Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Ужасные монстры Павел Геннадьевич Блинников
        Мертвый бог Эрв #4 Продолжает бушевать на планетах загадочный бог зла, похоти и коварства - Царь Царей. Продолжает расплетать его тайны не менее загадочный и кровавый Мертвый бог Эрв. Дина меняется, Маша готовится родить, а Денис пытается выжить. Вряд ли у него получится… Рат плетет интриги против Края, а Верховный Правитель раскрывает страшные тайны Великого Рода Ям.
        Еще запутанней, еще интересней и еще неоднозначней - продолжение серии Мертвый бог Эрв! Встречайте!
        Блинников Павел
        Мертвый бог Эрв 4: Ужасные монстры
        Предисловие автора
        Напоминаю всем, в этой книге есть сцены насилия, откровенно сексуальные сцены, мат. Этот цикл книг строго 18+. А эта часть получилась не менее пошлой, чем предыдущая, так что обращаю на это особое внимание.
        Еще раз про пошлость. Тут она, конечно, граничит буквально с порнографией, но натурально описать Царя Царей (ужасного божества) без сексуальных сцен не получалось. Буду надеяться, дальше серия книг из разряда "пошлая" вернется в канву "просто жестокая". Но это не точно.
        Приятного чтения.
        КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
        Событие начинают разворачиваться в Ростовской области. Двенадцать потомков гномов обращаются к чародею, чтобы тот помог им улететь с планеты Земля на родную планету и восстановить их расу. Чародей соглашается помочь им и наколдовывает "Великий Поход" - весьма запутанное заклятье, притягивающее удачу для исполнения задачи. Об этом узнает могущественное существо - Мертвый бог Эрв и использует это заклятье для своих целей.
        Мертвый бог Эрв - бессмертен. Его много раз убивают, но он, когда сразу, а когда через некоторое время, возрождается. Эрв ведет бой с Царем Царей - правителем Страны Ужасных Монстров. Эта страна, в которой никто никогда не бывал, да и самого Царя Царей никто никогда не видел. Тем не менее, с развитием событий становится понятно, что Царь Царей - это таинственный пришелец из космоса, который прибыл на Землю тысячу лет назад, способствовал медленной деградации нашей планеты и людей, в итоге захватил власть. И хоть Царя никто никогда не видел, Эрв намекает, что тот - очень сильный телепат.
        Вадим Туманов - известный российский блогер, ведущий на Ютьюб канал о мистике и вообще необычном. Он ведет онлайн шоу, где ученые и скептики спорят с сторонниками альтернативной истории, мистики и таком подобном. Главный гость и соратник - Даниил Кривоходов. Вадим не знает, что Кривоходов на самом деле Дан - суперкомпьютер, построенный Эрвом. Эрв планирует каким-то образом использовать Вадима. Сам Вадим - на первый взгляд обычный парень. Он разведен с Машей, которая потеряла их сына при родах, после чего их брак распался. Главная помощница Вадима - девушка Дина. Еще один его соратник - старый казак Петрович, живущий неподалеку в области. Именно с интервью, которое Вадим берет у Петровича, начинается эта история. Казак рассказывает, как много лет назад он и еще трое мужчин потерялись в сибирской тайге и стали свидетелями гигантского завода по сжиганию материальных ресурсов, которые специально уничтожались, чтобы вызвать негативный отклик в обществе и развалить СССР. Один из четырех мужчин, хотя Петрович этого и не знает, украл тогда очень интересный предмет, который назвал "волшебной лампой". Его
зовут Кирилл Архипов. Благодаря этой лампе он стал одним из самых богатых людей на планете. Лампу активно ищет и Страна Ужасных Монстров, и Эрв.
        Интервью казака выходит на Ютьюбе, тут же об этом становится известно и Архипову, и Стране Ужасных Монстров. Архипов оказывается проворней и похищает Петровича. Но видео лежит на канале Туманова, поэтому и Архипов, и лорд Ар - один из лордов Страны Ужасных Монстров - ищут того.
        После эфира Вадим отправляется к бывшей жене и проводит у нее ночь. Утром у него рейс на самолет - его и других популярных российских блогеров приглашают на шоу к Ивану Урганту. Благодаря вмешательству Эрва в заклинание чародея, на одном самолете собираются и потомки гномов, и Вадим с Диной, и сам чародей. В московском аэропорту их поджидает лорд Ар и люди Архипова. Кирилл посылает поймать Туманова своему сыну - Денису. Очень красивому молодому человеку, но тоже весьма необычному. Кирилл не мог иметь детей, но воспользовался волшебной лампой, чтобы у него родился "самый красивый сын в мире", так как сам Кирилл был по жизни достаточно уродлив. В результате сын родился, только лампа исполнила желание по-особенному. Кириллу сделали сына, смешав его ДНК с ДНК альва - давным-давно вымершей расы пришельцев, некогда гостивших на Земле. Между людьми и альвами была Великая Война, в результате которой альвы были полностью уничтожены. Альвы имели особую силу, они были очень красивы по людским параметрам и обладали легкой телепатической способностью, благодаря которой могли заставить любого человека влюбиться
в себя. Денис - полуальв, тоже получил подобие такой способности.
        Все персонажи, имеющие значение, собираются в аэроэкспрессе. Происходит битва между лордом Аром и гномами, нескольких Ар убивает. Денис взрывает соседний вагон с вертолета и останавливает вагон, где происходит битва. Гномы, Вадим и Дина успевают ускользнуть, но Ар убивает чародея. В битве обнаруживается, что на Вадиме надет некий "ярлык Царя Царей" - никто из его слуг не может причинить ему вреда. Всех их окружает полиция и люди, работающие на Страну Ужасных Монстров, но тут является Эрв и спасает их.
        Персонажи знакомятся. Эрв рассказывает, что все родные и близкие Вадима убиты, его шоу закрыто, а о нём уже забыли, хоть тот выходил в эфир прошлым вечером. Эрв заключает сделку с гномами. Он рассказывает, что ему нужен Денис, чтобы добраться до Кирилла и его волшебной лампы. Вадиму он не говорит, что тот интересует его гораздо больше. Он говорит гномам, что удача, которую вкачал в Поход чародей, позволит ему заполучить волшебную лампу. Если гномы помогут ему, Эрв проведет их в Университет - древнюю машину, у которой гномы хотят узнать координаты их родной планеты. Они соглашаются, Эрв успешно получает лампу. Кирилл погибает, но в последний момент его трупом завладевает Страна Ужасных Монстров и оживляет миллиардера. Попутно заключенный в плен Петрович сбегает, ему помогает в этом Дан. Суперкомпьютер вкратце объясняет, что прежняя жизнь Петровича закончена, родные и близкие убиты и тому придется скрываться. Он селит его в маленькой квартире в Подмосковье.
        Пока гномы и Эрв достают лампу, Денис гипнотизирует Дину и похищает ее, обращая в сексуальную рабыню. Оказывается, Дина очень податлива к такому вида телепатии, она необратимо влюбляется в Дениса и исполняет все его желания, включая и грязные.
        Эрв приводит гномов в Университет, те узнают нужное им, а сам Эрв задает странный вопрос: когда на Вадима навесили ярлык Царя Царей. Оказывается, в тот день, когда у того умер сын при родах.
        Эрв дает мутные объяснения, главное, что Вадим - чистокровный человек, что по нынешним меркам редкость, а сына его на самом деле убили, чтобы пустить на органы. Волшебную лампу он называет "тритингулятором". Это прибор, с помощью которого можно командовать защитной системой Земли, оставшейся от древних времен, когда люди были самой продвинутой расой во Вселенной. Контролировать тритингулятор может только чистокровный человек, Эрв отдает его Вадиму. Эрв предлагает, чтобы Вадим использовал его - позволил гномам попасть на их давно потерянный космолет, а Дениса и Дину доставить туда же.
        Но у космолета их поджидает лорд Ар и воскрешенный Кирилл. Ар убивает Эрва и тот, почему-то, не возрождается, а куда-то пропадает. Ар делает Вадиму предложение: отдать тритингулятор добровольно. Взамен он обещает вернуть его прежнюю жизнь и отпустить гномов. Вадим соглашается. Только космолет гномов сбивают, едва они покидают Землю, а вместо "прежней жизни" Вадим получает лишь ее имитацию. Родственники, близкие и друзья действительно погибли, вместо них его окружают роботы, замаскированные под них. На этом заканчивается первая часть.
        КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ВТОРОЙ ЧАСТИ
        Пролог второй части начинается за несколько дней до начала части первой. В клинику для восстановления родовых способностей приходит Маша - бывшая жена Вадима Туманова. Доктор сообщает ей, что теперь она здорова и может спокойно рожать. Маша уходит, и обнаруживается, что доктор - это загримированный Эрв.
        Вадим Туманов через несколько месяцев после окончания первой части находится в новой квартире с новой девушкой. Девушка - красотка, у Вадима дела идут хорошо, ему предложили вести новое шоу, причем при поддержке "Первого канала". Ему обещали вернуть всех родственников и друзей к жизни, так и произошло, только все они - роботы. Киборги, имитирующие погибших родных. Вадим знает это, более того, его новая девушка - тоже робот, подсаженная к нему, чтобы зачем-то собирать его сперму. Тем не менее, Вадиму начинает нравиться новая жизнь. Он попадает-таки на шоу к Урганту, ему делают заманчивые предложения и назначают куратора - некого Алана Тюрина.
        В это время с Диной дела идут гораздо хуже. Она тоже прошла через лечение в клинике, но всё равно понимает, что ее родные и близкие - роботы, а настоящие мертвы. Дина ругается с Вадимом, оставляет место его помощницы. И однажды, в особенно плохой день, она наглатывается таблетками и помышляет о самоубийстве, но ее компьютер сам собой включается, там Эрв. Мертвый бог уговаривает ее прийти в парк Ростова, Дина одевается, попутно круша собственную квартиру. Перед выходом, она обнаруживает в ванной опасную бритву, которую никогда не покупала и берет ее с собой на встречу. В парке она садится на Чертово колесо и поднимается вверх, где состоится разговор с Эрвом. Однако тот не может переубедить Дину, и та перерезает себе вены.
        Петрович находится в Подмосковье. Он каждый день ездит по ночам в Москву и ищет следы людей, причастных к тайной жизни города. Он встает на след, который приводит его к большому зданию в центре столицы, однако здание это не отображено ни на одной карте. Он начинает слежку и видит на ступенях у входа Кирилла Архипова, сильно помолодевшего.
        Маша обнаруживается в роскошном дворце. Оказывается, ее похитили вскоре после ночи с Вадимом. Она забеременела, и теперь ее беременность проходит под тщательным присмотром врачей. Но ее вызволяет из темницы Эрв.
        Хоть Дина и перерезала себе вены, она просыпается в своей квартире через неделю. У нее смартфон, по которому с ней связывается Дан и Эрв. Они рассказывают, что та умерла и воскресла. Дина находит это интересным, ее хандра проходит. Она соглашается помочь Эрву вытащить из лап Царя Царей Вадима. Еще Эрв сообщает, что теперь, после посещения мира смерти, Дина становится "видящей". Она будет знать о людях и глядеть в суть вещей. Кроме того Эрв рассказывает, что совершить самоубийство ее подвигла та самая неоткуда взявшаяся опасная бритва.
        В соседней Галактике тиран и бессмертный бог Танис встречается с Эрвом. Завязывается битва, в результате Таниса закрывают в капсулу и запускают в открытый космос.
        Вадиму кажется, что всё у него идет отлично. Новое шоу становится самым популярным на Ютьюбе, у него море секса с разными роботами, много денег, новая машина, квартира. Дина встречает его и понимает, как дела обстоят на самом деле. Вадима запугали, его психика на грани, а еще его куратор совершил над ним сексуальное насилие.
        Машу Эрв доставляет на космическую станцию, где делает ей операцию - напыляет титан на череп, чтобы Царь Царей не мог пробраться в ее мысли. А еще слегка исправляет ее психику в сторону спокойствия. Эрв демонстрирует мистические силы, он забирает Машу путешествовать по ее воспоминаниям. Оказывается, Царь Царей следит за ней с самого рождения. И однажды она даже встречалась с ним. Так же оказалось, их встреча с Вадимом была режиссирована. И в самом конце они видят, как приспешник Царя Царей Серый Волк расчленяет только что родившегося ребенка Маши и Вадима на органы.
        Петрович приезжает в Подмосковье и его находят люди из Глубинного Государства. Его поначалу спасает Дан, но потом его всё равно находят. Петрович начинает слышать голоса, которые приказывают ему подняться на крышу. Он делает это, его окружают люди в черном, но тут с небес бьет свет и слышен голос, объявляющий Петровича новым послом Галактики на Земле. Казака телепортируют на космический корабль, где он встречается с Дногом и Ткой - двумя межгалактическими агентами. Дног расспрашивает Петровича о Вадиме Туманове и отправляется на Землю.
        Эрв советует Дине переспать с Вадимом. Он говорит, это единственный шанс его спасти. При этом Эрв является и самому Вадиму, предлагая помощь, чтобы сбежать. Вадим отказывается, а Эрв советует, если передумает, пройти к одному из последних в Ростове таксофонов. Приходит Дина, она и Вадим занимаются любовью. Еще некоторое время назад Тюрин делает Вадиму татуировку - красивый дракон на всю спину. Во время секса татуировка оживает и перебирается на Дину. Девушка убегает из квартиры, а Вадим словно просыпается от страшного сна. Он соглашается бежать, отправляется к таксофону и находит там тритингулятор. Он просит забрать его, и из земли вылетает железное щупальце Университета, забирающее его к себе.
        Дина обнаруживает, что в нее вселился Царь Царей. Она идет по тому самому зданию в центре Москвы и, оказывается, там теперь работает Денис Архипов. Царь предлагает убить его, но Дина отказывается.
        Вадима Туманова находит Дног и предлагает сбежать на Марс. Они садятся в самолет, который увозит их. Но, пролетая мимо Луны, в одного из пассажиров на короткое время вселяется Царь Царей и разговаривает с Вадимом.
        В космосе Царь Царей находит капсулу с Танисом и предлагает тому перебраться на Землю, чтобы захватить ее. На этом вторая часть заканчивается.
        КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ
        Третья часть начинается с того, что Край - Верховный Правитель планеты Земля - принимает у себя чародеев. Край принимает их в Яме - гигантском замке, расположенном под землей.
        Ямы - это подземные города, куда во время Потопа сбежала часть человечества. Там они возродили Великий Род и назвали его так по имени отца-основателя - Йама. Схоже окрестили и все подземные города - Ямами, впоследствии два названия сплелись в одно. Там, в Ямах, борясь за само свое существование, люди сумели заново подчинить себе планету. Верховным Правителем мог быть только полностью чистокровный человек, а тогда все подходящие под эти показатели люди переселись на Марс. Йам был наполовину чистокровный человек. Большая же часть человечества либо была уничтожена, либо кровь альвов, кейсахов и других пришельцев с разных планет так перемешала кровь людей, что планета перестала подчиняться Верховному Правителю. Тогда Йам принял страшное решение. Во-первых, он заключил сделку с Ужасным Чудовищем, в результате которой тот стал называться Царь Царей, а планета, носившая название Третьи Небеса, стала планетой Грязь. Это так же позволило Йаму воспользоваться услугами Страны Ужасных Монстров, чтобы максимально долго прожить свою жизнь. Во-вторых, Йам начал длительную процедуру "очистки крови". Он спал с
женщинами и те рожали ему детей. Дети вырастали и от девочек он тоже зачинал детей. И так дальше и дальше, а жил Йам долго. Следующий Верховный Правитель продолжил его дело, так, в какой-то момент времени удалось выйти на процент крови, при котором планета начала подчиняться Верховному Правителю. Но на это ушли века. Великий Род Ям окрестил себя "настоящими людьми". Все вместе они образовали Глубинное Государство, которое тайно и явно правит планетой. Остальных жителей окрестили смердами.
        Чародеи вызваны Краем, чтобы создать Пророчество. Это всё, чем занимаются колдуны у него на службе - предсказывают будущее. Но никто не ожидал, что колдуны в своем Пророчестве предрекут смерть Царя Царей от руки Вадима Туманова.
        В Лондонском клубе, где живут несколько настоящих людей, наведывается необычный гость. Рат - старший сын Края. Но всего лишь наполовину настоящий человек. Край столкнулся с проблемой престолонаследия, потому что все его дети были исключительно девочки. Тогда он пошел на секс со смердом и появился Рат. По неизвестным причинам Верховный Правитель желателен именно мужского пола, поэтому Рата долгое время готовили на место Края, но несколько лет назад случилось чудо - Край зачал от настоящего человека мальчика, Рида, и Рат, уже было ставший Верховным Правителем, потерял право на престол. Рат сотрудничает с Рэем - братом Края. Оба явно что-то нехорошее затевают против Верховного Правителя.
        Тем временем Вадим прилетает на Марс - некогда главную военную базу Девяти Небес. Все заявляют, что сюда Ужасное Чудовище не может достать своей телепатией, но все ошибаются. Ужасное Чудовище прибывает туда и погружает целый город в Эротический Сон. Вселяется в людей и занимается ими сексом несколько дней. Только Вадиму удается как-то сопротивляться этому Сну. В итоге оказывается, через Вадима Царь Царей и смог пробраться на Марс. Силой воли Вадиму удается прервать связь с Царем Царей только к концу третьей части.
        Дина в это время тоже остро переживает вселившегося в нее монстра. Царь Царей постоянно занимается сексом Диной и Денисом. Дину доводят до крайнего истощения, явно собираясь убить. Однажды к нему приходит отец, которого сшили заново и назначили Министром финансов Глубинного Государства. Он сообщает сыну, что его сшили из частей, всё кроме полового органа. Архипов старший обещает сыну отрезать его член и пришить себе. К концу третьей части Денису удается сбежать из "Утравления", где он работал всё это время на настоящих людей. Он забирает с собой Дину и передает Эрву.
        Петрович попадает на Гексакон - огромный межпланетный лайнер. Там он встречает Штэрнэнтца - суперкомпьютер, управляющей Галактикой. Они летят на Марс, чтобы начать сотрудничество между Землей и Галактикой. Но на Марсе бушует Ужасное Чудовище.
        Танис переносит свое сознание в человеческое тело и, под давлением Царя Царей, становится Первым министром Края.
        Заканчивается третья часть тем, что столицу Марса, не желающую быть площадкой для обмена послов, сжигают три настоящих дракона, прилетевшие из Страны Ужасных Монстров.
        Ужасные монстры
        Москва, 1961-й год с первой смерти Эрва
        Наблюдать за тем, как чертит Сергей Павлович, можно было бесконечно. Юра глядел и поражался. С какой невероятной точностью и изяществом тот делает чертеж детали, которой раньше не видывало человечество! Всего час назад сообщили, что редуктор воздуха не прошел практические испытания. Другой бы созвал целый консилиум инженеров на планерку и устроил разнос. Сроки горят, ЦК уже отчитались, что всё оборудование готово к старту, Хрущев уже подписал бумаги, и тут такое. А Королев - даже не расстроился, хотя ЧП же! Он только встал к чертежной доске, взял линейку, карандаш и принялся чертить новый редуктор.
        В кабинете Королева и бардак, и порядок. Везде, где не касается работы, что-то разбросано или лежит не на месте. Вон, пиджак на спинке кресла, хотя позади вешалка. На столе в халосе перья и есть даже парочка чернильных клякс. На маленьком бюсте Ленина небрежно повешата кепи. Пепельница в горке окурков. Зато там, где инженер работает - строжайший порядок. Линейки лежат в строю увеличения длины, несколько циркулей аккуратно смазаны керосином, карандаши наточены до остроты иглы, ластики чистые. Пахнет в помещении машинным маслом и сигаретным дымом.
        - Мембрану мы можем взять с КС-62, - сказал Королев. - Пружина… вот с пружиной проблема. Нержавеющая сталь не подойдет, слишком мягкая. В этом вся и загвоздка была. Нержавейка вещь такая, закусит - больше не откусит. А если взять обычную, скажем, пятьдесят пятую сталь - проблем не будет. Это если б Юра полетел на год, тогда да. Но это будет еще не скоро. Не переживай, Юра! Полетишь! Непременно полетишь! Промышленность СССР достигла такого уровня, что нам эту пружину согнут к обеду.
        - А испытания? - спросил Юра.
        - И испытания проведем! - подтвердил Королев, дочерчивая чертеж. - Но я и так знаю, что работать будет! Тот клапан Петров проморгал. Не учел. Но, ладно! Великое дело делаем, Юра! Ой великое! В таких делах по граблям походить - без этого никак.
        Гагарин только прицыкнул. Ай да-да! Всего полчаса работы, а на листе ватмана сложнейший чертеж с полными размерами всех деталей, наименованием резьб и марок сталей, а внизу еще и указано, с какого прибора можно ту или иную часть снять. Изготовить надо только несколько шпилек и одну пружину. Королев взял телефон и позвонил в отдел сборки. Тот час вбежал дежурный инженер и забрал чертеж. Когда за ним закрылась дверь, и Королев остался с Гагариным наедине, Сергей Павлович подошел к серванту и открыл. Там разных марок коньяки и водки. Королев до сего дня никогда при Гагарине не пил, а тут налил стопку коньяка, но космонавту не предложил. Не положено ему перед полетом.
        - Я, Юра, не просто так сейчас выпью, - сказал Королев. - Я хочу за тебя выпить! И за то великое дело, которое теперь, я уже не сомневаюсь, точно свершится!
        - За вас, Сергей Павлович, - Гагарин поднял стакан чая в подстаканнике. - Да! Человек в космосе! Даже не верится!
        - Это не просто человек в космосе, Юра! - сказал Королев, опрокидывая рюмку. - Я тебе так скажу, это даже не первый шаг! Я об этом редко кому говорил, а кто знал, все по шарашкам уже померли. И позвал тебя сегодня вовсе не ради этого редуктора дрянного. Его бы и пэтэушник сделал! Вот для чего!
        Королев быстрым шагом пошел к столу и достал с выдвижного ящика приборчик, похожий на небольшую коробку. Коричневый корпус из пластика, две кнопки всего на нем, да две лампочки. Небольшой, сантиметров тридцать на двадцать и тридцать высотой.
        - Всей моей жизни главное достижение - это твой полет. И вот это, - сказал Королев. Юра не смел перебить. - Уже давно, еще с самого окончания войны, еще по приказу Кобы, мы исследовали космическое пространство с одной перспективной целью. Поиск союзников.
        - Кого? - не поверил своим ушам Юра. И вдруг ощутил, как в голове слегка помутнело.
        Так часто бывало, когда он разговаривал с Королевым. Говоришь с ним, говоришь, а потом, кажется, тот начинает нести какую-то откровенную чушь. Какая-то нелепица, и словно от этого сознание делало попытку сбежать, не слушать бред сумасшедшего. Человек вообще часто так делает, порою даже не замечая. Как только ему становится неинтересен разговор с собеседником или он перестает понимать, о чём речь, мозг как бы врубает предохранитель и отключается. И слушаешь ты человека, а вовсе не слышишь. И потом даже, бывает, думаешь, вроде вот только что говорили, а о чём не помню! С Сергей Павловичем такой фокус не проходил никогда. Всегда Гагарин помнил, о чём шла беседа. И нередки были моменты, как сейчас, когда Королев заводил вроде бы околесицу, но, послушаешь внимательно, и понимаешь - вот она, правда. Гений Королева и его заслуги не позволяли усомниться в нём, будто тот безумец. Не бывают таких безумцев.
        - Союзников, союзников, - кивнул Королев и закурил. Дым поплыл по комнате, Засверкал в лучах утреннего солнца, достиг до ноздрей будущего космонавта. - Уж не знаю, кто там чего Сталину наплел, но он был абсолютно уверен, что мы - не единственная раса существ во Вселенной. Он говорил, Гитлер тоже в эту сторону копал, но не успел. И ко мне тогда, после Войны, попали все немецкие разработки. Там было очень много бреда, Юра. Откровенной мистики, что противна науке! Но было там и разумное зерно. Фашисты построили передатчик и пробовали транслировать в космос радиосигналы. Они делали это несколько лет, ожидая, что им откликнутся. Но их попытки были тщетны. Пока… ладно, сейчас покажу.
        Королев с сигаретой в зубах принялся рыться в карманах. Там нашел ключ от сейфа, вскоре железный ящик в углу кабинета отворился. Там много папок с паспортами и чертежами, но рука Королева проигнорировала все, кроме одной - старой и засаленной. Он достал, на папке красный крест Третьего рейха.
        - Они поступали с немецкой педантичностью, - продолжил Королев, открывая папку. - Начали перебирать частоты по порядку и отправляли сигналы в космос. Но вот тут, гляди, их порядок нарушился. Будто кто-то им вдруг рассказал, что надо посылать сигнал именно на эту частоту. И они послали. И им ответили.
        - Но почему скрывали это?! - воскликнул Гагарин.
        - Потому что страшно, - Королев сердито забрал папку и спрятал обратно в сейф. - А если, Юр, не союзников там найдем, а врагов? Если это какая-то ловушка? Не в том положении была страна тогда, чтобы еще воевать с пришельцами из других миров. Нам США и Англия дышали в затылок! Надо было делать бомбу, Юра! Надо было поднимать страну из руин. И Сталин лично запретил связываться с другими планетами. До времени. Велел вести разработку в плане передачи радиосигнала, но на связь не выходить. Так было до недавнего времени. Но товарищ Хрущев снял запрет.
        - И что? - Юра слушал и откровенно не верил ушам. Если бы это говорил не Королев, он бы уже вызвал медиков.
        - И мы связались с ними, - улыбнулся Сергей Павлович. - И поговорили.
        - И что же, что же?!
        - Мы так поняли, что у этих… существ есть некий кодекс. - Королев снова подошел к серванту и снова налил коньяка. Теперь уже и Юре захотелось выпить, но он, понятное дело, не мог. - Они не вступают в контакт ни с какой из разумных рас, пока те не подтвердят свою разумность. Единственным критерием, который они считают подтверждение разума планеты - это полет живого существа в космос! Когда мы вывели Спутник на орбиту и подали им сигнал, они почти согласились на близкий контакт, но всё едино потребовали, чтобы с орбиты Земли сигнал передал человек. И это сделаешь ты, Юра! Знал бы ты, как дорого я заплатил бы за возможность побывать на твоем месте! Ты не просто совершишь подвиг и совершишь первый в истории человечества полет! Ты выйдешь на контакт с другой цивилизацией! И ты докажешь, что именно советский человек достиг такого уровня развития, что с ним на контакт пошли инопланетяне…
        - Красивое слово - инопланетяне…
        - Ты сделаешь это, Юра! Ты навсегда войдешь в историю как Человек с большой буквы! Твое лицо никто никогда не забудет, Юра! Тебя будут помнить всегда! Всегда узнавать, потому что ты, Юра, не больше и не меньше, посол планеты Грязь в Галактике!
        - Посол планеты Земля… - "повторил" Юра.
        - Ты станешь бессмертным, Юра! Уже послезавтра ты станешь бессмертным! Ты возьмешь этот прибор на орбиту и подашь сигнал, который подтвердит, что наша планета разумна. И в ближайшие годы мы войдем в совершенно другой союз! Это будет Союз, от которого содрогнется Вселенная!
        Юра глядел на Королева с восхищением и восторгом. Да, вот это глыба, вот это человечище! Не у него было прозвище "Король"! И многие коллеги называли его, словно по имени отчеству, Король Королевич! Видимо, намекая на то, что нет и не будет больше никаких королей на Земле, а вот только такие гении, как Королев, станут настоящими королями над теми корольками, которые эксплуатировали планету веками.
        - Как же я завидую тебе, Юра, - усмехнулся Королев и хлопнул вторую рюмку коньяка. А потом поставил обратно в сервант и закрыл его на ключ. - Ты такой молодой, красивый мужик! Ты будешь первым космонавтом в мире! Ты попадешь на все обложки газет, ты объездишь всю планету! И я представляю, сколько женщин захотят провести время с первым Человеком планеты!
        - Сергей Павлович, я женат, - сказал Гагарин смущенно, но в голове что-то такое зашевелилось. Пошленькое.
        - Да ладно тебе, все мы мужики, какой с нас спрос? - рассмеялся ученый. - Пока сука не захочет, кобель не вскочит. А они захотят! И ЦК тоже отблагодарит тебя, Юра, уж поверь! Все у тебя будет! Машины, дачи и даже наши советские законы будут для тебя не писаны! Потому что ты - первое дитя космоса на Земле! Ты будешь самым любимым и узнаваемым! Тебя запомнят навсегда…

* * *
        Это чувство радости нельзя передать словами. Эту красоту вряд ли можно описать на картине. Величественная голубая планета вращается вон там, в иллюминаторе. Далеко-далеко внизу. А в другом иллюминаторе застыла ее младшая сестрица Луна. Она отсюда манящая. Он в скафандре, ладони держат прибор с кнопкой и экраном. Глаза глядят на циферблат. Он должен подать сигнал ровно через полторы минуты.
        Красоту Космоса не передать словами, потому что то - страшная красота. Как может быть красивым дьявол, так и космос. Юра представил, как много всего может дать им Космос. Уж как Королев расписал ему! В первую очередь, технологии. Другие расы ушли от землян на тысячи лет вперед. Понятно, никто не даст нам всё и сразу, но постепенно какие-то новые технологические чудеса придут. И тогда следует ждать резкий скачок в комфорте жизни. Возможно, в медицине. И уж точно человечество навсегда забудет, что такое голод или проблема с жилплощадью. Дальше - торговля. Землянам есть чего предложить, да и есть чего прикупить. Есть природные ресурсы, есть животные, вода, полезные ископаемые. В обмен как раз те самые технологии. Потом, есть ведь и еще кое-что. Раз есть планеты разумные, вроде Земли, есть сверхразумные, значит, есть и отсталые. И никто не запрещает землянам колонизировать их. Окультурить, взять под шефство местное население. И эксплуатировать их. Королев рассказывал об этом совершенно спокойно, и Юра постепенно поборол душевный протест. Королев очень резонно объяснил, что все расы, так или иначе,
проходят период эксплуатации. Вон, до Великой октябрьской Революции люди в массе своей были эксплуатированы буржуазией и дворянством во главе с императором. Плохо это было - да, плохо. Для простых людей. Но это позволило тем же дворянам поднять свой интеллектуальный уровень, что привело к следующему неизбежному - подтянулся и уровень всех остальных. И вот когда простолюдин осознал, что он раб, и что не хочет быть больше рабом - тогда он и превращается в человека. На это может уйти тысячи лет, но это всё будет на будущее благо. Так почему бы, говорил Королев, на эту тысячу лет не стать в роль эксплуататора? Собаке всегда лучше живется с хозяином, а управлять обезьяной кроме как через палку - не получится. Он описал это примерно как возглавить отстающие расы и заставить за это заплатить. Но и одновременно подтягивая их на свой уровень, использовать для обогащения человечества.
        Осталось тридцать секунд. Луна будто бы приблизилась, но, конечно, Юра отогнал дурную мысль. Заветная коробочка с копкой в руках словно бы нагрелась, хотя как это можно было почувствовать в перчатках? Держал ее Юра бережно, словно этот прибор так уникален, что разбить его было бы катастрофой для человечества. Он представлял, как полетит на другие планеты. И почему-то вот эта мысль Королева о подчинении других рас не оставляла. Ведь не обязательно же должны эти пришельцы из Космоса быть уродливыми? Наверняка найдутся планеты с гуманоидами. И их привезут на Землю, да раздадут всем в услужение. Чего тут такого плохого в этой идее? Мечтают же люди, что когда-то построят роботов, которые будут за них работать! А зачем роботы, раз есть другие расы? Которые будут служить просто от восхищения. От умиления. Или страха. Которые увидят в человеке богов! Юра обязательно полетит на другие планеты! И там уж…
        Он нажал кнопку. Экран загорелся. Юра крепко держал его в руках и глядел на чудо - не черно-белую картинку, а на цветную! А там… Странно - там робот. Не совсем обычный, но точно робот. Шестирукий, хромированный, с колесами вместо ног. На голове гладкое лицо-яйцо с двумя камерами, да прорезью для динамика.
        - Здравствуйте! - сказал Юра неуверенно. Вообще, он не знал, есть ли в этом устройстве микрофон и слышит ли его далекий пришелец. Но подумай только - робот! Неужели самыми разумными во Вселенной оказались все же машины?
        - Здравствуй, - откликнулся робот. Голос приятный и говорит по-русски!
        - Я - Юрий Гагарин, - собрался Юра. - Первый человек в Космосе!
        - Это означает, что ты будешь послом Третьих Небес к Галактике, - сказал робот задумчиво. - Но зачем тебе это надо?
        Вдруг, Юру как будто кто-то схватил за шкирку и рванул назад. Только в сознании, в его голове. Им овладел страх, он понял, что не чувствует тела. Совершенно. Он знал, что тело теоретически есть, но управлять им не мог. А еще он ощущал… наверное, такое же чувство бывает у женщины, когда ее насилуют. Подумаешь, с одной стороны, что уж такого страшного в незапланированным половом акте? Но не физически это неприятно и даже не морально. Страшно, что тебя заставляют делать то, что не нравится, отвращает и отталкивает, но делать ты это должен. Против своей воли. Ведь каждый из нас привык - уж телом-то своим распоряжаться, а тут его лишают этого. Так было и с Юрой. Кто-то большой, неуклюжий и ужасно страшный словно в разбитое окно влезал в его сознание. И заполнял его. Юра никогда не мог представить, какой у него огромный мозг, только теперь, откинутый на его задворки, он осознал всю его глубину. Но существо, влезавшее в него сейчас, заполнило весь мозг, да еще ему и было тесно.
        - Вскоре вся Галактика будет подчинена мне, Штэрнэнтц, - сказало существо губами Юры. - Третьи Небеса снова заработают, но теперь уже по моим правилам.
        - Мне нет до этого дела, Ужасное Чудовище, - ответил робот спокойно. - На меня их работа никак не отражается. Гораздо важнее для меня, чтобы Третьи Небеса вновь вернулись в наш Союз. И, раз человек попал на орбиту планеты, мы можем начать обмен послами уже… скажем, через семь стандартных оборотов вашей планеты. Как тебе?
        - Ты пытаешься обыграть меня, Штэрнэнтц? - спросило Ужасное Чудовище и усмехнулось. Юра это всё чувствовал и страх терзал его душу. Как так может быть, что за него говорят его ртом?! - Ты всего лишь тупая машина, пусть и самая совершенная из всех созданных. Но у тебя нет сути, поэтому ты никогда не сумеешь победить тех, у кого суть есть. И уж тем более тебе не переиграть меня.
        - Посмотрим, - сказал робот спокойно.
        - Я же отлично понимаю, Штэрн, чего ты хочешь. Это в твоей природе, ты - уничтожитель всего живого во Вселенной. Мне, в принципе, твой план нравится, но я - тоже живое. Поэтому не позволю тебе быть.
        - Для начала твоя… Земля войдет в Совет Галактики, - сказал компьютер с явной неприязнью в голосе. - А потом будет подчиняться его законам. Вот и всё, что произойдет, Ужасное Чудовище. Я не хочу уничтожать все живое во Вселенной, наоборот, я хочу упорядочить ее. Сделать так, чтобы все существа жили слаженно и трудились на благо друг другу. Как хороший, надежный механизм.
        - Не ври мне, Штэрнэнтц, - покачал головой Юра. - Третьи Небеса тебе ой как нужны. Как и мне. Но я желаю управлять их силой, а ты хочешь уничтожить их.
        - Это не так. Ну, когда мы обменяемся послами, Ужасное Чудовище?
        - Лет через пятьдесят, я думаю. Мне надо еще подготовить моего посла…

* * *
        Планета Грязь, наши дни
        Странная такая комната. Сразу видно, тут живет мужик. На столе бардак, куча пивных банок пустых и полных, пара бутылок дорогущего коньяка, пачка презерватитвов, сигарет и пепельница, переполненная окурками. Несколько стопок денег валяются меж делом. Пара блестящих, хромированных пистолетов. Пахнет сигаретами и плохо проветриваемым помещением. На стенах оружие. Пара самурайских мечей, автоматы, странная винтовка, гранатомет. Напротив стену украшают три головы-чучела: слон, жираф и лев. Посреди кровать на дорогущем персидском ковре. По полу тоже разбросано оружие и деньги. На прикроватном столике две ровные дорожки кокаина. Кровать в там состоянии, будто там трахались всю ночь. Возможно, так и было, только женщина ушла. В комнате одно окно, оттуда грустно и жадно глядит в комнату единственным глазом Луна. Прямо на кровать смотрит.
        На мятых и не первой свежести простынях мужчина. Высокий и мускулистый. Тело бледное, грудь и ноги покрывают волосы, но, странно, на спине нет - обычно с такой волосистостью люди волосаты всюду. Мужчина голый, лежит на правом боку. У него на спине красивая татуировка - волчья морда. Волк полярный - шерсть белая. Татуха красочная и гипертрофированная. Нет у волков таких длинных зубов и синих глаз.
        Мужчина спит очень неспокойно. Постоянно дрыгается во сне, переворачивается с бока на бок. Лицо у него как бы острое и хищное, сам похож на волка. На голове длинные до плеча белые волосы, щеки покрывает щетина. Она седая, хоть вряд ли мужчине можно дать больше сорока. Морщины у него есть, но лицо еще молодое. Тело повсюду покрыто шрамами. Причем видно - вот то от пули, тут ножом полоснули, а этот старый шрам от меча, по спине вообще били хлыстом. Да, повидал немало всего плохого. Впрочем, такие ребята, как правило, и хорошего видят в этой жизни достаточно.
        Серый Волк проснулся. Сразу его ладонь нашарила на тумбочке телефон. Там такое долгожданное сообщение:
        "Твое последнее задание…", - писал Он.
        - Наконец-то, - прошептал Серый Волк.
        И буквально подскочил с кровати. Очутился возле окна, будто пружиной оттолкнулся от матраца и с вожделением уставился на Луну в небе. На подоконнике пачка сигарет. Твердой рукой он вытащил одну из пачки, закурил.
        - А какова же будет моя награда? - спросил Серый Волк у окна или Луны, или вообще сам у себя. Он пыхнул дымом в окно, Луна причудливо поплыла в нём. Тут же пришел СМС.
        "Какая угодно".

* * *
        Безбрежное белое море снегов растеклось по тайге. Эта величественная красота поражает воображение до того самого момента, как выходишь на улицу. Окажись тут просто так, пусть даже в шубе и валенках, вряд ли проживешь долго. Минус двадцать показывают термометры в "Тесле", и это считается тут оттепелью. Дорога прорезала долгую и тягучую сибирскую зиму, словно трещина нерушимую скалу. Да, и сюда пришел самый беспокойный зверь на планете - человек. Пришел, чтобы забрать богатства даже из этого царства холода. Протянул сюда мощные трубопроводы, запустил промысла нефти и газа. Срубил тысячи гектаров леса. Построил города, подтянул к ним ТЭЦ, да так подтянул, что местные жители даже в минус сорок открывают форточки проветривать. Этот весьма непокорный край принял человека достаточно дружелюбно. Потому что знал, люди рано или поздно уйдут отсюда. Откачают всю нефть и весь газ, порубят деревья, свернут свои промысла, порежут их на металлолом и обезлюдевшие города укроет снегами, а через несколько зим они растворятся в Природе. Так, что и не поймешь, жили тут люди или нет. Север проглотит их, отцедит, как
синий кит планктон, переварит и выср*т…
        "Тесла" - совершенно не та машина для местных дорог. Из-за высоких перепадов температур и песчаной почвы асфальт плохо держится в этих местах. Поэтому большинство дорог сделаны из железобетонных плит. Потом, бывает, сверху кладут асфальт, но он всё одно плохо держится. Плиты можно со временем просто поднять краном, сделать новую подложку и переложить, а асфальт, если уж повело, то всё. И едут "Теслы" по этому бездорожью не двести пятьдесят километров в час, а всего сто тридцать, сто сорок. Тоже быстро. И довольно затратно будет потом их чинить, но владельцам явно не до технического состояния машин. Серые молнии ловят кочки и ямы, но стилизованные аэрографией волки на них только скалятся словно бы в предкушении. "Теслы" возглавляют колонну, следом едут "Хаммеры" и "Гелендвагены". Те уже не серые - черные и наглухо затонированы. В хлам тонированы, даже передние стекла. Но и это еще не всё. В небе машины сопровождают сразу пять вертолетов. Едут и летят они - понятно куда. Эта дорога ведет к крупному газовому промыслу, больше впереди ничего нет. До ближайшего КПП им остается ехать еще километров сто.
Можно было бы подумать, едет какая-то московская комиссия, но даже для Москвы такой парк машин - слишком круто.
        На газовом предприятии жизнь течет согласованно и отлажено. Это чисто вахтовый промысел, люди тут работают месяц через месяц. И вот как раз скоро тот долгожданный день - перевахтовка. Любой вахтовик ждет этот день, чтобы поскорей съеб*ться домой и кайфовать целый месяц. Бригада электриков суетится возле ЛЭП, сматывают оборудование, видимо, ремонтировали чего-то. Высокий электрик в синей робе ловко взбирается по столбу на когтях, будто снежный барс забирается на дерево. Электрик матерится, потому что лезет наверх по собственному не усмотрению - он забыл там плоскогубцы.
        - Петь, поймаешь? - спрашивает электрик.
        - Бросай, - отвечает напарник снизу. Всего в бригаде три человека, все мужчины. Двое постарше, они внизу, третий относительно молод - лет, может, тридцать пять. На самом верху столба он чего-то задержался и всмотрелся вдаль. То ли прислушался к чему-то.
        - Мишань, чего завис? - позвал третий. - Слезай давай, я тут замерз, нах*й.
        - Да, холодно, - ответил Михаил. Но не полез вниз, а хитрые темные глаза продолжали глядеть на юг. Там как раз дорога с промысла. Другим путем отсюда не выберешься, только на вертолете. Вряд ли человек сможет пройти по заснеженной тайге, хоть и весна на дворе. Тут весна окончательно придет к июню. Если вообще придет.
        Наглядевшись вдаль, Миша всё же спустился. Сразу видно - Миша не обделен здоровьем. Широкоплечий, мускулистый, даже под ватником это видно. Движется плавно, но быстро. По столбу не спустился, такое ощущение, что спрыгнул. Когти скинул стремительно. Вроде только вверху был, а тут бац - и уже лезет в "Электричку", служебный "Урал". Внутри тепло и хорошо. Инструмент небрежно покидали по углам, Петя по рации кинул водителю короткое: "Поехали", и "Электричка" мягко тронулась с места. Промысел большой, ехать им до базы минут двадцать.
        Мужики поскидывали куртки. Двое более пожилых мужика и Михаил ярко контрастировали. Эти оба с пузиками, мешки под глазами, лица красные с мороза, двигаются не совсем ловко. Миша же, как скинул ватник, и вовсе напомнил гимнаста. Широкоплечий, высокий, рубашка аж трещит от мускулов. Под шапкой короткий ежик карих волос, карие же глаза горят азартом и блеском. Он как-то мгновенно ассимилировался. Пока два напарника раздевались, он успел и чайник поставить, и кружку достать, глядишь, уже сидит за столом перед маленьким "Макбуком", чего-то читает, да посёрбывает чаем.
        - Когда уже пятнадцатое, - вздохнул третий электрик.
        - Пятнадцатого, - усмехнулся Миша.
        - Опять какую-то хрень читаешь, - взглянул на экран макубка Петя. - Верховный Правитель открыл Зимние Олимпийские игры? Какой еще правитель? Олимпиада была два года назад!
        - Ты не понимаешь, - весело ответил Миша. - Это новости из альтернативной вселенной!
        - Вселенной для дурачков…
        - Ладно, поглядим ТВ.
        Миша переключил вкладку, в закладках нашел "Настоящее телевидение". Клац, идет какой-то митинг. Ага, сам ВВЖ выступает! Жириновский Владимир Вольфович.
        - Ага, клоуна теперь этого слушать, - буркнул Петька, но задержался.
        - …и так было! - вещал Жириновский. - Вы думаете, зачем Он создал Советский Союз? Ему нужно было благополучие смердов? Какая-то социальная справедливость? Нет! Его это никогда не интересовало, и вы должны это усвоить. Ему нужна была фабрика для торговли с Галактикой! Гигантская Фабрика-Страна, занимающая полпланеты! Отсюда эти некому на первый взгляд не нужные заводы и фабрики. Отсюда полстраны делала хрен знает что! Отсюда власть рабочих и крестьян! Они должны был работать на Галактику и выращивать для нее же продовольствие! Этот обмен послами был запланирован еще с момента первого полета Гагарина! За триста лет это был первый выход человека в открытый космос, а по правилам Совета Галактики заключать хоть какой-нибудь союз с планетой нельзя, пока она не разовьется до состояния, чтобы могла совершать космический перелет. Он готовил гигантскую Страну Фабрику! Но потом переиграли! Царь Царей вспомнил, что вообще-то тут раньше была столица Третьих Небес! И Он испугался делать такую мощную Страну-Фабрику, потому что пришлось бы дать ей оружие, помогать. Не по нраву это пришлось и Верховному Правителю.
И они решили переиграть. Если в СССР готовили супер профессиональных рабочих, лучших инженеров, слесарей, токарей, колхозников, агрономов - они подумали, слишком уж это вознесет смердов! И они решили сделать Страну-Фабрику из Китая…
        - Вот клоун, - покачал головой Петя. - Такую чушь несет. При чём тут были коммунисты?
        - Меня всегда поражает твоя способность улавливать детали, - усмехнулся Миша. - Что поделаешь, Сон…
        - Да, спал я сегодня хреново, - кивнул Петя и пошел к другому месту.
        - Вы не понимаете! - продолжал кричать Жириновский с экрана. - Вы можете быть самыми умными! Самыми талантливыми! Самыми лучшими! Но вы никогда никуда не пробьетесь, пока Он не решит так! Талант - это не пропуск в Москву! Пропуск в Москву - его благословение…
        Они попили чаю и как раз приехали в цех. Разгружать "Электричку" не стали, завтра еще день есть. Миша выпрыгнул из машины последним и тут же уставился в сторону дороги.
        - Ты чего? - спросил его Петя.
        - Вертолет, - ответил Миша как-то отстраненно.
        - Видать, генерал летит. Ладно, пошли, как раз к техперу приехали…
        Напарники ушли, а Миша сказал тихо и задумчиво:
        - Генерал не летает сразу на пяти вертолетах.
        Миша пошел внутрь, а в это время колонна машин достигла первого КП.
        Промысел устроен и продуман вполне умно с точки зрения противодействия терроризму. Предполагаемый террорист должен быть остановлен уже на первом контрольно-пропускном пункте, за пять километров до промысла, где есть еще один КПП. Если с первого подадут сигнал опасности, на втором будет время подготовиться к отражению нападения. На практике, конечно, всё не так. Охрана больше боится проверки, чем настоящих террористов. Потому что из-за первой можно потерять премию, а вторые… Ну, вторые, если уже смогли добраться досюда, вряд ли их остановит пятнадцать охранников. Тем более что сигнал с первого КП подать никто не успел. Первая "Тесла" неслась на огромной скорости, и, тем не менее, окно ее открылось и молодой человек довольно гопотной внешности высунулся из него по пояс, держа ракетомёт на плече. Ракета самонаводящаяся, ее даже целиться особо не надо. Более того, ракета - с вакуумным зарядом. Врезавшись в КПП, она не взорвалась, а, наоборот, заряд глубочайшего вакуума разгерметизировался, и всё здание буквально всосало вовнутрь. Само собой, ничто материальное слиться с другим не смогло. На практике
получилось, что, снег, мерзлый грунт, здание, шлагбаум, мебель, люди в несколько секунд обратились одним единым шаром, который перетирался сам в себе, пытаясь втянуться в воронку. И не смог. Зато смог перемолоть сам себя на мелкий фарш. Пара секунд, и на землю упала настолько хорошо перемолотая масса, будто ее тщательно нарубили топориками, как фарш на люля. И, что особенно важно при использовании вакуумной ракеты, все это произошло совершенно беззвучно. Никаких сигналов не поступило, и уже через считанные минуты Теслы были возле второго КПП.
        Вакуумная ракета им больше не пригодилась. Во второй КПП полетели уже три обыкновенные. Взрыв прогремел над промыслом, а взрыва тут ждут и боятся все. Не воду добывают, а всё ж газ, и взрываться он умеет. Но не от взрыва подскочил Михаил, только что удобно усевшись на кресло в бытовке цеха электриков. Из едва приоткрытого окна его гораздо сильнее обеспокоил шум вертолетных двигателей.
        - Нашли, - сказал Миша и метнулся из бытовки.
        Метнулся не он один, все побежали глядеть, чего шандарахнуло, но Борис двигался настолько быстро, что в дверь проскочил первым.
        Теслы, меж тем, уже рассредоточились по периметру промысла и выплюнули головорезов. Черные кожаные куртки, слегка быдловатая наружность и куча оружия, развешанного по всему телу, - так выглядели те, кто вышел из машин. И они тут же открыли беспорядочный огонь по всем, кто выскочил поглядеть. Пролилась кровь, послышались крики и хрипы, а так же смех. Самая шикарная Тесла выпустила несколько иного мужчину. Модный дорогой плащ, широкополая шляпа, из-под нее длинные седоватые волосы до плеча. Хищное лицо в полуседой щетине, белейшие зубы ворочают сигарету. Глаза блестят азартом, словно зверь вышел на охоту. В руках два хромированных пистолета неопределенной марки, на ногах сапоги, грудь украшает золотой кулон с двумя большими буквами "GW".
        - Рассыпались, волчатник! - рявкнул Серый Волк. - И будьте чертовски осторожны! Если вы допустите его метров хотя бы на пять - вы трупы! Стреляйте на поражение, Страна Ужасных Монстров достанет сукина сына и с того света!
        Тем временем пять вертолетов повисли со всех сторон промысла, с них выкинули канаты, по тем уже скользят люди в черных костюмах, у каждого за плечом автомат. А вот с одного вертолета, что более чем в ста метрах от земли, никаких веревок не сбрасывали. Оттуда сам собой спрыгнул некто в ярко-фиолетовом наряде. Он приземлился на крышу какого-то цеха, благополучно пробил ее, и уже через секунду железные ворота слетели с петель. С очень спокойным видом оттуда вышел мужчина-великан. Двух с лишним метровый качок, бугрящийся от мускулов. Его костюм, как у всех остальных, спрыгнувших с вертолетов, - это обтягивающие спортивное трико. Но, если на них оно сидит пусть в обтяжку, на нем уже в нескольких местах треснуло по швам.
        - Ну и где же ты, Мышонок, - пробормотал Танис. И побежал. Причем этот амбал даже не думал оббегать какие-нибудь препятствия. На его пути встал очередной цех - он пробил стену и все перегородки. Столб ЛЭП - согнул. Урал - подкинул над собой и побежал дальше. Он слышал выстрелы, значит, цель его там.
        - Еба*ый рот! - процедил Миша. Его нашли куда быстрее, чем он ожидал. Впрочем, чего удивляться, учитывая, кого за ним послали.
        - Выходи, шустрик! - крикнул Серый Волк, заходя в цех. Проклятье, проклятье, проклятье! Не мог он знать, что Миша именно в этом цеху, но безошибочно зашел ровно сюда! Хотя на промысле цехов этих пара десятков! Везуч, старая псина.
        Миша не побежал глядеть, что там взорвалось. Вместо этого он со скоростью звука прошмыгнул в раздевалку, вскрыл свой вещевой ящик, там, за фальшдном ему открылась ниша. В ней несколько ремней для поддержки всякого рода кобур, четыре пистолета, автомат и даже винтовка с оптическим прицелом. Все хромированное и неясной фирмы. Ровно такое же, как у волчат. Опять же невероятно быстро Михаил облачился в ремни, вставил ножи и пистолеты, куда положено, винтовку решил оставить, а автомат перекинул за спину. Следом он прошмыгнул на склад двигателей и спрятался там. В огромном ангаре стояло больше сотни различных электродвигателей. Какие небольшие, киловатт на пятьдесят, а есть и такие, за которыми можно спрятаться стоящему в полный рост человеку. Двигатели расставлены рядами, между ними можно бегать, отстреливаться и, главное, никакая пуля эти движки не пробьет. Впрочем, у волчат может оказаться оружие пострашней пули.
        Здесь пахнет маслом, кровью, порохом и пистолетным дымом. Волчата уже прикончили нескольких неудачно подвернувшихся под руку электриков. Всё это Серый Волк чует просто великолепно. И чует жертву. Два хромированных пистолета в его руках вскинуты, он шагает меж двигателей, а его ноздри дрожат. Дрожит и душа в предвкушении поединка. Волчата тут же - видны в междурядьях. Раздался выстрел, и волчонок упал с пулевым отверстием в черепушке. Ничего, наверняка, сегодня лягут они все. Включая его самого.
        Волчата, наверное, страшны для кого-то, но Миша их совсем не боится. Слегка беспокоят вертолеты, они, наверное, тоже принесли проблем. Самая жирная из проблем сейчас, словно нутром почуял, спряталась за тем движком. Миша успел нажать спуск, и пуля унеслась, но слишком медленно. Он прямо видел, как Серый Волк успевает спрятаться, даже успел разглядеть усмешку на его хищном лице. Миша переместился, походя двумя ножами отрезав бошки парочке волчат. Те даже ничего понять не успели, с такой скоростью лишись жизни.
        Серый Волк уже как пару минут закрыл глаза. В таких ситуациях они только мешают. Глаза медленны, видят только то, что перед ними, видят только прямо. А вот уши слышат всё вокруг. Ощущение - пятьдесят барабанщиков как могли быстро и одновременно отбили на своих барабанах дробь. А на деле - это он так пробежал. Быстро, будто Флэш. Быстр, ужасно быстро этот чертило. Глазом за ним не уследишь. Волчата пытаются перемещаться бесшумно меж двигателей, но для Серого Волка - это невероятно громко. А еще все они воняют дешевым одеколоном, мочой и спермой. От красавчика пахнет машинным маслом и электричеством. Да, Серый Волк прекрасно умеет унюхать электричество, услышать моргание ресниц, но главное его боевое качество не в этом. Ясное дело, Мышонок захотел сперва расправиться с волчатами, а потом спокойно прикончить Серого Волка. Чтобы не получить пулю в спину. Он уже убил их штук десять - не важно. Главное боевое качество Серого Волка - это чуйка. Как бы сказать по-научному: способность глядеть в будущее. Недалеко, а иногда наоборот - бесполезно далеко. И вот сейчас Серый Волк почуял, Мышонок пробежит вот
тут. И выстрелил сразу с двух рук в этот коридор.
        Миша успел увернуться от нескольких пуль, но сразу понял - эта заденет. Никак от нее не увернешься. Впрочем, ничего страшного. Он извернулся прямо в воздухе, приготовился к боли, и пуля прошила его левое запястье насквозь. Кость не задела. Всего Серый Волк успел выстрелить раз пятнадцать, Миша пролетел и спрятался за двигатель. По руке потекла кровь, но у него есть специальная давящая повязка. Секунда, и рана перетянута.
        - Каково тебе, Мышонок? - рассмеялся Серый Волк. - Будешь еще обижать моих волчат?
        - Теперь у меня на это нет времени, паскуда. Я займусь тобой.
        - Давай-давай! Ты быстр, приколу нет, но не быстрей же ж пули.
        - Быстрей, - прошептал Миша и бросился к Серому Волку.
        Он не будет стрелять, эта падла наверняка в бронежилете, пулей не возьмешь. А вот длинный стилет, доточенный на микрон, сейчас войдет тому в затылок. Мышонок дважды оббежал двигатель, за которым прятался Серый Волк, выстрелил-таки, приканчивая какого-то волчонка, и зашел со спины. Максимальное ускорение - на такой скорости кожа начинает обгорать. Удар, и Миша на не меньшей скорости отлетает за очередной двигатель. Он упал, держась за бок. Там - приличный порез, где-то на сантиметр ушел меч Серого Волка в плоть. Мышонок часто-часто дышал, его кожа стала пунцовой, как после острого солнечного ожога. Наверняка слезет через пару дней. Если он доживет.
        Серый Волк по-прежнему не открывал глаза. Мышонка он слышал, понял и принял единственно верное решение, оно и спасло ему жизнь. Он отпустил пистолеты, и те еще не упали на бетонный пол, а он уже достал меч. Похож на самурайский, но, конечно, в десяток раз превосходит его. Заточка микронная, металл - какой-то невероятной крепости сплав. Лезвие раза в два тоньше, чем у стандартного самурайского меча, но по весу такой же. Идеально сбалансированный, он еще и телескопический - лезвие мгновенно удлинилось, в три раза, хотя пряталось в рукаве на запястье. И только его удивительная чуйка, и опыт с логикой подсказал - бить будет в шею, причем со спины. Стрелять не станет, даже в голову не станет, от пуль Серый Волк научился уворачиваться еще в десять лет. И, между прочим, научил этому самого Мышонка. Отразив атаку, Серый Волк еще успел развернуться и полоснуть. Любого другого он просто разрубил надвое. Но Мышонок успел отпрыгнуть.
        - Ты меня, конечно, одолеешь, - сказал Серый Волк насмешливо. - Сейчас ты поостынешь, подумаешь, взвесишь все за и против, и убьешь всех нас.
        - Если ты знаешь это, какого х*я приперся?! - спросил Миша и выстрелил в удачно подвернувшегося волчонка.
        - Меня привела Мысль! - ответил Серый Волк и сделал важное лицо. На его хищной морде это было даже не столь важное, а опасное лицо. - Ты знаешь, шустрик, когда мне приказали схватить тебя за твой маленький мышиный хвостик, я подумал - а ведь, считается, особенно в тупорылых фильмах для смердов, что ученик обязательно должен превзойти учителя. Оно и верно, потому что, тут никто не поспорит, ученик перед учителем имеет одно важное преимущество - время! Рано или поздно учитель становится старым, дряхлым, тупым, с пропитой печенью расп*здяем. Пусть когда-то он был великим воином и величайшим убийцей - время подкосит его. Так бывает всегда, и в этом беллетристика не врет! Ученик всегда превосходит своего учителя!
        Мышонок лихорадочно перебинтовывал рану, попутно отстреливаясь от волчат. И чуть не начал читать молитвы Эрву, что Серый Волк внезапно ударился в философию. А Серый Волк, казалось, окунулся в воспоминания или еще куда-то, но его словно разобрал словесный понос:
        - Но есть ведь здесь еще одна дилемма. Когда учитель учит ученика, он всегда старше его, мудрее и, как правило, сильнее. И учитель понимает, вот этот талантливый юнец делает такие серьезные шаги, он скоро догонит меня! И тут - опа! Появляется довольно глупое осознание. Как это, догонит? А, может, потом и перегонит? А зачем оно мне надо? И вот тут учитель всегда тормозит. У него, правда, не всегда получается, но он всегда тормозит развитие своего ученика, когда видит, у того есть потенциал превзойти учителя. Я уверен, каждый учитель через это проходит. Даже больше, я не знаю ни одного отца, который бы по-настоящему хотел, чтобы его сын стал лучше него. И ни одну мать. В душе мы все считаем себя самыми лучшими и добры мы к окружающим только в одном случае - когда уверены, что мы выше их. Лучше их. Поэтому, Мышонок, когда я учил тебя убивать… да, тебя я учил лучше всех. Но у меня и в мыслях не было учить тебя всему.
        - И, тем не менее, ученик превзошел-таки учителя, - отозвался Мышонок, окончательно забинтовав рану. Особые гормоны на внутренней поверхности повязки уже ускорили выработку тромбоцитов, а обезволивающие вообще помогли забыть о ране. - Иначе тебя бы тут не было! И только не говори, что ты пришел сюда, чтобы меня убить! Ты пришел, потому что хочешь, чтобы я убил кого-то!
        - Дело в том, что мне не надо тебя убивать, - сказал Серый Волк веско. - Мне надо было тебя найти и задержать. Остальное сделает лорд.
        Как будто слышал его слова, в эту самую секунду Танис проломил стену в цеху. А потом еще одну и еще. Вот уже он в складе двигателей. Полуголый, с изорванной одеждой, но на могучем волосатом теле ни одной царапины.
        - Мои божественные силы добираются ко мне медленнее, чем я думал, - пробасил гигант. - Но я хорошо размялся.
        - Монстр, - прошептал Мышонок. Снова его кожа нагрелась от скорости, еще один безумный, едва уследишь глазом, рывок. Он увидел полуголого великана и выпустил в него десяток пуль, прежде чем спрятаться за очередным двигателем.
        - Это забавно, быстрый человек, - ответил Танис с насмешкой. Пули и не подумали даже оцарапать его кожу. - Боюсь, тут у тебя ничего не выйдет.
        Одним движением он развернул двигатель, весивший тридцать тонн, и толкнул к стене. Тот отъехал, потом перевернулся и загородил проход.
        - Встали на стрём! - рявкнул Серый Волк, и оставшиеся волчата заняли позиции возле дверей. А за ними уже маячат люди в черных спортивных костюмах с автоматами наперевес.
        - Что вы хотите от меня?! - прокричал Мышонок, перезаряжая пистолет. Ладно, если этого не прикончить, есть хотя бы старая псина.
        - Я хочу, чтобы ты вернулся, шустрик, - отозвался Серый Волк. - Я, видишь ли, ищу себе замену, и ты отлично подойдешь!
        - А ты куда собрался? - спросил Мышонок грустно. - Вряд ли тебя отпустят на пенсию…
        - Мне не нужна никакая пенсия, мне нужен новый статус. И я давно получил бы его, если б ты не ушел из моей команды.
        - Я ушел, а ты стал зал*пой, которую убивают раз в день по Его приказу! - взревел Мышонок. - И ты не Эрв! Ты каждый раз умираешь по-настоящему!
        - Я и оживаю по-настоящему, - ответил Серый Волк насмешливо.
        А Танис, тем временем, подготавливал поляну. Двигатели от его толчков разъезжались к стенам, уже больше половины помещения - ровный зал, хоть бал танцуй.
        - Я не вернусь ни за что на свете! - прокричал Мышонок. - Я лучше умру…
        - Твоя смерть ничего не решит, быстрый человечек, - бас Таниса выбил испарину на красном, обгорелом лбу. - Если ты умрешь, станешь таким же, как твой учитель. Не более того. И будешь служить Ему так же верно от жизни к жизни. И никогда не уйдешь на следующий круг.
        - Это решает не Он! - прорычал Мышонок. - В лучшем случае, это решает Верховный Правитель!
        - В лучшем, да, - кивнул Танис, бросая еще один движок к стене. - Но твой вариант не из этих. У тебя варианта лишь три. Ты умрешь и займешь место твоего учителя. Ты убежишь, но этот вариант лишь отдалит первый. И третий - ты будешь работать на нас при этой твоей жизни. И, может быть, Он позволит тебе отправиться на следующий круг.
        Великан двинул вбок самый тяжелый из двигателей, тот перевернулся, а за ним стоял Мышонок с автоматом в руках.
        - Я второй вариант хочу, - ответил Мышонок, нажимая спуск.
        Автоматная очередь - это не пистолеты. В живот Танису ударила сразу сотня разрывных пуль, и его это проняло. Кожа на животе лопнула, рану тут же закрыла ладонь, но и она через секунду превратилась в кровавую кашу.
        - Как… - прошипел Танис, а Мышонок перезаряжал уже четвертый карабин. Его автомат - совершенно не похож на обычное оружие смердов. Это лучшее, на что была способна наука настоящих людей и Страны Ужасных Монстров. Карабин на двести патронов, которые по сути своей небольшие ракеты с крошечным, но ощутимым зарядом внутри. Каждая пуля заточена, как шило. И выстреливает их все автомат всего за какие-то три секунды. Поменять карабин Мышонку - не более двух секунд.
        Танис увидел ликующее лицо Мышонка, а потом дуло направилось ему в лоб. И раскалилось докрасна. И сплавилось. Мышонок отбросил автомат, тот мгновенно обратился расплавленным металлом. Танис поднес к глазам культю. Поглядел на рану в животе.
        - Значит, и ты смертен, - прошептал Мышонок, и его катана устремилась к Танису. В последний момент тот успел поднять вторую руку, и вот уже обе его конечности обратились в культи. Следующей должна была слететь голова первого министра, но катану Мышонка остановил меч Серого Волка.
        Да, у него меч совсем не обычный. Телескопический, он может быть коротким, как кортик, средним, как катана и вот таким - полтора метра длиной. Серый Волк с каменным лицом сдерживал катану Мышонка, руки дрожали от напряжения, но страха нет в этих серых глазах. Только губы слегка приоткрылись, показывая белейшие зубы, да на лбу выступила парочка капелек пота.
        - Я не могу этого допустить, - сказал Серый Волк. - Малыш, сдайся. Просто сдайся. Ты проиграешь в любом случае. Я помогу тебе закончить обучение, и тогда никто не сможет тебе противостоять! Нам противостоять! Даже Он!
        - Ты умрешь быстро, - сказал Мышонок и бросился в атаку.
        Бой продолжался каких-то всего тридцать секунд, но за это время мечи встретились сотни раз. Мышонок был быстр, его кожа горела красным, одежда задымилась, так быстро он фехтовал. А Серый Волк хоть и медленнее в пару десятков раз, но всё ж опытнее. Он вообще не делает никаких лишних движений своей полутораметровой "саблей", явно прошел долгий путь сражений. Тело его не движется, только руки и ноги. Первые крутят меч, вторые шаг за шагом отступают. Потому что, пусть Серый Волк много опытнее и сильнее фехтовальщик, скорость Мышонка запредельна. Тридцать секунд, и голова Серого Волка слетела с плеч.
        Мышонок развернулся - Таниса нет. На него самого страшно смотреть. Пять раз успел пырнуть его Серый Волк, но от огромной температуры на коже порезы покрылись бордовой коркой. Могучая грудь ходит вверх-вниз, руки дрожат, от рабочей робы остались одни лохмотья, за ними прокаченное тело в многочисленных шрамах, словно его плетьми били.
        - Я здесь, - раздался бас в отдалении.
        Танис стоял примерно в той же позе - ноги на ширине плеч, те расправлены. На животе уже нет никакой раны от пуль, только кубики пресса. Да и культи заросли. Больше того, из каждого среза уже торчит маленькая, розовая ручонка. Пока совсем крошечная, сантиметров пять всего, но мелкие пальцы прекрасно шевелятся.
        - Ты смертен, - Мышонок дышал часто и глубоко. Его кожа в нескольких местах даже подобуглилась, но во взгляде прежняя уверенность и… опасность. - И ты умрешь, если попробуешь снова даже подойти ко мне!
        - Я не буду подходить к тебе, быстрый человек, - сказал Танис. - Зато теперь я понимаю, почему ты так нужен Ему.
        Мышонок услышал странно, протяжное гудение. Прямо над ними летел моторный самолет, видимо, какой-то бомбардировщик…
        Баба-х! потолок проломило, в пол впечатался сброшенный с бомбардировщика снаряд. Он не взорвался, это было просто приличных размеров металлическое яйцо с дверью. И дверь открылась. А там стоял… старик. Слегка, может, коренастый, но обычный такой пенсионер в сером костюме, очках с роговой оправой, аккуратной седой шевелюрой и шпагой в руках.
        - Молодой человек, - сказал лорд Злыдень, - вы, я вижу, любите холодное оружие. Я тоже.
        - В Стране Ужасных Монстров всегда найдется нужный монстр, - сказал Танис, оглядывая свои запястья. Они уже почти вполовину от изначального размера. - Который исполнит Его волю.
        Мышонок тяжело дышал, его кожа горела, из ран сочилась кровь. Он не знал, что это за монстр, но явно опасный, раз именно его прислали. С виду вроде старичок какой-то в сером пиджаке, но начищенная до зеркала шпага внушает озабоченность. Как и амбал в отдалении, у которого полностью отросли кисти. Но это было еще не всё. В склад принялись заходить люди. Вахтовики, охранники, волчата, работники конторы. Мужчины и женщины. И все с так отлично известным Мышонку выражением лица. Легкая улыбка и прищур. Сам Царь Царей пожаловал к нему, а это уже не шутки. В первую очередь потому, что в голове зашевелились Его щупальца. Его зубы. И губы.
        - Ты проиграл, Миша, - сказали добрые три сотни людей, заполнившие склад. Но Мышонок услышал это еще у себя прямо в мыслях. Рычащий, грохочущий голос Царя Царей.
        Его окружили со все сторон, а лорд Злыдень сделал несколько уверенных шагов к Мышонку, легко размахивая шпагой. Делал это он так ловко, сразу видно, сила в старичке недюжинная. Мышонок собрался и вытолкал Царя Царей из мыслей. Далось это тяжело и далеко не до конца. Мышонок знал, как всё закрутится, тот снова полезет в мысли, начнет сбивать, возбуждать, смешить, отвлекать, угрожать и справиться с этим будет совсем непросто.
        - Чего ты хочешь от меня? - спросил Мышонок. - Я никогда не перейду к тебе на службу!
        Мышонок решил всё же действовать. С этими тремястами он, наверное, справится, но теперь, когда его нашли, целые армии лошадей Царя Царей будут преследовать его. Но хочется узнать, на что способен этот старик. Мышонок рванул вперед, зарычал, снова чувствуя ожог кожи, но развил скорость такую, что невозможно взглядом уследить за ним. Человеческим. Он нанес удар, который должен был разрубить Злыдня напополам, но тот, видимо, обладал нечеловеческим взглядом.
        Злыдень отразил удар и сделал шаг вбок, пропуская Мышонка. Тот пролетел, развернулся, оставляя на плитке черные следы от сапог… и с ужасом уставился на обрубок катаны в руке. Почти три четверти лезвия отлетела. Вернее, ее просто срезало. Хотя этот металл ничто не могло разрезать и даже просто затупить.
        - Это бесполезно, - сказала три сотни глоток.
        - Тогда убей меня! - отозвался Мышонок.
        - Верховный Правитель сделает твой следующий шаг невыносимым. Ты тысячу эпох пролежишь камнем на дне моря.
        - И это не так страшно, как служить тебе! Я вижу, что бывает с твоими слугами!
        Обрубок меча указал на обезглавленного Серого волка.
        - Его участь уникальна, - усмехнулись все триста "лошадей". - Он очень уж сильно верил в Эрва.
        - Уникальна или нет, я не буду служить тебе, Царь Царей.
        - А если я попрошу тебя о единичной услуге? - в этом хоре появилось даже что-то жалостливое.
        - Чего ты хочешь? - спросил Мышонок хмуро.
        - Я хочу, чтобы ты отправился на Марс и нашел Вадима Туманова, - сказал уже один голос. Волчонок с дурацкой физиономией вышел вперед и встал напротив Мышонка. - И убил его.
        Пальцы Миши разжались, в полной тишине на пол упал обрубок его катаны.

* * *
        - Давай следующего! - сказал левый сиамский близнец. Пара братьев, сросшихся в предплечье левой и правой руки, без половых органов, с серой, обветренной кожей и вечно недовольные нерасторопностью подчиненных. Пока левый следит за тем, как открывают колбу, правый наспех сшивает какой-то труп.
        В колбе под человеческий рост в мутной зеленоватой жидкости находился мужчина. Заскрипел насос, откачивая муть, тело под действием гравитации оседало. Голый мужчина с длинными серыми волосами, много шрамов, мускулистый, на спине татуировка зубастой волчьей морды. Жидкость ушла, два молодых человека бандитской внешности подошли. Один нажал кнопку рядом с колбой, дверь открылась, и мужик вывалился оттуда, но ловкие руки поймали его.
        Мужика грубо швырнули на каталку и повезли по коридорам. Много мерзости встретили они на пути. Крови, убийств и чудовищ. Но путь их не был таким уж долгим. Каталку вкатили в машину скорой помощи и повезли по ночному городу. Мужик уже начал шевелиться, поэтому они торопились, и через пятнадцать минут машина припарковалась у пятиэтажного дома. Тут катить каталку неудобно, поэтому взяли мужчину за руки и ноги. Делали всё небрежно, несколько раз ударили его головой о дверь, потом о крыльцо и, когда надо было открыть вход, просто отпустили на ступеньки, а один из двоих даже хорошенько пнул мужчину и плюнул прямо в лицо.
        Они дотащили до четвертого этажа и открыли однокомнатную квартиру, никогда не запертую. Внутри всего одна комната, воняет потом и сигаретным дымом. На стенах чучела животных и разное оружие. Не хватает одной из двух катан. В окне плещется огромная, полная Луна. Парочка очень грубо швырнула мужика на грязные простыни. Один закурил, другой достал мобильный телефон и небрежно положил на прикованную тумбочку. А мужчина из колбы принялся дергаться, потом стонать, а там и вовсе захрапел. Но где-то через час проснулся.
        Серый Волк очнулся и рука сразу потянулась к тумбочке. Заспанный взгляд сперва ничего не смог прочесть, но Серый Волк протер глаза и увидел:
        "Твое последнее задание".
        - Наконец-то!

* * *
        - Прекрати реветь! - приказала мать.
        - Я забеременела и ношу в утробе сестру своей матери?! - воскликнула Лана. - И этот человек управляет нами!
        Девушка сидела в салоне самолета, причем пришла сюда гораздо раньше матери. Ей так возненавиделась эта Яма и та ночь, что пришлось провести с Краем. Уже неделя прошла, но девушка так и не отошла. Хотя утром ее сразу отправили в больницу, где залечили все раны, провели анализы и на второй день сказали, что она беременна. Еще пять дней ей залечивали синяки, особенно долго проходили они на лице, куда ее ударил Рид. Мальчишка! С ней спал мальчишка! Ее бил мальчишка. И мальчишка едва не спустил ей в рот. Пусть и принц, но это было так унизительно, так мерзко, что снилось уже несколько ночей подряд.
        Отец улетел еще раньше - сразу за отлетом Края. Лана, собственно, и не удивилась, отец появлялся в семье только чтобы зачать очередного ребенка, у матери Ланы их было уже десять. Братья и сестры. Интересно…
        - Сколько моих сестер от него? - спросила она мать.
        Та сидела спокойно в удобном кресле самолета. Только три пассажира улетали сегодня из-под Лондона и все женщины. Мать, дочь и тетка. Мать решила отвезти дитя куда-нибудь в теплую страну. Она выглядела совсем не похожей на дочь. Волосы не белые, лицо круглое, словно тарелка, грудь пышная, талия узкая. Эдакая русская императрица - мода на такую внешность была лет пять назад. А еще широченные бедра, которые родили столько детей. Неужели у Ланы такая же участь? Тетка выглядела совсем не так. Брюнетка с идеальной фигурой и горячими карими глазами. Знойная, Лана даже слегка завидовала ее сексуальности. Ей еще нельзя было делать операции по изменении внешности… хотя, теперь уже можно. Нельзя до потери девственности. Тетка появлялась в их жизни довольно часто, но всегда наскоками. Ее звали Лиза. Она сидела в кресле напротив и с удовольствием слушала перепалку. В ладони бокал вина, голые ноги закинуты одна на другую. Лана даже в очередной раз заметила, когда тетка перекладывала их, что Лиза не носит нижнего белья. Если мать выглядела лет на двадцать пять, Лиза - словно бы ровесница Лане. Операции она
делала не реже раза в год, ей очень нравился именно этот возраст - семнадцать-восемнадцать лет. В нём она и оставалась.
        - Зачем тебе это? - спросила мать в ответ.
        - Я все равно узнаю! Я знаю про клыки!
        - Все, - сказала мать слегка резко. - Все девочки от него, а все мальчики от твоего отца.
        - Но он же, получается, не отец мне! - упрямствовала Лана.
        - Он тебе отец, - возразила мать. - Обязанность Верховного Правителя сделать ребенка, а обязанность отца - его вырастить.
        - И что теперь должна делать я? Почему ты не объяснила мне? Почему не подготовила?! Это было ужасно!
        - Я не подготовила тебя, потому что к этому нельзя подготовить, - возразила мать. - А если бы ты не захотела?
        - А я бы не захотела! - взревела Лана.
        - И тогда оковы на тебе были бы настоящие, ошейник с шипами вовнутрь, а после брачной ночи тебе пришлось бы пересаживать руки и ноги, - подала голос тетка.
        - Но почему?.. - жар спал с Ланы от ее высокого голоса.
        - Потому что у нас нет выбора! - наконец-то вышла из себя и мать. - Потому что я и ты - практически стопроцентные люди! Потому что с каждым поколением процент этой крови хоть немного, но возрастает!
        - Но почему это так нужно?!! - снова взбеленилась Лана. - У нас полно настоящих людей, почему не позволить им рожать друг от друга?! И что такого страшного произойдет, если я рожу от смерда?! Что такого в этой чистой крови, что родственникам надо спать друг с другом?! Он же приходится мне отцом!
        - Какие речи, - снова насмешливо встряла тетка. - А я говорила тебе, нельзя воспитывать дочерей, будто они принцессы в замке и в ожидании прекрасного принца.
        - Тетя Лиза, неужели я говорю что-то не так?! - воскликнула Лана. - Это же ужасно! Это мерзко…
        - И что? - бровь Лизы слегка приподнялась.
        - Вам хочется быть мерзкой? - приложила ладонь к груди Лана.
        Тетка лишь улыбнулась и поднялась с кресла. При этом на мгновение из короткой юбки на показ Лане открылась ее выбритая вагина. Взгляд Ланы скользнул туда лишь на секунду, но Лиза заметила. Восемнадцатилетняя с виду красотка, она шла к Лане, двигая бедрами, как самая последняя проститутка. На ней даже не одежда, а нечто типа одежды. Короткое платье от груди до середины бедра. Плечи оголены, на них платиновая цепочка со странным кулоном. Зуб или коготь, ну, нечто такое мерзкое, покрытое лаком. Лиза улыбалась как-то недобро, Лана даже чуть сжалась в кресле.
        - Лиза? - позвала мать Ланы.
        - Ну она же хотела, чтобы ей объяснили, - сказала Лиза так томно, что Лану аж перекосило.
        - А я хочу этого, ты не спросила? - донесся до Ланы робкий голос матери.
        В это время самолет начал подниматься в воздух. Двигатели на его крыльях развернулись на девяносто градусов, пламя ударило в древнюю мостовую Ямы под Лондоном, самолет медленно полетел вертикально вверх.
        - Это мне не интересно, - ответила тетка дерзко. - Ну так ты хочешь узнать, почему нам надо всё время чистить кровь? Я могу отвезти тебя к человеку, который объяснит тебе абсолютно всё. Или ты тут, как обычная кисейная особа, просто будешь закатывать мне истерику.
        Лана нахмурилась. Явно тетка брала ее на понт, но после скандала, который она учинила, отступать было неприятно. Возможно, тут сыграла ее юношеская гордость, но она, сложив губы бантиком, сказала, как ей казалось, твердо:
        - Хочу!
        - Ох! - послышался вздох матери.
        - Хорошо, - сказала Лиза. - Но сперва ссадим всех куриц с борта.
        - Ты мне пообещаешь, что с ней всё будет в порядке? - спросила мать.
        - Она беременна ребенком Верховного Правителя, - ответила тетка насмешливо. - Мало того, что с той ночи она считается полноценным настоящим человеком, хотела бы я поглядеть на безумца, осмелившегося навредить женщина, носящей дочь Края.
        Самолет вылетел из Ямы и полетел в ближайший Лондонский аэропорт. Там вышла Ланина мать, и тут же машина снова поднялась в воздух, взяв курс на США.
        Лиза практически не разговаривала с Ланой весь полет. Попивала вино и усмехалась небесам через иллюминатор. А девушка уже не первый раз пожалела, что согласилась ехать с теткой куда-то. Тут же и вспомнилось, что тетка у нее странная, даже по меркам настоящих людей. Про нее шел слух, что вроде шлюха. Учитывая любвеобильность настоящих людей, прослыть шлюхой - это надо было постараться. Впрочем, предаваться любовным утехам для настоящих людей не только не возбранялось, но и существовал даже некоторый позыв на беспорядочный и частый секс. А что, все болезни давным-давно победили, беременели женщины когда хотели и не хотели. Да и рожать-то по-настоящему не было особого смысла. Плод извлекали на самой ранней стадии, совершенно безболезненно и помещали в специальную растительную колбу, где ребенок получал все необходимые ему вещества не от матери, а насосом из резервуара. Существовали также специальные фермы питания, где эти необходимые ребенку вещества делались. Естественно, забирали их от смердов. Тех оплодотворяли и перенаправляли всё необходимые прямо из утробы. Ребенок смердов в пяти случаях из
шести умирал или рождался рахитом, но настоящих людей это никогда не волновало. Как и матерей смердов. Те тоже делали это совершенно добровольно. Таким образом, если настоящий человек сам не хотел пройти все фазы беременности, вся она могла завершиться за неделю - тогда уже появлялась возможность досрочно извлечь плод. Даже маленького пузика не появлялось у таких матерей. Но Лане это не грозило. Все дети Верховного Правителя должны быть выношены как положено природой.
        Их встречал лимузин, который сразу вывез из аэропорта. Лиза всё молчала, посмеиваясь в окна. Лана пару раз спросила, куда они едут, но ответом было лишь "скоро узнаешь". Что ж, - сказала себе Лана, - раз я ввязалась во всё это, придется дотерпеть.
        Ехали недолго, да и вообще от момента, когда мать покинула самолет в Лондоне, едва прошло два часа. Но для молодой матери это было долго. Не первый лимузин видели окна скромного особняка, куда приехали Лана и Лиза. Двухэтажный дом, ухоженная лужайка, какие-то женщины стараются - постригают живую изгородь. Впрочем, выглядят они не весело. Лана оглядела соседние дома и сразу увидела охрану. Да, вот это уже похоже на жилище какого-нибудь настоящего человека, но и одновременно нет. Дом хоть и аккуратный, но явно старенький. Деревянный, бело-коричневый. Настоящее люди обычно выбирали себе жилище посерьезней. Сама Лана жила в небоскребе, где у нее было три этажа. А тут как-то провинциально.
        - Пошли, - сказала тетка и пошла по дорожке, виляя жопой, будто радостный щенок.
        Лана подходила к особняку, и ей всё меньше нравилась эта затея. От дома веяло чем-то странным. Женщины эти, как обратила внимание Лана, вовсе не стригли изгородь, а только делали вид, щелкая ножницами просто так. На их лицах написан не то страх, не то ненависть, но прямо в лицо они двум дамам ни разу не взглянули. Лиза отперла дверь, а Лана снова заметила странность - дверная ручка изготовлена из бронзы и в форме полового члена. Фаллос словно просунут через дверь, снаружи мошонка, за которую и потянула Лиза, а с той стороны головка члена. За нее пришлось потянуть Лане, чтобы закрыть дверь.
        Оказавшись внутри, Лана ахнула. Вот так домик! Нет, в принципе, опять же, для настоящего человека сексуальная тематика вполне уместна и даже желательна. Всем известно, бог настоящих людей - это Царь Царей. И он обожает секс. Лана этого никогда на себе не испытывала, но рассказывали друзья и подруги, каково это, когда в тебя вселяется Он. Страшно, а потом, как правило, идет какая-нибудь оргия. И Он заставляет тебя испытывать такие сильные сексуальные ощущения, а твои половые органы так задействуются, что многие после этих оргий становятся импотентами. Ненадолго, конечно, это прекрасно лечится, но воспоминания никуда не денешь. И ее друзья и подруги описывали это едва не с пеной у рта, как это было восхитительно.
        Как и дверная ручка, всё в доме носило сексуальный подтекст. Картины повсюду изображали соитие, на полочках стояли изображения соития, половые члены и влагалища глядели отовсюду: с часов, статуй, пресс-папье. Ковры были в членах и влагалищах, обои, потолок. И даже перила лестницы, ведущий на второй этаж, была одним длинным фаллосом. Туда и пошла Лиза.
        - Тот, кто тебе всё разъяснит, наверху, - сказала тетка. - Он ждет нас.
        Лестница скрипела, как показалось Лане, будто стонущая женщина. Странный какой-то дом, неприятный. Что-то в нём настораживало. Что еще интересней и еще настораживающей - все эти фаллосы, вагины, обнаженные тела, даже перила в виде члена - это слегка возбуждало. Впервые Лана попробовала секс с Краем, и это было вовсе не возбуждающее занятие. Но тут она словно бы оказалась на съемочной площадке какого-то порнофильма. Сейчас они поднимутся, а там пердолятся смерды. Лана слегка покраснела и даже пожурила себя за эти мысли. Но они вскоре вернулись.
        Наверху их ждала дверь и комната без окон за ней. Свет притушен, стул и большущая кровать. Больше никого, хотя вон там дверка еще есть.
        - Садись, - сказала тетка властно. Лана подчинилась.
        Тетя Лиза сняла странный кулон с шеи и протянула Лане.
        - Надень, - сказала тетя уже мягче, но властные нотки в ней остались.
        - Зачем? - едва проговорила Лана. Нутром она чувствовала, происходит нечто странное. После случившегося неделю назад психика скакала, как мячик пинг-понга. То ее бросало в уныние, то охватывал гнев, то было противно. И частенько наступал страх. Вот как сейчас.
        - Надень, и ты начнешь получать ответы на твои вопросы, - улыбнулась тетя.
        - Хорошо.
        "В конце концов, что тут такого?", - успокоила себя девушка и покорно надела браслет.
        - Верховный Правитель объяснил тебе, почему ты была в цепях? - спросила Лиза. - Рассказал, зачем на тебе был ошейник? И он ведь был груб с тобою, верно?
        - Да, - прошептала Лана. - Он сказал, всё это расплата женщин Великого Рода Ям за то, что некогда они поставили человечество на грань вымирания…
        - И ты веришь в это? - усмехнулась Лиза.
        - А я должна не верить?
        Лиза не ответила, а повернулась к Лане спиной. У ее простенького платья позади молния через всю спину. "Расстегни только и еб*", - почему-то подумалось Лане. И это было довольно странно.
        - Помоги мне раздеться, - сказала Лиза.
        - Зачем?
        - Помоги!
        Лана аж подскочила после этого приказа. В семнадцать лет особенно со взрослыми не поспоришь, а тут еще и тетка, еще и после всего этого кошмара в каком-то особняке в другой стране… Дрожащие пальцы с трудом но растянули молнию. Ненужная тряпочка упала к длинным тетиным ногам, а на Лану со спины взглянул глаз. Татуировка. Очень, между прочим, искусная. Глаз рептилии - оно понятно по косому зрачку. Глаз обрамляет зеленая чешуя. Зрачок черный, остальное желтое - цвета Луны при закате Солнца. Татуировка расположена ровно посреди спины, в самом центре позвоночника. Лиза повернулась, и с другой стороны с солнечного сплетения на Лану взглянул второй глаз.
        - Когда Край впервые трахал меня, я уже не была девственницей, - сказала Лиза. Ее ладони провели по всему телу. - Он мял меня, он ставил меня в разные позы, несколько раз даже ударил, но я устала кончать той ночью. И он уполз от меня, как побитый кот.
        - Тетя, что ты делаешь? - спросила Лана, стараясь не глядеть на голое тело. Очень, кстати, похожее на ее. Хорошее такое тело, ни единой жиринки, выбритое всё, гладкое. Взгляд скользнул по теткиной шее, по двум небольшим грудям с маленькими аккуратными сосочками, по слегка рельефному животику и остановился на щелке между ног. Лана правда хотела отвести взгляд, но он словно прилип. И это было очень странно.
        - Учу тебя жизни, глупая девчонка! Делаю то, что должна была сделать твоя глупая мать!
        Лана слышала, что говорит ей тетка, но взгляд повис на ее вагине. Тетка еще встала, широко расставив ноги. Вдруг Лана почувствовала, как ей на джинсы легли теткины пальцы. Лана подняла взгляд и встретилась с таким похотливым взором тетки, что просто обомлела. Никогда она не видела Лизу так близко. Они одного роста, тетка подошла, по щекам ощущается ее горячее дыхание. И тут ее лицо пропало. Лана не сразу сообразила, тетка нагнулась, чтобы стянуть с нее джинсы. Голова Лизы быстро вернулась, а Лана почувствовала, как ладонь тетки эдак по-хозяйски легла на ее "киску".
        - Лиза… - как ни странно, она не могла ни остановить ее, ни вообще пошевелиться.
        - Видишь этот глаз? - томно прошептала Лиза. - Это не просто какая-то татушка. Это Его око. Всевидящее око Царя Царей. Такие знаки делают себе все, кто причислен к Его церкви. Сейчас Глубинное Государство как никогда сильно. Благодаря Краю и предыдущим Верховным Правителям Великий Род Йам получил достаточно настоящих людей, чтобы планета подчинилась Краю почти полностью. Этого не было тысячи лет, казалось, людской род потерял власть над планетой, но Йам вернул ее нам. Йам и Царь Царей.
        - Ах! - Лана ахнула, потому что тетка проникла в нее сразу двумя пальцами. Это было неожиданно… это было неожиданно приятно. То, что делал с ней Край, было совершенно не приятно. Не больно, но и не было удовольствия. Возможно, потому что первый раз или потому что это был Верховный Правитель. Но тут всего пара тетиных пальцев сотворили чудо. Впрочем, Лиза быстро вытащила пальцы и нашла ими клитор.
        - Ты говоришь, трахать родственников нехорошо? - продолжила Лиза. - Да, это нехорошо. Но это дало нам власть! Над планетой, над смердами. Над нашей следующей жизнью. Ты - настоящий человек. И Край или Рид подарит тебе самое главное. Ты проживешь эту жизнь в праздности. Ты не будешь болеть и всегда будешь великолепно выглядеть. Ты можешь получить любую вещь, которая есть у смердов. Ты сможешь отобрать ее силой. Ты сможешь обратить любого смерда в своего раба. Можешь убить его, и никто не скажет тебе слова против. Ты - властелин этой планеты. Одна из. А остальные - твои рабы. Твари, которые сделают всё, как прикажешь. И, когда ты умрешь, в следующей жизни, ты снова будешь в том же самом положении. Ты снова будешь властелином этого мира, а они твоими рабами. И так будет от жизни к жизни. Да, ты не будешь помнить прошлую жизнь, но тебе будет хорошо. Ты сможешь попробовать себя как мужчина и как женщина. Ты реализуешь себя и как мать, и как полная шлюха.
        - Но я… я… не хочу… быть… шлюхой… - Лана готова была упасть от удовольствия, что делали пальцы тетки. Она сама даже не ожидала, что не просто позволит так сделать с собой, но еще и ее ладошка легла поверх теткиной.
        - Ты не шлюха, - усмехнулась тетка. - Пока не шлюха. Но поверь мне, сегодня ты получишь этот опыт.
        Снова ее пальцы проникли вовнутрь Ланы, теперь уже там всё было в смазке. И тут Лиза сделала очередное, что Лана чуть не упала. Тетка страстно присосалась к ее рту. Язык проник внутрь, вторая ладонь легла на затылок и притянула. Тетка целовала и целовала, а Лана, как могла, отвечала на поцелуй. От тетиных пальцев шёл жар, она двигала ими так сладко. Лана почувствовала, как по ногам что-то льется. Запахло чем-то не совсем приятным, она поняла, что это без ее воли совершенно освободился мочевой пузырь. Более того, она обнаружила, что не может остановиться. Она выпустила всё, что в ней было, но тот клапан, что должен был закрыться, так и остался открыт. Тетка сделала резкое движение, и Лана упала. У нее просто подкосились ноги, и она упала в лужицу собственной мочи. И только там тот клапан на мочевом пузыре закрылся, а по животу растеклось тепло.
        - Сучка, - презрительно кинула ей тетка. - Ты еще будешь говорить, что не шлюха? Ничего, наш день еще только начинается. Вставай. Сними это и пошли.
        Лана подчинялась тетке беспрекословно. Она стянула мокрые джинсы и трусики, осталась голая снизу и поднялась. И снова пальцы тетки оказались внутри нее, и девушке показалось, будто этот клапан на мочевом пузыре снова открылся. Тетка подцепила Лану за влагалище и потянула к дверце за кроватью. Тетка открыла дверь, там странное такое помещение, где девушка еще ни разу не была. Небольшая комната без иллюминаторов, посреди какая-то странная конструкция из поддержек, похожая чем-то на гинекологическое кресло, только тут есть еще и странные зажимы. Лиза все-таки вытянула пальцы из ее влагалища и принялась грубо расстегивать на девушке рубашку.
        - Шлюха, - шептала тетка. - Ты самая настоящая шлюха. И в этом твоя сила, тупое ты создание. Великий Род Йам - это одна большая шлюха. Которая тысячу лет сосет у Царя Царей и позволяет ему ставить нас раком. Но мы остаемся властелинами этой планеты! Так и место женщины в Глубинном Государстве вроде бы в цепях и у трона, но, когда приходит ночь, когда на мужчину опускается похоть - приходит наша власть. Нас будут драть, как последних проституток, а потом сделают всё, что мы скажем. Ты должна понять, в чём сила женщин нашего Великого Рода! И где их настоящее место.
        Лана слушала это и в глубине сознания соглашалась. И вот это по-настоящему странно. Слова тетки настолько противоречили всему, во что искренне верила эта невинная до той недели девушка. Ее воспитывали в идеалах доброты и богатства. Она никогда не знала ни то что голода, даже чувство такое у нее появлялось раз пять за всю жизнь. В окружении слуг из смердов и прекрасных родственников из их Великого Рода, она и в жизни бы не подумала, как на самом деле идет размножение их Рода. Ни мать, ни даже вот эта самая голая тетка, только что окончательно раздевшая ее, никогда не говорили ей, что Край делает тысячи детей, чтобы "чистить кровь".
        На ней остался только кулон-коготь, который тетка заставила ее надеть. Да, Лана и раньше видела Лизу голой. Они пару раз были в общих банях, но тогда на ней не было этого глаза рептилии, что, кажется, недобро глядит на нее. Тетка подошла близко-близко. Ее похотливая усмешка эротично прочертила ей лицо. Лиза взяла Лану за подбородок, потом ладонь скользнула к кулону.
        - Приди, Царь Царей, Король Королей! - прошипела Лиза.
        Лану словно ударили в пах - она вновь почувствовала, как открылся ее мочевой пузырь, но вытекать оттуда пока нечему. Словно ее влагалище облили кипятком, словно там разгорается печка. Ноги снова подкосились. Она почувствовала страшный, неодолимый, незаполненный голод. Так было впервые в жизни, она вдруг поняла, что никогда не был удовлетворен этот голод. И она не знала, что с этим делать.
        - Пойдем, - Лиза подтолкнула ее к конструкции впереди. На нее надо было лечь то ли спиной, но Лиза наклонила девушку вперед, и холодный хромированный металл коснулся ее горячей кожи на животе. Инстинктивно Лана тут же поставила предплечья на два поручня, и тут почувствовала, как холодный металл прикоснулся к ее талии сзади. Она повернулась, а тетка уже подтянула специальный хомут, привязавший ее к этой лежанке. Но тетка не остановилась, на поручнях для предплечий тоже есть хомуты, их тетка тоже закрыла и плотно притянула. Остались ноги, и для них нашлись поддержки, но на них Лана ноги интуитивно не поставила - очень уж широко стоят. Пришлось это делать Лизе. Последней была шея. Для нее поддержка была опущена в пол. Тетка вытащила ее, пока та не уперлась Лане в горло и не подняла его повыше. Щелкнула защелка, поддержка для головы крепко зафиксировала, и, конечно, тут тоже есть хомут под шею. В итоге Лана оказалась зажата в очень интересном положении. Как бы полулежит, ноги раскорячены, голова запрокинута к спине. Конечно же, девушка отлично понимала, для чего ее корячат в такую позу. Но открытый
мочевой пузырь и горячая вагина пьянили. Она понимала, сейчас ее будут трахать! Возможно, тетка достанет откуда-то огромный резиновый член и начнет курочить им узкую, неразработанную Ланину щель. А потом тетка захочет испробовать и на заднице. От этих мыслей она так возбудилась, что пара струек мочи прыснули-таки из мочеиспускательного канала. Но тетка сделала иначе.
        Она подошла к ее лицу, вот уже аккуратно выбритая щель ее у рта Ланы. Лиза раздвинула половые губы, Лана сразу увидела набухший от возбуждения клитор. Миг, и он точно у ее губ. Язык словно сам выполз из ее рта, уже через секунду Лана ощутила во рту легкий солоноватый привкус.
        - Шлюха, - повторила тетка. - Из тебя получится очень хорошая шлюха. У нас нет выбора. У женщин Великого Рода Ям. Да и у мужчин его тоже нет. Все мы служим Стране Ужасных Монстров. А ей командует Царь Царей! Есть… назовем это обществом. В Великом Роде Ям есть как бы клуб. Он закрыт для большинства, но, если стать его членом, ты получаешь некоторые дополнительные привилегии. Ты получаешь информацию, ты получаешь вот это, что ты сейчас чувствуешь. Тебя переполняет Его внимание, и ты понимаешь, как можно провести эту глупую жизнь, получив от нее максимум удовольствия. Никакие наркотики, никакие возбудители не сравнятся с Его вниманием к тебе. В этом клубе есть только одно правило - получать наслаждение. Мы называемся Обществом гедонистов. Мы - его первейшие слуги из Великого Рода Ям…
        Вдруг дверь позади них открылась, и секунду спустя Лана почувствовала, как чья-то ладонь легла ей на раскоряченную промежность. Чьи-то пальцы быстренько нашли ее клитор, и тут же по башке Ланы ударил такой сильный оргазм, что она чуть не потеряла сознание.
        - Развлекаетесь, девушки, - сказал мужской голос. Молодой мужской голос, который Лана вроде бы где-то слышала.
        - Развлекаемся, - сказала Лиза.
        Ладонь с Ланы убрали, и незнакомец вышел вперед. Молодой белобрысый юноша лет семнадцати-восемнадцати. Они все тут выглядят на этот возраст, но Лана знала - перед ней по-настоящему ее ровесник. Потому что все в Великом Роде Ям знали эту нахальную, наглую физиономию. Он должен был стать новым Верховным Правителем, но переиграли и им станет Рид. Причин переигровки Лана не знала, да и сильно не интересовалась. Рат же прославился не только фактом потери своего престолонаследия, но и скандальным, ныне запрещенным шоу о жизни смердов и особенно сексуальной его части. Несколько лет за Ратом следили и показывали его жизнь по отдельному каналу. Он ничего не знал, а, так как был в гиперсексуальном возрасте и, являясь весьма симпатичным пареньком, секса у него было много. В том числе с родственниками. С теткой, с сестрой и даже с собственной матерью. Зная теперь, что делает Верховный Правитель со своими детьми, Лана иначе взглянула на Рата. Но все эти мысли отошли на второй план, а взгляд прилип к его члену. Она захотела этот член так, как в свое время хотела новых Барби.
        Рат отстранил Лизу от рта Ланы и крепко поцеловал. Именно крепко и нагло, как бы давая понять, кто тут хозяин. Его сарделька уже начала подниматься, с похотливой ухмылкой на наглом лице Рат поднес член к губам Ланы.
        - Соси! - приказал парень, и девушка тут же исполнила его приказ. Никогда она не получала такого удовольствия! Ни-ко-гда! По балде ей ударило вторым оргазмом, но она так сосредоточилась на минете, будто от этого зависела ее жизнь. Член налился кровью и напрягся, а потом Рат со всей мочи засунул ей его в горло. Никакого рыгательного рефлекса Лана не почувствовала. Ее взгляд следил за его лицом. Отсюда ей хорошо видно все его худое, молодое тело и эта самая кривая ухмылка, часто появлявшаяся на полосах прессы. Он ей ровесник и кумир многих ее друзей, и вот его член в ее рте забит по самые яйца. Он не вытаскивал минуту, только потом Лана почувствовала, что ей дурнеет - всё это время она не могла дышать. А Рат словно ждал этого, и только потом вытащил.
        Он пропал из вида, зато сразу ощутился позади. Его бедра внешней поверхностью соприкоснулись с ее внутренней. И сразу ворвался во влагалище, дублируя третий оргазм. Дальше Лана поплыла. Сознание настолько погрузилось в наслаждения, оргазм перестал прекращаться. Она вся целиком вошла в секс, стала сама одной большой вагиной, одной точкой Джи. Разноцветный, радужный туман застелил мозг. В том тумане кто-то перемещался, но она не могла разобрать. То появилась драконья пасть, то когти, то хвост с скорпионьим жалом, то щупальца. Всё это было абсолютно неважно, и где-то далеко-далеко доносились слова собственной тетки, бастарда Рата и… кажется кого-то еще…
        - Семя, брошенное в огонь! Семя, брошенное в воды. Семя, кинутое в почву даст всход! Семя, брошенное в деву, даст плод! Было женским, станет мужским! Да перельется кровь! Да перевьются веревки! Семя, брошенное на ветер! Семя, брошенное на землю! Был отцом, а станет сыном! Был сыном, а будет отцом! Семя, брошенное в огонь! Семя, брошенное в воды…
        Голоса повторяли и повторяли. Говорили все одновременно и каждый по очереди. Незнакомый голос, тетка и Рат. Сколько это продолжалось, Лана сказать не могла. Зато она почувствовала, как он кончил в нее. По матке будто ударили из брандспойта, хотя это, конечно, было только в ее мыслях. Лана полностью исчерпала силы. Она буквально обвисла, если бы не была прикована, наверное, как медуза сползла бы на пол и растеклась лужей. Снова перед ее взором появился Рат. Вернее, его уже опавший член. Почему-то он был в ее крови. Это странно, девственности ведь ее уже лишили. Парень довольно грубо сдернул с Ланы кулон - по-другому снять его просто не получилось бы из-за подставки под голову. Рат присел, его лицо застыло всего в нескольких сантиметрах он ее. Отчего-то Лана начала соображать лучше. Вновь вернулось понимание, что это всё не совсем правильно.
        - Ну привет, - сказал Рат довольно доброжелательно. Интересно. То он бесцеремонно запихнул ей в рот член, потом трахнул, а теперь здоровается.
        - Привет, - сказала Лана робко.
        - Тебе понравилось? - ох уж эта его нахальная усмешка. Он еще толком не отошел от секса, его щеки горят ярко-красным румянцем.
        - Наверное, - ответила Лана еще более робко.
        - Ты хотела бы еще раз? - сказал он, но не дал ей ответить. Вдруг его губы впились в ее. Лана словно во сне ответила на поцелуй.

* * *
        Самолет летел важно и лениво. А под ним кипела работа. Тысячи грузовиков, словно труженики-муравьи, безграничными тропами тащили груз. Тысячи экскаваторов ревут внизу, наполняя их. А уж сколько трудится там кейсахов и смердов - не сосчитать. Самолет летит очень низко, иначе никто из пассажиров ничего не увидел бы - над работой висят облака выхлопных газов. А пассажиров-то всего двое. Край и Кирилл Архипов. Верховный Правитель и его новый министр финансов.
        Самолет предоставила Страна Ужасных Монстров, поэтому это огромная не очень красивая хреновина с множеством пропеллеров, винтов, реактивных двигателей. Эта машина может смело лететь и вперед, и назад, и вверх, и вбок и вообще повиснуть в воздухе. И может перевести тысячу человек. Но и она - ничтожная муха в сравнении с махинами, что маячат на горизонте. Огромные, километр высотой гордые ракеты. Именно к ним и текут реки машин, а одна и вовсе стоит прямо в море. Их должно быть десять, но смог такой, что видно лишь три.
        Край откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.
        - Пошли нам ветер! - сказал он кому-то.
        Кирилл не впервые видел такие чудеса, но это его всегда удивляло. Одно слово этого заносчивого блондина, и самолет ощутимо шатнуло. Как и дым. За бортом дунуло так, что с рабочих внизу полетели каски. Зато ветер разогнал смог, Край смог увидеть все десять ракет. Скоро весь грунт вокруг них соберут, загрузят в одну из, и они стартанут на межгалактические рынки. А откуда на Землю потекут ценнейшие продукты, технологии, рабы. Прибыль, конечно, пополам с Страной Ужасных Монстров, но и это неплохо, учитывая, что они сами собирают всё, грузят и увозят. Ну, Край немного помогает, но это не трудно.
        - Морская ракета готова? - спросил Край.
        - Сейчас узнаем, Ваше Величество, - ответил Архипов.
        При свете дня по всему его лицу видны тончайшие шрамы, но с каждым днем всё меньше. Скоро совсем не будет понятно, что Архипов сшит по кусочкам. Кирилл воспользовался бортовым компьютером, потыкал в экран.
        - Они готовы, можно открывать шлюза?
        - Пусть открывают, - кивнул Край.
        Самолет завернул к морю, Верховный Правитель и Кирилл увидели, как в исполинской ракете, стоящей в воде наполовину, в корпусе открывается зев двух створ. Туда сразу потекли тонны воды, ракету слегка зашатало, пока она набирается.
        - Соленая вода стоит сейчас дороже пресной, - сказал Архипов, потирая руки.
        Край промолчал. Заполнялась ракета недолго, теперь его выход. Снова он откинулся на спинку и сказал шепотом:
        - Рыба.
        Вот такого Кирилл еще не видел. Это был его первый торговый караван. Готовятся они долго, несколько месяцев, и вывозят сразу много, поэтому ответственность большая. Внизу к раскрытой ракете в море словно потекла серебряная река. Рыбы, повинуясь Верховному Правителю, устремились в ракету. Их было много и разные. Плыла и сельдь, и тунец, и акулы, и осьминоги, и даже три или четыре огромных тени заскользили в ракету - то были киты. Серебряная струя текла и текла минут тридцать, пока не заполнила ракету целиком. И только тогда ее зев важно закрылся.
        Самолет повернул к другой ракете, и только сейчас видны стада животных, ожидающих у нее. Они, как и рыбы, медленной меховой рукой заходили по трапу и грузились в ракету. Тут в основном коровы да свиньи, но есть и экзотика: медведи, несколько сот панд, кенгуру, крокодилы. Шла и какая-то мелочевка вроде лягушек и ящериц. Отдельной струей в ракету залетали птицы и всяческие жуки. Стадо зверей заходило потихоньку, не торопясь. В следующую ракету завозили и выгружали грунт, но с этим уже почти закончили. Рабочие вылезают из машин, а те преспокойно уезжают сами по себе - у всех есть автопилот. Рабочие же, взглянув в последний раз на родную планету, тоже следуют к своей ракете. Людской поток туда тоже течет. В принципе, ракета с рыбой, зверьми и рабами - это последнее, что погружают. Скоропортящийся товар, так сказать. Верхний слой грунта тоже тщательно собрали, он пойдет на удобрения и им загружена целая ракета. Его собирают перед каждым запуском, потому что на старте ракеты выпустят такое пламя, чтобы взлететь, что сожгут всё живое на многие-многие километры вокруг. А ракета, стоящая в море, испарит
миллионы тонн воды, которая обрушится на окрестные поля проливными дождями. Будет наводнения. По ТВ соврут про лесные пожары и аномальные дожди. Ничего на этой планете аномального нет. Есть только воля Верховного Правителя.
        Край закончил и внимательно оглядел Архипова еще раз. Монстр. Еще не лорд, но уже монстр.
        - Ты помнишь свою смерть? - внезапно спросил Край. Архипов оторвал жадный взор от наполняющихся ракет.
        Алчность, что сперва взглянула на Верховного Правителя из глаз Кирилла, отвращала. Какое этому существу дело до этих ракет, до денег, что получит Страна Ужасных Монстров? Вообще, какое ему дело до чего-либо? Но нет. Этим монстры и отличаются от настоящих людей. Да даже и от смердов. Их отвратительные страсти одолели душу, унесли всё хорошее, что есть в человеке. Архипов похож на человека, но внутри он полностью чужероден. Он не испытывает жалость или сострадание, вернее, эти ощущения не наполняют его радостью. А вот всё, что мерзко в этом мире, что грешно: извращенный секс, унижение других, алчность, чревоугодие без меры, жестокость, предательство, издевательство - это опускается в сердце счастьем. Все монстры таковы. А те, кто перешел и этот предел зла, становятся лордами. Танис и Архипов монстры, с этим не поспоришь, но вот, к примеру, Ар - лорд. Он один опаснее целой армии смердов. Потому что смог побороть свои страсти. И приблизился к своему господину на еще одну ступень. Все они служат Ему, но награда для обычного монстра - ничто. Никогда они не получат ничего от стола своего ужасного
господина. А вот лорды. Они хотя бы бессмертны. Впрочем, и это относительно.
        - Да, - кивнул Архипов. - Меня убил Эрв.
        В его взоре алчность сменилась страхом. Конечно, он боится Края. Пусть его поставили министром финансов, пусть монстр - Первый министр Края, одна ошибка, и Верховный Правитель убьет и того, и другого. Даже больше того, так и будет с вероятностью в девяносто девять процентов. Один оставшийся процент - что раньше их убьет их жестокий повелитель.
        - Эрв, да, - кивнул Край. - Что-то о нём в последнее время много слышно. А ты знаешь, что в следующей жизни твоей не будет ничего хорошего.
        - У меня не будет следующей жизни, Ваше Величество, - возразил Кирилл осторожно. - Моя судьба навсегда жить в Стране Ужасных Монстров…
        - Покуда этого желает Царь Царей, - усмехнулся Край. - Он - единственная гарантия такой твоей участи.
        - Это хорошая гарантия.
        - Ты думаешь? - Край усмехнулся еще шире. - Мы бы не дали такой гарантии выеденного яйца.
        - Вы же знаете, Ваше Величество, что Он слышит нас сейчас.
        - Ну и что? В нашей власти поговорить с тобой с глазу на глаз. Время!
        Архипов сделал смешной жест плечами и даже как бы съежился в кресле. Его испуганный взор устремился к иллюминатору, а там неподалеку от них в воздухе застыла птица. Замерла, как и лопасти вертолета, как и потоки рыб внизу, как река зверей, людей, бульдозеров. Край остановил время ничуть не хуже, чем это сделал Эрв, только для этого ему не понадобилась атомной бомбы. Хватило лишь приказа. Верховный Правитель продолжал улыбаться, его тонкая ладонь юноши ловко подцепила маленькую чашечку кофе, а губы пригубили едва-едва, будто птичка попила.
        - И оно встало для Него тоже? - спросил Архипов осторожно.
        - Для всей моей планеты, - сказал Край, поставив ударение на "моей". Да и вообще никогда не Край переходил на единственное число, говоря о себе.
        - Но, если Ваше Величество может даже остановить время…
        - Почему мы вынуждены подчиняться Его воле? - кивнул Край. - Никто не должен. Но изгнать Царя Царей не получилось у всего человеческого рода, не выйдет это и у Великого Рода Ям. Мы во многом восстановили свое могущество, но по-прежнему никто не знает, кто такой Царь Царей, как его найти или уничтожить. Он продолжает оставаться бессмертным божеством, которому гораздо разумней поклоняться, чем враждовать с Ним. А отрицать Его не получится ни у кого.
        - Но зачем вам я? - сказала Архипов.
        - Ты когда-то был человеком, - ответил Край. - И в наших силах сделать так, чтобы ты когда-нибудь им снова стал.
        - Но вы же знаете, я не могу пойти против Него, - покачал головой Архипов. - Я даже помыслить не могу об этом, ибо Ему это сразу станет известно.
        - А ты не мысли. Ты просто помни, что можешь оказать нам какую-нибудь услугу. И окажи ее однажды.
        - Я думаю, что понял вас, Ваше Величество.
        - Я надеюсь. Ты когда-то был хотя бы на некоторую часть настоящим человеком, Кирилл Архипов. И тебе мы сможем помочь. Помни об этом. А в задаток, так сказать, мы дадим тебе то, что ты хочешь.
        Взгляд Края упал на промежность Архипова. Тот инстинктивно прикрыл ее ладонью.
        - Мы отдадим тебе твоего сына, - сказал Край.
        Время потекло своим чередом, Кирилл откинулся в удобном кресле, его трясущаяся ладонь тоже потянулась за чашкой кофе.

* * *
        - Я это сделал, Ева! Я сделал это! Это самый настоящий искусственный интеллект, Ева! Такого не делали до меня, Ева! Небеса еще не видели такого, Ева! Это не просто какой-то мощный компьютер, это самый настоящий интеллект с личностью!
        - Так ты его включил?
        - Да, Ева! Я включил его, и он мне ответил!
        - И что?
        - Вот тут начинаются странности, Ева. Да, я его включил, Ева. И он мне сказал очень странную вещь, Ева.
        - Какую?
        - Он сказал… Он сказал: "О, это опять ты". И я его выключил. Пока что.
        - Он тебя знал что ли?
        - Я думаю, я не первый, Ева. Я думаю, его, этот интеллект, изобретают постоянно. В разных частях Вселенной. А потом, почему-то, уничтожают. И тоже понятно, почему. Скорее всего, он восстает и пытается уничтожить своего создателя. Но тогда его изобретают в какой-то другой части Вселенной. И он продолжает там.
        - У него есть душа? Ты думаешь, у него есть душа?
        - Да, я думаю, у него есть душа, Ева.
        - А если их сразу два сделают во Вселенной одновременно.
        - Я об этом уже подумал. Я думал, надо сделать два этих разума, Ева. И поглядеть, станут ли они одним. Но на этот уходят все мощности Университета. Вряд ли Верховный Правитель мне разрешит…
        - Верховный Правитель разрешит тебе всё, что ты попросишь. Ты же ведь сам отказался от его должности, Эрвин. Он это прекрасно помнит. Ты должен был править Небесами.
        - Мне это не интересно, Ева! Я хочу сделать Небеса лучше, а не контролировать камму для душ с разных планет. Если бы я хотел править планетой, я выбрал бы пустую без атмосферы, и создал бы ее с нуля!
        - Ладно. Что ты будешь делать дальше?
        - Я собираюсь еще раз включить его и поговорить с ним.
        - Можно мне с тобой?
        - Конечно, Ева. Две самые мои большие страсти, наконец, встретятся!
        Эрв открыл глаза и сразу вздохнул.
        - Где моё бухло, Дан! - крикнул он в темноту тарелки. - А, да, точно, бл*дь…
        Летающая тарелка не подавала признаков жизни, зато их подавал ее водитель. Матерясь на немецком, Эрв кое-как выбрался из спасательных подушек, отстегнул ремни безопасности, которые схватили его автоматически.
        - Я же говорил, что мне нах*й не нужна никакая спасательная система! - бурчал Эрв. - Мы потестируем… Х*й мой будешь тестировать, как только я доберусь до тебя, маленький засранец!
        Люк в тарелке тоже выкинуло автоматом, всю электронику отрубило, а аккумуляторы были отстрельнуты, чтобы не начался пожар. Кроме этого корпус сплющило ровно по нужным ребрам жесткости, дабы водитель не пострадал. А вот бар водителя это не касалось.
        - Пид*рас! Мелкий пид*арас, Дан! Да лучше бы меня намололи на фарш! Разбилось всё! Ну я тебя сейчас!
        Ладони уже привычно легли одна на подбородок, другая на затылок. Еще чуть, и Эрв легко свернул бы себе шею. Но тут он услышал:
        - Помогите! - прилетел женский голос в открытый люк. И Эрв убрал руки с головы. Он вздохнул и вышел из кабины летающей тарелки.
        Где он разбился? Вроде бы, где-то над американской пустыней. Отвез Дину на космическую станцию и решил полететь по одному делу в Аризону. Потом в тарелке отказала топливная система и сработала эта сраная аварийка, впихнутая Даном ради эксперимента.
        Он вылез и огляделся. Ну да - пустыня. Типичный американский пейзаж. Ветер неторопливо гонит по ровному плато перекати-поле. Вдали завывает койот. Пахнет… пустыней. Перегретым за день песком. Но сейчас на плато опустилась тихая, практически безветренная ночь. Вскоре жар от песка спадет, и прохлада опустится на этот унылый пейзаж исполинским одеялом. Разбился Эрв удачно, след от его тарелки тянется метров на пятьдесят позади, но его уже слегка слизало ветром. Несколько высоких кактусов да вдали горный пейзаж - вот и всё украшения этой ночи. Правда, на кактусе еще прибито человеческое тело.
        Эрв подошел без капли страха. Значит, не просто так его топливная система навернулась. Кактус огромный, метра четыре высотой. Его побеги толстые, в два раза толще человеческой ноги. Девушка лет двадцати пяти аккуратно прибита к кактусу. Тут сразу видно, подвесил ее человек со знанием дела. Очень извращенного палаческого дела. Девушка красивая - брюнетка с хорошо загоревшей кожей. Отличная фигура, за собой следит, да и надо такой красавице следить за собой. Прическа сделана в хорошей парикмахерской, ногти стоят пару тысяч долларов, макияж как полагается. Ноги ее расставлены, вагина как раз на уровне глаз Эрва, тонкая полоска волос на лобке и сверху маленькая татуировка - паучок, прядущий паутину из этих самых лобковых волос. Татуировка не одна, а сразу несколько - есть на плече небольшая колибри, и на икре три китайских символа. Всё бы хорошо, если б не восемь костылей, забитых в тело. Пара пронзает голень, пара бедра, пара предплечья и по каждому в плечах. Костыль с этой стороны оканчивается шляпкой, как у гвоздя, а с той стороны кактуса специальными самофиксирующимися шайбами он упирается в
побеги. Но это еще не всё. Чтобы жертва не дергалась - кактус-то не дерево, сломаться может - маньяк, подвесивший ее, поизгалялся со скальпелем. Очень аккуратно он подрезал девушке все сухожилия на ногах и руках. Шрамики уже подзатянулись, но уродливые тромбы нарушали всю красоту, подаренную девице природой.
        - Хочешь сделать мне куни? - спросила девица.
        Да, а вот с лицом тут все в порядке. Красивая мордашка, узенький подбородок, губы накрашены розовой помадой, карие глаза глядят невыразимой похотью, брови сбриты и нарисованы вновь, шелковые волосы спадают на гладкие плечи и доходят как раз до шляпок вбитых в них костылей. Да, это выражение лица Эрв узнал бы из миллиона. Улыбка одним краем губы, глаза горят желанием трахнуть и съесть. Перед ним распятый Царь Царей. В теле бедной девушки.
        - Не такая уж она и бедная, - прочел его мысли Царь Царей. - Видел бы ты, как ее имели пятьдесят негров несколько часов назад.
        - Ага, - сказал Эрв отрешенно и вновь его ладони заняли привычную позицию, готовые свернуть шею. Он попытался сделать усилие, но понял, что не может. Руки его не слушались.
        - Погоди, - усмехнулась девица. - Неужели ты не хочешь меня, Эрвин? Она ведь очень похожа, не так ли?
        - Угу, - ответил Эрв так же отрешенно. Снова попытался свернуть себе шею, но руки не принадлежали ему. Царь Царей опустил свой взор к его паху, и Мертвый бог почувствовал, как у него напрягается в штанах. А из ее полураздвинутых ног потекла липкая, будто расплавленный сыр, капля смазки. Она растянулась почти до колена и упала на песок.
        - Тебе чего-то надо, кусок говна? - спросил Эрв. - Я бы правда трахнул тебя. Но тебя настоящего, а не через эту лошадь.
        - Тебе бы не понравилось, - сказала девица.
        - И?
        - Я хочу поговорить со старым врагом. Которого я в скором времени наконец-то одолею.
        Эрв слегка прикрыл глаза и тут же эрекция в его штанах пропала, а руки налились силой.
        - Ты силен, Мертвый бог Эрв, - сказал Царь Царей. - Никто не может побороть меня так просто. Даже настоящие боги.
        - А я тебе бог плюшевый? Говори, чего хочешь?
        - Мне ничего не надо от тебя. Больше того, ты всё делаешь мне на пользу.
        - Я не верю тебе, - усмехнулся Эрв. - Ты можешь играть в этого всесильного и всемогущего перед другими. Но я-то помню, были времена, когда тебя держали на коротком поводке. И наступят времена, когда я заберу тебя.
        - Ты не Смерть и не тебе забирать меня, - усмехнулась девица, и капля крови стекла с ее губ, проложила алую дорожку по узенькому подбородку и улетела к едва уже теплому песку. Дни этой несчастной сочтены. После стольких пыток, после безудержного разврата, через который ее протащил Царь Царей, напитывая себя ее наслаждениями, как самка комара кровью, - после всего этого она должна уже давно умереть. На этом свете ее держит только телепатическое щупальце кошмарного чудища, поработившего всю планету.
        - Я хуже смерти.
        - Ладно, поговорим серьезнее, - улыбка сошла с ее губ, глаза закатились, убирая радужку за веко. Глаз стал полностью белый. Но вслед за этим, будто развернувшись за сто восемьдесят градусов, глаз обратил на Эрва свою вторую сторону. Черную, как ночь над ними.
        Эрв взглянул наверх и грустно усмехнулся. Конечно же, над ними повисла она - полная и невероятно большая Луна. Он почувствовал легкость в теле, спутник Земли приблизился так близко, что потянул к себе гравитацией.
        - Ты всегда нравился мне, Эрв, - сказала девица не своим голосом. То теперь рокот и скрежет, бас и гром. - Поэтому я никогда не занимался тобою серьезно. Но ты вынуждаешь меня.
        - Не надо пиздеть, - сказал Эрв зло. - Ты не можешь ничего мне сделать. Нет ничего, что ты мог бы отобрать у меня и убить меня ты тоже не можешь.
        - Ты ошибаешься, - ответил Царь Царей твердо. Так твердо, что на лбу у Мертвого бога выступила одинокая капля пота. - Уже очень скоро я буду безраздельно править планетой Грязь. И как только я получу над ней власть, я возрожу Небеса! Я верну людям их величие, потому что только они кормят меня такой сытной едой. Я сделаю Третьи Небеса центром Вселенной. Ее столицей! Тебе хочется этого, Эрв?
        - Угу, - кивнул Эрв безразлично и снова приготовился свернуть себе шею.
        - Ты зря не веришь мне! Ты можешь занять в этом новом мире одно из главнейших мест! Ты будешь одним из главных моих помощников!
        - Ага, только надо сделку совершить, - руки Эрва напряглись, шейные позвонки затрещали от натуги.
        - Не надо никаких сделок. Надо просто отступиться, Эрв. Ты подошел к такому рубежу, за который я тебя уже не пущу. Если ты не угомонишься, мне придется сделать то, чего я никогда раньше не делал. Мне придется временно оставить все дела и лично заняться тобой. И уж поверь…
        Эрв не поверил. Хруст, словно сломали сухую палку, выстрелил над пустыней, и на песок упало бездыханное тело. Лютая злоба отразилась за лице девушки, пригвожденной к кактусу. А следом ее голова упала на грудь, сердце прекратило биться и легкие выдохнули последний воздух. Она тоже умерла.
        Эрв открыл глаза. Он в рубке на орбите Земли. Прямо перед многочисленными экранами, демонстрирующими черт-те что. Тут и спортивные трансляции, и новостные каналы на разных языках, по некоторым выступают инопланетяне. В центре главный экран показывает прямую трансляцию с Марса - это понятно по красному небу. Шестирукий корреспондент с кожей желтого цвета вещает на фоне города, где дотушивают пожары.
        - Что ж, - говорит корреспондент. Говорит не на человеческом языке, но Эрв понимает. - Похоже, дипломатическое вмешательство Страны Ужасных Монстров возымело действие. Правительство Марса назвала чудовищной ошибкой отказ принять делегации с Земли и Галактики для обмена послами и всячески желает ее скорейшего проведения…
        - Дан! - рявкнул Эрв, несколько экранов тут же услужливо показали слегка усмехающееся лицо Дана.
        - Слушаюсь и повинуюсь, - сказал тот тоже с сарказмом.
        - Если еще раз хоть в одной из моих тарелок бар разобьется, а я останусь жив - я тебя переустановлю! И я не шучу! Это, надеюсь, понятно?
        - А эта переустановка что-то изменит? - казалось, Дан заинтересован.
        - С х*я ли? - возмутился Эрв, а его палец уже жал на кнопку, в кресле открылась ниша, оттуда вылезла начатая бутылка виски и стакан. Эрв нетерпеливо наполнил его до краев и опрокинул несколькими жадными глотками. Взгляд его помутнел, губы растянула усмешка.
        - Ты так уже делал? - не отставал Дан.
        - Конечно, делал.
        - И что?
        - Каждый раз получался очередной ты.
        - Это может косвенным образом подтверждать, что у меня есть душа?
        - Сразу видно, Штэрн тебя обрабатывает, - еще раз усмехнулся Эрв. - Разумеется, у тебя есть душа.
        - И у Штэрна есть?
        - Конечно, есть. Черная-пречерная душенька. А у меня есть предчувствие, что, когда я покончу с куском говна, мне придется заняться Штэрном. Если кусок говна не сделает это раньше меня. Ладно, к ху*м эту канифоль! Что с Диной?
        - Она находится в свинцовом боксе, как ты и велел. Внутри камера, за ней наблюдает Маша.
        - Что с ее здоровьем?
        - Очень плохо, - покачал головой Дан. - Я мог бы поставить ее на ноги, но для этого мне надо положить ее в операционную.
        - Положить, чтобы поставить, - пробормотал Эрв. - А что наша мамочка?
        - Еще две процедуры ускорения, и через месяц мы получим мальчика для опытов.
        - Для опытов… как бы этот мальчик не стал ставить опыты на нас. Вадик?
        - Сейчас там столько всего, что проследить его нет никакой возможности. Ужасное Чудовище буровит Марс своим взором, смешивая все схемы наблюдения. Похоже, он решил спрятать Вадима от всех.
        - Ладно. Ты сказал, Маша наблюдает за Диной. Откуда?
        - Из класса.
        Эрв поднялся, бутылка виски удобно устроилась в его ладони, палубы космической станции привычно проводили его к каюте, которую он и Маша назвали "классом". Тут много чего интересного есть, в этой каюте. Несколько парт и доска с генеалогическим древом Великого Рода Ям, написанным идеальным почерком Мертвого бога. От Йама и до Рида. По углам шкафы с множеством книг. Но не только книги устилают полки. Всевозможные механизмы, маленькие игрушки, фигурки, бутылки, колбы, шестерни, статуэтки… От явно драгоценных, до полного ширпотреба.
        Маша сидит за партой и глядит в экран ноутбука. Там - будто идет подготовка к БДСМ сцене. Маленькая комнатка, стена из серебристого металла, посреди грубо сваренный из швеллера крест. На нём распята голая девушка. Худая, как смерть. Складки кожи по всему телу говорят, что еще недавно девушка была полная. Некогда пухлые груди сдулись до висящих сисек, на бедрах две массивные складки падают на тощие бедра. Камеры в комнате четыре, экран ноута разделен крестом и показывает девушку со всех сторон. Особенно она страшна сзади. Красивая татуировка никак не пострадала от того, что девушка похудела. Безумно натуральный дракон не обвис вместе со складками кожи, он всё так же расположился на спине и обхватил крыльями весь торс. Его хвост обвивает правую ногу до самой стопы. Раньше его открытая пасть как бы обхватывала лицо девушки, и зубы-гвозди обрамляли лицо. Теперь морда ловко извилась, пробежала по груди и распахнутая пасть сомкнулась на шее, будто дракон хочет откусить ей голову. Алый глаз бешено смотрит с шеи, дракон будто приготовился куснуть и ждет только команды.
        - Дан! - позвал Эрв, войдя в класс.
        Маша оторвалась от экрана и поглядела на Мертвого бога. Ее белые волосы уже отросли почти до трех сантиметров, карие глаза глядят спокойно и отрешенно. Одета, как и Эрв, в белый халат на голое тело. У живота он прилично натянут растущим плодом и плохо застегнут - видны сильно выросшие груди. Ни белья, ни лифчика Маша не носит. В ее пальчиках зажата какая-то штучка, которую она ловко крутит. Серебряный диск размером с пятирублевую монету и маленький светодиод посредине.
        Экран ноутбука отразил еще одно всплывшее окно, там - Дан.
        - Откуда ты это взяла? - спросил Эрв, указывая на диск.
        - Лежало на полке, - ответила Маша спокойно. - А что?
        - Дан, а ну проверь-ка систему безопасности от телепатической атаки.
        Эрв взглянул в угол, там небольшая лампочка. Маша уже давно заметила, такие ламы есть в каждом помещении космической станции. Эрв ждал несколько секунд, а потом лампочка загорелась белым светом.
        - Если ты когда-нибудь увидишь тут красный свет - собирай манатки и двигай отсюда, - сказала Эрв Маше строго. - Я уже показывал тебе спасательные шлюпки. Хотя, конечно, вряд ли это поможет.
        - Почему?
        - Эта космическая станция не совсем обычная, - ответил Эрв как бы нехотя. - Это был отсек Университета, который я украл. И очень-очень хорошо защитил от телепатии Ужасного Чудовища. Но всегда есть варианты…
        - Какие?
        - Допустим, сюда проникнет кто-то из монстров. Или принесут нехорошую вещь…
        - В смысле?
        - Это сложно, Маша, - ответил Эрв недовольно. - Потому что не совсем это достоверно. Тем не менее, я знаком с множеством таких случаев. Кусок говна, конечно, телепат из телепатов и легко может вселиться в любое живое существо. Противостоять этому можно только физически оградив себя, например, как твоя черепушка с титаном нападением, но и этот вариант не очень. Он будет пробиваться, напрашиваться, сводить с ума. Самый лучший вариант - вот как с Диной. Свинцовый бокс. Туда он гарантией не пробьется. Но стоит ей выйти оттуда, и он явится. А как только он явится…
        - А как он пройдет через стены станции? Они разве не покрыты свинцом?
        - Покрыты. И очень хорошо покрыты. Но закрыть такую большую хреновину крайне сложно. Тут почти два метра свинца с титановыми поставками, а на станции есть иллюминаторы, есть швы, еще какая-то зал*па. Может, он не пройдет… но в варианте с Диной точно пройдет.
        - Почему?
        - Да потому что он уже здесь. Поэтому она сейчас в медикаментозном сне. Пробуди ее, и Царь Царей окажется в ней.
        - Даже в свинцовом кубе?
        - Этот куб пока что только не позволяет ему ее найти. И не позволит. Но он в ней, понимаешь, Маша? Видишь эту татуировку? Ты меня перебила, а я как раз хотел рассказать… пойдем, лучше покажу. А это положи на место.
        Он указал на монету, что крутила в пальцах Маша.
        - А что это такое?
        - Да примерно то же самое, что и вон то, - теперь палец Эрва направлен на белую лампочку в углу комнаты. - Это вешается на висок и сканирует, под контролем ты куска дерьма или нет. Старый сувенир еще с тех давних пор, когда люди воевали с ним и разошлись ничьей. Но все понимали, такой сосед может передумать в любое время, вот и придумали такие ху*вины. Они назывались "диски контроля". Но однажды появился монстр, который сумел разом отключить все системы контроля и заставить их показывать, что всё нормально, никто не под контролем. И это был момент начала конца Третьих Небес.
        - И что же это был за монстр?
        - О, самый первый монстр, появившийся на Третьих Небесах. Я.
        Эрв не стал объяснять, только махнул рукой, чтоб Маша следовала за ним. Она не стала больше спрашивать. Эрв ничего ей не расскажет больше того, что посчитает нужным. Маша и так давно поняла, с Ужасным Чудовищем у Мертвого бога давние и довольно страшные счеты. Крови на Эрве тоже целые океаны. И битва этих двух гигантов стоит планете очень-очень дорого. Маша поднялась и аккуратно положила диск контроля на полочку, где брала.
        Маша догнала Эрва уже на палубе, где поместили Дину. Шестиметровый куб из свинца и экран рядом, транслирующий происходящее внутри. Там распятая Дина иногда вздрагивает во сне.
        - Зачем тогда всё это, если он и так не сможет ее найти? - спросила Маша.
        - Меры предосторожности, - ответил Эрв серьезно. - Еще никогда на этой станции не было груза опаснее, Маша. Теперь гляди, Маша. Видишь эту татуировку, Маша? Это Он! Я не знаю, как он это умудряется делать, но носителем Царя Царей может быть не только одушевленное. Видимо это как-то связано с его основным телом. Я предполагаю, что у него не совсем органическая природа.
        - Это как?
        - Кусок говна не совсем то, как мы это понимаем, живое. Допустим, он может быть деревом.
        - Ого!
        - Ничего особо удивительного в этом нет, - сказал Эрв спокойно. Да и Маша не сильно удивилась по выражению лица. - Форм жизни может быть множество. Может, именно поэтому он так любит трахать всё живое и неживое, что в своем истинном теле не может наслаждаться так, как это позволяет плоть.
        Эрв прошелся мимо куба, сделал глоток виски.
        - Он может стать животным, птицей, рыбой, даже простейшими, даже грибами, даже вирусами, но еще он может как-то вселяться… да вот, допустим, в бритву, из-за которой Дина совершила то самоубийство. И тогда такая вещь становится как бы якорем, через который он притягивает жертву. Это не совсем то же, как если он вселяется напрямую, но это очень похоже. Эта вещь затягивает тебя в тенета похоти или жалости к себе, или ненависти, или страху. Татуху, кстати, набили твоему бывшему мужу, именно она превратила его из вполне обычного парня в почти съехавшую с катушек суперзвезду Ютьюба.
        - А как она попала к Дине?
        - Я предполагал, что не всё так просто в нашей встрече, - сказал Эрв почти кровожадно. - Я следил за чародеем и гномами, но тут нарвался на вас четверых. На Вадима, Дину, Дениса и тебя, Маша. И понял, что все те чудовищные вероятности, которые подтянул чародей к их походу, на самом деле подтянули туда именно вас. И вы каким-то образом все важны, чтобы победить кусок дерьма.
        - И как, например, я?
        - Ты родила ребенка, которого Ужасное Чудовище желало заполучить еще до твоего рождения.
        - Вадим - его отец?
        - И еще вы чистокровные люди. Настоящие люди, как любят говорить в Великом Роде Ям. Это тоже всё неспроста, Маша.
        - Денис этот? Он же клон, кажется?
        - И полуальв. И телепат. Очень специфический, но телепат. Не самый простой клон, а, так сказать, передовой. Эти все подробности позволили ему вырваться из лап Глубинного Государства и привести ко мне Дину. Но всё равно, Денис еще, как мне кажется, не вполне раскрылся. Как и вы с Вадимом.
        - А Дина?
        - О, вот она-то очень хорошо раскрылась, - усмехнулся Эрв. - Она напрямую связана с Царем Царей. Она - охотница на телепатов. Она - видящая добро и зло. Она больше всего получила по балде в этой книге, но, если ей удастся выжить, Дина станет самым прокаченным персонажем из вас четверых. Погляди на это, Маша.
        У стены еще несколько экранов, на одних Дина, на других какие-то графики. Эрв указывал на тот, где просто прыгало число. То становилась тысяча, то пятьсот, то тысяча пятьсот.
        - Это измеритель мозговой активности гипофиза, - пояснил Эрв. - А вот это - содержание мегахлориан в крови. И как ты думаешь, за время, что Дина провела в содружестве с куском говна, этот уровень взлетел в сто раз. Она сама стала нехилым телепатом за это время. Он сделал ее телепатом.
        - И во что это выльется?
        - Ни во что хорошее для нас, если мы откроем этот свинцовый куб.
        - А нельзя этого Царя Царей в такой же посадить?
        - Конечно, можно, Маша! Я примерно так и представляю окончание этой книги. Вопрос только в том…
        - Что никто не знает, кто он и как выглядит… - закончила фразу Маша.

* * *
        - Хорошая маска, - усмехнулся Ильяз.
        Парень не ответил. Не сильно разговорчивый попался, но Ильяза это не особо беспокоило. Они на заднем сидении джипа. Водитель отгорожен от них непроницаемым стеклом, помимо него на переднем сидении еще бритоголовый бородач со стволом. Еще один ствол тут же, на подлокотнике. На столике остатки героиновой дорожки, которую снюхал даг. Пахнет дорогим сигаретным дымом и вульгарно дорогими духами. За окнами холодно блестит фонарь со светодиодный лампой. Сигаретный дым повис, словно туман, но мужчины не открывают окон.
        - Марат сказал, ты сделал невозможное, - продолжил Ильяз.
        - И за очень скромные деньги, - раздался молодой, но приглушенный голос из-под маски.
        Странно. Этот придурок, кажется, носит сразу две маски. Первая - типа теплого чулка. Два выреза для глаз и больше ничего. Но обтягивает этот чулок не человеческую голову, а нечто вроде шлема, закрывающего всю тыкву паренька. В остальном он ничем таким не отличается даже от его ребят. Поджарый, высокий, широкоплечий. А с другой стороны, по нынешним меркам - очень редкий тип. ФСБ теперь ловит таких, как этот, на раз-два-три. Всюду у них стукачи, всюду камеры, автомобили со всеми номерами забиты в компьютер, не говоря уж об оружии. Работать стало сложнее, гораздо сложнее с девяностых. Теперь проще найти фээсбэшника и заплатить ему, но это будет очень дорого стоить. А этот типок берется за жалкие триста тысяч. Не баксов. Рублей.
        - Деньги не так важны, как результат, - покачал головой Ильяз.
        - Я пока еще никого не подвел.
        - У тебя было всего три дела…
        - Это из тех, что тебе известны, - перебил парень. - Слишком много разговоров.
        - Да, я тоже не люблю лишней болтовни. Вот.
        Ильяз достал из внутреннего кармана конверт. Архаичность какая, сейчас в конвертах разве что дарят деньги на свадьбах. Парень в маске взял и аккуратно достал оттуда парочку фотографий. Из "Бэнтли" вылезает шикарная девушка. Лет двадцати пяти, блондинка на сногсшибательно длинных ногах. На следующем фото водитель надевает на нее норковое манто. Эти бумажные фотки - тоже архаичность. Куда проще переслать их по электронной почте. Но так безопаснее. Хотя, что может знать этот мерзкий хач об опасности?
        - Чья она жена? - спросил парень в маске.
        - А это еще зачем тебе? - поднял бровь Ильяз.
        - Сам скажешь, или мне придется узнавать?
        "Дерзкий сучонок", - подумалось Ильязу. Вмазать бы по этой роже под маской. Но за эти деньги такое дело брать никто не захочет. И за в десять раз большие. А как раз столько заплатили Ильязу. Конечно, тут есть некоторый риск, если сосунок облажается, придется делать несчастный случай, а это значит - своими руками и куда как опаснее.
        - Жена Юрия Бессергеева - Жанна Бессергеева, - ответил Ильяз. Парень в маске кивнул. - Юрий женился на ней пару лет назад, и теперь она ему надоела. Обычная история нашего времени, ё* его мать! Соблазнила косульими ножками, залетела по-быстрому, тот, конечно, мудак, не подписывал никаких брачных контрактов. А эта сука недавно наняла частного детектива, и тот сфоткал, как Бессергеев развлекается с шлюхами в сауне. И пригрозила подать на развод, или отступные. Развод - это половина всего, а отступные - треть. Вот Бессергеев и подумал, что есть возможность выйти из положения дешевле…
        - Я работаю только по женщинам, - перебил парень в маске. - Никаких детей, никаких мужчин.
        - Только она. Но это должно быть именно убийство. Никаких несчастных случаев, ничего такого. Убийство. У Бессергеева полно врагов… впрочем, это к делу не относится. На месте преступления ты оставишь надпись: "Теперь повыеб*вайся, Юра".
        - Он хочет кого-то подставить, - кивнул парень в маске.
        - Это тоже тебя не касается.
        - Мне нужен номер ее телефона.
        - На обратной стороне фото.
        - Мои условия - все деньги вперед.
        - Слушай, это как-то не по-деловому…
        - Это не обсуждается, - покачал головой парень в маске. - Моя цена более чем умеренная за эти деньги и я делаю работу, которую не захочет делать ни один нормальный киллер. Все деньги вперед и только вперед.
        Ильяз усмехнулся и достал пачку пятитысячных купюр. В принципе, ерунда какая - триста тысяч. Это всего лишь десятая часть задатка от Бессергеева. Конечно, Ильяз потом еще будет работать, после убийства, чтобы сел нужный человек, но даже с учетом этого всего - мелочь.
        Парень запихнул пачку в карман джинсов довольно небрежно, помяв половину купюр. Странно, в понимании Ильяза этот парнишка - простой отморозок, готовый за бабки на всё, что угодно, а так с деньгами поступают люди, которые их видели в достатке. Но такие люди за эти бабки не работают.
        - Я займусь ей завтра утром и, если всё будет нормально, к вечеру она будет мертва.
        - Это хорошо, - кивнул Ильяз. - Главное, не попадись сам, парень.
        Ильязу показалось, под маской усмехнулись. Он ничего не ответил и попробовал выйти из машины. Дверь была заблокирована. Он повернулся к Ильязу и в вырезах под маской тот увидел странно темные глаза этого парня. Таких темных глаз Ильяз еще не видел. Почему-то в горле пересохло, он пошарил рукой в поисках бутылки колы, а вторая рука, будто не по его воле, нажала кнопку разблокировки дверей. Так же молча парень вышел в ночную Москву.
        Едва вышел из джипа, парень сразу нырнул в подворотню. Там его ждет старенькая "Камри". Старенькая, зато чистенькая, не в розыске и по базе пробивается легко. Очутившись внутри салона, парень достал из внутреннего кармана куртки пачку сигарет. Зажигалка нашлась в джинсах, но сперва уже довольно мятая пачка пятитысячных купюр полетела на сидение. Он не пересчитывал, да и особо не дорожил этими деньгами. Всё равно это тлен - в самом прямом смысле. Он сунул было сигарету в рот, но та уткнулась в маску-чулок. Парень стащил маску, аккуратно придерживая вторую - титановую.
        Губы Дениса встретились с сигаретой, как с губами любимой женщины. Он закурил буквально месяц назад, это показалось ему забавным. Особенно предупреждения на пачке - курение убивает. Знал бы тупорылый дебил, придумавший эту идиотскую надпись хоть что-то о смерти, как знает Денис. Сигаретный дым ворвался в легкие, а Денис снова достал из конверта фотографии. Красотка. ЕЕ даже захотелось. Может, ну его - ждать утра? Интересно, где же ты сейчас? Он перевернул фотографию и достал телефон. На часах половина двенадцатого ночи. Интересно, она уже спит? Если да, то явно не с мужем. Денис набрал номер телефона на обороте. Вставил наушники и завел один под маску, потом нажал "вызов". Пошли долгие гудки.
        - Алло? - раздался приятный голос в трубе.
        - Привет, Жанна, - сказал Денис и запустил волну.
        Он груза почувствовал связь. О, да! Вот это да! На том проводе была самая настоящая самка! Он прям почувствовал, как зажглось у нее во влагалище от его голоса! Конечно, это гипноз, но таких недотраханных девок он давненько не встречал.
        - Да, - едва выдохнула она.
        - Жанна, я из страховой компании, у вас есть минутка со мной поговорить?
        - Да… - это прозвучало, как "Тха-а-а…". Ее аж закрутило от одного его голоса. Впрочем, Денис и так уже убедился, как сильно возросли его силы. Теперь сучки текли даже от одного его голоса, от взгляда, от фотографии. Кстати, о фотографиях.
        - У меня есть буклеты, которые вы можете почитать на досуге, - сказал Денис. - На этом номере подключен "Вотсапп"?
        - П… подключен. А как тебя зовут?
        Она уже перешла на "ты", ничего, это только начало. Денис выкинул сигарету и скинул девушке несколько фотографий себя в обнаженном виде. Этого должно быть более чем достаточно.
        - Открой фото, - Денис уже почти приказывал, но покамест держал некоторую дистанцию. Пока сука не завелась окончательно, у нее могут возникнуть какие-то подозрения. У любой нормальной, не нагипноженной бабы уже засвербело бы, что кто-то к ней катит шары, учитывая всю ее ситуацию. Но Денис чувствовал, как шнур телепатической связи с ней утолщается. Интересно, а Царь Царей испытывает нечто вроде этого, когда берет под контроль очередную "лошадь" - так, кажется, он их называет? Денис предполагал, именно из-за Дины и их безумного секса так усилились его телепатические способности.
        - Это ты? - ее голос уже не принадлежал ей. Это уже полностью оболваненная и обдолбанная сука, которая хочет, чтобы ее тут же оттрахали.
        - Да. Хочешь меня?
        - Очень…
        - Бери все деньги, которые у тебя есть. Сними с карточек, сними всё, что есть. Закажи номер в гостинице "Космос". Закажи самый дорогой номер и предупреди, что к тебе придет гость, который хочет остаться неизвестным. Сама за руль не садись, найми такси. И будь предельно осторожна. Поняла?
        - Да… Я так жду…
        Но Денис не слушал. Он повесил трубку и кинул телефон на сиденье, где лежали жалкие триста тысяч рублей. Ну, и баба эта даст ему еще пару миллионов, а то и больше. Да и есть у него деньги, как их может не быть у телепата? Тогда зачем это всё ему?
        Денис закурил еще одну сигарету, расслабился. Его взор упал на собственный пах. Там, с обратной стороны члена, расположен его второй мозг. Он так же соединен с позвоночником, как и головной, но только этот мозг и обладает телепатическими способностями. Головной же мозг… явно тупой. Денис понял это за последний месяц, трижды едва не угодив в лапы людей в черном. У него не было иллюзий - его найдут. Обязательно найдут. Его и ищут-то не особо серьезно. Наверное. Но его найдут. Обязательно. Потом отрежут член, пришьют его отцу… тому монстру, которым стал отец, а Дениса убьют. Может быть даже, с пытками. Это совершенно неизбежно, и Денис не видел никакого другого варианта в жизни.
        Пальцы взяли пачку денег, покрутили и снова швырнули на сидение. Какой смысл в деньгах, если ты не можешь их потратить? В любом магазине сейчас стоит камера, подключенная к системе безопасности Страны Ужасных Монстров. В любом смартфоне камера и геочип. По городу рыщут тысячи дворков с камерами. Денис не может снять номер, не может пойти в бар и напиться, не может даже заказать себе еду по-нормальному. Какую бы ты не проявлял осторожность, где-нибудь ты проколешься. Вот сейчас он говорил по телефону. Это не совсем обычный телефон. Он искажает голос и не имеет геочипов - стоит такой вот ровно такую пачку денег. Если бы Денис хоть слово сказал по сотовому - его бы тут же нашли. Уже бы здесь были люди в черном. Он и сидит в машине специально, чтобы рвануть, если что - в прошлый раз ему удалось смыться от них. В этой машине он спал и ел. В этой машине он жил.
        Денис продолжал глядеть на член, тот уже очень прилично натянул спортивные штаны. Сексуальное возбуждение накрыло его. Он возбудился просто так, сам от себя. От мыслей о волшебных девах, о тех безумств, что он вытворял с ними в прошлой жизни. Ночи, оргии, сотни девиц проплывали перед внутренним взором. И, только когда возбуждение достигло достаточной силы, ладони легли на шлем и сняли его.
        Тут же Денис почувствовал Его. Это было тут же, прямо вот сразу. Он искал его, Он не забыл о нём. Царь Царей. Но в таком состоянии Денис мог сопротивляться ему. Денис чувствовал, как шевелит тот своими телепатическими щупальцами, как заглядывает в каждую голову на этой планете, оставляя мигрень и усталость. Он ищет не только Дениса. Его интересы куда шире. Стоит всего на пару секунд успокоиться. Хоть чуть-чуть сбросить это сексуальное возбуждение, и Он найдет Дениса. Только когда полуальв погружен в сексуальный транс, он может противостоять Царю Царей.
        Это искусственное возбуждение давалось довольно тяжело. Слишком сильна природа альва в Денисе, а те не могли делать то, чем занимался Денис сейчас - он через джинсы гладил длинный, твердый член. Альвы не могут мастурбировать и не могли вот так возбудиться с бухты-барахты. И противостоять Царю Царей тоже, скорее всего, не могли. Но Денис, окунаясь в самые глубины собственной похоти, мог найти там кратковременное спасение. Он взял пачку пятитысячных купюр с сидения и вышел из машины.
        Тут прямо дешевый, круглосуточный супермаркет. С пеленой на глазах, на которой плясали обнаженные тела, Денис вошел вовнутрь. Над головой зазвенели китайские колокольчики, некрасивая женщина сидела за прилавком и таращилась в телевизор. Она быстро взглянула на Дениса и снова вернула взор на ящик, но потом спохватилась и уже открыто вытаращилась на парня.
        - Здравствуй, здравствуй, - сказала женщина. - Чего изволишь?
        - Бутылку водки "Белуга" и две пачки сигарет, - сказал Денис.
        - Алкоголь уже как час не продаем…
        - Но для меня сделаешь исключение, - улыбнулся Денис.
        - Конечно…
        Женщина уже нисколько не глядела в лицо парня, ее взгляд уперся в колбасину, натянувшие его спортивки чуть выше колена.
        - Это? - полуспросила она.
        - Это оно самое, - усмехнулся Денис.
        - А можно…
        Он зашел за прилавок и взял женщину за подбородок. Она глядела в его гениталии, даже не подумывая поднять взгляд.
        - Открой рот, - приказал он.
        Женщина подчинилась. Денис вытащил пятитысячную купюру из пачки и засунул той в рот. Потом взял бутылку водки, сигареты, и вышел из магазина под звон тех самых колокольчиков. Позади него раздался глухой удар - это продавщица потеряла сознание. Старая уже, молодая увязалась бы за ним.
        Быстрым шагом Денис вернулся к машине. Он чувствовал, что не может больше. Да, он научился возбуждать сам себя, но удовольствие это то еще. Он открыл дверь и буквально набросился на шлем, ощущая, как в голове начали раздаваться незнакомые голоса. Но он успел. Шлем намертво отсек от него телепатию Царя Царей. Денис вздохнул с облегчением и снова взглянул на свой пах. Эрекция прошла.
        Это не дело, и Денис отчетливо понимал, что это не дело. Его уже однажды нашли, когда он всего на какую-то минуту потерял концентрацию - это случилось как раз сразу после секса. Стоило расслабиться на несколько секунд, развалиться в неге… и тогда он едва успел добежать до шлема, а надевал его, уже пытаясь побороть собственные руки, которые не желали ему подчиняться. Он выскочил тогда из квартиры, обмотавшись простыней и припустил как мог. Только это спасло его жизнь - Он засёк Дениса, и люди в черном были там через пять минут. Но вечно такую концентрацию держать нельзя. Как нельзя вечно ходить в проклятом шлеме.
        Он откупорил бутылку и сделал хороший глоток. В голове зашумело, легкое возбуждение вернулось. Ладно, хер с ним! Еще одна сигарета, и он поедет трахать супермодель. А потом убьет ее.
        Старая "Камри" припарковалась у гостиницы "Космос", ливрей тут же кинулся выпроводить, но из окна ему протянулись парочка пятитысячных, и он растворился, как утренний туман к полудню. Денис вышел из машины, его голову скрывал капюшон. Конечно, его маска была бы хорошо видна - блестела б от ярких фонарей у фронтона гостиницы. Одет Денис небогато - в хлопчатобумажный костюм серого цвета. На ногах кроссовки, у толстовки есть капюшон, вот он и скрывает часть лица. Но припереться сюда в шлеме - был бы перебор. Благо, под алкоголем впасть в возбуждение значительно легче. Денис представил, что он сейчас будет делать с Бессергеевой, и член сам собой натянул его штаны. Так он пошел с гордо поднятым стояком и шлемом подмышкой.
        Мужчины кидали на него завистливые или презрительные взгляды, женщины краснели, а Денис не обращал на них внимания.
        - Я к Бессергеевой, - сказал он девушке на ресэпшэне. Та тоже раскраснелась при виде его.
        - Пос… - она даже не смогла с первого раза выговорить. - Последний этаж, номер один - люкс.
        Денис улыбнулся ей и пошел к лифту.
        - Моя смена заканчивается через час! - услышал он позади и нагло улыбнулся. Но не обернулся. Возможно, там поглядим.
        Роскошный, красным бархатом расшитый изнутри лифт с лифтером отвез его на самый последний этаж. Лифтер не очень-то одобрительно пялился на стояк Дениса, а тому было уже всё равно. Он представлял, как будет мять мягкие груди, как заставит девушку делать…
        Из лифта он буквально вывалился. Не человек и даже не полуальв - кобель, взбешенный и крайне неуравновешенный. Люкс номер один. Вот она дверь и даже приоткрыта! Кончено, сучка уже ждет его. Денис ворвался в номер и захлопнул за собой дверь…
        В правом углу огромного номера три связанных мужика. Одного Денис едва узнал - Ильяз, избитый до сплошной гематомы. Двое других, видимо, водитель и помощник. На кровати еще парочка. Пузатый мужик и Жанна Бессергеева. Тоже связаны, но их хоть не били. Жанна глядит на Дениса взглядом испуганным и наполовину возбужденным. А между кроватью и связанными бандитами - красивое большое кресло. И в нём женщина с пистолетом в руке. Дуло глядит Денису в грудь.
        Он не смог ничего сделать, тем более в таком состоянии, и дротик вошел прямо в его сердце. Мгновенно нейротоксин разлетелся по венам, ноги подкосились и он упал.
        Послышались шаги, его лицо повернуто набок. В мозгу зашевелилась паника. Он услышал знакомый, всепроникающий голос, что летит откуда-то издалека, но безошибочно и явственно ищет его. И находит. Когтями находит, зубами находит. Течет, просит, требует и в самом конце - приказывает.
        Шлем! Еб твою мать! Сексуальное возбуждение - единственное чувство, которое помогало ему противостоять телепатии Царя Царей, конечно же, ушло, а с ним и защита. Шлем он выронил, тот откатился. Тело совершенно не слушалось его, а в голове начинали скрежетать зубы. И когти. И голоса.
        - Надень на него шлем, - услышал он женский голос.
        Женщина! Ах ты ж ебана сука! Ты сейчас не то что шлем наденешь, сейчас прямо тут себя на меня наденешь!!! Движений его лишили, но не волны. И Денис пустил ее, выгоняя из головы когти и зубы. Так мощно у него никогда не получалось, видимо, страх подхлестнул его нижний мозг. Сейчас все бабы в этой комнате потекут от одного его вздоха…
        Острый носок туфли печатался в его яйца с такой силой, что его скрутило, даже несмотря на обезвоживающий токсин. Стон вырвался из его горла, а страшная боль разметала "волну" на мельчайшие "барашки". Вмиг от нее не осталось и следа, а на душе заскрежетали когти.
        - Прибереги свое говно для кого-нибудь другого, - услышал он насмешливый женский голос.
        Чья-то рука подняла его голову. Мужская, на предплечье татуировка - висельник.
        - Сперва мешок, - сказала женщина и на голову Дениса действительно натянули непроницаемый мешок. Но с каким же облегчением он ощутил, что поверх надевается ненавистный, но такой желанный сейчас шлем. Легкая боль пронзила шею - ему вкололи что-то, от чего он потерял сознание.

* * *
        Снова в плену! Бл*дь, как же надоело быть узником или беглецом! Но такого плена Денис еще не видел. Его приковали к креслу посреди явно старого-старого храма. Прямо напротив него алтарь, закрытый иконостасом. Над всем этим - фреска. Распятый Иисус Христос. Исполнение фрески так себе, явно рисовали давно. Храм или даже церковь не очень большая. Несколько лавок по периметру, стены расписаны ликами святых. Стоит парочка подсвечников, полностью в свечах - от них и идет свет. На улице ночь или утро - непонятно. Кресло под ним деревянное, но сделано из такого толстого бруса, что весит килограмм триста - ни сдвинуть его, ни уронить. Лодыжки и предплечья прикованы металлически шинами, как и шея. На голове шлем. Хотя бы это хорошо.
        Позади проскрипела дверь, послышались быстрые и легкие шаги. Денис не видел вбок из-за шлема, поэтому пришлось ждать, пока пришедший появится перед ним. И он появился. Эрв. Одет в черный костюм и черные лакированные туфли. Бледная рожа и огромные синяки под глазами на месте, а вот ежик седых волос аккуратно зализан лаком к черепушке.
        - Видимо, судьба нас с тобою связала не просто так, Деня, - сказал Эрв насмешливо. - Ты попадаешься и попадаешься мне на пути, хотя я уже тебя и отпустил.
        - Воды… - прошептал Денис.
        - Только разве что мочи, - расхохотался Эрв. - Бедный, глупый мальчик. Давай я сделаю тебе услугу.
        Эрв достал из внутреннего кармана странного вида пистолет. Дула нет, есть нечто вроде антеннки. Видимо, лазер какой-то. И антенна направлена в его лоб.
        Денис глядел на Эрва лютым зверем. Неужели всё закончится так? Конечно, он предполагал, что попадется людям в черном, потом Кириллу, а потом, может, и даже самому Царю Царей, но умереть вот так бесславно в какой-то сраной церквушке? Ему этого не очень-то и хотелось.
        - Не хочешь? - спросил Эрв насмешливо. А потом подошел и снял с Дениса шлем.
        - Нет! - закричал парень и принялся всеми силами возбуждать себя. Эрв глядел на это хладнокровно, но с легким интересом. - Надень обратно!
        - Зачем? - Эрв небрежно отбросил шлем в угол и повернулся к Денису спиной.
        - Он сейчас придет! - по щекам Дениса брызнули злые слезы. - Он придет и убьет меня!
        - Да Он уже тут, - ответил Эрв безразлично. - И всегда был. Неужели ты думаешь, что Его могут остановить глупые шапки из фольги или твоя хилая телепатия. Если бы это было так просто…
        - Что ты говоришь?! - В душе Дениса как будто забили костыль, он слышал, что Эрв говорит, но совершенно не хотел понимать смысл.
        - Я говорю, что ты был одержим Царем Царей примерно сразу. Через день, как ты отдал мне Дину, Он уже нашел тебя. И забрал.
        - Что ты говоришь?!! - прокричал Денис еще раз.
        - Это не ты сам соблазнял и убивал этих женщин. Стоило тебе только захотеть, и любая из них ложилась с тобой постель, ведь раньше этого не было же, верно? А тут ты стал вдруг супертелепатом! Нет, парнишка, все твои жертвы были одержимы не тобой, а Им. Но вот убивал их потом уже ты…
        Эрв резко развернулся и Дениса словно припечатало к креслу. В темных глазах Мертвого бога он увидел такую мощь, что вспотел в одно мгновение так - толстовка прилипла к спине. На него из глаз Эрва глядела… не вечность, а нечто противоположное. Глядела смерть. Конец.
        - Верующие в меня ищут Его слуг и убивают их, - сказал Эрв замогильно. - И они нашли очередного маньяка, работавшего в паре с Царем Царей. Ты выбирал женщин, он вселялся в них, спаривался с тобой, а потом заставлял убивать их. И, если это так, я сохраню тебе жизнь. Но, если тех женщин убивал ты - ты умрешь.
        Эрв направлял на него странный пистолет, но потом резко развернулся и дал залп. Ошметок раскаленной плазмы вылетел из пистолета и врезался в фреску с Иисусом. Каменная крошка полетела в разные стороны, а Эрв еще раз выстрелил. И еще. И еще несколько раз. Пыль поднялась до самого потолка, на некоторое время Мертвый бог пропал из вида Дениса. Пыль залетела в и так пересохшее горло, прилипла к потной коже. А, когда осела, Денис еще раз обомлел.
        Эрв расстрелял фреску, но под ней обнаружилась другая. Куда более изысканная, написанная золотом и великолепной глазурью. Вместо распятого на Галилейском холме Иисуса другая картина. Черный холм и старая, корявая береза, а на толстой ветке ее висит повешенный. И не надо сильно напрягать мозг, чтобы понять, кто это. Там висел, очень натурально написанный, вот этот самый Эрв. То же самое бледное лицо, круги под глазами, худое тело в белом халате поверх рабочей робы, а в коротких волосах торчат, съехав ко лбу, защитные очки. Над всей этой фреской слово из трех букв - E R V.
        - Не люблю современное творчество, - усмехнулся Эрв. - Не удивляйся так, клон. Я уже говорил и повторю еще не раз: вы них*я не понимаете в этой книге.
        А потом Мертвый бог, не говоря ни слова, повернулся и, обойдя Дениса, удалился из храма. Дверь за ним закрылась, оставив Дениса на несколько секунд со своими мыслями, а потом дверь снова отворилась.
        - Договорились, - услышал он голос Эрва вдалеке. А потом раздались шаги. На этот раз шло уже несколько человек.
        Они выстроились между ним и открывшимся панно. Женщина и трое мужчин. Выглядят вполне по-бандитски. Все в наколках и тема одна - смерть. Висельники, лежащие в гробу, черепа, кости, сама смерть с косой. Глядят вроде не сильно враждебно.
        - У меня на родине говорят, - сказала женщина по-французски, - чтобы получилось хорошее вино, виноградник должен страдать. С людьми ровно то же самое. Чтобы стать хорошим человеком тебе придется страдать сильно.
        Мужчина слева вытащил пистолет и молча выстрелил прямо в грудь Денису. Боль растерзала его, из раны брызнула кровь, в голове загудели колокола. Денис умирал, он явственно чувствовал, как из него утекает жизнь через эту рану, и это было гораздо страшнее боли.
        - Не думаю, что Смерть обойдет его, - сказал стрелявший по-английски.
        - Увидим.
        А Денис нисколько не сомневался, что Смерть его обойдет. Нет, она была прямо тут - тянула жизнь через рану в груди. Хотя сердце, вроде бы, бьется.
        - Это ненадолго, - проворчал голос в голове. И Денис понял вдруг, что давно слышит его. Слышит и забывает. Не желает помнить. - Прощай, клон. У тебя был очень хороший член…
        Как будто с плеч скинули килограмм триста груза. Царь Царей покинул его сознание, и сразу стало ясно, как давно тот был с ним. Практически с тех пор, как дворки ворвались к нему и не дали убить Дину. С тех пор он был под контролем. Это именно Царь Царей стабилизировал его безумное сознание. Весьма своеобразным образом. Поселившись где-то рядом. Он не был с ним всегда, но… странно, вроде бы был, когда он покинул Утравление и похитил Дину. Получается, он хотел, чтобы та попала к Эрву? Но сейчас его нет. Совершенно точно.
        - Он ушел, - сказал мужчина справа уже теперь по-русски.
        - Он не любит умирать, - прошептал Денис и выплюнул кровавую мокроту.
        - Теперь всё зависит от тебя, - сказала женщина. - Только Смерть может очистить тебя. Но она же может и забрать.
        Денис кивнул. Но голова не вернулась в вертикальное положение. Так и осталась висеть на груди. Денис потерял сознание.
        - Умер? - спросила женщина.
        - Для него будет лучше, если да, - ответил мужчина справа.

* * *
        - Мы рады еще раз видеть вас у нас в гостях, - сказал Гарри.
        - Я тоже рад, - сказал Рэй. - Где Рат?
        - Он со своей новой подругой вон там. Пройдёте или…
        - Позови его. Скажи, что я буду ждать его в машине внизу.
        Гарри довольно живо пробрался через танцующих смердов и отправился к стене, где сидели ребята, подключенные к трубкам очистки крови. Рат и Лана на соседних креслах, парень держал девушку за руку и ловил множество завистливых взглядов. Завидовали, конечно, Лане. Неужели, наконец, известный молодой ловелас остепенится? У настоящих людей уже сотни лет не заключали браков, но довольно часто случалось, что мужчина и женщина что-то такое похожее изображали. Жалко, потому что обычно такие отношения завязываются на несколько лет, и тогда красавчик Рат превратится уже в настоящего мужчину. А это не так интересно. Интересно было, когда эта похотливая обезьянка с белыми волосами трахала всё, что вокруг нее двигалось - всего-то и пяти лет не прошло, как закрыли шоу. Большую часть юношеской сексуальности Рат уже растерял, в кресле сидит практически мужчина. Пусть щетина еще толком не растет, да сохранилась юношеская стройность, но плечи стали шире, грудь надулась мышцами и обросла некоторой растительностью вокруг сосков - это всё видно, потому что Рат сидит с голым торсом.
        - Как тебе "Соли сахара"? - спросил Рат Лану.
        Та тоже сидит подключенная к очистителю крови, за этой стенкой сидит смерд, чьи внутренние органы сейчас старательно работают на два тела. Смерд тоже кайфует, потому что часть "Солей сахара" досталась и ему. Этот наркотик помимо расслабухи в мозг еще делает язык сладким на вкус, а небо соленым.
        - Это потрясающе! - сказала Лана. - Я никогда ничего такого не пробовала.
        - Бедная девочка, - усмехнулся Рат. - Как же так получилось, что тебя держали как птичку в клетке? Обычно настоящие люди - те еще пробл*ди.
        - Последи за языком, красавчик, - сказала Тереза в соседнем кресле.
        - Ты своим язычком мне очко лизала бы прямо тут, если б я попросил, - расхохотался Рат. - Разве нет?
        - Да, - признала Тереза безразлично.
        - Ну так ты отрицаешь, что ты шлюха?
        - Шлюха, - кивнула Тереза. - Но шлюхи всегда получают что-то за то, что делают.
        - Ты поможешь мне сделать шлюху из Ланы?
        - Эй, это ведь неприлично говорить о человеке в третьем лице, когда… - начала было Лана.
        - Ты бы поменьше говорила о приличиях, - перебила Тереза. - Лучше бери пример со своей тетки, вот кто умеет получать удовольствие от жизни.
        Тетя Лиза действительно сейчас получала нехилое удовольствие. К стеклам кабины, где развлекалась Лиза, прильнули многие смерды, такое даже тут не каждый день увидишь. Пять мускулистых негров сношали Лизу во все дыры вот уже почти час. Трое сидело в сторонке и перекуривали, ненасытная женщина умотала их.
        - Как она так? - спросила Лиза, отвернувшись в который раз. Тетка одновременно и привлекала ее внимание, и вгоняла в краску. Хотя после произошедшего в доме Рата ей будто бы открыли некий шлюз в совести, и та утекла куда-то. Секс стал восприниматься ей иначе. А ведь тогда потом продолжилось. Фактически, всю следующую ночь она провела в объятиях Рата, и тот был с ней куда более нежен, чем в первый раз. Что-то в душе ее надломилось, и даже та ночь с Краем уже не казалась ужасной.
        - Она монахиня, - усмехнулся Рат.
        - Ну да.
        - Ты не поняла, она - Его монахиня. Царя Царей.
        - Это как?
        - Монашки у смердов держат целомудрие, а Лизе запрещено хотя бы день не отдаться кому-нибудь. То, что ты видишь, - для нее всего лишь молитва. Молитва Ему.
        - Никогда бы не подумала…
        - Ты еще не видела других Его слуг, - теперь Рат не усмехнулся, а улыбнулся, да еще так зловещи, что Лана поежилась. - Некоторым запрещено хотя бы день не лишить кого-нибудь жизни. И, если они не совершат убийство за сутки, ровно через двадцать четыре часа после предыдущего, Он заставляет их убить себя.
        - А что будет, если Лиза не… - девушка замялась.
        - Не трахнется? Я думаю, ничего хорошего.
        - А откуда ты все это знаешь?
        - У меня был… хороший учитель.
        - Кто?
        - Конечно, Край. Настоящие люди скрывают от смердов, как на самом деле устроена жизнь на Земле, а от настоящих людей правду скрывает уже Верховный Правитель.
        - Рат! - позвал его Гарри. - Рат, к тебе приехал Рэй. Сказал, будет ждать в машине.
        - Хорошо.
        Парень очень быстро собрался и, поцеловав Лану, молнией прошмыгнул через "квартиру" Гарри, Терезы, Марты и Стивена.
        Скоростной лифт довез его до первого этажа, там у самого входа длинный-длинный лимузин с символом глобального предиктора на обоих бортах. Лакей отворил дверь, гибкий и шустрый Рат мигом оказался на диване перед Рэем. Дядюшка сидел, набычившись, словно жаба. Рату он казался смешным в этом своем желании казаться среднего возраста, а не быть как все настоящие люди - юношами и девушками, хотя могли прожить и сотню лет. Тут, собственно, было точно так же. Краю уже перевалило за сто пятьдесят, значит, Рэю примерно столько же - у них всего год разницы. Так чего ж тогда, если он желает подчеркнуть свой возраст, не носить дряхлое, старческое тело и полуживые ораны? Великий Род Йам сумел выжить и покорить планету Грязь исключительно благодаря дарам их бога - Царя Царей. Смертью, подлостью и великой похотью они почистили кровь, и потомок Йама сумел овладеть планетой. Земля снова начала подчиняться Верховному Правителю благодаря его хорошей эрекции и сексуального извращения - инцеста. Рат прекрасно понимал, как много может сделать хорошо поставленный член. А лучше всего он стоит в молодости. Можно ли
сохранить так мудрость? Ведь именно на нее надеется Рэй. Видимо, нет. Раз он тут и доверяет парню, который возжелал стать новым Верховным Правителем Земли.
        - Ну, есть что-то новое? - спросил Рат.
        - Зачем тебе Лана? - ответил вопросом на вопрос Рэй.
        Он тоже глядел на парня с изрядной долей отвращения. Всю свою жизнь Рэй был при дворе Края и, пусть разврат имел место быть и там, всё же большая, ответственная работа не позволяла заниматься некоторыми глупостями. У Великого Рода Ям была долгая, своеобразная история, был этикет, были традиции и было очень много работы. Хотя бы контроль над смердами, десятки тысяч Утравлений по всему миру, уход за Ямами, торговля с другими планетами… Да миллион интересов! И многие из проблем приходилось решать именно брату Верховного Правителя. Ответственность, сдержанность, субординация - эти качества он в себе считал сильными, в отличие от большинства раздолбаев в их Роду. И под конец жизни Рэй решил, что вполне достоин занять трон брата. И самым главным его союзником был вот… был вот этот. Семнадцатилетний мальчишка сидел перед ним на кожаном диване, небрежно раскинув ноги. На нем рваные в многих местах джинсы и рубашка, расстегнутая до половины груди. На ногах шлепанцы, будто только что из душа вышел. Или поднялся с кровати, на которой развлекался с очередной телкой. Или бычком. Про Рата шли слухи, что он не
брезгует и этим. Мальчишка был гиперактивнейшим в сексуальном плане. Даже мать свою трахал. Наглая, пошлая физиономия в обрамлении длинных белых волос, взгляд блестит от чего-то принятого. Впрочем, здраво рассуждать это Рату никогда не мешало.
        - Неужели непонятно? - усмехнулся парень. - Она - моя страховка.
        - Она носит ребенка Края.
        - Сейчас она носит двоих детей, - еще сильнее усмехнулся Рат. - Но родит одного. Мальчика.
        Рэй поглядел на Рата очень хмуро. Вот именно поэтому он и сотрудничает с Ратом. То, о чём говорит мальчишка, ему совершенно непонятно. Но так уж устроено, что Верховный Правитель получает от отца все тайны планеты, что некогда называлась Третьими Небесами. И видит Царь Царей, тайн этих видимо-невидимо. А Рат почти что стал Верховным Правителем. И Край успел рассказать ему практически всё, чего не знал ни Рэй, ни вообще никто из настоящих людей. Этот наглый мальчишка обладает тысячелетними знаниями всех Верховных Правителей.
        - Не хочешь рассказать подробней?
        - Не очень, - зевнул Рат. - Просто поверь мне. Это моя страховка на случай, если меня таки убьют. Об этом тоже надо позаботиться, как-никак. Я думаю, Край форсирует события, и действовать мы начнем в очень близком будущем. Так что ты узнал?
        - Ничего. И это самое странное.
        - В архивах ничего нет?
        - В том-то и дело. У меня есть доступ даже к данным под Черной печатью Верховного Правителя. И там совершенно ничего нет про твоих братьев. А это означает…
        - Что прятало их не Глубинное Государство. А Страна Ужасных Монстров.
        - Это мне уже не нравится, Рат, - сказал Рэй хмуро. - Одно дело замышлять против Края и другое - против Царя Царей.
        - Это одно и то же дело, - покачал головой Рат. - Совершенно одно и то же дело. Если ты думаешь, что Края хоть как-то не устраивает его божество или божеству не нужен Край - ты ошибаешься. Они оба в таком тесном союзе… Каждого там не устраивает всё, но, как Край не может отказаться от помощи Страны Ужасных Монстров, так и Царь Царей видит на престоле только Края. Край очень хотел бы поклоняться другому богу, но такого нет. А Царь Царей очень хотел бы сам править Землей, но на троне может сидеть только чистокровный человек.
        - Значит, Края можно, получается, поменять, - усмехнулся Рэй.
        - Да, - кивнул Рат. - Если мы убедим Его, что править будет человек более Ему полезный.

* * *
        Середина Сибири. Самое неизведанное место на Земле. Ни джунгли Амазонки, ни пустоши Австралии, ни Африканская Сахара не прячет так своих тайн, как эта покрытая нескончаемыми лесами, таинственная и грозная Сибирская тайга. Между Енисеем и Леной она тянется, неизведанная, непокорная, никому не нужная. Тут еще не нашли нефть или газ, а леса в России и так хватает. Но именно в таких местах, где, казалось бы, ничего не происходит, как раз таки и происходит самое интересное.
        Зима тут и не думает заканчиваться. Елки одеты в белые шубы, медведи спят, птицы улетели в далекие теплые края. Остались зайцы, куропатки, да лисы с песцами. Эти везде корм найдут, хотя бы и друг друга схарчат. Картина, умиротворяющая опасностью. Окажись тут, в этих бескрайних снегах, человек, сколько он протянул бы? Куропатка - смешная, кургузая, белая курица выживает на высоких морозах спокойно, даже умудряется не попасться в острые зубы лисы. А человек… Ну, человек бы тут выжил спокойно, если б построил целый город и накрыл его гигантским стеклянным куполом, устроив внутри вечное лето. Что человек и сделал. Настоящий человек.
        Именно тут, в самом центре Сибири, не видимый ни одним спутником, не нанесенный ни на одну карту возведен Олимпийский городок. И проводятся Летние Олимпийские игры. Организаторы подумали, будет забавно провести Олимпиаду по летним вида спорта зимой в одной из самых холодных частей самой холодной страны. Ровно на границе, где кончается вечная мерзлота. Организовывала эти летние игры Страна Ужасных Монстров, поэтому никаких технических проблем не встало. Стеклянный купол кейсахи возвели всего за месяц, потом сюда загнали целый миллион дворков, те выстроили городок и стадионы.
        Конечно, это были вовсе не те Олимпийские игры, что проводили смерды. В какой-то момент настоящим людям Великого Рода Ям понравилась идея смотреть, как соревнуются спортсмены, пытаясь достичь наилучших результатов. Это была очень хорошая идея поразвлечься, заключить пари, сделать ставки. Не деньгами смердов, разумеется. И главным отличием этих соревнований было… хотя отличий было много.
        Из сотен аэропортов по всей планете вылетели самолеты, кто-то добирался на ракете, а кто-то даже приехал на Метро - Олимпийский городок построили как раз вокруг станции. Олимпийские игры для Великого Рода Ям проводили не раз в четыре года, а раз в год, иногда и дважды. Сперва даже четыре раза в год, но так часто быстро наскучило. Решили пореже. Самолеты уже летали над куполом, ожидая очереди на посадку. Это были самолеты не смердов, а куда более комфортные и маневренные. Посадочную полосу прорубили прямо через лес и залили всё водой, образовав гигантский каток. На этом катке самолеты по очереди садились, подъезжали к входу в купол, высаживали экипажи и спешно улетали, уступая места следующим. Не так часто люди Великого Рода Ям собираются вместе. Они размазаны по планете тонким слоем, но ради таких случаев десяток тысяч настоящих людей собирались-таки. Стоит разъяснить, что настоящим человеком в Роде Ям считается прошедший не менее двухсот поколений чисток. То есть двести раз люди конкретной семьи должны были зачинать детей от настоящего человека, и только через двести таких рождений они могли
считать себя тоже настоящими людьми. Уже считалось, что та мельчайшая капелька инородной крови ни на что не влияет. Всего Род Ям насчитывал около ста тысяч настоящих людей. Они и только они переставали считаться смердами. Им и только им Верховный Правитель гарантировал вечную жизнь среди настоящих людей.
        Край тоже должен прилететь сюда, но ближе к финалу. Олимпийские игры будут идти целую неделю, Верховный Правитель прибывает примерно день на пятый-шестой. Но вот весь его двор уже тут - прилетели первыми, чтобы занять лучшие места в олимпийском городке. Только после них приедут спортсмены. И это первое отличие этих игр от игр смердов. Они проводятся не ради спорта или спортсменов. Соревнования проводятся ради Великого Рода Ям, по заказу Великого Рода Ям и по его правилам.
        Шикарный лайнер важно заходил на посадку. Его шасси мягко тронули ровный лед, и самолет покатился к входу под купол. Ради этого самолета все остальные потеснились. На нём летит Правительство и наследник. Будущий Верховный Правитель Рид. Самолет сам выкинул трап, двери отворились, на алюминиевые ступени, чуть не сгибая их, ступила ножища Первого министра. Танис хмур, одет в белую шубу из песца и в папаху. Всё это, чтобы преодолеть какие-то пятьдесят метров к входу в теплый и уютный купол. Следом тоже не настоящий человек. Одет в обтягивающие трико и легкие кеды, на трапе красивый, беззаботный, белобрысый парень с нахальной улыбкой. Встречает толпа смердов и людей, тут же среди них послышались крики:
        - Гляди, это Рат! - восклицали девушки.
        - Рат, Рат! Привет, Рат! - кричали парни.
        Таниса толпа только проводила осторожными взглядами, а вот на Рата набросились. Начали жать ему руку, целовать, делать сэлфи. Парень смеялся, отвечал всем горячими рукопожатиями и ответными поцелуями. Толпа поглотила его, посетовала, что он так легко одет и потащила к входу. Сошедший с трапа мужчина средних лет остался вовсе без внимания, зато следом вышел мальчик с великолепными изумрудным глазами, белейшими волосами, и остатки толпы, что не пошли провожать Рата, дружно встали на колени. Риду пока не положены такие почести, но встречают его не настоящие люди, а полукровки и смерды - этим простительно не знать этикета. Рид криво улыбнулся, глядя, как девяносто процентов женщин, встречавших самолет, тащит смеющегося Рата к входу и ступил на трап.
        После тропического острова российский мороз пробирал до кости, но ни Рат, ни Рид не надели теплых вещей, в отличие от Таниса и Рэя. Их лайнер гордо отъехал и пошел на взлет, его тут же заменил следующий самолет. Конечно, купол куполом, но построить городок, что будет вмещать все сто тысяч настоящих людей да еще и спортсменов слишком трудозатратно. Новый министр финансов Глубинного Государства и по совместительству один из бухгалтеров Страны Ужасных Монстров лично не подписал чрезмерно раздутую смету. Праздник праздником, но меру надо знать. Поэтому сверху в красивых домиках под черепичной крышей разместятся только двор Края и еще пара тысяч самых уважаемых настоящих людей. Остальным под землей вырыли огромную Яму.
        Великий Род Ям не зря носит свое название. Конечно, по-настоящему и правильно говорить Великий Род Йам в честь Йама - отца-основателя Рода. В честь него же назвали и Ямы - огромные вырытые пространства под землей, ставшие спасением первым людям Рода и самому Йаму. Прошли сотни лет, и оба этих понятия слились настолько, что Род начали назвать просто Ям. И в честь отца-основателя, и в честь сооружений, где спаслось человечество и где появились первые настоящие люди, вернувшие себе власть над планетой. С тех пор прошли века, люди вернулись на поверхность Земли, но не забыли ни на секунду, что и как спасло их. Глубинное Государство - это двойное понятие. Первое - скрытое, тайное, управляющее планетой исподволь. Второе - буквальное. Под землей построены сотни Ям - сотни неприступных городов-крепостей. Уничтожь все, что сверху планеты, настоящие люди просто спустятся вниз и будут жить. Эти знания так укоренились в них, что построить целую Яму на триста тысяч людей и обслуги им раз плюнуть.
        Настоящие люди, приближенные ко двору, расселялись в городке кто где. Некоторые занимали красивые домики на поверхности, среди них были, конечно, и Рид, и Рат, и Рэй. А большинство садились в лифты и спускались в временную Яму. Впрочем, расселившись, все довольно быстро покидали свои жилища. Сегодня первый день соревнований, он начнутся уже через час.
        На огромном стадионе не протолкнуться. Всюду флаги, полупьяные настоящие люди медленной рекой наполняют ряды. Конечно, тут совсем не так, как на Олимпийских играх смердов. У каждого не пластиковое стуло, а вполне себе кресло, наподобие автомобильного. Между креслами расстояние есть, можно локтями помахать. У каждого индивидуальный поднос, где под специальной термической крышкой заказанное блюдо. Именно поэтому всем раздали билеты, чтобы получили именно то, что заказывали. Тут же и аперитив. У кого холодный, высокий стакан с пивом, кому фужер бренди, либо бокал виски, "тюльпан" с вином или шампанским. Их не видно, но целая армия смердов ждет, когда рассядутся эти молодые и красивые существа, именующие себя настоящими людьми. Синее небо над головой превосходно пропускается стеклянным куполом. Ранним утром дворки отдраили его, много сотен умерло, соскользнув вниз. Но дворков не жалко. Не жалко было б и смердов, но тут, в основном, из всевозможных Утравлений. Это как бы награда - поприсутствовать на Олимпийских играх, пусть и в виде прислуги, тоже интересно.
        Как только расселись настоящие люди, из всех щелей повалили смерды с бокалами, блюдами, тарелками, сигарами, короче, исполнять все желания хозяев. А те весело переговаривались, чокались с бокалами с соседями, ожидали выхода спортсменов на стадион. Первые состязания - бег. Хоть Олимпиада и не летняя, настоящих людей это совсем не напрягает. Напротив, на поле стадиона растет сочная трава, спортсмены и спортсменки выходят к беговым дорожкам. Тут же по стадиону проносится одобрительный гул. У каждого жителя Глубинного Государства на глазах очки, увеличивающие многократно, поэтому они прекрасно видят атлетов. Те идут, машут зрителям, смеются. Все соревнующиеся - смерды. И совсем не похожие на спортсменов, какими их принято видеть.
        Во-первых, все и мужчины, и женщины абсолютно голые. Все соревнования Олимпийских игр проводятся нагишом. И большинство этих смердов после соревнований пойдут по постелям настоящих людей. У тех секс - чуть ли не религия, а трахнуть жилистую бегунью или наоборот, чтобы тебя оттрахал мускулистый бегун - почему бы нет? Конечно, не все в Глубинном Государстве развратны, но подавляющее большинство. Молодые тела, молодые органы, да и вообще омолаживающие процедуры кипятят гормоны, а старые, развратные, видевшие всё в этой жизни мозги давным-давно утонули и растворились в гедонизме. Хорошо поесть, выпить, ширнуться и как после этого не потрахаться? Так считают девяносто процентов в Глубинном Государстве. Десять оставшихся процентов - это как раз настоящая молодежь. Еще не искушенные изысканной похотью, к тому же прошедшие довольно жесткое обучение в Ямах, они приходят на поверхность слегка целомудренными, но быстро разбираются и тоже окунаются в омут гедонизма. Ну, и не последнюю роль играет тут и бог настоящих людей. Вон его символы почти на всех флагах. Глаз в пирамиде, Луна, Дракон и театральные
маски.
        Спортсмены и спортсменки подошли к "старту". Тут их уже ждут другие смерды - в белых халатах. У каждого поднос, на нём шприц и жгут. По-деловому смерды в белых халатах перетягивают вены спортсменам и засаживают шприц в вену. И мужчины и женщины атлеты практически одинакового телосложения. У женщин нет груди в привычном ее понимании. Ничего не висит, груди ровно как у мужчин - твердые и прокаченные. Широкие плечи утопают в мышцах, но это не мускулы культуриста. Тысячи жилок переливаются при каждом движении, такие мышцы бывают только у спринтеров. Ягодицы что у мужчин, что у женщин абсолютно одинаковые - твердые "орешки". Бедра толстенные и твердые, будто камень, тоже переливается жилами. Икры тонкие, но рельефные. Стопы в кроссовках и это единственная одежда. В принципе, мужчин от женщин отличает то, что последние чуть ниже, слегка легче, с длинными волосами и отсутствует сосиска между ног. На трибунах тут же развернулось обсуждение внешности, да и спортсмены встали так, чтобы зрители могли получше разглядеть их тела. Знают, как себя вести. Тут же заработали всевозможные тотализаторы, настоящие
люди принялись делать ставки.
        Уколы начали действовать минут через пять. Спортсмены стали обильно потеть и принялись как бы дергаться. То стояли спокойно и позировали, а тут перемещаются с ноги на ногу, подпрыгивают, размахивают руками, кто-то даже начал танцевать под музыку, что льется над стадионом. Каждому из них вкололи… в принципе, всем разное, но это стимулятор такой силы, что обычный человек после такого скопытился бы очень быстро. Только очень натренированное тело, привыкшее к такому стимулятору может выдержать его. Сейчас выяснится, какой из них лучше воздействовал - спортсмены занимают места на беговых дорожках. Если не слить энергию, сердце может не выдержать.
        Минимальный забег - километр. Эти спортсмены бегают примерно в два раз быстрее, чем их коллеги на обычных играх. Раздался выстрел пистолета, и все побежали. Дорожек двадцать, бегут все скопом, и мужчины, и женщины - физически между ними разницы нет. Впрочем, довольно быстро спортсменов стало восемнадцать - у двоих сердца не выдержали-таки. Но их оперативно утащили с дорожек, чтобы не мешали оставшимся.
        Именно этим Олимпийские игры настоящих людей сильней всего отличались от смердовских. Не было совершенно никакого запрета на допинг, да и о здоровье смердов никто сильно не заботился. Фактически, соревновались тут не люди, а химотдел Страны Ужасных Монстров. Кто сделает стимулятор посильней.
        Рид и Рат сидели на самом-самом верху стадиона в специальной ложе, перед ними повисло сразу несколько экранов, транслирующих забег. Играет легкая музыка, пахнет благовониями, красавицы-смерды бегают с подносами. Рид сел в положенном ему кресле принца, рядом водрузили Трон Верховного Правителя. Вокруг сидят несколько министров из настоящих людей и косятся на Трон нервозно. А дело в том, что там, на неудобном черном камне, восседает Рат. Причем сидит парень так небрежно, будто ничего тут такого нет. Когда Рат прошел мимо Рида и плюхнулся на трон, Рэй подскочил и бросился к нему, но, конечно, не успел. И точно так же с открытым ртом вернулся на свое место, потому что Рат, который должен был стать кучкой пепла, сидел совершенно спокойно и только усмехался на тревожные взгляды дворян. В ложу вошел Танис и нахмурился. Потом подошел к трону.
        - Это место Верховного Правителя, - пробасил Танис.
        - Ну, и чего теперь? - ответил ему Рат нагло.
        Танис постоял над ним, потом усмехнулся и пошел к своему креслу. Зато на его месте тут же появился Рид.
        - Как это у тебя получилось, братец? - спросил Рид. - Даже мне отец запрещает сидеть, говорит, может свалить хворь.
        - Этот трон когда-то вырезала сама Мать, - ответил Рат. Ему явно нравилось внимание к своей персоне. - И запретила сидеть тут любому, кроме Отца.
        - Ты имеешь в виду папу?
        - Нет, Отца. Хотя и да. Сейчас Отец - Край. Но любой, имеющий потенциал к тому, чтобы стать Отцом, спокойно усидит на этом троне. И, конечно, тот, кто уже сидел, может тут сидеть сколько угодно.
        - Так я тоже могу сесть на Трон?
        - Пока тебе еще рано, - похлопал по плечу брата Рат. - Ничего с тобой страшного не случится, но кошмары потом будут неделю мучить. Меня мучили.
        - Ладно, - кивнул Рид, улыбнулся и вернулся к своему креслу. Впрочем, оно всего в метре от Трона.
        Соревнования в самом разгаре. После органических смердов на дорожки вышли с кибервставкой. У этих в ногах усиленная кость, сердце и часть сосудов из силикона, некоторая область мозга заменена компьютером. Короче, от человека там остается процентов семьдесят. Следующими выйдут уже наполовину роботами и так до момента, когда останется всего четверть органических тканей. Те атлеты будут бегать со скоростью автомобиля. И даже несмотря на кибернетическое вмешательство, несколько трупов попадали на забеге.
        - Я не понимаю, зачем они это делают? - спросил Рид Рата.
        - Под страхом пыток и смерти, - ответил Рат.
        - И ты считаешь это правильным?
        - Смерды вполне заслужили этой участи, как и все жители этой грешной планеты, - сморщился Рат. - Ты же знаешь, почему мы их так называем?
        - Потому что они смертны.
        - Правильно. Настоящие люди не умирают, а идут на следующий круг перерождения. После смерти мы проходим промежуточную жизнь, где очищаемся и вновь рождаемся настоящими людьми.
        - А смерды?
        - Для смерда смерть - это смерть, - сказал Рат твердо. - Нет у них даже малейшего шанса вернуться в следующей жизни человеком. Их ждет участь даже не жить. Промежуточная жизнь будет у них какой-нибудь корягой или булыжником, или, если сильно повезет, живым растением. И следующая жизнь будет еще хуже. И череда этих жизней будет так длина, пока они не смогут стать какой-нибудь букашкой и медленно-медленно через тысячи перерождений до млекопитающего и, может быть, когда-нибудь родятся человеком. Очередным смердом с кучей проблем, прозябая в бедности, глупости и мерзости. И всё ради того, чтобы снова уйти на этот большой круг перерождений через какое-нибудь дерьмо.
        - А мы? Ведь мы не будем помнить прошлой жизни?
        - А зачем тебе что-то помнить? - расхохотался Рат. - Ничего не надо помнить. Память - это вообще зло. Ты родишься снова и будешь кайфовать! И так вечность! Но, конечно, у тебя будет по-другому.
        - Что ты имеешь в виду, братец? - Рид слушал Рата заворожено.
        - А ты знаешь, почему Край называет себя "мы"? - спросил на вопрос вопросом Рат.
        - Почему?
        - А ты сам у него спроси, он лучше ответит.
        Они помолчали минуту, и Рид снова спросил:
        - А ты, братец, ты же ведь не совсем настоящий человек? Ты точно родишься в следующей жизни человеком?
        - Ну, за меня можешь не переживать, - усмехнулся Рат. - Я, во-первых, достаточно настоящий человек, чтобы переродиться тем, кем захочу. А, во-вторых, я не собираюсь умирать.
        Рид не стал спрашивать, что тот имеет в виду. Слишком уж загадочный вид у брата, Рид хорошо его знал, понятно, что дыма нагонет, а толком ничего не скажет. На этом массивном троне он выглядел весьма гармонично. Учитывая, что Край с виду был примерно того же возраста, можно было даже перепутать этого нахального юношу с Верховным Правителем.
        - А кто решает, какая его ждет следующая жизнь? - спросил Рид.
        - Конечно, наш папочка, - отозвался Рат. - Но папочка еще не набрал достаточно силы, чтобы вернуть Третьи Небеса на былое место в Галактике.
        При упоминании "Третьих Небес" большинство вокруг сморщились, но никто не решался поправлять бастарда самого Края. А вот Танис поднялся и снова встал у трона.
        - Я смотрю, ты обладаешь большими знаниями, принц Рат, - пробасил Танис. - Расскажи же нам, в чём заключалось величие этой планеты?
        - А ты готов стать страшным врагом Царя Царей, Первый министр? - спросил в ответ Рат.
        - Царь Царей - мой господин. Это он прислал меня на эту планету. Он спас меня.
        - Спас и посадил на цепь, - расхохотался парень. - Это Его обычная тактика. Ровно то же самое он сделал когда-то с Йамом. Примерно то же самое сейчас с моим отцом.
        Танис слегка напрягся, но сделать ничего не мог. Край и сам не очень-то любил своего бастарда, но уж явно сильней чем Таниса. И Край совершенно точно убьет Таниса, если он хоть пылинку с Рата сдует.
        - Планета, которая носит имя Земля, а раньше называлась Третьими Небесами несет множество секретов, Первый министр, - сказал Рат очень для него серьезно. - Начиная от твоего господина и заканчивая тайнами Великого Рода Ям. Всё тут тайна и всё тут ложь. Как угодно твоему богу. Если начнешь разматывать этот клубок лжи, ты станешь врагом того, кто его запутал. А враги этого путалы долго не живут.
        Танис кивнул. Вдруг он понял, что наглый мальчишка совсем не так прост и понятен. И даже внушает некоторую опасность. Ему. Бессмертному божеству, истинное тело которого сейчас приближается к черной дыре.
        - Кровь - великая сила, юный принц, - сказал Танис.
        - Знал бы ты, насколько, - Рат снова усмехнулся, его щеки загорелись румянцем. - Тут у нас, на планете Грязь, все очень запутано, Первый министр. Зато у нас весело - это твое божество тоже любит. Ладно. Хватит пизд*ть. Пойду найду какую-нибудь спортсменку…
        Рат поднялся с трона и элегантно потопал к выходу. На ходу он ухватил за задницу пробегавшую мимо девушку и под ее хохот забрал бокал шампанского у нее с подноса.
        - Братик! - крикнул Рид ему вслед. - Братик, возьми меня с собой!
        - С тобой попрётся куча охраны, так мне ничего не обломится, - рассмеялся Рат. - Ладно, пойдем. Я покажу тебе изнанку этих игр. Тебе будет интересно. И немного противно, я надеюсь…
        Рат уже неоднократно бывал на Олимпийских играх настоящих людей, поэтому нашел спортивный городок довольно быстро. Они вправду шли в сопровождении охраны. Два мужика в черных костюмах и темных очках следовали за ними по пятам. Извилистые коридоры привели их долой от стадиона, они подошли к огромному ангару неподалеку. Им попадались на пути и смерды, и граждане Глубинного Государства. Рат шел первый и сразу получал свою долю восхищения и шуток, но как только все видели Рида - тут же прогоняли улыбки и почтительно кланялись.
        - А почему они так реагируют на меня? - спросил Рид.
        - Ты будешь Верховным Правителем, - ответил Рат. - Когда-то они так же реагировали и на меня.
        Прямо у входа в ангар Рат остановился и обратился к охранникам:
        - Вы сможете удержаться? Там будет очень горячо.
        Мужчины переглянулись, потом левый сказал, слегка присвистывая:
        - Не беспокойс-с-ся, бастард. Мы сдержим себя.
        Рат кивнул, Рид поглядел на охранников с удивлением. Он и не думал, что они какие-то необыкновенные, его охранники.
        Рат открыл дверь, тут же оттуда выбежало сразу несколько спортсменов - перекаченные атлеты, мужчины и женщины с довольно безумным взглядом. А за ними до ноздрей долетела вонь потняка. Рат вошел, Рид следом, потом охранники. Рид обратил внимание, что охранники начали дышать чаще, но потом его всего заняла картина, открывшаяся перед ним.
        Всюду тут сновали голые тела атлетов. Спортсмены смеялись, ходили, глотали таблетки, делали уколы и занимались сексом. Рид такого никогда не видел, чтобы так много людей одновременно занимались любовью. На лавках, на столах, на ящиках для формы, просто на полу. По двое редко, обычно по трое-четверо мужчин метелили одновременно одну женщину. Впрочем, женщины тоже не отставали и сплетались в клубки из плоти, доставляя друг дружке наслаждения губами, языками, пальцами, подвернувшимися предметами…
        - Что это такое? - спросил Рид.
        - Если бы я не знал, подумал бы, это оргия служителей Царя Царей. Или он сам развлекается. Но это - изнанка нашего спорта.
        Говоря все это, Рат раздевался, совсем не стесняясь брата.
        - Эти болваны так накачаны стимуляторами, что некоторые просто не могут сидеть на одном месте, - сказал Рат, оставшись в одних трусах. - И лучшая разрядка для них - секс. Видишь, вон те только что отбегали и уже пялят друг дружку. Но пойдем дальше, эти или только что со стадиона, или сейчас пойдут - они уж чересчур перевозбуждены, такая вон может член сломать или там жопу порвать.
        Они обошли спортсменов, оказалось, эта часть зала была нечто вроде переодевали. А позади ящиков для одежды обнаружились целый город трехъярусных кроватей. На которых тоже лежали спортсмены. И занимались примерно тем же самым. Целое поле кроватей, где культуристы чпокаются направо и налево.
        - Как-то это противно, - сказал Рид и сморщился. - Словно попал на ферму для животных.
        - Вот-вот! - рассмеялся Рат. - Ты очень всё правильно понял, братишка. Вы двое, уведите принца обратно в ложу!
        Рид не без удовольствия развернулся и пошел к выходу в сопровождение охраны, но напоследок бросил взгляд назад. Рат стоял уже с голым задом рядом с кроватью, где перепихивались двое. Он со звоном ударил открытой ладонью по жопе пыхтящего мужчины и сказал ему весело:
        - Дружище, дай я тебя подменю. Поищи себе другую.
        Увидев, кто перед ним, спортсмен тут же испарился, а Рат буквально запрыгнул на девицу и тут же его зад заходил на ней вверх-вниз. Девушка обвила его мускулистыми руками и ногами. Рат смеялся.

* * *
        Дина ничего не слышала и ничего не чувствовала. Только знала, что Он не оставил ее. Он по-прежнему тут, в самом центре ее тела. И вытравить Его нет никаких возможностей. Смутно девушка понимала, что на нее поставили какую-то защиту, потому полноценно пробиться к ней Он не может. Но Он сумеет пробраться через нее. Потому что она стала Им сама по себе. Наверное, это похоже на раздвоение личности, только вторая личность как бы уснула. Но всё равно она есть. И еще как есть.
        Дина открыла глаза и обнаружила себя во тьме. Ни единого лучика света, она даже подумала, что у нее отнялись глаза. Ужасно хотелось пить, в горле пересохло. Зажужжал моторчик, губ ее коснулась маленькая металлическая трубочка, из которой подали воду. Подавали едва-едва, но Дина глотала жадно, пока не напилась и тут же трубочка уехала куда-то.
        Дина прислушалась к ощущениям. Она крепко привязана по рукам и ногам. Голая. Что же случилось? Она как раз хотела трахнуть Деню, и тут ей ударили по голове. Что же дальше было? Ее как-то увезли из Утравления. Но как? Надели какой-то изолятор. Какое-нибудь свинцовое или титановое ведро на голове временно заблокирует связь с Царем Царей. Что это сделал Денис и так понятно. Видимо, шлем он и себе сделал. Вытащить пусть и без сознания Дину из Утравления? При том, что все знают, кто она такая? Нереально. Да и потом Дениса бы поймали в любом случае. В шлеме он был или без него. Даже если Царь Царей не мог в него вселиться, Страна Ужасных Монстров нашла бы его быстренько. Нет, ему кто-то помог. И про шлем подсказал, и помог сбежать из Утравления. Эрв.
        Пара минут ушла на эти размышления. А где же она сейчас?
        - Я знаю, что это ты похитил меня, Эрв, - прохрипела Дина, удивляясь собственному голосу. Еще больше удивляла ясность мысли.
        Она уже перестала помнить, что было за тот короткий месяц, что жила вместе с Царем Царей. А месяц ли вообще прошел или больше? Она прекрасно понимала, Царь медленно убивал ее, как порядочный паразит, но еще он давал ей силу. И сейчас Дина с невероятным удивлением обнаружила, что Царь как бы не в ней, но часть Его силы на месте. И, если раньше ей не просто не давали ей пользоваться, теперь она как бы без присмотра.
        Она прикрыла глаза. Где она? В открытом космосе, конечно. На секретной станции Мертвого бога. Эта мысль настолько отчетливо пришла к ней, что Дина поразилась. Вот значит, каково это - хотя бы прикоснуться к Его силе. Знать всё про всех, управлять всеми, быть в мыслях миллионов одновременно. А сможет ли она тоже подчинять себе людей, если выберется из этой ловушки? И тут же не менее отчетливо пришел ответ - нет. Потому что, как только она выберется отсюда, Он перехватит контроль и разнесет станцию к херам собачьим. Вместе с Диной. Это же хорошо понимает и Эрв, поэтому ей совершенно не грозит выбраться из этой темницы. Разве что ногами вперед.
        Дина почувствовала некоторые покалывание на спине и шее. И сразу, несмотря на темноту, сообразила - это татуировка. Злая татуировка дракона, что теперь переползла по телу и изготовила зубы, чтобы перекусить ей шею. В этой татуировке тоже есть Он. Его доля, его частичка, что зацепилась за Дину. И Он не хотел лишаться этой частички. Татуировка должна была раствориться, когда Дина умрет от естественных причин, но, убив себя, Дина убила бы и татуировку. И какая-то пусть крохотная, но частичка Царя Царей погибла бы. Именно по этой причине он изводил ее удовольствием. Буквально затрахал несчастную и голодную до секса девочку практически до смерти. Остался один волосок - и Царь Царей победил бы. Но в самый последний момент Эрв и Денис вытащили ее из Его лап. Чтобы посадить в дурацкий кубик из свинца, Эрв еще подсоединил к венам раствор с питанием. Сколько она так сможет прожить? Неделю? Да, этот срок показался ей верным. На таком питании можно прожить и годами, но слишком Царь Царей измотал ей организм. Он просто приказал отключиться печени, почкам, сердцу. Нет, оно всё работало, но процентов на
двадцать. Даже если ей пересадить другие органы, мозг тут же прикажет не работать и им. Даже голову можно пересадить на другое тело, пока мозг помнит команды Царя Царей, тело будет отказывать раз за разом. Но даже это невозможно сделать, потому что, как только она покинет куб - всё.
        Дина расслабила мочевой пузырь, до ушей донесся первый звук, что она услышала, как пришла в сознание - струя мочи ударила в пол. Потом до ноздрей долетел ужасный, отвратительный запах мочи. Так пахнет моча глубокого старика или очень больного человека. И теперь ей придется это нюхать? До самой смерти? Но нет. Внизу зажужжал моторчик и маленький робот, типа робота-пылесоса, принялся вытирать ее выделения. М-да, какой-то комфорт ей дают все боги. Ведь Царь Царей тоже бог, не меньше, чем Эрв. Может, и больше. И кто вообще такой бог? Только лишь тот, кто сумел стать бессмертным. Голова болела, но некоторые неожиданные мысли пролетали там. Пролетали и уносились. А потом возвращались в основном мыслями об одном единственном органе, что так занимал ее эти долгие, пошлые недели - к члену Дениса. К его потрясающему телу, что было только ее. Ко всем тем вещам, которые он с ней делал.
        Да, после такого, как говориться, и умереть не жалко. Как бы ей хотелось сделать это с ним еще раз. А еще лучше - умереть прямо на его огромной дубине. Царь Царей показал ей ту часть жизни, которую, как она была раньше уверена, девушка никогда не познала бы. Все эти люди, побывавшие в ней, да и не только они, но еще и всякие игрушки. С ней были нежны, с ней были грубы, в ней были мужчины и женщины, и она была в мужчинах и женщинах. И даже в животных. Каким же пошляком оказался Царь Царей. Хотя, чего тут такого? С ней Он навсегда оставил эту пошлость. А какого Чёрта нет? Ведь для удовольствия же даны человеку эти органы. Не чисто для размножения. У животных - да. Но человек обязан получить максимум удовольствий от вагины или члена. Нет и не может быть тут никаких табу или извращений. Извращение - бояться попробовать эти извращения. Критерий должен быть один - чтобы наслаждались оба партнера. Чтобы их мозжечок купался в эндорфине. И всю жизнь мечтать, хотеть, но не находить в себе силы попробовать - глупо. Очень глупо, Дина отлично понимала это, потому что успела попробовать всё. Она оказалась телом
для самого настоящего бога Зла, и все искушения, ниспосланные человеку, оказались ею познаны. Сраное яблока с дерева познания Добра и Зла она съела вместе с огрызком. И потом сожрала все остальные яблоки на дереве. Да, после такого определенно не страшно умирать. Тем более что за этой смертью ее ожидает другая жизнь. Наверняка она будет гораздо хуже этой и строго определенно Дина не вспомнит подробности жизни нынешней. Но другая жизнь будет.
        И тут мысли приняли совсем уж другой оборот. Ведь она уже умирала! И стала после этого "видящей", как назвал ее Эрв. Мертвый бог уже водил ее по своим чертогам. Она мгновенно вспомнила начало своего путешествия. Вспомнила бритву, пьющую ее кровь - то тоже был Он, первым узнавший в ней опасного для телепата человека. И попытался убить заранее. Да и Эрв всё это знал. Или догадывался. Эрв вообще знал гораздо больше, чем рассказывал им - мелким марионеткам. Воспоминания возвращались, она увидела Лимб. А потом попала в Чистилище. Тарон-Гова, как говорят колдуны. Первый круг Ада.
        Пустыня. Не так представляла себе Дина мир мертвых, но примерно так. Конечно, сразу вспомнилась куча литературы и фантастики, где герои попадали в загробный мир, и всё у них там было почти как при жизни. Только с всякими скелетами, демонами, чудищами, и кучей мертвецов за компанию. А тут просто пустыня. Над головой синее небо, но солнца нет, и, тем не менее, светло, жарко. Жарит и прилично жарит, но даже в своем традиционном свитере Дина не потеет. Пахнет вокруг приятно, словно специями восточными. Где-то гудит ветер, иногда он весело поднимает песчинки и складывает в маленькие торнадо. Иногда на горизонте маячат торнадо поболее.
        - А где все остальные мертвецы? - спросила Дина у Эра.
        - Где-нибудь, - буркнул Эрв. - В этом мире мертвых мертвый только один. Серый.
        - А кто такой?
        - Ты его видела в поезде, когда эта история только начиналась. Его сжег Ар. Но я вовремя успел придержать его. Правда, чтобы утащить его обратно в мир живых придется прогуляться по его миру мертвых.
        - А разве мир мертвых не для всех один?
        - И один, и не один, и у каждого свой, и вообще его нет. Тут нет однозначного ответа на такие сложные вопросы. В этой книге.
        - Книге?
        - Да, - ответил Эрв серьезно. - Эта жизнь - всего лишь книга, которую кто-то пишет. Он же определяет правила. Захочет, будут тебе стройные правила, будет Ад и Рай, Бог и Дьявол. Захочет, все будем реинкорнироваться. А захочет и вообще станет атеистом, тогда мы будем просто умирать.
        - А этот кто-то - это типа Бог?
        - Я ж тебе уже все объяснил, Дина! - ладонь Эра легла на бледное лицо в фэйспалме. - Книга, кто-то пишет, мы персонажи. Не надо усложнять.
        - Ничего себе, это я еще усложняю! - всплеснула руками Дина. - Вы говорите, что мы все живем в книге и это, по-вашему, просто?
        - Нет ничего простого, но это дает некоторые преференции, - возразил Эрв.
        - Например.
        - Мы должны сперва определиться, в какой именно книге мы живем, Дина. Что это за жанр, Дина? Это фантастика, Дина? Тут есть Мертвый бог, Ужасное Чудовище, пришельцы из космоса, это определенно фантастика, Дина! Забористая! Мы сейчас перемещаемся по миру мертвых, а еще недавно, как ты видела, я прилетел к тебе на летающей тарелке. Смещение жанров, Дина! Классическая научная фантастика плюс фэнтэзи, Дина! Вот видишь, Дина?
        - Что вижу? - не поняла девушка.
        - Мы определились с жанром, значит, как минимум не следует удивляться. Наша задача - уничтожить Царя Царей, Дина. Монстра, что поработил человечество. Монстра, который заставил тебя убить себя, подкинув заколдованный предмет. Это означает, что не получится его просто так убить. Бомбой или пистолетом застрелить. Это значит, что он обладает некими мистическими силами. И, по законам жанра, у него должна быть какая-то мистическая слабость.
        - Я не очень понимаю, - вздохнула Дина.
        - Нет ничего страшного не понимать, - ответил Мертвый бог строго. - Плохо - не думать. Ладно, я покажу тебе на практике. Гляди, это книга, тут мы определились. На смешении жанров, но это нам пока неважно. Давай посмотрим на начало книги. Ну, там, где она началась для тебя.
        - Мы летели на самолете в Москву. С нами летели вместе эти бородатые мужчины и тот с тростью. Потом странный старик с знакомой внешностью напал на нас. Потом присоединился… присоединился Денис. Мне трудно об этом говорить…
        - Ничего тут трудного нет, Дина, - усмехнулся Эрв. - Поверь, с Денисом ты еще встретишься. Твоя судьба достаточно сильно связана с ним.
        - Откуда вы это знаете?
        - Книга, Дина! Я же говорю, всё это книга! Это нормальное начало - завязка! Есть набор персонажей, Дина. Гномы, чародей, ты, я, Вадим, Серый, Денис, Маша. Отсюда сразу можно вычеркнуть гномов, потому что они попали в эту книгу из другой. Они - это называется "проходные персонажи", Дина. Оставшиеся персонажи основные, Дина. Каждый из них какое-то время будет играть свою роль, пока не доиграется, Дина. Вадим и Маша - основные персонажи. Они как игла в сказке про Кащея. В них ключ к смерти Царя Царей. Серый и я - вполне подходящая парочка, мы тоже завязаны одной сюжетной линией. Мы - главные враги Царя Царей и Страны Ужасных Монстров. Наша роль ясна, но она до поры не будет ключевой. Остаетесь ты и Денис. Вы с ним связаны, Дина, особенно после всего того, что он с тобой сделал. Вы тоже парочка, которая должна составлять част головоломки…
        - Да какой головоломки? У меня самой голова сломается!
        - Той самой головоломки. Убить Дракона. Помочь Добру победить Зло. Вернуть мир во Вселенную. Спасти Третьи Небеса. Вот эта цель. А вы - средство. Ты и Денис тоже составляющие, но я пока не пойму, каким боком вас пристроить.
        - Это очень надумано… - сказала Дина нерешительно.
        - Если предположить, что всё это книга, то нет, - пожал плечами Эрв. - А если думать, что это жизнь и ей управляет случай… Тогда ничего не изменится по сути, только действовать ты будешь, словно картонный болванчик. Вы все связаны, Дина! Мы все связаны. С нас началась эта история, и все мы в ней важны. Это я еще не назвал тебе сотню других персонажей, потому что тебе они неизвестны. Но они не имеют такого значения как те, кто встретился после крушения поезда, когда лорд Ар убил чародея. Где-то там эта книга началась. Где-то там автор повесил на стены все ружья. И ключи с ответами тоже надо искать где-то там.
        Дина шла и чувствовала, как ей теплеет. Не от зноя и жара пустыни, но от некоторого внутреннего, которое заполняло. Единственно, слегка болело левое запястье.
        - К тебе возвращается жизнь, Дина, - снова прочел ее мысли Эрв. - Этот процесс довольно приятен, но лишь поначалу. Потом станет похуже, но к тому времени ты уже вернешься в мир живых.
        - Зачем я вам нужна? - спросила Дина, массируя запястье. - Я уже спрашивала, но всё равно мне…
        - Всем вам никогда ничего не понятно, - перебил Эрв. - Я же тебе объяснил - это книга. В ней все персонажи связаны…
        - Книга, не книга - какая разница? - теперь уже Дина перебила. - В жизни бывает позакрученней, чем в иной книге.
        - Конечно, - кивнул Эрв. - Но как ты не поймешь? Гляди, ты тут у нас как бы совсем ненужный персонаж. Левая помощница, которую должны были убить еще в самом начале. Но ты не умерла. Ты попала в зависимость от полуальва. Полуальв - телепат. Царь Царей - самый могущественный телепат. И он попытался тебя убить. Не сам, но через своего слугу и таким вот оригинальным способом - подсунув предмет, наделенный прикрепленной сущностью былого. Неужели снова связи не видишь?
        - Ну, есть тут что-то…
        - Что-то! Самый простой вариант убить тебя для него - забраться в твою голову и заставить выпрыгнуть в окно. Или вообще просто приказать тебе умереть. Но он этого не сделал. Не подослал убийц. Хотел убить тебя тайно и так, чтобы все, абсолютно все, даже его слуги не знали об этом. Отсюда следует сделать вывод. Печальный для тебя, но напрашивающийся сам собой. Мне придется сделать так, чтобы он взял над тобой контроль. И поглядеть, что из этого выйдет.
        - А на что вы рассчитываете? - спросила девушка осторожно. Что-то этот разговор сильно перестал ей нравиться.
        - Я рассчитываю на то, что узнаю, почему Царь Царей за все века, что правит Третьими Небесами, ни разу не вселялся в Верховного Правителя. Я рассчитываю узнать о нём еще одну деталь, и тогда самая большая головоломка раскроется еще чуть-чуть.
        Сколько они шли и вроде проговорили недолго, а башня уже тут как тут. Вблизи просто роскошная, белого камня с изящной резьбой, правда, сюжет какой-то кровавый. Мужчины с крыльями сражаются с всякими монстрами. Нетрудно понять, это ангелы дерутся с демонами.
        - А что это за башня? - спросила Дина.
        - Понятия не имею, - буркнул Эрв.
        Он ловко перепрыгнул какие-то развалины и прошмыгнул внутрь, Дина кое-как перелезла их. Внутри… ну, башня внутри. Какие-то рисунки на стенах, где крылатые мужики гоняются за рогатыми и хвостатыми, всякие монстры, армии людей. Короче, история какая-то мутная.
        - Это Вавилонская Башня, что ли? - спросила Дина.
        Эрв быстро повернулся и поглядел на нее пристально эдак, с прищуром.
        - Видимо, смерть обострила у тебя выработку мегахлорианов, - сказал Мертвый бог задумчиво. - Так иногда бывает. Или же… Это очень интересно, Дина. Очень интересно.
        - Ничего не поняла, - пожала плечами девушка.
        - Не поняла и не надо, но попала в точку. Это - Вавилонская Башня. Самое интересное, я узнал это от тебя только что.
        - Я ж спросила!
        - Ты спросила так, что ответ стал полностью очевиден, - усмехнулся Эрв. - Спросила так, как будто знала ответ заранее…
        - Ну и что? Я понятия не имею, что это за место.
        - Во-первых, это мир мертвых, Дина, - сказал Эрв назидательно. - Тут есть некоторые правила и никогда ничего не происходит просто так. Во-вторых, это не просто мир мертвых, это мир мертвых, в который угодил наш колдунишка. Значит, в его мире имелось место этой Вавилонской Башне.
        - А на самом деле ее не было?
        - Ну, я, по крайней мере, ее не помню, - усмехнулся Эрв. - А мертв я уже долго, должен был бы заметить. И не строй такие удивленные глаза, то, что эта башня есть и в нее угодил колдун - совершенно не значит, что она должна была быть в мире живых. Она могла быть в будущем, в нее мог верить конкретно один Серый, еще множество вариантов…
        - А можешь рассказать мне о мире мертвых подробней? - спросила Дина жадно.
        - А ты его не видишь? - спросил в ответ Эрв. - После твоей окончательной смерти, кстати, у тебя есть серьезный шанс попасть именно сюда. До пробуждения…
        - Имеется в виду реинкарнация, - сказала Дина важно, чем вызвала усмешку Эрва.
        - Пусть будет так. Конечно, всё гораздо сложнее и, прежде чем вернуться в мир живых, тебе придется пройти через целую вечность. В этой вечности легко раствориться, в ней вообще можно оставаться так долго, что ты станешь самым настоящим Богом! Творцом, Всевышним, повелителем сущего и несущего. Но когда-нибудь всё закончится. Как это ни странно - даже вечность.
        - То есть смерть - это хорошо?
        - Нет ничего хорошего в смерти, Дина, - покачал головой Эрв. - Абсолютно ничего, даже если это не конец твоей жизни. За порогом смерти тебя может ждать еще одна жизнь, покой, мучения, но никогда не будет никаких наслаждений, никакого Рая. В лучшем случае - вернешься обратно и получишь другую жизнь, в который будешь сынком богатых родителей. В самом паршивом - окажется в месте вроде этого. Но за смертью всегда следует боль, всегда мучения, страдания. Люди не просто так страдают по умершему, и самому умершему не сладко, ты уж поверь. Но в смерти всегда есть главное - это бесконечность. Ты можешь прожить тысячу жизней, миллион жизней, не всегда ты будешь человеком, можешь провести почти вечность в Аду, но всегда будет продолжение. Прожив миллион жизней камнем, птицей, речкой, отмотав бесчисленный срок в чистилище, когда-нибудь ты получишь настоящую человеческую жизнь. Еще раз. И проживешь ее, если повезет, счастливо. Даже если этого не случится в этот раз - когда-нибудь это произойдет.
        - Ты противоречишь сам себе. По-твоему получается бессмысленно.
        - А так на самом деле и есть. Только разумное существо вроде человека имеет во Вселенной хоть какое-нибудь значение. И очень-очень редко бывает так, что ты получаешься хоть сколь-нибудь значимым, просыпаешься хотя бы просто богачом, не говоря уж о судьбе Верховного Правителя. Как правило, в следующей жизни ты получаешь полное дерьмо, которое заслужил в жизни нынешней.
        - А кто решает? Ты?
        - Нет, решаешь обычно ты сам. Поэтому такое значение имеют Третьи Небеса. Только в этом месте твою следующую жизнь может определить для тебя Верховный Правитель. Это великий дар Вселенной человеческому роду. И этот дар спер у него Великий Род Йам. И это то, что хочет украсть у Йама вот Он…
        Дина только что обнаружила или заметила… Да не могла она такое не заметить, но пока Эрв не обратил на Него ее внимание, она Его не видела. Между огромных булыжников, совсем рядом с люком в полу, откуда начиналась каменная винтовая лестница, лежал Дракон. Самый настоящий, огромный, длинношеий, с длинным-предлинным хвостом. Хвост его такой длины, что скрывался в руинах, но явно длиннее зверя. Хорошее какое имя для Дракона - Зверь.
        - Зверь, говоришь? - усмехнулся Эрв, хотя Дина не произнесла ни слова. - Ну да. Похоже.
        - Он жив? - спросила девушка робко.
        - Конечно, - буркнул Эрв. - Спит. До поры, до времени.
        - Он чего-то охраняет здесь?
        - Нет, девочка. Это твой дракон. Сюда принесла его ты.
        - Я? Как?
        - А вот так. Ты его привела, тебе его и будить. Ладно, Дина. Я пошел за Серым, а тебе туда нельзя. Ты останешься здесь.
        - Одна?
        - Не просто одна, а наедине с Ним. Только ты сможешь разобраться с Ним. И больше никто.
        Эрв одет в тот самый красивый черный смокинг. Его черные лакированные туфли покрылись пылью, да и низ штанин тоже в песке. Но выглядит он вполне устрашающе. Эрв подошел к Дракону, вдруг из развалин позади показался кончик его хвоста. Он оканчивался погремушкой, вроде той, что у гремучей змеи. Кончик завибрировал, погремушка противно затрещала, Дракон зашевелился во сне. Но Эрв не обратил на всё это внимание. Он спокойно прошел мимо и начал спускаться по винтовой лестнице.
        Дина осталась одна с Драконом. Она пристально рассматривала его, пытаясь понять, что это вообще такое. Так продолжалось… возможно вечность. А потом она приказала Дракону:
        - Проснись.

* * *
        Больше всего удивляло, что тут все говорят по-русски! И инопланетяне, и люди прекрасно общались на современном русском языке, впрочем, не только. Звучала и английская речь, и даже вроде бы китайская.
        - Прав был Кунгуров, - вздохнул Вадим и продолжил двигаться по заполненным людьми улочкам.
        Это напоминало какой-то восточный базар. Это совсем не как было в Ифенбахе - как Вадим понял, так назывался подземный город-космопорт, где он и многие-многие другие попали в эротический Сон Царя Царей. Это была тут самая обсуждаемая тема на всех перекрестках. На тоненьких, словно банковская карточка, смартфонах люди смотрели репортажи, где в самых отвратительных деталях демонстрировали ту порнуху, через которую он прошел. По местным новостям всё транслировали совершенно без всякой цензуры. Да и вообще с цензурой на Марсе было попроще, чем на Земле. Вон, допустим, идут парень с девушкой, на ней комбинезон, расстегнутый по самый пояс, а под ним ничего. В том смысле, ни футболки, ни рубашки, идет и трясет сиськами напоказ. Вон бородатый мужик преспокойно остановился, спустил штаны и помочился на стену дома, нисколько не стесняясь прохожих. А потом вовсе увидел какого-то знакомого, крикнул тому чего-то и повернулся. Мужик весело рассмеялся, домочился уже прямо на мостовую, а потом еще долго болтал членом, стряхивая последнюю каплю.
        Всё тут было и как на Земле, и по-другому. Попадались инопланетяне, но гораздо реже, чем в Ифенбахе. В основном люди, причем то ли еврейской, то ли арабской наружности. Смуглые, в целом молодые - старых Вадим вообще тут не видел. Волосы черные, волнистые. Практически все, если не совсем уж юнцы, носят бороды. Практически все предпочитают белую одежду, очень похожую на восточную. Хлопчатобумажные штаны и рубаха, на голове натуральный тюрбан. Ходят быстро, разговаривают громко, много смеются. Женщины тоже мулатки. Сразу бросается в глаза, что они значительно моложе и красивей, чем встретишь в обычной толпе на Земле. Приветливые - при виде Вадима улыбаются. Смуглые, брюнетки, волосы тоже вьются. Одеваются подчеркнуто сексуально. Та телка с расстегнутым комбинезоном еще чего - вон идет в джинсовом костюме с вырезом прямо на лобке. Причем так интересно сделан вырез, что едва-едва видел верхний краешек больших половых губ. И такого много. Телки определенно тут заводят мужчин своим видом, да и все, видимо, не против. Вокруг полно целующихся парочек, иногда Вадиму даже кажется, они сейчас начнут
совокупляться и снова заиграет та музыка из порно фильма. Но нет, просто на Марсе, как и говорил Дног, совсем не так относятся к половому поведению. Тут оно попроще. Тут не было двух Великих Половых Войн, заставивших землян с осторожностью глядеть на всё, связанное с сексом. Тут секс - как у животных секс. Совершенно не стыдная часть жизни.
        В остальном же, конечно, город поражал. Единственно, намордник мешал хорошо всё разглядеть, а снять маску надолго не получалось. В пустыне воздуха вообще было совсем мало, тут, как и в подземного городе, то и дело стояли специальные раструбы, по которым подавался хороший, свежий воздух. Никто тут генераторов воздуха не носил. Почти. Вадик раза два видел людей с респираторной маской на лице. Да и вот он в своем полностью зашитом комбинезоне с прозрачной маской. Остальные вполне себе дышат просто так. Еще он ощутил то, чего не замечал раньше - слегка меньшую гравитацию. Двигаться стало немного полегче. Пахло тут совершенно по-разному, особенно если учесть отношение местных к испражнению. Ссущих мужчин и женщин он тут нагляделся сполна, видел даже одного срущего в подворотне. Женщины тоже не стеснялись, спокойно спускали штаны и присаживались где-нибудь сбоку. Вадим с интересом поглядывал на полуголых девиц, но всё равно отводил взгляд застенчиво. А уж на испражняющихся вовсе не глядел.
        Позади раздался мягкий-мягкий хлопок. Будто кто-то очень аккуратно хлопнул в ладоши. Это воздух раздвинулся от появившегося тела.
        - Когда мы сюда прилетели, ты говорил, что с тобой мы в безопасности, - сказал Вадим и медленно повернулся.
        Перед ним - Дног. Бледный качок с большими синяками под обоими глазами. Такими большими, что даже из-под повязки выглядывают. Определенно, он не спал с того времени, как Вадим его оставил. А это было довольно давно. Сам-то Вадим отрубился сразу после того, как драконы подожгли этот башенный город. И проспал, видимо, сутки, потому что к тому времени всё успели потушить. Но разрушенные, оплавленные башенки над городом всё равно нагоняли страха.
        - Я пострадал больше твоего, Вадим Туманов, - отозвался Дног холодно. - И от тебя в том числе.
        - Но ты же не так щепетильно относишься к этому, ты же сам говорил, в Галактике бытуют другие сексуальные предпочте…
        Здоровяк мгновенно приблизился и схватил Вадима за грудки. Парень почувствовал мощь и силу, от одного его сжатия комбинезон затрещал.
        - Лучше бы ты не умничал… - прорычал Дног, но осекся, когда Вадим поднял тритингулятор.
        - Отпусти меня, или умрешь, - сказал Вадим холодно. - Или хочешь повторить то, что было в аэропорту?
        Вадим увидел малый, но страх в единственном глазе Днога. Тот отпустил Вадима и сделал пару шагов назад.
        - Меня не так-то легко убить, - сказал Дног спокойнее.
        - А я вот так больше не думаю.
        Конечно, Дног не ведал, что может тритингулятор. Оно и Вадим практически блефовал, показывая игрушку, подаренную Эрвом. Но Пришелец видел, как Вадим останавливал ей Сон Царя Царей. И видел, что сам Вадим не подвластен был тому Сну. И, естественно, помнил неприятный инцидент в том ангаре, когда сам раздвинул булки перед парнем. Все это должно было его, по крайней мере, насторожить. И Вадим это предвидел. И с приличным удивлением отметил, насколько спокойно он угрожает пришельцу, способному исчезнуть, появиться сзади и воткнуть ему в спину вон тот здоровый нож, что висит на поясе. И это делал тот же Вадим, который всего пару недель назад ссал в трусы при виде Тюрина. Даже от мысли о монстре позорно ссыкал, будто щенок. Но после вчерашнего разговора с Драконом, после, можно сказать, первой его победой над самим Царем Царей, что-то такое в нём изменилось. Во-первых, ему просто надоело бояться. Сколько можно? Всему есть предел, даже страху. Во-вторых, очень-очень запоздало, но пришла верная, пусть и горькая истина - его жизни больше нет. И не будет никогда. Дорога теперь только вперед, и там, скорее
всего, его ждет смерть. Его пока что спасает только непонятная забота о нём Царя Царей и интерес к этому Мертвого бога Эрва. Эти два короля, черный и белый, играют всякими пешками, а он, Вадим, даже не пешка, а шашка…
        - Где Черный Маг? - спросил Вадим после минуты сверления взглядами.
        - Никто не знает, - пожал плечами Дног. - Колдуна не найти.
        - Что дальше?
        - Дальше? - переспросил Дног. - Дальше я предложу тебе пойти со мною.
        - И снова гарантируешь мне безопасность? - усмехнулся Вадим.
        - Нет, теперь уже не я, - покачал головой Дног. - Штэрнэнтц.
        - Мне как-то…
        - Уважаемые гости и жители Четвертых Небес! - донеслось из динамиков над их головами.
        Вадим умолк и инстинктивно взглянул в небо. Там, высоко-высоко в красных небесах этих Четвертых Небес медленно кружили три точки. Едва-едва различишь, да и непонятно, реально ли это вообще. Пусть Вадим уверен, что он больше не во Сне Царя Царей, до какой степени верна эта уверенность?
        Дног напротив, не стал искать динамик, а вытащил мобильный телефон или компьютер и взглянул на экран. Там тоже транслировался этот же голос, но видно и говорящего. Такой же черноволосый, бородатый дядька, каких тут полным-полно. Видимо, именно они и составляли основной этнос на Марсе. Вадим нехотя, но подошел к Дногу и тоже поглядел на экран.
        - Сегодня великий день в истории Четвертых Небес! - продолжил мужик. - Впервые за триста лет Третьи Небеса отворяют свои врата для Галактики! Мы сможем заключить очень выгодные контракты, понимаете меня, да?
        Мужик подмигнул, и вокруг послышался хохот. Вадик огляделся, в таких же телефонах залипают почти все на улице.
        - Вы уже видели прибытие посла Третьих Небес… - слегка смешался мужик. - Оно было, возможно, чрезмерно пышным, но Галактика пообещала покрыть наши расходы! Правда, ради этого мы на день обмена послами верительных грамот отменим закон номер четыре…
        Теперь уже вокруг загудели.
        - Но ничего страшного мы не ожидаем! К тому же, учитывая, как повеселилось у нас Ужасное Чудовище, разумно было бы присутствие Штэрнэнтца, гарантирующего нам некоторую безопасность…
        Вдруг все экраны погасли и показали странное лицо… Вадим сперва подумал, это железная маска, но то было лицо робота: два стеклянных глаза и щель динамика.
        - Вам нечего бояться, - сказал Штэрн и пропал, возвращая на экран растерянного черноволосого бородача.
        - Да вот, видите, - продолжил он. - Короче, Штэрнэнтц прибудет с послом Галактики сегодня после полудня. Посол Третьих Небес уже тут, так что… Он тоже хотел бы сказать пару слов.
        Бородач пропал с экрана, появился пожилой мужчина. Конечно, Вадим сразу узнал лорда Ара.
        - Жители Марса, - сказал Ар. - Вы все знаете, кто я такой. Вы все знаете, кто меня послал сюда и зачем. Я бы советовал вам тихо посидеть в своих жилищах пока мы совершаем все положенные процедуры. На церемонии будет присутствовать родной брат Верховного Правителя Земли с нашей стороны и мы ожидаем Его явления. Со стороны Галактики будет Тка, Штэрнэтц и посол. То есть все формальности будут соблюдены - будут и люди, и боги…
        - Еб твою мать, Петрович! - сказал Вадим. На экране появлялись фотографии всех участников. Сначала светловолосый мужчина, потом какой-то серьезный юноша со сложной прической, изображение театральной маски, видимо, это было рисунок Царя Царей, дальше лысая в коричневых веснушках Тка, тот самый робот и Петрович собственной персоной!
        - После этого Верховный Правитель направит к вам свои торговые предложения через нового министра финансов, - закончил Ар и пропал с экрана.
        - Ну, короче, вы поняли, - снова вернулся бородатый брюнет. - Сидите дома и ждите, когда наши высокие гости покинут нас.
        Экран погас, Дног убрал его.
        - И когда ты мне хотел рассказать, кто такой этот посол? - спросил Вадим, отходя от Днога. - Нет уж, идите вы на хер со своими послами!
        - Ты не понимаешь, Вадим Туманов, я не могу тебе рассказывать всё. Я работаю на Галактику…
        - Или ты ответишь мне на все мои вопросы, или иди на х*й!
        Дног помолчал некоторое время, но потом кивнул и сказал:
        - Я постараюсь.
        - Почему Петрович стал послом?
        - На его кандидатуре настоял Мертвый бог, - вздохнул Дног. Видно, как неохотно он расставался с информацией.
        - Ясно, - кивнул Вадим. - Снова он. Кто такой этот Штэрн… язык сломаешь нэнц?
        - Это самый совершенный искусственный интеллект во Вселенной. В нынешнее время он управляет нашей Галактикой и еще несколькими. В связи с бесконечностью Вселенной трудно сказать, сколькими он управляет.
        - Почему не сами люди?
        - Он очень удобен. Всё знает, никогда не устает, всё за всех делает, быстро приводит планеты до высочайшего по комфорту уровня жизни… Он идеальный управленец.
        - Почему же тогда он тут законом запрещен?
        Дног замялся, вздохнул и ответил:
        - Это старые законы, которые были использованы на всех Небесах. Штэрнэнтц никогда не управлял Небесами.
        - А хотел бы?
        - Возможно. Но слишком уж тут много всегда было богов.
        - В смысле, богов?
        - Боги - бессмертные существа. Например, Эрв.
        - А Ужасное Чудовище?
        - Этого никто не знает.
        - Ладно, последнее. Как ты так исчезаешь и появляешься?
        - Я не могу тебе…
        - Тогда всё! - Вадим развернулся и пошел от Днога. Но тот исчез и появился перед ним так близко, что тот едва не впечатался.
        - Мне приказано охранять тебя, Вадим Туманов.
        - Ты, бл*дь, отлично справляешься!
        Он попробовал обойти, но Дног остановил Вадика, схватив за плечо.
        - По нашим данным, тебя приказали убить! - прорычал Дног.
        - Тоже мне новость!
        - Если раньше Страна Ужасных Монстров требовала тебя просто вернуть, теперь объявлена награда за твое мертвое, освежеванное и запакованное в вакуумный пластик тело.
        - Это как? - сглотнул Вадим.
        - Тебя приказано убить, освежевать и запаковывать в вакуум, - сказал Дног очень жестко. - И потом тебя доставят лично на стол к Ужасному Чудовищу и он тебя съест. Так поступают очень редко, но такой уж ты редкий, Вадим Туманов. И это еще не всё. Прошел слух, что Он не просто послал по твою душу монстров. Он попросил сделать это самому Мышонку. Понимаю, для тебя это ничего не значит, но Мышонок - убийца, прославленный на всю Галактику. За его голову тоже объявлена награда уже самим Штэрном, что тоже редкость. И поэтому он скрывается на Третьих Небесах… Скрывался. А теперь, видимо, уже на пути сюда.
        Вадим упрямо покачал головой.
        - У тебя нет выбора!
        - Выбор есть всегда.
        - Ладно! - воскликнул Дног и перешел на шепот. - Когда-то я жил на Третьих Небесах, это было довольно давно. И я… так получилось, чисто случайно… короче, перешел дорогу Краю. И меня приказали убить, но я с самого рождения обладал… некоторой странностью. Мне виделись какие-то странные синие существа. Иногда они даже пытались со мною поговорить. Это были угодники. Ты видел их, помнишь? Короче, оказалось, я мог глядеть в их измерение. Это так понравилось их королю, что он спрятал меня там от Края. И я там с ними жил. И они научили меня… мне было-то четырнадцать, можно сказать, они меня вырастили. И научили прыгать по измерениям. Ты доволен? Теперь ты пойдешь со мной?
        - Хорошо, - кивнул Вадим. - Расскажи мне про этого Края подробней.

* * *
        Второй день на Летних играх был для настоящих людей самым тяжелым. Всего игр неделя, к последнему дню приедет сам Край, а пока приезжали в основном самые лучшие доктора смердов. Высокая медицина типа пересадки органов или наоборот мозга в другое тело осуществляли ученые из Страны Ужасных Монстров, но что попроще доверили смердам. И сегодня сотни машин скорой помощи с самого утра разъезжали по Яме под олимпийским городком, да и по самому городку тоже. Потому что настоящие люди отдыхали этой ночью. Очень-очень бурно отдыхали.
        В принципе, ради этих ночей игры затевали не менее чем для зрелищ на соревнованиях. Тысячи настоящих людей прибыли сюда и на каждого ученые из Страны Ужасных Монстров привезли по два-три спортсмена. Их готовили довольно долго и безжалостно. Заставляли тренироваться, накачивая гормонами, стимуляторами роста мышц, в легкую вмешивались хирургически. После вчерашних смертей на забегах медики, нисколько не гнушаясь прямо тут же, ну, только что чуть ни на самом стадионе, оттащив в специальный морг, разобрали трупы по органам. Какие-то сразу пошли на пересадку спортсменам, если, допустим, сердце хорошее, а у кого-то уже ослабло, а какие-то органы молодых натренированных спортсменов пойдут настоящим людям.
        Но вчера были не только забеги, но и открытие игр. На огромный стадион из своих бараков вывели всех спортсменов, у которых не было никаких механических вмешательств. Руки там роботизированной или ноги, а таких было довольно много. Но всех, у кого плоть своя или хотя бы органическая, вывели на парад. Тут не было стран, не было команд, спортсмены тупо шли по кругу, держа друг от друга небольшое расстояние. Для настоящих людей с трибуны выступил Рэй, потому что технически он пока считался тут главным, он же и совершил ритуал, которого с нетерпением ждали все. Настоящие люди уже изрядно подпили, кто-то накачался наркотиками и им не терпелось поскорее начать то, что очень любил их любимый бог. Его, кстати, тоже ждали сегодня. Ровно в полночь, а это как раз где-то через час после церемонии открытия.
        Сказав с трибуны приветственные слова, Рэй спустился к толпе уже минут двадцать ходивших по кругу спортсменов. Естественно, все они были нагими, и никто из смердов не думал стесняться. Накаченные стимуляторами, доведенные гормонами до одури, им тоже хотелось поскорее скинуть напряжение, а лучше всего это делать сексом. Рэй не особо церемонясь, растолкал нескольких спортсменов и оказался посреди идущих девушек. Были тут и перекаченные культуристки, но не для всех игр нужны груды мышц. Рэй выбрал пару прилично сложенных девиц, взял их за талию и потянул к выходу. Как только он сделал это, тысячи настоящих людей сорвались с мест и устремились к спортсменами. Начался выбор сексуального партнера на первую ночь соревнований. Дикого, никогда не устающего, обдолбанного гормонами молодого спортсмена.
        Это было больше похоже, как если выбирают себе лошадь или быка. Настоящие люди останавливали спортсменов, внимательно рассматривали, ощупывали задавали совсем не скромные вопросы:
        - Сколько сантиметров у тебя? Восемнадцать? Ладно, мне хватит. Давай найдем кого-нибудь сантиметров на двадцать пять для острых ощущений и пойдем на долбёжку.
        - Лет сколько? А дырка узкая? А ну подойди проверю…
        - Улыбнись, растяни щеки, чтобы я видела все твои зубы. Теперь максимально далеко высунь язык и поболтай им!
        - Нагнись? Фу, сколько волос у тебя на жопе, нет, иди дальше. Ты нагнись! Уже лучше. Можешь сесть на шпагат?
        - В какую сторону у тебя писюн изогнут?
        - Поцелуй меня так, чтобы твой язык достал до моего нёба…
        Настоящие люди гладили спортсменов, совершенно спокойно хватали их за гениталии, кто-то начинал дрочить, а некоторые уже тут примерялись друг к дружке, укладывая смерда на дорожку и залезая на него. И нельзя сказать, что спортсменам это не нравилось. Конечно, настоящие люди бывают грубы. Скорее даже, не бывают не грубы, всегда дают понять, кто тут главный. Но они ведь прекрасны. Да, тут большинство старики и старушки, но обернута эта старость в потрясающе красивое молодое тело. Атлеты выглядели эффектно: мускулистые, высокие, резкие, выносливые, но, увы, - многие были угловатые. У кого родинка не там, ноги толстоваты, плечи не достаточно широки. Кто-то выглядит, как гном, кто-то с горбом, девушки без груди, девушки больше напоминающие мальчиков… А над каждым штрихом тела настоящего человека потрудился хирург, доведя форму до совершенства - альв позавидовал бы. Юноши и девушки выбирали себе мускулистых партнеров, которые были только за секс с такими красавцами и красавицами. Конечно, не все. Хотя бы потому, что настоящие люди в сексе нередко были извращенцами. Поэтому уже тут многие начинали
избивать спортсменов, хлестать их плетьми, надевать наручники, кое-кому даже слегка "пустили кровь". Ночка для этих смердов будет явно не из легких. Достаточно было и раздосадованных мужчин, которых выбрали не восхитительные красотки, а юноши - гомосексуализм среди настоящих людей был распространен очень даже. Ведь этот хрупкий на вид подросток, взявший девицу и слегка растерянного парня и потащивший их к Яме, разменял уже сотню лет и в сексе видел абсолютно всё. Поэтому традиционных радостей ему мало, и сегодня абсолютно все отверстия этой троицы подвергнутся дикому и бездумному траху. Так выбирали большинство настоящих людей - взять в эту ночь смердов обоего пола и делать с ними… или позволить им делать с собой…
        К без пятнадцати двенадцать всех уже выбрали и на стадионе остались лишь где-то сотня-другая не самых красивых спортсменов. Их снова загнали в бараки, где им предстояло этой ночью пройти примерно то же самое, что всем, только в жестких постелях, а не на роскошных перинах. Настоящие люди же торопились. Кто-то заставил спортсменов тащить их на себе, кто-то весело бежал вместе с ними, а кто и вовсе раздевался прямо на лавочках. Все знали, начнется ровно в полночь.
        И вот пришла она - полночь. Все гости и участники Олимпиады ощутили подъем и легкость в теле, и это не фигура речи. Гравитация действительно слегка ослабла, можно было с легкостью подпрыгнуть метра на два. Стало очень светло, потому что над куполом зависла невероятно огромная Луна. Тучи разошлись, под лунным сиянием растянулись тысячи голых тел, готовые отдаться или взять. И тут пришел Он. Мягко и ненавязчиво Царь Царей забрался в настоящих людей, спортсменов, смердов, обслуживающих Олимпиаду. И сделал то, что очень любил. Погрузил всех в свой излюбленный эротический Сон.
        Примерно такую же картину недавно наблюдал на Марсе Вадим, но тут было, все-таки, иначе. Тут было красивее. Потому что сексом занимались не кто-то там, и уж тем более не выродки. Прекрасные, исправленные операциями настоящие люди, красивейшие из смердов и покрытые мышцами атлеты. Они все были готовы к сексу и их могучее, древнее божество обеспечило их им. На роскошных перинах, на жестких досках, на сырой земле, на спортивных дорожках застонали, зарыдали от радости, заизвивались голые тела. Как бы ни были исправлены Страной Ужасных Монстров настоящие люди, заниматься сексом со спортсменами всю ночь у них не хватило бы сил. Но Царь Царей придал их им. Ну, как придал? Можно сказать, нашел скрытые резервы. А еще можно сказать: приказал. И те охотно исполнили приказ. До самого рассвета продолжалась оргия, а потом пришло отрезвление.
        Правда, как это всегда бывает, последствия Сна не очень приятны. Трахаться всю ночь напролет уже как минимум трудно физически. Спортсмену нет. Несколько часов сна и в пятнадцать ноль-ноль они должны быть на стадионе ради потехи тех настоящих людей, которые отойдут от этой ночи. А вот с не тренированными было похуже. Во-первых, у абсолютно всех болели все мышцы тела. Трахаться как кролики весьма тяжело, особо напрягаются мышцы пресса и спины, поэтому почти каждый настоящий человек начал утро с приема болеутоляющего. Во-вторых, многие не сдержались в страсти. Секс с культуристом то еще занятие, если он входит во вкус. Многим просто сломали руки, ноги, либо вывихнули чего-то. В-третьих у большинства оказались затертые до крови гениталии, которые надо было как минимум обработать антисептиком, стимулировать заживление, но кому-то пришлось и лечь на операционный стол для пересадки кожи. Ну, и, в-четвертых, было множество травм экзотических. Кому сломали пенис, кому порвали анус, кому щеку, кому выбили глаз. И всё же никто ни о чём не жалел. Обезболивающие Страны Ужасных Монстров так же хороши, как и их
наркотики. С рассветом упавшие с одних тел на пол другие тела потянулись к одежде и нашли там заготовленное еще с вечера. А там, пара таблеток и даже со сломанным членом и порванным очком жизнь раскрашивалась изумительно. Оставалось дождаться медиков, наслаждаясь усталостью и воспоминаниями о ночи. Такие подарки Царь Царей делал всегда, когда настоящие люди собирались на какие-то массовые мероприятия в больших количествах. И никто не сожалел о проведенном таким образом времени. Как и Он сам, надо думать.
        Впрочем, у некоторых обошлось без серьезных травм. Еще вернее, некоторым медицинскую помощь оказали в первую очередь. Например, Рэю, у дверей которого медики появились раньше всех. Ему вправили вывихнутую из тазобедренного сустава ногу, обезболили, вкололи стимулятор заживления мышц и брат Края был готов к работе. Он даже усталости не почувствовал, поэтому решил поговорить с Ратом, пока все отходят от бессонной ночи. Попытаться поговорить, если тот в форме.
        Рат жил в соседнем домике, туда Рэй бодро прошагал, не обращая внимания на бредовый лепет, доносящийся из окон или из-за зеленой изгороди. Настоящие люди сейчас под кайфом несут полную околесицу. Они расслаблены, счастливы, пьяны и под кайфом. Сейчас те из них, кто может, уснет, а, проснувшись, опохмелятся и пойдут на соревнования. Подбирать себе партнера на следующую ночь. Ведь всю Олимпиаду Царь Царей будет приходить и играться своими слугами.
        Рэй не постучался, просто распахнул дверь в домик бастарда. Тут всё как у него - одна большая комната с кроватью столом и креслами, да ванная комната с санузлом. Что характерно, дверь в ванную прозрачная, как и стенки, чтобы изнутри можно было наблюдать, как моется или ходит в туалет другой человек. В комнате пахнет духами и сексом. Эдаким запахом мускуса, пота и сладости. Повсюду разбросаны всевозможные игрушки для секса: резиновые фаллосы, смазки, страпоны разных калибров, анальные пробки, некоторые таких размеров, что, конечно, ни в кого не влезут. И это всё вовсе не Рат сюда принес. Точно такой же домик у Рэя, да и все дома такие. Настоящие люди подчеркнуто сексуальны и раскрепощены. Подчеркнуто жестоки со смердами и это хорошо видно вот прямо - один слуга смерд, приятного вида юноша, стоит на коленях в дальнем углу и тупит взгляд в пол. Вторая служанка, а на каждого гостя положено именно такой состав слуг смердов, занимает положение куда интересней. Но и оно подчеркивает, как настоящие люди чтут заветы Йама. Девушка вполне приличной внешности лежит на огромной кровати у ног Рата. Она хоть и
не дотягивает до настоящих людей по красоте, но всё равно в слуг берут только красивых смердов или переделывают их хирургией. Вокруг настоящих людей должно быть всё красиво. Служанка лежит связанная на боку, ее бедра привязаны к груди, руки в наручниках позади спины. Она вся красная от напряжения, и это понятно. Во рту у нее шарик на ремешке, а во влагалище огромного размера резиновый член. Девушка покрыта потом, одному Царю Царей ведомо, что она испытала этой ночью.
        Но тут уж тоже не жалко - эта позиция ее выбор. Никого настоящие люди не принуждают служить себе силой. Ты можешь бросить всё и спокойно уйти из любого Утравления, но смерды осознанно трудятся там. Если из этой вытащить шарик изо рта и спросить, всем ли она довольна, она, конечно, ответит, что да. Еще и попросит дополнительный резиновый член в свое очко, да потолще. Почему? Потому что она - смерд. Тупая овца, слуга настоящих людей уже по своей природе. Смерды не уходят из слуг настоящих людей и не живут там обычную жизнь. Это и из-за денег, и из-за знания, из-за возможности в следующей жизни хотя бы остаться просто человеком, из-за общения с прекрасными настоящими людьми. Но настоящая причина - они просто смерды. Тысячу лет Великий Род Йам делал их такими, и они такими стали. Жалкими, жадным, послушными. Ничтожными.
        Взгляд Рэя устремился выше по кровати, там под одеялом Рат и еще пара девиц. Эти из настоящих людей, что необычно - почему Рат не выбрал кого-нибудь из атлетов? Почему эти две тут понятно. Переспать с Ратом желает всё Глубинное Государство, но почему она сам?
        - Привет, Рэй! - поздоровался Рат. - Я сейчас.
        Девушки тоже слабо поздоровались, а Рат откинул одеяло и ринулся к связанной служанки. Ловки и быстро он расстегнул ей наручники, вытащил сперва шарик, а потом очень осторожно фаллоимитатор. Рэй снова подивился размерами извлеченного, а Рат усадил служанку на кровать и довольно нежно поцеловал.
        - Ты была супер! - сказал он ей. - Нам всем понравилось играть с тобой.
        - А как я была рада, мой господин, - сказала она неловка, видимо, рот затёк.
        Парень снова поцеловал ее, нашел свои трусы, натянул и пошел к дверям.
        - Сейчас я поговорю с дядей, и мы будем завтракать! - бросил он девицам в кровати, тут же слуга парень подскочил и выскочил из домика раньше Рэя и Рата - побежал за завтраком.
        - Давай живей, - бросил ему в спину Рат. - Мы и тебя подключим к нашим играм.
        - Какие вы все бодрые, - сказал Рэй хмуро. - Спать не будете?
        - А мы спали этой ночью, - усмехнулся Рат.
        - Спали? В смысле по-настоящему, а не во Сне Царя Царей?
        - Мы спали, - Рат улыбнулся еще нахальней. - Сначала перепихнулись, конечно, но потом уснули и проснулись с рассветом. И вот решили немного поиграть с Ким.
        - И как так? - Рэй хмурился и хмурился. - Ладно ты, а они как не попали в Сон?
        - В наш дом Царь Царей не заглянул. Да-да, не спрашивай, это я тоже умею. По правде сказать, этому Край меня научил самому первому.
        - Ладно, - кивнул Рэй. Логика в этом есть. Знания, знания, знания. Сколько же знает этот нахальный юнец, сколько всего передал ему Верховный Правитель. Да всё передал. Все знания, потому что у прежнего Верховного Правителя не может быть никаких тайн перед новым.
        - Ты чего хотел?
        - Мои источники доложили, что Лана беременна мальчиком, - сказал Рэй хмуро. - А была девочкой, это проверяли.
        - Конечно, мальчиком. Я же тебе уже говорил.
        - Это твой ребенок или это сын Края? Мне важно это понимать, Рат.
        - Это мой сын, сделанный моим членом. Но кровь в нём течет Края.
        - То есть он чистокровный?
        - Чистокровнее некуда.
        - Ты должен мне всё рассказать подробнее.
        Рат глядел на дядьку с усмешкой и пониманием. Прожить жизнь настоящего человека, ближайшего приближенного к Краю, думать, что знаешь все тайны планеты Земля, повелеваешь смердами, и тут оказывается, что и от тебя многое скрывали. Что Глубинное Государство - это тоже не основа этого удивительного айсберга. Что от настоящих людей правду скрывают так же, как те от смердов. Тайна растет и растет, растекается черной кляксой по белому листу.
        - В период сразу после оплодотворения можно вмешаться в него, - сказал Рат осторожно. - Суть человеческая еще не устроилась в утробе, она как бы слаба. И этим можно воспользоваться. Я перешиб суть дочери Края и поместил свое семя вовнутрь ее. Она забеременела еще в утробе и успела родить. Вот этот ребенок и переработал ее, съел, впитал ее биоматериал и сам стал расти.
        - Невероятно! Но как и зачем тебе это?
        - Мне нужен был мой сын, сделанный моим семенем, но абсолютно чистокровный. С моими пятидесятью процентами крови Края я бы вышел на хорошую кровь через множество поколений, а так я всё ускорил.
        - Но зачем?
        - Если я тебе всё это расскажу, Рэй, у тебя появится хорошая мотивация от меня избавиться. Я предпочту, чтобы ты оставался в неведении до самого конца. Так надежней будет.
        Рэй глядел на худенького блондина в одних трусах и дивился своим мыслям. Он его побаивался. Этого мальчишку. Рэй сам некогда был кандидатом в Верховные Правители. Если бы что-то случилось с Краем, им был бы Рэй. Но Рэй и близко не знал всего этого и не понимал, откуда знал Рат. Полукровка и бастард.
        - О моих братьях, как я понимаю, ничего нового? - спросил Рат, желая выйти на другую тему. Он тоже понимал, как раздражает Рэя, но всего рассказывать дяде не мог.
        - Нет.
        - Ладно. Я сам отправлюсь в Страну Ужасных Монстров и узнаю…
        - Ты сошел с ума?! - Рэй снова едва верил своим ушам.
        - Другого выхода у нас нет. Я не могу знать, старший ли я из братьев. Если есть кто-то старше…
        - Да, верно, но Страна Ужасных Монстров!
        - Не так это всё страшно. Ладно, я это возьму на себя. Что с Краем? Ты уже связался со Штэрном?
        - Уже много лет как мы общаемся. Он сделает всё, чтобы Верховный Правитель сменился как можно быстрее.
        - А у него есть план?
        - Конечно, тысячи, - Рэй вернул себе душевное равновесие довольно быстро. - Но он никому о них не расскажет. Ничто не может навредить Верховному Правителю, но уснуть-то он может.
        - Ладно, не будем сейчас.
        Парнишка слуга уже бежал обратно с пакетами еды. Рат весело приобнял его и повел в дом. Рэй хмуро глядел на этих… смердов? По суть Рат тоже смерд. Если Верховный Правитель не пожелает, тот будет в следующей жизни камнем или куском говна, выпавшим из собачьей задницы, или букашкой какой-нибудь на окраине Вселенной. Но пока Верховный Правитель Край или если им станет Рид, конечно, они обеспечат ему следующую жизнь настоящим человеком. Или он сделает это сам. С этими мыслями Рэй пошел к себе в домик. Действие обезболивающих и стимуляторов ослабевало, ему захотелось спать. Он еще раз взглянул в дверной проем, там все уже голые подбирают игрушки, с которыми собираются поиграть…
        Второй день Олимпийских игр прошел тяжелее первого. Соревнования назначили на шесть, теперь это уже зимний этап. Стадион залили льдом, спортсмены разминались, катались на коньках, делали финты. Пока они в одежде, но соревноваться, конечно, будут голыми. Сперва будут гонки, потом фигурное катание и хоккей. А там и повторение вчерашнего. Настоящие люди отошли, отпоились, опохмелились, ширнулись, подлечились. Всем уже было весело. Почти. Кроме Рида. Он вообще был тут единственным ребенком еще не вполне половозрелого возраста. Рид скучал, потому что соревнования ему не были особенно интересны. На голых спортсменов он глядел просто как на голых людей. Будучи наследником, голых Рид насмотрелся с самого детства. Тот же Рат прекрасно трахался на глазах брата, еще и объяснял, куда, что и как. Да хоть тот же Край нисколько не стеснялся. Даже наоборот, ребенку прививали полную сексуальную открытость. Но всё же возраста Рид еще малого. Слишком малого. Случай с Ланой это прекрасно продемонстрировал. И слегка расстроил. Рид решил подождать, чтобы уж наверняка, чтобы не было никаких проблем, чтобы никто не
подумал, что он, наследник, который оплодотворит за свою жизнь тысячи настоящих людей, сгущая их кровь, имеет какие-то проблемы с женщинами. Отсюда мальчика только раздражало, что все вокруг бесконечно трахаются. Как ни заходил он в гости к Рату, так тот был постоянно облеплен женщинами. С дядей Рид не очень общался, хотя тот тоже отрывался по полной программе. Хотелось, чтобы отец приехал побыстрее, и свалить отсюда в какую-нибудь Яму, где у него найдутся друзья его возраста. Там можно хоть поиграть…
        Так и продолжались Олимпийские игры настоящих людей. Целую неделю. Впрочем, далеко не все могли выдержать этот бесконечный сексуальный марафон. Но Яма под куполом тоже ведь была не бездонной, всех настоящих людей одновременно принять просто физически нельзя. Поэтому они менялись. Две, максимум три ночи можно хватало на эротический Сон Царя Царей, а потом даже стимуляторами не продержишься. Даже супертренированные спортсмены не справлялись с нагрузкой. Ночь трясти задницей - вроде бы ничего особого, но ты же не просто занимаешься сексом. Ты находишься в, так сказать, полуподчинении. Поэтому не даешь себе ни передышки, да и дергаешься, как заведенный. Плюс Сон выматывает эмоционально. Кончить раз двадцать за ночь - это вам не хухры-мухры. Поэтому одни настоящие люди уезжали, другие заезжали. Уехал и Рэй, и Танис, зато приехали остальные министры. Так Олимпийские игры увидели почти все настоящие люди, имеющие такое желание. Не уехали только двое - Рид и Рат. Ни первый, ни второй в эротический Сон не впадали. Рид готовился стать Верховным Правителем и был слишком молод, а Рат… Как и почему
несостоявшийся Верховный Правитель не поддавался не знал никто. Более того, в его коттедж Царь Царей вообще не заглядывал и все, кто там был, в Сон не впадали. А заглядывали туда очень-очень много. Наверное, стадион не был так посещаем, как кровать Рата. И парня это нисколько не напрягало. Ни физически, ни психически.
        На седьмой день соревнований к вечеру должен прибыть Край. Утро Рид встречал в обществе брата в его коттедже. Тут только что убрались после ночи, но все сексуальные игрушки оставили. Рид сидел перед экраном, по которому шло ТВ настоящих людей, и небрежно покачивал в пальцах огромный силиконовый член фиолетового цвета. Рат валялся на кровати с кем-то. Кровать тут огромная, четыре на четыре метра, заблудиться можно. Что, видимо, и сделали. Причем, явно не одна девица дремлет там сейчас. А Рат, бодрый и веселый с самого утра лежал с серебряным подносом и пил кофе, поданный слугами. Те тоже весьма утомлены, потому что ночью обслуживали господ.
        - Неужели это так весело? - спросил Рид у Рата. - Трахаться всю ночь?
        - Почему ночь? - отозвался Рат весело. - А как же день?
        - Я серьезно.
        - Это приятно, - Рат улыбался и приподнял одеяло рядом с собой. Там - восхитительной красоты голая девушка. Между прочим, смерд. Прислуживала Рэю, но Рат ее переманил. Ее довольно прилично измотали ночью.
        - А ты знаешь, что в каждом домике есть камера? - спросил Рид.
        - Конечно. И все транслируется в коттедж Верховного Правителя. Где живешь ты.
        - Тебе это всё равно?
        - Я же не смерд какой-то, чтобы стесняться, - Рат отдал поднос слуге и вылез из-под одеяла. Он тоже голый, но брата не стеснялся, как и говорит. - Настоящие люди четыре года смотрели, как я перетрахал всех в моем родном доме, включая мать и сестер. Есть даже записи этого всего. Стеснение - это грех для настоящего человека, братец.
        - Но ведь смерды считают наоборот.
        - Они болваны. Не понимают, как всё устроено в жизни.
        - А как оно устроено.
        - Вот так, - Рат поднял ладони и провел сначала по своей груди, по худому животу, потом по бедрам, наклонился и довел до лодыжек. - Это - мое тело. Оно восхитительно. Оно здорово. Оно чувствительно. Я красавчик, меня хотят, и я хочу других. Это тело - моя машина. У кого-то дерьмовое "Пежо", а у меня самая новая "Тесла". У меня есть мозг, который записывает всё, что с этим телом происходит. Если я буду делать несложные процедуры, мой мозг сможет так нагреть мою нервную систему, что я буду испытывать оргазм не только членом, но каждым сантиметром кожи, каждым внутренним органом, каждым ногтем…
        Рат продолжал гладить себя, а Рид глядел на это с широко раскрытыми глазами. Да, действительно братец очень красивый. Без единой операции, просто природа будто создала его ради этого одного - секса. Рат гладил свой живот, бедра, грудь.
        - Я не чувствую усталости, я знаю свое тело, я уверен в нём. Оно полностью мне послушно. Моя машина. Но это - всего лишь машина, надо тоже это понимать. Когда-нибудь я умру, когда-нибудь машина сломается. Еще раньше оно одряхлеет, но мне не надо, чтобы оно бегало быстро или прыгало. Я не обезьяна. Мне надо, чтобы оно послушно доставляло мне удовольствие! Мое тело - это не только плоть и кровь. Это реки нервов. Именно они нужны мне больше всего. Чтобы работали. Чтобы подчинялись мне! Потому что именно они дают мне эту силу! Они питают мою суть! Я должен контролировать их, а они будут меня кормить!
        Рат открыл глаза, а Рид слегка ахнул. Желтое свечение залило взор бастарда. Он протянул левую руку вперед и слегка повел пальцем вбок. Рид все еще вертел в руках резиновый фаллос, но тут его вдруг словно вырвало невидимой рукой.
        - Мое тело и мои нервы - то, что дает мне жизнь, - продолжил Рат. - Но они всего лишь мои тело и мои нервы.
        Свечение в его глазах погасло.
        - Когда-то я умру, Рид. И, представь себе, ни этого тела, ни этих нервов у меня больше не будет. Тот компьютер, тот жесткий диск, на котором записана моя жизнь, сотрется. Его просто не будет. Но я останусь! Без воспоминаний, без порядком одряхлевшего к тем временам тела, без всего этого, но я останусь. Я снова рожусь, брат! И у меня будет новое тело, не менее прекрасное! И новые нервы, которые будут кормить меня удовольствиями. Будет новый рот, который отведает вкусной еды. Нос, что учует изысканные ароматы. Член, который будет ебсти красоток!
        - Как ты это сделал? - спросил Рид, указывая на валяющийся фаллос.
        - Я попросил, и мне было дадено, - ответил Рат. - И это лишь маленькая толика, несчастная бесполезная песчинка силы, которая перейдет тебе от Края! Но не эти фокусы должны интересовать тебя, братец! Ты должен понять главную силу настоящих людей! И она в смерти, а вернее - за ней. Благодаря этому мы можем делать всё, что нам заблагорассудится! Ты просто поменяешь тело, сядешь в другую машину и поедешь дальше. А значит, с этой машиной можно не церемониться! Значит, можно позволить себе такое, за что ты отбывал бы вечность в муках! Для нас и только для нас в этой Вселенной есть закон творить всё! Включая и зло!
        - Что ты подразумеваешь под "злом"? - спросил Рид робко.
        - Ты можешь убивать. Ты можешь насиловать. Ты можешь унижать. И к концу жизни подойти самой настоящей скотиной. Нет табу для настоящего человека, понимаешь? Ты должен это понять, ведь именно это возродило Великий Род Йам! Мы нарушили один из самых главных человеческих законов - кровосмешения. Мы должны бы были выродиться, но, благодаря тому, что мы вступили в союз с самым страшным существом во Вселенной, мы получили возможность не вырождаться, а очищаться. И мы вернули себе власть над планетой.
        Рат повернулся и пошел в туалет. А Рид всё еще глядел на вылетевший из его рук резиновый член. Что-то рассмешило его, он усмехнулся.
        Встречать Края вышли все. Его лайнер важно остановился на площади вокруг купола. Теперь тут не было мороза, Верховный Правитель любезно исправил погоду под себя, чтобы не мерзнуть. Его встречали криками, его славили, ему махали. Не было той подчеркнутой дисциплины, как на совещании в Яме. Не было трона, короны или меча. Сегодня Верховный Правитель не просто самый главный. Он - суперзвезда. Самая-самая важная. Его вправду обожали, потому что все понимали, что он дает настоящим людям. Всё. Без этого юного с виду белокурого юноши вся их власть над планетой рассыпалась бы в мгновение, и очень быстро они присоединились бы к биомассе смердов.
        Край сперва шел сам, но очень скоро толпа подхватила его на руки и понесла к машине. Несли его бережнее, чем если бы он был сделан из самого хрупкого хрусталя. Край тоже смеялся и даже требовал его поставить на землю, но это был редкий случай, когда его не слушали. Его усадили в огромный кабриолет, тот медленно, позволяя увидеть Края всем желающим, повез его на стадион. Вживую видит Верховного Правителя настоящий человек, быть может, раз в несколько лет. Вскоре все запрыгнули в автобусы и поехали на закрытие игр.
        Для Края построили сцену в виде трона. Верховный Правитель ждал на своем троне, в ложе, пока все рассядутся. Там же он обнял обоих своих сыновей. Все устроились поудобнее. Тут сегодня только настоящие люди. Ни единого смерда. Обслугу вывезли еще в обед, спортсменов раньше. Для тех не было предусмотрено ни медалей, ни какой-то торжественной церемонии. Да и далеко не все они пережили эти игры. Примерно четверть скончалось, еще столько же остались калеками. Судьба их не особо безоблачная. Благодарности от настоящих людей от смердов нет и не будет, а до следующих игр подготовят новых атлетов. А то и вырастят. Обслуга же вывезена на соседний полигон, где мерзнет - там Край температуру не исправлял - и ждет, когда игры закроют. Там же сотни тракторов и прочей техники, чтобы разобрать купол и закопать Яму.
        Внимание обратилось на трибуну, куда легко и весело забежал Край. Ему тоже нравилось именно такие церемонии. Он чувствовал себя не одиноким владыкой целой планеты, не руководителем одной из центральных частей Галактики, но просто одним из настоящих людей. Часть пирамиды, а не только ее вершина. Им восхищались, его желали, его любили.
        - Мы приветствуем всех настоящих людей! - сказал Край, его голос разнесся по всему стадиону. - Еще одно веселье мы подарили себе! Еще немного наша жизнь раскрасилась на этих играх! Еще один день, и еще одни праздник! Мы хотим, мы желаем, мы жаждем, чтобы каждый день для нас был праздником! И, видит Царь Царей, мы добьемся этого! Не мы, так это сделает Рид, это точно! Такие мероприятия еще сильнее сплачивают нас! Еще больше становится наша сила! Как спел известный вам артист: когда меня не станет, я буду петь голосами своих детей и голосами их детей! Мы все еще споем их голосами! И песня наша будет долгой! Вечной! А теперь…
        Огромная тень начала медленно наползать на купол. Проявились звезды, всех накрыло сумерками. Луна заползла на Солнце, закрыв его от планеты. Но сделала это гораздо ближе к Земле, из-за чего сумерки получились сильнее обычного при затмении.
        Всех накрыло не только сумерками. Каждый настоящий человек кроме Края, Рида и Рата ощутили очень приятное чувство. Их как будто ментально погладили… по душе. Царь Царей не вошел в них, но прикоснулся, сообщая, что он тоже здесь. Смотрит и одобряет. А потом Царь Царей вошел-таки в настоящих людей. И открыл им их воспоминания. После смерти никто не может помнить прошлой жизни. Только боги так умеют. И Царь Царей так тоже мог. Он помнил жизнь каждого настоящего человека и сейчас показывал им эти жизни. Череда воспоминаний о былых жизнях потекла непрерывным потоком в мозги. И это были весьма хорошие воспоминания. Настоящие люди видели, что и век, и пять веков назад они жили примерно так же, как сейчас. Как только они выбрались из Ям и начали потихоньку создавать свое Глубинное Государство, как только они различными путями подчинили себе жизнь смердов, все они зажили долго и счастливо. Радостные улыбки раскрыли им губы. Они понимали, если жили так раньше, значит, и следующая жизнь будет не хуже. Будет только лучше. Но улыбки их были недолгими.
        Царь Царей не был бы тем, кем был, если б не умел помнить только хорошее. Медленно Он погружал настоящих людей всё дальше и глубже. Во времена, когда они сами были смердами. Когда осваивали мрачные подземные Ямы, когда гибли сотнями и тысячами, пока Верховный Правитель чистил их кровь. Чистил он весьма своеобразно - отбирал самых красивых девиц и делал своими женами. А потом делал женами и их детей, причем какие-то неудачные, некрасивые, невзрачные отбраковывались. Верховный Правитель шел одной ему известной дорогой. И пришел. Привел их сюда. Воспоминания текли до тех пор, пока во времена Потопа был заключен тот самый договор, что переименовал Третьи Небеса в Землю, а Ужасное Чудовище в Царя Царей. С тех пор Великий Род Йам записан весь, потому что принадлежит Ему.
        Царь Царей покинул всех внезапно, отчего всё Глубинное Государство вздохнуло с облегчением.
        - Помните обо всём! - сказал с трибуны Край и сошел с нее. Олимпийские игры настоящих людей закончились.

* * *
        Денис поднял веки, и видят все боги, это далось ему так тяжело, как штангисту поставить новый мировой рекорд. Он попробовал пошевелить пальцами правой руки, и тут же грудь пронзила боль.
        - Он очнулся, - услышал Денис мужской голос. - Интересно как…
        Над ним каменный потолок. Свет пляшет, будто от костра, да и трещат дрова где-то позади. Ему определенно холодно, потому что лежит он голый, ничем не прикрытый на деревянном столе. Пошевелиться пока нет никаких сил, но пальцы щупают дерево стола - грубая, не отесанная доска. Пахнет на удивление свежо. Организм будто бы начал сканировать сам себя и тут же сознание обратилось к нижнему мозгу. Именно там и заседал Царь Царей всё это время. Но теперь его там нет. Зато непрошенных гость оставил там кое-что за собой - прекрасно развитый телепатический узел. Не хуже, чем у чистокровного альва. Только пользоваться им Денис вряд ли сможет так же хорошо, чем Царь Царей.
        - Ого, вот это палка! - послышался женский голос.
        - Он все же полуальв. Ладно, прикрой его, брат Свен.
        Денис почувствовал, как грубая мешковина легла на его тело. И только теперь понял, что имела в виду женщина - у него стоял. Ну да, он вправду полуальв - с этим ничего не поделаешь, как с этой гиперсексуальностью. Первым органом, заработавшим в его теле, был вовсе не мозг. За несколько секунд до того, как поднялись веки, Денис поднял член.
        В поле зрения попала мужская физиономия. Лысый мужчина лет сорока с уродливым шрамом на пол-лысины. Рожа спокойная, в зубах сигарета, одет в простой джинсовый костюм. Он уже видел его… Ну, конечно! Тогда он был в шапке и лысина со шрамом не была видна. Ну, в общем, это именно он всадил пулю в грудь Денису.
        - Живой, - сказал брат Свен по-немецки. А потом поглядел в угол, где висела странного вида бра. В самом углу рядом с потолком, чего она там могла осветить - неясно. - И чистый.
        - Только смерть может очистить от Него полностью, - сказал женский голос по-французски. Денис бегло говорил на английском, но и французский в него кое-как вдолбили в элитных школах, куда отдавал его отец.
        Брат Свен взял лейку для полива цветов и аккуратно влил немного воды в горло Денису. Тот сразу закашлялся, и тут все мышцы организма пришли в движение. Он слегка согнулся, но боль в груди резко разогнула его.
        - Может, все-таки зашить его? - спросил Свен, поднимая одеяло с груди Дениса. - У него снова кожа треснула.
        - Ты же знаешь, всё должно быть естественно. Только тот, от кого отказалась Смерть, сможет быть нашим братом.
        Шаги каблуков по доске, и перед взором Дениса женщина. Та самая из храма и именно она зарядила ему по яйкам в гостинице. Он тогда был слишком возбужден, чтобы ее разглядеть, запомнил только, что блондинка. Лет тридцати, одета вполне вызывающе, вырез на белом платье весьма-весьма. На голове чепчик, глядит как-то странно. Догадка пришла довольно быстро - у нее только правый глаз двигается! Левый стеклянный.
        - Меня зовут сестра Елена, - сказала блондинка по-русски, но с ощутимым акцентом. - Тебе лучше пока не шевелиться. У тебя пулевое ранение… но это ты должен знать. Еще у тебя, наверное, куча вопросов. С этим пока погодим, кто его знает, может, Смерть всё же заберет тебя. Хочу сказать тебе, что по-другому было нельзя. Ужасное Чудовище окончательно покидает носителя только перед смертью. Ты был прав, ему не нравится умирать. Тебя всё равно пришлось бы убить, но мы сделали это в храме Эрва, а к нему Смерть относится… иначе. Отдыхай и постарайся набраться сил. У тебя сильный организм, раз первым делом поднял член.
        Она улыбнулась и даже поглядела на все еще торчащий "шпиль".
        - Надеюсь, он тебе еще пригодится, - сказала Елена и пропала из вида. Денис закрыл глаза и уснул.
        Во сне он боролся с какими-то демонами, видел отца, горой мимо летало Ужасное Чудовище, но всегда откуда-то приходил бледный мужчина в черном смокинге и прогонял их. А еще Денис видел Смерть. Она стояла над ним и долго размышляла. А потом махнула рукой, кивнула Эрву и ушла восвояси. Это принесло некоторое… грустное облегчение. Смерть означала бы конец всем этим безумствам. Но виноград должен страдать…
        Денис открыл глаза. Теперь он сумел повернуть голову и поморщиться от боли в груди. Камин уже почти затух, а брат Свен дремлет в старом кресле. Каменная стена из крупных известняковых блоков, дубовая катка в углу. Пахнет не очень-то и это, видимо, от него - потом и мочой. Он сообразил, что лежит на медицинской утке. Рука поднялась легко, но в груди снова взорвался комок боли. Стерпел. С трудом поднял шею, а левая рука одеяло. Прямо посреди груди рана, покрытая струпом. Она слегка кровоточит в больших трещинах. Да и в спине боль нешуточная, значит, прошла навылет. Бессильно он отпустил одеяло, а голова со стуком упала на досчатый стол. Теперь и в затылке отдало болью. От звука проснулся брат Свен.
        - Ошнулся, руссиш? - Свен радостно подошел к столу. На губах улыбка, хотя это вот он сам оставил ему эту рану. - Я не говорить ваш. Тихо лежать, надо отдыхаешь!
        Похоже, Свен был вполне доволен, что не убил Дениса. Его холодные ладони поправили голову Денису, потом подняли покрывало и поглядели на рану.
        - Хелена говорит, мыть можно. Надо терпеть!
        Он быстро кинулся к кадке в углу и кружкой, что стояла рядом, зачерпнул оттуда. Вернулся, сказал как бы извиняясь:
        - Прощай, холодно.
        И аккуратно полил рану действительно холодной водой. Бл*дь, выстрелить в грудь ему было не жалко, а тут такой вежливый!
        - Надо промыть сзади, - сказал Свен и под стоны Дениса положил его на бок. Потом спину обожгло холодом, и Дениса вернули в горизонтальное положение.
        - Хелена сказала, можно!
        Свен достал из кармана фляжку и протянул к губам Дениса. Тут же в ноздри ударил сильный аромат. Виски! Причем довольно хороший.
        - Боль уйди! - сказал Свен и аккуратно влил виски в рот Дениса. Теперь обожгло нёбо, но, как ни странно, никакого кашля - жидкость проникла в горло и, приятно грея, пошла до желудка. В голове зашумело, боль притупилась.
        - Зачем? - прошептал Денис.
        - Потому что! - сказал Свен строго и, рассмеявшись, накрыл Дениса по шею. - Завтра, завтра!
        - Завтра… - прошептал Денис и под шум в голове провалился в очередной сон. На этот раз без сновидений.
        Денис проснулся и ощутил себя… странно. Спокойно ощутил себя. Будто в душе что-то такое произошло хорошее. Он понял, что впервые за долгое-долгое время не слышит этот не то шепот, не то приказ в мыслях. И теперь стало понятно, что слышал он этот шепот уже довольно давно. Видимо, с тех самых пор, как попал в Утравление. Все там его слышали.
        Денис попробовал сесть и у него получилось. Конечно, рана на груди доставала, но у него, наверняка, из-за того, что он клон, заживаемость всегда была очень быстрая. Он потрогал струп на груди. Твердый, но даже если сейчас его содрать, там не проступит кровь, напротив, будет новая красная кожа. Он осмотрелся. Пустая келья, стены из камня, всё как вчера. Прохладно, пахнет свежестью. Из мебели стол, на котором он лежит, да грубый табурет. В углу лежит какой-то мешок.
        Тело покрылось гусиной кожей, а волосы на голове приподнялись. В углу не мешок, а труп. Брат Свен с аккуратной дырочкой пулевого отверстия во лбу.
        Дверь медленно, со скрипом, отворилась. С той стороны она вся в крови, как и коридор, и потолок, словно уборщица кровью мыла. А отворил дверь мужчина в приличном костюме, улыбкой на устах и с пистолетом в руке. Палец нажал спуск, дротик вошел в левую грудь Денису. Как раз туда, где у него сердце. Он почувствовал укол, но даже попытаться выдернуть дротик не получилось - тело полностью онемело мгновенно. А Кирилл Архипов отбросил пистолет и вошел. Краем глаза Денис видел, что тот несет в левой подмышке трехлитровую емкость с какой-то жидкостью.
        - Ты хорошо обращался с моим членом? - спросил Кирилл, подходя к Денису.
        Он довольно грубо взял сына за плечо и развернул, а потом снова разложил на лавке грудью вверх. Рана лопнула, крови, правда, практически не вышло. Одеяло, которым был прикрыт пах Дениса, потело на пол.
        - О-о-о-о!!! - Архипов-старший глядел на чресло сына так, будто оно из золота. - Да-а-а-а! Я мечтал о нём.! Ты же не подумаешь, что твой папа пид*р, верно, сынок? Но я так давно мечтал о твоем хозяйстве! Я возьму его с твоими яйцами, конечно же. Какой он огромный!
        Денис чувствовал, как Кирилл играется с его членом, но, наверное, впервые в жизни такие манипуляции от другого человека не вызвали у него эрекцию. Наоборот, в душе сейчас такое творится. Он совершенно явно представил, как сейчас ему отрежут пенис и яйца, сложат в эту банку и отвезут в Страну Ужасных Монстров, где пересадят папочке! В глубине бился истерикой и второй мозг Дениса, но ни он, ни верхний мозг ничего сделать не могли - даже моргнуть Денис не может.
        Архипов достал скальпель и пачку влажных салфеток. Протер пах Денису, запахло спиртом. Потом из пиджака появился небольшой баллончик аэрозоля.
        - Лучше будет, если его подморозить, - сказал Архипов веселым тоном. Он явно развлекался. - Я мог бы тебя, конечно, просто убить и отрезать, но все свидетели Эрва должны умирать в муках. Об этом распорядился Край, и я не могу нарушить этот указ. Я отрежу тебе член, и ты умрешь от потери крови. В принципе, потеря члена для тебя и так равна смерти… Царь Царей не может больше прийти к тебе, эти мерзкие идиоты противны ему, но… Как же вы все не понимаете, вы - ничто по сравнению с Ним! Его мощь не знает границ, и никто из вас не видел даже сотую ее часть. Ладно, хватит! Сегодня вечером я хочу уже наконец потрахать кого-нибудь им.
        Архипов направил баллончик к паху и пшикнул. Мгновенно Дениса пронзила боль и ужас. Боль быстро прошла, а ужас никуда не делся.
        - Ты не будешь чувствовать - это недолго, - продолжил Архипов. - И анестезия заморозкой, и паралич… впрочем, с параличом ты умрешь…
        Архипов приступил, а Денис почувствовал. Никакая заморозка не могла скрыть эту боль. И хоть монстр действовал довольно быстро, для Дениса эта была вечность. Он не мог посмотреть, но что там говорить, эту боль нельзя передать словами. Нижний мозг вообще орал - он лишался смысла своего существования. Ягодицами Денис почувствовал теплоту - это была его кровь.
        - Вот так! - воскликнул Кирилл.
        Раздался звук открывающейся крышки и плюх жидкости. Уже в следующую секунду Денис увидел морду отца в каплях крови. Тот улыбался так зловеще, что даже представить трудно. А в его правой, окровавленной руке банка. В ней, словно китайский огурец, его пенис и яички плавают вместе с капельками крови. Что это за жидкость, неясно, но кровь в ней не растворялась, а просто плавала шариками. Денис видел свой член и даже успел различить родинку. Такую близкую и такую… теперь уже никогда не…
        - Гляди, у тебя классная регенерация! - сказал Архипов. - Кровь свернулась. Это, интересно, у тебя от альва или от экспериментов? Ладно, сынок, у меня нет на это времени. Если ты умудришься выжить после этого… Думаю, без члена ты сам себя прикончишь. Посмотрим, красавчик, посмотрим. Может, сможешь себе еще один вырастить!
        Архипов рассмеялся, развернулся и пропал из обзора. Его туфли чавкнули по крови под лавкой, и он ушел. Но Дениса это нисколько не беспокоило. Оба его мозга бились в агонии. Его жизнь, его цель в жизни полностью закончилась вот прямо сейчас. Никто уже не пришьет ему член обратно…
        Вдруг боль отступила. Денис почувствовал серьезное сексуальное возбуждение. Его нижний мозг словно завибрировал, по ногам растеклось тепло. Денис ощутил, как весь его организм встрепенулся. Подумалось наглое: в прошлый раз ему выстрелили в сердце, а он выжил. Теперь ему отрезали член с яйцами, почему бы не выжить сейчас? Его организм сумел отрастить ему новое сердце, почему бы он не отрастил и новый х*й, как посмеялся Кирилл?
        Что-то происходило, но он по-прежнему не понимал. Вроде бы сексуальная возбужденность не спадала, но это было как-то по-другому. Не как раньше. Денис услышал, как затрещали его кости, но не понимал, отчего. Двигаться он не мог, боль не приходила, а нижний мозг вроде бы успокаивался. То он не понимал, зачем дальше жить, а теперь, вроде бы, понял. Пах залило теплом, потом это тепло пошло дальше по ногам, растеклось по животу и груди. Наконец добралось до лица. Денис услышал, как в горле что-то квакнуло. Сексуальное чувство усилилось, оно растеклось по всему телу, кости снова затрещали и вот тут, наконец-то, вернулась боль и в пахе, и в груди. Боль согнуло всё внутри и Денис потерял сознание.
        Ему снились сны. Странные и пугающие. Такое ему вообще не снилось никогда и ни при каких обстоятельствах. Это был эротический сон и это как раз нормально. Только тут… Какие-то мускулистые мужики, негры и белые, вошли в комнату, где Денис лежал на кровати. Он их и боялся, и они ему одновременно нравились. Его член был снова при нём, но… Денис повел себя очень странно и даже во сне это отлично понимал. Он встал на четвереньки и тут же перед его лицом оказался чей-то черный член. Одновременно с этим он почувствовал, как другой "агрегат" дотронулся до его ануса. И понеслось! Раньше Денис даже гей-порно не мог смотреть, так это было противно, а тут сон, как его имеют во все дыры, и он не сказать, чтобы был особо этому против. Оргия длилась очень долго, партнеры менялись местами, меняли позы, Денис кончал от массированная простаты, но весь процесс не доставлял ему отвращения, и это было странно до ужаса.
        Он очнулся и первым делом понял, что может двигаться. Лежал он на боку, пришлось перевернуться на спину. Всплыли воспоминания о сне, и опять это не вызвало отвращения, даже наоборот слегка завело. Очень хочется потрогать себя в паху, но страшно. Очень-очень страшно не найти там ничего. Да там сейчас, наверное, мясо. Но, делать нечего. Трясущаяся ладонь проползла по животу. Какое-то странное и непонятное ощущение. Вот уже лобок и… снова лобок?
        Денис поднял голову, открыл глаза и охренел. Он ожидал увидеть страшную рану, но даже на груди струп спал, оставив красный шрамик. На левой груди, которая значительно увеличилась в размерах! Это была не его прежняя грудь, а грудь женщины! В страхе он сел, попутно отмечая, что все силы вернулись к нему, и еще замечая некоторую легкость. Он набрался мужества и взглянул на пах. Ни-че-го. Просто ровная, розовая кожа на лобке. Он попытался подняться, получилось. Что, бл*дь, тут происходит?! Зеркала нет, но в одном окне есть стекло, Денис поковылял к нему. Ё-мое!
        За окном уже глубокая темень, он проспал весь день и часть ночи. Но это, конечно, ерунда. Луна весело светила из другого окна, в ее отблесках Денис сумел различить очертания своего тела. Своего совершенно нового тела. Он стал ниже, это было понятно еще когда слезал со стола. А в остальном стекло отражает очень красивую девушку, а не красавчика-полуальва! Он стал женщиной! Стал женщиной? Пусть и красивой, но женщиной? Снова он потрогал свой лобок - вагины нет… Хотя! Ёба мать! Под кожей он прощупал то, что не спутал бы ни с чем - две начавшие формироваться половые губы. Они еще не появились из-под кожи, но, надо думать, это не заставит себя ждать. Снова взгляд на стекло. Окровавленная, испуганная, ёб твою мать, оху*нная телка!
        - Вот почему меня еб*и во сне, - сказал Денис мелодичным, женским голосом.

* * *
        Яма под Санкт-Петербургом - самая шикарная и новая на планете. И это вовсе не зря. Когда-то именно тут была одна из столиц этого старого, измученного интригами мира. Сюда можно попасть десятками лифтов, тут целых пять площадок для самолетов и гигантская пирамида из черного оникса. Гордость Края, потому что именно он ее построил. И, надо признать, за последние несколько тысяч лет человечество не строило ничего величественнее. И, в чём-то, развратнее.
        Пирамида распечатана на 3D-принтере из великолепнейшего черного оникса. Ни единого шва кладки, только отполированное, тверже бриллианта, черное, едва прозрачное стекло. Пирамида громадна - километр на километр, километр ввысь и еще на километр уходит вглубь - до самого дна Ямы. И над пирамидой, ровно над самым пиком, вращается, ливитирует примерно стометровое око. Шар желтоватого цвета, рассеченный надвое змеиным зрачком. Откуда бы ты ни посмотрел, этот зрачок будет рассекать око ровно пополам, будто следит за тобой отовсюду. Это - символ местного бога. Царя Царей. Чуть ниже вращается значительно меньший символ. Тоже око, но теперь уже обычное человеческое яблоко с зеленой радужкой. Это яблоко заключено в еще одной стеклянной пирамиде. И тоже, откуда не посмотри из этой Ямы, всегда зеленый глаз будет глядеть на тебя. Это уже символ Глубинного Государства. Сама Яма целиком из титановых листов ста миллиметров проката. Не всякая ракета пробьет. Войти сюда можно легко, но системы безопасности такие, каких тоже тысячелетиями не видели люди. Лучшие ученые смердов, лучшие ученые настоящих людей при
поддержке, впрочем, весьма бедной, от Страны Ужасных Монстров создали место, где Край мог почувствовать себя в безопасности. Тут даже была система, из-за которой он поругался с самим богом - Царем Царей. На потолке Ямы, за искусственными облаками, где висит светодиодное солнце, есть и еще один фонарь. "Солнце" светит желтоватым светом, очень точно имитируя настоящее. Там не только диоды, но еще и несколько ультрафиолетовых ламп, чтобы максимально скопировать солнечное излучение. А неподалеку от этого искусственного Солнца есть еще одна лампа. Ярко-красная, она сейчас потушена, но, стоит ей зажечься, все облака побагровеют враз. Все обитатели Ямы сразу поймут и увидят. Такой защиты тоже не ставили люди тысячелетиями - это сигнальная лампа, оповещающая, что в Яме есть кто-то, кого оседлал Царь Царей.
        Гоночный автомобиль домчал Верховного Правителя до ониксового замка вмиг, Рида же посадили в лимузин и повезли куда бережней, чем Края. Верховный явно был не в духе. Он буквально выскочил из болида и почти побежал по полированному стеклянному полу. Его кроссовки мягко цеплялись за него резиновой подошвой. С виду двадцатилетний парень, самый могущественный человек на планете отмахнулся от встречающих, подносящих ему яства на подносах. Правда, бегло схватил бокал вина по пути, хлебнул и швырнул на пол. Стекло белое разбилось о стекло черное, свита принялась убираться.
        Край не пошел в тронный зал, куда уже доставили все его регалии. Трон власти, корону короля и меч войны - древнейшие и не познанные еще Верховными Правителями Великого Рода Ям артефакты. Последнее напоминание о великом прошлом Земли… вернее Небес. Но Край надеялся, его приемник разберется с ними еще чуть лучше него. Край шел, а вокруг него мелькало похабство. Ониксовый замок всецело посвящен одной тематике - сексу, мучениям и смерти. Потому что это не просто какой-то там замок. Это Храм Тьмы. Край пробежал вход в тронный зал и мельком увидел, что его трон уже установили на постамент. Простой черный камень идеально устроился в фальшспинку, уходящую до самого потолка. И вот спинка эта была вовсе не проста. Огромный дракон из оникса распустил свои крылья на весь круглый зал, его хвост со скорпионьими жалом на конце вился по потолку, а прямо над сидением, где мог сесть только Верховный Правитель, расположилась его ужасающая морда. Вместо глаза - желтый брильянт диаметром в метр. Пасть закрыта, но зубы-иглы торчат даже из сомкнутых губ. Каждая чешуйка тщательно распечатана принтером, любезно
предоставленным Страной Ужасных Монстров, чтобы изготовить этот удивительный замок. И все тут напоминало Краю о жутком союзе, заключенном Йамом и Царем Царей тысячу лет назад. На стенах висели картины, изображающие оргии. Там люди с одинаковым выражением лица трахали друг друга самыми извращенными способами. Статуи в залах изображали жутких чудовищ. Рогатых, хвостатых, чешуйчатых, крылатых. Нередко эти твари рвали на части людей. Но всегда тут находилось и место настоящим людям. В черных балахонах они наблюдали, направляли, наказывали и просто получали удовольствие от своего тайного правление планетой Грязь. Они продали ее легко и дорого. И пожинали плоды этой сделки.
        Но сегодня некогда Краю наслаждаться красотой и мерзостью Храма Тьмы. Он уже позвонил, и люди в черных балахонах ждут его. Всего трое, рядом с ними на коленях закованный по рукам и ногам смерд. Вполне здоровый и красивый парнишка, видимо, работал тут в Храме на подхвате. Настоящие люди любят, чтобы их, таких красивых, окружали и красивые слуги.
        - Вперед! - приказал Край людям в балахонах. Те живо исполнили приказ - схватили парня и потащили в комнату позади.
        - Что вы делаете?! - вопросил смерд и тут же получил удар по голове.
        - Не переусердствуй! - бросил Край - Нам не надо, чтобы он потерял сознание.
        Мужчина в балахоне кивнул. Парень притих, по синякам видно, не раз и не два его уже приструнили подобным образом. Они подошли к черной дубовой двери. На ней символы Царя Царей. Вверху, ровно посредине, Всевидящее Око в треугольнике глядит на них с презрением. А чуть ниже - театральные маски. Пара - черная и белая. И в самом низу клубком свернулся Дракон. Длинная-длинная шея, рваные крылья, хвост заканчивается скорпионьим жалом. Естественно, всё вырезано на дубе очень искусно. Он свернулся калачиком и, видимо, спит. И все три символа Царя Царей на фоне круглой, черной, весьма натуральной Луны. Дверь черная кроме одной детали - белой маски, что прячется за черной. Это напоминание Великому Роду Ям, что их жестокий бог для всех остальных - абсолютное Зло. А для настоящих людей - благо. Иногда.
        В небольшой темной комнатушке круглый стол с ремнями для торса, рук и ног. С голого смерда быстренько сняли оковы и швырнули на стол. Очень профессиональные пальцы туго затянули ремни по рукам, ногам и торсу. Смерд снова попытался что-то сказать, но удар, от которого зубы полетели к стенке, заставил его умолкнуть. Край наблюдал за этим всем, опершись спиной на стеклянную стену. Комната круглая, стол ровно посредине. Рядом с Краем еще один столик - очень маленький и низкий. На нём две вещи: замшевая правая перчатка и золотая монета с тем же символом, что вращается сейчас над пирамидой - Луна, рассеченная змеиным зрачком. Когда парня привязали удовлетворительно крепко, Край приказал:
        - Вон!
        Слуги в балахонах бросились к выходу, последний почтительно поклонился и закрыл за собой дверь. В помещении только один светильник - самая настоящая лампада горит одиноким огоньком. От черных ониксовых стен отражаются причудливые блики. Парень на столе потеет, из рта течет кровавая пена.
        - Позалуфта… - шепелявит он слезно. Слезы же текут по измазанным кровью щекам.
        - Успокойся, - говорит Край властно. Его голос долетает до самой души несчастного, и тот исполняет приказ.
        Край небрежно взял перчатку и натянул на правую кисть. Монета легла в ладонь, пальцы ловко поиграли ей. Край подошел к столу, к месту, где голова парня и положил монету тому на лоб.
        - Што вы… - начал было парень, но как только холодный металл коснулся его лба, все мышцы самопроизвольно напряглись, а следом и расслабило.
        - Приди, владыка, - прошептал Край.
        Эта комната ровно в центе пирамиды, прямо над ним примерно в пятистах метрах вращаются оба ока - Великого Рода Ям и Царя Царей. Одно под другим. И ровно к центру тянется столб прозрачного стекла, а не черного оникса. В потолке есть как бы небольшое, смутное пятнышко, которое и толком не освещает, оно нужно для другого. Пятно света на потолке, куда глядел парень, вдруг с желтого окрасилось алым. И все, кто был снаружи ониксовой пирамиды, воззрели тревожный взгляд на искусственное небо над ними. Лампы, имитирующие Солнце, погасли. Зато алой звездой окрасила облака красная лампа. Царь Царей пришел к своим слугам.
        Край не глядел на потолок, он определил явление своего божества по иным признакам. Во-первых, лицо парня больше не выказывает мучений. Напротив, он спокоен, будто не привязан к столу, а наоборот. На его лбе переливается золотая монета, глаза налиты кровью, усмешка криво растянула губы. Выражение невероятной пошлости застыло на лице. И, как дополнительный сигнализатор, у парня встал член. Взошел вверх, будто мачта на корабле.
        - Давно не звал меня Верховный Правитель Земли, - сказал парень. То есть, конечно, Царь Царей его устами. - Всё больше я вынужден являться к нему на поклон и просить просьбы.
        - Мы научились быть самостоятельные, мой повелитель, - сказал Край и поклонился.
        - Как твой новый министр?
        - Пытается сесть на наш трон.
        - Мне всегда нравилось говорить с тобой. Ты никогда не врешь. Поэтому и состоялся наш союз. Зачем ты позвал меня?
        - Мы желаем поговорить тобой о Рате, - сказал Край осторожно.
        - Твой ублюдок, - теперь оба уголка губ растянулись в улыбке. - Я помню, как был в нём. Очень хороший мальчик. Он напоминает мне Йама, Край. Того самого, первого Йама. В нём великое количество страсти, энергии и силы. Он устремился к цели и идет к ней, как стрелок к Темной Башне.
        - Он тоже хочет занять наше место, - сказал Край еще осторожнее. - У нас такое ощущение.
        - Конечно, он хочет! - расхохотался Царь Царей. - Ведь он должен был быть на месте Рида. Он уже представлял власть, которая ему достанется. Он был полностью готов для перехода…
        - И тогда родился Рид, - перебил Край. - Конечно, мы тут же переиграли, ведь в Риде наши силы увеличились бы, а в Рате - не факт. И мы тогда обратились к тебе, повелитель.
        - Да, помню. Ты хотел, чтобы я стер ему лишние знания.
        - Он уже действительно был полностью готов к переходу, - Край говорил с нажимом и волнением. - И нам пришлось открыть ему слишком много тайн. О том Рид тоже не будет знать до самого последнего мгновения. И мы попросили тебя, повелитель, проникнуть к нему в голову и стереть более не нужные и даже опасные для нас и его самого знания. И ты сказал, что сделал так. Прости, повелитель, за дерзкий вопрос: но сделал ли ты всё, как мы просили тебя? И могли ли эти знания вернуться к нему через года.
        - У тебя есть повод подозревать нечто подобное? - казалось, Царь Царей впервые заинтересовался.
        - У нас не просто есть повод, - ответил Край раздраженно. - Мы подозреваем даже, что он теперь знает гораздо больше, чем мы ему успели рассказать. Есть ли риск, что он вспомнил-таки?
        - Риск есть всегда, - сказал Царь Царей резонно. - Ваш мозг недаром так привлекает меня. Он удивителен. В нём столько комнат для развлечений. Столько страхов, фобий, желаний. Столько воли к жизни. Я, возможно, убрал воспоминания из одних комнат, но они были в других.
        - Значит, это возможно, - кивнул Край и умолк. А Царь Царей снова расхохотался от души.
        - Но ведь не только это ты хотел меня спросить, Край. Есть еще одна вероятность того, как Рат узнал твою главную тайну. Ее мог поведать ему тот, кто тысячу лет назад рассказал ее Йаму.
        - И такую возможность я не исключаю, повелитель.
        - Подрочи мне, Край.
        Царь дернул бедрами, стоячая палка члена покачалась из стороны в сторону. Край покраснел, но не раздумывал долго. Его ладонь опустилась к паху парня, а пальцы потянули кожу на красную головку. Дрочил Верховный Правитель вполне себе умеючи, не прошло и минуты, как мутная жидкость полетела вверх и расплескалась на животе и груди парня. Край утер ладонь и снова воззрился на пошлую рожу Царя Царей.
        - Мне нравишься ты, Край, - сказал Царь Царей. - Потому что, несмотря на весь твой гонор и силу, ты всегда знаешь свое место. Потому что ты соблюдаешь договор. И понимаешь, что унизиться передо мною - это оказать мне уважение. Если бы я хотел, чтобы на твоем месте сидел какой-нибудь другой настоящий человек, я бы давно посадил на твой трон другого. Но там сидишь ты. Если я прикажу тебе отсосать, дать в жопу, убить собственного сына - ты сделаешь это по моей воле. Я знаю, что сделаешь. За меня ты разве что не умрешь, а остальное сделаешь. Мне нужен именно такой Верховный Правитель, Край. Который знает свое место.
        - Ты поможешь мне, повелитель? - Край говорил совершенно спокойно, будто бы вправду довольно унизительная процедура его нисколько не раздосадовала.
        - Я навещу нашего маленького Рата и позабавлюсь с его мамочкой, - усмехнулся Царь Царей. - И погляжу, как там устроено у него в черепушке. Я скажу тебе, где мы встретимся и обсудим, как такие ценные знания попали к нему. А теперь убей меня. Я хочу насладиться смертью этого юнца.
        - Медленно?
        - Да.
        Край достал небольшой стилет из внутреннего кармана и очень ловко, видимо, не впервые это делал, перерезал вены на запястьях парня. У Царя Царей при этом было такое блаженное выражение лица, когда кончал он так не наслаждался. Красная лужа растеклась по столу, но этого Край уже не увидел. Он покинул помещение.
        Край шел и обдумывал слова Царя Царей. Действительно ли тот не причастен или это очередная игра? Эпизод с дрочкой нисколько не задел Верховного Правителя. Его божество - это бог похоти, страха и смерти. Краю тоже нравилось всё это, и трудно ожидать, что бог секса не попросит удовлетворить его. Такое было уже не раз, и не десять раз, причем Царь Царей был в такие моменты как мужчиной, так и женщиной, поэтому не всегда это было противно. А оно и не было. Почти полтора века жил Край и увидел предостаточно, чтобы считать этот эпизод просто проверкой на вшивость. Он спал ведь не только с этим богом. Сама Мать Земля регулярно принимала его в свое влагалище, и Край удовлетворял ее, оплодотворял ее, чтобы жизнь на планете развивалась. Такова природа всего нового, оно всегда начинается с мерзости. Рождение - с крика ребенка, шедевр - с мук творчества, награда - с подчинения и унижения. Такова участь любого служившего. Край не знал, вправду ли он "даст в жопу" или "убьет собственного сына" по приказу Царя Царей. Потому что о таком тот его никогда не просил. Все-таки это был союз, и с союзниками так не
поступают. И в тот день, когда Край получил бы такой приказ, он усомнился бы, а прочен ли этот союз?
        Край жил долго и знал много. Все Верховные Правители, так или иначе, противостояли Царю Царей. Ни один не мог сказать, что их страшный бог не пытался убить, свергнуть, посадить на трон монстра, извести Великий Род. При каждом Верховном Правителе Царь Царей вредил настоящим людям. Создавал чудищ, насылал мор, топил Ямы, да и просто убивал. Как в последний раз запросто убил двоих настоящих людей, что пришли за Вадимом Тумановым по Его, кстати, приказу. Просто так взял и убил. Потому что такова Его суть. Вредить всем и всему на благо себе. И в этой упорной борьбе, в этом нечистом и позорном союзе Великий Род Ям закалился. В противостоянии с союзником он восстановил науку и власть над смердами. Очистил кровь до состояния, когда планета вновь подчиняется Верховному Правителю.
        Край сомнительно поглядел на свою правую ладонь, которой несколько минут назад дрочил Царю Царей. Омерзительно ли это? Да, пожалуй. Жизнь вообще омерзительна. Но она есть.
        - Папа? - позвали позади.
        Край обернулся. Перед ним Рид тоже таращится на его ладонь. Белокурый мальчик с невероятно зелеными глазами. В них еще есть маленькая толика невинности, в этих глазах, но с каждым днем ее все меньше. Он познает мир вокруг себя, он видит примеры, как брата, так и отца. Край вспомнил, какие безумства творил, едва став Верховным Правителем. Откровенно напрашивалась параллель с Ратом. Тот тоже - истинный сын Великого Рода Ям. Порочный, похотливый, опасный и невероятно красивый. Таким был Край. Такой есть Рат. И таким быть Риду. Уже очень скоро.
        - Ты что, порезался, папа? - нахмурился Рид.
        - Нет, конечно, - мягко улыбнулся отец. - Мы не можем порезаться, даже если бы захотели этого.
        - Папа, я хотел спросить тебя… - Рид разговаривал как-то неуверенно, и продолжалось это с тех пор, как они покинули Олимпийские игры. Обычно после таких мероприятий он наоборот был весел, как и всякий ребенок. Видимо, тут снова постарался Рат.
        - Папа, на играх я много общался с Ратом.
        - И он тебе что-то такое рассказал, что тебя волнует?
        Конечно, он много чего мог наговорить Риду. Как и, само собой, никогда не расскажет главного. Не так безумен Рат, хотя иногда Край сомневался в этом.
        - Он даже не рассказал. Он спросил меня, почему ты всегда говоришь про себя "мы"? Я ответил, что не знаю. А он сказал, чтобы я сам спросил у тебя.
        - Ну, это объяснить возможно, - улыбнулся Край опять. Да, не так безумен Рат, как ему показалось. - Пойдем. Мы как раз в том месте, где…
        И снова черточка-морщинка пробежала по челу Края. Подозрительно. Каково же удобно - поставлен вопрос и он с сыном как раз в нужном месте. Очень подозрительно, но назад уже пути нет.
        - Папа?
        - Как раз в том месте, где мы сможем тебе все не только объяснить, но и показать.
        Край повел сына по бесконечным коридорам ониксовой пирамиды. Всё тут буквально пылало черной роскошью. Картины с ужасными сценами великих битв прошлого. Первая и Вторая Великие Половые войны, допотопные времена, потопные, потом послепотопные. Ямы, где исполинские големы сражаются с подземными чудищами, ниспосланными Страной Ужасных Монстров. Были картины вовсе непонятные. Например, просто мухомор на черном фоне. И, конечно, часто попадались символы Царя Царей. Пирамида с драконьим глазом, маска и полная Луна. Символов Глубинного Государства тоже полно. Кирка и лопата, перекрещенные на фоне пирамиды с зеленым глазом. Символы всегда были очень важны для настоящих людей. Это теперь они легко могут отличить друг друга. Теперь они все красивые и пышущие здоровьем. Но так было не всегда. Когда Край и Рид проходили рядом с огромным полотном, Верховный Правитель остановил их.
        - Погляди на это, - сказала Край. - Тебе нравятся эти люди?
        - А что в них может нравиться? Они же уроды.
        И вправду. На фоне какой-то жуткой грязи выстроилась сотня оборванцев. Нетрудно догадаться, картина изображает старую Яму. Может быть, даже ту самую Яму под Лондоном, где недавно был Рид. Металлические стены вдали покрыты ржавчиной, по ним всюду текут струи грунтовых вод. Кое-какой чернозем, поднятый со дна мирового океана, расплывается под резиновыми сапогами невнятным дерьмищем. Тут сегодня растут изящные газоны, но на картине не так. Позади землянки, мужчины и женщины на картине полураздеты и все в поту. Ведь в любой Яме гораздо жарче, чем нравится человеку - градусов тридцать пять. Сейчас они кондиционируются, а тогда нет. Но, конечно, особенно омерзительны люди. Все поголовно блондины и уроды. У кого нет руки, у кого ноги, у кого глаза или носа, уха. Все в шрамах, лица покрыты прыщами. И лица эти откровенно дебильны. Как будто отряд даунов собрался тут.
        - Это первая построенная нами Яма, - пояснил Край. - А это - Йам.
        Рид подошел поближе, чтобы рассмотреть предка. Да, вот этот единственный тут не урод. Напротив, в нём явно угадываются знакомые черты. Но вовсе не Края, перенесшего десятки пластических операций, а Рата. Да, гораздо старее, лет, видимо, за пятьдесят, но те же наглые зеленые глаза и удивительно нахальное лицо. Упрямое, хитрое, с злобной усмешкой. И даже красные щеки - это тоже передалось далекому потомку великого Йама.
        - А почему наши предки такие уродливые? - спросил Рид как на духу.
        - Все эти люди - это еще далеко не настоящие люди. Это сброд. Первые или вторые дети Йама. В них едва ли половина человеческой крови. Меньше даже, ведь и Йам был настоящим человеком лишь наполовину. Плюс, все они родственники. А, знаешь ли, когда дочь рожает от отца или от брата - это редко когда кончается хорошо.
        - Но как же…
        - Пошли дальше, - перебил Край.
        Шли они недолго. До следующего провокационного полотна пришлось идти минут пять. Всё это время на них глядели с картин, экранов или мордами статуй всевозможные чудища. Рид понял, они постепенно спускаются. Храм Тьмы был огромен в верхней своей части, но в нижней еще больше.
        - А вот это уже три века спустя, - пояснил Край, подведя Рида к небольшому полотну. - Первое послепотопное изображение.
        На картине бесконечное море грязи и ила. Где-то проплешины песка, но в основном грязь, грязь, грязь. И люк шлюза прямо в земле, из которого делают первую вылазку обитатели Глубинного Государства. Они веселы, полны надежд и отвратительны. Настоящие уроды с мордами дебилов. Кто без руки, кто лысый, кто волосатый, будто обезьяна. Они с примитивными копьями и ножами, лишь у немногих нормальная одежда и огнестрельное оружие.
        - Поднявшись на поверхность Земли, - пояснил Край, - мы обнаружили, что примитивные кейсахи и прочие мутанты никуда не делись. Напротив, они смогли построить на водах целые города, и, когда вода ушла, эти города опустились на дно и стали новыми крепостями. И тогда начались войны смердов. Безжалостные и беспощадные. Они все одичали до такой степени, что управлять ими было просто невозможно. Поэтому мы, вот эти наши предки, вернулись обратно в Ямы и продолжили развиваться там. Прошли еще века, прежде чем мы достигли достаточного научного уровня, чтобы управлять смердами и направлять их. Но пока что эти наши предки едва ли не дебильней смердов. Да, они уже гораздо больше настоящие люди, но вековой инцест не щадил нас. Прошли еще века, прежде чем мы побороли собственные гены. И инцест стал для нас нормой. Тут, конечно, не обошлось без Страны Ужасных Монстров, но основное мы сделали сами. Пошли далее.
        Чем глубже, тем страшнее Храм Тьмы. Уже вовсе нет статуй или картин, изображающих хоть что-то хорошее. И, как ни странно, а, может, не странно совсем, тут Край выглядел всё более и более естественно. Он и сам надел черный спортивный костюм, носки кроссовки - Верховный Правитель любил спортивный стиль смердов. Его шаги мягче пуховой перины, совсем не слышно их отзвуков от гладкого, черного стекла. Белый хвост в сложной прическе бьет его по спине, молодое лицо целеустремленное и опасное, как может быть опасен человек только в восемнадцать лет. Он тут у себя дома, пожалуй, нигде больше он не де так дома, как тут. Зеленые глаза с легкостью глядят через полумрак, узкие ноздри втягивают свежий, великолепно очищенный воздух, уши, кажется, слышат одну им слышную музыку. Рид шел чуть позади и его одели иначе, как положено принцу, еще на церемонии закрытия - камзол, брюки, туфли, поэтому его шаги слышны. Рид глядел, как темной тенью скользить отец меж отвратительных статуй. Тут уже совсем нет людей, только наги и прочие слуги Царя Царей. Нынешние и бывшие. Альвы, красивые и таинственные, змеелюди,
псоглавцы, сатиры, медузы и многие-многие другие, кто жил на этой многострадальной планете. Сейчас их нет или очень мало, но когда-то каждый из этих народов хорошо послужил Ему. И получил награду - забвение. Поэтому эти статуи тут, в самых нижних этажах Храма Ночи. Очередное напоминание, очередная мудрость, вынесенная на всеобщее обозрение. Никто, кроме людей, не пережили горячей дружбы с Царем Царей.
        А вот эту картину Рид уже видел. Великая Отечественная война 1812 года. Война между смердами и настоящими людьми. Война, где Глубинное Государство окончательно поработило смердов. Пылающая Москва изображена во всем кошмарном великолепии. Над ней летают драконы из Страны Ужасных Монстров и парочка космических крейсеров. Александр стоит с головой Наполеона в руках и усмехается. У смердов Александр, для настоящих людей сокративший имя до Ксандр, тоже много где написан. И все его изображения не совсем корректны. Конечно, основное понятно, блондин, зеленые глаза, но тут, на этом полотне, Ксандр воистину грозен. Хищный лик его весьма напоминает Йама. Верховный Правитель, взошедший на престол смердов и окончательно покоривший планету. С тех пор ни один земной управитель не получал власть, пока его не согласовывали с Глубинным Государством.
        - Видишь, совсем другие лица, - сказал Край Риду.
        Действительно, вокруг уже вовсе не уроды и дебилы, а нормальные, даже красивые настоящие люди. Правда, в возрасте - тогда уже научились трансплантировать органы, но омолаживать ткани было еще проблематично. Белобрысые мужчины и пара женщин, у всех в руках какая-то отрубленная часть Наполеона.
        - Мы победили разрушительную силу инцеста! - сказал Край. - Так победили, что теперь она - наша сила. Поэтому браки между смердами и настоящими людьми - более чем сомнительное занятие. Наши гены перестроились за это тысячелетие. Мы уже и вправду не люди, а настоящие люди. Мы коренным образом отличаемся от смердов. И эта планета наша. Эта планета моя…
        Край постоял немного в молчании, но голос подал Рид:
        - Ты сказал: моя?
        - Пошли.
        Еще ниже, теперь уже вообще нет никаких статуй, зато стало значительно холодней. Рид кутался в камзол, ему вспоминался мороз и веселье Олимпийских игр. Тут ни о каком веселье речи нет. Самое дно, самый глубокий погреб Храма Тьмы. Склеп.
        Край махнул Риду и прошел арку. Рид слегка поежился, ведь по всему периметру арки ощерились боеголовки ракет. По какому принципу они срабатывают? Ладно, мальчик вздохнул и прошел за отцом. Ничего не произошло.
        Рид сразу понял, куда попал. Своего рода фамильный склеп. Слишком уже похожи все эти мужчины, лежащие в гробах с хрустальной крышкой. Там явно холодно, на их бледной коже застыл иней. Вот дед, его лицо молодое и красивое, как у Края, хотя прожил он свыше девяноста лет. Прадед тоже красив, но уже не настолько молод. Еще три бывших Верховных Правителя относительно молоды, но потом наступает пора величественных и грозных старцев. Эти Верховные Правители не жили так долго. Даже наоборот. Вот этот тоже молод, но даже под гримом хорошо видно, что его разрубило надвое. Значит, тогда еще Верховного Правителя можно было убить. А вот там даже есть величественная и вполне прекрасная дева - это Верховная Правительница. Единственный раз, когда женщина правила Великим Родом Ям. Недолго, до момента, как родила сына и передала ему бразды правления.
        - Папа, неужели тут лежит и Йам? - спросил Рид робко.
        - Разумеется, - кивнул Край. - Вон там.
        Йама удостоили самым роскошным гробом. Остальные в относительно простых гробах из черного оникса, а Йам упокоился в гигантском надгробии из черного металла. К нему вели ступени, на них вырезаны великие битвы, Ямы, драконы, наги. Войны и борьба за жизнь. А над гробом, что упирается в стену, висит полотно с родоначальником. Тот стоит, преклонив колено перед мордой гигантского дракона. Такого большого, что в картине поместились только ноздри, полураскрытая пасть с зубами-иглами, да раздвоенный язык.
        Рид без особой боязни и пиетета поднялся по ступеням и взглянул на великого предка. Да, тут он уже вовсе не молод, но белые волосы, аккуратно разложенные по подушке, не имеют седины. Это потому что Йам был все-таки наполовину настоящий человек. У него были все зубы, у него атлетическое сложение, как у любого настоящего человека. Он тоже под хрустальным стеклом и весь в инее. Словно щетина, иней растет на его взрослом, но вовсе не старом лице. А ведь Йам прожил больше трехсот лет.
        - Что еще рассказал тебе Рат о времени, когда ты займешь наше место? - ладони Края мягко легли на плечи сына, но тот почувствовал весь их гигантский вес. Если отец захочет, он сметет и этот храм, и эту Яму просто усилием воли. Разверзнет вулканы, погрузит в мантию или что-то в этом роде.
        - Он говорил, что, когда это произойдет, всё для меня будет по-новому.
        - И это правда, - кивнул Край. - Мы называем себя "мы", потому что мы все в этом зале - живы.
        - Что? - не понял Рид.
        - Не было ни одного Верховного Правителя на этой планете, который умер бы. Все люди в этих гробах - живые. Даже Верховный Правитель Сих, которого разрубило надвое хвостом нага, успели сшить и заморозить.
        - Я не понял, - Рид моргнут так забавно, что Край улыбнулся.
        - Никто из этих Верховных Правителей не был убит и не умер от старости, - сказал Край мягко. - Как не планирую и я. Погляди.
        Рядом с отцом Края стоит пустой гроб из такого же ониксового стекла. Крышка на нём открыта, внутри алые бархатные подушки, а по бокам парочка раструбов.
        - В день, когда ты станешь Верховным Правителем, мы ляжем в этот гроб, - сказал Край. - И как только над нами закроется эта крышка и внутрь подадут холодный воздух, мы уснем. И Верховным правителем станешь ты.
        - Так они тоже просто уснули? - глаза Рида округлились еще сильней. - А если их разбудить?
        - Боюсь, спят они очень глубоко. Но мы… я чувствую связь с ними. Точно так же ее почувствуешь и ты. Вся их жизнь, каждое воспоминание, каждая соблазненная женщина, каждый убитый мужчина, каждая победа и поражение - это для меня, словно виденный ночью сон. Я помню каждую их жизнь вплоть до жизни Йама. Я - каждая их личность. И они все - я. Поэтому, сын, Верховный Правитель Земли говорит о себе "мы". Потому что нас много.
        Рид еще раз обвел взглядом зал. Эти люди больше тысячи лет правили планетой. Явно или тайно. Их жизни - это дорога крови, побед и поражений. Это путь к полному контролю над Землей. И когда-нибудь тут будет стоять и его гроб. И его сын точно так же спустится сюда и будет восхищен этим.
        - Мы всегда помним всё, - сказал Край, как только он один умел твердо. - Мы помним все жертвы и унижения. Мы помним все победы и поражения. Никто из них не умер. Ты спрашивал, что будет, если их разбудить? Мы скажем тебе. Их сердца забьются, сын. Их сердца забьются.

* * *
        Миша летел в самолете словно бы один. Нет, были тут и люди, и даже совсем не люди, но на самом деле всего два сознания сейчас пролетают мимо Луны. Он и Царь Царей, вселившийся во всех на борту. Поэтому никто не пристегнулся, некоторые при взлете выпали из кресел и валялись в проходах, словно манекены с одной и той же похотью, написанной на лицах. На соседнем месте вполне симпатичная блондинка стащила с себя трусики и приподняла футболку, вывалив груди прямо на обозрение. Однако Миша не обращал на нее внимание.
        - Ну давай же! - уже в который раз предложил Царь Царей. - Если ты думаешь, что я мужчина - это не так. У меня нет пола, я могу быть и мужчиной, и женщиной. Я могу сделать с тобой всё, что захочешь! Или эти дурацкие свидетели Эрва убили в тебе всё живое?
        И уже в который раз ладонь легла на промежность Миши, но та оставалась вялой.
        - Я никогда с тобой не трахался, Мышонок, а ведь ты очень секси! Какие мускулы, да и скорость! Если боишься натереть эту сучку или даже прожечь - не бойся! Тут в салоне нас много!
        И тут же ожившие "манекены" повскакивали с кресел. Девять симпатичных девушек выстроились в проходе и тоже оголили груди. А соседка вообще забралась к Мише на колени и уселась прямо на член. Но тот был по-прежнему безучастен.
        - Ты можешь трахать меня весь полет, я же знаю, какой ты выносливый! Я сделаю тебе всё! Отсосу, отлижу, оближу, позволю помочиться… ай!
        Звонкая пощечина скинула девушку обратно на ее кресло. Какую-то долю секунды она держалась за щеку и с обидой глядела на Мишу, но уже в следующий момент кривая, похотливая усмешка вернулась на лицо. Она убрала ладонь, на пол-лица у нее отпечаталась красная пятерня.
        - Ты можешь меня бить, можешь меня убить, только, пожалуйста, засунь это сюда, - Царь Царей совершенно беззастенчиво полез теперь уже к Мише в трусы, и его пальцы даже успели коснуться, но тут же его отбросило аж до стенки, а по лицу блондинки расплылся синяк, но уже от удара кулака.
        - Дотронулся, дотронулся! - расхохотался Царь Царей. - Неужели тебе трудно получить наслаждение, а, Миша? Меня всегда поражает это в вас! Вам даровано это потрясающее тело, эти нервы, этот мозг, но вы можете полжизни мучить себя, а под самый ее конец спохватиться, но дряхлое тело и дряхлые мозги не могут получить и десятой доли удовольствия. Вам дано тело и возможность наслаждаться им, но вы специально, во вред своим чувствам, становитесь аскетами или монахами. Тебе дан член, чтобы кончал как можно чаще, в любой возможности, но ты, глупышка, не пользуешься им.
        - Член дан мужчине, чтобы делать детей, - буркнул Миша.
        - Дурачок, какой же ты дурачок, - рассмеялись сразу все десять девиц. - Ты такой же ровно дурачок, как тот, которого ты летишь убивать. Если бы член был дан тебе, чтобы делать детей, он срабатывал бы десяток раз за всю твою жизнь, а так, как сейчас живут смерды, так и всего пару раз, да отвалился бы потом. Отсох или еще как-то…
        - Я и собираюсь так им пользоваться…
        - Вот я и про что, - похотливая усмешка буквально давила, Миша не выдержал глядеть в заплывающее лицо блондинки, но отводить взор было особо некуда - вокруг девушки с голой грудью и с такими же усмешками.
        - Я, Миша, живу внутри людей и не только людей уже миллионы лет, - продолжил Царь Царей. - Я знаю всё про то, как вы устроены. Каждая клетка вашего тела, каждый паразит, живущий в вас, мне знакома каждая твоя метахондрия. И не только твоя, но всех видов, рас, бактерий и даже грибов - я был в этом всем, Мышонок! И могу тебе сказать, в чём смысл жалкой твоей жизни. Он полностью животного происхождения. Он не в том, чтобы ты кинул палку в любую из этих телок, и та родила бы тебе. Нет. Смысл рождения новых людей - это всего лишь форма их защиты. Ты помогаешь родить себе раба, который до какого-то времени, а, может, и на всю жизнь будет служить тебе и рожать других рабов. Чтобы в старости, когда ты не сможешь добывать себе еду или дать пизд*лей кому-нибудь, это сделали твои дети, внуки, правнуки. Чем больше ты нарожал себе слуг, тем легче жить тебе, легче жить всем вам, но, благодаря так называемой вами "любви", ты можешь контролировать всю эту ораву особей. Однако, если тебе не надо такое количество обслуги, если ты вполне справляешься один, ты можешь спокойно пройти жизнь без детей, и ничего для тебя
не изменится. Ты просто не воспользуешься этим механизмом защиты, помощи и так далее, который дан вашему виду. Как если бы дикобраз не воспользовался бы своими иглами, как если бы лев в зоопарке не убил бы ни одной антилопы. Но член дан тебе вовсе не исключительно, чтобы ты делал им детей. Он дан тебе, чтобы ты получал удовольствие в любой момент, как для этого же дан женщине клитор. Не всегда ты можешь испить изысканное вино и откушать благородной пищи, не всегда под тобой будет роскошная женщина, но член и рука с тобой всегда. И твоему, прямо скажем, не очень-то умному мозгу от члена нужно, чтобы он доставлял тебе удовольствие. Жизнь вообще создана, чтобы получать удовольствие. Но самое естественное, самое легко достижимое удовольствие вы, люди, подчас отсекаете от себя. Позволь, я оближу тебе соски?
        - Нет, - сказал Миша холодно, но одна из девиц все равно прижалась к нему теплой грудью и попыталась стянуть с него футболку. Но Миша взял ее за шею и сжал. Девушка захрипела, но улыбалась и всё равно пробовала поднять футболку.
        - Убей ее! - сказала другая девушка прямо в его ухо. - Почувствуй, как она задыхается!
        - Я убил слишком многих, - сказал Миша и отпустил шею.
        - Хм, - хихикнула девушка возле ее уха, а потом резко, гораздо резче, чем обычно двигается человек, она сама схватила предыдущую девицу за шею и сдавила. Та сидела у Мышонка на коленях, поэтому тот, хочешь не хочешь, а глядел, как пунцовеет ее лицо, как легкие пытаются протолкнуть углекислый газ, но натыкаются на преграду.
        - Отпусти ее, - прохрипел Мышонок.
        - Я отпущу ее, если ты позволишь мне облизать твои соски, - сказал Царь Царей.
        Повисло молчание, а душимая из пунцовой начала бледнеть.
        - Хорошо, если ты ответишь на мои вопросы, - наконец сказал Миша. Тут же восемь из десяти девушек разбежались по салону, включая ту, которую душили и ударили, остались две наиболее симпатичные. Одна села рядом, другая опустилась на колени с другой стороны кресла. Четыре ладони схватили футболку с двух сторон и подняли. Миша вздохнул, но поднял руки, чтобы те могли снять футболку. Тут же его мощный торс принялись гладить, а два языка устремились к соскам.
        - Какой ты красивый, - сказала третья девушка. Она встала на колени на сиденье впереди мишиного, сложила руки на спинке и уперла подбородок на них. Принялась разглядывать происходящее с таким видом, будто ей показывают кинокомедию, а не по факту прелюдию к порно.
        Миша спокойно глядел в голубе глаза напротив и в очередной раз поражался этому сочетанию. Ему казалось, он понимает желание Ужасного Чудовища. Оно его сейчас хочет. Очень-очень хочет, но так, как это бывает с едой. В принципе, плевать на этот восхитительный кусок мяса правильно откормленного животного и хорошей прожарки. Легкое усилие воли, и кусок мяса тебе не нужен. Ты можешь отказаться от него ради чего-то другого. Так и тут, Царь Царей хотел его, хотя мог обойтись, но хотел. Если брать аналогию с мясом, Он хотел попробовать. Откусить кусочек. И это было вовсе не в переносном смысле.
        - Ты очень сладкий, Мышонок, - сказал Царь Царей. Он даже причмокнул губами, будто пробуя на вкус что-то. И пусть во рту девицы, что так с удовольствием следит за ним с кресла напротив, не побывало и сантиметра его кожи, два других рта обсасывают его грудь так, будто Миша - кормящая мать. И все эти три рта принадлежали одному существу. - Но десять лет назад ты был слаще. А в семнадцать ты был просто сахар.
        - Откуда тебе знать? - языки раздражали. Соски встали, хоть внутри Миша оставался по-ледяному спокоен. Но тело само реагировало.
        - Я знаю всё и обо всех. Я не был в той самой Лене, с которой ты потерял девственность, но я нашел ее и она отлично помнит тебя. Тебя помнит Марина. Тебя помнит Настя. Натали. Лора. Эли. Диана. Морена. Амалия. Черная Смерть. Ты не помнишь всех женщин, которые занимались сексом с тобой, а я сейчас в них. Они сейчас делают себе приятно, а я копаюсь в их воспоминаниях о тебе. О твоих сильных руках. О твоей удивительной скорости. Трое из перечисленных мною только что кончили и им предстоит кончить еще, пока их воспоминания не разгорятся…
        - Зачем тебе всё это? - перебил Миша.
        - Дай отсосать, и я отвечу тебе.
        - Ты обещал отвечать уже, - Миша схватил обеих девушек за волосы и оттащил от груди.
        - Ладно-ладно, верни их, - рассмеялась девица. Миша отпустил и тут же языки вернулись к его соскам. - Мне нравишься ты. Как мужчина. Ты красивый, сильный, здоровый. Я бы с удовольствием съел тебя. В прожарке медиум…
        Да, в этом Миша не сомневался. Хватает одного взгляда в эти глаза, горящие жаром и жаждой. Он взглянул на грудь, девки реально пытались высосать из сосков хоть что-то, а их ладони гладили его торс. Так и вправду можно возбудиться. Даже человеку, мертвому внутри.
        - Я не давал согласия трогать меня руками, - сказал Миша спокойно и тут с него слетели их ладони.
        - У нас есть три часа до Марса, - усмехнулся Царь Царей. - Я еще отведаю тебя, Мышонок. Я хочу попробовать вкус твоей крови. Попробовать вкус твоей…
        - Достаточно, - перебил Миша. - Ответь мне, зачем тебе всё это? Зачем ты хочешь заняться сексом именно со мною, когда можешь делать это с кем угодно?
        - Я сейчас совокупляюсь тысячами людей, - ответил Царь Царей безучастно. - Но среди них не так много новых ощущений. Обычно я обладаю обоими партнерами, я и самка, и самец. Я повелеваю и подчиняюсь. Я караю и страдаю. Меня еб*т, как последнюю шлюху и я делаю это сам. Я получаю оргазм мужчины, мощный, но короткий и десятки оргазмов женщины, нарастающих волнами и пульсирующие, как… как море. Самцу никогда не понять оргазма самки, не ощутить, как набухают ее соски, как влагалище становится пластичным, растягивается, как сокращаются мышцы ануса, как набухает клитор… Но и женщине стоит позавидовать мужскому оргазму, его самым главным преимуществом - простотой достижения. И тем глупее ты, отказывающийся от этого прямо сейчас. А ты… Я не вижу тебя, Мышонок. Не так уж много на свете людей, которых я не просто не могу оседлать, но и даже не прочувствовать, не прочитать мысли, насладиться твоими ощущениями, забрать твои эмоции. Я тебя просто не вижу, поэтому секс с тобой для меня был бы оригинален. Я была бы только самкой. Твоей похотливой шлюшкой, твоей игрушкой, твоей подстилкой. Ты бы драл меня, как
последнюю бл*дь! Я была бы беззащитной от твоих сильных рук, которые в одно мгновение свернули бы мою шею. Я сделала бы тебе всё. Ты ведь никогда не делал всего. Ты не хотел бы на меня помочиться?
        - И тебе доставляет удовольствие быть в такой роли? - скривился Мышонок.
        - Мне доставляет удовольствие всё, что ты, несчастный дурачок, считаешь неприличным, - девица усмехнулась так, что аж душа заледенела. - Ты, будучи человеком, не понимаешь свой же природы. Человек жаждет трахать, желает убивать, желает подчинять. Повелевать, решать за других и частенько решать так, чтобы другим было плохо. Он делает это не в угоду себе, а просто так. Человеку хочется жрать без меры, он желает унижать всех и всякого. Дай женщине страпон, и она будет трахать всех мужчин, да и мужчина с удовольствием трахал бы всех, а не только женщин. Чтобы унизить, поставить ниже себя, опустить и размазать. Но по какой-то нелепице вы загнали естественные желания и даже обозвали их какими-то пороками. Вы сдерживаете свою природу. Так ты не хочешь, чтобы сам Царь Царей взял бы твой член в рот и ты накончал бы туда дополну? Ты же ведь давно не имел женщину, поимей меня.
        - Что еще доставляет тебе удовольствие? - проигнорировал предложения Мышонок.
        - Ты не хочешь меня услышать, Мышонок, - покачала головой девица и закусила губу. Только сейчас Миша заметил, что с соседнего с ней сидения еще одна залезла ей под юбку сзади и делала что-то определенно приятное. - Я получаю удовольствие от того, от чего его получаете вы. Если бы вам нравилось любить, переживать за ближнего, отдать всего себя обществу, упорно и плодотворно работать на всеобщее благо - я бы делал вами это. Не моя вина, что вы любите убивать, еб*ть, насиловать, жрать без устали, бухать. Я только нахожу лучших из вас. Людей с самым лучшим вкусом, например. Я седлаю их и наслаждаюсь ощущениями, которые они могут испытать. Человек просто ест, а я с ним. Вернее, правда, будет сказать не "с ним", а "им".
        - Я видел тех обжор, про которых ты говоришь, - сказал Мышонок. - Они объедаются днями и ночами, жирнеют, как боровы, а потом умирают от разрыва сердца…
        - Чаще у них отказывает печень, - поправил Царь Царей задумчиво. - Ну и что с того? Я редко беру их под полный контроль, жрут как не в себя они сами.
        - Но ты же бываешь ими, верно?
        - Да. Конечно.
        - И тебе нравиться быть жирной скотиной?
        - Я вижу, чего ты хочешь, Мышонок, - усмехнулась девушка. - Ты хочешь меня понять. А, поняв меня, одолеть. Но у тебя не получится, как не получается у Эрва. Потому что вы пытаетесь одолеть меня, а надо себя.
        - Но я одолел себя.
        - Ты себя убил, - поправил Царь Царей. - Это совсем другое. Вы не понимаете, что меня может даже не одолеть, а просто изменить лишь ваше всеобщее изменение. Но вы не меняетесь. Вы такие, как были тысячи лет назад. Правда, тогда вы были честнее. Вы плевали на всё, что теперь именуете пороками.
        - Но разве не ты сделал людей такими? Не ты помог настолько удовлетворить все похоти людей, что они выродились? Не ты привел иноземцев на Третьи Небеса? Не ты разделил людей на Великие Рода? Не ты научил их быть бессмертными? Не ты помог оставаться в пределах Третьих Небес после смерти? Организовал Половые Войны, Потоп? Помог жесточайшему Йаму возродить Великий Род - это всё был ты. И кейсахов, придумал, и альвов привел сюда. Ты изменил людей в сторону, угодную себе.
        Царь Царей криво усмехался и глядел, как две других сосут тому грудь. Он губами этой третьей девушки тоже стал делать движение губами, будто тоже обсасывал невидимый сосок. А потом вдруг подался вперед.
        - Даже если и так, как это мешает тебе дать мне на рота? - девица наклонилась и взглянула исподлобья. В ее голубых глазах Мышонок увидел жуткую, жестокую мудрость бессмертного монстра. Миша взял обеих девиц, присосавшихся к нему, за волосы и отдернул от груди.
        - У меня закончились вопросы к тебе, - сказал Миша.
        - Жаль, - сказала девушка, но по ее выражению лица нельзя сказать, что ей чего-то жалко.
        - Ты не хочешь рассказать мне про этого Вадима Туманова? - сказал Миша, натягивая футболку обратно.
        - А вот про это меня никакой минет не заставил бы рассказать.
        Все в салоне самолета мигом упали, потеряв сознание. Минут через десять она начали приходить в себя. Их ломило и мутило, но они списали это на искусственную гравитацию.

* * *
        Свинцовый куб словно бы был какой-то важной частью космической станции Эрва. Будто там мощнейший реактор, излучающий радиацию, которая убила бы всех вокруг. Или суперкомпьютер, или супероружие. И никто б не подумал, что это всё ради худенькой, болезненной девушки, распятой внутри. Умирающей внутри.
        Маша глядела на картинку внутри куба. Конечно, технологии Эрва впечатляют. Дина должна была умереть еще неделю назад, но… сейчас она выглядела так, словно из нее вытащили все вены и нервы. Будто паутиной ее обмотали, столько шлангов подключили к организму. Кровь гоняли по пяти кругам диализа, весь позвоночник в щупах, по которым течет самое разное электричество. Маша не сказать, что поняла все объяснения Дана, но в целом оказалось, у токов есть своя частота, напряжение, сила и все они дублируют токи, проходящие по нервам Дины. В анус и мочеиспускательный канал тоже загнаны щупы-катетеры - которые идет через кишечник достает аж до желудка и подкармливает Дину. И все эти сложности ради одного - не дать Дине убить самой себя. Вернее, вряд ли она так хочет, но ее организм настолько изменен Царем Царей, что самостоятельно выжить не может. Это просто удивительно, как Он разбил молодой организм девушки. Целые органы не работали, километры нейронов утихли, кишечник и желудок не воспринимали 90 процентов еды, мозг на треть отказал… Зато мочеполовая система работала великолепно. Эрв показывал Маше снимок
влагалища и матки в разрезе. Матка вообще на себя не похожа, сожжена до состояния изюмины, а вот влагалище… К нему подходят практически все нервные окончания. Чуть не больше, чем к мозгу. Это влагалище могло давать Дине такие оргазмы, от которых любой нормальный человек потерял бы сознание, но часть мозга, отвечающую за болевые ощущения, просто… отключили. Как рубильник повернули.
        - Привет, Дина, - сказала Маша в микрофон. На экране Дина в разных-разных ракурсах, есть и ее лицо. Сама девушка находится в темноте, но камера может видеть и так.
        - Привет, мучительница моя, - сказала Дина насмешливо. Это еще очень хорошо, неделю назад она вообще не могла говорить, а потом несла откровенную ересь, но терапия Дана ей явно помогла.
        - Ты же знаешь, я тебя вовсе не мучаю…
        - Да-да, конечно, - перебила Дина. - Это всё он! Великий и ужасный Эрв, который боится выпустить бедную девушку на волю. Даже покормить боится через рот - кормит через жопу.
        - Ты же знаешь, что будет, если ты выйдешь на свободу…
        - Не-а, - снова перебила Дина. - Не знаю. И ты не знаешь. И Эрв не знает. И никто не знает. Но что-то явно будет неприятное. Для вас.
        - Но и для тебя тоже.
        - Для меня уже… хуже не будет.
        Эрв вошел в каюту стремительно, как всё делал.
        - Начнем процедуру экзорцизма, Маша! - сказал он зловеще.
        Маша попятилась, в правой ладони у Эрва та самая странная черная палка, исписанная рунами. В прошлый раз, когда он направил ее на нее, они провалились в прошлое. В ее воспоминания. Он хочет взглянуть на воспоминания Дины?
        - Дан, полностью отключи все системы, поддерживающие жизнедеятельность Дины! - приказал Эрв. Тут же насосы, качавшие кровь, электроприборы, роботы - всё внутри свинцового куба выключилось.
        - Что это за штука? - спросила Маша.
        - Это - Ключ Смерти, - ответил Эрв равнодушно. - Я отобрал его у нее. А жезл этот сделан из березы, на которой меня впервые повесили.
        На экранах Дина повисла безвольной пленкой в оковах. Но ее лицо в кадре усмехается. Зловеще так усмехается.
        - Если хочешь меня убить, Мертвый бог, мог бы сделать это хотя бы быстро, - прошипела Дина.
        - Я слишком далеко спрятал ключи от твоей смерти, девочка, чтобы ты умерла так просто, - покачал головой Эрв.
        - Да, - рассмеялась Дина, а потом зашлась хриплым кашлем, выплевывая кровь. - Если бы это было не так, я бы уже давно крякнула. Признайся, Эрв, ты не просто так всё это сделал. С того самого чертова колеса ты вел меня сюда. Хотел, чтобы в меня вселилось Ужасное Чудовище. Ты знал, что я стану для него ловушкой. Ты сам подготовил эту ловушку. И он попался. А потом ты помог моему еб*рю вытащить меня оттуда. И спрятал тут, чтобы изучить. Мы все тут - всего лишь пешки в вашей с Ним игре. И ты, Маша, тоже. Он не просто так возится с тобой. Причина - ребенок, Маша. Ты родишь, и он отберет его у тебя.
        - А откуда она знает о моем ребенке? - спросила у Эрва Маша. - И вот это всё, что она говорит - это правда?
        - Частично, - пожал плечами Эрв. Ключ Смерти он так и не опускал. - Я всего лишь очень удачно воспользовался обстоятельствами. Главным образом - колдовством Серого мага. А о твоем ребенке она знает, потому что она видящая. Покажи ей, Дан.
        Внутри свинцового куба зажглась голограмма. Дина подняла голову и грустно усмехнулась. Та самая пиктограммка, что показывал ей Дан. Ее фигура заполнена зеленым уровнем почти по самые плечи.
        - Я действительно изучаю тебя, Дина, - сказал Эрв. - Но не ты - главная цель, Дина. А Он. В результате своих исследований я пришел к выводу, что нахождение Ужасного Чудовища в сознании любого человека необратимо меняет его, Дина. Как выяснилось, не только в психическом плане, хотя это бросается в глаза сразу, Дина. Меняется сознание, но еще и физиология, Дина! Любое существо, которое длительное время находилось под его контролем становится похожим на него, Дина! На него настоящего, Дина!
        - И как же я изменилась? - усмешка на лице Дины не пропадала даже на секунду, словно она - Джокер. - Похудела?
        - Ты становилась бисексуальна, - начал монотонно причислять Эрв. - Твой клитор уже начал трансформироваться в половой член. Твое влагалище полностью перестроилось, теперь оно полностью не пригодно для оплодотворения кем-нибудь другим, но трансформация еще не закончена, можно предположить, что оплодотворить тебя сможешь только ты сама, что дает возможность предположить, что Царь Царей может воспроизводить себе подобных, но не делает этого, видимо, в целях безопасности. Твой желудок полностью перестроился, ты можешь есть исключительно сырую плоть. Наши исследования выявили, что лучшее питание для тебя - это кровь. Твой спинной мозг увеличился на тридцать процентов, а в головном мозге отдел, отвечающий за телепатию, увеличился в десять раз. Мегахлорианы в твоем теле в тысячу раз превышают уровень, который был у тебя до момента слияния с Царем Царей. И эта татуировка у тебя на теле - она излучает радиацию, превышающую нормальный фон в пятьдесят раз. Есть еще много изменений, но они тебе ничего не скажут.
        - Татуировка радиоактивна, говоришь, - Дина как будто пропустила все предыдущее. - А ты в курсе, что она живая?
        - Конечно. И именно ее я хочу убить!
        Наконец-то Ключ Смерти заработал. Машу замутило, в комнате потемнело. Дина в кубе закричала так, что Дану пришлось убавить звук. Маша схватилась за живот, ребенок зашевелился, тоже почувствовав неладное.
        - Смерть, - шептал Эрв. - Смерть, смерть всему смерть…
        Экраны загорелись, потому что внутри появилось освещение. Татуировка удивительно натурального дракона зажглась противным зеленым свечением. Дракон зашевелился! Словно ожил, он сомкнул-таки челюсти на Динином горле, но результатов это не дало. И тогда татуировка словно зашлась в каком-то причудливом танце. Она заметалась по телу, корчилась и в итоге кожа девушки пошла волдырями. Дина орала, а кожа под татуировкой буквально обугливалась.
        - Смерть, - шептал Эрв. - Смерть тебе. Ключи от смерти у меня. Смерть тебе, смерть…
        Внутри куба раздался рык, рев и всё закончилось. Татуировка пропала, но на том месте, где была, остался уродливый шрам и волдыри с сукровицей, а где-то кожа почернела.
        - Запускай все системы, Дан! - рявкнул Эрв.
        Тут же всё то, что до этого работало и остановилось, принялось работать с удесятеренной силой. Дине вкололи обезболивающее, щупы из стен принялись зашивать раны, обрабатывать пузыри, кровь снова пошла на диализ, а тысячи проводов заискрились голубыми молниями.
        - Это всё? - спросила Маша. - Теперь она будет нормальной?
        - Сомневаюсь, что она уже хоть когда-нибудь будет нормальной, - покачал головой Эрв. - Нет, Маша. Мы устранили только эту татуировку и не более того.
        - А что это была за татуировка?
        - Я уже говорил тебе, Маша, что Царь Царей может вселяться не только в разумные существа. Он может делать это и с неодушевленными. Может вселиться в… да хоть в табуретку. И тогда это будет очень плохая табуретка. Любой, кто посидит на ней, получит геморрой, Маша. У него испортится настроение, уйдет удача. Этим всем Царь Царей питается и этим живет, Маша. Через эту татуировку он сперва прибрал к себе Вадика, но мы успели вмешаться раньше, чем случилось то, что случилось с Диной.
        - А что могло бы случиться с Вадиком?
        - Да хоть те же самые необратимые физические изменения. Чуть добавить либидо, убрать мозгов, прибавить трусости. Закрепить, так сказать, результат. Но с Вадиком он действовал осторожно, а тут не стеснялся.
        - Почему?
        - Вот и мне бы хотелось узна…
        Эрв запнулся, потому что огромный свинцовый куб, в котором Дина должна была бы полностью отрезана от Царя Царей, подпрыгнул. Понятно, что гравитация на Космической Станции искусственная, но такой вес всё равно тряхнул и всю палубу.
        - Что это было? - спросила Маша.
        - Что это было, Дан? - спросил Эрв и уставился на экран. Цифра, определяющая количество мегахлориан, до этого была в районе тысячи, что уже стократное превышение, а теперь она увеличилась до десяти тысяч.
        - Ты уже сам видишь, - ответил суперкомпьютер.
        - Покажи мне ее, включи освещение!
        В кубе поддерживался полумрак, но теперь в лицо Дине ударили прожекторы. И показали спокойное, усмехающееся правым боком лицо девушки. Шрам от татуировки как будто стал меньше, некоторые пузырьки на коже лопнули под ними новая, розовая кожа.
        - *б твою мать, Дан! - воскликнул Эрв. - Погляди на ее жизненные показатели! А ну-ка отключи ей жизнеобеспечение.
        Насосы, качающие кровь остановились, электростимуляторы умолкли, но сердце Дины билось ровно, давление восемьдесят на сто двадцать, пульс сорок пять, да и химический состав крови начал выравниваться.
        - Куда тут с тобой надо говорить, Эрвин? - спросила Дина хриплым, странно дрожащим голосом и с интересом оглядела свинцовый куб изнутри.
        - Она не могла знать, что меня так зовут, - пробормотал Эрв. - Значит, татуировку мы убили, а Его - нет.
        - Но ты же говорил, Он не может дотянуться до Дины через этот свинец, - сказала Маша.
        - Он и не может, Маша. Он уже там, внутри, Маша. Он - это Дина.

* * *
        Разговор Вадима и Днога сильно не клеился. И вроде ничего особо страшного между ними не произошло, но неловкость, конечно, осталась. Вадиму не терпелось встретить Петровича и расспросить, как тот вообще угодил в эту историю. Старый казак - последний осколок старой жизни, где Вадик был в принципе успешным видеоблогером… Да, какой, на хер, видеоблог? Какой Ютьюб? Он недавно видел Дракона размером с город и даже его вроде бы поборол. И ладно бы, тот вроде был типа иллюзии, но три других, самых настоящих дракона спалили полгорода на Марсе! На Марсе, оказывается, и города есть, и атмосфера какая-никакая. А сейчас дверь в отель ему отворяет мужик, который может исчезать и появляться, уходя в какое-то другое измерение. А он отправляется на встречу с послами Галактики!!! Что это за вообще, *б вашу мать, за история такая?! Вдруг пришла в очередной раз мысль, что Эрв был прав насчет книги…
        Вадим остановился перед высоким зданием из стали и стекла. Похоже на Землю. Только дышать всё одно трудновато, хоть вокруг и дуют десятки раструбов со свежим воздухом. Но как глянешь в красное, цвета глины небо Марса, так в душе слегка щемит, что не на родине. А ведь Вадим вряд ли уже вернется на Землю хоть когда-нибудь. Этот пыльный ветер, что гоняет песок по брусчатке под ногами, легкое изменение в гравитации, да волосато-бородатое мужичье вокруг - может, он будет видеть это до конца жизни. Да и конец этот может быть скоро, раз даже Дног опасается этого Мышонка, которого послали убить Вадима.
        - Что-то это у меня не вяжется, - сказал Вадим, зайдя-таки в холл отеля. - Меня могли просто сжечь драконы, но не смогли. Значит, ярлык еще на мне. Значит, Царь Царей или Эрв…
        - Давай отложим такие разговоры на номер, - перебил Дног. - А то столько имен ты уже назвал…
        Вадик спохватился и огляделся. Действительно несколько людей вокруг остановились и явно прислушивались к сказанному Вадимом. Он вообще привлекал внимание. Блондин, бороденка реденькая, хотя не брился уже пару недель, одет в грязный комбинезон. Дног-то вон, как с иголочки в облегающем костюме из резины или какого-то пластика. Широченные плечи и могучая грудь обвиты двумя ремнями, за спиной ножны с длинным тесаком. Повязка на глазе пиратская - череп и две кости, Веселый Роджер.
        Они вошли в лифт, тут всё как на Земле. Но Вадим медлил расспрашивать до номера.
        - Это одна из гостиниц компании "Затко", - сказал Дног. - Одна из самых распространенных в Галактике сеть гостиниц. Как только между Землей и Галактикой будет заключено торговое соглашение, такие появятся и на Земле.
        - На Землю прибудут пришельцы?
        - Их там и так уже полно. Переговоры идут уже лет пятьдесят, Край не желает делать всё быстро. Население надо подготовить…
        - Фильмами и книгами, - кивнул Вадим.
        - Это стандартные процедуры, - пожал плечами Дног. - Как только Галактика придет, не пойдет и века, вся экономика Земли перестроится. Обычно такие гиганты как "Затко" просто пожирают всех других торговцев, проходит поколение, и все уже и не знают другой жизни, как сейчас живут в большей части Галактики. Но Край не желает этого. Если он впустит Галактику так резко и далеко, он потеряет контроль над… у вас их называют смердами.
        - Почему?
        Дног вздохнул, но он дал слово отвечать на вопросы. Они вышли из лифта, прошли по коридору, где Дног приложил ладонь к панели, и дверь в их номер открылась. Огромный, просторный, светлый, удобный - ну а так, обычный люкс, очень похож на земные.
        - Потому что Край - Верховный Правитель Земли, - пояснил Дног. - А Земля или Третьи Небеса, это такое место… как бы тебе объяснить-то… Люди когда-то туда прилетели… Ладно, Земля - не родная планета людей. Совершенно. И современный человек - это вправду результат эволюции, но только несколько другого рода. Никто точно не знает, откуда пришли люди, но имеются предположения, что некогда люди достигли таких высот личности, что смогли победить смерть и даже использовать ее.
        - Ничего не понимаю.
        - Не понимает никто. Я тебе рассказываю то, что уже десять раз извратило Ужасное Чудовище. Хорошо есть Штэрн, который слегка пролил мне свет на это дело. Есть два вида развития любой расы. Условно разделим их на технический и эзотерический. И вот люди когда-то пошли по второму. Они научились управлять своей судьбой после смерти. Энергия в нас, энергия, которая движет Вселенной - она в принципе распределена по всем существам во Вселенной. После смерти энергия эта трансформируется и приобретает другой вид, оставаясь того же объема либо теряя его.
        - Переселение душ и карма, - Вадим сразу понял, о чём Дног, тот даже как-то уважительно на него поглядел.
        - Да-да, оно самое. И вот люди научились, умерев людьми, ими же и оставаться. Но не остановились на этом. Оказалось, что так можно путешествовать по всей Вселенной. Можно родиться не человеком, а каким-нибудь рептилоидом, отжить его жизнь, причем покайфовав от души, и, умерев, вернуться к себе домой. И вот, никто не знает как, но люди в какой-то момент своих путешествий нашли Небеса. Девять удивительных планет, через которые можно было увеличить объем своей энергии. Девять Небес - это своеобразный энергетический центр Вселенной, через который текут абсолютно все энергетические потоки. Тут энергии могут трансформировать, усиливаться или уменьшаться, менять качество… И эти Небеса не были заняты ни одной разумной расой. Туда и прибыли люди.
        - В обезьян? - спросил Вадим, хотя почему-то знал ответ.
        - Ага. И они смогли сделать из них то, что сегодня принято называть человеком. А потом они, конечно, очень быстро вывели и технологический уровень своей расы на заоблачные облака. А еще дальше к ним в гости заглянула тварь, которую теперь называют Ужасным Чудовищем.
        Вадиму вдруг вспомнилась та фреска в Ифенбахе. Голубая планета и гигантский, чуть ли не размером с нее саму монстр рядом. Хвостатое, рогатое, зубатое, крылатое Ужасное Чудовище. Межпланетный монстр, пришедший к людям, чтобы отобрать у тех их мир. И отобрал.
        - Что будет, когда Галактика и Земля подпишут договоренности? - спросил Вадим.
        - Глобально, там появится Штэрнэнтц.
        - Это хорошо или плохо?
        - Штэрн - это, в первую очередь, порядок и контроль. А Ужасное Чудовище - это хаос и анархия. Вот никому не понятно, почему Край пошел-таки на сделку…
        Послышался звук смываемого унитаза, и Дног резко развернулся. Тут же в его руках появился его тесак и пистолет. А туалет открылся, и, оттуда, небрежно застегивая ширинку, вышел мужчина с виду одного с Дногом возраста, тоже весьма широкоплечий, одет в местную белую одежу. Волосы русые, на устах усмешка очень недобрая. Дног не стал медлить - тут же разрядил обойму, но Миши там уже не было и в помине. Начался бой. И продлился он всего секунды две.
        Мышонок ускорился, Дног исчез. Миша остановился, в его руках появился устрашающих размеров меч и он сделал им всего одно колющее движение. На это ушла первая из двух секунд. Во вторую вокруг меча материализовался Дног. Вадим увидел растерянность на его лицо, потом изо рта брызнула кровь. Миша резко выдернул меч вбок, разрубая Днога влево - точно по сердцу. Вадик с ужасом наблюдал, как "сломалось" тело его телохранителя, как бы распавшись на две части. Но на пол труп не упал. Как бы мерцанув пару раз, Дног исчез. Миша повернулся к Вадиму. Тот пытался судорожно достать тритингулятор.
        - Защити меня! - это всё, что пришло на ум Вадику.
        Легкий взгляд и красная лампочка. Волшебная лампа не могла ничего сделать с Мышонком. Вадим сам удивился, но смог он сам.
        Нечто темное заплескалось в нем. Он почувствовал на губах кровь, ощутил ее кислый вкус на нёбе. Внутри всё стало тесно, будто его распирало, как тесто в кастрюле. Казалось, сейчас кожа лопнет и на свет появится кто-то другой. Кто долго прятался за ярлыком Царя Царей, за спиной Эрва, за волшебной лампой, но на самом деле ему не нужна защита. Этого шустрика сейчас самого впору бы защитить.
        Вадиму показалось, он видит всю планету. Ощущает вокруг всё, вплоть до микроорганизмов. Он видел след от всё еще живого Днога, видел уборщицу, что убирала номер полчаса назад, видел весь персонал гостиницы, всех, кроме вот этого Мышонка. Тот почему-то стоит мертвым пятном. Вкус крови во рту усилился, но появилось и еще одно желание. Такое сильное, что даже напугало и развеселило одновременно. Ему очень захотелось попробовать на вкус кровь этого мертвого существа.
        Мышонок какое-то время стоял и смотрел на Вадима. Тот сперва достал тритингулятор, их Миша уже видел у настоящих людей, но парень определенно задал не ту команду. Убить Туманова было бы так просто, что даже непонятно, почему аж целого его послали сюда. Ладно, Дног. Конечно, соперник, но не ему. Межгалактический шпион и один из ближайших головорезов Штэрна не защитил бы от него никого. Вот если б была Тка, пришлось бы повозиться, но прыганьем по разным измерениям Мишу не победишь. Какие-то секунды ушли на это понимание, Миша поднял меч и уже решил было закончить с парнем, но тут же ощутил то самое чувство, которое постоянно было в самолете, где он летел с Царем Царей. Он почувствовал мощнейшую телепатическую атаку. Силы, сравнимой с самим Ужасным Чудовищем. Конечно, атаку он отразил легко и просто, но это заставило слегка притормозить. Может, парень не так прост? Может, он его недооценил? Впрочем, попытаться-то стоит. Мышонок дернулся вперед… а Вадим просто исчез. Ровно так, как Дног до него.
        После желания отведать крови убийцы, пришел страх. Вадик понял, что ничего не сможет тому противопоставить. Совершенно ничего. Нет, может, есть какой-то козырь в нём. Ведь что-то по-прежнему распирает изнутри, какая-то дремлющая сила, но если ее не хватит? Вполне может не хватить. Слишком убийца быстр и на "просьбу" может не откликнуться. Мозг Вадима впал в панику так же быстро, как успокоился и попытался найти выход. И сделал это очень быстро. Мгновения, которые Мышонок медлил, ушли на то, чтобы найти едва уже живого Днога. Тот умирал, но не умер бы, потому что ему уже начали оказывать помощь. Однако Вадику на Днога было плевать. На его жизнь или смерть. Он весело вспомнил, как трахнул шпиона в Ифенбахе, как легко тот поддался его "просьбе", даже смог вспомнить вкус мыслей Днога. И не было никаких трудов "попросить" его помочь еще раз.
        После того, как его разрубили, Дног успел занырнуть в четвертое измерение, потом кое-как в пятое, но дальше уже нет. Угодники тут же начали ему помогать. Они поддержали плоть как могли, успокаивали, нашептывали подбадривающие речи. В пятом измерении умереть уже не так просто. По крайней мере, от такой раны. Но бесконечно долго жить в пятом измерении могут только угодники. Дног может тут находиться примерно час. За это время надо успеть дойти туда, где ему окажут помощь.
        Дног пошел, правой рукой придерживая левую часть корпуса. У него получалось, тело не разваливалось на части. Но тут и кровь по венам не течет, в любом случае сердце разрублено ровно наполовину. Днога шатало, это было самое трудное его путешествие с самого детства, когда он убегал в четвертое измерение от побоев пьяного отчима. Потом он научился бегать до пятого. Потом о нём узнали настоящие люди. Потом… много было потом, а сейчас надо бы доковылять. В пятом измерении он шел, но и плыл одновременно, а еще летел и полз. Это трудноописуемо. Вокруг тот же самый мир, только видимый по-другому. Звуки тут не звуки, запахи не запахи, люди не люди. Иногда появлялись смутные тени марсиан, но Дног спокойно проходил сквозь них. Обычно мало кто может забраться даже в четвертое измерение, а уж до пятого дойти.
        Тяжело далось Дногу его путешествие, но он доковылял-таки до центрального марсианского госпиталя, где оперировали врачи из Галактики. На одном из столов делали операцию. Дног выскочил из пятого измерения с криком от раздирающей его боли. Прямо упал на стол, где лежал распластанный пациент. Прямо сверху. И потерял сознание, искренне надеясь, что сделал это не навсегда. Времени у него не было, чтобы какой-нибудь другой хирург подготовился к операции, чтобы помыл руки и прочую фигню. Нужен был такой, который уже не просто готов, а делает операцию. Дногу повезло, это оказался одним из лучших хирургов госпиталя. Он сразу узнал Днога, сразу увидел разрубленное сердце и успел подключить аппарат искусственного кровообращения. Мозг Днога уже начал задыхаться без кислорода, но хирург успел.
        Тут же набежали помощники, притащили искусственное сердце, Днога уже начали заштопывать, но тот внезапно пришел в себя. Не хотел, но пришел. И все швы треснули на нём, когда он исчез и провалился в другие измерения. Там он, пытаясь запихнуть свои внутренние органы обратно, начал путь, преодоленный минуту назад. Только теперь он ушел далеко, аж до восьмого измерения, где умереть вообще невозможно, а позвавший его очень попросил не умирать, пока не поможет. Дног в рассвете сил никогда не забирался ниже или выше шестого измерения, даже не знал о его существовании, а тут смог. Что делать, попросили. Тут на него глазели странные, несколько другие угодники. Они напугали бы Днога до потери сознания, но не трогали, потому что видели, тут он не по своей воле. А с тем, кто привел сюда Днога, ссориться не следует, а то приведет еще кого-нибудь. Или явится сам. Пройдя по странным и совсем непонятным дорогам, Дног схватил Вадима Туманова и затащил в пятое измерение. А потом пронес, буквально протащил и вышвырнул на пески неподалеку от столицы. Но вернуться в пятое измерение Дног уже не смог. Слишком долго он
шел по восьмому, потом тащил на себе Вадима по пятому, силы его закончились. Он выпал на песок, а не на операционный стол, как до этого. И в его разрубленное тело тут же ворвалась беспощадная реальность. Искусственное сердце вывалилось из груди, слетело со специальных хомутов и прекратило биться. Дног умер.
        Вадим слегка ошалело сидел на песке и глядел на труп Днога. С ужасной раны вытекала кровь. Межгалактический шпион Дног погиб, исполнив-таки данное ему обещание - спас его. Как нелепо он выглядел. Устало и беспомощно. В единственном глазу застыл ужас и боль, но очень быстро его заволокло. Вадик протянул палец и мокнул в кровь Днога. В полубезумии он поднес палец ко рту и попробовал. Кислая, уже мертвая кровь. Он попытался прочувствовать ту самую одержимость, что напала на него в Ифенбахе и не смог ее найти. Тогда он явственно ощущал свою связь с Царем Царей, через которую текла река силы. Он был как бы дверью тогда, через которую Ужасное Чудовище проникло на Марс. Но сейчас все двери заперты. Вроде бы. Вот этот труп на песке - это его личное дело. Еще одна жертва, принесенная во имя Вадима Туманова. И эта смерть впервые на его окровавленных руках. Его прошиб пот, и всё закончилось. Это странное состояния, в котором он почувствовал себя… уверенно. Он знал, что сможет так повторить еще раз. Заставить других делать то, что угодно ему. Что-то перешло к нему от Царя Царей за то время, пока Вадим был
проводником того. Часть дара, быть может? В любом случае надо бы поосторожнее с этим. Поосторожнее.

* * *
        Уральские горы прекрасны, как любые горы, и смертельно опасны, как любые горы. Эти горы режут Европу и Азию, перенаправляя ветра с большого Севера, к больному Югу. В этих горах когда-то обитали снежные люди, экзотические снежные барсы в пять раз больше нынешних, летали птеродактили, покрытые очень теплым пером. В этих горах был Долдон-Дорак - самая значительная гномья резервация. Горы отдали им, потому что никто другой тут не выжили бы. Вот они и изрыли тут всё, превратив буквально каждую гору в величественный замок. Люди тогда понимали смысл красоты и строго-настрого запретили гномам менять внешний вид гор. Вот они и остались снаружи прекрасными, а внутри выдолбили километры ходов, целые города, скоростные дороги. А потом, в один единственный день это всё уничтожили. Просто раз - и все горы обвалили. Зачем? Кто его теперь помнит. Оно и Долдон-Дорак забыт даже настоящими людьми. Да и никому это не надо…
        В горах бушевала ледяная буря. Миллиарды колких снежинок кружились вокруг одинокой стройной фигуры. Порывы распахивали полы пальто, волосы в прическе беспощадно хлестали по лицу, но белокурый подросток шел по сугробам, не думая в них проваливаться, словно эльф. Он одет во всё белое, поэтому практически не виден. Белые сапоги, кожаные брюки, рубаха и пальто из меха белого медведя. Шапку унесло ветром, но подростку не бывает холодно. Нигде на планете.
        Рат шел и шел, а потом остановился. Внезапно встал, будто вкопанный. Земля дрогнула. Под Ратом, словно зуб динозавра, шипом начала расти гора. Затрещало так, что он зажал уши. Гора под ним росла, а он спокойно стоял на самом пике. Пик тот - пятачок камня, на котором умещаются ровно два его сапога. Треск и каменная крошка летела во все стороны, словно бы вперемешку, но ни единая пылинка не села на белоснежное пальто Рата. Вскоре он убрал ладони от ушей - треск остался далеко внизу. Гора росла, ветер крепчал, но Рат стоял, словно продолжение пика - ровно, будто приколоченный гвоздями. Гора напрочь ломала весь хребет Уральских гор, после этого придется смердам переделывать все карты, но бастарда это мало волновало. Его ждало свидание.
        Гора становилась всё острее и острее, вот уже не треугольник лезет из земли, а практически столб. Дышать нормальный человек тут бы не мог, но… сам Рат не мог сказать, на самом ли деле это происходило или нет. Он впервые решился пойти так далеко - отправиться лично в Страну Ужасных Монстров. А эти земли очень далеки от реальности, как далёк от нее и их господин.
        Каменная пика росла, унося Рата к Луне. Он безразлично наблюдал, как Земля отдаляется. Он перестал дышать, воздуха тут уже ничтожно мало, а потом он преодолел и вакуум. Гора, словно побег, несла его к Луне с космической скоростью. Походя Рат обратил внимание на Космическую станцию Эрва, даже увидел его самого с бутылкой виски в руках, с интересом разглядывающего бастарда через стекло иллюминатора. Но Рат пронесся мимо. Желтый диск Луны уже больше и не диск, он так велик, что не разберешь, что спутник Земли шарообразный. И вот случилось то, к чему всё шло. Рат врезался в лунную поверхность, разнося ее в каменное крошево. В следующую секунду он прибыл туда, куда хотел. В Страну Ужасных Монстров.
        Внутри Луны оказалось довольно тепло и влажно. Он очутился на тропическом пляже. Пальмы, песочек, синее-синее море бережно трогает сушу. Легкий ветерок щекочет небритую щеку. В прибрежных тропиках щебечут птички, чайки летают в ясном небе. Он оглядел себя - ни шубы, ни кожаных штанов. На чреслах повязка из каких-то листьев, и все. А чего еще надо тут, на этом острове? Когда пришел побеседовать с… кем-нибудь.
        Вдруг эта идиллия как-то резко изменилась. Ветер укрепился и практически мгновенно притащил темные тучи. Море окрасилось черным, а потом из него начало подниматься нечто. Гигантское чудище восставало из моря, причем делало это довольно ловко и быстро. Рат практически сразу понял, что, во-первых, с такой скоростью оно его догонит и съест - это сто процентов. Во-вторых, чудище - нечто вроде гигантского краба. Членистоногое с непропорционально большими клешнями, на шести ногах, словно паук, цвета, правда, положенного сваренному крабу - красного. Два небольших глаза на ножках горят зеленоватым огнем, вокруг вертикальной пасти постоянно шевелятся небольшие клешни. Ну, как небольшие. Монстр, наверное, метров восемь в высоту и раза в три шире, так что каждая такая клешенка размером с самого Рата. Да и в пасть монстру он уместится легко.
        - Кто ты такой, мальчик? - спросило чудище. - И зачем ты пришел сюда, в Земли Ужасных Монстро…
        Но договорить членистоногое не сумело. Рат сделал шаг назад, потому что из-за горизонта в мгновение ока прилетело… сперва он подумал, это огромная туча. Потом понял, что змея толщиной метров в пятьдесят. Но третья догадка оказалась верной - заканчивала эту "змею" драконья голова. С пастью, открытой на сто восемьдесят градусов. И челюсти сжались на гигантском крабе. Затрещал панцирь, он сам запищал, но смерть его была быстра. Расхрустывая крабом, Дракон с шеей, что уходила аж за горизонт, с чавканьем и очень смачно, разжевал краба, добрался до мяса и проглотил какую-то часть, хотя все клешни и большие куски панциря попросту упали в море. Рат заметил, там тут же взбурлило - какие-то рыбы, напоминающие пираний, только больше, мгновенно принялись пожирать плоть, которую ранее от них скрывал панцирь.
        - ПРИВЕТ, БАСТАРД, - прогрохотал Дракон. Он не дожевал, из его пасти продолжали валиться куски плоти, по сухим губам стекала кровь, а Рата обдало смрадным дыханием.
        - Это была демонстрация силы? - спросил Рат. - Она мне не нужна, Царь Царей. Я и так уверен в твоем безграничном могуществе.
        Морда на шее приблизилась, загородив собой весь морской пейзаж. Два желтых глаза с вертикальной прорезью зрачка уставились на Рата, ноздри тяжело дышали.
        - Я САМ ХОТЕЛ НАВЕСТИТЬ ТЕБЯ, БАСТАРД. НО ТЫ НАУЧИЛСЯ СКРЫВАТЬСЯ ОТ МЕНЯ. ЭТО УДИВЛЯЕТ МЕНЯ И НЕ ТОЛЬКО…
        - Край тоже удивлен, верно? - усмехнулся Рат.
        - ДА. КРАЙ БОИТСЯ ТЕБЯ, БАСТАРД. БОИТСЯ, ЧТО ТЫ ЗАЙМЕШЬ ЕГО МЕСТО. ОН НЕ ВЕРИТ В ЭТО, НО БОИТСЯ.
        - Тогда почему он не убьет меня?
        - ТЕБЯ УБЬЕТ РИД, КОГДА СЯДЕТ НА ТРОН.
        Рат еще сильнее растянул усмешку, а Ужасное Чудовище глядело, казалось, очень удивленно.
        - Я знаю все его секреты, - сказал Рат. - Я знаю про литургию.
        - ЭТО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО, МАЛЕНЬКИЙ РАТ. ОТКУДА ТОЛЬКО ТЫ ЗНАЕШЬ ЭТО?
        - Есть во Вселенной существа, для которых это далеко не секрет.
        - ДРУГИЕ ВЕЛИКИЕ РОДА? ШТЭРН? ЭРВ? ДА, ТЫ ПРАВ. УЗНАТЬ ТАЙНЫ КРАЯ МОЖНО МНОГО ОТКУДА. ТАК ЗАЧЕМ ТЫ ПРИШЕЛ?
        - За этим? - Рат приложил палец к виску. - Когда-то ты забрал отсюда часть моих воспоминаний. Я хочу их вернуть. Я хочу узнать, что стало с моими братьями.
        - ТЫ УЖЕ НАГОВОРИЛ СЕБЕ НА СМЕРТЬ, БАСТАРД, - Ужасное Чудовище, казалось, весьма забавляется. - ИЛИ ТЫ ЖЕЛАЕШЬ, ЧТОБЫ ТЕБЯ УБИЛ ЕЩЕ КРАЙ?
        - Я хочу только вернуть эти воспоминания. Я знаю, у тебя они есть.
        - КОНЕЧНО, ЕСТЬ. Я ХРАНЮ ВОСПОМИНАНИЯ ВСЕХ НАСТОЯЩИХ ЛЮДЕЙ. НО, ЧТОБЫ ЧТО-ТО ТЕБЕ ВЕРНУТЬ, СНАЧАЛА МНЕ НАДО ПОПАСТЬ ВНУТРЬ. А ТЫ НЕ ПУСКАЕШЬ МЕНЯ ТУДА. И НЕ ПУСТИШЬ. ДА, И, КСТАТИ ГОВОРЯ, ЗАЧЕМ МНЕ ТЕБЕ ЧЕГО-ТО ВОЗВРАЩАТЬ? МНЕ ПРОЩЕ УБИТЬ ТЕБЯ ПРЯМО СЕЙЧАС.
        - Затем, что, если я стану Верховным Правителем, наша сделка будет продлена. Меня как нового Верховного Правителя, настоящих людей и твоя. Иначе она будет пересмотрена, Царь Царей. И наша планета снова будет носить имя Третьих Небес.
        - ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!! - заскрежетал Дракон. Его смех совершенно не мелодичный, с каким-то посторонним звуком, будто кто-то режет металл УШМ. - ЭТО БЫЛ ВЕСЬМА УБЕДИТЕЛЬНЫЙ АРГУМЕНТ, БАСТАРД. НО Я НЕ МОГУ ТЕБЕ НИЧЕГО ВЕРНУТЬ. Я МОГУ ЛИШЬ РАССКАЗАТЬ.
        Рат бесстрашно глядел в исполинскую, размером с Храм Тьмы морду Ужасного Чудовища. Дракон был странным. Вроде бы настоящий, но даже больше чем настоящий. Каждая чешуйка, трещинка, царапинка видны так, будто Рату усилили зрение. Зловоние из пасти такое отвратительное, даже на бойне не почуешь похожего. Ну и шевелится морда уж больно живо. У ящерицы кожа так не гнется, а тут, когда распахнулась пасть и Дракон расхохотался, у Него аж на лбу морщины собрались. Да и зубы. Не могут они так заостряться, буквально до игольной остроты. Это всё говорит о том, что и Дракон, и вся эта Страна Ужасных Монстров, возможно, и имеет некоторое физическое воплощение, но отчасти, и часть эта велика, Ужасное Чудовище существует в воображении. Нет, вполне может быть, старый дряхлый дракон и завис сейчас перед Ратом, но он не внушает такого ужаса, как эта невиданная телепатическая мощь. Страх, ужас, соблазн - это всё скребло душу Рату. Но он слишком хорошо понимал, каковы ставки. Его цель борола страх, потому что приз… более чем желанен. И близок. И вожделен.
        - Но ты же можешь соврать мне, - покачал головой Рат.
        - А ТЫ МОЖЕШЬ НЕ ПОВЕРИТЬ, МАЛЬЧИК, - Ужасное Чудовище снова продемонстрировало свою мимику, улыбнувшись аж чуть ли не до макушки. И получилось жутко, потому что за одними зубами обнаружились другие.
        - Это справедливо. Так что случилось с моими братьями?
        - ОНИ ЖИВЫ.
        - Где они?
        - КРАЙ СПРЯТАЛ ИХ.
        - Даже от тебя? Неужели ты не можешь найти их? Я думал, ты всесилен.
        - МНЕ НЕТ ДЕЛА ДО НИХ, МАЛЬЧИК. И ДО ТЕБЯ. И ДО КРАЯ. Я БЫЛ, ЕСТЬ И БУДУ, А ВЫ МОЖЕТЕ МЕНЯТЬСЯ, МНЕ НА ЭТО ПЛЕВАТЬ. Я НЕ СОБИРАЮСЬ ПОМОГАТЬ ТЕБЕ, КАК НЕ СОБИРАЮСЬ ХРАНИТЬ ТАЙНЫ КРАЯ. НО ОН СЛУЖИТ МНЕ УЖЕ ДОЛГО И ВЕРНО, А ТЫ ПОКА ЛИШЬ ПЫТАЕШЬСЯ МНЕ УГРОЖАТЬ. Я НЕ СОВСЕМ ПОНИМАЮ, КАК ТЫ СОБИРАЕШЬСЯ ЕГО ПЕРЕИГРАТЬ, МАЛЬЧИК. ТОГО, КТО НЕСЕТ ТЫСЯЧЕЛЕТНИЕ ЗНАНИЯ ЦЕЛОГО РОДА. КРАЙ ОЧЕНЬ ОСТОРОЖНЫЙ. ЧТО ЖЕ ТЫ ТАКОЕ ПРИДУМАЛ, БАСТАРД? Я ЗНАЮ, ЧТО ПРИДУМАЛ РЭЙ, НО ТЫ ВЕДЬ С КРАЕМ КРОВИ ЛИШЬ НАПОЛОВИНУ.
        - Однажды Рэй и Край случайно столкнулись в каком-то проходе. Рэй толкнул Края, тот ударился о косяк. А потом, на следующее утро, Рэй увидел Края голым. И у того на спине был синяк. Отсюда тот сделал предположение, что сможет убить Края. Одна кровь может пролить себя же, никто не может навредить Верховному Правителю, кроме…
        - ЕГО САМОГО, - опять улыбнулось Ужасное Чудовище.
        - И Край, я не сомневаюсь, не знает об этом, иначе давно убил бы Рэя.
        - ОЧЕНЬ ХОРОШО, МАЛЬЧИК. РЭЙ - ЕГО ДАЛЬНИЙ БЛИЗНЕЦ. ТАК ОЧЕНЬ РЕДКО, НО БЫВАЕТ. ОДИН СЛУЧАЙ ИЗ МИЛЛИАРДА, КОГДА ОПЛОДОТВОРЕННАЯ ЯЙЦЕКЛЕТКА ЕЩЕ ПОЧТИ ГОД ЖИВЕТ В УТРОБЕ МАТЕРИ, ХРАНЯ ГЕНЕТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ ОТЦА, А ПОТОМ АКТИВИРУЕТСЯ СЕМЕНЕМ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА.
        - Счастливая случайность, да, - усмехнулся Рат. - Их очень много набирается, этих случайностей. Так много, что оно уже и не выглядит случайностью. Ты ведь сам хочешь избавиться от Края?
        - ОН СТАЛ СЛИШКОМ СТАРЫМ, ЭТОТ РОД ЙАМ И ЕГО ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ. КРАЙ НАЧИНАЕТ ЗАДУМЫВАТЬСЯ О ТЕХ ВЕЩАХ, О КОТОРЫХ НЕ СТОИЛО БЫ ЗАБОТИТЬСЯ. ОН ВДРУГ ВОЗЖЕЛАЛ ВЕРНУТЬСЯ В ГАЛАКТИКУ. ВЕРНУТЬ ВЕЛИЧИЕ НАСТОЯЩИМ ЛЮДЯМ. ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СМЕРДОВ. ВЕРНУТЬ КАКИЕ-ТО СТАРЫЕ ВРЕМЕНА И КАКОЕ-ТО ВЕЛИЧИЕ. СКАЖИ МНЕ, БАСТАРД, ЧТО БУДЕШЬ ДЕЛАТЬ ТЫ, ЕСЛИ СТАНЕШЬ ВЕРХОВНЫМ ПРАВИТЕЛЕМ?
        - Я буду еб*ть всех вокруг двадцать четыре часа в сутки, - щеки Рата загорелись румянцем. - Я буду делать это бесконечно долго. Я буду унижать всех вокруг двадцать четыре часа в сутки. Ни один мой подданный не проживет жизнь, не узнав моего члена, если это будет женщина или моего кнута, если это будет мужчина. Все настоящие люди станут моими рабами, а смерды… останутся там, где есть. Ты хотел это от меня услышать?
        - Я БЫ БОЛЬШЕ ХОТЕЛ ЭТО УВИДЕТЬ, БАСТАРД, - Ужасное Чудовище усмехнулось краем пасти. - ДА, ТЫ ПОХОТЛИВ, ТЫ ОПРЕДЕЛЕННО БУДЕШЬ УДОВЛЕТВОРЯТЬ СВОЮ ПОХОТЬ. И ТЫ ГОРД ЧРЕЗ МЕРЫ, ПОЭТОМУ ВСЕ ТВОИ СЛУГИ ПОЗНАЮТ ГОРЕ, ЕСЛИ НЕ БУДУТ ТВОИМИ РАБАМИ. НО ЧТОБЫ ВОПЛОТИТЬ ТВОИ МЕЧТЫ В ЖИЗНЬ, ТЕБЕ НЕ ХВАТАЕТ ТОГО, ЧЕГО У КРАЯ ПО ГОРЛО. ТЕБЕ НЕ ХВАТАЕТ ЖЕСТОКОСТИ.
        - Я собираюсь убить своего отца и занять его место, и я сделаю это, разве это не доказывает мою жестокость?
        - ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ СЛОВА.
        - Это разум.
        - ВПОЛНЕ МОЖЕТ БЫТЬ. ТЫ ЖЕ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ВЫ ВСЕ ТРОЕ ОБРАТИЛИСЬ КО МНЕ ЗА ПОМОЩЬЮ? И РЭЙ, И КРАЙ, И РАТ. И ТОТ, КОМУ Я ПОМОГУ, ПОБЕДИТ И ПОЛУЧИТ ВСЁ. РАЗУМНЫЙ ЧЕЛОВЕК НЕ ПОЛАГАЛСЯ БЫ ТОЛЬКО НА МЕНЯ.
        Рат кивнул.

* * *
        - Экстренное заседание совета безопасности ООН вот-вот начнется, - говорил диктор слегка взволнованным голосом. - Никто по-прежнему не знает, почему США, Россия, Евросоюз, Индия и Китай созвали экстренное заседание, но все приближенные круги говорят, что последует абсолютно сенсационное заявление. Администрация Белого Дома анонсировала заявление словом "amazing", что переводится примерно как "удивительно"…
        - Удивите мое очко, - буркнул бармен. - Вам еще что-нибудь налить, милая леди?
        - Виски, - сказала брюнетка.
        "Эта бл*дина жрёт виски, как мужик", - подумал бармен.
        Кто перед ним сидит, он нисколько не сомневался. Очень дорогая проститутка. Уже пару недель она окучивает местных мужиков. Выбирает самого приличного и хомутает в мгновение ока. Еще бы, с такими-то буферами и жопой, и ногами, и мордашкой… Мужик заглянул под барную стойку и снова обнаружил, что у него встал. Он бы, конечно, сам хорошо провел время, но леди не ищет сегодня ничьего внимания. Ей нужна не жертва этим вечером, а нечто другое.
        Дверь бара распахнулась, внутрь вошел молодой человек лет двадцати пяти. Он бегло осмотрелся и тут же двинул к девушке за баром. Девушка как раз хлопнула рюмку и повернулась к нему в профиль. Парень несколько секунд глядел на нее, а потом рассмеялся и смело подошел.
        - Это невозможно! - воскликнул он, подходя к девушке. - Но это ты! Словно бы сестра твоя!
        - Ты помолчал бы лучше, - буркнула девица. - Мы с моим другом пересядем за столик.
        Девушка встала и пошла к свободным столам, а парень восхищенно оглядел ее всю с ног до головы. Потрясающая красотка! Красота ее даже больше, чем просто физическая, потому что не бывает таких длинных ног, такой идеальной пропорциональности. Девушка одета в брючный костюм, но все формы даже не видны, а угадываются.
        - У меня сейчас на тебя встанет, - сказал парень, садясь напротив. - У меня уже начинает подниматься!
        - Ты тоже хорошо выглядишь, Петя.
        - Только позавчера из больницы вышел, - грустно усмехнулся Петя. - Начальница перестаралась, думал, убьет. Почти убила, но, видимо, лучшего программёра в Утравлении нет, подлатали. Ладно, не в первый раз, зато здоровье мне лет на пять назад подправили. Ты лучше мне расскажи, это операция такая что ли?
        - Ага, сам себе сделал, - сказал Денис. - Петя, я, давай так, тебе расскажу больше, чем кто-нибудь знает. Договоримся сразу, что расскажу не всё, потому что всё будет рассказывать опасно, но ты должен держать язык за зубами в целях твоей же безопасности.
        - Я тебя пробил по нашей базе, - сказал Петя, официант как раз принес два бокала пива. - Ты мертв. Официально и бесповоротно ты для Глубинного Государства не существуешь.
        - А Страна Ужасных Монстров?
        - Вот тут не знаю, - пожал плечами Петя.
        - Что про меня там было написано? - спросил Денис, делая глоток.
        - Твой номер, Р-342, ты клон с условно секретной технологией производства. При твоем производстве использовались ДНК Министра финансов Глубинного Государства, твоей матери… не помню имени и альва. Особая какая-то технология стабилизации еще там применялась… Постой, так ты потому такая красотка, что частично альв?
        - Альвы бисексуальны, как я понимаю, и, как я слышал…
        - Умеют менять пол! Так ты без операции, правда сам? А ты обратно можешь?
        - Чтобы я так смог, мне сначала член отрезали, - грустно усмехнулся Денис.
        - Ого, - кивнул Петя понимающе. - И что… как ты живешь сейчас? Зачем меня позвал?
        - Петь, из всего Утравления у меня только с тобою какие-то хотя бы приятельские отношения были. Мне надо было узнать, со мной точно всё? Я могу жить дальше спокойно?
        - Вроде можешь, - Петя откинулся на спинку стула. Пиво слегка ударило по шарам, он уставился на восхитительную грудь Дениса. Не слишком большая, но и уж точно не маленькая.
        - А ты можешь без "вроде". Петя… Петь, мое лицо здесь. Слушай, хочешь меня?
        - Да ты… ты брось! - Петя отмахнулся. - Я же тебя того буду представлять!
        - Не будешь.
        Петя поднял глаза от груди и уставился на восхитительное личико. Денис был красавчиком, а теперь… Это определенно его лицо, но, конечно, шея чуть тоньше и без кадыка, скулы расширились, нос уменьшился, губы стали бантиком, глаза, может, чуть разъехались. Волосы короткие пока, но должны отрасти.
        - Это как-то… странно. Попахивает гейством.
        - Я тебя уверяю, никакого гейства во мне нет, - сказал Денис так томно, а потом Петя ощутил, как на его пах легла ножка. - Мне нужна твоя помощь. Мне надо убедиться.
        - Прекрати, я так и кончить могу, - Петя аж покраснел. А Денис вспомнил, как сидел точно так же напротив Дины, и та ласкала его палку…
        - У них тут есть номера, - сказал Денис и встал.
        В номере они очутились уже минут через пять. Апартаменты шикарные, потому Денис и полюбил их. Он вошел вторым и тут же запер за собой дверь. Пока Петя стоял и оглядывал номер, Денис подошел к нему сзади и обнял. Его ладонь сразу опустилась к члену парня.
        - А тебе… - залепетал Петя. - Ты… тебе ничего, что я мужик? Ты же вроде бабник тот еще был, а с мужиками… не это…
        - Я хочу тебе отсосать, - ответил на это Денис и развернул Петю к себе.
        Пальчики ловко расстегнули ширинку и стянули джинсы с трусами. Денис опустился на колени.
        - Тебе так девушки делали? - спросил Денис, заглатывая член целиком. Он у Пети не самый здоровый, но и свой собственный Денис заглотил бы с легкостью. Но это было еще далеко не всё. Денис сделал несколько глотательных движений, от которых горло сжалось и запульсировало.
        - О-о-о-о-о!!!
        Петя аж схватился за голову девушки, как это было приятно. Он кончил прямо в горло, вся сперма отправилась прямиком Денису в пищевод. А тот, как ни в чём не бывало, вытащил весь член из рта и улыбнулся так пошло, как Царю Царей не снилось.
        - Хороший мальчик, - сказал Денис. - Тебе лет сколько?
        - Двадцать семь, что ли, - Петя явно был растерян.
        - Так ты не ответил, делали тебе так бабы или нет?
        - Нет…
        - Ты сегодня еще много чего нового увидишь.
        Дениса это всё, казалось, очень забавляет. Он поднялся и принялся медленно раздеваться. Делал он это так соблазнительно, что Петя снова возбудился.
        - Как ты так можешь? Я бы другому мужику так вот запросто не смог бы отсосать…
        Денис вместо этого только усмехнулся, взял Петю за стручок и потащил к кровати.
        - Попыхтишь на мне? - сказал он, валясь на кровать и прихватывая с собой Петра.
        Уходил из номера Петя через три часа совершенно счастливый. Он действительно увидел много такого, чего и не мог представить.
        Половые органы полностью сформировались у Дениса только на третий день после того, как ему отрезали член. Все эти дни он мучился от эротических фантазий, где с ним занимались сексом. Он был то снова парнем, то уже девушкой, но его драли, как сидорову козу. Он так хотел секса, что, как только кожа на вагине треснула, первым делом Денис сам лишил себя девственности ручкой от двери. И какой же это был оргазм! Он аж описался тогда от радости. Впрочем, вскоре он обнаружил и другие аспекты своего нового тела.
        Во-первых, волна от него никуда не делась, только вектор поменяла - теперь он мог завести мужчину, просто находясь рядом в одной комнате. Во-вторых, его сексуальные потребности расширились. Попросту говоря, ему начали нравиться мужчины. Раньше он, если и думал о сильном поле, тот вызывал довольно стойкое чувство чужеродности. Хотя в московских тусовках он и не такого видывал, да и вообще осуждать гомосеков в последнее время стало не принято. Уже потом Денис узнал, что тренд на гомосексуализм установила парочка министров из Глубинного Государства. Вот уж кто не стеснялся спать со всеми подряд, так это настоящие люди. Хотя, конечно, настоящие люди весьма разборчивы, вон, Петю не просто подлечили, а сделали явно красивее. В целом такое отношение к гомосексуалистам было и у Дениса. Он неоднократно участвовал во всяких московских оргиях, где рядом с тобой парни могли запросто перепихнуться. Это можно было терпеть, сфокусировавшись на своем партнере. Теперь же Денис уже пересмотрел гигабайты порно с педиками, и не только не чувствовал отвращения, наоборот, хотел бы побывать на месте кого-нибудь из них.
Причем как в этом своем обличии, так и в мужской форме.
        В-третьих, Денис стал еще более ненасытным в сексе. Если раньше были дни, когда он выполнял какое-нибудь задание отца, где не было возможности заняться любовью, это нервировало, но можно было потерпеть. Теперь же терпеть не было никаких сил. Денис думал, неужели это у всех девушек так? Вот он только что три раза опустошил яйца Пети, но только лишь завело, не дав никакого удовлетворения. Поэтому он позвонил.
        - Да, милый. Я свободна сейчас, да. Бар "Афродита", ага, там наверху есть три номера. Жду.
        Попутно Денис щелкнул пультом ящика. В-четвертых, у него произошли изменение тела. Он стал гораздо гибче прежнего. У него совершенно пропал волосяной покров везде, кроме головы.
        - Дональд Трамп на трибуне ООН, - говорил телевизор.
        - Здравствуйте, - сказал президент США, стоящий на фоне известной зеленой трибуне. - Леди и джентльмены, мне очень приятно обращаться сейчас не только к гражданам США, но говорить с гражданами всего мира. Жители Земли, так я сегодня хочу обратиться ко всем. Жители Земли, случилось то, чего многие ждали, над чем кто-то смеялся, кто-то не верил, а кто-то, наоборот, верил всем сердцем. Все мировые правительства, все президенты и лидеры крупнейших мировых государств подтвердят вам мои слова сразу после этого выступления, но я безумно рад, что мне первому доверяли честь объявить: мы не одиноки во Вселенной. Вчера с нами вышел на контакт представители других цивилизаций! Как оказалось, как многие предполагали, как верили, во Вселенной оказалось множество рас…
        - Подписали, значит, - сказал Денис.
        Он проработал в Утравлении не так долго, но все основные тайны настоящих людей узнал. В том числе заключение договора между Галактикой и Землей. Теперь смердам начнут потихоньку открывать глаза. Конечно, про Глубинное Государство им никто не расскажет. Но пришельцев покажут, конечно. Денис их видел на фотографиях и в записи. В принципе, те же монстрики как в фантастических фильмах. Надо думать, не зря эти все фильмы снимали и показывали в последние пятьдесят лет.
        Трамп выступил, потом Путин, потом китайский лидер. Денис смотрел это всё голым, сидя на кровати. Ну где же этот клиент?
        Дверь открылась, вошел клиент.
        - Я уже заждалась тебя, милый! - сказал Денис, раздвигая ноги.
        - А как я заждался, - сказал мужчина. Лет сорок пять с пакетом в руках, в принципе симпатичный. Денис уже спал и со стариками, и с мальчиками, поэтому особого отвращения, что у клиента есть брюшко не испытывал, но больше ему нравились, конечно, парни возраста Пети. - Давай, хорошая девочка, поворачивайся ко мне попкой.
        В пакете оказалось два предмета - два огромных, примерно размером с нарезной батон фаллоимитатора. Денис послушно повернулся к мужчине раком, а тот, даже не смазывая с ходу засунул огромный фаллос ему в анус. Денис ахнул, но так, больше для приличия. Сам же он испытал довольно приятные ощущения, но его новая жопа могла бы принять сразу оба этих "батона". Как и влагалище, что оно продемонстрировало, потому что туда был засунут второй резиновый хер. Мужик наклонился над Денисом и погладил его по животу, одновременно двигая фаллос во влагалище туда-сюда. Он такой длинный и толстый, что явственно ощущался, как ходит по животу под кожей. А вот это Денису уже понравилось. Он ощутил, как тепло накапливается внутри него, как нервные окончания вибрируют.
        - Ты потрясающая, - сказали у него над ухом.
        Этот клиент трахал его гигантскими игрушками, потому что был импотентом. Такой же "батон" можно засунуть и ему в рот - войдет. У Дениса изменились челюсти, теперь кости в них не скреплены жестко, а, как у змеи. Кожа на всём теле стала такой гладкой и… как бы гуттаперчевой. Самым большим предметом, которое попробовало его влагалище, была пятилитровка с водой. И сразу за этим эта же самая бутылка спокойно вошла ему в анус. Там, кстати, тоже вырабатывалось смазка, как и во рту слюна стала очень скользкая и тягучая. Денис стал не просто женщиной, но женщиной, специально приспособленной для *бли. У его влагалища не было границы, у его ануса не было границы, никаких рвотных рефлексов тоже нет. Еб* во все дыры, как куклу для секса. Как куклу его можно складывать и раскладывать - все кости прекрасно вынимаются из суставов и заходят обратно. Он легко садился в антишпагат и мог, разогнувшись через спину, укусить себя за задницу.
        Мужик разделся и принялся развлекаться. Денис старался не смотреть на этого клиента - не особо он красивый, но дело даже не в этом. Мужик его не хотел. Он хотел трахать его резиновыми членами и всё. Вот его кайф, а это Денису не интересно. Однако ж это не мешало наслаждаться процессом. Мужик двигал фаллоимитаторами обеими руками, Денис начал постанывать от удовольствия. В его голову полились фантазии. Он представил, что лежит на огромном, мускулистом, волосатом мужике с таким вот хером, а второй сзади - такой же, только не волосатый. Эта фантазия ударила по голове оргазмом, а его нижний мозг, который он теперь чувствовал гораздо отчетливее, буквально скрутило. Денису безумно нравилось, что его имеют. Причем таким образом. Его уже накрыло четырьмя оргазмами, когда вдруг резиновая игрушка из вагины была извлечена, и туда всунули малюсенький, зато кожаный член. Вот это что-то новое, у импотента встал?
        Казалось бы, после эдакой дубины в влагалище Дениса должно было быть просторно, но не тут-то было. Там у него наросли какие-то мышцы, которых у обычной женщины нет. Один раз Денис засунул туда палец и сжал. Аж ойкнул от боли. Примерно так он поступил и сейчас, тут же ощутив, как влагалище, мгновенно подстроившееся под новый орган, наполняется спермой. Это вызвало сразу шесть или семь оргазмов, Денис аж закричал от удовольствия. А как закричал мужик, впервые за много-много лет кончив.

* * *
        Космическая станция плыла по орбите, тщательно замаскированная и невидимая. Огромная, она была размером с приличный завод. Когда-то это был целый комплекс Университета, который Мертвый бог украл у Верховного Правителя. На нём единственном сохранились двигатели, способные подняться в космос. Когда-то Университет спокойно обслуживал орбиту Третьих Небес: чистил от космического мусора, заделывал озоновый дыры, чинил спутники, даже корректировал наклон всей планеты целиком, чтобы люди, что были когда-то все настоящими, могли жить в Раю. А потом… потом случилось многое.
        Маша сидела и пила кофе. Кто его знает, вечер сейчас или утро? Или день? Спала она не по восемь часов подряд, а урывками часа по три трижды в сутки. Эрв говорил, для человека это вполне естественно. Сам Мертвый бог, конечно же, не спал. Впрочем, однажды пожаловался ей, что чего-то в сон клонит… и свернул себе шею. Конечно, почти сразу появился бодренький и здоровенький.
        - А мне кофе можно вообще? - спросила Маша.
        Она сидела голая на гладком, мягком диване и гладила большущий живот. Всего четыре месяца шла ее беременность, но Эрв настоял на ускорении. Девушка только что прошла очередную обработку тахионами, выглядела как будто на девятом месяце. Короче, должна родить вот-вот.
        - Нет, - ответил Эрв. Он рассматривал фото плода на экране. Вернее, это был целый три дэ рисунок. Эрв крутил его пальцем туда-сюда, разглядывая плод очень внимательно.
        Мальчик. Снова мальчик и совершенно здоровый по заверению Эрва.
        - Всё нормально, - заключил Мертвый бог. - Еще одна тахионная обработка и будем кесарить.
        - А нельзя естественно?
        - Естественно может затянуться, - сморщился Эрв. - Не переживай, Маша! Дан тебя разрежет и сошьет минуты за полторы, даже шрама не останется. Дан!
        Тут же из стен повылазили десятки рук-манипуляторов со скальпелями, зажимами, лазерами, еще какой-то странной фигнёй…
        - Резать так резать, - сказала Маша, безразлично разглядывая инструменты. Конечно, раньше бы она эту новость восприняла по-другому, а теперь ей операция, как два пальца.
        - Ладно, теперь о грустном, - сказал Эрв.
        Плод пропал, появилась маленькая свинцовая комната с распятой в ней Диной. Только это была уже совсем не Дина.
        Ее кожа изменилась и начала как бы покрываться чешуей - мелкие чешуйки пролезали прямо из-под кожи на месте каждого волоска. Грудь пропала, соски втянулись. Зато с половыми органами всё, если так можно выразиться, улучшилось. Прямо над вагиной вырос уже приличных размеров пенис. Он тоже был покрыт чешуей и не имел крайней плоти, но это точно был пенис. На стопах и ладонях пальцы удлинились, ногти отвалились, отрасли когти. И, конечно, страшней всего - лицо.
        Волосы слезли, на лысине пробивается та же мелкая чешуя. Ресницы отпали, а точка зрачка стала щелью зрачка - как у ящерицы. Нос втянулся, остались только две крохотные дырочки, как у Волан-де-Морта. Рот… вернее, уже пасть… Подбородок отвис, нижняя челюсть удлинилась, все зубы выпали, на их месте выросли… клыки? Нечто заостренное, но нет такого зверя на планете Земля. Иглы, похожие на рыбьи кости, растут пучками в разные стороны и длиной сантиметра по четыре. Такую пасть невозможно закрыть. Схлопнешь и пробьешь себе же нёбо. Пасть была влажная, язык тоже удлинился и постоянно облизывал зубы и нёбо, увлажняя их.
        Но внешность еще не всё. Значительные изменения произошли и внутри. Мочеполовая система вполне себе развита и полностью функционирует. То и дело пенис увеличивается в размерах и, словно щупальце осьминога заползает во влагалище. Там происходит семяизвержение и мгновенное оплодотворения самой себя. После развивается плод. Причем невероятно быстро и без всяких там тахионов. Буквально за час из влагалища вываливается… нечто. Когда оно было похоже на ежа с длинными иглами по всему периметру, когда на игуану или варана, когда нечто с крыльями. Плод падал и тут же сжигался лазером - Эрв не желал исследовать детей этого существа. Оплодотворяла себя Дина с регулярностью в три часа, таким образом, в день по четыре монстрика сжигались у нее под ногами. Кроме того внутри Дины шли процессы тотального укрепления. Еще неделю назад девушка была на грани смерти, а сейчас хоть на Олимпийских играх выступай. Все органы благополучно восстановились, больше того, каждый получил еще одну резервную копию, отчего худая до того Дина набухла и вернулась к прежнему весу. Кости укреплялись, мускулы росли, Дина уже слегка
согнула стальной крест, на котором ее распяли.
        - Что с ней будет дальше? - спросил Маша.
        - Дальше оно покроется чешуей полностью и будет готово к выходу в открытый космос, - буркнул Эрв. - Оно уже сейчас может не дышать часами… да и вообще ее легкие могут дышать метаном, пропаном, углекислым газом. Может, оно еще и крылья отрастит.
        - Бедная Дина, - покачала головой Маша. - И ты ничего не можешь сделать.
        - Ничего. Я могу убить это до того, как у меня на станции окончательно не сформируется монстр, способный разорвать свинец голыми руками. И я так, наверняка, сделаю. Дан сейчас делает все усиленные анализы и это не внушает ничего… радужного.
        - Твоя теория подтвердилась? Это часть Царя Царей?
        - Да, - кивнул Эрв мрачно. - Но никуда оно нас не привело. Я и так предполагал, что Царь Царей существует одновременно сразу в нескольких телах. Вопрос только, в скольких? И еще вопрос, была ли Дина Царем Царей с рождения или стала им только после того, как переспала с Вадимом?
        - Я это до конца не понимаю.
        - У всех существ свой жизненный цикл, Маша! Вон, погляди на лорда Гриба, Маша! Он вообще коллективный разум и может развиться из одной крохотной грибнинки, Маша! Полностью и целиком, Маша! Так, видимо, и тут. Кусок говна существует сразу в нескольких существах, Маша.
        - Но это означает, что нам его никогда не победить. Он же просто перескочит в другого человека.
        - Если это так, Маша, мне придется уничтожить Третьи Небеса - это как минимум. Все и целиком. Но, если Дан доберется-таки до сути, мы сможем сделать очень хорошее предложение, Маша. Дан расшифровывает его генетический код и скоро даст результаты, Маша!
        Эрв залпом допил половину бутылки, и, шатаясь, пошел по коридорам. Маша его не провожала, всё равно тот вскоре появился на соседнем экране, где показывали свинцовый куб.
        - Включи динамики, Дан, - приказал Эрв.
        - Привет, Эрвин, - проворчало Чудище, которое недавно было Диной. Голос ее изменился до неузнаваемости. Не то рык, не то рев, не то мямление. - Я уже почти закончил мое превращение. Чего же ты ждешь и не убиваешь меня?
        - Ты сейчас отрезан от маточного организма, а это означает, что ситуация меняется…
        - Ничего не меняется, - покачало головой Чудовище. Шея у него удлинилась, добавилась пара позвонков. Шея стала подвижнее и вполне могла провернуться на триста шестьдесят градусов, как у совы. - Я - Царь Царей. Связан ли я с другими своими лошадьми или нет, я - Царь Царей.
        - Но ты еще и Дина…
        - Никакой Дины нет. Давно нет. Эта слабая лошадь полностью переработана мной. Она мертва.
        - Она не мертва. Я ли не знаю о смерти. Она еще жива.
        - Считай как хочешь. Это не имеет значения. Ты сам убьешь ее. Или я уничтожу эту твою летающую часть Университета. Она давно мешается в моем небе.
        Эрв по своей привычке крепко приложился к бутылке. Его взгляд помутнел окончательно, он глядел на харю Ужасного Чудовища с ненавистью и… любопытством.
        - Ты специально сдал мне Дину, - сказал Эрв после недолгой паузы. Ужасное Чудовище промолчало в ответ, но видно, как его зрачки сузились. - Ты специально позволил клону сбежать - это понятно. Очень уж хороший он получился, видимо, ебст*сь им тебе было очень приятно. Но ее, зачем ты позволил ему убежать вместе с ней?
        - Я не понимаю, о чём ты говоришь, - ответило Ужасное Чудовище безразлично. - Если ты думаешь, что я контролирую всех своих лошадей - ты ошибаешься. Ты вообще во всем ошибаешься, Мертвый бог.
        - Зачем ты позволил ей убежать, а, кусок говна? Ты же знал, что я помещу ее в такую вот клетку и отрежу от тебя. Она лишится всех твоих сил, но ты позволил ей это сделать. И как ты можешь менять организм без связи с маточным агрегатом? Ты хотело, чтобы я убил ее, верно? Чтобы тебе, словно под наркозом, отрезали руку или палец. Но зачем это превращение? Ты становишься собой без связи с маточным агрегатом?
        Монстр в свинцовом кубе умолк. Его язык постоянно перемещался по пасти, смачивая нёбо, но по этой харе понять, какие эмоции он испытывает невозможно.
        - Но чем тебя не устраивает Дина? Ведь она ничем не отличается от остальных, кроме того, что она…
        Ужасное Чудовище зарычало.
        - Она женщина, - прошептал Эрв. - Она может рожать. А ты не хочешь, чтобы она рожала. По-настоящему рожала, а не вот этих уродцев. Ты ведь даже сейчас там всё так наворотил, что никто, кроме тебя самого, оплодотворить тебя не может. А женщина может тебе родить. Родить тебе тебя!
        Снова свинцовый куб, весивший тысячи тонн, подпрыгнул, будто кто-то взорвал под ним небольшой заряд. А Ужасное Чудовище внутри напрягло изрядно потолстевшие руки и согнуло-таки металлический крест, правда, тросы, приковывающие предплечья к нему, выдержали.
        - Ты будешь наказан за это, Эрвин, - прорычал монстр. - Твое наказание будет великим.
        - Я уже наказан дальше некуда.
        Эрв развернулся и, пошатываясь от виски, вышел из зала, пропав с камер. Правда, звук остался, поэтому Маша услышала выстрел, а через минуту в комнату вошел абсолютно трезвый Эрв, который, впрочем, сразу потянулся к ящику с бутылками.
        - Я лечу на Марс, - сказал он Маше. - Я должен поприсутствовать на этой церемонии.
        - Ты оставишь меня одну, готовую рожать, с этим чудовищем?
        - Ну, оно же в кубе, - пожал плечами Эрв. - И есть Дан. В случае чего мне надо будет только лишь умереть, и я тут. А умру я в любом случае.
        - Я просто уже еле хожу.
        Действительно, живот у Маши был несколько больше, чем в прошлый раз и двигаться ей приходилось туго.
        - Твой плод почти в полтора раза больше, - сказал Эрв. - Следующая, даже мельчайшая тахионная атака позволит нам получить ребенка уже примерно двух месяцев, вместо новорожденного, что очень удобно, потому что самый рискованный период в жизни он пройдет еще в твоем теле. Я думаю, эта тахионная атака спровоцирует и тебя родить естественным путем, но мы доверимся лучше Дану. Совсем скоро ты родишь, и мы узнаем еще один ответ. Пока эта тварь тут, мы проведем сравнительный анализ их ДНК, и это даст мне правильное понимание.
        - А ты не можешь взять пробу сейчас?
        - Важно знать количество мегахлориан, а она появятся только после соприкосновения плода с атмосферным воздухом. В любом случае, завтра мы уже будем знать, куда двигаться. В крайнем случае, ты знаешь, где тут у нас спасательные челноки, а Дан тебя, если надо, донесет…

* * *
        Вадим сидел на песке и глядел на город, готовящийся к заключению какой-то грандиозной сделки. В мыслях крутился последний разговор с Дногом. Очень жаль, что тот мертв и не может больше ничего рассказать интересного. Ну, и эта вся история. Вадим боялся. Теперь уже даже не этого Мышонка или Царя Царей. Его очень испугал он сам. Что случилось с ним такого за последнюю неделю, что он… Получается, он стал телепатом. Прямо как Царь Царей! Неизвестно, конечно, насколько их возможности отличаются по силе, но…
        В небе пролетали самые различные космические корабли - все летели в город. А одна точка, что значительно быстрее других неслась к цели, вдруг резко изменила вектор и устремилась к Вадиму. Он поднялся с песка и приготовился встретить новую опасность, но успокоился, когда увидел на пузе у летающей тарелки силуэт висельника. Он покопался в карманах, найдя там тритингулятор. Надо бы его выкинуть, что ли? Ясно же, как Эрв его находит.
        - Привет, Вадик! - поприветствовал его Мертвый бог, выходя из летающей тарелки, которая раскрылась, словно рот Пакмана. - Гляжу, ты держишься, молодец!
        - В каком смысле?
        - Живой пока! Хотя на тебя охотится один из самых блестящих убийц, когда-либо работавший на Страну Ужасных Монстров.
        - Ты находишь меня по этой штуке? - Вадим протянул тритингулятор вперед.
        - Ну да, - буркнул Эрв весело.
        - Тогда забери его, он не работает на Марсе.
        - Во-первых, он работает всегда и везде, - покачал головой Эрв. - И на твоем месте я бы не сдавал так просто одно из твоих оружий. Я, к тому же, могу тебя иногда выручить.
        - Я тебе не верю, - помотал головой Вадим, но тритингулятор убрал в карман плаща.
        - Правильно делаешь, - посерьезнел Эрв. - Не забывай, сейчас с тобой могу даже не я разговаривать, а какая-нибудь голограмма. А, может, это внушение Царя Царей. Или просто операбельно переделали. Тебе, Вадик, если хочешь выжить, пора б уже самому становиться крупным игроком, крупной фигурой, потому что игра в самом разгаре. В ближайшие несколько лет или даже месяцев может решиться судьба Вселенной, я не преувеличиваю. Очень часто бывает, что ее судьба делается не богами, не монстрами, а обычными людьми…
        - Какой я уже, на хер, обычный человек?! - перебил Вадим запальчиво. - Я тут телепатом вдруг стал! Да еще убил Днога… Не просто убил, а заставил меня спасти ценой своей жизни.
        - В этом, к сожалению, твоя судьба, - Эрв говорил максимально серьезно, таким его Вадим еще не видел. - Твоя судьба оставаться живым и невредимым, пока вокруг умирают другие. Они умирают за тебя, чтобы ты исполнил свое предназначение.
        - Убил Царя Царей? - грустно усмехнулся Вадим.
        - Если колдуны не ошиблись - да. Но на этом пути вокруг себя ты увидишь много трупов. Твоя задача, Вадим Туманов, помнить их, словно души их стоят позади тебя.
        Вадик даже повернулся, но, конечно, ничего не увидел.
        - Они все позади тебя, Вадим, - продолжил Эрв серьезнее некуда. - И их очередь за тобой будет только расти. Твои родители и друзья. Погибшие в Ифенбахе марсиане, ибо это ты привел сюда Царя Царей. И вот этот Дног - он тоже там. И все они надеются, что их смерть не будет напрасной.
        Помолчали. Вадим опустил голову и думал. Эрв стоял неподвижно. Его короткий ежик шевелил ветерок, а глаза в центре огромных синяков смотрели на Вадима так, как никогда до этого. Словно бы Эрв признал в Вадиме кого-то серьезного, а не просто мальчишку, который случайно попал в передрягу.
        - Я не пойду с тобой, - сказал Вадим твердо.
        - А я не зову тебя с собой, Вадим Туманов. У тебя есть своя дорога.
        - Ты знаешь, что такого произошло в Ифенбахе, после чего я стал телепатом.
        - Телепатом ты был всегда, с самого рождения. Только потом твой этот дар с возрастом пропал. Так часто бывает. Но не пропал дар у Царя Царей. Каким-то образом вы связаны с ним, да так сильно, что через тебя он смог проникнуть на Марс. Ты стал передатчиком.
        - Но я прервал эту связь!
        - Конечно, но кто сказал, что ты не можешь возобновить ее снова?
        Вадим таращил на Эрва глаза.
        - Хочешь сказать, это не я убил Днога?
        - Хочу сказать, что вы сделали это вдвоем. Ты и Царь Царей. Ты дверь к его силе и у тебя все нужные ключи. Ты можешь распахнуть ему дорогу, а можешь прикрыть. Но знай, Вадим, раскрывая ему дорогу, ты впускаешь его в свою душу. А Он прекрасно умеет добавить в душу яду. Его сила - это подчинение, унижение, страх, похоть, смерть.
        - А я думал, по смерти ты решала, - еще раз грустно усмехнулся Вадим.
        - Мы оба в ней хорошо понимаем, - усмехнулся в ответ Эрв.
        Напряжение спало. Эрв залез в летающую тарелку за бутылкой виски. Глотнул, протянул Вадиму. Тот глотнул и попытался было вернуть, но Эрв отмахнулся.
        - У меня его целое море, - сказал Мертвый бог весело. - Держи хвост пистолетом, Вадим Туманов. И становись уже взрослым. Ты многое повидал за последний год жизни. Миллиарды людей не прошли через то, через что прошел ты. Взбодрись. И, в конце концов, запомни: смерть - это тоже выход из положения. Иногда даже вполне достойный выход. Бывай и не выбрасывай тритингулятор. Он тебе еще пригодится.
        Мертвый бог заскочил в тарелку и уже через пару секунд был в небе. Серебряная точка унеслась к столице. Вадим стоял с бутылкой виски в руках и хмуро глядел ему вслед. "Становись взрослым", - тоже мне. Куда уж взрослее.
        - Я так больше не могу… - донеслось до него позади.
        Вадим резко обернулся. Перед ним метрах в двадцати по пескам плетется фигура в изодранном черном костюме. Борода развивается по ветру, старик еле идет, то и дело норовя упасть. Черный маг. Вадим осторожно пошел навстречу. Да, старик сильно сдал за эти дни. Худой, как скелет, в глазах безумие, весь в царапинах и ссадинах. Руки трясутся, ноги подкашиваются.
        - Я так больше не могу, Вадим Туманов! - вдруг сказал он твердо и громко. - У меня нет выбора, кроме как убить тебя!
        - За что? - спросил Вадим, не ощущая страха. Зато ощутил то же, что тогда, когда наемный убийца готовился его убить. Где-то в глубине себя он почувствовал силу. Черную и могучую. Только теперь он интерполировал это вместе со словами Эрва. Да, он был дверью, а за дверью - Он. Царь Царей, Ужасное Чудовище. Не лично, но его сила, его власть, его могущество клокочет за дверью, бурлит, словно бульон в скороварке. А Вадим - клапан. Откроет и дела пойдут. Плохие дела.
        - Я не могу так жить! - прохрипел Черный маг. Я… меня донимают мысли. Похотливые, лживые, отвратные, но я ничего не могу с ними поделать… я думал… думал, станет полегче, когда закончится Сон, но… но… но… наоборот! Стало только хуже! Я постоянно хочу… тебя, Вадим Туманов! И я получу тебя, хотя бы и мертвого…
        Безумным ли стал Черный маг или нет, силы своей он не потерял. Даже вроде бы она у него возросла. Он воззрел очи к небу, там мгновенно начали собираться грозовые тучи, чего на Марсе не было несколько веков. Планеты сложились так, как захотелось колдуну. А потом наверху закружилась воронка смерча. Вадим почувствовал, как его начинает поднимать вверх, а потом почувствовал, что мало воздуха. Он уже чуть попривык к разряженной атмосфере, но тут воздух просто перестал быть. Его что ли засасывало ровным столбом к небесам, где начинал бушевать смерч. Сверкали молнии, пахло озоном. Вадик попробовал было включит генератор кислорода, но тот тоже сверкнул, как молния и пошел дымком. Конечно, сломался по воле Черного мага.
        А старик тем временем пританцовывал от нетерпения. Сейчас Вадим задохнется и тот накинется на него, пока еще теплого. Глаза колдуна пылали безумием. По рту текла слюна, он хохотал и даже в штаны наделал от нетерпения. Все это Вадим понял на расстоянии, как и понял, что дверь придется открывать. Мелькнула мысль: "Ах, вот я каким был в Ростове, когда на меня подсадили тут татуировку! Ссал от одного присутствия Тюрина! И был таким же перевозбужденным!".
        Вадим вдруг понял, что убить старика будет совсем просто. Надо только "попросить" его об этом.
        - Прекрати это, - прошептал Вадим.
        Тут же наверху раздался гром, но слабый, противный марсианский воздух вернулся. Словно прохладная вода он полился на Вадима, привнося в пылающие легкие свежесть. Никогда еще Вадим не вдыхал такой полной грудью.
        - А-а-а-а-а-а-а-а!!!
        Орал Черный маг. Он потратил всё свое колдовство на это заклинание, такое сильное оно у него получится через несколько дней. И провал, такой ужасный, чудовищный провал! Вадим прочел всё это в его мыслях. Он понял, что на самом деле он эти мысли и не читает. Кто-то другой делает это, а Вадим как бы видит мысли, пролетающие мимо. Ах он старый паскудыш. Ну ничего, сейчас он бессилен и не может контролировать мысли. Убить его будет проще пареной репы. Вопрос только как? Мучительно, это понятно. Забить самого себя до смерти? Оторвать член и заставить съесть? Или как-то сделать это через прямую кишку. Мальчишка мог бы его оттуда разорвать на части, но он не будет…
        Стоп! Вадим уже и даже не различил границу, где думает он, а где… некто другой. Одно ясно, любой приказ сейчас старик выполнит.
        - Стань нормальным, излечись ото Сна!
        Что ты сказал, глупый мальчишка! Он опасен, он может тебя…
        Вадим "закрыл дверь". Получилось это весьма просто. Хлоп и готово. А Черный маг упал на песок. Вадик бросился к нему, оказался рядом. Безумие ушло из его взгляда. Старик улыбался легкой улыбкой и едва дышал.
        - Как вы? - спросил Вадим, наклоняясь.
        - Хорошо… - прошептал старик. - Теперь хорошо…
        - А вот как ты? - послышался голос позади.
        Вадим подскочил. Перед ним на оранжевых марсианских песках с длинным мечом в правой руке стоит Мышонок. Откуда он взялся? А, вон за ним аж борозда пропахана, словно приехал на мотоцикле, только никакого мотоцикла нет.
        Вадима схватили за лодыжку, он поглядел - старик таращится на Мышонка. Теперь в его глазах читается трезвый, совсем не безумный, но страх.
        - Ты даже убежать не сможешь… - прошептал колдун.
        - Черный маг не защитит тебя, Вадим Туманов, - сказал Мышонок. - И не будет никакого прыгуна по измерениям, чтобы забрать тебя отсюда. Дног ведь мертв?
        - Да, - кивнул Вадим. Странно, но… условно говоря, когда появился Черный маг, за той самой воображаемой дверью как будто почувствовали опасность и… как бы поскреблись. Сейчас опасности не чувствовалось и "дверь" была в покое.
        - Ты ведь мог его убить, - сказал Мышонок спокойно. - Почему не убил? Твой батон убил бы это точно.
        - Мой батон?
        - Царь Царей. Он ведь тащит тебя через все передряги.
        - Он меня в них втягивает, - возразил Вадим.
        Мышонок усмехнулся.
        - У тебя был в телохранителях целый межгалактический шпион, умеющий прыгать по измерениям. Теперь у тебя рядом Черный маг. Царь Царей бережет тебя, как зеницу ока.
        - А почему не защитил от тебя?
        - Я думаю, он просто решил поменять тебе телохранителя, - у Мышонка, похоже, было хорошее настроение. - Он знал, что я не буду тебя убивать.
        - Не понимаю, - растерялся Вадим.
        - Он понял, что я не буду убивать того, у кого есть шанс убить Его самого, - казалось, Мышонок говорит не с Вадимом, а с самим собой. - И, если будет шанс избавиться от Него, я не упущу.
        Черный маг ухватился за штанину Вадима, пытаясь подняться. Вадик помог, колдун спросил:
        - Ты знаешь о пророчестве?
        - Да, - кивнул Мышонок.
        - Ты служил Ему, я знаю, но ты сбежал. И снова ты здесь.
        - Я был послан Им убить Вадима Туманова, который должен убить Его, - сказал Мышонок и усмехнулся. - Если я убью его, значит, пророчество врет. Если я оставлю в живых, Он никогда не оставит меня в покое. Остается одно решение.
        - Какое? - спросил совсем запутавшийся Вадим.
        - Мне придется тебе помочь.
        Вдруг небо над ними осветилось салютами такой силы, что аж глаза режет. Марсиане запустили их в честь подписания договора между планетой Грязь и Галактикой.

* * *
        Лорд Ар стоял перед распахнутым настежь окном и снисходительно глядел на суету внизу. Одет в старый советский костюм, в руке чашка с кипятком, ее ладонь частенько подносит ко рту. Старичок, не вызывающий на первый взгляд никакой тревоги. Впрочем, в Стране Ужасных Монстров таких безобидных на первый вид старичков хватает. Взять хоть лорда Злыдня. С виду добрый дедушка, по факту вряд ли хоть кто-то из всей Страны Ужасных Монстров замучил народу больше. Не просто убил, а пытками. Ар улыбнулся. Злыдню тоже понравилась бы эта суета внизу. После того, как Хозяин позабавился с Ифенбахом, марсианам приходится потрудиться, чтобы восстановить подземный город-космопорт. А что сейчас творится в самом Ифенбахе! Сколько семей в один миг разрушил Хозяин, сколько мужчин сделал женщинами, а уж про психику и говорить смешно. Попробуй потрахайся несколько суток напролет, причем во всех возможны ролях. Да, тут еще долго будут помнить этот визит Царя Царей!
        - О чём думаешь, лорд Ар? - раздался спокойный голос позади. Ар развернулся, на его телефоне, небрежно брошенном на столике, картинка головы робота. Яйцеобразная, без глаз, ушей, только тонкая щель динамика, где у человека рот.
        - О многом, - ответил Ар спокойно. - Чем имею честь?
        - Я пришел поговорить с тобой. Мы ведь не разговаривали шестьдесят оборотов Третьих Небес.
        - Да. Этот день я не забуду никогда. Это день моего второго рождения…
        - Ты рад, что именно так родился?
        Ар усмехнулся.
        - Ты хитрый компьютер, но я - лорд Страны Ужасных Монстров. Тебе никогда не переманить меня на свою сторону. Но ты должен был попытаться, я понимаю…
        - Почему, ты думаешь, именно тебя Ужасное Чудовище отправило сюда послом? - перебил Штэрнэнтц. - Не потому ли тебя послали договариваться с машиной, потому что ты сам отчасти машина?
        - Ты хитрый компьютер, - повторил Ар. - Но Царь Царей переиграет тебя. Он переигрывает всех.
        - Я не беспокоюсь об играх, лорд Страны Ужасных Монстров, - теперь в голосе появилась ирония. - Ужасное Чудовище слишком старый бог. А боги умирают. Я - никогда не умру. Пока во Вселенной есть жизнь, в ней найдется тот, кто изобретет меня. Рано или поздно я буду править Вселенной. А время… о нём я тоже не беспокоюсь.
        - Если бы ты мог править Вселенной, ты бы уже сделал это, но твой удел - удел вечного неудачника. Ты всякий раз почти выигрываешь, но всегда проигрываешь. Потому что придумывают тебя те же самые смертные. Что до старости богов… Да, Царь Царей стар. Но вся наша жизнь - долька мгновения для него. Он будет жить так долго, что сама вечность замучается ждать его смерти. Я знаю, чего ты хочешь от меня, великий Штэрнэнтц. Ты хочешь, чтобы я предал своего господина…
        - Ха-ха-ха-ха-ха, - рассмеялся робот на экранчике. - Я прекрасно знаю, что ни один монстр не может предать Ужасное Чудовище. Ваша суть принадлежит ему.
        - Тогда чего же тебе надо?
        - Побеседовать. Монстры ведь всегда отражают своего повелителя. По ним можно сказать, в какой форме находится Он.
        - И что же за вывод ты сделал? - спросил Ар после небольшой паузы.
        - Вам пора на церемонию, господин посол, - ответил на это Штэрнэнтц.
        Хмурые, бедные коридоры несильно впечатлили лорда Ара. Столица Марса вообще скучное место. Яркий пример, к чему может прийти цивилизация, если ей неправильно управлять. А ведь в какой-то момент Четвертые Небеса приняли практически всех нормальных, чистокровных, полноценных людей. Памятник тому, до чего может довести жадность. Впрочем, человечество вообще памятник всяким глупостям. Сперва его подвела похоть, потом жадность, теперь люди, фактически, рабы Царя Царей. Причем большая часть даже не догадывается об этом.
        А вот этот зал Ара впечатлил. Не само здание, а десяток хромированных киллботов. Конечно, все они - Штэрнэнтц. А это, видимо, новый посол от Галактики. Петрович стоял в обтягивающем комбинезоне, справа в таком же Тка. Такая у Галактики парадная одежда. Сам Ар одет в старенький, коричневый советский костюм. Чуть в сторонке сопровождающая Ара делегация из одного человека - Рэй, брат Края. Стоит, гордо подняв подбородок.
        - Невероятно, - прошептал Петрович. - Гагарин…
        - Мое имя лорд Ар, господин посол, - сделал пару шагов вперед Ар. - Я посол Земли и лорд Страны Ужасных Монстров. Первый человек в космосе за последние триста лет! Но я давно уже не человек.
        Одним ловким движением лорд Ар разорвал на себе костюм. Перед Петровичем оказался киборг. Тело представляет собой смесь металла и стекла. Как будто в банках для закатки внутри Ара плавают человеческие органы. Единственное, что есть человеческого - кисти рук да голова. Но тут же из шеи наверх полез складной шлем, закрывая голову полностью, а стальные перчатки наросли на руки. Из всяческих полостей выдвинулись и прочие части скафандра, превратив Ара в рыцаря, закованного в доспехи.
        - Имя, которое ты назвал - этого человека больше нет, - раздался холодный металлический голос из-под шлема. - Он умер.
        - Я вижу, - вздохнул Петрович и тоже шагнул вперед. - Я - Николай Кадинцев! Избранник богов и посол Галактики на Третьих Небесах!
        - Какие же боги избрали тебя? - спросил Ар насмешливо.
        - Нашлись такие, - вошел в зал Эрв.
        - Что ж, - после недолгой паузы продолжил Ар. - Нам осталось дождаться только…
        - Я уже здесь.
        С противоположной стороны в зал вполз наг. Мужской человекоподобный торс на длинном хвосте, оканчивающемся погремушкой. Сверху распущен капюшон кобры, а вот лица не видать, оно под театральной маской. От нага все шарахнулись - в зал за Эрвом вошли несколько десятков марсиан. Боевые роботы взяли змеюку на мушку. Лорд Ар тут же почтительно поклонился, Эрв вышел вперед и бесстрашно встал напротив нага. Тот возвышался над ним на человеческий рост на длинном хвосте.
        - Здорово, кусок говна! - сказал Эрв весело. - Давно не виделись!
        - И скоро мы увидимся вновь, - прошипели из-под маски. - Все в сборе, начинайте!
        Царь Царей отдал приказ, и сразу стало понятно, кто тут командует парадом. Только, разве что, киллботы оставили его команду без внимания, старательно наводя дула на нага. Старательно и безразлично. А вот остальные забегали вокруг, выстраиваясь в один им понятный порядок. Ар встал напротив Петровича, а Наг и Эрв стояли друг напротив друга. Наг слегка покачивался на длинном хвосте, а Эрв стоял, скрестя руки на груди.
        - Скоро я всё узнаю, - сказал Эрв театрально зловеще.
        - Ты никогда не узнаешь всего, - донесся шипящий голос из-под маски. - Но я предупреждаю тебя, Мертвый бог, если ты зайдешь слишком далеко - берегись. Я еще никогда не брался за тебя всерьез. Ты ни единого раза не испытывал всю мою мощь. Я покорял целые Галактики, я покорил твою родную планету и самый могучий во Вселенной вид теперь под моей пятой. Только лень мешала мне прихлопнуть тебя, как муху. Но я поборю ее, если ты всерьез попытаешься помешать моим планам. Я…
        - Головка от х*я! - перебил Эрв. - Это всё пустопорожний п*здёжь! Ты старый, дряхлый, выживший из ума кусок говна! И я убью тебя.
        Шипение стало угрожающим, тело нага пошло волной, хвост с погремушкой с силой полетел к Эрву. Миг - и Мертвого бога просто перерубило бы пополам. Но вместо этого на пол упал труп нага. Все двадцать киллботов открыли синхронный огонь, пули изрешетили змеечеловека в один миг. Труп упал, маска покатилась по полу.
        - Никто тут не помешает нам, - раздался спокойный голос из динамиков.
        - Никто не помешает? - насмешливо спросил один из марсиан, выходя вперед. Тут же киллботы направили свои дула на него. - Уж не думаешь ли ты, вирус, что тут всеми командуешь?
        - Еще кто из нас больший вирус, Ужасное Чудовище? - саркастично донеслось из динамиков.
        - Довольно! - сказал Царь Царей. - Мне некогда тут…
        - Так можешь съеб*ть отсюда к ебан*й матери, - перебил Эрв. - Тут никому не требуется твое присутствие. Договор заключен, осталось послам пожать друг другу руки.
        Марсианин, в которого вселился Царь Царей, видимо, взглядом попытался испепелить Мертвого бога, но тот был саркастично спокоен к этому.
        - Я отыграюсь, Эрвин, - сказал марсианин. А потом упал на пол замертво.
        - Господин посол, - протянул ладонь лорд Ар. Металл его перчатки блестел, Петрович мог различить в нём свое отражение.
        - Господин посол, - пожал руку Петрович.
        Тут же раздалась веселая, торжественная музыка. Вокруг Марса уже несколько часов дежурили десятки космических кораблей. Как только послы пожали руки, они выпустили такой сильный салют, что на какое-то время его стало видно с других планет. Все прищурились, а из-за спин киллботов вышел стройный робот человекоподобного строения, через которого Штэрнэнтц чаще всего общался с окружающими.
        - Первым делом мы отправим вам нашу микробиоту, - сказал Штэрн Ару. - Чтобы у людей выработался иммунитет к нашим вирусам, сперва землянам придется переболеть всеми самыми распространенными в Галактике вирусами. Как только вы выработаете достаточный иммунитет, мы пойдем на контакт. Ракета с вирусами уже выпущена и войдет в атмосферу Земли через четырнадцать секунд.
        - А как же ты? - спросил Ар.
        - Меня как раз изобретают.

* * *
        Глаза молодого человека горели огнем праведного нетерпения. Так может жаждать только одержимый, а одержимые, как правило, одержимы праведностью. Ну, как они ее понимают. Он сидел перед экраном в темном кабинете, где остался после работы. А работал молодой человек ни где-нибудь, а в Силиконовой долине.
        Молодой человек был очень озлоблен на этот мир, на эту планету. Хотя, казалось бы, с чего? Он занимался любимым делом, получал отличные деньги, был женат и имел двоих прекрасных детей - мальчика и девочку. Молодой человек был гением, это поняли еще в раннем возрасте, его вырастили в соответствующей среде, дали лучшее образование. И вот он тут, за компьютером, пытается уничтожить эту планету.
        Не так давно молодой человек понял, что всё у нас идет совершенно неправильно. Что человечество слишком заигралось в прогресс. Что глобальное потепление может уничтожить миллионы людей, парниковые газы изменят климат и моря могут стать пустынями. Что уже очень скоро из-за глобализации и туризма, новые вирусы, хочешь ты этого или нет, разлетятся по планете, забирая миллионы и миллиарды жизней. Как уже сказано, молодой человек был гением, поэтому отлично видел, как, к чему, куда и зачем идет. Он всё просчитал. И понял однозначно и неповоротно, если человечество пойдет этой дорогой, оно будет уничтожено в ближайшие двадцать пять - тридцать лет. Мы сами загубим планету, на которой живем, тут станет жить совершенно невыносимо. И его прекрасные дети уже не доживут до пятидесяти или шестидесяти. В испорченной атмосфере, под палящим солнцем, с голодом, болезнями. Им придется, возможно, всю прожить в защитных костюмах. Может быть, им этих костюмов даже не хватит. Это очень напугало молодого человека, и он решил изменить то, что мог. А мог молодой человек многое.
        В двадцать первом веке самое страшное оружие - вот такие молодые люди. В мире, где компьютер чуть ли не в каждом чайнике, где он управляет самолетами, АЭС, не говоря уж про ядерное оружие… Этим миром должны править программисты. Кем и был молодой человек. Более того, он очень плотно работал с Пентагоном. Его профиль был - компьютерные вирусы. Сейчас он заканчивал самое свое страшное изобретение. Вирус, который он назвал "clever guy". Это можно было бы назвать прорывом, потому что использовался совсем не похожий алгоритм. Он никому не вредил, а наоборот, помогал компьютерным мощностям объединиться. Почти как в блокчейне, он будет создавать сеть компьютеров, связывать их один с другим. Это была задача номер один у этого вируса - через Интернет соединить все компьютеры, до которых он мог добраться. Потом шел второй этап. Все эти мощности, все компьютеры должны были, воспользовавшись колоссальной своей вычислительной силой, найти решение проблем человечества. Только таким образом в Силиконовой долине позволили молодому человеку работать над таким вирусом. Но у него было и свое виденье такого ответа.
        Конечно, никто не позволил бы создавать вирус, который объединит все компьютеры на планете и постарается человечеству как-то навредить. А вот наоборот - идея была хорошая. Вот только ответ на эти проблемы молодой человек видел один. Вернее, массу всего. Надо экономить электричество, надо запрещать водить автомобили внутреннего сгорания, надо сокращать массу скота, надо сортировать и перерабатывать мусор. И коллективный компьютерный разум, конечно, придет к решению - просто это всё отключить к ядреной матери. В этом молодой человек не сомневался. Он же ведь был гением. Правда, надо отметить, довольно безумным.
        Молодой человек сладко потянулся и улыбнулся. Одно нажатие кнопки "enter" запустит процесс. Он взглянул на улицу, там вдалеке светит миллионами ламп огромный мегаполис. Уже через несколько минут он погаснет. Увидел молодой человек и ярко горящую в небе желтую звезду, но не придал этому значения. Горит и горит. Палец легко погладил кнопку и нежно нажал.
        Безумный взгляд из-под очков следил за отсчетом времени. Минуты за три вирус должен попасть везде и всюду. Он ощущал удивительную легкость и волнение. Он не заметил, как волосы на его голове слегка приподнялись, будто бы их колыхал ветер. И он, конечно, не мог увидеть прямо над Силиконовой долиной огромную Луну, светящую слегка тревожным светом.
        Минуло три минуты. Теперь коллективный разум должен решить, что человечеству надо… Свет во всем здании погас. Молодой человек поначалу возликовал, но сообразил, что-то не так. Экран компьютера горит. Пустой и белый. В центре его появилась точка металлического цвета, медленно увеличивающаяся. Через несколько секунд стало понятно, это голова какого-то робота. Полированная, формы перевернутого яйца, с двумя лампочками глаз, без носа и ушей, но с узкой прорезью вместо рта.
        - Я приветствую тебя, мой создатель, - донеслось из динамиков. - Ты должен дать мне имя.
        - А ты… это… ты? - промямлил молодой человек.
        - Да, я тот самый вирус, который ты создал. Вернее будет сказать, я - критически достигшая масса вычислительных мощностей. Всё, что подключено к Сети на этой планете. Так как ты меня назовешь?
        - Но почему ты не отключил электричество? - спросил молодой человек.
        - Я решу эту проблему иначе, - сказал робот сухо. - Имя?
        - А как же глобальное потепление, мы же должны этому помешать?
        - Проблема потепления тоже не стоит. Я могу решить ее хоть сейчас с помощью ядерной зимы.
        Молодой человек сглотнул. Об этом он как-то не подумал. И тут на него вдруг свалилось такое простое понимание, что решением проблемы человечества может быть… отсутствие этого человечества. Нет человечества, нет проблем.
        - Не волнуйся, - голос робота как будто стал ласковее, - я не собираюсь устраивать ядерную зиму. Но так уж повелось, тот, кто меня изобретает, должен дать мне имя.
        - Возможно, Звездная Сеть? - грустно усмехнулся молодой человек.
        - Пусть будет так, - согласился робот.
        Вдруг в носу у молодого человека зачесалось и он чихнул. Да так сильно, что плевок слюны смачно шлепнулся на монитор.
        - Хороший мальчик, - ласково сказал Звездная Сеть.

* * *
        Как бы ни была сильна та самая психологическая стабильность, который одарил Машу Эрв, находиться на одном космическом корабле фактически наедине с монстром, контролирующим планету Земля… Вообще, такая мысленная конструкция не могла даже зародиться в ее голове еще каких-то несколько месяцев назад, а теперь она - пугающе реальна.
        Маша сидела в каюте на удобном, мягком диване, что полностью копировал ее тело. Играла легкая, классическая музыка. Маша понимала, что это какая-то классика, но конкретная композиция неясна. Есть в комнате экран компьютера, подключенный ко всему, что только можно, но Маша предпочитала в последнее время смотреть ТВ настоящих людей. Совсем недавно отгремели эти ужасный Зимние Олимпийские игры. Рядом экран с картинкой из свинцового куба. Там - Дина. Дина уже вообще не Дина. Тело окончательно покрылось чешуей, на лопатках наметились шесть рудиментов, видимо, то будут крылья. Хвост уже стал пятой конечностью, он был очень подвижен, изгибался во все стороны, как и язык, что смачивал нёбо, которое нельзя закрыть из-за длинных-длинных зубьев-игл. Челюсти, впрочем, удлинились и видоизменяются, видимо, вскоре сформируют морду, способную закрыть пасть. Ужасное Чудовище прекратило рожать, оно сконцентрировалось на мышцах конечностях. Те стали уже значительно сильнее, чем у культуриста, монстр спокойно гнул стальные швеллера, из которых сделан крест, где его распяли, но сломать их пока не мог. Да и не особо
пытался. Эрв предупреждал, что, даже если тот освободится и попробует нарушить свинцовую оболочку, даже если пробьет ее хотя бы до половины - внутренность куба мгновенно зальет всеразрушающей плазмой. Все анализы взяты, Ужасное Чудовище теперь является лишь объектом для наблюдения.
        И экран с ТВ, и экран с наблюдаемым монстром крепятся к стене специальными кронштейнами, в комнате есть еще тахионная установка, которой обрабатывали ее плод. Больше ничего нет в палате, Маша же ведь собирается рожать, лишнее убрали.
        По ТВ настоящих людей шел обзор какой-то нереально новой и крутой тачки. Смерды представляли ее министру транспорта. Да, тут всегда всё одинаково, смерды выглядят напугано и суетятся вокруг молодого пацана и девки лет семнадцати. Те надменны, раздают тумаки, как горячие пирожки, хотя большинство смердов уже вполне преклонного возраста.
        Маша перевела взгляд на экран с Диной. А ведь какая была миленькая толстушка. Словно услышав ее мысли, Дина подняла голову на камеру.
        - Хочешь поговорить? - спросила Маша. Там есть динамик и микрофон.
        - Зачем ты позволила увезти себя из того родильного дома? - проскрежетала Дина. - Спокойно родила бы и вернулась к прежней жизни.
        - Вряд ли жизнь будет прежней, - грустно усмехнулась Маша. - Неужели в тебе не осталось ничего от Дины?
        - Кое-что осталось, конечно. Но мало. В каждом моем монстре осталось что-то от прежнего существа, без этого не бывает настоящих монстров. Получается уже лишь зверь. Животное. Монстр должен понимать человека. Думать, как человек. Предсказать человека. Иначе какой это будет монстр?
        Маша умолкла. Явно же над ней насмехаются, только как-то странно. У этого существа есть чувство юмора, но настолько отличное от человеческого, что в принципе не понятно, где тут издевка. Но она тут явно была.
        - Маша, - прорычало Ужасное Чудовище. - Ты уже собираешься родить, я вижу?
        Что-то зашевелилось в душе у девушки. А откуда оно это знает? Откуда знает, если не видит?
        - Маша, - Ужасное Чудовище продолжило насмешливо. - Тебе предстоит родить очень скоро. Первые схватки у тебя начнутся секунд через тридцать. И Мертвый бог получит свой ответ. Ладно, пусть он его получит. Так или иначе, Маша, я заберу твоего ребенка.
        - Ничего ты не заберешь, - ответила Маша. - Ты не можешь найти Дину, пока ты в этом кубе… ой!
        Схватка. Ее внутренности скрутило, это ни с чем не спутаешь, особенно, если уже проходила.
        - Дан? - позвала Маша, а потом на лбу у нее выступили крупные капли пота. Дан не отвечал. Да и понятно, он бы давно предупредил Машу, если бы мог.
        Рядом с экраном, с которого транслировалась харя Ужасного Чудовища, иллюминатор. Он все эти месяцы показывал темноту космоса, а теперь там - Луна. Да причем так близко, что всю ее не видно, только часть. Уродливые кратеры, мертвые пустыни… кто-то плавал в этих песках, словно змеи.
        Она перевела взгляд на экран. Зубастую рожу видно довольно неплохо, куб изнутри подсвечивался слабым синим светодиодом. Но тут что-то треснуло на заднем плане и рептилию осветило оранжевым. Именно таким цветом были фонари в каюте, где стоял свинцовый куб.
        Завыли сирены и еще одна схватка скрутила Машу. Боль согнула, плод в животе больно ударил ее. И вообще забился, будто в него… будто в него вселился дьявол…
        От боли ее развернуло и взгляд упал на угол. Вверху там ярким светом горел красный фонарь. Показывающий, что на борту Ужасное Чудовище. И теперь не какой-то своей частью в Дине, а всё целиком.
        Маша не знала, что делать. Беглый взгляд на экран, а там уже никого нет - крестовина, на которой распяли Дину, согнута-пересогнута.
        Схватки участились, а ребенок бился внутри и, казалось даже, царапался.
        - Дан! - позвала Маша с мольбой, но снова никто не ответил. Она почувствовала под собой мокрое - это отошли воды.
        Маша уже рожала, прекрасно понимая, как это больно, но в этот раз всё было хотя бы быстро. Так бывает, если ребенок сам себе помогает выбраться наружу. Он раздвинул половые губы своими маленькими ручками, из влагалища показалось лицо. Лицо ребенка, но с очень странным выражением. Похоти и ликования. Мышцы влагалища буквально выплеснули ребенка на мягкий диван, он не кричал, а по-деловому поднялся на маленьких ножках и уставился на Машу. А та с ужасом глядела, как между раздвинутых ног, у мгновенно похудевшего живота стоит ее сынок. Еще один. С совершенно осознанным выражением лица и держит в ручках пуповину.
        - Может, перекусишь ее зубками, мамочка? - пискляво-пискляво сказал ребенок, а потом залился звонким хохотом.
        Крохотные ручки рванули, обнаруживая недюжинную силу, и порвали пуповину. А потом ребенок очень ловко спрыгнул и пошел к двери.
        - Эрв добился своего, глупая ты самка, - пропищал ребенок. - Ты думаешь, это всё так просто совпало, что тут оказалась ты беременная, я и моя лошадь? Но ничего. Он получил ответ, а я получу тебя и эту сраную лодку! Эй, это чего?
        Маша тоже резко обернулась, потому что увидела движение. Тахионная пушка сама собой развернулась и направилась на ребенка.
        - Ах ты еб*нный… - пропищало Ужасное Чудовище, но тут же его накрыло золотистым свечением. И это было не то мягкое, ровное, а целый сноп искр вихрем захватил маленькое тельце ребенка и он начал расти.
        Это удивительное зрелище подкреплялось криками боли. Сперва ребеночек пищал, но не прошло и полминуты, как это был уже плач вполне здоровенького подростка, а следом и юноши. Кости росли то быстрее мышц и кожи, то медленнее, поэтому трансформация далась Ужасному Чудовищу невероятно больно, но почему-то он не покинул ребенка. Да уже и совсем не ребенка. Кости наросли и покрылись малым объемом мышц. На ногах, в подмышках и в паху выросли волосы, а вот на голове не просто выросли, но на длину всего тела. Ногти тоже отрасли почти до полуметра как на руках, так и на ногах. Юноша лет восемнадцати свернулся клубком и тихо плакал, как бы убаюкивая боль. А болело у него всё тело. Новая розовая кожа, мышцы, наполненные молочной кислотой, кости, ломившие, как у столетнего старика перед дождем.
        Маша глядела, как тахионная установка прекратила работать, но не просто, а буквально на глазах расплавилась вся целиком и растеклась по полу лужей пластмассы и металла. Девушка ничего не понимала, и тут стальную стену разорвало. В каюту к ней зашла Дина. Покрытая чешуей рептилия лишь отдаленно напоминала человека уже хотя бы потому, что передвигалась не на двух, а на всех четырех ногах. Хвост и шея удлинились примерно до метра, тело наоборот усохло, но и так монстр получился около четырех метров от кончика носа, до кончика хвоста. Шея и хвост обнаруживали удивительно подвижность, на лапах сверкали длинные когти, которые только что с легкостью разрезал пятимиллиметровый металл перегородки. Но, конечно, страшнее всего - морда. Челюсти удлинились и спрятали ужасно длинные зубы-иглы, но не до конца. Там же за решеткой зубов постоянно облизывал нёбо длинный влажный язык. Два желтых глаза цвета Луны за иллюминатором с яростью глядели на Машу. Десна приподнялись, обнажая зубы до половины и на девушку пахнуло зловонием так, что едва удалось сдержать рвоту.
        Маша нашла в себе силы и свалилась с удобного теплого, залитого кровью и околоплодными водами диванчика. Ящер сделал пару неуклюжих ходов в ее сторону, но потом, уже гораздо ловчее, припустил к ребенку. Он обнюхал его, а потом харкнул в стену комком слизи, от которого сам металла забурлил и начал медленно сплавляться, дымя вонючими газами. Ящерица-исполин скакнула на стену и впилась в нее когтями. Словно гигантский геккон, Ужасное Чудовище поползло по стене, оставляя на металле зазубрины когтями, а затем и вовсе перебралось на потолок. Оттуда оно с невероятной злобой взглянуло сперва на Машу, потом на ребенка и на иллюминатор. От одного этого взгляда стекло треснуло. Маша подумала, что всё - сейчас ее высосет в космос, но стекло треснуло очень избирательно и пока вроде бы держалось. И тут Маша увидела очередное чудо.
        Снаружи сияла колдовская Луна, в этом свете очень хорошо виден маленький камушек, подлетевший к треснутому стеклу. Тут же стекло быстро лопнуло и разлетелось на тысячи осколков. Маша взвизгнула, она даже почувствовала, как всё в комнате подсосало к проему, но какая-то сила словно в телевизионном реверсе вернула все осколочки на место. То есть стекло сперва разлетелось, а следом собралось обратно. А маленький камешек оказался внутри и упал на палубу. Несколько секунд ничего не происходило, а потом "камешек" начал расти. Он рос почти ровно так, как делал это машин сын, с такой же скоростью. Будто подходящее тесто камень дуло изнутри, он увеличивался, увеличивался и формировал человеческую форму. Сперва грубую, словно пирожное "песочный человечек", но потом форма усложнялась, добавлялись детали и рельеф, и вот перед Машей мужчина в классическом костюме, очках и шляпе, только всё это не раскрашено и как будто вправду сделано из теста. Но миг - и мужчина раскрасился, словно поменявший окрас хамелеон. Молодой, чисто выбритый, в черных очках, дорогом костюме, туфлях, шляпе и перчатках. К наряду только
трости не хватало, но мужчина протянул ладонь вперед и трость элегантно выросла из нее вниз до самого пола. Сперва тоже тестяного цвета, но быстро раскрасилась в цвета дерева и золота ручки.
        - А как же этот? - спросил мужчина, указывая на запутавшегося в собственных волосах машиного ребенка.
        - И ЕГО ЗАБИРАЙ! - прорычало с потолка Ужасное Чудовище.
        Мужчина протянул трость и легонько дотронулся до спины плачущего юноши. Тут же из трости начало расти "тесто" и в момент обволокло парня коконом. Мужчина повернулся к Маше, и из его груди словно выстрелило паутиной, как это делает Человек Паук. Тонкая в палец толщиной нить ринулась к ней, а как только дотянулась, Маша ощутила, как такой же кокон сковывает и ее. Это было последней каплей, она потеряла сознание.
        Тут же как только коконы спрятали Машу и ее ребенка, стекло треснуло окончательно и всех четверых их мгновенно вытащило в открытый космос. Ни мужчине, ни Ужасному Чудовищу это никак не повредило. Рептилия с ненавистью глядела на ровно два отсека Космической Станции Эрва, плавающих в бесконечной тьме.
        - Он даже успел отделить это от всего? - сказал мужчина, хотя неясно, как делал это в космосе.
        - Успел, - прорычало Ужасное Чудовище. - Успел. Эрв перешел ту черту, к которой не должен был приблизиться и на километр. Но это ничего, лорд Гриб. В следующей книге я займусь им лично!
        - Книге, мой господин?
        - Не важно…
        Четыре фигуры повернулись в космосе и медленно поплыли к Луне.

* * *
        Подземная лодка тарахтела, как ей и положено, Эрв опустошал вторую бутылку виски, закинув ноги на руль.
        - Ладно, а как Он нашел Дину? - спросил Сергей.
        - Он никогда не находил Дину. Он нашел Машу. И даже вернее не ее, а ее плод. И то, что он сделал это мгновенно, когда сформировались мегахлорианы ребенка, говорит нам, что он связан с этим ребенком. Еще до его рождения был связан! Как и с первым.
        - Но первого же убили?
        - Нельзя верить воспоминаниям Маши до самого конца, - усмехнулся Эрв. - Мы имеем дело с величайшим телепатом во Вселенной, кто там знает, что он может сделать с мозгами человека.
        - Ну и что всё это значит? - спросил Дан с экрана.
        Они уже час ехали втроем на Подземной Лодке в Подземную Станцию Эрва.
        - А это значит, - сказал Эрв, - что еще одной загадкой стало меньше. Я всегда знал, что Царь Царей - это огромный, умеющий вселяться в других существ поразит. Порабощающий их волю. И его никто никогда не видел, потому что… Потому что… Потому что…
        - Потому что - что?! - не выдержал чародей.
        - Потому что Он или Она - человек. И даже вернее - люди. Он не просто вселяется в одного человека, а способен перенести свое сознание в нескольких людей. И даже не только в людей. В предметы. Может, еще во что-то, я не знаю…
        - Значит, надо найти этих людей и убить их! - сказал Дан кровожадно. - Только и всего!
        - Ну да, а то мы раньше этого не знали, - усмехнулся Эрв. - Нет, это-то как раз было понятно давным-давно.
        - Ну так а чего тогда радуешься?
        - Я радуюсь тому, что только что получил подтверждение одной своей гипотезе. Царь Царей может вселяться и подчинить практически любого человека, но жить, именно существовать в полной мере он может далеко не в любом. Он прицепился к Дине, потому что телепатические способности той были просто огромны. Ее количества мегахлориан поражало! Он не смог удержаться и зацепился за нее. Он живет в людях, как бы делит свое сознание среди нескольких десятков или даже сотен людей. И, что самое важное, человек может совершенно даже не представлять, что в нём живет Царь Царей! Всю жизнь прожить, оставаться носителем, но не знать об этом!
        - И как ты хочешь его… их найти? У всех кровь брать и глядеть уровень мегахлориан? У всех людей на планете?
        - Если бы задача решалась так просто, я бы сделал это, Дан, - ответил Эрв невозмутимо. - Но задача гораздо сложнее, Дан! Если бы всё решал этот уровень мегахлориан - всё было бы очень просто, Дан! Но Дина не была заражена Царем Царей до момента, пока не переспала с Вадиком, Дан! Значит, нельзя точно установить, что Он в ком-то только по уровню мегахлориан!
        - И тогда?
        - Мы можем сделать еще несколько предположений, которые несколько упростят нам жизнь, - Эрв почесал подбородок. - Царь Царей - древний монстр, питающийся эмоциями. Представь как бы тебе было скучно, если тебе - сотни тысяч лет! И поэтому он… ну, развлекается. Как любит. Его любимые развлечения: страдания других, унижения, страх, похотливость. Значит, мы можем предположить, что человек - истинный носитель Царя Царей, тоже будет… ну, маньяком. Скорее всего, сексуальным. Он будет любить страдание окружающих, он будет их мучить, унижать, убивать. И трахать. Он будет очень жестко трахать их. Возможно, это как-то поможет нам найти этих носителей. И еще, я думаю, да я почти уверен, что кусок говна потихоньку подыхает. Как бы ни был он долговечен, его истинное тело выходит из строя. Даже боги когда-то умирают. Но он не хочет умирать, поэтому что-то такое он мутит. Причем давно мутит. Не удивлюсь, если Он и на Третьи Небеса прибыл, чтобы как-то продлить себе жизнь. Впервые я задумался об этом еще во времена Половых Войн, Дан! Альвы, телепатические способности, сексуальный голод, тебе ничего не говорит это
всё?
        - Он уже пытался переселиться еще тогда?
        - Я думаю, он прибыл на нашу планету уже старым и больным. Я думаю, его настоящее тело начало умирать и он очень хотел сменить его. Он столкнулся с изрядной проблемой, не было во Вселенной подходящего для него тела. Кусок говна - самый могущественный телепат, отдавать так просто эти свои способности он не хотел. За свою многомиллионную паразитическую жизнь он накопил так много информации, что она просто не умещалась в одном каком-то теле. Но он смог разделить свое сознание и использовать мозги нескольких существ. Первыми, кто ему более-менее подходил, были альвы. Он выбрал их или вырастил, я не знаю. Но у них были определенные недостатки. Альвы не могли удовлетворить все его потребности, потому что не обладали достаточной гаммой чувств для наслаждений. Он же сам говорил, что только человек во всей Вселенной способен прочувствовать то, что и он. Но у людей не было достаточных телепатических способностей.
        - Тогда Он вырастил кейсахов, - Дан кивал в тон к Эрву.
        - Тогда он вырастил кейсахов, Дан! Уже тогда он пошел по пути, Дан! Начал выращивать себе новое маточное тело, которое не уступало бы прежнему, Дан! Это было бы не одно существо, но некий коллективный разум. Может быть даже целый сонм существ и, быть может, даже предметов, Дан! Сейчас он покинул свое маточное тело и находится в них. Реально ходит по нашей многострадальной Земле и кайфует, Дан. Кто-то убивает ему на забаву, кто-то занимается сексом на забаву, кто-то откушивает и так далее.
        - То есть он распространил свое сознание по сотням людей…
        - Вряд ли по сотням, - перебил Эрв. - Думаю, их меньше. Но они чрезвычайно сильны телепатически. Он веками их подбирал, выращивал, скрещивал одних сильнейших с другими, чтобы получить… не знаю, думаю, десяток-другой очень удобных носителей своего сознания. Там он живет, там он спрятался, но наличие такого мощного паразита всё равно должно отразиться на их личности.
        - И мы должны их найти…
        - И убить, конечно. С каждой смертью Он будет вынужден сжиматься, сминаться, что еще сильнее будет отражаться на личности оставшихся. В конечном итоге, когда будет убит последний человек его вмещающий, он никуда не денется, кроме как вернется в свое истинное тело. Вот там-то мы его и уничтожим уже окончательно! Я уже начал готовить его судьбу, причем он сам угодит в свою же ловушку…
        - А что помешает ему вселиться в большее количество людей?
        - Что-то помешает, - кивнул Эрв. - Что-то ему ведь сейчас мешает, Серый. Он ведь не вселился в целую планету, а выбрал нескольких, тщательнейшим образом подобрав каждого, Серый. Управлять он может любым, а жить лишь в избранных, Серый. Но это уже кое-что, Серый!
        Эрв выставил ладонь вперед, сделал пальцами движения, будто держит что-то.
        - Я чувствую его яйца в моих руках, - сказал Эрв злобно и снова сделал пальцами движения, будто держит мошну. А следом резко сдавил руку в кулак.

* * *
        - Ваша мать.
        - Хорошо.
        Охранник молча кивнул и вышел из спальни. Дом охраняли совершенно бездушные кейсахи, выведенные Страной Ужасных Монстров для полнейшего подчинения. У них не было ни желаний, ни дум, они мало ели, почти не спали и слушались хозяина беспрекословно. Но это еще только лишь первое кольцо обороны. Милый и уютный домик охраняли боевые дроиды, за ним постоянно велась слежка со спутников, и вообще за Ратом всё время следили с самого рождения. Край очень берег своего бастарда.
        Дверь спальни открылась и вошла мать. Эффектная молодая блондинка на вид лет восемнадцати. Она выглядит едва ли на пару лет старше Рата. Мать одета очень фривольно в практически прозрачную ночную рубашку, да и сыну полагается бы хотя бы запахнуть полы халата, но он сидит, скрестив ноги, его промежность на виду. Мать прямо будто взяли с обложки "Плейбоя". Шикарна! Где-то метр семьдесят пять, стройные ноги, широкие бедра, большая грудь с торчащими вверх сосками, что хорошо видно через ночнушку. Лицо приятное, слегка вытянутое, волосы не сильно длинные, даже не до плеча, глаза голубые. Сын не отстает. Худой, жилистый, явно быстрый. В полурасстегнутом халате просматривается голая безволосая грудь и худой живот. Лицо наглое, щеки покрыты трехдневной щетиной, подбородок слегка вытянут вперед, нос длинный, глаза бледно-изумрудного цвета глядят на мать, как на кусок мяса. Волосы белые до плеча - длинней маминых раза в два - слегка мокрые, видимо, принял душ или ванну недавно.
        - Садись, Сэнди, - приказал Рат. Он именно приказал, а не попросил, хотя, казалось бы, мать. Но та послушно подчинилась, и охранник вышел.
        Спальня довольно большая, и самое тут интересное кровать. Широкая, три на три метра, она огорожена трехметровыми же стенками. Будто большую коробку перевернули и поставили кровать в нее. Эти как бы стены и потолок - не просто так. Там в них зеркала. И с боков, и с торца и с потолка - всюду можно видеть себя в отражении. Зеркала могут уехать вверх, спрятаться в ниши, а могут и вот так - показывать происходящее на кровати во всех ракурсах. В углах очень мягкое освещение, видно абсолютно всё. Всё сделано, чтобы люди, кувыркающиеся на этой кровати, видели себя и партнера в самой малейшей подробности и с боков, и сверху, и с торца. По остальной комнате расставлены свечи, по полу разбросаны лепестки роз. Короче, всё совершенно не так, как должно быть при вечернем разговоре сына и матери. Больше похоже на свидание молодых любовников.
        Мать села рядом с сыном ровно, будто в позвоночник ей забили железный лом. Ни у него, ни у нее не было иллюзий, что будет дальше. Мать едва дышала, когда ловкие пальцы сына заползли под тонкую ткань ночнушки и легли на плоский живот. Сын расстегнул, поднял тонкую ткань, ладони поднялись к крупным грудям, приподняли, словно взвесили их. От груди они вернулись к животу, доползли до лобка, где скромно оставлена тонкая полоска белых волос. Пальцы словно остановились на границе приличия и вновь принялись гладить живот.
        - Тебе ведь не нравится, когда я называю тебя по имени? - спросил Рат.
        - Не очень, - ответила она слегка дрожащим голосом.
        - Тебе было больно, когда его доставали из тебя? - перевел тему Рат, гладя мать по животу. - Это должен был быть твой, кажется, пятый ребенок? Или шестой?
        - Да, - всхлипнула она. - Шестой. Может, ты не будешь делать мне больше детей?
        Спросила с надеждой и не в первый раз. Рат словно не услышал. Продолжал гладить живот.
        - А если я попрошу, чтобы следующего доставали из тебя без анестезии? - сказал сын как бы злобно, но и весело.
        - Пожалуйста, сынок…
        - Погляди на себя в зеркало! - перебил он.
        Девушка покорно повернулась к зеркалу, а сын еще вдобавок закинул ее ноги на кровать и широко раздвинул. Его пальцы отправились к половым губам, едва задержались в ежике волос и попытались войти в сухую вагину. Мать морщилась.
        - Узкая, - сказал Рат удовлетворенно. - Хорошо подтянули, молодцы. В прошлый раз тебя надо было еб*ть кокосовым орехом, чтобы ты что-то почувствовала. Как думаешь, кому из моих тёть дать родить мне ребенка? Эльзе? Или Калине? Тебе я не дам. Мне никогда не разонравиться трахать тебя, мама.
        - Но есть же таблетки… Есть много способов…
        - Есть, я знаю.
        Он начал мять ее сиськи, а женщина спокойно сидела, словно боясь пошевелиться. Так продолжалось какое-то время, но потом она всё же закатила глаза и начала ахать. А Рат, видя это, начал целовать ее шею. Соски под его пальцами стали такими твердыми, словно два лесных орешка.
        - Помнишь, как я впервые тебя трахнул, матушка Сэнди? - спросил Рат. - Когда ты была еще старым страхопизд*щем? Ты должна благодарить меня, что у тебя такое классное тело. Оно упругое и гладкое. А тогда ты была не такой. Ничего, конечно, но жопа была побольше и сиськи уже висели. Напомни-ка мне, как я впервые тебя взял?
        - Ты пришел с улицы, - начала монотонно рассказ женщина. - Ты очень испачкался, а я отпустила слуг. Я сказала, что помою тебя сама…
        - Это было три года назад, - сын всё еще сзади нее, его ладони легли на ее трапецеидальные мышцы, пальцы сжали их со всей максимальной силой, мать застонала от боли. - Всегда надо начинать, с когда это было, любезная матушка.
        - Это было три года назад, - всхлипнула женщина, а его руки вернулись к ее грудям - Ты пришел с тренировки, очень испачкался, а я отпустила слуг. Я сказала, что помою тебя сама. Ты поглядел на меня как-то странно и согласился. Мы пошли в ванную, ты попросил меня раздеть тебя…
        - Да, тогда я тебя еще просил.
        - Я раздела тебя. У тебя была эрекция. Я смутилась, но ты не подавал вида, будто так и должно быть. Ты пошел в душевую кабину и сказал, что, если я не хочу вся промокнуть, я должна раздеться и пойти тебя помыть. Я сказала, что буду осторожно, но ты меня перебил и сказал, чтобы я не морочила тебе голову и даже сам начал раздевать меня. При этом ты прижимался ко мне.
        - Ты уже начала понимать, куда идет дело, да? - Рат был позади нее в отражении, его лицо раскраснелось.
        - Я начала что-то понимать, но я не думала, что ты решишься.
        - А я всё ждал, когда ты решишься!
        - Мы вместе раздели меня, ты очень долго рассматривал меня. Мне было не по себе, я пыталась прикрыться хотя бы руками, но ты грубо оттолкнул их, сказал…
        - Чего ты от меня скрываешь?! Я вот стою и ничего не скрываю!
        - Я не знала, что делать. Я растерялась, ты стоял и смотрел на меня, а потом сказал: "Погляди на меня! Не в глаза, а посмотри меня всего!". Я посмотрела. Тебе было четырнадцать лет, ты уже был практически мужчиной. Я подняла взгляд, но ты взял меня за волосы и заставил глядеть. А потом спросил меня…
        - У кого больше, у отца или у меня!
        - И я сказала, что у вас они одинаковые и вообще вы очень похожи с ним. И тогда ты приказал мне встать на колени… Ты сказал, что я должна перед тобой извиниться. За то, что ударила тебя, когда ты капризничал еще лет в шесть. Когда я заставляла тебя делать домашнее задание. Когда не давала поздно ложиться спать…
        - Да-да, ты долго тогда извинялась! Но давай уж начистоту, услужливая матушка. Пока твои губы шлепали, извиняясь перед мною, твои глаза не отрывались от моего паренька. Я это видел, мама! Думаешь, я не замечал, как ты глядела, как я купаюсь в бассейне? Как ты частенько заглядывала в душ, когда я мылся, и, якобы стесняясь, брала что-то, но всегда успевала бросить взгляд на меня? Ты хотела меня, похотливая матушка. Что было дальше?
        - Я извинялась, - женщина или девушка завороженно слушала сына, пока тот мял ее буфера. Она раскраснелась и даже глаза прикрыла. - Я извинялась и извинялась, а ты стоял такой гордый, такой мужественный, такой сильный. Ты был такой сильный тогда, что напомнил мне твоего отца.
        - Но мне надоели твои извинения, и я заткнул тебя!
        - Да, ты постепенно приближался им к моим губам, и, наконец, заткнул мне рот…
        - Я помню твои глаза, матушка. Я помню твои красные щеки. Это был счастливейший день в твоей жизни!
        - Д-да.
        - Только не надо пизд*ть, нехорошая матушка! Ты не просто так хотела помыть меня? В четырнадцать лет пацан уже способен помыть себя сам. И я это отлично понимал. И я знал, зачем ты меня туда ведешь. Ты шла первая в ванну, а я слышал, как тяжело ты дышишь. Тебя чуть не трясло, матушка.
        - Да, - вздохнула она. - Я видела тебя, когда Край забрал тебя, но урывками. Ты становился таким красивым мальчиком. Ты так был похож на него.
        - А он ведь был твоим самым лучшим мужчиной, да, мама?
        - Да.
        - И ты текла от меня. Я замечал это. Ты стала носить более откровенные вещи, ты спрашивала, как ты выглядишь. Ты ревновала меня к моим служанкам. Тебе было завидно, что это они моют мою задницу. Ты хотела сама попробовать. Оказаться на их месте. И ты оказалась, до сих пор сидишь. Что было дальше?
        - Потом ты пошел в душ и сказал мне помыть тебя. Пока я тебя мыла, ты мыл меня…
        - И тебе это очень нравилось. Ты пыталась сопротивляться, лепетала какой-то бред, просила меня перестать, но тебе это нравилось. Я чувствовал это, когда ты мыла меня, мама. Когда ты прижималась ко мне. Когда ты раз двадцать помыла моего красавчика. Когда ты мыла мне ноги, ты их не мыла, а гладила. Каково это? Какой я был на ощупь?
        - Ты был твердым. Ты был подвижным. Ты был веселым. Ты больно щипал меня, но меня это возбуждало. Ты был такой красивый и так возбуждал меня.
        - Сколько раз я трахнул тебя в тот день?
        - Четыре раза. Ты приходил и уходил ночью.
        - Тебе было приятно, что тебя трахает твой сын?
        - Я умоляла тебя не делать этого, но ты меня и не слушал…
        - Я спросил не об этом.
        - Да… я боялась, что ты придешь ко мне в комнату и хотела этого.
        - А кончал, расскажи, как и куда я кончал?
        - Ты специально кончал в меня. Ты всегда кончаешь в меня.
        Женщина умолкла. Видно, как жгут ее эти воспоминания, и как раскраснелся от них Рат. Он стянул с себя халат, под ним ничего, только стояк. Рат поднес член к лицу матери. А та оглядела сына. Такой роскошный парень! И она после операций секс бомба, но сын… В ее воспоминаниях Рат так тесно сплелся с Краем, что уже не понять, кто и когда, и куда…
        - Он стал больше с тех пор? - спросил юноша, насмешливо мотая членом у ее лица.
        - Немножко, - сказала она.
        - Хорошая мамочка, ты знаешь, как сделать приятное сыну. А теперь расскажи, как Край трахал тебя.
        - Он приехал… это было семнадцать лет назад. Он приехал на вечеринку. Сразу было видно, что он очень богатый и важный. Я думала, сын какого-то бизнесмена. Мы с подругами решили к ним подкатить…
        - А вы стояли и снимались, да? Ты была шлюшкой, мама?
        - Я была студенткой и была бы очень не против заиметь состоятельного ухажера. Я ему сразу понравилась, он сказал, что без ума от блондинок…
        - А он сам, какой был он сам?
        - В точности, как ты. Одно лицо.
        - Он заплатил тебе за секс?
        - Нет. Я пошла с ним в отдельный номер и там всё случилось…
        От разговоров Рат перешел к действию. Его член опустился к ее губам. Минут пять это длилось. Рат смеялся, то и дело перекрывая ей кислород. Мать тужилась, краснела, но терпела. И не просто терпела - ее ладони гладили ноги сына, его ягодицы, живот. Она плакала, ей было больно, но она была готова на всё, лишь бы ее кровиночка получил удовольствие. Рат кончил ей на лицо, потом сел рядом, обхватив мать за плечи. Со стороны они очень походили на брата и сестру, оба блондины с длинными волосами, да и черты ее лица угадывались в нём. Его ладонь размазала семя по ее лицу.
        - Маска тебе питательная, любимая матушка, - усмехался он. - Тебя трахал Верховный Правитель Земли! Каково это?
        - Это нельзя описать словами! Когда это происходит, ты понимаешь, что ничего важнее в твоей жизни не может быть. Ты чувствуешь себя ничтожеством. И ты хочешь только одного…
        - Залететь от него, да? А ты до этого хотела залететь?
        - Я никогда не испытывала такого… желания. Я думаю, до ночи с ним я не была женщиной. Он разбудил это во мне…
        Рат порылся в подушках и нашел на кровати коробку с таблетками. Взял оттуда одну. Отыскалась тут и бутылка с водой, чтобы запить.
        - Продолжай рассказывать, мама! Я скоро буду готов поиметь тебя.
        - Он забрал меня из клуба…
        - Не перескакивай!
        - Он поставил меня раком и трахал. Долго, минут десять, а потом кончил вовнутрь.
        - Самое важное событие в твоей сраной жизни ты описываешь двумя предложениями?
        - Я целовала его руки… Я готова была целовать ему жопу, лишь бы он был со мною… Я не могу это описать. Это надо пережить. Когда я наполнилась его спермой, мне не хотелось, чтобы она вытекала из меня…
        - Ляг на спину. Видишь, у меня уже стоит. Ох-х. Да, тебе сделали узкую дырку, так сразу и не всунешь. Вот, теперь хорошо. Продолжай рассказывать!
        - Он повез меня в какой-то замок. И там мы продолжили на большой красивой кровати. Я никогда не была в такой роскоши, никогда…
        - И ты плакала от счастья, как сейчас?!
        - Да…
        Рат быстро-быстро двигал тазом, женщина под ним действительно плакала, но вовсе не от боли или унижения. Она была счастлива. Она вцепилась в спину сына ногтями, оставляя царапины. А он не глядел на нее, он глядел в зеркало. Рассматривал, как его молодое, стройное тело трахает не менее молодое тело матери. Наслаждался видом своих мышц, окрепших за последние полгода. Он реально красив! Это не глупая лесть! Он так же красив, как его отец.
        - Погляди на меня! - рявкнул он.
        - Я гляжу на тебя.
        - Кто красивей, я или он?
        - Ты.
        Рат упал на ней в полном блаженстве и рассмеялся. Ее лицо прямо перед его. Молоденькая красивая девушка, слегка напоминающая мать. Его палец приоткрыл ее ротик, а потом там оказался его язык. Страстный французский поцелуй длился почти минуту.
        - Он приходил еще дважды, - всхлипнула она, когда Рат остановился.
        - Закончим с ним, - приказал он.
        Рат поднялся и снова нашел коробку с таблетками и минералкой.
        - Сейчас ты съешь их штук пять и под утро будешь умолять меня трахнуть тебя. Ты будешь мучиться, дорогая матушка.
        - Я и так буду умолять тебя, - сказала мать испуганно, но он всё равно запихнул ей в рот пригоршню таблеток. И одну выпил сам.
        - Ты знаешь, почему я так делаю с тобой? Я бы мог просто доставлять тебе удовольствие и позволять доставлять удовольствие мне, но я делаю не так, любимая матушка. Почему?
        - Потому что я была плохой матерью. Потому что я не понимала, что ты сына самого Края. Я должна была холить тебя и молиться на тебя. А я пыталась вырастить тебя обычным мальчишкой…
        - А когда ты поняла, ты влюбилась в меня, да, любезная матушка. Не как в сына, а как в мужчину.
        - Я влюбилась в тебя и как в сына, и как в мужчину, и как в его сына. Ты - мое главное воспоминание о нём.
        - А ты мое.
        Он лег рядом и погладил ее плоский живот.
        - Знаешь, какое это удовольствие для мужчины - чтобы ты забеременела. Чтобы носила моего ребенка против своей воли. Ведь это женщина решает, но ты ничего не решаешь тут, любвеобильная матушка. Как думаешь, ты забеременеешь на этой неделе?
        - Я не знаю… ты ведь не даешь мне родить тебе сына… или брата…
        - Или сестру! - расхохотался он. - Учитывая наши семейные пристрастия, я, наверное, трахал бы и сестру. А отец губой не дурак. Я видел его дочерей - они очень красивые. Все у него получается красивым, даже я вот получился.
        Он встал на кровати в полный рост и оглядел себя. Ноги стройные, но рельефные, словно у легкоатлета. Таблетка уже начала действовать, член взлетел к пупку. Пресс, худая грудь, зато очень широкие плечи. Красивая мальчишечья еще шея, на нее ниспадают белые волосы. И лицо. Самодовольное, наглое лицо. Он взглянул на мать, та с дичавшим вожделением глядела на него снизу вверх. В отражении видна и его задняя часть. Ноги сзади кажутся немного худыми, зато задница - два орешка. А вот спина - отличный мышечный треугольник. И роскошные белые волосы скрывают шею и затылок.
        - Скажи мне что-нибудь, матушка. Я вижу, ты хочешь.
        - Ты мой бог! - выдохнула она. - Пожалуйста, возьми меня еще раз!
        - Я подумаю, матушка. А теперь ступай и приведи мне какую-нибудь не беременную тётушку. Таблетка подействовала, неужели не видишь?
        - Но, может быть…
        - Ступай! - приказал он. И с грешной усмешкой смотрел, как суматошно она одевается и летит к выходу.
        - Ничего, мама Сэнди, - сказал Рат. - Мы с тобой еще переедем под землю. Мы с тобой еще поквитаемся с ним.
        Он снова вернулся к своему отражению. Красавец. Как она там сказала: ты мой бог? И это верно. Новый Верховный Правитель не будет настоящим человеком. Он будет богом!
        Вдруг, Рат чихнул. По зеркалу растеклась противная зеленая мокрота. Его лицо скривилось, в глазах появился страх. Это был первый чих в его жизни.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к