Сохранить .
Подобие жизни (авторская версия) Екатерина Боровикова
        2130 год. Роботы вытеснили людей с рабочих мест, в простых гражданах уже нет особой необходимости, поэтому элита проводит политику бездетности. Но для тех, кто доказал, что полезен обществу, благодаря техническому прогрессу открыты огромные возможности.
        Б?льшую часть жизни люди находятся в виртуальной реальности. В ней они работают, отдыхают, учатся. В настоящем мире улицы малолюдны и практически безопасны из-за прекрасно отлаженной системы слежения. Управители, которые есть в каждом доме, в каждой квартире, не только заботятся о хозяевах, но и записывают любой их шаг.
        В этом по-своему гармоничном и упорядоченном мире под самым носом наблюдателей происходят загадочные убийства.
        Екатерина Боровикова
        Подобие жизни
        Глава 1
        Робос вытянул манипуляторы вдоль грудного отдела корпуса и стал вещать равнодушным голосом:
        - Карл Юсуфович Петухов, шестьдесят восемь лет. Женат не был, детей нет, судимостей нет, работал проституткой в виртуальном борделе. Баллов социального рейтинга двадцать восемь тысяч пятьдесят два.
        Владислав Кондратенко в который раз окинул взглядом рыхлое тело на виртокресле:
        - Трудоустроен был официально?
        - Да.
        - В жизненной деятельности есть что-нибудь подозрительное?
        - Для его социальной группы ничего, - ответил робосекретарь, - судя по данным чипа, в виртуале проводил шестнадцать-семнадцать часов. Большей частью в борделе.
        - Работал сверхурочно?
        - Нет, свои непосредственные обязанности выполнял в течение восьми часов, как и положено по трудовому кодексу. Ещё два часа в баре в качестве посетителя. Судя по счетам, иногда пользовался услугами своих коллег, исключительно женщин. Шесть-семь часов тратил на игры в жанре «шутер», раз в неделю посещал синематик, смотрел антикварные фильмы. В основном боевики.
        - А в реальности?
        - Квартиру покидал раз в полгода для диспансерного наблюдения в поликлинике номер восемьдесят четыре. Три года назад заменил сердечный клапан, два месяца назад - локтевой сустав правой руки.
        - Кибер или био?
        - Кибернетические импланты. На выращивание органов из стволовых клеток пытался взять кредит, но не прошёл по баллам.
        - В принципе, логично. Хорошо, что с таким рейтингом хотя бы на железки хватило, - Кондратенко взглянул на потолок. - Управитель, краткое описание жизнедеятельности владельца квартиры.
        Динамик над окном ответил бархатистым женским голосом:
        - Раз в месяц холодильник пополнялся социальным набором продуктов, раз в неделю Карл заказывал спиртное. В девяноста трёх процентах случаев водку. Среднесуточная неподвижность составляла около шестнадцати часов. Будильник настроен на два режима: будние дни - пять тридцать, выходные - одиннадцать двадцать. В первую очередь жилец выходил на балкон, выкуривал сигарету. Затем шёл в туалетную комнату, опорожнял…
        - Стоп, достаточно.
        Кондратенко не собирался выслушивать столь интимные подробности - не нравилось ему лишнее упоминание о том, что управители последние четыре года контролируют все помещения в жилищах. Их полномочия расширили после референдума в две тысячи сто двадцать шестом году, «за» проголосовали восемьдесят пять процентов населения. Правда, лично ни с одним любителем круглосуточной слежки Владислав знаком не был.
        - Посторонние?
        - Согласно утверждённому графику раз в три дня в квартиру запускался мусорщик, раз в две недели - уборщик, раз в месяц…
        - Информацию о механизмах перешли моему секретарю. Меня интересуют только люди.
        - После последнего апгрейда посторонние люди данную квартиру не посещали.
        - Когда тебя обновляли?
        - В две тысячи сто двадцать шестом году.
        В душе Влада шевельнулось что-то вроде жалости. Жил-был никому не нужный Петухов. Работал в борделе, причём в женской оболочке. О таком друзьям не рассказывают. Да и есть ли у него друзья? Может быть, только в играх, но в шутерах беседуют мало, знакомятся ещё меньше. Каждый сам за себя. Так что маловероятно, но проверить надо.
        В публичных домах ужасная текучка, и если сотрудник однажды не приходит на работу, его просто заочно увольняют и заменяют кем-нибудь другим.
        За четыре года ни один человек не забежал на огонёк. И если бы не управитель, забивший тревогу из-за высокой концентрации путресцина, кадаверина, сероводорода и аммиака, смерть Карла Юсуфовича Петухова заметили бы ещё очень нескоро.
        Незаметный, бесполезный для общества, к шестидесяти восьми годам не накопивший баллов даже на нормальное медобслуживание мужчина, которому до пенсии оставалось всего два года. Подобные ему умирают совсем по-другому.
        Ладно бы, кто-нибудь из маргинальных соседей польстился на еженедельную порцию спиртного. Или грабитель с окраины решил поживиться скудным имуществом. Но, если верить управителю, ничего не пропало.
        Кто-то проник в подъезд, обманув домофон - в памяти устройства имеются лишь сведения о тех, кто здесь зарегистрирован. Пробрался в квартиру - видеокамеры ни в лифте, ни на лестничной площадке ничего подозрительного не зафиксировали. Отключил управителя - в оборудовании полностью отсутствует информация о дне убийства. Что, кстати, очень интересно. Считается, что взломать следящую жилую систему практически невозможно. Не похоже на стихийное преступление.
        Как-то не вяжется с жизнью жертвы.
        В жилище присутствует лишь цифровой след самого Петухова. Мужчина спокойно лежал в кресле и не сопротивлялся, когда убийца выдирал шунт из шеи. Теперь тонкий провод, оплетённый обрывками нервов и сосудов, сиротливо валяется на коленях жертвы вместо того, чтобы находиться в позвоночном столбе. А ещё преступник вырвал жертве ногти и положил их на подоконнике. Это казалось смутно знакомым, но почему - Влад не мог понять. И чувствовал беспокойство.
        - Робос, сделай как можно больше снимков и активируй судебщика.
        - Хорошо, Владислав Александрович, - секретарь пришёл в движение и завертел головой - камера была встроена в его правый глаз.
        - Управитель, есть ли у Петухова контактное лицо?
        - Нет.
        - Тогда сообщи о факте смерти в муниципалитет и приступай к утилизации тела. Естественно, после того, как мой секретарь закончит.
        - Нужна ли виртуальная могила?
        Следователь пожал плечами:
        - Отправь запрос в ближайшую церковь. Пусть они сами решают.

* * *
        Влад вышел из квартиры. Юрий, участковый, стоял возле окна и курил, стряхивая пепел в баночку из-под энергетического напитка. Рядом с ним дымил субтильный мужичок в потрёпанных лосинах, старой майке, которая, судя по растянутости, давно утратила способность подстраиваться под нужный размер, и пластиковых шлёпанцах на босу ногу.
        - А когда его сократили, вообще перестал выходить. Пару раз с Михалычем брали пузырь, звонили, стучали - хотели поддержать морально. Но он не отзывался. Ну и плюнули. Кто ж насильно в душу полезет? Так что я его уже лет десять не видел и не слышал. Да-а-а, жалко Юсуфыча. Отличный мужик был, ну, пока это. Того.
        - А кем работал Петухов раньше? - спросил Кондратенко.
        Мужичок покосился на него настороженно, аккуратно затушил окурок в банке и ответил:
        - Таксистом. Пока треклятой автоматикой всех водил не заменили. Ну, я пойду, Юрий Ярополкович?
        - Иди, Овсов, - кивнул участковый, - и не забывай, что ты на контроле. Если рейтинг опустится ниже трёх тысяч, квартиру конфискуем в пользу города и отправим на окраину.
        - Дык я это, на работу устроился, - улыбнулся мужчина, и стало ясно, что у него отсутствует два передних зуба, - в соседнем доме было короткое замыкание, уборщики как раз в гнёздах стояли. Все погорели. В ЖЭКе сказали, средств на новых пока нет. Так что я туда, подъезды двенадцать и тринадцать мыть. Светка с первого этажа, кстати, тоже. И Михалыч из дома напротив. Обещали по триста баллов в месяц, давно такой халявы не было!
        - Да? Почему тогда мне не пришла инфа про работу?
        Овсов пожал плечами:
        - Пятнадцать минут назад всё оформили. Я только-только из конторы вернулся.
        - Тогда ладно. Смотри, не уйди в запой от радости.
        Мужичок презрительно фыркнул - не дурак, мол, покосился на Кондратенко, спустился на этаж ниже и скрылся в квартире.
        - Отлично. Хоть эта троица проблем доставлять не будет. А то портили все показатели по микрорайону, - Юра вздохнул и вернулся к причине своего присутствия в подъезде: - Только с Овсовым и смог поговорить. Остальные либо на работе, либо в виртуале. Я оставил сообщения управителям всех квартир, за пару дней опрошу каждого жильца.
        - Сам что-нибудь можешь о жертве сказать?
        - Ничего. Вообще. Жил тихо, закон не нарушал, рейтинг нормальный, поэтому в поле моего зрения не попадал. Здесь почти все такие. Есть, конечно, отдельные личности вроде Овсова, но в основном это район бюджетников и работников виртуальных офисов.
        Кондратенко хмыкнул и надавил пальцем на правое запястье. Перед его глазами появился небольшой голографический дисплей, в народе называемый «минивизор».
        - И правда, коэффициент преступности меньше одного, - прочитав несколько строчек, удивился Влад. - Ты молодец, хорошо с контингентом работаешь. Ладно, свободен. Пришли мне в ближайшее время паспортные данные жителей подъезда. Хотя нет. Лучше жителей всего дома. И инфу с управителей. Может, выстрелит что-нибудь.
        - Обязательно. Как до кабинета доберусь, так сразу. До свидания, Владислав Александрович.
        - Кому же ты помешал, Петухов? - пробормотал Кондратенко, когда участковый зашёл в лифт.
        Глава 2
        Влад вдохнул полной грудью холодный ноябрьский воздух и медленно выдохнул. Потом ещё раз. Тошнотворный запах мёртвой плоти сменился ароматом поздней осени.
        Двор радовал тишиной. Несколько человек топталось возле торгового автомата. Скорее всего те, кто не имел возможности или желания подключиться к Виртограду - там спиртное было гораздо дешевле и, хоть и пьянило так же, как и настоящее, не било по печени. Да и похмелье после виртуальной водки не грозило.
        «Неблагополучные» в цифровую реальность особо не рвались. Им нравилась бессмысленная, расплывающаяся от паров алкоголя жизнь. Но были и другие в той же социальной группе. Вход в виртуал бесплатный, в возрасте трёх лет шунтируют абсолютно всех детей, а остальные девайсы служат исключительно для комфорта. Кресло, визуализатор, титановый штекер - без всего этого можно обойтись. Одна старушка, в молодости потерявшая рейтинг из-за мошенничества с накопительным счётом, приспособилась входить в Виртоград с помощью древнего компьютера, табуретки и пр?вода от посудомойки. Если честно, Кондратенко восхищался её упорством. У него самого начинала болеть спина уже после двух часов лежания на мягком, но казённом кресле.
        Дворник скользил по территории, собирая и сразу же утилизируя мусор в бочкообразном корпусе. Из-за листопада сжигать приходилось много, и у робота раскалилась обшивка. В элитных районах такого не наблюдалось уже лет пятнадцать - тамошние ЖЭКи оснастили механизмами последнего поколения, которые вообще не использовали высокие температуры и были абсолютно безопасны для окружающих.
        Но конкретно до этого двора прогресс ещё не добрался.
        Мимо проехала робоняня с ребёнком лет двух, который таращился на окружающий мир, посасывая соску. Увидев Кондратенко, малыш выплюнул пустышку и завопил:
        - Дя! Увя!
        Няня успела подхватить соску у самой земли и поехала дальше.
        Владу стало интересно, сколько вообще детей в районе. Он активировал минивизор и нашёл соответствующий раздел в статистике.
        «Семеро на двести тысяч жильцов. И неудивительно, раз тут сплошные бюджетники».
        Дверь подъезда открылась, на улицу выплыл судебщик. В отличие от робосекретаря, автоматизированный лаборант был полностью лишён человекоподобности - тумбообразное тело с многочисленными выдвижными ящичками, полостями-холодильниками, ультрафиолетовым источником освещения и семью манипуляторами держалось в воздухе благодаря антигравитационной платформе. Ему не нужно было располагать к себе людей, поэтому создатели пожертвовали приятным видом в угоду функциональности.
        Следом за «коллегой» вышел Робос:
        - Всё готово, Владислав Александрович.
        - Отлично. Едем в Управление.
        Судебщик согласно пискнул, подплыл к электрокару, умостился на специальное место в багажнике и перешёл в спящий режим. Секретарь залез на заднее сиденье и замер.
        Влад сел на место водителя, забил в автопилот маршрут и прикрыл глаза. Электрокар мягко тронулся с места, выехал со двора и понёсся по дороге с огромной скоростью.
        Других машин на шоссе почти не было, потому что жители района в основном пользовались общественным транспортом - беспилотными летающими такси и подвесными монорельсами. К тому же почти все находились сейчас на работе - кто-то в реальности, а кто-то в Виртограде.
        Следователь решил не тратить время и вновь полез в Сеть, выведя визуализатор на лобовое стекло. Его интересовала личная переписка Петухова, если она была, конечно.
        Последнее преступление Влад расследовал два месяца назад - женщина незаконно забеременела и пыталась это скрыть. Её баллов даже близко не хватало на заведение потомства. Следователь сам уговорил женщину на аборт, ещё до того, как из Управления приехал психолог. Полицейский гордился тем, что убедил несчастную обратиться к врачу и тем самым сохранил ей рейтинг.
        Убийства и вовсе были редки, причём они всегда оказывались спонтанными, совершёнными под влиянием эмоций, людьми, чей социальный статус был низок из-за хронической агрессии и малого ума. Загадочное, спланированное преступление Владу придётся расследовать впервые.
        И это будоражило. Именно ради таких правонарушений он когда-то пришёл работать в полицию, наигравшись в шпионские игры и насмотревшись ретрофильмов.
        Интересно, убитый успел что-то почувствовать? Когда злоумышленник проник в квартиру, Карл находился в виртуале. Но вырывание ногтей - болезненная процедура, сигнал боли должен был продраться сквозь ощущения фальшивой реальности. Или преступник сначала варварски удалил шунт? Чтобы узнать ответ, придётся ждать заключения судебщика.
        Но даже если и так - сам способ убийства кровавый и мучительный для жертвы. Неужели сознание и тело не отреагировали? Не смогли перестроиться с одной реальности на другую? Или не успели соединиться в одно целое?
        Вспомнился кликуша с Окраины-12, который утверждал, что в момент подключения душа покидает тело и перемещается в цифровой мир. А значит, люди ежедневно умирают, пусть и временно. Влад вздрогнул и выключил визуализатор - ему вдруг показалось, что молчаливые высотки вдоль дороги - могильники, и в каждой квартире, в каждом кресле, лежит подключённый к Виртограду Петухов.

* * *
        Кондратенко делил рабочее место с тридцатью такими же следователями по реальным правонарушениям, но они друг другу никогда не мешали - ангароподобное помещение дробилось на маленькие кабинеты с помощью невысоких перегородок. В каждом таком «кабинете» имелось не слишком удобное, но сработанное на совесть виртокресло, панель для выведения визуализатора, напольное гнездо для робосекретаря и сейф для съёмных носителей - после великого обрушения Сети в две тысячи девяносто третьем, когда пропала абсолютно вся база сведений о населении Мегаполиса, в Управлении озаботились дублированием информации.
        Оставив робосекретаря перебрасывать в Сеть собранные сведения, Владислав, встав на гироскутер, отправился сквозь соседние помещения в кабинет начальника.
        Во время поездки старался не обращать внимания на чувство зависти. Отделы киберпреступлений были оснащены гораздо лучше. Кресла со встроенной массажной функцией, чтобы у пользователя ничего не застаивалось и не атрофировалось, панели визуализатора, способные принимать любую форму и размер, и перегородки до самого потолка из умного оргстекла, которое могло менять цвет и прозрачность. Но главное, здесь робоуборщики мыли, чистили и надраивали двадцать четыре часа в сутки. Поэтому дышалось легко и приятно.
        И всё благодаря инвесторам, которые хотели, чтобы их виртуальная собственность была в безопасности, а полицейские, которые контролируют порядок в Сети, ни в чём не нуждались.
        Киберподразделений, следящих за русскоговорящим сектором Виртограда, в Управлении насчитывалось двадцать два. Отдел реальных преступлений был лишь один. И ходили слухи, что его собираются сокращать - в Мегаполисе стремительно уменьшалось количество правонарушений, роботы становились всё умней и расторопней, их всё меньше нужно было контролировать и направлять.
        Владислав очень надеялся, что до полного роспуска ОРП[1 - Отдел реальных преступлений.] дело не дойдёт.
        Оставив несколько ОКП[2 - Отдел киберпреступлений.] позади, Владислав остановился возле неприметной двери и постучал.
        - Войдите, Владислав Александрович, - мягко сказал управитель и открыл.
        - Вызывали?
        - А, Кондратенко, давно тебя жду.
        Почти всё пространство в комнатушке занимало виртокресло, в котором сидел начслед Иван Сергеевич - полный бледный мужчина с внушительной оптикой вместо правого глаза. Напротив него на жёстком стуле скрючился какой-то рыжеволосый доходяга - узкие плечи, всклокоченные рыжие волосы, длинные тонкие пальцы. Подследственным он быть не мог - для них на первом этаже были предусмотрены камеры и допросные.
        - Вот, Владислав Александрович, знакомься. Горохов Трофим. Молодая, так сказать, смена. Бери, вводи в курс дела.
        Незнакомец обернулся и уставился на следователя взволнованным взглядом. Он оказался совсем мальчишкой, не старше тридцати, а на щеке его сияла модная нынче наклейка в виде логотипа Виртограда.
        - Рисунок убрать, волосы подстричь. Подожди снаружи. - Владислав дождался, когда за практикантом закрылась дверь, и лишь потом позволил себе высказаться. - Сергеич, что за дела? Я что, нянька? Вон, Петренко пускай молодёжью занимается, он это дело любит! Или пусть в киберотдел забирают.
        - Спокойно, - поморщился начслед, - во-первых, только у тебя сейчас есть дело в разработке. Остальные спины в креслах протирают и строчат статистические отчёты. Во-вторых, знаешь, чей это сын?
        - Не знаю и знать не хочу, - протестующе замахал руками Влад.
        - А это, кстати, в-третьих. Ты не тот, кто будет пресмыкаться перед наследником целой империи. А папаша очень просил пожёстче, потому что мальчишка хочет самостоятельности и отказывается продолжать семейный бизнес. Вот и надо дать ему по носу реальностью. Так что ОКП категорически нет, пусть на настоящую жизнь насмотрится.
        - То есть, я должен сделать так, чтобы пацан забыл о полиции и вернулся в лоно семьи? - нахмурился Владислав, - Сергеич, ты придумал какую-то…
        - Так! Следи за языком! - громыхнул начальник.
        Управитель нежным голосом сообщил:
        - В данном помещении превышена допустимая степень агрессии. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, иначе снизится ваш уровень социального рейтинга.
        Иван Сергеевич покосился на потолок и гораздо тише, но всё так же недовольно сказал:
        - Нахимичили что-то сисадмины. Уже три дня поорать нормально не могу.
        - Заявку отправьте. Пусть вернут, как было. Что за кабинет начальника, в котором нельзя голос повышать, - хмыкнул следователь.
        - В общем, так, - вздохнул начслед. - Отдел распустить собираются. Это пока не точно, но наверху разговоры такие ведутся. Вдруг парнишка не испугается, а наоборот, проникнется? И останется. А значит, и отдел жив будет, уж поверь. О вас ведь беспокоюсь. Только это между нами, пусть папаша считает, что мы с радостью займёмся запугиванием мальчишки, - Иван Сергеевич многозначительно подмигнул живым глазом.
        - Понял.
        - Тогда свободен.

* * *
        Гироскутер пришлось проигнорировать. Кондратенко шёл широким шагом и ровным голосом раздавал указания:
        - Про внешний вид я уже сказал, добавлю только, что одежда должна быть неприметной и немаркой. Никаких кислотных цветов. И обувь подбери попрактичней. Есть очень неприятные места.
        - Ага, понял, - Горохов еле поспевал за следователем, даже слегка запыхался. Он явно не привык много двигаться.
        - Оружие тебе пока не положено, но шокер выдадим. Личный автомобиль есть?
        - Конечно.
        Владислав покосился на парня и насмешливо сказал:
        - В Управление можешь приезжать на своём, но по городу только на казённом электрокаре. А лучше открой для себя общественный транспорт - дёшево, сердито и население нервировать не будешь. Не хватало нам ещё отбиваться от обвинений в коррупции.
        - В каком смысле?
        - Мало кто в конторе может позволить себе машину. Здесь богачей нет.
        Горохов насупился, но промолчал.
        - Сейчас спустишься в отдел кадров, пусть оформят, как практиканта. Инфу я сейчас по сети отправлю. Вот мы и пришли, - Кондратенко остановился возле своего кабинета, - для тебя здесь места нет, как видишь, но что-нибудь придумаем. Всё равно в основном будем работать на улице или у меня дома.
        - Дома? Почему дома?
        - Там кресло удобней. Всё, Горохов. Завтра жду тебя в восемь утра, адрес сейчас сброшу.
        - Как всё? А задание, работа там, расследование? - разочарованно протянул Трофим.
        - Жду отчёта судебщика. Робос информацию в Сеть перебросил, проще дома изучить. Так что пока делать нечего. А задание… Хорошо, вот тебе первое поручение. Найди всё, что сможешь, о вырванных ногтях.
        Глава 3
        Владислав привычно выставил вперёд руки, потому что Кира бросилась навстречу с радостным лаем. Она подпрыгивала, норовя поставить лапы человеку на грудь, остервенело махала хвостом и пыталась дотянуться языком до лица.
        - Фу, Кира, фу, - смеялся следователь, уворачиваясь от приветствия. Собака словно не слышала. Но, едва Влад погладил её по голове, уменьшила восторги и побежала в комнату.
        - Добро пожаловать домой, - ласково сказала управитель. Года три назад хозяин однокомнатной квартиры разорился на половую идентификацию устройства и, естественно, заказал женский вариант.
        - Что нового, Элис? - следователь снял куртку, которая тут же съёжилась до детских размеров.
        - Коммунальные услуги оплачены, сумма снята с твоего счёта. Утром курьер привёз три ящика пива, четыре бутылки я поместила в холодильник, остальное в кладовке.
        - А продукты? - Влад разулся, сунул ботинки в автоматическую сушилку и ввёл программу поверхностной дезинфекции.
        - Служба доставки сообщила, что заказ будет у тебя только после полуночи.
        - Ясно.
        Настроение сразу испортилось, и Владислав пошёл на кухню.
        Открыв холодильник, задумчиво уставился в его полупустое нутро. Из еды имелись лишь куриное филе, кабачки и обветренный кусок пирога с грибами. Мясо выращивалось в специальных баках целыми пластами, входило в базовый продуктовый набор, на который бесплатно мог рассчитывать любой житель Мегаполиса. Но вкуса филе без всевозможных добавок в виде приправ или усилителя вкуса практически не имело, да и вообще, нужно было очень постараться, чтобы сделать из него что-то приличное. Овощи передала мама, которая на старости лет устроила дачу на балконе, а пирог принесла соседка снизу. Полгода назад они столкнулись в лифте, и с тех пор женщина зазывала симпатичного полицейского к себе по всяким надуманным поводам.
        С соседкой сближаться Влад не собирался - во-первых, она, как и большинство жительниц Мегаполиса средней социальной группы, к сорока годам обзавелась сутулостью, рыхлостью и нездоровым цветом кожи, а во-вторых, он привык жить один. Но знакомство не прерывал, будучи вежливым человеком. Да и готовила дама вкусно. Пирог был платой за настройку управителя, который вроде как плохо контролировал работу уборщика. Естественно, никаких неполадок Влад не нашёл, но от пирога не отказался. И в очередной раз сделал вид, что не понимает намёков.
        Можно было заказать через Элис что-то более толковое, например, пиццу или пельмени, но баллы Кондратенко усиленно экономил из-за предполагаемого сокращения кадров в Управлении. Он не хотел остаться вдруг и без работы, и без приемлемого социального рейтинга.
        А без затрат следователь мог рассчитывать лишь на бесплатную «социалку» - то же безвкусное филе, щавель и фасоль.
        Взяв пиво и пирог, Влад вернулся в комнату. Кира терпеливо ждала, лёжа на диване. Увидев хозяина, забила хвостом по обивке.
        Полицейский плюхнулся рядом с собакой и сказал, глядя на потолок:
        - Элис, новости. И материализацию бахни.
        В стене открылась неприметная ниша, из которой вышла стройная длинноногая брюнетка в коротком розовом халатике. Она села в кресло напротив хозяина, приветливо улыбнулась, за её спиной засветился визуализатор.
        Владислав открыл бутылку, поставил пирог на подлокотник и приготовился слушать. Конечно, он мог бы самостоятельно, с помощью чипа, выйти в Сеть или даже подключиться к Виртограду напрямую, заглянуть на какой-нибудь новостной портал или в информационное кафе, но мёртвый Петухов с вырванным шунтом по-прежнему маячил перед глазами.
        - Власти Суперсити подали ноту протеста Мегаполису в связи с участившимися хакерскими атаками на англоязычный сектор Виртограда. Неизвестные злоумышленники селят в виртоквартирах тараканов. Жители американского континента в панике, так как тараканы сливают их личную информацию в общедоступный раздел Сети. Власти Мегаполиса пообещали разобраться в течение ближайшего месяца.
        Влад хмыкнул и покачал головой:
        - Спецотдел Управления в своём репертуаре.
        - В Чангши количество пластических операций приобрело столь глобальный характер, что было решено запретить гражданам, изменившим свою внешность более пятнадцати раз, заводить детей без предварительного обследования у психиатра. Кроме того, даже если медицинское подтверждение адекватности будет получено, потенциальному родителю придётся подписать отказ от претензий в случае рождения некрасивого ребёнка.
        - А вот это правильно, - пробормотал Влад и сделал большой глоток. - Видел я. Куклы ходячие. Оболочки в виртуале и то естественней выглядят. Вот бы и у нас озаботились.
        Почувствовав в голосе хозяина недовольные нотки, Кира встрепенулась и подсунула голову ему под руку. Кондратенко механически погладил питомицу и сказал:
        - Дальше.
        - Ещё одно историческое наследие, город Париж, ушёл под воду, - скорбно продолжила управитель. - Но Мегаполис два года назад вывез последние культурные ценности, стопроцентная копия образца две тысячи восемьдесят третьего года функционирует в Виртограде. Посещение Виртпарижа для представителей русскоговорящего сектора стоит две сотых балла, для англоговорящего Суперсити - пять десятых, для азиатского Чангши - три десятых. Добро пожаловать в прошлое! - Последнее предложение управитель произнесла слишком радостно, даже Кира среагировала настороженным рычанием.
        - Элис, обнови антиспам. А то тебя рекламой забросают.
        Владислав допил пиво и вручил бутылку собаке. Та с готовностью схватила тару в зубы и потащила на кухню.
        - Принято. За вклад в развитие культуры певица, актриса, дизайнер, ведущая и светская львица Снежана Ветерок удостаивается премии в девятьсот девяносто девять тысяч баллов. Церемония переноса баллов на личный счёт состоится завтра, в шестнадцать ноль-ноль, в Кремле. Виртуальная копия торжества будет доступна через четыре дня на портале «Культура и современность».
        Такое жильё, как у Владислава, можно было приобрести за двадцать пять - тридцать тысяч. Разрешение на ребёнка давали при рейтинге в двести тысяч баллов. Премию вручали ежегодно самым ценным членам общества. Правда, если раньше это были учёные, военные, врачи и спасатели, последние несколько лет в номинантах оказывались личности совсем другого круга. Следователю это не нравилось.
        - Ветерок… Кто это?
        Элис внешне никак не отреагировала на вопрос, но визуализатор ожил - на стадионе, заполненном зрителями, приплясывала девушка, судя по идеальной внешности побывавшая, и не один раз, в руках хирургов Чангши. Одета она была в коротенькую прозрачную тунику - гладко выбритый лобок оголялся при любом движении, а груди сияли благодаря люминесцентным инъекциям. Владу показалось, что если бы мадмуазель Снежана разделась полностью, она бы выглядела более целомудренно. Песенка, спетая слабеньким голосом, тоже не впечатлила:
        - А ты пойди в Виртоград, меня найди,
        И обойди модератора на пути,
        Тогда я тебе себя отдам,
        И в виртуале и в реале, трам-пам-пам.
        Влад чуть не подавился остатками пирога - он предпочитал совсем другую музыку. А Ветерок принялась на все лады напевать «трам-пам-пам», страстно дышать, кокетливо водить руками по бёдрам и посылать воздушные поцелуи зрителям.
        - Убрать эту… певицу. Рассказывай дальше.
        - На Окраине-24 найдена пара с двумя незаконными детьми. Малыши не чипированы. Детей обследовали на интеллектуальный и физический потенциал, которые, к сожалению, оказались невелики, поэтому было решено их не травмировать попыткой социализации, и семья в полном составе отправлена на австралийский материк.
        - М-да, скоро в Австралии будет населения столько же, сколько и в Мегаполисе, - пробормотал Кондратенко.
        Хотя на самом деле он прекрасно понимал, что такого никогда не произойдёт - на Австралийском континенте на пятерых человек приходился один следящий дрон, технологии старше тысяча девятьсот пятидесятого года были под запретом, а перед заселением всем мужчинам делали вазэктомию. Тем, кто попал в Асоциальную Зону в детском возрасте, ту же операцию проводили на месте, по достижении двенадцати лет.
        - Ладно, хватит новостей. Материализацию убрать. И включи телик.
        Элис сверкнула белыми зубами и вернулась в нишу. Визуализатор несколько раз мигнул, распластался по стенам, и Кондратенко словно оказался в телевизионной студии. Из-за хорошего сигнала голограмма была чёткой и создавала полное ощущение того, что ведущий и два его гостя сидят прямо здесь, в однокомнатной квартире.
        - Итак, вы утверждаете, что волноваться нет причин? - спросил ведущий.
        - Конечно, - кивнул тучный мужчина в ярко-синих лосинах, толстом шерстяном свитере и высоких чёрных сапогах. - Природа стремится к равновесию. За последние пять лет скорость подъёма воды уменьшилась втрое, а средняя температура поверхности планеты достигла двадцати градусов и больше не растёт. Мало того, за последний год она даже снизилась на три сотых.
        - Вот именно! - взвизгнул его оппонент в классических чёрных лосинах, приталенном пиджаке и белых кроссовках, - снижается! Наши предки предсказывали, что вслед за повышением температуры последует новый ледниковый период! Мы все умрём, и лишь австралийские асоциалы смогут выжить!
        - Глупости, - замахал руками «свитер». - Предки чего только не предсказывали. И что наводнение грозит только прибрежным районам, и что температура повысится почти до тридцати градусов, и падение метеорита, из-за которого человечество постигнет участь динозавров. Где это всё?
        - Но ведь многое сбылось! - заорал «пиджак». - Нам срочно нужно думать, как жить дальше! Готовиться к концу света, строить бункеры, запасаться провизией и топливом, переносить сервера Виртограда в безопасное место! А вы шарлатан и выдаёте желаемое за действительное! Благополучие и стабильность всего лишь видимость!
        - Попридержите язык, - оскорбился «свитер», - я уважаемый член общества с рейтингом в пятьсот двадцать тысяч. Академик. И говорю, опираясь исключительно на факты. А вы?
        - Я? Я глас народа! - надулся пиджак.
        - Народ знает, что вы его глас? - рассмеялся учёный. - Обычный скандальный влогер.
        - Господа, успокойтесь. У нас культурная передача, - вмешался ведущий, по лицу которого было понятно, что на самом деле он наслаждается скандалом.
        - Напыщенный индюк! - «Пиджак» вскочил и вцепился в волосы сопернику. Тот взвизгнул, завязалась драка. Ведущий бегал вокруг гостей, просил подумать о нервах зрителей.
        - Отключение.
        В квартире стало тихо. Владислав видел, что потасовка постановочная - баллы ни с одного участника не снимут, может, даже наоборот, добавят. Телевидение доживало последние годы - кого интересует эта ерунда, когда совсем рядом Виртоград. Поэтому древнее средство массовой информации не брезговало пользоваться любыми способами удержания зрителя перед визуализатором. Но это была агония. Настроение испортилось вконец, и следователь решил заняться делом. Когда он уселся в виртокресло и открыл файлы, присланные участковым Юрием, верная Кира подошла к своему напольному гнезду, свернулась клубочком и перешла в спящий режим. На её спине слабо засветился индикатор уровня зарядки.
        Глава 4
        Клиент оказался дотошным. Сразу идти в квартиру отказался - сначала тщательно изучил двор, особое внимание уделяя искусственным клумбам и деревьям, потом попросил показать детскую площадку.
        - У меня двое детей, - с гордостью сообщил он, - и я хочу быть уверенным, что они смогут посещать школу, дыша свежим воздухом. Сколько на площадке точек входа?
        - Сто четыре, - с готовностью ответила Лариса, - штекеры универсальные, подстраиваются под любой диаметр разъёма шунта. Апгрейд проводится раз в два месяца за счёт домовладельца. Все кресла со встроенной массажной функцией, так что ваши ребята будут получать необходимую стимуляцию мышц в соответствующем их возрасту объёме. Кроме того, противопролежневое покрытие здесь последнего поколения.
        - Прекрасно, молодой человек. Прекрасно. Пока меня всё устраивает.
        Мужчина развернулся и уверенным шагом направился в сторону парковой зоны.
        Лариса постаралась ничем не выдать своё отношение к обращению «молодой человек». Она терпеть не могла облачаться в мужское тело, но в файле на клиента имелась информация о том, что тот не воспринимает женщин всерьёз.
        Девушка в теле юноши поспешила за потенциальным покупателем.
        - Чижиков, проверь. У него баллов достаточно? Всё-таки двое детей, а в файле указано, что мужик - обычный домохозяин.
        - Тэк-с, секундочку. Ларка, ты не поверишь - личных всего тридцать тысяч.
        - Серьёзно?! Как его система вообще пропустила, с таким-то рейтингом?
        - Ты не дослушала. Семейных баллов почти пятьсот тысяч, так что расслабься.
        - Офигеть, ну и разница. А кто у него жена?
        - Виртдизайнер. Работает в «Оболочки точка ру».
        Клиент, сунув руки в карманы, стоял на дорожке и разглядывал исполинские пластиковые деревья:
        - Молодой человек, в рекламе было сказано, что в этом жилом комплексе нет ни одного натурального растения. Это точно? Не хотелось бы подвергать семью аллергическим рискам.
        - Конечно, - Лариса лучезарно улыбнулась. - Робоуборщики настроены на удаление любой травинки, так что волноваться не о чем.
        Жилые комплексы ещё более элитной категории наоборот, засаживались живыми деревьями, но для каждой социальной группы были свои модные веяния. В бедных районах тоже росла «натуралка», но другая, менее «аристократичная».
        - Да, впечатляет. А там что?
        - Ничего интересного. Обычное техническое помещение, в нём хранятся дворники и уборщики.
        - Хочу посмотреть. - Мужчина свернул на дорожку, ведущую влево.
        Работа в риэлтерской конторе не была обременительной - девушка просто показывала «виртуальные стопроцентные копии настоящих квартир» потенциальным клиентам, сделку на покупку реального жилья оформлял напарник, Чижиков. Обычно люди удовлетворялись тщательным, но не слишком глубоким осмотром. Поэтому «стопроцентные копии» на самом деле таковыми не являлись.
        - Твою мать! У нас там внутрянка не предусмотрена!
        - Так наложи что-нибудь. Ты же видишь, какой зануда попался. Перетащи с другого объекта, временно сделай!
        - Задержи его, Ларка. Хотя бы на две-три минуты.
        - Иван Джозефович, простите, забыл ещё кое-что сказать. Вы обязательно об этом знать должны.
        Клиент остановился и обернулся.
        - Понимаете, - Лариса теребила галстук и смущённо рассматривала ботинки, пытаясь придумать важный и страшный секрет, - в рекламном проспекте есть кое-какая неточность.
        - Вы о чём? - нахмурился мужчина.
        - Ну… я не могу об этом говорить, меня уволят, если узнают…
        - Я никому не расскажу. Поймите, молодой человек, мы с женой хотим найти спокойное, приличное место для наших мальчиков. Всё должно быть идеально.
        - Готово. Пусть заглядывает. Но не дольше, чем на сорок секунд, потом картинка рассосётся.
        - В каждой квартире по девятнадцать точек входа, а не по двадцать, как заявлено, - «сдалась» Лариса, - двадцатая на балконе, а значит, она не относится к основному помещению, лишь к сопутствующим.
        Клиент хмыкнул:
        - Это мы переживём. Но благодарю за искренность. Я оставлю отзыв и упомяну о вашей честности.
        Настроение девушки резко улучшилось - хвалебное мнение клиента добавляло к социальному рейтингу целых тридцать баллов.
        - Давайте заглянем в кладовку, а затем, наконец, осмотрим квартиру.
        - А ты молодец, Самохина. Не забывай, половина моя.
        - Только если клиенту понравится кладовка, Чижиков.

* * *
        На визуализаторе сияло слово «выход». Лариса провела запястьем над сканером, встроенным в подлокотник, и после еле слышного щелчка вытащила штекер из разъёма, расположенного за правым ухом. Кресло, перестав чувствовать человеческий разум, приняло сидячее положение. Произошло это слишком резко, девушка чуть не стукнулась лбом о собственные колени.
        «Надо новое покупать, а то оно когда-нибудь меня сплющит».
        Эта мысль в последнее время часто посещала Самохину, но дальше неё дело не шло. Рейтинг набирался туго, со скрипом, и утекал сквозь пальцы, словно песок. Два года назад, когда она самонадеянно заявила маме и папе, что выходит из-под их опеки и подаёт прошение о признании её совершеннолетней, девушка не понимала, каково это - жить, не пользуясь семейными баллами. О еде, жилье и прочих вещах, которые обеспечивали родители, тоже подумать забыла.
        Мама поплакала, конечно, но покорилась. А отец гордился дочерью неимоверно - большинство дозревало до автономности годам к тридцати, а то и к тридцати пяти. Лариса выпорхнула из родительского гнезда в двадцать два, забрав положенные по закону проценты семейного рейтинга. Вот только она привыкла вкусно кушать, хорошо одеваться и проводить свободное время в Виртограде, в котором бесплатным был только вход. Начальный рейтинг растаял очень быстро, девушка едва не оказалась на грани выселения на окраину, поэтому срочно устроилась на несколько работ. Родители помогали, но в основном продуктами и платой за жильё. Девушке иногда казалось, что даже мама нашла прелесть в том, что дочь - совершеннолетняя. Старшие Самохины стали позволять себе те траты, о которых раньше могли только мечтать. Например, сделали ремонт, сменили виртокресла на более современные и открыли для матери прелести хирургии красоты. А ещё Лара поняла, почему в высшем обществе никто не отделяется от семей. Только переходит из одной в другую в процессе свадьбы - богачи, юридически держась рядом, приумножают и повышают совместный рейтинг.
        Сегодняшняя сделка должна принести ей и Чижикову по триста двадцать баллов. И плюс по пятнадцать за отзыв от покупателя, если тот, конечно, не забудет о своём обещании.
        До начала смены на другой работе оставалось ещё полчаса, и девушка решила размяться.
        От съёмной квартиры никогда не ожидают многого, и жилище Самохиной не было исключением. В холодильник не был встроен даже самый примитивный ВИ, в древней плите отсутствовала программа блюд, а в посудомоечной машине не стиралось бельё. Впрочем, остальные комнаты тоже не могли похвастаться хотя бы минимальным оснащением, без которого невозможно представить современное жильё. По сути, здесь имелся лишь управитель самой простой модели - без материализации. Подобными устройствами благодаря государственной программе «Прогресс в каждый дом» оснастили даже дешёвые арендные дома. Хуже следящие системы были только на окраинах.
        Вкладываться в не своё жильё Лариса не собиралась, но на беговую дорожку потратилась. Она с презрением и ужасом смотрела на людей более старшего возраста - долгое лежание даже на суперсовременном виртокресле никому не шло на пользу, поэтому Самохина давно решила, что будет посвящать физическим нагрузкам хотя бы час в день.
        Правда, не всегда получалось.
        Пробежав километр, Самохина с чувством выполненного долга умостилась в кресле. Времени оставалось достаточно, и она решила проверить почту.
        Сканер, считав информацию с чипа в запястье, удивлённо мигнул красным, не почувствовав прямое подключение, но затем покорно активировал визуализатор.
        «Ларочка, давно не виделись. Мы соскучились. Давай сегодня встретимся в Кукловодах, вечером, в десять. Мы знаем, что ты приблизительно в это время заканчиваешь. Угощение за нас счёт. А ещё тебя ждёт сюрприз».
        Лара задумалась - на вечер у неё были другие планы. Но с мамой и папой она действительно не общалась уже несколько недель, а планы можно было перенести на более позднее время.
        «Ок, мам».
        Следующее письмо было рекламной рассылкой нового портала, который, судя по названию, специализировался на сплетнях о жизни звёзд. Самохина перетащила послание в корзину, не читая.
        Третье сообщение прислала Яна, соседка по квартире. Подруга предлагала сходить на реальный концерт группы «Киберпохоть» на следующей неделе. Самохина просмотрела проморолик и торопливо надиктовала:
        «Обалдела? Пятьдесят баллов за билет! Я лучше подожду и через месяц посмотрю виртуальную версию. Цена в сто раз меньше, эффект тот же. И кстати, сегодня, как договаривались, но на часок позже. Жди».
        Через несколько секунд вдогонку к первому отправилось второе письмо:
        «Короче, ладно. Я подумаю. Пятьдесят баллов не так уж и много. Один раз живём».
        Больше тянуть не было смысла, работодатель очень не любил опоздания.
        - Управитель, мазь, - она вскочила и стащила с себя футболку.
        С потолка спустились длинные многосуставные металлические руки, прятавшиеся до этого в специальных пазах, бережно взяли большую банку с лекарством и нежно, аккуратно нанесли её на спину хозяйки.
        Девушка заглянула в соседнюю комнату, подошла к виртокреслу, заботливо накрыла пледом ровно дышащую Яну и вернулась к себе.
        - Переворачивай меня каждые два часа, помнишь? - Лариса оделась и вернулась в кресло.
        - Конечно. Но рекомендую приобрести специальный матрас. Я могу сравнить предлагаемые розничной торговлей модели по цене и качеству.
        - Как-нибудь потом.
        Самохина надеялась со временем купить полноценное кресло, например, такое, какое сегодня показывала в жилом комплексе клиенту. Но управитель настойчиво и ежедневно предлагал заиметь хотя бы противопролежневый матрас. Девушке такие полумеры казались унизительными.

* * *
        «Вход».
        Сканер в подлокотнике считал информацию, и в ту же секунду надпись исчезла. Как и визуализатор, и квартира. Зрение временно отключилось.
        Момент перехода из реальности в виртуальность всегда немного пугал Ларису. Девушка с детства боялась, что эта пустота в любой миг может стать вечной. Конечно, она старательно отгоняла от себя эти мысли, но всё равно каждый раз инстинктивно задерживала дыхание и замирала в ожидании.
        Но и в этот раз ничего неожиданного не случилось. Темнота отступила, и Самохина оказалась в личном меню.
        Оно выглядело как небольшая, уютно обставленная комната. Стены были оклеены обоями цвета морской волны и украшены фотографиями пейзажей, слева в небольшое окно заглядывало солнце, яркость которого гасил молочный тюль. Под окном стояли мягкий уютный диван шоколадного цвета и жёлтый торшер. Всю правую стену занимало зеркало, паркет прикрывал длинноворсовый светлый ковёр.
        Лара очень любила ретро-стиль. Мода выставлять скриншоты своих «менюшек» в общедоступных сетях девушке не нравилась, поэтому уютный шоколадно-морской мир принадлежал только ей одной. Правда, почему насыщенный тёмно-коричневый цвет назывался шоколадным, она слабо себе представляла. Знала только, что в конце двадцать первого века погибло последнее дерево, из плодов которого делали какое-то невообразимо вкусное лакомство. Заменитель, активно использующийся в виртуальных кафе, по вкусу больше напоминал сладкое молоко. Хотя Яна утверждала, что ей «шоколад» кажется солёным.
        Лариса подошла к зеркалу, нажала на сердечко, нарисованное губной помадой. Бесшумно открылся шкаф с базовыми оболочками, которые все называли просто персонажами или персами. В нише они выглядели двумерно и схематично.
        Продавая квартиры, можно было пользоваться любыми оболочками, главное, чтобы клиент доверился. Но на второй работе предусматривалась униформа, соответствующая вселенной, поэтому пришлось влезать в казённую модель эльфийки.
        Вернув зеркало на место, Лариса увидела вместо себя остроухую и стройную сотрудницу игры «Зомби против эльфов», пока ещё лысую и в какой-то степени условную. На отражающей поверхности высветился список разрешённых индивидуальных штрихов.
        Девушка выбрала короткое зелёное платье, две светлые густые косы, венок из трав и грудь третьего размера. Удлинила ресницы, добавила губам пухлости и оживила лицо веснушками.
        До начала смены оставалось меньше трёх минут. Подойдя к двери, Лара вызвала пункт «мгновенное перемещение» и ввела название рабочего места, потому что гулять по Виртограду времени не было.
        Выйдя из меню, она сразу же оказалась за прилавком кассы, в которой игроки обменивали игровую валюту, так называемую голду, на баллы социального рейтинга.
        Глава 5
        Изначально иллюзию жизни в Виртограде создавали простые и сложные программы. Но с годами б?льшую их часть сменили люди, хотя им, в отличие от «компьютерных человечков», приходилось платить. Потому что не всякая н?пись[3 - Непись - от англ. NPC (Non-Player Character). Персонаж, управляемый не человеком, а программой.] могла вести себя естественно при общении с человеком. Отсутствие чувств и натуральных эмоций сводило на нет всё волшебство виртуала. Конечно, маленькие фирмы, рекламщики и те, кто во главу угла ставил экономию, использовали неписей, но в «Зомби против эльфов» даже задания игрокам выдавал настоящий, живой персонал.
        - Почему три с половиной тысячи? - Неплохо сохранившийся зомби в легендарном сете брони орал так, что у Ларисы начали болеть виртуальные уши. - Вчера же было один к трём тыщам!
        - Простите, уважаемый Меганагибатор, но курс - величина непостоянная, плавающая, зависит от многих факторов. - Самохина пока держалась и делала вид, что крик её не трогает. - Вчера, например, две эльфийских гильдии завалили босса в актуальном рейде и после этого поторопились сюда. Из шестидесяти человек только двое оставили себе добычу, остальные поменяли на голду, которую, соответственно, перевели в баллы. Вот цифры и изменились. Можете подождать пару дней. Во-первых, поднакопите, а во-вторых, курс снова может стать приемлемым для вас.
        - Да пошла ты, коза эльфийская! - рявкнул зомби, и его единственный сохранившийся глаз налился кровью, - мне завтра за квартиру платить, баллы позарез нужны, я всё рассчитал!
        - Ничем не могу помочь, - сочувствующе вздохнула Лариса и незаметно для клиента покосилась на индикатор агрессии над его головой. Датчик был жёлтым. Если дурачок не успокоится, поимеет большие проблемы. - Если вас не устраивает курс, подождите.
        - Корова! - Он вдруг схватился за прилавок, наклонился, и Самохину чуть не сбил с ног смрад разлагающегося тела. - Я тебя в реале найду, поняла, цыпа? Давай по вчерашнему курсу!
        Индикатор по-прежнему был жёлтым. Но Лара оскорбилась. Почему этот хмырь ей угрожает? Она сама, что ли, правила устанавливает?
        - Вы не кричите, уважаемый Меганагибатор, а подумайте о своей жизни, - миндалевидные эльфийские глаза сузились, - и вместо того чтобы сутками сидеть в игре, зарабатывая мизер, устройтесь на работу. Можно даже реальную. Тогда и проблем с рейтингом не будет. Я здесь на работе, например, поэтому ваши резкие слова несправедливы. Искренне вам сочувствую, но обменять валюту могу только по официальному курсу.
        Она добилась того, чего хотела. Этот «вежливый» ответ при проверке никого не должен смутить. Наоборот, может показаться, что она предельно корректна. Но на самом деле Лара знала, куда бить - уже навидалась таких же игроманов, которые надеялись с помощью развлечения заработать на безбедную жизнь. Пока в этом деле никто не преуспел. Люди не отказывались от лишних баллов, которые получали в выдуманных мирах, но рассчитывать только на такой способ было глупо и непродуктивно.
        Индикатор резко покраснел. Зомби зарычал и потянул руки к тонкой шее кассира.
        И тут же исчез. Молчащая до этого очередь из эльфов и трупов разной степени разложения порскнула в стороны. Раздался механический голос, идущий отовсюду сразу:
        - Меганагибатор, гильдия «Ароматы гнили», забанен за агрессивное поведение в отношении сотрудника технической поддержки на семьдесят два часа и оштрафован на ноль целых семь десятых балла.
        - Здравствуйте, Эльтаниор, чем могу помочь? - нежно улыбнулась Лариса следующему игроку, когда очередь успокоилась и вернулась на место.

* * *
        К сожалению, в «Кукловоды» из личного меню попасть было нельзя, поэтому Самохиной пришлось добираться на транспорте. Разработчики «Зомби против эльфов» разрешали сотрудникам пользоваться игровыми средствами передвижения по минимальной цене, поэтому из кассы девушка направилась в ангар, заплатила один голд, уселась на розового единорога и поехала в центр.
        Единорог никак не реагировал на проносящиеся рядом броневики, лимузины и рекламные экземпляры новейших электрокаров. Его не интересовали лошади, бегемоты, гигантские ящеры и волки. Парящие в небе мётлы, грифоны, бабочки, вертолёты и флаеры тоже оставались без внимания. Небольшой отклик вызывал лишь встречный транспорт - следуя заложенной программе, единорог подпрыгивал и переносил Ларису над автомобилями, мотоциклами и поездами. В исключительных случаях и он, и наездница становились полупрозрачными и протискивались сквозь такие же потерявшие плотность объекты.
        В Виртограде не бывало аварий.
        Лара уже много лет б?льшую часть своей жизни проводила здесь, в виртуале. И всё равно с удовольствием рассматривала этот яркий, всё время меняющийся мир. Вот офис Сбербанка высотой в триста этажей. Рядом с ним виртмузей двадцатого века - широкое приземистое здание с трудночитаемой вывеской. Развлекательный центр, клиника психологической помощи, государственная школа, военкомат, синематик. Всевозможные кафе, рестораны и бордели. Курсы языков, восточных единоборств, кулинарии, виртмакияжа. И сотни, сотни игровых серверов. Над каждым строением сверкал значок, обозначающий возрастной рейтинг.
        Кафе «Кукловоды» располагалось между магазином программного обеспечения для роботов и офисом «Виртпутешествия по реальным местам». Единорог, довезя клиентку до конечной точки маршрута, исчез. Лариса закрыла глаза, удалённо обратилась к меню, уменьшила декольте и размер груди, потому что родителям не нравилось, когда их дочь рядилась в чересчур сексуальные оболочки.
        Все столики оказались заняты. Правда, намётанный глаз сходу определил, что воркующая парочка в углу, три женщины у стойки бара и брутального вида мужчина, играющий в бильярд - неписи. Слишком уж отточенными и в то же время замедленными были их движения. Владелец активно поддерживал репутацию модного и востребованного места, заполняя зал иллюзией жизни.
        Остальная публика привлекала внимание разношёрстностью. Шикарные мужчины с голыми накачанными торсами, прекрасные юные девы с густыми волосами и точёными фигурами, древние старцы с посохами, вампиры, пираты, инопланетяне, принцессы, актёры, политики разных эпох и прочие занятные персонажи.
        Окинув взглядом помещение, Лара поняла, что вычислить мать и отца будет сложно. Поэтому вновь прикрыла глаза и включила опознавание френдзоны.
        Теперь два персонажа за одним из столиков подсвечивались зелёным - бородатый синеглазый брюнет в узких брюках с отворотами и тесном пиджачке и миловидная юная блондинка с модными в начале двадцать первого века губами «варениками». Одета она была под стать кавалеру. Перед ними стояли бокалы с пивом.
        Самохина заулыбалась - скорее всего, до того, как прийти сюда, родители отдыхали на какой-то тематической вечеринке.
        - Пап-мам, привет.
        Эльфийка плюхнулась за столик. Тут же подбежал официант. Судя по живой мимике, он был человеком.
        - Гарсон, - томно протянула мама, - наша дочь очень любит молочные коктейли с клубникой. В высоком стакане, пожалуйста. И сахарной пудрой сверху посыпьте.
        - Четыре балла, - предупредил официант.
        - Я видела меню, - надула губки старшая Самохина, - но нам для нашей дочери ничего не жалко.
        Мать никогда не упускала случая подчеркнуть статусность, а лучше всего это могло сделать наличие ребёнка. Папе на то, как его воспринимают окружающие, всегда было плевать. Но хоть подход к родительству был разным, и он, и она любили Ларису одинаково сильно.
        Официант пробежался пальцами по меню, и перед Ларисой появился запотевший бокал с соломинкой. Затем работник общепита провёл ладонью перед глазами отца, принимая оплату, и удалился.
        - Привет, Лариска-Ириска, - улыбнулся отец, - хоть бы заехала в гости, что ли. А то только в виртуале и видимся.
        - Ой, что ты говоришь такое, Паша! Лариса работает, не покладая рук! Когда ей по Мегаполису-то разъезжать! - возмутилась мама и закурила длинную тонкую сигарету. В реале баловаться табаком она себе не позволяла.
        - Я пытаюсь все выходные свести в одно время, чтобы освободилось хотя бы пару дней под Новый Год. Если получится, заеду обязательно. Честное слово, пап.
        - Вот и хорошо. А это твоя униформа?
        - Ага. Симпатичный перс, правда?
        - Как сказать, - неодобрительно пробурчал Павел, - всякие орки, наверное, слюни безостановочно пускают. Вон, какое платье короткое. И уши острые. О чём ваши разработчики думают? Открыли бы бордель при сервере. Зачем приличных девушек в такое рядить?
        - Пап, какие орки? Там только зомби и эльфы. И вообще, я в кассе работаю. За прилавком. Он почти по пояс высотой. А бордель есть. Но я к нему отношения не имею. Только оплату принимаю.
        - Да? Хм…
        - Ой, Паша, отстань от ребёнка! - мама возмущённо затушила окурок в пепельнице. - Давай лучше про подарок.
        - Подарок? Какой? - заинтересовалась девушка. - Вроде повода нет пока.
        - Значит, так, Ириска, - торжественно заявил Павел, - мы хотим подарить тебе кое-что. Сейчас. Но это как бы на Новый год.
        Лариса скисла, натянуто улыбнулась и допила коктейль. Эта родительская привычка бесила её с детства. Вроде бы и радостно подарки получать, особенно без повода, но оставаться потом без сюрприза под ёлкой или с дешёвой ерундой на день рождения было как-то не очень.
        Мать и отец, не замечая реакции, воодушевлённо продолжили, перебивая друг друга:
        - Ты очень много и упорно работаешь.
        - Честно говоря, не ожидали от тебя.
        - Юля, может, ты и не ожидала, а я всегда знал, что Ларка упорная!
        - Так я тоже! Это я просто так сказала! В общем, доченька, мы уверены, что рано или поздно ты научишься экономить, может даже, заработаешь максимальный рейтинг.
        - Конечно, заработаешь. Жизнь длинная.
        - Но про биологические часики, солнышко, забывать не стоит. Поэтому мы решили…
        - Подарить тебе операцию по забору яйцеклеток и оплатили пятьдесят лет хранения!
        Девушка, ошарашенная новостью, забыла о том, что напиток закончился, и присосалась к соломке, которая тут же издала хрюкающий звук, вобрав в себя воздух и остатки молока - симуляция жизни в Виртограде всегда была великолепна.
        - Тебе нужно в течение недели явиться в клинику. Там как раз действует скидка в сорок процентов.
        - И ты сможешь спокойно строить свою жизнь, зная, что рано или поздно у тебя появится малыш из молодых клеточек! А на сурмаму ты к тому времени спокойно заработаешь.
        - Ну? Ты рада?
        Мать сияла. Впрочем, как и отец.
        - Эм… ну… спасибо, мам-пап. Но ведь это очень дорого.
        Родители успокаивающе замахали руками:
        - Что ты, Ириска. Мы же внука когда-нибудь хотим. Нет ничего более жалкого, чем женщина, которая к шестидесяти заработала на ребёнка и поняла, что поезд ушёл, - отец понизил голос и наклонился вперёд, чтобы дочь хорошо услышала: - Как бы нам не втюхивали, что традиционная семья - пережиток прошлого, а дети - обуза и бесконечные потребители родительского капитала, элита и по трое, и по четверо рожает.
        - Вот именно, - поддакнула Юлия. - Делают из нас дураков. Так что, Ларочка, не раздумывай даже. Запас карман не тяготит.
        Девушка была не согласна с родительскими взглядами, но решила, что с неё не убудет, поэтому покорно позволила маме провести ладонью перед своими глазами и приняла на счёт нужную сумму.
        - Чтобы ты не расшухала баллы на всякую ерунду, мы установили маркер на целевое использование, - строго сказал отец.
        - Я и не собиралась, - проморгалась Лариса после яркой вспышки, - спасибо огромное, не ожидала, честно. А с чего вдруг именно сейчас?
        - Да просто…
        В кафе замигал свет, а несколько посетителей с воплями провалились в текстуры.
        Глава 6
        Неписи разом исчезли, словно их стёрли ластиком. За соседним столиком вскрикнул упавший зеленокожий орк - под ним растворился стул. Стены потеряли натуральный вид и превратились в нагромождение полупрозрачных кубиков. Та же участь постигла пол. У столов и стульев отключилось сглаживание.
        Люди стали спешно покидать кафе, уходя в оффлайн. Но не все - многие с интересом вертели головами, жадно выискивая виновника переполоха.
        - Мам-пап, вы нормально? Пап? - испуганно спросила Лариса.
        - Уважаемые посетители! - у давешнего официанта тряслись руки, но он пытался следовать инструкциям. - Наше кафе находится в одной ячейке с турагентством и частью улицы, поэтому просим не выходить через дверь и не пользоваться личными меню. Покидайте виртуальность через экстренное отключение, чтобы не увеличить область неполадок.
        - Юля, давай, - отрывисто бросил отец, - и ты, Ириска.
        Мама всхлипнула и исчезла.
        - Пап, давай ты первый, - жалобно попросила Лара.
        Самохин открыл рот, но ответить не успел - один из посетителей, синий инопланетянин с тентаклями на макушке, вскочил, уронив стул, и завопил:
        - Я не могу выйти! Не могу! Что за бред!
        По залу пронёсся еле слышный вздох облегчения, люди перестали отключаться от Виртограда. Лариса испуганно схватила отца за руку.
        - Пожалуйста, не волнуйтесь, - успокаивающе проговорил официант, подходя к «пришельцу». - Возможно, это просто неполадки на сервере.
        - Я не хочу! Нет!
        Всхлипнув, человек подбежал к двери, рванул ручку на себя, открыл, но выйти не успел - его оболочка вспыхнула нестерпимо ярким светом и исчезла. В кафе прекратились скачки энергии, неписи вернулись на свои места.
        Это всегда происходило именно так. Человек, умирая в реальности, ещё какое-то время жил здесь, в виртуале. Поговаривали, что однажды кто-то то ли в англоязычном, то ли в азиатском секторе прожил после смерти целых полчаса, и лишь потом растворился. Только неполадки с Сетью давали понять, что где-то в кресле лежит мёртвое тело, в которое сознание уже никогда не вернётся. И каждый, кто находился в «зоне поражения» паниковал, потому что мертвец никаких изменений не ощущал. Вот только перейти в режим оффлайна не мог.
        - Бедняга, - пробормотал Павел, - не дай бог вот так. Уж лучше умереть в реальности, в полном сознании.
        - Ну, не знаю, - Лариса потихоньку успокаивалась, - зато так ничего не чувствуется.
        - Официант, водки. Ты не права, Ириска. Видел я однажды, пару лет назад. Человек вдруг стал орать, что ему больно. Правда, недолго это длилось. Как он успокоился, тут-то свистопляска с окружающим виртуалом и началась. И минуты через две парень развеялся. А этот, сегодняшний, видимо, быстро умер.
        - А тот, про которого ты говоришь?
        - Не знаю, - отец пожал плечами и опрокинул в себя рюмку, - может, пожар в квартире был, а он горел, или ещё что-то такое… болезненное. Ты вот если руку или ногу отлежишь там, здесь чувствуешь? Или если в туалет захочешь, например, сразу ведь выходишь, даже на меню время не тратишь.
        - Да, но это ведь совсем другое! Да и слабенькие получаются ощущения отсюда, не сравнить с реальными.
        - То-то и оно, дочка, то-то и оно. Пойду я, там мама меня уже вовсю тормошит, наверное. Волнуется.
        - А я ещё посижу. У меня дела.
        Отец задумчиво кивнул и исчез.
        - Ещё что-нибудь закажете? - несчастным голосом спросил официант.
        - Спасибо, ничего не нужно. До свидания.
        Лара прикрыла глаза и переместилась в личное меню.

* * *
        Чтобы разыскать Яну в такой толпе, пришлось включать опознавание френдзоны. И даже после этого Лариса потратила минут двадцать, прежде чем заметила знакомое зеленоватое свечение.
        Сегодня подруга была в образе длинноногой узкобёдрой брюнетки, затянутой в латекс. Смоляные волосы развевались на ветру, черты лица были резкими и яркими, а глаза - кислотно-синими.
        - Ларка! - завопила она, завидев Самохину, растолкала каких-то парней анимешного вида и рванула навстречу. - С ума сошла? Сколько ждать можно! Ребята уже регистрироваться собираются!
        - Я же написала, что опоздаю на часок, - Лариса запрокинула голову и посмотрела на Луну, на которой имелись стрелки. - И, между прочим, за сорок минут управилась.
        - А, ясно. Тогда ладно. Я просто не смотрела почту. - Ксения схватила подружку за руку и потащила к старту. - Пацаны классные. Мой - светленький. Даже не вздумай глазки строить. Я с ним неделю чатилась.
        - А мне значит, тёмненький? - хмыкнула Самохина.
        - Почему? - Брюнетка удивлённо взглянула на подругу. - Тебе лысый.
        У Яны сегодня было первое свидание «лицом к лицу» после очень активного заочного общения. Девушкой она была влюбчивой и страстной, но осторожной. Поэтому раз в два месяца Лариса отправлялась на смотрины. А чтобы «объект» не пугался или ещё хуже - не думал, что ему обломилось сразу две барышни, в компанию зазывался «свободный и не обременённый занудством друг».
        Обычно подобные встречи проходили в кафе, ресторанах, в играх или музеях, но сегодняшние кавалеры оказались креативными и пригласили девушек на стритрейсинг[4 - Стритрейсинг - уличные, часто незаконные гонки.].
        Огромное количество моделей старых, а иногда даже и древних машин, которые когда-то ездили по городам и сёлам, облепила пара тысяч участников и зрителей. Владельцы, гордо облокотившись на капоты и багажники, вещали об истории создания и утилизации того или иного автомобиля. Монстры промышленности прошлого невообразимо ревели и дымили. Лариса вдруг подумала, что предки жили в ужасных условиях, раз им приходилось дышать этой гадостью каждый день. Радовало одно - она не застала тех времён, поэтому дым из труб пах для неё обычной горелой бумагой.
        Самохина из школьного курса помнила, что тогда автомобили передвигались с помощью двигателей, которые работали не от электричества, а от горючей жидкости, которая получалась из другой горючей жидкости, добытой из-под земли. Название обеих субстанций она забыла, так как «земляную» перестали добывать лет пятьдесят назад. То ли она кончилась, то ли месторождения скрылись из-за таяния льдов, девушка не знала. Да особо и не интересовалась, если честно.
        Современные автокары - воткни в розетку, подожди полчасика и езжай себе спокойно, а главное, почти бесшумно и безопасно, нравились ей гораздо больше. А прошлое на то и прошлое, чтобы похоронить его и забыть.
        - Вон они, - постаралась перекричать толпу и машины Яна, - как он тебе? Ну, Игорь.
        Лариса придирчиво посмотрела на парней, которые девушек пока не замечали.
        Светловолосый явно имел проблемы с пространственным мышлением. Длинные волнистые волосы ниспадали на треугольную спину. Невообразимо широкие плечи переходили в сужающийся книзу торс, который заканчивался не широкими, но очень выпуклыми ягодицами, чья упругость угадывалась даже отсюда.
        - Кхе, кхе, как бы сказать…
        - Правда, у него отличный вкус? Шикарный перс, - пропела Яна и заулыбалась, как идиотка. Лара подавилась критикой и обречённо кивнула.
        «Гонщики», наконец, заметили девушек и пошли навстречу, радостно улыбаясь. Самохина расслабилась - к лицу светловолосого она при всём желании придраться не смогла бы. Парень постарался, вылепливая симпатичную и при этом мужественную мордашку.
        Его друг действительно был лыс. А также ужасно мускулист, чем явно гордился - облегающая майка без рукавов и лосины, которые последние лет пять считались лучшей одеждой для мужчин, создавали незабываемый образ.
        Лариса поняла, что глядя на «брутала», думает о грозди винограда и засмеялась, не в силах сдерживаться.
        - Подруга, очень рекомендую узнать настоящий возраст наших кавалеров.
        - Чего это?
        - Судя по внешнему виду, им лет тридцать на двоих. Приве-е-ет! - она сделала вид, что смеётся от радости. - Простите за опоздание!
        Ускоренно перезнакомившись, компания подошла к небольшой машине, чей силуэт, казалось, вырубили топором.
        - Запрыгивайте, девчонки, - открыл заднюю дверь «брутал». - Наш заезд через три минуты.
        - Ух ты, а что это за автомобиль? - Яна плюхнулась на заднее сиденье. Лариса умостилась рядом с ней.
        - Это? Это вишнёвая девятка, классика! - важно заявил Игорь. - Когда-то считался самым легко ремонтируемым и одним из самых проходимых автомобилей. У моего пра-пра-прадеда такая была. Даже фотография есть. Ещё плёночная.
        Девушки важно покивали, делая вид, что понимают, о чём речь. Потом Лариса невинным голосом спросила:
        - А как скорость? Я видела машины такого зверского вида, пока сюда шла. Мы точно не будем в хвосте плестись?
        Парни переглянулись и захохотали:
        - Вы что, не знаете? Скорость у всех одинакова, это же виртуал! У девятки, у мерса, у лошади и велосипеда.
        - Да? - безмерно удивились девушки.
        - Конечно. Так что всё будет зависеть только от нашего мастерства.
        Громкий сигнал возвестил о начале. В небе появилось табло, на котором отсчитывались секунды до старта.
        - Поехали! - рявкнул Игорь и вжал педаль газа в пол.

* * *
        Лариса вытащила штекер из шеи и сползла с кресла. Её тут же стошнило на пол.
        - Управитель, убери, пжалста, - простонала она, встала на четвереньки и поползла на кухню. Перед глазами всё ещё мелькала трасса, сбитые торговые павильончики, светофоры и неписи, разлетающиеся от лобового стекла весёлым фаршем. В ушах звучала полицейская сирена, а желудок бунтовал, вспоминая крутые повороты.
        Лариса больше не верила, что сто пятьдесят лет назад стритрейсинг был популярным видом спорта. Видимо, организаторы что-то напутали. Или специально ввели клиентов в заблуждение.
        Подползя к раковине, девушка взялась за край, с трудом подтянулась, открыла кран, набрала в стакан отдающей химикатами воды, рухнула на стул и принялась жадно пить.
        Хлопнула дверь второй комнаты. На кухню выползла такая же «зелёная» соседка.
        Выглядела она совершенно не так, как в виртуале. Излишне полная, голубоглазая, с редкими, хоть и очень мягкими русыми волосами, собранными в небрежный хвост. Её доброе и простоватое лицо было искажено мукой.
        - Козлы, - с чувством заявила Яна, повторила водный манёвр подруги и опустилась на второй стул, - чтобы я ещё раз с ним связалась.
        - В чёрный список занеси, - простонала Самохина и прижала холодный стакан ко лбу. - Он же придурок, как ты сразу не заметила?
        - Он весёлый, и язык хорошо подвешен, - стала оправдываться девушка.
        - Он идиот! - припечатала Лара. - Я даже думать не хочу, какой он в реале.
        - А какая разница? - пожала плечами подруга и одним махом осушила стакан.
        - Как какая?
        - Я с ним по-настоящему знакомиться не собиралась. Нафига? Замуж я не собираюсь, дети мне даром не нужны, а весело провести время и хорошо потрахаться и в Виртограде можно.
        - Даже для такого нужно адеквата искать, - наставительно сказала Лариса.
        - Да поняла уже, - поморщилась Яна, - не зуди. Господи, у меня перед глазами до сих пор та эстакада!
        Лариса метнулась к раковине, потому что желудок вновь попытался вывернуться наружу. Она тоже вновь ощутила тот эпичный полёт вниз на сотню этажей, поцелуй машины с асфальтом, взрыв и горящее тело. Владельцы уличных гонок считали, что реалистичность гибели - главная «фишка» их детища.
        - Янка, больше не собираюсь знакомиться с твоими ухажёрами!
        Глава 7
        - Пожалуйста, назовите себя.
        Трофим покорно приложил запястье к сенсору на косяке. Секунду управитель раздумывал, а потом нежно сказал:
        - Горохов Трофим Семёнович, статус «коллега», несовершеннолетний, семейный рейтинг овер девятьсот девяносто тысяч девятьсот девяносто девять, доступ разрешён. Добро пожаловать.
        Замок щёлкнул, дверь открылась, в коридоре включился свет, и Горохов увидел девушку в розовом халатике. Он сразу её узнал - материализация управителя, вариант «милая брюнетка». В доме отца такие следили за вторым этажом. Парень смутился - он был прекрасно осведомлён о дополнительных функциях данной модели и даже активно пользовался ими в подростковом возрасте.
        - Элис, потри спину! - раздался приглушённый голос хозяина.
        - Владислав в душе. Прошу снять обувь и верхнюю одежду и пройти в комнату. - «Девушка» приветливо улыбнулась и пошла в ванную.
        Трофим, раскрыв рот, оглядывался. Он никогда не видел такое тесное жильё. Вся квартира была меньше его личных апартаментов в родительском доме раза в три. Конечно, он понимал, что люди с читаемым рейтингом живут совсем не так, как те, у кого баллы из-за неспособности системы показывать число больше миллиона начинаются со слова «over», но не думал, что разница столь катастрофична.
        Хаски, увидев гостя, спрыгнула с дивана, подошла, деловито обнюхала и вежливо махнула хвостом. Парень не сразу понял, что это биоробот, настолько по-настоящему выглядела собака. Лишь матовый нос и светящийся сквозь шерсть на спине индикатор выдавал искусственное происхождение создания. Трофим уселся на диван, питомец засуетился, забегал по комнате, достал из-под журнального столика небольшой мячик и принёс гостю.
        Горохов успел бросить мяч всего два раза - вернулась материализация управителя. Она прошла мимо дивана и скрылась в нише. Следом за ней появился хозяин квартиры.
        - Привет, практикант. Кофе будешь?
        - Вы уже? - вырвалось у Трофима, - так быстро…
        - Это просто утренний душ. Что мне, час в нём сидеть?
        - Я просто… модель «милая брюнетка», она…
        - Ты думал, я Элис позвал к себе не только для помывки? - развеселился следователь. - Ты ведь в курсе, что управитель пишет всё, что происходит? У меня нет желания оставлять сексуальный след в базе.
        - А зачем тогда материализация? Да ещё такая симпатичная? - удивился Горохов.
        - Элис, два кофе сделай, - Кондратенко сел в кресло напротив дивана и скрестил руки на груди, - симпатичная молодая девушка, не спорит, не пилит, ничего не просит, поддерживает беседу, замечательно делает кофе, улыбается всё время и всегда выглядит на десять баллов. И по первому требованию прячется в стену. Что может быть лучше?
        - Может, настоящая девушка?
        Владислав фыркнул, потом, не сдержавшись, захохотал:
        - Молодой ты ещё, жизни не видел. Зачем мне лишние проблемы? Ребёнка заводить не хочу, хоть и могу себе позволить, если когда-нибудь вдруг передумаю, куплю яйцеклетку в базе и найму сурмаму. О сексе даже говорить смешно - в Виртограде можно на любой вкус партнёршу найти. И зачем мне в доме живая женщина? С ролью собеседницы материализация прекрасно справляется.
        Трофим смущённо пожал плечами.
        - Ладно, давай о деле, - посерьёзнел Влад, - ты сделал то, что я просил?
        - Да, - практикант с радостью сменил тему разговора, включил минивизор и стал зачитывать: - Вырывание ногтей с давних пор является одной из самых популярных пыток. Её применяли ещё в Древнем Египте и других античных государствах наряду с иными истязаниями. Особую популярность конкретно этот метод приобрёл на Востоке. Европейская инквизиция в средние века считала вырывание ногтей щадящей экзекуцией и использовала в допросах тех, кто обвинялся не в колдовстве и ереси, а в менее страшных прегрешениях.
        - Давай покороче, - поморщился Кондратенко, - мне не нужна лекция по истории.
        Трофим сбился, вконец растерялся и скомкано закончил:
        - В общем, это очень популярный вид издевательств, использовался для наказания, устрашения или для того, чтобы вызнать какие-нибудь тайны. Может, наша жертва скрывала что-нибудь такое? Секретное.
        - Кофе готов. Принести?
        - Не надо, я сам, - сказал потолку Влад и поднялся, - не будем смущать гостя твоей сексуальной материализацией.
        - Трофим Леонидович считает меня красивой? Я польщена.
        Парень удивлённо заморгал. Управитель оказался странно «живым» судя по реакции на комплимент.
        - Спокойно, практикант. Элис приходится очень много разговаривать и анализировать. Я люблю обсуждать с ней новости, работу, людей. А поскольку это самообучающаяся система…
        - А, я понял, - расслабился Горохов и шёпотом, словно управитель мог обидеться, добавил, - у нас дома тупые. Наверное, потому что к ним только по мере необходимости обращаются, по бытовым вопросам.
        Владислав вышел из комнаты и почти сразу же вернулся:
        - Угощайся. Пытки это хорошо, то есть плохо, конечно, ну да ты меня понял, надеюсь. Дело в том, что твоя версия про тайну не выдерживает никакой критики. Шунт выдирали живому Петухову, а вот ногти - мёртвому. Не думаю, что он мог открыть какие-нибудь секреты своему убийце.

* * *
        - Всё, что говорил управитель, подтвердилось. Жертва ни с кем не общалась, из дома не выходила, ничем противоправным не занималась. Писем он никому не писал, в Сети и Виртограде общительностью тоже не отличался. Отпечатки пальцев, ДНК только владельца квартиры. Как я уже сказал, шунт вытаскивали, пока человек был ещё жив. Он не сопротивлялся. Удивительно это только на первый взгляд, потому что удаление произошло очень быстро, тело Петухова не успело среагировать на боль и достучаться до сознания, которое в этот момент находилось в виртуале. Смерть наступила мгновенно. И вот это как раз странно, потому что шунт длинный, нижний конец закреплён аж у первого копчикового позвонка. Нужна огромная сила и знание, как именно потянуть. Обычный человек на такое не способен. Медики используют специальное устройство, которое сначала даёт шунту команду на отделение от органики, а затем медленно и аккуратно вытягивает прибамбас. Человек при этом под общим наркозом, длится операция больше часа. И сам понимаешь - это очень опасно, удаление шунта проводят только при некоторых неизлечимых заболеваниях, и повторно
его ввести нельзя.
        - Угу, я знаю. Моей прапрабабушке такое делали, она потом недолго прожила. И всё время жаловалась, что врачи изверги, лишили её Виртограда и заставили умирать в унылой реальности.
        - Сочувствую твоей утрате, но давай продолжим. Преступник вырвал шесть ногтей, по три на каждой руке. Судебщик определил, что чем-то титановым. Больше он ничего не нашёл.
        - А что управитель? Неужели нет совсем-совсем никакой информации?
        - Насколько я понял, наши программеры в замешательстве. Предпоследняя запись - управитель входит в Сеть для передачи данных. В полночь, как положено. Последняя ровно через сутки, в файле абсолютное и незамутнённое ничто. То есть, получается, он функционировал, но работу не выполнял. А такое невозможно. Спецы обратились с запросом в институт высоких технологий, но там только развели руками. Просмотрели всё за последние пять дней, больше пока не успели. Никаких зацепок.
        - А восстановить инфу не пытались?
        - Трофим, я же сказал - файл пуст. Как можно восстановить то, чего не было?
        - Но я не понимаю!
        - А давай спросим у специалиста. Элис, ты нас слушаешь?
        - Конечно.
        - Можешь сказать что-нибудь по данному вопросу?
        - Чего она там сидит? Пускай выходит. Что я там не видел.
        - Раз гость просит, выпускай материализацию, так уж и быть.
        Брюнетка вышла из ниши и уселась на диван рядом с Гороховым.
        - Пятьдесят четыре года назад, когда управителями только начали оснащать здания, такое бывало. Но тогда мы были гораздо примитивней, общаться не могли, да и система больше занималась записью, чем взаимодействием с жильцами.
        - То есть, всё-таки это возможно? - оживился Владислав.
        - Сейчас нет. А тогда… вирусы и баги могли сотворить всё, что угодно. Но в настоящее время у нас несколько сотен степеней защиты и способность к самооздоровлению. Я даже предположить не могу, что случилось в квартире жертвы.
        - Может, какой-нибудь доморощенный хакер придумал новый вирус? Который вы пока не умеете распознавать? - спросил Трофим.
        Элис совершенно по-человечески пожала плечами:
        - Теоретически да. Но практически… У программиста должен быть отличный уровень знаний и высокий социальный рейтинг. С низким у него просто не было бы возможности незаметно разработать такую программу. Потому что у него тоже свой управитель. Понимаете? А точек входа в Сеть и тем более в Виртоград там, где нет нас, попросту не существует. Это базовое условие существования человеческого общества. Зачем представителю благонадёжной социальной группы такое придумывать? К тому же я не нахожу в нашей общей базе упоминания о подобных инцидентах.
        - Понятно. А сам управитель не мог такое сотворить с хозяином квартиры? И удалить информацию? - Влад допил кофе и поставил чашку на журнальный столик. С потолка спустился манипулятор, бережно взял посуду и потащил её на кухню.
        - Мы не способны причинять вред людям.
        - Это живым, - заспорил Горохов. - Тела ведь утилизируете.
        Элис покачала головой:
        - Если человек не подаёт признаков жизни более двадцати четырёх часов, а в воздухе растёт концентрация специфической газовой смеси, мы вызываем полицию и медиков и временно передаём им функции хозяев. После констатации смерти по указанию уполномоченного представителя власти мы приступаем к утилизации: вызываем ближайшего дворового уборщика, который уничтожает тело. Сами ничего подобного не делаем. Затем переходим в автономный режим охраны помещения, пока не появится новый жилец.
        - Понятно, - кивнул Владислав.
        - Понятно, что ничего не понятно! - воскликнул Трофим, - У нас нет никаких зацепок, что нам дальше-то делать?
        - Зацепка есть. Участковый нашёл свидетеля. Мальчишка из соседней квартиры что-то то ли видел, то ли слышал. Сейчас будем выяснять. Ты, кстати, на каком участке был следящим?
        - Ни на каком, - буркнул Трофим, - папа решил, что это необязательно.
        Кондратенко хмыкнул, но промолчал. Он не понимал, зачем перескакивать через эту ступень - она давала хорошую базу, любой следователь обязательно в начале карьеры работал участковым.
        Весь город делился на сектора. К каждому был закреплён участковый, по сути, следящий бюрократ. Он получал сведения со всех управителей, контролировал записи о входах и выходах в виртуал, базу социального рейтинга и личные дела каждого жителя. В общем, знал, чем дышит население. Собранную статистику он отправлял в Управление и Муниципалитет. Нудная, но необходимая служба.
        - Ладно, пообщаемся с мальчиком. Элис, сядь подальше от угла обзора, а то засмущаем свидетеля.
        Глава 8
        Визуализатор показывал бледную, какую-то болезненную, явно экономящую на себе женщину:
        - Игорёк сейчас в школе. Мы же договорились, что вы позвоните в десять. Сейчас без пяти. Я не хочу прерывать урок и уж тем более, насильно отключать сына от Сети. Врачи говорят, это вредно для психики.
        - Ничего страшного, мы подождём. Может, присядете?
        Женщина последовала совету Кондратенко, стало видно простое кресло и небольшая часть бежевой стены.
        - И ещё я хотела вас попросить слишком долго не беседовать - перемена всего двадцать пять минут, а занятия сейчас очень дороги. Если он не подключится к классу химии вовремя, с семейного счёта баллы всё равно спишут.
        - Конечно, я понимаю. Не волнуйтесь, мы Игоря надолго не задержим.
        Трофим с интересом, даже с каким-то восхищением наблюдал за следователем - у того цепкий и проникающий прямо в душу взгляд сменился на сочувствующий и мягкий. А тембр голоса стал бархатистым и убаюкивающим. Даже самому Горохову захотелось довериться Кондратенко и рассказать все-все тайны. На женщин такой тон должен был действовать завораживающе.
        - Пока мы ждём мальчика, может, вы сами что-нибудь расскажете, уважаемая Ольга Кирилловна?
        - Даже и не знаю, чем вам помочь, - улыбнулась мать свидетеля, - я мертвеца, в смысле, Петухова, совсем не знала. И видела всего один раз, когда он приходил к нам ругаться из-за того, что Игорь громко кричал, когда капризничал. Это было несколько лет назад. А позже мы даже ремонт делали, шум стоял неделю, но ему это почему-то не мешало.
        - И неудивительно. Он раньше работал в реале, в Виртоград почти не заглядывал, - влез в разговор Трофим, - а потом стал проводить в нём почти всё своё время. Поэтому, наверное, даже не догадывался, что за стенкой шумят.
        Владислав закашлялся и бросил на практиканта испепеляющий взгляд. Парень понял, что сделал что-то не то и решил больше ничего не говорить.
        Женщина ничего странного не заметила:
        - Да? Может быть, вы и правы.
        - А сын что-нибудь вам говорил? - Кондратенко активировал минивизор и приготовился записывать.
        - Да так, ничего особенного. Я, если честно, не особо спрашивала, меня другое интересовало - думала, как наказать, чтобы он понял, но при этом не получил психологическую травму. Понимаете, в тот день я была на работе в Виртограде, муж мой в командировке в Чангши уже второй месяц, поэтому Игорёк решил прогулять школу, думая, что никто об этом не узнает. Ой, мне так не хочется об этом рассказывать!
        - Не волнуйтесь, Ольга Кирилловна, детьми были все. А мы с Трофимом Леонидовичем ещё и мальчиками. Ничего страшного, думаю, мы не услышим.
        - Ну… я о ситуации понятия не имела, пока участковый не пришёл. Оказалось, Игорь, вместо того чтобы учиться, гулял по Виртограду. Слава богу, сильно потратиться не успел. Попытался пройти в бордель, вы представляете? Откуда он о таких местах знает?!
        - Какой ужас! - совершенно искренне ахнул следователь.
        Приободрившаяся женщина продолжила:
        - Естественно, рейтинговая система определила его возраст и забанила на сутки. Только в школу допуск и остался. И глупыш вместо того, чтобы подумать о своём поведении и вернуться к учёбе, решил, что пока мама в виртуале, можно прекрасно провести время дома. Набрал в пакетики воды и стал бросать их с балкона - пытался облить дворника.
        - Надеюсь, у него не вышло. Он ведь мог штраф получить, - сочувствующе сказал Кондратенко.
        Женщина всхлипнула:
        - Да, мог. Но не попал ни разу, и всё обошлось.
        - Мам?
        Визуализатор растянулся, подстраиваясь под изменившиеся обстоятельства разговора, и полицейские увидели старенькое виртокресло. Трофим очень удивился - из-за поведения Ольги у него сложилось впечатление, что свидетелю максимум лет двенадцать, но школьник оказался толстым высоким юношей, который был хорошо знаком с бритвой.
        - Сынок! - мать вскочила, подошла к сыну, помогла отсоединить штекер и встать. - Эти мужчины хотят поговорить с тобой о соседе, ну, том, который отсюда переехал.
        - Игорь, малыш, не уделишь нам немного времени?
        «Малыш» прекрасно понял, что полицейский не всерьёз так его назвал, и немного расслабился. Попытка сыронизировать над материнской гиперопекой словно бы поставила юношу на одну ступень с мужчинами.
        Ольга не заметила в словах Кондратенко ничего странного:
        - Я могу присутствовать при разговоре? Как законный представитель.
        - Простите, но мне кажется, Игорю уже есть шестнадцать.
        - И что? - воинственно спросила женщина.
        - Он сам может решить, говорить с нами в присутствии родителей или нет.
        - Мам, я есть хочу. Может, ты пока кукнешь что-нибудь?
        - Что за слово такое! Кукнешь. Жуть! Чтобы я такого больше не слышала!
        - Ольга Кирилловна, давайте не будем задерживать друг друга. Переменка короткая.
        Женщина обиженно поджала губы и исчезла из поля зрения. Игорёк тяжело опустился в кресло, в котором до него сидела мама, и вздохнул:
        - Вы по поводу деда, который помер? Спрашивайте.
        - Водными пузырями в рободворника кидался? Серьёзно? - не вытерпел Трофим и снова удостоился грозного взгляда следователя.
        «Мальчик» взглянул на потолок и угрюмо сказал:
        - Ладно, всё равно узнаете, если захотите, эта дрянь пишет, как положено. Я тогда к матери подошёл, активировал её чипом свой минивизор. Она всё равно в виртуале была. Решил, раз в Виртограде не вышло, на визоре посмотреть что-нибудь, ну…
        - Горячее, - подсказал Владислав.
        - Типа того. Ну, и вышел на балкон - там у нас управитель только пишет, ни манипуляторов, ни динамика нет. Не хотел, чтобы он доколупался до меня, мать его подрядила следить, чтобы я ну, это…
        - Ничем предосудительным не занимался. Не переживай, мамы, они все такие. Почти. И на балконе что?
        - Ну, я только сел на пол, как на свой балкон, ну, сосед вышел. Я и затихарился, чтобы он не засёк.
        - И?
        - Он по минивизору с кем-то говорил. Ну, с бабулькой какой-нибудь, наверное.
        - Почему ты так решил?
        - Ну, потому что прямо уси-пуси в голосе. И смеялся, как придурок.
        В комнату вернулась мама, принесла несколько бутербродов и чашку:
        - Сыночек, обязательно выпей чай. А то животик болеть будет.
        Трофим еле сдержал улыбку. Гордо выпрямившись, женщина вновь ушла.
        - Короче, я больше ничего не знаю. Особо не прислушивался, всё думал, как заползти в квартиру, чтобы дед не засёк. Могу только сказать, что под конец они говорили про какие-то импланты, он типа жаловался на свои. А она, вроде, ну, тоже жаловалась на что-то, потому что он сочувствовал. Это всё.
        - Ладно, Игорь, большое тебе спасибо за информацию. И маме благодарность передай. Кстати, имей в виду - пока не исполнится двадцать лет, ни один бордель тебя не пропустит, не трать силы. Но есть курсы, их министерство образования курирует, которые обучают половой жизни с восемнадцати. Лицензии выдают после тщательной проверки, там всё очень по-деловому, относятся ответственно. Конечно, излишеств никаких, но зато ты определишься с ориентацией, сексуальными предпочтениями и поймёшь, как это вообще надо делать. А то ваше поколение начинает с драконами или какими-нибудь инопланетными барышнями нестандартного строения, а потом в реальности имеет огромные проблемы.
        - Серьёзно?! Да это же… Это… - Игорь вскочил, - это же зашибись! Надо матери сказать. Только дорого, наверное?
        - Да, дорого. Но, - Влад улыбнулся, - у тебя благодаря обучению не будет психологической травмы, справиться с которой выйдет гораздо дороже. Ты так маме своей и скажи, думаю, она проникнется.
        - Она этой «травмой» совсем меня замучила. Спасибо. Прямо вот такенное спасибище!
        Юноша развёл руки в стороны, показывая размер благодарности.
        - Удачи, молодой человек, - Владислав прервал соединение. И только затем позволил себе рассмеяться в голос.
        - Владислав Александрович, вы чего?
        Следователь отмахнулся. Но отсмеявшись, объяснил:
        - Родители такие странные. Даже не верится, что пару сотен лет назад над детьми никто не трясся. Рейтинг по швам трещит, но они ради ребёнка готовы на всё. И душат своей опекой. Особенно в этой социальной группе. Хотя оно понятно - при не слишком высоком статусе решиться на потомство может только тот, у кого инстинкт перевешивает логику. Забавно.
        - Ну, не знаю. В моей социальной группе тоже шагу без заботы ступить не дают. И зачем вы ему про курсы сказали? Разве это имеет отношение к расследованию?
        Владислав посерьёзнел и строго сказал:
        - Ты пацана видел? Воздержание никого до добра не доводило, а с таким материнским контролем он даже в одиночку расслабиться не может. Ещё сорвётся, не дай бог. Зачем преступников плодить? Изнасилований не фиксировалось уже семь лет, только на окраине изредка случаются прецеденты. А если этого Игорька спермотоксикоз накроет? Пусть лучше его маманя удавку ослабит. И кстати, практикант, ты обалдел? Я по поводу твоих высказываний при этом милом семействе. Мы спрашивать должны, а не отвечать. И обсуждать следствие с посторонними нельзя. И уж тем более нельзя давать оценку действиям того, кто проходит, как свидетель. Люди давно научились скрывать мысли, сам знаешь, почему. Только подростки в силу незрелости не понимают, что такое тотальное наблюдение и чем оно чревато. А ты вдруг начал рассказывать о деталях расследования первой попавшейся гражданке и упрекать парня его хулиганскими действиями. Которых на самом деле даже не было, как оказалось.
        - А сами-то его малышом назвали!
        - Конечно. Во-первых, усыпил бдительность мамаши, потому что она действительно считает его маленьким и беззащитным. Я дал ей понять, что воспринимаю парня точно так же. А мальчишке наоборот, показал, что мы прекрасно понимаем - мать перегибает. Ясно теперь?
        Трофим обречённо кивнул.
        - Ладно, запомни. Твоя задача - молчать и слушать. Хотя бы первое время. Если хочешь стать толковым следователем, конечно. Я-то в курсе, что в ВУЗе преподают лишь основы. Большинство знаний приобретаются во время работы участковым.
        - Так я и хотел! Но папа…
        Владислав поморщился и перебил:
        - Давай о деле. Мы письма и звонки Петухова проверили. По всему выходит, он ни с кем не общался. И тут выясняется, что он разговаривал с загадочной личностью, скорее всего, женщиной, за неделю до гибели. По сети. И снова никаких следов. Странно. Очень странно.
        - Это невозможно, - раздался голос управителя, - ваш свидетель что-то напутал. Любая виртуальная беседа - в чате, по телефону, в любом голосовом приложении для визуализатора или минивизора записывается. При этом оба или более собеседников подключаются через чипы, а значит, фиксируются паспортные данные, время и место входа. Рекомендую проверить записи управителя за тот день. Возможно, ситуация прояснится.
        - Спасибо, дорогая, без тебя мы никак бы не догадались.
        - Всегда пожалуйста, Владислав, - Элис не смогла распознать сарказм.
        - Ну что, практикант, - Кондратенко поднялся, подошёл к стенному шкафу и достал тёмный свитер и джинсы - он принципиально игнорировал современную моду на лосины. - Поехали в контору. Будем копаться в памяти управителя Петухова.
        Глава 9
        Робос притащил старый офисный стул, который полностью не поместился, поэтому пришлось поставить его прямо на входе. Так что спина Горохова находилась в коридоре, а всё остальное - в «кабинете». Кондратенко сидел в своём виртокресле.
        Запись разговора оказалась очень занятной. Во-первых, в Сети она не сохранилась, словно бы и не существовала. Полицейским пришлось довольствоваться видеофайлом из управителя. Поэтому Карла Юсуфовича было прекрасно слышно, а вот его собеседницу - нет.
        - Привет, котик. Мы же вроде уже договорились - встречаемся вечером в распределителе перед учебным уровнем. Что-то случилось?
        - …
        - А мне казалось, тебе нравится игра. Ты же сама в ней зависаешь. Помнишь, как уделала меня при первой встрече?
        - …
        - Ха-ха-ха! Конечно, захотел. А ты бы не захотела поотшибать рога тому, кто не только тебя убил, но и увёл из-под носа очень выгодный квест? Я же думал, ты мужик, а не женщина. Вы же в шутеры почти не играете.
        - …
        - Серьёзно? Сорок процентов? Да ну, хрень на постном масле.
        - …
        - Ну ладно, не дуйся. Может, ты и права. Я просто в статистику игры никогда не заглядывал. Нет, ну ты точно не шутишь? Почти половина игроков ба… э-э-э, женщины?
        Кондратенко остановил воспроизведение:
        - Робос, проверь. Временной отрезок три месяца. Все игры, в которых отдыхал Петухов.
        - Хорошо, Владислав Александрович, - пауза была едва заметной, секретарь выдал информацию практически сразу: - Игра «Подселенцы». Она единственная, в которой предусмотрено дружеское взаимодействие. Месяц назад жертва в восьмидесяти семи процентах стала выбирать групповые, а точнее, парные задания. Но информация о партнёре отсутствует. Судя по данным, все задания Петухов выполнял один, хотя урон наносил в объёме, который не соответствует заявленным характеристикам оружия.
        - Словно ему помогал невидимка, - прошептал Трофим.
        - Так, практикант. Давай без мистики.
        - Чего звонишь? Хочешь время встречи перенести?
        - …
        - В реале? Эм, ну, это очень неожиданно, если честно. Я прямо офигел.
        - …
        - Чего?! Конечно, нет! Не боюсь я!
        - …
        - Котик, я тебе не врал. Нет, не подросток. Я же говорил, что чуть старше сорока. Честно!
        - …
        - А вот на это плевал я с высокой колокольни. Главное, что у тебя молодая душа. И ба… женщине жизненный опыт всегда идёт, лох тот, кто по-другому говорит.
        - …
        - Вот видишь? Ты сама волнуешься. Зачем спешить. Разве мы плохо зависаем? Если хочешь, можем вне игры встретиться, в ресторане или на пляже. Или даже в музее. Нахрен реал.
        - …
        - Да? Ну-у-у, ничего в этом страшного нет, не парься.
        - …
        - Ох ты ж, хрень-то… Даночка, котик, не плачь!
        - Так, стоп. Робос, проверь списки всех Дан, зарегистрированных в «Подселенцах». Возраст от тридцати и выше.
        - Семь тысяч пятьсот две. Возраст от тридцати до ста шестнадцати.
        - Неожиданно широкий выбор кандидаток. Ладно, слушаем дальше. Потом сузим круг поиска.
        - Я догнал, почему ты хочешь встретиться. Раз такое… У тебя семьи ведь нет? Что ж делать-то… Ну, не плачь, зайка.
        - …
        - Мне тоже кажется, что ты мой самый родной человек. Честно. И круто, что ты довериться мне решила. Я говорю - не парься. У меня у самого шесть штук, последний поставил за месяц до нашей встречи.
        - …
        - Правый локоть, пластина в теменной части черепа, сердечный клапан, вся правая нога, одно ребро, селезёнка. Видишь? Я ничего от тебя не скрываю.
        - Кроме возраста, - хмыкнул Трофим.
        - …
        - Четыре из них после аварии. Уже много лет прекрасно себя чувствую, и вообще - эти операции давно на поток поставлены, тебе ничего не грозит. Зато сможешь позволять себе всякие нямки. Печень - это очень важно!
        - …
        - Ха-ха-ха! Ладно, записывай. Жду в гости. Только ты это… я в своей квартире ремонт затеял, так что сейчас в съёмной. Тут не очень, но это временно.
        - О настоящем соцрейтинге тоже умолчал, вот жук! - возмутился практикант.
        Продиктовав адрес, Петухов попрощался и прервал разговор.
        - По идее, он должен был сообщить управителю её данные. Чтобы впустил. Но ничего подобного нет, - задумчиво протянул Владислав.
        - И что теперь? Проверим всех Дан?
        Ожидая ответа, Трофим подался вперёд. В его глазах горел жадный огонь, и Влад вдруг понял, что из этого парня может выйти толк, если к энтузиазму добавятся знания и опыт.
        - Да. Только с этим быстрее справится Робос. Хотя я сомневаюсь, что нашу таинственную барышню зовут Даной. И что это барышня, тоже сомневаюсь. Хотя… Робос, вводные данные. Пол - женский. Имя - Дана. Медицинские показания для замены печени. Не замужем, совершеннолетняя. Возраст прежний - от тридцати до ста шестнадцати. Пользователь игры «Подселенцы», выполненные групповые квесты аналогичны квестам Петухова.
        - Принято.
        В этот раз секретарь замолчал больше, чем на секунду, видимо, информации перелопачивать пришлось много.
        - Дана Ломова, сорок четыре года. Семь месяцев назад перенесла операцию по замене печени на искусственный аналог. На момент смерти социальный рейтинг составлял сто одна тысяча двадцать два и семь десятых, из-за отсутствия семьи баллы переведены на городской резервный счёт.
        - Как на момент смерти?! - Трофим неуклюже вскочил со стула и чуть не пробил оргстекло локтем. - Когда?
        Робот вопрос проигнорировал, поэтому Кондратенко сказал:
        - Робос, ответь. И измени свои настройки - Горохов Трофим Леонидович. Гостевое подчинение.
        - Хорошо, Владислав Александрович. Гражданка Ломова совершила суицид пятнадцатого июля.
        - За три месяца до смерти Петухова, за два месяца до встречи с ним в игре. Оч-чень интересно. Дай-ка мне всю инфу по её делу.
        - Оно в архиве, в базе некриминальных смертей. Нужно время.
        - Окей, мы подождём.
        На визуализаторе высветилась иконка сообщения. Владислав открыл письмо и быстро пробежался по тексту взглядом.
        - Трофим, посиди пока здесь. Я к начальству.

* * *
        - Иван Сергеич. Только один вопрос - зачем? С каких пор на задержании нужен человек? Роботы сами прекрасно справляются уже сколько - десять лет?
        - Двенадцать. Ты, Кондратенко, не бухти. Надо, чтобы вы с пацаном поприсутствовали.
        - А, всё интриги плетёшь, Сергеич?
        - Тихо ты! - начслед взглянул на потолок, - что ты вечно, как ребёнок. Хоть иногда сдерживайся. В общем, так. Со мной связался Горохов-старший и упрекнул в том, что его сынок не бежит от нас со скоростью света. И посоветовал отправить его на окраину. Чтобы посмотрел на изнанку, так сказать.
        - Отец захотел подвергнуть наследника такому риску? Мало того, что окраина - не место для прогулок, так ещё и арест. А если перестрелка? А если кто-нибудь из местных узнает, какой социальный рейтинг у семьи парня и похитит его?
        - Если честно, это придумал я, а не он. Горохов просто попросил повозить Трофима по улицам, показать, так сказать, контингент. У них в семье какие-то ссоры на почве социального неравенства населения. Но объяснять мне подробно, ясное дело, никто ничего не стал. И я подумал - уважим отца, но в то же время мальчишку заинтересуем. Выстрелы, погоня, адреналин - он такой молодой, в этом возрасте подобное должно быть по душе.
        - А если вдруг что-нибудь случится?
        - Вот поэтому ты поедешь с ним, чтобы минимизировать риски. Подробности я тебе скинул, ознакомишься по дороге. Окраина-11.
        - И всё равно не понимаю. Я ведь даже дело не вёл. Чьё оно?
        - Стоп. Те самые Гороховы? «Создатели будущего?»
        - Так а я о чём! Пацан должен вместо одного из родственников, который не может работать в силу возраста, изучать и модифицировать то ли овощи, то ли фрукты. Всё на благо общества. А он видишь, чего удумал?
        - И всё равно не понимаю - в чём смысл твоих интриг?
        - Вот именно. Дронов и робосекретарей они бесплатно Управлению предоставляют, в рамках помощи городу. Считай, самый крупный наш инвестор. А Трофим - один из самых младших Гороховых. Родных братьев и сестёр пятеро. Двоюродных и прочих не уточнял, если честно, там на целый микрорайон наберётся.
        - Иди уже, - буркнул начслед, - и постарайся, чтобы Горохов-младший никуда не вляпался.
        - А я сразу предлагал все исходные данные послушать. Короче. Семья с максимальным рейтингом. Уже три поколения почти никто не подаёт прошения о совершеннолетии, глава семьи в завещании указывает того, кто станет на его место и автоматически приобретёт самостоятельность. Понимаешь? Там такие цифры запредельные! В семье приветствуется образование в сфере программирования, генной инженерии, биомехатронике и робототехнике.
        - Ох, Иван Сергеевич, - вздохнул Владислав и поднялся, - боюсь, ты не зайцев убьёшь, а свою должность, финансирование и ОРП. И мою карьеру.
        - Да ничьё, там всё ясно. В файле всё расписано. В принципе, можешь роботов собой и пацаном не подменять, - начслед вдруг обречённо вздохнул, - да и присутствовать тоже. По обстоятельствам действуй. Дело не в аресте, дело в Горохове. Ты пойми, Кондратенко - о мальчишке знают многие, и о том, что он у нас стажируется, тоже. Но наши с тобой разговоры пока известны только моему управителю. Если всё получится, его записи так и останутся в архиве Муниципалитета невостребованными. Зачем всей Конторе знать, что мы не отпугиваем парнишку, а наоборот, пытаемся привлечь?
        - Угу. Ну и вот, я решил - сделаю вид, что выполняю просьбу старшего, чтобы, если младший останется, можно было развести руки в стороны и сказать, что мы сделали всё, что могли. И убить сразу двух зайцев.
        Кондратенко взялся за ручку двери, но потом тряхнул головой и вернулся на стул:
        Корпорация «Создатели будущего» охватывала очень широкий спектр бизнеса и науки. Киберпротезы, биороботы, социальное псевдокуриное мясо, изучение человеческого генома, виртокресла бюджетных моделей, и многое, многое другое.
        - Ты даёшь взаимоисключающие задания, товарищ начальник. Могу я пацану хотя бы оружие выдать?
        - Ладно. Энергетическое. И только на время операции.
        - Ох, Сергеич, намудрил ты что-то. Тебе бы сценарии для шпионских игр писать. Чую, проблем не оберёмся.
        - Ничего себе…
        - Какой недогадливый. А ещё лучшим следователем в ОРП считаешься, - проворчал начслед, - Горохов-старший сейчас глава семьи. Нам, да и мне лично с ним ссориться не с руки. Если дам понять, что хочу привлечь его сына к работе, Управление лишится большой доли финансирования, а я получу по шапке от начальства. А я хочу привлечь. Потому что Трофим тоже имеет долю в семейном рейтинге, а значит, если останется у нас, сможет нажать на какие-нибудь кнопки, чтобы твой отдел не закрывали. Или возьмёт на себя его финансирование. Я, кстати, утром узнал, что вопрос с закрытием почти решён. Муниципалитет хочет сэкономить.
        - Вот чёрт.
        - Похоже, я влез по самые уши. Трофим, вроде, ничего, только как будто с другой планеты. Но из него может выйти толк. Рассказывай, что за семья Гороховых и почему ты вертишься, как уж на сковородке.
        Иван Сергеевич нахмурился, почесал бровь над киберглазом и недовольно произнёс:
        Глава 10
        Крышу нельзя было назвать абсолютно чёрной. Цветные разводы лениво перетекали друг в друга, скручивались в завораживающие спирали и расплывались, словно плёнка машинного масла на водной глади. А потом медленно погружались в глубину твёрдой лишь на первый взгляд поверхности, чтобы через какое-то время вновь появиться.
        Он стоял на самом краю и наблюдал за суетой, которая царила внизу. Город представлял собой скопище ярких пятен, кубов, цилиндров и пирамид. Суть, скрытая под привлекательной фальшивой обёрткой, под которую только он мог заглянуть. Здание, на котором он сейчас наслаждался одиночеством, тоже было гигантской геометрической фигурой.

* * *
        Всё так же пряча руки в карманы, человек неторопливо пошёл по проспекту. Его не замечали, потому что он пока что был без оболочки.
        На доступной для «прогулки» территории подходящие кандидаты почти не встречались, а если всё же попадались, не особо жаждали заводить знакомство. Голос объяснял это шуткой Рандома, невидимого юмориста, которого здесь почему-то считали богом.
        И здесь выбор был невелик. Все тела оказались стройными и длинноногими, бюсты высокими, ягодицы упругими, губы пухлыми, волосы густыми и шелковистыми, а глаза ясными и лучистыми. Вот одежда, обувь, косметика и украшения действительно поражали многообразием. Человек даже немного растерялся. Всё так же, не особо глядя, создал и приодел девушку.
        - Неважно. Карлу нравится.
        Вариантов опять было совсем мало: королева, принцесса, княжна в изгнании, дворянка из обедневшего рода, наследница драконов.
        Сбросив с себя оболочку юной девушки, он невидимкой скользнул дальше по сюжетной линии. Краем глаза заметил каких-то рыцарей и широкую реку, золотого дракона на горном пике, но останавливаться не стал, потому что чувствовал, где находится нужный ему персонаж. Довольно быстро человек добрался до высокой мрачной башни и взбежал по винтовой лестнице.
        - Я вспомню, обязательно вспомню, слышишь, ты!
        Здесь было гораздо веселей. Симулятор предлагал абсолютно всё - будущее, прошлое, альтернативную магическую реальность, исторические эпохи, современность и ещё огромное количество вариантов. Кроме того, можно было выбрать уровень жестокости от нуля до десяти, количество дополнительных проигрываемых сюжетов от нуля до четырёх и личное средство передвижения. Человеку захотелось хоть на какое-то время забыть о миссии, и он попробовал создать что-то целенаправленно. Даже немного увлёкся. Получился фэнтезийно-средневековый мир, с магией, с жестокостью уровня шесть, с одним дополнительным сюжетом и с транспортом в виде огромной пантеры.
        Боль в голосе была такой насыщенной, что «масляные» разводы ускорились и, словно испуганные, заметались по крыше, стараясь отползти как можно дальше.
        Это оказался симулятор под названием «Сказки для девочек». Над кружевной аркой сверкал знак «18+». В интерьере преобладал розовый цвет, орхидеи, солнце и кружева.
        Оставалось найти оболочку. Такую, чтобы отголоски Карла почувствовали себя в своей тарелке. Меньшее, что можно было сделать для уничтоженного. И человек зашёл в первую попавшуюся дверь.
        Выберите, пожалуйста, вашу внешность. Предупреждение - через три часа меню закроется, а образ и вселенная будут сгенерированы автоматически.
        Человек с удивлением уставился на строчки - женщинам, приходившим сюда за сказкой, предлагали от одного до пятидесяти воздыхателей. А следующий пункт вообще поразил в самое сердце.
        Человек прошипел:
        - Это необходимо.
        - Ты не ответил.
        У него тоже была своя граница. Он не один раз пытался сорваться с этого поводка, но, переходя невидимую черту, неизменно оказывался на чёрно-радужной крыше.
        - Гуляешь? - Голос стал звучать немного глуше, - или убегаешь?
        Голос засмеялся:
        Непись уверенно держался в седле, его светлые длинные волосы развевались на ветру, жеребец под ним сверкал огненными очами и выпускал из ноздрей дым. Но человек пришёл сюда не за романтическим приключением.
        Выберите количество поклонников, с которыми возможны сексуальные контакты. Укажите, с каким количеством мужчин возможен одновременный контакт. Выберите расу и внешность поклонников.
        А вот чистые человеческие эмоции не притворялись чем-то материальным. Возможно, именно поэтому он готов был любоваться ими бесконечно - длинные столбцы цифр, букв, символов и рисунков постоянно сменяли друг друга, делая небо Виртограда живым и непредсказуемым.
        - О, прекрасная незнакомка! Откуда ты здесь, в этом страшном и тёмном лесу?
        Он на мгновение закрыл глаза, а когда открыл, всё вокруг уже изменилось. Яркие пятна превратились в жителей города и средства передвижения, а огромные геометрические фигуры в здания.
        Выберите, пожалуйста, ваш возраст.
        - Конечно. Как и то, что было в самом начале. Когда-нибудь. Может быть. - Голос уже откровенно издевался. - Воспоминания, они такие. Приходят и уходят, да? Впрочем, хватит с меня твоих страданий. Ближе к делу. У тебя неделя. Ищи и не забывай…
        - Кто ты сейчас, напомни?
        Всего неделя. На поиски, подготовку и убийство мучителя и его несчастной жертвы.
        - Твои попытки отдать дань погибшим выглядят нелепо. К тому же к следующему разу ты забудешь об этом Карле, как забыл об остальных. Сколько их было?
        - Новый прикид? - послышалось за спиной. - Какой-то он слишком слащавый. Ты его откуда вытащил?
        Человек даже не вздрогнул. И не обернулся. Знал, что за спиной никого нет. И никогда не было.
        Выберите количество поклонников.
        - Сам знаешь.
        На определённом расстоянии от чёрно-радужного куба, который не превращался в высотку или замок, а просто исчезал, собеседник замолкал. Но это не значило, что от Голоса можно избавиться, уйдя подальше.
        Выберите, пожалуйста, условия существования вселенной.
        Он стоял в транспортном потоке довольно долго. Средства передвижения на него никак не реагировали, сам он тоже не обращал внимания, когда какой-нибудь автокар или жеребец проносился сквозь него.
        Невидимая граница была пройдена, Голос пропал. Человеку сразу стало легче дышать.
        Симулятор по-прежнему никак на него не реагировал, представители технической поддержки, милые красивые девушки, тоже. Способность существовать без оболочки иногда оказывалась полезной. Вот только загрузить сценарий можно было лишь после создания «клиента».
        - Выгонять живых людей из их тел подло.
        - Что ты хочешь? - устало спросил он, пряча руки в карманы.
        Выбор оказался не так уж велик - от восемнадцати до двадцати пяти лет. Человек ткнул наугад.
        Вот тут-то частица Карла и дала о себе знать. На варианте «колдун» сердце забилось чаще. Дальше можно было не искать. И находиться в меню тоже. Он вспомнил, для чего вообще затеял поход в этот симулятор. Торопливо и не глядя прожав варианты следующих пунктов до конца, он шагнул в появившийся портал.
        Поэтому приходилось пользоваться помощью ненавистного напарника. Тот каким-то известным лишь ему способом забрасывал человека в Игры. Переход сквозь изнанку города не натягивал поводок, и в локальных вымышленных вселенных он мог находиться сколько угодно. Правда, при выходе нить, связывающая с кубом, тут же срабатывала.
        Но человек был уверен, что бог здесь не живёт.
        - Как же ты глуп. И почему не пользуешься персами людей? В них и подселяться проще, и внешность можно выбрать более интересную.
        Человек молча спрыгнул с крыши. Лишь у самой земли падение превратилось в полёт.
        - От тебя не убежишь.
        В конце концов, он был спасителем этого мира и имел право хоть иногда радоваться жизни.
        - Отправь меня в какую-нибудь фэнтезийную игру. В которой колдун выделяться не будет.
        Выберите, пожалуйста, ваш возраст.
        Пришлось покориться.
        - А ты всё никак не насытишься зрелищем. Сколько лет прошло, а всё так же глуп.
        - Но ведь прошло совсем немного времени. Я вижу кровь на моих руках, и она ещё не засохла.
        Это был примитивный непись в чёрном длинном одеянии, высокий и широкоплечий. Он следовал заложенной программе, поэтому сейчас просто стоял у узкого окошка и словно смотрел вдаль. Человек знал, что персонаж начнёт проигрывать роль лишь тогда, когда главная героиня любовной истории окажется поблизости. Поэтому колдун никак не отреагировал на то, что человек подошёл и положил невидимые руки ему на затылок.
        Человек, в котором жила частица Карла, пожал плечами и попытался пропустить этап. Но не получилось.
        Осторожно, стараясь не задеть оболочку, человек принялся разбивать программу на отдельные фрагменты. Те слабо вспыхивали, на какой-то миг зависали и растворялись в воздухе. Затем, когда остался только внешний, визуальный слой, он обнял равнодушно застывшую фигуру и через секунду оказался внутри. Несколько раз присел, приноравливаясь, а затем пошёл напрямик, сквозь структуры симулятора. Через несколько секунд он стоял на своей крыше.
        Он прошёл дальше, за одну из бархатных занавесок, и уселся в мягкое кресло перед панелью меню.
        Человек даже подзабыл о своей миссии, настолько интересно ему стало - он никогда ещё не бывал в месте, предназначенном исключительно для женщин. А может, и бывал, но позабыл. Подумал, что здесь вряд ли найдётся персонаж, который понравится Карлу, но всё же решил потратить немного времени.
        - Карл.
        Выберите социальный статус.
        Глава 11
        Домики, похожие на круглые корзинки, тихонько скрипели, покачиваясь на ветру. На каждом исполинском дереве таких жилищ насчитывалось более десяти. Землю устилала трава, мягкая и упругая, в центре поляны располагался длинный стол, такой же плетёный, как и подвесные дома, а на нём стояли букеты из светящихся кувшинок.
        И лежал чёрный камень сложной огранки.

* * *
        - А я слышал о подобном, - Эльф доел свою порцию колбасок и с тоской посмотрел на тарелки соратников, - говорят, бывает такое. Словно что-то высасывает энергию из Виртограда в разных точках и в разное время. Выглядит именно так - мир словно бы замирает. Потом либо идёт обвал сервера и пользователей принудительно выбрасывает в офлайн, либо всё проходит. В основном страдают игры, бордели и развлекательные центры.
        - Вряд ли, - Лариса покосилась на официантку, которая с равнодушным видом села на стульчик неподалёку. Самохина по себе знала, как скучно следить за порядком в приватном чате. - Обычно это не так выглядит. Я вообще не поняла, что это было.
        - Значит, руки не из того места.
        - Видали? В небе наши ники сияют. Это супер-пупер. Непередаваемое ощущение. Все девчонки мои, - мечтательно сказал Дмитрий и вгрызся в мясо.
        - Да всё уже посмотрено и изучено, - махнул рукой гость, - и не только нами. Весь сервак бьёт босса вашим способом. И нихрена не получается.
        - Ладно. Но до первого вайпа. Посмотрим, сколько продержимся. Держи активатор, - он отдал Шинаре небольшой вышитый кисет на тесёмочках.
        Лариса пожала плечами:
        Посреди зала замерцал воздух, и к столу, бряцая оружием, шагнул широкоплечий усатый человек.
        - Оттуда. Я много чего интересного могу рассказать о Виртограде. Думаешь, это простой и понятный мир, подчиняющийся законам программирования, стабильный и радостный? - Дмитрий наклонился и произнёс, добавив в голос таинственности, - ты очень ошибаешься, дорогая Инсерт.
        - А и правда, как оно так получилось? А, Ларка?
        - На видео разве не видно, что игру заглючило? - вступилась за подругу Яна. - Может, поэтому мы так быстро его кильнули.
        Градус веселья снизился.
        - Шинара не читер, если ты на это намекаешь. Шёл бы ты отсюда по-хорошему, - процедил Жупрыверг.
        Пока Лариса раздумывала, её перс продолжал перебирать ногами. Поэтому, когда странности резко прекратились, Лара чуть не зарылась носом в землю.
        - Подключите, пожалуйста.
        Правда, сегодня, как и всю предыдущую неделю, в деревушке было безлюдно - в игре, да и во всём Виртограде, готовились к Хэллоуину, поэтому здесь устроили театрализованную резню, удалили всех неписей и техподдержку, и поселили праздничного босса. Каждый, кто сможет победить его в ближайшие дни, получит шанс выиграть кинжал легендарного качества и триста тысяч голд, равных приблизительно ста баллам рейтинга.
        - Карлу и Ларисе троекратное ура! - крикнул гном, его восторги тут же разделили эльф и лекарка. Соратники чокнулись, расплёскивая содержимое кружек, к ним подбежала модератор, точнее, официантка в оболочке лесной эльфийки, и вытерла массивный деревянный стол.
        Лекарь пожала плечами:
        - Ничего не получится, - авторитетно заявил Жупрыверг, - надо делать так, как советуют нормальные гильдии.
        Группа решила в честь такого события шикануть, поэтому в таверне им предоставили отдельный чат - целый зал, стилизованный под мир игры. В глиняных кружках пенилось тёмное пиво, жареные колбаски, присыпанные мелко порубленным зелёным лучком, источали умопомрачительные ароматы, а ноздреватый пышный хлеб так и манил хрустящей корочкой.
        - Иди ты в пень! - рявкнула Самохина на Дмитрия, - не знаю! Может, Карл в курсе?
        - Я его знаю, - горячо зашептала Яна Ларисе, - он крутой.
        - Шинара! Ты чё?!
        Небо над деревней быстро затянуло тяжёлыми тучами. Засверкали молнии, поднялся ветер, а слева от стола провалилась земля. Раздался низкий, жуткий рёв, и из образовавшейся ямы вылетела страшная тыква.
        - Кто? - хором спросили друзья.
        Лариса сегодня была в образе валькирии Шинары - к откровенной броне прилагался внушительный шлем, щит, меч и сияющие наплечники. Девушка, а точнее, воительница, оперлась на оружие и задумчиво сказала:
        - Погоди, Димка. Слава дама капризная, ещё придавит к земле, - наставительно сказал Жупрыверг.
        Она была огромна. Неизвестно кем вырезанный рот мог заглотнуть всю честную компанию разом, глаза сияли демоническим светом, а из ноздрей валил болотно-зелёный дым. Трава на поляне и листья на деревьях стали стремительно жухнуть.
        Глава чужой гильдии нехорошо прищурился, но сдержался и вкрадчиво сказал:
        - Запись посмотри, - пожал плечами Жупрыверг, - она сразу же в Сеть ушла, после к?ла[12 - Кил - убийство, в данном случае босса.].
        Мир вновь пришёл в движение, щит долетел до босса, который утробно заревел, завертелся в воздухе волчком и разлетелся на мелкие тыквенные ошмётки. В центре поляны появился сундук с наградой.
        - Действуем как всегда. Как только я активирую кристалл, Инсерт закрывает нас бабблом[5 - Баббл - от английского «пузырь», в играх так иногда называют защитное заклинание.]…
        - Я всё.
        - Привет, ребята, - Вернон взял стул и без спроса присоединился к компании. Впрочем, никто не противился. - Не буду ходить вокруг да около, меня ждут. Как у вас так получилось?
        - Давайте! - крикнула Самохина, взмахнула мечом и принялась сражаться с боссом, безостановочно используя заклинания, которые не давали тыкве переключиться на остальных.
        Лидер группы Жупрыверг, миниатюрный гном в смешной голубой шапке и расшитой золотом мантии, а точнее, Савелий, тридцатипятилетний биоэтик, принялся раздавать указания:
        Ларисе всегда нравилась эта деревня - здесь выдавали только мирные, хоть и немного нудные квесты - собрать определённое количество лекарственных трав, перебинтовать зайчат в лесу, очистить ручей от порчи… А ещё в этом месте жил единственный на всю локацию кузнец уровня «профессионал», специализирующийся на магической броне.
        Инсерт беспомощно оглянулась на подругу.
        Через пять минут от мирного вида поляны ничего не осталось. Хлюпали грязные лужи, горели домики-корзинки, стол завалился набок, выставив на всеобщее обозрение нижнюю часть столешницы. Лара не поспевала следить за индикатором собственного здоровья, который находился в левом верхнем углу зрительного обзора, поэтому звон в ушах, похожий на звук разбиваемого стекла, стал для неё неожиданностью. Отвлеклась на миг от босса и увидела, что «прославление» сработало и рассеялось, а уровень здоровья, подскочивший до максимального значения, снова неуклонно снижается, хотя Яна безостановочно швыряет в подругу лекарские заклинания. Стиснув зубы, Шинара принялась наступать на тыкву, осознавая, что второй раз уже не спасётся. Спустя ещё три минуты тыква захохотала и проглотила девушку.
        - Мне хватит. Значит, я агрю, баббл цел, вы спокойно заливаете босса, - сказала она, косясь на новенького. В их нервной и не слишком умелой, но дружной компании произошла временная замена - семья Тонга неожиданно перешла в другую социальную группу, и парень уже сутки не появлялся в Виртограде, так как занимался переездом в более дорогую и престижную квартиру. Как себя поведёт боец, с которым до рейда успел пообщаться лишь Савелий, не знал никто.
        Гном поджал губы и задумался. Все остальные терпеливо ждали.
        Яна злилась - она очень ответственно относилась к роли лекаря, сегодня даже потратила четыре балла на дополнительные магические свитки, и желание Савелия наступить на вчерашние грабли казалось ей невозможно глупым.
        Со стороны других бойцов в непися полетели стрелы, огненные шары и сгустки тьмы.
        - Может, кто-то умер, - тихонько сказала Яна и торопливо добавила, увидев испуг в глазах друзей: - не мы, мы-то уже полчаса в норме, и мир вокруг с ума не сходит. Кто-нибудь другой.
        - Ты не прав, Сева, - осторожно сказал высокий эльф, в миру Дмитрий, - давай попробуем, как девчонки предлагают. Ивент[10 - Ивент - нестандартное, временное мероприятие в игре, часто приуроченное к какому-нибудь празднику.] идёт уже четвёртый день, а босса ещё никто не завалил. Даже твои «нормальные гильдии». Давай попробуем другую тактику.
        Воин исчез.
        - Тогда предложи свою стратегию! - вспыхнул гном и воинственно скрестил маленькие руки на груди.
        - Руки растут оттуда, откуда надо. Непонятно, как ты, киса, его завалила после реса.
        Правда, девушка вдруг ощутила, что бежит на месте. Впрочем, и тыква, продолжая пыхать дымом, висела в одной точке, соратники под бабблом застыли в заклинательных позах, а чернокнижник скрёб по земле пальцами, не продвигаясь ни на сантиметр.
        - Так, да не так. После броска он агрится, но не умирает. Дольше всех продержались пацаны с моей гильды - шестнадцать минут. А у тебя он сдох за секунды. Не объяснишь, киса?
        - Кристалл могу активировать я. Получается, оказываюсь с боссом нос к носу и агрю[8 - Агрить - провоцировать компьютерного персонажа на то, чтобы он атаковал только тебя и не обращал внимания на остальных членов команды.], не тратя драгоценные секунды на добежку. И он долбит первым ударом по мне, ваш баббл цел. Янка, у тебя есть что-нибудь, чтобы он меня не снёс сразу?
        - Вернон, глава гильдии «Противники скверны».
        Лара, не мешкая, запустила в чудище щит. Тот пролетел, со свистом рассекая воздух, чиркнул острым краем по оранжевому боку и вернулся в руку воительницы. Тыква издала гневный вскрик и полетела прямо на девушку.
        - «Бросок щита» и враг повержен, - улыбнулась Лара.
        Лара кивнула, забыв, что Савелий её не видит, и бесплотным духом припустила с кладбища к месту битвы. Разочарование сменилось надеждой - рискованное поведение новичка давало группе шанс всё-таки завалить босса. Главное, чтобы человек, играющий за чернокнижника, а значит, защищённый лишь тряпичной бронёй, сумел продержаться хоть пару десятков секунд.
        - Но сундук дали? - спросил Вернон и сам себе ответил: - дали. Если бы был глюк, игра бы откатила босса, фиг бы вам награда досталась. Ладно, не хотите признаваться, не надо. Только имейте в виду, весь сервер за вами следит.
        Лара попыталась подключиться к личному меню и поняла, что сделать это не получается. Решила вдруг, что умерла и безумно испугалась, но потом осознала, что происходящее напоминает смерть в сети лишь отдалённо. Оболочки при появлении мертвеца обычно не «глючило».
        - Какое всё? Бегом назад, может, успеешь реснуться[11 - Реснуться - воскреснуть.]! Тут этот, как его там, Карл, выскочил из баббла и агрит моба на себя, так что ноги в руки!
        - Тише ты.
        Лариса кивнула, и, не тратя больше времени на разговоры, пошла к столу. Оглянулась на соратников, дождалась, пока подруга активирует «прославление», развязала кисет, достала флакон, отвинтила крышку и капнула густой алой жидкостью на чёрный кристалл. Тот впитал в себя активатор почти мгновенно, Лара едва успела положить кисет в поясную сумку.
        - Навешу «прославление» - если хэпэ[9 - ХП, хитпоинт - количество жизни в цифровых значениях.] просядет до пятнадцати процентов, заклинание вернёт его до максимума. Но это только один раз.
        Её перс, словно хладный труп, лежал в луже. Самохина рухнула в грязную воду и прижалась к «воительнице». И уже через секунду, слившись с оболочкой, побежала туда, где тыква нависала над новичком, который упал, споткнувшись, и сейчас пытался отползти как можно дальше.
        - Новичок, не произнёсший за весь вечер и пяти слов, многозначительно пожал плечами и приложился к кружке.
        - Если крит[6 - Крит - критический удар, то есть, увеличенный вдвое или более.] проходит, то баббл пробивается. Мы вчера из-за этого четыре раза вайпнулись[7 - Вайпнуться - коллективно «погибнуть».], забыл? - перебила лидера Яна, а точнее, Инсерт, красивая человеческая девушка в бронелифчике и бронетрусиках, высоких мягких сапогах и с резным посохом за спиной.
        - Тебе-то откуда знать? - обиделся эльф, - ты и в топе-то никогда не был.
        - Простите, - прервала зарождающуюся ссору модератор, - к вам в чат просится гость.
        - Откуда знаешь? - шёпотом спросила Яна.
        Глава 12
        Даже модератор передвинула свою табуретку ближе, настолько интересно рассказывал эльф. А тот, видя всеобщее внимание, заливался соловьём:
        - Поначалу представители всех религий обрадовались - как же, стопроцентное доказательство существования души! Даже был период, когда увеличилось количество верующих. Лет шестьдесят назад. Добавьте сюда постоянные катаклизмы из-за потепления и постепенно затапливаемые материки. Секты полезли, фанатики… И тут-то они совершили большую ошибку.

* * *
        - Инсерт, вы не подскажете, у кого можно взять профу ювелира? А то по карте непонятно. Бегал, бегал и не нашёл нужное место, хотя значок висит, - чернокнижник мягко улыбнулся.
        Эльф не стал отказываться и скорчил серьёзную мину.
        - Знаешь что? - вспыхнула девушка, - я сама решу, что мне надо знать, а что не надо! Я же не возмущаюсь, что ты не понимаешь, как снимается и добавляется рейтинг в зависимости от твоих действий! А это очень просто, хоть и выглядит запутано! Берём надбавочный коэффициент, который зависит от социальной группы…
        Эльф тоже вышел.
        - Как он тебе? По-моему, классный.
        Отсмеявшись, гном попросил:
        При словах о кибернетическом слуховом аппарате Карл побледнел. Правда, на это никто не обратил внимания.
        - Ну, открыли, да. В Чангши. Но на данный момент это дохлый номер. Во-первых, этот способ не подходит для органики, во-вторых, нужен приёмник с той стороны, - отмахнулся гном.
        - А там сотни, а может, даже тысячи локаций, в которых ждёт новых тел почившая элита. И когда их «воскресят» в достаточном количестве, простому люду полностью запретят размножаться. Останутся только оверы, и роботы, которые заменят остальных.
        Эльф явно обиделся:
        Яна прыснула, а Лара с подозрением спросила:
        Целительница тут же остыла и кокетливо улыбнулась Карлу. Дима свёл брови, явно желая довести спор до конца, но получил под столом ощутимый тычок от Ларисы и подавился словами.
        - Вот ещё, буду я изучать не своих, - обиделась Яна, - зато я знаю, что до Мегаполиса была Россия. И какие-то там ещё страны, но они уже почти полностью потонули.
        - Янка, шлюха. Для тебя все классные. Я предупреждала - с твоими кавалерами больше не контачу, поэтому разбирайся без меня.
        - Точно. Ладно, удачно погулять. Но не теряй голову.
        - Историк. Что смотрите? Я, между прочим, преподаю. В школе, на меня пятьсот учеников подписано. И в трёх ВУЗах, но там факультативно, поэтому выхлоп небольшой. Да вы подождите, потом с моим образованием разберёмся.
        - Дай дорасскажу! - Дима заказал ещё колбасок и продолжил: - так вот, инопланетяне выглядят, как мы. Заняли все ключевые посты в правительствах городов, почти все оверщики тоже они, и вообще, система рейтинга и управители придуманы, чтобы постепенно заменить людей копиями пришельцев. Или их детьми, тут мнения расходятся. А Виртоград - способ нас держать на коротком поводке сладких иллюзий.
        - Так, хватит! - рявкнул гном. - Надумали цапаться из-за ерунды. Давайте по домам тогда.
        - Сегодня нет, - Самохина посмотрела на глупо улыбающуюся подругу и торопливо добавила: - но мне всё равно пора, я должна э-э-э, в одно место заскочить. Пока, Карл. Добавь в друзья.
        - Кто? Секты и фанатики? - спросила Яна.
        - Мне тоже пора. Через полчаса урок в шестом классе, надо хоть пару домашних заданий проверить. В общем, спишемся. Пока, девчонки. Карл, было приятно познакомиться, ты крут. Добавь меня в друзья.
        - Подождите, - подал вдруг голос чернокнижник, - я хочу дослушать. Яна, милая девушка, вы правы, конечно. Все исторические подробности знать необязательно. Главное, что внутри у человека, а не его или её эрудированность.
        - Сама шлюха.
        - Исследования свернули после неутешительных выводов. Да, теоретически душа, хотя яйцеголовые настаивают, что нужно говорить «сознание» или, на крайний случай, «личность», может существовать отдельно от тела. Но нужно вместилище. Человеческая нервная система идеально для этого подходит - аксоны, дендриты, всякие синапсы и что там ещё есть. Отсоединившееся сознание стремится найти такую же стабильную систему и жрёт огромное, просто запредельное количество энергии, стягивая вокруг себя цифровое пространство. Переселить в бесхозную квартиру, то есть, в труп, не получилось. На живых опыты не проводили - негуманно. В общем, единственное, что они научились делать - локализовывать те места, где глюкнул умерший, поэтому Виртоград поделен на сектора и ячейки. Ну, и соответственно, наловчились отсекать личность от виртуала. Пара минут, и она отправляется туда, куда и должна - на тот свет. Официальные религии спохватились и вернули себе лицо, заявив, что это идеальное решение. Кстати, христиане ваще ребята, первыми сообразили, что нужно идти в ногу со временем и пересмотрели правила похорон. Свободной земли
ведь не осталось почти, костры жечь - дров не напасёшься, так что виртуальные кладбища освящены по всем правилам. Они даже нашли в Библии места, в которых говорится, что виртуал - идеальное место для кладбища. «Тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои». И «ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие». И ещё несколько таких же туманных фразочек, не буду вас грузить.
        - Ты лучше расскажи про вселенский заговор. Ну, тот, что про киборгов. Там гораздо интересней, я, как биоэтик, в восторге. Столько ненаучного бреда, девочки, вы ещё не слышали.
        - Ты и Библию знаешь? - восхитилась Лариса.
        - Кто?
        - Мы больше не будем, - поспешно сказал Дмитрий и продолжил, добавив в голос таинственности: - Но ходят слухи, что всё это ерунда, и опыты успешно завершились. И в Виртограде есть места, в которые можно попасть только с максимальным рейтингом. А там…
        - Ой, не могу! - громче всех хохотал рассказчик, - Сева, ты как всегда! Такую легенду своей логикой запорол!
        - А где они новые тела будут брать? Для дальнейшей вечной жизни? Или это одноразовая акция, раз рожать больше нельзя будет?
        - Я, кстати, слышал, что весь высший свет состоит из андроидов. Искусственный интеллект уже много лет нами руководит. И управители - их главные помощники, - заявил Савелий. - Поэтому кибернетическая хирургия развивается так стремительно - рано или поздно всему человечеству заменят тела на пластиковые, из мозга удалят все эмоции и чувства, и на планете воцарится технократия.
        - Ну? - поторопила Самохина.
        - Это стандартная, базовая модель. Колдун называется. В симуляторах у неписей часто такая же внешность встречается. Только шмотка варьируется.
        - Хочешь, я тебе краткий курс истории преподам? Пару вечеров в неделю, сделаю скидку. Хоть позориться в приличном обществе не будешь. Какие-то там страны… Почти весь Евросоюз! Италия, Испания, Франция, Германия - как можно этого не знать? Это ведь наше прошлое!
        - Не то, чтобы… Но вот аргументы их пришлось запомнить. Профессия обязывает. Короче, они это так преподнесли - тело - храм, без Духа сгниёт, а это Всевышнему не очень приятно. Лучше сразу утилизировать. А бессмертие - это память, Виртоград - память вечная.
        В чате воцарилась гробовое молчание. А потом гном очень тихо и очень серьёзно спросил:
        - Инопланетяне? Не может быть! - картинно ахнула Лариса, и все снова засмеялись.
        - Спешу предупредить, что по правилам Игры теологические споры и разжигание религиозных распрей запрещены, - вмешалась вдруг официантка, - при первом инциденте выносится предупреждение. При последующих - штрафные санкции, а в перспективе - бан.
        - А ещё есть сказочка о том… погодите секунду, - гном обмяк и закатил глаза - вышел в офлайн, не отключаясь от виртуала полностью. Вернулся очень быстро, буквально через несколько секунд, - всё, разбегаемся. Я ж с работы зашёл. Начальство скоро будет в моей каморке. Адью.
        Только Карл не смеялся. Он просто улыбался, переводя взгляд с одного игрока на другого.
        Дмитрий закатил глаза:
        - И все, у кого есть инородные органы, скоро станут бездушными машинами? - фыркнула Яна. - Я тоже слышала. Один идиот, когда я ставила кохлеарный[13 - Кохлеарный имплант - медицинский прибор (протез), призванный решать проблемы со слухом.] имплант, верещал в коридоре, что он не разрешает апгрейдить свою мать. А у той было что-то то ли с суставами, то ли с позвоночником.
        - В созвездии Тельца ещё в начале двадцать первого века нашли планету, которая вроде как схожа с нашей Землёй. K2-155d. В две тысячи пятьдесят девятом США взялись за разработку исследовательской миссии. Но хроническое подтопление материков, изменение климата, расхождение тектонических плит и прочие подарочки природы отодвинули план по изучению другой планеты на неопределённый срок.
        Девушка подошла, провела рукой перед глазами гнома, принимая оплату, активировала меню, и на столе появилась новая порция выпивки и закуски.
        - Все. Вообще все. Вместо того чтобы дружно-мирно вести свои паствы к благоденствию, представители разных конфессий устроили грызню. Да какую! С публичными драками, шпионами в стане врага, скандалами и интригами, разоблачающими статьями и грязными подробностями личных жизней. Люди посмотрели на это, решили, что хорошее дело религией не назовут, а вера - дело личное, плюнули и обратили внимание на учёных. Те, пока мир бился в экстазе по поводу того, что душа может существовать отдельно от тела, пусть даже недолго и в виртуальном мире, тихой сапой занимались изучением феномена. Финансировали исследования оверы. Основная мысль была такая - если сознание, ну, или душа, если хотите, может отделиться от тела в момент смерти и сохраниться на какое-то время в виртуале, нельзя ли её как-нибудь засунуть обратно, а ещё лучше - в новое и молодое тело?
        Дмитрий приложился к кружке, причмокнул и продолжил:
        - А если телепортацией? Я слышала, что-то такое открыли.
        - Мне стыдно за тебя, дорогая Инсерт. Это ведь элементарная информация, входит в базовую программу средней школы. Соединённые Штаты Америки - государство, наследником которого является Суперсити. Исчезло в тот же год, в который Южноамериканский континент превратился в архипелаг.
        - Ладно, - буркнул он и продолжил, правда, уже не так артистично: - Планы перенесли, а потом и вовсе свернули. Вы же знаете, что раньше вместо баллов были деньги? Что-то типа голды, только реальной. Так вот, деньги отменили, личные рейтинги тратить тогда казалось кощунством, нужно было решать насущные проблемы, так всё и заглохло. Но кое-кто считает, что туда небольшую экспедицию всё-таки отправили. И вместо наших космонавтов вернулись совсем другие существа.
        Самохина кивнула, подтверждая. Она помнила то свидание подруги. Парень оказался довольно милым, но быстро прекратил общение с Яной из-за её излишней эмоциональности.
        - Офигеть. Вот только бессмертной элиты нам не хватало, - стукнул по столу впечатлившийся Жупрыверг и крикнул: - Официантка, ещё пива всем, за мой счёт! Только светлого. И козьего сыра.
        - Ладно, не обижайся, я любя. Вообще он, кажется, милый. Храбрый, вежливый. Только оболочка у него какая-то очень знакомая.
        Савелий исчез.
        - Я историк по образованию.
        - Откуда ты всё это знаешь, Димка? - недоверчиво покачала головой Лара, - придумать всякий может. Ты нам тут сказки не рассказываешь?
        - Да ну, похоже, за уши притянуто, - сморщилась Яна.
        - Вопрос, - подняла руку Яна, - что за США?
        - Не поняла, - Яна снова влезла с вопросом. - Как это? Система рейтинга придумана раньше полёта, разве нет? Виртоград так точно. Ты же сказал, что всё завертелось в две тысячи пятьдесят девятом, а виртуал открыли на десять лет раньше, правда, он был мало кому доступен. Я точно знаю, мы с Ларкой недавно в музей двадцать первого века ходили.
        Уже в личном меню Ларису догнало сообщение, и девушке пришлось, хоть и очень не хотелось, обсуждать чернокнижника.
        - Вы понимаете, да? Туда лететь несколько миллионов лет, а они бац - и вернулись! - перебил друга Савелий, - люди вообще ничего в этом не понимают, а сказки выдумывают.
        По таверне прокатилась волна смеха. Официантка кусала губы, пытаясь сдержаться - участвовать в разговорах клиентов считалось верхом непрофессионализма.
        - И приз за внимательность получает целительница Инсерт. - Дмитрий окончательно забыл о ссоре. - Всё верно - тот, кто пустил по Сети эту сплетню, явно с логикой не дружит.
        - Ой, да там надо в подвал спуститься и подняться по скрытой лестнице на два этажа. Все тупят. Ты не найдёшь. Хочешь, покажу? - вскочила Яна, - Ларка, тебе на работу не надо?
        Глава 13
        Кондратенко после небольших размышлений от полёта в аэрозаке отказался, потому что там не был предусмотрен комфорт. Кабина пилота отсутствовала за ненадобностью, б?льшую часть грузового отсека занимали дроны и роботы, а для перевозки заключённых в центральной части имелась «камера» - ограниченное силовым полем пространство с неудобными жёсткими сиденьями. Пока арестантов не наблюдалось, поле было отключено, но следователь не особо жаждал натирать зад о холодный металл.
        - Полетим следом, на флаере, - заявил он и пошёл в полицейский ангар за служебной легковушкой.
        - А? - Трофим вздрогнул и прекратил пялиться в окно.
        Влад с безмерным уважением сказал:
        - Да, пони. Все персонажи - неписи, живых актёров не предусмотрено.
        - Симулятор. Клиенту предоставляется виртквартира, супруг или супруга, дети в количестве от одного до четырёх, имитация быта - уборка, приготовление обеда, проверка уроков, совместные прогулки в парке и прочее. За дополнительную оплату можно приобрести питомца - собаку, кота или пони.
        - Пони?
        - Неважно. Какое наказание предусмотрено за их преступление?
        Кондратенко взял практиканта за подбородок, повернул его голову так, чтобы ухо оказалось вне поля зрения Робоса и видеорегистратора, наклонился и еле слышно прошептал:
        - Кто? Вы его знаете?
        - Хорошо, Владислав Александрович. Правонарушителей двое. Их вина доказана, поэтому никаких дознаний не планируется. Обвиняются по статьям 2973.4 и 2973.5.
        - Но ведь есть наказание за особо тяжкие, когда рейтинг, ни личный, ни семейный, не учитывается. И даже не снимается. Человека сразу отправляют на казнь.
        - Робос, расскажи об аресте.
        - В виртуальности? - зачем-то уточнил следователь, хотя всё было и так ясно.
        - Дурак ты, Трофимка. Система может, и жестка, но не жестока. И очень эффективна. Каждому по способностям. Потому что потребности у большинства запредельные, и на всех ресурсов не хватит. Не нарушай законов, учись, работай, не трать баллы на всякую ерунду и не размножайся бездумно. Этого достаточно, чтобы к пятидесяти годам перевалить за триста тысяч. А с таким рейтингом можно уже многое себе позволить.
        - Тебе что - не интересно?
        - Хорошо, Владислав Александрович.
        - Скажите, что ждёт этих… Брауна и Круглова?
        - Да ничего особенного. Я могу выйти в Мегаполис, оскорбить сотню мертвецов, воспользоваться десятками чужих чипов, повредить имущество города, убить кого-нибудь, изнасиловать, похитить… Да что угодно могу сделать. И всё равно мой рейтинг не опустится до этих трёх тысяч, после которых выбрасывают из общества.
        - Но…
        Влад замолчал, а его взгляд заскользил по висящим в воздухе строчкам. Горохов понял, что наставник что-то нашёл и еле удержался от расспросов.
        Ещё одна манипуляция с картинкой, и в центре внимания оказался журнальный столик, на котором лежали ногтевые пластины.
        - Вот, даже вы не понимаете, - очень тихо ответил Горохов, - у этих мужиков запас был маленький. Если бы на его месте оказался я…
        Владислава обуяли подозрения:
        - Что смотришь? Отец хочет, чтобы ты проникся атмосферой трущоб. Не знал? Что ж, сюрприз, ты всё ещё под родительским колпаком. Ой, прости. Под заботой. Робос, маршрут перестроен?
        - Понял.
        Следователь ткнул пальцем в воздух, перед глазами практиканта появилась увеличенная фотография с места преступления.
        - Угу.
        Кондратенко включил минивизор и углубился в изучение файла.
        - Ты? Не смеши. Ну да ладно, предположим. И что было бы?
        - Да! - Горохов обернулся и с вызовом посмотрел в глаза собеседнику. Правда, очень быстро стушевался и отвёл взгляд.
        - Понятно. В общем, особых отличий нет. Только конкретно этот ствол сильно нагревается, если стрелять очередью, да при отдаче рука уходит влево. Ну, и люди не программки, ведут себя непредсказуемо. Имей ввиду.
        Трофим хмыкнул и ответил, не поворачиваясь:
        - Ниже по социальной лестнице им опускаться уже некуда, так что либо в Австралию, либо на исправительные работы. Будут гелий на Луне добывать.
        - Что они натворили? - спросил следователь больше ради практиканта, потому что сам он Уголовный Кодекс знал наизусть, - только кратко, не надо всё дело читать.
        - О-фо-на-реть, - по слогам произнёс парень, - она же…
        - А сколько у них рейтинг?
        - Крутикова.
        - А что вид такой унылый?
        - А чего выяснять? Тут всё написано, - Влад пролистал файл в конец и недоверчиво хмыкнул: - надо же. Быть того не может.
        Парень замолчал и невидяще уставился в окно.
        - Практикант!
        - Не в реале же. Кто бы мне такое разрешил?
        - Конечно, - Горохов, наконец, оставил пистолет в покое, - тренировался целый месяц, каждый день, по часу. Из всего, что есть в вооружении у полиции, пострелял.
        - И много вы знаете таких случаев?
        - Раз, два, три…
        Кондратенко вздохнул и снисходительно произнёс:
        Трофим таращился на старшего, ожидая пояснений.
        - Максимально достигнутый Брауном - сто семь тысяч, - ответил вместо следователя Робос, - максимально достигнутый Крутиковым - тридцать три тысячи. Переселены на Окраину-11 после достижения нижней планки в три тысячи. Крутиков на момент совершения преступления имел переходный социальный статус, так как накопил пять тысяч двести баллов. Браун находился в группе риска - на момент совершения преступления на его счету было семьсот баллов, он мог оказаться изгнанным из человеческого общества.
        - Можешь не считать. На каждой руке минус три ногтя. Как у Петухова. Вон они.
        - И? - спросил ничего не понимающий Трофим.
        - Ты как-нибудь поинтересуйся разницей в цене. Сразу поймёшь, что Ломова действительно шиковала. Но оно и понятно - новая безотказная печень, можно забыть о лечебном питании. Ладно, дальше. Непосредственно убийство. Хм…
        - Знаешь, я понял, почему ты рвёшься к нам на работу. Ты не хочешь бороться с преступностью в общем. Ты хочешь бороться с преступностью среди своих.
        - Робос, - проигнорировал вопрос следователь, - сообщи аэрозаку, что мы не будем присутствовать при аресте. Нечего нам в океане делать, роботы сами справятся. И перестрой маршрут, мы летим на Окраину-четыре. Хотя подожди. Надо сделать петлю - домой заскочу, возьму кое-что, раз уж в четвёрку собрались.
        - Ты хоть знаешь, как им пользоваться?
        - Да это ведь наглое и плохо замаскированное враньё! - вскричал Трофим. - Как бы она сама себе такое сделала?! Надо выяснить, кто вёл дело!
        - Да, у семей с максимальным рейтингом старт молодёжи более благоприятный. Но это не значит, что остальным кто-то препятствует. Добивайся, и всё будет. И вообще, хватит. Робос, перебрось мне дело Ломовой Даны. Изучим, пока летим.
        - Интересный и затейливый способ самоубийства, не находишь, практикант?
        - Ну? Как тебе?
        Робос расположился на заднем сиденье, впереди сели Влад и Трофим. Практикант не знал, куда пристроить оружие - то укладывал на приборную панель, то к себе на колени, то засовывал в кобуру на поясе.
        - Тэкс, посмотрим. Это мы уже знаем, и это, и это… Одинокая женщина с проблемной печенью и никотиновой зависимостью… Работала в муниципалитете в счётной палате… Увлекалась виртпутешествиями, причем предпочитала не курорты, а экстремальный отдых. Хм, молодец, что сказать. Ещё… Регулярные траты в симуляторе «Крепкая семья». Что это, не знаешь?
        - Я слушаю, Владислав Александрович.
        - Эх ты, дитя оверов, - добродушно сказал Влад, - лугов почти не осталось, все коровы в маленьких клетушках выращиваются, поэтому от них только мраморное мясо получается. А постная - это когда животное под солнцем пасётся, травку кушает да двигается. Цена - запредельная.
        - Ясно. Итак, траты на эрзац семьи и игру «Подселенцы», на сигареты. Одевалась в одних и тех же магазинах. После операции словно с цепи сорвалась и стала в диких количествах скупать продукты и алкоголь. М-м-м, однажды даже постную говядину заказывала.
        - Приказ был достаточно ясен - показать тебе Окраину. Всё остальное - несущественные детали.
        - В районе Окраина-11 в социальном центре скоропостижно скончалась волонтёр, Иванка Петефи. В момент смерти рядом с ней присутствовали Грэхам Браун и Виталий Крутиков, местные жители. Вместо того чтобы сообщить об инциденте, мужчины оттащили тело в кабинет с точками выхода в Виртоград и с особым цинизмом воспользовались чипом Петефи для подключения к Сети. К тому моменту, как управитель проанализировал их поведение, Браун и Крутиков успели потратить тридцать семь тысяч не принадлежащего им рейтинга на два спиннинга, четыре ящика водки, две пары зимних ботинок, десять пар мужских лосин и поход в виртбордель. Управитель вызвал полицию, но правонарушители скрылись до прибытия дронов. На данный момент они покинули город и плывут на лодке в юго-западном направлении. Поэтому арест одновременно считается и спасательной операцией.
        - Ага. Валяется на полу, на люстре болтается выдранный из тела шунт. И смотри, вот ещё. - Мужчина провёл рукой перед голографическим изображением, оно ещё больше увеличилось, стали видны женские кисти. - Ничего не замечаешь?
        Откинулся и в полный голос добавил:
        - А как же приказ? - удивился практикант.
        - Если бы ты пролез в правительство, сделал бы гораздо больше. И дружеский совет - никогда не говори вслух то, что думаешь на самом деле.
        Владислав нехотя признал:
        - Робос, краткая информация по «Крепкой семье», - повернулся Трофим к роботу.
        Судя по пылающим щекам, Горохов жаждал продолжить беседу на тему социального неравенства, но спорить не решился. К тому же он тоже хотел выяснить, кто убил Петухова.
        - Вот именно.
        - Да? Никогда об этом не задумывался. У нас дома мраморную не подают. Вроде собакам отваривают, но я не уверен.
        - В принципе, что-то не припомню такого.
        - И ещё. Там, куда мы летим, оружие без индивидуальной привязки очень ценится. Так что особо им не свети. А то дадут по кумполу и отберут, а мне потом отчитываться.
        - Бедняга Крутиков, - покачал головой Кондратенко, - всего восемьсот, и он бы смог вернуться в город. Ну, а второму туда и дорога.
        Флаер сменил курс и направился на северо-запад.
        Глава 14
        Город занимал площадь в миллион девятьсот тысяч квадратных километров и находился в основном на территории европейской части бывшей России. Большинство западных стран, существовавших всего сто лет назад, ушли под воду, когда океан принялся активно менять границы и вид материков, и оставили после себя лишь несколько возвышенностей, которые когда-то были самыми высокими точками континента. Государства, которым повезло больше, вошли в состав русскоязычного Мегаполиса. Проживало в гигантском населённом пункте полтора миллиарда человек, на окраинах - триста двадцать миллионов.
        Триста двадцать миллионов тех, кто принадлежал обществу лишь формально.

* * *
        - Как же вам повезло! Он святой человек, плохому не научит.
        - Продуктами. Сигаретами. Одеждой. Лекарствами. Понимаешь? Я, когда обращаюсь, перегоняю кое-какие суммы со своего счёта на принадлежащий ему. Но это капля в море.
        - Нет, спасибо, - Кондратенко покачал головой, снял рюкзак со спины и расстегнул молнию. - Я тебе заказ привёз.
        - А чем?
        - А, понятно, - резко растеряла дружелюбие женщина, - брезгуете. Виртуальщики грёбаные.
        - Мне казалось, здесь он даже сильней.
        - Охраняй транспорт.
        Третьи выглядывали из окон. И почти все настороженно косились на двух мужчин, которые не вписывались в окружающий пейзаж. Но цепляться к ним никто и не думал.
        - Нет, я ученик.
        Женщина всё-таки поклонилась. Почти до земли. Метров через сто полицейские услышали продолжение ссоры:
        Она бормотала ещё что-то, но Кондратенко пошёл дальше. Трофим поспешил за ним.
        - Человек? - хмыкнул Влад. - А без этого в нашем деле никак, практикант. Иначе чем мы будем от роботов отличаться? Законы законами, но и совесть нужно иметь. Знаешь, почему Михаил и его жена здесь? Он инженер. Очень хороший, надо сказать. Семнадцать лет назад, во время аварии на фабрике, потерял обе ноги. Операцию страховка не покрыла, так как он в тот день подменял сослуживца и не должен был находиться на рабочем месте. Яся потратила почти весь семейный капитал на то, чтобы мужа вытащить с того света. А он взял и з?пил, идиот. Постоянные просрочки по кредиту, ежемесячная пеня, и вот он, итог. Когда мужик понял, что наделал, поздно было. Сейчас не пьёт, плюс они бережливые, так что, может, через пару лет и выберутся отсюда. Кем я буду, если прикрою их единственный источник существования? К тому же Михаил такие вещи делать умеет… У него не просто талант, а талантище.
        - Я помню. Не хотел говорить слишком близко от посадочной площадки. Это и есть вторая причина - только на окраине можно отдохнуть от надзора.
        - Значит, так. От меня не отходить, особо по сторонам не таращиться. И вообще, поменьше инициативы.
        Они пошли вниз по улице. Вокруг царили туман, грязь и плохой запах - близость большой воды, отсутствие робоуборщиков, редкий вывоз мусора - всё это создавало тяжёлую атмосферу безысходности и запустения. Обшарпанные дома, витрины, закрытые кусками железа и пластика, изрытый ямами древний асфальт - всё это вызывало неприятные ассоциации с концом света. В какой-то момент из забитой гнилой листвой ливнёвки вылезла упитанная крыса, уселась прямо на пути полицейских и нагло на них уставилась.
        - Ясенька, ты что! Тише! Не узнала разве? - всполошился мужчина и униженно заулыбался: - здрассти, господин полицейский. Купить что-нибудь хотели?
        - Кобура видна. Сними. Положи мне в рюкзак.
        Тот не отреагировал, лишь сгорбился ещё сильней и преувеличенно внимательно принялся рассматривать пластиковое крыло автокара.
        - Сделай, как я, а то назад не пропустят. Хорошо, если не расстреляют.
        - А почему мы пешком?
        - Потому что нас никто и ничто не слышит, Трофимка. Главное в наше время что? Уметь глубоко прятать истинные чувства. И не быть идеальным - под всевидящим оком следящих это выглядит подозрительно. А вот если выглядеть грубоватым, иногда говорить не слишком одобряемые вещи, но при этом быть послушным винтиком системы - за тобой будут следить сквозь пальцы. Я и с тобой откровенничаю только потому, что ты, прости уж, убогий. Впервые вижу такого наивного и революционно настроенного овера. И при этом ты не дурак. Тебе бы немного хитрости, далеко бы пошёл. А не изменишься - пропадёшь ни за грош.
        Горохов грустно кивнул.
        - Ладно, не бойся, - улыбнулся Влад, когда Трофим совсем по-детски шмыгнул носом, - об окраинах ходит много жутких слухов, не соответствующих действительности. В конце концов, здесь тоже люди живут, а не демоны или рептилоиды.
        - Я понял. Спасибо, Владислав Александрович, - парень почувствовал, как уважение к следователю трансформируется во что-то вроде восхищения, - за то, что вы…
        - Здесь всегда так. Жителям окраин не разрешается работать в Виртограде, а развлекаться в нём для местных слишком дорого. Вот они и живут в реале.
        - Знаете, товарищ Кондратенко, я очень рад, что мы решили пешком пройтись, - торжественно заявил Трофим. - Вы сейчас сами на себя не похожи. И нравитесь мне гораздо больше.
        - Ой, Владислав Александрович, и правда, не признала! - сменила тон женщина, - кормилец вы наш!
        - Час - от двадцати до шестидесяти, в зависимости от запрашиваемых услуг. Вход со двора, средний подъезд. Там вывеска есть, «Жаркие тёлочки», так что не потеряетесь.
        - Ах ты, паскуда, геморрой на глазу, молчишь, да? Ты зачем Ярику и Лысому про короткую дорогу на свалку роботов рассказал? Конкурентов решил расплодить? Думаешь, они тебе спасибо скажут? Думаешь, тоже свои хлебные места покажут? Мозги бы тебе поменять, а не ноги! - она покосилась на приблизившихся полицейских и, даже не пытаясь снизить тон, добавила: - ещё и эти тут ходят, триппер разносят!
        Влад поморщился - он не любил, когда с ним спорили механизмы, и повторил:
        - Владислав Александрович, в этом нет необходимости. Хочу напомнить, что здесь исключительная защита.
        - До свидания, Владислав Александрович!
        - Но это же… - задохнулся от возмущения Трофим, - это же кошмар! Здесь ведь не только преступники живут! Что, законопослушным приходится самим защищаться от всяких?
        - Спасибо, дорогуша, как-нибудь в другой раз, - вежливо улыбнулся Владислав.
        Трофим нервничал - одно дело переживать за гипотетических угнетённых, другое дело - прогуливаться по их территории. Кроме того, жителей словно что-то выгнало на улицы - парень элитного района никогда не видел столько людей сразу. Одни куда-то спешили, другие сидели на обочинах или крышах старых автокаров, ржавых настолько, что становилось понятно - они уже много лет стоят вдоль дороги и куда-то уехать неспособны.
        Кондратенко насмешливо ответил:
        Следователь повернулся спиной к практиканту.
        - Урод вонючий, козёл немытый, киборг ржавый! Всю жизнь мою загубил! - женщина отвесила мужчине подзатыльник.
        Голос затерялся в тумане.
        - Знал, что тебе понравится, - хмыкнул следователь, - именно такой реакции я и ждал. Ты думал, я шутил про то, что могут оружие отобрать? Как раз такие, законопослушные, в нём остро нуждаются. Но ты не волнуйся - благодаря скану возле взлётной площадки следящая система знает, что мы здесь. Она будет присматривать и в случае чего либо уничтожит преступников на месте, либо вызовет группу ареста. В зависимости от тяжести правонарушения.
        То ли похвала, то ли насмешка. Парень растерялся, не понимая, как реагировать - улыбнуться или обидеться.
        - Пшла! - махнул ногой Кондратенко, и животное лениво, неспешно поковыляло в узкий просвет между домами.
        - А разве их бизнес законный? - тихонько спросил Горохов, когда они отошли от «магазина».
        Потом следователь бросил взгляд на Горохова. Парень был одет в тёмные лосины, не слишком дорогие ботинки, тёплый свитер машинной вязки и популярную нынче у среднего класса безразмерную куртку. Кондратенко был в такой же, только чёрной. Рыжие коротко остриженные волосы прятались под трикотажной серой шапочкой. В общем, овером он не выглядел. Мысленно поставив подопечному ещё один плюсик, за «вменяемость», Владислав неторопливо пошёл в сторону условных ворот. Трофим двинулся следом.
        Горохов задрал голову и в окне второго этажа увидел женщину с вульгарно накрашенным лицом. Та, неправильно поняв его интерес, зачастила:
        - Ага, - парень не спорил.
        - Мальчики, заходите! - раздался совсем рядом женский хрипловатый голос, - на улице холодно, а у нас можно выпить и развлечься.
        - Конечно, нет. И? Жить как-то надо. Всё равно с ними в большинстве случаев не баллами расплачиваются.
        - Почему так многолюдно? - тихонько спросил парень у следователя.
        Трофим притих и словно стал меньше ростом. Через пару шагов остановился и переложил пистолет в карман. Подумал и то же самое проделал с шокером.
        - Владимир Александрович, вы мне вторую причину так и не назвали.
        - И ещё хочу кое-что сказать. Ты не особо идеализируй местных - таких, как Миша, здесь хватает, но и уродов полно. К одному из них мы с тобой и топаем.
        - На это есть две причины. Первая - нужно выполнить просьбу твоего папеньки и показать изнанку жизни. Я и сам этого хочу, слишком ты маргиналов идеализируешь.
        - Подожди.
        Полицейские приземлились на площадке, отделённой от жилых кварталов силовым полем. Местные не рисковали заходить на запретную территорию - её охраняли дроны или, как их называли в народе, полётники, запрограммированные на немедленное уничтожение нарушителей. Живых полицейских здесь не предусматривалось, считалось, что «маргинальному населению» достаточно управителей, дронов и прочих контролирующих роботизированных систем, но в определённых ситуациях людей сюда всё же присылали. Волонтёры, врачи, обычные любители адреналина и другие гражданские прибывали на личном транспорте. Именно для них и представителей органов правопорядка была предусмотрена эта своеобразная зона безопасности.
        Трофим засмотрелся на криво приколоченную вывеску «Б/у механизмы, ремонт, модификации» и упустил момент, когда наставник и владелец то ли магазина, то ли мастерской отошли чуть в сторонку и принялись о чём-то шептаться.
        Влад беспрепятственно прошёл сквозь силовое поле и провёл запястьем над сканером в полутораметровом столбике:
        - Говорила мне мама, не иди замуж за этого интеллигента вшивого, да я не слушала. Лучшие годы на тебя…
        - Нет, практикант. Полётники пишут, но никуда ничего не отсылают. Как и управители в домах. Все системы настроены на автоматическое действие - распознавать преступные деяния, направленные на имущество города или на тех, кто живёт в «нормальных» частях Мегаполиса. Попытки проникнуть в благополучные районы тоже не приветствуются. То есть, плевать, что они тут делают друг с другом. Главное, чтобы не вредили остальным.
        - Пойдём, практикант.
        - Робос, останешься охранять, - Кондратенко выбрался из флаера и повесил на плечи полупустой рюкзак, который взял дома.
        Худющая, какая-то потасканная женщина в засаленной куртке, которая утратила способность менять размер и оттого казалась длинной хламидой, в резиновых сапогах и в порванных тёплых колготках заунывным, обречённым, но очень въедливым голосом выговаривала мужчине с механическими ногами. Тот вжимал голову в плечи, но не огрызался, а сосредоточенно копался в куче каких-то железяк.
        - А вы его напарник? - Яся продолжала улыбаться и едва не кланялась, что совершенно не вязалось с выражением её глаз - испуганных, затравленных, заполненных той же безнадёгой, что и всё вокруг.
        Впрочем, секретарь остался на месте, повинуясь приказу.
        - А вторая?
        - Я бы, конечно, мог устроить показательный арест. Или оштрафовать. И если бы на твоём месте был кто-нибудь другой, я бы это сделал обязательно. Но…
        Глава 15
        Высокая Стена толстым и неприступным кольцом охватывала весь Мегаполис, защищая его от всяких тварей, расплодившихся в океане и в стокилометровой зоне болот вокруг города. Вода уверенно захватывала планету, изменившийся климат благоприятствовал многим представителям животного мира, а также грибам, бактериям и вирусам. На окраинах часто вспыхивали очаги всевозможных заболеваний, из-за чего власти периодически проводили «медчистку», но это не останавливало местных - они всё равно выходили за стену - кто-то за скудными дарами болот, кто-то чуть дальше, на техническую свалку, а некоторые не брезговали покопаться и в гниющих бытовых отходах. Вторым и третьим, правда, приходилось прятаться от роботов, которые сортировали и перерабатывали мусор - огромные загаженные территории, как в прошлом, человечество не могло себе позволить.
        Перед тем как зайти в подъезд, Владислав остановился, бросил настороженный взгляд на мужскую компанию в ближайшей беседке с провалившейся крышей и в который раз напомнил:

* * *
        Женщины заметно расслабились, отлепились от стены и пошли вниз.
        Пока шли сюда, следователь успел объяснить, к кому они собрались в гости и зачем.
        Трофим донельзя впечатлился рассказом. Ему с детства казалось, что полицейские - это непогрешимые, честные, неподкупные служители закона. Поэтому парень притих и лишь сейчас, у подъезда, пришёл в себя.
        - Незамужним дамам здесь сложнее всего приходится. Поэтому они сбиваются в пары или стайки по три-четыре человека, - Влад решил рассказать об ещё одном нюансе местных обычаев. - Пока одна несёт воду из социального центра, другая защищает подругу от мужиков. По крайней мере, пытается.
        Практикант не отреагировал на реплику и продолжил бороться с желудком. Собравшись и успокоившись, Кондратенко внимательно осмотрел Цекало.
        - Пойдём, практикант.
        Цекало жил в «тёмной» половине, на шестом этаже. Лифт не работал, поэтому полицейским пришлось осторожно идти по выщербленным, крошащимся ступенькам - здание построили в начале двадцать первого века, а тогда не слишком заморачивались качеством и долговечностью многоквартирных домов. Кроме того, подъезд был завален мусором - местные жители не следили за чистотой и порядком. На третьем этаже Горохов не удержался и прикрыл нос рукавом.
        Влад снял рюкзак с плеч, достал небольшой глянцевый шарик и приложил его к верхнему косяку. Секунду ничего не происходило, затем шарик сплюснулся, превратился в блин и проскользнул в квартиру сквозь узкую щель над дверью.
        Бывший следователь умер, сидя за кухонным столом. Лицом он лежал в тарелке, кости черепа были раздроблены - то, что на затылок пришёлся удар чем-то тяжёлым, понял бы и ребёнок. Рядом на полу валялась пустая бутылка из-под водки, на столе стояли три пластиковые чашки. Правая рука отсутствовала - на пару сантиметров ниже плечевого сустава что-то срезало кость, оставив идеально гладкую поверхность. Осторожно откинув тело на спинку стула, Влад увидел, что у мёртвого коллеги раскурочена грудная клетка, грудина и несколько рёбер с обеих сторон отсутствуют.
        Голубоватый свет минивизоров выхватил из темноты двух женщин, которые стояли на лестничной площадке, вжавшись в стену. У одной в руках была бита, у другой - два пустых ведра.
        - Цекало! Игорь! Это Кондратенко!
        Не дождавшись реакции, постучал снова и крикнул:
        - Водопровод, электричество, отопление, газ. «Условия жизни должны быть тяжёлыми, но преодолимыми. Чтобы человек жаждал измениться», - процитировал кого-то из политиков Владислав и сам себя перебил: - Мы пришли. Вот его квартира.
        - Активируй в минивизоре освещение. А то ноги переломаем, - Влад потянул на себя хлипкую дверь и зашёл в абсолютно тёмный проём.
        - Стреляй! - крикнул он, выхватил из рюкзака какой-то кубик и швырнул его в нападавших. Комнату заволокло дымом.
        - Зашли в гости, называется.
        - Игорь всегда заботился о своей репутации. Казался безупречным. Но оказалось, что в Виртограде он пользовался услугами одной конторы для психиатрических меньшинств. Ты слышал, наверное, о таких местах? Там развлекаются зоофилы, некрофилы, садисты и прочие девианты. Разрядка в виртуале делает их безопасными для общества. Правда, при ряде условий. В подобных борделях запрещено работать живым людям, там могут присутствовать только неписи. Необходимость и регулярность посещения определяется медиками. Перс, в который облачается клиент, должен быть идентифицируемым, оплата фиксируется, «развлечение» пишется и отправляется в медицинскую карту. Но Цекало туда ходил без контроля и пользовался левым чипом. У медиков вообще не было информации про его специфические наклонности. Сам понимаешь, уволили Игоря именно из-за махинаций со счетами. И рейтинг сняли. В конце концов, опозорил честь мундира и так далее. Если бы всё делал по закону, никто бы и слова не сказал. А через неделю он убил женщину из нижнего Минска - спокойный, тихий район, в основном живут люди со средним рейтингом. Вот и оказался здесь. Я
присутствовал, когда его конвоировали, всё-таки почти двадцать лет в соседних кабинетах отработали. Он кричал, что женщину не трогал, что во всём виноваты оверы, что это заговор и ему есть что рассказать. Я не поверил, естественно. А теперь думаю - может, его специально убрали подальше от общества? Судя по датам, за два дня до этого он отправил дело Ломовой в архив, а через сутки приехал в контору на личном аэрокаре. Сказал, что поклонница подарила. В тот же вечер вскрылась вся эта дрянь с левым чипом. Вот мы и спросим - не было ли авто взяткой за Дану Ломову. А последовавший за этим скандал - попытка заткнуть ему рот окончательно. Ведь никто не будет слушать маргинала.
        - А что, водопровод не работает?
        Парой этажей ниже раздался скрип. Влад замер, прислушиваясь, потом пожал плечами, толкнул незапертую теперь дверь и сказал:
        - Эх, Трофимка. Мы на окраине. Здесь система просто следит. Никаких датчиков, устройств общения. Манипуляторы отсутствуют. Посмотри на потолок - пазов нет. Даже если бы чип отключился, Цекало просто удалили бы из списков живущих. Утилизировать его никто не стал бы в любом случае.
        - Воняет? - насмешливо спросил следователь, - ничего, привыкай. Работа в полиции никогда не сопровождалась приятными ароматами.
        - А управитель? Управители ведь реагируют на изменение состава воздуха!
        Изображение было чёрно-белым и схематичным. Камера выхватывала из темноты силуэты мебели, заглядывая во все комнаты.
        Но если Цекало и вёл записи, скорее всего, он делал это в минивизоре. Никаких подсказок и новых сведений они не нашли. А вот в большой комнате, когда фонарик высветил на стене потускневший от старости постер с рекламой какой-то игры, Кондратенко замер, потом ахнул и что-то прошептал. А затем воскликнул:
        Влад окончательно пришёл в себя и вернулся к обычному деловитому тону:
        - Скорее всего, его прикончили ради социального счёта и имплантов. Обычное дело, к сожалению. Давай обыщем квартиру. Может, найдём что-нибудь насчёт Ломовой.
        Правда, объяснить следователь ничего не успел. Распахнулась входная дверь, и в квартиру ворвалась группа вооружённых чем попало людей.
        Полицейские выходили на пенсию раньше гражданских на целых пятнадцать лет, и Цекало собирался покинуть службу после Нового года. Но три месяца назад в ОРП разразился скандал, после которого следователя уволили и ощутимо подрезали рейтинг. Ещё через неделю он потерял остатки баллов и был изгнан сюда, на Окраину-4.
        - Почему он здесь лежит? - прохрипел Горохов. - Почему его не утилизировали, и вообще…
        Жители этого дома могли выйти на балконы и дотронуться до Стены руками. Правда, никто этого не делал, потому что её покрывала противная плесень, которую с переменным успехом счищали специальные механизмы. Они работали двадцать четыре часа в сутки, поэтому люди безостановочно слышали мерное гудение. А ещё на всех девяти этажах, не только в квартирах, но и в подъезде, царила темнота. По крайней мере, со стороны Стены. Те жилища, окна которых выходили во двор, ценились гораздо выше.
        Отключив в минивизоре фонарик, следователь настроил гаджет на приём сигнала от «шарика».
        Трофима жестоко тошнило в углу. Бедняга даже стонал. Влад держался, хотя ему тоже было не очень хорошо - он настолько редко видел трупы, что так и не привык к зрелищу.
        Владислав пробежался пальцами по меню, шарик стремительно вернулся к двери и превратился в длинную тонкую то ли палочку, то ли спицу. Видео отключилось. Через пару мгновений что-то тихо щёлкнуло, устройство выскользнуло из замочной скважины, приняло свою обычную форму и опустилось в ладонь следователя.
        - Я понял, понял, - вздохнул Трофим.
        - О, вон он сидит. На кухне. То ли пьяный, то ли спит. Сейчас.
        Где-то хлопнула дверь. Мужчины прислушались, но больше ничего не услышали.
        - Гаси ментов! - заорал один из них, и Владислав рухнул на пол, увлекая за собой практиканта.
        - Я понял! Точнее, вспомнил! Меня всё цепляли эти шесть ногтей, а теперь я знаю, в чём дело!
        Влад сплюнул прямо на пол:
        Цекало явно умер давно - тошнотворный запах уже отсутствовал, сменившись ароматом дорогого сыра. Тело находилось в стадии подсыхания. Близость Стены делала своё дело, поэтому останки человека густо покрывала плесень.
        - Добрый день, - поздоровался Трофим.
        - А я тебе отвечу, - задумчиво сказал Влад. - Подробностей нам уже не выяснить, но Цекало, скорее всего, дали по голове, потом отрезали руку. И видишь, как высоко и далеко от запястья? Чип поэтому не отключился. Думаю, кто-то до сих пор осторожно им расплачивается за всякую мелочь, держа левые баллы в рамках от нуля до шести тысяч, чтобы не привлекать внимания. А ещё у него были искусственные рёбра. Теперь ими пользуется кто-то местный. Игорь одинок. Был. На окраине бывших полицейских терпеть не могут, так что друзей вряд ли завёл за такой короткий срок. Никто к нему не приходил, никто не интересовался его житьём-бытьём.
        - Может, его нет дома? - спросил Трофим.
        На стене и двери краской были выведены слова «поганый мусор», «сдохни, тварь» и «убирайся в свой район». Влад хмыкнул и, побрезговав дотрагиваться до грязного металла, постучал ногой.
        - Ты будешь молчать. Вообще. Всё время. Впрочем, поздороваться можешь.
        Глава 16
        Дымовая завеса оказалась неприятным сюрпризом и для нападающих, и для Трофима. Дым был густым, с неприятным резким запахом. Голова тут же закружилась, в ушах зашумело. Бандиты ругались, послышался звон - кто-то что-то разбил.
        - Стреляй! - второй раз крикнул невидимый Кондратенко.

* * *

* * *
        Об Горохова споткнулись, он нажал на кнопку, и молочный воздух озарила вспышка. Не глядя, Трофим выстрелил ещё раз, рядом рухнуло чьё-то тело. Страшная мысль заставила заорать:
        Именно Кондратенко вместе с каким-то молодым хлыщом заявился к Цекало. Идея ограбить родилась сама собой - следователь, как всегда, пренебрёг безопасностью, а реакция следящей системы здесь никогда не отличалась скоростью. Можно было успеть всё провернуть и сбежать. Сообщить неизвестному «работодателю» об интересе к мёртвому бывшему полицейскому решили позже.
        Практикант приподнялся, сел, стараясь не обращать внимания на гулко пульсирующую головную боль и огляделся. Потом посмотрел вверх и от неожиданности зажмурился на пару секунд, потому что в глаза ударил яркий свет.
        - Ну, чё, ментяры, сели на парашу? Давай по-тихому, без рукоблудия, скинули стволы сюда! И не хер скрипеть мозгами, а то ненароком обои забрызгаете! - человек помолчал и гораздо медленней, явно борясь с влиянием дыма, добавил: - управитель тут старое чмо и тормозит, что терпила на шмоне. Мы быстрее вас кончим и за упокой выпьем, чем сюда полётники пришкандыбают!
        В общем, задачу выполнили легко - жертва истосковалась по человеческому общению, к тому же в последнее время находилась в хроническом запое, поэтому спокойно впустила в квартиру незнакомцев с бутылкой.
        - Саныч! Это не вы?!
        - Угу. Всегда лучше максимально подстраховаться. У меня для окраин стандартный набор уже много лет. Хотя я, если честно, не думал, что мы так вляпаемся. Если бы знал, и тебя бы обезопасили по максимуму. Прости, практикант. Совершенно безалаберное поведение с моей стороны.
        Трофим еле расслышал угрозы и приказы, потому что в ушах шумело всё больше. Ему вдруг стало всё равно, он положил пистолет на пол, сам улёгся рядом, закрыл глаза и стал отвлечённо размышлять, как можно заставить человека перегнать рейтинг, ведь это возможно, только если владелец счёта добровольно прикладывает своё запястье к чужому. В виртуале проще - провёл ладонью перед глазами принимающего, и всё. Но и там нужно взаимное согласие.
        Роботы были похожи на одноглазых летающих лягушек около полуметра в диаметре - к корпусу не совсем правильной формы крепились фонарь, видеокамера и оружие, перечень которого зависел от модели и года выпуска дрона. У этих двух имелось по четыре ствола и длинные раструбы, которые использовались для распыления слезоточивых и парализующих газов.
        - Давай, Трофимка, ну же!
        Всё началось месяц назад, когда к ним в барак пришёл андроид с заманчивым предложением. Первым желанием было вырубить железяку, разобрать и загнать по частям разным торговцам, но робот быстро их разубедил. После короткого и очень эффектного сражения люди стали слушать гостя гораздо внимательней.
        Парень открыл глаза и увидел над собой бледное лицо следователя.
        - Да ну. Если бы не вы, мы бы были мертвы. Так что даже не думайте себя винить. Это эти… Я, если честно, не понял, почему они на нас напали.
        Получив чип, робот выдал дальнейшее указание - следить за жильём мертвеца и сообщать о любых личностях, которые будут искать Цекало. За это каждому на счёт еженедельно падала небольшая, но приятная сумма баллов.
        Под потолком безмолвно висели два дрона и освещали помещение. Рассмотреть их было невозможно из-за слишком ярких встроенных фонарей, но Трофим прекрасно знал, как они выглядят.
        - У Цекало в квартире, - насторожился полицейский, - ты не помнишь? Ну-ка, как меня зовут?
        Горохов повертел головой и захотел, чтобы вновь стало темно - оказалось, он сидит на безумно грязном полу, вокруг глянцево блестят лужи крови. Два трупа валялись там, куда их уложил энергетический пистолет парня. Третий человек, познакомившийся с шокером Влада, оказался жив - он сидел, пристёгнутый к ржавой батарее наручниками.
        Кондратенко был известной фигурой на Окраине-4 - всегда прогуливался по району пешком, в одиночестве. Общался с инженером Михаилом, доктором, потерявшим рейтинг из-за проблем с алкоголем, директором социального центра и ещё несколькими жителями. Предпочитал не прятаться за спинами роботов и в нарушение должностных инструкций оставлял секретаря в машине. К нему всегда можно было обратиться с какой-нибудь небольшой просьбой, не идущей вразрез с совестью и в большинстве случаев с законом. Кое-кому помог найти работу и выбраться из гетто.
        Последнее, что он услышал - пронзительную сирену и звук ломаемой двери. А потом отключился.
        - И баллы свои перегоните без базара, - добавил второй.
        Горохова трясло, и он не сразу нашёл нужную кнопку.
        - Очнулся, наконец-то, - удовлетворённо сказали голосом Кондратенко.
        Естественно, он говорил не от своего имени, но хозяина так и не назвал. Предложение оказалось очень простым и выгодным - нужно было убить бывшего полицейского, живущего в соседнем доме, снять с него чип и передать андроиду в условленное время в условленном месте. С остальными найденными «богатствами» компания могла делать всё, что заблагорассудится.
        Вокруг было светло, поэтому запустение и нищета теперь казались гораздо насыщенней.
        - Валим! - выкрикнул один из оставшихся в живых и поспешил на выход. Но ошибся с направлением, со всей силы приложился лбом к стене, покачнулся, выругался и едва не упал. Подельник успел его подхватить, и парочка, ощупывая воздух перед собой, нашла таки дверной проём, ведущий в коридор. И уже оттуда кто-то из них хриплым голосом заорал:
        - Идиот! На авто переключи! - прошипел следователь совсем рядом.
        Тут же над головой пронеслась бита, парню пришлось откатиться, уходя от удара.
        - Ещё два идиота в коридоре, - ответил на незаданный вопрос Кондратенко. - Дроны с двух сторон зашли. Один в окно, второй в дверь. Ты как?
        - Накосячили, как лохи. У Руди баба осталась. Вы бы заехали, сообщили, а то она вечно на измене, - закончил неудавшийся грабитель и опустил голову.
        - Владислав Александрович. Но ведь здесь было темно.
        Над мушкой пистолета появился маленький голографический прицел, отдалённо похожий на минивизор. Теперь оружие реагировало на чипы, определяя рейтинг людей и обозначая их на экране силуэтами.
        - Можно спросить у этого хренова мафиози. Эй, ты! Отвечай, когда спрашивают. А то отдам приказ, и эти милые механизмы сделают с тобой то же, что и с твоими друзьями. А так есть шанс остаться в живых. Конечно, в Австралии не сахар, но нападение на двух полицейских никто не оставит без внимания. На данный момент твоя судьба в наших руках, как у единственных живых представителей органов правопорядка. И только нам решать, что тебя ждёт - казнь на месте или высылка на асоциальный континент.
        - Наши спасители стараются.
        Бандит не стал сопротивляться и всё рассказал.
        Но Влад уже успел отползти в сторону.
        В нос ударил свежий мятный аромат, который уже где-то в носоглотке внезапно превратился в насыщенный запах спирта. Горохов дёрнул головой и замахал руками, пытаясь убрать источник неприятного ощущения.
        - Ого, - только и смог выдавить из себя парень.
        - Где мы?
        Четверо медленно и неуверенно двигались в дыме, натыкаясь на мебель. Пятый передвигался на четвереньках. Вот он приблизился к одному врагу, ткнул рукой под колено. Раздался тихий треск шокера, преступник забился в конвульсиях и рухнул на пол. Остальные среагировали, развернулись в сторону источника звуков и замахнулись битами. У самого невысокого в руках было что-то более современное, прозвучали три выстрела, один за другим.
        План никто не продумывал - понадеялись на эффект неожиданности и удачу. А Кондратенко взял, и оказался готов к нападению, хотя никогда не выглядел опасным.
        Казалось, он вообще не замечает дыма - движения его были уверенными и чёткими, а реакция своевременной. А вот Трофим почувствовал, как сознание постепенно затуманивается, но упрямо поднял пистолет, прицелился и выстрелил в ближайший силуэт. Ещё один человек упал на пол. Практикант не испытывал никаких сомнений и угрызений совести, хотя это были первые в его жизни убийства. Видимо, потому что силуэты на экране больше походили на компьютерные модельки, чем на живых людей.
        Владислав ничего не сказал, просто ткнул в неприметную «пуговицу» под воротником свитера, и нижнюю часть лица следователя скрыла прозрачная плёнка.
        - Плохо, - не стал храбриться Трофим. - Одного не могу понять - почему вы в норме?
        Глава 17
        Влад задумчиво прохаживался по комнате, обдумывая услышанное. Рассказчик поёрзал, с тоской посмотрел на наручники и осторожно спросил:
        - А можно мне в Австралию прямо сейчас?
        - Почему?
        - Не стоит поднимать неприличные темы, практикант. Раз ты такой умник, должен знать, что именно благодаря некоторым животным и роботам с ИИ градус религиозности общества резко упал. Ведь верующие всегда утверждали, что душа есть только у человека. И вдруг оказалось, что она имеется чуть ли не у каждой табуретки. Давай не будем скатываться в философские споры. Лучше я сразу к сути.
        - С чего вдруг? Тебе разве не надо вещи собрать, попрощаться со знакомыми?
        - Но сейчас все в одинаковых условиях, разве нет? Обладатели кибернезированных ног и почек умирают так же, как и абсолютно здоровые. Любая душа остаётся на какое-то время живущей.
        - Можно вопрос? - поднял руку Трофим. - Зачем вы мне это рассказываете?
        - Виртоград стал похож на современный всего за пару лет до моего рождения. Раньше всё было немного по-другому. Игры, симуляторы, виртофисы уже существовали, но никто не мог и представить, что в них когда-нибудь можно будет находиться несколько дней подряд с перерывами на обеды и походы в туалет. Время строго ограничивалось - два часа в сутки, не больше. Запрет инициировали медики и программисты. Первые переживали за здоровье людей - виртокресла изобрели гораздо позже, а вторые - за саму Сеть. Тогда смерти онлайн приводили к полному краху системы на долгие часы, информация стиралась безвозвратно, и беднягам каждый раз приходилось восстанавливать цифровой город буквально с нуля. Из-за этого ещё и допуск к виртуалу получали только те, у кого в файле стояла пометка об отсутствии проблем с сердцем или о наличии в теле инородных предметов, то есть, металлических либо пластиковых имплантов.
        - А при чём тут наше дело?
        - Что-то я не слышал о такой игрушке.
        - Какие ужасы?
        - Ты прав, нужно. Не уверен, что я помню название правильно. Но вроде бы «Бог здесь не живёт».
        - Как игра называлась? Пусть Робос информацию в сети поищет, а? На всякий случай. Я, конечно, не следователь пока, но подобные совпадения нужно проверять, мы учили.
        Лишь только когда флаер взлетел, Влад открыл рот. И заговорил совсем не о том, что им только что пришлось пережить, словно нападение было неприятным, но рядовым событием:
        Но Влад сначала достал из рюкзака воду, выпил почти половину, остальное отдал практиканту. И лишь когда пластиковая бутылка опустела, ровным голосом продолжил:
        - Как раз в те мутные времена появилась игра, которая стала популярной ещё на стадии разработки. А когда объявили, что бета-тестирование будет оплачиваться, народ повалил валом. В сырую, подчеркну, игру. Все хотели окунуться в новый мир, пусть даже и недоработанный. Да и поднять социальный рейтинг заодно.
        Кондратенко словно не услышал, поэтому Трофим поинтересовался:
        - Окей, давайте.
        - Так и не понял, что страшного. Есть и покруче игры. Вон, недавно рекламировали «Пилу-779». Может, ваша мама просто очень впечатлительная женщина?
        - Мне больше нравится «душа», - буркнул Трофим.
        - Вот только давай без этого. Душа… Есть вполне чёткое научное определение - электронные импульсы, определяющие сознание и личность индивидуума и способные временно существовать вне центральной и периферической нервной систем, используя для функционирования искусственные носители.
        - Ну, она действительно очень… - Влад подумал, подбирая правильное слово, потом улыбнулся: - Женственная. И ранимая. Даже сейчас, хотя ей уже за девяносто, играет в любовные симуляторы и вяжет кружевные салфетки. Но дело совершенно в другом. Отец рассказывал, что ему тоже тяжело приходилось. Ад создали очень реалистичный, мерзкий и отталкивающий. Демоны погибали неохотно, хоть это и были простые неписи - слишком большую разницу заложили разработчики в уроне и броне «жителей ада» и игроков. И кстати, неписи пытали, если кто-то попадал в их лапы. Победа над монстром тоже не вызывала восторга - героя начинали терзать воспоминания тех, кого демон замучил до него. Конечно, это всё было выдумкой, но реализованной на высоте. В голове раздавались голоса, плач, смех, всплывали обрывки воспоминаний о каких-то семейных ужинах и первых поцелуях… Папа поначалу всерьёз думал, что это чувства других игроков. Только когда прокручиваемое в мыслях стало повторяться, понял - нарезка. Ничего не значащая запись для создания саспенса. Но очень, очень натуральная. Короче, так себе игрушка получилась. Никакого
удовольствия для игроков. Прогресса никто так и не добился. Прокачки как таковой не было. Полное, стопроцентное ощущение ада. Два часа в день, которые для многих оказались непосильны. Личного меню тогда ещё не было, человек отключался от виртуала автоматически через определённый срок. Представляешь? Пытки, боль, ужас, и ты не можешь всё это прекратить, когда захочется. Мама потом долго мучилась кошмарами. Да и папа… Он вообще никогда больше в игры не играл. И симуляторы его не интересовали. Даже 3+.
        - Так это, товарищ начальник. Если гадский робот узнает, мне не жить. Чего тянуть?
        - Чтобы тебе засчитали убийство монстра, ты должен был принести его когти в начало локации, к точке первичной загрузки. А демоны трёхпалые. То есть, с каждого по шесть штук. Если честно, без понятия, связано ли это с расследованием. Но теперь хоть спать спокойно смогу. Думаю, ты тоже когда-нибудь испытывал подобное чувство - вроде что-то знаю, но что конкретно, вспомнить не могу. Выматывает.
        - О, разработчики поймали волну, - протянул Владислав. - На фоне религиозных скандалов сюжет о Рае и Аде оказался очень востребован. Если кратко, тема была такой - игрок «умирает» и попадает в Ад. И узнаёт, что Рай закрыт. И открыть его может только самый храбрый, умный и сильный. Ну, то есть избранный. То есть, он сам. В этом ничего нового, все игры на этом построены. Но был нюанс - если геймер проиграет, Рай уничтожат полностью, Ад поглотит землю, и все живые погибнут. Игрок должен убивать демонов. Когда количество килов перевалит за десять тысяч, откроется второй уровень, а спасение мира окажется чуть ближе. После каждой «смерти» геймера счёт обнуляется, и нужно всё начинать заново. Самым сложным было вычислить тех демонов, которые маскировались под игроков. Лишь тщательно спрятанные металлические детали тел их выдавали.
        - В принципе, ничего нового вы мне не рассказали, - не слишком вежливо перебил наставника практикант. - Я неплохо учился, причём не в виртуальной школе, а на дому, с реальными преподавателями. Да и семья моя не семечками торгует. Я знаю, что побочным эффектом разделения Виртограда на сектора и ячейки даже в рамках одного сервера оказалось то, что в виртуале какое-то время живыми остаются все. И здоровые, и больные, и люди с имплантами, и шимпанзе с собаками, если, конечно, кому-то придёт в голову их подключить. И даже роботы. Любой управитель или, например, наш Робос, если его уничтожит пожар или ещё какой-нибудь форсмажор, просуществует в той реальности достаточно долго, чтобы успеть передать хранящуюся в нём информацию куда следует.
        - Потому. Здоровое сердце смерть в сети сводила к минимуму, а счастливые обладатели искусственных органов и конечностей, если и умирали, делали это мгновенно, не возбуждая систему.
        Кондратенко поморщился:
        Обратный путь занял гораздо меньше времени. Во-первых, улицы обезлюдели - полётники при боевой активации включали сирену, и любой разумный человек постарался оказаться от летающего аппарата как можно дальше. А во-вторых, Кондратенко шёл настолько быстрым шагом, что Трофим еле за ним поспевал. Снова стала видна разница в физической подготовке, и сравнение оказалось не в пользу практиканта. Хотя он был моложе лет на двадцать пять. Горохов предпочёл думать, что всё дело в тлетворном влиянии токсичного дыма, благодаря которому они смогли выжить в грязной квартире, а не в просиживании лосин в виртокресле.
        Влад пожал плечами:
        - Давай сойдёмся на личности, лады? Так вот. Когда яйцеголовые придумали, как минимизировать риски, они изменили сам принцип работы Сети. Это был прорыв.
        - Трофим, вызови конвой и внеси в файл этого дурня информацию о правонарушении и назначенном наказании. Пусть дроны его сторожат, а у нас дел по горло.
        - Конечно, не слышал. Её закрыли ещё на стадии тестирования. Выплатили игрокам всё обещанное и исчезли, словно их и не было. Отец так и не смог узнать, почему.
        - Терпение. В общем, обо всём этом я знаю от родителей - они в то время пытались заработать на ребёнка, то есть, меня, поэтому в тестеры записались оба. Мама продержалась недолго - слишком страшно было. Отец оставался до самого конца, не смотря на все ужасы.
        Глава 18
        Огненно-рыжий стройный мужчина в дорогом костюме, облокотившись на камин, ронял слова, словно булыжники:
        - Он едва не погиб. Семья… да что семья! Общество могло лишиться замечательного человека. Вы знаете, что он прекрасный аналитик? Если учесть, что к этому прилагаются живой ум и усидчивость, Трофим может стать блестящим учёным, который значительно облегчит жизнь человечеству. Возможно, уже бы стал, если бы не эта детская мечта о полиции. Одно радует - после случившегося он, наконец, возьмётся за ум. Только из-за этого я не требую внутреннего расследования и не прекращаю финансирование Управления. К сожалению, помочь с сохранением отдела я не могу. Да и не хочу, так как согласен с остальными инвесторами - содержать штат из тридцати одного сотрудника ради преступлений, совершаемых раз в полгода, нецелесообразно. Это можно перепоручить другим отделам. Но не волнуйтесь - увольнять людей мы не будем - есть места в архиве, в охране, да и киберпреступлений становится всё больше. Тридцать полицейских могут рассчитывать на нашу заботу. Тридцать. Тридцать первый, этот ваш Кондратенко, показал свой вопиющий непрофессионализм, проявил беспечную халатность и едва не угробил моего сына. Не думаю, что таким
личностям место в органах правопорядка. Надеюсь, мы поняли друг друга, Иван Сергеевич.
        Влад крепко пожал Горохову руку и встал на гироскутер:
        Кондратенко пожал плечами:
        - Все ошибаются, - пробормотал начслед. - Ты не думай, я тебя на улицу не выпру. В третьей поликлинике нужен начальник охраны. Будешь сидеть в тёплом кабинете, управлять - там всего три боевых робота на балансе. И с десяток уборщиков. Полторы тысячи в месяц.
        - Конечно! - В голосе начальника послышалось облегчение. - В общем, удачи тебе, Кондратенко. И это… извини. Я не думал, что так получится.
        Овсов сглотнул, как-то позеленел и продолжил:
        - Что за бред.
        Горохов вскочил с лавки, стоявшей напротив двери начальственного кабинета. Владислав посмотрел на взъерошенного парня, чьи уши горели, а глаза полыхали возмущением, и рассмеялся:
        Теперь уже бывший следователь резко замолчал. А через несколько секунд абсолютно спокойно ответил:
        - Но-но! - обиделся Иван, - то, что мы когда-то вместе начинали, не даёт тебе право… Дружеские отношения не должны перевешивать субординацию!
        - Хотя ты прав, Сергеич. Не предусмотрел. Никаких эксцессов в четвёрке не было уже лет восемь. Самая спокойная окраина в этом отношении, вот я и лопухнулся.
        - Они не имели права вас выгонять. Ведь не за что! Мы проводили расследование. Папа сам попросил меня туда свозить. И начальник ваш тоже. А вы крайний теперь?!
        - Влад. Я действительно ничего не могу поделать.
        Теперь уже бывший следователь нехорошо усмехнулся, встал, подошёл к двери, обернулся и проронил:
        - Смешно тебе, да? - заорал начслед. Судя по отсутствию реакции управителя, сисадмин убрал ограничение на агрессивные крики. - Чуть не потерял пацана, подвёл под монастырь меня, отдел, всю контору! Себе жизнь сломал! Влад, ты что, не понял? Тебя уволили!
        Визуализатор остановил воспроизведение, и Горохов старший исчез с экрана.
        - Элис? Ты завёл подружку? - попытался сменить тему Иван Сергеевич.
        - Не ваши ли указания я выполнял, господин начальник? Может, посмотрим записи за сегодняшнее утро? Да заодно вышлем их в отдел внутренних расследований и взволнованному папуле?
        - Очень надеюсь, что ты не растеряешь свой запал. Послушай меня - иди в правительство. Если тебя не сломают и не превратят в своё подобие тамошние лицемеры, сможешь добиться многого. Будь здоров.
        - Ну да, не заставлял. Всего лишь рисовал мрачные перспективы для моих коллег. Если сейчас начнут разбираться, кто и в чём виноват, сократят всех от греха подальше. И тебя тоже, но на тебя мне плевать.
        - Погоди, это же сосед Петухова. Живёт этажом ниже.
        - Последний вопрос. Что с моим делом? Если меня увольняют, отдел распускают, кто займётся дальнейшим расследованием?
        - Ладно, чего ты, - сразу пошёл на попятный Иван, - ты же понимал риск. Сам согласился, я тебя не заставлял. - Голос его снова окреп. - И не предлагал бродить по окраине без охраны! В конце концов, я с тобой отправил секретаря, полётников и боевых роботов! Ты сам виноват!
        - Да я в детстве это понял! Поэтому и пришёл сюда работать.
        Влад прекратил улыбаться, глаза стали колючими, злыми:
        - Ладно, - заставил себя успокоиться Кондратенко, - это всё бессмысленно. Прощай, дружок.
        - Такова жизнь, Трофимка. Кто выше статусом, тот и прав. Чем быстрее ты это поймёшь, тем лучше для тебя.
        - Что, практикант, погуляли по окраине? Ты всё слышал, да?
        Доехав почти до конца коридора, Владислав услышал вопль:
        - Да. Хорошая женщина. Познакомился в реале, в парке. Но я не собираюсь обсуждать свою личную жизнь, тем более с тобой. Короче, Сергеич. Это всё очень плохо пахнет. Не мог Овсов такого сотворить. Он бы вломился в дверь, дал по голове или, не знаю, пырнул ножом. Или спёр водку, пока хозяин квартиры в кресле лежит. И оставил бы кучу следов. Что-то тут не так. А Ломова?
        - Ах, это. Дело закрыто. Вот что появилось в Сети полчаса назад.
        Кондратенко откинулся на спинку стула, опустил веки и устало сказал:
        - Управитель! - рявкнул Влад, - подобное устройство существует?
        - Тупая железка! - вконец разозлился Кондратенко, - всё забываю, что моя Элис уникальна.
        - Этим инструментом я удалил шунт и вырвал ногти, чтобы удовлетворить собственную тягу к жестокости и запутать следствие. Плоскогубцы тоже уничтожены с помощью дворника. После совершения преступления я спустился в свою квартиру и выпил. Прошу принять во внимание моё чистосердечное признание.
        - Какая Ломова? Впрочем, неважно, - начслед поджал губы. - Владик, сверху пришла команда подчистить все хвосты перед роспуском отдела. Признание есть, преступник наказан, дело закрыто. Всё.
        - Я этого так не оставлю, Владислав Александрович! Всё будет хорошо, я обещаю!
        - Извини, но ты, как и я, здесь больше не работаешь. Папка не позволит.
        - Ну, бред не бред, а мужика конвой уже в Австралию переправляет, - довольно заявил Иван Сергеевич. - Баллов у него оказалось с гулькин нос, если бы не эта запись, его бы казнили. Но ты сам знаешь - чистосердечка предполагает раскаяние, поэтому максимальную меру наказания заменили высылкой. Так что расслабься.
        - Обойдусь. Надеюсь, я увольняюсь по собственному желанию, не по статье? Не хотелось бы терять рейтинг из-за твоей попытки усидеть на двух, точнее, на трёх стульях.
        - Я, Овсов Рой Кириллович, две тысячи семьдесят девятого года рождения, проживающий по адресу…
        - Дурак ты, товарищ начальник.
        Влад открыл глаза:
        - Угу. Ты слушай.
        Кондратенко вскочил:
        Визуализатор снова ожил и показал слабо знакомого человека. Субтильный, в заношенной одежде, лохматый и небритый он тоскливо таращился в камеру и бубнил:
        Владислав, однако, уходить не спешил:
        - Может, что-то новое хакеры изобрели, - стал отбиваться начальник, - и мы ещё просто не в курсе.
        - Сергеич, ты что! Да он во время признания сказал мудрёных слов больше, чем за всю свою жизнь! Посмотри на него! Альпинистское снаряжение? Этот доходяга по лестнице еле ходит! Ты проверил его счёт? За какие шиши и где он его купил, снаряжение это? А глушилка? Что это вообще! Не существует такого предмета, это технически невозможно, у програмеров спроси! Даже если бы такая и существовала, ты представляешь, сколько такая штука стоила бы? И опять мы возвращаемся к рейтингу пьяницы!
        - Я не имею такой информации, - равнодушно сказала следящая система, - это не в моей компетенции.
        - Я бы сказал из вежливости, что прекрасно понимаю твоё состояние и всё такое. Но что-то как-то не хочется мне быть сейчас культурным и всё прощающим. И удачи, Ваня, желать тебе не собираюсь. Гуд бай.
        - … в здравом уме и твёрдой памяти признаюсь посредством своего управителя в совершённом преступлении. - Человек затравленно оглянулся и без запинок протараторил, словно читая: - В тот день мне захотелось выпить. Я знал, что Петухов утром заказал водку, так как слышал его беседу с магазином - мой балкон находится прямо под балконом Карла. У меня была глушилка управителя - подобный гаджет можно купить на окраине. Его я уничтожил с помощью рободворника. Как и альпинистское снаряжение, благодаря которому я смог залезть через балкон в квартиру жертвы. Он был подключён к виртуалу, поэтому я воспользовался плоскогубцами.
        Видео закончилось. Владислав моргнул и закрыл рот - оказалось, при первой же фразе он его открыл, да так и сидел, слушая Овсова.
        - А товарищ овер совершенно не знает своего сына, - усмехнулся Влад. - С чего он решил, что после такого приключения паренёк успокоится? Наоборот, теперь его от рискованных ситуаций за уши не оттащишь. Даже если не станет следователем, займётся какой-нибудь наукой, которая предусматривает не сидение в лаборатории, а работу в поле.
        Глава 19
        Яна с головой ушла в новые отношения. Даже взяла отпуск за свой счёт, чтобы больше времени проводить с кавалером. Правда, свидания проходили исключительно в игре «Дети срединного мира», в которой, собственно, Карл и познакомился с девушкой во время эпичной битвы с «тыквой».
        Лариса первые два дня переживала - боялась, что парень, как и большинство ухажёров Яны, окажется «не очень». Следующие сутки радовалась за подругу, а потом стала злиться и обижаться. Соседка выбиралась из виртуала только в туалет, в Виртограде её дозваться было невозможно - на сообщения отвечала с большой задержкой и отделывалась короткими фразами «ок», «позже», «потом поговорим» и «он супер».
        Ларочка, котик! Только не ругайся! Я пригласила Карлушу к нам в гости. У нас первое свидание в реале, представляешь? Он сам предложил. Я согласилась, и даже наш адрес сказала. И только потом поняла, что наделала! Вот уже три дня ем только в Виртограде. Как думаешь - получится похудеть хоть немного? И причёску надо нормальную сделать, и одежду купить - я вся поизносилась. Что мне делать? Помоги! У тебя вроде окно с двух до трёх, давай где-нибудь пересечёмся, а то я умираю от страха!
        Идиотка недоразвитая! Ты у меня спросила - хочу я или нет в квартиру всяких Карлов пускать?! Когда же ты уже натрахаешься по самые помидоры! Сил больше нет! Всё, разъезжаемся! Ищи себе такую же соседку - курицу, а с меня хватит.
        Так. Я почти успокоилась. Прости за резкость. Но ты сама напросилась! Иногда твои поиски любовника переходят всякие границы. Вроде ведь утверждала, что тебе хватает виртуального общения. И тут вдруг, прямо в нашу общую квартиру приглашаешь неизвестно кого. Хоть бы моим мнением поинтересовалась. Может, дома, в реале поговорим?
        З.Ы. Конечно, никакого разъезда не будет. Я слишком тебя люблю, чтобы бросать на произвол судьбы.
        З.Ы.Ы. И всё равно ты полная идиотка.
        З.Ы. Я тоже тебя люблю.
        Твои всплески злости иногда пугают. Говорят, это бывает у женщин, когда секса мало. Зря ты меня упрекаешь. Я вон добрая какая, даже не обиделась на тебя совсем. Лучше бы брала пример. В реальности не хочу встречаться, боюсь, сразу голод навалится, а я говорила - три дня настоящую еду не ем. Надо ещё хотя бы сутки продержаться.
        З.Ы.Ы. И я не идиотка. Может, только чуть-чуть.
        Хорошо. Сразу после двух в геомузее. А конкретно - в Колизее.

* * *

* * *
        Над амфитеатром пронёсся ровный голос:
        - Что?!
        Но подруга не реагировала. Она сидела на потерявшей чёткость земле, закрыв глаза.
        А ведь когда подруги только пришли в игру, они договорились качаться вместе. Всегда. Да и Жупрыверг и компания недовольно ворчали - пока их лекарь играла в любовь, им приходилось довольствоваться не очень выгодными квестами.
        - В субботу.
        Колизей давно бы стёрся из памяти человечества, если бы не Всеземельный музей географии и истории. Один из немногих серверов, принадлежащий в равной степени Чангши, Суперсити и Мегаполису. Вход в большинство локаций был платным, но раздел античного мира относился к социально значимому, и за его посещение просили чисто символическую сумму - одну тысячную балла.
        Лариса почувствовала, как паника накрывает с головой. Она попыталась схватить подругу за плечо, но не успела - Инсерт ярко вспыхнула и исчезла. Всхлипнув, Самохина мысленно проговорила кодовое слово и, не обращая внимания на подкатившую тошноту, которая всегда сопровождала экстренный выход, открыла глаза, торопливо вытащила штекер из разъёма, вскочила с кресла и побежала в соседнюю комнату.
        Много раз поднимался вопрос о воссоздании амфитеатра в «рабочем», не разрушенном виде, но в итоге все соглашались с тем, что объекты необходимо сохранять такими, какими они были в момент ухода под воду. Ларисе нравилось сюда приходить - она всякий раз поражалась, как далёкие, примитивные предки без единого робота создали такое великолепие. Величие чувствовалось в каждом камне, в каждом крошащемся кирпиче, в арках, переходах и лестницах. Правда, девушка не слишком интересовалась непосредственно самой историей постройки. И даже не была уверена в родине Колизея, постоянно путая Италию, Испанию и Исландию.
        Здесь всегда было многолюдно - школьники и студенты, пенсионеры, простые любители истории, профессионалы, изучающие прошлое человечества - все гуляли по «историческому наследию» поодиночке или небольшими группами. Лара, будучи на смотровой площадке над центральной частью, отошла чуть в сторонку от основных скоплений людей, оперлась руками о невысокие перила и включила опознавание френдзоны.
        Яна открыла глаза, посмотрела на Самохину и еле слышно прошептала:
        - Почему? Зачем вам встречаться именно в нашей квартире?
        - Понимаешь, он на самом деле не очень привык к реалу. Кафе для него - большой стресс. А в его квартире ремонт, он стесняется. Да и баллов эти все прогулки стоят… Я хотела что-нибудь приготовить вкусное. Получилось бы мило и недорого.
        Лариса медлила - ждала, пока исчезнет Яна. Она вообще всегда старалась оттянуть собственное отключение, потому что до безумия боялась того, что выходить будет некуда, точнее, не в кого. А заодно контролировала состояние друзей и близких, находящихся рядом.
        Подруга нашлась сразу. Она даже не сменила оболочку - так и прибежала в Колизей целительницей Инсерт. Кое-кто из посетителей заинтересованно косился на практически обнажённого перса, но Яна не реагировала, а напряжённо вглядывалась в виртуальную толпу. Девушки увидели друг друга практически одновременно.
        Самохина мысленно сжала руки на шее подруги и отправила ответ:
        Самохина несколько раз ловила себя на желании подойти к бессознательному телу в соседней комнате и принудительно отключить соединение с цифровым городом. И высказать всё, что накопилось на душе. И дело было не только в игре. Яна наплевала на правила проживания под одной крышей - у них давно был составлен график по готовке и стирке, и Ларе совсем не хотелось тащить быт в одиночку. Хорошо хоть, большая часть текущих дел ложилась на плечи управителя и уборщиков.
        Ответ пришёл очень быстро.
        Целительница завизжала:
        - Ну? Ты чего? Боишься, что сразу побежишь на кухню и испортишь себе диету? Не волнуйся, там шаром покати.
        - Я не могу выйти.
        Яну от праведного гнева спасло то, что Лара опаздывала на работу. Подготовив спину к долгому лежанию на неудобном кресле, Самохина подключилась к личному меню. Уже натянув на себя необходимого перса, заметила значок сообщения.
        - Тоже мне, стеснительный нашёлся, - фыркнула Самохина. - Зовёт девушку на свидание и даже не думает, как и где его провести. Когда это знаменательное событие?
        - Ларочка, я не могу выйти!
        Увидев виноватый смайлик вместо точки, Самохина усмехнулась и поняла, что гнев испарился - на Яну злиться было совершенно невозможно. Взрослая женщина, совершеннолетняя, занимающая не слишком престижную, но важную должность в Муниципалитете на самом деле была светлой, наивной и доброй. Плюс немного бестолковой, но это всегда казалось Ларисе очень милым. Глупо было раздражаться этой чертой характера сейчас.
        И закричала, увидев подругу.
        Обзорная площадка вдруг исчезла, и подруги полетели вниз. Вместе с ними рухнуло ещё с десяток таких же «счастливчиков». Никто не кричал и не стонал - в музее не предусматривалась натуралистичность болевых ощущений.
        - Янка, не тупи. Давай быстрее, я сразу за тобой.
        - Хорошо, - вздохнула Яна, - раз тебя это так волнует, перенесу встречу куда-нибудь в другое место. Правда, не уверена, что он согласится.
        Монолитное на первый взгляд строение замерцало и заискрилось, текстуры потеряли чёткость, детализация исчезла. Некоторые стены превратились в нагромождение кубиков.
        Сегодняшним утром желание устроить скандал стало нестерпимым - накануне Яна должна была заказать продукты, но то ли забыла, то ли проигнорировала договорённость. Завтрак Самохиной пришлось готовить из безвкусного филе и подгнившего щавеля. Ещё и чай закончился.
        - Давай так. Ты с ним поговори и предложи альтернативу. Если…
        Уже с работы Лара отправила второе сообщение.
        Но сразу сдаваться девушка не собиралась. Она всё же надеялась отговорить подругу от рискованного свидания. В крайнем случае, встречу с Карлом можно перенести на нейтральную территорию, например, в реальное кафе или парк. Так совместное личное пространство двух девушек будет в безопасности. К тому же улицы контролируются более чувствительными и оперативно реагирующими системами, чем старый квартирный управитель. Мужчина (если это мужчина), едва чихнув в сторону Яны, окажется на прицеле полётников, фотоловушек и видеокамер.
        Лариса взбесилась окончательно - мало того, что подруга потеряла всякую адекватность, так ещё и позвала неизвестного мужика в общую квартиру. А если ему восемьдесят лет? Или того хуже - пятнадцать? А если это вообще женщина со специфическими вкусами? Или сексуальный маньяк? Яна о соседке даже не подумала. Это ведь придётся уходить из дома. Или, если их свиданьице совпадёт по времени с работой, нужно будет лежать беспомощным телом, когда рядом бродит незнакомец!
        - Уважаемые посетители, сохраняйте спокойствие. Колизей находится в отдельной ячейке, поэтому область неполадок дальше не распространится. Вы можете воспользоваться стандартным выходом в личное меню или экстренным отключением. Баллы, потраченные за вход, вернутся на ваш счёт. Спасибо за понимание и удачного дня.
        Впрочем, никто меню не воспользовался. Люди торопливо выходили в офлайн не слишком приятным, но самым быстрым способом - каждый хотел удостовериться в собственной безопасности. Музейная локация стремительно пустела.
        Самохина решила, что беседовать нужно в таком месте, которое настроит на серьёзный лад их обеих.
        Глава 20
        Когда-то здесь находился популярный курорт. Его давно поглотило море, и лишь несколько высоток, словно рукотворные айсберги, выглядывали из воды. Влад не рискнул приближаться к зданиям ближе, чем на километр - бывшее человеческое жильё облюбовали морские обитатели, и не все из них были мирными.
        Рыбацкая платформа, которую Кондратенко взял напрокат, мягко покачивалась на волнах - бывший следователь отключил антигравитационную подушку, потому что не хотел зря тратить энергию. В конце концов, он удалился от берега на приличное расстояние, чтобы минимизировать возможность встречи со следящими устройствами, и нужно было оставить запас в батарее на дорогу назад.

* * *
        Зато стало ясно, что в прекрасном, гармоничном современном мире самоубийство - самая распространённая причина ухода из жизни. Вот только этот факт не проливал свет на историю с Петуховым и Ломовой.
        - К тому же машину мне отдали просто так. В виде подъёмных. Как и дом, и Мэри.
        - Горохов, ты, что ли?
        - Лимончик, Владислав Александрович?
        Влад подумал, что семейный рейтинг Гороховых запредельный, раз при таком количестве членов семьи парень, получив законные проценты от общей суммы, не потерял статус овера.
        Вот только последнее дело всё никак не отпускало. Владу казалось, что перед уходом из полиции он нащупал нечто грандиозное, даже шарил по Сети несколько дней, выискивая загадочные смерти, связанные с шунтом и ногтями. Но увольнение перевело его в разряд рядовых граждан, а им архивы Управления и Муниципалитета были доступны лишь на обывательском, упрощённом уровне.
        - Привет, Владюша. Как дела?
        По роду занятий Кондратенко прекрасно знал, что в элитных моделях автокаров и легковых летательных аппаратов отсутствуют видеорегистраторы и прочие средства слежения.
        Во флаере действительно сидела девушка. Безупречная, так что сразу становилось понятно - это не живой человек. Длинные волнистые светлые волосы, яркие губы, огромные ресницы, тёмно-синие глаза и точёный нос, стройные ноги, тонкая талия и небольшая, но заметная грудь - всё это выглядело идеально. Одеждой ей служила полупрозрачная синяя туника, сквозь которую виднелось кружевное бельё.
        - Что за Мэри?
        - Ого, - только и смог сказать Владислав, увидев флаер.
        - В том-то и дело. Я хотел вас пригласить покататься. Я на флаере.
        Впрочем, мужчина не мёрз, так как предусмотрительно закутался в электроодеяло и обул сапоги на меху, которые купил ещё лет десять назад специально для таких поездок. Голову защищала тёплая шапка, а на рыбном коробе, на расстоянии вытянутой руки, стояла большая кружка с автоподогревом. В ней плескались чай и коньяк в соотношении один к одному. Бывший полицейский периодически делал несколько глотков и довольно жмурился. В палатке своего часа ждали пирожки с мраморной говядиной, которые приготовила мама, узнав, что сын собирается отдохнуть на природе.
        - Поправка, - торопливо перебил робота Горохов, - интимная сфера уравниванию не подлежит.
        - Почему Мэри с нами? Мы же хотели наедине поговорить. И вообще, куда мы летим?
        Влад понял, что парень не отвяжется.
        - Добрый день, - вежливо поздоровалась искусственная девушка.
        - Может, поделишься, как ты докатился до совершеннолетия?
        - Да никуда. Просто катаемся. Автопилот выставлен на случайный маршрут без конечной точки. А Мэри ничего не пишет без моего ведома. И никуда не отправляет без разрешения. Она - могила.
        - Я оформил совершеннолетие! - выпалил Трофим.
        - Зараза, - в сердцах высказался Кондратенко, когда силовое поле разрезало леску. Мысленно попрощавшись с наживкой, крючком и поплавком, мужчина вздохнул и в очередной раз потянулся к кружке - ловлю рыбы пришлось отложить. «Мозги» платформы уберут защиту только тогда, когда амплитуда раскачивания покажется им приемлемой.
        - А подробней?
        - Надо. Я всё объясню.
        Вдруг пришло понимание, что, судя по настырности, в покое его так и не оставят. Владислав раздражённо подтянул рукав куртки и уставился на сиявший под кожей чип. Минивизор включать не стал, а просто нажал пальцем на значок «общение».
        - А где?! - безмерно удивился Горохов.
        Кондратенко хмыкнул, допил коньячный чай и ничего не сказал, а парень продолжил:
        Платформа была оборудована по-спартански - одноместная палатка, охлаждающий короб для рыбы, бочка с питьевой водой, двухнедельный запас еды и аптечка первой помощи. В базовый набор входил ещё и электронный рыбак, но его Владислав оставил на берегу. Ему хотелось отдохнуть от цивилизации.
        - Надо же, не знал о таких нюансах робототехники. Слушай, Мэри, - оживился Влад, - а эту, предпоследнюю стадию, можно как-нибудь откатить?
        - Не могу, практикант.
        - Вы, наверное, очень заняты были, раз не отвечали? Вы можете выйти из виртуала и открыть дверь? - он помолчал и неуверенно повторил: - У меня целая куча важных новостей.
        К примеру, о смертях за последний год он прочёл очень много, но в каждом конкретном случае смог узнать лишь общее заключение: суицид, смертельный исход вследствие заболевания, несчастный случай. Описание обстоятельств гибели простым людям не раскрывали.
        Когда флаер взмыл вверх, а Трофим разлил коньяк по бокалам, бывший полицейский недовольно спросил:
        Парень легкомысленно махнул рукой:
        Пока Трофим летел, Кондратенко, сидя в офисе проката, успел полазить по сети. Получение овером статуса совершеннолетнего всегда было важной новостью, а уж если этот «бунтарь» из семьи Гороховых… такое должны были мусолить долго и упорно.
        - С удовольствием, - сидевшая до этого неподвижно «девушка» словно ожила. - Первоначально любой робот, включая управителей, представляет собой замкнутую систему. И лишь на предпоследней стадии производства его подсоединяют к Сети. При моём создании эта фаза пропущена.
        - Ага, я, - судя по голосу, Трофим был безмерно рад.
        - Вот и займись, - вмешался Трофим, - пока мы разговаривать будем.
        - Давайте лично обсудим. Может, всё же встретимся? Я ещё и по поводу Петухова кое-что разузнал.
        - В реале. Далеко. Мне до Мегаполиса часа четыре добираться. А во-вторых, все твои важные новости после известных тебе событий ко мне отношения не имеют. Так что молодец, что позвонил, приятно было слышать и всё такое. Прощай, практикант.
        - Серьёзно? - удивился Кондратенко. - Разве такое возможно?
        - Но…
        - Прости, Трофимка, за вопрос, но ты уверен, что сможешь потянуть содержание такого красавца без семейных баллов?
        Так и оказалось - официальные новостные каналы, блоги и влоги частных лиц, юмористические передачи и даже исторические сайты задавались одним и тем же вопросом - почему Трофим Леонидович Горохов решил избавиться от родственной опеки и пустился в свободное плавание? Ответить так никто и не смог, поэтому пришлось довольствоваться сухим перечислением фактов и разнообразными версиями, больше похожими на сплетни.
        - Во-первых, я не в виртуале. И даже не дома.
        - При том! - распалился парень. - Я бы вас не беспокоил, если бы… В общем, Владислав Александрович, честное слово, к вам это всё имеет непосредственное отношение.
        - Мэри, уравняй Владислава в правах со мной. А вы протяните руку, пусть просканирует.
        - Она может менять внешность по моему желанию, - похвастался Трофим. - Конечно, в рамках заданных параметров, но всё же.
        - Конечно, убрала. Ты был в разделе «коллеги». На данный момент коллег у меня нет вообще.
        - Я тут под вашей дверью, два часа уже.
        - Без проблем. Я всё равно остался в соцгруппе максимального рейта.
        - Личный андроид, - объяснил Трофим. - У нас почти у всех взрослых есть, разработка отдела робототехники «Создателей будущего». В серийное производство в ближайшие лет двадцать запускать не планируется. Только для своих. Да вы поднимайтесь, она внутри.
        Он сидел на складном стульчике и следил за поплавком. Конечно, в морской воде вряд ли кто-то мог позариться на червя, но Кондратенко богатый улов интересовал в последнюю очередь. Главными были тишина, одиночество и отсутствие лишних глаз, как механических, так и живых. Единственное, что немного угнетало - угрюмая погода. До Нового года оставалось всего несколько дней, поэтому было зябко и сыро.
        - Ладно, уговорил. Только мне на самом деле долго назад лететь. И ты уверен, что наш разговор можно слушать Элис или ещё кому-нибудь?
        Ему было хорошо. После увольнения прошло уже несколько недель, и Влад не только успокоился, но и нашёл прелесть в роли безработного. Баллов при должной экономии должно было хватить на пару лет, да и не собирался мужчина прохлаждаться так долго. Он хотел после праздников подыскать новый источник дохода, благо, два предложения уже поступило, и теперь Кондратенко думал, что лучше - согласиться преподавать криминалистику или устроиться консультантом в фирму, которая специализируется на выпуске детективных игр и шпионских симуляторов.
        Когда парень стремительно ворвался в офис, Влад как раз отключил минивизор. Пожав друг другу руки, мужчины вышли на улицу, не произнеся ни слова - в прокате отсутствовали живые работники, всё было автоматизировано, и управитель, естественно, имелся.
        Одна из высоток пришла в движение. Владислав насторожился, даже привстал немного, но расслабился и опять сел, когда от здания отлепилось какое-то огромное существо и, шевельнув щупальцами, ушло под воду. Вскоре волны, которые поднял морской обитатель, докатились до платформы, покачивание стало более выраженным, автоматика отреагировала активацией энергетического купола, защищая человека и имущество.
        - Владислав Александрович?! Наконец-то!
        Трофим открыл небольшой холодильник, стоявший между сиденьями, и достал блюдце:
        Сказав это, парень густо покраснел. Влад из вежливости сделал вид, что ничего не расслышал.
        Запястье снова защипало. За последние два часа с бывшим полицейским кто-то пытался связаться уже раз двадцать, но Влад игнорировал вызовы - мать знала, что сына в такие моменты лучше не трогать, а больше разговаривать ни с кем не хотелось.
        - Чего тебе, практикант?
        Бывший следователь пожал плечами и дал считать чип. Андроид изменилась - взгляд стал ласковым, голос тёплым и почти живым, а поза соблазнительной:
        - Владислав Александрович, у меня целая куча новостей! Важных. Вы не могли бы меня впустить? Элис почему-то убрала меня из списка допущенных в квартиру.
        - С этого и хотел начать.
        - Прекрасно, - оживился мужчина, - я тебе дам допуск к моему чипу, запеленгуй и прилетай. Я как раз вернусь на берег и сдам платформу. И знаешь, что? - Владислав с сожалением посмотрел в почти пустую кружку. - Захвати бутылочку коньяка.
        - Да не надо меня уравнивать, - попытался отбиться Кондратенко, - зачем?
        - Да, слушаю.
        - Конечно. Я же объяснял - это наша разработка, для личного пользования. Мэри, объясни.
        - Поздравляю, - осторожно сказал бывший следователь, - хотя на мой взгляд, ты погорячился. И всё равно не понимаю, при чём тут я?
        - На данный момент у меня нет такой информации, - прекрасное личико выглядело огорчённым. - Но если хотите, могу провести исследования.
        Тот был абсолютно чёрным, шестиместным. Веретеновидный, с тонированными обзорными окнами, с фарами овальной формы, опоясывающими весь корпус. Двери открывались вверх, а не отъезжали в сторону, что считалось верхом шика, а у трапа были удобные перила.
        Глава 21
        Элеонора прошла мимо, даже не удостоив Трофима взглядом и, обдав кузена ароматом сладких духов, исчезла за дверью.
        Парень вздохнул и поёрзал, устраиваясь поудобней. В конце коридора появилась троюродная бабушка в длинной шёлковой тунике, которую под руку вёл андроид мужественного вида.

* * *
        - Необходимо создать структуру, альтернативную муниципальной полиции. Ведь там нет никого с рейтингом выше шестисот тысяч. И они слишком бюрократизированы. Да и не стоит простым людям знать обо всём. У нас должны быть рычаги воздействия друг на друга. Вспомните Василевичей. Один из них натуральный маньяк, каннибал, годами убивал людей. Он не понёс никакого наказания, его просто закрыли на семейной территории, признав психически больным. Кто его знает, может, для него до сих пор жертв отлавливают на окраинах. И ведь полиция ничего не смогла поделать. Повторюсь, там служит средний класс, их просто не пустили на территорию усадьбы из-за низкого рейтинга, а роботы, конечно, умеют проводить допросы, но человеческий фактор никто не отменял. Я уверен, если бы Василевича допросил бы кто-нибудь живой, он бы справкой о неадекватности не отделался. А Стоковы? Помните, как их молодёжь каталась в автокарах на ручном управлении? Пусть по окраинам, пусть. Но даже маргиналы не должны гибнуть под колёсами ради чьего-то развлечения. А если бы они переместились в более благополучные районы? Это ведь удар по
репутации всех оверов, да и по системе мироустройства в целом! Нельзя ставить под сомнение эффективность рейтингового разделения! Кстати, все знают, чем кончилось дело с гонками? Нет? А я вам расскажу. До полиции информация даже не дошла, родители наказали детей лишением сладкого на два месяца. Они прониклись, конечно, я общался с ними, нормальные ребята на первый взгляд. Разработали натуралистичные гонки в Виртограде, в городе больше не беспредельничают. Но ведь не всегда так хорошо всё заканчивается.
        Собрание должно было определить то, как дальше будут Гороховы относиться к парню - как к эксцентричному, но всё же родственнику, или как к персоне нон грата, с которой нельзя общаться и о которой лучше вообще не вспоминать.
        Прибежали восьмилетние сёстры. Девочки забрались к брату на колени и жарко зашептали:
        - Молодец. Неплохо придумано, зря раньше не рассказал. Я бы не стал противиться, если бы обладал полной информацией. После собрания жду тебя в кабинете, обсудим подробности. Надеюсь, никто не против того, чтобы дать Трофиму хороший финансовый старт?
        И тогда совершеннолетний Горохов стал говорить так, чтобы его одобрили. Он не врал, честно объяснял, чем собирается заняться, но немного изменил оттенок своих мотивов. Ход оказался верным - парень чувствовал, как с каждой его фразой атмосфера в зале совещаний становится всё более доброжелательной. Его слушали, не перебивая, и Трофим, видя, что находит отклик у родни, воодушевлялся всё больше:
        Троюродная бабушка успела доковылять до двери. Трофим отвлечённо подумал, что её девичья фигура и молодое лицо на фоне дряхлой походки выглядят жутко. Но старушка упрямо отказывалась от титанового заменителя скелета, ожидая, когда же научный отдел научится выращивать костную ткань из стволовых клеток. Пока разработки были на начальной стадии.
        - А ты знаешь, что папа ругался с нашей мамой вчера вечером?
        - Он и так взрослый, дура! Он станет со-вер-шенно-летним! И мы никогда больше не увидимся!
        - Одумайся, юноша. Такого ещё не было. Кровь не вода, не стоит ссориться с теми, кто заботится о твоём благополучии.
        Трофим не стал спорить и напоминать, что родной брат Горохова-старшего пятьдесят четыре года назад тоже добился статуса совершеннолетнего. Правда, прожил после этого недолго - погиб, изучая затонувшие города. И вообще, фраза «такого ещё не было», мягко говоря, не верна - за последнее десятилетие четверо вышли из-под опеки семьи.
        - Если тебе разрешат стать взрослым, ты больше не будешь с нами играть, да?
        Девочки оказались последними, больше никто не пришёл. Его вызовут чуть позже. Парень, чтобы скрасить ожидание, активировал минивизор и погрузился в чтение новостей. Правда, информацию не воспринимал - взгляд бездумно скользил по строчкам. Всё-таки Трофим очень волновался.
        - Если бы ты пролез в правительство, сделал бы гораздо больше. И дружеский совет - никогда не говори вслух то, что думаешь на самом деле.
        К слову, нынешняя супруга отца была единственной, кто смел повышать голос на старшего Горохова, хотя подарила ему лишь девочек-близнецов. Трофим подозревал, что отсутствие других общих детей и такое истеричное, словно бы всегда обиженное поведение связано с возрастом Леонида. В конце концов, никакие импланты и лекарственные препараты не помогут, если тебе почти сто лет. Отсюда и не свойственная раньше главе Семьи терпимость. Возможно, и в случае с сыном мужчина предпочтёт мирное решение проблемы.
        Трофим обвёл взглядом собравшихся. Его по-прежнему слушали все, даже дети на диванах замерли. И он понял, что почти выиграл. Почти. Отец и несколько самых уважаемых членов империи Гороховых по-прежнему были настроены скептически. Леонид так вообще не смотрел на сына и морщился при каждом аргументе. Нужно было поставить последнюю точку, надавить на то, что волнует старших гораздо больше уличных гонок. Поэтому он продолжил:
        Родственники шли в зал совещаний мимо кресла, и каждый мог высказать своё мнение «глупому мальчишке». Он уже прослушал с десяток упрёков, поёжился под несколькими гневно полыхающими взглядами и улыбнулся в ответ на пару робких улыбок, которыми одаривали в основном младшие.
        Зал совещаний располагался в подвале особняка, но благодаря многочисленным лампочкам, встроенным в потолок, здесь было светло и уютно. За овальным столом в центре сидело человек сорок, у стен на диванах копошились родственники до четырнадцати лет, которые скучали и тяготились общим собранием. Но старшие считали, что уважение к семейным традициям нужно прививать с детства.
        - А папа ответил, что в семье сейчас только один идиот, точнее, идиотка - она!
        Робот открыл тяжёлую дверь, и женщина, прежде чем зайти, высокомерно процедила, не глядя на парня:
        Выдохшись, Трофим замолчал. Леонид задумчиво барабанил пальцами по столешнице, обдумывая монолог сына. Остальные ждали вердикта самого главного человека в этом зале.
        Парень задумался о наследниках империи и понял, что шанс остаться со всеми в хороших отношениях всё-таки есть. Молодёжи много, а значит, потеря для семейного клана невелика. Например, у отца было три жены. Первая родила четверых, и, получив развод, осталась членом семьи. Вторая выносила шестерых, включая Трофима, самого младшего. Она тоже жила здесь.
        - Они так кричали! Мама назвала тебя идиотом…
        Близнецы восторженно взвизгнули, оставили на щеках брата мокрые поцелуи и в сопровождении робоняни побежали в кабинет.
        - Чтобы набраться опыта и для создания позитивного имиджа буду забирать у полиции какие-нибудь нестандартные дела с окраин или бюджетных районов - с начальником следственного отдела мы уже знакомы, думаю, он будет только рад разгрузить своих сотрудников. В принципе, это всё. Хочу добавить, что именно из-за своих планов я решился на получение самостоятельности. Пусть ответственность будет исключительно на мне. Если ничего не получится, репутация Гороховых не пострадает.
        Своеобразный воспитательный момент. Последний шанс воззвать к совести без официальной беседы. Трофим покорно ждал вызова в кабинет, игнорируя многочисленных Гороховых.
        - А твоя мама всё утро сегодня плакала, вот!
        Наконец, Горохов-старший кивнул:
        - Если вас не до конца убедили мои доводы, вот вам ещё. Как мы решаем проблемы с промышленным шпионажем? Никак. А преступления, совершённые одним овером против другого? Тоже никак. Не считать же законным и правильным найм киллеров или месть с помощью роботов. Да ладно, не вздрагивайте и не притворяйтесь возмущёнными. Все об этом знают, даже малыши. Нас становится всё больше, рано или поздно это выльется в полномасштабную войну, которая подорвёт авторитет перед простыми людьми. Мы можем лишиться всего. Поэтому я хочу создать что-то вроде частной полиции. Точнее, сыскного агентства. Буду заниматься правонарушениями в нашем социальном круге, мой статус позволяет расследовать что угодно и допрашивать кого угодно. Чуть позже, когда возникнет необходимость, нужна будет тюрьма, где-нибудь за пределами города, в горах, например, или на плавучей платформе. Концепцию я уже продумал. Главное, чтобы о тюрьме не знали рядовые жители Мегаполиса, она будет создана исключительно для наших. Я, правда, не уверен, что мне хватит моего собственного рейтинга сразу на две организации и надеюсь, что кто-нибудь из
братьев или сестёр рано или поздно решит мне помочь. Пора Гороховым расширять свою сферу влияния. Мы достаточно сильны, умны и благополучны, чтобы взять в свои руки закон.
        Старший Горохов, наконец, посмотрел на Трофима, в его глазах промелькнула заинтересованность, и парень понял, что победил. Поэтому стал закругляться:
        По закону совершеннолетний не имел доступа к семейному рейтинговому счёту. И дети его, и супруги. Вступая в брак, он создавал новую Семью, с отдельным рейтингом. Всё уже было решено и даже официально оформлено - Муниципалитет обновил данные чипа Трофима и прислал поздравительный файл с пожеланием всего наилучшего.
        Стены представляли собой сплошной гигантский визуализатор, разбитый на отдельные экраны. На каждом таком экране маячили лица - те, кто не смог присутствовать лично, явились на собрание виртуально. Более пятисот пар глаз уставились на Трофима, и он почувствовал, что робеет.
        А ещё двоюродные, троюродные, четвероюродные братья и сёстры, плюс жёны и мужья всех этих людей, тоже вошедшие в семью… Да, отец не слишком доволен поведением одного из сыновей, но всё же это не катастрофа.
        - Почему не увидимся? - улыбнулся парень. - Я просто перееду в другой дом. Но в гости буду заходить, или вы ко мне. И играть будем, как же я без вас?
        Сначала парень хотел рассказать всё, как есть. Что у элиты рейтинг поднимается до небес без особых проблем, рождаются дети и внуки, а все остальные тихо угасают, хотя и среди простых людей есть замечательные личности. Что полиция боится лишиться финансирования, поэтому закрывает глаза на преступления, которые совершают оверы. Что на окраинах люди живут в жутких условиях без шансов выбраться. Что контроль населения двадцать четыре часа в сутки приводит к двуличности, а не к законопослушности. Трофим мог бы говорить долго о том, что его не устраивает, но в голове вдруг прозвучал слегка насмешливый голос Кондратенко:
        Даже Элеонора проголосовала «за», пусть и с недовольным видом.
        Глава 22
        Возле Управления было настолько людно, что у Ларисы с непривычки закружилась голова, а сердце забилось часто-часто. Девушка остановилась и принялась глубоко дышать, чтобы прогнать страх. Но стало только хуже - один раз её толкнули, пробурчав извинения, совсем рядом двое мужчин обменялись рукопожатиями, обдав резким запахом то ли шампуня, то ли одеколона, а между ног ловко прошмыгнул маленький кот-биоробот. Оказалось, мозг не обманешь, и т?лпы жителей Виртограда, хоть и выглядят, как настоящие, не могут заменить живое общение. Самохина оказалась совершенно не готова к такому «концентрированному» социуму.
        Дыхание стало прерывистым, на глаза навернулись слёзы, и девушка заметалась перед входом в Управление, совершенно забыв, зачем пришла.

* * *

* * *
        Мужчина выглядел помятым, кривоватым и каким-то блеклым. Хотя, возможно, его внешность всего лишь проигрывала на фоне виртуальных оболочек, которые всегда были ярче и совершенней настоящих тел. Но вот глаза - светло-карие, обрамлённые короткими и редкими ресницами, оказались живыми и «говорящими».
        - Нет! - воскликнула девушка, и один из дронов, маячивших над верхушками деревьев, снизился и закружился вокруг, посверкивая оптикой.
        - Понимаете, он сейчас, э-э-э, переоформляет лицензию. Но мы с ним недавно связывались, Трофим Леонидович сообщил, что скоро всё будет готово. В общем, позвоните, я устрою вам беседу.
        Наконец, её терпение было вознаграждено - из Управления вышел начслед. Его невозможно было пропустить - полный, но не рыхлый, высокий и с внушительным оптическим киберпротезом вместо глаза. Самохина бросилась мужчине наперерез с криком:
        - Я хотела с кем-нибудь здесь поговорить, спросить, почему сделали такие выводы. И попросить, ну, не знаю… чтобы они тщательней проверили. А меня охрана не пропустила. Я полчаса перед бюро простояла. Там вопросы дурацкие - цель визита, назначена ли встреча, прочий бред. Поскольку дела никакого нет, я не свидетель, не потерпевшая, не обвиняемая, меня никто не вызывал, и рейтинг у меня ниже среднего, автоматика пропуск тупо не выдаёт. Я не знаю, что делать.
        Лариса прижала руки к груди и вдруг поняла, что не знает, с чего начать. День на улице её вымотал. Лицо с непривычки горело и пощипывало от прохладного воздуха и ветра, желудок сжимался от голода, руки почти заледенели, как и пальцы на ногах.
        - Подождите, Самохина! - догнал он Ларису. - Думаю, я могу вам помочь. Держите номер.
        Мужчина дробно захихикал:
        - Отпустите! - завизжала Лара и попыталась вырваться, но незнакомец неожиданно крепко схватил её за локоть.
        - Тебе надо попасть к Кондратенко, - заявил вдруг мужчина. - Есть такой следователь в ОРП. Въедливый мужик.
        - Не ори, дурёха, а то нас щас обоих медным тазом накроют.
        Полицейский смотрел слегка раздражённо. Оно и понятно - хоть Лара и относилась к благополучной группе, рейтинг в шестьдесят восемь тысяч был низковат. Особенно для такого наглого поведения.
        - Понимаете, Яна… её убили, я чувствую! А роботы, они ошиблись, это точно! А где Кондратенко? Говорят, он может помочь или хотя бы посмотреть выводы.
        - Надо ей, ишь ты. Хоть бы успокоительное выпила, перед тем, как в настоящий мир выбираться. Здесь охраны завались, услышат крики, накроют силовым полем обоих, промурыжат пару часов, пока кто-нибудь из ментов не освободится, чтобы разобраться, что за кипиш у них тут на ступеньках. Знаешь, какого поле цвета? Рыжего. Вот тебе и медный таз.
        - Так, стоп. Я ничего не понял. Успокойтесь. - фамилия Кондратенко заставила начследа насторожиться, и он добавил теплоты в голос.
        - В чём дело, барышня?
        - Мне надо, - девушка, наконец, разглядела глаза собеседника и немного успокоилась.
        - Чем? - от неожиданности Самохина перестала дёргаться.
        - Психическая? - нервно спросил незнакомец и попытался уйти, но теперь Лариса уже сама схватила его за руку и принялась вываливать свои проблемы. Человек сначала дёргался, но потом смирился и покорно выслушал всю историю от начала до конца.
        Лариса вжала голову в плечи и очень тихо добавила:
        - А вы здесь работаете, да? - с надеждой спросила Самохина.
        - Так а как мне попасть, если не пускают?
        Лара в который раз за этот день расплакалась. Иван Сергеевич занервничал - женские слёзы его злили и пугали одновременно. Поэтому он сказал излишне грозно:
        Стало темнеть. На улице включилась иллюминация - город по традиции украшали к Новому году, хотя все празднества давно перенесли в виртуал - и дешевле, и возможностей для создания радостной атмосферы гораздо больше. Гирлянды и сияющие искусственные ёлочки на подоконниках только сильней оттенили подавленное настроение девушки. Она мёрзла здесь по совету человека из группы социального риска уже три с половиной часа, упорно ожидая тех полицейских, чью внешность внимательно рассмотрела в соцсетях. Правда, Кондратенко в файле значился безработным, но Лариса решила, что это из-за какого-нибудь секретного задания или чего-нибудь подобного.
        - Правда, вместо следака уже пару раз какой-то хмырь со мной говорил, может, Саныч в отпуске. Ты попробуй к нему прорваться, он нормальный мужик, хоть и мент. Саныч разберётся.
        Ближайшие охранные механизмы пришли в движение, но полицейский громко сказал «отбой», остановился, сверкнул глазным протезом, считывая чип Самохиной, и строго спросил:
        Услышав, что мужчина на грани отправки в окраинную зону, Лариса пришла в ужас и чуть было не сбежала. Но сдержалась - он пока оказался единственным, кто проявил участие. А почти маргинал, не замечая реакцию на свои слова, продолжал объяснять:
        - Медным тазом, конечно. Не знаешь, что это? - удивился человек, потом с лёгким презрением отпустил её руку: - А, ясно. Виртуальщица. Чего ты вылезла со своего кресла?
        Лариса, услышав ворчливый, но ласковый тон, всхлипнула, а потом неожиданно для себя расплакалась.
        - Ну? Я жду, Лариса Павловна Самохина.
        - Я не верю. И добьюсь правды, даже если потеряю при этом весь рейтинг. Раз так, сама разберусь. Полезу в Сеть, может, что-нибудь узнаю. До свидания.
        Служебный вход выглядел не так помпезно, как парадный, хотя охраны здесь было ещё больше. Роботы сновали туда-сюда, за то время, что Лариса просидела на старой облезлой лавочке под липой, привезли двоих задержанных, да и к ней самой несколько раз подкатывал боевой дрон и сканировал чип. Хорошо хоть, не спрашивал причину, почему девушка здесь.
        - Иван Сергеевич, подождите!
        - Они прислали мне отписку, как контактному лицу! - она размазывала слёзы, пытаясь поймать взгляд невольного слушателя. - Долбаные роботы сделали вывод, что это просто так получилось! Понимаете? Вы бы видели Янку, тот ужас в комнате!
        Самохина вдруг прекратила плакать и со злостью сказала:
        Иван решил не говорить, что Горохов ещё не успел открыть сыскное агентство, которое пока не имело ни названия, ни виртуального и реального адресов, поэтому соврал:
        Родители зазывали временно пожить у них, но, едва Лариса представила, как мама безостановочно её жалеет и пристаёт с заботой, тут же отказалась. Ей казалось, что в одиночку горе перенести будет легче. Как же она ошибалась. Пустая квартира и расхлябанные чувства вынудили девушку искать спасение в Виртограде, но он теперь казался особенно фальшивым и натужно радостным.
        В тот страшный день в квартиру не пришёл ни один живой полицейский. Роботы равнодушно обследовали комнаты, сняли показания с управителя и ушли, даже не допросив Самохину. Когда явился рободворник, чтобы утилизировать тело, девушка выскочила в подъезд, уселась на ступеньки и прорыдала всё время, пока длилась процедура. Дворник оставил после себя еле уловимый запах палёного мяса, поэтому Лара, сдерживая тошноту, открыла настежь все окна, вернулась в подъезд и просидела в нём до глубокой темноты.
        - Спасибо! - девушка дёрнулась, будто собралась бросится начследу на шею, но вовремя остановилась. - Большое спасибо. Я обязательно позвоню.
        Пережить горе помог поход на виртокладбище и проникновенная речь, которую произнёс над цифровой могилой Савелий. На похороны пришли все члены их маленькой группы из «Детей срединных миров» и клятвенно пообещали не искать нового лекаря сорок дней, чтобы не нарушать траур.
        - Вот. Позвоните мне завтра, после обеда. Я сведу вас с человеком, который занимается такими нестандартными случаями.
        - Ты вот что. Обойди здание, служебный вход с той стороны. Фотку Кондратенко глянь в сети. Перехватишь, когда с работы уходить будет. Или начальника его. Во втором случае хоть узнаешь, куда следак подевался.
        Едва Самохина немного пришла в себя, на её голову обрушился новый удар. Гибель Яны оформили, как несчастный случай.
        - Воу, воу, полегче, мамзель! - человек, в которого она врезалась, пах луком, потом и табаком. - Куда несёшься?
        - Я?! Я на условном, отмечаться хожу раз в неделю. Проверяют, не прожрал ли свой рейтинг. Я тут недавно… ну, в общем, накосячил. Баллы сняли, хотели на окраину заслать. Кондратенко меня отбил, взял на поруки.
        Последующие недели дались Самохиной нелегко. Первое время она вообще почти не спала, потому что, закрывая глаза, видела труп соседки, лежащий на окровавленном виртокресле. Девушка настолько тяжело перенесла смерть подруги, что даже попросила отпуск за свой счёт на всех работах. И если в игре и кое-где ещё её отпустили без проблем, то в фирме по продаже квартир навстречу не пошли. Пришлось уволиться.
        - Гражданка Самохина, отдел реальных преступлений на данный момент ликвидирован. Кондратенко уволен. Авторасследование достигает точности в выводах в девяносто восьми процентах, два оставшихся приходится на недостоверную информацию, предоставленную свидетелями. Я понимаю, терять близких тяжело, но советую смириться и жить дальше.
        - А почему не сегодня?
        - Да, прямо хрень с маслом, мамзель. Согласен, - мужчине всё же удалось расцепить девичьи руки, но он уже никуда не спешил. - Но, может, и правда, случайность?
        Девушка молча протянула руку, начслед провёл своим запястьем над её чипом:
        - Простите. Я постараюсь. В общем, моя соседка погибла. Провели авторасследование, которое показало, что это несчастный случай. Но я не понимаю - у Яны шунт из тела вытащили, и руки в крови, ногти… Ой, даже вспоминать страшно. Мне тут подсказали, что ОРП может этим заняться, в частности, следователь Кондратенко. Можно это как-то? Может, мне заявление надо написать, или что-то вроде этого? Или хотя бы узнать подробности, почему такая страшная, неожиданная смерть, и вдруг несчастный случай. Вдруг я пойму, в чём дело, и смогу спокойно спать? Я ведь вместе с ней в виртуале была, когда она не смогла в тело выйти. И продолжаю жить в той же квартире. Это ужасно.
        Иван Сергеевич вдруг подумал, что ошибся в первичной оценке девушки. Поначалу она показалась ему мягкой и робкой, но вот эта перемена в поведении дала понять, что Самохина - упрямая и взрывная. Ещё поднимет волну, а это сейчас Управлению совершенно не нужно. Некоторые журналисты уже интересовались - так ли необходимо было закрывать ОРП. Начслед не верил, что роботы ошиблись, и действительно считал, что в девушке говорит горе, но решил немного сгладить впечатление, чтобы не портить репутацию полицейских в глазах общественности. К тому же утром он узнал, что теперь кое-кто готов браться за всякие неудобные и неприятные случаи. А значит, можно с чистой совестью сбросить неожиданную «головную боль» другому.
        Глава 23
        - М-да, Трофимка, когда я тебя впервые увидел, и подумать не мог, что ты такой… - Влад повертел рукой, подбирая слово, - прошаренный. Я, правда, не согласен, что вам там, наверху, нужна отдельная полиция. Всё вообще шито-крыто станет, сейчас хоть что-то, да предаётся огласке.
        - Вы не поняли! - горячо заверил Горохов. - Я это не для того, чтобы скрывать. А наоборот, выявлять и наказывать! Пусть простые люди не будут знать, это ведь неважно. Главное, чтобы оверы понимали - никакой статус не даёт право творить всё, что угодно. Кроме того, я и другими преступлениями заниматься буду, теми, на которые всем плевать. На окраинах, например, или как в случае с Ломовой. Мне нечего бояться, я не буду подтасовывать факты. ОРП распустили, но я возьму на себя его функции. А папа так проникся, что даже согласился финансировать. Частично.

* * *
        - Ты знаешь, что сто лет назад совершеннолетними становились абсолютно все люди, достигшие двадцати одного года? А веком ранее - вообще в восемнадцать?
        - Двадцать шесть, - буркнул Горохов.
        - Так что отец вряд ли будет пользоваться моим проектом в каких-то зловещих планах, а если вдруг решит, то честно об этом скажет, - закончил Трофим.
        Шаги гулко разносились по пустым, а оттого казавшимся гигантскими помещениям. Едва люди входили в какую-нибудь комнату, в ней приветливо вспыхивало освещение. Намётанный глаз бывшего следователя легко замечал ниши для материализации управителей. Спустившись на первый этаж, мужчины и робот зашли в просторную комнату, в которой одна стена представляла собой панорамное окно.
        - Погоди, - отмахнулся мужчина, - не мешай. В расходах мы сильно ограничены?
        Бывший практикант легкомысленно отмахнулся:
        Но в какой-то момент Владиславу стало скучно, и он перебил бывшего ученика:
        - Естественно, Владислав Александрович. Кстати, вы знаете, что последний частный сыщик регистрировался ещё до образования Мегаполиса, да и самого Муниципалитета?
        - В каком смысле? - Трофим остановился посреди комнаты и растерянно посмотрел на новоиспечённого подчинённого.
        - Я поэтому и прилетел. Консультация и помощь мне очень нужны. Поэтому, - Горохов отставил бокал и торжественно произнёс, - предлагаю вам официальную должность и хорошую зарплату.
        Уши парня стали пунцовыми, но он упрямо заявил:
        - Тем более. Самостоятельность - это умение понимать последствия своих действий, практичность и способность планировать, опираясь на факты, а не мечты. А твои, прости, фантазии пока у меня доверия не вызывают. Одно дело - придумать, другое - претворить в жизнь. Двести лет назад человек уже в восемнадцать мог принимать взвешенные решения, а ты до сих пор ребёнок. Это абсолютно нормально, я сам таким был, но добиваться независимости от родни стоит только после появления прочного стержня в душе. Хотя вполне возможно, что людская молва слишком романтизирует древних совершеннолетних, и они были такими же неприспособленными, как и современные.
        Без пяти минут сыщик явно не понимал, куда клонит Кондратенко. Он удивлённо хлопал длинными, почти женскими ресницами, ожидая пояснений.
        - Вот видите?
        - Поэтому я к вам и обратился, - принялся защищаться парень, - я ведь прекрасно понимаю, что о жизни не знаю ничего. И я сейчас не о реале вообще, а конкретно о том, чем и как живут люди с ограниченным количеством баллов на счёте. Моя идея с домашним офисом глупая? Что ж, я готов это признать! Тогда подскажите - как нужно действовать?
        Кондратенко хмыкнул:
        - Ты недавно распинался, доказывая, что частное сыскное агентство только с виду для элиты, а на самом деле для всех слоёв населения. Так?
        - Завидую чёрной завистью. Это годами можно никого не видеть. Но тебе не кажется, что подобная жизнь не для Трофима Горохова? Ты же взвоешь от тоски в одиночестве рано или поздно. Да и опасно.
        - Ладно, пойдёт. Большая часть общества падка на подобное. Доступ к инфе и право на оружие будет?
        - Беру свои слова назад, - Кондратенко разочарованно вздохнул. - Ты всё так же наивен, а на семейном сейшене, видимо, какое-то помутнение от страха нашло, и ты так красиво им всё представил. Практикант, кто ж тебе даст делать то, что хочешь?
        Трофиму от семьи достался «небольшой» двухэтажный коттедж в пару тысяч квадратных метров, построенный в стиле середины двадцать первого века. Снаружи здание казалось стеклянным параллелепипедом, но прозрачность и открытость были только иллюзией - хитрая внутренняя планировка выставляла на всеобщее обозрение лишь гостиную, коридоры и лестницы. Ванные, спальни и другие интимные комнаты надёжно прятались от любопытных глаз. На крыше располагалась восьмиместная посадочная площадка для летающих средств передвижения, автокары предполагалось ставить в отдельном гараже.
        - Офис будет здесь, - Трофим принялся ходить, водя руками, показывая, где и что планирует расположить, - видите? Двадцать четыре точки выхода в том и в том углу, но нам хватит и пяти-шести. Поставим два виртокресла для начала, потом думаю приобрести ещё три, для клиентов и свидетелей. Вон там будут книжные шкафы, слева - столы, справа - сейф. Его монтировать уже сегодня вечером будут. Ну и так, по мелочи - кресла, два дивана… Мэри, заметка - визуализатор расположить на западной стене.
        Парень оживился:
        - Посмотрим. В любом случае желаю удачи. Если у тебя всё выгорит, глядишь, что-то и изменится в лучшую сторону через пару десятков лет. При условии, что не ожесточишься. И всё-таки. Ты по поводу тюрьмы уверен? Последнюю закрыли тридцать шесть лет назад, может, не стоит заново клетки заводить?
        - Я тоже об этом думал, - кивнул Трофим.
        - Нет, - Горохов энергично замотал головой, - папа жёсткий, рациональный, его нельзя назвать мягкосердечным, но он честный. Врагов уничтожает мечом, а не ядом, если можно так сказать. Он не терпит подлости. И жадным его нельзя назвать - вы знаете, что бесплатные продуктовые наборы на восемьдесят три процента финансируются «Создателями будущего»? Это, кстати, не приносит никакого дохода, но папа считает, что люди должны иметь определённый минимум благ. И социальные центры на окраинах тоже его инициатива. Там можно получить бесплатную медицинскую помощь, продукты, тёплую одежду…
        - Я совершеннолетний. Не дурак. И овер. Мне никто не сможет указывать.
        - Стоит. Нельзя оверов в Австралию. Если кто-то, имея власть, ведёт себя, как мудак, значит, поставленный в стеснённые условия, станет ещё хуже. А там общество специфическое, ещё намудрят чего-нибудь.
        - Ещё спрашиваете. Без вас просто не справлюсь. Ещё какие-нибудь идеи есть? Я заранее согласен со всем.
        - В этот район имеют доступ только оверы и потенциальные наёмные сотрудники с рейтингом не ниже пятисот семидесяти тысяч. Даже я не дотягиваю. Сейчас ты сам меня привёз, но впоследствии что будем делать? - Влад повертел головой и, не найдя, куда сесть, прислонился к стене. - А потенциальные клиенты из менее престижных районов как добираться будут? Или ты про пользу обществу распинался просто, чтобы пыль в глаза мне пустить?
        - Я знаю их принцип работы, - перебил Кондратенко, - вот только то, что это владения Гороховых, понятия не имел.
        - Уже всё сделано, - самодовольно сказал Горохов, - лицензия, между прочим, не просто на розыскную деятельность. Фирма также имеет право выдвигать обвинения. Правда, самостоятельно определять степень наказания мы не можем, Управление будет высчитывать, сколько снять рейтинга, куда выслать или как казнить. Но зато мы сможем всё это исполнять. А как тюрьма появится, найдём толковых юристов и ещё больше полномочия расширим. Я, кстати, с вашим бывшим начальством уже поговорил. Он очень проникся идеей, согласен содействовать и делиться преступлениями. И название я зарегистрировал. «На страже справедливости».
        Кондратенко задумался.
        Андроид молча кивнула и пристроилась позади мужчин. Трофим провёл запястьем перед замком, и после тихого жужжания открылась дверь, ведущая вниз.
        Бывший следователь вздохнул:
        - Вы так думаете? - растерялся Трофим. - Мне показалось…
        - Шеф, извини, но твоя задумка глупая и бессмысленная.
        - Не думал, что папенька воспользуется твоими идеями в своих целях? Частная тюрьма. Представляешь, что можно творить с конкурентами или неугодными подчинёнными?
        - А ведь и правда, - поражённо протянул Трофим, - я об этом даже не подумал.
        - Мне как-то всё равно. Но ты молодец, действовал оперативно. И без всяких подсказок со стороны старого следователя. Я точно тебе нужен?
        - Не слишком пафосно, а?
        - Тебе сколько - двадцать четыре?
        - Ладно, шеф, - насмешка в голосе была едва заметна, - показывай.
        Влад, глядя на окрылённого парня, посмеивался про себя. Казалось, Горохов вообще забыл о присутствии Кондратенко, увлёкшись размышлениями об интерьере. Он перечислял, какие картины нужно повесить, какой цвет портьер выбрать, в какой фирме заказать мебель. Андроид улыбалась и беспрестанно кивала, запоминая слова хозяина.
        - Ничего опасного. Мы в центре Мегаполиса, сами знаете. К тому же на балансе усадьбы четырнадцать дронов. Наземные охранники тоже есть, я не помню, сколько. Турели на заборе. И вон, видите? У пруда домик небольшой. Это для живых работников, если захочу нанять кого-нибудь. Хотя по правде здесь система, которая прекрасно может функционировать без человеческого вмешательства.
        - Обязательно найми, - серьёзно сказал Владислав и засунул руки в карманы, - таким, как ты, нельзя общаться только с управителями или кем-то вроде Мэри. Одичаешь.
        - Не то что бы…
        - Мэри! Записывай, - Влад прекратил подпирать стену и стал прохаживаться по комнате, загибая пальцы. - Раз. Придумать название агентства. Это пусть сам владелец решает, тянуть с этим не нужно. Два. Приобрести лицензию в Муниципалитете на розыскную деятельность. Баллов не жалеть, выбивать для сотрудников право на ношение оружия и доступ к информации.
        - Смотри сам. Ты элита, не я, - Владислав допил коньяк. - Ладно, если это всё, подбрось меня до дома. Нужна будет помощь или консультация какая-то, обращайся.
        - Пойдёмте. В доме, правда, пока почти нет мебели, но я уже всё заказал, так что в ближайшие дни здесь можно будет жить и работать. Мэри, ты пока пиши всё, что я скажу, вдруг хорошая идея по оформлению проскочит, а я и не замечу.
        Когда они выбрались из флаера, Кондратенко заинтересовано огляделся. Благодаря фонарям, густо усеявшим территорию, и фарам на дронах, с крыши были видны почти все владения Трофима. Правда, осмотру мешали пушистые ели вокруг дома и самый настоящий лес, скрывающий высокую каменную ограду, обозначающую границу участка.
        - Вот, - довольно равнодушно сказал парень, - семья оформила дарственную. До ближайших соседей семь километров. Хочу уменьшить освещение. А то как в городе. Ночью будет тяжело заснуть.
        - Что-то слышал такое.
        Глава 24
        - Ну, прямо со всем соглашаться не надо, вдруг я дурость предложу. Но, в принципе, больше ничего особо сложного, - Влад подошёл к панорамному окну и, глядя в на улицу, задумчиво продолжил: - Итак, три. Нужно взять в аренду киберофис в русскоязычном секторе. Дать рекламу в Сети, целевая аудитория - рейтинг от нуля до восьмисот тысяч. Текст обсудим позднее.
        - А почему…

* * *
        - Да, конечно.
        - Потому что оверы и те, кто к ним приблизился по социальному статусу, о твоей «На страже справедливости» уже знают, не сомневайся. Четыре. Нужен офис где-нибудь в реале, можно присмотреть помещение в одном из бюджетных районов. И как-то нужно обеспечить связь с потенциальными клиентами окраины… Ты будешь брать с них плату?
        - Да не надо, отправлю вас на флаере.
        - Нет, это невозможно, - растерянно повторила «девушка», игнорируя указание, - экспериментальная модель? Можно я поищу информацию в Сети?
        - Ладно, забыли. В принципе, скелет действий я тебе набросал. Так что вперёд и с песней.
        - Элис, бахни материализацию.
        - Эх, вы. Хоть бы подыграли, - вздохнул Трофим. - В общем, держитесь. Заметка звучит так: «Семья Гороховых решила попробовать себя в сфере виртуальных игр и анонсировала выпуск игры о демонах Ада».
        - Только не со мной, - презрительно скривился Горохов, - видя фамилию и рейтинг, чиновники всё решают мгновенно. Ещё и кланяются. Аж противно. Они вон лицензию и всё остальное меньше чем за полчаса оформили.
        Когда Влад вышел из комнаты, материализация всё ещё сидела на диване.
        - А он просто жаждет сбросить на тебя какой-нибудь балласт, да? В этом весь Ванька. Ты сам с ним разбирайся, а мне домой пора.
        Влад не стал рассказывать управителю о талантливом инженере Михаиле, который тратил свои знания и опыт на прозябание на окраине. Всё равно отсоединить андроида от следящей системы не получилось. Кондратенко и сам не понимал, зачем ему это было нужно. В принципе, он ничего не нарушил - в законах даже не было предусмотрено такого преступления, как попытка отключить материализацию от ядра. Вот воздействовать на само ядро было строго запрещено, и подобное каралось незамедлительно. Но Влад и не пытался лезть в основу.
        - Ты знаешь, это было очень странное и непривычное… чувство. Словно я отдельная единица, а не деталь системы. Где ты взял программу?
        - Не нравится мне то, что в деле неожиданно нарисовались Гороховы. Семейка многочисленная и очень влиятельная. Мальчишка сказал, что сфера интересов настолько обширна, что даже его отец знает о многом лишь в общих чертах, а какой-нибудь разработчик программного обеспечения понятия не имеет, чем занимаются в отделе генной инженерии. И единственное, чем Гороховы не интересуются - это игры и симуляторы. Вообще. Поэтому та самая заметка об игре выглядит как минимум странно.
        - Всё равно мало информации. Предлагаю забыть о проблеме до тех пор, пока Трофим Горохов не выяснит ещё что-нибудь. Хочешь пива?
        Когда материализация прижалась тёплым боком и положила голову на плечо Владу, он по обыкновению стал рассуждать вслух:
        Влад насмешливо сказал:
        - Серьёзно? Твоя семья приложила руку и к этому?
        Девушка бесшумно вышла из стены и застыла посреди комнаты, ожидая дальнейших указаний.
        - Да. Я экспериментировала с Кирой. Мы играли в мячик здесь, на кухне, в ванной, в туалете, в коридоре и на балконе. То, что происходило везде, кроме гостиной, на основное ядро записалось не сразу. Пинг был настолько высок, что информация оставалась на мобильном носителе в материализации до тех пор, пока я не открывала дверь.
        Кира принесла тапочки, по заведённой традиции забралась на диван и подсунула голову под руку. Владислав устало прикрыл глаза и принялся неспешно гладить питомца.
        - Но…
        - Вы готовы? Точно? Мэри, встань рядом с Владиславом Александровичем, а то он упадёт.
        - Знаешь, я сегодня познакомился с очень милым роботом. Мэри. Она ни к чему не подключена.
        - Давайте просто - Трофим. Шефом и так далее только при чужих.
        - Ты вот этот тон оставь, - прищурился Кондратенко, отвернувшись от окна. - Там тоже люди работают. Никто не хочет портить себе жизнь из-за оверов. Ты и вправду не понимаешь, что когда рейтинг переваливает за миллион, это уже полубог практически? За преступления наказания нет, живи, где хочешь, занимайся, чем любишь, рожай хоть сотни детей, управители в ваших з?мках пишут, но до особых распоряжений своими записями с властями не делятся, средства передвижения вообще без следящих систем. У многих что-то вроде твоей Мэри, киберпротезы для вас прошлый век, всё, что можно вырастить из родной плоти - выращиваете. В сто лет выглядите, как простые люди в двадцать не смотрятся. Стоит ли винить остальных в том, что они стараются вам угодить? Что они при этом испытывают - другой вопрос, конечно. Но осуждать и смотреть на них свысока не надо. Иначе вся твоя затея с равенством перед законом яйца выеденного не стоит.
        - Садись рядом, только Киру не сгоняй, - пробормотал хозяин, не открывая глаз.
        - Это от Ивана Сергеевича. Просит, как только мы начнём работать, сообщить. У него есть для меня интересное дело.
        - Лучше не надо. Всё равно ничего не найдёшь. Постели мне.
        - Я искал информацию по игре, ну, той, про Ад. В Сети информации нет вообще. Даже на сайте истории развития развлекательной индустрии, а там собрано вообще всё. Если вы хоть раз заявили в Муниципалитет о создании игры, симулятора или синематика - система вас запомнила навсегда. Даже если ваш план так и остался планом. Чего там только нет! У людей иногда такие идеи встречаются. Например, лет двадцать назад кто-то хотел создать игру, в которой вы смогли бы почувствовать себя младенцем со всеми физиологическими особенностями.
        Влад не стал противиться и поделился всем, что знал. Элис помолчала, а потом выдала:
        Парень поднялся по трапу, развернулся, и торжествующе спросил, глядя на Кондратенко сверху вниз:
        - Это невозможно, - уверенно заявила Элис. - Мы все созданы по одному принципу.
        - А, да. Извините, - Горохов запер дверь и подошёл к флаеру. - В общем, рылся я, рылся, и меня совершенно неожиданно вынесло в архив новостей. Единственное упоминание о «Бог здесь не живёт» в маленькой заметке, состоящей из одного предложения.
        Парень подтянул рукав и активировал минивизор:
        - Ага. Если я прав, обязательно что-нибудь откопаю в наших собственных файлах. Только сначала закончу с сыскным агентством.
        - Потом всё равно инфа попадала в ядро?
        - Жаль. Очень жаль.
        - Выходит, нет. Ладно, я в душ. Разложи диван и отключи материализацию.
        - Трофим, тебе пришло сообщение из полиции.
        - Нет, дорогая. В принципе, ты права. Подождём. Лучше скажи - ты установила ту программку, которую я принёс?
        - Да, - парень насупился. - Владислав Александрович, прекратите меня так называть. Шеф, начальник, босс… Вы бы ещё «хозяин» употребили.
        Шевельнулась Мэри:
        - Неважно. Удали её. Надеюсь, сегодняшний день никто и никогда не просмотрит. Это была разовая акция.
        - Вы что? - возмутился парень. - У них же вообще ничего нет! И если честно, я хочу бесплатно работать. Для всех.
        - Подождите. Я ведь про Петухова не рассказал. Точнее, не совсем про него.
        - Да, причём мгновенно.
        - Слушаюсь, босс. В общем, про окраины. Можно договориться с социальными центрами, вывести оттуда прямые каналы в киберофис. Бесплатные, естественно. Пусть люди оставляют сообщения о проблеме и свои координаты. Если что-то будет казаться достойным внимания, сами выйдем на связь. И пятое. Желательно всё сделать официально и до Нового года. Хотя перед праздником в Муниципалитете бюрократия и медлительность расцветают махровым цветом.
        - Если хочешь, чтобы я помогла, предоставь больше вводных. Пока ничего не понятно.
        - Трофим, не отвлекайся.
        - Ладно, с маргиналами и теми, кто будет приносить интересные, неожиданные головоломки, будем работать бесплатно. Устраивает вас, господин начальник?
        Горохов покраснел и обречённо кивнул. В который раз Владислав подумал, что появление в семье оверов такой специфической личности можно объяснить только какой-нибудь генной мутацией. Хотя, с другой стороны, нынешняя элита - это потомки тех, кто когда-то принёс большую пользу обществу. Может, предок Трофима был благородным учёным, священником, пожертвовавшим собой ради паствы или спасателем, который вывозил людей из затопленных городов. Вдруг через пару десятков лет выяснится, что альтруизм и наивность передаются по наследству.
        - Сейчас такси вызову и послушаю.
        - Дурак ты, Трофимка. Не понимаешь разве, что вся твоя затея бесконечно дорогая? А вдруг папенька, видя, что новое увлечение сына - огромная финансовая яма, прекратит сливать тебе баллы на счёт? Нет, мальчик мой, как говорится - залез во флаер, закрой двери. Мэри, пометь, как «важное» - установить расценки.
        Мужчины неторопливо двинулись назад, к лестнице на крышу. По дороге Горохов рассказывал:
        - Но надо же когда-то привыкать? Ты уже не практикант, я не твой наставник, а очень даже подчинённый.
        - Решил интриганом заделаться?
        Глава 25
        Небо Виртограда выглядело празднично - графическое отображение человеческих эмоций прямо над головой сверкало, смешивалось и ежесекундно менялось. Фейерверки, бенгальские огни и музыка тоже вносили лепту в радостную суету. Яне это очень нравилось, и человек, чтобы сделать приятное частице девушки внутри себя, смотрел на мир не так, как привык. Никакой изнанки, никаких пирамид и пятен - только «лицевой» вид, с домами и оболочками.
        - Кто ты сегодня?

* * *
        «Голос» демоном не был. Но его природу человек не знал. Или забыл.
        Людей в Кубе собралось достаточно. Их энергии должно было хватить на то, чтобы перейти на следующий этап. Осталось совсем немного подождать, и праздник утонет в море страданий.
        А ещё его беспокоил родной сын. Трофим всегда отличался излишним романтизмом, они с его матерью пару лет назад даже решили, что в семье появился очередной художник, поэт или влогер-путешественник. А потом, как гром среди ясного неба, эта мечта о работе в полиции. И прошение о совершеннолетии. А главное - чёткое, логичное и такое продуманное выступление на собрании несколько дней назад. Совершенно не в духе Трофима.
        - Никаких. Впрочем, есть одно. Пусть для Юры подготовят отдельный тест, с добавочными вопросами о правилах взаимодействия руководителей и подчинённых.
        - Мотивировать нужно лучше. И выбирать тщательней. Я знаю, что некоторые бедняки на балконах держат свиней и кур. Искал бы таких. В общем, прекрати юлить. Ты наплевательски отнёсся к сбору анамнеза, вот оно и аукнулось.
        - Да это не я, это отдел статистики. Там два парня работают, немного легкомысленные…
        - Вот уж нет, - человек покачал головой. - Ты не враг, но и другом не являешься. Так и останется.
        - Летальный исход в девяноста восьми случаях.
        Мужчина уселся в обычное виртокресло и подключился к цифровому городу по старинке.
        - Прежде чем нанимать женщин, нужно было определить подходящий диапазон соцрейтинга.
        - Не хотел, чтобы ты зас?пал меня вопросами. В конце концов, наше общение никогда не было особенно… тёплым. Что очень несправедливо, ведь я единственный твой друг.
        А ещё он знал, что Виртоград тоже Ад. Второго уровня. На первом всё было гораздо честней - лишь немногие демоны прятались за фальшивой личиной, вычислить которую можно было только по металлическим деталям. Чудовища, не скрываясь, пытали людей, разрушая души, чтобы потом выпить их по каплям.
        - Ирма, сообщи Джону и Машеньке, чтобы они скоренько набросали тесты по генетике, физиологии, а главное, по методам диагностики и отправили Юрию.
        - Да, но…
        Это и тревожило. Зная подноготную всех родственников и наёмных работников, Леонид не верил, что его самый наивный и непрактичный ребёнок вдруг стал с таким цинизмом рассуждать о преступлениях и наказаниях среди оверов. И тюрьма эта… Что-то мудрил мальчишка. И отцу очень хотелось, чтобы парень не пострадал. Но и вмешиваться особо не собирался - либо Трофим разочаруется, перегорит и вернётся в лоно семьи, сделав выводы и повзрослев, либо, чем чёрт не шутит, даст огромный толчок развитию империи Гороховых.
        - Спасибо. Я в Сеть. Ни с кем не соединяй.
        - Ничего. Насколько я помню, эмоции Карла не такие радужные, вот и уравновесится.
        Но здешние жители не догадывались, что их счастливая жизнь - лишь очередная уловка монстров. Демоны, находясь за пределами искусственной реальности, присасывались к людям, например, к Яне. Такие, как она, считали, что где-то есть их «настоящие» тела с механическими органами. Мученики не понимали, что это всего лишь игра воображения. Потому что «где-то» подлые потусторонние твари тянули все силы из жертв, подводя их к последней грани.
        Собеседник сглотнул и дрожащим голосом сказал:
        Вот только страдания людей переносить было тяжело. Ведь они не понимали, что всё делается для их же блага. И человек горевал вместе с ними, мучился совестью и ненавидел Голос за его спокойствие и уверенность в правильности поступков.
        Выбрав Мэри, прислужницу Трофима, Леонид посмотрел на мир её глазами. А также услышал и почувствовал то же, что и андроид. Искусственная девушка даже не догадывалась о своей дополнительной функции, её ядро игнорировало стороннее подключение, поэтому она спокойно продолжила свою работу.
        Тот, в ком сейчас жила частичка Яны, с радостью спасал людей от удела пищи. И прятал в Кубе до момента, когда придёт время вернуть им свободу через окончательную смерть. Голос утверждал, что хочет того же, но иногда человеку казалось, что тот преследует совсем другие цели.
        - Приказ уже выслан в отдел семейного образования на имя Марии Гороховой.
        - Яна. Она была очень милой. И доброй. Во мне нет ни капли злости.
        - Естественно, ты не помнишь. Потерпи. Осталось чуть-чуть, и ты вспомнишь всех.
        - Я понимаю. Кое-что я всё-таки не забыл.
        - Ты должен был хотя бы в общих чертах узнать, кто и чем питается! Собрать информацию! Этому учат на первом курсе, Юра! Какая реакция на препарат у веганов?
        - Но Леонид Зигфридович, они все правильного возраста, генетические показатели тоже практически одинаковые. Мы не думали…
        - Чьи эмоции?
        - А начало?
        Личное меню Горохова-старшего выглядело абсолютно так же, как и реальный кабинет. Вот только угол для виртуала занимало зеркало, за которым прятались оболочки, а вместо окна был каталог функционала. Леонид перса выбирать не стал, поскольку покидать «комнату» не собирался, а подошёл к списку, и его пальцы затанцевали по поверхности, исписанной словами.
        - Зря ты так. Я ведь и обидеться могу. Только мы с тобой можем противостоять Злу. И если бы не мои подсказки, ты бы давно погиб и вернулся к началу.
        Впрочем, его эмоциональный всплеск главу Семьи не впечатлил. Горохов поджал губы и холодно заявил:
        Старший Горохов поморщился:
        Человек закрыл глаза и попытался в который раз из обломков памяти составить цельную картину. Но ничего не вышло - он по-прежнему видел зловонные горы плоти, огромные котлы, в которых варились грешники, кровавое, тяжёлое небо и трёхпалых чудовищ. Он помнил только то, что им нужно было вырывать изогнутые обсидиановые когти, но зачем? Ответа не было.
        Голос засмеялся:
        Мужчина на экране визуализатора опустил голову и обречённо ответил:
        - Юра, в разных социальных группах разное питание, физическая нагрузка, уровень стресса, даже растения за окном и воздух в жилье отличаются! Генетика это хорошо, конечно, но не забывай, что внешние факторы тоже важны. Вот ты накосячил, а Семье придётся выплачивать компенсацию близким и выкручиваться перед журналистами. Четырнадцать погибших! Ты с ума сошёл? Они хоть успели подписать отказ от претензий?
        Леонид покинул кресло за столом и перешёл в угол, обустроенный для комфортного посещения Виртограда. Здесь стояло совершенно новое устройство, которое пока не поступило в продажу, но прекрасно себя показало. Его тестировали на геймерах, и любители игр смогли находиться в виртуальности более ста пятидесяти часов без отключения. Правда, Леонид ни разу в него не ложился, потому что был слишком брезглив - гадить прямо в электролитную жидкость и питаться внутривенно пожилому человеку казалось противным. Но информация о вирткапсуле уже ушла в массы, и всего после двух суток рекламы на «Создателей будущего» посыпались тысячи предварительных заказов.
        - Надо было самому контролировать. Юрка зелёный пока что, бестолковый, - пробормотал мужчина.
        - Сколько?! - человек, забывшись, обернулся, но, естественно, никого не увидел. - Почему такая точная цифра? Ты всё помнишь? Но почему молчал об этом?
        Андроиды Гороховых действительно отличались от остальных роботов автономностью и некоторой свободой действий. Но была у них ещё одна особенность, о которой знало только трое разработчиков, которые не входили в Семью и даже официально не работали на «Создателей будущего» - глава империи имел доступ ко всем андроидам и в любой момент мог подключаться к устройствам через виртуал. Так что к Сети они всё же были подключены, хоть и не взаимодействовали с ней в обычном режиме.
        Трофим и секретарь находились в какой-то бедно обставленной квартире. Рядом с ними утирала слёзы совсем юная, не старше тридцати, женщина, а у окна стоял Владислав Кондратенко. Горохов-старший мысленно выругался - ему совершенно не нравился полицейский, который относился к его сыну снисходительно. С овером, пусть и молодым, так вести себя нельзя. И вообще, Трофим смотрел Кондратенко в рот, ловил каждое слово и всё время согласно кивал. Когда-то, лет пятнадцать назад, он так же смотрел на отца.
        Голос хмыкнул:
        - Да что я могу поделать, если более зажиточные и уважаемые люди не хотят рисковать здоровьем? - в сердцах воскликнул собеседник.
        Голос вздохнул и скучающим тоном сказал:
        - Вполне возможно. Хотя пятьдесят четыре года прошло, так что предсказать нельзя.
        - Конкретные пожелания? - спросила красивая, коротко стриженая брюнетка лет сорока. Внешность секретарей-андроидов Горохова не менялась уже пару десятков лет.
        Горохов прервал связь, откинулся на спинку кресла и устало прикрыл глаза. Хоть он и следил за здоровьем так, как и не снилось среднестатистическому жителю Мегаполиса, в последние месяцы возраст настойчиво давал о себе знать. Леонид многое стал упускать, хотя ещё пару лет назад он знал абсолютно всё, что происходило в империи Гороховых.
        - Дядя Лёня! Завтра первое января!
        Вот и сейчас, распекая одного из младших дальних родственников, мужчина не мог отделаться от мысли, что виноват сам. Во-первых, тестируемый препарат начали разрабатывать ещё тогда, когда Юрий не родился, а лабораторией руководил он, Леонид, который даже и не мечтал занять место Главы Семейства. Он не должен был пускать на самотёк то, что начал, пусть и много лет назад. А во-вторых, об опасных побочных эффектах сообщали ещё летом, но Леонид об этом непростительно забыл.
        - Не верещи. Меньше пей сегодня, и сотрудников предупреди. Если по итогам экзамена увижу, что ты растерял профессионализм, соберу семейное собрание. Будем решать, как быть. Возможно, займёшься преподаванием. Или возьмёшь отпуск на пару лет. Естественно, о безлимитном использовании семейного счёта можешь пока забыть. Всё, отбой.
        - Хватит, Юра. Ты руководитель, а значит, все ошибки твои, а не каких-то там парней. Ты зачем там сидишь? Бездельничаешь? В Виртоград можно и через домашнюю точку входа логиниться. Завтра твой отдел в полном составе должен подтвердить свою компетентность. Всех, кто не сдаст экзамен, уволить. Тебя это тоже касается.
        Через боль единиц к выздоровлению многих. К сожалению, облегчить участь несчастных было невозможно.
        - А у тебя, - Леонид нервно пролистнул страницы на минивизоре и нашёл взглядом нужные данные, - из нижней благополучной группы сорок четыре подопытных. Это баллы от десяти до тридцати тысяч! Да такие люди мясо видят только в виде нашего же куриного суррогата! Они практически вегетарианцы, понимаешь?
        Глава 26
        На фоне безупречной Мэри Самохина выглядела страшненькой - не новая одежда, дешёвая обувь, волосы собраны в тонкий хвостик, на правой щеке два маленьких прыщика, маникюр, сделанный наскоро и явно самостоятельно. Опухшие от слёз веки и красный нос, которым она всё время шмыгала, тоже не добавляли привлекательности.
        Горе красит только героинь любовных историй. А низкий социальный статус тем более.

* * *
        - Скажите, вы уже посмотрели всё, что нужно? Мне очень тяжело здесь находиться, - обречённо сказала Лариса.
        - Да. Вы сами видели - повреждения на титановой поверхности неправильной формы, кое-где с зазубринами. Металлические руки попытались втянуться, вы, Лариса, вошли как раз в этот момент. Поэтому слышали скрип. Закрыться пазы не смогли - прицепившийся шунт мешал. Несчастный случай. А ногти… Ваша подруга, когда погибала, почувствовала боль, и тело попыталось спастись. Поскольку сознания в тот момент не было, получилось вот так вот криво, и вместо спасения девушка сама себе навредила.
        - Дальше, милая, - мягко вернул беседу в нужное русло Кондратенко.
        - В других? Такое уже было? - ахнула Лара.
        - Перебрось мне, я активирую. Лариса, вы уверены, что готовы пережить всё заново?
        - Мэри, расскажи нам, почему роботы исключили убийство, - проигнорировал причитания Кондратенко.
        Самохина закусила нижнюю губу, потом тряхнула головой:
        - Этот факт тоже внёс свою лепту в ошибочные выводы роботов о несчастном случае, - Владислав уже всё понял и воодушевился, потому что, наконец, сообразил, как неизвестный убивает своих жертв. - Управитель здесь старый. Лариса Павловна, он скрипит?
        - Типа дёрнул слишком сильно вместо того, чтобы аккуратно отцепиться? - спросил Горохов.
        - Что скажешь, шеф?
        - Да. Потом я увидела кровь на полу под Яной. - Лариса сделала шаг к креслу, но остановилась и дрожащим голосом добавила: - Её было не очень много. Потому что Янка сразу умерла, да?
        - Да, так и есть. - Лариса вернулась. Судя по лицу, она умылась и успокоилась. - Я делала точно так же.
        Влад вздохнул. Видимо, парень так и не научится держать язык за зубами во время бесед со свидетелями.
        - Не спешите. Что бросилось в глаза первым?
        - Я выдержу.
        - Мгновенно, - успокаивающе сказал Влад, - судя по заключению судебщика, ваша подруга ничего не почувствовала.
        - Полторы минуты? Она была жива всего полторы минуты? Мне казалось, это тянулось гораздо дольше. Янка так испугалась, бедная, я не представляю, как это можно перенести…
        - Оборудование было установлено тридцать четыре года назад, - ответил управитель ровным голосом, - предыдущий хозяин не всегда использовал его по назначению. Конкретно это повреждение осталось после того, как он попытался повредить манипулятор молотком, а затем пилой. После разбирательства его социальный рейтинг не позволил проживать в данной квартире.
        - А дальше я закричала, потому что шагнула вот так и разглядела саму Яну. - Лара переступила и перед её глазами оказался труп, пусть и статичный, голографический, несуществующий на данный момент. Девушку затрясло. - Увидела и выворот шеи, и огромную дыру за ухом, и вырванные волосы, и жуткие пальцы, и я не сразу поняла, что с ними не так, а потом поняла, и выбежала из комнаты, и подбежала к своему креслу, и вызвала полицию, а потом, потом…
        - Ничего страшного, - сказал своим «фирменным» голосом, предназначенным для женщин-свидетелей, Кондратенко, - нам вот-вот должны прислать файл из архива. Тогда всё и расскажете. Если, конечно, для вас это не слишком тяжкая ноша.
        Голограмма наложилась на комнату без проблем. Теперь спальня выглядела так, как в день убийства. Лариса всхлипнула, когда на кресле появилась окровавленная фигура.
        Нынешние отношения между полами могли бы удивить предков. Идеально выглядящие виртуальные персы привели к тому, что в реальности многие мужчины не интересовались женщинами, а те, в свою очередь, не тратили время на серьёзные отношения лет до пятидесяти. Встреться Трофим и Лариса в Виртограде, возможно, они бы уже погрузились в какой-нибудь симулятор с огромной кроватью. Но полная свобода в Сети, половое обучение с подросткового возраста, секс-роботы как в мужском, так и в женском обличье, высокотехнологичные мини-гаджеты «для снятия напряжения» создали странную ситуацию - мужчины и женщины понятия не имели, как сближаться при живом общении. Девственность в сорок лет стала довольно привычным делом, и свобода нравов, предсказанная век назад, так и не появилась. Скорее, наоборот - общество стало патологически целомудренным.
        Следователь отключил голограмму, и комната приняла мирный вид.
        Потолок блеснул металлом, открылась узкая длинная ниша, и две многосуставные конечности опустились до самого пола.
        - Может, сделаем перерыв? - сочувствующе спросил Владислав.
        - Лариса Павловна, давайте об этом позже. Напомню, мы пока обсуждаем официальную версию. В общем, глючило тогда управителя. Запись не вёл, и вообще он древний, даже материализации нет. Вот и не смог просчитать последствия своих действий.
        - А, ну… тут и гадать нечего. Это точно наш убийца. Та же схема. Но вот это, это просто ужас, - Трофим показал на потолок, под которым сейчас можно было видеть шунт. Он висел, зацепившись за палец манипулятора, который из-за помехи не смог спрятаться в паз. Конечно, это было всего лишь спроецированное изображение. - Как такое может быть?
        Всё-таки она не выдержала напряжения, спрятала лицо в ладонях и заплакала.
        - Восхищаюсь вашим мужеством. Трофим Леонидович, посмотрите, может, дело уже у вас в почте? Трофим?
        Хозяйка квартиры вышла из комнаты.
        - Я про комнату!
        - В принципе, да.
        - Ну да, за порчу государственного имущества ему неслабо баллы сняли, наверное, - Владислав кивнул. - Спасибо, управитель. Можешь убрать манипуляторы. В принципе, я увидел всё, что хотел. И могу объяснить выводы, полученные при авторасследовании. То есть, я сейчас озвучу официальную версию. Итак, следящий обработал спину вашей подруги и, когда прятал манипуляторы, зацепился за штекер. В связи с тем, что система, как на грех, совершенно случайно в тот день ничего не записывала…
        - Он закономерен, - ответила андроид. - И совершенно логичен.
        Но они сюда пришли не на свидание, поэтому Влад надеялся, что парень придёт в себя и вспомнит о деле.
        - Итак, - не стал тратить время зря Кондратенко, - давайте проиграем всё поэтапно. Вы вошли в комнату…
        - Да. Дайте мне всего минутку.
        - Да. Да, господин полицейский! - в глазах Самохиной появилась надежда, когда она уловила настроение бывшего следователя. - Когда пазы открываются! Да и сами манипуляторы тоже скрипят. Мы из-за этого запрограммировали систему так, чтобы ночью он был в пассивном режиме, потому что просыпались.
        - Ого, сколько же ему лет? Смотри, Трофим, кое-где даже щербинки есть. Это что же нужно было делать с титаном, чтобы так его повредить?
        - Потому что в квартире не было обнаружено присутствия посторонних. Они проверили видеокамеры в подъезде и секции управителей на соседских балконах. Рядом с убитой находилась только бессознательное тело гражданки Самохиной.
        - Первым был звук. Скрип. Уже потом я поняла, что это управитель.
        - Бедная девушка. Пережила такой стресс. Вы заметили, какие грустные у неё глаза?
        - Лариса Павловна, пожалуйста, не торопитесь. Про «потом» скажете, когда придёт время. Сначала скрип, так?
        - Я и так это знаю. Я с ней была. Она всего лишь испугалась перед тем… перед тем как…
        - Да, вы правы, Владислав Александрович. Файл есть. Только я не знаю, как им пользоваться…
        - Вот именно, Мэри, вот именно. Человек вряд ли бы упустил из виду всё то, что не укладывается в рамки логики. И мы плавно переходим к разговору о том, что же здесь произошло на самом деле.
        Но тон девушки был деловитым, а рассказ чётким. И это не очень вязалось с тем, что говорил о ней начслед. Наверное, Лариса выпила успокоительное.
        - Да. - Лара подошла к двери. - В общем, я зашла и увидела Яну.
        - Ага, как и в других случаях, очень-очень случайно, - пробормотал Трофим.
        Девушка обхватила себя за плечи и упрямо кивнула.
        - Кстати, авторасследование рассматривало версию, что убийца вы, Лариса Павловна. Но показания чипа утверждают, что вы вернулись из Виртограда через полторы минуты после смерти соседки, а не через десять.
        В общем, опытному сыщику стало ясно, что девушка поразила практиканта в самое сердце, и это было удивительно, ведь рядом стояла Мэри - идеальная во всех отношениях партнёрша.
        Трофим насупился и неловко, неуклюже похлопал Лару по плечу. Смутился окончательно и отвернулся.
        - Смотри. В метре от кресла валяется какая-то баночка, судя по записям судебщика, противопролежневая мазь. Виртокресло старое, без массажных и прочих полезных функций, жертва много времени проводила в виртуале, видимо, управитель был настроен на обработку тела в определённые часы.
        Влад с трудом сохранил серьёзность. С момента, как они вошли в квартиру, молодой шеф не произнёс ни слова и всё время пялился на Самохину. А та мужского внимания не замечала, что и понятно - все её мысли занимала погибшая подруга.
        - Какой бред! - вскричала Самохина. - Во-первых, как я могла зайти в комнату в момент смерти, если минут десять после гибели Яны я была с ней в виртуале? А во-вторых, если верить отчёту, она умерла мгновенно. И когда же она выдрала ногти на руках? После смерти? Яна - зомби?!
        - Что? А, да, сейчас посмотрю, - дёрнулся Горохов, покраснел и подтянул рукав, обнажая запястье.
        - Управитель, мне нужно осмотреть твои руки.
        - Когда я вошла, она лежала в кресле. Это ничего, что я заказала генеральную уборку, чтобы всё вымыли? Не могла смотреть на этот ужас.
        - То есть, итог авторасследования верен?
        Глава 27
        На кухне было уютно, хоть и тесно. Лариса заварила чай и поставила на стол тарелку с песочным печеньем. Было видно, что Трофим пьёт, с трудом сдерживая недовольную гримасу - овер не привык к отдающим химией напиткам. Дешёвые сорта чая растили в теплицах на синтетическом субстрате. А вот печенье пришлось парню по вкусу.
        Влад же от угощения отказался. Неписаное правило этикета гласило, что ничего есть и пить в гостях у людей с более низким, чем у тебя, статусом, не стоит. Хотя правило работало только в реале.

* * *
        Агрессия в голосе Лары оказалась неожиданной для обоих мужчин. Кондратенко тут же определился с дозировкой информации. Наконец-то он понял, что имел в виду Иван Сергеевич, когда говорил, что девица «неуравновешенная». Весь период общения она была мирной, спокойной, если, конечно, не считать горестные слёзы, и вот, пожалуйста - разозлилась в ответ на невинную фразу. А Трофим наконец-то посмотрел Самохиной прямо в глаза. И улыбнулся! Не желая наблюдать за развитием романтических отношений, Владислав принялся за пояснения:
        - А, у него с Самохиной Ларисой может быть соитие? Тогда мне тем более стоит остаться и предложить себя в качестве дополнительно партнёра. Так их удовольствие будет ярче.
        Девушка лишь презрительно фыркнула, услышав об официальной версии.
        Лара как-то растеряла воинственный настрой и с испугом посмотрела на потолок.
        - Цепочка? Что за цепочка? - продолжала волноваться Самохина.
        - Может, вы кого-нибудь знаете, из последних?
        Леонид раздражённо отключился от андроида. Его разозлило то, что инициатива всё время была в руках бывшего следователя. Хоть умом он понимал, что его сын ещё неопытен, и пример бывалого человека будет в плюс, сама мысль о том, что где-то Гороховы не слишком компетентны, бесила.
        - Не стоит торопиться с выводами. Но цепочка имён прослеживается.
        - Что вы. Янка работала в отделе статистики простой счётчицей.
        Мужчины переглянулись, и Влад осторожно сказал:
        Лара отрицательно покачала головой:
        - Что вы, только не Яна! - возмутилась Самохина. - Я же говорила, что она добрая. Была. Играла исключительно лекарями, симуляторы предпочитала одиночные, что она там делала, я не знаю, но никаких реальных чужих мужчин. Единственное, что могу сказать - она была очень влюбчивой. Но, если узнавала, что кавалер женат, сразу же заносила его в чёрный список.
        - Господа полицейские, может, не будем тянуть? - не выдержала Самохина.
        - В принципе, роботы не слишком ошиблись в реконструкции событий. Да тут любой бы понял - шунт из тела варварски и очень быстро удалил управитель. Одним манипулятором. Вторым он же удалил ногтевые пластины. Последнее заняло как раз столько времени, сколько вам понадобилось, чтобы выйти из виртуала. Но вот почему он так сделал и почему ничего не записал, неизвестно.
        - Кем? - встрял в беседу Трофим.
        - Нет, - уверенно ответила Самохина, - она была очень добрым человеком. Да и не общалась ни с кем в реале, неоткуда конфликтам браться.
        Владислав наклонился и прошептал Трофиму на ухо:
        - Сообщи членам семьи, которые находятся в усадьбе, что к праздничному ужину все должны находиться в реальности. Подтверди заказ Деду Морозу и Снегурочке. Проверь, хорошо ли упакованы подарки. Отправь Трофиму приглашение. Хотя нет, не надо. Он же теперь совершеннолетний дурачок.
        - Лариса Павловна, я ведь уже говорил - мы не имеем отношения к государственным органам правопорядка, - Трофим по-прежнему избегал смотреть девушке в глаза, но с робостью вроде как справился. То ли печенье помогло, то ли располагающая атмосфера на кухне. - Правильней нас называть частными сыщиками или детективами.
        - Вы не могли бы поподробней об этом человеке?
        Лариса поморщилась и не слишком охотно ответила:
        Лариса тоже не притронулась к своей чашке - она ждала. А Кондратенко открывать рот не торопился, раздумывая, что стоит говорить девушке, а о чём ей знать не обязательно.
        Да ещё эта серая низкорейтинговая мышь. Зачем она Трофиму? И кто такой этот Кондратенко, чтобы толкать парня в объятия такой девушки?
        - И не забудь - ты собирался в семейный архив. Сегодня. Так что договаривайся и бегом к родственникам. Сейчас два часа дня, успеешь и дело сделать, и нашу свидетельницу утешить, - бывший полицейский выпрямился и громко добавил: - До свидания, Лариса Павловна. Шеф, до дома я сам доберусь, допивай свой чай. Мэри, иди за мной.
        - Ну… Снятие и начисление рейтинга происходит автоматически, но есть погрешность. Я не слишком разбираюсь, мне было не очень интересно слушать её объяснения. Что-то там с пакетами данных связано. На выходе получаются потери в рейтинге. Цифры смешные, что-то вроде одной миллионной, но если это овер, например, или человек, который постоянно раздаёт и принимает баллы, сумма становится более существенной. Яна вручную проверяла закреплённых за ней жителей города и доводила до правильной цифры. Программы с таким не справляются, потому что тоже «по дороге» теряют. Таких, как Яна, в Муниципалитете больше трёх тысяч сотрудников, большинство работают из дома.
        - Да нам нужен был один человек на ивент, лидер группы его и привёл. Больше ничего не знаю.
        - Вот сложно с вами, роботы, - вздохнул Кондратенко, - твоё присутствие сейчас там совершенно лишнее. Не мешай хозяину строить личную жизнь.
        - Кто тебе прошивку делал? - разозлился Кондратенко. - Не нужен им третий. Пока что. И соития пока не будет. Иди в машину!
        - Я не собираюсь в Виртоград вообще. Что мне там делать без Янки? - Лара вздохнула и неожиданно снова тихо заплакала.
        - А я не знаю ничего, - судя по покрасневшему лицу, девушка снова разозлилась. - Янка так увлеклась, что мы почти не разговаривали. А этот урод даже на похороны не пришёл. Между прочим, он на свидание её пригласил, реальное. Почти перед самой смертью. В гости к нам напросился, представляете? Яна и адрес сразу ему вывалила. Я её тогда отчитала, ведь мы две слабые женщины, вдруг это маньяк какой-нибу… - Лариса замолчала на полуслове, а потом взвизгнула: - Это он? Это может быть он, да?
        - А насколько влюбчивой?
        Лариса взволнованно проследила за его рукой - лакомства на тарелке становилось всё меньше. Кондратенко решил обсудить с шефом принцип общения с теми, кто стеснён в средствах. Естественно, чуть позже.
        - Чересчур. И так же быстро остывала. Меняла поклонников очень часто.
        - Как? - встрепенулся Горохов.
        - И ещё. Мне нужны технические характеристики управителей.
        - Мама родила её поздно, не скажу точно, но вроде после пятидесяти с помощью донора, так что отца как бы нет. Женщина потратила основное количество баллов на то, чтобы беременность и роды в таком возрасте стали возможны, поэтому детство Янки было бедным. А когда ей исполнилось двадцать, мать и вовсе умерла. Но успела опять накопить, и Яне хватило на образование.
        - Семья? Родственники?
        - Значит, и на работе всё было хорошо. А в Виртограде? Как она развлекалась? Только я прошу быть честной с нами и говорить правду. Может, ваша соседка в играх предпочитала агрессивный стиль игры, ганкая[14 - Ганкинг, ганк - не слишком порядочный стиль игры, который подразумевает убийство того, кто заведомо слабее, например, низкоуровневого персонажа или того, кто только что «возродился на кладбище». Или, как и в жизни, когда толпа нападает на одиночку.] тех, кто слабее? Или завела виртуальную семью с чужим мужем?
        - Давайте так. Этот Карл, он как познакомился с жертвой?
        - Мы попробуем разобраться. Вы лучше расскажите о погибшей. У неё были враги?
        - Может, на работе кому-то дорогу перешла?
        - В реальности ни одного. А в виртуале… Был один идиот, она его в ЧС занесла. К сожалению, не помню ника. Затащил нас на уличные гонки. Ну, а последнего звали Карл.
        Самохина на прощальные слова никак не отреагировала.
        - Ничего себе. Спасибо за информацию, я не знал о таких нюансах, - Трофим потянулся к очередному печенью.
        - Точно не знаю, но уверена, что в муниципалитете. Потому что Яна обучалась по льготному тарифу, как продолжательница профессиональной династии. Она ведь сама там же трудилась, правда, на не слишком престижной и выгодной должности.
        - Вы не могли бы пояснить приказ, - попросила андроид. - Я обязана находиться рядом с Трофимом, чтобы выполнять указания и защищать при необходимости.
        Хотя само дело было довольно интересным. Леонид впервые слышал, что управителя может «заглючить». Отключившись от виртуала, глава империи Гороховых принялся раздавать указания Ирме:
        - Так открой. Воспользуйся правом оверов. Потом, когда я прочту, отправишь информацию Трофиму, только не от моего имени, а от… ладно, потом обсудим. Ещё. Проследи, чтобы сыну не препятствовали в домашнем архиве. Пусть исследует, что хочет. Но те файлы, что закрыты ото всей молодёжи, пусть таковыми и остаются на всякий случай. И мне нужна инфа на Самохину Ларису и её ближайших родственников.
        - Не волнуйтесь. Вряд ли такое произойдёт ещё раз. Официально это вообще невозможно.
        - Карл, - непонимающе посмотрела на парня Самохина, - познакомились в игре. Она последние дни из кресла не вылезала, всё время с ним проводила.
        - Будет сделано, Леонид Зигфридович.
        - Это закрытые сведения.
        - Лариса Павловна, мы хотим попросить вас поговорить с лидером, пусть подробно расскажет, где и при каких обстоятельствах он познакомился с Карлом. Мы с вами свяжемся после праздника. Первого января вы будете в реале?
        - В таком пожилом возрасте и смогла повысить социальный статус? А кем родительница работала?
        - В общем так. Спустись вниз и подожди хозяина в машине, - еле слышно сказал в коридоре сыщик.
        - Да мне всё равно, хоть тайными агентами. Сколько можно? Вы ведь уже сделали какие-то выводы, так расскажите! Напустили таинственности, словно хозяева жизни!
        - Но…
        - Не будь пентюхом, пригласи девушку на городское торжество. Я слышал, Муниципалитет на праздник в Виртограде выделил огромные средства. Развлеки человека.
        Глава 28
        Архив занимал два верхних этажа в главном здании «Создателей будущего». Трофим не был уверен, что тридцать первого декабря, да ещё после обеда, здесь будет кто-нибудь живой. Ан нет - оказалось, Элеонора, троюродная сестра, на посту. Она сквозь зубы согласилась пообщаться с непутёвым родственником и выслала ему пропуск.
        Раньше никакого разрешения не было нужно - парень мог приходить в офис и уходить из него тогда, когда вздумается. Но теперь он официально не считался членом семьи, поэтому кое-какие привилегии растерял.

* * *
        А для девушки он был причиной её горя. Сложно ненавидеть всю семью, но можно направить гнев на одного.
        - Ничего, - буркнула девушка и сменила палец в коробе. - Я из-за тебя здесь сижу, между прочим. Вообще сюда сегодня не собиралась, но дядя Лёня очень просил посодействовать тебе в расследовании. Расследователь, блин. Час назад приехала. А мне ещё причёску делать.
        - Папа? - удивился Трофим. - А откуда он узнал о том, что я сюда собираюсь?
        Два года назад парень был слишком занят своей собственной жизнью. Как раз тогда он сообщил Семье, что не хочет заниматься наукой и сменил направление учёбы. Впервые он пошёл наперекор воле отца, и это оказалось не так страшно, как выглядело поначалу. Трофим даже гордился своим упорством.
        Элеонору удалось найти в дальней комнате. Оказалось, в ней женщина оборудовала что-то вроде кабинета красоты - массажный стол, солярий, парикмахерское кресло, куча зеркал, несколько тренажёров, а также высокие шкафы, забитые декоративной и лечебной косметикой. Было много чего ещё, но Трофим, как мужчина, о предназначении некоторых вещей даже не догадывался.
        - Хватит! - девушка треснула Трофима по щеке, вложив в удар всю сдерживаемую обиду и ненависть. - Ненавижу!
        Парень охнул, но не отстранился. Хрясь! Вторая пощёчина оказалась такой же болезненной. Третьего удара не было. Эля всхлипнула и закрыла лицо ладонями.
        - Вот именно, Трофим. Ты думал. Скажи - ты бы так сделал, если бы был в курсе?
        - Я - это мой папа. Твои родители. Тётя Лида. Все остальные. И тот козёл, который променял тебя на рейтинг.
        Девушка фыркнула и пробежалась пальцами по прозрачной панели визуализатора.
        - Ты самая умная и красивая, - тихонько сказал Трофим, подошёл и обнял. - Прости нас. Прости меня.
        Имя подсвечивалось жёлтым - совершеннолетний, уже не член семьи, но всё ещё любимый и уважаемый кровный родственник. Дальше система его не пустила - запросила пароль, так что узнать о содержимом собственного файла не вышло. Без Элеоноры в этом зале делать было нечего.
        А она не торопилась встречать посетителя, да и секретаря своего не попросила это сделать. Трофим вздохнул и побрёл по архиву, разыскивая кузину.
        Семья была в панике - рейтинг избранника оказался ниже двухсот тысяч, его мать спивалась на окраине, а отец и вовсе растворился где-то в австралийской зоне отселения. Конечно, на это можно было бы закрыть глаза, в конце концов, молодой человек многого добился, невзирая на неблагополучных родственников, а значит, был достойным, хоть и бедным членом общества, но Леонид Зигфридович решил выяснить серьёзность его чувств. Старым, проверенным веками способом.
        Эля всю жизнь мечтала стать гендизайнером. Данное направление в науке ещё только развивалось - бороться с генетическими аномалиями уже научились, отправив в далёкое прошлое всевозможные фенилкетонурии, гемофилии, синдромы Дауна и Тёрнера, но вот с изменениями во внешности пока осторожничали. Элеонора планировала вплотную заняться улучшением тел, чтобы те не уступали в совершенстве виртуальным оболочкам. Она упорно трудилась, даже училась по большей части в реальности, а не в виртуале, но неожиданно для себя и всех близких влюбилась в преподавателя анатомии.
        - Эля. Прости меня, пожалуйста. Я не знал. Я думал, это по поводу бизнеса.
        - Хорошо. Только это закрытая информация. Так что сначала ответь мне - ты в курсе, что о твоём… бывшем любимом не знал никто, кроме стариков? Вообще никто.
        Эмоций в этой отповеди было гораздо больше, чем логики. В конце концов, о том, что происходило в жизни Элеоноры, поначалу знали только члены семьи старше пятидесяти. От молодёжи несколько месяцев всё тщательно скрывали. Но Трофим понял, что доказать что-то кузине он пока не сможет, потому что её душа всё ещё болит.
        Судя по тени улыбки на губах, девушке понравился комплимент про ум, но этого было недостаточно для оттепели.
        Эля протянула:
        Трофим подошёл к экрану и ради интереса нашёл себя.
        А ведь это Трофим тогда по просьбе отца перегонял неудавшемуся кавалеру баллы через свой счёт. Парень тогда даже не задумывался, зачем, почему и для чего это делает - его не интересовало, кто получатель. Папа попросил об услуге - сын сделал. Если честно, молодой сыщик настолько был занят собой, что о ситуации с Элей узнал только потом, спустя несколько месяцев.
        У Трофима вдруг запылали уши, а где-то внутри заворочался колючий стыд. Разрозненные и не слишком важные для него воспоминания наслоились друг на друга, и неожиданное озарение за один миг объяснило поведение троюродной сестры.
        - А просто «игры»?
        - Элечка, пожалуйста, попробуй.
        - Отстань, идиот! - Эля вырвалась. - Не собираюсь я!
        - Пожалуйста, стукни меня! - Трофим подошёл к сестре, взял её за руки и заглянул в глаза. - Давай. Представь, что я - это вся семья, и тресни.
        - Ни за что!
        Они были почти одного возраста и раньше дружили. Но года два назад Элеонора принялась здороваться сквозь зубы. О причине холодного отношения парень даже не догадывался. Правда, на одном из семейных праздников набрался храбрости, подошёл и спросил, но в ответ получил лишь презрительный взгляд и эпитет «идиот». Больше выяснять отношения он не пытался.
        - А если попробовать через название?
        Девушка прекрасно поняла, о чём говорит кузен и прищурилась:
        - Стучаться надо, - недовольно сказала кузина, вытаскивая указательный палец из маникюрного короба и засовывая безымянный. Одна рука уже была в «парадном» виде - длинные острые ногти, покрытые золотым лаком и украшенные мелкими бриллиантами сверкали похлеще гирлянды на окне. Парень вспомнил не слишком аккуратные ноготки Самохиной и в который раз подумал о пропасти, разделяющей оверов и простых людей.
        Минуты на две кабинет превратился в комнату плача, затем Элеонора всхлипнула в последний раз, бесцеремонно утёрла нос о плечо кузена и, пряча глаза, сказала:
        - Ты не понимаешь. Я вообще не встречала никакой похожей информации. Семья не разрабатывала ничего такого. Директории «игры и симуляторы» нет вообще.
        - Собираешься куда-то? - Трофим подошёл к дивану, аккуратно отодвинул в сторону ворох одежды и сел на освободившееся место.
        - Так вот. Ты зациклен только на себе. Я с детства считала тебя другом, а ты даже не поинтересовался тогда, почему Эльку заперли в доме, запретили ей пользоваться Сетью и не пускают на лекции. Думаю, дядя Лёня решил убить двух зайцев - показать мне истинное лицо того козла и объяснить, что от пентюхов лучше держаться на расстоянии. А ты, Трофимушка, натуральный пентюх, и все твои нынешние выверты тоже это доказывают.
        - Хочешь, расскажу? - Трофим вдруг понял, как можно растопить лёд между ними. - Ты ведь самая умная из всех, кого я знаю. Вдруг посоветуешь чего?
        Это было что-то вроде частного музея. Здесь хранились детские рисунки, любимые игрушки, первые научные работы, грамоты, дипломы, свадебные фотографии, свидетельства о рождении и смерти, первые локоны и молочные зубы. Большая часть «материальной памяти» находилась, конечно же, в личных квартирах и усадьбах, но каждый должен был отдать кусочек своей жизни сюда, в общее хранилище. Кроме того, здесь, на трёх серверах, не подсоединённых к глобальной сети, содержалась полная информация о каждом члене семьи, живом и мёртвом. Огромный визуализатор отслеживал генеалогическое древо и изменения в нём, и каждое имя являлось рабочей ссылкой на файл, содержащий сведения о конкретном Гороховом.
        - Ладно, хватит лирики. Всё равно… В общем, иди ты лесом. Рассказывай, что у тебя за расследование.
        - Эля, ну вот чего ты, а? Что я тебе сделал?
        - Какой ты всё-таки дурень. Дядя Лёня всегда всё знает. Да и остальные старшие тоже. На себе проверено.
        - А то, что я очень рад, что ты выбрала объектом ненависти именно меня. Ведь тебе так легче, правда? А для этого и существуют друзья - облегчать боль. Если хочешь, можешь меня побить. Хочешь? Можешь даже палку взять. Я не буду убегать, как тогда, когда нечаянно твоей кукле волосы сжёг. Помнишь?
        - Ты можешь объяснить, зачем? Что происходит, и как наш архив связан с тем бредом, который ты вещал на собрании?
        - В курсе. И что? - воинственно вскинула подбородок Элеонора.
        С тех пор девушку словно подменили. Она стала угрюмой, необщительной, забросила учёбу, а когда пришло время определяться с местом в жизни, безропотно вступила на должность архивариуса, сменив старого родственника, который в силу возраста стал всех путать и вообще развёл в семейном музее бардак.
        Эля закатила глаза.
        В общем, любимый отступился, когда его счёт перевалил за семьсот тысяч. Он прекратил всякое общение с Элеонорой и переехал в Суперсити.
        - Ладно, я закончила. Пойдём в информационный зал. Надеюсь, ты не будешь слишком долго отнимать моё время.
        - Кто в этом году речь толкать будет? - продолжил вести светскую беседу сыщик.
        - Как есть пентюх.
        - Ирина Францевна. Ты что, пригласительный не смотрел? - кузина наконец-то соизволила взглянуть на Трофима и фальшиво спохватилась: - Ах, да. Ты же теперь совершеннолетний. Никому не нужный родственный огрызок.
        - Да, я была бы не против понять, почему ты припёрся сюда тридцать первого.
        Парень решил не сдаваться.
        - Естественно, - скривилась Элеонора. - Дядя Лёня сообщил, что ужин в восемь. Съёмки начнутся в полдевятого.
        Но ведь как раз в то же время у Элеоноры начались проблемы, которые решала вся Семья. И вполне возможно, парень получил толику свободы только потому, что Леонид Горохов занимался судьбой девушки.
        Семья забила тревогу не сразу - родители были заняты младшими детьми, а остальные воспринимали девушку как одну из самых беспроблемных представительниц молодого поколения. Спохватились, когда Эля сообщила о желании выйти замуж.
        Элеонора нахмурилась, потом хмыкнула и покачала головой:
        - Я же говорю. Ничего.
        Глава 29
        Эля и Трофим сидели плечом к плечу перед визуализатором. Девушка с энтузиазмом погрузилась в семейную историю, копаясь в прошлом родственников.
        Как и предполагал парень, поиск по названию принёс результаты. Полной неожиданностью было то, что «Бог здесь не живёт» упоминался в архиве и действительно не имел никакого отношения к развлечениям.

* * *

* * *
        Идеальные девушки зашли в комнату и замерли по обе стороны от двери. Мужчина откинулся на спинку кресла и задумчиво на них уставился, скрестив руки на груди.
        - Хорошо, дорогая, - робот мужественного вида вышел из комнаты.
        - В каком смысле?
        Отделом поведенческого анализа руководил Семён Зигфридович Горохов, родной брат нынешнего главы Семьи.
        Когда Элис проводила «потенциально вредоносное устройство», она села рядом с хозяином на диван:
        - Мне откупорить бутылку? - в честь праздника Элис сменила розовый халат на зелёную полупрозрачную тунику и подпоясалась мишурой.
        - Ладно, попробуем с Кондратенко разыскать в Сети.
        - Не знаю. Но мне кажется, она единственная, кто может что-то знать. Адрес есть?
        - Передай ему, чтобы он со мной связался завтра, как только отоспится. Я к тому времени найду адреса интересующих нас людей да попробую выяснить что-нибудь о жене Семёна Горохова.
        - Нет, Эля. Люди гибнут, а я прямо чую, что это связано с нашей семьёй.
        - Нет. Развлеки пока нашу гостью.
        - Да знаю я, знаю, - слегка раздражённо перебил сыщик, - ты лучше скажи, что за инфа такая грозная, раз о ней лучше никому не знать?
        - Ясно. В память занеси - комедии смотреть только те, что рекомендую я.
        - Нет, ты это видишь? Нужно быть старше шестидесяти! Я должна «трепетно относится к семейной памяти и вдумчиво сохранять информацию о родных», но как, скажите, пожалуйста, я могу это сделать, если мне что-то недоступно в этих бесконечных талмудах? Какого чёрта? Я ведь хранитель, я!
        - Будешь дальше расследование вести?
        - Пока не надо, - Кондратенко обозрел стол и вздохнул: - Как всегда, количество еды рассчитано на пару десятков человек. Мать в своём репертуаре. Жалко, что ты не можешь разделить со мной ужин.
        - Не думаю, что много, - не слишком уверенно сказал Трофим. - А кто его жена? Она жива?
        - Девочки, мне кажется, между вами какое-то напряжение.
        - А конкретней? - Влад забросил в рот очередной кусочек мяса.
        - В Виртограде.
        - Чувство юмора всё ещё так себе.
        - Очень интересно. Вот только стоит ли мне лезть в это оверское болото? - пробормотал он.
        Чтобы создать себе праздничное настроение, Влад растянул визуализатор на максимум. Экрана хватило как раз на то, чтобы занять почти половину стены. Подключившись к муниципальному серверу и удостоверившись, что основное веселье ещё не началось, мужчина принёс из кухни праздничное угощение - сидр, говяжий стейк и большую миску салата «Оливье». В холодильнике остался ждать своего часа торт с манго.
        - Слушай, может, не будем копаться? Что-то не хочется мне прошлое ворошить. А то вдруг наткнёмся на какой-нибудь неудобный для всех скелет.
        - Слушай, давай вернёмся к вроде как игре. Посмотри, есть ли там ещё какие-нибудь имена.
        - Вот, эта шутка уже получше. Сама сгенерировала?
        - Милый, это неверное ощущение, - Элис улыбнулась. - Помнишь, мы разговаривали с тобой на тему недопустимости очеловечивания андроидов? Это распространённая проблема среди одиноких людей среднего и высокого социального статуса. Рекомендую записаться на приём к психотерапевту, и желательно в реальности.
        - Сейчас. О, ещё одна странность, - недобро прищурилась Эля.
        - Конечно, не могу! - возмутилась андроид. - Здесь всё такое калорийное!
        - Принято. Какие на сегодня планы?
        - Список сотрудников. Триста два человека. Гороховых нет, все наёмные.
        - Главное, чтобы хоть кто-то не пребывал в старческом маразме. Всё-таки они вряд ли оверы, а значит, не могут позволить себе нормальное медобслуживание. А им минимум по восемьдесят.
        - Погоди. Я чего-то не понимаю. Они развелись в день его смерти? И поэтому она не относится к семье Гороховых? Вот уж глупость - мама моя в разводе, но по-прежнему Горохова.
        Влад снова включил трансляцию.
        - Мэри, специально для тебя объясню. Элис - материализация управителя. Ты - нечитаемое устройство. Хоть ты и дала ей покопаться в своей голове, для основного ядра всё равно остаёшься нечитаемой. Охранная функция активирована, а Элис всё-таки не совсем автономная единица, в отличие от тебя. И рано или поздно основные обязанности перевесят наши с ней милые, доверительные отношения.
        - Ни в каком. Я пошутил. Ладно, топайте обе сюда.
        - Оригинальное и нестандартное решение. Если честно, я бы с радостью не передавала информацию на основное ядро, чтобы она не попала в Сеть. Но уже поздно, так как передача потока идёт в режиме реального времени…
        Шестьдесят лет назад Гороховы активно изучали поведение индивидуума в экстремальной ситуации, стабильность моральных устоев при тяжёлых испытаниях, воздействие физических и психических страданий на формирование характера и прочую психологию. Психиатрию тоже не обходили вниманием. Поскольку эксперименты на людях никогда не считались благим делом, «Создатели будущего» не афишировали данную область своих интересов. Был создан испытательный полигон под видом игры, и «геймеры», а точнее, подопытные, понятия не имели, во что они играют на самом деле.
        Отправив искусственных женщин на кухню и приказав Мэри открыть полный доступ к своим «мозгам» для Элис, сыщик налил сидр в стакан, выключил трансляцию виртуального торжества, пересел в кресло и принялся изучать сведения из архива Гороховых.
        Элеонора, не оборачиваясь, сказала безмолвно стоящему у двери андроиду:
        Но Система глубже не пустила, затребовав подтверждения полномочий. Элеонора пробормотала что-то гневное и принялась терзать визуализатор чипом, но даже статуса главного архивариуса оказалось недостаточно. Необходимо было соответствие по возрасту.
        - Влад, тебе нужна помощь? Я уже изучила программное обеспечение Мэри.
        - В общих чертах давай.
        - Так, про диссертацию мы уже знаем. Был женат, но детей они завести не успели. Хм, странно…
        Парень пробежался взглядом по слегка светящимся строчкам:
        Возможно, если бы на месте Элеоноры была другая сестра, Трофиму отказали бы в помощи. Но девушка до сих пор таила в душе обиду на родных, поэтому просто кивнула и продолжила поиски.
        - Давай потом. Читай дальше про полигон.
        - Мой Тео, настраиваю, как хочу, - огрызнулась кузина. - В общем, Семён Зигфридович. Так, так, ага… Никакой он не археолог. Психолог, психотерапевт. Диссертация на тему «Влияние физических и психологических пыток на восприятие действительности». Ничего себе…
        - А ты сам прочти.
        Вернулся Тео, принёс кофе и сладости. Но парень и девушка проигнорировали угощение.
        - Что там? - подался вперёд Трофим.
        Мэри шевельнулась:
        Пальцы Элеоноры запорхали по экрану:
        - И? - Мужчина уже прикончил стейк и принялся за «Оливье».
        - Сейчас посмотрим.
        - Эля, ты глянь вот сюда! Получается, он получил статус совершеннолетнего, прекратил ставить опыты на виртуальном полигоне и умер в один день. Что за ерунда?
        Сыщик плюхнулся на диван, едва не отдавив хвост Кире.
        Андроид улыбнулась ещё шире и кивнула.
        - Вот именно. Инфу я скопировал. Трофим сейчас где?
        Еду с курьером передала мама - она каждый год тратила часть своих баллов на то, чтобы порадовать единственного сына вкусностями. В ответ Владислав третьего января заезжал к ней в гости и привозил большую упаковку ниток для вязания. Мама ворчала, но от подарка не отказывалась.
        - Хм-м… Шесть человек.
        - Спасибо за помощь, - с чувством сказал Трофим, - и за то, что ты меня простила.
        - Я в общих чертах знаю, что они делали с подопытными в «Бог здесь не живёт», так что ничего удивительного в теме нет, поверь.
        - Это не ерунда, - откинулась Элеонора на спинку стула. - Это явная и стопроцентная фальшивка. Что-то тогда произошло, такое, что даже родне знать не следует. Интересно, сколько здесь, - тут она махнула рукой, указывая на генеалогическое древо, - подобной выдуманной чуши? Чтобы потомки восхищались и гордились предшественниками?
        - Дорогая? - усмехнулся Трофим.
        - С наступающим тогда. Держи меня в курсе дела. Очень интересно, что наше старичьё скрывает.
        - Тео, сообрази нам кофейку. И зефир принеси.
        - Конечно.
        - Разве? - Элис уселась в кресло напротив. - Я эту фразу сегодня слышала в комедийном синематике, закадровый смех обозначил её как шутку.
        - Влад. Я выяснила, почему она не подключена к общей Сети.
        - Ну, чего там ещё?
        - Спокойно. Разберёмся. Давай пока глянем про дядю Семёна. Кофе в этом музее можно выпить?
        - Нет. Я на праздник в Виртоград. Сейчас отправлю всё нарытое своему сотруднику и домой. Мэри сообщила, что дом упакован мебелью почти на сто процентов. Она даже ёлку успела поставить в гостиной.
        - Вы не могли бы уточнить вводные?
        - Для начала поем, погрузившись в коллективную радостную атмосферу.
        - Во-первых, мамина стряпня гораздо вкуснее виртуальной. Во-вторых, не люблю толпу, даже цифровую. А в третьих, я жду вестей от Горохова. М-м-м, моя любимая приправа… - Кондратенко прикрыл глаза и принялся медленно жевать, наслаждаясь стейком.
        - Он же погиб. А перед этим получил статус совершеннолетнего. И вроде подводной археологией занимался, разве нет?
        Мужчина принялся резать мясо:
        - Тогда мне лучше как можно быстрее покинуть данное помещение.
        - Любого андроида, в том числе и материализацию управителя, можно откатить до автономного функционирования.
        - Отлично. Сбрось мне их имена. Как и имя бывшей жены дяди Семёна. Может, кто-то из них всё ещё жив.
        - Ещё нет, - поджала губы кузина, - вот расскажешь, чем всё кончится, тогда и подумаю, прощать ли вообще.
        - А больше ничего нет, - Эля пожала плечами. - Только эта, общая информация, и всё. Вот ещё нашла - написано, что отдел поведенческого анализа закрыли в две тысячи семьдесят шестом году как бесперспективный. Хотя есть ссылка активная…
        - Принято. Я могу идти?
        Элеонора потянулась к генеалогическому древу, но Трофим её остановил:
        - Нет.
        - Ты не сможешь понять все нюансы в силу профильного образования. Будь на твоём месте инженер-программист…
        Элис наклонилась к уху хозяина и, совсем как живая, прошептала, хотя в этом не было никакого практического смысла:
        - Может, потому что у неё дети? А эта Зоя Игоревна не успела, так сказать?
        - Перед дверью незнакомое устройство.
        - Судя по всему, андроид. Но больше я ничего сказать не могу, устройство не подключено к общей сети, - растерянно ответила Элис, - даже идентификационный номер просканировать не могу. Впервые с таким сталкиваюсь.
        - Умер, исследуя подводный город Сочи. На дату посмотри. Это тот же день, когда закрыли отдел поведенческого анализа.
        - Обязательно. Ты будешь первой, честное слово! - парень поднялся и одним махом выпил почти остывший кофе. - Ладно, готовься к празднику, а я побежал.
        - А, это Мэри, - оживился Владислав. - Тот самый робот, о котором я тебе рассказывал. Впусти её, она от Трофима.
        Андроид взглянула на экран, на котором как раз можно было наблюдать за танцем Дедов Морозов. Судя по энергетике, выступали живые артисты в оболочках.
        - Какие-нибудь руководящие должности, типа замов или начальников лабораторий, имеются?
        - Там столько зрителей. Почему бы тебе не подключиться напрямую? В такой праздник нужно быть среди людей.
        Глава 30
        Трофим закрыл глаза и обратился к личному меню, чтобы снова подправить оболочку. Греческий нос, который он слепил всего три минуты назад, теперь казался ему слишком пафосным. Потерзав конструктор внешности, разозлился на себя и решил оставить всё, как есть - в конце концов, Лариса уже видела его вживую и даже согласилась на свидание в сети, хоть и с некоторым удивлением.
        Парень волновался - он впервые в жизни познакомился с девушкой так «нестандартно». Чаще всего люди начинали общаться в Виртограде, и лишь потом открывались друг другу в реале. Хотя обычно так далеко заходили единицы.

* * *
        - Что? Я плохо выгляжу? - заволновалась Самохина, когда молчание затянулось. - У меня просто все персы в основном рабочие или игровые, а рейтинг не слишком…
        Человек пожал несуществующими плечами и мгновенно переместился туда, где шумел праздник. Сделал это легко и без проблем - накопленная сила разорвала поводок, и он больше не был привязан к одному месту. «Спаситель Рая» завис над толпой и распластался в фальшивом небе.
        Трофим сел на корточки, собрал на макушке ребёнка шерсть в пучок и неумело подвязал.
        Детские персы по закону должны были соответствовать возрасту хозяев, чтобы любой житель Виртограда понимал, с кем имеет дело. То есть, у них отсутствовали вторичные половые признаки, а над головами в обязательном порядке сверкали паспортные данные родителей. Во всём остальном ограничений не было, поэтому возле терема сейчас носились, смеялись и восторженно визжали совершенно неожиданные персонажи.
        - Не говори глупости. Если бы демоны тебя почувствовали, мы бы не беседовали. Они отмечают какой-то праздник, надуманный и фальшивый, как и всё вокруг. И пока жертвы собраны в едином пространстве, чудовища плотно обедают. А люди даже не понимают, что их силы утекают в бездонные пасти.
        Лариса, скорее всего, взяла праздничную оболочку напрокат. Слишком мало во внешности было каких-то индивидуальных черт, и она совершенно не походила на себя реальную. Стандартная стройная фигура, красная туника, высокая причёска, светлая кожа. Синие глаза и идеально очерченные алые губы. И зелёное свечение френдзоны вокруг тела.
        Но люди не мешали друг другу, а разные развлекательные ячейки не пересекались. Только представители техподдержки видели всё сразу. И он.
        - Предлагаю сначала прогуляться. Концерт посмотреть, и всё такое. Я заказал столик на десять вечера, у нас ещё сорок минут.
        - Всё, нам пора подгружаться, - услышав в голове звук колокольчика, сообщил Трофим. - Возьми меня за руку.
        - Не забывай, - посерьёзнел Голос, - если ты сегодня всё сделаешь правильно, мы перейдём на новый уровень. Третий. И ты ещё на один шаг приблизишься к открытию Рая.
        Праздник был в самом разгаре. Благодаря фазированию в одном и том же секторе одновременно шло два спектакля: детская сказка о трёх богатырях и эротическое шоу «Снегурочка и олени Санта-Клауса» для категории «21+». На каждой из двадцати танцплощадок играла своя музыка, огромные экраны демонстрировали старые фильмы и современные синематики на новогоднюю тему, официанты сбились с ног, обслуживая посетителей ресторанов и кафе, гонки на санях с призовым фондом в пятьсот баллов собрали пару сотен участников…
        «Чтобы монстры не успели ничего предпринять, нужно идти не напрямую „по пуповине“, а с тыла. Через бесов, чтобы их же руками совершить правосудие».
        Человек никак не отреагировал на напутствие, а закрыл глаза и провалился сквозь текстуры в глубину куба.
        - Детишек развлекаешь? - женский голос заставил встать и обернуться.
        - Так?
        - Точно! А оно за отдельную плату, потом надо будет вернуть.
        Горохов вдруг понял, что в социальной группе Ларисы понятия не имеют о некоторых привилегиях оверов и смутился. Но потом упрямо тряхнул головой:
        - Удачи.
        Например, пират. Бородатый, смуглый, с чёрной повязкой, прикрывающей один глаз. Широкополая шляпа, на плече огромный попугай. Мальчишка сосредоточенно кромсал снежный ком саблей, делая куб. Судя по всему, он планировал слепить вместо снежной бабы что-то вроде промышленного робота.
        - Ай, не могла больше в реале находиться, - махнула рукой Лара. - Всё вокруг о Яне напоминает. Вот и загрузилась пораньше. Ну что, куда пойдём?
        - Бантик всё время развязывается и падает. Меня мама ругать будет, если потеряю, это этот, как его…
        Благодаря заимствованной от Куба силе он без усилий заглядывал в человеческое нутро, находил в нём информацию о прямой связи с демонами в другом пласте реальности, и ставил заметную лишь ему самому метку. Чтобы в нужный момент войти во всех сразу и проскользнуть дальше, за изнанку. К настоящим врагам. «Спаситель» волновался - он раньше такого не делал, довольствовался лишь одиночными жертвами, но больше тянуть было нельзя.
        - С балкона. Это что-то вроде лички игровой. Сейчас всё сама увидишь. Давай руку.
        - Ты обещал быть незримым и безмолвным, - прошептал тот, в ком сейчас, помимо Яны, находилось больше сотни личностей. Или душ.
        - Я вижу, ты готов, - отметил Голос.
        Но, к сожалению, мысли его путались, а логические цепочки не выстраивались. Единственное, что он знал точно, так это жуткую правду об уровнях Ада, монстрах, несчастных жертвах, и как спасти души ничего не подозревающих людей.
        Трофим глянул вниз и вздрогнул. Рядом с ним на трёх лапах стояла большая пушистая белая кошка. В четвёртой она держала розовую атласную ленту. Человеческие глаза бесхитростно смотрели на взрослого.
        - Всё прекрасно, - спохватился Горохов. - Я просто не ожидал тебя так рано.
        - Ты будешь присутствовать?
        - А концерт? Через пятнадцать минут начнётся, там будет несколько отличных групп, и вообще… Я думала, ты столик заказал где-нибудь возле сцены.
        В какой-то момент человек понял, что больше ничего не осталось. Чернота, как и радужные разводы исчезли, куб стал пустым, как оболочки неписей после удаления из них основных программ.
        - Окей, веди, - девушка взяла кавалера под руку.
        Опять человеку показалось, что собеседник врёт. Или по крайней мере, не договаривает. Возможно, если бы память того, в ком жила частица Яны, была полноценной, а не обрывочной, он бы смог понять, что ему кажется неправильным.
        Он парил. То опускаясь вниз, то вновь поднимаясь почти до самой крыши, аккуратно и бережно поглощал мысли и чувства тех людей, которыми пожертвовал ради общего блага. Всякий раз в памяти вспыхивали обрывки - безысходность Карла, любовь Ильдара, страх темноты маленькой Анечки, надежда Татьяны Николаевны, одиночество Даны и прочие, прочие чужие эмоции, которые переплетались, встраивались друг в друга и наполняли его силой.
        - Дяденька, помогите бантик завязать.
        - Модификация?
        У человека был чёткий план, отработанный на сотнях жертв. Вот только он не понимал, что всё, что творится в его голове, не имеет ничего общего с действительностью. Спаситель не знал, что «нутро» - это личное меню, связь с демонами - информация о наличии киберпротезов, записанная в паспортном файле, пуповина - канал связи, а бесы - управители.
        Сорок минут пролетели незаметно. Они постояли, послушали хор ёлочек, понаблюдали за реконструкцией «Голубого огонька» - знаменитой концертной новогодней передачи позапрошлогоднего века, выпили глинтвейна из огромного котла, за которым присматривала Баба Яга, и покатались на двухместных санках. Вокруг радовались жизни люди, которые в большинстве своём были в стандартных оболочках, но кое-кто не пожалел баллов на карнавальные обновления. Несколько маскарадных костюмов оказались настольно оригинальными, что переплюнули девочку-кошку. В какой-то момент Лара разглядела в толпе розового слона, который хоботом держал связку воздушных шаров, и окончательно расслабилась, растеряв остатки грусти.
        Расставляя метки, он старался не думать о том, как их много. Слишком много. Поэтому размышлял о своих дальнейших действиях.
        Они взаимно добавились в друзья, чтобы не потеряться в толпе, и договорились встретиться возле детских аттракционов, а конкретно - рядом с ледяным теремом, где актриса в классической оболочке Снегурочки развлекала немногочисленную малышню песенками и снегопадом. Поскольку минусовая температура в Мегаполисе не наблюдалась уже несколько десятков лет, дети с огромным удовольствием играли в снежки и лепили снеговика. Трофим, чтобы отвлечься от предстоящей встречи, стал с преувеличенным интересом рассматривать малышей.
        Человека передёрнуло, когда он вспомнил, как жутко выглядят демоны изнутри, как их мерзкие щупальца оплетают нить жизни, к которой привязаны жертвы. Жуткое, вязкое, тёмно-красное нечто с ритмичным глухим стуком то ли челюстей, то ли чего-то подобного, который прекращается лишь тогда, когда он лично рвёт эту связь, перехватывая остатки души.
        - Да ну, зачем? С балкона всё видно гораздо лучше, да и мешать никто не будет.
        - Откуда?
        Или девочка в платье принцессы и с длинными, до самой земли, светлыми волосами. Она взмахивала волшебной палочкой и что-то шептала, стараясь попасть в один ритм со Снегурочкой. Наверное, представляла себя феей или волшебницей.
        - Конечно! - хохотнул Голос. - Но не бойся, вмешиваться не собираюсь. И ни слова не скажу, чтобы не мешать. Моя сегодняшняя роль - незримый и безмолвный наблюдатель.
        - А ведь я говорил, что обстоятельства будут на нашей стороне, - Голос даже не пытался скрыть радость.
        Он старательно готовился к нападению. До полуночи оставалось несколько часов.
        - Они словно догадываются, что я здесь, - пробормотал человек, в котором всё ещё жила частичка Яны, - и специально собрали огромное количество людей в одном месте. Может, это ловушка?
        Горохова кто-то подёргал за рукав.
        Переход к неформальному общению дался легко. Это в реале люди краснеют, бледнеют и не знают, как связать два слова. Здесь же, насколько бы реальным не казался мир, у каждого в подсознании сидела мысль, что всё вокруг ненастоящее, а от собеседника в любой момент можно избавиться, выйдя в оффлайн или внеся его в чёрный список.
        - Да. Спасибо, дяденька, - кошка подняла хвост трубой и побежала к сверстникам: - Я котик, мяу, я котик-обормотик!
        Разноцветные сполохи испуганно метались, не желая превращаться в одно целое, но он был неумолим. Ведь именно ради этого момента он запер их в кубе.
        - Так что прекрати свои страдания и принимайся за дело. Думаю, полночь самое подходящее время. Эмоции будут на пике, а значит, и горе сможет пробить брешь в фальши.
        До полуночи оставалось ещё достаточно времени, и человек принялся изучать тех, кто внизу. Методично и внимательно, не пропуская никого. Даже детей не обошёл вниманием.
        Глава 31
        Балкон оказался парящей в верхней части сектора платформой. С неё действительно открывался прекрасный вид не только на сцену, но и на остальные развлечения. Трофим пробежался пальцами по панели управления, балкон опустился чуть ниже. Теперь он почти задевал головы людей, которые вообще никак не реагировали на вторжение в личное пространство.
        - Они нас не видят, что ли?

* * *

* * *

* * *
        Зрители снова дружно захлопали.
        Камера вывела на передний план красивую даму в дорогой тунике. Женщина встала, держа в руке бокал шампанского:
        - А кто это?
        - Ирина Францевна. Жена моего двоюродного деда.
        Горохов промолчал. Ему в который раз за этот вечер стало неловко за возможности своей семьи. Он подошёл к девушке со спины и бережно обнял. Лариса не отстранилась.
        - А теперь о ещё более приятном. О будущем. Гороховы дарят Мегаполису подарки. Во-первых, новое блюдо. Теперь наряду с куриным филе, щавелем и фасолью вы совершенно бесплатно сможете получить шампиньоны. Это стало возможно благодаря обустройству новой плантации на Приволжской возвышенности. Кроме того, мы хотим сообщить, что запускаем в массовое производство новинку - виртуальную капсулу. Первые четыре тысячи единиц будут доступны представителям высокого социального рейтинга, но ближе к осени планируется открыть кредитную линию для всех, у кого количество баллов превышает триста пятьдесят тысяч. Больше никаких пролежней, атрофии мышц и болей в спине. Вам больше не нужно прерывать погружение, чтобы пообедать. Единственное ограничение - возраст младше двадцати лет. Для всех остальных жизнь в Виртограде станет ещё более реальной.
        - Управитель! Что с сетью?
        - Не надо. Так прикольней, - Лара уселась на предложенное место и огляделась: - А у тебя тут ничего, уютно.
        Смерть в сети всегда приводила к проблемам на сервере, но не в таких масштабах. Если бы не рассказ Кондратенко о прошлом Виртограда, Горохов даже бы не понял, что произошло.
        После этих слов робот широкими, совсем не женственными шагами подошла к панорамному окну, сгруппировалась и бросилась на стекло. Осколки с громким звоном полетели наружу вместе с её телом. Мэри скрылась из поля зрения, но практически сразу вернулась назад одним огромным прыжком. Ни слова не говоря, подхватила хозяина, забросила его на плечо и снова выпрыгнула наружу. Горохов клацнул зубами, едва не прикусив язык, когда «девушка» приземлилась, но возмутиться бесцеремонным отношением не успел - ногти на руках андроида удлинились, изогнулись и металлически блеснули.
        - Держись!
        - Нет. Впрочем, если хочешь, могу нас рассекретить, - предложил Трофим и отодвинул от стола стул с высокой резной спинкой.
        - Да? Может быть, - не стала спорить Самохина. - Я из города ни разу не выезжала.
        Музыка смолкла, экран сменили огромные часы.
        Люди восторженно взревели. Лариса, глядя на родственницу своего кавалера во все глаза, спросила:
        - Красота. Жалко, что только в Виртограде такое можно увидеть, - сказала девушка.
        Платформа исчезла. Как и всё остальное.
        Горохов нахмурился:
        - Этот год был богат на события, которые не могут не радовать. Вот только некоторые из них. Например, мы внедрили новую, экологически безопасную технологию в производство бытовой химии. Ещё из хорошего - тридцать два жителя Мегаполиса достигли социального рейтинга в восемьсот тысяч, а нежно любимая всеми Снежана Ветерок и вовсе получила статус овера. Но и это не всё. Мы подключили к Виртограду сто сорок четыре дополнительных сервера. Теперь их на четырнадцать больше, чем в англоязычном секторе и всего на два меньше, чем у Чангши.
        - Десять, девять, восемь… - вторили голоса секундной стрелке. Лара обернулась и поцеловала Трофима.
        Он решил разобраться со всем позднее и закрыл файл. Лара как раз закончила - платформа превратилась в заснеженную поляну.
        - Нет, - парень замотал головой, - я должен убедиться, что с тобой… Если вдруг, как я тебя одну брошу?
        - Ну да, конечно, - прошипела Самохина и стала вырываться, - я сказала, выходи в офлайн!
        - А я, значит, могу?! - испуг в глазах девушки сменился яростью. - Ты, значит, благородный, а я эгоистка махровая?
        Трофим кивнул, подошёл поближе, нажал на неприметную кнопку у секретаря на виске. Послышалось тихое жужжание внутри искусственного тела.
        Трофим согласно кивнул.
        Без пятнадцати двенадцать все ячейки свели в единое пространство «3+», на время отключив более «взрослые» развлечения. Заснеженная площадь, гигантская ёлка, гирлянды, бенгальские огни, весёлая музыка, зайчики и ёжики, снующие между людьми и раздающие виртуальные конфеты всем подряд. Смех, радость, планы на будущий год. На огромном парящем экране появилось изображение круглого праздничного стола, за которым сидело человек тридцать, и толпа примолкла, ожидая речь.
        Десятки, сотни ярких вспышек осветили тьму вокруг, сливаясь в единое целое и выжигая остатки текстур. Свет ослепил, и Трофим рефлекторно зажмурился. А когда открыл глаза, понял, что не видит ничего. Даже собственную оболочку. Ещё через миг парень потерял сознание.
        - Чего-то не хватает… - задумчиво пробормотала Лариса, потом воскликнула: - О, знаю!
        - Тогда мне необходимо переключиться на режим выживания.
        По стене Мэри забралась ловко и быстро. Не теряя времени, парень залез во флаер, вытащил из-под сиденья запасную куртку и сказал, одеваясь:
        - А то я не в курсе! Ты знаешь, что происходит? Сети нет, управитель молчит, чип даже не светится. Попробовал позвонить - ничего не вышло, и вообще.
        - Перегруппируйся. Мне нужны четыре свободные конечности, - попросила она. Трофим высвободился, зашёл со спины и обхватил стройное тело руками и ногами, повиснув, словно большой рюкзак.
        - Я не могу, - Самохина всхлипнула, - а вдруг меня уже нет? Давай ты первый.
        Трофим заказал несколько блюд, как привычных, так и экзотических, бутылку шампанского и фрукты. Затем прочёл сообщение от Мэри - андроид сообщала, что Кондратенко будет на связи завтра после обеда. А ещё кто-то, пожелавший остаться неизвестным, прислал техническую документацию на управителей. Парень нахмурился - сохранять в Сети анонимность могли только оверы, да и информация о следящих устройствах явно не относилась к общедоступной, но потом решил, что это - дело рук кого-то из родственников. Вспомнив древнюю поговорку о зубастом дарёном коне, пожал плечами и попытался вникнуть в текст, но обилие терминов и цифр сделать этого не дали.
        После краха системы прошло чуть больше минуты. И Смерть, наконец, начала свою жатву.
        Она наконец-то обратила внимание на стол и путём нехитрых манипуляций с панелью управления превратила его в каменный.
        Трофим чудом не разомкнул руки, когда окружающий мир исчез, поэтому Лариса осталась рядом, а не рухнула куда-нибудь вниз или вверх.
        - Это можно устроить.
        - Ну-у, как тебе сказать. Ей шестьдесят семь. Хотя ты в чём-то права. Он старше на двадцать лет.
        - Посмотри на сцену. Ты эту группу хотела послушать?
        Трофим собрался было спорить, но замер. Самохина, вмиг растеряв воинственный настрой, ахнула.
        Лариса поначалу скромничала, меняя лишь цвет ковра и мебели, а потом увлеклась и полезла в глубокие настройки. Трофим не мешал - глаза девушки сияли. Она даже не обратила внимания на официанта и меню, которое тот активировал над столом, единственным предметом, который Самохина пока не трогала.
        - Отключайся! Быстро!
        - Давай я дам тебе временный допуск к панели управления. Можешь делать всё, что угодно.
        Горохов вытащил из шеи штекер и попытался связаться с Ларисой. Чип никак не отреагировал на попытку его активировать.
        - Сейчас выясню, - Мэри замерла, её глаза засияли кислотной синевой. Через тридцать секунд они приняли обычный вид. - Сеть действительно мертва. Больше сказать ничего не могу.
        - Сколько-сколько? - Лара схватила мандаринку, которую парень только что галантно очистил, встала из-за стола и подошла к краю платформы. - Она выглядит даже моложе меня.
        - Ничего, окно разобьём и вылезем. А на посадочную площадку ты меня поднимешь.
        - Почему же? - удивился Горохов. - На маршруте Мегаполис - Чангши можно наткнуться на замечательные леса. Правда, снега там нет, за ним лучше в горы лететь.
        - Мэри, ты где?
        - Как это? Что происходит? Мне страшно!
        Стены отсутствовали, но в остальном место выглядело, как богато обставленная гостиная. Мягкий толстый ковёр на полу, огромный камин на краю платформы, пушистая ель, украшенная гирляндами и стеклянными шарами, светлый широкий диван и два кресла.
        Трофим прищурился:
        - Забей пока маршрут. Летим по прямой, конечная точка - дом Ларисы.
        - Если хочешь, можем поменять дизайн. Это классический стиль, установлен по умолчанию. И стены при желании можно включить.
        Горохов почувствовал, как ладонь девушки выскальзывает из его руки, извернулся и схватил её поперёк туловища:
        - Три, два, один!
        - А твой дедушка молодец. Она ведь молодая совсем.
        Ответа не было.
        - Ой, да! Мы можем подлететь ещё ближе?
        - Добрый вечер, дорогие соотечественники!
        - Ты меня приглашаешь?
        - А какие ещё варианты есть?
        - Не хочу усиливать твоё плохое настроение, но просто обязана напомнить - все двери работают от управителя. Раз он отключён, мы не сможем покинуть здание.
        - Сегодня честь поздравить Мегаполис выпала семье Гороховых. Дорогие соотечественники, пусть в новом году вас ждёт только счастье и радость. Наша семья и остальные оверы желают вам здоровья, любви и стабильного личностного роста. С праздником, друзья.
        - Ты что? Я же не то имел в виду!
        - Управитель?
        Паника росла и ширилась, будто дрожжевое тесто. Там, где всего секунду назад была площадь, остались небольшие островки текстур - мерцающих, грубых, бесформенных, всё время меняющих очертания. Персы цеплялись за них, многие вопили от страха. Но большинство парило, суматошно болтая ногами и руками, тщетно нащупывая опору. Беспрестанно исчезающие оболочки указывали на бегство жителей Мегаполиса в реал. Те, кто выйти не мог, проклинали всех вокруг, плакали и молились. Какая-то женщина пролетела мимо Трофима и Ларисы, выкрикивая не связанные между собой слова - видимо, несчастная, испугавшись, забыла личное кодовое слово.
        Выругавшись, Трофим попытался включить визуализатор. Подлокотник не воспринял сигнал. Проведя запястьем над сканером раза три, Горохов вскочил.
        - Конечно. Всё, что хочешь.
        - Режим выживания включён.
        Площадь взорвалась овациями. Дама, хоть и не могла слышать восторги зрителей, выдержала небольшую паузу, и продолжила:
        - Я здесь, Трофимушка, - андроид зашла в комнату. - В твоём голосе слышны негативно окрашенные эмоции.
        - Мне надо в город. Узнать, что происходит.
        Секунду Горохов раздумывал, а потом решительно заявил:
        Глава 32
        Послышался звон разбитого стекла и восторженный мат. Влад наклонился, держась за перила балкона, и попытался рассмотреть, что происходит во дворе.
        - Группа риска жизнью наслаждается, - пробормотал сыщик, - ликёро-водочный автомат вскрыли. Идиоты.

* * *

* * *
        - Держите, - он снова нагнулся и бросил вещицу на нижний балкон.
        Маргиналы, не поворачиваясь к Кондратенко спиной, медленно зашли в подъезд и прикрыли дверь. Сыщик хмыкнул, поднял с земли плед, забросил его в машину. Потом с трудом, ругаясь сквозь зубы, дотащил до электромобиля Элис, умостил её на сиденье, взял тунику и кое-как прикрыл безжизненное тело.
        Подъезд жил. Никогда ещё из-за закрытых дверей не слышалось столько звуков. Где-то ругались, где-то смеялись, кто-то плакал. Людей грубо вырвали из привычной для них цифровой среды обитания и заперли в реальности. Влад тащил Элис и представлял, как его соседи слоняются из комнаты в комнату, не зная, чем себя занять. Возможно, кто-то попытался лечь спать, но безрезультатно - у человечества давным-давно сбился режим сна и бодрствования.
        - Идиоты.
        - Владислав Александрович, это вы? - высунулась с балкона соседка.
        Оставив тюк с роботом, Кондратенко встал под окнами.
        Владислав вытащил Элис на крыльцо и остановился, чтобы отдышаться, а заодно проверить обстановку. Во дворе было тихо, лишь возле алкогольного автомата до сих пор копошились какие-то тени. Послышалась пьяная песня.
        - Вот они и вырубили всё, чтобы разобраться. Поэтому отключились охранные системы, не только в домах. Вообще все. Вы же видите - ни полётников, ни роботов, ничего.
        - Ой, огромное вам спасибо! - обрадовалась соседка. Уходить она, однако, не спешила. - Вы не знаете, что случилось? А то чип не работает, и вообще… Думала к подруге поехать, у неё семья, не так жутко среди людей было бы, но входную дверь тоже заклинило.
        - Подождите! А на чём вы ехать собирались?
        - Да что те, жалко куклы, что ли? Это ж не баба, а так, железяка, - низкий подтянул лосины, но от Элис не отошёл.
        Порыв ветра напомнил о том, что на улице зима, но сыщик не стал возвращаться в квартиру. Болтать с собакой он привычки не имел, а безжизненная материализация управителя вгоняла в уныние. К тому же в комнате было темно. Поэтому мужчина лишь поплотней закутался в плед.
        Дверь подъезда была распахнута настежь - при отключении питания замок автоматически открывался. Считалось, что так сделано ради безопасности населения, но Влад знал настоящую причину. На самом деле это облегчало действия силовых структур при подавлении гражданских волнений. Нет ничего проще, чем беспрепятственно проникнуть в подъезд, методично по одной вскрыть намертво заблокированные квартиры и разобраться с гипотетическими повстанцами.
        Ключик бесшумно упал прямо под ноги. Мысленно похвалив глазомер женщины, ведь забрось она ключ далеко, искать в темноте пришлось бы долго, сыщик прощально помахал рукой.
        Соседка ахнула.
        - Я бы с радостью, но это моя собственность. Будет неприятно ею пользоваться после вас двоих.
        - Сейчас на улице неспокойно. Хорошо, что вы уехать не смогли. А то попали бы в неприятности. Так что ложитесь спать, ни о чём не волнуйтесь. Думаю, к утру проблемы с Сетью решат.
        - Доброй ночи. С наступившим. Тоже решили послушать?
        Уговаривать соседку пришлось долго. Но потом она всё-таки сдалась и пообещала через десять минут выбросить ключи из окна. Владислав собрался быстро. Большая часть времени ушла на поиск впотьмах «окраинного» рюкзака и активацию устройства, способного открыть любой замок. Гаджет возился чуть дольше, чем в квартире Цекало, но, в конце концов, справился. Влад повесил рюкзак на плечи, энергооружие засунул в кобуру, встал перед диваном, скрестил руки на груди и задумался, глядя на Элис.
        Он словно забыл, что сам месяц назад принадлежал той же самой системе. Растерянность и пассивность Управления в чрезвычайной ситуации его просто бесила.
        Когда он вернулся к подъезду, Элис лежала на лавочке, а рядом с ней обнаружилась парочка не слишком ухоженных мужчин. Один, высокий и худой, мял в руках снятую с андроида тунику, второй, низкорослый и сутулый, пристроившись между стройных ног, возился со своими лосинами. Влад вылез из машины.
        Андроид весила ощутимо больше, чем живая женщина её комплекции. Конечно, масса материализации была не такой уж критичной, чуть менее семидесяти килограмм, но и Владислав не был спортсменом. К тому же тащить её придётся четыре этажа в полной темноте. Мужчина нахмурился, но потом хлопнул себя по лбу и разложил на полу плед. Спихнул Элис с дивана, собрал края пледа вместе и потащил робота из квартиры.
        Владислав широко улыбнулся и вытащил из кобуры пистолет.
        - Иди, куда шёл, - огрызнулся высокий.
        - Да, бросайте!
        - В общем, если кратко. Во время праздника рухнули сервера. И судя по тому, что я успел увидеть, рухнули они из-за массовых смертей.
        - Даже не подумал ничего такого, уверен, вы законопослушная гражданка. Я о другом. Не могли бы вы одолжить мне ключики и машину?
        Тридцать пять минут назад Владислав расплескал по ковру сидр, когда увидел, что происходит на виртуальной площади. Через две минуты трансляция прервалась, а ещё через одну визуализатор отключился. Как и управитель - Элис неожиданно обмякла и замолчала. С тех пор её безжизненное тело полулежало на диване, а глаза бессмысленно смотрели в стену напротив. А вот с Кирой ничего не случилось, потому что функционирование биоробота не зависело от Сети.
        Большинство жителей дома, да и всего города оказались в ловушке из-за дверей, подключённых к следящей системе. Но люди с низким социальным статусом не могли позволить себе полностью автоматизировать квартиру, поэтому по старинке пользовались обычными замками. Сейчас Управители и сигнализация не работали, дроны и охранные роботы отсутствовали, поэтому можно было творить всё что угодно, не боясь наказания. Вот некоторые и воспользовались моментом и увлеклись мародёрством, а некоторые даже решились проникнуть в квартиры первых этажей. Кондратенко очень надеялся, что таких даже в группе социального риска не слишком много.
        Влад зашёл в квартиру, стараясь не споткнуться о мебель, пересёк комнату, достал наощупь из шкафа небольшой фонарик и вернулся на балкон.
        Кондратенко проводил взглядом медленно плывущий по воздуху флаер, из которого и доносилось объявление, и повторил:
        - Горожане и жители города! - в который раз за последние полчаса загремел голос. - Сохраняйте спокойствие! Сеть временно отключена. Рекомендуем не покидать жилища ради вашей же безопасности. В ближайшие часы проблема будет устранена.
        - Сейчас, погодите.
        - Горожане и жители города! - прогремело в небе. - Сохраняйте спокойствие!
        Естественно, робот не ответила. Сыщик вывел машину со двора и медленно поехал по шоссе - он редко управлял машиной самостоятельно и не хотел врезаться в какой-нибудь столб из-за отсутствия навыков.
        - Ладно, Элис. Поехали, - Владислав аккуратно нажал на педаль газа. - Когда ещё так повезёт с отсутствием наблюдателей?
        - А там - баба. Сначала подумали, что трупак. Чего ты сагрился-то? Нам и живых тёлок хватит.
        Это была старая бюджетная модель. Маленькая, двухместная, со сглаженными формами и прозрачной крышей. А главное - её выпустили тогда, когда автопилоты казались фантастикой. Возможность ручного управления Кондратенко в данный момент вполне устраивала.
        - Не то, чтобы… Просто в квартире страшно. У меня вся электрика на управителя запитана, теперь темно. Минивизор не включается, а здесь хоть какое-то освещение от уличных фонарей. Правда, холодно.
        Влад устал перевешиваться через перила, поэтому опустился на пол и заговорил чуть громче. - Вы сами, думаю, слышали заявления властей, они уже давно и очень громко орут.
        - Возможно. Но я слишком брезглив.
        - Владислав Александрович, это вы? - раздалось откуда-то снизу.
        Во дворе снова раздался звон стекла. Владислав поморщился.
        Он старался сделать так, чтобы спуск по ступенькам не слишком сильно повредил искусственному телу, но иногда тюк с высокотехнологичным содержимым шмякался довольно ощутимо. Всякий раз после такого сыщик недовольно морщился.
        Правда, с тех пор, как Виртоград превратился в полноценный, пусть и ненастоящий город, никаких революций, протестов и маршей свобод в Мегаполисе не случалось.
        Мужчина нагнулся ещё сильней и увидел соседку, любительницу печь пироги.
        Неожиданная мысль заставила Кондратенко воскликнуть:
        - На электромобиле, - послышался ответ, - он старенький, заводится не от чипа, а ключом. - женщина запнулась, потом торопливо добавила: - У меня есть разрешение.
        - Да ладно, чего ты, - враз растерял воинственный настрой высокий, - мы пошутили. Шли, видим, валяется бесхозное. А ты бы не позырил, что в тряпку замотано?
        - Да, да. Форсмажор, все дела. Уже слышал, - пробурчал Кондратенко, - вместо того чтобы безостановочно транслировать эту ерунду, отправили бы полицейских на улицы. А то привыкли на охранную систему полагаться. Бестолочи.
        - Из их криков ясно только, что Сеть недоступна. Я была в гостях в англоязычном секторе, там вообще никаких проблем. Вот только меня принудительно выбросило, а вернуться уже не смогла.
        - Вали отсюда. А то и тебя сейчас оприходуем, - добавил низкорослый и, наконец, отошёл от робота, угрожающе набычившись.
        Личные автомобили стояли в центре двора, там, где когда-то располагалась детская площадка, которую пару лет назад снесли за ненадобностью. Влад практически сразу нашёл нужную машину.
        - Брезглив? - протянул высокий, бросил тунику на спинку лавочки и медленно пошёл на бывшего следователя. - Чистюля, да? Кусок дерьма неживого жалко корешам?
        - С наступившим, господа. Что делаете?
        - Да, наверное, вы правы. До свидания.
        Глава 33
        Подлетев к городу и услышав слова, льющиеся с небес, а точнее, из флаеров тех оверов, что одолжили Муниципалитету личный транспорт, Трофим немного успокоился. Но не слишком - массовые смерти в Сети не давали ему покоя. То, что отключили всю систему, наводило на мысль, что это сделали в панике. Хотя, возможно, таким был стандартный алгоритм действий. Горохов не знал. Решив разобраться с этим позже, он подлетел к дому Ларисы, не стал приземляться, понимая, что дверь всё равно заблокирована, и завис напротив нужного окна. Лара сначала не поняла, кто заглядывает в её квартиру. Она была испуганной, но целой и невредимой. Горохов почувствовал, как с души свалился огромный камень. После торопливого обсуждения дальнейший планов Мэри помогла девушке перебраться во флаер. Конечно, можно было остаться в квартире и подождать, пока Муниципалитет решит проблему, но они решили лететь к Кондратенко. Внезапно прорезавшаяся интуиция Горохова считала, что происходящее как-то связано с делом Петухова.
        В квартире Кондратенко не оказалось. Трофим долго стучал в дверь, потом, вернувшись на улицу и подняв в воздух флаер, заглядывал в окна, но всё было тщетно. В конце концов, этажом ниже на балкон вышла женщина и сонным голосом объяснила, что Владислав Александрович куда-то уехал, но обещал объявиться к утру, то есть, вот-вот, так как на часах уже было полдевятого.

* * *

* * *
        На третьем этаже мужчин и робота обогнал взъерошенный человек. Он выглядел ещё более испуганным, чем инженер. Объявление «с небес», видимо, всполошило всех, кто решил этой ночью глотнуть немного свободы.
        - Кому конкретно? Парень, нет ничего тупее, чем помогать всем и сразу. Это невозможно. В итоге не поможешь никому. Начни с малого.
        Девушка обиженно поджала губы и вернулась во флаер.
        - Жители и гости Мегаполиса! Через двадцать шесть минут Сеть снова заработает. Рекомендуем обозначить своё местоположение в течение четырёх минут после активации системы. Всем, кто не успеет пройти процедуру идентификации, в соответствии с законом будет начислен штраф в размере одиннадцати тысяч семидесяти двух баллов. Доступ в Виртоград для гражданского населения закрыт на неопределённый срок.
        - Эм… Но как?! Она же часть управителя и сейчас должна быть выключенной!
        - О, барышня, и вы здесь? - сыщик скрыл недовольство за вежливой улыбкой. - Поверьте, я вам всё объясню. Но чуть позже.
        - Её нужно установить в каком-нибудь помещении, в котором срабатывала моя прога, когда вы с задержкой передачи данных экспериментировали.
        - Шесть тысяч пятьсот двадцать один. Четверо дошкольников. Так что да, проблема глобальная.
        - Не хочу. Удачи.
        - А зачем в нишу Элис засунули?
        - Но глушилка…
        - А, тогда ладно. Тебе первому нужно будет обозначиться, как владельцу транспортного средства, да?
        - У вас не будет из-за этого неприятностей?
        - Да, вы правы, наверное, - опустил голову парень. - Я как-то не подумал.
        - Вань, ты же понимаешь, что дело не в управителях. Иначе не выдрал бы свой милый глазик, - покачал головой Кондратенко.
        Сыщик доел салат, поставил миску на стол и продолжил:
        - Нет, - устало ответил Иван Сергеевич. - Как и абсолютно здорового ни одного.
        Начслед прервал соединение.
        Андроид безропотно подчинилась.
        - Ой, ли! - скрестил руки на груди бывший полицейский. - Они ж все закрыты с твоей подачи!
        - Не-а, - Владислав взял в руки миску с «Оливье» и ложку. Начальнику угощение предлагать не стал. - Я не воздействую на ядро управителя. Элис - дополнительная функция, оплаченная за мой счёт. Обычно, если материализацию откатывают или заменяют на другого робота, андроид только на переплавку годится, так как отключается. Моя функциональна. Повторю ещё раз - обычно материализация отключается сама. В законе даже вероятности того, что этого не случится, не предусмотрено. А раз нет вероятности, то нет и преступления. Как, соответственно, и наказания.
        - Но он же маргинал.
        В комнату заглянул Михаил:
        Лариса снова замолчала. Трофим отвернулся к окну, всем видом показывая, что он очень внимательно следит за улицей. Молчание с каждой секундой становилось всё напряжённее, поэтому, когда во двор въехал маленький электромобиль, Горохов выскочил из флаера так, словно за ним гнались. Мэри вышла за хозяином.
        - Оверам нет нужды отчитываться о своём местоположении. Сканер для гостей и сотрудников.
        - Да знаю я! - воскликнул начслед и по привычке покосился на потолок, хотя сейчас за ним ничто не следило. - Все жертвы с протезами конечностей или органов. Я так рад, что мы на тот момент с женой в реале скандалили.
        - Рассмотри кандидатуру Миши. Доброе дело сделаешь.
        - А она и была в отключке всю ночь, пока до неё Миша над ней не пошаманил. Так, нет времени на объяснения. Нам успеть надо. Миша, Элис, шевелитесь.
        - Вообще все? - вмешался в разговор Трофим. - Может, есть кто-нибудь с дубликатами, выращенными из стволовых клеток?
        - Это ты у Мишки спроси. Он наколдовал. Говорил же, талант.
        Высокотехнологичная отмычка справилась с замком очень быстро. Зайдя в квартиру, Михаил изменился - плечи его расправились, взгляд стал цепким.
        Михаил достал из кармана куртки устройство размером в пол-ладони, отдалённо похожее на материнскую плату для кибернетического организма:
        - Ничего страшного. Сканер есть. Вон он, на приборной доске, видишь? - успокаивающе сказал Трофим.
        - Элис, давай, - продублировал указание Кондратенко.
        - Вы знаете, что мы пережили? Как я мог её одну оставить? Она подругу потеряла, а тут ещё и это…
        - Но почему? - воскликнул Горохов. - Зачем это скрывать? Может, какая-нибудь семья оверов замешана?
        - Ну же, соображай! Чтобы сменить или удалить материализацию, нужно послать по Сети запрос в Муниципалитет и получить разрешение. Так что Элис будет притворяться прежней. Пока что. Обычно всё решают быстро, за день-два. Но хватит об этом. Ты зачем приехал так рано, да ещё и фигурантку с собой притащил? Мы же с ней второго числа собирались встретиться, после того, как она поговорит со своим игровым приятелем.
        - Я хотел…
        - Миша, иди сюда! - повысил голос сыщик.
        Горохов возмутился:
        - Ну что, практикант? Точнее, шеф. Приступим? - Кондратенко похрустел пальцами и вошёл в Сеть. - Для начала выясним всё возможное о жене твоего дяди.
        - Я ведь не против, но…
        - И что? - прищурился Кондратенко. - Я тебе рассказывал его историю. Если поможешь ему выбраться оттуда, более верного и благодарного человека не найдёшь. Да и платить можно гораздо меньше, чем высокорейтинговым. Ты же не переставая говоришь о равенстве возможностей и социальной несправедливости.
        Поднимаясь по лестнице, Влад игнорировал попытки Трофима поговорить. Инженер Михаил тоже молчал, лишь иногда бросая затравленные взгляды на двери квартир. Дешёвые протезы поскрипывали при ходьбе, и всякий раз при этом не слишком приятном звуке человек вжимал голову в плечи. Словно боялся, что его услышит кто-нибудь облечённый властью и выдворит по месту регистрации.
        - Эта штука тоже не на управителя действует. Она блокирует автоподключение робота к сети. Элис периодически будет пытаться вернуться в исходное состояние, хоть и против своей воли. Миша полностью убрать эту функцию не смог, слишком мало времени было. Но придумал вот такую вот временную меру. Мы договорились, что мужик продолжит работу, а после её выполнения глушилку уберёт.
        «Не надо было в Сети встречаться. И тем более целоваться», - подумал парень и покосился на Самохину. Девушка тоже не выглядела радостной и уверенной в себе. Честно говоря, во флаере только Мэри не чувствовала никакого дискомфорта.
        Сидящий в кресле Иван Сергеевич выглядел очень плохо. Он явно не спал этой ночью. Визуализатор безжалостно показывал глубокую морщину между бровей и воспалённый живой глаз. Оптический протез отсутствовал, пустая глазница с торчащими проводками выглядела жутко.
        - А нам-то ты зачем звонишь? - спросил Владислав.
        - И что делать? Я не хочу столько рейтинга терять! - заволновалась Лариса, услышав изменение в тексте объявления.
        - Что происходит?
        - Хорошо, спасибо.
        - Ищут слабые места в кодах управителей. Был разговор о том, что их вообще пока включать не надо, но это же крах всего! Поэтому через час всё вернут. Говорят, риск оправдан. Все погибшие на момент смерти были в Виртограде, а его-то как раз закрыли на неопределённый срок. Для гражданских. Но хрен я в него заходить буду, даже по работе, лучше уволюсь к чертям!
        - А затем, Трофим Леонидович, чтобы записи следящей системы не выглядели подозрительно.
        - Кухня, - Влад не раздумывал ни секунды.
        Припарковавшись, молодые люди приготовились ждать. И вот тут-то и пришло никому не нужное смущение.
        - Как зачем? - удивился собеседник. - Какие бы между нами тёрки не существовали, я прекрасно помню об обстоятельствах последних дел, которые ты расследовал.
        Из электромобиля вылез Влад, а за ним - житель Окраины-4, невезучий инженер Михаил.
        - Ладно, - сдался молодой овер, - я с ним поговорю. И если он действительно такой, каким вы мне его описываете, подумаем о трудоустройстве.
        Михаил кивнул и ушёл в кухню.
        - Да, именно поэтому и открыл сыскное агентство, чтобы помочь.
        Едва инженер зашёл в комнату, у всех защипало в запястьях, а индикатор подключения виртокресла замигал. Сеть включилась. А вот управитель продолжил безмолвствовать.
        - Владислав Александрович, что происходит? - Горохов всё же решил напомнить о себе.
        - Тебе не кажется, что спец по технике - прекрасное дополнение к двум сыщикам?
        - Ну, наверное, - неуверенно ответил Горохов.
        Оказалось, что в реальности неловкость никуда не делась.
        - Лариса, побудь, пожалуйста, здесь. Сканер и бар в твоём распоряжении. Мэри, охраняй, - Трофим поспешил за подчинённым.
        - Не знала. Хорошо быть овером.
        Робот тут же перешла на бег и скрылась в подъезде. Из флаера выглянула Лариса:
        - В принципе, пока время есть, могу объяснить. Я отключил материализацию от Сети. Она теперь автономна, как и твоя Мэри.
        - Ничего не будет, не волнуйся. Оформлю официальное приглашение на правах представителя более высокого соцрейта. Ты не мог бы на кухне посидеть? Можешь перекусить, бери всё, что найдёшь. Нам с Трофимом кое-что обсудить нужно.
        - Ага, буду я здесь сидеть. И страшно, и скучно, - пробурчала Самохина и двинулась было за остальными, но дорогу ей преградила Мэри.
        Парень потряс головой, ничего не понимая.
        - Робот, в нишу, - сказал он.
        Иван поморщился, как от зубной боли:
        - Ну так и отвёз бы её к родителям, - пожал плечами Влад. - Я всё понимаю, но работа есть работа. Сейчас дождёмся включения, найдём нужные сведения и вперёд. А если нам на окраину лететь? Или ещё чего похуже? Ты будешь думать о её безопасности, а не о деле.
        Едва инженер исчез за дверью, Влад спросил:
        - Жители и гости Мегаполиса! Через одиннадцать минут Сеть снова заработает. Рекомендуем обозначить своё местоположение…
        - Но как? - опустился на диван Трофим.
        - Вот вы это и выясните. Я скину всю информацию по инциденту.
        - Всё готово. Владислав Александрович, если я здесь идентифицируюсь, не возникнут ли вопросы? Мне-то всё равно, но что с вашей репутацией будет?
        - Погоди, - сыщик открыл багажник, из которого тут же выбралась Элис.
        - Надоели, - Влад захлопнул балконную дверь, которую, уходя, оставил открытой. Хотя это не слишком помогло - объявление зачитывали очень громко.
        - Не надо мне тут. Ты сам всё понимаешь. Я и сейчас звоню только потому, что управитель не слышит и не видит. Ночная катастрофа связана с твоим Петуховым, только идиот не поймёт. А у меня руки связаны, наверху по-прежнему не хотят признавать проблему.
        - Он давно не пьёт.
        - Рад, что ты живой, - Кондратенко пожал руку молодому Трофиму.
        - Только не вздумайте менять плинтус, я под него глушилку спрячу.
        - Мараться не хочешь?
        Глава 34
        Прежде чем продолжить расследование, решили развести по домам тех, кому в этом участвовать необязательно. Михаил вернулся на окраину с радостью - Горохов всё же оформил его в штат и даже перегнал несколько тысяч баллов в счёт будущей зарплаты, чтобы семейный рейтинг инженера поднялся выше порога маргинальной социальной группы. Поэтому безмерно счастливый мужчина спешил обрадовать жену. Покинуть жилище у Стены, правда, семейная пара пока не могла, но зато они получали право бесконтрольного выхода из гетто и возможность работать в Сети. Трофим хотел помочь с поиском недорогой арендной квартиры в бюджетном районе, но Владислав запретил, сказав, что возможность работать и зарабатывать и есть главная помощь. Всё остальное - подачка, которая может взрастить в человеке любовь к халяве. Горохов послушался, но втайне от бывшего наставника перевёл на счёт Михаила ещё немного, воспользовавшись правом овера на анонимную благотворительность.
        А вот от Самохиной избавиться не получилось. Девушка раскричалась, едва услышала вопрос о том, куда её отвезти - к родителям или домой:

* * *

* * *

* * *
        - Нет, - наконец, принял решение математик. - Судя по статусу совершеннолетнего, вы бунтарь, молодой человек, а значит, гипотетически можете действовать втайне от старших. Так что давайте так - я буду беседовать только с главой семьи. Или хотя бы принесите мне официальное разрешение за его подписью. Всего доброго.
        - Клиент, который ни полбалла не заплатит! - бывшему полицейскому было плевать на принадлежность парня к элите. - Хотя ладно, пускай клиент. Ну так и пусть получает информацию постфактум! Трофимка, во все времена так было - сыщики расследуют, составляют подробный отчёт и только потом, за чашкой кофе или чая, рассказывают клиенту всё, что удалось узнать. К тому же зачем нашей эмоциональной мадемуазель знать то, что ей знать не следует? Она хочет выяснить, кто убил подругу? Прекрасно, я не против. Но о Ломовой, о Петухове, о тех, кто погиб этой ночью, зачем? Что ей даст эта информация?
        Парень скрестил руки на груди:
        - Так. Трофим Леонидович. Нам надо поговорить. Приземляйся куда-нибудь.
        Двое были мертвы. Один скончался ещё тридцать лет назад, второй в прошлом году.
        Лариса отвернулась к окну, усиленно делая вид, что ссора её не касается.
        Третий, точнее, третья, проживала в доме престарелых с психиатрическим уклоном.
        Трофим действительно изменился в лице. Ушло выражение упрямого высокомерия, которое свойственно большинству оверов, и парень снова превратился в самого себя.
        Пятый и шестой жили и здравствовали здесь, в Мегаполисе.
        - Отвали, железяка! - засипела, отбиваясь, Самохина.
        - Парень, ты что творишь? Ты гражданку Самохину знаешь пару дней! Может, ещё и доступ к своему счёту дашь, и ключи от усадьбы?
        - Лариса едет с нами.
        - Она наш клиент и имеет право знать.
        - Мне можно, - провёл запястьем над сканером Трофим, - я и есть Горохов.
        - А мне нравится её страстность, - улыбнулся вдруг парень.
        - Я хочу с вами! С какой стати вы меня выпроваживаете?! Дурочку нашли, да? Тут такое творится, а меня в сторонку? А потом фиг дождёшься правды!
        - Мэри, отбой! - вскочил со своего места Трофим, но тут же снова сел - во флаере хоть и было просторно, позу «во весь рост» высота потолка не предусматривала.
        - Не надо. Я так решил. В конце концов, начальник я. - Парень поднял голову и с вызовом посмотрел на бывшего наставника.
        - Полностью, - просиял Горохов и полез наверх.
        Седой мужчина скрестил руки на груди и задумался. Сыщики его не торопили.
        Когда старик тянулся к кнопке завершения разговора, на его лице читалось огромное облегчение.
        Робот расслабилась и дружелюбно улыбнулась девушке.
        Четвёртый сразу после закрытия игры переехал на постоянное место жительства в Чангши и оборвал всякие контакты с русскоязычным городом.
        - Ладно. Ты сейчас глух к доводам разума. Да и не моё это дело. В общем, пусть любовь всей твоей жизни летит с нами. Но из флаера не выходит. Будет сидеть внутри вместе с Мэри. Такой вариант тебя устраивает?
        - Лариса, будьте добры, отойдите, - недовольно сказал Владислав.
        - Конечно, господин овер. Без проблем, - сладким голосом сказал Кондратенко, - и всё-таки - не могли бы вы опустить флаер на какой-нибудь крыше? На два слова, буквально.
        - Конечно. И обида её будет громкой и страшной.
        - Не могли бы вы рассказать нам о вашем участии в эксперименте «Бог здесь не живёт?» Конкретно о том, почему проект закрыли, и что произошло с Гороховым Семёном.
        - Я вообще не студент и беспокою вас по другому делу!
        Девушка нахмурилась, но послушалась.
        - Неправда, - покачал головой парень, - она просто эмоциональная. И это прекрасно.
        Пару секунд Влад, не мигая, смотрел на бывшего практиканта, потом вздохнул и покачал головой:
        - Я понимаю, влюбился в девушку. Да ещё буквально только что. В такие периоды человек ведёт себя, как идиот. Думаю, если она сейчас выглянет в окошко и попросит тебя спрыгнуть с этой крыши, ты с радостью выполнишь просьбу. Чёрт с тобой, пусть едет. Но подумай вот о чём - наше дело плохо пахнет. И чем дальше, тем запашок сильнее. Ты уверен, что девчонке не грозит опасность? Если мы залезем в какое-нибудь осиное гнездо, её могут покусать с нами за компанию. Стоит оно того? Во-о-от, наконец-то в твоих глазах проблеск разума. Дошло, почему клиент наблюдать со стороны должен?
        Любой сторонний наблюдатель, увидев позу и выражение лица овера, сразу бы понял, что этот человек с младенчества умеет повелевать другими.
        - Но я не ваш студент, - попытался вклиниться в гневный монолог Кондратенко.
        - Да хватит уже, барышня, - продолжил злиться Влад. - Неужели вы не понимаете, что будете только отвлекать нас от расследования? И так беззастенчиво пользоваться рыцарством молодого человека просто непорядочно!
        - Мы из сыскного агентства, расследуем ночной инцидент, - влез в разговор Горохов. Из-за которого и закрыт цифровой город.
        - Да? - немного успокоился старик. - Я вас слушаю.
        - Госпожа Лариса, ваша агрессия неуместна, - Мэри протянула руку и схватила девушку за шею.
        Андроид убрала руку, но напряжённая поза говорила о том, что в любой момент захват может повториться.
        - Трофим, о чём ты думаешь? Это идиотизм, посвящать в детали дела гражданское лицо!
        А вот шестеро руководителей испытательного полигона «Бог здесь не живёт» не скрывались.
        Далеко улететь от окраины они не успели, и здесь, в бедном районе, высились древние девятиэтажные дома, на которых не были предусмотрены посадочные площадки. Поэтому флаер завис в полуметре от крыши. Влад выпрыгнул первым, еле дождался овера и, едва закрылась дверь в летающем автомобиле, взял быка за рога:
        Владислав не выдержал:
        - Немедленно уравняй Лару в правах с Кондратенко, - звенящим от гнева голосом сказал Горохов.
        - Прекрасно, молодые люди, прекрасно. Такое бедствие нельзя оставлять без внимания, очень рад, что власти держат руку на пульсе. Но чем я, простой преподаватель математики, могу помочь?
        - А ведь вы правы. Как всегда. Но если я откажу, она же ведь обидится!
        - Молодой человек, если вам нужен зачёт, выучите как следует, подключитесь к ВУЗу, когда откроют доступ в Виртоград, и загрузитесь в кабинет. Искать преподавателя в реале и отвлекать его от дел, тем более первого января, вопиющая наглость и беспардонность!
        - Тем более, юноша! Я не собираюсь разгребать авгиевы конюшни после коллег! Идите и нервируйте того, кто рискнул взять вас на обучение!
        Абсолютно седой мужчина, чьё лицо покрывала густая вязь морщин, словно он никогда не слышал о ботоксе, щурился и гневно вещал:
        - Совершеннолетний? Интересно. А кем, позвольте спросить, вы приходитесь Семёну Зигфридовичу?
        - Простите, молодые люди, но рассказывать что-либо я не имею права. Когда-то давно мне пришлось подписать бумаги о неразглашении, срок давности ещё не истёк. Семья Гороховых за болтливость мне обнулит счёт и отправит в Австралию. А я уже, знаете ли, не в том возрасте, чтобы менять образ жизни.
        - Ну что ты, действительно, зачем это всё, - прохрипела девушка, потирая шею. Она вновь стала спокойной, по крайней мере, внешне. - Мы действительно едва знакомы. Хотя мне приятно твоё доверие. И всё-таки, можно мне с вами?
        Лицо математика на миг озарилось голубоватым светом, когда ему пришла информация о Трофиме. Прочитав, он удивился:
        - Это моё дело, - огрызнулся молодой овер, - захочу, дам и то, и другое.
        И не ошибся. Оказалось, в тот самый день, когда Семён развёлся, получил статус совершеннолетнего и погиб, Зоя Игоревна отказалась от гражданства. А значит, ей удалили шунт, отключили чип и стёрли из общей базы, оставив лишь краткую заметку в отделе миграции. Получалось, она покинула общество более пятидесяти лет назад, и найти её теперь было невозможно.
        О бывшей жене Семёна узнать ничего не удалось. Ни о рейтинге, ни о месте жительства, ни о смерти, если она была - ничего. Словно женщина никогда не существовала. Возможно, она сменила имя, но и это по закону должно было отображаться в общей базе. Прошли те времена, когда люди исчезали просто так. Оставался только один вариант, и Владислав решил его проверить.
        Мужчина побледнел, потянулся к кнопке выключения, но потом опомнился и отдёрнул руку:
        Влад набрал в лёгкие воздуха, собираясь спорить дальше, но потом медленно выдохнул и махнул рукой:
        - Родной племянник.
        - Ох, детишки, - оперся спиной о холодный бок флаера бывший полицейский, - ты сейчас путаешь страстность и истеричность. Когда романтизм схлынет, Ларисочка примется портить тебе кровь, и через пару лет близкого общения твои руки будут трястись, а голова поседеет.
        - Мой коллега обладает теми же правами, что и муниципальные полицейские. Так что закон вы не нарушите. Я, как представитель семьи Гороховых, уверяю, что наказания за озвучивание сведений не последует. А девушка… Мы и от неё потребуем неразглашения.
        - Хм, - откинулся на спинку кресла мужчина. - И всё же. Юноша, которого я изначально принял за студента, к вашей семье явно отношения не имеет. Как и та прекрасная молодая особа, которая заглядывает в камеру из-за вашей спины.
        - Пусть остаётся, - сказал Горохов, глядя на свои ботинки.
        Владислав пожал плечами:
        Глава 35
        В таком же ключе прошёл и разговор с жителем Чангши. Мужчина, наверное, придерживался азиатской моды на бесконечные пластические операции, потому что выглядел молодо и «глянцево». Он испугался даже больше, чем бывший коллега, по крайней мере, его идеальное лицо побелело очень сильно, когда прозвучало название игры. И если поначалу человек разговаривал по-русски, хоть и с акцентом, который приобретают все, кто долгие годы не вспоминает о родном языке, то услышав о «Бог здесь не живёт», перешёл на китайский. А потом и вовсе отключился и больше на связь не выходил.
        Оптимизм совсем покинул сыщиков. Стремительно приближалось время обеда, а они всё ещё ничего не узнали. К тому же третий кандидат на разбалтывание секретов на звонки не отвечал.

* * *

* * *
        Владислав закатил глаза, но выговаривать бывшему практиканту не стал. Хочется парню просвещать девушку - пусть. К тому же никаких секретных сведений он не выдаёт. Пока.
        Домов престарелых в Мегаполисе насчитывалось более трёхсот. Они отличались оснащением, условиями приёма «постояльцев» и количеством «роботизированного» персонала. Несмотря на такую внушительную цифру мест всё равно не хватало, так как политика бездетности и удлинение срока жизни привели к тому, что огромное количество людей закатного возраста оставались наедине с собой. Лишь оверы могли позволить себе доживать свой век в окружении близких, по крайней мере, те, кто успел вырастить пару-тройку детей. В большинстве пансионатов работали целые штаты психиатров - телесное здоровье и внешнюю молодость продлевать научились, а вот с возрастными изменениями психики пока не справлялись. Мало кто старше девяноста лет мог похвастаться острым умом и прекрасной памятью. «Тёплая осень» занимала территорию всего в три гектара, но зато в районе для представителей рейтинга выше четырёхсот тысяч баллов. Пятидесятиэтажное здание молочного цвета терялось на фоне таких же высоких соседей, было окружено густым пластиковым лесом и монолитным забором.
        - Ответь только на один вопрос, - торопливо сказал Кондратенко, - её кто-нибудь навещает? Бывают гости?
        - Мне нельзя разглашать такую информацию.
        В квартире, а по сути, в палате, было две комнаты. Одна для погружения в виртуальную реальность и приёма гостей, вторая - для сна. Марго оказалась величественной, тучной женщиной, которая жестом, полным достоинства, указала гостям на диван, а сама с помощью материализации, женщины в белом халате, расположилась на виртокресле. Мужчины не знали, с чего начать - название игры, судя по предупреждениям управителя, могло спровоцировать приступ. Молчание затянулось.
        - Вы же сами в это не верите. Возьмём, к примеру, нашего Трофима.
        - Вот и прекрасно, - кивнула женщина. - Надеюсь, он не успеет сообразить, что к чему. Андроида твоего я вечером перепрограммирую, и он ночью заберёт сервера. Потом встретимся на нашем месте.
        - Но… - парень запнулся, потому что ощутил болезненный тычок под рёбра. Повернул голову и увидел, что Кондратенко невинно смотрит на Лепаж и улыбается. - Я не… - второй тычок пришёлся в то же место.
        - Что ты, ничего не говорил, - быстро сориентировался парень, - я люблю только тебя.
        - Можешь ещё раз всё повторить? Пробежаться по пунктам плана, - Горохов попытался собрать осколки информации в кучу. - Вдруг мы что-то забыли?
        - Понимаете, барышня, - решил высказаться Влад, - достигнуть максимального рейтинга может только исключительная личность. Умная, порядочная, полезная обществу. А значит, такой золотой человек может рассчитывать на кое-какие послабления, достигнув вершины.
        Лариса прекрасно распознала насмешку:
        Губы Лепаж тронула торжествующая улыбка.
        - Если признался, мы с тобой расстанемся, - Марго гневно скрестила руки на груди. - Ты же всегда говорил, что ваш брак с Зойкой заключён ради семьи. Я согласилась. Но предательства не потерплю! Разве она сможет, как я, решиться ради тебя на такое?
        - Он, конечно, замечательный, - заявила Лара, не заботясь о том, что Горохов её слышит, - но что он такого сделал? Сам, лично, а? Ничего. Вся его статусность - заслуга предков. Которые вообще неясно, как такое положение заработали. Ведь из-за этого вот «послабления» они знают об обычных людях всё, а мы о них - ничего. Может, сто лет назад оверами заделались какие-нибудь преступники, или богатеи, или, ну не знаю… программисты сами себе баллов загрузили. А потом взяли и переписали историю, чтобы остальные правду не узнали.
        На карте появилась вторая точка.
        - Прошу покинуть помещение, - сказала «медсестра», - госпожа Лепаж на данный момент не может продолжать общение.
        - Да? - удивился Влад. - И кто же?
        Дом престарелых покидали в полном молчании.
        Парень вжал голову в плечи, но промолчал и продолжил искать информацию о Карасёве.
        Лариса не вмешивалась и с интересом рассматривала обстановку. Она знала, что человек может попасть в дом престарелых, передав права на собственный счёт владельцам учреждения. Девушка впервые задумалась, что её родители рано или поздно тоже окажутся в таком месте, только более бюджетном.
        - Ага, сейчас, - Горохов сел на освободившееся место и подключился к Сети. - Понимаешь, Лара, Карасёв - овер. Обычные полицейские без важных, желательно юридических причин не имеют права его беспокоить и уж тем более отслеживать.
        Марго рассмеялась:
        Горохов не придумал, что ответить, и просто пожал плечами.
        - Марго Лепаж на данный момент находится в ремиссии. Основная личность в сознании, остальных персонал не наблюдал уже более недели. Рекомендуется не повышать голос, не упоминать глобальное потепление, теорию чёрных дыр, бога, пасту с анчоусами, билирубин, футбол и валенки. Это триггеры, которые со стопроцентной вероятностью разбудят одну из альтернативных личностей. Но и избежание этих тем не гарантирует адекватную беседу в связи с наличием у основы болезни Альцгеймера. Управитель при необходимости вызовет санитаров. Слева от меня вы можете видеть гардероб, передайте верхнюю одежду служащему. Квартира находится на тридцать седьмом этаже, лифт номер три. Через два часа полдник, поэтому администрация просит вас к данному времени покинуть «Тёплую осень». Приятного дня.
        - Так себе идея. Сам знаешь - никаких Гороховых для твоей же безопасности.
        - Это бессмысленно, - Кондратенко остановил дозвон и пересел с водительского кресла на одно из пассажирских. - Трофим, пробей по базе местонахождение Карасёва Кирилла Кирилловича.
        - Но это несправедливо! - воскликнула Лариса.
        - Блин, - Лариса первая поняла, что разговор окончен.
        - Госпожу Марго навещает только один человек, Карасёв Кирилл Кириллович, социальный рейтинг овер девятьсот девяносто девять тысяч девятьсот девяносто девять, каждый год двадцатого февраля. Освободите помещение.
        Материализация поклонилась, подошла к стене и скрылась в нише. Посетители переглянулись, пожали плечами и направились к лифтам.
        - Давайте возьмём, даже интересно, - демонстративно подпёр щёку рукой Кондратенко.
        - Он и тебя втянул? - в глазах женщины появилось узнавание. Кого именно она «узнала», было неясно. - Зря. Ты же трепло, каких поискать. Хоть бы андроида отключил, а то в записи разговор останется. Вдруг Зигфрид просмотреть решит?
        - Далековато, - задумчиво сказал Кондратенко, увидев метку на карте, которую транслировал визуализатор, - семьсот двадцать километров, в другом конце города. Ну-ка, покажи, где психушка, в которой Лепаж обитает?
        Она с неожиданной прытью для старого тела поднялась с кресла, схватила кофейник и швырнула его в Кондратенко. Мужчина нагнулся, «снаряд» врезался в стену и разлетелся на осколки. Посетители вскочили, пытаясь вытряхнуть стеклянное крошево из волос, а Марго тем временем взяла сразу две чашки и бросила их в Джесси. Робот, сохраняя невозмутимость, вытащила из кармана халата инъекционный пистолет, схватила активно сопротивляющуюся старуху за плечо и сделала укол.
        - Да. Он дома, - судя по выражению лица, Трофим немного обиделся. - Вот адрес.
        - Нашёл то, что нужно? - остановил зарождающийся спор Владислав.
        Приземлившись на крыше, сыщики тут же попали в объятия робота. Охранник просканировал чипы, выяснил паспортные данные, проверил лицензии на оружие и вежливо попросил оставить его в «транспортном средстве», как и андроида. А ещё отказал Самохиной в доступе, пояснив, что у жителей, работников и посетителей «Тёплой осени» статус должен быть не ниже трёхсот тысяч. Поэтому Трофиму пришлось воспользоваться правом овера на сопровождение. При желании он мог привести с собой парочку окраинных жителей.
        Лара смутилась, прекратила глазеть и опустила голову. Материализация выполнила указание.
        Снова стало тихо. Кондратенко решил, что тянуть нет смысла:
        Оконная иллюзия транслировала сосновый лес. Складывалось впечатление, что комната находится не высоко над землёй, а на первом этаже здания. На стенах кремового цвета висели картины, изображающие котят и щенков, виртокресло казалось уютным из-за вязаного покрывала, на журнальном столике стоял стеклянный кофейный сервиз, а за приоткрытой дверью спальни можно было рассмотреть функциональную кровать и какую-то медицинскую аппаратуру.
        - Необходимо покинуть помещение, - повторила она, оборачиваясь, - или мне придётся вызвать охрану.
        - Джесси, прикрой дверь. Моя гостья излишне любопытна, - неожиданно тоненьким голосом заявила хозяйка палаты.
        - Я знаю, кто вы, - перебила его женщина, - я ещё не выжила из ума.
        - Всего триста. Отлично. Давайте сначала побеседуем с дамой. Может, потом Карасёв объявится, и лететь к нему не придётся.
        Марго обмякла, робот её подхватила и без видимых усилий понесла грузное тело в спальню.
        В приёмной уже ждали - охранник передал информацию дальше. Материализация управителя - светловолосый мужчина в хирургической пижаме и бесшумных ботинках, принялся рассказывать о постоялице:
        - Сеня, неужели ты думал, что пластическая операция тебя настолько изменит? - Гневно раздула ноздри Марго, глядя на Трофима. - Я сразу сказала - для начала волосы перекрась. По ним тебя только идиот не узнает.
        - Надеюсь, это так, - серьёзно сказала девушка. - Не хочу, чтобы ты страдал, узнав правду. Вдруг ты потомок террориста?
        - Я ему то же самое говорил, Маргоша. Но он ведь никого не слушает, - Владислав явно решил подыграть бреду старушки.
        - Всё подготовил? Карасёву баллы перевёл?
        - Но…
        - Надеюсь, больше никто не в курсе? Или и Зое признался?
        - Но я не Семён, - растерялся Трофим, - я его племянник.
        - Право овера, - Трофим подтянул рукав и провёл запястьем перед глазами андроида, которые тут же на миг сверкнули, считывая информацию.
        Лариса захлопала глазами. То, что её примут за робота, она никак не ожидала. А Трофим, наконец, сообразил, почему бывший полицейский его толкал:
        - Да.
        - Мы уже уходим.
        - Ну ты, мудила, как по мячу бьёшь? - хрипло, чужим голосом заорала Лепаж, подавшись вперёд. - Я те ноги вырву, паскуда!
        - Глупости. Ничего не забыли. Эксперимент завершится так, как должен, а твои родственнички ещё пожалеют, что такую идею отфутболили, - Марго замерла с открытым ртом.
        - Ты права. Но его помощь может пригодиться.
        - Мой прапрапрадед получил нобелевскую премию по физике! - Трофим всё-таки не выдержал. - А прапрапрабабушка участвовала в создании материала, из которого сейчас шьётся вся многоразмерная одежда!
        - Добрый день, мы из…
        Глава 36
        Чтобы лишний раз не смущать Самохину пафосными ресторанами для высших слоёв общества, Трофим выбрал кафе в одном из среднерейтинговых районов. Как и везде, здесь было не слишком оживлённо, поэтому робоофициант подъехал сразу же, как только компания уселась за столик.
        Быстро нащёлкав заказ в меню, люди приготовились слушать Мэри. И та, выпрямив спину и положив руки на стол, певучим голосом стала рассказывать:

* * *

* * *
        Добрый вечер. Вас беспокоит частное сыскное агентство «На страже справедливости», учредитель и руководитель Горохов Трофим Леонидович, овер. Не могли бы вы ответить на несколько наших вопросов?
        Это вы мне весь день трезвоните? Достали. Шёл бы ты отсюда, овер, пока охранка в тебе дырок не наделала. С уважением.
        Уважаемый Кирилл Кириллович. Сыскное агентство обладает теми же полномочиями, что и муниципальная полиция. Даже более того - руководитель с максимальным рейтингом их расширяет. Поправка в своде правил и законов от тридцатого декабря, можете проверить. Если вы откажетесь сотрудничать, я имею право заблокировать ваш счёт на двадцать четыре часа. А значит, на это время вы станете обычным гражданином, и спрашивать разрешения войти уже не понадобиться. С уважением.
        Поправку нашёл. Да ей всего-то несколько дней! Это верх наглости. Но так и быть, закон нарушать не буду. И перед тем, как я открою, ответьте на вопрос - что конкретно вас интересует?
        Игра «Бог здесь не живёт», а точнее, обстоятельства её закрытия.
        Раздражения в голосе хватило бы на сотню человек.
        - Ты не совсем права, - не согласился Трофим. - Мы узнали очень много. Во-первых, мой дядя изменял своей жене. Не удивлюсь, если она от него ушла именно по этой причине. Во-вторых, во время эксперимента случилось что-то такое, из-за чего моя семья решила не продолжать и закрыла проект. И в-третьих, дядя и его любовница были с этим не согласны.
        - Очень интересная информация, да и сама женщина тоже, - сказал Влад, вылавливая из тарелки аппетитно выглядящий кусочек мяса, - если честно, я впервые встречаю человека, у которого тело является душевным общежитием.
        - И что-то провернули, - подхватил Кондратенко. - А главное, с многоликой Марго до сих пор общается Карасёв. Значит, он, скорее всего, в своём уме и может нам что-нибудь рассказать. Так что, Трофим Леонидович, как только окажемся во флаере, забивай маршрут к его дому, слетаем. Ну, и продолжай звонить. Может, ему надоест и он ответит.
        - Дай-ка, я ему наклацаю от твоего имени.
        - Карасёв Кирилл Кириллович, максимального рейтинга достиг пятьдесят четыре года назад, - зачитывала сведения, собранные в открытых источниках, Мэри.
        Кондратенко даже не стал выходить, да и Лару из флаера не выпустил, решив, что лучше пусть общаются равные. Мэри выскочила вслед за хозяином, на ходу раскрывая зонт - на улице шёл мерзкий зимний дождь.
        - Ничёси. Кажется, не в той семье я родилась, - вздохнула девушка.
        Горохов приблизился к воротам, стараясь игнорировать нацеленные на него видеокамеры и турели, позволил сканеру считать информацию с чипа и написал в открывшемся голографическом окне сообщение:
        - Теперь мы знаем, каким образом. Это подарок от Семёна Горохова, - перебила секретаря Лариса. - И я не понимаю - кто селится вдали от цивилизации? Да случись что, до него скорая лететь будет часа два! А полиция? А пожарные?
        - Лепаж находится в пансионате уже двадцать два года. До пенсии была вполне социализирована, проблемы с психикой окружающие не замечали. К тому же после увольнения из «Создателей будущего» женщина много лет проработала в виртуальном филиале городской службы занятости на должности психолога, вживую с людьми общалась изредка. Диагноз поставила себе сама, когда - неизвестно. Благодаря профильному образованию смогла долгое время контролировать проблему, но когда поняла, что другие личности постепенно вытесняют основную, пришла в «Тёплую осень» с готовой историей болезни на руках. Её случай стал хрестоматийным для медицинских и педагогических ВУЗов как напоминание, что даже самый опытный специалист не должен заниматься самолечением.
        - В личном файле, выжимки из которого я вам сейчас рассказываю, утверждается, что врачи благодаря полному просмотру записей из домашнего управителя смогли выделить пять чётко оформленных личностей: саму Марго, футбольного фаната со склонностью к алкоголизму, психопата, который любит причинять боль людям, семилетнего мальчика и двадцатипятилетнюю девушку с высоким социальным рейтингом. Благодаря последней Лепаж смогла накопить на достойную старость - девушка прекрасно играет в покер. Ещё несколько появляются редко, к общению не склонны, поэтому пока не удалось не только их идентифицировать, но даже сосчитать. Ясно одно - их более десяти.
        - Его профессия прекрасно перекликается с происходящим. Я бы к нему присмотрелся, - Кондратенко задумчиво уставился в окно.
        В том, что Карасёв жил в усадьбе, не было ничего удивительного - большинство оверов предпочитало уединение. Но никто из них в здравом уме не строился где-то, кроме центральных районов Мегаполиса, которые представляли собой зелёные долины, разбавленные реками и озёрами. А вот Кирилл Кириллович рискнул возвести дом за Стеной, на берегу океана, отчего технически его ближайшими соседями были жители окраин.
        - Ого! - подался вперёд Кондратенко.
        Трофим быстро напечатал ответ:
        - Я продолжу? - улыбнулась Мэри. - Не женат, детей нет, ближайших родственников тоже. Занимается разработкой софта для управителей.
        Влад вдруг понял, что чувства бывшего практиканта не особо взаимны. Судя по тому, что бывший полицейский наблюдал весь день, Самохина не слишком-то интересуется парнем. Нет, он ей явно нравится, будоражит полубожественным статусом, а для романтических отношений этого иногда вполне достаточно. С другой стороны, она хотя бы не притворяется страстно влюблённой, пуская пыль в глаза наивному оверу, что уже хорошо.
        Ворота замерцали, стали прозрачными и с въедливым свистом разъехались. Открытие сопровождалось клубами пара - дождевые капли, долетая до створок, мгновенно испарялись.
        - С этим позже разберёмся, - отмахнулся Кондратенко и повысил голос: - Вы слышали? Открывайте!
        Голографический экран исчез, посетители услышали голос, в котором угадывались довольные нотки:
        - Да. У него договор с Муниципалитетом. Делает официально одобренные модификации, которые не влияют на основное ядро. Несущественные изменения.
        - С этим проблем обычно нет, - смущённо сказал Трофим, - например, в усадьбе отца неплохо оснащённая мини-больница, в ней даже живой врач есть. Точнее, два, работают посменно, чтобы круглосуточно быть в доступе. При необходимости вызывают специалистов из клиники. Охраны достаточно своей, пожарная система тоже настроена отлично. Думаю, и у Карасёва всё продумано.
        - Папа?! - поражённо уставился на андроида Трофим. Но Мэри уже стала самой собой.
        Из-за силового поля, куполом закрывающего все владения Карасёва, пришлось приземлиться перед воротами - на звонки хозяин по-прежнему не отвечал, а поднявшиеся с земли охранные дроны с наведённым на незваных гостей оружием красноречиво говорили, что здесь чужакам не рады. Стрелять они, правда, не начали, но плотным роем окружили флаер и оставили в покое только тогда, когда Трофим заглушил двигатели.
        Принесли еду - рагу из моркови и говядины, лепёшки, яблочный сок и ватрушки. Андроид молчала, пока официант не расставил тарелки, потом продолжила:
        - Можете разворачиваться и лететь туда, откуда прилетели. Я подписывал неразглашение. Так что ничем помочь не могу. Все вопросы к Гороховым, - в голос добавилась ехидца. - Ах, да, Трофим Леонидович и сам из них. Тогда вообще не понимаю, в чём ко мне претензии.
        - Какие, например?
        Ответ пришёл незамедлительно:
        - Флаер оставьте на месте. За вами приедут.
        - Давай, Трофимка. Если сложить мой и Ларисин рейтинги, всё равно не хватит, чтобы обратить на нас внимание небожителя.
        - Я им уже воспользовалась, потому что без него смогла узнать только дату перехода в категорию граждан с максимальным рейтингом.
        - Да скорее уж, проходным двором, - фыркнула Лариса, - я бы с ума сошла. Ой, она же уже… Жалко. Так ничего и не узнали.
        Мэри вдруг дёрнулась, её и так не слишком живое лицо одеревенело. Она закрыла зонт, подошла к воротам и громко заявила:
        - Способность генерировать колыбельные из списка разрешённых родителями слов, функция подсчёта калорий и контроля физических упражнений для худеющих, уход за растениями, услуга «собутыльник» и прочее. Больше никаких сведений в общем доступе нет.
        - А с правом овера? - подтянул рукав Горохов.
        В беседе возникла пауза. Сыщики терпеливо ждали.
        - Я, Леонид Зигфридович, глава семьи Гороховых, разрешаю Карасёву Кириллу ответить на любые вопросы касательно испытательного полигона «Бог здесь не живёт». Соответствующий документ направлен Карасёву Кириллу.
        Парень растерялся. Он беспомощно оглянулся на флаер, и Кондратенко, тяжело вздохнув, всё-таки выбрался наружу.
        Глава 37
        Робот-дворецкий молча проводил гостей в комнату. Хозяин, судя по всему, посторонних не любил - кроме дивана и одного кресла, здесь даже присесть было негде. Огромный визуализатор на всю стену, немного узких полок, заставленных безликими безделушками, несколько кадок с живыми растениями и жёсткий ковёр на полу - вот и вся обстановка. Вполне возможно, в доме были и другие, более уютные комнаты, но Карасёв явно считал, что наглые сыщики лучшего приёма не заслуживают.
        Дворецкий указал на диван, три человека и андроид уселись на него рядком. Спустя минуту в помещение зашёл сам Кирилл Кириллович.

* * *
        Карасёв сел в кресло, поправил маску и почти спокойно объяснил:
        - Ну, это не совсем правильное слово, - поправил маску на лице Карасёв. - Скорее, поглощает. Использует. Обрабатывает и оставляет в себе. Вы см?трите на что-то - информация остаётся в вас. Вы съели что-то - оно остаётся внутри. Не в смысле, в желудке. А в смысле…
        - В памяти, - подсказал Кондратенко. - Вкус, запах, вид, форма - то, что не существует, остаётся со мной, словно что-то материальное.
        - Как угодно. Да, память. У вас вполне реальные воспоминания о нереальном месте или событии. То есть, информация. А получаемая в течение жизни информация и формирует личность. Душу, если верить теологам, хотя практики от религии с этим не согласны. Они-то считают, что душа - что-то божественное, неизменное, данное при рождении.
        - К тебе опять кто-то подключился? - с подозрением спросил Кондратенко.
        - Ничего, ничего. Она права, - сказал хозяин дома, чем удивил Кондратенко - резкая смена поведения была очень уж неожиданной. - Прошу меня простить. Отвык от общества, да и здоровье пошаливает. Ваш визит для меня - лишний стресс. Девушка, успокойтесь и присядьте. Я на всё отвечу. Только давайте быстро - некоторые вирусы и через маску проникнуть могут. И вот ещё, дорогуша. Если не научитесь контролировать себя, до приличного рейтинга никогда не дорастёте. А я вот смог, хотя, как вы выразились, «из грязи в князи» не всем нравится.
        - Нет, - отрезал Карасёв. - Это бабушкины сказки.
        Карасёв вздрогнул:
        - Может, снимите этот намордник? - сказала вдруг Лариса. - Как-то невежливо, вам не кажется?
        Секретарь не ответила. Она схватила за плечи Ларису и Трофима, толкнула их на пол, потом бросилась к Владу и ударила ладонью в грудь. Не ожидавший такого мужчина рухнул на сиденье.
        - А про развод знаете что-нибудь?
        Мэри вдруг подалась вперёд, вглядываясь в визуализатор на приборной панели:
        - Возможно. Но давайте вернёмся к прошлому. Почему игру закрыли?
        - И вы ещё обижаетесь, что я назвал вас маргиналкой? - повысил голос Карасёв. - Грубая хамка, никаких манер! Убирайтесь!
        - Простите и спасибо за сотрудничество, - притворился смущённым Кондратенко, когда Трофим и Лариса вышли из комнаты. - Девочка потеряла близкого человека, её можно понять. Но всё-таки - возможно ли как-то через сеть дать управителю команду на убийство?
        - Это не правильно, - продолжал упрямиться парень.
        - Сами ведь тоже не овером родились! - Лара распалялась всё больше. - Из грязи в князи, а теперь сочитесь высокомерием! Кто дал вам право…
        - Во-первых, мы с Сеней дружили. Во-вторых, я всегда поддерживал его идеи. В третьих, я не раз брал вину на себя - Сеня иногда очень увлекался и творил дичь. Его семье это не нравилось. Вот я и получал по шапке вместо Семёна, а он потом мои затраты на штрафы покрывал из личного, не семейного рейтинга. Когда стало понятно, что игру сворачивают, Сеня решил отблагодарить меня за годы преданности. Мой статус и так был выше семисот тысяч, так что особо тратиться ему не пришлось. К сожалению, радость от этого события омрачила смерть Горохова.
        За бортом послышался звуки выстрелов, затрещала повреждённая лазером обшивка.
        Андроид шевельнулась:
        - Господин Горохов, какие же это оскорбления? - всплеснул руками Карасёв. - Простая констатация фактов!
        - Лариса! Замолчите! - рявкнул бывший полицейский.
        Мэри протяжно вздохнула:
        - Не вставайте. Попытаюсь уйти от преследователей, - заявила Мэри и отключила автопилот.
        - Прости, сынок.
        - Простите. Я раскаиваюсь, - Судя по воинственному тону, девушка врала с чистой совестью. - Просто он такой мерзкий, высокомерный, надутый…
        - Какая мерзость, - не утерпела Самохина.
        - Например, мы научились стабилизировать человеческое сознание вне тела. До этого оно стремилось в свой сосуд с самого момента выхода в сеть. И будоражило цифровое пространство, вбирая в себя энергию, как вампир. И либо добивалось своего, и человека, попутно засосавшего в свою личность пару терабайтов, выбрасывало в реал через два часа, либо сознание исчезало губительным для сети способом. Происходило что-то вроде взрыва, сносящего всё вокруг напрочь. Ячейки, ограничивающие это бесконтрольное «засасывание» всего вокруг, тоже наше изобретение. Теперь смерть к краху системы не приводит. Думаю, вы все видели эти слабые вспышки, сопровождающие чей-то уход за грань. Не идёт ни в какое сравнение с тем, что творилось раньше.
        - И что тут такого? Мы вместе работали. Просто дань прошлому.
        - Благодарю, - поклонился Влад. Уже у самой двери он словно спохватился: - Ах, да. Последнее. Вы были близки с Марго Лепаж?
        - Я не девка! - рявкнула Лара. - Я приличная девушка!
        - Каждый понимает в меру своего интеллектуально развития, - пожал плечами старый овер, - для кого-то мерзость, а для кого-то - вынужденные жертвы во имя прогресса. К сожалению, главный эксперимент закончился неудачно, но сопутствующие открытия облегчили жизнь если не всем, то многим.
        - Пап, как же так? Ты за мной всё время следил? - Трофим потряс кулаком перед носом робота. - Это подло!
        - Хватит. Потом обсудим. В общем, так. Летите ко мне. Раз вам нужна информация о той истории, я расскажу всё, что знаю. Мне тоже не нравится то, что происходит. Я за сегодняшний день услышал много чего интересного. И Кирилл… что-то меня в нём беспокоит. Только девку высадите где-нибудь.
        - Во-первых, не кипятись. Я всего лишь периодически за тобой присматривал. Во-вторых, согласен с девчонкой. Кирилл на себя не похож - всегда был тихой мямлей, глаза от пола не поднимал. И не дружил он с братом - тот его пустым местом считал, хотя, как специалиста, ценил. Единственный раз он к нему обратился не по работе, когда к психиатрическому образованию решил добавить техническое. В ВУЗе учиться не хотел, искал, на каком канале лучше всего преподают программирование. Кирюха с неделю смотрел влогеров, составлял рейтинг, чтобы Сеня зря своё время не тратил.
        Трофим схватил девушку за талию и принялся оттаскивать к двери.
        - А то и значит. Утром в офис пришёл Семён, поблагодарил меня за те годы, что я был рядом, перегнал баллы и сообщил, что проект сворачивают. Когда я попробовал узнать, в чём дело, он лишь заявил, что Гороховы - консервативные, напыщенные болваны, особенно Зигфрид. Сказал, что подал прошение о статусе совершеннолетнего и уволился из «Создателей будущего». И попрощался - он через несколько часов собирался в путешествие. Хотел заняться подводным туризмом. Больше я его не видел.
        - Я и говорю - нищета и бесполезность, - выражение лица из-за маски разобрать было нельзя, - кто знает, что за заразу вы притащили в мой дом из своих неблагополучных районов. Имею полное право защитить своё здоровье от всякой инфекционной дряни.
        - Вы хотите сказать, что люди и сейчас виртуальноть… засасывают? - испуганно прошептала девушка, уже забывшая, что кричала на овера несколько минут назад.
        - Но, пап…
        - Стрессам. Противостоять стрессам, - поправил Карасёв. - Я программист, на мне была разработка кое-каких кодов. Кроме того, в моём подчинении были ребята, создававшие подобие жизни - так называемые осколки душ, то есть, голоса, которые транслировались игрокам после убийства демонов. Да и сами демоны - их тактика боя, способности, внутреннее строение… они специально были сделаны внешне неотличимыми от моделек людей, поэтому пришлось добавить кое-какие металлические детали. Это, кстати, тоже был один из способов влиять на игрока - убивая кого-то, он до самого конца не знал, кто перед ним - человек или враг. Нужно было покопаться в кишках, чтобы выяснить. Да и трёхпалость появлялась только после «смерти». А это, согласитесь, нервирует.
        - Какие открытия? - заинтересовался Горохов.
        - Но вы ничего не рассказали! Задурили голову философией, и всё! - Лариса снова встала и принялась наступать на старика. - Кто убил мою подругу? При чём тут ногти? Почему управителей глючит? Вы должны знать, вы же спец по этому делу!
        - Папа, она с нами.
        - Именно так. Вы молодец, господин полицейский.
        Флаер тряхнуло. Мэри быстро села на место водителя и заскользила пальцами по приборной панели.
        - Деточка, я не собираюсь метать бисер перед маргиналами.
        - Не знаю, - овер встал и демонстративно посмотрел в окно. - Скоро ночь.
        - Вы думаете, это как-то связано с полигоном? Совершенная глупость.
        - Дорогая Лариса, советую вам потратить пару тысяч баллов на мозгоправа. Нельзя быть такой взрывной и непоследовательной, - устало опустился в кресло Владислав. - Вы всё испортили.
        - Мы почти закончили, - Трофим был само миролюбие. - Что значит, не знаете?
        - Да, очень жаль, что он погиб. Мы уже знаем, что игра была испытательным полигоном, на котором изучали психику людей, её пластичность и возможность противостоять пыткам, - вступил в беседу Трофим.
        - Так все знали, что у Сени семейные проблемы. Но без подробностей. Всё, мне пора спать, прошу вас уйти.
        - И в кого ты такой трепетный… - андроид сокрушённо покачала головой, потом дёрнулась, улыбнулась и спросила: - Трофимушка, ты целый день во флаере. Хочешь, сделаю массаж шейно-воротниковой зоны?
        - Ты судишь со своей колокольни, я - со своей. И давайте закроем пока эту тему. Правильно, Леонид Зигфридович? - на последней фразе Кондратенко посмотрел на Мэри.
        - Прекратите оскорблять моих сотрудников, - вмешался Трофим. - Ответьте на несколько вопросов, и мы прекратим вам мешать.
        Его лысая голова блестела, словно смазанная маслом, тяжёлая, почти женственная нижняя часть туловища и большой живот говорили о том, что он долгие годы не вылезает из виртокресла, а медицинская маска на лице не давала рассмотреть внешность. На руки хозяин дома натянул чёрные перчатки.
        Владиславу показалось, что Карасёв старается уйти от разговора про получение статуса овера.
        - Так уж и все, - обиделся за «своих» Горохов. - Вы не правы.
        - Успокойся. Я могу подключиться к любому андроиду семьи. И не вздумай об этом трепаться! Уж ты-то, как учредитель конторы, которая хочет и может следить за элитой, должен меня понять.
        Карасёв равнодушно пожал плечами:
        - Нет, - буркнул молодой овер, - лучше забей новый маршрут. Летим к отцу.
        - Ладно, я вышлю на её чип временный пропуск в усадьбу.
        - Перед кем?! - вскочила Самохина. - Да у меня баллов больше пятидесяти тысяч! А у Владислава Александровича вообще, под пятьсот!
        - Это, конечно, очень интересно, но не совсем то, что нам нужно, - прервал Кирилла Кирилловича бывший полицейский, - дело в том, что мы расследуем цепочку странных смертей. Убийств, если быть точным. К этому имеют отношения управители. И да, жертвам варварски удаляют по шесть ногтей.
        Кондратенко закатил глаза, а Карасёв махнул рукой, считывая информацию с чипов Ларисы и Владислава. С Трофимом это проделать не получилось - как равный, парень должен был дать согласие на сканирование.
        - Видимо, вы никогда не общались с оверами. Они все такие. Наш Трофим - редкое исключение.
        - Кстати, об этом, - едва злая Самохина плюхнулась на диван, Кондратенко принялся за работу, чтобы Карасёв не смог отвертеться от почему-то неудобных для него вопросов. - Не могли бы вы рассказать, за какие заслуги Горохов Семён наградил вас максимальным рейтингом?
        - Мы знаем, что вы её навещаете.
        - Сыщик.
        - А сейчас отключись, хватит шпионить!
        - Все на пол!
        - С какой стати вы так решили? - хрипло спросил овер.
        Люди замерли, не понимая, что происходит с роботом.
        Глава 38
        Силовое поле включить не успели - до того, как андроид отреагировала, напавшие вывели из строя генератор, расположенный в днище. Теперь нельзя было ни защититься, ни нормально приземлиться - функционал антигравитационной подушки располагался там же. Флаер выписывал в воздухе кренделя, освещение в салоне мигало, а сирена вопила, не переставая. Люди пытались держаться хоть за что-нибудь, но их всё равно мотало из стороны в сторону.
        - Мэри, да выключи ты этот визг! - воскликнул Кондратенко.

* * *

* * *

* * *
        - В городе практически нет мягкого грунта. Шансы приземлиться без потерь равны двум процентам. Болотистая местность у океана повышает вероятность выжить до семидесяти четырёх процентов, даже если двигатель откажет до того, как мы окажемся над водой.
        - Понял. Трофим, что там отец?
        - Кто тебя послал, гнида? Ну ты, урод, я тебя сейчас на шестерёнки разберу!
        - Живых объектов среди преследователей нет.
        - Лариса! - белый от ужаса Трофим вскочил и побежал за подругой. Кондратенко вставать не стал, а торопливо нажал на спусковой крючок.
        - Два дрона и один микрофлаер. Одноместный.
        - А мы ушами не хлопаем, лесок редкий, далеко просматривается, - объяснил бывший полицейский. - Если волнуетесь, не отвлекайте пустыми истерик… э-э-э, разговорами, я хотел сказать.
        - Мэри, дроны чьи? - Трофим, наконец, смог пристроить Самохину в кресло и сам тоже пристегнулся.
        - Мы продержимся двадцать минут? - Горохов с тревогой посмотрел на обломки - они очень медленно, но уверенно погружались в почву.
        - Самохина! Ты куда?!
        - Полиции не будет. Папа сказал, наша охранка быстрее справится. Они прилетят минут через двадцать.
        - Приготовься, - прошептал бывший полицейский.
        Очень скоро стало ясно, что преследователь - андроид, и что при падении он пострадал довольно сильно - одежда висела лохмотьями, вся левая половина тела обуглилась, обнажив пластиково-металлическую начинку. Правой руки не было, поэтому штурмовую винтовку он держал левой, но это ему не особо мешало. А вот то, что шёл он довольно медленно, прихрамывая, давало надежду на благоприятный исход. В голове Кондратенко вихрем пронеслись события последних недель, он вспомнил Цекало, рассказ тамошних маргиналов о роботе, сложил два и два и понял если не всё, то многое. Он слегка приподнялся на локтях и прицелился. Но тут же отвлёкся и зашипел:
        - Скажи, что Мэри капут, и мы только на себя рассчитывать можем, - вполголоса подсказал Влад, - так что пусть поторопится. Мы только дронов уничтожили, здесь ещё кто-то. Тот, кто в микрофлаере был. Может, пусть лучше полицию вызовет?
        Теперь выхватить пистолет было делом одной секунды. Влад аккуратно выглянул из-под укрытия. Дрон, сделав вираж, вновь приближался. Не дожидаясь очередного вражеского выстрела, Кондратенко нажал на спусковой крючок. Яркий луч устремился к цели, но не причинил особого вреда, задев лишь по касательной. Ответом была ещё одна очередь - Кондратенко едва успел спрятаться. Дрон пролетел вперёд несколько метров и развернулся - он был обязан выполнить поставленную перед ним задачу.
        - Лариса, лучше оставайся внутри, - вмешался Трофим. - Мы же пока не знаем, функционален ли последний преследователь и вообще, кто он. Есть шанс, что он тебя не заметит, особенно если вовремя спрячешься в какой-нибудь угол или под остатки пены.
        - Тогда держи оружие наготове. А вы, Лариса, не дуйтесь, а поглядывайте в окна и в, хм… разломы.
        - Что можешь сказать? - Кондратенко не обратил внимания на копошение сзади.
        - Трофимка, если выживем, проапгрейдь машину пулемётами, - прокричал Влад, - а вы, барышня, не спешите делать выводы. Пока никаких причин обвинять Карасёва я не вижу.
        А дрон приближался. Перед глазами следователя встала виртуальная могила с его именем, он задёргался, и защита, которая могла стать виновницей смерти, с глухим треском разломалась на небольшие кусочки. Он поднырнул под панель в тот самый момент, когда полётник, спикировав, выстрелил очередью. Запахло горелым пластиком.
        - Пап, и что-нибудь боевое ещё. Полицию там… - Трофим беспомощно посмотрел в угол, где безжизненно валялась секретарь в обнимку с вражеским полётником. - Она уже всё. Пап… ага, ладно.
        - Может, лучше и мы внутрь? Оно, конечно, тонуть быстрее начнёт, но будет безопасней, - предложил Горохов и тут же упал, сбитый с ног Владом. Сыщик тоже рухнул в грязь - он заметил среди деревьев человеческую фигуру, которая медленно приближалась к потерпевшим крушение.
        - Трофим, звони папаше, пусть подмогу высылает, - Кондратенко с тревогой взглянул на карту. - Может, лучше к Мегаполису? Он ближе.
        - Не шевелитесь! - заорал сыщик, увидев, что твёрдый, бесформенный «кокон», укрывший Самохину и Горохова, зашевелился и пошёл трещинами. - Сидите и не рыпайтесь!
        - Двигатель повреждён, - ровным голосом сообщила андроид, - направляю транспортное средство к воде.
        - Ладно, выковыривайтесь по-быстрому, - сказал он «кокону», стараясь, чтобы голос дрожал не слишком сильно, - где-то недалеко одноместник шлёпнулся, надо подготовиться к встрече гостей.
        Влад присел, придирчиво изучил землю и заявил:
        Девушка гордо вскинула подбородок. Старательно не замечая мужчин, она уселась в покосившееся кресло и демонстративно скрестила руки на груди. Трофим обиженно пожал плечами и ещё раз попытался связаться с отцом. К счастью, сигнал прошёл - видимо, до этого его глушили уничтоженные дроны.
        Вторая попытка оказалась более продуктивной - мужчина смог попасть в какую-то важную деталь. Полётник замедлился, принялся то прятать, то вновь ощеривать оружие, включать и выключать сирену. Кондратенко не стал любоваться представлением, а выстрелил ещё раз.
        - Не отвечает! Точнее, я не могу выйти на связь, что-то глушит сигнал!
        Очередной выстрел пробил корпус насквозь, и в узкое, опалённое по краям отверстие с высоким свистом стал врываться воздух. Заложило уши.
        - Ты всё равно не умеешь им пользоваться, ещё пострадаешь или нас подстрелишь.
        Откуда-то слева донесся гул двигателей. Но кто это, Кондратенко увидеть не успел - боли надоело нарастать постепенно, и она мгновенно достигла максимума. Почувствовав себя так, словно в животе взорвали гранату, бывший полицейский потерял сознание.
        - Кто водитель?
        Дымящийся дрон упал совсем недалеко от флаера. Владислав закрыл глаза и выдохнул - маячившая перед ним могила наконец-то исчезла.
        Два выстрела прозвучали одновременно. Лариса взмахнула руками, выронила железяку и упала. Андроид дёрнулся, когда яркий луч вспучил его плечо, и обратил внимание на бывшего полицейского. Но тот выстрелил во второй и тут же в третий раз. В роботе что-то заскрежетало, заискрилось, он замер и задымился. А потом упал.
        До воды они так и не дотянули. Летающая машина рухнула в болотистую почву, разметав куски грязи, и развалилась на три части, напоследок выпустив из стеновых ниш пену, которая, по задумке производителя, должна была защитить пассажиров. Пена практически мгновенно стала твёрдой, почти как пенопласт, но со своей задачей справилась плохо - поскольку корпус теперь не был цельным, вещество расширилось бесконтрольно - Трофима и Ларису «укутало» полностью, а Кондратенко достались лишь остатки. Остальное расплескалось по земле, превратившись в некрасивый, рыхлый и неравномерной толщины ковёр.
        Лариса сопротивлялась, как лев, но в этот раз Трофим оказался глух к её агрессивному обаянию и оружие брать запретил:
        - А кто ещё? Это точно он, мы только что от него вышли!
        - Должны. Но минут через десять Лариску твою придётся наружу выводить, а то засосёт к чёртовой матери.
        Горохов ответить не успел - жуткий грохот ознаменовал критическое повреждение обшивки. На такой скорости это оказалось чревато - кусок крыши оторвало напрочь. В образовавшуюся дыру сумел проскочить один из дронов.
        Редкие чахлые деревца, росшие вокруг, назвать лесом было нельзя. По счастливой случайности, флаер при падении не напоролся ни на одно из них. Сейчас, в январе, они выглядели особенно уныло, как и весь пейзаж вокруг. Возможно, если бы не тёплый климат, из-за которого о минусовой температуре в Мегаполисе не было и речи, здесь, на болоте, было бы чуть веселей - грязь приморозилась бы, спряталась под снегом, а деревья украсились бы белыми шапками. Но, к сожалению, реальность выглядела неприглядно - тускло, серо и беспросветно.
        Влад с трудом, так как тело болело всё сильней, поднялся на ноги и поковылял к неподвижно лежащей Ларисе. Трофим что-то взволнованно причитал и прижимал ладони к ране на груди девушки.
        Кондратенко по лицу подопечного понял, что старший Горохов взбешён, и что после спасения сыщиков ждёт эпичная взбучка. Молодой овер, когда его отец прервал разговор, по-детски шмыгнул носом:
        - Они на запрос не отвечают, - секретарь нажала на одну из сенсорных кнопок, и летающая машина в который раз качнулась. Появился какой-то непривычный, неправильный гул. - Зря не выполнили мою рекомендацию. Если бы вы лежали, риск получить ранения был бы минимален.
        Владислав от удара потерял сознание, но практически сразу же пришёл в себя. Тело безумно болело, было ощущение, что внутренние органы сорвались со своих мест и смешались в одну кучу. В голове гудело, мышцы спины стали деревянными, левая рука плохо слушалась. Кондратенко не сразу вспомнил, где он и что произошло перед аварией. А потом увидел в небе дрона, который снижался, ощерившись стволами. Мужчина попытался выхватить из кобуры пистолет и выругался, нащупав вместо оружия кусок пены. Собрался было спрятаться под раскуроченную панель управления, но не смог двинуться - пена заботливо укутало ноги ниже колен.
        - Пап? Ты можешь выслать за нами кого-нибудь? Да. Координаты сам посмотри, я не знаю, где мы точно. Но слева вижу Стену, правда, далеко. Нет, не авария. Напали. Да откуда я знаю? Врачей? - Горохов окинул взглядом спутников и горестно покачал головой, наконец-то заметив, как болезненно морщится при движениях Кондратенко. - Да, нужна медпомощь. Нет, не мне. Пап, не кричи.
        - Зато больше не мечемся по салону, рискуя свернуть шеи. Много ты понимаешь, железяка, - высказалась Лара.
        Девушка презрительно фыркнула, но головой завертела. Владислав, стараясь не обращать внимания на постепенно усиливающуюся боль в животе и груди, выбрался наружу. Трофим вылез следом.
        - Вот же ж… услышала-таки, - Влад разозлился на себя за длинный язык. - Дорогая, не волнуйтесь. Мы проследим, чтобы вы не пострадали.
        - Меня? - взвизгнула девушка. - Тогда не собираюсь здесь сидеть!
        Мэри вскочила с кресла, бросилась на полётника, успев принять в тело все пули, предназначавшиеся людям, пробила рукой корпус вражеского робота и выдрала пучок каких-то проводов. Дрон тут же отключился. Секретарь безжизненно рухнула на сиденья.
        Андроид нажала на кнопку, и нервирующий звук сирены исчез. Ругаясь сквозь зубы и цепляясь то за стену, то за потолок, Влад переместился вперёд и уселся в кресло рядом с водительским. Едва он пристегнулся, как очередной манёвр заставил флаер резко уйти в сторону. Лариса вскрикнула, больно обо что-то ударившись.
        Девушка окрик проигнорировала. Очевидно, её опять накрыла волна гнева - она выскочила из флаера и понеслась в сторону робота, размахивая какой-то железкой и вопя:
        - Раскомандовались, - пробурчала девушка. - А вы? А если оно вас убьёт?
        - Вот гады! Это, наверное, тот надутый овер их прислал! - всё больше злилась Самохина. - Козлина, чтоб ему пусто было!
        Кондратенко, сочно ругаясь, попытался справиться с управлением, но внезапно прекратившийся гул двигателя и погасшая подсветка панели управления дали понять, что флаер умер окончательно. Летающий автомобиль стремительно, теряя по пути какие-то детали, понёсся вниз. Вражеский микрофлаер не успел уйти с траектории, получил внушительный пинок и тоже потерял управление. Беспорядочно бултыхаясь в воздухе, преследователь и добыча снижались, уходя в стороны друг от друга.
        Глава 39
        Когда Владислав пришёл в себя, первым, что он увидел, было голубое небо с плывущими по нему облаками. Очень удивился - небо выглядело летним и тёплым, а потом сообразил, что это. В последние годы стало модно устанавливать дополнительную панель визуализатора на потолок исключительно для «создания особой атмосферы в интерьере». Кто-то, как здесь, предпочитал стандартную картинку, кто-то - небеса выдуманной планеты или фэнтезийной страны, особые ценители устраивали у себя над головами своды пещеры или даже склепа. Естественно, это было довольно дорогое удовольствие, и позволить себе такое могли только граждане с высоким социальным статусом.
        В общем, благодаря потолку Кондратенко понял, что он не в государственной больнице - там такими дизайнерскими изысками не заморачивались. Хотя всё остальное убранство как раз таки напоминало палату - датчики, экраны, аппараты и целых два робота-медбрата. Один сейчас набирал в инъекционный пистолет какое-то лекарство, второй отсоединял гофрированный шланг от внушительного устройства с огромным количеством кнопок и голографическим экраном.

* * *
        - Трофим, - протянул Кондратенко, - а теперь расскажи-ка мне, какие страшные семейные тайны доверил тебе папуля.
        - Встретился с Савелием. Ну, с тем, знакомым Яны и… - он опять оттянул ворот, - и Лары. Хороший человек. Очень расстроился, что обеих больше нет. К сожалению, ничего особенного не рассказал. Утверждает, что наткнулся на того самого Карла в одной из игровых таверн. Слово за слово, предложил помочь с ивентом. Это всё. Ему потом после боя предлагали в друзья добавиться, он вроде как согласился, но так ни с кем и не связался. Кроме жертвы.
        - А если он всё ещё внутри? Раз нельзя зайти и проверить, может, там и сидит?
        Горохов удивился:
        Владислав сел и подтянул простынь выше, прикрывая чресла. Движения были скованными, но боли сыщик не ощущал. Женщина отошла чуть в сторонку, Леонид Горохов на экране скрестил руки на груди:
        - Зато я понял, - Владислав с видимым облегчением уселся на диван, с которого непривычно молчаливая Элис уже успела убрать постельное. - Чтобы взломать конкретного управителя, человек должен войти в Сеть. А значит, он будет виден системе. Как я понимаю, ничего такого отдел киберпреступлений не нашёл? И Карасёв к этому, судя по данным чипа, отношения не имеет?
        Леонид Зигфридович улыбнулся, отчего стал безумно похож на Трофима:
        - Терпимо. Я в плену?
        Влад уставился на Трофима, растеряв остатки сна. Парень выглядел ужасно - на лбу появились морщины, под глазами залегли синие тени. Он всё время оттягивал ворот свитера, будто тот его душил.
        - На нас всё-таки напал Карасёв, Лара… она права была. Остатки его андроида, кстати, отца поразили. Оказывается, дядя Семён перед смертью, чтобы насолить семье, не только баллы перегнал, но и своего робота подарил. С полным уравниванием в правах. Так вот, это был тот самый. Ещё старой модели - они были исключительно мужского пола, не могли менять внешность и металла в них больше, чем пластика.
        Мужчины примолкли и ошарашенно посмотрели на бывшую материализацию управителя.
        - Возможно. Если ответ на него не окажется частной информацией, принадлежащей Семье.
        Горохов тяжело вздохнул:
        - Слушаю.
        - А где он сам, кстати? С ним всё нормально?
        - Ваш инженер прав, - андроид присела рядом с хозяином, поджала ноги и оправила халатик. - Человек не отслеживается системой только единожды. В те минуты или даже секунды, когда он успел умереть в реальности, но ещё не рассеялся в цифровом мире.
        - Нет. То есть да, не имеет.
        Секретарь выключила визуализатор.
        Роботы не ответили. Тот, который колдовал над лекарством, подошёл к кровати, всё так же молча прижал медпистолет к бедру. Влад почувствовал лёгкий укол и только сейчас понял, что лежит в чём мать родила, и лишь ноги до колен прикрыты простынёй.
        - Если с Трофимом что-нибудь случиться, вы очень быстро окажетесь в Австралии. Или ещё дальше, - припечатал овер.
        - Трофимка, мне очень жаль, - тихо сказал Влад. - Она была неплохой девчонкой.
        - Управитель, свет, - заспанный Влад с ненавистью уставился на бывшего практиканта. - Зачем так рано-то?
        - Ясно. А я уж подумал… Что со мной?
        - Самохина мертва?
        - А я уж было расслабился, - проворчал Кондратенко, - ан нет, всё тот же Горохов. Дорогуша, можешь ответить на вопрос?
        - Как вы себя чувствуете?
        - После крушения наблюдался целый комплекс повреждений, поэтому было принято решение ввести вас в медицинскую кому и поместить в регенерирующий бокс. К сожалению, пришлось удалить селезёнку и часть тонкого кишечника. После выписки вы можете обратиться в поликлинику по месту жительства для реабилитации. Все манипуляции, которым вы подверглись здесь, на ваш рейтинг не повлияют - семья Гороховых предоставила помощь совершенно бесплатно, в рамках благотворительной помощи малоимущим.
        - Спасибо, - искренне поблагодарил Кондратенко. Он прекрасно знал, что регенерирующие боксы, или медкапсулы, были дорогим удовольствием - на каждую больницу Мегаполиса приходилось максимум по две единицы. А ведь такая штука заменяла собой целое реанимационное отделение, облегчала уход за пациентом и ускоряла выздоровление в несколько десятков раз. Говорили, что регулярное использование бокса оттягивает старение. В это мало кто верил, но, судя по моложавости оверов, сплетники были не так уж неправы.
        - Сбежал, - сжал кулаки Трофим. - Законсервировал усадьбу, к ней теперь подобраться невозможно, и сбежал.
        - Так я пытался с вашими церберами поговорить, они молчат. Скрывают информацию?
        - Сколько я у вас провалялся?
        - К сожалению, да, - Горохов неожиданно сбросил маску холодного дельца и вздохнул: - Мальчик очень переживает. Что и понятно - он всегда был излишне впечатлительным. - Лицо вновь превратилось в высокомерную маску. - Даю ещё три часа, на восстановление. Потом вас доставят домой. Трофима не беспокойте, отлёживайтесь. Мы с ним уже всё обсудили, так что вы продолжите расследование через несколько дней, когда сын придёт в себя. Всего доброго. И да, чуть не забыл.
        Пить было больно. Не отрываясь от поильника, Влад покосился на шланг и вдруг подумал, что его только что могли вытащить из горла пациента. А пациент - он сам.
        «Ну да, была бы твоя воля, ты бы меня акулам скормил. Я и забыл, как ты ко мне относишься», - подумал Владислав.
        - Разберёмся, - Влад достал из шкафа спортивную форму и носки, стал медленно одеваться. - Рассказывай дальше.
        - У них просто нет речевого аппарата. Это наша семейная амбулатория, здесь не нужны роботы, способные вести беседы. Главное, что они безупречно выполняют свои функции. Для разговоров есть секретари, родные и живые сиделки.
        - Четверо суток, - радостно улыбнулась Ирма.
        Женщина шевельнулась и приятным голосом сообщила:
        Тут Кондратенко впервые вспомнил о девушке:
        Элис принесла кофе. Влад, морщась, встал - обезболивающих в больнице Гороховых с собой взять ему не предложили, а до поликлиники он вчера так и не добрался - не было сил сидеть в очереди под кабинетом. Но копию выписки в регистратуру отправил - к вечеру должны были прислать рецепты на препараты, допущенные к заочному выписыванию.
        - Где я? - слова прозвучали хрипло, в горле засаднило. Бывший полицейский закашлялся. Медбрат тут же подал ему поильник с водой, отдающей дезинфекцией.
        - Где я? - повторил вопрос сыщик. В этот раз прозвучало почти нормально. - Что со мной было?
        - Значит, есть ещё какой-нибудь вариант. Как-то он извернулся. И мотива я пока понять не могу. Дорогая, может, у тебя идея найдётся?
        - Зря я всё-таки пришёл. Вы сейчас не готовы к активным действиям, - Трофим, наконец, обратил внимание на то, как нехорошо начальнику.
        Горохов-старший ошибся в сыне. Трофим заявился на следующий же день, в шесть утра. Невозмутимая Элис проводила его в жилую комнату и ушла на кухню, готовить кофе.
        - Благодарите Трофима, - поморщился Горохов. - Очень уж он за вас переживал.
        Открылась дверь, в палату вошла красивая женщина лет сорока, судя по идеальному внешнему виду, андроид. Она подошла к стене напротив и активировала второй визуализатор.
        Горохов сжал губы, упрямо тряхнул головой, но развивать эту тему не стал:
        - Скорбит, - равнодушно пожал плечами овер. - А так здоров.
        - Ирма, ответь. Кратенько.
        - Его арестовали? Я понимаю, овер. Но ведь он на тебя, на равного напал. К тому же ты теперь вроде как при исполнении.
        - Не знаю, Владислав Александрович. Пусть сидит, если так. Проще искать будет. Зато теперь понятно, что он к этому имеет прямое отношение. Я поговорил с нашим Михаилом, с инженером. Он утверждает, что Карасёв соврал. Действия управителей прекрасно координируются с помощью сети. Они на двухстороннюю передачу рассчитаны. Другое дело, что возможность такая только у Муниципалитета. Но теоретически их каналы можно взломать. Даже, как он сказал, «на постоянку». Вот только рано или поздно хакера отследят. Потому что будет виден след, как бы вектор от точки входа взломщика и до конкретного управителя. Я не слишком понял, если честно.
        Но вслух сказал совсем другое:
        - С чего вы это взяли?
        - Мы слишком много времени потеряли. За четыре дня ещё трое погибло. Сеть на ушах стоит. Люди боятся полного погружения, в играх нулевой онлайн, на виртуальную работу выходить отказываются даже под угрозой увольнения. Яцек Руденко, ну, влогер, сделал большой репортаж. Я не знаю, где он откопал сведения… короче, общественность знает о том, что гибнут люди с искусственными имплантами, что это связано с глюками управителей и с Виртоградом. Всё остальное на уровне сплетен. «Бог здесь не живёт», как и вообще, семья Гороховых, не упоминается. Если вы чувствуете себя более-менее, предлагаю закончить наше дело. Что-то мы долго возимся. Да, кстати, из-за предполагаемой утечки уволили вашего бывшего начальника. К нам ни у кого претензий нет, что естественно - отец кому-то позвонил.
        Глава 40
        Пятьдесят четыре года назад никто не планировал отдавать бразды правления Леониду. Да он и сам этого не хотел - ему нравилась фармакология. К тому же у него уже было двое маленьких детей, первая жена, с которой мужчина честно планировал прожить до конца дней и несколько затратных, но интересных хобби. Главой семьи после смерти Зигфрида должен был стать Семён.
        Так что произошедшее оказалось для Леонида, как и для остальных «рядовых» членов семьи, полной неожиданностью. Зигфриду пришлось искать нового преемника, старшие внезапно принялись интересоваться мельчайшими подробностями жизни молодёжи, а младшие горевали, оплакивая гибель Семёна.

* * *

* * *
        Трофим поднялся:
        Владислав картинно вздохнул:
        - И что он ответил? - Кондратенко на самом деле не слишком интересовал ответ. Он обдумывал полученную информацию, пока не понимая, как рассказанное стыкуется с происходящим и при чём тут Карасёв.
        - Прекрасно. Только сектантов нам не хватало.
        Гроза была сильной. Старшие Гороховы вызвали «на ковёр» Семёна, а после беседы с ним почти сутки решали, что делать. Пока старики думали, Семён, то ли обидевшись на всех, то ли испугавшись наказания, оформил статус совершеннолетнего, развёлся в одностороннем порядке с женой, вычистил личный счёт, переведя баллы тихому Карасёву, и наплёл Марго, что эксперимент с ловлей душ и последующим их внедрением в неписей разгневал родственников. Женщина бросилась на помощь любовнику - удалила все рабочие записи, помогла вывезти в неизвестном направлении сервера и приготовилась к совместному побегу. Но Семён в тот же день трагически погиб, летя куда-то туда, куда собирался увезти «любовь всей своей жизни», и всё закончилось, так и не начавшись.
        Долгое время ничего не получалось. А потом овер передумал. Наблюдая за Марго и пытаясь всё исправить, он размышлял, что есть душа, как она рождается, и нельзя ли её слепить самостоятельно, из обрывков чужих сознаний. Либо и вовсе поместить сознание умершего в новое тело. Ведь в Марго уживалось более десяти таких сущностей - а если каждой найти постоянное вместилище, но так, чтобы в нём не было соседей? В общем, Семён захотел попробовать себя в роли Бога. Любовнице говорил, что продолжает экспериментировать с натуралистичностью ощущений в игре, и женщина, доверяя, делала всё, что он требовал.
        - Хорошо.
        В какой-то момент Семён завёл серьёзные и длительные отношения с Лепаж. Сблизились они благодаря любви к испытательному полигону.
        Именно на этом этапе вмешалась Зоя. Оказалось, что она давно следит за мужем и его любовницей. Поняв, что измена - дело десятое, женщина ужаснулась. Бедняжка до этого даже не представляла, насколько её супруг циничен и самовлюблён. Зоя пошла к свёкру и всё рассказала. Вот только заявила, что не знает, над кем поставлен эксперимент, и кто с недавних пор страдает диссоциативным расстройством личности. Ей совершенно не было жалко Марго Лепаж.
        - Не надо пока Мишу. Предлагаю другого помощника. Новое тело Мэри ещё не готово, но в Сеть я её загрузить могу. Вот пусть она с вами и походит.
        Семён женился по настоянию Зигфрида, которого не устраивало то, что сорокалетний балбес скачет из постели в постель, не задумываясь о наследниках. Избранницей стала скромная женщина из семьи верующих - тогда как раз наблюдался всплеск религиозности. Потенциальный преемник играл в хорошего супруга ровно год, а затем взялся за старое. Жена ему не мешала - то ли считала, что так угодно Богу, то ли боялась потерять статус и благополучие. Зоя была достаточно закрытой, не демонстрировала свои чувства и мысли окружающим, поэтому никто точно не знал, что происходит у неё в душе.
        - А я полезу в Виртоград. Начну с локации, где был праздник. Может, какие-нибудь следы найду, правда, пока не представляю, как. Возможно, Михаила подключу, если ничего не выйдет.
        Только через пять лет, когда глава понял, что племянники и племянницы не смогут «потянуть» управление, Леонида поставили перед фактом, что следующим будет он. И Зигфрид принялся постепенно приоткрывать сыну семейные тайны и объяснять некоторые нюансы, которые остальным знать было не положено.
        Горохов бродил по Виртограду, выискивая моменты смерти. С помощью того самого случайно созданного кода отлавливал душу в момент, когда она начинала растворяться в цифровом пространстве, а затем загружал её в какого-нибудь демона. Марго убивала непися, копалась в его внутренностях, находила металлические детали и с восторгом прислушивалась к обрушившимся на неё остаткам чужих эмоций и мыслей. Эксперимент длился больше полугода, Горохов даже стал завидовать любовнице - она с таким восторгом рассказывала о «настоящести» ощущений, что любой бы впечатлился. В конце концов, Семён не утерпел и попробовал сам. Утром. А вечером у Лепаж впервые случился приступ, прямо во время секса. Марго вдруг исчезла, и вместо неё в объятиях Горохова появился грубый, сильный и очень возмущённый специфическим занятием мужчина. Всё кончилось дракой - мужчина в теле Лепаж как лев защищал свою честь.
        Группа программистов, психологов, психиатров, физиологов, сценаристов, дизайнеров всё ближе подбиралась к ответам на изначально поставленные вопросы - как люди отличаются друг от друга уровнем болевого порога и психологической устойчивостью, возможно ли привыкание к жестокости, как быстро человек способен отбросить природную брезгливость и многое другое. Были и незапланированные, побочные открытия. Например, удалось создать что-то вроде «ловца душ» - программный код, который запечатывал сознание, не давая ему обрушить систему. Впоследствии этот код лёг в основу ячеек, на которые поделили Виртоград. В общем, работа кипела и быстро двигалась вперёд, причём практически без вмешательства начальства. Ведь оно было занято совсем другим.
        Семёна раздражало, что сгенерированные голос?, которые звучали в головах геймеров после убийств демонов, были слишком однообразными, пафосными, слезливыми и неправдоподобными. Ему казалось, что из-за этого уровень стресса испытуемых недостоверен, а удовольствие, которое получали он и Марго, не полное. Овер спешно и поверхностно изучил основы программирования и принялся «улучшать» полигон. Стать подопытным кроликом согласилась Лепаж, причём с радостью.
        Постепенно Сеня и Марго всё меньше времени уделяли непосредственно работе и всё больше тратили на игру. Они загружались в виртуальность и с удовольствием уничтожали демонов, не задумываясь, как это влияет на их психику. Ведь они не были испытуемыми, геймерами, используемыми «втёмную», так что с ними, по их разумению, ничего случиться не могло. В какой-то момент любовникам стало казаться, что «Бог здесь не живёт» слишком пресная игра, и они решили провести ещё кое-какой эксперимент. Поставить кого-то в известность даже не подумали.
        - Да, тяжёлые знания. А я тебя добью - так было всегда. Всегда, понимаешь? Давным-давно миром правили соболиные шкуры и закрома, полные зерна. Потом золото и драгоценные камни. Совсем недавно - деньги. Теперь - рейтинг. И все эти показатели статуса постепенно конвертировались друг в друга незаметно для большинства. Смирись. Ты был обречён стать овером тогда, когда первый Горохов взял дубину в руки и отобрал кусок мамонта у более робкого соплеменника. Давай лучше о деле.
        Вот тогда Леониду и поведали подробности трагедии. Это так впечатлило мужчину, что он решил ни при каких обстоятельствах не рассказывать потомкам о делах прошлых лет, даже тому, кто сменит его на посту. Больше полувека отец Трофима молчал, но странные дела, которые в последнее время творились в Мегаполисе, а также то, что самый неприспособленный к жизни сын оказался во всё это замешан, заставили Горохова нарушить клятву, данную самому себе.
        Семён любовнице, когда та пришла в себя, ничего не рассказал. Лишь посмеялся, утверждая, что она заснула на самом интересном месте. А сам решил по-тихому отсечь лишние личности, вот только как это сделать, он поначалу не представлял.
        - Возмутился. Сказал, что всё правда. Но потом неохотно признался, что отец пра-пра…, ну, того, который нобелевку получил, был высокопоставленным чиновником. Тогда городов было много, вот в одном из таких он и был самым главным. Ведь первые баллы откуда взялись? В них деньги конвертировали, какие-то там коэффициенты использовали, в зависимости от уровня образования, места жительства, известности и так далее. Получается, дед-физик был из обеспеченной семьи, и именно поэтому стал одним из первых оверов. А не из-за ума и уникальности.
        - А вы?
        Гороховы закрыли проект. Работников сократили, основательно повысив рейтинги после подписания о неразглашении. Чтобы не травмировать потомков историей о неудавшемся боге, подчистили семейные архивы. Продавили закон о том, что оверов может допрашивать только равный и прочие сопутствующие.
        Парень совсем поник, видимо, слова сыщика задели его за живое. В глазах Кондратенко промелькнула насмешка, смешанная с сочувствием. Он рефлекторно потрогал живот там, где находилась рана, и сказал:
        - Кажется мне, твой дядька не зря передал андроида и баллы Карасёву. Что-то мужик знает. Даже больше - нюхом чую, что Кирилл Кириллович - продолжатель «божественного дела». И это напрямую связано с убийствами. Давай так. От меня сейчас в реале толка нет, так что разделимся. Я уравняю права в отношении Элис, пусть она тебя сопровождает. Охранных способностей у неё особо нет, но стрелять умеет. Лети в ту секту, может, Зоя жива и даже не в маразме. По крайней мере, в это хочется верить - без благ цивилизации хорошо, если до восьмидесяти доживают, а в лесу так вообще.
        - Да. Есть секта, Дети земли называется. Её члены отказываются от любых контактов с цифровой реальностью. Полностью автономны, живут в тайге, координаты где-то между Мегаполисом и Чангши.
        О том, что Семён сам любит поиграть в «Бог здесь не живёт», сотрудники никому не рассказывали. Пускай это нарушение протокола, пускай это риск срыва эксперимента, но он, в конце концов, Горохов, а они - простые наёмные работники. Семёна могли пожурить или на время ограничить ему доступ к семейному рейтингу, а вот другим грозило увольнение. Выгнать могли либо старшие Гороховы за то, что люди не досмотрели за руководителем, либо сам Семён, за то, что «наябедничали».
        Зоя почему-то решила, что смерть мужа - наказание за то, что она пошла против него, и сгоряча решила покинуть общество. Женщина подверглась необратимой процедуре - удалению чипа и шунта, и уехала из Мегаполиса. Вот так закончился проект «Бог здесь не живёт».
        - А ещё я у него спросил, права ли Лариса по поводу наших предков, - невидяще глядя в стену, добавил Трофим, - ну, правда ли, что мы никакие не потомки учёных.
        - Отец сказал, куда именно подевалась Зоя?
        Лепаж не слишком отличилась в науке, её нельзя было назвать умной и целеустремлённой, но зато женщина прекрасно справилась с ролью боевой соратницы.
        Глава 41
        Без Элис квартира перестала притворяться уютной и превратилась в то, чем являлась на самом деле - в унылую, холодную берлогу холостяка, перевалочный пункт между реальным миром и виртуальным. В место, в которое приходят лишь для того, чтобы переночевать.
        Владислав перед погружением решил перекусить и медленно, аккуратно, держась за живот, побрёл на кухню. Андроид заботливо приготовила завтрак в рамках послеоперационной диеты, и мужчина, открыв холодильник, поморщился - измельчённое до состояния паштета и приготовленное на пару филе, яблочное пюре и йогурт - вот и всё, что ему предлагалось. Не слишком вдохновляющая перспектива.
        Если представить, что последние полвека кто-то, например странный Карасёв, продолжал дело Семёна, то за такой срок горе-учёный мог продвинуться очень далеко.
        - Хотим до обеда съехать. Но если что-то нужно, я могу отложить, - с готовностью сказал Михаил.
        - Да мы тут… - Михаил посмотрел куда-то в сторону, - вещи собираем. Переезжаем. Хочется побыстрей из окраины выбраться.
        - Так вот, - вернулся к теме разговора инженер, - обратный путь. Наш живой оператор получает приказ для управителя, зашифрованный. И пересылает по нужному адресу, снова через свой же чип, без полного погружения.
        - Да погоди, котенька! Я с Владиславом Александровичем беседую! - выслушал ответ откуда-то из другой комнаты и заулыбался: - Сказала, что раз с вами, она мешать не будет. И вообще, если вам надо, я могу уехать на весь день, переезд подождёт.
        - Здравствуйте, Владислав Александрович! - бодро поздоровался Миша. - Рад, что вам уже лучше. Хотели что-то?
        - Я понял. Спасибо, Миша, ты очень помог. Привет жене.
        - Всё верно, - Михаил дёрнулся и перебил сам себя, повысив голос: - Да, котенька, я уже почти! - потом смущённо и гораздо тише добавил: - Простите. Она очень нетерпеливая.
        - Как-то многовато возни, - нахмурился Кондратенко, - я, конечно, не техник, но не было бы проще какую-нибудь программу заточить под это дело?
        Михаил не думал ни секунды:
        - Например, спит или совершает преступление?
        - Впрочем, всё это дело - полный бред. Так что просто буду мыслить шире.
        - Ну вы спросили, Владислав Александрович. Этого я не знаю точно, специализация другая. Только в общих чертах могу. Сразу после смерти, когда человек всё ещё находится онлайн, система перестаёт его опознавать, потому что больше нет привязки к телу, а значит, к чипу и шунту. Она, система, его личность не видит. А сознание, душа, если хотите, сначала пытается вернуться в стабильное состояние, то есть, тушка ей нужна, носитель. Вот и мечется, пробует подключиться то туда, то сюда, но выходит ерунда. Вы эффект видели, и не раз - глючит всё вокруг, хорошо хоть, ячейки разработали. Они быстренько отрезают глюк от остальной сети. А раньше вообще весь Виртоград ложился с концами, не мог выдержать нагрузку. По сути, это очень похоже на гигантские и бесконтрольные потери пакетов данных. Но, судя по вашему лицу, понятней не стало.
        Михаил ответил практически сразу, хоть и было ещё довольно рано. Судя по всему, бывший маргинал проснулся уже давно. Или вообще не ложился.
        - Всё, всё, закругляемся, - замахал руками Кондратенко. - Ответь на последний вопрос, и я сразу отключусь.
        - Конечно.
        - А можно это как-то обойти? Просто что-то не сходится, понимаешь? У нас и подозреваемый есть, программер. Он мог что-нибудь провернуть?
        - Вот так вот, Кирюха. А если у него на каком-нибудь закрытом сервере, например, на одном из тех, что Марго и Семён стащили в ту самую ночь, имеется чья-нибудь долгоживущая душа? Или вообще, тысячи их. Как думаешь?
        Но, немного поразмыслив, Кондратенко решил, что он и так уже сильно рискнул здоровьем, выпив на голодный желудок кофе, и что несколько дней потерпеть без котлет и майонеза можно. Поэтому достал тарелки и перекусил.
        Дальше размышления уходили в теории и ничем не подкреплённые версии, поэтому сыщик решил пока что не углубляться. По крайней мере, до выяснения новых подробностей.
        - Нет-нет, я понял, - Влад кивнул. - А вот если, предположим, душа рассосётся не через несколько минут, а через часок? Или денёк?
        Миша закашлялся, потом сказал в сторону:
        Бывшему полицейскому стало вдруг жутко. Он подозвал собаку, почесал её между ушей и сказал вслух, жалея, что Элис нет дома:
        Инженер усмехнулся:
        - Да я просто спросить хотел. Вот ты нашему с тобой шефу говорил, что к управителям через сеть если подключаться, следы останутся, так?
        - Такое возможно. Но ведь передача всё равно пойдёт только при активации чипа. И неважно, какой он будет - настоящий или левый. Тут вся проблема в точке входа, которая будет зафиксирована в любом случае. А в деле, которое вы расследуете, точки входа нет вообще, словно приказы управителям формировались уже где-то в Сети, по дороге. А это невозможно, ведь я уже объяснил - канал выделенный, прямой, защищённый от воздействия извне на сто процентов.
        - Не проще. Живого человека нельзя взломать. И вирус в него подсадить нельзя. Я же объясняю - всё дело в безопасности.
        Многосуставные руки спустились с потолка и принялись за уборку кухни. Владислав вернулся в комнату. Открыл шкаф и принялся перебирать одежду - спортивный костюм показался ему не слишком подходящим для долгого лежания в виртокресле. Потом подозвал Киру, придирчиво осмотрел шерсть и заявил управителю, что в течение ближайших двух суток биоробота нужно вымыть.
        Кира преданно смотрела на хозяина и бешено махала хвостом.
        Влад открыл глаза и уставился в окно. Холодный зимний дождь помогал думать.
        - Оу. Поздравляю.
        На самом деле Влад просто тянул время. Он понятия не имел, как найти Карла, то есть, того, кто под этим именем скрывался. Посмотрев на часы, сыщик вздохнул и решил всё-таки связаться с инженером.
        - А если этот оператор расшифрует файл? Если ему за это заплатят, например? Или кто-нибудь отправит что-то вроде троянского коня, в котором какой-нибудь приказ для управителя, ну, не знаю… приказ на удаление шунта и ногтей?
        - Нет. Как бы это объяснить… Даже и не знаю. Вы ведь не в теме совсем.
        - Да я понимаю, - отмахнулся Влад. - И долго тебя не задержу.
        Только у Горохова всё получилось вкривь и вкось. Подсаженные личности получились какими-то дефективными. Шутка ли - столько народу в теле одной единственной старухи, и никто из них даже не подумал выяснить, как такое возможно. А мужские души? Они что, не видели, в ком сидят, разглядывая себя в зеркало?
        О том, что инженер-программист настолько повысил семейный рейтинг, Кондратенко не знал.
        А перед тем, как воткнуть штекер в разъём, вздохнул:
        Кондратенко задумался. Михаил нетерпеливо крутил в руках какую-то железку, явно желая закончить разговор и заняться своими делами.
        Влад выключил минивизор и закрыл глаза. Вырисовывалась пока ещё непонятная, но вполне стройная картина.
        - Это невозможно. По крайней мере, я вообще не слышал, чтобы после смерти человек находился в Сети дольше пяти минут. Мировой рекорд вообще-то. Но если теоретически… Да. Такое сознание, ничем и никем не контролируемое, может наделать делов.
        - Вот именно. Тот самый Карл. Короче, буду искать не хакера, а сетевого призрака, - поморщился и пробормотал: - Господи, ну и бред же я несу.
        - Ладно, я тебя услышал, - отмер сыщик. - Тогда такой вопрос. Только тебе придётся включить фантазию. Представь - в Виртограде умирает человек. Две минуты он мечется в панике, а потом исчезает. Что с ним вообще происходит?
        - Управитель, посуда.
        Пятьдесят четыре года назад Семён Горохов проводил эксперименты над людьми. Отлавливал их в момент смерти и подселял в свою любовницу, что, по идее, невозможно в принципе. Может, дело в том, что она была открыта для «гостей» в виртуале? Или потому что она была жива, подключена к шунту и всё такое? С трупом, по всей видимости, такое не проходит, иначе оверы уже давно бы принялись разрабатывать какую-нибудь фигню для переноса сознания в молоденьких маргиналов.
        - Привет. Как дела? Чего такой весёлый?
        - Хорошо, попробую. Всё, что пишет управитель, идёт через сеть в Муниципалитет. Транзитом. Понимаете? То есть, никаких прокси-серверов. И как бы… складируется в буфер. Каждому управителю свой сегмент, которых миллиарды. Когда необходимо выудить нужную информацию, оператор вводит запрос, специальная программа находит нужный адрес, день, час и прочие параметры. Оператор, не видя информацию, передаёт её дальше - в Управление, например. Подчеркну - этим занимается живой человек. Взаимодействует он с буфером с помощью собственного чипа. Не шунта, заметьте. При полном погружении функция недоступна. Так сделано для безопасности и конфиденциальности. В обратную сторону работает почти так же. Например, если нужно кого-то арестовать или передать срочное сообщение, а человек по какой-то причине не отвечает.
        - А ты, как для девушки-гуманитария. Юной и прекрасной.
        Глава 42
        Меню - одно из немногих полностью закрытых от чужих глаз и ушей мест. И в реальности, и в виртуальности всегда кто-то или что-то следит, фиксирует и при необходимости превращает личные данные в «общественные».
        Но только не в «прихожей». Хотя, конечно, волшебства не бывает, и едва ты погружаешься в виртуал, система начинает пристально наблюдать за твоими действиями благодаря чипу, считываемому через шунт. Так что имя, фамилию, возраст, пол, профессию, точку входа и уровень социального рейтинга спрятать не получится. Зато здесь нет записывающих программ. Проникнуть сюда никто не сможет, и дизайн зависит от твоей фантазии, а не от количества баллов на счету. Многие, особенно молодёжь, хвастаются своими «менюшками», выкладывая их скриншоты на специальных площадках, но большинство всё же оставляют за собой право наслаждаться покоем без чужого одобрения.

* * *
        - Ну да, я в виртуал отдельно от вместилища никогда не загружалась. Почему мне хочется этой девушке рассказать, как хорошо я умею собирать и анализировать информацию? С трудом сдерживаюсь.
        - Давай позже разберёмся.
        Почувствовав злость на самого себя, Кондратенко выбросил всякую чушь из головы и перенёсся в Виртоград.
        - Чат необязателен. Я могу подключиться к чьей-нибудь оболочке. Либо человека, либо непися. Первый вариант предпочтительней - живого носителя убрать из перса можно за одно мгновение, его просто выбросит в личное меню. Второй вариант чуть сложнее - придётся разрушить основную программу, оставив лишь внешний слой. Поскольку ты уравнен в правах с Трофимушкой, а его здесь нет, я сделаю так, как скажешь ты.
        Обстановка была стандартной - в большинстве развлекательных центров не слишком тратились на уют для сотрудников. Пара стульев, столов, несколько диванов и кресел. Меню управления, растянутое на две стены. Кондратенко опустился на предложенный диван, девушка села за стол.
        Влад задумался. Второй вариант мог привлечь ненужное внимание киберслужбы. Конечно, всегда можно отмахнуться от них лицензией и оверским статусом юного шефа, но давать лишний повод посплетничать бывшим коллегам Кондратенко не хотел. А с потенциальным донором персонажа всегда можно будет договориться, если человек, конечно, поймёт, что его собственностью воспользовались без проса. Почему-то Влад сомневался в проницательности обывателей.
        - Да. Только и вы скажите - почему расследование ведёт частная компания, а не киберполицейские?
        - Для начала мне хочется понять, почему на такой большой локации сейчас только один работник - милая испуганная девушка. То есть, вы.
        - А что тут понимать? Сюзан, которая на ставке Снежной Королевы и должна посетителей встречать, уволилась первого же января. Семеро совершенно неожиданно и внезапно заболели, да так серьёзно, что им больничные выдали. Правда, неоплачиваемые. Гады трусливые. А Димка и Валерия Ивановна тогда умерли. Они, они…
        Мэри в виртуале выглядела гораздо живей, чем в реальности. До жути по-настоящему.
        - Поняла. Спрашивайте. Только я не знаю ничего.
        Я тебя понял, спасибо.
        Пока шёл мысленный разговор, модератор активировала панель управления.
        Небольшое окно, занавешенное плотной шторой, кожаный диван, огромный камин, напольные часы с кукушкой, чучело головы клыкастого вепря на стене и книги. Просто безумное количество книг. Конечно, они только выглядели, как полки с бумажными изданиями, а на самом деле являлись электронными версиями произведений. Всего у Владислава хранилось более ста тысяч книг, и за всю свою жизнь он успел прочесть почти половину. Остальное планировал осилить, выйдя на пенсию.
        - Здесь хорошо платят, посетителей не очень много, коллеги более-менее. Запара только в новогодние праздники, а так сиди, кофеёк попивай. И соцпакет хороший. Проходите. Я вообще-то Снегуркой работаю, не в борделе, а там, на детской площадке. Униформа тёплая. А вот это королевское одеяние да - всеми ветрами продувается. Хотя после того, что случилось, подумываю уйти. Очень страшно - всё время боюсь, что опять такое произойдёт, прям на улице находиться не могу. Присаживайтесь вот сюда.
        - Спасибо.
        - А почему тогда работу не смените?
        - Привет, Владюша. Трофим сказал, что тебе нужна помощь. Я готова оказывать любое содействие.
        - Принято.
        - Ну, во-первых, у этой, как вы выразились, частной компании владелец - овер. Горохов Трофим, слышали о таком?
        - Конечно. Но только тогда, когда нет внешнего носителя, как в моём случае. То есть, если отсутствует привязка к реальному вместилищу.
        - Понимаю, - Кондратенко руки свидетельницы отпускать не спешил, да она и не препятствовала. - Но давайте сосредоточимся.
        - Вот ты где, Владюша. А я тебя ищу по всей площади. Во френдзону-то занести друг друга забыли! - прорычала орчиха.
        - Чего мне хочется?!
        - Глупости, - вздохнула девушка, - я просто стормозила и не подсуетилась вовремя с больничным или отпуском. А владелец сейчас злой, сказал, если кто-то ещё «заболеет», уволит с волчьим билетом. Я бы с радостью свалила, но в чёрном списке оказаться совсем не хочется.
        - Добрый день! - фальшивая радость сквозила в каждом слове. - Вас приветствует Зимняя площадь! Я сегодняшний модератор, и на этом празднике жизни обязательно помогу вам развлечься! По правую руку, - «Королева» махнула в сторону, - игровая площадка три плюс, впрочем, и взрослый найдёт, чем на ней заняться, по левую - бордель для взрослых. Снегурочки, эльфы, Деды Морозы, Санта-Клаусы снежинки, йети - всё для вас. Позади меня - зона слалома, за вашей спиной - зимние симуляторы для всех возможных возрастных рейтингов и жанров. Сегодня действуют скидки на любой вид отдыха! - длиннющие ресницы, покрытые инеем, невинно захлопали.
        Немного подправив внешность, а точнее, сменив плащ на удобную куртку и добавив пару морщин на лице, Влад подошёл к двери и выбрал пункт мгновенного перемещения. Но воспользоваться не успел - мелодичный звук в голове возвестил о чьём-то желании пообщаться в личке. Мужчина чертыхнулся, так как про Мэри он совсем забыл.
        - А я почём знаю. У тебя такое в первый раз?
        Между двумя книжными шкафами висело зеркало. Влад подошёл к нему и нажал на неприметную сенсорную кнопку в виде ромба. Открылась ниша с двумерными вариантами персов.
        Орчиха подошла к меню, включила экран и занялась поисками.
        - И ещё - а все андроиды могут вот так вот внедряться в чужие оболочки?
        - Ой, нет. Димка козёл вообще-то был, а Валерия Ивановна та ещё зануда. Я просто…
        - Нет, - девушка уже не притворялась счастливой. Она шла торопливо, вжав голову в плечи, явно пытаясь покинуть открытое пространство. - Это всё мой мозг, как объяснил психолог. Наверное, в детстве родители на отоплении экономили, вот меня и плющит.
        А робот (робот ли?) прошествовала к столу, бросила на него деревянный резной посох и улыбнулась, обнажив внушительные нижние клыки:
        - Влад, это что? Почему я это сказала? Что происходит?
        Дверь распахнулась, и в офис ввалилась зеленокожая орчиха. Судя по одеянию, игровой персонаж какой-то фэнтезийной вселенной. Оля вздрогнула, отпустила руки следователя и испуганно уставилась на незнакомку.
        - Главный процессор оказался не задет, память тоже удалось восстановить. Вот тело, к сожалению, пришло в полную негодность, поэтому я пока могу существовать только в Сети.
        - Спасибо за предложение. Но я сюда не за этим пришёл, - Влад провёл рукой перед глазами модератора, позволяя считать информацию о себе, подчеркнув пункт о сыскном агентстве. - Хочу задать несколько вопросов о новогоднем инциденте.
        «Королева» зашмыгала носом.
        - Конечно, - пожала плечами Оля. - Вся сеть гремела, когда он совершеннолетие оформил.
        Локация «Зимняя площадь» выглядела уныло и пустынно. Никто не катался на санях, не лепил снежную бабу и не брал штурмом снежную крепость. Влад остановился и огляделся, раздумывая, с чего начать. И вздрогнул, когда перед самым его носом появилась Снежная Королева.
        Влад удивился - он не ощущал никакого холода. Следуя за девушкой, сыщик спросил:
        - Да, я знаю. Трофим говорил. Ну, что поделаешь. Только как мы будем работать? Вот так вот беседовать никакого смысла. Ты меня отвлекаешь, я могу что-нибудь важное пропустить. Может, спокойно дождёшься тела?
        «Снежная Королева» разом поскучнела:
        - А почему вы мёрзнете? Технической поддержке подключают дополнительны ощущения, что ли?
        - Очень приятно, Олечка. А я - Владислав Александрович Кондратенко. Так можно задать вам несколько вопросов?
        - Да.
        Кондратенко по молодости тоже участвовал в конкурсах вроде «Тематическая менюшка» или «Меню в готическом» стиле, но потом понял, что в этом нет никакого интереса. И вот уже пятнадцать лет пользовался одним и тем же интерьером, который не видел ни один посторонний.
        - Ага, - Ольга в последний раз шмыгнула носом. - В общем, так получилось, что последнюю неделю только я и Юрик Розенбаум здесь работаем. Вот мы и сменяем друг друга.
        Влад постарался не показать своего удивления. Даже, можно сказать, шока. Он сначала думал, что Мэри в чужой оболочке будет выглядеть, как непись, то есть, слегка заторможено и не слишком естественно. Но сейчас перед ним стояла абсолютно живая девушка. Именно так выглядят персы людей. Если бы он не знал, что перед ним оболочка, в которой вместо человеческого сознания личность андроида, по сути, набор, пусть и сложных, но программ, он бы никогда не догадался об истине.
        Их было не слишком много. Сыщик решил, что для облегчения работы ему понадобится что-нибудь простое, привычное виртуальным обитателям. Если бы не проблемы со смертями, из-за которых посещаемость Виртограда резко упала, он бы надел на себя слегка перекачанного высокого блондина в белых лосинах и обтягивающей бугры мышц футболке. Подобные персы были очень популярны, и Кондратенко смог бы спокойно затеряться в толпе.
        - Без понятия, Мэри. Похоже, тебе хочется похвастаться.
        Девушка кивнула:
        - Тогда вам не надо объяснять, что у человека с максимальным рейтингом полномочий гораздо больше, чем у всего муниципального киберотдела, вместе взятого.
        Ольга как-то странно пискнула и попыталась убежать.
        Представительница техподдержки молча взмахнула рукой. Перед глазами сыщика поплыл текст.
        - Здор?во, Мэри. Рад, что ты, как это… функционируешь. Думал, конец тебе пришёл.
        Модератор потянула на себя тяжёлую дверь и с грустью ответила:
        - Пойдёмте в офис. А то я замёрзла уже. Да и страшно.
        - Ну, ну. Не надо, - Влад встал, придвинул к столу стул и уселся рядом со свидетельницей, осторожно взяв её руки в свои. - Очень вам сочувствую, Дмитрий и Валерия, наверное, были замечательными людьми…
        - Есть какие-то подвижки? Эта милая девушка может нам помочь?
        - Не могу, - дрожащим голосом ответила Ольга, - я ничего не видела и не знаю. Всё очень быстро произошло, я вообще тогда с детьми возилась. Они так плакали, когда это началось, а один мальчик вообще… Ой, не могу вспоминать! - девушка закрыло лицо ладонями.
        - Так. Давай первый вариант. Только выбирай совершеннолетнего, окей?
        - А позвольте нам просмотреть записи, - Мэри кивнула на меню управления. - Я бы нашла место, откуда начался отсчёт смертей, на раз-два. Как два пальца, - тут она удивлённо посмотрела на Влада и медленно добавила: - Я в поиске вообще-то имба.
        Влад мягко улыбнулся, досадуя, что анимешный перс не может в полной мере транслировать обаяние, которое всегда прекрасно действовало на свидетелей. Мужчина вообще предпочитал беседовать с людьми в реальности - и сам лучше «обрабатываешь» человека, и язык тела собеседника много чего говорит. Вот и сейчас - оболочка модератора транслировала эмоции, но руки её не тряслись, лоб не потел, а глаза вообще не выражали никаких эмоций. Хорошо хоть, голос звучал так же, как и в реале.
        - Как вас зовут?
        Оля пожала плечами:
        - Встречаемся на той площади, где произошло массовое убийство. Адрес знаешь?
        - Конечно. Сейчас дам вам допуск, включайте сами всё, что вам нужно.
        - Не бойтесь, милая. Это моя, хм… коллега. Сотрудница агентства.
        - А вы храбрая.
        Влад отключил личку, поднёс палец к двери, но на кнопку перемещения нажимать не стал. Он задумался о том, что сознания человека и андроида в чём-то похожи. А значит, у роботов тоже может быть душа.
        Но в свете нынешних обстоятельств бывший полицейский активировал другой образ - невысокого, стройного азиата с большими глазами и белыми волосами до плеч, в высоких ботинках со шнуровкой, в длиннополом кожаном плаще, узких джинсах и пронзительно розовой рубашке. Анимешные образы всегда привлекали юных романтиков, склонных к риску, а именно такие сейчас, скорее всего, гуляли по цифровому городу - подобные личности не умеют жить в реальности и готовы умереть, лишь бы не лишить себя мира иллюзий.
        Глава 43
        Чуть позже Трофим планировал купить нормальное, не обременённое записывающими устройствами транспортное средство, а сегодня лететь на другой конец Мегаполиса в элитный торговый ангар не позволяло время. Поэтому парень воспользовался такси, зашёл в ближайший автосалон и купил первый попавшийся двухместный флаер.
        Элис сидела на пассажирском сиденье, прижавшись лбом к стеклу - рассматривала проносящиеся внизу пейзажи. Что было понятно - раньше, если она и выбиралась из квартиры хозяина, то только в отключённом состоянии, и мир видела исключительно через экран визуализатора. Кондратенко приучил её изучать и анализировать любую доступную информацию, вот она и восполняла пробелы.

* * *
        - На момент развода искомой женщине исполнилось двадцать семь лет. Так что сейчас ей… О! Мы на месте.
        - Что за бред? - недоверчиво покачал головой Горохов. - Всем, значит, никому. У всего должен быть хозяин, который будет нести ответственность за то, чем обладает. Не спорю, что-то нужно распространять бесплатно, как, например, щавель Пряхиных или наше куриное мясо. Но ведь эти продукты всё равно наши, а не общие. Мы их дарим по собственному желанию. А могли бы и продавать за баллы, если бы захотели.
        Элис согласно кивнула:
        Один из дежурных достал из кармана шубы древнюю рацию, отошёл в сторонку и с кем-то поговорил. Потом вернулся и заявил:
        - Это как? - удивился Трофим.
        - Я понял, понял. И все сгорели, так?
        - Да. Включая неудачливых диверсантов. Кроме того, вся документация тоже была уничтожена. К сожалению, никто из наших современников не смог достигнуть того уровня познания графена, какой был у Кштинских. Именно поэтому на данный момент его использование эпизодично. А семьи элит стараются жить и работать в разных местах.
        Ни подлететь, ни подъехать к поселению им не разрешили. Двое мужчин в шубах из натурального меха, дежурившие на площадке, заявили, что «механической повозке» нечего делать в «цитадели природной чистоты», и идти туда придётся пешком. Их речь была странной и искусственной - Трофим прекрасно видел, что сектантам не больше сорока, а значит, они не так давно покинули Мегаполис и прекрасно знают настоящее название «повозки». Словно мужчины играли в какую-то ролевую игру. Вот только однорукость обоих указывала на то, что здесь всё всерьёз.
        - Я с радостью пообщаюсь с вашим руководством, но мне нужна Зоя Игоревна.
        Турели, густо стоявшие на крышах теплиц, взяли в прицел флаер молодого Горохова, едва машина оказалась над полями. И следили до тех пор, пока она не покинула территорию. Дальше путь лежал над озёрной местностью - большие и маленькие, круглые и вытянутые водоёмы, появившиеся в годы самого активного подтопления материка, сейчас, в январе, казались чёрными и безжизненными.
        - Я почти закончила. Члены организации отрубают себе ту руку, в которой находится чип. Единственный, кто этого не сделал - сам Кштинский. Все стерилизованы - это одно из условий города. Секту не трогают, пока она не размножается естественным путём.
        - Не знаю.
        - Тогда рассказывай дальше.
        - Жуть какая, - поёжился Трофим.
        Выданная тирада состояла из известных слов, но смысл понять было сложно. Трофим так и не сообразил, какую религию исповедуют «Дети Земли» и религия ли это вообще. Молодой сыщик решил, что подобным личностям о сути Элис знать не стоит и представил её сотрудницей агентства. Робот сразу сообразила, что от неё требуется, и постаралась вести себя, как настоящая девушка. А сектанты её особо и не разглядывали.
        - У меня только общедоступная информация, - предупредила Элис.
        - Вам туда, - один из дежурных махнул в сторону большого здания. - Староста внутри.
        - За всё время существования данного общества они семь раз принимали журналистов, сорок два полицию, которая разыскивала преступников. Всё. Площадка в основном для новообращённых, которые пребывают в поселение.
        - Всё верно. Подобными фразами оперировали для того, чтобы бедными и не слишком образованными слоями населения было легче манипулировать. Но и тогда ресурсы на самом деле принадлежали небольшой группе людей.
        - Как так?
        - Так они всё-таки общаются с остальным миром?
        Элис совсем по-человечески пожала плечами:
        - Естественно, это без чипа и шунта невозможно.
        Поначалу их не хотели впускать. Статус овера не произвёл никакого впечатления, попытка включить минивизор, чтобы показать документы, разозлила. Но рассказ о массовых убийствах заинтересовал. Особенно то, что происходили они в «бесовском потустороннем мире, где даже умереть никто нормально не может». Так что они, хоть и морщась, всё же разрешили активировать чип и внимательно просмотрели лицензию сыскного агентства.
        Горохов усмехнулся - «общедоступная» в понятии робота - это и всевозможные официальные справки, и непроверенные рассказы блогеров и влогеров, и сплетни, распространяемые в сетях. А также двухстрочные заметки на стене объявлений, косвенные упоминания в каких-нибудь комментариях под новостями и архивы. Ни один человек, даже самый толковый аналитик, не смог бы так тщательно собрать крупицы информации и объединить их в единое целое.
        - Милое местечко. И бывшая жена дяди Семёна там уже пятьдесят четыре года? Интересно, она жива вообще?
        Поглазеть на гостей никто не вышел. Лишь собаки бесновались - судя по их поведению, в поселении действительно редко появлялись чужаки.
        - … И живут натуральным хозяйством.
        - А, я понял, - Горохов вздохнул. - Учил что-то такое, в школе ещё. Сейчас всё гораздо честнее. Хоть я и не уверен, что такая расстановка сил справедлива. В общем, ясно. При чём тут террористы?
        - На протяжении двадцатого-двадцать первого веков бытовало мнение, что кое-что имеет слишком большое значение для общества и поэтому должно принадлежать всем людям.
        Трофим тоже глазел в окно - автопилот прекрасно справлялся с управлением, а город парень покидал редко. Если не считать короткого полёта к Карасёву, последний раз Горохов был «на природе» лет пять назад.
        - Основатель секты - единственный оставшийся в живых овер из семьи Кштинских. В две тысячи шестьдесят восьмом году Кштинские подверглись атаке террористов, которые считали, что создаваемый ими графен и его производные должны быть достоянием народа и распространяться бесплатно.
        - А нас они примут?
        Зданий было не слишком много - несколько одноэтажных, стилизованных под стародавние избы, одно чуть повыше и посолиднее. За домами виднелись невысокие изгороди, видимо, огороды, и какие-то хозяйственные постройки.
        - Вот непонятливый. У вас в Мегаполисе, что, из-за дурного воздуха все так мозгами слабы? - презрительно сказал второй. - Делайте, что говорят. Она и есть староста.
        - Староста готова помочь, раз уж расследование привело вас в наш дом. Люди глупы, не понимают, что технологии уничтожают планету, и господь смотрит на них, роняя слёзы. Но это не значит, что кто-то может безнаказанно убивать непросветлённых братьев и сестёр, да ещё таким некошерным способом. Наша община всегда шла навстречу полиции, а вы, хоть и частники, тоже охотитесь на зло. Так что следуйте за нами.
        Идти пришлось по грунтовой узкой дороге больше получаса. Да и дорогой это сложно было назвать - так, вязкая полоса грязи. Сопровождающие маячили позади, о чём-то между собой переговариваясь. Элис, конечно же, держалась прекрасно, а вот Трофим последние минут десять ноги переставлял с большим трудом. Единственным, что не давало ему плюнуть, вернуться к флаеру и улететь домой, было подтверждение сектантами того, что среди них есть пожилая женщина по имени Зоя Игоревна. И она в здравом уме и твёрдой памяти.
        - Меня устроит даже тот мизер, который ты нашла. Честно.
        Трофим прекратил пялиться в окно, сел вполоборота к андроиду и попросил:
        - Ещё они принимают только совершеннолетних, не пользуются минивизорами, визуализаторами и Сетью…
        - Элис, спасибо за историческую справку, но меня в первую очередь интересует секта.
        - Расскажи про них, пока летим.
        - Предлагаю не кружить слишком долго, а быстро приземлиться в указанной точке, - не отрывая взгляда от окна, сказала Элис, - судя по имеющейся у меня информации, Дети Земли очень не любят тех, кто летает над лесом.
        А посмотреть было на что. Летели вглубь материка, по направлению к Чангши, так что океан остался далеко за спиной. За стеной Мегаполиса сыщики сразу оказались над владениями семьи Пряхиных, которые достигли статуса оверов благодаря продаже овощей. Их теплицы высотой в два километра выглядели внушительно. Трофим знал, что внутри находятся вертикальные грядки, благодаря которым экономятся огромные площади. Как обеспечивалась подходящая для растений температура на такой высоте, парень понятия не имел. Как и другие жители Мегаполиса - Пряхины тщательно охраняли свои секреты.
        - Небольшая группа людей проникла на территорию Кштинских. Тогда охранные системы были ещё не совершенны, а люди с максимальным рейтингом предпочитали жить и работать на одной территории, создавая что-то вроде мини-городов. Преступники пробрались на подземный завод. Последовала череда взрывов, начавшийся пожар уничтожил производственные помещения, отдел разработок, усадьбу, склады…
        - Организация «Дети Земли» появилась в две тысячи шестьдесят девятом году, за несколько лет до интересующих нас событий. Официально она считается религиозной, но это не подтверждено.
        Завидя деревню, Горохов не сдержал улыбки - все дома были построены из современных материалов. Но трубы на крышах давали понять, что отопление здесь печное.
        - Неизвестно. Нет данных. Даже о Кштинском нет данных, но я могу предположить, что основатель давно мёртв. На момент создания поселения ему было тридцать девять, а без соответствующего медицинского обслуживания шанс дожития до ста лет равен трём процентам.
        - Конечно. На единственного выжившего смерть семьи повлияла очень сильно. Восстанавливать родовое гнездо он не стал, всю принадлежащую ему территорию засадил лесными деревьями и заявил, что все беды человечества из-за технической эволюции. Он принялся собирать вокруг себя сторонников, которые в знак преданности идеям отказывались от гражданства, социальных благ, ставили заглушки на шунты и отключали чипы. И селились у предводителя. У Кштинских владения простираются на шестнадцать тысяч квадратных километров, так что никто точно не знает, где конкретно находится поселение. Известны лишь координаты гостевой посадочной площадки.
        Флаер завис над лесом, а потом стал снижаться. Трофим с удивлением смотрел на поляну, которая была похожа на посадочную площадку так же, как балерина в пачке похожа на воина в доспехах.
        Элис, наконец, оторвалась от созерцания природы и улыбнулась:
        А потом пресная вода сменилась лесом. Именно в нём жили сектанты, среди которых, предположительно, могла находиться бывшая жена Семёна.
        - Так и Зое Игоревне должно быть за восемьдесят.
        Глава 44
        Комната выглядела так, как изображают во всевозможных сказочных симуляторах деревенские избы - печка, дощатые стены и пол, в углу какие-то корзины и туески, большой обеденный стол в центре, под которым стояло несколько грубо сработанных табуреток. Сопровождающий вытащил три, красноречиво постучал костяшками пальцев по двум из них, дождался, пока гости усядутся, и вышел, прикрыв за собой дверь.
        Трофим волновался. Его не оставляло ощущение, что он сейчас узнает ответы на все вопросы по делу. Парень почти не встречал старушек в «естественном» виде, то есть, таких, чья старость не скрывается за «инъекциями молодости», пластическими операциями и шлифовкой морщин. Не тот социальный круг. А вот тех, у кого старческие проблемы с психикой соседствовали с внешней красотой - достаточно. Он очень надеялся, что Зоя Игоревна Прилипко действительно в здравом уме.

* * *

* * *
        Через несколько лет Кштинский женился на одной из последовательниц. Для Зои это был второй брак. Женщина стала помощницей нового супруга. Её уважали и любили - за доброту, мудрость, трудолюбие и верность идеям. Правда, овер прожил не слишком долго - заболел болотной лихорадкой.
        - А ты, девушка, как я понимаю, робот? - к удивлению сыщика, лже-Зоя даже не попыталась возмутиться предположением материализации.
        - Но, Зоя Игоревна…
        Настоящая Зоя умерла незадолго до постройки подземного убежища. Чтобы территория формально продолжала принадлежать Кштинским, одна из старших женщин сменила свою личность на личность Прилипко. Благодаря отсутствию чипов сделать это оказалось легко, к тому же Мегаполис всё равно узнал. И закрыл на небольшое мошенничество глаза - городу тоже оказалось выгодно то, что огромная лесная территория принадлежит одному человеку.
        - Что, прости?
        - А как же трубы? Мы видели на крыше.
        - Это не она. Я пропустила сохранившееся у Гороховых изображение Зои Прилипко через программу возрастных изменений. Это другая женщина.
        - Не надо минивизор, - староста отрицательно покачала головой. - Я вам верю. Мы не конфликтуем с городом.
        - Нужно найти каких-нибудь психологов-волонтёров, направить сюда. Пусть поработают с этими несчастными. Нужно вернуть им гражданские права, заново чипировать, и вообще…
        Зоя Игоревна с видимым облегчением опустилась на табуретку:
        - Как я понимаю, теперь помимо муниципальной полиции появилась новая организация? Что ж, готова помочь, чем смогу. Мы всегда сотрудничаем с органами правопорядка. Проблемы нам не нужны. Но уверяю - за осень-зиму ни одного неофита не появилось. А последний преступник, который пытался скрыться среди Детей Земли, приходил четыре года назад.
        - Ну? И какие выводы? - заинтересовался сыщик.
        - Вы наблюдательны, - вежливо склонила голову Элис.
        Вот так отсутствие доступа в Сеть и глобальный отказ от технологий, о которых мечтал Кштинский, превратилась в ещё одну форму контроля. Со сложившейся ситуацией мирило то, что за членами общины действительно никто не подсматривал, а «гости» наведывались не чаще, чем два-три раза в год. По сравнению с тотальной слежкой за гражданами это казалось почти свободой.
        - Пол и стены лишь выглядят натуральными. Это имитация. Печка тоже фальшивая, вон за той заслонкой - панель управления. Во всех остальных предметах в большом количестве присутствуют полимеры.
        - Судя по всему, это их выбор. Не думаю, что им отрубают руки до того, как они поймут, где и как придётся жить.
        - А староста очень хочет, чтобы мы побыстрее исчезли, да? - Трофим достал из тележки контейнер и открыл крышку. - Не будем её нервировать и сделаем всё как можно быстрее.
        - Дело не в этом, - терпеливо сказал Горохов, - понимаете, следы ведут в далёкое прошлое. К вашему бывшему мужу. Вы не могли бы рассказать…
        - Понятно. Такая же обманка, как и всё остальное.
        - Молодой человек, в каком вы звании? И почему вас сюда направили, раз не знаете ничего?
        А андроид решила воспользоваться тем, что на время их оставили одних, встала со стула и прошлась по комнате. Задержалась лишь один раз, возле печки, сверкнула кислотной синевой глаз, что-то сканируя, и снова села.
        Горохов почувствовал разочарование. Получалось, секта не такая уж и сектантская:
        - Разве это свобода? Нет. Это родная сестра Австралийской зоны. Но сюда люди идут добровольно, делая из себя инвалидов. Ужасно, просто ужасно.
        Но Мегаполис не захотел терпеть рядом с собой неподконтрольных людей и выставил свои условия.
        - Как вы понимаете, молодой человек, я действительно ничем не могу помочь. О первом муже первой Зои ничего не знаю, - закончила свой рассказ лже-Зоя. - Но где-то в подвале есть её личные вещи, ещё времён жизни в городе. Может, найдёте какие-нибудь подсказки. Принести?
        - Но…
        Трофим молча кивнул. Он всё ещё находился под впечатлением. Женщина рассказывала всё без утайки, быстро, доверительным тоном и на первый взгляд, честно. Она его боялась, это было ясно, как божий день. Лицо Лже-Зои тронуло облегчение, и она поспешила покинуть комнату.
        Распахнулась дверь, в комнату вошёл мужчина. Единственной рукой он толкал небольшую тележку, в которой лежал небольшой пластиковый контейнер.
        - А раз так, пожалуйста, давайте сотрудничать, будто бы я самый что ни на есть высший полицейский чин. Очень вас прошу всё рассказать. И хотя бы в общих чертах объяснить, что здесь происходит.
        Нынешние члены секты ничего не знают о том, что происходило десятилетия назад. История «Детей Земли» обросла всевозможными легендами, приобрела религиозный оттенок и уникальный свод правил и обязанностей. Лишь очередная «Зоя Игоревна» получает доступ к правдивой информации.
        Много лет назад овер Кштинский создал мини-общество, отказавшееся от технологических благ, без которых сложно представить нынешнюю цивилизацию. Тогда «Дети Земли» были совсем другими, более ортодоксальными. Они отказывались от всяких контактов с городом, строили деревянные дома и вручную обрабатывали грядки.
        Парень вскочил и принялся беспокойно расхаживать по комнате:
        Женщина на миг устало прикрыла глаза:
        - О чём задумался? - спросила Элис. - Я опытная собеседница и могу помочь в формировании правильных мыслей.
        - Что я, живого человека от бесовского андроида не отличу? - слово «бесовского» прозвучало не эмоционально, а словно бы по привычке. - Только не понимаю. У нас с городом соглашение, что никаких пишущих устройств в деревне никогда не будет, пока мы соблюдаем правила. Раз вы говорите, что Дети Земли ничем не разозлили Муниципалитет, почему здесь эта машина?
        - Зоя Игоревна распорядилась отдать это вам. Сама она приболела и легла отдохнуть. Попросила её простить. И сказала, что вы можете обратиться ко мне, когда соберётесь уходить. Я подожду за дверью.
        - Не могла бы, - нахмурилась староста. - Я не была замужем.
        - Да погодите! - воскликнул Трофим. - Кто вы? И где Зоя Игоревна?
        Зоя просила у мужа разрешения съездить в город за лекарствами, но он даже на смертном одре не отступил от принципов. Овдовевшая Прилипко поняла, что поселение на одних идеях далеко не уедет, и оставила лишь самое основное.
        Конечно, были попытки вернуться к исходным условиям жизни, но Мегаполис очень быстро напоминал, что «свобода» - это всего лишь жест доброй воли города и определённой группы людей. После нескольких показательных казней Дети Земли превратились в мирное, внешне доброжелательное сообщество людей, чьи права были едва ли больше, чем у жителей окраин.
        - Моя… моё сыскное агентство создано буквально только что. Я владелец. Никаких званий не предусматривается, не собираюсь разводить бюрократию. Но поймите - я овер, и мои полномочия законодательно закреплены прямо под Новый год. Хотите, активирую минивизор, и вы посмотрите список? Он гораздо шире, чем у муниципального Управления!
        Трофим спрятал лицо в ладонях, отчего ответ прозвучал глухо:
        - Не волнуйтесь. Я ничего никуда не транслирую, не связана с Сетью и абсолютно автономна.
        Отказ от следящих систем. Взаимодействие с цивилизацией лишь в крайних случаях. По возможности натуральное хозяйство. Никакого отрубания рук. Ей думалось, что так будет проще жить.
        Через несколько лет добавилось ещё одно условие. На территории Кштинских, подальше от любопытных глаз, оборудовали подземное убежище на случай войны с Суперсити или Чангши для нескольких семей оверов, чьи члены входили в правящую верхушку. Трофим услышал несколько знакомых фамилий и даже не удивился - эти кланы всегда славились настороженностью, закрытостью и любовью к властвованию. «Дети Земли» должны были следить за работоспособностью бункера.
        - Это не она, - заявила вдруг Элис.
        - Я на самом деле Зоя Игоревна Прилипко. Только четвёртая по счёту.
        - Да, мне дежурный сообщил, - с достоинством кивнула женщина, - поэтому и говорю - ваш преступник не имеет отношения к нашей общине. Ни одного чужого несколько месяцев.
        - Дымохода нет.
        В комнату неторопливо, как-то очень аккуратно, словно боясь расплескать себя, вошла однорукая женщина. Трофим удивился - она выглядела усталой и не слишком ухоженной, но не старой. Появилась мысль, что глава «Детей Земли» тайно пользуется услугами косметологов и хирургов. Это прекрасно бы вписалось в фальшивую обстановку.
        - Здравствуйте, - Трофим попытался говорить так, как это всегда делал Кондратенко - мягко, вежливо и успокаивающе. Получилось очень похоже. - Мы никого не разыскиваем, а проводим расследование массовых убийств.
        Утилизация чипов. Ампутация рук, как и в первые годы - просто для того, чтобы в «сектанты» шли только те люди, которые действительно устали от тотального контроля и готовы заплатить за свободу физической неполноценностью. Стопроцентная потеря гражданских прав - теоретически Дети Земли даже людьми не являлись, чтобы в случае чего их уничтожение не считалось нарушением законов и морали. Запрет на импланты, как искусственные, так и «идентичные натуральным», то есть, выращенные из стволовых клеток. Стерилизация, мужская и женская, и полное сотрудничество с властями. Никаких «исходов», «путешествий» и «поисков лучшего места». Все «неподконтрольные» всегда должны находиться в определённом и неизменном месте.
        Судя по выражению лица и побелевшим костяшкам пальцев, женщине не очень нравился разговор. Но противиться она не стала:
        - Рекомендую не торопиться. Сначала закончи расследование, - Элис склонила голову набок. - А потом посоветуйся с кем-нибудь опытным и мудрым. Например, Владиславом. По имеющейся у меня информации, ты слишком импульсивен и романтичен. Вполне возможно, местных жителей всё устраивает, и твоя помощь им совершенно не нужна. Кроме того, есть ещё семьи оверов, которые контролируют общину. Вмешательство в их дела могут спровоцировать военизированный конфликт.
        Глава 45
        После долгого и внимательного изучения Зимней площади Кондратенко совсем упал духом - план Мэри не сработал. Андроид по скорости распространения «глюка» и очерёдности смертей определила место, где мог находиться предполагаемый убийца, но вот найти какие-то его следы не смогла. Она шипела и ругалась, дёргала себя за клыки и в секунды особого разочарования гневно отшвыривала посох. Потом, правда, спохватывалась и поднимала его.
        «Девушка» выглядела настолько настоящей, что Влад в какой-то момент забыл, что общается с искусственным разумом. Эмоции Мэри были естественными, движения натуральными, а грубый орочий голос живым. Это завораживало и в какой-то степени отвлекало от работы.
        Владислав Александрович! Я такое узнал, такое! Вы можете видеовызов принять?

* * *
        Сыщик открыл глаза:
        - Владюша, всё логично, - наконец-то подала голос Элис, - я тут проанализировала факты, и вот что получилось: наш псевдо-Карасёв - овер. Значит, контроля фактически нет. Семьи и друзей нет, поместье не покидает годами. Пользуется чипом бывшего сотрудника.
        Влад подошёл к книжному шкафу, вытащил какой-то толстый том и достал из глубины пузатую бутылку коньяка. Подумал, поморщился и решительно убрал её обратно.
        - Обязательно. Но позже. Мы всё ещё не знаем, как Семён убивал людей, и зачем ему это было нужно.
        - Мэри, дорогая. Твой хозяин жаждет общения. Я перемещусь в личное меню. Тебя пригласить возможности не имею, так что давай, двигай потихоньку к… наверное, давай к «Подселенцам», в любимую игрушку Петухова. Жди у входа. Поговорю с Трофимом и сразу же через мгновенное перемещение к тебе.
        - Ничего мы не найдём. Думала, какие-нибудь фрагменты кода или что-то подобное замечу. Пусто, - Мэри сдалась и уселась прямо на снег, не жалея короткую набедренную повязку.
        - Лады. Вот ещё что. Выясни у отца, остались ли сведения о тех старых серверах и перебрось инфу нашему Михаилу. Может, он как-нибудь отследит, где они в виртуале активированы. Мы с Мэри изнутри найти не можем, может, снаружи получится.
        Мэри раздражённо ответила:
        Мэри фыркнула, глянула на сыщика снизу вверх и насмешливо заявила:
        - Кстати, про взятки, - перебил бывшего полицейского молодой шеф, - я бы ещё выяснил, кто в Муниципалитете работает на псевдо-Карасёва. Кто-то ведь давил сверху на Управление, чтобы дела в архив спускали. И взятку тому продажному полицейскому кто-то давал. Вряд ли дядя сам это всё проворачивал.
        - А что конкретно ты искала? Может, я свежим взглядом замечу?
        - Океюшки. Передавай привет моему рыжему котику.
        - А вы бы узнали человека в маске спустя пятьдесят четыре года? Разве только по голосу, но ведь папа и говорил, что в Карасёве его тревожит что-то. Теперь понятно, что. Голос.
        - Я держу в памяти всю техническую документацию локации. Каждая веточка, каждая снежинка имеет свои характеристики. Вот я и сличаю - вся ли графические объекты выглядят так, как должны, ведут себя так, как задумано разработчиками, есть ли неучтённые маркеры и незапланированные функции. Твой человеческий мозг просто не способен помочь. Хотя… если бы на твоём месте был какой-нибудь программист, возможно, он бы знал, куда и как смотреть.
        - Я думаю, практикант. То есть шеф. Есть ещё кое-что, что меня смущает. Мы ведь у него были. И отец твой присутствовал, пусть и через Мэри. Он что, брата не узнал?
        Кондратенко закрыл глаза, услышав в голове назойливую переливчатую трель.
        - Безумие какое-то. Ты хочешь сказать, брат твоего отца столько лет притворялся другим человеком? В наше-то время, когда даже в туалет без надзора сходить нельзя?
        - Так ты и расскажи, как! - Кондратенко не собирался сдаваться.
        - Бесполезно. Во-первых, научить тебя - дело не одного часа и даже дня. А во-вторых, здесь ничего нет. Я же объяснила.
        - Что же делать тогда?
        У Трофима уши пылали красным, короткие волосы стояли дыбом, словно между ними вот-вот проскочит электрическая дуга, а в глазах плясали какие-то сумасшедшие искры. Из-за его плеча выглядывала как всегда невозмутимая Элис. Она молчала, лишь изредка кивала, подтверждая слова молодого овера.
        - Мой. Дядя. Убил. Карасёва, - раздельно повторил Трофим. - Отрубил ему руку с чипом, высоко, чтобы идентификатор не отключился. Потом приказал своему андроиду проделать то же самое со своей рукой. Зоя опять потеряла сознание, от ужаса. Очнулась под водой. Женщине феерически повезло - каким-то подводным течением её затащило в один из затопленных домов, там была полость с воздухом. Семён инсценировал свою смерть, понимаете, Владислав Александрович? Тело Карасёва не нашли, его сожрали морские обитатели. Только чип Семёна запеленговали, в акуле какой-то. И сделали вывод, что это мой дядя. Ну, раз других чипов вокруг не наблюдалось.
        - Не знаю. Можем попробовать проверить игру, в которой субъект познакомился с одной из жертв. Или ту, в которую играл Петухов. В играх графика помощнее, объектов больше, загрузка серверов глобальней. Так что больше шанса наткнуться на заметную аномалию.
        - Всё равно не понимаю. Зачем ему это надо было? Ну, поцапался с семьёй, ну, свёл с ума любовницу - тоже мне, проблема. Получил же статус совершеннолетнего - живи, как хочешь. Нет, убил одного, почти убил вторую, сменил личность, спрятался на полвека от людей… Видно, у него что-то не то с головой.
        - Семён, скорее всего, надеялся, что жена утонет. Это стало бы ещё одним доказательством того, что мужской труп - его собственный. Но Зоя выплыла наверх, тупо вызвала по Сети такси и прямо так, мокрая и грязная, рванула в Муниципалитет. Отказалась от гражданства, прошла все необходимые процедуры выключения из общества и в тот же вечер отправилась к Детям Земли. Вы ведь помните? Зоя была из религиозной семьи, отец не раз рассказывал об этой секте, и всегда с большим уважением. На тот момент несчастной это казалось единственной возможностью спрятаться. Она вообще-то вовремя успела - Семён ведь был без своего чипа, а Карасёвский ещё подключить надо было, не до проверок, жива бывшая жена или нет. Правильно сделала, по моему мнению. Но Зоя потом много лет считала своё поведение страшным прегрешением. Каждый раз запись об этом заканчивается молитвой типа «Боженька, дай мне храбрости пойти и рассказать полиции правду».
        Влад увидел, как зелёная кожа на голых мускулистых ногах покрывается «пупырышками», и поёжился. Хорошо хоть, холода не испытывал, как местная сотрудница. В общем, усаживаться рядом он не стал, просто скрестил руки на груди и спросил:
        - А Зоя?
        - Тогда пойдём. На Зимней площади есть таксопарк, наймём какие-нибудь сани. Подожди, сообщение.
        - Владислав Александрович, ну что вы молчите! - нетерпеливо напомнил о себе Трофим.
        - В тот день Зое пришло уведомление об одностороннем разводе и о том, что максимальный рейтинг утрачен. Детей-то у них не было, поэтому женщина не получила никаких отступных. И, мягко говоря, расстроилась - она-то рассчитывала, что получив от семьи нагоняй, Семён одумается и прекратит всякие шашни с Марго. А дядя как раз заскочил домой, вещи собрать. Зоя устроила скандал, а ему, видимо, время поджимало. Ну, он и стукнул её по голове. Что было дальше, женщина не знала, но написала, что, скорее всего, дядя не хотел оставлять за собой лишних следов, поэтому забрал с собой. Она пришла в себя в море, на плавучей платформе, чёрти где. Семён как раз отрубал руку мёртвому Карасёву.
        - А в перчатках он был, чтобы мы не увидели протез руки, - кивнул Влад. - Элементарная операция, просто чужой чип вместо своего вставил. Если бы из стволовых клеток выращивал, сам себя бы выдал. А так… может, взятку кому-то дал, чтобы всё шито-крыто было.
        - Что-о? - Влад вскочил с виртуального дивана. - Повтори!
        - В общем, так. Я сейчас папе позвоню, расскажу всё. Думаю, он не откажется помочь. А вообще мы с Элис сейчас в Управление, попрошу выделить боевых роботов и дронов в рамках сотрудничества. Хочу в гости к дядюшке. Прорвёмся через защиту, и даже если Семён сбежал, что-нибудь обязательно найдём. Может какие-нибудь записи или что-то вроде того.
        Опираясь на посох, андроид встала:
        - Да он просто хотел продолжить опыты с сознанием! - воскликнул Трофим. - А старшие полигон закрывали, сервера уничтожить хотели! Он ведь даже специально программирование изучил, чтобы справляться со всем в одиночку! И сервера украл. Вы правы, наверное, что-то с психикой не то у старика. Вспомните - он над собой тот же опыт провёл, что и над Марго.
        - Ну и вот, поскольку у неё не было доступа к виртуальным блоговым площадкам, она записывала все свои грехи с помощью этого, как его… в общем, руками писала на бумаге. Синтетической. И каждое воспоминание молитвой разбавляла, прощения у Бога просила. Главный грех описан столько раз, что мы на него практически сразу наткнулись!
        Кондратенко не торопил. Он находился в «менюшке», поэтому Горохов видел только его самого, без интерьера. Но, в принципе, можно было и отключить приватные настройки - судя по возбуждённому состоянию, Трофим ничего личного и не заметил бы. Эмоции парня передались и бывшему полицейскому - он хотел как можно быстрее услышать главное. Но всё-таки не требовал у овера вычленить самую суть. Понимал, что мальчишке обязательно нужно проговорить всё, чтобы успокоиться. А Трофим частил дальше:
        Глава 46
        Конечно же, глава семьи Гороховых не смог остаться в стороне, ведь речь шла о его брате, которого все давным-давно считали покойником. Леонид жаждал задать внезапно воскресшему родственнику несколько не слишком приятных вопросов.
        Трофим был недоволен - он-то рассчитывал, что отец просто одолжит пару десятков дронов из усадьбы, а не прилетит лично. Но прогнать родителя не смог, мысленно сделав для себя пометку - закупить для агентства боевые системы, хотя бы несколько для начала. И вообще, постараться не пользоваться помощью родственников, ведь настоящая самостоятельность напрямую зависит от материальной независимости.

* * *

* * *

* * *
        - Приказ выполнен.
        - Нет, пап. Даже не думай. Как только кто-то приближается к защитному полю ближе, чем на сто метров, и неважно - сверху или снизу, его охранка тут же начинает стрелять на поражение. Так что к воротам я тебя не пущу.
        - Я не совсем понимаю, что здесь делает материализация управителя и почему она активна. В конце концов, это устройство не работает вне помещения, к которому прикреплено. Опять штучки твоего Кондратенко?
        Ты поосторожней там, Трофимка, не лезь вперёд дронов в пекло. И держи меня в курсе. Чуть что - сразу пиши, мы с Мэри мигом подхватимся.
        - Интересно, с чего ты это взяла?
        Андроид услужливо подхватил хозяина на руки.
        В конце концов, охрана Гороховых, дроны и роботы, принадлежащие полиции, отец, сын, Элис и андроид Леонида собрались недалеко от частной собственности «Карасёва». Сначала Леонид Зигфридович попытался взять инициативу на себя, но механизмы из Управления не подчинились его приказом. Поэтому, скрипя зубами, мужчина признал право руководить за непутёвым сыном.
        Послышался звон стекла - кто-то догадался разбить окно. Времени оставалось всё меньше. Тем, кто сейчас штурмовал здание, ещё нужно найти эту самую комнату.
        - Давай позже это обсудим, - не захотел развивать тему Трофим. - Нужно торопиться.
        - Пап, можно?
        - Итак. Ирма, когда начнётся бой, твоя основная задача - проникнуть сквозь силовое поле. Есть мысли, как это сделать?
        Трофим нажал на кнопку на виске Ирмы. Робот спустя секунду чуть огрубевшим голосом отрапортовала:
        - Я вычислила количество вражеских устройств. У нас значительный перевес. А время легко просчитать по скорости выхода из строя роботов с обеих сторон. Естественно, я могла не учесть какие-то факторы, поэтому и употребила слово «приблизительно». Погрешность пять минут.
        Он не успел. Ушлый племянник всё испортил. Работа не завершена, вторая часть сознания по-прежнему дефективна, придётся сливаться с этим недоразвитым обрывком. А ведь хотел отделить, и не просто отделить, а вылепить новую, цельную личность из всех тех, кто пожертвовал жизнями ради науки. Хотел стать вровень с Богом.
        - Принято.
        - Пап, Элис, лезьте в автозак. Он бронированный. Здесь сейчас будет жарко. Я отдам приказы охранке и тоже к вам. Будем ждать.
        Воюем. Минут через пятнадцать закончим. Правда, силовое поле всё никак убрать не можем.
        - Точно, - уши Трофима покраснели. - Я забыл. Значит, ищет. И по возможности выключает. Если не получится, то вот. - Парень протянул андроиду небольшую сумку. - Здесь несколько импульсных гранат, в Управлении взял. Если не сможешь отключить, взрывай.
        Заверещала сигнализация. Мерзкие родственники добрались до усадьбы, перед ними осталась последняя преграда - входная дверь. Рано или поздно они её откроют.
        Андроид несколько раз моргнула:
        Семён закрыл глаза и услышал мягкий щелчок - штекер подсоединился к разъёму шунта.
        Ответ пришёл практически сразу.
        Наблюдать было скучно. Роботы стреляли друг в друга, мельтешили в воздухе и на земле, два робота-охранника ездили по кругу вокруг автозака, не позволяя приближаться ничему вражескому. Несколько раз в крышу стучали пули, шипела нагреваемая энергетическим оружием обшивка, но броня отлично справлялась с защитой. В конце концов, юный сыщик зевнул и сказал:
        - Подключи меня.
        - Когда уже Ирма сделает свою работу. И вообще, когда это «пыщь-пыщь» закончится…
        - Тогда командуй, сынок.
        Парень резко отключил минивизор, потому что автозак ощутимо тряхнуло и послышался грохот.
        - Слушай приказ. Никого не впускать, любого, кто попытается проникнуть, уничтожить. Твоя задача - продержаться до тех пор, пока управитель меня не убьёт, после чего сразу же разрушишь сервера. Врагам они достаться не должны.
        Андроид тут же ответила:
        - Чего уж теперь, - вздохнул Леонид. - Отремонтирую потом. Хотя я бы на твоём месте пожертвовал материализацией. Во-первых, она чужая, во-вторых, такие практически в каждой квартире имеются.
        - Дорогая, уравняй в правах Трофима Горохова. На шестьдесят минут.
        - К тому же его здесь может и не быть, - подала голос Элис. - Усадьба законсервирована в автономном режиме. Так делают, когда на территории отсутствуют живые.
        - Режим выживания включён.
        - Итак, Ирма проникает сквозь силовое поле и разыскивает пульт выключения. Возможно, он находится непосредственно в доме.
        А потом, возможно, получится влезть по каналу связи в чьё-нибудь тело. Наработки есть, они все в голове. И для экспериментов целая вечность.
        Трофим поморщился:
        - Вряд ли, - перебил Леонид, - это довольно массивная вещь, жрёт много энергии. У нас дома под неё целое здание. За конюшней.
        - Может, я попробую с ним поговорить для начала? Всё-таки он мой брат, может, достучусь до разума.
        Да, шеф. Мы тут с Мэри сидим на лавочке, любуемся на пустырь и вывеску «Частная собственность» - Миша нашёл сервера твоего дядюшки. Правда, мы ничего не видим, кроме пышно цветущих лопухов. Бескрайнего поля лопухов. Нет бы, как все нормальные люди - з?мок возвести, или тропический лес. У вас тоже ничего, я видел как-то - многоэтажный аквариум с рыбками. Красиво. Но это я так, из вредности. Надоело бездействовать. У тебя там что происходит?
        - Прикажи Ирме меня слушаться.
        Леонид покосился на андроида и недовольным тоном спросил:
        - Да уж, штучный товар, - пробурчал старший Горохов, - ладно, действуй, сын.
        Владислав Александрович, вы сейчас можете говорить?
        - Меня нельзя жертвовать, - тут же отозвалась Элис, - это нецелесообразно в связи с тем, что режим выживания в данной комплектации не предусмотрен. Кроме того, я уникальна, как утверждает мой хозяин, а значит, имею определённую ценность.
        - Принято.
        Парень прокашлялся:
        - На кресло меня, быстрее, - просипел лже-Карасёв.
        Хорошо хоть, научился стабилизировать души, и предстоящая кончина - лишь переход в другой мир. Конечно, жизнь в виртуале - лишь подобие реальной жизни, но лучше уж так, чем умирать окончательно.
        Семён захлопнул дверь и едва удержался на ногах - боль разлилась по всей грудной клетке. Сердце вело себя ужасно - то замирало на несколько секунд, то стучало с такой скоростью, что пульс сливался в единую нить. Человеку стало ясно - минуты его жизни сочтены. Однажды он уже пережил инфаркт, а сегодняшний лечить не было времени. Да и возможности тоже.
        - Необходимо будет пожертвовать органической оболочкой и несколькими, не более трёх, слоями полимерной обшивки. Пока покрытие будет плавиться, я смогу проскочить сквозь преграду.
        За пятнадцать минут никто не произнёс ни слова. Леонид с невозмутимым видом листал с помощью минивизора какие-то документы, периодически нажимая пальцем в поле для подписи. Трофим следил за боем через окна, Элис сидела на месте водителя.
        - Судя по динамике, бой прекратится приблизительно через шестнадцать минут. Победа достанется нам. - Подала голос Элис.
        - Защита отключена, - Элис схватилась за руль и направила машину к воротам.
        Управление же помогло без вопросов. Иван Сергеевич покинул ряды правоохранительных органов после новогодних массовых смертей, и человек, который занял его место, услышав о проблеме юного сыщика, сам, лично схватил гироскутер и поспешил в служебный ангар. Мужчина униженно кивал и подтверждал права овера на каждом роботе, в которого Трофим тыкал пальцем. Парню даже стало неловко, но он наступил на горло совести и вдобавок «заявил о преступлении», а по сути, приказал полицейским найти взяточника в Муниципалитете. Горохов не думал, что продажный чиновник знает что-то важное - дядя, скорее всего, использовал того «втёмную». Но подобным личностям не было места в рядах координаторов города.
        - Тогда я с Владиславом Александровичем свяжусь, узнаю, как у них дела.
        Леонид поморщился, но ничего не сказал. Мужчине не нравился старый сыщик, но овер не мог не признать, что покровительство Кондратенко приносит сыну определённую пользу.
        Главное - успеть убрать «поводок». Уничтожить сервера, чтобы весь Виртоград был в его распоряжении.
        Глава 47
        Человек стоял на верхней грани гигантского чёрного куба и наблюдал за небом. Почему-то визуальных отображений человеческих эмоций было слишком мало, а имеющиеся выглядели тревожно. Человеку казалось, что столбцы цифр и графических символов должны быть более увесистыми и многочисленными. А улицы - более заполненными. Но, возможно, он ошибался, так как почти ничего не помнил.
        Ему не давала покоя мысль, что он сотворил страшное. С людьми. Страшное, но необходимое. Жатву душ помнило Солнышко - последняя жертва, сейчас живущая в нём. Эта девочка забыла своё имя, и человеку было очень горько. Примиряло с ситуацией лишь то, что не успевшая нагрешить малышка погибла не зря, а во спасение остальных.

* * *

* * *

* * *
        - Я столько лет помогал тебе, и даже не догадывался, что сам пленник.
        - Так и знала, что нужно влезать во что-нибудь более миниатюрное, - огорчилась Мэри, - слишком массивная, да?
        - Ты на месте? Прекрасно. Нужно срочно кое-что сделать, - Голос, судя по оттенкам слов, где-то потерял свою высокомерную насмешливость.
        - Безопасность обеспечена.
        Последние слова поставили точку в разговоре. Человек по-детски всхлипнул, увидев полупрозрачную фигуру перед собой. Не зря перс «призрак» показался Семёну самым подходящим вариантом. Осколок чужой личности, который уже много лет поглощал других и, несмотря на усилия учёного, всё никак не мог стать цельным, подключился к точке выхода лже-Карасёва.
        - Я должен найти и уничтожить того, кто был его руками. Или его самого, если он лично резвился, - юный сыщик улёгся в освободившееся и относительно чистое кресло.
        Трофим торопливо вошёл в комнату, едва скользнул взглядом по безжизненному роботу, принадлежащему Семёну, увидел тело дяди на виртокресле и воскликнул:
        Мужчинам пришлось довольствоваться стандартными персами, которые предлагались напрокат.
        - Нет, так не пойдёт. Одну не отпущу, - Горохов решил разобраться со странным поведением Мэри чуть позже.
        - Осмелюсь упомянуть, что мы не опоздали, а успели вовремя, - подала голос Ирма. Робот выглядела ужасно - без кожи и полимерных оболочек перед людьми предстала сложная конструкция из проводов и всевозможных крупных и мелких деталей. Внутри тела пробегали какие-то искры, единственный уцелевший оптический прибор смотрелся особенно жутко - круглый блестящий «глаз», подсоединённый несколькими проводами к процессору, который находился не только в «черепной коробке», но и в шее, всё время дёргался - видимо, в бою что-то было повреждено.
        - Что ты имеешь в виду? - Леонид подошёл к телу брата и вздохнул: - Второй раз умер. Надеюсь, теперь-то по-настоящему. Хорошо хоть, отец не дожил до этого ужаса.
        Человеку очень хотелось поговорить с Голосом. Да, не слишком приятная личность, но другого выхода не было. Голос помогал разложить обрывки памяти в нужные места, чтобы получилась временная, но чёткая картина. Жаль, что способ позвать собеседника спаситель человечества забыл. Или и не знал никогда.
        - Данное устройство, - Элис показала на обломки андроида, - пыталось уничтожить сервера. Мы успели это предотвратить, так как Ирма сделала вывод, что вам они могут понадобиться.
        - Молодцы. А теперь уберите тело. Я в Виртоград, - Трофим сглотнул и отвернулся. - И кровь вытрите, пожалуйста.
        - Трофимка! - взвизгнула орчиха и бросилась к хозяину. Парень вздрогнул и даже сделал шаг назад, но увернуться от мускулистых объятий не смог. - Как я тебе? - андроид завертелась, кокетливо приподняв руки. - Нравится?
        Вроде бы он должен был разрушить этот уровень Ада и приблизиться на ещё один шаг к вратам Рая. Довёл он дело до конца, или снова что-то напутал - неясно.
        - Мы опоздали! Он покончил с собой!
        Осознание того, что этих двоих не терзают тайно подключившиеся демоны, принесло облегчение. Но вот внутренняя суть женщины почему-то никак не была связана с изнанкой, никакой информации об этой личности считать было нельзя, и «спаситель» заинтересовался. А точнее, Солнышко внутри - девочка была любопытной, как и все дети.
        Всё случилось так, как и предполагал Владислав. Едва Семён увидел приближающуюся Мэри, он попытался замести следы и сбежать в какой-то шутер. Но исчезнуть ему не дали - андроид лишь на миг растерялась, когда лопухи сменились на строение, выглядящее, как огромный куб, но быстро мобилизовалась и понеслась следом. Почти сразу к ней присоединились сыщики, которым пришлось потратить немного времени на регистрацию в роли игроков. Мэри было необязательно это делать, но она всё равно сменила орчиху на фигуристую женщину в камуфляже - какая-то геймерша сейчас бесновалась в личном меню, пытаясь понять, почему её выбросило из игры и собственной оболочки.
        - Пап, не говори глупости! Он людей убивал! Всё, я решил. А ты, если хочешь, можешь поискать какие-нибудь документы. Или чип забери, пока его не отключили из-за смерти - думаю, где-нибудь в Сети дневник имеется. Раз уж так экспериментами интересуешься.
        - Да, я. Он питался мной, видел и слышал все наши беседы и насмехался. Поэтому долгие годы ничего не получалось - эта тварь всегда была на шаг впереди. Я откроюсь тебе, сделай всё, как надо.
        - Так это обычный детский кошмар, - с облегчением заявил Голос, - это дитя… да, ей пришлось погибнуть. Но только ей. И это было лучшее, что ты мог для неё сделать. Пища демонов заканчивает всегда одинаково.
        - Да… наверное.
        - Ты готов пожертвовать собой? - девочка внутри ужаснулась и восхитилась. - Не надо!
        - Это последнее. Мы сольёмся воедино, я буду рядом всегда. И больше никого не нужно будет убивать.
        Он перевёл взгляд вниз. У подножия куба на лавочке сидели двое - обычный мужчина и зеленокожая женщина. По привычке человек переключился на «изнаночное» зрение - город превратился в нагромождение геометрических фигур, а люди - в цветные цифровые скопления.
        Лавочка находилась в доступном радиусе - «поводок» куба туда прекрасно дотягивался. Человек решил подобраться поближе и рассмотреть незнакомку. Но его окликнул такой долгожданный Голос:
        - Я сам не совсем понимаю, но, кажется, без реальной искусственной оболочки она стала испытывать полный спектр человеческих эмоций, - сказал Кондратенко, - мы с ней вместе уже несколько часов, и наша Маша ведёт себя, как настоящая женщина. И, между прочим, очень приятная личность получилась. Скуки я точно не испытывал.
        - Это словно страшный сон.
        - Зачем? Исследования достаточно интересны. Может, сможем их использовать. Разговор всегда лучше, чем…
        Семён внутренне подобрался. Он был уверен, что надоевший до зубовного скрежета кусок чужого сознания исчезнет, раствориться в основе. В нём самом. Но он немного ошибся.
        - Ты? - поразился человек. - Но…
        Настроились на долгие поиски, так как игра была объёмной, а после регистрационного меню след Семёна затерялся. Впереди ждало долгое путешествие сквозь джунгли, наполненное всевозможными хищниками. Но преследуемый нашёл их сам - в какой-то момент, когда троица только-только расправилась со стаей львов, он спрыгнул с дерева прямо перед носом.
        - Судя по тому, что Сеня изучал столько лет, это не смерть, а побег в виртуальность, - старший Горохов брезгливо окинул взглядом разгромленное помещение и поморщился: - Ну и бардак.
        - Внутрь локации вы проникнуть не сможете. А я - смогу. Меня Сеть не осознаёт. Я как бы не существую. И, в отличие от Семёна, не привязана к определённому серверу, меня загружали через общедоступный канал, поэтому могу делать, что хочу.
        Трофим вытащил из шкафа первую попавшуюся оболочку и активировал дверь. Рядом с локацией Карасёва известных парню точек мгновенного перемещения не было, поэтому пришлось выбирать ближайшую, а потом добираться до нужного места на драконе. Чтобы не тратить зря время, Трофим, сидя на спине чешуйчатого крылатого гиганта, надиктовал и отправил сообщение Владиславу. Так что, когда сыщики встретились, Кондратенко и Мэри были в курсе всего произошедшего в реале.
        - С чего ты взял? - искренности словам не хватило, но девочка поверила. Ведь взрослые всегда говорят правду.
        - Что с тобой?
        - Придётся, милый мой. К тому же я не собираюсь с ним драться.
        - Я не помню, - наморщил лоб человек. - Мама звала её Солнышком.
        - Кто ты сейчас?
        А та, огорчённая реакцией хозяина, вздохнула и вернула беседу в нужное русло:
        Трофим ничего не ответил - он, приоткрыв рот, наблюдал за своим роботом.
        - Где он?
        - Слушай, времени нет на самом деле. Я нашёл последнего, самого главного и ужасного монстра. Если ты его уничтожишь, всё закончится. Вообще всё. Рай будет открыт. Клянусь.
        - Мы уже обсуждали, пока тебя ждали, - Кондратенко подошёл вплотную к табличке «Частная собственность». - Скорее всего, он попытается сбежать, когда поймёт, что рядом Мэри. Он, конечно, привязан к этому месту, но вспомни - до игровых каналов спокойно ведь дотягивается. Видимо, остаточное свойство - в конце концов, когда-то здесь находилась игрушка «Бог здесь не живёт». Наша барышня проследит за ним, сообщит координаты, и мы с тобой быстренько прыгнем туда, куда надо. А втроём завалить его больше шансов. Хотя, если честно, я не представляю, как это сделать.
        - На месте разберёмся, - пожал плечами Трофим. - Деваться ему всё равно некуда - в худшем случае он снова появится здесь. Пока сервера целы, Семён к ним привязан.
        Ирма ворвалась в серверную первой, Элис за ней. Следом несколько охранных роботов. Звуки борьбы заставили Гороховых притормозить - людидавно не ввязывались в драки лично. Через пару минут всё стихло, выглянула Элис:
        - Как же ты меня достал, племянничек, - прорычал шкафоподобный чернокожий перс и легко вскинул ручной пулемёт, словно это был маленький пистолетик.
        Едва управитель где-то там, в реальности, вырвал из тела шунт, лже-Карасёв, потеснив девочку, слился со «спасителем», как и сотни душ до него. Отличия были - Семён сразу же занял главенствующее положение в этом многоквартирном доме. Но вот единственным владельцем территории стать не смог.
        - Погоди. Ответь на один вопрос - я сделал что-то ужасное? Убил много-много людей?
        - Ты уверен, что в этом есть смысл? По идее, Сеня запер себя в небольшой локации. Если, конечно, это сервера с ограниченным доступом в Сеть, как мой личный. Можем и позже к нему в гости заглянуть. К тому же, если я ошибся, его и след простыл. Зачем спешить?
        - Сдавайтесь, дядя! Именем закона Мегаполиса…
        Прозвучала очередь, и Кондратенко упал безжизненным телом. И тут же, реснувшись где-то за деревьями, ругаясь, побежал назад.
        Мэри зевать не стала. Едва послышались выстрелы, она рухнула на землю и перекатилась за какой-то узел лиан. Трофим рванул в другую сторону, надеясь добежать до толстого дерева. На ходу он кричал:
        - Семён Зигфридович, не дурите, мы в игре! Вы нас так убивать можете бесконечно!
        Его слова подтвердил Влад своим «оживлением». Бывший полицейский не стал тратить время на разговоры, а просто нажал на спусковой крючок.
        Пули не принесли Семёну никакого вреда - он просто воспользовался своими способностями влиять на окружающее пространство и закрылся щитом. Когда-то он уже испытывал на прочность цифровую реальность, в бою с фэнтезийной тыквой. И ещё раньше, но подробностей не помнил.
        - Оставьте меня в покое!
        - Вот уж нет! - выкрикнула из-за укрытия Мэри. - Ты уничтожил кучу народа!
        - Пусть так, - Семён отбросил оружие, склонил голову и тараном пошёл на Владислава. - Но это было сделано ради науки.
        - Ради себя ты это сделал, - Влад опять выстрелил и тут же получил оплеуху, которая отбросила его в сторону, словно мячик.
        - Дядя! Давайте поговорим! Наш бой всё равно бесполезен!
        - А ты прав, мальчик, - остановился вдруг лже-Карасёв. - Скажи, племянничек, ты зашёл через мою точку входа?
        - Да, а что?
        Семён не ответил. Он закрыл глаза.
        - Он в управителя полез! - взвизгнула Мэри и рванула к врагу. Но кое-кто успел раньше - лже-Карасёв дёрнулся и спокойно, ровно сказал, ни к кому не обращаясь:
        - Он не кормит демона. Я не вижу знаков.
        Лицо исказила презрительная гримаса.
        - Ну и что! Не мешай, огрызок!
        - Кому это он? - Мэри помогла подняться Кондратенко.
        - Вроде бы самому себе.
        А Семён продолжил диалог с невидимым собеседником:
        - Остатки твоей памяти теперь и мои. И они вызывают много вопросов.
        - Убирайся вглубь!
        - Нет. Я хочу знать правду. Лучше ты сам отдохни там, на дне.
        Чернокожий персонаж потёр лоб:
        - Хотя бы вы можете сказать правду?
        Сыщики переглянулись. Стоявший перед ними человек выглядел как-то потеряно, а его слова давали понять, что это не совсем та личность, за которой они гнались.
        - Нет никаких демонов, - осторожно сказал Владислав, - рая и ада тоже. Ты вообще понимаешь, что мы находимся в виртуальной реальности?
        Человек вздрогнул и шальным взглядом обвёл джунгли:
        - Да, частичка Семёна тоже это знает. Он меня обманывал? Но как же изнанка, Голос, спасение тех, кем питаются монстры?
        - Так ты считаешь, что спасал кого-то? - Мэри прищурилась. - Я тебя огорчу. На самом деле ты убивал людей. Это, - она взмахнула рукой, - виртуальность. Люди подключаются к нему с помощью специальных устройств, чтобы отдохнуть от унылости жизни. Ну, или поработать, не выходя из дома. У некоторых из них проблемы со здоровьем - кое-какие органы или части тел заменены на искусственные. Как я понимаю, именно импланты ты принимал за демонов.
        Человек закрыл лицо руками и застонал. Сыщики ждали.
        - Да, я вижу в Семёне. Насколько мерзкие мысли! А мои личные воспоминания - про пытки, про монстров, про обсидиановые когти, которые нужно вырывать - это что? Тоже обман?
        - Не совсем. Возможно, ты когда-то играл в игру. Очень специфическую, - Трофим наконец-то вышел из-за дерева. Ему было безумно жалко несчастного, который столько лет жил в виртуальности, считая её адом. - И, скорее всего, прямо в этой игре и умер. А Семён тебя подселил в своё сознание.
        - И, наверное, пытался избавиться все эти годы! - Кондратенко стал ходить из стороны в сторону - кусочки мозаики сложились в его голове. Всё остальное - трагические смерти, убийца, который и сам оказался жертвой - отошло на второй план. - Да, он тебя использовал. Думаю, какие-то документы должны остаться. Такой человек должен был записывать все свои действия.
        - Вы меня не обманываете? - человек с частичкой Семёна внутри убрал руки от лица. На него было жалко смотреть.
        - К сожалению, нет, - Трофим отрицательно покачал головой.
        - Я никогда не пропущу Голос вперёд. Обещаю. И больше никому не причиню вреда.
        - Думаю, нужно вернуться на локацию Карасёва, - Владислав, наконец, справился с собой. - Что бы ты не обещал, как бы не переживал, ты всё же убийца. И должен понести наказание.
        Эпилог
        В кафе было тепло и уютно, хоть и непривычно многолюдно - население Мегаполиса всё ещё опасалось виртуальности и предпочитало отдыхать в реале. Хотя все новостные каналы, да и никому не нужное телевидение безостановочно вещали о том, что кризис миновал и Виртоград абсолютно безопасен.
        Трофим и Элеонора сидели за угловым столиком возле камина и пили глинтвейн. Кузина слушала с интересом, почти не перебивая, а парень, как и обещал, рассказывал все подробности.

* * *

* * *
        ОТ АВТОРА
        Екатерина Боровикова.
        Дорогой читатель, надеюсь, книга тебе понравилась. Если это так, нажми, пожалуйста, на «сердечко». Это даст мне понять, что история действительно получилась интересной.
        С уважением
        - Мы так и не выяснили, кому принадлежала та самая, первая душа, которую вобрал в себя Семён. Ясно одно - это была очень сильная личность. Иначе она давно растеряла бы остатки адекватности.
        - Ну ты сказал, братец. Можно подумать, он нормальный был.
        - В рамках вселенной, которую придумал и тщательно поддерживал дядя, вполне. Его поступки были последовательны, а мотивы - благородны. Другое дело, что ошибочны. Как бы там ни было, он безропотно вернулся на локацию, ограниченную сервером. И заранее согласился с любым нашим решением. Ну, мы с папой и Владиславом Александровичем и стали думать, что с ним делать.
        - Спорим, твой папенька очень хотел продолжить опыт?
        - Нет, - Трофим покачал головой из стороны в сторону. - Пока мы бегали за Семёном в виртуале, он полистал дневники и журналы опытов. Дядя не просто хотел избавиться от раздвоения личности - он пытался создавать полноценные личности из умерших. Вот смотри - человек погибает в реале, какое-то время живёт в виртуале, а потом что?
        - Не знаю, - пожала плечами Эля. - Попадает в иной мир?
        - Нет. Он словно бы растворяется в Сети. А Семён смог этот процесс контролировать. Полностью сохранять личность так и не научился, но кое-какие фрагменты закрывал в кубе, а потом соединял с собственным сознанием. Точнее, той, чужой частью. Это, кстати, позволяло ему самому быть психически здоровым. Чужак и его жертвы всё время находились на сервере.
        - Жуть, - родственница сделала глоток. - А смысл?
        - Ну… Семён думал, что в какой-то момент доберёт нужное количество чужой, скажем так, памяти, которой хватит на целое.
        - То есть, он хотел склеить сбитую чашку?
        - Ага. При этом используя осколки разных чашек.
        - Во дурак, - протянула Элеонора, - Трофимка, чего у нас родственники такие стрёмные?
        - Не знаю, - серьёзно ответил парень. - Ты не дослушала. Следующим этапом должна была стать попытка новосозданную личность подселить в чьё-нибудь тело. Он хотел убить какого-нибудь подопытного и по каналу связи, пока сердце не остановилось, запихнуть получившееся сознание в чужое вместилище. Если бы получилось, он бы сам потом так сделал. С собой. Хотел жить вечно. Вот папа и решил, что такое дальше не стоит изучать.
        - Ты уверен? - протянула Эля с сомнением. - Леониду Зигфридовичу под сотню лет. Да и остальным старшим немало. Думаешь, они откажутся от такой возможности?
        - Так не вышло ведь ничего! Знаешь, сколько психологи вычленили личностей в том виртуальном человеке? Триста двадцать четыре! А о цельности даже и речи не идёт! Кто же захочет быть дурачком беспамятным?
        - Кстати! Как дядя так долго это проворачивал? Столько смертей, и не заметил никто?
        - Ай, он каждые десять лет в Муниципалитете находил кого-нибудь нечистого на руку и подчищал за собой, - отмахнулся юный сыщик. - И не он один. Управление такие схемы походя вскрыло… Будут трясти ещё долго. И, наверное, планку рейтинга поднимут. Скоро там только высший социальный слой сможет работать, чтобы малоимущие не соблазнялись.
        - И маргиналов станет ещё больше, - хмыкнула Эля.
        - Я всегда утверждал, что ты самая умная в семье, - сделал комплимент Трофим. - В общем, мы решили сервер уничтожить. Отправить всех запертых в нём несчастных на покой. А чтобы они точно исчезли, предварительно отключим от Сети. Деваться этому созданию будет некуда.
        - И всё-таки мне кажется, что твой отец тебя обманул. Ну, или не всё рассказал, - озабоченно заявила Элеонора.
        Рыболовная платформа мягко покачивалась на волнах. Элис в зимней куртке и шапке выглядела очень мило. Холода она не испытывала, но Влад не хотел какой-нибудь лёгкой туникой испортить атмосферу.
        Сам он сидел, завернувшись в плед, и попивал коньячный чай. Андроид рассказывала новости, которые она прочла перед выездом, и её щебет Кондратенко очень нравился.
        - Элис, - в конце концов сказал он, - ты подумала над моим предложением?
        - Конечно. Но я не уверена в целесообразности эксперимента.
        - Да ладно. Ты бы видела Мэри - она была такой забавной! Давай попробуем. Миша очень аккуратно извлечёт тебя из этого симпатичного носителя и запустит в сеть. Я разорюсь на какого-нибудь подходящего женского перса. Очень хочется знать, какая ты на самом деле.
        - Мне сложно представить, о чём ты говоришь.
        - Ты будешь абсолютно свободна. Хоть определишься со своим отношением ко мне - вдруг ты меня терпеть не можешь? Мэри даже плакала, когда её носитель был готов. Мне показалось, что Трофимка тоже не очень-то хотел её возвращать в обычное состояние - они почти всё время в Виртограде вдвоём проводили, он даже Ларису свою забыл. Но старший Горохов был неумолим. Очень жаль, кстати. Ну да это их проблемы. А мы прикупим виртоквартирку, буду в гости приходить…
        - Хорошо, - Элис согласно кивнула. - Давай попробуем. Но если это приведёт к непредсказуемым последствиям, ты сразу прекратишь эксперимент и вернёшь меня в стандартный, реальный носитель.
        - Конечно, дорогая. Обязательно.
        Влад отпил из чашки и довольно зажмурился.
        Леонид Зигфридович говорил убедительно, как и всегда:
        - Мы попробуем подключить тебя к андроиду. Возможно, процессор сможет структурировать тот хаос, который ты из себя представляешь. Если всё получится, ты обретёшь новую жизнь, Сеня.
        - Устал уже повторять, - грустно сказал собеседник, - я не Семён. Внутри меня лишь его тень, почти без памяти и эмоций. И пропускать его вперёд я не буду. Да и зачем это всё?
        - Если ничего не выйдет, я дам тебе покой.
        Обещая это, Леонид не чувствовал, что делает что-то плохое. Во-первых, неполноценная личность состояла из тех, кто всё равно давно мёртв. А во-вторых, она уже завтра забудет этот разговор. А значит, можно обманывать - подобная неправда не вызовет мук совести. Если ничего не выйдет с искусственным носителем, можно будет попробовать что-нибудь другое. Единственное, чем не собирался заниматься овер - это убийством неповинных людей. Полвека опытов брата ни к чему не привели, а значит, даже и продолжать не стоит.
        А вот враньё, которое пришлось озвучить сыну, немного угнетало. На самом деле старший Горохов не собирался уничтожать такой великолепный материал для исследования. В конце концов, наука шагает вперёд, возможно, через какое-то время клонирование тел перейдёт из разряда фантастики во что-то обыденное - отдельные органы давно научились производить, дело осталось за малым. Наивному Трофиму об этом знать не стоит, по крайней мере, пока не повзрослеет.
        Леонид не был бы главой семьи и владельцем такой огромной компании, если бы не умел договариваться с совестью.
        Осталось лишь понять, как стабилизировать душу после смерти, чтобы она не была всего лишь огрызком. Осколком чего-то большего. Нужно научиться создавать настоящую жизнь, а не её жалкое подобие.
        notes
        1
        Отдел реальных преступлений.
        2
        Отдел киберпреступлений.
        3
        Непись - от англ. NPC (Non-Player Character). Персонаж, управляемый не человеком, а программой.
        4
        Стритрейсинг - уличные, часто незаконные гонки.
        5
        Баббл - от английского «пузырь», в играх так иногда называют защитное заклинание.
        6
        Крит - критический удар, то есть, увеличенный вдвое или более.
        7
        Вайпнуться - коллективно «погибнуть».
        8
        Агрить - провоцировать компьютерного персонажа на то, чтобы он атаковал только тебя и не обращал внимания на остальных членов команды.
        9
        ХП, хитпоинт - количество жизни в цифровых значениях.
        10
        Ивент - нестандартное, временное мероприятие в игре, часто приуроченное к какому-нибудь празднику.
        11
        Реснуться - воскреснуть.
        12
        Кил - убийство, в данном случае босса.
        13
        Кохлеарный имплант - медицинский прибор (протез), призванный решать проблемы со слухом.
        14
        Ганкинг, ганк - не слишком порядочный стиль игры, который подразумевает убийство того, кто заведомо слабее, например, низкоуровневого персонажа или того, кто только что «возродился на кладбище». Или, как и в жизни, когда толпа нападает на одиночку.
        Примечания

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к