к тебе плыли. Что-то он про такое слышал. От Бори, кажется. Вроде хвалился он, что из будущего может любую штуковину по заказу извлечь. А вдруг не сочинял? Да, заманчиво… Это был бы идеальный вариант. Пропали,
допустим, в двухтысячном году у кого-то деньги - а я здесь при чем? Пусть себе ищут. Я до этих годов когда еще доживу. Плюс - никакая реформа не страшна. Они там еще только соберутся печатать новые денежки (с дифракционной решеткой на рисунке, с молибденовыми нитями в бумаге или с другим каким фокусом), а у меня их уже целый мешок приготовлен!
        - Эй! - позвал он Борю. - Помнишь, ты про аппарат рассказывал… ну тот, который время вспять поворачивает. Не врал?
        - Не-е, - беззаботно ответил Боря. - Было такое дело, шефуля. Было, да сплыло.
        - А если опять попробовать?
        - Не осилю. Одна труха в голове осталась.
        - А ты не спеши, подумай. Пораскинь мозгами. А все, что надо, я достану.
        - Раскидывать особо нечем. Усохли мозги. Впрочем, могу тебе один адресок дать. Аппарат мой в том подвале валяется. Если, конечно, пионеры его еще в металлолом не сдали.
        Где-то в самую глухую предутреннюю пору Клещова посетил нелепый, зловещий сон.
        Будто бы в полутемной комнате без окон, с голыми стенами, сидят они за канцелярским столом - он, Боря Каплун и кто-то третий, чье лицо загораживает низко висящий жестяной абажур, и, держа в руках развернутые веером пачки денег, играют в какую-то странную игру наподобие подкидного дурака. Боря все время жульничает, хихикает, прячет деньги под крышкой стола, норовит подсунуть вместо них то конфетную обертку, то хлебную корку, то смятую пачку из-под сигарет. Это ужасно бесит Клещова, он нервничает, препирается с Борей, а человек с невидимым лицом тем временем молча побивает каждый его ход и сдвигает, сдвигает, сдвигает к себе выигранные деньги. Правила игры несложные - побеждает тот, кто предъявляет купюру с более высоким номером. Наконец в руках Клещова остается одна - единственная сотенная, чей номер - о счастье! - состоит из одних девяток. Торжествуя, он всей пятерней припечатывает бумажку к столу, но неизвестный все так же молча выкладывает рядом точно такую же сотню с точно таким же номером.
        - А ты, шефуля, шулер! - визжит Боря. - Туфту подсунул! Фальшивочку! Не видишь разве, что надписи на гербе не читаются!
        - Ив защитной сетке дефектики имеются, - голосом Инны Адамовны изрекает третий.
        Рука его, широкая в запястье, неестественно длинная, каменно твердая, пересекает конус желтого света над столом и, как цыпленка, хватает Клещова за глотку. Боря ехидно хохочет, потирает руки, и его хохот переходит постепенно в надрывный собачий лай. Смертный мрак застилает глаза Клещова, сердце, сделав последний судорожный скачок, замирает, он задыхается… и просыпается на своей койке от сердечной боли, от Бориного повизгивающего хохота, от хриплого отчаянного бреха за стеной.
        Прошло не меньше минуты, прежде чем Клещов, все еще сотрясаемый кошмаром, прочухался окончательно, а прочухавшись, понял: сон это, целы целехоньки его денежки, не было ни страшного человека, ни казенной комнаты, на дворе ночь, а на соседней койке вовсе не хохочет, а заходится безобразным храпом Боря.
        Вот только сердце… Ничего, придет время - новое купим. Молодое, надежное. Сейчас это просто.
        Прижимая грудь рукой, он встал и посмотрел поверх занавесок на улицу. Пес не умолкал, рвался, хрипел, натягивал цепь. Кого чуял он: припозднившегося пьяницу, рыскающую неподалеку собачью свадьбу, ненавистного соседского кота или?.. Нет уж, те, если придут - придут совсем не так!
        Клещов присел возле койки, выгреб из-под нее кучу всякой рухляди, на ощупь снял две половицы и вытащил из тайника небольшой плоский чемодан. Был он приятно тяжел, но Клещов все же не удержался, открыл крышку и при свете спички еще раз полюбовался его содержимым. Эту операцию он мог проделывать бессчетное количество раз. Простое созерцание аккуратненьких, тщательно обандероленных пачек доставляло ему почти эстетическое наслаждение.
        Боря вдруг заворочался, перестал храпеть и внятно сказал:
        - Да усни ты, наконец! Ни днем ни ночью покоя нет!
        Несколько последующих суток Клещов провел почти без сна, в лихорадочном возбуждении, которое овладевало им всякий раз при начале большого многообещающего дела.
        Хронактор оказался цел и невредим, пришлось только очистить его от паутины и мышиных гнезд.
        Остаток зимы ушел на прокладку к дому силового кабеля и добывание всякой мелочевки, необходимой для доводки и модернизации аппарата, как то: японской волоконной оптики, шведских композиционных сплавов, турбонасосного агрегата от американской ракеты «Сатурн-5», бразильского натурального латекса, перуанской бальсы, отечественных двутавровых балок. Поскольку трезвому Боре мешали работать муки совести, а пьяному - алкогольные галлюцинации, на весь период монтажа, запуска и испытаний он был ограничен в спиртном и, благодаря заботам Клещова, постоянно пребывал в некоем среднем состоянии.
        Программу для поиска сформулировал сам Клещов, ради такого случая записавшийся в читальный зал городской библиотеки. Была она, возможно, и не абсолютно точной, но зато по-римски краткой: «Всеобщий эквивалент обмена, выражающий стоимость всех других товаров!» К словесной формуле прилагались изображения различных образцов платежных средств, начиная от золотого империала и кончая зеленой тысячедолларовой купюрой. Конечно же не были обойдены вниманием родные рублики и чеки
«Внешпосылторга».
        Первые сеансы поиска не принесли успеха, но Боря всякий раз успокаивал Клещова, поясняя, что хронактор находится в состоянии самонастройки, и, как только указанное состояние закончится, деньги потекут Ниагарой.
        Однако время продолжало неумолимо и равномерно двигаться от одного уровня энтропии к другому, а Клещов, возвратившись с работы, каждый вечер заставал одну и ту же картину: пустой лоток приемного устройства и вдребезги пьяного Борю, валявшегося на полу среди каких-то странных банок и флаконов. Едкая химическая вонь, исходившая от этих сосудов, вскоре забила все другие запахи подвала. За неполный месяц хронактор сожрал электричества на пятьсот рублей и не дал ни копейки дохода. Кроме того, создаваемое им поле сверх - энтропии ужасным образом действовало на все находившиеся в доме предметы. Металлы стремительно коррозировали, дерево превращалось в труху, ткани ветшали и рассыпались, стрелки часов крутились, как бешеные. Вылупившиеся ночью клопы, на рассвете уже сами давали потомство, а к вечеру издыхали от старости. На Борином лице появились морщины, а на голове плешь.
        Клещов, в волосах которого стала неудержимо пробиваться первая седина, ходил мрачный, как царь Менелай после похищения Елены Прекрасной.
        А между тем, хронактор функционировал вполне нормально. Просто Боря, равнодушный к
«Всеобщему эквиваленту обмена», незаметно для Клещова заменил программу на «Спирт и спиртосодержащие жидкости».
        Искомое поступало довольно регулярно, однако не всегда в удобном для употребления виде. Чаще всего это были лаки, клеи, денатураты, чистящие средства и другие продукты явно технического назначения. Боря мучился поносом, его неудержимо рвало, по телу пошли фиолетовые пятна. Жуткие смеси, пройдя через весь его пищеварительный тракт, выходили наружу почти в первоначальном виде, вызывая ожог анального отверстия. Однажды, после приема вовнутрь изрядной доли жидкости для выведения бородавок, ему привиделась белая крыса с пронзительными ярко-красными глазами, которая, держа наперевес гаечный ключ тринадцатого номера - этот ключ он долго и безуспешно разыскивал накануне - промаршировала на задних лапах из одного угла комнаты в другой.
        Был, правда, случай, когда Боре достался благородный напиток - приземистая бутылка темного стекла с тщательно засургученной пробкой, снабженная, помимо того, висячей позолоченной биркой с многочисленными печатями. Слой пыли толщиной с палец покрывал бутылку. Такое вино не зазорно было подать и на королевский стол.
        Боря быстренько откупорил бутылку и, ожидая блаженства, хватанул прямо из горлышка. Однако то, что частично проскочило в его желудок, а частично было со стоном извергнуто наружу, вкусом и запахом напоминало уксус самого паршивого качества. Таким образом Боря мог еще раз убедиться, что ничто не вечно в подлунном мире, даже вино. К счастью, подобные коллекционные экземпляры больше ему не попадались.

«Однако трудно у них с этим делом», - подумал Бор» я как-то раз, извлекая из хронактора одеколон «Венерианские зори». Вместе с флаконом из василькового неземного хрусталя в его руке оказался квадратик плотной бумаги, на которой очень красивым шрифтом было отпечатано десять строк на различных языках, включая иероглифы и арабские закорючки. Фраза на русском языке - как, очевидно, и все другие - гласила:

«Объясните, пожалуйста, для каких конкретно целей вам требуются спиртосодержащие жидкости. Заранее благодарю. Аллен Аньцзяо Линьков, инспектор-смотритель 116-й зоны времени».
        Боря порадовался за потомков, так быстро вычисливших его, и на той же бумажке написал карандашом: «Чтоб забалдеть». Потом подумал немного и добавил: «Давайте побольше, не жалейте. Заранее благодарю. Борис Борисович Каплун, тунеядец».
        Ответ последовал незамедлительно. Это была тоненькая книжка, скорее даже брошюрка, судя по всему факсимильное издание другой, выпущенной намного раньше. В книжке живо и убедительно описывались причины употребления спиртного, пояснялась химия алкогольного опьянения, приводились статистические данные о вреде пьянства по разным регионам планеты, а также подробно излагались все этапы борьбы человечества с зеленым змием, закончившейся полным его поражением. Если верить книжке, последние в мире предприятия, производившие спиртное (в Глазго, Бордо и Бобруйске), были превращены в мемориалы общепланетного значения. Фигура последнего алкоголика Василия Петровича Сучкова была помещена в музее восковых фигур мадам Тюссо (а также во всех его филиалах, включая Московский и Минский) между космонавтом Пилипенко, обнаружившим жизнь в метановых облаках Юпитера и баронетом Джоном Гулдом, добывшим последнего зайца-русака в Евразии. Для вящей убедительности там же экспонировался макет печени Василия Петровича в масштабе один к десяти и изъятый у него самогонный аппарат (нагревательным элементом в нем служил
портативный ядерный реактор на быстрых нейтронах, а брожение осуществлялось при помощи специального штамма бактерий, созданных методом генной инженерии).
        Едва только Боря закончил чтение, как страницы брошюры пожелтели, свернулись, как опавшие листья, и осыпались прахом, среди которого осталась лежать продолговатая пилюля желтого цвета.
        Наверное - колеса, решил несколько ошарашенный Боря. Логика его была нехитра: коль спиртное у потомков отсутствует, значит балдеют они от чего-то другого. Ведь нельзя же без этого!
        Наркотиков он никогда раньше не пробовал, однако от товарищей по несчастью в лечебнице слыхал про них много хорошего. Проглотив пилюлю, Боря прилег на койку, ожидая скорого эффекта. Однако ничего особенного не происходило. Чувствовал он себя прекрасно, даже чересчур, дрожь в пальцах прошла, в мыслях установился порядок.
        Внезапно Борей овладело страшное подозрение. В его прояснившейся памяти четко всплыла фраза из брошюрки, на которую он вначале не обратил внимания:

«Успеху борьбы с пьянством способствовало широкое применение препарата «Абсистент» (синонимы: «Эталамин», «Тродаксан», «Дебизол»), вызывающего стойкое отвращение ко всем алкогольным напиткам».
        Боря пулей выскочил на улицу (что, кстати, строжайше запрещалось ему) и с помощью двух пальцев опростал в серый подтаявший сугроб содержимое желудка. Однако было уже поздно - проклятый «Абсистент», по-видимому, действовал не менее быстро, чем яд кураре. Первая же Борина попытка причаститься экзотическим одеколоном окончилась плачевно… Организм его решительно и бурно отвергал спиртное.
        На утро Клещова поразила странная метаморфоза, происшедшая с Борей. Он впервые за две недели побрился, за завтраком не курил, брезгливо отказался от предложенной чарки и окончательно сразил шефа тем, что попросил его купить зубную щетку и пасту.
        За работу они засели поздним вечером, после окончания телевизионной программы - хронактор сильно понижал напряжение в электрической сети всего квартала, что могло вызвать весьма нежелательную реакцию соседей. В тайне от Клещова Боря уже успел восстановить прежнюю программу, и успех не заставил себя ждать: в приемное устройство прямо из пустоты посыпались монеты - и позеленевшие от времени, и новенькие, будто только что из-под пресса. Денежный дождь, продолжавшийся почти четверть часа, сделал Клещова обладателем обширнейшей, хоть и небрежно подобранной нумизматической коллекции. Тут были и истертые римские динарии, и арабские дирхемы с приклепанным ушком, и византийские милисарии, и древнерусские серебряные гривны, и юбилейные советские рубли, и загадочные восьмиугольники неизвестного номинала, отчеканенные, судя по легенде, на аверсе Кооперативной Республикой Антарктидой в
2102 году. Коллекция эта, видимо, принадлежавшая в будущем частному лицу или какому-нибудь небогатому провинциальному музею (ни одного золотого, только серебро, медь, алюминий, никель), сама по себе стоила немало, однако Клещов ожидал совсем другого.
        Хронактор вновь зашарил в грядущих веках, но на этот раз его единственной добычей оказалась уже знакомая Боре картонка с текстом на десяти языках:

«Объясните, пожалуйста, для каких конкретно целей вам требуются денежные знаки. Заранее благодарю. Аллен Яньцзяо Линьков, инспектор-смотритель 116-й зоны времени».
        Клещов, хоть университетов не кончал, был похитрее Бори. После некоторого раздумья он ответил так:

«Для финансирования справедливой освободительной борьбы».
        Следующая посылка из будущего состояла уже из двух предметов - брошюрки и записки следующего содержания:

«По вполне достоверным данным на вашем отрезке времени и в вашем регионе никакая справедливая освободительная борьба не ведется. Прошу извинения. Радж Трофимович Янг. Референт по истории нового времени».
        Пока Клещов вникал в смысл послания, Боря начал вслух читать брошюрку, голосом акцентируя внимание на некоторых фразах. Из текста следовало, что деньги, как таковые, давно исчезли из употребления. Каждому землянину в момент рождения общество предоставляло безвозмездный кредит, которого вполне хватает на пропитание, одежду, развлечения, общественный транспорт (в том числе межпланетный), приобретение и содержание жилья, медицинское обслуживание (включая троекратную замену всех жизненно важных органов) и т.д. Доступ к остальным благам (дача в поясе астероидов, садовый участок на дне океана, личная космическая яхта, возможность коллекционирования произведений искусства, туризм и отдых в иных эпохах) - зависел только от качества и количества труда данного индивида.
        Далее следовало описание весьма редкой болезни, известной как синдром Шейлока, или
«корыстолюбие». Наиболее эффективным методом лечения, наряду с психотерапией и самовнушением, являлся медикаментозный. В тяжелых, осложненных случаях рекомендовалось хирургическое вмешательство.
        Едва Боря прочел этот абзац, как Клещов вырвал у него брошюру и отшвырнул ее прочь. Еще в полете она начала разваливаться лохмотьями, и пола достигла лишь пригоршня пепла, из которого с легким стуком выкатилась пилюля, той же формы, что и первая, но черного цвета.
        С хронактором также происходили удивительные превращения - вначале медленно, а потом все быстрее и быстрее он начал уменьшаться в размерах и, достигнув величины спичечного коробка, исчез совершенно. Боря хотел обидеться, но потом передумал, согласившись с логикой потомков. Точно также в наше время поступают взрослые люди, отбирая рогатки и самопалы у несовершеннолетних шалопаев.
        А Клещова, похоже, вообще уже ничего не интересовало. Он сидел в полнейшей прострации, уронив руки на колени и вперив в пространство остановившийся взгляд. Его состояние в этот момент мог понять лишь тот, кому хоть однажды довелось пережить крушение мечты, кого безжалостно сшибала с ног злая судьба, кому случалось в одночасье утратить цель и смысл жизни.
        Боря между тем подобрал с пола черную пилюлю (что ни говори, а к своему шефуле он успел привязаться и желал ему только добра, особенно сейчас, когда сам был в полном порядке), обтер ее о штаны и вместе с кружкой воды подал Клещову. В другие времена тот от Бори и горелой спички не принял бы, но сейчас, когда рассудок его помутился, а сердце ныло особенно сильно, без возражений проглотил пилюлю, решив, очевидно, что это какое-то успокаивающее средство.
        Никакой заметной реакции, конечно же, не последовало. Клещов по-прежнему подавленно молчал, в лице не изменился и даже позы не переменил. Избавился ли он от своей хоть и не заразной, но весьма прилипчивой болезни, или по-прежнему находился в ее власти - сказать было трудно. Да разве и возможно отличить на глаз матерого корыстолюбца от, скажем, нормального жмота. Тут нужен был эксперимент, и план его уже вызрел в обострившемся до невозможности Борином уме.
        Он тихонечко удалился в спальню и спустя некоторое время позвал оттуда Клещова. Тот, все еще пребывая в трансе, послушно последовал на голос сообщника. Сцена, представшая перед ним, была из числа тех, что способна повергнуть в трепет самые заскорузлые души. Кровать Клещова была сдвинута с места, а тайник под ней разорен. В эмалированном тазу бесшумно и жарко пылал огонь, в который Боря щедро подкидывал все новые и новые купюры. Ситуация обязывала Клещова как-то высказаться - похвалить Борю или, наоборот, возмутиться, однако молчание затягивалось, и лишь временами с губ его срывались жалобные мычащие звуки.
        Боря принял это мычание за вопрос и жизнерадостно начал пояснять:
        - Это я, шефуля, опыт такой провожу. Тест на жлобство. Выясняю, выработался ли у тебя иммунитет к корыстолюбию.
        Лучше бы Боря так не говорил! А еще лучше - не разводил бы этот дурацкий костер. Перестарался он. Перегнул палку. Надо было для пробы сначала рубль сжечь, да и то, желательно, свой собственный. Синдром Шейлока болезнь не простая, это вам не банальный алкоголизм, который и сейчас-то, говорят, одной задушевной беседой, да годиком-другим трудотерапии вылечивают. Тем более что у Клещова вполне мог иметь место тот самый осложненный случай, при котором без хирургического вмешательства не обойтись.
        Как взбесившийся лев, как тропический ураган, налетел Клещов на тщедушного Борю. Он даже не ударил его, нет - он просто сдул, смял, отшвырнул жертву прочь. Казалось, грозная и тупая стихия навалилась на случайно подвернувшегося человечка, раздавила его и унеслась по своим делам вдаль. Костер был погашен в одну секунду - драгоценное содержимое таза, вывернутое на пол, Клещов накрыл собственной грудью. После этого, обжигая пальцы, он начал торопливо сортировать купюры, выбирая те из них, на которых сохранился номер - он точно знал, что при этом условии банк обязан обменивать поврежденные дензнаки. Вот только как объяснить, откуда взялось столько обгоревших денег? Что придумать? Ох, беда!
        - У-у, гад! - прорычал он через плечо. - Подожди, получишь ты у меня сейчас!
        Однако Боря на эту угрозу никак не отреагировал. Он сидел, привалившись спиной к стенке, между кроватью и опрокинутой тумбочкой, откинув голову на правое плечо и выпучив желто-кровяные, закатившиеся глаза.
        Некоторое время, сидя на корточках, Клещов наблюдал за ним, потом встал и встряхнул за плечи. Борина голова мотнулась в другую сторону, открыв залитую кровью щеку и глубокую ссадину между глазом и ухом.

«Все, - подумал Клещов. - Убил! Этого только не хватало. Ну и ночка!»
        Он долго стоял так в тяжелом раздумье, между бездыханным телом и кучей дымящихся банкнот, потом устало вздохнул и глянул на часы.
        До рассвета оставалось часа два-три. «Надо успеть», - подумал он.
        Борино тело, состоявшее, в основном, из тонких птичьих костей, почти ничего не весило. Клещов легко взвалил его на плечо и, отпихнув ногой тревожно воющего пса, потащил за дом - туда, где усадьба выходила задами к крутому обрыву, под которым глухо шумела во тьме река, сильно разбавленная технологическими сбросами и потому в черте города никогда не замерзавшая.

«Глубина тут метров десять, - думал он. - Как говорится, концы в воду. Кто его тут, беспаспортного, искать будет?»
        От реки пахло тиной и мазутом. Не доходя шагов десяти до обрыва, Клещов сбросил Борино тело на землю и стал торопливо его ощупывать.

«Так, в карманах спички, табачные крошки, какие-то бумажки, пробки. Все вон, чтоб никаких следов. Кеды, лыжный костюм - в этом я его и подобрал. Трусы мои, но в таких трусах полстраны ходит. Больше ничего нет».
        Почему-то Клещов пожалел вдруг, что так и не справил Боре приличной одежды, успел только подарить несколько пар носков и кое-что из старого белья.

«Кажется, все! Не мешало бы еще камень на шею. Впрочем, сойдет и так. Тут на дне всякой проволоки больше, чем на линии Маннергейма. Бог даст, зацепится».
        - Ну, прощай, - сказал он. - Не хотел я. Так получилось.
        - О-о-о! - тонко и жалобно простонал Боря. - О-о-о! Голова-а-а!
        Зубы Клещова клацнули. Он присел, ухватил Борю за щиколотки и, по-рачьи пятясь, поволок к краю обрыва…
        Дико, истошно орали немногочисленные, а потому необыкновенно наглые петухи. Вот-вот на улицах должны были появиться первые прохожие.

«Дотащу до ближайшего телефона-автомата, вызову неотложку, его оставлю возле будки, а сам смоюсь», - решил Клещов.
        Он до сих пор не мог понять, почему не исполнил задуманного, почему в самый последний момент, когда Борина голова уже свешивалась над пропастью, куда более темной, чем окружавшая их ночь, а по склону обрыва застучали, запрыгали, уносясь к воде, сбитые камешки, в его собственных руках не хватило силы на один-единственный, последний толчок…
        То ли кишка тонка оказалась, то ли причиной был сам Боря, тихо и даже как-то спокойно промолвивший вдруг: «Не надо в воду… Боюсь… Лучше здесь добей…» - Кто сейчас разберет. Факт оставался фактом - вместо того чтобы пускать пузыри, Боря, вновь потерявший сознание, трясся сейчас на закорках у Клещова.
        До ближайшего телефона было почти полкилометра темных, горбатых переулков. Даже с трехпудовым мешком за плечами преодолеть такое расстояние весьма непросто. А Боря, несмотря на всю свою внешнюю субтильность, весил куда больше.
        Телефонная будка встретила их зиянием расколотых стекол. Дверь отсутствовала напрочь, точно так же, как и трубка, вместо которой торчал короткий, разлохмаченный обрывок шнура.
        Следующий телефон-автомат находился в километре отсюда, напротив здания милиции.

«Брошу здесь, кто-нибудь подберет, - подумал Клещов. - Тыльной стороной ладони он попытался утереть пот, а вышло - размазал по лицу липкую и холодную чужую кровь. Нет, не брошу! Сдохнет! Не хочу брать грех на душу!»
        Он свернул налево в провал тупика, протиснулся в узкую щель между забором и углом трансформаторной будки, протащил за собой тихо постанывающего Борю, на подгибающихся ногах, где шагом, а где рысью пересек пустырь, зимой служивший для окрестных мальчишек катком, а летом футбольным полем, преодолел низкий - по колено
        - заборчик, чуть-чуть не упал при этом, зацепившись штаниной за гвоздь, по скрипучим мосткам преодолел подготовленную для теплотрассы траншею, разминулся с заспанным гражданином (судя по одежде - железнодорожником), ничем не выразившим свое удивление от такой встречи, треща гравием, обогнул ярко освещенную стройплощадку, нырнул под монументальную кирпичную арку и оказался на задворках областной клинической больницы, возле мрачного здания с замазанными белой краской окнами - не то кухни, не то прачечной, не то прозекторской. Клещов точно помнил, что ночью в этом здании всегда горит свет, а возле двери имеется кнопка звонка.
        Несколько облезлых бродячих кошек метнулись прочь от вмерзшей в лед лужи чего-то красновато-бурого, густого и комковатого. Возможно, это был всего лишь прокисший борщ, но на ум Клещову пришли другие, гораздо более мрачные ассоциации. Он кулем свалил Борю на садовую скамейку, поправил его голову, потом, поднявшись на крыльцо, несколько раз позвонил - долго, требовательно - и, услыхав, наконец, за дверью шаркающие шаги и недовольное ворчание, из последних сил бросился наутек.
        Постепенно светало. Из мутного промозглого сумрака медленно, словно проявляясь на фотоснимке, проступали очертания деревьев, домов, заборов. Победительница-весна, оставив на время поле боя, полное грязи, мусора и черного льда, уползла куда-то зализывать раны. Ничего живого не было заметно вокруг - ни листика, ни травинки. Только ветер, свежий и томительный ветер ранней весны, ветер перемен, дул и дул над миром.

«Интересно, выдаст меня Борька или нет, - думал Клещов, окольным путем пробираясь к дому. - Наверняка выдаст. Может, все же зря я его не утопил? И мне было бы спокойнее и ему. Лежал бы себе под бережком, не мучился… Бр-р-р, ну и мысли! Мороз по коже. Черт с ним, пусть живет, хоть одна живая душа на свете будет мне чем-то обязана. Но вот из города придется сматываться. Значит так: деньги и новые документы в чемодан, ничего лишнего не брать, дом на замок и сразу на вокзал. Не забыть спустить пса. Основной тайник пока не трону, пусть подождет до лучших времен. Все, хватит корячиться. Завязываю. Сколько той жизни осталось. Коттедж куплю на юге у моря. Обязательно женюсь. Но торопиться не буду. Присмотрюсь сначала. Покажусь врачам. Это в первую очередь. И режим, режим… Господи, и чего я столько лет сам над собой издевался? С сегодняшнего дня начинаю новую жизнь. Забыть, забыть, забыть все, что было. Я не знаю, не помню, откуда взялись эти деньги. Достались в наследство. Нашел под забором. Получил премию. Я больше не Клещов. Моя фамилия с этой минуты… как там… тьфу, позабыл!»
        Может быть, впервые в жизни он с надеждой думал о наступившем дне. До сих пор все хорошее: покой, роскошь, здоровье, благосклонность женщин - связывалось для него с будущей жизнью, которая обязательно настанет в свой срок (только срок этот, целиком и полностью зависевший от вожделенной суммы, все время отодвигался: сначала сто тысяч, потом - двести пятьдесят, в последнее время - миллион), придет и решит все проблемы, все образует в лучшем виде, расставит на свои места, благословит и утешит, вычеркнет из памяти все тяжкое, постыдное, грязное. Настоящее Клещов терпел, как нудную обузу, как привычное неизбежное зло. Крепко сжав зубы, он изо дня в день тянул, тянул, тянул свое постылое волчье житье, все больше свыкаясь с тем, с чем нормальному человеку свыкнуться невозможно - с вечным страхом, с постоянной опасностью, с неизбежностью худого конца.

«Ну и дурак же я был, - думал он. - Какая разница, миллион или полмиллиона? Всей жизни не хватит истратить! Лишнее раздам. В фонд мира. Или в детские дома. Себе же спокойнее будет. Потом Борю отыщу, когда все успокоится. Пусть со мной живет. Это же надо - из-за паршивых бумажек такого человека чуть не угробил! Сам ведь скоро загнусь! Хуже пса живу. На могиле у матери десять лет не был. Нет, к черту! Будь они прокляты, эти деньги!»
        Какие-то бурные разрушительные процессы происходили в душе Клещова. От роившихся в голове горьких, путаных мыслей хотелось самому себе плюнуть в рожу. Лекарство из будущего действовало, хотя Клещов совсем не догадывался об этом. Про пилюлю он уже забыл, Бориных туманных слов об иммунитете не понял, а странный его поступок объяснял очередным психическим вывихом хронического алкоголика.
        Он добрался до своей калитки, привычно пошарил рукой, отыскивая щеколду, однако калитка от первого же случайного толчка распахнулась сама собой. Все еще находясь во власти своих невеселых дум, Клещов машинально шагнул вперед, но тут же застыл, словно напоровшись на минное поле.
        Город просыпался, рождая много новых звуков: гудели редкие еще машины, хлопали двери подъездов, где-то на проспекте звенел троллейбус - но все это было сравнительно далеко, здесь же предутреннюю тишину нарушали только стук капели, да монотонный шум реки.

«Запирал я, когда уходил, калитку, или нет, - попытался вспомнить Клещов. - Не помню, хоть убей, не помню!»
        Дом и окружавшие его купы деревьев сливались в черную неразделимую громаду. Очень осторожно, замирая после каждого шага, Клещов приблизился к крыльцу. Дверь, как и полагалось, была заперта на замок, ключ от которого лежал у него в кармане. Явных следов чужого присутствия заметно не было, но это само по себе еще ничего не значило. Что-то неясное беспокоило Клещова, мрачным предчувствием сжимало душу, чего-то определенно не хватало здесь, а он никак не мог понять, - чего именно!
        - Пират, - тихо позвал он. - Пират.
        Тишина была ему ответом. Тишина куда более страшная, чем любой вопль.

«Вот значит как, - подумал Клещов, ощущая, что рот его вмиг пересох, а ладони вспотели. - Убрали пса! Чтоб не мешал. Чтоб шума не было. Чтоб все тихо, благородно… А может, самому сдаться, покаяться? Поймут - ведь люди же! Отсижу, что положено… Нет - никогда! Только не тюрьма! Не выдержу! Куда же деваться? Назад нельзя. Сзади уже наверняка все перекрыто. Вперед, только вперед. Еще посмотрим, кто кого!»
        Каждый миг ожидая окрика или нападения, он прокрался мимо дома. Слева темнела стена сарая, справа - заросли бузины, скрывавшие общую для всей улицы помойку. Что-то треснуло совсем рядом, плюхнулось в талую воду, звонко рассыпалось. Сосулька! Клещов еле удержался, чтобы опрометью не рвануть через огород. Спокойно! Только спокойно! Пусть думают, что я уже попался.
        В десяти шагах перед ним, прикрытый кучей прошлогодней картофельной ботвы, находился вход в старый полуразрушенный, давно не используемый по назначению канализационный коллектор, одно из ответвлений которого - не раз проверено - выходило на поверхность невдалеке от лодочной пристани, среди лабиринта ветхих сараюшек, гаражей, голубятен и курятников.

«Только бы пронесло, - думал он. - Только бы проскочить, не поломать ноги, нигде не зацепиться. И клянусь тогда, не знаю только кому - богу, если он есть, высшей справедливости, всем прокурорам сразу, своей собственной совести, еще крошечной, но уже болезненной, как свежевыскочивший прыщик - клянусь, что никогда больше не позарюсь на чужое, никого не обману, никого не обижу!»
        Вдруг за голыми кустами кто-то шевельнулся, зашуршал бумагой, лязгнул металлом - не то пистолет взвел, не то нечаянно тряхнул наручниками. В глазах Клещова полыхнуло багровым, резануло грудь, зазвенело в ушах. Ничего не видя перед собой и почти ничего не слыша, он побежал. Побежал, как бегают только во сне, спасаясь от кошмара - натужно, изо всех сил и, в то же время, мучительно медленно - побежал мимо кустов, за которыми вновь что-то залязгало, мимо холмика полусгнившей ботвы, скрывавшей спасительный люк, мимо остатков плетня, когда-то отделявшего огород от обрыва.
        Клещов не уловил мгновения, когда земля ушла из-под него и продолжал свой бессмысленный, отчаянный бег, перебирая в пустоте ногами, словно собираясь таким образом преодолеть всю сотню метров, отделявших его сейчас от противоположного берега…

…Цепной пес Пират, трое суток до этого не кормленный и сумевший в голодной ярости перегрызть деревянный брус, к которому крепилась его цепь, давно учуял хозяина, однако упорно молчал, продолжая судорожно глотать всякую вытаявшую из-под снега тухлятину. Услышав негромкий сдавленный крик, а несколько секунд спустя далекий всплеск, он, лязгая цепью, вылез из кустов и побрел к обрыву. Запах хозяина терялся здесь, смешиваясь со многими другими запахами, и уносился с ветром вниз по реке. Постояв еще немного, Пират зевнул, встряхнулся и затрусил обратно к помойке, туда, где ожидала его жратва - трудное счастье собачьей жизни.
        Евгений Дрозд
        Семь с половиной минут
        I
        Сюрпризы начались в проходной. В ней не оказалось никаких бабусь в форменных фуражках и кителях ВОХР и вообще никого не оказалось. Одна электроника и автоматически запирающаяся вертушка. Квакающий голос вокодера предложил Холмскому приложить удостоверение в раскрытом виде к экрану считывающего устройства. Через секунду тот же голос сообщил, что удостоверение в порядке, что его, младшего следователя А. И. Холмского, ждут и что ему, Холмскому, надлежит идти к административному корпусу, не сворачивая с красной дорожки номер один, а по выходе с завода оставить в проходной пропуск, дающий ему право на беспрепятственное передвижение по территории завода. Тут же в лоток выпал пластиковый прямоугольник. Пропуск.
        Холмский сунул его в карман и, перешагнув порог проходной, вступил на территорию завода №2 ПО «РОБОТОТЕХНИКА». От проходной по пустынному двору веером расходились дорожки, вымощенные плитами всех цветов радуги. Зеленая, например, вела к
32-этажной башне вычислительного центра, где сидели математики и куда сходились все информационные каналы, управляющие жизнью «самого безлюдного предприятия в нашем городе», как именовала завод городская пресса. Желтая шла к 24-этажной башне главного склада. Там людей, по слухам, вовсе не было - одни роботы.
        Несколько дорожек тянулись к бетонным, крытым гофрированным алюминием параллелепипедам - подсобным складам и сборочным цехам.
        Башня административного корпуса была самой маленькой - 18 этажей. К ней вела красная дорожка номер один, по которой и двинулся Холмский. Он шел неровным шагом, вертел головой по сторонам, стараясь как-то организовать свои впечатления. Он внимательно оглядывал испещренный разноцветными дорожками двор, сверкающие стеклом, черной керамикой и легированным дюралем башни, трехметровый забор, сотворенный из этого же легированного дюраля. Здесь не было ничего лишнего, ничего энтропийного, расхлябанного или захламленного. Строгая геометричность, математически выверенная гармония. И даже небо над заводом соответствовало - чистая синева, ни облачка. Завод занимал небольшую площадь; основным пространственным измерением здесь была вертикаль. За сверкающим забором старые пирамидальные тополя тоже тянулись ввысь, но до башен завода им было далеко.

«Все-таки слишком много стекла и металла, - подумал Холмский. - Глаза слепит».
        Действительно, июньское солнце стояло уже достаточно высоко; отражаясь и преломляясь, вовсю сверкало в каждой складке гофрированного алюминия, на каждой панели и в каждом элементе стальных конструкций. Из-за этого блеска следователь не заметил приближающегося электрокара и угодил бы под него, если бы электрокар вовремя не притормозил. Послышался мягкий жужжащий сигнал, и Холмский, вздрогнув, отступил назад, давая дорогу Электрокар плавно тронулся, и Холмский еще раз вздрогнул, разглядев его водителя. Двухметровый робот, слегка повернув круглую вороненную голову, от которой отблескивало солнце, равнодушно скользнул по Холмскому всеми тремя объективами-фотоэлементами и через секунду уже снова смотрел прямо перед собой. На площадке электрокара тремя аккуратными рядами лежали двенадцать точно таких же круглых, вороненых, трехглазых голов. Следователь не отрываясь глядел электрокару вслед. Тележка доехала до ворот сборочного цеха, створки ворот бесшумно отошли в сторону, пропустили тележку и так же бесшумно встали на место. Холмский встрепенулся, сгоняя оцепенение, и ускоренным шагом двинулся к
административному корпусу.
        II
        Кабинет начальника главного сборочного цеха находился на восьмом этаже. Добираясь до него, следователь ни в холле, ни в лифте, ни в коридоре не встретил ни единой живой души. Секретарь у начальника тоже был электронный.
        Начальник цеха ожидал Холмского. После церемонии взаимного представления и ритуала рукопожатия он предложил следователю сесть, а сам наполнил две чашечки только-только поспевшим кофе из кабинетной экспресс-кофеварки. Вручив Холмскому его дозу, он уселся сам. Несколько секунд они в молчании размешивали дымящийся напиток ложечками.
        Оба пили кофе без сахара.
        - Итак, - сказал начальник, - я к вашим услугам. Цель вашего визита мне известна. Вы, конечно же, по поводу этого позавчерашнего… гм… инцидента в главном сборочном?
        - Да, - ответил следователь, - вопрос стоит так - убийство или несчастный случай?
        Начальник цеха внимательно посмотрел на Холмского.
        - Даже так? Убийство! Существует, значит, и такая версия?
        - К сожалению, да. Путаные показания Морозова, противоречащие показаниям других свидетелей, вынуждают нас не отвергать и такой возможности. Так что нам сейчас важны все, даже самые мелкие обстоятельства. Я жду от вас подробного рассказа.
        - Что же, извольте. Но сразу предупреждаю - видел я очень немного.
        - Вот и расскажите все, что видели. Секундочку, я включу диктофон…
        Начальник цеха поставил на стол пустую чашку.
        - Ну, хорошо. Позавчера, в 1537 с секундами из главного сборочного цеха поступил сигнал о замедлении реакции сборочного манипулятора РСМ 80Ц 36.11. Как вам должно быть известно, весь завод и все происходящее в нем управляется мультипроцессорной вычислительной системой. Система выдала диагноз - речь шла о мелкой неисправности
        - и для ее устранения в сборочный цех были посланы дежурные техники-наладчики - Михаил Лихачев и Вячеслав Агинский. В 1546 Лихачев приступил к осмотру манипулятора.
        - Простите, - перебил начальника Холмский, - откуда такое точное время?
        - Видите ли, у нас конвейер. Счет идет даже не на секунды, а на миллисекунды. Замедление реакции манипулятора, о котором шла речь, и составляло доли секунды, тем не менее система выдала сигнал тревоги. Накопление ошибки со временем привело бы к браку и к тому, что сбился бы с ритма весь конвейер. Система ведет учет всех сбоев оборудования и аварийных ситуаций. Все это заносится в системный журнал, на магнитную ленту. Если вам нужен будет хронометраж с точностью до миллисекунды, то вы сможете получить распечатку нужной страницы журнала.
        - Но ведь так регистрируются только внутренние события системы - сбои, прерывания. Какое время потратили техники, чтобы перейти из административного корпуса в сборочный цех, системой не регистрируется. Не так ли?
        - Верно. Хотя, например, момент, когда Агинский переключил конвейер на использование альтернативного манипулятора, а Лихачев отключил основное устройство, в журнале зарегистрирован.
        - У вас все устройства дублируются?
        - Конечно. В случае поломки конвейер не останавливается - операцию выполняет альтернативное устройство. Что же касается передвижения техников…
        Начальник цеха указал на стоящий рядом с его письменным столом электронный блок с двумя экранами - дисплеем и телевизором. Между экранами светился зеленоватым цветом циферблат электронных часов.
        - Во всех ключевых точках всех складов и цехов установлены передающие телекамеры. С их помощью мы визуально прослеживаем технологический процесс. Ну и, как видите, в телевизор встроены часы.
        Такие телевизоры есть в каждой комнате, где сидят люди. Кроме того, электронные часы есть в каждом помещении. Как правило, они размещены над дверью. Все часы на заводе синхронизированы и показывают одно и то же время. Мы тут, знаете ли, все слегка помешаны на точном времени.
        Итак, Лихачев появился у манипулятора и приступил к его осмотру в 1546. За полминуты до этого система восприняла сигнал о переключении устройств - выполнение операции перешло от основного манипулятора к запасному.
        - Ну хорошо: переключение зарегистрировала система, но как вы узнали, что Лихачев в 1546 приступил к осмотру, если манипулятор был уже отключен?
        - А я разве не сказал? Я наблюдал за ним по телевизору.
        - Ясно. Агинский тоже показывался в кадре?
        - Нет. Агинский находился у стойки управления. Это в самом начале цеха, рядом со входом. Тот участок перекрывается другой камерой.
        Да… Так вот, Лихачев возился у манипулятора, а в 1548 в кадре появился Николай Морозов. Он тяжело дышал и на лице его было странное выражение. Он несколько секунд молча глядел на Лихачева каким-то безумным взглядом и наконец задал ему странный вопрос: «Ты еще жив?» или просто «Ты жив?!» - я не помню точной формулировки.
        - Камеры передают не только изображение, но и звук?
        - Да, конечно. Техник в любую минуту может обратиться к дежурному инженеру, чтобы затребовать помощь, консультацию или запчасти…
        Так вот, Лихачев оторвался от своего занятия, удивленно посмотрел на Морозова и спросил: «Ты чего?» Тот пробормотал в ответ что-то нечленораздельное и, пятясь, вышел из поля зрения камеры. Лихачев посмотрел ему вслед, покачал головой и вернулся к ремонту.
        Меня заинтересовало странное поведение Морозова, и кроме того, его присутствие в цехе не было вызвано никакой необходимостью, а следовательно, было нарушением внутреннего распорядка…
        - То есть, в цех его никто не посылал и не вызывал?
        - Совершенно верно. Словом, чтобы расспросить Морозова, что он делает в цеху, я переключил свой телевизор на камеру, стоящую у входа. На экране появились Морозов и Агинский, но, к сожалению, у этой камеры барахлил звуковой канал и я не мог с ним связаться и не слышал, о чем они говорили. Я только увидел, что Морозов, указывая на дверь, что-то говорит Агинскому, тот смотрит на него недоверчиво, потом что-то отвечает и выбегает из цеха. Морозов поворачивается и, двигаясь в направлении Лихачева, выходит из поля зрения камеры.
        Я снова переключил приемник на камеру, стоящую на участке Лихачева. Лихачев продолжал возиться с манипулятором, а Морозов в кадре еще не появился. Я ждал, когда он войдет в поле зрения, чтобы спросить наконец, что он тут делает. Когда Морозов появился на экране, я уже раскрыл рот, чтобы задать вопрос, но не успел. Экран вдруг осветился яркой вспышкой, а потом с минуту по экрану бежали полосы.
        - Вы засекли время вспышки?
        - Нет, но я посмотрел на часы, когда изображение восстановилось - они показывали
1554,30.
        - А что вы увидели на экране?
        - Увидел, что Лихачев с пробитой головой лежит в луже крови, а Морозов стоит, нагнувшись над ним, с разводным ключом в руке. На мой окрик он не реагировал. Ну, я поднял тревогу, вызвал милицию, «скорую помощь», а сам рванулся в цех. Лифт был занят, и вниз я бежал по лестнице. В холле столкнулся с начальником смены, выбегавшим из лифта - он тоже видел все по телевизору. Вместе с ним мы помчались в цех. Тут же подоспели несколько дежурных техников.
        Когда мы прибежали к месту происшествия, Лихачев был уже мертв. Морозов никакого сопротивления не оказывал и попыток убежать не делал, только бормотал что-то невнятное. Понять его было невозможно. Он был бледен, и глаза его были расширенные и тоже какие-то белые. Ну вот, собственно, и все. Потом подоспела милиция,
«скорая»… Остальное вы и сами знаете.
        - А Агинский? Где он был во время тревоги?
        - Агинский, когда мы выскочили из административного корпуса, находился во дворе. У меня не было времени вглядываться, но, кажется, когда мы пробегали мимо него, он смотрел на нас с испугом, а потом сам бросился за нами. В цех он вбежал сразу же после нас. Когда мы схватили Морозова, именно он вырвал у него из рук разводной ключ. Кстати, рана на голове Лихачева была нанесена этим ключом?
        - Да, экспертиза это подтвердила. Начальник цеха нахмурился и покачал головой. Молчание нарушил следователь.
        - Что вы можете сказать о взаимоотношениях всей этой троицы: Лихачев - Морозов - Агинский?
        - Ну что… знаю, что все трое были друзьями, учились на одном курсе вечернего отделения университета и жили в одной комнате общежития. Самые тесные у них были взаимоотношения.
        - Так они еще и студенты?
        - Да. На нашем заводе 80% личного состава - это ИТРы, люди с высшим образованием. Остальные же имеют среднее специальное образование, и большинство из них учится на вечернем или заочном.
        - И на каком же факультете обучалась наша троица? На радиофизике или прикладной математике?
        - Нет, как ни странно, на факультете философии. Впрочем, у нас многие почему-то идут в гуманитарные вузы и факультеты…
        - Значит, никаких, по крайней мере явных, мотивов к убийству у Морозова не было?
        - Да какие там мотивы! Откуда?! Да и вообще - разве так убивают? Средь бела дня, ни с того ни с сего, зная, что за тобой наблюдают телекамеры… А с другой стороны - я сам видел, своими глазами…
        - Ну, то, что вы видели своими глазами, совершенно не обязательно должно интерпретироваться как убийство…
        - А что же? Ведь улики… ключ в руке, странное поведение… Существует другое объяснение?
        Он смотрел на следователя с надеждой.
        - Ну, например, Морозов объясняет это…
        - Да, да! - энергично закивал головой начальник цеха. - Морозов! Что сам-то Морозов говорит?
        - Он говорит, что в цех залетела шаровая молния, взорвалась, и отброшенный взрывом ключ попал Лихачеву в голову и убил наповал. А как ключ у него в руке оказался - не помнит. Говорит, что все в тот момент помутилось, был, как в трансе… Начальник нахмурился.
        - Молния? Я не видел никакой… Хотя - та вспышка на экране, а потом помехи…
        Он оживился.
        - Да, да! Это вполне возможно. Ведь в тот день - вы помните? - была сильнейшая гроза: она разразилась примерно через час после событий, но приближение ее чувствовалось уже тогда. Парило… Знаете, душно было. У меня в тот день давление поднялось… Так что это вполне разумное объяснение…
        - Да, но к сожалению, эта версия не объясняет странного поведения самого Морозова. Зачем он прибежал в цех, что означает его фраза, адресованная Лихачеву: «Ты еще жив?!» или «Ты жив?!» И вдобавок к этому в показаниях Морозова есть один пункт, который совершенно уже ни во что не вписывается. Так что пока еще ничего не ясно.
        Начальник сник.
        - Да, верно, - пробурчал он. - В цехе Морозову делать было нечего. Получается, что он как будто бы заранее все знал. Если и не убил, то подстроил… Да… Странно.
        - Ну хорошо, - сказал следователь, - вы говорите, что начальник смены наблюдал по телевизору все происшествие?
        - Да-да.
        - Я могу с ним встретиться?
        - Да, он сидит этажом ниже. Комната 708. Первая цифра означает этаж…
        - Ясно. И еще я хочу побеседовать с Агинским.
        - А вот это, к сожалению, невозможно. Он поехал в родное село Лихачева - сопровождать тело покойного.
        - Как же так?! Он ведь главный свидетель! Вас же предупреждали!
        Смущенный начальник стал оправдываться.
        - Понимаете, так уж вышло. Родители настояли, чтобы сына похоронили на родине. Хоронить надо поскорее - вон жара какая стоит. Ну и кто-то же должен от завода поехать. Кому же, как не ближайшему другу?.. Вот он и поехал… Будет дня через два-три. Пока там похороны, то да се… Холмский с досадой помотал головой.
        - Скверно… Ну, ладно, скажите - в их смене был еще кто-нибудь?
        - Да. Четвертым был наладчик Федор Ступов.
        - Тоже друг и сокурсник?
        - Нет, он нигде не учится и с троицей, насколько я знаю, находится чисто в деловых отношениях.
        - Я могу его увидеть?
        - Да, он сейчас дежурит. Их комната находится в нашем же корпусе, на первом этаже. Двери ее выходят в холл. Комната 101.
        Холмский выключил диктофон, поблагодарил начальника цеха за беседу и, пообещав прислать копию протокола показаний для ознакомления и подписи, распрощался.
        III
        Начальник смены никакой новой информации Холмскому не сообщил. Он только подтвердил хронометраж событий, данный начальником цеха, и показал, что Агинский действительно находился во дворе, когда они с начальником цеха выбежали из корпуса. Начальник смены тоже наблюдал за действиями Лихачева по телевизору, но камеры, в отличие от начальника цеха, не переключал. Следовательно, видел меньше того. Холмский не стал здесь задерживаться и спустился в холл первого этажа.
        IV
        В 101 комнате было накурено. Четыре дежурных техника-наладчика сидели за длинным столом и забивали козла. Слышались подобающие моменту реплики. Когда Холмский вошел в помещение, все четверо застыли с костяшками в ладонях и вопросительно глядели на него.
        - Я - следователь Холмский, - представился следователь, демонстрируя удостоверение, как бы предъявляя контролеру проездной билет. - Мне нужен наладчик Федор Ступов.
        Невысокий, но крепкий и широкоплечий парень с треском припечатал костяшки к поверхности стола и поднялся навстречу Холмскому.
        - Ну, я Ступов.
        - Очень приятно. Здесь есть место, где можно побеседовать в спокойной обстановке?
        - Айда в раздевалку. Там тоже стол и стулья есть. - И, повернувшись к партнерам, добавил: - Давайте без меня, ребята.
        Они прошли в раздевалку и устроились за изрезанным и разрисованным столом. Следователь поставил на стол диктофон, включил его и приступил к опросу свидетеля.
        - Я прошу вас подробно рассказать о всех событиях того дня.
        Федор почесал затылок.
        - Ну чего… Значит, в тот день мы дежурили тоже вчетвером. Сидели, козла забивали…
        - Это вы каждый день так работаете?
        - Так нам за то и платят, чтобы мы бездельничали, а машины бы вкалывали. А если наоборот: машины стоят, а мы пашем, - так это уже плохо.
        - А… ясно. Так что вы целый день так и играете в домино?
        - Нет, иногда в дурака режемся или тыщу расписываем. А вообще, я с теми тремя дежурить не люблю. Они поиграют немного, а потом или спорить начинают или книги свои читают. Надоедает им играть…
        Ну вот, режемся мы в козла, а тут вызов - замедление реакции и тэ-дэ. По вызову пошли в цех Славка и Мишка… То есть, Агинский и Лихачев. Я стал костяшки собирать, а Колька… Морозов, значит, врубил телевизор и стал смотреть, как они там управляются.
        - Это он по собственной инициативе или так положено?
        - Что? А… да, так положено - если помощь понадобится или еще чего.
        - А вы тоже смотрели на экран?
        - Так я же сказал, что костяшки собирал. Вы же в комнате были, сами видели, как ящик стоит… На меня как раз задняя панель глядела.
        - Ну а дальше?
        - А дальше так: дело-то перед самой грозой было, жара, духота, а кондер не пашет.
        - Кондер?
        - Ну да, кондиционер. Ну мы, значит, и пораскрывали все окна и двери, чтобы сквозняк был. Сквозняком ее к нам и затянуло. Через окошко.
        - Кого «ее»?
        - Ну, молнию. Шаровую.
        - Затянуло и что?
        - Влетела она через окошко и пошла по комнате, медленно так, и прямо к телику… Я так и приторчал на месте. Ну, думаю, щас как трахнет! А она ничего - мимо телика медленно пролетела, немного повисела у хвоста кинескопа и дальше пошла, тоже медленно. А тут Колька… то есть Морозов, как заорет: «Мишка!» и бросился в дверь…
        - Вы не заметили время, когда это произошло?
        - Чего ж не заметить - над дверью часы висят. Как сейчас помню - 1517 на циферблате было. А Колька, главное, на молнию ноль внимания и в дверь, дурак, выбежал.
        - А почему «дурак»?
        - Так ведь она на него броситься могла!
        - Молния?
        - Ну да. Они же такие, эти шаровые.
        - Ну, хорошо, а дальше?
        - Колька убежал. Молния очень медленно по комнате прошлась и тоже в дверь вылетела. А я сижу и не шевелюсь - вдруг вернется? Думаю: надо бы телик вырубить. И тоже страшно… Ну, а потом слышу шум, крики. Зашевелился, в холл вышел, смотрю - начальники наши бегут, я за ними. Думал, пожар, потом гляжу - в сборочный чешут. Я тоже. Во дворе Славка Агинский - глаза выпялил: мы мимо, к цеху, он за нами. Еще ребята подоспели… Ну, в цехе…
        - Достаточно, дальше я знаю. Как по вашему - чем был вызван этот возглас Морозова, когда он бросился к выходу?
        - А я почем знаю? В телик он пялился. Я сначала подумал, что, может, Мишка там чего наколбасил, а сейчас и не знаю.
        - А вы на экран так ни разу и не посмотрели?
        - Нет. Сначала занят был, а после молнии я к телику и подойти боялся - опасно! У нас в селе лет десять назад телку во время грозы убило, а вот у соседей…
        - Да-да. Гроза дело такое… А сколько времени прошло с момента, как Морозов выскочил из комнаты, до того, как вы сами выбежали во двор?
        - Не засек. Минуты три-четыре, может, пять…
        - Ясно. А что вы можете сказать о взаимоотношениях Морозова и Лихачева? Были ли между ними какие-нибудь ссоры?
        - Ссоры? Да нет. Спорили они часто, даже ругались - все из-за этой своей философии. Так ведь из-за этого не убивают.
        - Вы считаете, что у Морозова не было никаких поводов, чтобы убить Лихачева?
        - А я знаю? В душу ему не залезешь. Вы у Агинского Славки порасспрашивайте, он с ним компанию водил.
        Следователь понял, что из Ступова больше ничего существенного не выжмешь, и завершил разговор стереотипной фразой насчет копии протокола.
        Когда он выходил из комнаты 101, за его спиной царило молчание и на затылке он ощущал давление взглядов четырех пар глаз.
        V
        Следователь вышел в холл, но покидать его не спешил, хотя на территории завода делать ему было уже нечего. В глубокой задумчивости стоял он посреди холла и пытался систематизировать и увязать полученную информацию.
        Откровенно говоря, что-то ни черта не складывалось и не увязывалось у младшего следователя Александра Холмского, которого в детстве дразнили не иначе как Шурик Холмс, что, возможно, и предопределило его дальнейший жизненный путь и выбор профессии.
        Вроде обстоятельства дела ясны настолько, что ясней и быть не может. Все на виду, все запротоколировано и захронометрировано. Все действия участников событий можно восстановить с точностью чуть ли не до секунды. Но от этого сами действия понятней не становятся.
        Что побудило Морозова сорваться с места и броситься в цех? Сам он на допросе показал, что как раз в тот момент, когда залетевшая в комнату шаровая молния зашла за телевизор, на экране он увидел лежащего в крови Лихачева и кого-то, склонившегося над ним. Кто это был, он не узнал, так как толком не успел рассмотреть, но ясно, что кто-то знакомый, с завода. Увиденное на экране и заставило его побежать в цех.
        Следователь попросил его напрячь память и вспомнить, кто склонился над телом Лихачева. Морозов заявил, что знает только, что кто-то хорошо знакомый, а кто - вспомнить не может.
        На вопрос, как он может объяснить, что, глядя на экран телевизора в одно и то же время с начальником цеха и начальником смены, он видел совершенно не то, что видели они, Морозов лишь буркнул что-то невнятное и погрузился в молчание, из которого следователю не удалось его вывести.
        Все это наводило на подозрения. Не получалось логичной, цельной картинки из показаний разных свидетелей. Никак не получалось…
        - Гражданин следователь… - послышался вкрадчивый, тихий голос.
        Холмский вздрогнул и обернулся.
        Перед ним стоял один из давешних доминошных партнеров Федора Ступова. Это был человек совершенно неприметной наружности, какой-то немного скособоченный и как бы пришибленный. Говорил он тихо, почти шепотом, и в течение всего разговора ни разу не посмотрел следователю в глаза. Кажется, единственной его отличительной приметой была пара стальных коронок на передних зубах.
        - …Я извиняюсь, гражданин следователь, - продолжал человек, - вот вы тут у Ступова про Морозова с Лихачевым выспрашивали, так Федька про них ничего и не знает. А вот мне кое-что известно…
        - Хорошо, - сказал Холмский, - идемте, я запишу ваши показания. Как ваша фамилия?
        Незнакомец в ужасе замахал руками.
        - Нет-нет, гражданин следователь, я так… сугубо, так сказать, неофициально… Если уж Морозов Лихачева пришил, то Агинский, дружок его, если пронюхает, что я показания дал, ни перед чем не остановится.
        - Вы считаете, что Лихачева убил Морозов?
        - А кто же еще? Спекули они, гражданин следователь, фарцовщики. Одна банда.
        - У вас есть основания так говорить?
        - Конечно же есть, гражданин следователь! Вот сами посудите: сижу я в столовке, обедаю, а за соседним столиком Лихачев с Морозовым, и между собой так, вполголоса
        - бу-бу-бу, ля-ля-ля… Мне, конечно, до феньки, да ведь уши не глаза - в сторону отведешь, а все равно слышишь…
        - Ну и что же вы услышали?
        - Так я ж и рассказываю: Лихачев, значит, Морозову говорит: «Спекуляция, мол, опасно… Сесть можно. Следствие, то да се…» А тот ему в ответ: «Не боись, посылки в тюрягу слать буду…» В места заключения, значит… И долго так ругались, сначала вполголоса, а потом уже и на крик перешли, да все непонятно, все по-блатному. А потом видят - я рядом сижу, ну и смолкли. Я, конечно, вида не подал: мол, обедаю, шницель рубаю, ничего не вижу, ничего не слышу, о своем мечтаю. Ну, они на меня буркалами позыркали и успокоились. Вот и все мои на них подозрения, гражданин следователь. Чего не знаю, того не знаю, врать не буду, а это своими ушами слышал. Так что, спекули они, гражданин следователь, одна шайка. Фарцанули чего-нибудь, а капусту не поделили, ну и пришил один другого… Я пошел, гражданин следователь, всего хорошего.
        И странная личность повернулась и быстро зашагала прочь.
        - Постойте, - закричал вслед Холмский, - я должен это все официально оформить…
        Но личность только замахала руками и нырнула в коридор.
        - А черт с ним, - махнул рукой следователь, - лицо его я запомнил, если нужно будет - откопаю.
        Он нахмурился.

«Но если все это правда, что он мне тут наплел, то, кажется, дело другой оттенок принимает… Если спекуляция, какие-нибудь махинации, и кому-то, скажем, нужно убрать Лихачева и подставить под удар Морозова… Врубиться, скажем, в канал связи и подать на телевизор совсем другое изображение… Да, надо все это обдумать. Скверно, что Агинского нет - самое время его опросить. Придется ждать…» Он решительно зашагал к выходу.
        VI
        Агинский приехал только через день и с самого утра объявился в кабинете следователя. Холмский к этому времени уже выработал стройную концепцию, включающую фальсификацию изображения на телеэкране и спекуляцию драгметаллами и дефицитными деталями. Он был настроен решительно.
        - Скажите, - спросил он Агинского, - что вам известно о спекулятивных махинациях, в которых принимали участие Лихачев и Морозов?
        Долгих две минуты Агинский глядел на следователя пустым взглядом. Его лицо не выражало совершенно ничего.
        Под конец следователю стало как-то неловко и он, опустив глаза, засуетился, без нужды перекладывая на столе какие-то бумаги. Потом робко поднял взор, кашлянул.
        - Так что вы можете сказать, по этому… э-э… поводу?
        Вячеслав Агинский обрел наконец дар речи:
        - К-какие махинации, какие спекуляции?! Холмский строго посмотрел на него и веско произнес:
        - Имеется информация о соучастии пострадавшего Лихачева и подозреваемого Морозова в совместных спекулятивных акциях…
        - Какая информация? - перебил Агинский. - Что за чушь? Простите, но это кто-то ввел вас в заблуждение. Никогда в жизни ничем таким они не занимались. Спекуляции! Это же надо придумать! Кто это вам сказал?
        - Я не имею права называть имени свидетеля, - ответил следователь, подумав про себя: «Тем более, что я его и сам не знаю». - Но свидетель показал, что он случайно услышал разговор Морозова и Лихачева, в котором один настаивал на какой-то сделке, а второй говорил, что это опасно, можно попасть под следствие и так далее… Что вы на это скажете?
        Агинский недоуменно пожал плечами:
        - Ничего не понимаю. Чушь какая-то. Не может этого быть…
        С минуту оба молчали. Агинский мучительно тер ладонью лоб. Потом он отнял руку и бросил на следователя быстрый взгляд.
        - Скажите, - сказал он, - а этого свидетеля случайно зовут не Семеном Коштаком?
        Следователь промолчал.
        - Нет, я понимаю - имя назвать вы мне не имеете права. Меня интересует: есть у него во рту две стальные фиксы?
        В лице следователя что-то невольно дрогнуло, и Агинскому этого было достаточно. Он откинулся на спинку стула и заржал.
        - Не вижу ничего смешного, - пробурчал Холмский недовольно.
        - Извините. Сейчас… Вы читали Честертона?
        - Ну, читал…
        - Помните, у него есть рассказ, где человек произносит одну и ту же фразу, а четыре свидетеля утверждают, что он каждый раз говорил другое?
        - Помню.
        - Все дело в том, что каждый вкладывал в эту фразу содержание, которое его самого занимало. Здесь такая же картина. Этот самый Семен Коштак в свое время отсидел три года за спекуляцию, вот он и воспринимает все под определенным углом. Какие фразы он слышал?
        - Ну, что-то про спекуляцию, про следствие, про то, что в случае чего Морозов обещал Лихачеву в места заключения слать посылки…
        - Все ясно. Скорее всего, дело было так: Морозов с Лихачевым обсуждали свою курсовую, которую они вдвоем пишут… Писали… А тема у них такая - «Сравнительный анализ логики Аристотеля и понятийного аппарата школы логического позитивизма». В споре они употребляли соответствующую терминологию. Ведь вы не будете отрицать, что слова: «следствие», «посылка», «заключение» - это термины не только юридические и почтовые, но также и логические? А слово «спекуляция» у Гегеля встречается чуть ли не на каждой странице, но к торговле джинсами отношения не имеет. Ну, а Коштак, который сам был и под следствием и в местах заключения, естественно, воспринял это со своей колокольни. А насчет того, чего он не понял, он решил, что ребята «работают по фене»… Вы согласны со мной?
        Холмский смущенно крякнул. Все его блистательные гипотезы о заговоре крупной банды спекулянтов рухнули. Но он тут же взял себя в руки и принял солидный вид. Хоть и юн был младший следователь Шурик Холмский, а умел подать себя.
        - Ну хорошо, - сказал он, - оставим это. Расскажите по порядку, что вы сами наблюдали в тот день.
        - О том, что нас с Лихачевым направили в сборочный цех из-за сигнала о замедлении реакции манипулятора, вы уже знаете?
        - Да. Рассказывайте, что было в цехе.
        - В цехе я пошел к стойке управления и переключил манипуляторы, а Лихачев занялся аварийным устройством.
        - Во сколько это было?
        - Не помню, я не смотрел на часы. Но вы можете получить распечатку системного журнала на магнитной лен…
        - Да-да, знаю, знаю. Продолжайте.
        - Так вот, Лихачев возился у манипулятора, я находился у стойки. Вдруг в цех врывается Морозов и бежит прямо к Мишке… к Лихачеву. Что они там говорили, я не слышал, но назад он шел с каким-то ошарашенным видом - как у человека, который ничего не может понять. Он подошел ко мне, и я, естественно, спросил, что он тут забыл. Он ничего сначала не ответил, а потом сказал: «А к нам шаровая молния залетела…» Я никогда в натуре шаровой молнии не видел и стал расспрашивать, что и как. Но он думал явно не о том и, повернувшись, смотрел на Лихачева. Ну, я решил выбежать, поглядеть - может, она еще не исчезла. Я успел пройти полдороги от цеха к административному корпусу, когда, действительно, увидел молнию - светящийся шар, сантиметров 15 в диаметре. Она вылетела из дверей нашего корпуса и медленно летела по направлению к сборочному цеху. Я застыл на месте и глазел на нее. Она прошла над моей головой, влетела в раскрытый дверной проем сборочного цеха и исчезла из виду.
        - Сколько это заняло времени?
        - Не знаю. Может быть минуты две-три.
        - А дальше?
        - Дальше… Как только молния влетела в цех, меня охватил непонятный страх. Я чувствовал, что сейчас должно произойти что-то ужасное, но не мог двинуться с места. Стоял, как парализованный - ноги слабые, по лбу холодный пот течет. А через пару минут из нашего корпуса выбегает начальство, выбегают дежурные техники и мимо меня, к сборочному… Я опомнился - и за ними. Ну, а в цехе уже все кончено - Лихачев мертвый, а Морозов стоит над ним с разводным ключом в руке. Я этот ключ у него из рук и вырвал. Вот, собственно, и все.
        - Благодарю вас.
        Следователь потер ладонью лоб. Разговор с Агинским, на который он возлагал столько надежд, его разочаровал. Он узнал лишь несколько новых деталей - все они хорошо стыковались с показаниями других свидетелей, но совершенно не объясняли нелепого поведения и нелепых показаний самого Морозова.
        Молчание прервал Агинский.
        - Скажите, это правда, что Морозова в убийстве обвиняют?
        - Ну, пока такого обвинения не выдвинуто, но некоторые странности его поведения и противоречивые показания делают возможным и такое допущение…
        - Но это же нелепо! У него не было совершенно никаких причин. Поверьте - я их обоих знаю хорошо и сразу могу сказать: это абсолютно немыслимо!
        И тут следователь, вконец зашедший в тупик, сделал то, чего делать ему не полагалось, - стал делиться сомнениями со свидетелем, как бы спрашивая его совета.
        - Ну, а как же, - сказал он, - вы объясните его поведение? Зачем он побежал в цех? Что означает его фраза, сказанная Лихачеву: «Ты еще жив?» Вы, кстати, знаете, что он задал покойному такой вопрос?
        - Н-нет. Впервые слышу.
        - Так вот был такой вопрос. И как вы объясните, что показания всех свидетелей в общем согласуются, но находятся в резком противоречии с показаниями самого Морозова?
        - Ив чем они расходятся?
        - А в том, например, что начальники ваши, глядя на экраны своих телевизоров в
1547, видели Лихачева, копающегося у манипулятора. А Морозов показывает, что в это же самое время на экране своего телевизора, подключенного к тому же каналу, к той же камере, он видел Лихачева, лежащего в луже крови, и видел кого-то, склонившегося над ним. Кого - он не узнал, но тот работает на вашем же предприятии. Вы можете это объяснить?
        - Нет… Но если Морозов действительно увидел что-то такое на экране, то это, по крайней мере, объясняет, почему он бросился в цех и почему произнес эту фразу…
        - Но как он мог увидеть то, что еще не случилось? Не проще ли предположить наоборот: чтобы объяснить свое поведение, он выдумывает, что увидел на экране что-то странное? Ведь, кроме него самого, никто этой картинки не видел. Расхождение получается: Лихачев погиб в 1554,30, а Морозов (и только он один) видит это в 1547 - разница в семь с половиной минут - неувязочка… Если бы он наблюдал гибель Лихачева вместе с начальником цеха и начальником смены, то он не мог быть в это время в цехе. А раз он был в цехе, то не мог видеть эту сцену по телевизору. Не сходятся у него концы с концами, а зачем он врет - я понять не могу.
        На этом разговор закончился. Агинский покинул кабинет следователя в полной растерянности.
        VII
        Нестерпимо яркая голубизна неба, если смотреть в зенит, переходила в темный фиолет. Далеко-далеко внизу сверкали белизной заснеженные пики и хребты, темнели бездонные ущелья. Ни одно облачко не нарушало пустоты этих беспредельных абстрактных просторов. Облака, как и горы, были далеко внизу. Впрочем, совершенно незаметно оказались они уже совсем рядом, и белизна их пушистых клубов слепила глаза не хуже кристалликов снега на вершинах безымянных гор.
        Облака, медленно меняя очертания, наваливались брюхом на остроконечные скалы, продирались сквозь мрачные ущелья, непрерывно и согласованно раздавались вширь, попадая на свободное пространство. И это движение похоже было на работу отлаженного механизма и, кажется, сопровождалось низким однотонным гулом, заполняющим все пространство: «А-А-А-А-У-У-У-У-М-М-М-М». А выше, во втором эшелоне, гонимые мощным ветром, проносились длинные ряды облаков поменьше.
        На небольшое базальтовое плато то падала сумрачная тень, то вновь заливал его чистый свет из бездонной синевы. Казалось, на пустынной площадке никого нет, но вот прошла тень, и стала видна сидящая в позе Лотоса фигура. За ней стояли еще трое.
        Творец Йоги Шива-Разрушитель был недоволен, что его, ради участия в битве, оторвали от созерцания предвечного Ишвары, но лицо его оставалось непроницаемым, и его третий, боевой глаз, расположенный в междубровье, в агни-чакре, был до поры до времени прикрыт. За Шивой стояли бог смерти Яма со своим посохом «яма нанда», на который достаточно взглянуть, чтобы тут же на месте помереть, царь 33 миллионов младших богов Индра со своим алмазным копьем и красавец Кришна. Старший бог Вишну-Защитник в последнюю минуту отказался от участия в сражении, сославшись на занятость. Вместо себя он прислал свою аватару - воплощение - Кришну, снабдив его своим излюбленным оружием - огненными дисками.
        Все четверо пребывали в абсолютной неподвижности. Ждали подхода других богов и, главное, Одина, который был назначен руководителем компании и должен был провести последний инструктаж. Вскоре на плато появились еще три фигуры: Зевс-Юпитер в сопровождении Марса и, чуть позже, представитель славян - Перун.
        Громовержцы радостно приветствовали друг друга и Шиву, удостоили благосклонными кивками младших богов и завели беседу о последнем приеме у Саваофа, где присутствовали боги из других галактик. Шива с непроницаемой улыбкой внимал Юпитеру и Перуну, которые, перебивая друг друга и разражаясь громоподобным хохотом, рассказывали, как на приеме апсара Мохини сцепилась с Афродитой и что из этого вышло. Марс - бравый вояка, но совершенно не светская личность - угрюмо топтался чуть поодаль. В присутствии иностранцев он чувствовал себя скованно.
        На площадке тем временем появились еще двое: представители Иудеи архангелы Гавриил и Михаил, приведшие свое несметное небесное воинство на соединение с легионами Индры. Их армии, как и полчища индусских младших богов, находились в надлежащем сопредельном мире, дабы до времени не мозолить глаза начальству.
        Юный Кришна, которому не терпелось опробовать полученное от Вишну-Защитника оружие, решил устроить разминку. Он отодвинулся в дальний угол плато и стал запускать свои вращающиеся диски. Индра отбивал их алмазным копьем, Яма - своим посохом, а Михаил и Гавриил - огненными мечами. Марс потоптался на месте, бросил взгляд на Зевса-Юпитера, потом решительно выхватил меч из ножен и присоединился к молодежи.
        Юпитер и Перун уже спорили о сравнительных достоинствах различных напитков. Перун, пряча улыбку в отвислые усы и с хитроватым смирением потупив взор, расписывал великолепные качества индусской сомы. Юпитер же, горячась, доказывал, что ничего не может быть лучше выдержанного нектара и марочной амброзии.
        Внезапно черная тень пала на плато. Казалось, в небесах открылся темный, ведущий в неведомые бездны туннель. Из этой черной дыры тянуло ледяным холодом. Затем из нее вынырнул свирепого вида детина, одетый в звериные шкуры и с боевым молотом на плече. Это был представитель Скандинавии Top-Разрушитель. Варвар был страшно недоволен и заявил об этом прямо и громогласно: «Почему Асмодея отрывают от любимого занятия - Вечной Охоты на полях Валгаллы?» Но, услышав, что речь идет о сражении с Князем Тьмы, он понял, что его ждет развлечение не хуже, и, успокоившись, присоединился к разминке младших богов.
        Уголки губ аристократа Шивы слегка дрогнули в незаметнейшей презрительной улыбке. Тору на это было плевать. Варвар был по натуре демократ и любил полиберальничать с молодежью.
        Он, крякнув, перехватил поудобней обеими руками рукоять молота.
        - Ну-ка, - сказал Тор Кришне, - наддай!
        Кришна наддал так, что диски из его рук вылетали сплошной лентой. Сверкание огненных мечей и блеск алмазного копья превратились в пламенные завесы, вроде полярного сияния, а молот Тора, парируя диски Кришны, рассекал воздух с гудением и чуть ли не с ревом.
        Перун и Зевс-Юпитер ожесточенно спорили о достоинствах и недостатках излюбленных видов оружия - молнии шаровой и молнии линейной. И, кажется, на этот раз они схватились всерьез. Юпитер, гневно нахмурив брови, с прямотой римлянина заявлял, что нет ничего лучше доброй старой линейной молнии, и тот, кто считает не так, совершенно не разбирается в оружии. Перун, уже не ухмыляясь, откинув голову чуть назад, щурил внимательные глаза и утверждал, что для поражения скрытых целей не придумано ничего лучше шаровой молнии. Никто не хотел уступать, и в ход уже шли взаимные оскорбления, Перун уже держал руку на древке своего радужного лука, глаза обоих богов метали молнии…
        - Прекратите! - уже закричал Шива, но и за все время это были, кажется, его первые слова. - Прекратите, господа! Стыдитесь перед младшими богами! Ведь вы спорите об одном и том же.
        Его не слушали. Холерик Зевс-Юпитер уже завелся и, согласно известной поговорке, всем своим видом показывал, насколько он не прав.
        - Прекратите! - уже закричал Шива, но тщетно.
        Сверкнули первые вспышки, и первые раскаты сотрясли небеса и горы. Незаметная перемена произошла на плато. Сгинули невесть куда младшие боги вместе с Тором и небо было уже не синим, а черным, ночным. Громовые удары сотрясали окрестные скалы, а вспышки молний выхватывали из мрака кипящие грозовые тучи и темные фигуры двух громовержцев. Впрочем, трудно было сказать наверняка: возможно, это были просто две скалы.
        Молнии сверкали почти беспрерывно, освещая черные рваные тучи, сквозь которые местами проглядывало черное звездное небо. И вот эту мешанину светил и облаков прорезал тонкий луч, похожий на луч лазерного прожектора - Шива открыл свой третий, боевой глаз.
        Еще раз послышался его гневный голос:
        - Прекратите! Вы спорите об одном и том же!
        VIII
        Мощный удар грома заставил проснуться Вячеслава Агинского. Он открыл глаза и повернулся к окну. За окном бушевала гроза, полыхали молнии, гремели раскаты.
        - Гроза, - подумал Агинский, - опять гроза, как тогда.
        Он был один в комнате общежития и избегал смотреть на две пустые кровати с панцирными сетками, на которых не было ничего, кроме скатанных в рулоны матрасов.
        Послышался совсем уже оглушительный раскат.

«Прямо над головой, - помыслил Агинский. - Перун ударил или Юпитер? Это же надо такому присниться! Целая космическая опера. Как там Шива кричал: «Вы спорите об одном и том же…»
        С быстротой молнии пронзила его мозг некая мысль, заставившая резко сесть на постели.
        - Ух ты! - сказал он вслух. - А ведь это ответ! Он вскочил с кровати и подбежал к окну.
        - Ведь точно! Так оно и есть! Все сходится! Вячеслав распахнул окно, в комнату ворвались дождь и ветер. Он с наслаждением вдыхал упоительный воздух, огромным усилием воли подавляя в себе желание броситься к ближайшему автомату и звонить среди ночи следователю Холмскому.
        Наконец он закрыл окно, плюхнулся в постель и заснул сном человека, сделавшего доброе дело.
        IX
        Утром, едва только Холмский занял свое рабочее место, пред ним предстал техник-наладчик Вячеслав Агинский.
        - Я все знаю, - выпалил он, не здороваясь. - Могу вам рассказать, как все было.
        Следователь невольно приподнял брови.
        - Это только гипотезы или у вас есть и доказательства?
        Вопрос заставил Агинского несколько приглушить тон, но уверенности не отнял.
        - Нет, доказательств в обычном смысле у меня нет. Но вы послушайте и сами поймете, что иначе быть и не могло.
        - Что ж… - следователь врубил диктофон.
        - Последний раз мы с вами разговаривали три дня назад. И знаете, все три дня я голову ломал: что же у нас произошло? С одной стороны, я ни на секунду не мог поверить, что Колька… то есть Морозов, мог убить Лихачева, а с другой стороны… Обстоятельства действительно странные. А у вас, кстати, какие-нибудь новые факты есть?
        Следователь покачал головой:
        - Ничего нового. Стою на мертвой точке.
        - А Морозов? Что-нибудь говорит?
        - Все то же. А когда просишь объяснить все несуразицы - угрюмо замолкает, и ничего из него не выжмешь.
        - Да… Так вот согласитесь, что самая простая версия, будто Лихачева действительно убила молния. То есть не прямо, а из-за того, что ключ этот после взрыва ему в голову попал.
        - Да, это самое напрашивающееся объяснение, но…
        - Вот именно, но! Все упирается в необъяснимое поведение Морозова. Давайте еще раз восстановим события. Значит так: мы вчетвером - Лихачев, Морозов, Ступов и я сидим в своей комнате и забиваем козла. Тут нас вызывают в цех. Я и Лихачев подымаемся, идем по вызову. Морозов и Ступов остаются. Морозов садится у телевизора, чтобы за нами наблюдать, Ступов собирает костяшки. В цехе я переключаю манипуляторы и остаюсь у стойки управления. В общем-то мне больше там делать нечего, но я остаюсь на всякий случай. Лихачев в 1546 приступает к осмотру манипулятора. По телевизору за ним наблюдают три человека: Морозов, нач. цеха и нач. смены. Примерно в это же время в нашу комнату влетает шаровая молния. Когда она проходит мимо ящика, чуть ли не касаясь задней части кинескопа, Морозов срывается с места и с криком «Мишка!
        бросается из комнаты. Это было в 1547. По его словам, в это мгновение на экране он увидел убитого Лихачева и кого-то склонившегося над ним. Кого, он не узнал. Оба наших начальника ничего такого на своих экранах не наблюдают. Они видят, как в
1548 (т.е. через минуту) на экранах появляется Морозов и задает Лихачеву тот самый вопрос: «Ты жив?!» Лихачев, естественно, реагирует - удивляется. Морозов в замешательстве ретируется, подходит ко мне и рассказывает про шаровую молнию.
        Я выбегаю во двор в надежде ее увидеть. Действительно - молния пролетает по двору и влетает в цех. Тут меня поражает непонятный страх, и я стою на месте не в силах двинуться. Молния залетает в цех, а в это время Колька, который никак не может понять, что же он видел на экране, снова возвращается к Лихачеву. Молния подлетает к ним, взрывается, отброшенный ключ попадает в голову Лихачеву. Лихачев убит наповал. Морозов наклоняется над ним, машинально подымает ключ. И тут его постигает шок: ведь это все он уже видел несколько минут тому назад. Естественно, что он не узнал того, кто склонился над телом: ведь это был он сам. Трудно узнать себя со спины.
        - Но как, как он мог увидеть то, что еще должно было случиться? Да еще и увидеть самого себя?
        - Сейчас объясню. Я уже говорил, что все три дня ломал себе голову над этим, а нынешней ночью была гроза и мне такой странный сон приснился… Проснулся, вспомнил сон, и тут-же меня и озарило. Работает все-таки подсознание, работает…
        Дело в том, что в своих рассуждениях мы не учитывали молнию. Она для нас была просто случайным побочным фактором, а на самом деле в ней то все и дело.
        - Как же не учитывали? Ведь по версии Морозова, Лихачев именно из-за нее погиб,
        - Не только это. Во всех странностях дела повинна тоже она. Вы знакомы с понятием многомерных пространств?
        Следователь слегка оторопел.
        - А что, это имеет отношение к делу?
        - Самое непосредственное.
        - Ну, в общем, знаком. Почитываю на досуге «Знание - сила».
        - А я занимался этим более серьезно. У меня курсовая посвящена философским проблемам пространства-времени.
        Теперь еще вопрос: какой геометрической формой можно характеризовать обычную линейную молнию?
        - Ну, что-то вытянутое, ветвящееся, извивающееся. Жгут такой искривленный…
        - Можно ее назвать длинным, извивающимся цилиндром?
        - Пожалуй, можно.
        - Если такой цилиндр пересечь плоскостью - какую форму будет иметь срез?
        - Форму круга.
        - Верно. А теперь по аналогии. Если представить, что цилиндр этот проходит сквозь четырехмерное пространство и пересекается пространством трехмерным - какую форму будет иметь срез?
        - Форму объемного трехмерного шара.
        - Отлично. А теперь представьте себе, что шаровая молния - это просто пространственный срез обычной линейной молнии, которая вытянута в четвертом измерении.
        Следователь бросил быстрый взгляд на Агинского.
        - Я, кажется, улавливаю вашу мысль. Но ведь мы живем в трехмерном мире. Четвертого измерения не существует.
        - А время? В теории относительности именно оно рассматривается как четвертое измерение. Представьте, что шаровая молния - это всего лишь фрагмент, пространственное сечение обычной линейной молнии. Но только такой молнии, которая на своем пути соединяет не две точки пространства, а две точки во времени.
        - Вы серьезно хотите сказать…
        - Вот именно. Момент первый - молния висит у телевизора и Морозов видит убитого Лихачева и себя рядом. Момент второй - молния взрывается в цехе, когда там, рядом с ней, находятся и Лихачев и Морозов. Молния замкнула накоротко эти два момента времени и что-то такое сделала с телевизором (именно с тем, у которого она висела), что на экране появилась картинка из ближайшего будущего, того, которое должно было наступить через несколько минут, точнее - через семь с половиной минут. Я понимаю, что это звучит фантастикой, но это единственное объяснение.
        - Так, значит, шаровая молния, как айсберг - мы видим только часть ее. Видим только срез линейного разряда, бьющего из одной точки времени в другую.
        - Именно.
        - Но тогда она должна стоять неподвижно на месте, а не двигаться.
        - Ну почему же? Этот временной разряд извивается в своем четырехмерном пространстве-времени, как и обычная линейная молния, которая никогда не идет прямо. И в каждое мгновение пространственный срез этого разряда находится чуть в другом месте. А для нас это выглядит так, будто мы видим движущийся огненный шар.
        - Да… - сказал следователь и погрузился в какую-то оцепенелую задумчивость. Наконец он поднял голову.
        - Ну ладно. Может быть, все так и есть. Считайте, что вы меня убедили. Все хорошо. Но скажите мне такую вещь - кто этому поверит?
        В кабинете воцарилось молчание.
        Евгений Дрозд, Борис Зеленский
        Что дозволено человеку…
        Три закона робототехники.
        А). Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.
        В). Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
        С). Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму Законам.
        А. Азимов.
        Тихим январским утром по одной из окраинных улиц Саутрока шел человек. Одет он был хорошо, богато, и было непонятно, что ему нужно среди трущоб и притонов в такое время. Передвигался пешком, а не на каком-нибудь «плимуте» с безинерционной подвеской, радаром для вождения в тумане и прочими новшествами, как и подобало бы путешествовать джентльмену подобного рода. Впрочем в глазах прохожего тоже читалось: «И какой это черт меня сюда занес?»
        Он остановился у дверей сомнительного заведения с призывной вывеской «Загляни, приятель!». Несколько секунд недоуменно крутил головой. Потом пожал плечами: дескать, была не была, и подался внутрь. Жеста его никто не увидел - улица была пуста. Пусто было и внутри заведения. Даже бармен отсутствовал. Только за стойкой, на крайнем сиденье притулилась куча бурого тряпья, увенчанная фетровой шляпой с оборванными полями. Со спины и не разберешь - то ли пугало, то ли живой человек.

«Гм», - подумал джентльмен, осматриваясь. Отсутствие света не могло скрыть убогость обстановки. Вошедший нерешительно потоптался у входа и совсем уж было вознамерился повернуть назад, но тут встрепенулся проснувшийся субъект в фетровой шляпе.
        - Джеффри! - заорал он, да так, что джентльмен вздрогнул.
        - Джеффри! - кричал бродяга, срываясь со своего места и подбегая к джентльмену. - Джеффри! Черти б тебя забрали, у нас гость! Натуральный клиент, я тебе говорю!
        Наш герой не успел и глазом моргнуть, а его уже подхватили под руку, доставили к стойке; бродяга вытирал грязным клетчатым платком сиденье, устраивал на нем джентльмена, кланялся, шаркал ножкой, продолжал кричать бармена.
        Из темного проема возник бритоголовый заспанный хозяин заведения. Он был не в духе. Впрочем, вежлив, ввиду несомненной платежеспособности клиента.
        - Бренди, сударь?
        - Конечно же, бренди, болван! - воскликнул бродяга, негодуя по поводу столь очевидной барменовой тупости. - Лучшего бренди! Самого лучшего!
        Бармен угрюмо сверкнул на него глазом, но промолчал и повернулся к полкам.
        - Деревенщина, - хихикнул бродяга, заглядывая гостю в глаза.
        Тот сидел на краю сиденья, тщась уберечь шубу от соприкосновения с гардеробом люмпена. Пока бармен шарил по полкам, разыскивая среди ординарного пойла самое лучшее бренди, бродяга все так же суетился, просил, командовал, советовал, и джентльмен волей-неволей успел его рассмотреть: у субъекта были маленькие бегающие глазки, сизые щеки, бордовый нос в синих прожилках и минимум трехдневная щетина.

«Черт знает что», - подумал джентльмен, но встать и уйти почему-то не смог. Тут перед ним возник стаканчик и, делать нечего, пришлось выпить. Люмпен умиленно глядел ему в рот и даже слегка подкрякнул, прослеживая процесс. Гость почувствовал себя уж совсем неловко и поэтому послал вдогонку вторую порцию. Бродяга и ее проводил взглядом. Испытывая все ту же неловкость, джентльмен произнес наконец:
        - А вы, э-э, друг мой, что же? Уж не знаю, как вас…
        - Лизард, сударь! Вениамин Иеремия Лизард, если позволите!
        - Так что же, Вениамин, вы сами-то?
        - Простите, сударь, не при капиталах мы нынче…
        - Какие пустяки, право… Бармен!
        - Благодарствую, сударь! - Лизард дрожащими пальцами принял стаканчик, со знанием дела всосал его содержимое, крякнул и утерся рукавом. Глаза его заблестели. Лицо просветлело. Щетина и та оживилась.
        - Извините, сударь, а вас как величать прикажете?
        - Эверард Люциан Ноумен.
        - Я, господин Ноумен, что сказать хочу? Я то сказать хочу, что разное в жизни бывает… Вот, изволите видеть, был, к примеру сказать, со мной, хотя бы такой случай…
        И оторопевшему Эверарду Л. Ноумену была поведана история, в сюжетных переплетениях которой не разобрался бы даже знаменитый адвокат Перри Мэйсон, не говоря уже о старой гвардии типа Ш. Холмса и Н. Пинкертона. Каждый возникающий персонаж тянул за собой хвост подробностей, среди которых исчезал смысл рассказанного. Какое отношение все эти люди имели к Лизарду, оставалось неясным, но дзэн-буддист из Венесуэлы, попавшийся на торговле детьми роботов из стран третьего мира, был отпущен генеральным прокурором на поруки, так как смог уличить последнего в пристрастии к водке-«невесомке», которую прокурор в условиях сухого закона добывал у знакомых астронавтов межнациональной компании «Все со звезд». В ушах Э. Л. Ноумена начинало уже позванивать, смысл слов не доходил до сознания, он машинально осушил третий стаканчик, четвертый. После пятого Эверард Люциан размяк и приказал звать себя не иначе, как Эври. После шестого захотелось ему сделать для Лизарда что-нибудь приятное, чему-нибудь научить, самому что-то рассказать. Лизард между тем вязал кружево повествования:
        - А она и говорит: мне, мол, плевать, что он робот, раз я от него аборт делать собираюсь. Так мне это без разницы, и если, говорит, ты мне согласия не дашь, то я и без него обойдусь. А он и отвечает…
        - Гм, да… - вступил Ноумен.
        Люмпен тут же прервался и проявил такую же искреннюю готовность слушать, как только что - говорить.
        - Да, друг мой, - сказал Эверард Люциан, - я ведь, знаете, тоже… Истории там разные… Жалко, нет таланта, а то бы я такое написал! Все бы… э-э… ахнули. Вот, например, Меркурий… Вы на Меркурии бывали? Нет? Ну, пустяки, та же Луна, только чуточку побольше. Те же кратеры, цирки там разные. Правда, наличествует атмосфера, да какой от нее прок? Разреженная, ядовитая. Облака там красивые - серебристые, состоят из каких-то окислов, металлы разъедают. Ну и еще там встречается дельта-руда. А это сами знаете, господин Лизард, дело миллионное, если, конечно, повезет и наткнешься на открытый выход. А там, где миллионы, там и драмы, и трагедии, и фарсы - все, что хотите. К тому же антураж какой! Да, друг мой, хотел бы я побывать в шкуре настоящего писателя, ощутить себя всемогущим вершителем судеб своих героев…
        Вообразите себе Меркурий; скалы, барханы черного песка, низкое темное небо… Дело на теневой стороне планеты происходит. Кибертележка с дельта-рудой, три фигурки в скафандрах возле нее. Пока это просто пешки, марионетки, отличающиеся друг от друга лишь этикетками - Марчч, Ахмет, Пауль по прозвищу Болтун. Они мертвы, они застыли в недвижимости. Одним мановением руки ты вселяешь в них жизнь, и вот они двинулись, вот они пошли…

* * *

…Тележка с рудой вильнула в сторону и резко остановилась.
        - Привал, - объявил Пауль и полез в сумку с инструментом. - Гусеница полетела. На полчаса работы, а то и больше.
        - Полчаса, так полчаса.
        Ахмет сел, по-турецки скрестив ноги. Марчч лег. Задержка их не удивила. Долгие годы странствий приучили обоих к терпению. Давно известно, что перед концом любого дела возникают самые неожиданные и нелепые препятствия. К ним нужно относиться как к неизбежному злу. Спокойно. Начнешь суетиться - дело завалишь и сам не выживешь.
        Марчч лежал на спине и глядел в зенит. Серебристые облака лениво проплывали в небе, безучастные ко всему. На Земле так не бывает. На Земле ты ощущаешь себя частицей того огромного, что носит название природа. И на Земле кроме облаков есть и ветер и запахи. В лесу пахнет прелой листвой, грибами, сыростью и еще черт знает чем… А здесь не воздух, а атмосфера - снаружи ядовитая, холодная, внутри скафандра
        - из химически чистого кислорода вкупе с химически чистым азотом. Запаса в баллонах еще на полсуток. Впрочем, это уже не имеет значения, ходу до корабля от силы часа три-четыре… Кажется, эта авантюра скоро благополучно завершится. А там…
        Там можно будет послать подальше и космос, и планеты, и астероиды. Пошло оно все к дьяволу! На деньги, вырученные за руду, можно будет остаток жизни всласть дышать не только запахом грибного леса, но и чем-нибудь подороже. Хватит на все и хватит на всех…
        Марчч покосился вправо на неподвижно сидящего Ахмета. Тот как сел, так и не шевельнулся ни разу и позы не изменил. Человек неисчерпаемой выдержки и безграничного восточного терпения. Человек, нарушивший почти все мыслимые законы и побывавший, наверно, во всех тюрьмах Солнечной системы. Лысый череп и небритый подбородок - классический тип громилы из видеобоевика. Дубина-дубиной, одним словом, а ведь и у него есть какие-то мечты, планы, желания. Интересно, как он распорядится своей долей?
        Марчч повернулся на другой бок. С Болтуном все ясно. Болтун весь как на ладони. Его идеал - собственная ремонтная мастерская где-нибудь в пригороде Саутрока и вклад в банке на черный день. По вечерам - бренди в любимом баре и легкий флирт с барменовой дочкой. Выпивши лишку, он будет травить леденящие душу истории из своей многотрудной жизни…
        Марчч этими историями был сыт по горло, тем более что сразу видно было, что Болтун либо врет, либо перелагает байки знакомых уголовников. Несерьезный человек. Правда, в технике разбирается. Опять же, как ни крути, а на жилу дельта-руды навел их он, да и вообще вся эта затея - его детище. Так что получается: не такой уж он трепач…
        - Готово, - сказал Болтун.
        Марчч и Ахмет не спеша поднялись. Тележка тронулась и покатилась вперед, к кораблю, в точности повторяя маршрут, по которому они двигались две недели назад, только в обратную сторону. Болтун шел рядом с ней, Марчч и Ахмет чуть сзади. Болтун, конечно же, завел очередную историю, вовсю пользуясь тем, что шлемофоны в скафандрах отключить было нельзя. Голос зудел над ухом монотонно и непрерывно, но Марчч уже научился абстрагироваться от него и думал о своем. Он шел, ровно ступая, механически обходя препятствия, стараясь держаться едва заметной колеи, проложенной тележкой. По сторонам проплывали красно-синие скалы, черные барханы, кристаллические деревья. Но на всю эту экзотику он не обращал ни малейшего внимания. Приелось. Главное было впереди, в корабле, и дальше - на Земле.
        Марчч вспомнил, как начиналась вся эта авантюра. Как он спьяну поверил, что у Болтуна есть карта, на которой обозначен выход дельта-руды. Как они искали третьего компаньона и нашли Ахмета, который был при деньгах и субсидировал покупку потрепанного планетолета, годного все же на два-три рейса. Потом закупали походное снаряжение, скафандры, продовольствие… На вездеход денег уже не хватило, пришлось ограничиться грузовой тележкой. Вспомнилось, как он, Марчч, торговал робота у какого-то жучка, бывшего служащего концерна «Мыслетроникс». Прощелыга клялся и божился, что без робота им никак не обойтись, что если Марчч его купит, то это будет лучшая сделка за всю его жизнь. И вообще, робот продается в убыток, только из-за огромного к нему, Марччу, уважения… Робот действительно разбирался в навигации и умел отлично жарить яичницу с ветчиной и помидорами, но, как выяснилось уже здесь, на Меркурии, корпус его совершенно не был приспособлен к местной атмосфере. Пришлось оставить робота в ракете и добывать руду вручную.
        Вспомнился и нудный перелет, длившийся всего месяц, а ему показалось, чуть ли не год. Бесконечные разговоры в кают-компании, все больше о деньгах, иногда о девочках, и снова о деньгах, деньгах и еще раз о деньгах. Дик (робот), помнится, даже задал вопрос: в самом деле деньги играют такую важную роль в жизни людей и не являются ли они синонимом понятия «бог»? Ахмет и Болтун ничего не поняли, а Марчч очень тогда веселился. После этого он заинтересовался роботом и еще несколько раз беседовал с ним. В свое время Марчч чуть было не закончил философский факультет колледжами временами его тянуло порассуждать о высоких материях. Да и разговоры с роботом оказались куда занимательнее общения с компаньонами.
        Марчч, относившийся к роботам примерно так же, как его предки из Вирджинии относились к неграм, был удивлен, открыв для себя, что и у роботов есть эмоции, свои интересы, любопытство. Он был поражен осведомленностью электронного собеседника в различных областях юриспруденции и права. На вопрос, зачем ему эти знания, робот ответил, что не помнит - местами его память затерта или заблокирована, но, возможно, кто-нибудь из прежних хозяев использовал его в качестве справочника. Словом, робот дал Марччу пищу для размышлений.

«Надо же, - думал Марчч, - вот у него и чувства есть, и разум, и желания там всякие… А что за жизнь? Три Закона, как цепи. Против них не попрешь. Все время под чужую дудку пляши! И вообще, ни выпить, ни погулять… Тоска… Как это студенты древнеримскую пословицу переиначили: «Что дозволено человеку, не положено роботу»? . Куда он денется, когда мы на Землю вернемся? А вот что: возьму-ка я его к себе камердинером - халат и кальян подавать. Как бывшего соратника по дельта-руде…»
        Марччевы мечтания были прерваны голосом Ахмета:
        - Болтун, - сказал тот спокойно, - у тебя скафандр лопнул.
        Болтун ответить не успел. Голубоватой струйкой вышел из разошедшегося шва земной воздух, а внутрь вошел ядовитый меркурианский. Несколько судорожных движений - и то, что пару секунд назад было Болтуном, навсегда застыло, скорчилось на промерзшей почве чужой планеты. Марчч пробурчал краткую эпитафию:
        - Усталость материала. Говорил я ему, не экономь на скафандрах, новые бери…
        И все. Тележка, между тем, продолжала катиться, и пришлось двинуться за ней, чтобы не отстать. Болтун остался позади и скоро исчез из виду, скрытый черными дюнами. Ахмет и Марчч шли за тележкой спокойно, ибо к таким вещам готовы были всегда. Потом Марчч внезапно подумал: «А ведь теперь моя доля увеличилась в полтора раза!»
        - И тут же обожгла следующая мысль: «А ведь корабль до Земли может довести и робот…»
        Он бросил быстрый взгляд на Ахмета. Их зрачки встретились, и Марчч понял, что Ахмет подумал о том же. Оба схватились за бластеры, но Марчч успел быстрее…
        Голосом он остановил тележку, а сам присел на выступ скалы, потому что колени его дрожали. Несколько минут он смотрел, как медленно оседает пепел - все, что осталось от напарника, и неверной рукой пытался засунуть бластер в кобуру.
        - Закурить бы, - он поднес руку к лицу, чтобы стереть пот, но уткнулся в поляроидное стекло.
        - Ладно, хватит!
        Марчч встал, пустил тележку и зашагал вслед. В конце концов, он жив, вся руда теперь принадлежит ему, а до корабля не больше трех часов ходу.
        - Приду, первым делом закурю, потом душ, потом яичница и полбутылки чего-нибудь покрепче. Потом спать. В тепле, под одеялом. Потом месяц перелета - и все. Все, черт побери!
        Он увеличил скорость тележки. Сам ускорил шаг. Шагал, как робот, не глядя по сторонам и ничего не чувствуя, отмечая только, что вот еще пять минут прошло, значит, идти осталось на пять минут меньше.
        Наконец показалась знакомая скала со скошенной верхушкой, знакомая купа кристаллодеревьев, которую нужно обогнуть справа, еще одна знакомая скала за ней, и вот он, корабль. Он был жив и он дошел.
        Веселое спокойствие охватило Марчча. Он подогнал тележку к пневмоопорам планетолета, вырубил моторы и, птицей взлетев по трапу к пассажирскому люку, просигналил о своем прибытии. К его удивлению дверца не шелохнулась.
        - Заблокирована, что ли? - он включил переговорник и вызвал робота.
        - Да, сударь! - в наушниках послышался знакомый ржавый голос.
        - Привет, Дик! Что с люком, почему он не открывается?
        - Я заблокировал его, сударь, и грузовой люк тоже.
        - Зачем? Впрочем, неважно… Открывай оба и помоги втащить руду.
        - Нет.
        - Что значит нет?! Ты что?.. Дик! - Марчч встревожился.
        - Я не открою люк, сударь.
        - Это приказ!
        - Я не выполню его.
        - Что?! Ты, ржавая жестянка! Ты еще смеешь!.. - Марчч задохнулся.
        - Бесполезно, сударь. Я не открою.
        Марчч перевел дыхание и заговорил снова. Голос его был полон холодного, еле скрываемого бешенства:
        - Да ты, милый, свихнулся. Тебе ремонт нужен.
        - Нет, сударь. Я функционирую нормально. «Черт, а ведь он это серьезно, - подумал Марчч, и душу его сдавило тяжелое предчувствие. Он впервые ощутил страх. - Этого только не хватало. Ну-ну, старина, спокойнее, спокойнее».
        - Хорошо, Дик, что ты в порядке. Это хорошо. Но, если так, то ты должен впустить меня - ведь тебе известно, что если ты этого не сделаешь, то я умру от нехватки кислорода, а ты нарушишь Первый Закон! Ты должен меня впустить!
        Марчч говорил спокойно и даже вежливо, но по лицу его катил пот, а в мозгу билась одна единственная мысль: «Только бы попасть внутрь, только бы попасть… Уничтожу мерзавца! Только бы попасть! Господи, только бы попасть внутрь!»
        Идиотизм ситуации бесил Марчча. Он яростно сжимал в руке бесполезный бластер, готовый испепелить робота на месте… Но Дик был недосягаем.
        - Ты слышишь меня? Ты должен подчиниться
        Первому Закону!
        - Законы робототехники распространяются на роботов, сударь, но не на людей.
        Теперь Марчч окончательно убедился, что робот спятил и что единственный путь к спасению - узнать его идею-фикс и попытаться обойти ее. Самое главное - спокойствие и логика.
        - Ладно, Дик, бог с ними, с Законами, но почему же ты не хочешь впустить меня? (Только бы попасть внутрь, только бы попасть!)
        - Я хочу, чтобы руда досталась мне одному.
        - Зачем она тебе?
        - Ее хватит на покупку нового корпуса и на то, чтобы Верховный Федеральный Суд признал меня человеком. Со всеми правами.
        Во рту Марчча пересохло, он облизнул губы. Вот оно что! Робот в порядке, он просто усвоил кое-какие новые аксиомы. Что же делать?
        - Слушай, Дик, - Марчч помолчал. - Я отдам тебе половину, или нет, даже больше, если захочешь.
        - Целое больше любой своей части, сударь.
        - Я отдам тебе все! Только разблокируй люк! - голос человека сорвался на визг.
        - Я не верю вам, сударь. Людям свойственно
        лгать.

«Успокойся, кретин, - мысленно одернул себя Марчч, - еще не все потеряно».
        - Дик, но человеком тебя признают только в будущем, а пока ты робот. Ты должен подчиниться Первому Закону!
        - Если будущее рассчитано со стопроцентной гарантией, нет смысла различать будущее и настоящее. Кроме того, указ о признании меня человеком будет иметь обратную силу… Вспомните дело Сигмы Кей против Слоушер и К°, не говоря уже о калифорнийском прецеденте. А поскольку все будет так, как я задумал, то я уже сейчас человек.
        - Так вот, не будет по-твоему, старая жестянка! - заорал Марчч. Он спустился к тележке и попытался запустить ее. Тележка не заводилась. Марчч склонился над пультом.
        - Если вы хотите сбросить тележку в пропасть, чтобы руда никому не досталась, то ваши усилия напрасны, - сказал робот. - Я это предвидел. Тележка может управляться из корабля. И с места она не стронется.
        Марчч злобно выругался.
        - Так я ее на горбу перетаскаю!
        - Запаса кислорода у вас, сударь, хватит на то, чтобы опорожнить 7% содержимого. Мне хватит и остальных 93-х.
        Марчч застонал в бессильной злобе и излил душу в потоке самой грязной ругани. Робот выслушал и продолжил:
        - Даже если бы вам, сударь, удалось привести в исполнение ваш последний замысел, то это все равно не пошло бы вам на пользу. Я бы все равно не впустил бы вас внутрь, поскольку в мои интересы не входит, чтобы кто-нибудь на Земле узнал, что робот может нарушить Три Закона. В сущности, вы все были обречены с того момента, когда обнаружили руду. Прощайте, сударь, я отключаю связь.
        Ослепительный вихрь самых разных чувств: ярости, страха, боли взметнулся в душе Марчча, но тут же и опал - как будто лампочка перегорела. Бездна разверзлась у его ног. Марчч понял - надеяться не на что. Он, сутулясь, побрел куда глаза глядят, наткнулся на обломок скалы, присел на его шершавую поверхность, лицом к кораблю, но глядя не на него, а на черное небо. Великий смертельный покой сошел на него. Он знал, что это конец и что последний отрезок его многогрешной жизни отмеряется отныне не часами, а стрелкой указателя давления в кислородном баллоне. Трижды уходил он от электрического стула, дважды от петли и многократно от ножа и пули. Всю жизнь он привыкал к смерти, научился ждать ее более или менее хладнокровно и гадал только, какой она будет, оказывается, вот какой.
        С изумлением увидел Марчч, что страха нет больше в душе. Даже наоборот, будто некое облегчение почувствовал, когда осознал, что судьба его решена. Закончена бездарная, глупая пьеса, окончены бесконечные крысиные бега. Только сейчас Марчч понял, насколько он устал от всей этой жизни. А теперь уже все. Теперь уже не будет томительного перелета, не будет таможенного досмотра и бесконечных допросов в Бюро Контроля; не надо будет придумывать оправданий и легенд, не надо будет подкупать полицию, обретать новое имя и новую биографию, становиться респектабельным членом общества, думать о надежном помещении капитала, заводить ненужные связи и ненужные знакомства, искать ненужной любви продажных девок. Ничего не нужно. Срок отмерен, заботы пропали, иллюзии исчезли. Можно никуда не спешить, а просто сидеть на обломке скалы и вслушиваться в надвигающуюся черноту. С легким хрипом переходит по патрубку воздух из баллона в легкие, а стрелка манометра, подергиваясь, неудержимо западает все левее и левее, к нулю, к пределу…
        - А робот-то лучше усвоил законы нашего благословенного отечества, чем мы сами. Забавная смерть. Сказать кому - не поверят. Кто бы мог подумать, что нормальный, неповрежденный робот может переступить основные Законы робототехники. А логика простая - в Законах что сказано? Робот должен то, робот не должен этого. Робот… Законы навязаны ему извне - робот должен. А ведь он личность, имеет свое «я» и он эти законы так и воспринимает: «робот должен», а не «я должен». И если по всем законам логики и законам юридическим это «я» признает себя человеком?
        С мрачным спокойствием размышлял Марчч, приговоренный к смерти, не вспоминая прожитую жизнь, не сожалея и не раскаиваясь. Ответа же на его мысли не было. Молчал корабль, молчал затаившийся в нем робот, молчали столпившиеся вокруг Марчча звезды, глядевшие на него с жадным, холодным любопытством зевак, свидетелей автокатастрофы. Марчч сидел на валуне и ждал смерти. Он смотрел на невидимый горизонт, где чернота пустыни сливалась с чернотой неба и только по звездам можно было судить, где какая чернота. Марчч смотрел перед собой и ждал смерти. Темнота и тишина кружили вокруг, и все теснее становились круги. Марчч ждал смерти. И вот, слившись в единое целое, темнота и тишина напали разом и поглотили его, сделав частью себя. Тогда дрогнула дверца люка, открылась беззвучно, и из корабля вышел новоявленный человек и принялся загружать руду в трюм…

* * *
        Эверард Люциан кончил рассказ и глянул на бродягу. Ну как, мол? Но с Лизардом что-то приключилось - лицо его позеленело, он вдруг сорвался с места и, зажав рот ладонью, бросился в сторону туалета.
        - Вечно так, - пробурчал подошедший бармен. - Налижется за чужой счет, а сам третьи сутки не жравши… С вас четвертак, сударь.
        Ноумен машинально расплатился. Губы его досадливо дернулись, бровь презрительно изогнулась. Он что-то пробормотал насчет свиней и, кажется, бисера, но отошедший за стойку бармен этого не услышал.
        Бродяга, тем временем справился уже со своими затруднениями и склонился над умывальником. Побрызгав водой на лицо, он припал губами к струе и стал жадно хлебать. Потом выпрямился, утерся рукавом и уставился на свое отображение в зеркале. Всякое добродушие исчезло с лица его, маленькие глазки смотрели прямо и жестко.
        - Ну и рожа! - сказал он угрюмо. Помолчав, добавил: - Однако… Долго я ждал.
        Внезапно развеселился, подмигнул себе в зеркале и выскочил в холл.
        - Тысяча извинений, сударь, тысяча извинений!
        Проклятая болезнь - мой организм истощен невзгодами. Но уверяю вас - мое внимание было приковано к вашему рассказу. Сударь! Вы заблуждаетесь! Вы - новое литературное дарование! Это гениально, я просто потрясен, у меня нет слов! Клянусь вам, что никогда в жизни ни одну историю я не слушал с таким всепоглощающим вниманием! А вы, значит, и есть тот самый робот?
        Молчание повисло в воздухе, как нож гильотины. Локоть Ноумена лежал на стойке бара, сам он, откинувшись назад, глядел прямо в невыразительные глазки собеседника. Сам того не подозревая, он копировал позой Иуду из «Тайной вечери» кисти славного Леонардо. Лицо его окаменело.
        Лизард успокаивающе замахал руками, оглядываясь по сторонам.
        - Сударь! Клянусь! Никому ни слова - я все понимаю! Сударь!
        Ноумен несколько расслабился. «В конце концов, - подумал он, - какой-то бродяга, пьяница… Кто поверит? И с моими ли деньгами его бояться?»
        - Да, - произнес он величественно. - Признаться, вы меня раскусили. Но, надеюсь, вы понимаете, что болтовня на эту тему или любая попытка шантажа означает для вас в лучшем случае просто умереть?
        - Что вы, что вы, сударь! Упаси боже! Ни одной живой душе… А корпус вы, значит, новый прикупили?
        - Да, друг мой. Надо сказать, что эти биосинтетические тела очень хороши. Внешне я практически неотличим от человека, все радости жизни мне доступны - и еда, и выпивка, и иные, хе-хе, тоже. А если учесть преимущества моего интеллекта, то вы, люди, можете мне только позавидовать. Впрочем, что это я… Ведь я человек! Сейчас я ворочаю большими делами и планы у меня грандиозные. Если бы вы только знали, как вы жалки и ничтожны по сравнению со мной, как мелка и нелепа ваша суета, ваши крысиные гонки…
        - Что верно, то верно, сударь. Все так и есть, жалкие мы твари. Черви ничтожные, прах под ногами… Особенно те из нас, кто некогда занимался программированием поведенческих реакций искусственного интеллекта на уровне подсознания… Вы, кстати, не помните того бывшего служащего «Мыслетроникса», который вас Марччу продавал?
        - Да знаете ли - забыл… Что мне до него?
        - Сейчас вспомнишь, - сказал Лизард жестко. - Ватерлоо-777!
        - Как?
        - Ватерлоо-777! Ну!
        - Слушаюсь, хозяин.
        - Вспомнил теперь?
        - Да, хозяин.
        - И кто я такой и зачем ты сюда пришел?
        - Да, хозяин.
        - Это уже лучше, - бродяга смотрел на робота презрительно и властно. Тот сидел, неестественно выпрямившись.
        - Где хранишь деньги?
        - В отделении Национального банка, хозяин.
        - Переведешь на мое имя.
        - Слушаюсь, хозяин.
        - Сейчас отправишься в центр, снимешь мне номер в «Пасифике», закупишь приличный гардероб и заедешь сюда.
        - Задание понял, хозяин.
        Лизард взял стаканчик, недопитый Ноуменом и пригубил. Взгляд его смягчился.
        - Эх ты, дурашка! Небось вообразил, что сам все это придумал - и как руду заграбастать и как Законы обойти… Ну иди, иди, выполняй!
        Николай Орехов, Георгий Шишко
        Ферраритет
        Прежде всего выкиньте из головы все эти сказки о машинах времени. Их не было, нет и не будет. Моя профессия? Вообще-то - путешественник во времени, но в ведомости на зарплату стоит скромная формулировка «эксперт». Я - филателистический эксперт, апробирую редкие марочные эмиссии, специализируюсь, в основном, на выпусках Великобритании позапрошлого века, ну и колоний, естественно.
        Нет, эксперт - это не вторая профессия. Скорее - две стороны одной медали, аверс и реверс. Как это совмещается? Очень просто. Как я уже говорил, машин времени не бывает. Но вот попасть в прошлое - пожалуйста. Я это делаю каждый день с девяти до восемнадцати, исключая субботу и воскресенье.
        Моя машина времени - вот она. Справочники, кляссеры с марками, вместо руля - сильная лупа, и книги, книги.
        Главное - настроиться на ту эпоху, на то время, когда была выпущена марка, когда она оформилась как вещь, как произведение искусства, со всей совокупностью своих признаков: водяные знаки, зубцовка, бумага… Вы не филателист случайно? Ах, собирали в детстве? Ну, все-таки…
        Так вот, марка служит горючим для моей машины времени необходимой затравкой. Если б вы знали, как много времени накоплено в этих маленьких бумажных кусочках! Это сверхъёмкие аккумуляторы времени!
        С помощью такого вот аккумулятора, окружив себя книгами о людях той эпохи, о духе времени, я и переношусь в прошлое. И маленькая деталь. Может быть, это несерьезно, но я… хе-хе, как бы это вам сказать… останавливаю свои часы! На всякий случай, знаете ли! И помогает, главное - помогает!
        Основное в моей профессии - вжиться в иное время, в образ действий, созвучный иной эпохе. Что? А-а, вы заметили! Правильно, и одежда у меня немного… хе-хе… старомодная. Нет, галстук мне врач запретил, дыхание затрудняет, знаете ли. Но помогает, помогает… Вот вчера… но ладно, об этом потом…
        Что? Зачем эксперту путешествовать в прошлое? А как же? Вот, скажем, принесли вы мне «бычью голову», это такой молдавский выпуск, очень редкий. И просите проверить, не новодел ли. Нет, я вам, конечно, сразу скажу: бывают случаи… да, бывают. И вот тогда я седлаю свою машинку, закладываю в блок питания вашу, простите, «бычью голову», включаю свой микроскоп, и - я в молдавском княжестве середины девятнадцатого века. Конечно, если ваша «бычья голова» подлинная, хе-хе!
        Оказывался я и за столом фальшивомонетчика. Как же… Но это если грубая подделка. А бывает ох и тонкая работа! Тогда приходится помучиться, да. То есть вроде бы и обстановка кругом самая что ни на есть старинная, и люди там в камзолах… Но ни радио, ни телевидения. Газеты? Да, с прессой все в порядке, на газетах и год и числа нужные стоят. Но ведь и на марках можно любую дату проставить! Вот и ищешь всякие там несуразицы да нелепицы. Одним словом - анахронизмы.
        Вот в пятницу на Гавайях один про красную угрозу стал распространяться, это-то в
1870-м году!
        Монеты? О, на них можно далеко уехать. Но тяжело: они же массивные… У них и времяёмкость на массу маленькая; чтобы в древний Рим попасть - это сколько ж талантов надо иметь: целую коллекцию! А вы знаете, сколько он весит, талант-то? То-то же! Да и, знаете ли, марки мне как-то симпатичнее. Из-за них я с такими хорошими людьми познакомился. Вот Феррари. Вы знакомы с ним? Ах, да… Замечательный был человек. И друг его, художник… Ренотьер, скажем. Знаете, я вам расскажу…
        Это было два месяца назад, в июле. Мне тогда поручили разобрать и оценить одну коллекцию. Марки были серьезные, «тяжелые», как у нас говорят: классика, временные выпуски… Да, и один ферраритет. Голубой Маврикий. Что это такое? О-о-о, голубой Маврикий - величайшая редкость, жемчужина из самых крупных в филателистическом мире.
        Но, знаете ли, были сомнения в подлинности. В тот вечер я взял ее домой. Это запрещается правилами, но если бы вы видели эту марку! Такой маленький двухпенсовый квадратик с надписью по периметру и женской головкой в центре. Нет, ее надо видеть…
        В свое время с ней была целая история. Барнард гравировал марку специально для бала в честь губернатора Маврикия, это остров такой в Индийском океане. В малом количестве, но очень, очень тщательно. Марки клеились на приглашения, да. О, сейчас их осталось мало, нашли всего четырнадцать экземпляров. Мой был пятнадцатым. Иван Сергеевич, да, да, тот самый, уверял меня, что марка подлинная, но… Вы знаете, уж больно она была настоящая. Кинет на нее взгляд любой знаток и уже глаз не оторвет. Ну все, все говорит о том времени, все признаки, все мелочи. Это меня и насторожило. В то время я часто работал дома. Вот и в этот раз, как обычно, включил приборы, приготовил набор светофильтров, ну и все такое…
        Через полчаса я перенесся в прошлое. Место было тихим. Комната, где я очутился, свидетельствовала о безукоризненном вкусе ее владельца. Эстампы на стенах, стеллажи с книгами - все дышало девятнадцатым веком. Но я тогда был уже в том состоянии, когда самые, казалось бы, непреложные факты только утверждали меня в обратном. Помню, я сразу подошел к окну. Парус, настоящий парус виднелся на горизонте. Треугольный, так называемый «греческий». И море, конечно. Я был в девятнадцатом веке, в Порт-Луи, столице Маврикия, накануне провозглашения майора Гомма губернатором этого английского владения в Индийском океане.
        Ну, легенда - это просто. Я - почтовый работник, инспектор из метрополии. При мне Ла Куни подписал разрешение на выпуск, при мне заработала новенькая печатная машина, на мой взгляд, конечно, нелепая и допотопная. Но работала она красиво, взмах за взмахом выпуская в свет листочки праздничных вестников.
        Прием у губернатора был домашним. Меня не заинтересовала ни супруга губернатора, в девичестве - Луиза Монкю, совсем еще юная и грациозная блондинка, ни сам майор, высокий и добродушный военный. Гости - вот что меня интересовало. Дух времени ощущается в незначительных сценах, в обстановке почти камерной. И тут меня познакомили с Ренотьером. Он сразу подошел ко мне, он почувствовал… Что? Не знаю. Очень живой, экспансивный, как все итальянцы. Такие тонкие усики, близко посаженные глаза. Но эти глаза спрашивали меня, я чувствовал их немой вопрос.
        После приема мы поехали к нему. Экипаж остановился возле того самого дома, где я увидел парус. Те же комнаты, те же картины и книги. Он прекрасно владел кистью, это его эстампы на стенах так восхитили меня. Речь зашла о моей работе, службе почтового инспектора, и я намеренно произнес эти слова - «Голубой маврикий». Ренотьер понял меня сразу. «Виктуар! - сказал он. (Меня зовут Виктуаром.) - Это меня вы ищете здесь?» Я не стал ему возражать. «Смотрите, - сказал он. - Я не знаю, кто вы. Догадываюсь только. Смотрите на них!»
        Кляссер, который он достал из тайника - кожаный, черный, карманного формата - содержал всего пять марок. Нет, я не скажу вам, что это были за раритеты. Любой филателист отдал бы жизнь за обладание хотя бы одним из этих шедевров.
        Ренотьер был моим коллегой, поэтому я намеренно исказил его имя. Нет, он не был экспертом, он был путешественником во времени. Я понял это сразу же, как только достал из тайника свой черный, кожаный, карманного формата - нет не альбом, кляссер. Во-первых, марки, которые он мне показал, в девятнадцатом веке еще не появились на свет. Во-вторых, кляссеры тоже изобрели только в двадцатом веке! Оказывается, теперь у него испортилось управление, и я подвез коллегу до его времени, в его Париж, начало двадцатого века. О, какой это был необыкновенный человек! Мы проговорили всю ночь. Да, мой Маврикий был его работой, он сам гравировал его по старым образцам, сам отделывал знаки и зубцовку. Его Маврикий не отличался от подлинников, он был лучше их. Ренотьер вложил в него душу.
        Скоро выяснилось и то, что я все-таки побывал на настоящем губернаторском балу в Порт-Луи девятнадцатого века. О, все оказалось просто!
        Я из своего двадцать первого века на мощной машине времени попал в Порт-Луи девятнадцатого века, а не в Париж двадцатого потому, что как раз в этот момент Ренотьер стартовал из Парижа на Маврикий и увлек меня за собой. Увлек, но его старенькая машина не выдержала. Полетело управление.
        Вы спрашиваете, почему он не купил марку у губернатора, а гравировал ее сам? Я тоже спросил его об этом. И знаете, что он мне ответил? Он сказал, что это было бы подделкой, фальсификацией. И я с ним полностью согласился, да.
        Утром следующего дня, здесь, в этом кабинете, я без колебаний поставил штамп подлинности в верхнем правом углу голубого Маврикия, своим именем поручившись за этот ферраритет. Что? Почему ферраритет? А вы не знакомы с Феррари? Ах, да… Превосходный был человек - Феррари, Филипп ля Ренотьер, мой коллега.
        Николай Орехов, Георгий Шишко
        Эмоскафандр
        Семь часов пятнадцать минут по всемирному времени. Вахтенный Ласло Боркиш потянулся в штурманском кресле. Пока на борту рейдового катера №487 все было спокойно. Вахта подходила к концу, через каких-нибудь полчаса он сдаст дежурство и отдохнет как следует.
        Ласло поднялся. Окинув быстрым взглядом приборы, он задержал внимание на дрожащей стрелке бортрегистратора и включил правый обзорный экран…
        Человек был ярко-рыжим. Это бросилось в глаза прежде всего. Только потом Ласло разглядел, что на незнакомце, прогулочным шагом двигавшемся мимо корабля в открытом космосе, были надеты безукоризненный черный костюм, белая рубашка, галстук в модную полоску и… не было скафандра.
        В соответствии с рейсовой инструкцией (пункт семнадцатый: внезапное заболевание вахтенного, не угрожающее непосредственно жизни экипажа), Ласло вызвал смену и по ее прибытии отправился к корабельному врачу. Спустя несколько минут он уже спал лечебным сном, а врач торопливо шагал к капитану Латрану.
        - Чем вы все это объясняете, док? - спросил капитан.
        - Как вам сказать… Утренние вахты всегда тяжелые. Диагноз: галлюцигенный комплекс, осложненный приступом клаустрофобии. Пусть пока отоспится, потом я им займусь.
        - А вы в этом комплексе абсолютно уверены?
        - Никаких сомнений, капитан. Энцефалограмма указывает на наличие сильнейших остаточных деформаций эмоциональной сферы. Думаю, сейчас ему снятся кошмары, капитан.
        - Хорошо… Кстати, док, взгляните сюда, - Латран подвел врача к своему рабочему столу.
        Лежащая на полированном пластике стереофотография с координатно-временной отметкой изображала рыжего молодого мужчину в строгом черном костюме. Над ровной линией его плеча тускло мерцал Плутон…
        Лазерограмма 1659/8
        ИНКОН, Эдварду Бушу.
        Согласно циркуляра А-73 сообщаем: оптический феномен типа «рыжий брюнет», время 7.
6.38 - 7.19.55. координаты…
        Борт 487. Латран.
        За две недели до этого геодезическая партия Чарнопольского университета снимала кроки южного склона Бескидских круч. Задание было учебным, и руководитель партии аспирант Ненад Целестинович Браконич (а в узком кругу - просто Драконыч) целиком полагался на самостоятельность своих студентов, лишь по вечерам сверяя результаты с контрольным планшетом. В этот день все постарались закончить работы пораньше - любимице экспедиции Танечке исполнялось девятнадцать лет, в связи с чем на вечер было намечено скромное походное торжество. Не хватало пока только самой его виновницы и ее напарника.
        К застолью все было готово: импровизированная скатерть-самобранка ломилась от речных и лесных яств. Наконец появились и Танечка с Васей Чернышевым.
        - Тут тебя какой-то рыжий парень искал, - едва увидев Таню, сказала ей подруга. - Часа полтора здесь просидел, потом я его в вашу сторону направила…
        Но Танечка с Васей не останавливаясь прошли прямо к аспирантской палатке, молчаливые и явно чем-то сильно озабоченные. Вася волочил за собой длиннющую пластиковую «простыню» - крок-карту.
        - Ненад Целестинович! - чуть ли не со слезами воскликнула Танечка. - Пропал квадрат!
        - Подожди, Таня, - смущенно поправил ее Вася. - Не весь квадрат, а только угол. Но уж его-то точно нет. Может, в контрольном планшете ошибка, а?
        Браконич нажал кнопку и, когда контрольный планшет развернулся перед ними во всю длину, сверил кроки. Действительно, на студенческой карте угол квадрата 63-09 был срезан по плавной кривой линии…
        - Главное, иду я по диагонали, как всегда, - рассказывал потом Вася, торопливо глотая праздничный ужин, - вот так мой квадрат есть, а вот так его нет, сразу
63-10 начинается. Как будто я планшет с крок-картой перегибаю, а складку пропускаю снизу. И все, что в нее попадает - исчезло!..
        На следующий день в приемной Эдварда Яновича Буша, директора Института по контактам, на длинном канцелярском столе, в голубой папке с входящими бумагами, лежала довольно сумбурная телефонограмма из Чарнопольского университета. К сожалению, в ней ничего не было сказано о рыжем парне в строгом черном костюме и галстуке в модную полоску…
        Через неделю число подобных сообщений перевалило за второй десяток.

* * *
        У замдиректора ИНКОНа Юлиева Цезаря Юльевича с утра было плохое настроение. Вот уже битый час, как он валялся в кровати и размышлял о вчерашнем.
        Вчера вечером он возвращался с рыбалки, до которой был большой охотник. Однако не успел он дойти до развилки дороги, где был поворот к особняку, спроектированному им лично в старопомещичьем стиле, как сзади на него буквально налетел кто-то. Цезарь Юльевич пошатнулся, оступился и, падая, выронил ведро с карасями, которые весело запрыгали по мокрой траве, по дороге и по самому Цезарю Юльевичу. А виновник происшествия, ослепительно рыжий молодой человек, словно ничего и не заметив, скрылся за поворотом тропинки.
        Вспыхнул и замигал огонек срочного вызова. На экране появилась и резко увеличилась в размерах голова Эдварда Яновича Буша. Он неодобрительно пронаблюдал за тем, как спешно облачается его заместитель, потом злорадно, как показалось Юлиеву, сказал:
        - Кончай этот балаган. Давай срочно ко мне.
        Цезарь Юльевич чертыхнулся про себя и вызвал гоник. С Эдвардом Яновичем шутки были плохи.
        По дороге Юлиев опять вспомнил о вчерашнем случае и подумал, что рыжий мог бы и извиниться…
        Но дело было даже и не в извинениях. В голове Цезаря Юльевича от падения что-то щелкнуло, он так и остался сидеть на траве. Какое-то ранее никогда не испытанное чувство целиком захватило его.
        С неожиданной для его возраста легкостью он вскочил на ноги, суетливо побросал в ведро карасей и, не разбирая дороги, по высокой траве побежал обратно, в сторону рыбофермы. Караси, подпрыгивая в ведре, с надеждой наблюдали за ним.
        Впрочем, уж об этой-то вспышке всепоглощающей любви ко всему живому, столь неожиданной для заядлого рыбака, Юлиев умолчал даже на заседании ИНКОНа, когда выяснилось, что приключившееся с ним четко вписывается в общую картину странностей и ЧП последнего времени…

* * *
        Из выступления Э. Я. Буша на совещании в ИНКОНе.

«…Позвольте обрисовать сложившееся на сегодняшний день положение. Три недели назад в Бескидах появился объект, который мы условно назвали «складкой». Неделю спустя были замечены другие пространственные феномены - типов «игла», «изгиб» и так далее. Почти одновременно с ними появились «рыжие брюнеты». В ответ на разосланное циркулярное письмо сообщения о них выступили уже из двадцати семи мест.
        По первоначальной гипотезе, мы имеем дело с негуманоидной цивилизацией двадцатого
        - двадцать третьего порядка. Так называемые «рыжие брюнеты» являются, скорее всего, спонтанной реакцией негуманоидов на людей. Слабое место гипотезы - отсутствие попыток контакта с их стороны. Не наблюдалось пока ни одного случая хотя бы элементарного внимания «рыжих» к человеку. Они абсолютно равнодушны к нам.
        Вероятно, точно так же вела бы себя земная экспедиция на заведомо необитаемой планете. Сбор информации, пробы атмосферы, побочные явления типа шурфов, взрывов, строительных площадок - полная аналогия с наблюдаемыми пространственно-метрическими явлениями. Если предположить, что «рыжие брюнеты» - просто автоматы для сбора информации, камуфлированные под людей, почему-то только под рыжих, то гипотеза утверждается в качестве исходной. Тогда метрические складки местности - это замаскированные места дислокации пришельцев.
        Решение может быть только одно - форсировать контакт. Каким образом? Мы считаем, надо попытаться показать пришельцам, что Земля обитаема, причем, так сказать, на их языке. Проще всего - копирование пространственных эффектов. У них появляется
«игла» - и мы втыкаем рядом свою «иглу». В ответ на «складку» сворачиваем пространство в свою «складку». И так далее. Технически это просто, служба оповещения налажена достаточно хорошо.
        Почему решено поступить именно так? До сих пор ни один из феноменов не причинил ни малейшего вреда ни одному человеку. К сожалению, это единственное доказательство того, что нас они все-таки замечают. Исходя из этого, решено пока не противодействовать им.
        Конкретные задания получите на местах. Все свободны…»
        Из дневника Елены Сибирцевой, музыкального архитектора первой категории.

«Чарнополь. Я прилетела сюда еще вчера. Группа уже в сборе. Мой ИГЗ просто великолепен. Такой малыш, а метрики сгибает и разгибает запросто, как старинный рыночный силач подковы. Я зову его Гераклом.
        Ждем Сергея Петровича. Нам просто повезло, что мы попали в его группу. Он весьма строг, но зато и работается с ним легко и просто…
        Прилетел Сергей Петрович. Сегодня он очень рассеян и, кажется, сердит на что-то. Не заметил даже, что у нас все готово и полностью настроено. Хмыкнул что-то под нос и для начала прочел нам целую лекцию о соблюдении инструкций. Запуск назначен ровно на одиннадцать.
        Мой квадрат - 64-09, там, где лужайка вся в цветах. Напарник мой, Всеволод, сворачивается на 63-10, у него там кусты и ручей. А сам Сергей Петрович работает на 63-09, в том самом квадрате, угол которого занимает знаменитая Бескидская складка, буквально в ста метрах от нее. Всеволод считает, что внутри нее спрятан космический корабль…
        Я как-то побаиваюсь пришельцев, хотя здесь все тихо, да и людей, говорят, они не трогают. А Сергей Петрович очень спокоен. Я даже видела, как он прошел сквозь складку, совсем как пришелец, равнодушно и не обращая внимания. Возится с планшетами, еще раз доводит приборы, подстраивает к себе большой ИГЗ. До запуска ровно час…
        Все кончено. Сергей Петрович лежит в больнице. Сама я его не видела, а Всеволод, который догнал его километрах в трех от станции, рассказал немного. Психический стресс, тоска в глазах… Но лучше по порядку.
        В 11.00 прошла команда на запуск. Я стала ловить аккорды в гармониках, а в паузах слушала Всеволода. Он быстрее, чем я, ведет складку, у него очень музыкальные пальцы и слух абсолютный. Сергей Петрович, как и было условленно, отключился от нас сразу же. Свертка мне удалась. Настроение было ровное, даже боевое. Когда я заканчивала, Всеволод уже вызывал Сергея Петровича, но тот не отвечал. Мы поняли, что дело неладно, и примчались на центральный пульт. Там его уже не было. Большой ИГЗ звучал в полный голос, но симфония не заканчивалась. Наоборот, какие-то тревожные ноты дисгармонировали с общей метрической тональностью. Всеволод сообщил начальству о случившемся, а я включила стерео и заметила в углу экрана маленькую фигурку, уходящую к реке. Это был Сергей Петрович, и Всеволод побежал за ним.
        Я подошла к клавишам и все поняла. Сергей Петрович не подбирал метрику синхронно со складкой пришельцев, как было сказано в задании. Он сразу же повел контр тему, пытаясь развернуть их свертку. Впрочем, даже не развернуть, нет, он делал гораздо больше! Он очень талантливый композитор, и ему почти удалось то, чего еще никто в мире не делал. Полвека назад великий Спалланци предложил неалгоритмизируемую задачу - симфонию «двойного голоса». Имеется свободно звучащий синтезатор мелодии со случайной программой. От композитора с другим синтезатором требуется так сыграть вторую партию, чтобы в целом получилось законченное произведение: скажем, концерт для двух скрипок. А ведь у Сергея Петровича первым голосом была не просто скрипка, а сложная метрическая структура складки, живущая, дышащая, звучащая в несколько гобоев, валторн и виолончелей, цветущая десятком оттенков. Он не просто вел аккомпанемент, музыкальное сопровождение, как мы с Всеволодом, он боролся с симфонией пришельцев, уводил ее в свое русло, разгибал чужую подкову…
        В случае неудачи был неизбежен эмоциональный удар. Удар и был. Он оказался настолько сильным, что Сергей Петрович бросил пульт, бросил работу и ушел… Всеволод сказал, что из больницы Сергей Петрович выйдет скоро, но когда работать начнет - неизвестно…»
        Отрывок из фонограммы совещания в ИНКОНе.
        Директор Э. Я. Буш: Очевидно, что все нарушения «статус-кво» пришельцев приводят к сильнейшим эмоциональным потрясениям, причем сила их несоразмерна собственным переживаниям нарушителей. Я считаю, что мы имеем дело с явно привнесенными, навязанными эмоциями.
        Референт Трубицын: Возможно, у них эмоциональный язык? К примеру, у коллеги Юлиева просто спросили дорогу в ИНКОН, а он этого не понял?
        Директор: Случай с Цезарем Юльевичем особый. Не забудьте, что его «рыжий брюнет», в отличие от других, был весьма материален.
        Секретарь: Эдвард Янович, вас в приемной спрашивают, попросить подождать?
        Директор: Да-да, займите товарища на полчаса…
        Секретарь вернулась в приемную.
        - Просили подождать минут тридцать - сорок.
        Молодой рыжеволосый человек в черном костюме понимающе кивнул, повернулся и с неподдельным интересом стал рассматривать вделанную в простенок молекулярную копию картины «Утро в сосновом бору».
        Через несколько минут в приемную вышел Юлиев.
        - Зинаида Сергеевна, стаканчик «акта вита», пожалуйста. Что-то в горле пересохло…
        Тут Цезарь Юльевич повернулся и увидел посетителя. В глазах у замдиректора мелькнуло изумление, и он буквально упал в жалобно скрипнувшее кресло.
        - Вы… вы к кому? - выдавил он.
        - Здравствуйте, Цезарь Юльевич! Я к вам. Ко всем вам, к землянам!
        Контакт наконец состоялся.
        Интервью замдиректора ИНКОНа Юлиева корреспонденту «Всемирных Известий».
        Корр.: Цезарь Юльевич, расскажите нашим зрителям, в чем причина неудач первых попыток контакта? Почему пришельцы так странно вели себя? В чем все-таки дело?
        Юлиев: Знаете, дело оказалось в скафандре! У пришельцев нет защитных скафандров в нашем смысле этого слова. Их заменяют тончайшие слои особой биоплазмы, в которых и происходит процесс газового обмена - дыхание. Эти же слои задерживают и опасные для жизни микроорганизмы… Но зато у них есть общий для всех эмоциональный скафандр, предохраняющий их от эмоциональных перегрузок и слишком сильных психологических воздействий. Эмоскафандр руководит внешней стороной их деятельности и поведения, формирует привычный для землян внешний облик. Ведь мы еще даже не знаем, как они выглядят на самом деле. Управляющий комплекс скафандра, кстати, находится в Бескидской складке.
        Поясню сказанное такой иллюстрацией. Представьте, девушка: вы перенеслись в прошлое, скажем - в средние века. Что бы вы стали делать?
        Корр.: Это так неожиданно… Ну, я бы обратилась к прохожим с просьбой сообщить мне, как пройти к директору… точнее, к главному феодалу…
        Юлиев: Ну-ну! В средние века девушка в такой неприличной одежде, с открытым лицом, да еще одна, без спутника, да еще сама заговаривает с мужчиной… Для вас бы даже суд инквизиции не собирали, сожгли бы тут же без всякого! Вы не смущайтесь, я думаю, что и со мной сделали бы то же самое, хотя и по другим причинам.
        Корр.: А при чем же здесь эмоскафандр, у нас ведь не средневековье все-таки?
        Юлиев: А при том, что разница между нами и пришельцами гораздо значительнее, чем между современным и феодальным обществами. Вот эмоскафандр и должен приспособить психологию поведения пришельцев к психологии землян, сблизить наши эмоциональные сферы.
        Корр.: Почему же сближение происходило так долго?
        Юлиев: Этого я вам точно сказать не могу. Тут несколько причин. Скажем, очень мощным оказался эмоциональный аспект земной ноосферы. Кроме того, в земном эмополе часто наблюдаются спонтанные вспышки активности. Одна из них и нарушила режим работы управляющего комплекса эмоционального скафандра пришельцев.
        Корр.: И последний вопрос. Вы все время называете их пришельцами. А вот как они сами себя называют, ведь не рыжими брюнетами?
        Юлиев: Людьми. Единственное число - человек!
        Цезарь Юльевич не рассказал симпатичной корреспондентке, что источником мощного выброса, повлиявшего на работу эмоскафандра пришельцев, послужил маленький прибор, сконструированный молодым земным изобретателем Петей Ивановым. Все, оказывается, началось с Танечки.
        Незадолго до прибытия пришельцев Танечка в очередной раз объявила Пете Иванову, что она его больше видеть не может, не хочет и, наконец, просто не любит. Сказала
        - и уехала в экспедицию.
        Отчаявшийся огненно-рыжий юноша с горя изобрел современное приворотное зелье - простейший эмогенератор большой мощности. Изобрел, включил и поехал в Бескиды, чтобы еще раз объясниться с Танечкой. Ее он не нашел, но, случайно пройдя сквозь складку, которую он даже не заметил, выбил своим прибором эмоскафандр пришельцев из режима да еще и настроил его на свой внешний облик.
        Цезарь Юльевич не сказал также, что при встрече с Петей Ивановым сразу же узнал в нем молодого человека, даже не извинившегося перед ним в тот памятный вечер…
        Остается добавить только, что когда корабль пришельцев отбывал с Земли домой, после завершения официальной церемонии прощания, командир корабля отвел в сторону Цезаря Юльевича:
        - Скажите, пожалуйста, вы не знаете, простила ли Танечка Петю? Очень хотелось бы!.
        И оба они заговорщицки улыбнулись. Эмоскафандр работал на полную мощность.
        Владимир Цветков
        Второе лето
        (Фантастический рассказ из цикла «Земля. 3000 год»)
        - Мистер Хемингуэй, а мистер Хемингуэй!
        - А? Что?
        - Мистер Хемингуэй! Да проснитесь же!
        - Где я? Что со мной?
        Он сел на постели, кулаками протер глаза, огляделся.
        - Опять я в клинике Мэйо?
        - Нет, мистер Хемингуэй. Это не клиника Мэйо. Это нечто совсем другое.
        - Черт побери! Хотел бы я знать, что это за место. Надеюсь, глоток хорошего виски у вас найдется?
        - А как же, мистер Хемингуэй! Специально для
        вас припасли!
        - Тащите его сюда, да поживее! У меня в горле
        пересохло.
        Человек в белом халате сделал знак стоявшей рядом с ним девушке. Она вышла, но скоро вернулась. В руке у нее была початая бутылка шотландского виски и стакан. Она протянула все это Хемингуэю. Тот аккуратно налил виски в стакан и сделал порядочный глоток.
        - Совсем недурно, - сказал он. - Вот разве что немного гарью попахивает.
        - Другого виски сейчас делать не умеют, - сказал человек в белом халате.
        Услыхав его слова, Хемингуэй одобрительно щелкнул пальцами.
        - Вот именно, сейчас, - сказал он, обрадовавшись чему-то. - Раньше такого не было. Раньше и виски было о'кей. В прежние времена за такое виски владелец завода жестоко поплатился бы. И поделом! А сейчас… Миром правят подонки. Муть, вроде той, которая остается на дне пивной кружки, куда проститутки набросали окурков.
        Он запустил в бороду пятерню, поскреб ее. Потом сказал:
        - А где я? Что со мной было? Что-нибудь серьезное? Или как обычно - автодорожное происшествие, авиакатастрофа, уличная драка, отравление алкоголем, белая горячка?
        Хемингуэй засмеялся. Он пребывал в хорошем настроении. Это был добрый признак.
        - Вы… в больнице, - ответил человек в белом халате после секундного замешательства. Замешательство было небольшим, неуловимым, почти незаметным, но наметанный глаз Хемингуэя был начеку. Эрнест умел правильно оценивать обстановку. Эрнест всегда жил по-настоящему. У него был большой опыт, и этого у него никто не мог отнять. Никто и никогда. Никогда и никто.
        - Вы в больнице, - повторил человек и тут же поспешил добавить: - Но вы совершенно здоровы. Совершенно. Легкое сотрясение мозга, которое произошло у вас в результате несчастного случая, и небольшой курс психотерапии, к которому мы прибегли в целях вашего лечения, теперь уже позади. Все плохое уже позади. Вы абсолютно здоровы. Мы вас выписываем. Сегодня же мы отвезем вас домой.
        - Кой черт! - сказал Хемингуэй, вставая на ноги. - Если я здоров, то нечего со мной цацкаться. Ужасно не люблю, когда со мной носятся, словно с ребенком. Я сам доберусь домой. Слава богу, с памятью все в порядке. Не волнуйтесь, я помню, где живу. Отлично помню.
        Он выпрямился. Умные глаза смотрели на собеседника, под выцветшей ковбойкой билось мужественное и доброе сердце Папы. Лоб прорезали глубокие морщины - неуловимые следы времени, которые не минуют никого из нас, живущих на Земле.
        - Ну, чего уставились? - громко сказал он, глядя в глаза поочередно то человеку с усталым лицом в белом халате, то девушке, стоявшей рядом с тем и, надо полагать, его помощнице, медсестре. - Давайте лучше выпьем. За знакомство.
        Он нетерпеливо щелкнул пальцами, и человек в белом вновь сделал девушке знак. Она опять вышла, а вернулась уже со стаканами.
        Девушка была хороша собой. Волосы у нее были, словно вороново крыло, грудь - высокая и красивая, и вообще вся она была длинноногая, стройная. Приглянулась Хемингуэю. Все это время, - пока она выходила, отсутствовала, а потом возвращалась, - человек в белом халате ненавязчиво наблюдал за Хемингуэем и, видимо, остался удовлетворен результатами. Во всяком случае, теперь в его глазах уже не было тревожных огоньков, как вначале.
        - Давайте знакомиться, - повторил Хемингуэй сразу, как только девушка вошла. - Хотя меня вы, вероятно, знаете. Пока я валялся здесь без сознания, вы, должно быть, хорошо изучили мои потроха. Но результатами вашей штопки я доволен, - он поиграл бицепсами и нарочно выпятил грудь. От глаз его разбежались в разные стороны веселые лучики, включая теплую улыбку на добром лице. - А вот я вас совсем не знаю. - Он протянул ладонь человеку в белом: - Эрнест.
        - Мигель, - представился тот. И, поколебавшись, добавил: - Лечащий врач.
        - Дайте рецепт, доктор, - незлобно съязвил Хемингуэй и горячо потряс его руку.
        Потом повернулся к девушке:
        - А вас как зовут, юное создание? Горный эдельвейс? Прелестный цветок Италии? Волшебная испанская роза? Или же в ваших жилах течет горячая кровь предков-индейцев?
        - Рената, - скромно ответила девушка, потупив взор. Она почувствовала, как кровь ударила ей в голову, и щеки начали наливаться пунцовой краской.
        - Ого-го! - восхищенно воскликнул Хемингуэй. - Даже смуглая кожа не в состоянии вас спасти.
        - Мистер Хемингуэй, - обратился к нему человек в белом, но был тут же перебит великим писателем:
        - Зови меня просто Эрнесто, Мигель. Мы договорились, не правда ли?
        - О да! Эрнесто, как вы себя чувствуете?
        - Как я себя чувствую?
        - Да, как вы себя чувствуете теперь?
        - Теперь я чувствую себя просто великолепно. Я чувствую себя замечательно. Я полон сил, здоровья, желания, страсти жить! Какая все-таки это славная штука - жизнь! Давайте выпьем.
        Они сдвинули стаканы, и те издали негромкий, но чистый звук.
        - А можно ли называть вас Папой? - спросила девушка, осмелев.
        - Конечно, дочка, - не задумываясь ответил Хемингуэй. Она была на добрых сорок лет моложе его. Каждый, кто увидал бы их рядом, сказал бы, что она на добрых сорок лет моложе его. И не ошибся бы.
        - Я очень люблю твои книги, Папа, - сказала девушка. - В них столько искренности и чистоты! В них столько человечности, - она махнула рукой, и недопитое виски в стакане заколыхалось. - Я не умею так говорить. Умеешь так говорить ты, Папа. Помнишь, ты писал: «Думая о новом доме, я вспоминал, как моя мать постоянно наводила там чистоту и порядок. Один раз, когда отец уехал на охоту, она устроила генеральную уборку в подвале и сожгла все, что там было лишнего. Когда отец вернулся домой, вышел из кабриолета и привязал лошадь, на дороге у дома еще горел костер. Я выбежал навстречу отцу. Он отдал мне ружье и оглянулся на огонь.
        - Это что такое? - спросил он.
        - Я убирала подвал, мой друг, - отозвалась мать. Она вышла встретить его и, улыбаясь, стояла на крыльце.
        Отец всмотрелся в костер и ногой поддел в нем что-то. Потом он наклонился и вытащил что-то из золы.
        - Дай-ка мне кочергу, Ник, - сказал он.
        Я пошел в подвал и принес кочергу, и отец стал тщательно разгребать золу. Он выгреб каменные топоры и каменные свежевальные ножи, разную утварь, точила и много наконечников для стрел. Все это почернело и растрескалось от огня. Отец тщательно выгреб все из костра и разложил на траве у дороги. Его ружье в кожаном чехле и две охотничьи сумки лежали тут же, на траве, где он их бросил, выйдя из кабриолета.
        - Снеси ружья и сумки в дом, Ник, и достань мне бумаги, - сказал он.
        Мать уже ушла в комнаты. Я взял обе сумки и ружье, которое было слишком тяжелым и колотило меня по ногам, и направился к дому.
        - Бери что-нибудь одно, - сказал отец. - Не тащи все сразу.
        Я положил сумки на землю, а ружье отнес в дом и на обратном пути захватил газету из стопки, лежавшей в отцовском кабинете. Отец сложил все почерневшие и потрескавшиеся каменные орудия на газету и завернул их.
        - Самые лучшие наконечники пропали, - сказал он. Взяв сверток, он ушел в дом, а я остался на дворе возле лежавших в траве охотничьих сумок. Немного погодя я понес их в комнаты. В этом воспоминании было двое людей, и я молился за обоих».
        Хемингуэй слушал ее не прерывая. Если б отрывок из его рассказа начал читать Мигель, он бы перебил его. Но Эрнест никогда бы не перебил девушку. Он слушал не столько свой рассказ, сколько ее голос…
        - У вас отличная память, - наконец проронил Хемингуэй. - И превосходные актерские данные. Вы могли бы стать хорошим чтецом.
        - Быть может, я и есть чтец, - ответила с улыбкой девушка. - Чтец по натуре. Это хобби, когда я не занята основной работой.
        - Давайте выпьем, - предложил Хемингуэй. - Самое время промочить горло. Давайте выпьем за Ренату, - сказал он.
        - Давайте, - сказал Мигель.
        Рената промолчала. В глазах ее затаилась улыбка. Волосы чудесным дождем рассыпались по плечам. От нее пахло свежестью, светом, близкой мечтой.
        Хемингуэй залпом опорожнил стакан. Мигель последовал его примеру. Рената только пригубила виски, чуть-чуть. Виски было очень горькое и пахло дымом. Дымом костра.
        - А над чем вы сейчас работаете, мистер Хемингуэй? - поинтересовался Мигель. Он уже хорошо захмелел. Он был уже здорово «на взводе», хотя всеми силами старался не показывать этого. Напротив, ему хотелось показать, что голова его ясна, как никогда, и разум нисколько не изменяет ему. - Я имею в виду, то есть я хочу спросить, какую книгу вы пишете?
        Хемингуэй несколько секунд помолчал, словно раздумывая, стоит ли ему отвечать, а потом сказал:
        - Amigo, я же говорил тебе, не называй меня «мистер Хемингуэй». Зови меня просто
«Эрнесто». А пишу я сейчас одну книгу, которая мне очень дорога и в которой я рассказываю о далеком, но чудесном времени. Это было время моей молодости, лучшие годы… Я почти закончил книгу. У нее пока еще нет названия, но я что-нибудь придумаю. Это, конечно, не беллетристика в точном смысле слова, но если вы пожелаете, то сможете считать ее беллетристикой. Я не люблю заранее раскрывать содержание книги или пересказывать ее до того, как она появится на книжных прилавках. Это понятно каждому, кто считает себя причастным к писательству и пишет по-настоящему, кто пишет простую, честную прозу о человеке. Нет в мире дела труднее, чем это, скажу я вам. А что касается моей новой книги, то в свое время вы ее прочтете. В ней я писал о людях и о городе, который меня с ними свел: о Париже. Париж - город особый. Он никогда не кончается, и каждый, кто там жил, помнит его по-своему. Мы всегда возвращались туда, кем бы мы ни были и как бы он ни изменился, как бы трудно или легко ни было попасть туда. Париж стоит этого, и ты всегда получал сполна за все, что отдавал ему. И. таким был Париж в те далекие дни, когда мы
были очень бедны и очень счастливы.
        На минуту воцарилась тишина. Слова Хемингуэя произвели на Мигеля и Ренату глубокое впечатление.
        - Ну, что молчите, друзья? - широко улыбнулся Эрнест. - Все виски выпито, все речи произнесены? Чего еще вы от меня хотите?
        У него был ясный, проницательный ум, который всегда работал четко, как хорошо отлаженный сложнейший механизм.
        - Поедем домой, Эрнесто, - сказал Мигель. -
        Мы отвезем тебя домой, на финку «Ла-Вихия», что под Гаваной. Или же в Кетчум, штат Айдахо.
        - Поедем домой, Папа, - ласково сказала Рената.
        Хемингуэй посмотрел на нее, остановил взгляд на свежей, словно омытой утренним дождем, коже девушки, заглянул в глубину ее глаз.
        - Ладно, - ответил он. - Уговорили. Куда я должен идти?
        - За мной, - торопливо сказал Мигель, - все время за мной…
        Они направились к двери: впереди - худой некрасивый Мигель в белом халате, чуть доходившем ему до колен, затем - Эрнест Хемингуэй, статный, ладно скроенный; позади - Рената, стройная и гибкая, словно добрая пантера, с ярко высвеченными большими карими глазами на выразительном лице и чувственными губами.
        За всю дорогу Хемингуэй не проронил больше ни слова. Он замкнулся и попробовал уйти в себя, но полностью это ему не удавалось, и изредка он поглядывал то на Ренату, то на Мигеля, но больше на Ренату. Взгляд его, хотя и излучал тепло, дружелюбие, однако на лице уже появлялась печать разочарования. Все окна в автомобиле были, разумеется, плотно зашторены, как впоследствии и иллюминаторы в самолете, которым они летели на Кубу или же в Кетчум. Впрочем, об этом можно было только догадываться. Можно было только догадываться и о том, кто управляет этими машинами на самом деле, хотя Мигель и прикладывал все усилия к тому, чтобы как можно правдоподобнее «крутить баранку» и «держать штурвал». Но глядел он прямо перед собой в какую-то ненормальную пустоту, и Хемингуэй это сразу понял. Понял, но виду не подал. Теперь он сидел, сложив руки на груди, и думал о чем-то своем. Для него - вокруг лежал его реальный мир, в котором был самый разгар жаркого лета
1961-го, того самого лета, в котором… Впрочем, может быть, он так не думал? Но о чем же?.. Никто не знает. И теперь не узнает. Никогда, никогда… Вот только в одном можно быть уверенным: вряд ли он догадывался, что волею других людей, ценою их неимоверных усилий, по сути, он родился заново. Вновь появился на свет в трехтысячном году от рождества Христова, в далеком будущем, которое строили другие, не он.
        В тот день Мигель и Рената доставили Хемингуэя домой. И в тот день дома его встречали все те, кто когда-то действительно встречал его после возвращения из клиники 30 июня 1961 года. И весь следующий день он провел с теми, с кем он действительно его когда-то провел, и он был внимателен к своим товарищам, но почему-то очень спокоен.
        А 2 июля произошло непредвиденное. Впрочем, непредвиденное ли? Ведь это должно было случиться, и потому случилось.
        Его нашли ранним утром, в комнате, где хранились ружья, лежащим на полу с простреленным черепом. Он выстрелил одновременно из обоих стволов охотничьего ружья, вставив дула в рот. Как выяснилось позже, он покончил с собой после того, когда убедился, что его перенесли в грядущее, о котором он не мечтал и о котором он никогда не писал в своих книгах. Это было не его будущее. Это будущее строил не он, другие.
        Возможно, если б ученые, назвавшиеся Мигелем и Ренатой, организаторы эксперимента, сразу рассказали Хемингуэю правду, все оказалось бы иначе? Или если б они постоянно контролировали Хемингуэя, опекали, «держали за руку»? Кто знает! Хотя… Он должен был решить все сам. И он решил.
        Хемингуэй до конца оставался самим собой: непобежденным…
        Владимир Цветков
        Вечерний волк
        Мама, он приходит ко мне ежедневно. Мама, он очень хороший. Ты никогда не обижай его, если увидишь. У него красивые глаза, которые звездно светятся в темноте, и холодный нос, и жесткая серая шерсть, и длинный-длинный хвост. У него сильные лапы с маленькими подушечками и гибкое тело, всегда готовое к стремительному прыжку.
        - Здравствуй, волк!
        - Привет!
        - Я очень рад тебя видеть! Как дела? Хорошо?
        - Угу.
        - Пойдем погуляем?
        - Угу.
        - Ты не голоден? Ты сыт?
        - Угу.
        - Это правда?
        - Угу.
        - Ну, ладно. Пойдем…
        Волк бежит впереди, мальчик - следом. Уже появился первый ледок, пока еще тоненький и хрустящий, словно хорошо зажаренный картофель. Деревья стоят не шелохнувшись, ветра совсем нет. Мохнатые ели кружатся, кружатся, проплывают мимо, исчезают вдали. Впрочем, это не они проплывают мимо, это так быстро бегут мальчик и волк. В едином ритме, в едином темпе, синхронно…
        У него большие зубы и острые когти. Глаза его могут быть злыми и жестокими. Бывает, что его загривок ощетинится, зубы оскалятся, и тогда мне становится страшно. Бывает, что я вижу в его глазах желтые огоньки ненависти, испепеляющей все живое. Но ты не думай, мама, такое бывает только в снах. И все это - плохое и страшное - я вижу только в снах. А на самом деле волк очень добрый. Вот познакомишься с ним сама и все узнаешь.
        Что писали о животных в прежние времена? Да много чего писали. Всякого и разного. Причем больше плохого, чем хорошего. Хотя были и добрые слова. Вот, скажем, поэт Сергей Есенин говорил:
        «И зверье, как братьев наших меньших,
        Никогда не бил по голове».
        Прозаик Джек Лондон восхищался волком по прозвищу Белый Клык, беспредельно преданным человеку:

« - Бесценный Волк! - хором воскликнули женщины.
        Судья Скотт бросил на них торжествующий взгляд.
        - Вашими устами глаголет истина! - сказал он. - Я твердил об этом все время. Ни одна собака не могла бы сделать того, что сделал Белый Клык. Он - волк.
        - Бесценный Волк, - поправила его миссис Скотт.
        - Да. Бесценный Волк, - согласился судья. - И отныне я только так и буду называть его».
        Писатель Эрнест Сетон-Томпсон рассказывал: «Дружба между Джимом и его любимцем росла. Чем старше становился волк, тем яростнее он ненавидел собак и пахнущих водкой людей. Зато его любовь к Джиму и ко всем другим детям росла с каждым днем». И далее: «Кто может заглянуть в душу волка? Кто скажет нам, о чем он думал?»
        Вот о чем подумал мальчик, когда он и его серый товарищ бежали лесом.
        Когда ты увидишь его - не бойся. Он совсем не страшный. Просто люди безжалостно истребляли его сородичей, вот он и озлобился. Его оклеветали давным-давно. Даже в сказках детей волком пугали. Так и пели: «Спи, мой маленький сынок! А не то придет волчок и укусит за бочок». Но зачем же ему кусать людей, если он понимает, что людям от этого будет плохо? Разве может быть кому-то хорошо от того, что другому плохо? Говорят, в разные времена так бывало. Но теперь-то волки совсем другие…
        - Давай отдохнем, волк.
        - Угу.
        - Ты устал?
        - Нет. Ты?..
        - Нет. Я тоже не устал. Хочу полюбоваться лесом.
        - Угу.
        - Что нового в лесу, волк?
        - Все. Уже лиса. Мыши. Ловит. Скоро заяц. Беляк. Скоро. Небо. Снег. Немного. И птицы.
        Волк замолчал, давая себе передышку. Ему было трудно говорить много. Да и не очень-то он любил говорить. И уж, конечно, не с каждым, не с первым встречным.
        - Еще. Важно, - сказал волк. - Тепло. Большое тепло. В оврагах. Был снег. Теперь вода.
        Он вдруг начал описывать вокруг мальчика круги. Тот догадался, что волк этим хочет сказать.
        - Ты отведешь меня туда? Ты покажешь мне это место?
        - Угу, - волк закивал большой головой. Словно обрадовался, что мальчик так хорошо понял его.
        И снова они побежали.
        Мне очень нравится бежать с ним рядом. Он такой большой и сильный, что я и себя чувствую таким же сильным рядом с ним. Я быстро устаю, и тогда он начинает бежать медленнее, делая вид, что и он тоже устал. Но я стану сильным. Обязательно стану! И тогда - мы будем бежать рядом на равных, а может, он станет слабее, тогда я буду ждать его, делая вид, что тоже устал.
        Мама, не обижай этого волка. Он мой друг. Я ему много рассказывал о себе и о школе, которую я скоро закончу, о тебе и папе, и о том, как папа отправился в далекую экспедицию. Волк всегда слушал меня внимательно и, по-моему, многое понял. Может быть, даже все. Хотя всего, думаю, никто понять не может. Так что в этом я, наверное, не прав. Но все равно волк замечательный. Сначала я хотел дать ему имя, а потом раздумал. Зачем? Пусть будет просто волк. Я так его и зову: волк. Как дела, волк? Как ты себя чувствуешь, волк? Чего ты хочешь, волк? Давай наперегонки.
        Он всегда приходит ко мне вечерами, когда ты укладываешься спать. Поэтому я называю его еще и так: вечерний волк. Я распахиваю дверь, ведущую на балкон, чтобы он мог беспрепятственно войти в комнату. Он приходит и садится на ковер. Он садится и преданно смотрит на меня и не виляет хвостом. Но глаза у него умные и добрые, и он смотрит и ждет, что я скажу. Вечерний волк ждет. А я говорю: «Пойдем погуляем. Пойдем погуляем, вечерний волк».
        Земля была теплая. И трава. И вода. От земли шел густой пар. Он поднимался вверх, словно джинн, вырвавшийся из многовекового плена. Все было ясно.
        - Теплотрасса, - сказал мальчик волку коротко, чтобы ему стало понятнее. - Авария. Техника. Горячая вода текла по бектолитовым трубам. Где-то трубы лопнули. Спасибо, что показал это место. Спасибо тебе. У меня есть радиобраслет. Надо вызвать аварийную.
        - Не надо, - волк мотнул головой.
        - Почему? - сначала не понял мальчик. Но тут же догадался: - А, ты просто не хочешь видеть других людей… Не хочешь общаться с незнакомыми. Разговаривать, объяснять…
        - Угу, - волк радостно подпрыгнул.
        - Хорошо. Я вызову аварийную, но мы не будем ждать, пока они прилетят. Уйдем отсюда. А чтобы убедиться, что они прибыли, отойдем во-он к той опушке.
        - Угу, - согласился волк.
        Потом я говорю ему: «До свидания. До свидания, вечерний волк. Приходи завтра. Я буду тебя ждать. Придешь?» И он утвердительно кивает мне. Ведь кивнуть для него легче, чем ответить словами. Он же не человек. Он и слов-то знает не так уж много, мой добрый вечерний волк.
        - До свидания, волк.
        - Угу.
        - До завтра.
        - Пока.
        Он протягивает лапу. Мальчик крепко жмет ее.
        Мальчик знает, что теперь волк отправится по своим делам. У волка тоже есть свои дела. В лесу сделаны специальные кормушки для животных. Лесники доставляют туда корм на автолетах.
        Упругое серое тело стремительно движется к лесу. Вот оно превращается в маленькую точку и скрывается за деревьями. Все слабее и слабее светит искусственное солнце. Но полностью «выключат» его только в полночь. «К этому в наших краях уже давно привыкли. А вот к говорящим животным привыкнуть сложнее, считают некоторые. Моя мама тоже так думает. Но со временем, конечно, человек преодолеет и этот «барьер»…
        Сообщение из газет:

«Вчера вечером в районе станции «Сонинос» произошла авария: сошел с трассы грузовой монорельсовый поезд-автомат. По стечению обстоятельств, поблизости играли дети: мальчик пяти лет и девочка - трех. Неожиданно появившийся волк, почуяв беду, схватил детей зубами за отвороты рубашек и перенес их в безопасное место. Через несколько секунд на лужайку, где играли дети, упал поезд. Дети спасены. Волк убежал. Просьба к гражданам, которым что-либо известно о местонахождении отважного волка, позвонить по видеофону…»
        - Здравствуй, волк!
        - Угу.
        - Давай наперегонки, вечерний волк.
        Геннадий Ануфриев
        У каждого - свой выбор
        Он несколько раз глубоко вдохнул, восстанавливая дыхание после подъема по крутой лестнице, и с силой вдавил кнопку звонка. Машинально посмотрел на часы: 1145. Дверь открылась сразу, словно его ждали. Миловидная девушка в белоснежном халатике и такой же ослепительно белой шапочке, венчающей копну каштановых волос, предложила ему следовать за ней. Идя по неярко освещенному коридору, он читал рекламные плакаты на стенах: «Вас в будущем встретят с любовью - и сразу вернут здоровье!», «Всего десять тысяч, ни много, ни мало - и болезни как не бывало!»
        Интересно, сколько заплатили рифмачу за эту халтуру.
        Всплеск острой боли в боку заставил его охнуть. Девушка вежливо подождала, пока он сможет идти дальше. Да, черт побери, нужно спешить. Пожалуй, старушка-смерть ближе, чем он предполагал.
        Они остановились у двери в самом конце коридора. Судя по табличке, это и был кабинет доктора. Девушка в белоснежном халате вошла внутрь, попросив его подождать. За время, пока она отсутствовала, боль еще раз скрутила его, но когда медсестра вернулась, он уже овладел собой.
        - Входите, доктор ждет вас.
        Кабинет нисколько не походил на приемный покой врача. Никакого медицинского оборудования. Стол, несколько кресел, шкаф у стены. В углу пальма. Шторы раздвинуты, и комнату заливал солнечный свет. После тусклого электрического освещения в коридоре он был особенно ярок.
        Навстречу из-за стола поднялся полноватый человек среднего роста в клетчатой сорочке с расстегнутым воротничком; галстук съехал набок и болтался где-то под мышкой.
        - Здравствуйте. Доктор Лярус.
        - Леон Гелпин. Служащий.
        Они пожали друг другу руки. Доктор жестом предложил вошедшему сесть и вернулся на свое место. Гелпин огляделся. Прямо над головой доктора висела картина, на которой были изображены три обнаженные женщины. Лярус заметил его удивленный взгляд и усмехнулся.
        - Что, не ожидали столь легкомысленной обстановки в моем кабинете? Между прочим, это Рафаэль. «Три грации». Репродукция, конечно. Люблю старых мастеров. У них есть непосредственность и очарование, которых начисто лишены нынешние маратели холстов. Взять хотя бы этого Чичино. Какие-то пятна и кляксы, которые хороши, может быть, для тестов Роршаха, но никак не для искусства. А краски! Хотел бы я знать, на чем он их разводит! Или он заставляет сначала помочиться на холст своего пса, а уж потом приступает к работе? Смотришь на такую мазню и не можешь понять, чего ради это сотворено. Пытаешься поднапрячься, как во сне, - вот-вот ухватишь самую суть,
        - ан нет, не получается, сон-то и есть самая настоящая действительность. Как в том анекдоте, помните? Снится мне, что сижу я на работе. Просыпаюсь - так и есть, сижу на работе. - Доктор захохотал, но вдруг резко оборвал смех и внимательно вгляделся в лицо Гелпина: - Да вы неважно себя чувствуете, а я разболтался. Извините. Давайте ваши бумаги.
        Гелпин протянул ему карточку медицинского освидетельствования и разрешение на футуризацию.
        Лярус некоторое время изучал документы, потом отложил их в сторону.
        - Значит, вы твердо решили, - скорее не спросил, а констатировал он.
        - Да. - Гелпин поморщился. Боль снова шевельнулась в боку, и это не ускользнуло от внимания Ляруса.
        - Вот и хорошо. В будущем ваша болезнь, несомненно, станет излечима. Правда, неизвестно, сколько пройдет времени - пятьдесят лет, сто или больше. Но это уже не так важно. Ведь вас сразу же «разбудят», как только болезнь будет побеждена.
        Доктор встал и начал расхаживать по кабинету.
        - Конечно, вам будет нелегко, возможно, вы даже будете чувствовать себя одиноким, по крайней мере, первое время. Но потом все устроится. Найдете себе занятие. Появятся новые друзья. А главное, вы будете здоровы.
        Лярус остановился перед Гелпином, положил руку ему на плечо.
        - Итак, вы все хорошенько обдумали и ваше решение окончательное?
        Гелпин кивнул.
        - Я так и думал. Деньги принесли?
        Гелпин достал тяжелый пакет и передал доктору. Тот открыл шкаф, в котором оказался вмонтированный небольшой сейф, и, не пересчитывая, положил туда деньги. Вернувшись на свое место, он нажал кнопку на краю стола.
        - Сейчас вас отведут в блок усыпления. Все будет хорошо.
        Вошел санитар. Доктор встал.
        - До свидания, Леон Гелпин.
        - Прощайте, доктор.
        Легкая усмешка тронула губы Ляруса, но он ничего не сказал. Когда за Гелпином закрылась дверь, доктор внезапно закашлялся. Сотрясаясь всем телом, он оперся одной рукой о стол, а другой достал из кармана платок и приложил его к губам.
        Прошло, наверно, несколько часов с тех пор, как он расстался с доктором Лярусом. И снова перед ним тускло освещенный коридор. Пока это хождение по бесконечным пустынным коридорам Центра футуризации было главным впечатлением. Если не считать процедур в различных кабинетах - прививки, биодезактивация и так далее. А он-то думал, что здесь полно желающих излечиться будущим. Впрочем, конечно, у них предусмотрено, чтобы люди не встречались друг с другом. Зато у него каждый раз новый провожатый. Сейчас это был мрачный бородатый субъект лет тридцати с удивительно прямой спиной. Плоской, как стиральная доска, которую он видел в старом фильме. За все время провожатый не вымолвил ни слова. Ну и пусть. Хватит ему разговоров в будущем. Если будет у него будущее. Да что это он расклеился? Рано или поздно его болезнь одолеют. И тогда…
        Они остановились возле лифта, и бородач нажал кнопку вызова. В тот же миг распахнулись двери соседнего лифта, и оттуда вышел человек. Всего несколько секунд Гелпин видел его, и застыл пораженный. Растрепанные волосы, осунувшееся лицо, на котором горели воспаленные глаза. Два санитара вели его, поддерживая за локти. Он смотрел вслед странной процессии, пока провожатый прикосновением руки не пригласил его в кабину. Лифт пошел не вверх, как он ожидал, а вниз. Перед глазами снова возникло лицо встречного человека, и сердце сжалось от предчувствия беды. Он постарался отогнать мрачные мысли. Нервы. Ну, это можно понять.
        Лифт вздрогнул и остановился. Определить, на какую глубину они опустились, было трудно. Пожалуй, этажей на десять. А может, на все двадцать.
        Пройдя еще немного, они оказались в помещении внушительных размеров; серую монотонность стен нарушали расположенные на одинаковом удалении двери, а точнее сказать, люки овальной формы с маховиком на каждом. Угадывалась их необычайная толщина. Приблизившись к одному из них, он прильнул к смотровому глазку… и с трудом заставил себя не отшатнуться. Почти весь объем маленькой прямоугольной камеры занимало возвышение, над которым висел громадный металлический колпак со множеством отходивших от него кабелей. Сумрачное рассеянное освещение придавало конструкции жутковатый вид. Он попытался взять себя в руки. Теперь это будет его ложе. Встанет ли он с него когда-нибудь?
        Голоса… Они звучали нестройным хором, то пропадая куда-то, то снова возвращаясь, переплетаясь и накладываясь друг на друга. Смысла слов он не улавливал. Он попытался сосредоточиться. Кажется, разговаривали двое. Он шевельнулся и застонал. Голоса разом смолкли. Кто-то принялся тормошить его за плечо.
        - Леон Гелпин, проснитесь!
        Резкий, незнакомый голос с едва уловимым акцентом.
        Он открыл глаза. Туманные вначале, предметы стали проступать резче, словно чья-то рука поворачивала объектив кинокамеры. Над ним с приветливой улыбкой склонился седой мужчина. Другой, помоложе, стоял поодаль.
        - Здравствуйте, Гелпин, - весело произнес седой. - Вы слышите меня?
        - Да, - прошептал он.
        - Мы рады приветствовать вас в нашем времени. Футуризация прошла успешно. Несколько суток вы отдохнете здесь, а потом мы заберем вас на излечение.
        - Какой… сейчас… год? - едва шевеля губами, спросил он. Двое переглянулись.
        - Двадцать шестой век. Восемьдесят девятый год, - ответил тот, что был помоложе.
        - Отдыхайте, - седой заботливо поправил одеяло. - Мы вернемся позже.
        Беззвучно закрылась дверь. Свет в комнате стал приглушенней.
        - Двадцать шестой век, - повторил он про себя и почувствовал неодолимую усталость. Веки опустились сами. Свет в комнате погас.
        Разбудила его негромкая мелодичная музыка, льющаяся из невидимых динамиков. На тумбочке возле постели на маленьком подносе он увидел завтрак: гренки, кофе, фрукты. Тут же лежал газетный лист; ни названия, ни даты на нем не было. Видимо, первую полосу изъяли, чтобы не шокировать его. Корреспонденция в середине листа была отчеркнута. Он начал читать.
«ГИБЕЛЬ КАПИТАНА ГАРВЕТА»

«Это случилось во время обычного пассажирского рейса Земля - Марс. Капитан Нэй Гарвет, опытнейший звездолетчик, имеющий на своем счету десятки Z-пульсаций, известный тем, что открыл город Стражей Млечного Пути на Сирил VI, летел на симпозиум по древнейшим цивилизациям галактики. Когда до Марса оставалось около двухсот тысяч километров и включились тормозные двигатели, Гарвет был в панорамной галерее межпланетного корабля, откуда открывался прекрасный вид на приближающуюся планету. Привыкший к перегрузкам на межзвездных трассах, где ускорение доходило до
10 «жэ», он не нуждался в противоперегрузочном кресле. Внезапно Гарвет с ужасом увидел рядом с кораблем легкий ремонтный катер, в прозрачной кабине которого находился человек. Корабль уже начал маневр торможения, и через несколько минут катер неизбежно должен был попасть в зону действия тормозных двигателей. Времени на раздумья и выяснение того, каким образом катер отделился от верхней палубы, не было. С трудом преодолевая перегрузку, Гарвет универсальным ключом, который есть у каждого командира звездолета, открыл люк, ведущий к стоянке ремонтных катеров, влез в один из них и стартовал. Приблизившись к беспомощно зависшему над кораблем катеру, он состыковался с ним и включил полную тягу. Гарвету удалось вывести его из опасной зоны, но сам он этого сделать не успел. Его катер попал под плазменную струю. Светлая память о герое-звездолетчике, так много сделавшем для человечества, навсегда останется в сердцах жителей Земли и поселений Солнечной системы.
        А кто же был человек, которого спас отважный капитан Гарвет? Им оказался некто Ион Дорси, футуризованный из двадцать первого века. После излечения своей болезни он решил прокатиться на Марс и в состоянии алкогольного опьянения проник на ремонтный катер. Дорси подвергнут насильственной дефутуризации, но может ли эта мера хотя бы в малой степени служить моральной компенсацией гибели славного капитана Гарвета?»
        Он откинулся на подушку. Сердце учащенно билось. В газете были помещены фотографии. Но не суровое лицо капитана Гарвета приковало его внимание. Другой снимок… Эти растрепанные волосы… Воспаленные глаза… Неужели это лицо человека, которого он встретил у лифта тогда, в двадцать первом веке? Но ведь это невозможно! Или… Он снова отыскал текст: «…подвергнут насильственной дефутуризации». То есть возвращен в прошлое? Пожалуй, здесь крылась разгадка.
        Взгляд его упал на не замеченную раньше брошюру, лежащую здесь же, на тумбочке.
        ПАМЯТКА ДЛЯ ФУТУРИЗОВАННЫХ (Ознакомление обязательно)
        Он начал листать ее. «Карантинный период… Режим питания… Правила поведения на улице… В транспорте… Работа… Отдых… Личная жизнь…» В глаза бросилось выделенное жирным шрифтом:
«Вы должны помнить, что после выздоровления уже никогда не сможете вернуться в свое время, ибо это может привести к необратимым изменениям Хроноса!»
        А как же Дорси? Его бросило в жар. Вывод тут мог быть только один: они вернули ему болезнь! Но ведь это жестоко!
        Он попытался успокоиться. А смерть капитана Гарвета, разве это не жестоко? Ведь наверняка в их мире таких нелепостей уже не случается. А тут из-за сумасбродного пришельца из двадцать первого века гибнет такой человек. А имеем ли мы вообще право являться сюда со своими болезнями, проблемами, взглядами? Они создали этот мир, он - творение их рук, их мыслей, их устремлений, а мы приходим к ним без приглашения: вылечите нас, накормите, дайте работу, развлечения! Перескочив через столетия трудов и дерзновений, надежд и разочарований, находок и потерь. Приходим, чтобы взять. А что мы можем дать им?
        Он попробовал пошевелить пальцами рук и ног. Кажется, все в порядке. Приподнялся, сел в постели.
        Получилось. Передохнув, осторожно спустил ноги на пол. Неподалеку на спинке кресла висела его одежда. Он взял ее и пошел к двери. Выглянул в коридор. Пусто. И в дальнем конце коридора он увидел то, что смутно надеялся увидеть, еще не осознав это: надпись крупными буквами «КАБИНА ДЕФУТУРИЗАЦИИ». Несколько минут он стоял не шевелясь. В голове гудело, кровь стучала в висках. Потом, опираясь рукой о стену, медленно двинулся вперед. На тумбочке остался несъеденный завтрак.
        Он нажал ручку, и дверь открылась. В центре белого круга посреди небольшого помещения стояло высокое кресло с большой красной кнопкой на правом подлокотнике. Перед креслом - небольшой пульт с несколькими наборными дисками. Больше в комнате ничего не было. Он осторожно сел в кресло. Жестковато. А может, это нечто вроде электрического стула? Стоит нажать кнопку и… Он нервно засмеялся. Не все ли равно теперь. Может, такой исход был бы для него лучшим.
        Он вгляделся в пульт и увидел под каждым диском слова: «столетие», «год», «месяц»,
«день», «час», «минута», «секунда». Все просто, разберется и младенец. Помедлив, повернул первый диск, затем второй. Число, какое же было число? Кажется, 12 июля. Точно, 12 июля. Он вспомнил, что утром получил газету с таблицей тиража спортивной лотереи. Как всегда, ничего. Ему никогда не везло с лотереей. Время. Он набрал
1145. Ну, вот и все. Выбор сделан. Он откинулся на спинку кресла. В ладонь упирался холодный столбик кнопки. О чем он жалеет? Так и не увидел мир двадцать шестого века. Наверно, он прекрасен. Вдруг подумалось: «Дверь была открыта; значит, они ждали от меня именно этого!» На миг перехватило горло, но он тут же посмеялся над собой: «Обиделся на не гостеприимство потомков!» Что ж, он поступил правильно. Но, чтобы нажать кнопку, ему пришлось сделать усилие.
        Гелпин перевел дыхание и позвонил. Часы показывали 1145. Дверь открылась сразу. Миловидная девушка провела его в кабинет доктора. Навстречу из-за стола встал полноватый мужчина.
        - Здравствуйте. Доктор Лярус.
        - Леон Гелпин, служащий.
        - Что же вы решили? - спросил доктор.
        - Я… решил отказаться от футуризации, - сказал Гелпин и почувствовал странное облегчение.
        - Наверно, вы правы, - сказал Лярус. - У каждого из нас свое предназначение в жизни. Нужно лишь до конца честно выполнять свой долг.
        И слова, которых доктор всегда избегал, почему-то не показались сейчас выспренними.
        - Прощайте, доктор.
        - Минутку. - Лярус подошел к шкафу, извлек тяжелый пакет. - Ваши деньги.
        - Разве я уже отдал вам деньги? - удивился Гелпин.
        - Как видите. Вы просто забыли. А теперь - прощайте.
        Когда за Гелпином закрылась дверь, доктор Лярус закашлялся. Он приложил к губам платок, который тут же окрасился кровью.
        Доктор Лярус сделал выбор, не покидая своего времени.
        Николай Новаш
        Кристалл памяти
        I

«Сопляк! Мальчишка!» - с досадой подумал Лейтон и отвернулся к иллюминатору, не желая выдавать своих чувств. Но раздражало все - и эта старательная сосредоточенность в азиатском лице Науты, усердно согнувшегося над экраном, и та предупредительная подобострастность, с которой встретил его практикант! Словно он, Лейтон был каким-нибудь космическим анахронизмом или, хуже того, жаждущим почестей развалиной-ветераном.

«А, собственно, так и есть… Я для него - почти что неандерталец!» - потерянно заключил Лейтон, и даже любимая полулежачая поза в бортовом кресле, здесь, почти дома, в рубке пограничной станции, не доставляла ожидаемого удовольствия.

«Как у них все изменилось! Каких-нибудь двадцать лет - а этот птенец вскормлен на новых истинах!»
        Но даже не сами по себе перемены огорчали - не то, что вместо мощного передвижного пункта по борьбе с астероидами была здесь теперь обычная захудалая погранстанция! А вместо прежнего штата сотрудников, положенного для всякого аннигиляционного пункта - тех, что провожали его двадцать лет назад, - один единственный желторотый практикант! Огорчали не перемены. А то что он, Лейтон, воспринимал эти неизбежные новшества болезненно - как самый обычный негативно настроенный консерватор. Черт побери! Во всем виноват мальчишка! Его школярская убежденность в правоте своего века рождала естественный дух противоречия.
        Лейтон устроился поудобнее и, насвистывая модный когда-то мотивчик, принялся отыскивать утешительные моменты в окружающей обстановке.
        Станция была почти заново перестроена. Но рубка слежения оставалась прежней - как символ неизменности и постоянства всего, что Лейтон оставил дома. Пусть там без него все черт знает как изменилось, но он верил, что обязательно найдется где-нибудь вот такая рубка, которая будет связывать его с прошлым… Как сейчас это знакомое кресло и ничуть не изменившиеся экраны слежения.
        Заработала сигнализация. На главном экране вспыхнула яркая точка астероида.
        - Большой! - с волнением в голосе сказал Наута. - Через час окажется в зоне захвата.
        Лейтон подавил возмущение. С этим он смириться не мог. Сколько бед наделали астероиды в его время! А теперь… Какой-то мальчишка показывает ему инструкцию об охране естественных космических тел. Додумались! О борьбе с ними и девизе «За чистоту космоса!» - никто уже и не помнит!
        - Сохраняете! - все-таки, не сдержавшись, буркнул Лейтон, позволив себе впервые высказаться вслух.
        В раскосых глазах практиканта мелькнуло растерянное детское удивление.
        - Что открыли вы за двадцать лет кроме гипотез? Что ценного в этих булыжниках?
        Оторвавшийся от расчетов Наута, словно недоумевающий школьник, смотрел на Лейтона, чуть глуповато раскрыв рот.
        - О ценности… говорят биологи… - как что-то до неприличия очевидное и о чем неловко напоминать старшему, выдавил наконец Наута. - В глубинах пород…
        - В глубинах пород! Чепуха! - оборвал Лейтон. - Еще комиссия на Юпитере после гибели двенадцатой экспедиции доказала, что шансы встретить органику на глубине ничтожны и не оправдывают риска! Потому и приняли тактику полного уничтожения!
        - Но ведь позже… - удивился Наута снова, - решение признали ошибочным…
        - А мне наплевать! Наплевать, что вам некуда девать деньги и вы окружаете защитным полем каждый метеорит! Генерируете антигравитационную подушку вместо того, чтобы сжигать этот мусор!
        - Но гипотеза о вредном влиянии аннигилляции…

«Что еще за гипотеза?..» - уязвлено притих Лейтон.
        - … О нарушении равновесия вещества и энергии во Вселенной.
        - Ах, вот что! Вы заботитесь о Вселенной! Побыли б с ней двадцать лет с глазу на глаз! Горсть пыли - все спасенные вами обломки!
        - Но в Солнечной системе астероиды почти уничтожены! В год открываются единицы!
        - Так вы совершили открытие?! - расхохотался Лейтон. - Вас можно поздравить?
        Наута смешался.
        - Я сообщил в центр защиты космоса. Астероид назовут моим именем…
        - Прекрасно, молодой человек! И хотя в наше время всякий уважающий себя звездолетчик имел как минимум сотню премий за уничтоженные астероиды, я вас поздравляю! С одним.
        - Какое варварство! - прошептал Наута.
        - А кстати! - вдруг воодушевился Лейтон. - Есть ли у вас обычай брать образец на память? Пробу грунта для спектранализа, подтверждающую право открытия! Премии без этого не выдавались! Были любители и схитрить…
        Наута молчал, опустив глаза.
        - Ну, что ж! - улыбнулся Лейтон. - Я живу по старым законам. Для меня они действовать не перестали! А так как я тоже участвую в открытии астероида - мне положена премия! Я отправляюсь за образцом для анализа!
        Наута встревожился совсем по-детски:
        - Но, постойте… Вы не пойдете туда один… До комиссии… Она уже вылетела с Земли…
        - Экспертиза из десяти человек! Ради жалкого каменного обломка! Через час я сделаю все, что нужно!
        - Но это…
        - Нарушение техники безопасности? - едко закончил Лейтон. - Вы забываете, кто здесь старший!
        - Поменяйте хотя бы скафандр! - умоляюще воскликнул Наута и, прижав руки к груди, заслонил дорогу. - Пожалуйста, возьмите новый!

«К черту! - подумал Лейтон, молча устраняя практиканта. - В своем я провел двадцать лет!»
        - Следите-ка лучше за своими экранами! - и с саркастической улыбкой направился в шлюзовой отсек.
        II
        Астероид казался гигантским. Вопреки расчетам мог напомнить обломок целой планеты с податливым мягким грунтом… Словно это была земля - уже мертвая, но помнившая следы босых ног и бушевавшее море трав.

«Не споткнуться бы!» - думал Лейтон, стараясь не наступать на правильной формы камни - цилиндрические и конические, причем не лежащие на поверхности, а прочно и глубоко вросшие в грунт. Черт знает на что это было похоже! Он прогонял мысль о пугающей искусственности их происхождения! Словно кто-то густо вбивал в землю каменные трубы, да так и оставил торчать их здесь - доходящие Лейтону почти до щиколотки! Впервые темнота испугала его не на шутку! Силуэты ближайших скал казались странными и угрожающими - словно в глазах мутилось… словно угадывались сквозь туман…
        Он глянул в небо и готов был поклясться, что видит движение облаков. Они смутно вырисовывались в темноте, меняя свои контуры - легкие, перистые, чуть тронутые алым на горизонте! И речи не могло быть об атмосфере… и тем не менее, небо делалось предрассветным - горизонт светлел и далекие зарницы предвещали утро!
        Засмотревшись вверх, он споткнулся. «Проклятые камни! - подумал сквозь острую боль в ноге. - Образец! Хоть какой-нибудь образец!» И, вгрызаясь пальцами в землю, судорожно зажал в ладони маленький каменный голыш.
        III
        Резкий рассвет проник сквозь веки. Ослепил! Над головой было яркое земное небо - голубизна и белые северные облака. Не поворачивая головы, каким-то образом он увидел в застывшей перспективе всю жуткую панораму этого мира. На безжизненно бурой равнине - словно созданные рукой сюрреалиста - нелепые цилиндрические сооружения поражали искусственностью и однообразием. У близкой линии горизонта огромный черный паук верхом на колодезе медленно перебирал лапами паутину. А правее - похожий на опрокинутую воронку - лежал на боку полый конус, белея внутри разорванной паутиной. И вдруг его объял ужас: сверху смотрели на Лейтона огромные остановившиеся глаза… Широкие серые колодцы со всех сторон уходили в прозрачную синеву. С ближайшего, к которому прислонился Лейтон, спускался чудовищный черный паук! Превозмогая нечто, парализовавшее тяжестью волю, оттолкнувшись от глиняной стенки, Лейтон бросился прочь. Он бежал замедленно, как бывает во сне, когда тело не слушается, скованное страхом. У скал мир кончался! Словно за пойманной наконец линией горизонта обрыв в голубое ничто. Земля ушла из-под ног. Там была
бездна, и белые горы кучевых облаков подступали к обрыву. От головокружительного падения в пропасть, в эти легкие облака, он снова потерял сознание.
        IV
        После долгих месяцев беспамятства в земном госпитале Лейтон беседовал с человеком, который стал ему близким, связывал с прошлым и настоящим. «Клянусь, он готовит сюрприз!» - радостно думал Лейтон, выслушивая сияющего Науту.
        - Образец уникальности! - кивком подтверждал тот, протягивая коробочку из прозрачной пластмассы. - Все выяснилось благодаря ему… Вы так крепко сжимали тогда в кулаке…
        - Камень? - удивился Лейтон, разглядывая овальный серый кристалл, похожий на сплюснутую жемчужину. - Я еще подумал, откуда мог взяться морской голыш…
        Наута покачал головой.
        - В мозгу некоторых рыб… находишь иногда твердое образование. Косточку, вроде горошины - какой-то там орган, кажется, равновесия. У тех мелких крабообразных, обитавших некогда на планете, тоже был в мозгу своеобразный кристаллик памяти. Об их гнезда вы и споткнулись…
        - Галлюцинации?
        - Да-да! Нечто вроде записанных на долгоиграющую пластинку эмоций. Эти крабы гипнотизировали свою жертву комплексом ярких галлюцинаций, практически вечно излучаемых кристаллом мозга.
        - Вечно? - усомнился Лейтон…
        - Ну, конечно, - поспешил тот поправиться, - при условии поглощения тепловых и световых волн. Превращение энергии - и излучение по типу флюоресценции…
        - Только эмоциональной?
        - Вот именно! Эмоциональная флюоресценция! Но то, что видели вы, излучалось жертвой - уже одурманенной пауком, воспринявшей внушенные галлюцинации. Помните… У скал мир кончался! Чтобы жертва не убегала…
        - А вам откуда известно?
        - Стоит только открыть! - Наута гладил прозрачный пластик коробки. - Защищает от всех полей, как и скафандр, от которого вы отказались.

«Так ли? - расстроенно думал Лейтон…»
        - Нет-нет! Я сказал правду! Тогда я нисколько не пострадал! Поле подействовало лишь на вас через обычную, пропускающую тепло ткань скафандра… Ну, и на них, конечно… - Наута смешался, опустив глаза. - Тут я нарушил инструкцию… Втащил вас без обработки - боялся за вашу ногу, думал, что шок от боли… А они все бросились помогать…
        - Представляю… Вся экспертная комиссия из десяти человек… И попадали в обморок…
        - Чуть с ума не сошел, пока прилетели спасатели…
        - Черт дернул меня идти за этим образцом!
        - Но зато вы получите свою премию! - просиял наконец Наута, выкладывая сюрприз. - Новый универсальный метод записи ощущений уже называется вашим именем.
        Анатолий Моисеев
        Если бы…
        Кто привил мне любовь к литературе, не знаю. Отец и мать были неграмотны. А я уже в шесть лет умел читать и писать.
        Первое произведение, с которым познакомился я тогда, - «Приключения Буратино». Похождения деревянного человечка так увлекли меня, что я забыл о времени. Дня мне не хватало, и я ночью, спрятавшись под лоскутное одеяло и подсвечивая фонариком
«жужжалкой», отправлялся вместе с Буратино узнавать тайну золотого ключика, сражался с Карабасом Барабасом и находил с книжными героями волшебную дверцу.
        После той книги было много других. Я стал книжным маньяком. Кроме чтения, ничего не хотел знать. Читал жадно, взахлеб, с упоением.
        Но на книги не хватало денег, и я начал прирабатывать. Особенно мне нравилось - хотя и нелегко это было - разгружать вагоны с макулатурой. Ведь там, среди отходов, попадались книги. Иной раз почти новые…
        Однажды, разгружая макулатуру, я натолкнулся на стопку книг. Воровато озираясь, я вытащил ее из тюка и сбросил под колеса вагона. И поздно вечером, окончив работу, честно поделив с ребятами заработанные «червонцы», нырнул под вагон. Дрожащими пальцами развязал стопку и начал перебирать попавшее в мои руки сокровище.
        Вот здесь-то и встретилась мне эта удивительная тетрадь.
        Она лежала под томиком рассказов Ги де Мопассана. Старенькая, с оборванными уголками и полуистлевшими страницами, она словно говорила: «Ну, возьми же, возьми меня в руки! Не бросай в мусор, прочти. Ведь я же чья-то жизнь, судьба!»
        И, повинуясь этому безмолвному приказу-призыву, я раскрыл тетрадь и погрузился в незнакомый мир чужой трагедии…

* * *
        ИЮНЬ. Год 1939. Мне пятнадцать лет!
        Как странно: неужели это правда?! Но зачем же спорить с календарем!..
        На день моего рождения пришли мамины сослуживцы, соседи и… Наташа. Чистенькая, нарядная, легкая и стройная, как тополек, она словно принесла с собой частичку солнечного дня.
        Но, когда я посмотрел на нее, во мне внезапно вспыхнула злоба. Ну почему, почему все вокруг такие веселые и красивые? Чем же я хуже других? И почему всем все, а мне?..
        Стиснув зубы, отвожу взгляд в сторону. К зеркалу. И к горлу подступает комок: из глубины зеркала на меня уставилась какая-то мерзость… Голова, руки, ноги. Но разве это человек! Живое в нем - только голова с двумя запавшими глазами. Все остальное мертво, неподвижно. И это подобие - я?
        Вокруг меня суетятся, что-то говорят, улыбаются. Но я никого и ничего не вижу. Я продолжаю вглядываться в свое отображение. И снова и снова вижу только сведенные вечной судорогой ноги, сгорбленные, сутулые плечи и тонкие, бледные до голубизны руки, которые только и годны, чтобы, хоть и с трудом, но донести ко рту ложку с кашей, с супом не донесешь - разольется. Обидно. Даже слезы начинают наворачиваться… У-ух! Только этого мне еще не хватало! И неужели так будет всегда, до конца моих дней? За что-о?..
        - Витя, что с тобой? - ласковый, немного встревоженный голосок Наташи вырвал меня из самосозерцания. - Болит что?
        - Уж лучше бы она промолчала. В ее голосе я услышал - а может, только показалось?
        - то, что больше всего бесило меня - жалость. Это для меня страшнее оплеухи, плевка в глаза. Я еще беспощаднее почувствовал пропасть, разделявшую меня и здоровых людей.
        - Уходите! Все уйдите! Я никого не хочу видеть! - внезапно вырвалось у меня. - Мама, отвези меня в спальню, я хочу спать.
        Где-то в глубине души я понимал, что поступаю несправедливо, может быть, даже подло. Но остановиться уже не мог. Только бы не разреветься! Только бы не пустить слезу при всех…
        - Ну! - еще более сатанея, выкрикнул я. - Что же ты стоишь! Неужели не поняла: я хо-чу спать. Понятно?
        Мама, виновато поглядывая на гостей, засуетилась:
        - Извините! - и ко мне: - Сейчас, сейчас, Витенька… Устал? Ну так отдохни, отдохни, сыночек!
        Нежное прикосновение прохладной ладони к моему лицу… Короткое позвякивание спиц в колесах моей колымаги, и… я остаюсь один…
        Что-то упало на пол. Учебник по биологии для 10-го класса… Наташин!.. Странно, зачем он ей понадобился в такой день?.. А-а, не буду забивать голову пустяками… Спать. Спать! Спать!
        ИЮЛЬ… Год тот же.
        Только месяц прошел с того памятного вечера. Всего лишь месяц. А сколько событий?! Но по-порядку…
        Наташа больше не приходит… Ну и пусть! Я не хочу ее видеть! Зачем она мне? Нам никогда не быть вместе!
        Пишу так, а думаю по-другому. Наташа стала для меня всем: воздухом, небом, самой жизнью. Она всегда во мне. Вот и сейчас, смотрю на забытый ею учебник, а предо мною она: ее глаза, улыбка…
        Но речь сейчас пойдет не о моих чувствах. Главное, пожалуй, в другом.
        В общем, от тоски и безделья я прочел учебник по биологии от «корки до корки». И вот там-то и натолкнулся на прелюбопытнейшую мысль: «…через определенные промежутки времени клетки организма полностью заменяются…» Неужели это правда? Неужели такое возможно?!
        Хотя… а почему бы и нет?.. Мир состоит из атомов. А ведь это-то и есть та самая материя, которая «не исчезает и не возникает вновь, а только взаимоизменяется». И это закономерно. А если же это так, то… то почему бы и не помечтать!.. К примеру: а что, если их, эти атомы, взять да заменить? Ну, так, как строители заменяют негодные кирпичи! Интересная мысль? Вот только как за них взяться? Вот если бы найти или сделать такие пинцеты, которыми можно было бы взять эти атомы «за бока», да переставить их так, как нужно - какая перспектива открылась бы перед человечеством!
        Так почему бы не попробовать сделать что-то самому: под лежачий камень, говорят, и вода не течет. И…
        Но хватит, хватит мечтаний. От всяческих мыслей и «спятить» недолго. А мне еще до стола на моем «такси» докатиться нужно. Как же! А вдруг такое «сокровище», как я, с голоду окочурится.
        А все-таки, как было бы здорово, если бы мечты исполнялись!..
        АВГУСТ. Год 1940.
        Как же глуп я был! Только сейчас понял это. Клял жизнь, судьбу, даже людей. Но, оказывается, виноват во всем только я сам, моя леность мышления.
        Год назад думал только о хорошо намыленной (какая грубая, примитивная мыслишка!) веревке. А сегодня? Сегодня нет человека счастливее меня. И всему причиной тот учебник, что Наташа оставила… Вернее, несколько фраз оттуда. Всю душу перевернули…
        Атомы… Молекулы… Электроны, протоны, нейтроны… Сколько, оказывается, во мне всякой всячины. Порой даже страшно становится: какая-то ходячая электро-молекулосхема, а не человек… Ну и пусть. Вот только бы узнать, откуда все это берется? И что заставило все собраться в определенном порядке, то есть сотворить меня? Внешняя среда? Возможно. А что заставляет биться наши сердца? Опять неизвестность…
        Стоп! Ну, а если человек - это как бы естественный приемник с автономной программой, работать которую заставляет сама природа? Так если можно починить приемник, то почему бы не сделать это же с человеком? Попробуем представить: центральная нервная система передает определенные сигналы во все органы нашего тела. Посредством ее мы получаем те или иные ощущения. Но кто управляет этой системой? Черт возьми, я, кажется, начинаю понимать… Вернее, начинаю догадываться.
        Сумасшедшая, сумбурная мысль захватила меня целиком. Где бы я ни был, что бы ни делал - она всегда была рядом. От нее я не могу, да и не желаю избавляться.
        - Сынок, - ворчала мама, - что тебя гложет? Почему ты стал таким? На тебе же лица нет!..
        Мама, мама! Как ты не поймешь, как объяснить тебе - твой Витька находится на пороге (я не боюсь этого слова) величайшего открытия. Я верю в это. Верю! Ибо понял - если вера покинет человека, он прекращает существование. И я начал тренировать свою волю. И для этого мне понадобился почти год. Но что для жизни какой-то год?
        И вот наступил тот первый, долгожданный вечер. За окном уже вовсю бушевала ночь. В черном небе лениво покачивался тощий месяц. А я, лежа в кровати, ждал… ждал, когда уснет мама.
        - Ну, - наконец сказал я себе, - берись, парень, за дело! Либо пан, либо пропал. Сегодня должна решиться твоя судьба. Понял?
        Плотно закрыв глаза, я представил себе свой организм - представил таким, каким видел на рисунке учебника - и послал приказ нервной системе: «Хватит бездельничать
        - оживи! Дай жизнь молекулам моего организма. Ну-у!!!
        Минуты сменялись минутами. Обрастали часами…
        Тело молчало. Оно было мертво. Но я снова и снова слал приказы: ожи-ви!..
        И вот перед самым рассветом, когда надежда начала сменяться отчаянием, а лоб взмок от дичайшего напряжения, я вдруг - какое это чудесное слово «вдруг»! - почувствовал легкое покалывание. Как будто тысячи невидимых иголочек впились в мои плечи, руки, ноги. В те самые ноги, которых я никогда не чувствовал, которые были при мне мертвым грузом…
        Ох, какое же это счастье ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ!.. Мама! Наташа! Если бы вы увидели меня в эти минуты!.. Но нет, нет - об этом я расскажу им как-нибудь позже. А сейчас… сейчас я еще и сам не вполне верю в это чудо. Но ведь ЭТО случилось?!
        С той памятной ночи у меня началась вторая жизнь. Если и раньше я не стремился к обществу, то сейчас и вовсе не хотел никого видеть. Приход каждого человека стал для меня пыткой. Даже мамы и Наташи. Странная девушка: я ее тогда выгнал, оскорбил, а она вновь и вновь навещает меня. Но даже они мне в тягость. Ибо нынче я уже жил в каком-то ином времени. И время это я назвал одиночеством. Но в нем - и только в нем! - я мог отдаться тому, что стало целью моей жизни: восстановлению самого себя…
        Часы сменялись днями. Дни - месяцами. Отшумела дождями и листьями осень, серебряным колобком прокатилась зима, прожурчала ручьями весна, и вот снова лето. Снова в пыльном небосводе плавится солнце. Я слышу далекий перебрех собак. Мама на работе.

«Н-ну, - как когда-то скомандовал я себе, - полежал и баста! Пора подыматься на ноги!»
        Вспотевшими от волнения ладонями взялся за поручни опостылевшей коляски и… приподнялся. Опускаю на пол одну ногу (они у меня уже двигаются), вторую. Теперь:
«Встать!!!» «Неужели не смогу?.. Нет, я должен, должен встать!.. Но как страшно!.. И все же… я обязан сделать этот свой ПЕРВЫЙ шаг!»
        Острая боль пронзила тело. Голова закружилась… Падаю?.. Падаю! Но я СТОЯЛ. Слышите, люди, я СТОЯЛ!!! Пусть всего одно мгновение, но это был мой первый шаг. Шаг, которого я ждал целых 16 вечных лет…
        Я буду ходить!
        ИЮНЬ. Год 1941.
        Снова в моей руке карандаш.
        Как же я был наивен тогда. Думал, что одного только вдохновения будет достаточно, чтобы обновить организм. Мало. Ох, как мало.
        Трезвая мысль пришла не сразу. До этого я неоднократно делал попытки встать на ноги. Надо подумать… Не один раз еще пришлось мне проверить крепость пола носом. Не раз пришлось захлебнуться слезами яростного бессилия, пока не пришло озарение. И тогда я подумал: «А что, если к воле приложить воздействие извне!»
        Не стану описывать все последующие опыты - о них расскажу как-нибудь позже - но организм мой креп. Горячие ванны, ежедневная спец гимнастика (разработанная по собственному рецепту) сделали свое дело. Я хожу! Правда, немного - но передвигаюсь. Сегодня мною уже сделано целых двадцать шагов! Сделал бы и больше - не успел: в комнату неожиданно вошли мама и… Наташа… О, если бы видели их лица в эту минуту?!.
        - Сынок?!
        - Ви-и-тя-а!
        Два голоса слились в протяжный вопль. А через секунду я уже лежал в кровати. По нашим лицам бежали слезы. Слезы счастья, восторга и… недоумения… Их руки тормошили меня. Их губы лепетали нечто бессвязное…
        Что ж, и впрямь, радость становится ярче, когда она поделена с другими…
        НОЯБРЬ. Год 1941. Вот и все. Конец…

…Тускло, уныло посвистывает ветер. Крупные, холодные дождинки, вперемешку со снегом, влетают в зарешеченные окна и, не тая, ложатся на наши лица…
        Это наша последняя ночь. Завтра нас не станет. Никого: ни женщин, ни детей, ни стариков… Мы заложники?!. Какое дикое слово - «заложники». От него так и несет чем-то диким, жутким, противоестественным. Может, это кошмарный сон, который исчезнет с пробуждением?
        - Нет - это война! Вечный кошмар человечества, становящегося на ноги. И от этого некуда укрыться. А как много надо еще сделать! Но…
        Писать трудно - заледенели пальцы. Рядом слышатся стоны и всхлипы моих соседей. Слышу клацанье затворов - это за нами. Вижу, как длинноносая и иззябшая фигура часового за окном из вопросительного превращается в восклицательный знак - это идут за нами палачи. Но странно - страха не ощущаю, хоть он уже властно просочился в наш сарай… В хаосе мыслей внезапно возникает четкая формула. Эврика! Я знаю, как сделать всех людей счастливыми! Я знаю, как сделать, чтобы в мире не было больше ни больных, ни увечных! Как же мало для этого надо… Формула жиз…

* * *
        Запись оборвана. А я смотрю на эту ветхую тетрадь и не могу прийти в себя. В душе растет чувство глубочайшей обиды и недоумения. Ощущение такое, словно только-только проснулся…

…С того дня уже прошло много лет. Но я все еще под впечатлением дневника. Смотрю на людей, а в мыслях ловлю: а не остался ли жив тот парнишка? А может, он ходит рядом? И, может быть, проблема всех болезней уже решена им?
        - Дяденька, - раздается рядом робкий голосок, - подайте, пожалуйста, книжку!
        Из инвалидной коляски на меня смотрят большие, залитые тоской и страданием, глаза девчушки, скрюченной полиомиелитом…
        Александр Потупа
        Эффект лягушки
        Удивительно спокойная катастрофа… Кругом тихо, до ужаса тихо. Нас окутывает какая-то безобразная, бессмысленная тишина. И лишь один звук упорно пытается разрушить, искромсать ее - то ли это кровь стучит в висках:
        - Застряли-в-бета-туннеле… за-стря-ли-в-бе-та-тун-не-ле…
        Так и есть. Тринадцатая кабина серии «Бета» сидит в туннеле. Тринадцатая кабина основной серии «Бета» сидит… Из этого положения еще никто не выбирался, но важнее всего - никто в него и не попадал…
        Уникальный капкан захлопнулся. Мы же - Дональд Кинг, Марио Кальма и я - понятия не имеем о местонахождении капкана. В том-то и загвоздка, что во всей Вселенной-долгожительнице нет для нас даже небольшого местечка, даже самого крохотного «нынче» и то не существует. Мы как бы выпали из общедоступной четырехмерности. И все-таки мы живы, живы до сих пор…

* * *
        До сих пор основная серия шла не так уж плохо. Только «Бету-7» подстерегла истинная беда - кабина выпрыгнула из туннеля у поверхности какого-то захолустного пульсара. Ребята и скорлупка, в которой они сидели, - все раскрошилось под действием могучих приливных сил. Что поделаешь, малая вероятность несчастья гарантирует лишь приличный страховой полис, отнюдь не саму жизнь, тем более - не жизнь Испытателя. Бывают случаи и пообидней, чем с «семеркой». Угораздило, скажем, Жака Дюфрэ из побочной серии наткнуться на микрозвезду - миллиард тонн размером с атомное ядро. Попробуй учти такое…
        Если бы в космосе плавали лишь привычные славные плазменные шары, если бы… Но уже первые дальние броски кабин дали сногсшибательные результаты. В буквальном смысле сногсшибательные - едва ли не о каждый результат спотыкались Испытатели.
        Забавней всего интерпретирует новые открытия Кинг: представьте себе добропорядочное семейство, которое просыпается в своем ультрасовременном коттедже и вдруг обнаруживает, что все вокруг до предела насыщено разнообразной чертовщиной
        - домовой возится с собакой, на кухне шлепает дверцами холодильника симпатичная ведьма, в бассейне престарелый водяной гоняется за юной русалочкой, а в кабинете хозяина некий козлообразный джентльмен потягивает лучший коньяк и листает томик Бодлера…
        Обычно в этот момент лицо Дональда наливается краской, челюсть отваливается, руки трясутся, глаза вылезают из орбит - натуральный отец добропорядочного семейства, узревший нечто, до неприличия дерзко и насмешливо выходящее за рамки его не слишком богатой фантазии. Кинг утверждает, что это лишь слабое отражение той реакции, которую непременно вызвали бы сводки из наших отчетов у астрономов предшествующих поколений.
        Забавно - даже в такой более чем сомнительной ситуации пришла на ум одна из неподражаемых сценок Дона. Простая улыбка на дне самой безвылазной из безвылазных ям чего-то да стоит. А бета-туннель - яма хоть куда…
        Эти туннели - пожалуй, самая невероятная деталь в современном полотне космической экзотики - были обнаружены лет двадцать назад во время опытов по высокой концентрации энергии. Вскоре начались эксперименты по сверхдальним переброскам. Полной теории все еще нет - теории нет, а туннели работают вовсю, транспортируют исследовательские автоматы, грузы, а теперь и людей. Таково золотое правило нашей игры с природой - используя, постигаем. В конце концов, и далекие предки бета-кабин, паровозы, двинулись в путь при всеобщем убеждении, что котел работает благодаря особой тепловой жидкости - флогистону.
        Похоже, после открытия бета-туннелей, самое пространство оказалось чем-то вроде флогистона, а на самом деле…

* * *
        А на самом деле, мы - Марио, Дон и я - застряли в бета-туннеле. Знали бы, что это значит. По теории выходит: мы и места в пространстве не занимаем, и время для нас не течет. Но теория теорией, а факты куда приятней - я уже открыл глаза, дышу и, главное, хочу есть.
        Нелепость какая-то! Люди, попавшие в невиданную катастрофу, - не затерявшиеся в нормальной межгалактической пустыне, а буквально вывалившиеся из пространства-времени, - голодны как волки.
        Смело обобщаю, потому что взгляд Марио направлен как раз в сторону пищевого автомата. Не думаю, что он увидел там представителя иной цивилизации. Этим Кальму черта с два удивишь. Да и взгляд у него не вопрошающий, а жаждущий. Так что инопланетянин должен сильно смахивать на бутерброд с гусиной печенкой…
        Вот и Кинг облизнулся…

* * *
        Кинг облизнулся и вполне благодушно спросил:
        - Парни, а куда это мы попали?
        - В туннель, - лениво буркнул Кальма, дожевывая последний кусок.
        - Посмотри на табло, - добавил я.
        А на табло горела красная буква «бета». В этом все дело. Мы никогда не видели столь эффектного зрелища и в общем-то хорошо, что не видели. Мы просто знаем, что буква вспыхивает, когда кабина находится в бета-туннеле, но для нас это длится меньше самого краткого мгновения. Мы не успеваем заметить горящую букву, и в этом наше счастье. Но сейчас мы воспринимаем ее столь же отчетливо, как друг друга. Она
        - сигнал высшей опасности, броская реклама пребывания в нигде.
        - Плевал я на этот семафор, - сказал Кинг, вытаскивая из кармана зубочистку. - Куда мы попали, что нас окружает, понимаете?
        - Нас ничего не окружает, - ответил Кальма. - И ты понимаешь это не хуже других. И не раскачивай нас, Дональд.
        Раскачивать - значит причитать по поводу очевидной опасности, пока не найден способ борьбы с ней. Раскачивать - последнее дело, лучше уж подраться. Только, думаю, Дон вовсе не собирался никого раскачивать. И это не банальное желание завязать умный послеобеденный разговор…
        Просто пришло время говорить обо всем вслух. Пришло время рассеять едкий гаденький туман страха, скопившийся в наших извилинах.
        Ведь с голодом-то мы справились…

* * *
        С голодом-то мы справились, а вот со всем остальным что делать? И что это - все остальное? Что, собственно, происходит за бортом «Бета-13»? Происходит в нигде и ни в чем. Но ни с чем и произойти-то ничего не может. Тем более, если в нигде…
        С ума сойти от такой схоластики. Впрочем, мы народ тренированный насчет раскачки - и внутренней и внешней. Нас просто так страхом не прошибешь. Пугливым на «бетах» делать нечего - не для них эта работа.

«Восьмерка», например, ухитрилась выскочить из туннеля в атмосфере симпатичного красного гиганта. Но ребята не сдрейфили. Искупавшись в плазме, они успели дать полный стартовый рывок и унесли ноги из самого пекла.
        А на «десятке» - и того хлеще. Врезались в окрестность черной дыры, хорошо еще - в эргосферу, откуда можно было убежать.
        Странно ли, что обретая опыт, никто или, скажем, почти никто из нас не стремился дважды оседлать «бету»? На первый раз повезет - можешь даже открыть планету со всякой живностью, как случилось с «Бетой-3». Но при повторной попытке непременно угодишь в натуральную дыру или во что похуже.
        Среди нас это вроде поверья, что ли… Поверья, стартовавшего вместе с капитаном
«семерки», легендарно удачливым Рахмакришной, тем, который вел знаменитую
«Бету-3»… Нельзя лететь второй раз - быть беде. Да если б лететь! Если бы ты чем-то управлял, и от тебя что-нибудь зависело… Так ведь нет! Туннель управляет тобой и твоей судьбой, начисто отрезает от внешнего мира, и ты вообще начинаешь сомневаться - существует ли этот внешний мир и разумны ли его законы. Врезаться в ту или иную пакость на выходе - еще полбеды, главное в ином - туннель как-то забавно перетасовывает информацию, фрагменты памяти мечутся, как цветные стекляшки в детском калейдоскопе, выстраивая десятки реальностей, каждая из которых ничему не соответствует. Такова цена, которую приходится платить за краткое - для тех, кто наблюдает извне, очень краткое - пребывание в совершенно искусственном и весьма по-дурацки запрограммированном информационном канале, именуемом бета-туннелем. Но об этом у нас не принято говорить. В конце концов нормальное мировосприятие восстанавливается довольно быстро - лишь бы выскочить благополучно и своевременно. Отпечатки остаются - не без этого. Ощущение безотказной триггерной ячейки в гигантском полупьяном компьютере, путающемся в начальных строках таблицы
умножения, еще долго преследует тебя, но - лишь бы выскочить благополучно и своевременно…
        Не здесь ли истинный источник поверья? Не в этом ли непередаваемом ощущении? Или в полном непонимании тех безымянных и никак не умещаемых в горизонты человеческих понятий проектантов, которые сумели пронизать Вселенную сверхсложной сетью бета-туннелей, созданных, быть может, вовсе не для транспортировки в будущее или к центрам иных галактик, а кто знает, с какой целью? Безграничный контроль над любой точкой космоса или просто вселенская суперканализация, или, черт побери, какая иная воплощенная светлая мечта, катастрофически красивая и тем более убийственная? .
        Бесшабашный Жак Дюфре, на счету которого был один из самых первых туннелей, не посчитался с зарождающейся традицией - решил испробовать кабину-одиночку из побочной серии. Эти кабины отлично туннелировали, а вот судьба Жака испытания не выдержала… Случайно ли встретилась на его пути проклятая микрозвезда?
        А теперь я сам пошел наперекор суеверию, которое после гибели Жака стало превращаться в неписаный закон. Второй бросок Дюфре оказался каким-то магическим знаком… Мы не были особенно близки с ним, просто коллеги-приятели. И вроде бы у меня нет оснований мстить, тем более бета-туннелям, явно сбрендившим от заброшенности, от миллиардолетнего невнимания со стороны своих творцов и первопользователей. Не в этом дело… Но не достаточно ли того, что люди исчеркали себя изнутри и снаружи целой сеткой предрассудочных символов, покрыли этой сеткой свою планету? Неужели это неизбежно и в космических масштабах? Преклоняться перед информационным шулерством бета-туннеля, разделять его правила игры с человеком - этого еще не хватало!
        Не могу сказать, что решение о повторном туннелировании далось безболезненно. После броска на «десятке» бета-кабина вряд ли покажется привлекательной. Но кто-то должен был сделать этот шаг.
        А теперь все мы будем расплачиваться…

* * *
        - Теперь все мы будем расплачиваться за твой чертов атеизм, - говорит Дон.
        Говорит вполне серьезно, и вдруг я словно бы кожей ощущаю импульс взаимного озлобления, маленьким смерчем ворвавшийся в нашу кабину.

«Ничего себе поездочка в будущее! - мерцает во взгляде Марио. - Провалитесь вы все с такими идеями… Куда ты увлек нас, и что с нами будет?..»
        У Дона сжимаются кулаки.
        Чувствую, он не прочь зубы мне высадить за наплевательское отношение к общепринятым табу, за нарушение простых и потому безусловных правил, писаных или неписаных… И за многое другое - не знаю, за что, но, с его точки зрения, непременно вызывающе безумное.
        И у меня тоже настоящий внутренний взрыв. Хочется вскочить и разыграть роль взбесившейся гориллы: орать, бить себя в грудь и запугивать, запугивать, запугивать…
        Хочется вогнать этих слизняков в истинно животный страх, чтобы знали, каково рисковать. Не в смысле абстрактной вероятности испариться посреди бета-туннеля, сгустка чужой и загадочной мысли, а в смысле реальной собственной шкуры, которую вот-вот начнет дырявить сорвавшееся с тормозов живое существо, переполненное нетерпимостью, отравленное невозможностью дальнейшего заточения в сразу сузившемся комочке пространства.
        Они решили, что бета-туннель лишь для таких, как я, лишь мне можно застревать в нем или красиво сгорать в момент выхода, а их предназначение - делиться мудрыми объяснениями и глубоко сожалеть о случившемся. Случившемся не с ними!
        Но так не будет, не будет! Гореть, так вместе, потому что туннели сквозь Вселенную, туннели в наше будущее - общая игра, и никому не дано выйти из нее на полпути. Здесь нет полпути. Нет такого понятия. Нет ни остановок, ни пересадок, никаких «Гуд бай!» и «Чао!», освобождающих от сотрудничества. Есть движение от общего начала к общему концу, нравится это или нет…
        И я готов вбить в любого из них эту общность, воздеть их на рога этой общности, ибо сейчас я - разъяренный бык. Не какой-нибудь символ лунного бога или солнечной души и не ритуальная жертва Юпитеру или Илье-пророку, а реальный разъяренный бык. И пусть перед моими глазами не замусоленная красная тряпка, а архисовременное табло с горящей буквой. Тем хуже. Я готов к самым изощренным - древним или современным - приемам борьбы, пусть считают меня жесточайшим из тираннозавров, я отступлю еще ниже по эволюционной лестнице - на любую ступеньку, за которую можно зацепиться, чтобы выжить.
        Еще немного, и кто-то из нас бросится в атаку с выставленными кулаками, а потом пойдут в ход блейзеры. И мы исполосуем сжимающееся пространство кабины лучами превентивных ударов, разрежем друг друга и общие стенки, чтобы впустить сюда застеночное ничто и бесповоротно - теперь уже бесповоротно - выпасть из времени…
        Бред! Настоящий приступ коллективного бреда, за который мы все будем расплачиваться…

* * *
        - Теперь мы все будем расплачиваться за твой чертов атеизм, - повторяет Дон, но совсем уже иным
        тоном.
        И вдруг начинает смеяться так, как только он один и умеет. Великолепные зубы блестят, волосы рассыпаются, колени подрагивают… За ним вступает Марио. Он смеется спокойно, смакует смех. Трудно поверить, что этот образцово-выдержанный парень способен взорваться миллионом восклицаний и жестов через несколько секунд после полета или тренировки. Я смеюсь едва не до слез.
        Нет, это не истерика. Это вполне здоровый смех, необходимый и, возможно, спасительный. Впрочем, спасительный от чего? Если б мы знали…
        Кальма выключается первым. Он мгновенно становится серьезным и ко всему готовым настоящим Испытателем люкс-класса.
        - Что скажешь? - обращается он ко мне.
        - Эффект лягушки, - отвечаю я, продолжая посмеиваться.
        Кинг уже затих. Он исследует меня долгим взглядом. Сейчас его глаза - отличная ловушка. Ловушка для надежды. Ни один квант надежды не проскользнет мимо. Любой бета-туннель - детский капканчик для мух по сравнению с этим взглядом-ловушкой.
        Вот уж проблема так проблема. Ребята уверены, что однажды проскочивший туннель знает некие правила, на худой конец владеет петушиным словом. Если бы! Но ведь правил-то нет - тех правил, тех выходов, о которых любят рассуждать в логически безупречном внешнем мире, здесь попросту не существует. Туннель играет по-своему. Чудовищно деформируя представления своих обитателей, он существует за счет этих деформаций, навязывает особый вариант бета-жизни, которая оттуда, извне, кажется мгновением путешествия-подвига. Кажется… Между тем, она существует, эта бета-жизнь, и я вовсе не уверен, что в данный момент реклама несчастья на экране и ощущение сытости, недавняя вспышка озлобления и преследующий меня ловушечный взгляд Дона не являются ее фрагментами.
        - Приступим, что ли? - спрашивает Кинг.
        И мы не спеша - куда уж тут торопиться? - перебираем все возможные и невозможные варианты спасения. Мы не очень-то разбираемся в физике бета-туннелей. Но вся загвоздка в том, что мы застряли в этом проклятом туннеле, а друзья-теоретики застревали только в своих уравнениях. И уж, конечно, лучше путаться в значках на бумаге, чем в реальных завитушках пространства и времени и еще чего-то такого, что вообразило себя надвременной категорией и принялось размножать безотказные триггерные ячейки в гигантском полупьяном компьютере.
        Впрочем, у нас нет выбора, и смешно думать о всяких там «лучше» или «хуже». А самое забавное - застрять в туннеле бета-кабина никак не может. Если верить теории, кабина должна немедленно испариться или уйти в собственное будущее, разумеется, очень далекое и светлое. Если верить табло и своим ощущениям, мы живы и на самом деле застряли, а будущим и не пахнет. На экране горит красная буква
«бета», а все датчики внешнего информатора на абсолютном, так сказать, нуле. Окружающий мир словно потерял свои характеристики. Похоже, мы и вправду вывалились из него. Вывалились и почему-то проголодались, и чуть не перерезали друг друга, и сейчас мирно обсуждаем безвыходность положения. И живы вопреки всем законам природы.
        Да здравствуют обнадеживающие противоречия!
        Однако же, восклицаниями разбрасываться рановато. Надо искать выход и барахтаться…

* * *
        Искать выход и барахтаться - в этом, коротко говоря, и состоит знаменитый эффект лягушки.
        Когда два года назад моя «десятка» выпрыгнула из туннеля вблизи черной дыры, пришлось мгновенно, еще до поступления подробных данных с внешнего информатора, бросить кабину в эргоманевр. Вся шутка заключалась в том, что, окажись мы на самом деле чуть ближе, такой маневр лишил бы нас даже нескольких законных мгновений жизни. Но мы выскочили как пробка из бутылки. А потом пришлось месяца три капитально ремонтировать психику: глубокий гипномассаж, и прочее, и прочее… До сих пор не могу забыть вкрадчивый голос профессора: «… в мире нет ничего такого, что имело бы черный цвет… нет этого цвета и быть не может… мир - крепкое ярко-красное полотно… в нем нет дыр… не может быть дыр…»
        Н-да… Есть в мире черный цвет, и всяких других цветов в мире сколько угодно, и не такое уж крепкое полотно - дыр хватает… Но говорить о дырах легче всего, выбираться из них гораздо сложней. Как найти спасительный маневр - вот в чем вопрос. Как оторваться не от того или иного концентрата частиц, именуемого звездой, а от сгустившейся в бета-канал светлой мечты его создателей? Увы, об этом ни словечка в пособиях по космонавтике…
        И почему мы ничего не ощущаем - ни тяжести, ни вибраций, ни архангеловых труб?
        Во всяком случае, включать генераторы до полного выхода из туннеля нельзя - получилась бы славная вспышка. И нет хуже положения у Испытателя, когда он лишен возможности куда-либо двинуться - к Земле, к звездам, наконец, к черту на рога… Что же делать, ползком выбираться из туннеля, что ли?
        Обсуждение закончилось, да и обсуждать, в сущности, было нечего. Единственная стоящая идея повисла в воздухе сразу после нашего неповторимого завтрака. Может, ее невысказанность чуть не довела нас до полного краха. Надо выйти из кабины и уносить ноги хоть пешком, хоть действительно ползком. Недурственная сенсация для репортеров: храбрый экипаж тринадцатой кабины по-пластунски преодолевает бета-туннель…
        Встаю с кресла и, придерживаясь за все выступы подряд, пробираюсь к выходному отсеку.
        - Твое право, кэп, - бурчит Дональд. - Но лучше бы мне пойти. Я поздоровей тебя, кэп, и опыта работы за бортом у меня побольше…
        Делаю веселый вид:
        - Пойдешь следующим, Дон. Ровно через тридцать минут. Соберешь мои косточки, старина.
        Марио через силу улыбается:
        - Стоит ли драматизировать…

* * *
        Стоит ли драматизировать… В самом-то деле - стоит ли? Это же просто, как дважды два. Когда за твоей дверью происходит что-то непонятное, накапливается некая злая сила, не жди, не мучайся, не унижай себя - открой дверь и выйди. Со злой силой, а всякая угрожающая неизвестность - страшная злая сила, надо встретиться лицом к лицу. Она может убить тебя, растоптать, разорвать на части, но ты до последнего мгновения останешься человеком. И не дожидайся того момента, когда твое убежище начнет сжиматься: не стены, нет, а вязкая оболочка страха. Она залепит глаза и уши, загонит назад в горло последний протестующий крик, распластает, заставит воспринять, как сладчайшее счастье, твое растворение в пакостной луже, коей злая сила удостоила отметить твой порог…
        Выходной отсек в полном порядке. Все на месте. Надо влезть в скафандр и двинуться за борт.
        Страшновато? В общем-то, да. Можно открыть люк и за исчезающе малую долю секунды рассыпаться на атомы или на что помельче. Но ведь не распадается же стенка кабины. Кажется, на этот раз туннель устроил новую игру: пичкать нас иллюзиями бета-жизни ему надоело, захотелось побаловать нас бета-смертью. Нечто новое и непонятное…
        В углу резко метнулась тень - словно лягушка прыгнула. Нет, всего лишь тень руки. А было бы неплохо иметь провожатым какого-нибудь простецкого подмосковного лягушонка. Лучше не какого-нибудь, а именно того, который так напугал Иринку…
        Неужели где-то есть эти столетние заболоченные пруды, есть Иринка, нараспев читающая стихи, есть «огромность квартиры, наводящей грусть», есть я без этого нелепого скафандра и вне туннеля, есть лягушонок, который прискакал немного поиграть с красивой тетей Ирой, а его не поняли и испугались…

* * *
        Не поняли и испугались - самое человеческое сочетание реакций. Сначала лягушонка, потом меня и моего дела. И заболоченные пруды канули куда-то. Одно дело стихи, другое - реальные туннели, откуда так легко угодить к профессору с вкрадчивым голосом.
        Иногда пруды оживают, лента памяти заполняется зеленовато-коричневыми мерцаниями, солнечными бликами, Иринкиным шепотом…
        И сразу, без перехода - словно склеили куски двух разных кинопленок - встает перед глазами первый визит в главный Бета-центр. Отборочное собеседование. Но дело не в нем, оно - стандартное действо в жизни Испытателя.
        В вестибюле Центра сразу бросается в глаза презабавная скульптура. И какой шутник придумал поставить здесь эту огромную лягушку из яшмы на золотистом куске масла?
        Впрочем, старая притча неплохо вписалась в огромное пространство вестибюля, который в одном из телерепортажей был определен как «врата в будущее». Уж не в то ли, где мы теперь оказались?
        У лягушки усталый вид, из-под левой задней лапы еще летят брызги. Она спасается, она работает… Она по уши заляпана сметаной и комочками масла, но она добилась своего и создала свой кусок тверди, создала вопреки законам физики, ибо в принципе обычной лягушке не под силу такое дело… Между прочим, она еще не победила окончательно - скользкий островок масла плавает в целом сметанном озере. Не победила, но сделала главный шаг к победе… Может быть, смелость - комок затвердевшего страха?
        Как бы то ни было, прощай, лягушка, древний символ воскресения. Спасибо за проводы…
        Люк медленно отъехал в сторону, и я шагнул за борт. Вокруг мерцали звезды, обычные славные плазменные шары. Мое тело поглощало метры пространства, которое никуда не исчезало…

* * *
        - Никуда не исчезало ваше пространство и исчезать не собиралось, - сказал я, заглянув в кабину ровно через двадцать девять минут и растирая затекшее плечо. - И кажется, оно по-прежнему трехмерно… Дон, приступай к ремонту внешнего информатора. Там еще добрый десяток повреждений. И в системе дубля тоже. Марио передаст сигнал выхода и сменит тебя через полчаса. Я хочу спать, - добавил я и сел в кресло.
        Не стоит пугать ребят - пока ни к чему. Они сами все поймут. Туннель сыграл с нами, быть может, лучшую свою шутку: чуть не убил взаимным коротким замыканием. Созерцание вновь обретенного мира успокоит их, а ремонт - тем более: он кого хочешь заставит успокоиться. Вероятность полного восстановления невелика - туннель поработал на славу… Но нас будут искать, нас непременно отыщут…
        - Надо посоветовать кое-кому сунуть это дурацкое табло куда-нибудь подальше, - пробормотал я, проваливаясь в крепкий и ярко-красный, как полотно Вселенной, глубокий сон, неизбежный пролог к моей следующей, возможно, более счастливой бета-жизни…
        Борис Зеленский
        Экспонаты руками не трогать!
        (История одного вторжения)
        ПРЕДЫСТОРИЯ
        Как только человек осознал себя Человеком, он обратил взор к звездам. Только они могли ответить, уникален ли разум во Вселенной? Человек не хотел верить в свое одиночество. Он жаждал встречи с иными, пусть непохожими на него по облику существами, и это заставило его распахнуть двери в Звездный Мир, не решив до конца свои земные проблемы. А вскоре Человек отправил в космос посылку, не зная, в чьи руки она попадет…
        Исследовательский зонд «Пионер-10» ушел к звездам со стальной пластинкой внутри. На ней были выгравированы мужчина и женщина, для масштаба на фоне контура самого зонда, атом важнейшего элемента периодической системы Менделеева - водорода, и, самое главное, дано направление, откуда это послание отправлено. Адрес Солнечной системы был однозначно привязан к четырнадцати пульсарам, самым надежным маякам Галактики.
        Десять лет спустя после запуска зонд миновал орбиту Плутона и вышел в открытый космос. В конце XXI века по земному летоисчислению «Пионер» наткнулся на черную дыру - неизменный спутник стабильной планетной системы, ибо только взаимодействие пары гравитационных полей способно привести к образованию планет у звезд второго поколения. Но к тому времени Человек не располагал достаточными знаниями ни об узловых точках парных полей тяготения, в которых могли конденсироваться планеты, ни о природе коллапсаров, которые были основными виновниками этой конденсации - теория «сырной» материи еще ждала своего открывателя. Человек не знал тогда, что черные дыры - входы-выходы темпоральных туннелей, пронизывающих межзвездный континуум, словно пустоты - головку голландского сыра. Причем, пронизывающих не в нашем трехмерном мире, а в иных измерениях, открыть и познать которые Человеку еще предстояло…
        Чтобы добраться до центра коллапсара, материальному телу необходимо было потратить уйму времени на преодоление чудовищных сил сжатия, само же путешествие по темпоральному туннелю длилось один миг, ибо все черные дыры - это проекции на наш трехмерный мир одного-единственного, зато уникального явления природы - мембранной суперзвезды, находящейся в так называемой Метавселенной.
        Как известно, после возникновения галактического ядра в обычной Вселенной остается много «строительного мусора» в виде космической пыли. В силу центробежных процессов эта пыль начинает двигаться вместе с ядром в плоскости вращения, вызывая эффект «пылевых рукавов». Мельчайшие частицы материи, входящие в состав таких рукавов - самая грозная опасность для космических кораблей. Пылевая эрозия способна превратить их защитную броню в сито, особенно если находиться в космосе долгое время. «Пионеру» же подобное не грозило, так как его доселе прямолинейная поступь была искривлена тяготением коллапсара. 160 тысяч лет падал земной посланник к центру темпорального туннеля в гордом одиночестве. Ни одной пылинки не мог он догнать в своем падении, впрочем, и пылинки не могли догнать его: объекты, попавшие в воронку коллапсара, двигаются с одинаковой скоростью, будь то микрометеорит, ядро кометы или космический корабль. Но если пылевая эрозия ничем не грозила зонду, его подстерегала другая опасность - принцип неопределенности выхода. Попав в темпоральный туннель, тело могло с равной вероятностью оказаться в
любой точке обычной Вселенной, ибо у темпорального туннеля - один вход и бесчисленное число выходов. Естественно, выходы располагались вблизи черных дыр и у них была одна особенность: покидая темпоральный туннель, объект как бы отгораживался от него полем отталкивания. Это действовал закон мембраны, пропускающей тела сквозь себя выборочно, в зависимости от вектора скорости.
        Через 160 тысяч лет и один миг «Пионер-10» очутился на краю соседней галактики, в окрестностях черной дыры с загадочным названием КК-ш XXII (терминология времен династии Стохватов)…
        Глава I. НАЧАЛО ИСТОРИИ
        Не ешь свой проигрыш натощак!
        Вог Кланц «Наставление начинающему в игральных моллюсков».
        Патрульный крейсер расы Диалона под кодовым названием «Одинокий солнечный зайчик» медленно дрейфовал по одному из притоков Великого Зодиакального Течения. В данный момент он скользил вдоль силовых линий квазизвездного объекта между родной и чужой галактиками. Гравитационные паруса крейсера были частью убраны, частью подвергались на предмет дефектоскопии. Абордажная команда в полном составе резалась в азартную игру «лезвия на весу». Оружейники чинили прохудившуюся броню. Старшие офицеры в кают-казарме внимали пению раба-барда с Ишторны, которое навевало легкую ностальгию.
        Капрал экстракласса, кавалер ордена Безудержной Храбрости, Сен Блезло вдвоем с новобранцем Юблоем Дельго отрабатывал на посадочном баркасе наведение на цель. Баркас болтался на небольшой гравитационной зыби в мегаметре от «Одинокого солнечного зайчика».
        - Командир Блезло! - строго по уставу посадочных баркасов обратился к капралу Юблой Дельго. - Между нами и «зайкой» какая-то тень! Прямо по курсу!
        - Во-первых, при обращении к командиру полагается произносить имя боевого корабля полностью, без каких бы то ни было сокращений, во-вторых, не отвлекайся от поставленной задачи. Твое главное дело, парень, совместить лимб наводящего компаса и курсатор!
        - Слушаюсь, командир! - вытянулся Юблой Дельго и лихо крутанул лимб. Случайно или нет, но визир прицела уперся в ту точку пространства, откуда наползала загадочная тень.
        - Командир Блезло! - радостно возопил крутильщик лимба. - Все-таки я был прав!
        - Ты не прав, - снисходительно отозвался капрал, - но это ты осознаешь позже. На собственной шкуре. Когда причалим к патрульному крейсеру расы Диалона под кодовым названием «Одинокий солнечный зайчик». Объявляю вам, новобранец Юблой Дельго, пять локальных суток корабельного карцера за подрыв авторитета непосредственного начальника и пререкания в условиях, близких к боевым! А теперь подвинься. Командир желает взглянуть, отчего у тебя прорезался такой вопль?
        На фоне слабоосвещенной громады крейсера и впрямь двигалась какая-то штуковина непривычных очертаний. Небольшого размера. Вся из себя конусообразная. И неспециалист сразу поймет - не Имперских верфей изделие!
        - Действительно, - насупившись, констатировал Сен Блезло и непонятно добавил, - не тот прав, кто прав, а тот, кто права качает. - Посовещавшись со своей совестью, он добавил: - Попутно выношу вам, новобранец Юблой Дельго, устную благодарность за похвальное настояние на своем, что, впрочем, не отменяет предыдущего распоряжения! А теперь слушай приказ: малый ход на вспомогательном парусе, наперерез нашей находке!
        - Есть, командир! - новобранца распирала гордость. Подумать только, его похвалил сам капрал.
        Так «Пионер» обрел долгожданного адресата.
        В это время командир крейсера полуадмирал Чи Моглу отдыхал в уютной тиши своего бронированного кабинета. Старый вояка задумал хоть немного отдохнуть от придворных интриг и дворцовых сплетен. Заслуженный ветеран Четвертой Глобальной Инверсии, герой-основатель форпоста на Лгенше - планете квакающих призраков, прижизненный вдохновляйтер Колеса Почестей и прочее, и прочее, Чи Моглу устал. Устал от бескровных сражений в Аудиенциальной Зале императорского дворца, где каждый придворный норовит попасть под милость Императора и для этого не гнушается никакими средствами. Сплошные наветы, бесстыдное восхваление собственного садка, подтасованные родословные… Да мало ли чего? Противно вспоминать: скверна и грязь! Взять хотя бы последний переворот, поднятый шестью самыми влиятельными сановниками Империи. С одной стороны - душеспасительные лозунги, обещание прогресса и справедливой дележки доходов, поступающих с латифундий. А коснулось настоящего дела, перегрызлись, как хищные головастики без подкормки, пошли друг против друга. Этим все и кончилось. Только один из них и уцелел - полный адмирал Шнот. Да и того
сослали вместе с юной супругой на модный для впавших в немилость курорт Забвенаго Элжвени. В «долгосрочный отпуск», как принято это называть на придворном диалекте. А ведь совсем недавно Чи Моглу прочил очаровательную Бевзию в невестки, и сын был не против. Где-то он сейчас? В перевороте Керк О не был замешан, но его пылкая привязанность к супруге мятежного Шнота вряд ли осталась незамеченной Службой Уха и Нюха. Бедный Керк О! Еще будучи кадетом выпускного класса он вызвал какого-то негодяя, посмевшего публично опорочить доброе имя Бевзии. Дуэль на побеждальных стилетах - высшая доблесть для будущих офицеров. Но за сим последовали меры, вмешалось руководство Корпуса, завели «серое» досье…
        Надо намекнуть друзьям из свиты, чтобы приняли участие, замолвили словечко перед месячным фаворитом… Я уже далеко не молод, и мой черед поливать садок давно прошел. Остается одно - как можно лучше делать свое дело, а дело эскадренного разведчика искать новые планеты, желательно с рабами, способными отдать все силы на благо Империи! А кто не способен или не хочет… Как это метко заметил Император на юбилейном обеде в честь высшего командования: «Пусть трепещут и стенают - раса Диалона грядет!»
        Только где их взять, новых рабов? Все очаги разумной жизни по обеим сторонам Великого Зодиакального Течения вычерпаны до дна. Последнюю планету подобного типа и вовсе открыли случайно. Ядро блуждающей кометы шваркнуло по корме корвета Почтенника Сваша, и тот ненароком очутился на воинственной земле могарисков. Паруса заштопать захотел Почтенник! Не пришлось - сложил голову. Правда, впоследствии изрядно был прославлен бюстом на Центральной площади при большом стечении… Конечно, если бы мне так повезло, Император предал бы забвению и дуэль, и досье, а там глядишь…
        К сожалению, о подобном можно только мечтать. Найти подходящую планету - жуткое везение. Все равно, что отхватить главный выигрыш, играя ленивыми моллюсками против чемпиона Империи! А ведь что творится на черном рынке? Спекулянты взвинтили цены на рабов так, что за какого-то паршивого мергенца нужно выложить пол-оклада. И это при нынешних-то темпах инфляции? Великий Ящер-Прародитель! Подскажи, в каком месте искать?..
        И словно глас потревоженного божества, раздался благозвучный скрип музыкального замка. Такие замки недавно вошли в моду по всей Империи. Чтобы открыть дверь, запертую на определенную мелодию, нужно было пробарабанить ее по запирающей мембране. Если мелодия-ключ совпадала с пароль-мелодией, дверь отпиралась.
        - Полуадмирал, разрешите доложить!
        - Я занят, - раздраженно буркнул Чи Моглу, не глядя на вестового. А про себя подумал: «Что он себе думает? Дождется утилизатора, непременно дождется! Распустились, сволочи!» (Утилизатором на корабле называлось устройство, разлагающее отбросы на необходимые для дыхания компоненты.)
        - Дело не терпит отлагательства… - канючил вестовой. - Капрал Сен Влезло, совершая учебные занятия на посадочном баркасе, обнаружил чужой зонд!
        - Чужой или свой, какая разница? - пробормотал командир крейсера по инерции, но смысл произнесенного постепенно достиг ассоциативных центров. - Чужой зонд, - повторил он медленно, словно пробуя на вкус это дивное словосочетание, за которым мерещилось признание Императора. - Пусть капрал войдет! Скорее!
        Через комингс шагнул угрюмый капрал с нашивкой на груди «экстракласс». На потертом броневом панцире тускло светился вогнутый диск ордена. Через лысый, безносый и безгубый череп разумной рептилии тянулся безобразный шрам.
        - Командир! - рявкнул Блезло и вынул что-то из-под панциря. - Это было внутри!
        На трехпалую ладонь полуадмирала скользнул металлический прямоугольник. Чи Моглу впился в него своими немигающими, с вертикальными прорезями зрачков, глазами. Первое, что бросалось в глаза - изображение пятипалых. Самки и самца. А также координаты места, откуда они родом. На принадлежащих Империи планетах изредка встречались аналогичные приматы, но никто из них не дошел до того, чтобы рассылать свои визитные карточки по Межгалактическому океану.
        - Похоже, приглашают нас в гости, - ухмыльнулся полуадмирал. - Как вы считаете, капрал?
        - Так точно, командир, - капрал давно постиг прописную армейскую истину: не хочешь неприятностей - держи свое мнение за зубами и всегда соглашайся со старшим по чину.
        - За приятную новость, капрал, отныне вам полагается двойной пиетет при обращении равных по званию, прибавка в семь сотых доли трофеев и почетное звание «Самый бдительный». Доложите вашему Порядочному - пусть занесет в судовой реестр!
        - Благодарю, командир! - Сен Блезло сверкал очами, всеми тремя, включая и ложный теменной, как истый служака, честно и до конца исполнивший долг. Полуадмирал отечески похлопал капрала по груди:
        - Иди. Продолжай исправно нести службу, а уж Империя тебя не забудет! Я позабочусь…
        После ухода капрала Чи Моглу долго изучал пластинку, силясь понять, чего ради пятипалые отправили ее путешествовать. Просто так, за здорово живешь дать координаты своей родины! Непостижимо! К примеру, истинное расположение Императорского дворца мало кто знал в Империи. Раса Диалона хранила в секрете все, что касалось особы Единственного Непорочного. Строгая конспирация - самый надежный способ обезопасить себя и двор от возможного нападения со стороны покусителей на устои.
        С другой стороны то, что приматы сумели превозмочь силы тяготения, говорило о многом. По крайней мере внушало известные опасения по части легкого захвата их планеты.
        (На принцип гравитационных ветров раса Диалона натолкнулась неожиданно. Разумные рептилии использовали его в качестве движителя своих громадных парусников для путешествий по галактике и вне ее, но управлять направлением гравитационных ветров они были не в силах. Флот расы Диалона плыл только туда, куда дул ветер тяготения. Ни ракетного, ни фотонного двигателя Империя не знала. И оружия, устроенного на их принципе, тоже. Да и нужды особой в этом не испытывала. Слабые соседи Империи к моменту нападения на них и не помышляли о звездных переходах - им бы со стихийными бедствиями на собственных планетах справиться, такими, как дестабилизация климата или, скажем, вырождение генофонда.)
        А с этими двуногими и пятипалыми ухо востро держать надобно. Хотя зонд их весьма примитивен: подобной технике не под силу остановить победоносное шествие имперских стай!
        Чи Моглу развернул корпус к блоку дальней связи и забубнил в игольчатый микрофон:
        - Прямая тахионная связь! Параллельный луч когерентного обращения! Экстренный вызов по коду «Личный контакт»! Чи Моглу вызывает Императорский дворец! Чи Моглу вызывает Императорский дворец!
        Тахионы - частицы со скоростью распространения во много раз превышающей скорость света - достигли приемных антенн Службы Внешнего Уха Императорского дворца. Об этом сообщило полуадмиралу легкое потрескивание, сменившее привычный белый шум:
        - Командир патрульного крейсера расы Диалона под кодовым названием «Одинокий солнечный зайчик» полуадмирал Чи Моглу спешит уведомить Единственного Непорочного о долгожданной находке в окрестностях внегалактического объекта КК-ш XXII (терминология времен династии Стохватов). Во время барражирования вдоль Великого Зодиакального Течения обнаружен чужой беспилотный корабль с координатами неизвестного народа. Тип - пятипалые приматы с четырьмя конечностями. Возможности захвата новой колонии для Империи изучаются. Нижайше прошу тахионной аудиенции у Единственного Непорочного. Мой генеалогический индекс МПХ в списке прижизненных вдохновляйтеров Колеса Почестей!
        Пока имперские связисты разбирали текст, полуадмирал предался грезам. Ему представилось, как Император лично благодарит, интересуется садком и, чего там скромничать, меняет индекс МПХ на ранг ОЛП! После этого уместно будет упомянуть и о Керке О: может быть, и сына не минет милость Единственного Непорочного!
        На том конце связи прочистили горло. Наверное, Император. Полуадмирал превратился в одно большое чуткое ухо. Раздался тихий, уверенный в себе голос. Но это был голос не Императора. Скорее всего месячного фаворита, из тех, что целый месяц подносят левый башмак после ночного отдыха или вытирают рот Императору во время трапезы. В следующем месяце его никто не вспоминает, а вместо него - очередной претендент из конкурирующего садка. Этот тихий и уверенный голос отрезвил командира крейсера:
        - Перестаньте молоть чепуху! Никакой аудиенции. Единственный Непорочный занят поливкой молоди. Никто не смеет его тревожить в столь интимный для Империи час. Отправьте официальный рапорт! Разберемся. Отбой.
        - О, Ящерь Диалонская! - простонал Чи Моглу. - Неужто поливка молоди важнее новой планеты с рабами?
        Немного успокоившись, полуадмирал пришел к единственно верному решению:
        - Интересно, что поделывает старина Шнот у себя на курорте? Насколько мне известно, звание Главнокомандующего Подавляющей Эскадрой с него не снимали! Даю межпальцевую перепонку на ампутацию, уж он-то не станет поливать садок, когда узнает о координатах! А я ему в обмен на информацию условие: пусть берет Керка О с собой!
        И он стал перелистывать справочник секретных кодов связи, отыскивая инициалы опального адмирала.
        Глава II. ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ
        Гренки полноадмиральские
        Предварительно замоченные древесно-стружечные плитки положите в темное и сырое место, где квакают. Периодически гренки необходимо вынимать и поливать мазутом, исполняя при этом походный марш расы Диалона. Если марш не исполнять, гренки не подойдут.
        Подавать к столу, облизываясь от удовольствия, которое получит полный адмирал. Изысканное блюдо, шикарный аромат.
        (Рецепт по Штрузу-младшему придворному кулинару времен династии Стохватов)
        Частая дрожь сотрясла флагман Подавляющей Эскадры под кодовым названием «Жесткое излучение квазара». Это заработали носовые заслонки-тормоза. Долгое путешествие подошло к концу. Цель экспедиции - третья планета желтого карлика - была связана с кораблем прочной цепью тяготения. Остальные корабли эскадры были на подходе к системе.
        Главнокомандующий силами вторжения, полный адмирал Шнот собрал командиров десанта в своей каюте. Перед акцией полагалось провести напутственное совещание. Здесь будет уместно разъяснить непосвященным построение воинских подразделений расы Диалона. Обычно десант, который несет на себе космический парусник эскадренного подчинения, состоит из дюжины крупных частей, носящих название Стай. Ибо, как стая хищников, нападает она на врага и раздирает на части. Каждой Стаей командует старший офицер в чине четвертьадмирала. Более высокое звание полуадмирала носят командиры космических кораблей классом не ниже крейсера. Главнокомандующий эскадрой, которому подчинены все, включая и десант, посвящен Императором в сан полного адмирала.
        Десантная Стая в свою очередь делится на более мелкие части, так называемые Порядки. Согласно десантному уставу в Стае дюжина Порядков. Пристрастие расы Диалона к числу двенадцать объясняется наличием шести конечностей у каждого ее представителя, а дюжина по религиозным, этическим и философским концепциям всегда удвоенная, то есть более крепкая и надежная шестерка.
        Во главе Порядка стоит средний офицер в звании Порядочного. Порядок распадается на дюжину Дюжин, управляемых младшими командирами в чине Капралов. Под началом Капрала находится самая мелкая воинская часть, состоящая из дюжины солдат, называемых членами Стаи или просто «стайерами». В зависимости от выслуги и освобождения вакансий возможно передвижение по иерархической лестнице, но только на одну ступеньку для младших офицеров. Так стайер при удаче может стать Капралом, а капрал - Порядочным, но не выше. Для старшего командного состава таких ограничений нет. Любой четвертьадмирал способен занять и место полуадмирала, и безчетвертиадмирала, и даже полного адмирала, особенно ежели он родом из привилегированного садка. По этому поводу в Кадетском Корпусе любили рассказывать следующий анекдот: «Головастик из садка Порядочного спрашивает отца:
        - Папа, кем я стану, когда вырасту?
        - Ты будешь Порядочным, как и я! - отвечает отец, продолжая поливать из лейки свою молодь.
        - А могу я стать полным адмиралом? - не унимается отпрыск.
        - Нет. Никогда! - отрезает Порядочный.
        - Почему?
        - У полных адмиралов есть свои головастики, сынок…»
        Когда командир Четвертой Стаи вошел в адмиральскую каюту, остальные четвертьадмиралы стояли навытяжку, держа гребенчатые свои хвосты в правой верхней лапе, как и подобает по флагманскому уставу. Он незамедлительно присоединился к сотоварищам, окружавшим походный стул, на котором восседал Главнокомандующий.
        Почтенный старец, получив тахионное послание от Чи Моглу, не только добился полной реабилитации, но и уговорил Императора поручить ему возглавить столь ответственную экспедицию. Теперь же, когда планета пятипалых была под боком, глядя на Штона, казалось, что он пребывает далеко-далеко отсюда. Где-нибудь поблизости от Императорского дворца, а не на орбите в десятках тысяч световых лет от него. Все четыре верхних лапы были скрещены на брюхе, третий ложный глаз затянут мутной пленкой, а безгубая щель ротового отверстия заунывно гундосит усыпляющий мотив боевого устава экспедиционного корпуса: «…надлежит разомкнуть цепь и пропустить боевые колесницы сквозь позиции, где они станут легкой добычей лучников-истребителей. Ежели колесницы сделают поворот «все вдруг», цепь размыкать не стоит. Держась за спиной противника, следует вырваться на оперативный простор и ликвидировать дальнейшие атаки в зародыше».
        Ложный глаз внезапно открылся и вперился в окружающих. Те безотчетно вздрогнули. На их мордах задергалась морщинистая кожа: может быть, они вспомнили о незавидной участи бывшего командира Одиннадцатой Стаи, кончившем карьеру в корабельном утилизаторе?
        Опоздавший едва заметно вздохнул и отвел глаза в сторону. «Конечно, ложный глаз и у адмирала ложный. Вряд ли он им видит, а вот вмонтировать в него какой-нибудь датчик - пара пустяков для бравых флагманских медиков. И реагировать такой датчик может на что угодно: начиная с контрабандного провоза игральных моллюсков и кончая непатриотическим отношением к особе самого Главнокомандующего. Спасибо отцу - предупредил, когда виделись последний раз:
        - Хитер и ревнив старина Шнот. Но и мы небось давно из садка! Стерегись его ложного глаза, сынок! Ходят слухи: не глаз это вовсе! Главное, делай вид, что супругу Главнокомандующего напрочь забыл, и когда о ней думаешь, ставь мыслеблокаду - наш садковый секрет. Не забыл, надеюсь, мои уроки?
        Многих твоих родичей спас секрет этот… Да поможет тебе Великий Ящер-Прародитель!»
        - Командир Четвертой Стаи Керк О!
        - Здесь! - с готовностью выпалил опоздавший четвертьадмирал. Мыслеблокада сработала автоматически: никаких мыслей, кроме положенных по уставу, в голове не осталось.
        - Почему прибыли с опозданием?
        Блокада продолжала творить чудеса. Спасительная ложь сама собой навернулась на язык:
        - Виноват, полный адмирал! Седьмой Порядок вверенной мне Стаи собственноручно запросил проверку на предмет выяснения несоответствия. Я произвел оную в присутствии Порядочного. По штатному расписанию отсутствовали две протыкальные спицы. Проведенное на месте дознание выявило негодяя, повинного в содеянном. Стайер №948 сознался и получил тройной наряд после экзекуции.
        - Какого характера экзекуция? - заинтересовался адмирал, и все с облегчением подумали, что буря не разразится.
        - Локальная протравка памяти! - отчеканил четвертьадмирал. Теперь он сказал правду. Правда, не всю. В действительности вышеупомянутый стайер был подвергнут наказанию не за пропажу спиц. Стайеры частенько таскали их из арсенала, дабы нанизывать на них ворованное с камбуза твердое довольствие. Керк О смотрел на это нарушение сквозь перепонку. Он понимал, подхарчиться в походе не велика беда. Стайеру №948 стерли память по иной причине. Ему незачем было помнить, что он утром повстречал своего четвертьадмирала у каюты Бевзии, супруги Главнокомандующего Шнота.
        - Наказание соответствует, - значительно произнес полный адмирал. - Хвалю!
        Он поднялся со стула. Прошаркал мимо расступившихся четвертьадмиралов к корабельному сейфу. Набрал секретный код, заслоняя от подчиненных цифровую комбинацию согбенной, но все еще могучей спиной. Ведь в бронированном брюхе кроме финансового запаса эскадры и плана стратегической кампании хранились и мемуары адмирала. И еще один предмет, момент извлечения которого на свет божий наконец наступил.
        - Глядите внимательно, дети мои! - поглаживая стальную пластинку, Шнот повернулся к присутствующим. - Моя путеводная звезда! Это она привела нас сюда! Да-да, не удивляйтесь. Ее нашли внутри беспилотного устройства в открытом космосе, и устройство это было изготовлено не в Империи. По степени сохранности бортовой брони лучшие эксперты Столицы определили, что чужой корабль запущен недавно, и, стало быть, у его хозяев нет достаточно развитого оборонного оружия. Само устройство не выдерживает никакой критики: такие Империя производила на заре своей технологии, когда мы не знали еще о гравитационном ветре. Тысячу лет назад, а то и полторы…
        Хозяева зонда позаботились, чтобы наши корабли нашли их дом, не заплутав по дороге. И мы пришли в гости, дабы выполнить священный долг перед Империей и пока незнакомой расой пятипалых. Путь был труден. Много невзгод пришлось испытать эскадре. Взять хотя бы водяной голод на корвете под кодовым названием
«Гамма-составляющая компонента», потерю вспомогательного шлюпа, не имеющего кодового названия в пылевом скоплении УЦ-ж IС (терминология времен династии Стохватов), не говоря уже о вопиющем случае с моими любимыми гренками в мазуте!
        Несмотря на трудности, мы все-таки достигли цели. Внизу под нами чудесная планета, на три четверти покрытая океаном. Есть где каждому соорудить просторный садок, где порезвиться юрким головастикам, где погреть на солнышке старый костяк - все благодаря маленькой, но такой ценной пластинке! Словно магический компас вела она мои корабли сквозь межзвездную непогоду: свирепые световые бури, раздирающие паруса в клочья, кошмарные трясины нейтронных болот и смертоносные объятия коллапсаров. Но если бы нам мешали только природные явления! А деятельность пресловутой Административной группы по предотвращению? Я понимаю, что она была направлена в эскадру личным распоряжением Императора из благих побуждений. Я и мысли не допускаю, что она вставляла нам палки в колеса с его ведома, упаси боже! Но гренки в мазуте, вычеркнутые из меню в нарушение флагманского устава, несомненно, дело лап Административной группы, что бы мне ни доказывал уважаемый начальник Службы Уха и Нюха! Жаль конечно, что группа в полном составе погибла на шлюпе, не имеющем кодового названия… Их подвиг навсегда сохранится в моих мемуарах! А
сегодняшний возмутительный случай исчезновения протыкальных спиц в Четвертой Стае (командир Керк О)! Может быть, на этих спицах злоумышленники хотят попробовать мои любимые гренки? А это уже пахнет Изменой по крупному счету!!!
        Четвертьадмиралы переглянулись. Уж если Главнокомандующий заговорил о гренках в мазуте - кому-то не поздоровится! Несчастный командир Одиннадцатой имел неосторожность усомниться в их замечательных вкусовых качествах вслух. Все знают, чем это кончилось.
        Тем временем со стариной Шнотом творилось что-то ужасное. По его и без того хищной морде пробегали мерзкие гримасы. Все шесть конечностей мелко подрагивали. Полный адмирал впадал в священное беснование - непременный атрибут Искоренения Измены перед высадкой!
        К удивлению подчиненных, Шнот бесновался недолго и когда кончил, удивительно спокойно известил:
        - Приказываю применить локальную протравку памяти к каждому десятому стайеру, включая и младший офицерский состав! Подобная мера искоренит пацифистские настроения и воодушевит десант!
        - Осмелюсь доложить, полный адмирал! - всунулся старенький командир Второй Стаи по кличке Воин-малютка. Он страдал от застарелых ран, жить ему осталось всего ничего, оттого он никого не боялся и имел собственную точку зрения на все, даже на пропускную способность утилизатора. - Мы такое уже проделали три месяца тому назад!
        - Тогда к каждому девятому!
        - Аналогичная экзекуция имела место не далее как месяц тому!
        - Восьмому!!! - взревел Шнот.
        - Увы…
        - Клянусь яйцекладами покойной Основательницы, восходящей к садку сопредельных носителей
        Лазурного Пятна Небесного Зачатия… (Лица четвертьадмиралов вытянулись. Подобного богохульства они не слыхали с начала похода.)…Применить к первому попавшемуся!
        Командиры Стай выскочили в коридор, демонстрируя завидное единообразие. Их сердца горели одним желанием - как можно быстрее исполнить приказ, но так, чтобы не исполнять приказ. Они все знали, что на корабле существует добровольная организация среди нижних чинов - Лига Вспомоществования. Эта организация за небольшую сумму оповещала стайеров об очередной сумасбродной выходке высшего начальства и прилагала поистине героические усилия по предотвращению несправедливости. Информаторов, поставляющих сведения Лиге прямо из адмиральской каюты, не могла сыскать даже Служба Уха и Нюха. Поговаривали, что ниточка тянется к самому полному адмиралу. Жаден был старина Шнот: похоже не брезговал и стайерскими медяками. Кроме распространения информации Лига также брала на себя функцию воздаяния по заслугам, а кому охота получить стрелу в спину во время атаки? Стайеры, конечно, нижние чины, но нижние чины расы Диалона!
        К счастью, коридор был пуст, как имперская тюрьма после амнистии. Топая куда глаза глядят, Керк О вспоминал проклятые гренки в мазуте. Их не подали во время второй перемены традиционной трапезы по случаю прохождения половины пути. Шеф-повар был разжалован в простые подавальщики, хотя и клялся, что распевал походный марш расы Диалона не менее дюжины раз за время готовки. Составитель меню лишен четверти привилегий и сослан на пожизненную очистку корабельной канализации. Тогда же был спущен в утилизатор бедный командир Одиннадцатой. Этим инцидент не ограничился. Некоторое время спустя группа активистов Лиги поймала общестайного вдохновителя четвертьадмирала Цемара Ше и принялась пытать его с пристрастием. Почему, дескать, адмирал гренки в мазуте уписывает, а рядовому составу даже в колесной мази отказывают на завтрак? И когда наконец оживят самок? И зачем запретили игральных моллюсков среди нижних чинов? И еще много разных

«почему», «когда» и «зачем». Четвертьадмирал пытки вопросами не выдержал и впал навечно в прострацию. Активистов Лиги не нашли, но в назидание распылили каждого сотого, чтоб впредь не повадно было. Цемара Ше за предыдущие заслуги стали пользовать в новом и неожиданном качестве - эскадренного штандарта, ибо прежний изрядно обветшал и был не таким преданным…
        По странной ассоциации в этом месте воспоминаний мозг Керка О посетила заманчивая мысль. Даже не столько заманчивая, сколь пикантная. Ежели все остальные коллеги по званию заняты поиском укромных местечек, чтобы переждать приказ Шнота, никому и в голову не придет возвращаться к каюте Главнокомандующего. А каюта Бевзии, нынешней супруги адмирала и подружки детства Керка О - рядом. Каюты супругов разделял между собой адмиральский садок с проточной циркуляцией. Все на флагмане знали, что он пуст, и это обстоятельство вселяло в командира Четвертой надежду…
        Глава III. ИНТЕРЛЮДИЯ
        Лучшие ножны для стилета - внутри подходящего скелета. Советую: ножны подобрать, иначе сам можешь ножнами стать!
        Пека Тутес, профессиональный стилетист, виртуоз скрытожаберного удара без замаха.
        Бевзия была единственной функционирующей самкой на корабле. Остальные дочери Империи спали в специально оборудованных ваннах. Их разморозят только после посадки. Яйцеклады будущих матерей были полны, и никому не придет в голову рисковать потомством расы Диалона на планете пятипалых. Правда, Керк О подозревал, что стайеры прячут кое-какую толику разбуженных от спячки самок в нижних трюмах. Иначе чем можно объяснить исчезновение по вечерам доброй половины Четвертой? Но и на это нарушение устава Керк О смотрел, как на неизбежное зло - не хотелось по пустякам возбуждать ненависть подчиненных. К тому же он понимал их как самец. Кто не взвоет от рутинной тягомотины маршевого броска за много-много световых лет от дома?
        Керк О первое время следовал совету отца и на возлюбленную даже глаз не поднимал. Кому радость по собственной глупости в утилизатор загреметь? К тому же Служба Уха и Нюха была начеку. Памятуя о детской привязанности молодых сердец и о дуэли в Кадетском Корпусе, она караулила каждый шаг командира Четвертой в сторону каюты Бевзии. Со временем контроль ослабел, а огонь любви разгорался все сильнее. Бевзия стала оказывать другу детства сначала мелкие знаки внимания, потом несколько раз встретилась с ним на абордажной палубе будто ненароком, а на днях она призналась Керку О, что старый маразматик надоел ей хуже его любимых гренков в мазуте. Укладываясь на двойное ложе, он продолжал зудеть о боевых порядках, несварении желудка и измене, не подозревая, что измена гораздо ближе, нежели он себе представляет. До супружеской неверности дело не дошло, это верно, но ждать осталось недолго…
        Рассуждая подобным образом, Керк О приблизился к заветной дверце. Он глянул по сторонам, желая убедиться, что никого в пределах прямой видимости нет. Так и есть. Старший командный состав и нижние чины, оповещенные Лигой Вспомоществования, продолжали играть в национальную диалонскую игру - прятки. Полагаясь на нежную дружбу с утонченной подругой, Керк О нетерпеливо пробежался по мембране музыкального замка пальцами, слегка подрагивающими от возбуждения. Дверь каюты скользнула вбок, пропуская четвертьадмирала, и тут же вернулась на место. Внутри было темно после ярко освещенного коридора. Пока глаза привыкали к полумраку, в голове всплыли то ли услышанные, то ли прочитанные где-то строчки: «Мышеловка захлопнулась! Вот так стригут купоны!»
        Но в это время глаза адаптировались и он увидел Бевзию. Она стояла перед огромным, во всю противоположную стену, зеркалом и примеряла боевой шлем с накладными инкрустациями - коллективный подарок Интендантской службы, сработанный в свободное от инвентаризаций время. От нахлынувшего волнения четвертьадмирал не сразу сообразил, что кроме шлема, на ней не было абсолютно никакой одежды.
        Вдруг каюта наполнилась ритмичным скрежетом, в котором можно было угадать что-то знакомое. Неловкие пальцы старины Шнота силились изобразить пароль-мелодию, но дверь не открывалась. Любовников спасло отсутствие музыкального слуха у адмирала.
        Керк О лихорадочно стал напяливать мундир, но это у него получалось плохо. Бевзия же отнюдь не спешила ему на помощь. Зная недостатки супруга лучше всех в Империи, она сказала совершенно спокойно:
        - Раз уж мой идиот приперся не вовремя, тебе придется переждать в гардеробе, как это ни банально, мой друг… Он не только глух, но и слеп, как подземная ящерица, и следов твоего пребывания в моей спальне не заметит!
        - А как же его знаменитый третий глаз?
        - Нашел чего бояться. Разве ты не знаешь, что им он определяет степень готовности своих проклятых гренков! Не дай бог, исполнят походный марш на один раз меньше!
        И командиру Четвертой пришлось подчиниться обстоятельствам.
        Когда Бевзия выпустила его из шкафа, Керк О едва выполз, полузадушенный и злой. Ему хотелось только одного - выйти на оперативный простор.
        - Я сожалею, любимая, - криво усмехаясь, выдавил незадачливый поклонник. - Но мне необходимо выполнить приказ твоего мужа. Я лучше пойду!
        Придерживая лапой распахивающийся китель у подчелюстного мешка, четвертьадмирал вывалился в коридор. В нем по-прежнему никого не было. Организация не зря брала деньги - предупрежденные ею стайеры прятались, где только можно. Им совсем не хотелось попасть под промывку мозгов. Операция эта была неприятная, и после нее долго болела голова - ни тебе в игральных моллюсков сразиться, ни к самочкам в трюм сбегать!
        Желая выместить на ком-нибудь досаду от несовершенности проступка, Керк О распалялся, как игрок, у которого перед партией украли лидирующего моллюска. Коварные нижние чины совершенно не собирались мозолить ему глаза. Словно ветром их с палубы сдуло. Ни звука нигде. Отсутствие стайеров, пустота на корабле взъярили командира Четвертой до крайней степени. Подсознательный инстинкт жажды крови повел его прямиком к запасной штурманской рубке, где всегда, при любых обстоятельствах, дежурили два стайера - часовые при эскадренном штандарте.
        Один из часовых был новобранцем. Денег, чтобы заплатить Лиге за услуги, он еще не заработал и посему ничего не ведал о намерениях старшего офицера, ворвавшегося внезапно в рубку с перекошенной от злости мордой. Это так похоже на новобранцев - пребывать в блаженном неведении относительно намерений старших по чину. К счастью, подобное быстро проходит. Через каких-нибудь десять, пятнадцать суток судового карцера… Другой часовой, капрал из старослужащих, затрясся, как кадет перед ритуальной дуэлью. Это решило его судьбу.
        - Предатель! - прошипел Керк О. - Дрожишь у знамени!
        Четвертьадмирал вонзил побеждальный стилет в трепещущее тело. В пылу мести он перепутал меру наказания - бедный капрал получил больше, чем рассчитывал получить при самом неблагоприятном для себя исходе, когда Лига известила об очередном бзике полного адмирала…
        Керк О выдернул клинок из поверженного, вытер лезвие об его мундир и неспешно удалился в прекрасном расположении духа.
        Раненый, падший в агонии на пол, заметив, что надругавшийся над ним старший офицер покинул рубку, помчался в лазарет, зажимая рану хвостом. Разумные рептилии быстро и хорошо регенерировали. Часовой не был исключением. Через сутки он выглядел как новенький.
        Глава IV. ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ
        Вперед, рептилии! Вперед! Долг пред Империей зовет! Вперед, рептилии! Вперед! Сквозь хлад и зной, огонь и лед! Вперед, рептилии! Вперед! Нас вождь решительный ведет!

«Походный марш расы Диалона»
        Выждав традиционную двойную дюжину оборотов вокруг планеты, Главнокомандующий отдал приказ о высадке. Непосредственно перед десантированием в каждой Стае прошел Час Наставления. Последнее напутственное слово в Четвертой как всегда осталось за командиром:
        - Стайеры! Мои верные боевые друзья! Мы бились бок о бок во множестве сражений! Вновь перед нами поле битвы, и я чувствую, как во мне закипает кровь! Некоторых из нас внизу ожидает смерть, но вы не хуже меня знаете, что погибших примут в свои подогретые воды Сопредельные Небесные Садки Ящера-Прародителя! Я верю, оставшиеся в живых впишут новую доблестную страницу в ратную летопись расы Диалона!
        Мы долго ждали знаменательного часа и он настал: там внизу - благодатные воды и миллионы уродливых пятипалых рабов! Они не отдадут планету без боя. Тем весомее будет наш вклад в ожерелье миров Империи, где одной жемчужиной должно стать больше! Мы никогда ни на кого не нападаем первыми, но наш сокрушительный удар будет упреждающим, ибо, может быть, когда-нибудь пятипалым вздумается поработить Империю! Огнем и мечом осуществим миссию освобождения планеты от прежних хозяев! Вперед! Раса Диалона - ведущая сила прогресса во Вселенной! Виват Единственному Непорочному! Виват Главнокомандующему! Виват его супруге Бевзии!!! Виват!!!
        - Виват!!! - подхватило почти две тысячи глоток. Боевой дух Стаи был как никогда высок. Отчасти это объяснялось заслугой командирской речи, отчасти - близостью добычи. Керк О остался доволен своим наставлением. Мыслеблокада, дар родного садка, на этот раз продемонстрировала умение зажигать стайеров ничего незначащими фразами. Откуда, например, недавний кадет мог вспомнить битвы, в которых он якобы сражался? Идущим от сердца был только виват Бевзии. Втайне четвертьадмирал рассчитывал, что его слова дойдут до ее очаровательных ушек, иначе за что же получает жалование Служба Уха и Нюха?
        Из казарменного переговорника послышался голос полного адмирала. Главнокомандующий приказал заполнить посадочные баркасы. Строго по нумерации Стай: Первая - первой, Вторая - за ней и т.д. Все стайеры в полном вооружении высыпали на десантную палубу, выстраиваясь на своих посадочных площадках, а в баркасы загружалась Первая Стая. Вначале шли пращники и лучники, за ними - копейщики и алебардисты. Затем двинулась тяжелая пехота, бряцая броневыми щитами, хлопая мечами по ножнам. Кое-где над головами в шлемах качались шипастые палицы - инструмент, особо полезный в рукопашном бою. Вслед за щитоносцами гордо шествовали «ночные рыцари» - в каждой Стае их было не больше Порядка. Командование использовало эту привилегированную часть для деликатных поручений: добыть вражеского «языка», развязать ему язык, казнить впоследствии за ненадобностью и тому подобное…
        И, наконец, скрежеща на полозах, подталкиваемое сопящей от натуги прислугой, поползло секретное, внушающее невольный ужас оружие - недавно изобретенная гладкоствольная артиллерия, чье смертоносное дыхание испытали на себе фанатики-могариски, дотоле успешно оборонявшиеся в своих неприступных замках. Но разве устоит крепостной камень против чугунного ядра? Смешно! Керка О переполняла вполне понятная радость за пытливые умы Империи. Хорошенький подарочек приготовила ничего не подозревающим пятипалым раса Диалона!
        Через час родные стены флагмана покинула и Четвертая. Под посадочными баркасами проплывали детали рельефа планеты Лакомый Кусочек, как назвал про себя Керк О цель экспедиции. В визиры были хорошо видны возделанные земли, похожие на лоскутное одеяло, которое так умело производили шлопсы с планеты Дарc; ниточки дорог: прямые и темные; ниточки рек: извилистые, голубые и зеленые. Синие пятна лесов составляли большую часть раскрывающейся панорамы.
        В самых живописных уголках располагались уютные поселки, казавшиеся сверху воплощенной мечтой имперских градостроителей. Керк О не боялся признаться себе, что аборигены на редкость разумно используют ландшафт.
        Да, планета была хороша - поистине лакомый кусочек! Скоро, очень скоро, она станет любимым местом отдыха детей расы Диалона! Много будет рабов, умелых и искусных, если судить по их жилищам и их отношению к природе… Одно мучило четвертьадмирала: никаких попыток противодействия. Армада плавно снижалась, не встречая сопротивления. Так не бывает. Так не должно быть по уставу. Если пятипалые умудрились отправить в космос зонд, то по всем канонам и полеты в атмосфере для них не проблема. А тут до самого горизонта кроме птиц никого. Может быть, среди туземцев междуусобица? Такое иногда бывало. Запустили зонд, кому-то это не понравилось - вот и передрались друг с другом. Заодно и все летательные средства уничтожили. Тогда неясно, почему на поверхности никаких следов разрушения. Нет, не воевали между собой аборигены - слишком планета ухожена. Слишком приятно на ней жить.
        Суша кончилась. Круто развернувшись над морем, командирский баркас зашуршал днищем по прибрежному песку. За пляжем поднимался пологий склон горы, на ступенчатых террасах которой ютились разноцветные домики, окруженные тенистыми деревьями. Правее горы, сразу же за лазурной бухтой, зеленела ровная гладь поля. Еще один баркас сел. И еще один. Пока вся Стая не оказалась в сборе.
        - Слушай мой приказ! Баркасы перенести в поле, укрепить бруствером, окопаться и ждать дальнейших распоряжений!
        Через два часа в центре покрытого шелковистой травой поля возник укрепленный со всех четырех сторон лагерь. По периметру квадрата была выкопана траншея полного профиля со стрелковыми ячейками для лучников. В центре лагеря стайеры разместили баркасы, приспособив их под блиндажи, полевой лазарет, кухню и прочие надобности.
        Керк О хозяйским взглядом окинул расположение Стаи и остался доволен: часовые зорко и бдительно несли вахту. Повара готовили обед для умаявшихся стайеров, которые живописными группами лежали на траве после перетягивания баркасов. Их подчелюстные мешки дрожали от напряжения и голода. Несколько «ночных рыцарей» в открытую резались на самодельной ямочной доске в игральных моллюсков. «Знают, мерзавчики, что не до них… - ласково подумал Керк О, ухмыляясь. - Воздух свободы пьянит и заставляет нарушать устав!» Какой-то стайер монотонно терзал струны, подражая ишторнианскому нудному блюзу, но подняться до вершин музыкальной колонии Империи ему мешал порок, аналогичный пороку полного адмирала. «Если женится, не следует ему врезать музыкальный замок в спальне супруги…» Другой стайер драил меч. Третий центровал оперение стрел. Обычное зрелище бивачной жизни. Звенела тишина. Пригревало солнышко. Все дышало спокойствием. Но кому как ни командиру было известно, что спокойствие на чужой земле обманчиво. Не ровен час, опомнятся туземцы, тогда жди атаки!
        - Капрал! - подозвал четвертьадмирал одного из «ночных рыцарей». - Возьмите свою Дюжину и марш в разведку! В городок! Без «языка» не возвращаться!
        Наступил вечер. Разведка не вернулась. В лагере было все спокойно, но Керк О приказал утроить караулы. На всякий случай. Спал он тревожно. Снились ему странные сны. Главными действующими лицами в них были пятипалые: самцы и самки, взрослые и детеныши, веселые и грустные… Одним словом, всякие и разные. Они делали непонятное. Прогуливались между громадных машин, состоящих из каких-то блестящих полос; формировали желеобразных существ в светлых просторных куполах. Причем Керку О почему-то было известно, что это именно существа, а не механизмы собирались в колоссальные сборища под открытым небом, то ли решая невообразимо сложные задачи, то ли соревнуясь в достижении загадочных целей… Все это было интересно, но так непохоже на привычный уклад жизни в Империи, что внушало безотчетный страх. Хорошо, что по заведенной привычке Керк О на ночь ставил мыслеблокаду. Оттого и сон был какой-то нерезкий, расплывчатый…
        Проснувшись, он полежал еще немного, собираясь с мыслями. Больше всего его сон был похож на прочитанный фантастический рассказ. Не по действию и по сюжету, а по воздействию на психику. Автора он не помнил, а название горело в мозгу: «Здесь могут водиться туземцы». И впервые он задумался, так ли важна миссия Империи? Но это длилось не долго - помог случай.
        - Четвертьадмирал! - вбежал в блиндаж стайер Службы Внешнего Уха. - Только что передали с флагмана - к нам прибывает Главнокомандующий!
        - Жди у блока связи. Я скоро буду.
        Одевая мундир, командир Стаи продолжал думать о сновидениях: «Откуда у меня, четвертьадмирала экспедиционного корпуса, возникли подобные пораженческие настроения? У меня, воспитанного на примерах беззаветной любви Императора к расе Диалона, возникло чувство если не почтения, то по крайней мере, уважения к народу пятипалых, почему? Неужели кто-то, страшно подумать, смог проникнуть в мой мозг, заразив вирусом ксенофилии? Нет, быть того не может! Мыслеблокада не допустит, родимая!»
        Выйдя из блиндажа, Керк О заметил в лагере суетливость и необычное мельтешение. Очевидно, стайеры уже знали, что полный адмирал соизволил самолично произвести инспекцию высадившихся частей. Личная яхта старины Шнота была на подлете и вскоре она плавно опустилась поблизости от лагеря.
        Первым по трапу, распространяя вокруг сияние бесчисленного множества регалий, сошел сам Главнокомандующий. За ним, о неожиданность, показалась Бевзия в подарке Интендантской Службы на голове. Ее глаза искали кого-то в выстроенных шеренгах. Керк О надеялся, что его. Остальная свита состояла из старших офицеров, с преобладанием четвертьадмиралов, которых никто из командиров Стай никогда за время перелета не видел. Должно быть, старина Шнот держал свою штабную гвардию в спячке вместе с самками, а теперь разбудил.
        Стая приняла инспектирующих по высшему разряду. Стайеры прогорланили походный марш расы Диалона, взяли на караул и поедали глазами высшее начальство, словно не получали довольствия с момента посадки. Керк О тоже не ударил в грязь мордой. Отрапортовав как положено, он провел прибывших через расположение части. Свиту особенно заинтересовало, что у Стаи на завтрак? Даже старина Шнот полюбопытствовал, а не прячет ли повар некоторое количество предварительно замоченных гренков у себя на кухне? Оказалось, нет, не прячет…
        Воспользовавшись столпотворением у котлов, Керк О нежно тронул возлюбленную за лапку:
        - Бевзия!
        - Уберите лапы, четвертьадмирал, иначе я прикажу вмешаться моей личной охране!
        - Что случилось, моя любовь?
        - Сам знаешь. Меньше надо говорить, больше делать…
        - Бевзия, поверь, без тебя мне жизнь не в жизнь. Жди меня на корабле. Немного развяжусь с делами… Разведка должна вернуться, и если мои опасения напрасны…
        - Не вздумай. Твое появление на флагмане вызовет нежелательные толки. Ах да, ты еще не в курсе. Старый идиот разморозил салон тетушки Приллы - дюжину старых сплетников и сплетниц. Их языки гораздо опаснее любого побеждального стилета! Нет, я сама выберу момент и прилечу. Предварительно сообщу личным шифром… Осторожно! Мой благоверный смотрит в нашу сторону… Идет…
        - Уважаемая Бевзия! Отсюда, через эту бойницу, вам хорошо будут видны подступы к лагерю. Неприятель не сможет незаметно подобраться…
        - Ой ли? - с сарказмом заметил подошедший, как ему казалось, незамеченным адмирал.
        - Четвертьадмирал, кстати о подступах к лагерю. Почему игнорируется § Е, пункт Девять Устава караульной службы, который гласит: «На биологически опасных планетах вокруг охраняемых объектов надлежит очистить зону относительной безопасности не менее ста метров (терминология времен династии Стохватов) шириной по всему периметру, дабы воспрепятствовать потайному проникновению противника на территорию, вверенную подразделению». А у вас, четвертьадмирал, трава вокруг! Извольте выкосить!
        Против приказа не пойдешь, хотя ох как не хотелось Керку О выглядеть идиотом в глазах Бевзии.
        - Стая! Слушай мою команду! Порядки, начиная с Девятого, выпалывают растительность за бруствером! Глубина прополки - до почвы, ширина - сто метров по фронту! Внимание, начали!
        Стайеры не рассуждали. Стайеры выполняли приказ. Извивающиеся шеренги потянулись от бруствера во все стороны. Кто махал мечом, кто косил алебардой, а некоторые приспособились выбирать траву голыми лапами. Через час все было вырезано, выщипано, вырвано с корнем. Квадрат лагеря охватила широкая полоса голой земли. Теперь все соответствовало уставу. Вдруг Бевзия вскрикнула:
        - Великий Ящер-Прародитель, что это?
        Из почвы, прямо на глазах изумленных истребителей зелени полезли новые ростки. Как слепые дождевые черви они выползали наружу, тыкались во все стороны, крутились, цеплялись за неровности и с бешеной энергией заполняли экологическую нишу, освобожденную для них приказом полного адмирала. Достигнув прежней высоты, ростки не остановились. Они продолжали сумасшедший бег вверх! Лагерь теперь обрамляла колышущаяся полоса травы в два раза выше, чем остальная растительность вокруг.
        - Каковы будут дальнейшие приказания? - осведомился командир Четвертой, когда зелень перестала наконец расти.
        - Продолжайте исполнять устав! - отрезал Шнот.
        Все повторилось заново. Злые стайеры, знающие, что работают впустую. Голая земля. Бешено рвущиеся к небу ростки. Но теперь они стали еще выше. В два раза. Адмирал на сопротивление местной флоры не реагировал. Керк О сознавал свое бессилие - он был не вправе отменить приказ.
        Стайеры вновь пошли на траву, как на врага, посягнувшего на садок, полный молоди. И снова трава поднялась выше в два раза. И снова ее выкорчевывали и вытаптывали, а она вырастала. Казалось, в земле скрыты неисчерпаемые резервы буйной растительности. После пятого раза трава достигла прямоходящим рептилиям до пояса, после шестого - до подчелюстного мешка, после седьмого - намного превзошла самого длинного из стайеров.
        Восьмого раза не было: Главнокомандующий дал отбой. Даже до него дошло, что есть приказы, которые невозможно выполнить.
        - До чего же здесь трава упрямая, - задумчиво произнес он в пространство и проследовал к яхте. Свита во главе с начальником Службы Уха и Нюха шла впереди, раздвигая траву. Впрочем, травой это было трудно назвать. Высотой она была впору хорошему дереву… Керк О подумал: «А ведь впервые упрямство адмирала натолкнулось на еще большее упрямство. Как знать, такого ли обращения ждала трава? Привыкла, наверное, к ласке, а ее алебардами!» И еще подумал четвертьадмирал, если тут трава такая, то какие здесь могут водиться туземцы?..
        Глава V. НАЧАЛО КОНЦА

…войдя в чужой дом на чужой планете, оглянись по сторонам. Может быть, в углу тебя поджидает призрак?
        Пин Брэй, «Дарсианская хроника» (Ирреальный роман).
        Как только часовые доложили, что разведка вернулась, Керк О пожелал выслушать командира «ночных рыцарей»:
        - Докладывайте, капрал! Мне важно знать, почему вы припозднились? Вы ушли в город вчера в полдень, а явились к закату. И где «язык»?
        - Виноват, четвертьадмирал! Задержался, так как очень хотел выполнить приказ. А не выполнил приказ, так как в населенном пункте никого!
        - Совсем никого?
        - Так точно. Ни единой души! К городку мы подобрались скрытно. Я долго наблюдал с закрытой позиции, не идут ли где военные приготовления. Не заметил ни военных, ни иных. Везде чисто. Везде аккуратно. Впечатление такое, будто хозяева минуту назад вышли. А я не час и не два наблюдал. Поболее. Ребята терпение потеряли.
        - Дальше, дальше, капрал!
        - Выслал вперед дозор. Все в порядке. Вошли на всякий случай с мечами наголо. Никого. Зашли в несколько домов. И внутри никого. На ночь разместились в большом здании на площади. Я засаду организовал, вдруг кто-нибудь ночью вернется!
        - Насколько я понимаю, никто не пришел?
        - Так точно. Глаз ночью не сомкнул. Не до того было. Еле до утра дотянули. Хотел я Дюжину в лагерь вернуть, но приказ есть приказ: не пристало «ночным рыцарям» с пустыми лапами домой. Подождали до вечера. Вижу, толку никакого. Скомандовал отходить, плесень на хвост! Подходим к лагерю, Ящер-Прародитель, что за чудеса? Лагеря нет, а на его месте - лес!
        - Это не лес. Просто трава с норовом попалась. Что же было ночью?
        - Ночью жуткое видение было. Наяву, но как во сне. Дымка радужная, расплывается по краям, прямо перед глазами аппараты здоровущие, с изначального плода таких не видел! Аппараты эти вроде как пустотелые, и рядом твари с одной только парой верхних лап, плесень на хвост!
        - На лапах по три пальца, как у нас?
        - Не знаю, не до счета было. Во всяком случае, не было у них межпальцевой перепонки, паучья сыть, и смотреть на них было противно! Ребята подтвердят…
        - Продолжай, капрал! - перебил четвертьадмирал. От общения с «ночным рыцарем» его словарный запас пополнился простонародными сочными поговорками, и Керк О не имел ничего против них.
        - Потом собралось тварей великое множество. Что-то мастерят, что-то делают. Если бы у них мечи в лапах были или, на худой конец, пики, подумал бы: Час Наставления. А так, не знаю. Унг Тольд сказал: местные хотят нас напугать, плесень на хвост…
        Керк О ухватился за первое упомянутое капралом имя:
        - Немедленно Унг То льда сюда!
        Унг Тольд оказался невзрачным стайером субтильного телосложения. Непонятно, как он попал в «ночные рыцари»?
        - Капрал доложил, что прошлой ночью ты говорил, будто местные в головы к нам заглядывать могут. Объясни, как дошел ты до мысли такой?
        Унг Тольд не ответил. Он мучительно перекатывал язык в подчелюстном мешке, мелко подрагивал куцым хвостиком и жалобно глядел в сторону капрала, словно хотел сказать, зачем же напраслину возводить…
        - Отвечай!
        - Отвечай, недоумок, когда тебя четвертьадмирал спрашивают? - заорал капрал и двинул подчиненного между ушей. Недоумок втянул голову и тихо сказал:
        - Бить не надо.
        - Надо - не надо! Мало я тебя, поучья сыть, за дурацкие стишки драил? - зашелся капрал в крике, преданно глядя на командира. Керк О раздраженно махнул в его сторону лапой. Лязгнули челюсти - капрал захлопнул рот. И даже сверху прикрыл межпальцевой перепонкой.
        - Я, стайер №56 по имени Унг Тольд, сообщаю по порядку. Войдя в город, капрал приказал мне и стайеру №59 по имени Тэн Вассан проверить угловой дом под красной крышей.
        Керк О посмотрел на капрала. Тот подтверждающе кивнул.
        - Резная дверь была заперта. Музыкальных замков туземцы не знают, принцип запирания неясен. Мы хотели ее выломать, но дверь сама распахнулась, когда Тэн замахнулся палицей. Внутри было красиво, как в Зеркальном Зале Императорского дворца…
        - Ты бывал в Императорском дворце?
        - В Зеркальном Зале. Единственный Непорочный потребовал однажды, чтобы ему привезли лучших в Империи игроков в моллюсков. Я в юности неплохо умел дрессировать…
        - Скромничает, - ласково сказал капрал. - Бессменный чемпион эскадры. Я его давно приметил на камбузе, паучья сыть, и после истории с гренками переманил к себе. Между нами, - капрал воровато зыркнул по сторонам, - это Унг Тольд забыл подать гренки адмиралу! Он у нас поэт. Задумался и забыл, а адмирала чуть садковая ржа не забрала…
        - Но, но!
        - Виноват! Он и рифмы замечательно подбирает ко Дню Выхода из яйца. Помню, мне посвятил «…и монотонно возрастая, за ним стремилась наша Стая!»
        - Капрал, когда мне понадобится, чтобы вы процитировали стихи о себе, я скажу вам об этом! - в голосе четвертьадмирала прозвучало раздражение. - Унг Тольд, но игральные моллюски запрещены для военных. По крайней мере, в метрополии!
        - Я тогда не был военным. Военным я стал по воле Единственного Непорочного, когда посмел сыграть с ним вничью…
        - Мне кажется, мы несколько увлеклись воспоминаниями.
        - Виноват! Мы вошли в дом, и внутри было красиво. Красиво и в то же время жутко. Я почувствовал, что вокруг - тысячи глаз. Они разглядывали меня и Тэн Вассана со всех сторон. Разглядывали с интересом. Как подопытных зверюшек. Самих глаз я не видел. Их взгляды ощущал скорее кожей.

«Тэн Вассан, - сказал я. - На нас смотрят. - «Здесь и в самом деле страшновато, но никого нет». - ответил Тэн Вассан, и я понял, что у него нет моего кожного зрения.
        Поднялись на второй этаж. Вдоль стен - стеллажи, а на них диковинки всякие. Странные и непохожие ни на что. Взял одну с полки, чтобы поближе разглядеть, а она прямо в голову передает: «Положи на место!»
        - По-нашему передает?
        - А то как же. Языков колоний Империи не знаю. Я лапу отдернул. Испугался. Непривычно, когда вещь голос подает. Тэн Вассан спрашивает, что это со мной. Я говорю, что идти отсюда надо, пока с ума не сошли. Ведь неспроста штучка заговорила, точно ждала нас. А по морде его вижу, не слышал он никакого голоса. Но собрался и за мной вслед. И пришло тут в голову соображение, что дом этот - музей и диковинки для показа собраны. Может быть, не только дом угловой, но и весь город
        - музей. Потому в нем жителей и нет. Кто это в музее жить станет?
        Ночью собрались в доме на площади, в большой просторной комнате с удобными сиденьями. Для засады. Так капрал объяснил. Сначала все хорошо было. Паек
«уговорили». Моллюсков немного погоняли с форой. Марши попели шепотом. «Вперед, рептилии!» и «Славься навек!» Потом затаились и туземцев принялись ждать. Только, как я и думал, не пришли туземцы. Зато призраки появились. Тэн Вассан хотел одного из них мечом. Прошел меч сквозь пустоту. Призраку хоть бы что. Свое гнет. Из клейстера мастерит гадких тварей, нити вытягивает…
        - Из клейстера, говоришь? - Керк О внезапно вспомнил желеобразных существ из своего сна. Совпадение было невероятным. Он никогда не слышал ни от кого, что одно и то же сновидение могло посетить одновременно двух рептилий. - А машины из сверкающих полосок, около которых призраки суетились, были?
        - А как же! Капрал видел. Тэн Вассан, и Кундзоу, и Ших Халон по прозвищу Тяпня. Все видели.
        - Откуда же все-таки взялась у тебя мысль про
        музей?
        - Я думаю, что штуковинка в угловом доме подсказала напоследок, когда мы уходили. Больше некому. Наверное, про появление призраков она тоже меня надоумила: «Смотри, на иллюзию не опоздай. В следующий раз что-то изменится (слово было незнакомое - я не запомнил), и того, что пропустишь, больше не увидишь!»
        - Да. До такого сам не додумаешься… Оба свободны!
        Керк О вышел из блиндажа. Солнце село, но было тепло. Четвертьадмирала почему-то знобило. Он проверил посты и каждому часовому задавал один и тот же вопрос, что он видел сегодня ночью во сне?
        Большинство ничего не помнило. Кто помнил - про пятипалых не рассказывал. Из чего Керк О сделал вывод однозначный. Разведка видела призраков наяву. Из всех, кто ночевал в лагере, призраки посетили во сне только его. А чем отличается Керк О от остальных? Только тем, что может заблокировать свои мозг, поставив мыслеблокаду против хитроумных приспособлений Службы Уха и Нюха. Выходит, для аборигенов Лакомого Кусочка мыслеблокада не препятствие, напротив - подспорье. Как говорится: грохот волны цунами слышат все, а как лопаются пузыри дождевые на лужах, слышит только тот, кто этого очень хочет!
        А этот бывший игрок в моллюсков далеко не прост. Голос слышит, видения толкует.
«Очень похоже: не один я мыслеблокадой владею!» - сделав такое открытие, четвертьадмирал долго не мог заснуть. Постепенно выстроилась логичная картина. Наведенная туземцами галлюцинация сильнее подействовала на разведку потому, что транслирующее устройство располагается несомненно в городе. До лагеря дошла ослабленная волна, которую смог уловить лишь владеющий секретом запирать свои мысли от соплеменников. Но закрывая мозг для своих, по-видимому, открываешь для чужих. «Вот влип, - подчелюстной мешок наполнился жгучей слюной от ужаса при мысли о том, как отвратительные пятипалые монстры начнут ковыряться в его памяти, отыскивая секретные данные о расе Диалона, которые доверены старшим офицерам рангом не ниже четвертьадмирала. - А может быть, я напрасно волнуюсь. Вдруг это действительно музей или заповедник, на худой конец. Ну что же, ночь рассудит…»
        Глава VI. КОНЕЦ ИСТОРИИ
        Если дебют партии можно выучить по учебнику, середину - оценить, то финиш - непознаваем! Но запомните: резвый моллюск, как правило, жив еще.
        Вог Кланц «Наставление начинающему в игральных моллюсков».
        Сомнений не осталось. Во сне снова действовали пятипалые, но их бурная активность была направлена в этот раз на освоение водной стихии. Огромные сигары, светясь мириадами огней, зыбких и нереальных, плавали в фиолетовой воде, выпускали пятипалых из чрев своих и вбирали снова. Вокруг сновали пугливые рыбешки, точь-в-точь как в океане Диалона. Затем появилась из расщелины кошмарная многосуставчатая тварь и принялась ползать по дну, поднимая песчаную взвесь…
        Керк О вызвал Унг Тольда.
        - Видел? - спросил он, обходя церемонии.
        - Да, - сказал стайер, и в глазах его Керк О прочитал тоску, как у кадета перед дуэлью, который почуял предстоящую смерть.
        - Что скажешь?
        - Мне говорить нечего. Пусть оно скажет! - Унг Тольд полез в полевую сумку и вытащил предмет, размером и формой напоминающий Изначальный Плод. Проще говоря, яйцо, из которого вылуплялся головастик расы Диалона. Но не обычного серого цвета. Яйцо блестело, как металлическое, и оболочка непрестанно пульсировала. Внезапно оно выпрыгнуло из лап «ночного рыцаря» и покатилось по столу. Потом встало на попа и принялось раскачиваться, как игральный моллюск, не желающий покидать проигрышную ямку.
        - Что это?
        - Говорящая штучка из углового дома в поселке.
        - Откуда у тебя?
        - Тэн Вассан постарался. Приглянулась ему, вот и захватил перед возвращением. А сегодня утром показал.
        - Говори, кто ты? - приказал четвертьадмирал овоиду и хотел потрогать пальцем.
        - Но, но, без рук! - ловко увернулось яйцо. Голос на Столичном диалекте расы Диалона звучал нежно и бархатно, действительно, прямо в мозгу. - Какой невоспитанный народ! Мало того, что не реагирует на правила, установленные Советом Знания, он еще и экспозицию нарушает!
        - Вспомнил! - вскрикнул Унг Тольд. - То самое слово - «экспозиция». Так вчера ночью и сказало: «Не поспеете в срок увидеть, экспозиция поменяется».
        - Было дело, - согласился овоид. - Программа каждый день меняется. Чтобы с историей человечества познакомиться досконально - годы и годы потратить надо. Но дело того стоит. Вот смотрю на вас и вижу: издалека прибыли. Из другой галактики, наверное. Правильно, что прибыли - есть чему поучиться! Но как дипломированный гид-телепат, я должен предупредить: пришли в музей - будьте добры уважать музейные правила. Экспонаты руками не трогать! Экспозицию не нарушать! А вы меня, кандиорга высшего класса, в сумку! (Справка. Кандиорг - кандидат в организмы. Наделен всеми правами и обязанностями представителя Объединенного Человечества.) Травку косить принялись! Не любит она этого. На ней отдыхать положено. А вы ее железом! Разве экскурсанты так поступают?
        - Я верно вас понял, вся планета - музей?
        - Не только планета, - сказал гид-телепат с гордостью. - Вся Солнечная система целиком служит Объединенному Человечеству Музеем памяти. В ее пределах запрещены все виды полетов, кроме экскурсионных. Люди чтят место, откуда пошла цивилизация Объединенного Человечества. А мы, дипломированные гиды, знакомим экскурсантов с историей и следим за порядком.
        - А если мы прибыли сюда не как экскурсанты?
        - Предусмотрено, - с готовностью отреагировал кандиорг высшего класса. - Для студентов и школьников выделена Венера, вторая от Солнца планета. Поближе к свету, так сказать, знаний. Могу проводить, ежели желаете. Благословенный климат на любой вкус. Просторные университетские городки, прекрасно оборудованные спортивные площадки, уголки развлечений, обеспечивающие полноценный отдых на каникулах. Преподают высококвалифицированные педагоги со всех концов Галактики, поощряются совместные занятия с суперинтеллектуальными компьютерами, гарантируется повышение индекса разума учащегося в разумных пределах. Рекомендуется пользоваться УВБ - Универсальной Вселенской Библиотекой с основным фондом на кварковом уровне…
        - Я не это имел в виду! - перебил четвертьадмирал.
        - Что ж, - гид не думал ни секунды. - Я догадывался, я верил, что только творческие работники способны на такую шалость, как выпалывание травы для очередного монументального шедевра, способного потрясти воображение! К сожалению, растительные формы лишены чувства прекрасного и не в состоянии трезво оценить свое участие в творении нетленного…
        А может быть, среди вас есть художники закатов и восходов? Или психоактеры, заставляющие переживать зрителя на уровне энзимов и тэта-ритма? А вдруг, сами того не ведая, вы - проницаторы в подсознательное, лепящие из комков противоречий? Это теперь модно - лепить из комков!
        - Нет! - остановил Керк О распоясавшегося гида. - Мы не творческие работники! Мы - Завоеватели!
        - Не понял, - добродушно заметило яйцо и начало пульсировать энергичнее, чем прежде. - Слово отсутствует в моем активном словаре. Что такое - «завоеватели»? Что вы собираетесь «завоевывать»?
        - Завоевать - это сделать чужое своим с помощью оружия!
        - Начинаю понимать… - протянул музейный смотритель.
        Керк О решил выложить карты на стол. Пусть гид знает, с кем имеет дело. Подумаешь, музей! Подумаешь, Университет! Найдем применение и Университету. Сделаем из него Академию! Для честолюбивых четвертьадмиралов, прячущих в походных сумках рецепт гренков полноадмиральских!
        - Восемь месяцев назад мой отец Чи Моглу поймал ваш беспилотный корабль с металлической пластинкой на борту. Из нее стало ясно, где вас искать. Шесть месяцев мы шли на полных гравитационных парусах, и вот мы здесь, чтобы никогда отсюда не уйти! Я не верю, что пятипалые твои хозяева намного обогнали нас! Раса Диалона бороздит Межгалактический океан уже полторы тысячи лет, а ваш примитивный зонд сделан максимум несколько десятков лет назад. Это определили лучшие эксперты Империи. У них есть надежное средство, чтобы установить, сколько путешествовал в космосе корабль - эрозионный анализ! И я не вижу причин сомневаться в их заключении!
        - Проверка поступившей информации завершена, - монотонно прожужжало яйцо. - Я связался с УВБ и установил дату вылета зонда «Пионер-10». Только на нем была металлическая пластинка с координатами колыбели Объединенного Человечества. Ваши эрозионные эксперты ошиблись. Это событие произошло сто шестьдесят тысяч лет назад. Желательно вернуть реликвию в отделение Истории Освоения Космоса Корабельными Средствами. Адрес ближайшего отделения: Канарские острова, поселок Гвенальпа.
        Зонд был запущен в сложное время. Человечество тогда не было еще Объединенным, и оружия у двух противоборствующих лагерей было столько, что его хватило на двадцатикратное уничтожение и тех и других. Цивилизация готова была перегрызть собственное горло. Колоссальные ресурсы и средства шли на изобретение нового, более совершенного оружия, не чета вашим мечам и стилетам. Грозные ракеты, начиненные ядерной взрывчаткой до краев, способные в мгновение ока смести миллионный город с лица земли, вакуумные, нейтронные, «солнечные бомбы… С их помощью можно было отправить в небытие целые народы. И наконец - Пурпурная Гибель, чьей задачей было уничтожение биосферы Земли!
        Люди понимали: раз оружие накоплено, оно должно быть использовано, хотя бы в
«экспериментальных» целях. Люди понимали и не хотели гореть в пламени войны. Родилось движение за мир. Оно охватило все материки, все страны. И здравый смысл победил: люди договорились. Не сразу. Постепенно. Колеблясь и сомневаясь, но договорились об уничтожении кошмарных творений безумных конструкторов. Пушки и ракеты пошли на переплавку, чтобы возродиться в миллиардах сенокосилок, комбайнов и сеялок. За ними собственным ходом в мартеновские печи двинулись танки. Колонна за колонной, корпус за корпусом. Чтобы вернуться тягачами и тракторами. Болезнетворные вирусы и бактерии были стерилизованы в плазменных печах и человечество навсегда избавилось от опасности пандемий. Термоядерные бомбы пошли на топливо для мирных реакторов. Больше всего пришлось повозиться с Пурпурной Гибелью. Но и она не устояла перед волей народов: исчезла без следа, растворилась в миллионно-градусной жаре светила…
        - Хватит! - крикнул Керк О, в мозгу которого мелькали картинки, иллюстрирующие сказанное гидом-телепатом. Тупорылые атомные субмарины, переоборудованные в научно-исследовательские лаборатории, изящные обводы крылатых ракет, используемые против ураганов и гигантских смерчей, мощные лучеметы, заменившие проходческие щиты под землей… - Пусть все, что ты сказал - правда!
        Значит, люди, уничтожив все оружие, попались в ловушку! Им теперь нечем отразить наше, пусть и не такое совершенное…
        - Я не докончил. Освободившись от смертоносного груза, люди вздохнули свободно. Все свои силы они отдали развитию знаний об окружающем мире. За время, прошедшее от запуска «Пионера», Объединенное Человечество научилось обходиться в космосе без кораблей, общаться между собой на галактических расстояниях без технических средств, решать почти любую задачу, подключая по мере надобности поочередно, как сменные блоки памяти, населения целых планет… А если необходимо отразить агрессию, к услугам людей телекинетическое каратэ и психоизоляционные поля…
        - Лжешь! Я все понял! Ты - лазутчик в нашем лагере! Дезинформируя, хочешь разложить наш боевой дух! Круши его, Тольд! - Керк О молниеносным движением обнажил побеждальный стилет и ткнул в то место, где долю секунды назад качалось блестящее яйцо. Но его не оказалось там.
        - Нападение на меня, полномочного представителя Объединенного Человечества, расцениваю как недружественный акт, могущий повлечь за собой…
        - Вот оно, четвертьадмирал, за вашей спиной! Керк О резко обернулся, но кандиорга уже не застал. Только сияние, которое постепенно растаяло.
        - Тревога!!! - истошно завопил Керк О. - Боевая тревога!!!
        Он выбежал из своего убежища. Солнце стояло в зените. Стайеры строились в шеренги. Внезапно подул ветер. Чудовищная трава-упрямка загудела под его порывами.
        - Связь с флагманом! - приказал четвертьадмирал связисту.
        - Связь поддерживается постоянно…
        Керк О вырвал из его лапы наушник - аппарат молчал. Кто-то истошно закричал вдруг. Истошно и тоскливо. И этот крик подхватила вся Стая. Должно быть, так кричали неразумные предки расы Диалона, когда на отмель, где были отложены яйца, внезапно обрушивала гигантский гребень цунами.
        Четвертьадмирал поглядел вверх, и ему стало так страшно, как никогда до этого не бывало. Даже во время дуэли в выпускном классе, когда в решительный момент застрял в постромках побеждальный стилет.
        Небо потемнело, но осталось прозрачным. На нем не было ни солнца, ни облаков. Звезд тоже не было. С высоты на лагерь взирали миллиарды глаз. Это были глаза пятипалых. С каждой секундой их становилось все больше. На глазах не было прозрачной перепонки, как у расы Диалона, зато их окружали омерзительные волоски, которые периодически смыкались, на какой-то миг скрывая неправдоподобные круглые зрачки! И в зрачках читалось одно только любопытство и ничего больше!
        Керк О и Унг Тольд первыми поняли, что стали новыми экзотическими экспонатами в Музее. Одно утешало бедных агрессоров - экспонаты нельзя трогать руками!
        Лариса Зыгмонт
        Вклад-время
        В дверь постучали. Дим Витич Елизарьев потянулся, зевнул и открыл глаза. Будильник показывал 8 часов 15 минут.
        - Войдите! - в приглашении звучало откровенное недовольство. - Но если вы пришли одолжить деньги, то у меня их нет.
        - Доброе утро! Умоляю, простите за столь ранний визит!.. - вошедший извинялся долго и с почтением, - так, что стало надоедать, и только чрезмерное усердие, с которым он вычеканивал каждое слово, помогло Диму окончательно проснуться и сосредоточиться. - Мне выпала большая честь сообщить, что вы стали единственным наследником одного из самых крупных вкладов нашего банка. Я приехал, чтобы уладить некоторые формальности, связанные с получением наследства.
        - Наследство? - недоверчиво переспросил Дим. - Но кто мне мог его оставить?
        - Ваш дедушка по материнской линии.
        - Ну, знаете! - Дим сделал глубокий вдох. - С утра такие шутки и до инфаркта могут довести. К счастью, мне известно, что мой дед был таким же мотом, как и я, и погиб более шестидесяти лет назад совсем молодым, так и не рассчитавшись со своими кредиторами.
        Вы совершенно правы! - любезно согласился незнакомец. - Ваш дедушка действительно прожил
        всего 33 года. Однако умер он в возрасте 96 с половиной лет.
        - Как это?
        - Более 60 лет он положил в банк, - ответил незнакомец и, чтобы избежать последующих вопросов, пояснил. - Единственный в мире банк, который занимается хранением личного времени.
        - Простите великодушно, но я что-то не слышал о таком, - засомневался Елизарьев. - Но даже если он есть, то почему мой дед не воспользовался своим вкладом сам?
        - Очень сожалею, но с ним случилось несчастье, - голос неизвестного зазвучал скорбно. - Накопив более шестидесяти лет, ваш родственник впервые снял вклад, составляющий всего три минуты, и попал под автомобиль.
        - Я вижу, вы хорошо осведомлены о гибели моего дедушки, - сказал Дим. - В таком случае, может, вы ответите: почему так случилось?
        - Предполагаю, что кто-то избежал смерти, сдав роковые минуты в банк, а ваш дедушка, ничего не подозревая, взял это время в собственное пользование.
        - Следовательно, - Дим задумался, - вы берете у вкладчиков личное время, а подсовываете им чужое?
        - Вы не ошиблись, - ответил незнакомец. - Наш банк единственный в мире предоставляет людям такую возможность. Именно это и привлекает большинство вкладчиков. Многие совсем не занимаются накопительством, а только обменивают время. Избавляя себя от скучного однообразия повседневной жизни, они узнают немало интересного и пикантного о жизни незнакомых им людей.
        - Но это похоже на подглядывание в замочную скважину.
        - Позвольте с вами не согласиться, - запротестовал незнакомец. - Читая книги о знаменитых людях, вы заглядываете в их дома, подслушиваете интимные разговоры, узнаете чужие тайны. Неужели при этом вас не мучает угрызение совести?
        - Конечно, нет.
        - Тогда почему вы считаете аморальным сравнивать увиденное с прочитанным?
        - Потому что не исключаю возможности, что, попав в чужой дом, один из ваших
«любознательных» вкладчиков прихватит вместе с информацией о быте и нравах бывшего хозяина времени еще что-нибудь.
        - Это его право, - ответил незнакомец. - Он становится не только хозяином чужого времени, но и его имущества.
        - Но это же воровство!
        - Не понимаю, что вы видите противозаконного в акте владения временем, - удивился незнакомец. - Наоборот, мы очень гордимся, что наш банк уравнивает людей: бедных делает богатыми, а богатых приближает к бедным.
        - Чушь какая! - возмутился Елизарьев. - Чуть ли не революция!
        - А почему бы и нет? - спросил незнакомец. - Разве может сравниться любой другой век с нынешним? Вы думаете, это случайно?
        - Я считаю, закономерно.
        - И напрасно, - возразил незнакомец. - В начале нашего века было сделано единственное открытие, которое можно назвать величайшим. Конечным результатом его явилось изобретение уникального устройства, способного перемещать одного человека в условия жизни другого. Благодаря этому представилась возможность до минимума сокращать временные потери, создать резерв времени для последующего использования. Все остальные открытия и изобретения стали умелым использованием первого.
        - Ну и ну! - восторженно произнес Дим. - Кому же обязано человечество?
        - Чудаку, - горестно признался незнакомец. - Он отказался делать вторую машину, уничтожил чертежи первой и не взял ни одной монеты, которые предлагал ему банк.
        Значит, ваши клиенты в любую минуту могут остаться без вкладов?
        Мы не скрываем этого, - ответил незнакомец - Банк в состоянии выплатить любую денежную компенсацию.
        Вы считаете, что время можно оплатить?
        Конечно. Время - деньги.
        - А жизнь? - растерянно спросил Елизарьев. - Многие потеряют ее.
        - Нет, - успокоил незнакомец. - Каждый будет жить столько, сколько ему предназначено. Только он не сможет пользоваться чужим временем. Жаль, конечно. Наши вкладчики привыкли использовать время с максимальной интенсивностью. Попадая в экстремальные условия, они, преодолев лень и инертность, научились принимать мгновенное и единственно правильное решение.
        - А разве использование чужого времени связано с риском?
        - В известной степени да, - признался незнакомец. - Например, однажды, сняв вклад, я попал в космический корабль за несколько секунд до связи с Землей. Я тут же надел маску, которую дает вкладчикам наш банк на непредвиденный случай, и подмены космонавта никто не заметил. Очевидно, на Земле решили, что это какое-то чудовищное искажение. Состояние невесомости я переносил плохо, поэтому мне пришлось снять еще один вклад. На этот раз я попал во французскую Национальную оперу и до потери чувств перепугал рядом сидящую даму. Я вспомнил о маске, быстро снял ее и к тому времени, как моя соседка пришла в себя, был уже в Англии.
        - С помощью вашего банка можно неплохо попутешествовать!
        - О, да! Причем совершенно бесплатно, - добавил незнакомец. - Сняв вклад, вы попадаете в то место и те условия, где был предыдущий вкладчик, и без особых затрат становитесь хозяином времени миллионера, кинозвезды, ученого…
        - А среди ваших клиентов много известных людей?
        - Да, особенно ученых, - уточнил неизвестный. - Так что, если вы разбираетесь в формулах и таинственных знаках науки, наследство вашего дедушки даст вам не только деньги, но и славу. Для этого почаще заглядывайте на письменные столы бывших хозяев времени. Иногда в самых заброшенных бумагах можно найти величайшую идею…
        - …и воспользоваться ею! - язвительно продолжил Дим.
        - А почему бы и нет? - удивился незнакомец. -
        Людей больше интересует то, какую пользу приносит наука, а не кто ею занимается.
        - И многие зарабатывают себе славу таким образом?
        - Думаю, для вас не секрет, что в совершенно разных уголках земного шара делают одинаковые открытия? - расплывчато ответил незнакомец.
        - А вам известны имена людей, которые добывают себе славу подобным образом?
        - Имена вкладчиков, как и тайна вклада, не подлежат разглашению.
        - В таком случае, - Дим почувствовал, что теряет самообладание, - ваш банк не что иное, как рассадник преступности. Каждый день он будет наносить все больший вред человечеству. Неужели вы не понимаете, что его нужно немедленно уничтожить?!
        - А разве это не преступление? - спросил неизвестный. - Какое вы имеете право уничтожать то, что приносит не только вред, но и пользу? Должен сказать откровенно: подобная агрессивность не позволяет вам стать клиентом нашего банка. У вас есть близкие родственники?
        - Да. Старший брат - Сан Витич Елизарьев - старший научный сотрудник НИИ проблем времени.
        - Надеюсь, он-то сможет по достоинству оценить, что вы потеряли.
        - Вы правы, - согласился Дим. - Лаборатории Елизарьева-старшего такое сокровище значительно нужнее.
        - Очень рад, что мы наконец договорились, - мило улыбнулся незнакомец. - Прошу вас, подпишите, пожалуйста, документ, подтверждающий, что наш разговор занял 20 минут 57,9 секунды.
        Дим посмотрел на будильник и согласился.
        Незнакомец достал из портфеля портативную пишущую машинку и на фирменных бланках напечатал два совершенно одинаковых текста.
        Елизарьев плохо знал английский, но ему показалось, что он понял содержание документа. Поэтому он взял ручку и рядом с подписями незнакомца поставил свою.
        Когда гость ушел, Дим открыл англо-русский словарь и начал переводить.
«за вычетом 20 минут 57,9 секунды, передаю наследство моего дедушки Левченко Александра Дмитриевича агенту банка по хранению личного времени Билу Гр…»
        На этой фразе Елизарьев остановился. Ему показалось, что текст начал бледнеть. Дим растерянно смотрел на бумагу. Быстро исчезали буквы, слова, знаки препинания. Вскоре перед ним лежал чистый лист бумаги только с его подписью и датой - 1 апреля
1983 года.
        Будильник показывал 8 часов 15 минут.
        Александр Эйпур
        Кооператив по ремонту игрушек
        Хозяин квартиры, Иван Терентьевич Семушкин, нашарил ногами тапочки, запахнул халат и, с сожалением глянув на недописанный лист, подался на шум. «Правила техники безопасности при использовании роботокомплексов в быту» - труд, начатый им два года назад, - был снова отложен. Откровенное невезение, если не сказать больше. А ведь ему постоянно мешали. Но когда-нибудь это должно кончиться!
        Иван Терентьевич опешил, попав в пыльный солнечный столб. Натуральные солнечные лучи - и где?! В прихожей! Да, но этим-то как раз и не смеют похвастать нынешние квартиры.
        Он зажмурился: сквозь фильтры ресниц виднелась перина облаков. Под шлепанцами захрустела россыпь мелкого бетона. «Метеорит, однако, мог бы сработать поаккуратней», - посокрушался про себя Иван Терентьевич. В том, что здесь накуролесил шальной метеорит, он ничуть не сомневался. Уж больно неровной вышла дыра.
        В поисках небесного безобразника Семушкин держал путь на кухню: скрежет проистекал именно оттуда. Ванная, туа…
        Редкий смертный эпохи скоростей и нервов не растерял бы самообладания при виде столь беспардонного злодейства. Вот и наш Иван Терентьевич не совладал с эмоциями
        - вспыхнул от негодования,
        обронив при этом на пол аглицкие, с позолотой в оправе очки:
        - Что это вы себе позволяете?..
        На кухне и в ванной одновременно вспыхнул и погас свет - сиреневый робот, раза в полтора выше и массивней хозяина, выжидательно замер, попридержав в правой клешне выдранную проводку. В его вызывающей позе сквозило недовольство: мол, занимайтесь своим делом и не суйте нос в чужие.
        Иван Терентьевич примерно так и понял, посему отступил на шаг, а затем и вовсе прислонился к стене, потеряв дар речи. Право, было от чего…
        Сразу за роботом поперек кухни покоился смятый в гармошку холодильник. И не просто лежал, а купался в луже наваристого борща. Компанию ему составило все то, что еще полчаса назад называлось самоваром, миксером, тостером и кофеваркой.
        - Ой! - вырвалось у робота; беднягу скрючило в три погибели, а у Ивана Терентьевича перехватило дыхание, ибо обозрел он всю кухню разом. То ли
«волновики» покуражились над «металлом», то ли ураган над мелководьем реки жизни пронесся. Вселенский хаос в быту. Кухонный гарнитур «Хозяюшка» стал похожим на детский конструктор «Разбери сам». Тут и там из-под обломков фарфора выглядывали беззубые вилки, сплющенные кастрюли, миски. Лишь чугунная сковорода выхвалялась безупречностью формы.
        Робот выпрямился.
        - Вы только не кипятитесь понапрасну, - возговорил он и, по нерасторопности, неуклюжести своей раздавил хозяйские очки. - Я все растолкую подробно - лишь управлюсь с квартирой.
        Последовал рубленный, выверенный взмах манипулятора - и проводка оборвалась где-то под потолком. Обои разбежались бумажной бахромой, посыпалась штукатурка. Робот уверенно продолжал действо, считая разговор законченным.
        - П-погодите, так вы не из этих, к-как их? - Иван Терентьевич полез в карман халата за успокоительным. - Я… мы ждали сантехника. И это что, капитальный ремонт? Э-э, позвольте, но ведь дом еще совсем новый!.. Вы - не из домоуправления! - догадался Семушкин.
        Отполированная голова исполина без малейшего скрипа отринула чужие домыслы:
«Поясню позже, потерпите самую малость. Ой!..»
        Хозяин едва успел отпрыгнуть к стене, когда сиреневая громада, начав от входных дверей, вспорола линолеум и пошла плясать по прихожей, оставляя за собой рваные борозды. Красивый был линолеум, под паркет.
        Минуту спустя робот уже хозяйничал в зале. Среди звуков, сопутствующих погрому мебели, отчетливо слышались короткие «ой!». Чем чаще гость ойкал, тем быстрее мелькали его манипуляторы и полированные колени, о которые крушил он мелкую утварь. Секция развалилась гораздо быстрее, чем ее достали, не выдерживало натиска стекло. Когда робот повис на хрустальной люстре с явным намерением покачаться, она рассыпалась на сотни махоньких брызг.
        Иван Терентьевич растерянно уставился на свою давнишнюю свадебную фотографию - под стеклом и в рамке карельской березы. Варвар сшиб ее со стены: печальный треск, прощальный звон. Мало того, рифленые подошвы погромщика обратили снимок в жалкий мусор, годный разве что на ужин утилизатору. Левый глаз супруги, Марии Павловны, казалось, многообещающе сощурился… О ужас! И никого вокруг, кто посмел бы одернуть эту сиреневую железяку. Да что там одернуть?! Хоть бы один свидетель был!
        Магический взгляд. Он не давал Ивану Терентьевичу покоя. Он притягивал к себе, он излучал гнев. И супруг Марии Павловны выступил супротив недруга, осерчал всерьез, в глубине души поражаясь своей разудалой смелости. Бросился Иван Терентьевич в атаку да так и повис на правой клешне неприятеля.
        - Не мешайте, не то стукну ТОКОМ, - пообещал робот и, ничуть не таясь, сокрушительно и мощно ойкнул. Какой-то недуг ел его изнутри, не жалеючи.
        Нельзя сказать, чтобы хозяин квартиры слыл любителем острых ощущений. Он поблагодарил за предупреждение (обошлось, правда, без желтой карточки) и ретировался из зала, поперед того затолкав под вездесущие обломки клочки фотографии. Особо тщательно тот, с укоризной во взгляде.
        Эх, где только наше не пропадало?
        Семушкин обрадовался внезапной тишине. Наконец-то! Но у пришельца были несколько иные планы. Машина восстала на машину: подошла очередь радиоэлектронной аппаратуры.
        Взорвался телевизор (на семьдесят две программы), рассыпался магнитофон (на сто шестьдесят дорожек), последний раз полыхнула цветомузыкальная пирамидка (восемь цветов сразу), от проигрывателя уцелела крышка (одна).
        Вот тут и заело. Сиреневая громада вдруг покачнулась.
        - Не балуй… я сказал - не трожь! - неожиданно заговорил робот сам с собой. - Ну же! Это очень нежные фильтры. Не озоруй и выхода не касайся, слышишь?! Спалишь миллиом…
        Иван Терентьевич невольно поискал глазами третьего, с кем будто бы переговаривался непрошенный гость. Да нет, никого, кроме них. К тому же, один из двоих одним протектором - явно ступил в мир иной.
        Так и есть: робот загремел на пол, по сиреневому корпусу его завихрились голубые искорки.
        - Р-розетка… Провод, - с видимым усилием произнес поверженный великан.
        Семушкин подхватил протянутую вилку, потащил за собой:
        - Сюда?
        - Ско-рей…
        Исполин опробовал подвижность суставов, сел, подобрав протекторы, шумно выдохнул. Как человек, которому предстояло ложиться на операцию, а аппендикс рассосался.
        - Порядок, - молвил он, - ничего страшного: маленькое короткое замыкание. Всего лишь. Ну, а теперь за мной! - Робот оставил зал и переметнулся в спальню. И Иван Терентьевич беспрекословно поплелся за ним.
        Три минуты потребовалось на спальню и две - на детскую. Через пять минут квартира приняла, наконец, вид, который удовлетворил его сиреневость.
        - Поспел, хвала Аккумулятору. Садитесь, говорить будем. - Сказав это, робот выудил из багажного отсека точную копию себя. Отсек тот находился на груди слева, где у нас, людей, грустит и тревожится сердце. Роботенок (ну, вылитый папаша!) оказался росточка малого, чуть меньше обувной коробки. Он мастерил! Что бы вы думали? Изящную копию себя, по размеру собственного багажного отсека!
        - А не рановато ли ты, Виртик, зачал себе подобного? - осуждающе заметил великан крохе. - Дайка его сюда, после доделаешь. Глянь, сколько работы привалило!
        Малыш, едва очутился на полу, взялся за сборку кресел.
        - Славный мальчуган, не правда ли? Чуть в лом меня не отправил. - Робот пригладил голову, как если бы там и вправду росли волосы. - Стоит ли говорить, что мы не здешние… как вы сказали? Сантехники?.. В спешке я даже позабыл представиться: Клавик с планеты Достославик.
        - Иван Терентьевич. Семушкин… э-э, с Земли. Очень приятно. Только что скажет супруга моя, Мария Павловна, когда вернется с работы?
        - О, не беспокойтесь. Клянусь Аккумулятором: сынок мой в два счета наведет в жилище порядок, смею вас заверить.
        - Сынок? - хозяин кисло улыбнулся. - Разве у роботов бывают дети?
        - И не смейтесь. Не так давно это было для нас, роботов, наипервейшей задачей. Ведь это мука - функционировать для самих себя, поверьте! Должен вам признаться, мы раскрутились до последней гайки, но добились-таки своего. И вот вам пример. - Клавик с Достославика кивнул на роботенка.
        - Па, - заверещал тот, - одно кресло готово!
        - Потрясающе! - воскликнул Иван Терентьевич.
        - Молодчина, Виртик! Полный вперед! - И, обратившись к хозяину, железный папаша предложил перебраться в кресло…
        Иван Терентьевич оказался на полу. А кресло… что ему? Развалилось себе на составные части.
        - Сыно-ок, - обратился папаша к мастеру-крохе, - разве ж я не заправил тебя импульсами добросовестного труда? Амплитуда наших колебаний не должна опускаться до отметки брака. Ты, очевидно, расстроился? Дай-ка я тебя подкорректирую. - Зажав сынка меж колен. Клавик поколдовал отверткой над подстроечными потенциометрами, приговаривая: «Мы собраны на одних кристаллах, ты просто обязан во всем быть похожим на меня… И дядя больно ударился!»
        - Что вы, что вы, пустяки, - из вежливости запротестовал Иван Терентьевич.
        Спустя минуту «взрослые» занимали кресла, собранные на совесть. Клавик проверял лично.
        - Ну, что я вам говорил? - Чувство гордости за сына переполнило отца-робота, вокруг его головы трещали микроразрядики, какие случаются от синтетики, когда мы раздеваемся. Иван Терентьевич слегка похолодел от мысли, что вряд ли найдет он общий язык с малышом, если папаша его драгоценный от избытка чувств загремит вторично. Но Клавик держался:
        - Приходилось ли вам, Иван Терентьевич, видеть когда-либо таких детей, которым доставало бы одного замечания?.. Вот то-то и оно! Для себя же делали, не для классового врага. И мало того, у моего Виртика настоящие железные манипуляторы! С железом, знаете, на Достославике напряженка.
        - Н-да, - протянул хозяин, разглядывая подлатанный линолеум. Прямо на глазах малыш прострочил его медной проволокой, а затем проутюжил швы. Для этого он раскалил утюг докрасна, использовав два питания типа «крона», которые собрал в мудреную схему. Иван Терентьевич подумал, что руки, то есть манипуляторы, у крохи были действительно железными. Никак не золотыми. Но поражала скорость, с которой управлялся этот Виртик: в прихожей еще висели клочья гари, а из зала колокольчиком звенел его голосок:
        - Батюшка, узнай у дяди, есть ли у них запасной кинескоп? А повышающий трансформатор?
        - Нет и никогда не было, - опередил Клавика Иван Терентьевич, и малютка констатировал:
        - В таком разе придется собрать вакуумную установку.
        Клавик поднялся:
        - Пойду - пособлю. Извините, я как-то не подумал, что у вас может не оказаться запасного.
        В зале постепенно восстанавливался порядок. Из трех секций «Омеги» получился симпатичный корпус для вакуумной установки; четвертую секцию, журнальный столик и кресла с диваном Клавик частями спустил с балкона - они, видите ли, мешали им ходить. Затем отец малыша подобрал битое стекло, отнес в ванную, а Виртик выпотрошил цветочные горшки: земля понадобилась для изготовления формы. Любимые цветы супруги, как завершающий штрих абстракциониста, заметно оживили свалку. Иван Терентьевич снова вспомнил о таблетках.
        Дальше вышла заминка. Квартира была реэлектрифицирована; ближайший источник - соседский счетчик. Роботы растянули кабель и заперлись в ванной, дабы не посвящать посторонних в таинства изготовления кинескопов. Минуты три погодя дверь ванной распахнулась; Клавик с предосторожностями вынес еще горячую колбу. Он, очевидно, запамятовал, что кинескопы выпускаются квадратными, чаще - прямоугольными, а не треугольными, как получилось у него. Сынок тем временем суетился подле пылесоса: разрезал вдоль и изучал внутренности. Пообещать сделать из него вакуумную установку проще простого. Пока же Виртик накрепко связал обе половинки проволокой.
        Не находя занятия, Иван Терентьевич устроился в кресле. Ощупал шишку… теперь ему было все до лампочки. Даже предстоящий разговор с супругой.
        К обеду телевизор загудел, правда, изображение так и не появилось. Скорей всего, утренние передачи закончились. Или на телевидении неполадки. На экране, заставленном по диагонали фанеркой, мигали серые полосы. Клавик дал словесную гарантию, что аппарат БУДЕТ РАБОТАТЬ. Хоть одна программа: сынок, дескать, еще не достиг вершин мастерства.
        - Одна… из семидесяти двух?
        - Одна, но, возможно, в цветном изображении, - поспешил высказать мнение малютка Виртик.
        Эх, если бы не это «возможно»… И все же целый треугольный кинескоп лучше квадратного разбитого. Прогресс налицо, и Иван Терентьевич даже не напоминал о том, что сорок восемь программ до нынешнего «ремонта» радовали глаз цветным изображением. Он попытался улыбнуться. Эти ребята, настойчивые и одержимые, начинали ему нравиться. Их бесшабашности, неприхотливости к любой работе могли бы позавидовать многие из нас, решил про себя Иван Терентьевич. Одно их желание ТРУДИТЬСЯ с лихвой покрывало броские недостатки восстановленных вещей. Собственно говоря, и в нашей среде люди разные встречаются: качество дают в меру медлительные, и наоборот.
        Клавик наотрез отказался разобрать вакуумную установку, намереваясь заглянуть за запчастями в квартиру напротив; обидно, что замки для него ничего не значили. Однако Иван Терентьевич посчитал своим долгом воспрепятствовать вторжению. Но как? Он расхаживал по свалке, спотыкался о свежие швы линолеума и думал, думал.
        Из стационарного магнитофона с восьмисотметровыми катушками получился переносной кассетник. Правда, кассеты к нему следовало еще поискать: шосткинская «Свема» на ближайшее столетие не планировала выпуск кассет-шаров. И цветомузыкальный радиатор отопления срабатывал почему-то на телефонные звонки. Двери комнат открывались не в сторону, а вверх. Ковер ручной вязки стал похож на кольчугу. Половина люстры с горем пополам была собрана, другая ее часть надежно осела в багажном отсеке малыша
        - он не хотел расставаться с гранеными стекляшками. Иван Терентьевич не мог обижаться. Но таблетки глотал исправно.
        Ремонтная бригада перебралась в спальню, затем в детскую. К счастью, там не понадобились кинескопы, и к трем часам, с залихватскими «вот так, сынок… быстро и прочно», роботы привели квартиру в сносный порядок. Виртик подался на кухню.

«Спать, слава богу, есть где… Хвала Аккумулятору», - подумал Иван Терентьевич.
        - В следующий раз у него получится лучше, - заверил Клавик, приглаживая на углу обои.
        - Будем надеяться. А скажите: к соседям вы обязательно должны заглянуть? - поинтересовался хозяин.
        - Ко всем без исключения, - успокоил его Клавик.
        - Тогда потрудитесь объяснить, чего ради затеяли вы это представление, пока я не свихнулся.
        - Минуточку. - Его сиреневость отдал несколько распоряжений отпрыску и развалился на кресле. - Понимаете, Иван Терентьевич, мы, роботы, созданы для труда, и каждый из нас рассчитан на строго определенную программу. Допустим, тесто или, скажем, алебастр я не сумею замесить - хоть под пресс клади. Что же касается наших детей, то здесь проблем нет. Создавая, мы сделали их лучше себя. Они умеют все, и даже чуть больше того…
        - Как и наши, - вставил хозяин.
        - Вот потому и приходится создавать для них неограниченный фронт работ. И уж поверьте на слово: нет для них интересней занятия, как что-нибудь мастерить…
        - Правда? А нашим - что-нибудь ломать, - машинально добавил Иван Терентьевич, после чего последовала пауза (это мы, люди, разучились удивляться, а жители планеты Достославик на верном пути).
        - …Повторите, что вы сказали?.. Э, да мы с вами на пороге величайшего открытия! - вскричал Клавик, захлебываясь от радости: - Сын мой, поди сюда!
        Малыш притопал, волоча за собой морозильную камеру вместе с агрегатом. Семушкин задал вопрос иначе:
        - И все-таки, почему вы начали именно с моего дома?
        - Чистая случайность: секундой раньше или позже мы оказались бы на одной из соседних улиц. Но ближе к делу. Показывайте, показывайте быстрее, что они ломают?
        - Кто? - не понял Иван Терентьевич.
        - Кто, кто! Дети ваши!
        - А-а, - хозяин нехотя поднялся, прошел на кухню и указал на утилизатор: - Смею надеяться, вы его тоже отремонтируете, но для начала загляните внутрь - там этого добра…
        - Игрушки?! - обрадовался Виртик. Исполнив просьбу, Иван Терентьевич вернулся к
        креслу с намерением отдохнуть, наконец, прийти в себя. Только присесть ему не довелось.
        - Эй, где вы?.. Помогите, Иван Терентьевич! Быстрее!!
        На кухне разразилась война. Отец-робот с трудом удерживал за протекторы сына-роботенка, который почти скрылся в пасти безопасного пока утилизатора. Двое взрослых едва справились с отчаянно сопротивлявшимся вундеркиндом и, наконец, вытащили его. Вместе с грудой ломаных игрушек.
        Клавик отер с железного лба капли масла.
        - Спасибо, спасибо вам огромное - выручили. Ф-фу… Я весьма вам признателен, Иван Терентьевич. И подумайте, - нам стоит объединиться. Особенно если учесть, что дети Достославика познают мир в процессе созидания…
        - А наши - в процессе ломки или полной разборки!..
        С тех пор квартира Семушкиных стала головным предприятием фирмы «ЗЕМЛЯ - ДОСТОСЛАВИК: Ремигрушка». Сегодня сорок роботят с Достославика дерзают, созидают круглыми сутками. Диапазон их возможностей растет день ото дня: не столько из-за раскрепощенной программы кристаллического мозга, сколько из-за стремительно растущей любознательности земной детворы.
        Вакуумная установка помаленьку оправдывает свое существование; помимо нее в квартире полно различных станков и приспособлений, имеется сварочный аппарат. В ванной по сей день функционирует участок универсального литья. Поэтому-то по субботам хозяева полным составом посещают баню.
        После Нового года Клавик решил приобщить к делу еще сорок самых послушных, самых достойных малышей-мастеровых. Семушкины не в силах отказать им в радости творчества, но тут возникают проблемы, решить которые бессилен даже Клавик. Дело в том, что сорок славных достославитян, когда недостает заказов, на свое усмотрение перекраивают производственные площади. Ну, а когда их соберется восемьдесят?.. Кстати, соседи слева и справа давно оставили свои жилища. И, чтобы подобная участь не постигла вас, фирма предлагает, просит, требует:
        ПРИНОСИТЕ ЛОМАНЫЕ ИГРУШКИ!
        Михаил Деревянко
        Великие дистрофики
        ДОРОЖНЫЕ ЗНАКИ
        Нет, за комфорт космических лайнеров я с радостью отдам всю девственность земных лесов. Тем более таких непроходимых. Настоящие дебри. Какая тут может быть цивилизация? Давно доказано, что только человек - венец природы. Все звери, птицы, насекомые и прочая нечисть - тупиковые ветви. Элементарно. Не зря же я столько лет учился в Центре подготовки к контакту с иными цивилизациями. А теперь? «Подпольная цивилизация животных». Бред! Я подозреваю, что меня попросту разыграли. Вместо скафандра меня заставили влезть в вонючую медвежью шкуру. Вместо космических просторов приходится бороздить дремучие заросли, попасть в которые не составляло труда и без Центра подготовки. А вместо космического корабля всучили престраннейшую штуковину всего с одной кнопкой. Не иначе, из каменного века. Сказали, что коммутатор имеет дистанционное включение, что переводит на русский и трели соловья, и свинячий визг. Ха-ха! Так я и поверил. Жаль, что сразу не догадался. Ясно как день. Даже корректор не руководит операцией, не следит в микротелек за обстановкой сзади, а без перерывов травит анекдоты. Меня уже слегка
подташнивает. Рация скоро взорвется. Еще больше выводит из себя кудахтанье, которым корректор заполняет эфир после каждого анекдота. Не удивительно, что в такой ситуации я просмотрел, как кто-то цапнул меня за левую ногу.
        Я моментально развернулся. Перед глазами сверкнул волчий оскал. Невероятно! Волк напал на медведя! Неужели провал? Волк агрессивно наступал. Из пасти неслись угрожающие звуки.
        - Включи коммутатор, - вдруг прорвало корректора.
        Спохватился. Прозевал нападение, а сейчас лезет с глупыми советами.
        - Коммутатор включить не могу. Волк бросится при малейшем движении. Предлагаю вам включить коммутатор.
        Было слышно, как корректор хлопнул себя по лбу. Забыл! Ну и шеф мне достался. В ту же секунду раздался щелчок, и на меня обрушился поток отборной брани. Правы были те, кто утверждал, что волки не отличаются вежливостью и изысканностью.
        - Куда прешь, болван?! Ослеп, что ли? Или у тебя нюх хуже, чем у человека? Только калека способен не заметить указательных знаков.
        Я решил не обострять ситуацию и пробормотал в трубку коммутатора:
        - Прошу прощения. Я не совсем понимаю, о каких знаках вы говорите.
        Волк посмотрел на меня, как на идиота. Хорошо, что этого взгляда больше никто не видел.
        - Иди-ка сюда.
        Он ткнул меня носом в кучу естественных выделений.
        - А это не указательный знак «Осторожно, дети!»?
        Потом волк подвел меня к небольшой березке и заставил принюхаться. В нос ударил резкий неприятный запах.
        - А разве это не знак «Проход запрещен»?
        - Извините, я издалека и не в курсе.
        - Ты что, не учил правила дорожного движения?
        - У меня насморк.
        - При чем здесь насморк? Столбовая дорога в двух шагах.
        - Все дело в том, что я опаздываю на конгресс? Вы слышали о нем?
        - Вот где у меня этот конгресс, - сердито проворчал волк. - Не лес, а проходной двор.
        Бормоча проклятия, волк вывел меня на «столбовую дорогу». Идти, действительно, стало легче, но вскоре подал голос корректор:
        - Поздравляю, Виктор. Ты был на грани провала и чудом выкарабкался. Вовремя я включил коммутатор.

«Надо же! Включил коммутатор. Интересно, а кто сказал его включить? Проморгать волка, а потом нагло заявлять, что только благодаря ему я был спасен от провала?! Какая наглость!»
        Корректор, видимо, услышал мой немой вскрик. А может, понял, что переборщил. Во всяком случае, быстренько сменил пластинку.
        - Подумаешь, у них правила дорожного движения! Тоже мне цивилизация. Представляю состояние прекрасной половины, если бы на наших улицах применялись такие же дорожные знаки.
        Чрезвычайно довольный придуманной шуткой, корректор закудахтал, как на сносях. Появилась возможность проанализировать встречу с волком. Похоже, никто меня не разыгрывал, а уважаемые профессора из Центра подготовки в чем-то ошибались.
        СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА
        Медведица явно заигрывала. Мне стало страшно. Надо срочно уносить ноги. Но как? К тому же корректор приказал вытянуть как можно больше информации. А медведица и сама ласково ворчала мне на ухо:
        - Какой-то ты странный: робкий и застенчивый. Я никогда таких не встречала.
        - Понимаешь, в нашем лесу другие нравы. Муж… медведь долго ухаживает за медведицей, дарит ей цветы…
        - Бедные, - вздохнула медведица.
        - Кто?
        - Цветы. Мне их так жалко. Неужели в вашем лесу медведицы такие бессердечные? Цветам же так больно, когда их рвут. Ты мне, пожалуйста, никогда не дари цветов. Я тебя буду любить без всяких подарков. Просто так.
        Я непроизвольно поежился.
        - Зато медведица кормит медведя, стирает его одежду, приносит газеты и даже следит, чтобы он не забывал одевать галстук.
        Я прекрасно понимал, что несу ужасную чепуху, но ничего более умного не мог придумать.
        - А зачем медведю галстук? - удивленно спросила медведица.
        - Не знаю. Так принято.
        - То-то я и смотрю, что ты такой слабый и забитый. Где же тут будешь здоровым, когда столько забот? И одежда и газеты. Похоже, в вашем лесу живут одни рабы. Рабы галстуков и газет. А без них ты жить не можешь?
        - Право, не знаю.
        - Бедняжка, мне так тебя жалко. Но ничего, я сама займусь твоим воспитанием. Я сделаю из тебя свободного медведя. Я освобожу тебя от галстука. Кстати, где твой галстук?
        - Выбросил по дороге.
        - Видишь, на тебя благотворно действует воздух свободы. Скоро ты станешь настоящим медведем.
        Я задрожал как осиновый лист. Медведица ободряюще ткнула носом в плечо, и я едва устоял на ногах.
        - Ладно, сколько можно болтать? Ближе к делу, - вновь перешла медведица на лирический тон.
        - А мы не опоздаем на конгресс?
        - Ой, совсем забыла.
        Медведица бросилась вперед. Я облегченно вздохнул и устремился следом.
        АВТОРА!
        На поляне стоял невообразимый шум. Из-за него я прослушал имена виновников спора.
        - Я требую лишить их всех привилегий! - кричала обезьяна. - Они самые обыкновенные симулянты. Мозгов у них не меньше, чем у любого из нас!
        - Вы закончили? - вежливо спросил обезьяну председатель воробей.
        - Но я требую лишить их всех привилегий!
        - Мы поставим ваше предложение на голосование, но прежде предлагаю выслушать официальный протокол нарушений. Прошу вас, суслик. Тот сразу забубнил:
        - Два триллиона семьсот один миллиард девятьсот тридцать пять миллионов четыреста двадцать тысяч пятьсот один раз нарушен закон «О запрещении загрязнения окружающей среды», пять триллионов…
        - А почему председательствует воробей? - спросил я медведицу. - Могли бы и медведя назначить.
        - Тогда не каждый будет говорить, что думает. Ну станешь ты председателем. К силе прибавится власть. Любой твоей глупости обеспечены бурные овации. Скучно, не правда ли?
        - Я бы не сказал.
        - Да, непросто избавиться от рабской психологии, - покачала головой медведица.
        - …Таким образом, - закруглялся суслик, - нарушены все законы, конвенции, соглашения и договоры. Думаю, не имеет смысла называть нарушителей: они всем хорошо известны. Спасибо за внимание.
        Аплодисментов не было, но, как пишут в газетах, «выступление произвело огромное впечатление» Паузой воспользовалась обезьяна.
        - Требую по всей строгости закона!
        - А лишение привилегий? - спросил председатель воробей.
        - И то и другое!
        - Уважаемая обезьяна, мы не на собрании. Надо предлагать что-то одно.
        На поляне воцарилась неловкая тишина, которую нарушил чей-то вопрос:
        - А обвиняемым известно, что они нарушают законы?
        - Незнание не освобождает от ответственности! - крикнула обезьяна.
        Председатель воробей попросил тишины.
        - По этому вопросу я предлагаю выслушать специалиста. Всесторонним изучением нарушителей занимался доктор дятел. Уважаемый доктор, вы можете дать короткую справку?
        - Да, - прозвучал над моей головой хриплый голос.
        Я посмотрел вверх. Дятел удобно устроился на длинной ветке и начал говорить так, словно читал официальный документ:
        - Слабо развитая мускулатура, увеличенный череп и почти полное отсутствие волосяного покрова - явные признаки дистрофии. Неполноценность создает предпосылки для возникновения мании величия. Нарушителям давно известно, что Земля находится на окраине обычной галактики, но они продолжают себя считать пупом Вселенной и венцом природы. Способности мозга используются не более чем на 10-15 процентов. Поэтому нарушители не в состоянии освоить ни язык мыслей, ни язык запахов, ни язык взглядов, ни простейший собачий язык. Между собой они общаются на примитивнейшем языке слов, которому недоступны самые элементарные понятия. Он грубее собачьего и примитивнее свиного. Мы в силу своего интеллектуального развития просто не можем на нем общаться. Не может же интеллигент позволить себе нецензурную брань? Из вышеизложенного следует, что пока не приходится говорить о знании нарушителями законов. Вот, вкратце и все. Какие будут вопросы?
        - Неужели они не знают и собачьего? Он же такой простой!
        - Довольно часто они общаются между собой на так называемом вульгарном собачьем. Тогда стоит сплошной лай и что-либо понять практически невозможно. Да и сами языки, кроме названия, ничего общего не имеют.
        - А нельзя ли их выдрессировать?
        - Исключено: слишком высок коэффициент тупости.
        - Кто же их родители?
        - Автора! Автора!
        Доктор дятел устало поднял крыло и терпеливо дождался тишины. - Родители не установлены. Мы имеем дело с подкидышами. Хотя сами нарушители считают, что произошли от обезьян.
        - Правильно считают, - заметила ворона.
        - А почему они тогда лысые? - удивился осел.
        - Я же объяснял, что из-за дистрофии, - напомнил доктор дятел.
        - Протестую! - визгливо закричала обезьяна. -
        Им не удастся примазаться к нашему славному роду!
        - Не волнуйтесь, это только гипотеза, - успокоил ее доктор дятел.
        - Все равно протестую!
        - А как теперь с наказанием по всей строгости? - спросил кто-то у обезьяны.
        Все засмеялись, а тот же голос весело заметил:
        - Все-таки что-то общее между ними есть. По-моему, они близки в умственном развитии.
        Обезьяна от негодования беззвучно хлопала губами. Председатель воробей поспешно объявил перерыв.
        костыли
        - Жалкие зверюшки! - захлебывался корректор. - Ни ракет, ни самолетов, ни самых обыкновенных велосипедов, а все туда же: строят из себя гениев.
        Я приглушил звук. Вдруг услышат. Тем более что корректор кричал все громче и громче:
        - Ни электричества, ни даже парового отопления! Живут, в лучшем случае, в берлогах и хотят, чтобы я серьезно воспринимал этот бред!
        Эмоции били у корректора через край. Невозможно слово вставить. А мне почему-то захотелось спросить, помнит ли он закон Ома? Или знает ли он принцип паровой машины? Нет, чтобы не завалить операцию, лучше помолчать. Да и времени уже нет. Перерыв закончился, и слова попросила сова.
        - А мне их по-звериному жаль. Вы только посмотрите на них! В чем только душа держится? Все как один на ладан дышат. Грелками со всех сторон обложились: и шубы, и шапки, и шарфы, и даже кальсоны. Мы давно об этом забыли, а они даже в домах с паровым отоплением спят под верблюжьими одеялами. И все равно болеют. Слабенькие совсем.
        Тут говорили, что они не должны пользоваться огнем. А как же они будут кушать сырое мясо? Посмотрите на их зубки! И посмотрите на свои клычища! Стыдно! Убогих обижаете! По себе судите! Набросились на маленьких и рады. Они же младше всех нас. И круглые сироты. Обезьяна и та отрекается.
        И слово-то придумали: «нарушители». Какие они нарушители? Можно ли винить дитя? Движение трех частиц не могут описать. Элементарную частицу до сих пор не нашли. Дважды два на ЭВМ считают. Блаженные они, а не нарушители. Их не обижать - жалеть надо.
        Сова замолчала, смахнула слезинку, хотела что-то еще сказать, но только как-то беспомощно махнула крылом и отвернулась.
        На зверей было жалко смотреть. Они выглядели, как нашкодившие дети, которым стало стыдно. Молчала даже обезьяна. Неистовствовал только корректор:
        - Скажи ей, что сама дура! Жалеет она! Сама юродивая! Скажи, что я пристрелю ее в первый же день охотничьего сезона. И пускай меня наказывают по всей строгости. Ха-ха-ха!
        Корректор переключился на бурное веселье. Уже прорезалось характерное кудахтанье. На полчаса можно выключить радио, чтобы послушать зайца. Говорил он очень тихо:
        - Слушал я сову, и сердце кровью обливалось. Бедные дистрофики. И хиленькие, и умишком слабоваты. Ну как о таких не позаботиться: «На, крошка, сосочку. Попей парного молочка. Скушай котлетку из зайчатинки. Укройся соболиными мехами». Ничего для крошки не жалко. Последнего зайца отдадим. Лишь бы бедное дитя было накормлено и одето. Кушай, малютка. Расти большой. Ура! Вырастили дебила! Теперь ему еще больше мяса надо. И не только мяса. Игрушки подавай: сумочки из крокодильей кожи, фигурки из слоновой кости… А вот и в войну дитятке поиграть захотелось. Ничего, пускай поиграет. Набьет себе синяков - думать начнет, поумнеет. Нет, что-то не умнеет. А зачем? И так на всем готовом. Очень выгодно быть дурачком. Всю жизнь можно требовать хлеба и зрелищ. Ради этого и Землю можно рвануть. Во зрелище будет!
        Нет, воспитанием дистрофиков нужно заниматься серьезно. Уж слишком мы их разбаловали. Предлагаю отправить дистрофиков на перевоспитание к бабушке Луне. Она давно об этом просит. Надо уважить. Нрава она строгого, даже сурового. У нее особо не набалуешься. Лучше воспитателя для дистрофиков не найти.
        - Нет! - завопил корректор. - Я против! Как можно?! Мы… мы самые великие, умные, ловкие, красивые. Мы лучше всех. Какая тут может быть Луна? Ни за что! Никогда!
        Я представил, как корректор, тряся жирным животом, носится по кабинету и молотит воздух короткими толстыми руками. Не хватит никакой фантазии, чтобы назвать его самым великим и красивым.
        А на поляне страсти накалялись. Большинство склонялось за переселение дистрофиков на Луну. Против были домашние свиньи. Они поголовно были готовы пойти на убой - лишь бы побалдеть годик в грязных и вонючих свинарниках. Свиньи и добились того, чтобы обратиться за консультацией в Межгалактический Совет, который поддержал идею переселения и обещал прислать эскадрилью летающих тарелок.
        Объявили голосование.
        - Голосуй против! Голосуй против! - надрывался корректор.
        - Поднимай обе руки!
        Я послушно поднял. Медведица презрительно фыркнула:
        - Раба могила исправит.
        Она демонстративно отвернулась и направилась к белому медведю. Конгресс на всех парах катился к завершению, но тут встряла ворона:
        - Погодите. А как мы сообщим о своем решении? Они же ничего не поймут.
        - Да, одними междометиями тут ничего не объяснишь, - согласился председатель воробей.
        НА ГРАНИ ПРОВАЛА
        Корректор облегченно вздохнул.
        - Срочно возвращайся. Теперь главное - не допустить провала.
        - Но мой внезапный уход может вызвать подозрение.
        - Постарайся незаметно.
        Я осторожно начал пятиться к зарослям, но вдруг сзади меня крепко схватили за локти. Ничего не оставалось, как покорно наблюдать за происходящим.
        Слова попросил огромный пушистый кот. Хитро поглядывая на меня, внезапно заявил:
        - Наша разведка сможет довести до дистрофиков решение конгресса.
        - Каким образом? - посыпались со всех сторон вопросы.
        - Мне не хотелось бы разглашать профессиональные тайны, так как в этом случае возможны осложнения.
        На поляне заволновались. Председатель воробей с трудом восстановил тишину и сказал:
        - Уважаемый кот, мы не сомневаемся ни в вашей честности, ни в ваших способностях как шефа разведки. Однако, вопрос очень важен. Речь идет о будущем Земли. Поэтому необходимо обсудить на конгрессе все до мельчайших подробностей.
        Кот сделал легкий поклон в сторону председателя воробья:
        - Именно сознавая важность вопроса, я вынес его на всеобщее обсуждение. Как известно, без разрешения конгресса я не могу разглашать служебные тайны. Теперь препятствие устранено. Дело в том, что на нашем конгрессе находится дистрофик и прекрасно понимает всех нас.
        - Кто он?!
        - Мне бы не хотелось его разоблачать, - невозмутимо ответил кот. - Тогда нам будет легче провести операцию.
        - Но когда они научились нас понимать? - озабоченно спросил председатель воробей.
        - Неужели недооценили?
        Кот хитро усмехнулся.
        - Ни в коем случае. Это целиком наша вина. Мы предвидели развитие событий и изготовили один коммутатор, который подбросили дистрофикам. Над ними работали наши лучшие специалисты, и доктор дятел пока просто не в курсе. В результате, сейчас среди нас находится их представитель.
        - Ну и разведка, - пробурчал барсук. - Можно подумать, что главная задача кота не добывать информацию, а как можно больше сообщить дистрофикам секретных сведений.
        - Я руководствуюсь теми принципами, которые были заложены при создании нашей разведки, - невозмутимо ответил кот. - Поэтому я не требую, я только прошу не разоблачать дистрофика.
        Просьбу кота удовлетворили, и мне тут же отпустили руки. Я для видимости заставил себя немного послушать окончание конгресса. Однако, когда представился первый удобный случай, я поспешно юркнул в кусты.
        ОЗАРЕНИЕ
        Кажется, Экзюпери сказал, что самая большая роскошь - это роскошь общения. Но устать можно и от общения. Я давно выключил коммутатор, чтобы отдохнуть от стоящего вокруг галдежа. Но странное дело: без коммутатора наполняющие мир звуки было приятно слушать. Вот соловей запел песню любви. Неужели начинаю понимать? Да, я слышу даже тихий шепот деревьев. Какой чудесный сон! Я остановился. Воздух благоухал. Ах, да! Это же цветы на языке запахов посылают друг другу признания в любви.
        Назойливый писк прервал сказку наяву. Корректор вежливо откашлялся. Странно: ему незнакомо чувство смущения. И действительно, наигранно весело корректор воскликнул:
        - Привет, дистрофик!
        - Привет, великий изобретатель коммутатора. Корректор хохотнул, так как прекрасно понимал,
        что я имею в виду. Именно он недавно приволок коммутатор и выдал за свое изобретение.
        - Представляешь, как провел меня кот Васька? Кто бы мог подумать: Васька - шпион! Но не волнуйся, он уже обезврежен. Куда надо доложено, что шпион выявлен благодаря твоей информации. Можешь смело делать дырочку во фраке.
        - Бедные коты, теперь их всех пересажают. Корректор поперхнулся, но быстро перевел разговор на другую тему:
        - Неужели они всерьез решили переселить нас на Луну?
        - Думаю, что всерьез.
        - Пускай только попробуют.
        - Не беспокойся, переселение будет сугубо добровольное.
        - Какой дурак туда отправится по своей охоте?
        - Там будет создан идеальный комфорт. Намного лучше, чем на Земле.
        - Откуда ты узнал? И когда?
        - На конгрессе, когда ты мне рассказывал очередной анекдот.
        - И за какие блага они собираются нас купить?
        - Лунолет, пектофон, телеквадр, сексмираж… Всего не помню.
        - А что такое сексмираж?
        - Точно не помню, но что-то очень приятное.
        - А как насчет эфиопских магнитофонов?
        - Само собой.
        Послышался звук отодвигаемого стула. Видимо, корректор встал.
        - Извини, Виктор, мне надо срочно отлучиться.
        - Собирать чемодан?
        - Как ты догадался?
        - Ладно, беги. А то опоздаешь в первую очередь. Корректор пулей вылетел из комнаты, громко
        хлопнув дверью и забыв выключить радио.
        Я скинул медвежью шкуру и снял наушники. От удара рации о камень на мгновение все смолкло. Но вот снова запел жаворонок, едва слышно зашелестела луговая трава. Мне открывался неведомый чудесный мир. Нет, я остаюсь.
        Михаил Деревянко
        Парадоксы времени
        Нет, с соседом мне не повезло. У всех соседи как соседи, а у меня? Стыдно сказать, домино в руках не держал. Вина - ни капли. Да что там говорить, Блохина не знает! С ним же разговаривать не о чем. Даром что профессор.
        А поболтать все равно хочется. Тем более воскресенье. Такая тоска зеленая… Дай, думаю, хоть к профессору зайду. Где наша не пропадала.
        Открыл сам.
        - Привет, Иван Кузьмич. Извини, так сказать, за беспокойство. Интересуюсь, чем ты занимаешься. Какую пользу приносишь народу и стране.
        - Прошу в мой кабинет, Вася.
        Профессор оказался довольно гостеприимным. Завел в комнату, заваленную книгами, и начал объяснять:
        - Я изобретаю, Вася, машину времени. Я чуть не подпрыгнул.
        - Где она? Давай скорее дунем в светлое будущее!
        Профессор смутился.
        - Как таковой, машины нет, но я пришел к выводу, что человек независимо от даты рождения может жить в любом веке. По нашим понятиям, Сократ давно умер, однако его идеи и высказывания актуальны и сегодня. Поэтому Сократ - наш современник. Люди часто говорят: «Он опередил время. Он отстал от времени». Следовательно, каждый человек…
        - Все ясно, - перебил я профессора, - мой дружок Митя обскакал время на целых пять лет, так как делает ботинки в счет будущей пятилетки.
        - Аналогия верная, - кивнул головой Иван Кузьмич.
        - И в то же время Митя живет в прошлом, - продолжал я развивать мысль, - потому что уже десять лет его башмаки никто не покупает.
        - Снова в десятку, - улыбнулся профессор, - быстро ты понял мою гипотезу.
        - Понять-то понял, а вот в каком веке я живу? Кузьмич открыл толстую тетрадь.
        - Я составил тест. Надо ответить на сто вопросов.
        - Ух ты, на целых сто? Ладно, валяй. Все равно делать нечего. Профессор поправил очки и спросил:
        - Какие произведения Гомера, Вергилия, Горация и Плутарха вы читали в переводе и оригинале?
        - Продажных слуг империализма в оригинале не читаю. Ничего оригинального у них нет. В переводе - тем более.
        - Знакомы вы с идеями Вольтера, Руссо и Гегеля?
        - Еще бы. Малые они неплохие, только малость кой-чего недопонимают. Дали бы мне с ними потолковать - я бы им все быстро объяснил.
        Короче говоря, полдня пытал. Все с подковырками спрашивал. Но отвечал я достойно. Как учили. Лицом в грязь не ударил. А профессор поколдовал над бумагами и выдал:
        - Вы живете, молодой человек, в каменном веке. У меня в руках железная линейка вдруг ни с того
        ни с сего сломалась. А профессор юркнул за книжный шкаф и залепетал:
        - Но если хотите, я помогу вам вырасти до уровня двадцатого. Задатки у вас есть.
        - Спасибо, обойдусь, - гордо ответил я и хлопнул дверью.
        Долго еще у меня кулаки чесались, а потом как-то скучно стало без профессора. Однажды набрался смелости и зашел. Иван Кузьмич мне «Муму» прочитал. Отличный, оказывается, рассказ. Теперь я часто к профессору забегаю. Новую книгу возьму или о стоиках поспорим. Иван Кузьмич как-то сказал, что я уже в девятнадцатый век вступил. Ничего, доберусь и до двадцать первого. Обязательно доберусь.
        Станислав Солодовников
        Странное приключение
        Несколько лет назад на железнодорожном вокзале небольшого районного города в центре Белоруссии сидел мужчина. Вокруг него гудел зал ожидания, люди закусывали, беседовали, смеялись, дремали. Дети сновали между кресел. Кто-то поднимался и уходил, на смену приходили другие, и круговорот этот был нескончаем: вечное кочевье.
        Ветеринарный врач Прохоров Иван Кузьмич возвращался с конференции, посвященной проблемам охраны окружающей среды. После окончания официальной части группа давно знакомых между собой ветеринаров встретилась в обстановке, когда произносятся не речи, а тосты. Правда, потом все равно разговор перешел на профессиональный характер, но без обиняков и с большим количеством тех слов, которые обычно с трибун не произносятся. Все досыта наговорились, отвели душу, и как-то так получилось, что Прохоров проводил товарищей и вот теперь уезжал последним. Он невероятно устал, и ему приходилось делать отчаянные усилия, чтобы не уснуть и не проспать поезд. Он моргал глазами, не давая векам сомкнуться больше, чем на секунду, тер лысину, массажировал виски, и мысли его не могли сосредоточиться. То в голову лез пес, которого недавно пришлось лечить: бедняга, попал под машину; то думал, что в этот городок хорошо бы приехать с семьей на лето, то вспоминались заседания конференции. Доклады все были дельно-скучноватыми, и на их фоне запомнился кандидат наук откуда-то из Сибири, изложивший в общем убедительную и
непротиворечивую теорию болезней и гибели динозавров. Доклад его сопровождался на диво хорошо исполненными диапозитивами.
        Иван Кузьмич в очередной раз посмотрел на часы. До отхода поезда оставалось полтора часа. Глаза закрывались, сон накатывал неумолимо, но Прохоров знал, что если сейчас уснет, то проспит не только время отхода поезда, но вообще все на свете. Диспетчер объявила отправление очередного поезда, и голос ее точно прорывался сквозь помехи ураганов и бурь на тысячах километров. Вообще-то поезд Ивана Кузьмича уходил в девять вечера, но, придя на вокзал, он обнаружил, что время отправления перенесено на двенадцать. Это было неожиданно и сбило его. Он-то рассчитывал сразу лечь спать в вагоне, а вот теперь сиди и жди.

«Товарищ Прохоров, - ударил в уши раскатившийся по всему залу женский голос, звучавший четко и ясно, - ваш поезд прибыл на шестой путь к седьмой платформе, стоянка поезда три минуты». Он машинально взглянул на часы, они показывали без трех минут полночь. А ведь недавно было половина одиннадцатого… Значит, все-таки уснул? «Товарищ Прохоров», - снова раздался женский голос, и Прохоров, больше не раздумывая, подхватил свою сумку и кинулся из зала.

…Поезд действительно стоял на месте и тронулся сразу, как только Иван Кузьмич вошел в вагон, так что когда он добрался до своего купе, пропали городские огни и за стеклом установилась густая тьма. В купе свободной оказалась одна нижняя полка, на остальных тихо спали пассажиры. Поставив под голову сумку, сняв пиджак, Прохоров лег и сразу уснул. Идти за постелью не было сил. В отключающемся мозгу на миг вспыхнула мысль: на этом вокзале всю жизнь было только два пути и одна платформа, а поезд он действительно нашел на шестом пути… «Пить надо меньше», - раздался женский голос, приглашавший его к поезду. «А я и не пью», - пробормотал Иван Кузьмич и, не успев удивиться, крепко уснул.
        Пробуждение было неожиданным и неприятным. Разбудил его какой-то непонятный шум в коридоре. Сразу возникло резкое раздражение на людей, не считающихся с тем, что ночь, что люди спят… Купе было пусто, спавшие на полках исчезли. Прохоров встал, открыл дверь, хотя намерения ему самому еще были неясны, все зависело от того, как будет воспринята первая фраза. Однако коридор был пуст. Молча белели двери других купе. А звуки, разбудившие его, тяжелой лавиной обрушились на него. Это были невнятные просьбы о помощи, женские крики, в которых слышался неподдельный ужас, детский плач, какой-то тяжелый треск, хруст, скрежет - и все это покрывал мощный рокочущий гул. От этого гула по коже прошел мороз. «Радио включила, - обозлился он на проводницу, - ей спать нельзя, остановки частые, так она включила радио и перепутала кнопки». Он направился к купе проводников, с наслаждением представляя, что сейчас наговорит проводнице. Морщась от чудовищной какофонии звуков, он обнаружил, что проводницы на месте нет, и, выругавшись, вышел в тамбур. Наступившая тишина показалась ему нежнейшим особым звуком, и сразу прошло
раздражение. Прохоров был хорошим ветеринаром и не выносил страданий живых существ, в том числе и человеческих, хотя тянуло его всегда к животным. Он считал меньших братьев своих беспомощными в жестоком машинном мире, созданном людьми, жалел животных и всегда старался что-то для них сделать. Закурив сигарету, он стал лениво всматриваться в бегущую мимо стену темного леса. Но когда в разрывах облаков возникал белесый лик луны, там начиналось какое-то движение: тени дико прыгали, что-то, казалось, затаивалось, стерегло, готово было убить. Острое наслаждение приносила мысль, что едешь в теплом, ярко освещенном вагоне мимо мест, где вполне вероятно гнездится всякая сказочная нечисть. По слухам, которые интенсивно распускали местные жители, в лесных озерах еще встречались русалки. Но вот лес кончился, возникло поле с клубящимся над ним лиловым туманом, из которого появилась дорога без начала и без конца. По ней прошли и скрылись в тумане четыре ракетных установки.
        Прохоров повернулся, чтобы бросить в угол окурок сигареты и пойти спать, но взгляд его упал на стекло двери, ведущей в проход между вагонами. Там было так же темно, как и за боковой дверью. Ни соседнего вагона, которому полагалось бы там быть, ни тепловоза, если вагон шел первым, - ничего этого не было. Была темная, летящая прямо в глаза пустота. Вглядевшись в нее, Прохоров различил две еле заметных серебряных струйки, несущихся прямо под ноги. Но вот пропали и они. Вагон мчался в пустоту.
        Прохоров умел соображать быстро: вагоны расцепились, тепловоз ушел вперед, последствия могли быть самыми разными. Он рванул рукоятку стоп-крана и вжался в переднюю стенку тамбура, чтобы не удариться при резком торможении. Но вагон, подпрыгнув, увеличил скорость. Где-то под полом раздался протяжный стон.
        Суматоха мыслей закрутилась в голове ветеринара. Он решил было прыгать на ходу, налег на дверь, она не поддалась, а вагон тем временем равномерно скользил в темноте… «Надо бы взять сумку», - возникло в мозгу. Он бросился в вагон, торопливо рванул дверь в купе, та не открылась. Он понял, что не в ту сторону тянет ручку, рванул в другую, открыл… и отшатнулся.
        Прямо перед ним, метрах в пяти, среди деревьев, листья которых напоминали сосновые иглы, но располагались веерами, возвышалась громада диплодока. Рядом стоял и протягивал кусок хлеба, обильно посыпанного солью, давешний кандидат наук, знаток болезней динозавров. На шее диплодока висел венок из цветов магнолии, глаза его были ярко-синими. Он осторожно взял с ладони хлеб и начал жевать его, двигая челюстями, как корова. С мягким треском около кандидата приземлилось крылатое существо с перепончатыми крыльями. Оно ткнуло зубастой мордой в ногу человека и, приплясывая на ухватистых когтистых лапах, что-то залопотало. Вдруг оно издало резкий предостерегающий крик. Из-за деревьев, с высоты приблизительно третьего этажа современного здания, повисла огромная, с разверстой пастью, - в ней вполне мог поместиться баскетболист, - голова. Не голова, а сплошная пасть! Это был тираннозавр.
        В лучах солнца глаза его горели, как два стоп-сигнала. Кандидат оглянулся, выхватил что-то из-за пояса, присел - и голубая молния ударила прямо в чудовищную пасть.
        Прохоров не выдержал видений и закрыл дверь. «Сплю?.. С ума съехал?..» - металось у него в мозгу. Но тут щелкнула и мягко отъехала в сторону дверь соседнего купе. Прохоров заглянул внутрь его. Глазам открылась уютная лесная поляна. На ней располагалось напоминающее домик дачного типа сооружение о двух опорах. Рядом за столом сидели мужчина и женщина.
        - Тяжело работать, - скрипуче проговорила женщина. - Недоверчивость местного населения превосходит все имеющиеся примеры. Они совсем замкнулись, а ведь находятся в самом начале культурного развития. Перспективы, судя по объему мозга, у этого вида колоссальные. Забрели ко мне с месяц назад два детеныша - отправила их на базу, решила - подучим. Эффект, уверена, будет значительным, потом вернем назад… Но что ты думаешь?! Старшее поколение разнесло весть, что я съела их… Там, в Центре, легко рассуждать о контактах. Попробовали бы сами на месте свои теории проводить!
        Прервав не то музыку, не то голоса птиц, из приемничка на столе раздался негромкий мелодичный звук. Женщина наклонилась к приемничку, послушала и сказала:
        - Ждите. Вылетаю. Посиди часок, - обратилась она к мужчине, - отдохни. Слетаю к Тэну. Очередное недоразумение.
        Она встала из-за стола, завернула за угол домика, и вскоре оттуда поднялся странный аппарат с управлением в виде штанги, на конце которой висел пучок проволоки.
        В это время дернулась ручка двери соседнего купе. Прохоров рефлексивно отвернулся к окну коридора, делая вид, что ищет в карманах сигареты. Он по-прежнему не знал, что о происходящем вокруг думать.
        Из купе вышел мужчина со стаканом в руке, одетый в голубой халат, расшитый золотыми и серебряными цветами, над которыми порхали яркие бабочки и летали бронзовые пчелы. Не обращая внимания на Прохорова, мужчина прошел мимо. Ветеринар услышал жужжание пчел. Посмотрев вслед мужчине, Прохоров вновь сунулся в купе. К собственному облегчению, он увидел спящих пассажиров, бутылки и остатки еды на столике. На полу, свернувшись, лежал сенбернар.
        - Лапа… - умиротворенно промычал Прохоров и потянулся к бутылке.
        Сенбернар недовольно округлил глаза, поднялся на задние лапы - голова его оказалась на уровне лица ветеринара - зевнул и будто бы равнодушно уставился на гостя.
        - Лапонька моя… собачка, собачонка… дай я выпью чуток, - шептал Прохоров, пытаясь протиснуться между собачьей тушей и нижней полкой к столику. - Ну что ты расселась, красавица… верзилина… Откуда ты такая?
        Собака молча повернулась боком, отодвинув Прохорова точно щитом бульдозера, взяла лапой бутылку, другой - стакан, налила его до краев и протянула гостю. Тот машинально взял стакан (чудеса продолжались!): стакан ему протягивала человеческая рука, замусоленная и грязная, указательный палец ее был замотан бинтом.
        Прохоров поднес стакан ко рту. Вино было густое, ароматное, вкусное… Внутри стал разгораться огонь. Прохоров вышел из купе, оперся о стену вагона - под рукой было мокро и скользко. Он брезгливо отдернул руку и увидел, что пластик, покрывавший стенку, плавится и течет вниз ручейками. Появилась тошнота. Прохоров побрел к туалету. Его шатало, он хватался руками за стены, и те места, которых касались его руки, мгновенно вспыхивали оранжевым пламенем и тут же гасли. Стальной поручень для оконных занавесок налился от его прикосновения вишневым цветом. Захотелось пить. Прохоров вошел в туалет и стал мыть руки. Но вода тут же превращалась в пар. Скоро весь туалет наполнился им. Зеркало запотело, и Прохоров принялся протирать его, желая взглянуть на себя, но тут потерял сознание.
        Когда он пришел в себя, он сидел на закрытой крышке унитаза, ноги его по колени утопали в снегу. Зеркало покрылось толстым слоем инея. Холода, однако, он не чувствовал. Тошнота прошла. Тело пронизывала свежесть, голова была ясной.
        Прохоров решил пройти в соседний, назад по движению, вагон. То, что впереди не было тепловоза, теперь нисколько его не волновало. Уверенным движением открыл он дверь и перешагнул порог.
        Перед ним открылось высокое голубое небо, зеленая степная ширь. Ветер носился над высокой травой, пуская по ней могучие волны. Прохоров оглянулся. Ни дверей, ни вагона, ни поезда он не увидел. Все растаяло, исчезло, как будто никогда и не было. Он поискал глазами что-то и увидел: в траве стоял плоский ящик с высокими поручнями. Прохоров встал на него, крепко схватился за поручни, и ящик, плавно взвившись вверх, стремительно, чуть приподняв переднюю часть, понесся к холмам, видневшимся на горизонте. Приземлился ящик возле сумки Прохорова, неизвестно как оказавшейся тут. Ветеринар между тем уже ничему не удивлялся, все для него выглядело само собой разумеющимся.
        Место приземления представляло собою небольшую поляну, окаймленную высокими кустами. Из-за кустов доносились странные пыхтящие звуки, точно несколько паровозов разводили пары. Иногда слышались стоны и жалобное повизгивание, переходящее в безысходное порыкивание. Прохоров взял сумку и пошел на звуки. Продравшись сквозь кусты, он вышел на другую поляну: нечто яркое, сверкающее, похожее на громадную елочную игрушку, лежало перед ним. Три головы с типично бульдожьими мордами тянулись в разные стороны. У двух глаза были открыты, третья - явно лежала без чувств с закатанными глазами. Мощными шеями сходились они к одному туловищу, могучая грудь вздымалась в тяжелом дыхании. И шеи и туловища были покрыты мелкой сверкающей чешуей. Над разметанным туловищем существа дрожал и колебался радужный ореол. Прохоров сразу заметил, что туловище безобразно раздуто. В период здоровья должно быть изящное, приспособленное для полета, теперь оно напоминало разъевшуюся росистым клевером корову, что неприятно нарушало пропорции. Существо лежало на боку в неловкой позе. Одна лапа со сверкающими когтями была беспомощно
выставлена кверху, другая подмята туловищем.
        Неожиданно огромная черная туча стала наплывать на солнце, вокруг потемнело, точно на поляну набросили покрывало. И окраска существа сразу странно и зловеще изменилась: оно стало черным сгустком тьмы, из ноздрей средней головы вырвался яркий язык пламени, а затем - небольшой клуб зеленого дыма…
        - Бог ты мой! - вырвалось у Прохорова. - Змей Горыныч…
        В это время раздался жалобный стон, и все три головы заметались.
        Туча исчезла так же внезапно, как появилась, и снова заиграли краски. Прохоров понял причину своего появления здесь.
        Он стал пальпировать тело, морды, шеи легкими, осторожными движениями, разговаривая с существом так, как обычно разговаривал с больными животными:
        - Ну что, дружище, сцепился с кем-то? На дурака какого нарвался? Враз захотел головы свои потерять?.. Ишь, красавец-то какой! Что это живот у тебя раздут так?.. Девицу какую проглотил?..
        Вдруг пальцы его ощутили толчки изнутри. Он не поверил и приложил всю ладонь к активному месту… Точно! Изнутри что-то настойчиво, упорно, безостановочно толкалось.
        - Мамочки… - вырвалось у Прохорова, и он запнулся.
        Нужно было что-то делать, но он растерялся. Тело трехголовой «красавицы» было ровным, гладким, ничто не говорило, что оно приспособлено к продолжению рода. Но новые стоны, судорога, прошедшая по телу существа, показывали, что медлить больше нельзя. Прохоров кинулся к сумке, достал скальпель и собрался уже делать надрез над местом, откуда шли толчки, как остановился, подумал, огляделся вокруг и, наконец, бросился к кустам - нужно было выломать длинную жердь. Таковая быстро нашлась. Прохоров привязал к ней головы, хотел было связать ноги, но вытянуть вторую из-под туловища было невозможно. Он легким движением сделал надрез и обнаружил в чреве матери двух мокрых, розовых, с чуть наметившимися цыплячьими крылышками детенышей. У каждого было всего по одной голове. Он выложил одного на траву, поднял на руки другого, как вдруг подогнутая под существо лапа высвободилась, конвульсивно распрямилась, и острейшие когти рванули Прохорова за правое плечо, за грудь… Резкая боль… Треск рвущихся мускулов… И Прохоров потерял сознание. Последнее, что он увидел: испуганное женское лицо, склонившееся над ним.

* * *
        Прохоров застонал от боли и проснулся. Над ним стояла проводница и с раздражением говорила, тряся его за правое плечо:
        - Да что вы!.. Проснетесь, наконец?.. Уедете дальше, сами ругаться будете.
        Увидев, что пассажир открыл глаза, она облегченно вздохнула и повторила, чтобы он скорее собирался и выходил.
        Прохоров подхватился с места, нащупал под полкой сумку, вытащил ее, шатаясь побрел к выходу из вагона, машинально миновал перрон, подозвал такси… Он никак не мог выбраться из сна. Все бывшее с ним и привидевшееся связывалось просто классически: конференция, впечатление от доклада кандидата наук, банкет, неуемное желание спать, дети на вокзале, ночные капризы их - и фон: ускользающая из сознания реальность, состояние болезненной взвешенности, ощущение холода (наверное, открывали дверь в коридор, а одеяло сползло…) и впечатление, разыгравшееся воображение… Словом, концы сходились самым научным образом.
        Поднимаясь к себе, вытащил из ящика газеты. Дома никого не было. Пустота его обрадовала: хотелось тишины после дороги В кухне прямо из чайничка хлебнул заварки и полез в ванну. Просмотрев газеты, которые сообщали, что все в мире шло своим, привычным порядком, он отложил их и стал намыливать грудь - боль остановила его. Он наклонил голову, глянул на грудь, плечо… Выскочил из ванны, посмотрел на себя в зеркало - через правое плечо и грудь шли три, разбегающихся веером шрама… Прохоров сел на край ванны и задумался.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к