Сохранить .
Революшен Андрей Бехтерев
        В начале 21 века два друга, живших в Тольятти, решили совершить революцию против современной цивилизации. Они напечатали программную статью в местной газете, создали революционный комитет, расклеили рекламу по городу, провели митинг. Затея была глупой до нелепости и закончилась бы всё ничем, если бы в городе не началась серия убийств, выполненных в стиле революционной рекламы. Друзья стали главными подозреваемыми…
        В 50-х годах 20-го столетия на реке Волге, чуть выше Самары, была построена гидроэлектростанция. Волга разлилась на сотни километров вверх по течению. По правый берег были Жигулевские горы, по левый - степь, поэтому вся вода ушла влево. Помимо всего прочего, был затоплен небольшой городок под названием Ставрополь на Волге, затоплен целиком от первой до последней улицы. От почти 200-летней жизни не осталось и следа. Все что хоть как-то могло торчать из воды, вроде местной церкви или пожарной вышки, было благоразумно взорвано. Городок утонул. Образовавшийся водоем назвали Жигулевским Морем. Это действительно было море. Расстояние между берегами стало достигать 20 километров. Турбины гидроэлектростанции закрутились. По проводам побежало электричество. На берегу новорожденного моря стали строить город, взамен ушедшего на дно. Город был построен на 3 счета, по количеству решений коммунистической партии. В результате было построено 3 района: Комсомольский - рядом с ГЭС, Центральный район или «Старый город» иАвтозаводской район или «Новый город». «Новый город» стал спальным районом для работников,
построенного в чистом поле крупнейшего в Советском Союзе автомобильного завода. Завод строился по проекту итальянского «Фиата». Именно этот завод, с конвейера которого стали сходить «Жигули» и «Лады» сделал новорожденный город многолюдным и перспективным. Самому городу было присвоено загадочное имя - Тольятти. В этом городе, в начале 21 столетия, жили-были два друга Алеша Боткин и Сергей Колчак.
        Ребят познакомили сестры. Со старшей сестрой общался Сергей, с младшей - Алеша. С сестрами у ребят не сложилось, зато друг с другом завязалась дружба. Сергей к тому времени уже закончил местный филиал Московского гуманитарного института и работал журналистом - сначала в муниципальной газете, потом в первой частной газете с забавным названием "Площадь Свободы". Алеша был на 3 года младше Сергея. В то время он только поступил в местный технологический институт на художника-конструктора. У ребят было много общего. Они слушали одну музыку, смотрели одни фильмы, читали одни книжки. Когда сестренки остались в прошлом, Сергей предложил Алеше вместе заняться бизнесом. Алеша был не против.
        Как позже выяснилось, у Сергея были своеобразные понятия о бизнесе. Он не просто хотел открыть магазинчик, затарить его продуктами и следить за периодически трезвой продавщицей. Сергей хотел заработать деньги творчески, за счет, так называемого, креатива. Работа в газете была Сергею скучна. Денег платили немного. Хотелось веселья.
        Их первым совместным проектом был тольяттинский молодежно-порнографический журнал под сложным названием "Вставь и крути". Первый номер этого странного журнала стал последним. Статьи о Radiohead и Тарантино чередовались голыми девушками made ih Togliatty и кроссвордами. На обложке журнала была фотография разбросанного женского нижнего белья. Под фотографией была подпись: "остальное на развороте". Хозяйка белья на центральном постере лежала в ванной, романтично растопырив ножки. Все статьи в журнал написал Сергей. Фотографии сделал Алеша. На роль porno superstars удалось заманить двух знакомых студенток. Что бы их не узнали, девушки фотографировались в черных очках. Что бы черные очки выглядели естественно, девушкам надели на голову черные котелки, которые Сергей стащил из студенческого театра. Эротика получилась очень горячей, с мазохистским оттенком. По качеству снимки вышли неплохо, но дальше начались проблемы. За верстку журнала взялся Алеша. Он в срочном порядке изучил пару программ компьютерной графики, пролистал московские журналы и решил удивить весь мир необычным дизайном. Макет получился
совершенно безумным, но это было еще полбеды. Главной проблемой оказались фотографии. Алеша обработал их неправильно, в результате чего фотографии по цвету получились весьма своеобразно. Начинающие тольяттинские порнозвезды были красно-бурыми, с синими тенями в интимных местах. Кроме того, цветовая гамма, над которой Алеша долго возился, и которая была для него, несмотря ни на что, предметом гордости, совершено сбилась. Вместо оранжевого был напечатан синий, вместо "удивительно-небесно-голубого" - обыкновенный зеленый. Алеша с Сергеем, напившись для храбрости до полусознательного состояния, пошли в типографию на разборки. Там их нагрузили абракадаброй из технических терминов. Единственное, что ребята поняли, что перепечатывать тираж никто не будет. За счет рекламы начинающие бизнесмены окупили журнал чуть больше, чем на половину. Раздать долги и заработать они собирались за счет продаж, но журнал продаваться не стал. Из 5 тысяч экземпляров было продано пять. Сергей больше сотни экземпляров бесплатно раскидал по почтовым ящикам. Надо же было кому-то отомстить. Непроданные журналы около года провалялись
у Алеши в спальне. Позже они были вывезены на свалку. Сдавать журналы в макулатуру ребята постеснялись. Долги у них были серьезными. К счастью, Сергей в то же самое время изловчился получить гранд местного общественного фонда на издания газеты для инвалидов. Им выделили 10 тысяч долларов. Ребята раздали долги, списав деньги на покупку компьютера, который уже был у Сергея, на заработную плату трем журналистам, двум дизайнерам и на покупку базы данных местных инвалидов. Базу данных Сергей стащил из газеты, в которой продолжал работать. Придумывать фамилии дизайнерам и журналистам было забавно. Они благополучно выпустили 3 номера одной из самых бессмысленных газет в истории масс-медиа, потом с помощью дипломатии и обеда в ресторане "Big Ben" закрыли гранд. В результате, сведя дебет с кредитом, оказалось, что они заработали по 10 долларов за 3 месяца напряженной работы.
        Потом были другие проекты. У Сергея постоянно была солидная куча идей. Главным недостатком его проектов было стремление к оригинальности, которое обычно приводило к грустным результатам. После эпопеи с журналом и газетой они взялись организовать тольяттинский продюсерский центр для раскручивания начинающих звезд. Деньги рассчитывали получать со спонсоров девушек, а в перспективе планировалось наладить оптовые поставки голосистых волжанок в Москву. Сергей, умеющий играть на гитаре и без проблем рифмующий тексты, сочинил несколько принципиально попсовых песенок и завязал контакты со звукозаписывающей студией. Но с девушками-звездами получился напряг. У всех трех, откликнувшихся на объявление девушек вокальные данные отсутствовали. Словно сговорившись, едва заслышав стук барабанов, девушки вскакивали на ноги и начинали танцевать, размашисто качая бедрами. Дело даже было не в нотах, в которые они и не собирались попадать. Дело было в безнадежно глупых улыбках, которые свидетельствовали о том, что деньгами здесь не пахнет. Это привело ребят в уныние. Проект был закрыт, не открывшись. Сергей записал
свои песни самостоятельно и послал в Москву на радио. Ответа не последовало. Да его и не ждали. У Сергея родился новый проект. Он оказался наиболее удачным с финансовой точки зрения. Проект имел название "Ваш номер здоровья". Это было чистой воды творчество. Сергей придумал и вместе с Алешей разработал новую теорию сбалансированного питания и поведения. Для того, что бы правильно себя вести, каждый человек должен был сосчитать свой индивидуальный номер от 1 до 99. Этот номер получался в результате складывания 9 компонентов. Компоненты были собраны беспорядочным способом. Свой номер был у цвета глаз, волос, длины указательного пальца, размера бюстгальтера для женщин и длины полового органа для мужчин и так далее. Потом цифры надо было сложить. В результате получалось число и с помощью таблицы человек мог узнать свой номер. Дальше было просто. Сначала шло подробное объяснение, кто ты такой есть. Потом шли предписания. Каждому номеру предписывалась своя еда, напитки, манера себя вести, какие камни носить, какие слова говорить, что бы вызвать благосклонность начальства или страх у бандитов и так далее.
Все результаты само собой были получены "в результате многолетних исследований новосибирских физиков-ядерщиков и случайно украдены из архивов КГБ". Рекламу этой работы и несколько отрывков Сергей Колчак опубликовал в "Площади Свободы". Статья имела неожиданно большой резонанс. Было получено более 10 писем от желающих приобрести этот труд. Почувствовав удачу, Сергей дописал книгу, поехал в Москву и предложил свою работу в одно из издательств. В Москве его встретили благосклонно, внесли правки, подписали договор и заплатили 3 тысячи долларов. Через месяц книга была издана 50 тысячным тиражом. Сергей выкупил часть тиража по оптовым ценам и, продав в Тольятти, заработал еще 100 баксов.
        Алексей Боткин тем временем стал работать фотографом. После института он купил себе старенький "Nicon" ипонеслось. Сначала получать заказы ему помогал Сергей. Съемки были репортажными. У Алеши получалось неплохо. Потом Алеше подвернулся рекламный заказ. Ему предложили снимать печенье одного из местных производителей. Алеша провозился с заказом больше недели. Печенья никак не хотели получаться аппетитными. В конце концов, объевшись печенья до тошноты, Алеша отдал заказчику то, что получилось. Заказчик, как ни странно, остался довольным. Но Алеша понял, что для профессиональной съемки нужна студия. Порывшись в специализированных журналах и в интернете, он обнаружил, что цены на фотографические аксессуары на порядок выше, чем на саму камеру. Но это не убавило Алешиной решимости. На первые свободные деньги он купил объектив для портретной съемки. В одной из комнат, доставшейся ему по наследству 2-х комнатной квартиры, Алеша из подручных средств сделал некое подобие фотостудии. Он смастерил отражатели, зонтики, самостоятельно собрал фотовспышку. Потом Алеша с подсказки Сергея собрал портфолио с лучшими
своими работами и прошелся по многочисленным местным рекламным агентствам. Он предложил скромные цены и с ним стали охотно сотрудничать. Заказы стали постоянными. Алеша выполнял их все лучше и лучше. Постепенно он стал повышать цены, купил себе фирменные вспышки, экран, экспонометр, еще два объектива и, в конце концов, цифровую камеру. Он фотографировал ювелирные изделия, пиво, коньяк, автомобильные детали, картины художников, мебель и так далее. Позже он стал сотрудничать с одним из модельных агентств, фотографировал девушек. Помимо этого он продолжал работать на улице: занимался репортажной съемкой, снимал здания, город. Также Алеша фотографировал для себя. Он любил экспериментировать с цветом, предметами, композицией. Сначала он считал это частью своей работы, но постепенно это превратилось в манию. Он мог часами сидеть со своей камерой и переставлять предметы в разноцветных лучах…
        ЧАСТЬ 1. Провокация
        - Садитесь.
        Сергей, раздраженно покрутив головой, сел на предложенный стул.
        - Сергей Николаевич Колчак? - спросил майор Ковальчук, раскладывая бумаги.
        Сергей кивнул.
        - По профессии, журналист?
        Сергей кивнул еще раз.
        - Так, "Площадь Свободы", "Тольятти менеджер", "Премьер Эксперт", газеты, журналы, личная жизнь не организована, не судимы пока еще, родители, мама с папой, проживают в поселке Поволжский, снимаете комнату на бульваре Кулибина в квартире Натальи Федоровны Гуссерль уже 2 года, прописаны в заводском общежитии, - майор перевернул листок, - закончили филиал Московского гуманитарного института по специальности "организатор социальной работы", но работаете не по специальности. Любопытно почему?
        Сергей не ответил.
        - Вы хотя бы кивайте, - усмехнулся майор.
        - За что меня арестовали? - спросил, наконец, Сергей.
        - Не за что, а почему.
        Сергей не улыбнулся.
        - У вас интересная фамилия. Вы случайно не родня того белого генерала?
        Сергей не ответил.
        - Хорошо, - перестав ухмыляться, сказал майор, - давайте начнем конструктивный диалог. Вы арестованы по подозрению в убийстве.
        Сергея передернуло.
        - Какое убийство? - выдавил он.
        - Два дня назад, в Новом городе, в подъезде 9-и этажного дома, Ленинский проспект, 61, был убит Федорчук Иван Игоревич, 1953 года рождения, отец двух детей. Убит при странных обстоятельствах. Вам знаком этот гражданин?
        Майор протянул фото. На фотографии в луже черной крови лежал человек. Майор протянул еще одну фотографию.
        - А это он в жизни. В прошлой жизни.
        Сергей посмотрел на фото немолодого человека с усами. Он его видел в первый раз.
        - Я его не знаю, - сказал Сергей, - скажите, наконец, причем здесь я. Что за ерунда? Какие улики?
        - Вы хотите улики? - улыбнулся майор. - Законное желание. Законное желание надо удовлетворять. Лишь бы законное желание нас не желало. У нас есть улики, иначе вы бы не сидели в 2 часа ночи в моем кабинете с перспективами на занимательное будущее. У нас есть улики, гражданин Колчак. Только не говорите, что вам и это фото не знакомо.
        Майор протянул другую фотографию. На этот раз изображение было Сергею знакомым. На фотографии была греческая буква "пси", написанная на зеленой стене. 2месяца назад объявление с очень похожей фотографией было опубликовано в журнале "Тольятти Менеджер".
        - Это написал убийца на месте убийства, причем кровью убитого, - сказал майор.
        - Мне этот символ знаком, - сказал Сергей, подняв глаза на следователя.
        - Господин Федорчук работал психологом. Более того, у него был свой психологический центр под названием "Эйдос". Вам что-нибудь говорит название?
        - Да. Я что-то слышал.
        - Вы были там? - уточнил майор.
        - Нет. Никогда.
        - Тем не менее, вы теперь больше осведомлены о вашей вине?
        - Нет, - сказал Сергей, - я понял, к чему вы клоните, но я не имею никакого отношения к этому убийству. И ваши подозрения не остроумны.
        - А зачем мне быть остроумным, я, слава Богу, не журналист. А то, вы лично убили господина Федорчука или один из ваших учеников, это сейчас не так уж и важно, важнее, на мой взгляд, сейчас это.
        Майор бросил на стол вырезанное из журнала рекламное объявление. На объявлении была похожая стена. Кровью на стене была написана греческая буква "Пси", а внизу - слоган: "Буква, которая нас убивает".
        Сергей даже не стал смотреть объявление.
        - Да - решительно сказал он - это мы, то есть я сделал и разместил это объявление, но это не реальное фото. Это сделано в Photoshopе. Да и мало ли кто и где пишет. К тому же эти две картинки похожи только внешне. Согласитесь, что смысл у них разный?
        - Не соглашусь, - ответил майор.
        Сергей недовольно покрутил головой.
        - Если это все ваши улики, то вы здесь держите меня не законно, - пробурчал Сергей.
        - Хотите, что бы вас тут держали законно? - спросил майор. - Тогда продолжим.
        Майор положил на стол еще одну фотографию. На фотографии был рекламный щит. На щите было написано "Убей психолога", а внизу мелкими, сливающимися, буквами было приписано "в себе".
        - Вам знаком этот щит? - спросил майор.
        Сергей кивнул.
        - Вы - автор?
        Сергей кивнул.
        - Вы повесили сие произведение декоративного искусства в центре города?
        - Да, я, - сказал Сергей.
        - Это призыв убивать психологов или я что-то не так понимаю?
        - Я не виноват, что нам разрешили это повесить.
        - Вы прекрасно знаете, что вам никто не разрешал, - тон майора стал жестким. - Вы повесили этот щит, как рекламу. Люди гадали чья эта реклама, пока вы не подписались. Ваш щит был настолько нелепым, что антимонопольный комитет две недели был уверен, что это реклама водки. Наш покойный психолог был одним из организаторов письма протеста в мэрию. В этом письме было требование запретить вашу рекламную кампанию. Это было полтора месяца назад. После запрета рекламы в СМИ, вы стали устраивать митинги против психологии и психологов. Ваша организация стала гораздо более многочисленной. 15 человек - это уже толпа, если набить ею камеру предварительного заключения. Буквально 5 дней назад в городском парке был проведен ваш очередной митинг, и в тот же день - ваша мечта сбылась. Один из психологов был убит и на стене появился знакомый нам знак. Вы ничего не хотите мне сказать?
        - Кто-то нас, то есть меня подставил, - сказал Сергей.
        - То есть какой-то негодяй решил оклеветать вашу непорочную организацию?
        - По-моему это очевидно.
        - А по-моему нет. Очевидно, когда смотришь в дверной глазок и видишь жену с лучшим другом. Здесь же, очевидно совсем другое. Очевидно, что незарегистрированная организация под названием "Революционный комитет", возглавляемая Сергеем Николаевичем Колчаком, вполне могла решиться на такое преступление. Хотя бы в целях столь любимой вами саморекламы.
        - Мы не делали ничего противозаконного, - повторил Сергей, но уже без прежнего раздражения.
        - Ладно вам. Что это, как не призыв к насилию, - майор кивнул на фото, - вы знаете, что наша дорогая Конституция запрещает любые призывы к насилию, будь то на национальной, религиозной, и всех прочих почвах, а Уголовный кодекс это запрещение подтверждает совершенно конкретным сроком. Впрочем, я думаю, вас этим не напугать. Вы же революционер, а революционеры любят пострадать за свои великие дела.
        - Вы, действительно, считаете, что я причастен к убийству? - растеряв весь свой пыл, спросил Сергей.
        - А почему бы и нет? Убитый - ваш классовый враг. Вы же решили устроить всемирную революцию в отдельно взятом микрорайоне. Рекламу вашу запретили. Ваши митинги не более чем пионерские утренники и вы решились на отчаянный шаг. Убить ни в чем неповинного отца двух детей. По-моему логика отсюда так и прет всеми ребрами. Если дело дойдет до суда, вам придется косить под шизофреника, если вы конечно, не дурак.
        - Перестаньте, - сказал Сергей, махнув рукой. - Действительно все не очень хорошо выглядит, но должны быть хоть какие-нибудь доказательства. Нельзя же осуждать просто так, из-за того, что это логично.
        - Почему нельзя? - усмехнулся майор. - Доказательства можно и придумать. Главное - мотив.
        - Но это же не единственный мотив, к тому же он не очень-то и складный, - загорячился Сергей, - точнее вообще ерунда. Мы, то есть я, сделал эту надпись: "Убить психолога", только для того, что бы обратить внимание на проблему. Это совершенно абстрактная проблема, не имеющая отношения к конкретным людям. Убийство здесь не имеет смысла. Вы так не считаете? Тут скорей всего, что-нибудь на деньгах закручено, а меня для отвода глаз подсунули. Может быть, это родственники из-за квартиры убили. За что сейчас убивают?
        Майор усмехнулся.
        - Я не хочу никого обвинять, - сказал Сергей, покраснев. - Это ваша профессия, расследовать, узнавать. Просто я хочу, что бы вы разобрались с этим делом по-настоящему.
        Майор улыбнулся.
        - Я уже разобрался, - сказал он, смягчив тон, после чего достал из пачки сигарету и закурил. - Будете курить? - спросил он Сергея.
        Сергей кивнул. Они некоторое время сидели в тишине, выпуская клубы дыма.
        - Ладно, - сказал майор, туша сигарету, - начнем другой разговор. Допустим, что я не обвиняю вас в убийстве. Сейчас не обвиняю. У меня нет желания держать вас здесь всю оставшуюся жизнь. Мне просто нужно, что бы вы мне объяснили, что все это значит. Потому что кроме вас, это, похоже, никто не знает. Я имею в виду вашу революцию и вашу психологию. Мне даже пришлось прочитать вашу знаменитую статью. Честно говоря, ничего страшного я в ней не нашел, да и интересного тоже. Но дело в том, что это убийство не просто - зарезали и фиг с ним. Это странное убийство. Это ритуальное убийство. И что бы вы о себе не думали, это убийство напрямую связано с вами, с вашими идеями, с вашей организацией.
        - Как его убили? - спросил Сергей.
        - Я расскажу вам, - сказал майор. - Его убили необычно. Удар был сильный, сзади, острым предметом, похожим на нож, но нестандартной формы. Может быть, коса, но маленькая. У стандартной косы - лезвие гораздо шире. Удар был нанесен на лестнице, в пролете между вторым и третьим этажом, когда психолог поднимался в свою квартиру после трудового дня. Смерть была мгновенной. Психолог упал на ступеньки и разбил себе нос. Это результаты медэкспертизы. Но это нормальные факты. Теперь, что касается загадок, которых оказалось слишком много. Во-первых: надпись на стене с греческой буквой "пси" была нанесена кровью убитого. Но, - майор Ковальчук выдержал паузу, - надпись была сделана за час до убийства. Господин Федорчук находился в это время на работе. Кто и как мог взять у него кровь - загадка. Мы навели справки - психолог кровь сдавал полтора года назад. Смертельная рана была единственной обнаруженной на его теле. Согласитесь, не очень весело звучит. Во-вторых: свидетели. Мы нашли двух свидетелей происшедшего. Молодой человек с девушкой сидели на лавке перед подъездом. Они видели, как психолог вошел в
подъезд. Девушка спросила психолога, сколько времени. Психолог приветливо ответил. Это было за минуту до убийства. Никаких признаков тревоги у будущего трупа не было. Он просто зашел в свой подъезд. Спустя минуту, из подъезда вышел неизвестный господин, при виде которого девушка испытала не объяснимый ужас. Ее напугал внешний вид господина. Господин был в черном, насколько это можно определить в темноте, балахоне. В балахоне, который сейчас не носят. "Словно артист" - сказала девушка. На голове у таинственного господина был капюшон, что странно для лета. Господин был очень высоким, выше двух метров. Но девушку, прежде всего, испугал взгляд этого господина. Она встретилась с ним взглядом. "Ходячий ужас, - сказала нам девушка. - Кажется, схватит за шкирку и в ад утащит". В - третьих: рядом с трупом мы обнаружили "барсетку", принадлежащую убитому. Деньги, ключи, документы были на месте. Но в паспорте была срезана фотография, очень аккуратно, словно ее вообще там не было. И наконец, в-четвертых: вчера на e-mail нашего отделения было получено письмо, адресованное лично мне. В письме было следующее -
Следователь вытащил из папки распечатку, надел очки и прочитал: - "Если это игра, то смерть будет задавать правила. Мертвые лица, как нить Ариадны. Без них ты заблудишься в темноте. Я не хочу, что бы ты шел наощупь." Подписи нет. Обратный адрес: [email protected] yandex.ru. То есть на общероссийском сервере и отправлено письмо могло быть, откуда угодно. Мы сейчас пытаемся определить номер телефона, по которому снимают почту с этого ящика, послали запрос в Москву. Такие дела. Что скажите?
        Сергей выслушал следователя очень внимательно.
        - Впечатляет, - сказал он, наконец.
        - Мне нужна ваша помощь. Я прочитал вашу статью в "Площади Свободы", но мне этого недостаточно. Объясните мне, пожалуйста, почему "революция"? С чего это вы вдруг решили создать в нашем городке непонятый революционный комитет? За что вы боритесь? Я сейчас смотрю на вас и мне кажется, что вы просто пионер-экстремал, который решил поиграть в войнушку. Тем более в армии вы не служили, а горяченького шила в зад охота попробовать. Расскажите, с чего все началось. Не думайте, что вы кого-то сдадите. Я прекрасно осведомлен обо всех ваших соратниках, о вашем старинном друге Алексее Боткине, помогавшему вам революционизировать, о вашей новой девушке в красном бюстгальтере по имени Света. Я знаю, кто кого фотографировал, кто придумывал ваши убийственные слоганы. Я знаю, что вас финансировал некто Матвей Синицин, который был одним из владельцев автомобильной фирмы "Варшава". Я знаю, что в вашей организации сейчас 15 человек. Я знаю всех их пофамильно. Я знаю, что некто Павел Павлюк, 18-летний студент - главный активист у вас, но вы его недолюбливаете.
        - Откуда у вас столько информации? - удивленно спросил Сергей.
        - За вами следят, - улыбнулся майор. - И не потому что вы такие криминальные типы, а потому что, так полагается. За "революционными комитетами" необходимо следить по определению.
        - Кто-то из наших - стукач?
        - А вам не все равно? - спросил майор.
        - Нет.
        - А мне все равно. Вернемся к главному, если вы, конечно, не хотите задержаться в нашем гостеприимном заведении.
        Сергей кивнул, потом еще раз кивнул.
        - Можно еще сигарету, - спросил он. Следователь с готовностью протянул пачку.
        - Вы читали мою статью? - спросил Сергей, наконец.
        - Да - ответил следователь
        - В ней все сказано…
        СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАННАЯ 12 АПРЕЛЯ В ГАЗЕТЕ «ПЛОЩАДЬ СВОБОДЫ».
        «РЕВОЛЮЦИЯ ПО-ТОЛЬЯТТИНСКИ».
        В нашем городе недавно была создана новая молодежная организация под громким названием «Революционный комитет». Политическая платформа новой организации весьма оригинальна. Главной целью своей борьбы, они объявляют борьбу с психологией. Именно психология является их классовым врагом. Сегодня мы беседуем с одним из лидеров новой организации Сергеем Колчаком.
        - Почему психология? Чем обусловлен столь неожиданный выбор?
        - Это длинная история. Если в двух словах, то психология - это своего рода кислота, которая разъедает нашу индивидуальность, делает нас похожими, приводит нас в соответствие к определенному стандарту. Она расписывает нас по составляющим, рассовывает по колбочкам и полочкам. Психология имеет нас через рекламу, через фильмы, через СМИ. Тот клочок пространства, который оставляют нам психологические технологии становится все меньше и, будьте уверены, скоро он совсем исчезнет. Не останется ничего кроме наших обратных рефлексов: съел пирожок - утри слюни.
        - Но вы же не можете отрицать, что психология помогает людям?
        - Что значит помогает? Нам обрубают лишнее, стандартизируют, ломают все наши крылышки и копытца и, конечно, в результате такой обработки мы начинам более проворно забираться в общественный транспорт. Вас такая помощь устраивает? Нас - нет. По-моему цена чересчур завышена.
        - Вообще-то весь прогресс основан на стандартизации.
        - В том-то и дело. В жертву абстрактного прогресса, мы готовы отдать все живое, что в нас еще есть.
        - И как вы себе представляете человека вне психологии или человека без психологии. Что будет с нами, если вы вычеркните психологию из наших учебников. Человеку станет лучше?
        - Лучше - это еще не значит, что хорошо. Нас расчертили, мир расчертили, науки плодятся, как кролики. Имеем мы результаты? Конечно. Конвейер - да, телевизор - да, хлеб? - кушай, зрелище? - пожалуйста. А что с нами самими? Нас остается все меньше, и меньше. Мы разбиты по гороскопам, по типам характера, по типам личности, по IQ и EQ. У нас общественный статус, у нас потребительские корзины. Скоро будет достаточно заполнить анкету на двух страницах А4 формата, что бы человек поместился в ней во весь свой рост. Отпечатков пальцев не нужно будет. И это не потому, что психологи нашли универсальную формулу, а потому что человек сдулся до формул. А если что-то и осталось снаружи, то добро пожаловать к психологу. Он тебе расскажет, что ты ни в чем ни виноват, отчистит от детских переживаний, от прочих уродств, отведет тебя назад в стойло, включит телевизор и жуй себе солому. Если это не поможет - добро пожаловать к психиатру. Там уж тебе распутают и вены и извилины.
        - Подождите, мне кажется, вы увлеклись. Что бы вы ни говорили, но психологи помогают людям жить. Они, действительно помогают людям выжить в нашем суровом мире.
        - Помогают избавиться от самих себя?
        - А разве не наоборот? Не раскрывают человека, как личность, снимают комплексы, раскрывают истинную индивидуальность?
        - Человек может раскрываться как личность, только когда он - личность, а ни когда ему подобрали нужную маску. Раньше человек исповедовался перед Богом, теперь перед психологом. Человеческую душу переваривают и превращают в дерьмо. Это формула изначальна для психологии. Таким патологическим сволочам, как Зигмунд Фрейд, вручили на тарелочке карт-бланш, скальпель, на то, что бы он со своими грязными туфельками, и, потными от извращенности, лапками, влез в наши души. Он переварил нас полностью. Он переварил все, что в нас действительно есть, все, в чем мы действительно интересны. На входе - индивидуальность, на выходе - здоровье. Здоровье - это счастье, здоровье - это вера, надежда и любовь. Вам не муторно от этого? Человека свели к пошлости, человек стал пошлостью. Человека не стало. Осталась только его сексуальные переживания. "Человек выпрыгнул с балкона из-за Эдипова комплекса. Аминь". Эти умники сводят душу к следствиям. "Маша не дала - написал Героическую симфонию, Надя дала - написал "Фауст". Человек ради здоровья превратился в дерьмо, только потому, что дерьмо меньше болеет. Нет души, есть
куча рефлексов, навозная куча рефлексов. Человека разложили по частям и части пожрали целое. Браво, господин Фрейд. Человечество превратилось в ваше дерьмо. Вы сделали это. А, по-моему, ради таких докторов, как Фрейд, стоило бы придумать инквизицию. И я думаю скоро инквизиция вернется. Огоньки уже загораются.
        - Но вы же не можете отрицать, что за счет современной науки мы достигли большого прогресса. Люди меньше стали страдать, стали комфортней жить. Разве это не достижение?
        - Нам просто не с чем сравнивать собственные достижения. Кроме наших достижений ничего нет. Поэтому, все, что нам дают, мы считаем достижением. Но если каждый из нас сделает всего два шага вверх, то, что от нас останется? Всего два шага не в том направление и нас уже нет. Вам не страшно? И что делать нам, тем, которым страшно, тем которым, действительно, страшно?
        - И что же вы предлагаете? Как вы собираетесь выражать свой протест?
        - Мы не собираемся выражать протест. Когда тебя бьют в морду, вся твоя индивидуальность сводится к удару в ответ или бегству. В протесте, может быть, меньше индивидуальности, чем в терпении или бегстве. Какой смысл протестовать против Америки, против McDonald'sа и CNN, против всей этой херни? Тот, кто протестует - не существует без своего врага, тот уже побежден.
        - Хорошо, хорошо. Вы очень красноречивы. Допустим, что я понял вашу позицию, но давайте вернемся к слову «Революция». Слово красивое, но непонятное. В чем именно вы видите свою революцию? Неужели только в борьбе против психологии?
        - Нет. Просто психология является слабым звеном нашего времени, современного мира. А мы не любим современный мир, не любим, потому что он слишком уж современен. Хотелось бы сбить с него однозначность. Но это сложно сделать воюя в лоб в лоб. Поэтому на помощь приходит тактика. Психология, по нашему убеждению, слабое звено современного мира. Поэтому мы боремся с психологией. Мы хотим увидеть будущее, новую эпоху. Хотим прикоснутся к ней. Отвечая на ваш вопрос: наша борьба - есть борьба против современной цивилизации. Мы хотим ее разрушить.
        - Я все время слышу слово «против», интересно было бы узнать, за что вы боритесь? Что вы собираетесь построить, разрушив нашу цивилизацию?
        - Это сложный вопрос. Дело в том, что мы воспринимаем психологию и все сопутствующие ей идеологии, ни как определенного врага мешающего нам достигнуть Страны Обетованной. Нет, для нас цивилизация - это стена, забор, сквозь, который ничего не видно. Нас размазало по этому забору. Мы стали плоскими, как наклеенные на стенку, постеры. Мы хотим сделать дырку в заборе, потому что, кроме забора ничего не осталось. Поэтому главное для нас это разрушить забор. Я просто хочу увидеть будущее.
        - И на что оно будет похоже?
        - Мне самому интересно.
        - Ваша революция по масштабу должна быть всемирной?
        - Конечно. Любая революция всемирна.
        - То есть ваш революционный комитет должен стать всемирным?
        - Не обязательно. Даже наоборот. Эта стена всюду. Если она треснет в одном месте - она треснет везде.
        - Всемирная революция в отдельно взятом городе?
        - Да. И вы напрасно ухмыляетесь. Все всемирные революции происходят в отдельно взятых городах.
        - Вы действительно верите в свою победу?
        - Да. Дайте мне тысячу баксов и я переверну мир…
        Сергей прошел на кухню, по-хозяйски открыл холодильник и достал банку пива. Алеша в трусах и майке просеменил следом и сел на табуретку. Было 11 утра. Алешу подняли с кровати. Он еще не умывался. Сергей отхлебнул пива и решительно произнес:
        - Революция.
        - В смысле? - не понял Алеша.
        - Просто революция. Я вчера объявил революцию. Читай.
        Сергей протянул другу свежий номер "Площади Свободы" со статьей "Революция по-тольяттински". Алеша прочитал заголовок, посмотрел на подпись и убедился, что это написал его друг.
        - Сейчас читать? - спросил Алеша.
        - Не обязательно, - ответил Сергей, - прочитаешь на досуге. Тебе неслыханно повезло. Сам автор этого фундаментального интервью стоит перед тобой и готов лично тебе объяснить тайный смысл произнесенного.
        - Ко мне через два часа должен клиент прийти, и я хотел бы к тому времени отчистить от тебя помещение. Надеюсь, ты не надолго.
        - На всю твою оставшуюся жизнь. На сколько клиент?
        - На штуку-полторы баксов, - сказал Алеша. - Правда, я не понял, что он хочет.
        - Деньги симпатичные. Мужчина?
        - Судя по голосу - да. Что еще за революция? Кто у нас нынче буржуи?
        - А ты угадай?
        - Бандиты-капиталисты?
        - Бери выше, - сказал Сергей.
        - ГосДума, и прочая фигня, типа Путина?
        - Бери выше, дорогой.
        - Хорошо. Америка и гамбургеры?
        - Выше, выше и выше. Ладно. Не насилуй мозги, - радостно произнес Сергей. - Просто история заканчивается, приходит Новый Мир, абсолютно другой, без рекламы, Интернета и прочей виртуальной хрени, без Америки, без глобалистов, без пацифистов, без всех альтернатив на 2 квадратных метра свободы. Через полтора шага вся многовековая цивилизация легким движением руки смоется в унитаз?
        - Может быть и так. Ты-то здесь причем? - усмехнулся Алеша.
        - Дело в том, что история любит героев. Я записался добровольцем. Я написал статью, в которой провозгласил революцию и эта статья напечатана. Отсчет пошел.
        - Ты знаешь, какой тираж этой газетки?
        - Тираж, дорогой мой Алеша, это терминология вчерашнего времени.
        - Подожди. Я тоже возьму пиво, а то что-то не очень въезжаю в твое словоизвержение.
        Алеша достал себе банку джин-тоника.
        - Слушай дальше, - увлеченно продолжил Сергей. - Цивилизации умирают не оттого, что они стали старыми - больными и у них больше ни на что не встает. Цивилизации умирают, потому что им на смену приходит нечто новое, более сильное. Моя статья направлена не против сегодняшней цивилизации. Она взывает к будущему, которое уже совсем рядом. Оно уже есть, но оно за забором, за высоким и крепким забором. Я просто начинаю долбить в этот забор. Со всей дури, но не бессмысленно. У меня было откровение. Я нашел слабое звено нашей цивилизации. А когда бьешь по слабому звену, вероятность успеха возрастает в миллион раз.
        - Что такое слабое звено? - спросил Алеша, пытаясь въехать в новую причуду друга.
        - Слабое звено - психология. Я стукнул и жду ответа.
        - Понятно, очередная околесица. Думаешь, заработаем копейку? - спросил Алеша.
        - Может быть, копейку, может быть, две. Тебе никогда не хотелось вскарабкаться на волну? Знаешь, как я подписался в этом интервью? Глава Революционного Комитета.
        - Круто, - засмеялся Алеша. - Надеюсь, это виртуальный комитет или у тебя уже толпа продвинутых уродов.
        - Пока весь народ это - я. С народом много хлопот. Думаю, громкого имени будет достаточно.
        - А как же революционные массы?
        - Так это не та революция, где массы, - убежденно сказал Сергей. - Это просто провокация, удар головой об стенку. Не надо никаких мальчишей -кибальчишей. Достаточно статьи в газете. Просто маленькой статьи, которая за шкирку вытащит джина из бутылки. Что бы вытащить джина достаточно потереться о стекло. Представь себе, ты да я и всемирная история - на одном развороте. Не возбуждает?
        - Я-то здесь причем? - спросил Алеша.
        - Так я же сказал, что тебе повезло. Ты - второй член нашей великой организации.
        - Второй член? Это уже извращение. И что я должен делать?
        - Ты должен просто слушать мои бредни и кивать головой.
        - А срок потом на двоих поделим?
        Сергей засмеялся и полез в холодильник за новой бутылкой пива.
        - А с чего ты взял, что психология - слабое звено? - спросил Алеша.
        - Голос с неба, - усмехнулся Сергей.
        - А может с какого-нибудь другого места?
        - Я уверен. Просто я уткнулся в забор. С тобой такое случалось? Посмотришь вокруг на всю эту ежедневную карусель и не видишь ничего кроме забора, потому что на самом деле ничего, кроме этого забора и нет. Но раз есть забор, то в нем обязательно должна быть дыра. Еще не придумали такие заборы, что бы в них не было дыр. И я просто вдруг понял, что наша горячо любимая психология и есть эта дыра в заборе. И что если хорошенько эту дыру потревожить, вся стена треснет и рухнет.
        - А ты уверен, что будущее стоит того, что бы его вызывать? Может быть, нас в этом будущем не будет?
        - Может быть, но я все равно хочу его увидеть, - ответил Сергей, - то, что я вижу каждый день, мне надоело. Мне кажется, что если будущее откликнется, то у нас и через нас наступит Ренессанс, эпоха Возрождения. Представляешь, в Тольятти появятся разные Микеланджелы и Алигьери. И, главное, посреди всего этого благоухания - мы в пижамах и с пивом…
        … - Насколько мне известно, с самого начала в вашей революционной борьбе вам активно помогал ваш друг Алексей Боткин? - спросил майор.
        - Нет, не активно, - ответил Сергей, - мы просто друзья. Мы всегда друг другу помогаем. Он известный фотограф. Когда мы стали готовить рекламную кампанию, он немного помогал мне в креативе и бесплатно, на общественных началах, фотографировал Свету. Его не очень заинтересовала сама идея. Он помогал мне, только потому, что он мой друг. Постольку поскольку.
        - Хорошо. А что вы скажите о предпринимателе Максиме Синицине. Почему он стал вашим спонсором?
        - Не знаю. Просто захотел.
        - А где он сейчас, вы случайно не знаете?
        - Нет - опустив глаза, ответил Сергей.
        - Говорят, он ушел в монастырь? - спросил следователь.
        - Не знаю. Ничего. …
        Зазвонил телефон. Алеша открыл глаза. На часах было 9 утра. Алеша посмотрел на определитель номера. Звонили с телефона-автомата. «Надо было купить телефон с автоответчиком», - подумал Алеша и снял трубку.
        - Я никого не разбудил? - раздался в трубке веселый и полный загадочного оптимизма голос Сергея.
        - Кроме меня, - без интонации буркнул в трубку Алеша.
        - Ты один?
        - Абсолютно.
        - Короче, давай через полчаса в "Пепси" у "Восхода". У меня новость на кучу банкнот.
        Алеша поморщился.
        - Может быть, делатель куч, до меня добредешь? - спросил он.
        - Какое на фиг к тебе, - возразил Сергей, - пора выходить на улицы и строить баррикады. К черту там разные диваны, кровати и комнаты.
        Алеша молчал.
        - Аллёу, - смеясь, сказал Сергей, - обувай штаны и навстречу солнцу. На дворе лето. Короче, я жду.
        Сергей повесил трубку. Алеша пошел умываться. Через 15 минут он уже был на улице. Летнее кафе с огромным логотипом "Пепси-Колы" было в 15 минутах ходьбы. Алеша успел выкурить сигарету. Кафе было пустым. Сергей сидел у самой ограды. На столе одиноко стояла большая кружка пива, а на одноразовой пластиковой тарелке лежала ощипанная сушеная рыба.
        - Привет, партайгеноссе, - сказал Алеша, садясь напротив.
        Сергей поздоровался.
        - Пиво, рыба, бомба в кармане - джентльменский набор террориста? - усмехнулся Алеша.
        - Я рад, что ты уже проснулся. Как твой заказ на полторы штуки?
        - Нормально, - ответил Алеша, - завтра съемка. Но ты на эти деньги даже не рассчитывай. Это мое.
        - Опять купишь себе лампочку?
        - Что хочу, то и куплю.
        - Если тебя интересует мое мнение…
        - Меня оно не интересует, - оборвал друга Алеша.
        - Хорошо. Если тебя не интересует мое мнение, то тратить полторы штуки на фотки и тратить полторы штуки на лампочки - это по шкале идиотизма примерно на одном уровне.
        - Ок.
        К ребятам подошла симпатичная официантка в синей пепси-коловской униформе. По всем приметам, она была студенткой на каникулах.
        - Чем-нибудь могу быть полезной? - спросила девушка, переводя свой официально-доброжелательный взгляд с Алеши на Сергея.
        - Пива, пожалуйста, - сказал Алеша.
        - Какого пива?
        - Такого же и столько же, - Алеша кивнул на бокал своего друга.
        - Что-нибудь еще? - спросила официантка, улыбнувшись так, словно проверяла перед зеркалом очарование своей улыбки.
        - А у вас есть еда? - спросил Алеша.
        - Есть, - ответила официантка, - есть гамбургеры, чизбургеры, какие-то котлеты, салаты - девушка засмеялась. - Я, короче, не помню ничего. Давайте я вам меню принесу.
        - Не надо, - улыбнулся Алеша, - принесите лучше фисташек пару упаковок и чизбургер один. Только подогрейте, пожалуйста. У вас же есть микроволновка?
        - У нас не микроволновка, - сказала официантка, - у нас супер-микроволновка. А вы ничего больше не хотите? - спросила девушка Сергея.
        - Пока ничего, - во все лицо улыбнулся Сергей.
        - Хорошо, я скоро вернусь.
        Официантка вернулась к стойке.
        - Какие девушки, - сказал Сергей, - через одну влюбиться можно.
        - А переспать с каждой слабо? Зачем разбудил меня, дружбан? Скучно рыбу грызть в одиночестве?
        - Нет, - Сергей хлебнул пива. - Раз ты такой деловой, перейдем к делу. Мне позвонили. Я был в редакции с утра. Звонок. Спрашивают меня. Мужчина. Представился, не помню как. Спросил я ли руководитель Революционного комитета? Я киваю. Он сказал, что прочитал статью, очень интересно, что он хотел бы финансово помочь нашей организации и соответственно хотел бы с нами встретиться. Договорились, что сегодня в три часа дня мы встречаемся. По-моему круто. Как ты думаешь?
        Алеша пожал плечами.
        - Зачем ему это? - спросил он.
        - Какая разница, - бодро ответил Сергей, - чудакам у нас почет. Единственное, что не очень круто, - продолжил Сергей, - что нас всего двое. Еще подумает, что мы - бумажная контора. Нам хотя бы еще человека. Чисто для объема. Как бы руководящий орган, классическая тройка. Запрягай и поехали. Как ты думаешь?
        - И где мы возьмем третьего?
        - Не знаю. Мне кажется, нам нужна девушка.
        - Одна на двоих?
        - Нет. Просто девушка. Солистка. Звезда экрана. Симпатичная, молодая, сексуальная.
        - Почему девушка? - спросил Алеша.
        - Ну, как. Понимаешь, два идиота - это просто два идиота, а два идиота плюс девушка с ногами - это уже рок-н-ролл.
        - Пожалуйста, ваш завтрак, - официантка поставила на стол бокал пива, большое блюдце с фисташками и блюдце поменьше с чизбургером.
        - Спасибо, - сказал Алеша.
        - Если мало ли что, то я тута, - сказала девушка и вернулась к стойке.
        - У тебя уже есть кандидатура? - сказал Алеша, продолжая разговор.
        - Нет. И времени нет напрягаться. Любая девушка в правильной позе - суперзвезда. Оденет юбку покороче и будет угрюмо мотать головой. Сразу поймут, что террористка. Кстати, чем тебе наша официантка не красавица?
        Алеша повернулся и смерил взглядом официантку.
        - Она попросит денег, - заключил он.
        - Заплатим.
        - Чем ты ей заплатишь? Своим обаянием?
        - Хватит скептицизма, - сказал Сергей и поднял руку. - Девушка - громко позвал он официантку.
        Девушка оторвалась от стойки.
        - Чем могу быть полезной? - спросила она.
        - Нам еще по пиву, - сказал Сергей, - и еще у нас прямо сейчас возникло к вам предложение.
        - Сексуальные услуги за деньги не оказываю, - с той же дежурной улыбкой ответила официантка. У Алеши сложилось впечатление, что девушка свою работу воспринимает, как игру. Она обслуживала и отвечала на вопросы, как котенок, бегающий за гремящей консервной банкой.
        - Всё несколько сложнее, - продолжил Сергей. - Может быть, вы присядете на секундочку и мы вам в двух словах все объясним.
        - На секундочку это куда? - спросила девушка.
        Сергей не вставая, дотянулся до стоявшего у соседнего столика кресла и пододвинул его поближе к официантке. Девушка села.
        - У нас с другом, - стал объяснять Сергей, - сегодня серьезная деловая встреча и нам нужна девушка для солидности.
        - Что бы никто ни догадался о вашей ориентации? - спросила официантка.
        - Нет, - улыбнулся Сергей, - ориентацию мы не скрываем. Тут другая история, если в двух словах, то …
        Сергей вкратце рассказал девушке о статье, о виртуальном Революционном комитете и о сегодняшнем звонке с предложением спонсорства.
        - Нам нужен третий человек для солидности, желательно симпатичная, с мыслью в глазах, девушка. Пожалуйста, выручите. Если ничего у нас не получится, мы вам заплатим рублей 500, типа, чаевые, а если получится, и нам дадут денег, то заплатим больше.
        - А что я должна буду делать? - с заинтересованностью спросила официантка.
        - Ничего…
        Официантку звали Светой. Она, как и предполагалось, была студенткой и перешла на второй курс в местном институте Сервиса. Света, чуть-чуть поломавшись, согласилась на предложение Сергея. Сергей вручил девушке газету со своей статьей, что бы она могла составить представление о тематике предстоящей встречи. Потом в кафе пришли посетители, и девушка отправилась их обслуживать. Ребята расплатились. Пора было действовать. Они пошли к Алеше и стали маскировать фотостудию под некий революционный офис. Но куски красной ткани, приколотые к стенам, смотрелись слишком убого, поэтому решено было оставить все, как есть. В 2 часа друзья зашли за Светой. Девушка отпросилась. В своем родном платье она смотрелась еще более. Платье было коротким, ноги длинными и стройными, а на лице появились очки в черной оправе, что было кстати.
        - Если вы - сексуальные маньяки, то я вам этого не прощу, - сказала Света, когда они поднимались по лестнице на четвертый этаж.
        В квартире Света успокоилась. Все схватили по бутылке пива и стали ждать. Пиво было нужно для изображения рабочей обстановки. В 15 минут четвертого в дверь позвонили. Открыл Сергей. На пороге стоял человек лет сорока, в костюме, галстуке, больше похожий на вора-рецидивиста, чем на цивилизованного предпринимателя.
        - Сергей Колчак? - спросил человек.
        Сергей кивнул.
        - Матвей Синицын, - представился человек и, не дожидаясь приглашения, переступил порог. Сергей проводил гостя в студию, где сидели Алеша и Света. Сергей всех представил друг другу. Матвей сел на кресло.
        - Что ж, привет, братки, - сказал бизнесмен, скользнув взглядом по своим собеседникам. - Случайно заглянул в газету, ждал товарища, заняться не чем было, и нарвался на вас. Озадачили вы меня. Уж я, на что с высшим образованием, а все равно озадачили. Захотелось посмотреть, кто вы, что вы. Ну и кто вы, если не секрет?
        - По профессии? - не понял Сергей.
        - Нет. Зачем мне профессии. Профессии не спасают от труда. И так все видно: студенты, офис-менеджеры, журналисты, короче, обслуживающий персонал 2-й категории.
        - И кого же мы обслуживаем? - неожиданно вступила в разговор Света.
        - Кого? - улыбнулся бизнесмен, - бандитов, кого еще. Вы уж не обижайтесь, братки, не я это придумал. Ты или сам бандит или обслуживающий персонал бандита, ну или совсем в жопе, короче. Вы только не обижайтесь. Я не люблю, когда обижаются. Я, вообще, хотел просто дать вам немножко денег, что бы наша любовь была взаимной. Но для начала надо на вас взглянуть, типа, не кидают ли по-братски в этом заведении. Это вы все, весь ваш комитет или только руководство?
        - Ну, есть еще люди, но их можно пока не иметь в виду. Мы только начинаем, - уклончиво ответил Сергей.
        - Да? - сказал Матвей и почесал затылок. Он явно не понял последние предложение, - но вы хотите устроить революцию?
        - Как получится - сказал Сергей.
        - Это ты сказал, что, мол, дайте мне тысячу баксов и я взорву этот мир?
        - Не тысячу, а десять тысяч, - поправил Сергей.
        - Типа, я уже твой должник? - засмеялся бизнесмен.
        - А зачем мы вам? - спросил Алеша, - Какой вам от нас толк?
        - Да какой от вас может быть толк? - еще громче засмеялся бизнесмен. - Вы, небось, даже отсосать профессионально не сможете? Просто хочется поржать. Да и склонность у меня к меценатству. Знаете, я одно время хотел одну горячо любимую шлюшку раскрутить в шоу-бизнес, но я ее крутил в одну сторону, а она вертелась в другую. Скукота, короче получилась. А с вами глядишь и будет весело. Вы мне уже нравитесь. Я что-то вроде и представлял. Только я думал, что ты в очках будешь, - Матвей показал на Сергея.
        - Вы хотите нас купить? - сурово спросила Света.
        - Ой, - поморщился Матвей, - только не надо, пожалуйста, этих проститутских замашек. У меня на них аллергия.
        - Вы прямо сейчас нам дадите деньги? - уточнил Алеша.
        - Нет, зачем? - сказал бизнесмен. - Мы же не парке Юрского периода. Напишите бизнес-план, что, куда, почем. Вы - братки грамотные. Там посмотрим - поговорим.
        - А на какие деньги мы можем рассчитывать? - спросил Сергей.
        - Рассчитывать можете на любые, - пожал плечами Матвей, - а на практике, пишите, сколько надо, а я потом скажу сколько дам. Идет, братки? - сказал бизнесмен и взглянул на Свету, - обиделась что ли?
        - Нет, - сказала Света. - А почему вы все время говорите братки, словно меня и нет здесь.
        Бизнесмен засмеялся.
        - Не напрягайся, подружка, все проще, - сказал он. - Просто весь мир делиться на братков и проституток. Ты же не проститутка?
        - Интересная квалификация, - сказал Сергей.
        - По-моему, самая точная дележка людей, - согласился Матвей. - Бандит ты или прислуга - это сколько очков выпадет, а вот на проституток у меня аллергия.
        - Сейчас мы вам братки, а потом вы дадите нам денег, и мы станем проститутками? - не унималась Света.
        - Тут главное не деньги, - терпеливо ответил Матвей, - просто есть люди с прайсом и люди без прайса. То есть у каждого, конечно, есть свой прайс, но у одних он на прямо на морде, а у других - в кармане среди прочих бумажек. Проститутка на всех смотрит сквозь прайс. Как у "Терминатора", сканирует взглядом: "сколько ты и почем", посмотрела на человека и в правом углу на дисплее сумма высветилась. А у братка прайс есть только потому, что у него есть карман. Я не люблю проституток. Я люблю братков. Даже когда бабу себе покупаешь, хочется что бы она была братком.
        В этот момент у Матвея зазвонил в кармане телефон.
        - Ну, - сказал бизнесмен в трубку, - да. Ну и что, - потом с минуту молчал, слушая, что ему говорят, потом выключил телефон и положил обратно в карман.
        - Фирму "Варшава" слышали?
        Сергей кивнул.
        - Я слышал, - сказал он, - автомобили продают.
        - Да, - сказал Матвей, - и автомобили, и мебель, сейчас туризм еще. Короче, все это я. Вот моя визитка. Звоните, как созреете.
        Матвей достал из портмоне визитку и протянул ее Сергею.
        - Давайте-ка, я вас тоже запишу - он достал листок и ручку. Сергей продиктовал свой рабочий телефон, а Света неожиданно продиктовала свой домашний.
        - Вы только с предложением долго не тяните, - сказал бизнесмен, вставая, - а то, я могу и забыть или мало ли что.
        Бизнесмен попрощался и ушел.
        - Чудик редкий, - заключил Алеша, чеша затылок. Сергей в знак согласия кивнул головой.
        - На себя посмотрите, - улыбнулась Света.
        Сергей взглянул на Свету, молча достал из портмоне 500 рублей и протянул их девушке.
        - Ты была самой революционной, - сказал Сергей.
        - Вы больше ничего не хотите? - продолжая улыбаться, спросила Света…
        Через два дня после первой встречи со спонсором Света уже ночевала у Сергея. Для Матвея Синицына был написан план рекламной кампании, которую тот, пролистав, утвердил. Ребята вписали в план все, что пришло в голову. Они особо и не рассчитывали, что план будет утвержден полностью. В план, помимо размещения и изготовления рекламных материалов, были включены услуги дизайнера, фотографа, фотомодели и креатора.
        В начале мая, на Южном шоссе, самой оживленной магистрали города, связывающей Новый и Старый город, на одном из рекламных щитов, натыканных вдоль всей дороги, появился новый банер. На белом фоне крупным шрифтом было написано "Долой психологию". Слово "Долой" было красным, "психологию" - черным. Банер сразу же привлек внимание своей непонятностью. О нем заговорили. В большинстве своем люди были уверены, что это реклама и что скоро под надписью появится адрес какого-нибудь магазина или торговая марка сигарет. Через неделю на первой полосе самой популярной местной газеты "Презент", бесплатно доставляемой в каждый почтовый ящик, на весь А4 формат появилась аналогичная надпись: "Долой Психологию". Многие пытались понять, чья же эта реклама. Никаких опознавательных знаков у слогана не было. Это же объявление вскоре появилось еще в двух бесплатно распространяемых газетах. Спустя неделю в центре Нового города, рядом с универмагом "Русь", по праву считающимся главной достопримечательностью города, был повешен еще один банер. Он был более вызывающим. «Убей психолога» было написано крупными буквами, а снизу
маленькими приписано: "в себе". Народ стал возмущаться наглостью рекламщиков. Редакции газет стали получать возмущенные письма. Все по-прежнему были уверены, что это чья-то реклама. Профессиональные рекламисты пытались узнать, кто заказчик и кто автор этой темы. Эффективность кампании вызывала восхищение, но профессионалы были уверены, что вряд ли какой-нибудь товар или услугу можно будет точно спозиционировать с помощью столь резкого слогана. Через 2 недели банер на Южном шоссе был заменен фотографией девушки. Этой девушкой была Света. Она была в расстегнутой до пояса белой блузке, из-под которой был виден ярко красный бюстгальтер. Справа от девушки была надпись "Психология - наука вчерашнего дня". В местных газетах тем временем появились новые объявления, такие как "Психология - наука о рабстве", "Ты есть то, что о тебе думает твой психолог". На объявлениях появилась девушка с банера. Наконец через 3 недели одновременно под всеми банерами и объявлениями появилась подпись: Революционный Комитет. Причем на банере, висящем около Руси слова "Убей психолога" стали красными, что еще больше их отделяло от
общей фразы. С подписью "Революционный комитет" банер стал смотреться по-настоящему жутко. Было непонятно, как такой отважный призыв может почти месяц висеть в центре города. Особенно взволновались психологи. В большинстве своем это были вполне респектабельные люди, и видеть такие надписи было для них настоящим оскорблением. Практически каждая встреча местной ассоциации психологов начиналась и заканчивалась обсуждением этой "чудовищной белиберды", которая развешена повсюду. Когда же под надписями появилась подпись «Революционного комитет», презрение и ненависть, как это часто бывает, плавно превратились в страх. "А вдруг такие плакаты висят уже по всем городам, а вдруг завтра начнется резня или преследования?" Даже власти города, до которых, наконец, добрело народное возмущение, прежде чем, что-либо предпринять, связались с Москвой. Они решили уточнить, не запретили ли психологию во всероссийском масштабе и что им в таком случае делать. В Москве недоуменно покрутили у виска. Власти города еще пару деньков подумали и, в конце концов, дали указание антимонопольному комитету разобраться с ситуацией.
Антимонопольный комитет стал искать заказчиков и сочинителей этой рекламы. Найти их не составило особого труда. Молодой человек, представившийся, как лидер Революционного Комитета пространно и доброжелательно объяснил, что они не коммерческая организация, что это не реклама, что они просто хотят донести до людей свои мировоззренческие позиции. Представительница антимонопольного комитета растерялась. Молодой человек, представившийся, как Сергей Колчак был симпатичным и эрудированным. Большую половину из того, что молодой человек вежливо объяснил, женщина вообще не поняла. А так как она в свое время в институте всегда имела по философии пять и даже умудрилась прочитать полное собрание сочинений Ницше в двух томах - ей было стыдно. Она чувствовала себя старой, глупой и отставшей. Она не знала, что ответить молодому человеку и поэтому, вежливо попрощавшись с ним, позвонила в ФСБ. Сотрудник ФСБ не был столь начитанным. Он послал Сергею Колчаку повестку и когда молодой человек стал говорить о своей гражданской позиции, сотрудник его прервал. Он сказал, что прежде чем что-то говорить организацию следует
зарегистрировать. Молодой человек вместо предъявления документов стал говорить, что: "Мы - не экстремисты. Мы просто хотим донести до людей свои взгляды. Почему Гринпису можно размещать свою рекламу, а нам нельзя". "Потому что ваша реклама нарушает спокойствие людей" - ответил ФСБшник. "Спокойствие - сомнительная добродетель" - парировал молодой человек. "Слушайте, - сказал ФСБшник, - хватит дрочить. Скажите спасибо, что мы вас не арестовали. Скажите большое спасибо, что мы вас не арестовали. Откуда у вас деньги? Почему вашу рекламу финансирует автомобильная фирма? Если мы начнем разбираться, то мы вас разберем. Я вообще, могу с вами не разговаривать. Ваши банеры уже снимают, а газеты больше не будут принимать вашу рекламу. Вы уже вчерашний день, очень глупая история. Я просто хочу вам объяснить, что не надо никаких продолжений. Вам это не по карману. Что бы быть идиотом - нужны особые привилегии".
        Сергей сразу перестал возмущаться, несколько раз кивнул головой и ушел домой. Он не был расстроен. Он спорил просто так, ради эксперимента. Его интересовала степень воздействия непонятных слов на людей, обслуживающих общественный порядок. Сергей понимал, что терпение общества должно кончиться, и его очень удивляло то, что на их ненормальную рекламу так долго никто не реагирует. К тому же за два дня до вызова в ФСБ, Матвей Синицин сказал, что ему все надоело, и что он хочет уйти в монастырь на послушание. За это время ребята успели сойтись с щедрым предпринимателем. Решение Матвея уйти в монастырь было очень странным и неожиданным, но вполне в его стиле. Матвей действительно оказался большим чудиком. Ребята на протяжении всей рекламной кампании ожидали, что Матвей чего-нибудь потребует от них взамен за регулярно перечисляемые деньги. Но Матвею было достаточно присутствий на съемках и участия в креативах. Его это каким-то образом очень веселило. От чего именно было Матвею весело, ребята могли только догадываться. Похоже, что предприниматель действительно поверил, что скоро произойдет какая-нибудь
всемирная революция в отдельно взятом городе и что это будет безумно забавно. Но потом Матвей к затее ребят стал охладевать. Особенно после того, как он встретился со старцем в одном из мордовских монастырей. Эта встреча настолько впечатлила Матвея, что бизнесмен решил уйти в этот монастырь на послушание, а там, если будет угодно, и принять постриг. Спонсорская эпопея стала плавно заканчиваться. Матвей забрал свою долю в фирме, с большими уступками партнерам, чем их обрадовал. Деньги Матвей перевел в один из московских банков. Квартиру и машину он не стал продавать, на всякий случай.
        На следующий день после разговора с ФСБ-шником Сергей поехал к Матвею домой, что бы попрощаться. Их банеры уже сняли. Вместо революционного лозунга над "Русью" красовалась реклама мебельного салона…
        Матвей жил в элитном доме, расположенном в центре Нового города. У него была четырех комнатная квартира с евроремонтом, домашним кинотеатром и прочими жизненно необходимыми удобствами. Проживал он в ней чаще всего один. Сергей позвонил в домофон. Матвей был дома. Железная дверь открылась. Сергей прошел через вахту, поднялся на третий этаж. Входная дверь была открыта.
        - Проходи, - сказал хозяин. Сергей прошел в гостиную. В гостиной сидел молодой человек с бородкой, длинными черными волосами, в очках.
        - Знакомьтесь. Это - Михаил, знакомый семинарист, учится в Сергиевом Посаде.
        Сергей кивнул и сел в предложенное кресло. На столике скоро появились 2 бутылки красного вина и 3 больших бокала. Слово за слово разговорились. Сергей рассказал о допросе в ФСБ и что их рекламная кампания запрещена.
        - Что дальше собираешься делать? - спросил Матвей. - Если деньги нужны, то бери. У меня сейчас есть. Только напиши зачем.
        - Деньги не нужны, - ответил Сергей. - Мы пока будем просто митинги устраивать. У нас же появились активисты, добровольцы. Так что можно переходить к боевым действиям. В принципе, все уже не так интересно. Когда появляются последователи, собственные мысли начинают не очень хорошо пахнуть.
        - Зачем тогда митинги? - спросил Матвей.
        - Все также долблю в забор, - ответил Сергей. - Авось что-нибудь выйдет.
        - А Михаил нас критикует с этой затеей, - сказал Матвей, разливая вино. - Говорит, что не зацепили тему.
        - Нет, - вступил в разговор Михаил, - я не критикую. Я просто сказал, что это может быть опасно и неправильно. Будущее не cтарик Хоттабыч. Оно не станет исполнять желания.
        Сергей повернулся к Михаилу. Он еще никогда не общался с людьми церкви. Ему было любопытно.
        - Знаете, мне кажется, - стал объяснять Сергей - что новый мир должен формулироваться в одном слове, в одном символе. Мне просто хочется узнать это слово. Просто узнать слово. Я думаю, что если моя затея удастся, то Тольятти станет, чем-то вроде Флоренции в Ренессансе. Если в заборе появится дырка, то потянет сквознячком, свежим воздухом. А на свежем воздухе дышится по-другому. Осталось только узнать слово. Наверняка, это слово есть в каждом словаре и я его уже говорил тысячу раз, но понятие не имел, что это именно то слово. Вы так не думаете?
        - Может быть, существует, а, может быть, и нет, - сказал Михаил, - в любом случае ваш оптимизм по поводу Ренессанса в Тольятти слишком… извилист, что ли.
        Они сидели, пока не выпили все вино, разговаривали на разные темы, про Россию, про психологию, про будущее. Матвей уже собрал вещи. Сергей смотрел на него и думал, до чего же странными бывают люди…
        Зазвонил телефон. Хозяйки дома не было. Брать трубку было некому. Телефон звонил долго. Сергей лежал на диване и пытался не обращать внимания на звонок. По этому номеру ему не звонили. Хозяйка не разрешала. Телефон замолчал, но тут же зазвонил снова. Сергей не выдержал, подошел к телефону и снял трубку.
        - Да, - сказал он нейтральным голосом.
        - Это господин Колчак? - ответили с другого конца.
        - Да, - удивился Сергей.
        - У меня есть для вас приз.
        - Приз? - не понял Сергей.
        - Это касается вашей революции.
        Голос выдавал пожилого человека. "Сумасшедший пенсионер", - подумал Сергей.
        - Я давно ждал чего-то подобного, - продолжил голос с той стороны, - но ваша наивность пугает даже меня. Рекомендую вам встретиться со мной.
        - Вы кто?
        - Я человек оттуда, - ответил голос в трубке.
        Сергей молчал.
        - Не играйте в жмурки на минном поле, - прокряхтел старик.
        - Хорошо. Давайте встретимся, - сказал Сергей.
        - А вы не боитесь?
        - А я должен бояться?
        - Вы удивительно наивны.
        - Подождите, - недовольно сказал Сергей, - насколько я наивный вас не касается. Если вы хотите встретиться, то хоть сейчас, а заниматься сексом по телефону я не люблю.
        Теперь замолчали с той стороны.
        - Эй, - примирительно сказал Сергей, - я не хотел вас обидеть.
        - Записывайте, - тотчас отозвался голос, - проспект Степана Разина, дом 56, квартира 104, через 2 часа.
        В трубке пошли гудки. Сергей быстро записал в блокнот адрес и посмотрел на часы. Было 11 часов утра. Он вчера поздно лег спать и хотел сегодня поваляться подольше. Нежданный звонок сбил все планы. Надо было идти, хотя бы за тем, что бы потом не жалеть о том, что не ходил. Сергей полез под кровать за дежурной банкой пива. Чем больше он думал о предстоящей встрече, тем более важной она ему казалась.
        - Он оттуда, - сказал Сергей сам себе вслух. Сергей нашел карту города и отыскал нужный дом. Добраться туда, можно было минут за 15-20, если на общественном транспорте. Сергей стал одеваться…
        Когда Сергей нашел нужный дом, прошел час 45 минут с момента звонка. Сергей отыскал подъезд, сел на лавочку и закурил. Докурив, он зашел в подъезд. Квартира была на 4 этаже. Дверь была стандартная, деревянная. Сергей позвонил в звонок. Никто не открывал. Сергей позвонил еще раз. За дверью послышался шорох. Дверь открылась.
        - Проходите, - раздалось из-за двери. Сергей вошел. В коридоре было темно. Хозяин, повернувшись к Сергею спиной, быстро прошагал в комнату.
        - Проходите, - повторил старик. Сергей разулся и прошел. Квартира была не богатой. Перекошенный шкаф стоял у стенки и занимал почти половину комнаты. Хозяин уже сидел на кресле, в углу дальнем от окна. Это был обыкновенный старик, пенсионер. Еще более старый, чем представлял себе Сергей. Старик жестом показал на диван, стоящий напротив. Сергей сел.
        - Юрий Алексеевич, - представился старик.
        - Очень приятно, - сказал Сергей. - Что вы хотели?
        - Я хотел сказать вам…
        - Что? - спросил Сергей, когда пауза затянулась.
        - Что бы победить психологию - надо превратить ее в ноль, - тут же сказал старик, - а что бы превратить ее в ноль, надо знать ее противоположность.
        - Противоположность? - глупо переспросил Сергей.
        - Да, - продолжил старик, - вы никогда не задумывались о том, что такое противоположность? А вам бы следовало об этом подумать, прежде чем стучаться, куда не попадя. Это гораздо важнее, чем все ваши детские аргументы.
        - И что же такое противоположность?
        - А вы подумайте сами. Вот скажем, что является противоположностью нуля - ноль или бесконечность?
        - Наверное, бесконечность.
        - Да? А вы хорошо подумали? Хорошо, а что же тогда является противоположностью, скажем, 10?
        Сергей задумался.
        - Наверное, минус 10.
        - Хорошо, допустим, что так. А что же тогда является противоположностью вас?
        Сергей пожал плечами.
        - Если вас сложить с вашей противоположностью, то получится ноль и вашей противоположностью тогда может стать или ноль или бесконечность в зависимости от того, на какой ноль вас поделят. Так что же, по-вашему, является противоположностью психологии?
        Сергей почесал затылок.
        - Четно говоря, я не очень слежу за вашей логикой. Надеюсь, это не проверка на сообразительность? - сказал Сергей.
        - Нет, - сказал старик, - это не проверка. Это просто вопросы, навязчивые подсказки. Хочешь уйти отсюда - падай. Если ты не умеешь падать, ты всегда будешь стоять перед собственным отражением и корчить рожицы. Безусловно, ты увидишь много интересного. Ты хочешь уйти, выбыть из турнира, но что бы выбыть из турнира, надо проиграть. Просто проиграть, а ты дерешься за победу. И ты, безусловно, победишь, потому что ты один на ринге. Если ты не потеряешь равновесие, все это будет бессмысленно.
        - Что значит «потерять равновесие»? - спросил Сергей.
        - Знаешь, бывают такие фокусы: чем больше спрашиваешь, тем меньше шансов найти ответ.
        Сергей хмыкнул.
        - Это фокус, - продолжил старик. - Ты решил поиграть, но ты уже проиграл, потому что думал, что это всего лишь игра. Ты подумай. Какие ассоциации у тебя вызывает первая часть 5-й симфонии Бетховена? Рок, шторм, война?
        - Я не знаю. Я не знаю симфонии.
        Старик засмеялся.
        - Меня зовут Юрий Алексеевич, - сказал он, - откуда берутся ассоциации? Что связывает абсолютно разные вещи? Ля-минор и ультрамарин? Ассоциации - это догадка, но догадка о чем?
        Сергей молчал. Он не знал, что сказать.
        - А если завтра придет некто в шапке-невидимке и начнет резать психологов, ты поймешь ассоциацию?
        Сергей пожал плечами.
        - Скорее некто в черном капюшоне и с блестящей косой, - продолжил старик. Сергей молчал. - Я все разложил перед тобой. Попробуй теперь собрать…
        Еще в то время, когда призыв убивать психологов красовался по всему городу, Сергей познакомился со студентом первого курса политехнического института Павлом Павленко. Павел был маленьким прыщавым подростком с небольшой головой и жилистыми руками. Павел настойчиво предложил Сергею ознакомиться со толстой тетрадкой, в которую он красивым почерком записывал свои мысли по поводу статьи «Революция по-тольяттински». Эта статья покачнула мировоззрение молодого человека. Записи были восторженно-аналитическими, местами проза сменялась внезапной поэзией. Сергей, несмотря на то, что порадовался появившемуся последователю, так и не смог дочитать тетрадь до конца. Уже на второй странице было понятно, что ждать хоть какого-нибудь проблеска бессмысленно. Через неделю Павел привел к Сергею двух своих друзей и одну бабушку-коммунистку. Они тоже хотели вступить в Революционный комитет. Сергей на время воодушевившись провел у Алеши организационное собрание. Сам Алеша ушел в кино, несмотря на обещания Сергея, что будет весело. Весело не было. Собрание было похоже на унылую импровизацию клоунов-пенсионеров. Но решения
были приняты. Решили собирать членские взносы в размере 50 рублей в месяц, увеличить ряды и проводить митинги.
        Ряды действительно стали увеличиваться. К тому времени, как антипсихологическая реклама была запрещена, в революционном комитете уже насчитывалось 15 человек, включая, Алешу и Свету.
        После запрета рекламы Революционный комитет решил перейти на митинги протеста. Первый митинг был предварительным. Его провел Паша самостоятельно, даже не предупредив Сергея. Пять самых активных деятелей движения собрались на главном городском рынке в субботний день, когда там особенно многолюдно. Активисты развернули большой плакат, на котором черной тушью было намалеван лозунг: "Долой психологию". Паша стал кричать в мегафон, одолженный у друга, тезисы о губительном воздействии психологии. Потом пошел дождь. Кричать тезисы стало стрёмно. Шоу не получалось. Митинг закончился ничем. Паша, пришел к Сергею и проинформировал о проделанной работе. Он настаивал на проведении настоящего митинга. Сергей согласился. Они решили проводить митинги не в местах продажи товаров, а в местах городского отдыха, где больше зевак. Само собой был выбран городской парк. Митинг назначили на воскресенье 14 июля.
        Утром в парке почти никого не было. Революционный комитет был немногочисленным и разновозрастным, поэтому митинг больше напоминал проводы в армию, чем агитационную акцию. Активисты бросались на редких прохожих с нацарапанным на картоне плакатом "Долой психологию" ипытались вручить распечатанные на черно-белом принтере флайеры с изложением революционной программы. Прохожие уворачивались, кто как мог. Сергей заставил себя проорать написанные тезисы во все тот же мегафон. Сергей пытался смотреть на происходящее со стороны, как на забавный эксперимент. Его подружка Света, которую Сергей убедил прийти вместе с ним, потому что она после рекламы стала лицом их организации, скучала откровенно. Ей не нравился Паша, не нравились сопливые полудурки, изображающие из себя героев, а еще больше не нравились три пенсионера, чье ворчание было беспросветным. В кутерьме, которая происходила вокруг после того, как она связалась с двумя не совсем нормальными ребятами, ей многое нравилось. Особенно вначале. Съемки, ее фото вдоль улиц и во всех газетах, таинственность, необычность делали проведенные в городе каникулы
куда более интересными, чем она планировала. К тому же Сергей был способным кавалером и любовником, не жалел денег. Она даже была влюблена в него временами. Но после запрета рекламы все стало скучным, таким, каким и должно быть лето, проведенное безвыездно, в уездном городе Т. Митинг ее окончательно расстроил и разозлил. Сразу после митинга, который так ничем и не закончился, Света заявила Сергею, что больше на подобные мероприятия не пойдет. Сергей согласился. Ему самому было тоскливо. Получилось тупо и бессмысленно. Сергей кое-как отделался от Паши, и они со Светой пошли в кафе. Там они выпили и помирились…
        - Давай сегодня ко мне с ночевкой, - сказал Сергей Свете, когда они вышли из кафе.
        - А хозяйка дома?
        - На работе.
        - Ты не заметил, что она у тебя чересчур дура? - усмехнулась Света.
        - Ты ей льстишь, - ответил Сергей. - Давай купим вина и ляжем. Как тебе мой план?
        Света согласилась.
        Хозяйка, действительно, была на работе.
        - Может быть, вместо того, что бы со своими подростками в войнушку играть, ты на работу сходишь? - сказала Света, когда вино было выпито, а на продолжение отдыха, как внезапно выяснилось, не осталось денег.
        - Успею наработаться, - ответил озадаченный Сергей. - А деньги завтра займу у Алешки. Он у нас нынче буржуй.
        - Не стыдно деньги занимать?
        - Нет. У меня сейчас антирабочее настроение, а он на 2 штуки баксов одного лоха раскрутил, - искренне ответил Сергей. - Можно и сейчас занять, да поздно уже. Если хочешь, давай сходим.
        За окном уже стемнело.
        - Нет, - ответила Света, - давай лежать…
        В это самое время, в трех кварталах от дома, где лежали Сергей и Света, директор психологического центра «Эйдос» господин Федорчук, поставил свою потрепанную «восьмерку» вгараж и пошел домой. После работы у него была дежурная меланхолия. Он знал, что жена уже приготовила ужин, что он поест, ляжет в кресло, пролистает газету, попереключает каналы, потом ляжет с женой, поболтают с полчасика, заведут будильник и будут спать. «Хорошо, что дети у бабушки. Даже теще можно найти применение», - подумал психолог, подходя к подъезду. Вдруг краем глаза он увидел большую черную тень под ногами. Тень стремительно росла. Федорчук пригляделся. Тени уже не было. «Показалось» - подумал он.
        - Время не подскажите? - спросила девушка, сидевшая с парнем на лавке у подъезда. Психолог, дежурно улыбнувшись, сказал точное время. Психолог открыл подъездную дверь ключом и захлопнул за собой. Лифт уже неделю, как не работал. Федорчук пошел вверх по лестнице. Он жил на пятом этаже. В подъезде было тихо и светло. "Хорошо, что лифт не работает. А то сейчас бы обязательно поехал на лифте. Надо больше двигаться. Целый день сижу на работе. Потом машина, лифт. Когда ведешь малоподвижный образ жизни надо обязательно больше ходить. И так уже остеохондроз. Хотя бы на пятый этаж подниматься регулярно. А по большому счету пора записаться в тренажерный зал". Поднявшись на второй этаж, психолог опять краем глаза заметил, как из под его ног вырастает огромная черная тень, но это снова было только мгновение. Едва он пригляделся, тень исчезла. "Надо меньше работать за компьютером, - крутилось в голове психолога. - Вообще, все дела за март-июнь пора записать в архив, а то скоро места на жестком диске не останется. Надо сказать Татьяне, что бы этим занялась. А то сутки напролет пасьянсы раскладывает. Надо будет
завтра же ей сделать заме…".
        На секунду стало больно, но только на секунду. Словно укололи палец, что бы взять кровь. В следующую секунду ураганный ветер ворвался в психолога, ослепил его и улетел вперед, не оставляя ничего на своем пути. Федорчук упал лицом на ступеньки и из рванной раны на шеи струйкой побежала на холодный бетон темная кровь…
        ЧАСТЬ2. Night heaven
        Из дневника Алеши Боткина
        "Наверное, самая загадочная нежность из тех какие бывают, мы испытываем к вещам, которые раньше у нас вызывали отвращение. Эта мысль возникла у меня, когда я обсасывал плавник сушеной рыбы. Я раньше не любил рыбу, особенно сушенную, по-настоящему не любил. Но как-то плавно моя нелюбовь сменилась привычкой и переросла в дружбу. Сейчас я ем сушенную рыбу не просто как еду, а как нечто изысканное, как пищу для гурмана. Раньше подобное произошло с жареными помидорами, с фаршированным перцем. Думаю рано или поздно то же самое случится с маслинами. Сейчас меня от них тошнит.
        Впрочем, я не претендую на обобщение. Просто, подумалось. А все это к тому, что я полюбил этот город. Раньше я, конечно, его не любил. Никогда не любил и не считал нужным. Любить город, в котором я родился и провел почти всю свою сознательную жизнь - моветон. Это то же, что сушеная рыба, что скамеечки-семечки, что подозрительно одинаковые физиономии молодых пролетариев. Любить этот город казалось извращением, некрофилией. Но что-то в очередной раз вывернулось наизнанку и то, что вызывало отвращение, превратилось в загадку и, в конце концов, стало деликатесом.
        За что можно любить город без истории, без смысла, без намека на оригинальность, соломку, постеленную для работников разнокалиберных заводов? Может быть, за это я его и полюбил: за пустоту, за нелепость, за бессмысленность. Я просто увидел за архитектурой в стиле «минус ноль», за предельно параллельными улицами, которые точно никогда не пересекутся - что-то…
        Из дневника Алеши Боткина:
        "Просто хочу записать летнюю ночь. Это было вчера. Настоящая летняя ночь, хотя на календаре начало мая. Мне не спалось. Я нацепил шлепанцы и поковылял до ближайшего «комка» за пивом. Потом сел на лавочку. Было тихо, безлюдно. Желтые фонарики качались в сиреневом тумане. Я не о чем не думал. Просто глотал пиво и смотрел по сторонам. Потом ко мне подошла кошка. Подкралась незаметно. Подплыла. Кошка была обыкновенной, достаточно облезлой. Она запрыгнула на скамейку и легла рядом со мной. Я посмотрел на нее. Она посмотрела на меня. Сначала в этом не было ничего криминального, но через пару минут я почувствовал, что так долго смотреть в глаза кошке не совсем нормально. Что можно ждать от кошки, которая лежит с тобою рядом на скамеечке? Большой любви? Светлого будущего? Вряд ли. Но, тем не менее, мы продолжали смотреть друг на друга. Говорят, у кошек зеленые глаза. У этой кошки глаза были синими. В конце концов, я испугался.
        - Что тебе надо? - спросил я кошку. Кошка не ответила и, похоже, не от того, что не умела говорить.
        - Я сейчас встану и уйду, а ты останешься дурой, - добавил я. Кошка не отреагировала на мою угрозу. Вдруг за спиной я услышал топот. Топот стремительно приближался ко мне. Сердечко екнуло. Я встал, оглянулся. Никого не было. Где-то на другом конце двора шептались полуночные девушки. Рядом не было никого. Я взглянул на кошку. Она все также не сводила с меня глаз.
        - Что тебе надо? - спросил я и испугался своего вопроса. Точнее, испугался, что кошка ответит. Я не стал садиться на лавочку. Я пошел домой…
        Из дневника Алеши Боткина.
        … У меня был заказ на майские праздники. Просто щелкать праздничный город для одного журнала. Работа не слишком денежная, но я взялся. Пошел само собой в парк. Солнышко светило очень ярко. Фотографировать было проблемно. Слишком резкая тень. Но к полудню появились облачка и стало проще. Я отщелкал пленку и захотелось, что-нибудь выпить. Всюду были страшные очереди. Передозировка народа. Нашел точку, где людей почти нет, но и цены там соответственно были в пару раз больше нормальных. Купил себе коктейль, сел на пластиковое кресло. Пил и думал о девушках. О том, что менять их регулярно хлопотно для меня, а крутить с двумя-тремя чересчур хлопотно. Жить с одной, похоже, совсем копец. Жить без них вообще бессмысленно. Короче, проблема во все стороны. Сидел я, думал, глотал коктейль и вдруг мой взгляд притянула одна барышня. Просто насильно притянула. Она была одета безумно. Сочетание цветов было невозможным. Ярко красная майка, плюс голубые штанишки, плюс какие-то золотые блестящие побрякушки на шее и на руках. И ко всему этому ее волосы почему-то были фиолетовыми. Я уставился на нее и не мог отвести
глаз. Потом она встала, пошла и мне стало плохо. Точнее не плохо, а странно. Даже наоборот. Мне стало хорошо. Дыхание сперло. Такое чувство как будто бы кончаешь, но не членом, а непонятно чем. Девушка расслоилась. Все ее цвета стали двигаться отдельно друг от друга, словно плохо совместили пленки в типографии. Это продолжалось, пока девушка не потерялась среди народа. Я думаю все это от жары…
        Алеша сидел на кухне и листал только что купленный журнал «Salon». Он по профессиональной привычке отмечал плюсы и минусы напечатанных фотографий, пытался разобраться, как делались фотографии: на пленку, на слайд или на «цифру». Алеша просто убивал время. Только что приходил Сергей со своей новой идеей - война с психологией и последующей всемирной революцией. Он опубликовал статью в «Площади Свободы». Алеша пробежался по ней. Статья была в форме интервью. Алеша сразу догадался, что его друг в статье отвечает на собственные вопросы. Статья не показалась Алеше интересной. Алеша отложил газету в сторону и снова взялся за журнал. Он не хотел забивать голову. Было не до этого. Он ждал клиента. Клиент обещал быть странным. Во всяком случае, телефонный разговор получился непонятным…
        - Мое имя Диван, - представился незнакомец по телефону.
        - Извините, как? - переспросил Алеша
        В трубке раздался смех.
        - На самом деле меня зовут Эммануил, но фамилия моя Диван, точнее де Ван, знаете Лопе де Вега, Эммануил де Ван. Но друзья меня упрощают до Дивана, и поэтому когда мне надо представиться, я представляюсь Диваном. Не бог весть, как оригинально или смешно, но зато коротко и незабываемо. А имя Эммануилом я не люблю. Длинно. Бесконечное имя. И сокращается по-идиотски. Если кто-то хочет уйти от конкретного разговора, то он просто начинает называть меня полным именем. От разговора ничего, кроме моего имени не остается. "Послушайте, Эммануил", "А почему бы нам, Эммануил" ну и так далее. Поэтому я просто Диван, коротко и мягко.
        Голос в трубке прервался. Алеша тоже молчал.
        - Ау. У меня для вас заказ, - сказал после паузы незнакомец
        - Хорошо, - тотчас отозвался Алеша. - Что за заказ?
        - Весьма… - незнакомец задумался, - весьма, скажем так, сложный заказ, но на тысячу долларов. Думаю, вы справитесь с этими деньгами.
        - Я - фотограф, - на всякий случай уточнил Алеша.
        - Я знаю, - сказал незнакомец и продолжил. - Я хочу открыть кафе. У меня уже есть дизайн интерьера. Нельзя сказать, что он меня полностью удовлетворяет, но во многом это то, что нужно. Но для интерьера в любом случае нужны фотографии. В абсолютно любом случае. И не просто фотографии. Очень сложные фотографии. Я думаю, вам будет интересно.
        - А что именно вы хотите фотографировать?
        - А, может быть, мы с вами встретимся, и я вам все аккуратно объясню. Потому что заказ не однозначный. Я знаете, думал поработать с Москвой, но мне кажется, вы справитесь лучше.
        - Вы мне льстите.
        - А вы заметили?
        - Заметил.
        - Я видел ваши в работы в музее, - сказал клиент.
        Алеша действительно участвовал в выставке региональных фотохудожников, проходившей в местном краеведческом музеи. Он выставил три цветовых натюрморта. Выставка не пользовалась особым вниманием, поэтому упоминание о ней польстило Алеше.
        - Вам понравилось? - спросил он.
        - Неплохо, особенно по сравнению с окружающей дребеденью. Так что вы скажите насчет встречи?
        - Приходите ко мне, когда вам удобно, хоть сегодня.
        - Вы живете в Новом городе?
        - Да.
        - Хорошо. Я приду, - сказал Диван. Алеша продиктовал адрес. Они договорились встретиться в 6 часов вечера…
        Ровно в 6 часов раздался звонок. Алеша забросил журнал на кресло, стоящее в углу, и пошел открывать. На пороге стоял человек лет 50, с пышной седой шевелюрой, с седыми усами. Он был похож на Роберта де Ниро. Мужчина был дорого одет.
        - Эммануил де Ван, - ответил мужчина на вопросительный взгляд Алеши.
        - Проходите, пожалуйста, - сказал Алексей, пропуская заказчика. Он провел гостя в студию, как в наиболее презентабельную комнату и усадил в стоящее в углу кресло.
        - Чай, пиво, водка? - спросил Алеша.
        Диван улыбнулся.
        - Будем считать, что вы не угадали, - сказал он. - Не возражаете, если я закурю?
        - Конечно, - сказал Алеша, смутившись отказом. - Я тоже курну за компанию.
        - Может, будете "Житан"? - спросил Диван, доставая из кармана французские сигареты с голубой танцовщицей на пачке.
        - Спасибо, - сказал Алеша, решив угоститься, - сто лет их не курил.
        Они закурили.
        - И что за заказ? - спросил Алеша.
        - Заказ в принципе не сложный, но только для вас не сложный. Хотите посмотреть эскизы моего кафе?
        Алеша кивнул. Диван достал из дорогой кожаной папки, файл и протянул его Алеше.
        - Насколько я слышал вы тоже дизайнер. Мне было бы интересно услышать ваше мнение.
        Алеша достал скрепленные листы и пролистал их. Это был достаточно стандартный интерьер. Он был выполнен аккуратно, в холодных сине-голубых тонах. Была попытка внести динамику через большие дугообразные ширмы.
        - Что скажете? - спросил гость.
        - Неплохо, - ответил Алеша, - но это в зависимости оттого, что хотят этим сказать.
        - Абсолютно верно. Мой бар будет называться "Луна".
        - Луна? - переспросил Алеша. - Не слишком ли… коротко?
        - Нормально. Просто луна, просто ночь, просто плавающий звук, плавающая музыка. Звук будут всюду, последние технологии. Звук будет невероятный. А что касается этих эскизов, то мне они почти нравятся, особенно цветовая гамма. Впрочем, я так и не услышал ваше мнение.
        - Неплохо, но на первый взгляд… а кто это делал?
        - Это делали не здесь.
        - Понятно, - сказал Алеша. - Я просто сейчас много размышляю насчет цвета и мне кажется, что ваш интерьер слишком однозначный. Голубой, синий. Конечно, все грамотно и красиво, но для интерьера немножко скучновато. Что если внести контраст, совершенный контраст, какие-нибудь огоньки, или что-нибудь оранжевое, зеленое, любое, любопытно, как это смотрелось бы. Впрочем, тут надо работать. Вполне возможно, представленный вариант наиболее грамотный.
        - Вы не хотели бы представить свой разработки?
        - Нет. Я не умею. Я - фотограф. Может, вы мне расскажите насчет фотографий?
        - Конечно. Фотографии. Во-первых, их должно быть 8 штук. Они будут одного размера и вытянутые по вертикали. Я позже скажу вам размеры. На всех фотографиях будет одна и та же девушка. Девушка должна быть полностью обнаженной. Должны быть разные позы, разный масштаб - от «в полный рост» до отдельных частей тела. Все это должно сочетаться в цветовой гамме с интерьером и, самое главное, никакой эротики.
        Диван, закончив свои требования, взглянул на Алешу в ожидании ответа.
        - Что значит никакой эротики? - спросил Алеша.
        - Обнаженная девушка не должна выглядеть эротично. Это не должно быть эротикой. Это должно быть выше эротики.
        Алеша демонстративно почесал затылок.
        - Понимаете, - сказал он, - выше и ниже - звучит абстрактно. Я бы хотел всё приземлить, потому что в таком виде я не понимаю. Что там выше эротики? Порно?
        - Выше - это означает выше половых органов. Я хочу, что бы фотографии вызывали эрекцию, но эрекцию не физическую, а духовную.
        - Час от часу не легче, - улыбнулся Алеша. - "Духовная эрекция"? Это вы сами придумали?
        - Это имеет значение?
        - Нет, просто what is it?
        - Говоря проще, мне нужны красивые, самые красивые фотографии обнаженной девушки. Что бы они возбуждали человека, но не на похоть, не на низменные чувства, а на возвышенные.
        Алеша еще раз усмехнулся.
        - На подвиги что ли? - спросил он.
        - Нет, не на подвиги. Они должны возбуждать душу, а не тело.
        - Одну секундочку, - сказал Алеша и подошел к столу. Он достал листок, ручку, лист бумаги и протянул их своему гостю.
        - Что это? - спросил гость.
        - Это креативный бриф, - сказал Алеша. Диван в недоумении стал читать пункты анкеты.
        - Понимаете - стал оправдываться Алеша. - Я - фотограф. Я пытаюсь заниматься этим профессионально. Чем лучше я пойму, что от меня хотят, тем быстрее и лучше я выполню свою работу. Укажите, что именно вы хотите видеть на фотографиях. Что бы я не делал, фотографии будут конкретными снимками. Это будут обыкновенные фотографии. Он не будут пузыриться и переливаться, из них не будут вылетать воздушные шарики, не будет взрываться фейерверк. Это будут просто фотографии. Духовная эрекция - это замечательно, это остроумно, наверное, но мне нужна конкретность. Сидя, стоя, спереди, сбоку, сзади или на мое усмотрение, цветовая гамма, в конце концов, возраст модели.
        - 9 лет, - сказал гость.
        - 9 лет чего? - не понял Алеша.
        - Возраст модели - 9 лет, - объяснил Диван.
        - Вы что? - растерялся Алеша. - Это какая-то педофилия.
        - Это сложный заказ, - улыбнулся гость. - Я не буду заполнять этот листок. Он бессмысленен. Не нужно никакой эротики. И это не педофилия. Ничего общего.
        - А у вас уже есть девочка?
        - Есть.
        - Хоть это радует.
        - Так значит, вы будете работать над заказом?
        - Очень сложно и непонятно, боюсь, возникнут сложности, - стал дежурно накручивать цену Алеша.
        - Что ж. Я могу прибавить. Сколько вы хотите? Можно взглянуть на ваш прайс?
        - У меня нет прайса. Но если вам нужно 8 фотографий, плюс к тому понадобится, наверное, широкая пленка. К тому же нужно, скорее всего, несколько фотосессий. Плюс к тому вы, похоже, сложный клиент, в результате получается что-то вроде … Скажем, 700 долларов предоплата, плюс 700 долларов после принятия заказа, плюс, любые сложности будут обговариваться отдельно. А если вы будете платить безналом, то еще плюс 15%. Впрочем, всегда можно договориться.
        - Я заплачу вам 1000 сейчас и 1000 после. Наличными. Хорошо?
        - Хорошо. Прямо сейчас? - спросил Алеша. Гость кивнул и достал из своего чемоданчика пачку денег. Он отсчитал 10 по 100 долларов и протянул их Алеше. Алеша с готовностью взял.
        - Вам ненужно никаких бумажек, актов, договоров? - спросил Диван.
        - Мне-то зачем? - улыбнулся Алеша, крутя в руках доллары. Клиент был щедр, и это настораживало. - И когда мы начнем?
        - Как только девочка освободиться, я сообщу вам.
        - Откуда она освободится? - спросил Алеша.
        - Думаю не позднее чем через неделю, - сказал Диван, не ответив на вопрос.
        Гость встал.
        - Надеюсь, мы сделаем эту работу, - сказал Диван.
        - Надеюсь, - сказал Алеша, - но в этом нет ничего противозаконного? Скажем, если вместо просто девочки, вы захотите состряпать детское порно или прочую фигню, то я сразу отказываюсь.
        - Не волнуйтесь, фигня мне не нужна…
        Алеша еще раз посмотрел на часы. Было полседьмого вечера. Господин Диван опаздывал. Они договаривались на шесть. Он обещал привести девочку, что бы Алеша мог, наконец, приступить к съемкам. Алеше не терпелось поскорее выполнить этот заказ и со спокойной совестью потрать деньги. Накануне вечером он даже сделал несколько пробников по цвету, что бы не слишком долго возиться с моделью. Он уже примерно представлял себе, как будет выглядеть конечный результат. Но для начала, конечно, надо было увидеть девочку. Раздался звонок. Алеша побежал открывать. На секунду он остановился перед зеркалом и подмигнул себе. За дверью был долгожданный Диван с девочкой. Алеша вежливо пригласил их в свою студию.
        - Извините, что опоздал. Поверьте, это было не специально, - сказал Диван.
        - Верю, - сказал Алеша. Он бросил взгляд на девочку, которая кроме тихого "здравствуйте" ничего больше не сказала. Девочка была в белой маечке и синих джинсовых шортах. Она оказалась несколько взрослее, чем представлял Алеша, но все равно ребенком. Диван и девочка прошли студию. Диван уселся в кресло. Девочка скромно встала в углу.
        - Познакомитесь, я вас не представил, - нараспев сказал Диван. - Это - Лилия, а фотографа зовут Алексей.
        - Очень приятно, - пробормотала девочка. Она выглядела напуганной.
        - Вы садитесь, - сказал Алеша девочке, показывая на стул. Девочка неопределенно покачала головой и не сдвинулась с места. Алеша хотел поймать ее взгляд, разглядеть лицо, но у него не получалось.
        - Садись, Лиля, - сказал Диван.
        - Да я… - стала говорить девочка, но споткнулась посредине фразы и послушно присела на краешек стула.
        - Как вам девочка? - спросил Диван
        - Я думал, она будет чуть моложе, то есть еще более ребенок, - ответил Алеша
        - Она подходит для съемок?
        - Думаю, да, - неопределенно ответил Алеша. Отвечать неопределенно было профессиональной привычкой. - Посмотрим, тем более что ваши требования мне до сих пор не совсем понятны. Я хотел бы перед съемками кое-что уточнить.
        - Конечно, - с готовностью сказал Диван и вопросительно уставился на Алешу.
        - Вы хотите, что бы все было видно или местами прикрыть? Я имею в виду тело.
        - Нет, - сказал Диван, - ничего не надо прикрывать. Девочка должна быть такой, какая она есть.
        - А позиции, направленность взгляда? Может быть, у вас есть какие-нибудь предпочтения?
        - На ваше усмотрение.
        - Знаете, я думаю, было бы интересно взять разные планы, вот посмотрите, я тут набросал, - Алеша протянул Дивану листочки, на котором он набросал эскизы. Алеша стал объяснять, каким образом он хочет снимать. Диван согласно кивал.
        - Честно говоря, я по бумажкам не понимаю, - сказал он в конце. - Как сфотографируете, тогда и посмотрим. Полностью на ваше усмотрение.
        Алеша расстроился. Он рассчитывал, что эскизы помогут определиться с этим непростым заказом.
        - А что вы имели в виду говоря про духовную эрекцию, - спросил Алеша. - Может быть, вы мне хоть это объясните? А то незнакомые термины пугают.
        - Зачем вам?
        - Что бы понять, что вы хотите.
        - Я хочу хорошие фотографии. Может быть, проще приступить к съемкам?
        - Конечно, - недовольно пробурчал Алеша.
        - Лиля, пора, - сказал Диван девочке. Девочка с готовностью встала.
        - Прямо здесь раздеваться? - спросила она, первый раз взглянув на Алешу.
        - Как хочешь, - ответил Алеша и смутился, - если хочешь, можешь в другой комнате или в ванной.
        - Зачем? - спросил Диван. - Вы хотите, что бы она бродила по вашей квартире голой?
        - Ну, пусть здесь раздевается, а мы тогда выйдем, покурим на кухне, - сказал Алеша. - Хорошо?
        Диван утвердительно кивнул. Они вышли на кухню.
        - А родители знают, где их дочь? - спросил Алеша.
        - Допустим, - ответил Диван
        - И то чем она сейчас будет заниматься?
        Диван засмеялся, достал сигарету и закурил.
        - Вы все слишком усложняете. И не там, где следует. Это просто съемки. Это нормально. Это даже не извращение. Не бойтесь ее. Вы же фотограф. Мне даже странно вас просить не стесняться. Вы же профессионал. Профессионалы не краснеют.
        Алеша кивнул. Он тоже закурил, пытаясь успокоиться.
        - Ладно, я пойду. Сколько времени вам надо для съемок? - сказал Диван, докурив сигарету.
        - Куда вы пойдете? - испугался Алеша.
        - Пойду, прогуляюсь, что бы вам не мешать.
        - А вы не будете нам мешать, - сказал Алеша, - наоборот, поможете советом, если что, если съемки пойдут неправильно. Не уходите.
        - Нет, - сказал Диван. - Это принципиально. Я не хочу смотреть на процесс съемки. Я не собираюсь вам помогать. Это ваша работа. Я за это плачу вам деньги, - Диван сделал паузу. - Сколько времени у вас займет съемка?
        - Час. Хотя мне надо еще свет поставить, часа два, короче, если не три.
        Диван достал из кармана визитку и протянул ее Алеше.
        - Это мой мобильный, - сказал он. - Позвоните, как закончите. Я приду.
        Диван ушел. Алеша задержался в прихожей. В студии была полная тишина.
        - Черт, - подумал Алеша. Он очень волновался.
        - А вдруг меня подставляют, - пробормотал он вслух. Но 1000 долларов аванса не оставляли выбора.
        Алеша вошел в студию. Девочка раздетая сидела на стуле. Ее одежда была аккуратно сложена на кресле. Алеша прошел через комнату и включил радио. Он боялся тишины. Потом одну за другой зажег лампы, улыбнулся девочке.
        - Проходи сюда, - сказал он ей. Девочка прошла на расстеленную белую клеенку. Девочка была худенькой, стройной, обещала стать красавицей.
        - Тебе не холодно? - спросил Алеша.
        - Нет - ответила девочка.
        - Ты могла бы улыбнуться?
        - Могу, - ответила Лиля и улыбнулась. Улыбка была в "плюс".
        - Замечательно, - сказал Алеша, - а теперь подними вверх правую руку.
        Девочка подняла руку.
        - А теперь, повернись спиной.
        Девочка послушно повернулась. Алеша тем временем сосредоточенно ставил свет. Он взял синий фильтр и поставил его в одну из ламп. Девочка окрасилась синим.
        - Тебя зовут Лилия? - спросил Алеша.
        - Лиля, - сказал девочка.
        - Чувствуй себя, как дома, - решил подбодрить и девочку и себя, Алеша. - Представь, что ты здесь одна.
        - А вы где?
        - Меня просто нет - улыбнулся Алеша.
        - А где вы тогда?
        - Не знаю. Просто гуляю, плаваю в открытом море.
        Девочка тоже улыбнулась.
        - Вы утонете, - сказала она.
        - Почему? - не понял Алеша.
        - Просто утонете и всё, - повторила девочка и опять улыбнулась.
        - Я хорошо плаваю, - сказал Алеша.
        - Да, - засмеялась девочка, - вы хорошо будете плавать в водорослях у самого дна.
        - Замечательно, - засмеялся в ответ Алеша. Утверждение было странным, но Алеше оно понравилось. Да и девочка ему понравилась. Обстановка сразу стала менее напряженной. Алеша подошел к Лиле и щелкнул перед носом экспонометром. Свет был нормальным. Все было готово к съемкам.
        - Ну что, красавица, приступим? Не боишься объектива?
        - Я даже вас не боюсь, - ответила девочка. - Что мне делать?..
        После съемок Лиля оделась. Алеша усадил ее в кресло и принес ей вишневую «Пепси - колу» со льдом в большом бокале. Себе взял джин-тоник.
        - Вы мне покажите фотографии? - спросила Лиля.
        - Конечно.
        - Я хорошо фотографировалась?
        - Здорово, - ответил Алеша. - Я часто фоткаю девушек. Бывают такие лапти. А ты молодец.
        - А другие девушки, они хуже, чем я, да? - улыбнулась Лиля.
        - Не все, но ты работала профессионально.
        - А вы всегда фотографируете раздетых девушек?
        - Нет. Наоборот, достаточно редко.
        - А когда я вырасту, вы меня сфотографируете?
        - Хорошо, - засмеялся Алеша.
        - Я сейчас, наверно, еще не так красива, как девушки, другие девушки? - увлеченно спрашивала Лиля.
        - Почему? Ты просто еще ребенок. Дети по-своему законченные существа, совершенные.
        - А вы же не всех подряд любите, да?
        Алеша засмеялся.
        - Конечно, - ответил он.
        - А меня вы любите? - спросила девочка.
        - Да.
        - Спасибо, - засияла девочка, - вы тоже ничего.
        Алеша изобразил поклон. Через минуту он позвонил по телефону господину Дивану. Диван пришел почти сразу. Девочка собралась и они ушли…
        Пробники были готовы на следующий день. Алеша не стал приглашать Дивана к себе. Они встретились на улице, в парке, за одним из столиков в шашлычной. Алеша купил себе пива. Перебросившись дежурными фразами, Алеша достал из пакета толстый конверт с пробниками и протянул их своему заказчику. Диван вытащил фотографии и стал смотреть. Алеша отщелкал три пленки по 36 кадров. Диван быстро пролистал фотографии, не всматриваясь в детали, как смотрят из вежливости толстые альбомы радушных хозяев. Когда фотографии кончились, Диван молча отложил всю пачку в сторону.
        - Ну и что скажите? - спросил Алеша, не выдержав.
        - Не то, - без тени огорчения сказал Диван, словно и не надеялся на другой результат. - Придется поработать еще.
        - А что не так? - очень расстроился Алеша.
        - Вот это скажем, - Диван взял фото сверху, - вполне можно публиковать на порно сайте. Я же просил вас без эротики.
        - Куда я спрячу эротику? Она - красивый ребенок, без одежды.
        - Эротику не надо прятать. Ее надо поднимать, надувать, как воздушный шарик. Она должна быть не для члена, а для души. Вам надо фотографировать Лилю ночью. Ночь располагает к полетам.
        - То есть эти фотографии, вообще, безнадежны?
        - Откуда я знаю. Надежны - безнадежны. Просто это не то. Понятно?
        - Понятно. Но что именно должно быть?
        - Не знаю. Вы же профессионал.
        - А, может быть, вы требуете от меня невозможного?
        - Невозможными могут быть люди, а не их желания. Эти фотографии вы можете продать в порножурнал. А мне будьте любезны сделать абсолютно другое. Что бы хотелось не заострить, как карандашик, свой член на дитя, а что бы хотелось разделить с ним свое дыхание.
        Алеша улыбнулся.
        - Самые конкретные слова от вас за все время. Знаете, мне так жалко денег, которые вы мне дали.
        - Что вы с ними сделали?
        - Похоже, их придется вернуть. Я не знаю, как выполнить ваш заказ. Вы - странный, и заказ ваш странный. И пахнет уголовщиной. Я не люблю такие вещи. Так что от греха подальше. Я привык работать с конкретными вещами
        - Перестаньте, - Диван первый раз за всю беседу улыбнулся. - У вас получиться. Только вы способны выполнить этот заказ. Завтра, часов в 10 вечера, я приведу вам девочку и вы можете работать с ней всю ночь. Я уверен, что у вас получится.
        - Знаете, мне кажется, что вы меня подставляете, - раздраженно сказал Алеша. - А потом среди ночи вломятся какие-нибудь придурки в масках, начнут бить по почкам. Потом спросят, кто мой заказчик, я отвечу, что диван с духовной эрекцией и меня посадят лет на 200.
        - Перестаньте. Давайте, разрешим проблему. Вы боитесь, что не выполните мой заказ или будете его выполнять до конца жизни. Я вас успокою. Если еще две фотоссесии меня совсем не устроят, то вы свободны. Аванс ваш. Не надо мне ничего возвращать. Но вместо оставшейся 1000, я заплачу вам 500. Это в том случае, если снимки меня не устроят. А если устроит, то заплачу полностью. Идет?
        Алеша задумался. Предложение было слишком заманчивым.
        - Получается, осталось 2 сессии? - спросил он.
        - Да, - кивнул Диван.
        - Хорошо. Я согласен, - сказал Алеша.
        - Значит, завтра вечером я приведу Лилию?
        - Приводите.
        - Кстати, как вам девочка?
        - Очень мила и непосредственна.
        - Она вас возбуждает?
        Алеша поморщился.
        - Не говорите, пожалуйста, ерунду, - раздраженно сказал он.
        Диван засмеялся.
        - Неужели все настолько серьезно?
        Алеша не ответил.
        - Я слышал, что это вы фотографировали девушку в красном бюстгальтере, которая сейчас развешена по всему городу с призывами бороться с психологией? - перевел разговор Диван.
        Алеша кивнул.
        - Вы активист этого движения или так просто?
        - Просто помогаю человеку, - ответил Алеша. Ему не хотелось откровенничать с сумасшедшим клиентом.
        - А вы были в Париже? - спросил Диван.
        - Нет. А вы только что оттуда?
        - Да.
        Алеша усмехнулся и сделал еще глоток пива…
        Пошел 12-й час ночи, как в дверь позвонили. Алеша открыл. На пороге стояла Лиля. Она была одна.
        - Ты поздно, - сказал Алеша, пропуская девочку к себе. Он думал, что она уже не придет. Девочка прошла в знакомую студию. Алеша сходил на кухню за "Мириндой". Он поставил лимонад и бокал перед девочкой на столик.
        - Я на ночь, - сказала Лиля.
        - Я знаю, - сказал Алеша. - А родители знают, где ты и чем занимаешься?
        Девочка отрицательно покачала головой, наливая в бокал лимонад.
        - Наверное, думают, что у подружки ночуешь?
        Девочка кивнула и стала пить из бокала. Алеша, вспомнив, вернулся на кухню и принес оттуда почти полную коробку с "Рафаэлло" ипоставил на стол рядом с лимонадом.
        - Спасибо, - сказала Лиля, обрадовавшись конфетам.
        - Я тебе купил, - Алеша кивнул на конфеты, - но пока ждал, сам съел полкоробки. Извини.
        Себе Алеша взял из холодильника 1,5 литровую бутылку с джин-тоником. Алеша налил джин-тоник в большой бокал, поставил бутылку на подоконник и стал ставить свет. Поставив свет, он щелкнул экспонометром. Все было готово к съемкам.
        - Мне раздеваться? - спросила девочка, аккуратно сложив три обертки от конфет на столике.
        Алеша кивнул и, отвернувшись, уставился в темное окно.
        - Честно говоря, я не знаю, что с тобой делать, - стал говорить Алеша, что бы поддержать беседу, - прошлые фотографии заказчику не понравились. В голове никаких идей. Так что будем импровизировать.
        - У нас получиться, - сказала девочка.
        - Сейчас быстренько отщелкаем, и ложись спать. Тебе надеюсь завтра в школу не надо?
        - Сейчас лето и каникулы. Я готова.
        Алеша засмеялся и повернулся к девочке. Лиля заняла свое место. Алеша посмотрел девочке в глаза, а потом взгляд непроизвольно скользнул ниже. Алеша смутился, отвел взгляд и приступил к съемкам. Он попросил девочку подвигаться, лечь на заботливо постеленное белое одеяло, встать на табуретку. Алеша сосредоточенно щелкал, пытаясь перебрать все ракурсы. Он решил, что просто будет фотографировать, как ни попадя, лишь бы по-другому, потом отснимет еще сессию, потом получит свои деньги и забудет про этот нелепый заказ. Но постепенно съемка втянула его. Стали получаться очень неплохие кадры, а в конце получились просто великолепные. Алеша отщелкал две пленки меньше чем за час, после чего разрешил девочке одеться. Одевшись, Лиля налила себе еще "Миринды" исъела конфету. Алеша сделал несколько глотков джин-тоника.
        - Хорошо получилось? - спросила девочка
        - Не знаю, - ответил Алеша, - во всяком случае, лучше, чем я ожидал. Давай спать. Уже поздно.
        - Я не хочу спать, - ответила Лиля.
        Алеша провел девочку в спальню, включил телевизор. Девочка села на кровать. Алеша дал ей "дистанционку". Сам сел на пол. Они посмотрели какой-то ужастик, выпили все напитки. Потом Алеша постелил Лиле, пожелал ей спокойной ночи, а сам вернулся в студию. Ему было тревожно. Он не мог понять, с чем эта тревога связана. Он слишком чувствовал свое дыхание. Это было то же ощущение, как тогда в парке, когда расслоилась девушка. Уже во время съемок, это ощущение волнами подкатывалось к горлу, но Алеша сумел успокоиться. Алеша выключил свет и встал у окна. Он жил на четвертом этаже. На уровне его окна качались деревья. Вершины деревьев извивались в воздухе словно морские водоросли. За окном дул сильный ветер. Дышать стало еще больней. Похоже, приближался приступ неизвестной болезни. Алеша стал терять сознание. Ему казалось, что он сейчас взлетит. Пространство поплыло, расслоилось. В воздухе стали летать пузырики. Алеша непроизвольно подпрыгнул в воздух и завис рядом с потолком. Потом он спустился и, то ли подошел, то ли подплыл к окну. Деревья окончательно превратились в водоросли. Он словно был на дне
океана. Алеша открыл окно. Он помнил, что это его окно и что под ним достаточно пространства, что бы убить его, но он не мог удержаться.
        Алеша сделал шаг из окна и полетел. Вокруг кружились пузырьки. Воздух был теплый и увлекал Алешу в свои сладкие водовороты. Алеша поднялся выше своей пятиэтажки и посмотрел вниз. Он узнавал город. Это был тот самый Тольятти, в котором он прожил всю свою жизнь. Внизу горели фонарики. Людей Алеша не видел. Алеша оттолкнулся от стены 9-этажного дома и быстро поплыл вверх. По телу пробегали судороги. Окружающая ночь обрушила на него всю свою нежность. Алеша долго плыл с закрытыми глазами. Когда он их открыл первое, что он увидел, была недостроенная высотная гостиница, стоящая на окраине города, рядом с Волгой. Эту гостиницу стали строить около 30 лет назад. Быстро собрали каркас в 28 этажей, но потом поплыл фундамент. Строительство было заморожено. Лет через 10 стали укреплять фундамент и достраивать. Фундамент укрепили, но деньги кончились. Когда деньги нашлись, кончился коммунизм, и денег не стало опять. Так она до сих пор и красуется на окраине города. Недостроенная и одинокая. Алеша летел к гостинице, словно притягиваемый магнитом. Вдруг он почувствовал, что он в этом океане не один. Он оглянулся
и увидел, проплывающего между двух 16-этажек, огромного кита. Кит плыл медленно. Его кожа переливалась всеми оттенками черного. Кит плавно развернулся в сторону Алеши. Алеша решил на всякий случай опуститься на дно. Он полетел вниз, к деревьям. Листва зашуршала по телу. Алеша присел на одну из веток. Он находился на уровне 8 этажа, напротив одной из многоэтажек. Кит тем временем медленно проплыл над ним, оставляя за собой сияющий след и гроздья пузырьков. Когда кит проплыл, Алеша опять взлетел вверх. Ему трудно было оставаться на месте, хотелось летать. Опять его вниманием завладела гостиница. Алеша поплыл к ней. Она уже была рядом. Подлетев совсем близко, Алеша почувствовал страх. Слишком уж гостиница была мрачной. Над гостиницей загадочным иероглифом возвышался подъемный кран. Алеша подлетел к крану и уселся на его стреле. То, что он увидел, заворожило его. Перед ним открылась Волга. Река переливалась в темноте. Алеша долго любовался рекой и уже собрался подлететь поближе, как увидел под собой, среди железной арматуры, внутри гостиницы, мерцающее свечение. Любопытство победило страх. Алеша спрыгнул
со стрелы и медленно нырнул в черный колодец гостиницы. Он плыл осторожно, боясь наткнуться на многочисленные железные прутья. Свечение то пропадало, то появлялось вновь. Все ближе и ближе. Вскоре оно стало совсем рядом. Алеша встал на бетонный пол и на цыпочках пошел на свет. Вдруг свечение пропало, точнее не пропало, а превратилось в неправдоподобно большую черную пантеру. Алеша почти столкнулся с ней. Пантера улыбнулась Алеше. Во всяком случае, ему так показалось. Алеша испугался и бросился к одному из многочисленных окон. Он вылетел из гостиницы и как мог быстро полетел в сторону города. Город был рядом. Вскоре Алеша был в безопасности. Силы стали покидать его. Алеша стал быстро спускаться на самое дно, пока не коснулся земли. Почувствовав под ногами твердую почву, он задержал дыхание, пытаясь вернуться к нормальному состоянию. Это ему удалось. Когда мир пришел в свой обычный вид Алеша услышал разговоры на лавочке, музыку из машин. Алеша осмотрелся. Он был в 5 минутах ходьбы от своего дома. Испуг прошел. На душе было легко. Какой-то мужик с пивом в руке спросил у Алеши сигарету. Алеша нащупал в
кармане штанов пачку и угостил мужика. Алеша дошел до своего подъезда, поднялся на лифте на 4 этаж, открыл дверь и вошел к себе. На часах было 3 часа ночи. Он тихо зашел в свою комнату. Лиля спала. Алеша достал из шкафа матрас с подушкой, вернулся в студию. Он разделся и лег спать. Едва он закрыл глаза, как перед ним появилась пантера из гостиницы. Она снова улыбнулась ему. Алеше захотелось опять ее увидеть…
        Алеша аккуратно положил на стол пакет с контрольными фотографиями. Диван взял их и улыбнулся.
        - Может быть, здравствуйте? - с улыбкой сказал он.
        - Конечно, - ответил Алеша, садясь напротив, - здравствуйте, господин Диван. Не возражаете, если я куплю себе пиво?
        - Я могу угостить вас текилой, - сказал Диван.
        - Не надо, - сказал Алеша, - я принес фотографии.
        Алеша кивнул на пакет.
        - Что ж, взглянем, - сказал Диван, двумя пальцами доставая из конверта пачку фотографий. Алеша был доволен результатами съемки. Несколько кадров ему нравились однозначно. Он их даже успел положить в свое портфолио. Алеша задумался о связи между количеством денег и размером спровоцированного вдохновения. Несмотря на удовлетворение, уверенности в том, что Дивану понравится его работа, не было. Слишком нелепым был заказчик. Тем временем, Диван, посмотрев не более 5 фотографий, отложил всю пачку в сторону и хлебнул из своего бокальчика. Официантка принесла пиво. Алеша не стал ждать, когда сойдет пена, и сделал глоток.
        - И всё? - спросил, наконец, Алеша, поняв, что Диван не собирается смотреть дальше.
        - Всё, - ответил Диван
        - Вам не нравится?
        Диван утвердительно кивнул.
        - Но вы даже не посмотрели, - раздраженно сказал Алеша. - Там есть удачные кадры. Очень удачные. Лучшие. Даже по цвету, хотя я его почти не ставил. Отличные фотографии. Очень хорошо подойдут к интерьеру. Вы посмотрите хотя бы.
        - Зачем? - сказал Диван.
        - Что вы вообще тогда хотите?
        - Я не знаю, как выглядит то, что я хочу, но то, что вы сделали это не то, что я хочу, - невозмутимо ответил Диван. - Как вам сегодня спалось?
        Алеша не ответил. Он отхлебнул пива и полез в карман за сигаретой.
        - Очень грустно, - сказал Алеша, махнув рукой. - Жаль, что у нас с вами ничего не получилось.
        - Обязательно получиться, - сказал Диван. - С третьего раза все получается.
        - Хорошо, - скривил улыбку Алеша, не скрывая своего раздражения. - Я помню наш уговор. За 500 баксов я готов снимать хоть сегодня. В принципе отличный заказ. Просто перетасую заново «контрольки» искажу, что это новая съемка. Короче, отработаю. Я - трудолюбивый.
        - Как вам спалось? - прервал его Диван.
        - Замечательно спалось, - ответил Алеша, - просто удивительно, как спалось. Представляете, я даже не переспал с вашей моделью. Даже обыкновенного секса не было, не говоря уж об оральных, анальных и прочих прелестях жизни. А утром я отвез ее к родителям. Исполнил роль подружки.
        - Вы видели ее родителей?
        - Нет. На фига они мне нужны? Просто довез на маршрутке и она скрылась в "тумане моря голубом". Я даже за ней не следил, что мне не свойственно.
        - Вы свободны в четверг?
        - Послезавтра? Без проблем. Для вас я всегда свободен.
        - Третья и последняя попытка.
        - Ок. Я прекрасно помню, что последняя. Отложу все мероприятия, зарою ежедневник на кладбище и буду ждать только вас.
        Диван ничего не сказал. Алеша стал глотать свое пиво. Он хотел уйти. Смысла сидеть не было. Он был слишком раздражен.
        - А вам не кажется, что этот город создан не для дневных людей, - сказал Диван. Похоже, ему нравилось раздражение Алеши.
        - Дневных людей? - переспросил Алеша.
        - Да. Этот город днем похож на картонные декорации. Причем пьеса настолько на другом языке, что зрители считают себя артистами.
        - Это нужно записать и обдумать или это дежурный бред?
        - Вы должны понимать, о чем я, - сказал Диван. Алеша пожал плечами.
        - Это имеет какое-то отношение к вашему заказу?
        - Прямое, - ответил Диван.
        - Тогда я запишу, - Алеша достал из кармана ручку и положил перед собой конверт из-под фотографий. - Повторите, пожалуйста, еще раз эту мысль замечательных людей.
        - А у вас вчера была необычная ночь, - сказал Диван и подмигнул.
        И тут до Алеши дошло. Диван явно намекал на его вчерашнее ночное безумие в виде полета-плавания по городу. Алешу передернуло. Все перевернулось с ног на голову. Диван предстал перед ним в совершенно ином свете. Мурашки пробежали по спине.
        - Ведь вы вчера плавали, не так ли? - спросил Диван.
        Алеша пожал плечами.
        - Вы кто? - спросил он, наконец.
        - Я - ночной человек, так же как и вы.
        Алеша не знал, что сказать.
        - Я закажу еще пива, - сказал он.
        - Вы это не допили.
        - Все равно, - Алеша встал, подошел к барной стойке, на ходу допил остатки, наполнил кружку до краев и вернулся.
        - Я заболел? - нерешительно спросил Алеша после длинной паузы.
        - Нет, - ответил Диван, - вы просто нашли кратчайшую дорогу в рай.
        Алеша ничего не сказал на это заявление.
        - Ночной рай - это самый романтичный рай на свете, - продолжил Диван. - Он всегда рядом с нами. Он стучится в наши сны, замирает в нашем дыхании. Он всегда под рукой, достаточно просто выключить свет.
        - Ночной рай? - бессмысленно повторил Алеша.
        - Да. Именно так. Ночной рай. Насколько я знаю, существует три вида рая: дневной рай, ночной рай и просто третий рай. Самый нежный и романтичный - это ночной рай. Что бы попасть в него не обязательно умирать.
        - Бред, - буркнул Алеша.
        - Ну и пусть. Главное, что мы теперь можем бредить дуэтом. Вы теперь должны понять.
        - Что понять?
        - Духовное семяизвержение. У души тоже есть свой оргазм. Душа то же, что и тело, но совершенно другое. Оргазм души лишен греховности. Он возвращает людям ангелоподобность. Дыхание - это тот же половой акт. Дыхание - это мастурбация души. Прислушайтесь к дыханию и вы сразу коснетесь рая. Чем вдох отличается от выдоха? Движением. Когда цилиндры носятся взад-вперед в двигателе - это не бегство на месте. Это бегство вперед. Оргазм души имеет мало общего с оргазмом плоти. Когда человек начинает чувствовать свое дыхание, как мастурбацию, он способен довести себя и до духовной эрекции и до духовного семяизвержения. С вами вчера это произошло впервые, и вы знаете, что с вами произошло. Когда происходит духовное семяизвержение, человек превращается в ангела и окружающий мир становится раем. Его душа, как семя выплескивается в мир, оплодотворяет его и человек рождает сам себя. Вы ведь это чувствовали, не так ли?
        Алеша молчал. Он с самого утра пытался убедить себя, что все нормально, что ничего не произошло. Ощущение от этого полета было настолько приятным и не сравнимым ни с чем, что Алеша боялся, что еще пару таких полетов, и он не сможет без них жить. Поэтому он каким-то подземным чутьем решил, что лучше про это не думать.
        И когда он завтракал, и когда отвозил заспанную Лилю домой, и когда забирал "контрольки" из фотолаборатории, он старался не думать об этом. Он видел, что мир изменился, стал другим, но он отказывался думать.
        - Вы заметили, что в этом городе неуютно жить, если жить в нем днем, - продолжал тем временем Диван. - Очень неуютно. Огромные улицы, нелепые дома. Этот город словно создан для ночи, для нас, ночных людей. Что бы прыгать с дома на дом, путаться в водорослях деревьев. Этот город - наш город. Именно для нас он прекрасен, для нас он удобен, именно мы в нем рождены. Когда я увидел ваши эксперименты с цветом, три фотографии в этом музее - забегаловке, я понял, что вы рядом с нами и решил вам помочь.
        - Вас много?
        - Не знаю, как считать. Вы в чем измеряете людей?
        - А кафе? - продолжил Алеша, не отвечая на вопрос. - Вы хотите сделать место встречи для всех лунатиков?
        - Нет. Кафе - это просто кафе. Просто бизнес. Просто место отдыха. Просто должна же быть хоть одна тень от солнца.
        - И что мы будем делать дальше?
        - Может быть, закурим?
        Диван достал пачку "Житана" ипротянул ее Алеше.
        - У меня свои, - отказался Алеша и тоже достал "Житан". Они закурили.
        - Вы меня видели вчера ночью? - спросил Алеша.
        - Отчасти.
        - И какую часть вы видели?
        - Крылья - ответил Диван. Алеша хмыкнул.
        - Какого они цвета?
        - Посмотрите сами.
        - И где вы были там? Уж не вы ли та самая пантера?
        - Вы же прекрасно знаете, что пантера - женщина, - ответил Диван.
        - Вы с ней знакомы? - спросил Алеша.
        - Иногда.
        - А со мной случилась бы вся эта… ахинея, если бы не вы? - спросил Алеша
        - Думаю, что да.
        - Этот заказ просто пачка фальшивых долларов?
        - Доллары настоящие.
        - Я не про то. Я про фотографии. Они, похоже, вам не очень-то и нужны.
        - Вы опять ошибаетесь. Я хочу сделать кафе. Мне нужны фотографии для кафе. И кафе я хочу сделать не для лунатиков, как вы выразились, а для себя. Я хочу иметь место, которое я люблю. И где мне прикажете искать фотографа? Я случайно наткнулся на ваши работы и понял, что вы можете мне помочь. Кроме вас это никто не сделает. Так, что тут никакой мистики.
        - А кто такая Лиля?
        - Просто девочка
        - Почему ей 9 лет?
        - Потому что 9 лет назад она родилась.
        - Как остроумно, - усмехнулся Алеша.
        - Если бы ей было 100 лет, думаю, вы бы согласились на этот заказ с куда меньшей охотой, да? Я думаю что, то над чем вы сейчас работаете, я имею в виду фотографии Лили, станут иконами в храмах будущего. Будущее всегда рядом. Знаете, сколько народу сейчас летает в Париже. Сейчас в мире столько красоты, настоящей, великой. А красота всегда есть беременность. За Францией я вижу будущее мира. Именно за Францией, за Парижем. Они чувствуют будущее. Знаете, как они относятся к детям? Обнаженные дети. О чем эта красота? Во Франции это уже чувствуют, и, может быть, скоро начнут понимать.
        - Вы прямо патриот, - усмехнулся Алеша. - Может, вы вербуете разных лопухов, типа меня?
        - Зачем вы мне нужны? Мне просто нужен ваш профессионализм, умноженный на родство душ. Кстати вы не замечали редкую схожесть между нашей недостроенной гостиницей и их Эйфелевой башней.
        - Не замечал.
        - Заметите.
        - Странный вы. И давно вы летаете?
        - "Летаете" - тупое слово.
        - Ну, уж извините. Какое есть.
        - Давно, - ответил Диван
        - Про рай - это вы сами придумали?
        - "Придумали" - слово еще тупей. Как можно придумать то, что уже есть. Когда что-то очевидно, его не надо придумывать. Если тебе наливают "Henessy", то просто пьешь и все.
        - Честно говоря, мне сложно представить вашу жизнь.
        - Моя жизнь заключается в том, что я живу. Просто живу, широко открыв свой рот. Я плыву по времени и стараюсь пропустить через себя все, что попадается на моем пути. Я живу во имя процесса. Мир проходит через меня, кормит меня, дарит мне радость. Я - кит, огромный кит. Вы думаете, для чего плавают киты по морям и океанам?
        Алеша вспомнил про кита, от которого он прятался ночью.
        - Ладно. Я пойду, - сказал Алеша, посмотрев на часы, - в четверг, как договаривались, я буду ждать Лилю, в пятницу встретимся здесь же. Не забудьте прихватить 500 баксов.
        - Разумеется - ответил Диван…
        Алеша выключил свет и лег спать. Он по-прежнему не хотел думать о вчерашнем полете. Он не хотел подходить к окну и ждать озарений. Он просто разделся, лег на кровать, раскинул руки-ноги и закрыл глаза. Вскоре его дыхание опять стало сладким. Алеша не сопротивлялся. Он задерживал выдох, чувствуя, что скоро мир опять расслоится. Он хотел увидеть новый мир закрытыми глазами. Он ничего не увидел. Он просто почувствовал, как начинают крутиться и лопаться в темноте пузырьки, как расслаивается и теряет тяжесть его тело. «Это, действительно рай», - подумал Алеша. Он открыл глаза, подлетел к окну, встал на подоконник и оттолкнулся. Он полетел вверх. Выше и выше. Потом еще выше и выше, пока город с его огоньками и фонариками не превратился в горсть звездочек, брошенных под ноги. Алеша закрыл глаза. Он и не думал, что бывает так хорошо… Он вспомнил о пантере. Но он странно вспомнил. Словно это она вспомнила его. Алеша открыл глаза. Он по-прежнему плыл где-то высоко-высоко, у самой поверхности неба. Он начал погружение. Сначала медленно, потом быстрее и быстрее. Он стал падать очень быстро и испугался, что
притяжение станет сильнее его. Но испуг только мелькнул. Ветер слизал его. Алеша по-прежнему был невесом. Вскоре дома снова стали большими. Алеша скользнул по одной из крыш, оттолкнулся от нее и полетел в сторону гостиницы. Он быстро добрался до, одиноко стоящего на окраине города, недоделанного небоскреба. Добравшись, Алеша нырнул в черный мрак одного из пролетов. Он с трудом различал железные опоры, куски арматуры и поэтому двигался медленно, почти на ощупь. Добравшись до лестницы, он поплыл вниз по ступенькам. Он долго плыл, почти касаясь ступенек, пока не услышал за своей спиной голос.
        - Если ты не обернешься сейчас, то будешь искать меня вечно, - прошептал голос. Алеша обернулся. Он сразу увидел пантеру, черную, большую, красивую. Она быстро проскользнула мимо него, так рядом, что Алеша чуть не задохнулся. Алеша оттолкнулся от покачивающихся ступенек и полетел за ней. Они вылетели из гостиницы. Перед Алешей опять открылась Волга во всей своей красе. Пантера стала спускаться. Алеша догнал ее на берегу. Пантера была большой, выше деревьев. Алеша обнаружил, что он и сам ничуть не меньше. Более того, Алеша понял, что он и сам точно такая же пантера.
        - Вода под водой, похожа на ртуть. Ты видишь? - спросила пантера.
        - Да, - ответил Алеша. Он знал, что пантера - женщина. Это возбуждало.
        - Что бы жить под водой, нужна сила. Может быть, поэтому оттуда и выходят все чудовища.
        - Какие чудовища? - спросил Алеша.
        - Чудовища, которые нас убивают.
        - Как тебя зовут? - спросил Алеша.
        - Как хочешь, - ответила пантера. - Странно, что ты спрашиваешь об этом на краю мира - добавила она спустя минуту.
        Они просидели молча на берегу Волги еще несколько минут.
        - Пошли домой. Становится холодно и страшно, - сказала пантера и, поднявшись с песка, прыгнула в сторону города. Алеша прыгнул следом. Они поднялись на крышу гостиницы и сели под кран, рядом с черным пролетом.
        - Как тебя зовут? - еще раз спросил Алеша.
        - Меня не зовут. Я сама прихожу, - ответила Пантера.
        Алеша приблизился к ней ближе, потом коснулся ее шеи. Пантера вытянулась и повернулась к Алеше. Они долго смотрели друг на друга, потом поцеловались. Это был странный поцелуй. Алеша сначала закрыл глаза, потом открыл, но он все равно ничего не увидел. Всюду стаями кружились пузырьки. Пантера превратилась во что-то неопределенно темное, но губами Алеша явно чувствовал, что целует человека, а не кошку. Он снова закрыл глаза. По телу пузырьками пробежали мурашки. Легкость удвоилась. Еще секунда и они медленно вошли в друг друга. Алеша стал терять сознания. В нем ничего не осталось, кроме сладких бесконечных судорог. Когда сознание вернулось, девушка опять стала пантерой.
        - Что это было? - спросил Алеша.
        - Это была я, - ответила Пантера и с улыбкой прыгнула в черную дыру. Алеша прыгнул следом. Они спустились почти на самое дно и вылетели из гостиницы только на уровне 2 этажа.
        Они опять поднялись и полетели в город. Они пролетели рядом с прожекторами стадиона "Торпедо", повернули к Дворцу спорта, потом, оттолкнувшись от заваленной всяким хламом, крыши "дворца" полетели в сторону строящегося храма. Этот храм должен был стать самым высоким храмом города. Он стоял на открытом месте и был виден издалека. Храм строили уже 5 лет. Крест над главным куполом уже поставили. Остальные четыре позолоченных купола были еще на земле. Алеша и Пантера проплыли над храмом и полетели в сторону Алешиного дома.
        - Пока, - вдруг сказала Пантера и резко нырнула в заросли деревьев. Алеша не ожидал этого и поэтому упустил ее. Когда он нырнул следом, Пантеры нигде не было. Алеша расстроился, желание продолжать полет у него пропало. Он коснулся асфальта. Тяжесть стала медленно возвращаться. Вскоре из стоявшей неподалеку машины, словно из другого мира стали доноситься звуки какой-то глупой песенки. Алеша вернулся в мир. Недалеко на лавочке сидела компания подростков. Они громко смеялись. Алеша достал из кармана сигарету. Очень хотелось курить. Алеша вспомнил, что улетал в одних трусах и удивился, что сейчас он в рубашке и брюках. Алеша проверил ключ от дома. Ключ был на месте. Дом Алеша был со всем рядом, за углом девятиэтажки. Но прежде чем идти домой, Алеша подошел к подросткам. Ему захотелось узнать, что видели они, ведь он только что приземлился с неба прямо у них на глазах.
        - Ребята, - сказал он. Подростки замолчали, - вы сейчас ничего странного не видели?
        - Видели, - ответила одна из девушек, и вся компания дружно покатилась со смеху. Алеша подождал, но подростки продолжали смеяться. Алеша пошел домой…
        За окном было темно. За окном был ветер. Верхушки деревьев то исчезали в темноте, то снова были рядом. Алеша не о чем ни думал. Просто смотрел.
        - Можно начинать, - сказала Лиля. Алеша повернулся. Девочка уже разделась и стояла перед ним, готовая к съемкам. Алеша подошел к фотокамере, покрутил штатив, посмотрел в объектив. Девочка смотрела на него вопросительно, ждала приказаний. Алеша не знал, что делать. Он никак не мог настроиться. Ему было грустно, хотелось плакать. Он знал почему. Ему не давала покоя пантера. Ему хотелось снова увидеть ее. Последние две ночи он не летал. Хотел, но не получалось. Алеша чуть не выпал из окна. Прошлой ночью он долго ходил ночью по улицам и разглядывал ночное небо, пытаясь обнаружить какие-то следы ее присутствия. В небе ничего не было кроме звезд. Алеша смотрел на Лилю сквозь глазок камеры и не знал, что делать дальше. Наконец, он в бессилии закрыл глаза и сел на пол. На него навалилась тоска. Тоска была не черная, а серая, неопределенная, словно книга с вырванными страницами.
        - Я тебе уже не нравлюсь? - тихо спросила Лиля. Она подошла к Алеше и коснулась рукой его волос. Алеша открыл глаза. Лиля была совсем рядом. Алеша видел мурашки на ее коже.
        - Просто все странно, - сказал Алеша, - все странно. Стены, потолки, дома, города, ты, я - все странно. Может это и хорошо, но иногда так тяжело таскать эту странность с собой, Она тяжелая. Впрочем, все это фигня. Мне просто плохо. Плохо и все.
        Лиля продолжала гладить Алеша волосы. Алеша опять закрыл глаза. Лиля села рядом с ним
        - Ложись ко мне на колени, - тихо сказала девочка. Алеша посмотрел на нее. Девочка утвердительно кивнула. Алеша лег на спину и положил голову на ее колени. Лиля опять стала гладить его волосы.
        - Тебе не холодно? - спросил Алеша.
        - Нет, - ответила Лиля. Алеша смотрел на нее снизу вверх, чувствовал затылком ее тепло, думал о том, что он, может быть, в последний раз видит эту девочку, что им больше нет смысла встречаться. Алеша знал, что девочка абсолютно недоступна, что она далеко-далеко, за 7 замками, потому что совсем ребенок. Это знание успокаивало, и он чувствовал себя на коленях Лили в полной безопасности. Он опять закрыл глаза.
        - Если что-нибудь разобьется, я соберу осколки. Ты только не бойся, - прошептала Лиля.
        - Я, наверное, схожу с ума, - то ли спросил, то ли сказал Алеша.
        - Тебе так будет легче, - ответила Лиля.
        Алеша с ней согласился. Он почувствовал, что задыхается. Опять поплыли пузырьки. Алеша открыл глаза. Лиля расслоилась. Ее волосы стали касаться потолка, сливаться с ним, ее руки проникали в него, касались сердца, отчего становилось и больно и приятно. Алеша встал на ноги и увидел, как в воздухе качается железный глаз. Он догадался, что это его камера. Он приблизился к ней и посмотрел в объектив. Лиля была в кадре. Она была в постоянном движении, то приближалась, то удалялась, то совсем исчезала, словно танцевала. Алеша стал снимать, кадр за кадром…
        Нормальная реальность вернулась к Алеше, когда кончилась пленка. Лиля уже одевалась.
        - Я себя сейчас странно вел? - спросил он у девочки, когда она оделась. Девочка молча кивнула.
        - И на кого я был похож?
        - На дурака, - улыбнулась Лиля.
        - И в чем это выражалось?
        - Вы стояли на одной ноге и говорили: "не беспокойся, дорогая, я не упаду".
        Алеша улыбнулся
        - А еще вы попросили меня, лечь на потолок, но у меня не получилось.
        Алеша с улыбкой развел руками.
        - Что ж. Съемки закончены, - бодро сказал он. - Если хочешь, я могу тебя прямо сейчас отвезти домой. Время только 12.
        Девочка отрицательно покачала головой.
        - Меня не ждут - сказал она.
        Они пошли смотреть кино. Алеша принес поп-корн и "Кока-колу". Потом Лиля уснула. Алеша еще немного посмотрел телевизор, потом, не раздеваясь, лег рядом с девочкой и тоже уснул…
        Утром Алеша проводил Лилю, сдал пленку в студию, заказал «контрольки». Ему не терпелось посмотреть, что получилось. Он понятия не имел, что выйдет. Через час «контрольки» были готовы. Алеша сел на лавочку и несколько раз перелистал все 26 фотографий, пытаясь понять, хорошо или плохо, то, что он видит. Фотографии были странные. От Лили почти ничего не осталось. На бумаге были пятна, линии, объемы, чувствовалось чье-то присутствие, но не было видно чье. Лишь изредка можно было догадаться, что это обнаженная девочка. Сначала Алеше не понравилось. Было похоже на брак. Но после третьего просмотра ему стало казаться, что получилось не плохо и что заказчику, учитывая его странный вкус, может понравиться. Они договорились встретиться в 2 часа. Время было 11. Алеша сел на лавочку рядом с кинотеатром и стал пить купленный джин-тоник. Он еще несколько раз пролистал «контрольки», допил коктейль. Потом снова зашел в фотостудию, сдал пленку, заказав себе все фотографии размером 10 на 15. Когда фотографии напечатали, Алеша сел на «маршрутку», приехал домой, бросил сделанные для себя фотографии и побежал на
встречу. Он уже опаздывал.
        Диван встретил его не очень приветливо. Похоже, у него были какие-то проблемы. Он даже ничего не выпивал по обыкновению.
        - Вы опоздали на 3 минуты, - сказал Диван вместо приветствия. Алеша, который был очень добродушно настроен, спрятал улыбку. Он сел за столик и по-деловому протянул Дивану пакет с пленкой и "контрольками". Диван взял пакет, достал "контрольки", быстро их пролистал и утвердительно кивнул головой.
        - Сколько я вам должен? - спросил он, вкладывая фотографии назад в конверт.
        - Если берете, то 1000, - растерянно сказал Алеша. - Вам понравилось?
        - Да, - сказал Диван, - нормально. Пленка здесь?
        - Да, - сказал Алеша, - но негативы я хотел бы оставить у себя. Это обычная практика. За негативы требуется отдельная плата.
        - Сколько? - спросил без эмоций Диван
        - 500 - сказал наугад Алеша, сумму на пределе своей наглости.
        Диван достал портмоне, отсчитал 100-долларовые купюры и протянул их Алеше.
        - Пересчитайте, - попросил он. Алеша пересчитал. Купюр было 15.
        - Все верно? - спросил заказчик. Алеша кивнул.
        - Удачи, - сказал Диван, после чего встал, натянул на лицо дежурную улыбку и быстро пошел по ступенькам. Алеша проводил его взглядом. Диван сел в большой черный автомобиль, припаркованный тут же, в "кармане". Автомобиль тронулся и спустя несколько секунд растворился в потоке транспорта.
        - Что-нибудь будете?
        Алеша поднял голову. Над ним улыбалась девушка-официантка.
        - Нет, - сказал Алеша, крутя в руках деньги. Он встал и пошел домой. Он чувствовал себя изнасилованным. Встреча получилась слишком короткой и неожиданной. Алеша не мог не радоваться деньгам и окончанию этой непонятной сверхприбыльной работы, но ему казалось, что он продешевил, что его обманули. Он понял, в чем причина недовольства. Он понял, что больше никогда не увидит этого странного заказчика, даже если очень захочет. Он понял, что не знает ни адреса, ни телефона Лили, что история закончилась, и что он больше не будет летать, больше не увидит пантеру. Он почему-то был уверен, что Диван по-особенному к нему относится. Алеша боялся, что не сможет от него отвязаться. Сейчас он понял, что его просто использовали, а потом за ненужностью даже перестали разговаривать…
        Ночных полетов больше не было. День, два, неделю. Алеша каждую ночь снился один и тот же сон: берег Волги, пантера. Алеша просыпался, походил к окну, но воздух не держал его. Он дышал по разному: ибыстро и медленно, задерживал дыхание, пытался медитировать. Ничего не получалось. Алеша чувствовал себя импотентом. Желание парализовывало его. Через неделю Алеша уже не спал по ночам. Он часами стоял у окна, глотал первый попавшийся алкоголь и разглядывал темноту. Двери в рай были закрыты. Фотографии Лили странным образом пропали, все кроме последних, размытых. Алеша помнил, что куда-то их спрятал, но не мог вспомнить куда.
        Изредка приходили Сергей со Светой. Сергей рассказал, что разработанную ими рекламную кампанию запретила ФСБ, но что шуму в городе они сделали достаточно, что теперь они будут проводить митинги. Алеша улыбался. На вопросы: "От чего он такой рассеянный?", Алеша не отвечал. Он решил не рассказывать о своих полетах даже лучшему другу. Сказал только, что заработал не полтора, а два с половинной «куска», и что клиент попался странный…
        Прошла еще одна беспросветная неделя. Однажды утром Алеша пошел гулять. Он дошел до уличного кафе, взял бутылку пива, сел за столик. Он выпил одну бутылку, взял вторую. Вдруг, словно перещелкнул выключатель. Алеша даже услышал щелчок. Он поглядел по сторонам. В кафе почти никого не было. За одним из столиков сидели две девушки, чуть ближе был мужчина с ребенком. Но Алеша чувствовал, что что-то произошло. Словно взрывная волна прошла сквозь него. Алеша встал, потом сел, потом взял недопитую бутылку и сбежал по ступенькам. Он пошел по улице, перешел дорогу, прошел мимо кинотеатра и вдруг, как вкопанный остановился у одной из скамеек. На скамейке сидела девушка. Она была в летнем платье с цветочным узором. Она была одна. Она смотрела на Алешу. Это была Пантера. Алеша понял это. Он подошел к девушке. Девушка молчала.
        - Это ты? - спросил Алеша, не зная, что сказать.
        - Конечно, я, - ответила девушка, улыбнувшись.
        Алеша сел рядом на скамейку и поставил неуместную бутылку на асфальт.
        - Это точно ты?
        - Это точно я, а ты кто? - ответила девушка.
        - Я соскучился. Я плохо сплю, - сказал Алеша.
        - Бедняжка.
        - Как тебя зовут?
        - Меня не зовут. Я сама прихожу…
        Девушку звали Леной. Они сидели на лавочке и болтали, как два старых знакомых, потом Алеша пригласил Лену к себе, Лена согласилась.…
        Потом они пили шампанское.… Потом танцевали.… Потом целовались.… Потом занялись любовью…
        - Интересно, когда человек умирает, ему становиться теплей или холодней?
        - Не знаю.
        - Если холодней, то я не хочу умирать.
        Застыла пауза. Алеша коснулся губами ее уха.
        - Перестань. Щекотно, - сказала Лена.
        - Ты мне снилась, - сказал Алеша.
        - Я умею сниться.
        - Тебе не жарко? - спросил Алеша. Они лежали под теплым одеялом несмотря на стоявшую на улице жару.
        - Жарко, но пусть.
        - А мы полетим еще раз?
        - Ты хочешь?
        - Не знаю. Может быть, я просто хотел найти тебя…
        - А почему ты сегодня на лавочке, не остановила меня сама?
        - Зачем? - Лена улыбнулась.
        - Я мог бы пройти мимо.
        - Не льсти себе…
        - Ты где-нибудь учишься - работаешь?
        - Я играю в Тольяттинском симфоническом оркестре. Я - скрипачка.
        - Да? И на чем ты играешь.
        - На скрипке, дурак…
        - Мне кажется, что я знал тебя 100 лет.
        - Ладно, болтать. Гораздо дольше…
        - Давай жить вместе.
        - Вместе с кем?
        - Просто вместе.
        - А я и не собиралась уходить.
        - А где ты живешь?
        - В общаге на Революционной. Жила.
        ЧАСТЬ 3. Смерть
        Когда майор Ковальчук закончил допрашивать Сергея, было 3 часа ночи. Майор вызвал дежурного, и он отвел подозреваемого в одиночную камеру. Сергей очень устал. Он запутался в собственных показаниях. Он не знал, что рассказывать, что скрывать от любопытного следователя. Во время допроса ему казалось, что он слишком скрытен и напрасно не доверяет майору. Но когда Сергей оказался в камере один, он понял, что рассказал слишком много, что надо было молчать, требовать адвоката, как бы по-идиотски это не звучало в 2 часа ночи, в отделении Тольяттинской прокуратуры. Хотелось спать. Сергей лег на грязный матрас и сразу уснул. Его разбудили утром. Сергей поднялся. Все тело ломало от жестких нар. Сергей сразу вспомнил, где он. С утра решетки на окнах смотрелись гораздо страшнее. Сергея снова повели к майору. Майор сразу же извинился за задержание, попросил расписаться в бумажках, объяснил, что это подписка о невыезде. После этого дежурный отвел Сергея на свободу. Сергей спустился по ступенькам отделения и улыбнулся. На свободе было хорошо. Очень хорошо. Светило солнышко. Можно было идти хоть на пляж, хоть в
лес, или просто шататься по городу. Сергей шел по улице и улыбался, пока не вспомнил, что у него нет денег. Он пошел к своему Алешке, одолжить денег и поболтать. У Алеши была фотоссесия. Какие-то девушки щебетали на кухне.
        - Посиди в спальне, через полчасика освобожусь, - сказал на бегу Алеша, - если хочешь, на кухне с девушками, но они несовершеннолетние и дикие. Пиво в холодильнике. Водка в баре.
        Сергей прошел в спальню. В ней никого не было. Сергей налил себе водки, выпил. В квартире был шум, смех, но Сергея не беспокоили. Когда Сергей пошел в туалет, он столкнулся с взрослой женщиной. Лицо показалось знакомым. Женщина поздоровалась. Сергей поздоровался в ответ. После туалета он опять вернулся в спальню, выпил еще водки. Минут через 40 Алеша проводил своих молоденьких моделей. Сергей вышел из спальни. Они прошли на кухню. Сергей рассказал Алеше про арест, про ночь на нарах, про допрос, про убийство.
        - Короче, я раскололся. От всей души раскололся. Про всех рассказал, во всех подробностях и деталях. Меня даже не просили особенно. Просто настроение было поболтать. Оказался ни к чему не готовым пионером. Успокой меня, пожалуйста. Скажи, что все нормально, - неожиданно прорвало Сергея.
        - Все нормально, - сказал Алеша. - Тебя отпустили, следовательно, ничего страшного.
        - Сегодня отпустили, завтра не отпустят.
        - Кончай хныкать. Мы ничего не делали противозаконного, так что ты ничего и не мог рассказать о нас.
        - Насчет закона ты ошибаешься. В нашей разлюбезной стране законов на всех хватит. Во-первых, мы нарушили Конституцию. В ней есть статья запрещающая сеять рознь между народами и просто людями. Во-вторых, в Уголовном Кодексе есть похожая статья с совершенно конкретным сроком. Так что при желании нас могут так изолировать, что запаха не останется.
        - Не говори ерунду. Нас предупредили - мы перестали. Если бы не это убийство про нас вообще никто не вспомнил. Вот убийство - это серьезно. Ты думаешь, убийцу мы вдохновили?
        - Не знаю. Похоже на подставу, но это не просто подстава. Это как-то связано с нами, с тем, что мы пытались сделать. На одном языке написано. Похоже, что мы разбудили-таки вулкан.
        - Думаешь, будет продолжение? - спросил Алеша.
        - Похоже. Следователь не сомневается.
        - Это плохо. Прикрывай уже свое «маппет-шоу». Все равно деньгами там не пахнет.
        - Согласен, - кивнул Сергей. - Смысла нет продолжать.
        - Смысла нет или страшно?
        - Смысла нет. Это создавалось для того, что бы запустить игру, и игра, похоже, началась. К тому же знаешь, за решеткой ничего хорошего. Все то же самое, что и здесь, только раз в 10 хуже. Тут хоть на решетки внимания не обращаешь, а там ее тебе суют прямо в морду.
        - Кончай реветь. Мне кажется, зря тебя выпустили, - усмехнулся Алеша.
        - Пошел ты, - без злости ответил Сергей
        - Извини, ты теперь зэк. За базаром надо следить. Кстати, ты скажи своему Павлу, что бы ни звонил мне больше. А то он вчера меня заколебал звонками. Все искал своего вождя.
        Алеша принес еще водки. Они выпили.
        - У тебя вчера была женщина? - спросил вдруг Сергей.
        - С чего ты взял? - улыбнулся Алеша
        - Почуял.
        - Да. Была.
        - Случайная или серьезно? - продолжил допрос Сергей.
        - Серьезно, очень, - ответил Алеша.
        Сергей засмеялся.
        - И где она сейчас?
        - На работе. Она музыкант.
        - Как зовут?
        - Лена.
        - Поздравляю. Познакомишь?
        - Может быть.
        - Просто любопытно. Ладно, - Сергей встал. - Пойду я. Думаю к Паше зайти, к Светику.
        - Ну и иди.
        Сергей улыбнулся.
        - Денег дашь?
        Алеша дал Сергею 300 долларов.
        - Знаешь, Алеша, мне нужно поговорить с убийцей, - в полголоса сказал Сергей в коридоре.
        - Как ты его найдешь?
        - У меня есть одна зацепка. Помнишь, я тебе говорил про старого идиота, который загадывал дебильные загадки.
        - Помню. Думаешь, он убил?
        - Думаю, нет, но он должен знать, кто убийца. Он мне тогда при встрече сказал, что кто-то в черном капюшоне начнет резать психологов. И вот этот кто-то пришел …
        Через полчаса Сергей был у Паши. Паша был по обыкновению в восторженном настроении. Известие об убийстве и аресте его даже обрадовало. Но когда Сергей стал говорить, что надо прекращать деятельность Паша выразил недовольство.
        - Зачем закрывать? - сказал он взволнованно. - Убийство - ерунда. Главное, что пошла реакция. Только реакция пошла - сразу закрывать. Смотри.
        Паша протянул Сергей газету. В газете красным фломастером было обведено сообщение. Сергей стал читать. В сообщении говорилось, что в Португалии не состоялся митинг антиглобалистов. Причем причины отмены митинга не было. Антиглобалисты просто не вышли на него. Сами антиглобалисты не смогли объяснить свое нехотение. Сергей, пробежавшись по статье, вопросительно посмотрел на Пашу.
        - Это не всё, - сказал Паша и протянул Сергей другую газету. В ней говорилось, что генеральный директор компании «Дженерал Моторс» подал в отставку. Причем это оказалось сюрпризом для всех. Еще более неожиданной оказалась аргументация господина Джона Мидлла. Он объяснил свое решение тем, что впереди всех ожидают глобальные перемены, и что он не желает становиться мишенью. Журналисты на пресс-конференции даже не знали, что спросить, настолько странным было слышать такое заявление из уст одного из крупнейших менеджеров США. В прессе даже не стали обсуждать это заявление, уделив основное внимание кандидатуре приемника.
        - И какая связь между этими событиями? - спросил Сергей, дочитав статью.
        - Связь просто великолепная, - восторженно сказал Паша. - Первое событие случилось 13 июня - на следующий день после нашего первого митинга, которое на рынке мы замутили. Второе событие - 2 июля - на следующий день после нашего второго митинга. Наши митинги, судя по всему, дают глобальный эффект.
        Сергей посмотрел на даты выпуска газет.
        - А ты не преувеличиваешь? - спросил он. - С таким же успехом мы могли бы вызывать лунные затмения.
        - Да просто шорох по земле пошел. Ты не слышишь что ли, как шуршит?
        - Хорошо, я подумаю об этом на досуге. Тем не менее, я больше в этом не участвую. Мне сейчас надо найти убийцу.
        - На фига тебе сдался этот убийца? Пусть менты его ищут.
        - Мне это нужно. А вы делайте, что хотите.
        - А как же мы без вождя?
        - Как хотите. Я вам не папа-бабушка.
        Паша явно расстроился.
        - Слушай, Серега, я тут новый слоган для нас сочинил, послушай: «В каждом из вас должно быть по 9 грамм революции». Круто?
        Сергей поморщился.
        - Смотри, Паша, доиграешься. Тут убийство, а ты все в играешь в террористов.
        - Тоже мне нашел убийство. Разве это убийство, психолога зарезали. Нашел из-за чего переживать. Чем меньше психологов, тем воздух чище.
        Сергей понял, что возражать бесполезно. Он попрощался с Пашей и пошел к Свете.
        Он боялся, что подружка начнет грузить его вздохами и охами, но Света восприняла информацию об убийстве и аресте спокойно. Узнав, что Сергей отказался от революционного комитета, Света обрадовалась.
        - Ну, наконец-то. Этот Паша - клоун-самоучка. Да и ты с ними отнюдь не директор цирка. Давай в кино сходим?
        Сергей охотно согласился. Они пошли в «Сатурн» на первый попавшийся голливудский блокбастер. Кино было по обыкновению тупым и увлекательным. Наконец-то Сергей смог окончательно расслабиться. После фильма они пошли к Свете. У нее родители уехали на дачу.
        - Может быть завтра в «Пирамиду» сходим? - спросила Света, ворочаясь у Сергея на плече. - У них завтра «Ляпис Трубецкой». Конечно, не бог весть, какой супер, но давно никуда не выбирались.
        - Хорошо, - сказал Сергей. - Кстати, забыл тебе сказать, у Алеши новая подружка. Я ее еще не видел, но он, похоже, влюблен.
        Света ничего не сказала, только недовольно хмыкнула. Эта информация, похоже, ее расстроила. Через 10 минут она уже мирно спала.
        Несмотря на объявленное желание найти убийцу, Сергей не торопился его искать. Поход к таинственному старику откладывался ежедневно. Сергею гораздо интересней было со Светой. На следующий день после того, как его выпустили на свободу, Сергей повел Свету в ночной клуб «Пирамида» на «Ляпис Трубецкого». Потом они пошли к Сергею, где Света и заночевала. На другой день они взяли напрокат лодку, и весь день катались по Волге. Вечером был ночной клуб. Следующим вечером было кино. Сергей наведался на работу, взял заказов сразу на три статьи. По ночам, когда Света мирно сопела в его кровати, Сергей выстукивал на клавиатуре небылицы про надежность вазовских машин, про последние тенденции современной моды, про то, что мужики - козлы, а мафия бессмертна. Это давало возможность что-то заработать. Потом Света уехала на две недели с подружками в Москву.
        Сергей проснулся у себя. Было пол 12 утра. Вчера он в одиночестве, как старый солдат, выпил бутылку водки, закусывая хлебом с кабачковой икрой. Голова не болела. Просто все мысли скатывались в глубокую темную яму. Он вспомнил, что Света вчера уехала и, что он твердо решил больше не откладывать свой визит к старику. Сергей пытался сосредоточиться, но безуспешно. Он снова и снова начинал думать о том, как пройти очередной уровень компьютерной игры, в которую он вчера играл до 3-х ночи. Через полчаса Сергей встал, умылся, оделся, похмелился и пошел к старику.
        Он не помнил точного адреса. Бумажку, на которой адрес был записан, он потерял. По памяти Сергей нашел дом, подъезд, поднялся по лестнице на четвертый этаж. Дверь была знакомой. Сергей нажал на кнопку звонка. Через полминуты позвонил еще раз. За дверью послышался шум. Сергею показалось, что его разглядывают в огромный дверной глазок. Щелкнул замок. Дверь отворилась. Из-за двери высунулся Юрий Алексеевич.
        - Проходи, - бодро сказал старик. Сергей прошел. В квартире был беспорядок, точнее остатки беспорядка. Все вещи были собраны и упакованы. На полу были обрывки газет, несколько пустых тарелок, стакан. Из мебели остались только две табуретки, шкаф и стол. Посреди комнаты стоял большой красный чемодан.
        - Вы уезжаете? - спросил Сергей, остановившись посреди комнаты. Старик был в светлой рубашке, брюках и смешной шляпе. Он походил на американского туриста
        - А что здесь делать? - ответил старик. - Здесь больше нечего делать. Здесь начинается большое кино. Голливуд. Долби-сэрраунд. Я человек старый. Я лучше отойду на другую сторону, прилягу на диванчик и буду смотреть. Куплю камеру, сниму видео. Полюбуюсь в глазок на молодых идиотов. За мной должно такси приехать через полчасика. Ты поможешь мне чемодан снести?
        - Помогу - ответил Сергей - а вы куда едете?
        - А куда едут перелетные птицы? Домой, в Африку. У тебя что-то случилось?
        - Да, - сказал Сергей, - недавно было убийство. Подозревают, в том числе и меня. Меня отпустили, но взяли подписку о невыезде. Я хочу найти убийцу. Поговорить с ним. Мне кажется, вы должны что-то знать про это?
        - Убийство - это не хорошо, - сказал Юрий Алексеевич, - и, скорее всего, противозаконно.
        - Я не про то, - сказал Сергей. - Это не простое убийство. Свидетели видели черного монстра, какую-то сверхъестественную силу. И эта сила зарезала психолога. А мы же выступали против психологии, если вы помните. Поэтому меня-то и арестовали.
        Старик остановился перед Сергеем и внимательно посмотрел ему в глаза. Сергей не выдержав, отвел взгляд. Юрий Алексеевич засмеялся.
        - Сила говоришь? - спросил старик.
        - Да, - сказал Сергей, - и это серьезно. Не просто случайность. Я пришел к вам, потому что это серьезно.
        - И что ты хочешь знать?
        - Я хочу знать, кто убил психолога.
        - Ну и тупица, - сказал старик.
        - Почему? - не обижаясь, по-детски спросил Сергей.
        - Потому что ты хочешь узнать глупость, а кто хочет узнать глупость, тот тупица, во всяком случае, очень похож на тупицу.
        - Но там был не просто убийца с топором. Свидетели видели человека в черном, очень страшного человека, монстра.
        - Черный монстр - это ерунда, - сказал старик. - Я, конечно, могу рассказать тебе про монстров. Столько могу рассказать, что на поезд опоздаю. Так что весь песочек из твоих часов высыплет. Но, поверь мне, это ерунда. Ты не о том спрашиваешь. Я сейчас уезжаю. 25 минут и ты меня больше не увидишь. Так что спроси меня о главном. Спроси меня о главном, о самом главном. Спроси, в чем смысл.
        Сергей молчал. Ему хотелось узнать про убийцу. Он видел, что старик что-то знает. Но старик так на него уставился, что Сергею ничего не осталось, как спросить:
        - И в чем смысл?
        - Вот именно, - с готовностью подхватил старик, - в чем смысл. Вот скажи мне, что ты хотел увидеть за забором? И что ты будешь делать, когда забора для тебя не станет?
        - Вы про будущее? - растерянно спросил Сергей.
        - Назовем это будущим. Так что ты будешь делать, когда встретишься с будущим? Не знаешь? Так я знаю. Тебя это будущее засосет. Будущее - это как лампочка. Если где-то горит свет - значит надо идти на свет. Человек всегда мотылек. Свет засасывает человека, как вакуум засасывает воздух. Свет, в конце концов - это отсутствие воздуха, невозможность дышать и жить. Будущее - как вакуум, поэтому-то оно всегда и настает. И что происходит дальше? Человек заполняет свет собой, и свет гаснет, у человека появляется, чем дышать. Ты меня понял?
        - Не знаю, - ответил Сергей, - наверное, нет.
        - Дело в том, что ты будешь плоским, как с этой стороны забора, так и с той. Ничего по-настоящему не изменится, кроме декораций. Конечно, интересней играть в Кинг-Конга, чем в Катюшу Маслову, но в любом случае - это кино. Я не говорю, что с той стороны забора, то же самое, что и с этой. С той стороны - другое, и по своему гораздо более интересное, но только по-своему. Новых впечатлений от увиденного, тебе хватит на несколько жизней, всех этих черных и не очень монстров достаточно, что бы прокрутить свою жизнь, как в Дисней Лэнде, с ветерком и ржаньем. Но ты спросил меня, в чем смысл и я тебе отвечаю. Ты меня спросил?
        Сергей неопределенно кивнул головой.
        - Ты все равно услышишь, то, что я тебе скажу. Это важней всего, что ты когда-нибудь слышал. Дело в том, - Старик сделал паузу, - дело в том, что этот забор, сквозь который все, подобные тебе экспериментаторы, со свистом проносятся, на самом деле не забор. Нечто, делающее жизнь редких психов, плоской и несущественной, не забор и не граница и не минное поле, через которое надо перекрестившись перелететь. Услышь главное. Это - улица. А улица, как известно, создана не для того, что бы разделять. Улица создана для того, что бы по ней идти. Ответ и вопрос, хорошо и плохо, бытие и небытие, свобода и рабство, свобода и необходимость, причина и следствие, можно и нельзя и т.д. ит.д. ит.д. Мир поделен, понятия разбросаны. Но они не просто так разбросаны. Весь этот дуализм существует для того, что бы расчистить улицу. Что бы по этой улице можно было идти. Мир поделен для того, что бы кто-то мог встать и пройти по этой улице. Но если люди и начинают видеть эту улицу, то они воспринимают ее, как забор, как минное поле. Они или лезут на нее, как на стенку или пытаются перескочить через нее, как через границу.
Они не замечают, что и асфальт уложен и что ни ям, ни колдобин. Иди и все. Вот ты проковырял в заборе дырку и что ты увидел? Монстра с тремя головами, черного пречерного человека на черном пречерном кладбище, очередную Голливудскую мастурбацию. И ты сидишь сейчас на табуретке и грустишь, что какую-то хрень несет старик. Пойми, то, что происходит, оно уже происходит и оно худо бедно, но произойдет. И башки вам поотшибает и мозги отпустит на волю. Это просто перепад давления. Обыкновенная физика. Не обращай на нее внимание. Забудь про нее. Сосредоточься и не проворонь главное. Ты меня слышишь?
        Сергей кивнул.
        - Так слушай, - продолжил старик. - Когда тебя начнет засасывать та сторона, и когда тебя понесет сквозь забор, остановись, замри. На самом деле - это не сложно. Посмотри под ноги и ты увидишь, что твоя стена - вовсе не стена и не зеркало. Это улица. Это не ноль, не точка отсчета. Это дорога, которая создана для того, что бы по ней идти. Если ты сможешь развести мир по сторонам, эта дорога окажется достаточно широкой и она не превратит тебя в ноль. Ты хоть что-то понял из того, что я сказал?
        - Совсем немного, - ответил Сергей, - и что будет, если я пойду по этой дороге? Что я увижу?
        - Будет сумрачно. По обе стороны дороги будут возвышаться дома и домики, вокруг которых будет крутиться люди. Но ты будешь идти прямо по улице. Ты будешь идти, потому что сама дорога также бессмысленна, как и дырка в заборе. Главное, и это самое главное, это две точки - пункт А и пункт Б, начало и конец дороги, потому что дорога не существует просто так. Она существует только потому, что у нее есть начало и есть конец.
        Зазвонил телефон. Юрий Алексеевич взял трубку, сказал «да» иположил трубку назад.
        - Приехало такси, - сказал он. - Бери чемодан.
        Сергей послушно взял чемодан. Они вышли в прихожую. Старик остановился перед зеркалом.
        - А что там в пунктах А и Б? - спросил Сергей. Старик взглянул на него, взял с полки губную помаду и провел по зеркалу толстую красную линию.
        - Я не могу тебе сказать, что там. Это слишком просто, что бы тебя удивить. Сам увидишь.
        - А если не увижу?
        - Тогда не увидишь, - ответил старик.
        - Откуда у вас помада? - спросил Сергей. - Здесь была женщина?
        Старик улыбнулся.
        - Женщины всюду. Принюхайся, кругом женщины. Воздух пропитан женщинами. Посмотри в любой глазок - обязательно какая-нибудь баба будет снимать трусы.
        Они вышли в подъезд. Старик закрыл дверь, и, повертев ключ в руках, протянул его Сергею.
        - Мне ключ не нужен, а ты еще, может, поковыряешься в замочке - сказал Юрий Алексеевич.
        Они спустились. Машина стояла у подъезда. Сергей погрузил чемодан в багажник.
        - Я мог бы быть понятнее, но ты слишком невнимателен, - сказал старик Сергею, садясь в машину.
        - На железнодорожный вокзал, - обратился старик к шоферу. Машина тронулась. Сергей проводил взглядом автомобиль, пока он не скрылся за углом.
        Сергей был озадачен. С одной стороны, он не услышал ничего конкретного, с другой стороны старик явно дал понять, что знает про убийство и что не видит в этом ничего особенного. Над этим следовало подумать. Сергей пошел на остановку. Рядом с остановкой был большой продовольственный магазин, называемый в народе «Детским миром». У магазина располагался рынок. У Сергея в голове вертелись слова старика. Они походили на абракадабру, но, судя по всему это, была важная абракадабра. Сергей свернул с оживленного тротуара, протиснулся между двумя, бойко беседующими, таджиками, достал из кармана свой дежурный журналистский блокнот и быстро записал в него все, что смог вспомнить от разговора. «Какая еще улица?» - пробормотал Сергей, засовывая блокнот назад в карман. - «Где эта улица? Где этот дом?». Сергей вернулся на рынок, подошел к киоску, купил себе коктейль и, растворившись в людском течении, пошел на остановку.
        У остановки громко кричал мужчина. Сергей сначала подумал, что мужчина что-то продает, но слишком уж патетичной была интонация. «Коммунист, наверное», - мелькнуло в голове. Подойдя, ближе Сергей увидел, что голос принадлежит не старому, но уже достаточно запущенному бомжу, с редкой рыжей бородой. Он сидел за магазинчиком на фанерном ящике среди грязных капустных листов. Он говорил, почти кричал, размахивая руками, ни к кому конкретно не обращаясь.
        - Вы думаете, волн не бывает, - кричал он. - Вы думаете, что если штиль, то это естественно. Подует ветер, побуянит и сдохнет. Вы думаете, что уже всю воду пересчитали и заболотили? А фиг вам, любезные. Есть волна. Ты стоишь, ждешь троллейбуса, а вместо троллейбуса волна из-за угла. Вы и не ждали, а всех вас медленно размажет-намажет срамом наружу. Вот где будет стыдобы. Смотришь, засранец пошел, а присмотрелся, это ты и есть. Вы думаете, в Волге нет зверя? Столько раз купались, а яйца на месте? Тоже мне нашли доказательство. Вот выйдет зверь и как смоет все эти домишки, все ваши квадратные метры, всю вашу прописку. Вот оборжаться где. Всю жизнь кряхтели, вили гнездышко, а пригляделись, ан нет ни гнездышка, ни отдельного туалета, все смыло. Думали дерьмо ваше смоет, а вас перепутали. А когда волна придет, вы еще и обрадуетесь. Решите, что вам по пути, что она вас подбросит за бесплатно, а фиг вам. И героями вы не станете. Сколько бы вас не покосило, все равно не станете. Если тебя переехал бульдозер - это еще не значит, что ты - герой.
        Подъехал троллейбус. Остановка опустела. Сергей не поехал. Он решил еще послушать маргинала.
        - Почему вы не бежите, не собираете вещи, не разбегаетесь на фиг, - продолжал кричать бомж. - Встали и стоите. Что-то огромное рядом. И уже не что-то, а ясно что. И что же теперь закрыть: глаза или двери? Вы думаете, Волга далеко, растеклась по трубочкам. Открыл краник: «Здравствуй, Волга», закрыл - «до свидания, любимая». А фиг вам. Поднимется волна и смоет город. Хоть бы одна гадина Богу помолилась, хоть один бы дебил. Нет, зачем нам? У нас инфляция, у нас в каждом троллейбусе по кондуктору. Ну, так и катись отсюда земля, пока круглая. Катись-катись.
        Бомж замолчал. Подъехал еще один троллейбус. Сергей подошел к бомжу и сел рядом на соседний ящик.
        - Ты думаешь, все так плохо? - спросил Сергей в полголоса и сделал глоток своего коктейля.
        - Как ты пьешь эту гадость? - в полголоса проворчал бомж, кивая на банку. Он сразу перестал орать. - Это же бабское пойло со всеми этими газами-оргазмами. У тебя есть сигареты?
        Сергей кивнул и угостил бомжа сигаретой. Бомж затянулся и поморщился.
        - Фиговые сигареты, - сказал он. - Вот «Прима» японимаю. Она и со вкусом и тухнет сама, если что. А тут, то ли куришь, то ли нюхаешь, ни хрена не поймешь.
        Сергей пожал плечами.
        - Эх, - вздохнул бомж, - так хочется что бы солнышко, а опять эти селедки бочковые кругом. Жалко убьют меня скоро. Зарежут, как цыпленка, вот это действительно жалко.
        - Кто тебя убьет?
        - Да все та же фигня черная. Видел я этого хрена вчера ночью. Вот уж фигня, так фигня. Прости, господи. Блин, чувствую, больно будет. Как начнет колоть. Сколько не объясняй, что надо, все равно не охота.
        - Ты его видел? - напрягшись, спросил Сергей.
        - А как же. С чего бы я тут голосил? От страху и ору. С чего еще мне орать? Этих килек копченных, что ли вразумлять? От страху и ору.
        - И кто он? Как он выглядит?
        - Да я сказал же. Фигня черная. Вот тут он вчера ночью перешел дорогу, - бомж махнул рукой на проезжую часть, - аккуратно перешел, на красный свет. Мол, вот он я, хоть светофор между глаз повесь, все равно пройду.
        - А кто он?
        - Да что ты как баба? То кто, то за что? Хренотень до неба, тебе легче теперь?
        - А ты кто?
        Бомж засмеялся.
        - Эх, брат, - сказал он - глупые вопросы задаешь.
        - И что мне теперь делать?
        Бомж еще больше рассмеялся
        - Выбрали осла на царство, кто первый скопытится?
        - Может мне тоже поорать с тобой, - не обращая внимания на иронию бомжа, сказал Сергей. Ему стало очень грустно.
        - Лучше водки мне купи. Это будет патриотичней. Тут за 30 рублей купить можно. Там Екатерина работает. Хорошая баба, но не каждому даст. Так что лучше деньгами, а я сам подсуечусь. Твоя лицевая сторона ей вряд ли приглянется. Дашь денег?
        - Конечно, - сказал Сергей и достал портмоне. Он сначала вытащил 50 рублей, но потом подумал, достал 100 и протянул их бомжу.
        - Благотворительность не люблю, но деньги возьму, - продекламировал бомж и ловко выхватил купюру из рук Сергея. Он явно был рад деньгам. - Пить я с тобой не буду. Это принципиально. Садись лучше на свой трамвайчик и стучи колесами отсюда.
        - Ты, правда, боишься, что тебя убьют?
        - Конечно, боюсь. Почему бы и не побоятся немного. Побоятся - это нужно иногда. Побоялся немного, и вроде как отпустило и солнце светит.
        Бомж встал. Сергей тоже поднялся.
        - А где я тебя могу найти, если что?
        Бомж хитро улыбнулся.
        - Если что - найди меня, - проорал он вдруг на всю остановку. Люди, которых опять достаточно много скопилось, стали оборачиваться, - а если ничто, то потеряй на фиг - еще громче прокричал бомж.
        Сергей отошел в сторону. Ему было неприятно, что на него оглядываются. Бомж быстро скрылся в рыночной толпе. Сергей посмотрел, нет ли транспорта. Транспорта не было. Сергей пошел домой пешком…
        Сергей долго гулял по городу, пытаясь осмыслить происходящее. Нахлынувшая грусть не проходила. Сергей хотел сосредоточиться, но у него не получалось. Он вернулся домой в половине шестого. Хозяйки не было дома. Она работала во вторую смену. Сергей мог бы зайти к Свете или к Алеше, но хотелось побыть одному. Сергей включил компьютер и стал играть в новую стрелялку. Когда он, наконец, прошел очередной уровень, уже стемнело. Сергей посмотрел на часы. Было 9 часов. Хлопнула входная дверь. Пришла хозяйка.
        - Что ты так рано? - пробормотал про себя Сергей и стал выключать компьютер. В дверь постучали. «Она решила меня навестить?» - недовольно подумал Сергей. Хозяйка не дожидаясь приглашения, зашла.
        - Ты один? - спросила она. Сергей сразу понял, что хозяйка пьяна.
        - Да - ответил он.
        - Ты один и я одна, - по-пьяному улыбнулась соседка. - У тебя водка есть?
        - Нет.
        - Ну и на хер ты мне тогда нужен? - сказала соседка и вышла из комнаты. Вскоре на кухне загремела посуда.
        «Еще приставать начнет», - подумал Сергей и стал собираться. На часах было 10. За окном совсем стемнело. Сергей прошмыгнул через коридор и вышел на улицу. Надо было куда-то идти. Он бы сходил к Алеше, но он, скорее всего, был не один. Сергей решил прогуляться в 7 квартал, найти бомжа, поговорить с ним. На улице было темно, тепло и многолюдно. Сергей дошел до «Детского мира» минут за 40. Несколько компаний толпилось около ларьков. Сергей нашел картонный ящик, на котором разговаривал с бомжом. Ящик был. Бомжа не было. Сергей сел на ящик и закурил. "Если убийца был здесь вчера, то он может быть здесь и сегодня", - подумал Сергей и стал ждать. Что бы ожидание не было занудным, Сергей сходил к киоску и купил бутылку «Кагора». Что-то захотелось. Днем было бы нестандартно распивать вино прямо на улице, но ночью стесняться было некого. Сергей на одном дыхании выпил полбутылки и сильно захмелел. Захмелев, Сергей внезапно вспомнил, что у него в кармане должен быть ключ от квартиры таинственного старика, и что эта квартира совсем рядом. Сергей проверил. Ключ был в кармане. Сергей купил у подозрительно
улыбающейся бабушки два теплых пирожка и пошел в квартиру старика. Идти в незнакомую квартиру было боязно. Тем более в 2 часа ночи. По трезвому Сергей вряд ли бы решился, но он уже был без комплексов. Хлебнув еще вина, Сергей пошел навстречу приключениям. В подъезде было светло и тихо. Сергей поднялся на 4 этаж, открыл дверь. Ключ провернулся без сопротивления. Сергей не разуваясь, прошел в комнату. В комнате было без изменений. Посреди комнаты стоял тот же табурет. Сергей сел на него, доел пирожки, сходил на кухню и выбросил масляную бумагу в пустое мусорное ведро. Потом вернулся в комнату.
        - И чем же мне теперь заняться? - вслух сам себя спросил он. - Думаю, что поиском улик.
        Сергей подошел к шкафу, сиротливо стоящему у стенки, и открыл дверцу. Шкаф был пустой. Сергей стал открывать ящики. Ящики то же были пустыми. Только в одном из них в кучу были свалены книги. Сергей стал их перебирать. Он не нашел ничего интересного. Была зеленная Библия, 3 томика Ремарка, книга «Наркотики и яды», несколько «Вестников Православной жизни», бесплатные газеты, собранные скорее, как бумага. Среди газет Сергей обнаружил исписанный листок А4 формата. Сергей стал читать. Это был рецепт печеночного торта. Почерк был женский. На обороте зачем-то была "отксерена" страница с рекламой из одной местной газеты. Сергей положил листок в карман, что бы хоть что-то взять с собой…
        Сергей вернулся домой в три часа ночи. Хозяйка уже спала. Сергей на цыпочках прошел к себе, включил компьютер и снова стал бродить по "стрелялке". Куда бы он ни шел, его везде убивали…
        Алеша и Лена валялись на пляже. Было жарко, много народу. Молодые люди встали и пошли купаться. Вода еще не цвела, но чистой ее назвать было трудно. Всевозможный мусор плавал на поверхности. Вода была теплой, но Алеша и Лена по привычке заходили долго. Наконец, Лена с визгом погрузилась, Алеша нырнул следом. Они поплыли мимо орущих детей и сосредоточенных взрослых, доплыли до буйков. Народу стало поменьше. Купались они не долго. Алеша пару раз нырнул, изобразил по заявкам дельфина-дегенерата, потопил для разнообразия свою подружку, намочил ее волосы, чем безнадежно испортил прическу. Они еще раз сплавали до буйков и вернулись на берег. Выйдя из воды, они довольные легли на покрывало у самого берега.
        - Тебе не кажется, что ночью вода другая? - спросил Алеша, раскинувшись на солнце. Он любил загорать.
        - Ночью вода страшная, - ответила Лена.
        - Почему?
        - Потому что я ее боюсь.
        - Боишься утонуть?
        - Нет. Просто так.
        Она замолчала, разомлев под солнечными лучами.
        - Вода - это чудовище, - сказала вдруг Лена, тихо, словно сама с собой.
        - Чудовище живет в воде или сама вода чудовище?
        - Какая разница. Если в человеке живет зверь, то и сам человек - зверь.
        - Ты боишься чудовищ? - спросил Алеша
        - Да.
        Они замолчали.
        - Слушай, а почему мы по ночам превращаемся именно в пантер? - опять прервал тишину Алеша.
        - По всему, - улыбнувшись, ответила Лена, - любой твой ответ будет правдой…
        Ночное небо было беспокойным. Пузырьки летали более нервно, чем обычно, черные тени, словно вывернутые наизнанку солнечные лучи, пронзали пространство. Ощущение беспокойства не покидало Алешу. Он видел, что, его подружка тоже обеспокоена. Он хотел спросить, что происходит, но почему-то не решался. Они опять летели в сторону гостиницы. Подлетев, они увидели, что Волгу штормит. Над рекой медленно плыл огромный кит, которого Алеша уже видел. Они нырнули в гостиницу и сели возле одного из проемов.
        - Что-то случилось, - испуганно прошептала Лена и прижалась к Алеше. Они слились в одно. Прошло несколько минут, а они не могли оторваться друг от друга. Вдруг рядом сверкнула молния. На секунду стало светло. В свете молнии они увидели огромную, в два раза крупнее их, игуану. Она подкрадывалась к ним. Алеша и Лена испуганно бросились в разные стороны. Игуана не была настроена миролюбиво. Она бросилась за Леной. Лена спикировала вниз. Алеша полетел за игуаной. Он видел перед собой ее чешуйчатый хвост и пытался вцепиться в него зубами. У него не получалось. Хвост извивался слишком непредсказуемо. Они повернули за угол, потом еще раз. Алеша сосредоточился на хвосте. Наконец, он смог в него вцепится. Алеша услышал, что игуана взвизгнула. Чешуя была холодной, противной на вкус, но Алеша еще крепче сжал зубы. Лена тем временем взяла резко вверх. Игуана не отставала. Алеша стал карабкаться по телу ящерицы, каждый свой шаг, отмечая укусом. Из ран сочилась темная жидкость. Игуана слабела. Алеша это чувствовал. Наконец, зверь, пытаясь отбиться от Алеши, что есть силы, ударил хвостом по стене. Алеша влетел в
оконный проем. Хвост выскользнул. Но Алеша успел ударить по хвосту. Хвост начавший ускоряться, наткнулся на штырь, торчащий из стены. Хвост был проткнут насквозь. Брызнул фонтан черной крови. Алеша услышал визг, несомненно, принадлежащий игуане. Алеша бросился в окно и полетел вверх. Игуана уже была на крыше. Лена вцепилась зубами ей в шею. Игуана пыталась вырваться, но у нее не получалось. Алеша со всей силы тоже вцепился ей в голову. Тело ящерицы стало биться еще яростней. Но это продолжалось не долго. Сопротивление игуаны стало слабеть, а потом совсем прекратилось. Первой ослабила хватку Лена, потом разжал свои челюсти Алеша. Игуана была мертва.
        - Идем отсюда, - прошептала девушка, и они полетели назад в город. Они вихрем пронеслись по улицам, влетели в открытое настежь окно Алешиной квартиры, подлетели к кровати и слились в один клубок…
        - А что было бы, если бы эта тварь тебя догнала? - спросил Алеша на следующий день, когда Лена на кухне готовила незамысловатый завтрак.
        - Не знаю. Твари - существа сложные, - ответила девушка.
        - А мне сказали, что мир, в котором мы летаем, это - ночной рай.
        - Кто сказал?
        - Диван. Я тебе рассказывал про него. Я делал ему фотографии.
        Лена улыбнулась.
        - Теперь ты не думаешь, что это рай? - спросила она.
        - Какой же это рай, когда тебя хочет сожрать какая-то сволочь.
        Алеша фотографировал бутылки с вином. Долго ставил свет, сделал несколько пробных кадров, посмотрел через телевизор, что получилось, и продолжил съемку.
        - Смотри, что я нашла, - шепотом, боясь помешать, сказала Лена.
        Алеша оторвался от работы. Лена держала в руках, пачку с фотографиями размытой Лилии, которые он делал для Дивана.
        - Это я фотографировал для того самого Дивана, - сказал Алеша.
        - Отличные фотки. У меня аж мурашки по коже. Почему ты их мне не показывал?
        - Просто забыл.
        - Знаешь, мне кажется, я уже эти снимки где-то видела. Или что-то похожее.
        - Ты не могла видеть ничего похожего. Это эксклюзивная работа.
        - Все равно я где-то это видела. Эти фотографии висели на стенах. Стены были высокими, а в комнате было темно. Играла веселая песенка. Может, это мне приснилось?
        - А, может быть, это было кафе под названием "Луна"?
        - Глупое название для кафе.
        - Очень.
        - Это не было кафе. Это была маленькая комната с окном на всю стену, - задумчиво сказала Лена. - И это был сон.
        - А я тебе когда-нибудь снился? - спросил Алеша.
        - Снился. Во сне ты задумчивый и смотришь в сторону. Далеко-далеко. Туда, где я…
        Каждое утро Лена ходила на репетиции своего оркестра. Вечером она возвращалась к Алеше. Алеша дал ей ключ от своей квартиры и сказал, что теперь она здесь хозяйка. Лена была не против похозяйничать в его квартире. Приходя к Алеше, она не звонила в дверь, а всегда открывала ключом. Иногда по дороге с репетиции она забегала к себе в общежитие и приносила вещи, по которым начинала скучать. Алеша хотел посмотреть, как и где она жила до него. Лена таким желанием не горела, но поддалась на уговоры и однажды согласилась показать Алеше свою «общагу». Общежитием был 4-х этажный кирпичный дом с внутренним двором. В каждой секции была своя вахта. Алеша оставил на вахте паспорт. Они поднялись по лестнице на 4 этаж и свернули в длинный коридор.
        - Соседки сегодня не должно быть, - сказала Лена, - она во вторую.
        Лена достала из кожаной сумочки ключ и открыла одну из выкрашенных бардовой краской дверей. Они прошли в прихожую, потом в комнату. Комната была небольшой. В ней была только кровать, стол, стул и телевизор. Свободного места почти не было.
        - Это и есть мое логово - сказала Лена.
        - Я думал, будет хуже.
        - Хуже уже не будет, - улыбнулась Лена, - у меня теперь новая жилплощадь. Чем займемся? Чай пить или сразу домой пойдем?
        - Чай, - сказал Алеша.
        - Может тебе альбомчики показать. Какая я была красивая девочка.
        Алеша кивнул. Лена достала из тумбочки несколько альбомов. Алеша стал листать. Лена села рядом на ручку кресла и стала оживленно комментировать фотографии. На нескольких фотографиях Лена была в обнимку с неким молодым человеком.
        - А это что за Робин Гуд? - спросил Алеша.
        - Это всего лишь снимки, - с улыбкой ответила Лена.
        - И секса не было?
        - Ты разве видишь тут где-нибудь секс?
        Алеша пролистал один альбом, принялся за другой. В другом альбоме были детские фотографии. Симпатичная девочка с загадочной улыбкой показалась Алеше на редкость знакомой, но он никак не мог вспомнить где он мог ее видеть. Когда он дошел до более ранних фотографий, он вспомнил. Она, как две капли воды была похожа на Лилю, 9-летнюю девочку, которую он фотографировал для Дивана. Схожесть была удивительной, о чем Алеша не замедлил сообщить своей подружке. Лена улыбнулась и пожала плечами. Вдруг Алеша вздрогнул.
        - Что случилось? - спросила Лена.
        - Откуда у тебя эта фотография? - спросил Алеша, держа в руках один из снимков.
        - Не помню, - растерянно сказала Лена, - просто фотография. Конечно, я вышла чересчур эротична, но я же тут еще совсем ребенок. У меня ничего не было с фотографом. Он был профессионал. Я ходила к нему в студию. Я его уже и не помню, но было интересно… Тебя шокирует, что я без одежды? Так я тут еще маленькая. Мне нравится фотография. Тебе нет?
        Алеша развел руками. Он не знал, что сказать. Перед ним, в фотоальбоме Лены лежала фотография Лили, которую он сам фотографировал. Это была та самая 9-летняя девочка.
        - Что не так? - обеспокоилась Лена. - Скажи мне. Да говори же.
        - Это я фотографировал, - произнес, наконец, Алеша. Ему сразу стало легче.
        - Причем здесь ты? - не поняла Лена. - Это было давно и не здесь.
        - Я эту фотографию сделал два месяца назад. Эта та самая Лиля, которая приходила в мою студию и которую я угощал лимонадом. Я ничего не понимаю. Как это фотография оказалась у тебя?
        - Это - я, - испуганно прошептала Лена.
        - Это не можешь быть ты. Это я фотографировал. Это моя студия. Это было почти вчера.
        Лена растерянно пожала плечами. Алеша посмотрел на нее, и ему стало стыдно за свой резкий тон.
        - Прости, - сказал он, - я сам с этим разберусь, не бери в голову. Это всего лишь снимок…
        Дверь открыла хозяйка Сергея.
        - Дома? - спросил Алеша
        - Он не дома, а в гостях. Это моя квартира, - пробурчала хозяйка.
        - Извините, - сказал Алеша.
        - Я бы тебя извинила, да в туалет хочу. Так что лучше, ты меня извини.
        Хозяйка пошла в туалет. Алеша прошел к Сергею. Сергей лежал на диване с книжкой.
        - Что читаешь? - спросил Алеша. Сергей показал обложку. Это был Пруст.
        - На фига тебе это занудство? - спросил Алеша, кивая на книжку.
        - Помогает от изжоги. Поругался с Леной? - спросил Сергей, увидев, что его друг чем-то обеспокоен.
        - Нет. Все нормально.
        - Типа, счастлив?
        - Дебильный вопрос.
        - У тебя дело или просто вспомнил про дружка-дебила? - спросил Сергей, отложив книжку в сторону.
        - Вспомнил дружка-дебила по поводу дела.
        - И что случилось? - спросил Сергей
        - Мне нужно найти одного человека.
        - Один человек? Не так уж и много. Если местный, то у меня где-то валялся телефонный справочник.
        - В справочнике я уже смотрел. Ничего похожего
        - И как его зовут? Какой-нибудь Выебон Иванович?
        - Типа того. Его фамилия Де Ван.
        - Полу жид, полу еврей?
        - Хватит идиотничать. Я с тобой серьезно.
        - Если серьезно, то фамилия сложная. Имя есть?
        - Эммануил.
        - Ну, это хоть похоже на имя. А какие-нибудь особые приметы?
        - У него есть кафе под названием «Луна» или скоро будет.
        - В Тольятти такого кафе нет и не планируется.
        - Ты уверен? - спросил Алеша.
        - Absolutely.
        - А есть хоть что-нибудь с названием Луна?
        - Есть. Спутник Земли.
        - А серьезно?
        - Ха-ха-ха, - по слогам произнес Сергей. - Я рад, что тебе весело. Этот мужик - мужик?
        - Да.
        - Тольяттинец?
        - Да. Во всяком случае, я его видел здесь, - ответил Алеша.
        - Кстати, а кто это? Это ты его ищешь или тебя попросили добрые люди?
        - Его ищу я. Помнишь, я тебе рассказывал, что в тот день, когда ты ко мне пришел со своим бредом относительно войны с психологией я ждал заказчика?
        - Помню.
        - А потом я его раскрутил на 2 с половиной штуки баксов. Помнишь?
        - Я помню, что ты мне даже конфетки с тех денег не купил.
        - Короче, фамилия клиента - Де Ван и мне нужно его найти.
        - А в чем проблема? Баксы недорисованные оказались?
        - Нет. С баксами порядок. Просто появились вопросы. Мне неспокойно. Я хочу найти ответы, а ответы знает только он.
        - Знакомая диспозиция. Может, ты мне расскажешь подробности, что случилось, в чем гвоздик программы. Ты какую-то девушку, по-моему, фотографировал?
        - Да. 9-летнюю девочку.
        - 9 лет? Особо не возбудишься, - усмехнулся Сергей.
        - Я ее фотографировал раздетой.
        - Совсем.
        Алеша кивнул.
        - Ни фига себе, - присвистнул Сергей. - Ты про это не говорил. Я бы такое запомнил.
        - Я не стал говорить.
        - Ты сам ее раздевал?
        - Не говори ерунду.
        - Так у тебя с ней что-то было? - оживился Сергей.
        - Нет.
        - Клиент - извращенец?
        - Не знаю, - пожал плечами Алеша. - По большому счету, все клиенты - извращенцы.
        - Сколько ему лет? На что похож?
        - Лет 40-50. Чем-то похож на Роберта де Ниро. Такой же тип лица.
        - Уже теплее. У него был тип лица. А еще какие-нибудь особые приметы не запомнил, типа прыща на заднице.
        - Нет, - ответил Алеша, - хотя у него есть автомобиль. Черный, красивый, явно не made in Тольятти. Марку не разглядел.
        - Автомобиль - это не улика. Тем более черный и красивый. А ты его баксы обрублял уже?
        - Да, - кивнул Алеша, - никаких проблем. Кстати, 300 баксов, что я тебе по глупости одолжил, из тех денег.
        - Да? Хорошие были деньги. Ладно, вернемся к нашему пропавшему педофилу. Он богатый?
        - Конечно.
        - Почему ты так думаешь?
        - Потому что не жалел денег, потому что уехал на красивом автомобиле. Этого не достаточно?
        - Пожалуй, достаточно, - кивнул Сергей. - Я поспрашиваю у народа. Может быть, кто его и знает. Если он местный извращенец, то мы его найдем. А что у тебя с ним? Соскучился по ласке?
        - Это странная история. Я даже не хочу тебе рассказывать
        - Ни фига себе, - засмеялся Сергей. - Мало того, что странная история, так еще и не хочет рассказывать. Давай, колись.
        - Это скорей всего недоразумение.
        - Знаешь, сколько замечательных людей родилось от недоразумений? Колись, партизан.
        - Хорошо. Что бы было понятней, начну со вчерашнего дня. Я выяснил почти случайно, что мою Лену я знал еще ребенком.
        - Типа, «тесен мир»?
        - Нет. Просто, та самая 9-летняя девочка, которую я фотографировал для господина Дивана и моя Лена - это один и тот же человек.
        Сергей почесал затылок.
        - Это она тебе сказала или ты сам придумал? - спросил он.
        - Я вчера был у нее в общежитии, листал альбом, среди фотографий была фотография той самой Лили, той 9-летней девочки, причем это было фото, которое я сделал. Мое фото. Лена сказала, что это она в детстве и это, действительно, она в детстве.
        - Ну, это не так уж и безнадежно. Может быть, все проще. Она нашла у тебя фото маленькой девочки в голом виде, приревновала и решила тебя чуть-чуть подурачить. Вполне остроумно.
        - Нет. Дело не столько в фотографии. Я ее узнал. Это - она. Я ей верю. Никаких сомнений. Я бы и без фотографии мог догадаться. Это она, но только на 15 лет старше.
        - Забавно. Твоя убежденность внушает опасения. Она в курсе твоей паранойи? - спросил Сергей
        - Я ей сказал.
        - И что она?
        - Ничего. Удивилась. Не поверила.
        - Еще бы. А, может быть, она человек-мутант, растет, как овощ. Только поливай. И что ты хочешь от Дивана?
        - Диван все знает. У меня есть к нему вопросы.
        - Так он тебе и ответит. Ты знаешь адрес 9-летней девочки? - спросил Сергей, еще раз почесав затылок.
        - Нет, - Алеша отрицательно помотал головой, - я как-то отвозил ее на "маршрутке", но не провожал. Где-то в районе «Деликатесов» мы вышли, и я поехал назад.
        - Надо было проводить. Расскажи поподробней про эту историю. Зачем вы ребенка раздевали?
        Алеша пожал плечами. Он не знал рассказывать Сергею про свои полеты или нет.
        - Ты явно, что-то скрываешь, друг сердечный, - улыбнулся Сергей. - Давай, набери воздуха и начни сначала. У тебя получится. На три-четыре.
        Алеша набрал воздуха и решил рассказать своему другу все. Он стал рассказывать про первый свой полет, про пантеру, про съемки, про то, как Диван забрал пленку, фотографии и исчез, про то, как он встретил Лену, про их совместные полеты, про то, как они сражались и победили над гостиницей монстрообразную игуану и как он увидел в ее фотоальбоме свою собственную работу. Сергей слушал со всем вниманием. Если бы не предельно серьезный тон Алеша, он бы ни за что ему не поверил. Алеша закончил. Сергей в очередной раз удивленно покачал головой.
        - Ты меня успокоил, - усмехнулся Сергей. - Я думал, что я здесь один псих, а ты еще ненормальней меня. Дивана действительно надо найти. Знаешь, это вполне возможно, связано и со мной. Со мной тоже сплошные странности в последнее время происходят. Конечно, не такие шизофреничные, но из того же места. Почему ты от меня это скрывал?
        - А зачем тебе знать?
        - Как зачем, одна голова - хорошо, а две - забавно. Знаешь, что у меня мелькнуло. В Старом городе есть бар, который называется «Игуана». Он уже лет 10, как существует. Я там был один раз. Ничего особенного, но я тогда и не искал чего-то особенного.
        Информация о баре очень заинтересовала Алешу.
        - Давай съездим, - сказал он.
        - Прямо сейчас? - спросил Сергей.
        - Конечно. Тем более я так и так собирался в "старик". Хочу к Ленке на репетицию зайти, посмотреть, как она играет.
        - Что ж, поехали, только, чур, ты - спонсор, а то я сейчас совсем не герой-любовник.
        Алеша согласился.
        - А тебе не страшно со своей Леночкой после этого? Кто знает, чем заканчиваются современные сказки.
        - Я ей верю. Она лучше всех и сама не понимает, что происходит, - сказал Алеша с чувством. Сергей усмехнулся, но про себя.
        Они вышли на улицу, дошли до остановки, сели в маршрутное такси и поехали в Старый город. В Старом городе пошли пешком по одной из широких безлюдных улиц, которых много в частном секторе, пока не остановились у одиноко стоящего среди деревянных домиков, здания из белого кирпича. Снаружи интересной была только вывеска. На ней была нарисована игуана. Она мало походила на чудовище, которое Алеша с Леной убили. Внутри был небольшой, стандартный для бара, зал. Зал был пуст. Алеша и Сергей уселись за один из столиков ближе к окошку, похожему на иллюминатор подводной лодки. В зале был полумрак. Негромко играло радио. Через пару минут к ним подошла унылая девушка.
        - Слушай, Алеша, я, конечно, извиняюсь, но может быть ты "проспонсируешь" имой обед? - вполголоса спросил Сергей.
        Алеша кивнул. Сергей попросил у официантки меню. Меню принесли. Сергей заказал себе еду. Алеша заказал себе пиво и фисташки. Бар был самым обычным, и было не понятно, зачем они сюда приехали.
        - Ничего интересного здесь нет, - сказал Алеша, когда Сергей доел свою еду. - Одна игуана, другая игуана - просто слово.
        Сергей согласился. Алеша расплатился, и они направились к выходу. На пороге Алеша остановился и попросил Сергея подождать. Алеша вернулся в зал, вышел на середину, закрыл глаза и вдруг стремительно поднялся к потолку. Даже не подпрыгивал, просто взлетел. Движение было настолько неправдоподобным, что официантка, видевшая это, открыла рот и уронила газету на пол. Алеша на секунду завис под потолком, медленно спустился на землю, после чего стремительно пошел к выходу.
        - Это что ты сейчас сделал? - спросил Сергей у Алеши, когда они вышли на улицу.
        - А что я сделал? У меня голова закружилась.
        - Да ты опасен, дорогой мой. Ты, действительно, опасен.
        - А что я сделал? - спросил Алеша, остановившись.
        - Ты прыгал, как идиот, посреди этого бара. Полетел, можно сказать. Ты что, ничего не помнишь?
        - Хватит голословить.
        - Не хочешь, не верь, но я с тобой в разведку больше не пойду. Разве что за твой счет.
        Алеша задумался.
        - Прости, Серега, - с грустью в голосе сказал он, - что-то я неважно чувствую в последнее время. Извини.
        - За что мне тебя извинять? - усмехнулся Сергей. - Когда утопишь меня в унитазе, тогда и будешь извиняться.
        Алеша не улыбнулся. Они пошли в сторону основных улиц, по которым ходил весь транспорт. Сзади просигналил автомобиль. Ребята сошли на обочину, пропуская вперед большой черный «Мерседес».
        - Это его машина - прокричал вдруг Алеша и бросился за автомобилем. Но машина резко ускорилась и спустя несколько секунд скрылась за поворотом. Алеша поднял с земли камень и со всей силы бросил его вслед уехавшему автомобилю. Конечно, он не попал…
        Не успел Сергей попрощаться с Алешей, как его осенило. Он вспомнил, что на листочке, который он забрал из комнаты старика, с другой стороны, написанного ручкой рецепта печеночного торта, был «отксерен» лист из местной рекламной газеты. Сергей тогда еще подумал, какой смысл «ксерить» газету, в которой кроме рекламы ничего нет. И сейчас он отчетливо вспомнил, что на одном из объявлений была фотография игуаны, точнее вывески бара, в котором они только что были. Сергей хотел догнать Алешу, но тот уже скрылся. Тогда Сергей сел в «маршрутку» ипоехал домой. Добравшись до дома, он, не дожидаясь лифта, поднялся на третий этаж, открыл дверь. Хозяйка стучала посудой на кухне. Сергей стал снимать ботинки. Хозяйка вышла в коридор с кастрюлей и ступкой. Она недовольно смерила Сергея взглядом.
        - Допрыгался, голубок, - сказала она ему. - Пришли за тобой.
        - Кто? - не понял Сергей.
        - Снежная баба с букетом фиалок. Кто еще за тобой может прийти? Менты. Товарищ майор уже два часа как шарит в твоей комнате. Весь чай собачка высосал. Обыск по полной программе. И меня допрашивал. Видный, блин, мужик. Погоны, голова.
        - Он в форме? - спросил Сергей.
        - В костюме он. Хотел меня прощупать, да видно последствий испугался. Но я ему все равно дала… Показания. Ха-ха-ха. Все рассказала. Когда ты был, когда ты не был, так что если ты на меня рассчитывал, то херовое у тебя алиби. Я еще про ложку серебряную ему рассказала, что ты у меня стырил.
        - Не брал я вашу ложку.
        - А кто же ее тогда взял? Или она сама уплыла в теплые моря? А если тебя посадят, то я тебе деньги за полтора месяца не верну. Не хера было закон нарушать Я их себе оставлю, как возмещение ущерба. Два года бандюка под крышей привечала. Иди, что встал. Или бежать думаешь? Тоже мне бегун.
        Сергей прошел мимо ворчащей хозяйки и с плохими предчувствиями вошел к себе в комнату. За столом перед включенным компьютером сидел майор. Они поздоровались. Бросив беглый взгляд на комнату, Сергей понял, что был обыск, во всяком случае, постель была заправлена и бумаги на столе приведены в порядок.
        - Я у вас порылся немного, - с улыбкой сказал майор. - Так сказать, профессиональная привычка. Постель заодно заправил. Тоже издержки профессии.
        - Нашли, что-нибудь? - спросил Сергей, стараясь успокоиться.
        - Нет. Почитал ваши статьи свежие. Похоже, вы вернулись к славным байкам про наши «Лады»? Что ж, это радует. Ничего новенького не узнали об убийстве?
        - Нет.
        - А я почему-то думал, что вы будете вести собственное расследование. Даже был уверен, а вы сразу с девушкой по кабакам. Знаете, вы меня порадовали. Есть еще здоровые психи.
        - Вы за мной следили? - спросил Сергей.
        - Да, особенно первое время. Информация о вас была обширной. Аж, тоска брала все это читать. Но потом нам надоело бегать за вами по ночным клубам, да и расходно, бюджет-то у нас ограниченный.
        - А вы сами узнали что-нибудь новое про убийство? - Сергей сел на заправленную в первый раз за полторы недели кровать.
        - Узнал, - улыбнулся майор. - У меня два новых трупа.
        Сергей вздрогнул. Это действительно было новостью.
        - Опять психологи?
        - Да. Один труп - студентка, училась на психолога в Гуманитарной академии, другой труп работал в одной конторе. Полусредний вес, судя по материалам, но, тем не менее, тоже член Тольяттинской ассоциации психологов. Убийства абсолютно схожи с первым. На этот раз на два убийства было три свидетеля. Их показания практически одинаковы. Все говорят о неком неправдоподобно высоком господине, с бородой и взглядом, внушающим потусторонний ужас.
        - Когда это было?
        - Неделю назад, в ночь с 21 на 22 июля, с воскресенья на понедельник.
        - Почему вы пришли только сейчас?
        - А я должен приходить к вам с докладом? Я хотел было арестовать вас. Для отчетности. Мол, принимаем меры. Но тут подвернулся ваш друг и бывший соратник Павел Павленко и я арестовал его.
        - Вы арестовали Пашу? - Сергей был удивлен.
        - Да, арестовал, - улыбаясь, кивнул майор
        - Зачем?
        - Он подозревается в убийствах. Знаете, ваш друг держится молодцом, не то, что вы. Молчит, на вопросы не отвечает. Сразу видно, революционер.
        - Но вы же знаете, что он не убивал.
        - Откуда мне это знать? Я простой следователь. Не Шерлок Холмс и даже не доктор Ватсон. Я не знаю, что он не убивал. Я знаю, что товарищ Павленко провел за день до убийства митинг около "Руси" против "психологии, как науки и психологов, как людей". Идиотизм - это, слава Богу, наказуемо. Я не мог его не арестовать. Конечно, я с гораздо большим удовольствием арестовал бы вас, но ваш товарищ опять бы стал устраивать митинги. Приходиться беседовать с ним, что гораздо скучнее. Видите ли, это дело уже не наше с вами личное. В нашем городке давно не было шоу, поэтому к любым нестандартным ситуациям внимание повышенное. Ассоциация психологов узнав, что ей отрубили еще один член, всполошилась и направила запрос в прокуратуру, в котором задается вопрос, а нет ли связи между той чудовищно нелепой компанией, прокатившейся в местной прессе с угрозами в адрес психологов и совершаемыми жестокими или даже, как было сказано в письме, ритуальными убийствами. Меня само собой, вызвали высоко-высоко, и дали больно. Причем психологи знают только о двух убийствах, про студентку у них не было информации. Я сначала не
хотел им сообщать про третье убийство, но передумал. Три дня назад я послал им ответ, в котором сообщил о девушке-студентке, о том, что так называемый революционный комитет запрещен, что его главари арестованы, что следствие активно ведется и что виновным, конечно, отрубят головы. Так же я посоветовал им быть поосторожней и не гулять по улицам по ночам, хотя когда за тобой ходит черт с косой, это вряд ли поможет.
        - А что говорят эксперты? Должны же быть какие-то улики.
        - Эксперты говорят, что во всех трех случаях удар наносился острым режущим предметом. Судя по направлению удара, мужчина действительно очень высокий. Мы даже составили фоторобот этого монстра. Хотите взглянуть?
        Майор достал из своей папки листок и протянул его Сергею. На фотографии было лицо мужчины с артистическими чертами лица, с бородой и с безумным взглядом. Фоторобот походил на карикатуру дядюшки Сэма из советских газет.
        - Вам знаком этот человек? - с улыбкой спросил майор.
        - Нет, - ответил Сергей, возвращая листок. - Похож на артиста.
        - Не хотел бы я с ним играть на одной сцене
        - У него такие исключительные внешние данные. Можно же проверить всех высокорослых людей в городе.
        - Не тревожьтесь за нас. Мы работаем. Проверяем, ищем. Давайте лучше вернемся к вопросам-ответам. Вам знаком этот номер телефона?
        Следователь протянул листочек, на котором было написано 24 08 08.
        - Не знаю, - ответил Сергей. - У меня плохая память на цифры, надо посмотреть в телефонной книжке.
        - Не утруждайте себя, - усмехнулся майор. - Я уже посмотрел. В вашей книжке этого телефона нет. Может вам что-нибудь говорит следующее словосочетание: Спириденко Анна Григорьевна.
        - Не помню, - Сергей действительно не помнил. - Может быть, где-нибудь и слышал, но не помню.
        - Может вам фотография поможет?
        Следователь протянул фото. На фото была женщина лет 40. Вполне приятной внешности. Лицо было незнакомым.
        - Не знаю, - сказал он. - Может быть, где-нибудь и видел. Я работаю в газете, с фамилиями, лицами. Может быть, и видел, но не помню. А кто она?
        - Спириденко Анна Григорьевна - хозяйка модельного агентства, предлагает своих девушек для съемок, показов и прочего. После того, как вы переночевали у нас, девушки с ее агентства работали у вашего друга Алексея Боткина и сама Анна Григорьевна тоже была там. Вы вполне могли встретиться.
        - Не помню. А причем здесь она?
        - Она - хозяйка телефона. В принципе, это пока весь компромат. Помните, я говорил, что сразу после первого убийства предполагаемый убийца прислал мне электронное письмо. Почта была яндексовская, IP - местный. Интернет подключен через телефон 24 08 08. Хозяйка телефона - госпожа Спириденко, и она фигурировала в отчете слежки за вами. Сегодня с утра мы нагрянули к ней с обыском, обнаружили телефон, саму госпожу Спириденко и ничего более. Ни компьютера, ни следов подключения модема. Ничего. Сама барышня очень искренне удивлялась и говорила, что это недоразумение, что телефон у нее уже 5 лет, что она его никогда не "параллелила" ив принципе, это правда.
        Майор сделал паузу. Сергей не собирался ее прерывать.
        - Что ж, раз вы ничего не знаете, то у меня к вам последний вопрос, - сказал майор. - Ваша хозяйка сказала, что в ночь убийства вы ушли в 11 часов вечера и пришли в три часа ночи. По-моему, это любопытная информация. Где вы были? Вы помните?
        - Да, - кивнул Сергей. Он сразу сообразил, что ночь с 21 на 22 была той самой, когда он бродил по городу и зашел в комнату старика. - Я в ту ночь гулял.
        - Просто гуляли?
        - Просто гулял. У меня бывает такое настроение.
        - И можно узнать ваш маршрут?
        - Я дошел до 7-го квартала и вернулся назад.
        - 7 квартал?
        - Да. А что тут такого?
        - Ничего. Просто я только что был там. Госпожа Спириденко там живет. И где конкретно вы были?
        - На остановке, рядом с "Детским миром".
        - Еще занятней. А, может быть, вам знаком адрес госпожи Спириденко: Степана Разина 56, квартира 104? Это совсем рядом с "Детским миром".
        Это был адрес старика, но Сергей не подал виду.
        - Нет, - сказал он. - Я никого в 7 квартале не знаю.
        - Жалко, - ответил следователь. - Но если вы никого не знаете в 7 квартале, то почему вы пошли именно туда?
        - Просто пошел гулять, дошел до 7 квартала, купил пирожки, пиво, посидел на лавочке и пошел назад.
        - А почему именно 7 квартал?
        - Не знаю. У меня давно там жил друг, на Приморском. Я просто вспомнил, что 100 лет там не был и захотел посмотреть, как это место выглядит сейчас.
        - И как оно выглядит? - спросил майор.
        - Так же. Ничего нового, - спокойно ответил Сергей, чувствуя, что еще пару вопросов, и он скажет откровенную лажу. Но майор прекратил дальнейшие расспросы.
        - Что вы думаете про убийства? - спросил майор, вставая. - Вы, вообще, что-нибудь думаете?
        - Я думаю, что убийства - это противозаконно, - растерянно повторил Сергей слова Юрия Алексеевича.
        Майор усмехнулся.
        - Скажите, - сказал он, остановившись в дверях, - как вы считаете, этот тип в черном, он с преисподней или просто маньяк?
        - Не знаю, - ответил Сергей, - может быть и с преисподней.
        - И что делать в таких случаях следователю прокуратуры, а?
        Сергей пожал плечами…
        Алеша, попрощавшись с Сергеем, пошел в ДК «Юбилейный» кЛене на репетицию. Вахтерша любезно объяснила ему, как пройти на сцену. Алеша сразу нашел зрительный зал. Оркестр играл прелюдию Шопена в переложении для симфонического оркестра. Алеша сел на задний ряд. Дирижер прервал музыку и стал что-то недовольно объяснять одному из музыкантов. Алеше было интересно. Он без труда, нашел среди оркестрантов свою Лену и с удовольствием отметил, что его подружка самая красивая. Лена заметила Алешу и не заметно от дирижера помахала ему рукой. Как только выдалась пауза, Лена подбежала к своему другу. Они поцеловались.
        - Еще пол часика и я освобожусь, - сказала Лена и вернулась на сцену. Репетиция шла еще час. По окончании репетиции Лена побежала в гримерную. Через пару минут она подлетела к Алеше с упакованной скрипкой. Алеша забрал у нее футляр, и они пошли гулять. Они долго бродили по Старому городу. На небе были тучи. Чувствовалось скорое приближение осени. Они сели в кафе, попили пиво, пошли дальше. Нагулявшись, поехали домой. Дома прямо с порога занялись любовью. Потом поужинали и легли смотреть телевизор, жуя десертный поп-корн. В этот момент зазвонил телефон. Алеша поднял трубку. В трубке был голос Сергея.
        - Привет еще раз. Мне надо с тобой поговорить, - сказал он.
        - Заходи, - ответил Алеша.
        - Я не хочу заходить. Спустись вниз, поболтаем.
        - Что случилось-то?
        - Много что случилось. Мне надо с тобой поговорить на улице, без свидетелей. Лена у тебя?
        - Да.
        - Давай спускайся. Это очень важно. Я здесь внизу, с автомата звоню. Отпросись на полчаса, - сказал Сергей
        - Хорошо, - недовольно ответил Алеша и положил трубку. Ему совсем не хотелось покидать кровать.
        - У Сереги что-то случилось, - сказал Алеша Лене, - требует скорую помощь. Я выйду на полчасика.
        - Хорошо, - сказала Лена, - только если я соскучусь, я не виновата.
        - Я быстро.
        Алеша оделся и вышел на улицу. Сергей стоял около подъезда. Они прошли арку и сели на лавочку рядом с детским садиком.
        - Во-первых, - стал рассказывать Сергей, - произошло еще два убийства. Тоже психологи и тот же тип в черном балахоне. Случилось это в ночь после того, как я наконец-то решил проведать своего старика. Это раз. Главное следи за совпадениями. Они тут всюду. Во-вторых: ты знаешь некую Спириденко.
        - С модельного агентства?
        - Да. Представляешь, она живет по тому же адресу, что и мой старик. Я был у старика три раза и не разу не видел там никаких следов женского присутствия, тем не менее, это реальность. Такая же, как твои полеты. Она живет в той квартире уже 5 лет. И это еще не всё. С ее домашнего телефона писал электронные письма убийца. Следишь?
        - С трудом. Откуда вся эта информация?
        - Майор Ковальчук приходил только что ко мне домой. Допрос устраивал. Кстати, за тобой тоже могут следить.
        - За тобой следят? - удивился Алеша.
        - Следили. Сейчас вроде перестали. Но это ерунда, главное, мы выходим на след убийцы. Слушай дальше, в третьих: старик мне оставил ключ от своей квартиры, и я заходил к нему, как раз в ночь убийства. Сам не знаю, зачем зашел. В 2 часа ночи. Я пробыл у него полчаса. В квартире было пусто. Старик все забрал с собой. Из мебели остался только шкаф и стол. Я пошарил в комнате из любопытства. Ничего интересного. Единственное, что я взял оттуда - это листок с рецептом пирога. Он был написан от руки. Не знаю, зачем взял. Просто как образец почерка. Так вот, на другой стороне этого листка, была "отксерена" газета и на ней - объявление с твоей игуаной. Представляешь? Реклама того самого бара, в котором мы сегодня были. Понимаешь? Все сходится. Все нити узлом. Твой Диван и мой старик связаны друг с другом. По-другому просто не может быть. Более того, помнишь, Диван пришел к тебе с заказом в тот же самый день, когда я пришел к тебе со своей революцией? Я понял. Я же задумывал революцию, как удар по той стороне. Так вот, другая сторона в свою очередь нанесла нам свой удар. К тебе пришел Диван, человек с
другого мира, а ко мне пришел старик. Не удивлюсь, если мой старик и твой Диван окажутся вообще одним и тем же чудищем в черном балахоне. Мы стукнули по стенке, стенка стукнула по нам. Понятно?
        - Фигня какая-то.
        - Фигня глобальная. Самая какая только может быть. А сейчас приготовься услышать то, что тебе не понравиться. Твоя Лена, конечно, чудесная девушка, но она во всем этом замешана. Я уверен.
        Алеша сразу собрался.
        - Ты заколебал уже своей паранойей, - недовольно сказал он.
        - Успокойся. Я не говорю, что она - плохая, что она обманывает тебя. Она отличная девушка. Но она единственное звено, которое у нас в руках. Она и твоя 9-летняя фотомодель - одно лицо. Я уже не говорю про ваши полеты и борьбу с инопланетными чудищами. По нормальному, это бред. Да и по ненормальному - тоже. Она не может не знать, кто такой Диван. Поговори с ней. Просто скажи, что Серега совсем сбрендил, что он подозревает тебя в связях с убийцами. Вали все на меня. Я уверен, что она тебе сама все расскажет. Если ты будешь молчать и порхать в небесах - ты ее потеряешь. Ты слышишь меня?
        - Слышу.
        - Поговоришь с ней?
        Алеша молчал. Он сам прекрасно понимал, что все происходящее слишком неправдоподобно. Временами это ему нравилось, временами пугало до безумия. Он не хотел думать об этом, закрывал глаза. Ему просто было хорошо с Леной.
        - Поговори с ней, - повторил Сергей, - если не хочешь ее потерять, поговори с ней.
        Алеша кивнул.
        - Хорошо, - сказал, наконец, он, - я поговорю. Но все равно ты сволочь.
        - Без проблем.
        - Она лучше всех.
        - Без проблем.
        - Я пойду, а то она меня уже ждет. Я обещал на пять минут.
        - Иди. Да, кстати, Пашку арестовали. Он все не унимался. Митинги проводил.
        - Забавно, - усмехнулся Алеша, - а я смотрю, что-то перестал названивать. Но его отпустят. Заколеблются его переслушивать.
        - Наверное, - согласился Сергей.
        - Что с нами происходит? - спросил Алеша. На него нахлынула грусть. - Что творится? Раньше такого не было. Всюду бред. Может быть, мы просто стареем? Может быть, все так стареют?
        - Если бы все так старели, страна сэкономила бы на пенсиях…
        Алеша вернулся к себе. На душе было тяжело. Алеша прошел в комнату. Лена лежала на кровати и смотрела телевизор.
        - Такое кино тупое, - сказала она, - а ты почти все пропустил.
        Алеша кивнул головой и снял рубашку.
        - Что-то случилось? - спросила Лена, заметив, что Алеша расстроен. Алеша еще раз кивнул и молча лег рядом с Леной.
        - Еще два убийства психологов, - без эмоций и, смотря в потолок, начал Алеша. - Сергея подозревают. Он в свою очередь сопоставил факты и пришел к выводу, что ты одна из участниц этой истории. Помнишь, я говорил тебе про Дивана, который заказал мне фотографии той девочки, то есть тебя, как выяснилось. Так вот, он тоже связан с этими убийствами. И Сергей думает, что ты должна знать Дивана. Ты точно его не знаешь?
        - Не знаю, - ответила Лена.
        - Не знаешь или не знаешь?
        - Не сходи с ума.
        - А почему среди твоих детских фотографий нет фотографии твоего отца? Мама твоя умерла, но почему нет отца. Он, вообще, существует?
        Лена молчала.
        - Перестань. Я устала, - тихо сказала она. Алеша погладил ее волосы
        - Я ничего не понимаю, - сказал Алеша.
        - Зачем тебе понимать? - спросила Лена. - Скоро всё само станет понятным. А сейчас давай не будем говорить. Будем просто лежать и смотреть телевизор. Скоро ты все услышишь, но сейчас давай молчать. Хорошо?
        Алеша согласился. Они уставились в телевизор…
        - Просыпайся, - услышал Алеша голос. Он проснулся. Над ним расслаивалась и сверкала Лена.
        - Пошли, ты всё увидишь сам, - прошептала она и прыгнула в сторону подоконника. Она в один миг превратилась в пантеру. Алеша прыгнул за ней. Они поднялись вверх и полетели привычным маршрутом в сторону гостиницы. В небе было тихо и спокойно. Они долетели до гостиницы, нырнули в нее и стали погружаться в шахтовое отверстие. Раньше они здесь никогда не были. Они спустились на самое дно, в подвал и поплыли по подземным коммуникациям. Коридор извивался и походил на лабиринт. Вскоре они стали подниматься, пока не вынырнули на поверхность. Потом Лена открыла большую дверь, и они опять оказались в городе. Но это был уже другой город. Алеша сразу догадался, где они. В черном небе сверкнул знакомый по картинкам силуэт Эйфелевой башни. Они были в Париже. В небе, тут и там парили черные силуэты разных животных. Алеша и Лена поплыли по ночной столице Франции. Улицы были узкими. Тут и там сверкали рекламные огни. Было многолюдно, если можно назвать разнообразных приведений, людьми. Лена и Алеша нырнули в переулок, вынырнули на соседней улице. Лена явно знала дорогу. Другая улица мало, чем отличалась от той,
где они только были. Лена оглянулась и кивком своей морды показала на угловое здание. На здании красиво переливалась огромная голубая вывеска. Лена поплыла к ней. Алеша поплыл следом. Вскоре он узнал вывеску. Эскизы этой вывески ему показывал Диван во время первой встречи. Алеша поднял взгляд выше и увидел набранное кириллицей слово "Луна". Лена исчезла за входной дверью. Алеша нырнул следом. Он пролетел по узкому темному коридору и вышел в зал. Интерьер ослепил его. Он на мгновение потерял контроль над сознанием. Когда сознание вернулось, Алеша уже был нормальным человеком. Он стоял посреди парижского кафе. Людей было немного. На стенах висели фотографии, которые он сделал для Дивана. Они смотрелись великолепно и создавали странное настроение. Алеша огляделся и увидел Лену. Она стояла у стойки и тоже была человеком. На ней было черное платье, с глубоким декольте.
        - Ты такая красивая, - сказал Алеша, подойдя к ней.
        - Ага, даже красивей тебя, - кивнула с улыбкой Лена. - Что будешь пить?
        - Тоже что и ты, - ответил Алеша.
        - Коньяк, пожалуйста, - сказала Лена пожилому бармену. Бармен ловко налил коньяк в бокал. Алеша выпил. Сладкий жар пузырьками побежал по телу. Алеша посмотрел на подружку и, не удержавшись, поцеловал ее. Лена улыбнулась.
        - Ты хотел знать мою тайну, - прошептала она ему на ухо, - так знай, я - девственница.
        Алеша отшатнулся.
        - Иди за мной, - сказала ему Лена, вставая. Они зашли в служебное помещение, прошли по коридору и остановились у серой двери. Хотя дверь не чем не отличалась от других, Алеша понял, что за дверью сидит хозяин этого заведения.
        - Поговори, - шепотом сказала Лена. - Я подожду тебя в баре.
        Алеша взялся за серебряную ручку и открыл дверь. Комната была небольшой и небогатой, но с точки зрения дизайна - безупречной. За большим белым столом сидел хозяин этого заведения господин де Ван. Он был в дорогом костюме. Во рту дымилась сигарета. На столе лежала голубая пачка с золотой танцовщицей.
        - Будешь курить? - спросил Диван, вместо приветствия.
        Алеша кивнул, взял предложенную сигарету, прикурил и сел в кресло напротив.
        - Мои фотки неплохо смотрятся, - сказал Алеша.
        - Гениальные фотографии, - сказал Диван, - и смотрятся гениально. Это иконы нового мира.
        - Вы не преувеличиваете?
        - Нет. Ты хотел что-то спросить?
        - Хотел, - согласился Алеша.
        - Спрашивай.
        - Даже не знаю с чего начать. Вы давно были в Тольятти?
        - Глупый вопрос. Дальше.
        - Ну, вы знаете бар под названием «Игуана»?
        - Знаю. Это место, в котором едят.
        - Вы знаете, кто убивает психологов в Тольятти?
        Диван улыбнулся и ничего не сказал.
        - Почему вы молчите? - спросил Алеша.
        - Ты когда-нибудь слышал эхо?
        - Слышал.
        - Так передай своему другу, что незачем было так орать.
        Алеша кивнул. Он был в растерянном состоянии и никак не мог вспомнить, о чем действительно нужно спрашивать.
        - Мы в Париже? - спросил Алеша.
        Диван кивнул. Повисла пауза.
        - Как тебя Лиля? - спросил Диван, увидев, что у Алеши кончились вопросы, - надеюсь, теперь ты не будешь утверждать, что не трахал ее?
        Алеша промолчал. Мысли совсем запутались. Алеша сосредоточенно рассматривал серебряную пепельницу.
        - Я даже не знаю, зачем она выбрала такое дурацкое имя «Лена», - продолжил Диван, - согласись, что имя не очень.
        - Ее настоящее имя Лиля? - вздрогнул Алеша, словно придя в сознание.
        - Конечно, - ответил Диван.
        - А она про это знает? - спросил Алеша.
        - Конечно, - улыбнулся Диван.
        - Получается, что она обманывает меня?
        - Раз тебя обманывают, то сам и дурак.
        - Сколько же ей на самом деле лет? - спросил Алеша.
        - Какая тебе разница? - усмехнулся Диван.
        - А она не станет через неделю старушкой? - задал Алеша, беспокоивший его вопрос.
        Диван засмеялся.
        - Не станет. За это можешь не волноваться, - сказал он.
        - Понятно, - задумчиво кивнул Алеша.
        - Что тебе понятно? Ничего тебе не понятно. Ты знаешь, что твоя девушка - девственница?
        Алеша посмотрел в глаза Дивану и усмехнулся.
        - Может быть, коньячка выпьешь, - сказал Диван и одним движением достал из стола рюмку и налил в нее коньяк. - Пей.
        Алеша выпил. Стало легче.
        - Что значит девственница? - спросил Алеша. - Она не может ей быть.
        - Ты-то откуда знаешь?
        - Я-то как раз и знаю, - сказал Алеша.
        - Ничего ты не знаешь и не надо со мной спорить. Тебе разве недостаточно того, что ты дурак. Девственность - это ответ и можешь передать его своему неугомонному другу. Он хотел узнать будущее, хотел посмотреть, что за забором. Он считает, что должно быть одно единственное слово, которое объяснит все будущее, объяснит каким будет новый мир. Так передай ему это слово. Осчастливь друга. Это слово - девственность. Девственность - это будущее, которого вы так домогались. Книги Фрейда будут первыми, которые будут брошены в огонь новой инквизиции. Фрейда даже воскресят, но только для того, что бы потом убить его так, как он этого заслуживает. Психология извратила понятие девственности и это единственная причина по которой вы с психологией боролись. И это единственная причина, по которой режут ваших психологов. Это тоже можешь передать своему другу. Я знаю, ты сейчас с трудом соображаешь, но я не собираюсь ждать, когда ты начнешь соображать. Ты же гений. Как-нибудь, да поймешь.
        - Я не люблю слово гений, - пробормотал Алеша.
        Диван засмеялся.
        - Не люби.
        - Если девственность будет религией будущего, то ваше будущее недолго продлится - сказал Алеша, собравшись с мыслями.
        - Ты просто глухонемой ребенок. Дебильный шизофреничик.
        Алеша ничего не сказал. Он не знал, что говорить.
        - И как ваше кафе? Ваш бизнес? - спросил он, наконец, отчетливо понимая, что задает тупые вопросы.
        - Прекрасно. Ты знаешь, за что убили Джона Леннона? - спросил Диван
        - Не знаю, - ответил Алеша.
        - Я думаю тебе пора идти, - внезапно прервал разговор Диван, - тем более что вопросы у тебя кончились.
        - С чего вы взяли?
        - Потому что мне надоело на них отвечать, - сказал Диван без эмоций. Алеша встал.
        - Лиля - ваша дочь? - спросил Алеша, остановившись на пороге.
        Диван засмеялся.
        - Что еще за романтический бред. У нее есть свой отец. Я в этот процесс не вмешивался.
        Алеша кивнул, закрыл за собой дверь и вернулся в бар. Лена сидела на своем месте за стойкой. Алеша подошел к ней.
        - Ты расстроен? - спросила девушка.
        - Немного, - ответил Алеша
        - Прости меня.
        - Тебя зовут Лиля? - спросил Алеша.
        Девушка кивнула.
        - Тебе нравится это имя? - спросила она.
        - Нормально, - ответил Алеша.
        - Тогда называй меня Лилей. Мне так привычней.
        - Ты помнишь, как ты была маленькой и приходила ко мне вместе с Диваном?
        - Помню. Это было очень давно, но я все помню.
        - А ты помнишь, что тебя фотографировал именно я?
        - Конечно. Я так быстро повзрослела, что бы ты смог полюбить меня. Ты же не стал бы трахаться с 9-летней девочкой?
        - Не стал бы. Но как это у тебя получилось?
        - Просто я полюбила тебя, понятно?
        Алеша кивнул. Ему показалось, что он, действительно, понял. Они выпили еще коньяка, заиграл маленький оркестр. Лиля пригласила Алешу на танец. Алеша принял приглашение, и они стали танцевать. Одни, посреди Парижа, медленно, шаг за шагом растворяясь, друг в друге. Лиля положила голову на плечо своего друга. Алеша закрыл глаза…
        Музыка смолкла. Алеша очнулся. Лиля была рядом. Она была раздета. Они были в Тольятти, в Алешиной спальне, по телевизору показывало Fasion TV.
        - Выходи за меня замуж, - неожиданно для самого себя сказал Алеша.
        - Зачем? - улыбнулась Лиля. - Что за романтический бред? Я не хочу.
        - Почему?
        - Потому что это глупо.
        Алеша расстроился.
        - Престань, - сказала Лиля. - Ты можешь дать мне гораздо больше руки и сердца.
        - Что?..
        Была пятница. Лиля собиралась на репетицию. Она пожарила утренний омлет. Позавтракав, они вместе вышли из дома. Лиля поехала в Старый город, а Алеша пошел к Сергею. Он хотел рассказать ему о своем разговоре с Диваном.
        - Сергей дома? - спросил Алеша, когда хозяйка открыла дверь.
        - Сидит, водку жрет, как собака. Я, если и пью одна, то потому что не с кем, а этот - кулак недобитый. Хочешь составить ему компанию? Дуэт извращенцев. Послал же Бог жильца.
        Соседка просеменила в свою комнату. Алеша прошел к Сергею. Его друг уставился в компьютер. На столе стояла почти пустая бутылка водки, рюмка и покусанный огурец на блюдце.
        - Привет, - сказал Сергей.
        - Навстречу алкоголизму? - спросил Алеша, кивая на бутылку.
        - Фигня, а не алкоголизм, - ответил Сергей, - имитация запоя.
        - Работаешь? - спросил Алеша, кивая на компьютер.
        - Играю. Никак не могу пристрелить колумбийского наркобарона. Молодец, что пришел. Надо сходить к госпоже Спириденко. Узнать, кто она такая. Давай, Алеша, соберемся и распутаем всю эту хрень. Обидно будет, если нас зарежут, а мы так и не узнаем за что. Допьем и пойдем.
        - Я вчера видел Дивана, - без предисловий сказал Алеша. Сергей встрепенулся.
        - Где?
        - В Париже - ответил Алеша.
        Сергей махнул рукой.
        - Я и забыл что ты порхающий объект. Ты с ним говорил?
        - Да. Я задавал ему вопросы.
        - Ты спрашивал про убийцу? Что он сказал?
        - Он сказал, что убийца - это эхо и что незачем нам было так орать.
        - Это я и без него знаю. Где найти убийцу, да так, что бы он сам нас не нашел. Вот вопрос. Что еще сказал Диван?
        - Еще он сказал слово, которое символизирует будущее, то слово, о котором ты так мечтал.
        Сергей предельно заинтересовался.
        - Девственность, - сказал Алеша и во всех подробностях передал Сергею свой разговор с Диваном.
        Сергей внимательно выслушал, налил себе водки, выпил, даже не предложив другу.
        - Я так и думал, что слово будет странным. Что будет знакомое слово, но неуместное. Ты понял, что это значит?
        - Нет.
        - Грустно. Мы должны действовать иначе нас размажет по асфальту. Надо идти к Спириденко, дежурить по ночам, ставить капканы. Нельзя лежать.
        Алеша промолчал.
        - А с другой стороны, - продолжил Сергей, - мы с тобой без пяти минут супергерои. Хотел устроить всемирную революцию - пожалуйста. Мир свихнулся, что в принципе не может не радовать. Так мы идем к Спириденко или нет?
        - Пошли. Ты только ей не говори, что твой пожилой дружок живет в ее квартире. Она барышня продвинутая. Не надо ее задвигать назад.
        Друзья допили водку, вышли на улицу, дождались троллейбуса и поехали в 7 квартал. Поднявшись на 4 этаж, Сергей обнаружил, что дверь в квартиру старика стала железной. Пока Сергей озадаченно хмурил лоб, Алеша позвонил. Открыли почти сразу. На пороге была Анна Григорьевна Спириденко. Она была в халате и в бигудях. Увидев Алешу, она приветливо улыбнулась и пустила друзей к себе.
        - Это Сергей, - представил друга Алеша. Они прошли в комнату. Сергей заметил, что, несмотря на множество перемен - это та же комната. Шкаф был тот же. Обои те же, и даже запах, который Сергей не чувствовал раньше, показался ему знакомым. Во всем остальном комнату было не узнать. Сергей сразу обратил внимание на плакат, висевший на стене. На плакате была Эйфелева башня, служившая фоном для модели в купальнике.
        - Может быть, чаю? - спросил хозяйка. Сергей и Алеша отказались.
        - У нас не совсем обычное дело, - начал разговор Алеша и вкратце изложил, зачем они пришли. Спириденко пожала плечами.
        - Мне, конечно, очень жаль, что и вы тут замешаны, но мне нечего сказать. У меня в жизни не было компьютера. Стыдно этим хвалиться, но остались еще такие ископаемые. Я даже не знаю на какие кнопки нажимать. А милиционер сказал, что к моему телефону был подключен компьютер, и что через него скачивалась какая-то секретная информация через Интернет. Весь дом перерыли. Надеюсь, вы не собираетесь устраивать еще один обыск?
        - Нет, - со всей любезностью улыбнулся Алеша. - Просто я думал, что ты что-нибудь знаешь, а то у Сергея из-за этой истории проблемы. Ты была в Париже?
        Спириденко засмеялась.
        - Нет, - сказала она, - это просто постер. А девочка наша тольяттинская. Раньше у меня работала. Сейчас в Москве. А башня настоящая. Париж.
        - А здесь никто кроме тебя не жил? Может быть, комнату кому-нибудь сдавала?
        - Нет, - ответила Спириденко. - Пять лет здесь живу, три года одна, как муж умер. Никого не видела, ничего не знаю. Понятия не имею, что от меня хотят. Я даже обидеться не могу. Не знаю на что.
        - А у тебя нет альбомов-фотографий? - спросил Алеша. - Просто в этом деле много совпадений. Может быть, мы кого-нибудь узнаем на твоих фотографиях.
        - Хорошо, - сказала Спириденко и принесла три своих семейных альбома. Она села рядом с друзьями и стала объяснять, кто и где изображен. Ей это занятий было на порядок интересней, чем молодым людям. 3альбома было пролистано. Знакомых лиц в альбоме не оказалось…
        Прошла неделя с того дня, как Сергей и Алеша ходили к Спириденко. Ничего нового за это время не произошло. За исключением того, что настала осень. Сергей сидел один на лавке в парке. Был хмурый день. Ничего не хотелось. Даже пить. Сергей просто смотрел по сторонам и наблюдал. Он долго рассматривал, как мама воюет с маленькой дочкой. Потом проводил взглядом компанию школьниц-старшеклассниц. Вспомнил про Свету. У нее начались занятия в институте. Она записалась на шейпинг. За эту неделю они даже не созванивались. В последний раз встречались в прошлые выходные. «Надо позвонить» - подумал Сергей, смотря по сторонам. Ничего интересного не было. Сергей знал, что к вечеру он вернется домой, и в любом случае напьется.
        - Сергей Колчак? - вывел его из созерцательности мужской голос. Сергей поднял голову. Перед ним стоял молодой человек с бородкой и в очках. Лицо было знакомым.
        - Я Михаил, семинарист. Мы с вами встречались у Матвея, - пояснил молодой человек. Сергей сразу же его вспомнил и очень обрадовался. Он вскочил с лавки и горячо пожал семинаристу руку. Оказалось, что Михаил приехал в город на неделю и сейчас просто гуляет и никуда не спешит. Они решили посидеть в кафе, поболтать. Первым делом разговор зашел об общем знакомом Матвее. Михаил сказал, что Матвей до сих пор на послушании в Сансарском монастыре. Вестей от него давно уже не было.
        - Это к лучшему, - добавил Михаил. - Если не хочет писать, значит, все нормально.
        Они сели за столик, рядом с дымящимся мангалом, на котором некто усатый и носатый непонятно для кого жарил шашлык. Кафе было пустым. Сергей взял себе пива, Михаил купил "Пепси-колу". Михаил спросил про расследование убийства. Сергей сказал, что еще двух психологов убили. Потом Сергей купил себе еще пива и стал рассказывать все подряд: про старика, про Алешу и Лилю, про фотографии, про Дивана, про Париж, про девственность. Михаил выслушал с большим интересом, время от времени открывая рот. Под конец рассказа Михаил устал удивляться.
        - Я схожу в туалет. Потом куплю еще пива, а потом вернусь - сказал Сергей. Михаил задумчиво кивнул. Сергей вернулся через 10 минут.
        - И что ты думаешь про все это? - спросил Сергей у озадаченного семинариста.
        - Знаешь, если это розыгрыш, то ты зануда, - улыбнулся Михаил.
        - Это не розыгрыш - серьезно сказал Сергей.
        - Я понимаю - кивнул семинарист.
        - И что происходит в конце концов-то? Может, в Тольятти приехал дьявол и надо вызывать Шварцнеггера по 911?
        Михаил улыбнулся
        - Сложно сказать. Очень сложно. Особенно так сразу. Я могу сказать насчет ночного рая в который попал твой дружок. Созвучна эта история с моими размышлениями. Я в последнее время часто думаю про ад. И такая мысль постоянно приходит: ачто если в аду людей не жарят на сковородке? Что если ад есть, а страдания в нем нет, что если грешники там счастливы? Конечно, по-своему счастливы, но тем не менее. Что если в аду люди грешат и получают удовольствие от своего греха и не так же как на земле, а в 1000 раз больше, потому что другой свет? В противопоставлении рая и ада эхо смешалось с голосом, как миксером сбили. Удовольствие вручается, как подтверждение правоты. А если грешник получит все что захочет после смерти, то тогда автоматически выходит, что грех - это истина, что грязь - это чистота. Вот к чему приводит любое упрощение. Почему скажем романтикам не попадать в этот ночной рай, не парить в небесах. Разве это отрицание Бога? Нет, не отрицание. Бог есть, но он с другой стороны. Это не отрицание, это борьба. Даже не борьба, а война. Самая жестокая война. Смешивание дьявольского с божественным - это
конец всему. Тут не может быть полутонов. Кстати, ты знаешь, что в иноческой практике есть специальные рекомендации и упражнения по работе с дыханием, именно с дыханием, а не с мозгами и сердцем. Дыхание - ключ. Святой Дух приходит. А тут, видишь, ребят уносит в сторону. Получается, этот ключ открывает разные двери. И если подвижники открывали дверь Богу, встречались с Богом, то с кем встречаются твои друзья? Об этом надо подумать. Хорошо, что я тебя встретил. Я обязательно подумаю о том, что ты сказал.
        - А кто психологов убивает? Черт?
        - Не знаю. Может быть и черт.
        - Страшно.
        - Страшно, - согласился Михаил.
        Они еще посидели с полчасика, поболтали. Потом обменялись телефонами и обещали, если что звонить друг другу. Но они так и не созвонились. Никогда…
        Алеша проснулся в 11 часов. За окном светило солнышко. Настало бабье лето. Лиля ушла на репетицию. Алеша встал, сварил себе кофе, сделал бутерброд с плавленым сыром. Поев, стал делать зарядку. Раз в год с ним случалось и такое. На душе было легко и спокойно. После зарядки он принял душ. Когда он вышел из душа, зазвонил телефон. Это звонила директорша одного из рекламных агентств. Она, извиняясь, сказала, что запланированные на час дня съемки, придется перенести на послезавтра из-за болезни модели.
        - Ничего страшного, - сказал Алеша. Внезапно появился совершенно свободный день. Алеша не расстроился, даже обрадовался. Он сразу решил, что будет делать - он поедет в Старый город на репетицию к Лиле. Алеша побрился, посмотрел на градусник. Градусник показывал плюс 24. Опять пришло лето. Алеша по-летнему оделся и вышел на улицу. На улице было хорошо. Алеша сел в маршрутку и поехал в Старый город. По дороге он стал думать, какой бы сделать подарок своей любимой. Он решил купить цветы. Алеша вспомнил, что никогда еще не покупал Лиле цветы. Он даже не знал, как она к ним относится. «Заодно и проверим», - сказал Алеша себе. Он сошел на две остановки раньше, возле цветочного рынка. Выбор цветов был огромный. Скучающие продавцы набросились на молодого человека, наперебой предлагая свои букеты. Алеша понял, что выбрать цветы будет проблематично. С большим букетом идти было глупо, а маленькие букеты были слишком дешевые, как будто у него не было денег. В конце концов, он ткнул пальцем на маленький дешевый букетик, быстро расплатился и пошел в сторону Дворца Культуры.
        - А репетиции сегодня нет, - сказала Алеше уже знакомая ему вахтерша.
        - Как это нет? - не понял молодой человек.
        - Просто нет. У них по пятницам, видите ли, редко, когда бывают репетиции. Перед концертами только. Но там кто-то пришел. Просто сами музыканты иногда, видите ли, приходят и занимаются, музицируют. Ключи, во всяком случае, взяли. Я ходила на рынок. Даже не знаю, кто пришел. А вы сходите, посмотрите. Вы же знаете где их гримерка. Там они обычно, видите ли, сидят.
        - Спасибо, - сказал Алеша. Он знал, где у них гримерка. Лиля показывала ему, где они переодеваются. Алексей свернул в длинный коридор. На душе стало беспокойно. Алеша на всякий случай взял букет так, что бы он ни бросался в глаза. Алеша повернул за угол и подошел к знакомой двери. Ни в коридоре, ни в холле, ни здесь не было никого. Дверь была приоткрыта. Алеша на всякий случай постучал. Никто не ответил. Алеша хотел постучать еще раз, но не стал. Он просто открыл дверь и вошел. Гримерка была разделена на две комнаты перегородкой из матового стекла: одна комната была для мальчиков, другая для девочек, как объяснила Лиля. В матовом стекле было сделано достаточно большое окошко из обыкновенного прозрачного стекла. «А это для того, что бы подглядывать друг за другом», - добавила тогда Лиля. В первой комнате никого не было. Алеша подошел к картонной двери, ведущей в другую комнату. Дверь тоже была приоткрыта. Алеша уже хотел постучать, как услышал весьма характерные стоны: мужской и женский. Там занимались любовью. «Хотя бы дверь закрыли», - мелькнуло у Алеши в голове. Он непроизвольно скосил взгляд в
расположенное рядом с дверью прозрачное окошко и увидел на диванчике две, согнутые в коленях, стройные женские ножки и энергично двигающийся между ними мужской зад. Мужчина не успел снять джинсы, просто спустил до колен. Пряжка ремня звонко стучала о пол. Девушка была в светло-зеленом платье, задранном до пояса. У нее были каштановые волосы. Алеша разглядел это за одну секунду. Он не стал подглядывать. Просто повернулся и вышел из гримерной. Сразу за дверью Алеша остановился, как вкопанный. Внезапная догадка пришла к нему. Девушка, обнимающая старающегося мужчину, его Лиля. Это было ее платье, это были ее волосы, это была она. Сомнений не было никаких. Снова и снова, как фотография, вставала перед глазами подсмотренная им картинка. Это была Лиля. Это были ее стоны, ее движения, а мужчина был не Алеша, какой-то стриженый урод и она обнимала его, двигалась в такт и, несомненно, получала удовольствие. Алеша зашел в туалет. Ему стало плохо, по-настоящему плохо. Алеша потянулся за сигаретой, но вспомнил, что здесь нельзя курить. Да и не хотел он тут задерживаться. Алеша бросил цветы в урну, стукнул, что
есть силы кулаком по стене, отчего треснула кафельная плитка, и вышел из туалета. Он разбил руку до крови. Алексей дошел до вахты, попытался улыбнуться вахтерше, вышел на улицу, закурил и пошел куда попало. «Этот урод даже штаны не снял», - мелькнуло в голове. «Может быть, надо было его убить», - подумал он, но это была просто мысль. "Убежал, как зайчик", - пробормотал Алеша вслух. Он увидел перед собой модульный магазин, зашел в него. В магазине не было покупателей. Алеша подошел к кассе. Продавщица отложила газетку в сторону.
        - Дайте мне водку, - сказал Алексей.
        - Какую?
        - Все равно. Дайте маленькую. Любую.
        - 27 рублей, - сказала продавщица, ставя маленькую бутылку на стеклянный прилавок.
        - Еще дайте «Пепси», - попросил Алеша, смахивая с руки кровь. Взяв бутылки, Алеша вышел на улицу. Он отошел в сторонку, отвинтил крышку, сделал несколько обжигающих глотков и запил «Пепси». Дыхание успокоилось. Алеша пошел через парк, в котором в этот солнечный теплый день было особенно многолюдно. Алеша, не обращая внимания на людей, сделал еще несколько глотков. Он сразу и сильно захмелел. Пройдя через парк, Алеша пошел дальше, куда глядели глаза. Он долго шлялся по Старому городу, выпил всю водку, допил «Пепси», купил и съел упаковку чипсов. Перед глазами постоянно висел стоп кадр с мужским задом между ее ног. Алеша посмотрел на часы. Было полчетвертого. С того времени, как он выбежал из Дворца Культуры прошло больше 3 часов. Вдруг Алеша почувствовал сильное желание снова увидеть Лилю. «Она уже, может быть, дома, а я тут сижу, страдаю». Алеша вскочил с лавки и быстро пошел к остановке. Алеша сел в "маршрутку". Его трясло. Он был готов простить ей любую измену, лишь бы она была рядом с ним…
        Когда Алеша открыл дверь первое, что он услышал был шелест душа. Потом Алеша увидел ее туфли. Лиля была дома. Алеша прошел в спальню. На кровати лежало то самое зеленое платье. Алеша был сильно пьян. По дороге он решил ничего не говорить Лиле про то, что видел. Он даже купил жвачку, что бы от него не пахло водкой. Но, сейчас, увидев платье, ему захотелось плакать. Он понял, что, вряд ли сможет скрыть свое состояние.
        - Съемки отменили что ли? - услышал он ее голос. Алеша поднял взгляд. Она была в халате, с мокрой головой.
        - Да, - ответил Алеша.
        - Что случилось? - спросила Лиля, сразу заметив, что Алеша не в порядке.
        - Ничего, - ответил Алеша.
        - Что ты врешь? Ты пьяный и что-то случилось.
        Алеша ничего не ответил. Он почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы. Скрывать не было никаких сил. Лиля села рядом с ним.
        - Что случилось? Говори, - сказала она.
        - Я был сегодня в ДК и видел тебя, - собравшись, сухо сказал Алеша.
        Повисла пауза. Лиля молчала.
        - Кто он? - спросил Алеша.
        - Наш барабанщик.
        - Ты его любишь?
        Лиля молчала. Пауза была длинной.
        - Я знала, что ты придешь к нам, и я занималась любовью с барабанщиком для того, что бы ты это увидел, - вдруг сказала Лиля. Алеша вздрогнул. Его плаксивое состояние мигом слетело. Он не знал, как реагировать. Лиля тоже молчала.
        - Зачем? - пробормотал, наконец, Алеша.
        - Потому что я люблю тебя и хочу, что ты меня знал.
        - Что бы я знал, что ты трахаешься в гримерной с барабанщиком, который даже штаны не удосужился снять.
        - Не говори ерунду, пожалуйста.
        Алеша посмотрел на девушку. Она была взволнованна и нервно теребила в руках пояс своего халата.
        - Если бы я не любила тебя, все было в 1000 раз проще, - сказала Лиля.
        - Ты чем-то этому придурку обязана? - спросил Алеша.
        - Причем здесь он. Он - это 5 букв в большой энциклопедии. Просто мальчик, который меня захотел. Он, вообще, здесь не причем. Просто я люблю тебя и хочу, что бы ты знал меня, что бы ты не закрывал глаза и не прятался под кровать. Я хочу, что бы ты знал меня, такой, какая я есть на самом деле. Это я. Я просто пытаюсь тебе рассказать о себе. Я не хочу, что бы ты меня прощал. Я хочу, что бы ты понял меня.
        - Что понял? Что ты спишь со всеми подряд?
        - Престань, - пояс в руках Лиля, задергался еще сильней. - Я понимаю, что тебе неприятно. Но, пожалуйста, постарайся понять.
        - Что я должен понять? Объясни мне. Я ничего не понимаю.
        Ее волнение передалось и ему.
        - Зачем ты говоришь мне все эти слова? - продолжила Лиля. - Зачем изображаешь ревность? Потому что ты читал про это в книжках и видел в кино? Потому что учителя в школе учили тебя, что надо дойти до поворота и повернуть за угол? Обо мне тебя не учили в школе. Забудь про школу. Я - это я. И ты - это тоже я. Ты не такой, как все они. Ты должен меня понять, и я верю, что ты меня понимаешь.
        - Ты просто не можешь никому отказать? - нерешительно спросил Алеша. Лиля взмахнула руками.
        - Причем здесь это. Открой глаза. Ты же на самом деле не ревнуешь и то, что этот мальчишка своим интимным местом вошел в мое интимное место - это ерунда. Ты просто расстроился, что я тебя обманываю, что я не с тобой. Так успокойся, я с тобой и я не хочу тебя обманывать. Поверь мне.
        - Я хочу тебе поверить. Ты только объясни мне. Я ничего не понимаю.
        - Ты должен был увидеть, как меня трахает другой мужчина, потому что я не хочу тебя обманывать. Я не хочу притворяться смазливой девочкой, которая выйдет за тебя замуж, будет тебе всю жизнь верна, нарожает тебе детей и на свою пенсию купит тебе уютное местечко на кладбище. И не потому что это плохо, а потому что это не я. Я - не такая и я хочу, что бы ты это понял.
        - Что я должен понять? Скажи мне? - спросил Алексей. - Что я должен чувствовать? Хорошо, я готов смирится со всем, что хочешь. Если ты не можешь без миллиона мужчин, то пускай. Лишь бы ты приходила после этого ко мне и была со мной. Но только я не хочу за вами подглядывать. Я знать об этом не хочу.
        - Ты опять говоришь ерунду. Причем здесь другие мужчины? Других мужчин нет. Ты опять говоришь чьи-то слова. Причем здесь другие мужчины?
        - Ну, хорошо. А вот представь, ты приходишь с репетиции, а на нашей кровати я кувыркаюсь с какой-нибудь рыжей школьницей. Ты что, улыбнешься и пойдешь на кухню пить чай?
        - Нет. Я не пойду на кухню пить чай. Мне будет больно. Больнее, чем тебе, но это не потому, что ты кувыркаешься со школьницей. Хоть с чертом кувыркайся. Мне больно будет потому, что в кровати будет не мой Алеша. А тебе не зачем ревновать, потому что там, в гримерке, была я, твоя Лиля. Если бы у нас было много времени, я бы врала тебе каждый день, притворялась, но у нас нет времени. Время уходит, почти все ушло. Поэтому ты и видел сегодня то, что видел. Вспомни, кто я, как мы с тобой познакомились, как мы летали над этим городом, как ты фотографировал меня 9-летней девочкой. Или ты думаешь, что я стану нормальной, что это с возрастом рассосется? Почему ты не хочешь думать про нас, про Париж, про то, что мы с тобой ненормальные?
        - Потому что я этого не могу понять, - растерянно сказал Алеша.
        - Что ты не можешь понять? Тут не надо ничего понимать.
        - Ну, скажи мне, пожалуйста, объясни мне еще раз, что происходит, кто ты такая. Я думаю должны быть какие-то слова, которые могут это объяснить.
        - Такое слово есть, и я уже его тебе говорила.
        - Скажи еще раз, я, наверное, не понял.
        Лиля сделала паузу, бросила теребить пояс.
        - Я - девственница, - сказала, наконец, она.
        Алеша покачал головой.
        - Девственница в душе? - спросил он.
        - Нет. Просто девственница.
        - Я не могу понять, - тихо сказал Алеша. - Как ты можешь быть девственницей, когда мужчины, когда я сам был с тобой?
        - Я не могу это объяснить, - сказала Лиля. - Ты должен просто понять.
        - Кто ты? Откуда ты?
        - Я не отсюда.
        - Ты из будущего?
        - Нет.
        - Зачем ты здесь?
        - Я пришла к тебе.
        - Ко мне или за мной?
        - И то и другое.
        - А кто такой Диван?
        - Он - хозяин ресторанчика в Париже. Того самого ресторанчика, для которого ты меня фотографировал.
        - Почему ты меня постоянно обманываешь? То знаешь Дивана, то не знаешь, то тебя зовут Лена, то Лиля. Я и так ничего не понимаю, еще ты мне постоянно врешь. Зачем?
        - Как зачем, - Лиля опять взмахнула руками. - Я пытаюсь тебе рассказать правду, но ты боишься ее, а я боюсь, что ты бросишь меня. Поэтому мне приходится придумывать эти дурацкие имена, говорить, что я ничего и никого не знаю, переводить темы разговора. Я просто не хочу, что бы ты меня бросил, поэтому я вру. Я пытаюсь тебе рассказать правду, а ты шарахаешься от нее. То, что ты сегодня увидел это только краешек меня, а ты уже готов всю меня спустить в мусоропровод.
        - Если ты можешь менять свой облик, то как же ты выглядишь на самом деле? - спросил Алеша. Лиля засмеялась. Алеша улыбнулся в ответ. Ему сразу стало легче.
        - Посмотри на меня, - сказала Лиля, улыбаясь. Алеша посмотрел на нее. - Так я и выгляжу, - сказала она. - Я не умею менять свой облик. Как бы я не пряталась я все время остаюсь собой. Я не клоун, что бы носить маски.
        - Ты самая лучшая, - сказал Алеша, коснувшись рукой ее лица, - ты лучше всех… Значит ты - девственница?
        - Да.
        - А что это такое?
        - Это состояние тела. Это, как писал твой друг Сергей, просто два шага вверх.
        Алеша вместо ответа попытался положить Лилю на кровать, но она аккуратно выскользнула из его объятий.
        - Не сейчас, - сказал она.
        - Ты сказала, что специально показала мне сегодня это, но откуда ты знала, что я приду? Съемки случайно отменили. Ты знала, что отменят съемку, что я соберусь к тебе, что куплю цветы? Ты следишь за мной? Ты, наверное, знаешь всегда, где я и что делаю?
        - Ничего я не знаю. Я не слежу за тобой. Это было просто событие. Оно должно было случиться.
        - Почему?
        - Потому что есть вещи, которые случаются по любому.
        - Ты так и будешь теперь трахаться со всеми подряд?
        - Какой ты глупый. Просто мы с тобой гуляли по Парижу, а в небе горели звезды. Это же также естественно, как зайти в кафе и выпить кофе. Ты скоро все поймешь, потерпи не много.
        Алеша пожал плечами. Он ничего не понимал.
        - Я не буду трахаться со всеми подряд, - сказал Лиля, улыбнувшись.
        - То есть через одного?
        - Я больше не буду трахаться без тебя.
        Они замолчали. Алеше стало легко и спокойно. Он почувствовал, что они стали еще ближе друг другу.
        - Может быть, ты возьмешь меня к себе, в свой мир, на ту сторону? Я тогда сразу все пойму.
        - Если я возьму тебя к себе, то ты уже не сможешь вернуться обратно.
        - Ну и фиг с ним.
        - Мы скоро уедем ко мне, еще немного и уедем.
        - А кто было то чудовище, которое хотело убить нас, ночная игуана, ты помнишь?
        - Это было не чудовище, - ответила Лиля.
        - Но она же хотело убить нас.
        - Она не хотела убить нас. Она хотела убить меня.
        - А со мной, что она хотела сделать?
        - Тебя она хотела спасти, - ответила Лиля, - то есть, это она так думала. По-моему она тебя бы погубила. Обыкновенные женские разборки. Ты же был за меня?
        - Конечно - сказал Алеша. Он обнял Лилю. Они поцеловались, легли на кровать, но Лиля опять отстранилась от Алеши.
        - Не сейчас - сказала она.
        - Боишься потерять девственность, - попытался пошутить Алеша, но Лиля не улыбнулась в ответ…
        15сентября произошли новые убийства. На этот раз в одну ночь было убито уже 4 психолога. Убийства были, как 2 капли воды, похожи на предыдущие. Тот же острый предмет, та же рана на шее, испуганные свидетели, тот же таинственный высокий человек в черном капюшоне. Сомнений, что убийца тот же, у майора Ковальчука не было. Майор весь день ездил по городу с места на место, допрашивал свидетелей, искал улики. Его не покидала мысль, что все это бесполезно, что никаких улик нет и не может быть, даже если отпечатки пальцев будут на всех стенах. К вечеру усталый следователь заперся в своем кабинете. Положение было критическим, даже хуже. «Если бы убивали по одному человеку, или по два - это было бы нормально, - бубнил под нос майор, прохаживаясь по кабинету. - Серийный убийца, обыкновенный маньяк. Поймать сложно, потому что в реальности это скромный слесарь в очках-слепышах и волосатыми руками. Это было бы даже увлекательно. Есть шанс попасть на центральное телевидение, прославиться. Но когда в одну ночь убивают 4 психологов, с интервалом в 10 минут в разных концах города - это уже не маньяк-убийца, это
полная хана». А впереди маячила еще более серьезная проблема. Гораздо более серьезная. Мысль об этой проблеме не покидала майора целый день. Дело в том, что майор Ковальчук за день до этого получил по e-mail еще одно письмо от убийцы. В письме было только три слова: «Умножай на два». Получив это письмо, майор сразу же помчался с обыском к госпоже Спириденко. Обыск был еще более тщательным, но он также не дал никаких результатов. В свете сегодняшних убийств «умножай на два» значило только то, что количество убитых психологов будет с каждым разом увеличиваться в два раза. Началось с одного, потом - два, сейчас - четыре, следующий раз за одну ночь будет убито 8 психологов, а потом - 16, а потом - 32. Майор достал калькулятор и стал складывать цифры. Он дошел до 4096 и остановился. «Безумие», - пробормотал он. Из 7 убийств 5 произошло в Новом городе, и по одному - в Старом и Комсомольском районах. Первые три убийства были в Новом городе. Сейчас география расширилась. Убийца словно демонстрировал, что его бесполезно ловить. Можно было предположить, что в городе орудует банда. Сразу же вспоминался
Революционный комитет. Но Павел Павленко был за решеткой, Сергей Колчак по показаниям соседки целыми днями пьет. Остальные не были похожи на героев. Майору даже было стыдно их допрашивать. «Кто же это делает? Какая цель?» - думал майор. «Дестабилизировать обстановку в городе? Что ж. Этого не сложно добиться с такими способностями». Майор с утра решил скрывать от общественности новые убийства, пока есть возможность. Среди 4-х убитых не было ни одного члена ассоциации психологов. Были 2 студента психологического факультета и два вяло практикующих психолога. Майор боялся паники. В задумчивости Ковальчук подошел к висящей на стене карте. На карте звездочками были отмечены места убийств. Майор долго смотрел на них. Звездочки молчали. Никакого смысла в них не было. «Безумие», - повторил следователь. Он вернулся к столу, сел в кресло и достал из ящика замусоленную статью Сергея Колчака в «Площади Свободы». Прошло почти полгода с момента выхода этой статьи. Всего полгода. Майор перечитывал статью 100 раз. Он уже знал ее наизусть. Ему казалось, что тут между строк скрываются все ответы. Следователь был уверен,
что Колчак должен знать убийцу. По большому счету он был единственным подозреваемым. Но арестовывать его майору не хотелось, а слежка не приносила никаких результатов. На прошлую ночь у Колчака было 100%-е алиби. Он провел ночь дома со своей подружкой. Да и никак не мог один человек, каким бы маньяком он не был, совершить все эти убийства. Даже если в зад ему вставить реактивный двигатель. Мистика лезла из этого дела, как тесто, и Колчак устал с ней бороться. Он даже стал носить крестик на всякий случай. Майор бросил газету назад в ящик. Он решил, что завтра же поговорит с Колчаком начистоту, попросит помощи, объяснит всю трагичность ситуации. Даже если Колчак ничего не знает, он должен будет ему помочь. Он никуда не денется. Через 15 минут майор понял, что ждать до утра не обязательно. Он посмотрел на часы. Было пол второго ночи. Майор покинул свой кабинет и на дежурной машине отправился к Сергею Колчаку…
        Дверь долго не открывали, пока на пороге не показалась хозяйка. Она молча смерила майора взглядом, зло сплюнула и, оставив входную дверь открытой, не говоря ни слова пошла к себе. У Сергея было темно. Майор постучал. За дверью было тихо. Майор постучал еще раз. Послышался шорох. "Кто?" - спросили из-за двери. Это был голос Колчака. Майор в полголоса представился. Дверь открылась.
        - Вы один? - спросил майор. Сергей кивнул и пропустил следователя к себе.
        - А где ваша подружка?
        - Ей завтра в институт, - пробурчал Сергей. Похоже, он уже спал. Во всяком случае, лицо было помятым. Сергей убрал с кресла разбросанную одежду и предложил майору сесть. Майор сел в кресло и без предисловий рассказал Сергею про вчерашние убийства и про письмо с угрозой умножать на два.
        - Послушайте, - сказал майор в конце. - Я понимаю, что мы с вами не в одном колледже учились, что я - мент, а вы - творческая натура, что из нас вряд ли получится влюбленная пара. Но, - майор сделал паузу, - помогите мне. Просто, как ближним помогают. Вы единственное звено, которым я располагаю и я уверен, что вы главное звено. Объясните мне, что происходит, кто убийца. Пожалуйста. Почему вы стали воевать с психологией? Почему именно с психологией? Есть же другие современные науки. Есть социология, культурология, политология. Они такие же современные науки и также раскладывают человека на составляющие. Существует телевидение, массовая культура, чего только нет. Почему же вы ополчились против психологии? Чем она вам не угодила?
        Сергей пожал плечами.
        - Понимаете, - сказал, наконец, Сергей, - так бывает, просто идешь по улице. Ничего с тобой не происходит, ни падает на голову яблоко, не льется вода из ванной. Просто идешь и вдруг к тебе что-то приходит, что-то о чем не думал раньше. Просто пришло и все. Так и тут. Я просто понял, что психология - это заплатка на заборе, надавишь и забор рухнет. В любом заборе есть дыра, каким бы он неприступным не казался. Поэтому в любом заборе есть заплатки, которые прячут дыры.
        - Значит убийца из будущего?
        - Наверное.
        - Что же это за будущее такое нас ждет. Какое-нибудь царство Сатаны?
        - Не знаю. А, может быть, убийца и не из будущего, может его вообще нет.
        - Какая это чепуха, - тоскливо взвыл следователь, - полная чепуха. Я ненавижу все эти бредни, фильмы ужасов. Что теперь делать? Скажите, раз вы такой умный. Если убийства такими же темпами будут продолжаться еще год, то на свете не останется ни одного психолога. Вам не страшно?
        - Есть немного.
        - А вы не чувствуете себя виноватым, что из-за ваших нелепых экспериментов гибнут ни в чем не повинные люди?
        - Ни в чем не повинных людей не бывает, - холодно ответил Сергей. - Сделайте ваш уголовный кодекс чуть-чуть совершеннее и каждого можно будет расстреливать.
        - Да? А что вы на это скажите? - майор достал из папки фотографии. - Посмотрите.
        Сергей взял фотографии. Это были фотографии улыбающихся девушек. Сергей догадался, что это жертвы монстра.
        - Мужики преклонного возраста, извращенцы, любители Фрейда, - возбужденно сказал майор, - забудем про них на секунду. Три симпатичных девушки, только начинающие жить. Вы не чувствуете своей вины в их смерти? Или вы может быть счастливы, что ваш эксперимент удался. Чем больше трупов, тем веселее.
        Сергей поморщился.
        - Вы неправильно говорите, - зло ответил Сергей. - Мы сами себе придумываем девушек, детей, невинность. Мы не знаем, что такое невинность и поэтому придумываем ее в других. "Ах, она улыбается, а ее убили. Какое злодеяние". Можно поплакать, почувствовать себя добрым и честным.
        - Не говорите ерунду, - недовольно сказал следователь.
        - Если бы убили вас, вы считали бы себе невинной жертвой?
        - Я это другое дело.
        - Это то же самое дело, - сказал Сергей. - Невинность осталась только на картинках и то, большей частью, порнографических. Нетраханая - это не значит невинная. Вы знаете, что такое девственность? Вы лишали кого-нибудь девственности?
        Следователь внезапно покраснел и схватился за голову.
        - Я вам не отвечу, - сказал он, скосив взгляд, словно оправдываясь.
        - Как хотите, - сказал Сергей. - Я ни хочу, что бы убивали психологов. Я не хочу, что бы убийства продолжались. Но я не люблю, когда говорят чушь.
        Повисла пауза. Майор все еще продолжал хвататься за голову.
        - Я готов сделать все, что в моих силах, - примирительно сказал Сергей. - Я готов сотрудничать с вами, если это поможет. Скажите только, что я должен делать?
        Следователь пожал плечами.
        - Привет. Можно войти? - спросила Света. Она вопросительно изогнулась в дверном проеме. Алеша пропустил девушку к себе. Света разулась и прошла в студию. Девушка была в кофточке и очень короткой юбке. Алеша непроизвольно отметил про себя, что ей идет, когда открыты ноги.
        - Ты так загорела, - сказал Алеша.
        - А меня любит солнце, и не только солнце. А где твоя любовь?
        - Она на репетиции.
        - Ничего страшного, если она сейчас придет, а у тебя, так сказать, совсем без туфелек?
        - Не беспокойся, - улыбнулся Алеша. - Я успею тебя обуть. Выпьешь чего-нибудь?
        Света засмеялась.
        - Забавные вы с Сережкой. Другие говорят: "Привет. Как дела?", а вы - "Привет. Выпьешь что-нибудь?". Я не буду пить. Я на секундочку. Ты даже не успеешь меня захотеть, как я уйду. У меня к тебе одна просьба. Один маленький конвертик без адреса.
        Света достала из сумочки конверт и протянула его Алеше.
        - Догадайся, кому адресовано, - улыбнулась Света.
        - Сереге?
        - Угадал. Твоему Сереженьке от не твоей Светланочки.
        - Прощальное письмо? - спросил Алеша.
        Света кивнула. Она села на кресло, опрокинулась на спинку и закинула ногу на ногу. Алеша подвинул табурет и сел напротив.
        - Видишь, как мы с тобой понимаем друг друга, - улыбнулась Света. - Даже не надо ничего объяснять. Это прощальное письмо. Махаю ручкой. Всего два слова. Я не люблю прощальные поцелуи, неуклюжие объяснения, поэтому написала письмо. Впрочем, вряд ли бы были какие-то поцелуи. Думаю, он даже не заметит, что рядом с ним на одного человека стало меньше.
        - Это, типа, попытка спасти чувства или прощай навеки?
        - Это - прощай навеки. Никаких предупреждений. Просто настала осень, каникулы закончились. Лекции, курсовые. Это письмо только для него. Так что не читай, дорогой. Ты передашь?
        - Передам. Ты кого-нибудь другого нашла или так просто?
        - Нашла другого, точнее меня нашли. Да и так просто. Вы отличные ребята, но чересчур. Что ты, что Сергей. А тут еще убийства. Короче, было весело - стало скучно. Ты Сережку-то не бросай. А то у него, похоже, совсем крыша поехала. Вчера пришла к нему попрощаться, а он стал мне про своих стариков, бабок, монстров. Что, мол, он черта почти поймал, что уже менты где-то там дежурят, что он скоро всех арестует. Мне это не нужно. Я даже разговаривать с ним не стала. Думаю, напишу лучше письмо, что бы больше он меня не беспокоил и пошлю по почте. А потом захотелось и на тебя взглянуть. Когда еще увидимся. Все-таки мы тоже не чужие, хотя и далеко не родственники. А лето крутое вышло. Висела я по всему городу. В группе все девчонки обзавидовались. Твой телефон спрашивали. Я им дала, но сказала, что ты парень не простой и берешь дорого. 10 долларов за один щелчок фотокамеры.
        - Это не так уж и дорого, - улыбнулся Алеша.
        - Да? - удивилась Света. - Извини. Назначишь свою цену или я зря тебе искала клиенток?
        - Нет, спасибо.
        - У нас в группе есть такие миссис, что душа из любых штанов выпрыгнет. Впрочем, ты сейчас сам себе не режиссер. У тебя все та же любовь?
        Алеша кивнул.
        - Что ж. Поздравляю или сочувствую. Она симпатичная, интересная, но знаешь, что-то в ней есть… нехорошее. Ты только не обижайся, что-то в ней есть.… Не знаю, как сказать. Мы просто придуряемся, а она, действительно, дура, - Света хихикнула. - Не хмурься, милый. Конечно, она не дура, она может быть умнее всех на свете, но я не хотела бы с ней встретится темной претемной ночью на кладбище, - Света еще раз засмеялась. - Обиделся?
        - Нет.
        - Конечно, она интересней меня во всех отношениях, да?
        - No comments, - ответил Алеша.
        - А мне и не нужен ответ. Я-то знаю, что я красавица. Девушка на любителя девушек. Мой новый дружок-то богатый, как жид. А по-национальности какой-то прибалт. Я в них путаюсь, то ли латыш, то ли финн, короче, прибалтнутый. Представляешь, влюбился в меня по щиту, который на Южном шоссе висел. Любовь с первой дрочки. Говорит, как увидел меня в красном бюстгальтере, так и съехала у него крыша на обочину. Чуть на красный свет не проехал. Говорит, что сделает из меня звезду. А почему бы нет. Голос есть, внешние тоже данные. Говорит, заберет в Москву. Там какие-то крутые знакомые. Не знаю, врет, нет ли. Денег не жалеет. Я тоже их не жалею. Такие дела. Пойду я, а то и впрямь твоя королева придет. Мне-то все равно, а тебе придется объясняться. Знаешь, когда мужик невиноват, он внушает еще больше подозрений. Если что, сотовый знаете, звоните, но это только если что.
        Света поднялась.
        - Знаешь, - сказал Алеша, - как-то грустно стало. Словно ты улетаешь на Луну, а мы, дураки, здесь остаемся.
        - Если что, луна в двух кварталах от тебя. Приспичит, дорогу найдешь. Ну, давай поцелуемся на посошок.
        Они достаточно крепко, на грани, поцеловались. Света вышла в коридор и остановилась в дверях.
        - А знаешь, - сказал она, - если бы ты меня склонил к сожительству, я бы тебя не бросила. Ну, пока.
        Света открыла дверь и ушла.
        Света ушла, а до прихода Лили с репетиции было еще 2 часа. Алексей решил сходить к Сергею. Он не видел его неделю. Последний раз Сергей приходил с известием о новых убийствах. Они тогда стали рассуждать о том, как это все можно прекратить, но беседа получилась скомканной и неинтересной для обоих. Сергей сказал, что хочет помочь следствию. Алеша уныло кивал в ответ. Сергей ушел и, с тех пор они не виделись. Только пару раз разговаривали по телефону. Алеша днем работал. Заказов было много. Вечера он проводил с Лилей. Они после Парижа больше не летали по ночам, но Алеше не очень-то и хотелось. Ему нравилось просто быть со своей подружкой. Они ужинали, смотрели телевизор, ходили в кино, по магазинам, на концерт «Виртуозов Москвы». Они разговаривали обо всем, кроме ночных полетов. Лиля не поднимала эту тему, а Алеша не хотел об этом говорить.
        Алеша обулся, взял Светино письмо и пошел к Сергею. Сергей был дома. Он очень обрадовался приходу Алеши. У Сергея горели глаза. Алеша знал этот взгляд. В комнате был обычный страшный беспорядок.
        - Что за письмо? - спросил Сергей, глядя на конверт. Алеша рассказал в двух словах о визите Светы. Сергей взял письмо, повертел в руках и положил на полку.
        - Что ж, у нас свободная страна, - сказал он без всякого расстройства. - Или не так, хоть в чем-то наша страна свободна. А теперь о главном. Мы нашли убийцу.
        - Кто мы?
        - Я с сыщиком.
        - Нашли или поймали?
        - Пока нашли, а через 6 дней будем ловить.
        - А что у тебя с сыщиком?
        - Очень даже кое-что, - сказал Сергей. - Не надо бояться парадоксов. Я и майор. Без 5 минут любовь. Нашел убийцу я. Короче, 3 дня назад я ехал в троллейбусе. В Старый город надо было смотаться, статью в газету сдать. Кстати, я скоро начну возвращать долги. В общем, еду я, высунул башку в окно. Погода хорошая. Вроде как лето все еще. Ощущения чудные. Троллейбус же высокий и ты как великанчик шагаешь по улице. Через машины перешагиваешь. Короче, вдруг вижу я старика своего, Юрий Алексеевич, который. Оказывается никуда он не уехал. Идет себе по улице, газеткой машет. А это уже здесь было, в "новом", на Южном шоссе, остановка "20 квартал". Я бегом выпрыгнул из троллейбуса, чуть дверь не сломал, и за ним. Окликать не стал, типа, слежу. Он идет не спеша. Я иду не спеша. Хорошо, день, народу много, не так заметно. Пошли мы вглубь квартала. Долго шли. Вышли на 70 лет Октября. Представляешь, как раз напротив "Деликатесов". Ты говорил, что там Лилю свою высаживал. Но это детали. Перешли через дорогу. Прошли еще. Он подошел к подъезду 9-этажки, набрал какие-то цифры на кодовом замке и зашел. Я стою, жду.
Хотел даже сбегать к киоску, газетку купить. Типа, шпион. Потом, подошел к подъезду, записал номер подъезда, потом какая-то девочка стала выходить, я и зашел. Прошелся по лестнице до 5 этажа, спустился. Ничего особенного, что мой подъезд, что тот, даже надписи на стенах похожие: "Prodigy - чемпион". Вышел из подъезда, записал номер дома и позвонил майору. Думаю, пора помогать Родине. Забили стрелочку. Посидели на лавочке возле "Руси". Я ему рассказал все про старика. Про тебя не стал рассказывать. Хватит ему и старика. Так и так, во всех подробностях и даю ему адресок этого почтенного дедушки. Он обрадовался, как crazy. Аж, подпрыгнул. Сказал, что все проверит. И в ответ мне рассказывает свои новости. Оказалось, что второе письмо майору от убийцы пришло не от госпожи Спириденко, а догадайся откуда.
        - Не знаю.
        - Правильно. Откуда-то из Франции. Точно не определили. Стал говорить про какие-то технические проблемы, типа кириллицы, но я не понял. Во-вторых, он построил график убийств. Этот майор Ковальчук оказался просто Элькюром Пуаро, только без серых клеточек, конечно. Он собрал биографии всех жертв, искал, что в них общее. Думал, что убийца рисует пятиконечную звезду, еще что-то. Короче, версий у него было, хоть продавай оптом. Короче, построил он график. Разница между первым и вторым убийствами была 18 дней, между вторым и третьим уже 16, следовательно, между третьим и четвертым будет 14. Количество убийств умножается на два, а между убийствами становится на два дня меньше. Он даже подсчитал, сколько всего психологов погибнет. 456 человек, причем в конце будут не успевать хоронить бедняг. Такие дела. Попрощались мы, а вчера я сам ходил к нему в отделение. Хотелось посмотреть на решетку глазами свободного человека. Проверил майор этот подъезд. Выяснил, что проживает там некто Юрий Алексеевич, почти 70 лет старику и знаешь как его фамилия?
        - Гагарин?
        - Точно. Юрий Алексеевич Гагарин, космонавт еще тот, - Сергей захохотал. - Это уже даже не грустно. Показали мне фото этого товарища. Точно он. Собрали про него данные, работал в верфи на Севере, потом на вахты в Сибирь мотался, потом на ВАЗе работал ремонтником. Ничего особенного. По бумагам в космос не летал, но фамилия настоящая. Установили за ним слежку. Старик так и не показался, зато один раз из подъезда вышел очень высокий человек. В очках с диоптриями, сутулый, в майке, в штанах. Дошел до магазина, купил хлеба и вернулся назад. Следователь уверен, что это тот самый тип и есть. Днем - безобидный урод, а по ночам - злобный урод, как и завещал нам великий Фрейд. Хотел майор сразу же устроить облаву, но побоялся, что не найдет улик, и поэтому будем брать маньяка в его униформе, то есть в капюшоне и с косой. Дата, когда будут следующие убийства нам, как бы известна. Ментов будет - не перестрелять. Майор любезно пригласил меня участвовать в задержании, то есть не участвовать, а наблюдать. Это, как бы, его презент. Мне кажется, он в меня влюбился, хрыч старый, - Сергей еще раз захохотал. - Если
хочешь, пошли с нами. Места в партере. Четверг, 26 сентября. Пойдешь?
        - Не знаю, - сказал Алеша. - Честно говоря, меня пугает твой энтузиазм.
        - Меня он самого пугает, но я обязательно пойду.
        - Ты, действительно, думаешь, что убийцу можно поймать?
        - Конечно, нет. Но я уверен, что будет весело. Я просто хочу увидеть это чудище. Очень надеюсь увидеть не то, что увидят другие…
        Был конец сентября, а все еще было по-летнему тепло, днем до 20 градусов. Алеша и Лиля пришли домой после прогулки. Они пообедали, легли на кровать и стали смотреть телевизор. Зазвонил телефон. Алеша поднял трубку. Звонил его знакомый дизайнер Дима.
        - Слушай, Лёха, - затараторил дизайнер. - У меня к тебе дело на штуку баксов. Тут один заказ проклюнулся. Ребята крутые, самарские, нефтяное оборудование производят. Хотят себе календарь А2-го формата. Что бы круто было. Не просто хрень, а крутую хрень. Им кто-то подарил Pirelli-календарь за 2001 год. Они хотят что-то вроде. Ты видел Pirelly?
        - Видел, но какой-то старый. По fashion-tv постоянно крутят ролики про их каледари, так что я в курсе.
        - Отлично. Короче, что-то вроде того, то есть голые бабы и прочая красотища. Но у нас не было идеи. Мы им и так предлагали и не так. И в бане, и в гараже, и на нефтяной вышке, и просто голые и совсем голые. Ни в какую. Но 2 дня назад мы их добили. Сейчас процесс на всех парах. Уже по счету предоплата пришла.
        - Слушай, Димыч. Не знаю, как ты с ними договаривался, но что бы делать календари на уровне Pirelly, нужны и другие деньги и не наши девочки и не мы с тобой.
        - Перестань. Забудь про Pirelly. Ты идею слушай. Мы будем снимать в недостроенной гостинице. Представляешь? Это мне твоя Спириденко идею подкинула. Почуй крутизну. Заберемся повыше. Голые девушки, куски арматуры, а за спиной во все стороны Волга с птичьего полета. Ты же художник. Красотища скажи же?
        - Тебе Спириденко это подкинула?
        - Да. Мы с ней балякали, а у нее эта идея давно. Короче, все сошлось. У нее тоже глаза загорелись. Деньги зажигают огоньки. Остановились на тебе, как на "самом". Ты с нами или против нас?
        - А когда вы собираетесь снимать?
        - Завтра.
        - Слишком быстро.
        - А что делать? Завтра по прогнозу ясно и тепло, может быть в последний день в году. И так осень задержалась. Первый и последний шанс. Послезавтра будет холодно. Не каждая же баба - морж. Понимаешь?
        - И во сколько?
        - Я думаю, с утра мы с тобой туда смотаемся, осмотрим местность, а как только будем готовы, девушки сразу прилетят. У нас полная мобилизация. Будут даже два охранника, на случай ядерной войны. Место все-таки глухое. Говори, что тебе надо, мы прямо сейчас начнем искать.
        - Внутри, наверное, темно. Нужно будет ставить свет. Электричества там, наверняка, нет. Нужны специальные аккумуляторы для вспышек. Впрочем, может быть, можно будет и без них обойтись, вспышки на камере хватит, но на всякий случай надо подстраховаться. По-моему в «Х-дизайне» есть такие. Прихватите на всякий случай.
        - Ты сможешь на широкой пленке сфотографировать, все-таки А2?
        - Я же «цифру» купил. Лучше попросите там же в "Х-дизайне" несколько матриц, какие есть побольше, под «Nicon-600» ибатареек купите с десяток. Знаешь, какие на "цифру"?
        - Знаю. Купим.
        - Одного дня будет мало, наверное, на 12 кадров. В календаре будет 12 полос или 6.
        - 12. Но это немного на самом деле. 12 удачных кадров. Эскизы есть, девочки есть. Так что просто щелкай в удовольствие.
        - А что по деньгам?
        - 500 баксов тебе чистыми. Все расходы оплачиваются отдельно. Идет.
        Алеша не мог не согласиться. Они договорились, что завтра в 10 утра за Алешей заедет машина.
        - Работа подвернулась? - спросила Лиля, когда Алеша положил трубку.
        - Да. Снимать обнаженных девушек в нашей гостинице. Похоже, завтра целый день улетит. Извини, испортил тебе выходной.
        - А ты возьми меня с собой. Мне будет интересно.
        Алеша задумался.
        - Не хочешь меня брать? - спросила Лиля, заметив Алешину нерешимость.
        - Дело не в том. Просто там будет работа. Я не смогу тебе уделять должное внимание. Тебе придется быть самой по себе.
        - Ерунда. Я сяду в уголок и буду молча смотреть. Хорошо?
        Алеша согласился…
        Алеша проснулся среди и ночи и почувствовал, что Лили нет рядом. Он поднялся. Лиля стояла у окна. Алеша подошел к ней.
        - Смотри, - прошептала Лиля, - вода.
        Алеша прижался к своей девушке и взглянул в окно. По улицам медленно текла вода, похожая на кисель. Волны лениво поднимались все выше и выше, почти затопили деревья.
        - Что это? - спросил Алеша.
        - Волга, - ответила Лиля. - Скоро весь этот город уйдет на дно, не останется ничего, кроме звезд в небе.
        - Как скоро?
        - Очень очень.
        - А что будет с нами? - спросил Алеша. Он предчувствовал, что скоро все закончится, но не знал, что так быстро.
        - Мы будем далеко, - шепотом ответила девушка и улыбнулась…
        Будильник зазвонил в полдесятого. Сначала, как обычно, встала Лиля, потом Алеша. Они быстро позавтракали.
        - А если мне не разрешат ехать с вами? - спросила Лиля.
        - Значит, пойдем пешком, - улыбнулся Алеша.
        Зазвонил телефон. Звонил дизайнер Дима.
        - Мы внизу. Спускайся, - сказал он.
        - Сейчас, - ответил Алеша.
        - Это мой арт-директор, - представил Лилю Алеша, когда они спустились.
        - Очень приятно, - улыбнулся Дима. - Давайте, Лиля, так сделаем. Вы сядете вперед, а мы с Лехой прыгнем назад. Я хочу показать ему эскизы.
        Лиля послушно села рядом с водителем. Через 5 минут они были на месте. На площадке перед гостиницей их уже ждали два масштабных парня в пиджаках. Это была охрана. Охране поручили нести аппаратуру. Они стали подниматься по лестнице. К 10 этажу выдохлись. Начали выбирать место. Выбрали 12 этаж. Вид на Волгу был великолепный. Погода тоже была что надо, просто идеальной. Алеша щелкнул экспонометром и остался довольным.
        - Можно только со встроенной вспышкой работать, должно нормально получиться, - сказал он Диме. - В общем, можно уже сейчас начать. А потом с 12 до 3 сделать перерыв. Потому что против солнца нет смысла работать. Успеем до 12?
        Дима кивнул и достал из кармана свой мобильный.
        - Через полчаса приедут, - сказал он.
        Алеша стал расставлять на всякий случай свет, время от времени оглядываясь на Лилю. Лиля села в уголке, постелив картонку на бетонную балку, и с интересом следила за происходящим. Пока приехали девушки, пока они забрались на 12 этаж, пока они отдышались и более-менее привели себя в порядок, прошло 40 минут. Солнце сочилось сквозь арматуру, лучами прорезая пространство. Приехало только 5 девушек во главе со Спириденко. Также приехала ассистентка-визажист с чемоданом косметики. Дима стал раскладывать аксессуары, которые по эскизам в одних случаях должны были скрывать, а в других подчеркивать обнаженность моделей.
        - Одну секунду внимания, - громко ко всем обратился Алеша, когда первая девушка была готова к съемкам, - здесь высоко, свалится просто, и никто вас не поймает. Так что никакой беготни. Отработали и садимся на место.
        Первая модель вышла на площадку. Дима и Алеша стали ее ставить в соответствии эскизу. Начался рабочий процесс. К 12 часам было отснято 2 девушки. Без десяти 12 солнце заволокли легкие облака, что было весьма кстати. Свет стал лучше. Тени мягче. Можно было работать без перерыва. К двум часам были сфотографированы еще 3 девушки. Работа шла великолепно. Потом доставили обед, и был устроен получасовой перекур. Привезли гамбургеры, пиццу, чипсы, шоколадки и «кока-колу». Алеша сел рядом с Лилей. К ним подошел Дима с бутылкой «Кока-колы» и «Сникерсом».
        - Ничего, если я с вами посижу? - спросил он. Никто не возражал. Лиля выразила свое восхищение их работой. Часть комплиментов досталась и Диме. Полчаса прошли быстро. Алеша наспех покурил и работа продолжилась. К 4 часам было снято семь девушек. Были все шансы закончить съемки за один день. Во время съемок 8-й девушки Алеша заметил, что Дима почти перестал ему мешать своими дурацкими указаниями. Он оглянулся и увидел, что Дима сидит в уголке вместе с Лилей и что-то весело ей рассказывает. Лиля в ответ смеялась. Алеша поморщился. Его рабочий пыл резко уменьшился, но работать было нужно. Работа шла легко, как никогда. Получалось всё и сразу, без проблем. Дима время от времени подходил к Алеше, давал очередные ценные советы и опять удалялся в уголок к Лиле. Они разговаривали все непринужденней. Алеша стал побаиваться, что следующий раз, когда он посмотрит в их сторону, они будут заниматься любовью.
        Алеша снял еще 3 девушки. Осталось закрыть 2 эскиза. Времени еще было достаточно. Девушек попросили не уходить. Они были нужны для общей финальной фотографии. Девушки разбрелись по этажам, дожевывая оставшуюся еду. Стало прохладней. Алеша закончил еще с одной девушкой, и на площадку вышла последняя модель.
        - По моему, круто получается, - подскочил к нему Дима. - Вот последний эскиз, а у нас еще одна матрица чистая осталась.
        Алеша раздраженно кивнул и стал ставить модель. Дима вернулся к Лиле. Она его ждала. Алеша чувствовал, что еще немного и зашвырнет в коллегу своей дорогущей камерой.
        - Смотри, какая у нас идея возникла, - сказал Дима, подойдя к Алеше, когда осталось только проработать мимику последней модели, - Лиля тоже хочет фотографироваться. У нас же еще есть и кадры и время. Должен же быть вариант про запас. Как ты думаешь? Она у тебя симпатяшная.
        Алеша не ответил. Он посмотрел на Лилю. Лиля подошла к ним и, улыбнувшись, взяла Алешу под руку.
        - Маша, - обратился Алеша к раздетой модели, ёжившейся от холода. - Извини, но минут 5 перерыв. Накинь что-нибудь, а то совсем замерзнешь.
        - Дима, можно мне со своим мужчиной маленький тет-а-тет, - попросила Лиля. Дима послушно удалился.
        - Злишься? - спросила Лиля.
        - Злюсь.
        - Ты не хочешь, что бы я фотографировалась?
        - Ты хочешь перед всеми раздеться?
        - Я хочу сфотографироваться. Я хочу раздеться. Я просто хочу. Не злись и не ревнуй. Это же больше, чем просто работа. Ты сам-то понимаешь?
        Алеша молчал.
        - Я не хочу, что бы ты раздевалась перед всеми, - сказал он, наконец.
        Лиля улыбнулась.
        - Я буду не совсем раздетая. У меня здесь, ниже живота будет небольшой платочек.
        - Это вы с этим кадром решили?
        Лиля засмеялась.
        - Ты просто хочешь меня позлить? - спросил Алеша.
        - Нет.
        - Ну, хорошо. Если хочешь, то давай. Я доделаю работу, а ты пока готовься. Анна тебе поможет.
        Лиля радостно хлопнула в ладоши. Алеша вернулся к своей модели. Он быстро отщелкал Машу. Просмотрел на "привьюшки" иостался доволен. Дима и Анна Спириденко готовили Лилю к съемкам. Она уже разделась. Спириденко крепила на ее бедрах повязку. Лиля прикрывала руками грудь. Алеша подошел к ним
        - Может быть, сначала щелкнем общую фотографию, что бы девушек отпустить? - предложил Алеша.
        Возражений не было. Госпожа Спириденко отправилась собирать своих девушек. Лиля поймала Алешин взгляд и подмигнула ему. Алеша кивнул. Он был очень раздражен, но не хотел ругаться при всех. Да и не хотелось ему ругаться. После виденной вчера ночной воды, которая почти затопила город, он чувствовал тяжелую, окончательную тоску. Спириденко собрала девушек. Они выстроились в одну линию и загородили почти весь свет. Алеша включил дополнительные вспышки и вставил в камеру последнюю матрицу, рассчитанную на 12 снимков. Алеша, давая девушкам указания, вдруг увидел боковым зрением, что Дима вовсю целуется с Лилей. Алеша судорожно обернулся. Ему показалось. Лиля и Дима стояли на вполне безопасном расстоянии друг от друга. Лиля целомудренно прикрывала грудь. Алеша вернулся к съемкам, сделал пару кадров.
        - Давай Лилю сфотографируем вместе со всеми, - сказал Дима Алеше. Предложение было логичным. Алеша кивнул. Дима подвел Лилю к девушкам и поставил ее в центр. Лиля ловко проскользнула во второй ряд и убрала руки с груди. Алеша посмотрел в объектив и увидел, что Лиля не похожа на других девушек, но он не смог понять, чем именно она отличается. Алеша еще раз щелкнул неуклюжую груду обнаженного женского тела, в котором терялись последние остатки индивидуальности.
        - Все, снято. Всем спасибо, - громко сказал Алеша. Уставшие девушки стали расходиться. На рабочей площадке осталась только Лиля.
        - У тебя девушка неплохая, - сказала, подойдя к Алеше Спириденко. - У нее могло бы быть будущее.
        - У нее оно уже есть, - улыбнулся Алеша. Спириденко, пожав плечами, отошла. У Алеши сменилось настроение. Ревность, злость почему-то прошли.
        - Что мне делать? - спросила Лиля, замерев в ожидании.
        - Во-первых, убери руки с груди, - сказал Алеша.
        Лиля убрала руки. Дизайнер Дима, Спириденко, одевающиеся девушки, охранники, визажистка - все уставились на Лилю. Солнце уже садилось. Лиля сверкала в его лучах. Алеша посмотрел в объектив. Лиля взмахнула руками и медленно поднялась в воздух. Она стала переливаться всеми оттенками голубого. Холодные лучи брызнули из ее тела и затопили помещение. Ее глаза засверкали золотом. Алеша стал задыхаться. В воздухе поплыли пузырьки. Алеша нажал на кнопку, вспыхнула вспышка и ослепила его…
        Алеша увидел, что они уже не здесь, не на 12 этаже недостроенной гостиницы. Он были где-то еще, в какой-то другой стране, в абсолютно другой стране. Было сумрачно и тихо. Лиля повернулась к нему спиной. Он подошел к ней, обнял ее и почувствовал, что смотрит ее глазами, из его сердца стайкой взметнулись пузырьки. Они стояли на вершине холма. Под ними лежала бескрайняя долина. Долина была заполнена людьми. Люди переливались в голубом свете, который, как догадался Алеша, исходил от висящего над ними голубого солнца. Алеша закрыл глаза, открыл и уже увидел себя среди людей. В воздухе сверкали голубые лучи. Алеша пошел среди сияющих людей, ища среди них Лилю. Он не беспокоился, что потерял ее. Она знал, что она рядом. Люди улыбались. Все были раздетыми. Их тела сверкали. Вдруг среди толпы Алеша увидел господина Дивана. Диван приветливо помахал Алеше рукой.
        - Наконец-то ты с нами, - сказал Диван. Алеша отрицательно покачал головой. Он не чувствовал себя своим, среди этих людей. Диван подошел к Алеше и вдруг ласково поцеловал его в губы. Алеша сначала отшатнулся, но Диван был настойчив, и Алеша растаял под этим поцелуем.
        - Ты ищешь Лилю? Оглянись, - прошептал на ухо Диван.
        Алеша оглянулся и увидел ее. Лиля была над всеми. Алеша понял, что голубые лучи, которые яростно пронзают этот странный мир, исходят от его девушки. Свет исходил не от солнца, а от нее. Солнце просто отражало ее свет. Она освещала эту толпу народа своим телом. С двух сторон от Лили сидели 2 огромные голубые пантеры. Алеша сразу узнал их. Это была она и он, Лиля и Алеша. Алеша почувствовал себя счастливым. Не просто радостным и довольным, а окончательно счастливым. Его дыхание, как воробушек выскакивало из груди. Алеша опять закрыл глаза…
        Когда он открыл глаза, его на мгновение ослепил огонь. Огонь погас и Алеша понял, что это погасла вспышка. Лиля стояла перед ним и позировала ему. Она действительно очень неплохо смотрелась в лучах заходящего солнца, но она не висела в воздухе и из нее не исходило никакого сияния. Это был просто секундный обморок. Но ощущение спокойствия и счастья осталось, хотя и стало более дневным и хрупким. Ревность исчезла совсем. Алешу даже радовало, что его Лиля раздета, что все пялятся на нее. Алеша сделал еще 3 кадра, один лучше другого. Лиля замечательно позировала. Съемки закончились. Солнце почти село. Девушки уже собрались. Лиля подошла к Алеше, крепко обняла его, нежно и долго поцеловала в губы.
        - Может быть, вы пойдете домой, отдыхать, а мы с Алешей останемся здесь и дофотографируемся вдвоем? - громко ко всем обратилась Лиля.
        Алеша вопросительно посмотрел на нее. Лиля ему подмигнула. Алеша почувствовал себя странно. Он сначала не понял в чем именно странность, но потом догадался, что ему страшно. Чего именно он боится, Алеша не понял, но это точно был страх. Народ охотно согласился на предложение Лили. Все очень устали. Еще не все девушки ушли с этажа, как Лиля прильнула к Алеше.
        - Тебе не холодно? - спросил он.
        - Нет, - ответила Лиля. - Здесь так странно. Мы столько раз тут были во сне. Наяву все не так, скажи же?
        - А по-моему, похоже, - возразил Алеша.
        - Ты хочешь?
        - Конечно, - ответил Алеша.
        - Наконец-то ты видел меня, - прошептал Лиля на ухо. - Ты же видел меня?
        - Да.
        - Ты пойдешь со мной?
        - Да - ответил Алеша.
        - Еще бы ты не пошел. Теперь мы с тобой одно слово. Нас будут повторять бесконечно.
        Лиля еще крепче прижалась к Алеше и непонятным образом вошла в него, вошла в его тело, коснулась сердца. Не так как во сне, а по-настоящему. Алеша почувствовал боль. Они стали заниматься любовью, но не так, как это делают все остальные люди. Алеше показалось, что огромный член вырос у него на груди. Алеша входил в Лилю сначала по пояс, потом целиком, потом стал теряться в ее лабиринтах… Он открыл глаза и опять увидел себя посреди голубого поля. На этот раз людей было меньше. Голубые лучи носились еще стремительней. Дыхание терялось. Каждый выдох приносил чудовищное, тяжело перевариваемое наслаждение.
        - Ты так и не узнал, за что убили Джона Леннона? - прожужжало в Алешино ухо. Это был Диван. Алеша с трудом узнал его. Он странно выглядел, обнаженный, покрытый шерстью, а из груди у него, как осиновый кол торчал неправдоподобно большой мужской половой орган. Алеша не выдержал и ухмыльнулся.
        - С яйцами смотрелось бы забавней, - смеясь, сказал он. Диван захохотал
        - Добро пожаловать в рай, - сказал он, улыбаясь. - Наконец-то ты получил бонус.
        - Спасибо, - ответил Алеша.
        - Ты больше не ревнуешь ее?
        - Нет, - сказал Алеша.
        - Ну, как хочешь, - ухмыльнулся Диван, точнее то, что от него осталось.
        К ним подошла Лиля. На это раз у нее были густые волосы, которые вились почти до пояса и прикрывали, где могли, ее обнаженное тело. Лиля улыбнулась Алеше и подошла к Дивану. Они стали целоваться, по настоящему, потом она встала на четвереньки и Диван приложился к ней сзади своим гигантским органом. Лиля взвилась в оргазме. Потом подошел какой-то мальчик с серьгой, еще кто-то и все они беспрепятственно входили в Лилю. Лиля кувыркалась в воздухе и во все стороны от нее, пронзая сумерки, разлетались голубые лучи. Алеша всё равно не ревновал. Он физически чувствовал, что все эти члены входят и в него, потому что он и она одно. Алеша не хотел больше оставаться в стороне. Он подбежал к Лиле и со всей силы влетел в нее. Лиля билась в экстазе, словно океан под ураганом. Она приняла Алешу со всей возможной лаской. В небо взлетела еще стая лучей. Алеша метался в Лиле, то становился ей, то становился собой, то наталкивался на чьи-то черные члены, которые бороздили тут и там. Алеша чувствовал, что часть его тоже стала голубым лучом и тоже мечется в сумеречном небе. В этот момент что-то вцепилось в Алешу, и
стало вытаскивать на поверхность…
        Алеша открыл глаза. Лиля склонилась над ним. Они были на 12 этаже гостинице. Начинало темнеть. Тяжелый сумрак плавал вокруг, как туман.
        - Нам пора, - прошептала Лиля. Алеша кивнул. Волосы девушки, ее тело светилось в сумерках неземным сиянием.
        - Ты - богиня? - спросил Алеша.
        - Нет, - ответила девушка. - Все гораздо проще. Нам пора.
        Лиля взяла Алешу за руку. Алеша поднялся с холодного картона, на котором они только что занимались любовью. Алеша тоже был обнаженным. Лиля повела его к краю пропасти.
        - Наконец-то мы уходим, - сказала она. Алешу передернуло. Он вдруг вспомнил, как Диван входит в его девушку своим мерзким членом. Это была не ревность. Он уже не мог ревновать. Это был даже не страх. Это был ужас маленького мальчика, к которому пришел настоящий взрослый кошмар. Алеша остановился.
        - Я боюсь, - тихо прошептал он. - Не надо.
        - Чего ты боишься, - ласково сказал Лиля, заглядывая ему в глаза. - Не бойся. Я всегда буду с тобой. Я никогда тебя не брошу. Я понимаю, ты боишься уходить. Всем страшно уходить, но ты не бойся. Ведь я с тобой. Мы вместе. Не бойся. Я тебя не оставлю.
        Лиля потянула его за собой, но Алеша все равно не хотел подходить к краю пропасти.
        - Я боюсь, - еще раз сказал он. - Я все равно боюсь. Давай подождем. Давай не сейчас.
        - Посмотри, - сказала Лиля, - посмотри вниз.
        Алеша посмотрел вниз. Волга окончательно вышла из берегов. Ее медленные унылые волны бились на уровне 10 этажа гостиницы, в двух шагах, совсем рядом.
        - Тебе некуда больше возвращаться, - сказала Лиля. - Твое прошлое уже на дне. Волга все затопила, весь твой город. Остались только мы с тобой. Тебе нас мало?
        - Нет, - ответил Алеша.
        Лиля еще раз потянула Алешу за руку, но Алеша по-прежнему не мог сделать шаг.
        - Давай, Алёшенька. Или ты хочешь, что бы я прыгнула одна?
        - Нет.
        - Но я должна вернуться. Пошли со мной. Ты меня слышишь?
        Алеша посмотрел в глаза своей любимой, в ее огромные с золотым блеском глаза, посмотрел на ее, как крылья сверкающие в полумраке, волосы, посмотрел на ее по-детски хрупкое тело и понял, что пойдет с ней, куда бы она не позвала. Он увидел ее дрожащие, как жемчужинки, слезы на ресницах и ему стало больно.
        - Пошли? - спросил он, пересилив страх.
        - Пошли, - сказала Лиля. И Алеша пошел. Они подошли к самому краю, посмотрели на тяжелые волны, взялись за руки и сделали шаг…
        …Девушку твоего товарища звали Елена Владимировна Исакова, во всяком случае, по документам. Она сказала, что хочет остаться с Алексеем Боткиным наедине, что бы он сфотографировал ее в интимной, так сказать, обстановке. Каприз такой. Все устали, всем всё надоело и поэтому никто не стал возражать. Двенадцать моделей, Анна Спириденко, Екатерина Потапова - визажист, дизайнер, 2 охранника с «Анаконды», все пошли вниз. Короче, весь этот шалман спустился. Ждать твоих друзей никто не собирался. За Спириденко приехало такси. В него села она, визажист, дизайнер и две модели. Остальные пошли в город пешком. Только 3 модели-подружки решили сходить покурить, а заодно и посмотреть снизу на то место где они только что снимались. Стали смотреть и увидели эту парочку - твоего Алешу и его Елену. Парочка стояла на самом краю и была абсолютно голой. Девчат это удивило, но не очень. Творческие люди, заскоки, все дела. А потом твой друг с подружкой бросились вниз. Разбились на смерть сразу же, разлетелись на тысячу кусочков и брызг. 12 этажей все-таки. Это все что я знаю.
        Майор Ковальчук и Сергей Колчак сидели в автомобиле с выключенными фарами и ждали. Была та самая ночь, в которую по их расчетам должно будет произойти 8 убийств. Они сидели у подъезда, в котором жил старик. В 10 метрах в микроавтобусе расположился вооруженный отряд ОМОНа. По городу дежурили усиленные наряды милиции. Прислали в подмогу даже самарских ментов. Сергей никак не мог поверить, что его друг мертв. Это не укладывалось в его голове. Он был готов ко всему, но это было перебором, явным перебором. Это было совершенно неправильно.
        - Может, они не совсем мертвы? - глупо пробормотал Сергей.
        - Совсем, - сказал майор. - Я понимаю, что тебе это тяжело слышать. Он был твоим другом.
        Сергей заплакал. Ему давно хотелось расплакаться, но он сдерживался. А теперь почувствовал, что сдерживаться больше не зачем, что уже абсолютно все равно, что о нем подумают. Он заплакал навзрыд. Из носа потекли сопли.
        - Ну-ну, - сказал майор, пытаясь его успокоить. - Ты сам видишь, что творится. Безумие, полное безумие.
        Сергей ничего не ответил. Он продолжал глотать сопли.
        - Зря ты сюда пришел, - сказал майор, - мы и без тебя справимся. Иди домой, напейся, потрахайся с кем-нибудь. Ты все равно нам ничем не поможешь. Иди.
        Сергей кивнул.
        - Я, наверное, пойду, - сказал он.
        - Иди. Завтра я тебе позвоню. А если мы эту сволочь поймаем, то мы с тобой вместе напьемся, даже не напьемся, а нажремся в абсолютную нирвану.
        Сергей кивнул, но майор не был уверен, что молодой человек его понял. Сергей открыл дверь.
        - Ты знаешь куда идти? - спросил его майор.
        - Знаю, - ответил Сергей, закрыл дверь и пошел, куда глядели глаза…
        То, что произошло в ту ночь, стало одним из самых ярких событий в истории тольяттинских правоохранительных органов. Эта история попала в центральную прессу и даже обсуждалась в одном из ток-шоу на «Первом Канале».
        Через полчаса, после того, как Сергей покинул засаду, из подъезда за которым велось наблюдение, стремительно вышел человек в черном капюшоне и быстро прошел мимо машины с майором и другими оперативниками. Сомнений, что это и есть убийца ни у кого не было, ждать, когда он начнет убивать, тоже не входило ни в чьи планы.
        - Он здесь. Всё подкрепление сюда, - шепотом прокричал в рацию майор. Потом он дал приказ ОМОНу задержать человека в черном .
        - Если что, стреляйте на поражение, - добавил майор. Этот приказ стоил ему сначала звания, а потом и свободы. Омоновцы выскочили из микроавтобуса и вприпрыжку, словно на съемках очередного сериала о благородных ментах, бросились за высоким мужчиной в черном плаще. Мужчина, сразу же повернулся на 180 градусов и пошел навстречу преследователям. Омоновцы на секунду растерялись.
        - На пол. Я сказал на пол, - хриплым баритоном истерично прокричал один из омоновцев, больше по привычке. Мужчина в капюшоне подошел к ним. Он оказался неправдоподобно высоким, около 3-х метров. Два омоновца, в том числе и тот, кто предложил этому монстру лечь на пол, остановились, а два других нерешительно продолжили движение навстречу. Когда они совсем сблизились, черный человек махнул рукавом, сверкнула сталь, и оба защитника закона синхронно лишились своих голов. Ребята в защитной униформе онемели от ужаса, и один из них открыл огонь на поражение из своего Калашникова, другой тоже стал истерично палить в черный силуэт. Но попасть им не удалось. Черный человек прошел сквозь них. Омоновцы стали палить ему вслед, но человек в черном быстро удалялся в сторону автобусной остановки. Приехало подкрепление. Увидев, что "наших бьют", они тоже открыли огонь. В подозреваемого они тоже не попали, но одна из очередей попала в группу подростков стоящих на остановке. Раздались крики, полилась кровь. Дело стало совсем плохо. Майор выхватил свой ТТ, выкарабкался из машины и бросился за убийцей, срезая угол.
Пробежав пол квартала, он сумел догнать монстра. Приблизившись к черному силуэту, он, что было голоса, крикнул: «Стой». Черный человек остановился и обернулся на крик. Майор сделал три шага навстречу.
        - Кто ты? - заикаясь, спросил майор. Черный человек ничего не ответил, а майор, лишившись чувств, упал на холодный асфальт.
        Оперативная группа потеряла подозреваемого и поиски ни к чему не привели.
        Наутро стали известны полные итоги ночной погони. Автоматная очередь, попавшая в толпу на остановке, оказалась на редкость результативной. 3девушки и один юноша были убиты, 3 подростка были доставлены в больницу с ранениями различной тяжести. Также был ранен гуляющий пенсионер и беременная женщина. Пенсионер от полученного ранения скончался в больнице. Вскоре выяснилось, что в эту ночь, в разных концах города было убито острым колющим предметом 8 человек. Все они были, так или иначе, связанны с психологией: три преподавателя, две студентки, два практикующих психолога и один журналист, регулярно пишущий в местной прессе на психологические темы. Скрывать развернувшийся террор против психологов не было больше ни возможности, ни желания. Скандал разгорался, всплывали все новые и новые подробности. Оба психологических центра работающих в Тольятти прекратили свою работу. Психологи в массовом порядке стали покидать город. Их оказалось больше, чем можно было ожидать. Около полутора тысяч человек покинуло город, узнав во всех подробностях о происходящем. Конечно, многие из них имели к психологии отдаленное
отношение, но слишком все были напуганы. Местные институты направили уведомление в центральные органы, что временно прекращают преподавание психологии в связи со сложившейся ситуацией. Москва посчитала причину прекращения занятий совершенно не обоснованной, но занятия прекратились сами. Тот единственный кандидат наук, который осмеливался читать лекции по психологии в Институте Сервиса, читал их перед совершенно пустой аудиторией. Зачем он это делал, сложно сказать. Скорее всего, в знак протеста против собственного бессилия. В город приехал представитель московской прокуратуры и стал вести это безнадежное дело. Майор Ковальчук был отстранен и попал сначала под служебное расследование, а вскоре против него было заведено и уголовное дело. Главным пунктом обвинения был приказ майора, открыть огонь на поражение в черте города. Многочисленные мистические странности, которыми изобиловало это дело, на московского прокурора не произвели большого впечатления. Первым делом, он арестовал всех бывших участников революционного комитета, во всех подробностях выяснил, на каких основаниях в местной прессе проводилась
антиконституционная компания против психологии, кто ее финансировал, почему местные органы не запретили ее сразу, а позволили, возмущающим всех здравомыслящих людей плакатам, висеть в центре города более 3-х недель, почему запросы ассоциации психологов, протестующих против данной кампании, не сразу получили отклик. На газеты, задним числом, были наложены крупные денежные штрафы. В мэрии девять человек были понижены в должности, два человека уволены. Единственным членом революционного комитета, кого не удалось арестовать, был его идейный лидер Сергей Колчак. После того, как он вышел из машины майора Ковальчука его никто не видел. Сергей был организатором всей этой заварухи и поэтому он сразу превратился в главного подозреваемого.
        По настоятельней просьбе майора Ковальчука был задержан почетный пенсионер, ветеран труда Юрий Алексеевич Гагарин. Пенсионер был до полусмерти напуган и ни одного вопроса не понял. Вопросы, действительно, были странными. Пришлось Гагарина отпустить с извинениями. Поиски очень высокого гражданина в очках живущего в том же подъезде ни к чему не привели.
        Майор Ковальчук не унимался. Уже отстраненный от дела, он написал прокурору служебную записку, в которой проинформировал его, что согласно оперативным данным можно ожидать новой волны убийств 23 ноября. Прокурор, хотя и с предельной критикой относился к тому, как велось это дело, принял к сведению информацию и стал искать оставшихся в городе психологов, что бы установить им на эту ночь охрану. Психологи были найдены и собраны. Психологам было предложено провести эту ночь в самой просторной комнате местного вытрезвителя. Это было импровизационное решение, так как камеры, находившиеся в ведении милиции, были в ту ночь заняты. Психологам поставили охрану. Охрана всю ночь сторожила испуганных людей. Но так ничего и не случилось. Убийца не пришел. Психологов отпустили. Московский прокурор, который, несмотря на весь свой рационализм, очень боялся новой неконтролируемой резни, продолжил следствие с удвоенной энергией. Главным подозреваемым по-прежнему был Сергей Колчак. Поиски его стали главной целью следствия. Был даже подключен Интерпол. Но найти его никак не удавалось. Зато был найден Матвей Синицын,
проходившим по делу в качестве подозреваемого. Матвей был на послушании в одном из монастырей. Его арестовали и доставили в Тольятти.
        Прошел месяц-другой, убийства не повторялись. Похоже, они окончательно прекратились. Город успокоился. Психологи стали возвращаться. Через пару месяцев город вернулся к нормальной жизни. Об странных убийствах стали вспоминать исключительно в прошедшем времени Участников Революционного комитета пришлось отпустить, потом отпустили и Матвея Синицина, последним отпустили Павла Павленко, который просидел в СИЗО больше трех месяцев и успел отрастить весьма смешную бородку. Московский прокурор уехал. Единственным обвиняемым в этом деле оказался майор Ковальчук. Майор был приговорен к 3 годам лишения свободы. Что касается Сергея Колчака, то он так и не был найден.…
        2003год, редакция 2017

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к