Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Богрянцев Антон: " Шесть Обитаемых Планет " - читать онлайн

Сохранить .
Шесть обитаемых планет Богрянцев Антон Андреевич
        Богрянцев Антон
        Шесть обитаемых планет
        Богрянцев Антон Андреевич
        "6 обитаемых планет"
        фантастический боевик - 12 а.л.
        Таллинн, Эстония
        моб.тел. +372 55 92 70 52
        e-mail: [email protected]
        
        ЧАСТЬ I
        Пролог:
        В этот день все радиостанции в своих новостных паузах передавали о коварном нападении межпланетных боевых катеров без обязательных опознавательных радиосигналов на медицинский космический лайнер, принадлежавший космическому флоту планеты Попла.
        По словам ведущих этих новостных пауз в 9 15 утра, по времени столицы четвертой планеты (Попла) системы звезды Катар медицинский лайнер передал сообщение о нападении на него команды космических боевых катеров неопознанной модели. Через 13 минут 23 секунды лайнер исчез с экранов радаров ближайшей к месту трагедии космической станции расположенной на одном из спутников планеты.
        Вышедшие на помощь сторожевые катера космического флота планеты не смогли ничем помочь, ко времени их прибытия от лайнера осталось только медленно расплывающееся пятно осколков. Со временем эти скорбные останки когда-то гордого красавца лайнера превратятся в настоящий космический мусор, который будет проплывать по путям следования прогулочных яхт и катеров и пугать их экипажи.
        Президент планеты Кэйс, наибольшей из шести обитаемых планет системы звезды Катар отправил свои соболезнования народу планеты Попла и обещал лично взять под контроль обеспечение безопасности звездной системы.
        - Вот уже более ста лет рубежи планетной системы Катар охраняются боевыми спутниками и космическим флотом планеты Кэйс. Мы охраняли, и мы будем их охранять! Мы обещаем, еще более усилить наши патрули на рубежах нашей системы, а также на внутренних путях сообщения. Также я могу лично от себя обещать...
        Не желая слушать его далее, Корг выключил радио.
        - Зачем? - удивленно вопросил его напарник, второй пилот Грэм.
        - Да, не охота слушать этот бред.
        - Почему, я бы с удовольствием послушал, - немного обиженно прогудел Грэм.
        - Понимаешь, просто, как я представлю, что этот бред будет последним услышанным мною в жизни, так во мне все прямо переворачивается, - отрезал Корг.
        - Это да, - подумав, протянул Грэм. - Только давай не будем так грустно мыслить. Все - таки я надеюсь пожить еще немного.
        - Да живи, кто тебе мешает? - рассмеялся первый пилот.
        - Служба.
        - Да наша служба она такая, - весело засмеялся Корг. Грэм же на эти слова сумел лишь криво ухмыльнуться.
        Действительно задание, которое в этот раз получило звено боевых катеров планеты, в которое входила и боевая единица, находившаяся под управлением пилотов Корга и Грэма. Это было их первое боевое задание, и друзья сильно вольно волновались.
        Корг как настоящий пессимист все время выдавал черные пророчества, Грэм как его истинная противоположность надеялся на лучшее.
        В звено входило пятнадцать боевых катеров, под управлением друзей находился "счастливый" номер тринадцать.
        Триста двадцатое звено должно было уничтожить космический лайнер охраняемый сопровождающими его катерами прикрытия.
        - И не смотрите на то, что он идет под позывными медицинского корабля, - напутствовало их начальство.
        Вот так и получилось, что их катера погрузили в трюм громадного транспортного танкера, который и доставил их в квадрат предполагаемого перехвата.
        Покинув гостеприимное нутро танкера катера, рассредоточились по квадрату ожидания, спрятавшись в поясе каменных обломков. Всякая радиосвязь между катерами была под запретом, чтобы не выдать ненароком засаду раньше времени. Также по этой причине и радары обнаружения были поставлены на самую малую мощность.
        - Конвой охранения, да и вся техника на лайнере, наверняка будет направлена на обнаружения возможных кораблей противника, поэтому необходимо соблюсти максимум возможной осторожности, - Корг еще и еще раз повторял про себя напутствующие слова командующего.
        Ожидание длилось уже больше трех часов, это, наверное, были самые длинные часы в жизни многих из находившихся в засаде пилотов, а для некоторых наверняка и последние. Ведь приказ, полученный от начальства, был ясен - уничтожить. А в таких делах каждому ясно - никто так просто умирать не захочет, поэтому ракеты будут лететь в обе стороны.
        - Одна надежда, на то, что противник будет рассчитывать больше на скрытность, и усиленного прикрытия катерами посылать не станет, - опять всплыла в памяти Корга строчка из речи начальства.
        - Слушай Корг, а ты что будешь ... - начал было Грэм, но осекся, услышав сердитое шиканье на него собеседником.
        - Тихо ты.
        На мониторе появилось скопление точек, это могло означать только одна - цель вошла в квадрат ожидания и через несколько секунд по связи ближнего радиуса первым номером звена будет передан сигнал к атаке. Всё! Время дум и сомнений прошло! Теперь все мысли только на выполнения задания!
        - Включай передний экран, - тихим шепотом приказал Корг, который был первым пилотом катера.
        - Какой режим? - сразу же стал серьезным Грэм.
        - Боевой широкополосный!
        У боевых катеров в отличие от линейных лайнеров и прогулочных яхт не было ни иллюминаторов, ни широких окон. И если лайнеры или те же яхты после выхода из атмосферы могли раздвинуть стальные занавеси и открыть бронированные окна. На многих яхтах такие окна даже были установлены напротив капитанского мостика, некоторые владельцы любили сидеть за пультом управления и представлять себя капитаном старинного корабля, еще тех времен, когда в космос человечество выйти не успело, а довольствовалось поверхностью только своей планеты. Представлять, что они ориентируются не по приборам, а по окружающим их предметам в космосе: обломкам астероидов, разному космическому мусору, звездам и всему прочему встреченному ими на пути.
        У боевых же катеров ничего подобного не было, у них в той части корпуса, вместо стекла была многослойная броня, а прямо над панелью управления располагалась голограмма, дающая панорамное изображение пространства впереди катера.
        - Корг лампочка! - заорал Грэм и в ту же самую секунду эфир взорвался: два; четыре следуют за мной, пять, десять низ, остальные правый борт.
        Это был не бездумный набор цифр, а команда. Первый пилот, ведущего катера, отдал приказ: катера под номерами два, три четыре - следуют вслед за ним; катера с пятого по десятый заходят и атакуют снизу, целясь в днище лайнера. В этом был своеобразный расчет, дело в том, что медицинские лайнера имеют довольно приплюснутую форму и ширину они имеют гораздо большую, чем высоту, соответственно и площадь больше. А оставшаяся пятерка катеров с одиннадцатого по пятнадцатый атаковали с правого борта.
        Схема, в общем - то довольно незамысловатая, зато действенная. А если учесть фактор внезапности и возможного численного перевеса, то все должно было получиться, у них просто не было права на неудачу.
        ***
        Роли были разделены заранее: первый пилот в момент боя брал управления катером на себя, второй же на это время становился стрелком, он уже не смотрел на голографический экран, у него был свой визор.
        Грэм надел себе на голову специальный шлем, внутренняя стенка которого была высокоточным монитором. Такое разделение было сделано специально для удобства обоих пилотов, дело в том, что во время боя у номера первого на мониторе должны были высвечиваться свои данные и расчеты, а у номера второго свои. И вот дабы исключить фатальную в условиях боя путаницу, много лет назад в чью-то светлую голову, пришла идея разделения двух мониторов.
        Большой монитор Корга озарила яркая вспышка, это кто-то из молодых пилотов разнервничался и вылетел вперед, оказался на линии перестрелки ракетами и ...
        В общем экипажу того борта не повезло.
        Поначалу триста двадцатое звено бомбардировало лайнер и сопровождающие его катера прикрытия, не выходя из облака обломков, но видя, что цель ложиться на левый курс и обходит их, засаде пришлось выйти из своего укрытия и броситься за ними в погоню.
        А дальше схема уже озвучена, вслед за своими соратниками Корг бросил свой катер на правый борт лайнера, у которого жались несколько вражеских экипажей.
        Вдруг сверкнуло так, что пилоту пришлось зажмуриться - в катер, шедший по его правому борту, попала ракета, и он исчез в цветке пламени.
        Отступление N 1
        Первый пилот еще успел почувствовать обжигающий холод ворвавшегося в кабину вакуума, как воздух и окружающие предметы начинает втягивать в пробитую ракетой брешь. Потом взрыв...
        Для нанесения противнику большего ущерба уже давно использовались ракеты с замедленными взрывателями; ракета сначала пробивала броню, чтобы взорваться уже внутри корпуса судна...
        - Хорошо, что здесь вакуум и нет взрывной волны, а то бы точно накрыло, - успел подумать Корг, бросая катер резко вниз.
        Грэм не ожидавший такого и не успевший к этому приготовиться качнулся и ударился головой в шлеме о стенку.
        А бой в это время уже разгорелся на всех трех направлениях: с левого борта судна, правого и под днищем.
        К сожалению Коргу не было видно с его позиции, что происходит по левому борту, но пока он снова набирал высоту, возвращаясь к своему месту в строю по правому борту, он увидел, что дела у второй команды, сражавшейся под днищем лайнера, идут действительно хорошо. Они уже уничтожили большинство катеров защитников и даже успели послать пару ракет в сам лайнер.
        Конечно, это еще нельзя было назвать победой, так как его стенки имеют такую толщину, что простым ракетам, посланным с катера ее пробить неподсилу, и они взрываются снаружи, но все-таки тенденция радовала.
        С правого же борта дела были не так хороши, двое из пяти атакующих катеров были уничтожены, им противостояли превосходящие силы противника.
        - Есть, поймал, - вдруг воскликнул Грэм.
        - Что такое? - дернулся Корг.
        Спросил, и тут же снова ушел в пике, спасаясь от направленной в них ракеты.
        - Поймал один из катеров в прицел и сохранил сигнал его маяка в памяти двух самонаводящихся ракет.
        - Ну, так выпускай! - прорычал Корг. - Не видишь чтоли, пора бы уже и нам кого-нибудь подбить!
        - Сейчас, сейчас. Давай пошла родимая! А вот и вторая, получи! А вот и тебе лайнер пару ракеточек в борт.
        И действительно Корг увидел, как на борту лайнера вспухла пара огненных шаров. Практически сразу же вслед за этим взорвался и один из вражеских катеров.
        Когда тебя ловит в прицел самонаводящаяся ракета это очень опасно. Если пилот вовремя не заметил ее, то шансов спастись, практически нет. Компьютер ракеты запоминает радио-профиль судна, и следует за ним, до тех пор, пока не уничтожит, единственной возможностью спастись это является вариант сбить ее своей встречной ракетой.
        Самое сложное в этом деле это поймать вражеское судно в прицел и провести его в кружочке прицела достаточное для наводки время.
        Заложив очередной вираж, Корг судорожно всматривался в голографическое изображение, пытаясь высмотреть брешь в обороне, но, несмотря на малое количество катеров противника, ракеты сплелись в плотную сеть, и проскочить сквозь нее не было никакой возможности.
        На борту вспыхнул очередной огненный цветок, и снова без видимого ущерба для их главной цели. Конечно, приборы автоматически приблизили место взрыва, и Корг сумел разглядеть, что из обшивки судна вырвало несколько слоев брони, но пробить ее до конца ракета так и не смогла.
        Грэм выпускает еще три ракеты, Корг видит, как за ними остается белый след из мгновенно замершего газа. Стрелок на этот раз не стал тщательно прицеливаться, а просто поймал момент, когда носовая часть катера оказалась прямо напротив борта лайнера и выстрелил.
        Одна из ракет была сбита в пути, а две остальные одна за другой врезались в лайнер, что было дальше, Корг проследить не сумел - пришлось резко уходить с траектории.
        После полуминутного затишья их катер снова подхватил водоворот боя.
        А потом раз и все, стрелять оказалось не в кого, катера противника кончились. Корг постарался выправить катер из мертвой петли в положение пригодное для стрельбы.
        Правый бок лайнера, оставшийся открытым, уже обстреливался вторым, не подбитым катером. Наконец, тринадцатый номер вышел на линию огня и Грэм также начал посылать ракеты в цель.
        Пилоты бросали лайнер из стороны в сторону, стараясь увести оставшийся практически без прикрытия корабль из-под обстрела. А его уже начали обстреливать и по днищу, команда атаковавшая лайнер снизу уже также успела расправиться со своими противниками и принялась за свою первоочередную задачу - уничтожение грузового судна противника.
        Неохваченной осталась только левая сторона судна, судя по всему команда, ушедшая в атаку по левому борту, была уничтожена полностью.
        И лишь только Корг подумал об этом как в катера атакующих с левой стороны вновь полетели ракеты. Это уцелевшие пилоты противника, старались вовсю, дело в том, что в случае уничтожения лайнера, и их шансы спастись падали практически до нуля. Дело в том, что боевые катера не рассчитаны на межпланетные перелеты и единственной их надеждой оставалось, быть подобранными большим кораблем. Поэтому защитники лайнера были готовы биться до последнего.
        Звено потеряло еще один катер, прежде чем борт лайнера был пробит. Это хоть и было уже кое-что, но еще не значило окончания боя. С одной пробоиной в борту, лайнер был способен заблокировать пробитый отсек и так добраться до ближайшей обитаемой планеты, встать на ее орбите и дождаться ремонтного судна.
        - Корг держи так, не уводи!! - захрипел вдруг Грэм, прицеливаясь и выпуская целую очередь из ракет. Результат оказался не слишком хорош: большинство ракет прошло мимо, одна врезалась в край пробоины и только одна ушла внутрь. Виной тому было два обстоятельства: несмотря на просьбу стрелка Коргу пришлось резко уйти в сторону, уворачиваясь от вылетевшей с боку ракеты, вторым был маневр предпринятый экипажем лайнера, спасающимся от преследователей.
        Корг словно наяву увидел, как ракета, словно сверло входит во внутреннюю переборку, как та разлетается взорванная изнутри. Как из смежного отсека начинает вытягиваться исскуственная атмосфера, предметы и не ожидавшие этого люди начинают вылетать за борт подобно пробкам из бутылок шампанского, подхваченные потоком вытесненного вакуумом кислорода. Для полнейшего вытеснения кислорода у бессмертного космоса не требуется много времени, но за эти несколько десятков секунд он может многое, ни один человек не в силах устоять перед ним, любой даже самый тяжелый предмет, практически сразу же теряет вес и следует за всем прочим. Единственное что остается в разоренном помещении это привинченная к полу мебель, но и она стоит покореженная с наполовину выдранными из палубы болтами, в пустом безжизненном помещении. Стоит стол, заваленный на бок, с погнутыми ножками, такое безмолвное напоминание хрупкости человека возомнившего, что он сумел покорить природу.
        Зажмурившись, и встряхнув головой, Корг силой отогнал вставшую перед его глазами картину разоренного корабля, как-никак это был его первый бой, первый раз он стал пусть и косвенным, но виновником человеческой гибели. А это одно из самых тяжело переживаемых впечатлений, сильнее по тебе бьет только, тогда когда ты теряешь кого-нибудь из близких.
        С остатками обороны противника было покончено, и лайнер напоминал гигантского раненого кита, атакованного барракудами, он переваливался с бока на бок, старался уйти ниже, но более маневренные катера, от него не отставали и продолжали расстреливать ракетами.
        Один из тех, что был посообразительнее зашел лайнеру в хвост и обстрелял дюзы двигателя. После чего лайнер потерял управление, а потом и вовсе застопорил ход.
        Глава 1
        Маркус ехал на выпускной бал в самом черном расположении духа.
        - Ну, вот и все! Школа кончена, а радости как не было, так и нет! - думал он по пути к городской ратуше, в зале которой должна была состояться официальная часть вручения дипломов об окончании школьного учебного периода.
        После которого для некоторых последует университетский период, а остальным придется вступать во взрослую жизнь и начинать работать.
        По традиции за официальной частью последовала неофициальная. Идти на нее Маркусу не хотелось, но одноклассники, уже бывшие не отпустили его и увели с собой чуть ли не силой.
        Вечеринка, как называли свои посиделки ребята, проходила в доме одного из них, его отец владел небольшой фирмой по межпланетным перевозкам и как следствие был обеспеченным человеком.
        Как показала жизнь, человеком он был не только обеспеченным, но и понимающим, заранее вывезя из дома все ценное и бьющееся он разрешил сыну привести своих друзей на эту ночь к себе, а сам с женой уехал на дачу, к морю.
        Да вдобавок ко всему прочему, еще и выдал денег на угощение и напитки.
        Но, ни богатая обстановка, ни изысканные яства и дорогие вина с соседней планеты, славившейся своими виноградниками, ни даже открытый бассейн во дворе не могли поднять его отчаянно плохого настроения.
        - Маркус ты чего такой убитый? - спросил подошедший хозяин дома. - Ты бери не стесняйся, это для всех.
        - Спасибо тебе Лекс, все отлично не волнуйся, дело не в тебе, да и вообще не в празднике.
        - А в чем тогда? - немного пошатываясь, удивился Лекс.
        - Да, понимаешь у меня личная трагедия.
        - Как так рассказывай! Могу чем-нибудь тебе помочь?
        - Все дело в брате, - начал свою грустную повесть Маркус.
        - Он же у тебя врач, - припомнил Лекс. - Погоди только не говори, что он был на том уничтоженном медицинском лайнере!
        Не в силах произнести страшные слова Маркус только мрачно кивнул.
        - Каррамба! - в сердцах воскликнул Лекс.
        - Недопонял? - грустно усмехнулся Маркус.
        - А это, что-то на вроде вот это да! В одном старинном кино видел. У меня друг старые фильмы коллекционирует, у него даже специальная аппаратура есть, для переноса их со старинных носителей на монопластины.
        - Ясно.
        - А ты что теперь делать будешь? Ты же вроде вслед за братом на врача учиться пойти собирался? - вдруг догадался Лекс.
        - Да, - вздохнул Маркус. - А теперь брат мертв, у матери с сердцем плохо в больнице, отец пьет который день...
        Лекс ошарашено присвистнул и уставился на друга:
        - Так чего же ты молчал!
        - А чем бы ты помог?
        - Действительно, а может... нет, не может! Каррамба - я не знаю! - чуть не плача уставился на одноклассника Лекс. - Я не знаю, как тебе помочь!
        - Дай мне выпить, - устало попросил Маркус и присел на корточки, подперев спиной угол дома.
        Развернувшись, гостеприимный хозяин дома побежал внутрь и через пару минут вернулся, держа в руке бутыль пятилетнего виски. Молча, подал бутылку прямо в протянутую руку друга.
        Молча приняв принесенное Маркус сделал большой глоток прямо из горлышка, а вслед за этим едва отдышавшись еще один.
        - Дай и мне, - потянулся к бутылке Лекс.
        - Ну почему вот так? - заплакал Маркус. Это были первые слезы с того момента когда он узнал о смерти брата. Шок от известия был настолько силен, что он в первый момент словно бы ничего и не почувствовал, только сильный холод и пустоту где-то глубоко внутри себя. А вот сейчас, когда он открылся одному из своих друзей, слезы, наконец, прорвали корку зачерствелой отчужденности.
        - Дай, дай мне выпить! - Маркус почувствовал, что алкоголь начал действовать и захотел ускорить приход блаженного алкогольного забытья.
        - Вот держи, конечно! - Лекс понимал, что другу сейчас очень тяжело и старался хоть чем-то облегчить его переживания.
        В этот раз Маркус надолго присосался к бутылке, опорожнив ее примерно на треть.
        - И ведь знаешь что самое ужасное? - немного заплетающимся голосом начал он.
        - Нет, - помотал головой собеседник. Он действительно даже не мог и подозревать, что больше всего гнетет его друга.
        - Понимаешь даже могилы не осталось, - всхлипнул Маркус. - Вот так раз и вся жизнь под откос. Почему одно событие может вот так резко практически под корень разрушить жизнь целой семьи?
        - Да мы даже и не представляем насколько мы хрупкие. Когда все идет хорошо, успешно, и не выходит за пределы стандартной, нормальной жизни, мы считаем себя крутыми, успешными и железобетонными. А как только что-нибудь начинает идти вкось, так многие сразу же ломаются, понимают, что они далеко не такие крутые, как они считали, и начинают звать мамочку.
        - А если маме самой нужна помощь и поддержка? - всхлипнул Маркус.
        - А мне знаешь, что думается? Люди с приходом технологии измельчали и потеряли в себе нечто важное. Большинство из нас утратили в себе некий стержень.
        - О чем ты говоришь? - поднял заплаканное лицо Маркус.
        - Люди перестали рассчитывать только на себя. Да что люди! Мы! Мы привыкли к постоянной помощи со стороны техники. Поэтому каждый раз, когда нам приходится отказаться от помощи компьютеров, мы сразу же теряем уверенность в себе и начинаем во всем сомневаться. Компьютеры перестали быть нашими помощниками они стали неотъемлемой частью нашей жизни, нашей культуры, а также основными носителями ее. Теперь мы практически полностью зависим от них, представляешь, что случиться, если допустим, они откажут на космической станции, или на межпланетном лайнере? Мы полностью вручаем им наши жизни и считаем, что это в порядке вещей! Разве это нормально, скажи?
        - Говорю, - пьяно кивнул Маркус.
        - Что говоришь? - не менее пьяно переспросил Лекс. Первая бутылку уже кончилась, и он к тому времени успел сбегать за второй. Диалог и без того бывший не слишком конструктивным, начинал ее утрачивать полностью.
        - Маркус знаешь, что я сделаю? - продолжал рассуждать упившийся хозяин. - Я последую твоему примеру, я тоже разрушу все свои жизненные планы, я не буду учить межпланетное право. Я войду в жизнь светлым огоньком, одиноким фонарем на парковой аллее! И я буду чист, словно этот фонарь, кажущийся в темноте зимней ночи, чище белого снега по сторонам. А знаешь, почему он такой чистый?
        - Нет, - пьяно мотнул головой Маркус.
        - Они живут единым моментом, их не тянет за собой груз ответственности и они каждый вечер приходят точно такими же, какими были вчера. Поэтому они не стареют. И я буду точно таким же, я выйду в мир без планов, молодым, не постаревшим!
        - Фонарем!
        - Ну, вот ты меня не понял, - расстроился Лекс.
        - Да все я понял! - взъярился вдруг собеседник. - Ты собираешься по моему примеру уничтожить все свои планы на будущую жизнь! Только в отличие от меня ты это делаешь ради забавы, в то время как мой привычный мир рухнул.
        После этих слов Маркус спрятал свое лицо в ладонях и разрыдался. Лекс же подошел, присел рядом и уперся лбом в его плечо. Так они и заснули...
        ***
        Разбудила их новостная пауза, дело в том, что у отца Лекса была традиция, вместо будильника ставить подключение к местной радиостанции.
        И в итоге в шесть утра на весь двор из динамиков загремело:
        - Очередное преступление против человечества! Сегодня ночью президент и военный министр планеты Кэйс анонсировании о нападении на медицинский лайнер планеты, совершавший в сопровождении десяти боевых катеров плановый осмотр экипажей космических спутников находящихся в боевом охранении дальних рубежей нашей галактики! И что самое страшное и угнетающее, дорогие слушатели - виновники, не побоюсь этого слова, ужасающего преступления известны, это солдаты регулярной армии планеты Арх!
        - А теперь небольшой экскурс в историю, - продолжал вещать возбужденный диктор новостной паузы. - Планета Арх является единственной планетой нашей системы не подписавшей договор о содружестве и защите предложенный более ста двадцати пяти лет назад самой большой из обитаемых планет нашей звездной системы Кэйс. Договор состоит из пятнадцати пунктов, из которых следует; что остальные планеты подписавшие договор обязуются в обмен на военную защиту со стороны космического флота и армии планеты Кэйс, как от внешнего, так и от внутреннего врагов, снабжать оную драгоценными металлами, сырьем, запасами питья и продовольствия, а также результатами умственного труда наших ученых и других специалистов.
        На сегодняшний день Арх остается единственной обитаемой планетой нашей системы уклонившейся от подписания договора. Военные специалисты с планеты Кэйс объясняли данное обстоятельство тем, что скорее всего политики планеты Арх не захотели делиться своими природными ресурсами, не хотели вносить вклад в развитие цивилизации в нашей планетной системе, при этом в тайне рассчитывая, на помощь армии Кэйс в случае необходимрости.
        Однако сегодняшнее происшествие открыло нам глаза! Оно показало, что обороняясь от внешнего врага, мы пригрели у нас на груди врага внутреннего!
        Эту новостную паузу Маркус слушал стоя, с глазами полными слез.
        - Решено, - твердил он вслух. - Решено.
        - Что решено друг? - спросил Лекс, положа руку ему на плечо.
        - Решено я лечу на Кэйс!
        - Зачем?
        - Чтобы вступить в ряды ее армии. Чтобы защищать невинных от этих зверей! - чуть не проорал Маркус.
        Глава 2
        Кэйс встретила их не слишком приветливо. Особенно это относилось к ее жителям. Среди жителей остальных планет соглашения считалось, что жители планеты Кэйс являются очень дружелюбными и приветствуют желающих вступить в ряды ее армии.
        На самом же деле все к кому обращались будущие новобранцы, услышав их говор, к слову сказать, довольно сильно отличавшийся от местного произношения, все лишь только кривились и не хотели, сними разговаривать. Один раз их даже целенаправленно послали прямо в противоположную сторону.
        Однако как оказалось отношение к ним местного населения, не являлось самой крупной из их проблем. Самой главной проблемой оказалось то, что военная база находилась как раз на противоположной стороне планеты. И добраться до нее своими силами не представлялось возможным.
        А денег у них не было. Ни у кого. Маркусу их просто взять было неоткуда, а отец Лекса узнав о намерении своего сына пойти на военную, службу отказал ему в денежном обеспечении.
        - Когда возьмешься за мозг, тогда и поговорим, а сейчас проваливай, езжай на свою Кэйс, неблагодарный.
        На билеты до второй планеты объединенными усилиями наскрести сумели, но на этом их финансовые возможности были исчерпаны.
        - И что будем делать? - обратился менее подготовленный к жизненным трудностям Лекс.
        - Что делать, что делать? Думать будем! Вот что! - не сдавался Маркус. - В любом случае денег на обратный билет у нас тоже нет.
        Ночь они провели в одном из парков. Наверное, это была самая трудная ночь за всю их пока еще недолгую жизнь. Если в их родном городе на момент их отъезда стояло начало лета, то на точке их посадки был уже самый конец осени, а они как совсем еще неопытные путешественники захватить с собой теплую одежду не догадались.
        Где-то незадолго до наступления утра начался холодный дождь, под которым ребята промокли буквально насквозь. Так они и стояли, словно два приведения застывшие в серых струях дождя. Единственным их спасением было дождаться открытия зала ожидания в местном космопорте.
        Городок, в котором они очутились, был маленький, космопорт соответственно был еще более меньшим. Космопорт был настолько маленьким, что в нем даже не было ночных рейсов.
        - Все с меня хватит, - бормотал себе под нос Лекс, переминаясь с ноги на ногу перед закрытыми дверьми зала ожидания. - Сейчас сразу же звоню папе, пусть забирает меня отсюда! В конце концов, межпланетное право не так уж и плохо.
        - А как же я? - тихо спросил Маркус.
        - Ты? - словно бы удивившись, переспросил Лекс. - А мне то, какое до тебя дело? Ты если тебе так хочется, можешь продолжать лелеять мечту о спасении человеческих жизней, с меня же хватит всего этого. Довольно! Слышишь? Довольно!
        В ответ на такую речь, Маркус лишь обреченно кивнул и продолжил, молча, стоят в ожидании чуда.
        И чудо случилось! Двери космопорта распахнулись на целых семь минут раньше положенного!
        Чудеса вообще очень часто случаются с теми, кто в момент острой нужды верит в чудеса. Главное только не сидеть, сложа руки, в его ожидании, а прилагать все свои усилия к этому, тогда чудо словно бы в награду приходит к тем, людям кто не потерял в него веру.
        Ведь если подумать, Маркус и Лекс, отлично помня время утреннего открытия космопорта, могли и не приходить к его дверям заранее, а придти точно перед их открытием. Могли? Конечно, могли! Но они в какой-то слепой вере в чудеса пришли заранее и были вознаграждены за это.
        Лишь только двери открылись, Лекс бросился внутрь, к переговорному аппарату, закрепленному на стене, набрал номер своего домашнего аппарата, выбрал функцию "за счет принимающей стороны" и стал дожидаться ответа.
        - Папа, папа это я Лекс! - заблажил он во встроенный в устройство микрофон. - Спаси меня от этого кошмара! Я буду послушным, я согласен изучать межпланетное право, только помоги.
        Маркус же молча, прошел вглубь зала, выбрал себе одно из кресел, наиболее подходящее под его биометрические параметры, задал функцию легкой просушки одежды, поставил таймер будильника на половину второго пополудни и вырубился.
        Как ни удивительно, но проснулся он ни от звонка будильника, а от того, что подошедший Лекс тряс его за плечо.
        - Все в порядке, у папы скоро должен один из космических грузовиков стартовать из этого космопорта, команда возьмет меня с собой. И что самое прекрасное - я успеваю подать документы на вступление в период изучения космического права.
        - Я рад за тебя, - пробормотал Маркус. - Когда и откуда стартует грузовик твоего отца.
        - В семь ровно, а отходит с третьего рукава, - быстро произнес Лекс.
        Взглянув на светящейся циферблат вделанного в кресло будильника, Маркус поморщился, время было - 6:26.
        - Пошли, - сказал он, со вздохом вставая. - Я тебя провожу.
        - Хорошо, - благосклонно кивнул Лекс.
        Найти третий рукав оказалось не слишком сложно, их всего-то в этом космопорте было девять штук. Ко времени их прихода команда уже была предупреждена о необходимости забрать с собой безбилетного пассажира.
        Прощаясь Лекс произнес:
        - Извини друг, с собой забрать не могу, отец не велит.
        - Да ладно чего уж там, я не обижаюсь, мне все равно возвращаться уже некуда, - нарочито беззаботно отмахнулся Маркус.
        - Вот и хорошо. Я рад, что ты на меня не обижаешься! - жизнерадостно воскликнул Лекс и, повернувшись, скрылся внутри космического перевозчика.
        Маркусу же ничего не оставалось кроме как вернуться обратно, в зал ожидания.
        К его приходу естественно его кресло уже оказалось занято, да что его, все кресла были заняты.
        Несколько раз, осмотрев глазами помещение зала ожидания, Маркус вздохнул и полез рукою в свой рюкзак.
        Этот рюкзак ему когда-то, казалось бы, уже давным-давно дарила ему тетя, отчаянная любительница всяких походов и пикников на природе.
        Соответственно и рюкзак был не простой: сделан он был из новейшего резино-пластика, совершенно не пропускал воду, а также был очень легкий и удобный.
        Достав из этого чудо спортивной индустрии, абсолютно сухую кофту, Маркус расстелил ее на полу у стены, сам лег на нее сверху, положив под голову, все тот же рюкзак. Бедолага был настолько измучен, что заснул практически мгновенно.
        Однако, как известно беда никогда не приходит одна, хотя с другой стороны, не было бы счастья, да несчастье помогло. В общем, в скором времени, он был разбужен поднявшейся вокруг суматохой, это началась стандартная, ежедневная полицейская проверка.
        Дело в том, что на планете Кэйс был принят закон запрещающей все виды бродяжничества. Как-то странно звучит - все виды бродяжничества, да? Но, это действительно так на планете Кэйс бродяжничество, согласно закону, было подразделено на четыре степени, или вида, если так будет понятнее:
        Первая степень - "Легкая": Подразумевает ночевку человека или представителя не гуманоидной цивилизации, не имеющего гражданства и не зарегистрированного, на открытом воздухе (парки, леса, тротуары и так далее).
        Вторая степень - "Бродяжничество средней тяжести": Многодневная ночевка человека или представителя не гуманоидной цивилизации, не имеющего гражданства на открытом воздухе. То есть если человек провел две ночи в парке, это уже считается "многодневной ночевкой" и относится к средней степени. Также к этой степени относится следующее, цитируется дословно:
        - Несанкционированный сон в учреждениях принадлежащих государству, а также незаконное, и безосновательное нахождение на территории государства Кэйс людей, а также представителей не гуманоидных цивилизаций, не имеющих гражданства планеты Кэйс.
        Третья степень - "Тяжкое бродяжничество": Человек или представитель не гуманоидной цивилизации, не имеющий гражданства, находится на территории планеты Кэйс, не зарегистрировано, более одного месяца.
        Четвертая степень - "Особо тяжкое бродяжничество": Человек или представитель не гуманоидной цивилизации, не имеющий гражданства, находится на территории планеты Кэйс, не зарегистрировано, или находится зарегистрировано, но проживая не по адресу регистрации.
        Из данных законов фактически вытекало следующее: любого человека, не имеющего гражданства планеты Кэйс пойманного спящим вне адреса по которому он зарегистрирован на протяжении всего визита на Кэйс можно было отдать под суд по статье "Бродяжничество".
        Маркус же подпадал под статью "Бродяжничество пункт 2" - "Бродяжничество средней тяжести". Так как он был пойман спящим в государственном учреждении.
        Проснулся он от чьего-то крайне увесистого пинка. Открыв глаза, Маркус увидел склонившегося над ним полицейского с нашивками стажера.
        - А ну встать тварь!
        - Я не тварь, я человек! - возмутился Маркус.
        - Ты не человек, ты хуже! - сообщил стажер считавший, по-видимому, звание человека чем-то оскорбительным. - Давай сюда паспорт!
        Зевнув и поднявшись Маркус расстегнул подаренный тетушкой рюкзак и после недолгих поисков выудил оттуда монопластину несущую в себе все его паспортные данные.
        - Счас посмотрим, что ты за птица, - протянул так и не представившейся стажер.
        Вставив монопластину в оборудованный небольшим экраном считывающий аппарат. Пошевелив губами он уставился на черно-белый экранчик, а потом радостно проорал, глядя куда-то за спину Маркуса:
        - Сержант у меня еще один бродяжка!
        - Я не бродяга! - возмутился оболганный Маркус. - Я всего лишь спал, а не побирался.
        - Заткнись, - оборвал его стажер. - Вставай! Ну, давай, поднимайся!
        Закончил он, отвесив тяжелый пинок, своей не успевшей подняться жертве.
        - Прекратите! Что выделаете? Я и так встану!
        Однако широкоплечий стажер уже его не слушал, он схватил одной рукой Маркуса за шиворот, второй его рюкзак, а после потащил их обоих к сержанту.
        Им оказался мужчина лет тридцати - тридцати пяти, скептически оглядев предлагаемую ему жертву, он мотнул головой в сторону выхода и сказал только:
        - Забрать!
        Кивнув стажер, не останавливаясь, протащил будущего солдата в створки раскрытых дверей космопорта, и бросил в задний отсек зависшего на уровне крыльца глайдера полицейской окраски.
        Там уже находилось несколько "бродяг". Вообще компания подобралась довольно колоритная: пара оборванцев в грязной, порванной одежде, один мужчина представительного вида облаченный, казалось, что обычное слово одетый ему никак не подходило, он был именно облачен, в костюм из настоящих природных волокон, а также несколько молодых людей одетых попроще и затравленно озиравшихся по сторонам.
        Падение Маркуса внутрь произвело достаточно громкий шум после, которого мужчина пошевелился и застонал, голова его свесилась ему на грудь, и стало видно, что его затылок в крови. Кровь была запекшейся, несколько ее потеков оказалось также и на открывшемся участке шеи.
        Видимо гуляя ночью по городу приехавший на переговоры бизнесмен, в дорогом костюме попался на глаза грабителям, которые ударили его чем-то тяжелым по затылку, а потом вывернули ему карманы, сняли дорогие часы и все остальное. Пролежавший до утра мужчина попался на глаза полицейскому патрулю который не пожелал разбираться, а обнаружив в кармане монопластину с данными приезжего патрульные погрузили его бесчувственного в свой глайдер и повезли дальше, даже не обеспечив несчастного необходимой медицинской помощью.
        Наверняка, к вечеру все выясниться, его партнеры забьют тревогу, найдут-таки его в полицейском участке. Потом он, конечно, будет писать жалобы, требовать наказания полицейским, но если никто из граждан Кэйса не напишет заявления от своего имени, то шансы на восстановления справедливости практически отсутствуют.
        ***
        Помещение в полицейском участке, в которое их поместили в ожидании конца разбирательства, было по-настоящему удручающим: облезлая краска на стенах из искусственного материала, такой же даже более облезлый пол да блеклый свет, падавший с потолка.
        - Если это полицейский участок, то не хотелось бы мне оказаться в их тюрьме, - пробормотал пораженный Маркус.
        - О, приятель, не волнуйся, с тюрьмой здесь все в порядке, - рассмеялся один из обитателей камеры сидевший у дальней стены.
        - Что вы такое говорите? - не понял Маркус.
        - А то и говорю, что с тюрьмой здесь все прекрасно. Камер хватает на всех, и они в великолепном состоянии. А жрачка то какая, просто закачаешься. Всем советую, - обвел глазами присутствующих специалист по тюрьмам. - Я был там раз десять и сейчас надеюсь туда вскорости отправиться.
        - А вот поэтому помещению и не скажешь, - подал голос кто-то из слушателей.
        - Не, приятель, все правильно. Здесь люди надолго не задерживаются, так зачем же им условия создавать, - разъяснил словоохотливый "старожил" камеры полицейского участка.
        Дернув плечами, Маркус нашел свободное пространство у стены и по уже отработанной схеме улегся там спать. Как это ни удивительно, но следующие несколько часов были первыми за прошедшие полтора суток, когда ему предоставлялась возможность более или менее нормально выспаться.
        Вечер и последовавшая за ним ночь прошли спокойно, лишь несколько раз приводили новеньких жертв системы правопорядка, да поздно вечером в камеру вошла целая делегация в дорогих костюмах из природных материалов да несколько сопровождающих из числа высоких полицейских чинов, это взялись за поиски бизнесмена его партнеры.
        Когда жертва грабителей была обнаружена и опознана, поднялся громкий шум, атмосфера сразу накалилась, а когда выяснилось, что потерпевшему так и не была оказана медицинская помощь, послышались уже прямые угрозы в адрес всего полицейского ведомства. Видимо потерявшийся был действительно крупной фигурой, не только на своей планете, но и на "гостеприимной" Кэйс.
        Утром часов около десяти по местному времени, Маркус был вызван в кабинет одного из прокуроров занимавшегося делами приезжих.
        - Здравствуй, садись, пожалуйста, - обратился он к нему.
        - Наручники можете снять, - это уже было обращено к конвоиру.
        - Извините, но в его личном деле написано, что он оказал сопротивление при задержании, - воспротивился тот.
        - Ничего, я справлюсь, если что, да и тревожную кнопку я всегда ношу с собой, - отмахнулся прокурор.
        - Ну, как знаете, - проворчал конвоир, но наручники все-таки снял.
        - Итак, вы понимаете, в чем причина вашего задержания? - спросил прокурор после того, как конвоир вышел из кабинета.
        - Если честно, то не совсем, - признался Маркус. - Я же просто спал.
        - Вы спали в помещении государственного учреждения, не имея при этом гражданства планеты Кэйс, а это уже является бродяжничеством второй степени, - принялся неторопливо объяснять ошарашено молчавшему молодому человеку так и не представившейся прокурор.
        - Вот это да, - высказался тот. - А где же мне, по-вашему, следовало спать? Денег у меня нет! Я только вчера прибыл на Кэйс, с намерением вступить в ее армию. Мы с другом полдня проплутали по вашему городу, прежде чем нам объяснили, что до ближайшей военной базы так просто не добраться. Ночью пошел дождь, мы промокли, так как в парке было негде спрятаться. Потом, уже под утро, мы спрятались в зале космопорта, мой друг улетел домой, а я остался. Ночь я провел практически без сна, и я всего лишь хотел немного поспать, а тут ваша полиция!
        - Во-первых как я уже говорил, - как ни в чем ни бывало, продолжал прокурор. Вы совершили преступление. А во-вторых, вас по вашим же словам было двое, поэтому продиктуйте, пожалуйста, мне данные вашего друга, я вышлю ему извещение, о необходимости явится к нам на суд.
        - Вот уж нет, тут я вам не помощник! - неподдельно возмутился Маркус. - Я своих друзей не продаю!
        - Интересные у тебя друзья, сам значит, улетел, а друга оставил одного и без денег, да еще и на чужой планете, - продолжал уговаривать прокурор.
        - И пусть! Понимаете, я считаю, что самое страшное это упасть в своих глазах. В своих глазах, остальные меня мало волнуют. Понимаете, если я буду считать себя предателем, то, как я буду жить дальше, зная, что я предал друга? Я боюсь упасть в своих глазах.
        - Да, но ведь я могу привлечь тебя к ответственности за сокрытие? - в очередной раз постарался взять испугом прокурор.
        - Привлекайте, - обреченно сказал Маркус. - Если вашей армии не нужны солдаты, если ваша полиция людей не ценит совершенно, и если вам безразлична моя судьба, наконец, то давайте, конечно, сажайте, дело заводите или как тут у вас говорится!
        Прокурор пожевал губами, выдвинув ящик, залез в стол, покопался в нем, и потом словно решив для себя что-то, резко его захлопнул и уставился Маркусу прямо в глаза.
        - Пасть в своих глазах говоришь, - задумчиво проговорил тот, после чего снова замолчал.
        - Да я считаю так - самое страшное для любого человека это знать, что ты предатель, - упорно твердил напуганный житель Попла.
        Вновь воцарилась тяжелая пауза. Прокурор сложил руки замком и положил их на столешницу, опять пожевал губами, видимо это было у него в привычке, при сложных ситуациях жевать губами.
        - Что же мне делать с тобой настоящий друг? - вдруг спросил он.
        - Не знаю, - честно развел руками Маркус.
        - Еще и дурак, - рассмеялся вдруг собеседник. - Кто же на такие вопросы, так отвечает?
        - Зато честно, - насупился молодой человек.
        - Вот я и говорю дурак! - продолжал хохотать чиновник. - Кто же в наше время отвечает честно? Либо дурак либо очень сильная личность.
        - А почему вы не считаете меня сильной личностью?
        - Потому - что сильная личность всегда становится ею, пройдя через тяжкие испытания, - ударился в философию прокурор. - При этом чаще всего эти испытания он нажил себе по причине собственного упорства и независимости. Вот именно по этой причине я и считаю, что эти сильные личности те же самые дураки, идиоты, болваны, как тебе больше нравиться, только сильно битые жизнью. Понял меня?
        - Кажется да, - неуверенно кивнул Маркус. - Вы хотите сказать, что раз я отказываюсь сообщить вам имя своего товарища по причине этических противоречий, то я не сильная личность, а самый настоящих дурак.
        - А почему ты дурак?
        - Потому - что наживаю этим себе дополнительные проблемы, - обрадовался Маркус. А потом, уже, сникнув, протянул - Да, незадача.
        - Вот и я про тоже, - с улыбкой достойной инквизитора проговорил полицейский. - Так как ты решил, скажешь? Или в дураках остаться желаешь?
        - Пусть я буду дураком, но зато не предателем! Вам как ясна моя позиция?
        В ответ на этот полный отчаяния вопрос, последовал немой кивок.
        - И вы понимаете, что я не смогу перешагнуть через себя. Пусть он меня бросил, но я не предатель, я себе этого простить никогда, потом не смогу, - уперся "рогом" Маркус.
        - Понимаю, очень хорошо понимаю, - вдруг пробормотал себе под нос прокурор.
        - Извините, я не расслышал?
        - Все в порядке Маркус я не тебе, - впервые тот назвал своего собеседника по имени. - Я разговаривал сам с собой. Всего лишь сам с собой. Так, что мне с тобой делать? Отпустить?
        - Конечно, отпустите меня, все же от этого только выиграют! - обрадовался как маленький вчерашний выпускник.
        - Давай будем считать, что я тебя уже отпустил, расскажи мне свои планы, распиши по шагам, как ты будешь действовать? - не отставал прокурор.
        - Да, все просто, сейчас...
        - Давай, давай, я жду!
        Маркус наморщил лоб и замолчал на полминуты.
        - Ну, для начала я отойду подальше от вашего славно и дружелюбного заведения.
        - Хорошо, а потом?
        - Что потом?
        - Это ты мне должен ответит! - рассмеялся его собеседник. - Я подскажу тебе, потом настанет вечер, а вслед за ним и ночь. Вот объясни мне, где собираешь ее провести, и самое главное как попасть в район расположения учебной базы Zeta? Ведь именно туда ты собирался? Ведь так кажется? Сумеешь ответить мне хотя бы на этот вопрос, и ты свободен!
        Высказавшись, прокурор замолчал и лишь молча, наблюдал за сменой выражений на лице Маркуса. Лицо его молодого собеседника словно хорошее зеркало показывало всю гамму охвативших того чувств и проблем.
        - Но, ведь и обратно мне возвращаться некуда, - всхлипнул вдруг юноша.
        - Сколько тебе?
        - Восемнадцать.
        - Только, что закончился школьный период?
        Утвердительно кивнув, Маркус уперся головой в столешницу и свел руки на затылке.
        - А почему домой вернуться не можешь?
        - Некуда, - еще раз повторил вчерашний школьник. - Брат был врачом на уничтоженном медицинском лайнере. У матери после этого случился сердечный приступ.
        - А отец?
        - Отец всего этого не выдержал и запил. Это все случилось примерно за неделю до моего выпускного бала. Отец пил, не переставая, и все закончилось, так как и должно было кончиться - его сбил глайдер. Он как раз был выкинут из очередного бара за пьяную драку. У него всегда было так, как только напьется становиться жутко агрессивным. Но до смерти брата он никогда столько не пил, он вообще перестал пить после того как брат родился. А тут не выдержал. По словам полицейского, что извещал меня о его смерти, после того как отца выкинули из бара, он поднялся и пошел по тротуару. Все бы хорошо, но по пути у него оказался перекресток с очень интенсивным движением, тот на него не обратил, ни малейшего внимания и вышел. Вот и все я видел фотографии с места происшествия, не глайдеры, а свалка металлолома и где-то там внизу мой отец. Смерти еще одного члена нашей семьи сердце матери не выдержало, и она умерла. Вот так вот легко и просто погибла целая семья, - грустно завершил свой рассказ Маркус.
        - Дамс, ничего себе, - протянул прокурор. - Хотя в принципе, я слышал истории и похлеще.
        - Дело не в принципе, а в жизни моих близких, - огрызнулся Маркус.
        - Ладно, ладно не кипятись, - поднял ладони любитель "хлестких" историй. - Значит, сделаем так, слушай мое предложение. Ты неделю честно трудишься, а мы вместо платы доставляем тебя на базу Zeta, я даже замолвлю там за тебя словечко, чтобы тебя точно взяли.
        - А что могут не взять? - удивился Маркус.
        - Еще бы, - рассмеялся добрый дядя прокурор. - Все добровольцы пришедшие вступать в ряды нашей армии проходят строгий отбор. И к тому же новобранцев принимают не всегда, а только в специальные периоды набора. Последний был на прошлой неделе, если память мне не изменяет, но это так к слову. Поэтому даже если ты согласишься на мое предложение, тебе все равно придется наверстывать.
        - Похоже, выбора у меня нет.
        - Видимо так.
        - Хорошо, что я должен делать? - решился Маркус.
        - Ничего страшного. Не бойся.
        - Я и не боюсь!
        - Нет, боишься, это не стыдно, не стесняйся. Мы все страшимся неизвестности. И ты, и я, и те люди на улице, - прокурор махнул куда-то за стену. - Так вот, ты будешь ездить по улицам на мусороуборочном глайдере. За тобой будет закреплена определенная территория, и вот за чистоту на этой территории ты и будешь отвечать. Ничего сложного, единственный минус, только, что у этих глайдеров кабина с открытым верхом и в случае непогоды ты промокнешь.
        Глава 3
        Уже на следующее утро Маркуса разбудили в половине четвертого, дали пятнадцать минут на еду, а потом посадили в полицейский глайдер и отвезли на одну из улиц города. Неизвестный офицер прокуратуры пока - что выполнял свое обещание, оставалось надеяться, что он и дальше будет оставаться таким же честным до конца.
        Мусороуборочный глайдер не представлял собой ничего особенного: по своим габаритам он превышал обычный, предназначенный для семейного пользования раза в два. Однако кабину имел даже меньшую чем в семейном варианте, все дело было в установленной за ней мусорарасщепляющей аппаратуре, это была небольшая цистерна из сверхпрочного материала, внутри которой царил лазерный туман.
        По бокам днища, вокруг установленного в центре и немного утопленного внутрь антигравитационного купола, находились мусора сборники, которые засасывали в себя мусор, грязь и даже воду из луж, а потом посылали все это богатство в мусорарасщепляющий отсек. Там все это уничтожалось, а улицы после такой уборки оставались чистыми и сухими.
        Купол представлял собой наружную часть аппарата вырабатывающего антигравитационное поле под днищем глайдера. Это поле устраняет силу притяжения на любой планете, именно за счет этого аппарат и набирает необходимую высоту.
        Сам купол изготовляется из толстого прозрачного стекла, а утапливается внутрь, дабы избежать повреждений, ведь малейшее его повреждение грозит полной поломкой аппарата.
        Большой неожиданностью для Маркуса оказалось, что он будет работать под надзором того самого сидельца из его камеры, который оказался специалистом по здешним тюрьмам.
        - Привет новичок, - ощерил в улыбке неполный комплект коричневых зубов тот.
        - Здравствуйте вы мой напарник? - поприветствовал его Маркус.
        - Ну не совсем так, я твой надзиратель парниша. Ты будешь чистить улицы, а я должен буду проверять их чистоту.
        - Надо же, как все интересно, - протянул Маркус. - Чем же вы заслужили столь высокий пост, позвольте полюбопытствовать? Проходили специальные курсы при тюрьме?
        - Не ты что смеешься, я как алкоголь попробовал в седьмом классе, так с тех пор никакой учебы, - рассмеялся "надзиратель за чистотой". - Просто я сюда попадаю с завидной периодичностью, вот меня и продвинули на более высокий пост.
        - Значит, контролировать меня будет преступник рецидивист, из-за проблем с алкоголем не сумевший даже окончить период школьного обучения. А я выпускник, окончивший его с отличием, будущий защитник спокойствия нашей планетарной системы должен убирать мусор с улиц! И должен быть на побегушках, у какого алкаша со стажем! - распсиховался Маркус.
        - Именно так, - мерзско захихикал его собеседник, после чего достал откуда-то из недр своего грязного костюма флягу, отвинтил колпачок и накрепко к ней присосался. - И кстати пока не надо ко мне на вы, называй меня, просто, дядя Гриша.
        - Хорошо дядя Гриша. Так что мне делать?
        - То, что и намечено по плану. Двигайся пока вдоль по этой улице, когда надо будет свернуть, я тебя извещу.
        Вся работа заняла чуть более трех часов. После чего Маркус с дядей Гришей были возвращены в полицейский участок, где и провели время до следующего утра.
        На следующий день утром картина повторилась почти зеркально, единственное различие состояло в том, что отсутствовало знакомство с дядей Гришей, а так все последовало по уже опробованной схеме: Маркус ехал, впереди собирая мусор с уже казавшимися знакомыми улиц, а дядя Гриша следовал за ним на малюсеньком одноместном глайдере.
        Скорость мусорасборщика была мизерной, времени свободного вдосталь, и Маркус ехал, раздумывая, вот, сколько лет он ходил по улицам своего города, даже не задумываясь над тем кто, как и во сколько их убирает?
        - Неужели тоже заключенные? - бормотал он, наворачивая круги по утренним улицам просыпающегося города.
        Насколько же мы все-таки привыкли проходить мимо повседневных вещей, не замечая их, не раздумывая над тем, откуда это все к нам приходит и каким способом доставляется?
        Маркус вдруг с ужасом понял, что даже не помнит лица посыльного, который каждое утро приносил городскую газету.
        В городке, в котором он жил в детстве, был очень своеобразный мэр; его родной брат был тоже мэром, прозябавшим в еще более захолустном городке, но вот беда получил он этот пост на несколько месяцев раньше. В итоге между братьями развернулось настоящее соревнование призванное решить, чей город лучше.
        Младший, к примеру, открыл в своем цирк. Идею ему подсказал один из его приятелей, большой любитель старого кино. Вместе они нашли несколько людей согласившихся выступать в роли клоунов, один карточный шулер был произведен в ранг фокусника, единственная проблема, с которой столкнулись новоявленные директора цирка, это была страшная нехватка тренированных животных и воздушных гимнастов. Две недели они рыскали по городу в поисках, а потом приняли волевое решение - открывать цирк с тем, что есть, а недостаток команды восполнить после.
        Маркус усмехнулся, говорят после такого, их мэр не спал целых две недели, после закатил у себя грандиозную вечеринку для самых светлых умов города, в конце которой каждый из приглашенных был обязан предоставить список своих предложений. В список приглашенных попали и директор школы, в которой проходили обучение Маркус с друзьями, также, по словам всезнайки Эдварда там были и известный на всю звездную систему составитель энциклопедий, историк, оказавшийся в их городке проездом и многие другие.
        Результат поразил многих у них начала выпускаться собственная газета нет, конечно, во многих городах планеты Попла были свои собственные газетные редакции, но в остальных свежие выпуски рассылались на электронную почту подписчиков, у них, же она выпускалась на бумажном носителе!
        И вот сейчас Маркус с трудом пытался вспомнить нет уже не лицо, а хотя бы имя и цвет волос парня доставлявшего им по утрам свежий выпуск. К его огромному стыду, он не мог. А ведь газета по утрам уже стала для многих обязательной частью начала нового дня, он с ужасом вспомнил как каждое утро этот молодой, в сущности, паренек с неподдельным интересом спрашивал как дела у него, у брата...
        Теперь-то он начинал понимать насколько это большой труд поддерживать те незначительные вещи, которые воспринимаются большинством обывателей как само собой разумеющееся и которые-то и создают по-настоящему комфортные условия быта!
        Но, один мудрый человек однажды сказал, а другой не менее мудрый записал:
        - Все проходит, пройдет и это!
        Неделя работ, обещанная прокурором, прошла, настал восьмой день со дня их беседы, а Маркуса так и не то что отвезли, а даже и не выпустили из-под стражи.
        - Неужели обманул, - колотясь от нервной дрожи ожидания, бормотал бедняга. Дядя Гриша, наблюдая за его терзаниями, лишь посмеивался в свою неряшливую бороденку:
        - А ты чего ждал глупыш? Конечно, развели тебя на поработать и смеются теперь в своих кабинетах, запомни верить можно лишь себе, да иногда своему отражению. И никогда, запомни никогда, тем, кто по ту сторону нашей двери!
        - А тем, кто по эту?
        - А тем, кто по эту тем более нельзя!
        - Даже тебе дядя Гриша? - расстроился Маркус.
        - И мне тоже, запомни я алкоголик, алкаш! Мне пообещай побольше выпивки, или подпои и я маму родную сдам, не то, что кореша нежданного! - гневно воскликнул дядя Гриша. - Вообще запомни на всю оставшуюся жизнь - не верь, не бойся, не проси!
        - Как это? - не понял Маркус.
        - А так! Никогда не верь и тогда тебя не обманут! Никогда ничего не бойся, и тогда боятся, будут тебя, даже те, кто гораздо сильнее тебя. А также никогда ничего ни у кого не проси! Если предложат, бери, просто отнимай, если придется, но никогда, слышишь никогда, не проси! Запомнишь эти правила, будешь жить.
        - А если не запомню?
        - Тоже будешь, но гораздо хуже.
        На этой не совсем позитивной ноте их разговор закончился, а двумя часами позднее Маркуса увели. Так и остался в его памяти дядя Гриша озлобленным на весь свет, никому и ничему не верящим одиноким человеком. Однажды он так и сказал своему "подопечному":
        - Знаешь, почему Маркус я не люблю компании, в компании делиться надо!
        Глайдер в котором он оказался ничем не отличался от того в котором его доставляли до мусоророуборочного агрегата. Та же обшарпанная изнутри металлическая коробка с двойной дверью позади. Окон нет, видимо для того чтобы нельзя было запомнить смотря сквозь них дорогу, освещение как и в камере в которой его держали в полицейском участке лилось с потолка, но система освещения была сделана так хитро, что нельзя было даже предположить где находиться сам источник света. Видимо боялись за сохранность осветительного оборудования.
        Глайдер летел гладко, ни смены тебе высоты, ни каких-либо других происшествий, лишь изредка сбрасывал скорость, да доносились приглушенные звуки жизни города.
        Минут через пятнадцать - двадцать, звуки города остались позади, а скорость движения возросла, объяснялось это просто - они выбрались за городскую черту.
        Устроившись поудобнее Маркус принялся ждать. Время текло медленно, неуклонно тянуло спать. Поняв, что начинает клевать носом и рискует так и заснуть сидя, Маркус покопался в своем рюкзаке, вытащил из него выданные перед дорогой бутерброды в целлофановом пакете, отложил в сторону, чтобы не раздавить, а потом по старой схеме рюкзак под голову, ноги вытянуты, ладонь под щеку.
        Маркус еще сам не понял, какой полезный жизненный навык он освоил - умение мгновенно засыпать в любых условиях и в любой жизненной ситуации. Ведь подумать только его запихнули в железный короб, дали в несколько бутербродов в дорогу, теперь везут куда-то, ничего не объясняя, а он спит себе, как ни в чем, ни бывало! Да если бы ему сказали такое, с месяц назад, точно бы не поверил. А сейчас спит, да еще радуется, что выпала такая прекрасная возможность выспаться.
        Все шло прекрасно, кошмары не донимали, но со временем природа взяла свое и Маркус с неохотой проснувшись, понял, что если в ближайшие десять минут его не выпустят до обочины, он описается себе прямо в штаны.
        - Надо что-то делать! - решил Маркус и завертел головой по сторонам, пытаясь рассмотреть насколько это было возможно стены помещения, в котором он оказался, все напрасно никакой кнопки, или внутреннего разговорника не было видно.
        А время "Ч" приближалось! Трагедия казалась уже неизбежной, но тут Маркус то ли в прозрении, то ли в приступе отчаяния упал на спину и принялся колотить пятками по одной из стенок.
        Эхо в железной коробке оказалось отменным, и уже через пять секунд он почувствовал резкий звон в ушах, но отчаяние было сильнее, чем инстинкт самосохранения и Маркус продолжал колотить по стене.
        Вдруг глайдер резко замедлил ход, а его узник в последней отчаянной попытке вложился в особенно сильный удар, и замер, ожидая своей участи.
        - Что ты безобразишь? - вслед за солнечным светом, пролившимся из открытых дверей, в помещение вплыл и незнакомый незлобивый голос.
        - Мне выйти надо! Очень надо, просто обязательно!
        - Клаустрофобия чтоль? - уточнил незнакомец.
        - Какая клаустрофобия, в туалет! - начинал помаленьку звереть Маркус. - Я у вас сейчас прямо здесь описаюсь!
        - Ладно, пусти ты его, - послышался со стороны голос второго пилота.
        - А если он того, ну дёру даст? - полюбопытствовал первый.
        - Ты что забыл, что начальство сказало? Если убежит это его проблемы с нас спросу никакого, - успокоил второй.
        - А ну тады, ладоть. Давай выходи пострел, - посторонился не отличавшийся сообразительностью пилот.
        Выскочив из зависшего в полуметре над поверхностью глайдера Маркус бросился к обочине и, расстегнув ширинку, быстро справил свое мокрое дело.
        - А чего дважды зазря время тратить, - махнул рукой пилот и, встав поодаль от своего пассажира, также принялся поливать придорожную растительность.
        Когда дело было сделано, и они вдвоем подошли к начальнику экипажа, разминавшему поодаль от кабины затекшие ноги. А что пилоты глайдеров гордо именовали себя экипажем, хоть два человека, но уже экипаж машины под номером таким-то.
        Значит если продолжить их логику дальше, то первый пилот это уже получается начальник экипажа.
        Так вот посмотрев на творившееся безобразие, на улицу решил выйти поразмяться и первый пилот. Взглянув на не торопящегося вернуться в глайдер пассажира, тот деловито осведомился:
        - Просьбы или пожелания есть?
        Отрицательно покачав головой, Маркус поспешил тоже сделать пару шагов, чувствуя, как в них впилось несколько сотен мельчайших иголочек.
        - Пострел, а пострел у тебя покушать, то есть чего? - вновь влез в разговор второй пилот.
        С удивлением Маркус поднял на него взгляд и невольно улыбнулся; второй пилот был мужчиной уже в возрасте, где-то на рубеже между пятьюдесятью и шестьюдесятью.
        - У него, наверное, сын мой ровесник, вот и заботится о нем в моем лице, - с неожиданной теплотой подумал Маркус.
        А потом, разглядев его хорошенько, он подумал, что, скорее всего это просто у него характер такой, мягкий, добросердечный.
        Это был толстячок небольшого роста, с открытым округлым лицом, и большущей лысиной. Однако, несмотря на то, что его форменная одежда была уже довольно старенькой, она была прекрасно отутюжено, а его лицо гладко выбрито.
        И тогда Маркус своим неизвестно откуда взявшимся знанием о людях понял, такие вот слегка полные и лысеющее люди, они либо страшные и очень хитрые злодеи, либо же такие вот добросердечные бессребреники как этот стоящий перед ним. Наверняка ведь начальство его не ценит, не продвигает по службе потому - что он не умеет притворяться и говорит им в лицо свое не всегда лестное мнение. В то время как он по-настоящему любит свою работу и другой ему не надо. Его любят в коллективе, но настоящих друзей у него мало ведь каждый норовит им воспользоваться. Вполне возможно он, даже не смотря на свою общительность глубоко в душе очень одинок...
        Поняв все это, Маркус неожиданно для самого себя улыбнулся и произнес:
        - Нет, спасибо не нужно. Мне уже дали бутербродов в дорогу.
        - Бутерброды, да разве этого достаточно для такого пострела, вот я в твои годы помню, - пустился было в воспоминания Лысик, именно так его уже успел окрестить для себя Маркус.
        - Так Сэмюель, грузи своего протеже в глайдер и давай пора начинать двигаться дальше, - голос первого пилота оборвал поток воспоминаний Лысика, носившего на удивление благородное имя.
        - Когда снова писать захочешь, постучи немного по стене, и я тебя выпущу, - напутствовал Сэмюель напоследок.
        Отступление N 2
        В это же время где-то в глубине галактики, на самом краю системы звезды Катар.
        Капитанский мостик был погружен в полумрак, все члены экипажа не имеющие необходимого уровня доступа были разогнаны по своим каютам, двери заперты, ждали прибытия высокого гостя.
        - Вот почему они так экстренно вызвали нас? - нервно расхаживал по капитанскому мостику высокий субъект, одетый в шерстяное полупальто.
        - Вы пальто бы сняли, тепло ведь, - полез со своим советом капитан лайнера.
        - Ты еще советовать мне будешь! - вызверился на него субъект в пальто. Сделал пару шагов но, пальто все, же снял. Потом подумал, нервно улыбнулся и сказал:
        - Прости капитан, что я на тебя наорал, просто понимаешь, нервы сдают. Все пытаюсь понять, чего им еще надо?
        - Понимаю, да только нервами делу, то не поможешь. А вот испортить они могут многое.
        Утвердительно кивнув, владелец пальто прошелся по рубке, с явным нетерпением поглядывая на приборы. Приборы молчали...
        - Порфирий Матвеич может быть, идите, подождите у себя в каюте, а мы уж вас позовем, когда время придет, - внес еще одно предложение капитан.
        - Капитан ты давно в курсе? - поинтересовался Порфирий Матвееч.
        - Прилично, а что? Есть недоверие? - обиженно поинтересовался капитан.
        - Какое недоверие, капитан родной помилуй! - всплеснул руками собеседник. - Если бы были хоть малейшие сомнения, то мне дали бы другой экипаж и другое судно. Просто если ты информирован достаточно давно, то должен быть информирован о местами даже болезненной щепетильности их, к соблюдению этикета. А согласно этикету, я должен стоять прямо напротив экрана передатчика во время начала сеанса связи. Могу не успеть из каюты то.
        - Внимание есть контакт! - подал весть оператор связи. - Канал RZ10!
        - Первый раз на моей памяти они его используют, - успел удивиться Порфирий. - Капитан!
        - Уже все готово!
        - На счет три включаю связь! Один! Два! Три! Контакт!
        Глава 4
        Маркус был в пути уже четвертые сутки. В прочем он не был в этом уверен накрепко, так как отличать день от ночи перестал уже примерно на третьи сутки пути.
        От постоянного нахождения в закрытом железном ящике у него уже начинали проявляться приступы клаустрофобии. Такой болезни, при которой у человека находящегося в замкнутом пространстве начинаются беспричинные приступы паники.
        Никогда раньше боязни замкнутых пространств Маркус за собой не замечал и поэтому надеялся, что это всего лишь реакция мозга на однообразное течение времени.
        Кормили его дважды в день, закупая уже приготовленную пищу в придорожных забегаловках. Сам экипаж глайдера, похоже, питался так же.
        Более всего тяготило молодого человека это полное отсутствие каких-либо изменений. Ведь даже самое маленькое оконце под крышей могло бы дать отдых его уставшему от однообразия сознанию.
        Маркус уже начинал всерьез опасаться за сохранность собственного рассудка, когда первый этап, уже начинавшего казаться бесконечным путешествия закончимся.
        Глайдер незадолго до этого снизивший ход, вдруг остановился окончательно, вслед за этим двери раскрылись и немного уставший голос первого пилота произнес:
        - Все узник, выходи, приехали.
        - Где это я? - удивился Маркус.
        А удивляться было чему, вместо ожидаемой гигантской военной базы, он оказался перед дверьми маленького космопорта.
        - Это космопорт! - рассмеялся водитель. Было видно, что и он уже сильно устал и рад окончанию своей миссии. - Понимаешь с нашей скоростью, мы бы доставили тебя на место только через пару месяцев, да и то сомнительно. А приятель начальства входит в состав группы снабжения военной базы Zeta.
        Человечек, конечно, не представляет собой ничего особенного, так маленький винтик в огромном механизме, но зато он летает на атмосферном лайнере. Сегодня он как раз будет принимать здесь некий груз, который необходимо доставить на интересующую тебя базу.
        - А вместе с грузом он заберет и меня, - начал понимать придуманный прокурором план Маркус.
        - Смотри, какие сообразительные бродяги пошли, - усмехнулся пилот и полез в кабину глайдера.
        Маркус на него не обиделся, он уже начал понемногу привыкать, к тому, что никто не воспринимает его здесь всерьез.
        - Да чуть не забыл, - высунулся из кабины пилот. - Рукав номер два, приблизительное время посадки два пополудни. Смело заходи внутрь и жди, тебя не прогонят. Все прощай, и еще одно, удачи парень!
        ***
        Согласно планам после того как триста двадцатое звено выполнит возложенную на нее задачу, оно должно было вернутся на оставленный за пределами района перехвата лайнер технической поддержки.
        К сожалению это осталось только в планах. На деле же получилось, так: жертва успела передать о нападении и вызвать помощь.
        Если бы рейс был рядовым, подмога бы никогда не сумела подоспеть настолько быстро. Но рейс был слишком важен, поэтому всего лишь в паре световых часов за ним следовала команда прикрытия: три технических лайнера, каждый из которых нес в своих трюмах по два звена боевых катеров.
        Именно им и был адресован сигнал тревоги, посланный экипажем атакованного лайнера, при первых же пущенных по ним ракетах.
        Любой технический лайнер оснащен техникой, позволяющей мгновенно нырнуть в гиперпространство. Так они и поступили.
        Путешествие в гиперпространстве хоть и позволяет перемещаться намного быстрее, но все, же не мгновенно. Вот на эти десять минут, которые потребовались триста двадцатому звену, на уничтожение цели и катеров прикрытия, они и опоздали.
        Обычные пассажирские лайнеры и частные яхты старались обходиться без прыжков в гиперпространство. Так как это дело достаточно опасное:
        Если в нормальной жизни кратчайшим путем из точки "А" в точку "Б" является прямая, то в гиперпространстве все это совсем не так. В гиперпространстве расстояния отсутствуют. Все это достигается за счет того, что в нем отсутствуют размеры, вернее они не отсутствуют, они становятся ничтожно малы. А может и наоборот, все становится настолько гигантским, что размеры становятся уже ничего не значащими. В общем, размеры перестают играть свою роль в обычном для нас понимании.
        Второй особенностью является свертка пространства. Оно смазывается и накладывается друг на друга. Поэтому в идеале может получиться так, что оно свернется таким образом, что точка входа в гиперпространство будет соприкасаться с точкой выхода. В общем, расстояние между ними просто потеряется. Для того чтобы гиперпространство свернулось нужным для ушедшего в него судна образом и нужен прибор под названием - "Арзамас 7".
        Назван он в честь планеты, на которой он был изобретен, а цифра означает периодический номер модели.
        "Арзамас 7" - это так называемый "штурман гиперпространства" седьмого поколения. Все предыдущие его модификации оказались не рабочими.
        Без этого прибора высока вероятность свертки пространства таким образом, что ушедшее в него судно будет добираться до точки выхода значительно дольше, чем, если бы дело шло в обычно космосе.
        Но, не это является главной опасностью! Самым неприятным является уязвимость судна на выходе. Никто ведь не может предугадать, что находится в данный момент в точке выхода из гиперпространства, а вдруг там окажется шальная комета. И врежешься ты в нее на полной скорости!
        Поэтому и старались капитаны без лишней необходимости в гиперпространство не уходить.
        Правительство планеты Кэйс пыталось оказать давление на управленческий аппарат планеты изготовителя. Однако все попытки оказались безуспешными.
        Производители аппарата никак не соглашались раскрыть его секреты.
        Для установки на борту каждого космического судна прибора "Арзамас - 7", его доставляли в порт планеты изготовителя. Там технический персонал планеты продавца устанавливал необходимое оборудование, на судне покупателя.
        Согласно договору купли - продажи каждый установленный аппарат перед продажей минировался на случай несанкционированной попытки доступа.
        Именно против этого пункта и было против правительство планеты Кэйс, так как он делал ее зависимым от планеты производителя.
        Первые годы после изобретения своего аппарата планета Арзамас вносила обязательную долю членов содружества бесплатной установкой на кораблях военного флота Кэйс "штурманов гиперпространства седьмой модели".
        Когда правительство "прогрессивной планеты" поняло, что они зависят от производителя гораздо больше, чем они от них, такого "самое демократическое общество" стерпеть не могло.
        Было необходимо срочно предпринять какие-то шаги. И они их предприняли! Планете Арзамас был объявлен ультиматум: либо они открывают технологию изготовления, либо они выходят из под зашиты военного космического флота планеты Кэйс.
        Данная угроза не возымела никакого действия. Так как к тому времени планета уже обогатилась и завела свой собственный военный флот, который в течение пяти лет успешно защищал ее орбиту.
        По прошествии пяти лет, правительство Кэйс попыталось заново восстановить дипломатические отношения с планетой Арзамас, но в этом так и не преуспело. Конечно, юридически данная планета все еще входила в состав содружества, однако свою долю вносить отказалась наотрез. Теперь каждый свой новый "Арзамас - 7" им приходилось покупать.
        ***
        - Грэм смотри, настоящая группа прикрытия пожаловала! - в ужасе воскликнул Корг, увидев величественно выныривающие из гиперпространства один за другим технические лайнеры противника.
        Выстроившись в боевой порядок днища этих громадных кораблей, раскрылись, словно дверцы кухонного шкафчика и из них начали вылетать боевые катера.
        - Влипли, - только и сумел прошептать Грэм, успевший уже снять с головы оптический шлем стрелка.
        - Всем, всем, всем! - пронеслось по радио - связи. - Группируемся вместе и прорываемся к нашему лайнеру поддержки. Он уже тоже следует нам на встречу. Груз уже уничтожен, поэтому существует большая вероятность, что наши преследователи постараются уклониться от боя с его участием.
        Быстро оценив ситуацию, Корг понял, что это было единственно возможный вариант спасения. Оставалось только восхищаться командиром звена, успевшим не только просчитать ситуацию самым первым, но и связаться с командиром лайнера.
        Конечно, если бы корабли противника, вынырнувшие из гиперпространства, оказались между ними и их лайнером, то прорыв был бы невозможен, но по счастью они вышли с противоположной стороны.
        Уцелевшим катерам, заново скрывшимся в облаке космического мусора, следовало только оторваться от преследователей, воспользовавшись фактором внезапности и постараться добраться до следовавшего к ним полным ходом лайнера.
        - Эх, судьба моя судьбинушка! - приговаривал Корг, следя за красной лампочкой над панелью.
        Чтобы не нарушать радиомолчания, начало заезда, ставкой в котором - жизнь, первый номер будет подавать знак старта, посредством нее, загорелась, это могло означать только одно - вперед, и пусть судьба улыбается смелым!
        Как и перед первым боем секунды растянулись в часы, все новые и новые катера выныривали из недр вражеских кораблей, а лампочка все не загоралась.
        Вдруг на ум пришла мама, вспомнилось как она, молча, грустно смотрела ему в глаза, когда он выходил из дома. Корг конечно, не стал ее волновать, он сообщил, что едет на очередные учения. А вдруг она предчувствовала мою гибель, пришла в голову подленькая лишающая сил мысль.
        Но, вот заветная лампочка зажглась, и из головы моментально вылетели все посторонние мысли.
        - Пошел, - выдохнул Грэм и принялся напяливать на голову свой шлем, но Корг этого уже не видел, все его внимание было занято одной мыслью:
        - Не влететь ни в один из многочисленных обломков, среди которых они прятались! Иначе - смерть. Даже малейшее касание обернется катастрофическими последствиями. Пусть катер не получит пробоины, достаточно и того, что его маневренность уменьшиться, а остальное с благодарностью довершат те десятки боевых единиц противника, что дышат им сейчас в затылок.
        Также нельзя забывать и про три лайнера технической поддержки, это тоже не прогулочные яхты. Продырявить смогут нисколько не хуже, а где-то даже и лучше!
        Никаких иллюзий Корг не испытывал, он понимал, что как только они вылетят за пределы так удачно оказавшегося здесь облака космического мусора, их тотчас же обнаружат. Будет большой удачей, если до лайнера доберется хоть кто-нибудь.
        Видимо их командир был того же мнения, поэтому как только остатки его звена покинули пределы облака он развернул свой катер, и повел его не прямо, как все остальные, а вбок и вниз.
        Поначалу Коргу пришла на ум мысль - может, таким образом, первый как более опытный пилот, старается уйти из поля зрения преследователей, надеясь, что те увлекутся охотой за большой целью и забудут о нем.
        Однако не таким человеком был начальник звена, уйдя вниз, он резко взял вверх и, поднырнув под днище самого большого лайнера поддержки, выпустил штук двадцать ракет, из них четыре самонаводящиеся и все по капитанскому мостику. Скорость выстрелов была просто нереальной, единственным объяснением может служить, лишь то, что возможно пилот на несколько секунд бросил свой штурвал и тоже взялся за запасной ракетный джойстик. В то время как стрелок занимался только пуском самонаводящихся ракет.
        Коргу стало по-настоящему стыдно - в то время как он уходил со всей возможной скоростью под защиту их собственного лайнера поддержки, его отчаянный командир, даже в таких условиях продолжал прикрывать их отход.
        - А я еще и в трусости его заподозрил, - скрежетал он зубами. - Ну, если выберемся, то подойду, все расскажу и извинюсь! Вот точно, так и сделаю!
        - Ты еще выберись отсюда! - проорал ему в ухо все слышавший Грэм.
        - Выберусь, и ты выберешься! Выбора у нас другого нет!
        Нарушив строй, небольшая группа катеров мчалась вперед. Грэм остервенело, отстреливался, развернув назад артиллерийскую башню.
        Можно соглашаться, можно оспаривать, но чудеса все, же бывают, только случаются они редко и лишь с теми, кто в них верить и делает все для их свершения.
        Ракеты, выпущенные по флагманскому лайнеру, как и в ситуации с медицинским кораблем попали в дюзы двигателя и те, что остались не поврежденными по правой стороне начали заносить лайнер влево и тот на какие-то несколько секунд перекрыл собой линию огня.
        Всего лишь три или четыре секунды, что подарил огромный корабль, прикрывая собой, улетавшие катера триста двадцатого звена и были тем маленьким чудом, которое спасло их пилотов от полного уничтожения. И стало это чудо возможным только благодаря отваге экипажа катера, выпустившего те самые ракеты, что повредили двигатели подбитого лайнера.
        Видимо судьба в тот день благоволила к смельчакам, из кромешной темноты полнейшего ничего показался нос спешащего им на помощь лайнера.
        Корабль же преследователей принявший в свой борт не один десяток ракет, поспешно отходил назад, судя по всему его повреждения, были серьезнее, чем казались на первый взгляд.
        Несколько из тех катеров, что вырвались вперед, были мгновенно уничтожены орудиями подошедшего лайнера. Оставшиеся постарались как можно быстрее и незаметнее спрятаться за могучими бортами двух кораблей, не прекративших погоню. Видимо, как и предсказывал ранее их командир, героизм у них был не в ходу.
        А корабль, их спаситель, уже открывал аппарели, как бы говоря - добро пожаловать!
        Погоня, поливаемая ракетами из всех пусковых установок, уже начинала отходить назад, время от времени огрызаясь несколькими жалкими выстрелами.
        Спокойно вздохнуть и осмотреться Корг сумел лишь только после того, как выпрыгнул из кабины своего судна.
        - Как же их мало, - с затаенной болью в голосе пробормотал он, пересчитав катера, мирно лежащие на нижней палубе.
        Из похода вернулись шесть катеров, это была даже, не половина из тех, что два дня назад покинули поверхность планеты Арх, для выполнения сверхсекретного задания особой важности.
        - Ну, ничего себе! - послышался испуганный вскрик Грэма. - Ты только посмотри на это!
        Корг обернулся и взглянул на свой катер, после этого неразумного поступка ему пришлось схватиться за стенку, иначе он бы просто упал.
        Носовая часть катера, вся, что ниже кабины была вся испещрена осколками от разорвавшейся под днищем ракеты. Один из этих осколков так и остался торчать в борту, уйдя в него более чем наполовину.
        Объяснялось это, по-видимому, тем, что одна из ракет взорвалась непосредственно под носом катера.
        - Нифига себе, - прошептал враз побелевшими губами Корг.
        - Не стоим, не стоим! - это покинул свой катер и командир звена.
        - Всем покинуть, пропускной отсек!
        И это было правильно, его звено состояло из одних новичков, для которых этот бой стал первым, а для многих, к сожалению и последним. Следовало занять их чем-нибудь, не давать погружаться подолгу в свои мысли.
        - В колонну по двое! Шагом марш!
        Построив остатки своих людей, командир повел их сначала в раздевалку, а потом в душ.
        Упругие, горячие струи воды били по затылку, стекали по спине, и казалось, что вместе с ними уходило дикое нервное напряжение, в котором они находились последние часы.
        Вместе с потом смывалось и нечто другое, казалось, что ушло и само "ощущение" боя, пока Корг стоял под душем, ему начинало казаться, что ничего и не было, что вот сейчас он придет в раздевалку, а там все звено в полном составе.
        Но, к сожалению это было не так. Корг знал - они потеряли сегодня многих, слишком многих. Смерть даже одного человека это неизбывная трагедия. А тут большая часть звена не вернулась со своего первого задания.
        - А интересно, - вдруг подумал он. - Каковы были запланированные потери?
        Он слышал однажды этот термин, еще во время своего обучения.
        - Правду говорят: смерть одного человека это трагедия. Смерть многих это уже статистика!
        Выйдя из душа, одним из последних, завернувшись в полотенце, он прошел в раздевалку. Встав в проеме двери Корг, быстро оглядел всех тех, кто уже был в помещении.
        Их было до боли мало. Вдруг кто-то несильно толкнул его ладонью в спину и проворчал:
        - Дай пройти!
        Не сказав ни слова, Корг вошел внутрь, сел на лавку, стоявшую перед шкафчиками, и зажмурился. Его психологические силы были истощены полностью. Он так и сидел, закрыв глаза, как вдруг почувствовал, что по лицу пробежали две теплые полоски - это были слезы.
        - Вау здорово! Ну как вам это все понравилось? - послышалось откуда-то со стороны. - Круто было, правда!?
        Это был Лось. По-мнению Корга, идиот полный. На каждой тренировке, он рассказывал, какой он крутой и как жаждет настоящего боя.
        Инструкторами это не поощрялось, но и не запрещалось. Остальным же кадетам это не нравилось, по крайней мере, большинству из них. От того к нему и прозвище такое прилепилось.
        - Ты чего Лось, как такое понравиться может?!
        - Да ваще круто! Классно мы их всех сделали!
        - А может это они нас? - озвучил вопрос который вертелся в сознании у каждого Рихард, по прозвищу Стрелок.
        Стрелок, он был лучшим снайпером их курса, оттого и получил такой позывной. Корг кстати был очень удивлен тем, что его отправили, вместе, с ними на это задание, а не распределили в какие-нибудь спецвойска. Однако и здесь он был отмечен особо, именно он и был направлен в пару к командиру, вторым пилотом - стрелком.
        Именно он и был тем, кто на пару с командиром спас остатки их маленького отряда. Это его ракеты повредили тогда двигатели лайнера и остальные получили шанс на спасение.
        - Стрелок чего ты мелишь?
        - Я мелю? - начал заводиться Стрелок. - Да это ты тут чушь какую-то несешь! Ты что не понимаешь - они практически уничтожили наше звено!
        - Плевать! Зато было по-настоящему круто!
        - Что это значит плевать! Это были наши друзья, сокурсники!
        - Да плевать мне на этих слабаков! Раз грохнули, так им значит и надо! -выпалил Лось и развернулся собираясь выйти вон.
        Но, Стрелок явно не собирался прекращать разговор, поэтому он схватил его за плечо, желая остановить. Однако Лось, оправдывая приставшее к нему прозвище, не пожелал вести конструктивный диалог, а просто ударил, не оборачиваясь своего оппонента локтем в лицо.
        Не ожидавший этого Стрелок отшатнулся и закрыл ладонью разбитый нос и верхнюю губу. И тут не выдержал сидевший до этого в стороне Уилл, словно молния он подскочил к Лосю и молча, лишь сжав зло губы, ударил того ногой в пах. После чего схватив согнувшегося в поясе обидчика за волосы ударил того коленом в лицо, сразу же вслед за этим Уилл провел прекрасную подсечку левой ногой и опрокинул Лося на спину.
        К тому времени на помощь Уиллу подоспел Грэм, который с остервенением принялся бить зарвавшегося воина ногами. Корг же лишь сидел да ошарашено глядел на своего бывшего одноклассника.
        Друзья познакомились сразу же с началом "Школьного периода", и с тех пор так и не расставались. Они были полными противоположностями друг другу: один увлекался музыкой, поэзией, другой спортом и девушками. Ну, девушками это уже позднее, а поначалу только спортом.
        Музыка и поэзия это все было интересно Коргу, соответственно спортсменом был Грэм.
        У современных людей есть такое предубеждение - раз спортсмен значит, мягко говоря, не слишком умный. Насколько оно правдиво, этим пусть занимаются, те, кому это положено, Грэм же не соответствовал данному правилу ни капельки: высокий, поджарый, красивый он был еще и удивительно умный, сдержанный молодой человек, да вдобавок добрый!
        Вот почему Корг, знавший мягкий нрав своего друга, который умел включать спортивную злость только перед соревнованиями по бегу, или же футбольным матчем, никак не мог поверить в то, что произошло. Ну, абсолютно не соответствовал этот разъяренный солдат, остервенело избивающий ЛЕЖАЩЕГО противника, тому Грэму которого он знал уже много лет!
        Пока Корг сидел неподвижно к избиванию Лося успели присоединиться еще несколько из тех, кто были слушателями его заявления. Теперь его избивали уже человек семь, а командир, старший сержант Берс, лишь стоял и молча, смотрел на все происходящее.
        - Старший сержант разрешите обратиться? - подошел к нему Корг.
        - Официальный тон отставить.
        - Есть отставить! Почему вы их не остановите, сэр?
        - А зачем? Пусть пар выпустят, нервы успокоят!
        - Но сэр!
        - Отставить я сказал! Свободны пилот!
        Встав во фрунт, Корг развернулся на пятках и пошел одеваться. По крайней меры он попытался что-то сделать.
        Однако драка, или лучше сказать избиение, к тому времени уже прекратилось, палачи разошлись в стороны и нервно одевались перед своими шкафчиками.
        Лишь постанывал на полу окровавленный Лось.
        - Звено внимание! - вышел на середину раздевалки, успевший одеться старший сержант. - Всем одеваться! Единственного раненого в бою доставить в лазарет, потом свободны. Сначала лазарет, потом свободны! Всем ясно?
        Услышав что-то слегка напоминающее согласный гул, сержант Берс лихо щелкнул каблуками и вышел.
        - Грэм что с тобой? - изумленно спросил друга Корг.
        - Все хорошо. Отстань!
        - Нет, я же вижу! Слушай, чего ты завелся? - не отставал ничего не понимающий Корг. - Зачем ты его избил, он же наш боевой товарищ!
        Грэм поднял на него свои потемневшие от бешенства глаза и Корг невольно отступил на шаг назад, он первым раз видел друга в таком неуправляемом состоянии.
        - В конце концов, он также наш брат по разуму, - попытался превратить разговор в шутку, напуганный Корг.
        - Ну, вот я ему и вдарил по его разуму! - не принял шутки Грэм.
        Покачав головой, Корг принялся быстро одеваться, ему было неприятно слушать стоны избитого Лося.
        Одевшись, он подошел к нему вплотную, тот дернулся, попытавшись закрыться рукой, словно боялся, что его снова начнут бить.
        Беспомощно оглянувшись, Корг увидел озлобленные лица своих соратников и понял - помогать ему никто из них не собирается.
        Мысленно сплюнув он нагнулся и подхватил Лося в подмышках и попытался поставить того на ноги. Лось оказался неожиданно тяжелым для не слишком крепкого физически молодого человека.
        - Давай помогай ты жертва братской любви! - ругался сквозь зубы Корг по дороге в лазарет, ему было тяжело тащить здоровенного Лося, а тот был избит так, что едва не терял сознание и никак не мог помочь своему спасителю.
        Наконец, они выбрались из раздевалки, и пошли по коридору. Корг надеялся, что здесь кто-нибудь поможет ему, но все кто попадался им на пути, лишь провожали их взглядом, а потом шли дальше.
        Большой удачей было то, что большинство лайнеров имели типовую планировку. А планы стандартных кораблей всех типов, были настолько заучены Коргом за все время военной подготовки, что буквально стояли у него перед глазами. Это делалось с умыслом, ведь если ты знаешь план судна, которое тебе предстоит атаковать, то тебе легче нанести ему серьезный урон.
        Только по этой причине, в конце концов, Корг все же сумел донести свою ношу до лазарета, практически не плутав по дороге.
        - Ясно очередная жертва наших узких коридоров, я так полагаю? - только и спросил врач, увидев внесенного внутрь обладателя слишком болтливого языка.
        - Какой же вы, однако, проницательный доктор! - сделал "морду кирпичом" Корг.
        - Ну, так не первый год работаю, - проворчал врач, укладывая "больного" на койку. - А вам спасибо, можете быть свободны.
        - Есть быть свободен! - радостно проорал Корг и, развернувшись на каблуках, поспешил в свою каюту.
        ***
        В каюте отвернувшись лицом к стене, уже лежал Грэм. Стараясь ступать тише, Корг прошел внутрь и в бессилии повалился на свою койку.
        Он лежал на спине, закинув руки за голову, а перед его глазами проносились лица тех, кого они не досчитались после боя.
        Леон, Веселый, Океан (очень любил море человек, вырос на побережье) и другие.
        Глаза предательски увлажнились, и Коргу пришлось повернуться на бок, закусив при этом угол подушки, чтобы не зарыдать в голос.
        Так он и уснул. Сон накатился как прибой на морском побережье, так обожаемом его погибшим товарищем.
        Но, даже во сне ему не было покоя. Корг вертелся с бока на бок, ему казалось, что их лайнер подвергся атаки, что его борт пробит и в уют его каюты вот - вот ворвется пронизывающий холод глобального НИЧТО, которое находится за пределами бортов космического корабля.
        Глобальное ничто - так называл Корг космический вакуум, за то, что там действительно ничего нет.
        Так вот ему снилось, что их корабль разбомблен и дверь каюты это его единственная защита. Все остальные погибли, единственные кто еще жив, это он и его сосед Грэм, но и их ждет жуткая смерть, внутри погибшего корабля, от нехватки кислорода.
        Проснувшись в холодном поту Корг, еще очень долго лежал на спине пытаясь понять, где заканчивается правда, а где сон. Лежа без движения на спине и смотря в потолок, он пытался заставить себя подняться и выйти из каюты, но не мог. Ему казалось - за дверью ничего нет, и, открыв ее, он подпишет себе смертный приговор. Корг так и лежал на спине с широко распахнутыми глазами, боясь пошевелиться.
        Грэм же так и спал, отвернувшись лицом к стене, и лишь только тихо постанывал во сне. Ему тоже нелегко дались эти показавшиеся бесконечными часы боя.
        Сколько времени прошло в этой молчаливой боязни открыть дверь неизвестно, Корг не смотрел на часы. Эту напряженную тишину в итоге нарушил резкий звук электронного звонка.
        У всех видов космических кораблей, не смотря на все их разнообразие, была одна общая особенность - все внутренние переборки, а также шлюзы и любые двери были бронированные и закрывались герметически.
        Делалось так чтобы нарушение герметичности корпуса в одном месте, не стало фатальным для всего корабля. Одной герметичности двери не достаточно, если дверь окажется не достаточно прочной, то сила высасывающая воздух из недр судна просто выдернет преграду, вставшую у нее на пути из дверного проема. Прецеденты уже бывали.
        Поэтому двери теперь делались только бронированными и стучать в них бесполезно, ну если только металлической трубой. По этой причине рядом с каждой дверью находилась круглая кнопочка красного цвета. Для подачи сигнала внутрь комнаты необходимо было нажать на нее и ожидать пока дверь откроется изнутри.
        Вот этим звонком и была нарушена тишина душевных мук Корга. Дернувшись, словно электричество прошло не по проводам, а сквозь его тело, он подпрыгнул на кровати и свесил ноги на пол.
        Поболтав ими не много, Корг решительно спрыгнул и отправился открывать дверь. Звонок, раздавшийся снаружи, служил веским доказательством тому, что снаружи еще существовала жизнь, и все беспокойства, душившие его, были лишь дурным сном. Страх же все равно не ушел окончательно, он спрятался где-то среди самых потаенных уголков его естества и ожидал там удобного случая, чтобы вылезти оттуда и затопить его полностью, без остатка.
        Подойдя к двери, промедлив несколько секунд, он собрался с духом, зажмурился и не без внутреннего напряжения нажал на кнопку пневномотора. Раздалось тихое, недолгое жужжание и с легким щелчком дверь отошла от косяка.
        Сам не осознавая того, Корг вцепился в дверной косяк, словно надеясь этим себя защитить. Поняв, что все в порядке, Корг толкнул дверь рукой. В коридоре топтался Стрелок.
        - Привет Корг.
        - Здравствуй Рихард.
        - Можно я зайду? Не возражаешь?
        Молча посторонившись, Корг пропустил незваного гостя внутрь. Этот визит был ему неприятен. Ему не хотелось сейчас никого видеть, даже молча лежавший по соседству Грэм, был ему неприятен. Единственное, что радовало так это временное отступление его страхов.
        Вошедший Стрелок посмотрел на него в упор и спросил:
        - Ты мне не рад?
        - Я сейчас никому не рад, - смотря куда-то в бок, тихо ответил Корг.
        - Переживаешь, - понимающе кивнул гость.
        - Переживаю и боюсь. Нам в учебке не говорили, что это НАСТОЛЬКОтяжело!
        И тут Корг сломался окончательно, слова полились, словно вода одолевшая, наконец, в весеннее половодье стоявшую на ее пути плотину.
        Стрелок же сидел, молча, и слушал, лишь изредка кивая головой, словно соглашаясь со своим собеседником. Но было видно, что и он занят своими мыслями больше чем речью Корга.
        - Рихард, а как думаешь, ты сломался? - прервал свои словесные излияния Корг.
        - С чего бы это вдруг тебя так заинтересовало? - опешил Стрелок.
        - Да, понимаешь, я не представляю, как заставлю себя еще раз вылететь в атаку. Боюсь! - повысил голос Корг.
        Всхрапнув на своей кровати, проснулся Грэм. Потянувшись, он повернулся и недовольно произнес:
        - Чего орете а?
        - Да ничего, - встал Стрелок. - Ладно, пойду я потихоньку.
        - Рихард, а чего ты заходил то? - спросил его в спину Корг.
        - Да, не знаю, - бросил через плечо Стрелок. - Пройтись захотелось. А то не смог в одиночку сидеть в пустой комнате. Мой сосед ведь погиб в бою. Я вот сидел там, и мне казалось, что его душа присела на вторую койку, меня обдало холодом, а волосы дыбом встали.
        - Так ведь нет ничего такого. Наукой доказано! - включился в беседу Грэм.
        - В том, то и дело что знаю. Но волосы, до чего короткие, а туда же, серьезно тебе говорю, шевелились!
        - Блажь! - не поверил Грэм.
        - Сам сходи, проверь! - заорал Рихард, нащупывая за спиной кнопку дверного запора.
        Пнув дверь ногой, Стрелок выскочил в коридор. Оттуда почти сразу же сквозь неплотно прикрытую дверь послышались новые крики.
        Выглянув в коридор, Корг увидел их источник - это его недавний гость сцепился с двумя проходившими рядом солдатами из команды лайнера.
        Видимо дело было следующим образом: когда Рихард выскочил из комнаты друзей эти двое как раз проходили мимо. Выбегая Стрелок, задел одного из них плечом и помчался дальше, ну а тот проорал ему вдогонку нечто оскорбительное. Его напряженные нервы не выдержали и, развернувшись, Стрелок резко провел прямой правый в подбородок обидчика. Не ожидавший такого оппонент опрокинулся навзничь, а его друг, подняв ладони перед лицом, медленно отступал назад.
        Все этим бы и кончилось, если б, вот как часто встречается это проклятое "если"...
        Если б эту картину не наблюдали еще трое из солдат лайнера. Пошатнувшись от мощного удара в затылок, Стрелок продолжил движение и, перекатившись через голову, занял стойку лицом к своим новым противникам.
        А эти трое явно не собирались идти на мировую. Грамотно держа строй, они медленно приближались к напряженно ожидавшему их Рихарду. Однако тот не стал дожидаться, когда они накинутся на него все вместе.
        Сделав один громадный прыжок, Стрелок оказался лицом к лицу с тем, кто был по правому краю и нанес ему жуткий удар коленом в пах. К сожалению, отскочить обратно скорости у Рихарда не хватило, и он получил удар пяткой в бок.
        Вслед за этим согнувшийся герой поймал носом колено подобравшегося к нему противника.
        Этот-то отрезок драки и наблюдал из своей комнаты Корг.
        - Ничего себе! - воскликнул он.
        - Что там? - вяло поинтересовался его проснувшийся сосед.
        - Рихарда бьют солдаты из экипажа!
        Грэм рванул прочь из комнаты, лишь только услышав слова - "Рихарда бьют". Сам Корг тоже сделал шаг вон за дверной проем, но тут ушедший куда-то внутрь его сознания страх вернулся и овладел им с новой силой. Липкая волна страха затопила его сознание, он отшатнулся в панике назад и захлопнул дверь, после чего в панике надавил на кнопку замка, блокируя дверь.
        А в это время Грэм подоспел к отбивающемуся из последних сил Стрелку. Того уже успели зажать в угол и почти повалили на пол. Увидев подобный беспредел Грэм возмутился и тут же приложил одного из нападавших ногой по почкам.
        Удар был такой силы, что получивший его воин не удержал равновесия и впечатался лицом в стену.
        Следующим своим ударом Грэм вырубил второго противника, но и сам получил жесткий удар кулаком в зубы, как это часто бывает, на его глаза непроизвольно навернулись слезы. Все вокруг мгновенно потеряло четкость, стало расплывчатым, а потом наступила темнота.
        После того как Грэма отправил в нокаут третий противник, Стрелок понял, что ему несдобровать. Он постарался максимально сосредоточиться на бое, но отбив пару ударов Рихард понял - долго ему не продержаться, его противник был намного быстрее, а также гораздо лучше обучен.
        К этому времени очнулся тот, которому досталось по почкам от Грэма, и тоже включился в избиение.
        Когда Стрелок уже не атаковал, а только блокировал удары, понимая, что еще минута и все его свалят с ног. А обратно встать у него уже не получится.
        Но, тут к его удачи, коридор наполнился топотом множества ног и дерущихся растащили в стороны.
        - Наших в карцер! - распоряжался статных пилот с погонами старшего сержанта. - Остальных развести по их комнатам, и чтобы до прибытия и носа наружу не высовывали. В случае неповиновения окажутся в соседнем карцере.
        Появление дополнительных действующих лиц объяснялось просто - информация о драке дошла до капитанского мостика. Все коридоры просматривались камерами, а изображение с них передавалось на мониторы капитанского мостика.
        А дальше просто - команда "разнять" и группа во главе со старшим сержантом побежала, кого растаскивать по сторонам, а кого и уносить с места происшествия.
        Разбираться в первопричинах потасовки никто не стал, все решилось просто: своих, то - есть тех, кто приписан к лайнеру технической поддержки за номером R12A в карцер, остальных запереть по их комнатам до самого прибытия на планету.
        Корг же ничего этого не видел, заперевшись у себя в комнате, он повалился на кровать и лежал там, в холодном поту полный первобытного страха.
        Вся та безграничная вера во всемогущество человеческого разума победившего бессмертный космос, с помощью, которой ему удалось уговорить маму отпустить его на военную службу, вдруг пропала. Теперь ему казалось, что бронированные стены уже не являются надежной защитой, и космос уже начал проникать сквозь них, чтобы протянуть свои холодные руки к его горлу.
        Мечась на кровати, он уже не слышал Грэма, который под присмотром солдат отправленных разнимать дерущихся пытался попасть внутрь. Однако Корг запер дверь изнутри и у того ничего не вышло.
        Тогда один из сопровождающих связался по переговорнику с копитанским мостиком и, изложив суть проблемы, попросил открыть дверь дистанционно.
        С тихим жужжанием замок начал открываться.
        - Неееееееет! - послышался изнутри дикий вопль. Это Корг услышав шум, поднял голову и понял, что дверной запор начал открываться.
        Щелкнув, дверь, было, вышла из пазов, но тут, же была механически закрыта обратно.
        - Ничего не понимаю, - удивленно проговорил Грэм, и тут же скривился от боли. После перенесенного нокаута у него страшно болела голова, хотелось принять обезболивающего и растянуться на койке.
        - Да, похоже, не хотят нас видеть в этой комнате, - предположил кто-то из сопровождающих.
        - Но, этого просто не может быть, - от удивления Грэм забыл о головной боли и говорил отрывисто, как после долгого бега. - Мы с ним с первого учебного года вместе.
        - Дружим, - поправился он.
        - И что делать будем? - поинтересовался младший сержант, в чью задачу входило доставить Грэма до его каюты.
        - А давайте еще раз попробуем, - немного растерянно попросил его подопечный.
        Подумав с минуту, сержант кивнул, словно соглашаясь со своими мыслями, после чего заново связался с капитанским мостиком, прося повторно открыть дверь каюты N 16, расположенной на третьей жилой палубе.
        А сам "виновник торжества" Корг в это время сидел на полу, прислонившись спиной к двери, то и дело, вздрагивая от рыданий.
        - Это все, это конец, - шептал он одними губами. - Это космос, он убил их. Он убил их за то, что они посмели посягнуть на него. А теперь он идет за мной. Это все, это конец!
        И вдруг его словно током ударило - опять послышалось жужжание дверного запора!
        Со словами:
        - Я так просто не сдамся! - Корг вскочил и навалился всем телом на дверь каюты, непрерывно стуча ладонью левой руки по кнопке дверного замка.
        В панике он забыл, как им пользоваться; первое нажатие открывало дверь, повторное ее запирало.
        Забывший все это в страхе Корг, то отпирал замок, то закрывал его вновь.
        - Ну, вот кто мне объяснит - вот что это за фигня? - начинал уже злится сержант, вынужденный стоять под дверью, вместо того чтобы как остальные солдаты из его смены, сдать дежурство и пойти к себе в каюту отсыпаться.
        - А сосед там уже наверно, выпил травяной напиток и дрыхнет посапывая на своей койке. Эх, до чего же здорово когда у родителей своя ферма! - грустно думал сержант, стоя у закрытой двери.
        Экстренно связавшись в очередной раз с капитанским мостиком, он получил добро на переселение Грэма в другую комнату.
        - Так все страдалец пошли, я тебя переселяю! - взяв его за плечо, он потянул его за собой. - Благодаря парням с Кэйс, у нас много комнат освободилось.
        Вздрогнув при упоминании об освободившихся комнатах, Грэм покорно побрел за ним.
        - А здорово мне ваш навешал, - решил он нарушить молчание, которое становилось ему невыносимым.
        - Еще бы! - беззлобно усмехнулся сержант, остальные сопровождающие продолжали хранить молчание, как - бы дистанцируясь от него. - Он же офицер спецвойск. Лейтенант, между прочим.
        После слов об офицерских погонах бывшего противника Грэма, младший сержант грустно покосился на свои сержантские погоны.
        - А как он здесь очутился?! - удивился Грэм.
        - Во время выполнения последнего задания, у него в отряде были большие потери. По этой причине он был отправлен на курсы повышения квалификации. Так и попал к нам на лайнер. Так сказать получать новые навыки вождения боевого космического лайнера.
        Они прошли всего лишь метров двадцать вдоль по коридору, остановившись у одной из дверей, сержант попробовал ее открыть.
        - Уху значит, не ошибся, - удовлетворенно кивнул он. - Ну, что ж воин заходи, на следующие полтора суток это будет твое пристанище.
        Пройдя внутрь, Грэм огляделся, непроизвольно прислушиваясь к жужжанию дверного замка.
        Каюта оказалась стандартной, сестрой близнецом его собственной в которой в данный момент закрылся Корг. Внутри небольшого прямоугольного помещения у стен находились две откидные койки, которые сейчас были сложены. К противоположной от двери стене был прикручен небольшой квадратный столик, по обе стороны от него, в головах у коек в стену были вделаны два небольших шкафчика, в которых должны были храниться личные вещи. Вешалки у двери не было, предполагалось, что во время нахождения на борту космического корабля солдат будет ходить исключительно в военной форме, и сменная одежда ему не понадобится.
        Подумав немного, Грэм подошел к одному из шкафчиков и, нажав кнопочку, открыл дверцу. Побледнев, он понял, в чью комнату попал, в ней раньше жил третий их друг Алекс, по прозвищу веселый.
        Как будто старинное кино, у него в глазах встал момент, когда они втроем пришли подавать свои документы в армию.
        Как Алекс встал перед окошком, за которым сидел лейтенант, уже в возрасте, принимающий анкеты кандидатов, и сказал, смотря приемщику прямо в глаза:
        - И куда мы идиоты лезем, ведь нас же там грохнут! А нам все равно надо!
        Вспомнив все это, Грэм так и сел в углу, около распахнутого шкафчика. Спрятав лицо в ладонях, он сидел, плакал, а воспоминания накатывались и затапливали сознание подобно волнам прилива.
        Перед ним проходили картины его погибших друзей, те мгновения, которые они переживали вместе, их учеба, вечеринка которую закатили во время первого отпуска в город. Собралась вся их группа, все двести человек, не прогулял ни один. Гульнули они тогда классно! Дело дошло даже до полиции, но те, узнав, что гуляют курсанты, и это их первая увольнительная, вспомнили свою учебу и уехали, пожелав им хорошо повеселиться.
        - Хорошее было время, - пришло запоздалое прозрение, и душа завопила неслышным криком. - И все живы были! Не понимали мы тогда, как здорово нам было! Вот почему люди всегда осознают насколько хорошо им было, только после того как все пройдет? И мало кто умеет просто наслаждаться моментом, отдаться на волю, течения времени и спокойно по нему сплавляться, наслаждаясь самим процессом. Нет, нас ведь ни за что не устроит спокойный сплав по реке времени. Нам обязательно надо плыть впереди течения, совершенно не думая о том, что там может ничего и не оказаться. Что вместо ожидаемого водохранилища с чистой зеркально - спокойной водой может оказаться порог или даже настоящий водопад!
        Вот как мы все хотели быстрее окончить наше обучение и стать настоящими солдатами, отправляться на боевые вылеты. И вот стали! Из тех, кто отправились на задание, в живых осталось меньше половины. Также еще неизвестно, что сталось с теми, кто остался на базе в ожидании задания.
        Оставим на время Грэма с его невеселыми мыслями и вернемся еще к одному нашему герою.
        Глава 5
        После погрузки в лайнер атмосферных перелетов, Маркус намертво прилип к иллюминатору, это был его первый перелет под облаками.
        Конечно, скорость лайнера для атмосферных перелетов была минимальной, но все, же он был гораздо быстрее, чем глайдер.
        Где-то далеко внизу проплывали города, городишки и отдельные домики. Было даже несколько пляжей с непривычным песком красного цвета. На некоторых белыми пятнами виднелись принимающие солнечные ванны отдыхающие.
        - Нравится? - спросили из-за спины.
        - Ага, - радостно ответил Маркус, не отрываясь от иллюминатора.
        - Ну, ты уж будь любезен обернись, - уже не скрываясь, хохотал невидимый собеседник.
        - Ой, извините, я засмотрелся, просто - принялся извиняться пассажир. - Понимаете, я первый раз лечу на атмосферном лайнере, на вашей планете тоже впервые. Вот мне и интересно.
        - Прекрасно тебя понимаю. Чужая планета, это наверняка интересно, - согласился пилот. - А я вот на других планетах нашей системы никогда и не был. Да кстати я Лев.
        - Маркус.
        Познакомившись с пассажиром Лев, извинился, сказав, что зашел на минуту просто его проведать по пути в туалет.
        - Извините, а сколько нам еще лететь? - поинтересовался напоследок Маркус.
        - Шесть с небольшим часов.
        - Насколько небольшим?
        - Ну, минут десять - пятнадцать, - усмехнулся Лев и ушел к себе в кабину. Маркус же заново прилип к оконцу иллюминатора.
        Кэйс оказался "зеленой" планетой, с обширной площадью лесов, чистыми морями и золотистыми полями. Вспоминая свою родную планету с ее шахтами и отвалами, с экологическими катастрофами, вызванными повальной добычей полезных ископаемых. Он пытался представить себе, насколько наверно восхитительно было бы жить на этой прекрасной планете, где воздух чист, в домах не ставят очистители воздуха для того чтобы можно было спокойно дышать, а в морях можно купаться не обмазываясь с ног до головы защитным кремом.
        - А вот интересно как у них, получается, так замаскировать свои шахты, что их не видно с высоты? - подумалось вдруг Маркусу. - Вот бы они наших научили так!
        А лайнер все летел и летел вперед, пронося свой груз и единственного пассажира сквозь этот чудесный светлый мир. Чтобы привести его к конечной точки этого длинного и изматывающего путешествия - учебной военной базе Zeta. Полной противоположности всего того опыта который был им получен в его предшествующей жизни; позади у него были годы жизни в счастливой, благополучной семье, он был окружен заботой, имел множество друзей и приятелей, но все это рухнуло в один миг. Впереди же его ждали только: жестокость преподавателей, безразличие других кадетов и полнейшее безысходное одиночество.
        Но, тогда Маркус об этом не думал, ведь одно уже прошло, а второе еще не наступило и эти несколько часов пути это все, что оставалось от его детства. Поэтому он, не отрываясь, смотрел в иллюминатор, наслаждаясь покоем, открывающимися перед ним просторами и старался ни о чем не думать.
        Никому не известно, понял ли его состояния пилот с неожиданным именем Лев, или просто ему было не до молодого человека, сидевшего на корточках в трюме и молча смотревшему на раскрывающую свои тайны красивую и безнадежно чужую планету. Но он хоть и проходил еще несколько раз через трюм с Маркусом больше не заговаривал.
        ***
        Учебная база Zeta встретила новобранца пылью, тяжелым грохотом металла и обычной суетой армейских будней; кто спешил с докладом, куда-то перегоняли танк, промаршировал отряд спецвойск.
        База была огромная! Наверное, даже не огромная, а просто громадная, размера как два его родных города. И что больше всего поразила Маркуса, так это бетон. Вся внутренняя площадь базы была забетонированная, на многие километры вокруг один сплошной бетон, а над ним здания, жилые корпуса, ангары, вышки и многое другое.
        - Я никогда не научусь здесь ориентироваться! - в панике думал Маркус, шагая за направляющимся в штаб Львом.
        ***
        - Это тот самый молодой человек, о котором говорил твой брат? - обратился молодой человек с абсолютно седыми волосами. Судя по всему, именно он отвечал за отбор кандидатов.
        - Так точно сэр! Это тот самый парень. Его зовут Маркус.
        - Хорошо Маркус, мы готовы дать вам шанс и принять без вступительных экзаменов, - обратился седой к Маркусу. - Однако вы должны принять во внимание следующее - последний набор кадетов был месяц назад, поэтому вам придется наверстывать упущенное, а послаблений никто делать не будет! Вы готовы?
        - Да! - не раздумывая, ответил будущий кадет.
        Маркус действительно не сомневался, что он сумеет все вынести на пути к своей цели: и ночи за обучающими программами и усиленные физические нагрузки!
        - Тогда садись сюда, заполняй анкеты!
        Это, казалось бы, не хитрое занятие отняло у него полтора часа. Вопросов было немеряно, и касались они самых различных сфер: здоровья, увлечений, любимых и нелюбимых цветов, а также многого другого.
        К концу опросного листа Маркус взмок и уже практически перестал соображать что-либо.
        - Извините, я закончил, - сообщил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
        - Вот это правильно! Вот это молодец! - подскочил к нему молодой лейтенантик. Был он весь какой-то маленький, юркий и малозаметный. - Вот теперь заполни тесты на профпригодность.
        Схватившись за голову, Маркус погрузился в решение очередной группы тестов. Задания высвечивались на мониторе, под текстом задачи находились четыре варианта ответа. От Маркуса требовалось решить какой из предложенных ему вариантов, верен и выбрать его, путем нажатия на сенсорном дисплее монитора на выбранный им ответ, результат объявлялся сразу. Вопросы на первый взгляд были не сложные, однако вскорости он совершил уже две ошибки и поэтому решил, не торопится, а обдумывать ответы обстоятельнее.
        Обидно было бы пройти такой длинный путь и провалиться на вступительных экзаменах.
        Теперь он сидел и думал над каждым вопросом по несколько минут, прикидывая варианты ответа так и этак. Данная тактика, не торопиться с ответом принесла свои плоды - глупых ошибок больше не случалось.
        Так он и закончил тест, совершив только две ошибки, и те больше по глупости.
        Нажав кнопку - "Завершить тест", он поднял руку намереваясь, подать знак, однако к нему уже направлялся тот самый молодой лейтенант.
        - А как вы узнали? - удивленно спросил Маркус.
        - Все очень просто, как только ты закончил тест, над твоим местом зажглась красная лампочка.
        Посмеявшись неожиданной простоте технического решения, Маркус посторонился, пропуская лейтенанта к своему компьютеру, тому необходимо было проверить результаты.
        - А ты вообще молодец я смотрю, всего лишь две ошибки! - присвистнул тот, увидев высветившийся результат.
        Согнувшись над вылезшей откуда-то из под стола клавиатурой, лейтенант отпечатал необходимый в таких случаях текст и переслал результаты проведенного теста далее по цепочке.
        - А теперь пошли я определю тебя на проживание, ты отдохнешь, выспишься, чтобы завтра пройти тест на физическую подготовку.
        Следуя за лейтенантом из службы набора, Маркус пытался вспомнить свои уроки физкультуры и результаты последних тестов.
        - А какие результаты нужны для сдачи? - поинтересовался Маркус.
        - Там все просто, - принялся перечислять его собеседник. - В список входят: отжимания - минимально двадцать за сорок пять секунд, подтягивания на турнике - минимально двенадцать раз, а также тест на выносливость - необходимо пробежать за девять минут не меньше двух с половиной километров.
        Присвистнув от услышанного, Маркус далее шагал молча. В голове у него беспрестанно крутились услышанные от провожатого цифры:
        - Двенадцать раз подтянутся. Да это же невозможно! А вдруг у меня не получится? Да точно не получится! И что же тогда будет?
        Выйдя из помещения для приема заявлений, лейтенант свернул направо и двинулся по раскаленному дневным солнцем бетону в сторону одного из жилых блоков.
        - Сейчас договорюсь с комендантом, и он тебя подселит к одному из новобранцев, - продолжал вещать провожатый. - Там ты проведешь сегодняшнюю ночь, а на завтра я уже поставил тебя на очередь, на сдачу теста по физической подготовке.
        - А если не я провалю тест? - поеживаясь, поинтересовался Маркус.
        - Ну, тогда завтра вечером твой будущий сосед будет снова жить в одиночку, - не раздумывая, ответил лейтенант.
        ***
        Комендантом оказался невысокий потеющий толстяк. Он придирчиво изучил сначала идентификационную карточку лейтенанта, затем Маркуса и лишь после этого объявил:
        - Так Маркус ты иди за мной. А тебе Гордон я ответственно заявляю - хватит пьянствовать с моими жильцами! Если еще раз увижу тебя здесь, доложу начальству!
        - Да ладно Сол! Ты чего это на меня взъелся! - опешил от такого "здрасьте" лейтенант Гордон.
        - Я все сказал, - проворчал Сол, после чего повернулся и молча, зашагал вглубь коридора, даже не смотря, следует ли кто-нибудь за ним. Пожав на прощание плечами, Маркус поспешно догнал коменданта, подстроился под его шаг и засеменил рядом.
        - Ты с какой планеты парень? - поинтересовался вдруг тот.
        - Попла, - ответил Маркус.
        После этого обмена фразами в коридоре опять повисла тишина, нарушаемая лишь тихим стуком массивных каблуков от ботинок коменданта.
        - А почему так тихо? - решил нарушить тишину, начавшую его понемногу нервировать Маркус.
        Однако комендант никак не отреагировал на заданный ему вопрос, то ли не расслышал, погрузившись в свои собственные рассуждения, то ли просто не счел нужным отвечать на него.
        Так и шел Маркус в очередной уже раз, за относительно короткий промежуток времени, прошедший со времен казавшегося таким далеким школьного бала, в полнейшую неизвестность, стараясь не отставать оказавшегося на удивление прытким Сола.
        - Вот она твоя комната, - остановился комендант, напротив, одной из многих на первый взгляд ничем не отличающихся друг от друга дверей. - Проходи, располагайся, твой сосед в данный момент находится на занятиях, вот ключ.
        Взяв протянутую ему квадратную пластину ключа, Маркус вставил ее в замочную скважину. Над замком зажглась синяя лампочка, что означало - дверь открыта.
        Толкнув дверь, Маркус прошел внутрь. Комната оказалось не большой, но на удивление чистой, с аккуратно разложенными вещами. Одна из кроватей была заправлена, вторая оставалась не занятой. По-видимому, она использовалась хозяином в качестве дополнительной тумбочки, на ней в два ряда были разложены некоторые небольшие личные вещи, да пара рубашек.
        Поставив сумку с вещами на пол около столика, Маркус принялся перекладывать вещи со своей кровати на кровать соседа. Это дело не отняло у него много времени, покончив с ним, он открыл прикроватный шкафчик, намереваясь переложить в него из сумки свои личные вещи. Внутри обнаружились подушка, простыня и одело.
        Обнаружение спальных принадлежностей показалось Маркусу добрым знаком, так как личного постельного белья у него не было, и он полагал, что придется снова спать одетым.
        Заправив постель, после недолгих раздумий он решил не разбирать свои вещи.
        - А вдруг провалю завтрашний экзамен? - подумалось ему. - Чего зря соседа смешить? Вещи туда-сюда перекладывать.
        Поэтому, не тратя более время зря, Маркус огляделся в поисках туалета. Все-таки у него уже довольно долгое время не было возможности посетить это поистине необходимейшее место.
        И действительно в дальнем углу обнаружилась небольшая дверь, за которой нашелся небольшой предбанник с двумя еще не обследованными дверьми.
        Заглянув внутрь, Маркус увидел за одной из них туалет, а за второй душевую комнату. Обрадовавшись очередному подарку судьбы, он бросился к своей сумке, на ходу стаскивая с себя верхнюю одежду.
        Он простояв под теплыми струями льющейся из душа воды не менее пятнадцати минут, и лишь тогда преодолевая большое внутреннее сопротивление он, наконец, выключил напор и пошел, обратно, в комнату.
        Самым неожиданным и приятным открытием оказалось, что одновременно с включением душа пол душевой комнаты также начинал подогреваться и приятно грел ступни.
        Какое же это оказывается наслаждение лежать в чистой постели после освежающего душа. Раньше когда все это у него было, он не понимал. Как странно устроена жизнь, чтобы оценить прелесть кровати, ему потребовался месяц ночевок, где попало и как попало.
        С такими мыслями Маркус заснул, свернувшись калачиком на правом боку и зарывшись в одеяло с головой.
        ***
        Проснулся Маркус уже поздним вечером, потянувшись, он отбросил одеяло в сторону и осмотрелся.
        - Привет сосед.
        Глянув на голос, Маркус увидел молодого человека лет восемнадцати - двадцати, спортивного телосложения, с короткой прической и шрамом на правой щеке.
        - Ой, привет, - улыбнулся Маркус. - Извини, я твои вещи переложил с кровати.
        - Да, все нормально, - улыбнулся сосед. - Ты как новенький? Или с предыдущим соседом не ужился? Ты пойми, я не из любопытства, просто хочу понять, что за птица ко мне подселилась.
        - Новенький, вот только после теста вступительных тестов.
        - Это на мозг чтоли? - одними губами улыбнулся собеседник. - Знакомо, проходили.
        - Ага, а завтра предстоит тест на физическую подготовку, - грустно продолжил Маркус.
        - Боишься?
        - Боюсь.
        - Пошли, - поднялся сосед. - Одевайся и пошли.
        - Куда? - испугался Маркус.
        - В спортзал, посмотрим на твои способности. Кстати я Адам.
        - Маркус, - представился он и начал быстро одеваться. - Ты откуда Адам?
        - Попла.
        - Ух, ты, я тоже, - обрадовался Маркус. - Вот это повезло! Это ж надо так совпало, из всего такого большого числа комнат попасть к земляку.
        - А ты думаешь так просто все? - рассмеялся Адам. - Это Сол постарался, он же увидел, откуда ты родом, когда ты ему давал свою идентификационную карточку. Поэтому он и подселил тебя ко мне. Вот память у человека! Не голова - компьютер право слово.
        Спортзал оказался огромным, как и вся учебная база Zeta.
        Огромное крытое помещение, длинной километра в два и шириной не менее пятиста метров. Крыша из прозрачного материала терялась где-то высоко в небе, и временами казалось, что ее просто нет.
        - Вот это да... - протянул Маркус, оглядывая спортзал.
        - Впечатляет?
        - Не то слово!
        - Все с лирикой закончили, - стал серьезным Адам. - Пошли там, в глубине есть турник, посмотрим как у тебя с подтягиванием.
        - Хотя нет, - передумал наставник. - Начать следует с отжиманий, ну а уже после них перейти к подтягиваниям.
        Через полчаса у земляков на руках оказались следующие результаты: с отжиманиями оказалось все в порядке, Маркус сумел даже перевыполнить норму, сделав целых двадцать два отжимания. А вот с подтягиваниями дела обстояли гораздо хуже, более девяти раз так и не получилось.
        - Маркус запоминай главное - подтягиваешься ты хорошо правильно без раскачиваний, это конечно замечательно, но не в данном случае. Понимаешь в чем дело, при поступлении качество не засчитывается, засчитывается количество. Поэтому завтра ты должен любой ценой сделать двенадцать раз, раскачивайся... да хоть подпрыгивай на перекладине! Твоя задача набрать двенадцать раз. Понял?
        Устало кивнув, Маркус вытер выступивший на лбу пот, и присел на корточки, придерживаясь руками за стену.
        - Устал? - участливо спросил Адам.
        Сил у Маркуса хватило лишь на то, чтобы кивнуть.
        - Все пошли домой, а то загоняю тебя и завтра не то, что подтянутся, отжаться не сможешь.
        ***
        Ночь прошла, настало утро. А вместе с утром подошло и время сдачи теста на физическую подготовку.
        Когда за Маркусом пришел Сол, с известием, что Гордон уже ждет внизу, соседа на месте не оказалось, куда-то умчался, и подбодрить Маркуса было не кому. Мысленно сжавшись в комок, как собачка, ожидающая удара, он побрел вслед за Солом.
        - Ты чего парень? - даже невозмутимый Сол заметил, что с его новым жильцом творится что-то неладное.
        - Да так... - не захотел вдаваться Маркус в подробности.
        Буркнув по своему обыкновению нечто неразборчивое, Сол достал из кармана небольшой портативный компьютер и защелкал клавишами.
        - Ну, ясно, вердикт присяжных понятен. Не добрал вчера до нормы, вот только чего: подтягивания или отжимания не уложился?
        - Подтягивания, - грустно подтвердил Маркус. - только девять раз сделал, но зато по всем правилам.
        - Ну и дурак! Зачем по правилам, если с раскачиванием тебе никто не запрещает, - заявил Сол и дальше пошел уже молча.
        Маркус так же молча, следовал за ним, по длинному коридору жилого корпуса. У дверей его ждал неизменный лейтенант Гордон.
        - Готов?
        - Не, знаю, - покачал головой Маркус.
        - Ну, так как? Ты идешь или нет? - потребовал определенности Гордон.
        - Да, да, конечно, молчу! Вернее иду, пошли! Я готов! - решился Маркус.
        - Тогда вперед, шагом марш!
        И пошли они уже знакомым путем по направлению к спортзалу. Но на середине дороги Гордон вдруг свернул в сторону.
        - А разве спортзал не дальше? - удивился его спутник.
        - А откуда такие познания мой друг?
        -Да бывал там, - неизвестно почему смутился будущий солдат.
        - Уж не вчера ли вечером с соседом? - рассмеялся лейтенант. - Ну, признавайся, ходил свои силы попробовать?
        Смущенный Маркус, лишь только кивнул в ответ. Он не знал, что ответить этому прожженному мастеру словесных игр.
        - Да все нормально, это даже хорошо. Теперь ты знаешь свои силы. Как они кстати?
        И снова Маркус не захотел отвечать, лишь неопределенно пожал плечами.
        - Более - менее, - с трудом выдавил он из себя.
        - Ну, вот и хорошо, вот и прекрасно, - продолжал болтать неугомонный лейтенант. - Понимаешь тот спортзал, куда тебя водил сосед, он слишком большой, в нем проводятся занятия согласно штатному расписанию. Поэтому и было решено провести твои испытания в небольшом, резервном. А главный мы трогать не будем пускай там ребята занимаются.
        По сравнению с тем залом, куда вчера привел Маркуса Адам, этот был совсем не внушительный, можно сказать, что даже скромный, всего-то каких-то метров сто в длину и семьдесят в ширину. Крыша оказалась не прозрачной и намного более низкой. Свет, как это было видимо, заведено на планете Кэйс, падал рассеянно, и не было никакой возможности определить его источник.
        Внутри их уже ожидали члены приемной комиссии, пять человек в военной форме темно синего цвета. Их возраст варьировался от тридцати до пятидесяти лет, двое из них были уже абсолютно седыми. При этом эти двое не были самыми старшими.
        - Вот они последствия предательских действий правительства планеты Арх! - пришло на ум Маркусу. - Если бы не они, то не поседели бы эти парни так рано, да и мой брат был бы сейчас жив, а я бы вступил в период учебы на врача.
        Он почувствовал, как глаза начали предательски увлажняться, а руки дрожать.
        - Этого мне еще не хватало! - подумал Маркус. - Все соберись нюня! Ишь нашел время о жизни думать!
        Подойдя к группе встречающих на расстояние в десять шагов, Гордон остановился, отдал честь и произнес:
        - Полковник, разрешите обратиться, сэр!?
        - Разрешаю, - величественно произнес один из седовласых.
        - Претендент Маркус доставлен для прохождения теста физической подготовки, сэр!
        После этих слов Гордон подошел к седому полковнику и протянул ему полное досье на претендента, вместе с результатами вчерашнего теста. К большому удивлению Маркуса его досье было отпечатано на листах плотной сероватой бумаги.
        Кивнув, полковник принял бумаги от лейтенанта и погрузился в пристальное их изучение.
        - Что же не вижу причин, почему бы нам не допустить этого молодца до физического теста, - улыбнувшись, произнес он.
        По тому, как расслабился после этих слов Гордон, Маркус понял, что на этом официальная часть закончилась и начинается главное - сдача.
        Внутренне собравшись, он постарался вытеснить из головы все лишние мысли и быть максимально готовым ко всему.
        - Полковник, извините, может быть нам стоит, не теряя времени приступить к тесту, сэр? Раньше начнем раньше закончим, - обратился к командиру молчавший до этого момента самый молодой на вид из присутствовавших в зале членов приемной комиссии.
        - Поддерживаю. Начинайте разминку Арно.
        Со словами:
        - Есть, - молодой Арно вышел из строя приемной комиссии и подошел к претенденту. - Давайте начинать разминку.
        Он отвел Маркуса в сторону, и они вместе начали делать стандартный набор упражнений для разминки мышц рук и ног, спины и груди.
        Когда с этим было покончено, Арно дал своему подопечному немного времени чтобы отдышаться и объявил:
        - Кандидат в солдаты Маркус, вам официально объявляется, что с данной минуты, начинается основная часть сдачи теста на вашу физическую пригодность. Все последующие ваши действия должны соответствовать поведению курсанта учебной военной базы Zeta. Все нормативы должны быть сданы с первого раза. В случае провала одной из составляющих экзамена, ваши результаты аннулируются. Пересдать тест на физическую подготовку вы можете через год. Вопросы есть?
        Маркус отрицательно покачал головой.
        - Вопросов нет! К нормативу отжимания приготовиться... к выполнению норматива, приступить!
        С отжиманиями Маркус справился без особых проблем, сделал положенные двадцать отжиманий и остановился, не стоило выкладываться полностью на первом же испытании.
        Ничем, не выразив своего удовлетворения, Арно повернулся к полковнику лицом и дождался от него утвердительного кивка.
        - Что ж продолжаем испытания, теперь перейдем к бегу.
        С бегом Маркус также справился. Следующим и последним в очереди стояли подтягивания.
        Вот тут Маркус начал нервничать по-настоящему. Зачем-то вспомнилось, как он вчера не сумел набрать необходимое для сдачи количество раз. Ладони мгновенно стали потными, а от мыслей, что это будет мешать ему при выполнении задания, стало только хуже. С ладоней текло как после ванны, что совсем не помогало его нервному успокоению.
        - Давайте уже начнем, - попросил Маркус, потому - как его уже начинало потряхивать от нервного напряжения.
        - Хорошо, - спокойно ответил Арно и нажал кнопку на своем секундомере. Только сейчас Маркус обратил внимание на отсутствие турников, или каких - бы то ни было приспособлений для необходимых для сдачи последней части теста.
        В это время недалеко неподалеку от них несколько плит пола ушли внутрь, и из образовавшейся бреши, начал подниматься турник который был установлен на специальной двигающейся плите.
        - Ничего себе! - восхитился Маркус.
        Присутствующие позволили себе лишь улыбнуться, ничем другим не выдав своего отношения к этому молодому человеку еще не успевшего привыкнуть к местным чудесам техники.
        - Готов?
        По своему обыкновению Маркус не стал отвечать словами, а утвердительно кивнул.
        - Пошел!
        Маркус подошел к турнику, немного постоял, настраиваясь, к его большому удивлению, у него получилось, из головы пропали лишние мысли, а ладони стали сухими.
        - Так Маркус делай что хочешь, но сдавай! Ты меня понял? - пробормотал он себе под нос, кивнул и подпрыгнув ухватился за перекладину.
        Отступление N 3
        На стол одного из государственных чиновников высшего ранга лег дешифрованный доклад специального агента - переговорщика Порфирия Петровича Озерова.
        В ходе переговоров с известными Вам представителями известной Вам инопланетной цивилизации обсуждались следующие вопросы:
        - со стороны представителей дружеской к нам цивилизации был поднят вопрос об увеличении объемов поставок природных ископаемых; на попытку мною объяснить невозможность увеличения поставок до требуемых ими объемов, представителями наших партнеров было объявлено о полном прекращении ими всякой помощи нам;
        - на выдвинутое мною встречное требование об увеличении технической поддержки нашим войскам, было обещано увеличить ее на десять процентов;
        - на просьбу увеличить помощь людскими ресурсами (технические специалисты, боевые командиры и прочее) был получен отказ.
        Личное мнение по проведенной мною беседе:
        Если исходить из тона беседы и манеры речи, то можно сделать следующие выводы:
        - требуемые нашими стратегическими партнерами природные ископаемые действительно важны им;
        - в случае невыполнения нами их требований, мы рискуем потерять их поддержку полностью, что в свою очередь может привести к потере нами позиций лидерства в нашей системе звезды Катар.
        Конечно, решение принимать не мне, но смею предположить, что риск потерять все является слишком реальным. Единственной возможностью сохранить наше место лидера в космосе является полное выполнение всех выставленных ими требований.
        Глава 6
        На родине вернувшихся из похода, приняли как самых настоящих героев, конечно, не все, лишь только посвященные: друзья, родственники и соратники парней ушедших на задание.
        Давно уже этот космопорт не видел подобных праздников, таких радостных лиц встречающих...
        К сожалению, среди этого праздника жизни было и почти - что не меньшее количество горя. Горя родственников, друзей и подруг тех пилотов, что не вернулись из боя. Уже извещенные военным штабом они сиротливо толпились в самом дальнем углу зала ожидания, в бесполезной надежде на чудо. На то, что произошла ошибка и на самом деле их сын, друг, жених, живой, а руководство просто ошиблось. К сожалению, возможность таких ошибок минимальна. Потому - как все прекрасно понимают насколько они дорого обходятся родственникам, и списки погибших проверяются и перепроверяются по многу раз.
        После того как экипажи боевых катеров покинули гостеприимный борт лайнера и выстроились перед встречающими, по толпе вначале пролетел тихий шорох, а потом кто-то зарыдал в голос, уже не скрываясь.
        Их было до боли мало, даже меньше чем в списках выживших. Среди них не было видно Корга, его так и оставили сидеть, запершись в своей каюте, а также еще двоих, чья психика также не выдержала нагрузки.
        У каждого это выражалось по-разному: один, к примеру, не мог находиться в одиночестве, даже когда принимал душ, он оставлял дверь открытой. Просил своего соседа постоянно разговаривать с ним в это время, чтобы он мог чувствовать его присутствие. В остальном он вел себя абсолютно адекватно. И это он сам попросил разрешения у командования по прибытию не покидать борта лайнера вместе с остальными.
        Корга по окончанию торжеств с большим трудом уговорили покинуть каюту. Для этого пришлось отключить замок от его двери посредством пульта управления на капитанском мостике.
        После этого дежурившие в коридоры санитары, с большой сноровкой ворвались в каюту и завернули мгновенно обмякшего Корга в смирительную рубашку. Тот и не пытался сопротивляться. Удивился, конечно, а потом вполне мирно последовал за врачами.
        Но это уже были те вещи, что не стали достоянием широкой публики...
        ***
        - А сейчас министр армии планеты Арх, специально прибывший сюда для вручения наград нашим героям, произнесет торжественную речь! - разнеслось над толпой.
        На специально перевезенную в зал ожидания сцену поднялся мужчина в возрасте лет пятидесяти на вид с бритой наголо головой. Несмотря на возраст и гражданский костюм, в нем с первого взгляда чувствовался бывший офицер. Хотя, что такое бывший офицер? Нет в природе бывших офицеров! Офицер это не профессия, это стиль жизни, манера мышления.
        - Мэй, командир группы специального назначения! - восхищенно прошептал на ухо Грэму Рихард - Стрелок. - Говорят, он даже в свои шестьдесят два года может сделать восемьдесят отжиманий за полторы минуты!
        - Ух, ты! - совсем по-детски восхитился собеседник.
        - Звено смирно! - скомандовал остававшийся невидимым руководитель церемонии.
        - Звено вольно! - это уже был министр Мэй.
        - За свою жизнь я видел много добрых воинов, вместе с некоторыми из них ходил на задания, с другими жизнь нас сводила при других декорациях, но больше всего мне нравится встречаться с воинами здесь! На вручении боевых наград! - начал свою речь министр армии Мэй. - К сожалению, далеко не все заслуживающие этой награды воины сейчас присутствуют здесь. Многие из них обрели свой смертный покой вдали от родины. Однако поверьте мне никто из них не будет забыт! Скажу даже по-другому, не должен быть забыт! Потому как они сражались за наше будущее и, не смотря ни на что, они победили! И пусть они не дожили до счастливых моментов победы, но они ее заслужили! Они заслужили эту победу даже больше чем их боевые товарищи, что стоят сейчас перед нами!
        Толпа, ранее обменивавшаяся радостными выкриками, замолчала и лишь молча, внимала речи министра. Раньше они ослепленные радостью возвращения своих родных живыми, и думать не думали о тех, кто не вернулся. Только сейчас они взглянули на группу тех, кто, молча, дистанцировался от их праздника.
        А те, кто пришел сюда в своей последней надежде на чудо, лишь тихо смотрели на оратора. И было что-то в их взгляде такое, от чего кровь застывала в жилах, и хотелось выть по-волчьи.
        Даже привыкший к такому министр Мэй, пересекшись взглядом с заплаканной женщиной, запнулся на полуслове, остановился и сменил тему.
        - Итак, перейдем к официальной части. Орденом героя награждается экипаж катера N 1.
        Вперед вышли Командир и Рихард. Строевым шагом они подошли к министру и по очереди приняли от него награды. Командиру министр вручил коробочку с медалью первому, потом пожал ему руку. За ни пришла очередь Рихарда, принимая награду, он очень раскраснелся и перед тем как пожать руку министру Мэю, долго вытирал ладони о штаны. А тот похлопал его по плечу и что-то прошептал на ухо.
        Грэм стоял, смотрел и не мог представить, что он вот так же вскорости выйдет вперед, и ему сам министр армии будет вручать орден героя.
        Грэм стоял и смотрел, как из шеренги выходят его товарищи.
        - Первое задание, а уже орден героя, - думал он, ожидая своей очереди. - Что же после десятого будет? Может быть генерала дадут!
        Вот подошел и его черед, Грэм прошагал вперед, подошел к министру и лихо, щелкнув каблуками, отдал честь.
        - Вы один? - поинтересовался министр Мэй.
        - Так точно, сэр!
        Заглянув в список, министр объявил о вручении второму пилоту катера за номером 13 ордена героя.
        Перед тем как пожать протянутую ему руку Грэм долго вытирал вспотевшую от смущения и нервного напряжения ладонь.
        Когда всем присутствующим ордена были вручены министр Мэй, назвал имена трех отсутствующих на церемонии, объяснив, что они не смогли принять участия в церемонии вручения, по причине плохого самочувствия.
        И в конце, в наступившей тишине, были названы имена тех, кто не вернулся из своего первого похода.
        - Орденом героя, награждается второй пилот борта номер 15 Леон! - закончил читать список посмертно награжденных министр.
        А перед глазами Грэм чередой проплывали лица его невернувшихся однокурсников: Веселого, Океана и других.
        - Интересно, а как там Корг? - вдруг подумалось ему. - Мертвым помочь уже нельзя, значит надо думать, как выручать живых!
        Едва дождавшись, когда окончания церемонии награждения, Грэм со всех ног кинулся обратно в лайнер. И как раз успел к тому моменту, когда Корга уводили санитары.
        - Доктор как он?
        - На первый взгляд у вашего друга тяжелая психологическая травма, вызванная нервными нагрузками, перенесенными за время боя, - не оборачиваясь, произнес врач первой категории, в ответ на вопрос Грэма. - Для постановки более точного диагноза понадобится провести анализы и дополнительные наблюдения.
        - А можно мне будет навестить его?
        - Пока, что нет, - покачал головой доктор.
        - Так, а этого, - врач указал на второго больного, которого как раз вывели из его каюты. - Связывать не обязательно, он совсем мирный, а вот с третьим нашим подопечным будьте аккуратнее. Всем ясно господа?
        - А когда мне можно будет навестить Корга?
        - Я извещу ваше начальство, а оно уже передаст дальше вам.
        - Спасибо доктор.
        - За такое не надо говорить спасибо молодой человек, - поправил Грэма врач. - Надо к нам не попадать, это да, а за лечение спасибо говорить не надо!
        - Хорошо, я запомню, но все равно спасибо вам доктор! И присмотрите за ними хорошенько, ладно!
        Грэм побежал прочь, не успев закончить свою последнюю реплику, он не хотел слышать гневной отповеди врача за очередное "спасибо". А не сказать его он не мог, привычка.
        Так он и бежал по коридору, хохоча в голос, словно бы стараясь убежать, прочь, вон, от тех страшных воспоминаний, что были связаны с этим местом.
        ***
        Две недели отпуска пролетели совершенно не заметно. Казалось, еще вчера он получил свой орден и две недели отдыха, а сегодня уже пора возвращаться на базу.
        За это короткое время Грэм успел съездить покататься на каруселях с меньшим братом, посетить клуб, где когда-то занимался легкой атлетикой, а также послужить предметом гордости родителей. Каждый вечер у них в доме собиралось от трех до четырех гостей, единственной целью визита которых было пообщаться с ним.
        Пару раз заходили и родители Корга, приносившие известия о своем сыне. Тетя Роза, мама Корга, Грэма ни в чем не винила, она была рада, что с ним все хорошо. Единственным упреком, который она позволила себе, была неизменная печаль во взгляде.
        Как она сказала с Коргом, ничего непоправимого не произошло. По словам врачей у него глубокий психологический шок, но обещают сделать все возможное, для его реабилитации. Но, к военной службе он был признан непригодным.
        Судя по тону, тети Розы Грэм решил - она рада тому, что ее сын уволен в запас, однако она боится, что цена, которою пришлось за это заплатить, может оказаться непомерно тяжелой.
        После того как тетя Роза ушла, к Грэму подошла его мать и спросила:
        - Сынок, а может и тебе в запас?
        Взяв руки матери в свои ладони, он заглянул ей в глаза и произнес:
        - Мам ты же понимаешь! Кто-то должен делать эту работу, почему не я?
        - Но, тебя ведь убьют!
        - Не, мам, меня не убьют. А вот, если все уйдут то, что делать будем? Также наберут, тех, кто ничего не умеет, и отправят умирать. Уж лучше я пойду! Мама верь, когда будет можно, я уйду из армии и пойду учиться, как ты и хотела.
        Больше они к этой теме не возвращались, но все равно Грэм видел как с каждым днем, мать становиться все более грустной и ему ее было невыносимо жалко. Поэтому он старался не оставаться с ней наедине, боялся продолжения тяжелого для себя разговора.
        ***
        Незадолго до конца отпуска, к Грэму подошел отец и произнес:
        - Сынок, мы с мамой подумали, ну что ты постоянно вечерами дома сидишь? Сегодня вечером в городском парке будет большой праздник, говорят даже с концертом, там сцену поставили.
        - Хорошо пап, я подумаю, - без особой радости ответил благодарный сын.
        - Ты подумай, подумай... - покачал головой отец и ушел.
        Заигравшись с братом, закрутившись по домашним делам, Грэм как-то и забыл о предложении отца. Ему совершенно не хотелось никуда идти, хотелось побыть вечером с семьей, включить какое-нибудь кино и посидеть перед экраном. Вместо того чтобы идти толкаться в толпе.
        Однако после того как за окном стемнело, раздался звонок в дверь, мгновенно появился запропастившийся куда-то отец.
        Раздался звук открывающейся двери и папа ввел в гостиную молодую девушку в строгом черном костюме.
        - Грэм позволь представить тебе Лизу, она дочь одного из наших сотрудников. Лиза, это мой сын Грэм, - прокашлявшись, произнес хозяин дома.
        - Здравствуйте, - произнесла гостья и немного покраснела.
        Согнувшись в шутливом поклоне, Грэм поцеловал протянутую ему ладонь.
        - Рад приветствовать вас мадам в своей скромной обители!
        - Грэм, вот Лиза очень хочет сходить сегодня вечером на концерт, но ей не с кем, а в одиночку она боится, - взял на себя роль переговорщика отец.
        - И что? - не понял Грэм.
        - Вот ваш папа и сказал, что может быть вы, будете столь любезны и составите мне компанию? - вступила в разговор Лиза.
        У нее оказался бархатный грудной голос, который казалось, исходил из самых глубин ее естества.
        Выразительно посмотрев на отца, Грэм показал глазами на кухню.
        - Пап, разреши тебя на пару слов?
        - Думаешь? - сделал "хитрые" глаза отец. - А я так считаю что, мы вполне можем и здесь поговорить.
        - Да!? А вы тоже так считаете Лиза? - обратился Грэм к гостье.
        - Конечно, конечно, вы можете совершенно меня не стесняться, - ответила Лиза и, отойдя вглубь гостиной, присела в одно из стоявших в ней кресел.
        - Папа это что такое? - зашептал Грэм в ухо отцу. - Почему я должен ее выгуливать? Я не хочу никуда идти!
        - Во-первых, не выгуливать, сын она же не собака, чтобы ее выгуливать, а красивая свободная девушка! Я повторяю свободная девушка. А во-вторых, твоя мама волнуется, что ты никуда не выходишь, она считает, что ты ведешь себя так из-за нас. Ну, сделай маме приятное сходи на концерт, сам ведь развлечешься. А заодно и двум женщинам радость доставишь, своей матери и вот Лизе, - принялся уговаривать его отец. - Ты подумай одинокая, красивая девушка, сама приехала сюда и жаждет вытащить тебя на праздник!
        Отвернувшись от отца, Грэм пожевал губами, было видно, что он сильно задумался. Сделав два шага в сторону, он повернулся, быстро посмотрел на сидящую в кресле Лизу, потом на отца и сказал:
        - Хорошо. Я согласен, - потом повернувшись к гостье. - Лиза, вы подождите меня здесь, буквально десять минуток, я схожу, переоденусь, да побреюсь еще.
        Быстро поднявшись на второй этаж, Грэм бросился под душ, смывая с себя налет оставшейся от прошедшего жаркого дня, по-военному быстро вымывшись, он принялся намазывать свои щеки и подбородок пеной для бритья, параллельно доставая бритву. Так же быстро выбрившись, Грэм побрызгался лосьоном после бритья, обычно он им не пользовался, но всегда держал под рукой, для особых случаев, сегодня такой наступил.
        Надев черные штаны без стрелок, и рубашку с короткими рукавами. Сама по себе она не являлась шедевром портняжного искусства, все дело было в ее пуговицах. По мнению Грэма они были настоящим произведением искусства: каждая пуговица была сплетена вручную из искусственного волокна, которое под сильным направленным освещением начинало переливаться разными цветами, причем цвет менялся в зависимости от угла падения света.
        Выбор Грэма пал на эту рубашку, потому как он рассудил, что на празднике наверняка будет лазерное шоу и направленный луч света, для его пуговиц обязательно найдется. А у него возникло ничем не объяснимое желание поразить эту девушку. Он понимал, что по роду своих занятий ему это удастся без труда, стоит только рассказать несколько историй, без разницы случились ли они с ним, или просто несколько слышанных им когда-то армейских баек. И все - результат достигнут. Но, ему не хотелось этого, ему хотелось, поразить ее своим внешним видом, а не выдуманными солдатскими историями.
        Спустившись по лестнице вниз, он подошел к креслу, в котором дожидалась Лиза, и по своему обыкновению щелкнув каблуками, склонив голову, произнес:
        - Мадам, позвольте пригласить вас?
        Грациозно поднявшись, гостья сказала:
        - Позволяю.
        Пройдя в коридор, она приняла от его отца легкую курточку и первой вышла на улицу. Немного помедлив и "испепелив" на прощание отца взглядом, Грэм последовал за ней.
        Лиза ждала его на крыльце. Грэм топтался рядом с ней, не зная, что следует делать в подобных случаях.
        - Куда желаете мадам? - наконец произнес он, собравшись с духом.
        - Называйте меня Лизой, - дернула плечиком девушка. - И потом, мне ваш отец говорил, что мы пойдем на праздник в парке.
        - Ах, да конечно. Пошлите туда... Лиза.
        ***
        Так как добираться до парка пешком заняло бы не менее сорока минут, Грэм принял решение заказать глайдер в компании пассажирских перевозок.
        Пока они его дожидались, он пытался завести беседу со своей очаровательной спутницей, но у него ничего не получалось. Грэм вообще не обладал особым талантом к поддержанию беседы, ему больше нравилось молчать.
        - А вы чем занимаетесь Лиза?
        - Стою здесь, с вами, - рассмеялась она.
        - Нет, я имел ввиду по жизни, ну работаете там, учитесь? - поправился Грэм.
        - Учусь.
        - А на кого?
        - На инженера космических кораблей, - показав в улыбке белые зубы, ответила Лиза.
        - Ничего себе! - запнулся на шаге солдат. - Вот это да, вы что, в самом деле, лайнеры строите?!
        - Да, я на самом деле будущий инженер космических кораблей, - терпеливо повторила Лиза. - Вы мне не верите?
        - Нет, почему же, - смутился ее спутник. - Я не хотел сказать, что я вам не верю. Просто я бы никогда так не подумал по вашему виду. Такая хрупкая девушка и тут космические корабли.
        - Ну, я же их только проектирую, а не строю лично! - снова рассмеялась Лиза.
        - А, ну тогда конечно! - улыбнулся и Грэм.
        - Ой, смотрите, а вот и наш глайдер!
        И действительно к дому подлетал глайдер с эмблемой фирмы пассажирских перевозок на дверце. Грэм обрадовался его прилету, как нежданному подарку на день рождения, даже этот короткий разговор был, по его мнению, верхом диалектического искусства. А теперь они могут спокойно усесться в удобные кресла, смотреть в окно на проплывающие за ним улицы и молчать...
        Галантно подав руку в помощь поднимающейся Лизе, Грэм спросил:
        - Может быть, вы в курсе, кто сегодня выступает?
        - Знаю "Блуждающие кометы". Знаете такую группу?
        Отрицательно покачав головой, Грэм запрыгнул в глайдер и произнес:
        - Отвезите нас, пожалуйста, в парк, в тот в котором сегодня будет происходить праздник.
        - Да, конечно, только он уже начался, - невозмутимо ответил шофер.
        - Давайте тогда просто поедем побыстрее, - принял решение пассажир.
        Минут через семь они прибыли на место. Высадив пассажиров на углу парка, водитель развернул свой глайдер и поехал на следующий вызов.
        Грохот музыки бил по барабанным перепонкам уже там, покрутив головой по сторонам, Грэм восстановил в памяти схему парка и решил идти к главным воротам. Несмотря на то, что праздник уже минут двадцать как начался, там еще продолжал толпиться народ. Билеты продавались прямо на входе, поэтому пропускная способность ворот была низкой, и Грэму с Лизой пришлось отстоять еще около десяти минут в очереди.
        - А вы знаете какие-нибудь песни этой группы?
        - Знаете Грэм, давайте уже перейдем на "ты" хорошо? А то у меня такое чувство, словно я не на прогулке, а на экскурсии времен первого обучения.
        - Хорошо Лиза, давай на "ты". Кстати, раз уж мы, теперь, настолько близко знаем, друг друга, я рискну сделать комплимент. Ты очень красивая!
        - Спасибо, интересное у тебя понятие, о близком знакомстве с девушкой, - прыснула Лиза. - А вот за комплимент спасибо.
        - Пожалуйста, только спасибо не мне говорить надо.
        - А кому?
        - Вашим маме и папе, - улыбнулся Грэм.
        Лиза на мгновение застыла, задумавшись, а потом в голос захохотала, весело и задорно.
        - А ты забавный, - отсмеявшись, сказала она.
        - А ты так и не ответила насчет песен этих "комет", - насупившись, произнес Грэм, ему не понравилось то, что девушка назвала его забавным.
        - Твой папа говорил, что ты военный, это правда?
        - Правда, - жестко произнес Грэм, - второй пилот боевого катера N 13, триста двадцатого звена.
        - Ой, а "Блуждающие кометы", тоже армейская группа, вернее ее участники, когда-то служили в космическом флоте! Правда, здорово!? - восхищенно проорала ему в ухо Лиза.
        Они уже успели пройти внутрь парка, где музыка была настолько громкой, что Грэм почувствовал себя так, словно бы он был в коконе, внутрь которого никакой другой звук пробиться не мог.
        - Вам понравиться, я уверена, - кричала ему в ухо девушка.
        - Посмотрим! - проорал Грэм в ответ и показал знаками - все разговоры потом.
        ***
        Грэм с Лизой уже, наверное, двадцать минут стояли, посреди толпы, собравшейся перед сценой в ожидании начала выступления.
        На самой сцене же пока проходили выступления самых разных коллективов: чаще всего это были разные детские коллективы, свезенные для этого выступления со всего города.
        На периферии были расставлены различные будочки, из которых торговали: напитками и бутербродами, разного рода безделушками, а в одном месте даже делали татуировки.
        Скучая, Грэм уже начинал подумывать, а не предложить ли своей спутнице прогуляться среди них, может даже купить себе по стаканчику в одном из таких многочисленных торговых павильонов предлагавших широкий ассортимент прохладительных напитков. Но, только он повернулся, чтобы показать знаками - пойдем, отойдем к павильонам, перед сценой стоял такой шум, что все общались только знаками, как появились гимнасты.
        В отличие от предшествующих участников, это были уже взрослые люди, занимавшиеся гимнастикой в свободное время, делавшие это не ради денег, а для собственного удовольствия.
        Вот это уже было что-то более близкое к его интересам. Поэтому Грэм решил не уходить, а подождать и не пожалел об этом. Гимнастов не зря позвали, в тот вечер они показывали воистину удивительные трюки. Зрители наблюдали за ними, буквально затаив дыхание.
        Когда десятиминутное представление было окончено и запыхавшиеся гимнасты вышли на поклон, зрители разразились бурными аплодисментами. После того как буря восторгов утихла, на сцену вышел какой-то человек и объявил:
        - А сейчас на сцену выйдут те, кого мы ждали весь вечер - "Блуждающие кометы"! Только что вынырнувшие из самых недр гиперпространства!
        Зрители, заполнившие всю поляну перед сценой от самого подножия, практически до забора, при этих словах засвистели, завопили и замахали руками.
        Из колонок полилась легкая мелодия и на сцену строевым шагом по одному вышли семь мужчин, в возрастной группе - немного за тридцать. Одеты мужчины были в форменные комбинезоны военного космического флота.
        По-военному четко рассредоточившись, со своими инструментами по сцене музыканты замерли, ожидая пока солист произнесет приветственную речь:
        - Наше сегодняшнее выступление мы посвящаем триста двадцатому звену боевых катеров военно-космического флота тем, кто вернулся и всем кто не сумел вернуться, навсегда оставшись в глубинах космоса.
        Услышав посвящение, Грэм смутился, и не заметил того, каким взглядом на него посмотрела Лиза, запомнившая его слова:
        - Второй пилот боевого катера N 13, триста двадцатого звена.
        А певец в это время продолжал свою речь:
        - Наши друзья действующие офицеры сообщили нам, что в данный момент экипажи вернувшихся катеров находятся в краткосрочном отпуске. Понимая всю нелепость данного вопроса, я все-таки задам его - может быть, кто-нибудь из пилотов сего героического звена присутствует сейчас среди наших зрителей?
        Пряча глаза вниз, Грэм даже отшатнулся, услышав последний вопрос, а Лиза наоборот запрыгала на месте и замахала руками крича:
        - Здесь, он здесь!
        Зрители, стоявшие поодаль поначалу шарахнулись в стороны, от "взбесившейся" как им показалось девушки, но уяснив в чем дело так, же засвистели и замахали руками указывая на покрасневшего Грэма.
        - Тут он! Здесь! Сюда!
        Музыканты, привлеченные шумом, повернулись в ту сторону, откуда он исходил, гитарист, он же и бэк-вокалист подошел к своему микрофону закрепленному на стойке и спросил:
        - Мы правильно поняли здесь есть пилот из того самого героического звена?
        - Да, здесь, он здесь! - закричали из толпы.
        - Ну, тогда просим вас сейчас подняться на сцену, - добавил певец.
        - Меня!? - удивленно переспросил Грэм, не трогаясь, однако с места. Он совсем не ждал этого, слава его никогда не интересовала.
        Но, тут чьи-то руки начали подталкивать его в спину, и ему ничего не оставалось, как пройти вперед и подняться на сцену.
        Подойдя к лестнице из трех ступеней, он решительно, так словно прыгал в холодную воду, взбежал по ней и оказался на виду у толпы, он был на сцене! На него с интересом уставились тысячи глаз. Он чувствовал это так, будто взгляды зрителей были осязаемы физически.
        - Представьтесь, пожалуйста, кто вы? - спросил в микрофон стоящий перед ним на стойке гитарист, а певец подошел, пожал ему руку и протянул свой.
        - Грэм, второй пилот борта номер тринадцать, входящего в триста двадцатое звено военно-космического флота планеты Арх, - по-армейски четко отрапортовал Грэм в микрофон певца.
        - Позвольте нам продолжить наши расспросы? - продолжал гитарист.
        Грэм хотел было покачать головой, он не понимал, зачем они устроили все это? Но, решил доучавствовать в навязываемом ему представлении до конца и поэтому кивнул положительно.
        Увидев этот знак согласия, гитарист продолжил:
        - Если то, что вы сказали, правда, то это значит - вы принимали участие и в последней операции вашего звена?
        - Так точно, принимал, но суть ее называть не стану, не имею права на разглашение, - спокойно ответил Грэм.
        - Конечно, конечно, - замахал руки интервьюер. - Скажите, а вы, наверное, пришли сюда не в одиночку?
        - Да, я пришел сюда с девушкой, вот она, - Грэм кивнул на то место где он с Лизой стоял до того как его вытолкали на сцену.
        - Можно попросить вашу даму также подняться к нам?
        Раздался легкий визг, хохот и несколько людей начали подталкивать Лизу к сцене. Увидев такое, Грэм попытался было броситься ей на помощь, но стоявший рядом певец схватил его повыше локтя, и удержал, его хватка была поистине железной.
        Спокойно забрав у Грэма свой микрофон, он осуждающе произнес:
        - Что вы делаете? Зачем девушку толкать, я уверен она и сама прекрасно сумеет до нас добраться.
        После его слов Лизу и вправду оставили в покое, и она спокойно дошла до лестницы, нагнувшись вниз, певец подал ей руку и как истинный джентльмен помог даме подняться.
        - Скажите вы спутница нашего героя? - обратился он к ней, после того как она поднялась наверх.
        - Да, я пришла сюда с ним! - гордо произнесла Лиза, было видно, что в отличие от Грэма она нисколько не смущается из-за случившегося, а наоборот получает удовольствие от столь пристального внимания к своей особе.
        - Скажите, а вы давно с ним знакомы? - не остановил свои расспросы заново завладевший своим микрофоном певец.
        - Уже целых полтора часа, - с улыбкой ответила Лиза, посмотревшая на элегантные часики у себя на запястье.
        - Ну, раз вы такие хорошие друзья, - подумав, ответил музыкант. - То мы больше не будем мучить вас расспросами, и начнем наше выступление.
        - Друзья! - повернулся он к зрителям. - Я думаю, пора начать наш концерт, а вы как считаете?
        Ответом ему был восторженный рев толпы.
        - Но перед этим я хочу пожать вам руку! Вы позволите? - последний вопрос снова был адресован Грэму.
        Пожав плечами, тот протянул ему руку, и певец пожал ее. Его пожатие оказалось сухим и неожиданно крепким.
        - Как я уже говорил ранее, сегодняшний концерт мы посвящаем пилотам триста двадцатого звена боевых катеров, а первую песню мы сыграем для присутствующего здесь Грэма! Спасибо вам парни!
        После этих слов певец развернулся к залу спиной, и рубанул воздух рукой с зажатым в ней микрофоном, это послужило сигналом остальным музыкантам. Грэм же подошел к стоявшей в середине сцены Лизе, взял ее за руку и отвел к краю сцены. Он решил, что там они будут менее всего мешать музыкантам.
        Слова песни заворожили его с первой же строчки, он стоял и заново переживал свой боевой вылет, и без разницы, что он у него пока только один! Все равно он уже оказался засосанным в кровавый водоворот под названием война по самую макушку! И выплывет он или нет, зависит уже не только от его умения, профессиональных навыков и силы воли. Не менее важным в этом фактором остаются: решения командования (как его родной армии, так и сил противника) и, пожалуй, от самого важного фактора - банальной человеческой удачи.
        А слова песни все звучали и звучали, каждой строчкой до боли врезаясь в его сердце.
        Звездная война
        Длится без конца.
        О чем молчит она,
        Взирая на бойца?
        О том, что никогда,
        О том, что навсегда,
        Не сможет позабыть,
        Не сможет рассказать!
        О том, как бьются космолеты
        И как горит звезда
        О том, как заживо горят пилоты,
        Уходит из-под ног земля.
        И длится переход
        Уже десятый год
        Нервический тот страх
        Разбил парнишку в прах.
        Звездная война
        Длится без конца,
        О чем молчит она,
        Испив всю кровь до дна.
        О том, как бьются космолеты
        И как горит звезда
        О том, как заживо горят пилоты,
        Уходит из-под ног земля.
        А. БОГРЯНЦЕВ - "ЗВЕЗДНАЯ ВОЙНА"
        ***
        Концерт уже закончился, все песни отзвучали, а Грэм все еще был где-то там. Нет, он не перекручивал в голове тексты песен, уже прочно полюбившейся ему группы. Но, все равно он был где-то там... там где ничего нет... там где температура всегда равна абсолютному нулю и где летают и рвутся ракеты, а вместе с ракетами взрываются боевые катера, корабли и лайнеры...
        Лиза с поистине женской чуткостью поняла перемену в настроении своего спутника и тоже молчала, полностью погрузившись в собственные мысли.
        Минут через десять пути, Грэм, наконец, сообразил:
        - Ой, а куда мы идем?
        - Домой, - коротко ответила Лиза.
        - А почему пешком? Почему не вызвали глайдер?
        - Я думала, что тебе пройтись охота, - ответила Лиза. - А потом около парка он бы никак не сумел нас забрать, там такая толпа сейчас, и все ищут себе транспорт.
        - Да, ты права. Тогда пойдем пешком?
        - Пойдем.
        И вот они шли по тёмным летним улицам родного города, каждый погруженный в свои думы. У Грэма они были, прямо скажем не очень веселые, зато у Лизы, очень даже наоборот, она шла и обдумывала, с какими лицами будут встречать ее подружки, которые наверняка были сегодня на концерте. Пыталась заранее придумать те фразы, которыми она будет "отмахиваться" от их восторгов. Именно сейчас, после того как Лиза прокрутила в голове все события сегодняшнего вечера, она искренне пожалела о своей искренности в вопросе продолжительности их знакомства - уже как целых полтора часа. Эта фраза было единственное ее слабое место против зависти подруг.
        - Эй, ребята, глянь какая цыпа! - прервал вдруг их размышления вышедший из-за посаженных на краю дороги кустов парень. Через пару секунд появились еще четверо гнусно улыбавшихся типов.
        - Ну, что застыл парень? - обратился их предводитель к Грэму. - Давай сваливай отсюда, да девку свою нам оставь, познакомиться хотим.
        - Ага, вот просто бегу и падаю! - рассмеялся одними губами Грэм, а глаза тем временем спокойно оценивали своих противников. - А девушку вы спросили? Может быть, она не хочет с вами знакомиться?
        - Лиза, ты хочешь? - обратился Грэм уже к своей спутнице.
        - Нет, - прошептала она одними губами, вжимаясь к нему в левый бок.
        - Ну, вот, видите! А вы что мне тут начинаете? Не хочет девушка с вами знакомиться! - развел руками Грэм.
        - Слышь ты чо?! - мгновенно набычился один из "поклонников" Лизиной красоты. - Ты что любишь, когда тебя по лицу бьют?
        - Особенно когда это делают, умело и старательно, - произнес Грэм и, не раздумывая больше, нанес удар прямо в лицо наклонившемуся к нему верзиле.
        Он провел удар не из классической стойки (левая нога, левая рука впереди), а так как учил его армейский приятель, служивший в специальных войсках: стоишь расслабленно, ничем не выдавая своих намерений и тут в одну секунду твое тело словно бы раскручивается и само выкидывает твою правую руку. Все это у Грэма получилось проделать на автомате, не задумываясь. Удар был таким сильным, что у него заныла кисть.
        Не ожидавший такого противник мешком повалился на тротуар. Его соратники застыли на мгновение, а потом бросились на Грэма.
        Первого нападавшего он встретил прямым ударом ноги в живот, одновременно отводя левой ладонью кулак, летевший ему в лицо, продолжая движение руки противника, развернул его к себе спиной и наградил за прыткость ударом ноги по почкам.
        Тут кто-то запрыгнул ему на спину и начал душить, прижимая к себе. Грэм не стал сопротивляться и зря терять время, он лишь дернул головой и ударил своего противника затылком в лицо. После чего навалился на него всем телом при этом, подцепляя правой стопой ногу противника, потеряв равновесие, тот упал навзничь пришибленный еще и Грэмом, по инерции упавшим на него. Не вставая, он добавил своему противнику еще один удар локтем в лицо.
        Однако двое оставшиеся обделенными вниманием Грэма спешили это исправить, да и третий, получивший ногой по почкам, уже успел отдышаться и жаждал мести. Они окружили лежавшего на земле Грэма и попытались достать своего противника ногами.
        Сумев поймать одного за стопу, Грэм принялся тянуть его ногу за себя, стараясь уронить ее владельца. Но, этой его попытке грубо помешали, кто-то, воспользовавшись моментом, подбежал и ударил его пяткой в локоть левой руки.
        Взревев от боли и отпустив захваченную ногу, Грэм откатился в сторону. Боль в поврежденной руке еще не чувствовалась, но он знал - она придет, стоит лишь схлынуть горячке боя. Он встал, опираясь одной рукой, стараясь не выпускать своих противников из виду.
        Увлеченные дракой они совершенно упустили Лизу из виду. А она после того как первый шок прошел, вытащила переговорное устройство и нажала кнопку паники.
        Каждое личное переговорное устройство было оснащено ею, при ее нажатии устройство передавало сообщение сразу на два пульта: один в полицейском управлении, второе на пульт скорой помощи. При получении данного сигнала к месту, в котором находится передатчик, направляются по одному экипажу от каждой из этих служб.
        Именно на это-то и рассчитывала Лиза, когда отойдя в сторону, нажимала кнопку.
        А Грэм в это время остервенело, отбивался от наседавших на него противников. Левая рука у него висела плетью и поэтому ему пришлось перейти в право -стороннюю стойку. Он уже успел пропустить несколько ударов в левую часть туловища и даже два в голову.
        Воспользовавшись тем, что один из нападавших подошел к нему слишком близко провел удачный удар ногой в пах противника. Скрючившись, тот повалился под ноги своим друзьям. Один из нападавших не ожидая такого, споткнулся об него и, пролетев около полуметра в воздухе, приземлился прямо перед Грэмом. Тот не растерявшись, подскочил к очухивающемуся противнику и нанес страшный удар пяткой в голову. Пытавшийся приподняться на руках парень снова рухнул лицом в шершавое покрытие тротуара.
        Оставшиеся на ногах двое переглянулись и бросились бежать, бросив своих нокаутированных товарищей.
        Двое лежали, не шевелясь, третий получивший сильнейший удар затылком в нос сидел, раскинув ноги и ошалело вертел головой. Спокойно прикинув ситуацию, Грэм подошел к нему и нанес последний на этот вечер удар ногой в голову.
        ***
        К прибытию полицейского экипажа, Грэм уже сидел в медицинском глайдере где с помощью хитрой аппаратуры осматривали его травмированную руку. Взволнованная Лиза прыгала вокруг и что-то непрестанно верещала, Грэм же лишь недовольно морщился, когда ее визги достигали высоты приблизительно равной высоте ультразвука.
        Увидев остановившийся неподалеку глайдер полиции, она бросилась к нему и, размахивая руками и поминутно сбиваясь, принялась рассказывать о случившемся.
        Вычленив суть из сбивчивого рассказа Лизы, полицейские погрузили так и не пришедших в себя нарушителей общественного спокойствия в глайдер, после чего полицейские разделились, один стал записывать показания у девушки, второй подошел к Грэму.
        - Вашу идентификационную карту, пожалуйста.
        Не разжимая зубов, Грэм кивнул на одного из врачей, который как раз заполнял данные на потерпевшего.
        Подойдя к нему, полицейский получил требуемый ему документ и вставил его в свой считыватель информации. Взглянув на экран, полицейский увидел там информацию о принадлежности потерпевшего к армии и сразу изменился в лице.
        - Вы военный?
        - Да, нахожусь в двух недельном отпуске, полученном по окончанию боевого вылета, - морщась от боли в травмированной руке произнес Грэм.
        - Вы не успели заметить, кто нанес вам удар, повредивший вашу руку? - поинтересовался полицейский.
        - Нет, не заметил, - покачал головой потерпевший. - Но, мне кажется, что это был один из тех двоих, что убежали.
        - Ладно, это большой роли не играет, будьте уверены, мы всю необходимую информацию получим от тех троих, которых задержали. Будьте уверены, мы их разыщем и накажем.
        - Ко мне еще вопросы есть? - поднял голову Грэм.
        - Нет, на сегодня вы свободны, конечно, как только врачи закончат осмотр и вас отпустят. Когда, вы нам понадобитесь, мы вас вызовем в районное отделение полиции.
        - Только не забудьте - мне через десять дней обратно в часть возвращаться, - решил предупредить на всякий случай Грэм.
        - Хорошо мы скопировали ваши адрес и номер домашней связи, известие получите на дом. А сейчас вызвать для вас глайдер?
        - Будьте столь любезны.
        Отойдя в сторону, полицейский связался с фирмой пассажирских перевозок. После чего помахал рукой сел в служебный глайдер к уже ждавшему в нем напарнику и, набрав высоту они полетели прочь.
        Вскоре место происшествия покинули и врачи. А через пару минут прибыл вызванный полицейским глайдер и развез их по домам.
        Глава 7
        - Вот и кончился твой отпуск сынок, - сказала мама Грэма когда тот вышел на крыльцо дома, собираясь выехать обратно на свою базу.
        - Как же ты служить с такой рукой собираешься? - спросил подошедший отец.
        - Не знаю, полиция наверняка сообщила в часть, однако новых указаний они мне не выдали. Значит надо возвращаться, - пожал плечами Грэм.
        Подхватив одной рукой спортивную сумку с вещами, он развернулся и пошагал к ожидавшему его армейскому глайдеру, в котором уже сидело несколько человек из его звена.
        Дождавшись, когда Грэм погрузится, водитель тронул глайдер и полетел забирать остальных своих пассажиров, которых он должен был вернуть сегодня на базу.
        Рука Грэма на перевязи, конечно, вызвала бурю вопросов. Без особого желания, но Грэм все, же поделился изобретенным им способом получения подобных травм.
        Метод его соратникам не понравился, и они потребовали крови его обидчиков, или на худой конец их домашние адреса, а кровь они пустят им сами.
        - Нет, ребята, не надо, они уже давно в полиции.
        - А как та девушка, из-за которой ты дрался? Спорю на что угодно - ты ее больше даже не видел! - выкрикнул с заднего сидения Тони.
        - Кто это там такой голосистый? - удивленно оглянулся на голос Грэм, а потом, когда немного прищурившись, разглядел комментатора, то обрадовано расхохотался: - Ах, это ты Тони, знаешь я жутко рад тебя видеть! Никому еще не удавалось меня так оскорбить как тебе!
        И вскочив с места, он подошел и обнял своего собеседника здоровой рукой.
        - Ну, еще бы, знаешь, если бы ты сказал, что кому-то это удалось, я врезал бы тебе от всего сердца и не посмотрел, что ты у нас теперь инвалид! - улыбнулся Тони. - А если серьезно, так как она?
        - Восхитительно. Она пришла ко мне на следующий день! А потом и через день! И так каждый день моего оставшегося отпуска.
        - Как же она должно быть тебе надоела! - вставил свою "шпильку" Тони.
        - А знаешь, нет, - подумав, ответил Грэм. - Согласен, в первый вечер я от нее устал так, что на следующий день не особо и радовался ее приходу, а вот позавчера наоборот уже ждал ее.
        - Ну, все ты влип парень! - не удержался от комментария все тот же Тони. - Ты влюбился!
        - Ничего подобного, - помотал головой Грэм. - Просто она оказалась отличным собеседником, пока я сидел дома или мотался по врачам.
        В это время глайдер остановился и внутрь залез Рихард - Стрелок.
        - Привет Стрелок!
        - И тебе того же Грэм. А ты как я вижу, опять нашел себе приключения! - заметил Стрелок загипсованную руку своего друга.
        - Конечно, куда же он без них! - показал свое присутствие "вечный комментатор".
        - А Тони и ты тут, - сходу определил Рихард автора реплики по голосу.
        - Куда же вы без меня, зачахнете в скуке армейских будней, - не остался в долгу тот.
        - Ладно, все парни прекращайте! Так, что в полиции Грэм! - это не выдержал еще кто-то из слушателей.
        Так как Рихард не слышал завязки истории, то Грэму пришлось пересказать все с момента встречи с хулиганами.
        - А потом, через несколько дней, - продолжил он. - Меня вызвали в полицейский участок для дачи показаний. Троих задержанных к тому моменту уже допросили, и они успели назвать имена оставшихся двоих, ну тех которые сбежали. Пока я давал свои показания, за ними были посланы экипажи и их сумели доставить на опознание.
        - Только знаете, что меня волнует? - после паузы добавил Грэм. - Обо всем случившемся было сообщено на базу.
        - Ну и что? Подумаешь, объявят тебе выговор? Так говоришь, словно в первый раз! - попытался утешить друга, как умел Тони.
        - Да, но они затребовали запись с камеры с уличного столба. А там наверняка ясно видно, что я ударил первым! - продолжил сокрушаться Грэм.
        - Это конечно хуже, - включился в обсуждение рассудительный Рихард. - Но, все равно когда вызовут, упирай на то, что выбора у тебя не оставалось, и ты ударил первым.
        - Так и сделаю! - обрадовался Грэм. - Хотя в принципе, так оно и было.
        - Тем более! - не унимался Тони. - Не боись в запас не сошлют, кого убивать тогда будут!
        - Эй, ты там прекращай! - зашикали со всех сторон на "пророка" не благодарные слушатели.
        - Ой, куда-то меня не туда занесло! - сам испугался своих слов Тони. - Простите парни, я не подумал!
        - Хорошо прощаем, и то только потому, что тебе думать нечем! - решил обсмеять главного "комментатора звена" Рихард.
        Тони принявший нехитрую "шпильку" Стрелка на удивление близко к сердцу, лишь фыркнул, отвернул к иллюминатору и принялся обиженно сопеть.
        Грэм с Рихардом удивленно переглянулись, они никак не ожидали, что Тони, главный любитель обсмеять своих сослуживцев окажется столь обидчивым.
        Но, вот глайдер забрал своего последнего пассажира и направился к конечной точке своего путешествия - военной базе.
        ***
        - Пошел, пошел! Бегом, бегом! - покрикивал офицер на выбиравшихся из глайдера отпускников.
        - Вот тебе и родная база, - с улыбкой переглянулись пассажиры и бегом побежали на пункт регистрации прибывших.
        Пункт регистрации представлял собой обширное помещение, в котором были поставлены специальные автоматы; вернувшийся на базу солдат должен был вставить свою идентификационную карту в специально предназначенную для этого щель, и автомат, считав с нее информацию, посылал извещение на главный командный пункт базы.
        Пройдя процедуру регистрации, остатки звена гурьбой пошли в жилой корпус, оставить в комнатах свои вещи. Ребята не стали разбредаться, потому - как на военной базе был принцип - всех солдат разбив по звеньям, селили не просто на одном этаже, а в соседних комнатах.
        Разнеся вещи по комнатам, они направились по предписанным кабинетам.
        Каждого на кровати ждал приказ, явится в кабинет под номером ... для получения дальнейших инструкций. И самое главное, что удивило Грэма - приказ был отпечатан на плотном листе бумаги, на самой настоящей бумаге! В своей жизни, он никогда еще не держал в руках настоящего листа бумаги, и поэтому решил сохранить его на память.
        Грустно взглянув на пустую кровать Корга, Грэм вышел из своей комнаты и направился к указанному в предписании кабинету, судя по буквенному обозначению, стоявшему перед цифровым номером, необходимый ему кабинет находился в дальнем от жилого корпуса блоке.
        Проходя по коридору, он столкнулся со Стрелком, как раз выходящим из своей комнаты.
        - Вот никуда мне от тебя не деться, спортивная ты морда! - рассмеялся тот, увидев неспешно проходившего по коридору Грэма.
        - Именно я обещал твоей матери, что буду за тобой приглядывать! - не осталась в долгу "морда".
        - Когда?! - сделал круглые глаза Рихард.
        - Да шучу я, шучу, успокойся. Тебе в какой кабинет?
        - RZ 415, - глянув на бумагу, ответил собеседник.
        - Вот это да! - удивился Грэм. - Представляешь мне тоже!
        - Так чего ты стоишь, пошли тогда! - подтолкнул его в спину Стрелок.
        Вот так перешучиваясь, они и двинулись на поиски кабинета с "романтичным" номером RZ 415.
        В коридоре на креслах, расставленных перед дверью кабинета, уже сидело человек восемь, и среди них к своему немалому удивлению друзья обнаружили Тони.
        - Вот это встреча! - поприветствовал он своих подошедших сослуживцев. От былой обиды не осталось и следа.
        - Да, давно не виделись, - усмехнулись они.
        Справившись, кто последним на очереди, оказалось, что им как раз таки и оказался Тони, они подсели к нему и, коротая время беседой, принялись ожидать своей очереди.
        Периодически дверь открывалась и впускала внутрь кабинета следующего молодого человека из очереди, расположившейся перед ней. Дверь закрывалась за спиной вошедшего в нее человека, с тем, чтобы через несколько минут распахнутся со словами - "следующий!".
        Интересным фактом было то, что вошедший внутрь, обратно уже не возвращался, видимо его выпускали с другой стороны.
        Вот подошла очередь Тони и он, попрощавшись с друзьями, встал и скрылся за дверью.
        - Вот и Тони ушел, - грустно смотря на закрывшуюся дверь Рихард. - Кто из нас двоих пойдет первым?
        - Давай ты, а то будут меня еще из-за драки песочить, времени много займет, - решил Грэм.
        ***
        Дверь беззвучно закрылась за его спиной, и Грэм внутренне сжался - вот сейчас оно начнется! Но, вопреки его опасениям за дверью не оказалось взбешенного его поведением офицера.
        Внутри его встретил улыбающийся старший лейтенант.
        - А вы как я подозреваю Грэм? - приветливо вопросил он.
        - Откуда вы узнали? - изумившись, ответил вопросом на вопрос Грэм.
        - Все очень просто, вот глядите, - показал пальцем на экран своего компьютера лейтенант. - Как видите это список, единственное имя напротив которого не стоит значок о прохождении собеседования ваше.
        - Действительно все просто.
        - Проходите, пожалуйста, присаживайтесь, давайте побеседуем, - сделал приглашающий жест владелец кабинета.
        Пройдя к столу, и усевшись в кресло, по другую сторону от рабочего места хозяина Грэма обнаружил, что в толстую столешницу вмонтирован сенсорный экран.
        Усевшись в роскошное кресло, лейтенант произнес:
        - Мое имя Ролан, я ваш интервьюер.
        - Интервьюер, как это понять? - удивился Грэм.
        - Ну, как бы вам объяснить, я буду задавать вам вопросы, некоторые из них будут представлены в устной форме, а некоторые будут появляться на экране, который перед вами. А вы должны на них отвечать. Готовы?
        Кивнув Грэм поудобнее устроился на стуле и произнес:
        - Задавайте, я готов.
        - Хорошо.
        Через пять минут разговора второй пилот катера под номером тринадцать узнал о том, что ему предлагается вступить в ряды войск специального назначения.
        - Как это? - поразился он.
        - У вас есть возражения? - моментально среагировал Ролан.
        - Нет, но это все настолько неожиданно. И потом моя рука - она травмирована!
        - Согласен, но как нам сообщили из больницы, при определенном курсе терапии она восстановится за полтора месяца, - продолжал его собеседник. - Мы составим график занятий так, чтобы у вас было полчаса в день, на процедуры в нашем медицинском блоке. Вы согласны?
        - Да! - твердо произнес Грэм и сам поразился решительности своего голоса.
        После того как формальное согласие было получено, Ролан принялся объяснять своему собеседнику основные задачи этих войск:
        - Отряды специального назначения выполняют боевые задачи особой важности и повышенной сложности. Чаще всего это разведывательные операции на вражеских планетах. Также они бывают задействованы в тех случаях, в которых невозможен или неприемлем вариант атаки тяжелыми космическими кораблями или боевыми катерами. Примером могут служить операции по захвату космического корабля противника.
        - А разве подобные операции уже были? - поинтересовался Грэм.
        - Успешная - только одна, и командовал ею нынешний министр армии Мэй. К сожалению, после ее завершения, противник учел свои ошибки и теперь на каждом крупном военном судне находится группа специального назначения в задачу, которой входит не дать нам захватить корабль.
        - Удивительно, - не сумел остаться безучастным Грэм, пораженный в самое сердце. - А я о таком даже и не слышал!
        - Это войска специального назначения, мой друг, - улыбнулся Ролан. - О них узнаёшь только тогда, когда они сваливаются тебе на голову. Может быть, приступим к нашим вопросам?
        -Да, конечно.
        Все вопросы заняли минут двенадцать. По их окончанию, интервьюер поднялся, показывая, что аудиенция окончена.
        - Разрешите один вопрос? - вставая, произнес Грэм.
        Ролан поднял на него глаза, показывая, что он готов его выслушать.
        - А почему именно я?
        Улыбнувшись, он показал глазами на гипс Грэма.
        - Моя рука?
        - Именно, после того как командование базы получило извещение о том, что у вас в результате драки поврежден локоть левой руки, особый отдел внутренней безопасности решил проверить обстоятельства данного происшествия и запросил запись с камеры расположенной на уличном фонаре. Это стандартная процедура. Так вот эта запись и раскрыла ваш потенциал, отличного рукопашника. Раз вы не побоялись вступить в бой без оружия в одиночку против пятерых, это дорогого стоит!
        - Даже так?!
        - Именно!
        - Видать правильно говорят - нет худа без добра, - задумчиво произнес Грэм. - Не встреть я этих пятерых, не было бы у меня сейчас гипса на руке.
        - Также как и приглашения вступить в наши дружные ряды! - улыбнувшись, добавил Ролан.
        - Именно это я и хотел сказать, - кивнул Грэм.
        Пожав здоровую руку Грэма, Ролан указал ему на второй выход, а сам закрылся у себя в кабинете.
        Глава 8
        Отступление N 4
        Довести до высших органов власти всех обитаемых планет подписавших договор о сотрудничестве!
        В связи с участившимися атаками неопознанных боевых катеров на боевые космические станции и спутники, защищающие границы планетной системы звезды Катар и возросшими по этой причине затратами президент планеты Кэйс просит увеличить поставки руды и прочих полезных ископаемых на 10% относительно прежних объемов.
        В противном случае мы не можем гарантировать полной неприступности наших рубежей!
        Маркус вот уже на протяжении двух недель числился как кадет военно-космического флота планет Кэйс.
        Его сосед Адам, также кадет базы Zeta и уроженец планеты Попла, помогал ему по мере своих сил, тем более, что по счастью Маркуса зачислили в его группу.
        Они вместе ходили на занятия, ночами спали в одной комнате, и как часто бывает в таких случаях, их дружба с каждым днем начинала все больше крепнуть.
        Ведь если два незнакомых до сей поры молодых человека, начинают все свое время проводить вместе в их сердцах может зародиться настоящая дружба или столь же искренняя ненависть. Одного быть не может - безразличия.
        Занятия разделялись на три вида: общетеоретические, специальные и физическая подготовка.
        И если с физической подготовкой и специальными знаниями у Маркуса было на уровне - еще, куда ни шло, то с общетеоретическими все шло к полному провалу. Все дело было в том, что первыми всегда шли общетеоретические занятия, и лишь ближе к концу второго месяца кадетов начинали разбивать на подразделения, отличающиеся по своей армейской специализации. А так как Маркус был зачислен в начале третьего месяца обучения, как раз перед самой специализацией, то и нагонять ему в этой части практически ничего не требовалось. Никаких спортивных достижений от кадетов на этом этапе также не требовалось, а вот на занятиях общетеоретического направления как раз начиналась пора проверки усвоения полученных кадетами знаний. А знаний то ему и не хватало! Точнее говоря их, не было совсем.
        Хорошо еще хоть лектора читавшие эти занятия, относились к молодому пареньку, попавшему в из огня да в полымя с пониманием. Они выдавали ему курсы прочитанных ими занятий на пластинах-носителях с тем, чтобы он мог заниматься по вечерам. Вот именно здесь Адам своими советами и пояснениями оказал ему поистине неоценимую помощь; по вечерам, когда Маркус занимался с выданными ему материалами, он сидел неподалеку и всегда давал необходимые пояснения, без них в этих схемах ему было не разобраться.
        Так они и сидели вечерами вдвоем, один старательно пытался что-либо понять, другой также старательно пытался все это ему разъяснить.
        Вот так благодаря своему упорству и помощи Адама Маркус за две недели сумел, усвоить материал, на прохождение которого группе понадобилось полтора месяца.
        - Вот видите, что может совершить человек, если его припереть к стенке, - с улыбкой сказал преподаватель, выводя на экран результаты последнего теста. - Кадет Маркус поздравляю вас, вы сдали!
        Услышавшему такую новость Маркусу было тяжело сохранить самообладание, но он справился. А все потому - что от результатов этого теста зависело - будет он продолжать свое обучение или нет.
        - Без твоей помощи я бы ни за что не справился! - произнес счастливый Маркус на ухо красному от смущения Адаму. - Спасибо тебе!
        - Не стоит благодарности, - говорил Адам пытавшийся увернуться, от лезшего к нему обниматься счастливого соседа.
        - Какое не стоит! Без тебя бы я не сдал! - никак не мог успокоиться Маркус.
        - Кадет Маркус! Будьте любезны, успокоитесь и прекратите отвлекать остальных! - это вмешался лектор, которому возня счастливого поплавца мешала проводить занятия.
        - Всё, всё, уже успокоился! - поднял ладони к верху продолжающий улыбаться Маркус.
        - Значит так, - продолжал лектор. - Общетеоретические занятия для вас закончились, пришла пора разбивать вас по отрядам в соответствии с армейскими специальностями.
        - А мы специальности можем сами выбирать? - задал вопрос один из присутствовавших кадетов.
        - Нет, вы были разделены в соответствии с результатами ваших тестов и потребностями нашей армии! Списки уже составлены и сейчас я их озвучу!
        ***
        - Ну, что ты думаешь о нашем распределении? - спросил Адам, когда они с Грэмом после полного событиями дня вернулись в свою каюту.
        - Не, знаю, - пожал плечами Маркус. - А что у тебя есть претензии?
        - Не то чтобы есть, - задумчиво произнес его собеседник. - Но, кое-какие вопросы присутствуют. Ты обратил внимание что, ни один из выходцев планеты Кэйс не попал в один отряд с нами.
        - Сейчас дай соображу, - протянул Маркус, для пущей активации мозга приставив указательный палец ко лбу. - Слушай, а ведь действительно, я сейчас припоминаю - ни одного уроженца этой планеты с нами дальше учиться не будет.
        - А я тебе про что! - подхватил Адам. - Не по одним нашим результатам они нас отбирали, вот помяни мое слово!
        Адам был прав, на самом деле уроженцы планеты Кэйс всегда учились отдельно от тех, кто прилетел с других планет. Из них комплектовался высший командный состав, капитаны боевых лайнеров, подразделения особого назначения и руководство боевых космических спутников.
        Из тех, что прилетел с других населенных планет комплектовались команды этих космических станций и боевых лайнеров, весь технический персонал, а также по причине нехватки добровольцев с планеты Кэйс некоторые звенья боевых катеров, а также состав подразделений особого назначения долженствующих защищать от захвата военные корабли, командование было вынуждено набрать из так называемых "не граждан".
        Однако, даже не смотря на то, что формально эти части особого назначения были равны, на самом же деле, если подразделения, укомплектованные из граждан Кэйса, могли посещать занятия, проводимые для "не граждан", то вторые никогда не допускались, до занятий, проводимых для граждан.
        ***
        Прошел месяц, с того момента как прошли первые экзамены и новенькие были распределены по их специализациям.
        И хоть по вечерам Маркусу больше не нужно было догонять ушедшую вперед группу, их дружба с Адамом продолжала крепнуть и вечера они по привычке продолжали проводить в своей комнате.
        Адам и Маркус были распределены в технический отдел космического спутника. Адам был этому очень рад и считал подобное распределение большой удачей, в отличие от своего соседа, а по совместительству и друга Маркуса. Тот бредил местью убийцам своего брата и разрушителям своей семьи. По его мнению, он должен был учиться на пилота боевых катеров, а не быть каким-то там техником на забытом всем начальством боевом спутнике.
        - Глупый ты еще! - отвечал ему на это Адам. - А жизнь она умная! Очень умная, она сама разберется и расставит все, так как должно! Не бойся, если тебе суждено им отомстить, то ты это сделаешь! Обязательно сделаешь.
        - Да глупости все это! - огрызнулся Маркус, на утешения соседа. - Много ты понимаешь ты, кстати, даже на пару месяцев младше меня, а еще учить берешься!
        Махнув рукой, Адам склонился к своему портативному кино - проигрывателю и продолжил смотреть обучающий фильм о проектировании первого боевого спутника. Он вообще любил посмотреть разные исторические фильмы, особенно если они касались военных или космических технологий.
        Полежав немного, Маркус подумал, что он своими словами мог незаслуженно обидеть друга, который этого совершенно не заслуживал.
        - Адам ты извини меня, я не хотел тебя обидеть, - начал он. - Просто не верю я в судьбу, понимаешь?
        - Ну и пусть, - не отрываясь от экрана, сказал Адам. - Главное то, что она в тебя верит!
        - Как это? - не понял Маркус.
        - Придет время, и ты всё поймешь, - "пояснил" Адам и замолчал вновь.
        Пролежав еще с полчаса молча, Маркус вдруг решился спросить:
        - Слушай, а ты то, как здесь оказался?
        - Жил, еще до тебя, между прочим, это тебя ко мне подселили. Забыл чтоли?
        - Да не, я не про это. Почему ты в армию пошел? Это меня интересует, а то я тебе свою историю рассказал, а о тебе ничего не знаю. Теперь твоя очередь.
        ***
        - Жил когда-то маленький счастливый Адам. У него были любящие папа и мама, - начал свое повествование собеседник. - Но, вот однажды папа ушел на работу и не вернулся. Слышал когда-нибудь о шахте МИ-8?
        - Да, много лет назад, - принялся вспоминать Маркус. - Вроде бы это была самая глубокая шахта на нашей планете.
        - Именно! Вот мой отец работал на ней начальником смены. Естественно, хорошая зарплата, большие льготы как работнику помогающему человечеству, зависть всех остальных детей и многое другое. Моя мать после получения отцом этой должности не проработала и дня, его зарплаты вполне хватало для безбедного существования всей семьи.
        - У шахтеров вообще хорошие зарплаты, - вставил свое слово Маркус.
        - Да, а у шахтеров с МИ-8 особенно, тем более у начальника смены.
        - Ой, вспомнил, там же большая авария произошла и шахту после этого закрыли!?
        Грустно кивнув головой, Адам продолжил:
        - В общем, однажды ушел отец на работу, помню еще, радостный такой был, говорил, что собирались новый лазерный бур испытывать. А ближе к вечеру сообщили - во время испытаний бура произошел большой выброс раскаленной магмы.
        - Да ладно! - даже сел на своей койке слушатель.
        - Понимаешь, со времени последних измерений произошло небольшое движение тектонических плит, и магма поднялась к поверхности ближе, чем рассчитывали. Вот своим новым лазером они и пробились к ней. В итоге случилось нечто подобное извержению вулкана. На пять километров вокруг осталось только озеро медленно застывающей лавы, из всей смены выжили только два человека. Во время извержения они находились не под землей, а в глайдер - парке, это и спасло им жизни.
        - А твой отец?
        - Был внизу, - кратко ответил Адам.
        Помолчав, Адам продолжил:
        - Кое - как дожили с мамой до окончания моего первого периода учебы, и она сказала мне: " Езжай сынок на Кэйс. Здесь тебя ничто кроме шахты не ждет, а там хоть поживешь без лишений".
        - Вот так я и оказался здесь, - спокойно закончил Адам.
        ***
        В то утро Маркус проснулся за полчаса до подъема, чего раньше за ним никогда не водилось. Не в силах больше заснуть он лишь только ворочался на койке, да предвкушал сегодняшние занятия по боевым единоборствам. Он очень ждал их начала, думал, что они приблизят его к мести, мыслями о которой он и жил последние месяцы.
        - Ты чего ворочаешься, дай поспать! - буркнул на него со своей кровати Адам, после чего перевернулся на своей кровати и закрыл голову подушкой.
        Однако на Маркуса его слова никоим образом не повлияли, он продолжал вертеться на своей кровати и тем самым мешать соседу. Наконец тот не выдержал и, бросив в него подушкой сел на своей койке.
        - Чего разлегся, давай вставай раз такое дело! Будем считать, что сегодня для нас подъем прозвонил раньше.
        Вообще звонок подъема на учебной базе Zeta был подобран на редкость удачно. Его дребезжащий звук, вылетая из динамиков, установленных под потолком, ржавой пилой врезался в мозг и будил даже самых ретивых любителей поспать подольше, заставляя их выбираться из постелей и отправляться на занятия.
        Некоторые вставали немного ранее сигнала подъема, другие наоборот умудрялись поваляться в постелях даже после побудки. Их сонные лица по утрам радовали тех, кто встал пораньше, как бы показывая - бывает хуже.
        И в то утро, бодро вышагивая по коридору, успев принять душ и спокойно сложить свою спортивную форму в сумку, Маркус обещал себе, что он каждое утро будет вставать раньше сигнала.
        Ему понравилось вот так неторопливо принимать душ, а потом спокойно выходить в коридор, зная, что ты никуда не опаздываешь.
        ***
        - Запомните вы простые техники, вы не особые войска! - такими словами начал занятия инструктор по рукопашному бою. - Будем надеяться - те знания, которые вы получите от меня, вам никогда не понадобятся, но командование настояло на вашем обучении. Раз они так считают, хорошо, пусть будет так. Но, на полный курс рукопашного боя не рассчитывайте. Я буду учить вас боксу!
        - А что такое бокс? - подняв руку, спросил один из курсантов.
        - Ну, как вас сказать? В боксе дерутся только руками, и запрещены удары ниже пояса, - как мог, пояснил инструктор.
        - А как же ноги?
        - А руки это как, кулаками или локтями тоже можно?
        - А это больно?
        Со всех сторон посыпались вопросы. Инструктор, показывая не дюжинную выдержку, переждал минуту, а потом поднял ладони вверх, тем самым показывая, что требует тишины.
        - Бить можно только кулаками, никаких локтей. Также запрещены удары ниже пояса и по спине. Не забудьте затылок это задняя часть головы а, следовательно, правило тоже, что и для спины! Всем ясно?
        - Не совсем. А как это выглядит на практике? - поднял руку Маркус.
        - Хорошо прошу сюда, - махнул ладонью инструктор.
        - Кого меня? - растерялся кадет.
        - Да, да, именно вас, или вы испугались?
        И хотя, сказать по правде Маркус действительно сильно испугался, он не хотел подать даже виду. Встав, он на негнущихся ногах вышел из ряда стоявших стеной курсантов и прошел в центр спортзала. Встав напротив инструктора, курсант сжал что есть силы кулаки и попытался принять некое подобие боевой стойки.
        - Нет, не верно, - раскритиковал его инструктор. - Левое плечо вперед, левая нога также вперед и руки выше. Выше руки, голову защищай!
        Еще раз, оглядев своего соперника, инструктор также принял стойку, только у него в отличие от оппонента получилось это настолько плавно, что могло показаться, что он в нее просто перетек, и произнес:
        - Теперь смотрите все: левой рукой прикрываете голову правой не теряя времени, наносите удар и отпрыгиваете назад.
        И тут же продемонстрировал все это на практике.
        Мгновенно преодолев разделяющее их расстояние, и нанеся несильный удар в челюсть, отпрыгнул обратно. Таким образом, счастливо избежав воображаемого ответного удара.
        - А теперь понятно? - обвел он взглядом восторженно притихших зрителей. Ответом ему было лишь восхищенное молчание.
        - Как это? - удивленно потер подбородок Маркус. - Вы же только что были в трех метрах впереди.
        - Ничего, ничего, и вы научитесь. А теперь бегом марш! Разминку начинай!
        Через пятнадцать минут разминки Маркус уже начинал сомневаться в своем желании учиться настоящему рукопашному бою.
        - Если это разминка, то какие же будут занятия! - бормотал он себе под нос, во время пробежки.
        И предчувствия его не обманули, когда они через три часа напряженных занятий буквально выползали из спортзала, на ходу вытирая с лица капельки трудового пота, к нему подошел Адам и спросил:
        - И как тебе? Ты этого хотел?
        Отрицательно покачав головой, Маркус произнес:
        - Я до этих занятий считал, что я в хорошей физической форме... но этот инструктор, я себя калекой теперь чувствую!
        - Я тоже! - услышал последние слова Маркуса один из соседей. - Я спортом раньше занимался, но этот... инструктор он меня выжал словно лимон. Даже говорить не могу нормально, дыхание не хватает.
        - И горло сохнет, - прибавил кто-то.
        - Да, попить бы не помешало.
        ***
        Придя в свою комнату, друзья попадали на свои койки и в прямом смысле этого слова протянули ноги.
        - Ой, как мышцы, то устали! - простонал Маркус.
        - Что расхотелось в особые войска? - тут же "подколол" соседа Адам.
        - Думаешь там еще тяжелее?
        - Сам же слышал, мы только облегченный курс проходим, потому как нам, скорее всего не придется вступать в непосредственный контакт с неприятелем, - пояснил Адам. - Поэтому у нас будет только один день физической подготовки в неделю, в остальные дни будут проходить теоретические и практические занятия по технической части боевых спутников.
        - Ясно значит завтра, отдыхаем! - обрадовался Маркус.
        - Ну, это как посмотреть, - улыбнулся на его слова Адам. - Ты не забывай нам скоро на вторую часть занятий возвращаться!
        - О нет!
        - А кто-то так ждал этих занятий, прямо никак дождаться не мог! - усмехнулся Адам.
        Не найдя что сказать в ответ, Маркус отвернулся к стене и решил поспать немного, до дневного звонка отмечающего вторую половину учебного дня.
        На базе день делился на две части: первая начиналась через час после подъема, и продолжалась на протяжении четырех часов, после нее давалось два часа свободного времени, и потом звучал звонок, возвещающий о продолжении занятий. Кадеты, услышав этот сигнал, должны были в течение пятнадцати минут добраться до места проведения оставшихся занятий согласно распорядку
        Маркус ко времени второго звонка успел заснуть и разбудивший его звук сигнала подъема показался ему особенно отвратительным.
        Зевая и потягиваясь, он поднялся с постели, прошел в душевую комнату, почистил еще раз зубы и вернулся в комнату.
        - Пошли спортсмен, инструктор ждать не будет.
        - Да уж, - согласился Маркус. - Влепит нам по опозданию, а то еще и по непосещению. Парни говорили он просто зверь.
        - А ты, что сам этого еще не понял? - рассмеялся Адам.
        - Прости, мне было не до этого. Я пытался выжить.
        ***
        Во второй половине своих занятий инструктор решил не добивать своих подопечных и едва вошел в спортзал объявил:
        - Значит, так парни я предлагаю поиграть в этот раз в футбол, но желающие, конечно, могут вернуться к занятиям по боевым искусствам.
        - Нет, нет футбол! - раздалось со всех сторон.
        Однако желанная игра не получалась, после усиленной утренней тренировки ноги у всех болели, оттого движения получались какими - то вялыми, а мячи летели либо в сторону от заданной траектории, либо если же они попадали в цель, то были слабыми и легко отбивались голкипером.
        Промучившись подобным образом полтора часа, инструктор объявил "отбой".
        - Все заканчивайте! Итак, завтра все болеть будет!
        ***
        Ох, как он оказался прав! На следующее утро, друзья едва смогли встать на ноги. А путь от их комнаты до зала занятий занял втрое больше времени. С трудом переставляя ноги, весь их отряд поплелся на практические занятия по ремонту двигателей космических кораблей и боевых спутников.
        - Как же мы сегодня заниматься то будем? - ворчал по пути Отон. - Причем занятия практические, а там ведь железяки такие разные тяжелые! Как же я их таскать буду? У меня все мышцы болят: руки не поднимаются, ноги не сгибаются и вообще у меня все болит!
        Так он шел и своими жалобами еще больше раздражал своих и без того не выспавшихся однокашников. У большинства из них этой ночью случились проблемы со сном; либо долго не могли заснуть и по паре часов после отбоя ворочались на койках, или если засыпали, то сон выходил какой-то не здоровый и они часто просыпались. Все дело в том, что организмы, не привыкшие к таким напряженным и продолжительным физическим нагрузкам, выработали адреналина больше, чем следовало. Вот переизбыток не переработанного адреналина и спровоцировал у них нарушение сна.
        Так хмурой колонной группа кадетов и вошла в центр практических занятий по прикладным технологиям. Инструктор уже находившийся в помещении только усмехнулся, увидев в каком состоянии, находятся его слушатели. Он был в курсе их расписания и поэтому не слишком удивился, их понурому виду.
        В центре помещения был выставлен двигатель со снятым с него корпусом, так что оголились все его внутренности.
        - Кругом! Встаем в круг вокруг двигателя, - командовал инструктор. - Это та же модель, что используется на современных боевых космических спутниках. Он установлен здесь специально для вас, одна из деталей сломана, так вот ваша задача состоит в том, чтобы устранить неисправную деталь и заменить ее новой. Но, сначала вам следует обнаружить эту сломанную деталь. Задача ясна?
        - Так точно! - нестройным хором ответили курсанты и принялись разглядывать внутренности мотора.
        Маркус поначалу еще старался понять что-либо в хитросплетении проводов и соприкасающихся деталей, но минуты через три он осознал всю бесплодность подобных попыток.
        - А вот здесь лампочки одной не хватает, маленькой такой синенькой, - поднял руку Адам.
        - Где? - удивленно спросил инструктор.
        - Да вот же, здесь! - показал пальцем кадет. - А вы что не знали?!
        - Так отойдите все! Дайте мне посмотреть! - прикрикнул на разом загомонивших курсантов лектор и, расталкивая их локтями, пробрался вплотную к открытым внутренностям мотора. - Ну, и где по твоему мнению должна быть лампочка?
        - Да вот прямо здесь, чуть левее красного провода, немного не доходя до этой вот микросхемы.
        - Глупости, - фыркнул инструктор. - Ничего там быть не должно.
        - Как это? Мы же это проходили на третьем занятии, слайд N5, - продолжал настаивать на своем Адам.
        Пробурчав нечто невразумительное, инструктор ушел к своему столу и принялся искать в память своего компьютера названный курсантом слайд.
        Восхищенный Маркус поймав взгляд своего друга, показал ему поднятый вверх большой палец.
        - Невероятно! - инструктор нашел, наконец, изображение нужной части механизма и обнаружил на нем малюсенькую лампочку на том самом месте, о котором говорил кадет. - Поразительно, она такая маленькая! Как же вам удалось заметить её отсутствие?
        - Я никогда ничего не забываю, сэр, - спокойно ответил Адам. - Хотите, расскажу, во что вы были одеты в тот день?
        И не дожидаясь ответа, продолжил:
        - На вас был синий форменный костюм, а под ним светло - желтая рубашка. На ногах у вас были коричневые туфли.
        - Поразительно, - пробормотал инструктор. - Однако, как ни поразительно сделанное вами открытие, но эта лампочка не является той самой отсутствующей деталью, которую вы должны были найти. Ищите дальше, можете справляться со своими слайдами, а я пока отойду...
        С этими словами инструктор быстрой семенящей походкой выбежал вон из помещения для занятий.
        - Куда это он? - удивился Маркус.
        - Наверняка докладывать побежал, - отозвался Отон.
        - Как же такая удивительная личность с нами учиться, - с сарказмом добавил Лем. - Слушай, а ты, наверное, больной, да? Как это ничего не забываешь! Ох, и тяжело же тебе жить приятель. Ведь это не нормально. И что ты помнишь сколько раз ходил в туалет три недели назад да?
        - Отстань, придурок, я нормальный! - крикнул ему в лицо Адам и вернулся к изучению внутренностей мотора.
        - Придурок, это я - то придурок? - завелся Лем. - Интересно кто из нас псих, который не способен что - либо забыть!?
        - Я нормальный!
        - Отстань от него, он же сказал, что он нормальный! - вступился за друга Маркус.
        - Парни не обращайте на этого идиота внимания! - раздался с боку голос Отона. - Он просто завидует, Адам по всем тестам получил высший бал, а он сам еле - еле получил количество баллов необходимое для продолжения учебы.
        - Ой, кто бы говорил! - натянуто расхохотался Лем. - Помнишь, как сам дважды пересдавал тест по движущимся деталям.
        - А я и не пытаюсь быть лучшим в группе, в отличие от тебя я не пыжусь над каждым своим результатом. Знаешь это даже хорошо, что у тебя средний балл иначе ты бы лопнул от гордости и бахвальства! - мгновенно парировал Отон.
        - Ах, ты падаль лысая!
        - Я не лысый! - вскричал Отон и уже сам в свою очередь бросился на Лема, но его остановил резкий окрик:
        - Кадет Отон отставить!
        В помещение практических занятий вошли сразу пять человек из инструкторов базы.
        - Что здесь происходит? - задал вопрос инструктор с нашивками майора на лацкане пиджака. - Отон я вас спрашиваю!
        - Понимаете, мы с Лемом немного не сошлись во мнениях относительно способностей одного нашего общего знакомого, - повернувшись, ответил тот. - Видите ли, он просто завидует ему и его памяти, потому как он сам всего лишь тупая бездарность!
        - Кто это тупая бездарность?! - встрял в разговор Лем.
        - А теперь ясно, с кем они не сошлись во мнениях, да майор? - рассмеялся инструктор, который проводил занятия.
        - Да, все ясно! - согласно кивнул головой майор. - И знаете, я позволю себе, согласится с характеристикой, только что озвученной этим молодым человеком.
        - Парни, эти люди будут присутствовать на нашем занятии! - снова взял слово инструктор. - Итак, кадеты вы нашли недостающую деталь?
        - Нет!
        - У нас было слишком мало времени!
        Раздался не стройный хор голосов, объясняющих, почему они не сумели найти поломку.
        - А думаете, во время боя или выполнения ответственного задания у вас больше времени будет? - снова взял слово майор. - Что совсем никто не справился с заданием?
        - Я понял, сэр, - поднял руку, до этого скромно стоявший в стороне Адам.
        - Вот здесь, - он показал рукой. - Не, хватает детали номер 15. Она должна вращать вот эту шестерню, - продолжал объяснять принцип действия Адам. - А так уже в свою очередь регулирует подачу топлива. Все просто.
        - Вы так считаете?
        - Да, сэр. Нехватку этой детали можно заметить со стороны, не разбирая мотора. А значит это не самая сложная поломка, сэр.
        - Все правильно, - согласилась комиссия. - Кадет Адам, вы пользовались какими - либо вспомогательными средствами, во время поиска недостающей детали?
        - Конечно, пользовался майор! Да это я ему подсказал! - опять встрял неуемный Лем. - Я нашел отсутствующую деталь. Я, и сказал ему. А он, подло этим воспользовался!
        - Так ли это было, кадет? - строго посмотрел на клеветника майор. - А вы что скажете, кадет Адам?
        - Ничего не скажу, - даже потемнел лицом от обиды Адам. - Как хотите, так и думайте.
        В помещении повисла напряженная тишина. Все понимали, что кадет нарушил субординацию, и внутренние правила общения с офицерами. Однако остальные кадеты также понимали и психологическое состояние Адама, до глубины души оскорбленного обвинением, выдвинутым против него Лемом.
        Вот только поймет ли это майор? Ведь за подобные нарушения кадета ждет тяжкое наказание, вплоть до увольнения.
        - Нет, я так не думаю, кадет. Я верю в то, что обвинения кадета Лема беспочвенны. И он понесет за это наказание! - повысил голос майор. - Пять суток гауптвахты, кадету Лему за поклеп! Увести!
        После этих слов майора, двое из его сопровождающих выдвинулись вперед и, подхватив опешившего Лема под руки, вывели прочь.
        - Кадеты запомните, вы не просто постигаете вместе те знания, которые мы даем вам! Вы не просто кадеты, вы братья! И обманывая друг друга, вы обманываете своих братьев! Это только на первый раз кадет Лем получил за свой поклеп гауптвахту! При повторении подобного проступка он будет отчислен! И не только он, а любой из вас!
        Обведя строгим взглядом притихших слушателей, майор обратился уже напрямую к Адаму:
        - А вы кадет не обижайтесь! Я вам верю. Можно попросить сейчас проследовать за мной, в мой кабинет? Мне необходимо поговорить с вами, наедине.
        - Да, конечно! И простите мне мою глупую выходку, - склонил голову Адам. - Я понимаю, что я нарушил принятую на базе субординацию, однако и вы поймите мое раздражение этим нахальным обманом.
        Молча развернувшись, майор неспешно вышел прочь, кадет Адам, так же молча, последовал за ним.
        ***
        - Где же он? Почему так долго? - нервно мерил ногами свою комнату Маркус. - Уже полвосьмого, а Адама все нет! Вот куда они его увели?
        И не в силах больше совладать со своими нервами он уже вскочил, собираясь пойти на поиски своего друга. Но, в это время дверь распахнулась сама, и в комнату вошел спокойный и улыбающийся Адам.
        - Ой, Адам, где ты был, я уже переживать за тебя начал! - подскочил к нему Маркус. - Почему так долго!?
        Его друг лишь устало отмахнулся и опустился на кровать.
        - Они просто замучили меня всякими тестами. Проверяли мою память. Сказали, что это феноменально.
        - Ух, ты! Ваууу! - радостно запрыгал Маркус. - Вот видишь как все здорово!
        Со словами - Чего же здесь хорошего? - Адам опрокинулся на спину.
        - А чего в этом плохого?
        - Ну, теперь меня все замучают своим вниманием, это раз - подняв вверх ладонь, принялся загибать пальцы Адам. - Также мой график учебы уплотнится, это два. Они хотят научить меня, не только чинить двигатели и всякие другие поломки, но и управлять боевым спутником. Поэтому я должен учиться еще и на штурмана и на оператора пульта управления
        - Да уж сложно, - протянул Маркус.
        - Да ничего особо сложного в этом нету. Просто, зачем мне все это? - Пожал плечами Адам.
        - А кто говорил мне, что жизнь сама во всем разберется и расставит все по своим местам?
        - Я говорил! Я помню! - сел на кровати Адам. - Не надо мне напоминать, ладно?
        Пожав плечами, Маркус замолчал, а потом, немного подумав, поинтересовался - А ты что действительно никогда ничего не забываешь?
        - Нет, не забываю, - немного грубовато отрезал сосед. - Никогда и ничего!
        Потом потерев веки, поднял лицо и уже извиняющимся тоном произнес:
        - Слушай, извини, не хотел тебе нагрубить, просто понимаешь, за сегодня мне уже надоело слушать этот вопрос. Такое чувство возникает, словно других тем для разговора нет, только моя ничего не забывающая голова.
        - Даже так! - усмехнулся Маркус. - Тогда я замолкаю, а то бросишься на меня с кулаками.
        Зарычав Адам, вскочил с кровати и набросился на своего собеседника в шуточном гневе. Откатившись в сторону, Маркус увернулся от летевшего на него противника и, дождавшись, когда он приземлится, запрыгнул ему на спину.
        - Вперед! Вперед моя лошадка!
        Не растерявшись, Адам, повторил прием опробованный соперником; не пытаясь стряхнуть Маркуса со спины, он повалился на бок и подмял его под себя.
        - Сдаешься? - спросил он, усевшись ему на грудь.
        - Никогда, - прохрипел Маркус.
        - А так, - ласково поинтересовался Адам, легонько на нем подпрыгивая.
        - Все, сдаюсь, сдаюсь! - захрипел поверженный противник.
        ***
        Прошла пара недель, с того момента как руководство базы назначило для кадета Адама специальный учебный план. Согласно ему занятия с кадетом проводились теперь в индивидуальном порядке. Единственным исключением их правил были занятия по рукопашному бою, их Адам посещал вместе с остальными членами своей группы. Однако и в эти занятия были внесены изменения - кадет Адам занимался физическими тренировками только первую половину дня, после второго звонка извещающего о начале второй половины учебного дня он шел не обратно в спортзал как все остальные, а прямиком на занятия по тактике и стратегии ведения боя.
        ***
        - Не может быть, ты только посмотри на это! - оторвался от монитора, на котором он читал сводку новостей Маркус. - Планета Попла не сумела поставить требуемое количество полезных ископаемых и поэтому президент планеты требует снять с нее защиту предоставляемую космофлотом. Представляешь! Они собираются оставить нашу планету без защиты! И все только потому - что впервые за несколько сотен лет мы не смогли поставить требуемый объем полезных ископаемых! Это не просто подло, это самое настоящее предательство! Можешь себе такое представить?
        - Могу, - как обычно спокойно ответил Адам. - Если хочешь, могу даже объяснить, почему не сумели поставить требуемый Кэйсом объем.
        - Ну, давай объясни, ты же умный!
        - Видишь в чем проблема, - игнорируя иронию слушателя, продолжал Адам. - Недра нашей планеты и до того то не слишком богатые, к настоящему моменту уже практически полностью выработаны. А Кэйс продолжает повышать требуемый объем поставок. Добавь к этому устаревшее оборудование наших шахт.
        - А почему оборудование старое? - по своей привычке перебил Маркус.
        - Понимаешь, как я уже говорил недра нашей планеты и без того были не слишком богатые, а мы ведь даже не смотря на это должны обеспечивать потребности целых двух планет. Вот и получается замкнутый круг: чтобы получить достаточное количество железа необходимое для полной смены оборудования нужно эту самую технику поменять. А поменять ее никак потому - как руды в достаточном количестве не добывается. Вот и все. Если с большим трудом прежний уровень был хоть как - то достигаем, то где-то с месяц назад Кэйс потребовала от всех планет содружества повысить уровень поставок на 10%. Ничего удивительного, что мы не сумели увеличить добычу до необходимого объема.
        - И что теперь делать? - как - то жалобно спросил внимательно слушавший Маркус.
        - Не знаю, что делать. Да и не нам это решать брат, так то!
        - Нехорошо получается!
        - Нехорошо! - согласился Адам. - Выходит, мы их практически кормили пару - тройку столетий. А как только у нас начались проблемы, они мгновенно от нас отказались. А как же Кэйс - Попла братья навек?
        - Вот так и выходит. Когда мы были им нужны, нас защищали, а как мы свою планету выработали, так, зачем нас и дальше защищать? Нехорошо брат!
        - Нехорошо, - снова согласился Адам.
        На этом и порешили.
        ***
        Данное заявление президента имело среди кадетов учебной Армейской базы большой резонанс. Особенно среди тех, кто был родом с планеты Попла.
        Конечно, данный вопрос не мог пройти и мимо уроженцев всех остальных планет. Они осознали, насколько сильно отличается истинное отношение правительство планеты Кэйс от их напыщенных речей о дружбе и взаимовыгодном сотрудничестве. Вся корысть общества привыкшего жить за чужой счет и при этом совершенно не ценить тех, кто своим тяжким трудом добывает им всем блага жизни, в один момент открылась им.
        - Раз они поступили так с одной планетой то, что им мешает поступить также со всеми остальными? - примерно в таком ключе думал каждый, кто прибыл на Кэйс, ставя своей целью защиту как своего дома, так и всей цивилизации в целом.
        Итогом всех этих блужданий в умах, стал выбор делегатов от лица всех кадетов "не граждан" базы. Эти делегаты должны были отправиться к верховному командованию базы, с целью проведения переговоров. На этих переговорах планировалось обсудить уже имевшее место снятия охраны с планеты Попла и всего ее космического флота.
        Никого не удивило, что одним из пяти делегатов был выбран Адам. Остальные четверо являлись представителями остальных планет содружества. По одному от каждой из оставшихся трех планет. Четвертым, как ни удивительно был выбран гражданин Кэйс. Это был Майк, водивший дружбу с большим количеством курсантов из числа приезжих. К удивлению всех остальных Майк сильно осудил действия правительства. Поэтому было решено взять его с собой для придания своим словам большего веса.
        - Вон, все вон! - заорал на них полковник, начальник учебной базы Zeta не дав даже возможности начать разговор. - Как вы смеете обсуждать поступки нашего президента! А ну пошли прочь иначе вы будете отчислены с учебы уже с завтрашнего утра. Кому что - то не нравиться может написать заявление об уходе, не дожидаясь отчисления!
        - Но полковник, - начал, было, уроженец планеты Миллхэйм.
        - Отстранен! Твоя карточка идентификатор, - протянул руку полковник.
        - Но, полковник, - побледнев, пролепетал кадет.
        Нажав на кнопку вызова дежурной команды, расположенную под столешницей офицер принялся спокойно ждать.
        - Полковник! - произнес старший сержант, вбежавший внутрь в сопровождении пяти рядовых с нашивками особых войск на рукавах.
        - Сержант, этот кадет отчислен, уведите его отсюда и оформите все необходимые документы.
        Двое рядовых услышав приказ, подхватили не успевшего опомниться кадета, и быстренько вывели его вон из кабинета.
        - Остальные как, уйдут сами? Или под конвоем? - невозмутимо поинтересовался хозяин кабинета. - А вас кадет зовут случайно не Майком?
        - Майк, - утвердительно кивнул головой тот.
        - А батюшку Брюс? - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес полковник.
        - А откуда вы? - начал, было Майк, но офицер не дал ему закончить. Махнув рукой, он сказал:
        - Все вон! Тот, кто через пять секунд все еще здесь будет, может считать себя отчисленным. А вас кадет Майк я попрошу остаться!
        Оставшиеся курсанты предпочли за лучшее побыстрее ретироваться, оставив обсуждение случившегося до более спокойных времен.
        ***
        Полковник сдержал свое обещание, кадет был отчислен в тот же день. Слова полковника практически мгновенно были донесены делегатами до ожидавших их с нетерпением слушателей.
        - Что неужели прям так и сказал? - выкрикнул из толпы один из собравшихся перед делегатами кадетов.
        - Да, так и сказал. Кому что - то не нравиться может написать заявление об уходе, не дожидаясь отчисления! - процитировал полковника Адам.
        - Вот именно так он и сказал! - добавил второй свидетель разговора.
        Толпа, собравшаяся перед тремя оставшимися делегатами, возмущенно загудела. Адам и остальные не вмешивались, они уже рассказали, все как было, а остальное должен был решить для себя каждый из присутствующих самостоятельно.
        Вдруг из толпы отделился рослый молодец, явно крестьянской наружности. Выйдя вперед, он поднялся на возвышение и, подойдя к стоявшим на нем делегатам, тихонько спросил:
        - Можно мне сказать?
        Отойдя в сторону и показав знаками свое согласие на выступление, Адам принялся с интересом слушать слова фермера.
        - Братцы, я человек простой, прилетел сюда с четвертой планеты. Мой отец владеет фермой и обширным участком прилегающей к ней территории. Учусь я здесь уже без малого десять месяцев и вскорости должен закончиться мой период учебы на базе, и начаться период непосредственной военной службы. Только зачем мне продолжать обучение, если получается, что в реальности я буду охранять не столько мою родину, сколько спокойствие планеты Кэйс?
        В этот момент запищал переносной компьютер в кармане одного из находившихся в зале парней. Достав, молодой человек раскрыл его и заорал:
        - Эй, слушайте, это передают новостную паузу!
        Переключив звук на максимальную громкость, чтобы и остальные присутствующие смогли услышать негромкий голос ведущего новостной паузы:
        - И после того как военный космический флот покинул космос около орбиты планеты Попла, буквально через три часа к ней выдвинулись несколько лайнеров неизвестной модели не ответившие на радиопозывные. Зависнув на некоторое время над планетой, они открыли по ее поверхности огонь ядерными боеголовками. Атака продолжалась не более пяти минут, за это время было выпущено не менее двадцати ракет несущих на себе ядерный заряд. После корабли противника развернулись и никем не остановленные скрылись в глубинах космоса. Число пострадавших от этого налета устанавливается.
        Дрожащей рукой, выключив передачу и закрыв компьютер кадет, убрал его обратно в карман. В комнате повисла тяжелая тишина, присутствующие пораженно молчали, не в силах поверить словам ведущего.
        - Как это? - севшим голосом переспросил Маркус. - Как это расстреляли ядерными боеголовками? Зачем? Почему?
        Ответом ему были лишь склоненные головы. Кадеты, прибывшие сюда с Попла, прятали лица, они не могли смотреть друг другу в глаза; пока они были в безопасности на базе, их планету бомбили.
        Вдруг фермерский сын развернулся и пошел по направлению к выходу из зала.
        - Ты куда? - окликнул его кто-то из толпы.
        - Домой! - уверенно ответил тот. - Мой отец тоже каждый сезон должен определенную долю отсылать на Кэйс. Надо ему помогать, не хочу, чтобы мою планету тоже бомбили.
        И не тратя больше времени на разговоры вышел вон. В зале продолжало царить молчание...
        А потом к выходу протянулась цепочка из молодых людей, которые шли, продолжая прятать глаза.
        В тот вечер более пятидесяти процентов кадетов прибывших на базу с других планет, прервали свое обучение и разлетелись по своим родным планетам.
        А Майк после разговора с полковником перестал общаться со своими друзьями, с теми, что прилетели с других планет.
        Глава 9
        - Быстрей! Быстрей! Чего плететесь, словно черепахи беременные! Нет, моя бабушка лучше вас бегает! Вперед лодыри! - покрикивал инструктор на солдат отряда специального назначения.
        Обливаясь потом Грэм, не смотря на травмированную руку, бежал вместе со всеми.
        Уже две недели как он со своими сослуживцами Рихардом и Тони проходили переквалификацию с пилотов боевых катеров на солдат отряда специального назначения. Им приходилось учиться тому, как пользоваться всеми видами стрелкового оружия, начиная от пистолетов и ручных пулеметов, заканчивая лазерными лучеметами и станковыми ракетными установками. Также их курс обучения включал в себя теорию и практику подрывного дела, основы управления боевыми лайнерами и много очень много физических упражнений.
        Инструктор по рукопашному бою, к слову сказать совершенно не делал скидок на повреждено руку Грэма.
        - А в бою ты тоже будешь орать, не бейте меня у меня ручка болит? - злорадствовал он и заставлял своего подопечного заново отрабатывать не получившийся удар или вставать в спарринг с партнером уже прошедшим полный курс обучения.
        Вообще у их инструктора была, по мнению друзей, плохая привычка - он один раз в неделю любил совмещать тренировку отряда Грэма с одним из уже действующий отделений войск специального назначения.
        После таких тренировок ребята практически выползали из спортзала, держась за все места. Парни из спецвойск били по настоящему, не жалея, ни своих сил, ни своих спарринг партнеров. Обучающиеся получали удары локтями, кулаками, ногами, коленями и даже лбами. Никакой защиты не надевалось. Инструктор лично следил за ходом спарринга и ни разу не допустил, ни одного удара который мог бы покалечить кого-нибудь из его подопечных. И все же он каждый раз напоминал перечень запрещенных приемов; в него входили удары в кадык, по глазам, в пах и еще несколько из числа считавшихся особо опасными.
        На все уговоры, что это не честно, они профессионалы, а мы только готовимся стать ими, он отвечал в своей привычной манере:
        - Когда будешь врываться на корабль противника, и тебе будут противостоять парни из особых войск, им тоже будешь доказывать, что ты не профессионал, а просто погулять зашел?
        На, это ответить было нечего и друзьям приходилось, стискивая зубы идти заново получать синяки и шишки. Тем более что в спину им уже кричал инструктор:
        - Спецвойска дело добровольное, кому не нравиться шагом марш домой, к мамочке!
        Хуже всех приходилось Грэму, с его плохо все еще плохо действующей левой рукой и Тони. Последний не мог похвастаться высоким ростом, также он все еще был немного полноват, возможно, поэтому он старался компенсировать недостатки своей фигуры, длиной языка. Уже после второй совместной тренировки на спарринг с ним выстраивалась очередь из осмеянных им противников. Зная это, тот всегда с большой неохотой посещал совместные занятия. Однако следует отдать ему должное, зная об особой не любви к нему соперников он и выкладываться начал на полную, до последнего занимаясь в спортзале. И пусть по утрам у него болело все тело, но со временем его успехи в рукопашном бою начали удивлять даже инструктора.
        Грэму же сильно мешала его травма. Зная о ней, соперники намеренно старались проводить удары с левой стороны. Каждый такой удар, принятый на эту руку заставлял его кривиться от боли, а медик, которого он посещал каждый вечер, лишь тихо ругался сквозь зубы, осматривая появившиеся на ней синяки, или вглядываясь в экран монитора, стараясь разглядеть улучшения в порванных связках и треснутой кости.
        - Эх, отменить бы эти твои тренировки парень, а то так и не вылечу я тебя нормально, будешь до конца жизни с не гнущейся рукой ходить, - говорил он каждый раз, перед тем как отпустить Грэма.
        - Неа, не буду! Еще пара недель и будет как новенькая, - ритуально отмахивался тот.
        - Да уже неделя, как пройти должна была, - пытался втолковать ему доктор. - Понимаешь, если бы держали твою руку в полном покое, то с моим оборудованием, я бы тебе ее уже вылечил. А так никакого прогресса, вот уже на протяжении полутора недель я не наблюдаю.
        ***
        Прошло три недели. Грэм пришел в последний раз на осмотр к медику.
        - Поздравляю вас молодой человек, все поврежденные ткани восстановились. Вы здоровы!
        - Доктор, а вы ничего не путаете? - с некоторым страхом спросил тот.
        - Молодой человек, судя по вашему голосу, вас что-то пугает, - нахмурился седовласый врач. - А ну давайте, выкладывайте все ваши тревоги, не бойтесь, мне можно.
        - Понимаете доктор, у меня рука плохо двигается, да и сгибать и разгибать ее стало тяжело. Так словно бы она все еще болеет. А вы вот сказали, что она здорова. Как это понять?
        Нахмурившись, врач принялся осматривать и ощупывать его локоть, попросил Грэма согнуть и разогнуть его руку, да и вообще пошевелить ею. Минут через десять он произнес:
        - Ну, что ж поздравляю вас молодой человек, вы добились, чего хотели, кажется, ваша рука действительно утратила некоторую часть своей подвижности, - помрачнев, определил, наконец, доктор.
        - Но, как это, - пролепетал Грэм. - Я же не хотел!
        - А никто не хотел! Я вот тоже не хотел, поэтому и предупреждал вас, что эти ваши постоянные нагрузки на руку и удары, получаемые при тренировках по рукопашному бою, ни к чему хорошему привести ну просто не могут.
        Опустив голову, Грэм подумал немного, потом, подняв лицо и, смотря врачу прямо в глаза, твердо произнес:
        - И что никакой надежды на полное восстановление нет? - было видно, что хоть эти слова и дались ему с трудом, но он уже справился с ударом, и владеет собой полностью.
        - Почему же, шансы они есть всегда, пока человек живой и не сдался. Вот смотрите сюда, - поднявшись, врач принялся показывать специальный комплекс упражнений призванных восстановить подвижность и гибкость руки Грэма.
        - Доктор, а как же тренировки? - напоследок спросил Грэм.
        - Что тренировки? - удивился тот. - Продолжайте.
        - А как же рука?
        - Молодой человек вы уже сделали что могли! Так что продолжайте свои тренировки, хуже не будет, точно, а может даже и поможет, дополнительные упражнения и гимнастика вашей руке не повредят.
        Позже до Грэма и его друзей дошли слухи о том, что через пару дней доктор, встретившись с их инструктором, серьезно повздорили. Врач орал на инструктора, что по его вине молодой человек остался с неполноценно работающей рукой. А тот в ответ заявлял, что ему без разницы с ногой ли, рукой ли, но заминаться он его заставит по-настоящему, так как ему нужны настоящие воины, а не салаги зеленые, не способные даже в морду дать качественно.
        - А напоследок я вам так скажу доктор, - последнее слово он особо выделил. - Шли бы вы своих сопляков лечить, а моих парней не трогали. Вот дам я ему послабление на тренировке, а потом в бою он не успеет, чуть - чуть руку не доведет и пропустить удар, не потому - что он плохой, а из - за того, что я вас послушал и не научил его правильно. И все труп. И кто тогда виноват будет? Он потому - что на руку долбанутый? Я, который вас послушал и его пожалел? Или вы доктор, который влез не в свое дело? И дальше он умрет, не прикроет спину своего товарища, а товарищ получить из - за этого удар в спину. Вы этого хотите?
        Последние предложения инструктор буквально кричал в лицо, враз побелевшему врачу.
        - Я, нет! Никогда! Как вы могли подумать! - мелко трясясь, бормотал в ответ тот.
        - На этом считаю разговор оконченным, - отчеканил инструктор, и лихо развернувшись на каблуках, пошел проч.
        Но, все же этот разговор имел свое продолжение, на следующей тренировке он сам подошел к Грэму и, положив руку на плечо произнес:
        - Что сынок болит?
        Поразившись подобному проявлению сочувствия, тот встал во фрунт и бодро отрапортовал:
        - Никак нет, сэр! Тяжело сгибается, да некоторые движения не получаются!
        - Ну, ничего, рука на месте, а значит, разработаем, - подбодрил его тренер, после чего закатал правую штанину и продемонстрировал металлическую ногу оканчивающуюся ступней, которая была приживлена к его колену.
        - Вот так, то оно. А вы думали, почему я сам на базе, с вами пылью покрываюсь?
        Пожав плечами, Грэм изумленно покачал головой, он-то хорошо помнил, как инструктор недавно валял здоровяка Артура из пятнадцатого отряда. Парни как раз вернулись из кратковременного отпуска, и инструктор поспешил устроить им полноценную тренировку.
        Быстренько согласовав все это с начальством, он назначил совместное занятие на следующий день.
        А пятнадцатый отряд незадолго до отпуска провел ряд рискованных операций на территории противника, в некоторых из них дело дошло и до рукопашной.
        Артур, которому за участие в них было присвоено звание старшего сержанта, посчитал, поэтому себя великим специалистом по рукопашному бою и во всеуслышание объявил:
        - Хорошо когда можно сидеть на базе, и учить сражаться!
        В зале моментально повисла напряженная тишина, все понимали, о ком это было сказано, и ожидали реакции инструктора.
        - Кто это сказал? - повернулся тот лицом в сторону, откуда это было произнесено.
        - Ну, я, - выступил вперед Артур.
        Оглядев солдата, инструктор спокойно спросил:
        - Вы ведь обучение проходили не у меня. Правильно?
        - И что? - не унимался Артур.
        - Согласитесь сейчас выйти со мной в спарринг? - неожиданно предложил инструктор.
        - А не пожалеешь? - осклабился солдат.
        Вместо ответа инструктор, раздвинув остальных присутствующих, прошел в центр зала и остановился, ожидая Артура.
        Тот немного красуясь, подошел к нему вразвалочку и принялся стягивать с себя тренировочную майку, оставшись в шортах и кроссовках, он подошел вплотную к противнику и произнес:
        - Смотри, жалеть тебя не буду. Драться будем по-настоящему!
        Поводив плечами дабы размять их, инструктор в ответ произнес, лишь одно слово:
        - Приступим?
        Его противник, услышав о начале поединка, с диким ревом ринулся на него, наноса удар одновременно прямой правой ногой и правой же рукой. Инструктор не стал блокировать их, просто сделав шаг в сторону, пропустил мимо себя, да развернувшись вслед за Артуром в последний момент, нанеся удар ногой по внутренней стороне обоих ног противника. Артур как подкошенный рухнул на колени, и проехал вперед сантиметров пятьдесят по полу, сдирая с них кожу.
        Взревев как раненый тур, он вскочил и заново бросил прямо на противника. В этот раз инструктор не стал уворачиваться, а попросту упер ногу в живот Артура, схватил того за плечи потом повалился на спину и продолжая движение начатое противником перебросил того через себя.
        Приземлившись на спину, в полуметре от поднимающегося инструктора Артур помотал головой, после чего попытался встать. Получилось у него это только со второй попытки.
        Инструктор уже секунды три как спокойно стоял, наблюдая за поднимающимся противником, параллельно пытающимся восстановить дыхание.
        - Ах, ты... - закричал Артур, кидаясь словно щенок на любимый ботинок на своего противника в третий раз.
        Поднырнув под удар, инструктор оказался в десятке сантиметров от него и видимо устав от его бесплодных попыток нанес сильнейший удар кулаком снизу вверх прямо в подбородок. Для большинства зрителей этот удар остался незамеченным, так как Артур закрыл его своей спиной, они лишь видели, как инструктор сначала увернулся, и как затем упал солдат.
        Несколько секунд зрители пораженно молчали, а потом восторженно завопили. Тот факт, что удара они не увидели, делал их восторг лишь только более полным. Инструктор стоял, спокойно опустив руки, а у его ног лежал поверженный Артур.
        С той поры Артур больше не зарывался и старался при любой возможности попасть на тренировку к инструктору по рукопашному бою войск специального назначения старшему лейтенанту Моррису.
        ***
        - А, я тебе говорю, он установил бомбу под днищем вражеского лайнера. Он подобрался к нему, сквозь открытый космос, надев на себя скафандр, и вылетев из открытого люка в борту нашего лайнера. А когда бомба взорвалась, то один из кусков выброшенных взрывом отрезал ему ногу, - с жаром шептал своим друзьям в столовой Тони.
        - Да, и как он, по-твоему, вернулся обратно на космический корабль в скафандре с обрезанной штаниной? - полным сарказма голосом спросил Грэм.
        После того как инструктор Моррис при всех показал свой приживленный протез, вся база наводнилась слухами и версиями в которых рассказывались "подлинные" истории о том, как он потерял свою ногу. Причем каждый последующий рассказ был все менее и менее правдоподобен.
        - А вот я точно знаю, мне рассказывал мой приятель из технического отряда, - это вступил в разговор, подсевший за их столик незнакомый солдат из другого отряда. - У него отец офицер, так вот отец ему рассказывал, что Моррис был в разведывательном отряде. И однажды во время выполнения задания он попал в плен. Его отвезли на базу, там пытали, пристегнув ремнями к крышке стола, но он так ничего им не рассказал. За это они отпилили ему ногу ручной пилой.
        - Интересно как Моррис в таком случае снова у нас на базе оказался? - не остался безучастным и Рихард - Стрелок.
        - Когда его после пыток тащили обратно в его камеру, он убил своих конвоиров! - с жаром продолжал неизвестный рассказчик. - Одного задушил, второму кадык зубами вырвал. А потом, завладев их оружием, перебил всю охрану базы, завладел секретными документами и, угнав боевой катер, истекая кровью, добрался на нем до нашего космического лайнера. Который и доставил его уже обратно на родную планету.
        Когда рассказ закончился, за столом наступила тишина, нарушаемая лишь звуками приема пищи, долетавшими с других обеденных столов.
        - Не, тоже брехня! - покачал головой Грэм.
        - Нет правда! - обиделся рассказчик. - У меня источник достоверный!
        - Ну, не знаю, не знаю, - поддержал сомнения друга Рихард.
        - Да, ну вас! - неизвестный обиделся, собрал свои тарелки и, найдя за соседним столиком свободное место, пересел туда. И практически сразу, судя по жестам, принялся за изложение своей версии событий, при которых старший лейтенант Моррис лишился ноги.
        ***
        По окончанию первой части учебной программы подготовки солдат войск специального назначения, отделение Грэма было распущено по домам на недельный отпуск.
        И вот он снова стоит перед дверью родительского дома и не решается нажать на кнопку звонка. Предупреждать о своем отпуске он не стал, хотел сделать сюрприз, а сейчас вот разнервничался и не может поднять руку, чтобы известить родных о своем прибытии.
        Грэм так и стоял на крыльце до тех пор, пока дверь не раскрылась и на крыльцо не вышла его мать, собравшаяся в магазин.
        - Привет мам, я вернулся, - с улыбкой произнес он в лицо опешившей матери.
        ***
        Когда первые восторги по поводу благополучно вернувшегося Грэма утихли, он сам того от себя не ожидая взял переговорник и позвонил Лизе, дабы пригласить ее в гости.
        Лиза, не получавшая вестей от Грэма уже с месяц, сильно удивилась и не менее сильно обрадовалась, услышав в аппарате его голос.
        - Привет Лиза, у меня недельный отпуск, приходи сегодня в гости.
        - Ой, Грэм привет! Как я рада! - защебетала в ответ Лиза.
        - Это хорошо, так как в гости? Придешь!?
        - Слушай Грэм эээ... тут такое дело... у меня планы на сегодняшний вечер уже есть. Понимаешь, если бы я... раньше знала о твоем приезде...
        - Всё Лиз не надо извиняться, - враз погрустневшим голосом произнес Грэм. - Ладно, пока. Ты это, не забывай меня, если что.
        И не слушая больше Лизиных ответов, опустил руку с переговорным аппаратом на кровать.
        - Сынок, что такое? - это мама как раз вошедшая в комнату Грэма заметила погрустневшее лицо и серьезно этим обеспокоилась. Потом перевела взгляд ниже, на руку и увидела в ней переговорник. - Поссорился с кем-нибудь?
        - Нет, мам все в порядке. Не волнуйся все хорошо, главное это то, что я дома, с вами.
        - Именно сынок, именно, - мама подсела на кровать к Грэму и принялась гладить его по голове.
        - Мама, - пробормотал сын и уперся лбом ей в плечо.
        - Слушай сынок, а ты сегодня куда-то еще собираешься? - не переставая гладить Грэма по голове, поинтересовалась мама.
        - Нет, мам, - подняв голову, он отрицательно помотал ею, - Куда мне идти? А самое главное зачем? Если все люди, которых я хотел видеть здесь, дома. Вот, еще папа с работы должен вернуться и тогда точно все будут в сборе.
        - Сынок, у тебя, что же друзей нет? - расстроенным голосом спросила мама.
        - Почему?! - удивился Грэм. - Есть, только они служат со мной вместе, и у них так же как у меня сейчас отпуск. Если позвонят, тогда встретимся, а так зачем людей от их семей отвлекать?
        - Правильно сынок посиди дома, с нами! - обрадовалась мама.
        - Мам, ты только папе не говори, что я вернулся. Хочу сюрприз ему сделать, домой вернется, сам увидит. Может, обрадуется, - попросил Грэм.
        - Конечно, обрадуется!
        - Ну, вот и хорошо, - улыбнулся солдат.
        ***
        Вечером по настоянию вернувшегося с работы отца, по поводу неожиданной встречи с сыном был устроен праздничный ужин.
        За столом собрались отец, мать и его десятилетний брат, который был очень горд тем, что его позвали за стол вместе со всеми, хотели позвать также и тетю с дядей, но Грэм попросил не делать этого.
        И вот когда вся семья уже сидела за столом, раздался звонок в дверь.
        - Кого там еще принесло, - поднимаясь, раздраженно бросил Грэм.
        - Сынок сиди спокойно, я пойду сам посмотрю, - быстро встал его отец и сам прошел к двери.
        Через некоторое время из прихожей донесся его голос:
        - Грэм, это к тебе, подойди, пожалуйста!
        Пробурчав себе поднос нечто неодобрительное, Грэм поднялся и нехотя побрел к входной двери.
        Увидев Лизу, скромно притулившуюся у порога, он от такой картины даже споткнулся от неожиданности.
        - Лиза!? Ты!?
        - Я, - скромно потупилась девушка.
        - Такс, молодые люди я вас оставлю, вы здесь поговорите, а потом сынок, пригласи девушку к нам, на ужин, - заторопился обратно к столу отец.
        Отец уже ушел в комнату, а Грэм все еще продолжал стоять в прихожей, не зная, что ему следует говорить. Наконец, он сумел подобрать слова, и с трудом выдавил из себя:
        - А ты же говорила, что у тебя планы на вечер уже есть?
        Не поднимая глаз от пола, Лиза ответила:
        - Были. Но тогда я еще не знала о твоем приезде. Ты меня известил, и я решила пересмотреть свои приоритеты.
        - И как? - твердо смотря ей в лицо, спросил молодой человек.
        - Ну, я же перед тобой, - подняв глаза, ответила Лиза.
        - Хорошо, - решил Грэм. - Раздевайся и проходи за стол.
        Приняв Лизину легкую курточку, он повесил ее на вешалку и провел гостью к столу.
        ***
        Атмосфера за обеденным столом с приходом девушки напряглась, и Грэм поспешил поскорее закончить ужин, уведя свою спутницу на второй этаж, в свою комнату.
        Родители чувствовали определенную недосказанность между ними и поэтому не препятствовали похищению сына Лизой.
        Уведя девушку уже знакомой ей дорогой в свою комнату, Грэм усадил ее в кресло, а сам уселся на свою кровать.
        Тяжелое молчание затягивалось.
        - Как твоя рука? - первой нарушила его Лиза. - Надеюсь, не болит больше?
        - Нет, не болит, - ответил Грэм и, откинувшись назад, постарался опереться на руки. Все получилось бы ничего, но травмированная левая не захотела в локте выпрямляться, и ее обладатель повалился на левое плечо.
        - Грэм тебе больно? - мгновенно кинулась к нему испугавшаяся девушка. - Где болит?
        - Да, все нормально, не беспокойся, - удобно устроившись на кровати, успокоил ее Грэм. - Просто рука на кровати проскользнула.
        И потом сразу, не делая паузы, смотря в глаза Лизе, спросил:
        - Кто он?
        - Кто? - притворно округлила глаза девушка.
        - Твой парень.
        - Какой парень? - отстранилась девушка. - Нет у меня никакого парня!
        - Да, а с кем ты тогда собиралась провести сегодняшний вечер? - саркастически спросил Грэм. - Только не говори, что с подружками по учебе. Не надо мне врать.
        Отстранившись от него, Лиза поджала губы - ответить на такое прямолинейное заявление было нечем. Грэм тоже сидел и молчал, ему было неприятно ее молчание, но он не собирался его нарушать первым.
        Наконец, Лиза решилась и принялась рассказывать:
        - Понимаешь, когда ты вернулся на базу, мне стало очень одиноко.
        Грэму в ответ на эти слова очень хотелось встать и воскликнуть:
        - И что с того?!
        Но, он сумел себя сдержать и продолжал сидеть, молча смотря в глаза девушке.
        - А тут я познакомилась с Жаном, он развлекал меня по вечерам, когда мне было особенно одиноко, - затараторила Лиза.
        - Все ясно, - подвел итог Грэм. - А сейчас зачем ко мне явилась? Нового шута для развлечений нашла? Еще поиграться с недельку, а после к своему Жану переметнуться?
        От такого прямолинейного выражения своих мыслей, Лиза на минуту потеряла дар речи. Лишь сидела, прикрыв рот ладошкой, да хлопала ресницами.
        Когда первое потрясение прошло, она принялась уверять, что это была ошибка, и она ее полностью осознала.
        - Грэм, поверь мне, я не вру! - прижала она руки к груди. - Я приехала к тебе, потому - что осознала, насколько я заблуждалась. Я позвонила, перед тем как выехала из дома Жану, и сказала ему, что мой молодой человек вернулся в город, и поэтому мы больше с ним видеться не будем. Я правду говорю! Поверь мне!
        К концу своей речи, Лиза настолько взвинтилась, что чуть - ли не рыдала.
        - И к тому, ты же ведь сам в течение двух месяцев не давал о себе никаких сигналов, - продолжала захлебываясь рыданиями девушка. - Ты же вообще пропал неизвестно куда, и неизвестно, что с тобой случилось. Откуда я могла знать, что ты ко мне вернешься? А сейчас я пришла к тебе... К ТЕБЕ! А не к нему и ЭТО главное!
        ***
        В тот вечер Грэм с Лизой помирились и теперь каждый вечер буквально не отходили друг от друга ни на шаг. По утрам Лиза уходила на свою учебу, а Грэм в это время обучал в саду своего младшего брата приемам рукопашного боя. К половине четвертого он подходил к зданию инженеров космического флота и ждал там пока Лиза из него выйдет.
        Потом они гуляли по городу, либо если погода портилась, шли домой к Грэму. Там Лизу встречали с неизменной радостью.
        Девушка и не подозревала, что пока она объяснялась на втором этаже с Грэмом его отцу, принявшему в споре ее сторону, пришлось в столовой выдержать настоящий бой. Мать настаивала на том, что эта как она выразилась "взбалмошная вертихвостка" и "накрашенная стрекоза" не должна встречаться с ее сыном. По ее мнению Грэм в процессе общения с ней может подпасть под ее влияние, и она заставит его натворить глупостей.
        Но, отец, хорошо знавший всю Лизину семью вступился за нее и сумел убедить свою жену, в обратном. В том, что Лиза высоко культурная и порядочная девушка. А по уравновешенности, так она вообще может поспорить с самим Грэмом.
        Родители вообще часто делают для детей так много хорошего, что остается для них неизвестным. Насколько было бы легче жить, если бы дети с самого начала понимали благие замыслы своих родителей.
        И как это ни удивительно, но слова отца оказались правдой. Пара подобралась на редкость красивая: оба высокие, поджарые, они спокойно гуляли, взявшись за ручку по дорожкам городского парка. После памятного объяснения, ни один из них больше не повысил на другого голос, или как либо иначе показал свое нервное напряжение.
        Грэм вообще после своего первого боя сильно изменился. Он понял, то насколько мелочны все текущие жизненные проблемы, в масштабах глобального противостояния всего человечества с его извечным врагом - смертью. И поняв все это, после того как сам постоял на краю черты, он перестал обращать внимания на мелкие досадные неприятности, считая их не достойными того, чтобы омрачать свое существование.
        Так же вместе они посетили старого друга Грэма - Корга. Вернувшись, домой в отпуск, он первым делом позвонил, матери своего друга и поинтересовался:
        - Здравствуйте тетя Таня, это Грэм. Как у Корга дела?
        - О, Грэм здравствуй, рада тебя слышать, а у Корга дела уже намного лучше! - радостным голосом ответила тетя Таня. - Его даже домой из больницы выписали. Так что можешь в любой момент придти его навестить. Мы тоже будем рады тебя видеть. Приходи!
        ***
        На третий день после этого разговора, Грэм со своей подругой пришел в гости к родителям Корга.
        - О, какие гости! Грэмушка, проходи дорогой! Очень рад тебя видеть, живым, - чуть не "утопил" гостей в словах отец Корга, открывший дверь. Он и всегда был любителем поговорить, а сейчас у него видимо было хорошее настроение. - А наш Корг сегодня сумел утром самостоятельно открыть дверь своей комнаты!
        После этих слов Грэм понял и разделил приподнятое настроение дяди Андрея. Увидев непонимающее лицо Лизы, он толкнул ее легонько локтем в бок и шепнул на ухо: - я тебе после все расскажу.
        Проведя в дом гостей, отец закричал, задрав голову вверх, так чтобы его было слышно на втором этаже:
        - Корг к тебе гости!
        Сверху послышались шаги, и вслед за ними над лестничными перилами показалась всклокоченная голова приятеля:
        - Грэм! Как я рад тебя видеть дружище!
        И улыбающийся во весь рот Корг сбежал по ступеням вниз, прямо в раскрытые объятия своего друга. После пары минут таких тяжелых похлопываний по спине, что заставили бы позеленеть от зависти и бурого медведя, друзья уселись в гостиной комнате на диване и принялись расспрашивать друг друга.
        - Что на базе нового? - с некоторым интересом в голосе сидя на диване, поинтересовался Корг.
        - Мы, то есть я, Рихард и представляешь Тони, теперь в специальных войсках, - с некоторой напряженностью в голосе ответил Грэм. Он не знал, как на эту новую информацию среагирует его друг. Боялся его нервов и того, что они могут пошатнуть, только начавшее поправляться здоровье друга.
        - Молодцы, - одобрительно кивнул головой Корг. - Ты, я знаю, выиграл чемпионат по вольной борьбе. Рихард с самого начала был прирожденным снайпером, а вот Тони то за какие заслуги?
        Засмеявшись шутке друга, Грэм утер выступившие на глазах слезы, а потом произнес:
        - Слушай, вот правду говорят, у дураков мысли сходятся! Представляешь, мы задавались точно, таким же вопросом!
        - И как? - с неподдельным интересом в голосе рассмеялся Корг.
        - Слушай, - начал повествование гость. - Мы подумали, подумали, ничего не придумали и решили обратиться прямо к самому Тони.
        Давясь смехом, продолжал Грэм:
        - Ты не поверишь, он скромно потупил глазки и произнес - у меня есть много друзей.
        - Ай да Тони! - со всем как в прежние времена, расхохотался Корг. - Ты представляешь, взять и перевестись в специальные войска! Вот за каким, это ему было нужно, я не понимаю!?
        - Не надо! Ты не справедлив к парню! - посерьезнев, поднял ладони Грэм. - Он делает поразительные успехи в рукопашном бою. Представляешь, он уже стал лучшим в нашем отделении!
        - Иди ты! - поразился друг.
        - Я серьезно!
        Присутствовавшие при этом диалоге родители Корга и Лиза, лишь сидели, расположившись в удобных креслах из натуральной кожи, и молчали. Когда-то лет пять назад мать друга увидела этот гарнитур из дивана и трех кресел в одном дорогом магазине, и ни с кем не советуясь, влезла в большие долги, но все же приобрела его. Обивка на них уже немного поистерлась, однако этот фактор никак не повлиял на их удобство, наоборот, по мнению домочадцев, кресла от этого только выиграли, стали мягче и как - то домашнее чтоли.
        Невольные свидетели встречи двух друзей понимали всю важность момента, эта встреча могла стать переломным моментом в лечении Корга, либо станет катализатором выздоровления, либо же наоборот докажет его неспособность к поддержанию обычной беседы.
        - Сынок, а как все-таки этот ваш Тони, сумел попасть в специальные войска? - не выдержав, поинтересовалась мать.
        - Ну, Тони, это отдельная песня, - с легкой грустью улыбнулся Корг. - У него всегда и везде полно друзей, мы как - то с ним прошлись вместе по городу, так я представляться замучался. Как встретит кого-нибудь так давай нас знакомить. И так каждые пять - семь минут. И что ты думаешь, если он захотел попасть в спецвойска, то никто из этих его друзей сумел ему помочь?
        - Согласен, - веско произнес отец. - А самым лучшим доказательством является то, что этот ваш Тони, сейчас учится вместе с нашим Грэмом.
        С этим заявлением, все согласились единогласно. Как бы то, ни было, но Тони действительно сейчас служил в спецвойсках, и сообщать имя своего благодетеля не собирался.
        - А сам-то ты как? - решился задать главный вопрос Грэм.
        - Я? - грустно улыбнулся Корг. - Я живу в постоянном страхе. Из дома выйти не могу, потому - как не могу заставить себя. Каждый раз, когда я оказываюсь в закрытом помещении, мне начинает казаться, что я в отрытом космосе, наш лайнер уничтожен и я единственный выживший, а за моей закрытой дверью уже "плещется" открытый космос. Мне тогда становиться так страшно, что я буквально валяюсь на полу от страха.
        - Бедняга, - пожалел его друг. А Лиза в свойственной ей манере прикрыла рот ладошкой. - И что никаких подвижек в сторону улучшения?
        За спиной больного друга его мать корчила страшные лица, показывая насколько, по ее мнению, этот вопрос Грэма был не приемлем. Однако, ее опасения оказались напрасными, Корг отреагировал на него спокойно и рассудительно ответил:
        - Нет, к сожалению, совершенно никакого прогресса. Простите Лиза, за такую подробность, но даже если я закрываюсь в туалете, страх каждый раз ко мне возвращается.
        - Даже так! - присвистнул Грэм.
        - Да, все настолько плохо.
        - Понятно.
        - Но, на людей я уже не бросаюсь, - с улыбкой на лице и хитринкой в глазах "свернул" тему на веселой ноте Корг. Натянуто улыбнувшись, Грэм сделал вид, что оценил шутку друга.
        Посидев еще минут двадцать, они с Лизой заторопились на выход.
        ***
        К сожалению, все всегда проходит. Прошел и очередной отпуск. Перед его концом, Грэм хотел еще раз навестить Корга, но ему не разрешили. Дело было в том, что незадолго перед этим его снова попытались вывести на улицу, эта попытка закончилась неудачей. И теперь его друг снова лежал спеленатый в смирительную рубашку, мотая головой и брызжа слюной.
        В день отъезда Лиза была с ним и, прощаясь, он спросил, глядя в глаза:
        - В этот раз дождешься?
        - Обязательно, ты только вернись! Ты же вернешься?
        - Конечно глупенькая! - натянуто расхохотался Грэм, прижимая ее к своей груди.
        А про себя подумал:
        - По крайней мере, я очень постараюсь это сделать!
        Но, вот глайдер космофлота остановился перед его домом, приказ ясен - пора!
        ***
        И снова, как и в прошлый раз, друзья встретились уже в глайдере который вез их на базу.
        - Дежа вю, - произнес Грэм, когда друзья снова собрались втроем.
        - Чего, чего? - не понял Рихард.
        - Ну, это такое своеобразное повторение, того что уже когда-то раньше случалось, - блеснул своими познаниями Тони.
        - Молодец, прямо самый настоящий эрудит! - похвалил своего образованного друга Грэм.
        - А, так вы это про то, что нас уже так доставляли в часть, один раз, - догадался Стрелок.
        - Эх, Рихард, Рихард, умнеешь прямо на глазах, - покачал головой Тони.
        Тут уж не выдержали и все остальные присутствующие, после этой реплики пассажирский отсек глайдера буквально содрогнулся от взрыва дружеского хохота.
        Хохотали все, старательно выдавливая из себя смехом невольную грусть от расставания с родными, сам виновник неожиданной маленькой радости, Рихард утирал выступившие на глазах слезы и совершенно не думал обижаться на дружескую подначку весельчака Тони.
        Вообще эти полторы минуты хохота разрядили напряженную атмосферу, царившую среди возвращавшихся на службу солдат, и они были ему за это благодарны.
        - А кто знает, чему нас еще учить будут? - вдруг подал голос, сидевший на заднем сидении солдат с радиопозывным Радар. Боец получил его за то, что он отвечал в отряде за радиосвязь с базой и технические средства слежения, и радиоперехвата.
        Радара волновал этот вопрос по причине того, что у него была самая большая учебная нагрузка в отряде. После того как все его соратники получали свободное время, ему приходилось проходить дополнительные два часа обучения техники работы с электронными приборами слежения.
        - А что разве кто-нибудь уже что-то знает? - загомонили будущие солдаты специальных войск.
        Дело в том, что учебная программа каждого подразделения держалась в строгой тайне, и ни один из обучающихся не мог знать ее заранее. Это был один из не писаных законов а, как известно, не писаные законы соблюдаются намного более свято, чем те указы, которые сочинили сидящие в своих заоблачных кабинетах "большие дяди" начальники.
        - Ну, насколько мне известно, - выдержав паузу, сделал задумчивое лицо Тони.
        - Так Тони, давай рассказывай, а то мы тебя сейчас... - набросились на него остальные.
        Приняв боевую стойку, мудрый весельчак поманил остальных ладонью, таким образом, принимая предложенные ему правила игры.
        - Кто рискнет? Я жду.
        - Я! - выкрикнул Радар и, набросившись на него, сбоку принялся щекотать.
        -Ой, не надо, ой я боюсь щекотки! Ой, сдаюсь! - катался в проходе между креслами защекоченный Тони.
        - Давай, уж рассказывай, не томи! - прикрикнул на него Радар, переставая щекотать, но, однако, не вставая с его живота, в который он ему уперся своими коленями, чтобы его было удобнее щекотать. И видимо для того чтобы его информатору захотелось поскорее повести конструктивный диалог он немного попрыгал на нем.
        - Насколько мне известно, нас для прохождения второй части подготовительного обучения, вывезут на вторую базу, находящую на орбите, - скороговоркой выпалил Тони, которому не понравилось, как на нем прыгал Радар.
        - Иди ты! - от неожиданности Радар даже повалился с колен на задницу, и уселся прямо в проходе, рядом со своим поверженным противником.
        Примерно такая же реакция была и у остальных слушателей. О существовании подобной базы никто из них даже слыхом не слыхивал, не говоря уже о достоверных данных относительно ее существования у них не было. А тут такое неожиданное заявление относительно их будущего обучения на ней.
        ***
        Однако будущее еще раз подтвердило неслыханную осведомленность Тони. Сразу же по прибытии на базу их отряду было велено забрать все личные вещи из комнат проживания, и выдвигаться к взлетной точке N 32.
        Придя на место, солдаты увидели, что на точке уже разогревает двигатели, готовясь к старту пассажирский бот. Увидев такую картину друзья, было зашумели, но вышедший на шум офицер в звании капитана прикрикнул на них:
        - А ну тихо! Все?
        - Все! - закричали в ответ взволнованные пассажиры.
        - Тогда проходим внутрь и занимаем места! В колонну по два, становись!
        Удобно разместившись в кресле, и пристегнувшись ремнями в ожидании старта, Грэм перегнулся через сидящего в соседнем кресле Рихарда и прошипел, обращаясь к Тони:
        - Слушай многомудрый ты наш коротыш, откуда узнал?
        Тони действительно не отличавшийся высоким ростом, раньше бы обиделся, на оскорбительное, по его мнению, обращение, но теперь после признанных всеми успехов в рукопашном бою, он перестал стыдиться своего роста.
        Сделав суровое лицо, он веско произнес:
        - Свои источники информации не выдаю!
        Грэм хотел было еще что-то сказать, в это время был дан старт, пламя заревело выбиваясь из дюз, перегрузка в целых 7 Ж вдавила в кресло и как-то сразу стало не до разговоров.
        Глава 10
        Швартовой отсек космической боевой базы (сокращенно КББ) встретил их не приветливо; голые металлические стены, холодный разряженный воздух. Даже если бы сразу после открытия бортового люка бота, не последовала команда - строевым шагом вперед! Солдаты бы все равно постарались его скорее покинуть.
        Пройдя строевым шагом в так называемую "герметичную камеру", они предстали перед младшим лейтенантом в возрасте этак лет двадцати пяти - двадцати восьми.
        Перед тем как попасть в швартовочный отсек, пилоту требовалось пройти в "герметичную камеру", дождаться того момента, когда внутренняя дверь, ведущая внутрь базы будет загерметизирована и лишь только после этого он мог начать открывать дверь ведущую в отсек, где его ждал корабль. То же самое происходило, и тогда когда он возвращался на базу. Пилот задраивал дверь, ведущую в швартовочный отсек и лишь после этого он имел право открыть внутреннюю дверь и пройти внутрь КББ.
        Все эти предосторожности делались, на случай разгерметизации швартовочного отсека, которая могла произойти по причине повреждения створок вводного тоннеля во время захода в него корабля или какой другой поломке.
        Встретивший их младший лейтенант, скучать им не позволил и, не дав даже сбросить с плеч заплечные мешки с личными вещами, проорал:
        - Не расслабляться! В колонну по два становись!
        Дождавшись щелчка заблокированной двери, и увидев загоревшуюся зеленую лампочку, означавшую полученное разрешение открыть внутреннюю дверь, лейтенант, набрав на сенсорной клавиатуре код допуска раскрыл внутреннюю дверь и заорал:
        - За мной! Бегом марш!
        И побежал первым, показывая дорогу. Пробежка по космической базе оказалась до боли похожа на бег по коридорам боевого лайнера.
        Пробегав минут десять по запутанным коридорам базы, отряд оказался в ее жилой части. Пробежав по лестнице на три этажа вверх, младший лейтенант приказал остановиться и стоя на площадке лестницы, принялся раздавать карточки - ключи от дверей комнат:
        - Рихард, Грэм - 1418! Получи!
        - Тони, Бовентур - 1419! Получи!
        - Радар...
        Когда все новенькие были расселены по комнатам, младший лейтенант со свойственной ему скоростью исчез в неизвестном направлении, а новички принялись обживаться на новом месте временного проживания.
        ***
        Жилые комнаты на КББ практически ничем не отличались от тех, в которых Грэму довелось жить на их лайнере технической поддержки.
        Длинная комната своей формой похожая на прямоугольник, состояла словно бы из двух половинок; подразумевалось, что на одной из них будет жить Грэм, а на второй его сосед Рихард. У каждого из них было по своей кровати, придвинутой вплотную к стене, а также один на двоих стенной шкаф.
        В стену по правую руку от входной двери был вмонтирован переговорник, который дал о себе знать уже через пять минут после того как друзья зашли внутрь отведенной им комнаты.
        Услышав сигнал переговорника, Рихард снял трубку и поднес ее к уху, послушав, молча пару секунд, он сказал:
        - Слушаюсь!
        И повесил трубку.
        - Что такое? - обернулся к нему Грэм.
        - Велено через пятнадцать минут прибыть в отсек N 324, форма одежды спортивная - удивленным тоном ответил Рихард.
        - Попали мы с тобой в веселые будни! - присвистнул Грэм.
        ***
        Если бы только он знал, насколько окажется прав!
        Когда вся группа ровно через пятнадцать минут собралась в указанном отсеке, им не дали и минуты свободного времени, отправили строем в спортзал.
        - Да уж, влипли мы ребята! - протянул Тони, без сил падая на мягкий мат.
        - А ну встать! - тут же рявкнул на него инструктор. - Пятьдесят отжиманий!
        Выбора у бедняги не оставалось и он, чуть не падая от усталости, принялся за упражнение.
        Если раньше Грэм уходил из спортзала, считая, что еще пара минут занятий, и он просто упадет, то на тренировке ЗДЕСЬ он понял, что такое НАСТОЯЩАЯ усталость. Усталость с большой буквы!
        В спортивном зале их уже поджидало целых пять инструкторов, которые взялись за дело с энтузиазмом людей всей душой влюбленных в свое дело.
        На занятиях с одним инструктором у его подопечных иногда появляется возможность схалтурить, то тут о таком нельзя было даже мечтать, кто-нибудь из пяти обязательно замечал недобросовестно выполненное задание и халтурщик получал штраф в виде нескольких дополнительных десятков отжиманий или упражнений на пресс.
        После полуторачасовой разминки, когда казалось силы уже полностью на исходе, первый инструктор подал команду:
        - Разбиться на пары, повторяй за мной!
        И взяв себе помощником одного человека из группы, принялся показывать на нем упражнения. Остальные инструктора, также взяли себе в партнеры парней из обучаемой группы. Одним из таких счастливцев оказался Бовентур.
        Парни, не попавшие в руки к инструкторам, с опаской смотрели на бросаемых подобно куклам соратников и тихонько радовались тому, что их минула эта болезненная участь.
        На отработку приемов рукопашного боя было выделено сорок минут, после этого отпустив вконец измусоленных помощников инструктора, объявили трех минутный перерыв, во время которого обучающиеся должны были отдышаться и забинтовать себе руки боксерскими бинтами.
        Бовентур вместе остальными попавшими в пару к инструкторам на подгибающихся ногах подхрамали к державшимся кучкой кадетам.
        - Ты как? - подошел к своему соседу Тони.
        - Больно, - морщась, ответил тот. - Все мышцы с суставами мне повыворачивал.
        Три минуты, выделенные на отдых, протекали безрадостно, в атмосфере всеобщей подавленности. Когда же они истекли, инструктор громогласно объявил:
        - На пары разделись! К спаррингу товьс!
        Грэм не мудрствуя лукаво, встал в пару с Рихардом, Бовентуру попался высокий и кряжистый еще не знакомый друзьям солдат, и лишь только у Тони возникла заминка с поиском напарника, никто не хотел вставать к нему в пару.
        - Это еще что! - возмутился старший инструктор. - Почему без пары!?
        - А он у нас лучший в группе, - выкрикнул кто-то из сослуживцев Тони. - Никому не хочется лишние удары в голову-то ловить!
        - Кто это сказал? Тридцать отжиманий! - мгновенно среагировал инструктор.
        - Так ты, - ткнул он указательным пальцем в грудь Тони. - Подойди ко мне, будешь моей парой!
        Нетвердой походкой Тони встал в пару к старшему инструктору, остальные четверо принялись следить за ходом спарринга у других пар.
        За восемь минут спарринга Тони падал пять раз, вначале девятой он упал в шестой раз и больше не поднялся.
        - Стоп, хватит! - остановил спарринг даже не запыхавшийся инструктор. Убедившись, что все пары остановились, он подошел к распростертому на полу Грэму и произнес с неожиданной теплотой в голосе:
        - Хорошая техника, воин. Только скорость недостаточная, но ничего будем работать!
        Тони лишь промычал ему в ответ нечто совершенно невразумительное, после чего опустил голову на пол спортзала и затих.
        ***
        Затем в раздевалке пришедший в себя Тони рассказывал, что он практически ничего не мог противопоставить своему противнику.
        - Я его ударов, даже не замечал! Вот я остановил его правую кисть, уклонился от удара левой и тут сразу же получаю удар в голову. Откуда!? Я вас спрашиваю? У него, что три руки?
        - Конечно! А ты что думал? - смеялись окружающие. - Заодно у него еще и пять ног!
        Тони пришлось нести в раздевалку, и там приводить в чувство под душем. Пол лица его уже приобрело некоторую опухлость, показывая место будущего синяка.
        Парни уже успели ополоснуться под душем, когда из динамиков, закрепленных под потолком, донесся голос лишенный всяческих эмоций:
        - Теперь вы отряд войск специального назначения за номером двадцать семь. С этой минуты вы официально являетесь солдатами отряда специального назначения. Сейчас направляетесь в столовый отсек, а после этого у тех, чья армейская направленность еще не определена свободное время. У тех из вас кого уже распределили, начнутся занятия, по выбранной специализации.
        Когда динамики отключились, Радар грубо выругался, его специализация была определена давно, как впрочем, и у Рихарда - Стрелка, а это означало, что ему придется трудиться еще несколько лишних часов, когда остальные будут отдыхать.
        С большим трудом солдаты двадцать седьмого отряда специального назначения разбрелись по комнатам, некоторых из них уже ожидали на их кроватях листы, в которых значилась их специализация и задания на оставшееся время дня.
        По мнению большинства хуже всего было Тони - после обеда он должен был вернуться в спортзал и продолжать занятия с инструкторами по рукопашной. Если большинство из его сослуживцев были настолько уставшими, что с трудом представляли, как они доберутся до своих кроватей, то мысли о продолжении тренировок были и вовсе невыносимы.
        Признаться Грэм входил к себе в комнату не без трепета - вдруг и его поджидает лист со специализацией, и вместо отдыха кровати он получит пару часов напряженных занятий. Но, обошлось, его кровать в отличие от кровати Рихарда, на которой лежал листок с номером отсека, в который тому следовало явиться для прохождения снайперских курсов, была застелена и пуста.
        Не имея сил даже думать об обеде Грэм, мешком повалился на свою кровать и заснул под ругань Рихарда, суть которой сводилась к тому, что он не хотел идти ни на какие курсы, и вообще не понимает, какой умник догадался их назначить после занятий по рукопашному бою.
        ***
        Следующий день начался с практических занятий со стрелковым оружием.
        - Тоже мне нашли, чем удивить! - ворчали некоторые из солдат новоявленного двадцать седьмого отряда специальных войск.
        Услышав подобные разговоры Рихард лишь усмехнулся, что отнюдь не прибавило настроения Грэму, который помнил специализацию своего соседа. Эх, не предвещала его усмешка легкой жизни! И первыми жизнь накажет как раз именно тех, кто над ней смеялся.
        Так и получилось первое, что настораживало это то, что занятия должны были проходить не в тире, а в коридоре.
        Выстроив отряд перед поворотом коридора, инструктор принялся давать наставления:
        - Сегодня мы будем отрабатывать ведение боя во внутренних помещениях космических кораблей. Первое задание это преодоление поворота коридора под огнем противника, закрепление за изгибом и подавления противника огнем.
        - А пули будут настоящие? - вдруг раздался выкрик из строя.
        - Пятьдесят отжиманий! - не меняя тона, произнес инструктор и, удостоверившись, что любитель "умных" вопросов принялся за назначенные ему отжимания, продолжил. - Нет, конечно, оружие у вас будет учебное, но поверьте, если в вас попадут, то вы это почувствуете.
        Усмешка инструктора, появившаяся на губах при последних словах, не понравилась никому.
        - А сейчас, даю вам десять минут, добежать до склада, получить обмундирование и вернуться обратно. Стрелок старший! Покажешь дорогу! Бегом марш, время пошло!
        Рихард рванул вперед так быстро, словно за ним по пятам мчалась стая бродячих и очень голодных собак.
        Грэм бежал где-то в середине отряда, с головой полной самых плохих предчувствий.
        Единственным положительным моментом во всей этой истории было то, что бежать до складского отсека оказалось не слишком далеко, однако после вчерашних занятий и этого было более чем достаточно.
        На складе им выдали по небольшой пластиковой коробочке с тремя присосками и по смешному пластиковому пистолету.
        В строю послышались тихие смешки, однако стоило офицеру выдававшему оборудование поднять глаза, как они тут же утихли, все уже поняли - здесь не шутят.
        - Значит так, слушаем внимательно, повторять не буду! - принялся объяснять кладовщик. - Прижимаем эту коробочку стороной с присосками к груди, так чтобы держалась. Если сделать все правильно не упадет.
        - А если упадет? - спросил кто-то.
        - Тот, у кого упадет, получит по ушам! Всем понятно? - коротко ответил офицер.
        Непроизвольно сглотнув, Грэм согласно кивнул и принялся прицеплять к своей груди пластиковую коробку. Как оказалось, это дело было не из легких, но с третьей попытки у него все - таки получилось. Отнял руку, и зловредная коробка не упала.
        Развернувшись, он быстро побежала обратно, там уже собралось около половины отряда. Инструктор нетерпеливо прохаживался перед строем и посматривал на часы. Когда подбежали последние, опоздавшие, он постучал ногтем по циферблату и произнес:
        - Опоздание, две минуты! Сто отжиманий каждому члену отряда!
        Кто-то попробовал было заикнуться на тему, что это не честно, опоздали ведь только некоторые не сознательные личности, а отжиматься будут все.
        - Хорошо, - согласился инструктор. - Сто пятьдесят отжиманий, еще слово и будет двести!
        Вроде бы ничего особенного и не сказал, а прения сторон сразу прекратились, вот она сила убеждения!
        Когда с отжиманиями было покончено, инструктор принялся повторять задачу, которую требовалось выполнить отряду.
        - За поворотом закрепились силы неприятеля, ваша задача их выбить, понеся как можно меньшие потери. Да, дополнительная информация выданное оружие стреляет мгновенным узконаправленным радиоимпульсом коробка, закрепленная на вашем теле это приемник. В случае попадания в вас, она получит сигнал и тогда...
        Выдержав эффектную паузу, инструктор продолжил:
        - Вас мгновенно отключит рассчитанным электрическим ударом. Точно такие же приемники имеются и на телах ваших противников, все как в настоящем бою ребятки. Вы попали, им не повезло, а уж если сами подставились, то... видимо просто не ваш день.
        - Разрешите вопрос? - выступил вперед Бовентур.
        Смерив его суровым взглядом, инструктор милостиво разрешил задать один вопрос.
        - А кто закрепился на том конце коридора?
        - Пятнадцатый отряд специальный войск, - ответил инструктор и, не ожидая больше, повернулся вперед и поднялся в свою кабину, оборудованную мониторами слежения, расположенную на следующем уровне, прямо над местом прохождения занятий.
        - Попали! - выразил общее мнение Тони. Остальные только согласно кивнули.
        А потом этот маленький солдат сделал то, чего от него никто не ждал - он принял командование на себя. В минуту, когда растерялись даже самые крупные и суровые смешной маленький Тони взвалил себе на плечи бремя ответственных решений.
        - Стрелок ты как самый снайпер вперед не лезь! Твоя задача выбить лучших представителей из вражеских рядов. Вы двое его прикрываете! - принялся раздавать команды Тони. Самое удивительное, что никто даже не посчитал нужным, поинтересоваться по какому праву он здесь командует? - Остальные оглядеться, необходимо найти что-нибудь, что можно использовать в качестве прикрытия, к примеру: столы, коробки.
        Но, уже после беглого осмотра видимой части коридора стало понятно - никаких лишних предметов здесь нет, придется действовать по-другому.
        - Значит, в таком случае я предлагаю на выбор два варианта, - снова не растерялся Тони. - Первый: выбегаем все толпой из-за поворота и несемся очертя голову вперед при этом, паля во все, что видим, стараясь добраться поскорее до противника и уйти врукопашную. Второй: как раз наоборот. Выползаем из-за коридора и где ползком, где перекатываясь, потихоньку сближаемся с засевшим там противником.
        Как бывает всегда и везде у обоих вариантов нашлись свои сторонники, дискуссия грозила вылиться в серьезный спор, но тут вмешался инструктор, который объявил сквозь динамики, установленные рядом с камерами слежения в коридоре:
        - Значит так, если через полминуты вы все еще будете топтаться на месте, и никакие действия так и не будут предприняты, я тогда спущусь и вам всем, тогда мало не покажется!
        Услышав подобное обещание, атакующая сторона быстро пришла к консенсусу и решила опробовать способ номер два.
        - Хорошо я пойду первым и со мной человек двадцать добровольцев! - принял решение Тони. - Радар, когда я уйду, ты остаешься за главного.
        В команду к Тони вступил и Грэм. Сгрудившись перед поворотом, они тяжело дышали, ожидая команды к началу.
        - Ну, - выдохнул Тони. - Паааашли!
        И первым выскочил на вражескую территорию, сделал два быстрых выстрела и кинулся плашмя на пол. Уже лежа сделал еще три выстрела и быстро перекатился в бок.
        Грэм оставаясь верным своей привычке, был в середине строя. Обливаясь холодным потом, он зажмурился, с трудом оторвался от стены и, сделав широкий шаг, оказался на открытом пространстве. Открыв глаза, он увидел в тридцати метрах впереди по коридору перевернутые столы, за которыми сгрудились их противники из пятнадцатого отряда.
        Словно во сне он шагнул вперед, сделал выстрел, потом еще шаг, еще выстрел. Где-то справа боковым зрением увидел, как мешком свалился солдат из его отряда, сраженный огнем противника.
        После очередного выстрела Грэм с радостью увидел, что он попал! А потом его сознание, все еще продолжавшего стоять, выключилось, словно кнопку нажали. И на него со всех сторон навалилась темнота.
        ***
        - Просыпайся! Просыпайся, да очнись ты, наконец! - кто-то довольно грубо тряс его за плечи, и пытался докричаться, до отказывавшегося работать мозга.
        С трудом разлепив веки, Грэм увидел только потолок коридора и склонившееся к нему незнакомое лицо с пронзительными холодными глазами.
        - Ты кто? - удивился он.
        - Спаситель! - рассмеялся незнакомец. - Все вставай, вы проиграли!
        После чего встал, и оставил очнувшегося Грэма приходить в себя в одиночестве.
        Повертев головой, он нашел глазами Рихарда, и с трудом встав, на подгибающихся ногах пошел к нему.
        - Как ты? - первым поинтересовался у друга Стрелок.
        - Плохо, - лаконично ответил тот. - А ты?
        - Так же.
        После того как состояние обоих друзей немного улучшилось Рихард принялся рассказывать что происходило после того как Грэм потерял сознание.
        - Знаешь, - говорил Рихард. - Ты вообще умник, шел и шел вперед, даже не пригнувшись. Я вообще удивляюсь, как тебя сразу не пристрелили.
        - Да, я растерялся.
        - Ладно, не оправдывайся. Так или иначе, нас всех перестреляли, так какая разница сдохнуть пятым или двадцатым? Парни, из пятнадцатого отряда спрятавшись за поставленными на бок столами, расстреливали нас словно в тире. Уничтожив наш отряд полностью, сами они потеряли человек пятнадцать - двадцать, не больше.
        - Слушай, я сейчас подумал! - встрепенулся Грэм. - Столешницы в настоящем бою не являются достаточной защитой, выстрел из боевого оружия пробьет ее навылет!
        - Думаешь выдвинуть протест? - вяло поинтересовался Рихард. - Не советую, огребешь по полной и только.
        - Слушай, а сам-то когда свой выстрел получил? - поинтересовался его собеседник.
        - Да, секунд через семь - восемь, после того как выдвинулся на открытое пространство. Подстрелил двоих, а потом и мой черед подошел.
        Их познавательный диалог был прерван появлением инструктора, который велел всем построиться, что симптоматично выстроены в шеренгу были оба отряда и нападающих и обороняющихся. И вот когда все были построены, начались комментарии инструктора следившего сверху.
        - Ты! - его указательный палец уперся в грудь съежившемуся в предвкушении разноса Грэму. - Такой глупости я не видел уже давно! Шагать в полный рост по такому открытому, свободно простреливавшемуся пространству, в одиночку и прямо на укрепившегося противника. Награждаешься медалью, за поразительную тупость!
        - Но, сэр! - попытался защититься буквально "оплеванный" Грэм. - В настоящем бою столы от выстрела из боевого пистолета не спасают. А следственно не могут быть использованы как прикрытие. Я предлагаю аннулировать результат тренировки.
        Что началось после этих его слов! Грэм узнал столько нового о себе и своих умственных способностях. Не пощадил инструктор и его родителей которые умудрились вырастить такого "гениального" ребенка. Но вершиной речи был ее конец:
        - И запомни щенок! - цедя сквозь зубы, произнес напоследок инструктор. - Пока ты здесь думать ты будешь, только когда тебе скажут, а свое мнение, ты и слово такое забудь. И если я скажу, то и в трусах в атаку побежишь, вместо бронежилета завернувшись в рулон туалетной бумаги. Если я сказал, что столы являются достаточной защитой, значит, так оно и есть!
        Выплеснув на Грэма большую часть своего раздражения, инструктор быстро свернул свою воспитательную речь, мельком отметив еще несколько особо выдающихся случаев неправильных действий в бою. Единственным кто удостоился похвалы был Рихард, как самый результативный стрелок нападающей стороны.
        Пятнадцатый отряд особых нареканий не получил. В их сторону было сказано лишь только то, что вели они себя в целом правильно, а более мелкие недочеты будут выявлены лишь при повторном просмотре записи боя, и о них будет сказано позже, на следующем занятии.
        ***
        Примерно через неделю, после первого занятия со стрелковым оружием в обучении двадцать седьмого отряда войск специального назначения произошло еще одно знаковое событие - выход в открытый космос в боевом скафандре.
        В то утро ничто не предвещало таких серьезных занятий, даже Тони не сумел ничего узнать заранее. Просто когда отряд зашел в отсек где должны были проходить их занятия, там уже стояла ровно сто два костюма, сто для отряда два для инструкторов.
        Большинство из тех, кто пришли в специальные войска уже имели некоторый опыт в обращении с ними но, по мнению начальства, он был слишком поверхностным.
        Всю первую половину дня они выслушивали, заучивали и запоминали возможные варианты развития событий, как в бою в открытом космосе, так и при штурме вражеских судов. Рассматривались различные ситуации, а потом показывались планы и схемы наилучшего поведения, чтобы выйти из них с наименьшими для себя потерями.
        Когда у слушателей головы уже будто бы налились свинцом и абсолютно не хотели ничего соображать, инструктора объявили получасовой перерыв на обед.
        Второй половиной занятий должна была стать практическая часть.
        Облачаясь в скафандр, Грэм судорожно пытался вспомнить хоть что-нибудь из того, что на протяжении полутора часов вдалбливали ему в голову преподаватели, но мысли путались и обрывались где-то в районе середины.
        Когда вся сотня скафандров была надета, и технический персонал проверил их герметичность, отряд строем промаршировал в уже знакомую им "герметичную камеру".
        В этот день в их задачу не входило ничего сверхъестественного, они должны были, следуя за первым инструктором отлететь на достаточное расстояние и отработать рассмотренные за сегодняшнее утро ситуации. Второй инструктор двигался в хвосте отряда, контролируя ситуацию позади.
        Задачей максимум на тот день было научиться подлетать к боевым лайнерам, оставаясь невидимыми для его систем слежения.
        Это достигалось благодаря специальному маскирующему покрытию скафандров и соблюдению определенного скоростного режима.
        Для провидения подобных занятий на базе даже был оборудован специальный отсек, который должен был играть роль рубки управления боевого космического лайнера. Двое техников изображали из себя экипаж атакуемого судна; во время первого и второго занятия они просто помечали тех, кто демаскировал себя, начиная же с третьего в случае обнаружения хотя бы одного из атакующих, попытка считалось проваленной, и все возвращались на начальные рубежи, чтобы начать сначала. И это повторялась до тех пор, пока не достигался сто процентный результат.
        ***
        Вечером, когда результаты тренировки уже были объявлены и отряд отпустили на ужин, произошло событие, потрясшее всех без исключения его членов - Эндрю объявил о своем желании покинуть войска специального назначения. Мотивацией служило то, что это все слишком тяжело, и он просто не справляется с нагрузкой.
        Когда первый шок от услышанной новости прошел, все принялись его отговаривать, но он хоть и не отмахивался от возражений сослуживцев, однако сидел и молча ел. Позже когда отряд был распущен, Эндрю уже никого не слушая, поднялся и с каменным лицом куда-то ушел. Больше его не видели.
        Его сосед Радар, потом рассказывал, что Эндрю через какое-то время пришел в комнату собрал вещи, хмуро кивнул на прощание и ушел.
        Данное происшествие очень сильно отразилось на всеобщем настроении. И без того выматывающие тренировки казались теперь и вовсе непосильными, психологическое напряжение заставляло прятать глаза.
        Уход Эндрю словно бы показал всем остальным выход из сложившейся ситуации. Он словно бы задал каждому из них вопрос - я устал, а ты?
        В мозгу постоянно вертелся вопрос - кто следующий? Может быть мне стоит уйти? Зачем так мучиться?
        Каждому из них приходилось проходить это испытание самостоятельно, путем расстановки приоритетов и понимания долга. Каждый должен был сам ответить на встающие перед ними вопросы.
        А тут еще и очередное испытание - выстроив двадцать седьмой отряд, инструктора объявили:
        - Завтра отрабатываем высадку на вражескую планету в скафандрах. Кому не нравится - пишите заявку на отчисление! Остальные, те кто завтра еще останутся в рядах, будут высаживаться.
        ***
        - Рихард я боюсь! - признался ему поздно вечером Грэм.
        Занятия окончились и они, как и все из их отряда в тот вечер сидели у себя в комнате. Признание Грэма нарушило тяжелую тишину установившуюся в комнате.
        - Я тоже, - не открывая глаз, ответил Стрелок, лежавший на спине подложив руки под затылок.
        - Что делать будем?
        - А что тут сделаешь? - приоткрыл один глаз Рихард. - Инструктор же сказал либо высаживаться, либо заявление об уходе. Вон Сафрон, с Медведем уже написали, предлагаешь вслед за ними?
        - Нет, это как-то слишком радикально! - замотал головой Грэм.
        - Вот и все! Ты сам ответил на свой вопрос, - снова закрыл глаза Рихард. - А другого выхода, кроме как уволится из спецвойск, нет! Придется высаживаться.
        - Страшно... - снова вздохнул его сосед. - Это, наверное, очень опасно...
        - Всем страшно! - начал понемногу уставать от бессмысленного разговора Стрелок. - Мне, тебе, Бовентуру, Тони и даже инструктору! Поэтому ты или увольняйся или заканчивай капать мне на нервы, их есть, где еще испортить.
        Замолчав, Грэм насупился и отвернулся.
        - А интересно Рихард сильно волнуется? - подумалось вдруг ему. - Наверное, должен, хотя по нему и не видно совсем. Вон лежит себе спокойный как гладильный аппарат и хоть бы что, словно бы и не будем завтра сваливаться вниз на нашу планету с орбиты в одном лишь скафандре.
        И действительно внешне Стрелок был спокоен, словно завтра будет проводить день на пикнике на поляне, а не в скафандре приближаясь сквозь космос к орбите своей родной планеты.
        Так он и накручивал себя страшными мыслями и предположениями, до тех пор, пока его не начало знобить от нервов.
        Ночь прошла не спокойно, все попытки уснуть провалились самым бездарным образом, слишком уж он разнервничался.
        Итогом явилось то, что наутро он был сонным, злым и не выспавшимся, под глазами залегли темные круги.
        Хмуро оглядев строй, он заметил, что является не единственным обладателем сонного лица. Даже никогда всегда живой и не унывающий Тони выглядел притихшим, словно бы съежившимся. Примерно также обстояли дела и со всеми остальными членами отряда, единственный кто совершенно не выказывал своих нервов, это был Рихард.
        Занятия проходили по уже обкатанной схеме: первая половина дня - теория, а после сразу же закрепление практикой.
        Как узнали слушатели из речи инструктора специальные войска планеты Арх, впервые опробовали подобную высадку более полувека назад. Тогда высаживалось пятнадцать человек добровольцев, четырнадцать из них опустились удачно, у одного из них отказали тормозные двигатели, и ему пришлось воспользоваться парашютом. Так или иначе, но обошлось без смертельного исхода.
        Услышав о вспомогательном парашюте, Грэм оживился, ему было приятно думать, что предусмотрены все возможные неприятности могущие произойти во время высадки десанта.
        - Запомните, схема во многом напоминает ту, что мы отрабатывали при приближении к космическому объекту, единственным отличием является переход из невесомости в атмосферу планеты, - говорил инструктор. - На высоте трех тысяч метров от поверхности переворачиваемся ногами вниз и включаем торможение. В случае если через пять секунд после включения, тормозная система все еще не работает, без раздумий раскрывайте парашют.
        После этой короткой вступительной речи начался более подробной разбор каждого из отрезков пути, который будет пройден отрядом.
        От станции до околоземной орбиты, затем вход в атмосферу и действия уже внутри атмосферы атакуемой планеты. Все это заняло около трех часов времени.
        - Перерыва на обед не будет! - объявил по окончанию инструктор. - Все за мной, будем примерять костюмы.
        После этих слов он встал и проследовал в кладовую, но не в одну из тех, которые уже успели посетить солдаты двадцать седьмого отряда, а в одну из тех, что продолжали скрывать от них неизведанные тайны, хранящиеся за скромным названием специальные войска.
        Скафандры оказались лишь отдаленно похожими на те, которые им доводилось видеть раньше. По сравнению с ними все предыдущие казались легким спортивным костюмом, эти же были выше и имели толстые стенки из неизвестного сплава. Внизу штанин и на концах рукавов у скафандров находились небольшие выдающиеся дюзы двигателя, однако в отличие от космических моделей на спине не было пятой, наибольшей дюзы, на ее месте внутри металлического рюкзака находился запасной парашют. Дюзы были зафиксированы намертво и не поворачивались, управлять движением следовало, двигая руками и ногами, иногда поворачивая все туловище целиком. Для снижения или увеличения скорости, а также переключения режимов внутрь шлема был вмонтирован небольшой компьютер, который управлялся голосом. На груди так же имелось небольшое утолщение, в нем хранился запас мини-бомб.
        - В случае необходимости, во время высадки вы сможете засыпать ими место посадки, - пояснил этот момент инструктор.
        - А зачем это нужно? - поинтересовался Бовентур.
        - Предположим, у вас отказала система торможения и, спускаясь вниз на парашюте, вы обнаружили, что на месте вашей посадки уже собралась целая делегация для вашей жаркой встречи. Ваши действия? Только не надо говорить застрелиться, это слишком скучно. Нет, вы возьмете и поприветствуете их салютом из мини-бомб, а тех, кто все-таки дождется вашего приземления, вы отблагодарите лично! Всем ясно!
        - Так точно! - ответил повеселевший хор голосов.
        - Или предположим второй вариант: летите вы себе мирно, спокойно, никем не замеченные в атмосфере противника и видите военный завод, производящий особо разрушительное оружие! Ваши действия?
        - Угостить бомбами! - радостно воскликнул Тони.
        - Не правильно! - рубанул рукой воздух инструктор. - Сначала передать его координаты, а после уже засыпать его боеголовками!
        Скафандр, надетый внутри базы, с ее искусственной атмосферой оказался страшно тяжелым. С трудом стоя на ногах Грэм чувствовал как непереносимая тяжесть давила ему на плечи, появились неприятные ощущения в пояснице и позвоночнике.
        Кто-то из техников опустил ему прозрачную пластину шлема, герметизируя его. Раздался щелчок и внутри шлема зазвучал голос инструктора дающего последние указания:
        - Сейчас колонной по одному проходим в швартовочный отсек, выходим в открытый космос, а потом следуйте строго за мной!
        В невесомости скафандр потерял всю свою непомерную тяжесть. Он оказался на удивление удобным, даже гибким, вот только скорость его была немного меньше, чем у стандартных штурмовых скафандров, в которых солдаты спецвойск атаковали корабли противника.
        Полет проходил спокойно, насколько это вообще возможно в такой ситуации, через десять минут отряд подлетел вплотную к планетарной орбите.
        - Перед входом в атмосферу всем снизить скорость! - вновь зазвучал в шлеме голос инструктора.
        Непонятно зачем кивнув головой в знак принятия команды, Грэм подал голосовую команду:
        - Снизить скорость!
        Компьютер послушно превратил ее в понятный для механизмов электронный сигнал и скорость движения упала.
        Инструктор первым вошел в атмосферный слой, следующие за ним в хвосте солдаты, даже сумели разглядеть, как мгновенно накалился металл его скафандра.
        Грэм с друзьями скорее даже не почувствовали, а каким-то шестым чувством поняли как притяжение планеты начало словно бы втягивать их к поверхности, перед прозрачной пластиной шлема словно бы взорвалась праздничная ракета, это преломлялись солнечные лучи на гранях снежинок порхающих в верхних слоях атмосферы.
        Секунд через двадцать внутри скафандра стало жарко, и лоб высаживающихся солдат покрылся испариной.
        Взглянув в левый верхний угол прозрачной передней части шлема, он увидел высветившиеся там цифры обозначавшие высоту и скорость падения. Отметил про себя, что секунд через тридцать надо будет уже начинать торможение, Грэм вновь начал нервничать. К нему вернулся страх отказа двигателей и свободного падения на поверхность планеты.
        - Внимание до начала торможения осталось десять секунд! - предупредил по радио инструктор.
        - Три, два, один. Включить торможение!
        Перевернувшись ногами вниз, Грэм заорал во весь голос, отдавая приказ компьютеру:
        - Включить торможение!
        И как велел все тот же инструктор принялся отслеживать секунды до начала торможения, на третьей секунды он почувствовал резкий толчок, чуть не вбивший его с головой в штанины скафандра, непонятно кому улыбнувшись он с благодарностью понял - торможение началось.
        Почувствовав резкое облегчение, он принялся с интересом вертеть головой, вокруг него повсюду так же снижались его товарищи.
        Однако, даже не смотря на тормозной режим, скорость оставалась еще довольно высокой, вследствие относительно небольшой мощности двигателей.
        Расчет инженеров был прост - в космосе движению поможет сила притяжения планеты, а в атмосфере будет достаточно и этой мощности, ведь полностью тормозить скафандр не надо, нужно лишь немного его притормозить, чтобы высаживающихся не расплющило о поверхность планеты.
        Небо сверху казалось голубым и совершенно прозрачным, а поверхность планеты казалась покрывалом, сшитым из разноцветных лоскутов ткани. Серой полосой вилось полотно глайдерной трассы, желтым пятном выделялся спортивный стадион, голубой квадратик - водохранилище, серыми пятнами были жилые комплексы.
        Предполагаемое место посадки радовало глаз зеленью, под него была отведена обширная поляна в малонаселенной области планеты.
        Спецвойска умели хранить свои тайны, и высадка на поверхность планеты отряда одетого в скафандры была одной из них.
        ***
        - В общем, подводя итог, могу сказать, что в целом высадка прошла хорошо. Ну, а частности мы отшлифуем после, - говорил инструктор по возвращению на космическую боевую базу.
        - Разрешите вопрос? - поднял руку кто-то из второго ряда строя.
        - Разрешаю.
        - Значит, у нас еще высадки будут?
        - Конечно, - даже улыбнулся инструктор. - Неужели вы думали отделаться от меня одной единственной несчастно высадкой! Не надейтесь! Недели через две мы начнем с вами высаживаться через день.
        А потом, видя вытянувшиеся лица стоявших строем солдат, уже жестким тоном добавил:
        - Все недовольные могут пройти в кабинет к главному писарю и написать заявление о выходе из специальных войск по собственному желанию!
        А, затем, показывая, что не ждет никакого ответа, повернулся через правое плечо и строевым шагом, прошествовал по направлению к командному отсеку, докладывать.
        ***
        Через несколько дней после первой высадки двадцать седьмого отряда на поверхность планеты, коридоры космической базы облетела страшная весть - во время выполнения боевой задачи был полностью уничтожен тридцать третий отряд войск специального назначения.
        Хоть разговоры об этом и велись во всех помещениях базы, но официального заявления начальство базы еще не сделало, поэтому все обсуждения были полностью неофициальными, а факты не проверенными.
        Когда накал страстей достиг своего апогея, на базу прибыл министр армии Мэй.
        Весь персонал базы был собран в самом просторном помещении КББ - спортивном зале, в котором специально по случаю прибытия высокого гостя была установлена трибуна.
        О предстоящем визите министра было объявлено за три часа до его прибытия.
        - Как все повторяется! - пробормотал Грэм, услышав взбудоражившую всех новость.
        - Чего!? - не понял находившийся в это время рядом Бовентур.
        - Да видел я его уже вживую, неприятные воспоминания, - ворчливо отмахнулся Грэм.
        - Как это?
        - Да понимаешь, бой был перед этим страшный, больше чем пол звена потеряли, а по прибытию после него нас этот, министр встречал, - все-таки пояснил сослуживцу Грэм. - Пошли чтоли?
        - Ага, - кивнул Бовентур. - Я же так понимаю, явка обязательна.
        Подоспевший к этому времени Стрелок подтолкнул руками обоих в спину по направлению к спортзалу, там уже собралась большая часть персонала базы.
        Двадцать седьмой отряд решил держаться вместе, поэтому друзьям пришлось потратить пару минут на нахождения места обшего сбора. К слову сказать, его численность к тому моменту снизилась на целых двенадцать человек, покинувших спецвойска добровольно.
        Как ни странно, но первого они даже не увидели, а услышали Тони. Хотя чего странного при его манере кричать во весь голос во время разговора?
        - Слышите? - поднял вверх указательный палец стрелок. - Тони...
        Пойдя на голос, они без труда обнаружили свой отряд и влились в его не слишком стройные ряды.
        Заняв выжидательную позицию, Грэм безо всякого интереса принялся рассматривать трибуну, с которой должен был сделать заявление министр Мэй.
        Она располагалась на искусственном возвышении, устроенном из десятка уложенных друг на друга матов и располагалась прямо перед выходом из раздевалки.
        Из динамиков полилась негромкая музыка, сменившаяся через несколько секунд голосом диктора, просившим тишины.
        После того как в зале наступила полная тишина, дверь раздевалки отворилась и из нее вышел широкоплечий седой мужчина выглядевший еще совсем полным сил, не смотря на свой немалый возраст.
        Подняв руки ладонями вперед и вверх, министр поприветствовал присутствующих и начал речь:
        - Вы все были приглашены сюда, дабы услышать правдивые известия о подвиге тринадцатого и тридцать третьего отрядов войск специального назначения.
        Начало речи буквально поразило Грэма - оказывается, уничтожен был не один, а целых два отряда! Если о гибели тридцать третьего информация каким-то непонятным образом просочилась в широкие массы солдат несущих службу на космической базе, то о гибели тринадцатого отряда никто и не слыхивал.
        Как стало понятно из слов министра, тринадцатый отряд состоял исключительно из офицеров отслуживших не один год в войсках специального назначения и занимался задачами повышенной сложности. Вот во время одной из таких операций он и был уничтожен полностью.
        Присутствие никак не хотели верить в поголовное уничтожение отряда являвшегося гордостью специальных войск, однако, министр дабы пресечь сомнения решил открыть больше чем собирался изначально:
        - Тринадцатый отряд не был перебит в прямом контакте с противником. Ракетным огнем были уничтожены их десантные капсулы, в котором члены отряды добирались до точки высадки.
        Слова министра раскаленным лезвием врезались в мозг каждого слушателя. Всем был и страшно и больно одновременно. Слишком простая и жизненная картина вырисовывалась. Слишком близко был каждый из них от возможности разделить судьбу своих погибших товарищей.
        А министр Мэй говорил и думал о том, что наверняка после его речи возрастет количество добровольно покинувших службу, что придется заново набирать новичков, обучать их, комплектовать отряды, а это все время и силы инструкторов и без того работающих на пределе.
        - Тридцать третий же отряд уничтожен не полностью, - бодрым голосом продолжал министр. Ему хотелось преподнести это известие так, словно это была победа, но его попытка провалилась по причине того, что никто уже просто не имел сил на радость. Слишком тяжело присутствующие приняли известие о первом отряде. - Понеся в тяжелом бою значительные потери, он сумел выполнить возложенную на него миссию!
        - Можно уточнить! Насколько тяжелы потери отряда? - выкрикнул кто-то из самого центра толпы слушателей.
        Докладчик хотел было уклониться от ответа на этот вопрос, но потом, махнув от избытка чувств рукой, ответил:
        - Четыре пятых отряда.
        Комментарии оказались излишними.
        ***
        - Ну, что ты думаешь обо всем вот этом?! - Грэм метался по комнате, словно раненое животное по арене. Несколько раз он даже налетал на находящуюся в их комнате мебель.
        Слова министра произвели настолько тяжелое впечатление на всех слушателей, что руководством базы было решено отменить оставшиеся занятия и распустить весь персонал по жилым комнатам.
        - Ничего не думаю! - огрызнулся Рихард, проняло даже его, и всегда невозмутимый Стрелок сейчас ненамного отличался от своего чуткого соседа.
        В это время постучали в дверь. Хотя постучали это довольно мягкое выражение. Обычно в космическом флоте было не принято стучать в двери кают, все равно практически никогда стука не слышно, и лишь один человек всегда игнорировал кнопки дверных звонков, Тони.
        Стрелок поднялся и впустил сослуживца внутрь. Только сейчас он понял, что Грэм еще не самый громкий и надоедливый сосед. Тони своим поведением напоминал белку, которой в парке кто-то из гуляющих наступил ногой на хвост.
        Если Грэм быстро ходил с места на место, то гость перемещался, либо бегом, либо метровыми скачками, при этом постоянно размахивая руками и разговаривая почти - что криком.
        - Ну, нет! Это уже слишком! - подумал про себя Рихард и выдворил обоих своих громких друзей прочь из каюты.
        Глава 11
        Прошло еще полтора месяца, солдаты двадцать седьмого отряда прошли полный курс обучения и стали полноценными сотрудниками войск специального назначения.
        Из ста человек входивших в отряд в начале, в строю осталось только шестьдесят четыре остальные отсеялись по мере прохождения программы обучения.
        Из четырех друзей: Грэм, Рихард, Тони, Бовентур, не сошел на середине ни один. Достигнуто это было даже не столько благодаря личным качествам каждого из них, у них не было полной уверенности, что проходи они этот курс по отдельности, то результаты были такими же, сколько благодаря сплоченности их четверки. В критические моменты они всегда приходили друг другу на помощь, поддерживая и отводя мысли в сторону от решительного шага - написания заявления о списании.
        Единственное, что волновало оставшихся так это некомплект личного состава, согласно уставу в отряд специального реагирования входит ровно сто человек, а у них только шестьдесят четыре. Недокомплект бойцов следовало восполнить как можно быстрее.
        Именно по этой причине и сидел Рихард, ожидая приема в приемной генерал - лейтенанта Бурденко.
        - Пройдите, генерал - лейтенант готов принять вас, - произнес сидевший за столом в приемной адъютант еще полковник в возрасте лет эдак тридцати.
        Нажатием кнопки бронированная дверь кабинета отъехала в сторону, пропуская Стрелка внутрь.
        Генерал - лейтенант Бурденко оказался высоким, сухопарым и абсолютно лысым. Через всю его правую щеку шел старый шрам, разветвляющийся к низу.
        Хозяин кабинета поднялся и вышел из-за стола, показывая тем самым свое расположение к гостю.
        Протянув руку Бурденко, пожал ладонь Рихарду и гостеприимным жестом указал на двухместный диван, стоявший поодаль, у стены.
        Деловой разговор начался лишь только после того, как генерал, следуя своему не писаному этикету, задал своему подчиненному энное количество вопросов.
        - Значит, вы Рихард только недавно прошли полный курс обучения бойца специальных войск? - заглядывая в личное дело своего гостя, спросил Бурденко.
        - Так точно генерал - лейтенант!
        - И как ощущение? Есть сто процентов?
        - Все двести! - улыбнулся Стрелок.
        - Хорошо молодой человек, посмеялись, и хватит, - посерьезнел генерал, но в глубине его глаз продолжали гореть озорные искорки. Было видно что, не смотря на годы и обширную и не простую биографию, оставившую отпечаток на его лице, Бурденко в душе все еще оставался молодым парнем, только пришедшим в армию. - По какому вопросу вы посетить меня изволили?
        - Видите ли, в моем отряде, за номером двадцать семь, сейчас насчитывается только шестьдесят четыре человека, включая меня. Остальные отсеялись при прохождении обучения.
        - Я в курсе, - склонил голову генерал - лейтенант. - Но, я абсолютно не понимаю вашего беспокойства.
        - А беспокоит нас следующее, - степенно продолжал Рихард. - Тридцать шесть человек, недокомплекта. Как же нам на задание-то выходить?
        - А вы уже на задание собрались? - усмехнулся генерал. - Не рановато - ли?
        Но, потом увидев напрягшееся лицо молодого бойца Бурденко, поднялся, прошелся по кабинету, затем повернулся и произнес:
        - Все, все не надо обид, я не то хотел сказать, просто запомните боец, на войне, да и в жизни лишняя спешка ни к чему. Подойдите, пожалуйста, сюда и гляньте вот на этот документ.
        Немного смущенный Стрелок поднялся и подошел к стоявшему перед монитором своего рабочего компьютера генерал - лейтенанту, указательный палец которого указывал на место в документе за номером FR 31256.
        Своим приказом за номером 31256, приказываю объединить отряды специальных войск номера 27 и 33. Сводному отряду присвоить номер 27.
        Приложение N1:
        Учитывая то, что после объединения вновь созданный отряд все равно будет иметь нехватку солдат в предполагаемом размере 19 человек, то предлагаю перевести в него добровольцев из отрядов N 11, 12 и 20.
        Под документом стояла подпись: Бурденко, Генерал - лейтенант специальных войск.
        - Теперь убедились, что не надо считать себя умнее своего генерала? - с отеческой улыбкой произнес Бурденко.
        - Так точно! - взял "под козырек" Рихард. - Разрешите идти?
        - Разрешаю!
        ***
        - Ну, что там? - пристали к Рихарду друзья, по его возвращению от генерала.
        - Все в порядке, - с достоинством ответил Стрелок. - Генерал обещал соединить наш отряд с остатками тридцать третьего отряда.
        И опережая вопросы друзей, продолжал:
        - Сводный отряд будет носить гордый номер двадцать семь!
        Когда восторги немного поутихли, Стрелок пересказал разговор с генералом Бурденко, постаравшись воспроизвести все реплики слово в слово.
        - Что неужели так и сказал - "не надо считать себя умнее своего генерала"? - рассмеялся Тони.
        - Где-то так, - подтвердил Рихард.
        На словах сказать было просто, а вот претворить приказ генерала в жизнь оказалось намного сложнее.
        Мужской коллектив всегда является не самым легкосходящимся, чего же говорить о коллективе военном?
        Нет, отношения внутри вновь сформированного отряда не выходили за рамки устава, однако и ничего кроме устава в них не было.
        Бойцы, пришедшие из тридцать третьего отряды офицерами, а изначальный состав двадцать седьмого комплектовался из младших сержантов, за редким исключением старший сержантов.
        Офицеры были старше, опытнее и выше по званию, естественно они во время тренировок они отказывались слушать советы и мнения "старожилов" отряда.
        А только отдавали приказы, которых согласно уставу нельзя было ослушаться, даже если они были неверными. Вот и все общение!
        Отряд оказался, словно бы разбит на две команды, и ничего с этим сделать было нельзя.
        Как показало время - решение генерала оказалось ошибочным. Бойцы обоих отрядов хоть и именовались солдатами специальных войск, но были слишком разными по своему содержанию.
        ***
        - Ну, что друг вот и настал наш час? - спросил Адам Маркуса перед тем, как навсегда покинуть комнату ставшую им родной.
        - Нервничаешь? - словно бы невзначай поинтересовался Маркус.
        - Нет! - твердо ответил его сосед. - С чего ты взял?
        - Да, так показалось.
        - Хочешь, чтобы я ответил, что мне кажется?!
        - Не, надо! - мгновенно среагировал Маркус.
        Дальше друзьям пообщаться не дали, так как к ним приблизилась колонна выпускников, бегущая по коридору. Младший офицер бежал первым, а за ним следовали те из выпускников, которым надлежало направляться на распределительный пункт. Что сказать? У каждого места человеческого проживания имеются свои традиции, обсуждать которые можно, но это полностью бессмысленно, так как ничего от этого не изменится.
        Дорога до распределительного пункта заняла добрых десять минут пробежки трусцой. Не смотря на то, что скорость бега, если честно была незначительная, к концу трассы все были основательно пропотевшими и запыхавшимися, ведь на каждом было понавешано не маленькое количество различных тюков и сумок с личными вещами.
        ***
        - Главное чтобы нас на один спутник служить отправили! - метался перед дверью распределителя Маркус.
        - Эк ты загнул! Тут уж как повезет! - рассмеялся Адам. - А вообще, я не против. Привык уже к тебе, как-то.
        Польщенный Маркус кивнул, а про себя подумал:
        - Точно надо будет попросить офицера, занимающегося распределением отправить нас служить вместе!
        Очередь перед закрытой дверью распределителя таяла быстро. Ровно настолько, сколько занимает у человека зайти внутрь, представиться, получить приказ о распределении и выйти вон из кабинета.
        Вот внутрь прошел Адам, вслед за ним была очередь Маркуса.
        Пересекшись с ним на пороге, Маркус одними губами спросил:
        - Куда?
        - Двадцать третий!
        Внутри оказался самый обычный канцелярский кабинет; несколько секретарш заполняли бланки и формы распределений, в глубине стоял небольшой письменный стол, обшарпанный, зато настоящего дерева, за которым и размещался офицер занимающийся распределением.
        Офицер оказался невзрачным небольшим мужичонкой с плешивыми волосами мышиного цвета. Особенного карьерного роста у него не получилось, в свои "давно уже за сорок" он все еще носил погоны лейтенанта.
        - С этим точно разговаривать бесполезно! - мрачно подумал Маркус
        - Прошу воин, присаживайтесь! - указал рукой на стул, размещавшийся напротив своего рабочего места офицер.
        Немного помявшись Маркус прошел к стулу, повертел головой, после чего не найдя альтернативного варианта сложил свои пожитки грудой на полу.
        - Как вас зовут воин? - невыразительным голосом поинтересовался лейтенант.
        - Маркус, - ответил молодой человек а, потом, словно бы решившись, продолжал. - А можно мне на двадцать третий боевой спутник? Понимаете, вы туда моего соседа по комнате определили!
        - Оставить разговоры! - прикрикнул на посетителя офицер.
        - Ну, точно! - горько подумал про себя Маркус. - Сейчас отправит куда-нибудь в такие дебри, что и подумать страшно! Мышь бледная!
        Если бы он только знал, что вот этот самый офицер, которого он сейчас так ругает, в это самое время меняет в электронной анкете Маркуса графу "Распределение", изменяет уже вписанные в нее данные.
        Изначально Маркус должен был нести службу на боевом спутнике под номером три. Третий номер был одним из самых первых боевых спутников поступивших в распоряжение космического флота планеты Кэйс и нес службу в таком медвежьем закоулке планетной системы звезды Катар, что даже и в кошмарном сне не увидишь. Туда даже продовольственные корабли летали раз в два месяца, против положенных по уставу двух недель.
        А охаянный им лейтенант, взял да и изменил у него в анкете номер три, на номер двадцать три. Вот так то! Не зная людей, не стоит судить о них только по первому впечатлению.
        - Вашу монопластину воин! - протянул через стол руку лейтенант.
        - Вот держите.
        Приняв монопластину, офицер с тихим хрустом вставил ее в свой компьютер. По роду своей службы он должен был произвести распределение Маркуса. После внести информацию об этом распределении в общую базу данных, а затем скопировать данную информацию на личную монопластину курсанта. Маркус же с тихим трепетом ожидал оглашения решения по его распределению.
        Нагнувшись, лейтенант вынул монопластину из корпуса компьютера и подал посетителю.
        - Получите воин! Поздравляю вас с окончанием периода вашей военной подготовки, вы назначаетесь младшим техником на космический боевой спутник... - спрятав под выпирающей столешницей кисти рук, Маркус скрестил на счастье указательный и средний пальцы рук. А офицер тем временем продолжал: - под номером двадцать три. Поздравляю!
        Обрадованный Маркус вскочил и уже стоя пожал протянутую ему ладонь. От радости он был готов даже расцеловать своего нежданного благодетеля, а тот никак не выказывая своих эмоций, тихонько произнес:
        - Попросите, пожалуйста, следующего.
        ***
        Окончательно в себя Маркус пришел только на борту космического лайнера, который должен был доставить их на место прохождения службы.
        До самого последнего момента он все никак не мог поверить в то, что он улетает вместе с Адамом. Ему казалось, что вот сейчас! Еще секунда и их разведут, и разлетятся они по разным углам вселенной, чтобы больше никогда не увидится.
        Но все опасения оказались напрасными и друзей сначала отвели по посадочному рукаву к борту лайнера. У пассажирского люка, которого уже находилось около сотни солдат, это летела на спутник новая смена.
        Маркус как-то сразу растерялся, увидев столько незнакомых ему людей, и не стал к ним приближаться, остановился поодаль. Адам безмолвной тенью следовал за ним, он вообще предпочитал оставаться на вторых ролях, немного отстраненно, лишь изредка по мере надобности направляя и поправляя своего друга.
        Постояв, так минут семь, послушав разговоры среди толпы ожидавшей начала погрузки Маркус пришел к определенному выводу, коим и не преминул поделиться с приятелем:
        - По моему они совсем не рады предстоящему отбытию.
        - Знаешь, я склонен с тобой согласиться, - прислушавшись, спокойно произнес тот. - А разве это что-то меняет?
        - Нет!
        - А раз ничего изменить нельзя, то и незачем об этом думать, а тем более обсуждать это! - твердо резюмировал Адам и замолчал, вновь принявшись созерцать нервно переругивавшихся мужчин с ног до головы обвешавшихся дорожными сумками.
        Самое интересное, что толпа словно бы была поделена на две группы; члены первой были немного старее, нет, не старше, а именно старее, с каким-то тяжелым знанием в глазах, именно от них и исходил весь шум. Вторая группа состояла в основном из молодых выпускников, те также как и Маркус с Адамом, старались держаться потише, понезаметнее. Но, даже так, они часто привлекали к себе внимание своих старших товарищей, которые часто срывали свое раздражение на них. Пару раз даже вспыхивали ссоры, которые, однако, быстро угасали, не переходя в драки.
        Погрузка все не начиналась, что еще больше злило людей вынужденных ждать ее начала.
        - Наверное, груз опаздывает, - сделал предположение первым нарушивший им же установленное молчание Адам.
        - Наверное. Эх, и надоело-то мне ждать! - принялся "нарезать круги" вокруг друга Маркус.
        - И не говори, - вздохнул проходивший рядом незнакомец. - Вечно у них так, сначала загонят под борт космолета, а потом сиди, жди тут начала погрузки!
        - А ты, что не новичок? - мгновенно заинтересовался неожиданным собеседником Маркус.
        - Новичок, не новичок, но кое - чего уже повидал, - уклончиво ответил тот. - Кстати парни мой позывной Ветер.
        - Я Маркус, а это Адам! А как по имени - то, тебя звать? - не унимался Маркус, Адам же лишь поморщился, когда его друг назвал его имя.
        - Ветер. Я Ветер и есть, - не обращая внимания на гримасу Адама, продолжал собеседник. - Вы, наверное, двигателями заниматься будете? Техники?
        - Ничего себе! - поразился Маркус, Адам же лишь усмехнулся. А потом не выдержал и вступил в разговор:
        - А ты мил человек, я подозреваю, с капитанского мостика будешь!
        Помедлив Ветер рассмеялся, вслед за ним заулыбался и Адам. Маркус же лишь недоуменно переводил взгляд с одного на другого.
        - Но, как?!
        - Все очень просто. Видишь ли, в чем дело, - сжалился над другом Адам. - Я как-то слышал, что есть такой хороший специалист по работе с поисковыми системами, и системами слежения, с радиопозывным Ветер. А где эти системы расположены, правильно на капитанском мостике! Вот и все.
        - Хорошо, согласен. А как он тогда про нас узнал?!
        - А это еще проще, - улыбнулся Адам. - Помнишь наше первое практическое занятие, когда на меня пришли любоваться аж целой делегацией? Так вот он был одним из ее членов. Там меня запомнил, и все. Видишь как все просто!
        Помотав пару секунд головой из стороны в сторону, видимо что-то припоминая и сопоставляя, Маркус под конец расплылся в довольной улыбке и произнес:
        - Ага!
        Тут уже не выдержали его собеседники, и принялись хохотать, уже не скрываясь, заливисто и во всю мощь своих немаленьких легких. А тут и погрузку, наконец, объявили.
        Глава 11
        Пять недель спустя.
        К большому неудовольствию Маркуса начальство базы его просьбу о заселении их с Адамом в одну комнату оставило без внимания, и теперь он соседствовал с первым пилотом боевого катера Мартином.
        Поначалу Маркус очень ревностно, даже болезненно отнесся к отселению Адама, видимо слишком привык к нему. Жизнь вывернула свою колею так, что он остался единственным близким ему человеком, кем-то вроде старшего брата, который в трудную минуту и поможет и присоветует.
        Первые дни он даже не разговаривал с соседом, просто приходил к себе после окончания смены, и сидел себе, молча на своей кровати, потом вставал, раздевался и ложился спать.
        На все попытки Мартина заговорить он отвечал односложно, чем и сводил их в конце концов на нет. В конце концов, тот смирился с этим и больше не обращал на своего нового соседа никакого внимания, посчитав, что со временем все само собой устаканится.
        Так и случилось. В один из вечеров, когда Адам был на дежурстве во вторую смену, их тасовали пара смен первых, затем идут вторые, а после третьи. Так вот Адам был на дежурстве, их новоявленный приятель Ветер тоже, в общем, все знакомые оказались заняты, и Маркусу не оставалось более ничего кроме как пройти к себе.
        - Выпить хочешь? - вдруг обратился он к Мартину.
        Удивленно подняв глаза на обретшего вдруг дар речи соседа, тот утвердительно кивнул. А потом все же добавил:
        - Буду!
        Пройдя к шкафчику, Маркус открыл дверцу, достал литровую бутыль и молча, поставил ее на стол. Потом все также молча, достал откуда-то из сумки пару пластиковых стаканчиков, свинтил пробку и наполнил стаканы до половины.
        Поднял, посмотрел в глаза Мартину и махом выпил.
        - Хорошая вещь! - отдышавшись, одобрил сосед. - Что за амброзия?
        - Коньяк, из настоящего винограда.
        - Надо же, - цокнул языком Мартин. - Первый раз настоящий коньяк попробовал. Откуда такое богатство?
        - Бывший друг прислал, у него папа преуспевающий. А сам он сильно провинился передо мной, теперь вот искупает. Давай, по второй, не чокаясь.
        - Давай не чокаясь, - согласился сосед. - Что ж поделать...
        Видимо он хотел что-то еще добавить, но прервался на полуслове и послушно влил себе в горло янтарную жидкость, плескавшуюся в простом пластмассовом стакане.
        Наверное, прочувствовал момент до конца и понял, что лучше просто промолчать.
        ***
        Разбудил Маркуса пронзительный дверной звонок. Перевернувшись на другой бок и накрыв голову подушкой, он пробормотал одними губами:
        - Никого дома нет. Нету никого!
        Однако незваный гость оказался настойчивым и продолжал упорно терзать больные головы владельцев комнаты. Минуты через полторы его упорство было вознаграждено - Мартин поднялся с постели и побрел открывать дверь в коридор.
        Встав на пороге, гость окинул хмурым взглядом немного оплывшее лицо сонного хозяина комнаты и спросил:
        - Второй где?
        Его собеседник в ответ лишь молча, кивнул головой на кровать с лежащим на ней Маркусом, а после развернулся и плашмя упал на свою койку.
        Адам, а незваным гостем оказался именно он, присел на краешек кровати своего друга и потряс того за плечо.
        - Эй, пьянь вставай!
        - Не встану! - не слишком оригинально ответствовал Маркус, зарываясь глубже в одеяло.
        - Так плохо? - сочувственно поинтересовался Адам.
        - Еще хуже!
        - Что ж ты так напился, то брат...
        Услышав такое обращение, бедняга Маркус ощутимо вздрогнул, впервые его друг назвал его братом, выбрав для этого самый острый момент.
        - Именно... годовщина... - с трудом пробурчал он, но его собеседник услышал все, что следовало.
        - Понятно...
        Наклонившись, Адам все - таки поднял своего друга на ноги и, обняв за плечи, провел в душ.
        - Сейчас будем купаться дружочек, - приговаривал он, заталкивая друга в душевую кабину и включая воду.
        - Брр холодно! - воскликнул, съеживаясь Маркус. Запихнув друга под душ прямо в одежде, Адам включил холодную воду и принялся его щедро ею поливать.
        - Терпи, сам виноват!
        - Знаю!
        ***
        Через полчаса, когда Маркус уже успел немного придти в себя, Адам вывел его из комнаты.
        - Куда ты меня тащишь? Никуда я не пойду!
        - Ты совсем рехнулся у тебя же смена сегодня! - прорвалось-таки наружу раздражение "няньки". - Парни тебя сейчас покрывают, но до места службы придется тебе хоть и с трудом, но добраться.
        - Нехорошо! - подвел итог разговора Маркус и побрел следом за своим провожатым.
        Маркус с трудом совершивший тяжелый переход из жилого отсека в машинный, по прибытии на место мешком повалился в угол, где и проспал до самого окончания смены.
        Его никто не будил, благо работы ремонтникам не было, и их присутствие было обязательным только по внутреннему распорядку, чем действительно по необходимости.
        Вся смена сидела в комнате дежурного механика; кто лениво переговаривался с соседом, отдельной компанией расселись картежники, пара ремонтников взяв пример с похмельного Маркуса тоже улеглась спать.
        Дежурный же механик сидел с напряженным лицом за своим столом, было видно, что он нервничает. Его лицо разгладилось только после того, как внутрь комнаты шагнул Маркус. Все дело в том, что согласна правилам внутреннего распорядка старший механик обязан был сообщить о неявке одного из своих подопечных. Однако не сообщил потому - что закончивший смену, Адам обещал доставить нарушителя на пост в кратчайшие сроки. Теперь он сидел и мучился - сообщить сейчас, и получить выговор "За не донесение вовремя о нарушении дисциплины" или же дождаться его прихода, но в таком случае существовала опасность появления проверки, которая обнаружив отсутствие одного из механиков, спросит уже с него, и будет это уже посерьезнее, чем недонесение вовремя.
        Но, Адам все - же сумел привести своего приятеля, чем спас его от неприятностей и еще раз показал крепость своего слова.
        ***
        - Давай вставай, пора выходить из спячки! - раздался над ухом у Маркуса чей-то знакомый бас.
        - А? Что? - потягиваясь и зевая, спросил он.
        - Вставай, говорю! Смена кончилась, вот что!
        - Вот это да! А что я здесь делаю? Как я здесь очутился? - пораженно пробормотал Маркус чем и вызвал новый взрыв хохота.
        Все еще находившиеся в помещении ремонтники принялись наперебой, да с прибауточками и прикрасами рассказывать об инциденте, произошедшем утром и о роли Адама в ней.
        Маркус же лишь молча, хлопал глазами.
        - Помню, помню, как выпили с соседом вчера по первой, затем по второй, и все. Дальше ничего не помню!
        Трогательную речь "главного алкоголика" выслушали молча, зато сколько напутственных слов было произнесено позже, ни одному политику и не снилось, всем кому все же снилось, умерли от лютой зависти.
        ***
        Проспавшийся Маркус выйдя из дежурки первым делом побежал искать Адама. Но, того к его великому сожалению в его комнате не оказалось, соседу он также не сообщил куда направляется.
        Обойдя несколько излюбленных мест его обитания, и никого там не обнаружив, Маркус направился к себе.
        В комнате было пусто. Видимо Мартин уже успел заступить на вахту.
        - Тоска! - подумал Маркус и не нашел ничего лучше чем снова завалиться спать.
        Проснулся он от дверного звонка.
        - Это уже начинает входить у кого-то в дурную привычку, - пробормотал он и побрел отпирать дверь.
        На пороге стоял улыбавшийся Ветер.
        - Ветер! - радостно вскричал Маркус и бросился к тому обниматься. - Дружище! А тут такое было!
        - Все! Все! Ну, отстань противный! - с притворным отвращением отстранился гость.
        - Знаю я, что ты тут устроил пьянь не местная, - с улыбкой продолжал Ветер. - Адам все мне о твоих делишках поведал. Так и знай! А сейчас собирайся. Пошли.
        - Куда?
        - Да через пятнадцать минут будет большая вспышка на звезде в полутора световых часах отсюда. Вернее она уже конечно была, но волна от нее докатиться до зоны видимости через пятнадцать минут и все на мостике собираются смотреть ее на мониторах, - принялся пояснять "поисковик". - Вот и я решил пригласить вас с Адамом также полюбоваться на это. Знаешь как красиво! Космос сначала словно бы начинает переливаться подобно радуге, а потом яркая вспышка, разрастаясь, заполняет собой весь экран.
        - Ух, ты! - поразился Маркус. - Пошли! А Адам где?
        - Уже на месте, нас ждет.
        И не тратя больше времени на разговоры Ветер схватил друга за руку и буквально потащил того на капитанский мостик.
        Там уже собралось около сотни человек высокого начальства, из тех, у кого был свободный доступ. На капитанском мостике кроме команды слежения за околокосмическим пространством, пять человек в смене, начальника космической базы, или один из его четырех помощников, да двоих вспомогательных техников по идее не должно быть.
        Однако в этот раз там собрался весь состав, имевший доступ, а также все те, кого они сумели с собой протащить. В итоге получилось не менее полутора сотен человек. Довольно приличная толпа, для такого, в общем-то, небольшого помещения.
        Протолкавшись к своему монитору, стоявшему на его рабочем столе Ветер, обнаружил перед ним скопление народа, в котором с трудом был найден Адам.
        Оглядев капитанский мостик, Маркус обратил внимание, что все мониторы направлены на один ограниченный участок космического пространства, вместо того, что охватывать подступы вокруг базы.
        - А что, - поразился он. - За космосом никто не следит?!
        - Тихо ты! - как-то слишком как ему показалось, злобно зашипел ему в ухо Ветер. - Хочешь, чтобы нас разогнали всех! И заставили вместо космического шоу грустно в экраны пялится? А ну тихо!
        Прижав ладони ко рту, Маркус испуганно кивнул, он никак не ожидал от Ветра подобной вспышки ярости.
        Ветер же убедившись в том, что слов Маркуса никто не слышал, сделал вид, что всецело поглощен созерцанием происходящего экране монитора. А там уже накатывалась подобно переливающемуся зеленым и желтым туману волна радиоактивного выброса далекой звезды.
        Появившись поначалу на самом пределе видимости, она постепенно заполняла собой весь экран следивших за ней мониторов, скрывая в своей переливающейся пелене как звезды далекие звезды, так и другие, более меньшие космические объекты.
        Засмотревшись на это поистине удивительное зрелище, Маркус не заметил, как пропал стоявший поодаль Ветер. Просто повернувшись, было к нему, он обнаружил пропажу своего проводника. Подивившись такому повороту событий, Маркус нашел глазами затылок Адама, стоявшего впереди, и стал проталкиваться к нему.
        - Привет. Ну как тебе? Нравится? - поинтересовался он, вдруг возникая прямо около того.
        - Конечно! - кивнул головой Адам. А потом, тоже заметив отсутствие Ветра, спросил: - А Ветер где?
        - Привел меня сюда, потом стоял рядом, а тут оборачиваюсь, глядь, а его и нет.
        - Ладно. Нет, так нет. Давай дальше смотреть! - подвел итоги Адам, вновь поворачиваясь к монитору.
        А на нем картина уже изменилась: мониторы спутника, который уже был полностью накрыт волной выброса, словно бы ослепли. А сам туман из зелено- желтого стал непроницаемо черным, который лишь временами пронизывали оранжевые полосы, особенно сильные волны посылаемого звездой излучения.
        Картина поистине завораживала.
        - А интересно наш спутник рассчитан на подобные бомбардировки частицами? - вдруг вслух поинтересовался какой-то умник и замолк.
        Царившая на мостике заворожено - торжественная атмосфера насыщенная восхищенными вздохами, мгновенно сменилась поистине гробовым молчанием.
        Все притихли, ожидая ответа на озвученный вопрос.
        Маркус также занервничал и посмотрел на Адама, словно ожидая того, что он подобно доброму волшебнику из детских книжек разом развеет все его переживания. Но, и тот тоже молчал, не зная, что на это ответить.
        Гнетущую тишину нарушил незнакомый Маркус полковник, громовым голосом возвестивший дословно следующее:
        - Вы что салаги! Офонарели в нашей технике сомневаться! Сейчас мгновенно всем вместо шоу карцер организую!
        Подобное заявление показалось присутствующим убедительным, и народ решил не волноваться понапрасну, тем более, когда так убедительно просят не нервничать.
        А потом и вовсе стало не до вопросов о безопасности борта перед лицом космической радиации; взвыла бортовая сирена, возвещая о начавшихся неприятностях.
        Не смотря на то, что присутствующие были военными, в первое мгновение началась паника. Объяснялось это "перенаселением" капитанского мостика, ведь большинство из присутствующих не имели ни малейшего представления о работе с подобными приборами.
        Через три минуты, когда паника улеглась и несколько человек, из техников сумели прорваться к своим постам, картина происшествия прояснилась.
        - На нас напали! - похоронным тоном под высокочастотные завывания сирены объявил техник. - Два лайнера, скорее всего принадлежащих к военному флоту планеты Арх, воспользовавшись возросшей активностью звезды RKC 1541, подошли вплотную к нам и взяли спутник на абордаж.
        - Вывести изображение на главный монитор! - мгновенно охрипнув, приказал командующий боевым спутником.
        Мигнув на огромном, вмонтированном прямо в стену экране выскочило изображение внутренних помещений базы. Присутствующие лишь с некоторым трудом сумели узнать выведенные изображения коридоров, до того разительным было отличие от того, что оставалось в их памяти.
        Абордажный рукав проделал дыру в борту, и сквозь образовавшуюся дыру сумели попасть внутрь базы уже практически все атакующие группы. Слабое сопротивление не ожидавшего подобного экипажа базы подавлялось мгновенным и жестким огнем нападающей стороны.
        Противо - абордажная команда базы, скорее всего, оставалась не оповещенной а, следовательно, ничего и не знала о происходящем.
        - Быстро командира противо - абордажного отряда вызови мне! - вновь прохрипел командующий генерал - майор Асанов.
        Техник дернулся было в попытке выполнить поступивший приказ, но очередь, выпущенная из пистолета - автомата прошив пульт управления, заодно опрокинула навзничь и старшего сержанта.
        И знакомый голос твердо произнес:
        - Всем оставаться на местах! - потом усмехнувшись, добавил: - Согласен фраза банальная, но лучше всего подходит. У меня два пистолета - автомата. Хватит, чтобы уложить три десятка героев. Двери заблокированы, пульт внутренней связи выведен из строя, пульт внешней связи находится у меня за спиной. Стреляю без предупреждения и на поражение!
        И словно бы в доказательство своих слов Ветер короткой очередью из трех выстрелов поразил сделавшего шаг в его сторону незнакомого Маркусу капитана. Тот, молча опал на пол, и в полной тишине забился в предсмертных судорогах. Ветер наблюдал за всем этим абсолютно безучастно, словно играл в некую компьютерную игру, а не расстреливал своих сослуживцев.
        Все присутствующие замерли на месте не в силах поверить в реальность происходящего.
        А в это время двадцать седьмой отряд специальных войск уже двигался по внутренним коридорам атакуемого ими боевого спутника, не встречая на своем пути практически никакого сопротивления.
        Объяснялось это внезапностью атаки, а также тем, что его обитатели были не готовы к встрече с внутренней угрозой.
        К слову сказать, противо - абордажная команда хоть и с большим опозданием, но все - же встала на защиту доверенного ей боевого спутника, заняв подступы к капитанскому мостику.
        ***
        - Быстро, подавляем противника огнем, а в это время ракетчики наносят залп по засевшим за поворотом вражеским отрядам!
        Выкрикнул Стрелок, взявший на себя роль командующего той части двадцать седьмого отряда в которую после его разделения входили Грэм, Тони и остальные.
        Рихард принял на себя бремя принятия решений после того как прежнему командиру прострелил голову выстрелом из лазерного пистолета выскочивший из-за поворота обезумевший от страха парень в комбинезоне техника.
        Вражеский спутник захватывали сразу пять отрядов специальных войск, в их число входил и заново собранный двадцать седьмой отряд, который после вступления на вражескую территорию разделился пополам.
        В той части, к которой был приписан Грэм, офицеров кроме убитого капитана не было и после его смерти все немного растерялись, но положение выправил Стрелок, взявший командование на себя.
        И вот он снова нашел выход из сложившейся ситуации; за поворотом коридора засел достаточно крупный отряд обороны противника, и Рихард отдал приказ, подавить стрельбу противника встречным огнем дав, таким образом, ракетчикам сделать свою работу.
        Распластавшись на полу коридора, Грэм перевел рычажок на своем оружии в положение - стрельба очередями и принялся буквально "поливать" пространство над заграждением за которым засели обороняющиеся, не давая, таким образом, им вынуться наружу и открыть ответный огонь. Однако даже под таким плотным огнем, их противника каким-то образом умудрялись стрелять им в ответ.
        Боковым зрением он увидел, как Радар показывает что-то на экране своего прибора звену ракетчиков, видимо поясняет, куда необходимо нанести удар.
        И вот огонь наступавших набрал максимальную плотность и глубоко выдохнув из-за прикрытия очередного изгиба коридора пятерками начали выскакивать ракетчики.
        Они выпрыгивали в полный рост на середину коридора, делали по одному выстрелу из своих ручных ракетометов и падали на пол, где и перезаряжали свое оружие.
        Из первой пятерки сделать по выстрелу успело только трое, двое упали убитыми еще до того как смогли выстрелить.
        Но, зато их атака разбросала импровизированную огневую точку противника, а последующие две команды ракетчиков довершили дело.
        И тогда уже со своего места ринулись ожидавшие этого остальные солдаты специальных войск.
        Грэм бежал, стреляя на ходу, и ни о чем не думал, до его сознания как-то не доходило, что вот все это настоящее, что его могут ранить, или даже убить. Он просто бежал и стрелял...
        Бежал и стрелял. Если вдуматься звучит так коротко и просто. А сколько боли, страха, ненависти скрывается за двумя этими простыми словами.
        Боли и страха раненых пытающихся отползти назад, после взрыва ракет. Раненых, в которых стрелял Грэм. Ненависти тех, кто все же сумел найти в себе мужество не бежать, а укрыться за остатками укрепительных сооружений, которые в свою очередь стреляли в него.
        Но, Грэм ни о чем, об этом не думал, он просто бежал, выискивал на бегу цель, а потом, найдя, старался попасть в нее из своей штурмовой винтовки.
        Поначалу он бежал в первом ряду, но потом он почувствовал мощнейший удар в грудь, защищенную панцирной броней, это было не, что иное как попадание вражеской пули. К счастью броня в отличие от ее обладателя выдержала, а вот Грэм повалился на спину, прямо под ноги бегущих товарищей. Получилась довольно обширная "свалка", из которой потом пришлось выбираться секунд тридцать.
        В общем, когда Грэм подоспел к убежавшим вперед сослуживцам, те уже схлестнулись с врагом в рукопашной.
        Вскочив на остатки баррикады, он дважды выстрелил, а потом, забросив винтовку за спину, рванул из ножен, прикрепленных к левому предплечью нож, ринулся вниз.
        Но, не успел он оглядеть поле боя, как кто-то из катавшихся по полу солдат ударил его пяткой под колено и тот упал заново.
        Только он упал, как к нему подскочил гигант с залитым кровью лицом, на Грэма уставился черный зев дула направленной на него вражеской винтовки и он понял, что это все. А в каком-то немом отчаянье он вспомнил, как сам оказался спине и повторил прием неизвестного, ударив пяткой опорную ногу противника.
        Тот не ожидавший такого, повалился вперед, при этом, чуть не выбив беднягу Грэма из сознания, пуля все - таки им выпущенная ушла в пол, не причинив никакого вреда своей первоначальной цели. Грэм же умевший в критически моменты думать не хуже бортового компьютера боевого лайнера вонзил нож все так же зажатый у себя в руке в шею противника, да так, что лезвие, вошедшее справа, показалось наружу с левой стороны.
        С некоторым трудом столкнув с себя бьющееся в предсмертной агонии тело, он поднялся, готовый к любым неожиданностям, но бой уже начал стихать. Все кто мог отступить отступили, а те, кто не смог не были серьезной проблемой для обученных спецназовцев.
        Когда территория была зачищена, оставшиеся в живых нападающие перегруппировались и продолжили движение по направлению к капитанскому мостику.
        Уже на подступах к нему команда немного потрепанного, но все еще полного решимости Рихарда слилась с восемнадцатым и двадцать вторыми отрядами специальных войск.
        У получившегося военного объединения была одна общая задача, пока остальные отряды продолжали зачищать коридоры и отсеки спутника, они должны были взять под свой контроль капитанский мостик. Вот перед его запертой бронированной дверью и разыгралось решающее сражение.
        Как оказалось к нему стекались не только силы наступающих, но и обороняющаяся сторона взяла за точку своего сбора отрезок коридора перед его дверью.
        - Стоп! - вдруг взвился на месте Радар. - Примерно в полутора сотнях метров перед нами большое скопление людей. И судя по всему это не наши!
        Мгновенно остановив продвижение вперед, командиры отрядов столпились вокруг застывшего на месте Радара. Пока они совещались, Грэм принялся судорожно всматриваться в лица окружающих, ища своих друзей. За Радара со Стрелком он был спокоен, его волновала судьба Тони, Бовентура, Майера и остальных.
        Тони был найден сидящим на полу с закрытыми глазами, опершись спиной о стену словно бы о спинку стула.
        - Тони! Эй, Тони! Ты как? - потряс его за заляпанное кровью плечо Грэм.
        - Нормально, - не открывая глаз, ответил тот, а потом безразлично поинтересовался. - А ты?
        - Тоже, - ответил Грэм, присаживаясь возле него. - Слышал, Радар кричит, что впереди засела группа не менее чем из ста человек?
        - Нет, не слышал, - все так же безучастно ответил Тони и вновь замолчал. Молчал и Грэм, поведение друга как-то мгновенно отбило всю охоту разговаривать. А может быть просто он сам не находил подходящих слов?
        Так они и просидели молча, до тех пор пока командующие не стали скликать всех на общий сбор.
        Открыв глаза, Грэм увидел, что примерно половина отряда, развернувшись, уходит в глубину коридора ведущего в сторону.
        - Чудеса! - подивился он, подходя к Рихарду. Тот промолчал. Дождавшись, когда все оставшиеся в строю члены его отряда соберутся вокруг него Стрелок, принялся излагать план предстоящей операции.
        - Как вы уже, наверное, заметили, часть наших союзников ушла на обход группы противника. После рассмотрения различных сценариев проведения предстоящего нам боя, было решено атаковать вражескую группировку с двух сторон. Аппаратура Радара сумела предоставить нам план близлежащих коридоров, что и позволило воплотить данный план в жизнь.
        Далее шло пространное описание предстоящей операции, из коего Грэм вынес, что по сути ничего выдающегося выработано не было; группа, оставшаяся на месте, ждет радиосигнала от второй группы, ушедшей в обход, после чего выдвигается и начинает обстреливать противника из всех видов стрелкового оружия.
        - А вот интересно Рихард всегда был таким велеречивым или же это под влиянием момента? - вдруг закралась к нему в голову крамольная мысль. Он уже даже было начал перебирать в голове последние разговоры со стрелком, когда вдруг, как всегда бывает в такие моменты, абсолютно неожиданно пришел по радио приказ на выдвижение. И тогда мгновенно стало не до посторонних размышлений.
        Потихоньку выглянув в отсек расположенный перед капитанским мостиком Грэм обрадовался, его расположение было явно не в пользу оборонявшихся. Перед бронированными воротами капитанского мостика располагалась обширная зала, в которую с разных сторон выходили пять или шесть коридоров. Воины планировавшие занять стратегически важный капитанский мостик, не сумели в него проникнуть и теперь оказались в ловушке перед его дверями.
        Не успел Грэм все это обдумать, как из одного из соседних коридоров вылетели первые ракеты выпущенные атакующей стороной...
        ***
        Происходящее за бронированной дверью слышно было плохо, но по некоторым признакам было очевидно, что там идет ожесточенный бой.
        - Слышишь Маркус, - прошептал ему на ухо Адам. - Старайся держаться рядом со мной, вдвоем всё легче.
        Когда тихие отголоски идущего снаружи боя стали стихать, у одного из стоящих под прицелом Ветра офицеров нервы не выдержали. С тихим воем, он бросился на предателя, именно так окрестил своего бывшего друга Маркус.
        Ветер вытянул руку в сторону бежавшего и нажал на курок срезая нападающего. Двое стоявших с другого края, словно бы сговорившись, решив, что это возможно их последний шанс также кинулись на него.
        Но, то ли Ветер ожидал чего-нибудь подобного, то ли у него была такая быстрая реакция от природы, однако не успело еще тело первого нападавшего полностью опасть на пол, как Ветер не теряя времени, вскинул вторую руку с зажатым в ней пистолет - пулеметом и в помещении стало на двух заложников меньше.
        От звуков выстрела Маркус дернулся, и Адам, принявший это за попытку броситься на захватчика, схватил его выше локтя.
        - Стой на месте! Не делай глупостей!
        - Да я и не шевелюсь, но надо что-то делать, положение безвыходное! - ответил тот.
        - Стой на месте идиот! Безвыходным положение становится тогда, когда ты уже умер! А пока жив, может и обойтись! - проорал в ухо Адам.
        Щелкнув обойма выскочила из оружия Ветра, тот не отводя от заложников дула второго пистолета, принялся вытаскивать запасную. За переборкой повисла гнетущая тишина, от которой становилось еще страшнее.
        - Бей его, - друг тоненько взвизгнули левее Маркуса.
        В ответ на этот призыв качнулся вперед весь первый ряд, а Ветер наоборот отпрыгнул назад, с металлическим щелчком вогнал новую обойму на место и принялся поливать огнем ряды заложников уже совсем без разбору.
        Мудрый Адам, таща Маркуса за руку, бросился не вперед, а назад, где и укрылся за выступом стены.
        В это же время раздался оглушающий грохот взрыва и большая часть переборки, вместе с дверями влетела внутрь капитанского мостика.
        Конец первой части.
        27.06.2011 - 18.09.2011
        Лондон - Париж - Нарва - Таллинн
        Часть 2
        24.09.11
        ***
        - Так значит я клон? - с дрожью в голосе спросил Маркус.
        Прошла уже неделя с тех пор как солдаты планеты Арх захватили штурмом боевой спутник на котором несли службу Маркус и его друг Адам.
        Ветер как это ни удивительно звучит, оказался шпионом планеты Арх, сумевшим пробраться на военную базу Арх, а также пройти полный курс обучения и даже быть принятым на действительную военную службу!
        Также он объяснил свое приглашение на капитанский мостик тем, что он хотел лично проконтролировать "безопасное пленение" своих новоприобретенных приятелей.
        - Поверьте, я бы стал стрелять в вас лишь только при самой крайней необходимости! - заверил он позже лично.
        - Но, все-таки стал бы! - с нотками легкой истерики в голосе вскричал Маркус!
        - Конечно, - не стал отпираться Ветер. - Если бы ваши действия грозили срыву операции, то мне бы пришлось ликвидировать угрозу в вашем лице. Однако я имел достаточно времени для изучения Адама, и мог рассчитывать на его благополучие.
        Услышав подобное, Маркус лишился дара речи, а Адам наоборот склонил голову в знак того, что принимает комплимент Ветра. К слову своего настоящего имени тот так и не открыл, поэтому друзья продолжали именовать его по старой привычке Ветром.
        Первый день их держали взаперти впрочем, отдельно от остальных членов команды и не на спутнике, а перевели в одну из кают лайнера захватчиков. От недостатка пищи пленники также не страдали.
        На второй день к ним пришел какой-то мужчина непонятного возраста, задал несколько ничего не значащих вопросов, из серии: возраст, какими болезнями болели в детстве и тд.
        На третий день был проведен полный медосмотр. Ничего не понимающие друзья отреагировали на него по-разному: Маркус с испугом, Адам же с присущим ему хладнокровием постарался успокоить друга, шепнув тому на ухо:
        - Хотели бы убить - так пристрелили бы сразу!
        Однако Маркус не очень верил в благородство захватчиков и произнес в ответ:
        - Откуда ты знаешь, что у них на уме! А вдруг на нас опыты ставить начнут!
        Следующие два дня прошли в тихо, никаких гостей у них не было, лишь изредка заходили два широкоплечих парня в военной форме и приносили еду.
        На шестой день их навестил Ветер, в сопровождение все тех же двух "официантов" видимо приставленных для соблюдения мер безопасности. Но, разговора с ним не получилось и спустя пять минут, раздосадовано взмахнув рукой, он развернулся и вышел вон. В каюте снова повисло тишина.
        На седьмой же день рано утром в каюту с двумя пленниками вошло уже четыре человека, все так же молча им, выкрутили руки за спину и вывели вон. Провели по коридору, ввели в лифт и в итоге усадили на кресла в незнакомом темном помещении.
        Приковав руки наручниками к спинкам стульев, конвоиры оставили их в покое и вышли.
        - Неужели ты и сейчас будешь говорить, что вот это все к лучшему? - с жаром зачастил Маркус другу в ухо.
        - Поживем, увидим, - тряхнул головой тот, а Маркус тот, так даже задохнулся от подобного ответа. Его измученный постоянным страхом последних дней мозг уже рисовал картину впускаемого внутрь помещения ядовитого газа и их, посиневших, опухших, с высунутыми языками лиц, но тут стена напротив осветилась, и на ней принялись, обгоняя друг друга высвечиваться кадры еще непонятного учебного фильма.
        В фильме показывались какие-то помещения, залитые ярким светом, источник которого установить было невозможно, как и на планете Кэйс кстати. Люди, много людей в белых халатах, затем огромные лайнеры... огромные пустые не обитаемые территории... а завершала все это картина старта с поверхности неизвестной планеты целой эскадры.
        Когда фильм закончился в помещение вошел Ветер и принялся рассказывать о том, как много лет назад в недрах поверхности его планеты был обнаружен старинный космический аппарат, который потерпел крушение много столетий назад, на его борту находился архив. Учебный фильм, показанный Адаму и Маркусу, является частью этого архива.
        Длительное изучение архивных данных позволило сделать следующий вывод: тысячи лет назад человечество, проживавшее на отдаленной планете с забавным названием Земля, столкнулось с острой нехваткой полезных ископаемых, и однажды на ней было принято решение о запуске проекта - "Поставка". Проект "Поставка" был прост до гениальности, но сложен в своем практическом выполнении; согласно ему землянам требовалось обнаружить отдаленную планетарную систему с несколькими планетами пригодными для проживания. После того как данные планеты были найдены их заселили клонами, с уже запрограммированной памятью и стилем жизни каждого отдельного клона. Судя по всему, работа была проделана огромная и длилась она не одно десятилетие.
        - Результатом данного проекта стала система звезды Катар, - закончил свою речь Ветер.
        - Так значит я клон? - упавшим голосом произнес Маркус, всегда невозмутимый Адам в этот раз все же потерял самообладание и тоже уставился на собеседника, ожидая его ответа.
        - Нет! - твердо произнес тот. - Это наши предки были клонами, а мы уже ими не являемся! Понимаете, людей делает не происхождение, а сами люди! Мы уже давно стали не клонами, а самыми настоящими людьми! Вот мы это понимаем, а они нет. Они хотят, чтобы мы и дальше продолжали работать, и снабжать их, все время снабжать добытыми нами полезными ископаемыми!
        - А это разве не вы нападаете на наши лайнеры? - устало поинтересовался Адам.
        - Нет! Это замаскированные и засекреченные части особого назначения космического флота планеты Кэйс, пересевшие на корабли их союзников и хозяев.
        - Значит и моего брата тоже они? - в конце фразы Маркус не сдержался и его голос предательски дрогнул.
        - Да.
        - ...., - Адам впервые в присутствие своего друга высказал свое мнение в нецензурных выражениях, и касалось оно правительства планеты Кэйс.
        - Так значит я клон? - с дрожью в голосе повторил свой вопрос Маркус.
        - Нет, ты не клон! - убежденно произнес Ветер. - И Адам не клон! Никто из нас не является клоном. Это наши далекие предки были клонами. А мы? Понимаешь, людей делает людьми не происхождение, а сами люди!
        В тот вечер друзья сильно впервые вместе сильно напились, да еще в компании Ветра. Когда с первой литровой бутылкой было покончено они втроем покинули борт космического лайнера и вышли на поверхность планеты Арх.
        И хотя на следующий день Маркус вечер помнил весьма смутно, но одна вещь навсегда врезалась в его память это багровеющий закат, с одной стороны небосвода и две восходящие луны на другой.
        Маркуса особенно поразило, что луны было две, а также то, что они появились еще тогда, когда солнце не скрылось за линией горизонта. На, их с Адамом родной планете луну увидеть было невозможно - у Попла не было ни одного спутника. А тут две!
        Багряное небо, солнце, две луны...
        - Красиво!!! - благоговейно выдохнул он.
        - Нравится? - пьяно обрадовался Ветер.
        - Конечно! А тебе Адам?
        - Тоже.
        После своей нецензурной реплики Адам казалось, еще сильнее ушел в себя и теперь все больше отмалчивался, а если все же отвечал, то только односложными предложениями. К примеру, это его - "тоже" было единственное произнесенное слово за два часа. Маркус уже начинал думать, что тот так больше ничего и не скажет, но после того как солнце ушло за линию горизонта Адам вдруг поднял свое побледневшее лицо и произнес:
        - Ветер, а могу я остаться в вашем космическом флоте?
        Парни к тому времени уже сидели на скамеечке из металлических трубок под сенью пальмы, а вокруг не было ни души.
        Вообще база на которую приземлился лайнер с друзьями на борту располагалась в одной из двух пустынь планеты Арх, поэтому даже не смотря на то, что в двух тысячах километрах к востоку от базы вовсю царила зима, друзьям даже после захода солнца еще было достаточно уютно на воздухе; дневная жара уже сошла на нет, а ночной холод еще не успел занять свои позиции.
        Услышав вопрос, Адам Ветер вздрогнул, опустил глаза на дно треснутой кружки, собрался с духом, поднял взгляд и сказал:
        - Это хорошо, что ты это спросил. Знаете когда, я еще, будучи солдатом космического флота армии Кэйс просил свое командование вас не трогать, то обещал, что вы двое останетесь служить у нас. Поэтому боюсь, у вас просто нет другого выбора. Не беспокойтесь, служить будем вместе, уж этого, то я как-нибудь добиться сумею.
        Глава 1
        Потери, понесенные отрядами специального назначения, производившими захват вражеского спутника, оказались с одной стороны гораздо меньшими, чем те на которые рассчитывало командование. С другой же стороны они были гораздо более тяжелыми, чем надеялись сами штурмовики, практически не получившие серьезного отпора.
        Тяжелее всего пришлось двадцать седьмому отряду, из немногим более ста человек ушедших на задание не вернулось тридцать, а точнее даже тридцать один. К большому горю Грэма и остальных в число погибших вошли: Бовентур, Майер, да и самого Рихарда тоже достала вражеская пуля, пробившая ему плечо навылет.
        В нагрудной же броне самого Грэма уже после того как на захваченном спутнике был установлен полный контроль, и атакующие группы смогли немного расслабиться, было найдено аж целых три застрявших пули, и один след от бластера, который по счастью был уже видимо почти полностью разряжен и в результате сумел только оплавить, а не прожечь нагрудную пластину.
        Оставив Рихарда под присмотром медиков, Грэм отправился на поиски Тони и нашел того как ни странно у иллюминатора в одном из многочисленных переходов.
        - Как ты? - спросил Грэм, тихо подойдя к другу из-за спины и положив ему на плечо ладонь.
        - Плохо, понимаешь, я не успел, - тяжко вздохнув, ответил Тони.
        - Не успел что?
        - Спутнику помочь не успел! Когда мы в коридоре брали баррикаду, то Спутник бежал впереди меня... - замолчав Тони, обернулся и Грэм увидел на его глазах слезы. - Так вот, он споткнулся и упал прямо под ноги одному из защитников станции, и прежде чем я его срезал, он успел ударить Спутника ножом в шею. Я просто не успел!
        - И Спутник тоже! - закрыв глаза, прошептал Грэм.
        - Я не успел...
        ***
        В этот раз возвращение на базу не принесло никакого отдохновения; ни морального, ни физического. Во-первых, прибыли они не на базу расположенную неподалеку от их родного города, а на одну из затерянных в глубине Великой Александрийской Пустыни, поэтому ни о каком кратковременном отпуске не могло быть и речи. Во-вторых, по возвращению им дали двое суток отдыха, потраченных в основном на сон, а после загрузили таким количеством различных тренировок, генералы готовились к приближающемуся решающему сражению. Готовились генералы, а почему-то падали с ног от усталости бойцы. По вечерам они уже абсолютно теряли ориентацию в пространстве, кое - как добирались до своих коек и валились спать.
        Также по возвращению каждого из непосредственных участников захвата наградили медалью "За боевые заслуги" и некоторых, особо отличившихся, повысили в звании. Последнее не коснулось Грэма, он так и остался сержантом, а вот его друг Рихард был произведен в офицеры, ему были вручены погоны младшего лейтенанты.
        Так как по закону офицер, не мог жить в одной комнате со своим подчиненным, Грэму пришлось подыскать себе нового соседа, коим и стал Тони. Собственно выбирать долго и не пришлось, вопрос стоял - или Тони, или Радар. Но, после того, как того забрала к себе разведка, все размышления отпали сами собой и на следующий день Грэм уже был в кабинете коменданта жилого корпуса, прося о подселении к нему Тони.
        Комендант оказался человеком, понимающим и уже вечером сосед, подселенный к нему вместо Стрелка, собрал свои вещи, а ему на смену заселился Весельчак Тони. Впрочем, тот уже не в полной мере оправдывал свое прозвище, данное на первых неделях солдатской подготовки. Тони, как и большинство остальных, стал намного более угрюмым, замкнутым, молчаливым и даже немножечко нервным.
        Подобные перемены происходили и с самим Грэмом, только он их не замечал, а вот то, как изменился его друг, а теперь уже и сосед, поразило его до глубины души. Если раньше Тони представлялся ему просто каким-то вихрем положительных эмоций, то теперь он вместо веселой благодушной теплоты, изучал холодную угрюмую тяжесть.
        Вставая с утра, он бурчал нечто невразумительное, потом они бежали на зарядку, после нее завтракали и лишь только к середине дня Тони понемногу "оттаивал", изредка позволяя себе легкие остроты в сторону своих сослуживцев.
        Самого же Грэма по ночам начинали преследовать кошмары. Ему снились бои в бесконечных коридорах космического спутника, и вот в этих самых кошмарах чаще всего его отряд оказывался запертым в небольшом тупике без дверей превосходящими силами неприятеля. Враги наступали, ведя непрерывный огонь из лазерного оружия, поражая его соратников одного за другим, и вот когда падал последний из них, Грэм с криком просыпался. А проснувшись, шел в душ, подставлял мокрую от холодного пота голову под струю ледяной воды и стоял так пару минут. Лишь только после этого нервная дрожь отступала, и он мог снова идти ложится. При этом во время своих ночных брожений по комнате Грэм часто мог слышать, как скрипит зубами во сне его сосед Тони. Видимо его сны тоже не были наполнены порхающими бабочками и зелеными лугами с мирно пасущимися коровами.
        О своих кошмарах Грэм не кому не рассказывал, да он никогда и не слышал, чтобы и другие о них упоминали, однако по хмурым утренним лицам своих сослуживцев ясно видел, что и их ночи тоже наполнены не самыми приятными сновидениями.
        Да и само отношение к тренировкам изменилось, на место прямо-таки детскому восторгу от них, пришла сначала апатия, быстро сменившаяся раздражением на постоянно кричащих инструкторов, сослуживцев и даже на самого себя.
        При этом тяжелее всего переживалась как раз именно эта обида, обида на самого себя, формулировавшаяся примерно следующим образом - Вот дебил, за каким ты во все это взялся? Или чего это ты здесь делаешь, совсем уже чтоли?
        Эти или подобные вопросы вертелись в уставшем от однообразия мозгу Грэма постоянно на протяжении всего дня, а ночью приходили кошмары...
        Теперь они стали появляться уже каждую ночь, а чаще всего даже и не по одному разу за ночь. А с утра все повторялось заново: яркое пустынное солнце в лицо во время зарядки, завтрак безо всякого аппетита и изматывающие физические тренировки, под знойным палящим солнцем. И все это на фоне тяжелого ночного недосыпания.
        Однажды когда отчаяние почти уже затопило Грэма полностью, он обратил внимание, на то, что его сосед Тони начал лучше спать. В то время как Грэм просыпался посреди ночи, пытаясь в немой истерики нашарить свой автомат, Тони спокойно спал на своей кровати, лишь изредка вздрагивая во сне.
        И поэтому Грэм уже начинавший боятся ложиться спать, до того его измучили беспрестанные ночные кошмары решился обратиться к другу за помощью.
        - Тони, а как ты от кошмаров избавился?
        Натянуто улыбнувшись, тот поманил его за собой, сам прошел в душевую, достал откуда-то из-за угла плоскую объемную флягу, старую кружку с множеством сколов и наполнил ее доверху.
        - Пей, но только одним глотком, до дна.
        Выдохнув, Грэм попробовал приложиться к кружке. Он никогда раньше не пил много, с детства занимаясь спортом, он всегда старательно избегал алкоголя. Поэтому с первого раза выпить кружку полностью у него не получилось, поперхнувшись на втором глотке, он закашлялся, вытаращив глаза словно рыба, выброшенная на берег.
        Содержимое фляги оказалось неожиданно терпким и крепким.
        Взяв друга за руку Тони, словно уговаривая маленького ребенка, поднес его руку с кружкой ко рту и, похлопывая, по плечу произнес:
        - А ну пей до конца!
        - Не могу, - просипел Грэм.
        - Ну как знаешь, - пожал плечами Тони, забрал от него кружку, долил ее до краев, после чего выпил в два глотка, и пошел спать. Грэм последовал за ним, уже чувствуя, как его голова начинает кружиться. Казалось, стоит только его голове коснуться подушки, и он заснет крепко - крепко.
        Так и случилось, но посреди ночи он вновь проснулся от вернувшихся к нему ночных кошмаров. Традиционно бросивший в душевую он подставил голову под ледяной душ, а после, вспомнив о рецепте Тони, нашарил в углу заветную флягу и трясущейся рукой налил себе полную кружку.
        В этот раз он выпил ее полностью и проспал без сновидений до самого подъема.
        Проснулся хоть и с "мутной" головой, зато почти выспавшимся. Так с той поры и пошло, поочередно выпивая по полной кружке алкоголя, парни ложились спать. Ночью они забывались тяжелым алкогольным сном, зато ночи проходили без сновидений.
        ***
        Прошла неделя с той поры как Грэм перед сном начал принимать лекарство Тони.
        Ночные кошмары не то чтобы перестали его посещать, но они словно бы отодвинулись на дальние рубежи.
        Самой главной его победой, стала победа над боязнью наступающей ночи. Он теперь ее не страшился. Грэм понял, что мучившие его кошмары вовсе не такие всемогущие как ему казалось раньше. Тони сделал самое главное, он подсказал ему если не панацею от ночных кошмаров, то, как минимум действенный способ борьбы с ними.
        При этом, как ни посмотри, а сделал он это как нельзя более вовремя. Грэм и обратился к нему только потому, что чувствовал еще неделя, и он просто напросто сойдет с ума. Не больше и не меньше. Он где-то слышал, что если человек долгое время не спит, то сходит с ума. Сначала он не поверил этому, а тут вдруг почувствовал, что это правда, так как уже сам близок к помешательству.
        А тяжелая голова на утро в принципе и не такая уж большая цена за возможность спать спокойно.
        А на восьмой день произошло ЧП.
        В полдень, когда утренние занятия уже подходили к концу и отряды занимающихся уже должны были вскорости отправиться на обед, один из бойцов тридцать пятого отряда увидел двоих пленных захваченных на борту боевого спутника проходивших в сопровождении нескольких офицеров приблизительно в сорока метрах и открыл по ним огонь из бластера висевшего у него на поясе.
        ***
        После того как Адам с Маркусом дали согласие на оказание посильной помощи армии планеты Арх их дни наполнились смыслом и действием.
        С самого раннего утра их разводили по разным комнатам, где уже находилось по два или три специалиста разнообразных специализаций которые задавали им по тысяче и двум вопросам, надеясь почерпнуть дополнительную информацию могущую принести пользу.
        Конечно, львиную долю полезной информации они получали от Адама, вот где пригодилась его поистине уникальная память. Он не только мог рассказать, обо всех виденных им устройствах в мельчайших подробностях, но даже сумел начертить все увиденные им схемы деталей и механизмов.
        Маркус подобным похвастаться не мог, но и он сумел дать несколько правильных ответов по интересовавшим специалистов вопросам.
        И вот примерно через месяц, после того как они прибыли на базу, они шли на обед в сопровождении расспрашивавших их специалистов, как вдруг Маркус услышал тихое шипение, его вдруг обдало жаром и он увидел как на груди одного из сопровождавших расцвел нестерпимо яркий цветок пламени. Бедняга упал, не успев даже вскрикнуть, а вслед за ним и опешившего Маркуса сбили с ног его сопровождающие.
        Он лежал, вжавшись в покрытие внутреннего двора базы, над его головой еще несколько раз прошипели лучи бластера, со всех сторон слышались крики, а Маркусу было настолько страшно, что он даже не мог заставить себя поднять голову вверх.
        Вдруг над плацем разнесся одиночный выстрел из автомата, и жаркое дыхание бластера прекратило опалять ему спину.
        Еще через несколько минут его в четыре руки приподняли и поставили на ноги.
        - Все уже кончилось, вставай! - услышал он у себя за спиной и медленно разлепил продолжавшие оставаться непослушными веки.
        Окинув окружавшую его действительность взглядом, он содрогнулся, она была ужасна - неподалеку от него лежали три трупа, один из них даже еще продолжал дымиться.
        И вдруг он ясно осознал, что третий продолжающий дымиться труп, это не труп, а его друг Адам, вернее то, что когда-то им было.
        Отшатнувшись назад, Маркус протянул руку, указывая на тело Адама и спросил:
        - Это как? Он умер чтоли?
        Кто-то из подбежавших к ним свидетелей трагедии, что был подогадливей взял его за плечи, отвернул в сторону и повел прочь.
        Маркус шагал и был не в силах поверить в то, что последний близкий ему человек лежит сейчас мертвым за его спиной. Споткнувшись на ровном месте, он не упал только благодаря своему спутнику, сумевшего его вовремя подхватить.
        ***
        Похороны Адама состоялись на следующий день. Хоронили его в одиночку, так как тела двух других жертв были отправлены к родным.
        После небольшого совещания, в котором приняли участие Маркус и Ветер, тело был решено кремировать, а прах, убрав в специальный контейнер вмуровать в одну из переборок машинного отсека спутника, на котором он служил.
        На самих приготовлениях к похоронам Маркус не присутствовал по настоянию врачей, он также не присутствовал при опускании тела в печь, однако и того на чем он присутствовал ему хватило с лихвой.
        Когда сосуд с прахом с несколькими провожающими молча внесли в машинный отсек, одна из стенок была уже наполовину разобрана. Так же, не говоря ни слова, один из присутствующих опустил сосуд внутрь стены, его напарник поставил на место металлическую плиту, закрывшую собой проем в стене, ну а третий уже закрепил её привернув специальными болтами.
        Свое полнейшего одиночество Маркус осознал до конца лишь тогда когда один из сопровождающих начал завинчивать крепежные болты. Именно в этот момент одиночество навалилось на него с полной силой.
        ***
        Грэм и не понял то ничего поначалу, просто в один момент группа, проходившая невдалеке от них, как-то разом повалилась на плац. И только потом словно бы с какой-то задержкой к нему пришло осознание того, что раздавшееся в воздухе шипение это не что иное как звук, который издает стреляющий бластер.
        Все еще не до конца понимая происходящее, Грэм завертел головой по сторонам; в каком-то десятке метров от него стоял боец и спокойно расстреливал из бластера залегшую группу офицеров. Но, что больше всего поразило Грэма так это выражение неописуемой злобы у него на лице.
        С мыслей:
        - Я же обещал маме быть осторожным! - он начал потихоньку пробираться к стрелку, обратив внимание, на синхронно приближающуюся фигуру со второй стороны.
        Сухой винтовочный выстрел сыграл роль стартового пистолета, подав сигнал к действию. Увидев выпавший из простреленной руки бластер, Грэм прыгнул, уже в воздухе увидев две борющиеся фигуры, это его невольный помощник, атаковавший первым, пытался нейтрализовать стрелка. Рухнув без разбора поверх дерущихся, Грэм помог уложить стрелка лицом вниз и завернуть ему его здоровую руку за спину, только им это удалось, как со всех сторон послышался быстро приближающийся топот.
        Передав нарушителя подоспевшему караулу, Грэм затоптался на месте, не зная, что ему следует делать дальше. Как вдруг он почувствовал хлопок по плечу.
        - Спасибо за помощь!
        Повернувшись на голос, он увидел своего партнера по задержанию. Разом отметив про себя все необходимые детали лица и фигуры незнакомца Грэм ответил, разведя руки в стороны:
        - Не за что. Вот только не знаю, что дальше мне делать?
        - Пошли за мной. Скорее всего, нас попросят написать рапорт, - махнул рукой в сторону блока администрации незнакомец, а потом поправился. - Меня Воланом звать. А тебя?
        - Грэм. А что за рапорт?
        - Вот и хорошо пошли, напишем сами: что видели, что сделали и почему сделали так, а не иначе. Не будем дожидаться, пока нас вызовут.
        ***
        Написание рапорта не отняло много времени. Описав произошедшее, а также добавив свои мысли по данному поводу, подвигнувшие его на действие Грэм отослал свой рапорт адъютанту начальника базы.
        Сделав это, он отправился на обед, предупредив предварительно начальника канцелярии о своем месте расположения на ближайшие полчаса.
        Волан к тому времени уже куда-то исчез, и поэтому Грэму пришлось добираться до столовой в одиночку. Грэму удалось попасть, как раз в период когда первая смена отобедав вышла, а вторая еще не подошла и поэтому он был неприятно поражен ее пустотой. А ему как назло хотелось в тот момент общения, и такой поворот не понравился поэтому, получив свою порцию, он постарался поскорее покончить с едой и отправиться в расположение своего отряда.
        Однако, стоило ему только приступить к приему пищи, как двери столовой распахнулись и внутрь вбежал запыхавшийся рядовой. Повертев головой, он увидел ее единственного посетителя и направился к нему.
        - Сержант Грэм?! - скорее утверждая чем, интересуясь, спросил рядовой, обращаясь к Грэму.
        Не прекращая жевать, тот лишь утвердительно кивнул, мол, да есть такой.
        - Комендант Лосард вас срочно вызывает! Приказано сразу после обеда явится к нему! Также на сегодня освобождаетесь ото всех плановых занятий!
        Выпалив все это на одном дыхании, посыльный отдал честь, и лихо, развернувшись на каблуках, выбежал прочь.
        С трудом сглотнув вставшую комом в горле пищу, Грэм без всякого аппетита доел свою порцию и, поднявшись, направился к коменданту.
        - Чего ему еще от меня надо? - ворчал он про себя по дороге. - Все же уже написал. А вдруг ругать будет? Ну, и пусть, а я возьму и напишу заявление об увольнении в запас, и пусть ругается! Вот точно пусть только слово плохое в мою сторону, сразу пишу заявление об уходе!
        Все же, несмотря на уже свой богатый армейский жизненный опыт, в некоторых моментах Грэм оставался еще очень наивным, поэтому верил, что по первому его желанию он сможет уволиться в запас. Интересно насколько сильно бы он расстроился, если бы узнал, что министр армии Мэй подписал секретную директиву, в которой говорилось о временном запрете на выход из вооруженных сил в запас. Этот запрет распространялся на все группы войск, и затрагивал даже войска технического оснащения, что уж тут говорить о войсках специального назначения, в которые входил Грэм.
        Однако все оказалось не настолько плохо, как он думал поначалу, в кабинете уже собралось все высшее начальство базы и капитан боевого лайнера, к которому был прикомандирован двадцать седьмой отряд, в который входил Грэм. Его встретили одобрительным гулом, а комендант базы, указав в его сторону, произнес дословно следующее:
        - А вот и второй наш герой появился!
        В кабинете также присутствовал и Волан, был он немного бледен, однако глаза его смотрели весело, даже с некоторым легким сарказмом.
        - Ну, что ж после того как оба наших героя собрались, позвольте мне открыть наше импровизированное заседания словами благодарности в их сторону! - взял слово комендант. - Друзья, вы уже доказали свою доблесть в боях с врагами. Однако сегодня вы продемонстрировали, что способны бороться также и с тем противником коего мы все считали своим другом и верным товарищем. Скажу даже больше с тем, кто БЫЛ до недавнего времени нашим верным товарищем! А это требует не меньшей, а порой даже и большей отваги. Хотя позвольте представить вам господа, еще одного героя сегодняшней не побоюсь этого слова трагедии - начальник караула лейтенант Коваль! Прошу вас лейтенант займите место рядом с уже названными участниками.
        Стена присутствующих раздвинулась, и в центр шагнул явно смущенный совсем еще молодой лейтенант.
        - Эво как! - присвистнул про себя Грэм. - Даже моложе меня, а уже лейтенант!
        - Именно этот молодой человек и произвел выстрел позволивший прекратить бессмысленный расстрел наших боевых товарищей, и что не менее важно, обезвредить и захватить их убийцы живым! - продолжал свою хвалебную речь комендант. - Документы на приставление всех троих к ордену " За смелость" уже подготовлены и лично мною отправлены в штаб министра армии Мэя!
        - А теперь передаю слово офицеру по чрезвычайным ситуациям майору Ф! - закончил комендант и тогда начал свою речь мужчина сорока лет с погонами майора на плечах. Его речь поражала своей плавностью, и даже как показалось Грэму равномерностью, по его мнению, офицер по чрезвычайным ситуациям даже ни разу не поменял скорости своей речи.
        - После того как диверсант был арестован, он был передан врачам на медицинское освидетельствование. Пятнадцать минут назад мне было передано их предварительное заключение. Согласно коему наш стрелок находится сейчас в так называемом пограничном состоянии, - и, увидев непонимание на лицах слушателей, майор разъяснил: - В большинстве своем стрелок нормальный, просто сильно измотанный человек, однако стоит произойти любой даже самой малейшей нагрузки на его подорванную психику как его поведение становится абсолютно неадекватным и непредсказуемым. Согласно утверждениям специалистов до такого столь прискорбно состояние стрелок был доведен перенесенными психологическими и физическими нагрузками, как участие в опасной и сложной операции по захвату вражеского спутника, вкупе с отсутствием банального отдыха по окончанию. Также, скорее всего последнее время стрелок страдал ночными кошмарами, которые не давали ему спать по ночам, - при этих словах майора Грэм неожиданно для самого себя вздрогнул и еще сильнее впился глазами в докладчика.
        - По этим причинам у стрелка развилось тяжелое психическое заболевание. По мнению специалистов, появление в его поле зрения бывших врагов (Маркус, Адам) явилось катализатором вызвавшим вспышку гнева и неконтролируемой агрессии, - подняв глаза от экрана портативного носителя информации, докладчик обвел глазами присутствующих и закончил: - Поздравляю вас господа, считаю своим долгом заявить, что виновными в трагедии назначаю нас всех, за не способность вовремя разглядеть следы приближающейся катастрофы. Рассматриваю случившееся как халатность со стороны всего медицинского персонала и штатного психолога в частности!
        Такого окончания доклада не ожидал никто! Гробовая тишина нависла надо всем кабинетом!
        Кивнув в сторону стоявшей строем троицы, комендант произнес только одно слово:
        - Выйти!
        Приказ был ясен, и поэтому троица быстренько покинула кабинет коменданта. К слову сказать, мотивы приказа тоже были ясны как солнечный свет, комендант просто не хотел обсуждать ошибки руководящего состава при подчиненных.
        - И куда теперь? - дождавшись, когда лейтенант прикроет за ними дверь, поинтересовался Грэм.
        - Не знаю, - развел руками Коваль. - От караула меня на сегодня освободили.
        - Нас с Грэмом также освободили от плановых занятий, - расплылся в улыбке Волан. - А ну все айда за мной!
        После чего махнув рукой, развернулся и твердой походкой направился к жилому корпусу.
        - Так вы меня здесь подождите, - велел он своим спутникам перед входом. - Я сейчас до себя сбегаю и вернусь.
        Пожав плечами, Грэм выразил свое согласие, лейтенант же всю дорогу выглядел настолько растерянным, что его никто не стал принимать во внимание. Когда Волан скрылся за дверью, Грэм повернулся к своему спутнику.
        - Сержант Грэм! - представился он и протянул руку для рукопожатия.
        - Лейтенант Коваль! - автоматически повторил тот и пожал протянутую ему руку.
        - Ну, давай Коваль рассказывай, только учебу закончил? Первое назначение да?
        Подтвердив правоту слов Грэма кивком, Коваль снова замкнулся в себе.
        Снова пожав плечами, в который уже раз за этот день Грэм принялся разглядывать видимые отсюда песчаные барханы.
        - Чего грустные такие! - радостно прокричал появившийся из входной двери Волан. - А ну посмотрите-ка, что у меня есть!
        И развязав горловину своего заплечного мешка, продемонстрировал полуторалитровую бутыль почти полную подозрительной жидкости.
        - Что это? - отшатнулся Коваль.
        - Это великолепный напиток, называется - спиртосодержащей жидкостью, - улыбнулся Волан. - Вы меня извините, я по дороге не удержался и отпил немного. Но, это ничего, здесь, - при этих словах он качнул мешком полным бутыли. - На всех хватит!
        И приобняв своих слушателей за плечи повел их к маленькому оазису, находившемуся на территории базы и сохранившему три или четыре живых пальмы.
        - А я тут еще и кружечки захватил, - принялся раскладывать на скамейке содержимое своего мешка Волан. И только тут, когда он поставил на скамейку свою устрашающего размера бутыль, Грэм обратил внимание на то, что отпил он таки изрядно, грамм двести - триста.
        А Волан, тем временем игнорируя направленные на него удивленные взгляды, принялся разливать содержимое бутылки по расставленным на скамейке кружкам. Время было два часа по полудню и солнце палило нещадно, но Волан не обращал на это уже никакого внимания, а вот Коваль видимо не успел привыкнуть к такому, и попробовал было заикнуться о том, что сейчас слишком жарко для распития алкоголя.
        Ответу Волана мог бы позавидовать даже быстрый на язык Тони:
        - Молчать щенок, если не выпьешь, я тебе лично всю бутылку в глотку залью, не посмотрю, что ты офицер, а после за второй побегу. Ясно?
        Покрасневший Коваль лишь только качнул головой, а рукой схватился за ручку кружки с потрескавшейся от времени и употребления эмалью.
        Удостоверившись, что Грэм с лейтенантом его слушают, Волан выпрямился, держа кружку немного на отлете, помолчал, а потом произнес на одном выдохе:
        - За погибших сегодня, не чокаясь!
        После чего опрокинул содержимое кружки себе в горло. Грэм выпил почти - что одновременно с ним, а вот Коваль замешкался, поднес сначала кружку к лицо, принюхался, затем поморщившись, отставил ее, но увидев выразительное лицо уже выпившего свою кружку Волана, вздохнул и принялся пить...
        На втором глотке он закашлялся, попытался было поставить кружку на скамейку и отдышатся, но Волан был неумолим:
        - А ну не халявить! До дна!
        Под его суровым взглядом Коваль вздохнул еще раз и снова поднес кружку ко рту.
        - Ууууф! - только и сумел произнести он, когда выпив все, показательно поставил пустую кружку на скамейку дном вверх.
        - Ну, вот теперь молодец! Теперь вижу - офицер! - обрадовался Волан, словно бы он сделал что-то хорошее, а не спаивал своего молодого соратника.
        - Так значит, это ты стрелял? - поинтересовался Грэм.
        - Я, - утвердительно кивнул Коваль. - Как раз было время пересменки, и я с новой сменой караула обходил посты. Вдруг вижу, кто-то из специальных войск из бластера наших техников расстреливает. У меня как у начальника караула на плече автомат висел, я ему одиночным и выстрелил в предплечье.
        - Молодец! - искренне похвалил его Волан. - Оперативно среагировал, если бы не ты, кто его знает, тот шизик мог бы еще кого-нибудь застрелить.
        - Как ты его назвал? - поинтересовался уже захмелевший лейтенант. - Шифер? Нет, чижик? Нет как-то иначе.
        - Шизик, - усмехнулся Грэм. - Ну, это кто-то вроде психа, только они все обычно безобидные. Но последнее к нашему не относится точно. Слушай Волан, он же вроде из твоего отряда был, что за парень то?
        - Да нормальный, на последнее..., - а потом, покосившись на Коваля, продолжил: - дело вместе со всем отрядом ходил. Да вообще, операции три так точно на его счету есть. Нервный только, был... Да впрочем как и все мы. А так жалко и его, что свихнулся, и парней, которых зря пострелял. Даже того... со спутника, Маркуса кажется.
        - Нет, Маркус это второй, а застрелили Адама, - поправил Волана лейтенант. - Они оба сотрудничали с нами, а Адам вообще золотой родник, был. Представляете у него абсолютная память, была. Он вообще все помнил! Говорят даже все схемы, которые видел за время учебы, нашим техникам по памяти начертил!
        - Обалдеть! - отдали должное заслугам погибшего оба слушателя.
        - Так по второй. По второй! Я говорю, - принялся заново наполнять кружки Волан. А когда наполнил, то по своему обыкновению выпрямился и произнес тост:
        - За госпожу удачу!
        На этот раз все выпили до дна с первого раза, даже лейтенант Коваль.
        Через пятнадцать минут, когда лейтенант уже совсем, что называется "поплыл", то он простил своих новоявленных друзей, за то, что они его споили, и принялся рассказывать свою историю.
        Из сбивчивого рассказа своего нового знакомого, Грэм узнал, что Коваль родился в семье потомственного военного, а так как он оказался единственным наследником мужского пола, то естественно его судьба была предрешена заранее - офицерское обучение и точка. Ни о чем другом его отец и думать не хотел.
        - Конечно, - жаловался Коваль. - Отец майор, дядя полковник, дед министр армии. Естественно никто из них и слушать не хотел о балетной школе, только военное образование!
        - Министр Мэй твой дед!? - одновременно выдохнули оба слушателя, как-то разом трезвея при мысли о том, что с ними будет, если этот "министерский внук" обидится на принудительное вливание в него горячительных напитков и пожалуется своим родственникам.
        - Ну, да именно он, - пьяно мотнул головой молодой лейтенант. - Желает, видите ли, видеть своего внука настоящим мужчиной, козел старый! А может, я этого не хочу!? Может, я танцевать хочу? Я ж ведь совсем не воинственный...
        Под конец своей речи Коваль уже совсем выдохнулся, поэтому договаривал он, сначала уронив голову себе на грудь, а потом и вовсе заснул.
        - Ну, вот и что с ним теперь делать? - почти трезвым голосом задал насущный вопрос Волан.
        Грэм немного подумал и, наклонившись, похлопал спящего офицера ладонями по щекам:
        - Коваль, Коваль, ты в какой комнате живешь?
        Тот в ответ на такое обращение только отмахнулся и пробурчал нечто маловразумительное...
        Через пять минут Грэму наконец-то удалось получить необходимую информацию; лейтенант проживал в комнате 203, при этом, что показательно он жил в отличие от всех остальных в одиночку. Дело было даже не в том, что он был очень привилегированным офицером, просто все остальные отказывались с ним жить. Все боялись его ненароком обидеть, а последствия такого очень уж могли боком выйти, причем все, и коменданту базы тоже. Вот так и жил внук министра армии Мэя в гордом одиночестве.
        Доставив офицера на заслуженный отдых, они покинули его комнату, плотно притворив за собой дверь.
        Устало выдохнув, Грэм со своим новоприобретенным другом, отправились обратно под тень облюбованного ими оазиса.
        Глава 2
        И вот снова Маркусу пришлось учиться жить в одиночку, не чувствую за своей спиной молчаливой, но зато постоянной поддержки Адама. Дни, протянувшиеся нескончаемой чередой после его похорон, были скучны и однообразны.
        У Маркуса сложилось впечатление, что руководство базы намеренно перестало пользоваться его услугами, в качестве информатора. На самом деле все обстояло не так, у начальства базы просто не было в данный момент времени на продолжение бесед с ним; весь персонал базы в данный момент проходил экстренное медицинское обследование, а также обязательный тест у психиатра.
        Вот так и получилось, что в тот момент, когда Маркус как - никогда остро нуждался в собеседнике, его у него не оказалось, даже Ветер куда-то пропал. Предоставленный самому себе юноша целыми днями без дела слонялся по базе пока не забрел в отсек так называемой "электронной разведки". Свое название это подразделение получило благодаря тому, что занималось сбором информации посредством различных приборов, а также спутников слежения.
        Работы в этом отряде всегда хватало, а вот персонала нет, поэтому Маркус без труда сумел влиться в коллектив и найти себе применение. Уже через пару дней он приходил на дежурство наравне со всеми, просматривал данные во множественном числе поставляемые многочисленными приборами. И в итоге вместе со всеми радовался, когда в его смену один из сотрудников объявил об обнаружении им сигнала кодированной передачи данных, высылаемых с планеты Кэйс один раз в сутки, на одной и той же частоте. Время передачи занимало полторы секунды, время и частота сигнала оставались неизменными, попытки дешифровки ничего не дали, так же как и попытка отследить сигнал. Ясно было лишь одно, что он уходил куда-то в глубины космоса на расстояние равное нескольким световым годам, проходя, как минимум через пять галактик.
        После полуторанедельного отслеживания было принято решение доложить о сделанном открытии командованию.
        Командование информацию оценило, поэтому небольшое помещение "Отдела электронной разведки" почти мгновенно стало напоминать филиал министерства армии. Сотрудникам, приходящим на дежурство приходилось, чуть ли не пропихиваться через толпу различного ранга начальников и чиновников, постоянно толпившихся в дверях с крайне деловым видом.
        На самом деле так называемый "контроль за действиями подчиненных" осуществляемый высоким начальством только отвлекал и нервировал, что не могло сказаться на результатах работы.
        Хотя какие тут могут быть результаты? Все результаты были сделаны еще до того как они поставили начальство в известность. Далее они должны были дать время и координаты сигнала в пространстве, чтобы за ним проследили уже из соседней галактики с борта космического корабля. Их аппаратура не имела достаточной мощности, чтобы отследить принимающую сигнал планету, находящуюся на расстоянии нескольких галактик от них.
        А всю свою работу они уже сделали, проследили путь сигнала, до тех пор покуда позволяли возможности аппаратуры, но разве это объяснить начальству почувствовавшему возможность показать свой посильный вклад в сделанное открытие. Решившее доказать министерству, что без его контроля никакого открытия просто бы не было.
        В итоге "работа под бдительным контролем начальства" заняла еще полторы недели, по прошествии которых информация абсолютно не обогащенная какими - либо свежими данными была, наконец передана в министерство, которое и выслало в итоге специальных лайнер, дабы тот выявил получателя сигнала.
        ***
        - Все друг держись, скоро начнется! - с легкой грустью произнес однажды вечером Тони.
        - Что такое? - не открывая глаз, спросил уже улегшийся Грэм. - Что должно начаться?
        - Веселье, большое веселье скоро начнется. Ребята из "электронной разведки" мне сегодня рассказали, что они наконец сумели вычислить планету организатора.
        - Да иди ты! - аж сел на кровати от такой новости Грэм. - Не может быть.
        - Очень даже может быть, - не стал обижаться Тони. - Так что сейчас разрабатывается план всеобщего наступления, параллельно с этим ведутся переговоры с планетой Арзамас.
        - А это еще зачем?
        - Как это зачем? Планета находится в шести галактиках от нас. Арзамас - 7 осуществлять подобные прыжки через гиперпространство не может. Поэтому необходимо прибор доработать, или лучше сказать усовершенствовать. Вот именно этим они сейчас и занимаются. А когда закончат, вот тогда-то все и начнется.
        Тони, впрочем, как и все остальные, уже давно утратил свое романтическое представление о так называемом боевом подвиге и не питал никаких иллюзий на тему того, чем может обернуться полномасштабная война с таким противником.
        Тихонько присвистнув, Грэм повалился обратно на свою постель.
        - Действительно здорово, слушай, а знаешь я, пожалуй, больше не буду говорить - после смерти отосплюсь. Что-то как-то мне расхотелось шутить по этому поводу, а то еще обидится и заявится ко мне в гости, - произнес он.
        ***
        В это же время в приемную министра Мэя, прибыл долгожданный посетитель с планеты Арзамас.
        - Проходите Виктор, присаживайтесь, - хозяин кабинета встречал посетителя, встав из-за своего рабочего стола.
        Виктором оказался мужчина немногим старше пятидесяти лет, с обширной лысиной, однако старавшийся держать себя в хорошей физической форме.
        - Здравия желаю, господин министр армии! - вытянулся во фрунт долгожданный гость.
        - Для вас Виктор просто Мэй. Может быть, перейдем прямо к делу?
        - Если вам будет так угодно мистер Мэй, - произнес, присаживаясь в кресло напротив Виктор. - Так вот я прибыл сюда, дабы информировать вас, что основная часть работы закончена. Наши ученые сумели разработать аппарат способный доставить вас в необходимую вам точку сквозь гиперпространство. Первые испытания уже успешно проведены, теперь дело осталось за малым произвести и установить на космические суда необходимое количество единиц затребованного вами прибора.
        - Это прекрасно! - нисколько не меняя выражения своего лица, министр спокойно произнес: - Ну, я надеюсь, что с этим проблем не будет, и все работы будут выполнены в установленные сроки, так, как, насколько вам известно, оплата нами уже произведена на 80%.
        - Это все так, но ведь сроки еще не обозначены! - даже всплеснул руками от удивления Виктор.
        - Ну, так мы сейчас их и обсудим, - расплылся в улыбке хозяин кабинета.
        ***
        - Вот он долгожданный отдых! Вот он! - радостно верещал Тони, непрестанно носясь по комнате, успевая при этом еще и складывать свои личные вещь в серебристую дорожную сумку. - Мне до сих пор не верится!
        Грэм же лишь сидел и улыбался, его друг снова был самим собой - стремительным весельчаком Тони. Словно бы и не было у него за спиной всех этих месяцев тяжелых испытаний и разочарований в себе, своих идеалах, непогрешимости начальства.
        Сумка Грэма уже была собрана, каким-то непостижимым чудом он узнал о нежданном отпуске раньше своего друга и, придя домой уже заканчивал поковать свои вещи, когда дверь комнаты, распахнувшись, чуть не слетела с петель, впустив внутрь что-то весело пищащий вихрь по имени Тони.
        - Грэм! - вскричал он: - Отпуск, отпуск ты понимаешь это!
        - Успокойся, я знаю.
        - Эх, держитесь девки, я еду домой! Живой, я живой! - проорав во весь голос строчку из песни ансамбля "Блуждающие кометы" Тони бросился собирать свою дорожную сумку.
        Вдруг услышав тихий писк переговорника лежавшего на кровати Грэм бросился к нему, на крошечном дисплее высветился текст полученного сообщения:
        - Сыночек, домой можешь не спешить, мы следующее 6 дней проведем у бабушки, ей снова стало хуже. Извини за следующие строки, но я должна тебя известить, Лиза вышла замуж, забудь ее. Целую, мама.
        Сглотнув вставший в горле ком, Грэм опустился на кровать и уронил руки на колени.
        - Грэм, что с тобой? Ты вдруг в лице изменился! - удивленно воскликнул бросивший на него взгляд Тони.
        - Ничего, - мертвенным голосом ответил Грэм. - Просто расстроился, мама прислала извещение о том, что никого дома нет. Бабушки стало хуже, вот все к ней и уехали.
        - Положеньице, - протяжно произнес Тони. - Постой у тебя же там была какая-то подружка, ну помнишь там гипс, и все такое.
        - Была, мама пишет замуж тут она недавно вышла.
        - Ничего себе заявочки, - от таких вестей Тони тоже пришлось сесть на кровать. - Но ничего, не расстраивайся, если к другому уходит невеста, неизвестно кому повезло!
        - Да, Тони, я смотрю, ты снова самим собой стал, - тепло улыбнулся Грэм, в ответ на реплику друга.
        А в это время, открыв без стука дверь, в комнату вошел Рихард.
        - О, лейтенант, а мы вас и не ждали, извините у нас тут немного бардак, отпуск понимаете ли!
        - Молодец Тони, согласен ты лучший, однако сейчас успокойся, помолчи, я спросить к вам друзья пришел, - махнул на него рукой Стрелок. - У вас какие планы на отпуск? Мне делать нечего моих никого нет в городе.
        - Опаньки! - даже подпрыгнул на месте Грэм. - Слушай, а у меня та ж ситуёвина! Может, объединимся, в построение своих планов?!
        - Таак слушайте парни, а это становится интересным! - подпрыгнул вверх Тони. - Меня к себе в компанию возьмете?
        - Не понял, - воззрились на него остальные присутствующие в комнате. - У тебя же кажется никто не уезжал из города?
        - Да, но ведь с вами-то наверняка веселее будет, интереснее... Грэм опять драку устроит, а мне ведь тоже хочется! Подраться там, с девушкой познакомится!
        - А родители? Друзья? - пораженно воскликнул Грэм.
        - Да нет у меня никаких родных! Нет у меня родителей! Я из приюта! Вот! - на одном дыхании выпалил Тони, а после, спохватившись, замолчал.
        - Вот это да!
        В комнате повисла неловкая тишина.
        - А почему ты раньше молчал? - первым справился с собой Рихард.
        - Да, я хотел, чтобы вы ко мне относились как к нормальному, полноценному человеку, - принялся оправдываться покрасневшийТони. - А тут такое! Боялся, еще чего не хватало, жалеть меня начнете! А я нормальный! Нормальный я понимаете!
        - Все успокойся, - поднял руки ладонями вперед Рихард. - Чего нам тебя дурака жалеть?
        - Как это? - не понял Тони.
        - А сам идиот полный что нам ничего не говорил. Мог бы сказать и с нами свое свободное время за забором базы проводить, а так, что ты делал?
        - Сидел в своей комнате, и пьянствовал в одиночку.
        - Ну, вот, а мог делать это с нами, и кто ты после этого?
        - Дебил, имбецил неразвивающий свои мозги! - рассмеялся счастливый Тони.
        Грэм же сидел абсолютно обалдевшим, молча переводя взгляд с одного на другого. Потом, словно бы решившись, так как прыгают в холодную воду, он встал на середину комнаты и произнес:
        - Парни, а давайте спросим у остальных, может быть среди них кто также захочет провести дни отпуска в нашей веселой компании!
        ***
        Грэм словно в воду глядел! В итоге из трех отрядов войск специального назначения, бойцам которых было предложено провести отпуск всем вместе на берегу одного их теплых морей планеты, таких желающих набралось целых шестнадцать человек.
        Целых шестнадцать человек, которые по каким-то причинам не хотели возвращаться домой, и предпочли этому отдых с боевыми соратниками на теплом побережье.
        И никого из них не интересовали причины, по которым человек, лежавший в полуметре от него, отказался от возможно последней в его жизни возможности приехать в свой город, повидать родных. Главным было то, что и у него этого никто не спросит.
        Восемнадцать парней отправились отдыхать, и собирались сделать это, совершенно не думая о своем прошлом и будущем, живя одним только настоящим.
        Неведомо, каким способом Рихард сумел договориться с комендантом базы, и он даже предоставил отпускникам транспорт, чтобы добраться до ближайшего солнечного побережья. И следующее утро они уже встречали под ласковыми лучами пляжного солнца, и подставляли свои лица соленому морскому ветру.
        Хотя полвторого это уже, наверное, и не совсем утро, но ладно, проснулись они уже на новом месте.
        Грэм, к примеру, это осознал сразу, потому - что на базе он никогда раньше не просыпался в душе, полностью одетым, да к тому же со страшной головной болью. А разбудило его солнце принявшееся светить ему прямо в глаза, заглядывая в распахнутое настежь окошко душевой.
        Кое - как, с большим трудом подняв свое казавшееся ужасно непослушным тело, Грэм сумел выбраться из душевой, и как был в измятой и мокрой одежде, вышел из снятого на неделю ими домика.
        Небольшой коттедж находился на самом берегу океана, так близко к воде, что для Грэма до сих пор оставалось загадкой как его не затапливает при приливе?
        Он спустился с крыльца, мокрые кроссовки сразу же завязли в песке, сумев сфокусировать разбегающиеся глаза, Грэм разглядел фигуру, лежавшую впереди.
        Его голова болела нещадно, но он все, же сумел произвести в ней простейшие расчеты, сопоставить их приезд с телом, лежащим на берегу. В немом согласии с самим собой он кивнул головой и направился к ней. Фигура продолжала лежать на берегу, не подавая ни малейших признаков жизни.
        Присев на песок неподалеку от нее Грэм тихонько спросил:
        - Что делаешь?
        - Смотрю на небо.
        Помолчав, Грэм ответил:
        - Понятно.
        Потом немного посидев, он вытянул ноги и тоже улегся спиной на песок, который был таким горячим, что его тепло чувствовалось даже сквозь влажную одежду.
        - Так солнце же в глаза!
        - Ну, и пусть. Мне не мешает, - спокойно парировало "безжизненное" тело.
        - Ясно. А ты кто?
        - Я Марек. Тринадцатый отряд войск специального назначения. А ты?
        - Грэм, двадцать седьмой отряд.
        - Понятно...
        Снова на пляже повисла тишина, только слышно было, как волны с тихим плеском накатываются на берег, а потом через секунду тихий шелест возвещал о том, что волна, лизнув берег, откатывается обратно под защиту вод безбрежного океана.
        Солнце стояло в зените, и, спасаясь от его лучей, Грэму приходилось страшно щуриться, его глаза напоминали скорее в прорези на пластиковой маске, чем зрительный орган нормального человека.
        - О чем думаешь? - задал вдруг вопрос Марек.
        - Ни о чем, - удивленно ответил Грэм. - А ты?
        - Размышляю...
        - О чем? Если это не секрет конечно!
        - Понимаешь, я вдруг ощутил себя таким маленьким, прямо-таки крошечным на фоне всех этих песков, необъятной водной глади, и бездонной синей глубины неба. Они были здесь миллионы, если не миллиарды лет. И будут здесь еще многие миллионы. И когда я скоро уйду из этой жизни, они этого даже не заметят! Они наверно и сейчас-то меня не замечают.
        - И что? - не понял Грэм.
        - А то! Вот зачем все это?
        - Что?
        - Все! Зачем все это нужно, если по большому счету для нашей планеты в целом вся наша жизнь это короткий миг, несколько десятков оборотов вокруг звезды. Она их даже не запомнит эти годы! И это только для нашей планеты! А для вселенной в целом! Для нее ведь наверняка существование всей нашей планеты событие по значению равное, значению моей жизни для нашей планеты.
        - Ой, что-то ты меня запутал друг, - со вздохом сказал Грэм.
        - Я сам запутался. Но, не это главное! Главное это то, что я уйду, а небо так и будет висеть над этим пляжем, этим океаном. Вот и зачем тогда мы всю жизнь из кожи вон лезем, стараясь чего-то там добиться?
        - А ты не думал, что мы и стараемся, сражаемся, для того, чтобы все и оставалось таким неизменным? Чтобы на нашу планету никто никогда не пришел и не начал бурить наши недра, вывозить наш песок и откачивать наши океаны! Чтобы наши наследники смогли придти в наш мир оставшийся таким же, каким, он был при нас.
        - У меня нет детей, - попытался парировать Марек.
        - И пусть, но ведь у тебя наверняка есть брат, сестра, дядя! - не унимался Грэм.
        - Сестра, и маленькая племянница, - согласился его собеседник.
        - Ну, вот видишь. А то начал тут, зачем, да почему!? И вообще что это за мысли - когда скоро меня не станет!? Что за пораженческий настрой?
        - Понимаешь, чувствую я. Смерть свою, - Марек произнес это с таким отрешенным спокойствием, что от него даже под палящим солнцем веяло могильным холодом.
        - Глупости, - сквозь силу улыбнулся Грэм. - Предлагаю, пошли, искупаемся, а потом выпьем, чего-нибудь покрепче!
        Так начался первый день их отпуска.
        ***
        Вечер третьего дня они проводили всей компанией в зале одного из многочисленных баров, разбросанных вдоль всего побережья.
        Так как его посещали в большинстве своем одни приезжие, то хозяин заведения, не мудрствуя лукаво, оформил его в том стиле, каковой считал наиболее подходящим для заведения, в котором отдыхают туристы.
        Стены были обвешаны разномастными веслами, спасательными кругами и чучелами гигантских рыбин. Более всего Грэма, да и остальных присутствующих поразила темно-зеленая рыбина, в приоткрытой пасти которой виднелись зубы, не уступающие по размеру клыкам собаки.
        - А это, что еще за страшилище? - спросил он у бармена, кивая в сторону зеленого трофея висевшего на стене, пока тот наполнял пивные кружки.
        - Какая-то рыба, названия не помню, - равнодушно буркнул в ответ бармен. - Хозяин этого заведения, большой любитель рыбалки в открытом море. Вот пару лет назад ему и повезло ее поймать. Так он сразу к таксидермисту и теперь это красотка приковывает к себе не рыбьи взгляды, а наших посетителей.
        С разрешения того же бармена, они сдвинули несколько столиков вместе и расселись за ними всей компанией. Вечер протекал спокойно, возможно даже и вяло. Вслед за пивом на столе стали появляться бутылки с более крепкими напитками, лилась неспешная беседа, они расслаблялись.
        - Что еще надо от жизни, - поднял вдруг свою кружку с пивом Марек. - Хорошее тихое местечко, боевые друзья и обильный стол. Давайте выпьем за это!
        Они выпили. После этого слово взял уже Стрелок:
        - Друзья разрешите теперь мне взять слово? Я предлагаю вам выпить, мой следующий тост, за то, чтобы мы и в следующем нашем отпуске, смогли собраться всей нашей не поредевшей компанией заново.
        Грэм во время того как Рихард произносил свой тост смотрел на Марека сидевшего как раз напротив. То ли показалось ему, то ли нет, но его лицо сейчас напоминало скорее маску. Причем нарисована она было явно не опытной рукой; левая сторона лица была немного ассиметрична правой. Левая сторона оставалось совершенно неподвижной, и все эмоции вырисовывались только на правой части лица.
        Засмотревшись, Грэм отвлекся и не сразу сообразил, что сидевший рядом Волк трясет его за плечо:
        - Эй, Грэм, пей, давай! Пока мы тебя в диссиденты не записали!
        Извинившись, Грэм сказал, что он просто задумался и махом выпил всю свою кружку.
        - А о чем задумался? - не отставал от него Волк.
        - Да, понимаешь, я тут подумал, чего нам еще в этой жизни надо?
        - И? - теперь уже заинтересовались все присутствующие.
        - Пожить еще немного, - твердо произнес Грэм. Но, так как он был уже достаточно пьян, то не сам этого не осознавая, принялся вещать на весь зал небольшого бара, в котором они находились. - Дожить до конца боя, а лучше до победы, и я буду доволен. Буду считать, что жизнь моя удалась. Тем более, что она по большому счету, короче ствола от бластера.
        Вдруг сбоку, где также сидела еще одна компания туристов, раздались аплодисменты и кто-то произнес:
        - Друзья, вы только посмотрите на это быдло! Они, видите ли, считают, что их жизнь удалась! У них видите...
        Договорить оратор не смог по очень весомой причине, причина имела вес пивной кружке пролетевшей по дуге и врезавшейся ему в голову.
        Действуя абсолютно автоматически Грэм вскинулся со своего места и бросился прямо в середину толпы вскочившей на ноги, после того как их друг упал сраженный кружкой.
        Приземлившись, он завертелся вокруг своей оси, со скоростью собаки охотившейся за собственным хвостом, раздавая удары во все стороны.
        Вдруг, он почувствовал тихий звон в ушах сопровождавший легкое головокружение, он понял, что пропустил сильный удар в челюсть, и его глаза заволокла пелена уже не ничем сдерживаемой ярости.
        Много позже когда он для самого себя пытался воспроизвести всю картину драки целиком, у него ничего не получалось. Память выдавала лишь разрозненные никак не связанные друг с другом картины: вот он пропустил еще один удар в голову; вот он ногами пинает кого-то лежащего на полу и пытающегося отползти в угол; вот он получает удар стулом в спину и теперь уже он падает на пол прямо под ноги дерущихся; Грэм лупит одного из неизвестных лбом о тяжелую столешницу...
        Картина заново стала цельной уже после того, как он с руками, закованными за спиной в наручники, стоял у барной стойки в окружении полицейских.
        Обведя тяжелым взглядом разгромленный бар, он содрогнулся, увидев на полу два неподвижных тела вокруг которых толпились сотрудники медицинской службы; одно тело принадлежало неизвестному оратору, из его горла торчала рукоятка ножа для колки льда, вторым было тело Марека.
        Глава 3
        Первым задавать вопросы начал Тони. Они уже тогда находились в одной из камер местного полицейского участка. Офицеры полиции оказались предусмотрительными и старательно развели обе враждующие стороны по разным камерам.
        - Как это случилось? - шелестящим топотом нарушил царившую тишину Тони.
        - Этот вытащил пистолет и выстрелил, дважды, - начал рассказывать Волк.
        - Тогда я схватил лежавший на барной стойки нож и метнул ему в горло, - закончил за него Лис.
        А может было наоборот и рассказ начал Лис, а закончил Волк, Грэм не был уверен. Дело все в том, что Волк и Лис были братьями близнецами, которые в отличие от многих остальных близнецов с возрастами не растеряли свою схожесть. Обычно они носили специальные опознавательные кепи, Волк - красную, Лис - зеленую, но сейчас во время драки они слетели, и Грэму оставалось только гадать, кто есть кто.
        - Козлы, ну какие козлы! - проскрежетал кто-то в углу зубами. - Пять боевых операций в составе отряда специального назначения, и умереть вот так, в туристическом баре от пули пьяного ублюдка!
        - О ком он это? - удивленно спросил Грэм темноту, в камере уже несколько минут как почему-то погас свет.
        - Марека убил этот ... с пистолетом!
        - Марек мертв?
        - Убит наповал выстрелом в голову, - судя по голосу, отвечал Рихард. - Но, ничего он отомщен и это главное. А теперь как старший по званию, приказываю всем спать, все равно ничего другого не остается!
        ***
        - Вы понимаете, что вы совершили? - продолжал наседать на Грэма следователь. - Не понимаете. Хорошо я вам объясню! Лично вы это участие в массовой драке, даже не в драке, а в групповом избиение мирных граждан, во время их законного отдыха. А также еще и сокрытие имени убийцы! Ну, так как вы будете говорить, кто убил гражданина Гавра!?
        - Какое убийство? - опешил Грэм. - Это была явная необходимая самооборона, у этого как вы изволили выразиться гражданина, был пистолет, которым он уже убил одного нашего друга!
        - Какой пистолет? - взвился следователь. - Во время осмотра трупа и места происшествия никакого пистолета обнаружено не было! Это наверно кто-нибудь из вас застрелил младшего сержанта Марека, пожелав все свалить на гражданина Гавра. Скорее всего, тот, кто и начал драку, бросив в убитого, пустую пивную кружку! А ну признавайся, кто является зачинщиком драки?!
        - Так ваш этот как там его гражданин ... Гавр... им и ... является! - с трудом подбирая слова от растерянности, произнес Грэм.
        - Как вы смеете? - возопил следователь. - Гражданин Гавр является жертвой, он мужественно защищал своих друзей, от орды пьяных солдафонов, которые его и убили!
        Услышав подобное заявление, Грэму пришлось крепко сжать под столом кулаки, дабы удержаться от сильнейшего искушения пустить их в дело.
        Дальше он просто сидел и смотрел в потолок, уже не обращая внимания на заливавшегося соловьем следователя, который что-то вещал там, на тему того, что таких как они лучше совсем за территорию военной базы не выпускать, меньше вреда будет.
        - Эй, ты! Ты что совсем уже?! - перешел на "ты" следователь. - Поставь подпись, кому говорят!
        - Не буду! - отрицательно мотнул головой Грэм. - Вы придумываете невесть что, а я под вашими фантазиями подписываться не буду!
        - Как знаешь.
        Нажав кнопку, спрятанную под столешницей, следователь вызвал двух полицейских осуществлявших конвоирование.
        - Уведите, - махнул он рукой, когда дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель показалось лицо конвоира.
        Всю дорогу от кабинета следователя до камеры Грэм размышлял над его словами. Картина вырисовывалась совсем даже безрадостная, получалось, что пистолет, из которого стрелял этот так называемый господин Гавр, куда-то пропал, и теперь следствие считает главными виновниками разыгравшейся трагедии.
        - Положеньице, - протянул он тихонько себе под нос.
        - А ты чего хотел, - усмехнулся услышавший его слова конвоир. - Убили сына Вельзеля, это я тебе скажу, не фунт изюму.
        - Чего? - не понял Грэм. - Что за изюм? И что такое фунт?
        - Фигура речи отстань, - огрызнулся литературно подкованный конвоир. - Главное не в этом, а в том, что Гавр был сыном Вельзеля.
        - А кто такой Вельзель?
        Конвоир уже открыл, было, рот собираясь разъяснить ему всю глубину их неправедного поступка, но тут они подошли к камере, и разговорчивому младшему сержанту пришлось закончить свое повествование.
        Открыв дверь камеры, и втолкнув Грэма внутрь, он указал пальцем на ближайшего из ее обитателей и произнес:
        - За мной, на выход!
        Когда дверь за ними закрылась, Грэм все еще продолжал переминаться с ноги на ногу в центре камеры, разговор со следователем совершенно выбил его из колеи, и он теперь абсолютно не представлял, что ему делать.
        Остальные же молчали, ожидали, пока он начнет рассказ сам.
        - Ребята, а знаете, мы в ж...! - вдруг с чувством произнес он и уложил в пять минут всю получасовую беседу, произошедшую с ним в кабинете следователя. Присутствующие выслушали его не перебивая.
        - Хреновые дела, - подвел итоги Рихард. - Остается надеяться только на себя, да еще возможно на министерство армии. А кто-нибудь знает кто вообще этот Вельзель?
        - Я знаю, - выдвинулся вперед один из присутствующих. - Он владелец завода производящего двигатели для космических кораблей, в том числе, один из поставщиков военно-космического флота нашей планеты. А Гавр, судя по всему, был его сыном, и насколько я знаю единственным наследником.
        - Совсем весело, - присвистнул Тони. - И что ты нам в таком случае прикажешь делать?
        - А вот этого я уже не знаю.
        ***
        Со времени их задержания истекали вторые сутки, а положение не менялось: та же камера, периодическое появление конвоя уводившего на допрос кого-нибудь из задержанных. Грэма к примеру допрашивали уже трижды, два раза тот самый капитан который был в первый раз, однако на третий раз ситуация изменилась, за его допрос взялся целый майор, который словно бы поставил целью вынуть из него всю душу. Неожиданной деталью было также то, что на допросе присутствовал незнакомый ему человек в штатском.
        Декорации поменялись, но суть вопросов оставалась прежней: кто начал драку, зачем убили гражданина Гавра, кто является заказчиком убийства и т.д.
        Слова о том, что убитый сам и является провокатором драки, отметались как заведомая ложь.
        - Ну, что ж хорошо задержанный Грэм, - со вздохом произнес майор. - Вы сами вынудили нас к этому, вы задерживаетесь за участие в массовой драке, отказ сотрудничества со следствием, а также за возможное пособничество в убийстве. Вам понятны пункты обвинения?
        - Не совсем...
        - Хорошо раз вам все понятно, то ... - вызвав конвой, майор дождался его появления в кабинете и громко произнес: - Увести!
        Больше Грэма на допрос не вызывали.
        ***
        - Министр Мэй, разрешите, - в кабинет, не вошел, а прямо-таки протиснулся маленький человечек из особ особо приближенных.
        - Здравствуй Мюррей входи, - произнес министр не вставая. - Присаживайся.
        - Спасибо министр.
        - У тебя есть интересная информация, которой я не располагаю? - не открывая взгляда от монитора, поинтересовался министр Мэй. - Или просто в гости зашел, так сказать навестить старика?
        При последних словах министр взглянул на своего гостя, пряча усмешку в своих глубоких глазах.
        - Ну, вы как скажете так, прямо неудобно становиться, - начал Мюррей обязательную программу маленькой лести своему непосредственному начальнику. - Вы еще в очень даже отличной форме!
        Было видно, что эти слова приятны старому министру, но тот поднял вверх правую руку и сказал:
        - Ладно, хватит об этом, ты ведь пришел не для того, чтобы комплименты старику высказывать. Давай, переходи сразу к главному!
        Подобравшись маленький человечек, который к слову руководил самой наверное засекреченной организацией на планете Арх - "Отдел по поиску и обработки информации министерства армии", начал свое повествование.
        - Вы уверены, что дело обстоит именно так? - после минутного молчания уточнил Мэй.
        - Так точно сэр, - кивнул своей небольшой головой Мюррей. - Я предвидел ваши сомнения, поэтому захватил с собой монопластину с записью инцидента. Не изволите ли взглянуть?
        - Мюррей вы же, кажется, говорили, что запись была уничтожена полицией? - спросил министр, принимая информационный носитель с записью.
        - Именно так, сэр. Это копия.
        - Ладно, Мюррей я знаю, вы мне все равно не расскажете, как вы это делаете, но хотя бы ответьте мне на один вопрос - вы волшебник?
        - Господин министр, я просто делаю свою работу, по возможности качественно и в срок.
        - Нет, эта местная полиция, по-моему, совсем уже забыла, кто является настоящей властью на этой планете! - спокойно, можно сказать даже расслабленно произнес министр Мэй просмотрев запись с камеры внутреннего наблюдения установленной в главном зале того самого бара где довелось отдыхать Грэму с друзьями. - Я так считаю нам пора вмешаться. Ваше мнение Мюррей?
        - Я полностью вас поддерживаю министр, однако не забывайте и то кем является отец убитого. Негоже нам в такой момент ссорится с главным поставщиком комплектующих запчастей космических двигателей.
        - Ничего, - отмахнулся министр Мэй. - Ты не берешь в расчет один немаловажный фактор.
        - Да и какой же?
        - Объемы, министерство армии является крупнейшим его клиентом, можно сказать даже, что мы скупаем процентов 90 - 95 от всех произведенных на его заводах деталей и оборудования. Он еще более зависим от нас, чем мы от него.
        - Вы так считаете? - не меняя тона, спросил Мюррей. - Я вот тут подсобрал кое-какие данные, перед тем как идти к вам.
        - Ну? - нетерпеливо бросил министр Мэй.
        - Только 30% наших судов по состоянию на данный момент готовы отправиться в поход к интересующей нас планете. Остальные же 70 не способны проделать тот путь, который им предстоит пройти. В случае если мы испортим наши отношения с господином Вельзелем, то по предварительным подсчетам наш космический флот получит необходимое количество деталей не раньше чем через полгода. Плюс время необходимое для установки данного оборудования.
        ***
        Дверь камеры открылась, как всегда совершенно неожиданно. Лениво повернув голову влево, скорее, по привычке, чем из настоящего интереса Грэм взглянул на дверной проем и тут же вытянулся по стойке смирно, в камеру вошел министр армии Мэй.
        Оглядев присутствующих, он произнес:
        - Вот это я понимаю молодцы! Эх, как вы отдохнули! Вот, что отдохнули и ладно всем полминуты на сборы и шагом марш за мной!
        Построившись в колонну по два, уложились секунд в тринадцать - пятнадцать, задержанные проследовали вслед за министром на выход. Перед входной дверью министр Мэй остановился, развернулся и произнес:
        - Сержант Волк.
        - Я.
        - Выйти из строя!
        - Есть!
        И только Волк сделал шаг вправо, как к нему подскочили трое сопровождавших их полицейских, завели ему руки за спину, защелкнули на них наручники и увели прочь.
        Оглянувшись назад, Грэм увидел, побледневшего и застывшего на месте Лиса.
        ***
        - Как Лис? - озабоченным тоном спросил Рихард.
        - Плохо, - зло бросил в ответ Тони. - Не, ест. Отказывается от посещения занятий. Полковник уже дважды его к себе вызывал, первый раз сходил, на второй просто не пошел. Скоро на гауптвахте окажется, это в лучшем случае.
        - Так! А, Волк как?
        - Не, знаю. Сидит. Обвиняется в убийстве Гавра. Даже не в превышении самообороны, а именно в убийстве! Пистолет же так и не нашли, тот из которого Марека убили, вот и получается, что Гавр вроде как и не стрелял. Представляете?!
        - Ясно. А министр Мэй? - вступил в разговор Грэм.
        - Что министр? - начал звереть Тони. - Министр делает политику! Для него запчасти для наших космических кораблей важнее, чем судьба одного солдата, пуст даже он и из специальных войск.
        Вдруг в кармане Грэма запиликал переговорник, засунув руку в карман, он вытащил небольшое переговорное устройство и очумело уставился на маленький экран...
        - Не может быть, я не верю, - прошептал он, роняя переговорник.
        Подобрав с пола устройство Стрелок мельком взглянул на все еще открытое послание, там было всего одно предложение - "Корг умер, папа."
        ***
        Администрация базы о случившемся ничего не знала, по той простой причине, что умерший никогда не проходил своей службы в составе ее гарнизона.
        Поэтому всю информацию друзьям приходилось получать от родителей Грэма.
        - Как это случилось? Как случилось, папа! - чуть ли не на весь коридор орал в микрофон переговорника Грэм. - Почему он умер? Когда?!
        - Ночью сынок, вернее уже ранним утром, - усталым голосом повторял отец. - Повесился у себя в комнате, в промежутке между половиной утра и половиной пятого. Обнаружили тело только около двенадцати, когда пришла пора принимать лекарство. Тетя Роза всегда приходило в это время домой с работы удостовериться, что Корг его принял. Ну, а дом пустой, он пошла к нему в комнату, а он там... висит...
        ***
        Похороны состоялись на четвертый день. На них присутствовали Грэм, Тони, Рихард, а также все его сослуживцы, оставшиеся в живых после памятного боевого вылета. Пришло также несколько пилотов из других звеньев, знавших погибшего.
        От пилотов боевых катеров вообще часто и могил-то не остается. Их последним прибежищем становятся глубины космоса, в которых они служили, сражались и умирали, их гробом осколки уничтоженного катера. Поэтому в их среде прощание с умершим приобрело намного большее значение, чем среди всего остального населения планеты Арх. Для них посещение похорон, приобрело значение, подобное тому, как то которое вкладывает в свои действия раненый вытаскивающий своего бесчувственного товарища из подбитого, готового вот-вот взорваться лайнера.
        Тетя Роза, мама Корга, на похоронах не присутствовала. Его же отец, бросив на крышку гроба первую горсть земли, не став выслушивать прощальные речи, быстро покинул территорию кладбища.
        Тони же по своему обыкновению после прибытия в город, куда-то пропал, и присоединился к своим друзьям уже на кладбище.
        - Ну как? Узнал? - встретил его вопросом Рихард.
        - Да, с лечащим врачом пообщался, - кивнул головой Тони. - По его словам, причины, побудившие Корга совершить самоубийство, следует искать в его ночных кошмарах и тех страхах, что преследовали его наяву. В общем если говорить человеческим языком, то наш друг просто устал жить в постоянном ужасе. Врач говорит, что после кратковременного улучшения, его пошатнувшаяся психика пережила еще один, даже более тяжелый кризис, чем тот который случился с ним на лайнере. И по словам все того же врача, надежды на излечение были весьма призрачны.
        - Короче, наш друг не захотел так жить. Его право, - тяжело вздохнул Грэм. - Не чокаясь.
        И первым поднес к губам пол литровую плоскую бутылку коньяка.
        ***
        Возвращение на базу было абсолютно безрадостным и совершенно не желанным. К тому же еще и дорога была не близкой; по началу друзья отправились на свою скажем так родную военную базу, после чего уже оттуда попутный глайдер доставил их на базу специальных войск в Великой Александрийской пустыне.
        Друзей там уже ожидало нетерпеливое начальство. Рихарда так вообще от самого трапа погнали на совещание по стратегии. Тони же с Грэмом было разрешено закинуть личные вещи в комнату, после чего их также отправили на занятия.
        По понятным причинам физическая фора обоих в тот момент оставляла желать лучшего, по крайней мере, ощущения не слишком отличались от их состояния на момент первого занятия, по рукопашному бою после перехода в специальные войска.
        Уже на пятнадцатой минуте разминке Грэм почувствовал, что все, больше он не может и остановился.
        Мгновенно откуда-то сбоку появился инструктор и сварливо произнес:
        - Почему прекратили разминку?
        С трудом отыскав оставшийся в легких воздух, Грэм отдуваясь ответил:
        - Я не могу больше...
        - Пятьдесят отжиманий!
        Вечером добираться до их комнаты друзьям помогали сослуживцы, вернувшиеся раньше и поэтому уже успевшие вернуться в подобающую спортивную форму.
        - Вот ведь как бывает, - прошелестел, усаживаясь на кровать Грэм. - Кто бы мог подумать, за какой-то даже не полный месяц настолько потерять форму.
        - А ты чего хотел? - удивился Тони. - За целый месяц ни одной тренировки. К тому же мы много, слишком много пили, вот тебе и результат, дыхание нужно заново восстанавливать.
        - Это точно. Еще и рука снова... - вздохнул Грэм.
        - Что не слушается?
        - Плохо, слушается.
        - Плохо!
        ***
        - Не спится? - голос раздался так близко и настолько неожиданно, что Маркус вздрогнул.
        - Да, а как вы подошли так тихо, специально напугать хотели? - немного сварливо бросил он.
        - Нет, я всегда так хожу, - смутился Грэм. - Привычка. Я тоже, кстати, не ожидал здесь кого-нибудь встретить в это время.
        - На луну любуюсь.
        - На какую из двух? - улыбнулся непрошенный гость.
        - На обе, - улыбнулся и Маркус. - На моей планете не видно ни одной, а здесь целых две. Еще и цвет ночи другой, не черный, а багровый какой-то чтоли?
        - Да, а с какой ты планеты? - невольно заинтересовался Грэм.
        - Попла.
        - Ясно. Я Грэм, - протянул руку назвавшийся солдат. - А ты Маркус.
        - Да, ну что ж можно было и не удивляться, - покачал головой тот. А потом вдруг спросил: - Выпить есть?
        - Нет.
        - А хочешь?
        - Хочу, но не могу! - помотал головой Грэм. - Понимаешь форму надо спортивную возвращать, а я за последнее время и так слишком много выпил.
        - А мне нет! - со злостью произнес любитель ночного неба и, подняв из лежавшей на песке оазиса тени бутылку сделал приличный глоток из горлышка. Потом в задумчивости поболтал ею и спрятал обратно в тень. Подняв глаза к небу, ни к кому конкретно не опрощаясь, произнес: - Плохо мне! Больно и одиноко. Очень одиноко...
        - Мне... - начал было говорить Грэм, а потом, махнув рукой, произнес. - А давай сюда свою бутылку!
        Маркус с дружелюбной готовностью, именно дружелюбной готовностью, а не халдейской поспешностью, протянул ему сосуд на три четверти наполненный крепким алкоголем. Сделав большой глоток, и почувствовав, как горло привычно обожгло горячим жидким пламенем, Грэм с благодарностью вернул бутылку владельцу. Маркус не особенно и раздумывая, сделал еще один не маленький глоток, прежде чем вернул сосуд на место.
        -Представляю, - отдышавшись, сказал Грэм.
        - Дааа, - протянул его собеседник. - У тебя тоже сначала погибла вся семья, потом тебя предал старый друг, затем в тюрьму посадили, причем ни за что практически? После всего этого ты против своей воли попал на чужую планету, где оказалось, что тебя предал не только друг, но также и целая планета. И, в конце концов, на этой чужой тебе планете незнакомый псих убивает последнего близкого тебе человека?! Тогда да, ты, конечно, понимаешь, как я себя сейчас чувствую!
        - Хреново! - наиболее четко определил его самочувствие Грэм. - Ничего не скажешь занимательная биография. Не хотел бы я оказаться в таком положении. Но, не смотря на все на это, ты ведь еще живой! И все-таки это главное. Из любой передряги можно найти выход, как нас учили если мыслить здраво и спокойно. Положение становится по-настоящему безвыходным только тогда, когда тебя убили.
        При этих словах Грэм увидел, как лицо Маркуса искривилось словно бы от зубной боли.
        - Мне Адам говорил тоже самое... - начал тот, но не закончил, а лишь только втянул в себя ноздрями воздух, махнул рукой и наклонился за бутылкой.
        В это время за их спиной строем промаршировала смена караула, молча, без слез плакал в свою подушку Лис, тяжелым алкогольным сном спал в их общей с Грэмом комнате Тони. И над всем этим в багровом небе безмолвно висели две призрачно - невесомые луны.
        Глава 4
        - Бегом, бегом! Эй, ты не отставать! Давай, давай, поднажми! - эти и еще много всяких других криков окружали погрузку отрядов специального назначения и всего оборудования необходимого для выполнения возложенной на них задачи на приготовившиеся к старту космические лайнеры.
        Колонны отрядов специального назначения втягивались в раскрытые аппарели космических кораблей, словно в пасть невиданного чудовища, которое беззвучно проглатывало их, взвод за взводом, колонну за колонной.
        Оглянувшись в последний раз на постройки этой негостеприимной, но все, же успевший стать родной за эту пару месяцев базы, на желтеющую за внешней стеной еще менее гостеприимную пустыню, Грэм шагнул внутрь.
        В первое мгновение ему показалось, что он ослеп, настолько был резок контраст между ярким солнцем пустыни и полутемным пространством внутри выпускного отсека лайнера.
        Войдя внутрь, он невольно замедлил шаг и еще раз через плечо взглянул на остающуюся за спиной пустыню, кто знает, доведется ли ему еще раз в этой жизни, вернутся на родную планету?
        Но, долго любоваться раскинувшимся за спиной пейзажем ему не дали, уже топотали за спиной сотнями сапог солдаты следующего отряда, уже легонько подталкивал его рукой в спину следовавший за ним сосед по колонне.
        Лайнер оказался из тех, на которых Грэму летать, еще не доводилось.
        - Вот так друзья, - сказал Рихард стоя в ожидании того момента когда последний из солдат пройдет распахнутые створки люка. - Новый день, новый поход, новый лайнер.
        - И новые опасности, - добавил кто-то тихо, остальные солдаты промолчали, ни у кого не возникло желания возражать.
        Резкий скрип неожиданно начавших закрываться створок заставил некоторых бойцов вздрогнуть.
        - Ну, вот и все, - усмехнулся в полутьме все тот же голос, и в ту же секунду, словно по чьему-то приказу включилось освещение.
        ***
        - Слушай Рихард, можно тебе задать один вопрос? - поинтересовался Грэм, когда через несколько часов после старта подловил своего друга в одном из многочисленных коридоров лайнера.
        - Давай, если только быстро, - поспешно произнес Стрелок. - Ты в пару минут уложишься? Если нет, то тогда давай лучше отложим наш разговор часа на три. Я сейчас действительно очень спешу.
        Услышав такое заявление, от одного из своих самых лучших и близких друзей Грэм смутился и сказал, немного растягивая слова:
        - Нет, раз ты спешишь, то тогда давай лучше вечером, я не хочу тебя задерживать.
        - Вот и ладненько, - обрадовался Рихард уже готовясь бежать дальше, а потом, заглянув в глаза Грэму, задержался и спросил:
        - Слушай приятель, что-то не нравишься ты мне, точно подождешь несколько часиков?
        - Да, конечно, иди не волнуйся за меня, - еще больше смутившись, забормотал Грэм.
        - Ну, смотри, - подмигнул ему в ответ Стрелок. - Давай так приходи ко мне сегодня после окончания дежурства, и мы с тобой все обговорим. Ладно?
        И дождавшись от друга утвердительного кивка, бросился бежать дальше по коридору.
        Через три с половиной часа Грэм стоял и жал на кнопку дверного звонка комнаты Рихарда.
        Раскрыв дверь нараспашку, хозяин гостеприимно пригласил его пройти внутрь своей комнаты. Любой сторонний наблюдатель обязательно бы заметил на его лице следы усталости, проступившие под маской напускного радушия. Нет, он, конечно, был рад пообщаться со своим старым другом, но ему в этот день досталось хлопот значительно больше, чем Грэму и поэтому он и вымотался больше. Но, Грэм был так взволнован предстоящим разговором, что не заметил явной усталости своего собеседника.
        - Ты один? - обрадовавшись, спросил он.
        - Да, в операции участвует такое большое количество космических судов, что появилась возможность разместить некоторых офицеров в двухместных каютах поодиночке. Мне повезло.
        - Здорово, - восхитился Грэм.
        - Слушай, друг, я сегодня очень устал, - повинился Рихард. - Может быть, ты перейдешь прямо к делу? А то я просто просто-таки с ног валюсь от усталости.
        - Да, прости, пожалуйста! Понимаешь, я тут подумал...
        - Уже страшно, ты и вдруг подумал! - попытался пошутить Стрелок. Но, увидев умоляющие глаза Грэма, поперхнулся и уже серьезно продолжил: - Все, все извини! Больше не буду, продолжай!
        - Так вот, - заново начал свой рассказ гость. - Понимаешь я тут в последнее время начал думать и понял, что я не вижу между нами особенной разницы!
        - Ну, а почему между нами должна быть особенная разница: родились в одно время в одном городе, вместе учились и так далее, - не сразу понял Рихард. - Погоди, а ты про кого?
        - Я про нас, и про жителей Т О Й планеты, - тихо ответил Грэм. - Не нахожу я между нами особенно большой разницы, понимаешь? Вот что страшно! Я понял своего врага, а этого никак нельзя делать перед боем!
        Рихард наконец понявший слова друга, лишь ошарашено молчал, слушая его сбивчивую речь.
        - Я тут подумал, а что бы я делал на их месте? И ответил себе - да точно так бы и поступил, если бы я был на их месте! Точно так же постарался бы использовать нас и наш труд для добычи полезных ископаемых для собственных нужд. Вот ответь в чем между нами разница?
        - Большая! - твердо произнес Рихард. - Мы правы! А они нет!
        - А почему мы правы?
        - Потому - что мы сражаемся за счастье наших близких! - не задумываясь, сказал Рихард.
        - А ты никогда не думал, что единственная разница между нами это возраст наших цивилизаций? Что их цивилизация просто на тысячи лет старше нашей и все? - на грани истерики продолжал излагать свою точку зрения Грэм. - А будь мы старше них, кто поручится, что наше правительство не поступило бы точно также?
        - Чего-то как-то тебя не туда занесло, - помотав головой, безапелляционно заявил Рихард. - Я об этом не думал, и думать не собираюсь! И тебе не советую!
        - Нет, ты мне все-таки ответь, вот, в чем между нами разница? Дай мне хоть одно принципиальное различие! - не унимался настырный гость.
        - Разница лишь в том, что первыми напали они! - после коротких раздумий все же сумел подобрать верные слова Рихард. - Подумай, они начали эту войну! Они первыми напали на наши корабли, они заставили нас платить им дань за ненападение. Поэтому мы и воюем, мы воюем за то чтобы быть независимыми, и за то, чтобы наши предки смогли жить, не работая на тех весело живущих людей, которые так здорово привыкли жить за наш счет. Ну как? Теперь я развеял твои сомнения?
        Подумав несколько секунд, Грэм встал, сказал:
        - Вполне, - затем открыв дверь, молча, вышел вон. Стрелок же с тяжелым вздохом повалился на свою койку, где и заснул одетым.
        А Грэм, несмотря на все увещевания своего друга так и не сумел успокоиться до конца. Он все сидел без сна за письменным столом в своей комнате, пытался отвлечь свой напряженно мыслящий мозг игрой, в незамысловатые компьютерные игры, установленные в качестве приложений на его портативном компьютере. Но, это никак не удавалось, даже решая поставленные компьютерным разумом задачи, его мозг успевал заниматься решением более тяжелых этических задач волновавших его.
        Есть ли у него моральное право уничтожать целую цивилизацию?
        - Но, положим не в одиночку, - попытался успокоить он себя. И тут же сам отмел самим же придуманное оправдание. - Да, ты будешь одним из участников этой драмы! Тебе стало от этого проще?
        Промучившись подобными вопросами еще около получаса, Грэм вдруг совершенно четко осознал, что еще немного, и он попросту сведет себя с ума. Следовало переходить к активным поискам противоядия. Немного поразмыслив над сложившимся положением, Грэм понял, что он с самого начала обратился не к тому человеку. Ему следовало сразу же воспользоваться панацеей от плохого настроения, поговорить со своим соседом - Тони. Повернувшись к нему, Грэм спросил:
        - Спишь?
        - Сплю... - пробурчал тот ему в ответ. - А что ты хотел?
        - Поговорить.
        Перевернувшись на другой бок, Тони сонно пробормотал:
        - Говори...
        И тогда Грэм уже не далее раздумывая, принялся спутано объяснять ему суть своей проблемы. Когда он закончил, Тони сел на кровати, потер глаза, пожевал в задумчивости губами и уточнил:
        - Значит, ты сомневаешься в этической стороне нашей миссии? Я тебя правильно понял?
        - Угу, - в своем замешательстве Грэм не сумел придумать более дельного варианта ответа.
        - Хорошо, - протянул Тони. - Будем, как говорится плясать от печки. Помнишь ту драку, когда ты вступился за девушку, вроде бы ее Лизой звали?
        - Да, - еще не совсем понимая, к чему клонит его друг, кивнул головой Грэм. - Еще бы мне не помнить, на всю жизнь чувствую, ее запомню.
        - Так вот, - продолжал свою линию Тони. - Есть у тебя какие-нибудь этические сомнения, по поводу того, что ты ударил первым?
        - Нет! - уверенно ответил Грэм. - Это был превентивный удар. Они бы все равно в драку полезли, а так я вышел почти - что победителем.
        - Правильно, - поддержал друга Тони. - А теперь подумай и ответь в чем разница между той ситуацией, в которой оказался и ты, той ситуации, которая сложилась вокруг нашей планеты. В чем разница между теми пьяными задирами, и нашими нынешними противниками. Наши командиры также как и ты полгода назад решили не дожидаться нападения, а ударить первыми. Рассматривай ситуацию с этой стороны. Если бы мы промедлили еще немного, кто знает, может быть жертв от этой войны, было бы намного больше, чем будет сейчас. И запомни главное, если ты настоящий воин, а я знаю, что ты настоящий воин. То это ты должен управлять своими мыслями, и не позволять своим мыслям, управлять тобой!
        И оставив Грэма наедине со своими мыслями Тони отвернулся к стенке каюты и вскорости засопел.
        Посидев еще немного на стуле, стоявшем перед столом, Грэм тоже решил пойти ложиться спать. Раздевшись, он лег на кровать и укрылся с головой одеялом, неизвестно чему улыбнувшись, он повернулся на бок и тоже уснул. Давно он уже не был в таком согласии с самим собой и со всем происходящим вокруг, как после этого разговора со своим соседом.
        ***
        - Привет, погоди немного! - остановил Грэм пробегавшего неподалеку от него Карена. - Слушай, не знаешь как там Лис?
        - Какой лис? - не сразу понял тот. - Разве на лайнер допускаются животные?
        - Да нет! Ты не понял! - махнул рукой Грэм. - Наш Лис, человек, личный номер два четыре дальше не знаю...
        - А, извини, не сразу понял, о ком ты говоришь, - повинился затормозивший собеседник.
        Плохо, - остановившись по просьбе знакомого, Карен продолжил свой рассказ, предварительно привалившись плечом к стене коридора. - Находится на гауптвахте за отказ от выполнения боевой задачи поставленной перед ним родиной. В общем, ждет трибунала твой приятель, а там сам знаешь, ничего хорошего не жди.
        - Это уж точно, - кивнул головой в знак согласия Грэм. - Зря он так!
        - Ну, да, - раздумчиво так же согласился в свою очередь Карен. - Я боялся, что он после таких известий начнет на конвоиров бросаться, как тот, который тогда наших пострелял.
        - Каких вестей? - в недоуменье поднял на своего собеседника глаза Грэм.
        - Как каких? Ну, после того когда Волка нашли повесившимся у себя в камере.
        - Чего? Что ты сказал?! - побелевшими от напряжения руками Грэм вцепился в воротник форменного комбинезона Карена. - Как это повесился? Кто тебе это сказал?!
        - Все, все, успокойся, - словно маленькому принялся тот приговаривать Грэму, потихоньку отгибая его пальцы со своего комбинезона. - Начальство не хотело этот факт афишировать, но как ты сам понимаешь перекрыть все источники информации практически невозможно, и вот после того как Лиса отправили на гауптвахту, мы с парнями покумекали, посуетились немного и вот... узнали...
        - Понятно, - присел на корточки, обхватив голову руками Грэм. - Суки! Ах, какие суки, это ведь они его повесили!
        - Да стопроцентно! Вот тебе и министр Мэй! Главный защитник армии и нас!
        Отняв от головы руки, Грэм поднял свое мокрое от слез ярости лицо и спросил:
        - Когда?
        - Через несколько дней после вашего отъезда, как раз в то время, когда ты был на похоронах своего друга.
        Грэм молча, поднялся, похлопал Карена по плечу и побрел к себе в комнату. По пути он смотрел в пол, избегая встречаться взглядами с кем бы то ни было.
        - Что с тобой? - как на грех Тони оказался в комнате и сразу понял, что с его другом что-то случилось.
        - Нет, ничего, все в порядке не волнуйся, - немного более тихим, чем обычно, но все еще твердым голосом ответил ему на это Грэм. - Просто чувствую себя нехорошо последнее время. Надо сейчас полежать немного и все пройдет.
        И более не медля, скинул с себя верхнюю одежду и, укрывшись одеялом, прилег на кровать.
        - Зачем ему знать о случившемся? - размышлял лежа под одеялом Грэм. - Все равно ничего уже не изменишь и ничем не поможешь, так что пусть уж лучше остается в неведении. Все-таки неведение действительно блаженно. Теперь я это полностью осознал. Вот почему всегда так? Почему знание приходит слишком поздно, когда исправить уже ничего не возможно? Еще и чаще всего знание продается по слишком дорогой цене. И получить ее можно только заплатив полную цену, знание - товар ходкий, который всегда пользуется спросом, поэтому он продается без скидок.
        Самая злая ирония заключается в том, что когда человек получает, наконец, знание которое он так жаждал, он оглядывается назад, чтобы сравнить цену, заплаченную им цену и товар, который он получил, то ему чаще всего становиться обидно. После того как знание получено обыватель начинает считать цену завышенной и жалеет что так долго гонялся за таким труднодоступным знанием, но ничего вернуть назад уже нельзя. А еще бывает, что знание оказывается слишком тяжелым и начинает тяготить обретшего его. Но, самое опасное это тогда когда человеку везет и он, обманув судьбу, получает знание легко или, же платит полную цену, но вместе с главным знанием, за которое он собственно и платил, он получает несколько второстепенных, но также важных. После такого многие входят во вкус и начинают охоту за знанием, уже не задумываясь о стоимости его получения. Вот в этом-то и состоит главная опасность, в том, что однажды человек, не умеющий вовремя остановиться, заступит за край, из которого уже точно возврата нет.
        Грэм лежал с закрытыми глазами и думал:
        - А не зашел ли я уже за ту черту, из-за которой уже нет возврата? А может уже все мы давно за этой чертой?
        Грэм лежал и думал, а корабли космической эскадры прорезали своими продолговатыми черными телами темноту межзвездного пространства.
        И им было абсолютно безразлично, вернутся ли они назад или не вернутся, вернутся ли все вместе или только половина. Им было безразлично, так как может быть безразлично только точному компьютерному разуму, не делающему ошибок, и способному бесстрастно высчитать свои шансы на возвращение живым из самой опасной операции.
        Именно эта бесстрастность и беспринципность и оставляет компьютеры всего лишь очень умной техникой. Потому - как человека человеком делает не эволюция, а чувства и эмоции. Лишись он их и все, получившееся будет уже не человеком, чем-то иным.
        ***
        В то время как Грэм лежал и рассуждал на отвлеченные темы, на капитанском мостике флагманского лайнера произошел небольшой переполох. Все дело было в том, что все приборы слежения показывали приближение небольшого космического судна, которое приближалось из глубин открытого космоса и шло по курсу, который должен был в недалеком будущем пересечься с курсом лайнера.
        Все попытки связаться с неизвестным судном не дали никакого результата, ответом на все попытки налаживания контакта была тишина.
        - Сэр, бортовой компьютер проанализировал приблизительные параметры судна, а также скорость его хода и пришел к выводу, что это никак не может быть современным боевым кораблем, - обратился к капитану лайнера старшина дежурной смены.
        - Очень интересно, продолжайте.
        - По его мнению, к нам приближается неизвестный космический объект, не природного происхождения, скорее всего сделанный руками представителей гуманоидной цивилизации. При этом компьютер считает что, скорее всего на момент создания данного аппарата цивилизация была далека от нашего уровня технического развития.
        - Хорошо, пусть так, - кивнул головой капитан. - Однако нам никак не удается установить с ними связь. Ваши предложения?
        - К сожалению, тут могут быть только два варианта: первое - они намеренно игнорируют все наши попытки связаться с ними, второе - уровень их технического развития не позволяет выйти с нами на связь. В первом случае, нам следует ждать момента, когда они сами пожелают выйти на контакт с нами, во втором же варианте мы вообще ничего сделать не можем. Сэр, если вы разрешите мне выразить свое мнение, сэр?
        - Разрешаю.
        - По моему мнению, нам следует сделать запрос бортовому компьютера на изменение курса, пока не стало слишком поздно сэр.
        - По вашему мнению, экипаж неизвестного аппарата не собирается изменять свой курс? - поднял от удивления брови вверх, капитан лайнера. - Хорошо, чем вообще, по вашему мнению, может нам грозить столкновение с ним?
        - Не имею представления сэр. Визуальный контакт с объектом установить так же еще не установлен.
        И вновь брови капитана взлетели вверх.
        - Как это не установлен? Сколько времени осталось до непосредственного контакта с объектом?
        - Немногим более трех минут. Однако объект все равно остается вне визуального контакта.
        Внезапно на мостик взбежал старший сержант, козырнув капитану, он протянул старшине длинную распечатку донесения бортового компьютера, после чего козырнув еще раз, развернулся и бросился бежать.
        Быстро пробежав донесение глазами, старшина покачнулся, отер со лба мгновенно выступивший пот и поднял взгляд на капитана лайнера, с нетерпением молча взиравшего на него.
        - Полминуты назад объект исчез с экрана радаров, сэр.
        - Как это исчез? Извольте выражаться точнее, - ворчливо пробурчал сэр.
        - Извините, но так оно и есть. Объект в одну секунду исчез с экранов наших радаров.
        - Возможно, он ушел в гиперпространство?
        - Никак нет сэр. Именно, что пропал. Приборы не зарегистрировали в точке его исчезновения никакого возмущения пространства, неизменного спутника входа в гиперпространство.
        - Как я понимаю, взрыва так же не было? - продолжал допытываться капитан.
        - Так точно сэр! - подтвердил его предположение старшина.
        - Ну, не мог же он просто так раствориться в космосе, - последнее реплика была скорее обращена к самому себе, чем к стоявшему перед ним навытяжку старшине.
        - Не мог, но впечатление создается таково, словно бы именно это и произошло.
        - И визуально засечь его наша техника не смогла? Мистика прямо не космический корабль, а привидение какое-то, - пробормотал себе под нос капитан и взмахом ладони отослал старшину прочь.
        ***
        Через три часа, после того как корабли эскадры уже вошли в гиперпространство произошел еще один неординарный случай - радио станция лайнера приняла переданное неизвестным сообщение. Учитывая тот факт, что в гиперпространстве существование радиоволн само по себе невозможно, то капитан судна, услышав доклад старшины, в буквальном смысле этого выражения не поверил собственным ушам.
        - Как это приняли радиосигнал?! - вскричал он. - Мы когда уже должны были уйти в гиперпространство?!
        - Мы в нем сэр, - спокойно ответил не менее обескураженный старшина. Удивление капитана ему было понятно, как это приняли сигнал, ведь мы уже полтора часа как в гиперпространстве. А раз сигнал приняли, значит, суда не вошли в гиперпространство, а это что? А это уже саботаж!
        - Не понял, - криво улыбнулся капитан. - Как это в гиперпространстве?
        - И вошли в него согласно графику, - сверившись с часами, старшина добавил. - Полтора часа и три минуты назад. Однако, при всем при этом мы действительно только, что приняли радиосигнал, передавший нам голосовое сообщение.
        - Совсем интересно, - капитан был уже настолько взволнован, что выглядел абсолютно спокойным. - И что же в нем говорится? Выведите его через систему общего оповещения капитанского мостика, пусть все послушают. Да и еще связи с остальными нашими судами я так понимаю, все же нет?
        - Чего нет, того нет, - покачал головой старшина и побежал выполнять приказание капитана. Тот же остался стоять на капитанском мостике, покусывая от нервного напряжения, смешанного с простым человеческим любопытством верхнюю губу.
        Трансляция включилась как всегда неожиданно, на голос записи был высоким, нервным и можно сказать даже визгливым. Речь говорившего изобиловала гласными звуками и по этому казалась еще более пронзительной, чем была на самом деле.
        Прослушав в тине пару минут записи, и убедившись, что ничего не понятно, капитан повернулся к старшине и произнес:
        - Включить дешифратор!
        - Но, сэр это очень сильный прибор! - опешил тот. - Вы же сами знаете, что во время его использования, бортовой компьютер переводить все свободное мощности на него. И если произойдет нечто неожиданное, то мы рискуем запоздать со своей реакцией на пару секунд! И при этом у нас ведь даже нет стопроцентной гарантии, что электронный переводчик справится!
        - Мне все равно, - твердо отрезал капитан. - Я не хочу оставлять за своей спиной, в таком походе, возможно важное донесение. Тем более что оно получено таким неожиданным образом.
        Развернувшись на каблуках, всем своим видом показывая, что он не одобряет полученный приказ, старшина отправился его исполнять.
        - Никогда не понимал, как эта штука работает, - с усмешкой обратился капитан к проходившему мимо него сержанту. Тот лишь только улыбнулся и поспешил скрыться подальше от глаз начальства.
        Вдруг на всем судне несколько раз моргнуло освещение, это было явным признаком того, что электронный переводчик принялся обрабатывать полученное сообщение.
        Капитан поспешно взглянул на приборы, дополнительные дисплее которых были установлены напротив его места, но нет, все в порядке; судно двигается прежним курсом, насколько этот вообще термин, может быть, применим к гиперпространству, все системы работают отлично и скачок напряжения был незначительным и единовременным.
        Вернулся старшина, кивком головы показал выполнение приказа и свою готовность действовать дальше.
        - Включайте, чего уж там, - поморщился капитан и через секунду послышался уже знакомый резкий голос:
        - Не верьте, ничему не верьте, это обман! Все обман! Ничему не верьте! - и далее снова по кругу: - Не верьте, ничему не верьте...
        Махнув рукой приказывая остановить запись, капитан приказал:
        - Позовите мне оператора машины выполнявшей перевод послания!
        Через пару минут вызванный оператор предстал перед капитаном.
        - Это что и есть ваше послание? - недоверчиво процедил тот. - Какой-то бред сумасшедшего получается. Не находите?
        - Так точно сэр! - восторженно выпалил совсем еще молодой солдатик. - Однако, смею вас заверить, что перевод выполнен верно и его смысл полностью соответствует содержанию послания. Текст принятого нами сообщения состоит из того отрезка который вы только - что прослушали, повторенного много раз!
        - Просто обалдеть можно, - прокомментировал капитан, а потом, спохватившись, отпустил подчиненного на его рабочее место.
        Потом устроившись на своем кресле, капитан проверил еще раз показатели работы всех систем корабля и задремал, убедившись в его полной работоспособности.
        А в это время оператор компьютера производившего перевод полученного послания подозвал к себе старшину смены и указал тому, на высветившееся на его мониторы предложение - Весь мир - обман!
        - Вот оно вот заканчивало полученное нами сообщение, сэр, - сопроводил он свои жесты устным комментарием. - Просто язык сообщения совершенно незнаком нашей техники, поэтому перевод его занял дополнительное время, но сейчас вот, компьютер пишет, что он перевел весь заданный ему текст. Вот так-то сэр! И что будем делать с этим вот неожиданным куском дополнительной информации?
        Взглянув на удобно устроившегося в своем кресле и дремавшего капитана, старшина махнул рукой, мол - чего уж там, все равно и так ясно, что это сообщение отправлено каким-нибудь безумцем.
        - Хорошо, не будем капитана тревожить, - согласился со старшиной оператор.
        ***
        - Сэр, сэр, очнитесь!
        - А, что? - сладко потянулся капитан в своем кресле, после чего проснулся окончательно и, сообразив, где находится, выпрямился и постарался придать своему помятому ото сна лицу более приличествующее тому выражение. - Извините старшина я, по-видимому, заснул. Как дела на судне? Все в порядке?
        - Все отлично сэр, однако через пять минут мы выходим из гиперпространства, по этой причине я взял на себя смелость разбудить вас.
        - Молодец, ты правильно сделал, - поблагодарил своего подчиненного капитан. - Спасибо тебе.
        Старшина промолчал, но было видно, что похвала капитана ему приятно. Ничего удивительного все мы живые люди и всем нам иногда требуется услышать слова благодарности, а также понять правильность своих действий и поступков.
        Капитан же был опытным руководителем и знал - маленькими похвалами можно добиться больших успехов в сплочении коллектива, снижения недовольства подчиненных и повышения своей популярности среди личного состава.
        Поэтому он старался по возможности чаще произносить подобные маленькие хвалебные речи в адрес экипажа своего лайнера.
        Оглядев опытным взглядом, замечающим и распознающим все даже скрытые действия команды, капитан удостоверился - все в порядке, и опустил свой взор на показания приборов. Экипаж же пульта управления лайнером был спокоен и собран, как всегда, никто никуда не бежал, спотыкаясь и мешаясь остальным, вообще стороннему наблюдателя вообще могло бы показаться, что ничего не происходить. Хотя на самом деле это было далеко не так в эти минуты, оставшиеся до выхода из гиперпространства, команда управления, не вставая со своих рабочих мест, проверяла состояние всех систем управления и жизнеобеспечения лайнера. Также двое из них, капитан знал это наверняка, пытаются предусмотреть состояние космического пространства в точке выхода на момент выхода лайнера из гиперпространства.
        - Как только сможете сразу же обеспечьте радиоконференцию, - отдал приказ, командующий судна.
        Как известно любая радиосвязь в гиперпространстве невозможна, поэтому и необходимо по выходе из него как можно быстрее связаться со всеми составными звеньями эскадры, для уточнения плана действий.
        Внезапно все без исключения помещения лайнера наполнились дребезжащими звуками сирены, которым вторил спокойный женский голос с имитированный компьютером:
        - Внимание! До выхода из гиперпространства остается 60 секунд! Всем приготовиться!
        Из стен коридоров выдвинулись специальные кресла снабженные ремнями безопасности. Все находящиеся на борту услышав сигнал извещения о выходе из гиперпространства должны сесть на ближайшее кресло и пристегнуться ремнями, на случай непредвиденных обстоятельств на выходе, таких как встреча с блуждающей кометой и тому подобное.
        Вздрогнув от резкого звука сигнала, капитан не спеша направился к своему креслу, точно рассчитанным шагом прошел несколько метров до кресла, спокойно уселся, пристегнул все ремни и буквально через секунду у него перед глазами расцвел бутон ярчайших красок, на несколько десятков минут ослепив все его чувства. Такова была цена, которую платило любое живое существо за выход из гиперпространства. Спустя несколько секунд навалилась также и страшная боль в затылке, она была так сильна, что заставила даже многоопытного капитана заскрипеть зубами.
        Бывали случаи, когда некоторые из пассажиров судов совершивших прыжок через гиперпространство не выдерживали перегрузок выхода из него и умирали от инсульта.
        Каждый раз, уходя в гиперпространство, капитан клялся себе никогда не повторять этого, боясь разделить судьбу своего давнего друга, чей организм не однажды не выдержал выхода.
        Вдруг капитан с удивительной ясностью почувствовал это конец. Но, кроме поразительной убежденности в этом, его не меньше поразило и свое полнейшее безразличие к этому.
        - Вот и все мама, я иду, - улыбнувшись и прошептав эту по-детски непосредственную фразу, капитан умер.
        Глава 5
        - Ух, ты, здорово в этот раз тряхнуло! - восторженно проорал Тони, когда фейерверк перед глазами закончился, и боль в затылке немного отступила.
        - У тебя есть допуск к смотровому окну? - сразу перешел к главному Грэм.
        - А зачем тебе? - не слишком натурально изумился его приятель.
        - Ты не поверишь! - прыснул ему в лицо хохотом Грэм. - Но, я хочу посмотреть на чужую галактику, а если повезет, то и ИХ планету увидеть.
        - Не может быть! - рассмеялся Тони. - Что ж как обычно ты сделал правильный выбор, обратившись ко мне. Пошли, посмотрим!
        Выйдя из каюты и пройдя двадцать метров до ближайшего закрытого броней иллюминатора, Тони бойко отстучал на находившейся с правой стороны клавиатуре код открытия. С легким шелестом ставни спрятались внутри бронированной стены, открыв вид на чужую галактику с забавным названием Млечный Путь.
        - Вот это да! - с нескрываемым восторгом в голосе прошептал Грэм. - А еще говорят, что Космос везде одинаков! Ты только посмотри!
        Их глазам открылось черное пространство заполненное мириадами светящихся точек, огней и целых шаров.
        - Смотри, да смотри же ты! - вдруг, словно маленький закричал Грэм, тормоша друга за плечо. - Комета! Это же комета!
        В коридоре позади них начали останавливаться проходящие мимо люди, всем хотелось взглянуть на новую галактику. Они были первыми гостями из планетарной системы звезды Катар и этим все сказано!
        За спинами Тони с Грэмом уже начала образовываться целая толпа, каждый норовил остановиться и выглянуть наружу поверх голов впереди стоящих. Ведь любопытство в людях поистине неистребимое чувство, а получить код доступа ставень иллюминатора на самом деле практически невозможно. Но, Тони смог, а Грэму оставалось только гадать, каким способом ему это удалось, ведь сам он наверняка, ни за что не признается.
        Вдруг его кто-то сильно пихнул в бок. Удар был чувствительным, да еще и пришелся куда-то в район почки, поэтому Грэм змеей зашипел от неожиданности и, обернувшись, произнес, адресуя своему обидчику:
        - Осторожнее, пихайся, ладно!
        Позади него оказался незнакомый ему молодой человек, судя по комбинезону, кто-то из команды лайнера. Нагло осклабившись, незнакомец произнес:
        - А ты че стоишь? Вид мне загораживаешь! Посмотрел, пошел в сторону, мне дал посмотреть!
        Услышав такое обращение, Грэм на секунду остолбенел, не в силах поверить, в то, что эта речь предназначалась ему. Картина, увиденная им по ту сторону иллюминатора, была настолько ошеломляющей, что видимо на какое-то время подняла из самых глубин его "Я" что-то детское, Грэм только растерянно кивнул, пожал плечами, развернулся и стал пробираться сквозь окружающую толпу прочь от иллюминатора. Его собеседник, мгновенно стал очень важным и гордо протиснулся на его место.
        Тони ошарашено смотревший на представление, разыгрывающееся перед его глазами, а потом когда его друг, для которого-то он по большому счету и выбивал себе код доступа, потому - как знал, что кому - кому, а Грэму так стопроцентно захочется полюбоваться на ново открытую галактику.
        Увидев, что его друг, молча, без слов отдал место первому попавшемуся нахальному крикуну, Тони возмутился про себя, а вслух крикнул ему в след:
        - Эй, Грэм! Погоди!
        После чего сделал шаг по направлению к ключ-панеле (такая маленькая панель с кнопочками, которыми и вводится код доступа, наподобие тех которые используются в сейфах) намереваясь закрыть ставни обратно. Но, по-видимому, диалог с Грэмом не был вершиной наглости неизвестного. Разгадав намерение Тони, он схватил того за руку, чуть повыше локтя.
        - Слышь, ты че тут придумал? А? - закричал тот. - Дай, людям-то посмотреть! А!
        Медленно, с побледневшим от сдерживаемой ярости лицом, Тони развернулся. Потом огромным усилием воли, заставил себя разжать зубы и спокойным голосом произнести, не матерную тираду, а вполне литературно высказать свое мнение о происходящем:
        - Ставни были открыты не для тебя, а для моего друга, которому ты так не культурно нахамил, - после чего резким движением он вырвал от него свою руку.
        В меру своих, по-видимому, весьма ограниченных интеллектуальных способностей незнакомец, так и додумавшийся представиться, расценил попытку Тони, вступить в диалог как слабость. Только этим можно объяснить то, что когда тот заново повернулся к нему спиной, намереваясь повторным вводом кода закрыть бронированные ставни, он хватил его за шиворот.
        Такого к себе обращения Тони терпеть не стал. Одновременно с резким поворотом он переместился вправо и ближе к обидчику, последующие его действия для всех остальных зрителей слились в одно, неожиданное падение разговорчивого незнакомца.
        Посмотрев на стонущее тело, лежащее у его ног Тони, презрительно сплюнул на него, добавил пару раз сапогом по ребрам и обратился к Грэму:
        - Погоди меня!
        После чего неторопливо прошел к ключ-панеле, набрал шифр, ставни с негромким шелестом задвинулись, и подошел к ожидавшему его Грэму. Во всем коридоре, кроме стонавшего на полу хамоватого незнакомца было не видно больше ни одной души, все свидетели происшедшего поспешили отправиться по своим спешным делам.
        - Ну, и почему ты ему не ответил? - через пару минут поинтересовался Тони у друга, шагавшего по правое плечо от него.
        - Да, не захотелось связываться, - отмахнулся все еще подавленный Грэм. - Ты ведь знаешь, я не люблю, да и не умею скандалить.
        - Это таки да! - ухмыльнулся во весь рот Тони, так заразительно, что и Грэм, помедлив немного, тоже не смело улыбнулся.
        ***
        Перед началом боевых действий всему экипажу, кроме десятка вызвавшихся добровольцев было дано три часа свободного времени.
        За это время экипажи судов должны были посредством радиоконференции окончательно обговорить все детали предстоящей операции, а суда должны были затратить это время на достижение орбиты вражеской планеты, пока еще остававшейся невидимой. У командного состава миссии хватило здравия не покидать гиперпространства в непосредственной видимости потенциального противника.
        Однако, даже не смотря на повальный отдых, вперед был выслан дозор, состоявший из двух звеньев боевых катеров, державшийся на расстоянии пятнадцати световых минут от основных сил армады. В благодарность за выполнение данной опасной задачи участникам дозора было обещано, что они пойдут в атаку во втором эшелоне нападающих.
        Вот так они и летели, разрезая своими темными овальными телами пространство чужой галактики, в наивной надежде остаться незамеченными от главных виновников трагедии разыгравшейся много столетий назад вдали от этой красивейшей галактики.
        ***
        Грэма подняли минут за 15 до общего подъема. Хитрюга Тони, конечно, уже не спал, видимо он знал заранее о том, что к ним в гости должны были перед высадкой нагрянуть Стрелок с Радаром. А вот для Грэма это оказалось полной неожиданностью, чего впрочем, и добивались эти два незваных гостя.
        - А? Что? - потянулся он на кровати, под общий хохот всех присутствующих.
        - Вставай соня! - расхохотался во весь голос Радар. - Мы тут к тебе в гости пришли, а ты что? А ты в кровати. Нехорошо друг, нехорошо!
        - Очень нехорошо, - согласился с улыбкой Грэм, продолжая сладко потягиваться на своей кровати, при этом, совершенно не демонстрируя никаких попыток с нее встать.
        - Нет, вы только посмотрите на него! - с восхищением протянул Рихард. - Мы тут пришли к нему, в наши возможно последние минуты, а он валяется на своей койке и хоть бы хны!
        Оговорившийся Рихард за свои слова получил парочку хороших оплеух, также один неплохой пинок под зад после которого он поспешил повиниться и взять свои слова о последних минутах жизни обратно.
        - Ну, вот и хорошо, - умиротворенно произнес Грэм, заново плюхаясь на свою койку для того, чтобы завязать высокие форменные ботинки.
        - Нет, ну вы посмотрите, - восхитился Тони. - Он же опять на кровать свою завалился!
        Под громоподобный хохот своих приятелей Грэм выпрямился, осмотрел троих стоявших перед ним парней и... также согнулся от хохота.
        Отсмеявшись, Рихард по очереди обнял Грэма с Тони, после чего они вчетвером под пронзительные завывания сирены возвещавшей боевую тревогу вышли в коридор.
        - Все мужики пора прощаться, - мгновенно посерьезнев, произнес Рихард. - Нам с Радаром пора двигаться в расположение нашего отряда. Надеюсь, что сегодня все наконец окончится!
        - Да? И что ты намерен делать? Ну, когда все наконец-то кончится? - неожиданно спросил Грэм.
        - Не, понял, - поднял брови вверх Тони.
        - Ну, вот что ты, ты и ты, чем вы собираетесь заниматься, когда все закончится? Война я имею в виду, - пояснил Грэм. - Я вот, к примеру, ничего другого кроме как воевать не умею. И если честно, то я не представляю себе, как можно жить без войны. Вот сколько себя помню, наша планета всегда боролась за свою свободу и независимость. Мы выросли на этой философии, и что теперь? Вот что ты Рихард будешь делать, когда мы победим?
        - Я? - как-то мгновенно растерялся Стрелок.
        - Да, вот ты! Что ты будешь делать, когда мы достигнем того к чему мы все так стремились? - Грэм был неумолим.
        - Не знаю, - Рихард был действительно сконфужен. - Я действительно не знаю!
        - Как думаешь, ты согласишься спуститься со своим отцом в шахту? Простым рабочим? Захочешь ли ты начинать все сызнова, заново начать свою жизнь, карьеру?
        - Не знаю, - замотал головой Рихард, да и все остальные присутствующие казались серьезно сконфуженными. - Слушай, может, давай мы сначала победим, а потом уже решать будем?
        - Рихард, - с необычной сосредоточенностью в глазах начал Грэм. - А не боишься, что поздно будет, когда все закончится?
        - Грэм знаешь, что я думаю, - с такой же серьезностью ответил ему Стрелок. - Что если я буду знать, что мы победили, я с радостью уйду. А вот если ничего не изменится, то и уходить труднее будет. Понимаешь?
        Подумав, Грэм кивнул, понимаю.
        - А не обидно будет?
        - Обидно. Но, возможно, не так грустно, - мотнул головой Стрелок.
        - А вы чего молчите? - повернулся он к остальным.
        - Размышляем, - необычно серьезно ответил Тони. - И знаете, ничего в моих мыслях хорошего-то и нет. Это раз! А во-вторых, я вам скажу по-другому. Вы это бросьте! Грэм хватит перед решающим наступлением такие вопросы задавать! Если бы я тебя не знал уже столько времени, то обязательно бы подумал, что ты вражеский пропагандист! Так что бросай это дело пошли готовиться к высадке!
        - А вот это не спешите, - вставил свое веское слово лейтенант Рихард.
        - Не понял, - повторился Тони.
        - Понимаете в чем дело, - сконфузился лейтенант. - Я написал рапорт о выводе вас из состава своего подразделения.
        - Основания?
        - Припомнил сломанную руку Грэма, И твое неподчинение приказам Тони, - принялся оправдываться Стрелок. - В итоге вас перевели во второй эшелон.
        - Ну и сволочь же ты Рихард! - обиженно протянул Тони. - Как пить так вместе, как воевать так по отдельности!
        - Глупости все это Тони, - беззлобно отмахнулся Стрелок. - Войны и смерти всегда хватает с лихвой на всех желающих! Это закон природы, забыл чтоли?
        - Ладно, не обижайся, - произнес Грэм и первым обнял готовых к вылету друзей. Вслед за ним обнялся с друзьями и Тони, после чего Рихард развернулся и прошел через разъехавшиеся половины перегородки в отсек выхода. Переборка беззвучно закрылась за ними и едва освещенные фигуры пропали из виду.
        Друзья постояли несколько минут молча, потом Тони указав подбородком на светившийся экран, по которому бежали цифры являвшиеся номерами отстыковавшихся десантных капсул и прокомментировал:
        - Все! Ушел. Капсула отстыковалась!
        ***
        Две минуты у них ушло на то чтобы узнать, к какому отряду они теперь причислены, а дальше все предельно просто, выяснить его расположение и явиться пред светлые очи командующего.
        Тридцать седьмой отряд войск специального назначения перенес серьезное переформирование несколько недель назад, поэтому и было решено не отправлять его в первом эшелоне, а оставить на второй.
        Пожилой лейтенант лишь хмуро взглянул на друзей, явившихся с серьезным опозданием, но ничего не сказал, махнул рукой приказывая, готовится к высадке.
        Остальные члены отряда косились на незнакомых сержантов, но также как и их офицер молчали.
        Переодевшись и получив оружие, Грэм огляделся и к своей огромной радости увидел бронированные ставни иллюминатора. Показав Тони на них глазами, он сделал пальцами такой жест, словно бы он набирает код от сейфового замка.
        Кивнув Тони подошел к ключ-панеле, поправил амуницию и ввел код открытия. Ставни раздвинулись, свет в помещении автоматически убавился, а все присутствующие замерли в немом восторге.
        Лайнер подлетел уже достаточно близко, и все пространство теперь занимала висящая в пространстве планета. К их немалому удивлению она поначалу показалась им голубой. А вокруг этой голубой планеты уже выстраивалось кольцо из темных немного удлиненных фигур - боевых кораблей всех типов и моделей. От этих фигур черными прерывистыми линиями уже протянулись к обреченной планете сотни десантных капсул.
        - А почему она голубая? - прервав молчание, спросил кто-то из присутствующих.
        - Воды много.
        - А как они там тогда живут?
        - Высадимся, тогда узнаешь! - оборвал расспросы лейтенант. - Насмотрелись? Тогда задвигайте ставни, потом еще будет время налюбоваться. А сейчас оружие к осмотру приготовь!
        Как было не трудно догадаться осмотр лейтенант начал проводить с личного оружия Грэма и Тони. Видимо командующему не понравилось слишком вольное поведение вновь прибывших, и он решил показать им кто здесь главный.
        Однако, не смотря на черные подозрения Грэма проверив личное оружие, и убедившись в его достаточной боеготовности, лейтенант не стал более их тиранить и перешел к следующему подчиненному.
        - Интересно, а как они называют свою планету? - пригнулся Грэм к уху Тони.
        - Земля.
        - Откуда знаешь?
        - Слышал из разговоров радио - разведчиков.
        - Смешно, - улыбнулся Грэм. - Столько воды на планете, а зовут Земля. Они ее еще бы Грязь назвали.
        - Это точно! - поддержал друга Тони.
        - Слушай, раз уж ты напомнил мне про радио - разведку, может быть ты об этом также в курсе второй заложник Маркус, как у него дела?
        - Прикомандирован к одному из отрядов специального назначения в качестве электро-техника, ушел в первом эшелоне. Похоже, никак успокоится, не может, все норовит отомстить, хотя и сам не знает кому, - так же тихо ответил на поставленный вопрос Тони.
        Глава 6
        В это утро Квентин проснулся с больной головой, вчера праздновали двадцать один его лучшего друга Джеймса. Праздновали хорошо... Весело...
        Голова не просто болела, она раскалывалась, не на две половины как это обычно бывает, а на целую сотню малюсеньких осколков, никак не меньше.
        Он встал не то чтобы рано, но один из вечно бодрствующих городов оправдывая свое название, город уже проснулся и был снова полон жизни.
        Этот город вообще не любил приезжих, он их старался пожрать, превратить из индивидуальности в пошлую банальность. Город старался раздавить, согнуть все человеческое, что находил в любой личности, которая пересекала его границы. А тем более, такой как Квентин.
        Квентин родился в маленьком городке на границы двух штатов. Назвали его родители в честь их любимого кинорежиссера. Кино вообще было одним из немногих доступных для них развлечений, оно диктовало моду, поведенческие предпочтения. Да и все остальное тоже, это если уж совсем честно.
        Работы в его городке не было, вернее работа была - небольшой заводик по производству удобрений, пара магазинов, и бар, который находился в собственности одной семьи. По этой причине относить этот вариант к потенциальным рабочим местам было бы горячкой.
        Ни родители, ни сам Квентин, не хотел себе подобной участи, поэтому оценивая адекватно свои умственные способности, по совету отца он начал усиленно заниматься спортом, а именно футболом. Общенациональный спорт был его единственной путевкой в колледж, в большой город, в жизнь...
        Получив гранд от спортивного союза, Квентин сумел поступить в колледж в большом городе и этим самым воплотить свою мечту и чаянья своих родителей в жизнь.
        Вспомнив, как мама украдкой вытирала на вокзале слезы, провожая его в новую жизнь. При этих воспоминаниях на лице Квентина совершенно неожиданно для него самого появилась усмешка - нашла от чего плакать.
        Однако где-то глубоко внутри себя он осознавал, хоть и не хотел в этом признаться даже самому себе - мы никогда не возвращаемся из наших путешествий. Возвращается всегда кто-то очень близкий, очень похожий на того кто уезжал. Этот новый он постаревший, если не он, то его душа, глаза, он поумневший, набравшийся опыта, и его уже никак не назовешь тем юнцом, что уезжал пару месяцев назад.
        Так случилось и с Квентином, лучший нападающий за всю историю его города, он с огромным трудом сумел попасть в команду запасных сборной его колледжа по футболу. Осознанием того, что он уже далеко не лучший, тяжелым грузом легло на его плечи.
        Он стал более нервным, грубым и агрессивным. И что самое страшное его игра потеряла ту легкость и воздушность, за счет которой он и сумел выделиться. Последний факт не прошел мимо тренера, и позиции Квентина, в команде еще более пошатнулись.
        Первые два месяца он еще держался, ходил на все лекции, а по вечерам пропадал на тренировках. Но со временем, видя как одну за другой, он проводит все игры на скамье запасных, он не выдержал. И однажды вместо тренировки он пошел на студенческую вечеринку, там же он впервые попробовал алкоголь.
        А на следующее дело он поругался с тренером, когда тот сказал ему, что игроки со скамьи запасных должны посещать тренировки даже еще усерднее, чем выступающие игроки, если они хотят, конечно, тоже начать выступать на играх.
        Квентин сорвался и наговорил тренеру много глупостей, после чего развернулся и прямо в футбольной форме ушел с тренировки. А на следующее утро его уже не было в списках команды.
        С тех пор время понеслось прямо-таки со скоростью взбесившейся лошади, студенческие вечеринки, дни рождения, да и просто попойки с малознакомыми личностями. Квентин знал, что без участия в команде ему осталось находиться в этом колледже, а, следовательно, и в самом городе до объявления результатов первой сессии, и словно бы старался, как он сам говорил - взять от жизни все.
        Поначалу так оно и было, но ближе ко второй половине семестра, студенческие вечеринки пошли на убыль, все принялись усердно заниматься. Сам Квентин начинал все чаще жалеть о своем поступке, тем более, что несколько игроков которые стояли еще позже него самого в очереди сумели попасть в первый состав, он начал банально заглушать мысли о своей глупости алкоголем. Вместо того, чтобы попытаться как-то исправить свой поступок, снова начать усиленно заниматься, пойти поговорить с тренером, он начинал все больше и больше опускаться в пучину алкогольных запоев.
        Вот после одной такой трехдневной вечеринки с абсолютно незнакомыми личностями, он и ехал сейчас в здание колледжа, хотя и сам уже понимал всю неправильность такого подхода к ситуации, он уже не мог пересилить себя и поступить иначе.
        Никак не мог он заставить себя подойти к тренеру, объяснить всю подноготную своего поступка, попросить прощения и попробовать вернуться в команду.
        Достав свой наладонник, Квентин вышел в просторы интернета, ничего особенного оригинального. Но, тут вдруг сеть прорезал чей-то совершенно не ординарный пост - в моем городе высадились инопланетяне!
        - Не, человече все-таки переборщил с галюценогенами! - усмехнулся, читая такое статус - сообщение Квентин.
        Не придав особого значения подобному извещению, он принялся листать сеть дальше, наводнение, маньяки, экономический кризис, конец света... ну ничего нового!
        Моргнув освещением и лязгнув сцепкой, вагон метро остановился. Привычным жестом Квентин поднял взгляд на табло объявлений, табло пусто, да и сам машинист ничего нового не объявил.
        Народ, привыкший ко всяким неожиданностям, на протяжении многих лет случавшихся в метро промолчал и на этот раз. Все покорно ожидали устранения неприятных неожиданностей произошедших по пути следования транспорта.
        Но вот уже прошло пятнадцать минут и ничего не происходит, света нет, причем не только в самом вагоне, но и в тоннеле метро тоже.
        Ничего не понятно. Абсолютно ничего. Хочется плюнуть на все и, послав, куда подальше этого глупого машиниста, вручную открыть двери вагона и пойти вдоль рельсов пешком. Но нельзя! Это будет нарушением правил пользования общественным транспортом! А ему еще только этого не хватало! В добавление ко всем остальным его неприятностям. Поэтому Квентин сидел на своем месте в темноту потухшего метро и ждал.
        Совершенно неожиданно ему вспомнились строки стихотворения, которое, опьянев, принялся читать один из участников вечеринки. По его словам выходило, что автором является он, однако по здравому рассуждению Квентин все же ставил авторство под сомнение. Мало ли чего люди не говорят, особенно когда выпьют. Тем более, когда выпьют!
        Он и сам не понимал, почему у него в памяти всплыло именно это стихотворение, видимо потому - что лучше всего описывало его состояние души.
        Ему казалось, что еще немного и вся его жизнь пойдет крахом, расколовшись как, и его голова на тысячи мельчайших осколков, которые потом уже ни за что не склеишь.
        Закрыв глаза, он мог представить себе этого молодого парня, стоявшего пошатываясь с бокалом виски в руке и декламирующего:
        Взорванное солнце,
        Трещина в стекле,
        И разбитое оконце,
        Водка на столе.
        А в веселом цирке
        Клоун зарыдал.
        От погасшей свечки
        Запах умирал.
        И зачем бояться?
        Почему страдать?
        Для чего пытаться
        Счастье отыскать?
        Там где нам не страшно,
        Там нам хорошо!
        То чего искали,
        Снегом занесло.
        Для чего все было?
        Счастье и беда.
        Все в конце едино,
        Чисто как слюда.
        АНТОН БОГРЯНЦЕВ "ВЗОРВАННОЕ СОЛНЦЕ"
        Строки конечно далеко не гениальные, однако они удивительно подошли и к месту, и к настроению. Откинувшись на своем жестком кресле, входящем в стандартную комплектацию вагона метро, Квентин закрыв глаза, процитировал: "Все в конце едино, чисто как слюда".
        А потом произошло нечто непонятное, он еще успел услышать страшный грохот, почувствовать, как его обдало жаром, а потом ничего не стало. И самое главное, что его не стало...
        ***
        Проснувшись как обычно, за пять минут до подъема, Дима лежал с закрытыми глазами и думал, что сегодня исполняется ровно полгода с того дня, когда он вызванный повесткой покинул свой дом и отправился в военкомат.
        В военкомате он прошел так же, как сотни и тысячи других подростков он прошел медкомиссию и был направлен по месту своей будущей службы, которое до сих пор держалось в тайне.
        Его и еще пару десятков призывников отдали под командование какому-то офицеру и отправились они сначала на железнодорожный вокзал, как пояснил один из трех сержантов - помощников:
        - Это будет вашим первым марш-броском, салаги!
        Вообще с молчаливого потакая старшего по званию, юные сержанты вели себя довольно по хамски, но, что понравилось Дмитрию, руки не особо не распускали. А салаги, и остальные не слишком обидные прозвища можно было и стерпеть, главное чтобы не били.
        Дальше было два дня пути поездом, после чего выгрузка из поезда и в скором темпе погрузка в армейский автобус, и последняя выгрузка уже непосредственно в самой армейской части.
        Парни не знали, куда их везут до самого непосредственного прибытия в часть, даже хвастливые и самовлюбленные сержанты об этом помалкивали, то ли сами решили таким образом помучить столь нелюбимых ими новоприбывших, либо получили строгий наказ от лейтенанта, ни в коем случае не раскрывать военной тайны.
        Поначалу Диме еще было интересно выглядывать в окно, но на второй день пути это занятие ему надоело, и он решил постараться выспаться впрок. Залез на свою койку и заснул. Но через несколько часов ему пришлось вставать и бегом перегружать свои вещи в автобус.
        Так и получилось, что он чуть было, не проспал одно из самых значительных событий в жизни солдата - призывника, а именно прибытие на базу.
        Его разбудил вздох восхищения своего соседа по креслу:
        - Не может быть!
        Заворочавшись, Дима сонным голосом спросил:
        - Что, что такое?
        - Я, кажется, понял, куда нас привезли, - скороговоркой зашептал ему в ухо восторженный сосед. - Видишь эмблему на воротах? Это же космические войска!
        - Иди ты! - не поверил ему Дмитрий, но все, же выпрямился в своем кресле, встряхнулся и принялся с любопытством оглядывать окрестности сквозь окно автобуса.
        С первого взгляда было понятно, что находятся они где-то в глубине степей, день клонился к закату, значит ехали они никак не менее десяти часов, это если помнить - выехали они еще затемно.
        Еще секунда и распахнутые ворота закрыли весь остальной мир, оставив доступным для видимости только обширный внутренний двор, окруженные побеленными стенами.
        Дальше было много беготни, солдатская баня, получение обмундирования и все то, что занимает солдатский досуг первые дни после прибытия к месту службы. Затем была учебка, а после распределение по месту дальнейшей службы.
        И вот сегодня он празднует свой небольшой юбилей - полгода со дня вступления в ряды Российской армии!
        И надо же было такому случиться, что именно сегодня младший сержант Дмитрий Собольский выходит на суточное дежурство! Весь праздник насмарку!
        ***
        - Товарищ старший лейтенант, время 17-13 обнаружены вражеские ракеты! - нарушил вдруг размеренное течение времени дежурства. - Согласно данным переданным с радиолокационной станции к нашим границам приближается... О господи! Никак не менее пятидесяти объектов подходящих под параметры межконтинентальных ракет!
        Начальник караула старший лейтенант Смирнов не в силах поверить в услышанное бросился к пульту слежения.
        Но, тут его окликнул младший сержант Собольский:
        - Товарищ старший лейтенант! Приборы зафиксировали выход из шахт американских межконтинентальных ракет направленных на Москву! Это война.
        Растерявшись старший лейтенант Смирнов в первые секунды даже и не знал какой следует отдать приказ. Он всю жизнь привык думать, что его выбор рода войск был правильным, и ему никогда не придется участвовать в настоящих боевых действиях.
        Но, к счастью вверенные его заботам мальчишки оказались психологически гораздо более подготовленными, чем он и уже передавали сигналы тревоги на все Российские системы ПВО.
        ***
        - Товарищ лейтенант! - от волнения младший сержант Собольский назвал начальника караула неправильным званием, за что в любой другой ситуации получил бы от него хороший "втык", но сейчас Смирнову было не до ставших сразу какими-то мелочными званий. - Американская ПВО тоже ведет боевые действия, и отражают чью-то атаку. Видимо это Китай!
        - Через какое время ракеты достигнут наших границ? - прерывающимся от волнения голосом спросил начальник караула. И получил страшный ответ:
        - Уже.
        - Как уже? - не понял Смирнов. - Но, ведь... Постойте как уже? Они ведь только - что вылетели!
        - Еще штук двадцать вошли в нашу территориальную зону прямо с орбиты!
        - А наши ПВО?
        - Не успели развернуться, поэтому практически не оказали никакого противодействия, сумев поразить только одну из целей.
        - О господи! - простонал старший лейтенант, упав в кресло.
        - Товарищ лейтенант в местах приземления взрывов не произошло! Это невероятно, но, похоже, что это инопланетное вторжение!
        ***
        Людвиг Штраус был преуспевающим немецким предпринимателем. Казалось, он уже достиг всех целей, которые поставил себе когда-то в жизни. И даже собственная яхта длинною более сорока футов, причем построенная на заказ, да с уникальной планировкой, также присутствует.
        Однако, даже не смотря на окружавшую его роскошь, он так и не был по-настоящему счастлив.
        Казалось бы, и так уже более двух недель он совершает довольно-таки рискованное, даже для такой яхты путешествие по Тихому океану. Так все равно в душе остается некая неудовлетворенность! Его пытливому уму все время хотелось чего-то необычного, еще не затертого стандартами обыденности.
        Стоя голым по пояс на палубе с биноклем Штраус спокойно оглядывал воды окружающие его оранжевую яхту. Когда его друг как ошпаренный выскочил из капитанской рубки:
        - Людвиг! Ты не поверишь, я только, что услышал сообщение, переданное с берега капитанам всех судов! - прокричал тот ему в спину.
        Людвиг не ответил, его внимание привлекла необычная птичья стая. Ее необычность состояла в том, что стая всем своим составом пикировала вниз к земле, причем пикировала откуда-то с заоблачных высот.
        - И что? - равнодушным голосом поинтересовался Людвиг. - Небось, опять цены на нефть поднялись.
        - Хуже! - в панике закричал чем-то встревоженный друг. - Это вторжение!
        - Какое вторжение? - заинтересовался Людвиг. - Опять Америка кому-то войну объявила?
        - Еще хуже! Инопланетяне вторглись на нашу планету!!!
        - Не может быть! - не поверил его словам Людвиг.
        Однако, буквально через секунду, он обернулся и увидел, что то, что он поначалу принял за птичью стаю, на самом деле были кучно летящие НЛО.
        Опустившись на несколько метров выше уровня воды, они пронеслись на бреющем полете, прямо над головами высыпавшись на палубу остальных гостей яхты Людвига, и направились по направлению к видневшемуся вдали берегу.
        Дьявольски расхохотавшись, хозяин яхты уселся на палубу и уставился вслед НЛО унесшимся к берегу. Он понял, что, наконец, обрел то, что так долго искал. То самое неординарное, и ни кем еще не виденное до него. Вот только это совсем его не радовало.
        Глава 7
        Маркус как и все остальные кто находился внутри десантной капсулы сидел намертво пристегнувшись ремнями к пассажирскому креслу.
        Внутренние помещения капсулы были сделаны предельно просто: в носовой части находился небольшой отсек управления, почти полностью копировавший собой кабину управления боевого катера, в нем также как и у катера располагались два кресла для пилотов. По задумке конструкторов капсула должна была управляться автоматически. Принимать на себя управление пилоты должны были только в крайних случаях. Средним и наибольшим отсеком был пассажирский отсек, в нем по бокам, спиной к борту располагались пластиковые кресла без подлокотников, поверх основного пластика наносился также слой "размягченного пластика", это такой пластик который должен был смягчать удары пассажиров об кресла, которые неизбежны при высадке. Сидящие пристегивались к своим креслам на время высадки специальными пристяжными ремнями.
        По левую руку от каждого из кресел, на высоте головы сидящего находился специальный вделанный в борт шкаф, в котором хранилось вооружение. В центре пола уже после приземления распахивался просторный люк, через который они и должны будут покинуть капсулу.
        Третьим, хвостовым отсеком был двигательный отсек. Та располагались двигатели приводящие капсулу в движение.
        Включив внутреннюю связь, второй пилот объявил членам отряда находящимся в пассажирском отсеке:
        - Всем приготовиться, входим в атмосферу, скоро начнем трястись и кувыркаться. Всем проверить пристяжные ремни своих кресел! С места не вставать ни в коем случае!
        Нужды в подобных советах не было совсем, все члены десантной группы и так их знали не хуже пилотов. Но, во-первых, так требовали внутренние инструкции, а во-вторых, пилоты тоже сильно волновались, и чтобы хоть немного смягчить волнение решили немного покомандовать. Все мы люди, не стоит никого судить, не побывав в его шкуре.
        Сидя в кресле, прижимая к животу пластиковый рюкзак с вмонтированной в него аппаратурой, Маркус вглядывался в лица сидящих вокруг него людей и чувствовал себя по-настоящему счастливым. Наконец-то сбывается, то ради чего он жил последний год!
        А в это время, в отсеке управления оглушающее орали сирены, извещающие о ракетной атаке. Пока первый пилот, приняв управление на себя, бросал капсулу в разные стороны, пытаясь обмануть плотный заградительный огонь, встретивший вторую волну десанта.
        Его напарник вышел на связь с флагманским кораблем и орал в микрофон:
        - Вторая волна нападающих встречена плотным ракетным огнем, просим поддержки с лайнеров! Спускайте лайнеры с орбиты! Иначе...
        Договорить он не успел, в борт капсулы врезалась ракета, выпущенная китайской ПВО. Взрыв был таким мощным, что никто из находившихся внутри не успел ничего почувствовать.
        ***
        На капитанском мостике флагманского лайнера царило непривычное оживление. Да в принципе как и на всех остальных капитанских мостиках эскадры планеты Арх, в этот день была выставлена удвоенная смена операторов.
        К старпому лайнера, принявшему на себя все функции капитана, после его смерти, стоявшему и с тяжелым взглядом следившему за ходом вторжения посредством широкополосного голографического монитора, подскочил старшина.
        - Сэр!
        - Что вам? - нервно повернулся к нему офицер.
        - Старпом Майлер, сэр, мы только - что получили сообщение, - старший нажал на одну из кнопок на своем портативном пульте и в помещение зазвучал голос второго пилота десантной капсулы. - Вторая волна нападающих встречена плотным ракетным огнем, просим поддержки с лайнеров! Спускайте лайнеры с орбиты! Иначе...
        - Что это? Почему связь прервалась? - сжав кулаки, уставился на старшину старпом. - Надеюсь, вы не хотите сказать, что их...
        - Да, именно так, сэр, - утвердительно кивнул головой старшина. - Их подбили.
        Тяжело стукнув кулаками о поручни, старпом Майлер посмотрел на голографическую проекцию десантных капсул прорывающихся сквозь атмосферу Земли и произнес, ни к кому конкретно не обращаясь:
        - О чем они просили? О поддержки лайнерами?
        После чего повернулся к майору, начальнику отдела связи с другими судами, и скомандовал:
        - Передать всем лайнерам первого эшелона! Пусть немедленно начинать снижение, входят в атмосферу и подавляют точки ракетного огня противника! Дальше пусть действуют по ситуации.
        Выслушав указание, майор подошел к одному из своих помощников работавших непосредственно с аппаратами связи и, наклонившись, передал приказ капитана судна.
        Внимательно его выслушав оператор компьютера связи принялся передавать его судам первого эшелона атаки.
        ***
        Медленно покачнувшись, ближайшая к планете линия космических кораблей, принялась величественно опускаться вниз к поверхности.
        Синхронно войдя в атмосферу, боевые лайнеры направили свои бортовые компьютеры на обнаружения центров вражеского сопротивления.
        Сразу же по вхождению лайнеров в атмосферу была выпущены в атаку отряды боевых катеров. Подобная задержка в использовании этих сверхманевренных малых космических судов объясняется тем, что боевой катер не является полноценным космическим кораблем. Для его использования требуется корабль обеспечения, который и должен выводить его в космос, или наоборот спускать в атмосферу, потому - как катера изначально не рассчитаны на самостоятельный вход в атмосферы какой - либо планеты.
        Боевые катера должны были первое - подавить летающие механизмы противника, поднявшиеся в воздух и начавшие атаковать второй и третий эшелоны атаки десантных капсул; второе - после уничтожения летательных механизмов противника, оказать поддержку боевым лайнерам занятым уничтожением ракетных баз противника, а также оказать поддержку с воздуха отрядам специального назначения начавшими военные действия на поверхности вражеской планеты.
        Вокруг у основных единиц нападения - лайнеров на бортах были установлены силовые установки, которые создавали после выпуска боевых катеров, силовые поля, отдаленные на пять метров от их бортов.
        Эти силовые поля предназначались для их защиты от ракет противника. При столкновении с силовым полем, ракета корабля ракета взрывалась, и ее взрыв происходил с наружи защитного поля, не причиняя, таким образом, никакого ущерба лайнеру, находившемуся, словно орех под защитой скорлупы, внутри силового поля.
        Бортовые компьютеры лайнеров, в это время с помощью специальных спутников слежения, выпущенных этими же лайнерами на орбите, непосредственно перед входом в атмосферу вычисляли наиболее активные точки ракетного сопротивления. Уникальность всех этих спутников заключалась в том, что они работали образуя единую систему, то есть любой лайнер находящийся в атмосфере планете, вне зависимости от того какие из спутников были выпущены с его борта, мог связаться и получить информацию о наиболее близком от него очаге сопротивления. Затем лайнер подлетал к данной местности и попросту выжигал опасный квадрат лазерной атакой, которая заставляла оплавляться камни, мгновенно вскипать воду, переправляться в стекло песок, а оставшиеся еще не выпущенными ракеты взрываться прямо в своих шахтах. Оружие землян оказалось направленным против них же самих.
        За сорок минут было покончено со всеми активными ракетными центрами планеты. Нападающие же не потеряли ни одного лайнера.
        Конечно, были серьезные потери среди десантных капсул и боевых катеров, но главная задача была выполнена - теперь атмосфера планеты более землянам не принадлежала, в теперь безраздельно владычествовал космический флот планеты Арх.
        ***
        Десантная капсула, в которой находился отряд войск специального назначения, шедший на боевое задание под командованием Рихарда, обладателя радио - позывного Стрелок, благополучно достигла поверхности планеты.
        Назначение Стрелка не только на должность командира отряда, но еще и первым пилотом капсулы никого не удивило, все члены отряда отлично знали о том, что у него за плечами есть участие в боях в качестве пилота боевого катера.
        По достижению поверхности планеты пол пассажирского отсека раскрылся подобно створкам раковины морского моллюска, да на планете Арх в океанах и даже некоторых морях, водятся морские моллюски. Так вот створки раскрылись и из них как горошины из стручка посыпались облаченные в боевые доспехи члены отряда Рихарда.
        Стрелок опустил их капсулу на улице прямо в центре огромного города. Город был не слишком высоким и находился на большом острове.
        ***
        Посадка инопланетной капсулы вызвала среди его жителей настоящий фурор, к тому моменту, когда члены отряда специального назначения выбрались из своего средства передвижения, вокруг них и их капсулы сложился живой заслон из любопытствующих зрителей.
        Насколько все же крепко любопытство въелось в саму человеческую натуру, даже не зная, чего следует ожидать от своих инопланетных гостей. Но нет, человеку надо рискнуть собственной жизнью, остаться и своими глазами увидеть - что, же произойдет?! У обычных людей природные инстинкты вообще на редкость притуплены, любой из зверей почувствовав даже скрытую угрозу, исходящую от предмета постарается, как одной из мер ее предупреждения максимально увеличить расстояние между собой и опасным объектом. Потому - как звери, особенно дикие привыкли доверять своим инстинктам, они живут, полагаясь на них, и ни от кого не ждут ничего хорошего.
        Люди же в большинстве своем поступают с точностью да наоборот - они целиком и полностью игнорируют сохранившиеся остатки своих природой дареных инстинктов, напоминающих о себе в минуты непосредственной опасности. Но, нет человеку ведь интересно! Мы ни в коем случае не можем поверить, что с нами может случиться что-нибудь плохое! Это может случиться с кем угодно, с одним из моих соседей, знакомых, друзей, но нет, это буду не я! Ни в коем случае этого не может произойти со мной! И потом даже уже тогда когда это все-таки случается, люди все равно продолжают не верить до конца в происходящее, и начинают придумывать себе всякие сказочные варианты спасения, в которых напрочь отсутствует как здравый смысл, так и заслуга самого человека попавшего в беду. Что в большинстве случаев резко понижает и без того не великие шансы этого человека на благополучный исход ситуации.
        Так и в этой ситуации, любопытство победило здравый смысл подсказывающий переждать первый контакт с инопланетным разумом в отдалении. В итоге капсулу встречала приличная толпа, состоящая из людей оказавшихся поблизости, можно было подумать, что это приветствуют какого-нибудь иноземного монарха или очередную поп-звезду. Всем места не хватало задние ряды, которым тоже было очень интересно, напирали на передние, те в итоге прижимались еще ближе к месту приземления. Для полноты картине не хватало лишь приветственных криков и плакатов с радостными надписями.
        ***
        Люки капсулы после посадки открывались автоматически, ровно через секунду после того как она прекращала движение. И вот в эту секунду первый пилот капсулы и командир отряда Рихард повторил свой и так уже озвученный приказ - на выходе и впервые минуты после него открывать огонь на поражение по всем движущимся объектам, появившимся в поле зрения любого из членов отряда.
        Так они и поступили. Лишь только из недр капсулы выпрыгнули на асфальт первые бойцы, на сплошную стену зрителей плотным многослойным кольцом обступившую место посадки инопланетного корабля накрыл плотный огонь, ведущийся из стрелкового оружия пришельцев.
        Падали на землю тела, пронзенные насквозь выстрелами из автоматов, поливавших ряды столпившихся поглазеть на диковинку и непрестанно щелкавших своими фотоаппаратами последних моделей туристов, вечно куда-то опаздывающих, но не удержавшихся и остановившихся полюбопытствовать бизнесменов в своих выглаженных костюмах, с непреложными кожаными портфелями в руках, и простых рядовых местных жителей оказавшихся просто не в то время и не в том месте.
        Меньше чем за десять секунд полностью выбравшийся наружу отряд расчистил себе свободный путь по уже обозначенному командованием направлению и проследовал им.
        ***
        - Старпом Майлер, сэр, - к командующему на этот раз подошел майор, командующий отделом связи. - Позвольте зачитать вам отчет отряда специального назначения первого эшелона атаки, находящегося под командованием лейтенанта Рихарда.
        - Не тяните, майор, я вас слушаю!
        - Так вот, сэр. Согласно донесению Стрелка: уровень технического развития планеты носящей название Земля, значительно уступает не то, что предположительному уровню технического развития нашего противника, но даже нашему. Жители города подвергшегося нападению отряда Рихарда, передвигаются непосредственно по поверхности главных магистралей города на двух и четырех колесных глайдерах. При этом уровень военизированности, и способности противостоять внезапному нападению, по его мнению, у них чрезвычайно низкий.
        Молча слушая доклад Рихарда, старпом лайнера лишь только утвердительно покачал головой.
        - Да, это согласуется с нашими наблюдениями во время битвы за атмосферу планеты, а также данными радио разведки...
        Не дав Майлеру закончить, его внезапно перебила ослепительно яркая вспышка света. Она отобразилась одновременно и на голографической проекции планеты - противника, так и сквозь раздвинутые ставни иллюминаторов...
        ***
        - А знаешь, что Радар, - усмехнувшись, обратился при помощи вмонтированного в боевой шлем переговорника к своему давнему другу Рихард. - Я вот смотрю на все на это!
        Неожиданно его речь прервали громкие звуки очередей выпущенных из земного оружия. Не замедляя шаг, отряд ответил на стрельбу защитников города огнем из собственного стрелкового оружия, заставив тем самым противников поскорее скрыться из виду.
        Вообще пока все складывалось на редкость удачно: пули, выпущенные из земного оружия, обладали недостаточной убойной силой для того, чтобы пробить их броню, поэтому они практически не наносили никакого урона нападающим.
        Единственный раз, когда отряд Рихарда понес потери, было тогда, когда их неожиданно закидали гранатами. До того как они сумели уничтожить засаду на которую напоролись близ небольшой площади расположенной перед коричневатым зданием окруженным такой же коричневой кирпичной стеной, и имевшее симпатичную невысокую башенку с вмонтированными в нее большущими циферблатами, отряд понес потери двумя убитыми и одним раненым.
        - Командир ты обратил внимание? - обратился по рации к Рихарду один из его подчиненных.
        - На, что?
        - У последних, ну тех, что были с гранатами, форма была другая, - продолжал делиться своими наблюдениями сержант. - У тех, что первыми дали нам отпор форма была черного цвета. А те, ну с гранатами которые, они были обряжены в зеленую форму. Скоро чувствую, здесь жарко станет командир.
        Вообще не надо удивляться тому, что в отрядах специального назначения практически не встретишь рядовых, даже младшие сержанты редкость. Ведь в специальные войска набирают всегда самых лучших, самых выдающихся бойцов, уже побывавших как минимум в одном бою, и хорошо себя там показавших. А так как по мнению командования армии планеты Арх лучшие бойцы не могут оставаться рядовыми; даже по названию как-то скучно звучит "рядовой" то есть ничем не выдающийся, серый, стандартный, поэтому практически сразу всем бойцам принятым в войска специального назначения присваивается звание младшего сержанта, это если он до вступления в них был рядовым. Если же он уже имел на момент поступление более высокое воинское звание, то оно за ним сохраняется и повышается после выполнения первого боевого задания.
        В результате такой политике звание "рядовой" в списках солдат специального назначение это прямо-таки коллекционная редкость.
        Оглянувшись в задумчивости, на оставшееся за спиной место боя Рихард огорченно покачал головой и ответил:
        - Вот веришь, абсолютно не придал никакого значения цвету их формы! Но, если все обстоит действительно, так как ты говоришь, то это есть нехорошо!
        После чего, повертел головой по сторонам, нашел глазами Радара и обратился к нему по рации:
        - Радар, твоя игра, вызывай катера! Пусть хотя парочка возьмет нас под свою опеку!
        Кивнув головой в знак принятия приказа, Радар не хотел тратить время на словесное подтверждение, ведь эти секунды можно было использовать на вызов капитанского мостика одного из ближайших лайнеров.
        В сферу ответственности капитанов боевых лайнеров входило также и корректировка действий приписанных к нему боевых катеров. Для этого на лайнере всегда должен был находиться специальный дежурный, который постоянно отслеживал передвижение вышедших на выполнение задания боевых катеров, и по мере необходимости пересылать их командам приказы начальства.
        Именно с одним из таких дежурных и связался Радар, получивший приказ от своего непосредственного начальства, коим в тот момент являлся Рихард.
        - Стрелок! - окликнул он его, получив ответ на свой запрос о предоставлении помощи. - Две минуты и они здесь!
        И тут словно бы в подтверждение законов жанра неподалеку от махавшего рукой Радара произошел взрыв, того откинуло взрывной метра на два и словно некоего гротескного человека-ежа истыкало всего осколками.
        Вслед за этим взрывом переулок, в котором в этот момент находилась группа Рихарда, перепахали еще четыре подобных взрыва.
        - Радар! - бросился к другу Стрелок. И оттащив того под прикрытие угла одного из домов, обратился уже ко всему своему отряду: - Кто-нибудь видел, откуда по нам стреляли? Еще раненые есть?
        Оглядев лежавшего на спине друга Рихард молча, выругался, как минимум три осколка пробили броню и вошли ему в грудь. Сквозь прозрачное забрало шлема Радара он увидел, что тот пытается что-то ему ответить, но не может потому - как в горле у него уже стоит кровь, выливающаяся из пробитого осколком легкого.
        - Медик! Срочно нужен медик! - заорал Стрелок в эфир, одновременно с этим он нажал спрятанную на запястье правой руки кнопочку радиомаяка. Этот прибор позволял, словно бы объявить о своем конкретном месте нахождения всем членам твоей команды. Сделано это было специально для столь необходимого в данный момент старшего сержанта медицинской службы, имевшегося в каждом, даже самом маленьком отряде.
        Потом вспомнив о том, что нужно было сделать с самого начала Рихард откинул крошечную пять на пять сантиметров крышечку на правом предплечье Радара, под которой открылись пять разноцветных кнопок: белая, синяя, зеленая, красная и желтая.
        Это был пульт управления портативной аптечкой имевшейся в каждом скафандре для боевых операций. Значение каждого цвета было намертво вбито в мозг любого из них, кого не спроси даже ночью, спросонья расскажут не задумываясь.
        Белый - обезболивающее; синий - помощь при отравлении; зеленый - восстанавливает силы, придает силы, позволяет бойцам несколько суток проводить без сна, на пределе своих физических возможностей; красный - обезболивающее; желтый - успокоительное, применяется в тех случаях, когда у солдат во время выполнения задания происходят нарушения психики в результате ее перенапряжения.
        - Ах, ты ж... - ругался про себя Рихард. - И что мне тут поможет? Что нажать надо?! Так успокойся, думай, просто спокойно поразмысли! Что бы ты хотел получить перво-наперво, если бы вдруг оказался на его месте? Точно красный!
        И не раздумывая далее, он нажал на красную кнопку. Словно Радара сведенное судорогой боли, понемногу начало разглаживаться, но Рихарду было не до этого, он отлично понимал, что это не снимает проблемы, а лишь только ненамного увеличивает шансы его друга дождаться медицинской помощи!
        - Ну, где же медик?! - в который раз взревел Стрелок.
        - Уже рядом! - откликнулся тот и принялся перебегать дорогу, разделявшую его от укрытия, в которое внесли раненого.
        Но, лишь только он преодолел середину разделявшего их расстояния, как раздался грохот артиллерийских выстрелов, свист снарядов, и улица вновь заполнилась грохочущим отражающимся о каменные фасады домов эхом взрывов, разлетающимися во все стороны осколками и всем остальным, что сопутствует кучному падению пяти или шести пушечных снарядов.
        Пригнувшаяся фигура медика мгновенно пропала в настоящем вихре, состоящем из осколков камня, железа, асфальта, пыли... Надежды на то, что он выберется оттуда живим, даже не смотря на бронированная боевой скафандр не было никакой. А противник все продолжал расстреливать квадрат нахождения неприятеля, и судя по увеличению плотности огня, с каждой минутой к нему подходили все новые и новые силы.
        - Всем в укрытие! - старался перекричать грохот рвущихся снарядов Стрелок. - Никому не высовываться! Ждем прибытия подмоги! Боевые катера уже в пути!
        Самого Рихарда уже повалило навзничь осколком, попавшим в торчащий из-за правого плеча ствол его закинутого за спину автомата.
        Перевернувшись на живот и прикрыв затылок руками, он постарался вжаться в дорожное полотно, одновременно жалея, что он не такой же плоский как осенний лист, упавший с дерева.
        Сколько он так лежал? Судя по тому, что, по словам Радара, ему обещали помощь через две минуты, то не дольше полутора минут. Это если думать разумом, но кто такие секунды жизни оценивает мозгом? Кто способен на такой подвиг? По его внутренним ощущениям прошли если не часы, то десятки минут до того момента как в его шлеме зазвучал насмешливый и немного нахальный голос пилота боевого катера:
        - Ну, чего разлеглись?
        ***
        Выявление местонахождения противника ведущего огонь по залегшему в укрытиях отряду специальных войск заняло пять минут двадцать четыре секунды.
        К большому удивлению пилотов бой вели восемь наземных глайдеров, к местным глайдерам передвигающимся в основном на четырех колесах они уже успели привыкнуть, а вот таких встретили впервые. Темно-зеленые, бронированные, у каждого из них в носовой части находилось длинное пушечное дуло, колеса были также бронированные, а сверху их опоясывала металлическая сеть.
        Однако, ни броня, ни численное превосходство в этом бою столь необычным глайдерам никакой поддержки не оказали.
        Численное превосходство сводилось на нет малой, по сравнению с боевыми катерами пилотов с планеты Арх, маневренностью. А столь внушительно выглядевшая броня была далеко не столь высокого качества, как лайнеры космического флота планеты Кэйс. И поэтому пилоты привыкшие иметь дело со сверх опасными лайнерами противника быстро и красиво уничтожили, натворившие столько бед глайдеры неприятеля.
        Объявив еще раз насмешливым тоном о том, что всем соням пора подниматься, пилоты сместили свои катера к северу от отряда Рихарда. Однако, добавили, что вернуться по первому требованию.
        Отряхиваясь и протирая от пыли прозрачные забрало шлемов, солдаты начали стягиваться к месту нахождения командира, Рихарда. Благо его радиомаяк продолжал прекрасно справляться со своими обязанностями, и послушно извещал его соратников о его местонахождении.
        Поднявшись на подламывающихся ногах, он подошел к Радару, аккуратно стряхнул пыль, осевшую на его шлеме, и произнес:
        - Терпи! Скоро помощь будет, обещаю!
        Потом вглядевшись в его побелевшее лицо, в бешенстве скрипнул зубами - это не было лицом живого человека. Радар уже несколько минут был мертв. Он попросту захлебнулся своей собственной кровью. У него были пробиты оба легкого, кровь из заполнила и он ею захлебнулся.
        Затем поднялся, стукнул кулаком по стене дома, оглядел свое воинство, стукнул еще раз. В строю стояло не более тридцати человек, остальные либо сидели, привалившись к стене дома, либо держались на ногах исключительно благодаря поддержке товарищей.
        - Кто-нибудь, - произнес Стрелок уставшим голосом. - Доложите о готовности личного состава к продолжению поставленной боевой задачи.
        Через пару минут Рихарду были озвучены следующие цифры: на данный момент только тридцать два человека, включая самого командира отряда, в состоянии продолжать выполнение задания. Еще десять получили ранения разных степеней тяжести и нуждаются в госпитализации, остальные погибли.
        - Перенести тела погибших в одно место, - скомандовал Рихард. - Раненые пусть остаются с ними, включают свои радиомаяки, связываются с лайнерами, и охраняют тела, пока их не подберут. Остальные за мной!
        ***
        Поверхность планеты вдруг задрожала крупной дрожью. На поверхности многочисленных морей, океанов, озер и других крупных водоемов появились волны. Затем мгновенно воздух стал нестерпимо горячим, казалось, что солнце увеличило свою активность во много раз.
        Рихард конечно не ощутил повышения температуры атмосферного газа, его защищал скафандр и система фильтрации кислорода.
        Однако он и все его люди сумели оценить мгновенное увеличение яркости света. Их прозрачные забрало стали почти черными, но даже не они не сумели до конца защитить их глаза.
        Согнувшись от сильной рези в глазах вызванной слишком ярким светом, в следующее мгновение поверхность планеты вспучилась под его ногами. А потом ее не стало...
        Не стало ни планеты, ни ее обитателей, ни также всех остальных людей высадившихся на нее, их аппаратов, космических кораблей...
        Глава 8
        Старпом флагманского лайнера был в космическом флоте уже далеко не первый год, повидал много сражений, но до сих пор не мог привыкнуть к тому, что все всегда происходит в полной тишине.
        Взрывается ли маленький боевой катер, или гигантский лайнер технической поддержки, видна вспышка и все... звука нет!
        Все иллюминаторы на капитанском мостике уже давно были открыты, так как никакой угрозы они для себя не ощущали. И вот в один момент всех находящихся на нем ослепила гигантская белая вспышка.
        Зажмурившись, Майлер покачнулся и ухватился рукой за спинку кресла. Глаза слезились, в них словно бы насыпали мелкозернистого песка. Вдруг он почувствовал сильный удар в спину и повалился от него грудью на пол. Это, по-видимому, в него врезался один из дежурных, во время вспышки он находился поблизости от командующего, а когда его ослепило, то запаниковал, и бросился бежать, не различая направления.
        От удара перехватило дыхание, голова врезалась во что-то твердое, или угол стены, или привинченная к полу ножка одного из рабочих столов компьютерных операторов, отстраненно решил старпом. В зажмуренных глазах стояла темнота лишь временами перемежающаяся с короткими вспышками разноцветных огней, на которые глаза тут же отзывались острой болью.
        Кое-как поднявшись, но, все еще страшась открыть глаза, Майлер спросил во весь голос:
        - Что это было?
        Ответа на этот вопрос ему не последовало, всем было не до него, все присутствующие старались унять страшную боль в глазах.
        Кое-как разлепив слезящиеся глаза, старпом первым делом добрался до основного пульта управления и попытался рассмотреть показания приборов, о состоянии вверенного ему космического корабля. Ничего не понимая, он принялся растирать, все еще продолжавшие слезиться глаза.
        В это время он услышал сигнал вызова, который продолжал и продолжал пищать... постояв немного офицер Майлер пошел на сигнал вызова. Почти - что на ощупь, отыскав кнопку, он нажал ее...
        Впоследствии он так и не смог определиться, что напугало его сильнее вопрос или тон которым он был задан:
        - А где планета?
        ***
        Надев боевые скафандры, получив оружие, в общем, полностью подготовившись к высадке, друзья вновь раздвинули ставни иллюминатора, сквозь который они уже любовались на вращавшуюся в космосе планету под названием Земля.
        И в тот момент, когда у капитана спрашивали, куда она делась, они точно также едва глаза начали различать очертания предметов, бросились обратно к прозрачному кругу иллюминатора.
        Картина, увиденная ими, была настолько неправдоподобной, что в нее как-то сразу поверили - планета исчезла. То - есть ее просто не стало! Раз и все! Не осталось ни космического мусора, ни лайнеров находившихся в ее атмосфере. Ничего! Только гигантское облако космической пыли.
        Подвинувшись, друзья пустили взглянуть на ужасающую картину остальных членов своего отряда.
        Сами же они сидели на полу отсека и не могли поверить, что можно так раз и уничтожить целую планету. Причем уничтожить в пыль!
        Как-то сразу вспомнилось немного скомканное прощание с друзьями, с Рихардом, Радаром, ушедшими умирать вместо них.
        ***
        С уничтожением Земли стало ясно, что предупреждение, полученное неизвестно от кого и неизвестно каким путем внутри гиперпространства было верным - весь мир обман.
        Развернув остатки своего флота армия планеты Арх, отправилась в обратный путь. Все как уже проходили, но только в обратно порядке: несколько часов пути до точки выхода из гиперпространства, затем прыжок сквозь него и добро пожаловать в родную галактику.
        Вот только путь этот был теперь совсем невесел, и казался много длиннее чем в первый раз. Если когда они летели сюда, то настроение у всех было пусть и немного подавленное от того, что придется снова вступать в бой, рисковать жизнью своей и своих друзей, но все верили в победу, которая ждет их в конце этого пути. То теперь к ним пришло тяжелое, как похмелье осознание того, что они не только попались в хитроумную ловушку, предусмотрительно расставленную врагом, но и зря отдали столько жизней своих друзей.
        Самые умные и дальновидные в дополнение ко всему вышеперечисленному сумели также оценить и военные возможности противника. А эти мысли также не несли в себе никаких положительных эмоций.
        ***
        - Извините сэр, но мы получили еще одно послание! - обратился к старпому начальник отряда связи.
        Помотав головой, старпом Майлер про себя подумал:
        - Что-то невозможное твориться в этом свихнувшемся мире, планеты взрываются, в гиперпространстве приходят сообщения!
        А потом уже вслух со всем возможным в подобной ситуации и после всего пережитого сарказмом спросил:
        - А вы уверены, что еще одно? Может, это мы дважды поймали первое?
        - Вполне уверены! Если верить показаниям приборов, то это новое! - заверил его майор связи. А после поинтересовался: - А вы что не доверяете приборам?
        - Я уже ничему не верю! - отмахнулся старпом. - Ну, давай ставь свое сообщение!
        - Мы его еще не давали компьютеру на обработку, - решил предупредить начальника лайнера его подчиненный.
        Махнув рукой, старпом показал, что этот факт его мало интересует и майор молча поставил на воспроизведение недавно полученное сообщение.
        - Правительство мятежной планеты Арх, сегодня вы убедились на собственном опыте в наших возможностях! - начал спокойный ровный голос, причем на языке понятном для них. - Поэтому с этого момента вы будете беспрекословно выполнять все наши распоряжения. Запомните, это было наше первое и последнее предупреждение, наказанием за любое ваше ослушание будет являться уничтожение вашей планеты.
        Пунктом номер первым является следующее: на следующий день по вашему возвращению ваше правительство связывается с президентом планеты Кэйс, по вопросу вступления в содружество. Второе больше ни один космический корабль, принадлежащий вашей планете, не выйдет в космос, добытые вами полезные ископаемые, ваш взнос в фонд содружества, будут забирать транспортные борта планеты Кэйс. Ослушание - уничтожение вашей планеты! И запомните, у вас был шанс жить иначе! Вы его не использовали, теперь будете жить, так как захотим мы, или не будете жить вовсе!
        Далее шел длинный перечень, каких и сколько полезных ископаемых им следует в следующем месяце подготовить к отправке, а также на какие космические порта за ними прибудут транспортные суда.
        Эпилог
        Грэм шел по своему родному городу и не узнавал его. Куда девались все гуляющие? Куда девалось все веселье с лиц встречных прохожих, торопливо отворачивающихся при виде его военного костюма лиц?
        Тяжелым грузом известие о поражении легло на всех жителей планеты Арх. Кроме поражения и тяжелых штрафных санкций наложенных на его обитателей, были еще многочисленные жертвы погибшие при уничтожении планеты.
        Более двух третей личного состава ушедших на задание с него не вернулись. А если учесть тот факт, что на задание были отправлены все силы, которыми располагала на тот период армия планеты, то цифры будут просто ужасающими. Наверное, не нашелся бы сейчас на планете ни один житель, который бы, не потерял кого-нибудь из своих знакомых.
        Не желая вызывать глайдер, Грэм дошел до дома пешком, остановившись на крыльце, сглотнул вставший в горле ком, после чего собравшись с силами, нажал кнопку дверного звонка.
        Дверь распахнулась, на пороге стояла его мать, похудевшая и бледная, одетая уже по-уличному, видимо она вскорости собиралась уходить на работу.
        С трудом улыбнувшись из-за душивших его слез, Грэм произнес:
        - Привет мам, я вернулся...
        Нарва - Таллинн - Юри
        24.09. 2011 - 01.11.2011

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к