Сохранить .
Фунт Андрей Бехтерев
        Захар, 35-летний бездельник, научился с помощью сверхспособностей своего кота по кличке Фунт предугадывать результаты футбольных матчей. Изрядно разбогатев Захар потерял интерес к деньгам. Он увлекся экспериментами по искривлению будущего. Едва знакомой девушке Лизе он загадал найти богатого «принца». Богатый «принц» нашелся на следующий же день. Взаимная любовь была неизбежной. Тут же вокруг влюбленной парочки стали происходить странные события с участием мажорных «пикаперов», веселых спецназовцев, «святых» бомжей и просто очень важных людей…
        Андрей Бехтерев
        ФУНТ
        История полностью вымышленная. Все упоминаемые в книге публичные персонажи (компании, бренды и т.д.) не имеют никакой связи с реальными людьми (компаниями, брендами и т.д.).
        Чувство самосохранения одних прячет в норы, других выводит на баррикады. Из «Тетради Тетрадей»
        Солнышко на вышке.
        Мягкие игрушки.
        Плюшевые мишки.
        Плюшевые пушки.
        Проиграть не сложно.
        Победить легко.
        Мама будет поздно.
        Кушай молоко.
        Из цикла «Колыбельные войны»
        Часть 1. Орловская лебедь
        Сера прикрепил видеокамеру к рулевой стойке самоката и покатился к скверу напротив ГИТИСа. Прежде чем заняться неотложными делами он хотел снять нужный кадр. Ему требовалось столпотворение девичьих ног. В конце июля, во время приемных экзаменов, напротив театрального училища всегда бродили толпами барышни с ближних и дальних окрестностей. Поравнявшись с забором, Сера понял, что съемка не состоится. Сквер был пуст. Только у противоположного входа громко ржала разнополая компания. Даже за 100 метров было видно, что ребятки гуляли всю ночь и скоро вырубятся. Сера докатился до входа в сквер и слез с самоката. Он догадался, что его подвело незнание производственного календаря. Было воскресенье - самый унылый день недели. Надо было возвращаться к машине, завтракать и ехать за подарком папе.
        В этот момент неожиданно выглянуло солнце из облаков и осветило скамейку в сквере, на которой сидела девушка в пестром платье. Сера ее даже не заметил. Вокруг девушки на мгновенье вспыхнуло золотое сияние. Словно ангел взмахнул крыльями. Солнце тут же зашло и сияние исчезло. Сера озадаченно почесал затылок и решил, что кадр одинокой девушки сидящей на скамейке, то же может пригодиться. Он включил камеру и поехал по аллее сквера. Пару раз повернув, он, стараясь избежать тряски, докатился до скамейки, заложил плавный вираж и остановился в полуметре у девичьих ног. Ноги были очень даже ничего. Да и хозяйка ног была очень даже. Платье было скромным, что выдавало провинциалку. В руках у девушки было несколько листов с логотипом «ГИТИСа». Очевидно, что она держала инструкцию для абитуриентов. Рядом на лавке лежала ее сумочка, обращающая на себя внимание: два нарисованных глаза и карман, как улыбка. Сумка походила на Чеширского кота из диснеевского мультика. Девушка вопросительно посмотрела на Серу. Сера вместо ответа стал со всех сторон рассматривать ее, закинутые друг на друга, ножки.
        - Смотрю, нет ли копирайта, - сказал с улыбкой он, показав на видеокамеру. - Хочу использовать снятое видео в личных целях.
        - Копирайта нет. Только знак качества, - ответила девушка, с интересом разглядывая наглого парнишку. Джинсовые шорты, кожаные сандалии, золотая серьга в ухе, умеренный загар, спортивное, но не перекаченное тело, разноцветное тату на плече. Парнишка выглядел очень мажорно - словно снизошел с рекламы мужского парфюма. На его футболке было черно-белое фото лежащего на земле молодого человека в белой рубашке с ярко красным пятном крови на груди. Под фото была надпись: «Рок-н-ролл жив!»
        - Клип снимаю, - сказал Сера, прислонив самокат к скамейке. Ему захотелось чуть покадрить девушку, хотя совершенно не было времени.
        - На свою песню, небось? - спросила девушка, слегка улыбнувшись.
        - Небось. Стремная у тебя сумочка, - добавил парнишка, кивнув на «Чеширского Кота».
        - Ты тоже ничего, - ответила девушка.
        - Дай угадаю. Третий день в Москве? - сказал Сера, что бы зацепится за разговор.
        - Второй, - ответила девушка. - Сильно заметно?
        - Заметно. Надеешься поступить? - Сера кивнул на здание университета.
        - Пойду на прослушивание в среду.
        - У тебя нет шансов.
        - Почему? - не поняла девушка.
        - Старые пердуны из приемной комиссии в особях слабого пола ценят доступность или самобытность, а у тебя не видно ни того ни другого.
        - Спасибо, - сказала девушка. В ее взгляде сверкнуло любопытство.
        - Под самобытностью они понимают страхолюдство, - продолжил мысль Сера. - Девочке с полметровым носом или 6-м размером груди Станиславский верит по умолчанию. Ты же - симпатяжка. А симпатяжка должна быть доступной, то есть дурочкой, что бы когда старичок кряхтя будет перед ней снимать свои золоченные «труселя», на ее лице была смесь восхищения и преданности, а такая смесь готовится только на основе конской дозы идиотизма.
        - Наизусть выучил? Небось, все деревенские чушонки клюют на такие комплименты? - спросила девушка, таинственно улыбнувшись.
        Сера засмеялся.
        - Клянусь своим парикмахером, только глядя на тебя придумал, - сказал он и, кривляясь, поправил свою нагеленную прическу.
        - Тебя самого, похоже, не приняли? - спросила девушка.
        - Да. Но только потому, что я не поступал. Я в МГУ учусь.
        - Могла бы догадаться.
        - Но не догадалась.
        - Зато я догадалась, что у тебя есть старшая сестра. Лет на 5 тебя старше.
        - Ни фига себе, - удивился Сера. - С чего ты взяла?
        - Дедуктивный метод.
        - Расскажи. Что я сделал не так?
        - Просто у меня было несколько знакомых со старшими сестрами, и они все при разговоре делали вот так - девушка показала достаточно необычный жест руками, который Сера за две минуты повторил уже несколько раз.
        - Офигеть, - удивленно сказал парнишка, повторяя жест. - Только ты не угадала. Нет у меня старшей сестры. Год назад погибла. На папиных руках умерла. Они с парашютом вместе прыгали.
        - Извини, - смутилась девушка. - Я думала, будет смешно.
        - Ерунда. Старая история. Проплакал уже, - сказал Сера, демонстративно сделал жест младшего братика и улыбнулся девушке.
        - Хочешь, угадаю твое имя? - спросил он.
        - Лиза, - тут же сказала девушка.
        - Ты прочитала мои мысли. А я - Сера, - представился парнишка.
        - Сера? По паспорту Сережка что ли?
        - Ага. Ты откуда?
        - Из Орла.
        Сера засмеялся.
        - Прикольно. Мы с тобой земы. Я тоже из Орла.
        - Шутка дня?
        - Я не вру, - продолжил Сера, - помнишь сказку про Кощея Бессмертного. Смерть Кощея была в игле, игла была в яйце, яйцо было в утке, утка была в орле и так далее. Так я и есть утка, которая из орла.
        Лиза не поняла юмора. Сера в замешательстве почесал свой нагеленный затылок. Он с удовольствием взял бы свои слова обратно.
        - Это аллегория, - добавил он, растерянно. Лиза, увидев его растерянность, засмеялась. Ее смех вызвал термоядерную реакцию в Серином организме. Он потерял все точки опоры одновременно. Девушка притянула его, как магнит канцелярскую скрепку. Сера, пытаясь взять себя в руки, посмотрел на часы. Он уже очень опаздывал.
        - Жалко у меня сегодня день безумный. Совсем нет времени, а то можно было бы сходить куда-нибудь поболтать, - сказал он, наморщив лоб. - Не представляешь какой я болтун. Но у моего любимого папаши сегодня юбилей. 50 лет. Накрывает официальную поляну. Будут звезды, ТВ и т.д. Мое отсутствие не простится вовек. А я еще подарок не выбрал, хотя месяц ищу. Дашь телефон? В следующие выходные можно будет созвониться и зависнуть в каком-нибудь приличном месте.
        - Я к тому времени уже уеду.
        - А как же экзамены?
        - Я дальше первого собеседования все равно не пройду. Я же просто так приехала. Посмотреть. По серьезному поступать я на следующий год планирую. Поэтому в четверг рвану назад в родные огороды. Московским гостеприимством опасно злоупотреблять.
        Сера поднял со скамейки свой самокат.
        - Напялил принц крылатые сандали и укатил на белом ягуаре - продекламировала Лиза строчку из народной орловской песни.
        Лицо Серы изобразило глубокое удивление.
        - Откуда ты знаешь, что у меня белый «Ягуар»? - спросил он.
        - У тебя белый ягуар? - переспросила Лиза и засмеялась.
        - Блин, что я туплю, - сказал Сера, тоже смеясь, - пошли, позавтракаем. Я же вижу, что ты голодна.
        - Голодна до приключений?
        - До еды, мадмуазель.
        - Короче, юбилей папа справляет дома. Гостей будет полно. Точный список не знаю, но всякие ТВ-звезды и артисты должны быть. Причем не в виде памятника, а в виде «чего изволите». Интересно же поглазеть, прикинуть свое артистическое будущее? - рекламировал папин юбилей Сера, пиля ножом утренний бифштекс.
        - Но меня же нет в списке приглашенных, - сказала Лиза, ковыряясь вилкой в салате Цезарь.
        - Меня тоже нет в списке. За это даже не заморачивайся. К тому же папа любит, когда я приезжаю с подружкой.
        - Я буду в роли твоей подружки?
        - Да в какой хочешь. У тебя же все равно сегодня свободный день. Надоест, сразу уйдешь. Даже с юбилея в любое время дня и ночи можешь поехать домой. У папы водители круглосуточные. Сейчас поедим и поедем подарок выбирать. Ты же хотела Москву посмотреть, так я тебе ее и покажу. И сам посмотрю заодно. Ты где остановилась?
        - Южное Бутово.
        - Южное Бутово - это бренд. У подружки?
        - У дяди.
        - У дяди или у дяди?
        - У дяди. Он друг моего папы. Просто приютил на время, оттого что добр. Он даже из-за меня ночевал на кухне, а я в его огромной кровати, - Лиза сделала глоток молочного коктейля. - А у тебя там других подружек не будет?
        - Нет. Я сейчас свободен, как мартовский кот.
        - И что ты хочешь купить папе в подарок?
        - Не знаю. У него все есть. В идеале чтобы было дорого, оригинально и что бы не попало на чердак, который завален дорогим и оригинальным хламом. Картины и скульптуры нельзя, потому что папин дизайнер забракует. Что-нибудь из ювелирки можно поискать.
        - Предлагаю купить «Золотое дерево».
        - Что это? - не понял Сера.
        - Настольное изделие из золота. Я видела его вчера у дяди. С изумрудами на листиках. Оно большое, красивое и очень дорогое.
        - А оно где-то продается? Или надо у дяди выкупать? - заинтересовался Сера.
        - Оно продается. Их всего 2 штуки. Одно у дяди, а другое в магазине, если еще не продали. Дядя две недели назад его купил. Приглянулось ему. Он даже мне его в шутку подарил с утра, за то, что принесла опохмелится. Если хочешь, я позвоню и узнаю, как называется магазин, в котором он купил это чудо.
        - А оно точно из золота?
        - С дядиных слов.
        - Понятно. Настоящий золото за 250 рублей на Казанском вокзале. Последний штука осталась, - сказал Сера, замахав руками, изображая лицо нерусской национальности.
        - Мой дядя очень богатый. У него столько денег, сколько он захочет.
        - А хочет он только пиво с водкой?
        - Не смешно.
        - Просто я не верю ни в инопланетян, ни в олигархов из Южного Бутово.
        - Спорим, - Лиза протянула руку через стол.
        - Конечно, спорим, - ответил Сера, с удовольствием взяв Лизину руку, - а на что и почем?
        - Спорим на то, что ты подаришь своему папе «Золотое дерево», потому что оно тебе очень понравится.
        - Спорим. На что?
        - На полторы тысячи рублей.
        - Меня полторы тысячи не возбуждают никак.
        - Разве тебе не интересно выиграть все мои деньги?
        - А-а. Если так, то, конечно, спорим.
        Ювелирный магазин назывался «Голден Дио». Он располагался на первом этаже жилого дома. Вход был со стороны улицы. С обеих сторон от входа росли небольшие елочки. Сера открыл огромную дверь и пропустил Лизу вперед. Зазвенели колокольчики. В зале был полумрак. Покупателей не было. Около входа на стульчике сидел одинокий охранник. Интерьер магазина был мрачным, как увертюра к «Тристану и Изольде». Деревянные стены были обиты бардовым бархатом, словно внутренности гроба. В огромных стеклянных витринах вполне бы мог поместиться забальзамированный Ленин. На звон колокольчиков из тьмы выплыла продавщица в черном.
        - Добрый вечер, - криво улыбнувшись, сказала она. - У нас акция: покупаете 2 сережки - третья бесплатно. - Продавщица выдавила из себя смешок. - Это юмор, что бы расположить к себе потребителя и его сегмент. Наш хозяин из КВНа. К вам приставать или молча на вас зырить? - продавщица махнула рукой на витрины с разложенными драгоценностями.
        - Покажите, пожалуйста, «Золотое Дерево»? - попросила Лиза. - У вас было два экземпляра. Одно купили недавно.
        - Я давно здесь работаю. Откуда мне знать, что было недавно, - сказала продавщица и опять вывалила из себя смех. - Вы имеете в виду Эрьля Бодорло? Должен быть, только на витрине его нет. Он под витриной, причем очень глубоко. Подождите минутку, схожу за менеджером.
        Продавщица ушла и тут же вернулась, приведя с собой высокого мужчину в костюме с красным галстуком.
        - Добрый день! - широко улыбаясь, сказал мужчина, очень быстро переводя взгляд с Лизы на Серу. - Приятно видеть господ, интересующихся искусством. Работы Антонина Заусера известны не только во всем мире, но и среди уважаемых людей. А «Золотое Дерево», которым вы интересуетесь, вообще уникальность со стажем. Всего 2 экземпляра и оба были у нас. А сейчас одно осталось. Мила, покажи уже нашим гостям уже, - сказал менеджер продавщице.
        Мила вынырнула, наконец, из-под витрины и шумно поставил на нее картонную коробку. Коробка была перехвачена скотчем. У продавщицы тут же оказался в руках большой офисный нож. Злобно распоров коробку, она поставила на стекло «Золото дерево». Это было большое, сантиметров 30 вышиной, стилизованное дерево из золота с многочисленными листочками с зелеными прожилками и очень сложным переплетением веток.
        - Оно. Точно, как у дяди, - сказала Лиза, вопросительно посмотрев на своего спутника. Сера был впечатлен. Он аккуратно потрогал листочки.
        - Это золото? - спросил он менеджера.
        - Золото 585 пробы, также белое золото, изумруд, бриллианты. Общий вес - 812, 74 грамм. Плюс прикосновение золотых рук мастера.
        - И сколько стоит?
        - 853500 рублей, но с учетом нашей скидки - менеджер стал колотить по калькулятору - 826342. Ну, округлим до 340.
        Сера с улыбкой посмотрел на Лизу.
        - Хорошо, что у тебя только полторы тысячи было, - сказал он.
        - Берем? - спросила девушка.
        - Да, - кивнул Сера, - медитативная штучка.
        Сера еще раз взглянул на дерево и покачал головой.
        - Если хотите оставить залог, то 10 процентов от стоимости, - сказал менеджер, ожесточенно натирая свои ладони.
        - Мы сразу купим, - с вежливой улыбкой, сказал Сера.
        - Тогда вся стоимость нужна. То есть 853340 рублей. Наличные или карта?
        - Из какого места по вашему я могу достать столько наличных? - спросил Сера, доставая из кармана шорт тоненький кошелек. Менеджер закатился истерическим смехом и полез под прилавок за карт-ридером. Мила тем временем пыталась запихать произведение искусства обратно в коробку. Получилось с трудом. Девушка пошла за скотчем.
        - Вы уверены, что это соответствующая упаковка? - спросил Сера. Менеджер опять залился смехом. Его поведение стало настораживать.
        - Это авторская упаковка, но если вы хотите, то можно и гробики посмотреть, - сказал он, испуганно закрывая рот.
        - Авторская? Тогда не надо гробиков. Скажите, а у вас лично все хорошо? - спросил Сера менеджера.
        - Извините, извините, извините, - вдруг умоляюще затараторил менеджер, размахивая руками. - Просто вы наш первый клиент за неделю и хозяин обещал нас оставить без отпуска, зарплаты и кофе. Одну секунду.
        Менеджер ожесточенно всовывал Сережину карту в карт-ридер. Наконец, что-то уркнуло и пополз чек. Менеджер смотрел на чек, как собака на кость. Мила тем временем наматывала скотч на коробку, уверенно орудуя ножом. Сера расписался на чеке. Мила стала засовывать коробку в фирменный пакет, хотя видно было, что коробка в него не влезет.
        - Мы так возьмем, - сказал Сера, когда продавщица стала плевать на край пакета, что бы лучше скользило. Мила тут же подвинула коробку Сере, положив пакетик сверху.
        - А первый экземпляр вы по этой же цене продали? - спросил Сера, беря коробку и откладывая пакет на витрину.
        - Тот по спекулятивной, а вам по акции, - сказал менеджер, сияя от счастья. - По одной, то есть.
        Лиза взяла с витрины пакет и сказала «спасибо».
        - Зачем тебе пакет? - спросил Сера, когда они возвращались к роскошному автомобилю.
        - Я просто тоже работала в «ювелирном», - ответил Лиза. Сера не понял.
        «Ягуар» действительно был белым. Это был двухместный кабриолет. Если бы Лиза хоть чуть-чуть разбиралась в автомобилях, она бы по-настоящему ахнула. А так для нее это была «дорогая иномарка». Ее больше интересовала мелькающая за окнами Москва. Столичность пейзажа подтверждали Кремлевские башни и стены, то и дело мелькающие с разных сторон. Потом была долгая прогулка по Арбату, напомнившая Лизе давнюю поездку в Судак с родителями. Там также предлагали сфотографироваться с обезьянкой. Потом Сера стал уговаривать Лизу купить платьице посимпатичней, но Лиза закапризничала и Сера отстал. Потом они бродили по набережной Москвы-реки. Потом долго и нудно возвращались к «Ягуару». Потом пошли обедать. Потом вернулись к автомобилю, что бы ехать на юбилей. Лиза опять закапризничала.
        - Я не поеду, - сказала она.
        - Ну вот. Что случилось?
        - Буду там, как дура в этом чушонском платье.
        - Давай заскочим куда-нибудь и купим, - предложил Сера, - время есть еще.
        - Сера, ты такой простой. С какой стати ты будешь мне покупать платье?
        - Купи ты. У тебя есть полторы тысячи, я тебе полторы проиграл, ну еще одолжу тебе пару - другую тысяч. Отдашь потом.
        Лиза вздохнула и посмотрела на Серу.
        - Ты не обижайся, Сера. С тобой весело и хорошо, но как-то сюжет криво загибается. Я, конечно, артистка, но пока еще не совсем готова к роли проститутки.
        - Офигеть логика, - сказал Сера, нахмурившись.
        - Не обижайся. Я конечно отсталая, но меня ломает. Я тебе оставлю свое «мыло». Если напишешь, мне будет приятно.
        - «Мыло», - пробурчал Сера, - ненавижу мыло.
        - Могу оставить телефон. Позвонишь, поболтаем.
        - Ненавижу телефон, - пробурчал Сера.
        - Ты - забавный, - сказала с улыбкой Лиза.
        - И чем ты будешь тогда сегодня заниматься?
        - Не знаю. Погуляю, в кино, может, схожу, к дяде поеду. Он мне ключи дал, а сам собирался навестить своих подружек, так что я скорей всего буду одна. Включу телевизор и буду жрать. Там полный холодильник вкуснятины. Как то так?
        - Ужас. Знаешь, тогда я не поеду к папе. Сходим в кино, пару мест покажу, где готовят еду, от которой не толстеют. Надо спасать твою фигуру.
        - Ты крэйзи что ли? - расстроилась Лиза.
        - Иногда.
        - Папа же тебя не простит.
        - Куда денется. К следующему юбилею успокоится.
        - Да, вырастил сыночка. И что нам делать? - Лиза посмотрела на Серу. Сера пожал плечами.
        - Ну, поехали к твоему папаше, раз ты так сурово настроен. Сыграю роль провинциальной дурочки. И платье идеально подойдет к роли. Надо же репетировать. Прослушивание скоро.
        Сера с улыбкой повернул ключ.
        - У тебя очень красивое платье. Я просто пантовался, - сказал он, выруливая на дорогу.
        - А как твоего папу зовут?
        - Игорь Святославович.
        - Я тоже хочу купить подарок. Давай мои полторы тысячи.
        - И что ты купишь? - спросил Сера, открывая бардачок, в котором была наличка.
        - Цветы.
        - Папа их не любит.
        - Я их люблю, а подарки надо дарить с любовью.
        - А я будущий геолог, - сказал Сера, когда они мчались по тоннелю.
        - Смеёшься? В МГУ учат на геологов? - удивилась Лиза.
        - Да.
        - С чего это? Папе денег не хватило на какой-нибудь факультет руководящего международного директора?
        - Ты просто не в теме. Внутренности нашей с тобой Земли большая загадка, чем внутренность Марса. Информация исключительно аллегоричная. Абсолютная поэзия. Ты читала «Божественную комедию»?
        - Первый раз слышу. Но судя по названию обхохочешься.
        - Вижу по глазам, что знаешь Данте наизусть. Вспомни момент, когда герой, достигнув самого дна, вдруг оказывается на самой вершине. Типичное состояние для геолога - бурить землю и добурить до неба. В общем-то, я планирую заниматься музыкой и поэзией. Но не одна школа не может научить поэзии, поэтому я выбрал образование, которое может добавить мне глубины.
        - Есть школы, в которых учат музыке.
        - Я уже закончил «музыкалку» по пианино и композиции. Мне этих знаний хватит на несколько жизней.
        - А сочиняешь, небось, хип-хоп?
        - Ага, - засмеялся парнишка, - SERA MC - прорычал он. - Хочешь послушать?
        - Конечно, включай.
        - Дома в студии включу, а то тут сабвуфер сломался. Не тот эффект будет.
        - А ты не боишься ездить со сломанным сабвуфером?
        Серин «Ягуар» встал в пробку на выезде из Москвы. Пробка здесь была здесь постоянной, как пост ГАИ, поэтому Сера не нервничал. Потом они в плотном потоке машин стали петлять по лесу. Потом Сера свернул на пустую дорогу, ведущую вглубь леса. Дорога была заасфальтирована. Разметка была свежей. Потом лес расступился и слева появился высокий забор. Вскоре они подъехали к воротам со шлагбаумом. У шлагбаума стояло несколько охранников с автоматами. Один из них приветливо махнул Сере рукой и показал другому, что бы пропустил. За забором снова был лес. Они еще чуть-чуть проехали, и лес стал редеть. Вскоре показался огромный дом. Архитектура дома была редкостная. В целом это был типичный русский модерн с двойными арками, резными наличниками и прочим орнаментом. Но в эту традиционную извилистость были очень грамотно встроены современные элементы. С двух сторон, во всю высоту, сверкали огромные зеркальные полусферы. На крыше вместо плитки были солнечные батареи. И главное, что обращало на себя внимание - это огромная стеклянная сфера, похожая на «глаз». Она располагалась на башне, чуть выше крыши над главным
входом. Лиза подобных домов еще не видела и поэтому разглядывала с любопытством. Они выехали на просторную поляну со стрижеными кустами. На поляне было многолюдно. Шло приготовление к празднику. Сера остановил машину у главного входа. Слуга подбежал к «Ягуару» и, открыв дверь, подал Лизе руку. Сера вышел сам, прихватил с собой коробку с подарком и огромный букет цветов, купленный Лизой ровно за 3 тысячи. Слуга взял у Сергея ключ, сел в машину и уехал. Сера отдал Лизе букет.
        - А вот и юбилейный папа, - сказал он.
        К ним по ступенькам покачивающийся походкой спускался лысеющий мужчина среднего роста спортивного телосложения. Он был в тренировочных штанах, синей футболке «Nike» и тапках на босу ногу. Улыбка у него была почти до ушей и внушала доверие. Сера положил подарок на ступеньку и, раскинув руки для объятий, шагнул навстречу отцу. Они обнялись и поцеловались.
        - У меня супер-подарок, - сказал Сера, беря в руки коробку с «Золотым деревом».
        - Сначала представь невесту, - сказал Игорь Святославович. Он уже успел кивнуть Лизе головой.
        - Папа, тебе лишь бы каркнуть, - сказал Сера, подводя папу к девушке, - Лиза.
        - С днем рождения, Игорь Святославович, - сказала Лиза, протягивая юбиляру букет.
        - Спасибо, Лизочка, - Серин папа приобняв, поцеловал девушку в щеку. - Какой букет обалденный.
        - Пап, главный подарок здесь, - сказал Сера, отобрав у папы цветы.
        - Креативненько. Спасибо, - сказал юбиляр рассматривая картонную коробку обмотанную скотчем. К ним подбежал слуга и забрал цветы у Серы. Игорь Святославович протянул слуге коробку.
        - Пап, ты хоть посмотри что там, - возмутился Сера.
        - Там еще внутри что-то есть? - с хитрой улыбкой сказал юбиляр и стал вертеть коробку. Игорь Святославович попытался зацепится за скотч. После нескольких неудачных попыток он просто разломал коробку пополам, как буханку хлеба. Золотое дерево выпрыгнуло из упаковки. Сережин папа его ловко поймал.
        - Ничего себе идеализм. Красиво, - сказал он, после довольно длительной паузы, потраченной на рассматривание подарка. Похоже, подарок его впечатлил.
        - Это Лиза мне помогла найти, - сказал Сера.
        - Я не сомневался. Ты же у нас известный художник. Густав, - крикнул папа в сторону группы людей стоящих недалеко и громко что-то обсуждавших. В их сторону пошел немолодой человек в ярко-оранжевой футболке и зеленой косынке на шее.
        - Это папин дизайнер, - сказал Сера Лизе, - Известный экскрементатор. Сейчас наше «дерево» будет жестоко унижено.
        Густав подошел к Игорю Святославовичу и взял протянутое ему «Золотое дерево». Внимательно покрутив его и посмотрев снизу, Густав улыбнулся.
        - Антонин Заусер. Эль Арбол Де Оло. «Золотое дерево». Похоже, оригинал. Их всего две штуки. Они то пропадают, то появляются. В Москве нашли?
        Сера кивнул.
        - И почем?
        - Это подарок, - ответил Сера.
        - А-а, - сказал дизайнер и, подошел к Сергею вплотную. Сергей прошептал ему на ухо, - М-м. Адекватные деньги. Со временем должно расти. Дерево все-таки. Давай, Игорек, на стол его поставим в кабинете. У нас там зеркало в золотой раме и дерево будет смотреться вполне симметричненько, - Густав вернул дерево юбиляру. - И давай все-таки не усложнять с сервизом. Ножа с вилкой вполне достаточно.
        - Ты же наешь, что я отвечу, - с легкой улыбкой ответил Игорь Святославович.
        - Знаю. «Я все решаю сам». Просто проинформировал.
        Тут к ним подошел мужчина с пачкой листков с текстом. Лиза с удивлением признала в нем известного артиста Дмитрия Харатьяна.
        - Игорь Святославович, третий тост же всегда за родителей, а у вас за Россию-матушку, - сказал артист, пытаясь сунуть листы со сценарием под нос юбиляру. Игорь Святославович вежливо пресек эту попытку.
        - Димочка, - с обезоруживающей улыбкой сказал юбиляр, взяв артиста под руку, - все вопросы к Олегу Поповичу. Мне что родители, что Россия - одна любовь.
        Харатьян всем видом показывая свое недовольство, ушел. Не успел он вернутся к сцене, как сверху по ступенькам к ним слетела девушка в спортивном костюме. У нее была огромная грудь, высветленные волосы и огромная жемчужина в носу. Она подбежала к Сергею и поцеловалась с ним. Сергей хотел увернуться, но не смог. Потом она протянула руку Лизе.
        - Кармен, - сказала она протяжно.
        - Лиза, - ответила девушка, взяв ее ладонь.
        Девушка подскочила к юбиляру и обняла его.
        - Как насчет совместной свадьбы? Сереженька и мы. Это может быть мило. Подводная свадьба на дне океана. Я так и вижу - рыбы плавают нарядные. YouTube умильнется.
        - Я пойду, - пробурчал Густав под нос и вернулся к своей компании.
        - И знаешь, милый, я решила сегодня быть в красном. Ты будешь в черном, я в красном. А ты оденешь красный галстук, а я черный жемчуг. Мы будем такие милые. Даже враги пожелают нам спокойной ночи.
        - Хорошо, мой пупырыш, - сказал Игорь Святославович. Кармен захихикала.
        - Я же за тобой спустилась, - сказала она, хватая его за обе руки, - ты должен посмотреть на меня. Только без хулиганства.
        - Айда, - сказал юбиляр, - я не прощаюсь, - сказал он, повернувшись к Лизе.
        - Одну секунду, - сказала Кармен и, подбежав к Сережиной спутнице, прошептала ей на ухо. - Сиськи себе сразу сделай. Любовь пройдет, а сиськи останутся.
        - Это твоя мачеха? - спросила Лиза Серу, когда парочка зашла в дом.
        - Это папина девушка, - ответил Сера. - Пока время есть, пошли ко мне. Я покажу тебе свою студию?
        - Покажи.
        Сера повел Лизу вдоль дома по дорожке, уложенной разноцветной плиткой. Минут через пять они подошли к другому входу в дом, гораздо более скромному, сделанного в виде теремка. Сера открыл дверь и пропустил девушку вперед. Они прошли через непримечательную комнату с коридором и попали в студию. Это был большой зал с высоким потолком. В студии был беспорядок. Валялось несколько гитар. Микрофоны вместе со стойками лежали на полу. Большое электропианино было заставлено чашками и пепельницами. На диване валялось скомканное одеяло и красная куртка. В углу возвышалась огромная барабанная установка. В другом углу не менее внушительно выглядел пульт. Стены были плотно завешены постерами. Джим Моррисон, Джимми Хендрикс, Джэфферсон Аэроплан, травянной пацифик и т.д. На плакате с Джимом Моррисоном было от руки написано: «Я-то жив, а вы?»
        - Извини за беспорядок. Я не пускаю сюда убираться, а сам не люблю, - сказал Сера, наблюдая за произведенным впечатлением.
        - Надеюсь, ты не убираться меня привел?
        - Смешно. Просто это моя нора. Я тут даже ночую, когда в Москве делать нечего.
        - Ты - хипан что ли? - спросила Лиза, рассматривая постеры.
        - Ты в теме? Крячно. Я не хипан. Просто хиппи - это очень геологическое явление. Я его изучаю. Ну и музыка тогда била фонтаном.
        - Надеюсь после этих слов ты не вытащишь из кустов какой-нибудь огромный белый косяк?
        Сера засмеялся.
        - Знаешь, что погубило хиппи? - спросил он, - Всего 2 вещи.
        - Какие же? - спросила Лиза.
        - Ганджубас и фри лав.
        - Смешно, - сказала Лиза, - и еще есть третья вещь. Дженис Джоплин.
        - Откуда ты ее знаешь? - сказал, смеясь, Сера. - Это ж такое старье.
        - Я знала одного блуждающего хиппаря. Он шел из Санкт-Петербурга в Тыкманду и подзастрял у нас, в Орле. Порастаманил месяц и дальше пошел. У него был кассетник «Романика» и ассорти растаманских анекдотов. Сыграй, что-нибудь виртуозное, - попросила Лиза, постучав по клавишам пианино. Сера сел, кривляясь выпрямил спину, размял пальцы, взмахнул руками и заиграл «Турецкий марш» Моцарта. Играл он, действительно профессионально.
        - Дальше не помню. Ноты надо, - сказал он, довольно-таки быстро оборвав исполнение.
        - Красиво, - сказала Лиза, - сыграй тогда что-нибудь свое.
        - Так я и играл свое, - серьезно ответил Сера, вставая из-за пианино. - Давай потом, когда будет нечем заняться, я сделаю концерт для тебя. Буду играть пока тебе плохо не станет. Обычно плохо становится между 6 и 11 минутой.
        - Понятно. Всем меломаночкам тут играешь.
        - Причем здесь меломаночки? Я в «музыкалке» был «хэдлайнером» концертиков и даже исполнял Грига с оркестром на выпускном. Правда, налажал изрядно, но кроме сторожа этого никто не заметил.
        - Почему в музыканты не пошел?
        - Да ну, - махнул рукой Сера. - Что бы выступать профессионально, надо работать. К тому же это музейная музыка. Посвящать ей свою жизнь, это все равно, что торговать собой в секонд-хэнде. Видела лица профессиональных музыкантов? Поверь, они не кривляются. Давай я лучше тебе на барабанах сыграю.
        - Ты умеешь?
        - Нет.
        - Тогда давай.
        - Но с условием, что ты будешь танцевать под мой забойный ритм.
        - Ок, - кивнула девушка.
        Сера взял палочки и забрался за барабанную установку.
        - Что предпочитаете? - спросил он.
        - Что-нибудь лирическое.
        Сера стал стучать. Лиза стала пританцовывать, пытаясь приноровиться под сбивающийся ритм. Приноровившись, Лиза стала танцевать в полную силу. Танцевала она превосходно и совершенно без усилий. Видна была профессиональная подготовка, но Лиза больше дурачилась, чем показывала свое мастерство. Сера не сводил с нее глаз и часто сбивался с ритма. На ошибки Лиза реагировала телесными охами-вздохами. Они барабанили-танцевали минут 5, пока девушка не устала. Девушка, сделав фуэте, упала на диван. Сера подбросил палочки к потолку, подбежал к дивану и упал рядом с ней.
        - Хуже лирика, только у Евтушенко, - сказала Лиза, тяжело дыша.
        - Ты где-то танцуешь?
        - Было дело - на нем и села. В школе работал заслуженный педофил, при нем был кружок танцев, а при нем ансамбль «Орловские лебеди». Я была солисткой. Орловской лебедью.
        - Педофил домогался?
        - Не-а. Он по мальчикам вздыхал, а со мной болтал, как с подружкой. Теперь я геев распознаю, как собака наркотики.
        - Что про меня скажешь?
        - Ты не гей, но будь осторожен. Можешь залететь, - Лиза посмотрела на Серу. - Не залетал еще?
        - Нет. Но буду осторожен. Спасибо, что предупредила.
        Повисла пауза. Она быстро стала романтической. Они валялись рядом на диване. Лиза смотрела в сторону, а Сера на нее. Он перестал бороться с предательской эрекцией. Лиза ее не замечала. Сера, собравшись с духом, поднял руку, что бы взять ладонь девушки и посмотреть на ее реакцию.
        - Включи свои песни, - сказала вдруг Лиза, жестоко разрушив всю романтику.
        - Не сейчас, - пробормотал Сера, положив свою руку назад.
        - А чем «не сейчас» отличается от «сейчас»? - Лиза посмотрела на Серу. Сера быстро поменял позу и закинул ногу на ногу. Лиза тоже села поприличней и одернула платье. Похоже, она сама нашла ответ на свой вопрос. Девушка еле сдержала улыбку.
        - Ты будешь смеяться и испортишь мне настроение, - ответил Сера, смотря в сторону.
        - Я не буду, - сказала Лиза и, не выдержав, засмеялась.
        - Тем более. Потом как-нибудь, - пробурчал Сергей.
        В этот момент, раздался спасительный стук в дверь. В студию зашел молодой человек в костюме и галстуке.
        - Долой интим! Да здравствуют зрители! - продекламировал он, увидев парочку на диване.
        - Привет, Нура, - сказал Сера, вставая с дивана. Лиза тоже поднялась. Мужчины поздоровались и обнялись.
        - Лиза, это Нурсун. Нурсун - это Лиза, - представил Сера своего друга девушке.
        - Мне уже дядя Игорь напел про красотку инопланетную. Можно чмокнуть? - спросил Нурсун, переводя взгляд с Серы на Лизу. Сера пожал плечами и тоже посмотрел на Лизу.
        - Смотря, что вы имеете в виду под словом «чмокнуть», - сказала Лиза. Нурсун подошел к ней и аккуратно поцеловал девушку в щеку.
        - Что-то вроде этого, - пояснил он.
        Внешность у Нурсуна была китайско-казахская. Он был невысокого роста и полноватый. Длинные волосы сзади были схвачены в хвост.
        - Вы - продуманные, блин. Со сменной формой. А я запарился в этом костюме. Хоть бы кондиционер на улицу вытащили, - сказал Нурсун, снимая пиджак и расслабив галстук. - Сейчас на пороге столкнулся с Каем Метовым. Надеюсь, он приехал пожрать на халяву и нас избегнет «Position Number Two». Вы сегодня будете бухать?
        - Я собирался, - сказал Сера, - хотя уже не уверен. А ты? - спросил Сера Лизу.
        Лиза пожала плечами.
        - Хочется, но боюсь, если я бухну, то разнесу тут все на фиг, - сказала девушка и улыбнулась и сделала смешной жест.
        - Welcome, - сказал Сера, смеясь, - я думаю это всем понравится, даже Каю Метову.
        - Блин, Лиза, - сказал Нурсун, широко улыбаясь, - если честно, я всем девчонкам, которые более-менее и менее-более делаю комплименты. Но ты просто шедевр. Ты та, кто мне нужна.
        - Отвали, - сказал Сера.
        - Сера, ты знаешь, а Лиза не в курсе. Ты нужна мне исключительно в качестве учебного экспоната, раз большее не светит.
        - Отвали, - повторил Сера.
        - Дело в том, что я написал книжку, - продолжил Нурсун, не обращая внимания на Сережины посылы. - Чистая революция, 1000 алкогольных градусов. Сейчас договариваюсь с издательствами, рвут на части, а я накручиваю клубок. Я же не такой тараканище, как Сера. Мои запросы всегда на шаг впереди моих финансов. Книжка про стиль. Это новый подход к стилистике. Знаешь все эти передачи, как сделать девушку красивой - мисс make up и мистер ботекс? - Нурсун посмотрел на часы, стоящие на столе, - А сколько времени до приезда гостей?
        - Час где-то, - сказала Сера, - но это не твой час.
        - Мне 15 минут хватит. И ты, Сера, можешь послушать. Глупей точно не станешь, а может, и запишешься в ученики. Там такой денюшкин фонтан забьет, что ваша нефть будет кусать свои грязные ногти. Я же без 5 минут «коуч». Уже сайт мне рисуют. Не поверите, но домен nursun.ru оказался не занятым. Прямо проведение какое-то. Только не знаю, что со своей киргизской родословной делать. Может закосить под китайца и разговаривать через переводчика? Китай сейчас в тренде. Присаживайтесь, пациенты. Сейчас вы почувствуете себя больными.
        Нурсун усадил Серу и Лизу на диван и стал рассказывать.
        - Короче, были проведены эксперименты - начал он, - 12 мужиков оценивали 12 девушек, примерно одинаковой смазливости по трем критериям: по фото, по голосу и по видеозаписи с выключенным звуком. Результат оказался странным. Мужчины так и не смогли определиться. По голосу они выбирали одну девушку, по фото - другую, а по видеозаписи, на которой в основном были показаны мимика и жесты девушек, - третью. То есть они даже не всегда могли определить кто есть кто. Потом устраивалась вечеринка, где эти самые мужики и девушки общались в живую. Вечеринка была веселой: алкоголь, непринужденность, но без излишеств. На утро мужчин снова собрали, построили перед ними девушек. Теперь мужчины выбирали свою пассию целиком. Результат удивил, поразил и убил. Все мужики выбрали тех девушек, которые им понравились на немом видео. Получается, ключевым фактом выбора был не голос, ни внешность, а мимика и жесты. Открытие века - главное не косметика, не рекомендации стилиста, не ум или его отсутствие и даже не те самые операции. Женщину соблазнительной делают мимика и жесты. А обучением мимике и жестам не занимается
абсолютно никто, кроме как в школе «Нурснунбай стайл» на курсе «От очаровательной мимики до неотразимого жеста». На курсах, как и во всех книжных магазинах галактики можно приобрести книгу «Мимика и жест - идеальный make up».
        Нурсун замолчал, остановившись напротив Серы и Лизы.
        - Всё? - спросил Сера.
        - Нет, - ответил Нурсун и снова стал маячить туда-сюда, размахивая руками. - Есть миллион примеров, когда девушка и красива и умна и доступна, а это никто не хочет проверить. Она идет к стилисту. Он подбирает ей make up, одежку, стрижку. Она идет к хирургу, который делает выкройки исключительно франузо-итальяно-лондонские. Девушка становится еще стильней, сисястей, губастей. Ей аплодируют ведущие телепередачи. Она выходит на улицу уверенная в себе, готовая к очереди из похотливых самцов и беспрерывному сексу. Через день-другой эта уверенность плавится, как провод на включенной плите. И все, потому что она, как была для мужчин пустым местом, так и остались. Можно было бы предположить, что она просто слишком дура или умна до безобразия. Так ведь никто даже не собирается это проверять. И, конечно же, все дело в мимике. А поменять мимику и уж тем более натренировать жесты и легче и дешевле, чем ходить к стилисту, а тем более к хирургу. Плюс немаловажная деталь - определенные жесты и мимика действуют на определенные типы людей. То есть если тебе нужен домработник тренируешь один комплект, если
сексуальный маньяк - тренируешь другой. У меня в книжке, пока не складно со систематизацией, но 2 -3 смешных анекдота есть. Главное, есть куда расти. Новые книги, новый ажиотаж, ТВ программы, деловые дамы. Тренинги, семинары, лекции. А за личное общение с самим Гуру, прилетевшим на пару дней из благословенных внутренностей Китая, конечно, главные бонусы. Моя школа будет мощным насосом. Богатые тетки - двигатель прогресса. Столько человеческой мудрости под них заточено.
        - А причем тут я? - спросила Лиза.
        - У тебя, Лиза, та мимика, о которой я мечтал. На свете много симпатичных девчонок и ты одна из них. Но когда ты начинаешь двигаться, все остальные покрываются слоем льда.
        - Комплимент не принимается. Я двигаюсь как все и похвастаться толпой поклонников не могу.
        - Неправда, - сказал Нурсун, - ты же не исследователь женских телодвижений. А я уже отличаю улыбку Моно Лизы от улыбки Джоконды. Да и мне-то нужно всего небольшое видео, как эталон, что бы показывать своим клиенткам.
        - Хочешь дурить страшных теток с моей помощью. И Бог не додал, еще и добрый человек обобрал. И с какой стати я должна делиться собственными разработками по части мимики, - Лиза скорчила несколько рожиц и засмеялась. - Я шучу, - сказала она другим тоном, - снимай и используй. Хотя…
        - Что? - спросил Нурсун.
        - Я вряд ли приду на твои занятия, потому что по мне это чушня.
        - Конечно, чушня. Тебя никто на занятия и не приглашает. Принцессе не место на плантациях. Спасибо, - Нурсун опять чмокнул девушку в щеку. - Тогда я попрошу операторов, которые сегодня будут работать, брать почаще твои крупные планы для меня.
        - Хорошо, только порно повырезай, пожалуйста, - добавила Лиза. Сера и Нурсун посмотрели на нее вопросительно. - Я пошутила. Это орловский юмор. Я девушка недоступная… непристойно недоступная.
        Сера и Нурсун продолжали смотреть вопросительно.
        - Просто, если я делаю вот такой жест, - Лиза махнула руками, - то это значит, что я шучу, а если я делаю так, - Лиза сделал тот же жест в другую сторону, - то завтра - конец света, - опять возникла пауза. - Ладно, давайте я буду молчать, а то у меня гонки начинаются.
        Лиза демонстративно замолчала.
        - Можно я тоже тебя чмокну, - неожиданно попросил Сера, - а то киргиз, ни за что ни про что, 2 раза уже чмокнул.
        Лиза пожала плечами. Сера аккуратно поцеловал Лизу в щеку.
        - Хотела сказать «зачмокали уже», но буду молчать дальше, - пробурчала Лиза.
        - Так у вас еще не шуры-муры? - спросил Нурсун.
        - Мы 5 часов, как знакомы, - ответил Сера, - а в высшем обществе знакомятся медленно и поэтому живут жирно.
        - Тогда выбор Лизы где-то за горизонтом и я вполне могу составить тебе конкуренцию, - радостно сказал Нурсун, - а так как я не из высшего общества, конкуренция будет жестокой. У меня и внешность, и внутренность, и детей я хочу полную юрту. Это, как первое, второе, и третье. Меню в столовой всегда актуально. По рестораном пусть любовники водят, а муж - повседневная столовка. И поэтому…
        В этот момент запищала большая ТВ панель, висящая на стенке, загорелся огонек, экран загорелся и на нем появился крупным планом Игорь Станиславович, сзади мелькала Кармен. Нарсун не сумел закончить мысль, чему был рад, так как мысль не хотела заканчиваться.
        - Сережка, давайте собирайтесь уже. Сейчас гости будут приезжать, а вы все еще в исподнем. Лиза, - Игорь Святославович махнул девушке, - я уже соскучился. Короче, Нурсунчик, проследи за персонажами. Жду вас.
        - Хорошо, дядя Игорь, - сказал Нурсун. Экран погас.
        - Надо идти, - сказал Сера, вставая, - мой костюм в отцовской комнате.
        - А у Лизы где? - спросил Нурсун.
        Лиза нахмурилась. Сера вспомнил про проблему с платьем.
        - Нормальное у тебя платье, - сказал он неуверенно.
        Лиза закрыла ладонями лицо.
        - У тебя ничего нет больше? - догадался Нурсун.
        - Спасибо, - сказала Лиза Сере, - закажи мне такси и я уеду.
        - Блин, - сказал Сера, раздраженно. - Давай я буду в шортах и Нурсун нас поддержит.
        - Конечно, я могу ради Лизы и без трусов быть, но это херня полная, - ответил Нурсун, - У тебя платье не смертельное, - это во-первых, а во-вторых - надо просто 3 элементарных частицы добавить и елка загорится - сережки, колье и браслет. У Кармен два ящика этого добра. И, кстати, размер у вас похожий, можно и платьице подобрать помажорней, если это для тебя так критично. У нее для этого барахла уже вторую гардеробную делают.
        - Ерунда, - пробурчала Лиза. - Кто я ей? И что она обо мне подумает?
        - Что о тебе может подумать девчонка из Таганрога с неоконченным начальным? Она будет счастлива тебе помочь. Она клевая.
        - Спасибо, Нура. Как я сам не догадался, - добавил Сера.
        Нурсун позвонил Кармен. Она с радостью согласилась помочь. Они двинулись к ее гардеробным. Что бы не застать никого лишнего, пошли через служебные помещения. Кармен снова увидев Лизу засияла.
        - Вы, ребята, идите. А мы с Лизочкой сами явимся.
        Молодые люди ушли. Гардеробная Кармен была похоже на стоковый магазин. Проход между рядами был узкий. В центре стояло несколько огромных корзин, набитых разной одеждой. Вдоль стен стояли стеллажи с обувью. Стены, потолок и пол были зеркальными.
        - И как тут выбирать? - спросила Лиза.
        - Хочешь, я выберу? - спросила Кармен.
        - Очень хочу. А то я тут утону.
        Началась примерка. 4-е платье было впору и в отличие от первых трех не совершенно безумным. Лиза сразу на нем и остановилась. Платье было белым, с розами, чуть выше колен, на талии был красный ремень.
        - По моему, лучше не бывает, - довольно сказала Лиза, покрутившись перед зеркалом.
        - Из 4-х платьев нельзя выбрать лучшее, - засмеялась Кармен, - Просто это платье выходит в четвертьфинал.
        - Так мы пару дней тут просидим, а нас ведь уже ждут.
        - Подождут. Не реанимация, - бодро сказала Кармен.
        - А если не подождут. Напьются без нас и свалят в открытое плавание.
        - Лизок, для открытого плаванья нужно корыто побольше. Поверь, там не на что смотреть. Сядут кротики - разинут ротики. Но так как ты у нас первоклашка давай ускорим чемпионат Европы. Одевай следующее.
        - Ну, пожалуйста, - заскулила Лиза, - Давай я выберу туфли и побежим. Мне интересно, что там. Если меня вдруг надолго сюда занесет, то мы тут зависнем. Хорошо?
        Кармен изобразила на лице глубокое разочарование, и через секунду расплылась в улыбке.
        - Хорошо. Только камешки я тебе сама подберу. Идет?
        Лиза согласилась. Туфли она себе подобрала почти сразу, но выбор ювелирных изделий тоже протекал долго. Лизе нравилось все, что небольшое по размеру, а Кармен пыталась повесить на нее чуть не слитки золота. В конце концов, удалось договориться на небольших сережках, внушительном колье из белого золота и бриллиантов. От браслета решили отказаться.
        Неизвестно сколько бы продолжалась бы примерка, но пришел Игорь Святославович с Серой. Сера был в светлом костюме с серым галстуком. Кармен пришлось ускориться. Через 10 минут они, наконец, отправились встречать гостей. Интерьер дома был не менее странным, чем вид снаружи. В первой из больших зал на всю стену была копия картины «Три богатыря» Васнецова. В следующей, вдоль стен, как в музее висели русские народные мечи и щиты, а на стене была реалистическая панорама какой-то русско-татарской битвы. В других залах ничего сверх необычного не было, но все было стилизованно под русский стиль - и орнаменты на стенах и мебель и лепнина под потолком. Даже огромные плазменные панели, висящие почти в каждой комнате были в кокошниках. В последней комнате перед главным входом в нескольких метрах от двери висела, подвешенная к высокому потолку и прикрепленная к полу потрепанная боксерская груша. Она смотрелась нелепо, но весело. Проходя мимо, Лиза не удержалась и со всей силы ударила по ней кулаком. Груша качнулась. Потом Лиза вопросительно посмотрела на Игоря Святославовича. Игорь Святославович улыбнулся и
зачем-то отрицательно покачал головой. Сера это заметил, но не понял.
        - Это тест на совместность, - закричала Кармен, обняв Лизу, - Да же, Игорек? Кто пройдет мимо груши и не ударит по ней, тому будет скучно в этом доме. Это была проверка.
        - Правда? - удивленно спросила Лиза Игоря Святославовича.
        - Есть такая шутка, - ответил он.
        - Боюсь даже подумать, чем вы тут занимаетесь, - добавила Лиза.
        Наконец, они вышли на улицу. На лужайке уже бродили гости, правда, их было немного. Играл оркестр что-то джазовое. Игорь Святославович, извинившись за опоздание, стал принимать подарки.
        - Это Юрий Антонов? - спросила Лиза Серу показывая на невысокого пожилого мужчину, громко разговаривающего по мобильному телефону, прохаживаясь по дорожке. - Или просто похож?
        - Здесь проще встретить Юрия Антонова, чем просто похожего. Унылый нас ждет концертик. Нетонущее ретро. Папаша в этом смысле неизлечим. Блин, до чего же ты красива.
        - В этом платье?
        - И в этом платье и без.
        - Фантазер, - улыбнулась Лиз, чуть смутившись. - У тебя тоже ничего так узелок на галстуке.
        Потом их нашел Нурсун. Они оставили Игоря Святославовича и Кармен на растерзание подъезжающим гостям, а сами пошли к фуршету. Стал вопрос, что пить.
        - Пиво тут, наверное, не дождёшься, - сказала Лиза.
        - Только если утром, - сказал Сера.
        - Предлагаю шампанское за знакомство, а там каждый поплывет туда, где всплывет - сказал Нурсун. Никто не возражал. Они позвали одного из снующих между гостями официантов с шампанским и выпили. Перед главным входом выстроилась большая очередь из автомобилей. Количество гостей у фуршетных столов стремительно увеличивалось. Многие подходили пожать руку и Сергею с Нурсуном. Лизе время от времени перепадали поцелуи в щечку. Лиза думала, что среди гостей будут одни знаменитости, но она практически никого не знала. Она узнала только спортивного телеведущего, который мелькал в новостях и не менее известного артиста, который где-то кого-то играл. Остальные были просто очень солидными господами и дамами. Мужчины были в костюмах, дамы в вечерних платьях. Лиза в своем личном платье сильно бы выпадала, а в одолженном у Кармен смотрелась более-менее на равных.
        - А если бы я не подвернулась вы бы вдвоем тусовались? - спросила Лиза, жуя бутерброд с сыром.
        - Ну да. Склеили бы каких-нибудь девчонок, - сказал Нурсун.
        - Тут есть девчонки для склеивания? - спросила Лиза.
        - Девчонки для склеивания на таких мероприятиях неизбежны, как 33 богатыря за Черномором, - сказал Нурсун, проглатывая уже четвертый или пятый бокал шампанского. Судя по улыбке, алкоголь в нем стал включать свои центробежные обороты. - Сейчас похаваем под официоз и начнутся пляски с отжиманиями. И тут же, словно миксер включили - перцы налево, геи направо, а девчонки пеной вверх, только рот открывай.
        - Типа, вот этих? - спросила Лиза, показывая на двух страшненьких немолодых толстушек, оживленно болтающих по соседству.
        - В том-то Лизочка и дело, что не этих, - с пьяной улыбкой протянул Нурсун. - Чудесность прелестности в том, что мы не отбываем номер, а выбираем. Вот пройдет много лет. Я или Сера женимся на тебе. Ты родишь нам пару десятков ребятишек, увлечешься пирожками и превратишься в милую и очаровательную жирдяйку. Мы приедем на 80-летие Игоря Святославовича и будем с любовью смотреть на тебя и с тоской по сторонам. А какая-нибудь младая и красивая будет, смеясь, тыкать на тебя пальцем и ржать.
        - Я не ржала, - сказала Лиза, - Я была неправа перед ними. Может подойти и извинится.
        - Не надо, - сказал Нурсун, увидев, что Лиза двинулась в их сторону, - та что справа, между прочим племянница Кудрина.
        - Кудрина? - спросила Лиза, остановившись, - я его должна знать?
        Нурсун пришел в секундное замешательство и потом засмеялся.
        - Действительно, - сказал он, - зачем тебе знать Кудрина. Лиза ты как хочешь, а я в тебя влюблен. Не смотри, что я толстый и узкоглазый. Зато я не храплю, а в семейной жизни это главное.
        - Отвали, казах недобитый, - сказал Сера, отталкивая Нурсуна, который хотел обнять Лизу. Впрочем, совершенно без злости. Они стали шутя толкаться и бороться. Лиза с улыбкой смотрела на них.
        - Может вы и меня потолкаете, а то как-то одиноко, - сказала она, подойдя к борющимся парнишкам. Они тотчас перестали бороться между собой и бросились на Лизу.
        - Я пошутила - завизжала она. Ребята тут же отстали.
        - Если вы не склеите девушек, вам будет, чем заняться, - сказала Лиза.
        - Неправда, - сказал Сера.
        - Конечно, неправда. Мы склеим - добавил Нурсун, - то есть один из нас, несчастный и отвергнутый, склеит себе успокоительное.
        - Я не хочу вам мешать, - сказала Лиза. - Делайте, что хочется. А то вдруг молодость крякнет завтра.
        - Мы и так делаем, что нам хочется, - продолжал хихикать Нурсун, - кадрим Королеву Мимики и Жеста.
        - Ты затнешся сегодня? - стал сердится Сера.
        - А сколько до 12 осталось? - продолжал хихикать Нурсун. Он взял еще один бокал с шампанским, поднес ко рту, задумался и поставил его назад. - Извини, Лиза, если что не так - сказал он серьезно, - Просто приятное ощущение, как будто 100 лет знакомы, поэтому я болтаю все подряд, как с самыми близкими.
        - Что за глупости, - ответила Лиза, - не надо просить прощения. Я все равно отомщу.
        Потом гостей попросили садиться, и началась официальная часть. Сера, Нурсун и Лиза сели за один столик недалеко от сцены. На сцену вышел Дмитрием Харатьян. Он произнес довольно длинный спич о том, как хорош юбиляр и какие у него прекрасные друзья. Он сделал это увлекательно. Разговоры за столиками прекратились. Потом был первый тост. Потом снова заиграл оркестр, давая время господам и дамам поесть и выпить. Нурсун озаботился выбором основного алкоголя для себя. Остановился на текиле. Сера попросил виски. Лиза выбирала между красным вином и коктейлями - выбрала вино из-за практичности, «что бы не просить каждый раз». Также официант записал, кто и что будет на горячее. На столе уже были салаты и разнообразные закуски. Среди гостей ходило несколько фотографов и оператор с камерой. Сверкали фотовспышки. Потом Харатьян стал носиться между столиков, передавая микрофон дорогим гостям. Последовало еще несколько тостов, чередовавшиеся музыкальными паузами. По содержанию тостов Лиза без труда догадалась, что Сережин папа отставной чекист.
        - Здесь снять девушку, это даже не съем, - продолжал тему Нурсун. Он уже выпил грамм 300 текилы, - а вот на улице или в транспорте там, на велосипеде. Тут уже виртуозность нужна. И по мне единственное правило съема, это “why not?”, если ты, конечно, не лживая мразь.
        - Смотрю, вы опытные кадрилы, - посмеивалась Лиза.
        - Ну да. Мы с Серой все лето прошлое «пикапили».
        - Совсем охренел что ли? - по-настоящему разозлился Сера.
        - «Пикапили»? - засмеялась Лиза. - Офигеть. Так вот как эти чудовища выглядят.
        Видно было, что, несмотря на смех, Лиза расстроилась.
        - Упс, - сказал Нурсун, ударив себя по рту. - Виноват и каюсь.
        - Да ладно, - продолжала натужено смеяться Лиза, - очень интересно. А этим летом бросили что ли?
        - Это шутка дурацкая. Какие мы на фиг «пикапщики», - пробурчал Нурсун, смотря в сторону.
        - Why not? - сказала Лиза, перестав смеяться.
        - Все я становлюсь невидимкой, - сказал Нурсун, сложив крестообразно руки перед лицом.
        - Лиза, это было давно. Не в прошлом году, а позапрошлом, - стал за друга оправдываться Сера. - Все богатые мажоры этим занимаются, а мы самые что ни на есть богатые мажоры. Это быстро наскучило, потому что было невесело. А мой невидимый друг, почему то думает, что фраза «у меня было 1000 девчонок, но ты лучше всех» девушки воспринимают, как комплимент. Это он так тебя клеил мудро.
        Нурсун молча закивал головой.
        - Я вижу, ты уже рванула, - продолжил Сера, взяв Лизу за руку. - Останься, пожалуйста. Не уходи.
        - Никуда я не собиралась. Столько жрачки халявной, - пробурчала Лиза. - Я же из Орла. У нас «фри лав» к гербу города припечатана. На башне сидит и крыльями машет. Поэтому девушки у нас исключительно передовых взглядов. «Отъ*бали, гуляй дале» - наш девиз. Извините за идиоматизм.
        - Давай уже переведем тему, - взмолился Сера. - По-жа-луй-ста.
        - Хорошо. Больше не буду. Только вот вам обоим, - Лиза медленно выложила пальцами симпатичную фигу и показала сначала Нурсуну, а потом Сере. - Ни по очереди, ни по одному. Мне продолжать есть или с обломщицами уже не так интересно?
        - Лиза, ты заткнёшься уже? - стал злиться Сера. - Нам до утра теперь на коленях перед тобой ползать? Эта киргизина вечно навалит на стол и убежит? Вот куда он свалил?
        Лиза улыбнулась.
        - Если мы переведем тему. Ему, наверное, не интересно будет с нами, - сказала она, смотря на Нурсуна. Нурсун отрицательно закивал головой и, положив правую руку к сердцу, левой показал что хочет выпить.
        - Он, вообще, очень милый. Я даже песню про него сочинил для альбома, - сказал Сера, - называется «Мой олигофрэнд». Хочу подарок на день рождения сделать. Позовем его? - спросил Сера.
        - Давай, - сказала Лиза.
        - Нурсунчик выходи - сказал Сера. Нурсун тут же схватил свою текилу, налил, выпил, ритуально закусил и налил себе еще.
        После 6 -7 официальных тостов Харатьян стал выводить гостей из-за столов к сцене, где должен был начаться праздничный концерт. Первым был объявлен Юрий Антонов. Он должен был завершать концерт, но у него что-то случилось и он попросился первым. В качестве компенсации он спел не 3 песни, а 4. Молодежи было немного. Взрослые дяденьки и тетеньки встретили его выступление на ура. Мужчины уже были без пиджаков и галстуков и весело отплясывали перед сценой со своими дамами. Сера, Лиза и Нурсун стояли рядом со сценой и в общем веселье участия не принимали. Потом к ним подошли Игорь Святославович и Кармен. Нурсун постояв с ними пару минут ушел в сторону фуршетного стола, куда переместились не танцующие гости. «Мечта сбывается и не сбывается» - неслось из динамиков. Вслед за Нурсуном убежала, тоже изрядно набравшаяся Кармен.
        - Сережа сказал, что ты поступаешь в театральный? - спросил у Лизы юбиляр.
        - Ага, - кивнула Лиза.
        - В каком театре мечтаешь играть?
        - В любом, - засмеялась Лиза, - Я деревенщина полная. Я была всего на одном спектакле. К нам приезжала Лия Ахиджакова и мужик с ней какой-то.
        - А еще Сережа сказал, что ты владеешь дедуктивным методом? - с непреходящей улыбкой спросил Игорь Станиславович.
        Лиза засмеялась.
        - Я его обманула в рекламных целях, - сказала девушка. - Я просто могу иногда собрать из кусков целое. Причем сама не знаю, как это получается. Просто загружаешь информацию и получается готовая картинка. Как пазлы собирать.
        - Пазлы? - с некоторым удивлением спросил Игорь Святославович.
        - Ну да, - сказала Лиза, - Я же чемпионка Орла по собиранию пазлов на скорость. Меня даже в Таганрог приглашали на чемпионат России, но папа с мамой решили, что это дорого и отправили меня к тетке в Днепропетровск.
        - И когда это было? - с непонятным удивлением спросил Сережин папа.
        - Прошлым летом, - задумчиво ответила Лиза. Реакция Игоря Святославовича была странной. - Мой дедуктивный метод подсказывает, что вы прошлым летом были в Таганроге и тоже собирали пазлы? - закончила она с торжествующей улыбкой.
        - Нет, - с улыбкой ответил Игорь Святославович, - я возглавлял оргкомитет. Но быстрей меня пазлы никто не собирает.
        - Я в этом не уверена, - сказала Лиза. - Думаю, что могу вас очень разочаровать, потому что быстрей меня уж точно никто не собирает.
        - Думаю, что соревнование неизбежно, - сказал юбиляр, скаля зубы.
        - Только не сегодня. А то придется в честь дня рождения поддаваться, - также скаля зубы, ответила Лиза.
        - Как насчет 6 тысяч? - сказал Игорь Святославович, имя в виду количество деталей в пазле.
        - Лучше предложите 500. Так у вас будет хоть какой шанс, - ответила Лиза, поняв Сережиного папу с полуслова.
        - Завтра и на интерес.
        - Ну вот, начинаются виляния, - продолжала смеяться Лиза. - Вы же знаете, что у меня нет ничего, что бы вам было интересно.
        - У меня глобальный интерес. Если я выиграю, то ты залезешь под стол, 3 раза кукарекнешь и потом крикнешь тоже 3 раза: «Дядя Игорь самый великий и мудрый».
        - Хорошо. А если я выиграю, то я вам дам щелбан. Нет, 3 щелбана.
        - Какая суровая, - продолжал смеяться Игорь Святославович, - если надеешься с третьего щелчка выбить ум у старичка, то разочарую. У меня лоб чугунный.
        - Я просто боюсь, что мне не понравится ваше кукареканье.
        В этот момент к Игорю Святославовичу подошел квадратный мужчина в костюме с букетом и подарочной коробкой.
        - Извини за опоздание, Игорек, с юбилеем, - сказал он, когда Сережин папа его, наконец, заметил.
        - Жорик, - радостно сказал Игорь Святославович и они обнялись, - я уж думал ты обиду непонятную затаил.
        - Иди, пока тренируйся, - сказал Игорь Святославович Лизе, уходя вместе с новым гостем. Лиза с ухмылкой на пол лица, показала ему вслед щелбан.
        - Ты, правда, пазлы собираешь или прикололась? - спросил Сера, с любопытством наблюдая за их разговором.
        - Правда. А твой папа тоже не шутит?
        - Да он свихнулся на пазлах. Я тебе дивлюсь. Ты хоть что-нибудь умеешь делать не лучше всех?
        - Да у меня всего 3 достоинства и все они как-то сразу вспыли. Меня так и зовут - танцующий детектив собирающий пазлы. Во всем остальном я та еще ботана.
        Они пошли к фуршетным столам и нашли там Нурсуна, что-то оживленно рассказывающий тем самым двум престарелым толстым тетушкам, к которым его сватала Лиза. Тетушки весело смеялись то ли над шутками их друга, то ли над ним самим. Даже издали было заметно синее сияние вокруг Нурсуна. Увидев Серу и Лизу, он тут же подошел к ним.
        - Где вы шлялись? - сказал он, покачиваясь, - Эти 2 очаровательные бабы хотят меня изнасиловать, а это не сходится с моими пацифистскими убеждениями. Вы видели Софию Ротару?
        - Нет, - ответила Лиза.
        - Значит показалась, - Нурсун схватил бутылку текилы. - Все-таки «Козадорес» - это последнее чудо света, после «Балтики Девятки», конечно. Рекомендую, Лизочка. Хочешь войти в высший свет - учись бухать, как лошадь. Это real trend.
        Нурсун налил 3 рюмки. Становилось все веселее и веселее.
        В это время допел свою первую и последнюю песню Юра Шатунов и на сцене опять появился Дмитрий Харатьян. Начались конкурсы. У фуршета стало многолюдней. Еще выпив парочку текил Сера, Лиза и Нурсун отправились играть. Конкурсы аристократизмом не отличались. Когда молодые люди подошли, какой-то мужик с завязанными глазами лапал девушек и женщин за ноги, определяя где его жена. Потом была парная игра и Харатьян подошел к Сере и Лизе и настоятельно пригласил их. Нурсун вернулся к фуршету. В центре стояло уже пять пар. Игорь Станиславович с Кармен в том числе. Девушки в эротической спецодежде, обслуживающие конкурсы, быстро завязали всем руки за спиной. Между мужчиной и женщиной поставили высокие барные стулья и положили на каждый по длинной конфете в фантике.
        - Лот №9 достанется паре, которая первой съест конфету, - сказал Харатьян, - Фантики есть вам не рекомендуют внутренние органы. На счет 3 начинаем. Раз, два, три.
        Пять пар, стукаясь лбами, стали пытаться ухватить фантик с двух сторон, только Сера и Лиза не дернулись. Они молча смотрели друг на друга.
        - Может, тоже попробуем? - спросил, наконец, Сера. Лиза посмотрела на раскоряченных конкурентов и отрицательно покачала головой. Потом она выдохнула, быстро повернулась к стулу спиной, дотянулась связанными руками до конфеты, развернула фантик, повернулась назад и откусила пол конфеты. Сделала она это почти мгновенно. Лиза кивком показала Сере, что бы ел свою половину. Сера с 3 раза смог поймать конфету ртом.
        - Мы все, - закричала Лиза, успев проглотить свою половинку. Игра была остановлена. Пары, выплевывая изо рта куски бумаги, приняли нормальные позы. Девушки быстро развязали всем руки. Призом, оказалась бутылка дорогущего вина. Потом всем привязывали к задницы шарики, а на лоб клеили кнопки и надо было полопать чужие шарики сохранив свой. Потом садились по команде на стулья. Потом была игра в прищепки. На Лизу, как и на других барышень, нацепляли прищепок, а Сере, как и всем мужчинам завязали руки платками и они должны были зубами на скорость снять все прищепки со своей дамы. Сера начал довольно резво, но неотвратимая эрекция помешала ему довести конкурс до конца. Он не знал куда деться и чем прикрыться. Вокруг плотным кольцом были гости. Оператор снимал на камеру.
        - Помоги мне, - прошептал Сера, все видевшей и не сдерживающей смеха Лизе. Сера подошел к ней максимально близко, потому что она была единственным его прикрытием.
        - Прямо здесь что ли? - смеялась Лиза.
        - Порно вырежут, клянусь, - сказал тоже, не удержавшись от смеха Сера.
        - Говорят удар коленкой успокаивает.
        - Это вранье. Причем болезненное. Спаси меня по другому.
        - Какой беспомощный мальчик, - сказала Лиза и, обняв Сергея, развязала ему руки и повязала платок на шею, после чего стала медленно снимать с себя прищепки и прикреплять к платку.
        - Думаешь, мне это поможет? - спросил Сера.
        - Не знаю. Просто это менее болезненно, - сказал она.
        Сера свободными руками попытался обнять Лизу.
        - Это точно не поможет, - сказала Лиза и, сняв последнюю прищепку, прикрепила на платок.
        В этот момент объявился победитель. Игра была остановлена. Лиза отдала подбежавшей девушке платок. Кольцо болельщиков стало менее плотным.
        - А теперь ты можешь схватить меня здесь - Лиза положила Сережины руки себе под зад, - поднять и унести в безопасное место. Типа, порыв страсти.
        Сера послушно оторвал девушку от земли и пошел с ней из круга.
        - Хотя все равно все обо всем догадались. Да и нашел проблему. У нас в Орле ребята бантик привязывают, если на них вдруг снизойдет вдохновение, - бурчала Лиза, положив руки Сереже на плечи. Когда они вышли на безопасное место Сера аккуратно поставил девушку на землю. Репутация было более-менее спасена.
        Потом снова начался концерт. Лиза с Серой пошли искать Нурсуна и нашли его мирно спящим за одним из столов. Попытки его растолкать ни к чему не привели.
        - Отнесите его, пожалуйста, на диван, - попросил Сергей одного из слуг, - В мою комнату и не забудьте похмельный набор.
        - Конечно, Сергей Игоревич - сказал слуга и пошел за подмогой.
        - Конкурентом меньше, - сказал Сера.
        - Думаешь? Мне еще пару «дринков» и меня положат с ним рядом. Придется-таки с ним переспать.
        - Тебя положат там, куда я скажу, - сказал Сера, - Если, конечно, я раньше не вырублюсь. Давай лучше проверим твой дедуктивный метод.
        - Валяй.
        - Как ты думаешь, что там? - Сера показал рукой в сторону башни над главным входом, увенчанной круглым стеклянным «глазом».
        - Подзорная труба, что бы подглядывать за голыми тетками в соседнем доме, - без раздумий ответила Лиза.
        - У нас нет соседей, - растерявшись от столь быстрого ответа, сказал Сера.
        - Ну, тогда за уточками в пруду, но точно не за звездным небом. А еще там двуспальная кровать, два кресла с русским орнаментом на обивке, столик, бар и фоном калинка-малинка в джазовой обработке.
        - Фантазия у тебя, - пробормотал Сера, - но ты не угадала ни разу.
        - И что там?
        - Не скажу. Могу только показать, - сказал Сера, почесав затылок. Получалось не очень складно.
        - А если мне не интересно?
        - Тебе понравится. Взглянем одним глазком и назад.
        - Одним глазком? Это что за поза?
        - Пошлячка.
        - Ты помнишь? - Лиза скрутила перед лицом Серы большую фигу.
        - Помню. Поэтому я спокоен, как евнух.
        - Видела я твое спокойствие, евнух. Только если там вправду нет бара, давай захватим наш приз и пару стаканчиков.
        Сера сбегал за выигранной бутылкой «Анри Боно 1998», и прихватил два пластиковых стакана со штопором. Они пошли в дом. От главного входа уже вовсю отъезжали автомобили с гостями. Они прошли мимо охранников в закрытую часть дома, долго поднимались по узкой винтовой лестнице, пока не попали в небольшую прихожую. Сера включил свет, набрал код на пульте, висящем на стене. Дверь открылась и они попали в «глаз». Сера пропустил Лизу, а сам прошел следом. Дверь за ними закрылась сама. Это была достаточно просторная комната одна из стен, которых и была окном-глазом. Открывался симпатичный вид на праздничную поляну и на окрестности. Рядом с окном стояли два кресла, между ними был столик. На столике стояли два пустых бокала, фрукты и пульт. Рядом с дверью вдоль стены была огромная кровать и ночник. Недалеко от кровати был небольшой холодильник, а над ним прозрачный бар.
        - И что здесь не так, как я сказала? - спросила Лиза, улыбаясь. - Вруля?
        - Нет, - невозмутимо ответил Сера, - во-первых нет подзорной трубы, во-вторых - кровать не двуспальная, а «кинг-сайз», в-третьих - это не бар, а мини-бар с холодильником. И самое главное - на креслах нет орнамента.
        - Действительно нет, - сказала Лиза, подойдя к креслам. - Странно. Обязательно вышейте.
        Лиза упала в одно из кресел.
        - Есть другой алкоголь или наше вино будем? - спросил Сера.
        - Можно вино, - ответила Лиза.
        Сера ловко открыл бутылку и разлил вино по бокалам и упал в соседнее кресло.
        - А почему нет музыки?
        - Извините, сударыня-барыня, - Сера щелкнул пультом прямо в окно и заиграла музыка. Это был джаз - Wonderful Life в современной мурлыкающей обработке.
        - Джаз, - сказала Лиза, беря бокал.
        - Но не «калинка-малинка», - возразил Сера, тоже беря бокал.
        - Зачем же ты, дорогой, нес сюда стаканчики? - спросила Лиза, рассматривая вино через стекло.
        - Я не знал, что тут будет посуда.
        - Не убрали с прошлого раза.
        - Не было никакого прошлого раза. Отстань уже.
        - А нас хорошо видно оттуда? - Лиза показала на многолюдную поляну.
        - Нас совсем не видно.
        Лиза и Сера чокнулись и выпили.
        - А сейчас я покажу тебе чудеса современной технологии, - сказал Сера, - только держись крепче.
        Он взял пульт и нажал на кнопку. Тут же стекло «глаза» с тихим жужжанием поднялось вверх, а вместо него выползли серебристые перила. Кондиционер выключился и свежий ветер ворвался в комнату. Лиза засмеялась. Ей понравилось.
        - Это еще не чудеса, - сказал Сера и нажал на другую кнопку. Тут же с жужжанием, ближе к ним опустилось другой стекло, более тонкое и странно мерцающее. - А теперь смотри - Сера коснулся двумя руками стекла и развел руки в стороны. Праздничная поляна стремительно увеличилась и музыка, доносившаяся с нее, стала громче. - Или так, - увлеченно сказал Сера, и двумя пальцами выделил своего папу.
        - … конечно, можно придумать схему, но она будет в обе стороны работать, - говорил Игорю Святославовичу высокий мужчина с бородой. Изображение плавно прояснилось и стало очень четким. Сергей чуть отдалил изображение, что бы не подслушивать приватный разговор. Их разговор заглушила поющая София Ротару.
        - Действительно чудеса. Спасибо, что уломал меня. Только подслушивать чужие разговоры не очень good.
        - Разговоры тут бывают раз в году. А так можно птичек разглядывать, белок. Оптика мощнейшая. И слышно здорово. Часами можно сидеть. А скоро фейерверк будет. Будет что-то.
        - А отдалять так? - спросила Лиза, разведя экран руками. Изображение плавно вернулось в стандартный вид и стало похожим на обыкновенное окно. Лиза подумала и выделила лес на краю лужайки. Комната наполнилась тихим лесным шорохом. На весь экран были листья, ветки. Лиза коснулась экрана рукой и поводила. Она нашла тропинку. И остановилась на ней. Сера тем временем долил Лизе вина и себе тоже. Они опять выпили.
        - Можно тебя попросить? - спросила девушка, когда повисла пауза.
        - Конечно. Все что хочешь.
        - Расскажи мне про «пикап».
        - Сколько можно, - зло сказал Сера, вскочив с кресла. Его просто взбесила эта просьба. Опять вся со скрипом выстроенная романтика рухнула. Сера подошел к бару, взял оттуда бутылку какого-то крепкого алкоголя, долил к своему вину и залпом выпил.
        - Сережа, успокойся, - спокойно сказала Лиза, поймав его руку. - Я не хочу ржать, ломаться или накручивать бонусы. Я серьезно. Мне это важно.
        - Извини, - сказал Сера, сразу успокоившись и улыбнувшись, - но киргизу я все равно это не прощу. Надо позвонить и сказать, что бы похмельный набор поставили на расстоянии 3 метров. У него будет время подумать о своем поведении, - сказал Сера и случайно рыгнул, - блин, извини. Ну и коктейль я соорудил. На самом деле с пикапом фигня была полная. Все эти первые фразы, полу-анекдоты, пантомима. На улице посылали постоянно. Конечно, на какой-то процент девчонок это срабатывало, но если бы мы без всяких ухищрений предлагали им «выпить и потрахаться» результат был тот же. Короче, секс был регулярным. Часто в экстремальных местах. Видео пытались делать, правда, в основном скрытно и чаще неудачно. И самое веселое - в 70% случаях, приходилось платить девушкам деньги. Без них процесс соблазнения буксовал. Нам надоело бы быстрей, но мы в одной тусе состояли. И все делились своими историями соблазнения. Это было соревнование - отчеты, грамоты, видеодоказательства. Каждый съем оценивался по 10-балльной системе. В зависимости от многих пунктов. Разреши мне не повторять их. Короче, мы плелись в конце и хотели
догнать более умелых друзей, поэтому и продолжали. Но в целом я пришел к удивительному выводу. Ты не поверишь, но значение секса в нашей жизни очень сильно преувеличенно. Как-то так. Я ответил?
        - Да, - сказала Лиза, выслушав Серу, - а почему вы бросили?
        Сера посмотрел на девушку, налил еще вина.
        - Больше вопросов не будет?
        - Нет, - ответила Лиза.
        - Эта самая мрачная история в моей жизни, - сказал Сера, смотря в сторону, - я никому ее не рассказывал.
        - Если все так серьезно, можешь не говорить.
        - Расскажу. Все равно настроение убито. Мы с Нурой уже решили завязывать, но очень хотелось сделать одних ребят. Обогнать, то есть, в рейтинге. Ну и на очередной прогулке подкатили к одной девушке. Страшненькая такая была, без подбородка, без бровей. Уже взрослая, студентка. Мы стали ее клеить и знаешь, как на учебных пособиях, на все ведется. Пошутили - смеется, позвали в кафе - пошла, налили 100 грамм - выпила. Даже видео снимать стали в открытую. Нура помню пошутил: «Какое бесхозное тело». Потом были проблемы с местом - хотелось поэкстримальней, что бы все бонусы заработать. Нашли самое ужасное, ну так далее и совершенно бесплатно. Мы старались по максимуму. Бонусы опять же. А потом, - Серы шмыгнул носом и Лиза с удивлением увидела, как что у него мокрые глаза, - ничего особенного, кроме мелочей, типа, что у нее это было первый раз и мы все перепачкались. А потом она заплакала. Это было кошмар на ровном месте. За забором люди идут, мы в крови и это 20-летнее плачущие дитя, изуродованное нами. Насилия не было никакого. Стандартная схема. Но ощущение мерзости было кошмарным. Нура выключил,
наконец, камеру. Ты не поверишь, но я тогда увидел Бога. Почувствовал его присутствие. Он стоял напротив нас и уравновешивал этот мир. Без Бога этот мир со всеми потрохами провалился бы в ад в ту же секунду.
        Сера замолчал.
        - И что потом? - спросила Лиза, тоже расчувствовавшись.
        - Ничего. Мы дали ей денег. Заказали такси, что бы отвезло ее с глаз долой. С Нурой не говорили про это, но он тоже все понял. Видео стерли. А в тот же вечер я пошел в церковь на вечернюю службу. Очень осторожно переходил дорогу. Боялся попасть под машину и не успеть исповедоваться. Потом отстоял службу, встал в очередь к священнику на исповедь и пропускал всех вперед, что бы быть последним. Батюшка сначала не хотел меня слушать. Потом еще больше не хотел. Потом чуть не убил. Потом отпустил мне грех и, не выдержав, дал затрещину напоследок. Такая вот история.
        - И что потом?
        - Ничего. Story is over.
        - Но у тебя же были потом девушки?
        - Увлекательный вопрос. Я отвечу на него только после того, как ты о своих кобелях расскажешь.
        - Ну, вот еще, - сказала Лиза.
        - Ну и закрыли тему, - сказала Сера.
        - Спасибо, - сказала Лиза.
        Повисла пауза. Очередной джазовой песенкой, как по заявкам оказалась «Калинка-малинка». Лиза улыбнулась, но не стала прерывать паузы. Ей было хорошо и уютно.
        - Я знаю, что ты некрасивая, скучная глупая зануда, - неожиданно сказал Сера.
        Лиза удивленно посмотрела на него.
        - Ты по телефону, что ли разговариваешь?
        Сера засмеялся.
        - Это сеанс самовнушения. Я знаю, что ты, Лиза - страшненькая занудная дурочка, но я никак не могу это разглядеть. Ты ослепила меня. Я вижу девушку, такой красоты, которой не может быть по определению. Следовательно, и нет. Если бы ты была такой, какой я тебя вижу, тебя бы мужики на части бы давно разорвали. Может быть, надо дождаться завтрашнего утра, что бы увидеть перед собой обычную жабочку? Лучше утром обнаружить жабу рядом, чем всю жизнь вспоминать о самой прекрасной принцессе.
        - Это объяснение в любви что ли? - растерянно спросила Лиза.
        - Да, - кивнул Сера, - я даже представить не могу, что будет, если ты уйдешь. Я мгновенно свихнусь. Ты же не уйдешь?
        - Но когда-то мне придется уйти.
        - Почему? Многие же живут вместе всю жизнь.
        - Объяснение плавно переходит в предложение? - улыбнулась Лиза.
        - Ну, - чуть замялся Сера, - если это поможет тебя удержать то да.
        - Давай утра дождемся, - сказала Лиза. - Лучше быть царевной-лягушкой, чем лягушкой-царевной.
        - Давай, - сказал Сера, доливая вино, - может быть, ты тогда сейчас отменишь свою фигу?
        - И кто я буду после этого? - улыбнулась Лиза, беря бокал.
        - Ты будешь моей.
        - Твоей утренней жабой?
        - Какая из тебя жаба. Я на это уже не надеюсь. Я знаю, что утром ты будешь еще прекрасней, потому что это будет утренняя сонная красота.
        - Похмельная?
        - И похмельная тоже.
        - Тут наверняка видеосъемка идет со всех сторон.
        - Да, - сказал Сера и взял пульт и на экране с ночным лесом появились 9 квадратиков снимающих кровать с разных ракурсов. Сера еще раз нажал на кнопку и на квадратиках появились красные кресты и они один за другим погасли.
        - Я их отключил.
        Сера взял ладонь Лизы в свою руку. Лиза не сопротивлялась. Сера поднес руку девушки к губам и поцеловал.
        - Знаешь, Сережа, - сказала Лиза, аккуратно освободив свою руку. Голос у нее дрогнул - даже если ты хочешь снять порнофильм, что бы потом ржать со своими друзьями или поставить свежую кассету на полку под номером 666, твоя настойчивость впечатляет. Только в интернет не выкладывай, обещаешь?
        - Я же все выключил.
        - Или на запись поставил?
        - Давай уйдем куда угодно. Поехали куда угодно. Поехали к тебе.
        - В Орел? - засмеялась Лиза, - ты гораздо терпеливей меня. Я даже до другой комнаты не дотерплю. И кто из нас зануда после этого?
        - Не дотерпишь? - не понял Сера.
        - Дурачок? - улыбнулась Лиза. - Я тоже очень хочу, - добавила она полушепотом по слогам. - и я тебе абсолютно доверяю.
        Сера расплылся в растерянной улыбке, встал с кресла и склонился над девушкой, оттопырив губы…
        - Это Пятый. Я на месте, - неожиданно закричал кто-то в спину. Сера и Лиза испуганно повернулись к экрану. На экране среди веток и кустов появился здоровый детина в камуфляже. В руках у него был автомат Калашникова.
        - Что это? - не поняла Лиза. - Шутка?
        - Наружную охрану успокоили. Осталось 8 охранников по периметру и два в доме - донеслось из рации мрачного солдата.
        - Что за черт, - сказал Сера и схватил телефон. Он стал набирать папин номер, но его телефон был недоступен.
        - Начинаем через 10 секунд. Подтвердите готовность, - прошипело в рации.
        - Пятый готов - ответил детина.
        - Спецназ какой-то. Это розыгрыш? - повторила Лиза.
        - Нет, Лизочка. Это пи*дец, - сказал Сера. Он быстро вернул экрану реальное изображение и тут же увеличил своего отца. Игорь Святославович по-прежнему обсуждал дела с толстым господином. Сера чуть уменьшил изображение. К его отцу стремительно шли с разных сторон несколько здоровых мужчин в официантских жилетках.
        - Что делать? - спросил Сера свою девушку.
        - Не знаю, - ответила Лиза.
        В этот момент включили яркие прожекторы. В небо понеслись автоматные очереди. Игоря Святославовича «официанты» завалили на землю. Гостей оттеснили. Из леса неслись человек 40 в камуфляже, время от времени стреляя в воздух из автоматов. Грохот был страшный. Кто-то с истеричной решительностью кричал: «Всем на пол!». Просьба была сложно выполнимой, потому что никакого пола на лужайке не было, но гости мгновенно приняли горизонтальное положение, словно всю жизнь тренировались. А многим, похоже, уже давно хотелось прилечь. Проще всего было Софии Ротару и паре ди-джеев. На сцене был деревянный пол, на который они и упали. Из дома вышло еще 4 спецназовца. Они вели перед собой охранников с поднятыми за голову руками. Убедившись, что все под контролем, спецназовцы стали поднимать гостей и строить их в ряд. Игоря Святославовича тоже подняли, продолжая заламывать ему руки. Когда все были на своих местах, из леса на поляну выехал черный бронированный автомобиль. Из него повыскакивало еще трое ребят с автоматами и только потом выскочил маленький, спортивного телосложения, мужчина в темном костюме. Очевидно,
что он был главным. Маленький мужчина что-то недовольно сказал своей охране, отряхнул штаны и пошел к юбиляру. Сера быстро навел на него «глаз» и включил функцию «слежение за объектом». Мужчина шел быстро, размахивая руками. Слышно было, как чавкают его ботинки. К нему подбежал один из спецназовцев, который руководил захватом.
        - Утку поймали. Пипл построен. Пошумели, как велели. Ничего, Босс, не пропустили? - спросил спецназовец, подстраиваясь под шаг своего начальника.
        - А сын? - спросил Босс.
        - Сын? Вы же только про Утку говорили.
        - Рустам, сын тоже нужен обязательно, - сказал Босс. - Он должен быть где-то здесь. Найди его и будем закругляться.
        - Тебя? - спросила Лиза. Они, не отрываясь, следили за происходящим со своего наблюдательного пункта.
        - Да, - ответил Сера в отчаянье.
        Тут же спецназовцы стали прочесывать гостей. Четверо побежали в сторону главного входа. Еще пять отправились перекрывать остальные входы в дом.
        - Вот и все, - сказал Сера, опустив руки. - Тебе лучше вернутся ко всем. Что бы тебя со мной не видели, а то могут быть проблемы. Если получится выкрутиться, то я тебя найду.
        Сера был в полной растерянности.
        - Неужели в таком доме нет какого-нибудь тайного хода?
        - Тайный ход?! - переспросил Сера, вспомнив про секретный туннель. - Вообще-то есть туннель, но мы не успеем.
        - Бежим, - сказала Лиза. Сера в момент собрался с духом и они рванули вниз. Слетев по лестнице и пробежав через несколько комнат, Сера остановился и показал Лизе, что бы не шумела. За стеной, стуча сапогами по паркету, шел один из спецназовцев.
        - Тут в комнате с барабанами парнишка лежит бухой. Оставить или забрать? - задали ему вопрос по рации.
        - Забирай, - ответил он.
        - Как я его заберу. Он жирный и совсем убитый. Я его один не дотащу.
        - Облей его водой, пощекочи пятки, как ты любишь, - спецназовец перещелкнул рацию - Центр, я 3-й, комната 4 пуста. Пойду башню проверю, - сказал он и вышел из комнаты.
        Подождав несколько секунд и услышав топот ботинок в служебном помещении, Сера нажал на подставку висящей рядом лампы. Стена щелкнула и в ней появилась дверь. Сера и Лиза быстро перешли в зал. Дверь, закрывшись, опять слилась со стеной. Спецназовец уже топал с той стороны. Сера, держа Лизу за руку, прошел в центр зала к стеклянному столику, взял пульт для телевизора, направил его на кондиционер и быстро набрал несколько цифр. Тут же щелкнул шкаф, встроенный в стену. Сера с Лизой быстро подбежали к нему.
        - Антоха, ты куда пропал, - раздался голос еще одного спецназовца. Он быстро приближался. Сера потянул шкаф на себя. Открылся проход в туннель. Сера пропустил вперед девушку, потом нырнул туда сам и стал тянуть шкаф на место. Спецназовец тем временем уже вошел в зал. Сера и Лиза замерли. Небольшая щель оставалась, но спецназовец ее не заметил. Он вышел в противоположную дверь и снова протяжно позвал Антоху. Сера закрыл шкаф и нажал на кнопку в стене. Шкаф, щелкнув, снова врос в стену. Сера и Лиза спустились по ступенькам. Тоннель был забавным. На бетонном полу лежал линолеум, на стены были поклеены обои, потолок побелен. С потолка свисали лампочки на проводах. Свет был тусклый, но достаточный, что бы не спотыкаться. Сера повел свою девушку вперед.
        - Они могут нас ждать с той стороны? - спросила Лиза.
        - Не должны, - сказал Сера, - но они могут перекрыть все дороги и прочесать лес. И скорей всего въезды в Москву будут проверять и по всей стране расклеят мои портреты.
        - Офигеть, - сказала Лиза. - Ты настолько крут? Расскажешь, что происходит?
        - Конечно, - сказал Сера, - Только не сейчас. Сейчас надо бежать.
        Босс подошел к поднятому на ноги имениннику.
        - С юбилеем, Игорь Святославович, - сказал он с улыбкой.
        - Спасибо, Владимир Владимирович. Знал бы что придешь, послал приглашение, - улыбнулся в ответ Сережин папа. - А так вечер людям испортили.
        - Хотел сюрприз сделать. Юбилей все-таки. Как тебе очереди в небо? Красота. Поверь, патроны были боевые.
        - Дай хоть людям догнаться до кондиции, - попросил Игорь Святославович.
        - Не дам.
        - Хочешь шоу устроить в своем стиле.
        - Нет. Шоу уже закончилось.
        - Тогда поехали уже, а то ребятки у тебя уж больно могучие - сказал Игорь Святославович в очередной раз дернув заломаные руки.
        - Конечно, поедем. Сейчас твоего Сергея найдем и поедем.
        - Он-то вам зачем? - нахмурился Игорь Святославович.
        - Сам подумай. А я пока, если не возражаешь, проутюжу мозг твоим друзьям.
        Владимир Владимирович отошел от пленника и подошел к гостям.
        - Уважаемые господа и дамы, - громко сказал он, - думаю, вы понимаете, что русское народное выражение «молчание - золото» в нашем случае не является аллегорией. Надеюсь, никто не будет клеветать о происшедшем сейчас. Моральная прибыль оттого, что вы остаетесь на свободе, с лихвой перекрывает моральный ущерб от лежания на этом прекрасном газоне. Если кто-то так не думает, может лично мне высказать, - Владимир Владимирович сделал паузу. - Ну раз все всем довольны, давайте расходится. Сами не суетитесь, ребята вас выведут. И еще отдельное обращение к публичным людям присутствующим здесь. Если боитесь выселения из вашего публичного дома, та же просьба, что к гостям. Тоже я рекомендую иностранным гражданам, присутствующих здесь. То есть вас София Михайловна это касается дважды, - Босс обратился к Софии Ротару. - Шутка. А кто был ответственным за фейерверк?
        Из толпы вышли двое слуг.
        - Пожалуйста, сделайте его прямо сейчас. Хочется посмотреть.
        Слуги в сопровождении спецназовцев пошли на край поляны.
        - Владимир Владимирович, - подбежал к Боссу командир спецподразделения, - Утенка пока не нашли, но дом непростой. Если он в доме, то в 5 минут уложимся. Сейчас усиливаем охрану забора и прочешем местные деревья. Вдруг поссать пошел.
        - Рустам, работай, - сказал Босс, раздраженно поморщившись, - когда нужно будет отчитаться, ты отчитаешься.
        - Так у меня просьба, мой фюрер. Хочу допросить кое-кого из гостей на случай если утенок утекет. Охранники по дому говорят, что сынка не видели, но я им не очень верю. Думаю, если через 5 минут не найдем, надо объявлять «Перехват», прочесывать лес снаружи и перекрывать дороги - что в Москву, что на хер. В таких домах часто бывают тайные ходы, которых нет на плане. Если б мы знали, что вам и Утенок нужен, вообще бы проблем не было.
        - Электронную почту проверять надо, - с большим раздражением сказал Владимир Владимирович.
        - Почту? Ну да, - почесал затылок Рустам. - И еще нюанс, охранники, успели сбросить все сегодняшнее видеонаблюдение.
        - Зачем вам оно?
        - На случай, если Утенок сбежит, очень пригодилось бы. Думаю лишним не будет и гостей пошманать.
        - Что ты привязался к гостям. Забыл, что главное - эффект хлопка. Хлопнули и тишина. Так что скачи на цыпочках.
        - Я помню, мой фюрер. Только боюсь, что Утенок сбежал. На башне, где «глаз», нашли видеобозреватель крутейший со звуком и он увеличен как раз на место где вы стояли. На столике вино открытое, два стакана. Похоже, именно он там развлекался. Девочку укладывал или мальчика. А потом услышал, что его хотят повязать, рванул через подземный ход.
        - Зачем ты мне все это рассказываешь? Не найдешь сегодня, найди завтра. Рустам Гаврилович, ты же меня никогда не подводил. Не вижу никаких причин, что бы ты сделал это сегодня. И уведите уже эту крыску, - Владимир Владимирович кивнул на Сережиного папу, который до сих пор стоял с заломанными руками. - Что еще за смерть Бонивура?
        В этот момент раздался грохот и в воздух полетели снаряды фейерверка. Ночное небо осветилось огнями. Владимир Владимирович от испуга подпрыгнул.
        - Придурки, - зло сказал, внимательно посмотрев на Рустама, не усмехается ли он. Рустам не усмехался.
        - А вы когда поедете? - спросил командир спецподразделения.
        - Сейчас, - зло сказал Владимир Владимирович, - давай охрану.
        Рустам крикнул в рацию. Тотчас подбежали охранники и проводили Владимира Владимировича до автомобиля. Автомобиль уехал.
        - Генныч, - крикнул Рустам одному из спецназовцев. Тот подбежал. - Собака нужна, что бы след взяла. Может у местных ментов одолжить?
        - Так сегодня воскресенье. Менты бухие и их собаки тоже. Да и пока им не вломишь, думать не начнут. Даже если и найдем псину, то где гарантия, что это не первый попавшийся Шарик из подворотни, которого вписали в штат. Надо Гаврика из спецотдела привезти. Он точно не облажается.
        - И как скоро?
        - Часа через 4, товарищ полковник. Не раньше. Надо же и собачника с ним, а собачника надо будить, опять же вломить, если что.
        - Долго, но все равно вези. Кто знал про этого Утенка, - зло сказал Рустам, - электронная почта. Он бы еще баннер на Рублевке повесил. Короче, сейчас же перекрываем все выходы из леса. В лес не суемся. Ночью без собаки там нечего делать. И собаку быстрей. Скорей всего он сам к нам придет, а если схоронится в лесу, мы с собакой его найдем. Сейчас же посылай ребят. И первым делом на платформу. Если он прыгнет на электричку - это самый проблемный вариант.
        - Ок, товарищ полковник. Только последняя электричка уже уехала пол часа назад. Я смотрел расписание. Достаточно просто перекрыть тропинки.
        - Тебе достаточно исполнять приказы, - сказал полковник.
        - А «бяшек» кто будет развозить? - Генныч кивнул на столпившихся, на поляне гостей. Их охраняло человек 20 спецназовцев.
        - Пусть сами разъезжаются. Все равно их трогать запретили. Оставь двоих по мордастей, хотя и картонного муляжа хватило бы. Быстрей, Генныч. Время.
        Генныч приложил руку к фуражке и побежал выполнять приказ. Рустам тут же достал телефон и быстро набрал номер. По прежнему гремел фейерверк сильно раздражая полковника. Он ловко всунул «блютуз» в ухо.
        - Привет, Егорыч… - сказал он по телефну, прикрывая микрофон рукой, - успокойся кобель, потом дотрахаешь. Тут «утек» на высшем уровне. Я твоим гибэдэдэшкам разошлю сейчас наводку…. Ха-ха, дам и на водку, - зло поморщился Рустам. - Я знаю, что твоих пингвинов угрозами не прошибешь, поэтому, кто поймает моего Утенка тому автомобиль. Ты только донеси идею в массы, а то придется дяде фюреру поябедничать про твою бурную и сексуальную… - выслушав в ответ очередной бубнеж, Рустам засмеялся, - Лада Калина с автоматом… Хорошо, с пулеметом. Без проблем… Объект уже может лететь на всех лошадях в Первопрестольную… Спасибо, генерал… И тебе ночки побеспокойней.
        Рустам выключил телефон и зло плюнул на траву.
        - Гандон, - ругнулся он, вытаскивая «блютуз». Вернулся Генныч.
        - Товарищ полковник, через 6 -7 минут будем на платформе, - затараторил он. - Маршруты перекроем от 5 до 16 минут. В доме на 95 процентов его нет. Тайный выход ищем. Собака будет часа через два.
        - Молодец. Давай тоже вали на выход, контролируй.
        - Ок. И еще, он был с девчонкой и скорей всего они вместе сбежали.
        - Отлично. С девчонкой далеко не убежит. Телефон попробуй его отследить.
        - Сейчас на такое не ловятся.
        - Еще как ловятся. И давай его дело, на случай если не поймаем по свежим следам. В деле должен быть список его контактов. Надо установить 100-ю процентную прослушку прямо сейчас. А кроме леса может еще куда-нибудь вести подземный ход отсюда?
        - Нет. Если, конечно, они не рыли вглубь.
        Сера и Лиза добежали до конца туннеля за несколько минут. В конце была круглая дверь, к которой нужно было забраться по лесенке. Рядом с лесенкой был небольшой навесной шкафчик. Сера открыл дверцу. На полке был фонарик, пакет сухарей, бутылка воды и завернутая в пакетик 100-рублевая купюра.
        - Остроумно, - сказал Сера, беря деньги и фонарик. - Тут платформа недалеко. Может на электричку успеем. Бежим?
        - Бежим, - сказала Лиза.
        Они выбрались наружу. Вокруг был лес. Было темно, пока Сера не зажег фонарик. Сера часто ходил с отцом из подземного хода в магазин рядом с платформой, поэтому помнил дорогу. Он пошел вперед. Лиза за ним. Идти было очень неудобно. Особенно Лизе на ее каблуках. Девушка почти сразу обожглась крапивой и тут же каблук застрял в поваленном дереве, через которое они перелазили. Сера помог ей вытащить каблук.
        - Беги один, - сказала Лиза, - а то со мной тебя поймают.
        - Дура что ли, - сказал Сера, снимая свои туфли. - Одень пока мои туфельки, а я босиком. Тут совсем рядом.
        Сера посадил девушку на поваленное дерево и присел, что бы ее переобуть. Приседая, он почувствовал телефон в кармане.
        - Блин, - сказал он, достав свой IPhone с хохломой. Он тут же его выключил. Потом он снова присел и быстро переобул Лизу. В этот момент загрохотал салют. Его было видно через деревья. Лес осветился во все цвета. Они, как, оказалось, были совсем рядом с домом.
        - Бежим, - сказал Сера и они побежали. Трава кололась, мужские туфли болтались на Лизиных ступнях, жгла крапива, царапали острые ветки, но это их не останавливало. Они неслись со всех сил. Вскоре они добежали до широкой дороги, освещаемой редкими столбами. Людей не было, но выходить на дорогу было рискованно, поэтому побежали параллельно ей. Фонарик уже был не нужен. Через пару минут они уткнулись в рельсы. Платформа была справа в метрах 100. Около ларьков тусовалась молодежь. На самой платформе горели фонари и было безлюдно.
        - Давай я схожу, расписание посмотрю? - сказала Лиза, тяжело дыша. - Переобуемся назад?
        Сера положил фонарик на траву и уже собрался снять с девушки свои туфли, как из-за крутого поворота вылетела электричка. Она стремительно приближалась. Сера и Лиза рванули на платформу. Успеть было проблематично. Босой Сера бежал впереди, размахивая Лизиными туфлями. Электричка остановилась на платформе. Двери открылись. Сера только подбегал к лестнице. Он в два прыжка преодолел 10 ступенек и успел схватится за двери. Лизы не было. Машинист попытался закрыть двери, но Сера не дал. Наконец показалась Лиза.
        - Скорей, - крикнул Сера. Лиза запрыгнула в электричку вместе с Серой. Они успели.
        - С парня - бутылка, с девчонки - две, - по громкой связи сказал машинист. - Следующая остановка - Кокошкино.
        Двери закрылись и электричка тронулась.
        - Я твою туфлю потеряла, - сказала Лиза расстроенно, - под лестницу улетела.
        Она была в одной туфле.
        - Прикольно. Синдром Золушки? - сказал Сера и засмеялся. Лиза тоже засмеялась. Смех был нервным. Они прошли в вагон. Вагон был почти пустой. В другом конце вагона шумела компания подростков. Лиза и Сера сели рядом с выходом. Сера тут же присел перед Лизой, снял с нее свой ботинок, надел туфли, и, не удержавшись поцеловал ее ободранные ножки.
        - Спасибо - сказала Лиза, когда Сера сел рядом. - Вечер получился дикобразным.
        - Он еще не окончен, - сказал Сера, - Он еще не окончен? - повторил он фразу, как вопрос.
        - Пока не наступит ночь, - продекламировала Лиза. - Ты уверен, что нас теперь будут искать?
        - Уже ищут.
        - Надо маскироваться?
        - Обязательно.
        Лиза встала и взяла с соседней лавки, оставленный кем-то маленький пакет с логотипом «Пятерочки». Сера поморщился. Пакет вызвал в нем отвращение.
        - Прежде всего, надо снять инопланетные маски - сказала Лиза, сунув нос в пакет, - Чисто. 2рубля между прочим.
        Лиза сняла с себя колье от Cartier и бросила его в пакет. Сера, поняв тему, выкрутил из уха свою серьгу и бросил следом. Сережки Лиза снимать не стала. Они не так бросались в глаза.
        - У тебя платье несоответствующее, - сказал Сера. Лиза с улыбкой посмотрела на него. Сера кивнул на пакет.
        - Ты тоже сияешь, как материализация духа Hugo. Раздевайся первым.
        - С удовольствием. Мне от тебя скрывать нечего. К тому же это отличная маскировка, - Сера стал смеяться, но резко оборвал смех и вздохнул. - На самом деле мрак - без денег, в электричке, собаки по следу. Я знал, что так может быть, но не думал, что будет. Ничто не предвещало. Прости, Лиза. Меньше всего я хотел тебя впутывать в это дело, но ты уже впуталась. Они наверняка тебя идентифицируют по фото. Найдут твою сумку, а там паспорт.
        - Там нет паспорта, - сказала Лиза.
        - Найдут телефон, а это тоже что и паспорт. Нагрянут к твоим родителям в Орел. Испугают. Ты сейчас, наверное, езжай к своему дяде и позвони сразу родителям, что бы не волновались, когда нагрянут гвардейцы Кардинала. Я тебе скажу, свои координаты и когда тебя найдут - а тебя найдут быстро - сдавай меня без угрызений совести. Я бы сам сдался, но мне нужно успеть сделать одно дело. Не обижаешься?
        - «Все равно его не брошу, потому что он хороший», - процитировала Агнию Барто Лиза и крепко сжала Сережину руку.
        - Не тупи. У меня ни денег, ни будущего. Счета заблокируют, квартиру отнимут, не говоря уж про моего «Ягуарчика». Зачем тебе это?
        - Надо.
        Сера расплылся в улыбке.
        - Я тебя обожаю, - сказал он. - Я бы тебя все равно никуда не отпустил бы. Значит, убегаем вместе?
        - Конечно.
        В это время электричка остановилась на очередной остановке.
        - Дачная. Алабино следующая, - пробурчал машинист в динамике.
        - Мы едем из Москвы, - сказал Сера, только сейчас догадавшись.
        - Это плохо?
        - Нет. Даже может быть лучше. Только как ты родителям позвонишь?
        - Твои монстры моих родителей не найдут. В моей сумке только косметичка и ежедневные прокладки, а телефон со мной. Отвернись.
        Сера послушно отвернулся. Лиза задрала юбку и достала держащийся на резинке трусов телефон.
        - А теперь смотри, - Лиза вручила Сере свой телефон. - Супер-слим.
        - Офигеть. Куда ты его засунула? - спросил Сера.
        - Туда откуда высунула. Можешь сделать звонок другу. А лучше пошли смс-ку что бы перезвонили, а то там денег почти не осталось.
        Сера взял Лизин телефон, потыкал в него пальцем.
        - Давай переставим твою симку в мой аппарат, а то у меня сейчас будет перелом обоих глаз, - предложил Сера, почувствовав головокружение от разглядывания дергающегося экрана. Лиза была не против. Сера быстро разобрал телефоны и вставил Лизину симку в свой IPhone. Свою симку он выкинул в мусорное ведро, напротив которого они сидели. Наладив телефон, Сера задумался, кому позвонить. Он несколько раз начинал набирать номера, но каждый раз сбрасывал.
        - К чужим людям за помощью в час ночи не обратишься, а своих не хочется подставлять. Да и чем они могут помочь, когда они там, а мы фиг знает где. Может, завтра позвоню, если до Москвы доберемся. Только, что бы денег одолжить.
        - И какой тогда у нас план? - спросила Лиза.
        - Ночь где-нибудь перекантуемся, а на утро попробуем добраться до Москвы. Мне нужно найти одного человека. Если я смогу его найти, все обойдется.
        - И что это за человек?
        - Долгая история, - сказал Сера.
        - Расскажи.
        - Конечно. Правда, история чудная. Точнее хрень полная. Это вместо эпиграфа, - Сера вздохнул. - В общем, ты помнишь сказку о Кощее Бессмертном и его смерти на кончике иглы?
        - Ну.
        - Смерть Кощея на конце иглы, игла - в яйце, яйцо - в утке, утка - в орле, орел - в сундуке и так далее. Если говорить абстрактно, то мой папа - «Утка», а я - «Утенок». Я тебе уже говорил, что я из орла. И мы охраняем смерть Кощея.
        - Что за чушня? - расстроилась девушка.
        - Другой нет, - сказал Сера и развел руками.
        - Ладно, - сказала Лиза, задумавшись, - твой папа охраняет какого-то Кощея. Ему за это платят. И кто этот Кощей? Известный персонаж?
        - Вообще-то не Кощей, а Котора. Котора - это имя бессмертного господина, которое мало кому известно. Кто он, я не знаю и папа не знает, и мы не знаем тех, кто может это знать. Тут непролазная тайна. И сказка не настолько аллегория. Котора на самом деле бесмертный и смерть его реально заключена в игле. Игла может выглядеть как угодно, но суть та же: ломаешь иглу - Котора умирает.
        - Еще чушней, - вздохнула Лиза, - Я с утенком убегаю от врагов злого Которы, который тот еще Кощей.
        - Котора - не злой. Он просто обладает огромной властью. Ему реально принадлежит эта страна и не только она. И все деньги по определению его.
        - Что же сам всемогущий Котора не включит свое всемогущество и не защитит вас от сегодняшних бандитов?
        - Потому что эти бандиты на самом деле и есть гвардия Которы. Просто мы когда-то выкрали у Которы его смерть и спрятали. Причем так, что даже он не смог найти.
        - Зачем?
        - Что бы хоть как-то контролировать его. Он знает, что его в любую минуту могут убить и поэтому хоть немного задумывается о своих поступках.
        - Вы это кто? - продолжала не понимать Лиза.
        - Общество Хютеров. Типа, хранители. Мы прячем от Которы иголку со смертью. Причем папа почти самый главный. Выше его только Эгг. Эгг - это «яйцо». То есть тот, у кого хранится игла. И если они сегодня взяли папу, то завтра могут взять Эгга и найти иглу. Тогда смерть Которы вернется к хозяину и всем наступит грандиозный эндос.
        - Значит ты из общества Хрютеров? - улыбнулась Лиза.
        - Хютеров, - сказал Сера, расстроенно. - Ты во мне разочарована?
        - Нет. Я все также безумно в тебя влюблена, - сказала Лиза. Сера посмотрел на Лизу пытаясь понять, сколько процентов шутки в этой фразе.
        - А почему бы просто не сломать иголку? Не было бы проблем, - спросила Лиза, решив продолжить разговор.
        - Нельзя. Без Которы наша страна рассыплется. Даже ядерное оружие превратится в мыльные пузыри.
        - Ну да, - буркнула Лиза и задумалась, - если вам не платит Котора, то откуда у вас столько денег?
        - Папа - советник нескольких банков, плюс заказы, продажа информации. Короче, трудовая, налоги, НДС. Все официально. Но это все равно благодаря Которе. Любое прикосновение к нему делает человека богатым автоматически.
        - Ну да, - опять буркнула Лиза.
        - Думаешь, мне легко это все объяснять. Ладно бы я на ходу сочинял, а то ведь мне с 10 лет эту тему с кашей-малашей впихивали. В походы водили, картинки показывали, мозг форматировали.
        - Папа тебя так любил?
        - Папа и сестренка.
        - Которая разбилась?
        - Да, - вздохнул Сера, - она была главным утенком, а я запасным. Если хочешь спросить про маму, то она умерла меня рожая.
        Лиза положила руку на его колено.
        - Понимаешь, Лизка, - продолжил Сера, схватив ее руку, - я бы тебе ничего не говорил, но сейчас кроме тебя у меня нет никого. И только я могу спасти мир. Мне надо найти Эгга и кое-что ему отдать. Ты же мне поможешь?
        Сера склонился к Лизе для страстного поцелуя, но Лиза в последний момент увернулась.
        - Странные у тебя текстовые прелюдии, - сказала она, улыбнувшись.
        - Так поможешь или нет? - спросил Сера, отпустив Лизину руку.
        - Помогу или да, - ответила Лиза.
        - Отлично, - обрадовался Сера, - Итак, что мы имеем: одну мужскую туфлю, две женских и 100 рублей.
        - Дорогой мобильник, дурацкий мобильник, сережки женские, сережку мужскую, колье за миллион и целая ночь впереди, - продолжила список Лиза.
        - А что можно купить на 100 рублей?
        - Дай их сюда, - Лиза забрала у Серы купюру, - ты не умеешь пользоваться столь точными науками. Пиво утром купим.
        В этот момент загромыхала дверь и в вагон вошли три огромные угрюмые тетки с контролерскими повязками.
        - Ваши билеты, - спросила самая мощная из них, встав напротив парочки, совершенно не обращая внимания на их нелепый внешний вид.
        - У нас только 100 рублей, - растерянно сказала Лиза, показывая купюру. Тетка, скорчив брезгливую гримасу, выхватила 100 рублей из Лизиных рук и компания «гоблин-леди» двинулась дальше.
        - Постойте, а сдачу или билет, - крикнула им вслед девушка.
        - Штраф за безбилетный проезд - 1000 рублей, а вас двое. Оборзели совсем, - пробурчала тетка, не оборачиваясь.
        Контроллеры ушли. Сера и Лиза остались без пива. В этот момент электричка стала тормозить и большая группа молодых людей отправилась на выход. Вагон оставался совсем пустым.
        - Выходим сейчас, - сказал Сера, - Перемешаемся с толпой, что бы никто не заметил, где мы вышли.
        Они быстро встали и присоединились к молодым людям. Выйдя вместе с ними, Сера и Лиза спустились по лестнице, дождались, пока электричка уедет и осмотрелись. Это был небольшой поселок, редкие пятиэтажки, школа, садик. На указателе было написано «поселок Киевский». Отойдя подальше от станции, они приземлились на скамеечку в небольшом сквере рядом с памятником какому-то герою в шапке. Через несколько скамеек от них сидела и горячо целовалась-обнималась влюбленная парочка. Конспирация получалась неплохая. Сера несколько раз пытался обнять девушку, но Лиза продолжала ускользать.
        - Сначала надо позвонить дяде Захе, - сказала она.
        - Это кто?
        - Дядя, у которого я остановилась. У которого «Золотое дерево». Без него у нас не получится добраться до Москвы. Посмотри, на что мы похожи?
        - И что он сделает? - спросил Сера. - Приедет сюда и привезет нам камуфляж в виде адидасовских костюмов?
        - Да, дорогой. Он не твои замечательные друзья. Давай телефон.
        - Пол второго ночи.
        - Он сказал, что я могу звонить ему в любое время. А сейчас самое любое время.
        Сера дал Лизе телефон.
        - Только, если он действительно сможет приехать, пусть дождется утра. Надо на электричке передвигаться. На машине опасно.
        Лиза кивнула, быстро набрала цифры и нажала на кнопку вызова.
        - Ты смс отправила? - не понял Сера.
        - Я попросила его перезвонить, а то у меня денег мало.
        Ждать ответного звонка пришлось недолго. Заиграл рингтон. Лиза тут же приняла вызов.
        - Привет, - с улыбкой сказала она. - Все хорошо, то есть ужасно… Да, проблемы… Не помочь, а спасти… Я не одна, а с другом. У вас есть, где записать?… Станция «поселок Киевский»… Сможете с утра пораньше на электричке?… Спасибо… А вы дома? …Ура. Вы не могли бы полазить в моей сумке и захватить джинсы, футболку и шлепки?… Нет, я одетая, просто не прилично… А какой у вас размер обуви? 43? - Лиза вопросительно посмотрела на Серу. Сера кивнул головой. - А не могли бы вы одолжить нам свои кроссовки, спортивный костюм и кепку. Адидассовские если есть?… И еще, нас объявили во всероссийский розыск, так что хвоста не приведите… До завтра.
        Лиза положила трубку.
        - Ура, - сказала она, возвращая телефон Сере. - Он приедет завтра утром, привезет, во что переодеться и что поесть. Ты не голоден?
        - У меня сумасшедший голод, - ответил Сера.
        Лиза посмотрела на него и засмеялась.
        - Что ты смотришь неправильно? - спросила Лиза.
        - Как?
        - Как петух на курицу.
        Сера в ответ аккуратно обнял Лизу и они, наконец, первый раз поцеловались по человечески. Потом они много что себе позволяли, не отставая от соседней парочки. Потом, когда парочка ушла, нашли лавочку поукромней и позволили себе еще больше, не смотря на отсутствие контрацептивов…
        Было пол четвертого ночи. Ложится спать не было смысла. Сера и Лиза сидели обнявшись. Хоть летняя ночь была теплая, они все равно замерзли. Очень хотелось спать, но условия не позволяли.
        - Мне надо тебе что-то рассказать, - сказала Лиза.
        - Расскажи.
        - Про дядю Заху. Я думала, говорить тебе или нет, но понимаю, что надо. Он сказал мне вчера утром, что я встречу принца на белом «ягуаре».
        - Серьезно? Он экстрасенс что ли?
        - Нет. Гораздо круче. Он зарабатывает миллионы своим котом.
        - Что такое котом?
        - Ты не знаешь, что такое кот? Хвостатое мурлыкающе наглое домашнее животное.
        - И как им можно зарабатывать? На случку что ли водит? - не понял Сера.
        - Нет. У него кот вещий. Зовут его Фунт. Он умеет предугадывать события, а дядя на этих событиях зарабатывает. Ставит на футбол.
        - Что за бред?
        - Не бредовей твоего Кащея. А еще он с утра в шутку подарил мне Золотое Дерево, точно такое же какое ты подарил своему папе, - добавила Лиза. - А еще он пообещал мне, что я поступлю в ГИТИС с первого раза. И он не просто предсказал, а, типа, научный эксперимент по искривлению будущего.
        - Офигеть, - сказал Сера, задумавшись. - Что это значит?
        - Не знаю, но ты дядю Заху не бойся. Он очень милый.
        - С тобой по любому очень милым станешь, - сказал Сера и еще крепче прижал к себе свою подружку. - Расскажи мне о своем дяде. Как вы с ним встретились? О чем говорили? Что за кот, несущий золотые яйца.
        - Кот кастрированный, - не очень в тему сказала Лиза.
        - Тьфу ты, - поморщился Сера.
        ГЛАВА 2. Cat’s Money
        В баре «Очко Спортивное» субботним вечером было многолюдно. За маленьким столиком напротив телевизора сидел мужчина за 30. На небритом опухшем лице зависло напряжение. Звали мужчину Заха (сокращенно от Захара). Он уже выпил пол кружки пива и время от времени ковырял вилкой в «сырной тарелке». Рядом на столике стоял ноутбук, от которого Заха не отрывал глаз. Изредка он поглядывал на экран телевизора, где транслировался футбольный матч «Ливерпуль» - «Арсенал».
        Заха был в этом баре постоянным посетителем. Обычно он сидел в одиночестве, пил пиво, смотрел в пол глаза трансляции футбольных матчей, а на столик ставил ноутбук. Иногда мог уйти очень быстро, иногда засиживался на несколько часов, всегда оставлял чаевые за что пользовался уважением и удостаивался самых искренних улыбок от официанток. Заха практически не был по клавишам своего ноутбука, а просто смотрел в серый квадрат, похожий на трансляцию вэб-камеры. Любопытные официантки смогли подсмотреть, что вэб-камера была установлена в коридоре обыкновенной квартиры. Но что он именно там хочет увидеть оставалось загадкой.
        В этот вечер Заха был в особом напряжении. Он не отрывал взгляда от серого квадрата, кусая большой палец. Заха не заметил, как в бар вошла молодая девушка в пестром платье. Девушка не смело обошла столики, рассматривая посетителей. Увидев Заху, она радостно улыбнулась и подошла к нему. Заха сосредоточенно рассматривал серый квадрат на ноутбуке.
        - Дядя Заха? - спросила девушка, когда молча стоять стало глупо.
        Мужчина поднял голову и, увидев девушку, улыбнулся.
        - Вы меня знаете? - спросил он, переводя взгляд с девушки на ноутбук.
        - Заочно, - сказала девушка.
        - Одну секунду, - сказал мужчина и наощупь, не сводя глаз с экрана, взял стул с пустующего соседнего столика и придвинул его поближе.
        - У вас есть время или торопитесь? - спросил Заха, смотря в экран.
        - У меня столько времени, что денег не надо, - сказала девушка, садясь на стул.
        - Отлично, - сказал Заха и замахал рукой официанту. - Просто у меня сейчас очень важное дело. Мне сложно разговаривать. Подождете? Минут 20 осталось.
        - Подожду, - сказала девушка. К ним подошла официантка.
        - Меню, пожалуйста, и пиво - сказал Заха официантке. Официантка ушла.
        - Я вам пиво заказал. Если не будете, я выпью.
        - Я буду, - сказала девушка. Официантка принесла пиво и меню.
        - Сидящих за этим столиком кормят бесплатно, так что на цены не обращайте внимания, - пробурчал Заха.
        - Тогда, пожалуй, я откажусь от ход-дога, - сказала девушка и стала листать меню снова и более внимательно.
        - А горячие блюда они, наверное, долго готовят? - спросила девушка. Заха не ответил. Он уже грыз 4 пальца, все чаще смотря в барный телевизор с футболом. Счет был 0 -0. Девушка улыбнулась и продолжила читать меню.
        - Очень долго, - пробурчал Заха, наконец.
        - Тогда закажу пиццу с камбалой и салат «Цезарь».
        Девушка стала махать рукой официантам, но никто не подходил.
        - А вы по какому делу? - спросил Заха на секунду взглянув на девушку.
        - Я - Лиза, дочь Слона, - ответила девушка. - Это все мое дело.
        - Лиза? - засмеялся мужчина и наконец-то взглянул в глаза девушке. - Блин, как я тебя не узнал? Я же видел тебя на фотках и видео. Привет. У вас все в порядке? - сказал Заха и не дожидаясь ответа, снова уставился в ноутбук, засунул палец в рот и нахмурился.
        - Все в порядке, - сказала девушка понимая, что ее уже не слушают. - Просто я в Москве, вот и подумала, что бы вас не навестить.
        Мужчина был далеко. Он очень нервничал.
        - Вы не подумайте, у меня есть, где остановится, - продолжила Лиза. - Просто захотелось навестить дядю. У меня тут мало знакомых.
        - Спасибо, - пробурчал Заха и спустя мгновенье он передернулся и чуть подпрыгнул. Потом еще раз внимательно всмотрелся в ноутбук, стал барабанить по клавиатуре и елозить пальцами по точпеду.
        - Нам пора, - сказал Заха, выключая ноутбук.
        - А как же салатик? - спросила Лиза.
        - За салатик не переживай. Диарея найдет своих героев?
        Заха сложил ноутбук, еще раз посмотрел на футбол и вышел из-за стола.
        - Не отставай, - сказал он Лизе, бросил на стол 1000-рублевую купюру и пошел к выходу. Девушка увидев, что Заха шурует вперед не оглядываясь, побежала за ним. Она догнала его уже на улице. Заха шел быстро, но несколько раз оглянулся, что бы убедится, что девушка идет за ним.
        - Как Слон поживает? - когда Лиза, наконец, его догнала.
        - Как слон.
        - А я тебя вот такой видел, - Заха показал пальцами одной руки зазор в 10 сантиметров.
        - Я сильно изменилась?
        - Кошмарно. Я сейчас мог быть дедом, как твой папа.
        - Тьфу на вас. Он еще не дед.
        - Но теоретически ты же можешь родить в любую секунду.
        Мужчина резко ускорился и Лиза за ним опять не успевала. Ей приходилось через несколько шагов делать пробежки, что было несколько унизительно. Они перебежали дорогу.
        - А вы разве не в этом доме живете? - спросила Лиза, когда они пробегали мимо одного из домов.
        - Нет, в том, - мужчина показал на дом в 50 метрах.
        - Значит уродка, с которой я ругалась по домофону, и, правда, вас не знает.
        Они подошли к подъезду. Заха пропустил Лизу вперед, что после 5-минутной скачки казалось эталоном галантности. Подождав лифт, они поднялись на 3-й этаж. Заха открыл дверь в квартиру и опять пропустил Лизу вперед. На пороге их ждал большой стройный кот черно-белой окраски. Кот вежливо обошел Лизу и бросился обнимать хозяина.
        - Это Фунт, - сказал Заха, представляя кота девушке. - Лиза, будь, как дома. А мне еще надо доработать смену.
        Мужчина прошел в комнату, зажег свет и включил телевизор. На экране появился тот же футбол, что в баре. Заха сел на диван и, опять кусая пальцы, стал смотреть на суровых мужчин, пинающих мячик.
        - Лиза! - громко крикнул он, не сводя глаз с экрана.
        - Я здесь, дядя, - сказала Лиза. Она сидела в кресле, рядом с диваном и гладила кота, который к ней ласкался. Заха засмеялся, но тут же перестал. Мяч от «синих» чуть на залетел в ворота. Заха вытер лоб.
        - В холодильнике полно еды, - сказал он после паузы, - все съедобное. Перекуси пока. 15 минут осталось. Если я не доживу, ужинай без меня.
        - Хорошо, дядя Заха. Пойду, закину в брюхо пару гранат. Не буду вам мешать.
        - А-а-а, - заорал Заха. Мяч от красных чиркнул по перекладине и улетел за ворота. - Соригинальничал, пидор.
        - Похоже, я вам не мешаю, - сказала сама себе Лиза и пошла на кухню. Кот Фунт последовал за ней. Лиза нашла выключатель, включила свет. Определить где находится холодильник было не сложно. Лиза сделала несколько шагов и остановилась. Ее отвлек необычный предмет, стоящий на кухонном столе. Это было ювелирное изделие - виртуозно сделанное дерево из золота сантиметров 30 вышиной. Ветки переплетались. На всех листиках были прожилки с вкраплениями изумруда. Лиза подошла, что бы рассмотреть его поближе. Она ничего похожего никогда раньше не видела. Взгляд было сложно оторвать. Лиза решила, что это не может быть золото в изумрудах, потому что тогда оно бы стоило фантастических денег. Девушка отмагнитилась от дерева и подошла к холодильнику. Холодильник был забит под завязку. На нижней полке было пиво в упаковках. На остальных полках было все что угодно - сыры, колбасы, салаты в пластиковых контейнерах, пирожные, консервы, овощи с фруктами, кастрюли. В морозилку Лиза заглядывать не стала. Она достала один из салатов и ветчину с сыром. Нужен был хлеб. Лиза пошарила в кухонном гарнитуре. Хлеба нигде не
было. Лиза только собралась узнать у дяди Захи, где найти хлеб, как из комнаты вылетел жуткий вопль.
        - Я-ма-я-ма-я - выпирали из вопля отдельные звуки. Лиза вбежала в комнату. Дядя Заха стоял на полусогнутых перед своим телевизором с поднятыми вверх руками и вопил. «Синие» вводили с центра поля. Похоже «красные» забили. Лиза решила подождать, пока дядя успокоится. Дядя, увидев Лизу, вместо того что бы успокоится, схватил ее и сделал очень сложный пируэт чудом не закончившийся падением.
        - Рабочий день окончен, - сказал Заха, возвращая своей гостье равновесие. - Уф, я давно так не нервничал. Странная игра сегодня получилась. Привет еще раз.
        На экране «синие» бросились атаковать, но Заха равнодушно переключил на «музыкалку».
        - Есть два варианта - продолжил он, - мы сейчас куда-нибудь идем и где-нибудь ужинаем или никуда не идем и ужинаем здесь. 15 минут и будет стол, как в лучших забегаловках Парижа. Доверяешь?
        - Конечно. Давайте здесь, - сказала Лиза, обрадовавшись, что дядя Заха, наконец, вернулся в реальность. - Вам помочь?
        - Обязательно. Садись сюда, возьми пульт - дядя посадил Лизу в кресло и дал ей пульт от телевизора, - и как говорил Вермаелен: «Наполни меня ожиданием».
        Дядя убежал на кухню. Кот убежал следом. Лиза стала переключать каналы. Остановилась на иностранных мультиках. Вскоре с кухни прибежал Заха. Он подкатил небольшой столик на колесиках к девушке и поставил перед ней ветчину, сыр и салат, выбранный девушкой, а также икру и паштет.
        - Перекуси пока, - сказал дядя и опять рванул на кухню. Хлеба опять не было. Не успела Лиза сказать об этом дяде, как он вбежал в комнату с миской наполненной порезанным хлебом.
        Лиза сделала себе бутерброд. Чуть подождав, она сделала и съела еще один бутерброд. Минут через 10 Заха вернулся и стал сервировать стол. Он принес греческий салат, мясо с картошкой, бутерброды с икрой, перепелиные яйца и еще одну нарезку. Он достал бокалы и початую бутылку вина. Вернулся кот и по-хозяйски запрыгнул на стол. Лиза не стала его сгонять, потому что это был не ее кот. Наконец, Заха закончил бегать, поставил перед Фунтом миску с мясным ассорти и сел за стол напротив девушки. Фунт стал спокойно есть. Похоже это место на столе было за ним забронировано.
        - Кот не мешает? - спросил Заха.
        - Нет, - сказала Лиза, - какой ужин красивый. Вы кого-то ждали?
        - Я кого-то дождался.
        - Меня что ли? Спасибо.
        - За пресечения и переплетения, - произнес сложный тост Заха и они выпили. - Как там родной Орел?
        - Все также. День процветает, два лечится. Не тянет на Родину?
        - Тянет, но не вытянет. Давно в Москве? - продолжил разговор Заха.
        - Сегодня утром приехала.
        - И сразу ко мне? Спасибо. Здесь по делам или так просто?
        - Дела.
        - Надолго?
        - Пока дела не закончатся. Думаю не больше недели, - ответила девушка.
        - Где остановилась?
        Лиза вместо ответа отвела взгляд.
        - Нигде, - ответила она, выдержав паузу. - Вещи на вокзале в камере хранения. Догадываетесь, почему я сразу поехала вас искать?
        - Твой папа меня пропиарил, как веселого собеседника?
        - Очень смешно. Я хочу попроситься у вас пожить неделю. Можно?
        - Ну, - Заха замялся. Он еще раз взглянул на Лизу, отвел взгляд и покраснел, - не знаю, я же один тут живу - сказал, наконец, он.
        - Понятно, - разочарованно протянула Лиза, - знаменитое московское гостеприимство. Можно хотя бы покушать или сразу валить?
        - Просто я живу один, - продолжил объяснение Заха, - и если мы будем жить вдвоем в однокомнатной квартире, то будем спать очень рядом, а ты дочь моего друга, причем очень симпатичная дочь моего друга. Надеюсь, ты не секс мне предлагаешь?
        Девушка засмеялась.
        - Нет. Не сходите с ума, - сказала она, - я же могла быть вашей дочкой.
        - Это вряд ли. В то время, как Слон вырезал тебя лобзиком, я потенциальных мам за косички дергал.
        - Вы же в одном классе учились.
        - В одном классе, но в разных мирах, - сказал Заха, - короче, если тебя правда не смущает наше с Фунтиком соседство, то мы будем только рады.
        Заха посмотрел на кота. Тот продолжал сосредоточенно есть.
        - Только не домогайся меня, пожалуйста, а то я не смогу сопротивляться, а твой папа мой последний друг.
        Лиза расцвела в улыбке.
        - Спасибо. Не буду домогаться, даже если очень захочется. Я не надолго и я вас не потесню, как говорят некоторые сказочные персонажи. Я готова выпить еще.
        Заха долил вино и снова поднял бокал.
        - С приездом, соседка, - сказал он. Они выпили.
        - А сколько вы сегодня выиграли? - спросила Лиза, орудуя ножом и вилкой.
        - Выиграл? - переспросил Заха.
        - Вы же делали ставку на футбол.
        - 70 тысяч баксов.
        - Шутите? Еще скажите, что дерево на кухне из золота.
        - Могу и это сказать. А с чего ты взяла, что делал ставку?
        - Элементарно, сосед. Когда вы сидели в баре, то ждали сигнала и футбол не смотрели. Получив сигнал тут же сделали ставку. Почему вам нужно было точно в срок вернутся домой, не очень понятно. Думаю, обычные приметы. Придя домой вы не с того не с сего становитесь маньячным болельщиком. То есть вы болеете за поставленные деньги. Когда «красненькие» забили гол, вы чуть… не будем говорить что и тут же переключили канал. Значит вам что красненькие, что синенькие, что беленькая. Получается, что вы ставили на то, кто забьет первым и поставили на «красненьких». Ну как? Где я ошиблась?
        - Да нигде, - сказал Заха, разводя руками, - красивая у тебя логика. Вся в маму. А зачем я сидел в баре?
        - Я же сказала, что вы ждали сигнал. На экране вашего монитора было видеонаблюдение. У вас над входной дверью торчит вэб-камера. Вы наблюдали за своим коридором. Вы даже свет оставили включенным. А так как в квартире нет никого кроме глубокоуважаемого Фунта, следовательно, ваш котик подал вам сигнал, означающий, что «красные» забьют первыми.
        Заха выпучил глаза от удивления.
        - Слушай, Лиза, а ты где работаешь?
        - Сейчас я ищу себя. Осенью придется где-нибудь найти.
        - А какой сигнал мне подал Фунтик?
        - Не знаю. Мне самой интересно. Вы сами-то где работаете?
        - Я работаю на дому, занимаюсь научными исследованиями.
        - А кто спонсирует ваши исследования?
        - Я сам себе спонсор. А так как деньги меня сейчас интересуют только, как предмет исследования, то я очень щедрый спонсор.
        - А вы, как спонсор откуда деньги берете?
        - Ну, ты же только что видела меня за работой. Букмекерские конторы меня кормят.
        - То есть насчет 70 тысяч долларов США, не шутка? - удивилась девушка.
        - А что тут смешного?
        - Всё.
        Кот тем временем доел из миски, взял с тарелки кусок колбасы и спрыгнул со стола.
        - Фунтик такой проницательный? - спросила Лиза, посмотрев на кота с уважением.
        - Это сложная технология.
        - Боитесь, что украдут?
        - Я не боюсь, что украдут. Наоборот, я всем хочу рассказать, а никто не верит. Я даже рассказ написал со всеми подробностями, но никто его не хочет читать.
        - Я хочу. Там описана технология?
        - Там описано все. Причем в художественно-документальном стиле. Я дам тебе рукопись. Почитаешь перед сном. Успокаивает и вырубает.
        - То есть вы с помощью вашего котика можете предсказать результат любого матча?
        - Не совсем так. Но с помощью Фунта я могу, не заботится о деньгах. Я знаю, когда и какую ставку надо сделать, что бы выиграть.
        - Вы законспирированный буржуй?
        - Нет. Буржуи зарабатывают деньги, а я дырка в их мешке. Осталось открыть благотворительный фонд и буду точной копией Робин Гуда. Но пока помощь нуждающимся не вошла в сферу моих исследований.
        - Получается, что ваше дерево на самом деле сделано из золота?
        - Конечно. Иначе ты бы его и не заметила.
        - Оно меня очаровало.
        - Очень уж ты доступная, - усмехнулся Заха.
        - Спасибо за комплимент, но вы единственный кто считает меня доступной.
        - Я и мое дерево. Нас двое.
        - Да будь вас хоть 7 миллиардов, это не сделает меня… - Лиза задумалась, подбирая правильное слово. Слово не подобралось и девушка решила не заканчивать предложение. Они еще раз выпили. По телевизору началось Топ-40 «Европы Плюс».
        - Что за дела у тебя? - спросил Заха.
        - Вступительные экзамены.
        - Слон настолько поднялся, что спонсировал учебу в Москве?
        - Я сама поднялась и поехала.
        - И куда собираешься поступать?
        - В театральный. Хочу быть артисткой.
        - Артисткой? Фу.
        - Что значит «фу»? «Фу» мне лично или всем служителям Мельпомены?
        - Тебе лично. Мне кажется это вульгарно для такой красивой умной барышни.
        - То есть если бы я была дурой страшной, было бы в самый раз? Вам кажется только то, что это вульгарно, остальное - реальность, дядя Заха. У меня большие способности. Я в том году играла в школьном спектакле, так завуч у меня автограф взяла. Сказала, что лет через 10 продаст его на аукционе.
        - И кого ты играла?
        - Авдотью, которая скучала по своему Кондратию. Вам, как Захару тема должна быть близка.
        - И в какое театральное заведение ты хочешь поступить?
        - Как все подкованные блохи я буду поступать сразу во все театральные училища Москвы. Сейчас как раз начинается сезон прослушиваний. Послезавтра первое, а там каждый день. Можете не переживать, дальше первого прослушивания я все равно не пройду, так что через неделю освобожу вашу жилплощадь.
        - Не понял. Ты приехала поступать и уверена, что не поступишь?
        - Ну да. Вы просто не в теме. С первого раза никто не поступает. А я и есть никто. Если где-нибудь пропустят на второй тур уже будет победа. А всего три тура. И только после него может случится чудо. О поступлении речь сейчас не идет. Я даже не готовилась ко второму туру. Я разучила только одну басню на первое прослушивание. Хочется просто посмотреть, как все это происходит. Как выглядят придурки, которые сидят в комиссии. Как и на что они реагируют. Что бы на следующий год быть во всеоружии. Буду весь год готовиться. Бубнить: «выдри выдре морду». Короче, дикция, эрудиция и т.д.
        - Мрачняк, - сказал Заха и задумался. Лиза тем временем вылизывала тарелку. Заха предложил гостье добавку.
        - Спасибо, но тут еще столько всего еще.
        - А где бы ты ночевала, если бы не нашла меня?
        - Приютилась бы где-нибудь, - беззаботно ответила девушка.
        - Надо забрать твои вещи с вокзала.
        - Надо. Завтра с утра съезжу. Мне без них одиноко.
        - Поехали сейчас, - предложил Заха.
        - Так уже ночь.
        - Быстрей доедем.
        Заха вызвал такси и они поехали на вокзал. Заха с Лизой сели на заднее сиденье. Они ехали по ночному городу. Лиза с любопытством смотрела в окно.
        - Слушай, Лиза. Ты меня загрузила своим театром, - сказал Заха, прерывая долгую паузу. - Я в своих исследованиях продвинулся настолько, что готов менять будущее конкретного человека в конкретном направлении. Но нужно провести эксперимент. Мое будущее меня полностью устраивает до 2212 года, а других лабораторных крыс у меня нет. Хочешь поступить в свой театр с первого раза?
        - Хочу.
        - Согласна рискнуть?
        - Чем? - уточнила Лиза.
        - Ничем. Просто рискнуть со мной на пару.
        - И что мне надо будет делать? - спросила девушка, заинтересовавшись предложением.
        - Точно не знаю. Скорей всего просто ориентироваться на местности.
        - Надеюсь, это не будет больно?
        - «Больно не будет!» - это слоган гильотины, - ответил Заха.
        - Вы - смешной. Еще смешней, чем папа про вас рассказывал. А что за алхимию вы исследуете?
        - Спасибо, за алхимию. Изысканный подлизос, - сказал дядя, смеясь, - но что бы ты хоть краем уха поняла мои дисперсии и аксиденты, тебе надо просчитать мой научно-популярный рассказ «Деньги кота Фунта».
        Лиза засмеялась.
        - Деньги кота Фунта? Это прекрасное животное имеет на вас суровое влияние.
        - Мы - друзья.
        - Я знаю, почему вы живете один. Ваши научные опыты приносят вам слишком большое удовлетворение.
        Дяде Захе последнее замечание не понравилось. Он нахмурил брови и отверулся. Повисла пауза. Только играло радио Шансон, которому время от времени подпевал водитель.
        - Простите, - сказала Лиза, расстроившись.
        - За что? - сказал дядя Заха, не поворачиваясь.
        - За то. Можете мне отомстить потом, только сейчас не дуйтесь.
        - Когда потом? - спросил Заха, снова повернувшись к Лизе.
        - Когда я уеду.
        На лицо Захи вернулась улыбка.
        Такси остановилось у вокзала. Заха расплатился и попросил подождать. Они зашли на вокзал. Было тихо. Люди спали в креслах, вцепившись в свои чемоданы и тюки. В камере хранения работник, не просыпаясь, принес большую Лизину сумку и пробормотал: «Мерси баку». Таксист их дождался.
        Они быстро вернулись в Южное Бутово. Вся дорога заняла чуть больше часа. Лиза захотела помыться. Пока она принимала ванную, Заха в одиночку доводил себя алкоголем до равновесия. Он поменял блюда с серьезных на десерт и, развалившись на диване, стал переключать ТВ-каналы. Лиза не торопилась возвращаться. Захе вспомнился прошлогодний приезд Слона, папы Лизы. Слон был в Москве проездом. Они созвонились и Заха встретил его на вокзале. Отвезя вещи к Захе домой, они целый день шатались по городу. Слон купил себе фуражку десантника и шлем танкиста. Вечером они сидели в баре «Очко Спортивное», пили водку с пивом, смотрели футбол. Потом к ним присоединились веселые девицы жутковатой внешности. Они повели девиц домой, но по дороге их потеряли. Потом долго ржали вдвоем на лавочке, глотая баночные коктейли. Появились новые девицы. Еще более жуткие. Известный тезис о том, что алкоголь делает девушек симпатичней, почему то не срабатывал. Этих девиц тоже захотели взять с собой, но тоже потеряли их где-то в подъезде. Потом выбирали в Интернете девушек по вызову. Потом звонили, торговались и ржали. Пока не
вырубились. Короче, веселье получилось мрачное. Захе снилось, что его бьют. Открыв глаза, он увидел кота Фунта, который бил ему лапой по носу. Заха вспомнил, как они вчера рекламировали коту фисташки и пытались устроить дегустацию. Было очевидно, что кот все запомнил и теперь мстит. Взгляд Захи наткнулся на электронные часы. Было пол первого дня. До поезда Слона оставалось 2 часа, а ехать до вокзала не меньше часа, если на метро. Слон лежал на полу в позе победителя и сосредоточено храпел. Заха собрал волю в кулак и пошел искать коктейли или хотя бы пиво. На кухне он обнаружил одну из вчерашних девиц. Она спала в кресле. Получается она вчера не до конца потерялась. Было два коктейля. Заха растолкал девицу. Девица встала, что-то промычала и, не приходя в сознание вышла из квартиры, на прощание хлопнув дверью. Заха разбудил Слона. Они выпили по коктейлю и, быстро собрав вещи, поехали на вокзал…
        Наконец вернулась Лиза. Она пришла босиком. На ней был только ее халат. Волосы были собраны и завязаны полотенцем. Лиза села рядом с Захой на диван и закинула ногу на ногу.
        - Теперь мне хорошо, - сказала она. Заха, взглянув на девушку, изменился в лице и тут же отодвинулся.
        - Может быть, продолжим ужин? - сказал он и, покачиваясь, встал с дивана. Лиза присоединилась. Она с демонстративным удовольствием съела пирожное, забросила следом пару шоколадных конфет и залила чаем.
        - Что-то не так? - спросила Лиза, заметив, что Заха упрямо смотрит в сторону.
        - Да, - сказал Заха, - мы же договорились, что ты не будешь меня соблазнять.
        - Не сходите с ума. Вы же мне как отец.
        - Какой я тебе отец. Если мой одноклассник родил тебя в 18 лет это не значит, что это смертельная разница в возрасте. Тем более ты артистка. Мечтаешь должно быть о каком-нибудь великом пердуне за 90. Будешь чирикать в телевизоре про любовь с детства к его роли Дурика в фильме про Шарика, а вечерами вставлять свечки и разогревать виагрой. А мне всего 36. У меня от твоего вида происходит душевное волнение.
        Лиза засмеялась.
        - Если вас смущает мой халат я могу одеть панталоны и наклеить усы.
        - Я не доверяю ни тебе, ни твоим панталонам. Я знаю куда более надежный способ. Сейчас я выпью еще грамм 200 виски и уйду в глубокий сон. А завтра навещу своих антидепрессивных девушек.
        - Может, приведете их сюда? Что каждый раз бегать?
        - Нет, - поморщился дядя, - не хочу позориться.
        - Они настолько мрачные?
        - Нет. Я выбирал покрасивше.
        - Странные у вас девушки? Что за подарки вы им дарите, что они вас такого терпят?
        - Я дарю им деньги. Точнее оплачиваю по тарифу.
        - Они проститутки что ли? - Лиза громко засмеялась. - Прикольные подружки. И мне после этого «фу», за то, что я хочу быть артисткой.
        Заха не стал дискутировать и налил себе в рюмку виски. Лиза налила себе еще чаю. Они чокнулись. Заха выпил, закусил и улыбнулся.
        - Вроде отлегло, - сказал он. Лиза засмеялась.
        - Давайте я прочитаю вам свой номер, - предложила Лиза. - Это вас еще больше успокоит.
        - Что за номер?
        - Басню, которую я выучила для прослушивания.
        - Давай. Самое время.
        Лиза выключила телевизор, размотала с головы полотенце и тряхнула волосами.
        - Басня. Крылов Иван Андреевич. «Стрекоза и Муравей».
        Лиза стала читать известную, даже Захе, басню передразнивая голосом то ли Бабушку-Сказительницу, то ли Бабу Ягу. В конце каждой строчки она принимала новую позу, размахивая при этом руками. Заха, не ожидавший от нее такого артистизма, смотрел с интересом. Когда началась прямая речь Стрекозы, Лиза стала говорить с гейским акцентом и делать гламурные жесты. Муравья же она изобразила голосом Путина, причем очень похоже. «Так пойди же попляши», - сказал Путин и исчез. Перед Захой снова стояла Лиза. Заха похлопал в ладоши. Ему очень понравилось. Лиза поклонилась и довольная вернулась за стол.
        - Слушай, может тебе и не нужна моя помощь? Так поступишь? - спросил Заха.
        - Так я не поступлю. Там под дверью батальоны таких же креативных стоят. К тому же на экзамене я все забуду и где-нибудь накосячу.
        - Все равно задачу надо утяжелить, а то сведения будут недостоверными. Чего еще ты хочешь из несбыточного?
        - Ничего. Я все могу заработать вот этими ручищами, - растопырив руки, прорычала Лиза.
        - Я знаю, о чем ты мечтаешь?
        - Да? Я тоже хочу знать.
        - Ты мечтаешь о прекрасном принце на белом коне.
        - Глупости, - засмеялась Лиза, - что за инфантилизм?
        - Извиняюсь. Перепутал век. Конечно же, принц на белом ягуаре.
        - И что я с ним буду делать?
        - Любить и баловать. Принцы на белых ягуарах обожают, когда их любят и балуют. Напомни мне про него завтра, если я забуду. А мне пора на покой. Пойду, постелю себе на кухне и сосчитаю шаги.
        Заха пошел на кухню. Лиза пошла следом. Кот Фунт, который спал на кресле, проснулся и пошел с ними.
        - Давайте лучше я себе постелю на кухне. А вы ложитесь, там, где упадете, - предложила Лиза.
        - Ты - гостья. А гостьи не спят на кухне. Ты бы затащила своего гостя на кухню?
        - Конечно. Они брыкаются, а я их тащу-тащу.
        - Лиза, - остановился в коридоре Заха, - иди в комнату, пожалуйста, - сказал он решительно.
        Лиза вздохнула, вернулась в комнату, села на диван и уткнулась в ТВ. Котик остался с хозяином. На кухне загремело. Это стелился Заха. Девушка уже не ждала его, как он вернулся. Заха посмотрел на Лизу и сел за стол. Лиза тут же села напротив.
        - Хочу пожелать себе спокойной ночи, - сказал Заха, наливая в бокал для вина, виски. - На столике, - Заха показал на низкий журнальный столик заваленный бумагами, - синяя тетрадь. Это рассказ о том, как я поднялся на вершину и пополз выше. Обязательно прочитай. Мне тебя завтра в космос запускать и хочется, что бы тебе было что рассказать соседям по орбите.
        - Прочитаю, - сказала Лиза, посмотрев на журнальный столик. Сверху действительно лежала синяя тетрадь.
        - Выпьешь со мной?
        - Конечно, только немножко.
        Заха ужу налил себе пол бокала виски. Девушка подставила свою рюмку. Заха налил.
        - До завтра, - сказал хозяин, - спасибо, что пришла. Давно меня так не укачивало. Если захочешь добраться до холодильника, топчи меня без жалости в любое время. Короче, я пошел. Адьюс ан амига.
        Заха поднял свой бокал.
        - Дядя Заха, - сказала Лиза, останавливая его, - давайте за вас выпьем. Я даже не знала, что такие как вы бывают.
        - Дилетантка. Таких как я не бывает.
        Заха выдохнул и стал глотать алкоголь. Он выпил до дна, запил колой, рыгнул, поморщился и встал.
        - Спокойной ночи, дорогой, - сказал он сам себе и потопал на кухню. Лиза через пару минут пошла посмотреть, что там делает гостеприимный хозяин. Заха лежал на раскладушке. Подушка упала на пол. Простыня валялась в ногах. Рубашку он снял, а в шортах запутался. Раздавался звонкий храп. Лиза подняла подушку, положила под голову, стянула шорты и накрыла простыней. Она действовала умело. Натренировалась на папаше.
        - Спокойной ночи, дорогой, - сказала она в полголоса, когда дядя был уложен, и выключила на кухне свет. Вернувшись в комнату, она съела еще конфет, выпила сок и взяв разрекламированную Захой синюю тетрадь, села на диван и стала читать.
        Деньги кота Фунта
        C Фунтом меня познакомила Рината. Ей кот достался драматическим образом. Ее соседи попросили за ним приглядеть на время отпуска. Рината согласилась. В Египте, куда соседи отправились отдыхать, экскурсионный автобусе на котором они ехали, упал с обрыва. Соседи погибли, как и остальные 35 пассажиров. При разделе имущества оказалось, что кот никому не нужен. Все родственники были собачкофилами. Ринате пришлось взять котика себе. А так как она по родственному тарифу снимала комнату у тетки, наследникам погибших соседей пришлось к коту добавить микроволновку и неподъемную кресло-кровать. Кот был породистым и симпатичным: фигура стройная, шерсть серая с переливами.
        Рината была моей девушкой. Мы почти полгода встречались, прежде чем решили жить вместе в «однушке», которую я снимал в Южном Бутово. Я первый раз за все это время посетил ее нору и встретил там очень милого доброжелательного котика. Переезд был ультра-лайт. Вещей у Ринатки была сумка на колесиках и коробка с котом. Мы заказали такси и совершили мягкую посадку у меня дома. Фунт в новом месте вел себя очень беспокойно, поэтому пришлось сразу его накормить. Для налаживания дружеских отношений кормили его с моих рук. Поев, кот расслабился. Когда Рината закрылась в ванной, он снова стал нервничать. Пришлось отрезать ему еще колбасы. Кот завилял хвостом, как песик. Контакт был найден.
        На следующее утро начались трудовые будни. Рина встала в 7 утра, позавтракала, помыла голову, отретушировала фасад и ушла. Я смотрел на эти сборы одним глазом и проспал ее уход. К тому времени я полностью перешел на удаленную, никем не нормированную, работу. Когда я проснулся на меня смотрел Фунт. Он по египетски сидел на кровати и не сводил с меня глаз. Я его накормил. Потом стал завтракать сам. Кот крутился внизу, потом запрыгнул на стол и стал есть вместе со мной. Я давал ему все подряд и он ел все подряд. Прямо идеальные отношения. Потом были трудовые будни - звонки, разговоры, поход в магазин. За котом я не наблюдал специально. Несколько раз он подходил ко мне и принимался орать. Для себя его ор я переводил, как «дай пожрать, мил человек». У меня была важная срочная работа и поэтому я сразу давал ему то кошачьи корма, то сыр, то колбасу. Лишь бы отстал. Фунт мгновенно все съедал, и это его на время успокаивало, что мне и требовалось. Пару раз я созванивался с Ринатой, которая потела в офисе. Правда, я больше ее потел, потому что у нее в офисе был кондиционер, а у меня, на ладан дышащий,
вентилятор. Фунт очень энергично реагировал на звонки хозяйки - прыгал на стол и мяучал, словно понимая, с кем я разговариваю. На другие звонки, он не реагировал.
        С моим заказом все более-менее обошлось. Я сумел надавить на заказчика, включив профессиональный язык, в котором он тут же захлебнулся. Он пообещал перечислить на карту оставшиеся деньги. Работа, конечно, была сделана не идеально, но поиск пределов совершенства не входит в мой прейскурант. Абсолютно довольный я с чистой совестью закончил свой рабочий день к 16 -00, включил телевизор, нашел в net-е несколько кулинарных рецептов и стал готовить ужин. Готовлю я так себе, но на что-нибудь лирическое и красиво разложенное могу сподобиться. Фунт крутился под ногами и постоянно что-то ел.
        И тут загремели фанфары, грянул оркестр и салют расфигачил звездное небо! Кот не отреагировал на, брошенный ему, кусок «Докторской», округлил глаза, спрыгнул со стола и, подбежав к входной двери, застыл перед ней. Я с любопытством проследил за ним. Я решил, что он почувствовал приход Рины. Я слышал уже истории про то, что кошки знают, когда придет их хозяин. Но одно дело слышать разговоры, что зеленые гуманоиды снимают «двушку» на девятом этаже, другое дело столкнутся с ними в лифте. Мой ужин к тому времени был уже готов. Я сел в комнате одним глазом смотря в телевизор, другим следя за котом. Фунт сидел перед дверью и ждал. Ровно через 17 минут (я засек время) зашуршал замок. Это пришла Рината с работы. Я, отметив в блокноте «17мин.» пошел целоваться и презентовать сляпанный ужин. Во время ужина я не забыл спросить, как она добиралась и где она была 17 минут до прихода. Как и должно было быть, она ехала в это время в автобусе и находилась на очень большом расстоянии от дома.
        - Ты так ревнуешь что ли? - спросила она, когда целенаправленность моих вопросов стала ее озадачивать.
        Я рассказал ей про Фунта и про 17 минут.
        - Нашел чудеса, - засмеялась она. - Все кошки знают, когда придет их хозяйка.
        - Как он мог тебя почувствовать, если ты была за 15 километров отсюда.
        - Кошки знают просто так, - ответила Рина, совсем не впечатлившись этим чудом. - Блин, такой ужин у тебя получился соблазнительный.
        Рина прибрала на кухне и мы закрылись в единственной комнате, выставив за дверь сопротивляющегося кота.
        На следующее утро я проснулся еще позднее. Главная работа была сдана. Осталось дождаться перевода денег и перевести свою жизнь в расслабушный летний режим. Фунт опять сидел рядом. Его вчерашние 17 минут ожидания не выходили у меня из головы. Я даже во сне про них думал. Этот факт обязательно надо было исследовать. Я позавтракал, ответил на два письма по работе, внес правки в один долгоиграющий проект и стал искать в Интернете информацию о сверхъестественных способностях кошек. Информации было много. Была она разной и, в общем, сводилась к сверхчувствительности - к волшебным ушкам, глазкам, ножкам и симпатичному третьему глазу. Это все было не то. Меня интересовало другое. «Если кошка может предсказать приход хозяйки, то она видит будущее, а на этом можно и нужно зарабатывать деньги», - крутилось у меня в голове. Я уже почти 2 года постоянно делал ставки на спорт, в основном на футбол и тема ближайшего будущего меня очень волновала. Первый и главный вопрос, который надо было экспериментально решить - действительно ли видит кошка будущее или просто с помощью своей сверхчувствительности чувствует
приближение нужного объекта. Если второе, то можно забить и забыть, но если первое, если кошка каким-то образом видит будущее, то это же Клондайк, который останется только обналичить. Клондайк в это время дремал на диване сложив голову на лапы. Конечно, логичней было бы предположить, что кот увидел, приближающуюся хозяйку своим 3-им глазом, но не за 15 же километров в железной, плохо пахнущей, коробке, набитой другими людьми. Я посмотрел небольшой, красиво снятый, фильм про кошек, но там тоже все сводилось к сверхчувствительности. Потом я сходил в магазин, вернулся к ноутбуку, продолжил поиск и тут же наткнулся на истории про английских кошек во время Второй Мировой войны. Тема такая - кошки предсказывали начало фашистских бомбардировок раньше, чем начинали гудеть сирены. Они первыми просились в бомбоубежища. Хозяева бежали вместе с кошками, чем часто спасали свои жизни. Кошки пользовались большим уважением. Их даже орденами награждали. Но мне больше всего понравилась история про кота Питера, который постоянно оставался в доме во время бомбежек и пожирал за это время оставленные хозяевами продукты.
Вроде бы обычный кот-проглот, но однажды он как все нормальные коты тоже стал паниковать и рванул в бомбоубежище. Через час в этот дом попала бомба. Конечно, правдивость истории не 100-процентная, но 100-процентно правдивых историй не бывает. «Одно дело почувствовать, что где-то летят нехорошие самолеты, а совсем другое знать попадет бомба или нет». Это был то, что я искал. Я в возбуждении стал ходить по комнате. Фунт проснулся и лениво наблюдал за мной. Похоже, был еще сытый.
        - Бомбардировка - это та же лотерея, - говорил я ему, размахивая руками, - И если кот знает, в какой дом попадет бомба, то куда проще предположить, что он видит, что дом будет разрушен, чем то, что он рассчитывает траекторию полета снаряда и вероятность его попадания. Да даже просто угадывать бомбардировку логичней видением будущего, чем сверхчувствительностью. Можно почувствовать, что что-то летит, почувствовать запах бомбы за 1000 километров, но нужно обладать очень странной логикой, что бы понять, что бомбить будут именно их квартал.
        Фунт тем временем спрыгнул с дивана и стал путаться у меня под ногами. Он увидел в своем ближайшем будущем большой ломоть колбасы. Предвиденье его не обмануло. Колбасу была именно там.
        Когда пришло время возвращения Ринаты, я стал следить за Фунтом. Время приближалось. Фунт дремал на кресле. Это было некстати, но кот проснулся, поднялся, долго зевал, а потом рванул к двери. Я тут же включил секундомер и стал ждать. На этот раз получилось 19 минут. Я расцеловал пришедшую Рину и вывалил на ее, утомленное сидением в офисе, сознание, весь накопленный за день креатив. Она пыталась сопротивляться, но было бесполезно.
        - Я уже все придумал, - говорил я, пока моя девушка сидела в туалете. - Мы проведем опыты. И если Фунт действительно видит будущее, то деньги станут домогаться нас, также как я тебя.
        - Два раза в неделю что ли?
        - Два раза в неделю ты снисходишь, а я домогаюсь всегда. Если все получится мы втроем переедем на Карибы и будем себе яйца чесать.
        - Ты будешь чесать в одиночестве. Я не имею привычки, а Фунт кастрирован.
        Узнав, что Фунт кастрирован, я из мужской солидарности расстроился. Разные мысли промелькнули, но я решительно соскользнул с этой темы.
        - Нам нужно только два теста, - продолжил я тараторить разливая вино, - если они дадут положительный результат, то Санта Клаусу мы будем сниться в кошмарах. Первый тест будет завтра. Ты приедешь домой, дойдешь до подъезда, посидишь на лавочке и пойдешь в магазин.
        - В какой? - устав от моей болтовни, спросила Рина.
        - Сходи в «Виву». Ты же хотела себе кофточку присмотреть. Я дам тебе денег. Ты что-нибудь присмотришь и купишь.
        - Это будет стоить 8 тысяч.
        - Кофточка за 8 тысяч? - удивился я.
        - Столько стоит исполнение твоего желания.
        - Хорошо, - неуверенно сказал я. Как-то быстро наша совместная жизнь стала семейной. - Только будь, посерьезней. Это эксперимент. Запиши точное время, когда ты выйдешь на остановке, когда дойдешь до подъезда, когда будешь расплачиваться за кофточку. Не забудешь?
        Эксперимент удался. 8тысяч себя окупили. Когда Рината была совсем рядом, у подъезда, Фунт даже не дернулся. Он хозяйку не ждал. Зато через час, когда Рина выходила из магазина, он рванул к двери. Через 15 минут моя девушка, открыла дверь. Я был счастлив. Кофточку Рина не купила. Купила платье. Очень даже ничего. Короче, вся семья была довольна.
        - Допустим Фунт видит какое-то будущее, - завела Рина разговор за ужином. - Как ты собираешься на этом заработать?
        - Мы будем делать ставки. Есть такие конторы, которые называют букмекерскими. Фунт будет говорить нам, кто выиграет, а мы будем умножать свои деньги до бесконечности.
        - Ставки на что?
        - На все что угодно.
        - И как это будет выглядеть?
        - Я еще не знаю.
        - Симпатичная картинка, - Рина схватила кота, который примостился на соседней табуретке, и поднесла к лицу. - А ну говори, собака, Торпедо выиграет или Барселона?
        Ринатка задела за больное место. Я весь день маялся вопросом, как вытащить из кота информацию, которую можно было бы обналичить. Мне хотелось, что бы он предсказывал футбол и что бы за пару минут до начала игры мурлыкал мне на ухо счет, с которым игра закончится. Я даже перед обедом нашел футбол по телевизору. Какое-то старье. Я усадил рядом Фунта и пытался заставить его смотреть. Сборная Бразилии была в желтом. Я сначала говорил коту: «Желтые - хорошие». Фунт вместо того, что бы заорать: «Оле-оле-оле», стал лизать свой зад. Я вспомнил про желтую футболку и она тут же оказалась на мне. Я стал бегать перед экраном и пинать воображаемый мяч. Если вы когда-нибудь пинали воображаемый мяч, то знаете, что им тоже непросто попасть в рамку. В конце концов, я обвел полкоманды и перекинул вратаря, забив гол тысячелетия, но Фунт к тому времени уже уснул. Футбол коту был не интересен. Даже со мной в главной роли. Я стал смотреть, какие еще интересные ставки бывают. Большого разнообразия не было. Заинтересовали лошадиные скачки. Вроде, время короткое, что очень удобно. К тому же я где-то натолкнулся на
информацию, что кошки и лошади какие-то родственники, конечно, с Чарльзом Дарвином в свахах.
        - Давай еще один опыт и приступим к умножению капиталов.
        - У тебя есть капиталы?
        - Будут, если ты отнесешься с уважением к будущему. Опыт такой - завтра мы не созваниваемся, а ты приходишь в другое время. Или отпросишься или задержишься. Смысл в том, что я не буду знать, когда ты придешь. Понятно?
        - А если я совсем не приду?
        - Не говори ерунду. Что тебе стоит?
        - 8 тысяч.
        - Блин, что за тарифы у тебя? - возмутился я. - У меня нет столько. Давай 4-е.
        - Хорошо.
        - Только сейчас 2, а 2 в долг.
        - Да я пошутила, голупец. Скажи лучше, как ты думаешь связать мой приход и предсказание счета? Мне кажется Фунт к азартным и прочим играм абсолютно равнодушен.
        - Еще как равнодушен. Не знаю я пока. С утра голову ломаю. Нужно схему придумать, но пока не получается. Хоть самому котом становись.
        - Может, тогда повременим с тестом? Пока ты котом не стал. А то не хочется завтра заморачиваться с отпрашиванием, не говоря уж про сверхурочную работу.
        - Ну, Риночка. Ну, пожалуйста. Главное, видит Фунт будущее или нет. А придумать, как это знание обналичить не составит труда. Спорим, у меня завтра же будет четкая и красивая схема. Такая простая, что даже ты поймешь.
        - Спорим.
        - На 4 тысячи.
        - Запросто. Тогда не жди меня завтра. Только сам шерстью не покройся, а то я твое мурлыканье уже сейчас не очень понимаю.
        Несмотря на свой оптимизм, я не был уверен, что у меня получится построить схему. С одной стороны, если Фунт видит будущее, то он вполне может увидеть любое будущее и если захочет, может стать потрошителем букмекерских контор. С другой стороны, что бы объяснить, зачем считать мячи, попавшие в сетку от ног молодых дяденек, нужно промурлыкать ему курс всемирной истории человечества, и скорей всего услышать в ответ: «ну вы и придурки». Однако утром в полудреме, нужная схема сама пришла. Все оказалось элементарно. У нас в распоряжении предсказывание прихода хозяйки. Просто привязываем приход хозяйки к определенному заранее событию - событие происходит, хозяйка идет домой, а за те 15 минут разницы между тем, что есть и тем, что будет, мы делаем победоносную ставку. На практике это выглядело бы так. Рина уходит из дома и на каком-то расстоянии следит за нужным нам событием. Мы с ней за ранее договариваемся, что в случае определенного исхода, она идет домой. А Фунт на ее приход реагирует за 10 -15 минут до наступления этого события. Я вижу, как Фунт несется к двери и это значит, что Рина придет через 10
-15 минут, что в свою очередь значит, что наши забили гол и я тут же делаю ставку, что наши забьют гол первыми и выигрываю весь мир. Как все просто. Я пустился в пляс. Котик, дремавший рядом со мной, недовольно наблюдал за мной сидя на подушке. Ему мой танец не очень понравился. Я позавтракал и вышел на улицу. Ответ был найден. Live-ставки, то есть ставки, которые делаются во время игры.
        - Проще не придумаешь, - бормотал я под нос. - Live-ставки делают на то, кто забьет первый гол. А забивают или красные или черные. Элементарно, как таблица Менделеева.
        И в этот момент я подошел к бару «Очко Спортивное». Я часто проходил мимо него, но не разу не заходил внутрь. Название пугало. Я подошел к двери. На двери был приклеен листок А3, где афишировалась прямая трансляция английской премьер-лиги Манчестер Юнайтед-Ньюкасл. Листок на другой двери рекламировал бесплатный Wi-Fi. Все сходилось само собой.
        - В эти выходные первыми забьет или Манчестер или Ньюкасл. Рина сидит в баре. Мы заранее договариваемся, что если Манчестер забивает гол первым, то она встает и идет домой. Тут идти 10 минут, поэтому если Фунт бежит к двери и начинает ждать Рину, то, следовательно, Манчестер через 10 минут забьет. А я меня уже все подключено и я тут же ставлю на Манчестер и я - чемпион, блин, я заслуженный мастер-фломастер, я, тот самый чувак, который отдыхает только тогда, когда все остальное достало.
        На энтузиазме я зашел в бар. Внутри он был просторней, чем казался снаружи. Посетителей не было вообще. Да и персонала тоже. Я хотел уйти, но появилась официантка и я, что бы как-то оправдать свое появление, попросил пива. Мы чуть поболтали с сурово накрашенной девицей. Что-то захотелось общения. Девица оказалась очень смешливой и я почувствовал себя Задорновым. Потом я расплатился и пошел домой. Все было решено - через два дня в субботу вечером, мы сделаем это.
        Тем временем дома меня ждал неприятный сюрприз. Ринатка уже пришла и была крайне недовольна.
        - Я отпросилась с работы, все бросила и никого нет дома?
        - А что Фунт? - растерянно спросил я.
        - Откуда я знаю? Был под дверью, как обычно. Только кто теперь узнает, что он там делал.
        - Почему ты так рано?
        - Ты же сказал, что я должна прийти неожиданно. Ну, я подготовила большую неожиданность, отпросилась с обеда. Больше добрых дел от меня не жди.
        Я был расстроен, но не сильно. Я уже был уверен, что наше дело правое и деньги будут наши. Что бы успокоить Рину я рассказал ей про свою прекрасную схему. Рина не разделила мой энтузиазм. Сказала, что «бред». Потом, что бы хоть чем-то заняться мы пошли в кино. Потом перекусили в кафе. Короче, день провели с пользой. Вечером, когда мир был окончательно достигнут, я еще раз, самым что ни на есть доступным языком повторил свою идею. Я думал, что Рина успокоилась и наконец, сможет оценить наши перспективы, но опять услышал про «бред», но с куда более ласковой интонацией.
        - Мне правда не интересно, - добавила она, - и, ты как хочешь, но это ерунда. Если бы все было так просто, то не было бы ни ставок, ни лошадей, ни футбола. А все это живет и радуется, следовательно, у тебя ничего не выйдет, сколько бы ты не упражнялся в софистике.
        - А ты не допускаешь, что я первый, кто додумался до этого?
        - Не допускаю.
        Я не стал обижаться, хотя и можно было бы. Я просто попросил в эту субботу помочь мне.
        - Я помогу. Только у меня одна просьба. Не делай больших ставок. А то проиграешь все на свете.
        - Не переживай. Я уже два года играю и не свихнулся. Если ничего не получится, значит, забудем об этом. Мы спорили с тобой на 4 тысячи, что я придумаю схему и будем считать, что я эти деньги выиграл. Эти 4 тысячи я в субботу и поставлю. И дальше буду ставить только выигранные деньги. Договорились?
        Рина кивнула.
        Настала суббота. Я дал Ринате подробные рекомендации, как поступать.
        - Придешь в бар. Убедись, что по телевизору играют «Манчестер Юнайтед» и «Ньюкасл». Узнай кто в какой форме. Если забивает «Манчестер» ты сразу же встаешь и идешь домой. Никуда не сворачиваешь, никому не звонишь. Просто прямолинейно идешь домой. Если забивает «Ньюкасл», то я это дома увижу, потому что тоже буду смотреть игру. Получится, что наша ставка сорвалась, мы созвонимся, я иду к тебе и мы идем гулять. Все понятно?
        Лизе было все понятно. За пол часа до матча она пошла в бар. Я лег на диване и включил ноутбук. Зашел на букмекерский сайт. Авторизовался. Коэффициент на то что «Манчестер» забьет первым был всего 1,2. Правильней было бы выбрать более непредсказуемый матч, но уж какой был. Ставить на «Ньюкасл» совсем не хотелось. Фунт лежал на ковре и умывался. Игра началась. Я смотрел то в экран, то на Фунта, то на коэффициент. Минут через 10 случилось то, о чем я мечтал. Фунт поднялся, округлил глаза и побежал к входной двери. Так он делал только когда встречал Ринату. Я тут же написал в заранее открытом окошке 4000 и сделал ставку. Ставку подтвердили. Не прошло и 3-х минут, как Нани завершил красивую комбинацию и открыл счет. «Манчестер» забил первым. Давно я так не радовался забитому голу. Пока я прыгал пришла Рината.
        - У нас получилось, - кричал я, сжав ее в объятьях. Рина нехотя, но тоже обрадовалась. Потом, явно желая хоть как-то испортить мне праздник, сказала, что в баре какой-то специалист сказал ей, что Манчестер по любому забьет первый.
        - Надеюсь, ты про кота некому не говорила?
        - Не переживай, милый. Я молчала, как дура. А сколько мы выиграли?
        - 800 рублей.
        - Офигеть. Я в баре наела на 500. Такими темпами мы скоро сможем каждый день пиво пить с фисташками.
        Как не пыталась Рина испортить мне настроение, это было невозможно. Все получилось просто идеально. Схема сработала. Фунт сегодня был великолепней Руни. Я вдруг почувствовал, как моя жизнь из призрака превращается в огромный корабль, который разворачивается, ложится на курс и летит к расчудесным каруселям на полных парусах. Ринатке я про это не сказал, но она догадалась.
        В воскресенье пришлось выбирать матч, который транслировали в баре - «Боруссия» Дортмунд - «Бавария». В жизни не стал бы смотреть немецкий чемпионат, но коэффициент был нормальный. Опять все прошло идеально. Фунт во время рванул, я во время поставил и через 6 минут, после ставки, «Бавария» открыла счет. Коэффициент был 1,75, ставка опять 4000, выигрыш - ровно 3000 рублей. Конечно, нам повезло, что оба раза первой забивала нужная нам команда. С другой стороны, если бы первым забила «Боруссия», мы просто бы перенесли ставку на другой матч. Единственная проблема была в Рине. Она сказала, что я испортил ей выходные.
        - Сижу там, как алкашка. Ты хоть знаешь, что туда по одному не ходят. Все уверены, что я пришла на съемки. Уже подходили уроды. Ставили пиво на столик. Еле послала.
        Я пообещал ей, что придумаю схему попроще, без ее участия. Короче, помирились. А на следующий день я отсыпался, а моя красавица встала в 7 утра и поковыляла на работу.
        Со схемой попроще возникли сложности. Единственный вариант, который получил развитие это вариант с магазином электроники. Там постоянно крутили футбол и Рина могла под видом покупателя зависнуть там. Но недостатков у этого варианта было слишком много. Я даже не стал его предлагать. Про ставки в течение недели тоже старался ей не напоминать. Готовил ей ужины, развлекал как мог. Конечно то, что я сижу дома ее бесило, «но я же зарабатываю при этом» - оправдывал себя я. Правда, работы не было. Лето все-таки. Конечно, теоретически я мог бы и зарабатывать, но вместо этого ходил на пруд, купался, загорал. Мой загар был оскорбителен, но по-другому не получалось. А в целом жилось вдвоем нам очень хорошо. Мы не могли дождаться вечера, когда, наконец, могли вместе упасть на диван перед телевизором. Ближе к выходным я сказал Лизе, что со схемой попроще что-то не выходит и попросил помочь и в эти выходные. Она к моему удивлению очень легко согласилась.
        Выходные получились не такими удачными. «Челси», на который я поставил, пропустил первым. Я позвонил Рине и попросил, что бы подождала меня. Я пришел в бар и мы зависли там. Действительно, место было стремным. Пьяные морды, громкие разговоры. Футбол толком никто не смотрел. Но выпив по кружке мы как-то стали вписываться в интерьер, а после двух - почувствовали себя, как дома. «Челси» все-таки выиграл.
        На следующий день я поставил на «Интер». В этот раз нам повезло. Коэффициент был 1,83, я поставил 7, выигрыш составил - 5810 рублей. Это уже походило на деньги. В среду была Лига Чемпионов и я предложил Лизе, что бы ускорить процесс делать ставки среди недели. Рина согласилась. Похоже, ей тоже становилось интересно. Еще бы. Кому не будет интересно ковать деньжищи из воздуха.
        Была среда. Рина работала. Я сидел дома и смотрел телевизор. За окном шел дождь. Фунт лежал рядом. Он успел привязаться ко мне. Я к нему тоже. По телевизору показывали передачу про семейную пару, которая покупала дом на Барбадосе. Надо было выбрать из трех вариантов. Я следил с интересом, тоже приценивался и приглядывался. Всего-то 500 тысяч «баксов». Параллельно в голове крутился вопрос о том, как грамотно ставить дальше. Можно было доложить еще тысяч 10, что бы ускорить процесс, но 10 тысяч ускоряли совсем чуть-чуть. Все было как-то несерьезно. Меня одолевало желание взять кредит тысяч 150 и все их поставить. Это было бы реальным ускорением. Правда, Рине такая идея 100 процентов бы не понравилась. Вчера я стал ей показывать сайт с яхтами. Сказал, что бы выбирала подарок на день рождения, которые через пол года. На что она ответила, что я все равно проиграюсь и что так деньги не делаются. Я был не согласен, но промолчал.
        - Еще 3 выигрыша и возьму кредит, - решил я и выбрал дом под номером 3 с тремя спальнями, тремя ваннами, бассейном и площадкой для барбекю. Семейная пара выбрала второй вариант. Они предпочли красивый вид из окна и большую лужайку для своих психопатных собак.
        И в это момент случилось страшное. Ключ повернулся в замке, открылась дверь и вошла Рина. Она светилось от радости.
        - Тук-тук. Не ждали?
        У меня глаза округлились. Я смотрел на нее, как на привидение.
        - Что-то не так? - спросила она, - У нас свет вырубился и всех отпустили по домам.
        Я молча показал на Фунта, который только после этого нехотя встал, спрыгнул с кровати и побежал на встречу хозяйке. Это была катастрофа!!!
        Конечно, катастрофа не была глобальной. Просто временная проблема. Объяснялось все просто - Фунт привык ко мне и перестал ждать хозяйку. Виноват был я и колбасный отдел нашего магазина, в котором постоянно проходили акции. Рината, смотря на мою тоску, ржала во весь голос. Я на нее не сердился. Думаю, я выглядел забавно. Мы пошли на пруд, хорошо отдохнули, когда вернулись Фунт орал у двери, но никто за ним не следил. Вечером был футбол. Мы сидели на диване. Я пялился в телевизор первый раз в жизни усомнившись в разумности пинания мячика по полю. Рина лазила в Интернете. Фунт носился по комнате, гоняя невидимых чертей. Мне было грустно. Вспомнилась история про Германа из «Пиковой дамы».
        - Чувак за 3 гарантированных ставки выиграл состояние, тут же проиграл, свихнулся, всех поубивал и застрелился, а я за 3 гарантированных ставки даже на телефон нормальный не заработал. Как-то мельчает жизня.
        Сначала я думал, что возобновить эксплуатацию сверхспособностей кота получится быстро, но все оказалось сложней. Я придумывал схемы, а Фунт их игнорировал. Вскоре эта задача, отошла глубоко на периферию. Рината меня бросила. Это был удар не только по яйцам. Понятно, что мы не совсем подходили друг к другу. Она - девушка практичная, а я, в лучшем случае, раздолбай. Но нам же было весело вдвоем. Ее внезапное бегство ввело меня в ступор. Если совсем честно, я ее очень любил, хотел сделать предложение, хотел детей, корни пустить. А она свалила. Оказалось, что какая-то любовь всей ее жизни вспомнила про нее и теперь она пойдет с ним хоть на край света. Конечно, почему бы не сходить на край света, если он в Англии? Если бы вместо Англии была Караганда, мне было бы совсем тоскливо. Но все равно удар по самолюбию был ничем по сравнению с тоской по ней. Я не находил себе места, просто стал падать. Спать не мог, ругался с прохожими, ну и бухал, конечно. Потом Рина заехала за вещами и улетела на туманный Альбион. У Фунта не было ни загранпаспорта, ни вида на жительство, поэтому он остался со мной. Я
продолжал погружается в уныние и довольно-таки быстро достиг его дна. Фунт был рядом и отгонял от меня особо суровых демонов. Это было серьезной работой. На дне уныния ничего не происходило. Хотелось упасть еще глубже, но не получалось. Тогда я первый раз в жизни посетил девушку по вызову. Думал, будет отвратно, а получилось забавно. Правда, стоило дорого и, как терапию я не мог тогда использовать.
        А потом я все-таки я нашел себе доступное лекарство. Мне помогли окружающие люди. Я специально стал посещать многолюдные места, ездил в час-пик метро, бродил на вокзалах у пригородных электричек. Меня толкали, наступали на ноги, материли. Я матерился в ответ. Сначала я думал, что наша взаимная ненависть поможет мне нырнуть в уныние еще глубже, но вместо этого я почувствовал облегчение. В меня словно влили целебную микстуру. Я придумал ей название - «умиротворенное отвращение». Я вдруг перестал истерить. Я смотрел на озабоченных всем кроме секса лысеющих деловых мужиков с жесткими портфелями, на злобных пенсионерок с калькулятором вместо мозга, сердца и печени, на путешественников с вокзала на вокзал с огромными чемоданами и решительностью камикадзе. Я улыбался. Мое отвращение к ним умиротворилось. Мои отдавленные ноги, помятые бока и опустошенные нервы успокаивали душу, как неведомый наркотик. Моя тоска по любимой девушке наконец-то стала просветляться. Я вставал по раньше и забирался на крышу, что бы посмотреть на восход солнца, часами сидел на детской площадке, смотря на разнокалиберных
карапузов, бухал со сложными ребятами в парке.
        Правда, вскоре мои экзистенциальные почесывания пришлось прекратить. Причина была суровой и голосила, как моцартовский Командор. У меня кончились деньги. Отсутствие денег привело к отсутствие бухла, отсутствие бухла мгновенно привело к желанию заработать деньги. А так со всеми моими клиентами произошло взаимопосылание на фиг, а желание искать новых, мирится со старыми и вообще работать отсутствовало, то я не мог вспомнить про Фунтика. Мы с ним уже были настоящими друзьями. Найти новую схему оказалось не сложно. Она была на поверхности. Слежение за входной дверью с помощью вэб-камеры. Я отнес в ломбард обручальные кольца, которые я к счастью успел купить для нас с Ринатой, продал старый велосипед и на вырученные деньги купил вэб-камеру, ящик водки со скидкой, еды на неделю. Осталось 3 тысячи на ставки и 150 рублей на поход в «Очко Спортивное». Сначала я провел несколько тестов. Фунт меня не подвел. Он снова стал реагировать на появление хозяина. От 5 до 15 минут будущего были моими. В ту же субботу я поставил 3000 и выиграл 2300. В среду я выиграл еще почти 4000, в четверг еще почти 6. Хорошо, что
футбольный сезон уже начался. Была и Лига чемпионов и Лига Европы и все чемпионаты. За неделю я сделал 5 правильных ставок и заработал с 28600 рублей. Копеечную водку я отнес на балкон, на черный день, и стал потреблять менее разрушительный алкоголь. Ящик до сих пор там стоит, как оберег. Короче, процесс пошел. Потом конечно были свои сложности и даже неудачи, но неудачи были случайны, а выигрыши закономерны. Потом нарисовалась новая проблема. Забрать свои деньги оказалось сложней, чем угадать результат. Когда деньги небольшие никто тебя не замечает. Но когда входишь процентом в их убытки, то тебя просто банят и ничего не отдают. Хорошо, что букмекерских контор много и они не требуют суровой идентификации. Сейчас у меня пара десятков имен, IP-адресов, счетов, банков, и я их с нужной периодичностью обновляю. Короче, я сумел сделать выкачивание денег спокойным и мощным. Первое время я радовался, как ребенок. Потом успокоился. Стал вкладывать капиталы, как получалось. Выкупил квартиру, которую снимал. Очень уж я к ней прикипел. Купил еще 3 квартиры в Москве и стал сдавать их, что бы ни сильно напрягаться
на ставках. Сделал котику визу и мы с ним время от времени путешествуем по миру. Даже в Лондоне были. Ничего так. Потом я увлекся изучением мира, в котором создается будущее. Фунт мне и тут помог. Удивительный котик. Он показал мне мир, о существовании которого, похоже, никто не догадывается. Но это, тема для отдельной литературы.
        Заха долго пытался сопротивляться шуму. Но шум был целенаправленно навязчивым и искал именно его. Мир стал рушиться, и осколки полетели ему в голову. Голова стала неподъемной. Заха разодрал глаза и увидел милую молоденькую девушку, сидевшую рядом с ним на раскладушке.
        - Ура. Герой вышел из окружения, - с улыбкой сказала она.
        Заха поморщился. Девушка протянула ему стакан с розовой жидкостью. Это было очень кстати. Сушняк был адский. Заха приподнялся и сделал несколько глотков. Жидкость была плотно заправлена алкоголем, но томатный сок и другие ингридиенты, которые Заха не смог угадать, делали вкус нежным.
        - Вы меня, конечно не помните. Но вчера вы сами меня пригласили пожить у вас немного и я уже у вас немного живу. За это я обещала по утрам готовить вам целебные завтраки.
        - Лиза, заткнись, пожалуйста, - сказал Заха и допил стакан. Облегчение пришло мгновенно. Голова посветлела. - Очень вежливый напиток. Скоктейль еще.
        Лиза встала, взяла кувшин и налила еще. Коктейля был полный кувшин. Заха выпил.
        - Может, выйдешь? Я чуть оденусь, - попросил Заха, пытаясь укрыть свои волосатые ноги скомканной простынею.
        - Я пожарила омлет с прибабахами. Огурчики порезала. На столике стоит. И я уже пошла. И так ничего не успеваю.
        - Куда?
        - В Москву. Уже пол одиннадцатого. Но вечером я вернусь. Бай-бай, бабай.
        Девушка махнула рукой и пошла.
        - Лиза, подожди, - остановил ее Заха. - Мы же вместе хотели посмотреть достопримечательности.
        - А разве вчера мы не все посмотрели? Я побежала.
        - Ключи хоть возьми, - сказал Заха.
        - Ключи - это мило.
        - В коридоре на столике.
        Лиза вышла в коридор и вернулась с ключами.
        - Эти? - спросила она.
        - Да. Этот от верхнего замка, а этот от нижнего, но нижний не надо трогать. Открывается просто. На один оборот я обычно закрываю, - сказал Заха, одной рукой показывая ключи, другой натягивая на себя простынь, пряча свое заплывшее тело.
        - Спасибо, дядя Заха, вы просто прелесть, - сказала Лиза, взяв ключи и опять собравшись уходить.
        - Лиза, - снова остановил ее Заха. - Подожди. Куда ты летишь? Ты мой телефон запиши и адрес, а то потеряешься.
        - А у меня был ваш телефон. Я вчера проверила, когда вы уже легли. Номер правильный. Не бойтесь, я вас не потеряю. Просто я на улицу хочу. Я уже два часа вокруг вас хожу.
        - Ну, подожди 5 минут. Сядь, пожалуйста.
        Лиза тяжело вздохнув плюхнулась на табуретку.
        - Я сейчас соберусь и тоже пойду, - пробурчал Заха. - Медсестер надо навестить.
        - А-а, - протянула Лиза и хитро улыбнулась.
        - Ничего смешного, - сказал Заха, - я к тому, что могу зависнуть и не ночевать дома. Располагайся, как хочешь. Но возможно я приду, так что контролируй эмоции.
        - Порядок и чистоту гарантирую.
        - Если для меня, то не надо. Там еще коробка с наличкой есть. Пошли покажу, - сказал Заха, и замер. Он не знал, как встать.
        - Не надо, дядя Заха. Я и так сэкономила на ужине, завтраке и постое. Кстати, вы не думайте, я могу вам заплатить за пребывание. Правда, совсем мало.
        - Лиза, - промычал Заха, - пребывание - убывание. У меня голова опять заболела. Налей-ка, плиз.
        Лиза послушно налила.
        - Я не хотела вас обидеть, просто меня в школе учили - взял-плати - сказала девушка.
        - В школе? А ты в 33-й училась?
        - Да.
        - Прикольно. А завуч Лидия Альбертовна жива еще?
        - Нет. В том году сдохла.
        Заха засмеялся. Это выглядело странно, но Лиза его понимала и поэтому засмеялась тоже. На смех пришел кот Фунт. Он спал на подоконнике. Потеревшись об Лизины ножки он запрыгнул на раскладушку и упал на руки Захи. Заха стал его гладить.
        - Я вчера прочитала ваш рассказ. Смешно, - сказала Лиза. - А тот Фунт и этот насколько похожи?
        - Я ничего не придумывал. Одна морда.
        - А вы не боитесь, что прочитав ваш рассказ, народ надрессирует своих котов, букмекеры разорятся и спорт отбросит в средневековье?
        - Конечно, нет. Я же не написал про ключевую деталь этого механизма. А без нее все обломаются.
        - Я так и думала. И что это за деталь? - с хитрой улыбкой спросила Лиза.
        Дядя Заха не отвечая также хитро улыбнулся в ответ.
        - Ну и не говорите, - сказала Лиза. - Мне Фунт расскажет, когда мы с ним наедине останемся. Да, котик?
        Фунт неожиданно кивнул, но, похоже, случайно.
        - А вы получается до сих пор любите ту Клаву? - продолжила допрос Лиза.
        - Какую Клаву?
        - Ну, Ринату из рассказа. Это же вымышленное имя?
        - Имя настоящее, - вздохнул Заха. - Люблю, только в прошедшем времени.
        - А мне кажется, что это дело будущее. Она вернется и нарожает вам богатырей и богатырок.
        - Ерунду говоришь.
        - А что мне остается? У меня мозг прокис от вашего перегара. Я хочу на волю.
        - Сейчас пойдешь. Мне только надо эксперимент свой запустить. Помнишь про поступление в театральный и про «принца на белом ягуаре».
        - Я-то помню. Странно, что вы тоже помните. Я думала вы, как бы это сказать, гоните что ли.
        - Сейчас, - сказал Заха. Наконец он смог замотать себе на груди простынь. Он стал похож то ли на Платона, то ли на Сократа. Заха встал, покачиваясь, подошел к подоконнику, взял с него свое «Золотое дерево» и вернулся к девушке.
        - Лиза, твое появление, осветило светом и поразило разом. Прими этот нескромный подарок в знак признательности, - сказал он без эмоций и поставил «Золотое дерево» Лизе на коленки.
        - Перепохмелились что ли? - не поняла Лиза.
        - Оно тебе не помешает, поверь?
        - Да я верю. Просто сколько оно стоит и с чего бы вдруг. Мне боязно.
        - Не бойся. Это всего лишь вещь. Но эта вещь поможет нам начать наш эксперимент.
        - Насчет принца что ли? - Лиза засмеялась. - Какой вы упертый. Раз это все часть научного исследования, то тогда беру. Надеюсь, мне надо будет его таскать с собой?
        - Нет. Просто скажи, что ты принимаешь подарок.
        - Хорошо. Я принимаю подарок. Кто откажется от такой красоты. Про психов по четным числам не вспоминаем.
        - Отлично, - сказал Заха, - Ничего, если я его поставлю назад?
        Лиза кивнула и Заха поставил дерево на подоконник.
        - Мне можно идти? - умоляющим тоном спросила девушка.
        - Блин, да иди куда хочешь. Загрызла уже.
        Лиза тут же поднялась со стула.
        - Пока, дядя Заха. До вечера. Надеюсь, он будет мудреней утра, - сказала Лиза, не обращая внимания на раздражение дяди.
        - Пока, - сказал Заха, когда захлопнулась входная дверь, - Ну что, Фунтик, будем завтракать? Пахнет вкусно, - добавил Заха, наливая себе еще из кувшина вежливой жидкости.
        Глава 3. Догоню-догоню
        Есть войны, победить в которых можно, только в них не участвуя. Из «Тетради Тетрадей»
        Владимир Владимирович сидел за столом в рабочем кабинете больше похожим на концертный зал и аккуратно чертил грабелькой полоски на песке настольного японского садика. В трех шагах от него стоял командир спецотряда полковник Рустам.
        - Электричка была на платформе с опозданием в 38 минут, - отчитывался он. - Утенок с чувихой умудрились в нее запрыгнуть. Если бы мы знали про это опоздание, то догнали бы паровозик. Но мы не знали. Электричка опоздала по удивительным обстоятельствам. Такие истории пора уже в школах читать отдельным курсом после практических занятий по шмону и разводу. Короче, машинист выскочил на «Очаковской» за сигаретами, купил и поехал дальше. Через пять минут смотрит - кошелька нет. Забыл в ларьке. Он остановил электричку в чистом поле и побежал по насыпи на станцию, а порядочно уже отъехал. Пока туда-сюда, пока тетку с ларька расцеловывал, что кошелек вернула, так почти час и набежал. Крепчают ваши подданые. И главное, большой начальник из РЖД, когда я предложил ему изнасиловать этого кренделя, сказал мне с придыханием: «Не судите строго. Вы разве бы по другому поступили?» Да. Представьте себе, я поступаю по-другому, потому что с некоторых пор не дебил. Пришлось изнасиловать начальника. Насилую и думаю: «Может быть, у нас столько геев расплодилось из-за национальных особенностей менеджмента?».
        Босс передвинул камушки и вопросительно посмотрел на Рустама.
        - Знаю, команданте, лажанулись. Упустили водоплавающего. Бывает, что и «Барселона» «Рубину» проигрывает. Мы все детально восстановили, посекундно. Как они добрались до тоннеля, как бежали по лесу, как туфлю потеряли, когда запрыгивали в электричку. Наш Гаврик - собака - сразу взял след, вылетел на платформу и стал лаять в след поезду-призраку.
        Мне друг рассказывал похожую историю. На одном вокзале на пол часа прекратили объявлять отправление поездов. Человек 50 из-за этого не успели уехать. И все потому, что дикторша в это время пыталась вытащить зубочисткой мясо из зубов. «А ты разве поступил по-другому?» Ёп, завтра пол страны рванет оттого, что кто-то не добежит до туалета. Естественные потребности в умелых задницах приобретают масштаб стихийного бедствия. Ладно, команданте, не отвлекаюсь, - сказал полковник снова наткнувшись на предельно унылый взгляд Босса. - Машинист вспомнил, как наши персонажи запрыгивали в электричку. Где они вышли он не видел. Контроллеры их тоже не видели. Следовательно, они сошли почти сразу. Мы пять станций от Толстопальцево прочесали - ничего, а там уже и утро. То, что у меня людей не хватает, я вам не буду говорить, а то последних отнимите. Вы хоть представляете, чего стоит поднимать с постели всю эту потусторонность? Прервать сон одной кондукторши стоит пол года в Афгане.
        - Рустам, - вымолвил, наконец, слово Владимир Владимирович, - к вечеру поймаешь утенка?
        - Должен.
        - Кому должен? Вы его потеряли. Время 14 -00. Он уже может быть где угодно, - раздраженно сказал Босс.
        - Так мы работаем. Не более чем через 3 часа выйдем на след. Сейчас просеиваем информацию.
        - Какую?
        - Бумажную. Сейчас пол Суворовского училища вместо занятий по теории вытягивания носочка при повороте, перебирают наши дела.
        - Какие еще дела?
        - Мы ищем Лизу. Чувиху Утенка. Не можем ее идентифицировать. На 99 и 9 Утенок от нас улизнул с ее помощью. Его входы и выходы мы пасем и он пока не объявился. Чутье подсказывает, что это она вывела его из окружения. Как узнаем кто она, так узнаем где она живет и тут же услышим знакомое «кря-кря».
        - Почему так долго?
        - Лучше спросите, почему так быстро. Сначала, вообще было не за что зацепиться. Ее вообще никто не знает. Какая-то приблудная Золушка. 100-процентная не москвичка. Утенок с ней не успел познакомиться сразу притащил на юбилей. Все что мы нашли - сумочка с кометикой, прокладки «Натали», ключи от квартиры, отпечатки пальцев и ее родное платье. Ни телефона, ни визитки, ни паспорта, ни туфельки. Ключи скорей всего московские. Одна из ваших Коломбин неплохо забашляла на закупке неслабых германских замочков для социального жилья. Теперь во всех новых районах одни и те же ключи. По отпечаткам пальцев, сами знаете, особо не погадаешь. А ведь дали бы тогда 2 ляма евриков и все стадо сдавало бы нам отпечатки, как флюорографию. А так, приходится корячится и выкупать по франшизе Шерлока Холмса. Короче, нашли-таки зацепку. Нюхачи обнаружили с внутренней стороны платья специфическое пятно. На 80 процентов это грязь с плацкартного вагона РЖД. Этой грязи не более трех дней. Логично предположить, что барышня Лиза приехала в Москву на поезде не позже, чем позавчера. Сейчас мы проверяем всех Елизавет приехавших в
Москву за эти 3 дня. Хотели срезать угол - устроили нежный допрос Нурсуну, ускоглазому другу Утенка. На многих кадрах с вечеринки он был с ними. Нурсун сказал, что Лиза - чудачная питерка. Примета в стиле «отвали». Чудачная питерка, все равно что пантовая москвичка - дерево, лес и сток сена. Но наш узкоглазый информатор соврал. Она не питерка. Питерки - бомжачки, а эта - калоша. Какое-то нечерноземное Черноземье, хоть борозду борозди.
        - Рустам, - перебил командира Владимир Владимирович. - Тебе весело, а мне некогда. Мне нужен его сын? Когда?
        - Не знаю. В худшем случае - этой ночью. В лучшем - тоже этой ночью.
        - Даю тебе 12 часов. Если не найдешь, я эти часы у тебя назад отберу. А поиском ключа, когда будете заниматься?
        - Владимир Владимирович, давайте будем последовательны. Мы сейчас ищем Утенка. Бойцов мне сократили в том году? Поэтому приходится быть последовательным. Поймаем Утенка, а потом найдем ключ. Дом оцеплен, так что никуда этот ключ не денется.
        Был 6-й час утра. Сера и Лиза сидели на лавочке в парке поселка Киевский. Они устали и замерзли. Хотелось спать, есть, пить и т.д. Они нашли скамейку, которая освещалась лучами восходящего солнца и грелись, переплетясь друг с другом, как змеи. Поселок еще спал. Только редкие прохожие время от времени пробегали по тротуару…
        - Курить есть?
        Лиза открыла глаза. Она, похоже, задремала. Перед ними стоял худой высокий подросток в смешных ботинках. Внешний вид его был очень агрессивным. Похоже, хулиган был в невменяемом состоянии.
        - Я же тебе сказал: «тихо», - полушепотом сказал ему бодрствующий Сера. - Иди.
        - Слушай, чувак, - все так же громко сказал хулиган, - одолжи даваху минут на 5. Надо.
        Лиза, испугавшись спросонья, вцепилась Сере в руку. Сера посмотрел на нее и виновато улыбнулся.
        - Разбудил, гад, - сказал он.
        Хулиган перевел непонимающий взгляд с Серы на Лизу, дошел до ближайшей урны, порылся в ней, достал пустую бутылку из под пива, с третьего раза разбил ее о край урны и, с так называемой «розочкой», вернулся к влюбленной парочке.
        - Слушай, чувак. Одолжи даваху минут на 7. Очень надо, а то порежу обоих, - сказал хулиган.
        «Розочка» крутилась в полуметре от лица Серы. Лиза еще крепче вцепилась в друга. Испуг усилился.
        - Помнишь, как считают задом наперед? - спросил Сера хулигана, смотря ему в расфокусированные глаза и чуть подняв правую руку. - Считаю про себя с 10, а ты послушай. Я - кмс по боксу, а Лиза - моя жена. Если ты не уйдешь, пока я не досчитаю до одного, то я тебе отобью яйца и сломаю нос. Нос отрастет, а яйца никогда. 5, 4, 3, 2.
        Хулиган, мыслительный процесс которого пробегал по его телу судорогой, проанализировав полученную информацию сделал несколько заячьих прыжков назад, после чего обиженно матерясь быстро ушел, бросив свое оружие на асфальт. Сера, засмеявшись, посмотрел на восхищенную Лизу.
        - А если бы он тебя ударил? - спросила она.
        - Если бы он мог меня ударить, то я ему сразу бы врезал по паху, потом под дых, потом по носу, а потом пинал бы, пока ты в него не влюбилась.
        Лиза засмеялась.
        - Раз я не твоя жена, то получается, что и ты не очень-то боксер? - спросила она.
        - Настоящий Шерлок должен знать, что параллельные линии часто сходятся, причем в очень неожиданных местах. У меня было суровое детство: 5часов в день фортепиано, 5 часов - бокс и только потом отпускали футбол погонять. Короче, единственное отличие между мной и Бэтманом, это то, что я Спайдермэн.
        Лиза широко зевнула.
        - Сушняк, не могу, - продолжал болтать Сера. - Может что-нибудь из наших сокровищ обменяем на минералку? - Сера кивнул на пакет с драгоценностями.
        - Обменяй свой ботинок, - ответила Лиза. - На углу колонка есть. Пошли. Я тоже пить хочу.
        - Из колонки? Подхватим какую-нибудь инфузорию.
        Лиза засмеялась.
        - Пошли, инфузорий.
        - Подожди, - сказал Сера, - давай, правда, обменяем твое колье, хотя б на тысячу рублей. А то у меня без денег паника.
        - Зачем тебе тысяча?
        - Сланцы купим. Посмотри на меня? На что я похож?
        Сера развел руками. Он, действительно выглядел нелепо.
        - На супер-паучка перед рассветом. А теперь посмотри на меня и найди 5 отличий.
        Сера посмотрел на Лизу и удрученно кивнул. Они, действительно, были забавной парочкой: молодой человек в брюках, грязной рубашке и в одном ботинке и девушка в туфлях со стразами и порванном вечернем платье.
        - Да, - сказал Сера, - супер-маскировка. Мы с тобой, как Эйфелева башня в джунглях. Может, поменяемся одежкой? Я буду в твоем платье на каблуках, а ты в моем рубище?
        - И что дальше? - спросила Лиза, недоуменно посмотрев на друга.
        Сера недовольно махнул рукой:
        - Ничего дальше. Пошли до твоей колонки. А то у меня произойдет самовозгорание.
        Сера снял ботинок, носки и положил их в пакет.
        - Может, сойду за Пола Маккартни, - сказал он, решив пройтись босиком. Лиза тоже не стала надевать туфли.
        - Сейчас приедет дядя Заха и все будет хорошо, - добавила Лиза.
        - Судя по рассказу, твой дядя тот еще геолог. Можно я не буду пока тебя к нему ревновать? А то сушняк и ревность - все равно, что гений и злодейство.
        Они дошли до колонки, долго пили. Сере даже понравилось. Потом наткнувшись на недоуменный взгляд толстой тетеньки, одиноко бегущей на первую электричку, быстро вернулись в парк. Спать хотелось все сильней и сильней. Лиза легла на Сережины колени и вырубилась. Сера гладил ее волосы и спал с открытыми глазами. Звонок телефона был предательски громким. Лиза свалилась с лавки, а Сера решив, что надо бежать, упал на нее. Звонок был терпеливым. Blur поставленный, как рингтон уже кукарекнул свое великое «У-ху”, пока Сера изловчился достать телефон и принять вызов. Звонил дядя Заха. Он уже приехал.
        Дядя Заха был в белых шортиках, клетчатой рубашке и босоножках. На плече легко болталась большая сумка. В руке была банка пива. Увидев издали сладкую парочку, он улыбнулся. Подойдя к ним и разглядев их во всех подробностях, он не стал сдерживать смех. Лиза представила Серу. Мужчины пожали друг другу руки. Предупреждение о том, что их всюду ищут, как особо опасных преступников Заха воспринял, как паранойю, которую надо уважать. Они спрятались в кусты. Заха достал из сумки два огромных бутерброда с колбасой, сыром и зеленью, которые в миг были проглочены и литровую Пепси-Колу, которая тоже пригодилась. Потом начались переодевания. Лизе было проще. Одежда была ее. Она, попросив мужчин отвернутся, быстро переоделась в родные джинсы и футболку. Тапочки тоже были очень кстати. Сере было сложней. Ему достались адидассовские трусы, футболка, кроссовки и кепка. На всем были классические 3 полоски. Футболка и трусы были чуть великоваты. Сера переодевался с придыханием, будто лезет на Эверест. Лиза и Заха засмеялись, когда он продефилировал от лавки до лавки. Выглядел он смешно, зато хорошо сливался с
окружающим миром. Свои вещи они сложили в Захину сумку и двинулись на станцию. Электричка подошла через 20 минут. Народу было немного. Были свободные места. Лиза села рядом с дядей Захой, а Сера на соседнюю лавку к окошку, как будто они незнакомы. Заха купил пиво у тетки со звенящей сумкой. Лиза и Сера отказались. Их клонило в сон. Вскоре электричка забилась народом. Лиза сопела у Захи на плече. Сера спал, прислонившись лбом к стеклу. Заха, минут через 40, растолкал их. Они подъезжали к станции Москва-Сортировочная. Заха объяснил, что доезжать до вокзала опасно, а здесь метро недалеко. На самом деле у него просто кончилось пиво. Лиза и Сера с трудом проснулись. Они вышли на платформу и поковыляли в сторону ближайшего метро. Идти было недалеко - через Поклонную гору до «Парка Победы». Потом они очень долго спускались по эскалатору, потом ехали в метро с 2-мя пересадками, пока, наконец, не добрались до Южного Бутово. Еще 15 минут ковыляния пешком и они уже были у Захи дома. Хозяин предложил им позавтракать, но Сера и Лиза были в полуотключке и хотели только спать.
        - Ложитесь тогда, - сказал он, кивая на разобранную большую кровать. - Ключи потеряла? - спросил он Лизу.
        - Да, - кивнула Лиза.
        - На столике у выхода еще один комплект на всякий случай, - продолжил Заха. - Я пойду погуляю.
        - Куда? - спросила Лиза.
        - Не на кухне же пол дня сидеть, - ответил дядя, - найду куда. Где холодильник ты знаешь. Коробка с наличкой вот, - Заха стукнул ногой по коробке из под обуви стоящей под табуретом. - Вечером приду, тогда и наговоримся.
        Тут в комнату вошел кот Фунт. Похоже, он хотел познакомиться.
        - Фунт? - спросил Сера.
        - Ага, - сказала Лиза.
        Кот подошел к парочке, потерся им об ноги в качестве приветствия.
        - Пошли, Фунт. Не мешай, - сказал дядя Заха коту и, взяв его за шкирку, утащил на кухню.
        Когда Заха ушел, Лиза отправилась принимать душ. Когда она вернулось, ее парнишка лежал, уткнувшись в стену и сопел. Лиза легла рядом и тоже провалилась в сон.
        Когда Сера проснулся, уже темнело. Он лежал на кровати в одиночестве. Дверь в комнату была закрыта. Под дверью была полоска света. С кухни доносились голоса. Сера лег на спину и долго рассматривал потолок. Вчерашний день вспомнился со всеми подробностями. День был похож на Тунгусский метеорит спикировавший точно в морду. Сера пытался проанализировать то, что произошло, но не получалось. Метеорит не разлагался на части. Сера долго лежал под шум потусторонних голосов, один из которых принадлежал Лизе, пока до него дошел с кухни аромат чего-то жаренного. Тут же судорогой свело желудок. Сера почувствовал жуткий голод. Настало время действовать. Сера слез с кровати и долго искал, что одеть. Он нашел шорты и футболку, которые дал Заха. Сера вышел из комнаты. Дверь на кухню была открыта. Заха сидел за столом, Лизина рука качалась в дверном проеме. Она что-то рассказывала. Заха махнул Сере, что бы присоединялся к ним. Сера поднял руку в ответ и открыл одну из двух дверей в коридоре. Он рассчитывал попасть в туалет, но попал в ванную. Это тоже было кстати. Сера повернул кран и стал умываться. Потом Сера
столкнулся со своим отражением в зеркале. Внешний вид соответствовал внутреннему. Для законченности образа не хватало фингала под глазом. Сера хотел почистить зубы, но не решился воспользоваться чужой зубной щеткой. Он просто выдавил себе в рот пасту из тюбика и стал жевать. Прополоскав и сплюнув, Сера стал себя чувствовать более-менее бодро. Он вышел из ванной, зашел в туалет, вернулся в ванную и только потом пошел на кухню. Лиза возилась у плиты. За столом сидел Заха. Рядом с ним сидел кот Фунт. Рядом с котом стояло уже знакомое «Золотое дерево». Оно было в точности такое же, как купленное им в подарок папе. Взгляд к дереву просто прилипал. Сера приземлился на предложенную табуретку. Лиза тут же насыпала ему со сковороды полную тарелку картошки с грибами. Сера наморщился и брезгливо понюхал. Брезгливость не была демонстративной.
        - Это ты готовила? - спросил Сера, угрюмо посмотрев на девушку. Лиза не ответила. Они долго смотрели друг на друга, пока девушка не отвернулась. Сера, не выходя из задумчивости, взял ложку и банку сметаны, стоящую рядом. В нее он тоже опустил свой нос. Брезгливость окаменела на его лице. Сера положил пару ложек сметаны в картошку. Тщательно все перемешав, он попробовал. Желудок дал добро и Сера стал забрасывать еду, как уголь в топку. Чуть успокоив организм, Сера снова посмотрел на Лизу, стоявшую у плиты. Девушка опять нахмурила брови.
        - Выпьешь? - спросил Заха, наливая себе водки.
        Сера посмотрел на водку, потом на Лизу, потом опять на водку.
        - Я вообще-то по утрам не пью, но вроде вечер, - неуверенно сказал он. - К тому же я, похоже, рулить не скоро буду. А нет чего-нибудь попроще?
        - В комнате шкаф, а в нем бар. Может там найдется что-нибудь знакомое? - сказал Заха. Идея возвращаться в комнату Сере не понравилась.
        - Давайте лучше водку, - сказал он. Заха налил ему стопарик. Сера взял рюмку и снова посмотрел на Лизу.
        - Ничего, если я выпью? - спросил он ее.
        - Можешь даже не закусывать, - ответила Лиза, смягчив выражение лица.
        Сера и Заха выпили. Сера, наконец, улыбнулся.
        - Мне Лиза рассказала про вас и про вашего… - Сера кивнул на кота. Он решил поговорить, - и про белый «ягуар». Не могу понять, как вы это сделали? Получается, вы подстроили нашу встречу. Типа, приворот?
        - Какой еще приворот, - сказал Заха. - Приворот - это настойка из лягушачьих лапок. Унылая тема. Ничего не меняющее передергивание. Скажем, ты хочешь бабу, а она обламывает. Ты ее приворожил и она тебе дала. Деньги, отданные бабке-ворожее, окупились. Или бабе нравится мужик. Приворожила, переспала, родила. Тоже имеет эффект, но трата денег более бестолковая. Могла бы просто попросить мужика. Мужики редко отказывают в такой услуге. Короче, приворот - прекрасное средство, но до первого секса. Ну, или в крайнем случае до шестого. Секс та еще кислота. Плюс приворот обычно дает побочный эффект отвращения после достигнутой цели. Я же серьезной наукой занимаюсь. Привороты мне финансово не интересны.
        - И что у вас за наука? - спросил Сера. Заха почесал затылок.
        - Подробно рассказать или в 2-х словах? - спросил он.
        - Что бы понятно было.
        - Хорошо. Сейчас.
        Заха вышел на балкон и вернулся со странной хреновиной в виде эмалированного таза, который был почти по самый верх засыпан гранулами пенопласта. Из таза торчало в хаотичном порядке с десяток проводов. В поверхность пенопласта было воткнуто множество зубочисток. Заха поставил таз на стол.
        - Короче, пенопласт это так называемое прибрежное будущее, провода - это рельсы, таз - это второе пришествие Христа, но нас интересуют только зубочистки. Понятно?
        Сера и Лиза отрицательно покачали головой. Кот перестал строить из себя скульптуру, взял с тарелки кусок колбасы и стал кушать.
        - Просто в течение трех лет я почти ежедневно успешно занимаюсь предсказыванием ближайшего будущего, - стал объяснять Заха. - Я его называю «прибрежным будущим» или «прибрежным временем». Оно, как море пенопласта. Бывает штиль, когда предсказания невозможны, но чаще бывают волны разной высоты в зависимости от волнения моря. Бывают шторма, когда «ближайшее будущее» каменеет на несколько месяцев вперед. Я таких волн не видел, но видел их следы. Прибрежное время не может висеть в воздухе. Оно находится в своих берегах, - Заха постучал по тазу, - этот берег, как я уже сказал, второе пришествие Христа. На нем вся эта конструкция держится. Рельсы - Заха коснулся проводов, - это события которые должны произойти, так называемое «предопределение». Одни - гибче, другие - упрямей. Они подвержены ржавчине, в шторма меняют направления, но все равно в том или ином виде происходят. Думаю тут понятно. А теперь, в чем состоял эксперимент. Эксперимент состоял к привязке будущего Лизы к одной из таких зубочисток. Я называю эти зубочистки «прибрежным роком». То есть необязательное предопределение. Привязав Лизу, я
задал строгое направление ее ближайшему будущему.
        - То есть она сейчас делает то, что вы ей нагадали? - спросил Сера.
        - Нет - ответил Заха, - она уже встретила тебя. Зубочистка сделал свое дело. Ей осталось только поступить в театральный.
        - Она и в театральный поступит? - уточнил Сера.
        - Да, - сказал Заха, - если я не накосячил где-нибудь. А после этого она снова будет барахтаться в море-океане, но уже вместе с тобой. Ну, или отдельно. Это уже от вас зависит.
        - А почему я пересеклась именно с Серой? - спросила Лиза, наконец, догнав тему разговора.
        - Потому что включился магнит, который примагнитил принца. То есть твою половину. С кем у тебя наиболее возможна взаимность.
        - То есть вы все-таки сводник? - уточнила девушка.
        - Еще без диплома. Странно, что на тусовке на было никого из приемной комиссии или ректора. Я был уверен, что ты поступишь по протекции.
        - А что именно вы сделали, что бы эти магниты заработали? - заинтересовался Сера.
        - Во-первых, я протоптал дорожку в будущее, во-вторых, кинул удочку рыбаку, а в-третьих, проглотил наживку, - Заха посмотрел сначала на Лизу, потом на Серу и засмеялся. - Ладно, расшифрую. Если съесть яблоко и запить стаканом молока, то на пару часов вперед будущее каменеет в районе унитаза, во всяком случае, у меня. По окаменевшему будущему, чуть поерзав, я попал в море пенопласта. В море пенопласта плавают рыбы. Точнее не рыбы, а рыбаки. Мне приходилось с ними сталкиваться, я изучил их повадки. Отвратительные у них повадки, если честно.
        Короче, с помощью игры я заглянул в будущее, увидел рыбака, точнее рыбачку, и бросил ей удочку. Этой удочкой было «Золотое дерево». Я специально его купил для этого эксперимента. Оно приглянулась мне своей уникальностью и раздвоенностью. Я такие вещи называю «Tween Peaks». Не знаю, есть ли связь с одноименным фильмом, но другого названия не придумалось. Одно дерево я подарил Лизе, другое примагнитило принца. Вот, в общем и все.
        - А наживка? Вы сказали, что проглотили наживку? - спросила Лиза.
        - Сказал, но не проглотил. Я просто дернул за крючок и изобразил из себя жертву, - Заха зевнул. - Короче, семинар окончен.
        Заха утащил свой демонстрационный тазик назад на балкон.
        - Вы это сами придумали или читанули где? - спросил Сера.
        - Это все Фунт. Фокус с зубочистками его «ноу-хау». Он многому меня научил и по таким местам водил удивительным. Но это другой разговор, - сказал Заха, - лучше ты расскажи про свою абракадабру. Мне Лиза пересказала сказку о всемогущем Кощее.
        Сера вопросительно посмотрел на Лизу. Лиза пожала плечами.
        - Спасибо за недержание, - сказал парнишка девушке, - не придется повторяться.
        - Повторятся не надо, - сказал Заха, - а продолжить можно. Ты сейчас будешь искать Главного Хранителя?
        - Не Главный Хранитель, а Эгг. Его так зовут, - сказал Сера. - Мне надо его найти до того как меня найдут. Даже если не найдут, скорость должна быть максимальной, что бы подсказки не протухли.
        - Что за подсказки? - спросил Заха.
        - Если б я знал. Их знают другие. А мне просто надо их собрать. Когда я их все соберу, то смогу найти Эгга. 4слова знают 4 человека. А я знаю только имя первого из четырех. Он мне должен сказать имя второго и ключевое слово. Короче, придется побегать. Лиза обещала побегать со мной. Ты не передумала?
        - Нет, - ответила Лиза.
        - С Лизой мы быстро все найдем, - продолжил Сера. - Только придется дождаться утра, потому что ночью искать нельзя. Это правила игры. Кстати, все 4 человека, которых я ищу, всем известные медийные персонажи.
        - Прикольно, - сказал Заха, - И как их зовут?
        - Я знаю только одно имя. Андрей Макаревич. Именно к нему мы завтра пойдем. У меня есть сложная, но надежная наводка.
        - Офигеть, - сказал Заха. - Он тоже с вами заодно?
        - Заодно - это мое имя, - усмехнулся Сера, продолжая набивать желудок, - а Макаревич ждет телеграмму, которую доставит почтальон. Я мальчик на посылках. Единственно умное, что я могу сделать - это максимально быстро передвигаться. Остальное придумали без меня.
        - И зачем тебе тогда Лиза?
        - Потому что без Лизы, я буду думать только о ней, а с ней я могу подумать и о Макаревиче.
        Кот Фунт недовольно махнул хвостом, потерся о «Золотое дерево», спрыгнул со стола и убежал с кухни. Сера посмотрел ему в след.
        - Может на улицу выйдем, а то у меня от вашей кухни сейчас будет приступ клаустрофобии, - сказал Сера. Он, похоже, наелся.
        Никто не возражал. Быстро собравшись, они вышли на улицу. Заха предложил посидеть в баре, но Сера вежливо отказался. Они немного прошлись по ночному району и сели на лавку в аллее. На улице было шумно и многолюдно.
        - Может по пиву возьмем. Чисто для конспирации, - предложил Заха. Сера с радостью согласился. Заха пошел в ближайший ларек.
        - Надо бежать, - сказал Сера Лизе, когда они остались одни. Улыбка пропала с его лица.
        - Куда?
        - Отсюда, - ответил Сера, схватив Лизу за руку, - здесь опасней, чем в анекдоте про вежливый карагандец. Слышала?
        - Нет. Расскажи.
        - Потом. Сейчас надо бежать.
        - Даже Заху не дождемся?
        - Не дожидаться было бы правильней, но у нас денег нет. Надо одолжить у него. Так что подождем.
        - В квартире коробка с несчитанной наличкой стоит. Мог бы взять.
        - Из квартиры ничего брать нельзя. Мрачней норы не бывает. Заразишься мрачностью. Видела кота? Это тебе не в «Мире Животных». Я таких зверей в жизни не видывал, хотя истоптал много зоопарков. Я думал, он меня сожрет.
        - Сдурел что ли, милок? - засмеялась Лиза. - Да добрей котика не бывает.
        - Бывают добрей, но на других кругах ада. Оттенки черного да пройдут мимо. Мне сейчас только одно важно - ты пойдешь со мной?
        - Ну да, - сказала Лиза, не удержавшись от долгой паузы. - Мы же договаривались.
        Сера выдохнул с облегчением.
        - Просто ты так на кухне на меня смотрела, как будто я тебе уже не дружок, - сказал он.
        - Это ты на меня так смотрел, будто не вкусная картошка получилась.
        - Если честно, то готовишь ты фаст-фудово. «Орбит» и2 таблетки «Мезима» в комплекте. Как-нибудь я тебе так сготовлю, что ты поймешь, о чем я.
        Сера крепко обнял Лизу. Они стали целоваться. В перерыве между страстными поцелуями они заметили, терпеливо ожидающего в двух шагах, дядю Заху с тремя бутылками пива, которые он виртуозно держал в одной руке. Сера и Лиза, как застуканные школьники отпрыгнули друг от друга.
        - Вы и без пива хороши, - сказал дядя Заха, раздавая открытые бутылки «Хайнекина». - Скажите мне спасибо.
        - Спасибо, - сказал Сера.
        Они чокнулись и выпили. Заха выпил залпом пол бутылки, Сера сделал несколько больших глотков, Лиза чуть-чуть пригубила.
        - Нам надо бежать, - сказал Сера, когда настала пауза.
        - Куда? - не понял Заха. - Оставайтесь у меня. Я сам могу убечь.
        - Вы не поняли, - сказал Сера. - Нам нельзя сейчас оставаться долго на одном месте иначе нас поймают и уши надерут. Поэтому мы поедем к моему другу.
        - Как хотите, - сказал Заха, хлебнув еще пива. - Тогда я, пожалуй, не поеду сегодня к своим проституточкам. Заночую с котиком. А вам вечный welcome. С вами весело. Посидим еще или вы на старте?
        - Уже бежим, - сказал Сера, переводя взгляд с Захи на Лизу. - Только у нас нет денег. Не одолжите немного?
        Заха засмеялся.
        - Хоть на что-то дядя сгодился, - сказал он, - могли бы из коробки взять. Я предлагал. А теперь придется проводить вас до банкомата.
        Они дошли до банкомата. Заха снял 20 тысяч и отдал их Сере.
        - И карточку возьмите, - сказал он, протягивая карточку, - там еще тысяч 100. Мало ли куда вас занесет.
        - Куда нам столько? - спросила Лиза.
        - Лишним не будет, - сказал Заха, - деньги то еще лекарство.
        - А вы как? - спросил Сера, беря карту.
        - У меня таких карт несчитанно. Пин-код здесь написан.
        Пин-код был написан прямо на карте, там, где должна быть подпись.
        - Прикольная конспирация, - сказал Сера, - спасибо вам огромное. Ну, мы побежали. Еще увидимся.
        - Anytime, - сказал Заха, - береги, мою племяшку.
        - Буду стараться, - сказал Сера, - но Лиза говорит, что из меня плохой евнух.
        Сера и Заха крепко пожали друг другу руки и даже хлопнули друг друга по спине. Потом Заха поцеловал Лизу в щечку. Лиза в ответ крепко его обняла.
        - Я поняла, почему вы не боитесь, что ваш кошачий метод зарабатывания денег украдут, - сказала она на прощание.
        - Почему? - спросил Заха.
        - Потому что Фунт, - ответила девушка. Заха с улыбкой поднял большой палец и показал ей «big like».
        Они разошлись. Заха пошел к себе, а Сера с Лизой к метро. Пройдя несколько метров, Сера остановился и обернулся. Заха уже скрылся за углом. Сера вернулся к банкомату и снял еще 30 тысяч.
        - Пусть у тебя тоже будут. Мало ли что, - сказал Сера, отдавая деньги Лизе.
        Купив билеты на метро, они поднялись по эскалатору. Платформа была пустая. Поезд ждали минут 10. Пришел поезд. Они сели в полупустой вагон. На следующей остановке была пересадка. Сера и Лиза поднялись и спустились по лестнице и дождались другого поезда. Вагон опять был пустым. Они пытались разговаривать, но было слишком шумно. Сера стал приставать к девушке и сумел-таки склонить ее к взаимозасасывающим поцелуям. На одной из остановок вагон наполнился людьми и целоваться стало не удобно. Они проехали 2 остановки, просто обнимаясь. Потом Сера решил выйти. Станция называлась «Тульская». Они нашли «выход в город» и встали на ступеньки эскалатора.
        - А с картой хитро придумано, - сказал Сера, крутя в руках карту Захи. - Теперь можно вычислить, где мы. В такие карты часто встраивают маячки. Не удивлюсь, если и эта шлет приветы в открытый космос.
        - Параноик, отдай, - Лиза забрала у Серы карту и засунула себе в карман.
        - Я не шучу, - сказал Сера, - надо ее выкинуть.
        - Мне за эти деньги год надо с алкашами миловаться.
        - Тогда давай ее спрячем, - предложил Сера.
        - Я уже спрятала, - ответила Лиза.
        Рядом с выходом из метро был 4-х этажный мега-молл «Ереван-Плаза». Сера осмотрелся, увидел вдалеке бетонный забор, огораживающий какую-то стройку и повел туда девушку. Дойдя до стены, Сера стал искать место поукромней.
        - В магазине должен быть туалет, - сказала Лиза, не понимая, что хочет Сера. Ее друг вместо ответа попросил карточку Захи. Девушка отдала. Сера подошел к одной из опорных конусов и бросил карту в щель между плитами.
        - И как ее теперь достать, конспиратор? - спросила, расстроенная Лиза.
        - Есть приспособления, типа, лома, - ответил Сера, сделав 5 шагов назад. Потом он включил камеру на своем телефоне и прокрутился на 360 градусов. - Это что бы память не напрягать, если что.
        Они пошли в мега-молл. В магазине было многолюдно. Сера взялся покупать себе обновки, потому что его унижали «адидассовские» полоски на шортах. Да и футболка с оттянутым брюхом варварски скрывала рельеф его спортивного тела. Сера пообещал Лизе, что купит первое, что попадет под руку. Минут через 40 он наконец-то выполнил обещание, купив джинсовые шорты, футболку с языком Мика Джаггера и кожаные кеды. За это время они сделали несколько кругов по всем этажам. Сера хотел и Лизу «прокачать», но девушка не захотела, сославшись на отсутствие настроения. Завершив шопинг, они почувствовали голод. Поднявшись на верхний этаж, молодые люди стали выбирать место, где покушать. Сера предложил зайти в пустой ресторан с огромными креслами, но Лиза настояла на Макдональдсе. Дождавшись свободной кассы, они купили по Биг-Маку-картошке-салату-кока-коле и приземлились за, отвоеванный у конкурентов, столик.
        - Никак не пойму, зачем ты выкинул дядину карту? - спросила Лиза, вытирая салфеткой с лица майонез и кусок огурца. - Ты его подозреваешь?
        - В чем?
        - Это мой вопрос.
        - Я подозреваю, что он также как и все безумные ученые хочет найти Эгга и украсть «иглу».
        - Ну и дурак. Зачем ему твоя «игла»?
        - Затем, что и всем. Лиза, эта «игла» - магнит для маньяков. А дядя Заха, похоже, тот еще ученый. В «игле» громадная сила. Можно весь мир взорвать. Хотя согласен, что твой дядя славный. Если бы не ты и не гонки, я бы с ним бухнул. «Бухнул» - это геологический термин, означающий доскональное изучение материала опытным путем. Мы на втором курсе этот предмет проходили. Но сейчас нам надо бежать, потому что за нами бегут. А твой дядя сверкает в ночи всеми батарейками, как Александрийский маяк. Когда тебя вычислят, он будет первым к кому придут.
        - Серочка, мы же решили, что меня нельзя вычислить.
        - Лизочка, тебя нельзя было вычислить с разбега. Но у них твоя сумочка. А в сумочке косметичка, прокладки и ключи. У них твое платье и тапки. Плюс видео, фото, отпечатки пальцев и других мест. Гора данных, которые надо только грамотно рассортировать. Уравнение с одним неизвестным решается подбором правильной формулы, а их не так уж и много. Короче, твоя идентификация дело времени, причем скорей всего прошедшего.
        - Это плохо, - сказала Лиза, нахмурившись, - если дядю найдут, я буду виновата.
        - Ты будешь виновата только в том, что встретила меня. А эту встречу он сам подстроил.
        - И что твои монстры с ним сделают?
        - Ничего. Никаких пыток и арестов, что бы не вспугнуть цель. К тому же те, кто за нами гонятся, любят вранье больше правды и по вранью собирают более правильную информации. Так называемые нанотехнологии. Так что поговорят, чуть наедут и уйдут. Конечно, ничего хорошего в этом нет. Найдут кучу денег и могут отнять. Хотя, с другой стороны, его не простые менты навестят, а сложные. Для них эта куча ничем не пахнет. Успокойся. К тому же твой дядя тех еще правил. Он сам может быть опасней всей королевской гвардии.
        - Сера, если ты такой параноик, то с какого ты мне доверяешь? С твоей стороны, главной подозреваемой должна быть я.
        - Так ты есть главная подозреваемая, - сказал Сера, запихивая в рот остатки Биг-Мака - Только я тебя встретил, все стало рушиться. Мое сердце, мой желудок, все, что мне дорого. Я знаю, ты прошла спецподготовку в ФСБ, изучала мои вкусы, выхлопы, вызубрила медицинскую карту и все анализы. И на любую мою импровизацию у тебя есть заученный текст с ответами, которые мне понравятся.
        - Ты шутишь? - удивленно спросила Лиза.
        - Шучу, - сказал Сера, улыбнувшись, - на самом деле, я знаю, что ты меня не обманываешь и я тебе абсолютно доверяю. И что бы продемонстрировать свое доверие, я готов даже по-настоящему переспать с тобой.
        - Я пересплю с тобой при одном условии?
        - Каком?
        - Не скажу.
        - У нас глобальная проблема. Телефон я еще у дяди Захи отключил. Там твоя симка, а она скорей всего уже в поиске, - сказал Сера, когда они плотно поужинав, пошли к выходу, - а без телефона жизнь усложняется до бесконечности. Надо купить новую симку, но без паспорта не продадут. Может деньги предложить продавцу или устроить гоп-стоп? - спросил Сера. Они как раз были напротив «Связного». Лиза посмотрела сквозь стеклянную витрину и засмеялась. Отдел был пустой. У стойки скучал продавец - парнишка лет 20 в желтой футболке с логотипом магазина.
        - Дай 100 рублей и 5 минут, - сказала Лиза.
        100 рублей не было. Сера дал 500. Лиза зашла в магазин и прямиком направилась к парнишке. Сера следил за ней через стекло. Лиза стала что-то улыбаясь говорить. Парнишка сначала нахмурил брови, но вскоре тоже расплылся в улыбке и замахал руками. Лиза выглядела крайне эротично. Сера уже хотел плюнуть на все и пойти выдавить этого прыща, но Лиза уже бежала на выход с красной коробочкой.
        - 400 рублей сдачи. На телефоне 100 рублей и плюс 100 рублей, если мы те 100 рублей выговорим за 100 дней. Акция такая, - сказала Лиза, смеясь.
        - Пикаперша, - сурово пробурчал Сера, - что ты ему пообещала?
        - Мир во всем мире, дурачок, - сказала Лиза и закатилась хохотом.
        Они сели на железную скамейку рядом с искусственным деревом. Сера включил телефон, вставил симку и быстро настроил интернет.
        - И какая завтра погода? - спросила Лиза, заметив, что у Серы открылся прогноз погоды.
        - Хорошая. У меня просто автоматом включает, - сказал, оправдываясь, парнишка. - Ладно, займемся неотложным. Ты, как хочешь, а я снимаю для нас номер на ночь в гостинице. Мне надо голову помыть и обсудить с тобой дальнейшие действия.
        Лиза посмотрела вопросительно. Сера провел рукой по волосам.
        - У меня голова грязная, - сказал он, - можешь потрогать.
        Лиза изобразила на лице глубокое недоверие.
        - В обычные отели без документов не приютят, - продолжил сыпать аргументами Сера, - а есть почасовые гостиницы. Им по фиг с документами ты или с девушкой. Обычно там ночуют влюбленные парочки, которым негде перепихнутся. Отличная конспирация. Мы сможем спокойно подготовиться к завтрашнему дню. Поужинаем, ляжем пораньше, встанем еще раньше, сделаем зарядку, водные процедуры и рванем. Блин, МТС - это пипец. Зависло опять. Надо было Билайн брать.
        - Могу сходить и поменять.
        - Не надо, - сразу ответил Сера, - ты в том стеклянном вольере выглядела просто ужасно. Боюсь, что второй раз это зрелище скажется на моем разуме еще негативней. Сейчас все включится. Погоду же нам показали. Обожаю МТС. Обожаю МТС. Обожаю МТС. Ты не прихватила с собой бубен? - Сера несколько раз ткнул в экран. Интернет не работал.
        - Хочешь фокус, - сказала Лиза, вежливо отняв у Серы телефон, когда он собирался его перезагружать.
        - Бесплатный вай-фай?
        - Платный хай-вэй. Пошли, петушок.
        Лиза подняла Сергея и повела к главному входу магазина. Вход был недалеко. Они вышли на улицу и сделали несколько шагов в сторону. Лиза остановилось у железного штендера, прикованного цепью к перилам. Красным по зеленому было написано. «Мини-Гостиница. Уже открылись. 100 метров от метро Тульская». И слоган: «Мини-отель - это то, что ты хотель». Внизу был номер телефона.
        Сера подпрыгнул от радости, забрал у Лизы телефон, набрал номер, поговорил с менеджером и заказал на ночь «королевский» номер.
        Заха, проводив гостей, вернулся на лавку и допил пиво. Домой не хотелось. Он пошел в «Очко Спортивное», попросил картошку с тунцом, весенний салат, 300 грамм водки, 100 грамм томатного сока и сухарики. Тут же за его столик приземлилась молодая барышня с запойной поволокой в глазах. Захе пришлось делиться алкоголем, а еду отдать целиком. Барышня, сделав пару бульков, собрала, как кубик Рубика, улыбку на лице и сказала, что с удовольствием погуляла бы с ним. Заху предложение позабавило. Он, глядя на нее никак не мог отделаться от таблицы с букмекерскими коэффициентами, крутящейся перед глазами. «Трихомоноз - 1,001, гонорея - 1,02, сифилис - 1,15». Ставки были небольшими. Играть не хотелось. Дав ей 1000 рублей отступных и прикрепив к столику ожиданием горячего, Заха поковылял домой. Настроение было унылое, но не паршивое. Как обычно, короче. Хотелось приключений. В ближайшем будущем была водка, интернет и туманный силуэт вызванного такси. Поднявшись на лифте, Заха вышел на своем этаже. Какой-то парнишка курил у окошка. Заха достал ключ, стал вставлять его в замок, и тут что-то холодное, жестко
воткнулось ему в затылок.
        - Проходите, Захар Петрович, - сурово пропищало за спиной, - мы уже открыли.
        Заха, не сопротивляясь, повернул ручку входной двери. Действительно было открыто. В квартире хозяйничало несколько ребят в спортивных костюмах.
        - Привел экспонат, - закричал парнишка, убирая дуло пистолета с затылка.
        Заха прошел в комнату. В комнате хорошо пошарили. Одежда валялась на полу рядом с постелью и подушками. Деньги из обувной коробки были аккуратно сложены стопочками на столе. Рядом со стопочками лежали банковские карты, драгоценности Серы и Лизы. Кот Фунт сидел в углу комнаты и внимательно следил за происходящим. В Захином кресле сидел здоровый мужик, закинув ногу на ногу. В руках у него была тетрадка с рассказом Захи про кошкины деньги. Сразу было ясно, что мужик главный в этой компании.
        - Меня зовут Рустам Гаврилович. И мне тоже очень приятно, - сказал мужик, с доброжелательной улыбкой. - Садись где хочешь.
        - Хочу в свое кресло. Подвинетесь? - усмехнулся Заха.
        - Экстримал? - засмеялся Рустам. - Если не хочешь садиться, туда куда хочешь, то садись на диван, поболтаем 5 минут.
        Заха сел на диван.
        - Давно мой мозг так не онанировал, - сказал Рустам, крутя тетрадкой. - Я охренел, когда принесли твою флюорографию. Баблос явно находится не на своем месте. Стали считать, а он не кончается. Полтора миллиона евриков насчитали, 3 московские квартиры. Состав преступления не соответствует ГОСТу. Два варианта: или втихаря прорыл тоннель до Колумбии или с дуру соблазнил Хилари Клинтон. Но прочитав сие сиё, я с удивлением обнаружил, что жив еще Емеля и по прежнему рассекает на своей печке по нашим цивилизованным огородам. Что скажешь Кулибин в свою защиту?
        - А сколько насчитали в коробке? - спросил Заха. Рустам вопросительно посмотрел на свою команду.
        - 217 тысяч 360 рублей, - сказал один из гостей.
        - Правильно? - спросил Рустам.
        - Да, если ничего не стырили.
        - Кстати, из твоих деньжищ 50 тысяч грошей мои, - продолжил Рустам, размахивая тетрадью, как веером. - Тоже футболю. А тут научил один дружок технологии правильной ставки, и я метнулся. 4раза правильно ставил, пока «Бавария» белорусам не проиграла, а я 50 тыщулей поставил на ничью-победу «Баварии». Там коэффициент-то был копеечный. Не хотел рисковать, а белорусы выиграли. После этого ставок не делаю и сплю спокойно. А теперь ты опять сбил меня с толку. Правда, я - собачник. У меня 3 собаки и любого кота они сначала скушают, потом сожрут. Если вдруг какая-нибудь собачья технология всплывет - дай знать.
        - А я - кошатник. Собачьи технологии у меня не всплывут.
        - Знаю я эту тему. У собачника - гараж и пацаны, а у кошатника - любовница и труп бабушки. Ты хоть раз катался на квадрацикле?
        Заха отрицательно покачал головой.
        - У тебя полтора миллиона. Почти, как у меня. И ты не разу не катался на квадрацикле? Заведи себе собаку.
        Фунт неожиданно соскочил с табуретки и прыгнул на руки Рустаму. Рустам, засмеявшись, стал его гладить.
        - Ладно, зараза, - сказал полковник коту, - тебе лично большое лохматое уважение. Но гомосеком я все равно не стану. Ты же без яиц совсем неведома зверюха.
        - Он - мужик, - заступился за своего кота Заха, - как найдет свое яйцо, не попадайся на глаза.
        Рустам засмеялся.
        - Смешные вы, - сказал он, - и где он собирается найти свое яйцо? Не ты ли ему одолжишь?
        - У него особое яйцо. Как найдет, все кошки его будут.
        Фунт спрыгнул с колен Рустама и подбежал к, ревниво наблюдающему за этой сценой, Захе, потерся об его ладонь и вернулся в угол, что бы дальше наблюдать за происходящим.
        У Рустама Гавриловича зазвонил телефон.
        - Ок, - сказал он, выслушав долгую речь и положил трубку. - Нам надо бежать, - сказал полковник, - твоя Лиза с нашим Сережей опять принялись нарезать виражи, как зайцы. Мы насколько опоздали? Часа на 3 -4?
        Заха промолчал.
        - Ладно, переживать, - сказал Рустам. - Сейчас твое мужественное вранье не злокачественно. Я мог бы тебе рассказать про твою поездку на электричке в заповедные края, про переодевания под кустиком, про ковыляние по Поклонной горе и так далее. Если бы не постоянная путаница, мы бы уже днем к вам пришли, а так придется еще ночку потрудится.
        - Вы их не найдете.
        - Найдем. Причем по твоей наводке. Зачем ты им дал столько денег? Без денег они могли бы быть где угодно. А с деньгами челобреки гораздо предсказуемей. Прошлую ночь они провели на улице. Пытались удовлетворится на лавочке, что было не удобно и травмоопасно. Сейчас у них куча баблоса, которое ты им дал, но нет документов. Следовательно, они снимут королевский номер в каком-нибудь почасовом отеле, где документы не спрашивают. В официальные гостиницы их не пустят, а в «трахотели» - добро пожаловать. Что бы найти твоих дружбанов, достаточно набить два слова в Google. Короче, мы пошли. Тебе, за то, что удовлетворил дядин мозг - амнистия. Можешь дальше миллионерить. Только контрольный вопрос - что нас ждет через 20 минут.
        Заха поморщился. Ему очень хотелось выпить.
        - Вы наведете порядок, - сказал он, - все вещи вернете на место и, извинившись, уйдете, а меня ждет заслуженный алкоголь и народный телевизор.
        - Порядок обязательно наводить? - уточнил Рустам.
        - Смотрите сами, - ответил Заха.
        - Игнат, сложи одежду, как была, - крикнул полковник одному из своих орлов.
        - Я уборщик что ли? - недовольно пробурчал здоровый детина.
        - Ты уборщик что ли, - утвердительно повторил Рустам. Детина, брезгливо морщась, стал складывать Захину одежду в шкаф. Похоже, он делал это первый раз в жизни.
        - Выполняй, что тебе предсказано, - добавил полковник, - не то он предскажет тебе шило в мыле.
        Детина стал складывать вещи аккуратней. Остальные гвардейцы тоже стали прибираться.
        - Знаешь, Захар Петрович, - сказал Рустам, - понравилась тетрадочка. Умиротворенное отвращение, вообще, моя тема. Может в баньку сходим. В баньке хорошо. Закажем гимнасток-полуфиналисток. Полуфиналистки лучше финалисток. Оценки за технику почти те же, а за старательность на порядок выше. Устроим ныряние в пивко. Взамен обещаю крышевать твои умственные отклонения.
        - Зачем вам? - не понял Заха.
        - Да тоскливо что-то, - сказал Рустам. - Даже отвращение уже не удовлетворяет. Не говоря уж про совокупление. Сходим?
        - Только не сегодня. Я уже устал.
        - Конечно не сегодня. Ты устал, а у меня рабочий день, как воздушный шарик - пока не лопнет. Надо долавливать блох. Мы же тебя допрашивать пришли. Узнать, куда молодожены отправились? Во что одеты? Не чихают ли? Но допрос уже не имеет смысла. Порно-парочку мы догоним и без твоего героического вранья. Ты уже все нам рассказал. Нам осталось только открыть рот пошире и чуть-чуть подождать.
        Разомлевшие молодые люди лежали вдвоем в просторной ванне и дули на пену.
        - Еще девять, - сказал Сера.
        - Ты о чем? - спросила Лиза.
        - Осталось 9 из 12, - добавил информации Сера.
        - О резинках что ли? - засмеялась Лиза. Сера купил на ресепшене коробку с 12 презервативами. - Хочешь повторить рекорд кролика Пука?
        - Он сумел 12 раз за ночь?
        - Не сумел, а захотел. Ты собираешься Макаревичу-то звонить или у тебя временный маразм?
        - Макаревичу? - переспросил Сера и засмеялся. - Сыщик тоже в маразме? Включи дедуктивный метод.
        Лиза на несколько секунд задумалась.
        - Ты обманул?! - сказала она и брызнув в лицо дружка водой.
        - Конечно. Какой, на фиг, Макаревич. Обожаю провинциалок.
        - А в лоб лопатой? Блин, а я уже размечталась об автографе на грудях.
        Они стали кувыркаться и топить друг друга…
        Через пол часа они уставшие лежали на огромной кровати, лениво ковыряясь друг в друге. На большом телевизоре, стоящем на стеклянной тумбе выступал Путин перед овощеводами. В новой гостинице еще не провели кабельное телевидение, а от гвоздя, вставленного в антенный разъем, хорошо показывал только Первый канал.
        - Мне нужна твоя помощь, - сказал Сера.
        - Дай отдохнуть, - сказала девушка.
        - Я про другое. Я на самом деле не так сильно соврал про Макаревича. То есть про Макаревича я соврал сильно, но про поиск Эгга не соврал ничуть. Мне обязательно нужно его найти, причем завтра и желательно до обеда.
        - Ищи, - лениво протянула девушка.
        - Ну, Лизочка, я же тупой. Напряги пару своих мощных извилин и вытащи меня из болота.
        - Мои извилины дрыхнут.
        - Разбуди их. Короче, мне нужно найти ключ, то есть подсказку - кто такой Эгг и где его искать. Папа сказал, что я не должен знать ключ, но, когда придет время, я догадаюсь. Время пришло, а меня что-то не никак не торкнет. Короче, этот ключ находится в нашем доме. А что это, папа даже не намекнул. Может сам дом, может комната-глаз, может картина про 3-х богатырей? Ну, допустим все это ключи, но куда бежать-то? Я уже второй день голову ломаю. Ни одной зацепки.
        - Так ты все это время думал про ключ? Ничего себе гадина.
        - Лизка, - засмеялся Сера, - только когда тебя не было в кадре.
        - 2 -3 минуты за два дня. С любой стороны - гадина.
        - Не правда, любимая. Я - не гадина, я - тупица. Ты же была у нас в доме. Подумай тоже. У тебя это лучше получается. Только давай быстрей, а то у нас еще 8 из 12.
        - Отвали. Можешь надуть их и улететь за своим ключом, как Винни Пух.
        - Опять ты меня заводишь. Давай подумаем чуть-чуть. Главное, что должно быть в этом ключе - это координаты и настоящее имя Эгга. Единственное, что я надумал, это Бородино. Папа как-то купил 2 ружья 1812 года в тамошнем музее у сторожа на распродаже. Но причем здесь Эгг? И кого там искать? Блин, с чего папа взял, что я могу догадаться?
        - Боксерская груша, - перебила Лиза своего хахаря и широко зевнула.
        - Да? - спросил Сера, и почесал затылок, - ну груша, как груша. Куда бежать-то?
        - Во-первых, она висит у вас, как знак вопроса, а во-вторых - с одной стороны у нее шов-невидимка. Я слышала про такие швы. Что-то спрятали внутри, как в сейфе. Я твоему папе тогда намекнула про это, а он намекнул, что это не мое дело. Там твой ключ и находится.
        - Да! Точно! Я помню! Ты ему подмигивала! Лиза, ты - галактический мозг!
        - А ты - вселенское туловище. Чему радуешься? Как мы в эту грушу заберемся?
        - Блин, правда. И как?
        - Постучимся и просочимся.
        Сера задумался. Лиза стала убавлять и прибавлять громкость в телевизоре.
        - Давай, завтра, как проснемся, поедем к папиному дому на электричке. Они же не ожидают от нас такой наглости. Может, по месту что-нибудь придумаем.
        - Давай, - ответила Лиза, бросив пульт в сторону.
        Потом были ленивые обнимания и хихиканья под Андрея Малахова. Потом продолжилась попытка обновить рекорд кролика Пука. Потом Лиза внезапно прервала очередной шаг к рекорду. Она повернулась к своему любовнику. На ее лице сияла улыбка. Сера, сбитый с толку и с ритма, вопросительно смотрел на свою девушку.
        - Шов на груше, это тоже самое, что груша, - возбужденно сказала Лиза. - Его специально сделали невидимым, что бы отвлечь. Если б что-то прятали, никто бы не заметил. Внутри груши или ничего нет или какой-нибудь фэйк.
        - А где тогда?
        - Снаружи. Я точно помню, там что-то было. Какая-то маленькая печать. Потертая белая краска. Но я не разглядела, что там.
        - У меня на телефоне есть несколько фоток с грушей. Папа меня фоткал. Может там что-нибудь увидим?
        Сера рванул за телефоном и стал открывать фотки. Телефон подвис. Лиза ждала с не меньшим нетерпением. Наконец программа загрузилась и Сера стал листать свой фото-архив. Мелькали клубы, девушки, мальчики, Нурсун крупным планом. Лиза несколько раз хотела начать выяснять отношения, но было не до этого. Наконец, появилось фото, где Сера в обнимку с грушей. Парнишка стал ее увеличивать.
        - Тут нет. Она внизу была, - Лиза показала, на какой высоте была печать. Сера пролистнул еще несколько фото с грушей.
        - Вот, - ткнула пальцем в телефон Лиза. Сера то же увидел небольшую печать внизу. Он даже ее вспомнил. Она всегда была там и он никогда не обращал на нее внимания. Сера сразу увеличил этот фрагмент. Он вырос на весь экран, но был не читаем. Но закрутилось волшебное колесико и изображение прояснилось. Молодые люди нашли что искали. На рисунке был Микки Маус. Рисунок был не стандартным. Мышонок держал руки перед собой с поднятыми вверх ладонями, на груди у него было написано «ЯрВок», на заднем фоне был вполне реалистичный поезд. Вокруг рисунка была рамочка. Рисунок был странным, но на него никто никогда не обращал внимания. Наверное, воспринимали его за лэйбл производителя.
        - Это ключ? - спросил Сера и замер в ожидании.
        - Ключ, - сказала, выдержав паузу, Лиза.
        Сера глубоко выдохнул и улыбнулся.
        - Мы нашли его, - пробормотал он, - я уже не верил.
        Успокоившись, Сера стал разглядывать ключ, пытаясь понять, что же значит этот рисунок. Было очевидно, что это ребус и не очень сложный, но даже намека на разгадку не возникало в Сережиной голове. Он вопросительно посмотрел на Лизу.
        - Хоть чуть-чуть подумай, - попросила девушка.
        - Уже, - сказал Сера, - это Микки Маус с надписью Ярвок, а за ним поезд. А Эгга-то где искать? - Парнишка посмотрел на свою девушку. Она явно уже знала ответ - Ну хватит корчить из себя Архимеда.
        - Тогда сам догадывайся, - сказал Лиза, отвернувшись.
        - Я уже догадался, что ты все знаешь. Я больше не хочу думать. У меня судорога мозга.
        - Смотри, недокролик. Микки Маус, как ты прозорливо заметил, стоит рядом с поездом. Следовательно, буквы В, О и К означают… Это связано исключительно с поездом. Какое железнодорожное слово начинается на ВОК?
        Сера сначала не хотел думать, потом задумался и просиял.
        - ВОКЗАЛ! Яр - это Ярославский! Микки Маус с Ярославского Вокзала! Это действительно ключ. Ключ так и должен выглядеть. Хрень, доведенная до совершенства. Блин, какой я умный!!! Папа будет мной гордится. Хочешь, я покажу тебе, как я тебя люблю?
        - Нет, - взмолилась Лиза, - я уже не могу. Ты мне неприличную мозоль натер.
        - А я думал, что тебе мало.
        - А я думала, что тебе мало. Давай будем вместе думать, что хватит на сегодня.
        - А как же рекорд кролика Пука?
        - Пусть рекорд останется Пуком.
        Сера с радостью согласился оставить рекорд там, где он был. Они стали просто лежать.
        - И что ты будешь делать, когда найдешь Эгга? - спросила Лиза, уютно положив голову на Серино плечо.
        - У меня есть кое-какая информация для него. Когда он ее получит, он будет знать, что делать. И мир будет спасен. Это зашифрованная информация. Я сам не знаю, что она значит.
        - Ты про свое тату? - спросила Лиза.
        Сера недовольно хмыкнул.
        - Что ты меня все время перебиваешь? - обиженно сказал он, - я еще не договорил.
        - Извини, дорогой. Я больше так не буду. Договори, пожалуйста.
        - Это мое тату, - устало сказал Сера. Очень хотелось спать. Через 10 минут Сера стал храпеть. Через 15 минут вырубилась и Лиза.
        Владимир Владимирович и Игорь Станиславович сидели за накрытым столом на террасе с прекрасным видом на русскую народную реку. Владимир Владимирович держал в руках бокал белого вина. Игорь - фужер с соком.
        - Игорек, тебе не грустно? - спросил Босс. - А мне очень грустно на тебя смотреть. С чего ты скрысился? Денег что ли не хватало? Меня бы попросил, я больше бы дал. Или просто очень зачесалось Родину продать? Как такое происходит, Игорек? Чем тебе мозг засрали? Свободой, равенством и блядством? Ладно бы был крысой по натуре, но ты же наш. Как ты мог переметнутся к врагам? Мы же с тобой однополчане: одной баландой вскормленные, одним окопом. Поверь, ты мне куда дороже, чем все эти граждане. - Владимир Владимирович показал на 3-х автоматчиков, стоящих за его спиной и держащих Игоря Станиславовича под прицелом. - Как мы стали врагами? Объясни.
        - Не грусти, Володя, - усмехнулся Игорь. - Мы с тобой не однополчане, а одноотделанцы и баланду мы в разных ресторанах хлебали. А врагов у меня нет. Даже ты мне картинка из телевизора, а телевизор я не смотрю.
        - Очень смешно. Давай покривляемся друг перед другом. Поиграем в «сам дурак». Только долго нам придется друг друга дурить. У нас же с тобой одна мимика на двоих. В покер не поиграешь.
        Игорь Святославович широко зевнул.
        - Без намеков. Просто не выспался на твоих полатях, - добавил он. Владимир Владимирович скривился.
        - Игорек, я помню, что ты крут. Только объясни мне, почему так произошло? Что тебе такого показали? Накаченные Биг-Маки и вибрирующие Чупа-Чупсы? Свободных крестьян выбирающих помещика? Право каждого на ожирение? Только тебе забыли показать, как будут бомбить наши города, как будут делить нашу территорию. Врагам не нужен ни ты, ни я, ни тем более наша с тобой свобода. Им нужна наша земля и то, что в ней зарыто. Как ты не понимаешь элементарного? Любой слесарь тебе подтвердит мои слова. И морду после этого тебе набьет. Попробует хотя бы.
        - Как всунули по молодости шило в зад, так ты с ним всю жизнь и носишься, как со знаменем. Верность - заковыристая добродетель, - со спокойной улыбкой ответил Игорь Святославович.
        - Эх, будь я Сталин, расстрелял бы тебя с превеликим удовольствием.
        - Будь собой. Посвяти мне суровую передачку на НТВ.
        Владимир Владимирович засмеялся.
        - И кто из нас после этого не смотрит телек? - сказал он и отхлебнул из фужера. - Может быть, ты мне просто завидуешь? Не завидуй. Тут не так уютно, как кажется, - Владимир Владимирович сделал еще глоток. - Общество Хютеров? - сказал он, вернув на лицо улыбку, - Не ты название придумал? Из киношки какой-нибудь стырили? А что по русски не назвались? Допустим «Крыскин клуб»? Все про вас знаю. 21 член. Никто друг друга не знает и система колокольчиков на случай шухера. Ты предпоследний кого мы арестовали. Остальные уже рассортированы по камерам. Ты - так называемая Утка. Последнего Хютера зовут Эгг. Он - дно перевернутой пирамиды. У него и хранится игла. Он - самый таинственный и самый главный Хютер. Система защиты у вас сложная, но мы смогли ее сломать. Эффект хлопка. Волны идут не в стороны, а внутрь после чего взаимоуничтожаются.
        - Я догадался. Молодцы. Стрельба из автоматов на вечеринке - отличный ход.
        - Ну и почему мы не вместе? Почему мы враги? У Онегина с Ленским было больше поводов для дуэли. Короче, ты знаешь мои желания. Я не хочу, что бы ты предавал своего таинственного вождя. Я хочу, что бы ты помог мне изловить главного врага Родины. Мы его по любому накроем. Счет уже идет на часы. Твоя помощь чисто формальна. Просто мне хочется, что бы именно ты показал нам на него.
        - Нет, - коротко ответил Игорь.
        Владимир Владимирович недовольно отвел взгляд.
        - А ты знаешь, что твою дочку убили? - спросил он. Игорь Станиславович сразу же переменил позу и сдвинул брови. - В прошлом году, когда это случилось, мне сообщили, что скорей всего убийство. Купол у парашюта был неправильно сложен, поэтому, когда она стала выруливать на посадку, то не справилась и врезалась в ограждение. Ребята подсчитали, что вероятность смерти твоей девочки в этом временном отрезке составляла 52 процента. Тебе эта цифра ничего не напоминает? Это не контрольный выстрел, а очередной. Помнишь «золотое правило» невидимого стрелка: «Если вероятность попадания не меньше 50 и не больше 55 процентов, то понадобится максимум 5 выстрелов, что бы поразить мишень. При этом никто не догадается, что был выстрел». Твою дочку просто грамотно убили. Я тогда подумал, кому могло быть нужно столь дорогостояще убивать твою дочь и решил, что это случайность. Сейчас дважды два опять четыре. Когда мы вышли на тебя я тут же вспомнил эту историю. Я думаю, ты тоже теперь догадываешься, кто убил твою дочь.
        - Я сам складывал ей парашют.
        - И так сложил, что 8 строп оказались на 30 сантиметров короче остальных?
        - Откуда такая информация? - спросил Игорь Святославович.
        - Глупые вопросы ничего не изменят. Твою дочь убил Эгг. Мы ее не убивали, следовательно, ее убили наши враги. Только им была нужна ее смерть. Для того что бы ты прочней приклеился. Передовые технологии. Убийство, как эффективный менеджмент. Враги, какими бы милыми они не становились, всегда наши враги. Даже, когда львы будут пастись с ягнятами они все равно плюнут тебе в спину.
        - Ты слишком любишь своих врагов, - усмехнулся Игорь, вернув на лицо усмешку. Владимир Владимирович неожиданно рассмеялся.
        - Смотрю на тебя и ностальгия долбит. Помнишь в 76-м ты меня тонко сделал, когда получил моего майора. Все было по делам, но я очень бесился. Или в 83-м, когда были проблемы в Румынии, ты же все уладил за 12 часов. Я тогда конспектировал твой отчет. Хотел перехватить опыт и был в восхищении. Ты всегда для меня был, типа, мастером Ушу, черепашкой-Ниндзя. Двигаюсь медленно - делаю быстро. Тут улыбнулся, там навернул и тектонические породы сдвинулись, а у меня без массовки ни тогда не получалось, ни сейчас. Люблю делать лишнее. Сделать лишнее, не означает сделать ненужное. Но твое чувство меры все равно меня восхищало. Да ты и сейчас развалился, как будто я прошу у тебя справочку подписать. Только ты напрасно так уверен в своем светлом будущем.
        - С чего ты взял, что я уверен? Я даже в твоем будущем не уверен.
        Владимир Владимирович недовольно покачал головой и налил себе еще вина.
        - Когда мне первый раз рассказали всю эту историю про Котору, Эгга и Иглу, я очень расстроился, - продолжил Владимир Владимирович. - Ненавижу мистику. Получается, что миром правят не люди, ни деньги и не ядерное оружие. Получается, что миром правит ерунда, нелепая детская сказка. Вот ты знаешь кто такой Котора?
        - Нет. У тебя хотел спросить.
        - Так я тоже не знаю.
        - Как не знаешь? Ты разве не по его приказу гонишь нас?
        - Нет. Я сам себе приказал. Власть над чудовищем должна быть у друзей Родины, а не у врагов.
        Игорь Святославович засмеялся.
        - Вы держите его в границах, а я буду им повелевать, - решительно сказал Владимир Владимирович.
        Игорь Святославович засмеялся еще сильней.
        - Он - животное, жадное злое животное. Мне приходится с ним общаться через посредников. У него ни тени интеллекта. Я постоянно упираюсь в его тупизну, как в стену. Мне нужна власть над ним и тогда все будет по-другому.
        - И золотая рыбка будет у тебя на посылках, - смеясь, процитировал известную сказку Игорь Святославович.
        - Слушай, Игорек, - успокоился босс. - Я понимаю, что ты сейчас гордый и непотопляемый, как крейсер «Варяг», но завтра, когда все, я хочу, что бы ты был рядом. Когда все изменится, когда твоя сегодняшняя роль потеряет смысл, тогда и ответишь. Ты мне нужен и, поверь, ты не пожалеешь.
        - Знаешь, Володя, зачем я ввязался в эту историю?
        - Расскажи.
        - Ради наших детей. Не хочу, что им мешали расти такие уроды, как мы. Страна у нас одна, а Родины разные. Твоя Родина воюет до последнего патрона, а моя никого не боится. Твоя Родина укрепляет стены и готовится к войне, а моей все интересно. Она ко всему миру с открытыми объятьями. Ничья грязь к ней не прилипнет, потому что моей Родине грязь не нужна. Твоя Родина скоро расколется на 1000 осколков, а моя - только рождается. Я люблю детей. И наши дети лучше нас и не надо полировать их задницы нашими безумными ремнями. У меня, слава Богу, отличный сын. У него чудесные друзья. Я когда сижу с ними вижу, что они чище, чем мы, и не нам хороводить их будущим.
        Владимир Владимирович положил в рот еду, в результате чего повисла пауза.
        - Красиво говоришь, - молвил, наконец, Владимир Владимирович, - даже я поплыл. Конечно они лучше - у них не было выбора. Помнишь, Егорыча, царство небесное. Сидел бы сейчас с нами, другой разговор был бы.
        Игорь засмеялся.
        - Это точно, - сказал пленник.
        - На самом деле, Игорек, у нас просто возраст разный. Тот самый внутренний возраст. Ты уже дожил до садика-огородика и мечтаешь о толпе внуков, детьми любуешься, а я сам, как подросток и у меня все впереди. И что бы ты там не пел, ты все равно предатель и все равно друг. И Родина у нас одна.
        Тут к Боссу подошел молодой, гладко выбритый, официальный товарищ.
        - Владимир Владимирович, французский посол уже третий час ждет.
        - Сейчас, Алеша, иду, - ответил Владимир Владимирович. - Что за люди? - обратился Босс к пленнику. - Я бы на третий час ожидания войну объявил, а он сейчас будет улыбаться, как будто я ему пол Сибири со скидкой продал. Обожаю дипломатию.
        Часть 4. Микки Маус
        Мне снился Бомж Великолепный.
        Давно не-мертвый-не-живой.
        Он грозно кланялся столетьям
        Тысячелетней головой.
        Искать Микки Мауса оказалось не так увлекательно, как думалось вначале. Сера и Лиза обошли вокруг вокзала. Безрезультатно. Зашли внутрь и прочесали оба этажа. Тоже никаких зацепок. Потом сделали еще один круг, более внимательно смотря под ноги и по сторонам. Ничего похожего на героя Уолта Диснея не попадалось. Даже в туалетах Микки не было - ни в мужском, ни в женском. Прочесывать округу не имело смысла, потому что со всех сторон подпирали другие вокзалы знаменитой «площади 3-х вокзалов». Сера и Лиза сели на скамейку в полупустом зале ожидания. Сера вопросительно смотрел на свою подружку.
        - Что ты так смотришь? - нахмурилась она. - Я не знаю, где его искать.
        - Может быть, среди постоянных работников вокзала есть кто-то, кого обзывают Микки Маусом? - спросил Сера.
        - Хорошая мысль, - согласилась Лиза, - давай попросим объявить по громкой связи, что Микки Мауса ждут у кассы номер два.
        - Супер, - согласился Сера, вставая.
        - Ты серьезно? - удивилась Лиза. - Они же ржать будут.
        - По фиг.
        Объявить о пропавшем Микки Маусе стоило 50 рублей и никто даже не улыбнулся. Объявление дважды четко проговорила по всему вокзалу суровая тетя с эротическим голосом. Сера и Лиза встали у второй кассы в ожидании. В эту кассу, как и во все другие была небольшая очередь. Каждый «потенциальный» Микки Маус становился в очередь и, купив свой билет, убегал на электричку. Прошло минут 20, прежде чем Сера с Лизой поняли, что кроме них других Микки Маусов на вокзале нет. Очередное разочарование. Молодые люди проголодались. Они нашли очередной МакДональдс и до упора набили брюхо. Потом снова вернулись на «Ярославский». Лизе пришла в голову идея, что где-то на вокзале мог быть магазин детских игрушек, где могли бы продавать Микки Маусов. Они стали спрашивать работников вокзала про детский магазин. Никто ничего не знал. Только один из охранников, соскучившийся по общению сказал: «У туалетов был год назад детский магазин, но он переехал. Правда, продавали там пневматические винтовки». Потом Лизу снова осенило. Они до сих пор не были на платформе. Сера тут же купил два билета до ближайшей станции, что бы пройти
через турникеты. Платформа потребовала больше времени на прочесывание, чем вокзал. Лиза и Сера заходили в электрички в поисках мышонка. Все безрезультатно. Лиза предложила сделать еще раз обойти вокзал, но более активно. Девушка стала задавать всем попавшимся на пути работникам вокзала и пассажирам один вопрос: «Вы не знаете где Микки Маус?». В основном молча шарахались, многие смеялись, некоторые даже хмурились на девушку, но Сера их успокаивал. Результат опять был нулевой. Они в полном отчаянье остановились у ларька с восточным фаст-фудом на котором было написано «Ликвидация шаурмы. Скидка 70 процентов». У ларька была очередь. Тут по орущему на пол вокзала «Русскому Радио» начались новости.
        - Главная новость дня: арестован Андрей Макаревич, - выпалил ведущий и продолжил анонсы. Лиза и Сера растерянно посмотрели друг на друга. Лиза чуть не заплакала. Они рассказывали про Макаревича только дяде Захе.
        - Самая неудачная шутка года, - пробормотал Сера. - Только ты не переживай. Твоего дядю не должны были пытать. Хотя и Макаревича не должны были арестовывать. Блин, все плохо. Время идет. Мы скоро опоздаем. Лизочка, соберись. Мы должны найти выход. Ты же умница.
        В этот момент к ним подошел бомж.
        - Брат, дай рубликов 10. На анчоусы не хватает, - сказал он Сере. Сера достал из кармана 10-рублевую монетку и отдал бомжу.
        - Спаси Бог, - сказал бомж и побрел дальше. Сера задумчиво посмотрел на уходящего бездомного.
        - Погоди, брат, - крикнул он ему вслед. Бомж остановился. Сера, спотыкаясь об бегущих людей, подбежал к нему.
        - Ты не знаешь Микки Мауса? - спросил Сера.
        - Дай еще рубликов 20, отвечу, - сказал бомж, отведя взгляд. Сера не нашел 20 рублей мелочью и отдал 50-рублевую купюру.
        - Не знаю никакого Микки Мауса, - ответил бомж и пошел дальше. Сера разочарованно смотрел ему вслед. Но тут бомж остановился и вернулся к Сере.
        - Его у того входа знают, - бомж показал на другой вход в метро, через длинный тоннель. - Он там ошивается, а я его только один раз видел.
        - Микки Мауса? - переспросил Сера.
        - Микки Мауса, - подтвердил бомж и поспешил по своим делам. Лиза стояла рядом и все слышала. Они поделились друг с другом полуулыбками и побежали в указанное место. Они уже там несколько раз проходили. Там, действительно, было лежбище бомжей. Бомжи были там же где раньше. Человек пять сидело на картонках напротив ларьков с алкоголем, сигаретами и шоколадками. Между бомжами стояла пустая полтора литровая бутылка жуткого газированного 10-градусного коктейля, продающегося в этих же ларьках. Что бы подойти к бомжам требовалось своеобразное мужество. У Серы оно было, а у Лизы нет. Сера, секунду подумав, купил в ларьке точно такую же бутылку коктейля, подошел к бомжам и сел между ними на картонку. Бомжи прервали свои ожесточенные разговоры. Они смотрели на Серу, как на пришельца явно не с их планеты.
        - Это подарок, - сказал Сера, поставив бутылку перед самым колоритным маргиналом. Молодой человек пытался не морщиться от жуткого запаха. - Мне нужен Микки Маус.
        Колоритный бомж взял бутылку, зачем-то содрал с нее этикетку, внешний вид которой кричал, что содержимое лучше не употреблять, открутил крышку и сделал 200-грамовый глоток.
        - Он 3-й день, как, бля, уехал, - сказал он на вдохе.
        - Куда? - спросил Сера, обрадовавшись, что его не обманули.
        - На еб ваши мамаши. На курорт, бля. На Тарасовку уебал.
        - Это станция?
        - Ага, кожно-венерический секретный объект, - бомж засмеялся. Лиза сделал несколько шагов к бомжам, но подойти ближе все равно не смогла.
        - Ей бы крылья, как у бабочки, а мне бы язык, как у жабочки, - процитировал неизвестного поэта один из бомжей не сводя глаз с Сережиной подружки.
        - Да я бля, твой бля, натяну, бля, - зло сказал другой бомж, оказавшийся женщиной. Она стала бить своего друга пустой пластмассовой бутылкой.
        - Станция Тарасовка? - повторил Сера. - И где его там искать?
        - А он на речке загорает, бля, турист. Только, какой, бля, курорт, если воды минеральные, - бомж снова взял бутылку коктейля, разрушившему не одну поджелудочную и сделал затяжной глоток.
        - Спасибо, братья, - сказал Сера и по-настоящему обнял бомжа, с которым разговаривал. Лиза поморщилась от отвращения. Сера, похоже, забил на обоняние. Он вытащил из кармана 1000-рублевую купюру и отдал бомжу на прощание. Бомж взял купюру без эмоций.
        - Спаси тебя сельдь иваси, - сказал он Сере вслед.
        - Ты, действительно, спайдермэн. Извини за неверие - с уважением сказала Лиза, когда они спешили к кассам, что бы купить билет до Тарасовки.
        Владимир Владимирович сидел в своем рабочем бункере за компьютером. На противоположной стене висел гигантский телевизор, в котором дефилировали говорящие рыбки. За спиной Босса висел не менее гигантский парадный портрет Путина с обнаженным торсом.
        - Можете расстрелять меня, мой фюрер, - сказал Рустам Гаврилович, вместо «Здрасьте».
        - Чуть позже, дорогой, - сказал Владимир Владимирович, закрывая Outlook Express. - Сначала объясни, почему Сергей Игоревич до сих пор не с нами.
        - Так вы ж сказали, что дело мистическое, а я только два часа назад это понял. Как началось с бреда, так и катится. Явно им кто-то с того света помогает. Ладно, вы забыли сказать, что и сынка надо вязать, ладно электричка почти на час опоздала, ладно чувиха оказалась стерильной. Но как они смогли найти единственную в Москве гостиницу, которая не была в нашей базе? Причем случайно. Гостиница только открылись. Еще сайт не выложили. Все что у них было из рекламы - это железная доска на цепочке. И она попалась им на глаза.
        - И что тут сверхъестественного?
        - А то, что гостиницы и комнаты на ночь - это наша промысловая сеть. Москва - это тот еще сейф. Трехголового гоблина, фиг, найдешь, не говоря уж про стандартное лицо овцеебной национальности. Наша сеть хоть какая-то возможность ловить рыбку в болоте. Если у человека есть деньги, но нет документов, то он обращается в интимные гостиницы с почасовой оплатой. В обычные без документов не пустят, а тут, вроде как, можно. А все без документные ночевки мы контролируем. Почасовые квартиры - это вообще наш бизнес. Прослушка, видео, порно. Короче, мы загнали мальков в сеть, а они выскользнули в единственную дырку. Такого не бывает просто так. Короче, расстреляйте меня, мой фюрер.
        - Рустам, ты - лучший и ты это знаешь. Расстреливать тебя экономически не выгодно. Соберись и найди мне уже этого студента.
        - Так всегда, Владимир Владимирович, как что надо - герой, а как что попросишь - абонент послал вас нах. Особенно меня аналят ваши менты. Вы им хоть выдавайте цивильный алкоголь по утрам, а то травятся суррогатом, а потом выдают опусы. Мы им разослали наводку - точней не бывает, фото, приметы, варианты маскировки. 26 сигналов от этих даунов поступило. И все белогорячечные. Гнобят моих орликов ваши орки. На одно опознание я сам ездил. Поймали старого хрена со студенткой. Я говорю, читай описание - чуваку - 21 год, чуве - 18. С какого бреда, ты зовешь меня осматривать этого лысого морщинистого гнома. А этот мудак мне: «не нравится, валите». Я ему, конечно, навесил оплеух, не удержался, но эти оплеухи все равно, что палить ядерным оружием по Юпитеру. На фига вы их плодите? Мне значит, одну за другой программы обрезают, людей сокращают, а этих долбиков размножаете.
        - Рустам, не лезь в политику.
        - Не лезь в политику. Не ешь говно. Детский сад на большой дороге.
        - И замечательно. Где они сейчас?
        - Понятия не имею. Нашли эту гостиницу мы два часа назад. Кренделя, конечно, уже смылись. Осмотр номера ничего не дал. Уборщицу только на работу приняли. Она с радости там так надраила, что кроме собственного отражения никаких улик. Мусор вывезли. Со слов поломойки в номере были бутылки, пакетики, коробка от пиццы. Все принесли с собой, звонков не делали. И главная улика - 5 использованных гандонов. Блин, я после такой информации депрессирую. 5гандонов. Тоже ведь когда-то пил тархун - еб, еб, еб - даже не считал, а сейчас хренью занимаюсь какой-то.
        - Рустам, ты о чем вообще?
        - Да, Владимир Владимирович. Знаю, что не по теме. Просто там такая чуваха, что я бы сам ей с удовольствием патронов 10 зарядил.
        - Рустам.
        - Да поймаем мы его. Мы сейчас промываем песочек, анализируем все, что происходит вокруг. Кренделя резвые очень. Думаю, скоро объявятся. Если не объявятся, то ночью возьмем. 2раз в одну дыру они не пролезут. Знаете, мой фюрер, если бы не было ходьбы на цыпочках, 100 раз бы их поймали. Оказывается китаеза, друг чувака, знал, что эта чувиха из Орла и что только приехала. Друзьям своим рассказывал в баре. Мы 12 часов и пару тонн нервов потратили, что бы это узнать. Сразу бы этого китаезу погладили, я бы уже купал свои копыта в Индийском океане. Если бег на цыпочках объявят, наконец, олимпийским видом спорта весь пьедестал до преисподней наш будет. А зачем вы Макаревича арестовали? Что за произвольная программа? Если бы они его искали, мы бы их запеленговали 100 процэ.
        - Дело слишком серьезное, что бы рисковать, - ответил Босс. - Мне студент не нужен. Мне нужно, что бы он не нажал на волшебную кнопку. Знаешь принцип домино? Муравей прислонился к костяшке и все посыпалось.
        - Делал я когда-то такие штуки. Идеальное занятие для идиота. А Макаревича в камеру прямо засунули?
        - Вип-камеру со всеми удобствами. Нужно просто сделать его недоступным. Хотели по тихому, но этот гад успел позвонить и раструбили на весь мир.
        - А какое обвинение думаете предъявить?
        - Любое.
        - А мне нравятся его песни. Помните «в трубку затолкать бычок»? Мысли в масле, - Рустам достал из папки тонкий файл с листочками и положил на стол.
        - Что это? - спросил Владимир Владимирович.
        - Информация об одном чуваке. Зовут его Захар Иванович Безбородов. Вполне возможно он представляет некую третью силу в нашем деле.
        - Что еще за третья сила? - не понял Босс.
        - Точно не знаю. Сами разбирайтесь. Я в этих делах могу облажаться. Только, чур, чувака этого не трогать сильно. Я обещал его крышевать. Прикольный тип. Представляете, он своим котом деньги зарабатывает.
        - Рустам, может быть ты тоже хочешь котом деньги зарабатывать? Мне не нужны прикольные чуваки. Мне нужен Эгг и Игла. Почему даже ключ не нашли?
        - Тут другая проблема. Слишком много экспертов. Они нашли 34 ключа. Сейчас осталось 5. К вечеру найдем один. 100 процэ.
        - Долго, Рустам. С каждой минутой вероятность успеха уменьшается. Еще этот шум с Макаревичем.
        - Кстати, хотел спросить, откуда узнали про Макаревича? Еще кто-то работает?
        Владимир Владимирович вместо ответа уставился в монитор и стал двигать мышкой.
        - Просто, что если Макаревич - фэйк?
        Владимир Владимирович перестал слышать Рустама.
        - Прикольную историю рассказали, - сказал Рустам, не обращая внимание на раздражение Босса. - Один богатый дятел открыл в Южном Бутово спорт-бар по системе - пиво, ставки, водка - и назвал его «Очко». Типа, с двойным смыслом - «блэк джек» и очки в турнирной таблице. А народ, увидев на фасаде монументальную вывеску из 4-х букв, соскользнул на третий смысл. Все решили, что это бар для гомиков. Короче, бизнес у дятла не пошел, потому что позиционировать себя гомиком в тех краях не рекомендует Минздрав. Тогда он прилепил к слову «Очко» слово «спортивное», повесил баннер с сисястой бабой и устроил акцию «Закажи три по сто и …
        В этот момент у Рустама зазвонил телефон. Он взял трубку.
        - Да, - сказал он и стал слушать. На его лице засияла улыбка. - Опознали? Ярвок? Ну и дауны мы. Короче, все на «Ярославский». Я буду через 20 минут.
        Рустам выключил телефон. Владимир Владимирович тут же перестав зевать, уставился на полковника.
        - Объявились кролики, - сказал, смеясь, Рустам. - Не поверите, в 9-30 они заказали объявление по Ярославскому вокзалу с просьбой Микки Маусу подойти к кассе номер два.
        - Микки Маус? - не понял Владимир Владимирович.
        - И ключ мы нашли, - продолжал смеяться полковник. - На втором месте в нашем рейтинге был рисунок Микки Мауса на боксерской груше с надписью «Ярвок». Молодцы кролики. Блин, на «Ярославском» батальон ваших ментов. Только и делают, что за ручку ходят и милостыню просят. Наши кролики там все утро активно бегали. Их 10 человек опознало. Короче, я побежал. Найдем мы этого Микки Мауса, клянусь утконосом Перри.
        - Рустам, - остановил уходящего полковника Владимир Владимирович, - если вы найдете Эгга, то никаких действий. Только слежка. Что бы он ничего не заподозрил.
        - Я помню. Будем ждать указаний свыше.
        Электричка была полупустой. Сера и Лиза сели на свободную скамейку.
        - Я волнуюсь, - сказал Сера, нервно крутя в руках телефон. Они только отъехали от Ярославского вокзала.
        - С чего? - спросила Лиза.
        - Микки Маус и есть Эгг, а Эгг - это мифический персонаж. А до мифических персонажей электрички не ходят.
        - Может быть он не Эгг, а очередная подсказка.
        - Мой папа - последняя подсказка. А этот бомж - Эгг. Может быть, через час я смогу увидеть и потрогать смерть Которы. Хрупкий предмет, который может изменить этот мир за одну секунду. Я вырос на этой ерунде и она для меня всегда была в прошедшем времени. А теперь метнулась в будущее. Бомж. Это выше моего понимания. Во главе пирамиды олигархов стоит бомж. Интересно, знал ли папа про это? Все знали, что Эгг - необыкновенный человек, но что б насколько.
        - Мне до сих пор кажется, что ты меня разыгрываешь. Я сначала думала, что ты так меня соблазняешь. А сейчас вроде уже соблазнил, а чушня не прекращается. Но я все равно не удивлюсь, если вдруг начнут стрелять из гаубиц, электричка взлетит за облака и вбежит Валдис Пельш с букетом гладиолусов. «Программа Розыгрыш!»
        - Хорошо бы, - согласился Сера.
        Они проехали пару остановок.
        - Хочешь послушать мои песенки? - спросил Сера.
        - Давай, - обрадовалась Лиза.
        - Только похвали потом, а то я нервный.
        Сера достал из сумки наушники, воткнул их в телефон, несколько раз тыкнул в экран и отдал наушники Лизе. Лиза тут же их вставила в уши. Сера нажал на “play”. Заиграла песня. Звук был необычным. С одной стороны, ударные ухали по стандартной схеме, но остальные инструменты были аранжированы очень сложно - со сбивками ритма, продуманной инструментовкой и отсутствием звуковых петель. Потом начался припев:
        - Линия фронта/Потно и плотно/Делит кого-то/Брысь, беззабота. - прорычал мрачный низкий голос. То, что хрипит Сера верилось с трудом, но это был он. Затем началась читка:
        - Мраморные рельсы издают характерные визги/Мраморное сердце разбивает визги на брызги/Прочность характерна для некрологов и некрополей/Только точный удар в точную точку превращает эту прочность в утопию…
        Слов было много. Они были сложно зарифмованы. Смысл песни то появлялся, то исчезал. Припев повторился раз 20. Песня закончилась. Лиза посмотрела на Серу. Ее друг напрягся. Лиза улыбнулась.
        - Ну и ладно. Отдай? - нахмурился Сера и стал отбирать наушники. Лиза сопротивлялась.
        - Мне понравилась, - несколько раз повторила она, но Сера ей не верил. Силы были не равны. Парнишка отнял наушники. Возникла пауза. Сера еще раз посмотрел на Лизу.
        - Только не говори, что тебе понравились дудочки, - сказал Сера.
        - Мне понравился «Ум-ум», но дудочки тоже хороши. Ты сам такой звук придумал? Я не слышала похожего.
        - Правда, понравился? - перестал хмурится Сера. - Я два месяца аранжировку делал. Пришлось чуть потырить у Пуччини, но сегодня тырить у Пуччини, это все равно, что сочинять самому. Я сам доволен звуком. А что насчет самой песни?
        Лиза отвела взгляд.
        - Молчи тогда, - сказал Сера.
        - Нормальная песня, только тебе не идет, - сказала, наконец, Лиза. Сера, обидевшись, уставился в окно.
        - Очень хорошая песня. Замечательная. Просто тебе не идет.
        Сера одернул свою руку, которую пыталась взять девушка.
        - Музыка красивая, особенно в припеве, а переходы вот эти у-у-у вообще на международном уровне. А стихи - прямо Маяковский. Это чудо-юдо-рыба-хит. Просто не под цвет глаз. Ты же у нас больше весна, чем осень, поэтому тебе холодные цвета только в аксессуарах.
        Лиза, наконец, смогла развернуть к себе передом своего дружка и, сломав сопротивление, насильно поцеловала. Сера не выдержал и улыбнулся. Похоже, он не очень то и обижался.
        - Знаешь, как мой папа говорит моему непутевому двоюродному братцу, когда тот начинает геройствовать? - спросила Лиза, когда смогла принудить Серу к миру.
        - Как?
        - Только это очередная гадость.
        - Вали уже. Другого не жду.
        - Хочешь воевать - не коси от армии.
        Через 40 минут они доехали до Тарасовки. Сера успел изучить карту. Недалеко от платформы протекала река Клязьма, Проблема была в том, что она протекала с обеих сторон железной дороги. Выйдя на станции, молодые люди задумались в какую сторону идти. Решили идти направо, а потом, если не найдут Микки Мауса там, пойти вниз по течению.
        - Давай в магазин зайдем? - сказал Сера, увидев продуктовый магазин, - Он все-таки бомж. Еду должен уважать.
        Они зашли в магазин и накупили всего, что было из дорогих продуктов. К продуктам они добавили литровую бутылку мордовского коньяка, банку пива, полтора литровую колу и набор пластиковой посуды. Пакет получился увесистым. Лиза хотела помочь, но Сера решил поишачить в настоящего мужчину. Дома почти сразу окончились, и они оказались в небольшом лесу. Спустившись с горки, молодые люди вышли на равнину. Речка была не очень далеко. Они пошли, как можно дальше от железной дороги, что бы потом не возвращаться. Погода была идеальная для подобных прогулок. Было облачно, но без намеков на дождь. Редко выглядывающее полуденное солнце было очень горячим, но его почти сразу прятали густые облака. Сера и Лиза дошли до Клязьмы. Речка была, как игрушечная. Метров 10 в ширину. Вдалеке отдыхала веселая компания подростков, забравшихся сюда на автомобиле. Сера и Лиза пошли вдоль берега по хорошо протоптанной тропинке в сторону железнодорожного моста. На речке было достаточно оживленно, несмотря на будний день. Сера тащил пакет из последних сил. Лиза время от времени повторяла, что может помочь, и в ответ получала
задыхающееся «не надо». Когда Сера встал на очередной перекур, он не стал сопротивляться, когда девушка вытащила из пакета колу. Без колы стало гораздо легче. Они дошли до моста. На пути им попалось несколько купающихся и загорающих. Никакого сходства с бомжами у них не было. Они прошли под мостом, повторили еще пару крутых изгибов реки, прошли мимо еще одной веселой компании, пока наконец не нашли того кого искали.
        На раскидистом дереве, растущем у самой воды, была развешена одежда. Под деревом стояла большая сумка. В нескольких метрах от дерева горел небольшой костер. У костра сидел самый что ни на есть бомж и ковырялся в черной от сажи кастрюле. Бомж был в одних трусах. Лиза и Сера остановились в нескольких шагах от него. Бомж, увидев молодых людей, открыто улыбнулся.
        - Привет, - сказал он весьма приятным баритоном.
        - Привет, - ответили Сера и Лиза.
        - Супчик будете? - спросил Бомж, одевая выцветшую рубаху. Рядом с кастрюлей валялись 2 пакетика Роллтона.
        - Может, лучше мы вас угостим? - предложил Сера, ставя, наконец, пакет на землю.
        - А что там? - заинтересовавшись, спросил бомж.
        - Набор для пикника, - ответил Сера, первым делом достав из пакета литровый коньяк и пол батона колбасы. Бомж ахнул и перекрестился.
        - Чудны дела твои Господи, - сказал он, - чудней меня. Как вас зовут?
        Сера и Лиза представились.
        - А вы Микки Маус? - уточнила Лиза. У Серы сомнений не было.
        - Кличут меня так часто, но какой я Микки Маус. Микки Маус - красавчик, а я стар уже умываться. А зовут меня так же, как Микки Рурка, Мишей.
        - Очень приятно, - сказала Лиза. Микки Маус хоть и был настоящим воняющим бомжом, но умудрялся при этом быть милым. Запашок пугал, но редкозубая улыбка была обворожительной.
        Микки Маус вытащил из кустов два больших картонных листа и расстелил на траве. Стали сервировать «стол». Появление каждого нового продукта сопровождалось звонким аханьем бомжа. Уже через 5 минут Сера открыл коньяк и разлил в пластиковые стаканы. Лиза взяла, купленное для себя, пиво.
        Бомж облизываясь взял стакан. Выпили за знакомство. Сера поморщился и стал закусывать. Он в жизни не пил такой дряни.
        - Аллилуйя, - сказал Миша, опрокинув свои пол стакана и закачавшись от удовольствия. - Можно самому себе налить без тоста, просто, что бы восславить Господа?
        - Конечно, - сказал Сера, - welcome. Мы уже завтракали.
        Бомж взял в руки бутылку, восторженно посмотрел на нее и, любуясь струйкой, налил себе еще пол стакана. Он предложил коньяк Сере, но парнишка отказался. Бомж с закрытыми глазами, замирая на каждом глотке, выпил коньяк и снова расплылся в улыбке. Потом положил колбасу и сыр на хлеб и откусил с тем же восторгом.
        - Спасибо, Господи, что сегодня не постный день. А то мучился бы - то ли согрешить и каяться, то ли не грешить и каяться, - сказал Микки Маус и перекрестился. Сера перекрестился тоже. А потом и Лиза.
        - Я, наверное, свой вкусносупчик завтра съем, - сказал Миша и, с трудом стараясь сдерживаться в рамках приличий, стал кидать себе в рот все подряд.
        Лиза и Сера тоже присоединились к трапезе.
        - Посмотрите, что у меня есть, - сказал Сера, устав ждать, и показал свою татуировку на плече. Бомж посмотрел на нее, отложил ложку со столичным салатом и очередную дозу коньяка, поднявшись, обошел «стол» и сел рядом с Серой. Тату его загипнотизировало. Он изучал его несколько минут.
        - Ералаш будет наш, - крикнул он неожиданно, - Бог всегда проще, чем думаешь. И как после этого Его не обожать.
        Бомж с улыбкой вернулся на свое место и снова стал закидывать в брюхо продукты.
        - Значит все хорошо и можно расслабиться? - уточнил Сера.
        - Конечно, можно расслабиться. Если хорошо расслабится, то может Господь сказать тебе: «Встань и иди». А если Бог тебя послал, что может быть лучше.
        Миша снова налил себе грамм 150.
        - Я вообще-то себя ограничиваю, - прокомментировал он, когда Сера в очередной раз отказался, - но сегодня же волшебный день для меня. Первый раз в жизни меня посетили Божьи посланники.
        Сера с Лизой засмеялись.
        - Мы сами по себе гулялы, - сказала Лиза.
        - Не маскируйтесь. Я в курсе - сказал Миша. - Мне Господь сказал вчера грозно так: «К тебе завтра придут мои посланники, помойся чуть-чуть. А то воняет, сил нет. И трусы постирай». Дал Он мне мыло и немного шампуни. Я весь вечер вчера плескался. Даже каноны сократил, а то не успевал. Хотел даже побриться, но Господь сказал: «так сойдет».
        Сера и Лиза опять засмеялись.
        - Смейтесь, - сказал бомж, - над Микки Маусом не грешно посмеяться, а даже богополезно бывает. Без смеха не бывает человека, а человека Божьего тем паче. Поржать иногда все равно, что помолится. Особенно для лошадок. «Угрюмый вид - в душе бандит» - как говорил Семен Курский.
        - Нас ищут, - сказал Сера, прерывая Микки Мауса, - точнее вас ищут плохие люди.
        - Плохие люди? Прекрасно. Как они поживают? Давненько я их не видел.
        - Это не так забавно, как кажется. Им нужна Игла. Вы же Эгг?
        - Эгг, да и только, - сказал Микки Маус смеясь, - знаю, зачем они бегают, а они не знают, зачем бегают.
        - Вы последний из общества Хютеров, оставшийся на свободе. Себя я не считаю, потому что я всего лишь глупый утенок, - терпеливо продолжал тему Сера.
        - Повстречались как-то раз Дональд Дак и Микки Маус, - сказал бомж, продолжая смеяться.
        Сера вежливо улыбнулся.
        - Смешно, - сказал он, - но не так как хотелось бы. Это война и мы почти проиграли. Или нет?
        - Или да. Дезертиры обожают войнушки. Ты то, что распереживался?
        Сера задумался. Он не понял, что имеет в виду Микки Маус.
        - Скажите лучше, почему среди святых нет ни одного кастрата? - задал бомж неожиданный вопрос.
        - Правда? - удивилась Лиза.
        - Правда, - ответил бомж.
        - И почему? - спросила девушка.
        - Потому что надо. Без надобности, но надо. Причем больше зрения, слуха и обоняния. Слепых, хромых, глухих - сколько угодно, а кастратов нет, - с непонятным воодушевлением сказал Микки Маус. - Загадка природы. А загадки природы Бог загадывает, а Святой дух разгадывает. Тянут-потянут, вытащили репку. Может еще по Божей водице? - спросил бомж, поднимая коньяк. Осталось меньше половины.
        - Давайте, - сказал Сера. Он понял, что без алкоголя ничего не поймет. Они выпили. Лиза за компанию допила оставшееся пиво и, захмелев, прилегла на траву.
        - Божья водица - великая тайна: вода-водой, а внутри пылает лампадой. Это тоже Семен Курский сказал, - бомж перекрестился. - Что-то вы загрустили? - добавил он, переводя взгляд с Серы на Лизу. - Обычно от моего запаха грустят, но сегодня я вроде весь в шампунях, как мыльный король. Не грустите.
        - Мы не грустим, - сказал Сера. - Просто я не могу расслабиться.
        - Не можешь - не надо. А то можно так расслабиться, что и Бог не подымет.
        - Я не понял про дезертиров, - сказал Сера.
        - Так ты первый начал - плохие люди, война, перестрелки. А за что воюют, не знают, потому что дезертиры. Когда на войну призывали, где были? Прятались. Повестки сжигали. Из дома уходили. Теперь вот играют в войнушку, лишь бы на войну не идти.
        - Вы сговорились что ли? - расстроенно сказал Сера, - ну отмазали меня от армии. Это такой большой грех?
        - Я не про тебя, Сергий. Ты же посланник Божий. Я про плохих людей, что б им икнулось. Что они ищут? За что воюют? Что от нас хотят?
        - Иглу, - неуверенно сказал Сера. - Это же смерть Которы. Власть над страной.
        - Показать тебе эту власть? - спросил Микки Маус, неожиданно воодушевившись.
        - Конечно, - сказал Сера. Он сам хотел попросить об этом и не решался.
        Бомж встал, покачиваясь дошел до дерева, где были разбросаны его вещи, что-то достал из кармана бурого ватника и вернулся к «столу». Сера смотрел то на Лизу, то на Микки Мауса и чувствовал жуткое волнение. Бомж подошел к Сергею и положил в его ладонь обычный шарик для пинг-понга.
        - Шарик? - спросил Сера, пытаясь унять трясущиеся руки.
        - Для всех шарик, кроме его владельца.
        - Которы?
        - Да. Ему этот шарик куда нужней, чем нам.
        - И кто он? - спросил Сера.
        - Он не жнет и не пашет. Он поет и пляшет, - сказал Микки Маус.
        - Да у нас пол страны таких, - ответил Сера.
        - У вас веселая страна. Поэтому и не знаете за что воюете. За это? - спросил бомж, забирая шарик назад, - тоже мне меч Артура. Все из-за того что от своей войны откупились. Дезертиры.
        - Если это не война, то где она? От какой войны мы откупились? - продолжал отбиваться вопросами Сера.
        - Да я не про тебя и не про Елизавету. Вы Божьи посланники. Я про войнушников. Главный грех войнушников в глупости. Глупость сама по себе не грех. Даже добродетельна бывает. Но главный грех войнушников - это глупость. Вот я скажем тоже дурак, но я - дурак не просто так. А войнушники даже нищету свою умудряются прокутить.
        Сера почесал лоб и засмеялся.
        - Давайте еще выпьем, - сказал он. - Все равно я ничего не понимаю.
        Бомж с удовольствием разлил. Выпили. В этот раз вкус коньяка показался Сере очень достойным.
        - Хотите, расскажу вам историю про свои подвиги. Я всем ее рассказываю и всем нравится, - сказал Микки Маус.
        - Конечно, хотим, - сказала Лиза. Банка пива подействовала на нее удивительным образом. Какое-то блаженство спустилось на нее, как облако. На Серу тоже стало спускаться блаженство, только коньячное и он лег рядом с Лизой.
        - Я раньше был богатый, - стал рассказывать бомж, - у меня была квартира, телефон с антенной, телевизор и автомобиль «Тойота» с автоматической коробкой передач. Жена от меня ушла еще, когда я богатый был и девочки мои ушли. Только за машину ругались, а остальное мирно поделили. А потом случилась ерундовая история. Меня начальник обидел. Была пятница, а он сказал, что бы я приготовил отчет. Я приготовил, а начальник пропал. Я ждал его, а меня друзья в бане ждали. Начальник оказывается про меня просто забыл. И я вместо бани на работе просидел до полуночи. Ехал я в такси домой и твердил про себя: «что б ты сдох, гад, что бы ты сдох». В понедельник прихожу на работу, а начальник-то и в правду издох. Как раз в то время, когда я его проклинал. Залетел со своей машиной под Камаз. Меня на его место назначили. Еще богаче я бы стал. Но неудобно как-то получилось. Будто я его убил из-за денег. Решил я тогда подвиг совершить. Давно хотелось, но повода не было. Пришел к батюшке за советом. Говорю: «хочу как Франциск Ассизский, все деньги раздать и нищим пойти Бога проповедовать». Он говорит: «легкий путь ты
выбираешь, иди-ка лучше в монастырь». Я кивнул, а сам думаю, ну куда мне убогому тяжелый путь. Решил пойти по легкой дорожке. Квартиру переписал жене своей бывшей, а деньги разослал разным людям. Хотел снять и раздать наличкой нищим, как в кино, но испугался. Дал одному убогому 5 тысяч, так он меня чуть не прибил от радости своим костылем. Решил раздать не салютуя. Деньги то сейчас раздать не сложно. Потом я оделся в рубище, как Микки Рурк и пошел искать учеников. Пришел на вокзал. Меня сразу приняли, но учиться не хотели. Но я не сильно настаивал. Чему от меня учится. Бомжевать они и без меня научились. Думаю, надо богатых учить. Стал вылавливать на вокзале тех, кто одет получше и им проповедовать. Думаю, послушают меня, продадут свои квартиры, машины, раздадут кому не попадя и пойдут со мной Бога благословлять. Но как-то не пошло. Не знаю почему, но все от меня бежали, как от черта лысого, хотя у меня только залысины. А говорил я вроде убедительно. В общем, не получался подвиг. Что бы я не унывал, Господь мне стал деньги давать. Но не просто так, а с назиданием. Я спрашиваю его: «Чуть-чуть с утра
спиртику не грех?». Он отвечает: «Выпей, конечно. Только помолиться не забудь» и дает мне деньгу. А иногда не дает и молчит сурово. Я все понимаю - грех на грех, как день на день не приходится. А на вокзале хорошо. Особенно, когда Господь тебе зарплату перечисляет. Не жизнь, а пенсия. При вокзале церковь есть. Батюшка с понятиями - приветливый, ученый. Правда, завидует мне немного. Все хочет работать заставить. А зачем мне работать, когда мне Господь за безделье платит? Я б сам на его месте обзавидовался, ведь он с утра до вечера в трудах.
        А потом пришел ко мне рыжий ангел. Не знаю в каком он чине, но явно не из последних. Приехали за мной его товарищи, когда я сидел один в кустах и молился. Строгие товарищи, но вежливые. Взяли меня под руки, не побрезговали. Провели через вокзал. Охранники даже не пикнули. Посадили меня товарищи в длинный черный автомобиль «Мерседес» и мы поехали. Меня угостили бутербродом с котлетой и помидориной и налили какой-то вкусняшки. Не спросил как называется, но явно с молитвой гнали. Приехали, поднялись на лифте и привели меня в ангельские покои. Окна занавешены, лампады горят и огромная икона Казанской Богоматери на стене. А сам ангел лежит в кресле - рыжий такой, худющий, в одеяло закутанный. Видно, что не здоровится. Товарищи удалились, а я сел рядом. Рассказал мне ангел зачем меня Бог призвал. Что бы хранил важную вещь и дал мне этот шарик. Много он мне тайн рассказал, но я вам их не расскажу. Он попросил никому не рассказывать. Только вы не расстраивайтесь, ничего интересного там нет. Ерунда всякая. Мы часа 2 с ним разговаривали. Потом дал он мне 100 рублей. Больше Господь не велел давать и меня
опять отвезли на вокзал и даже до тех же кустов довели, что бы я молитву закончил. Я, когда ехали, не удержался и попросил еще вкусняшки. Опять налили, почти стакан. Жаль не спросил, как называется. Хоть знал бы о чем мечтать. С тех пор меня бомжики стали уважать, Микки Маусом звать, даже один в ученики стал проситься, но зачем мне ученики, когда у меня спецзадание.
        А неделю назад Господь дает мне 500 рублей и говорит: «Съезди на курорт. Отдохни». А почему бы бездельнику не отдохнуть? Попросил благословения у батюшки. Он благословил. Я тут бывал еще, когда автомобиль у меня был. Была мысль даже билет купить на электричку, но Господь сказал: «не смеши кассиров» и я так поехал. Как хорошо здесь. Зайду в воду и лежу. Здесь тоже хорошая церковь. Вон купола блестят. Здешний батюшка мне не завидует. Любит поговорить. Квасом вчера поил. Бестолковый напиток, но вкусный.
        Микки Маус закончил и стал переводить взгляд с Серы на Лизу, а они не знали что сказать.
        - Вы рыбачите? - спросил Сера, вместо ответа. Он заметил ветку с привязанной ниткой, закинутой в воду.
        - Да, - ответил бомж, - сам удочку сделал. Мне на днях Господь ножичек подарил, вот я на удочку и сподобился. Очень хочется поймать рыбку и съесть. Но не хочет рыбка меня угостить. А Господа просить не хочется по пустякам. Да и времени немного на рыбалку остается.
        - Чем вы же занимаетесь, что времени нет? - спросила Лиза.
        - Да я у здешнего батюшки выпросил на время правила монашеские. Так молюсь теперь с утра до вечера. Может это мне поможет в монастырь записаться. Вид цивильный обресть. Тем более, что спецзадание к концу подходит. Но что-то я пока не очень просветлел. Часов у меня нет наручных, поэтому и порядка никакого. Не знаю, когда ложится, когда спать. Хотя по правде беспорядок я сам придумываю. Все правила под себя переписываю и дурачком прикидываюсь. Мне месяц назад батюшка сказал, что оказывается я и пощусь неправильно. Представляете, в пост даже водку нельзя. Я-то думал, что водка - это постное, поэтому никаких настоек, портвейнов и газировки, а оказывается водку тоже нельзя. И как мне два месяца прожить? До обеда я еще могу в пост воздержаться, а после обеда никак. Хоть не обедай вовсе. Ну и какой инок из меня тогда?
        - Вино вроде можно в пост, - сказал Лиза.
        - Вино вкусно, но это же кровь Господня, поэтому дорого стоит. Да и для других целей оно. Поэтому я все равно в постные дни пью постную водку. Сам себе решил, что не грех. Сам решил, но с Господом посоветовался. Мы же Господом Иисусом Христом - дружбаны. То он меня рассмешит, то я его. И, думаю, Он по дружбанству не будет против, если я чуть-чуть по своему организуюсь.
        - Вам нравится такая жизнь? - спросила Лиза.
        - Конечно. Когда тебя Господь кормит, ему и «спасибо» напрямую говоришь. «Достиг я высшей власти». Только два каприза осталось - хочу попробовать вино, которое Господь в Кане Галлилейской забодяжил и рыбку, которую он на костре сготовил для своих дружков. Не для чревоугодия, а для счастья. А может и для чревоугодия. Что я на себя наговариваю.
        Тем временем вокруг бомжа стали кружится воробьи. Они садились ему на руки, на голову, клевали с ладоней. Миша не обращал на них внимания. Потом к «столу» подбежала белка, прыгнула бомжу на колени и стала вырывать у него из рук кусок сыра. Бомж отдал. Белка запрыгнула Мише на плечо и стала есть. Это выглядело очень мило.
        - Почему вас звери не боятся? - спросила Лиза.
        - А что меня боятся? Они людей боятся, а я почитай та же зверюка.
        Миша взял уже на 2/3 пустую бутылку коньяка, предложил Сере. Сера не отказался. Он пил через раз и уже был пьяным. На его лице зависла улыбка. Лиза тоже очень глупо улыбалась. Воробьи стали садится и на них. Их когти царапали, но не болезненно. Прибежала еще две белки.
        - До чего же Лизавета хороша, - сказал Микки Маус, смотря на девушку, - ты вся такая вся ладная, а меня ни чуточку не искушаешь.
        - Это комплимент? - уточнила Лиза.
        - Хоть голая тут ходи, а все равно не искусишь ты меня, - засмеялся бомж.
        - Можно я не буду сегодня ходить голой, - улыбнулась Лиза.
        - Ходи-не ходи, ничего у меня не шелохнется, - продолжал развивать тему Микки Маус.
        - Просто я не в вашем вкусе, - догадалась девушка.
        - Ты просто дитя. «Блажен тот, кого дети не искушают». Господь так не говорил, но и не сам я придумал. Должно же быть у меня хоть одно блаженство. Иначе, какой из меня блаженный. Очень уж хочется в святцы попасть. Раз не преподобным, то хотя б юродивым. Я даже видел себя на иконке пару раз во сне. Ничего так вышел. Бородка только смешная. Но сейчас вроде разрешают подрисовать.
        - Вас, наверное, женщины уже не интересуют? - вступил в разговор Сера.
        - Еще как интересуют. Я конечно скрываюсь, но иногда подкараулит какая-нибудь Матрена: сиськи - во, зад, как мотоцикл. Страшно, хоть милицию вызывай. «Молился-молился, пока не удавился». Думаете бомжики не образованные? Мы прессу читаем, а иногда и кино показывают. А на Лизочку смотришь и смотришь, и хорошо, что…
        Миша не договорил. Три хлопка раздались практически одновременно. Миша, Сера и Лиза, как сбитые кегли безжизненно упали на траву. Воробьи разлетелись, белки разбежались, а припозднившийся ежик повернул назад в свою норку.
        Кот Фунт ходил по комнате взад-вперед. Заха сидел в углу с бутылкой виски. На столике рядом стояла запивка и закуска. В комнате был полумрак. Только слабенький торшер горел.
        - Хватит прокурорить, - сказал Заха коту. - Я-то тут причем?
        Заха выпил и схватился за голову.
        - Мне плохо, - пожаловался он, - похоже, меня подсекли.
        Кот продолжал ходить взад-вперед.
        - Доигрался, - бормотал Заха, держась за сердце. - Вроде осторожно все делал. Фунтик, помоги мне.
        Фунт не хотел помогать. Заха налил еще.
        - Помоги мне, - сказал Заха стакану и снова выпил. Лицо покрылось пятнами. Кот перестал ходить по комнате, а сел на тумбу в противоположном углу. Заха встал и с трудом добрался до туалета. Его вырвало. Вроде стало чуть полегче. Он вернулся и лег на кровать. По потолку плавали черные тени деревьев. Включать свет не было ни сил, ни желания. Заха тяжело дышал. Время от времени его дергало. Судорога бежала по телу. Сердце останавливалось. Тело покрывалось холодным потом. Потом отпускало и Заха возвращался к жизни. Ему хотелось орать, но получалось только глупое мычание. Вдруг судороги прекратились. Заха почувствовал сильное облегчение. Он пошел на кухню. Хотелось воды. Проходя по коридору, он включил свет. На кухне тоже зажег. Банка для кипяченной воды была пустая. Кувшин с фильтром для воды тоже был пуст. Заха взял стакан и налил воды из под крана, сделал несколько глотков и тут его так дернуло, что он подпрыгнул. Судорога была такая, что казалось еще чуть-чуть и его тело разлетится на части. Заха упал на пол. Стало чуть легче, но боль не уходила.
        - Тащат, гады, - прошипел Заха. Ему было так грустно, что слезы брызгали из глаз фонтаном, как в детских мультиках.
        - Фунт, - попытался крикнуть Заха, но получился нечленораздельный хрип. - Спаси меня, - прошептал Заха.
        Вдруг боль отпустила совсем. Заха недоверчиво присел и почти тут же в дверь позвонили. Заха закрыл глаза. Он никак не мог понять, что делать с этим звонком. Звонили настойчиво. Боль не возвращалась. Заха поднялся. Вытер лицо полотенцем и пошел открывать. На пороге стояла Жанна, одна из проституток, услугами которой он регулярно пользовался. На внешность она была ниже среднего, но Заху привлекала в ней непринужденность и своеобразное чувство юмора.
        - Ты? - удивленно спросил Заха. Он никогда не приводил проституток в дом. Все время ходил к ним. Жанна никак не могла знать его адрес.
        - Ты? - повторила за своим клиентом Жанна и захохотала жутковатым смехом. - Пустишь?
        - Что ты здесь делаешь? - никак не мог понять, что происходит Заха. Ему совсем не хотелось, что бы в минуту борьбы за свою душу рядом с ним была одна из его подружек.
        - У меня акция. Покидаю бизнес. Пришла сказать бесплатное спасибо своему инвестору.
        - Не надо, - пробурчал Заха, - важное дело сейчас.
        - Важному делу поможет важное тело, - опять захохотала девица и, отодвинув Заху, прошла-таки в квартиру. Заха закрыл дверь. Он находился в ожидании новой судороги и инстинктивно обнимал себя руками.
        - Дело? - переспросила Жанна, зажигая в комнате свет. - М-да. Забухал на все, мой повелитель.
        Она повернулась к Захе и только тут его разглядела.
        - Что с тобой? - спросила она. - Тебя били что ли?
        - Нет, - буркнул Заха.
        - Это зря, - сказала Жанна.
        Заха поморщился. Еще не хватало проблем с этой телкой. Жанна стала снимать платье. Заха, хотел сказать, что не надо, но было бесполезно. Она проворно разделась, раскидав свое белье по комнате. Заха смотрел на нее с глубоким сожалением. Жанна подошла к Захе и со всей силы ударила его кулаком по носу. Удар был чувствительный, но не профессиональный. От следующего удара Заха легко увернулся и отбросил голую девицу на диван.
        - Иди ко мне, - сказала Жанна, как не в чем не бывало, с улыбкой раздвигая-сдвигая ноги.
        - Иди отсюда, - сказал Заха, утирая кровь из под носа. - Денег дам.
        - Я сама тебе могу заплатить, но тебе деньги уже не понадобятся. Я же тебя поймала на крючок. Ха-ха, дурачок. Пришла забрать свой улов.
        Заха переменился в лице. Он ее тут же узнал. Это была ты самая рыбачка, которой он бросил удочку и которая его подсекла. Она его перехитрила. Она давно его приметила и прикармливала. Перед Захой за секунду промелькнули кадры их совместных сексуальных беснований, и только сейчас он понял их смысл. Лицо Захи покорежило от ненависти и он прыгнул на проститутку. Он хотел ее задушить, зарезать, загрызть, но на это раз девица проявила изворотливость и, вывернувшись, оказалась сверху. В ее руке блеснул огромный нож. Нож тут же полетел ему прямо в сердце. Заха чудом умудрился выскользнуть. Нож проткнул диван. Заха бросился бежать, но Жанна успела прыгнуть на него сзади и свалила на пол. Заха с грохотом упал, а проститутка запрыгнув на спину, схватила его за волосы и подняла голову. Тут же острие ножа-сабли воткнулось в шею.
        - Отрежу голову, вырежу сердце, никуда тебе от любви не деться, - сказала, хохоча девица. - У меня послезавтра «днюха». Я всех переплюну. Такой тунец на десерт. Я уже фотографа заказала для фотосессии с твоим трупом. А твою голову я повешу над камином. В зрачки вставлю бусинки, а на зубах выгравирую свое имя. А что я сделаю с твоим восклицательным знаком… - Жанна причмокнув расплылась в улыбке, - жалко ты не попробуешь. Ладно, царь зверей, прощайся с телом и добро пожаловать в цирк Дюссалей.
        Жанна еще сильней задрала дергающуюся голову Захи, крепче воткнула нож в шею. Лезвие начало движение…
        В этот момент кот Фунт, пристально наблюдавший за происходящим, зашипел, изогнулся и совершил прыжок. Это был чудо-прыжок. В полете кот увеличился в размерах и засверкал, как новогодняя елка. Фунт сбил злобную девицу со своего хозяина и вцепился ей в горло. Нож упал на пол, чуть-чуть поцарапав шею Захи. Жанна сначала сопротивлялась, потом билась в предсмертных судорогах, разбрасывая во все стороны куски своего тела. Хватка Фунта была мертвой. Потом настала тишина. Вся комната была в мясе и крови. Кот Фунт гордо сидел на поверженном враге.
        - Спасибо тебе, Фунтик, - сказал Заха, смахивая лужи пота со своего тела. - Я знал, что ты меня спасешь. Кошмар. Чуть-чуть и уволокла бы меня эта жутяра. Кто бы мог подумать, что эта уродина и есть рыбачка. Господи, помилуй.
        Кот спрыгнул с трупа и побежал на кухню. Заха встал, перешагнул через мертвую Жанну и, взяв с пола бутылку виски сделал несколько целебных бульков. Он был спасен и знал, что боль не вернется. Заха пошел на кухню следом за своим героическим котом. Очень хотелось есть. Фунт тоже проголодался.
        - Слушай, Фунтик, а она превратится снова в птицу или так и останется? - спросил Заха, через пару минут, когда здоровье более-менее вернулось. - Труп бабы в доме - та еще песня. Недаром менты сегодня наведывались. Ни фига я эксперимент затеял. Ты должен мной гордиться.
        Заха посмотрел на кота. Тот сосредоточено лакал сметану.
        - Да, ты прав, - сказал Заха. - Лиза еще не поступила в «театральный». Рано радоваться.
        Прошло 10 минут. Возвращаться в комнату не хотелось. Вдруг кот выкатил глаза и завибрировал ушами. Спрыгнув с рук Захи, он убежал с кухни. Заха, насторожившись, пошел следом. Фунт замер у входной двери. Это было что-то новое. Он так ждал только его. Заха бросил взгляд в сторону комнаты. Там было темно и тихо. Заглядывать туда не хотелось. Заха вернулся на кухню, что бы еще выпить. Потом снова вернулся в коридор. Фунт застыл в ожидании. По привычке Заха посмотрел на часы. Было без 5 минут полночь. Кого ждал Фунт было непонятно. Но сегодня могло случиться все что угодно. Наконец хлопнул лифт, послышалось стук каблучков и в дверь позвонили. У Захи забилось сердце. Он догадался кто это. Конечно, это было невозможно, но других вариантов не было. Позвонили еще раз, потом повернулась ручка и дверь стала отворяться. Она была открыта. Фунт радостно завилял хвостом. В квартиру вошла Рината.
        - Приветик, котик, - сказала она, погладив кота. Кот радостно забился в ее ладони, - привет, - сказала девушка своему бывшему. Заха остолбенел.
        - Я могу уйти, - сказала Рина, не понимая его реакции.
        Заха подошел к ней и осторожно прикоснулся к ее плечу, проверяя реальность гостьи.
        - Так мне уйти или остаться? - неуверенно спросила Рината.
        - Конечно, - ответил Заха, стряхнув оцепенение, - не уходи - добавил он, после паузы.
        - Ужасно выглядишь. Порезался? - спросила девушка.
        - Мы просто птицу одну мочили, - пробормотал Заха.
        Рината прошла в комнату. Заха хотел ее остановить, но мысли запутались в голове и он остался стоять в коридоре. Девушка включила свет и ахнула.
        - Что за ужас? - испуганно пробормотала она. Заха, собравшись с силами, подошел к ней и заглянул через плечо. Вся комнаты была в лоскутах черной ткани. Посреди комнаты лежала здоровая птица с переломанной шеей. Птицей ее можно было назвать условно. Только потому, что у нее были крылья. А так это было больше похоже на инопланетное чудище, не снившееся даже Джорджу Лукасу. Заха облегченно вздохнул. Объяснить в своей комнате голую девицу с перегрызенным горлом было бы гораздо сложнее.
        - Я тебе все объясню, - сказал Заха.
        - Это разве можно объяснить? - спросила Рината.
        - Конечно. Эта тварь залетела в окно и стала меня клевать, но Фунт ее замочил.
        - Бред. А почему ты ее не убрал?
        - Сейчас уберу.
        Заха быстро притащил с кухни большой пакет и стал заталкивать туда «неведому зверюшку».
        - Ты же не думаешь ее выбрасывать? Ее надо ученым отдать, - обеспокоилась Рина, когда Заха потащил птицу к выходу. Он смог запихать ее в пакет только наполовину. Голова волочилась по полу.
        - А я как раз и собирался ее ученым отнести, - сказал Заха, - они у подъезда ждут. Подожди 2 минуты.
        Заха ушел, а Рина села на кровать. Фунт запрыгнул к ней на колени. Бардак в квартире был страшный. Девушка была очень взволнована. Заха вернулся быстрей, чем обещал.
        - Ученые счастливы. Пригласили завтра на дегустацию, - с улыбкой сказал Заха, но тут же перестал улыбаться и замер.
        - Один живешь? - спросила девушка, что бы прервать сложную паузу.
        - Да.
        - Что за 3 года никого не было?
        - Сюда не приводил.
        - Типа, верность? - улыбнулась Рината.
        - Типа, да.
        Опять повисла пауза.
        - А ты вернулась? - на этот раз нарушил молчание Заха.
        - Нет. Проездом. Решила зайти. Повидаться.
        - Одна здесь или со своим Инглишем?
        - Одна.
        - Спасибо, что вспомнила. Останешься сегодня?
        Рината недовольно выдохнула и отвела взгляд в сторону. Заха понял, что задавать такой вопрос девушке пришедшей к мужчине в час ночи некорректно, и тут же перевел тему. Он предложил организовать ужин, включил телевизор и побежал на кухню. Девушка присоединилась к нему.
        - Чем занимаешься? - спросила Рината, когда ужин начался.
        - Все тем же.
        - Программируешь?
        - Нет, ставки делаю. Помнишь эксперименты с нашим котиком. Я без тебя все наладил и в деньгах уже не нуждаюсь.
        - Смеешься? - удивилась девушка, гладя Фунта, не слезающего с ее рук, - я часто вспоминала эту шизофрению и то, как я на нее повелась.
        - Да у меня уже 1,5 миллиона евро. Перевести на фунты?
        - Что ж ты живешь в этой норе?
        - Это не нора. Это секретная лаборатория.
        Рината засмеялась.
        - Как я соскучилось по этому бреду, - сказала она.
        - Могу записывать для тебя аудиокниги, но только в обмен порно-видео.
        - С моим Инглишем?
        - Нет. Со мной…
        Через 40 минут Рината сходила в душ и вернулась замотанная в полотенце. Размотав полотенце, она нырнула к Захе под простыню.
        - Оставайся со мной, - сказал Заха, прижимая к себе подругу, - уедем куда захочешь. Хоть в Лондон, хоть в Калугу.
        Девушка не ответила.
        - А что это была за птица? - спросила она, переводя разговор, - только по честному? Во что ты опять вляпался?
        - По честному, тебе может не понравится.
        - Рассказывай. Кормил голубя дустом?
        - Глупая история.
        - А я и не жду другой.
        - Хорошо. С чего бы начать? - Заха чуть задумался и продолжил. - Одно время мне постоянно снилось, что я стою на огромной высоте. Внизу равнина переливается, птицы летают странные, типа, этой. А подо мной крутые ступеньки. Они уходят так далеко, что конца не видно. Я пытаюсь сделать шаг, что бы начать спуск, но натыкаюсь на стену - гладкую, холодную стену. Это зеркало, а я настолько нереален, что даже на отражение меня не хватает. Я оборачиваюсь и не вижу вообще ничего. Сначала я думал, что это сон. Но это был не сон. А потом Фунт показал мне, как проходить сквозь это зеркало. Есть там щелочка. А глаз пролезет, пролезет и туловище. С той стороны очень интересно. Такой забавный механизм. Он настолько живой, что скорее мы по сравнению с ним механизмы. Ты когда-нибудь видела гуляющую воду, жующую траву, танцующие осины, корни за вахтой? То есть не наши вода и корни, но что-то очень похожее. Все движется. Все на своем месте.
        - Ты о чем? - не очень слушая, спросила Рината.
        - О птице, которую ты видела. Она тамошний житель. Я называю этот мир Прибрежным Будущим. Это то будущее, которое будет скоро и благодаря знанию которого я забашлял кучу «баблоса». Любой ученый тебе скажет, что «баблос» - главное доказательство истины. В общем, мы часто гуляли по той стране с Фунтом и чего мы только не видели. Допустим, ты знаешь, что за каждым делающим ставку на деньги всегда следят два красных глаза? Там есть букмекерские феи. Они обожают, когда люди играют. Например, если ты сам с собой играешь в орлянку, то ты некогда не бросишь 10 решек кряду, если будешь кидать 50 на 50. Но если рядом с тобой поставить чудо-аппарат, принимающий и выдающий деньги, у тебя и по 100 раз решка может выпасть. Потому что фея стала играть с тобой. Играть не на деньги, а как кот с мышкой. Она обожает твои приметы, охи, замирания, а потом когда ты начинаешь повторяться, ей надоедает смотреть на тебя. Она забирает все твои деньги и уходит. Любой научный эксперимент подтвердит, что незаинтересованная случайность принципиально отличается от заинтересованной. Сразу начинаются совершенно необъяснимые
завихрения. Необъяснимые, если не знать про красные глаза. Я на них насмотрелся. Еще там есть рыбаки. Птица, которую ты видела, одна из них. Они закидывают наживку и ждут. Наживкой у них всякая вкусность, какую любят люди. Как начинает клевать, они подсекают и вытаскивают на свой свет, а иногда и срывается. Конечно, если тебя вытащат, то хуже не придумаешь. Тебя там вставят в рамку и повесят на стену. Та еще жуть. Черти со сковородками по сравнению с этим трех-звездочный турецкий “all inclusive”. Еще там полно всяких игрушек. Лабиринты, качели, карусели, лошадки. Чего там только нет. Я долго могу рассказывать.
        - Какая чушь? Я про птицу спросила.
        - Так я и рассказываю. Короче, Фунт показал мне хитрый финт с зубочистками и я сам решил попробовать что-то похожее сотворить. А тут с неба свалилась полу кузина. Я решил ей помочь поступить в театральный и найти принца. Вроде все сделал правильно, нашел нужную рыбачку, подкинул ей удочку. Она взяла. Но что бы механизм включился, надо было дернуть за крючок. Я дернул и представляешь меня подсекли. И не сразу. Она подождала, пока я расслаблюсь, а потом, так дернула, что я ошалел. Это потому что давно меня выжидала. А я ходил грудь колесом, думал, никого круче меня нет. Дилетанты - самые травмоопасные из всех дурней. Хорошо Фунт помог, а то я почти пропал.
        - Ты все это время совершенствовался. Был чудаком, стал сумасшедшим.
        - Подожди. Я недорассказал. Ты не поверишь, кто такой наш Фунтик. Это тебе не просто кот. Он реальная сила. В том мире он - авторитет, чуть не король. Я сам видел его парадные портреты, где он в короне, мантии и с мечом. Ему поклоны отвешивают, а он им пендели. Мы должны гордиться знакомством с ним.
        - Я горжусь, - сказала Лиза, хорошо уложившись на плече своего старого друга.
        - А когда очарование этой чудесной картинкой прошло, - увлеченно продолжил Заха. - Я понял главную странность всей этой системы. В том мире, красивом и кипящим жизнью, так что даже наше отражение не остается на его поверхности просто завидуют нам. Потому что мы свободны, а они нет. Мы даем им иллюзию свободы. И какое-то более глобальное умозаключение напрашивается. Смотри, получается в ближайшем будущем нет Бога и это будущее свободно. Бог в основательных вещах, которые пронзают будущее и уходят за горизонт, а наша свобода бродит сама по себе. Но если это дело потрогать руками, то явно чувствуется, что наша свобода - это шарики пенопласта, мертвая химия. А то, что тащит нас за шкирку и не спрашивает разрешения - так называемое Божье провидение - оно живое и свободное, как ветер. Прямо философский изврат какой-то.
        - Ты заткнешься сегодня? - прервала Заху Рината. - Я хочу от тебя ребенка.
        Заха завис.
        - Что бы увести его в свой Инглишстан? - попытался он перезагрузится.
        Рината ответила на вопрос без слов и Заха заткнулся.
        Владимира Владимировича проводили в темную комнату слежения с прозрачным «зеркалом Гизела» на всю стену. Там его ждал Рустам Гаврилович. Они сели в кресла и стали наблюдать за Микки Маусом. Бомж лежал на низкой кровати, накрытый простыней. Комната выглядела, как номер недешевого отеля. На стене висел большой ТВ-экран. На нем мелькали подиумные модели. На столике рядом с кроватью стоял графин с водкой, томатный сок в кувшине и немного закуски.
        - Что за самодеятельность, Рустам? - сказал Владимир Владимирович, рассматривая бомжа. - Я же сказал, только следить и ни в коем случае не трогать.
        - Я действовал по обстоятельствам, - ответил Рустам. - Судя по вашим наводкам, они могли в любую секунду уйти в параллельное пространство или нажать на ядерную кнопку. Мы бы с вами сейчас разговаривали, нежась на сковородочке.
        Владимир Владимирович бросил на Рустама Гавриловича суровый взгляд.
        - Простите, фюрер, - сказал он, - просто, когда делаешь все правильно, а потом приходится коленопреклоненно оправдываться, то начинаешь понимать тех, кто творит херню, а потом с бульдожьей мордой требует отчета.
        - Ты обалдел?
        - Я не про вас. Вы - фюрер. Это ваша работа. Я про ваших генералиссимусов недоношенных.
        - Если ты делаешь работу лучше других, это не значит, что ее не сможет сделать кто-то другой.
        - Я знаю. Всюду эти «кто-то другие». Короче, отчет. Мы их нашли в 13 -49. Место открытое. Следили с полутора километров. Отдыхающих поменяли на своих отдыхающих. Установили прослушку, но на ее бомжара сразу пролил воду. Решили больше не рисковать. Мы минут 20 на них смотрели. А они бухали себе и бухали. Веселенькие были. Даже чувиху разморило. Поляна была чистая. Они все трое на прицелах сидели. Никакого риска. Дротики с мгновенным вырубоном. 500 метров дальности. Я стал вам звонить, что бы расшаркаться и получить приказ. Вы, конечно, были в ауте. Учитывая всю опасность и безотлагательность, я решил взять ответственность в свои руки. Мы произвели синхронный выстрел, через 6 секунд уже были на месте. Все вещи бомжа вплоть до аромата пронумерованы и ждем разрешение на исследования. Место, где мы их взяли, оцеплено в радиусе одного километра. Все персонажи нашей сказочки были аккуратно упакованы, привезены сюда. Здесь мы их раздели и положили каждого в свою комнату со всеми удобствами. Сейчас начнут просыпаться. Ну и что я сделал не так?
        - Всё, - сказал Владимир Владимирович, внимательно выслушав отчет.
        - Лучше было бы, если бы они до сих пор там бухали? Чем же? Хоть одну причину?
        - Рустам, - повысил голос босс, - отвали.
        Рустам налил воды в стакан и выпил. В этот момент бомж очнулся, открыл глаза и стал осматриваться.
        - Какая мерзость, - сказал Владимир Владимирович, разглядывая крупный план бомжа на одном их экранов. - Ты что-нибудь понимаешь? Почему он бомж? Как-то тревожно становится.
        - А по-моему логично. Вы понюхайте его вещи. Вам много станет ясно.
        - Плохие у меня предчувствия. Очень плохие. Может быть, мы зря это затеяли. Ведь ничего не соображаем в этой белиберде, - сказал Босс.
        - Давайте все отменим. Проблем-то. Развезем их по домам и история порастет мхом.
        - Не говори ерунду. Просто секундная слабость. Расскажи лучше, кто такой этот Микки Маус. Собрал информацию?
        - Конечно. Микки Маус. Настоящее погоняло - Михаил Федорович Гавриков. Обычная биография: дети, развод, работа не плохая. Потом, хлоп, и сошел с ума. Квартиру отдарил бывшей. Все деньги распулял по фондам. Причем куда попало - от «охраны детей» до «больных носорогов». И целенаправленно пошел бомжевать. Его жена та еще сука. Видит, что у мужа, хоть и бывшего, мозг впал в кому, даже санитаров не вызвала. Выставила его на улицу без копейки. Даже не поинтересовалась, куда он пошел. Потом быстренько все оформила, продала квартиру и купила домик в Болгарии. А он реально бомжует на Ярославском вокзале. Дайте телефон Андрея Малахова. Такая поносная тема пропадает.
        - Рустам, - не повышая голоса, сказал Владимир Владимирович, продолжая смотреть на бомжа, который то закрывал глаза, то открывал.
        - Дальше информация о Михаиле Федоровиче скудная. Все со слов нибенимеков вокзальных. Сначала его конечно чморили, даже порезали как-то. Случайно откачали. Он ведь, типа, дуркнутый - улыбается, молится. Бог жестко переехал. Стали звать его Микки Маусом. Откликался с удовольствием. Ну и какой-то из помойных авторитетов, типа, застолбил его. Мол, «божий человек, а я, еп, верующий». Ну и с тех пор он стал бомжом в законе. Регулярно посещает привокзальную церковь. Поп его хорошо знает и хвалит, чуть не в пример ставит. Вроде так.
        - А он насколько сумасшедший? - спросил Владимир Владимирович.
        - Я с ним не общался, но скорей всего больше себе на уме, чем настоящий шизик.
        - А что с Иглой? Есть хоть что-то похожее?
        - Реальной иглы нет. Из подходящих под описание - 3 зубочистки, 2 сухих ветки и шарик для пинг-понга. Короче, это шарик на 95 процентов. Берешь его в руки и сразу понимаешь, что капец.
        - Слушай, Рустам. Будь рядом сегодня. Тревожно мне как-то, - сказал Владимир Владимирович.
        - Конечно, мой фюрер.
        - И не называй меня фюрером сегодня.
        - Как скажете, мон ами, - ответил Рустам.
        Босс посмотрел на полковника и улыбнулся. В этот момент Микки Маус, наконец, сел на кровати. Владимир Владимирович пристально смотрел за его движениями. Бомж открыл графин с водкой, понюхал и расплылся в улыбке. После чего посмотрел по сторонам, перекрестился и стал пить прямо из графина. Потом кинул в рот бутерброд с тарелки и еще раз перекрестился. Потом раскатисто рыгнул и встал. Увидев зеркало на всю стену, он с улыбкой пошел к нему. Бомж был совершенно голым. Он подошел точно к тому месту, где сидел Босс. Владимира Владимировича чуть не вырвало от отвращения. Он развернул кресло в противоположную сторону.
        - Не нравится бомжара, можно на чуву голую посмотреть. Она в соседней комнате - предложил Рустам.
        - Почему ты их не связал?
        - Так он связан. Тестируем технологию Sweet Knote. У англичан одолжили. Ребята следят за бомжом. - полковник кивнул на двух сотрудников сидящих в углу и не сводящих глаз с мониторов, - чуть что и он парализован.
        - А обычный knote не дешевле будет? Какой смысл в рассматривании его мудов?
        - Большой гуманистический смысл. Мы же их сейчас пытать будем. Цепи, дыбы и подвалы - устаревшие технологии. Конечно, работают безотказно, как Виндос Икс Пи, но это, если нужна подпись под чистосердечным признанием. А если нужно получить информацию, то она выдавливается кровавой, сопливой и очень неточной, несмотря на кажущуюся правдивость. Короче, больше половины сливается в унитаз. А технология «нежный узел» позволяет выбить информацию из субъекта в ее первозданности. Субъект максимально расслабляют, а потом сверхзвуковой удар в нос, героические защитные рефлексы включится не успевают и нужная информация выпрыгивает сама на тарелочку с сине-красной каемочкой.
        - Сине-красной? - переспросил Босс.
        - Цвета Great Britain.
        - И что? Работает?
        - Пока тестируем, - сказал полковник, - есть нюансы, но уж точно лучше утюга. Почему самая умная и духовная нация даже утюги по лицензии делает?
        - Рустам, выключи уже занудство.
        - Пошлите тогда чуву голую заценим, пока не проснулась. Елизавета зовут.
        - Рустам, и свою Елизавету то же выключи, пожалуйста. Она же твоей дочки младше. Передо мной хотя бы не позорься.
        - Как скажете, команданте.
        - Мы никого пытать не будем. Мы просто устроим небольшое шоу и закончим уже это дело. Я хочу посмотреть на шарик, который на Иглу похож.
        - Конечно, команданте, - сказал полковник.
        Они встали. Владимир Владимирович мельком взглянул в зеркало. Микки Маус по-прежнему любовался собой, расчесывая грабелькой из пальцев свои грязные волосы. На лице Босса опять появилась гримаса отвращения.
        - Ужас, - пробурчал он. Выйдя из просмотровой, они прошли пару комнат и остановились у двери похожей на сейф. Рустам приложил свой палец к считывателю. Дверь заурчала. Полковник повернул колесо и надавил. Дверь открылась. Вещи, считающиеся основными подозреваемыми, лежали отдельно, в стеклянном сейфе. Владимир Владимирович сначала взял веточки и зубочистку, потом аккуратно поднял шарик. Босс чуть-чуть придавил его и остался довольным.
        - Очень похоже, - сказал он, - очень.
        Владимир Владимирович аккуратно положил шарик назад в сейф.
        - Кстати, Рустам, твой кот-экстрасенс и его хозяин вызвали большой интерес у экспертов, - сказал он, - молодец, нюх заточен. Но этой историей другие люди займутся. А ты заслужил отдых. Отличная работа проделана. 2месяца и мы у цели. Короче, сейчас поставим жирную точку, и даю тебе 3 недели отпуска. А как вернешься, вручим тебе Героя России.
        - Спасибо, команданте, но после 3-х недель в Таиланде на Героя России может и не встать. Вы лучше мне дворец с глазом отпишите.
        Владимир Владимирович засмеялся и хлопнул Рустама по плечу.
        - Хитер, мародер - сказал он.
        - Ну, приглянулся он мне. Вам жалко, что ли?
        - Ладно, посмотрим. Через сколько времени можно собрать всех Хютеров на финальное шоу?
        - Если не надо репетировать, то за пол часа соберем.
        Прошло пол часа. Знаменитый овальный зал был готов к началу финального шоу. 5вещей, претендующие на звание Иглы лежали в пяти прозрачных пуленепробиваемых шарах. 23 отличника по стрельбе, вооруженные оптическими винтовками стояли у стены. 10 автоматчиков охраняли все выходы-входы. Организаторы бегали туда-сюда. Для Босса была своя зона огороженная стенкой из пуленепробиваемого стекла. Владимир Владимирович и Рустам вошли через парадный вход.
        - Ни фига себе, карнавал чмырей, - засмеялся Рустам, увидев многочисленную вооруженную массовку. - Соси ровней, - сказал он одному из стрелков, хлопнув его по спине. - А что гирлянды не повесили? - Рустам посмотрел на Босса. Владимир Владимирович его не расслышал. Он очень волновался. Подбежал главный организатор шоу. Им оказался молоденький щупленький паренек в очках.
        - Все готово. Ждем команды, - звонким тенорком, выпалил «мальчик».
        - Начинайте, Ипполит, - в полголоса сказал Босс. Организатор махнул рукой. После небольшой паузы через 2 двери стали вводить членов тайного общества Хютеров. Руки у арестованных были за спиной в наручниках. Рты заклеены скотчем. Их построили в ряд. Лиза и Сера тоже были среди арестованных. Игорь Святославович заметив их, тут же встал рядом и, как мог, поприветствовал.
        - Что за бродвейский мюзикл? - продолжал комментировать Рустам. - Надеюсь стрелки из Большого театра, а то в Немировича-Данченко сейчас хор не очень.
        - Да, Рустамчик, как-то так, - пробормотал Босс, задумчиво рассматривая членов общества.
        - А зачем, команданте, такие сложности? Столько оружия в одном помещении, что может рвануть непредсказуемо.
        - Так надо, - ответил Босс.
        - А где бомжара?
        - Не все сразу.
        - А зачем рты заклеили? Хотите подисскутировать? Только если вы решили устроить кровавую бойню, то девчонку не стреляйте, - продолжал тараторить Рустам. - Она вообще тут не причем. Что вы ее сюда вывели? Я могу взять ее на поруки.
        Босс посмотрел на Рустама и засмеялся.
        - Влюбился что ли?
        - Если бы я влюбился, то вытащил бы из кармана М-16 и всю вашу массовку уложил, только что бы развязать любимой ручки. А сейчас я просто напоминаю вам, что детей убивать очень не хорошо, а она вчерашний ребенок.
        - Ты совсем свихнулся, что ли? - отмахнулся Босс. - С чего я буду ее убивать? Не дебилизируй события. Никто никого убивать не будет. Это же шоу, победитель которого уже известен. Ладно, я начинаю спич. Пожелай удачи.
        - Удачи, команданте.
        Владимир Владимирович сделал несколько шагов вперед. Арестованные перестали переглядываться и замерли.
        - Ну что, ребята, посмотрели друг на друга. Если не посмотрели - посмотрите. Самое таинственное общество выловлено в полном составе. Общество Хютеров. Охранники Хранителя. По моей информации лет 200 назад первый Хютер похитил смерть Которы и отдал ее первому Эггу. Игла исчезла. Ваше общество тут же стало невидимкой. Невероятные технологии для того времени. Кто только вас не искал. На Лубянке много интересных документов. Великий «кхелше» Берии думаю и вы помните. Нецензурную речь Андропова на Политбюро я не буду пересказывать. Кого вы только не бесили, но никто не мог добраться до Эгга. Даже если близко подходили он все равно исчезал вместе с Иглой. Мне даже несколько совестно, что такая великая удача досталась мне, но она мне досталась. Эгг среди нас, а Игла в одном из этих сейфов.
        Арестованные стали переглядываться, пытаясь угадать кто из них Эгг.
        - Я сказал среди нас, а не среди вас, - усмехнулся босс. - Ипполит, давай сюда Эгга.
        Ипполит кивнул, отдал приказ и в зал ввели Микки Мауса. Он был без наручников и без скотча на рту в своей родной вонючей одежде. Бомжа поставили перед арестованными.
        - Полюбуйтесь друг на друга, - продолжил вести представление Босс. - Вот что вы охраняли, вот ради чего жертвовали и предавали. Знаете, раньше в вашем обществе были в основном немцы. А сейчас на 72 процента славяне. Сами себя стреножим. Знаете, как зовут вашего Эгга? Микки Маус. Конечно, он изрядно пообветшал, но все еще вызывает улыбку. Во главе крыс - мышь. Вы думали, что это Великий Чингачгук или Че Гевара, схоронившийся в степях Забайкалья? Решайте сами, насколько вы были правы. Гражданин Микки Маус, - обратился Босс к бомжу. Бомж повернулся.
        - Михаил - мое имя, - сказал он, посмотрев прямо в глаза Владимиру Владимировичу. У бомжа был суровый взгляд. Босс смутился. Он в мгновенье понял, что напрасно относился к бомжу пренебрежительно. Взгляд у того был мощный, сбивающий с ног.
        - Известное имя, - сказал Владимир Владимирович, выдавив из себя улыбку и пытаясь вернуть свой прежний тон, - у меня к вам всего один вопрос, честный ответ на который спасет жизнь всей вашей армии. Какой из пяти предметов Игла?
        - Если я не отвечу, ты их убьешь? - спросил Бомж, еще больше нахмурив брови.
        - Михаил, - вздохнул Владимир Владимирович, - я не собираюсь никого убивать, но их жизнь в ваших руках. Вы проиграли. Игра окончена, но земля все еще вертится. Просто надо подбить итог. Что бы завтра наступило, нужно сегодня все закончить.
        - Господь просил передать, что благодать к тебе спустится в виде уныния. Не пренебрегай им, - сурово сказал Микки Маус.
        Владимир Владимирович глубоко выдохнул и повернулся на 180 градусов.
        - Что за бред? - спросил он то ли сам себя, то ли Рустама. - Блин, рано расслабился. Что он на меня наезжает?
        - Успокойтесь, команданте. Это обычный бомж. Давайте прямо сейчас закончим шоу, пока мы в победителях. А там разберемся.
        - Глупости, - сказал Босс и снова повернулся лицом к Микки Маусу. - Михаил, в стеклянных шарах 5 предметов, один из которых содержит в себе смерть Которы. Игла теперь все равно у нас. Вашего общества больше не существует. Господа увидели друг друга и ваша легендарная история борьбы против собственной Родины окончена. Я собрал всех вас здесь не потому что мне что-то от вас надо, а для того что бы понять, что с вами делать дальше. Если вы передадите мне на хранение Иглу - это один вариант, если нет, то это плохой вариант. Выбор за вами.
        В зале зависла пауза. И в этот момент одна из дверей с грохотом отворилась, и в зал вбежал толстый мужчина в форме с генеральскими погонами. За ним вошли 2 охранника конвоируя мужчину. На руках у мужчины был обычный кот. Это был Заха с Фунтом. Генерал подбежал к боссу.
        - Взяли котомана вместе с котом, - сказал он, прикладывая руку к фуражке, - там еще баба голая была, но на счет ее не было указаний.
        - Степан Степанович, какая еще баба? - спросил босс, хватаясь за голову. - Кто тебя сюда пустил?
        - Так я же начальник охраны. Сам себя и пустил. А баба голая, но мы ее даже не рассмотрели толком. Тоже взяли с собой на всяк случай. Только в коридоре оставили.
        - Голая баба в коридоре?
        - Так она ж сразу оделась. Не переживайте, Владимир Владимирович. Все пристойно.
        Владимир Владимирович вопросительно посмотрел на Рустама. Тот вовсю смеялся.
        - Степан Степаныч, - сказал Босс, вернувшись к своему генералу, - бабу сейчас же отвезите назад, куда скажет и купите ей мороженное в качестве компенсации. И сами валите уже. Сколько вас можно посылать?
        - Так точно, - ответил Начальник Охраны ничуть не смутившись, - а что с котоманом делать?
        Владимир Владимирович посмотрел на Заху.
        - Пусть здесь останется. И кот тоже, - сказал он.
        Генерал еще раз приложился к козырьку и рванул к своим подчиненным. Через несколько секунд они освободили помещение. Заха остался посреди зала. Он был очень зол. Лизу с Серой среди арестованных он не заметил, зато заметил Рустама, который в ответ на его злую гримасу с улыбкой развел руками. Заха поднял вверх безымянный палец и показал интернациональный жест полковнику. Владимир Владимирович вопросительно посмотрел на Рустама.
        - Это он кому? - спросил босс.
        - Мне, - успокоил его Рустам, - я обещал, что его никто не тронет.
        - И сразу сдал?
        - Работа такая.
        Босс усмехнулся и снова повернулся к бомжу. И тут неожиданно кот Фунт стал орать. Орал он по кошачьи, но невероятно громко. Отдельные звуки просто впивались в мозг. Арестованные стали двигаться, что-то мычать. Защелкали затворы стрелков. Огоньки прицелов хаотично метались по залу. Ситуация стала выходить из-под контроля. К Владимиру Владимировичу подбежал Ипполит.
        - Что делать? - спросил он. Босс растерянно посмотрел на Рустама.
        - Иди в жопу, - ответил за босса полковник. Ипполит вопросительно посмотрел на Владимира Владимировича.
        - Иди в жопу - повторил Босс.
        Ипполит понимающе кивнул и быстренько убежал с поля боя. Тем временем кот продолжал орать. Казалось, что сейчас кто-то обязательно спустит курок.
        - Рустам, выручай, - попросил Владимир Владимирович, - а то сейчас правда кровь польется.
        - Спокуха, мон ами. Не вижу ни одной проблемы - бодро ответил полковник, словно дожидаюсь сигнала к действию.
        Рустам вышел из охраняемой зоны и поднял руку.
        - Минуту внимания, - сурово рявкнул он и тут же все затихло. - Люди и звери, а также братья и сестры. Наш команданте очень сердечный человек, но когда все начинает происходить не так, то и заканчивается по разному. Хочу сказать всем огромное пожалуйста. Господа арестованные, встаньте, как стояли, пожалуйста. Товарищи стрелки поставьте аккуратно поставьте винтовки на предохранители, пожалуйста. Гражданин кот, не мечтайте о гражданке кошке, пожалуйста, хотя бы 2 минуты.
        Стрелки поставили винтовки на предохранители. Арестованные вернулись на место. Повисла тишина.
        - Мы сейчас быстро все закончим и разойдемся, - продолжил Рустам. - Мы же все хотим разойтись. А то, честное слово, достали уже друг друга. Михаил Федорович, - обратился Рустам к бомжу. Бомж вздрогнул, не ожидав услышать свое имя-отчество. - Пожалуйста, внимательней выслушайте нашего босса и ответьте на его вопросы. Хорошо?
        - Очень хорошо, - с готовностью сказал Микки Маус, - просто вы спрашиваете про шарик, сами зная, что шарик. Если хотите, что бы я вам сказал, что это шарик, то это шарик.
        Владимир Владимирович засмеялся. Рустам вернулся на свое место. Босс пожал ему руку.
        - Как бомжа по отчеству? - спросил Владимир Владимирович.
        - Федорович, - ответил Рустам.
        - Михаил Федорович, - обратился босс к бомжу, - видите, как все просто. Сказали правду и сказка закончилась. Теперь этот шарик мой. Не возражаете?
        - Ты его не унесешь, - сказал Микки Маус в ответ.
        - Унесу, не переживай, - засмеялся Владимир Владимирович. - Теперь начинается совсем новая сказка, совсем другая.
        Бомж неожиданно быстро пошел навстречу боссу. Рустам ту же перегородил ему дорогу.
        - Я только одно слово шепнуть, - сказал Микки Маус.
        - Не надо, - сказал Рустам и брезгливо взяв бомжа под руку, отвел к остальным заключенным. Но когда Рустам хотел вернутся к Боссу, бомж схватил его за руку.
        - Давай тебе шепну, - сказал он Рустаму в пол голоса.
        Рустам посмотрел на бомжа и, устало вздохнув, подошел к нему вплотную. Миша что-то прошептал ему на ухо.
        - Ладно, друзья, - тем временем стал заканчивать представление босс, вернувшись на свое место, - шоу получилось на троечку, но история - на отлично. Ваше время прошло. Наступает мое время. Как говорят японцы «цунами рождается из трепетания бабочки». Сегодня из нашего с вами трепетания родится великая сила, которая удивит мир. Мир уже другой, только не сразу он про это узнает. Давайте раздадим оставшиеся оплеухи и закроем занавес. Итак…
        В этот момент Рустам вернулся к боссу. Владимир Владимирович мельком взглянул на него и прервал свою речь на полуслове. У Рустама на лице зависло недоумение.
        - Что? - спросил Владимир Владимирович, испугавшись. Он никогда не видел такого выражения лица у своего полковника.
        - Бомж сказал, что Котора здесь, - пробормотал Рустам.
        Босс завис на несколько бесконечных секунд, потом на секунду зажмурился, потом сделал глубокий вдох и резкий выдох, собрался с силами и снова посмотрел на арестованных. Он пытался смотреть каждому в глаза, при этом лихорадочно придумывая план спасения. И тут его взгляд засосал суровый взгляд двух круглых зеленных глаз, которые босс тотчас узнал. Это был Котора. Тот самый непереводимый Котора, с которым он общался на нелепых спиритических сеансах с помощью страшненькой ведуньи, носившей сушенные свиные ушки вместо сережек. Владимир Владимирович стал лихорадочно моргать пытаясь отлепится от этого взгляда, но ничего не получалось. Силы таяли, как лед под кипятком. Наконец Босс сумел-таки отвести взгляд и тут же рванул к стеклянному сейфу в котором хранилась смерть Которы, кота Которы. Краем глаза он видел, как Фунт увеличился до гигантских размеров. Он слышал, как падают винтовки из рук опешивших стрелков. Он знал, что бежать бесполезно, что он опоздал, причем давно, но все равно хотел успеть. Владимир Владимирович подбежал к сейфу и стал прикладывать свои пальцы к железной пластинке. Но тут мощная
волна сбила его с ног. Босса отбросило к стене. Он сумел сгруппироваться и практически не ушибся. Владимир Владимирович вскочил на ноги и увидел в пяти шагах от себя обыкновенного серого кота с шариком от пинг-понга в зубах. Кот, похоже, был счастлив. Через мгновенье кот подбежал к украшенной позолоченным орнаментом стене, нашел в ней дыру и исчез.
        Повисла пауза. Большинство присутствующих не поняло, что произошло.
        - Знатный котяра, - нарушил тишину бомж, - нашел свое яичко и убежал. Теперь он снова мужчина. Игла на самом деле не смерть, но то, что для кота важнее смерти.
        - Котора - котяра? - спросил, поднимаясь с пола Рустам. - Этот кошара и есть Котора? И мы пол страны нагнули, в поисках его яйца? Срочно в Таиланд.
        Рустам подошел к Боссу. Владимир Владимирович смотрел в никуда. На его лице сияло и переливалось всеми цветами отчаянье.
        - Не ушиблись? - спросил Рустам. Босс не понимающе посмотрел на него и снова уставился в никуда. Потом отряхнул свой костюм и, сгорбившись, пошел к выходу.
        - А с этими-то что делать? - спросил Рустам, показывая на арестованных. Босс остановился, оглянулся, посмотрел на арестованных сгрудившихся кучкой, на Рустама и, не говоря ни слова вышел.
        - Понятно, - сказал Рустам Гаврилович.
        Он жестом подозвал к себе одного из устроителей шоу, припавшему к стене.
        - Снимите всем наручники и расклейте рты. Даю 2 минуты, - приказал он. Парнишка в омоновском костюме от Киры Пластининой рванул исполнять приказание. - А вы, оставляете винтовки здесь, становитесь в колону по двое и покидаете помещение, - сказал Рустам опешившим снайперам.
        Тем временем прибежало несколько человек из устроителей шоу с ведром ключей и стали расстегивать наручники и открывать рты бывшим членам общества Хютеров. Заха подошел к Рустаму.
        - Где Рината? - спросил он.
        - Вроде домой назад повезли.
        - У нее ни ключей, ни телефона. Придурки. Даже собраться толком не дали. Где мне теперь ее искать?
        - Не скули, дорогой. Сейчас решим.
        Рустам с третьего звонка связался с машиной, в которой везли Ринату. Оказалось, что они только выехали. Рустам приказал им вернуться назад и привести девушку в овальный зал.
        - Сейчас ее привезут. Ты лучше про котяру свою расскажи? Ты-то знал, что он Котора?
        - Да пошли вы болотом со своим Которой, - расстроенно махнул рукой Заха. - Фунт мне друг был, а сейчас свалил к себе. Даже не попрощался. Я, конечно, его тоже использовал, но с моей стороны все было по дружбе.
        - А я получается Которе уши теребил и обзывал щенком. Хорошо не сожрал. Он случайно не мстительный? А то вернется за мной из «прекрасного далека».
        - Забей. Ты его не мог обидеть априори.
        - Я бы забил, но не знаю, кто такой априори.
        В этот момент к Рустаму подбежал мальчик-омоновец, которому было поручено освободить арестованных.
        - Наручники сняты. Рты расклеены. Минута, пятьдесят шесть.
        - Стой здесь, - приказал ему Рустам и подошел к освобожденным пленникам.
        - Господа, - обратился к ним полковник, - сейчас вам отдадут ваши вещи и по 5 тысяч рублей за моральный ущерб. Хотите больше - пишите письма.
        Эпилог
        Год спустя
        Три коляски неспешно катились по аллее вокруг Черневского пруда. День был будничным. Людей было мало. В каждой коляске было по мальчику-грудничку. Три мамы оживленно болтали на обычные для начинающих мамочек темы.
        - А я пошла вчера вечером по магазинам, просто отвлечься, - смеясь, рассказывала Лиза. - Через 20 минут Сера звонит, чуть не рыдает: «приходи скорей, не могу больше».
        - Что случилось-то? - спросила Кармен.
        - В том-то и дело, что ничего. Просто Алешка чуток поорал.
        - Ну не знаю, - сказала Кармен. - Мой Игорек как начнет таскать Илюшку, даже мне страшно становится. То под потолок подкинет, то за ногу начнет крутить. А Илюшка хохочет только.
        - Да, мужики тоже разные, если издали смотреть. Мой Заха так вообще иногда меня пугает, - вступила в разговор Рината. - Я как-то мылась недавно, Сема начал орать. Я кричу своему, посмотри, что ребенок орет. Он говорит, всё в порядке, мойся спокойно. Я минут 10 мылась, а Сема все орет и орет. Прихожу Заха сидит с секундомером, засек сколько времени будет орать ребенок, если его не трогать. Что только не придумают лишь бы памперс не менять.
        Мамочки засмеялись…
        После истории с Фунтом все персонажи почти сразу переженились. Рината вышла за Заху, Лиза за Серу, а Игорь Святославович, раз пошло такое дело, за компанию женился на Кармен. Все девушки уже были беременными и родили в середине лета сыновей. Родили в один день в течение получаса. Чудесный был денек…
        Лиза поступила ГИТИС с первого раза. У нее обнаружили талант. Она даже успела сыграть беременную мамашу в сериале про Чикатилло, но сейчас пришлось взять академический отпуск.
        Сера выпустил свой первый альбом, но успеха он не имел. Зато неожиданно оказались востребованными его саунд-продюсерские способности. Он помогал ставить звук на новом альбоме «Би-2», сейчас сотрудничает с Земфирой. Но белый «Ягуар» пришлось обменять на «Форд Фокус», изменился статус.
        Папа Серы, Игорь Святославович, лишился денежного потока, но достойная часть имущества и сбережений осталась при нем. Дворец отняли, но денег все равно осталось достаточно, что бы не заморачиваться. Живет он в Подмосковье в хорошем 2-х этажном домике с террасой и большим участком. Пенсионер увлекся огородом и рыбалкой, благо Рузское водохранилище рядом, завел ротвейлера. Бывают достаточно жирные приработки. В основном консультации серьезным ребятам. Недавно купил себе внедорожник. Хотел «УАЗ Патриот», но в последний момент рука дрогнула и домой он приехал на «Тойоте Лэнд Круезер». Следующей весной дядя Игорь собирается с друзьями в «Экспедицию Трофи» от Калининграда до Владивостока. Кармен, ставшая внезапно его законной женой, даже довольна, что «бизнес Игорка хэндехохнул». В небольшом домике она чувствует себя гораздо уютней, а денег на житие ей и так хватает. Очень часто они гостят в Южном Бутово, где Сера и Лиза снимают 3-хкомнатную квартиру по соседству с Ринатой и Захой.
        Заха и Рината справили свадьбу на неделю позже Лизы и Серы. Мужчины хотели в один день, но девушки были категорически против. Свадебная гульба растянулась на три месяца. Оказалась, что Рина была в Москве не проездом, а потому что очень соскучилась по Захе. С английским хахарем она давно уже разругалась и жила одна сначала в Лондоне, а потом все бросила и вернулась в Москву. Рина долго не решалась связаться с бывшим другом. Думала написать по почте, позвонить по «скайпу» или послать СМС, но, в конце концов, что бы ничего не объяснять пришла по старому адресу в первом часу ночи. Она очень боялась, что у Захи другая жизнь и куча детишек, но у него была только диковинная птица с переломанной шеей.
        Нурсун открыл-таки «школу Мимики и Жеста» и очень резво поднялся. Отчасти помогла Лиза своим участием в рекламе. Он теперь известный «коуч» и все сложней сказать насколько серьезно он относится к своей миссии.
        Бомж Миша или Микки Маус, несмотря на все уговоры и предложения, вернулся бомжевать на Ярославский вокзал. Его иногда навещали. В праздники устраивали пикники на природе, но Миша упорно возвращался на вокзал. Он стал вечерами проповедовать покаяние и любовь в Господе, стоя в бегущем потоке людей между выходом из метро и турникетами вокзала. Успеха проповедь не имела абсолютно никакого. А недавно Миша пропал. Бомжи сказали, что его зарезал какой-то придурок. Игорь Святославович подключил знакомых «ментов» к расследованию и информация об убийстве, к сожалению, подтвердилась. Мишу хотели перезахоронить по человечески, но так и не смогли найти тело.
        Владимир Владимирович был уволен через полгода после провала операции по поиску «Иглы». Он ожесточенно сопротивлялся, но за него никто не заступился. Только Рустам помог ему в критический момент избежать ареста и покинуть Родину.
        Рустам Гаврилович при новом руководстве пошел на повышение. Стал генералом. Погоню за котом Фунтом он считает вершиной своей профессиональной карьеры и вспоминает ее с неизменной улыбкой. Иногда он заезжает к Захе с Риной. Любит поболтать. Помог он в свое время и Игорю Святославовичу удержать состояние, хотя во дворце с «глазом» сейчас проживает именно Рустам Гаврилович. Он часами сидит в рабочем кабинете, не сводя глаз с «Золотого Дерева».
        Как идут дела у кота Фунта достоверно не известно, но судя по всему хорошо.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к