Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бондаренко Андрей: " Сказки Заброшенных Крыш К " - читать онлайн

Сохранить .
Сказки Заброшенных Крыш (К) Андрей Евгеньевич Бондаренко
        Похищенные #1 Первые (и пока - единственные), три Сказки - на конкурс "Белое пятно", сайт - "Самиздат Мошкова".
        Сказка первая
        Кот и Парашютист
        Боли не было. Наоборот, присутствовала некая лёгкость и расслабленность во всём организме. Свежий ветерок, воздух - как после дождя в деревне, пахнет чем-то свежим и влажным, совсем чуть-чуть угадывается аромат полевого разнотравья.
        - Нуте-с, сударь мой, - совсем рядом раздался певучий голос. - Как говорит в своих нетленках великий и ужасный Саня Бушков: "Открывайте глаза, голуба моя, ресницы-то
        - дрожат!".
        Ник послушался, и приоткрыл правый глаз, а через секунду и левый, ошалело таращась на говорящего. И было, право, чему удивляться: в двух шагах от него, на старом деревянном ящике, восседал здоровенный, серый в полосочку, котяра.
        - Здравствуйте, милый юноша! - пропел-промурлыкал странный кот. - Разрешите представиться: меня зовут - Кот.
        - А меня - Ник, - автоматически ответил Ник, затравленно озираясь по сторонам.
        - Да вы встаньте на ноги, любезный мой, сбросьте свой рюкзак с парашютом, - подал Кот дельный совет. - Оглядитесь хорошенько, удовлетворите - любопытство своё!
        Ник поднялся на ноги, опираясь на какую-то узкую кирпичную стенку, сбросил с плеч рюкзак. "Ну, так и есть, парашют всё же не раскрылся, а я жив почему-то!" - пронеслось в голове. Он оглянулся по сторонам, вокруг - одни сплошные крыши: металлические и черепичные, гладкие и ребристые, явно новые и совсем ветхие, самых разнообразных цветов, оттенков и колеров. Сплошные такие - крыши, тесно примыкающие друг к другу, без начала и конца, а узкая кирпичная стенка - гранью трубы обычной, дымоходной, оказалась, одной из тысяч таких же, беспорядочно торчащих тут и там.
        Молодой человек посмотрел на небо, увиденное оптимизма не добавило: на западе - горел багровый закат, и половинка солнца уже забралась за горизонт, а на востоке - теплился нежный рассвет, и другая солнечная половинка - явно только что, показалась на Свет Божий. Облака разномастные по кривым овалам выстроились, плывут себе медленно - в противоположных направлениях, причём, похоже, вокруг того места, где они с Котом и находились.
        Ник потрогал руками лицо, плечи, колени, на всякий случай ущипнул себя за ляжку, - да нет, вроде всё нормально, и боль остро ощущается. Но всё же: что это такое с ним приключилось, и где же это, собственно говоря, он находиться изволит? Ник резко обернулся к нежданному напарнику.
        Кот, как оказалось, всё понимал правильно, и заговорил, вопросов не дожидаясь:
        - Это место так и называется - Заброшенные Крыши. По сути - Станция перевалочная: дальше можно в любых направлениях проследовать, даже, - Кот сделал многозначительную паузу, - даже и Назад.
        - Следовательно, я - умер?
        - Да ладно вам, - Кот недовольно улыбнулся в свои роскошные усы. - Полноте, милый друг. Что есть, с философской точки зрения все эти сентенции: "живой - мёртвый", "счастливый - несчастный", "весёлый - печальный"? Что - я вас спрашиваю? Так, термины глупые только…. Всё относительно - в этом мире. Относительно - ко Времени, прежде всего. Сегодня вы глупы и ограничены: одно за Истину принимаете, завтра поумнели немного - поняли, что Истин несколько может быть, или - ни одной, к примеру…..
        - Отдаю должное вашему интеллекту, уважаемый Кот, - произнёс Ник, в глубине души несказанно удивляясь своему спокойствию. - Но всё изложенное вами - мне мало что объясняет. По всем законом физики я должен был в лепёшку расшибиться: падение с трёх тысяч метров с нераскрывшимся парашютом - дело серьёзное, знаете ли…. А я тут стою себе спокойненько на крыше, с котами разговариваю. Может - это просто бред предсмертный? А?
        Кот помотал ушастой головой, прищурился задумчиво, и прошелестел едва слышно:
        - А вы, милостивый государь, поведайте мне о ваших последних десяти минутах, о тех, которые происходили до вашего появления на Крышах, и главное - о Последней…. Тогда, быть может, я и смогу дельное что сказать, может даже - спрогнозировать чего….
        Самолёт неуклюже оторвался от взлётной полосы и неровными толчками начал набирать высоту, в этот момент у Ника зазвонил мобильник.
        Инструктор Петрович скорчил недовольную мину, но, всё же, разрешающе махнул рукой, мол, давай, поговори - я сегодня добрый…
        - Да? - спросил Ник, нажимая на нужную кнопку.
        - Здесь Ахмет! - оповестила трубка с лёгким кавказским акцентом. - Твоя дочь и жена у нас…. Вах, какие красивые девочки, просто - персики! Три дня у тебя на всё. Хочешь женщин своих обратно получить? Рассчитайся полностью, будь мужчиной! Всё ясно?
        - Всё, - прошептал Ник.
        Длинные гудки, отбой…..
        Похоже, действительно - всё. Где взять триста тысяч баксов? Негде, сожрал всё дефолт проклятый…
        Ещё несколько месяцев назад Ник был преуспевающим бизнесменом, а ныне? Ныне - банкрот полный, даже квартиру и две машины в пользу кредиторов пришлось отписать, а долгов ещё осталось - выше крыши, проценты по ним бегут ежедневно…
        Нет денег, нет совсем. Вот, хотел годовой абонент на прыжки с парашютом обратно сдать, хоть немного наличности на руки получить, не согласились в Авиаклубе. Мол, денег у самих нет, а прыгать хочешь - так это, пожалуйста, просим!
        Вот и решил прыгнуть, раз всё равно приехал…
        Любил Ник это дело: небо бездонное над головой, домики крошечные внизу проплывают, свежий ветерок, воздух - как после дождя в деревне, пахнет чем-то свежим и влажным, совсем чуть-чуть угадывается аромат полевого разнотравья……
        - Всем приготовиться! - кричит Петрович. - Начинаю обратный отсчёт: тридцать, двадцать девять……… два, один, ноль! Первый - пошёл!
        Голубой купол неба, восхитительное чувство свободного падения…….
        Тут, в считанные секунды, он и понял - что надо делать. Года полтора назад, когда денег было навалом, застраховал он свою жизнь в солидной зарубежной компании, причём, со страховой премией родственникам, в случае чего, более чем солидной…. И с Ахметом рассчитаться хватит, и девчонкам ещё останется на жизнь безбедную! Нормально всё должно сойти…. Какое такое самоубийство? Несчастный случай обычный, просто парашют не раскрылся…..
        Рука разжалась, отпуская заветное кольцо…..
        - Вот и всё, - промолвил Ник. - Кольцо отпустил, и такое впечатление, тут же на этой крыше оказался.
        - На крышах, - поправил Кот. - И - с большой буквы, пожалуйста. А история ваша - совсем обычна и проста для этих мест: банальное самоубийство, но - цели благородные преследующее…. Знакомое, в общем, дело. Да уж! - Кот замолчал, словно вспоминая что-то важное.
        Подождав секунд тридцать, Ник громко покашлял, привлекая к себе внимание:
        - Извините, любезный Кот, но всё же, объясните более внятно!
        - Дело всё в том, что кто-то из Главных, причём не обязательно, что и Сам, а просто - кто-то из Них, засомневался в правильности вашего благородного поступка. Почему - засомневался? Да кто ж знает, знать - были причины! Решили - паузу в течение вашей Судьбы сделать, заморозить ситуацию, так сказать…
        - Но, для чего "заморозить", зачем?
        - Бог его знает, - зевнул Кот, - Они же добрыми себя считают, справедливыми. Вот и сомневаются постоянно - так ли всё в мире происходит, не надо ли переделать что? Вот Они думать будут, а вы, мон шер, на Крышах парьтесь, хоть до заговенья морковкиного! Я вот лет триста, а то и четыреста - тут прохлаждаюсь, с перерывом единственным, а Они всё думают, все обсуждают, что делать со мной! А может - и забыли совсем про меня? И правильно, я же просто - кот, а тут и всяких разных хватает, важных до тошноты: Наполеоны разные, Есенины, блин! - Кот разошёлся уже не на шутку.
        Помолчали. Ник задумчиво чесал в затылке, переваривая полученную информацию, кот рассержено фыркал, разбрасывая вокруг себя зелёные искры, злясь на неких Всесильных, ленивых и забывчивых - по его мнению…
        - Может, и свою историю расскажите? - спросил Ник. - Ну, если это удобно, конечно.
        Кот, если так можно выразиться, передёрнул "плечами":
        - Да полноте, какие сантименты…. Здесь, если честно, больше и заняться толком нечем. Слоняешься, слушаешь, в свою очередь - всякое рассказываешь. Библиотеку, правда, лет сто назад пробить удалось, на чердаке одном. Сходим как-нибудь, обязательно. А история моя проста - до тошноты….
        Много лет тому назад, вы, люди, это время - Средними Веками называете, жил я в одном замке - в качестве любимого котёнка графской дочери. Её Мари звали. Славная такая девчушка - добрая, ласковая, кудряшки светлые…. Она меня любила, ну и я, соответственно - души в ней не чаял. Хорошо жили, беззаботно так….. Потом война началась, окружили враги замок, блокада полная образовалась, голод. Нам то, котам, много ли надо: тут мышку поймал, там, извините за подробности, десяток другой мух слопал. А людям плохо совсем приходилось, умирать начали - один за другим, десятками, сотнями….Тогда-то мне в подземелье спрятаться пришлось, от греха - чтобы не слопали.
        Сижу это я у себя тихонечко, никого не трогаю. Тут графская жена, от слабости шатаясь, по лестнице спускается, матушка моей Мари, то есть.
        - Маркиз! Маркиз! (это моё имя тогдашнее), - зовёт.
        А в руке, за спину заведённой, стилет держит острый.
        Вот оно даже как, думаю. Нашли дурака! Как же, выйду - фиг вам всем!
        Заплакала тогда матушка Мари.
        - Что же делать теперь? - жалобно причитает. - Умрёт ведь доченька моя, совсем плоха стала! Только одна надежда и оставалась - котёнка отыскать. Маркиз, Маркиз! Иди ко мне! Ради любви к Мари! Маркиз!
        Кот замолчал, смахивая лапой с морды нежданную слезу.
        - Ну, а дальше? - заинтересованно спросил Ник.
        - Что "ну"? - неожиданно обиделся Кот. - Баранки гну! Вышел, конечно же, пень ясный!
        - Стало быть, - предположил Ник: - Вас сожрать изволили?
        Кот неопределённо пошевелил усами:
        - А вот это - весьма спорный вопрос…. Весьма - спорный! Я ведь сразу сюда, на эти Крыши долбанные, и вышел. Как бы так оно!
        - Чего-то я не понимаю совсем! Но ведь самоубийства, по сути, и не было…. За что же вас поместили сюда?
        - Причём здесь - самоубийство? - Кот опять пожал "плечами", на сей раз недоумённо.
        - На Крыши те попадают, с которыми непонятно, что дальше делать: в смысле - куда отправлять: в Ад или в Рай? Усекаете? Вот я, к примеру: с одной стороны - просто кот, следовательно, вовсе ничего не достоин, с другой - благородство проявил, следовательно, и Душа у меня есть. Что делать теперь - с этой Душой? Вот и гадают местные Умники, спорят до хрипоты…
        Ещё помолчали.
        - А вот, - вспомнил Ник. - Вы говорили, что перерыв единственный был какой-то?
        - Ах, это, - Кот небрежно отмахнулся правой передней лапой. - Фигня полная! Года через три, после моего здесь появления, спускается с неба Один, важный такой, с крыльями, и втуляет мне, мол: "Жертва моя - совсем напрасная, потому как Мари всё равно через год умрёт от чумы, поэтому - решили меня обратно отправить, дабы я свой выбор заново сделал, уже полной информацией обладая….".
        Кот опять задумался.
        - Ну, и что же, вернули? - напомнил о своём существовании Ник.
        - Не нукай, не запряг! - в очередной продемонстрировал свой норов Кот. - Конечно же, вернули, Они здесь никогда не шутят! Вернули…. А я опять к матушке Мари решил выйти, под стилет то есть. Потому, что очень свою маленькую хозяйку любил! Целый год ей жизни подарить - не мало совсем. Я даже задумываться не стал. Взял - и вышел…. На эти же Крыши дурацкие…
        - Да, это вы - молоток! - Ник посмотрел на Кота с восхищением. - Прямо сказка настоящая получается - про Любовь и Благородство!
        - Сказка? - негромко раздалось откуда-то сверху. - А что, и, правда - сказка. Тут
        - одни такие сплошные сказки…. Сказки Заброшенных Крыш……
        Сказка вторая
        Страшная Участь адвокатов
        - Сказка? - раздался откуда-то сверху негромкий голос. - А что, пожалуй, что и сказка. Тут одни сплошные сказки…. Сказки Заброшенных Крыш.
        Испуганная стайка белых голубей выпорхнула из-за неуклюжей старинной трубы светло-жёлтого кирпича, разбившись на пары, птицы стремительно разлетелись во все стороны.
        - Что это было? - спросил Ник.
        - Если вы это про голос, - ответил Кот, - то это просто местный Дневальный. Тут постоянно кто-нибудь наблюдает, надзирает, слушает - далее по списку…. А если про птичек этих гадких, то это - шпиёны тутышние, они же - сплетники и сплетницы. Мало того, что подслушают, так ещё разлетятся по всем Крышам, всем всё расскажут. Прямо не голуби благородные, а так - попугаи из джунглей…. Срамота одна! Ни одних секретных переговоров не провести, право! Поначалу, я даже ловить их пробовал - кот я или не кот? Бесполезно всё: подкрадёшься, прыгнешь, бэмц - носом об стенку невидимую. Силовые поля, какие, защитные, что ли? Да - Бог с ними…. Послушайте, Ник, а что это мы друг другу всё - выкаем, словно гимназисточки благовоспитанные? Были тут проездом несколько - до чего же нудные созданья, доложу я Вам! Может - на "ты" перейдём?
        Ник согласно закивал головой:
        - Конечно - перейдём! Только вот - по такому случаю выпить полагается: за знакомство, за встречу, "на бруденшафт" - так сказать…. Тут как с этими мелочами бытовыми - в смысле выпить, закусить, прочие потребности разные?
        - С этим как раз всё и просто, - Кот ловко спрыгнул с деревянного ящика и упруго выгнул спину: - Живые организмы в этих местах в еде и жидкости совсем не нуждаются. Следовательно, и в туалетах необходимости нет, что весьма удобно, согласитесь. Да и спать - необязательно совсем…. Но, если имеется повод - маленький пикничок устроить, то можно Верхних попросить - об одолжении невеликом. Бывает, что и на встречу идут, были уже прецеденты…. Кстати, и язык тут всеобщий, то бишь каждый на своём говорит, но все друг друга понимают, тоже - весьма недурное нововведение…
        Кот встал на задние лапы, передними упёрся всё в тот же ящик, поднял голову кверху и прокричал, звонко и пронзительно:
        - Эй, уважаемый Дежурный Ангел! Не будите ли столь любезны - предоставить нам с другом какую никакую выпивку-закуску? У нас праздник сегодня, или что-то вроде…. Познакомились, на "ты", опять же, перейти собираемся. А? Если что - я и отслужить могу! Приём, приём?
        Секунд десять тишины…. Были слышны только звуки, рождаемые мелким мусором, перекатываемым ветром по Крышам. Затем неожиданно раздался хрустальный звон, и из воздуха появился Ангел - дюжий мужчина с обветренным бородатым лицом, в белых одеяниях, с небольшими крыльями за спиной. В одной руке бородач сжимал бумажный конверт, в другой - ручку плетёной корзины, из которой торчали горлышки трёх бутылок зелёного стекла.
        - Здравствуй, Кот! - пророкотал Ангел, - И тебе Ник, раб Божий, - здравствовать, на сколько это применительно - к нашим Заброшенным Крышам…
        - Здрасте, - скромно промямлил Ник, ошеломлённый этим внезапным появлением.
        Кот же отделался только лёгким наклоном головы, словно демонстрируя самоуважение к своей скромной персоне.
        Крылатый обладатель шикарной бороды поставил корзинку у ног Ника, а конверт протянул Коту:
        - Просимое вами - доставлено! Ты, Кот, отслужить обещал? Вот отслужи: передай это послание Анхелине Томпсон, лично в руки! Да не мешкай, часа через три, не позже, иначе Эти опять бучу успеют поднять! Всех благ! - Ангел демонстративно посмотрел на свои массивные наручные часы, отдал Коту конверт, и - растаял в воздухе…
        - Хитрые какие! - прошипел Кот, вертя конверт в лапах. - Сами, видите ли, не могут. Тоже мне - неженки! Через три часа? Ну, конечно, у них же и часики имеются, а как бедному коту время определять? То же мне - Умники….
        Ник, прибывая ещё в прострации от произошедшего, машинально заглянул в корзину.
        Её содержимое бодрости духа совсем не прибавило: бумажная одноразовая скатерть, салфетки, стопка пластиковых стаканчиков, буханка нарезанного чёрного хлеба, три плавленых сырков "Дружба", литровая банка маринованных огурцов, закрытая полиэтиленовой крышкой, десяток жаренных куриных бёдер - в прозрачном контейнере, и три бутылки "Агдама" - да, того самого, из славных восьмидесятых…
        - Однако, блин горелый! - ошарашено пробормотал Ник себе под нос, расставляя на бумажной скатерти нехитрое угощение. - Однако - сюрреализм какой-то…
        - Что-то не так? - забеспокоился Кот. - Обычно Они стараются - всё по вкусу вновь прибывшего поставлять, своё доброе отношение, так сказать, демонстрируя. Что, в этот раз - обмишурились?
        - Да как сказать, - протянул Ник, открывая бутылки с портвейном, одну за другой. - Лет семь-десять назад всё это - деликатесами считалось, а нынче - как бы и нет…. Да ладно, дарёному коню - в зубы не смотрят, чего уж там. Опять же - молодость можно вспомнить…. Прошу вас, любезный Кот, угощайтесь, чем Бог послал!
        Кот взял в одну лапу пластиковый стаканчик с бурой жидкостью, в другую - жаренную куриную лапу:
        - Тогда понятно! Что для Них - семь-десять лет? Так - миг один! Отстали чуть-чуть от вкусов народонаселения, бывает…. Ну, давай друг Ник: за дружбу!
        Выпив, Ник торопливо запихал в рот кусок сырка "Дружба", борясь с прогнозируемо пришедшей тошнотой, Кот, значимо передёрнувшись, впился острыми белоснежными зубами в куриное бедро.
        - Вино - дрянь полная и страшная! - констатировал Кот. - А птичка жаренная - хороша! Что это такое - куропатка, фазан?
        Ник достал из банки огурец, аппетитно захрустел:
        - Это называется - "ножки Буша".
        - Да? - аккуратно сложив на краю скатерти обглоданные косточки, кот взял в лапы очередное бедро курицы. - Первый раз слышу, но - вкусно! Славные птицы - эти буши! Вот ещё - теперь, раз мы друзья, можешь меня настоящим именем называть - "Маркизом".
        - Спасибо за доверие! - поблагодарил Ник. - У меня у самого - много имён: Ник, Николай, Коля, Колька - любое выбирай, какое приглянётся…
        Вскоре бутылка опустела, настала очередь второй. Николай достал из кармана куртки сигареты и зажигалку, закурил. Кот вежливо отказался.
        - Хорошо то как - вот так посидеть, выпить! - расслабленно произнёс Ник, задумчиво пуская табачные кольца в небо. - А вот скажи-ка мне, друг Маркиз…. Чу, а это ещё что?
        Откуда-то донеслись странные звуки: сплошное громкое шарканье - вперемешку с размеренными неторопливыми ударами молотка по гвоздю….
        Порядком захмелевший Кот важно покачал в воздухе своим толстым хвостом, и назидательно поднял указательный коготь правой лапы вверх:
        - О, это очень неординарный случай, тебе интересно будет! Подожди, они уже близко, сейчас познакомлю.
        Через минуту-другую из-за ближайшего скопления разномастных труб показалась очень странная парочка: высокий и худой, прямой - как пламя свечи старик - в старинных металлических доспехах, ввёл под ручку худенькую, очень низенькую и сморщенную старушку, одетую в пышное платье - фасона века эдак шестнадцатого-семнадцатого. Невольно создавалось впечатление, что пожилые люди только что сошли со страниц какого-нибудь рыцарского романа…
        Длинные, седые, зачёсанные назад волосы мужчины бодро развевались на ветру, тяжёлый длинный меч в кожаных ножнах равномерно постукивал по ржавой жестяной крыше. Хрупкая старушка семенила рядом: на три её шажка приходился один шаг спутника… "Действительно, очень странная парочка!", - непроизвольно отметил про себя Ник. - "Визуально оба - немощны и стары, но угадывалась, с первого взгляда, в них некая скрытая сила, спрятанная где-то там - внутри…".
        Кот, до того времени небрежно развалившийся на краю бумажной скатерти, мгновенно вскочил на задние лапы и, отвесив глубокий поклон, произнёс - уважительным баритоном:
        - Позвольте вас представить друг другу: рыцарь Айвенго, леди Ровена, мистер Ник - он же Николай, эсквайр….
        Ник, торопливо запихав потухший окурок в пустую бутылку, отвесил своим новым знакомым низкий поклон: как в тех фильмах про Рыцарские Времена, которые он смотрел когда-то, в далёком отрочестве. Как будто не заметив этого, старик подошёл к Нику вплотную и поздоровался с ним за руку: то ещё получилось рукопожатие - крепкое, настоящее.
        - Оставьте эти официальные штучки, милый друг! - прощебетала леди Ровена, и ласково провела своей морщинистой ладонью по щеке Ника. - Мы с мужем уже знаем вашу историю и искренне гордимся - знакомству с вами! Мы рады, что благородство живёт и поныне!
        - Да, мы очень рады, - подтвердил Айвенго. - Голуби уже обо всём доложили…. Если хотите - я могу вас посвятить в рыцари. Если, конечно, некие - Там-Наверху, будут не против, - старик посмотрел на небо с явным неодобрением, словно ожидая подвоха.
        Небеса на этот раз промолчали.
        - Уже неплохо! - криво усмехнулся Айвенго. - Сразу не отказали, может, позже и разрешить - изволят!
        - Прошу садиться, благородные гости! Прошу! Николай, налейте нашим благородным гостям вина! - Кот вытащил невесть откуда два раскладных стульчика, засуетился, усаживая на них стариков.
        Честно говоря, эта идея показалась Нику отнюдь неблестящей: предлагать благородным рыцарям и их жёнам "Агдам" - совсем уж неудобно, да что там, просто пошло!
        - Что ж! - высоко поднимая свой стаканчик, провозгласил доблестный Айвенго. - За Честь! И за тех, для кого это понятие - не простые слова! Виват!
        - А что, очень даже интересные нотки - ощущаются в этом вине! - вежливо проворковала леди Ровена, только пригубившая самую малость.
        Рыцарь Айвенго, напротив, осушив свой стаканчик единым махом, побагровел, крякнул, но отозвался об отведанном напитке весьма лестно:
        - Узнаю, как же - настоящий португальский портвейн, и выдержка достойная…
        Светский разговор о погоде, поэзии, исторических коллизиях, в перерывах - благородный "Агдам"…
        - Извините меня, доблестный рыцарь, и вы - милая леди Ровена! - не выдержал, наконец, Ник. - Но позвольте, всё же, поинтересоваться: как вы оказались на этих Крышах? С вашей безупречной репутацией, подтверждённой многочисленными романами, другими художественными произведениями? Как? Может наветы злобные?
        - Да нет, всё по правде, - грустно вымолвил старик. - Всё по правде…. Помните, доблестный Ник, у Робина Гута был такой приятель - Отец Тук? Да, тот самый…. Грешил по мелочам, выпивал - по-крупному. Ерунда, в общем…. А потом, после нашей с леди Ровеной свадьбы, отправился я с некими достойными мужами в плаванье по Морям Южным…. Вернулся через пару-тройку лет, написал несколько баллад, романсов и пару сонетов - о том путешествии славном…. Так, ничего особенного. К примеру, послушайте вот это:
        Баллада Странствий.
        Эхо - былых времён.
        Зов - тех далёких стран.
        Вновь - ветер перемен
        Бьёт - в наши паруса!
        Тени - прожитых лет
        Нам - не дают уснуть.
        Отблески - прошлых побед
        Наш - озаряют путь!
        Чаек - тоскливый крик
        Вслед - летит - за кормой.
        Жизнь - это только миг.
        Нам - не надо - другой.
        Клипер - поднял паруса.
        Все - словно бы - навсегда.
        И - голубая звезда
        Снова - слепит глаза.
        Сотни - ужасных бурь
        Где-то - в засаде сидят.
        Нынче - у нас июнь,
        Плаванье - до декабря.
        Месяц - и белый песок,
        Тёплый - и нежный такой
        Кошкой - лежит у ног.
        Ластиться - под рукой.
        В том кабачке - огни,
        И - гитары поют.
        Тропики - рай для любви.
        Может - останусь я тут?
        Вдруг - позабуду Тебя,
        Завтра - встав по утру?
        Златом - пошло звеня,
        Я - гарем - заведу?
        В трюм - его помещу,
        Вновь - поднять паруса!
        Отчего же - грущу?
        Отчего же - слеза?
        И - миллиарды звёзд
        Нежно - так светят вдали……
        Слушай - не надо слёз,
        Просто - меня позови.
        Ты - позови всерьёз,
        Через - шторма и года.
        Что - мне те полчища звёзд?
        Ты - у меня одна.
        Сон - вдруг, снится ещё:
        Первый снег - на полях,
        По полю - мы вдвоём
        Дружно шагаем. Зря
        Снился - под утро тот сон
        Яркая - в небе заря,
        Чистый - совсем горизонт.
        Может - всё это - зря?
        Значит - всё решено:
        Вся - команда - наверх!
        Рулевой - путь домой!
        Даст Бог - всем!
        Снова - знакомый причал.
        Кто там - стоит на краю
        Пирса? Не уж то - Она?
        Та - что так нежно - люблю…….
        - А мне - вот этот романс нравится! - вмешалась леди Ровена. - Слушайте, Ник!
        Старушка запела приятным фальцетом, правда, совсем не попадая в ноты:
        И вот - когда приходит Ночь,
        То замолкают - птицы в клетках.
        И дождик - на осенних ветках
        Играет нам ноктюрн - о днях былых.
        О тех - что в даль умчались без возврата,
        Оставив нам из листьев - горы злата,
        И думы о делах Времён иных.
        И думы - о делах Времён иных.
        Как мелко мы живём - помилуй Бог!
        Всё деньги и камения - считаем,
        И главного - совсем не понимаем,
        Плачевный Жизни подводя Итог.
        Как мелко мы живём - помилуй Бог!
        А где-то там - в немыслимой дали,
        Плывут себе - Нежданному на встречу
        Призрев вот этот скучный пыльный вечер,
        По голубым волнам - красавцы-корабли.
        Вот где-то там - в немыслимой дали.
        И девушки, скромны и грациозны,
        На берегу - ждут капитанов тех,
        И молятся - за их Большой Успех
        В Делах - по-настоящему серьёзных,
        Те девушки - скромны и грациозны.
        Победных труб - знакомые мотивы
        Конечно - очень скоро зазвучат,
        И циники - покорно замолчат,
        Когда домой вернуться пилигримы,
        Под музыки - победные мотивы.
        И, вот теперь - когда приходит Ночь,
        Я выпускаю своих птиц из клеток,
        И их несёт от сель - порывом ветра
        От скуки и печали этой - прочь.
        Их ждёт таинственная Ночь!
        Их ждёт - таинственная Ночь!
        - Ну, как вам, понравилось? - практически хором спросили старики.
        Ник постарался быть максимально вежливым:
        - Конечно же! Очень и очень - романтично! Такие стихи, баллады и сонеты - должны в юношах воспитывать любовь к приключениям, на подвиги вдохновлять! Лично я, в очередной раз - несказанно рад нашему знакомству…
        - А вот там, Наверху, совсем по-другому решили…, - напомнил о своём существовании Кот. - Доблестный Айвенго все свои сочинения на пергаменте записал, да Отцу Туку и отдал: почитать, дабы потом оценку непредвзятую тот этим опусам дал…. А Отец Тук свиньёй натуральной оказался! - от возмущения Кот не смог продолжить и замолчал, фыркая ежесекундно…
        - Да нет, Отец Тук просто всё не совсем правильно понял! - миролюбиво произнёс Айвенго. - Он всегда был увлекающейся натурой, фантазировать любил…. Короче говоря, начитался Тук моих опусов, да и отправился в Южные Страны. А потом, неожиданно для всех, стал кровожадным пиратом. Много за ним всяческих непотребств числится, и не сосчитать…. Поймали его потом, судили, да и отрубили буйну голову…. А по дороге в Ад - на Суд Высший доставили, где он тот злосчастный пергамент и продемонстрировал. И пояснил при этом: "Мол, это рыцарь Айвенго во всём виноват. Мол, с этих его стишков и началась - тяга к морским путешествиям, а, в конечном итоге, и к пиратству бесшабашному"…
        - Мы с Айвенго, - подхватила леди Ровена, - умерли через много лет после казни Отца Тука. В один день. Правда, Айвенго, - тут старушка недовольно нахмурилась, - опередил меня на несколько часов, негодник такой! Думали, что прямиком в Рай попадём…. Как же, столько лет безупречной жизни позади! Как же, размечтались: на этих Крышах и оказались! С одной стороны - жизнь целая, благородных поступков полная, с другой - Служитель Церкви, якобы из-за моего мужа, пиратом ставший…. Ну, а я, как жена верная, с ним рядом. Муж и жена - они, сами знаете, "кто" одна! Вот так, многие века уже тут находимся, ожидая - сами не зная чего…
        - Позвольте! - Ник уже стал немного разбираться в здешней логике. - Но ведь вам были должны предложить - вернуться Назад, дать возможность исправить ситуацию?
        Он вопросительно посмотрел на Кота.
        Кот, позабыв об этикете, отхлебнул прямо из бутылки, занюхал собственной лапой, и охотно пояснил:
        - Так всё и должно было бы быть, по логике вещей: переносится Душа доблестного рыцаря обратно, в тот момент, когда последняя точка на пергаменте вышеупомянутом ставится, встаёт Айвенго из-за стола - и бросает, документ сей, в камин…. Всё на этом! Разрешено недоразумение! Добро пожаловать - в Рай! Но, не тут то было! Пергамент этот памятный - на Суде Высшим фигурировал, следовательно - уликой является, и подлежит хранению в Архивах - до Скончания Света…. А отправлять храброго рыцаря Айвенго и нежную леди Ровену в Прошлое без него - совсем даже глупо: ничего при этом не изменится. Правда, лет двести с небольшим - тому назад, один стряпчий на Крыши залетал: так, по недоразумению пошлому. Так вот, он говорил, что эту проблему можно решить: надо с пергамента копию снять, заверить у Главного, ещё так у кого-то, дело и сладится, копия в Архиве останется, подлинник
        - доблестному Айвенго отдадут…
        - Ага! - нахмурился старик. - Только ещё он советовал адвоката хорошего нанять, мол: "Без адвоката пройдошистого - и не выйдет ничего…". А где взять такого?
        - Это точно! - подтвердил Кот. - Адвокатов на Крышах - сроду не бывало…. Да, скажу вам по секрету, и в Раю ни одного нет! Они все - прямым ходом, в Котлы Кипящие следуют, оптом и поодиночке…. Что это, дружище Ник, ты головой крутишь? Поверить не можешь? Точно тебе говорю - ни одного! Вообще то, официально считается, что самый страшный грех, мол, "гордыня"…. Но и в Раю, коренной зуб даю торжественно, этих гордецов тоже много: в глубине Души человек может быть записным гордецом, но при этом - дела добрые совершать, Богоугодные насквозь! Так то оно! А вот "лицемерие"…. Это в Земном Мире к нему снисходительно относятся, а там, на Верху, всё давно просекли: что почём, осознали опасность нешуточную…. Все лицемеры - в Котлы следуют напрямую, с кожей напрочь ободранной! Так что: бедные адвокаты, страшна их Участь!
        Минут через десять старики засобирались.
        - Пора нам уже! - словно бы смущаясь, произнёс Айвенго. - Мы в библиотеку направляемся, которую - благодаря уважаемому Коту, открыли. Каждый день там проводим по несколько часов, если так выразится можно - применительно к реалиям наших благословенных Крыш. Документы разные юридические изучаем, прошения пишем, справки разные…
        Короткое прощание, полное добрых взаимных слов, вот уже странная парочка и затерялась в многообразии труб. Только громкое шарканье, вперемешку с размеренными неторопливыми ударами молотка по гвоздю…
        - Все мы - только дети, заблудившиеся в Пустыне, - глубокомысленно произнёс Кот, на этот раз умело закуривая предложенную сигарету. - Кругом - Ночь…. Ни единого огонька вокруг…. А впереди - сплошные Засады и Горести…..
        Сказка третья
        Жёлтая роза в её волосах…
        - Все мы - только дети, заблудившиеся в Пустыне, - глубокомысленно произнёс Кот, на этот раз умело закуривая предложенную сигарету. - Кругом - Ночь…. Ни единого огонька вокруг…. А впереди - сплошные Засады и Горести…..
        Ник тоже закурил, машинально отметив про себя, что количество сигарет в пачке не уменьшается, - видимо, очередной местный фокус какой-то.
        Через минуту поинтересовался:
        - Кстати, Маркиз, друг мой, вы за этими посиделками о некой особе - по имени Анхелина Томпсон - не забыли часом? Думаю, что от отведённых уважаемым Ангелом трёх часов, мало, что и осталось - минут сорок-пятьдесят, не больше.
        Кот даже на месте подскочил - на добрые полметра.
        - Как же это я? - забормотал извинительно. - Всё этот Айвенго: как начнёт о своих подвигах байки травить, да баллады героические распевать, так и забываешь напрочь о делах насущных, в транс впадаешь - что тот глухарь по весне. Как же - читали. А сейчас, друг Ник, давай-ка я тебе на плечо заскочу, для ускорения процесса, да и двинем, благословясь! Конверт с этим Небесным Посланием в карман спрячь, а по дороге я тебе всё об этом деле и расскажу, заслушаешься!
        Удобно устроившись на плече у приятеля, Кот дал команду:
        - Видишь вон там, на норд-осте, серую длинную трубу? Вот, и чеши в том направлении!
        Глядя то себе под ноги, то, сверяя правильность курса, на серую трубу, Ник зашагал по Крышам: бурая старинная черепица, металлические гладкие листы, нестерпимо блестевшие от света двух половинных солнц, серый рубероид, покрытый узорчатыми трещинами, снова - черепица - красная, новёхонькая…..
        - Теперь и рассказ можно начать, - замурлыкал над ухом Кот, - Значится, дело было так…
        Эта история произошла лет сто тому назад, а может и все сто пятьдесят. Карибия тогда только-только обрела независимость. Стояла, жила-поживала, на берегу моря большая деревушка, а может, просто маленький посёлок, дававший приют разным тёмным личностям и авантюристам всех мастей - пиратам, золотоискателям, охотникам за старинными кладами, преступниками, скрывающимся от правосудия стран Большого Мира. Белые, вест индийские негры, метисы, мулаты, дикие индейцы, всякие - в буро-малиновую крапинку…. Та ещё публика, живущая весело и беспутно. А какое настоящее беспутство может, собственно говоря, быть, если женщин в деревушке практически и не было - так, несколько индианок, да толстая старая афроамериканка донья Розита, владелица трактира "La Golondrina blanka"?
        И вот, представь себе, в католической Миссии, что располагалась рядышком с этим посёлком авантюристов, появляется девушка-американка необыкновенной красоты - высокая, стройная, молоденькая. Ухаживает в Миссии за больными, детишек индейских английскому языку обучает, и в посёлке появляется только по крайней необходимости
        - в галантерейной лавке ниток-иголок купить, да на почту наведаться.
        Звали её - Анхелина Томпсон, и была она такая хрупкая, грустная и печальная, что, глядя на неё, даже у бродячих собак на глазах наворачивались слёзы. Говорят, что её жених трагически погиб где-то, вот она от тоски и уехала служить Господу в далёкую Миссию.
        Но разве это могло остановить местных головорезов, истосковавшихся по женскому обществу? Стали они все оказывать мисс Томпсон различные знаки внимания - цветы разные тропические охапками дарить, самородки золотые через посыльных мальчишек-индейцев предлагать. Но только, не принимала она тех подарков, всё обратно с посыльными возвращала. Лопнуло тогда у бродяг терпение. И однажды, под вечер, дружной толпой человек в сто, пожаловали они к недотроге в гости.
        Жила мисс Анхелина в глинобитной хижине рядом с Миссией, и выращивала на крохотной клумбе жёлтые розы - неизвестные тогда в Карибии, видимо с собой из Штатов черенки привезла. Вернее, роза была всего одна - остальные не прижились.
        Выдвинули тогда пришедшие бандерлоги девушке недвусмысленный ультиматум: мол, либо она сама незамедлительно выберет своего избранника, либо всё решит честный жребий.
        Так ли, иначе - но свадьбе к заходу солнца быть.
        Грустно улыбнулась тогда Анхелина, и спокойно так отвечает, мол: "Я, конечно, уступаю насилию, и выбор свой сделаю сама - срежу сейчас свою жёлтую розу и избраннику своему вручу…".
        Радостно заволновались женихи, завопили в предвкушении спектакля.
        А девушка взяла у ближайшего к ней примата кинжал острый, осторожно срезала свою розу, тщательно шипы все со стебля удалила, и аккуратно воткнула - розу - себе в волосы, кинжал - себе в сердце…..
        - Тут историю эту и заморозили, - неожиданно прервал повествование Кот. - И оказалась мисс Томпсон, в ту же секунду, прямо на этих Заброшенных Крышах. Цела и невредима, понятный хвост! Долго её Судьбу тутошние Умники решали. Решили, видимо. Не иначе в конверте, Бородачом принесённом, данное Решение судьбоносное и содержится.
        - Как мне помнится, ты тогда возмущался нешутейно, мол: "Сами, видите ли, не могут. Тоже мне - неженки…". А, действительно, почему тот Ангел сам конверт этой особе вручить не мог? - Ник всегда уважал порядок, и вообще, любил разнообразные логические построения строить.
        Кот, почесав задней лапой свою "щёку", охотно пояснил:
        - Они завсегда чувствуют - кто перед ними. Помнишь, как Бородач с нами высокомерно разговаривал, тыкал? Это потому, что он знает - мы с тобой просто олухи, погулять на Крыши вышедшие. Чего с такими церемонится? А перед мисс Анхелиной - теряется ихняя Братия. Видимо, чувствует, что она совсем другого полёта птица, и им не ровня. В смысле - очень Высокого Полёта. Извини, но объяснить лучше не смогу. Кстати, вот и труба нужная, всё - делаем привал!
        - Привал, так привал, - Ник помог Коту спуститься на "землю".
        Кот упруго выгнул спину, зевнул, осторожно выглянул из-за трубы и сообщил:
        - Ага, практически пришли - метров сто всего осталось. Вот - полюбуйся на картинку сказочную!
        Ник осторожно примостился рядом. Действительно, было очень красиво, ничего не скажешь: аккуратная разноцветная палатка, а вокруг неё - сотни, а быть может - тысячи, разномастных кадок, горшков и горшочков с великолепными жёлтыми розами. Легкий ветерок ненавязчиво принёс воистину неземные ароматы, несколько вздохов - и голова закружилась, закружилась….
        Вокруг горшков и кадок перемещалась высокая стройная девушка с лейкой в руке, напевая что-то светлое и мелодичное, зовущее и завораживающее одновременно.
        - Что же мы остановились? - взволнованным шёпотом спросил Ник, не отрывая взгляда от девушки. - Давай выйдем! Нам же торопится надо, как Ангел велел!
        - Успеем ещё! - так же тихо ответил Кот. - Давай-ка конверт, ознакомимся, для начала, с его содержимым. Давай, давай! А то ведь так и не узнаем - что на самом деле произошло! Только что и останется - Легендам верить, а тут - Первоисточник, как-никак!
        Кот отобрал у Ника конверт, ловко его вскрыл, достал несколько листов розовой бумаги и погрузился в чтение. Ник покорно ждал, уже зная, что всякого рода понукания его усатый друг не терпит, абсолютно и однозначно.
        - Однако, - Кот неуловимым движением достал откуда-то из воздуха самые настоящие очки, ловко водрузил их на свою мордочку, и с удвоенным вниманием начал изучать документ.
        Ник даже не удивился: то стулья раскладные появляются "из неоткуда", теперь вот - очки. Непрост этот кот по имени Маркиз, ох - непрост! Если он, конечно, и на самом деле тот, за кого себя выдаёт….
        - Забавно! - Кот явно был чем-то удивлён, причём, судя по его виду, удивлён приятно. - Дай-ка, Николай, сигарету что ли, - для ускорения умственного процесса, так сказать…
        Прикурив, Кот затянулся со вкусом и продолжал:
        - Представляешь, оказывается и нашим Умникам Небесным - ничто человеческое не чуждо! Оказывается, иногда и Они - на решения, гуманизма и справедливости полные, отваживаются! Вот, Анхелина Томсон, самоубийца, как не крути, грешница страшная, в Аду ей гореть вечно! А вот на тебе - к лику Святых причислили! Ну, надо же! Вот, послушай с того места, где я давеча остановился….
…. А девушка взяла у ближайшего к ней примата кинжал острый, осторожно срезала свою розу, тщательно шипы все со стебля удалила, и аккуратно воткнула - розу - себе в волосы, кинжал - себе в сердце. И упала бездыханной…
        Долго стояли бандерлоги над мёртвым телом, стояли и молчали.
        Потом похоронили девушку, а над могилой часовню поставили.
        А, город нарекли - Сан-Анхелино.
        И стали все и повсюду выращивать жёлтые розы.
        А потом - как-то сама собой родился обычай: если мужчина хочет предложить девушке или женщине руку и сердце - он ей дарит жёлтую розу.
        Если она согласна - то пристраивает цветок в свою причёску.
        Вот здесь всё только и начинается
        Видимо, дух невинно убиенной Анхелиты так и не нашёл покоя, всё бродит по городку да и вмешивается в дела любовные.
        Когда, например, мужчина неискренен, или намерения имеет нечестные, то тут же раздаётся хлопок, и виновник впадает в летаргический сон.
        Нет, не навсегда, каждый раз по-разному, видимо - в зависимости от степени нечестности.
        Кто-то десять минут спит, кто-то месяц.
        Ну, и с женщинами и девушками, которые цветок без должных на то оснований - то есть, без любви настоящей, принимают, то же самое происходит.
        Бывает, что и оба засыпают. Одна пара полгода проспала - потом одновременно проснулись, встретились, поглядели друг другу в глаза, а сейчас ничего - друзья закадычные.
        А бывает, когда девушка в свои волосы жёлтую розу, принесённую кавалером, втыкает,
        - над Сан-Анхелино вдруг загорается яркая радуга.
        Это значит, что всё хорошо, и Святая Анхелина этот брак благословляет…..
        - Красивая история! - Ник не знал, что и сказать ещё.
        - Уточнить требуется, - не согласился его полосатый напарник. - Получилась - красивая История! Эй, там - Наверху! - Громко закричал Кот, - Спасибо Вам, на этот раз! Нормально придумали!
        - И думали не долго совсем, всего лет сто пятьдесят, - чуть слышно, себе под нос, пробормотал Ник, подмигивая Коту.
        - Не стоит благодарностей, - пророкотало с Небес. - Исполняйте порученное!
        Девушка сама шла им навстречу. Тоненькое лицо, светлые белокурые волосы, наполовину скрытые капюшоном чёрного плаща, и голубые, огромные, печальные глаза. До чего же печальные, Боги мои, до чего же - печальные!
        - Здравствуйте, Кот! Приветствую вас, благородный Ник! - будто морской прибой прошелестел мелкой галькой о прибрежный песок. - Вы мне вести принесли? Давайте же скорей! Я любое решение приму - с радостью и покорностью!
        Взяла протянутые бумаги, пробежала по ним взглядом, раз другой, подняла глаза на пришедших. До чего же счастливые глаза, Боги мои, до чего же - счастливые!
        - Прощайте, Кот! Прощайте, благородный Ник! - прошелестел морской прибой - мелкой галькой о прибрежный песок. - Я готова, Господи! Пусть всё состоится! Только - о розах моих позаботьтесь, пожалуйста!
        Мгновенье, и прекрасная Анхелина Томпсон исчезла, растворившись в Небытие….
        - Вот так-то оно, добрый мой Ник, - печально вздохнул Кот. - Вот ещё - не успел тебе сказать: на могиле Святой Анхелины, в часовне, камень белоснежный поставили, а на нём - стихотворение выбили:
        Жёлтое солнце в её волосах.
        Утро над быстрой рекой.
        И о безумных и радостных снах
        Ветер поёт молодой.
        Жёлтое солнце в её волосах.
        Жаркий полуденный зной.
        И о мечтах, что сгорели в кострах,
        Ворон кричит надо мной.
        Синее море, жёлтый песок.
        Парус вдали - одинок.
        Ветер волну победить не смог,
        И загрустил, занемог.
        Жёлтая роза в её волосах.
        Кладбище. Звёздная ночь.
        И бригантина на всех парусах
        Мчится от берега прочь.
        Камень коварен. Камень жесток.
        И словно в страшных снах
        Маленький, хрупкий жёлтый цветок
        Плачет в её волосах.
        - Да, - печально, в унисон другу, вздохнул Ник. - Бывает, на этом свете - всякое, чего и присниться никому, на этом конкретном свете, да и на всех прочих, не может. Никому и никогда, безвозвратно и навсегда…
        Продолжение следует.
        Когда?
        Когда-нибудь, когда очередной сон приснится - о местах тех…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к