Сохранить .
Психадж Владимир Благов
        #
«Психадж» - роман о жизни и смерти, о посмертных воспоминаниях души, о великой любви, называемой СТОРГЕ, о жажде жизни и тайной силе, о странствиях душ в
«трансмифах метакультур» (терминология Даниила Андреева). 5,5 а.л. Неумолимая смерть похищает нас для нового воплощения. Но между смертью и забвением существует переходное состояние сознания - ПСИХАДЖ, или погружение душ в опыт былых воплощений. Находясь на грани жизни и смерти, Сергей Новожилов не торопится к новому воплощению. Он дорожит именно ЭТОЙ ЖИЗНЬЮ. Его любовь к жене, активное неприятие смерти уводят его душу в мир иллюзий, в котором его подстерегают ловушки псевдореальности. Самое главное для него в этом пути - НЕ УМЕРЕТЬ ОКОНЧАТЕЛЬНО. Спутник Сергея по Психаджу - талантливый, но слабохарактерный человек - в решающую минуту приходит ему на помощь. Вместе с Сергеем они странствуют в мыслеобразах мифопоэтических парадигм Древнего Египта, Китая, Греции, Индии, Скандинавии. Мы оставляем наших героев на распутье, но уже очевидно, что теперь они на правильном пути.
        Владимир Благов
        Психадж
        Вам невдомек, что только черви мы,
        В которых зреет мотылек нетленный,
        На Божий суд взлетающий из тьмы?
        Данте «Божественная комедия», 2.10.
        Глава 1. Реквием бежевой «Волге»
        Смерть, как дикая кошка, любит подкрадываться незаметно. Ей нравятся простаки, что уходят из жизни нечаянно, скоропостижно. С такими бедолагами курносой потом потеха. Так и тают во рту, медовые, пряные. И как не любит смерть хитрецов, которые вязнут в зубах, цепляясь за жизнь, вызывая неприятные ощущения. Таких она извлекает золотой зубочисткой и брезгливо сплевывает сквозь зубы: их время не пришло, пусть еще поживут - потешатся.
        Смерть страшна своей неотвратимостью, но в ежедневной суете мы привыкли не думать о ней, отодвигая дату своего неизбежного конца как можно дальше в туманное будущее. Некоторые даже считают себя бессмертными, и потому часто не замечают своей нечаянной смерти.
        Сергей заметил. Смерть явилась ему в образе встречного панелевоза, внезапно перегородившего дорогу. Бежевая «Волга» Сергея - с шашечками на капоте - на большой скорости влетела под задний мост грузовика, а сам Сергей ощутил себя летящим вперед, сквозь скрежет и лязг металла, сквозь хруст лобового стекла.
        Через секунду он уже лежал на обочине, на зеленой траве, созерцая бездонное небо, чувствуя необыкновенную легкость во всем теле, удивляясь отсутствию боли. Небо манило, обещая волшебный полет, и Сергей готов был поклясться, что слышит, как на облаках поют ангелы.

«Неужели это смерть? - подумал он. - Неужели так обидно - на самом интересном месте - обрывается жизнь?! Там, наверху, наверное, хорошо… Но ведь я не хочу умирать! Еще рано! Пусть кто-нибудь меня спасет, ведь можно же вызвать «скорую». Меня соберут по винтику, - врачи это умеют, - и тогда я еще поживу лет эдак тридцать. Ведь я ничего, в сущности, не видел, не успел. Мне только сорок семь, и мне рано умирать! У меня красавица-жена, дочь-умница, зять-балбес. Дочь обещала, что скоро сделает меня дедом. Неужели я так и не увижу своего внука? Неужели я больше никогда не обниму Людмилу?!»
        - Смирись! - услышал Сергей ответ на свой вопрос. Кто-то незримый мысленно отвечал ему. - Сегодня твой последний день. Все предрешено, и иначе не может быть. Люди рождаются, гибнут и рождаются вновь, ничего не помня о предсуществованиях. Сколько раз ты прошел этой дорогой, и каждый раз противился смерти. Да, тяжело умирать, не зная наверняка, родишься ли ты вновь. Тем более что однажды круг воплощений замкнется… Не хватайся за жизнь, смирись.
        - Нет, - как будто сам себе отвечал Сергей. - Я не готов умереть сегодня, мне необходимо вернуться! Я прошу отсрочки.
        - Отсрочка возможна в двух случаях: если причина противления смерти будет признана достаточно веской, и если тело еще способно принять душу обратно в свое лоно.

«Главная причина моего несогласия с судьбой, - подумал Сергей, - это, конечно, то, что я не долюбил жизнь. Только любовь удерживает меня на краю Этого света, не торопясь оборвать нить, связывающую душу и тело. Вопрос: будет ли эта причина признана достаточно веской Тем, Кто Все Решает? Посмотрим, что с моим телом, где оно, в каком состоянии? Его надо найти».
        Эта мысль заставила Сергея подняться и оглядеться по сторонам. Панелевоз по-прежнему загораживал собой проезжую часть. Водитель бросил машину и теперь бежал по полю к видневшемуся на горизонте поселку.

«Что это он?! Побежал звонить в «скорую», или просто испугался? - подумал Сергей.
        - Скорее всего, испугался. Шутка ли, трех человек укокошить! Да, а где же мои пассажиры?»
        Словно отвечая на его мысли, из-за кабины грузовика вышел пассажир - неуклюжий лысоватый мужчина с внешностью интеллектуала. Он был удивлен, растерян и все время отряхивал свой дорогой пиджак.
        - Это чудо, что мы не пострадали! Кстати, вы не видели Лялю, мою жену?
        - Что значит «не пострадали»? - фыркнул Сергей. - Идемте к машине.
        - Да, машина вдребезги. Я вам сочувствую… А где же этот горе-водитель? - искренне удивился пассажир, заглянув в осиротевшую кабину панелевоза.
        - Вон - пятками сверкает, - кивнул Сергей в сторону беглеца.
        - Пьяный что ли?
        - Да нет, испугался. Пацан.
        - А ведь он мог бы оказать первую помощь, довезти нас до ближайшей больницы. Да что мог, он обязан был это сделать!
        - Он испугался, и я объясню, почему… Вас, кажется, Вениамином зовут? Вы представились, но у меня из головы вылетело.
        - При такой аварии неудивительно. Что ж, можно еще раз отрекомендоваться: Лебедянский Вениамин Александрович. А вы, как я помню, Сергей Иванович Новожилов?
        - Так точно… Так вот, любезный Вениамин Саныч, хочу вас огорошить… Может, вы не заметили, но мы умерли… Все трое… Да, ваша жена тоже, - кивнул Сергей в ответ на немой вопрос Лебедянского. - И вот вам доказательство моих слов, - говоря это, Сергей подвел пассажира к разбитой «Волге».
        С вывернутыми вправо передними колесами, с безобразно задранным капотом машина выглядела ужасно. Потеки крови и квадратики битого стекла довершали мрачную картину разрушения. Сергей увидел себя, уткнувшегося порезанным лицом в руль, со скрюченной ногой на педали тормоза, с бесстрастным выражением остекленевших глаз,
        - и ему стало нестерпимо жаль самого себя. Лебедянский (впрочем, только его тень) робко подошел к телу своей жены - некогда красивой женщины - и дотронулся до ее неестественно вывернутой шеи. Он был в шоке, но его ожидало еще более неприятное открытие - на заднем сиденье, запрокинув голову, полулежал его двойник.
        - Вот вам и ответ, где ваша жена, - сказал Сергей. - Ее душа уже отлетела.
        - А мы почему остались? - Лебедянский был потрясен.
        - Лично я не тороплюсь на тот свет… Постойте, вы, кажется, дышите!
        - Да? - Лебедянский приник к своему телу. - В самом деле, дышу… Хотя это уже ни к чему.
        - Как это? - не понял Сергей. - Вы не хотите жить?
        Лебедянский выразительно, с долей превосходства, взглянул на Сергея и покачал головой.
        - Ляля для меня - все!

«Чудак - человек! - отвернувшись, подумал Сергей. - И для меня моя Мила - все! Почему же не я дышу, а он?!»
        - Постойте-ка, Сергей Иваныч, а ведь вы тоже дышите! Или мне кажется?!
        - Да ну! - обрадовался Сергей. - Боюсь поверить!
        - Так, значит, мы еще живы, а моя Ляля уже ушла навсегда?! - голос Лебедянского задрожал.
        - Как бы нам не последовать за ней в ближайшее время, - мрачно отозвался Сергей. - У меня все кости переломаны. Разве в такое тело вернешься?!
        - А вы знаете, у меня идея! Мы последуем за Лялей и найдем ее, - торжественно произнес Лебедянский.
        - Мы? - фыркнул Сергей. - Найдем? А дальше что?
        - Дальше будь что будет. Лишь бы найти Лялю.
        - А я - то вам на что?
        - Я рассчитываю на вашу помощь.
        - Нет. Уж как-нибудь без меня. Я не тороплюсь на тот свет. А у вас цейтнот. Торопитесь, свидимся позже.
        - Не понимаю, что вы вцепились в эту жизнь?! Тело уже ни на что не годится - мешок с костями.
        - И я вас не понимаю! Я бы на вашем месте…
        - …сделали бы то же самое, - перебил Лебедянский. - Если бы ВАША жена погибла… Сделали бы?
        Сергей тяжело вздохнул.
        - Да… Видимо, мы с вами одинаково сильно любим наших супруг.
        - Видимо, да. Но стремления наших душ диаметрально противоположны: ваша борется со смертью, а моя - с жизнью.
        - Слушайте! - воскликнул Сергей и сделал паузу. - Отдайте мне ваше тело!
        - Мое тело?!
        - Ведь вам оно больше ни к чему.
        - Предположим, я соглашусь… Но разве такое возможно?!
        - А почему нет? Почему нам с вами не договориться?!
        - Такие вопросы, мне кажется, находятся под юрисдикцией одного лишь Господа Бога… Ладно! Пойдете со мной, поможете мне найти Лялю, и тогда мое тело - ваше! На таких условиях согласны?
        - А куда нам идти? - живо спросил Сергей и вдруг увидел себя стоящим на холме над широкой зеленой рекой. Пологий топкий берег зарос папирусом, а за рекой - между двух пирамид - горит закатное солнце. По реке плывет лодка, а в ней Ляля - смуглая молодая красавица. Она поет гимн Амону-Ра и машет Сергею рукой. Впрочем, Сергею ли? Рядом стоит угрюмый верховный жрец, и в нем Сергей, не веря своим глазам, узнает Лебедянского.
        - Вот, пожалуй, отсюда и начнем, - говорит Вениамин и показывает вытянутой рукой на плывущую в челне Лялю. - Вот жена моя Ранунисет, жрица Исиды. Помоги мне вернуть ее к жизни, или помоги мне достичь Полей Заката, чтобы я мог соединиться с супругой своей в Иалу…
        Всякий раз, когда Сергей видел незнакомую женщину, он невольно искал в ней достоинства, таланты, черты, какими бы не обладала его жена Людмила, и не находил их. Ему казалось, что Мила - идеал, к которому должны стремиться все женщины мира, и в этом своем заблуждении он уподоблялся ребенку, для которого ЕГО мама - САМАЯ лучшая. Частенько за праздничным столом любил Сергей повторять, что жена его - ЭТАЛОН, и требовал, чтобы это признали все присутствующие. Людмиле это не нравилось: к себе она привыкла относиться критически и не любила находиться в центре внимания. К тому же она знала свои слабости, недостатки и была честна по отношению к себе и окружающим. Оставалось только удивляться, как она с такой душой нараспашку и с вечным стремлением все усложнять без малого двадцать лет проработала в женском коллективе - сначала продавщицей, а потом завсекцией универмага.
        Дома Людмила считалась полновластной хозяйкой со всеми вытекающими отсюда обязанностями. Сергей бывал дома нечасто в силу особенностей своей работы, но в повседневности требовал от жены чистоты, вовремя и вкусно приготовленной пищи и еще, конечно, внимания. В ответ на его требования Людмила часто была напряжена, вспыльчива и ревнива.
        Счастье этой семьи состояло в том, что супруги закрывали глаза на недостатки друг друга и видели одни лишь достоинства. Впрочем, к чему описывать все это: в России немало подобных семей.
        Жили они в обычной двухкомнатной квартире, верили в идеалы социализма и к падению СССР отнеслись довольно болезненно. Но скоро привыкли и к демократии. Дочь Наташа быстро и успешно пошла по стопам матери - стала работать продавщицей в коммерческом киоске. Только мужа нашла себе непутевого: Борис прозябал на заводе в должности ординарного инженера. «Зато вышла по любви!» - любила повторять Наташка, и всякий раз Сергей соглашался с дочерью, замечая как бы, между прочим, что
«любовь - это способ существования живых существ».
        Сергей много читал. Серьезную литературу, не ширпотреб. Его эрудиции мог позавидовать любой доктор наук. Людмила в шутку называла мужа «философом с высшим домашним образованием», не подозревая, что, в сущности, не так далека от истины. В юности Сергей учился в университете на историческом и мог бы получить высшее образование, если бы захотел. Но тяга к автомобилю пересилила, и после службы в армии Сергей без раздумий пересел с университетской скамьи на водительское кресло. Потом жалел, да поздно: поезд уже ушел. Так и получился из него таксист, всю жизнь занимающийся самообразованием.

…Вспоминая о самом дорогом, Сергей невольно забылся, как вдруг снова увидел перед собой Вениамина в белом жреческом одеянии, увидел зеленую реку и Поля Заката на горизонте… Да, плывущая по Нилу в утлом челне египтянка поистине прекрасна. За такой женщиной любой мужчина без оглядки пойдет и в Рай, и в Ад. Но как непохожа она на Лялю - полную, безвкусно одетую высокомерную женщину, что лежит сейчас со сломанной шеей на переднем сиденье такси. А ведь, наверно, лет тридцать назад Ляля и была такой - юной загорелой красавицей. Но все равно до Милы ей даже тогда было далеко. Мила всегда была, есть и будет ОСОБЕННОЙ женщиной. Поэтому и сравнить ее не с кем. Разве что с Моной Лизой…

…Сергей пришел в себя, когда машину «скорой помощи» сильно подбросило на ухабе. Он застонал и приоткрыл глаза. Нависший потолок, колыханье занавесок на окнах, бесстрастное лицо медсестры, - вот и все, что успели увидеть его глаза, перед тем как снова закрыться. Прерывисто дыша, Сергей еще успел невнятно прохрипеть: «Надо успеть… хадж…». Потом силы оставили его, и в памяти воскресло видение последних часов жизни…

…Только что совершил посадку самолет из Москвы. Гнусавым голосом скучающей диспетчерши об этом сообщил репродуктор аэровокзала. В ожидании первых пассажиров лениво подкатил к стеклянным дверям малиновый «Икарус», вежливо распахнул дверцу. Потный водитель положил на язык мятную конфету, включил радио и потянулся в кресле.
        А Сергей дремал за рулем своей «Волги», изредка из-под век наблюдая за сменой декораций. Жара достала и его. Но он чувствовал настоятельную необходимость подняться, сбросить остатки сна и приступить к работе. Вот сейчас из стеклянных дверей выпорхнут потенциальные клиенты, и надо успеть заполучить наиболее респектабельных - в отутюженных костюмах, с кейсом в руке, в зеркальных очках на потной переносице, с неизменным галстуком в полоску. Таких, правда, становится все меньше: им на смену идут бритые затылки, золотые цепи и шлепанцы на босу ногу. И те, и другие хороши, лишь бы щедро платили, а уж катать с ветерком Сергей умеет.
        Новожилов зевнул и вылез из машины размяться. Щелкнул зажигалкой, прикурил, и, топорща усы и выпячивая нижнюю губу, выпустил изо рта облачко синего дыма. Пока курил, прокручивал в голове дела на завтрашний день. «Выходной. Поедем с Милой к дочуре на годовщину свадьбы. Бумажная, кажется, свадьба, стало быть «бумажки» дарить полагается. Ну и правильно: Наташка сама знает, что ей купить. А на мужнину зарплату не больно разбежишься: инженер. Одно достоинство - не пьет. Ну, еще и любят друг друга, что немаловажно. Мы с Людмилой тоже с нуля начинали, поровну делили удачу и горе. Зато меня никогда на сторону не тянуло. Моя Мила - эталон!»
        В дверях аэровокзала появились первые пассажиры. Наметанным глазом Сергей вычислял наиболее солидных клиентов, как вдруг его внимание привлекла странная пара. Впереди, высоко подняв голову, шла надменная женщина, довольно полная, с пышной прической, ярким аляповатым ртом и с маленькой сумочкой в пухлых руках. Короткое облегающее платье невыгодно подчеркивало особенности ее фигуры, да еще эти туфли на шпильках! Даже бегемота нельзя было одеть смешнее. Впрочем, одежда стоила больших денег, просто дама, видимо, страдала отсутствием художественного вкуса. Следом за ней семенил рыхлый седеющий мужчина в дорогом костюме, с «дипломатом» желтой кожи, который оттягивал ему руку. Страдая от жары, мужчина избавился от галстука и вместо солнцезащитных блестел стеклами очков с особыми двойными линзами.

«Муж - академик, - безошибочно определил Сергей. - И по лицу видно, что не жмот. Надо брать».
        Сергей всегда встречал клиента радушной улыбкой, распахнув перед ним дверцу своей бежевой «Волги». Клиент обычно реагировал положительно и оставался доволен выбором. Вот и сейчас Сергей с наклеенной улыбкой поджидал странную пару. Женщина
        - этакая светская львица - заметила его и низким грудным голосом спросила:
        - Свободны?
        - Прошу садиться! - живо откликнулся Сергей. - Обслужу по высшей категории.
        Что такое западный стиль общения, Новожилов знал не только по фильмам, - читал и Карнеги. Поэтому старался копировать показную американскую вежливость при каждом удобном случае. Он понимал, что лицемерит, но иначе уже не мог.
        Дама придирчиво оглядела Сергея с головы до ног, презрительно фыркнула, но все же полезла в машину. Через секунду она плюхнулась на переднее сиденье, да так, что затрещали пружины, и сразу полуобернулась к мужу, который замешкался с посадкой.
        - Вениамин, ты скоро?
        Сергей поспешил на помощь неуклюжему супругу, дама бросила на него быстрый взгляд, но тут же отвернулась, задохнувшись никотиновым перегаром. Что поделаешь, от всех пролетариев такая вонь. Хорошо, что Вениамин не курит.
        Наконец с посадкой было покончено. Дама назвала адрес. Сергей завел мотор, и, умело развернувшись на «пятачке», выехал на Аэропортовское шоссе. До трассы ехали медленно: плохая дорога не позволяла как следует разогнаться. Мелькали на ветровом стекле пятна света, чуть посвежело. Дама выставила в окно руку, ловя пальцами ветер. Между супругами возобновился прерванный разговор.
        - И все-таки зря ты на это пошел, Вениамин! Роль Креза тебе никогда не удавалась.
        - Успокойся, Ляля… В конце концов, это были мои личные сбережения.
        - Личные сбережения! - мгновенно отреагировала Ляля. - Я нашла бы этим деньгам лучшее применение. Кого ты удивишь своим опусом? Кому он вообще нужен? Или потешил свое тщеславие и доволен?!
        - Ляля, я уже говорил, - терпеливо, как ребенку, стал объяснять Вениамин. - Труд всей моей жизни… К тому же не надо об этом в машине.
        - Да я теперь неделю не успокоюсь! Выкинуть деньги коту под хвост, когда у дочери скоро свадьба! Подумал бы лучше о Лерочке. Где взять денег?!
        - Позволь, но ведь я тебе еще в самолете говорил… Левановский обещал расплатиться за цикл статей.
        - Это крохи…
        - Зоя Абрамовна отдаст долги.
        - До этого как до греческих календ.
        - О-о-о-й! - простонал Вениамин. - Зря я тебя с собой взял! Ну, в конце концов, я еще что-нибудь придумаю. Месяц-другой поработаю в полную силу.
        - На словах у тебя все гладко.
        Дама замолчала, отвернулась и стала смотреть в окно. Потом покосилась на Сергея и заметила приколотую к ветровому стеклу бумажку.
«ВАС ОБСЛУЖИВАЕТ ВОДИТЕЛЬ НОВОЖИЛОВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ»
        На заднем сидении тяжело вздохнул муж.
        - Не вздыхай так, Вениамин, мои требования справедливы. Ты нисколько не думаешь о дочери. А вот товарищ Новожилов наверняка заботится о благополучии семьи… Вы женаты, Сергей Иваныч? - неожиданно-любезно спросила Ляля.
        - Двадцать пять лет без малого, - покосившись на пассажирку, нехотя отозвался Сергей. Его к Ляле неприязнь росла с каждой минутой, но роль образцового извозчика надо было играть до конца. - У меня дочь уже год как замужем. Свадьбу сыграли шикарную. Есть что вспомнить.
        - Вот видишь, Веник, - язвительно заметила Ляля. - Сергею Ивановичу есть что вспомнить. А наша Лерочка останется с носом!
        - Ну зачем вы так! - не выдержал Сергей.
        - Не вмешивайтесь! - неожиданно повысил голос мужчина. - А ты, Ляля, перестань, как не стыдно! Вечно ты бесчестишь меня на людях.
        Сергей почувствовал, что обстановка накаляется, и поспешил разрядить напряженность.
        - Граждане, может, сменим тему? Пути не будет!
        В молчании добрались до трассы. Здесь Сергей разогнал машину как следует.
        Однако даме это не понравилось.
        - Куда вы так гоните, лихач! Везите по-человечески.
        Сергей снизил скорость до шестидесяти, но потом снова разогнался до ста. Что поделаешь, привычка. Дама, скрепя сердце, смирилась с этим.
        - Ляля, в крайнем случае, я мог бы занять денег, - Вениамин начал размышлять вслух. Ляля безмолвствовала. - Ты вечно недооцениваешь мои способности… и возможности. У меня связи, в конце-то концов. Взять хотя бы Данилевича. Он всегда меня выручал.
        - Твой Данилевич - кретин, - огрызнулась Ляля. Она сердито посмотрела на мужа и сразу стала похожа на сварливую базарную торговку.

«Противная, однако, дамочка, - подумал Сергей. - Загнала мужа под каблук и, видно, все соки из него уже вытянула. Такая в гроб загонит и не извинится».
        - Я, конечно, человек посторонний, - вдруг сказал Сергей. - Но позвольте спросить,
        - полуобернулся он к мужчине. - Если я правильно понял, вы - ученый?
        - Не совсем так, - нехотя ответил пассажир. - Я писатель, популяризатор науки.
        - Вениамин Александрович - доктор искусствоведения, сотрудник музея, член Союза писателей, автор четырех книг и множества статей, - хвастливо заявила его супруга Ляля так, будто перечисляла собственные заслуги.
        - Мне кажется, я читал одну из ваших книг, - ни с того, ни с сего ляпнул Сергей. - Фамилию вашу я, конечно, не помню, но… внешне…
        - Да, в одной из книг поместили мою фотографию. Сзади, на обложке, - согласился Вениамин. - И все-таки, вы, скорее всего, ошиблись. Мои книги выходили малыми тиражами: для специалистов. Две в Горьком, одна в Новосибирске и одна в Москве… Вы помните название книги?
        - «Происхождение Зла».
        - «Или Экзегеза раннехристианских апокрифов», - закончил за Сергея Вениамин. - Да, это я написал. И вы прочли мою книгу целиком? - в голосе Вениамина зазвучал неподдельный интерес. Сергей утвердительно кивнул. - И вы нашли ее занимательной?
        - Более чем, - отозвался Сергей. - Прочел с интересом и удовольствием.
        - Приятно слышать! - пассажир снял очки и двумя пальцами помассировал переносицу.
        - В таком случае разрешите отрекомендоваться: Лебедянский Вениамин Александрович.
        - Новожилов, - в зеркале заднего вида Сергей поймал изучающий взгляд проницательных добрых глаз писателя и вежливо кивнул в ответ.
        - Каково же ваше мнение об этой книге? - снисходительно улыбнувшись, спросил Лебедянский.
        - Мнение читателя, или критика? - лукаво усмехнулся Сергей. - Какое вас больше интересует?
        - Скорее второе, нежели первое.
        - Хорошо, тогда не обижайтесь… Вот вы пишете о происхождении Зла, а о том, что оно собой представляет - ни слова.
        - Надо ли объяснять?! - пожал плечами Лебедянский. - По-моему, это проще пареной репы.
        - Да, с точки зрения современного человека. А как понимали Зло Адам и Ева? Как понимал его Господь Бог? Неплохо было бы заодно сформулировать понятие Добра. Ведь Добро и Зло - плоды с одного и того же Древа Познания.
        - Ну что ж, извольте. Правда, я не вижу принципиальной разницы в трактовке этих понятий в наше и библейское время. Зло - оно всегда зло: этакий конгломерат неверия, непослушания, отчуждения, гордыни…
        - А одним словом охарактеризовать можете?
        - Нет, сначала вас послушаю.
        - Знание. Или иначе - информация.
        - Знание - Зло?! - усмехнулся Лебедянский. - Не слишком ли вольное толкование?
        - Я объясню. Плоды Добра и Зла зреют на Древе Познания. Поэтому Познание, или Информация - одновременно и Добро, и Зло. Вопрос, с какой целью вы срываете плод с этого дерева.
        - Занятно. Вы подменяете одно понятие другим, и поэтому у вас все сходится. Но на самом-то деле…
        - И вот чем я вас еще огорошу. Вы пишете о происхождении Зла, а ведь оно, как и Добро, было всегда!
        - А это вы откуда взяли?
        - А помните библейское: «Вначале было Слово»? Читай: вначале была Информация, то бишь сгусток Добра и Зла.
        - Ну ладно, сдаюсь, - вздохнул Лебедянский. Было видно, что ему неприятно продолжать этот спор. - А лихой вы критик. Камня на камне от моей книги не оставили. И к чему прицепились - к названию!
        - Извините, если сказал лишнее, - улыбнулся Сергей.
        - А-а-а! Критик пошел на попятную.
        - Да нет… А в целом книга ваша хороша уже тем, что вы защищаете Женщину, которую испокон веков считали матерью греха и пособницей дьявола. Не от Евы пошло Мировое Зло, в этом вы абсолютно правы… До вас об этом хорошо написал Иван Ефремов в
«Лезвии бритвы». Но заблуждения живучи, тем более, если они на руку господствующему - сильному - полу. А ведь не всегда было так.
        - Вы о матриархате? Да, поистине золотой век прекрасных амазонок. Женщин не воспевали в сонетах и серенадах, зато безропотно повиновались им. С тех пор мужчины прочно взяли власть в свои руки, и мне не верится, что когда-нибудь будет иначе.
        - Кто принес в мир действительное Зло: войны, рабство, деньги, разврат, так это мы
        - бессовестные потомки Адама. Нет! Даже не Адама, а Змея, что соблазнил Еву… Мы с вами представители сильного пола, но ратуем за справедливость, не так ли?
        - Именно так, - согласился Лебедянский и усмехнулся. «Вот уж не думал встретить единомышленника в извозчичьей среде!» - подумал он.
        - Что? - полуобернулся к нему Сергей.
        - Извините, но мне кажется несколько странным для человека вашей профессии столь явное увлечение апокрификой.
        - Это с юности. Все, что осталось от тех славных лет. Начал с мифологии, потом стали интересовать апокрифы, читал и античных авторов, а недавно одолел Даниила Андреева.
        - Вы и «Розу Мира» читали? - удивленно приподнял брови Лебедянский. - Потрясающе!
        - обратился он к Ляле, но та равнодушно смотрела в окно. - Вы, я вижу, незаурядный человек, Сергей Иванович, - продолжал он, поерзав на кресле. - С вами я хотел бы побеседовать в другой обстановке, в удобное время и с глазу на глаз, - он покосился на Лялю.
        - Вряд ли получится, - виновато улыбнулся Сергей, потом вдруг спросил. - Если не секрет, над чем вы сейчас работаете?
        - Не секрет. Написал еще одну книгу. Она сейчас в издательстве… Собственно, из-за этой последней моей книги вы и стали свидетелем нашей ссоры. Ляля, не смотри на меня так!.. Так вот. Мне предложили издать ее на мои деньги, и я согласился. А что делать? Иначе мой труд пропадет под сукном: никто не хочет печатать. А писал я эту книгу довольно долго - десять лет.
        - На самом деле долго, - покачал головой Сергей. - Тяжело было писать?
        - Тяжело было собрать и осмыслить материал. А книга эта особенная. В ней я попытался систематизировать и обобщить религиозные верования различных народов о загробной жизни, о реинкарнациях, о бессмертии людей и богов. Я работал с различными источниками, но опирался всегда на древние мифы, сказания, легенды о богах и героях языческого и допотопного времени. Книгу я назвал красиво: «СЕМЬ ЧУДЕС ТЬМЫ». Отдельную главу посвятил отображению древних преданий в изобразительном искусстве в христианское время… Вам это интересно?
        - Прочел бы такую книгу, - кивнул Сергей. - Скоро выйдет?
        - К сожалению, только в будущем году.
        - А деньги уже отдали?
        - В том-то и дело! - мгновенно подключилась к разговору молчавшая до этого Ляля. Вениамин не дал ей продолжить.
        - Книга будет богато иллюстрированной. Цветное приложение. Мелованная бумага. Более ста репродукций картин художников Возрождения. Мифологические и библейские мотивы. Словом, денег не жаль. К тому же, с моей точки зрения, книга эта переживет меня, выдержит несколько изданий, и даже дочь и будущие внуки мне еще не раз спасибо скажут.
        - Делишь шкуру неубитого медведя, - опять огрызнулась Ляля.
        - Кто же за меня ее разделит?! - отшутился Вениамин. Потом вдруг вытащил из кармана блокнот, ручку и предложил. - А вам, Сергей Иваныч, я хотел бы эту книгу подарить. На память о нашей случайной встрече. Если вы не против, конечно… Дайте мне ваши координаты, и я, как только получу сигнальный экземпляр, перешлю вам его по почте. С моим автографом, разумеется.
        Сергей еще раз заглянул в близорукие усталые глаза писателя и продиктовал свой адрес.
        - «СЕМЬ ЧУДЕС ТЬМЫ»… - пробормотал он. - Откуда такое название?
        - Ну, как мне кажется, оригинально: в противовес семи чудесам света… Ну а потом на примере семи, на мой взгляд, основных мифопоэтических парадигм я пытаюсь показать их своеобразие, их различие и в то же время - общие корни. Ведь каждая мифопоэтическая система - это жемчужина среди других таких же прекрасных жемчужин: розовых, белых и черных. Это ли не чудо?! Основные мифологии мира в целом схоже описывают устройство загробного мира. Хотя… по мере развития религии и культуры описания в чем-то разнятся, обрастают новыми деталями. Со временем местонахождение царства мертвых, да и его структура, подвергаются изменениям, часто диаметрально-противоположным: оно то на западе, то на востоке, то в небесах, то под землей. Постепенно складывается вертикальная модель мира: небеса - для богов, земля - для людей, преисподняя - для демонов. Если мы возьмем, к примеру, ислам, то праведник после смерти попадает в джанну, чтобы вкушать плоды наслаждения в обществе прелестных гурий, а грешник тем временем уже варится в котле. Его удел - ад, джаханнам. Древний египтянин тоже имел право выбирать между мрачным Дуатом и
манящим Иалу. Последователя Будды ждали либо в глубинах нараки, либо на седьмом небе брахмалоки. Так вот, в своей книге я показал странствие грешной души по трансмифам метакультур, если пользоваться терминологией Даниила Андреева. Каждый опыт умирания в мифологических системах мира - своего рода чудо. Чудо Тьмы. Вот об этом и книга.
        - Интересно. Во всяком случае, об этом вряд ли кто писал.
        - Как раз наоборот. Информации по этой теме более чем достаточно. Но вся она, разрозненная и неполная, тяжела для восприятия и осмысления. Моя заслуга в том, что я собрал эту информацию, обработал и разложил по полочкам.
        За разговором совсем не ощущалось течение времени. Бежевая «Волга» неслась словно молния, пожирая километры. Ветер свистел в ушах. Ляля сидела как на иголках, упершись обеими руками в переднюю панель. Сердито раздувала ноздри, но молчала. Сергей понимал ее состояние. «Женщина сердится, - думал он. - Но уже не на меня, а на мужа».
        И верно, Ляля теперь даже не замечала шофера. Он для нее был ноль, насекомое, червь. А вот Веник, - мысленно Ляля всегда называла мужа почему-то именно так, с долей презрения, - Веник очень пожалеет, что снизошел до червя, что предпочел общение с ним общению с ней, Лялей. Это чистой воды предательство! Веник поплатится!.. А Веника, которому дай только повод поговорить о мифах, опять понесло. Оседлал своего конька, и теперь битый час будет болтать об одном и том же. И что толку в разговоре с этим водилой?!
        - Значит, вы утверждаете наличие души у каждого «гомо сапиенса»? - Сергей лукаво улыбнулся.
        - Не только наличие, но и бессмертие этой самой души.
        - А что такое, по-вашему, душа?
        - Ну, если вы всерьез об этом спрашиваете… По видимому, это мельчайшая частица единого энергоинформационного поля Земли. Земли, как живого существа. «Все мы принадлежим Всевышнему и к Нему возвращаемся!»… В то же время душа - это карта судьбы, этакая выдержка из Книги Судеб, задание каждому новорожденному прожить жизнь именно так, а не иначе. Кто-то справляется с заданием, кто-то - нет, но все воплощенные души идут по пути духовного совершенствования.
        - Для чего?
        - Для того чтобы слиться с Абсолютом, с полем Земли, их породившим.
        - В чем же смысл существования?
        Лебедянский усмехнулся.
        - Вы хотите, чтобы я, не сходя с места, ответил на главный вопрос всех времен, над которым ломали головы лучшие представители человечества?! Позвольте мне оставить ваш вопрос без ответа. Скажу лишь - для примера, - что кришнаиты видят смысл существования как раз в прекращении этого самого существования, в выходе из сансары - бесконечного числа перерождений - в божественную нирвану.
        - Знаю. «Удобную религию придумали индусы», - процитировал Высоцкого Сергей. - Но лично я бы из своей сансары ни за что не убегал.
        - О нас с вами и речи нет, - улыбнулся Вениамин. - Чтобы разорвать колесо сансары, надо, как минимум, родиться в Тибете.
        - Перед тем как родиться в Тибете, я думаю, надо прожить хотя бы одну жизнь у нас в России: ни в одной стране мира нет таких диких испытаний, искушений и такой крепкой веры.
        - По-вашему, тибетские бодхисатвы начинаются в России?
        - Почему бы и нет?! Может, и мы с вами на пути к Тибету… Но в этой жизни иной религии, кроме православия, я не приемлю.
        - По сути, все религии мира - различные интерпретации одной и той же мифопоэтической парадигмы раннего патриархата. Каждой такой интерпретации изначально придавалась национальная окраска, что вело к разобщению мира, разделению человечества на несколько противоборствующих лагерей. А между тем Бог един для всех землян, и каждый из нас, имеющих бессмертную душу, является частью целого, частью божественного первоначала, и через Познание стремится к Воссоединению.
        - Через Познание - да! Но только не через бегство из сансары. От судьбы не уйдешь, и бумеранг кармы настигнет даже в нирване.
        - Любопытное замечание.
        - Так вы этим кришнаитам и передайте, - Сергей помолчал, потом добавил. - Вот вы не ответили на мой вопрос о смысле жизни. А хотите, я сам отвечу?
        - Интересно…
        - Давайте начнем издалека. В чем смысл жизни… ну, скажем, насекомых, микроорганизмов?
        - Репродукция себе подобных, поддержание экологического равновесия в природе…
        - Вот о равновесии и поговорим. Главная цель существования каждого микроба - это утилизация продуктов распада, поедание органического мусора. А порождают они себе подобных лишь затем, чтобы процесс утилизации не прерывался, а оставался стабильным в течение миллионов лет… И мы, люди, живем и рождаем детей лишь для того, чтобы некий процесс, который мы призваны выполнять, не прерывался. Микробы-санитары Природе необходимы. Не будь их, планета давно захлебнулась бы в нечистотах. Вероятно, и люди Природе так же необходимы, пока исправно выполняют свое предназначение. Были бы мы не нужны, Земля-матушка давно бы от нас избавилась, как от динозавров. Спрашивается: что же мы такое полезное делаем, что нас терпят без малого миллион лет? Отвечаю: человек тоже санитар, но он, в отличие от микробов, ассимилирует информацию. Букашки-таракашки поедают падаль, а гомо сапиенс питается информацией. Строго дозированно. Может, пример плох, ну да ладно. Главное, что под Информацией я подразумеваю не статью в газете, не компьютерный файл, а некую живую субстанцию, недоступную нашему восприятию, и по мере отмирания ее
частей, мы, люди, потребляем куски этой мертвечины в виде идей, витающих в воздухе. Мы призваны перерабатывать и систематизировать мировую информацию, придавая ей какие-то новые, удобные для нас качества, возможность существовать в памяти, опыте, научном наследии поколений… И знаете, кто первым начал питаться информацией? - Сергей выдержал положенную в таких случаях паузу. - Ева!
        - Ловко, - хмыкнул Лебедянский. - Что же произойдет, когда мы «съедим» всю информацию?
        - Вероятно, станем богами и захотим создавать новые миры.
        - А вы не думали сами взяться за перо? Вы делаете неожиданные предположения, всем известные вещи интерпретируете по-своему, заставляя по-новому взглянуть на, казалось бы… - Лебедянскому не хватило слов, и он подкрепил сказанное выразительным жестом.
        - А я пишу, - признался Сергей. - Но у меня что-то вроде дневника. Краткие умозаключения, гипотезы, притчи. Лежит дома толстая «Тетрадь для ОПРОМЕТЧИВЫХ записей». Но написать книгу на основе этих заметок нереально. Хотя… я очень бы этого хотел. Иначе с моей смертью умрут и мои мысли, а это для меня хуже самой смерти. Иногда эта книга мне снится, извините за откровенность. Представьте: на обложке летящая бабочка как древний символ бессмертия души и короткое название:
«ПСИХАДЖ». Впечатляет?
        - Хм, - Лебедянский наморщил лоб. - Паломничество душ? Емкое слово. Удачный синтез греческого и арабского корней. Впечатляет. А вы дерзайте, авось и выйдет книга.
        - Раньше я верил. Дерзал. Но напрасно.
        - А мог бы я взглянуть на ваши записки? - неожиданно спросил Лебедянский.
        Сергей полуобернулся к Вениамину, и они одновременно улыбнулись: пассажир - доброжелательно, водитель - безнадежно. Но в эту секунду интуитивно Сергей уже чувствовал смертельную опасность, и предчувствие не обмануло. В глазах Вениамина отразился вдруг немой ужас, дико закричала Ляля. Сергей отвлекся лишь на полсекунды, но этого времени хватило на то, чтобы перед «Волгой», словно бронтозавр, внезапно вырос встречный панелевоз. Нога Сергея, как ему показалось, приросла к педали тормоза, но исправить ничего было нельзя. Бежевая «Волга» неслась навстречу судьбе, и три человека в коробке кабины были, по сути, уже мертвы.
        В последние мгновения перед внезапной смертью люди, как правило, не верят в реальность происходящего. Затем неверие уступает место удивлению: «Почему ЭТО случилось именно со мной?» Удивление сменяется озабоченностью, попытками во что бы то ни стало сохранить бесценную жизнь. За секунду до гибели приходит смирение.
        Ровно три секунды отделяли Сергея, Вениамина и Лялю от небытия, и для каждого из них в эти секунды вместилась вся жизнь. Она промелькнула цветной кинолентой, оживляя давно забытые фрагменты детства и юности.
        Сергей увидел дом, где родился, родинку на щеке у матери, потертый отцовский пиджак; ощутил на языке вкус любимых своих пельменей, которыми неизменно потчевала его бабушка; вспомнил, как пацаном на зимней рыбалке провалился по колено в ледяную воду, и тут же почувствовал сильную руку отца. Ожил в памяти букет, что нес он первый раз в первый класс, выплыло из небытия лицо соседки по парте Вики Николаенко, по которой он с ума сходил целых пять лет, вспомнились первый поцелуй и последний звонок, затем - танк, за годы армейской службы ставший другом. Звоном бубенцов отозвались в памяти крики «горько», возникла счастливая Людмила с детской распашонкой в руках, вспомнился родной таксопарк и бежевая «Волга»…

…Сирена «скорой помощи» напомнила Сергею детскую песенку про чижика.
«Поторопитесь, пожалуйста, дорогие врачи, - мысленно просил Сергей. - Я, конечно, подожду умирать, я выносливый… Но поторопитесь: я не железный!»
        Сознание то включалось, то опять гасло, и тогда все тонуло в липкой темноте, наполненной странными звуками так, что вспомнилось библейское: «Там будет плач и скрежет зубов». Душа зависла между миров - вне тела, вне пространства, вне времени… И вдруг яркий свет затопил пределы сознания, и женский голос бесстрастно пропел над ухом: «Пульс нитевидный. Мы теряем его».
        Что-то подсказало Сергею, что он уже на операционном столе. Сергей чувствовал манипуляции хирурга, присутствие медперсонала, специфический больничный запах. И в то же самое время он видел себя как бы со стороны стоящим на холме над могучей зеленой рекой.
        Глава 2. Владычица прекрасного запада
        Алое солнце тлело в облаках на западе, окрашивая верхушки пирамид Хуфу и Хафры и небо на горизонте сочным розовым цветом. Холм полого сбегал к воде, где у старого дощатого причала покачивались две утлые барки, связанные из стеблей папируса и украшенные плашками из акации.
        Оглядев себя с ног до головы, Сергей с удивлением обнаружил, что одет в белую полотняную юбку-схенти и кожаный панцирь с отложным многоцветным воротником, а обут в мягкие кожаные сандалии с золотыми пряжками. Наряд его довершала тяжелая офицерская булава, зажатая в могучей руке. Пришло простое и логичное объяснение увиденному: наверное, в одной из прошлых жизней Сергей был древнеегипетским военачальником, и сейчас, сразу после автокатастрофы и клинической смерти, пришли воспоминания души о прежних опытах умирания.

«Да, именно так и не иначе, - подумал Сергей и успокоился. - Это не может быть последним моим сном, переходящим в небытие. Похоже на то, что наши души проходят на Земле многоступенчатую школу воплощений в смертные оболочки - школу реинкарнации. И сейчас я открыл Книгу Воплощений на одной из первых страниц».
        Неслышными шагами подошла молодая египтянка в богатом белом калазирисе. Сергей заметил ее боковым зрением, полуобернулся и сразу узнал в женщине Лялю, свою недавнюю пассажирку. Правда, сейчас она казалась моложе и грациознее. Может, это и было так на самом деле, а может, это была совсем другая женщина. Сергей хотел узнать ее имя, но подчеркнутое безразличие ко всему, отстраненность от мира, переполнявшие женщину, остановили его. Воздев в религиозном экстазе руки к небу, египтянка произнесла магическое заклинание, обращенное к речному божеству, и древний певучий язык ее показался Сергею родным.
        - О благой бог, возлюбленный Нуном, творящий все прекрасное Хапи, пища страны Та-Кемет, зеленей на радость живущим, и да не оскудеет щедрость твоя! Меня же, умершую, подними на гребень волны и отнеси к Великому Чертогу Двух Истин и далее - в Страну Заката - Поля Камыша.
        Сказав это, женщина вдруг коротко взглянула в глаза невольного свидетеля ее молитвы и сказала:
        - Торопись, о воин, к Великому Чертогу Двух Истин, и ты воскреснешь в Дуате!
        - Я вовсе не хочу умирать! - возразил Сергей.
        - Но ведь ты уже умер, - губы египтянки искривились в злорадной усмешке. - Ты волей-неволей обязан явиться на суд Осириса.
        - Ты, верно, жрица, и знаешь неведомое. А я воин и не привык сдаваться без боя. За время моей жизни я дважды поднимался на этот холм и дважды возвращался обратно. Постою здесь еще какое-то время, полюбуюсь закатом, пока боги мечут жребий, гадая о моей жизни и смерти.
        - Как знаешь, о воин… Тогда, быть может, ты дождешься здесь моего мужа. Он верховный жрец Амона, и имя его - Аменемоп. Скорее всего, он будет искать меня. Скажи ему, что это пустая затея: я не вернусь, ибо жизнь мне постыла. Но если он последует за мной, я буду рада. Так и передай.
        Сказав это, египтянка легко сбежала с холма к причалу, на цыпочках прошла по мосткам, отвязала барку и грациозно спрыгнула в нее. Течение подхватило и понесло утлое суденышко, а незнакомка оглянулась и помахала Сергею рукой. Сергей долго смотрел, как удаляется и тает в золоте солнечных брызг стройная фигурка молодой египтянки.
        Внезапно его окликнули по имени, и Сергей резко повернулся на зов. К нему приближался величественный мужчина в одеянии жреца. Череп его был гладко выбрит, лицо закаменело маской самовлюбленного мудреца, а глаза под сдвинутыми бровями были строги и печальны. Наверное, одним своим видом жрец приводил в благоговейный трепет и служителей храма, и прихожан. Он имел отдаленное сходство с Вениамином Лебедянским, но Сергей обратил на это внимание не сразу. Сначала он сообразил, что перед ним муж прелестной египтянки, уплывшей в Ладье Вечности, - жрец бога Амона Аменемоп.
        - О, Рахотеп! - впервые Сергей услышал, как звучит его древнее имя. - О, Рахотеп, смерть похитила душу моей супруги Ранунисет. Видишь, она плывет в Барке Смерти по Подземному Нилу прямо в Дуат. Если ты поможешь мне вернуть ее, я дам тебе много золота, невольников и выстрою для тебя усыпальницу-мастабу, подобающую твоему чину.
        - Прости мне мое незнание, о жрец Амона, я не имею чести знать тебя, в то время как ты назвал меня по имени, но я догадываюсь, кто ты. Твоя жена сообщила мне твое имя, Аменемоп.
        - Не трать понапрасну слов, мы можем не успеть вернуть ее. Согласен ли ты сопровождать меня?
        - Сперва скажи, как сможем мы догнать и вернуть твою жену, плывя по реке, текущей в Дуат? Неумолимая смерть похитит и наши души, а я вовсе не тороплюсь на суд Осириса.
        - Оставь свои страхи, Рахотеп. Я - жрец Амона, и мне ведомы пути загробного мира. Обещаю тебе: мы вернемся, и я щедро вознагражу тебя.
        - Хорошо, я готов следовать за тобой. Но не ради награды, а в знак почтения к тебе и преклонения перед великим Амоном. Золота мне не надо.
        - Пусть так, тогда поторопимся…

…Атум - закатный солнечный диск - канул в бездну Дуата, чтобы, пройдя двенадцать областей загробного мира и сразившись с сонмом змееподобных демонов, утром в образе солнечного скарабея Хепри вновь вскарабкаться на небосклон. Тело небесной коровы Нут засверкало звездами. Ярчайшая из них - Сотис - покровительница умерших
        - поднялась высоко над горизонтом, предвещая половодье. Бог Луны и мудрости Тот лениво плыл по пути, проложенному Солнцем.
        Подземный Нил был спокоен и необъятен. Военачальник греб единственным веслом, найденным на дне барки, то справа, то слева от себя погружая его в маслянистую черную воду. Жрец сидел на корме, управляя рулевым веслом. Он то и дело торопил воина, говоря об одном и том же - о своей утрате.
        - Супруга добровольно ушла из жизни, взяв с меня клятву, что я последую за ней, - сетовал он.
        - Она приняла яд? - спросил Сергей-Рахотеп, и жрец кивнул. - Ты убежден, что сотворишь благо, если вернешь ее?
        Аменемоп промолчал.
        - Я тяжело ранен, и мое тело лежит на поле боя за тысячу схенов отсюда. Кони и пехотинцы топчут мое тело, а я еще жив и хочу избежать смерти, или хотя бы отдалить ее. Я не понимаю самоубийц.
        - Не нужно цепляться за жизнь, - сквозь зубы пробормотал жрец. - Ты хочешь обмануть бессмертных?
        - Я просто не торопился сесть в барку… А жена твоя твердо решила покончить с собой, и если даже ты спасешь ее сегодня, все равно рано, или поздно, она добьется своего.
        - Постой, Рахотеп! Ты слышишь? - глаза жреца округлились. - Что это?
        Сергей прислушался и уловил впереди грозный рокот и шипение пенящейся воды.
        - Если бы мы находились сейчас в верховье Нила, я ответил бы тебе, что скоро пороги. Но мы плывем по подземной реке, а ты говорил, что пути Дуата тебе известны. Объясни мне сам, ЧТО это шумит впереди.
        - Я охотно отвечу тебе, дай только собраться с мыслями.
        - На это нет времени. Течение заметно усилилось, ты чувствуешь? Мы будто падаем в пропасть! - вскричал Сергей-Рахотеп. - Взгляни на небо! Луна и звезды исчезли!
        - Успокойся, - жрец поднял руку в знак молчания. - Похоже, мы приближаемся к первым вратам Дуата.
        В ту же минуту Сергей увидел между небом и водой гигантские челюсти с пожелтевшими от времени клыками. Когда барка вплотную приблизилась к ужасным вратам, челюсти начали сдвигаться, и Сергей оторопел, осознав, ЧТО произойдет через несколько секунд. Но жрец Амона встал за его спиной, простер руки перед собой и громоподобным голосом закричал:
        - О змей, называемый Стражем Пустыни! И ты, змей, именуемый Властелином Времени! И ты, о волк, чье имя Открывающий Пути! Заклинаю вас именем Амона-Ра, откройте Вход в Тайный Зал, ибо мы знаем ваши имена, и сердца наши чисты.
        Барка стремительно пронеслась между двух огромных клыков в темный и узкий канал, и в тот же миг челюсти с металлическим лязгом захлопнулись позади нее.
        - Главное для нас, Рахотеп, как это ни парадоксально звучит, не умереть ОКОНЧАТЕЛЬНО на пути к Великому Чертогу Двух Истин, - невозмутимо заметил Аменемоп. - Взгляни на правый берег. Что увидели твои глаза?
        Сергею показалось, что берег бел от снега, но Рахотеп не имел о снеге никакого понятия, поэтому Сергей-Рахотеп сказал:
        - Возможно, это глыбы известняка.
        - Ты ошибаешься. То белеют кости тех несчастных, что не прошли первого испытания.
        - Они не знали имен стражей ворот?
        - Или не успели произнести нужные заклинания, - ответил жрец.
        - Однако, ты спокоен за свою жену.
        - Да, она не могла погибнуть здесь: я научил ее всему тому, что знаю сам. Но довольно болтать: впереди новое испытание.
        Сергей различил вдалеке слабое сияние: это светились и фосфоресцировали вторые врата - двустворчатые золотые с черной пятиконечной звездой посредине в обрамлении черной же окружности - символом загробного мира. Ладья стремительно понеслась к закрытым вратам. Сергей сгруппировался, готовясь в прыжке смягчить роковой удар, но в это время услышал за спиной голос Аменемопа.
        - О Ты Невидимый, Чьи Врата Всегда На Замке, и Ты, Пожирающий Время, и Ты, Хозяин Золота, впустите нас в Тихую Заводь, ибо мы не жаждем золота, и помыслы наши светлы.
        В ту же секунду ладья поднялась на гребне волны и нырнула в угольно-черный провал звезды, вырезанный в центре ворот. Провал оказался на удивление глубок и широк. Это был, скорее, тоннель. Сергей-Рахотеп огляделся по сторонам и ужаснулся: барка неслась по воздуху над озером кипящего золота. Полет продолжался уже около двух минут.
        - Это и есть Тихая Заводь? - наперекор страху насмешливо спросил Сергей жреца, но тот ничего не ответил, пристально вглядываясь вдаль.
        Сергей тоже посмотрел вперед, желая узнать, что привлекло внимание Аменемопа, и увидел выход из тоннеля - источавшее свет отверстие в виде перевернутой звезды. Барка появилась по другую сторону золотых ворот, и волна легко приняла ее днище в свою ладонь.
        - Мы проскочили удачно, - облегченно вздохнув, сказал жрец. - Златые Врата - ловушка для жадных. Если бы один из нас хоть на секунду пожелал малую толику этого золота, барка упала бы в кипящее озеро, и наши тени испарились бы в одно мгновение…

…В Тихой Заводи было светло и спокойно. Подземный Нил разливался здесь широко, до самого горизонта. Течения не ощущалось, и Сергей взялся за весло.
        - Никогда не видел столько воды! - восторженно признался он жрецу Амона. - Настоящее море. Но, я вижу, ты опечален? - спросил Сергей, заметив выражение досады на лице спутника.
        - Я надеялся, что здесь мы догоним Ранунисет, но я не вижу даже ее ладьи.
        - Не отчаивайся, она где-то впереди, я это чувствую. Мы скоро нагоним ее… Только ответь… Ты все еще в силах вернуть нас обратно?
        - А ты по-прежнему хочешь вернуться?
        - Ты обещал мне…
        - Значит, я исполню обещание! - резко ответил жрец. - Ну а пока правь ближе к берегу: справа я вижу землю.
        Сергей, напрягая зрение, прощупывал взглядом узкую полоску песка на горизонте. На мгновение ему показалось, что он видит белое пятно калазириса.
        - Смотри, о жрец Амона, твоя супруга достигла суши. Видно, ее барка дала течь, и Ранунисет решила продолжить путь пешком.
        - Налегай на весло, Рахотеп! Если она воспользуется известными ей заклинаниями, мы не успеем ее задержать.
        - Почему?
        - Она не пойдет пешком: путь далек и опасен… Она вызовет сфинкса Селкет, и Селкет повезет ее на своей спине.
        - Но ведь Селкет - враг Амона-Ра! Твоя супруга не убоится этого чудовища в образе скорпионольва?
        - С помощью магии можно сделать ручным даже врага.
        - Аменемоп! - вскричал вдруг Сергей, указывая левой рукой в сторону приближающегося берега. - Теперь я вижу на песке барку. Несомненно, твоя жена не погибла, и мы на правильном пути.
        - Слава богам! А я думал, она сгорела в кипящем золоте.

…Сергей первым спрыгнул на берег и вытащил барку на песок.
        - Напрасный труд, - хмуро заметил Аменемоп. - Мы уже не воспользуемся этой ладьей.
        - Почему? Ты не собираешься возвращаться?
        - Пути против течения нет. Можно вернуться другой дорогой. Если позволят бессмертные.
        - Я давно понял, жрец, что от тебя мало что зависит… Я пойду с тобой до конца, раз обещал, но теперь буду рассчитывать только на свои силы, - Сергей легко взбежал на песчаный холм и огляделся по сторонам. - Я вижу следы. Твоя жена недавно прошла здесь.
        - Я скажу больше: именно здесь она вызвала из-под земли Селкет и оседлала ее.
        - Значит, мы не догоним Ранунисет?
        - Если не попросим помощи у Сепы.
        - Это еще кто такая?
        - Увидишь, - Аменемоп лег ничком на песок, приложил ухо к земле, прислушался. Потом закрыл глаза и зашептал заклинание. - О Сепа, я - жрец Амона, Высокого Перьями, - заклинаю тебя повиноваться мне и доставить нас, двух смертных, к Великому Чертогу Двух Истин!
        Сергей вздрогнул от неожиданности, увидев, что соседний холм зашевелился и раздался в стороны. Песок потек к подножию холма, и вот уже обнажились гигантские челюсти и покрытая шипами приплюснутая голова ядовитой многоножки. Ростом она была почти с двухэтажный дом, а длиною - как поезд метро. Настроена она была весьма агрессивно и хотела сразу наброситься на людей, но Аменемоп вовремя повторил заклинание громким голосом.
        Топорща антенны усов и разочарованно двигая двумя парами смертоносных челюстей, Сепа покорно приблизилась к людям и повернулась блестящим коричневым боком, выставив, словно пассажирский трап, свою шипастую коленчатую лапу.
        - Живо влезай, Рахотеп! Теперь она не тронет тебя, не страшись, - смеясь, сказал Аменемоп, и, видя замешательство Сергея, добавил. - Впрочем, ты можешь пойти пешком. Впереди четырнадцать холмов, и за каждым обитает какое-нибудь чудовище…

…Через минуту оба уже мчались навстречу судьбе со скоростью курьерского поезда, стоя на членистой спине многоножки, покрытой хитиновой броней. Сепа бежала по следу Селкет - по глубокой борозде, пропаханной толстым брюхом скорпионольва. Аменемоп пристально вглядывался вдаль и вдруг воскликнул:
        - Я вижу ее!
        - Ее сфинкс ползет как черепаха, - словно эхо отозвался Сергей. - Скоро ты обнимешь супругу, жрец, и вы соединитесь в Дуате.
        И только он это сказал, гигантская сороконожка остановилась так резко, что люди не удержались у нее на спине. Сергей чуть не напоролся животом на острый шип. Аменемоп кубарем скатился вниз, но сумел уцепиться рукой за шпору на ноге чудовища и повис, болтая ногами, в метре от земли.
        - Помоги мне, - услышал Сергей слабый крик жреца и поспешил подать ему руку.
        - Что это было? - спросил он Аменемопа, как только тот вскарабкался на спину сфинкса.
        - Кто-то остановил Сепу. И мне кажется, я знаю, кто именно. Оглядись вокруг.
        Сергей посмотрел по сторонам и обомлел. И справа, и слева буквально из ничего возникли возделанные поля, глинобитные хижины, в роще финиковых пальм протекал ручей.
        - Это мираж? - спросил Сергей-Рахотеп.
        - Арита - оазис в пустыне смерти, - объяснил жрец. - Она реальна, но это ловушка. И у этой ловушки должен быть свой хозяин-ловец… А вот, кстати, и он.
        Из неприметной норы у ручья выполз и свернулся кольцами огромный сине-зеленый змей. Узорчатое тело его казалось немногим короче тела Сепы, и не таким толстым. К тому же оно было увенчано несоразмерно-маленькой - не больше бычьей головы - треугольной шипастой мордой.
        Аменемоп простер к нему руки и закричал во весь голос:
        - О змей, Хозяин Источника, ты - Внушающий Ужас и Повелитель Страха, Многоликий, Кусающий Свой Хвост, не задерживай нас на пути к Великому Чертогу, помоги побороть искушение остаться навеки у тебя в гостях! Уступи дорогу нашему сфинксу.
        В ответ змей надменно и злорадно захохотал. Сергею показалось, что он слышит раскаты грома в смехе змея, и он закричал в ответ:
        - Над чем ты смеешься, исчадие ада?
        Змей с любопытством посмотрел на него.
        - Дерзкий человек! Я смеюсь над тем, что вы - двое глупцов - обречены, ибо ваше заклинание уже не имеет магической силы. Сначала я оторву голову тебе, воин, а потом перекушу пополам жалкого жреца.
        - Почему заклинание не имеет силы? - в ужасе возопил Аменемоп. - Разве я не перечислил твои имена все до единого?
        - Ты не знаешь главного. С некоторых пор меня зовут Пожирателем Мужей.
        Следующая секунда могла стать роковой для Сергея. Резкий выпад треугольной головы, горящие глаза, отверстая пасть, кривые клыки, - все говорило о мгновенной и неминуемой смерти. Но Сергей-Рахотеп был настоящим бойцом: в моменты смертельной опасности ему не требовалось время на анализ ситуации. Решение приходило само собой, и действия Рахотепа всегда были своевременны и безукоризненны.
        Вот и сейчас Рахотеп встретил врага замахом тяжелой булавы. Точный и мощный удар пришелся по правой глазнице змея. Клацнули челюсти, но Сергей за мгновение до этого был подброшен вверх треугольной мордой змея, упал на песок и тут же поднялся, готовя новый удар. Но змей был повержен, его голова неподвижно лежала на песке, краски тела поблекли, а хвост изредка вздрагивал.
        И вдруг змей исчез, растворился в воздухе, будто его и не было. Вместе с ним исчезла и арита - ручей, пальмы, хижины и поля. Невредимый Аменемоп стоял на спине Сепы и жестами торопил Сергея. Тот не заставил себя долго ждать, ибо видел, что Сепа пришла в себя и готова продолжить путь.

…И вот четырнадцать холмов позади. Еще издали Сергей увидел Великий Чертог Двух Истин - великолепный и величественный, подобный пирамиде, дворец - обитель богов. У ворот его застыла как изваяние прекрасноликая Аментет-Хатор - радушная хозяйка Дуата. Сергей-Рахотеп был рослым мужчиной, но Аментет была раза в три его выше. Рядом с богиней-матерью люди почувствовали себя детьми. Они спрыгнули на песок и пали ниц перед Госпожой Прекрасного Запада. Сепа отпрянула в сторону и вскоре скрылась за ближайшим холмом.
        - Добро пожаловать в Дом Осириса, да живет он, здравствует и преисполняется силы! Вы с честью прошли все испытания и теперь вправе просить награды.
        - О, Великая Хатор, Хозяйка Запада, Обладательница Семи Имен, - вскричал Аменемоп, поднимаясь с колен. Вслед за ним поднялся и Сергей. Люди смотрели на богиню снизу вверх, словно провинившиеся дети на строгую мать. - Прекрасноликая! Моя жена Ранунисет пожелала умереть молодой, а я мечтал вернуть ее из Дуата… и вот теперь вижу, что опоздал.
        - Да, она уже на суде Осириса.
        - Позволь, о Аментет, соединиться с женой хотя бы в Дуате.
        - Ты настолько сильно любишь ее?
        - Я готов ради нее расстаться с жизнью! У меня нет иных желаний.
        - А ты, доблестный воин? О чем ТЫ хочешь просить меня?
        - О, Прекрасноликая, Равной Которой Нет, покажи мне дорогу назад, в мир живых, где осталась моя жена, и остаток моих дней я буду прославлять тебя!
        - Ты тоже любишь свою жену?
        - Люблю. И поскольку она сейчас среди живых, прошу отпустить меня к ней.
        - Зачем же тебе возвращаться? Только скажи, и твоя жена тотчас окажется здесь. Вы вместе будете блаженствовать в Полях Камыша.
        - Нет! В таком случае считай, что я ни о чем не просил.
        - Ты дерзок, Рахотеп. Но твоя любовь заслуживает уважения. Я помогу тебе.
        Хатор улыбнулась лукаво, но благосклонно, так, что Сергей на миг увидел в богине свою Милу. Он встрепенулся, шагнул вперед, но в следующую секунду Хатор взглянула на него удивленно и строго, чуть приподняв брови, и мимолетного сходства как не бывало.
        Тем временем Аменемоп готовился переступить порог Великого Чертога. Эта церемония была чересчур сложной и занимала много времени. Жрец опустился на колени перед порогом, назвал его по имени и поцеловал. В проеме двери показался божественный писец Тот - антропоморфное создание с головой ибиса.
        - Кто ты? - спросил он жреца.
        - Я - нижний побег папируса. Аменемоп - мое имя. Я прибыл, дабы узреть Великого Бога, и принес ему Две Истины.
        - Свободен ли ты от грехов?
        Перечислив сорок два преступления и поклявшись, что ни в одном из них он не виновен, жрец закончил свою исповедь уверением:
        - Я чист, чист, чист, и моя чистота - чистота первозданная! Мне не причинят зла в Великом Чертоге Двух Истин, ибо я знаю имена богов, пребывающих там вместе с Осирисом.
        - Ты можешь войти, - лениво проговорил Тот, делая пометки в своем папирусе. - Достань свое сердце и положи его на весы Правды.

«Ничего себе! - присвистнул Сергей-Рахотеп. - Неужели и мне придется пройти процедуру сию?»
        Его тронули за плечо. Сергей обернулся и увидел жену.
        - Мила, откуда ты ЗДЕСЬ?
        - Всюду тебе жена мерещится, - засмеялась Хатор. Теперь она была одного с Сергеем роста. Голову охватывал золотой обруч с двумя зелеными змейками над переносицей. Почему-то этот обруч приковал внимание Сергея. А может, он не смел больше смотреть на богиню. Опустив голову, он прошептал:
        - Ты обещала помочь мне.
        - Следующий! - нараспев проговорил Тот, и Сергей вдруг почувствовал себя так, будто стоял в очереди к зубному врачу. Очень дантистов боялся.
        - Я помогу, - одними глазами сказала Хатор. - Тебе не следует входить в Чертог, идем со мной.
        Богиня взяла Сергея за руку, и он послушно шел за ней сквозь заросли папируса и думал, что вот это, наверно, и есть те хваленые Поля Камыша. Идти было трудно; ноги то и дело цеплялись за поваленные стебли, а жесткие листья то и дело били по лицу. По сторонам из зарослей вспархивали потревоженные птицы. Чувствовалась близость открытой воды, и вот Хатор вывела его на пологий илистый берег, залитый ровным розовым светом.
        - Здесь начинается Небесный Нил - река Воскресшего Ра. А вот и он сам в образе Хепри - рассветного солнца. Рахотеп, садись в Дневную Барку, и вместе вы вернетесь в страну живых.
        Сергей увидел проплывающую мимо лодку, а в ней - Хепри, прекрасноликого юношу в убранстве фараона, с золотым диском на голове. Солнечный бог благосклонно взглянул на Рахотепа и кивком головы подтвердил слова Хатор.
        - Видишь, Хепри не против, - сказала богиня. - Он доволен тобой… Воды здесь по колено. Ступай к барке и ничего не бойся. А на прощанье возьми вот это, - Хатор опустила на плечи Сергея золотую цепочку с брелоком в виде священного скарабея, сделанного из бирюзы, щелкнула застежкой и пояснила. - Этот амулет сохранит тебя невредимым для твоей жены. Прощай, но не благодари меня.
        - Если бы я не был уверен, что передо мной Владычица Прекрасного Запада, я принял бы тебя за свою жену: ты так похожа на нее!
        - Приму это как похвалу моей красоте… А тебе, Рахотеп, можно позавидовать: ты не только любишь сам, но и любим. Так же сильно.
        И в этот миг лицо Хатор-Аментет неуловимо изменилось, и голос ее стал нежнее. Сергей зажмурился от яркого света, а когда вновь открыл глаза, увидел перед собой грустное лицо ассистентки, а дальше и чуть выше нависла над ним грузная фигура хирурга - вершителя человеческих судеб.
        Ощущение присутствия в операционной длилось только секунду, и опять - мрак, безмолвие и продолжение кошмара.
        Глава 3. Город напрасно умерших
        Универмаг, где Людмила Новожилова работала завсекцией, закрывался в семь вечера, но в ту злосчастную пятницу Людмила Ивановна отпросилась домой пораньше, сказавшись больной. Сердце и вправду кололо, будто вязальной спицей, боль отдавалась в плечо, перехватывало дыхание. К боли физической добавлялось гнетущее предчувствие чего-то неотвратимо-ужасного, уже свершившегося.
        Людмила Ивановна - склонная к полноте цветущая блондинка бальзаковского возраста - никогда не переставала волноваться за своего мужа-таксиста: слишком уж опасная, по ее мнению, была у него профессия. Вот и в ту пятницу она весь день безотчетно думала только о нем.
        Сергей всегда смеялся над ее страхами, говорил, что давно считает машину частью себя самого, а дорогу не видит, а сердцем чувствует. Людмила часто просила, чтобы муж, проезжая днем мимо ее универмага, сигналил ей, что жив, мол, и здоров, на что Сергей всегда пренебрежительно махал рукой: ни к чему это, со мной ничего плохого случиться не может. И Людмила верила ему, но все равно волновалась.
        Сразу после работы Людмила Ивановна отправилась к портнихе. Та обещала закончить к вечеру платье и не обманула. Платье - по выкройке из «Бурды» - вышло шикарное. Будет в чем завтра к дочке сходить, - подумала Людмила Ивановна и улыбнулась своим мыслям.
        Дома ее ждала полуоттаявшая курица и отварные щупальца кальмара, которые надо было нашинковать для салата. Но прежде чем Людмила успела повязать фартук, зазвонил телефон.
        - Это квартира Новожиловых? - приятным голосом спросил молодой человек.
        - Да, а в чем дело?
        - Вы жена Сергея Ивановича? - и после секундного молчания. - Я звоню по поручению директора таксопарка.
        - Что случилось?
        - Нет, ничего страшного. Вы, главное, не волнуйтесь.
        - Он попал в аварию? Почему он сам не звонит?
        - Сергей Иванович сейчас в больнице, но, я уверяю вас, ничего серьезного.
        - Да объясните вы толком, что с ним случилось!
        - Видимо, не справился с управлением, допустил столкновение. Извините, но мне ничего конкретного не сказали.
        - Он сильно разбился?
        - Я же вам говорю: ничего серьезного. Ну, вот дословно… Читаю: серьезных опасений за жизнь нет.
        - Опасений за жизнь?! - внезапно севшим голосом переспросила Людмила Ивановна. - А где он, в какой больнице? Туда можно позвонить, узнать?
        - В Первой Городской, в реанимации. А насчет позвонить, извините, у меня нет их телефона.
        - Так вы не звонили в больницу?!
        - Меня просили вам передать… Извините…
        Людмила повесила трубку и замерла, прислонившись плечом к стене, прикрыла веки. Голова отяжелела, в висках застучала кровь. Первым желанием было - позвонить дочери, поделиться горем, но Людмила прогнала эту мысль.

«Наташку надо оставить в покое, ей сейчас нельзя волноваться… Сердцем ведь чуяла, что с Сергеем беда! Так и есть - разбился. Но может, все еще обойдется? Не паникуй, дура! Надо позвонить в больницу, там скажут, что и как».
        В справочное больницы Людмила дозвонилась не сразу. Неприятный девчоночий голос сообщил ей, что Новожилов Сергей Иванович действительно поступил в хирургическое отделение и сейчас, скорее всего, уже находится на операционном столе. На все дополнительные вопросы Людмила получала бойкий ответ: «Не знаю, звоните в ординаторскую, у них есть городской телефон». Наконец в трубке раздались короткие гудки.
        Из ординаторской Людмиле ответил участливый голос операционной сестры:
        - Да, вашего мужа сейчас оперируют. Операция только началась, обещает быть сложной и закончится нескоро. Вы, пожалуйста, не волнуйтесь, все будет хорошо. Позвоните еще утром, а сейчас, извините, я ничего определенного вам сказать не могу.
        - Как утром?! - возмутилась Людмила. - Да я до утра с ума сойду!
        - С ума сходить не надо, возьмите себя в руки, а лучше примите что-нибудь успокаивающее: вам надо отдохнуть… Если хотите, оставьте мне ваш телефон, и я, как только операция закончится, позвоню вам.
        - Хорошо, спасибо, - Людмила продиктовала номер. - Скажите, а как он? В каком состоянии?
        - Состояние тяжелое, но операцию проводит опытнейший хирург профессор Яковлев, и я вам обещаю, что он сделает все возможное для спасения вашего супруга. А вы не переживайте и ждите моего звонка.
        Операционная сестра бросила трубку на рычаг, тяжело вздохнула и сказала кому-то, находящемуся в соседней комнате:
        - Ну, сколько раз я говорила этим из справочного, чтобы не давали никому наш телефон! Опять приходится врать, Иван Алексеевич. Жене ведь не скажешь, что ее мужа дважды доставали с того света, и нет никакой надежды достать его в третий раз!
        - Солгать из жалости к человеку я грехом не считаю, - отозвался незримый собеседник. - И не считаю безнадежным нашего пациента. Пока работает сердце, он будет бороться за жизнь, во что бы то ни стало. Настоящий боец! Очень хочется помочь ему вернуться: не каждый день встречаешь такую любовь к жизни… Надеюсь, в третий раз-то мы его вытащим…

…В третьем часу ночи Людмила заснула в кресле, так и не дождавшись звонка из больницы. И приснился ей в эту ночь удивительный сон. Будто перенеслась она в Древний Китай и видит себя со стороны этакой китайской красавицей: лицо как полная луна, щеки - кровь с молоком, глазки - щелочки. Вокруг, насколько хватает глаз, какие-то пагоды, бамбуковые заросли, рисовые поля, но все такое родное и близкое, даже смысл иероглифических надписей понятен без перевода.
        Идет Людмила по пыльной проселочной дороге, но, оказывается, не просто так идет, а разыскивает своего мужа. Муж, конечно, тоже китаец, но зовут его почему-то Сергеем. Шагает Людмила босиком под палящим солнцем, прижимая к груди корзину. И постепенно понимает Людмила, что идет по дороге умерших, - но сама живая, - к Желтому подземному источнику, где находится Диюй - судилища ада. Страшно Людмиле, но хочет она спасти мужа, умершего нечаянной смертью. Слышала она от людей, что Яньло-ван - правитель первого судилища - бывает снисходителен к душам людей, погибших в результате несчастного случая, и отпускает бедняг обратно на землю. Надо только упросить владыку, принести щедрый выкуп за умершего.
        Людмила сама не заметила, как вошла в просторный зал с низкими сводами, в глубине которого на нефритовом троне восседал гневный старец с лицом цвета прозеленевшей меди. Справа и слева от него размещались «присяжные» - черти и бесы со свиными рылами вместо лиц. Людмиле стало не по себе, она склонилась перед судьей до земли и несмело подвинула вперед корзинку с искупительной жертвой. В ту же секунду Людмила затрепетала, услышав громоподобный голос судьи.
        - Удивляюсь, как ты - живая - проникла в Диюй! Я, начальник над судьями Циньгуан-ван, прочел твои мысли и говорю: ты ошиблась, смертная женщина. Судья Яньло-ван отличался мягкосердечием и за это переведен в пятое судилище. Мне же твоя жалкая жертва ни к чему. Возвращайся. Ты проделала этот путь напрасно, ибо твой муж не вернется к тебе.
        - О, великий Циньгуан-ван! - взмолилась Людмила. - О средоточие справедливости! Молю тебя об одном: позволь мне пройти по следам мужа, чтобы увидеть, какая уготована ему участь.
        - Ну что ж, - с улыбкой, не предвещавшей ничего доброго, сказал главный судья. - Ты можешь пройти отсюда к Зеркалу Зла - Нецзинтай - и далее, в Город Напрасно Умерших - Вансычен, - но помни, что оттуда нет возврата.
        Людмила не раздумывала ни секунды. Почтительно поклонившись судье, она вышла из зала на террасу, где стояло огромное овальное зеркало в золотой раме, отражавшее все людские пороки и преступления. Направо с террасы открывался вид на Двор Голода, налево - на Двор Жажды, где толпы грешников, мучимые жаждой и голодом, молили судей о пощаде. Людмила знала, что ее мужа не может быть в этой стонущей и плачущей толпе, и решительно зашагала дальше - к мосту через Реку Нечистот.
        Там путь ей преградили огромный лохматый пес и свернувшийся кольцами питон. Людмила остановилась в нерешительности, потому что увидела на мосту трупы загрызенных и задушенных смельчаков, рискнувших пройти по мосту. Большинство же грешников переправлялось на тот берег реки вплавь, словно опарыш копошась в густой зловонной жиже. Людмила вовремя вспомнила о содержимом корзинки. В качестве искупительной жертвы она несла судье жареного цыпленка. Теперь она решила предложить его псу и питону. Людмила разломила аппетитную тушку надвое и бросила по очереди каждому стражу моста. Пес с жадностью набросился на угощение, а питон, не трогаясь с места, прошипел с плотоядной ухмылкой:
        - От меня не откупишься, глупая женщина, подойди ближе, чтобы я мог проглотить тебя.
        Людмила отпрянула в ужасе, но в это время огромный пес бросился на питона, схватил его зубами за шею позади головы, прижал извивающееся тело к мосту и рявкнул на Людмилу:
        - Беги, пока я держу его!
        Людмила сама не заметила, как очутилась на другом берегу. Впереди на холме виднелись руины города Вансычен.
        Обнесенный некогда неприступной, а теперь местами обвалившейся стеной, заброшенный город стал прибежищем душ самоубийц и умерших внезапной смертью. Повсюду на мостовых валялись окровавленные, обугленные, распухшие от воды, почерневшие от ядов трупы. На стенах домов и на фонарных столбах раскачивались висельники. Все они хрипели, корчились, извивались, издавали нечленораздельные звуки, распространяли зловоние и рассказывали о своей жизни и причинах самоубийства. Срок земного существования этих заблудших еще не закончился, и поэтому они должны были понести наказание за добровольный уход из жизни. Пути к новому рождению в человеческом облике для них уже не было.
        Людмила не пугалась живых мертвецов. Она не отскакивала в испуге, когда какой-нибудь полуразложившийся труп протягивал к ней скрюченные пальцы. Ей было жаль этих пропащих, но отвращение было сильнее жалости.
        И вдруг она увидела мужа. Бок о бок с каким-то старцем, похожим на мудреца, в сопровождении двух бесов с лошадиными головами, Сергей поднимался по лестнице, ведущей под облака. Ступенями этой лестницы были остро отточенные ножи, висевшие в воздухе без всякой опоры. Людмила окликнула мужа, но он не услышал. Тогда она встала босой ногой на ступеньку. Нож, будто подвешенный на пружинах, подался вниз. Вот и первый порез. Но боли нет, и надо идти. И надо идти скорее, но осторожнее, чтобы не сорваться с головокружительной высоты…
        Только на облачной террасе, с которой умерший в последний раз может взглянуть на свой дом, Людмила догнала Сергея, но приблизиться к нему не посмела. Она боялась навредить ему своим непониманием происходящего. Между тем бесы поставили Сергея и старца-мудреца лицом к востоку и показали им родные места.
        - Вы можете вернуться туда, - сказали им бесы. - Надо только не ошибиться в выборе пути. Перед вами шесть мостов: золотой, серебряный, нефритовый, каменный и два деревянных. Каждый из них виден вам лишь до середины, и лишь по одному из них можно пройти в мир живых. Угадавшему - жизнь!
        - Несомненно одно, - вдруг вымолвил старец. - Мы пойдем по одному из деревянных мостов.
        - Верно, - поддержал его Сергей. - И я чувствую, учитель, что идти надо по правому мосту.
        - Не торопись. Поспешные суждения часто ошибочны, - предостерег старик.

«Он не видит! - ахнула Людмила. - Он не видит того, что вижу я! Правый мост не достроен и обрывается в бездну. Но как остановить мужа?»
        Сергей двинулся к правому мосту, мудрец оставался недвижим, а Людмила кинулась наперерез мужу, раскинув в стороны руки, громко крича и обливаясь слезами. Но Сергей не видел и не слышал ее. Лишь на секунду задержался он на мосту и, полуобернувшись к мудрому спутнику, с улыбкой сказал:
        - Учитель, меня как будто что-то удерживает, но я все равно не изменю своего решения. Пусть моя возможная ошибка увеличит ваши шансы на возвращение.
        Людмила кричала, пыталась схватить Сергея за руку, за край одежды, но все было тщетно. Сергей прошел сквозь нее, добрался до середины моста и, махнув учителю рукой на прощанье, шагнул в пропасть. Неизмеримо долго звучал в ушах Людмилы отчаянный крик Сергея. Звука падения тела так и не было слышно. Людмила опустилась на колени и зарыдала, спрятав лицо в ладонях. Старик-мудрец покачал головой и двинулся к левому мосту…
        Что было дальше, Людмила не видела, да и не могла видеть. На ее глазах муж упал в бездонную пропасть. Он неминуемо должен был разбиться насмерть… Но не разбился.
        После долгого падения Сергей с удивлением ощутил себя зависшим в облачной пустоте. Может быть, он никуда и не падал? Оглядевшись по сторонам, Сергей понял, что и в самом деле находится в облаке. Оно было мягкое, нежное и пахло почему-то молоком. А еще Сергей почувствовал, что стал маленьким и беспомощным, как младенец. Какое-то время он лежал в облаке, как в колыбели, привыкая к новым ощущениям, как вдруг увидел над собой ужасное и огромное, закрывшее полнеба, лицо повелителя преисподней Дицзан-вана. Властелин улыбнулся Сергею, как улыбаются детям, ловким движением руки обмакнул кисточку для письма в невидимые чернила и начертал на лбу Сергея иероглиф «цзунь» - «исполнил». После чего вложил ему в ладонь розовую жемчужину, которая сияла так, что облако сделалось золотым. Сергей уже начал догадываться, ЧТО произойдет дальше, но Дицзан-ван пояснил:
        - Ты исполнил лишь малую часть предначертанного судьбой. А теперь тебя ждет новое рождение. Поторопись…

…В седьмом часу утра Людмила проснулась в слезах и с бьющимся сердцем. Она сразу поняла, что никакого звонка не было и не будет. Размазывая по щекам слезы, выпила стакан воды и помчалась в больницу. Всю дорогу находилась под впечатлением кошмарного сновидения, гнала прочь мрачные мысли, и до тех пор, пока в белом чистом коридоре профессор Яковлев не сказал ей простое и беспощадное слово
«мужайтесь», она продолжала надеяться. Но он, уставший после бессонной ночи, развел руками и произнес:
        - Мы сделали все, что могли. В результате аварии ваш муж получил повреждения более чем серьезные. За счет здорового сердца и почек организм долго противостоял смерти. Сергей Иванович скончался в половине четвертого утра, не приходя в сознание… Приношу вам глубокие соболезнования…
        Следя за реакцией новоиспеченной вдовы, профессор не стал договаривать. Людмила плакала очень тихо, аккуратно вытирая слезы платочком. Но слезы текли не переставая, и платочек мигом напитался влагой.

«Какие искренние слезы! - с умилением подумал Яковлев. - Хотел бы я, чтобы однажды обо мне так плакали».
        - Как это случилось? - спросила Людмила. - Как он разбился?
        - Вам ничего не говорили? - встревожился Яковлев.
        - Может, вы знаете подробности?
        - Вряд ли… Ваш муж - водитель?
        Людмила кивнула.
        - Он вез двух пассажиров.
        - Он не виноват! - торопливо перебила Людмила. - Я уверена.
        - Извините, я не об этом. - Яковлев как будто потерял на мгновение нить разговора.
        - Женщина-пассажирка скончалась на месте, вашего мужа и второго пассажира госпитализировали своевременно, но…
        - А второй пассажир жив? - неожиданно спросила Людмила.
        - Какое это имеет значение?! Им занимался не я.
        - Да нет, я просто подумала: если он жив, каково ему будет узнать, что его жена погибла…
        - Жизнь и смерть одинаково несправедливы к людям, - глубокомысленно изрек профессор. - Ваш муж страстно хотел жить, боролся за жизнь, но я не смог ему помочь. А тот пассажир - в соседней операционной - жить не хотел категорически, его буквально за уши вытаскивали с того света, а он еще сопротивлялся. Вот что странно…
        - Вытащили? - сквозь слезы улыбнулась Людмила.
        Яковлев, с минуты на минуту ожидавший бурной реакции этой странной женщины, на мгновение нахмурился. «Она явно не в себе», - пронеслась мысль.
        - Вытащили, - буркнул он и замолчал. После небольшой паузы Людмила спросила:
        - А он ничего не говорил перед смертью?
        - Он скончался, не приходя в сознание, - повторил профессор заученную фразу.
        - Да-да, вы уже говорили, - торопливо закивала Людмила.
        Впрочем, врач «скорой помощи» обратил внимание на одно необычное слово, которое ваш муж произнес в бреду по пути в больницу. Оно показалось коллеге странным, поэтому он его запомнил. А потом рассказал об этом мне.
        - Что это за слово?
        - Хадж. Паломничество, - пояснил Яковлев. - Вам это о чем-нибудь говорит?
        - Нет… Не понимаю, ЧТО он хотел этим сказать… Он ведь православный.
        - Я думаю, не стоит искать какого-то объяснения сказанному в бреду, - поспешно сказал профессор. Его уже начинал тяготить этот разговор.
        - Да, вы правы, не стоит, - пробормотала Людмила в задумчивости. - Но я запомню… ХАДЖ…
        Не сказав больше ни слова и уже не обращая внимания на хирурга, Людмила медленно направилась к выходу. Яковлев пожал плечами, провожая взглядом жалкую фигурку женщины, ставшей в одночасье вдовой, и подумал: «Видимо, по-настоящему отплачется только дома. Люди с таким характером, как правило, не любят афишировать свои чувства… Но почему она интересовалась тем пассажиром? Странно…»
        И тут его осенило. Яковлев распахнул дверь ординаторской и буквально ворвался в кабинет. Молодой хирург Долгушин, в эту ночь оперировавший Лебедянского, был еще здесь и что-то писал - сдавал ночное дежурство. Он не поднял усталых глаз на вошедшего, а только мельком взглянул из-под очков.
        - Паша, - позвал его Яковлев. - У тебя еще много писанины?
        - Дописываю.
        - Слушай, я тебя оторву на секунду. В котором часу ты прооперировал Лебедянского?
        - Иван Алексеич, мы с вами сегодня одновременно закончили. В половине четвертого.
        - Одновременно, только с противоположным результатом… Понимаешь, какая мистика получается: мой был неоперабельный, но хотел жить, а твой - наоборот. И вдруг в половине четвертого они резко меняются ролями. Твой идет на поправку, а мой - умирает. Как это объяснить?
        - Совпадением, - зевнул Долгушин. - Чем же еще?
        - Э, нет, коллега, не надо упрощать.
        Долгушин пожал плечами и вернулся к своим бумагам.
        - Если мы станем объяснять каждую… - начал было он и снова зевнул.
        Яковлев сверкнул глазами и вышел из кабинета, хлопнув дверью. В коридоре он остановился и долго стоял в задумчивости, правой рукой теребя связку ключей в кармане халата.
        Глава 4. Некронавты
        Сергей очутился посреди моря цветов в центре межгорной впадины. Над головой - и справа, и слева - нависали иссиня-черные иззубренные монолиты. В зените, в прорези между двух отвесных вершин застыло безмятежное солнце. Две красавицы-бабочки тревожно порхали вокруг, не улетая прочь и не садясь на цветы. А цветы здесь росли необычные - черные тюльпаны асфоделы - точь в точь как в греческих мифах о подземном царстве Аида.
        Сергей следил за полетом бабочек, оглядываясь по сторонам, и вдруг заметил позади себя давешнего пассажира. Лебедянский выглядел так, будто лишь на секунду вылез из машины размяться. Ему не доставало только очков, галстука и кейса. Подобно Сергею популяризатор науки с явным неудовольствием озирал окрестности.
        - Куда мы попали? - спросил Сергей, кивая Вениамину. В ответ тот пренебрежительно фыркнул.
        - Насколько я понимаю, это - Древняя Эллада, или, вернее, только ее мифопоэтическая проекция на наше с вами сознание. А попали мы сюда по вашей милости, голубчик… Впрочем, я вас не виню: то, что было задумано, все исполнилось в срок. Вы верите в предопределение?
        - Подождите! - спохватился Сергей. - Так мы что, умерли?!
        - Ха! Умерли, и не один раз, батенька. Мы уже проплыли по Подземному Нилу и побывали на экскурсии в Городе Напрасно Умерших… Вы что, не помните, как загнали свою «Волгу» под панелевоз?
        - Но это же был сон!
        - Мне вас искренне жаль, но… все это было на самом деле… Кстати, вы не видели Лялю?
        - Вашу жену? Нет.
        - Похоже, она поторопилась туда, - Вениамин кивнул головой, указывая на угольно-черный провал в толще горы. - Думаю, эта пещера ведет прямо в Аид. Предлагаю спуститься.
        - Да подождите вы, в самом деле! Дайте разобраться!
        - Хорошо, давайте рассуждать логически. Помните, в машине вы говорили о «колесе сансары»?
        - «Родишься вновь прорабом»?
        - Верно. «Родишься вновь, на колкости горазд». Мы с вами совершили экскурс в мифопоэтические парадигмы древних религий. В «Розе Мира» это звучало бы иначе:
«странствие в трансмифах метакультур». И наши с вами посмертные воспоминания свидетельствуют в пользу догмата о бессмертии души. Может, мы прожили на Земле не одну, а несколько жизней. К тому же наши с вами пути могли неоднократно пересекаться в прошлом… Взгляните на бабочек: это наши души-астралы. Ваша - траурница, моя - перламутровка. Не зря древние греки изображали на надгробьях череп и кости, как символ бренного тела, и летящую бабочку - как символ бессмертной души.
        Душа твоя - как бабочка, легка -
        Покинет бренное земное тело,
        Как лепесток, где только что сидела,
        Чтоб в тот же миг вспорхнуть под облака.
        - Ваше? - спросил Сергей.
        - Из неизданного при жизни, - мрачно пошутил Вениамин. - Итак, к чему я клоню… Я хочу доказать вам, закосневшему в материализме, что мы - люди - живем практически вечно и неоднократно являемся в этот мир.
        - А я и не спорю, - проворчал Сергей. - И сколько, по-вашему, жизней мы уже прожили?
        - Не важно! - занервничал Вениамин. - Главным открытием я считаю то, что душа предстает перед нами грандиозной базой данных, и объем ее во много раз больше объема человеческого мозга.
        - Я согласен, что ЭТА моя жизнь не единственная в череде перерождений…
        - И не последняя! Это принципиально!
        - Пусть не последняя, но мне дорога именно ЭТА. Я не тороплюсь в СЛЕДУЮЩУЮ! Мне только сорок семь, я многого не успел в этой жизни и хотел бы вернуться, чего бы мне это не стоило!
        - Мы не властны над судьбою, - сделав театральный жест, продекламировал Вениамин.
        - Благодарите Бога уже за эти сорок семь, что были вам отпущены на земле. Богу виднее.
        - Это несправедливо.
        - А вот роптать вам не советую.
        - Вам хорошо говорить: ваша супруга с вами.
        - Не совсем. Она почему-то поторопилась, и мне придется ее догонять. И если Аменемоп вслед за женой стремился попасть на суд Осириса, то ваш покорный слуга мечтает предстать пред светлые очи Господни. Надеюсь, нам по пути? Здесь вы все равно ничего не добьетесь. Мольбы, крики, плач, - все это не более чем сотрясение воздуха. Идемте к Престолу. Там, по крайней мере, хоть что-нибудь прояснится. Смотрите, вот и бабочки зовут нас туда же…
        - По-моему, нас ждут сейчас Аид и Персефона…
        В просторной галерее с высокими сводами гулко раздавались звуки шагов. Изредка слышался всплеск, издалека доносились стоны и вздохи. Вениамин шел впереди и освещал дорогу смоляным факелом. Колеблющийся свет выхватывал из темноты то сталагмитовую колонну, то шершавую стену, испещренную непонятными знаками.
        - Ну, вот здесь он и сидел, - сообщил Вениамин, показывая на ржавые обломки не то кандалов, не то ошейников. - Мы на верном пути.
        - Кто сидел? - не понял Сергей.
        - Цербер, конечно. Страж Аида.
        - Куда ж он девался?
        - Да пес его знает? Может, сдох?
        - Шутить изволите?
        Они замолчали, услышав шум воды и одновременно заметив слабое сияние впереди. Свет шел из глубокого колодца, расширявшегося книзу. Сергей и Вениамин по очереди заглянули в него: под ними на невообразимой глубине бесновался и ревел мутный поток светящейся воды.
        - Одна из рек Аида, - высказал предположение Вениамин. - Возможно, исток Ахеронта.
        - Чересчур глубоко, - не согласился Сергей. - Скорее уж это - Флегетон - река кипящей крови.
        - Это вы из Данте?
        - А вы из мифологии?
        Лебедянский усмехнулся.
        - Идемте дальше.
        - А знаете, все эти миры и наши с вами в них путешествия здорово смахивают на аркаду - многоуровневую компьютерную игру.
        - Да, похоже. Мы переходим с уровня на уровень, минуем ловушки, преодолеваем препятствия, набираем очки… Но ведь любая игра, рано или поздно, кончается.
        - Значит, надо успеть набрать побольше очков, пока нам не объявили «гейм овер».
        - И как вы надеетесь ими распорядиться?
        - Однозначно: мне надо выйти отсюда живым.
        - Тогда вот вам совет: не пейте воды из Леты.

…Скоро они вышли к спокойной широкой реке, что несла свои воды под низко нависшим известняковым потолком.
        - Ахеронт! - торжественно изрек Вениамин.
        - Очень похоже на описание подземного моря у Жюля Верна, - заметил Сергей. - В его
«Путешествии к центру Земли».
        - А вы знаете, почему? - хитро прищурился Вениамин. - Я обнаружил - эвристически - главную закономерность этого мира: он псевдореален, соткан из наших с вами представлений об устройстве реального мира. Используя накопленную за время жизни информацию, человеческий мозг способен моделировать любые объекты материального мира. Более того, позволю себе заявить, что два наших с вами мозга работают в унисон и создают достаточно сложную, комбинированную псевдореальность.
        - Вы считаете, что все, что мы видим вокруг, - плод нашего совместного воображения?! Но какая связь между моим и вашим сознанием?
        - Я не готов ответить на этот вопрос. Но смею предположить, что все нами задуманное, воображаемое, стоит только нам захотеть, тотчас обретает цвет, форму, запах… Стоит мне, к примеру, представить себе образ Харона, как тот просто обязан немедленно явиться нам во плоти.
        - Что же мы увидим в мире, о котором не имеем ни малейшего представления?
        - А ничего. Мы просто не сможем его вообразить.
        - По-вашему, бытие определяет сознание, а небытие - подсознание?..
        Вениамин не успел ответить.
        - А-а-а, некронавты пожаловали, - раздался вдруг позади скрипучий старческий голос. Сергей и Вениамин разом оглянулись. У причала качалась на волнах утлая лодка, а в ней, опираясь на весло, стоял угрюмый обрюзгший старик - перевозчик душ умерших Харон.
        - Ну вот! Что я вам говорил! - обрадовался его появлению Вениамин.
        - А почему, собственно, «некронавты»? - обиделся Сергей.
        - Как же иначе вас называть?! - пожал плечами Харон. - Нормальный мертвец лишь тот, кто упокоился в земле, а вы оба еще наполовину живые, вдобавок, сдается мне, один из вас так и не умрет сегодня.
        - Кто именно? - живо отреагировал Сергей, чем очень насмешил старика.
        - Ха! Кто! Спроси Аида, он знает.
        - Так перевезите нас на тот берег, - подал голос Вениамин.
        - Ничего не выйдет, - отмахнулся Харон. - Нормальный покойник обязан заплатить за переправу. Для того ему под язык и суют медный обол. А у вас под языками пусто, не так ли?
        - Значит, не повезете?
        - Я сказал.
        - Ладно, это поправимо. Насколько я помню, Геракла и Тесея вы перевезли потому, что они угрожали расправиться с вами, а Эней предъявил вам золотую ветвь из рощи Персефоны. И все эти герои путешествовали по Аиду еще при жизни.
        - Все верно, но, во-первых, вы не Тесей и не Геракл, а во-вторых, где ваша золотая ветвь?
        - Пара пустяков, - улыбнулся Вениамин. - Сейчас я воображу ее точно так, как вообразил вас, - он отвел правую руку назад и немного в сторону и, не глядя, выхватил из воздуха золотую веточку оливы. Харон даже крякнул от удовольствия.
        - Давненько я таких чудес не видал! - хохотнул он. - Приятно иметь дело с кудесником. Прошу в лодку. Отвезу теперь, куда вашим душенькам угодно.
        Говоря так, Харон имел в виду двух бабочек-астралов, вьющихся над головами некронавтов. Траурница и перламутровка продолжали указывать странникам путь.
        - Скажите, Харон, - начал Вениамин, когда лодка отошла от берега. - А вы не перевозили на тот берег даму? Ей за сорок, хороша собой, немного полна…
        - Взбалмошна, - добавил Харон. - Перевозил… Тоже странствует без гроша за душой.
        - У нее еще такие вьющиеся волосы, каштановые.
        - Говорю же, перевозил, - нахмурился Харон.
        - А вы не могли ошибиться, перепутать?
        - Да за последние три часа она одна и была. Как тут перепутаешь?! - старик вздохнул. - Сейчас мало кто ездит: непрестижно. Норовят попасть в рай, джанну, брахмалоку.
        - Как же вы ее перевезли, если у нее денег не было? - лукаво спросил Сергей.
        - Да уж перевез, - усмехнулся чему-то Харон.
        - Тоже показала вам веточку? - допытывался Сергей. Харон покачал головой. - Неужто угрожала?
        - Наоборот - рассмешила… Сказала, что будет жаловаться по инстанции… Это на меня-то!
        - Ляля в своем амплуа, - улыбнулся Вениамин. - Юмористка.
        За разговором путники не заметили, как переправились на другой берег реки. Харон напутствовал их такими словами:
        - В добрый путь, некронавты! Вашим поводырям - астралам, конечно, виднее, но я все же хочу вас предупредить… Отсюда недалеко до мира «Рамаяны» и «Махабхараты», и мир этот может быть опасен для вас. Так, или иначе, желаю вам удачи! Прощайте.
        - И тебе удачи, старик, - холодно попрощался с Хароном Сергей.
        - Зря вы обижаетесь на него, - сказал Вениамин, заметив выражение недовольства на лице спутника. - Вам не нравится, как он нас окрестил? А, по-моему, «некронавты» звучит совсем не плохо. Ничуть не хуже, чем «аргонавты».
        - Кажется, Харон похож на моего деда. Правда, я его толком-то и не знал, только по фотографии, - заметил Сергей.
        - Это неудивительно. Я считаю, что в создании образа Харона в той, или иной степени участие принимали мы оба. Я представил его более общо - как некоего старца в рубище, вы домыслили детали - черты лица, характер, манеру держать себя. Разве не так?
        - Так, - нехотя согласился Сергей и вздохнул. Ему не хотелось развивать эту тему.
        - Хотел бы я знать, чем именно опасен для нас мир «Рамаяны».
        - А, вы о предупреждении Харона? Ну, индийские боги не все антропоморфны. Если старик имел в виду это…

…Снаружи дворец Аида напоминал террикон над угольной шахтой. Внутрь вела похожая на железнодорожный туннель нора. В ней было относительно светло, но только потому, что все пространство заполняли собой фосфоресцирующие тени умерших. Все они парили в воздухе, перетекали от стены к стене, зависали под потолком, стелились под ногами. Сергей и Вениамин шли вперед, локтями брезгливо отстраняя от себя назойливых призраков.
        Внутренняя архитектура и убранство дворца потрясли бы воображение самого смелого зодчего, ибо так причудливо смешать и переплести планировку языческого храма, ГУМа и метрополитена мог только сумасшедший строитель. Сергей и Вениамин переглянулись, и каждый из них прочел в глазах своего визави крайнюю степень неодобрения.
        - Ну, у вас и воображение, скажу я вам, - буркнул Вениамин. - Что вы тут нагородили?!
        - Да что вы понимаете в архитектуре! - фыркнул Сергей и рассмеялся.
        Обоим было понятно, что в создании псевдореалий дворца оба они перестарались. Тем не менее, эскалатор здесь был вполне уместен и вдобавок функционировал. Некронавты опустились метров на пятьдесят ниже и оказались в просторном, освещенном боковым светом, тронном зале.
        Посредине зала в ажурной золотой беседке в окружении парящих вокруг эриний и кер восседала божественная чета - Аид и Персефона. Они были неподвижны, как два мраморных изваяния, похожие на лучшие творения Праксителя. Рядом, чуть правее, в глубоких курульных креслах застыли судьи царства мертвых - Минос и Радамант. Слева от ажурной беседки стоял бог смерти Танат со сложенными за спиной крыльями и сложенными на рукояти меча руками. Справа повис в воздухе невесомый Гипнос - бог сна. Ближе всех к Сергею стоял посланец богов Гермес, дальше всех, скрытая переплетениями беседки, окруженная сворой стигийских собак, мрачно улыбалась треглавая Геката.
        Сергей и Вениамин тревожно озирались по сторонам, ощущая со всех сторон скрытую угрозу. Первым нарушил молчание сам владыка подземного царства Аид:
        - Привет вам, некронавты! - приветствовал он гостей, насмешливо улыбаясь. - За чем пожаловали?
        Интуитивно Сергей почувствовал, что сейчас наступило его время задавать вопросы. И он торопливо спросил:
        - О, могучий Аид! До каких пор суждено нам бесцельно странствовать по нашим прошлым жизням?
        - Бесцельно?! - загремел Аид. - Не-ет! Но ты ухватил главное, смертный, вы скитаетесь именно по вашим прошлым жизням. Всяк из вас, людей, однажды жил в древних Афинах, Мемфисе, Вавилоне. Память человеческой души обладает достаточной емкостью для того, чтобы вместить в себя десятки обычных воплощений, но ваше сознание, такое несовершенное, отказывается воспринимать бесконечную жизнь как ряд следующих одно за другим воплощений. Поэтому ваше глупое сознание придумало себе смерть как средство разграничения и обособления каждой прожитой вами на Земле жизни. Люди могут не заметить не только своей нечаянной смерти, но и неожиданного рождения. Нас устраивало такое положение дел, и мы с легкостью пошли на компромисс. Ну а странствовать вы будете до тех пор, пока кто-нибудь из бессмертных не решит вашу участь окончательно.
        - Может, ты займешься этим, Аид? - дерзко спросил Сергей.
        - Я? Не-ет… Вам еще далеко до финиша, поэтому извольте подчиняться правилам игры. Правда, вы можете перескочить через несколько уровней, но чисто случайно. Шансов на это мало.
        - Некронавты, - подала голос Персефона. - Может, я смогу вам помочь? Я догадываюсь, что одному из вас непременно хочется вернуться в только что прожитую жизнь.
        - Да, это я мечтаю вернуться, - воскликнул Сергей и тяжело вздохнул. - Но пока не могу. Мой спутник обещал мне свое тело, если я помогу ему найти его супругу. Но мы оба не уверены в самой возможности такого обмена.
        - Обмен возможен. Только задумывался ли ты о последствиях такого обмена? Чужое имя, тело, чужие ощущения, мысли, память. Незнакомые тебе «близкие люди», обеспокоенные твоими «странными» воспоминаниями, видениями, привычками. Сможешь ли ты вести двойную жизнь, захочешь ли вообще заявить о своей подлинной сущности? Помнит ли еще тебя твоя жена, верна ли тебе, и если да, то способна ли разглядеть твою душу под маской чужого лица? Если нет, тогда зачем все?
        Сергей потупился. Персефоне удалось заставить его засомневаться в правильности своего выбора. И тут инициативу неожиданно перехватил Вениамин:
        - О, златая Персефона, покровительница влюбленных! Подобно Орфею спустился я в Аид, чтобы вернуть жену. Я не певец, и очень жалею об этом, но, может быть, ты сделаешь для меня то, что однажды сделала для Орфея?
        - Ты же собирался остаться у нас, а тело свое обещал своему спутнику, разве не так? - удивилась Персефона, и Вениамин недоуменно пожал плечами.
        - Да, как-то глупо все вышло, - сокрушенно закивал он головой. - Просто я не знаю, как мне быть дальше. Все так спонтанно получилось… Сергей, простите меня, это ведь я потащил вас в преисподнюю!
        - Проехали, - буркнул Сергей и вдруг воскликнул. - Смотрите!
        Откуда-то сверху, из-под теряющегося в темноте свода, камнем упала не то птица, не то горгона. Ее оперение металлически блеснуло, медные когти кровожадно нацелились на Вениамина. Еще мгновение, и гарпия, подхватив свою жертву, стала резко подниматься вверх. Боги равнодушно следили за ее полетом. Сергей окаменел от ужаса: на секунду ему показалось, что у гарпии было лицо Ляли.
        Глава 5. Самое дорогое
        Людмила шла по улице и ревела. Беззвучно, отрешенно, и слезы не унимались. Как будто она хотела выплакать все до последней слезинки. На нее обращали внимание, оглядывались. Она же никого и ничего вокруг не замечала. Куда она шла? Куда глаза глядели. Долго бесцельно стояла на остановке трамвая, не понимая, что она здесь делает и куда собирается ехать. Наконец она поняла, что сейчас ей просто необходимо с кем-нибудь поговорить, излить, как говорится, душу. Веруня, - подруга еще с юности, - жила в пяти минутах езды, и Людмила, не раздумывая более, поехала к ней. Сама три года как вдова, Веруня жила одна в двухкомнатной квартире. Сын, лейтенант-пограничник, служил на Дальнем Востоке, письма писал редко, неохотно. Если бы не работа, говорила Веруня, давно бы свихнулась. А работала она в школе завучем, вдобавок преподавала английский. Свободного времени выдавалось мало, но Веруня не огорчалась, а наоборот - уверяла, что в этом-то и спасенье - как можно меньше думать о личном.
        Людмила представила себе образ подруги - стройной энергичной шатенки с безупречной прической, с вечно улыбающимися глазами. В юности Вера была неутомимой выдумщицей, заводилой во всех начинаниях, лидером, находящим выход из любой критической ситуации. Такой она осталась на всю жизнь. Именно поэтому Людмила спешила к Веруне: только она одна сейчас поможет и поддержит.
        К счастью, Вера была дома: с утра пекла пироги. Открыла дверь, - нос в муке, - изобразила радостное удивление, кивком головы и энергичным жестом пригласила в комнату, а потом уже удивилась по-настоящему.
        - Э, подруга, тебя кто обидел?! Люд, ты что?
        Вместо ответа Людмила упала в объятия Веруни и, рыдая, выдохнула:
        - Сергей умер.
        У Веры глаза полезли на лоб. Не зная, что говорить, что делать, она стояла в прихожей и просто гладила подругу по голове, успокаивая, как испуганную чем-то дошкольницу. Потом Вера ногой захлопнула дверь, отвела Люду на кухню и усадила на стул.
        - Тебе нужно успокоиться и все мне рассказать, - сказала она, быстро сгребая со стола грязную посуду, стирая муку и убирая тесто в пакет. - Ну их на фиг, эти пироги! На вот, выпей минералки, - предложила она, наливая стакан.
        Хлюпая носом и прерывисто дыша, Люда стала размазывать по лицу слезы.
        - Выпей! - приказала Вера. - А потом мы с тобой умоемся и все-все расскажем.
        - Верунь, у тебя водка есть? - успокаиваясь, спросила Люда.
        - Нет, милая, спиваться мы не будем. Только минералка.
        Людмила послушно выпила стакан воды, потом сходила в ванную, умылась и, вернувшись, села рассказывать.
        - Это, значит, ты прямо из больницы - ко мне? - спросила Вера, выслушав подругу.
        - Угу, - сопя, кивнула Людмила.
        - Дочь знает?
        - Я не знаю, как ей сообщить, - вздохнула Люда. - Тем более, собирались сегодня с Сергеем к ним на годовщину свадьбы. Наташка будет ждать.
        - Как у нее мужа зовут? - решительно поднялась Вера. - Боря, кажется? Попробую с ним по-мужски поговорить. Как он, тактичный, или не очень?
        Люда пожала плечами.
        - Ладно, будем надеяться, - проговорила Вера, набирая номер. - Алло! Это Борис? Здравствуйте. Это Вера Васильевна, подруга вашей тещи. Узнали? Нет, мне не Наташу. Мне нужно именно с вами поговорить. Только, пожалуйста, сейчас ничего не говорите, только слушайте. Дело в том, что у Наташи умер отец, но она, конечно, об этом еще не знает. Людмила Ивановна сейчас у меня и, конечно, к вам сегодня она не поедет. Ваша задача: как можно тактичнее, - ведь Наташе нельзя волноваться, - как можно тактичнее ей об этом сообщить. С подходом, конечно, не сейчас, не вдруг… Да, я понимаю, что вы их ждали сегодня… Ну, я надеюсь на вашу мужскую интуицию. Если Наташа захочет поговорить с матерью, звоните мне. Мой телефон у вас есть?.. Должен быть… Так я на вас надеюсь.
        Вера повесила трубку, взглянула на подругу. Людмила успокоилась, но взгляд у нее стал потухшим, отрешенным.
        - Что ж теперь делать-то? - сама себя спросила она. - Как жить-то теперь?
        - Или помни, пока жива, или скорее забудь, - тихо сказала Вера, внимательно наблюдая за выражением лица подруги. - Третьего не дано.
        - Верунь, а ты сама-то как, забыла?
        Вместо ответа Вера принесла из соседней комнаты квадратную коробку, положила ее на диван и открыла. В коробке оказалась милицейская фуражка, капитанские погоны и книжка стихов Есенина.
        - Вот видишь, храню, - проронила Вера. - Никому до сих пор не показывала. Самое дорогое. Пока жив был, - для мужа, а теперь - для меня. У Николая на первом месте всегда была работа, мечтал он о майорском звании, а дома любил почитать перед сном. Долго думала, что же такое оставить как память, и вот выбрала… Я даже первое время, - Вера усмехнулась. - Ты не поверишь, фуражку нюхала. Запах мужнин вспоминала. Его самого нет, а запах остался. Стихи, что ему нравились, перечитываю время от времени. Правда, уже три года прошло. Подзабываться стал мой Николай. А я, если здраво рассудить, баба еще молодая… Я устала так жить, - заключила Вера свой монолог.
        - Для меня Сергей был больше, чем муж, - вздохнула Людмила. Она совершенно успокоилась и говорила размеренно, неторопливо. - Меня он сильно любил, я знаю. И я его любила, и буду любить всегда. Надо тоже найти самое для него дорогое… и хранить. Только не знаю, что… К работе он относился не очень, больше любил сидеть дома у телевизора: от хоккея было не оторвать. А книг у него - целая библиотека. И все на одну тему. Я их все сохраню…
        - Да, его отношение к тебе я знаю. Таких мужиков еще поискать, - запоздало подтвердила Вера.
        - Постой-ка, - нахмурилась Людмила. - У него была тетрадь, толстая, вся исписанная. Я никогда в нее не заглядывала: не любопытничала. А он попишет молчком и спрячет.
        - Дневник? - спросила Вера, но Люда не слышала ее, воодушевленная возможностью узнать о муже что-то новое из его записок. - Вот уж я бы не утерпела, - хмыкнула Вера. - Я ужас до чего любопытная.
        - Слушай, я еду! Найду эту тетрадь и прочитаю от корки до корки. Может, найду что-то, что он, живой, не успел мне сказать.
        - Поехали, - кивнула Вера. - Сейчас, я буквально пару минут и соберусь.
        - Верунь, знаешь… Приезжай ко мне часика через три, - предложила Людмила. - Как раз и пироги допечешь. А я пока одна побуду. Спасибо тебе.
        Вере оставалось только плечами пожать.
        Толстая тетрадь с огромной бабочкой на обложке нашлась быстро: лежала на полке поверх книг. Когда Людмила взяла ее в руки, из тетради выпала ручка. Люда машинально подняла ее, потом задумалась, опустилась на стул. «А ведь он неспроста оставил ручку в тетради, - поняла она. Наверно, после работы хотел еще что-нибудь написать. И не успел… А тетрадь озаглавил «для опрометчивых записей». В шутку, конечно. Вот ее и буду хранить! - решила Люда и принялась читать.
        Уснул Иван и почувствовал, что начал возноситься к звездам. Все выше летит его душа, вот уже Земля внизу с горошину. И вдруг понял Иван, что не возносится он, а растет. Или, может быть, окружающий мир начинает уменьшаться? Все стремительнее полет, все неудержимее рост. Не заметил, как вырос больше Солнца, потом заполнил собой всю Галактику, потом увидел ее вдали - в окружении других таких же галактик. И понял, что стал больше Вселенной, и Вселенная продолжает сжиматься. Человек продолжал расти до тех пор, пока не увидел вокруг себя множество похожих одна на другую вселенных. Затем и вселенные сжались до размеров атомного ядра. Иван уже не воспринимал дальнейшего, а между тем атомов вокруг становилось все больше, они срастались в молекулы, из молекул вырастали клетки, и вдруг перед глазами потрясенного человека близко-близко возник влажный изумрудный шарик на белом поле. Каково же было изумление Ивана, когда он понял, что видит перед собой не что иное, как зрачок своей драгоценной супруги. Из Бог весть какого тридесятого измерения… Великое - в малом и малое - в большом.

«А ведь из него мог получиться писатель, - подумала Люда. - Как плохо я знала своего мужа». И она продолжила чтение.
        Время, его течение - это лишь проявление свойств четвертого измерения в нашем трехмерном пространстве. Видимо, и жители плоскости догадываются о существовании третьей координаты по каким-то специфическим ее проявлениям в двухмерном мире. Если бы человек мог двигаться по четвертой координате, то он сразу оказался бы вне нашей Вселенной, видя ее всю / и другие вселенные/ со стороны как на ладони. Вывернутая наизнанку рукавица вот на что был бы похож тогда наш мир. Не является ли смерть неким переходом по четвертой координате в горний мир?
        Каждую ночь улетает от нас душа-странница: спешит на седьмое небо за свежей, но строго дозированной информацией о грядущей судьбе индивидуума. А, вернувшись назад, душа пересказывает все виденное мозгу, возбуждая в нем появление мыслеобразов. Беда только, что душа и мозг говорят на разных языках и понять друг друга не могут. Но и в интерпретации разума информация порой так же ценна, ведь люди научились толковать сновидения.
        Как вскоре убедилась Людмила, тетрадь была сборником притч, афоризмов, стихов, оригинальных мыслей, свежих идей, смелых предположений. Порой это были небольшие - на полстраницы - заметки, порой - одна-две строчки, написанные торопливым почерком. Многое было перечеркнуто, но под каждой новой записью Сергей не забывал ставить дату и свои инициалы, как доказательство своего авторства. Сергей поверял тетради свои тайные мысли, страхи, в чем Людмила убедилась, прочитав следующую запись.
        В прошлой своей жизни я утонул. Чем иначе объяснить мою водобоязнь? Ужас стальными клещами сковывает мое тело, едва лишь дно уходит у меня из-под ног. А как омерзительно бывает, когда ступня, как в масло, по щиколотку уходит в топкую гадкую грязь, или скользит по липкому, будто живому, донному илу. Однажды в воде мимо меня проплывали лохмотья разложившейся плоти. Непередаваемая степень отвращения. Не люблю воду!
        Иногда я кажусь сам себе столь терпеливым, что с полным правом могу заявить: буду помирать, и мне скажут: «Погоди полчаса, не умирай», подожду и час, и другой. А потом, может, и вовсе раздумаю умирать.
        Мой трезвый ум, страстям подвластный,
        Бежит порочащей хулы.
        А трепет плоти сладострастный
        Милей мне всякой похвалы…

«Вот уж никогда не думала, что мой Сережа еще и поэт! - с восхищением подумала Людмила. - Нет, на самом деле, как плохо я его знала».
        Какое непередаваемо-волшебное чувство свободы, когда летишь быстрее ветра над самой землей, касаясь ладонями росы на траве. И все это - сон. Если вы смотрите на это, скептически улыбаясь, еще не поздно - отложите книгу.

«Так может, он мечтал о книге? О своей книге! - догадалась Люда. - Но что смогу сделать я, ПРОСТО его жена? Может, удастся все это опубликовать? Или он писал это только для себя?»
        Живое пространство непрерывно исторгало души умерших. Им предстояло пройти тяжким путем отчуждения, чтобы спустя какое-то время Отец Справедливости решил их дальнейшую участь. Праведников ожидал бесконечный праздник лета в Бархатной стране и возможность нового воплощения в Мире Познания. Грешникам суждено было пройти семь кругов Ада и вкусить отчаяния, чтобы после по милосердию Отца заслужить прощение и реинкарнацию для исправления в Мире Ощущений.
        Нераскаявшихся и упорствующих в грехе своем поглощала геенна огненная, где их судьба переписывалась набело, а первоначальный образ подлежал забвению.
        Взамен исторгнутых Живое пространство с жадностью поглощало чистые души младенцев, которые вновь и вновь посещали удивительный Мир Познания, надеясь доискаться Первопричины Сущего.
        Такой порядок существовал от начала времен. Так заведено было Отцом Справедливости, и ничто не могло нарушить гармонию мирового устройства.
        Добро, или Зло - суть лишь степень справедливости, проявленной лично к вам какой-либо сторонней силой и вызывающая в вас позитивные, либо негативные ассоциации в зависимости от степени вашего воспитания и отношения к миру.
        Хоть, надежду хрупкую лелея,
        Я мечтаю очень долго жить,
        Каждый день боюсь, что не успею
        Дописать, додумать, долюбить.

«Да, Сережа, ты не успел… А может, твои опасения не оправдались? Может, ты успел именно столько, сколько было положено? Вот только не успел все это опубликовать».
        Я не пророк и не предтеча. Я адепт вечной доктрины, если хотите - догмы. Мое учение непреложно, неизменно, близко и понятно любому человеку, невзирая на язык, гражданство, вероисповедание. Я исповедую общедоступную религию Справедливости.

«Никогда мой Сергей ничего не говорил о религии. Тем более о религии Справедливости. Хотя, все мы в душе верим в справедливость и мечтаем о ней».
        Нам не дано вторую жизнь прожить.
        И в этой ничего не изменить:
        Дожди с земли на небо не пойдут,
        И реки вспять не потекут.
        Нам остается до конца идти,
        Свои ошибки исправлять в пути
        И уповать на то, что с нами вновь
        Надежда, Вера и Любовь!
        Человек, исходи из того, что все суждения твои заведомо ложны. Есть только одно верное суждение: однажды тебя не будет.
        Мы, мужчины, способны вызывать у наших жен безграничную любовь, но как часто мы готовы растаптывать все лучшие чувства женщины, пробужденные ее нежностью, из-за банальной подозрительности. Нехорошо…
        Вся наша жизнь - игра. Более или менее профессионально все мы играем от рождения и до смерти. Кому-то это нравится, кому-то безразлично, а большинство даже не догадываются, что они в игре. Одни играют в добропорядочность, другие - в распущенность, третьи и прочие - в престиж, порок, самоутверждение…
        Господи! Слава Тебе и благодарение за то, что живем в мире и здравии и не терпим нужды! Будь нам помощником на Земле и заступником на Небесах!

«Сергей не был верующим человеком, как не был и воинствующим атеистом, - подумала Люда. - Вероятно, в каждом из нас заложена Искра Божья, только не каждый об этом знает».
        Наша планета Земля - живое, разумное существо. Она - наш Бог, или, вернее, Богиня. Это она создала нас, наделила разумом, вдохнула в нас бессмертные души. И теперь она, наша Мать, тяжело больна. Ее поразил вирус человеческого прогресса. Человеческие сообщества, словно колонии паразитирующих бактерий, эволюцимутируют и пытаются подменить биологические процессы в организме Земли технологическими процессами. Земля до поры терпит. Но люди обречены. Вспомните, как поступаем мы, люди, с насекомыми, паразитирующими в наших жилищах.
        Каждая из прожитых нами жизней - лишь спица в колесе сансары. Беспечные потомки Адама и Евы - поколение за поколением - продолжают карабкаться по бесконечному стволу Древа Познания в тщетной надежде познать самое себя. Чем дальше от земли, от корней, тем горше разочарование.
«И все-таки, в записках Сергея теме смерти уделено слишком много внимания. Создается гнетущее впечатление. Неужели это было для него так важно? Неужели он так сильно боялся смерти? Но он никогда не говорил на эту тему. Наоборот, высмеивал меня, если я рассказывала ему о своих треволнениях. Можно предположить, что Сергей пытался понять саму природу смерти. Для чего? Видимо, для того, чтобы если не победить, то хотя бы противостоять ей».
        ЧТО ЕСТЬ БОГ?
        Изначально Бог являет собой сущность высшего порядка - бесплотную, но всесильную. Бог - это Живое Слово, Сверхзнание, сгусток информации, обладающий бесконечно большой энергией. Это как донельзя скрученная пружина, которая не может бесконечно долго оставаться в состоянии покоя. Бог обязан творить. Самовыражение, творческий взрыв - это способ существования Бога. Бог творит Мир. Но Он не создает Мир из ничего, - Бог Сам становится Миром, растворяясь в нем и разделяясь на равные части единого целого - невоплощенные души. Последние становятся обитателями незримого тонкого мира. Параллельно с этим идеальным миром существует и мир физический. Для познания этого мира и странствия в нем, странствия, именуемого жизнью, невоплощенные души творят для себя тела.
        С течением времени Бог, ставший Миром, осознает необходимость возвращения в исходное состояние - состояние сжатой пружины. Но для этого от воплощенных душ требуется сверхпознание обоих миров несовершенным инструментом человеческого разума с целью накопления, систематизации и обработки сверхинформации. В этом и заключается смысл создания и эволюции человеческих существ. Только просветленные души, обогащенные сверхзнанием, т.е. собравшие воедино всю исходную информацию о Боге-Мире, способны слиться в Конце Времен в сгусток божественной энергии, который даст начало иному миру в ином месте и в иное время. Так, бесконечно чередуясь, Бог и Мир воссоздают самое себя: Бог становится Миром, и в Мире рождается Бог. Один такой цикл древние индусы назвали кальпой.

1-ый ПОСТУЛАТ БЕСКОНЕЧНОГО:
        Бесконечная информация не может занимать ограниченный объем пространства бесконечно долго.

2-ой ПОСТУЛАТ БЕСКОНЕЧНОГО:
        Бесконечная информация в бесконечном пространстве не может существовать бесконечно долго.

«Надо же! Сергей еще и философ! Но мне нужно было прочесть все это раньше», - Людмила перевернула страницу и замерла, прочитав заголовок следующей заметки.
        ПСИХАДЖ.
        Мне бы хотелось однажды опубликовать все, что занимает и волнует меня, в одной маленькой книжке, которую я так бы и озаглавил: «ПСИХАДЖ». Почему именно это странное слово? Объясню… Психадж - это странствие души, называемое жизнью, и одновременно - смертельный полет через воспоминания о прожитой жизни. Каждый совершает свой психадж неоднократно, но никто не расскажет вам о своих впечатлениях, никто не прочтет путевые заметки странника на тот свет и обратно. Возможно, я заблуждаюсь, но есть лишь один способ выяснить истину - умереть самому. Хотел бы я умереть и вернуться. Но торопиться с этим не стоит.
        Люда в кровь искусала губы, пока читала последнюю заметку. Теперь она поняла, что неспроста Сергей твердил в бреду это слово. Он как будто программировал себя на возвращение. Что ж, чудес не бывает. Хотя верить нужно всегда…
        Глава 6. Зерна граната
        Сергей не заметил, как покинул мрачный дворец Аида. И еще его поразила быстрая смена ландшафта, подобная смене театральных декораций. Кипарисы, пинии и оливы Греции уступили место эвкалиптам, древовидным папоротникам и фикусам Индии. Тропический лес удивил Сергея своей вечнозеленой листвой и влажным зеленым ковром опавших листьев на земле, пестротой и пьянящим ароматом растущих повсюду гигантских цветов, неумолчным гвалтом всевозможных птиц. Под кронами исполинских деревьев, сплетенных вверху, было сумрачно и душно. Каждый шаг сквозь перевитый лианами кустарник давался с трудом. Сергей шел, еле продираясь сквозь заросли, отмахиваясь от москитов, как вдруг чуть не налетел на Вениамина.
        - Вы? - вскрикнул от неожиданности Сергей. - Как вы здесь оказались? Вас же гарпия унесла!
        - Какая гарпия? - промямлил Лебедянский. Он тоже перепугался не на шутку, внезапно увидев Сергея.
        - Ну, вас же гарпия унесла, - продолжал ожесточенно жестикулировать Сергей. - Только что, во дворце Аида.
        - Постойте! Не был я ни в каком дворце, - фыркнул от возмущения Вениамин. - Что вы мне голову морочите! Мы только что плыли в лодке вместе с Хароном. И вдруг эти джунгли… Я ничего не понимаю.
        - Ну ладно, Бог с ним, с дворцом, - махнул рукой Сергей. - Теперь, значит, и у вас амнезия…
        - Харон предупреждал нас, что мир «Рамаяны» совсем близко. Но чтобы настолько… А мы, кажется, попали именно в Древнюю Индию.
        - Возможно, - ответил Сергей. - А вы когда-нибудь бывали в джунглях?
        - До сих пор не приходилось. А что?
        - Да как-то уж чересчур реально они выглядят, эти самые тропики. Неискушенному человеку, по-моему, трудно вообразить себе такое.
        - А-а! Вы возвращаетесь к вопросу о псевдореальности этого мира. Не надоело вам спорить со мной?
        - Если ни вы, ни я никогда не бывали в джунглях, как в таком случае объяснить натуралистичность всех этих декораций? Я могу представить себе дубовую рощу, сосновый бор, но никак не саванну и не прерию.
        - Согласен. Я даже сосновый бор могу вообразить с большим трудом. Но… в данном случае оживает информация, записанная не на наших с вами мозговых извилинах, а на носителе принципиально иного типа. Вы понимаете, что я считаю человеческую душу универсальным и практически неуничтожимым носителем информации о каждом новом воплощении в смертной оболочке. Представьте, Сергей, что много лет тому назад вы в образе благочестивого анахорета прожили жизнь на лоне дикой индийской природы, и память об этой жизни навсегда запечатлелась в тайных анналах вашей души.
        - Хорошо, убедили, - неожиданно перебил Вениамина Сергей, - Скажите лучше, что это так воняет?
        - Да, действительно, я тоже заметил, - кивнул Вениамин. - Характерный трупный запах.
        - Где же источник этой гадости?
        - А-а! - засмеялся Вениамин. - А вот сейчас вы мне не поверите. Видите вон тот огромный красный цветок? Это раффлезия, паразитирующая на корнях лиан. Это ее аромат. Таким способом раффлезия привлекает к себе скопища мух, которые и опыляют цветок.
        - Эта информация тоже из прошлой жизни? - насмешливо спросил Сергей.
        - Нет, вынужден вас разочаровать. Это я прочел совсем недавно в каком-то журнале.
        - Посмотрите-ка, что это там? - Сергей заметил впереди, в сплетении лиан, подобие хижины и грубо обработанный каменный жертвенник, а около него искусно выточенную из песчаника фигуру молодой индианки, застывшей в позе лотоса.
        - Возможно, это заброшенный ашрам - жилище брахмана-подвижника, - предположил Вениамин. - Хотите подойти ближе?
        - Да, но сначала мне придется поработать мачете, - сказал Сергей, и в его руке в мгновение ока материализовался турецкий ятаган. - Ага! У меня тоже получается! Почти как у вас с золотой веткой, - воскликнул Сергей, яростно размахивая ятаганом налево и направо. - Помню, в детстве на даче крапиву так стегал.
        - Это удивительно! - восторгался Вениамин, издали разглядывая каменное изваяние. - Она как живая! Не такую ли, обращенную в камень девушку, расколдовал Рама, когда скитался по лесам во время изгнания? Но посмотрите, у нее явно европейские черты лица!
        - Не ломайте себе голову, этому есть простое объяснение, - ответил Сергей, подходя вплотную к изваянию. Каменная девушка сидела в позе лотоса, в вытянутых руках держа поднос с окаменевшей снедью. Кого и чем хотела она угостить, оставалось загадкой. - Просто это - Вика Николаенко, в которую я втюрился в восьмом классе. Только почему она здесь?
        - Раме достаточно было прикоснуться к окаменевшей Ахалье, чтобы расколдовать ее, - продолжал Вениамин.
        - Какой из меня Рама.
        - А вы попробуйте.
        - И что нужно сделать?
        - Возложите правую руку на вторую чакру - на ее лоб. Произнесите магическое заклинание, заручившись помощью известного вам бога. Скажите что-нибудь типа
«восстань, твое время пошло», или «оживи по изволению Шивы».
        - Может, лучше «по щучьему велению»? - рассмеялся Сергей.
        - Перестаньте хохмить!.. Ну, попробуйте иначе, если ТАК вам не нравится. Вспомните, как Господь воскресил Лазаря.
        Сергей посерьезнел, опустил правую руку на голову каменной девушки, что-то шепнул ей на ухо и тут же отпрянул в испуге: ему почудился вздох.
        - Все это ерунда, - махнул рукой Сергей минуту спустя. - Ничего не выходит.
        - Что вы ей шепнули? - поинтересовался Вениамин.
        - Отомри… Может, помните, была такая игра, - ответил Сергей и вдруг замолчал, взглянув на статую. Из-под каменной маски за ним следили живые карие глаза. Взмах ресниц, и сразу побелело лицо, порозовели и приоткрылись в улыбке губы. Вика Николаенко вздохнула и встряхнула головой, отбрасывая назад непослушные волосы. Все тело ее освободилось от каменных пут, и даже мелкие камешки на медном подносе превратились в кроваво-красные зерна граната.
        Сергей был потрясен увиденным настолько, что выронил из рук ятаган и попятился под пристальным взглядом бывшей возлюбленной.
        - Куда же ты, любимый? - карие глаза Вики расширились от удивления. - Я так долго ждала тебя, а ты, я вижу, не рад нашей встрече… Ты что, разлюбил меня?
        - Почему ты здесь? - спросил Сергей вмиг изменившимся голосом. - Ты тоже умерла?
        - Я давно умерла, - Вика улыбнулась и махнула рукой. - Я утонула… летом на каникулах после девятого класса. А ты не знал?
        - Ты умерла в шестнадцать лет? - ужаснулся Сергей.
        - А ты ушел после восьмого класса и сразу меня забыл, - осуждающе покачала головой Вика, и гримаса презрения исказила ее лицо.
        - Не все способны на сильное чувство в шестнадцать лет, - как бы извиняясь, пожал плечами Сергей. - Я любил тебя, но не знал, что для тебя это так серьезно. Прости. К тому же теперь я совсем не тот Сережка, которого ты любила. Я прожил целую жизнь, так что…
        - Знаю! - перебила его Вика. - Женился по любви, вырастил дочь. Ну и довольно! Я не могла ждать тебя вечно, ведь я так хотела ЗАПОЛУЧИТЬ тебя.
        - Все это время ты желала мне смерти?
        - Обладать тобой - для меня счастье. Так вот, я желала только счастья. И все же я ждала тридцать лет, я поделилась моим счастьем с другой женщиной. Потому что я слишком люблю тебя.
        - Слишком?! А ты меня спросила, нужна мне теперь твоя любовь?! Подумай сама: это же несерьезно, просто глупо.
        - Да, я несерьезна, может быть и глупа, но не забывай, что ты говоришь с шестнадцатилетней девчонкой, эгоистичной, по-детски наивной. Ты - моя первая и единственная любовь, и я давно мечтала хотя бы после смерти СОЕДИНИТЬСЯ с тобой.
        - Прости, это невозможно: я не люблю тебя! - жестко ответил Сергей.
        - Неважно. Главное, что я люблю. И делиться тобой я больше ни с кем не намерена. Ты - мой.
        - Да нет, не твой! У меня есть жена и дочь, ты это знаешь, и я хочу, во что бы то ни стало, вернуться к ним. Живым! А ты… Неужели за тридцать лет здесь нельзя было найти мне равноценную замену?
        - «На тебе сошелся клином белый свет!» - пропела Вика и вдруг задорно, по-девчоночьи, рассмеялась. - Да не сердись ты! Попробуй лучше граната. Ведь это я тебе приготовила.
        - Не хочу, - отвернулся Сергей.
        - Ну, съешь хоть зернышко, не дуйся!
        Со вздохом, больше похожим на стон, Сергей взял с подноса несколько зерен, бросил их в рот, разжевал и поморщился:
        - Кислятина! Зря я тебя расколдовал, надо было мимо пройти.
        - Что, милый, не вкусно?! - Вика Николаенко вдруг злобно захохотала, становясь похожей на гневную гарпию. - Вот ты и попался, суженый! Теперь тебе обратного пути нет: ты умер ОКОНЧАТЕЛЬНО!
        Сказав это, она исчезла, растворилась в воздухе. Лишь эхо ее гортанного смеха уносилось вдаль, под кроны эвкалиптов. Сергей испуганно и непонимающе посмотрел на Вениамина. Тот смутился, пожал плечами и ответил:
        - Отведавший зерен граната приобщается к загробному миру. Я не успел вам сказать. Я думал, вы знаете…
        - Что значит «умер окончательно»? - Сергей был в ступоре.
        - До сих пор у вас оставалась надежда выбраться отсюда… Теперь вам надеяться не на что. Я ведь вас давно предупреждал.
        Неожиданно подул холодный пронизывающий ветер. Небо потемнело и нависло над джунглями, солнце камнем упало к закату. Тропические эвкалипты и фикусы неуловимо быстро трансформировались в березы и сосны.
        - Что происходит? Смотрите, снег пошел! - крикнул Сергей, отворачиваясь от ветра, несущего снеговую крупу.
        - Настоящий буран, - откликнулся Вениамин. - Как резко испортилась погода!
        - Я думаю, это она все подстроила, Вика, будь она неладна!
        - Вполне с вами согласен. Но сейчас надо думать, как выбраться отсюда. Становится хо…
        Сергей оглянулся назад и не увидел Вениамина. Только что был человек и пропал, исчез на полуслове в снежных вихрях. Сергей забеспокоился. Теперь до него дошел смысл слов Вики Николаенко. Получалось так, что не Вениамин исчез из жизни Сергея, а наоборот - Сергей перестал существовать для Вениамина, ибо он умер окончательно. Сергей стал метаться из стороны в сторону, звать Вениамина на помощь, выкрикивать проклятия в адрес Вики, но только ветер свистел в ответ. Снег летел сплошной стеной, закрывая все вокруг, словно хотел с головой засыпать окончательно умершего человека.
        Внезапно в снежных вихрях возникли темные мужские фигуры. Сергей крутнулся на месте и понял, что его окружают, по меньшей мере, десятка два закованных в броню воинов. Скоро он различил островерхие рогатые шлемы, круглые щиты, чешуйчатые кольчуги, тускло поблескивающие мечи и боевые топоры.
        Несомненно, Сергея обступили со всех сторон викинги. И хотя настроены они были довольно агрессивно, Сергей оставался спокоен, ибо он знал, - уже знал, - что многие из этих витязей приходятся ему побратимами, а рыжебородые Гуннар и Хёгни - братья его жены Гудрун. Сергей переводил взгляд с одного лица на другое и с удивлением понимал, что все эти лица ему знакомы, или были знакомы тысячу лет назад. Конечно, и викинги знали Сергея, но для них имя его звучало иначе - Сигурд.
        Гуннар поднял правую руку, призывая к вниманию:
        - О, славный Сигурд, - торжественно начал он. - Ты великий воин, гроза драконов, освободитель валькирий! Думал ли ты, что идешь против воли Одина, возвращая к жизни обращенную в камень Брюнхильд? Или она столь прекрасна, что ты забыл о гневе богов?!
        Сергею хорошо были известны древнескандинавские и германские сказания о нибелунгах, и потому он догадался, с чем пришли к нему эти викинги во главе с Гуннаром. Новоиспеченная жена Гуннара - Брюнхильд - изначально хотела в мужья его, Сигурда, а когда Сигурд предпочел Гудрун, любовь Брюнхильд сменилась лютой ненавистью. Тем более что Сигурд хитростью склонил Брюн выйти замуж за ненавистного ей Гуннара. Чувствуя себя вдвойне обманутой, валькирия сумела настроить нибелунгов против Сигурда, и вот теперь они пришли забрать его жизнь.
        Но как оказались похожи индийский и скандинавский эпосы о двух окаменевших красавицах, наказанных за грехи верховными богами и освобожденных наперекор их воле могучим воителем. Как смогли переплестись и наложиться друг на друга сюжеты мифов двух столь разных народов?! Несомненно, вся эта причудливая мозаика психаджа строится вокруг одной ключевой фигуры, и фигура эта - все та же Вика Николаенко. Теперь, правда, у нее другое имя - Брюнхильд. Но планы прежние - заполучить Сергея (вторая попытка). Может, магия гранатовых зерен не помогла ей сразу завладеть душой Сергея, и теперь Вика прибегла к помощи мечей нибелунгов?!
        - Побратимы! - воскликнул Сергей, обводя взглядом суровые лица викингов. - Человеку присуще творить добро, ибо он разумен и милосерд. Но как часто нам приходится расплачиваться за последствия наших благих дел. Скажите, мог ли я пройти мимо окаменевшей Брюнхильд, зная как избавить ее от проклятия, но, зная также, КТО наложил это проклятие?.. Мог, конечно, но… не посмел. И не красота Брюн подействовала на меня… Я услышал ее мольбы, исходящие из глубины камня, и душа моя дрогнула. А теперь, храбрые витязи, делайте дело, за которым пришли.
        - Мы не убийцы, Сигурд, - возразил Гуннар. - Даже если мне суждено убить тебя, я сделаю это, прославляя тебя и гордясь тобой. Что такое смерть? Это лишь переход от тягот земного существования к вечному блаженству Вальхаллы. Разве я совершу зло, если отправлю твою душу к пиршественному столу предков?!
        - Конечно, нет. И я надеюсь, что, в конце концов, мы все однажды соберемся за одним столом.
        - Ты не понял. Мы не убийцы, и поэтому мы вызываем тебя на поединок. Каждый из нас будет сражаться с тобой один на один. И пусть жребий каждого из нас определят норны… Начинай, Агнар!
        Вперед выступил светловолосый варварского вида воин в плаще из шкуры волка мехом наружу. Он неторопливо приближался к Сергею, взвешивая в руке длинный обоюдоострый меч. Сергей вспомнил о своем ятагане, запоздало оглянулся, но сразу понял, что найти его в снежной круговерти не помог бы и Один. Тогда он снова попробовал ВООБРАЗИТЬ меч, и это у него получилось - в ладонь легла рукоять тяжелого палаша. Сергей взмахнул мечом раз и другой, чтобы рука привыкла к новому оружию, и сталь, рассекая воздух, запела.
        Нибелунги расступились, освобождая место для поединка, и противники сошлись. Сергей видел, как насторожен Агнар, он читал неуверенность в глазах молодого викинга, сам же был спокоен и преисполнен гордой решимости.
        Агнар атаковал первым. Противно лязгнула сталь. И вдруг молниеносный выпад Сергея заставил Агнара резко отпрыгнуть назад. Викингу не повезло: он упал на одно колено и не успел подняться, парируя серию точных и мощных ударов, каждый из которых мог стать для него роковым. Сергей-Сигурд управлялся с палашом играючи, но он не желал смерти Агнара: победа над юнцом не прибавила бы ему славы. Поэтому Сергей искал случая обезоружить Агнара, не причиняя ему вреда.
        Агнар хотел как можно ярче прожить свои последние минуты, а в том, что будет неминуемо повержен, он не сомневался. «Главное - утомить Сигурда, - думал он. - И пусть не мне сегодня праздновать победу, но побратимы довершат начатое мной, отомстят за меня».
        Внезапно на мгновение Сергей открылся: неудачный замах, потеря инициативы, и вот уже Агнар контратакует. Дальнейшее показалось Сергею нереальным: неожиданный яркий свет, резкая боль в левом боку и победный клич обступивших его нибелунгов. «У Агнара получилось!» - пришло понимание случившегося. Левой рукой Сергей зажал рубленую рану на боку и продолжил поединок. Теперь он действовал жестко, безжалостно, поздно оценив последствия своего альтруизма. Агнару пришлось туго. Он не ожидал, что после столь серьезного ранения Сигурд будет способен сражаться, как ни в чем не бывало. Нибелунги стали роптать, видя, что их поединщик слабеет. Вот еще удар, И Агнар упал, обливаясь кровью.
        - Кто следующий? - Сергей обернулся к Гуннару и Хёгни и сделал несколько шагов в их сторону. Тут силы оставили его, в глазах потемнело. Боясь упасть, он остановился и, как на посох, оперся на палаш. По всему телу снизу доверху прокатилась горячая волна, яростно застучала в висках кровь. Сергей сделал еще шаг, еще… и…

…увидел, что идет по облакам. Во всем теле ощущалась необыкновенная легкость, боль в левом боку унялась, ушли суетные мысли и желания. Осталась любовь и с нею память и мысль. «Три способности души», - вспомнил Сергей строчку какого-то текста.
        Кругом было бело, празднично, уютно. Воздух пропитан благовониями настолько, что кажется, будто попал на кухню богов, где варится амброзия и эликсир бессмертия. Внезапно взгляду Сергея открылась чудесная картина: на соседнем облаке в окружении парящих валькирий пируют герои. Тут и Агнар, Гуннар, Хёгни, все остальные. Героям весело, все невзгоды земной жизни забыты, мысли оборвались, время остановилось. На минуту Сергею тоже захотелось с головой окунуться в бесшабашную тризну по жизни. Но когда пирующие заметили его и начали чересчур энергично приглашать к столу, Сергею стало не по себе. Он демонстративно отвернулся, сел на край облака, свесив ноги, и осторожно посмотрел вниз. Земли не было видно, все пространство внизу занимала фиолетово-серая облачная масса, гонимая ветром, клочковатая, подсвеченная снизу вспышками молний. Над землей бушевала гроза. А здесь, наверху, грело вечное солнце, веял летний ветер, над головой синело бездонное небо.
        - Ты не хочешь присоединиться к побратимам? - услышал Сергей за спиной голос Вики Николаенко, и вдруг холодные тонкие пальцы легли на его плечи. Сергей вздрогнул от прикосновения. - Вот ты и со мной. Только не надо меня обижать! Скажи, что любишь… Солги… Мне все равно будет приятно… Со временем ты ко всему привыкнешь и обо всем забудешь…
        - Скажи, - Сергей повернул голову и искоса посмотрел на Вику. - Тебе никогда не хотелось обратно на Землю?
        Вика усмехнулась.
        - Одно время я хотела… стать призраком. Этаким привидением в простыне на голое тело. Хотела всюду следовать за тобой, шептать на ухо о моей любви. Я могла бы довести тебя до безумия!
        - Нет, ты не так поняла. Ты не думала начать все сначала: снова родиться, прожить новую жизнь, найти, наконец, свое счастье? Не думала?
        - Милый, - снисходительно улыбнулась Вика. - Ты хоть знаешь, что такое кармическое программирование? Ты прожил десять одинаково-коротких жизней? Ты умер десять раз в шестнадцать лет? А я через все это прошла, не знаю только, за какие грехи, и хочу теперь одного - покоя. Хотя бы здесь, в Вальхалле. Кстати, мне тут нравится больше, чем на Земле. И, слава Богу, что не гонят… Так как, полюбишь меня?
        - Отпусти! Ты должна понять, если…
        - Ты у - мер! Окончательно! - перебила Вика, и в голосе ее зазвучала угроза. - Конечно, надо бы тебе дать время привыкнуть, - добавила она, смягчаясь. - Но для меня каждая секунда - вечность. Вспомни меня, - Вика погладила Сергея по щеке и быстро-быстро зашептала ему на ухо. - Вспомни, и тебе сразу станет шестнадцать. И будто не было всей твоей жизни. Представь, ты не совершил еще ни одной ошибки. Жизнь впереди, а я с тобой, и все заново, но только лучше. А какая любовь тебя ждет! Я готова обожествлять тебя, я буду повиноваться тебе, я стану твоей рабой. Я умру для тебя и воскресну! И все это будет длиться вечность. Но ты не станешь скучать, пока я с тобой.
        Сергей потянулся к ней. Ее слова звучали чарующе, волосы пахли божественно и были приятны на ощупь. Сергей почувствовал Викино дыхание на своей щеке и понял, что она победила: он хочет ее, он останется здесь и забудет Людмилу. И зачем сопротивляться ЭТОМУ, если ЭТО так прекрасно?! Люди умирают не для того, чтобы потом возвращаться с того света незваными гостями. Да, пожалуй, стоит остаться.
        И тут кто-то сильно дернул Сергея снизу за ногу. Сидя на краю облака, он сразу потерял равновесие, всплеснул руками и почувствовал, что проваливается в бездну. Вика на мгновение растерялась, но тут же поймала запястье правой руки Сергея и так удержала его.
        - Держись! - только и сказала она.
        Сергей держался, как мог. Он повис на одной левой, болтая в воздухе ногами, пытаясь правой ухватиться за край облака. Но облако попалось на удивление непрочное: из него всякий раз летели белые хлопья и клочья ваты. Одна странная мысль терзала в этот миг Сергея, мысль о том, почему он вдруг стал так тяжел. Ведь только что сидел на ватном облаке, как тень, невесом. С ним что-то случилось. Знать бы еще: к добру, или к худу.
        Сергей, наконец, сдался, предчувствуя скорую развязку, оставил попытки спастись. Сердце бешено колотилось в груди, левая рука болела так, будто из нее вытянули все жилы, на лбу выступил пот. Сергей посмотрел на Вику и понял, что ей тоже плохо.
        - Как некстати она о тебе вспомнила, твоя Людмила, - процедила сквозь зубы Вика, теряя последние силы в попытках закрепиться на краю облака. - Да ты еще такой тяжелый!
        - Пусти! Упадем вместе! - крикнул Сергей и вдруг понял смысл сказанного Викой. - Так это Милка меня с облака сдернула? Так я еще и ТЯЖЕЛЫЙ вдобавок?!
        - Дошло, наконец, - проворчала Вика. - Чему радуешься?
        - Пусти сейчас же! - зарычал на нее Сергей и сорвался.
        Он падал, бестолково размахивая руками и ногами. Ветер свистел в ушах, голова кружилась, горло сдавило так, что не вздохнуть. Сергея беспорядочно вращало в воздухе, и он не мог сориентироваться: линия горизонта переворачивалась, земля и небо то и дело менялись местами. Было страшно. Было четкое ощущение последних минут жизни. Сергей камнем падал в грозовую тучу, кричал от отчаяния, кусал губы. Снизу сверкнуло, оглушительно грянул гром, и Сергей мигом промок, влетев в облако. Его сковал холод - пробрало до костей - и вдруг Сергей повернулся лицом к земле, зафиксировался в этом положении и продолжал падать уже сознательно, как парашютист, совершающий затяжной прыжок. Земля была еще далеко. Сергей стиснул зубы и попробовал собраться с мыслями. И вдруг он почувствовал, что уже не падает, а парит в струях дождя, выплывая из облачной тени к свету солнца. Он понял, что летит, и это было волшебно, невероятно здорово и совсем не страшно, даже прошел озноб. Неожиданно совсем близко воздух как будто сгустился и порозовел. А ниже и правее небо уже переливалось всеми цветами спектра. Сергей влетел в радугу и
сразу обсох, успокоился, согрелся. Он плыл по радуге, как по реке, пересекая ее поперек снизу вверх, нырял из желтого рукава в зеленый и из синего в фиолетовый. Облака внизу рассеялись, и взгляду Сергея открылась панорама родного города. Он увидел свой дом, таксопарк, универмаг, где работала Мила, потом отыскал то место на шоссе, где осталась на обочине его бежевая «Волга». Сергей понял, что желание вернуться в ЭТУ жизнь снова окрепло, что оно не покидало его ни на секунду, несмотря на все уловки его бывшей подруги. Он чувствовал, как сильно любят его жена и дочь, и он спешил к ним, еще не зная, как и когда обретет он возможность хотя бы просто их увидеть.
        Глава 7. Приговор
        Известие о гибели матери застало Лерочку Лебедянскую врасплох. Это юное курносое создание, выросшее в тепличных условиях, было совсем не готово к подобным жизненным катастрофам. Мама была для нее всем, и с ее смертью, казалось, оборвались все мыслимые связи с этим миром. Ужасную потерю нужно было как-то пережить, и Лера ревела в подушку, часами лежала на тахте без движения, глядя в одну точку - на мамину фотографию на столе.
        То, что отец остался жив, мало утешало Леру: с ним она практически не общалась. Дома у папы был рабочий кабинет с книжными стеллажами вдоль стен, откуда он выходил разве что к обеду. Всегда деловитый, погруженный в свои тайные мысли, отец не замечал дочери, оставляя вопросы воспитания прерогативой жены-педагога.
        Еще дошкольницей Лерочка рисовала себя - счастливую акварельную девочку - под руку с мамой - самой красивой мамой на свете. На этих рисунках над маминой головой обычно сияло веселое солнце, а вдали, на краю бумажного листа, стояла маленькая закорючка - это папа, далеко-далеко от их с мамой чудесной жизни, сидел за своим столом и писал скучные книжки.
        Привыкшая к семейному благополучию, Лера впервые задумалась о взаимоотношениях матери и отца. Любили ли они друг друга, Львица и Козерог? Насколько были близки духовно?.. Добытчиком в семье был, безусловно, отец. Но сам он, не обладая достаточно твердым характером, уступил привилегии главы семьи более уверенной в себе маме. И Львица, будучи прирожденным администратором, с легкостью подчинила себе законопослушного Козерога. Так они и жили долгие годы размеренной и довольно однообразной жизнью, не зная даже, счастливы ли в браке. Показная идиллия могла длиться вечность, но беспощадная смерть в одночасье ввела коррективы.
        Мамы нет, и нет рядом отца, чтобы спрятаться у него за спиной. А спрятаться очень хотелось: Лера холодела от одной мысли о предстоящих похоронах. Но, оказалось, переживала она напрасно.
        Первым позвонил Данилевич, - школьный товарищ отца, теперь - глава районной администрации, - которого мама за глаза частенько обзывала кретином.
        - Валерия Вениаминовна?! - Лера не сразу поняла, что обращаются к ней. - Здравствуйте. Данилевич… Да-да, мне сообщили… Очень, очень скорблю! Примите мои самые искренние соболезнования! Да, я знаю, что отец в больнице. Наведаюсь к нему нынче же вечером… Главное, вы ни о чем не беспокойтесь! Я все возьму на себя. Через полчаса пришлю вам компетентного человека, он займется оформлением документов. Что неясно - к нему. К вам только одна просьба: найдите хорошую мамину фотографию, а памятник закажу я сам… Не плачьте, я все устрою.
        Почти сразу после звонка Данилевича приехала Зоя Абрамовна - мамина «седьмая вода на киселе».
        - Лерочка! Мы не оставим тебя одну! Перенести такой удар и зрелому человеку тяжело, а ты еще дитя… Тебе ничего не придется делать самой… Если понадобятся деньги, можешь рассчитывать на меня…

…Маму привезли из морга утром следующего дня. Лера со смесью страха и благоговения издали смотрела на маму, кусала губы. Странно и страшно было видеть ее неживой - восковой куклой с наспех припудренными синяками и ссадинами на вмиг постаревшем лице.
        Вокруг сновали люди, порой незнакомые, - для всех находилась работа, - но им вместе взятым было намного легче, чем ей, Лере, одинокой и безутешной в этот солнечный день. Съежившись и обхватив колени руками, она сидела на диване, похожая на маленькую обиженную принцессу, устремив свой взгляд в одной ей ведомую бесконечность. Подходила Зоя Абрамовна, еще какие-то женщины, обнимали за плечи, ворковали в самое ушко непонятные и ненужные слова. Леру звали к столу, но она только печально качала головой. Наконец, ближе к вечеру, Зоя Абрамовна принесла стакан воды и пару таблеток, приказала: «Выпей!» Лера послушалась, и вскоре голова стала клониться набок, глаза сами собой закрылись. Она позволила довести себя до кровати, легла и мгновенно уснула…
        И приснился Лере темный лабиринт, по которому она не шла, а, скорее, летела, гонимая мощным воздушным потоком, похожая на невесомый парашютик одуванчика. Впереди брезжил свет, и было вовсе не страшно лететь одной в бесконечную даль. И вдруг Лера услышала позади мамин голос и оглянулась. Да, именно так звала мама домой заигравшуюся во дворе дотемна первоклашку. Да, конечно, это была мама - цветущая беспечная красавица.
        - Лерка! Ты почему здесь? - удивилась и испугалась она.
        - Я искала тебя, - жалко улыбнувшись, ответила Лера. - Мне без тебя плохо.
        - А ну, перестань сейчас же! Глаза уже на мокром месте! - пожурила мать дочку. - Давай руку, летим вместе.
        Лера - счастливая - ощутила в ладони тонкие мамины пальцы.
        - Ты хоть знаешь, куда летим?
        Лера с беззаботной улыбкой покачала головой. Ей было все равно, куда лететь, лишь бы с мамой. А мама недовольно вздохнула:
        - Бесшабашная ты, Лерка! Ну, ладно. Я вижу, ты спишь. Значит, сумеешь вернуться.
        - Ага, сплю, - Лера в шутку на секунду зажмурилась.
        - Слушай меня, - продолжала мать. - Следом за мной летят еще люди, и среди них твой отец. Ты уже знаешь, ЧТО с нами стряслось? - личико Леры сразу осунулось, погрустнело. Мать кивнула - поняла. - Все умирают, рано или поздно. Ты уже не школьница. Взрослая девица. Опека тебе ни к чему: у самой голова на плечах. Конечно, жалко оставлять тебя на произвол судьбы, и все же я более-менее за тебя спокойна: ты - МОЯ дочь! Не забывай меня, а я буду всегда незримо рядом. Будет сложно - позови, приду… Отца хочу забрать с собой, да и он, чувствую, не против. Но все решит Суд Божий.
        - Я увижу Господа?! - глаза Леры расширились от восторга и удивления.
        - Увидишь, - улыбнулась Ляля. - Если не проснешься раньше времени.
        - Но, мама! - спохватилась Лера. - Как это ты хочешь папу забрать с собой?! Ты хочешь оставить меня совсем одну?
        - На что тебе отец? У вас с ним никогда не было ничего общего.
        - А кто будет деньги зарабатывать?! - искренне удивилась Лера.
        - Я думала, ты взрослая…
        - Нет, мамочка, папу я тебе не отдам!
        В это время раструб темного лабиринта расширился, глаза ослепил яркий свет, и движение прекратилось. Мать и дочь очутились в прозрачно-хрустальном дворце, своды которого терялись в молочно-белых облаках. Во все стороны разбегались анфилады комнат. Мать и дочь замешкались, не зная какой путь избрать. И вдруг стены зазвучали. Казалось, говорил сам дворец: «Приветствую вас в Доме Господа! Он ждет вас, ступайте».
        - Мы не знаем, куда идти, - за маму ответила Лера.
        - Куда бы ни направлялся имеющий Господа в сердце своем, он всюду находит Его! - был ответ.
        Мать и дочь переглянулись и пошли наугад. И чем дальше они продвигались, тем заметнее и сочнее анфилада наполнялась светом, и вот, наконец, в одной из комнат - в огромной хрустальной вазе, видимой изнутри, - они увидели Престол Господень. Но Трон был пуст, лишь у его подножия за пюпитрами красного дерева сидели два благообразных старца в белых одеждах. В них Лера узнала ветхозаветных Еноха и Илию, живыми взятых на Небеса. Они заметили вошедших и жестами указали им место, где надлежало дожидаться Судии. Илия углубился в чтение пухлого тома - «Жития рабы Божией Ляли», как было означено на обложке. В течение нескольких минут пророк то сердито хмурил брови, становился мрачен и бросал гневные взгляды на подсудимую, то делался грустен, участливо вздыхал и тогда смотрел уже иначе - сочувственно. Енох бесстрастно вносил в Книгу Записи Приговоров анкетные данные подсудимой. Он ни о чем не спрашивал Лялю - читал ее, как открытую книгу.
        Лера нервничала, грызла ногти. Ей не терпелось увидеть Господа, к тому же теперь ее сильно волновала участь отца. Лера по-новому взглянула на свою мать и увидела ее с неожиданно-неприятной стороны. «Ни за что нельзя отдавать ей отца! - думала Лера, следя за выражением лица Илии. - Но помочь мне может только Христос».
        В это время в комнате-вазе появились новые персонажи: Сергей, Людмила и Вениамин. Последней, как ведьма на помеле, влетела Вика.
        - В зале уже двое живых, Господи. Я протестую! - вдруг воскликнул Енох, и Лера увидела Того, к кому обращался божественный писарь.
        Русоволосый и кареглазый, в простой греческой хламиде, с раскрытым кодексом в левой руке, будто сошедший с иконы, что висит в маминой спальне, Иисус - больше Человек, чем Бог - внезапно появился сидящим на Троне и движением руки остановил писаря.
        - Уймись, Енох. Это жена и дочь. Они смогли найти дорогу сквозь сон, а это удается только любящим. Ныне решается участь их любимых, так пусть будут всему свидетелями.
        - Кто из вас почил первым? - вопросил Христос людей в зале, и Ляля гордо вышла вперед. - Ты, тщеславная женщина?! - Христос не дал Ляле и слова сказать. - Я вижу, и муж твой здесь. Но ему не место рядом с тобой. Вениамин, подойди к дочери! Нынче же вернешься в тело свое и оставишь греховные помыслы о смерти. Тебе отпущена долгая жизнь.
        - Не могу, Господи! - возопил Лебедянский. - Сердцем тянусь к погибшей супруге и прошу Тебя, Господи, соединить меня с ней!
        - Сердцем, но не душой! - вскричал Илия. - Ты просишь невозможного. Ты противишься воле Божией!
        - У нас каждодневно кто-нибудь да просит невозможного… Но компромисс возможен, - улыбнулся Христос. - Ладно, отложим пока это. Послушаем лучше дочь твою.
        Лера с нескрываемой робостью приблизилась к подножию Трона, изобразила книксен и сказала:
        - Прошу одного: верните мне папу.
        - Есть люди, - до седых волос младенцы, - кои не желают, боятся взрослеть. Инфантильность тебя, Лера, не красит. Помысли: сколько младенцев во всем мире ежечасно теряют отца, либо мать, либо обоих родителей сразу… Тебя младенцем не назовешь… А любишь ли ты отца своего?
        - Люблю, - промямлила Лера.
        - Любишь… Однако, он вторые сутки в больнице, а ты не удосужилась даже справиться о его самочувствии, - Иисус помолчал и добавил. - И все же я признаю твою просьбу законной. Отец твой да вернется к тебе!
        - Господи! - воскликнула теперь Ляля. - Ты отдаешь отца дочери, но хочешь оставить жену без мужа?
        - Муж твой - живой, или мертвый - твоим и останется. Никто не отнимает его у тебя. По истечении срока земного бытия он явится к тебе, и желание твое исполнится.
        - Господи! - вскричал Вениамин. - Но ведь я по своей воле хочу остаться здесь. Я не хочу больше жить!
        - Ты сказал сейчас страшные слова, Вениамин! - нахмурился Иисус. - Но, вижу я, что, отвергая попечение Божие, ты действуешь не по своей воле, а по наущению сатаны. Опомнись, ты играешь с огнем!
        - Вы отдаете тело дочери, - не унималась Ляля. - Так дайте мне хотя бы его душу. Выбирать не приходится, с меня довольно и души.
        - Что значит «довольно»?! Да знаешь ли ты, грешница, ЧТО такое душа?! - возмутился Илия. - Ответь, разве стал бы сатана ловцом душ человеческих, если б не были они величайшей ценностью трех миров?!
        А Иисус продекламировал:
        Моя душа, - бесценный бриллиант, -
        Заключена ты в тело, как в оправу.
        Но лишь тому принадлежишь по праву,
        Кто воплотил в оправе свой талант.
        - Не ты ли автор этих строк, Вениамин? - спросил Иисус. - Был ли ты искренен, когда писал эти стихи? Или они шли не от сердца?! Ты правильно написал: именно мне принадлежат души большинства ныне живущих. Исключением являются лишь пособники сатаны, чьи души неминуемо сгорят в аду. У тебя есть желание присоединиться к последним?
        - Господи! Прости меня! - поник головой Вениамин. - Я сам не знаю, чего хочу. До сих пор я мечтал вернуть Лялю, а теперь…
        - Мечты смертных, не облеченные божественной необходимостью, как правило, несбыточны.
        Воцарилась тишина, и в это время Иисус повернулся к Сергею:
        - Ну, а что скажет сам виновник этой трагедии?
        - Только то, что прав Ты, Господи. Я - виновник.
        - Вот как?! Даже не пытаешься оправдаться? А мне казалось, виноват водитель панелевоза.
        - Ну да, он тоже, но я… Я ничего не успел сделать… Хотя должен был успеть… Одним словом - раззява. Жена Вениамина погибла из-за меня.
        - Что вину свою признаешь, хорошо… Жалеешь, что рано умер?
        - Еще бы! - Сергей поднял на Христа глаза, полные надежды.
        - Да, к сожалению, ты умер, и тело должно быть вскоре предано земле… А теперь мы спросим, зачем явилась сюда твоя вдова. Ответствуй, раба Божия Людмила!
        - Господи, я до последней минуты надеялась на чудо, - проговорила Люда, обливаясь слезами. - Думала, смогу умолить Тебя… Господи, подари мне его душу!
        Иисус добродушно усмехнулся:
        - Пусть я грубо утрирую, но зачем тебе муж-привидение?
        - А тело отдайте мне! - в нетерпении вскричала Вика Николаенко, перебив Иисуса. - Я тридцать лет жду этого тела, я заслужила его своим долготерпением и теперь вправе насладиться им.
        Людмила с ненавистью взглянула на соперницу, потом - с немым вопросом - на мужа. Сергей воспользовался паузой.
        - Господи! Тебе ведомы все наши помыслы и деяния с младенчества до самой смерти. Эта девушка до сих пор любит меня, но безответно. Я всецело принадлежу жене своей и с нею хочу остаться до гроба. Я по-прежнему хочу жить и прошу вернуть меня к жизни!
        - Неугомонный, - вздохнул Иисус. - Поверь, если б оставалась хоть малейшая надежда на восстановление твоего тела, я с радостью отпустил бы твою душу для продолжения жизни. Но тело уже тронуто тленом…
        - Так ли уж это важно, Господи?! Не Ты ли оживил Лазаря на третьи сутки после его смерти?!
        - Верно, в своей земной жизни я не раз оживлял усопших, но теперь дело иное: оживить всех желающих мертвецов мне не позволят интересы живых, блюсти которые я обязан.
        - Недавно Ты говорил, Господи, что нельзя просить невозможного, но что компромисс возможен…
        - Я понял тебя. Но, тем не менее, договаривай. Твоя мысль настолько неординарна, что может разом решить все проблемы. Говори, чтобы слышали все.
        - Да, Господи, - продолжал Сергей. - Я хотел бы, чтобы желание каждого из присутствующих было исполнено как можно точнее. Но для этого надо, чтобы мы с Вениамином поменялись местами. Это возможно?
        - Я понял тебя так: ты хочешь, чтобы твоя душа жила отныне в теле Вениамина, а душа Вениамина осталась бы здесь?
        - Да, Господи, если это возможно.
        - Возможно. Но не думаешь ли ты, Сергей, что в этом случае выигрывают все, кроме вас с Людмилой? Только представь: ты перестанешь быть самим собой. Скорее всего, ты забудешь о своей прежней жизни, о жене, о дочери. А ведь ты решился на обмен только ради своих близких, разве не так?
        - Господи, но ведь Ты поможешь мне НЕ ЗАБЫТЬ их?
        Христос улыбнулся и некоторое время молчал, обдумывая свой ответ. Глядя на Него, Сергей тоже заулыбался.
        - А Вениамин не против? - наконец спросил Иисус.
        Лебедянский виновато потупился:
        - Да будет мне по слову Твоему, Господи!
        - Ну что ж, - Иисус окинул взглядом присутствующих. - Кажется, мы никого не забыли… Енох, зачти приговор.
        Енох важно кивнул Христу и нараспев прочел:
        - Священный и единственно-справедливый Суд Божий постановил: дочь получит тело отца, а жена - душу мужа, и желание мужа будет учтено - душа останется здесь. Вдова обретет душу, а соперница - тело твое, Сергей. Сам же ты займешь освободившееся тело Вениамина. Ты продолжишь свое существование в чужом теле, ничего о прежней судьбе не помня. Возможно, ты никогда не встретишь Людмилу и даже не вспомнишь о ней… Согласен ли ты - на этих условиях - вернуться к жизни?
        Сергей пристально посмотрел на Люду, как будто старался запечатлеть в памяти ее образ. Затем перевел взгляд на Иисуса и ответил:
        - Я согласен. Даже на этих условиях. Надежда умирает последней.
        Христос привстал на Троне и движением руки остановил Еноха, порывавшегося что-то сказать:
        - Предлагаю два последних пункта из приговора исключить. Я же обещал помочь человеку…
…Лера проснулась среди ночи, села на кровати и обхватила руками голову. «Сон необычайно реален, - подумалось ей. - Как ярки и правдивы образы Еноха и Илии, они до сих пор стоят перед глазами, как живые. А вот лица шофера, его жены и, тем более, соперницы уже расплывчаты, нечетки, как на плохой фотографии. И это неудивительно, ведь я их никогда не встречала. Я могла их только вообразить, и ни о каком портретном сходстве речи быть не может. Но зачем они приснились, эти неприятные чужие люди, и вообще… должна же быть какая-то причина, почему мне приснился Суд Божий?! Особенно неприятен этот Сергей. Человек, погубивший маму, теперь посягает на тело отца… Конечно, все это глупости, и переселения душ не бывает, но от этого не легче… А мама! Она никогда не была до такой степени эгоистичной. Или я ее плохо знала? И отец тоже… Неужели я для него ничего не значу?»
        Лера застонала, закусила до боли губы и вдруг начала бить себя по лицу, повторяя:
        - Дура, дура, дура! Это сон! Дура, дура, дура!
        Глава 8. В чужом теле
        Сквозь бело-молочный туман забытья, сквозь цветные сполохи сновидений, сквозь завесу кромешного мрака просочился розовый утренний свет. Одновременно резко возникли звуки: взволнованное воркование голубей за окном, шелест шагов за дверью, чье-то близкое неровное дыхание. Специфический больничный запах объяснил очнувшемуся, где он находится.
        Человек открыл глаза и улыбнулся, разглядывая тень оконного переплета на потолке. Потом скосил глаза влево и вправо - огляделся по сторонам. Слева не было никого, а справа сидел на койке старик в грязной майке и мятых пижамных брюках. Правая рука его - по локоть в гипсе - висела на перевязи, левой старик неустанно поглаживал свои впалые щеки с трехдневной щетиной.
        - Ну, что скажешь, мил-человек, очнулся?
        - Курить, дед, охота по-страшному.
        - Этак сразу-то? Да еще в палате…
        - Веришь, дед, тыщу лет будто не курил!
        - Ну, гляди… «Беломор» будешь?
        - Спрашиваешь! - человек попробовал повернуться набок, и тут его тело пронзила острая боль.
        - Дурень! - прикрикнул на него старик. - Поломанный весь, а туда же… Лежи уж. Как звать-то тебя? - спросил он, немного смягчаясь, шаря рукой под подушкой в поисках
«Беломора».
        - Сергей.
        - Серега, значит. А меня Кузьмичом зови. Это и просто, и уважительно… На вот! - дед протянул собеседнику мятую папиросину, щелкнул у лица зажигалкой. И все это быстро, ловко, хотя и одной левой.
        Лежащий сделал первую затяжку и зашелся неудержимым кашлем - кашлем никогда не курившего человека. Папироса упала на пол. Старик ругнулся, подобрал ее с пола и метко бросил в открытую форточку.
        - Велено было врача позвать, или сестру, как только ты очухаешься, - проворчал он.
        - А я, дурак, начал с тобой лясы точить! Ну, прокашлялся, что ли?
        - Ладно, дед, зови сестру.
        Тем временем дверь открылась, и в палату вошел пожилой врач в безукоризненно-белом халате. Он с неприязнью втянул ноздрями воздух и строго посмотрел на Кузьмича. Старик сделал невозмутимое лицо. Врач подошел к кровати Лебедянского.
        - Здравствуйте, Вениамин Александрович. Я - заведующий отделением профессор Яковлев, - первым долгом представился он, подсаживаясь к кровати больного. Услышав, что мнимого «Сергея» зовут совсем по-другому, Кузьмич фыркнул и отвернулся к стене. Врач продолжал. - Вы помните, что с вами произошло?
        - Помню аварию… Жена моя… она погибла?
        - Будьте мужественны. Примите мои соболезнования.
        - Ясно, - Лебедянский вздохнул. - А я вас сразу узнал, профессор. Это ведь вы меня оперировали?
        - Вас оперировал доктор Долгушин.
        - Странно… Врезался в память ваш голос… и глаза.
        - Ну, может быть, внешнее сходство с кем-то из ваших знакомых? - Яковлев пожал плечами. - Не обращайте внимания. Скажите лучше, как вы себя чувствуете?
        - Сносно. Голова только болит. Скажите, дочь моя не приходила?
        - Звонили ваши родственники, справлялись о вас. Оставили телефон: просили сообщить, как только вы придете в себя. Позвонить им?
        - Ну что вы! Вы лично…
        - Это меня не затруднит.
        - В таком случае буду весьма вам признателен. Так, как насчет дочери?
        - Приезжал Данилевич, очень о вас беспокоится. Сказал, что обо всем позаботится лично. О дочери тоже.
        - Понятно… Ну, а со мной… что-то серьезное?
        - Смотря что считать серьезным. Переломы обоих голеностопов и кисти правой руки, сильный ушиб грудной клетки и три сломанных ребра. Ну и естественное в такой ситуации сотрясение мозга. Еще легко отделались.
        - Как долго я у вас пробуду?
        - Да уж месяц-другой отдыха вам обеспечено.
        - И все-таки странно. Будто только вчера вас видел. Именно во время операции.
        - Исключено. Я оперировал другого человека - водителя той злополучной машины.
        - Правда? Ну и как он?
        - Скончался.
        - Жаль. Незаурядный был человек: я успел с ним познакомиться.
        - Я вижу, вы утомились, - Яковлев встал и направился к двери. - Родственникам вашим сейчас позвоню. Отдыхайте.
        - Ишь, конспиратор, - проворчал старик со сломанной рукой, когда врач удалился. - Для одних - Сергей, для других - Вениамин.
        - Ты, Кузьмич, на меня не обижайся: в мозгах у меня чуток заклинило. Сразу, понимаешь, не въехал, КТО я. Думал, Сергей, а выходит - Вениамин. Только, чур, уговор, Кузьмич: никому ни гу-гу, а то, не дай Бог, в желтый дом упекут.
        - Хохмишь! - с укором бросил старик. - Жену-то не жаль?
        - Да как тебе сказать, дед, - сразу посерьезнел Лебедянский. - И да, и нет. Жена-то только наполовину моя… была.
        - А-а-а! - протянул Кузьмич. - Изменяла?
        - Ну почему так буквально?! Все гораздо сложнее - головоломка какая-то. Разве объяснишь…
        - А дочка как к тебе относится?
        - А кто ее знает. Не любит, наверно: не за что… Вот выросла дочь, невеста уже, а я, оказывается, ее совсем не знаю. Парадокс?
        - Эх, вы, интеллигенты! Кругом у вас парадокс, - проворчал Кузьмич и, взяв с тумбочки пачку «Беломора», заковылял к двери. - Пойду, подымлю.

«Иди, Кузьмич, дыми, - подумал Лебедянский, устало вздыхая. - А мне необходимо собраться с мыслями. Кто я на самом деле? Я не могу с уверенностью сказать, что я
        - это я. Я то и дело ощущаю в себе самом присутствие постороннего человека. Но этот посторонний неуловимо меняет свой облик: он то Сергей, то Вениамин. Что со мной: раздвоение личности, или продолжение психаджа? Почему, придя в себя, я назвался Сергеем, если для окружающих продолжал оставаться Вениамином? Да, я помню это пригрезившееся мне странствие душ, этот мнимый психадж. Я помню приговор Господа, по которому моя душа должна занять освободившееся тело Лебедянского, или, наоборот - в мое тело должна вселиться неугомонная душа этого шофера. Так, может, ЭТО уже свершилось? А вдруг что-то не заладилось, и в теле, которое я по привычке считаю «своим», сейчас обитают две разные души. Как не сойти с ума, созерцая мир и трактуя его проявления с разных точек зрения одновременно? Если невозможно избавиться от этого гнетущего ощущения, то, как минимум, необходимо тщательно скрывать мое состояние от ближних моих. Странно, но сейчас я не питаю ровно никаких чувств ни к моей покойной жене, ни к моей дочери Лере… Впрочем, о чем это я?! Ведь у меня - ДРУГАЯ семья, МОЯ семья. Которая, кстати, в это время
оплакивает меня и не догадывается о моем чудесном перерождении. Как смогу я подать знак того, что я жив, если я сейчас в чужом теле, если для любимых моих я обречен оставаться чужаком?! Нужно ли это им? Не знаю. Но мне, если уж я прошел и рай, и ад, мне это позарез нужно! Как этого добиться - вопрос не из легких, но все же вопрос разрешимый. Древние говорили: возьми себе в помощники время, оно твой единственный лекарь…
        Неужели можно признать реальностью мой бред на грани жизни и смерти? А может, я просто сошел с ума?.. Хотя, нет, сумасшедшие обычно не подвергают сомнению свою психическую нормальность. Но что со мной случилось, как это назвать: переселение душ, раздвоение личности, или просто одержимость? Станет ли моя дальнейшая жизнь историей доктора Джекила и мистера Хайда, или же я заговорю по-китайски, начну узнавать незнакомых мне в прошлом людей, как только что в случае с доктором Яковлевым. Ведь не видел его Вениамин никогда в жизни, видел только я, да и то одно мгновение между бредом и явью… Боже мой! Да ведь я рассуждаю то от имени Сергея, то от имени Вениамина! - спохватился Лебедянский. - Неужели я не смогу контролировать самого себя?!»
        Эта последняя мысль принесла с собой чувство полного изнеможения. Лебедянский понял, что утомлен, глаза его сами собой закрылись, и он уснул. Ему ничего не снилось. Сознание и подсознание делили сферы влияния в его мозге…

…Спустя два часа Вениамин проснулся как по звонку и увидел слева от себя - на кровати - еще одного больного, парня лет тридцати. Голова его была плотно забинтована. Виднелись только глаза, кончик носа и губы, да сбоку торчало распухшее фиолетовое ухо. По засохшему желто-розовому пятну на бинтах угадывалась рана на затылке. Правая рука и левая нога парня были в гипсе, и за спинкой кровати стоял облезлый костыль.
        - Нашего полку прибыло? - глухо пробормотал из-под бинтов парень. - Проснулись? Если вы не против, можно поговорить. Вас как зовут?
        - Вениамин.
        - А давеча Сергеем назвался, - вдруг хмыкнул справа старик. Лебедянский поленился повернуть голову в его сторону.
        - Кузьмич, не перебивай, - беззлобно одернул его парень. - Меня Николаем зовут. Я здесь уже третью неделю.
        - А какой сегодня день? - решился спросить Вениамин.
        - Суббота, 21 июня, а что?
        - Да так, ничего… Собирались сегодня с женой к дочке на годовщину свадьбы, - сказал Вениамин и осекся: мысли спутались. «Ведь это Сергей собирался в гости, а не я!» - запоздало спохватился он.
        - Дочка у тебя замужем? - поинтересовался Кузьмич.
        - В некотором роде, - пробормотал Вениамин. - Так, значит, я первый день в больнице… А что за больница?
        - Первая городская, - ответил Николай. - Как у вас состояние после операции? Я вам еще не надоел вопросами?
        - Состояние? - Лебедянский попробовал пожать плечами. - А Бог его знает. Вроде ничего.
        - Ну, как надоем, скажите… А про вас по ящику вчера сообщали. В ночных новостях. Кузьмичу телевизор принесли портативный, так мы с ним по ночам втихаря просвещаемся.
        - И что… передавали? - заинтересовался Лебедянский.
        - Ну, вчера… на таком-то километре… произошло ДТП. Водитель грузовика с места аварии скрылся. Потом, правда, опомнился - вызвал «скорую». Женщина скончалась на месте. Таксиста и пассажира госпитализировали… Вы ведь таксист?
        - Нет, я пассажир.
        - О-па! В таком случае, извините, ошибся. Примите, как говорится, мои соболезнования… Кузьмич, Долгушин сегодня заходил?
        - Сам был, - важно ответил старик. - Яковлев.
        - Покурить бы, - со вздохом сказал Лебедянский, косясь на Кузьмича.
        - Опять?! - крякнул старик. - Ты ж давеча уже пробовал.
        - Кузьмич, организуй! - поддержал Лебедянского Николай. - По-быстрому, а потом проветрим.
        - Ты ему лучше сигарету дай, - засопел Кузьмич. - У тебя с фильтром, а то, вишь, они к папиросам непривышные. А я в курилку пойду.
        - Зажал свой «Беломор», да? - рассмеялся Николай. - Ну, ладно, без тебя не пропадем, - он взял с подоконника пачку «Явы», достал две сигареты. - Вениамин! Держи!.. Ничего, что я на «ты»?
        - Нормально. Нам ли этикеты соблюдать, - Лебедянский прикурил от протянутой зажигалки и вдруг спросил. - Ну а с тобой-то, что за беда приключилась?
        - А-а! - махнул здоровой рукой Николай. - Перелом сердца, разрыв ноги.
        - Какое-то время они молча курили. Причем Николай нервно кусал губы, сверля взглядом профиль Лебедянского. Ему хотелось открыться этому человеку, поделиться невысказанным, спросить совета. Он так долго оставался наедине со своими мыслями, не имея возможности довериться никому в этой больнице, что теперь был готов кричать от радости, благодаря судьбу, пославшую ему Вениамина. Вениамина, который СНАЧАЛА назвался Сергеем. Уж кто-кто, а Николай-то понимал, ПОЧЕМУ его сосед по палате забыл свое имя.
        - Ты знаешь, я ведь тоже в аварию попал, - начал Николай свою исповедь. - И тоже не один. Была у меня девушка, красивая. Нина… И любила меня больше жизни, наверное… А я к ней относился так себе - жениться на ней даже не думал. Встречался ради развлечения… Если бы не я, жила бы еще да жила… На мотоцикле мы с ней разбились. Я сутки провалялся без сознания, а она умерла по дороге в больницу, в
«скорой». Вот выйду отсюда, и первым делом - на кладбище. Обязан я ее найти!.. Скажешь, вполне обычное дело - трагедия. Мало ли таких случаев. И нечего в жилетку плакаться. Все так. Но главное, ради чего я все это рассказываю, то, что я, когда очнулся после операции, сначала был уверен, что Я - ЭТО ОНА! И пока мне в зеркале не показали небритого мужика, я был уверен, что Я - НИНА. Мне кажется, у меня были ее воспоминания, ее мысли, чувства. Я был в шоке, думал, с ума сойду, но ничего - прошло. И вот сегодня Кузьмич мне про тебя рассказал. Я подумал, может с тобой что-то похожее творится, в том смысле, что ты не можешь определиться, КТО ТЫ на самом деле…
        - Интересно, - сухо обронил Вениамин. - А ты не помнишь, были у тебя какие-нибудь сны, видения, пока ты был без сознания?
        - Знаешь, я видел длинный, бесконечный сон. В нем я видел нашу с Ниной ВОЗМОЖНУЮ жизнь. Будто мы поженились, и жили долго и счастливо, как в сказке. Я видел всю нашу жизнь от корки до корки, до седых волос. И теперь ума не приложу, как буду жить без Нины.
        - Видно, она тебя так сильно любила, что после смерти на какое-то время ее душа вселилась в твое тело.
        - Да, я читал, так бывает. Но одно дело прочесть, а другое - пережить лично. Теперь, конечно, я в норме, но сначала… сам понимаешь. У тебя тоже так было?
        - У меня, возможно, было сложнее. Жаль, не смогу тебе сейчас рассказать.
        - Думаешь, Кузьмич вернется - услышит? А ты при нем говори, но так, будто пересказываешь прочитанную книгу. Кузьмич и не поймет ничего. А закончишь, - он тебе еще свое мнение выскажет. Бывает полезно послушать.
        - Да нет, просто я устал сейчас, не могу. Потом.
        - А-а, понятно… Будем ждать…

…Прошло двое суток. Лебедянского никто не навещал. Он обижался и злился до тех пор, пока не понял: он ждет, но не Леру, а единственную на свете ИДЕАЛЬНУЮ женщину
        - МИЛУ. И конечно Наташку с зятем-неудачником. Но они не придут! Значит, надо побольше спать, обманывая время, и регулярно поглощать манную кашу, чтобы набрать силенок и поскорее выздороветь.
        Вениамин внял совету Николая и начал историю о психадже так, будто пересказывал содержание фильма. Кузьмич навострил уши, а потом заявил, что он, мол, этот американский блокбастер уже видел, но там все было намного интереснее. Николай пресек попытки Кузьмича продолжить повествование, сказав, что это, мол, из другой оперы. Они поругались, а Вениамин долго смеялся сквозь слезы.
        Потом был обед, за ним тихий час, и вдруг дверь распахнулась, и в палату вошла хрупкая черноволосая красавица. Растерянное лицо, покрасневшие от слез глаза, курносый нос, губки бантиком, пышные вьющиеся волосы. Белый халат наброшен на плечи.

«Кто это? Неужели дочь Лера?! - подумал Лебедянский, и в памяти всплыл фотоснимок смеющейся десятиклассницы с большим розовым бантом в волосах. - Действительно, пришла Лера, а вот память подвела: выдала снимок Наташки. Как опасно валить в одну кучу разнополюсную информацию!»
        - Папа, - дрожащим голосом пропела Лера. - Мы похоронили маму.
        - Когда? - только и спросил Вениамин.
        - Только что. Я - прямо с кладбища - к тебе. Меня Данилевич привез.
        - На каком похоронили?
        - На Восточном.
        - На Восточном?! Неужели Виктор не мог устроить поближе?
        - Но это не так уж далеко.
        - Это он так сказал?
        - Виктор Васильевич тоже не всемогущ. У него не получилось.
        - Ему надо было только захотеть, а он…
        Лера пожала плечами.
        - Он и так здорово помог.
        - Ничего себе помощь!
        - Пап, ну разве так уж важно, на каком кладбище похоронена наша мама?!
        - Тебе, конечно, не важно.
        - Пап, если ты хочешь довести меня до слез, то у тебя сейчас получится.
        - Ладно… Прости, больше ни слова об этом.
        - Пап, как теперь жить без мамы? - жалобно спросила Лера через минуту.
        - Ты знаешь, дочь, мне до сих пор не верится, что мамы нет… К тому же, я думаю, было бы справедливее, забери смерть вместо нее меня.
        - Ну что ты, пап!
        - Да-да, я, кажется, даже хотел последовать за ней, но почему-то в последний момент… раздумал.
        Лера насторожилась.
        - Пап, какие глупости ты говоришь! Наоборот, слава Богу, ты жив… Ну вот, думала, ты меня утешать будешь, а вышло - я тебя.
        - Трудно нам, конечно, придется, Лерка, но… - Лебедянский вздохнул. - Мне бы вот только на ноги подняться поскорей.
        - Пап, я тебе тут груш принесла, твоих любимых… Ты скажи, чего тебе хочется, я куплю, - заторопилась Лера.
        - Знаешь, - Вениамин испытующе посмотрел на дочь. - Купи мне сигарет. На первый раз пачек десять.
        - Сигарет?! - лицо Лерочки вытянулось. Она смерила отца непонимающим взглядом. - Насколько я помню, ты никогда не курил.
        - Курил, - солгал Вениамин. Курить хотелось до ужаса, но вовсе не ему, а Сергею. Почему Вениамин из кожи вон лез, чтобы угодить Сергею, для самого Вениамина оставалось загадкой. Но факт оставался фактом: потребность курильщика в курении настолько сильна, что физиологическому началу Вениамина нечего было противопоставить психофизической агрессии Сергея. В такой странной ситуации Лебедянский просто не мог не подчиниться мысленному приказу своего пси-двойника. - Я курил. Ты была мала - не помнишь. Бросил как раз из-за тебя: мать настояла.
        - Ты переживаешь, нервничаешь? Конечно, я понимаю… Каких тебе купить? С фильтром, что-нибудь подороже?
        - Нет, лучше «Примы»: она покрепче.
        - Л-ладно, - неуверенно ответила Лера. Она осталась недовольна выбором отца.
        - Дочь! - начал Вениамин, когда казалось, что все уже сказано. - Это правда, что ты собираешься замуж?
        - Вот еще! - фыркнула Лера. - Тебе мама говорила?.. Да мы… В общем поругались. Да и вообще, в ближайшее время ни о какой свадьбе не может быть и речи.
        Одними глазами Вениамин показал, что полностью согласен с дочерью.
        - Лера, ты знаешь, мне бы очень хотелось посмотреть на себя в зеркало. У тебя есть с собой?
        - Конечно, сейчас, - Лера полезла в сумочку. - Только мне кажется, пап, ты нисколько не изменился… ВНЕШНЕ.
        - Я чувствую, у меня все лицо в синяках, - снова солгал Вениамин. - Хотелось бы знать правду.
        Через секунду он уже пристально вглядывался в свое отражение, глазами Сергея изучая чужое лицо.
        - Да, внешность немудрящая, - криво улыбнулся Лебедянский, возвращая дочери зеркальце. - Вылитый Кощей Бессмертный.
        Лера, наконец, улыбнулась.
        - Пап, как только тебя выпишут, начну кормить тебя сытно и вкусно. Станешь похож на Илью Муромца, - Лера обвела взглядом палату и вздохнула. - Ну, я пойду, пап? Меня внизу Данилевич ждет. Передать ему что-нибудь?
        - Нет, ничего… Впрочем, передай ему от меня… большое спасибо.
        - Пап, если не забуду, принесу тебе завтра бритву, а то ты уже колючий, - уже от двери добавила Лера.
        - Зачем? По-моему, тебе мои усы всегда нравились, - ответил за Вениамина Сергей. Лера застыла в дверях, потом кивнула и осторожно прикрыла за собою дверь.
«Странно, ведь отец никогда не носил усов!»
        - Что это ты на меня так смотришь, старик? - спросил Вениамин Кузьмича, как только Лера ушла.
        - Да вот гляжу - сравниваю… Дочка-то, видно, не в тебя, а в мать.
        - Глупая, принесла мне груш, а я их совсем не люблю… Или любил? - засомневался Вениамин. - Да вы угощайтесь! Кузьмич! Николай!
        Николай покачал головой, а Кузьмич, кряхтя, потянулся за грушей.
        - Красивая дочь у тебя, заботливая, - не удержался он от оценки. - Не у всех такие дочеря… А вот сам ты какой-то… скользкий, понимаешь: то одним, то другим боком повернешься, как угорь. Ну, не мне тебя судить.
        - Что ж, всегда полезно знать чье-то суждение о себе. Как угорь, говоришь? - усмехнулся Вениамин. - А ведь ты, старик, недалек от истины…

…Тем временем Лерочка впорхнула в ординаторскую.
        - Профессор Яковлев здесь? Он просил меня зайти.
        Молодой врач кивнул ей, показав глазами на дверь кабинета. Лера вошла, села в удобное кресло и сразу предупредила:
        - Только вы знаете, я тороплюсь, меня ждет машина.
        - Я вас не задержу. Буквально один вопрос, - начал профессор. - Вы только что от отца. Как вы его находите?
        - Ну, - замялась Лера. - Еще слаб после операции, осунулся, похудел. И очень переживает, конечно.
        - Понимаю. А вы не нашли в нем каких-то перемен… психологического плана? Как он ведет себя, разговаривает? Может, появилось что-то новое в его поведении, привычках, жестах?
        - Вы думаете, после сотрясения мозга…
        - Скажем так: у меня имеются некоторые подозрения. И чтобы их рассеять, я должен знать ваше мнение. Кто лучше вас знает Вениамин Саныча?!
        Лера растерялась. Ей стыдно было признаться в том, что она знает об отце не больше, чем о пришельце из космоса.
        - Вы говорите, привычки? - переспросила она. - Но ведь он раньше не курил, а теперь начал!
        - А вы уверены, что он не курил в молодости?
        - Точно не знаю. Он говорит, что курил, а мне почему-то не верится. А еще, вы знаете, самое интересное - насчет усов.
        - Он не носит усов?
        - Сколько я его помню, он ежедневно тщательно брился. А сегодня, знаете, что он мне сказал, когда я предложила принести ему бритву?.. Сказал, отпущу усы. Они, мол, тебе всегда нравились.
        - Вот как! Интересно, - Яковлев потер ладонью лоб. - Что вы еще заметили?
        - Вроде больше ничего. Но меня и это, знаете ли, шокировало.
        - Ну что ж, усы, курение… Это бывает. Так что хочу вас успокоить. Пусть это вас не шокирует. Ну, а если заметите еще что-нибудь, непременно сообщите.
        Глава 9. Сторге
        Новожилова хоронили всем таксопарком. Движение на проспекте Вернадского - неподалеку от дома, где жил Сергей - было парализовано в течение получаса. Растянувшаяся на полкилометра траурная колонна автомашин с шашечками на капотах исполняла заупокойную мессу ре минор для клаксона с мотором - плач по безвременно ушедшему коллеге. Затем колонна свернула на улицу Некрасова и по Аэропортовскому шоссе направилась к загородному кладбищу «Восточное».
        Людмила с дочерью и зятем ехала в автобусе-катафалке. Она безучастно смотрела в окно, но не замечала происходящего. Изредка оглядывалась на гроб. Автобус трясло на ухабах, и голова Сергея в гробу раскачивалась из стороны в сторону. Это движение было так естественно, живо, что Людмиле казалось, - Сергей не умер, он только спит и сквозь сон что-то отрицает, от чего-то отказывается, с чем-то не согласен. И вдруг она поняла и ужаснулась: он не хочет, чтобы его хоронили! Замерло сердце, спутались мысли, и лишь одна, беспокойная и пугающая, зазвенела громко и неотвязно: «Только бы не сойти с ума! Только бы не сойти!»
        Люда закрыла лицо рукой, смахнула слезы, всхлипнула. Ну вот, теперь она уже вдова. Какое злое, глупое слово! Седой косматой старухой подползло, осклабилось одиночество. Следом явится старость. Неужели это все, что еще суждено пережить?! Неужели жизнь кончается так резко и скверно?! И что остается, жить воспоминаниями? Жить, или доживать?
        От таких мыслей становилось по-детски жаль себя, но Люда знала, что жалеть себя - последнее дело. Станет еще хуже. К себе нужно быть безжалостной. Тогда и жить будет легче…

«Восточное» находилось в лесу, недалеко от трассы. Скромные памятники и кресты между кленов и дубов. Свободного места ой как много. Свежевырытая могила видна издали - рыжеет холмиками вынутой глины.

«Могила холодна и бездонна, - подумалось Людмиле. - Как мала, как ничтожна я рядом с вечностью! Неужели и мне скоро вслед за тобой, Сережа?»
        Люда подошла ближе и вдруг на крайнем слева памятнике из гранитной крошки заметила фотографию холеной самодовольной женщины с крупными чертами лица и двойным подбородком. Люда машинально прочла даты рождения и смерти и убедилась в том, покойная дама лишь на сутки опередила Сергея.

«Вчера хоронили, - сказала она сама себе и вдруг ахнула. - Да ведь это она, его пассажирка! Неужто судьба им рядом лежать?! Да, видно, судьба».
        Людмила успокаивала себя этой незатейливой мирной мыслью, и все же какая-то змея грызла сердце - оставалась необъяснимая неприязнь к этой бедной погибшей женщине. Будто она виновата в смерти мужа.

…Сергея схоронили. Остаток дня Люда провела как во сне, никого вокруг не замечая. Наташа, видя состояние матери, попыталась отвлечь ее от мрачных мыслей, заговорив о каких-то своих планах на будущее, но Люда только обиделась на дочь, и тогда они вдвоем весь вечер проплакали…

…Сон был навеян дневными переживаниями, наполнен скорбью и безысходностью. Сергей пришел домой - как всегда приходил с работы - усталый, но веселый. Сам разогрел себе борщ, нарезал хлеба, сел за стол ужинать. Людмила подсела рядом. Подперев кулаком щеку, смотрела, как муж ест. Откуда ни возьмись появилась на столе запотевшая бутылка водки, и Сергей стал наливать себе стопку за стопкой. Людмила ничего не говорила, только удивлялась и ждала, чем все это кончится.
        - Знаешь, Мила, почему я так много пью? - сказал, наконец, муж, убирая со стола пустую бутылку. Он внимательно посмотрел на жену - совершенно трезвый, будто не пил. - Крепко я перед тобой виноват, Мила.
        - Ты? Чем? - удивленно приподняла брови Люда.
        - Тем, что ушел от тебя.
        - Разве ты по своей воле? Тебя отняла смерть.
        - Все равно я виноват. Из-за меня погибла Ляля, а Вениамин остался вдовцом. Кто-то скажет «судьба», но это отговорка… Помнишь город Вансычен? Ведь я сам сделал шаг в пропасть. Это была МОЯ ошибка.
        - А как я тебя не пускала! - вдруг зарыдала Людмила. - Как я кричала тебе, а ты не слышал. Ты прошел сквозь меня и не почувствовал, что я рядом!
        - Да, сама видишь, я кругом виноват. Я и на Суде повинился… На милость Божью уповая.
        - На каком суде?
        - Как «на каком»?! Ты что, не помнишь? Ты же была там, ты должна помнить!
        - Расскажи, может, я вспомню.
        - Нет… Если ты не помнишь, у меня мало шансов на успех. Подожди, постараюсь все объяснить… Я умер, и тело предано земле, но душа моя нашла приют в другом теле, и я снова жив, хотя, конечно, чувствую себя скверно, словно не в своей тарелке… Это трудно, но ты все-таки постарайся понять. Мне позволили вернуться только ради тебя, только потому, что я люблю тебя так, как Орфей любил Эвридику… Ты меня внимательно слушаешь?
        - Конечно, - кивнула Люда.
        - Я ПРИМЕРЯЮ сейчас чужое тело, и пока оно мне немного ЖМЕТ. Но я знаю хорошего портного, который возьмется ПОДОГНАТЬ это тело под мою душу. И тогда, надеюсь, я смогу показаться тебе в новом обличье… Ты меня понимаешь?
        - Не знаю, - улыбнулась совершенно сбитая с толку Люда.
        - Да, пока ты не готова меня понять, но знай, что однажды я вернусь к тебе странным докучливым незнакомцем, вернусь для того, чтобы в нем ты узнала меня.
        - Как же я узнаю тебя в незнакомце?
        - Узнаешь, если захочешь.
        - А почему ты хочешь вернуться ко мне именно так - тайно? Иного пути нет?
        - Ну, сама посуди: почему ты сейчас беседуешь со мной, покойником, этак вот запросто? Потому что это сон. Правильно?! А наяву заговорила бы ты с моим двойником, если бы он вздумал к тебе приставать? Отшила бы! Вот поэтому я не смогу с разбегу прийти и сказать: «Здрасьте, вот он я, с того света выходец!» Я должен сначала расположить тебя ко мне, а уж потом и доказать, что я - это я.
        - И чем докажешь?
        - К счастью, я сохранил память о нашей совместной жизни и смогу ответить на любой твой вопрос, даже интимный. Устрой мне экзамен посложнее. На досуге подготовь вопросы.
        - Ты говоришь, сохранил память. А что, могло быть иначе? Неужели тебе могли стереть память обо мне?
        - Могли. И не только о тебе. Они обязаны были стереть меня как личность, но передумали. Впрочем, это целая история. Сразу после вынесения приговора, как только Иисус удалился, Енох вдруг ко мне пристал: «Так ли уж сильно ты любишь свою супругу?» Говорю, что больше жизни, а он: «Принесешь справку - поверю!» «Да где ж я тебе ее возьму?» «На Третьем небе!» Пришлось сгонять на третий этаж, - у них там соцотдел по надзору за кармой. И вот посмотри, ЧТО они мне там выдали.
        Сергей протянул жене красивый розовый бланк, пестрящий вычурными буквами, и Люда с удивлением прочла:
        СПРАВКА.
        Настоящая выдана рабу Божьему… СЕРГЕЮ… в том, что он действительно испытывает к рабе Божией… ЛЮДМИЛЕ… один из нижеследующих типов вселенской любви, развернутых на земном плане, а именно:

•ЭРОС

•ЛЮДУС

•СТОРГЕ

•ПРАГМА

•МАНИЯ

•АГАПЕ (нужное подчеркнуть)
        Социальный отдел Третьего неба по назначению и надзору за исполнением кармы.
        - Как видишь, подчеркнуто «СТОРГЕ» - любовь-дружба. Это лучшее из чувств, которые мужчина может испытывать к женщине, - пояснил Сергей. - Енох, как увидел справку, даже прослезился: давно, говорит, не встречал такого сильного чувства. Короче, память он мне сохранил. Всю. Даже генетическую. Теперь я смогу мое новое тело перекроить по своему усмотрению. И если получится, ты обретешь своего Сергея вновь. Не только душу, разум, но и тело. Правда, здорово?
        Люда пожала плечами. Она не могла в это поверить, как не могла и решить, хорошо это, или плохо.
        - Я боюсь, меня обманут, - всхлипнув, сказала она, и строчки удивительной справки расплылись перед глазами. - А еще знай: такого, как ты, больше не будет. И к незнакомцу, пусть даже с твоей внешностью и характером, я не привыкну. Ни за что.
        - Ну ладно, время покажет, - ответил Сергей…

…Люда проснулась. Лежа в кровати и глядя в потолок, стала припоминать события прошедшего дня. Потом подумала о сновидении: к чему бы это?

«Вещих снов не бывает, поэтому верить всему услышанному во сне не стоит. Просто под воздействием стресса все мысли сейчас о Сергее. А такого, как он, действительно больше не будет. И сто раз права Веруня: или помни всю жизнь, или забудь… А я должна помнить!»
        Люда встала, прошла на кухню, поставила на плиту чайник. Потом подошла к окну, прижалась лбом к стеклу и замерла, глядя во двор. Смотрела, но ничего не видела, мыслями переносясь на тридцать лет назад.

«Господи! Как хорошо быть шестнадцатилетней девчонкой с розовым бантом в косе! Какое счастливое беззаботное время! Какие впереди горизонты!.. А Сергею правильно в справке подчеркнули «СТОРГЕ». Именно такое чувство у нас с ним всегда и было».
        Внезапно Люда поймала себя на том, что обдумывает вопросы для ЭКЗАМЕНА, о котором во сне говорил Сергей. Поймала и, усмехнувшись, подивилась противоречивости собственных мыслей. Да, она всерьез обдумывала вопрос о месте и времени их с Сергеем первой встречи. Если готовишь вопросы, значит, собираешься их задавать. Но кому?

…Повстречались они в семьдесят втором. Сергей только что демобилизовался. На работу еще не устроился. Однажды зашел в универмаг, где Люда работала продавщицей в «Кожгалантерее». Купил у нее обложку для паспорта. Слово за слово. Как говорится, пришел, увидел, полюбил. И ей он тоже понравился с первого взгляда. Так и познакомились, а через полгода была свадьба. А еще через три года, в семьдесят пятом, родилась Наташка.
        Наташка, когда была маленькой, любила манную кашу с вареньем. И однажды за столом, вылизывая тарелку, изрекла:
        - Пап, знаешь, что сказал один космонавт с летающей тарелки?
        - Нет, - усмехнувшись, пожал плечами Сергей.
        - Он сказал: «Тарелка любит чистоту!»
        С тех пор Сергей начал записывать Наташкины «афоризмы» в особую тетрадь. И когда время от времени он зачитывал их дочери, всем было весело.
        А перед сном, уже лежа в постели, Сергей начинал увлекательные рассказы об Одиссее и Спартаке, Ассоль и д`Артаньяне, капитане Немо и Робинзоне Крузо. Люда сама с интересом слушала и по-доброму завидовала дочке: «Эх, мне бы в детстве такого папку!»
        Неподалеку от дома был лесопарк, и Сергей с Наташкой часто туда ходили. Летом - за цветами, осенью - за листьями для гербария, зимой в гости к синицам и белкам со своим угощением. А как-то под Новый год Сергей утащил дочуру в лес на Новогодний костер на снегу - с обязательной дегустацией печеной в фольге картошки. Домой Наташка пришла чумазая, насквозь пропахшая дымом, но не просто довольная, а восхищенная вылазкой. Людмила сделала вид, что сердится на мужа и дочь из-за испорченной одежды, а в душе пожалела, что не была в лесу вместе с ними.
        Все это вспомнилось на мгновенье, промелькнуло в памяти летним теплым днем, а потом суровая реальность вернулась, простучав в висках отчаянным словом «вдова». Люде сделалось плохо, она часто задышала и с тихим стоном опустилась на стул.
        Глава 10. Новая жизнь
        Вениамин быстро шел на поправку. Начал вставать и передвигаться по палате. Ему не терпелось поскорее покинуть больницу, и мыслями он устремлялся в будущее: как будет он жить дальше - в чужом теле, под чужим именем, в чужом доме.
        Он тосковал, ведь почти каждую ночь снились Людмила и Наташка. Однажды во сне - смех, да и только - видел зятя, угощал его пивом. Подумать только, даже зять-неудачник, чужой, можно сказать, человек, теперь являлся для Сергея частью того любимого, потерянного им мира.

«Кто я? - этот вопрос не раз приходил в голову Лебедянскому. - Если я помню мою прежнюю жизнь и скучаю по ней, значит, я все же больше Сергей, чем Вениамин. У человека не может быть два лица, два имени, две жизни, если, конечно, он не Исаев-Штирлиц. Пора определиться, кем я хочу быть на самом деле. Определиться и начать новую жизнь. Кажется, и фамилия у меня была подходящая - Новожилов. Но прежней жизнью мне уже не жить, это ясно. Стало быть, надо изменить эту жизнь так и настолько, чтобы из одной колеи, в которой буксует мысль Вениамина, ловко и безболезненно перескочить в соседнюю, наезженную Сергеем. Если это получится, я буду, наверное, счастлив. Какие шаги необходимо предпринять в этом направлении? Первым делом, конечно, выписаться».
        Так рассуждал Вениамин в течение первых двух недель лечения, и результатом этих рассуждений явилось неожиданное, удивительное открытие: однажды Вениамин заметил, что вся его «благородная седина» бесследно исчезла. Лера, увидев, спросила дерзко и грубо: «Ты что, покрасился? Хочешь казаться моложе?» Но ни одна краска для волос во всем мире не смогла бы лучше справиться с подобной работой. Лебедянский пытался вспомнить и проанализировать свои мысли последних дней. Мог ли он на самом деле хотеть этого, а если мог, то осознанно, или же бессознательно?
        - Ты видишь? - говорил он Николаю. - А вчера был седой.
        - Радикальный черный цвет, как у Кисы Воробьянинова! - хохмил не менее удивленный Николай.
        - К тому же у меня и глаза стали как новые. Раньше без очков никуда, а сейчас я и вблизи, и вдали все вижу одинаково четко. Вчера Кузьмич газету читал, так я, не вставая с кровати, различал самые мелкие буквы. Короче, сам себе удивляюсь.
        - Ты лучше объясни, как это у тебя получается?
        - А я, думаешь, знаю! Но мне это нравится.
        - Чудишь, брунет? - фыркнул вошедший в палату Кузьмич. В руке он держал сетку с одеждой. - А меня вот выписывают. Так что телевизор я забираю, зато не буду больше мешать вашему омоложению. Покеда.
        - Кузьмич, оставайся! - ухмыльнулся Николай. - Мы из тебя тоже брюнета сделаем. Домой придешь, а бабка тебя не узнает!
        - Нет уж, спасибо. Продолжайте ваши опыты, а я вам не кролик. Желаю здравствовать…

…Вениамин лежал в кровати, разглядывал зеленую муху на потолке и улыбался. Возвращенное зрение расценивалось им действительно как чудо. Хотелось, чтобы чудеса продолжались…
        Новое чудо свершилось через два дня. Поутру, лежа в кровати, Вениамин пятерней приглаживал всклокоченные лохмы и вдруг с удивлением нащупал ладонью жесткий ежик волос на темени. Волосы - неизвестно откуда - полезли быстро и густо, черные, и не курчавые, как раньше, а прямые, так что вскоре Вениамина невозможно было узнать.
        - Пап, не знаю, как это у тебя получается, но ты молодеешь прямо на глазах! - промямлила потрясенная Лерка, тараща глаза на не менее потрясенного отца. - Не скажу, чтобы я была без ума и от твоих усов, но, должна признать, они тебе идут.
        Лебедянский менялся исподволь, незаметно для самого себя, но четко и пунктуально, как по программе. Правда, к сожалению, не только в лучшую сторону. Одновременно с ростом волос стали на удивление быстро портиться зубы. Зато зарубцевался послеоперационный шрам двадцатилетней давности.
        Однажды, подойдя к зеркалу, Вениамин не поверил своим глазам. Да и как им было верить, если левый - свой - оставался по-прежнему серым, а правый - чужак - за одну ночь сделался карим. Эта новая перемена в облике Лебедянского больше всего бросалась в глаза окружающим. И в первую очередь ее заметил лечащий врач Долгушин. Он не преминул сообщить о своем открытии профессору Яковлеву. А тот и сам с любопытством экспериментатора наблюдал за метаморфозами Вениамина.
        Профессор суммировал факты, но не торопил время. Яковлев не хотел сенсации, не желал дешевой славы и даже немного боялся огласки. Поэтому все свои наблюдения он фиксировал только «в интересах будущих поколений», как он сам для себя обозначил степень своей заинтересованности. Известно Яковлеву было не очень много, узнать больше он мог бы от самого Вениамина, но лезть пациенту в душу он бы не рискнул. Поэтому профессор был рад неожиданному откровению Долгушина.
        - Иван Алексеич, - начал Павел. - Надеюсь, вы в курсе?
        - Я не слепой, Паша, тоже все вижу. Странные дела творятся у нас в отделении… Человек может отпустить усы, даже если раньше никогда их не носил, но чтобы без косметической операции на лысине вдруг волосы выросли, это, извини меня, Паша, в голове не укладывается.
        - Как после телесеансов Кашпировского.
        - Налицо, я бы сказал, некое психосоматическое программирование. Вот тебе, кстати, готовый термин для будущей монографии.
        - Иван Алексеич, если бы дело ограничивалось одной шевелюрой, а то ведь еще изменился цвет правого глаза, а правая рука - травмированная - выглядит… Да не выглядит, а просто намного больше левой. Левая - рука пианиста, а правая теперь как у молотобойца.
        - Да, я видел. Клешня порядочная.
        - Если правый глаз и правая рука, значит, какая-то аномалия правого полушария мозга?
        - Возможно. Сделай томограмму. Еще надо посмотреть результаты анализов крови на день поступления и на день выписки. Неплохо бы на днях сделать еще анализ. Если будут резкие изменения в составе крови, мы потом посмотрим динамику роста.
        - Понял.
        - Ну, а как он сам объясняет свои художества?
        - Я его спрашивал насчет руки, а он говорит, лишь бы работала. Значения этому, видимо, не придает.
        - Как к нему относятся соседи по палате?
        - Двое новеньких, послеоперационных, им не до общения. Старика я вчера выписал, а вот молодой… Мне кажется, он с Лебедянским на короткой ноге: они часто беседуют.
        Яковлев покивал, посмотрел в окно и вдруг тяжело вздохнул:
        - Паш, ты помнишь того таксиста, что разбился вместе с Лебедянским? Ну, который у меня на столе умер.
        - Смутно.
        - А у меня до сих пор перед глазами его лицо. И жена у него очень хорошая. Видно, что жили душа в душу… Так хочешь, верь, хочешь, не верь, а наш Лебедянский понемногу, но становится похож на того таксиста-покойника. Мне так кажется… А ты как думаешь?
        - Честно? Не знаю. Оккультизм какой-то.
        - А если иначе сказать: пересадка души в тело донора?
        - Пофантазировать на эту тему я не против.
        - А чего фантазировать?! Покойный Новожилов был брюнет, носил усы, курил, глаза карие, зубы кариозные, ручищи громадные, зрение - в норме… А дочь Лебедянского рассказала, что отец: а) никогда не курил; б) носил очки с очень толстыми стеклами и практически не мог без них обходиться; в) ежедневно брился электробритвой; г) любил груши; д) и так далее, список длинный. И главное, Лебедянский говорил мне, что мое лицо ему знакомо. Якобы он видел меня во время операции. А это исключено. Меня мог видеть и запомнить только покойный Новожилов.
        - Не знаю, что и сказать, - пожал плечами Долгушин. - Случай уникальный… Мы ничего не сможем доказать, даже если…
        - Мы и не будем никому ничего доказывать, - перебил Павла Яковлев. - Зачем?! Мы с тобой знаем, и этого достаточно. К тому же наши предположения могут и не подтвердиться.
        - Как он это делает?! - резким жестом Долгушин проиллюстрировал степень своего недоумения.
        - Он сам может этого не знать, если процесс запущен подсознанием. А если и знает, то не скажет. Ты бы сказал на его месте?
        - Логично… И к чему мы пришли?
        - К тому, с чего начали… Время покажет…

…А в это самое время в палате Николай беседовал с Вениамином.
        - Слушай, мы с тобой третью неделю вместе в этой дыре. На мой взгляд, внешне ты здорово изменился за это время. Ты сам как считаешь?
        - Конечно, изменился. Но я думаю, главные превращения еще впереди.
        - Может, ты чувствуешь какое-нибудь давление со стороны, будто тобой кто-то командует?
        - Да нет.
        - Может, подсознание перекраивает тебя по своему сценарию?
        - А я откуда знаю?! Может, и перекраивает. По крайней мере, я доволен. Я думаю, что, в конце концов, стану очень похож на Сергея, то есть стану самим собой.
        - И тогда…
        - Я тебе уже говорил… Хочу домой, к жене и дочери. Только как ЛУЧШЕ вернуться, не знаю.
        - Да, тут торопиться опасно. Ты сначала разведай, как и что. В смысле: ждет тебя жена, или…
        - «Или» быть не может! Я в своей Людмиле уверен на все сто. Самое трудное - объявить о своем воскрешении. Они же меня похоронили. Вот над чем я голову ломаю.
        - Домой идти даже не думай. Нужна встреча на нейтральной территории… У тебя жена где работает?
        - В магазине.
        - Во! То, что надо! Зайди как-нибудь к ней в магазин. Надо, чтобы она на тебя внимание обратила. Продолжай ходить каждый день. Неделю, или месяц. Стань завсегдатаем. Понаблюдай за ее реакцией на твое появление. А там уж решишь: подходить, или нет.
        - Самое трудное - как, с чем к ней подойти! Я хочу именно ВЕРНУТЬСЯ, а не заново с ней знакомиться.
        Николай оживился:
        - А как ты с ней познакомился?
        - Идея! - просиял Вениамин.
        - Не понял, - у Николая подпрыгнули брови.
        - Главное, что я понял…
…Через полтора месяца Вениамин уже твердо стоял на ногах: переломы срослись удачно и быстро. С рукой дело обстояло сложнее: после операции началось нагноение, и Долгушин говорил, что долечиваться придется уже амбулаторно.
        В день выписки Лерочка примчалась в больницу ни свет, ни заря. Привезла отцу отутюженный костюм-тройку, кремовую сорочку и галстук в полоску.
        - Папа, одевайся, - затараторила она. - Я бегу за выпиской, беру больничный, и мы едем домой. Сегодня на обед - цыпленок табака.
        - Постой, постой, Лерка, - засмеялся Вениамин. - Почему такая спешка? Такси внизу ждет?
        - Хуже. Виктор Васильевич ждет.
        - Данилевич?! И не стыдно тебе его эксплуатировать?
        - Да ну, ерунда! От него не убудет.
        - Могли бы взять такси.
        - Ладно, пап, не ворчи.
        Дочь ушла, а Вениамин вдруг обнаружил, что принесенная одежда его не устраивает. За окном плавился август, и надевать в такую пору костюм, да еще душить себя галстуком было, по меньшей мере, неразумно. Поэтому Вениамин надел брюки, а рукава сорочки предусмотрительно закатал до локтя. Таким его и увидели дочь и приятель. Лерка фыркнула, не сумев скрыть своего недовольства. Данилевич молча кивнул и улыбнулся. Сели в машину.
        - Ну, как ты? - первым делом спросил Данилевич.
        - Выписали долечиваться, - недовольно буркнул Вениамин. - Бог знает, сколько времени еще просижу дома дармоедом… Да! - спохватился он. - Ты располагаешь временем?
        - А что ты хотел?
        - Слушай. Если можешь, давай сначала на кладбище. Я хоть посмотрю, где она.
        Данилевич на секунду наморщил лоб.
        - Да, конечно.
        Лера посмотрела на отца с виноватой улыбкой.
        - Пап, может, завтра?
        - Нет, пойми, мне нужно сейчас. Это не займет много времени…
        Ехали молча. Вениамин смотрел вперед, глазами Сергея следя за ситуацией на дороге, и не знал, куда деть руки. Подумать только: два месяца не держал в руках
«баранку»! Когда Данилевич тормозил на перекрестках, или, наоборот, разгонялся, ноги Вениамина-Сергея автоматически нажимали несуществующие педали.
        Всю дорогу до кладбища Лера порывалась что-то сказать отцу, но всякий раз, когда она собиралась начать разговор, Данилевич на мгновение искоса взглядывал на нее, и Лере не оставалось ничего другого, как только отрешенно вздыхать и делать недовольное лицо. Вениамин видел ее состояние, и это почему-то его забавляло.

«Восточное» встретило Лебедянского влажной прохладой, пересвистом в кронах деревьев невидимых птах и надоедливым гудением комаров. Лера показала мамину могилу, где за оградой еще лежали пожухлые траурные венки, а сама встала так, чтобы загородить собой памятник на соседней могиле.
        На одном из траурных венков Вениамин прочел надпись, сделанную от его имени: «От скорбящего мужа». Он взглянул на фотографию Ляли, на даты рождения и смерти, потом повернулся к дочери. Лера вся напряглась, не зная точно, видит отец фото на соседнем памятнике, или нет. Но Сергей-Вениамин увидел, отстранил Леру и подошел к своей могиле. Под скромной фотографией на металлокерамике было написано:
        НОВОЖИЛОВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

12. 01. 1949 - 20. 06. 1996
        - Поехали, - тихо сказал Лебедянский и первым пошел к машине. Он шел и чувствовал непонятную тоску, какую-то опустошенность. И вместе с тем ему стало легко, будто пришло избавление от какого-то неприятного обязательства. Уже сидя в машине, он понял, что оставил на кладбище душу Вениамина, и теперь ему ничто не мешает стать прежним Сергеем.
        - Левановский на днях звонил, - отвлекла его от мрачных мыслей Лера. Она просто светилась от радости и все же пыталась до времени утаить ее причину. - Сказал, что хочет с тобой расплатиться и ждет, что ты, цитирую: порадуешь его еще чем-нибудь этаким.
        - Как же, порадуешь… Разве что печатать левой рукой… Ну, а у тебя что нового, Виктор? - спросил Вениамин однокашника.
        Данилевич самодовольно ухмыльнулся, многозначительно посмотрел на Леру, но ничего не сказал.
        - Пап, я тебе не говорила, - выручила его Лера. - Пока ты был в больнице, я подала документы в университет на юрфак.
        - Какой из тебя юрист… Провалилась?
        - Вот еще! - фыркнула дочь. - Виктор Васильич помог. Поддержал. Поступила.
        - Молодец, - рассеянно похвалил ее отец. - Виктор, я твой должник до гроба.
        - Но это еще не все, - загадочно улыбнулась Лера. - Пап, я должна сообщить тебе одну вещь… Ты готов?
        - Откуда я знаю, ЧТО у тебя на уме.
        - Лера, не торопись, - остановил ее Данилевич. - Отцу надо хорошенько отдохнуть. Приедем домой, пообедаем, пропустим по рюмочке…
        - А в чем дело? - насторожился Вениамин.
        - Пап, короче… Я выхожу замуж! - не утерпела Лера.
        - Вот тебе раз! Вы же поссорились.
        - Правильно. Что, на нем свет клином сошелся, что ли?!
        - Тогда, я не понимаю, кто твой жених?! Насколько это серьезно?
        - Старик, поверь мне, это очень серьезно, - подал голос Данилевич. - Видишь ли, я очарован красотой твоей дочери и намерен украсть ее у тебя.
        - Да вы оба с ума посходили, - начал было Лебедянский, но Лера, повысив голос, перебила его.
        - Папа, давай договоримся: все, что ты хотел сказать по этому поводу, ты уже высказал!
        Вениамин какое-то время смотрел на дочь, не мигая, потом махнул рукой:
        - Делайте, что хотите.
        Конечно, он обиделся. Но болезненное самолюбие в его душе боролось сейчас с непонятным безразличием, будто речь шла вовсе не о судьбе его дочери, а о чем-то отвлеченном, абстрактном. Лера закусила губу и боялась смотреть на отца, Данилевич сделал каменное лицо, и все трое молчали…

…Так же молча садились за стол. Лера подала румяного цыпленка, Данилевич поставил на стол бутылку коньяка, и только после первой рюмки напряженность спала.
        - Предлагаю тост за хозяина, вернувшегося в родное гнездо! - громогласно объявил Данилевич, но Лера перебила его:
        - Давайте помянем маму…
        После второй рюмки мужчины вышли в коридор покурить.
        - Я гляжу, старик, ты на глазах молодеешь, - пристал к Вениамину Данилевич. - Непонятно, как это у тебя получается? А курить когда научился? Ведь ты же никогда не курил.
        - Это, Витя, от нервов. Что ни день - то сюрприз. Главным образом неприятный. Ты зачем Лерке мозги запудрил, зятек?! У вас же разница - тридцать с лишним лет. Скорее уж, ты на глазах молодеешь, а не я.
        - Твоя дочь выходит замуж по любви. Я уважаю свободу выбора. Ты ни о чем не пожалеешь.
        - Я уже жалею… Помнишь зимнюю рыбалку в шестьдесят восьмом? Помнишь, как тебя под лед поволокло? Помнишь, кто тебя тогда вытащил?.. Так лучше бы я этого не делал!
        Данилевич ушел, хлопнув дверью. Лера закрылась в своей комнате. Включила телевизор. Вениамин почувствовал облегчение, хотя понимал, что облегчение это временное. Поразмыслив немного, померив шагами диагональ комнаты, он вернулся к столу и в гордом одиночестве продолжил трапезу…

…На другой день Вениамин заехал в редакцию, получил гонорар и немного поболтал с Левановским.
        - С трудом узнаю! Ты ли это? - театральным жестом встретил гостя главред - дородный бородач с лицом, похожим на клеклый блин.
        - Да я, я, - махнул рукой Лебедянский. - Все говорят одно и то же. Устал это слышать. Вот и тебе, вижу, завидно. А завидовать, если честно, нечему.
        - Согласен, у каждого свои проблемы. Фотографию в паспорте еще не поменял? - ехидно усмехнулся Левановский. - Ну да ладно, давай к делу. Ты мне нужен, и срочно. Твои статьи в духе Реймонда Моуди пошли на «ура», и редакция заинтересована в дальнейшей разработке темы «Жизнь после смерти». Как настроение?
        - По-разному. Иной раз хочется все бросить, а бывает наоборот - писал бы и писал ночь напролет. Сейчас задумал нечто автобиографическое.
        - Мемуары? - недоуменно приподнял брови Левановский.
        - Не совсем. «Опыт загробной жизни», или, если короче, «Психадж».
        - Паломничество душ?! Неплохо. Слово емкое, можно сказать, свежее. А ты в самом деле пережил клиническую смерть? Ты был ТАМ?
        - Был. И ты знаешь, воспоминания до сих пор очень свежи, контрастны - настолько крепко врезались в память. Просто просятся на бумагу.
        - Значит, новая книга?! А ты пока напиши какие-нибудь наброски, этакие путевые заметки с того света, а я их опубликую под грифом «готовится к печати».
        - А не боишься?
        - Чего? У моего журнала репутация скандальная, не привыкать. Пиши, а я посмотрю, насколько это интересно и наукообразно…

…От Левановского Вениамин ни с того, ни с сего поехал в таксопарк - туда, где раньше работал Сергей. Почему-то захотелось взглянуть чужими глазами на то, что прежде считал родным. Вениамин обошел здание таксопарка по периметру, но войти внутрь так и не решился. Проходили мимо бывшие сослуживцы, туда-сюда мелькали знакомые машины, и такая тоска сдавила вдруг сердце, что - хоть умри - легче не станет. Вспомнилась старенькая бежевая «Волга». Где-то она сейчас: пошла в переплавку, или еще ржавеет на какой-нибудь свалке?

«Впрочем, какая разница, - подумал Сергей. - Ты частично вернул себе прежнюю внешность, но прежнею жизнью в полном объеме тебе не жить уже никогда!»
        Все-таки, с горя люди и плачут, и пьют чаще, чем от радости. Ни Вениамин, ни Сергей из этого правила исключением не были. А потому, вопреки здравому смыслу, Лебедянский купил в магазине бутылку водки, сырок и… утолил свои печали «в скверу, где детские грибочки».
        За Сергеем был грешок: раз в месяц обязательно приходил домой на бровях, ну а с Вениамином такое случилось впервые. Лера открыла отцу дверь и остолбенела: таким она его еще не видела. Лебедянский приветствовал дочь нечленораздельной цитатой из Крылова:
        Голубушка, мне странно это… -
        Говорит ей муравей.
        На большее его не хватило. О дальнейших событиях этого дня у Вениамина сохранились лишь отрывочные воспоминания.
        Глава 11. Возвращение
        Со дня смерти Сергея прошло полгода. Намел сугробы декабрь, белым снегом скрыло от любопытных глаз вдовью боль и тоску. Людмила жила как во сне, одними надеждами на то, что сон этот однажды сбудется. Порой она грустно улыбалась, сравнивая себя с бедной Ассоль. Только каких парусов ждать ей, вдове?!
        Время неслось стремительно. Работа - дом, дом - работа, да еще к дочери надо успеть, что-то купить: Наташка на восьмом месяце.

«Скоро стану бабкой, - качала головой Людмила. - Ну и ладушки. Будет о ком заботиться, кому сопли вытирать. А «баба Люда» звучит вроде неплохо.
        Последние две недели Людмила проболела, а когда появилась на работе, девчонки наперебой стали рассказывать ей, что на днях ее спрашивал какой-то мужчина. Интеллигентный, солидный, интересный. Заходил, якобы, несколько раз. Сначала присматривался, - делал вид, что пришел за покупкой, - а однажды, видно не выдержав, спросил прямо: «Где Людмила Ивановна?» Ему сказали, болеет. Он огорчился, - это было заметно, - спросил: «Что с ней конкретно?» Девчонки ответили, что, наверное, простыла, и спросили, что передать. Мужчина сразу замотал головой, попятился даже, сказал только: «Я еще зайду». И с тех пор больше не появлялся.
        На лице Люды отразилось недоумение. Она была удивлена, взволнована и терялась в догадках, кто же мог ей интересоваться. Подруги снисходительно улыбались. Ладно, мол, все понимаем. Мужчина видный, положительный, такого грех будет упустить. И не бойся, никто тебя за это не осудит.
        - Вот еще выдумали! - фыркнула Люда, обидевшись на подруг. - Нет у меня никого. И не надо.
        А таинственный незнакомец вскоре появился снова. Зоя - молоденькая продавщица кожгалантереи - подошла к своей начальнице и одними глазами указала на вошедшего.
        - Людмила Ивановна, вон он, смотрите. Ну, тот, про которого мы вам говорили, который вас спрашивал. В черной кожаной куртке, в шапке норковой…
        Люда увидела. Сразу бросилось в глаза внешнее сходство с ее Сергеем. Мужчина посмотрел на нее, и Люде показалось, что его глаза светятся нежностью и тоской. Несколько секунд мужчина ласкал ее взглядом, затем отвел глаза и прошел в парфюмерный отдел, откуда можно было смотреть на Люду сквозь витрину и в то же время делать вид, что выбираешь духи, или крем.
        Люда разволновалась, не зная, что делать, ожидая чего-то рокового, непредсказуемого. А Зоя продолжала шептать на ухо:
        - Красивый мужчина. Видно, что порядочный. Так вы с ним знакомы, или нет?
        - Зоя, успокойся, я в первый раз его вижу, - больше для того, чтобы успокоиться самой, сказала Люда. - Может, товарищ мужа?
        - Людмила Ивановна, смотрите, он к нам идет…
        Мужчина решительно подошел к прилавку и поздоровался с Людмилой.
        - Будьте добры, дайте мне обложку для паспорта, - просто сказал он.
        Люда ждала чего-то необычного и поэтому не обратила внимания на фразу, которую Сергей-Вениамин заготовил в качестве пароля. Люда на секунду взглянула на покупателя и кивнула Зое:
        - Обслужи человека.
        Мужчина заволновался.
        - Извините, Людмила Ивановна, если вам не трудно, я бы хотел, чтобы вы сами…
        Люда кашлянула и смерила покупателя взглядом. «Каков наглец! Надо бы поставить его на место, но… С другой стороны, откуда он знает, как меня зовут? Бог с ним, обслужу, не переломлюсь…»
        Она подала ему обложку.
        - Что еще?
        - Вы знаете, - мужчина потупился. - Много лет назад на этом самом месте один человек - так же, как я сейчас - покупал у вас подобную обложку. Вы помните его?
        Люда побледнела, кровь застучала в висках.
        - Вы его знали? - вопросом на вопрос ответила она.
        - Знал, и довольно неплохо… Извините, я не представился. Вениамин. Я хотел бы с вами поговорить о Сергее, но не здесь, не сейчас… До которого часа вы сегодня работаете? Я мог бы подойти к закрытию магазина, если вы не против, конечно.
        - Да, пожалуйста, подходите к семи.
        - Хорошо, приду… А обложку возьмите, это только предлог, - он улыбнулся и вдруг учтиво поклонился. Точно так, как это делал Сергей. Затем, не оглядываясь, пошел к выходу.
        Люда проводила его долгим внимательным взглядом. У Вениамина была такая же пружинящая походка, как у Сергея.

«Действительно интересный мужчина, - подумалось Людмиле. - Интересно, что он хочет сообщить мне о Сергее? - мысли Людмилы невольно возвратились к давнему сну, который она до сих пор считала вещим. - Сколько можно ждать его исполнения?! Сколько можно верить в возвращение Сергея? С того света не возвращаются… Люди часто видят и слышат во сне именно то, что им больше всего хотелось бы видеть и слышать. Вот и я сама себя запрограммировала и маюсь, ожидая невесть чего. Это все вздор! Мне уже сорок пять. Я одинока, я продолжаю любить погибшего мужа, но ведь так можно остаться одинокой на всю оставшуюся жизнь! Лет через пять я уже никому не буду интересна. Пока на меня еще обращают внимание, не рановато ли записываться в бабки?! Может, жизнь дает мне последний шанс в лице этого приятного человека?»
        С такими мыслями Люда выходила вечером из универмага. В черном небе блестели звезды, скучал молодой месяц. Вениамин топтался у крыльца, дымя сигаретой в неоновом свете реклам.
        - Давно ждете? - с улыбкой спросила Люда. - Не замерзли?
        - Мороз невелик, а стоять не велит, - Вениамин бросил сигарету в сугроб. - Вы разрешите мне вас до дома проводить?
        - А вы даже знаете, в какую сторону идти? - в голосе Люды прозвучали нотки удивления и настороженности. - Откуда такая осведомленность? Вы знали Сергея по работе?
        Вениамин молчал, поправляя шарф. Снег приятно скрипел под ногами, издалека доносилась перекличка автомобилей, и Людмиле на миг показалось, что не было этого страшного одиночества, а рядом с ней шагает сейчас ее прежний Сергей, живой и здоровый.
        - Нет, - наконец ответил Вениамин. - Я не из таксопарка. Нас с Сергеем объединило увлечение мифологией. Только для него это было хобби, а для меня - работа. Я - филолог, автор нескольких книг по истории искусства. Но это к слову… С вашим мужем мы познакомились незадолго до его трагической гибели, но успели поговорить о многом. Несомненно, мы стали бы друзьями, если бы не… Я обещал прислать ему мою новую книгу, как только она выйдет в свет. Сергей оставил мне свой адрес. Книга еще не издана, но… вот нечто более для вас интересное, - Вениамин протянул Людмиле какой-то журнал. - Сейчас темно, дома посмотрите.
        - Не знала, что мой Сергей был знаком с настоящим писателем, - сказала Люда, пряча журнал в сумку.
        - А ваш Сергей тоже писал. Вы читали его записи, вы нашли тетрадь с бабочкой на обложке?
        - Вы и про тетрадь знаете? - Люда даже остановилась от неожиданности.
        - Да. Сергей рассказывал, - невозмутимо ответил Вениамин. - Так вы читали?
        - Читала.
        Вениамин удовлетворенно покачал головой.
        - Тогда вам легче будет меня понять.
        - Простите, а почему Сергей рассказал вам, как мы с ним познакомились? Почему он рассказывал обо мне именно вам?
        - Вообще-то он больше говорил о себе, а какие-то подробности о вас выплывали сами собой.
        - И как давно вы с ним знакомы?
        - Мы познакомились за полчаса до аварии.
        - Что?! - отшатнулась Людмила. - Так вы - его пассажир?
        - Да. Только…
        - Знаете, не надо меня дальше провожать! - Людмила рванулась вперед и сразу пропала в темноте ночи.
        - До свиданья! - прокричал Вениамин вслед удаляющимся шагам. - Статью в журнале прочтите, это важно!
        Разговор не получился. Но Вениамин был доволен уже тем, что ему не пришлось ничего выдумывать. Он не покривил душой и вместе с тем добился желаемого: Мила взяла журнал. Теперь она просто обязана прочесть его рассказ, написанный специально для нее. Она не поверила бы пространным рассуждениям о странствиях душ в «трансмифах метакультур», да просто не стала бы их слушать, а вот печатному слову поверит скорее и охотнее.

«И если рассказ поможет наладить отношения с Милой, то честь тогда и хвала Левановскому за то, что оперативно опубликовал мои заметки с того света», - подумал Вениамин, подходя к остановке автобуса…

…Люда пришла домой обессиленная и, видимо, поэтому успокоившаяся. «Чего вспылила - сама не знаю?! Не виноват же он в смерти Сергея! - думала она, разогревая на плите макароны по-флотски. Вдруг она вспомнила о журнале. - Что же он мне такое всучил, этот писатель?»
        Люда достала из сумки журнал, рассказывающий об аномальных явлениях, и ахнула. На обложке красовалась огромная бабочка, точь в точь такая, как на тетради Сергея, которую Люда хранила и время от времени перечитывала. Короткая надпись на обложке анонсировала помещенный в журнале рассказ. Люда открыла журнал на двадцать пятой странице и прочла: С. Новожилов, В. Лебедянский «ПСИХАДЖ»… Смерть, как дикая кошка, любит подкрадываться незаметно…
        Она читала о странствиях Сергея и Вениамина в выдуманном ими мире, и постепенно ей становилась понятна цель автора этого рассказа. Конечно, Вениамин хотел добиться расположения Люды, убедить ее в том, что он и ее Сергей - нечто цельное, неразрывное и, - главное, - близкое ей, родное. Постороннему человеку выдумать все это было просто невозможно, а это значит, что у Вениамина действительно был соавтор - Сергей.
        Рассказ, несомненно, является продолжением того давнего сна, хотя о содержании сна Вениамин ничего не знает, да и не может знать. Кстати, Вениамин чем-то похож на Сергея. Даже очень. Уж не тот ли это докучливый незнакомец, о появлении которого меня предупреждал во сне Сергей?! Что он еще говорил?.. «Я примеряю новое тело, и оно мне немного жмет». Может, так он хотел сообщить о своем перевоплощении?
        В девятом часу Люда позвонила Веруне.
        - Привет, подруга, что поделываешь?
        - Я-то? - фыркнула Вера. - Болею, а что?
        - Да вот, хотела приехать на ночь глядя. Посоветоваться. Тебе, наверное, не до меня? Температуришь?
        - Да нет, сбила. Кашель, насморк, голова трещит, а в остальном все о`кей. Если гриппа не боишься, приезжай.
        - Я ненадолго, ладно?
        Через полчаса Люда уже звонила в квартиру Веруни. Открывшая дверь хозяйка выглядела такой измученной, такой разбитой, что Людмиле стало стыдно за свою назойливость.
        - Ты прости меня, пожалуйста, но мне не с кем больше поделиться, - сказала она. - А хочешь, я тебе горчичники поставлю?
        - Спасибо, я сама.
        - Может, тебе приготовить поесть чего-нибудь? Бульон?
        - Нет, я ела, - Вера села на кровать и предложила. - Падай в кресло и рассказывай, что случилось.
        - Ладно, я быстро, - Люда присела на краешек кресла и достала из сумочки журнал и тетрадь. - Вот, смотри…
        - Вижу, что обложки одинаковые. Вернее, картинки. А что это?
        - Это - тетрадь моего Сергея. Помнишь, ты мне советовала хранить самое дорогое. Так это она. А это - журнал с рассказом о том, ЧТО случилось с Сергеем после клинической смерти. Я прочитала о том, как Сергей и Вениамин, вернее - их души-астралы, совершили паломничество в загробный мир для того, чтобы там обменяться телами. Обмен, якобы, состоялся, и теперь душа моего Сергея возродилась в теле Вениамина. Сергей сделал это только для того, чтобы вернуться ко мне, но как добиться того, чтобы я ему поверила, он не знает.
        - Постой. Откуда у тебя этот журнал?
        - Мне его Вениамин дал.
        - А кто он такой вообще, этот Вениамин?
        - Писатель. Филолог, кажется.
        - А как он на тебя вышел? Как вы познакомились?
        - Ну, он ходил ко мне в магазин, спрашивал меня, пока я болела.
        - И что, пришел и сразу всучил тебе этот журнал?
        - Нет, он пытался со мной познакомиться. Причем, точно так же, как это сделал Сергей двадцать пять лет назад. Он спросил обложку для паспорта, а я даже внимания не обратила на его слова. Мало ли за день кто что покупает. Если честно, я даже забыла, как именно мы с Сергеем познакомились. Совсем памяти не стало.
        - Если ТЫ не помнишь, откуда же ОН об этом узнал?
        - Говорит, что от Сергея. Хотя, я сомневаюсь. Они познакомились за полчаса до аварии. О чем можно успеть поговорить за полчаса?
        - Да. Получается, они познакомились, и твой Сергей сразу начал рассказывать о тебе. Нелепо?
        - Нелепо. Тем более, в машине была еще жена этого Вениамина. Ей бы такие разговоры вряд ли понравились.
        - Жена? Она ведь погибла?
        - Да. Прямо на месте аварии.
        - Значит, этот Вениамин - вдовец?
        Люда подняла на Веруню удивленные глаза.
        - А ну-ка, подруга, иди сюда, - Вера взяла Люду за руку, вытащила из кресла и подвела к зеркалу. - Посмотри. Кого ты там видишь?
        - Сумасшедшую продавщицу и больную учительницу, - грустно улыбнулась Люда.
        - Я не в счет, - махнула рукой Вера. - Ты видишь, в первую очередь, привлекательную женщину: свободную, полную сил да еще с жилплощадью. Во-вторых, ты видишь наивную дуру, которой ничего не стоит запудрить мозги. При условии, что пудрит их опытный щелкопер. Скажи… Все, что ты здесь прочла, могло произойти на самом деле? В реальной жизни?
        Люда пожала плечами.
        - Вениамин очень похож на Сергея, но в рассказе он пишет, что до аварии был сутулым лысым очкариком. Душа Сергея, войдя в его тело, якобы и произвела эту метаморфозу.
        - А ты видела его до аварии?
        - Конечно, нет.
        - А сейчас, говоришь, он стал похож на Сергея? Так вот что я тебе скажу: он специально старается привлечь тебя своей похожестью на Сергея.
        - Почему именно меня?! Мало ли женщин вокруг.
        - Объясняю. Загибай пальцы. Он узнал о тебе много хорошего. Это раз. Ты ему определенно нравишься. Это два. Он овдовел, а брак с тобой для него просто выгоден. Это три. Если еще допустить, что у него возникают определенные трудности в общении с противоположным полом, то можно понять, почему он выбрал именно тебя.
        - Слишком сложно, похоже на карточный домик, потому что есть одно «но». Он говорит, что знает обо мне от Сергея. Но я больше чем уверена, что Сергей никому ничего никогда не говорил ни обо мне, ни о нашем знакомстве. Сергей был скрытным человеком. Он не стал бы изливать душу первому встречному. Даже в пьяном виде.
        - К чему ты клонишь?
        - К тому, что Сергей ничего Вениамину не говорил. По крайней мере, на ЭТОМ свете.
        - А на ТОМ говорил? - с улыбкой спросила Вера.
        - Может быть. Из рассказа видно, что у них было достаточно времени на ТОМ свете для того, чтобы поделиться воспоминаниями. А если допустить, что душа Сергея действительно вселилась в тело Вениамина, то все встает на свои места. Это значит, что Вениамин должен помнить все, что помнил Сергей… Надо его проэкзаменовать, - Люда посмотрела на подругу, закрыла глаза и тихо сообщила. - Вера, у меня, кажется, крыша поехала.
        - Как я тебе завидую! - покачала головой Веруня. - Если нравится тебе человек, будь с ним. И не нужно никаких сверхъестественных объяснений нормальному человеческому чувству… А теперь пошли чай пить…
…Через день Вениамин снова появился в универмаге и, поздоровавшись с Зоей, попросил позвать Людмилу Ивановну. Люда вышла с журналом в руке, молча подала его Вениамину.
        - Вы ничего не хотите мне сказать? - спросил он. - Вы хоть прочли рассказ?
        - Да.
        - Ну, и каково ваше мнение?
        - Не люблю фантастику.
        - Это не фан… - перебил Вениамин и осекся. - Извините, но я описал наши с Сергеем подлинные переживания, приключения, мысли. Я хотел объяснить вам, ЧТО ИМЕННО произошло на самом деле после той аварии. Если вы внимательно читали, то должны понять главное: я и Сергей - одно. Не думайте, я не о внешнем сходстве, хотя уже одно это заставляет о многом задуматься. Вот посмотрите! - Вениамин протянул Люде свой паспорт. - Таким я был до аварии. Что вы на это скажете?
        - Вы сняли очки и надели парик, - попробовала отшутиться Люда.
        - Вы должны знать, что в популярной литературе описаны сотни случаев, когда люди после аварий, травм, потрясений начинают свободно говорить на иностранных языках, вспоминают о родственниках где-то за границей, подробно описывают расположение домов и улиц в городе, где никогда не бывали. Я полагаю, вы не удивитесь, если я подробно отвечу на все ваши вопросы, касающиеся Сергея.
        - А кто вам сказал, что я буду их задавать?
        Вениамин, вздохнув, опустил голову.
        - Да, этого следовало ждать… Одиссею было гораздо легче заявить свои права на Пенелопу, чем мне доказать, что я - Сергей! У Одиссея был лук, тетиву которого мог натянуть лишь он один. У меня нет такого лука.
        Люда посмотрела на него сочувственно и вдруг ни с того, ни с сего спросила:
        - А что сказал космонавт с летающей тарелки? - для себя она загадала: ответит - он, а если нет, - больше ни слова.
        - Тарелка любит чистоту, - отчеканил Вениамин, и в глазах его затеплились искорки надежды. - Как там наша Наташка? - не выдержав, спросил он.
        У Люды вытянулось лицо, она недоверчиво хмыкнула, а в глазах заблестели слезы.
        - Не могу поверить, - покачала она головой, кусая губы. - Скажи, что это не ты!
        - Это не я, - ответил Вениамин и улыбнулся.
        - Ты меня прости, - вздохнула Люда. - Еще неизвестно, как бы ты отреагировал на моем месте… Не знаю, смогу ли я привыкнуть, что ты и Сергей - одно. Время покажет.
        - Я тебя когда-нибудь торопил?! Поспешность нужна только в двух случаях. Помнишь, в каких?
        - Вот с этого и надо было начинать, - рассмеялась Люда.
        - Слава Богу, признала, наконец!.. Ну, идем к тебе в подсобку.
        - Зачем это? - Люда сделала удивленные глаза.
        - Хочу напомнить тебе, как тебя Сергей целовал.
        - Успеется! - погрозила пальчиком Люда.
        - Ладно. Так как все-таки наша дочь?
        - Скоро станет мамой.
        - Месяца через два?
        - Примерно так… Все знаешь!
        - Мы ей пока ничего не скажем, ладно?! Пусть обо мне она узнает как можно позже. Для нее мне придется, видимо, остаться чужим дядей, а не отцом.
        - Почему ты так думаешь?
        - Мне так кажется. Ну, там видно будет… Мил, я сейчас уйду, а вечером жди меня в гости часов в восемь… Пустишь?
        Люда потерла ладонью лоб.
        - О, Господи! Что я делаю?! - пробормотала она и, исподлобья лукаво посмотрев на Вениамина, ответила коротко. - Жду.
        Он ушел, а к Люде подошла изумленная Зоя.
        - Людмила Ивановна, как он на вашего мужа похож! Обалдеть!
        - Ничего удивительного, - хмыкнула Люда. - Просто мне нравятся мужчины определенного типа.
        Весь день она была в приподнятом настроении, что-то напевала себе под нос. После обеда стала прихорашиваться: не могла дождаться вечера. Товарки обменивались многозначительными взглядами: любовь! Зоя даже предложила:
        - Людмила Ивановна, может вам сегодня пораньше надо?
        - Ну, если ты меня выгоняешь, то, пожалуй, пойду…

…Ровно в восемь ожил звонок, и на пороге материализовался Вениамин с букетом роз и бутылкой кагора в руках.
        - Розы! Зимой! - только и сказала Люда, впуская гостя.
        - Давненько я здесь не был, - с улыбкой сказал Вениамин, оглядывая прихожую. Он снял куртку и заученным движением повесил ее на вешалку. - О, мой картуз все еще здесь! - порадовался он, увидев на вешалке кожаную фуражку Сергея. - Ну-ка, дай мне оглядеться, какие у тебя здесь нововведения, - Вениамин шагнул на кухню. - Перестановка. Ничего, нормально. А кран так и течет? Тоже нормально.
        - Мойте руки и садитесь за стол, - пропела Люда, пряча глаза.
        - Мил, ты что, опять на «вы»?
        - Ну, - Люда пожала плечом. - Не сразу Москва строилась. Привыкну.
        Сели за стол. Вениамин распечатал бутылку кагора и вдруг спросил, совсем как Сергей раньше. - У нас в доме есть штопор?
        - Протолкни, - махнула рукой Люда.
        - Вот так всю жизнь и проталкиваем, - проворчал Вениамин. - Завтра же зайду в хозяйственный, куплю… Зря сняла, - кивнул он вдруг на стену, где раньше висела репродукция Моны Лизы. - Вы же с ней похожи.
        - Она на меня, или я на нее? - лукаво улыбнулась Люда.
        - Конечно, она на тебя. Ты же у меня - эталон.
        - Ага. Охотно верю.
        - А теперь я хочу поднять бокал за наше с тобой светлое будущее!
        - А ты уверен, что оно будет?
        - Я этого очень хочу.
        - А я?
        - Я хочу, чтобы ты тоже этого хотела!
        - Ну, тогда и я хочу, чтобы ты хотел, чтобы я хотела, - улыбнулась Люда.
        - За нас?! - Вениамин поднял фужер.
        - За нас, - вздохнула Люда, и фужеры с мелодичным звоном соприкоснулись. - Ну, а теперь скажи мне, как тебе видится наша новая жизнь.
        - На первых порах я бы поухаживал за тобой, навещал бы тебя. Было бы здорово, если бы мы вместе встретили Новый год. С кем проведешь, как говорится… Ну, а потом, если ты не будешь против, я перейду к тебе насовсем.
        - А люди что скажут?
        - Люди? Если бояться того, что скажут люди, то на свете вообще жить не стоит. В конце концов, мы можем переехать жить ко мне. Квартира просторная.
        - А твои? Или ты один?
        - Дочь этой осенью вышла замуж, живет теперь отдельно. И представь, что отмочила: вышла замуж за друга семьи. Мужик - мне ровесник, вместе учились. Большая шишка, при деньгах, а одинок… Она его, видишь ли, очаровала, - с неудовольствием выговорил это слово Вениамин. - Ну, пока все довольны, и я в том числе. А сначала был в шоке.
        - Интересно.
        - Ничего интересного. Сколько они мне крови попортили! В принципе, никаких родственных чувств я к этой девочке не испытываю. И знаешь, порой кажется, что не было никакого Вениамина, не было всей его жизни. И Лерка не раз меня уличала в том, что я чего-то не помню, что-то делаю неправильно, реагирую неадекватно. Я ссылаюсь на амнезию, но она не верит… Вот такие пироги.
        - А знаешь, ты ведь мне снился.
        - Я? В каком виде?
        - В нормальном, - улыбнулась Люда. - Ты меня предупредил о своем возвращении. Ты предсказал сегодняшний вечер. Как ты сумел это сделать?
        - Ну, откуда я знаю. Сон-то ведь тебе снился. Может, ты общалась напрямую с моей душой, то бишь с подсознанием. А подсознание вершит свои дела втайне от нас… Давай лучше потанцуем! Я включу нашу любимую.
        Снова месяц взошел на трон,
        Правит звездною своей страной.
        Вспоминаю я, как сладкий сон,
        Такой же вечер, но вдвоем с тобой…
        Пока Юрий Антонов пел, Вениамин шептал на ухо Люде:
        - Ты - самая прекрасная из женщин! А сегодня ты просто обворожительна! Я счастлив, что, наконец, снова с тобой!
        - Теперь мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день, - так же шепотом отвечала Люда.
        Вениамин неожиданно покачнулся и сказал:
        - Мил, что-то мне не по себе. Можно, я прилягу?
        - О чем речь?! Ложись на диван. Что с тобой?
        Вениамин лег и пожаловался:
        - Спать хочу - умираю… Мил, признайся, ЧТО ты мне в вино подсыпала?
        - Я? Тебе? - вспыхнула Люда.
        Вениамин прищурился и посмотрел на нее одним глазом. Потом расплылся в улыбке.
        - Ну, Сережка! - Люда погрозила Вениамину кулачком. - Держись у меня, остряк-самоучка!
        - Иди сюда! - позвал Вениамин. - Как ты меня назвала?
        - Сережка… Противный! - заулыбалась Люда.
        - Вот так они и жили, - он рассмеялся и обнял Люду. - Жена моя! Я давно так не смеялся!
        Сказав это, он крепко поцеловал Люду. Как раньше. Как Сергей.
        - И совсем не похоже! - вырвалась Люда из его объятий.
        - А как надо? - искренне удивился Сергей.
        - А вот как! - с этими словами Люда сама поцеловала Вениамина. Какое-то время они сидели лицом к лицу и любовались друг другом. Потом Люда вскочила, побежала в другую комнату и вернулась оттуда, торжественно неся на вытянутой ладони обручальное кольцо Сергея.
        - Мое?! - просиял Вениамин. - Давай-ка примерим. О-о-о! Как раз впору.
        - Неудивительно: твое!
        - Вот теперь я спокоен за наше будущее.
        - Все-таки это выше моего понимания, это - чудо! И если кому рассказать, никто не поверит, что такое возможно.
        - А мы и не будем никому рассказывать. Зачем?! - Сергей рассмеялся и вдруг осекся. В прихожей неожиданно запел электронный соловей.
        - Кто бы это? - пожала плечами Люда.
        - Ты никого не ждешь? - нахмурился Сергей, вставая с кровати.
        - Никого.
        - Тогда можно не открывать?
        Соловей запел повторно.
        - Нет, давай все-таки откроем.
        - Я сам, - Сергей улыбнулся и, жестом успокоив жену, вышел в прихожую.
        Лязгнул замок. Сергей толкнул дверь и хмуро взглянул на позднего гостя. Перед ним
        - в измятом костюме, небритый, осунувшийся - стоял Вениамин.
        - Наконец-то я вас нашел, - выдохнул он. - У меня для вас неприятная новость.
        - Неужели - вы? - Сергей смотрел на Вениамина как на выходца с того света. Да, собственно, так оно и было. - Как вы меня нашли?
        - Нет времени объяснять. Я за вами. Дело в том, что вы - в очередной ловушке. Помните ариту на пути к Чертогу Двух Истин? Дайте руку!
        Сергей оцепенел.
        - Вы думаете, что завершили психадж и вернулись в свой мир? Это не так. Вы не верите мне?!
        - Сергей, кто там? - спросила из комнаты Люда.
        - Не столь важно, верю или нет, - ответил Вениамину Сергей. - Уходите!
        - Только вместе с вами! Вашу руку!
        - Да что вы ко мне пристали!
        - Постойте! Смотрите: началось!
        И Сергей увидел. Как заструился воздух, как полиняли и растеклись краски ковра, как смазались и стали оплывать стены. Он в ужасе оглянулся. Комнаты, из которой он вышел минуту назад, уже не было. Позади была тьма, и она наступала.

«Как же так?! - пронзила Сергея мысль. - Неужели полгода я жил в придуманном мною мире?! Неужели все начинать сначала?! Неужели я навсегда потерял Милу?!»
        - Дайте же руку, Фома Неверующий! - послышался голос Вениамина, и Сергей, как пробка из бутылки, вылетел из темноты на слепящий свет.
        Вокруг расстилалось бескрайнее - до горизонта - зеленое море, местами - синее от васильков, местами - белое от ромашек. Ветер пробегал по нему, поднимая синие и белые волны. Было нестерпимо жарко. Солнце залило землю зноем, будто расплавленным металлом из опрокинутого горна. Деловито гудели шмели, в траве перекликались кузнечики, зависали над цветами осторожные стрекозы.
        - Да очнитесь вы! - донеслось до Сергея. - Все не так уж плохо. Я рад, что мы снова вместе. Я вытащил вас из ловушки, и теперь к вам вернулась надежда на возвращение.
        Слова доносились до Сергея как будто из-под земли. Только оглянувшись, он увидел рядом с собой Вениамина.
        - Где я сейчас был? - спросил Сергей. Он стоял отрешенный, с потухшим взглядом, кусая губы. В голове пульсировала неотвязная мысль: «Неужели все рухнуло, как замок на песке?» - Так, где же я был? - повторил он.
        - Нигде. В тупике, откуда был один выход - смерть.
        - Вы-то откуда знаете?.. А если даже и так, то кто вас просил за мной возвращаться?
        - Вы будете смеяться, - потупился Вениамин. - Но мне вдруг показалось, что мы с вами - одно целое, один человек. И что один без другого мы бессильны перед лицом смерти. Мы ни за что не должны были встречаться в этой жизни - два воплощения одной идеи, - но уж, если встретились, ни за что не должны расставаться. Не согласны?
        - Плевать. Мне все надоело. Я больше ничего не хочу!
        - Вы устали. Это пройдет… А пока нам надо идти.
        - Куда?.. Зачем?
        - Куда глаза глядят… Вслед за Солнцем - на Запад… Да вы не отчаивайтесь! Все еще у нас будет, и у вас, и у меня… Все будет отлично…
        Вениамин пошел вперед, то и дело оглядываясь на Сергея, а Сергей вдруг увидел над головой Вениамина двух бабочек - траурницу и перламутровку. Сергей вздохнул и улыбнулся своим мыслям. «Может, правда, все еще будет?! - подумал он. - И именно так, как я нафантазировал… Главное - не сдаваться и идти до конца. Да здравствует психадж!»
        - Подождите, я с вами! - крикнул он.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к