Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бестужева Лада Светлана: " В Тени Двуглавого Орла Или Жизнь И Смерть Екатерины III " - читать онлайн

Сохранить .
В тени двуглавого орла, или жизнь и смерть Екатерины III Светлана Игоревна Бестужева-Лада
        Светлана Бестужева
        В тени двуглавого орла, или жизнь и смерть Екатерины III
        КОРОЛЕВА, ДОЧЬ ИМПЕРАТОРА Или Вторая Екатерина
        Историко-фантастический роман
        Пролог
        « - Теперь, когда мы научились отправлять посланников не только в те времена и места, где они когда-то проживали свою прежнюю жизнь, программу можно расширить.
        - Да, но пока эти посланники могут находиться в заданных нами координатах не более суток. После этого прибор автоматически возвращает их назад…
        - Работа продолжается. Но мы не должны отвлекаться и от других, долгосрочных проектов. В данном случае, я имею в виду проект „Манифест“.
        - Агент уже внедрен и первые две фазы успешно пройдены.
        - Подробнее.
        - Ее двойник по прежней жизни приняла постриг в монастыре. А самому агенту удалось получить рекомендательное письмо к интересующей нас персоне. Если все пройдет гладко, без неожиданностей, мы сможем осуществить все задуманное.
        - Контроль над психическим состоянием агента ведется?
        - Безусловно. Абсолютная выдержка, прекрасная способность к адаптации и, главное, умение быть рядом, оставаясь практически незамеченной.
        - Осложнений личного плана не будет?
        - Агент не проявляет интереса к представителям противоположного пола, а у тех, в свою очередь, нет абсолютно никаких причин заинтересоваться ею, как женщиной.
        - При дворе, распущенность нравов которого вошла в историю?
        - Я же говорил: абсолютная выдержка. Добавлю, завидное хладнокровие.
        - Агента подбирали лично вы?
        - Да, и предварительную подготовку она проходила под моим непосредственным руководством.
        - Что заставило ее согласиться отсутствовать в своем времени и жить своей собственной жизнью в течение многих лет? Не исключено - десятилетий?
        - По профессии она историк и увлекается именно тем периодом. А кроме науки, ее вообще мало что интересует. Рано потеряла родителей, воспитывалась в детском доме, высшее образование получила заочно. Личная жизнь отсутствовала, как таковая, вследствие особенностей темперамента. Но одновременно может быть контактна и высоко коммуникабельна.
        - Такие агенты большая редкость. Как она попала в наш проект?
        - Ее привела Анна, и она же за нее поручилась. Вы же знаете, Анна достаточно проницательна, к тому же работала в проекте с ранних этапов его действия.
        - Думаю, что связной будет тоже Анна?
        - Безусловно. Она прекрасно говорит по-французски и достаточно артистична. К тому же хорошо разбирается в принципах действия почти всех приборов.
        - Когда у нее будет первый контакт с агентом?
        - Как только та доберется до места назначения. По ее подсчетам - недели через две.
        - А место встречи уже определено?
        - Да, Анна выбрала самое подходящее, плюс несколько запасных вариантов.
        - Криминальные проблемы исключены? Или столкновение с религиозным фанатизмом?
        - Почти на сто процентов, во всяком случае, последнее. Это же не Древний Египет и даже не Поднебесная империя.
        - Да, там сюрпризов хватило бы… Но это уже, так сказать, история, теперь мы занимаемся более серьезными вещами.
        - Главное, без всякой самодеятельности.
        - Совершенно верно. Аналитики просчитали варианты изменений в случае удачи нашего плана?
        - Естественно. Но ведь мы хотим только продлить жизнь еще не слишком старой женщины лет на десять. И избавить страну от нескольких лет совершенно бессмысленных перемен и страданий. Просто агент должна неотлучно находиться при объекте, вот и все. И во время запросить у нас нужное лекарство, если понадобится.
        - Просто… Самые простые вещи как раз и бывают самыми сложными, поверьте моему опыту.
        - Ваш опыт внушает уважение, но все решает сама жизнь. Как показывает мой опыт, она часто бывает непредсказуемой именно в простых вещах и мелочах.
        - Посмотрим.
        - Посмотрим.»
        «Любезный друг, князь Григорий Александрович! Вчерашний день Великая княгиня родила дочь, которой дано мое имя, следовательно, она - Екатерина; мать и дочь теперь здоровы, а вчера материна жизнь была два часа с половиною на весьма тонкой нитке; видя крайность, я решилась приказать акушеру спасти жизнь ей, за что теперь мне и муж, и жена много благодарны…»
        Императрица оторвалась от письма Светлейшему князю Григорию Потемкину и глубоко вздохнула. Как будто это было совсем недавно: ее собственные последние роды, поздние, не слишком желанные, окутанные глубокой тайной. Тогда новорожденную тоже назвали Екатериной. Теперь ей уже тринадцать лет, и она мало интересует свою августейшую мать: девочка носила фамилию Темкина и воспитывалась далеко от дворца.
        И все-таки тонкие губы императрицы тронула чуть грустная улыбка. Незаконнорожденная в глазах всего света, дочь на самом деле родилась от тайного брака с Григорием Потемкиным, которого Екатерина любила до беспамятства, искренне считая последней страстью своей жизни. Все тогда смешалось в один сложный клубок: пугачевский бунт, неожиданная, то ли самозваная, то ли подлинная, дочь покойной императрицы Елизаветы, объявившая себя претенденткой на трон, долгожданная беременность первой супруги Павла, Великой княгини Натальи Алексеевны…
        Все вынесла: рядом был Григорий Потемкин, Гришенька, надежда и опора, венчанный муж и прирожденный государственный деятель. Пугачева казнили, самозваная княжна Тараканова умерла от чахотки в заточении, а невестка Наталия через полгода скончалась в родах, произведя на свет мертвого младенца.
        Пришлось утешать нелюбимого сына, чуть не лишившегося рассудка от потери обожаемой супруги. Слава Богу, покойная невестка была не слишком целомудренной, да еще легкомысленно хранила свою пылкую и недвусмысленную переписку с любовником, графом Андреем Разумовским, ближайшим другом своего мужа. Прочитав эти письма, Павел, вообще не слишком уравновешенный человек, почти мгновенно возненавидел некогда любимую жену и позволил матери начать поиски для него новой спутницы жизни и матери будущих детей.
        Екатерина снова вздохнула и вернулась к прерванному письму:
        «…Жизнь моей невестки была два с половиной часа в немалой опасности от единого желания угодить и трусости окружающих ее врачей; и видя сие, ко времени и кстати удалось мне дать добрый совет, чем дело благополучно и кончилось. Теперь она здорова, но появление четвертой дочери вместо долгожданного третьего сына привело ее с такое отчаяние, что в утешение я дала новорожденной свое имя».
        Четвертая дочь… Императрица снова отложила перо. Правда, есть двое старших внуков: Александр и Константин, законное продолжение династии вроде бы обеспечено, но мало ли сюрпризов преподносит жизнь? Вот если бы сыновей было трое… И ведь все врачи в один голос твердили, что на сей раз Великая княгиня носит сына, все признаки налицо, да и звезды предсказывали появление на свет личности незаурядной, сильной, достойной носить корону. И вдруг - девочка.
        Екатерина, как ни странно, довольно скептически относилась к женщинам вообще и к женскому уму в частности. Вдоволь нахлебавшись в молодости унижений от взбалмошной и деспотичной свекрови-императрицы Елизаветы, она старалась в собственной жизни быть прежде всего монархиней, если не монархом. И отношения ее с мужчинами, шокировавшие не только Европу, но, порой, и ко многому привыкший двор, тоже строились по принципу сугубо мужскому: фавориты сменяли друг друга исключительно в зависимости от прихоти императрицы, причем каждый был моложе предыдущего.
        По понятиям того времени - глубокая старуха, разменявшая шестой десяток бабушка теперь уже шестерых внуков, Екатерина втайне гордилась тем, что окружающие воспринимают ее совсем по-другому, как некое высшее существо, неподвластное ни годам, ни людским законам. Она и сама забыла о том, что юной немецкой принцессе из захудалого княжества, ставшей женой наследника русского престола исключительно по прихоти императрицы Елизаветы, никакие звезды никогда не пророчили ни короны, ни власти. Она добилась всего сама: умом, терпением, настойчивостью.
        «И преступлением», - шепнул ей внутренний голос.
        «Я не убивала своего мужа. Меня там даже не было…»
        «Ты вдохновила убийц, и никого не покарала потом»
        «Этот сумасшедший угрожал благополучию всей России…»
        «Этот человек угрожал твоему благополучию и благополучию твоего сына».
        «Нужно было спасать страну».
        «Что ж, ты ее спасла. Спасла трон для своего сына, но так и не уступила его…»
        «Великий князь безумен, как и его отец».
        «Но он все равно будет императором, когда тебя не станет».
        «Не будет. Я завещаю трон своим внукам. Точнее, Александру. Он будет идеальным правителем, я сама его воспитываю. А Павла у меня отобрали сразу после рождения…»
        «Как ты отобрала сыновей у своей невестки?»
        Екатерина тряхнула головой. Не отобрала, а взяла к себе, чтобы воспитать истинных аристократов, будущих монархов. Разве справилась бы с этим восемнадцатилетняя немецкая принцесса София-Доротея, во святом крещении - Мария Федоровна, выросшая в захудалом графстве Монбельяр, и мало чем отличавшаяся от обычной немецкой барышни? Хорошенькая, неглупая, явно обожает своего мужа, но… Воспитывать будущих наследников престола ей рано.
        А уж доверять воспитание детей их отцу… Прусский король Фридрих Второй, устроивший этот брак для одной из своих бедных родственниц, дал очень точную оценку характера Великого князя:
        «Слишком важен, заносчив и горяч, чтобы удержаться на престоле народа дикого, варварского и избалованного нежным женским правлением… Он может повторить судьбу своего несчастного отца».
        Фридрих был, конечно, более проницателен, чем большинство его современников, но очень плохо знал закулисные пружины Российской политики. «Нежное женское правление» существовало только в воображении иностранцев: возведенная на трон горсткой высшей аристократии Анна Иоановна, племянница Петра Великого, прославила свое царствование невероятной жестокостью и склонностью к пыткам и казням за малейшее неповиновение. Особенно свирепо она расправилась с теми, кому обязана была троном: целые семьи сгинули в ссылках, многие закончили жизнь на эшафоте или в подземельях монастырей.
        Ее племянница, Анна Леопольдовна, формально - регентша при своем сыне, младенце Иоанне, занимала престол лишь несколько месяцев, а потом была свергнута с него Елизаветой, младшей дочерью Петра Великого, которую многие русские вельможи считали незаконнорожденной дочерью, «привенчаной» к мамкиному подолу пьяным попом. Формально незамужняя и бездетная, она выписала из Европы сына своей покойной старшей сестры Анны, герцогини Голштинской, объявила его наследником российского престола, а потом женила на немецкой принцессе, единственным достоинством которой в глазах императрицы было прямое родство с ее покойным женихом, герцогом Любекским.
        Но в любом случае «нежным» правление Елизаветы мог назвать только очень наивный человек. Самого Фридриха от полного разгрома Пруссии русскими войсками спасла только внезапная кончина Елизаветы и восшествие на престол его горячего поклонника, Петра Федоровича, так и оставшимся в душе герцогом Голштинским, и люто ненавидящим все российское и русское…
        А потом престол перешел к ней, к Екатерине, которую простой народ называл не иначе как «матушкой», а аристократия поддерживала в благодарность за данные дворянству вольности: например, разрешение вообще не состоять на государственной службе, хоть бы и номинально.
        «Нежное женское правление» - ха! А бесконечные войны, внешние и внутренние? А необходимость привести в порядок до предела запущенные государственные дела, в которые, кажется, вообще никто всерьез и не вникал с петровских времен? Недаром на постаменте памятника великому императору она повелела выбить: «Петру Первому - Екатерина Вторая», хотя не слишком любила самовосхваление. А необходимость держать в узде своенравного наследника, который под влиянием первой супруги - упокой Господь ее душу! - даже составил некий заговор против августейшей матери, да вовремя опомнился, покаялся и отрекся от всех своих сподвижников.
        Теперь вот, забыв про политику, желает на поле боя показать чудеса героизма. Когда в августе 1787 г. Оттоманская Порта объявила войну России, Павел, как одержимый, стал рваться на фронт. Но Екатерина, никогда не спускавшая глаз с сына, меньше всего была склонна приближать его к своей армии, где было немало симпатизировавших ему офицеров. В этот раз она не дала согласия на отъезд Павла, сославшись на беременность великой княгини Марии Федоровны, на необходимость ее спокойствия в этом положении. Такая забота Екатерины была вполне оправдана в глазах окружающих: невестка вот-вот должна была подарить императрице столь желанного очередного внука. И подарила… очередную внучку.
        А ведь все так чудесно начиналось! Через год с небольшим после свадьбы Великая княгиня легко и без осложнений разрешилась от бремени своим первенцем - Александром. Гром пушечных салютов оповестил об этом столицу 12 декабря 1777 года. Счастливы были все - и отец с матерью, и августейшая бабушка, которая и без того относилась ко своей второй невестке с необыкновенной нежностью, куда большей, нежели к собственным детям.
        «Признаюсь Вам, что я увлечена этой дивной принцессой, увлечена буквально. Она именно такова, которую хотели: стройна, как нимфа, цвет лица белый, как лилия, высокий рост с соразмерной полнотой и легкость поступи. Кротость, доброта сердца и искренность выражаются у нее на лице, все ею очарованы…»
        Такие или примерно такие письма получили все многочисленные корреспонденты императрицы вскоре после приезда невесты Цесаревича в Россию. Но дело даже не в словах: во время родов Екатерина не отходила от юной невестки и, по впечатлению некоторых свидетелей, вела себя так, будто сама была должна рожать. Возможно, страшные воспоминания о собственных первых родах так никогда и не изгладились из памяти Екатерины: почти сутки она оставалась одна в холодной комнате, без капли воды и человеческого слова, пока во дворце шумно праздновали появление на свет ее первенца. Мало кто осудил тогда жестокосердие императрицы Елизаветы, но проявлять подобные чувства было совершенно не в характере Екатерины, при всем ее неприятии немецкой чувствительности и сентиментальности…
        Но в глубине души - хотя не призналась бы в этом и под пытками - Екатерина страстно желала, чтобы младенец Александр остался сиротой. Как говорил один из великих русских поэтов: «Странная вещь сердце человеческое вообще и женское - в особенности».
        Майский вечер все длился, не желая заканчиваться и уступать место даже сумеркам. Скоро начнутся белые ночи - излюбленное время для романтиков, ненавистное для рациональной и чуждой сантиментов императрице, которая терпеть не могла изменений в установленном порядке вещей. День есть день, а ночь есть ночь, но в этой удивительной стране все вечно не так, как принято. Перенести бы столицу обратно в Москву, но…
        Но Москва пугала Екатерину больше, чем холодный и высокомерный Санкт-Петербург. Там она тут же начинала ощущать себя немкой, которую только терпят в ожидании совершеннолетия законного наследника престола. Там дворянские усадьбы - целые поместья в черте города, собственные маленькие государства. Там - настоящая Россия, которая отторгала в свое время даже природного русского, наизаконнейшего царя Петра. Или, наоборот, Петр отторг Россию? Если задуматься, сколько русской крови течет в жилах ее внуков… Нет, такие мысли нужно гнать от себя как можно дальше.
        Императрица позвонила и приказала подавать чай. Сегодняшний день она хотела провести как можно спокойнее: все-таки празднества в честь рождения ее внучки-тезки были утомительны.
        О радостном событии город узнал, услышав пальбу пушек обеих крепостей - Петропавловской и Адмиралтейской. Императрица-бабушка возложила на ребенка орден Святой Екатерины. Как сообщала об этом дне городская газета «Ведомости», «в полдень был обед, сервированный на сто пятьдесят шесть кувертов. Во время стола Ее Величество пила здоровье высоконоворожденной, причем стреляли из тридцати одной пушки… Вечером Петербург и Царское Село были иллюминованы».
        - Пригласите ко мне мадемуазель Алединскую, - приказала императрица слугам, сервировавшим чай.
        Да, сейчас ей была нужна именно эта девушка: тихая, тактичная, умеющая поддержать любой разговор, но умеющая и молчать ровно столько, сколько нужно. Идеальная компаньонка… иногда. Последняя просьба покойной подруги незабвенной молодости, графини Прасковьи Брюс, много лет разделявшая забавы и заботы императрицы.
        Потом шалунья-графиня заигралась: увлеклась очередным фаворитом своей царственной подруги, да еще была ею застигнута в самый неподходящий момент. Фаворита Екатерина выставила немедленно, а подруге повелела отправляться в дальнее имение за Уралом, и сидеть там смирнехонько, опасаясь монаршьего гнева. Позже, правда, смягчилась, и позволила Прасковье ездить, куда угодно, кроме Санкт-Петербурга и Москвы. А потом…
        Екатерина прекрасно помнила тот день, когда ей доложили о посланнице с письмом от графини Брюс. Императрица давно уже все простила и забыла, да и фаворитов с тех пор было немало. Так что посланницу приказала допустить до своей персоны. И увидела стройную, среднего роста девушку, одетую в глубокий траур и не блиставшую красотой. Это была Мария Алединская.
        А письмо было последней просьбой умирающей графини. Прасковья просила Ее Императорское величество не оставить своими заботами круглую сироту-бесприданницу, свою полу-воспитанницу, полу-компаньонку, которая собралась в монастырь, но обещала письмо доставить.
        - Что вы умеете, моя милая? - обратилась Екатерина к девушке.
        - Все, что будет угодно вашему величеству, - тихим, приятным голосом ответила та. - У моей покровительницы-графини, царствие ей небесное, я была чтицей.
        - На каком же языке?
        - Я знаю английский и русский, хуже - французский.
        «Странно, - подумала тогда Екатерина. - Русский понятно, но вот английский… Им у нас мало кто владеет. Тем более, лучше французского…»
        - А по-немецки вы читаете?
        - Нет, ваше величество. Я плохо понимаю немецкий и совсем не умею говорить на нем.
        - Что же, с немецким у меня и без вас говорунов предостаточно. Если я предложу вам быть чтицей у меня? Вы можете сразу переводить на русский английские книги?
        - Конечно, ваше величество. Я могу быть вам полезной и в другом: мой покойный батюшка увлекался медициной и меня приохотил.
        - Да я здорова, милая, спасибо. Что ж, последнюю волю покойных надо уважать. Я оставляю вас при себе. Только траур снимите, не люблю я эту черноту.
        - Слушаюсь, ваше величество.
        - Деньги то у вас есть?
        - Милостями покойной графини оставлено мне сто рублей на взнос в монастырь.
        - Туда еще успеете. Я прикажу сшить вам новое платье. Жить будете за комнатами моих придворных дам, я распоряжусь. А через три дня будьте готовы приступить к своим обязанностям.
        Девушка молча склонилась в глубоком реверансе…
        С тех пор прошло пять лет, Мария прижилась при императрице, всегда была рядом, если нуждались в ее услугах, и тихо исчезала, когда не была нужна. Сегодняшний вечер был как раз таким, когда, кроме Марии, императрице никто не был нужен. Тихая беседа, гадание на картах, в котором девушка была великой искусницей, какой-то особый легкий массаж перед сном, после которого императрица спала куда лучше обычного. Да, неоценимое наследство ей оставила беспутная Парашка Брюс, упокой Господи ее душу.
        Тихий стук в дверь прервал воспоминания императрицы. Мария появилась, как всегда, быстро и почти бесшумно.
        - Садись, милая, - ласково обратилась к ней Екатерина. - Что-то устала я нынче.
        - Ваше величество не щадит себя. Не только нынче, вчерашнего дня хлопотали без передышки, да и до этого…
        - Так ведь рожала эта дуреха, невестка моя. Тяжело на сей раз рожала. Я думала - мальчик…
        - На все воля Божья, - тихо ответила Мария. - Добавить в чай отвар? Я принесла.
        Мария умела, ко всему прочему, делать какие-то травяные отвары, успокаивающие нервы, облегчающие тяжесть в желудке, исцеляющие легкие простуды.
        - Добавь, милая. Была бы ты мужчиной, сделала бы тебя своим лейб-медиком.
        - Спасибо, ваше величество, только я не врач.
        - Да знаю. Только от тебя толку больше, чем от всех этих коновалов. Ты невестке моей отнесла снадобье свое целительное?
        - Как всегда, ваше величество. Но боюсь…
        - Что?
        - Их высочество великая княгиня мои отвары не жалует.
        - Что так?
        Мария позволила себе слегка усмехнуться:
        - Боится, наверное, отравы.
        - Дура моя невестка! - резко отозвалась Екатерина. - Дурой была, ею и осталась. Хотя и корчит из себя просвещенную особу.
        Императрица имела в виду балы, которые устраивала Мария Федоровна еженедельно по понедельникам и субботам, чтобы развеяться и оживить жизнь «второго двора», в Гатчине. Иногда любителями высокой словесности на сцене гатчинского театра ставилась комедия или устраивался вечер, посвященный литературным дискуссиям, в котором принимали участие заезжие литераторы. Библиотека дворца насчитывала сорок тысяч книг.
        Без затей Великой княгини Гатчина, подаренная императрицей сыну после рождения первой внучки, Александры, несмотря на пышный дворец, была бы очень похожа на образцовую казарму. Не исключено, что именно поэтому Великий Князь Павел фанатично привязался именно к этому месту и довольно быстро в непосредственной близости от Санкт-Петербурга возник настоящий прусский уголок, откуда все русское было безжалостно изгнано.
        Великая княгиня Мария Федоровна почти мгновенно приспособилась к полуказарменной атмосфере их новой резиденции. Она выращивала редкие цветы и растения, занималась живописью, резьбой по камню, рукоделием, интересовалась естественными науками, даже повелела оборудовать крохотную лабораторию для химических опытов… Не такой уж дурой была невестка, как считала ее августейшая свекровь.
        - Кажется, великая княгиня сама огорчена, что снова родила девочку, - мягко перевела разговор Мария. - Она так стремится угодить вашему величеству…
        - Ты права, - усмехнулась императрица. - Мне пришлось не только помогать при родах, но еще и успокаивать великую княгиню. Надеюсь, следующим ребенком все-таки будет мальчик. Девок мои детки нарожали предостаточно, хорошо хоть сначала двух мальчиков мне подарили. Вот и вожусь теперь при каждых родах ее высочества: все жду внука. Да и ее, дуреху, жалко…
        Мария отвернулась, скрывая улыбку. Екатерина жалости не испытывала ни к кому и никогда, она просто не знала такого чувства. А действовала уже исключительно ради поддержания в глазах общества имиджа образцовой свекрови. К своей невестке она, после первых восторгов, довольно быстро охладела.
        Получив столь желанного внука, она стала находить в женщине, произведшей его на свет, чуть ли не одни недостатки: легкомыслие, эгоизм, лукавство, притворство, честолюбие и даже откровенную глупость. Хотя Великая княгиня была ничуть не глупее большинства окружавших ее женщин. А то, что ее больше занимали семейные, а не государственные ценности… Вряд ли сама Екатерина обрадовалась бы, окажись ее невестка точной копией ее самой.
        Эту холодность снова могло бы растопить появление на свет мальчика. Но судьбе угодно было осчастливить царскую семью еще одной дочерью. Правда, такой, о которой ее старший брат, тогда уже император Александр, впоследствии скажет:
        - Если бы Като родилась мужчиной, я бы передал ей трон хоть завтра, нимало не беспокоясь при этом о судьбе России. Эта женщина была рождена для короны…
        - Ну, все хорошо, что хорошо кончается, - отставила Екатерина пустую чашку. - Ты пока ступай, Мари, а после ужина придешь мне почитаешь. Барон Гримм новую книгу прислал, английскую. Пишет, что о какой-то новой методе воспитания. Посмотрим…
        Мария склонилась в реверансе и бесшумно выскользнула из комнаты. А Екатерина перешла в кабинет, дописать, наконец, начатое еще днем письмо. Оставлять дела незавершенными она терпеть не могла.
        «К сожалению, какое бы имя ни получали мои внучки при крещении, все будут плохо выданы замуж, потому что ничего не может быть несчастнее русской великой княжны. Они не сумеют ни к чему примениться, все им будет казаться мелким… Конечно, у них будут искатели, но это приведет к бесконечным недоразумениям… При всем том может случиться, что женихов не оберешься».
        Прекрасно зная российскую историю, Екатерина недаром заранее беспокоилась о будущем цесаревен. По допетровскому обычаю царские дочери были обречены на вечное девство и монашеский клобук. Петр искал женихов для двух своей дочерей за границей, но не слишком в том преуспел: старшая дочь, Анна, ставшая супругой герцога Голштинского, умерла вскоре после родов, Елизавета так и осталась без супруга. Никаких особых династических выгод, кроме череды государственных переворотов в самой России, эти браки не принесли.
        Женихов, тем не менее, предстояло подыскивать за границей. А тут все упиралось в сложнейший вопрос вероисповедания: царская дочь ни в коем случае не могла принять иную веру, кроме православной. Значит, нужно было найти принца или герцога, согласного сменить собственную веру на православную, а для особ высокого ранга это было, естественно, неприемлемо. Оставались только не слишком высокородные и не слишком богатые герцоги и принцы, которыми, правда, Европа кишмя кишела, равно как и принцессами.
        С удовольствием Екатерина думала только о внуках. И первого, Александра, и второго - Константина она отобрала у родителей сразу после рождения, намереваясь воспитать из них идеальных государей. Для Александра, естественно, предназначался русский престол, Константин должен был стать повелителем нового государства, Греции, освобожденной от турецкого влияния, а столицей этого государства предполагалось сделать Константинополь, пока еще официально называвшийся Стамбулом. Кормилицей его стала гречанка, няньками - тоже женщины той же нации.
        Тем временем императрица училась быть матерью, которой фактически никогда не была: новорожденного сына Павла у нее также забрала свекровь, царствовавшая тогда императрица Елизавета. Но, словно забыв собственные горькие слезы по этому поводу, Екатерина поступила со своей невесткой в точности также.
        Вопреки обычаям эпохи и особенно вопреки многовековым правилам воспитания царских отпрысков, Екатерина удалила всех ночных нянек, категорически отказалась от меховых покрывал и пуховых перин, требовала закалять детей холодными обливаниями и как можно больше времени проводить в играх на свежем воздухе. Мнение окружающих, в том числе, родителей, ее совершенно не волновало…
        Прошло несколько дней, и в Царском Селе состоялось крещение Екатерины Павловны. В церковь ребенка несла статс-дама императрицы княгиня Екатерина Романовна Дашкова, возглавлявшая тогда Академию наук. И в этом можно было увидеть определенно знак судьбы - Екатерина Павловна станет незаурядной, умной женщиной.
        Императрица, правда, мало думала о своей четвертой по счету внучке. Лишь через два года после ее рождения императрица в очередном письме, направленном барону Гримму вместе с портретами ее внуков, императрица так характеризует свою внучку-тезку:
        «О ней еще мало что можно сказать, она слишком мала, но куда более развита, чем были братья и сестры в ее лета. Она толста, бела, глазки у ней хорошенькие, и сидит она целый день в углу со своими игрушками, то болтает без умолку, то подолгу молчит. Думаю, мне следовало бы уделять ей больше заботы, почему я и решила приставить к ней особую воспитательницу, которой я всецело доверяю».
        Воспитательницей этой императрица решила сделать Марию Алединскую, обязав ее ежевечерне являться с докладом о своей воспитаннице. Таким образом, Екатерина и себя не лишала возможности общения с привычным и приятным ей человеком, и за малышку могла быть спокойна: Мари представлялась ей идеальной воспитательницей, которая, к тому же, сможет научить дитя правильно изъясняться по-русски и свободно - по-английски.
        Будущее Като, как звали маленькую великую княжну близкие, Екатерина пока себе еще не очень представляла: кроме нее были три старшие внучки - Александра, Елена и Мария, и младшая - Анна. Общий надзор над их воспитанием осуществляла графиня Ливен, дама с безупречной репутацией и отменным поведением. Но у каждой была и своя, личная воспитательница, и целый штат прислуги.
        Перешагивая в первый раз порог детской Като, Мария понимала, что прежняя сравнительно легкая жизнь для нее кончилась, и придется приложить немало усилий, чтобы исполнить свое предназначение и не подвести тех, кто возложил на нее особую миссию.
        Глава первая
        Жертвы политики
        «В Царском селе, в отдалении от основного дворцового здания, были разбросаны несколько причудливых строений в разнообразном стиле: китайском, мавританском, персидском. Императрица Екатерина любила все необычное и порой во время прогулок захаживала в какой-нибудь из этих домиков отдохнуть и выпить что-нибудь прохладительное или согревающее.
        Поздними вечерами и ночами в этих домиках, случалось, находили приют влюбленные парочки: императрица смотрела на это сквозь пальцы и даже посмеивалась. Но в сумерках павильоны обычно стояли пустыми и казались большими игрушечными домиками, которые ребенок-великан бросил в саду.
        В тот вечер в один из павильонов друг за другом проскользнули две фигуры в длинных темных плащах с капюшонами. Осень в Царском селе выдалась теплой, но вечерами уже чувствовалось скорое приближение холодов, так что подобная одежда не вызвала бы особого удивления у случайного свидетеля. Впрочем, вокруг было темно и тихо.
        - Есть новости? - спросила по-русски одна из фигур.
        Голос был женский, не слишком высокий, да и говорила незнакомка почти шепотом.
        - Кажется, да, - отозвалась вторая тоже очень тихо. - Катрин со дня на день подпишет манифест о передаче трона Александру в обход законного сыночка.
        - Нужны какие-то дополнительные меры? Средства?
        - Меня беспокоит ее здоровье, но кажется, удара удалось тогда избежать. Вы во время доставили мне нужные лекарства. Пока их достаточно. Но, возможно, нужно будет устроить приезд какого-нибудь „иноземного“ врача для более тщательного обследования.
        - Это не проблема. Думаю, к нашему следующему контакту все будет подготовлено и мы договоримся о деталях. Как все-таки неудачно вышло, что она решила пристроить вас к внучке, а не оставила полностью при себе.
        - Нет худа без добра. У меня появилось больше свободы в передвижении, да и круг общения расширился самым естественным образом. К тому же моя воспитанница - любимая сестра Александра, а для будущего это может оказаться чрезвычайно полезным.
        - Вы правы. Теперь вот еще что. Я привезла новый прибор, он еще не очень обкатан, но его будут испытывать все агенты. Вот, наденьте на шею.
        - Что это?
        - Устройство для записи разговоров. Заряда должно хватить на полгода - теоретически, памяти тоже. Потом поменяем. Как вы понимаете, это может оказаться неплохим помощником…
        - Неплохим? Бесценным! Я остерегаюсь вести записи, потому что здесь все следят за всеми, и в моих вещах несколько раз кто-то рылся.
        - Но Катрин вам, кажется, беспредельно доверяет?
        - Здесь может действовать не только она… Как умело сработано, не отличить от обычной ладанки.
        - Мы решили, что золото вызовет слишком пристальное внимание к вашей особе: слишком богато. Материал стилизован под серебро…. Ну, нам пора расставаться.
        - Сигнал экстренного вызова прежний?
        - Да, и места встречи мы тоже пока не меняли. В Царском это вот здесь, в Петербурге - боковой вход на галерею, в Павловске - часовня.
        - Гатчина по-прежнему под запретом?
        - Только в самом крайнем случае и как можно дальше от дворца. Павел ведь по-прежнему непредсказуем?
        - Увы…
        - Ну, счастливо, Мария. До следующей встречи.
        - Спасибо, Анна. До свидания…
        Обе фигуры беззвучно растворились в темноте царскосельских садов…»
        - Ваше высочество, - слышался где-то сзади голос фрейлины, которая пыталась вернуть Като в ее комнаты. - Выше высочество, где вы?
        Но восьмилетняя Като уже отлично знала все дворцовые переходы и закоулки, чтобы надежно спрятаться от своих воспитательниц. К тому же сегодня всем было не до нее: через несколько минут начнется церемония обручения старшей сестры, Александры, с королем Швеции Густавом. Сама невеста, ее родные и все придворные уже собрались в тронном зале, ждали только императрицу Екатерину и молодого короля.
        Като проскользнула в зал и надежно укрылась за пышными складками парчового занавеса, почти закрывавшего огромное окно. На широком подоконнике можно было сидеть даже с ногами, а в узкую щелку портьеры, щедро расшитой золотом, видеть и слышать практически все, оставаясь невидимой. Теперь нужно было только подождать начала церемонии, а уж терпения у великой княжны было предостаточно, равно как и упрямства.
        Девочка поудобнее устроилась в своем убежище и вздохнула. Как невыносимо оставаться ребенком в глазах окружающих! Скорей бы ей исполнилось хотя бы двенадцать лет, чтобы ее одевали как взрослую барышню, а не как куклу, с этими идиотскими панталоничками, короткими платьицами и прочей ерундой. Даже серьги ей пока еще не разрешали носить: только маленькие золотые колечки, чтобы не заросли ушки. Тоска…
        Да, скорей бы подрасти! И тогда бабушка, императрица Екатерина, наверняка найдет ей самого лучшего жениха на свете: молодого принца, а лучше - короля, повелителя какой-нибудь сильной державы. И тогда она станет уже не одной из великих российских княжон, а королевой. Как станет скоро старшая сестра Александра.
        А как хороша Александрина сегодня! В белом длинном платье, расшитом серебряным позументом, с бриллиантовой диадемой на темно-русых волосах… Чудо, как хороша! Ведь ей еще только тринадцать лет, а она уже красавица, и с каждым днем все хорошеет и хорошеет. Кроме того, у нее очаровательные, мягкие манеры, которым Като тщетно пыталась подражать, светлый ум, доброе сердце. А скоро она станет королевой и будет сидеть на троне рядом со своим молодым супругом.
        Като было известно, что милая Александрина, хотя и знала о своем женихе только с чужих слов и видела его портрет, похоже, уже любила его чистой, первой юношеской любовью. Да и слышала она о своем нареченном только хорошее. От всего остального бабушка-императрица тщательно оберегала свою старшую внучку, предоставляя политические переговоры дипломатам, а самые важные вопросы решала лично. То, что для Екатерины было политикой, для девочки-подростка казалось ее судьбой, тем более, что императрица и ее окружение настойчиво внушали это великой княжне. И Александра Павловна доверчиво покорялась своей прославленной, мудрой бабушке.
        А вот и сама монархиня появилась в тронном зале при полном параде, с орденской лентой через плечо и любимой тростью с алмазным набалдашником. Като обожала смотреть на торжественные выходы своей августейшей бабушки, обожала ее величавую поступь, гордо закинутую голову, поистине царские манеры. В такие моменты возраст Екатерины терял свое значение, она олицетворяла собой российскую монархию: гордую, могущественную, почти всесильную.
        Вот кем на самом деле хотелось бы стать ее внучке: независимой самодержицей, монархиней, императрицей, а не чьей-то там женой, пусть даже и коронованной. Но - увы! - во всем мире Екатерина была единственной и неповторимой. Конечно, несколько лет назад еще была жива и правила австрийская императрица Мария-Терезия, и женщины постоянно соперничали между собой, не признаваясь в этом. Но теперь в Австрии правит ее сын-император.
        Если бы еще Като была единственной внучкой Екатерины Великой, то действительно могла бы со временем стать Екатериной Третьей. Увы, существовали еще три брата, не считая трех старших сестер и двух младших. Унаследовать российский престол Като не могла никогда и понимала это уже сейчас. Не понимала она другого: почему вопрос о браках великих княжон вызывал такую озабоченность у ее царственной бабки. Ведь невест для внуков она нашла без всяких проблем, да еще выбирала из великого множества претенденток…
        Старший, Александр, был на целых одиннадцать лет старше Като. Из обмолвок родителей - Великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны - девочка узнала, что императрица проделала над долгожданным внуком немало воспитательных экспериментов. И не только с ним.
        - Ее величество видит во мне только детородную машину, - донесся как-то до Като голос ее матери, которая была в кабинете у отца. - И так жестоко отбирает у меня моих крошек, едва они появляются на свет. Неужели она не понимает, что разбивает мне сердце?
        - Ее величество, моя августейшая матушка, просто не знает, что такое сердце, - послышался резкий, ироничный ответ отца. - У нее сердца нет и никогда не было, она всегда меня ненавидела, а моего дорогого батюшку убила…
        - Паульхен!
        - Ну, приказала убить, какая разница. Она убийца, похитительница престола, настоящая Мессалина, а вы, мой друг, ждете от нее человеческих чувств…
        В этот момент один из стоявших возле двери офицеров бесшумно прикрыл створку и больше Като ничего не услышала. Но слова «убийца», «Мессалина» и некоторые другие прочно застряли в ее головке и не давали покоя.
        Убийца? Ее обожаемая бабушка, которая никогда на нее не сердится и не ругает ее, у которой вечно припасены какие-нибудь лакомства и маленькие сюрпризы для внучек - бессердечная убийца? А кто такая Мессалина?
        - Мари, кто такая Мессалина? - спросила она вечером свою главную воспитательницу, фрейлину Алединскую.
        - Это персонаж из древнеримской истории, - невозмутимо ответила та. - Супруга одного из римских императоров.
        - Она его убила?
        - Откуда вы это взяли, ваше высочество? Никто никого не убивал. И вообще в вашем возрасте рано интересоваться такими вещами. Придет время, вам все объяснят на уроках истории.
        - А почему бабушка забирала моих братьев, Сашу и Костю, к себе? Матушка очень расстраивалась, да?
        - Ее императорское величество желало воспитать своих внуков достойными продолжателями династии. И воспитала. А вам, ваше высочество, пора читать молитву и спать.
        Вот так всегда было с Марией Алединской. Она отвечала на все вопросы, а ясности никакой не было. Но, пожалуй, была единственной из фрейлин, которая смогла завоевать доверие и расположение маленькой Като, и которой даже удавалось обуздывать порывы своей непредсказуемой воспитанницы…
        Като слегка пошевелилась в своем убежище, чтобы не так затекали ноги. Где же жених? Кажется, ему надлежало быть в Тронном зале уже час тому назад. А его все нет и нет, только князь Платон Зубов, бабушкин любимец, снует туда-сюда с озабоченным видом, да главный дипломат, князь Безбородко, становится все мрачнее. Странно, право.
        На свадьбе у Александра все было по-другому. Никаких озабоченных лиц, никаких дипломатов, только праздничное ликование. Пятнадцатилетний великий князь Александр взял в жены четырнадцатилетнюю принцессу Баденскую Луизу, которую окрестили Елизаветой Алексеевной. Это была любовь с первого взгляда, как непрестанно повторяли тогда при дворе. Молодожены, едва вышедшие из юношеского возраста, были так очаровательны, что их называли не иначе, как Амуром и Психеей. Да и сейчас они - самая красивая пара при дворе.
        Като поискала взглядом своего старшего брата и увидела, что он стоит неподалеку от императрицы, а его супруга рядом нервно обмахивается веером. Непохоже на Лизхен: она всегда такая спокойная, даже чуть холодноватая. И у Александра лицо совсем не праздничное.
        Зато его брат, Константин, вместе со своей очаровательной супругой, похоже, заняты сами собой, а не тем, что происходит вокруг. Неудивительно: они женаты еще только полгода, и оба так молоды, что обожают всякие проказы. Вот и сейчас Константин исподтишка щекочет свою супругу Анну, миниатюрную брюнетку, а та старается сдержать неуместный здесь смех.
        Позже Като узнала, что после женитьбы Константина, императрица Екатерина написала своему постоянному корреспонденту во Франции барону Гримму:
        «…Теперь женихов у меня больше нет, но зато пять невест, младшей только год, но старшей пора замуж. Она и вторая сестра - красавицы, в них все хорошо, и все находят их очаровательными. Женихов им придется поискать днем с огнем. Безобразных нам не нужно, дураков - тоже; но бедность - не порок. Хороши они должны быть и телом и душой. А где их таких найдешь? Да еще знатных, под стать царским дочерям!».
        Като снова пошевелила окончательно занемевшими ножками. Да где же этот король? У бабушки Екатерины гневный и расстроенный вид, батюшка явно в бешенстве, а маменька что-то шепчет ему со злым и обескураженным видом. Александрина, прелестная, как ангел, в своем наряде невесты, бледна и с трудом сдерживает слезы. Что могло произойти с королем Густавом, который казался без памяти влюбленным в свою невесту? Почему не начинают церемонию обручения?
        В этот момент Като заметила, что князь Платон Зубов, в очередной раз войдя в зал, подошел к Екатерине и что-то сказал ей. Императрица изменилась в лице, хотела что-то ответить, но так и осталась с открытым ртом. Ее камердинер Зотов бросился за стаканом воды. Все еще безмолвно сидевшая Екатерина выпила воду. Немного оправившись, она попыталась встать, потом сбросила с себя императорскую мантию и без сил опять опустилась в кресло.
        Забыв обо всем на свете, Като спрыгнула с подоконника, выскользнула из-за портьеры и помчалась через весь зал к Екатерине, ловко скользя маленькими ножками по зеркальному паркету. Но на полпути угодила в не слишком нежные объятия своей матушки, Великой княгини Марии Федоровны.
        - Куда это вы собрались, мадемуазель? - сухо осведомилась она. - И кто вам позволил здесь находиться?
        Като не успела ничего ответить: подоспевшая перепуганная фрейлина утащила ее из зала, так крепко держа за руку, что вырваться не было никакой возможности. Да великая княжна и не стала этого делать, сообразив, что если бы ее заметил отец - грозы бы не миновать, хотя она и считалась его любимицей. Нет, вызывать недовольство папеньки ни в коем случае не следует. Потом она у все узнает у Мари, своей старшей сестры, которой уже было десять, и которая - вот счастливица! - здесь, на церемонии, одетая уже по-взрослому.
        Но следующее утро принесло еще меньше радости. Александрина заперлась в своей комнате и оттуда доносились горькие рыдания. Родители уединились в своих покоях и никто не смел их беспокоить. Като решила навестить бабушку-императрицу, но воспитательница, генеральша Ливен сказала, что их Величество страдают мигренью и не выходят из своей спальни. Оставалось только сестрица Мари, хотя Като побаивалась, что толку от нее будет мало.
        - Что вчера было на обручении? - шепотом спросила она, когда сестры на несколько минут остались вдвоем в классной комнате. - Почему сегодня все такие… мрачные?
        - Этот надутый индюк Густав не соизволил приехать во дворец, - выпалила Мари. - Он, кажется, возомнил себя невесть кем.
        - Не приехал? - поразилась Екатерина. - Совсем? Он заболел?
        - Если бы, - фыркнула Мари. - Наш распрекрасный король, кажется, раздумал жениться. Но в первый раз ему хотя бы пытались подсунуть эту горбатую уродку, принцессу Мекленбургскую. А наша Александрина…
        - Странно, - задумчиво произнесла Като. - Король казался мне настоящим рыцарем, а рыцари так не поступают.
        - Вам еще рано рассуждать о таких вещах, ваше высочество, - сказала генеральша Ливен, вернувшаяся в этот момент в комнату. - Это государственные дела, политика, в которую женщины вообще не должны вмешиваться…
        - Скажите это императрице, мадам, - ядовито ответила Като. - Ей наверняка понравятся ваши рассуждения.
        Воспитательница багрово покраснела, но все-таки нашлась:
        - Ваша августейшая бабушка - необычная женщина. Когда вы станете такой же монархиней, как она, что маловероятно…
        - Посмотрим, - фыркнула Като. - Я-то обязательно буду носить корону, когда выйду замуж. Например, за внука французского короля. Он очень обаятельный…
        - Ваше высочество, - ледяным тоном отозвалась воспитательница, - девице в вашем возрасте не пристало говорить о подобных вещах. Предоставьте событиям идти своим чередом.
        О том, что на самом деле произошло накануне в Тронном зале Зимнего дворца, Като узнала только несколько лет спустя. Заключая брачный договор старшей внучки со шведским королем, русская императрица настаивала на том, что будущая королева сохранит свою религию. Первоначально никто против этого не возражал, но когда договор оставалось только подписать, обнаружилось, что пункта о вероисповедании там просто нет. А сам король Густав, еще даже не достигший совершеннолетия, категорически отказывался обсуждать эту тему.
        Густав-Адольф с детства привык к проявлению поклонения и восхищения, столь обычных при королевских дворах и вообще в придворной среде. Противоречий он не терпел вообще, самолюбие его было непомерным до болезненности. Кроме того, за образец поведения он взял не слишком привлекательную личность из своих предков - короля Карла Двенадцатого, современника и извечного врага Петра Великого, так что грубые солдатские выходки были для юного короля в порядке вещей, равно как и достаточно пренебрежительное отношение к женщинам вообще.
        Ирония судьбы заключалась в том, что в глубине души Густав был к религии совершенно равнодушен и прибегал к ней лишь тогда, когда это было выгодно ему по тем или иным причинам. В общем, характер у молодого монарха был не слишком приятным, но из красивого мальчика он превратился в красивого юношу, чем невольно привлекал к себе людей. В большинстве своем, конечно, женщин, которые пленялись его внешностью и порой совершенно теряли головы.
        Даже Екатерина, отменно разбиравшаяся в людях, при личной встрече с королем Густавом, который приехал просить руки ее старшей внучки, была приятно удивлена благородством осанки семнадцатилетнего короля, который выглядел вовсе не «королем-ребенком» и вел себя естественно и вежливо. Высокий, стройный, приятный в общении юноша старался держаться с важностью, подобающей монарху.
        И вот в день обручения, 11 сентября 1796 г., оказалось, что статью о вероисповедании будущей королевы исключили из брачного договора по приказанию короля А в ответ на все настояния раздраженно ответил: «Нет, не хочу!» И, рассерженный, ушел в свою комнату, хлопнув дверью и заперев ее на ключ. Через несколько дней короля Густава со свитой уже не было в России.
        А маленькая Като на всю жизнь усвоила: внешность обманчива. Прекрасный принц стал в ее глазах отвратительным чудовищем, сделавшим несчастным всю их семью. Более того, косвенно он стал причиной того, что обожаемая бабушка занемогла. Императрица, уже видевшая свою старшую внучку шведской королевой, слишком близко к сердцу приняла свое поражение. Подозревали, что в тот злосчастный день Екатерину постиг легкий апоплексический удар.
        Но в моральном, а не физическом плане это был уже второй серьезный удар по неколебимому доселе авторитету «Семирамиды Севера». Первый же ей совершенно неожиданно нанесла невестка - вечно покорная свекрови и угодливая до приторности Великая княгиня Мария Федоровна.
        Когда в апреле того же, 1796 года, она родила третьего сына и девятого по счету ребенка - Николая, Екатерина пригласила ее на приватную беседу. В исходе этой беседы императрица тогда не сомневалась, равно как и в том, что ее старшая внучка вот-вот станет шведской королевой.
        - Мадам, я прошу вас подписать вот это, - будничным тоном сказала императрица, протянув невестке какой-то документ.
        Мария Федоровна прочла - и похолодела. Свекровь предлагала ей «всего-навсего» подписать акт, согласно которому она признавала необходимость передачи престолонаследия Российского трона не мужу, Великому князю Павлу Петровичу, а их старшему сыну - Александру.
        - Я не могу это подписать, Ваше Величество, - пролепетала она.
        - Отчего же? - холодно осведомилась Екатерина.
        - Это же… это же незаконно.
        - Почему? И вы, и я прекрасно знаем, что мой сын не в состоянии управлять таким государством, как Россия. Его умственные способности…
        - Его высочество, мой супруг…
        - Пошел в своего батюшку, у которого тоже были нелады с головой, - перебила ее Екатерина. - Подписывайте, мадам. Тогда после меня государство перейдет в руки идеального монарха.
        - Нет! - неожиданно твердо ответила Мария Федоровна. - Я не могу предать собственного мужа, отца своих детей.
        - Тогда ждите сюрпризов, - надменно фыркнула Екатерина. - Впрочем, я всего лишь хотела знать ваше мнение, и эта подпись - пустая формальность, которая ничего не решает. Я вас больше не задерживаю, милочка.
        Вернувшись к себе в Гатчину, великая княгиня тут же написала письмо Александру, в котором просила его также отклонить предложение бабушки, чтобы не стать причастным к позору унижения своего отца. «Дитя мое, держись, ради Бога, - взывала она к нему. - Будь мужествен и тверд. Бог не оставляет невинных и добродетельных».
        Втайне Екатерина надеялась, что решение примет сам Александр, и очень рассчитывала на то влияние, которое имел на него воспитатель, швейцарец Лагарп. Императрице не раз доносили о том, что воспитатель позволяет себе говорить со своим подопечным о вещах, которые привели Францию к катастрофе.
        Однако больше всего Екатерину заботило то, как воспользоваться влиянием этого человека на своего ученика, с тем чтобы он внушил ему, если представится случай, согласиться унаследовать императорскую корону вместо своего отца. Пригласив Лагарпа, она, без особых предисловий, заявила:
        - Я рассчитываю на вашу поддержку, месье. Точнее, на то влияние, которое вы имеете на моего внука. Укрепите его в мысли о том, что он должен унаследовать трон после меня.
        - Но…
        - Знаю, законный наследник мой сын. Но вы же не будете отрицать, что Великий князь Павел… не совсем уравновешен и не способен мыслить в государственных масштабах.
        - У его высочества своеобразный, но очень живой ум, - попробовал было возразить Лагарп.
        Но императрица властным жестом прервала его:
        - Слишком живой. И слишком своеобразный. Короче, я желаю видеть своим наследником великого князя Александра Павловича, а впоследствии - его детей.
        - Я не чувствую себя вправе взять на себя такую ответственность, - самым почтительным тоном, но совершенно непреклонно, ответил Лагарп.
        Лицо императрицы окаменело. Она давно отвыкла от возражений, да еще со стороны какого-то преподавателя-щвейцарца. Застывший взгляд императрицы яснее всяких слов дал понять Лагарпу, что его карьера при российском дворе закончена: Екатерина сурово карала и за меньшие прегрешения. Почтительно раскланиваясь и пятясь, он ретировался, ожидая немедленного изгнания.
        Но… его не последовало. Тогда наивный швейцарец, решив, что императрица поняла всю неправедность своих замыслов и отказалась от планов изменения порядка престолонаследия. И не нашел ничего лучшего, как попытаться в последующие дни наладить сближение своего воспитанника с отцом, внушая ему принципы сыновей почтительности и привязанности.
        В результате Александр несколько раз в беседах с отцом, как бы обмолвившись, называл Павла «Ваше императорское величество», что очень понравилось «вечному наследнику», но просто взбесило Екатерину, естественно, узнавшей об этих обмолвках практически мгновенно.
        Ее реакция тоже оказалась мгновенной. Вторично вызвав Лагарпа к себе в кабинет, императрица, не раздумывая, подписала документ об его увольнении и вручила ему. Александр, весь в слезах, только сокрушался, то ли не имея возможности, то ли не желая что-либо изменить в отношении любимого воспитателя.
        Павел же однозначно воспринял увольнение и удаление от двора Лагарпа, как меру, направленную Ее Величеством прежде всего против него самого. Великий князь высоко ценил этого человека, единственного пожалуй, на то время, с мнением которого он как-то считался.
        - Это все она, ее козни, - кричал он, бегая по кабинету, где в кресле неподвижно сидела его супруга. - Изолировать меня, лишить всего, запереть в крепость, убить, как отца! Эта мегера, эта старая развратница хочет восстановить против меня даже родного сына!
        - Паульхен, успокойтесь, - умоляюще сказала его супруга. - Александр любит вас и никогда…
        - Говорят, что она вместе с Безбородко часами редактирует текст этого проклятого манифеста о престолонаследии, и он вот-вот будет публично оглашен! Говорят…
        - Бог милосерд, Паульхен, - неожиданно твердо ответила Мария Федоровна. - Уповайте на него, и я уверена, вы вскоре станете императором. С вашего позволения, я пойду к себе помолюсь.
        Павел выразил свое согласие резким кивков головы и снова забегал по кабинету. А Мария Федоровна отправилась к себе в часовню, но… Но задержалась там лишь на несколько минут, а затем проскользнула в потайную боковую дверь, о которой знал только ее священник.
        В нелегкой жизни супруги «вечного наследника» вообще было немало загадочного. Ее считали недалекой простушкой, ханжой и модницей, а она много читала, прекрасно разбиралась в искусстве, недурно рисовала и даже занималась резьбой по камню. Увлекалась она и химией, что было вообще не свойственно дамам из высшего света, тем более - особе такого ранга.
        На следующий день она попросила аудиенции у императрицы. К великому изумлению Екатерины, невестка на сей раз выразила полную готовность подчиниться воле августейшей свекрови и обещала уговорить своего супруга добровольно отречься от трона и уехать куда-нибудь в Германию. Его нервы расстроены, здоровье слабеет…
        - Вы доставили мне большую радость, мадам, - скрывая удивление сказала Екатерина. - И проявили себя истинно любящей матерью и заботливой супругой. Надеюсь, вы выпьете со мной чаю, сейчас как раз время.
        - Сочту за честь, ваше величество, - склонилась в низком реверансе ее невестка.
        - Но прежде я должна принять свои капли. Вас не затруднит подать мне их с того столика?
        Через мгновение Мария Федоровна протянула императрице небольшой пузырек темного стекла и даже помогла накапать лекарство в стакан с водой. Императрица, всегда обладавшая железным здоровьем, ненавидела лечиться, но годы брали свое. Она осушила стакан двумя глотками и протянула его невестке.
        - Вы очень любезны, милая.
        - Ах! - воскликнула Мария Федоровна. - Какая я неуклюжая!
        Тонкий стакан выскользнул у нее из рук и разбился на мельчайшие осколки…
        Два дня спустя курьер из Санкт-Петербурга привез в Гатчину срочное послание великому князю Павлу Петровичу. Вскрыв пакет, Павел быстро пробежал глазами письмо и застыл, словно разом утратил способность говорить и двигаться. Потом, очнувшись, схватил с письменного стола бронзовый колокольчик и яростно затряс им.
        - Великую княгиню ко мне. Быстро! - сипло заорал он вбежавшей перепуганной прислуге. - Лошадей закладывать! Быстро! Поворачивайтесь, черт вас дери!
        Мария Федоровна прибежала сама, услышав крик мужа.
        - Что, Паульхен, что?! Манифест?
        - Императрица при смерти, - уже тише ответил Павел, и в глазах его вспыхнули какие-то дьявольские огоньки. - Мы едем в Зимний. Немедленно!
        - Что с ее величеством? - затаив дыхание спросила Мария Федоровна.
        - Откуда я знаю?! Она без памяти. Пишут, похоже на удар.
        Мария Федоровна истово перекрестилась.
        - Молиться будете потом, мадам, - снова заорал Павел. - Дорога каждая минута, пока кто-нибудь не добрался до ее бумаг. Да собирайтесь же!
        - А дети?
        - Вы спятили, сударыня? Великим княжнам пока ни слова. А Александр и Константин уже в Зимнем…
        Екатерина скончалась к вечеру того же дня, так и не придя в сознание. «Апоплексический удар», - объявили врачи без особой уверенности в голосе. Они применяли все известные им средства, чтобы хоть как-то облегчить положение умирающей, но все было бесполезно.
        Императрица еще дышала, когда облагодетельствованный ею князь и канцлер Безбородко собственноручно, коленопреклоненно поднес Павлу те документы, которые могли лишить его престола. Тело Екатерины еще не успело остыть, когда от ее последней воли остался лишь пепел.
        Все присутствовавшие склонили головы перед новым императором. Новая императрица истово молилась у изголовья свекрови, лицо которой и в смерти было искажено гримасой страданий. Мария Федоровна изредка бросала взгляд на эту жуткую маску и молилась еще горячее, но, вопреки своему обыкновению, не плакала, хотя обычно проливала обильные слезы по куда менее значительному поводу.
        - Когда ваше императорское величество изволит назначить день погребения? - осведомился князь Безбородко. - И каковы должны быть приготовления?
        Внезапно лицо Павла исказила жуткая гримаса, отдаленно напоминавшая злую усмешку:
        - Не торопитесь, князь. Тело должно быть набальзамировано. Потом я отдам дальнейшие распоряжения, но не раньше, чем приму присягу своих верноподданных.
        Безбородко низко поклонился и, пятясь, отошел от своего нового повелителя. Канцлер надеялся, что Мария Федоровна задаст супругу тот же вопрос, и наступит некоторая ясность, но новоиспеченная императрица даже головы не повернула в сторону своего супруга, а, в последний раз перекрестившись, величаво выплыла из покоев Екатерины.
        На следующий день один из придворных врачей, проводивших бальзамирование тела усопшей Екатерины, попросил приватной аудиенции у нового императора. Павел принял его с плохо скрытыми удивлением и досадой: его занимали совсем иные помыслы, а не процедура подготовки тела матери к погребению.
        - Что? - резко спросил он у врача, даже не потрудившись оторвать взгляд от лежавших перед ним бумаг.
        - Ваше величество… Ваше императорское величество, я счел своим долгом верноподданного сообщить вам, что ваша августейшая матушка, судя по всему, умерла не от удара.
        - Очень важная новость! - злобно фыркнул Павел. - А от чего же?
        - Императрица была отравлена каким-то неизвестным нам ядом…
        Павел резко вскочил из-за стола и пинком отшвырнул кресло. Лицо его стало таким, что по спине несчастного врача пробежал почти могильный холод.
        - Кто еще знает об этой вашей фантазии? - гневно осведомился он.
        - Я никому не говорил, - пролепетал врач. - Просто увидел определенные симптомы…
        - Во сне вы их увидели, - шепотом, еще более страшным, чем крик, отозвался Павел. - И если станете кому-то пересказывать ваши сновидения… Мне плевать, отчего сдохла старая сука! И если ее кто-то отравил, то я не собираюсь выяснять, кто именно, потому что этого неизвестного надо не казнить, а награждать. Вам все понятно?
        - Все, ваше императорское величество, - пролепетал врач. - Императрица Екатерина скончалась от апоплексического удара.
        - Вон отсюда, - холодно приказал Павел.
        Оставшись один, он заметался по кабинету, переполненный противоречивыми чувствами. Значит, старую развратницу отравили? Кто же? Кто этот добрый дух, которого он, конечно же, не станет разыскивать. Следствия не будет. Отец ведь скончался от геморроидальных колик, если верить официальным заявлениям? Ну, а мать - от удара. И пусть только кто-нибудь попробует рот раскрыть.
        Павел хотел было пойти к жене и поделиться с ней своими чувствами, но тут же передумал. Мария Федоровна набожна и сентиментальна, она придет в ужас, потребует отыскать злодея… Нет, это будет его тайна и только его. А теперь надо додумать то, о чем он размышлял перед приходом этого остолопа-врача. План должен быть отшлифован до мельчайших деталей.
        Не ставя никого в известность, Павел решил выместить на матери всю злобу, накопившуюся у него за все годы ожидания престола. Только через месяц после того, как гроб с телом Екатерины был выставлен для проведения прощальной церемонии, он дозволил предать ее прах земле, назначив день похорон.
        Но прежде всего он считал своим долгом восстановить справедливость и отдать последнюю дань уважения скончавшемуся тридцать четыре года назад Петру III, так и не успевшему поцарствовать. В свое время Екатерина распорядилась тихо и без особых почестей захоронить супруга в Александро-Невской лавре, и его могила с тех пор оставалась там в забвении.
        Став императором, Павел потребовал, чтобы гроб с останками его отца был изъят и доставлен в Зимний дворец. При вскрытии в гробу обнаружили лишь некоторые фрагменты скелета, шляпы, перчаток и сапог покойного. Эти реликвии были тут же сложены и закрыты в новом гробу, затем с большой помпой доставлены в Зимний, где гроб Петра III был установлен в колонном зале рядом с гробом своей преступной супруги Екатерины.
        Павел повелел выставить у их подножия табличку с надписью: «Разделенные при жизни, соединившиеся после смерти». Весь Санкт-Петербург прошел перед сдвоенным катафалком под пристальным взглядом Его Величества. Знатные сановники, придворные, дипломаты медленно один за другим молча отдавали дань почтения усопшим, участвуя в траурной мизансцене, поставленной самим императором.
        После церемонии публичного прощания тела усопших были перенесены в собор Петропавловской крепости. Двадцативосьмиградусный мороз парализовал город. Колокола звонили отходную над траурным шествием людей, трясущихся от холода. Но его медленным прохождением по заснеженным улицам Санкт-Петербурга Павел еще раз хотел подчеркнуть искупительный характер этой процессии.
        Но кто теперь в народе мог вспомнить Петра III? На пути следования траурного шествия народ оплакивал не его, а «бедную матушку Екатерину». Внутренняя часть огромного собора была битком забита людьми. Священники в черных ризах, вышитых серебром, совершали обряд отпевания сразу двух усопших - отца и матери вновь испеченного монарха.
        Долгое царствование Екатерины, которым восхищалось столько людей, имело в глазах Павла дьявольский характер. Даже если она и была благословлена церковью в тот великий день, он не мог простить ей ее преступления. Недостойные поступки покойной не должны, как надеялся он, безнаказанно уйти вместе с ней. Нужно было вытоптать, уничтожить саму память о мужеубийце и похитительнице престола, о похотливой старой мегере и ее «золотом веке».
        На юную Като церемония похорон произвела неизгладимое впечатление. Но больше всего ее поразило то временами прорывавшееся почти ликование, которое можно было заметить в стоявшем у гробов родителей императора. Не по годам рассудительная, она понимала, что дожидаться трона чуть ли не сорок лет - занятие малопривлекательное, особенно если больше и заняться-то нечем. Но так выражать свою радость…
        - Мари, папенька совсем не любил бабушку? - спросила как-то Като свою ближайшую фрейлину, когда та готовила ее ко сну.
        Мадемуазель Алединская чуть не выронила из рук ночную рубашку своей питомицы. Конечно, дети многое понимают, но такой вопрос для десятилетней девочки был слишком уж шокирующим.
        - Поступки монархов волен судить лишь Господь Бог, - нашлась, наконец, фрейлина.
        - Разве не Господь повелел «Чти отца своего и матерь свою?» - не унималась Като.
        Мария Алединская глубоко вздохнула:
        - Поговорите об этом с вашей августейшей матерью, ваше высочество. Подданым негоже обсуждать поступки и помыслы своих монархов.
        - Хорошо, - согласилась Като, укладываясь в кровать, - поговорю. Но когда я буду монархиней…
        Фрейлина улыбнулась:
        - Неприлично юной особе рассуждать о своем будущем, сказала бы вам на это мадам Ливен. Когда вы будете монархиней, Ваше высочество, ваши планы могут серьезно измениться. Так что давайте не будем торопить события.
        Фрейлина Мария Алединская со временем стала чуть ли не единственным другом великой княжны и поверенной всех ее тайн. Так что «юная особа», не раздумывая, высказывала своей наперснице все, что приходило на ум. И прекрасно знала, что та никогда и никому на нее не пожалуется.
        Мария Алединская была рядом с Като столько, сколько Като себя помнила. Говорили, что до этого она была чтицей у императрицы Екатерины, причем чтицей любимой, но откуда эта молодая женщина появилась во дворце, никто толком не знал. Происхождения она была не знатного, так, мелкопоместная дворянка, круглая сирота, явно стесненная в средствах. Внешностью тоже не блистала и к тому же проявляла крайне мало интереса к мужчинам: излюбленной теме разговоров при дворе Екатерины.
        Поговаривали, что мадемуазель Алединская на самом деле незаконная дочь князя Потемкина, который и пристроил ее в штат к Екатерине, но доказательств не было никаких. По еще одной версии Марию с рекомендательным письмом прислал из Англии кто-то из русского посольства, к кому благоволила императрица. Действительно, девушка прекрасно говорила по-английски, но и только. Русский язык ее вообще был безупречен - огромная редкость при дворе, - но выговор был какой-то странный, не петербуржский.
        Впрочем, фрейлина Алединская избегала каких-либо разговоров о себе, и вплоть до кончины Екатерины довольно часто бывала у государыни, которая любила беседовать с ней наедине. Но поскольку никаких видимых преимуществ эта близость к императрице девушке не приносила, завистников у нее не было.
        У нее вообще никого не было, кроме ее своенравной воспитанницы. И в ней она явно души не чаяла, хотя и старалась это скрыть под внешней сдержанностью. Но Като, с ее обостренной интуицией, великолепно понимала, что эта неприметная, тихая женщина - самый близкий ей человек.
        Вторым же близким человеком совершенно неожиданно стал старший брат, теперь наследник престола Александр, который, несмотря на разницу в одиннадцать лет, предпочитал общество младшей сестры всем прочим.
        Началось это как раз после неудачного сватовства шведского короля к Александре: столкнувшись через несколько дней в одном из дворцовых переходов со старшим братом, Като вдруг выпалила:
        - Почему вы не вызвали на дуэль этого надутого шведского индюка?
        Александр опешил. Такие слова из уст восьмилетней девочки звучали по меньшей мере странно.
        - Короли не сражаются на дуэлях, - осторожно ответил он. - Особа монарха священна и неприкосновенна.
        - Но вы-то еще не монарх! - фыркнула Като. - Если бы я была мужчиной, я бы… я бы…
        - Ну, и что бы вы сделали? - улыбнулся Александр.
        - Я бы заколола его шпагой! Я бы подсыпала ему яд в утренний кофе! Я бы заточила его в самый темный каземат Петропавловской крепости…
        - Пожалуй, к лучшему, что вы родились не мужчиной, - уже серьезно отозвался Александр. - Примерно так же рассуждает Константин, а он…
        Александр оборвал фразу на полуслове. Впрочем, ни для кого не было секретом, что Великий князь Константин обладал, мягко говоря, неуравновешенным характером, был подвержен странным припадкам гнева и совершал массу необдуманных поступков, последствия которых потом приходилось улаживать. Боялся он, пожалуй, только императрицы и своего отца…
        В отличие от своего старшего брата и сестер, Константин не проявлял абсолютно никаких склонностей к учению. Все его помыслы были заняты ружьями, знаменами и алебардами, больше всего на свете он обожал играть в солдатики и порой чересчур уж напоминал императрице Екатерине ее покойного мужа, незадачливого императора Петра Третьего.
        Повзрослев и даже женившись, Константин фактически оставался большим ребенком, всегда уступающим любым своим желаниям и бросавшим занятия ради развлечений. Одновременно он терроризировал свою супругу - великую княгиню Анну Федоровну, урожденную принцессу Юлиану Саксен-Кобургскую, - почти с садистской изощренностью. Поступки великого князя могли подчас навести на мысль о его безумии. Он являлся в апартаменты жены в шесть часов утра и заставлял ее до завтрака играть на клавесине военные марши, аккомпанируя ей на барабане. А периодически мог и поднять на нее руку.
        Даже пребывая в благодушном настроении, он любил пугать присутствующих, стреляя в коридоре Мраморного дворца из пушки, заряженной живыми крысами. Так что доставалось и всем окружающим Константина. Во дворце, к тому же, находилась специальная холодная комната, куда по его приказу сажали провинившихся придворных.
        В тот раз разговор так и остался незаконченным. Александра ждали дела. Но он этого разговора не забыл, как не забыл и того изумления, с которым открыл в своей младшей сестре сильный, чуть ли не мужской характер. С таким он сталкивался впервые в жизни, если не считать, конечно, бабушки. Супруга же его, Великая Княгиня Елизавета Алексеевна была особой замкнутой, молчаливой, склонной к излишней сентиментальности, и если и обладала каким-то характером, то это пока никак не проявилось.
        Впрочем, супруга Александра была еще слишком молода, как и он сам, да к тому же сторонилась пышных увеселений и сплетен «большого двора» Екатерины, равно как и скучно-размеренного, устроенного на прусский манер «малого двора» родителей своего мужа.
        Близость же самого Александра к «большому», екатерининскому двору имела скорее отрицательные, нежели положительные последствия. С детства великий князь видел образцы виртуозного лицемерия и откровенного цинизма, прикрываемого разговорами об идеалах просвещенной монархии, об увлечении трудами французских философов-энциклопедистов. Все это увенчивалось чередой фаворитов, проходивших через спальню стареющей императрицы, и вряд ли могло вызвать у юноши одобрение или хотя бы понимание.
        Неприкрытая вражда между отцом и бабушкой заставляла Александра вращаться между различными дворами, иметь два парадных обличья, двойной образ мыслей. Каждую неделю он должен был быть у отца в Гатчине на субботнем параде, где изучал жесткие бесцеремонные казарменные нравы вместе с казарменным непечатным лексиконом, а вечером вращался в избранном обществе Екатерины, где говорили только о самых высоких политических делах, вели самые остроумные беседы, шутили самые изящные шутки, а грешные дела и чувства облекали в самые опрятные прикрытия…
        Александр знал изящную грязь бабушкиного салона, как и неопрятную грязь отцовской казармы, но его не познакомили с той здоровой житейской грязью, испачкаться в которой благословил человека сам бог. Он не был приучен ни упорно трудиться, ни самостоятельно работать. Его не познакомили с той действительностью, которой он должен был управлять.
        Этого Екатерина, при всем своем уме, предвидеть и предотвратить так и не смогла. В результате Александр рано научился скрывать свои истинные мысли и чувства, находясь между любящей бабкой и гонимыми этой же бабкой его родителями. Из прекрасного принца сформировался в общем-то несчастливый, внутренне одинокий человек, боявшийся поверять кому-либо заветные думы. Сложный душевный мир этой бесспорно одаренной личности оставался непостижимым для всех.
        У этого «Сфинкса, не разгаданного до гроба», как скажет об императоре Александре I поэт, умный и ядовито-насмешливый князь Петр Андреевич Вяземский, не могло быть близости с отцом, несомненно нуждавшимся в мужской дружбе с подраставшим старшим сыном. Не могло быть близости с матерью, от которой его отлучили сразу после рождения. И не могло быть настоящей дружбы с братом-погодком Константином, который явно страдал какой-то душевной болезнью.
        От супруги же, после нескольких лет полу-любви полу-дружбы Александр отдалился не без влияния дворцовых сплетен. Ходили упорные слухи о том, что дочь Елизаветы и Александры, принцесса Мария, на самом деле является дочерью ближайшего друга Александра, князя Адама Чарторыжского, с которым Елизавету свел сам же идеалист-супруг. Хотя единственным «веским» доводом незаконного происхождения принцессы Марии были ее темные волосы.
        Великий князь Павел Петрович, присутствуя при крещении своей первой и пока единственной внучки, ядовито спросил у генеральши Ливен, воспитательницы его дочерей:
        - Как может быть, чтобы у родителей-блондинов родилась дочь-брюнетка?
        - Бог всемогущ, Ваше высочество, - только и нашлась многоопытная придворная дама.
        Ответ, который Павла, естественно, не удовлетворил, да и тепла в отношении к невестке не прибавил. Окончательно же он возненавидел жену старшего сына после того, как узнал, что несостоявшийся супруг его старшей дочери, шведский король Густав, женится на родной сестре Елизаветы, принцессе Фредерике Баденской. Об этом своем решении Густав сам уведомил императора Павла, отправив ему письмо через посла. Тот передал письмо во время одного из балов, чем невольно расстроил веселье: Павел, прочитав послание шведского короля тут же, на балу, не мог скрыть своего гнева.
        Как и его супруга, которая на следующий же день велела просить к себе великую княгиню Елизавету. Против своего обыкновения, Мария Федоровна держала в руках газету, которую, по-видимому, только что читала. Невестку она встретила с плохо скрытым бешенством:
        - Это что значит? Шведский король женится на вашей сестре?
        - В первый раз слышу, - мужественно отозвалась великая княгиня.
        - Это напечатано в газетах!
        - Я их не читала.
        - Не может быть! Вы знали! Мать ваша назначает встречу шведскому королю в Саксонии и везет туда с собой вашу сестру.
        - Мне писали, что мать моя собирается поехать в Саксонию для свидания с тетушкой. Другой ее цели я не знаю.
        - Неправда! Не может этого быть! Это недостойный поступок по отношению ко мне с вашей стороны. Вы не откровенны со мной. По вашей милости лишь из газет я узнаю об обиде, которую наносят моей бедной Александрине. Это просто низко!
        - Но, право, я не виновата.
        Великая Княгиня Елизавета произнесла эти последние слова в сильном волнении и даже раздражении из-за сделанной ей свекровью неприятной сцены. В конце концов, она вовсе не была обязана докладывать свекрови о событиях в своей родной семье. Хотя императрица, по-видимому, придерживалась иного мнения.
        Елизавета отказалась от предложенного императрицей чая, хотя свекровь, желая, видимо, несколько сгладить ситуацию, собственноручно разлила его по чашкам, ни прибегая к помощи слуг. Но отказ невестки так взбесил ее, что она выплеснула содержимое ее чашки в камин, а затем запустила туда же и сам хрупкий фарфоровый предмет.
        Император ничем не выражал своего неудовольствия великой княгине лично, но в то же время позволял себе резкие и колкие выходки против невестки без всякого на то повода. Впрочем, он в точности так же относился и к супруге Великого князя Константина, и к собственным сыновьям, а постоянной жертвой его гневных и необузданных поступков была супруга. Которая, естественно, отыгрывалась на невестках.
        После неудачного сватовства Густава IV к великой княжне Александре Павел Петрович хоть и назвал свою дочь жертвой политических расчетов, считая виновной во всем происшедшем нелюбимую мать-императрицу, но и сам через три года оказался в подобной же роли.
        В то время Австрия, объявив войну революционной Франции, изо всех сил стремилась привлечь на свою сторону Россию в качестве союзника. Не мудрствуя лукаво, австрийские дипломаты прибегли к известному с давних пор девизу государства: «Ты, Австрия, брачуйся». Другими словами, основным дипломатическим методом имперцев были выгодные династические браки. И в 1798 г. с их стороны поступило предложение о браке Александры Павловны и эрцгерцога Иосифа, брата австрийского императора. Павел отнесся к этому положительно, усмотрев с таком союзе противовес против все более набиравшего силу Наполеона, и великая княжна опять стала игрушкой в дипломатических играх.
        Об обручении Александры Павловны и эрцгерцога Иосифа договорились необычайно быстро, причем параллельно шли переговоры о браке второй дочери Павла - Елены - с наследственным герцогом Мекленбургским-Шверинским Фредериком, также закончившиеся успешно. Император, как всегда, действовал стремительно и бесчисленных церемоний не устраивал. В честь двойного обручения был дан довольно скромный бал, и женихи отбыли из Петербурга в свои владения готовиться к приему будущих жен.
        - Мари, - спросила Като свою фрейлину незадолго до бракосочетания своей сестры, - почему все так спешат избавиться от Александрины? И Елену срочно выдают замуж, хотя она ненамного старше меня?
        - Это политика, ваше высочество, - осторожно ответила фрейлина. - Высокая политика, в которой задействованы только высокие персоны.
        - Но сестры почти не знают своих женихов! И не любят их!
        - Особы царской крови чрезвычайно редко вступают в брак по любви. Корона, к которой вы, ваше высочество, так стремитесь, мало кого делает счастливым. Особенно женщин.
        - Значит, мои сестры будут несчастны?
        - Боюсь, что если даже случится чудо, счастливы они будут недолго. На месте ваших августейших родителей, я бы включила в свиту каждой из великих княжон несколько преданных им лиц…
        - Зачем?
        - Предосторожность никогда не бывает лишней, - туманно ответила фрейлина и перевела разговор на другую тему.
        Императорская столица давно, еще со времен Екатерины II, так не веселилась… Венчание Александры Павловны с эрцгерцогом Иосифом и Елены Павловны с герцогом Мекленбурнским произошло в середине октября 1799 года. На сей раз торжества, посвященные двум парам новобрачных, были пышными и растянулись на целый месяц.
        Их с особым удовольствием устраивала императрица Мария Федоровна. Она была счастлива еще и потому, что на этот раз брак старшей из ее дочерей состоялся без каких-либо осложнений, что можно порадовать праздниками теперь уже великих княгинь Александру и Елену. А они проводили в родном Петербурге последние недели. Затем пришло время собираться в дорогу.
        Первой покинула родину Александра Павловна, великая княгиня, палатина венгерская. Сохранились свидетельства, что Александра Павловна, несмотря на юный возраст, была словно томима роковыми предчувствиями: была очень грустна, тосковала, считала, что на чужбине ее ожидает скорая кончина.
        И сам отец-император расстался с ней с чрезвычайным волнением. Он беспрестанно повторял, что не увидит ее более, что ее приносят в жертву. Мысли эти приписывали тому, что, будучи в то время справедливо недовольным политикой Австрии относительно его, государь полагал, что вручает дочь своим недругам. Впоследствии часто вспоминали это прощание и приписывали все его предчувствию.
        Действительно, Александрина скончалась, произведя на свет мертвого ребенка, за несколько дней до трагической гибели самого императора Павла. Ей не исполнилось и девятнадцати лет…
        После отъезда Александры Павловны в Вену Елена Павловна, теперь уже наследная принцесса Мекленбург-Шверинская, еще месяц пробыла в своей семье и накануне Нового года, по первому санному пути, отправилась в дорогу.
        В середине сентября 1800 г. в Петербурге было получено известие о рождении у Елены Павловны первенца - сына Павла-Фридриха. После рождения дочери в 1803 г. принцесса умерла. Ей, как и старшей сестре, не исполнилось еще и девятнадцати лет…
        Узнав о смерти второй сестры, Като вспомнила давний разговор со своей фрейлиной. Ни при Александрине, ни при Елене не было никого из преданных им русских придворных дам. И подлинная причина столь ранней смерти обеих так и осталась неразгаданной: все потомство Екатерины унаследовало ее железное здоровье, да и Мария Федоровна практически никогда ничем не болела. Сама Като могла сутками отплясывать на балах, часами скакать по окрестностям Гатчины или Павловска и не знала, что такое даже легкое недомогание.
        Но это было уже после того, как в жизни самой Като, да и всей России, кстати, произошли огромные, можно сказать, судьбоносные перемены. А пока… пока перемен было много, только, учитывая непредсказуемый характер императора Павла, ничего, кроме хаоса, они в жизнь России не вносили.
        Весной 1800 года, зайдя к матери с обычным утренним визитом, Като неожиданно обнаружила, что подавленная и печальная в последнее время императрица необыкновенно оживлена и даже радостна. То же самое радостное оживление царило и среди ее окружения.
        - Вы получили хорошие вести, маменька? - осторожно спросила Като.
        В тринадцать лет она была уже вполне взрослой, светской девицей и прекрасно понимала, что прямые вопросы царственным особам задавать неприлично.
        - Да, дитя мое, - улыбнулась Мария Федоровна. - Приезжает мой племянник, Евгений, принц Вюртембергский.
        Привязанность матери к своим немецким родичам была прекрасно известна Като. Известно ей было и стремление укрепить эти родственные узы все новыми и новыми брачными союзами. Неужели родители решили выдать ее замуж за кузена? Да еще не обладавшего фактически ни престолом, ни государством, ни даже перспективами стать впоследствии монархом?
        «Остается надеется, что папенька поступит с этим принцем так же, как и со всеми остальными: поиграет и забудет», - подумала Като.
        Через три дня в парадном зале Зимнего дворца был устроен пышный прием на удивление придворным, которые уже стали привыкать к тому, что император недолюбливает роскошь. То есть чрезмерную пышность, изобилие позолоты и дорогих драпировок, ослепительное сияние дамских украшений при любом появлении дамы во дворце и тому подобное. Все это великолепие постепенно заменялось истинно прусской строгостью и даже скудностью, что раздражало многих, а саму Като порой бесило до глубины души.
        Не секрет, что скромность Пруссии диктовалась, в основном, ее бедностью, а наиболее смелые остряки добавляли, что все бриллианты страны можно видеть одновременно на королеве Луизе. Но Россия-то была богата, Като прекрасно помнила блеск и роскошь бабушкиных приемов и втайне тосковала обо всем этом.
        «Когда у меня будет свой двор, - думала она порой перед сном, - я все сделаю так, как было при дорогой бабушке… Обо мне тоже будет с восхищением и уважением говорить вся Европа. Я буду строгой, но милосердной к своим подданным…»
        Мечты обрывались. Представить себе своих подданных Като пока не могла. За кого могли выдать ее замуж родители? За брата какого-нибудь императора, как сестрицу Александру? Тогда ни о каких подданных и речи быть не может, да еще поговаривают, что бедняжка Александрина была несчастна в браке, вдали от родины, подле лицемерного и фальшивого австрийского двора.
        Принц Евгений оказался на удивление приятным молодым человеком, с прекрасными манерами и уже почти военной выправкой. Когда его представляли императору, Павел, не скрывая радостного изумления, во всеуслышанье заявил:
        - Знаете, а этот мальчишка покорил меня!
        После этого он перевел взгляд на Като, и та ощутила смутную тревогу. Точно таким взглядом Павел смотрел в свое время на ее старших сестер, решая вопрос об их браках. Но там женихи были почти зрелыми мужчинами, а здесь - практически ребенок. Нет, папенька явно затеял что-то другое, только вот - что?
        «Нужно поговорить с самим принцем! - осенило Като. - Уж он-то наверняка знает, зачем его пригласили в Россию. Или, по крайней мере, догадывается…»
        Через несколько дней на балу случай представился. После танца с принцем Евгением Като пожаловалась на духоту и жажду и попросила своего кавалера принести ей стакан оранжада. В этот вечер она измучила своих камеристок, выбирая наряд для бала, зато теперь была прелестна в небесно-голубом платье, под цвет ее больших глаз, с ниткой восточной бирюзы на стройной шейке и такой же диадемой.
        - Вам нравится у нас, кузен? - учтиво осведомилась она у принца.
        - О да! Здесь куда интереснее, чем дома. Да и будущее…
        «Вот оно!» - екнуло сердце у Като.
        - …более чем привлекательно. Их императорское величество зачислил меня на военную службу. А ведь Россия всегда с кем-нибудь воюет.
        О, Като было отлично известно, как быстро иностранцы делают карьеру в русской армии. Этот мальчик еще год тому назад заочно был определен полковников в лейб-гвардии конный полк. А теперь поговаривали о том, что не сегодня-завтра принцу дадут звание генерал-майора. Российские офицеры о такой карьере даже мечтать не могли.
        - Вы выбрали военную карьеру, потому что не можете наследовать корону вашего батюшки? - как можно более безразлично осведомилась великая княжна.
        Ответ ее ошеломил:
        - Меня мало занимают эти побрякушки. Трон, корона, придворные интриги… Жезл фельдмаршала - вот о чем должен мечтать настоящий мужчина. Впрочем, вам, наверное, скучно слушать это, кузина.
        - Отчего же? Иногда я жалею, что родилась девочкой. Из меня, наверное, тоже получился бы неплохой генерал, - усмехнулась Като.
        - Я не стал бы с вами сражаться, - галантно отозвался кузен. - В этой битве меня бы ожидало поражение.
        «Мальчишка помешан на войне, - внутренне усмехнулась Като. - Интересно, играет он в солдатики, как мой братец Константин, или нет? Пари держу, его идеал - либо Александр Македонский, либо Карл Шведский. Господи, какая скука! Почему мужчины такие одинаковые?»
        Ее взгляд остановился на еще одной мужской фигуре, затянутой в генеральский мундир. Князь Багратион, по-настоящему великий воин, причем, говорят, женоненавистник. Зато герой!
        Петр Иванович Багратион, который был на двадцать с лишним лет старше Като, происходил из древнего княжеского грузинского рода Багратионов и был внучатым племянником царя Вахтанга VI.
        Князь Петр Багратион в 1799 году уже в чине генерал-майора выступил в Итальянский поход в составе армии Суворова. Во время всего похода, а главное - перехода через Альпы Суворов всегда поручал Багратиону наиболее ответственные и тяжелые поручения - «генерал по образу и подобию Суворова», - говорили о нем. Это под его командованием был перейден знаменитый Чертов мост и началось стремительное преследование отступающих французов. Говорят, в одном из боев был сильно контужен…
        В этот момент Като заметила, что Багратион тоже не сводит с нее глаз. Женоненавистники так не глядят - промелькнуло у нее в голове, и тут генерал решительно двинулся… по направлению к ней. Като не успела оглянуться, как Багратион уже склонился перед ней, приглашая на танец.
        В зале точно листья зашелестели, так активно восприняли придворные смелый маневр генерала. Император тоже глянул в их сторону, но, по-видимому, счел ситуацию вполне приемлемой, хотя слегка нахмурился. Наверное, он предпочел бы, чтобы Като танцевала со своим вюртембергским кузеном, но тот, судя по всему, меньше всего был расположен к такому времяпрепровождению.
        Это был странный танец. По этикету генерал не мог первым обратиться к особе царской фамилии, а эта самая особа решительно не знала, о чем говорить. О последней военной кампании, в которой участвовал Багратион? Она почти ничего об этом не знала, да и не слишком стремилась узнать. О новостях светской жизни? Вряд ли генерал был в курсе дворцовых сплетен. О чем же, господи, заговорить?
        - Вы бы, наверное, предпочли оказаться в армии, а не среди этих разряженных кукол? - неожиданно для себя самой спросила Като.
        - Вы слишком строги к своим подданным, ваше высочество, - усмехнулся генерал. - Уж вас-то я никогда бы не сравнил с куклой. Скорее, со сказочной царевной…
        Като по-девчоночьи фыркнула:
        - Я на самом деле царевна, и ничего сказочного в этом нет. Интересного, впрочем, тоже.
        - Вы могли бы стать царицей какой-нибудь прекрасной страны.
        - Например?
        - Например, Грузии. Там высоко ценят прекрасных женщин…
        И добавил, понизив голос почти до шепота:
        - Если бы вы могли стать моей царицей…
        Като почувствовала, как сладко кружится у нее голова. Первый раз в жизни с ней обращались, как со взрослой, первый раз мужчина произнес, обращаясь к ней, подобные слова. И какой мужчина!
        Танец закончился. И не успел Багратион отвести Като на место, как к нему подскочил один из придворных:
        - Его величество призывает вас к себе незамедлительно.
        Побледневшая Като заметила, что ее мать жестом подзывает к себе одну из своих фрейлин, графиню Елизавету Павловну Скавронскую. Короткий разговор - и император провозглашает на весь зал своим резким, хриплым голосом:
        - Милостивые государи и государыни, поздравим обрученных. Надеюсь, со свадьбой они не замедлят.
        «Прощай, грузинский престол, - отрешенно подумала Като. - Глупо было думать, что отец оставит дерзкую выходку генерала без последствий…»
        В этот момент она увидела, что император смотрит на нее не гневно, а с неприкрытой усмешкой и поняла, что для нее этот эпизод никаких последствий иметь не будет. Да, отец явно намерен дать ей в мужья вюртембергского кузена.
        - Мари, - сказала она перед сном своей наперснице, - неужели и меня ждет судьба моих старших сестер? Брак без любви и ранняя смерть?
        - О, нет, ваше высочество, - шепотом отозвалась Мария, - вам предначертано совсем другое. Но сегодня вы, сами того не желая, решили судьбу многострадальной Грузии.
        - Князь Петр сказал, что хотел бы сделать меня своей царицей, - мечтательно сказала Като. - А теперь его женят на пустоголовой кукле…
        - У князя Багратиона иной жребий, - загадочно сказала Мария. - Он станет одним из спасителей России…
        Фрейлина осеклась и, сколько Като ни теребила ее, так больше ничего и не сказала. Лишь пожелала своей воспитаннице спокойной ночи и задула свечу.
        Глава вторая
        Мартовские ночи
        «-Проект „Манифест“ провален, коллега. Императрица Екатерина скончалась именно тогда, когда должна была скончаться, несмотря на все усилия Марии.
        - То есть даже наши лекарства не смогли предотвратить апоплексический удар? Или хотя бы ослабить его?
        - Увы! Но есть версия, что императрицу отравили, а удар - это только для официального заявления. Между прочим, никакого следствия, даже тайного, по этому делу не проводилось.
        - На чем основывается версия?
        - На косвенных доказательствах. Мария видела умирающую императрицу и утверждает, что картина для инсульта нетипична, хотя некоторые признаки и были. Кроме того, бесследно исчез один из врачей, который бальзамировал тело императрицы и занимался ее внутренними органами. Незадолго до исчезновения он получил приватную аудиенцию у нового императора.
        - Что ж, мелочи действительно настораживающие. У Марии есть хотя бы приблизительные догадки, кто мог это сделать и с помощью какого яда?
        - Опять же увы! В отличие от своего сына, Екатерина была крайне общительна, принимала в своих покоях множество людей, и никогда не боялась быть отравленной. Во всяком случае, еду и напитки перед тем, как подавать ней, никто предварительно не пробовал. Это по вопросу - кто мог отравить. А вот по второму вопросу…
        - Есть какие-то догадки?
        - Мария предполагает медленно действующий яд растительного происхождения, применение которого исторически зафиксировано несколько раз. При императрице Анне Иоановне по меньшей мере трое высоких персон были точно отравлены таким ядом, а один отравился сам, обнаружив у себя неизлечимую болезнь. Но определить, в чем именно Екатерине дали яд, невозможно.
        - Будем возвращать Марию?
        - Нет. Пока не время. Смерть императора Павла тоже достаточно загадочна, и если предотвращать ее, то последствия даже просчитать трудно. Но надо хотя бы добиться того, чтобы императором стал Александр.
        - Но он и так им станет после смерти отца.
        - Мария считает, что нужно принимать дополнительные меры. Характер у наследника очень мягкий, но тоже совершенно непредсказуемый, и на него могут оказать сильное давление. Или…
        - Договаривайте, что же вы остановились?
        - Или просто физически уничтожить. Мария опасается и этого тоже. Ведь если Екатерину отравил кто-то из ее врагов, он вполне может быть врагом и ее любимому внуку. Идеальным вариантом было бы отправить цесаревича с супругой путешествовать за границу.
        - Мария обещала постараться. К счастью, ее питомица - любимая сестра Александра, и контакты с ним налаживать достаточно легко. То есть просто внушить какую-то идею великой княжне Екатерине, а та уже передает ее брату, как свою собственную. Княжна тщеславна, в том, что до хорошего додумался кто-то другой, никогда не признается.
        - Это все.
        - Пока. Есть еще одно интересное сообщение относительно проектов брака Екатерины. Но пока это - только слухи и догадки. Нужно подождать.
        - Подождем, это тоже входит в нашу работу.
        - Совершенно верно. И это - тоже.»
        Павел стал совсем плохо спать по ночам, ему снились кошмары и мучили дурные предчувствия. Проснувшись, он иногда имел такой грустный и потерянный вид, что даже жена не могла ни успокоить его, ни понять. Собственно, успокоить его еще иногда было можно, понять же никто не был в состоянии.
        Император совершенно не владел собой, и придворные уже не со страхом, а с ужасом ожидали каждую секунду, что еще придет в голову их богоданному повелителю. А он, точно издеваясь, сам выдумывал поводы для того, чтобы к нему питали отвращение. Вбил себе в голову, что его презирают и стараются быть с ним непочтительными; ко всем цеплялся и наказывал без разбора. Малейшее опоздание, малейшее противоречие заставляло его терять самообладание, и он вскипал. Каждый день только и слышно было о приступах ярости, о мелочных придирках, которых постеснялся бы любой простой человек.
        Однажды за обедом императрица наклонилась к своему супругу и тихо что-то ему сказала. Внезапно Павел схватил стоявшую перед ним тарелку супа и выплеснул горячую жидкость прямо в лицо жене. Все оцепенели, императрица в слезах выскочила из-за стола и затворилась в своих покоях.
        Павел же как ни в чем ни бывало закончил обед, ничуть не смущаясь гробовым молчанием присутствующих, а затем удалился в свой кабинет. Вечером же по заведенному обычаю отправился в спальню Марии Федоровны, и та наутро появилась перед приближенными, сохраняя абсолютную невозмутимость и явно предав полному забвению жуткий эпизод за обедом.
        Печальнее всего было то, что при этом присутствовал уже официальный жених Великой княжны Марии, старший сын владетельного герцогства Саксен-Веймарского принц Карл-Фридрих. Воспитанный в строгих пуританских традициях, принц и без того чувствовал себя при российском дворе «не в своей тарелке», а экстравагантные выходки будущего тестя и вовсе пугали бедного юношу до полусмерти.
        Кроме того, придворные считали, что для Великой княжны Марии такой жених слишком «прост умом» и «низок родом». Так что жизнь Карла-Фридриха в ожидании бракосочетания была не слишком приятной, несмотря на всю окружавшую его роскошь и явную благосклонность к нему императрицы Марии Федоровны и самой нареченной.
        На утренней прогулке он вышагивал рядом с ними с таким видом, словно все еще спал. Невооруженным глазом было заметно, что он все еще переживает случившееся. А может быть, и раздумывает над тем, под каким бы предлогом разорвать помолвку и сбежать от этого сумасшедшего двора как можно дальше.
        Мария Федоровна, инстинктивно поняв это, решилась на крайние меры:
        - Ваше высочество конечно удивлены вчерашней сценой, - вполголоса начала она.
        Придворные деликатно отстали от них на несколько шагов. Только Великая княжна Мария продолжала идти рядом с женихом, храня совершенно невозмутимый вид. Впрочем, она чуть ли не с самого детства славилась своей выдержкой и силой характера, хотя в красоте заметно уступала сестрам.
        - По правде говоря, Ваше императорское величество… - растерялся принц.
        - Я все объясню, только между нами. У его величества, о чем мало кто знает, нежная и ранимая душа, его может оскорбить даже то, что со стороны кажется совсем невинным. И во вчерашней вспышке гнева моего августейшего супруга виновата я сама.
        - Вы, мадам? - забывшись, воскликнул принц.
        - Тише, тише. Да, я. Оказывается, вчера утром его императорское величество вынужден был подписать указ о суровом наказании нескольких провинившихся офицеров. Я ничего не знала об этом, а за обедом увидела, что он слегка запачкал супом свой манжет…
        - Я все еще не понимаю, мадам, - пролепетал окончательно растерявшийся принц.
        - Его императорское величество решил, что я таким образом намекаю: у него руки по локоть в крови. Вот и вспылил. Вечером он все мне объяснил и попросил прощения. Как видите, все очень просто.
        Принц склонил голову в знак понимания, но, не будучи особенно смышленым от природы, так и не смог уяснить для себя связь между подписанием указа и выплеснутой в лицо императрице тарелке супа. Это инстинктивно поняла его невеста и перевела разговор на красоты окружающего их парка. Таким образом, печальный инцидент, казалось, можно было бы предать забвению, но…
        Но супруга Великого князя Александра уже написала об этом в очередном письме своей матери, да и некоторые другие присутствовавшие на злополучном обеде были не в силах держать прошедшее в тайне. Репутация «экстравагантного безумца», которая постепенно закреплялась за российским монархом, приобрела, таким образом, очередное подтверждение.
        Пока императрица с дочерью и ее женихом прогуливались в парке, Павел приказал позвать к нему великую княжну Екатерину. После бала и фатального для генерала Багратиона танца с великой княжной, император впервые удостаивал любимую дочь личной беседой, так что Като заранее готовилась к самому худшему, не исключая пострижение в монахини. Император уже пригрозил этим одной из невесток, так что ничего необычного в таком предположении не было.
        - Вы меня звали, батюшка? - пролепетала Като, переступая порог отцовского кабинета.
        - Звал, Катенька, - неожиданно ласково откликнулся Павел. - Садись.
        Като испытала чувство невероятного облегчения. «Катенькой» отец звал ее очень редко, когда бывал в добром расположении духа. Значит, никакой кары не последует, но совсем успокаиваться было рано: императорский гнев мог вспыхнуть мгновенно из самой ничтожной искры.
        - Теперь, когда две твои старшие сестры замужем, а третья просватана, пришло время позаботиться и о твоем будущем, - все так же ласково продолжил Павел. - И мне кажется, что оно должно быть куда более значительным, чем участь жены человека, пусть и царских кровей…
        От этого намека Като пунцово вспыхнула:
        - Виновата, батюшка…
        - Ты пока еще ни в чем не виновата, а шалопай сей получил по заслугам. Хоть и носит генеральские эполеты, ума видно Бог не дал. Ну, да не о нем речь. Я хочу видеть тебя супругой твоего кузена, принца Евгения…
        «И прозябать остаток жизни в его жалком княжестве, где из окон замка видна столица соседнего „государства“, - хотела сказать Като, но во время прикусила язычок. Перечить Павлу даже она не осмеливалась, хоть и числилась в любимицах.
        - … и впоследствии русской императрицей, - продолжил Павел. - Я издам специальный манифест, в котором назначу принца своим наследником, и, надеюсь, успею подготовить вас обоих к управлению Великой Россией. Ибо вы достойны этого более других.
        Като потеряла дар речи. Когда в свое время формально бездетная и незамужняя императрица Елизавета Петровна назначила наследником своего племянника, сына покойной старшей сестры, это было по крайней мере логично, хотя никого особо не обрадовало. Но при четырех собственных сыновьях…
        - Но Ваше императорское величество… Вы же сами изволили издать указ, в котором отныне престолонаследие происходит в России исключительно по мужской линии, начиная с Александра.
        - Я написал этот указ, могу написать и другой. Я - самодержец. Твой кузен Евгений примет православие под именем Павла, я уже решил. А твоему братцу надо быть монахом, а не наследником великой державы. Что ж, пострижется, будет настоятелем в какой-нибудь обители, со временем, глядишь, патриархом станет. Константин вообще сумасшедший, ему не то что трон - поместье доверить опасно.
        - А Николай? Михаил?
        - Они еще младенцы, - отмахнулся Павел, - неизвестно, что из них вырастет, да и вырастет ли вообще. Не думаю, что твоя достойная матушка способна воспитать настоящих царских сыновей. Единственное, что она может - это стать регентшей при одном из них. Знаю, знаю, именно об этом она и мечтает: овдоветь и царствовать.
        - Батюшка…
        - Молчи! Они все желают моей смерти! Кругом лжецы и мерзавцы, никому доверять нельзя. Даже твою бабушку, мою мать, отравили…
        Павел осекся на полуслове, увидев в глазах дочери неприкрытый ужас.
        - Папенька, - пролепетала она, - вы полагаете…
        - Я полагаю, что ее убили интриги и козни окружавших ее мерзавцев, - нашелся Павел. - Твой же кузен еще не испорчен нравами русского двора, а ты… ты моя дочь. И я еще успею сделать из тебя достойную супругу монарха. Только помни: это пока наша с тобой тайна. Потому что есть еще один план, тоже секретный. Ты можешь стать французской королевой, а за Евгения я выдам Анну.
        - Анна еще дитя… А во Франции нет королей.
        - Если есть государство, у него должен быть повелитель. И он у него будет, вот увидишь. Этот корсиканец… он очень далеко пойдет.
        - Простолюдин?
        - Твоей знатности хватит на двоих.
        - Но он же католик! И французы не потерпят православной…
        - Один из их королей сказал: Париж стоит обедни. И принял католичество. В общем, я еще ничего не решил, мне нужно только знать: на чьей ты стороне?
        - На вашей, батюшка, - тихо ответила Като.
        Голова у нее кружилась и пылала, а руки были совершенно ледяными, когда она, точно сомнамбула, возвращалась в свои комнаты. Отец только что предложил ей на выбор две короны, едва ли не самые блистательные в мире. Ну, французский проект - это, конечно, почти сказка, а вот стать российской императрицей… Пусть ее кузен занимается армией, она займется всем остальным, как ее бабушка. А там… Екатерина Третья? Почему бы и нет? На войне случается - убивают, и не только рядовых солдат…
        Като была еще слишком молода, слишком наивна и слишком взволнована, чтобы трезво оценивать ситуацию. Она еще не поняла, как сильно не любил Павел своего старшего сына, которому августейшая бабка желала оставить трон - в обход его, законного наследника, единственного сына. Не знала, как люто ненавидел Павел своих невесток - только потому, что их выбрала в жены своим внукам все та же ненавистная Екатерина. Не понимала, что Павел балансировал на грани безумия, подозревая в злодейских умыслах даже свою верную и кроткую супругу, и как стремился побыстрее сбыть с рук старших дочерей, да так, чтобы их супруги не стали ему соперниками.
        А вот Александр знал не только это, о чем и писал тайно своему бывшему воспитателю Лагарпу через год после восшествия Павла на трон:
        „Мой отец, по вступлении на престол, захотел преобразовать все решительно. Его первые шаги были блестящими, но последующие события не соответствовали им…
        Военные почти все свое время теряют исключительно на парадах. Во всем прочем решительно нет никакого строго определенного плана. Сегодня приказывают то, что через месяц будет уже отменено… Благосостояние государства не играет никакой роли в управлении делами: существует только неограниченная власть, которая все творит шиворот-навыворот. Невозможно перечислить все те безрассудства, которые совершались здесь…
        Даже будучи только наследником престола, он заботился прежде всего о том, чтобы оставить в скромной вотчине - злосчастной Гатчине - след своих философских, социальных и военных убеждений. Он воздвиг рядом с православной церковью, расположенной на этой территории, католический костел и протестантский храм. Таким образом, еще два христианских вероучения благополучно соседствуют с официальной религией России, оскорбляя чувство истинно верующих и вызывая гнев православных священников.
        Мое несчастное отечество находится в положении, не поддающемся описанию. Хлебопашец обижен, торговля стеснена, свобода и личное благосостояние уничтожены. Вот картина современной России, и судите по ней, насколько должно страдать мое сердце…“
        Каждый день Павел присутствовал на параде конной гвардии. И если какой-нибудь офицер совершал ошибку, то царь хлестал его своей тростью, подвергал разжалованию, ссылал в Сибирь или тут же и навсегда заставлял надеть мундир простого солдата!.. За промашку наказывали кнутом, тюрьмой и даже вырывали ноздри, отрезали язык или уши, подвергали другим пыткам.
        Наконец-то Павел держал в руках столь желанный скипетр и располагал абсолютной, безграничной властью, позволявшей ему свести счеты со всеми, кто его презирал или избегал! Наконец-то пробил час мести!.. Он сослал своих противников и последнего фаворита Екатерины II; он призвал в столицу людей своего покойного отца. Со всех концов Империи, как в день Воскресения, объявились умершие 35 лет назад гражданской смертью старцы, чуждые нравам двора, все манеры которых заключались в наглой походке и взгляде…
        Павел изъял из обращения знаменитый „Наказ“ покойной царицы, составляя который она вдохновлялась трудами всемирно известных философов. Все, что его мать создавала в течение 34 лет своего царствования, было предано забвению, разрушено, растоптано, просто потому, что было связано с именем ненавистной покойницы. Один быстрее другого последовали более 500 противоречивых и в большинстве своем невыполнимых законов нового царя. Он искренне считал себя наместником Бога на земле и вел себя соответственно, не видя, как под его управлением Россия стремительно становилась адом.
        Правда, крестьяне императора любили: он уменьшил барщину и оброк и существенно урезал права дворян на крепостных. Но делал это вовсе не из стремления облегчить долю крестьян: созданные примерно в то же время „аракчеевские военные поселения“ ничего хорошего из себя не представляли. Просто Павел люто ненавидел дворянство, вплоть до того, что снова объявил их подлежащим телесным наказаниям, отмененных в свое время Екатериной.
        Вернув из ссылки одного Радищева (жертву Екатерины), он отправил в Сибирь сотни ни в чем неповинных людей, отправил в отставку несколько сотен офицеров за ничтожные проступки или просто из каприза. Не избежал опалы и прославленный Суворов, который позволил себе ироничное высказывание по поводу вводимой Павлом новой формы, треуголок, париков, косичек на прусский манер, которые солдаты обязаны были носить.
        „Пудра не порох, букля не пушка, коса не тесак, а я не немец, а природный русак“, - сострил Суворов и был немедленно сослан в самую дальнюю свою деревню.
        Да что армия! Император с воодушевление подверг самой настоящей муштре и сугубо гражданское население: заставил коротко стричь волосы, запретил одежду „на французский манер“, требовал, чтобы при встрече с императором на улице и мужчины, и женщины выходили из экипажей и приветствовали суверена глубоким поклоном, стоя хоть в грязи, хоть в луже, хоть в снегу. Вольнодумцев или рассеянных хватала полиция и сурово наказывала. Вскоре улицы столицы стали пустеть в час царской прогулки.
        А вот солдатам стали чаще раздавать хлеб, мясо, водку, деньги. Наказания, порка, аресты и даже ссылки били главным образом по офицерам; для этого достаточно было тусклой пуговицы, не в лад поднятой при маршировке ноги! Наказания сыпались градом. Тех, кто осмеливался защищаться, ждала отставка, изгнание, ссылка в Сибирь…
        Число сосланных увеличивалось с пугающей быстротой, везде - при дворе, в городах, в армии, в самых отдаленных уголках Империи - царил страх. Никто не знал, что его ждет завтра.
        Но это все было сравнимо с чудачествами самодура-барина в своем поместье. А вот на внешней политике перепады настроения императора и постоянно менявшиеся планы приводили в ужас мировую дипломатию. Иностранные книги и платье были им запрещены, а граница закрыта.
        Предлагая другим государям вступить в „дружеский союз“ с Россией, он предлагал тем, кто уклонялся или отказывался от этой чести, решить спор в рыцарском поединке. Он послал в Эгейское море черноморскую эскадру адмирала Ушакова, которая заняла Ионические острова, высадила десант в Южной Италии и захватила в 1799 г. занятый французами Рим. Суворов, жаждавший помериться силами с Бонапартом, был возвращен из ссылки. Во главе русских и австрийских войск он занял Турин и Милан, разбил французских генералов Моро, Жубера и Макдональда. Затем он перешел через Альпы у Сен-Готарда, однако поражение армий Корсакова и принца де Конде заставило его отступить и стать на зимние квартиры в Баварии.
        Тем временем между Россией и Австрией возникли споры. К тому же англичане отказались передать России остров Мальту, что вызвало ярость Павла I, принявшего к тому времени титул великого магистра ордена Святого Иоанна Иерусалимского.
        Его дикая ненависть к Бонапарту превратилась в страстное обожание; полное презрение уступило место горячему восхищению. Император разорвал дипломатические отношения с Лондоном, а чтобы окончательно унизить высокомерную Британию, задумал осуществить совместную с Бонапартом кампанию по завоеванию Индии. И без предварительной разведки, без плана кампании, без карт, даже не организовав снабжение, медицинскую помощь и транспорт, царь отправил двадцатитысячный корпус кавалерии в Туркестан, с приказом следовать далее на юг.
        Разрыв с Англией, безрассудный поход донских казаков, экстравагантное поведение царя в самом Санкт-Петербурге вызвали всеобщее недовольство. Его считали ненормальным, свихнувшимся, ведущим Россию в неведомую пропасть. Но ужаснее всего было то, о чем знали немногие приближенные: отношение Павла к членам своей собственной семьи.
        После восшествия на престол царь назначил Александра военным губернатором Санкт-Петербурга, сенатором, генеральным инспектором кавалерии и почетным полковником знаменитого Семеновского полка. Почет? Возможно, но почет весьма странный: Павел опасался сына, его недоверие к нему возрастало с каждым днем. Он иногда передавал Александру через дежурных офицеров, что тот „исключительная свинья“ или „скотина“.
        Вот тогда и возник план посадить на престол иностранного принца, а в супруги ему дать русскую Великую княжну Екатерину, единственную, кажется, из всей семьи, которую Павел не подозревал в злоумышлениях против его персоны.
        Като вернулась к себе сама не своя. Верная Мария тут же заподозрила неладное и, приготовив горячий успокоительный напиток, поспешила уложить свою воспитанницу отдохнуть. Но та лишь отмахнулась и взволнованно зашагала по комнате, нервно ломая руки.
        - Что случилось, Ваше высочество, - осторожно осведомилась фрейлина. - Государь гневается на вас за тот бал?
        - Уж лучше бы гневался! - воскликнула Като. - Нет, он хочет выдать меня замуж. За этого мальчишку, который, который…
        - Какого мальчишку, Ваше высочество?
        - Принца Вюртембергского! - выпалила Като.
        Изумление, написанное на лице Марии, было красноречивее всяких слов.
        - Да-да, за этого младенца, который бредит только сражениями! И чтобы он унаследовал трон после папеньки…
        - Это невозможно, Ваше высочество, - возразила Мария. - Законный наследник - ваш брат Александр, к тому же есть еще Великий князь Константин и Великие князья Николай и Михаил. Они, конечно, еще малы, но государь находится в самом расцвете сил. Лет двадцать еще…
        Последнюю фразу Мария произнесла как-то неуверенно, и чуткое ухо Като это мгновенно уловило.
        - Вы сами в это не верите, моя милая, - жестко отозвалась она. - Двадцать лет подобного безумия… Вы молчите? Конечно, я понимаю, я вас отлично понимаю. Но император совсем сошел с ума. Он хочет заточить моих старших братьев в крепость или постричь в монахи. Та же участь ждет их жен и маменьку…
        - Княжна…
        - Он сам мне это сказал! Более того, он проговорился о том, что императрицу Екатерину отравили!
        - Отравили? - странным голосом спросила Мария.
        - Вот именно. Он безумен, воистину безумен. Для меня у него сегодня было припасено целых два сюрприза: либо я выхожу за принца Евгения, либо… Либо становлюсь супругой Наполеона Буонапарта, этого жуткого корсиканца, к которому мой отец проникся вдруг такой пылкой любовью. Тогда супругой принца Вюртембергского и цесаревной-наследницей станет Анна.
        - Вы не можете стать женой Наполеона, - хладнокровно заметила Мария. - Во-первых, он уже женат, а во-вторых, католик. Католик не может развестись, а вы не можете изменить веру. Успокойтесь, ваше высочество, завтра ваш батюшка забудет свои фантазии.
        - Вот этого я как раз и не хочу! - с чисто женской непоследовательностью воскликнула Като. - Тогда мне придется стать супругой какого-нибудь другого немецкого кузена и я никогда, никогда, никогда не стану монархиней, как моя дорогая бабушка! Если же батюшка выдаст меня за кузена Евгения, то сделает его своим наследником, а я впоследствии надену корону русской императрицы.
        - На свете много корон, - осторожно заметила Мария, - и я уверяю вас: одна из них обязательно увенчает вашу прелестную головку. Но хотите ли вы отнять корону у брата?
        - Конечно нет! Саша рожден для трона, он будет прекрасным монархом, но… Но батюшка, кажется, задался целью истребить всех, кто его по-настоящему любит. Мне страшно…
        - Так не будьте орудием в этой страшной игре! Поговорите с его императорским высочеством, с цесаревичем. Только сделайте это тайно.
        - Каким образом? У императора везде глаза и уши…
        - Я попробую вам помочь, ваше высочество, - тихо сказала Мария. - Риск велик, но есть шанс спасти вашу семью от несправедливых гонений. Если угодно, я передам вашему брату и его супруге приглашение на верховую прогулку. Сегодня же.
        - А если батюшка…
        - Мы постараемся сделать так, чтобы это Александр пригласил вас кататься.
        Като кинулась на шею своей фрейлине:
        - Мари, вы просто добрый гений! Вы поедете с нами?
        - Увы, ваше высочество, вы же знаете: я скверно езжу верхом. Так я иду к великому князю?
        - Да, да, идите! До обеда нужно все успеть.
        Через полчаса фрейлина вернулась с запиской цесаревича, в которой тот приглашал сестру на верховую прогулку…
        Александр не знал, о чем собирается беседовать с ним любимая сестра, еще почти девочка, но привык ожидать скверных новостей от каждого разговора. С самого детства он оказался в ужасной атмосфере сложных родственных отношений, которая сложилась между императрицей-бабушкой Екатериной II и опальными родителями, жившими в солдатско-прусской обстановке Гатчинского двора. Нянькой Александра была Прасковья Гесслер, англичанка. О воспитании Александра можно сказать одно: всему он учился сам, ибо приставленные к нему учителя оказались, мягко говоря, несостоятельными.
        Ранний брак тоже не способствовал сохранению душевного равновесия Александра. Когда прошел угар первой близости с юной и очаровательной супругой, обнаружилось, что их практически ничего не связывает. Начисто лишенная каких бы то ни было амбиций, погруженная в свой внутренний мир, да еще холодная и меланхоличная о природы, Елизавета не могла стать ни другом, ни опорой, ни тем более советником своего юного мужа. И уж тем более не разделяла многие его увлечения.
        Из Гатчины Александр вынес увлечение фронтовыми учениями, военной выправкой, муштрой, военными парадами. Это было его единственной страстью в жизни, которому он никогда не изменял и которое он передал своему преемнику. Со времени воцарения Павла вахт-парад приобрел значение важного государственного дела и стал на многие годы непременным ежедневным любимым занятием русских императоров.
        Когда незадолго перед смертью, Екатерина II объяснила Александру всю необходимость лишить престола Павла, его отца, Александр пространным письмом выразил свою глубокую признательность Екатерине II за дарованные ему милости, то есть, по сути дела, дал свое согласие на устранение Павла от престола. К несчастью, это письмо попало в руки Павла…
        Сравнительно недолгая, но бурная жизнь среди близких родных - бабушки Екатерины II и отца Павла 1 - научила Александра многому. Он познал коварство, подлость, подкуп, измену, лесть - то, что так пагубно сказывается в формирующейся личности. Александр стал цесаревичем на 19-м году жизни. Спустя немного времени цесаревич Александр очутился при Павле в роли цесаревича Павла при Екатерине.
        - Что-нибудь случилось, Като? - спросил Александр сестру, когда они немного опередили свою свиту и мерной рысью ехали по длинной аллее. - У вашей фрейлины был такой загадочный вид.
        - Да. Батюшка хочет, чтобы я стала супругой кузена Евгения.
        - Вам так претит мысль об этом браке? Увы, мы с вами принадлежим к царской семье и интересы государства…
        - Ах, Саша, дело совсем не в этом! Батюшка желает передать трон Евгению Вюртембергскому. А вас и Костю…
        Александр заметно побледнел и некоторое время молчал. Потом негромко сказал:
        - Что ж, я предчувствовал нечто подобное, но не думал, что при этом еще попытаются рассорить нас с вами.
        - Но я вовсе не желаю отнимать у вас корону!
        Като немного лукавила. Конечно, если бы Александр сказал, что не чувствует в себе призвания к жизни монарха и готов сам уйти в монастырь… Костя не в счет, он не в своем уме, и государем ему не быть никогда, это всем во дворце известно. А младшие братья еще когда подрастут…
        Да и император Павел еще совсем не стар, он вполне может прожить еще лет двадцать. Зато она, Като, еще очень молода, и даже через двадцать лет ей будет всего лишь тридцать четыре года. Ровно столько было ее царственной бабке, когда она прочно взяла бразды правления в свои руки, крайне удачно овдовев незадолго до этого. В таком варианте Като устраивало все.
        Но насильственное заточение братьев в крепость или пострижение в монахи, сломанные жизни их супруг, ее существование с нелюбимым мужем под неусыпным наблюдением батюшки… Нет, это совсем другой поворот событий! К тому же Павел в один прекрасный момент передумает и назначит наследником кого-нибудь еще, а ее тоже запрет в какой-нибудь отдаленный монастырь. Слишком рискованно, слишком.
        - Батюшка совершенно охладел ко мне, - услышала она голос брата. - Более того, он меня ненавидит. Всех преданных мне людей удалили, за мной беспрестанно следят. И еще, Като…
        - Что, Саша?
        - Однажды в моей комнате он нашел на столе трагедию Вольтера „Брут“.
        - Ну и что из этого? Правда, батюшка ненавидит Вольтера…
        - Дело не в нем. Его величество изволили взять в своих апартаментах книгу о Петре Великом, открыл ее на странице с описанием суда над Алексеем, пыток, перенесенных царевичем-наследником, и его смерти, позвал Кутайсова и приказал дать прочитать этот рассказ мне.
        - Боже милосердный! - только и могла вымолвить Като. - Имеющий уши да услышит!..
        - Вот именно. Я хотел угодить батюшке, стал носить прусский мундир, не пропускал ни одного парада. И вот недавно на таком параде адъютант императора огромными шагами подбежал ко мне и прокричал: „Его Величество приказало мне сказать, что Оно никогда не видело такого дурака, как Ваше Высочество!..“ А вокруг меня стояли все старшие офицеры.
        - Какой ужас!
        - Это еще не все. Несколько дней назад я имел несчастье попросить у батюшки позволения отправиться путешествовать. Я думал, это успокоит его подозрения, но он пришел в такое бешенство… Он кричал на весь дворец: „Я предам вас самому жестокому суду! Мир будет поражен, увидев, как покатятся головы когда-то так дорогих мне людей!..“
        - Саша, вам надо бежать. Мне страшно.
        - Не могу. Тогда он начнет терзать маменьку, он уже грозился постричь ее в монастырь и еще кое-чем похуже.
        - Что же делать? Терпеть?
        - Бог милосерд, - печально обронил Александр. - Будем молиться и надеяться. Благодарю тебя, Като, что была откровенна со мной. Может быть, это поможет…
        - Каким образом?
        - Не знаю. Я ничего не знаю. Я жалею о том, что родился наследником престола: мне эта ноша не по плечам. И мне страшно, Като… За себя, за маменьку, за всех нас…
        Не раз, и не два вспоминала потом Като эту странную прогулку и благодарность брата за ее откровенность. Иногда ей казалось, что именно она подтолкнула события в том направлении, какое они приняли. И тогда успокоить ее могла только верная Мари, которая говорила, что судьбу перехитрить нельзя, и что, подчинившись голосу сердца, Като сделала единственный правильный выбор.
        А в столице царил страх. В 9 часов вечера бил сигнал тушить огонь и главные улицы перекрывались рогатками. Властитель страны никому не доверял и боялся ночи. Он с нетерпением ждал, когда будет достроен Михайловский замок - настоящая крепость, в которой, как он полагал, ему уже не будет грозить никакая опасность. Еще не просохла штукатурка, как двор перебрался в новую резиденцию, где дымили все печи и камины, по комнатам гуляли сквозняки, а ветер так завывал на чердаках и в переходах, что становилось жутко даже караульным офицерам.
        Доволен и покоен был только сам император, который для пущей безопасности повелел запереть двери на половину императрицы, да еще задвинуть их засовом. Теперь он мог не бояться и удара в спину: от жены, которую ненавидел теперь так же искренне, как раньше любил. Несчастная императрица тихонько жаловалась особо приближенным, что отныне может только плакать и молиться за своего все еще любимого тирана.
        И тогда группа самых отчаянных и смелых придворных задумала свергнуть Павла I и возвести на трон Александра. Павла предполагалось отправить в надежное место, не причинив ему никакого зла. Он должен был только официально отречься от престола в пользу старшего сына.
        Душой заговора стал умный, деятельный и ловкий граф Петр Алексеевич Пален, который счел необходимым осторожно открыть Александру планы свержения, иначе заговорщики могли потерпеть неудачу в самом начале своих действий и немедленно оказаться на плахе - не исключено, вместе с самим Александром.
        К сожалению, правоту графа подтверждали все более безумные и экстравагантные выходки императора. Он уже посягнул даже на религию, начав создавать проект объединения всех христианских церквей, и письменно пообещал папе Римскому убежище и поддержку, если французская армия займет Ватикан. Правда, на следующий день сам император опомнился, испугавшись того, что будет предан анафеме всеми православными священниками России.
        Потрясенный князь-наследник сначала не давал своего согласия, но Пален настаивал, утверждая, что положение с каждым днем ухудшается. Он даже показал приказы об аресте Александра и его брата Константина, подписанные самим царем. Что же касается жен Александра и Константина, а также самой императрицы, уверял Пален, то их заточат в монастырь. А потом…
        После многих сомнений и тревожных раздумий наследник якобы сказал Палену, что он не против принять корону, но при условии, что ни один волос не упадет с головы его отца. Пален поклялся в этом. И Александр на время успокоился.
        В самом конце февраля 1891 года на Масленицу в Михайловском замке давали пышный бал-маскарад. Все обязаны были явиться в маскарадных костюмах и с закрытыми лицами, дабы не нарушать веселой мистерии, но… Но все прекрасно понимали, что пожелай император - и все маски будут немедленно сорваны. Так что веселились с оглядкой, не желая потом оказаться в ссылке или - того страшнее - в крепости.
        Като нарядилась было французской маркизой прошлого века, но фрейлина Алединская мягко напомнила ей, что император вряд ли одобрит такой костюм. Тогда Като надела мужскую военную форму, которая сделала ее абсолютно неузнаваемой: густо напудренный парик с буклями и непременной косичкой надежно скрывал пышные светлые локоны Великой княжны, а мундир и лосины выгодно подчеркивали стройность еще полудевичьей фигурки. Черная полумаска - и офицер получился хоть куда. А самое главное, такой костюм мог вообще не привлечь внимания императора, чего, собственно, Като и добивалась.
        Она от души веселилась на балу, изображая из себя молодого повесу-гусара, и приглашала на танец тех дам, которые оказывались обойденные вниманием остальных кавалеров. Не танцевали только император и императрица: Мария Федоровна не надела маску, ограничившись пышным костюмом в средневековом стиле, а император появился на балу в полном одеянии Гроссмейстера Мальтийского Ордена, чем невольно подчеркнул двусмысленность получения им этого титула.
        Наконец, Като решила пригласить на танец одну из своих невесток: супругу Великого князя Константина, которую узнала даже под маской и в наряде турчанки. Костюм необыкновенно шел великой Княгине Анне - миниатюрной брюнетке с живыми, искрящимися глазами. Но в разгар танца Като углядела какое-то оживление в одной из комнат рядом с залом.
        - Что там происходит, прекрасная одалиска? - спросила она у своей партнерши. - Может быть, полюбопытствуем?
        Прекрасно зная, что княгиня Анна крайне любопытна и непоседлива, она была уверена, что отказа не получит. И парочка пробилась туда, где маски столпились вокруг кого-то, сидящего в кресле. Като приподнялась на цыпочки и увидела… цыганку. Не настоящую, конечно, а ряженую, но все равно выглядевшую необыкновенно убедительно.
        - Она неподражаема, - шептались вокруг. - Только что предсказала княгине Нарышкиной, что ее ждет любовь венценосной особы. Княгиня сама не своя от такого предсказания.
        Признанная первая красавица двора княгиня Нарышкина действительно сидела в кресле неподалеку и обмахивала веером разгоряченное лицо. Она могла бы и не надевать маску: ее выдавали неизменные бриллиантовые серьги невероятной стоимости и красоты, а также дивной лепки рот, который кто-то из придворных рифмоплетов сравнил с устами серафима.
        - А княгине Голицыной она сказала, что та умрет ночью, во сне. Эта гордячка даже побелела от страха, и поспешила удалиться с бала….
        И тут Като замерла: перед цыганкой уселся рыцарь в черном плаще с опущенным забралом. Пожалуй, она одна могла узнать в нем цесаревича Александра по некоторым характерным жестам и привычно стройной осанке.
        - А что ждет меня, прекрасная фараонита? - негромко спросил он.
        - Вы проживете долгую жизнь, рыцарь, - так же негромко ответила ему гадалка. - И первая ее часть будет полна суетности, блеска и побед, а вторая пройдет в благости и кротости, где вы и обретете настоящее счастье.
        - Ты хочешь сказать… - начал было рыцарь, но тут его прервал один из адъютантов императора:
        - Их Императорское Величество желают видеть цыганку немедленно, - сообщил он.
        Толпа придворных отшатнулась от предсказательницы, как если бы ее звали не к императору, а прямиком на эшафот. Только любопытная Като заскользила следом за адъютантом и цыганкой, стараясь быть не слишком заметной.
        Цыганка низко присела перед императором и императрицей. Такой утонченный реверанс могла сделать только дама, досконально знакомая со всеми правилами этикета.
        - Что ж, милочка, приоткройте будущее перед вашей императрицей, - почти ласково сказала Мария Федоровна.
        - Вас ждут тяжелые испытания, Ваше императорское величество, но они будут недолгими, а потом вы будете жить мирно и счастливо среди любимых вами людей.
        Павел саркастически хмыкнул:
        - Видите, моя дорогая, испытания все-таки будут. А я… что вы скажете мне?
        - Вы слишком высоко стоите над обычными смертными, Ваше императорское величество, чтобы я могла осмелиться заглянуть в вашу жизнь.
        - Не увиливайте, - нахмурился Павел.
        - Могу сказать одно: не верьте тем, кто говорит вам правду, не пытайтесь вернуть прошлое. И приготовьтесь к тому, что одна из ваших дочерей покинет мир раньше вас.
        Павел не успел ничего сказать, только побледнел. И в этот момент к гадалке подскочил молоденький офицер:
        - А мне что вы скажете?
        - Я вижу на вас корону.
        - Ну все! - загремел обретший голос Павел. - Сударь, маску долой! Я хочу видеть того, кого якобы ждет корона.
        Офицер нехотя снял маску и все ахнули, узнав Великую княжну Екатерину. Павел залился своим ни на что не похожим лающим хохотом и никто не заметил, как исчезла, точно растворилась в блестящей толпе придворных загадочная цыганка.
        …………………………………………………………………………………………
        События между тем разворачивались своим чередом. Через неделю после маскарада, наделавшего столько шума из-за таинственной гадалки, в казарме Преображенского полка собрались граф Пален, генерал Беннигсен, князья Платон и Николай Зубовы, Петр Волконский, Александр Голицын, и другие заговорщики.
        Князь Платон Зубов обрисовал положение, напомнив о разрыве отношений с Англией, беззаконии и диких выходках императора, и прочих малоприятных событиях в империи.
        - Хорошо еще, что этот болван Кутайсов и впрямь подумал, что я влюблен в его дочь и намерен с ним породниться. Иначе мне никогда бы не выбраться из ссылки.
        - Да, император словно заодно с нами, - подтвердил генерал Беннигсен. - Он возвращает из ссылки тех, кто его ненавидит, и отправляет в ссылку действительно преданных ему людей. Воистину, логика безумца непредсказуема.
        - Надо срочно заставить царя подписать акт об отречении, - выпалил Зубов. - Иначе благоприятный момент пройдет, и тогда…
        Пален и все остальные поддержали Зубова, однако лившееся рекой шампанское было самым красноречивым из доводов, так что серьезное вначале собрание заговорщиков превратилось в традиционную русскую пьянку, и скоро всем ее участникам уже море было по колено. А еще через некоторое время они были вполне готовы совершать любые подвиги „ради спасения матушки-России“.
        Около полуночи заговорщики отправились к Михайловскому замку двумя группами: первой командовал Пален, второй Беннигсен и Платон Зубов. Правда, граф Пален оставался много трезвее других и сознательно тянул время, чтобы не оказаться в первых рядах. И на это у него были веские причины: несколько дней тому назад во время очередной аудиенции император вдруг огорошил его вопросом:
        - Вы знаете, что существует заговор против меня? Меня хотят низвергнуть? Знаете?
        Лицо царя перекосилось от гнева.
        Пален почувствовал себя разоблаченным. И все же почти в паническом состоянии он нашел в себе силы спокойно ответить:
        - Да, Ваше Величество, хотят! Я это знаю и участвую в заговоре.
        - Как, вы участвуете в заговоре? Да вы в своем уме? Что это вы несете? - совсем зашелся от гнева император.
        - Сущую правду, Ваше Величество, - ответил невозмутимый Пален. - Я участвую в заговоре, чтобы знать все его пружины и всех участников. Но вам нечего бояться: я держу в руках все нити, и скоро все станет вам известно.
        И Пален сопроводил свое обещание смешком, выражавшим искреннюю доверительность соучастника, чем окончательно успокоил своего собеседника. Император ему поверил. Но теперь необходима двойная осторожность, чтобы в случае чего снова выйти сухим из воды.
        Но люди из другой группы заговорщиков подходят к дворцу, поднимаются по узкой служебной лестнице, ведущей к покоям царя. Проникнув в прихожую, они сталкиваются с двумя лакеями, ранят того, который оказал сопротивление, и врываются в комнату государя, которая в эту ночь почему-то оказалась не запертой, как обычно. Да и трусливые лакеи вместо обычных дежурных офицеров, слепо преданных императору… Не знак ли это судьбы?
        …………………………………………………………………………………….
        В эту ночь Павел долго не мог уснуть. Непогода за стенами замка, мокрый снег, залеплявший окна и вой ветра в каминных трубах - все это прогоняло сон. К тому же Павла одолели воспоминания, что бывало с ним крайне редко: он буквально погрузился в реку своей жизни, которая отнюдь не была гладкой и спокойной.
        Сын неизвестного отца и знаменитой матери, почти полвека жаждавший взойти на престол, он за четыре с небольшим года своего царствования сумел вызвать у подданных такую ненависть, какую не вызывали даже античные тираны. Император Павел I, больше чем кто-либо из его предшественников и последователей стремившийся вызывать к себе любовь близких и обожание подданных, достиг прямо противоположного результата - и все из-за некоторых странностей в психике.
        Почему неизвестного отца? Да потому, что первые шесть лет брака Великая княгиня Екатерина, супруга наследника престола, оставалась девственницей. Петр Федорович, как деликатно отмечали придворные медики, „не обрел брачных кондиций“.
        Года шли, судьба российского престола находилась в полной зависимости от их высочеств - великого князя и великой княгини - а долгожданного наследника все не появлялось. На племянника-то, императрице Елизавете, по большому счету, было наплевать, но нужен был продолжатель рода, а невестка, сохранившая в замужестве невинность до двадцати с лишним лет, становилась просто бельмом на глазу. И, Господи боже, что скажут в Европах?
        Дабы пресечь зловредные слухи, Елизавета повелела Екатерине забеременеть немедленно - хоть от мужа, хоть от придворного истопника, мелочи ее не заботили. Но прошло еще долгих четыре года, пока великая княгиня не доложила своей августейшей тетке-свекрови об „интересном положении“.
        Отцом будущего великого князя называли Сергея Салтыкова, но некоторые подозревали другого придворного - Льва Нарышкина, а откровенные недоброжелатели вообще советовали поискать виновника торжества в гвардейских казармах. Но отцом Павла вполне мог быть и его формальный отец. Ведь Павел Петрович скорее походил на Петра Федоровича, никогда не отличавшегося особой красотой, чем на писанного красавца Салтыкова или на обаятельнейшего Левушку Нарышкина. От матери в нем не было ничего, кроме… незаурядного ума. Но не было ее немецкой педантичности и терпения.
        Личность Павла вообще загадочна и неоднозначна. Некоторые считают его патентованным сумасшедшим, с колыбели, якобы, проявлявшим все признаки агрессивного слабоумия. Другие - непризнанным гением, достойным внуком своего великого деда - Петра Первого. Впрочем, нормальность Петра Алексеевича не является аксиомой, а его жестокость временами граничила с патологией.
        Да, официальный отец Павла, император Петр Третий действительно был дурно воспитанным и малообразованным идиотом. Но дело в том, что Екатерина Великая, мать Павла Петровича, в запальчивости кинула как-то сыну:
        - Мне стоит только открыть рот и ваши права на престол окажутся фикцией.
        Но - не открыла. Промолчала, унесла тайну с собой в могилу. Или не было никакой тайны, лишь возможность шантажировать наследника его якобы нецарским происхождением? Кто знает?
        Впрочем, сумасшедший на троне - не такая уж редкость, как это может показаться. Монархи те же люди и ничто человеческое им, как говорится, не чуждо. Просто слегка (или не слегка) сдвинутый по фазе обыватель доставляет хлопоты своим близким, не более того. Коронованный безумец - проклятие целого народа, а иногда и резкий поворот в истории страны. Что позволено Юпитеру…
        Павел родился 20 сентября 1754 года - через десять лет после свадьбы его родителей. Младенца немедленно унесли на половину императрицы Елизаветы и родная мать не видела его целых сорок дней. Потом ей сына все-таки показали - издали! - и снова спрятали в дальних комнатах. Екатерина нашла ребенка „очень хорошеньким“ - и фактически не виделась с ним целых восемь лет: до смерти императрицы Елизаветы.
        Императрица же - формально незамужняя и бездетная - находилась наверху блаженства. Рождение законного наследника романовского престола праздновалось почти год, причем не только при дворе, но и в домах богатых вельмож. Елизавета Петровна, которой только-только исполнилось сорок пять лет, воспитывала внука по-старинке: окружила его толпой нянюшек и мамок, кутала до того, что ребенок обливался потом и не сообразовывалась ни с каким расписанием.
        Спать ребенка укладывали то в восемь часов вечера, то далеко заполночь, кормили когда Бог на душу положит, но обязательно обильно. Ни к кому так хорошо не подходила поговорка „у семи нянек дитя без глазу“, как к маленькому великому князю: в одно прекрасное утро мамки и няньки с ужасом обнаружили пустую колыбель. Оказалось, что ночью Павел упал на пол и преспокойно проспал под колыбелью, прямо на полу.
        Окруженный с первого дня рождения мамками-няньками, Великий князь так до конца своих дней и не избавился от внушенных ими предрассудков. Они вечно рассказывали ему про ведьм и домовых, приучили бояться всего и всех: грозы, громких звуков, бабушки-императрицы, собственных родителей.
        К шестилетнему возрасту Павел был типичным „барчуком“, отданным на попечение темной деревенской дворни. И лишь к этому времени Елизавета Петровна озаботилась приискать единственному внуку воспитателя. Им стал граф Никита Иванович Панин - человек незаурядного ума, но по складу характера - одновременно желчного и флегматичного - меньше всего подходящим на роль воспитателя Великого князя, как, впрочем, и любого ребенка.
        Малоподвижный, сухой в обращении, Панин пренебрегал прогулками с ребенком и вообще общался с ним чрезвычайно неохотно. Отсутствие свежего воздуха и физических упражнений плохо сказалось на Павле, а вечный страх не угодить строгому воспитателю привели и без того расшатанные нервы цесаревича в практически неуправляемое состояние.
        Это, тем не менее, не помешало ему спустя некоторое время безоглядно привязаться к своему воспитателю, который, между прочим, исподволь внушил Павлу мысль о том, что он - единственный законный наследник российского престола, и что его царственная бабка подумывает о том, чтобы назначить его наследником в обход племянника - его родного отца. Но Елизавета скончалась, так ничего и не предприняв в отношении престолонаследия.
        А ее племянник, став российским императором, в душе так и остался голштинским принцем, тратившим все свободное время на три излюбленных занятия: муштру солдат, выпивку и курение. За всеми этими делами император практически не видел единственного сына. В свое кратковременное, полугодичное царствование он видел Павла лишь дважды. Первый раз удостоил сына визитом, побеседовал с ним и сказал на прощание:
        - Из него выйдет добрый малый. На первое время он может оставаться под прежним присмотром, но скоро я устрою его иначе и озабочусь лучшим его военным воспитанием вместо теперешнего женственного.
        Нет ничего более постоянного, нежели временное! Вторая встреча отца и сына состоялась очень нескоро и лишь благодаря настояниям Панина. Император поприсутствовал при экзамене Павла и заявил своему окружению:
        - Господа, говоря между нами, я думаю, этот плутишка знает эти предметы лучше нас. Жалую его в капралы своей гвардии!
        Знать что-либо лучше Петра Федоровича было легче легкого, а звание капрала Павел так и не получил из-за забывчивости отца. Впрочем, ненавидевший свою мать, он в полном смысле слова боготворил отца и так и не простил его преждевременной смерти ни Екатерине, ни ее сподвижникам. Для образованного, начитанного и тонко чувствовавшего цесаревича образцом и идеалом навсегда остался полупьяный и необразованный человек, абсолютно, к тому же, безразличный к самому факту существования у него сына.
        После своего восшествия на престол и чрезвычайно своевременной смерти супруга - свергнутого императора, Екатерина ничего не изменила в жизни своего сына. Придворные - и в первую очередь Панин - наивно полагали, что Семирамида Севера поцарствует лет восемь, до совершеннолетия Павла, а потом тихонечко уступит ему престол и исчезнет с политического горизонта. Как бы не так!
        Прежде всего, она озаботилась тем, чтобы каждое слово и каждое движение наследника становились тут же ей известны, а затем постаралась свести до минимума влияние на него графа Панина и окружить Павла малозначительными и неинтересными людьми. Переписываясь с лучшими умами Европы того времени, Екатерина откровенно не желала замечать, что ее сын и наследник мог бы стать для нее достойным собеседником и преемником ее идей. Она обращалась с сыном, как с дальним докучливым родственником, и постепенно робкое обожание, которое Павел все-таки питал к матери, сменилось холодной озлобленностью и абсолютным равнодушием. Масла в огонь подлила и первая женитьба цесаревича.
        В отличие от своего официального отца, „брачные кондиции“ Павел обрел довольно рано. Во всяком случае, когда цесаревичу исполнилось шестнадцать лет, заботливая матушка приискала ему тридцатилетнюю вдову и повелела „образовать Великого князя в вопросах деликатного свойства“. Вдова оказалась старательной, образование закончилось тем, что у нее родился сын, Семен Павлович Великий, который в возрасте двадцати двух лет погиб в чине капитан-лейтенанта российского флота.
        А Екатерина начала поиски невесты в европейских дворах. Ее выбор пал на Гессен-Дармштадских принцесс - трех сестер. Павлу же предстояло выбрать из трех красавиц одну. За невестами был послан ближайший друг цесаревича, граф Андрей Разумовский, к которому Павел питал совершенно слепое доверие.
        „Дружба ваша, - писал он в Ревель, где Андрей командовал кораблем, - произвела во мне чудо: я начинаю отрешаться от моей прежней подозрительности… Как мне было тяжело, дорогой друг, быть лишенным вас в течение всего этого времени“.
        Между тем графу Андрею не то что невесту - кошку доверить было бы неблагоразумно. Внук свинопаса, зато графский сын, он успел пожить в Версале, разделяя недетские увеселения французского двора, получил поистине европейское образование и чуть ли не с пеленок умел обольщать женщин. Из трех принцесс-невест его внимание немедленно привлекла Вильгельмина, ибо он знал, что именно ее Екатерина наметила в невестки.
        Вильгельмина была крещена под именем „благоверной Натальи Алексеевны“, но ничем это знаменитое в России имя не украсила. Единственной ее страстью, если не считать красавца Разумовского, были всевозможные развлечения, деньги она транжирила еще до того, как успевала получить. Ко всему прочему, великая княгиня оказалась неизлечимо больной: вследствие несчастного случая, происшедшего с ней в детстве, у нее были деформированы позвоночник и кости таза.
        Через три года после свадьбы великая княгиня скончалась от родов, причем ребенок погиб еще в ее чреве, так и не появившись на свет. Но за эти три года сумела основательно настроить супруга против свекрови вплоть до того, что был составлен небольшой заговор - сценарий очередного дворцового переворота. Но Екатерина настолько глубоко презирала и сына, и невестку, что даже не сочла нужным кого-то наказать, хотя список заговорщиков видела своими глазами.
        Судьба обрекла Павла на вечные драмы, не составил исключения и первый опыт его супружеской жизни. Сразу после кончины обожаемой супруги матушка предъявила ему такие доказательства неверности Натальи Алексеевны - ее переписку с любовником - , что цесаревич едва не помешался от горя и обиды, но враз излечился от скорби. Не прошло и трех месяцев, как вдовец согласился вступить в новый брак. На сей раз Екатерина сделала правильный выбор:
        „Принцесса Вюртембергская в качестве великой княгини или императрицы будет только женщиной и больше ничем“, - писал из Петербурга один из дипломатов.
        Да, статная, высокая, очень свежая но склонная к полноте блондинка, София-Доротея являла собой идеальный, с точки зрения немцев, тип женщины. Едва прошло несколько недель после помолвки - заочной! - как она собственноручно написала Павлу письмо на русском языке, а близким подругам признавалась, что „любит великого князя до безумия“.
        Говорят, противоположности сходятся. Низкорослый, субтильный, нервно-желчный Павел был очарован этой спокойно-сентиментальной великаншей, чуть ли не каждый год исправно рожавшей детей. Но и при этом она старалась быть на высоте своего положения, не давая себе ни минуты передышки.
        „То, что утомляет других женщин, ей нипочем, - писал один из современников. - Даже во время беременности она не снимает парадного платья, а между обедом и балом, когда другие женщины надевают капот, она, неизменно затянутая в корсет, занимается перепиской, вышиванием или живописью.“
        Правда, Мария Федоровна», занималась не только вышеперечисленным. Она неустанно подогревала честолюбивые мечты супруга относительно престола. Кроме того, с излишней жестокостью подчеркивала безупречность своего поведения по сравнению с образом жизни свекрови.
        И без того уверенный в том, что мать, пусть и косвенно, но безусловно виновна в смерти отца, Павел выстроил сложную схему внутрисемейных отношений, где он играл роль идеалиста-страдальца, а Екатерина - роль злобной и развратной фурии, прислушивающейся только к зову своего неукротимого темперамента.
        С Орловым и Потемкиным Павел еще как-то ладил. Но когда блистательного князя Таврического сменила бесконечная череда любовников-однодневок, большинство из которых было моложе его самого, великий князь ожесточился. Молчаливое поощрение убийства законного супруга ради двух великих страстей - власти и любви - он еще мог понять. Но чисто мужское отношение к плотским радостям, откровенное пренебрежение общественным мнением - нет, нет, и еще раз нет.
        Разлад Павла с Екатериной становился все более глубоким и, к сожалению, отражался на его отношениях с женой и детьми. Там, где прежде царили гармония и любовь, прочно обосновались подозрения, неприязнь и даже… ненависть. Сыновья становились соперниками в борьбе за трон, жена - возможной предательницей.
        Павлу перевалило за сорок и законная супруга в несчастливые минуты иронично называла его «вечным наследником». Жестокая российская действительность оказалась сильнее врожденной немецкой сентиментальности. Впрочем, Мария Федоровна не чужда была и честолюбивым мечтам: похоронить свекровь, овдоветь - и царствовать, благо дети находились у нее в полном и безоговорочном подчинении.
        Еще накануне Павел, находясь в одном из редких для него моментов благодушия, пожелал выпить чаю на половине супруги и обсудить с нею близкий брак великой княжны Марии. Естественно, разговор коснулся и будущего других дочерей.
        - Я решил выдать Като за вашего племянника, - заявил Павел, как всегда безапелляционно. - Этот брак может быть крайне удачен в плане будущего России.
        - Боюсь, что не совсем понимаю вас, друг мой, - недоуменно отозвалась императрица.
        - На Александра у меня надежды мало. К тому же он явно жаждет моей смерти: корону ему обещала еще моя покойная мать. Константин, увы, просто дурак. А ваш племянник производит впечатление умного и рассудительного юноши…
        - Он еще совсем мальчик, ваше величество, - пролепетала императрица.
        - Подрастет, - отрезал император. - А я надеюсь, у меня хватит времени подготовить его достойным образом…
        - Подготовить к чему?
        - Неважно. Что-то зябко сегодня. Прикажите еще чаю погорячее.
        - Сейчас распоряжусь, друг мой.
        Императрица на несколько минут вышла из своего будуара, а затем вернулась. По дороге подошла к полузамерзшему окну и вгляделась в сумеречную глубину деревьев перед замком.
        - Как здесь все-таки мрачно, - проговорила она.
        Император резко встал и тоже подошел к окну. Его супруга тут же вернулась обратно к чайному столику.
        - Не вижу ничего мрачного, - заявил Павел, полюбовавшись глубоким рвом и часовыми возле подъемного моста. - К тому же, здесь мы в безопасности.
        В этот момент лакей внес кипящий самовар и Мария Федоровна оставила реплику супруга без ответа. Она вообще как-то сжалась, а в глазах загорелись мрачные огоньки. Молча она разлила свежий чай, но сама к своей чашке не притронулась. Император же явно наслаждался крепким, ароматным напитком, и не обращал на перемену в настроении супруги ровно никакого внимания.
        Закончив чаепитие, супруги церемонно пожелали друг другу спокойной ночи. И для Павла ночь действительно прошла спокойно, он даже спал дольше обычного, хотя на следующий день был мрачен, рассеян и то и дело подносил руку ко лбу.
        - Здоровы ли вы, друг мой? - осведомилась за обедом императрица, заметив состояние супруга.
        - Вполне, - буркнул Павел. - Немного болит голова.
        - Приказать капель?
        - Обойдусь без ваших микстур, мадам. Еще отравите…
        Присутствующие за столом великие князья, княгини и княжны сделали вид, что ничего не слышат, всецело поглощенные едой. Павел окинул их подозрительным взглядом и произнес загадочную фразу:
        - Ничего. Недолго осталось.
        Потом резко встал, бросил на стол скомканную салфетку и вышел из столовой. К вечеру голова разболелась еще сильнее, появился какой-то звон в ушах, смутное беспокойство, и пришли те самые невеселые мысли о своей жизни, которые упрямо отгоняли сон.
        Наконец Павлу удалось забыться, но сон этот оказался недолгим. Шум в прихожей, поднятый первой группой заговорщиков, мог не услышать только глухой.
        Внезапно разбуженный Павел вскочил и спрятался за ширму. И тут же едва не упал, ощутив сильнейшее сердцебиение. В глазах у него потемнело, в голове пронеслось: «Я умираю». Он из последних сил бросился к двери, ведущей на половину супруги, отодвинул засов, повернул ключ и… обнаружил, что дверь заперта с той стороны.
        - Мари! - захрипел Павел. - Откройте дверь! Мне плохо…
        Но открылась совсем другая дверь - в прихожую, и в спальне появились заговорщики со шпагами в руках. Павел оцепенел от ужаса. А Платон Зубов предложил государю «для высшего блага России» подписать акт об отречении, который один из офицеров положил на стол.
        - Подпишите, ваше величество, и вы спасете себя и страну.
        Каким-то образом в руках у Павла оказалось перо, уже окунутое в чернила. И в этот момент на него накатил второй приступ головокружения, куда сильнее первого. Император покачнулся, захрипел и упал головой вперед, угодив виском в острый угол массивного письменного стола. Из пробитого виска брызнула струйка крови, несколько капель попали на заговорщиков…
        Через несколько секунд все было кончено. Перед оцепеневшими присутствующими лежало бездыханное тело с пробитой головой и синим, точно от удушья, лицом. Император Павел скончался, причем налицо были все признаки насильственной смерти.
        Около часа ночи, получив известие об успешных действиях заговорщиков, Пален вошел в комнату Александра. Он объявил, что Павел только что скончался от сильнейшего апоплексического удара.
        Александр расплакался, но граф прервал его и жестко сказал:
        - Хватит ребячества! Я сдержал слово, вашего отца никто пальцем не тронул. Такова, видно, была воля Божья. Благополучие миллионов людей зависит сейчас от Вашей твердости. Идите и покажитесь солдатам!..
        Тщетно. Александр был безутешен, винил в гибели отца только себя и рвался принять монашеский сан «во искупление греха отцеубийства». Масла в огонь неожиданно подлила его мать. Она появилась из своих покоев полностью одетая, словно и не ложилась спать в эту ночь, и закричала:
        - Теперь я, и только я, ваша императрица! Я тоже хочу царствовать! За мной!..
        Никто не отозвался на ее отчаянный призыв: во-первых, подвел сильный немецкий акцент, а во-вторых никто, кроме нее самой, никогда не видел ее на престоле ни в каком качестве. Новоиспеченной вдове пришлось вернуться к себе, где она несколько часов билась в страшной истерике, обвиняя в гибели мужа буквально всех, а прежде всего тех, кто пробил висок ее обожаемому супругу, а затем задушил его.
        Като появилась в комнатах брата тогда, когда он, обессиленный от слез и доведенный чуть ли не до безумия настойчивыми призывами супруги к благоразумию и царскому достоинству, в полуобмороке лежал в кресле. Бросив короткий, далекий от приязни взгляд на невестку, уже почти императрицу Елизавету, Като подошла к Александру и сказала:
        - Сашенька. Надо выйти к солдатам. Иначе - кровь, смута и хаос.
        И после короткой паузы, словно по наитию, добавила:
        - Не думай о себе, не думай о нас, думай о России.
        И Александр повиновался. Он вышел на балкон и произнес оттуда краткую речь:
        - Мой батюшка скончался апоплексическим ударом. Все при моем царствовании будет делаться по принципам и по сердцу моей любимой бабушки, императрицы Екатерины!
        Солдаты ответили ему радостными возгласами.
        Весть о смерти Павла вызвала у жителей Санкт-Петербурга бурную радость. Когда Александр перебирался из Михайловского замка в Зимний дворец, народ громко его приветствовал, его обнимали на улицах. Булгарин написал в те дни, что у самого Тацита не нашлось бы достаточно красок, чтобы описать всеобщее ликование, наполнившее сердца при известии о воцарении великого князя.
        Сам же Александр отправился в апартаменты Великой княжны Екатерины и провел там взаперти несколько часов. О чем они разговаривали? Какие слова нашла Като, чтобы убедить брата в неизбежности свершившегося? Неизвестно. Но именно с этого времени и в течение долгих лет брат и сестра были практически неразлучны, хотя это вызывало и не слишком приличные слухи, и явное раздражение вдовствующей императрицы.
        После похорон Павла, его несостоявшийся наследник, принц Вюртембергский, вернулся на родину. Като не сожалела об этом: потрясенная трагической гибелью отца, она стремительно повзрослела и уже не грезила о практически несбыточном. Ее детство кончилось одновременно с юностью, точнее, в тот день, когда пришло письмо о смерти ее старшей сестры Александры.
        В жизни Екатерины Павловны начиналась совсем новая глава.
        Глава третья
        В любви, как на войне, на войне, как в любви…
        «-Итак, Павел все-таки скончался именно в тот день, когда это было зафиксировано исторически.
        - Да. Но Мария утверждает, что заговорщики действительно пальцем его не тронули.
        - Но пробитый висок и синюшное лицо…
        - Висок объясним естественными причинами, просто кому-то было выгодно утверждать, что это сделано заговорщиками. Но как бы ненавидим ни был Павел, поднять руку на монаршью персону в те времена…
        - Так что же, снова таинственный отравитель?
        - Так предполагает Мария. Во всеобщей суматохе ей удалось взять образчик крови, которая натекла из виска на пол и передать его нам.
        - И…
        - В крови обнаружены следы яда. Как и предполагалось, растительного происхождения, достать его можно у тех, кто бывал на Востоке, в частности, в Индии. Он отличается еще и тем, что действует не сразу, а в течение многих часов, иногда даже - суток двое.
        - Тем не менее, мать постоянно обвиняет сына в том, что он позволил свершиться убийству. Александр внушаем, к тому же он действительно не возражал против того, чтобы его отец отрекся от трона. Они все там были перепуганы насмерть планами сумасшедшего императора.
        - Кроме воспитанницы нашей Марии?
        - Она-то как раз больше всех потеряла из-за внезапной гибели отца. Он почти назначил принца Евгения Вюртембергского своим наследником, а Екатерину предназначал в жены либо ему, либо…
        - Кому же еще?
        - Всего-навсего гражданину Бонапарту, к которому внезапно воспылал страстной любовью и мечтал на пару с ним править миром.
        - Очень в стиле Павла: пленного турка сделать графом и ближайшим доверенным лицом, а любимую дочь выдать за простолюдина-авантюриста. К тому же женатого.
        - Российский император был выше таких мелочей. Мадам Жозефина для него просто не существовала: так, одна из парижских потаскушек.
        - И в результате на троне все-таки оказался Александр, у которого, судя по всему, так и не будет прямого наследника. Вы не считаете, что этот проект пора сворачивать? Мы же не можем предотвратить войну России и Франции без ощутимых изменений в истории. А просчитать их практически невозможно.
        - Я в сомнениях. К тому же Мария полагает, что нужно дождаться бракосочетания ее воспитанницы. Да и на нового императора великая княжна Екатерина имеет все больше и больше влияния. Этим можно воспользоваться.
        - Тогда не будем пока ничего сворачивать. Самой Марии физически, кажется, ничего не угрожает, и покушений на жизнь Александра, которого все боготворят, тоже вряд ли следует ожидать. Может быть, с помощью Екатерины удастся хотя бы провести кое-какие реформы, которые Александр начал, да так и не довел до логического конца.
        - Как, кстати, вы расцениваете порыв к трону овдовевшей императрицы?
        - Лично я - как истерику обезумевшей от горя женщины, которая потеряла любимого мужа.
        - А Мария?
        - А Мария призывает относиться к этой фигуре более серьезно. Многое ей кажется странным и даже зловещим, но, по-моему, она уж чересчур адаптировалась к атмосфере двора. Ей все подозрительно.
        - Знаете, кое в чем я готов с ней согласиться. Мы с вами как-то упускаем из виду, что у Марии Федоровны есть еще два младших сына. Любимых, в отличие от старших. И она вполне может мечтать о том, чтобы посадить на трон кого-нибудь из них, причем не в отдаленном будущем, а по достижении совершеннолетия.
        - Вот как?
        - Марии абсолютно точно известно, что вдовствующая императрица уже размышляет о будущих женах для младших сыновей, причем рассматривает кандидатуры таких, которые могли бы стать достойной парой императору.
        - Мария опять преувеличивает. И Екатерина, и сама вдовствующая императрица происходят из достаточно захудалых немецких родов. Да и нынешняя императрица Елизавета была всего лишь принцессой Баденской…
        - И в результате императрицей является чисто декоративной. В общем, подождем, посмотрим, как будут развиваться события.
        - Как всегда.»
        Нелегкое испытание пришлось вынести всем членам царской фамилии 23 марта - в день похорон императора Павла. Внешне все было, как обычно - длинный кортеж сопровождал гроб с телом покойного к последнему его пристанищу - Кафедральному собору в Петропавловской крепости, к усыпальнице, где с незапамятных времен покоились останки русских монархов.
        Последний раз в эту усыпальницу торжественно перезахоронили останки отца Павла, незадачливого императора Петра Третьего, по слухам, убитом с благословения собственной супруги, прах которой теперь покоится рядом с ним. Такова была воля Павла.
        Но скорби на лицах людей, толпившихся на улицах, не было. Никто из верноподданных не пролил ни единой слезы. Рыдал новый император, угнетенный чувством своей вины перед отцом, плакали его сестры. Молчаливая когорта лжедрузей и истинных недругов почившего царя пытались изобразить печаль - тщетно.
        Като из-под траурной вуали оглядывала погребальную процессию: никто из придворных не выглядел истинно скорбящим. А ведь еще совсем недавно каждый из них готов был на что угодно, лишь бы заслужить монаршье благоволение. Да, мирских владык забывают куда быстрее, нежели простых смертных, хотя… По Екатерине Великой скорбела вся Россия, по ее сыну - только самые близкие родственники. Впрочем, и у них скорбь смешивалась с неподдельным облегчением.
        Единственный человек, к скорби которого, кажется, не примешивалось никаких иных чувств, была отныне вдовствующая императрица Мария Федоровна. Стресс, во время которого она попыталась провозгласить себя преемницей супруга, прошел, и теперь она только плакала: беззвучно, не вытирая слез, которые и без того скрывала густая вуаль.
        Она прожила долгие годы рядом с очень сложным, практически непредсказуемым человеком, искренне любила его, родила ему десятерых детей и закрывала глаза на мимолетные измены. Для нее он был прежде всего супругом, а уже потом - императором, и подчинялась она ему не как верноподданная, а как благочестивая и богобоязненная супруга.
        Да, порой она чувствовала себя всеми преданной, поруганной своим супругом, имевшим изменчивое настроение, непоследовательность которого вынудила всю Россию погрязнуть в хаосе, однако была единственной, кто оставался искренне безутешной в утрате этого тирана. Сейчас она была не способна даже обвинять сына в попуститель ству преступлению - это придет позже. Впрочем, Александр, отнятый у нее в младенчестве властной бабкой, никогда не был и не мог быть ее любимым сыном, равно как и Константин. Весь пыл материнских чувств она отдавала дочерям и двум младшим сыновьям, которых у нее уже никто не мог отнять.
        Всякий раз, когда в своих «Мемуарах» она перечисляет свои неудовольствия, которые она скопила против мужа в течение проведенных с ним вместе лет, ей приходилось свидетельствовать о своей очевидной беззащитности перед причудами супруга.
        Более того, она находила им оправдание. Монарх от рождения, возвышенный в своем сознании высоким происхождением, ее покойный супруг искренне верил, что Бог назначил его управлять Россией и что он должен преодолевать по своему усмотрению любые жизненные обстоятельства без того, чтобы советоваться об этом с кем бы то ни было. А она должна была безропотно сносить все - даже очевидную несправедливость и жестокость. И сносила.
        Впрочем, те кто укорял Павла в жестокости, несправедливости, нетерпимости и прочих грехах, свойственных тиранам, почему-то забывали о том, что Петр Великий, гений которого все так охотно превозносили, тоже первоначально вверг Россию в небывалый хаос, подчинялся только своим желаниям и редко прислушивался к чужим советам. Но у него была цель: превратить Россию в великую державу, а у Павла - сделать из нее подобие столь любимой им Пруссии. Вот и вся разница между двумя абсолютными по сути монархами.
        Проживи, точнее, процарствуй Павел дольше, возможно он бы доказал миру, что его мимолетные намерения были всегда инспирированы порывами его сердца, но никогда не холодным политическим расчетом, и что он, хотя и не имел внешность, схожую с Петром Великим, был, несмотря на это, вторым Петром, а его обвиняли в том, что он был всего лишь карикатурой на своего предка.
        Об этом думала Като, равно как и о том, что ее брак с вюртембергским кузеном теперь не состоится, что ей не придется быть соперницей собственному брату, и что корона, которую посулила ей гадалка, ждет ее где-то совсем в другой стране. А в том, что корона ее ждет, у честолюбивой великой княжны не было ни малейших сомнений. К тому же теперь она была первой кандидаткой на выданье в семье Романовых, завидной невестой для любого европейского монарха.
        Долгое богослужение, пышное и торжественное, которое проходило в Кафедральном соборе, сопровождалось хором песнопений, освещалось мерцанием тысяч свеч, плавало в облаках ладана. Като унеслась мыслями в прошлое - в похороны бабушки Екатерины, когда все было так же пышно и благолепно, только окружающие лили истинные слезы. Кроме… ее отца. Не потому ли на этих похоронах никто не плачет, что Бог наказывает папеньку за сыновью непочтительность?
        И бедная Александрина, на похороны которой не смог поехать никто из семьи. Она умерла так внезапно, так странно. Накануне гибели Павла пришло письмо о том, что палантина венгерская разрешилась от бремени. Дочка родилась мертвой, но здоровье сестры было вне опасности.
        А через неделю - второе послание: Александрина скончалась от странного и внезапного недомогания, причем все тело было покрыто какой-то сыпью. Шептались об отравлении, и многие склонны были в это верить, зная коварство австрийского двора и его ненависть к русской княжне.
        Все кончается, закончились и похороны, жизнь постепенно входила в свою колею. Правда, траур не позволял устраивать пышных развлечений, но внешний покой, который воцарился в императорском семействе, стал бальзамом для большинства ее членов. К тому же Великая княжна Мария готовилась к своему бракосочетанию, отложенному из-за траура, а вдовствующая императрица всецело посвятила себя младшим детям: Анне, Николаю и Михаилу.
        Только Като с ее природным жизнелюбием и жаждой деятельности не могла смириться с этой тишиной. Единственный человек, который в те дни мог успокоить мятущуюся душу великой княжны, была ее верная наперсница Мария. Долгие часы, которые они проводили в беседах, благотворно влияли на Като, но обе они, по негласному уговору, держали в тайне свою дружбу.
        Като обожала, когда Мария раскладывала карты и «гадала на будущее», тем более что ее предсказания практически всегда сбывались. Единственное, что ее иногда злило - это манера Марии чрезвычайно туманно и уклончиво отвечать на прямые вопросы. Так было и тогда, когда однажды вечером Като вспомнила о знаменитом бале-маскараде и о поразившей всех таинственной предсказательнице.
        - Мари, вы помните, я вам рассказывала о гадалке на балу? - спросила она как-то вечером свою наперсницу.
        Като уже улеглась в постель, а фрейлина бесшумно скользила по спальне, делая последние приготовления для отхода ко сну.
        - Разумеется, ваше высочество, - спокойно ответила она.
        - Ведь многие ее предсказания уже сбылись. Мой брат без ума от красотки Нарышкиной и даже не делает из этого секрета.
        - Император волен вести себя так, как ему будет угодно, - сдержанно заметила фрейлина. - К счастью, у мадам Нарышкиной очень покладистый муж, который готов закрывать глаза на все, лишь бы не тревожили его покой.
        - Моя невестка не так терпима, - усмехнулась Като. - Молодая императрица совсем замкнулась в себе. Если бы на ее месте была я…
        - То что бы вы сделали, ваше высочество?
        - Я бы очаровала своего мужа, вернула его в свою спальню и постаралась во что бы то ни стало подарить ему наследника. А может быть, и не одного…
        - Вы истинная дочь своей матери, - заметила Мария. - Только вряд ли вы бы удовлетворились только ролью супруги и матери.
        Като даже подскочила в своих кружевных подушках:
        - Мой бог, конечно нет! Но ведь быть императрицей - это… это… Это чудесно! Я бы устраивала роскошные приемы, пышные балы, я бы привлекла во дворец самых известных поэтов, музыкантов и художников, а сама стала бы их Музой. И потом… я ведь тоже могла бы любить, кого хочу. Императрице тоже все дозволено.
        - Не совсем, ваше высочество, - усмехнулась Мария. - Женщинам, даже самого высокого ранга, дозволено все же меньше, чем мужчинам.
        - А как же моя августейшая бабушка? И моя августейшая прабабушка Елизавета?
        - Они были не просто императрицами, они были монархинями, самодержицами. И вести себя могли практически как мужчины. Но обратите внимание, ваше высочество, двор снисходителен к амурным увлечениям монархов, но втайне осуждает монархинь, если те увлекаются… Впрочем, вы еще слишком молоды для таких разговоров.
        - Нынешнюю императрицу выдали замуж за моего брата чуть ли не в тринадцать лет, - надувшись, пробормотала Като. - И никто не считал, что она слишком молода для брака.
        - Это было политическое дело, ваше высочество, к тому же, такова была воля вашей августейшей бабушки. Ранние браки - это не самое разумное. Ваша покойная сестра Александра…
        - Кстати, гадалка ведь и ее смерть предсказала. Откуда она могла знать, что Александрину отравят?
        - Это только слухи, ваше высочество. Палантина венгерская официально скончалась после родов.
        - Вот именно, что официально! - фыркнула Като. - А правды мы все равно никогда не узнаем.
        - Как знать… - загадочно обронила Мария. - Но довольно об этом. Вам пора спать, а не обсуждать все эти страсти.
        - Ну, Мари, милая, ну расскажи еще что-нибудь. Не страшное. Ну, пожалуйста!
        - Хорошо, только потом…
        - Знаю: спать, во-первых, и никому не пересказывать услышанное, во вторых. Как всегда.
        - Вот именно. А расскажу я вам про княгиню Голицыну, которой гадалка на балу предсказала смерть во сне. Очень несчастную женщину.
        - Княгиня Голицына - несчастна? Да у нее есть все, чего только может пожелать женщина…
        - Это так, ваше высочество, но… Есть женщины, которые при рождении получают все: красоту, ум, богатство, знатное происхождение. И несмотря на это лишены самого главного: обыкновенного женского счастья…
        А начиналось все, как обычно. В 1780 году в одном из подмосковных имений у отставного кирасирского полковника Михаила Измайлова и его супруги Полины родилась дочь, получившая при крещении имя Евдокии. Так ее и звали бы люди постарше, а молодежь называла бы на французский манер - Эудокси. Но девочка предпочла зваться Авдотьей. Первое, но далеко не последнее проявление ее оригинальности.
        Это было тем более оригинально, что имя не шло ей совершенно. Матовый цвет лица, густые черные волосы, обворожительные темные глаза, фигура и походка богини, руки, ослеплявшие современников своей красотой и изяществом. Известный ценитель женской красоты князь Петр Вяземский так описывал Евдокию-Авдотью в письме к одному из своих друзей:
        «Вообще красота ее отзывалась чем-то пластическим, напоминавшим древнегреческое изваяние. В ней ничто не обнаруживало обдуманной озабоченности, житейской женской изворотливости и суетливости. Напротив, в ней было что-то ясное, спокойное, дружелюбное…»
        Родители Евдокии рано умерли и ее взял на воспитание бездетный дядя - Михаил Михайлович Измайлов, который состоял при императоре Павле Первом московским главнокомандующим. Вообще фамилия Измайловых принадлежала к избранным кругам столичной аристократии и состояла в близком родстве с Юсуповыми, Нарышкиными, Гагариными. Знатная, красивая и богатая Евдокия получила к тому же основательное по тем временам образование. Помимо обычного набора: языки, изящная словесность, музыка, танцы, - девушка основательно познакомилась с точными науками, историей, географией, литературой.
        В доме главнокомандующего собирался не просто цвет московского общества - там почти ежевечерне появлялись те, кто определял, как бы сейчас сказали, «общественное настроение» России. Евдокия рано пристрастилась к серьезным разговорам о политике, философии и даже экономии. Но самой большой страстью в ее юной жизни была… математика. Да-да, когда ее сверстницы-барышни обливались слезами над французскими сентиментальными романами, она изучала всевозможные квадратные корни, дуги и касательные.
        Не заметить веселившуюся на великосветских балах юную красавицу было невозможно. Московские старухи, большие любительницы сватовства, уже предрекали Дунечке Измайловой одну блестящую партию за другой, когда в судьбу девушки властно вмешался… император Павел. Дело в том, что оба брата Измайловы в свое время сохранили верность императору Петру Третьему, покойному мужу императрицы Екатерины, отказались от службы и удалились в свои поместья. Взойдя на престол, Павел сделал старшего брата главнокомандующим Москвы, как уже говорилось. Для младшего он уже ничего сделать не мог и решил осчастливить его сиротку-дочь.
        По высочайшему повелению ей в женихи был назначен князь Сергей Михайлович Голицын. Недалекий, чтобы не сказать - глупый, немолодой, чтобы не сказать - старик, богатый, но с некими противоестественными наклонностями, о которых шушукались в обеих столицах - какое счастье он мог дать молодой, умной красавице? Но с монархом шутки были плохи: одну супружескую пару, осмелившуюся повенчаться без его ведома, он посадил в крепость на хлеб и воду. Как мог поступить Михаил Измайлов? Лишь поблагодарить Павла за милость.
        «Письмо Ваше, в коем Вы благодарите меня за племянницу Вашу, я получил, и очень рад, что через сие мог дать Вам знак моего к Вам благорасположения, с коим и пребуду к Вам навсегда благосклонным,» - написал Павел дядюшке Евдокии 5 декабря 1796 года.
        - Да, папенька любил устраивать неожиданные браки, - задумчиво отозвалась Като, вспомнив внезапное решение Павла о свадьбе генерала Багратиона и совершенно не подходившей ему графиней Скавронской. - И что же дальше, Мари?
        - Летом 1799 года (два с половиной года все-таки потянули!) Евдокия Измайлова стала княгиней Голицыной. На первых порах она думала, что обычная супружеская жизнь, а главное, дети, заменят ей отсутствие любви, кстати, взаимной. Но фактической женой князя она так и не стала.
        Зато князь увез свое главное в жизни приобретение во Францию, где красота и ум Авдотьи - теперь она себя только так и называла - расцвели в полной мере. Но еще до этого произошел тот самый странный случай, во многом определивший дальнейший образ жизни блистательной княгини. Некая гадалка предсказала ей, что умрет она ночью, во сне.
        «Смерть не застанет меня неприбранной», - надменно ответила молодая красавица и…
        - Это я помню, это я слышала! - вскричала Като. - И что же сделала княгиня?
        - Превратила день в ночь. Ложилась спать на рассвете, приемы начинала заполночь. В Париже, а затем в и в Петербурге, куда после смерти императора Павла недавно вернулись князь и княгиня Голицыны, Авдотью прозвали «Princesse Nocturn» - «Ночная княгиня». В ее салон на Миллионной улице теперь может попасть только тот, кто способен увлечь ум красавицы - а не ее сердце. И попасть только ночью: днем княгиня не принимает никого и никуда не выезжает до заката… Вот вам обещанная история, княжна, а теперь спокойной ночи.
        - Бедная княгиня, - пробормотала Като, у которой уже слипались глаза. - Как бы я хотела познакомиться с нею поближе…
        - Ваши судьбы обязательно пересекутся, - шепнула Мария еле слышно. - Но лучше бы этого не случилось…
        Но Като уже сладко спала, опустив длинные ресницы на побледневшие щеки.
        «Вряд ли графиня Ливен одобрила бы такие сказки на ночь, - подумала Мария, укладываясь спать в смежной маленькой комнате. - Но ведь я не имею права открыто рассказывать этой малютке о том, какая судьба ее ждет. Пусть себе пока грезит о коронах».
        Графиня Ливен была неизменной старшей воспитательницей всех дочерей императора Павла, и чрезвычайно строго следила за тем, чтобы соблюдались все правила приличия и хорошего тона. Мать девочек доверяла ей так, как никому другому - и не зря. В отличие от сыновей Павла, все его дочери получили блистательное образование и впоследствии слыли незаурядными умницами, даже Александра и Елена, которые не успели расцвести полным цветом.
        Воспитывали великих княжон строго, но достаточно разносторонне. Кроме необходимого знания нескольких европейских языков - французского, языка просвещенной Европы; немецкого, родного языка их матери, им читали курсы математики, политической экономии, истории и географии.
        Конечно, их обучали музыке, танцам, верховой езде и хорошим манерам, все они прекрасно рисовали. Екатерина же даже занималась, по примеру матери, гравированием, а кроме того прекрасно владела не слишком тогда распространенным в высшем свете России английским, и хорошо говорила и писала по-русски, что для женщин из высшего общества в конце XVIII века было большой редкостью.
        И английский, и русский языки преподавала ей фрейлина Алединская, хотя и императрица, и графиня Ливен, не были от этого в восторге. И уж совсем непонятным было для них то, что Екатерина самостоятельно овладела латынью, что для барышни ее положения было уже почти неприличным. Но Като, как обычно, настояла на своем. И ее оставили в покое, тем более, что императорской семье приходилось решать куда более серьезные проблемы.
        1802 год явил петербуржцам новую королеву красоты, а императорской семье - очередной трагический скандал, результатом которого стал окончательный разрыв Великого князя Константина и его супруги. Но перед этим произошла история, потрясшая не только Петербург - чуть ли не всю Европу.
        Из всех четырех сыновей Павла I более других походил на отца внешностью и нравом второй - Константин, чье сумбурное отречение от царствования впоследствии стоило России бунта декабристов, а пока приносило непрерывные тревоги его брату-императору и матери - вдовствующей императрице. Константин не переносил отказов, любой его каприз должен был исполняться немедленно, а в отношениях с женщинами был совершенно необуздан.
        И вот среди созвездия петербургских красавиц ярко заблистала очаровательная жена состоятельного французского негоцианта месье Араужо, приехавшего в Россию поторговать и поправить свои пошатнувшиеся дела. Константин Павлович, которому в ту пору шел двадцать третий год, не замедлил обратить благосклонное внимание на молодую женщину. Однако ни прямые намеки на чувства, переполнявшие сердце его высочества, ни долгое и настойчивое ухаживание ни к чему не привели.
        Великий князь, истомленный страстью, ежедневно посылал адъютанта с букетами цветов, подарками, но красавица оставалась холодна и неприступна. Константин пребывал в недоумении - до сих пор ему не доводилось иметь дело со столь несговорчивыми особами, ибо титул великого князя и наследника престола с легкостью отворял двери в спальни самых строгих фрейлин. Да и внешностью его бог не обидел.
        «У него широкое круглое лицо, и если бы он не был курнос, то был бы очень красив; у него большие голубые глаза, в которых много ума и огня; ресницы и брови почти черные; небольшой рот, губы совсем пунцовые; очень приятная улыбка, прекрасные зубы и свежий цвет лица», - описывала в письме внешность Константина его теща герцогиня Саксен-Кобургская.
        Старинная воинская мудрость гласит: когда крепости не сдаются - их берут хитростью… Именно такой совет подал Константину его флигель-адъютант генерал-лейтенант Баур. После долгого обсуждения был разработан хитроумный план кампании по овладению очаровательной госпожой Араужо.
        Как это принято у стратегов, начали с глубокой разведки и вербовки агентов в стане супостата. Очень скоро выяснилось, что строптивая красавица не то чтобы неприступна, а просто занята неким более предприимчивым охотником до ее прелестей. В известные дни поутру она приезжала к молодой вдове, баронессе Моренгейм, которая жила на Невском проспекте. Здесь она отпускала свою карету домой, а вскоре за ней приезжал в наемном экипаже человек с запиской от ее любовника.
        Госпожа Араужо тотчас выходила от баронессы и отправлялась на тайное свидание. Вновь на Невском, у вдовы Моренгейм, она оказывалась уже в сумерках. Поздно вечером за ней приезжала карета, и она возвращалась домой уставшая, но очень довольная. И муж, и родственники пребывали в счастливой уверенности, что все это время она проводила с аристократической подружкой в невинных беседах за рукоделием.
        Узнав о подобном поведении предмета своей страсти, великий князь Константин Павлович разгневался не на шутку. Еще бы - он был отвергнут ради другого! Такого поворота событий наследник русского престола никак не ожидал. Пылкая душа Константина требовала отмщения, а в гневе сын Павла I был просто страшен…
        10 марта 1802 года камердинер Константина - разбитной и ловкий малый, наряженный точно так же, как одевался человек любовника госпожи Араужо, нанял того самого извозчика, ту же карету и тех же лошадей, что регулярно приезжали за ней на Невский проспект. Вскоре лошади зацокали под окнами баронессы. Подружки выглянули из окна, увидали знакомый экипаж. Трепещущая в ожидании скорых любовных ласк Араужо, наскоро поцеловав баронессу, выпорхнула из подъезда. Дверцы кареты захлопнулись, лошади понесли вскачь.
        Однако вскоре госпожа Араужо заметила, что карета едет совсем не туда, куда ее возили прежде. Она пыталась крикнуть кучеру, чтобы он остановился, но тот только подгонял лошадей. И вот они оказались перед Мраморным дворцом - резиденцией великого князя.
        Придворные лакеи извлекли драгоценную добычу из экипажа и на руках отнесли извивающуюся женщину в комнаты генерала Баура. Здесь у камина уже сидел великий князь Константин. Он был пьян, возбужден и нетерпелив.
        О том, что произошло дальше, рассказывать сложно. По-видимому, Константин даже не смог как следует насладиться своей победой - Араужо, пребывающая в полуобморочном состоянии, не вызвала в нем особых желаний. Он наскоро утолил свое желание и быстро удалился в свои апартаменты.
        И тут произошла отвратительная оргия. За своего хозяина принялись мстить сначала генерал Баур, затем адъютанты, наконец, лакеи и солдаты, бывшие на карауле при дворце…
        Женщина давно лежала без сознания, и насильники опомнились только тогда, когда увидели, что она едва дышит и вся в крови. Кое-как ее привели в чувство, одели, отнесли в карету и отвезли к баронессе Моренгейм. На другой день несчастная скончалась…
        Слухи о преступлении, в котором был замешан великий князь Константин Павлович, поползли по столице. Подобного дикого происшествия никто не помнил, многие отказывались верить сплетням, но скорые и тайные похороны госпожи Араужо невольно подлили масла в огонь: неужто высочайшее лицо позволяет себе подобные развлечения, да еще столь извращенным способом?! Было от чего изумленно охнуть и глубоко задуматься над падением нравов…
        Александру I чрезвычайно осторожно доложили об инциденте и неблаговидной роли во всей истории его младшего братца. Император был возмущен и обескуражен. Требовалось предпринять срочные меры и наказать виновных. Но огласка скандала неизбежно влекла серьезные политические последствия, ведь в то время Константин являлся прямым наследником престола, и обвинение его в смертоубийстве могли нарушить всю династическую стабильность в государственной машине России.
        Слухи о происшедшем дошли даже до Англии. Русский посол граф С.Р.Воронцов отписал из Лондона своему брату: «Императору следует удалить всех негодяев, которые окружают цесаревича, иначе в государстве будут две партии: одна из людей хороших, а другая из людей безнравственных, а так как эти последние, по обыкновению, будут более деятельны, то они ниспровергнут и государя, и государство».
        Сколь ни любил Александр I младшего брата, но был вынужден назначить строжайшее следствие. Замешанных в деле немедленно посадили в крепость, а великий князь Константин оказался под домашним арестом.
        Одновременно начались тайные переговоры с родственниками Араужо. Их доверительно убеждали: умершую, мол, все равно не воскресить, а изрядная денежная компенсация может в значительной мере ослабить горе неутешного вдовца и его близких. Вдовец после недолгих размышлений согласился с предложением.
        Открытого скандала удалось избежать, но чтобы окончательно погасить нежелательные толки в столичном обществе, Александр I повелел напечатать и разослать по Петербургу особое объявление, из которого следовало, что преступление «оставлено в сомнении», а великий князь и наследник престола Константин Павлович вообще к нему никакого касательства никогда не имел.
        Однако ни официальные доводы, ни увещевания императора не показались убедительными великой княгине Анне Федоровне, которая спустя месяц после этой грязной истории навсегда уехала из России: «по неизлечимой болезни для жительства в уединении».
        Перенесенные переживания и семейные неурядицы не отвратили великую княгиню от русских: она сохранила православное вероисповедание, живо интересовалась событиями, происходившими в России, однако на неоднократные приглашения вернуться в Петербург к мужу всегда отвечала категорическим отказом.
        Като тяжело переживала эту историю, считая, что на их семью это легло несмываемом пятном. С тех пор и до самой своей смерти она поддерживала с Константином чисто официальные отношения и старалась по возможности не находиться с ним в одном помещении. Впрочем, самого Константина это мало заботило: о погубленной им француженке он забыл очень быстро, а после отъезда законной супруги вообще менял любовниц чаще, чем некоторые меняют камзолы.
        Одно время он мечтал даже сочетаться браком с княжной Жанеттой Антоновной Святополк-Четвертинской (сестрой фаворитки Александра I М.А. Нарышкиной), но разрешения семьи на это не получил. Потом довольно длительное время был связан с Ульяной Михайловной Фридрикс, француженкой по происхождению, от которой имел своего единственного ребенка - графа Павла Константиновича Александрова.
        Уже много позже, в 1820 году, после развода с первой женой Константин Павлович женился на польской графине Жаннетте Антоновне Грудзинской, которую Александр I, смирившись с причудами брата и надеясь на то, что властная полячка сумеет обуздать непростой нрав супруга, возвел в княжеское достоинство с титулом светлости под фамилией Лович. Вследствие этого морганатического брака, Великий Князь отрекся от престола. Акт отречения держался в тайне, поэтому после смерти Александра I с 20 ноября по 14 декабря 1825 г., формально считался российским императором.
        Но все это было позже. А пока вдовствующая императрица Мария Федоровна сильно опасалась, что скандал с похищением и гибелью француженки помешает браку великой княжны Марии. Но этого, к счастью, не произошло. Вопрос о браке Марии Павловны и принца Карла-Фридриха был решен окончательно: обручение назначили на 1 января I804 г.
        Но эта радостная для семьи новость была вскоре омрачена полученным из Мекленбурга известием о смерти после родов в сентябре 1803 г. второй дочери Марии Федоровны - герцогини Елены Павловны.
        Удар был тем сильнее, что никто его не ожидал. Хотя герцогиня Мекленбургская была слаба здоровьем, но первые роды у нее прошли благополучно и вторую беременность она перенесла сравнительно легко. Роды тоже прошли без осложнений, и второй ребенок, дочь, родилась вполне здоровой. Но через несколько дней после этого герцогиня скончалась совершенно неожиданно для окружающих, не успев даже позвать кого-нибудь на помощь.
        Като горько рыдала на плече у своей верной Марии:
        - Господи, за что нам все это? Елена была так молода, так хороша собой, даже счастлива в браке… И вот ее нет, как и Александрины, а что ожидает Мари? Меня? И Анну, которая еще ребенок, но тоже со временем выйдет замуж…
        - Успокойтесь, ваше высочество, - нежно гладила ее по плечам Мария. - Клянусь вам, больше вы не будете оплакивать ни сестер, ни братьев. Вот увидите, они проживут долгую жизнь… хотя Константин с его характером… Тут трудно что-то предвидеть, он слишком много внимания и времени уделяет недостойным женщинам.
        - И слишком много пьет! - вздернула голову Като. - Константин мне безразличен, прости меня Господи. Но потери еще одной сестры я не вынесу. Да и Александр…
        - Говорю вам, ваше высочество, вы их не потеряете. Конечно, ваша жизнь не будет безоблачной, в ней возможны утраты, но и новые радости тоже будут. Поверьте мне, ваше высочество.
        - Ты же знаешь, Мари, я всегда тебе верю, - сказала немного успокоившись Като. - К тому же та гадалка на балу предсказала Александру долгую жизнь.
        - Вот видите. Вытрите ваши прелестные глазки и давайте обсудим, что вы наденете на торжества по случаю свадьбы великой княжны Марии. А торжеств будет много, да еще вам нужно постараться не затмить невесту, но при этом блистать самой.
        Действительно, следовало готовиться к торжественному дню бракосочетания. Чтобы Мария Павловна могла ближе познакомиться с культурой своего будущего нового отечества, в царской семье стали устраивать чтения лучших произведений немецких писателей. Их инициатором был сопровождавший принца Карла-Фридриха барон фон Вольцоген. Именно он впервые познакомил Марию Федоровну и ее дочерей с трагедией Шиллера «Дон Карлос».
        Произведение великого поэта и драматурга так понравилось императорской семье, что Мария Федоровна решила послать в подарок Шиллеру великолепный перстень. Этот жест тем более знаменателен, что когда-то у Шиллера были очень непростые отношения с дядей Марии Федоровны, герцогом Вюрюмбергским, преследовавшим писателя. Мария Павловна заочно прониклась симпатией к Шиллеру, с которым ей вскоре предстояло познакомиться лично.
        Как и было назначено, 1 января 1804 г. состоялось торжественное обручение Карла-Фридриха и Марии Павловны. Петербург отметил это событие балом в Зимнем дворце, иллюминацией и колокольным звоном городских церквей.
        Здесь, пожалуй, уместно позволить небольшое отступление, поскольку наши представления о балах того времени сильно отличаются от реальной действительности.
        Слово «бал» пришло в русский язык из немецкого; в переводе означает мяч. В старину в Германии существовал такой обычай: на Пасху сельские девушки с песнями обходили дома своих подруг, которые за минувший год вышли замуж. Каждой из них дарили по мячику, набитому шерстью или пухом. В ответ молодая женщина обязывалась устроить для всей молодежи деревни угощение и танцы, наняв за свой счет музыкантов. Сколько было в селе молодоженов, столько давалось и мячей, или балов, то есть вечеринок с танцами.
        В России до конца XVII в. ничего похожего на балы не существовало. В 1718 г. указом Петра I были учреждены ассамблеи, ставшие первыми русскими балами. На протяжении XVIII - XIX вв. балы все прочнее входили в русский обиход и вскоре перестали быть принадлежностью только дворянского образа жизни, проникнув во все слои городского населения. Некоторые бальные танцы, например кадриль, в XIX в. стали танцевать даже в деревне.
        Бал имел свои правила, свою последовательность танцев и свой этикет. Обязательной принадлежностью бала был оркестр или ансамбль музыкантов. Танцы под фортепьяно балом не считались. Бал всегда заканчивался ужином и очень часто включал дополнительные, кроме танцев, развлечения: небольшой концерт специально приглашенных артистов или любителей - певцов и музыкантов - из числа гостей, живые картины, даже любительский спектакль.
        По сложившейся в России традиции не принято было устраивать балов, как и других многолюдных развлечений, в период больших постов, особенно Великого поста, а также во время траура.
        Наиболее официальной разновидностью были придворные балы, довольно чопорные и скучные. На них собирались тысячи гостей. Участие в придворных балах было обязательным для приглашенных. От него могла избавить только серьезная болезнь.
        На балах, кроме императора, императрицы и членов царской семьи - великих князей, княгинь и княжон, присутствовали придворные чины: гофмейстеры, гофмаршалы, шталмейстеры, церемониймейстеры, камергеры, камер-юнкеры, статс-дамы, фрейлины и пажи, а также дипломаты, гражданские чиновники, имевшие по «Табели о рангах» четыре высших класса, все живущие в Петербурге генералы, губернаторы и предводители дворянства, гостившие в России знатные иностранцы.
        Обязаны были ездить на придворные балы и гвардейские офицеры - по два человека от каждого полка. Для этого существовали специальные графики - разнарядки, помогавшие соблюдать очередность. Офицеры приглашались специально как партнеры по танцам. Все семейные должны были являться с женами и взрослыми дочерьми.
        На придворные балы полагалось приезжать в полной парадной форме, в наградах. Для дам также были установлены платья специального фасона, богато расшитые золотой нитью. В некоторых случаях ко двору приглашались также представители богатого купечества и верхушки горожан.
        В результате дворцовые залы оказывались битком набиты народом, делалось очень тесно и жарко. Из-за преобладания пожилых людей танцующих было немного. Некоторые садились играть в карты, а большинство гостей чинно перемещались из зала в зал, дивясь пышности дворцового убранства, глазея на императора и высокопоставленных вельмож и дожидаясь ужина.
        Представители знатнейших и богатейших семей Петербурга и Москвы давали великосветские балы. Именно они наиболее полно выражали особенности той или иной бальной эпохи. Особенно великолепны были великосветские балы второй половины XVIII и первой половины XIX в. Здесь тоже бывало многолюдно, но в меру - до тысячи приглашенных. Гости созывались по выбору хозяев дома из числа их друзей, родственников и великосветских знакомых.
        Но на всех этих балах еще не танцевали вальса - танца, стремительно завоевывавшего Европу. То, что во время танца кавалер брал даму за талию, было очень необычным на взгляд человека XVIII в. - ведь в большинстве танцев той эпохи партнеры соприкасались лишь кончиками пальцев. Из-за этого поначалу многие сочли вальс «безнравственным» танцем.
        Когда он появился в России, ни Екатерина II, ни Павел I, ни особенно его жена Мария Федоровна его не одобрили. Взойдя на престол, Павел специальным указом запретил танцевать вальс в России, и вплоть до самой смерти его жены в 1830 году дорога вальсу к русскому двору была закрыта. Оба сына Марии Федоровны - и Александр I, и Николай I - не осмеливались перечить властной матери.
        Гораздо более приятно и непринужденно жених и невеста провели весну и начало лета с императрицей-матерью, в тесном семейном кругу в Павловске. Бракосочетание, приуроченное ко дню ангела матери и дочери, должно было состояться в июле.
        Утром 22 июля с бастионов Петропавловской крепости раздались пять выстрелов - это был сигнал к началу торжества. К одиннадцати часам в Зимний дворец стали съезжаться приглашенные. Во внутренних покоях Марии Федоровны была отслужена литургия. Лишь после этого в Бриллиантовой комнате дворца началось одевание невесты в свадебный наряд. На голову Марии Павловны возложили малую корону, «сверх робы - малиновую бархатную мантию с длинным шлейфом, подложенным горностаевым с хвостами мехом». Корона и мех горностая были знаками ее царского происхождения.
        Императорская семья и гости прошествовали в дворцовую церковь. Во время обряда венчания свидетелем со стороны жениха был генерал Рейнбот, а шафером граф Николай Петрович Румянцев (сын знаменитого фельдмаршала, одно время бывший русским послом при немецких княжеских дворах; это он по просьбе Екатерины II участвовал в выборе невесты для Александра Павловича). Шафером невесты был очень близкий к императорской семье человек - князь Александр Борисович Куракин, друг детства императора Павла I.
        После церковной службы новобрачные вышли на балкон Зимнего дворца. Толпы горожан, собравшихся на Дворцовой площади, приветствовали их пожеланиями счастья. А пушки Петропавловской крепости приветствовали молодую семью салютом из ста одного выстрела.
        Торжества продолжил свадебный обед, вечером во дворце был дан большой бал, который открылся звуками полонеза. Первой парой среди танцующих стали император Александр I и его сестра, теперь уже великая княгиня и наследная принцесса Веймарская. Целый день в городе ликующе звонили колокола, а вечером лучшие здания Петербурга и Петропавловская крепость были расцвечены огнями иллюминации.
        Блистала красотой и грацией и Като. Ей было уже шестнадцать, и она расцветала, отличаясь несомненной, унаследованной от матери красотой, которая с годам должна была стать еще заметнее. Красивые голубые глаза, стройная фигура, пышные пепельно-русые волосы делали ее центром притяжения всех взглядов. А бирюзовое платье в модном тогда «греческом стиле» и богато расшитое серебром идеально гармонировало с туфельками из серебряной парчи и бриллиантовой ниткой-диадемой.
        Обаятельная, веселая, энергичная великая княжна производила на окружавших чарующее впечатление. Поэтому о Екатерине Павловне сохранилось немало воспоминаний современников. Даже наиболее строгие и наблюдательные из них неизменно отдавали должное многочисленным достоинствам царской дочери.
        Флигель-адъютант ее брата-императора, Александр Михайлович Михайловский-Данилевский, писал о любимой сестре Александра 1: «Она принадлежала к весьма немногому числу тех особ, которые, будучи вознесены саном и рождением над прочими смертными, пренебрегают разговорами о мелочных и вседневных предметах и охотнее склоняют речь к предметам возвышенным».
        К тому же у Екатерины Павловны, при всей ее тяге к серьезным занятиям, был живой и общительный характер, острый, как бы сказали теперь, язычок. Правда, свои меткие и верные суждения наблюдательная княжна облекала, как и положено хорошо воспитанному человеку, в благопристойную форму.
        На свадебном балу ее внимание привлек молодой, стройный офицер в чине полковника. Чем-то он неуловимо отличался от остальных офицеров - возможно, выражением глаз: задумчивым и чуть-чуть грустным. А возможно - необыкновенным благородством в каждом движении.
        - Кто этот молодой полковник? - спросила Като у оказавшейся рядом одной из придворных дам ее матери, графини фон Бенкендорф, которая отличалась тем, что знала все и про всех, причем никто не мог доискаться до источника ее информированности.
        - Князь Михаил Долгорукий, ваше высочество, - с поклоном ответила графиня. - Настоящая гордость всей семьи и России. Да вы должны помнить: когда его императорское величество Александр взошел на трон, князь получил к нему назначение флигель-адъютантом..
        - Что-то припоминаю, - протянула Като. - Но с тех пор я его, по-моему, не видела при дворе.
        - И не могли видеть, ваше высочество. Князь Долгорукий постоянно находился в разъездах с дипломатическими миссиями императора. Он был во Франции, Германии, Англии, Италии, Испании, Греции. И везде был желанным гостем и самым увлекательным собеседником…
        - Неужели?
        - Представьте себе, ваше высочество. Говорят, что он вскружил голову даже супруге Бонапарта, мадам Жозефине. От него были в восторге мадам де Сталь и мадам де Рекамье…
        - Дамский угодник? - усмехнулась Като.
        - О нет, ваше высочество! Серьезный, прекрасно воспитанный молодой человек. Да и происходит из замечательной семьи, которую еще ваш батюшка отличал и привечал. Рассказывают, что однажды император Павел получил донос на князя Долгорукого, отца князя Михаила, тогда начальника тульского оружейного завода. Против обыкновения, пасквиль не возымел действия - настолько безупречна была репутация князя. Вызвав к себе сына Долгорукого, император спросил, как наказать клеветника. «Накажите его презрением, ваше величество», - отвечал тот. Придя в восторг от этих слов, Павел обнял молодого князя: «Узнаю Долгорукого кровь!..»
        - Я хочу, чтобы мне его представили, - безапелляционным тоном заявила Като. - Ум и благородство - две вещи, которые не могут оставить меня равнодушной. К тому же, вы говорите, он близок к моему брату.
        - Будет исполнено, ваше высочество, - склонилась в низком реверансе графиня фон Бенкендорф.
        Като не пожалела о своем решении. «Красавец князь Долгорукий был человеком необыкновенного душевного такта, отменного воспитания, сугубо сведущий в истории и в науке математической, ума быстрого, характера решительного и прямого, сердца добрейшего и души благороднейшей», - так характеризовал этого человека один из его современников. И это не было преувеличением, Като убедилась в этом после двух танцев и полу-светской полу-научной беседы в одной из прилегающих к парадному залу комнат.
        Она забыла о том, что находится на свадьбе сестры, забыла о том, что по правилам дворцового этикета неприлично великой княжне дольше нескольких минут беседовать наедине с молодым и неженатым человеком, она обо всем забыла. Понимала только, что готова всю жизнь провести рядом с этим человеком, хотя он не был ни императором, ни даже герцогом.
        Первая настоящая любовь настигла ее так внезапно, как бывает только в романах. И Като со всем пылом и страстью своего незаурядного характера, очертя голову, бросилась в омут этого опасного, неведомого, но такого притягательного чувства…
        Через день императорский двор переехал в Петергоф, где продолжались приемы, обеды. В придворном театре «что в Верхнем саду» давали французскую оперу с балетом. Като прилагала все усилия к тому, чтобы князь Долгорукий как можно больше времени проводил подле нее, не желая замечать ни уже начавшихся перешептываний, ни косых взглядов, ни поджатых губ матери. Наконец Мария Федоровна не выдержала:
        - Дочь моя, вы ведете себя совершенно неподобающим образом, не только для особы царской крови, но и для молодой барышни. Князь Долгорукий, конечно, украшен всеми добродетелями, но…
        - Вот именно, маменька, - дерзко ответила Като. - Князь благороден, умен, хорош собой, он - один из самых завидных женихов России. К тому же его семье в прошлом уже приходилось родниться с нашей семьей.
        - Что вы имеете в виду? - побагровела Мария Федоровна.
        - Извольте выслушать, не гневаясь, маменька. Отец императора Петра первым браком был женат на Долгорукой. Княжна Екатерина Долгорукая была обрученной невестой императора Петра Второго, и не скончайся он за неделю до свадьбы, стала бы императрицей. Не вижу ничего дурного в том, чтобы выйти замуж за князя Михаила, а не за одного из этих опереточных герцогов и принцев, которых сватали и сватают моим сестрам. И я люблю его.
        - Вы несете чушь! Порядочная женщина может любить только того, кто предназначен ей в мужья, или того, кто уже стал ее мужем. Как я любила вашего покойного батюшку. К тому же, вы еще слишком молоды для любви и брака…
        - Ах, маменька, - дерзко рассмеялась Като, - да вам самой было на год больше, чем мне сейчас, когда вы обвенчались с папенькой. А Александрина и Елена, упокой господь их душу, к шестнадцати годам были уже обручены и готовились к свадьбе. Мари тоже стала невестой в шестнадцать лет…
        - Не бывать этому браку! Великая княжна не может выйти за своего подданного.
        - Могу и выйду! Брошусь в ноги его императорскому величеству, моему брату. Он не откажет в моей просьбе.
        - Вы безумны, дочь моя. Александр никогда не даст на это согласия.
        - Посмотрим, - через плечо бросила Като, выходя из покоев вдовствующей императрицы. - Он-то знает, что такое несчастный брак, и что такое любовь. А я знаю, чего хочу, и добьюсь этого.
        - А как же корона, о которой вы так мечтали? - язвительно осведомилась вдогонку императрица.
        Но Като уже не слышала ее, легким и стремительным шагом удаляясь туда, где - она знала - ждет ее князь Михаил Долгорукий. Она даже не думала о том, любит ли князь ее. Потому что мысли не могла допустить, что она - великая княжна, признанная красавица, прозванная льстивыми придворными «Краса России», может получить от кого-то отказ.
        Завершающим в череде празднеств стал большой маскарад в Петергофском дворце, на который было приглашено более пяти тысяч человек - не только дворян, но и состоятельных граждан из «неблагородного» сословия. Великое множество гостей прогуливалось по «изукрашенным огнями» аллеям Нижнего парка, прекрасным и без всяких украшений…
        Като нарядилась французской маркизой семнадцатого века, затянув до предела и без того тончайшую талию и обув со всевозможным кокетством выглядывающие из-под пышных юбок маленькие ножки. Она была хороша, как никогда, и прекрасно это знала. И еще у нее было предчувствие: сегодня вечером князь Михаил наберется смелости и признается ей в любви. Обязан признаться.
        Като отдыхала после очередного танца, а князь Михаил, не в маскарадном костюме, а в парадном мундире, стоял возле нее, держа бокал с прохладительным питьем. Он сделал глубокий вдох и у Като сладко замерло сердце: вот сейчас все и произойдет. И в этот момент по залу пролетел шепот: в двери вошла молодая красавица в простом строгом платье лилового бархата и без маски. Она была так хороша собой, что на нее загляделись даже дамы.
        - Кто это? - спросила Като у своего кавалера.
        Ответа не последовало. Като подняла глаза и увидела, что князь Михаил, как завороженный, смотрит на красавицу, а она, в свою очередь, не сводит с него огромных темных глаз в густых и длинных ресницах.
        -«Ночная княгиня», - услышала Като чей-то приглушенный голос и поняла, что приехала известная своими причудами княгиня Голицына, историю которой ей рассказывала Мария Алединская, и которая никогда нигде не появлялась раньше полуночи.
        - Князь, - уже раздраженным тоном сказала она, - здесь душно. Подайте мне руку, я хочу прогуляться по саду.
        Князь Михаил, точно завороженный, выполнил ее просьбу-приказание, но глаза его по-прежнему были прикованы к княгине Голицыной. Только в парке, куда они вышли минуту спустя, он, похоже, немного пришел в себя.
        - Вот уж не думала, что вы способны мгновенно плениться парой красивых глазок, - недобро усмехнулась Като. - Да еще принадлежащих замужней женщине.
        - О чем вы, ваше высочество? - слегка смутился князь.
        - О том, как вы разглядывали эту даму в лиловом, строящую из себя роковую красавицу. О княгине Голицыной.
        - Я не имею чести быть с ней знакомым, - пожал плечами Михаил.
        - Ваше счастье. Говорят, она принимает у себя только по ночам и только мужчин, и вообще не знакома с правилами приличия. Князь, ее супруг, настолько устал от капризов своей половины, что предпочитает вообще не появляться рядом с ней.
        - Откуда такая осведомленность, ваше высочество?
        - Да об этом все знают! Просто вы недавно в Петербурге, да к тому же слишком умны, чтобы пускаться в сомнительные приключения.
        - Вы льстите мне, княжна, - улыбнулся Михаил, но вид у него был все такой же рассеянный и отсутствующий, и он под первым же благовидным предлогом поспешил вернуться в бальный зал.
        Като отвлеклась на разговор со своим новоявленным родственником, супругом сестры Марии, и только некоторое время спустя заметила, что Михаил Долгорукий танцует вальс с княгиней Голицыной. Она ощутила в сердце какой-то странный холодок, но тут же надменно вскинула голову: ни один здравомыслящий человек не откажется от великой княжны ради замужней женщины с сомнительной репутацией.
        Отзвучали звуки оркестров, петергофские парки опустели, разъехались приглашенные гости. Жизнь императорской семьи вернулась к прежнему, расписанному по правилам этикета (правда, по летнему времени не столь строгому) порядку. В это время император Александр принимал участие в летних маневрах войск, расквартированных неподалеку от Петергофа - в Ораниенбауме. При нем почти неотлучно находился и князь Михаил Долгорукий.
        Обе императрицы - царствующая Елизавета Алексеевна и вдовствующая Мария Федоровна, оставались со своими дворами до середины августа в Петергофе, куда из летних лагерей часто наведывался император. Като могла встречаться с князем Долгоруким только в официальной обстановке и набиралась смелости, чтобы поговорить с императором о своих свадебных планах.
        Но вскоре воинские учения закончились, и Мария Федоровна смогла теперь уехать с детьми и с новобрачными в свой любимый Павловск. Как ни возражала и ни капризничала Като, ей пришлось подчиниться безжалостному диктату дворцового этикета.
        Новоиспеченная супружеская пара проводила медовый месяц в тиши прекрасных парков, в тесном семейном кругу. Как ни пыталась императрица-мать оттянуть разлуку с дочерью, день расставания приближался. А тем временем из Веймара уже шли письма с просьбой ускорить приезд принца и его супруги, к торжественной встрече которых там давно готовились. Молодую герцогиню ждали с нетерпением. Еще до бракосочетания принца Шиллер писал шестнадцатого июня в Петербург своему другу: «…Все мы напряженно ждем появления новой звезды с Востока». Ждала этого и Като, куда более нетерпеливо, чем могла признаться даже самой себе.
        В Веймар уже было отправлено приданое великой княгини: на восьмидесяти повозках везли мебель, гобелены, посуду, вазы, картины, другие произведения искусства - все, что было достойно украсить жизнь царской дочери в скромном германском герцогстве. Приданое, которое получила Мария Павловна, намного превышало не один годовой бюджет всего Веймара.
        Через много лет Гёте случилось увидеть драгоценности и другие сокровища, которые она привезла с собой, и, восхищенный, поэт-министр записал в своем дневнике 27 мая 1829 г.: «Зрелище из „Тысячи и одной ночи“».
        Закончилось лето, императорская семья вернулась в Петербург. Наконец день отъезда был назначен - 25 сентября. Императрица-мать и брат-император решили проводить новобрачных на некоторое расстояние от Петербурга. Они ехали с ними в одной дорожной карете, в остальных разместились члены семьи, придворные.
        Около полудня миновали Нарвскую заставу. На первой после Петербурга станции состоялся прощальный обед в узком кругу без посторонних. Здесь Александр попрощался с сестрой и зятем и вернулся в город, а императрица Мария Федоровна все еще не могла решиться на это и поехала с дочерью дальше… Лишь на следующее утро они расстались.
        Императрица сразу же направилась в Гатчину, так как не хотела возвращаться в Петербург, где ей все напоминало о недавних радостных днях, которых у нее в последнее время было так мало. Сын-император, понимая состояние матери, отнесся к этому ее вынужденному уединению с пониманием: слишком много у этой женщины было за прошедшие годы потерь и разлук…
        Да к тому же его одолевали другие заботы: любимая сестра Екатерина призналась ему, что без ума от князя Михаила Долгорукого, и жаждет стать его законной супругой. Никакие доводы о мезальянсе не действовали, Екатерина упрямством пошла в покойного батюшку, и если забирала какую-то идею в свою очаровательную головку, то справиться с этим было практически невозможно.
        Александр был близок к отчаянию, потому что знал: князь Долгорукий полюбил другую. Причем любил ее не первой страстью юнца, а всем существом умного, опытного, рано повзрослевшего человека. Более того, убежденный холостяк, князь Долгорукий задумал… жениться. Светская жена-мотылек, пустоголовая прелестная бабочка привлекала его не больше, чем хлопотливая хозяйка дома, занятая только пересчетом ложек, да варкой варенья. И вдруг - Царь-Девица. Упустить такой шанс в своей жизни князь не мог. Но Авдотья была замужем…
        О том же, что его женой мечтает стать великая княжна Екатерина Павловна, князь Михаил и не догадывался. Конечно, он видел, что она отличает его среди прочих, что кокетничает с ним и явно дает понять, что князь ей не безразличен. Но относил это за счет молодости и наивной восторженности княжны, которая жаждала любви и просто вообразила себе, что любит. На все намеки о том, что намерения княжны достаточно серьезны, князь Михаил только нетерпеливо отмахивался:
        - Ее высочество изволит играть, оттачивает на мне свое очарование, вот и все. Конечно, Екатерина Павловна прекрасна как день и умна не по годам, но я ей не пара. Ей предназначен более высокий жребий.
        Знал император Александр и то, что на двадцать шестом году жизни Авдотья Голицына, «Ночная княгиня», тоже полюбила красавца-князя, полюбила со всем пылом юной, романтической, пылкой любви, тем более страстной, что надежда на ее обретение была уже почти утрачена. Да, красавица-княгиня была замужем, но…
        Но достаточно было одного слова самодержца, чтобы ее брак с князем Голицыным был аннулирован, как недействительный. Только Александр не мог нанести обожаемой сестре такой удар. И постарался довести до сведения князя Голицына, что его отказ дать развод жене, будет соответствующим образом воспринят и оценен августейшими персонами. А опытному царедворцу вполне было достаточно намека, чтобы понять, как ему поступить в подобной щекотливой ситуации.
        Влюбленные наивно надеялись на то, что князь Голицын, никогда не проявлявший к своей жене ни малейшего интереса, не станет ее удерживать. Не тут-то было! Голицын ответил категорическим отказом.
        Не ожидавший такой развязки, князь Михаил отправился на поля сражения в Восточную Пруссию и получил там за героизм русский орден Святого Георгия и прусский - Красного Орла. Он стал одним из самых молодых и лучших генералов русской армии. Современники позже сокрушались: «Если бы он был жив, то стал бы героем России…»
        Увы, ни ордена, ни генеральские эполеты не принесли князю Михаилу личного счастья. А мольбы Екатерины поколебали наконец императора и тот, скрепя сердце, согласился уступить сестре и позволить ей стать княгиней Долгорукой. Правда, великой княгиней Долгорукой, да и князь Михаил после свадьбы должен был получить титул императорского высочества, но все же…
        Оставалось только сломить сопротивление императрицы-матери. И это было, пожалуй, самой трудной задачей. После смерти двух старших дочерей, выданных замуж совсем юными и умерших после родов вдали от родины, императрица-мать не собиралась спешить с браком Екатерины Павловны. А уж когда третья дочь, Мария, уехала с Мужем в Веймар, Екатерина, которой к тому времени исполнилось уже шестнадцать лет, заменила сестру в качестве наперсницы матери, которая чувствовала себя все более заброшенной и одинокой.
        Но сначала император вызвал к себе князя Долгорукого и, не прибегая к дипломатическим уловкам, прямо объяснил ему суть дела.
        - Я уважаю ваши чувства к княгине Голицыной, князь, - сказал Александр, - но она замужем и, насколько мне известно, супруг никогда не даст ей развода, а сам он недостаточно стар, чтобы в скором времени оставить супругу вдовой. Моя же сестра искренне любит вас, и мне кажется, что в браке с ней вы обретете подлинное счастье.
        - Но, ваше императорское величество… - начал было князь Долгорукий.
        - Я все понимаю. Но хочу сказать вам, как мужчина мужчине, что мой брак с императрицей Елизаветой совсем не мешает мне отдавать должное достоинствам Марии Антоновны Нарышкиной. Правда, ее супруг ведет себя в высшей степени тактично, но смею думать, что и князь Голицын закроет глаза на некоторые факты. Что же касается Великой княжны, то… Като слишком умна для того, чтобы опускаться до пошлой ревности. Как видите, можно устроить так, что все будут счастливы…
        - Княгиня не простит мне женитьбы, - пробормотал князь Михаил, совершенно ошарашенный обрушившимися на него предложениями.
        - Если любит - простит, - отрезал Александр. - Но ведь и я могу не простить игры чувствами моей сестры. Подумайте об этом, князь, и, надеюсь, вы скоро сделаете Екатерине Павловне официальное предложение. А я постараюсь убедить матушку…
        - Ее императорское величество против этого брака? - почтительно осведомился Михаил, в котором затеплилась надежда достойно выйти из ситуации.
        Прекрасно: он сделает предложение великой княжне, ему откажут, разумеется, откажут. Вдовствующая императрица не потерпит такого мезальянса, это очевидно. А Авдотье он все объяснит, она поймет, она умница…
        - Всегда готов служить вашему императорскому величеству, - склонил он голову перед императором.
        - Иного ответа я от Долгорукого и не ожидал! - с довольным видом воскликнул император. - Делайте предложение, продолжайте вашу блистательную военную карьеру, и все наладится как нельзя лучше.
        Увы, император недооценил упрямство своей матери. Вдовствующая императрица, постоянно намеками напоминавшая сыну о его неизгладимой вине перед ней и перед покойным отцом, самовластно присвоила себе право распоряжаться судьбами своих дочерей, раз уж она не могла стать российской самодержицей. Ни уговоры императора, ни истерики, которые устраивала матери Като, не могли поколебать ее сердце.
        Конечно, Като выйдет замуж, но за ровню, за человека если не императорской или королевской, то хотя бы герцогской крови. Все существо Марии Федоровны, так и оставшейся в глубине души заурядной немецкой принцессой из европейского захолустья, восставало против мысли о том, что ей придется породниться пусть и с титулованным, но всего лишь дворянином, да еще русским. Нет, нет и нет!
        Правда, Александру удалось уговорить мать не отказывать пока князю впрямую, а позволить сестре тайно обручиться с ним. Со времени рокового бала прошел уже год, Като все расцветала, и даже скептически настроенная по отношению к Великой княжне фрейлина императрицы Елизаветы, графиня Эйдлинг, оставила потомкам крайне лестные для Екатерины Павловны воспоминания:
        «Екатерина Павловна, любимая сестра императора Александра, будь ее сердце равное ее уму, могла бы очаровать всякого и господствовать над всем, что ее окружало. Прекрасная и свежая как Геба, она умела и очаровательно улыбаться, и проникать в душу своим взором. Глаза ее искрились умом и веселостью, они вызывали на доверие и завладевали им. Естественная, одушевленная речь и здравая рассудительность, когда она не потемнялась излишними чувствами, сообщали ей своеобразную прелесть. В семействе ее обожали, и она чувствовала, что, оставаясь в России, она могла играть блестящую роль».
        В этой характеристике придворная дама не могла говорить о некоторых чертах характера Екатерины Павловны с полной откровенностью. Так, она намекает, что сердце великой княжны не совсем равно ее уму, то есть не столь большое. За этим кроется весьма деликатная причина: Екатерина Павловна никогда не была близка с Елизаветой Алексеевной. Она знала о многолетней связи брата с Марией Антоновной Нарышкиной и не осуждала его.
        А Елизавета Алексеевна, оскорбленная таким поведением мужа, замкнулась в своей жизни, сохраняя со всеми членами императорской семьи холодные, вежливые отношения. Так что ее фрейлина, по-видимому, была объективна, давая оценку той, которую ее госпожа, мягко говоря, недолюбливала.
        Впрочем, все признавали, что Екатерина Павловна, обладая умом и красивой внешностью, обворожительно действовала на окружающих. Разностороннее образование и разнообразие интересов значительно раздвигали ее умственный горизонт, а доверие Александра I открывали ей доступ к широкой деятельности; но чрезмерное честолюбие, равно как и унаследованное от отца патологическое упрямство, как правило, мешало ей играть значительные роли.
        Признавал очарование Екатерины Павловны и князь Долгорукий, который, сделав по прямому указанию императора предложение, ждал решения своей судьбы, уже фактически разрываясь между двумя женщинами. Да, он искренне любил княгиню Голицыну, но брак с императорской дочерью мог возвратить его фамилии былые блеск и величие, да и сам по себе был чрезвычайно лестен. И он ждал… сам не зная чего, и мечась между Петербургом и армией, которая тогда то и дело ввязывалась в мелкие стычки со шведами. Назвать эти стычки войной было бы явным преувеличением.
        Но когда в 1808 году действительно началась шведская кампания, Михаил Долгорукий немедленно отправился в действующую армию, причем непосредственно на передовую. Современники утверждали, что сделал он это «в поисках смерти». С его фантастической храбростью и необыкновенной добротой он быстро стал любимцем не только офицеров, но и солдат. Указывая на очередной мост, который необходимо было взять, он, стоя перед солдатами, весело крикнул:
        - Кто первый возьмет, тому и награда, ребята!
        Он не увидел, кому досталась награда. Единственная пуля, прилетевшая неизвестно откуда, попала точно в сердце, благо стоял князь в коротком сюртуке нараспашку, да еще с трубкой в руке на отлете. Идеальная мишень…
        А на следующее утро примчался императорский курьер с письмом, в котором Екатерина Павловна сообщала своему пока еще необъявленному жениху, что вдовствующая императрица наконец согласилась на их брак, и можно начинать приготовления к свадебным торжествам.
        Никто не мог понять, почему вдовствующая императрица дала согласие. Никто, кроме Марии Алединской, которая шепнула своей воспитаннице незадолго до этого:
        - Намекните маменьке, что вы знаете, кто убил вашего отца.
        - Об этом все знают, только молчат, - пожала плечами Като. - Виновные давно высланы. Только несчастный, ни в чем неповинный Александр страдает.
        - И все-таки скажите эту фразу.
        На следующий день раскрасневшаяся, ликующая Като влетела в свои комнаты и бросилась на шею Мари:
        - Она согласилась, Мари! Она ничего не сказала, только побледнела, поджала губы и… дала согласие. Это чудо!
        - Молите Господа, чтобы он продлил свою милость, - только и ответила Мари.
        Вот после этого разговора, три дня спустя и был послан курьер к князю Долгорукому. И тот же курьер через несколько часов повез в Петербург страшную весть о том, что князь Михаил Долгорукий «пал смертью храбрых на поле боя за царя и отечество».
        - Я уйду в монастырь, - рыдала Като, припав к коленям матери. - Я приму большой постриг, все равно моя жизнь кончена. Я больше никогда никого не полюблю…
        Мария Федоровна гладила дочь по голове, но молчала, а по губам ее то и дело проскальзывала странная усмешка.
        А неподалеку от Зимнего Дворца в роскошном особняке на Миллионной улице враз постаревшая и почерневшая от горя «ночная княгиня» безмолвно оплакивала свое несостоявшееся счастье, свою погубленную любовь и окончательно разбитую жизнь.
        И это не было преувеличением. Ибо даже самые злые языки Петербурга не могли не отметить безупречности ее поведения - как до встречи с князем Долгоруким, так и после его гибели. В нее влюблялись, ее обожали - она оставалась… не безучастной, нет, доброжелательно-снисходительной. Все могли рассчитывать на ее помощь, на ее поддержку - растопить ее сердце так никто больше и не сумел.
        Современники постоянно подчеркивали, что имя княгини Голиц ыным было незапятнанным. В ее более чем сомнительном положении - не жены законного мужа и вдовы любовника, в доме которой все приемы происходят по ночам, которая друзей-мужчин предпочитает подругам, она оставалась на такой высоте, куда не доставали даже сплетни. «Никогда ни малейшей тени подозрения насчет нее, даже злословие не отменяли чистой и светлой ее свободы…»- писал позже Петр Вяземский.
        Великая княжна Екатерина Павловна несколько недель скрывалась от света в Павловском дворце, где ее иногда навещал только брат-император, но монахиней так и не стала. А когда ей исполнилось восемнадцать, двор увидел прежнюю неотразимую красавицу, остроумную и злоязычную, кружившую мужчинам головы и разбивавшей сердца одним мановением мизинца.
        Жизнь продолжалась. А верная наперсница Като, фрейлина Алединская, только загадочно улыбалась своей воспитаннице и ласково говорила:
        - Все еще впереди, ваше высочество. Бог даст, я увижу вас императрицей, самой прекрасной и умной монархиней мира.
        А вскоре пришло официальное письмо из Австрии. Император Франц вторично овдовел, и министры искали ему достойную во всех отношениях невесту…
        Глава четвертая
        Блуждающие короны
        Вечерний полумрак надежно скрывал то, что происходило в густых садах Павловска. Только во дворце еще негромко играла музыка: вдовствующая императрица устраивала очередной вечер для избранных. Но аллеи были пусты: мелкий, непрекращающийся дождь отпугнул от вечерней прогулки даже самые романтические парочки.
        Поэтому никто не видел, как две фигуры в длинных, темных плащах одна за другой скользнули в беседку над озером. Они практически сливались с окружающим полумраком, и только подойдя почти вплотную, можно было услышать негромкий разговор двух женщин.
        - Что-нибудь можно сделать, чтобы избежать бракосочетания Наполеона с Екатериной?
        - А стоит ли избегать? Екатерина - идеальная пара для нового французского императора, она будет ему очень сильной поддержкой. Да и о продолжении династии можно будет не беспокоиться: прямые потомки Наполеона и Екатерины наверняка смогут занять практически все троны в Европе.
        - Именно этого мы и опасаемся. Аналитики просчитали, что таким путем можно будет избежать только вторжения Бонапарта в Россию. Но зато вместо Европы будет колоссальная французская империя, которая поглотит практически все государства. Австро-Венгерское «лоскутное одеяло» - детские игрушки по сравнению с тем, что может быть создано.
        - Опять же не понимаю, чем это плохо.
        - Мария, вы слишком давно живете здесь. Вы забыли, что чем больше насильственно созданное государство, тем страшнее взрыв, с которым она заканчивает свое существование. Мы не можем позволить себе ТАК вмешиваться в историю. Не имеем права.
        - А жаль… Моя воспитанница была бы наверху блаженства, получи она такую корону. Но пока что речь идет о ее браке с австрийским императором…
        - В это можно не вмешиваться. На ком бы ни женился этот монарх, его наследники уже определены, и их слишком много. К тому же шансы на успешное заключение этого союза мизерные. В отличие от Наполеона.
        - Хорошо. Я постараюсь, если речь зайдет о сватовстве французов, не допустить создания брачного союза. Возможно, удастся сделать Екатерину императрицей иным путем… если того допустит ее маменька.
        - Мария Федоровна так влиятельна?
        - Больше, чем принято было всегда считать. Кроме того, она, по-моему, мечтает о российском троне для одного из своих младших сыновей. И Александр бессилен: она не подпускает его к младшим братьям. Хотя те получают из рук вон плохое образование и даже слабо представляют себе, в какой стране живут.
        - Подскажите вашей воспитаннице идею создания конкурента иезуитскому колледжу в России, специально для того, чтобы там могли обучаться и даже жить младшие великие князья.
        - Да, самое время. Если они окажутся в сфере влияния Александра и особенно Екатерины, они могут измениться к лучшему. А это важнее всего.
        - Александр по-прежнему истязает себя мыслями о вине в насильственной гибели отца?
        - Увы, да. Екатерине удалось заронить в его душу некоторые сомнения, но это привело только к тому, что он стал по возможности избегать личного общения с матерью. Кажется, он многое понимает, но этот «русский Сфинкс», как всегда, молчит.
        - Да, и последнее. Удалось что-нибудь выяснить относительно странной гибели князя Долгорукого? Столь своевременной для членов царской семьи…
        - Удалось выяснить только то, что он был убит выстрелом из пистолета. А шведские позиции были расположены слишком далеко для такого выстрела.
        - Значит, заказное убийство?
        - Почти наверняка. И не нужно долго ломать голову над тем, кто был заказчиком. Исполнителя, разумеется, не искали и никогда не найдут. Мне не удалось обнаружить ни малейшей зацепки.
        - Но это вряд ли наш таинственный отравитель, не так ли?
        - Пожалуй. Но смерть молодого офицера от апоплексического удара была бы… странной. Пошли бы нежелательные разговоры…
        - Вы правы. Мне пора. Вот лекарства, о которых вы просили: вам нельзя болеть в условиях местной медицины. И новая «ладанка». Думаю, наша следующая встреча произойдет скорее, чем обычно бывает: события развиваются слишком стремительно. Берегите себя, Мария.
        - Удачи вам всем, Анна…
        Темные фигуры беззвучно исчезли в окончательно наступившей ночной темноте. Путь одной из них еще можно было бы проследить, но вторая точно воспользовалась шапкой-нивидимкой: исчезла мгновенно и совершенно беззвучно…
        Екатерина Павловна достигла восемнадцатилетнего возраста, когда - уже в который раз! - возник вопрос о ее замужестве, на этот раз с австрийским императором. Несмотря на возражения Александра I, указывавшего на недостатки Франца, как жениха, великая княжна, отказавшись от своих романтических планов брака по любви, и оплакав несостоявшегося возлюбленного, потянулась к австрийской короне со всем своим пылом и упрямством.
        Вдовствующая императрица оказалась в двойственном положении. С одной стороны, она очень скоро после отъезда в Веймар великой княжны Марии почувствовала, насколько она нуждается в поддержке и дружбе старшей из оставшихся с ней дочерей. С другой стороны - перспектива увидеть Екатерину в короне одной из самых блистательных в то время империй. Трудный выбор.
        Саму же Като с годами стали отличать более чем яркая индивидуальность, характер ее становился все более определенным и твердым, здравый ум и трезвая оценка окружавших ее людей выдавали в ней уже зрелую женщину. Причем женщину, предназначенную явно для блестящего поприща, достойного ее высокого происхождения.
        Через некоторое время, к тому же, свойственное ей тщеславие проявилось в полной мере: романтическая девушка, влюбленная в благородного офицера и готовая пожертвовать всем ради этой любви, превратилась в расчетливую и холодную девицу, озабоченную исключительно вопросами высокой политики.
        Как ни оттягивала Мария Федоровна решение этого вопроса, но возраст великой княжны неизбежно заставил императрицу-мать заняться поисками достойных претендентов на руку дочери. Благодаря своим высоким духовным качествам, блестящему воспитанию, царскому происхождению, Екатерина Павловна, которую за ее красоту уже открыто называли «красой царского дома», «красой России», была в то время самой желанной невестой для титулованных женихов.
        Теперь эти поиски стали одной из самых важных забот Марии Федоровны. И исполнение своих замыслов по поиску достойных кандидатов она поручила князю Александр Борисовичу Куракину. В то время он был назначен послом вАвстрию, с которой у России после их совместного поражения под Аустерлицем в конце 1805 г. были прохладные отношения.
        Во что бы то ни стало нужно было привлечь Австрию на свою сторону. С этой целью в Вену и был направлен вместо графа Андрея Кирилловича Разумовского, признанного Александром I не совсем подходящим для этой миссии, князь Куракин. И хотя война закончилась, причем Россия летом была вынуждена подписать крайне невыгодный для нее мирный договор с Францией, поездка князя Куракина в Вену не была отменена.
        Мария Федоровна могла быть вполне откровенна с князем в своих планах относительно возможности породниться с императорским домом Габсбургов. Дело в том, что князь Куракин был очень близким человеком Павлу I и его жене. Еще в детстве маленький великий князь и Куракин, племянник воспитателя князя, вместе учились, играли.
        Во времена Екатерины II князь Александр Борисович даже закладывал свои деревни, чтобы достать денег для Павла, которому всегда не хватало средств, в частности, и потому, что приходилось помогать многочисленным родственникам Марии Федоровны. Причем делать это приходилось тайно: Екатерина II, стремительно обрусевшая, не желала знать и собственную родню, а уж приваживать и прикармливать родственников невестки и вовсе не собиралась.
        Когда князь Куракин выехал из Петербурга к новому месту службы, Мария Федоровна дала ему поручение наводить справки обо всех подходящих к роли жениха Екатерины Павловны европейских принцах, а также передать письмо Александру I о своих соображениях относительно устройства брака дочери с австрийским императором.
        Состоялся у князя и приватный разговор с самой Екатериной Павловной.
        - Имейте в виду, князь Александр, - заявила великая княжна самым непререкаемым тоном, - что бы там ни напридумывала маменька, я желаю видеть своим супругом только самого императора Франца. Так что не пытайтесь сватать меня какому-нибудь нищему бедолаге, хоть бы и с гербом герцога.
        - Но Ваше высочество, нельзя же ограничиваться только одним вариантом, - попытался возразить Куракин. - Любой дипломат…
        - Я не дипломат, - отрезала Екатерина Павловна, - и если не могу выйти замуж по любви, то стану женой только самого видного государя Европы. Если можете сосватать меня королю Англии - я возражать не буду.
        - Во-первых, король Англии женат, - осторожно начал Куракин, - и уже в достаточно преклонном возрасте. И принц Уэльский, его наследник, тоже является супругом и отцом. К тому же англичане не примут королеву чуждого вероисповедания.
        - Веру можно и поменять, - спокойно заметила Като.
        Куракин потерял дар речи. Услышать такое от российской великой княжны… Положительно, мир перевернулся или сошел с ума. Или… Екатерина Павловна еще не вполне оправилась от своей потери. Как бы то ни было, князь постарался как можно деликатнее свернуть разговор и откланяться.
        - Сегодня я чуть было не довела милейшего князя Куракина до удара, - сообщила вечером Като своей наперснице фрейлине Марии. - Старик не сразу нашел двери, чтобы выйти.
        - Вы шутите, ваше высочество? - осторожно спросила Мария.
        - И не думаю. Речь зашла о том, что ради блестящей партии я готова сменить веру, вот и все.
        - Вы готовы… что?
        - Перейти из православия хоть в католицизм, хоть в протестанство, и не вижу в этом ничего особенного. Моя почтенная матушка, выходя замуж, сменила веру, то же самое сделала моя покойная августейшая бабушка. Так почему русских невест из царского дома ставят в какое-то особое положение? Это только мешает выгодным бракам.
        Мария даже не сразу нашла, что ответить своей слишком уж вольнодумной воспитаннице. Хотя, если вдуматься, ее покойный батюшка тоже относился к вопросам религии крайне легкомысленно, и чуть было не заслужил проклятие православной церкви. С другой стороны, мелкие немецкие принцессы, с легкостью необыкновенной переходящие в другую веру при выходе замуж, делают действительно блестящие партии. Один пример Екатерины Великой чего стоит.
        - Вы шокированы, Мария? - усмехнулась Като. - Вижу, вижу. Но если условием моего брака с австрийским императором станет переход в католичество, то я это сделаю. Как говорится, Париж стоит обедни.
        - Париж - возможно, - довольно спокойно возразила Мария, - особенно когда при этом становишься абсолютным монархом. Но при всем уважении к вашему высочеству, я не вижу особых выгод для вас в браке с императором Францем.
        Като недоуменно вскинула брови.
        - Да-да, не вижу, - уже более эмоционально заговорила Мария. - Вы станете третьей супругой человека в летах, у которого, к тому же, целая куча наследников от второй супруги. Ваши же дети станут теми самыми «мелкими» принцами и принцессами, к которым вы относитесь с таким презрением. И потом…
        - Что еще? - надменно спросила Като, которая была заметно озадачена поданной ей абсолютно новой мыслью.
        - Мне было видение…
        Вот тут глаза Като загорелись от любопытства. Видения ее наперсницы почти всегда сбывались, какие бы фантастические вещи она ни говорила.
        - И какое на этот раз? - с деланным безразличием спросила Великая княжна.
        - Австрийский император скоро женится в третий раз, но и эта его супруга скончается молодой, а главное - бездетной.
        - Все это ерунда и суеверия, - отмахнулась Като, чувствуя внутри неприятный холодок. - Хотя вы сами говорили, что я умру коронованной особой…
        - Но при этом у вас будут дети, - мягко закончила Мария. - Будьте же рассудительной, ваше высочество, не ставьте все на одну карту. Европа велика…
        - Посмотрим, - неопределенно ответила Като. - Если Богу будет угодно, чтобы я стала австрийской императрицей, я ею стану. Жаль, что во Франции упразднили монархию. С еще большим удовольствием я стала бы французской королевой.
        - Думаю, монархию там восстановят, - тихо сказала Мария. - Так что тем более не спешите, Ваше высочество. Вы еще так молоды…
        Екатерина Павловна больше всего хотела бы в эти дни побеседовать со своим братом, но Александра I тогда не было в Петербурге, он путешествовал по Европе. Куракин ехал не прямо в Вену, а на встречу с императором через Ригу и Мемель. Они встретились, и князь передал Александру письмо императрицы-матери. А ей в письме от 3 июня 1807 г. сообщил о состоявшемся разговоре:
        «Из немногих слов, сказанных государем, я вижу ясно, что он не находит предполагаемое положение приличным для ее высочества своей сестры. Он думает, что личность человека, с которым ей предстоит соединиться, довольно неприятна, что человек этот никак не может ей понравиться и сделать ее счастливой; но государь добавил при этом, что оставляет семейные дела полностью на усмотрение Вашего Величества».
        Александру, к тому же, хотелось знать, как будет воспринято в обществе такое предполагаемое родство, да и возможно ли оно в силу некоторых обстоятельств. Дело в том, что тогда петербургский и венский императорские дома были связаны двойным родством, правда уже прошлым.
        Первой женой императора Франца была сестра Марии Федоровны - принцесса Елизавета Вюртембергская. Принцессу Елизавету привезли в Вену в 1782 г., где она шесть лет прожила невестой тогда еще эрцгерцога Франца, привыкая к новой стране, новой семье. Выйдя, наконец, замуж, она недолго жила в своем «политическом» браке, скончавшись после родов. Младенец пережил свою мать всего на несколько часов.
        Было прекрасно известно, что Елизавета не была счастлива с человеком, который, по единодушному отзыву современников, был гораздо ниже супруги по своему развитию. Эрцгерцог Франц вырос малоразвитым туповатым юношей с нерешительным характером, трусоватого, легко поддававшегося влиянию женщин и монахов. Его мелочность впоследствии развилась в невероятную скупость. И внешне он никак не подходил красивой, статной супруге.
        Второй родственной линией между Веной и Петербургом было недолгое пребывание старшей сестры Екатерины Павловны - Александры - замужем за братом императора Франца - эрцгерцогом Иосифом, палатином венгерским. Странно, но Австрия оказалась одинаково несчастливой для тетки и племянницы - обе они очень скоро умерли там при подозрительно сходных обстоятельствах.
        Это двойное родство и странное совпадение могло смутить общество, если бы дел дошло до брака Екатерины Павловны и австрийского монарха. Понимала это и Мария Федоровна, поэтому написала письмо митрополиту Петербургскому Амвросию, стараясь узнать его мнение и заполучить разрешение на будущее:
        «Преосвященный митрополит Амвросий! …Я обращаюсь к вам с сими строками и прошу вас с соответственною сим чувствованиям откровенностью сказать мне ваше мнение о предмете, близком материнскому моему сердцу… Как по приключившейся кончине императрицы австрийской легко может статься, что супруг ее возымеет мысль просить себе в супружество дочь мою Екатерину Павловну. то желательно мне быть предварительно совершенноудостоверенной, могут ли бывшие, но смертию разрушенные союзы сего государя, который имел в первом супружестве родную мою сестру, и коего брат эрцгерцог Иосиф был женат на моей дочери, препятствовать сему новому браку… Само собою разумеется, и вы, конечно, сами в том наперед уверены, что по истинной и неограниченной преданности и привязанности моей и дочери моей к православному нашему закону она навеки остается оному предана…»
        Воистину, во все времена родители совершали одну и ту же ошибку, наивно полагая, что знают души и помыслы своих детей лучше, чем кто бы то ни было. Мария Федоровна понятия не имела о том, что «преданная православию» ее дочь готова в любой момент сменить веру предков на ту, которая вознесет ее как можно выше.
        Не догадывался об этом и митрополит, хотя, отвечая вдовствующей императрице, посчитал возможный брак непредосудительным.
        Но Александр I не разделял мнения матери о выгодности такого брака. Как писал князь Куракин из Тильзита, где находился тогда император, приехавший для переговоров с Наполеоном, «государь все-таки думает, что личность императора Франца не может понравиться и быть под пару великой княжне Екатерине. Государь описывает его как некрасивого, плешивого, тщедушного, без воли, лишенного всякой энергии духа и расслабленного телом и умом от всех тех несчастий, которые он испытал; трусливого до такой степени, что он боится ездить верхом в галоп и приказывает вести свою лошадь на поводу.
        Государь лично наблюдал сию сцену во время Аустерлицкой битвы. Я не удержался при этом от смеха и воскликнул, что это вовсе не похоже на качества великой княжны: она обладает умом и духом, соответствующими ее роду, имеет силу воли; она создана не для тесного круга; робость совершенно ей несвойственна; смелость и совершенство, с которыми она ездит верхом, способны вызвать зависть даже в мужчинах!»
        Но не только внешнее и духовное несоответствие его любимой сестры и австрийского императора вызывало несогласие Александра I с проектом матери, которую, судя по всему, поддерживал и князь Куракин (пока уже в Вене не убедился сам в том, о чем говорил Александр):
        «Государь не согласен со мной в том, что этот брак может быть для нас полезен в политическом отношении… Он утверждает, что ее высочество его сестра и Россия ничего от этого не выиграют, и что наоборот отношения, которые начнутся тогда между Россией и Австрией, будут мешать нам выражать как следует наше неудовольствие Австрией всякий раз, когда она поступит дурно, а так она часто поступала. Он утверждает еще, что великая княжна испытает только скуку и раскаяние, соединившись с человекам столь ничтожным физически и морально».
        Опытный царедворец, князь Куракин не сказал императору о вольнодумных высказываниях Екатерины Павловны относительно религии, умолчал он об этом и в письмах вдовствующей императрице. Тем более что брачные переговоры, как таковые, еще не начинались, так что не было смысла вызывать недовольство венценосных российских особ необузданными мечтами молодой особы. Пока «австрийский проект» обсуждался только в узком кругу особо посвященных. Но как обсуждался!
        Излагая сыну свой план попытаться выдать Като за австрийского императора, Мария Федоровна написала письмо, удивительное по откровенности относительно достоинств трех ее зятьев:
        «Я очень признательна за ту нежность и деликатность, с которой Вы выражаетесь по поводу проектов о браке нашей Катиш… Мое сердце желает только одного ее счастья и я основываю свою надежду видеть ее довольной и удовлетворенной, дорогой Александр, на прямоте и честности характера императора. Чтобы мои дочери были счастливы, надо только, чтобы их супруги имели сердечные качества.
        Можно ли быть более ничтожным, более лишенным здравого смысла и способности, говоря между нами, чем принц Веймарский? Но у него доброе сердце, он честен, и Мария счастлива с ним, и он нежно любит ее. Елена любила Мекленбургского, который был вовсе не любезен, но добр; одна только Александра имела счастие соедининить в своем супруге надежного человека и отличный характер.
        Счастье, радость и спокойствие моей жизни зависят от присутствия Като. Она мое дитя, мой друг, моя подруга, отрада моих дней: мое личное счастие рушится, если она уйдет от меня, но так как она думает, что найдет счастье свое в этом браке, и так как я надеюсь тоже на это, я забываю себя и думаю только о Като».
        Видимо, Александр I в ответном письме выражал свое отношение к императору Францу I весьма определенно, причем настолько, что Мария Федоровна вынуждена была написать:
        «Право, дорогой Александр, надобно быть не столь строгим и более снисходительным к другим; император был прекрасным мужем для моей сестры, которая нежно любила его, таким же он был и по отношению к императрице Марии-Терезии. К чести императора надо сказать, что он сделал ее счастливой, хотя она была ревнива и некрасива… Конечно, это не совсем то, чего бы я желала, но и это не безделица».
        Разумеется, не безделица - австрийский трон! Вдовствующая императрица еще могла рассуждать о каких-то душевных и моральных качествах потенциального зятя, но сама Като давно уже отказалась от таких сентиментальных оценок потенциального супруга. Она жаждала трона, блеск короны австрийской империи ослеплял ее, давал шанс стать подобной своей великой бабке, чье имя она носила. Тщеславие незаурядной женщины, которой хотелось самого-самого…
        Когда вдовствующая императрица наконец решила откровенно поговорить с дочерью и передать ей сомнения императора относительно некоторых качеств потенциального будущего мужа, то встретила не просто непонимание, фанатичное упрямство, живо напомнившее ей покойного супруга.
        - Твой брат находит, что император слишком стар… - осторожно начала Мария Федоровна.
        - В тридцать восемь лет? - фыркнула Като. - Это возраст расцвета для мужчины, особенно для монарха.
        - Он… не слишком красив.
        - Вы сами говорили, что красота для мужчины совершенно необязательна. Главное - в душе.
        - Но он… Твой брат пишет, что…
        - Что еще пишет мой мудрый брат? - иронично осведомилась Като.
        - Что император Франц неопрятен! - выпалила Мария Федоровна.
        - Я его отмою, - усмехнулась Като. - К тому же, это, кажется, не слишком смущало его первую супругу, мою покойную тетушку. Да и вторая супруга родила ему тринадцать детей.
        - У него очень сложный характер.
        - Великолепно! Значит, он похож на папеньку, упокой Господи его душу. А ведь вы любили его маменька, правда? В общем, я считаю, что этот брак достоин меня и послужит на пользу России. А брату я напишу сама.
        Тем же вечером в своем будуаре Като писала брату-императору свою «жизненную программу», вкладывая в быстрые строки весь свой незаурядный темперамент и умение убеждать:
        «Вы говорите, что ему сорок лет, - беда невелика. Вы говорите, что это жалкий муж для меня, - согласна. Но мне кажется, что царствующие особы, по-моему, делятся на две категории - на людей порядочных, но ограниченных; на умных, но отвратительных. Сделать выбор, кажется, нетрудно: первые, конечно, предпочтительнее… Я прекрасно понимаю, что найду в нем не Адониса, а просто порядочного человека; этого достаточно для семейного счастья».
        В ответ Александр писал сестре:
        «Никто в мире не уверит меня в том, что этот брак мог бы быть для вас счастливым. Мне хотелось бы, чтобы вам хоть раз пришлось провести с этим человеком день, и я ручаюсь чем угодно, что у вас уже ни другой день прошла бы охота выйти за него замуж».
        Император знал, о чем писал: он неоднократно встречался со своим союзником, хорошо изучил его и составил об этом человеке твердое мнение. Понимал он также, что его сестра, мечтающая о блестящей судьбе, ослеплена возможностями, которые дает положение императрицы, но вовсе не представляет, при всем своем трезвом уме, какова истинная жизнь при венском дворе. Поэтому Александр всячески старался перевести в сферу реальности то, что родилось в честолюбивом воображении его любимой сестры.
        К тому же Александр вовсе не был уверен в том, что с политической точки зрения - это удачный выбор. К несчастью, в поле его зрения не было монарха, ищущего себе супругу, а все остальные потенциальные претенденты на руку прекрасной Като не могли по блеску титула и по положению соперничать с императором Францем. И - что было самое главное - он отлично знал, какое магическое значение с детских лет имело для Като слово «императрица», и какой ценой дался ей отказ от возможности стать императрицей русской.
        Но Александр был не менее упрям, чем его сестра, хотя куда более изворотлив и уклончив. Пока шла переписка между августейшими особами, пока Александр надеялся переубедить сестру исключительно доводами здравого смысла, князь Куракин продолжал выполнять деликатное поручение императрицы-матери - искал и других возможных претендентов на руку великой княжны. Александр знал об этом, но не препятствовал: ведь официально австрийский император пока еще не просил у него руки Великой княжны.
        Из Тильзита, куда съехалось немало немецких принцев, князь Куракин писал в Петербург:
        «На днях я познакомился в доме императора Наполеона одновременно с наследным принцем Баварским и принцем Генрихом Прусским. Они оба оказали мне множество учтивостей; оба они заики. Принц Генрих больше ростом и красивее, заикается меньше, чем наследный принц. Что касается последнего, то его наружность весьма невыгодна: рост его средний, он рыжеволос, ряб, заика и, как уверяют, туг на ухо. Но он кажется весьма кроток, добр, твердого и превосходного характера - в этом ему отдают справедливость даже французы… Откровенно сознаюсь Вашему Величеству, что, по моему мнению, ни один из этих принцев не достоин руки ее высочества великой княжны Екатерины и что она не может быть счастлива ни с тем, ни с другим».
        Вдовствующая императрица сочла возможным ознакомить дочь с этим письмом, и вечером, традиционно беседуя перед сном со своей наперсницей, Като с изрядной долей сарказма пересказывала ей содержание послания князя, снабжая его весьма едкими комментариями:
        - Нашим правителям, право же, недостает здравого смысла. Все эти принцы состоят едва ли не в четырехкратном родстве друг с другом, все немецкие княжества, мне кажется, заселены исключительно близкими родственниками. В результате кто-то хромает на ногу, а кто-то на голову, кто-то туг на ухо, а кто-то заикается, и все, как на подбор, уроды.
        - Вы слишком уж категоричны, ваше высочество, - еле заметно усмехнулась Мария. - Возможно, по мужской линии дела обстоят не блестяще, но почти все женщины - красавицы. А уж прусская королева Луиза…
        - Да, ее прусское величество действительно необычайно хороша собой, - согласилась Като. - Но ведь она не умна, и не способна поддержать даже самый простой разговор, если только речь идет не о ее божественной красоте. А покойная австрийская императрица? Самая настоящая уродина, к тому же злобная и мстительная. Думаю, дети у нее не станут исключением из общего правила.
        - Говорят, что старшая дочь императора очень недурна собой.
        - Ты имеешь в виду мою будущую падчерицу?
        - Не спешите, ваше высочество, - довольно смело отозвалась Мари. - Австрийский император пока еще не сделал вам предложения.
        - Интересно, - задумчиво произнесла Като, - что ему мешает?
        - Скорее - кто. Не думаю, чтобы австрийский двор был сильно заинтересован в появлении умной императрицы с незаурядным характером и силой воли. Известно ведь, что император Франц крайне подвержен любому влиянию извне. А повлиять на вас… простите, это почти нереально.
        Два претендента, выпали из списка подходящих на роль жениха. Князь Куракин двинулся дальше, в Вену, откуда сообщал Марии Федоровне все, что могло заинтересовать ее в намеченном плане. Вскоре он уже писал ей о своем мнении относительно императора Франца:
        «Не я один, но я из первых полагал, что император Франц, овдовев, представляет самую лучшую и самую блестящую партию для великой княжны Екатерины Павловны. Обаяние почестей, блеск престола одной из древних и могущественнейших держав в Европе поддерживали во мне это убеждение.
        Но, приехав сюда, приблизившись к императору Францу и увидев его, тщательно разузнав все, что касается его качеств, привычек, способа жизни с покойной императрицей и штатного содержания, ей ассигнованного, осмеливаюсь сказать откровенно Вашему Величеству, что это не есть партия, желательная для великой княжны. К тому же при дворе начали много говорить о значении вероисповедания будущей императрицы, а это, как нам, к сожалению, уже хорошо известно, дурной знак».
        Через месяц Куракин пишет из Вены, окончательно отказавшись от мысли об этом браке:
        «Нам остается только обречь на совершенное забвение само существование прежнего проекта на брак с Францем».
        И тут же сообщает Марии Федоровне о трех других принцах, которые могут быть достойными кандидатами в женихи Екатерине Павловне, обещая при этом собрать о каждом самые подробные сведения.
        Среди этих принцев - два эрцгерцога австрийских, Фердинанд и Иоанн. Куракин пишет об эрцгерцоге Фердинанде, красивом, храбром, но «всего лишь втором в третьей ветви своего семейства… не имеет ни состояния, ни удела, у него нет иных средств, кроме службы, и он не может иметь притязаний на такое положение, как эрцгерцоги, братья императора».
        Посол признается, что другой эрцгерцог, Иоанн, «составляет предмет моих желаний, ибо по впечатлению, которое он произвел на меня, когда он дал мне аудиенцию, я убедился, что его мужественная красота и его любезность могут тронуть сердце великой княжны в той же мере, как он достоин ее руки по рождению и по заслугам».
        Но и эти принцы не стали серьезными кандидатами в мужья русской великой княжны, и тут было несколько причин, от них не зависящих. Из-за скудности состояния, подчиненности воле императора и невозможности принимать самостоятельные решения эти младшие принцы австрийского дома не могли удовлетворить высокие требования русского царского дома.
        Тем не менее Мария Федоровна, не желая отказываться от возможности «австрийского брака», дала поручение предложить одному из принцев переселиться в Россию и обещать, что за это «ему будет дана рука моей дочери и предоставлено ему с потомством его такое выгодное и блестящее существование, о каком ему в Австрии никогда нельзя будет и мечтать».
        Предлагалось также тому из принцев, который станет женихом Екатерины Павловны, в будущем звание фельдмаршала, управление какой-либо из губерний, капитал в пользу будущих детей и приданое для каждой дочери…
        Мария Федоровна, давая эту инструкцию послу, нисколько не стеснялась тем, что посулы такого рода иноземному принцу за счет богатств своей страны могут выглядеть предосудительными. Возможно, так можно считать с позиций сегодняшнего времени. А тогда такое «доение» России, находившейся в полном распоряжении императорской семьи, было делом не просто обычным, а весьма распространенным. Достаточно сказать, что многочисленные братья императрицы, принцы Вюртембергские, немало поживились за счет страны, в которую была выдана замуж их старшая сестра.
        И не только поживились - некоторые из них оставили после себя недобрую память, показав свою неблагодарность государству, где не по заслугам получали то, чего не имели русские подданные царя, служившие ему с молодых лет. Об одном из этих братьев Марии Федоровны речь будет впереди, поскольку его жизнь оказалась связана с судьбой Екатерины Павловны.
        А тогда в Вене не дали разрешения ни одному из младших эрцгерцогов даже просто поехать в Россию якобы попутешествовать. Причиной было нежелание императора соглашаться на возможный брак одного из эрцгерцогов с русской великой княжной.
        Вот как писал об этом князь Куракин:
        «Подобный брак дал бы младшим эрцгерцогам положение, возбуждающее зависть старших… По этим и другим причинам император не считает, чтобы он мог или должен согласиться на „русский“ брак своих братьев».
        Все эти уловки, недоброжелательство и уклончивость венского кабинета очень осложняли миссию русского посла. Его главные задачи были, конечно же, политического свойства, тогда как «брачные» заботы императрицы оставались для Куракина лишь побочной причиной головной боли. Устав от традиционно лицемерной политики австрийцев, посол писал в Петербург:
        «Признаюсь, что происходящие от этого огорчения и досада внушают мне отвращение к Вене и ко всем тем, с кем мне приходится в ней поддерживать служебные отношения».
        Тем не менее князь Куракин успел сообщить Марии Федоровне о результатах своих «изысканий», касающихся еще одного принца, сына старшего из ее братьев: «Ваш племянник принц Вильгельм Вюртембергский из всех троих (имеется в виду он и два эрцгерцога) имеет самое блестящее положение; хвалят его наружность, но не могу предположить, что в своих вкусах и правилах он был столь же чист и строг, как оба эрцгерцога. Страсть, которую он питает к девице Абель, упорство, с которым он настаивал на браке с нею, не совсем правильное его поведение относительно короля, его отца, внушает мне это мнение. Кроме того, брак с ним слишком бы отдалил великую княжну от родины и не был бы столь согласен с политическими интересами России…»
        Судьба любит пошутить. Через несколько лет этот принц-племянник станет вполне желанным зятем своей тетки-императрицы. Но до этого должно пройти много времени, случиться много всевозможных событий, а кроме того, до неузнаваемости измениться самой Европе - как географически, так и политически.
        Миссия князя Куракина по поиску женихов в Вене закончилась полным провалом. Так и не испросив официально руки Великой русской княжны, император Франц выбрал себе в супруги принцессу Беатрису Моденскую, свою двоюродную сестру. И об этом Куракин по долгу службы докладывал:
        «До меня дошел слух о выборе императора супруги, а именно о его двоюродной сестре, младшей дочери покойного дяди императора, как уверяют, красавице и очень хорошо воспитанной… Я узнал, что этот брак окончательно решен, что его окружают величайшей тайной до получения разрешения от Папы… Это будет один из семейных браков, столь обычных в австрийском доме…»
        Принцесса Мария-Людовика-Беатриса д'Эсте Моденская действительно была очень привлекательной, хрупкой женщиной, с выразительными черными глазами. Разрешение Папы на родственный брак было получено, свадьба состоялась. Но пробыла императрицей Австрии Беатриса совсем недолго: всего семь лет. Третья по счету супруга императора Франца скончалась, не дожив и до тридцати лет и не оставив потомства.
        Сразу после этого князь Куракин был отозван из Вены: император Александр был скорее доволен, что «австрийский проект» провалился, и про него можно благополучно забыть. В полном отчаянии была только несостоявшаяся императрица, Великая княжна Екатерина Павловна, причем даже не считала нужным скрывать свои досаду и раздражение.
        - Жениться на собственной кузине! Почему бы не на сестре, та, по крайней мере, больше подходит ему по возрасту, - изливала она свои горести наперснице. - Нет, правда, Мари, я была бы идеальной австрийской императрицей. И я не верю вашим мрачным прогнозам относительно недолгой жизни третьей супруги Франца.
        - Я могу и ошибиться, ваше высочество, - смиренно ответила Мария, - но какое это сейчас имеет значение?
        - Никакого, конечно, но… Право, досадно: точно мне судьбой предназначено оставаться старой девой. В моем возрасте сестры уже были замужем…
        «А две - в могиле», - могла бы добавить фрейлина Алединская, но, разумеется, промолчала.
        Конечно, она была любимицей, наперсницей, можно сказать, подругой великой княжны, но очень хорошо знала ту грань, которую ни в коем случае нельзя было переступать в их отношениях. К тому же она могла косвенно предупредить свою покровительницу о том будущем, которое ее ожидает. Более того, она должна была это сделать… и боялась. Слишком серьезные последствия мог иметь будущий блистательный, казалось бы, брак Екатерины Павловны.
        Между тем фантастический, на первый взгляд, очередной вариант замужества четвертой дочери покойного императора Павла стал приобретать вполне реальные черты. И началось это с абсолютно невинного действия: смены французского посла в России. Вместо слепо преданного Наполеону, но ограниченного, чтобы не сказать, недалекого Роже Савари в Петербург прибыл совершенно новый человек.
        Граф Арман Огюстен Луи де Коленкур был одним из немногих представителей старинной французской аристократии, ставших убежденными соратниками и сподвижниками Наполеона Бонапарта. Приезд в Санкт-Петербург такого человека было крайне благосклонно воспринято императорским двором, всегда относившимся к «выскочке» Савари, имевшему несчастье родиться в семье мастерового, с плохо скрытым высокомерием.
        Это был не первый приезд графа в Россию: в 1801 году старый друг его отца и сторонник генерала Бонапарта Тайлеран поручил ему миссию в Санкт-Петербурге - отвезти поздравления Наполеона, ставшего первым консулом Франции, Александру I с вступлением последнего на трон.
        Коленкуру удалось снискать расположение русского царя и, тем самым расположение Бонапарта. Для начала он, вернувшись в Париж, стал одним из адъютантов Бонапарта, а очень скоро получил чин бригадного генерала. Так началась блистательная карьера Коленкура.
        Впрочем, были в ней и не совсем достойные страницы. В 1804 году генерал Коленкур был направлен все тем же Талейраном к курфюрсту Баденскому с посланием, требовавших роспуска военных формирований эмигрантов на территории Бадена. Фактически, это, на первый взгляд вполне невинное поручение, послужило ширмой для организации похищения герцога Энгиенского, основной надежды роялистов на восстановление во Франции законной монархии.
        Как известно, герцог Энгиенский, кстати, весьма далекий от политики человек, был казнен по непосредственному приказу Наполеона Бонапарта. Европа ужаснулась очередному несправедливому кровопролитию, и впоследствии, сам факт участия Коленкура в этом деле, несмотря на то, что он был всего лишь рядовым исполнителем воли Бонапарта, нанес непоправимый урон его репутации. Его уцелевшие во время революционного террора родственники были близки к дому Конде и стали считать графа одним из главных виновников преступления.
        Хотя говорят, что на смертном одре Коленкур прилюдно заявил:
        - Не лгут перед лицом смерти. Клянусь честью, что я не имею совершенно никакого отношения к аресту и смерти герцога Энгиенского.
        Скорее всего так оно и было, но даже косвенная причастность к этому сомнительному делу мучила Коленкура всю жизнь и фактически сделала его изгоем в собственной семье. Прекрасно осведомленный об этом Наполеон, говорил:
        - Если Коленкур скомпрометирован, тут нет большой беды. Он будет служить мне еще лучше.
        Действительно, в одной из военных кампаний Коленкур однажды заслонил своим телом Наполеона от разрыва пушечного ядра. Фактически за это он получил титул герцога Винченского, был награжден Большим Орлом ордена Почетного Легиона и всячески обласкан своим сюзереном.
        Что и говорить, Наполеон неплохо разбирался в людях и в совершенстве постиг науку управления ими. Впрочем, иначе он никогда не достиг бы тех высот, которых ему удалось достичь.
        - Наконец-то у нас появился достойный представитель несчастной Франции, - заявила вдовствующая императрица в разговоре со своей дочерью после представления послом верительных грамот. - Аристократ до мозга костей, прекрасно воспитан, искренне расположенный к России и ее повелителю.
        - Кажется, брат тоже благоволит в герцогу Винченскому, - небрежно заметила Като, на которую новый посол не произвел особого впечатления. - В любом случае, это гораздо лучше, чем иметь дело с неотесанным солдафоном Савари.
        - Герцогом! - фыркнула вдовствующая императрица. - Он только компрометирует себя, принимая выдуманный титул от несносного корсиканского выскочки. Граф де Коленкур и без того находится в родстве с королевским домом Конде.
        - Вы заметили, маменька, что и этот посол прибыл к нам без супруги? - поинтересовалась Като. - Как будто все приближенные Бонапарта дали обет безбрачия…
        - Не удивлюсь, если так оно и есть. Но Буонапарте, говорят, распоряжается личной жизнью своих подданных в зависимости от минутной прихоти, а любимцам позволяет даже жениться на своих многолетних любовницах. Правда, гражданским браком, но все же. Хотя я слышала, что временами первый консул бывает невыносимым ханжой.
        - Он? Это удивительно!
        - Да-да. Сам живет со своей супругой Жозефиной, кстати, кажется, креолкой, в невенчанном браке, а бедному графу де Коленкуру запретил жениться на любимой женщине только потому, что она, видите ли, разведена. Первый консул даже не пожелал терпеть эту несчастную, маркизу де Карбонел де Канизи, при дворе, хотя она принадлежит к высшей аристократии и была фрейлиной Жозефины. Маркизу отлучили от двора, хотя граф де Коленкур умолял не делать этого.
        «Как это похоже на покойного батюшку, - подумала Като. - Значение имеет только его воля, а желаний всех остальных просто не существует. Слава Богу, что он не дожил до этого унизительного „австрийского проекта“: даже представить трудно, каким был бы его гнев. Скорее всего, он начал бы войну с Австрией… Победил бы, сверг бы с престола этого ничтожного императора Франца с его сворой детей, сделал бы императором одного из эрцгерцогов, а меня - императрицей…»
        - О чем вы замечтались, дочь моя? - вырвал ее из мира грез властный голос матери.
        - Я вспоминала батюшку, - правдиво ответила Като, - упокой, Господи, его душу.
        - Да, иногда поступки первого консула напоминают мне моего дорогого Паульхена, - поднесла к повлажневшим глазам кружевной платочке Мария Федоровна. - Оба они мужчины с сильными характерами, который окружающие принимают за тиранию.
        Като сочла за благо промолчать. Логика ее матери таинственным образом давала сбой, когда речь шла о покойном супруге, а истинно немецкая сентиментальность тут же заставляла плакать и сожалеть о безвременной кончине «дорогого Паульхена», от «сильного характера» которого она достаточно натерпелась в свое время. К тому же Като имела некоторые основания считать, что определенную роль в безвременной кончине своего обожаемого супруга Мария Федоровна все-таки сыграла.
        Собеседницы не знали, что граф де Коленкур вовсе не хотел ехать послом в Петербург и долго отказывался, но Наполеон уговорил его, дав туманное обещание, что его дела, связанные с женитьбой «устроятся гораздо лучше на расстоянии, чем вблизи». Это был шантаж, вполне, впрочем, невинный в глазах Наполеона. Герцог Винченский во что бы то ни стало был нужен ему в России в этот непростой период.
        Все пять лет, проведенных Коленкуром в Санкт-Петербурге, он пытался предотвратить назревающий конфликт между двумя людьми, которых искренне любил и которыми восхищался - Наполеоном и Александром, но так и не сумел этого добиться. Не решила ничего и устроенная Коленкуром личная встреча императоров в Эрфурте осенью 1808 г.
        Более того, не подозревая о последствиях, Коленкур сам познакомил царя со своим давним другом и покровителем Талейраном, в лице которого Александр I приобрел тайного союзника и личного шпиона при французском дворе.
        А главное, несмотря на прямые указания Наполеона, его посол принципиально не желал использовать свои личные взаимоотношения с царем для политических уловок. Он искренне считал прогрессирующую напряженность между двумя державами цепью досадных случайностей, и пытался настроить Наполеона на мирное решение проблемы. В результате, Наполеон пришел к выводу, что Александр I намеренно обворожил французского посла, и наконец-то, в мае 1811 г. удовлетворил давно подаваемое Коленкуром прошение об отставке.
        «Искренний и прямой человек» - так говорил о Коленкуре сам Наполеон. «Склонный более к настойчивости, чем к лести…» - писал о нем один из современников. В одном из частных разговоров о Коленкуре Александр I заметил: «В его душе есть что-то рыцарское, это честный человек».
        Вероятно в этих схожих высказываниях людей, хорошо знавших Коленкура, и лежит ключ к разгадке неудач герцога Винченского на дипломатическом поприще. Честность и откровенность, неумение хитрить и изворачиваться - сами по себе чрезвычайно ценные качества характера - сыграли с ним дурную шутку - Коленкуру так и не удалось потушить в зародыше пожар начинающейся войны.
        Но это произойдет много позже. Пока же Наполеон, возложив на себя императорскую корону (что интересно - собственноручно), и короновав мимоходом свою гражданскую супругу, вдруг спохватился, что основал династию без будущего. Как ни любил он Жозефину, обманываться насчет того, что она родит ему наследника новоиспеченный император не мог. А передать корону пасынку, сыну Жозефины, было не самым разумным решением.
        Во-первых, Евгений де Богарне вовсе не отличался от остальных аристократов, не блистал ни умом, ни воинскими доблестями, словом, был просто пасынком великого человека, который мог потерять престол достаточно быстро, и тем самым свести на нет все усилия нового императора.
        Во-вторых, Евгений к тому времени женился на дочери баварского короля и выкупил у вечно нуждающегося в деньгах тестя герцогство Лихтенштейнское вместе с титулом. Это отнюдь не прибавило к нему уважения ни со стороны бонапартистов, ни со стороны роялистов, тем более что сам Наполеон раздавал титулы направо и налево, в том числе, и самые высокие.
        Нужна была новая, настоящая императрица, абсолютно голубых кровей, чтобы хоть наполовину разбавить «простонародную» кровь Бонапартов, разумеется, молодая, желательно, красивая, и, главное, способная к деторождению. Жениться на какой-нибудь немецкой принцессе, как это делали почти все коронованные особы Европы, Наполеон не мог: не тот уровень. А «австрийская модель» родственного брака была тем более совершенно неприемлема.
        После долгих раздумий, во время очередной встречи с российским императором Александром и подписания мирного договора, французского императора осенило: в российской царской семье есть две дочери на выданье. Правда, младшая, Анна, еще совсем подросток, и с деторождением могут возникнуть нежелательные осложнения, но великая княжна Екатерина подходила по всем статьям: признанная красавица и умница, прекрасно образованная, да к тому же, по слухам, уже имевшая довольно сильное влияние на своего августейшего братца.
        Министр иностранных дел Франции хитроумный Талейран по поручению своего властителя намекнул русскому царю, что было бы неплохо закрепить государственный союз союзом брачным. Выгоды такого союза были налицо: две великие державы в Европе, породнившись, поделили бы между собой все поровну и подарили бы измученным войной народам долгожданные мир и процветание.
        По своему обыкновению, Александр ушел от прямого ответа, ссылаясь на то, что в их семье судьбы дочерей решает только их мать, вдовствующая императрица. Сам же немедленно направил ей против обыкновения пространное письмо, в котором перечислял как положительные, так и отрицательные стороны такого союза. Впрочем, отрицательных было только две: «низкое» происхождение коронованного жениха и… естественно, католическое вероисповедание.
        Наполеон тоже направил в Россию срочную депешу, адресованную послу Коленкуру, в которой возлагал на новоиспеченного герцога почетную и щекотливую миссию устройства «русского брака». Как ни странно, на сей раз Наполеон действовал не столь решительно, как обычно: он не сделал Александру открытого предложения о браке с его сестрой и даже не использовал для этого официальные каналы, предпочитая сначала произвести «глубокую разведку в тылу».
        Коленкур, принадлежавший к числу наиболее преданных Наполеону сподвижников, вел нечто вроде дневника, который впоследствии превратился в мемуары. Там, в частности, был описан и его разговор с Наполеоном о брачных планах.
        «Император задал мне несколько вопросов о великих княжнах и спросил, что я о них думаю.
        - Только одна из них, - ответил я, - достигла брачного возраста, но надо вспомнить, что произошло с вопросом о браке с принцем из шведского дома: на перемену религии они не согласятся.
        Император возразил, что он не думает о великих княжнах, не принял еще решения и хочет лишь знать, будет ли одобрен его развод, не оскорбит ли такой акт взгляды русских и, наконец, что думает об этом император Александр. Он рассчитывал, - так мне казалось, - что эта идея может понравиться петербургскому правительству, что она окажется, может быть, увлекательной приманкой для России и что он намерен действовать в соответствии с тем, как отнесется к этому Россия.
        Император, который очень легко мог бы направить разговор со своим союзником на эту тему, добивался и настаивал, чтобы император Александр первый заговорил с ним об этом. Он бесспорно надеялся, что Александр облечет этот предварительный шаг в достаточно красивые и любезные формы для того, чтобы он мог впоследствии найти в нем хотя бы косвенный намек на его сестру. Не могу умолчать, что мои замечания по поводу вопроса о религии и о Швеции встретили плохой прием. Они явно не понравились императору, который пожатием плеч и выражением лица дал мне понять, что между Тюильри и Стокгольмом не может быть никакого сравнения.
        Талейран говорил с императором Александром после меня. Нам нетрудно было добиться от него обещания поговорить с императором Наполеоном о той мере, которая была в наших интересах, а вместе с тем, внося успокоение, в такой же степени соответствовала интересам Европы, как и интересам Франции. Он сделал это со всей той любезностью, которую ему внушала его приязнь к нам, но, как он мне сказал, ограничился лишь общей формулировкой тех соображений, которые политическая мудрость и интересы будущего должны были бы внушить Наполеону».
        Но Коленкур обманулся в деле, которое ему было поручено, - содействовать браку Наполеона с сестрой русского императора. На придворных приемах, куда посол по рангу всегда получал приглашения, ему оказывали знаки внимания, которые Коленкур принимал за завуалированное благожелательное отношение к возможному в будущем династическому союзу.
        В своей депеше в Париж посол сообщал:
        «Думают, что великая княжна так благосклонна к французскому послу потому, что ее брак - дело решенное. Император будто бы лично будет сопровождать ее во Францию… Императрица-мать будто бы очень довольна, этим объясняется ее милостивое отношение ко мне».
        В своем дневнике Коленкур записал, что, когда императору Александру стали выражать сожаление, что ему придется расстаться и с этой сестрой, присутствовавшая при разговоре Екатерина Павловна ответила:
        - Когда дело идет о том, чтобы сделаться залогом вечного мира для своей родины и супругой величайшего человека, какой когда-либо существовал, не следует сожалеть об этом.
        На самом деле все обстояло не так гладко и безмятежно, как представлялось французскому послу. Получив письмо сына о брачных проектах новоиспеченного французского императора, вдовствующая императрица сначала испытала нечто вроде шока. Она привыкла считать Наполеона «корсиканским людоедом» и «исчадием революции». Выдать свою обожаемую Като за это чудовище? Да она умрет от отвращения, услышав такое.
        Плохо же знала Мария Федоровна свою дочь! Поняв - не без труда - то, что намеками пыталась объяснить ей маменька, Като вспыхнула и почувствовала, что сердце неистово забилось в ее груди. Вот он, ее звездный час! Ради того, чтобы надеть горностаевую мантию и императорскую корону, она готова была выйти замуж хоть за Синюю Бороду, хоть за Соловья-Разбойника. Великая жена великого мужа…
        - Успокойся, дитя мое, - сказала Мария Федоровна, превратно истолковав волнение дочери. - Мы с твоим братом предпочли бы видеть тебя в монашеском клобуке, чем в объятиях этого кровавого выскочки.
        - Вы преувеличиваете, маменька, - постаралась взять себя в руки и успокоиться Като. - Чудовище, о котором вы говорите, исчезло много лет назад. Теперь это такой же монарх, как и многие другие. Любая династия начинается не так, как потом хотелось бы ее потомкам.
        Мария Федоровна на секунду от изумления потеряла дар речи.
        - Но ведь он католик! - воскликнула она наконец. - А Папа Римский никогда не признает брака католического властителя с принцессой иного вероисповедания.
        - Значит, нужно будет принять католичество, - легко заявила Като. - Париж стоит обедни, маменька, не так ли?
        - Вы обезумели, дочь моя! - закатила глаза Мария Федоровна. - Ваш батюшка перевернулся бы в гробу, сотвори вы такое.
        - Не думаю, - уже вполне серьезно ответила Като. - Батюшка, упокой Господь его душу, довольно либерально относился к религии и, между прочим, был, кажется Гроссмейстером Мальтийского Ордена. Католического.
        - Думаю, Бог и покарал его за это, - поднесла платочек в враз повлажневшим глазам вдовствующая императрица.
        - Но вы же переменили веру, когда выходили замуж, - привела еще один довод Като.
        - Я не была великой российской княжной!
        - Зато стали российской императрицей. А я стану императрицей французской!
        - Велика честь после черномазой потаскушки Жозефины! Кстати, до меня доходили слухи, что ей тоже оставят титул императрицы после развода. Вы будете в прекрасной компании, дочь моя!
        На глаза Като навернулись слезы досады и злости:
        - Мы еще посмотрим, маменька, что скажет братец. Вы уже сватали меня императору австрийскому, ничего хорошего из этого не вышло. Пусть попробуют другие.
        - Да, и не будьте слишком уж любезны с французским послом. Это могут превратно истолковать.
        - Посмотрим, - повторила Като.
        Она вихрем промчалась из покоев императрицы в свои комнаты и бросилась на кровать, молотя кулачками по подушке. Верной Марии с трудом удалось успокоить свою воспитанницу, убедив ее дождаться возвращения брата в Санкт-Петербург и вообще ничего не решать, пока вопрос не будет поставлен официально.
        - Император еще не развелся, во-первых. И официально не просил вашей руки, ваше высочество. Это во-вторых. А в-третьих, не пристало особе столь высокого происхождения высказывать столько темперамента в вопросе о браке. Для молодой девицы это вообще - шокинг.
        Като прислушалась к словам наперсницы и стала вести себя более сдержанно. Но - несомненно в пику матери - стала еще любезнее вести себя с французским послом. Тот, плохо знакомой с тонкостями «загадочной славянской души», искренне посчитал благосклонность великой княжны и внешнюю любезность двора благоприятным знаком, о чем не замедлил доложить императору.
        Коленкур, несомненно, был введен в заблуждение. Милостивое внимание к нему объяснялось другим. Александр I в то время хотел поддерживать в Наполеоне уверенность в своей дружбе и верности союзническим обязательствам, и не слишком обольщался проектом брака своей сестры с Наполеоном. Но слухи о нем переходили из одной великосветской гостиной в другую, обрастали самыми невероятными подробностями, выдумками. Каждый истолковывал самый незначительный факт в поведении членов императорской семьи в желаемую ему сторону.
        «Великая княжна Екатерина выходит за императора, ибо она учится танцевать французскую кадриль». «Великая княжна Екатерина пожелала иметь портрет Буонапарта». «Послано письмо в Ватикан с просьбой о содействии в согласии относительно вероисповедания будущих супругов». Чем нелепее были слухи, тем охотнее в них верили и передавали дальше.
        Бесспорно, в тесном семейном кругу возможность (а может быть, и политическая необходимость) такого союза обсуждалась, и не раз, поскольку проблема была достаточно серьезной. Видимо, отзвуки этих семейных разговоров дошли до приближенных, а от них - в светские гостиные, оттуда - к послу, который слал своему повелителю все более обнадеживающие письма.
        Но иллюзии Коленкура были разбиты в прах во время очередного приема в Зимнем дворце. На нем французский посол, как бы невзначай, завел разговор со вдовствующей императрицей о том, какое значение стоит придавать снам. Он рассказал, что накануне видел во сне, что Наполеон просит руки великой княжны Екатерины Павловны. Императрица-мать ответила Коленкуру тоном, явно смутившим его:
        - Господин посол, вы знаете, что сны лгут.
        Отказ был явный, хотя об официальном сватовстве речи пока так и не было.
        Более того, сама великая княжна изменила свое отношение к послу Франции, став с ним гораздо сдержаннее и холоднее. Говорили, что на нее слишком сильное впечатление произвело то унижение, которому Наполеон подверг прусскую королеву Луизу после разгрома Пруссии. Он заставил признанную красавицу провести с ним наедине несколько часов, туманно намекнув, что ее красота может изменить условия заключения мира, но… не сделал ровно ничего.
        Как считала Екатерина Павловна, оскорбив столь любимую ею королеву, женщину кроткую и замечательную по красоте, Наполеон выказал свой жестокий характер и злопамятное сердце. К тому же королева Луиза так тяжело перенесла свое унижение, что заболела и скончалась через несколько лет, так и не оправившись от нервного потрясения.
        Второй причиной охлаждения Екатерины Павловны была так называемая «польская супруга Наполеона». До российского двора дошли слухи о том, что, желая добиться восстановления независимой Польши, местная высшая аристократия воспользовалась внезапно вспыхнувшей страстью императора к красавице-графине Марии Валевской, которая в результате родила от него сына. Валевская была замужем, Наполеон все еще не развелся, и мечтать о браке с человеком, так непорядочно относящегося к женщинам, Като посчитала ниже своего достоинства.
        В «Записках» одной из придворных дам императрицы-матери, сказано о том, что Екатерина Павловна, в решающем разговоре с братом о возможном «французском браке» заявила ему:
        - Я скорее выйду замуж за последнего русского истопника, чем за этого корсиканца!
        Фраза эта мгновенно облетела весь Санкт-Петербург, а затем и Европу, несмотря на все старания Коленкура сгладить неприятный инцидент: ведь Наполеону пришлось в первый раз со времени своего возвышения получить отказ. Это была для него первая измена фортуны.
        Разъяренный Наполеон поспешил заключить мир с Австрией. Из мемуаров Коленкура видно, что он на сей раз не только не разделял, но даже в какой-то степени осуждал последующие действия своего сюзерена:
        «Так как заключение мира с Австрией изменило политический курс императора и пролило яркий свет на эволюцию его взглядов и проектов, касающихся Польши, и так как оккупация Ольденбурга, формы этой оккупации, да и все остальное расходилось с неоднократно возвещенными намерениями императора, то отныне все противоречило и моему тону и моему образу действий, от которых я не хотел отступать; я настойчиво просил поэтому о своем отозвании.
        Я не мог помогать обманывать того, кто проявил такую лояльность в момент, когда наше положение в Испании было критическим, того, кто был столь искренним в своих отношениях с другими и столь верно соблюдал свое слово, когда принимал на себя какие-либо обязательства. Так как моя настойчивость не помогла мне добиться отозвания, то я притворился больным и объяснился с императором и прямо и косвенно - через моих друзей - столь определенным образом, что он вынужден был решиться заменить меня, чтобы избежать взрыва, который привел бы к дурному результату, ибо я решил во что бы то ни стало отказаться от этого посольства.
        - Мудрость государей, - не раз говорил мне император Александр, - должна сделать так, чтобы судьба управляемых ими наций не зависела от интриг и тщеславия тех или иных смутьянов. Императора Наполеона подстрекают. Но время разъяснит все это. Если он хочет воевать со мной, то первый пушечный выстрел сделает он».
        Но пока, дабы не оскорблять «императора всей Европы», нужно было решать судьбу великой княжны Екатерины, не дожидаясь, пока вместо нее будет избрана другая. Екатерина должна была вступить в брак прежде, чем во Франции появится новая императрица.
        Увы, французская корона оказалась столь же призрачной, как и все предыдущие.
        Глава пятая
        Счастливый принц
        «-Итак, „австрийский брак“ действительно не состоялся. Как это пережила великая княжна?
        - Легче, чем опасалась Мария. Гораздо сложнее было внушить Екатерине Павловне, что брак с Наполеоном - не такая уж большая честь для нее. К счастью, сам Бонапарт сделал все возможное, чтобы охладить горячую голову княжны.
        - Но вопрос еще не решен окончательно?
        - Формально. Фактически же вдовствующая императрица прилагает все усилия, чтобы как можно быстрее выдать свою четвертую дочь замуж. Кажется, она всерьез опасается слишком сильного влияния великой княжны на императора и не желает, чтобы они создали „стратегический союз“.
        - Вам не кажется странным, что эта женщина фактически все время борется против своих детей, утверждая, что заботится только об их счастье.
        - Мне многое кажется странным в поведении этой женщины. К сожалению, Марии довольно трудно приблизиться к вдовствующей императрице: та не доверяет русским и окружила себя своими немецкими подругами детства - стас-дамами.
        - Но с ними-то она достаточно откровенна?
        - Увы, нет. То, о чем думает вдовствующая императрица, доподлинно известно лишь ей самой. Не уверен, что даже ее духовник в курсе мыслей Марии Федоровны.
        - Можете быть абсолютно уверены - не в курсе. Мария испробовала особое средство, чтобы его разговорить, но святой отец пребывает в святом неведении относительно истинного состояния души своей духовной дочери. Пробовать это средство на стас-дамах Мария не решилась: слишком опасно и тут же станет известно не только вдовствующей императрице, но и всему дворцу.
        - А что царствующая императрица?
        - Елизавета попала в крайне щекотливое положение. Она была совершенно заброшена своим мужем и вступила в связь с одним из придворных. К несчастью, связь имела последствия. И, естественно, императору обо всем донесли.
        - Что же Александр?
        - Как всегда проявил благородство и признал себя отцом ребенка. Но с супругой встреч практически избегает. Да и новорожденный младенец прожил всего несколько дней.
        - Несчастная Елизавета!
        - Более чем несчастная. Мария абсолютно уверена, что мальчику, родившегося совершенно здоровым, очень ловко помогли отправиться на тот свет. Его даже не успели окрестить, так стремительно все произошло.
        - Что говорят врачи?
        - Разводят руками. Ну и, конечно, „Бог дал - Бог взял“. По первичным симптомам - непроходимость кишечника. Но вскрытие этой крохи конечно же не делали.
        - Откуда же появилась версия Марии?
        - Из ее собственных наблюдений. Она утверждает, что достаточно долго прожила в самом высшем обществе России того времени, чтобы отличить естественную болезнь от отравления.
        - Н-да, прямых наследников у Александра теперь уж точно не будет. Константин не в счет, значит…
        - Значит, остается кто-то из младших братьев. Но Екатерине удалось заразить брата идеей устроить закрытое учебное заведение для отпрысков благородных семей и продолжить там образование великих князей. Сейчас проекты пишут министр просвещения Разумовский и, естественно, Сперанский, который совершает просто стремительную карьеру при императоре.
        - Сперанский? Сын сельского священника, кажется.
        - Да. А теперь Александр полагает, что в лице этого образцового чиновника нашел идеального помощника для осуществления своих планов деспота-реформатора В сотрудничестве с этим неутомимым и честолюбивым тружеником он намерен вернуться к программе преобразований, когда-то выработанной им и его друзьями по Негласному комитету.
        - Это серьезно?
        - Не более, чем все реформы в России, полагаю. Но посмотрим, как все это выглядело на самом деле, а не в трактовке истории. Пока же император больше всего озабочен браком любимой сестры и… отношениями с Наполеоном.
        - Я бы не поручился за благополучное развитие последних.
        - Представьте себе, Мария того же мнения.»
        - Ваше высочество! Ваше императорское высочество! Где вы?
        Фрейлина Мария уже добрых четверть часа искала Великую Княжну Екатерину в рано зазеленевших в этом году густых садах Павловска. Сначала она подумала, что ее питомица с утра пораньше уехала на верховую прогулку, но любимица Екатерины, снежно-белая трехлетка Снежинка, мирно хрустела овсом в своем стойле, а конюхи божились, что «сей день их высочества на конюшне пребывать не изволили».
        В излюбленной беседке, где Като обычно читала или просто мечтала, ее тоже не было. А между тем вдовствующая императрица повелела немедленно разыскать дочь и привести к ней. По-видимому, гонец, прибывший утром из Санкт-Петербурга от государя императора, привез какие-то важные вести.
        «Неужели они все-таки передумали? - размышляла Мария, обследуя сады. - И снова возник вопрос о браке с Наполеоном? Или - не приведи Господи - что-то случилось с сестрой Екатерины, наследной принцессой Веймарской? Совсем недавно она потеряла первенца, но второму ребенку, принцессе Марии, недавно исполнился год и она, кажется, вполне здорова… Да где же ее высочество, черт побери! Тихо! Приличные фрейлины таких слов не употребляют».
        Наконец за деревьями на полянке мелькнуло знакомая белая накидка. Като, спокойная и свежая, как это утро, стояла у маленького мольберта и писала акварелью маленький пруд со склонившейся над ним ивой. Художественные способности она, бесспорно, унаследовала от матери, и не уставала их совершенствовать.
        - Что случилось, Мари? - встревожено спросила Като, обернувшись на звук быстрых шагов фрейлины. - На вас лица нет.
        - Их императорское величество Мария Федоровна срочно желают вас видеть, - выпалила фрейлина, задохнувшись.
        Като заметно побледнела.
        - Что-то… плохое?
        - Не знаю, ваше высочество. Мне передал распоряжение лакей ее императорского величества. Прибыл курьер от вашего августейшего брата.
        - Соберите здесь все и отнесите ко мне, - распорядилась Като. - Я пройду прямо к маменьке.
        Перед самым входом во дворец Като усилием воли изобразила на лице полнейшее спокойствие и даже величавость, приличествующие особе императорской фамилии, и чинно проследовала в апартаменты матери. Никто и заподозрить не мог, что она только что во весь дух мчалась, не разбирая дороги, точно деревенский сорванец.
        - Вы желали меня видеть, маменька? - спросила Като, склоняясь в реверансе. - Простите, что заставила ждать. Я рисовала в саду.
        К своему огромному облегчению она не заметила ни горя, ни даже тревоги на как всегда сильно накрашенном лице императрице. Была только некоторая озабоченность.
        - Садитесь, дитя мое. Ваш брат прислал письмо, которое касается вас, точнее, вашего возможного брака.
        У Като упало сердце. Неужели Наполеон все-таки решил официально просить ее руки?
        - Нет, речь идет не о Буонапарте, - прочитала ее мысли вдовствующая императрица. - Хотя косвенно, конечно, и о нем. Ваш августейший брат решил раз и навсегда покончить с неопределенностью, не оскорбляя при этом своего, надеюсь, союзника. Вот, послушайте:
        «… в Петербург приехали два возможных претендента на руку великой княжны. Один из них - младший из сыновей находящегося в Париже герцога Ольденбургского. Он родственник нам и по отцу, и по матери, как Вам, достопочтимая матушка, разумеется известно…»
        - Кузен Георг? - спросила Като, которая никогда не видела своего родственника лично.
        - Да, дитя мое, он сын моей младшей сестры. А по отцу он принадлежит к младшей линии Готторп-Гольштейнского рода, откуда был и муж Екатерины 11 Петр III. От него титул герцога Гольштейнского перешел к Павлу Петровичу, вашему отцу и моему незабвенному супругу. Но слушайте дальше:
        «Второй приехавший в Петербург принц - Леопольд Саксен-Кобургский. Он тоже наш родственник: его сестра была замужем за цесаревичем Константином Павловичем. Принцу восемнадцать лет, он - красавец с правильными чертами лица, прекрасными зелеными глазами и светло-каштановыми волосами, хорошо образован, но беден…»
        - Ну этот хотя бы не такой близкий родственник, - рассеянно заметила Като.
        - Ошибаетесь. Одна из четырех его сестер - супруга моего брата, Александра Вюртембергского, вашего родного дяди. Принц Леопольд - восьмой ребенок в семье, его отец, герцог Франц Саксен-Кобургский, недавно скончался. Упокой господи его душу.
        - Так что предлагает мой дорогой брат?
        - Его императорское величество полагает, что вам надлежит выбрать одного из этих двух вполне достойных молодых людей. Причем не откладывать этот выбор надолго, время не терпит.
        - Не понимаю…
        - Като, дорогое мое дитя, вам уже двадцать лет. Но дело даже не в этом.
        - А в чем же?
        - Александр считает, что надо раз и навсегда устранить грозящую возможность сватовства Наполеона, сославшись на то, что вы сами решили свою судьбу, повинуясь зову сердца.
        - Как я могу ему повиноваться, если еще не видела ни одного из принцев?
        - Завтра мы едем в Санкт-Петербург. Вы лично познакомитесь с вашими кузенами и, надеюсь, сделаете правильный выбор. Или мы по-прежнему будем жить под Дамокловым мечом возможного родства с этим исчадием революции.
        - А если мой брак спровоцирует Наполеона на начало войны с Россией?
        - Думаю, ваш брат знает, что делает. В любом случае, все в руках Божиих.
        «Лукавит маменька, - думала Като, медленно идя по направлению к своим комнатам. - Бог-то само собой, но, думаю, тут больше зависит от моего брата. Александр не хочет рвать окончательно с Наполеоном, но и родниться с ним… Впрочем, в Париже, кажется, поняли нежелание петербургского двора связывать себя кровными узами с неравным мне по происхождению и ненавистным маменьке французским императором. Да и не до свадеб сейчас Бонапарту: говорят, его дела в Испании идут настолько скверно, что даже решение вопроса о разводе с Жозефиной пришлось на время отложить. А мне за это время - выбрать себе достойного супруга. Достойного…»
        Като сама себе не желала признаваться, как больно царапнули ее слова из последнего письма Александра, когда тот еще находился в Эрфурте на очередной встрече с Наполеоном: «Могу вам сообщить самое приятное: о вас больше не думают». С одной стороны, действительно, это облегчало положение, но с другой… Как можно было не думать о ней, «красе России», признанной самой блестящей невесте в Европе?
        Хотя остается еще сестра Анна, которая, конечно, еще девочка, но через год-другой вполне может считаться достигшей брачного возраста. Конечно, Анна не так красива, как она, Като, но - моложе. И, кажется, тайно влюблена в то самое «корсиканское чудовище», которое так ненавидят все остальные. Совсем недавно Като случайно увидела на столе у сестры книгу, причем не французский роман или галантные стихи, а старинное сочинение какого-то историка о дочери Ярослава Мудрого, тоже Анне.
        - Ты увлеклась историей? - небрежно спросила она тогда сестру. - Почему такой древней?
        Анна залилась краской и промолчала. Като бегло перелистала книгу и почти сразу же наткнулась на историю сватовства к княжне Анне французского короля.
        - Ну, и чем же кончилось это сватовство? - поинтересовалась она.
        - Анна стала королевой Франции, - пролепетала ее тезка, - родила двух сыновей, а старшего назвала Филиппом в честь своей первой любви в России. До тех пор французских королей этим именем не называли, а потом оно стало традиционным.
        - Анна Ярославна, Анна Павловна, - задумчиво произнесла Като, пряча улыбку. - Какие интересные мысли, однако, таятся в твоей юной головке.
        Анна снова покраснела и перевела разговор на какую-то другую тему. Что ж, пусть помечтает, потешиться имперскими грезами… А, может быть, и не грезами. Действительно, все в руках Божьих.
        Когда вдовствующая императрица с дочерьми прибыла в Санкт-Петербург, то стало ясно: выбор перед Екатериной Павловной стоял не слишком простой. Каждый из принцев обладал своими привлекательными качествами, каждый, похоже, был достоин стать супругом «красы России», и оба явно увлеклись Великой княжной. Она же никак не могла решиться отдать предпочтение кому-то одному.
        Принц Леопольд молод (на два года младше ее самой), безусловно красив, очень неглуп, но… и только. Никаких особых выдающихся качеств не заметно, разве что прекрасные манеры и умение поддержать светский разговор. Принц Георг… Красотой не блещет, но, безусловно, очень умен, обладает чувством ответственности и задатками государственного деятеля. Но куда он сможет применить эти задатки, если останется жить в России? Ведь его герцогство уже захвачено Наполеоном, а герцог-отец изгнан оттуда…
        Наконец, Като решила посоветоваться с братом. Если ее сердце пока молчит, то пусть решение будет принято на основе разумных доводов политики. Возможно, Александр для себя уже сделал выбор будущего зятя, но не хочет принуждать любимую сестру и ждет, пока она сама на что-то отважится.
        - Саша, - сказала она, оставшись с императором наедине, - я понимаю, что должна выйти замуж. О любви речи нет, можно говорить только о расчете. Лично мне ни одна из этих партий ничего сверхъестественного не сулит. Помоги мне. Я выйду за того, кто будет по крайней мере полезен тебе. А значит, и России.
        - Совсем взрослая… - задумчиво сказал Александр, глядя на сестру. - Я рад, Като, что ты пришла ко мне с этим вопросом. Но…
        - Что - но?
        - Я не хочу принуждать тебя к чему бы то ни было.
        - Понимаю. Но я прошу совета. А свадьба все равно состоится, нужно только решить - с кем.
        - Видишь ли, Като… У нас с императрицей вряд ли будут дети. Не спорь, Бог не любит моих детей. Или слишком любит, раз забирает к себе в младенчестве.
        Император замолчал, и сестра не решалась прервать это молчание. Она знала, как горько было Александру сознание того, что у него никогда не будет прямого наследника.
        - Константин шарахается от перспективы царствовать, - как от чумы, - продолжил наконец, Александр, - да он и не годится для роли императора: печально, но приходится признавать, что мой брат почти сумасшедший. Николай и Михаил слишком малы, всецело находятся под влиянием вдовствующей императрицы и получают дурное воспитание. Если ты выйдешь замуж за принца Ольденбургского…
        - За кузена Георга?
        - Да. Другой слишком легкомыслен и молод для той роли, которая ему предназначена. Я хочу издать манифест, в котором назначу наследником твоего будущего супруга и, соответственно, ваших детей. А ты станешь российской императрицей.
        Като молча сидела в кресле, пытаясь сдержать бурное сердцебиение. Вот оно: то, о чем она когда-то мечтала и к чему всегда подсознательно стремилась. Ради этого можно смириться с невзрачной внешностью супруга, с отсутствием даже намека на приязнь к нему - да с чем угодно. Да, брат отлично знал и понимал ее: на таких условиях она примет решение мгновенно. Собственно, уже приняла.
        - Ты действительно хочешь издать такой манифест? - спросила она.
        - Клянусь. Но обнародую не сразу, а когда народ привыкнет к твоему браку и, главное, твоему супругу. Я много беседовал с кузеном Георгом: он бесспорно очень умен, в меру тщеславен и способен составить счастье любой здравомыслящей женщины.
        - Хорошо, - сказала Като, поднимаясь с кресла, - я стану герцогиней Ольденбургской. Поговорите с герцогом, пусть официально просит у маменьки моей руки. И чем скорее все произойдет, тем лучше.
        Александр нежно обнял сестру и поцеловал ее в щеку:
        - Ты еще станешь Екатериной Третьей, дорогая, - прошептал он. - А я, наконец, смогу сбросить с себя это постылое ярмо российского правительства и жить так, как мне нравится. Тебе не придется дожидаться моей смерти, чтобы надеть императорскую корону. Но, Като…
        - Да?
        - Пусть все это останется только между нами двумя. Маменьку не обязательно посвящать в эти планы, она все еще мечтает стать регентшей при одном из младших.
        Екатерина Павловна медленно и молча наклонила голову в знак согласия.
        Через три дня двор и аристократический Петербург был потрясен известием о том, что Великая княжна Екатерина, «краса России» согласилась стать женой принца Ольденбургского. Многих удивил не только ее выбор, но и сама поспешность, с которой был решен этот брак. А французский посол, более всех пораженный такой развязкой, писал впоследствии в своих мемуарах:
        «Аристократия недовольна выбором великой княжны Екатерины принца Ольденбургского…Он всего лишь мелкий принц, пусть и близкий родственник царской семьи. Она же мечтает стать замужней дамой и, прикидывается влюбленной с досады, что другой брак, с действительно великим человеком, у нее не удался. Это будет странная пара: принц мал ростом, некрасив, худ, весь в прыщах и говорит невнятно. Рядом со своей невестой он выглядит по меньшей мере смешно. А ведь соответствие характера и личностных достоинств Екатерины Павловны полностью отвечает требованиям к достойной супруге императора. Такая жена и нужна Наполеону. Никакого сомнения, что она могла бы помочь ему окончательно упрочить свою власть и свою династию. Но судьба, точнее, родственники Великой княжны, распорядилась иначе…»
        Другой свидетель тех событий, сардинский посланник Жозеф де Местр, писал о принце-женихе: «Происхождение его самое почетное, ибо он, как и император, принадлежит к Голштинскому дому. В прочих отношениях брак этот неравный, но тем не менее благоразумный и достойный великой княгжны, которая столь же благоразумна, как и любезна. Во-первых, всякая принцесса, семейство которой пользуется страшной дружбой Наполеона, поступает весьма дельно, выходя замуж даже несколько скромнее, чем имела бы право ожидать. Ведь кто может поручиться за все то, что может Наполеон забрать в свою чудную голову…
        Первое ее желание заключается в том чтобы не оставлять своей семьи и милой ей России, ибо принц поселяется здесь и можно себе представить, какая блестящая судьба ожидает его. Хотя здешние девицы не находят его достаточно любезным для его августейшей невесты; по двум разговорам, коими он меня удостоил, он показался мне исполненным здравого смысла и познаний… Какая судьба в сравнении с судьбой многих принцев! Счастлив, что он младший».
        Сардинский посланник даже не представлял себе, до какой степени верным было его суждение о будущем супруга Екатерины Павловны, которую он же описывает в самых восторженных и совершенно не характерных для него тонах:
        «Ничто не сравнится с добротой и приветливостью великой княгини. Если бы я был живописец, я бы послал вам изображение ее темно-голубых глаз. Вы бы увидели, сколько доброты и ума заключила в них природа, не говоря уже про то, что наделила ее вообще исключительной красотой…»
        Екатерина Павловна отдала свою руку Петру-Фридриху-Георгу, принцу Гольштейн-Ольденбургскому, человеку внешне действительно совсем не выдающемуся, но, как показало будущее, обладающего многими весьма достойными внутренними качествами. Ее избранник Петр Фридрих-Георг, был младшим из сыновей Петра-Фридриха Людвига Ольденбургского, носившего титул епископа Любекского. Жозеф де Местр не зря говорил о том, что принцу Георгу повезло в том, что он младший. В России, когда он станет мужем царской дочери, он получит неизмеримо больше возможностей для блестящей жизни и избежит тех драматических потрясений, которые приходилось переживать его отцу и придется пережить старшему брату из-за обладания маленьким герцогством Ольденбургским…
        О странной поспешности в выборе Екатериной Павловной жениха, а также о ее трезвом подходе к своему пусть и не блестящему браку много говорили ее современники, естественно, приближенные ко двору:
        «Этот брак всех удивил. По родству он противоречил уставам церкви, так как они были между собой двоюродные. Наружность герцога не представляла из себя ничего привлекательного, но он был честный человек в полном смысле слова. Екатерина Павловна имела благоразумие удовольствоваться им, и по природной своей живости вскоре привязалась к мужу со всем пылом страсти».
        Обручение Екатерины Павловны и принца Георга Ольденбургского было назначено на начало января 1809 г. На празднество по этому случаю в Петербург приехали, помимо прочих гостей, король и королева Прусские. В то время главные города и крепости Пруссии были заняты французами, требовавшими от поверженной ими страны огромной контрибуции.
        Королевский двор, вынужденный покинуть Берлин, ютился в частном доме на самой границе с Россией, в небольшом городке Мемеле. Даже прекрасная королева Луиза не смогла смягчить до предела раздраженного Наполеона, хотя он и давал ежедневно обеды, где присутствовала королева, но отклонил все просьбы об уступках.
        На прощание он поднес королеве Луизе розу необычайной красоты, как бы подчеркивая свое преклонение перед ее женской неотразимостью, но не исполнил ее просьб, причем отказал в самой резкой форме, заявив: «Крепости - не игрушки и не побрякушки».
        В результате Пруссия потеряла около половины своих подданных, у нее были отняты все приобретения, сделанные при трех разделах Польши. Население оставшейся части страны должно было содержать за свой счет до двухсот тысяч солдат победившей армии. Все происшедшее с некогда могущественной державой имело причины: после эпохи Фридриха Великого в Пруссии уже не было столь выдающегося монарха.
        Российский посол в Англии граф Семен Романович Воронцов, проезжая в то время через Берлин и увидев правившую королевскую чету, отметил:
        «Король, кроме солдат, ничем не занимается, предоставляя дела министрам, которых он редко видит… Королева действительно прекрасна, но без всякого выражения и благородства в чертах. Влюбленная в самое себя, она не умеет скрыть сознание своей красоты, и хотя поведение ее безупречно, но она страх как любит со всеми любезничать… Она обожает наряжаться, восхищаться собою, и беседовать с ней почти не о чем: разговор всегда сводится к тому, чтобы восхвалять ее красоту».
        Многие недоумевали, зачем российскому императору приглашать на обручение любимой сестры королевскую чету из Пруссии, зная, что это может вызвать раздражение Наполеона. Обручение Екатерины Павловны и принца Георга Ольденбургского, естественно, сопровождалось празднествами. На балу у княгини Долгорукой раздосадованный Коленкур бросил довольно громко: «В этом визите нет никакой тайны: королева Пруссии приехала спать с императором Александром».
        Словечко подхватили все петербургские гостиные. Большинство наблюдателей не верили этой клевете, но всех изумляла чрезмерная роскошь подарков, приготовленных для королевы Луизы в ее покоях в Михайловском замке: золотой туалетный прибор, персидские и турецкие шали, дюжина расшитых жемчугом придворных туалетов, редкой красоты бриллианты…
        Несмотря на невзгоды и дурное самочувствие, королева Луиза стоически не пропускала ни одного празднества, стараясь поддержать свою славу первой красавицы Европы. Ею восхищались, ее красоту превозносили до небес, но сам Александр явно избегал бесед с этой неутомимой кокеткой.
        На одном из приемов она появилась с сильно обнаженными плечами и грудью, усыпанная, точно священная рака, бриллиантами, и оказалась - случайно или намеренно - рядом с первой красавицей Петербурга и многолетней любовницей Александра Марией Нарышкиной, на которой было простое белое платье и единственное украшение - веточка незабудки в черных, как смоль волосах.
        Когда по этикету она присела в глубоком придворном реверансе перед королевой, все поняли этот молчаливый, но очень многозначительный вызов: моя красота не нуждается в украшениях…
        Поняв свое поражение в этой своеобразной дуэли королева Луиза едва слышно произнесла:
        - Мое царство в ином мире.
        В прощальном письме она написала императору предельно откровенно, явно что-то предчувствуя:
        «Я вас мысленно обнимаю и прошу вас верить, что и в жизни, и в смерти я ваш преданный друг… Все было великолепно в Петербурге, только я слишком редко видела вас».
        Через год королева Луиза умерла в возрасте всего лишь тридцати четырех лет, больше ни разу не увидевшись с императором Александром. Многие сочли ее еще одной жертвой жестокости Наполеона Бонапарта. Считали, что она не смогла пережить утраты своего королевства. Но скорее всего, она не смогла пережить того, что ее прославленная красота стала увядать, а в ней был смысл ее жизни.
        После официального объявления Екатерины Павловны и принца Георга невестой и женихом Петербург занялся обсуждением приданого, о величине которого было оповещено общество. «Приданое, бриллианты и посуда, данные за великой княжной, стоят более двух миллионов. Она будет получать ренту ежегодно 200 тысяч рублей, а ее супругу будут выплачивать 100 тысяч. Им дается полностью меблированный дворец в Петербурге».
        До свадьбы, которая была назначена на апрель, жених и невеста появлялись на всех официальных приемах, на придворных балах, посещали другие общественные места. За несколько дней до бракосочетания Екатерина Павловна и Георг Ольденбургский с императрицей-матерью посетили здание Академии наук, что было беспрецедентно для особ такого ранга.
        Императрица Елизавета, не слишком большая любительница светских развлечений, была несколько разочарована тем, что нелюбимая невестка не была выдана замуж, как ее старшие сестры, «за пределы России», и по-прежнему много времени проводила в обществе брата-императора. Раздражение прорвалось в одном из ее писем к матери, хотя обычно Елизавета бывала весьма сдержана в своих эмоциях:
        «Внешность жениха мало привлекательна и даже неприятна. Не думаю, чтобы ему удалось внушить любовь, но великая княжна Екатерина уверяет, что ей нужен именно такой муж, а внешности она значения не придает».
        Только сама невеста сохраняла абсолютное спокойствие, всем видом показывая, что довольна и счастлива. Когда «доброжелатели» донесли до нее мнение супруги императора о ее женихе, то Като лишь пожала плечами.
        - Забавно, Мари, - поделилась она вечером со своей верной наперсницей. - Жорж, конечно, не Аполлон, но уж Лизхен могла бы воздержаться от подобных заявлений. Сама вышла замуж за самого красивого мужчину в Европе - и что? Купается в любви и счастье?
        - Не по хорошу мил, а по милу хорош, - негромко заметила Мария.
        - Правильно. К тому же моей красоты хватит на двоих.
        - Вы как всегда объективны, ваше высочество, - усмехнулась Мария.
        - Зачем я буду лукавить? Безусловно, королева Луиза во много раз красивее меня. И ее супруг король - достаточно представительный мужчина. Но особого счастья в этом браке я тоже не вижу. К тому же ее величество, по-моему, больна.
        - Королева, насколько мне известно, в начале беременности, а это состояние редко кого красит.
        - Насколько вам известно… Иногда, Мари, мне кажется, что вам известно все. Вот скажите мне: мой брак будет счастливым?
        - Ни минуты в этом не сомневаюсь. Вы с его высочеством принцем Георгом замечательно подходите друг другу, точнее, он подходит вам по уму и душевным качествам. И потом…
        - Что еще?
        - Он вас любит, - просто сказала Мария. - Причем любит не Великую княжну, не сестру одного из величайших императоров Европы и даже не «Красу России». Он любит Екатерину, свою невесту и будущую жену. А это, поверьте, дорогого стоит и редко встречается. Особенно среди высокородных особ.
        Екатерина вдруг крепко обняла Марию и несколько минут простояла молча, крепко прижавшись к своей наперснице. Потом спросила:
        - Мари, вы ведь не оставите меня после замужества?
        - Если только вы сами этого не захотите.
        - Не захочу. Никогда не захочу. Поклянись, что не оставишь меня вообще, что бы со мной не случилось.
        - Клянусь, ваше высочество, что буду с вами до смертного часа, - медленно и торжественно отозвалась Мария. - Вы можете быть в этом совершенно уверены.
        Эту ночь Екатерина спала особенно сладко. Но следующий день принес неожиданные тревоги. Вдовствующая императрица, вернувшаяся в Павловск к младшим детям, прислала письмо, прочитав которое Като побледнела, а затем решительно направилась к апартаментам императора, крепко прижимая спрятанное за корсажем письмо.
        - Что случилось, Като? - обеспокоено спросил Александр, когда ему доложили о приходе сестры. - Вы повздорили с герцогом?
        - Ради такой ерунды я не стала бы беспокоить тебя, Саша, - отозвалась Екатерина. - Да и с Жоржем у нас все чудесно. Просто я получила от маменьки вот что.
        И она протянула брату лист бумаги, густо исписанный затейливым почерком их матери:
        «Не получив твоей руки, „корсиканский людоед“ решил „осчастливить“ твою младшую сестру, Анну, которой еще нет пятнадцати лет. Я сказала Александру, что, однажды избегнув этого несчастья, мы должны предотвратить его и на этот раз… Предположим, что мы согласились на этот союз, и посмотрим, какие выгоды он принесет государству. Они таковы: 1. Надежда на длительный мир с Францией… А каковы последствия отказа?.. 2. Отказ озлобит Наполеона; его недовольство нами, его ярость против нас возрастут… Он использует отказ как предлог для нападения. Наш народ, осведомленный самим Наполеоном о его брачных предложениях, в случае согласия избавивших бы нас от бедствий войны, обвинит в этих бедствиях императора и меня и осудит нас… 3, А бедняжке Аннет придется стать жертвой, обреченной на заклание во имя блага государства. Ибо какой будет жизнь этою несчастного ребенка, отданного преступнику, для которого нет ничего святого и который ни перед чем не останавливается, потому что он не верует в Бога… Что она увидит, что услышит в этой школе злодейства и порока?.. Като, от всех этих мыслей меня бросает в дрожь… На
одной чаше весов - государство, на другой - мое дитя, а между ними Александр, наш государь, на которого падут все последствия отказа!.. Мне ли, матери Аннет, стать причиной его несчастий?.. Если этот человек умрет, будучи супругом Анны, его вдова подвергнется всем ужасам смут, которые вызовет его смерть, ибо разве можно предположить, что будет признана династия Бонапартов?»
        - Я знаю об этом, - сказал Александр, возвращая письмо сестре. - Я сам известил маменьку об этом сомнительном предложении. Зачем ей потребовалось тревожить тебя, не понимаю. Мы ведь долго обсуждали с ней ситуацию: ведь раз Наполеону взбрела в голову такая мысль, то он предпримет соответствующие шаги, а его настойчивость нам хорошо известна.
        - И что же вы решили?
        - Коленкуру передано, что великая княжна Анна ввиду ее крайней молодости не может быть отдана в супруги сорокалетнему императору французов. Но во избежание разрыва между двумя дворами проект этого союза будет снова благосклонно рассмотрен Россией через несколько лет, когда маленькая Анна достигнет брачного возраста.
        - И что же Наполеон?
        - По-моему, счел эти дипломатические уловки унизительными для себя.
        - А вы с маменькой знаете, что Аннет влюблена в этого корсиканца?
        - Что?!!
        - Она где-то раздобыла его портрет, читает книгу о дочери Ярослава, выданную за французского короля, ну и так далее. Все симптомы налицо.
        - Но нельзя же отдавать это дитя в руки Бог весть кого!
        - Нельзя, - согласилась Екатерина, - но и дразнить Бонапарта опасно.
        - Пока не очень, - возразил Александр. - Присядь, Като, я прикажу чаю, разговор, кажется, будет долгим. Я не хотел омрачать твое обручение и мешать предсвадебным хлопотам, но…
        - Наоборот, твои проблемы меня волнуют гораздо больше, чем фасон моего подвенечного платья.
        - Поверь, я это высоко ценю, - слегка пожал ей руку Александр. - Ты знаешь, что после отъезда из Петербурга прусской королевской четы ко мне прибыл чрезвычайный посол Венского двора. Он изо всех сил пытался убедить меня соблюдать нейтралитет в случае военного конфликта между Австрией и Францией.
        - И что же ты ему ответил?
        - Я ответил: «Если вы начнете войну, я тоже выступлю. Вы разожжете в Европе пожар и сами же станете его жертвой». Вижу, ты не считаешь это разумным. Я того же мнения, поэтому для себя решил, что не стану действовать заодно с Наполеоном. Мой так называемый друг попал сейчас в крайне невыгодное положение: с одной стороны втянулся в распри со Священным престолом, а с другой - никак не может разобраться с положением в Испании.
        - Одно крыло императорского орла подбито, - философски заметила Екатерина. - Не настал ли благоприятный момент покинуть его?
        - Мне тоже так казалось, но… Австрия, щедро субсидируемая английским золотом, вооруженная до зубов, поставившая под ружье 400 тысяч солдат потерпела поражение. Наполеон вступил в Вену.
        - Господи, спаси, сохрани и помилуй, - прошептала Екатерина. - И что же ты?
        - Я официально заявил Коленкуру: «Я сделал все, чтобы избежать войны, но, раз австрийцы ее спровоцировали и начали, император найдет во мне союзника, я выступлю открыто; я ничего не делаю наполовину». Но исход войны решился без меня при Ваграме. А поскольку Бонапарт открыто заявил, что «русские ничем не проявили себя, ни разу не извлекли саблю из ножен», то по Венскому договору России достаются крохи: небольшая Тернопольская область.
        - Это же унизительная подачка! - вспыхнула Екатерина. - Четыреста тысяч душ… у нас дворянам цари больше жалуют.
        - Это еще полбеды. Великое герцогство Варшавское получает по договору Краков и Западную Галицию…
        - Поляки все-таки добились своего, - прошептала Екатерина.
        - …таким образом Польша оказывается почти полностью восстановленная, правда, под французским протекторатом.
        - Но тебе же, кажется, Наполеон предлагал в свое время уступить всю прусскую Польшу, то есть всю территорию между Неманом и Вислой?
        - Предлагал. Но я питаю слишком большую дружбу к прусским государям и отказался. Знаю, это неразумно, теперь я и сам об этом жалею. Чувства и политика несовместимы, запомни это на будущее, милая Като. А теперь расширение территории Великого герцогства Варшавского вплоть до русских границ превращает его в плацдарм для будущего вторжения в Россию.
        - Он не посмеет… - прошептала, бледнея, Екатерина.
        - Разумеется, Наполеон уверяет, что в его планы не входит восстановление Польского королевства, и он даже готов «вычеркнуть слова „Польша“ и „поляк“ не только из текстов политических документов, но и из самой истории».
        - И ты ему веришь?
        - Конечно, нет. Он и сам себе не верит. Теперь от войны нас может спасти только согласие на его брак с Аннет. А это невозможно, маменька права.
        - Значит, война, - прошептала Екатерина.
        - Бог милосерд, возможно, обойдется. Главное, не провоцировать этого непредсказуемого человека. И потом, если Аннет согласна…
        - Ты опять колеблешься! - пылко воскликнула Екатерина. - Видит Бог, когда-то и я в мечтах видела себя французской императрицей. Но теперь при мысли о том, что я могла бы стать супругой человека, для которого нет ничего святого, который не считается ни с кем, кроме себя и готов нарушить любые клятвы, я содрогаюсь от ужаса. Да лучше заживо взойти на костер, чем стать женой такого человека!
        - Тебе, во всяком случае, это уже не грозит, - мягко улыбнулся Александр. - Ты выйдешь замуж за человека достойного и благородного, с которым не стыдно будет разделить любую судьбу. Кстати, о судьбе, хотя это уже похоже на дурной анекдот. Брат Наполеона, Жером, женится на одной из наших кузин, племянниц маменьки.
        - Ты шутишь?
        - Ничуть. Свадьба вот-вот состоится и маменька приходит в бешенство при мысли о том, что станет теткой человека, которого она презирает и ненавидит.
        - Видно, нашей семье все-таки не удастся избежать родства с Бонапартом, - рассмеялась Като. - Осталось тебе развестись с Лизхен и жениться на Жозефине. Она, говорят, хотя бы забавная.
        - Я знаю, что ты не очень жалуешь мою супругу, но все-таки…
        Александр слегка нахмурился: разговор о законной супруге всегда портил ему настроение.
        - Ну, прости, Саша, я пошутила. Согласна, глупо, но я так переволновалась сегодня.
        - Ладно, Като, мне пора заниматься скучными политическими делами, а тебя, наверное, заждался жених.
        - Да, мы сегодня приглашены к Юсуповым.
        - Мы с императрицей тоже, но у нее, кажется, очередная мигрень. Беги, дорогая, у меня действительно масса дел.
        Като шутливо присела в реверансе и ушла к себе, почти успокоенная. Она свято верила в то, что ее брат - тонкий и мудрый политик, сумеет каким-то образом предотвратить войну и спасти Россию от неслыханного бедствия. А она приложит все силы, чтобы помочь ему в этом. В конце концов, ей нужно серьезно учиться заниматься политикой, если их с братом планы когда-нибудь осуществятся.
        Свадьба была пышно отпразднована 18 апреля 1809 г. Наконец-то Екатерина надела мантию с горностаями - знак ее высочайшего происхождения. Высоко зачесанные пышные волосы были переплетены жемчужными нитями и увенчаны короной с бриллиантами и жемчугами.
        - Жемчуг - к слезам, - услышала Като чей-то шепот за спиной. - Как жаль ее, такая плохая примета! Но красавица…
        В зеркало Като видела стройную фигурку, в пышном платье из серебряной парчи с длинным шлейфом. Фата из тончайшей кисеи была настолько прозрачна, что ее едва можно было разглядеть, зато сквозь это облако было хорошо видно прекрасное, чуть бледное лицо с огромными синими глазами.
        К алтарю любимую сестру вел сам император, жениха в парадном мундире - императрица Елизавета, во всем блеске своей обычно никем не замечаемой красоты. На этом фоне принц Ольденбургский выглядел далеко не красавцем, но это компенсировалось военной выправкой и почти королевской осанкой. Да и одухотворенное лицо жениха заставляло забыть о внешней невзрачности.
        Все отметили, что решающее «да» оба молодых произнесли ясными, четкими голосами, без малейшего колебания. И что на глазах у невесты не блеснуло ни единой слезинки - хотя по старому обычаю ей положено было плакать. Но Като не была бы сама собой, если бы считалась с какими-то там обычаями. Это был ее день, и она наслаждалась каждой его минутой.
        Медовый месяц и все лето молодые супруги прожили в Павловске, где для них был подготовлен Константиновский дворец, заново отремонтированный и пышно меблированный: Александр не жалел ничего для любимой сестры.
        Но до свадьбы произошло еще одно событие: то ли радостное, то ли «плачевное». Даже не дожидаясь окончательного официального ответа на предложение, сделанное великой княжне Анне, Наполеон посватался к эрцгерцогине Марии-Луизе Австрийской, дочери своего недавнего противника на поле боя. И почти немедленно получил согласие.
        «Австрия принесла в жертву Минотавру прекрасную телку», - сострил принц де Линь, чьи меткие высказывания мгновенно разлетались по Европе и заставляли всех смеяться. Но в данном случае русскому двору было не до смеха. Никто не желал отдать юную Анну на растерзание варвару, но разрыв, происшедший по инициативе этого же варвара, был воспринят как оскорбление.
        К тому же сама Анна несколько дней ходила с красными глазами и почти утратила свою обычную жизнерадостность. Даже на пышном торжестве по случаю бракосочетания Великой княжны Екатерины и принца Георга Ольденбургского все заметили подавленный вид младшей сестры, но, к счастью, большинство приписало это обычной зависти молоденькой девушки к обряду венчания других.
        Впрочем, и у других членов царской семьи особых поводов для радости не было: венчание Екатерины и Георга было, пожалуй, единственным светлом пятном в их жизни тех лет, которая вдруг понеслась, как взбесившаяся лошадь. Наполеон взял в плен папу Пия Седьмого, Наполеон обвенчался с австрийской эрцгерцогиней Марией-Луизой, войска Наполеона захватили Голландию и многие другие более мелкие германские государства.
        Среди захваченных Наполеоном земель оказалось и маленькое герцогство Ольденбургское, где правил свекор Екатерины.
        - Это публичное оскорбление, - воскликнул император, получив это известие, - это пощечина, нанесенная дружественной державе!
        Но что он мог сделать, когда «маленький капрал» передвигал границы, по своему усмотрению, уничтожал и создавал государства, создавал и уничтожал династии? Не было такого человеческого чувства, которое могло бы изменить политические планы этого властелина. А император Александр нередко поддавался жалости, нежности, дружбе. Однако он неохотно признавал, что одновременно восхищается Наполеоном, и ненавидит его.
        Сразу после свадьбы принц Георг Ольденбургский был назначен генерал- губернатором трех лучших российских губерний - Тверской, Ярославской и Новгородской. Кроме этого ему было поручено управлять путями сообщения, ибо через подвластные ему теперь губернии проходили главные речные системы - Вышневолоцкая, Тихвинская, Мариинская. Собственно говоря, других достойных «путей сообщения» в России тогда и не было.
        В конце августа молодожены должны были уехать из Петербурга в Тверь, которая была избрана им для проживания. Предполагалось, что там генерал-губернатор и приступит к своим новым обязанностям, а пока по-прежнему будет проводить время в светских увеселениях двора и в обществе молодой жены. Но герцог Ольденбургский удивил всех своим поведением.
        Человек долга и чести, принц Георг сразу после назначения, еще живя в Петербурге, стал с рвением исполнять свои многочисленные и непростые обязанности генерал-губернатора и главного директора ведомства путей сообщения. Он приступил к работе очень просто, без всякой помпезности. Как вспоминал впоследствии его личный секретарь, он вошел к принцу с одной запиской, а вышел со связкой бумаг; и с этого дня началась совершенно новая жизнь для принца-губернатора.
        - По-моему, я вышла замуж не за принца, а за чиновника, - со смехом сказала как-то Екатерина своей наперснице, терпеливо дожидаясь супруга к ужину. - Теперь Жорж весь в бумагах и государственных делах. Светские развлечения его почти не интересуют.
        - Думаю, он просто устал от них, - предположила Мария, корпя над каким-то сложным вышиванием. - А потом сказывается немецкая кровь: ваша августейшая бабушка, да упокоит Господь ее душу, каждое утро начинала с чтения государственных бумаг и прочих не слишком забавных дел. Я это прекрасно помню.
        - А как ты попала к бабушке, Мари? - неожиданно спросила Екатерина. - Я как-то никогда не задумывалась над этим. Сколько себя помню, ты всегда была со мной. А что ты делала до моего рождения?
        - Была чтицей у вашей августейшей бабушки, упокой господь ее душу. Она изволила считать, что я лучше всех могу это делать по-русски и по-английски.
        - А откуда ты знаешь английский?
        - Моя мать была англичанкой, царствие ей небесное. Папенька вывез ее из Англии, когда путешествовал в свите графини Брюс.
        - Близкой подруги бабушки?
        - Да. А потом графиня впала в немилость у императрицы… Нет, ваше высочество, причины я не знаю, да и никто, по-моему, не знает. Мои родители уехали вместе с ней в дальнее поместье, там я родилась, и там же скончались мои батюшка и матушка.
        - Оба сразу?
        - Оспа, - сухо отозвалась Мария. - Меня спасла графиня: забрала к себе и по примеру своей царственной подруги привила мне оспу от себя. Теперь это всем известно, а тогда было в новинку.
        - И что потом?
        - А потом графиня тяжело заболела, и перед смертью отправила меня в Петербург с письмом к императрице. Наверное, в этом письме была просьба позаботиться обо мне, так что ее императорское величество определила меня при своей особе. А потом приставила к вашей. Вот и вся моя история, ваше высочество, как видите, ничего романтичного, таинственного и даже интересного.
        - А почему ты не вышла замуж?
        Мария от души расхохоталась:
        - Я? Бесприданница, сирота, из мелкопоместных дворян? Далеко не красавица?
        - Прости, я не хотела быть бестактной. Но неужели ты никогда…
        - Никогда, - уже сухо отозвалась Мари. - Когда скончалась моя покровительница графиня, я хотела постричься в монахини. Но она заставила меня поклясться, что сначала я отвезу письмо императрице. А ее величество ни о каком монастыре и слышать не хотела. Что ж, не всем служить Господу…
        - Ты и сейчас хотела бы постричься в монахини?
        - Ваше высочество, если нам придется расстаться, я так и сделаю.
        Екатерина покачала головой:
        - Ты нужна мне здесь, Мари. И всегда будешь нужна.
        Вместо ответа Мария присела в глубоком реверансе.
        Через несколько дней после этого разговора Екатерину Павловну пригласил к себе император, на сей раз - вместе с супругом. После первых, ни к чему не обязывающих фраз, император перешел к главному, ради чего и пригласил к себе молодую чету. Александр выразил желание, чтобы принц Ольденбургский, генерал-губернатор Новгородской, Тверской и Ярославской губернии, переехал вместе с супругой на постоянное жительство в Тверь, находящуюся в самом центре трех губерний.
        В какой-то момент честолюбие Екатерины Павловны вспыхнуло: это напоминало ссылку, хоть и почетную.
        - Вы хотите удалить нас от двора, ваше императорское величество? - холодно осведомилась она.
        Неожиданно Александр рассмеялся.
        - Маменька была права, - сказал он, все еще улыбаясь. - Она меня предупреждала.
        - О чем именно? - недоуменно спросила Като.
        - О вашем честолюбии, госпожа великая княгиня российская, герцогиня Ольденбургская, генерал-губернаторша. Она сказала: «Катерина будет недовольна, хотя вы, сын мой, отдаете ей самые лучшие в России губернии».
        Екатерина Павловна слегка покраснела.
        - Не мне, а моему супругу. И я вовсе не недовольна, просто…
        - Просто считаете, что должны быть в столице, не так ли? А я мечтал о том, что вы превратите Тверь во вторую столицу, заведете там свой двор, и не будете считаться с чьим-то мнением.
        - Простите меня, - вмешался доселе молчавший герцог Ольденбургский, - но я абсолютно согласен с государем. Из Твери мне легче будет следить за тем, что происходит во вверенных мне губерниях, да и не надо будет содержать армию курьеров. Подумай, душа моя, это же совершенно логично.
        - Да? - растерялась Като, которой такой взгляд на вещи и в голову не приходил. - Действительно, вы совершенно правы, мой друг. Простите, что я не подумала о ваших многочисленных обязанностях…
        Герцог взял руку супруги и нежно поцеловал:
        - Сердце мое, ваш брат все обдумал с истинно государственной точностью. Но если вам будет не хватать блеска петербургских балов…
        - Ах, боже мой, да они мне давно надоели! - страстно воскликнула Като. - И пустая светская болтовня - тоже. Александр, я согласна, мы переедем в Тверь, только нужно…
        - Нужно устроить так, чтобы вам там было удобнее и комфортнее, чем в столице, - продолжил Александр. - Я уже подумал и над этим. Даже посылал в Тверь доверенных людей, чтобы они все доподлинно рассмотрели и рассчитали, что и как нужно сделать. Там уже есть одно достойное вас здание…
        - В Твери? - недоверчиво спросила Екатерина.
        - Да, в Твери. Еще при бабушке, упокой Господи ее душу, там был построен Путевой дворец, который прекрасно сохранился. Помимо этого был разбит большой сад, спускающийся прямо к Волге. Ну, а остальное, я думаю, мы решим вместе. И любое ваше желание, дорогая Като, будет скрупулезно выполнено.
        - О! - выдохнула Като. - Но мне нужно самой поехать и посмотреть! Мне обязательно нужно.
        Было похоже на то, что она совершенно забыла о присутствии мужа, ради которого, собственно, все это и делалось. Александр постарался деликатно исправить положение:
        - Думаю, вы оба могли бы съездить туда, чтобы осмотреться. Хотя мне привезли такие точные чертежи и четкие рисунки, что можно сначала все обдумать здесь, в Петербурге.
        Екатерина опомнилась.
        - А ты как считаешь, друг мой? - ласково спросила она супруга. - Сначала все обдумать здесь, а потом уже ехать посмотреть?
        - Душа моя, поступай, как знаешь, но я бы отдал все распоряжения из Петербурга, а потом, переехав в Тверь окончательно, занялся бы доделками и улучшениями. Это сэкономит силы и… время.
        - Конечно, конечно, ты так занят! Прости, я совсем потеряла голову от неожиданности. Так и сделаем. Саша, ты пришлешь нам чертежи и бумаги?
        - Немедленно, - с улыбкой ответил Александр. - И еще хочу тебе сказать, Като, что Тверь не так уж далека от Петербурга, но… не слишком близко от Павловска и Гатчины.
        Намек был понятен им двоим. Като, так же, как и Александр, тяготилась порой мелочной опекой императрицы-матери, а устройство резиденции в Твери было более чем благовидным предлогом для избавления от этой опеки. У Марии Федоровны хватит забот с младшими - Аннет, Николаем и Михаилом.
        Несколько внушительного вида папок с чертежами, рисунками и другими бумагами привезли в Константиновский дворец сразу вслед за молодой четой. Екатерина Павловна распорядилась отнести все это к ней в будуар: кабинет супруга и без того был уже завален всевозможными документами.
        Увлекающаяся, страстная и энергичная, Като хотела было немедленно взяться за изучение папок, но Мария напомнила ей, что пора переодеваться к обеду. Обедали на сей раз не тет-а-тет с Георгом, предстоял прием именитых гостей из высшей аристократии. Не без досады Като отложила свои намерения на более благоприятное время и отдалась в руки камеристок.
        Машинально разглядывая себя в зеркале туалетной комнаты, Като вдруг обнаружила, что даже недолгие пока недели замужества явно пошли ей на пользу. Плечи округлились и стали по-настоящему красивы, выступавшие ключицы исчезли, но талию она по-прежнему могла спокойно обхватить двумя руками. Соблазнительная грудь была стыдливо прикрыта газовым шарфом, сквозь который поблескивало бриллиантовое ожерелье - наследство бабушки Екатерины Великой.
        «Жорж говорит, что я просто создана для него, - невольно вспомнила Като слова мужа, которые он шептал ей ночами. - Что идеальная женская грудь должна быть такой, чтобы как раз заполнить обе ладони мужчины, что мою талию можно продеть в обручальное кольцо… Он такой нежный, когда мы вдвоем, такой трогательный. Говорят, что все мужчины грубы и эгоистичны… вот уж неправда!»
        Истинное дитя императорского двора, при котором интимных секретов практически не было, Като давным-давно узнала от окружавших ее женщин все тайны отношений между мужем и женой. Одни клялись, что это - неземное блаженство, если мужчина достаточно опытен, другие морщились и сквозь зубы цедили, что Господь мог бы придумать что-нибудь более приятное для продолжения рода. Спрашивать Марию было бесполезно: об этой стороне жизни она явно знала меньше своей воспитанницы.
        Первая брачная ночь прошла для Като как в тумане: она так устала от бесконечных церемоний, тяжелых одежд и украшений, обязательных выполнений правил сложного дворцового этикета, что не испытала почти ничего. Ни страха, ни муки, ни особого блаженства, лишь некоторую неловкость и желание поскорее заснуть. Но молодой супруг, судя по всему, был в восторге, а на тот момент главным было именно это.
        Екатерина Павловна недолго прожила с мужем в Петербурге в ожидании окончания перестройки дворца, в котором ей предстояло жить в Твери. Расширение дворца и строительство дополнительных флигелей началось быстро и велось с размахом, доселе невиданным. Современники сравнивали это с закладкой Санкт-Петербурга, но сравнение было весьма натянутым, поскольку на сей раз строительство велось не на пустом месте и, несмотря на быстроту, чрезвычайно тщательно.
        Александр старался устроить резиденцию зятя и сестры максимально удобно и роскошно. Средств для этого не жалелось. Были привлечены лучшие архитекторы. Их возглавил работавший тогда в Москве и уже набиравший известность Карл Росси, которому впоследствии Петербург будет обязан многими своими великолепными зданиями и целыми городскими ансамблями.
        Роскошная отделка дворца так понравилась Екатерине Павловне, что она уговорила брата-императора назначить Карла Росси главным архитектором Твери. Здесь зодчий прожил до 1816 г., немало сделав для благоустройства города, в котором Екатерина Павловна намеревалась устроить «свою» столицу.
        При этом Като, законченная максималистка, уже грезила, как Тверь превращается в главную столицу России, затмевает не только старомодную Москву, но и еще сравнительно молодой Петербург, а она царит среди всего этого великолепия в блеске молодости, красоты и… счастья.
        Ее супруг, по-немецки практичный, очень кстати уравновешивал порывы своей увлекающейся супруги, причем никогда не навязывал ей своего мнения, а только максимально тактично его высказывал. Если Като начинала горячиться и спорить, Георг просто замолкал и с ласковой улыбкой смотрел на нее. Это действовало лучше всяких слов и убеждений: Като постепенно остывала, неохотно, но признавала правоту супруга, а потом, уже совершенно успокоившись и представив себе всю картину, благодарила за мудрый совет.
        - Никогда бы не подумала, - заметила как-то вдовствующая императрица Александру, став однажды невольной свидетельницей подобной дискуссии, - что можно достичь такой гармонии в супружестве без полного подчинения одного другому. Удивляюсь, как Като приладилась к роли безупречной жены, сохранив полную свободу мыслей и поступков. Герцог Ольденбургский совершил чудо с нашей норовистой кобылкой.
        - Думаю, матушка, он просто ее любит, - мягко ответил император.
        - Кажется, это первый удачный брак в нашей семье, - не без задней мысли сказала императрица. - Впрочем, вы с Лизхен у алтаря тоже светились от счастья.
        - Мы были почти детьми, - сухо заметил император, - и вряд ли понимали, что происходит. Надеюсь, с моими младшими братьями такого не произойдет, и вы, маменька, не поставите их под венец, едва выпустив из детской.
        - Вашу свадьбу, сын мой, устраивала не я, и даже не ваш батюшка, - колко отпарировала Мария Федоровна. - Равно как и свадьбу вашего брата.
        - Оставим это, - резко прервал разговор император. - Я желаю, чтобы Като была по-настоящему счастлива и довольна.
        - Иногда мне кажется, что вы женаты не на Елизавете, а на Като, - усмехнулась императрица. - Хотелось бы мне знать, о чем вы с ней часами беседовали без свидетелей. Если вы беседовали, конечно…
        Император резко вскочил с места:
        - Вы забываетесь, ваше величество! Даже матери я не позволю…
        Он не договорил, повернулся и почти выбежал из комнаты.
        - А я не позволю обездолить своих детей в угоду твоей любимице, - прошептала вдовствующая императрица, тоже направляясь к выходу. - Бог уже покарал тебя отсутствием наследников за то, что ты сделал со своим отцом. Но все свои грехи ты еще не искупил.
        К несчастью, Александр уже не мог ее услышать.
        Глава шестая
        Владычица тверская
        «-Счастливый брак благополучно состоялся, молодые благоразумно решили жить подальше от дворца.
        - Скорее, так решил император. Судя по всему, он приобрел не только зятя, но и отличного генерал-губернатора, чуждого русскому менталитету со всеми его прелестями.
        - Но теперь Марии будет труднее наблюдать за происходящим.
        - Она должна опекать великую княгиню, теперь уже герцогиню Ольденбургскую. А если верить тому, что писали историки, сия дама имела огромное влияние на императора.
        - Но согласитесь, идея о том, чтобы возвести на трон сестру с супругом, вместо младших братьев…
        - Имеет свои положительные и отрицательные стороны. Народ может не принять императора-иностранца, а институт принцев-консортов в России, по-моему, неприемлем. Фавориты при императрице - совсем другое дело.
        - Ну, Екатерина-то вряд ли заведет себе фаворитов. При таком образцовом муже.
        - Я тоже так полагаю. Но вернемся к насущным делам. Мария должна сделать все возможное, чтобы предотвратить вторжение Наполеона в Россию. То есть соответственно настроить свою подопечную, поскольку сам император вовсе не хочет войны и склонен в этом скорее прислушиваться к Сперанскому, а не к ура-патриотам.
        - Будем надеяться… Но существует еще вдовствующая императрица, которая имеет огромное влияние практически на всех своих детей.
        - Кроме Екатерины. Та не может забыть маменьке ее выкрика после смерти императора Павла.
        -„Я тоже хочу царствовать!“?
        - Да, именно этот. Екатерина Павловна желает царствовать сама, причем - в России. Но она достаточно умна для того, чтобы видеть все препятствия на пути к этой цели.
        - И достаточно честолюбива и тщеславна, чтобы этого добиваться. Мария сообщает, что великая княгиня полна грандиозных планов превращения Твери если не во второй Санкт-Петербург, то уж точно - во вторую столицу.
        - Москва в расчет не принимается?
        - Абсолютно. Москва - это как Реймс во Франции. Исторически определившееся место для коронации самодержавцев. И - центр православной церкви. Пока Екатерине совершенно неинтересны ни то, ни другое предназначение Москвы.
        - А вам не кажется, что поспешный брак Екатерины может быть воспринят Наполеоном, как пощечина. И что маховик войны уже запущен?
        - Не думаю. Ходят слухи о том, что младшая великая княжна Анна тайно влюблена во французского императора и мечтает стать его супругой. Если австрийская избранница по каким-то причинам станет неугодна… или неудобна…
        - Вряд ли стоит на это рассчитывать. Слишком серьезные исторические события, чтобы на них можно было хоть как-то повлиять. Вот поддержка Сперанского и оттягивание начала военных действий - это реальнее.
        - Мне кажется, войну мы не предотвратим.
        - Скорее всего. Но можно предотвратить Бородино и пожар Москвы. А это спасет для России немало ценных людей. Можно ведь выиграть кампанию, не жертвуя при этом Первопрестольной. Вторая мировая война - вполне реальный пример. Немцы были у самой Москвы, но город устоял и уцелел, а война покатилась обратно на запад.
        - Посмотрим. Время еще есть.
        - У нас - да, а у Марии.
        - И у нее, мне кажется, его пока достаточно.
        - А информации?
        - Ей наверняка будет доступна вся переписка великой княгини, включая послания императора. А обладание информацией, сами знаете, дает огромные преимущества…
        - Тому, кто сумеет правильно ей распорядиться.
        - Уверен: Мария сумеет».
        В конце августа великая княгиня Екатерина Павловна и принц Ольденбургский выехали в Тверь водным путем через Шлиссельбург по Неве, далее по Ладоге. Это было одновременно и свадебное путешествие, и… служебная командировка. Новый директор путей сообщения хотел лично осмотреть состояние вверенной ему системы, в том числе, Ладожского канала.
        - Ты не против, душа моя? - спросил он молодую супругу, когда начались приготовления к отъезду. - Поездка будет долгой и не слишком веселой.
        - Я хочу быть с тобою, Жорж, - твердо ответила Като. - Всему свое время. Еще повеселимся, когда будем праздновать новоселье.
        Так, практически одновременно, начались и семейная жизнь, и деятельность нового генерал-губернатора, под начало которого была отдана огромная территория, в десятки раз превышавшая размеры его родного герцогства.
        Екатерина Павловна, в жизни не видевшая ничего, кроме Санкт-Петербурга и его ближайших окрестностей, была потрясена красотой открывавшихся перед ней пейзажей. Корабль медленно плыл вдоль покрытых пышной зеленью берегов, и в этой зелени уже кое-где вспыхивали желтые и красные искорки приближающейся осени. А Като не расставалась со своим альбомом, который быстро заполнялся набросками и эскизами.
        На северо-западе Тверского края берут свои начала три великие европейские реки: Волга, Днепр и Западная Двина. Верхневолжские просторы - эталон русского пейзажа в его идеальном классическом толковании: легкая холмистость просторов, небо, играющее причудливыми облаками, манящие дали, леса и луга, голубые поля льна, берёзовые рощи, безмятежные озёра и вечерние туманы над чистыми реками.
        Верная Мария, кладезь всяческой информации, не уставала рассказывать своей высокородной подруге-повелительнице историю того края, который должен был стать родным для Екатерины.
        Первым среди героев Тверского края был великий князь Михаил Ярославич Тверской - неутомимый объединитель русских земель, трагически погибший во время одной из своих поездок в Золотую Орду. За тридцать лет до Васко да Гамы тверской купец Афанасий Никитин, отправившийся из Твери по Волге, открыл европейцам путь в Индию, блестяще продемонстрировав тверское умение путешествовать, совмещая полезное с приятным и оставив своим последователям поучительные записки «Хождение за три моря».
        - Я должна их прочесть! - воскликнула Екатерина. - Почему я ни разу не слышала об этой книге?
        - Наверное, графиня Ливен не считала подобное чтение уместным для великих княжон, - уклончиво ответила Мария. - Как сказал один из великих русских мыслителей, мы ленивы и нелюбопытны, и больше интересуемся историей других народов, чем своей собственной.
        - Как тонко подмечено, - прошептала Екатерина. - Мы знаем о Трое, о Риме, о крестовых походах, но почти ничего о своей земле…
        - О крестовых походах тоже нужно знать, - заметила Мария. - Но во вверенных вам губерниях есть город Осташково, вблизи которого на Столбном острове озера Селигер, в пещере двадцать семь лет прожил в неустанных молитвах отшельник Нил Столобенский. Его именем назван основанный в 1594 г. близ города Осташкова мужской монастырь Нилово-Столобенская пустынь…
        - Откуда вы все это знаете, Мари? - с изумлением спросил незаметно подошедший к ним принц Георг.
        - Меня всегда интересовала русская история, ваше высочество, - присела в реверансе Мария. - К тому же я много лет была чтицей… Но это все пустяки, скоро вы увидите места сказочной красоты, еще никем, увы. по достоинству не оцененные и не воспетые.
        - Похоже, нам повезло, - заметил принц Георг, нежно целуя руку жены. - Что может влиять на душу благотворнее прекрасных пейзажей?
        - Вы правы, мой друг, - отозвалась Като. - Но мне кажется, нам повезло не только с пейзажами…
        Мария тактично удалилась, оставив молодую чету наедине.
        В своё время Екатериной Великой Твери была уготована роль образцового города для провинциальной России. Именно с нее императрица начала модернизацию облика страны. Почин амбициозному проекту положил хоть и не исключительный по тем временам, но вполне драматический случай: от грандиозного пожара, возникшего в архиерейском доме, сгорел древний белокаменный красавец-кремль и близлежащие к нему посады.
        «Благодаря» такому печальному обстоятельству образовалась большая свободная территория для нового строительства, и Тверь получила невиданную доселе в российской провинции регулярную трёхлучевую планировку центральной части, стройную «единую фасаду» волжской набережной, типовые проекты каменных частных домов и прекрасный дворец, выстроенный по заказу императрицы Петром Романовичем Никитиным. Екатерина II была горда своим творением и считала, что «город Тверь после Петербурга наиболее красивый город Империи».
        Про «свежеиспечённо»-старинный город пошла добрая слава, с него стали брать пример другие, а о Твери сложили стишок: «Тверь-городок, Петербурга уголок»; горожане же выложили городской герб цветами на клумбе в центре Восьмиугольной (Фонтанной) площади - одной из четырёх площадей, нанизанных на знаменитое тверское трёхлучие.
        Но по приезде в Тверь, новому генерал-губернатору первоначально было не до того, чтобы любоваться окружающей природой и архитектурными чудесами. По-немецки педантичный, принц Ольденбургский вникал в совершенно новое для него дело скрупулезно и с неподдельным рвением. Он много ездил, посещал уездные города, осматривал строительство внушительных водных систем, возводившими под наблюдением генерал-инженеров Леонтьева, Деволана, Бетанкура.
        При нем было построено около четырнадцати тысяч верст новых и усовершенствовано и обустроено старых водных и сухопутных дорог. Пожалуй, ни один генерал-губернатор впоследствии не сделал столько, сколько успел супруг Екатерины Павловны.
        По единодушному мнению современников, принц Ольденбургский был человеком чистой и возвышенной души, честным, добрым, воспитанным в понятиях долга и обязанностей, которые он исполнял по велению сердца.
        А обязанностей у него были очень много. Екатерина Павловна, со свойственной ей энергией помогала мужу во всем. Она старалась быть с ним неразлучной. Когда принц был вынужден объезжать вверенные ему губернии великая княгиня всегда сопровождала его в этих поездках.
        Находясь в Твери, принц обыкновенно работал в кабинете, который был устроен рядом с комнатой Екатерины Павловны. Дверь в кабинет всегда была полуоткрыта. Когда он уставал от бесчисленных бумаг, докладов, чувствовал, что начинает раздражаться, то громко звал:
        - Катенька!
        Екатерина Павловна сразу же отвечала:
        - Я здесь, Жорж, - и своим приветливым голосом снимала напряжение и раздражение мужа. Принц опять погружался в дела.
        О том, что великая княгиня старалась всегда быть полезной мужу, была в курсе его дел, которые были интересны и ей, вспоминали многие современники, в том числе, и личный секретарь принца:
        «Всего приятнее было, что великая княгиня редкий день не входила в кабинет к принцу при мне и не удостаивала меня разговором с нею… Богатый, возвышенный и быстрый, блистательный и острый ум изливался из уст Ее высочества с чарующей силой приятности ее речи. С большим интересом она расспрашивала и хотела иметь самые подробные сведения о лицах, но не прошедшего века, а современных. Замечания ее всегда были кратки, глубоки, решительны, часто нелицеприятны».
        Свободные от дел часы супруги проводили вместе в прогулках по обширному дворцовому парку и в беседах. Они много читали произведений немецких писателей, которые так хорошо знал принц. Екатерина Павловна, в свою очередь, помогала мужу усовершенствовать его русский язык.
        Кроме того, в Твери Екатерина вернулась к постоянным занятиям живописью, которой увлекалась с самого детства. Принц Георг тоже был любителем живописи, переписывался с известным тогда художником Тишбайном, который много работал при дворах немецких князей, в том числе и при дворе герцогов Ольденбургских.
        Екатерина Павловна помогала мужу не только в делах, поддерживая его в минуты усталости и разделяя с ним его заботы.
        Самой своей обходительностью и умением очаровывать людей на способствовала тому, что сразу после приезда в «милую Тверь», в «тихую любезную Тверь», как она называла этот один из самых красивых тогда губернских городов, к новому губернатору прониклись доверием и любовью все сословия. Что во все времена было в России чрезвычайной редкостью, если вообще было.
        Вот как описывал в письме вдовствующей императрице, своей покровительнице, сенатор и литератор Ю. А. Нелединский-Мелецкий, находившийся в сентябре 1809 г. в Твери, один из балов, устроенных в городе в честь приехавших туда на житье принца и великой княгини:
        «Великую княгиню уже обожают в этом крае. Вы бы вы видели ее на бале, данном купечеством! Как она была хороша! Приветлива! Внимательна! Между прочим, она велела подвести к себе для полонеза представителя купеческого общества (его главу). Он был с бородою, одет по-русски. Этот человек был в восторге от такой чести, которой его удостоили, и никак не мог осмелиться держать великую княгиню за руку, тик что танец для них заключался в том, что они несколько раз прошли по зале один подле другого. И все, что делает великая княгиня, она делает так, как будто больше всего удовольствия от этого получает именно она».
        В Твери прошли самые счастливые, хотя и недолгие годы семейной жизни Екатерины Павловны и герцога Георга 0льденбургского. В том, что он был счастлив с женой, нет никакого сомнения. Артистическая душа принца-поэта отозвалась на это строками одного из последних его стихотворений «Настоящее»:
        Меня не тянет к лучшим временам -
        Меня манит любви святое счастье.
        О. если б мог его я удержать
        Хотя на миг в его полете быстром!
        Что мне все прелести волшебных стран,
        О коих нам твердят в старинных сказках,
        И без того блажен я, как младенец,
        Когда передо мной моя жена
        Со взором светлым, с чистою душой!
        Стихи, естественно, были написаны по-немецки, но даже прозаический их перевод дает полное представление о том, что происходило в душе поэта. И, конечно, не оставили равнодушной Екатерину, ровная привязанность которой к мужу постепенно перерастала в самую настоящую любовь, сотворив маленькое чудо: счастливый брак любящих друг друга высокородных особ. Такое в России случалось тогда не часто, исключений не было ни в одном из сословий.
        - Ты только послушай, Мари! - то и дело восклицала она, читая написанные четким готическим почерком принца листки. - Как это прекрасно!
        - Ваше высочество, я же почти не знаю немецкого, - ласково улыбнулась Мария.
        - Тут не важно знать, важно чувствовать. Хочешь, я переведу?
        - Конечно, ваше высочество.
        Екатерина начала читать по-русски, переводя на ходу и почти не затрудняясь поиском нужного слова. Все-таки русский она знала отменно. Мария подумала, что дал бы Бог ее воспитаннице еще и поэтический талант, она бы несомненно затмила многих своих поэтов-современников.
        - Ваше высочество, - сказала она, - когда Екатерина закончила чтение. - Это нужно издать. Такие прекрасные стихи должны быть доступны не только вам.
        - Издать? - растерянно переспросила Екатерина. - Как это?
        - Очень просто. Как издают другие книги. Если вы еще соблаговолите поработать над оформлением… Нарисовать заставки, подобрать шрифт…
        Глаза Екатерины вспыхнули неподдельным энтузиазмом:
        - А почему бы и нет? Сделаем Жоржу сюрприз…
        Небольшая книжечка стихов принца Ольденбургского была издана в 1810 г. в Москве и вышла очень скромным тиражом только для раздачи друзьям в качестве подарка. Виньетки, которые украшали поэтический сборник, нарисовала Екатерина Павловна, искусно владевшая карандашом.
        Кое-кто из высшей аристократии посмеивался, но вдовствующая императрица Мария Федоровна, со своей истинно немецкой сентиментальностью, превозносила стихи и их автора до небес, так что смешки прекратились почти мгновенно.
        По свидетельству современников, в частности графа Жозефа де Местра «образ жизни Великой Княгини Екатерины в Твери поистине поразителен. По вечерам дом ее похож на монастырь; известный литератор, г-н Карамзин, читает там лекции из русской истории… и особы, которых она удостаивает своим приглашением, не имеют никакого другого развлечения… Принцесса сама учит мужа своему русскому языку и служит посредницей меж ним и простым народом… Доброта и обходительность Великой Княгини несравненны. Будь я живописцем, прислал бы вам изображение ее глаз, дабы вы видели, сколь благая природа вместила в них ума и доброты… Сия юная принцесса в большом фаворе у своего брата Александра, который осыпает ее богатствами и всяческими знаками внимания. Она очень образована и очень умна; русские даже преувеличивают в ней сие последнее качество… Это голова, способная задолго предвидеть многое и принимать самые решительные меры».
        При Дворе же о Великой Княгине говорили: «Смесь Петра Великого с Екатериной II и Александром I».
        При всей занятости генерал-губернатора текущими делами, сразу же после того, как в Твери поселилась герцогская чета, в город, лежащий на самом оживленном пути из одной столицы в другую, зачастили гости. Приезжали члены императорской семьи, ученые, художники, писатели… К принцу приезжали немецкие профессора из Московского университета, их допускали к нему беспрепятственно и без излишних церемоний.
        Церемонии были скорее слабостью Екатерины Павловны, которая, прекрасно управляя своим придворным штатом, преимущественно состоявшим из русских служителей, пристально следила и за порядком, и за соблюдением этикета. В Твери никогда не делали никаких скидок на то, что двор Екатерины Павловны невелик и не имеет официального статуса: в нем все должно было походить на величественный императорский двор Петербурга.
        Но современники утверждали, что «тверской двор» отличается от столичного в лучшую сторону хотя бы подбором придворных. Среди фрейлин Екатерины Павловны была Е. И. Муравьева-Апостол, сестра будущих декабристов, а гофмейстериной в Тверь сам император Александр назначил статс-даму «большого» двора А. Н. Волконскую, мать тоже декабриста князя Сергея Волконского.
        Посол Коленкур, и после отъезда из столицы свой несостоявшейся императрицы, не упускавший случая вызнать что-либо «этакое» о жизни великой княгини, явно с удовольствием сделал язвительную запись:
        «В обществе потешаются над этикетом Тверского двора: лица, отъезжающие в Москву (следуя в нее из Петербурга) или приезжающие туда, и даже только лишь приглашаемые к обеду или ужину, должны испросить и получить по форме две аудиенции - одну для представления, а другую - чтобы откланяться».
        Кстати сказать, сами гости ничего смешного в этом не видели, скорее наоборот. Ибо среди гостей Екатерины Павловны были и видные иностранные государственные деятели, такие, например, как приглашенный в Россию Александром I прусский министр, знаменитый барон Штейн. На пути в Москву он провел в Твери два дня и потом писал в своих воспоминаниях, давая восторженную оценку великой княгине:
        «Разговор ее выказывал необыкновенно образованный ум и возвышенную душу».
        Бывали в Твери и менее знатные, но более желанные гости. Как-то, в один из редких приездов великой княгини с супругом в Москву, граф Федор Васильевич Растопчин устроил в честь их приезда пышный бал с роскошным ужином. Роскошный особняк графа сиял тысячами свечей, отражая блеск дамских бриллиантов и золотых аксельбантов, на хорах пока еще негромко играла музыка, а гости отдавали дань уважения герцогской чете, почтившей своим визитом «Златоглавую».
        Екатерина Павловна глазам своим не поверила, когда перед самым началом бала в распахнутые двустворчатые двери белого с позолотой зала вошел… сам император. Александр хотел сделать сюрприз сестре, и это ему удалось.
        Первым порывом великой княгини было броситься брату на шею, но она была уже не той импульсивной девушкой, что год тому назад. Величаво подплыв к императору, Екатерина Павловна склонилась перед ним в предписанном этикетом реверансе, и только потом, подняв сияющие глаза, одними губами произнесла:
        - Саша, я счастлива.
        Эта прекрасная пара и открыла бал - полонезом. Александр прекрасно танцевал, но не слишком любил это делать. Екатерина же просто растворилась в величественной музыке и торжественности момента. Позже она призналась Марии, своей верной наперснице, что ей казалось: она императрица российская, а не герцогиня Ольденбургская.
        Когда торжественные танцы закончились, хозяин дома подвел к императору и герцогу с супругой статного мужчину средних лет с мудрыми глазами и ранней сединой на висках.
        - Разрешите, ваше императорское величество и ваши светлости представить вам моего родственника - Николая Михайловича Карамзина, восходящее светило словесности российской.
        Император приветливо наклонил голову, а Екатерина Павловна протянула Карамзину руку для поцелуя и произнесла своим чарующим голосом:
        - Счастлива видеть автора «Бедной Лизы». Каким еще произведением вы нас порадуете?
        - Боюсь разочаровать вас, ваша светлость, но от романтической прозы давно отошел, а ныне пишу труд сугубо исторический.
        - О чем же? - любезно осведомился император.
        - Книга называется «История государства Российского», ваше императорское величество.
        Александр ограничился неопределенной улыбкой и тут же отвернулся к другому жаждущему общения с монархом. Но принц Георг и особенно его супруга проявили неподдельный интерес к новой книге.
        - Это именно то, что нужно России! - с энтузиазмом воскликнула Екатерина Павловна. - Помните, друг мой, мы обсуждали это совсем недавно?
        - Конечно, - отозвался принц. - Господин Карамзин, мы были бы рады видеть вас в нашей тверской резиденции. Моя супруга большая поклонница истории.
        - Я хотела бы, чтобы вы сидели за ужином рядом со мной, - безапелляционно заявила Екатерина Павловна и жестом подозвала к себе хозяина дома.
        Граф Растопчин был несколько озадачен таким экстравагантным жела ние, которое, к тому же, серьезно нарушало строго продуманный план размещения гостей за столом. Но… Император отнесся к желанию своей сестры с явным благоволением, а монаршья воля - закон для верноподданного.
        - Ты, Николай, баловень фортуны, - улучив момент, шепнул он родственнику. - И супруга твоя сегодня очень кстати прибыть не смогла. Я не успел спросить: не занемогла ли Катерина Андреевна?
        - Спасибо, Катерина Андреевна вполне здорова. Младший, Андрюша, что-то простыл. Да ты же ее знаешь: не любительница она развлекаться, за любой предлог ухватится, лишь бы дома посидеть.
        - Ну, и хорошо, ну, и ладно. Хотя при ее-то красоте… А ты не тушуйся: понравишься великой княгине - карьер твой при дворе в момент откроется.
        - Не льщусь я этим… - начал было Карамзин, но его собеседник уже ускользнул к другим гостям.
        За роскошным ужином все заметили, что великая княгиня ела мало, а говорила со своим соседом много. О чем? Догадки строили самые разные, в том числе, и не слишком приличного содержания, но эти, последние, моментально как бы растворялись в воздухе. Всем была известна нежная привязанность великой княгини к своему супругу и ее безупречная верность ему, и все знали, что ее собеседник женат на одной из самых красивых женщин своего времени, и что их брак тоже безупречен. Тогда - о чем?
        Впрочем, даже самые заядлые сплетники вскоре были куда больше увлечены богатым столом, за которым сидели. К счастью, можно не напрягаться, отыскивая по старинным книгам меню пышного пиршества. Это после приема у графа Растопчина уже сделал единственный в истории России чисто «кулинарный» поэт Василий Филимонов. Вряд ли по собственным впечатлениям, но…
        Впрочем, судите сами:
        Тут кюммель гданьский разнесли,
        За ним, с тверскими калачами,
        Икру зернистую, угрей,
        Балык и семгу с колбасами.
        Вот устрицы чужих морей,
        Форшмак из килек и сельдей,
        Подарок кухни нам немецкой,
        Фондю швейцарский,
        сюльта шведский,
        Англо-британский welch-rabbit,
        Анчоус в соусе голландском,
        Салакушка в рагу испанском,
        Минога с луком «по-аббатски»
        И кольский лабардан отварной.*
        Быка черкасского хребет,
        Огромный, тучный, величавый;
        -
        * Кюммель - польская тминная водка, «сюльт» - шведский холодец, «welch-rabbit» - крольчатина по-уэльски и «лабардан» - норвежская треска. Ко всему этому добавить можно только одно: картофеля тогда в России почти не знали. Очень редко картофелем гарнировали лишь блюда английской кухни.
        Вот буженины круг большой
        С старинной русскою приправой;
        Под хреном блюдо поросят,
        Кусок румяной солонины,
        И все разобрано, едят…
        Вот, в жире плавая, большая,
        В чужих незнаема водах,
        Себя собой лишь украшая,
        На блюде - стерлядь: ей
        Не нужны пышные одежды.
        Шекснинской гостье - цвет надежды.
        Зеленых рюмок двинут строй.
        Вот сырти свежие из Свири,
        И вот пельмени из Сибири.
        Вот гость далекий, беломорский,
        Парным упитан молоком,
        Теленок белый, холмогорский,
        И подле - рябчики кругом,
        Его соседи из Пинеги,
        Каких нет лучше на Руси,
        Налим с сметаной из Онеги,
        С прудов Бориса - караси.
        Вот из Архангельска - навага,
        Вот жирный стрепет с Чатырдага,
        С Кавказа красный лакс-форель,
        С Ильменя сиг и нельма с Лены.
        Из Рима, а-ля бешамель -
        Кабан. Вот камбала из Сены.
        Мы, здесь чужим дав блюдам место,
        Средь блюд, любимых на Руси,
        Запьем свое, чужое тесто
        Иль шамбертеном, иль буси.
        За таким сказочным столом, естественно, забывалось все остальное. К тому же, Москва отличалась не только хлебосольством, но и тем, что сами москвичи любили вкусно и разнообразно поесть, а многие богатые вельможи были истинными гурманами.
        Вставая из-за стола, Екатерина Павловна повторила свое приглашение посетить их в любое время. И Карамзин, впервые приехав в Тверь в начале 1810 года, прогостил у Екатерины Павловны шесть дней. Все эти дни он обедал во дворце, читал княгине и ее супругу отрывки из еще не опубликованной «Истории».
        «Они пленили меня своей милостью, - написал Карамзин потом брату. - Великая княгине умна и деликатна одновременно, а ее супруг уже прекрасно понимает по-русски, хотя в разговоре предпочитает более привычный для него по дворцовой жизни французский. Если же и сам император заинтересуется моим скромным трудом, то можно будет считать, что жизнь моя была не напрасной. Ее императорское высочество простерло свою любезность до того, что пригласила меня приехать снова, уже с супругой…»
        - Вы совершенно очарованы господином Карамзиным, - заметила Мария после отъезда писателя. - Точнее, его талантом. Осмелюсь сказать, это, пожалуй, лучшее из того, что я читала по русской истории.
        - Почему же вы не сказали это самому Карамзину? - с улыбкой спросила Екатерина.
        - Вряд ли мое мнение хоть что-то для него значит, - пожала плечами Мария. - Мне вполне достаточно того, что довольны вы.
        - А я очень хочу, чтобы с сочинением ознакомился мой брат. Право, ему это пойдет только на пользу.
        - Поэтому вы пригласили господина историка приехать в следующий раз с красавицей-женой?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Его императорское величество - знаток женской красоты, и мадам Карамзина может быть самым лучшим предисловием к историческому труду ее супруга.
        - А вы не слишком циничны, мадемуазель Алединская? - сухо спросила Екатерина.
        Великая княгиня терпеть не могла, когда кто-то раскрывал ее потаенные замыслы, а Мария, как всегда, попала в самую точку.
        - Нижайше прошу прощения, ваше императорское высочество, - смиренно склонилась в реверансе Мария. - Я действительно забылась.
        Долго сердиться на свою наперсницу Екатерина никогда не могла. Да и события развивались не совсем так, как ей хотелось бы. Императора не было в Твери, когда Карамзин приехал туда во второй раз вместе со своей супругой. Так что красота - бесспорная, чисто русская, чуть холодноватая красота - Катерины Андреевны привела в восхищение лишь тверской двор.
        Но мадам Карамзина держалась так просто и естественно, словно понятия не имела о своей привлекательности. Пять дней, в Твери, в гостиной собирался избранный кружок, обсуждавший вопросы, касающиеся русской жизни, - начиная от литературы и заканчивая внутренней и внешней политикой. И Катерина Андреевна, хотя и была молчалива, время от времени делала весьма умные и тонкие замечания.
        Екатерина Павловна не любила женской дружбы, делая исключение разве что для своей ближайшей фрейлины, но на всю свою жизнь сохранила к супруге Карамзина теплое и уважительное отношение, как к эталону сочетания ума и женственности.
        В середине зимы, перед началом Великого Поста Екатерина Павловна сообщила супругу о том, что ожидает ребенка. Радость принца была безграничной: его любовь к жене приобрела новый оттенок, в ней явственно виделось преклонение перед той, которая должна будет продлить древний род. А в том, что родится мальчик, оба супруга были абсолютно уверены.
        Здоровьем Екатерина Павловна явно пошла в мать, беременность переносила необыкновенно легко и практически ни в чем не изменила привычного уклада жизни. Да и фасон платьев тех времен позволял скрывать положение по крайней мере первые полгода.
        Летом 1810 г. принц Ольденбургский с женой отправились из Твери в Петербург водным путем. Избранный способ путешествия позволял директору Ведомства путей сообщения осмотреть систему каналов, а также избежать нежелательных для великой княгини неудобств при передвижении в карете: Екатерина Павловна была на последних месяцах беременности.
        Екатерина Павловна поселилась у матери в Павловске, чтобы рожать в ее присутствии и в окружении, к которому она привыкла с детства. Александр прежде не часто баловал мать своими визитами - и из-за большой занятости государственными делами, и из-за нелюбви к ее шумному двору (Мария Федоровна любила окружать себя фрейлинами, устраивать разного рода развлечения). Но с тех пор, как там поселилась великая княгиня, император от двух до трех раз в неделю бывал в Павловске.
        Восемнадцатого августа 1810 г. Екатерина Павловна родила своего первого сына - Фридриха-Павла-Александра. Император Александр хотел дать родившемуся племяннику титул великого князя императорского дома, если бы ребенок был крещен по обряду православной церкви. Но неожиданно воспротивилась Екатерина.
        - Старший сын в роду должен следовать вере отца и деда, титул которых он наследует.
        - Като, - продолжал настаивать Александр, - мальчик может унаследовать совсем иной титул…
        - Тогда и поговорим о перемене веры, - отрезала Екатерина. - Не спорь со мной, Саша, в нашей семье уже было несколько странных смертей. Я не позволю рисковать жизнью своего ребенка.
        Как ни настаивал Александр, его любимая сестра твердо стояла на своем, не объясняя даже того, что называла «загадочными смертями». И не призналась брату, что действует по совету своей фрейлины-наперсницы, которая и высказала идею, что переменить веру никогда не поздно, а маленький принц-лютеранин никому не будет казаться соперником в делах престолонаследия.
        В отличие от Александра, принимавшего самое живое участие в радостном для семьи Екатерины Павловны и принца Ольденбургского событии, императрица Елизавета Алексеевна не выказывала особого внимания к невестке и не преминула осудить ее за то, что она отвергла столь милостивое предложение императора.
        Царствовавшая императрица даже отложила на три дня свое возвращение в Петербург из загородной резиденции, чтобы избежать первой недели после родов великой княгини Екатерины, и обязательных по этикету поездок в Павловск. Сама она полгода назад потеряла долгожданного новорожденного сына, который прожил всего несколько дней и скончался, по мнению врачей, «от родимчика».
        Тогда же Мария Алединская и начала периодически беседовать со своей госпожой о том, что нужно обеспечить престолонаследие Ольденбургского дома и не давать никому повода заподозрить великую княгиню в иных замыслах. Тщеславие в данном случае уступило у Екатерины место природному здравому смыслу, тем более что она не сомневалась: младенец был отравлен.
        - Если бы злоумышленник знал то, что знаем только мы с братом, ребенок остался бы жив, - сказала она как-то Марии. - Тебе и теперь могу сказать: Елизавета забеременела не от законного мужа. Отец ребенка - один из ее придворных.
        - И его величество знал об этом? - поразилась Мария.
        - Александр не хотел скандала и огласки. Несмотря на то, что отношения с императрицей у них давно прохладные, чтобы не сказать больше, он рассудил, что если отправить Елизавету в монастырь и добиться развода, то придется искать новую императрицу… Ему же вполне хватает мадам Нарышкиной, да и к престолу он становится все равнодушнее.
        Очень скоро после того, как ее первенец был окрещен, Екатерина переехала в Санкт-Петербург, в Зимний дворец, устав от требований и придирок вдовствующей императрицы. А спустя полтора месяца после родов вернулась в Тверь, где чувствовала себя куда комфортнее и безопаснее, чем в столице и ее окрестностях. Очень скоро жизнь вошла в свою колею, и «тверской двор» засиял прежним блеском.
        Карамзин после очередного визита в Тверь сообщал писателю И. И. Дмитриеву о своих впечатлениях:
        «Только в нынешнюю ночь возвратились мы из Твери, где жили две недели как в волшебном замке. Не могу изъяснить тебе, сколь великая княгиня и принц ко мне милостивы. Я узнал их несравненно более прежнего, имев случай ежедневно говорить с ними по нескольку часов во время наших исторических чтений. Великая княгиня во всяком состоянии была бы одною из любезнейших женщин в свете, а принц имеет ангельскую доброту и знания, необыкновенные в некоторых областях».
        Великая же княгиня, удостоверившись в способностях Карамзина и чувствуя в нем единомышленника, вознамерилась приблизить его к Твери. Ей хотелось иметь рядом умного собеседника, с которым можно было бы общаться постоянно.
        - Почему бы вам не стать гражданским губернатором Твери? - спросила она как-то Карамзина. - Вы очень облегчили бы жизнь моему дорогому супругу и украсили мою.
        - Ваше императорское высочество, - растерянно ответил тот, - я благодарен вам за высокую милость, но вынужден отказаться.
        - Отчего же? - искренне удивилась Екатерина.
        - Боюсь, что не смогу сочетать обязанности государственного служащего с трудом историка.
        - Да полно вам!
        - Нет, право, я или буду худым губернатором, или худым историком.
        - Вы неподражаемы! - рассмеялась Екатерина Павловна. - Что ж, оставайтесь историком, только не лишайте меня вашей дружбы.
        Карамзин с подчеркнутым почтением поцеловал край платья великой княгини и тихо сказал:
        - Я не могу называть себя вашим другом, ваше императорское высочество. Вы - полубогиня, а я - простой смертный.
        При всех своих несомненных достоинствах, Екатерина Павловна была слишком женщиной, чтобы не ценить комплименты и даже откровенную лесть, особенно если льстили с таким тактом, как Карамзин.
        А он… Он очень высоко ценил отношение к себе Екатерины Павловны, почитал ее и действительно за глаза называл «Тверской полубогиней».
        Сама же Екатерина Павловна в письмах называла Карамзина своим учителем. Тем не менее она писала ему почти всегда по-французски, то ли не рискуя выражать свои мысли на языке, который все-таки не был для нее основным, то ли подчеркивая, что не хочет вторгаться в ту область, где царил русский писатель, один из основателей нового литературного языка, ясного и выразительного.
        Дружба Екатерины Павловны с писателем и историком была искренней и долгой: они не раз встречались, а потом поддерживали переписку до самой смерти великой княгини. К тому же она не раз потом была посредницей между ним и императором, в чем ее всегда очень энергично поддерживала верная Мария, тоже ставшая большой поклонницей Карамзина и уже не скрывавшей этого.
        А влияние на Александра увлекающаяся, страстная и энергичная, Екатерина Павловна имела действительно большое; он советовался с ней по самым различным вопросам внешней и внутренней политики и посвящал ее в такие планы и мысли, которые оставались тайной даже для ближайших его сотрудников. Все в ближайшем окружении императора знали, что она была его любимой сестрой. Екатерина Павловна прекрасно знала о своем влиянии на брата, о том, что этому внутренне очень одинокому человеку так нужен близкий человек, понимающий, сочувствующий, готовый помочь если не делом, то советом.
        По мнению современников, Великая Княгиня Екатерина Павловна содействовала отставке графа и Андреевского кавалера Михаила Михайловича Сперанского и возвышению графа Федора Васильевича Ростопчина.
        Сохранилась обширная переписка между Александром I и его сестрой, из которой видно, что они обсуждали самые разные вопросы - от личных до государственных. В годы вынужденной дружбы с Наполеоном, которая так тяготила Александра, Екатерина Павловна, со своим умом, пылким патриотизмом и в то же время с тонким женским чутьем, была брату особенно необходима. Она была его ближайшим другом и советчиком и пользовалась его полным доверием.
        Именно у Екатерины Павловны император искал поддержки в тяжелые минуты сомнений, зная, что она разделяет его мысли. Поэтому Александр не раз навещал сестру в Твери, а когда находился в Петербурге, ездил по России или был в Европе, то поддерживал оживленную переписку.
        В один из таких приездов Александр внезапно признался сестре:
        - Като, меня очень беспокоит то, с позволения сказать, воспитание, которое получают мои младшие братья.
        - Почему, Саша? - искренне удивилась Екатерина. - Они воспитываются при маменьке, а ее величество и мне, и моим сестрам дала прекрасное образование…
        - Для женщин, - перебил ее Александр. - К тому же воспитывала вас не она лично, а другие люди, очень удачно избранные среди прочих. Учителя же моих братьев люди вполне достойные, но…
        - Малообразованные?
        - Нет. Слабохарактерные. А великие князья строптивы, капризны, и испытывают крайне мало интереса к наукам вообще. А я хотел бы видеть их впоследствии выпускниками какого-нибудь университета. Посмотри на своего мужа - вот образец, которому следует подражать.
        - Это правда, - нежно улыбнулась Екатерина. - Мой Жорж - совершенство во всех отношениях. Но ведь еще не поздно сменить наставников и подготовить братьев к учебе в университете, пусть даже и в России.
        - Я бы хотел, кроме этого, ослабить влияние на них двора вдовствующей императрицы. Точнее, пресечь его.
        - Тогда нужно отдать их в пансион, - пошутила Екатерина. - Жаль, что великих князей нельзя доверить иезуитам, говорят, они дают своим питомцам блестящее образование и воспитание в полной изоляции от общества.
        - Пансион… - задумчиво произнес Александр. - Я подумаю над этим. И прикажу подумать другим.
        - Сперанскому, например, - с явным сарказмом предположила Екатерина.
        Александр внимательно взглянул на сестру.
        - Знаю, ты его недолюбливаешь. Но у него бывают очень здравые идеи…
        - Мне как-то ближе идеи Карамзина.
        - Мы подумаем над этим, - решительно подвел итог Александр. - Я напишу тебе о результатах. И ты подумай… вместе с господином Карамзиным.
        Через некоторое время Екатерина действительно получила обширное послание от брата, где, в частности, говорилось:
        «Я приказал составить для меня записку с соображениями относительно подготовки великих князей в университет. Посылаю тебе мнение Сперанского (прошу тебя отнестись к нему беспристрастно) и графа Разумовского, который все-таки министр просвещения. Оба они считают необходимым отвлечь великих князей от маршировки и дворцовых привычек и изъять из рук угодников-кавалеров, заведующих их воспитанием. Должно для них учредить особое училище, русское, которое князья будут посещать, как и другие ученики. И из этих-то учеников со временем образуются помощники по важным частям службы государственной. Дело, как видишь, важное и совершенно новое…»
        Екатерина прочла «соображения» Сперанского об учреждении особого воспитательного учреждения под названием «лицей». Молодые люди туда брались из разных состояний; их испытывали в нравах и первых познаниях. Они составляли одно общество, без всякого различия в столе и одежде, преподавание велось на русском языке; в их образе жизни и взаимном обращении наблюдалось совершенное равенство. Они никогда не являлись при дворе.
        Тут Екатерина прервала чтение и иронически улыбнулась. Мария, находившаяся в этот момент в кабинете своей госпожи, вопросительно взглянула на нее.
        -«Попович» прислал проект нового учебного заведения, - пояснила Екатерина, жестом подзывая наперсницу поближе. - Есть дельные мысли, но…
        «Поповичем» великая княгиня, а вслед за нею и ее приближенные называли Сперанского, сына сельского священника и бывшего семинариста.
        - Но ваше высочество, как может Сперанский рассуждать о воспитании особ царской фамилии?
        - Рассуждать никому не возбраняется, - пожала плечами Екатерина. - Но я сомневаюсь, чтобы маменька согласилась на несколько лет расстаться с сыновьями. Она наверняка захочет, чтобы этот самый лицей был непосредственно при дворе. А Сперанский предлагает обучать в этом лицее представителей всех сословий.
        - Несовместимо, - согласилась Мария.
        - Вот и «попович» так полагает, - кивнула Екатерина и вернулась к прерванному чтению.
        Сперанский считал, что возраст воспитанников должен быть таким же, как у великих князей. Изучив литературу, историю, географию, логику и красноречие, математику, физику и химию, право естественное и народное и науку нравов, постепенно переходя от одного к другому, они своими силами постигали все. Великие же князья, заразясь примером сверстников, делались со временем добродетельны, если и не даровиты. Телесные наказания исключались, как унижающие достоинство.
        С разумом ясным и открытым, лишенные косных привычек их отцов, выходили из этой школы для служения государству и отечеству молодые люди, умные и прямые. Главные места в государстве заполнялись ими.
        Таким образом, великие князья будут воспитываться в полном равенстве с детьми всех российских состояний, а по окончании поступят в университет. В осуществление проекта Сперанский предлагал назначить директором Малиновского, человека опытного, и рекомендовал в профессора молодого ученого геттингенца, лично ему известного, Куницына.
        «Я пока еще не имею никакого собственного взгляда на это, - читала далее Екатерина собственно письмо императора, - но мысль отдать братьев в университет и так отдалить их от армии мне понравилась, хотя одновременно кажется абсурдною. Единственное, что я уже решил - это месторасположение будущего лицея. Флигель, который занимали вы с сестрами в Царском Селе, ныне пустует, осмотром его я остался доволен, хотя требуется ряд перестроек. Флигель на виду и одновременно как бы вне дворца, надзор за учениками легок… Но я прекрасно представляю себе первую реакцию императрицы матери.
        Кстати, об ее императорском величестве. Като, маменька только что изволила прислать мне письмо, естественно, о себе она пишет в третьем лице, как было принято при старом прусском дворе для лиц подчиненных, хотя знает, что я не терплю этой манеры. Напоминает, что через неделю будет годовщина смерти отца. Как будто я могу забыть об этом! Като, это право невыносимо и грубо…»
        Екатерина снова оторвалась от чтения и вздохнула: она прекрасно понимала настроение брата. День гибели императора Павла был теперь всегда днем торжества вдовствующей императрицы и совершенно невыносимым для Александра не только по воспоминаниям. Шла бесконечная служба в Петропавловской крепости. Мать на особом возвышении стояла рядом с могилою отца, а император и все остальные внизу. Это был род спектакля, для Александра кошмарный, как бы его публичное унижение. Бедный, бедный Саша, взваливший на себя крест воображаемой вины за смерть отца!
        Приложенную записку графа Разумовского, министра просвещения, Екатерина пробежала за несколько минут: ничего интересного этот сын бывшего свинопаса, благодаря причудам фортуны ставший вельможей, предложить не мог. Кроме того, он находился под сильным влиянием графа де Местра, который полагал, что знания для России не нужны вообще. Для России, как страны воинственной, вообще науки не только бесполезны, но и вредны. Они лишают мужества.
        Лучшие воспитатели - священники, разумеется не русские, полуграмотные. Новые воспитательные учреждения должны быть устроены по образцу иезуитских: у юношества не должно быть никаких сношений с внешним миром. Они должны жить как бы на острове. Главное предназначение лицея - подготовка юношей из среды знатнейших фамилий для занятий важнейших мест государственных.
        - Удивительно, с каким презрением иностранцы относятся к стране, давшей им приют в тяжелые времена, - сказала Екатерина, обращаясь к Марии. - Взгляни на этот бред: будущих русских государственных деятелей должны воспитывать католические священники! И это мнение разделяет министр просвещения!
        - Вы имеете в виду Разумовского? - осведомилась Мария. - Насколько мне известно, он интересуется российским просвещением ничуть не больше, чем богословием или фортификацией. Напыщенный старый индюк, который ненавидит даже собственных детей…
        - Мари, Мари! - засмеялась Екатерина. - Вы, право, безжалостны. Разумовский - муж отменного разума, хотя, конечно, изрядный эгоист. Во всяком случае, я бы предпочла, чтобы брат был ближе с ним, нежели с этим ужасным Аракчеевым или несносным Сперанским…
        - С Аракчеевым? Думаю, государь с ним не столько близок, сколько ценит его, как преданного пса и старого слугу отца…
        - Вы правы. Тем не менее, именно с ним император обсуждал мундиры для еще несуществующего лицея. Хотя Саша обожает все эти штучки: фасон, цвет, галуны…
        - А сам ходит в черном сюртуке, - тихо заметила Мария. - И не признает золота и прочей мишуры в отделке собственных покоев. Так что за форму они выбрали?
        - Однобортный кафтан, темно-синий, с красным стоячим воротником и такими же обшлагами. На воротнике по две петлицы: у младших - шитые серебром, у старших - золотом. Если не ошибаюсь, это форма какого-то давно отмененного полка…
        - Литовский татарский полк, душа моя, - раздался голос принца Ольденбургского, незаметно появившегося в покоях жены. - С моей точки зрения, довольно удачный выбор. Так что пишет государь о лицее? Простите, ангел мой, я слышал часть вашей беседы с мадемуазель Мари.
        - О, Жорж, как ты кстати! - обрадовалась Екатерина. - Я как раз собиралась прочесть окончательное решение императора. Образование великих князей он намерен ограничить лицеем, который был бы сравнен в правах с университетами. Товарищи избираются из отроков дворянского происхождения. Числом не менее двадцати и не более пятидесяти. Каждому воспитаннику отводится отдельная комната, под особым номером.
        - Весьма разумно, - кивнул принц. - Это окончательное решение?
        - Что касается императора, то, по-видимому, да. Но вот что скажет матушка…
        - Думаю, мы скоро узнаем об этом. Вы не забыли, душа моя, что мы хотели осмотреть строительство нового здания в центре города?
        - Разумеется, нет, Жорж. Я даже одета для выхода.
        Принц подал руку супруге и они вышли из комнаты, оставив Марию, которая теперь могла спокойно и вдумчиво ознакомиться с посланием императора…
        Принц не в первый раз лично инспектировал строительство в столице своей губернии. Благодаря его попечению, а также неподдельному интересу и энтузиазму его супруги, архитектурный облик Твери постепенно становился образцом высокого строительного искусства.
        Частные дома, градостроительные ансамбли областного центра и уездных городов, загородные усадебные комплексы, церкви и монастыри здесь строили Растрелли, Казаков, Кваренги, Росси, Бове… Кстати, блистательная карьера Растрелли начиналась именно в Твери, и лишь позже он создал свои великолепные архитектурные ансамбли в Санкт-Петербурге.
        В это же время заканчивалась застройка набережной - уникальная в архитектурном смысле. Принц и его супруга завершили то, что было начато Екатериной Великой, при которой придворный деятель Иван Бецкой составил «Мнение», где излагал свои соображения по поводу застройки города Твери:
        «Регулярство, предлагаемое при строении города, требует, чтобы улицы были широки и прямы, площади большие, публичные здания на способных местах и прочее. Все дома, в одной улице стоящие, строить надлежит во всю улицу с обеих сторон, до самого пересечения другой улицы, одною сплошною фасадою».
        Действительно, дома, стоящие на набережной, невзирая на свое разнообразие, имели как бы общий, один сплошной фасад. Создавался уникальный памятник градостроительства, подобный которому проблематично было отыскать в России. Город радовал глаз «тверской полубогини» и, естественно, тешил ее тщеславие, которое с годами не становилось меньше…
        Неделей позже Екатерина Павловна получила новое письмо от императора, прочитала его быстро и на сей раз молча, после чего накинула мантилью и вышла в сад, отмахнувшись от предложения Марии сопровождать ее. Ничего нового в этом не было: великая княгиня порой любила погулять в полном одиночестве, особенно если ей нужно было что-то обдумать.
        Она и представить себе не могла, что Мария письмо прочтет. Причем почему-то вслух, хотя и очень тихим голосом. А потом фрейлина села у окна к неоконченному вышиванию, но продолжала говорить сама с собою, благо никто не мог ее услышать.
        «Император был в Павловске, где сейчас живут императрица-мать, великие князья Николай и Михаил и великая княжна Анна. Двор вдовствующей императрицы по-прежнему представляет собой толпу старых немок, верховодят которыми графиня Ливен и графиня Бенкендорф. Обе эти дамы практически не отходят от вдовствующей императрицы, точно телохранительницы.
        Раздражение императора тут же вызвал сам облик его матушки, которая упрямо придерживается моды, принятой при дворе ее покойного супруга: туфли на высоких, толстых каблуках, которые увеличивают и без того немалый рост ее величества, на голове ток со страусовым пером, на голой шее ожерелье, а у левого плеча черный бант с белым мальтийским крестиком. Платье не по возрасту короткое, туго зашнурованное, с высокой талией и короткими рукавчиками, руки - в лайковых перчатках выше локтя.
        Более часу прошло в обычных прогулках по парку, где все напоминало императору отца, и незначащих разговорах. Братья сначала находились неподалеку, затем опередили мать и брата и стали о чем-то громко беседовать. Это вызвало еще большее недовольство императора, который, как известно, глуховат и не терпит, когда чего-то не слышит.
        На воспитателей - дряхлого, с морщинистым лицом немца Ламсдорфа и русского кавалера Глинку - великие князья не обращали никакого внимания. Николай несколько раз прерывал брата в разговоре, говорил резко, забывшись, вдруг громко и грубо захохотал. Михаил был, видимо, обижен и говорил плаксиво и собираясь заплакать. Императрица и ее свита беседовали с императором, стараясь его занять, а он прислушивался.
        Графиня Ливен подбежала к великим князьям. Император слышал, как она быстро сказала что-то братьям по-немецки, видимо забыв, что этикет требовал французского языка, а они отрывисто и капризно ей ответили. Из чего Александр сделал единственный возможный вывод: братья невоспитанны и грубы.
        Позже император спросил Ламсдорфа, как учатся братья. Воспитатель ответил, что успехи заметны, последнее сочинение было задано на тему о превосходстве мирного состояния над войною. Император одобрительно кивнул и спросил у великого князя Николая, что он написал о важном вопросе. Вместо него, помолчав, вдруг ответил Ламсдорф:
        - Ничего.
        Император молча посмотрел па него и па брата и вдруг отвернулся, словно никогда не задавал вопроса. Действительно, великий князь Николай не написал ни строки, выказав этим свою отроческую строптивость. Недовольство императора было слишком явное. Императрица, густо покраснев, тотчас выслала всех. Они остались одни.
        Император спросил мать, не находит ли она нужными какие-либо изменения в воспитании и образовании ее сыновей. Он рассказал ей об открывающ ееся в Царском Селе особен ное заведе ние под названием лицей, состоящее под его личным покровительством. Все это потому, прибавил он, что случайностей предугадать невозможно, и неизвестно, кому придется впоследствии занять трон.
        Последнюю фразу он прибавил намеренно, хотя вопрос о наследнике в разговорах со вдовствующей императрицей он всегда обходил. Брат Константин, который был моложе его всего на два года, был человек невоздержанный, мать его ненавидела и мечтала, чтобы наследником престола был объявлен Николай, ее любимец.
        Император слышал также, что мать втайне надеется пережить его и стать регентшей при младшем сыне. Намек о том, что Александр, возможно, назначит наследником Николая, мог ее убедить. На деле он не собирался этого делать, во всяком случае в близком будущем. Наоборот, он написал своей сестре в этом же письме совсем о других планах престолонаследия.
        Как и следовало ожидать, вдовствующая императрица ответила, что не видит необходимости менять что-то в воспитании великих князей, и тут же перевела разговор на свои планы относительно замужества младшей дочери, великой княгини Анны.
        Тем не менее, император решил, что Лицей, который был основан для пребывания и обучения в нем великих князей, должен будет открыться, хотя великие князья останутся по-прежнему при императрице.
        Это еще больше укрепило его в мысли о том, что наследником престола он специальным манифестом назначит принца Ольденбургского, с которым, правда, должен предварительно обсудить вопрос о перемене вероисповедания. Император просит великую княгиню деликатно подготовить почву для этого разговора, но пока не говорить супругу ничего конкретного.
        Таково содержание письма, полученного Екатериной Павловной. Думаю, что решение все-таки открыть лицей вызвано тем горячим участием, которое приняла в этом проекте великая княгиня, так что наши с ней разговоры оказались не напрасны».
        Вернувшаяся в свои покои Екатерина Павловна застала фрейлину за вышиванием, точно в том же положении, в каком оставила.
        В январе 1811 года было обнародовано постановление об учреждении лицея. Об этом великая княгиня не замедлила уведомить своего «учителя» - Карамзина. Постоянное общение с ним привело к тому, что Екатерина Павловна попросила историка письменно высказать свои мысли о состоянии России и о тех мерах, которые предпринимало тогда русское правительство по реформировании государственного устройства.
        Кроме того, Екатерину Павловну, чей двор слыл центром русского патриотического духа, очень беспокоило влияние на брата-императора энергичного реформатора М. М. Сперанского, и ей хотелось противопоставить ему не менее сильное влияние, помимо своего собственного.
        - Мой брат должен знать ваши соображения о состоянии России, - сказала она Карамзину, прощаясь. - Жду вас с новым произведением в ваш следующий приезд и надеюсь, что он не заставит ждать себя долго.
        Так появилась известная «Записка о старой и новой России в ее политическом и гражданском отношении», которую Карамзин повез ее в Тверь в феврале 1811 года, и которая произвела глубочайшее впечатление на Екатерину Павловну и ее супруга. Историку же она сказала:
        - Знаете ли, Николай Михайлович, что я вам скажу, - «Записка» ваша очень сильна.
        Она оставила ее у себя, намереваясь впоследствии показать брату. Но предварительно ей надо было подготовить для этого почву: содержание «Записки» могло не понравиться императору в силу некоторых принципиальных разногласий историка и Александра во взглядах на роль России. Едва познакомившись с ее содержанием, Екатерина Павловна поняла это и тем не менее посчитала необходимым довести до брата мнение патриотически настроенной части общества.
        Через И. И. Дмитриева Карамзину дали понять, что император желает познакомиться с ним поближе. Екатерина Павловна опять пригласила писателя к себе, куда он приехал со своей «Историей», которую предполагал читать Александру. Император приехал в Тверь в середине марта 1811 года. В кабинете великой княгини ему снова представили Карамзина, о котором он, естественно, давно уже забыл.
        В течение следующих дней они встречались за обедом во дворце, и лишь к третьей встрече Карамзин в комнатах царя в течение двух часов читал ему главный труд своей жизни. Вероятно, только после этого более близкого знакомства императора с историком Екатерина Павловна и решила отдать брату «Записку». Это было накануне его отъезда. А утром в день отъезда Александр п ростился с Карамзиным с явной холодностью. Это свидетельствовало о том, что он прочел его соображения о роли России и ее значении в истории.
        Впоследствии Екатерине Павловне удалось изменить к лучшему отношение Александра к писателю. Но еще до этого императорской семье пришлось пережить крайне неприятное событие.
        Свекор Екатерины Павловны, герцог Петр-Фридрих-Людвиг, правивший этим небольшим княжеством в западной части северогерманской равнины, был вынужден незадолго перед тем вступить в созданный Наполеоном Рейнский союз со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наполеон, относившийся к немецким князьям, членам этого союза, как к своим вассалам, предложил герцогу Ольденбургскому уступить Франции свои владения взамен на город Эрфурт и некоторые другие земли. Ольденбург, в стратегическом смысле удобно расположенный на побережье Северного моря, был необходим Наполеону в его планах по осуществлению континентальной блокады Англии.
        Но герцог Петр-Фридрих-Людвиг с гордостью отверг эти притязания на их родовые земли. Тогда Ольденбург был взят Наполеоном силой. Герцогу пришлось искать убежища в России весной 1811 г.
        О б этом событии есть упоминание в записной книжке французского посла в Петербурге. Коленкур пишет и о реакции русского кабинета: «Потихоньку идут разговоры об отъезде герцога Ольденбургского из его владений. Говорят даже, что все его владения в Голшгинии конфискованы… Это крайне оскорбляет русских…»
        Еще бы не оскорбляло! Русская императорская фамилия не могла отнестись равнодушно к тому, что покушаются на достояние их родственников. Это было похоже на вызов. И это был первый шаг к войне с Францией.
        Но Александр прилагал все усилия, чтобы не допустить разгореться большому пожару из-за в общем-то небольшого инцидента: мало ли тогда было обиженных Наполеоном! Тем не менее ему пришлось выдержать немало резких обвинений императрицы - матери за его якобы равнодушие к тому, что произошло в Ольденбурге. Чтобы отвлечься от всех этих огорчений и, по-видимому, объяснить свою позицию, Александр поехал в Тверь к сестре. Ему надо было отдохнуть около нее душой, почувствовать понимание, получить нравственную поддержку в столь мучительной для него ситуации.
        Вскоре после этого, получив сведения о том, что ее свекор герцог Петр-Фридрих-Людвиг из Германии подъезжает к Петербургу, Екатерина Павловна поехала ему навстречу, чтобы поддержать его морально, несмотря на просьбы брата и матери не делать этого. Великая княгиня не была бы самой собой, если бы не поступила по-своему. Кроме того, ей, в отличие от брата-императора, можно было этим поступком выразить свое отношение к действиям Наполеона.
        Герцог Петр Ольденбургский прибыл в Петербург в мае 1811 года. До роковой даты в истории России оставалось чуть больше года - и самые светлые умы государства это понимали. И лучше всех, пожалуй, ситуацию понимала Екатерина Павловна с ее острым умом, помноженным на женскую проницательность и интуицию.
        Но что она могла сделать?
        Глава седьмая
        Перед грозой
        - Боюсь, что преобразовательные планы Сперанского так и останутся по большей части лишь планами. Мария практически расписалась в своем бессилии повлиять на отношение великой княгини к этому человеку.
        - Жаль. Значит, Россия в очередной раз лишится шанса реформировать свое государственное устройство мирным путем.
        - Безмерно жаль. Это увеличивает шансы на то, что декабрьское восстание на Сенатской площади произойдет.
        - Увы. Со всеми вытекающими из этого последствиями: Герцен, народовольцы, террор…
        - Прежде всего, цвет российской аристократии, сгинувшей в сибирской глуши. Боюсь, мы все-таки переоцениваем роль личности в истории: прямое вмешательство опасно, а косвенное - малоэффективно.
        - И отвратить войну в случае падения Сперанского будет некому. Хотя… вряд ли один человек, пусть и незаурядный, способен раскрутить маховик истории в другую сторону.
        - Способен. Если достаточно беспринципен и направляет свои действия на построение тоталитарного общества путем самого жестокого террора. Прецедентов сколько угодно.
        - Возможно, нужно высаживать в прошлое не одного человека, а как бы десант…
        - Коллега, вы не читаете классиков? Фантасты уже высаживали подобные десанты, причем не в одной стране, а сразу в нескольких.
        - Но это же фантастика!
        - То, что делаем мы, показалось бы тем писателям еще более фантастичным. В конце концов, полетом на космическом корабле уже никого не удивишь.
        - В отличие от перемещения по времени? Пожалуй. Но ведь даже мы не в состоянии вернуть человека в точку отправления в том же самом возрасте, в котором он ее покинул.
        - Ну, вот это уже как раз фантастика чистой воды!
        - Сейчас. А завтра?
        - А завтра на встречу с Марией отправится Анна. Примет собранную информацию, оставит новые носители, лекарства и так далее. И Мария будет продолжать работать… пока ее жизни ничего не угрожает.
        - Она по-прежнему настаивает на таинственном отравителе из дворцовой среды?
        - По-прежнему. Более того, считает, что там еще процветает шпионство. Но из Твери многого не увидишь.
        - А если осуществи тьс я новый европейский проект?
        - Тогда придется посылать в Россию другого человека. Так что нам нужно в кратчайшие сроки выбрать объект, подобрать сотрудника, разработать легенду… ну, и так далее.
        - Кратчайшие сроки?! Но ведь такая подготовка требует не менее полугода.
        - У нас есть максимум половина этого срока.
        - А если европейский проект провалится?
        - Тогда… тогда, наверное, замена будет не нужна. Ведь Мария останется в России.
        - А если Наполеон все-таки женится на австриячке…
        - То война тем более неизбежна. Нужно будет передать Марии кое-какие соображения относительно роли Александра в этой войне. Он ведь наверняка будет рваться к роли главнокомандующего…
        - Неизвестно. Об этом человеке ничего нельзя сказать заранее. Кто, например, мог предположить, что император увлечется супругою Карамзина?
        - Тот, кто ее видел. Мария, например, ни капли не удивилась: она не раз любовалась прекрасной женой историка.
        - И ни одного портрета!
        - Великая княгиня предлагала, она ведь неплохо рисует, но Карамзина отказалась наотрез.
        - Редкая скромность для женщины того времени.
        - Любого времени, коллега. Любого. Но оставим в стороне прекрасных женщин. Поговорим лучше о…
        - Прекрасной женщине, которая носит титул великой княгини и может стать императрицей России?
        - Угадали.
        - Нет, это уже переходит все границы! Захватить государство моего свекра, морочить голову моему августейшему брату и свататься к моей младшей сестре! Этот корсиканский выскочка заслуживает… заслуживает…
        Мария Алединская редко видела великую княгиню Екатерину Павловну в таком гневе. Обычно княгиня сохраняла выдержку и хладнокровие в любых ситуациях, но тут… По-видимому, последней каплей, переполнившей чашу, стало действительно нахальное предложение Наполеона отдать за него великую княжну Анну.
        - То, чего он заслуживает, он получит, - сдержанно ответила Мария. - Но я не совсем понимаю, что так разгневало ваше высочество.
        - Письмо матушки, естественно!
        Екатерина прекратила мерить будуар шагами, упала в кресло и взяла со столика распечатанное письмо от вдовствующей императрицы.
        - Уму непостижимо! Аннет только что исполнилось пятнадцать, а этому… этому уже сорок! И эта дурочка вообразила, что любит его. Она уже мечтает, как укротит этого зверя своей кротостью и нежностью, принесет мир Европе…
        - Она еще дитя, - улыбнулась Мария. - Такого человека, как Бонапарт, нельзя сковать цепями из брачных роз.
        - Он предлагает отдать России Польшу в обмен на высокородную супругу. Неглупый ход, должна заметить.
        - Обещания Наполеона…
        - Вы правы, Мари. Обещания этого человека не стоят той бумаги, на которой написаны. Мой брат подписал с этим чудовищем мир в Тильзите - и что? Разве ситуация в Европе изменилась к лучшему? Даже отношения между Францией и Россией ухудшаются с каждым днем. Наполеон стал предъявлять Александру, который и без того тяготится этой обременительной дружбой, какие-то нелепые обвинения.
        - Обвинения? Императору?
        - Невероятная наглость, Мари! Наполеону, видите ли, не понравилось, что Россия выразила протест против аннексии герцогства Ольденбургского и присоединения его к Франции, и расценил это как вмешательство в дела членов Рейнского союза. Кроме того, Наполеон возражает - возражает! - против усиления вооружения русской армии и перевода пяти дивизий из Молдавии к границам герцогства Варшавского. Словно Россия на собственной территории не вольна размещать свои армии по собственному усмотрению.
        - И после этого ваша матушка и ваш брат готовы дать согласие на брак великой княжны с Наполеоном?
        - Александр попросил двухлетнюю отсрочку. Аннет еще слишком молода.
        - Тогда успокойтесь. Этот брак никогда не состоится. Наполеон не станет дожидаться, пока невеста подрастет. Тем более, он практически решил вопрос об австрийском браке.
        - Слава Богу!
        - Не знаю, ваше высочество. Боюсь, в этом случае нам следует готовиться к худшему. А это - совсем не то, что нужно России.
        - Вы говорите, как этот… Сперанский, Мари. Мне это неприятно.
        - Я знаю, что вы, ваше высочество, не любите этого человека, но…
        - Я его терпеть не могу, Мари! Без всяких «но».
        Мария тихо вздохнула и решила отложить этот разговор до лучших времен. Сейчас Екатерина Павловна была слишком возбуждена, чтобы здраво мыслить. Тем более, беспристрастно рассуждать о том, кого почитала злейшим врагом - своим и… государства. А жаль…
        Мария еще раз припомнила то, что знала о Михаиле Сперанском - одном из ближайших советников императора Александра и единственном человеком в его окружении, который, вопреки всему, противился войне с Наполеоном.
        Карьера Сперанского была удивительна. Сын сельского священника, закончивший духовную академию, уже в двадцать один год был профессором словесности, физики и математики. Затем он возглавил канцелярию внутренних дел. Именно там его и заметил император, пораженный необыкновенным дарованием, обширностью и глубиной знаний, умением ясно излагать свои мысли и решать трудные вопросы.
        Александр оставил Сперанского при себе. И сразу же поручил ему подготовку планов по коренному реформированию высших государственных структур. Сперанский составил план создания Государственного совета, министерств; по его инициативе открывались новые университеты, гимназии, училища, преобразовывались прежние. Создавались новые учреждения, приводилась в порядок финансовая система, система податей, создавалась статистика в России…
        Молодой император хотел ввести в государстве начала законности, чтобы и управление, и суды не были выражением чьих-то личных желаний и воли, чтобы чувствовалась ответственность за всякого рода отступления от законного порядка. Для монархии, где все испокон веков подчинялось лишь воле царя, это было почти потрясением основ. Разработку законодательной системы поручили все тому же Сперанскому.
        А он, проявляя не только свои способности, но и невероятную работоспособность, возглавил комиссию, которая изучала лучшее в законодательствах всех европейских стран, соотнося все это с потребностями и особенностями России. Нововведения Сперанского, этого выходца из простого сословия, не дворянина, вызвали у части общества, боявшегося потери своих сословных привилегий, озлобленность, неприятие. У Сперанского появились многочисленные враги.
        Число их особенно увеличилось, когда был введен экзамен на гражданский чин: для реформированной государственной системы требовались и исполнители соответствующего образовательного уровня. Безграмотные, тупые, в лучшем случае малообразованные чиновники увидели во всем этом угрозу своему существованию, потер и мест, где они могли красть, заниматься мздоимством, вымогательством…
        Это-то было понятно. Удивляло другое: среди недоброжелателей Сперанского оказались неглупые и порядочные люди, которые искренне обвиняли Сперанского в том, что он своими планами в преддверии неизбежной войны производит в государстве беспорядок, ослабляетРоссию в угоду обожаемому Наполеону. А это уже было обвинение в предательстве, в измене.
        «Нет пророка в своем отечестве, - со вздохом подумала Мария. - И вряд ли будет. Хорошо хоть проект лицея великая княгиня не загубила. А ведь могла… Если бы Сперанский не был так близок к Александру, она, возможно, стала бы союзницей реформатора. А соперников моя Като не терпит. Что ж, придется поговорить еще раз, и еще раз. При супруге ее поговорить, он меньше подвержен эмоциям. Вот только времени - все меньше и меньше…»
        А времени действительно оставалось совсем мало. Бесчисленные доносы, в которых Сперанского обвиняли в измене, в том, что Сперанский намерен «стеснить монархию», в попрании исконно русских устоев - все это начинало раздражать русского императора. Вслух он иронически называл их «воплями», но самому себе признавался: положение критическое. Перед началом войны, неизбежность которой уже не вызывала сомнений, когда общество требова л любой ценой сохранить стабильность в государстве, Александр почти принял решение пожертвовать «малым», чтобы спасти основное.
        Почти - но не совсем. «Русский Сфинкс», которого слишком многие считали вероломным, отлично разбирался в людях и понимал, что именно движет, например, его любимой сестрой. Но… он любил ее. И теперь искал только приличного повода, чтобы удалить - на время, пока не изменятся обстоятельства, - неугодного обществу министра. Екатерина Павловна в последнем письме намекнула брату, что, кажется, ожидает очередного прибавления своего семейства. Огорчать сестру в таком положении император не хотел.
        Иногда император с грустной усмешкой думал, что до замужества Екатерина Павловна государственными делами не интересовалась совершенно, как и полагалось девице, особенно благородного происхождения. Но с переездом ее в Тверь в ней постепенно развился живейший интерес к политике, и она явно стремилась оказывать влияние на правительственную деятельность.
        Да, она устроила у себя блестящий салон, где собирались многие выдающиеся люди; нередко бывал и сам Александр. В некоторых вопросах роль ее оказывалась настолько значительна, что это учитывали даже за границей. Но все это многих раздражало ничуть не меньше, чем деятельность министра-реформатора. Значит, предстоял выбор: либо великая княгиня, либо - Сперанский. И посоветовать, как поступить, было некому.
        Александр достал из ящика письменного стола практически готовый манифест о назначении наследником российского престола герцога Ольденбургского. Оставался пустяк: либо склонить принца к перемене вероисповедания, либо ввести в России институт принца-консорта. И то, и другое, было одинаково непростым делом. В любом случае, следовало сначала разобраться с внешней политикой, а уж потом - заниматься делами внутренними.
        В этот момент доложили о приходе Сперанского, которого император сам пригласил на этот час. Министр вошел с традиционной папкой, в которой - Александр знал! - были новые идеи и проекты, целиком и полностью шедшие на благо России. Но вместо того, чтобы начать их обсуждение, император неожиданно для себя самого протянул Сперанскому манифест о престолонаследии.
        Всегда непроницаемое и бледное лицо министра слегка порозовело. Документ, который он прочитал, мог оказаться для него воистину судьбоносным. Если Екатерина станет императрицей, вряд ли она будет терпеть подле себя человека, которого ненавидела. Или… ее трезвый ум плюс европейский менталитет ее супруга окажутся лишь во благо предполагаемым реформам.
        - И когда вы намерены обнародовать это, ваше императорское величество? - глуховатым голосом спросил Сперанский.
        Александр пожал плечами:
        - Все сейчас зависит от того, как поведет себя Наполеон. Если он все-таки внимет голосу разума и не развяжет войну… Но я бы хотел, господин министр, чтобы существование этого документа сохранялось вами в полнейшей тайне. Если узнает вдовствующая императрица…
        Тут они оба усмехнулись одинаковыми невеселыми усмешками, явственно представив себе злобу, гнев и разочарование Марии Федоровны.
        Сперанский же подумал, что если наследником будет великий князь Николай, Россия от этого вряд ли выиграет: цесаревич довольно ограничен, мышление его косно, а все интересы сосредоточены на военных маневрах и верховой езде. Последнее время, правда, Николай Павлович стал засматриваться на фрейлин, но к государственным делам это не имело отношения.
        - Вдовствующая императрица желала бы женить великого князя, но искать сейчас в Европе достойную невесту - занятие бессмысленное, - как бы вскользь заметил Александр. - Моя сестра более подходит на роль монархини, нежели кто-либо другой.
        Сперанский понял, что решение императором принято. Что ж, тогда можно не докладывать ему о том, что значилось под первым номером в папке с документами, которую он принес сегодня. По этому вопросу он сам все решит, тем более, что дело пока не официальное, а сугубо предварительное…
        Умный и дальновидный, Сперанский на сей раз просчитался, причем роковым для себя образом. Всецело занятый полученной новостью об императорском манифесте, он недоучел всех деталей. Впоследствии министр горько корил себя именно за это, но было уже слишком поздно.
        А речь должна была идти ни более ни менее, как о предложении герцогу Ольденбургскому занять шведский трон, на который он действительно имел определенные права в силу своего происхождения. Он был родственником шведского короля Адольфа-Фридриха (кстати, дяди Екатерины II) - внуком его младшего брата… Дела же в Швеции обстояли, мягко говоря, неважно.
        В 1808 г. в результате последней в истории русско-шведской войны Швеция потеряла огромные территории, в том числе Финляндию. В стране начался кризис - военный, финансовый, экономический, государственный. И династический: весной 1809 военные свергли короля Густава IV Адольфа, так и не ставшего в свое время мужем старшей дочери императора Павла - Александры. Одна из придворных партий, тяготевшая к России, тайно направила к Сперанскому, который был особо доверенным лицом Александра I, свою депутацию, чтобы всего лишь прозондировать почву в важном деле.
        Приехавшие шведы хотели знать, согласится ли русский император отпустить на шведский престол принца Георга Ольденбургского. Прежде чем начать в Швеции действовать в его пользу, они хотели быть уверенными, что не получат отказа и в случае формального предложения, ибо риск был чрезмерно велик.
        После аудиенции у императора Сперанский сообщил шведским депутатам, что Александр вряд ли отпустит чету Ольденбургских, поскольку имеет на ее счет совершенно иные планы. Шведы отправились обратно ни с чем, а проблема пустующего шведского трона разрешилась достаточно скоро и совершенно неожиданным образом: шведским королем стал наполеоновский маршал Жан-Батист-Жюль Бернадот. Сын мелкого почтового чиновника оказался основателем новой, правящей и по сей день королевской династии…
        Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Какими бы негласными ни были переговоры шведов в России со Сперанским, вскоре это обсуждали уже открыто. И свидетельство тому - записи посла Коленкура:
        «Некоторые лица из окружения императрицы-матери говорят о принце Ольденбургском, как о кандидате на Шведский престол… В обществе громко говорят, что Государь не хочет вмешиваться в дела Шведские».
        Чуть позже Коленкур снова возвращается к этой теме:
        «По слухам, стокгольмская партия готова предложить Шведский трон принцу Ольденбургскому, супругу великой княгини, при условии, что Россия возвратит Швеции Финляндию».
        Возвращать Финляндию Александр, естественно, не собирался, да и от дошедших до него, наконец, слухов лишь отмахнулся, поскольку официально ему никто ни о чем не докладывал. Слухи эти насторожили Сперанского, который предположил существование шпиона (или шпионов) вдовствующей императрицы в своем штате или - что было более вероятным - в окружении Александра. И это предположение не замедлило оправдаться: о предложении принцу Георгу занять шведский престол узнала Екатерина Павловна.
        Узнала она и о том, что Сперанский «отказал» шведской депутации, и тем самым лишил ее вполне реальной возможности стать шведской королевой. С ее точки зрения, это была бы та самая блестящая судьба, о которой она мечтала еще во времена разговоров о браке с австрийским императором. А о том, что она считала себя готовой к ней и достойной ее, говорит и ее несомненно высокое мнение о своем предназначении и осознание своих способностей.
        Недоброжелатели Сперанского повернули дело таким образом, что министр не доложил императору о депутации Швеции из-за своего нерасположения к слишком влиявшей на Александра Екатерине Павловне. Получалось, что именно «по вине Сперанского» Екатерина Павловна осталась женой «всего лишь» герцога. Этого она ему не простила.
        В марте 1812 г. Сперанскому было предписано оставить Петербург, выехать в Нижний Новгород, потом в Пермь. И на другой же день после отправки Сперанского в ссылку Александр сказал другому своему сподвижнику, князю Голицыну: «У меня отняли правую руку».
        Через много лет, уже в 1820 г., он скажет: «Никогда я не верил в возведенную на него клевету об измене».
        Не верил. Просто сделал выбор в пользу любимой сестры. И это было очень характерно для Александра, холодный, логический ум которого часто уступал внезапным (или не очень) движениям его сердца. Не зря он чувствовал и даже говорил особо доверенным людям, что не создан для трона, и с удовольствием обменял бы корону на возможность жить обычной жизнью.
        Ему не очень верили: большинство людей, наоборот, готовы были бы пожертвовать самой жизнью, ради получения короны. И иногда ее получали. Человек, не приспособленный к роли монарха - отнюдь не редкость, в Европе таких на протяжении столетий было великое множество. Но очень мало было тех, кто признавался в непосильной тяжести бремени власти, и еще меньше тех, кто от этой власти добровольно отказывался.
        Начало жаркого лета 1812 года Екатерина Павловна проводила в Твери, ожидая появления своего второго ребенка. На сей раз она хотела дочку. И уже мечтала о том, какую блестящую партию подберет для нее лет через восемнадцать.
        - Боюсь, выше высочество, что ваши мечт а преждевременны, - довольно безжалостно сказала ей Мария, с которой великая княгиня поделилась своими сладкими династическими грезами. - Ваш второй ребенок тоже будет мальчиком.
        - Ты уверена? - огорченно задала великая княгиня в общем-то риторический вопрос.
        В таких делах Мария никогда не ошибалась, и Екатерине Павловне это было прекрасно известно.
        - Абсолютно. А вот третьей родится дочка.
        Лицо Екатерины Павловны просветлело, но тут же снова затуманилось.
        - Мне бы не хотелось, подобно матушке, всю жизнь провести в беременностях и родах, - сказала она.
        - Ну, девяти-то детей у вас точно не будет, - усмехнулась Мария. - А вот четверо - обязательно.
        - Но моя дочь будет носить корону в браке? - настойчиво спросила Екатерина Павловна, которой трудно было расстаться с заветной мечтой.
        Мария снова улыбнулась.
        - И вы, и ваша дочь будете носить корону, - сказала она самым естественным тоном.
        - Корону… - начала было великая княгиня, но ее прервал стук в дверь.
        - Курьер от его императорского величества, - доложил лакей.
        Распечатав пакет, Екатерина Павловна быстро пробежала его глазами и бессильно уронила руку с письмом на колени.
        - Война, - сказала она почти беззвучно. - Наполеон перешел Неман. Это война…
        В конце июня, с первых же дней вторжения в Россию огромной армии Наполеона, Екатерина Павловна оказалась в центре событий. Постоянно поддерживая связь с императором, принимая у себя в Твери государственных деятелей, она понимала, что беда грозит нешуточная. Дунайская армия еще не успела продвинуться из Молдавии к западным границам с Польшей, которая уже выставила Наполеону восемьдесят тысяч солдат.
        Против России двинулась почти вся Европа, а имевшихся в стране войск, вооружения явно было недостаточно. Требовалось время, чтобы собрать силы для отражения 600-тысячной армии Наполеона. Хотя в указе императора Александра о начале войны ничего еще не говорилось об ополчении, мысль о создании добровольных воинских формирований пришла многим. И среди первых была сестра царя.
        Шли первые дни войны, а Екатерина Павловна уже сообщала князю Василию Петровичу Оболенскому, состоявшему в Твери адъютантом принца Ольденбургского:
        «Я хочу с вами переговорить о мысли, которая овладела мною и которую я уже в общих словах сообщила графу Ф. В. Ростопчину… Я уверена, что не найдется ни один русский, который бы опозорил себя стыдом не пожертвовать для Отечества собою и своим рвением».
        Развивая свою мысль о призыве к созданию ополчения, Екатерина Павловна указывает на значение примера Москвы:
        «Воодушевление, которое Ростопчин произведет среди своих, быстро распространится на все государство».
        В свое время великая княгиня, расположенная к графу Ростопчину за его любовь ко всему русскому (что было не слишком частым явлением среди русской аристократии той эпохи), способствовала назначению графа генерал-губернатором Москвы. Теперь она писала Ростопчину, что ему «предназначено воспламенить национальный дух своего дворянства, известного в государстве богатством и уважением, которым пользуется имя Москвы; что стоит только явиться среди дворянского собрания или в другое общество и представить им опасность, в которой находится Отечество».
        Ростопчин же встретил ее идею с каким-то недоверием: скептик, он не допускал и мысли об отступлении русской армии. А Екатерина Павловна уже писала брату о своих планах. И уже в середине июля Александр написал на официальном предложении Екатерины Павловны о создании батальона на ее средства: «С живейшею признательностью приемлю. Александр».
        Обрадованная великая княгиня писала Оболенскому:
        «Великая мысль приведется в исполнение наперекор графу Ростопчину, не знаю еще всех подробностей, но через две недели Москва покажет своему губернатору, что он ошибся в ней… Я рада, что благое дело совершится через кого бы то ни было».
        Так, не дожидаясь почина со стороны Москвы, Екатерина Павловна решила сама сформировать из крестьян своих удельных имений «егерский великой княжны Екатерины Павловны батальон», на содержание которого было выделено 500 000 рублей (огромная по тем временам сумма).
        Великая княгиня пригласила от своего имени желающих из своих удельных крестьян идти на защиту Отечества и обещала засчитать службу в нем за полную рекрутскую повинность. После увольнения со службы обещала также освободить на всю жизнь от выплаты ей оброка. Солдаты батальона получали полное обмундирование и провиант из средств великой княгини.
        Батальон состоял из четырех рот, командовать им было поручено князю Александру Петровичу Оболенскому. На меховых киверах этого особого батальона великой княгини Екатерины Павловны был изображен ее герб с короной, а также вензель императора в виде большой буквы «А». У солдат батальона была и своя форма - темно-зеленые мундиры. Вскоре ратники направились к Витебску в армию генерала Витгенштейна. В это время началось формирование резервной роты. Батальон участвовал во многих сражениях Отечественной войны 1812 г. и заграничного похода русской армии.
        К исходу военной кампании 1813 года батальон, выполнивший свои задачи, начали расформировывать. Потери его были значительны: из семисот с лишним солдат погибло около трехсот. Распуская свой батальон, Екатерина Павловна в конце1814 года отдала такой приказ:
        «Благодарю вас, ребята, за труды ваши. Вы служили Отечеству со славою; идите ныне обратно и семьи ваши и обучайте детей, как должно кровь проливать за Веру и Царя. Мне лестно, что вы носили имя мое. Я вас не забуду…»
        И она сдержала слово. Семьи служивших в ее батальоне солдат были ею обеспечены. Особое внимание было обращено на облегчение участи раненых. Распуская батальон, Екатерина Павловна писала в декабре 1814 года министру уделов (бывшему министру финансов) графу Д. А. Гурьеву:
        «Касательно изувеченных будет сделано от меня распоряжение, дабы они могли провести жизнь свою безнуждно»…
        Но не только мысли о создании полков от всех российских губерний волновали ее - ее тревожило состояние регулярной армии, точнее, отсутствие в ней достойного главнокомандующего. Зная об искреннем желании Александра быть во главе своего войска, Екатерина Павловна в то же время понимала, что у него нет необходимого для этого дара. Еще свежи были в памяти поражения под Аустерлицем, позор Тильзита: союзы с Австрией или с Пруссией всегда приносили России одни неприятности. Это беспокойство разделяла и Мария.
        - Вы должны употребить все силы, ваше высочество, - не уставала она твердить, - чтобы отговорить государя брать на себя бремя главнокомандующего. Россия сейчас нуждается в настоящем полководце, а не в самодержце во главе войск.
        Екатерина Павловна нахмурилась: ее любимица явно переходила границы дозволенного. Но… она прекрасно понимала, что Мария была права. И, отбросив мелькнувшую мысль о генерале Багратионе, в очередном письме императору, опасаясь, что ее державный брат не сможет подчинять разум требованиям обстоятельств и отдастся на волю чувств, просила его:
        «Бога ради не думайте командовать сами, ибо неотложно необходим главнокомандующий, к которому бы войско чувствовало доверие».
        Наиболее популярным в то время в армии был М. И. Кутузов. Александру пришлось утвердить предложенную кандидатуру старого генерала, несмотря на антипатию к нему. Император не мог забыть резких замечаний Кутузова во время своих попыток командовать под Аустерлицем, равно как и плачевный результат этих попыток. Но - редкий случай для Александра! - доводы рассудка на сей раз победили эмоции.
        «Тебе, Като, Кутузов обязан своим назначением, а я - правильно выбранным главнокомандующим. Ты действительно создана для того, чтобы править. Когда война закончится, я сделаю то, о чем мы с тобой в свое время говорили».
        Это письмо Александра Екатерина Павловна получила в Ярославле, куда по настоятельной просьбе супруга переехала ради безопасности. Туда же в конце августа приехал и ее супруг, чтобы организовывать во вверенных ему губерниях ополчение, а также госпитали для раненых воинов.
        - На самом деле, душа моя, - сказал он жене при встрече, - я приехал прежде всего затем, чтобы быть рядом с вами во время родов.
        - Ах, Жорж, сейчас я всего более сожалею, что не мужчина. Я бы хотела сражаться, а не находиться в таком беспомощном положении!
        Принц с нежной улыбкой поцеловал руку жены:
        - А я благодарю Господа за то, что щедрая природа создала вас женщиной. Вы можете все, что может настоящий мужчина, но вы еще и даете новую жизнь… Вот это - настоящий подвиг.
        Екатерина Павловна только улыбнулась. Роды первого ребенка она перенесла удивительно легко: два часа вполне терпимой боли, двадцать минут чего-то непонятного - и крик новорожденного. Через неделю после родов она уже была на ногах, удивив даже свою многоопытную в вопросах деторождения матушку.
        - Александра я рожала почти сутки, - сказала она, - а тебя четыре часа, но они чуть было не стоили мне жизни. Если бы не твоя бабушка…
        И осеклась. Впервые она вслух признала то, что фактически обязана жизнью покойной свекрови. Той самой, которую люто, хотя и тихо ненавидела, и которой отплатила отнюдь не добром. С другой стороны… покойница сама виновата, что стремилась во что бы то ни стало посадить на трон любимого внука в обход законного наследника.
        Проговорилась. То есть почти проговорилась. А ее Като отнюдь не была дурочкой, она умнее и проницательнее многих мужчин. Жаль, что ей пришлось выйти замуж всего лишь за герцога. Но… Все, что ни делается, делается к лучшему. Теперь у Ольденбургского дома есть законный продолжатель рода, а к России это имеет отношение постольку поскольку.
        Прочесть тогда мысли матери Екатерина Павловна, естественно, не могла, но что-то неестественное все-таки уловила. Поделилась своими сомнениями с Марией и та, совершенно неожиданно, согласилась с тем, что вдовствующая императрица не так безобидна, как это может показаться, и что если Бог пошлет великой княгине еще детей, то лучше бы им родиться подальше от бабушки.
        «К счастью, так и получилось, - подумала Екатерина Павловна. - Я в Ярославле, а матушка - в Гатчине. И вряд ли в разгар военных действий покинет свое убежище. Только бы война закончилась благополучно! Тогда я точно стану русской императрицей…»
        Великая княгиня захотела еще раз перечитать письмо брата, но там, куда она его положила после прочтения, послания императора не было. Екатерина позвала Марию и приказала найти письмо. Тщетно. Удалось найти только конверт, каким-то образом завалившийся под секретер в будуаре.
        - Странно, - сказала побледневшая Екатерина. - У меня никогда не пропадало никаких бумаг. Тем более писем. Послушай, Мария…
        Договорить она не успела. Резкая боль заставила ее невольно вскрикнуть и скорчиться. Мария бросилась к звонку и принялась изо всех сил дергать ленту, слыша непрерывные стоны великой княгини…
        Вбежавший через пятнадцать минут врач успел как раз к тому моменту, когда на свет появился крупный, ярко-красный младенец, закричавший еще до того, как акушерка дала ему традиционный шлепок. Великая княгиня лежала без сил и почти без чувств: не столько от перенесенной боли, сколько от изумления.
        - Впервые принимаю столь стремительные роды, - задыхаясь, сказал врач. - Поздравляю вас, ваше высочество. У вас родился чудесный сын.
        - Мы назовем его Петром, - прошептала великая княгиня. - Сообщите срочно моему супругу. Надеюсь, это его порадует.
        - Прикажете написать императору и вашей матушке? - осведомилась одна из фрейлин.
        - Просто пошлите курьера. И не беспокойте меня. Я хочу спать…
        Через полчаса великая княгиня, вымытая и переодетая была перенесена в спальню, где действительно мгновенно заснула, успев подумать только о том, что Мария, как всегда, оказалась права. Девочка родится в следующий раз…
        Она еще не знала, что ее второй сын родился в тот день, который станет незабываемым в истории России. В день Бородинского сражения. И что по странной прихоти судьбы именно в этот день фактически уйдет из жизни ее первая мимолетная любовь - генерал Петр Иванович Багратион.
        В августе 1811 г. Петр Иванович был назначен командующим Подольской армией, расположенной от Белостока до австрийской границы и переименованной в марте 1812 г. во 2-ю Западную армию. Предвидя столкновение России с Наполеоном, он представил Александру свой план будущей войны, построенный на идее наступления.
        Но император отдал предпочтение плану военного министра Барклая-де-Толли, и Отечественная война началась отступлением 1-й и 2-й Западных армий и их движением на соединение. Наполеон направил главный удар своих войск на 2-ю Западную армию Багратиона с целью отрезать ее от 1-й Западной армии Барклая-де-Толли и уничтожить. Багратиону пришлось двигаться с большим трудом, прокладывая себе путь боями у Мира, Романовки, Салтановки. Оторвавшись от войск французского маршала Даву, он переправился через Днепр и 22 июля наконец соединился с 1-й армией под Смоленском.
        Воспитанному в суворовском наступательном духе Багратиону в период отступления было морально очень тяжело. «Стыдно носить мундир, - писал он начальнику штаба. - …Я не понимаю ваших мудрых маневров. Мой маневр - искать и бить!» Он возмущался Барклаем: «Я никак вместе с военным министром не могу. …И вся главная квартира немцами наполнена так, что русскому жить невозможно и толку никакого». Под Смоленском Багратион предлагал дать Наполеону генеральное сражение, но отступление продолжилось.
        26 августа 1-я и 2-я армии под руководством Кутузова, ставшего главнокомандующим, вступили в битву с французами под Бородино. Этот день оказался роковым в славной жизни Багратиона. Его войска располагались на левом фланге, у деревни Семеновской с построенными впереди нее тремя земляными укреплениями - «Багратионовыми флешами».
        Левый фланг оказался жарким. Шесть часов шел ожесточенный, яростный бой, проходивший с переменным успехом. Французы дважды овладевали Багратионовыми флешами, и дважды были выбиты оттуда. Во время очередной атаки противника князь Петр поднял свои войска в контратаку, и в этот момент, около полудня, он был тяжело ранен: осколок гранаты раздробил ему берцовую кость.
        Полководец, снятый с коня, еще продолжал руководить своими войсками, но потерял сознание и был вынесен с поля сражения. В мгновенье пронесся слух о его смерти, и в войсках началась паника. Но почти мгновенно русскими воинами, потерявшими своего любимого командира, овладела ярость. Сражение разгорелось с новой силой.
        По свидетельству очевидцев, благородный князь Петр, когда его несли в тыл, просил передать Барклаю-де-Толли «спасибо» и «виноват»: «спасибо» - за стойкость соседней 1-й армии в сражении, «виноват» - за все, что раньше Багратион говорил о военном министре.
        Полководец был перевезен в имение его друга, князя Б.Голицына, село Симы Владимирской губернии. От него долго скрывали печальную весть о сдаче Москвы. Когда один из гостей проговорился об этом, состояние Багратиона резко ухудшилось. После мучительной, но безуспешной борьбы с гангреной Петр Иванович 12 сентября умер. Смерть Багратиона оплакивала вся Россия.
        Екатерина Павловна не была исключением. Она оплакивала и полководца, и потерю столицы, и безвозвратно ушедшие времена своей юности, когда она танцевала на пышном придворном балу с молодым героем Багратионом. И не уставала поражаться тому, что ее маленький Петр родился именно тогда, когда генерал был смертельно ранен. Воистину, неисповедимы пути Господни.
        Тысяча восемьсот двенадцатый год готовил для Екатерины Павловны еще одно испытание. Не успела она пережить волнения, связанные с вторжением неприятеля, занятием Москвы, уничтожением города во время катастрофического пожара, как ее ждал еще один удар. И предотвратить его не сумела даже ждавшая этого Мария.
        Принц Ольденбургский, верный своему долгу, часто посещал созданные в его губерниях госпитали, чтобы убедиться, все ли делается для пользы раненых. Остановить его не могли ни морозы, которые в том году грянули в начале ноября, и были крайне суровы, ни уговоры супруги поберечь себя и хоть немного отдохнуть. Но в самом начале декабря Екатерине Павловне все-таки удалось вырвать у мужа обещание посвятить оставшееся до Рождества время семье и сыновьям.
        - Вы совсем не щадите себя, друг мой, - твердила она ему. - А в госпиталях лежат не только раненые, там есть и тифозные больные, и чахоточные. Неровен час…
        - Я осторожен, душа моя, - улыбнулся в один из разговоров принц. - А потом ваша несравненная Мария постоянно потчует меня какими-то чудодейственными отварами, которые прибавляют силы и защищают от болезней.
        - Мария, конечно, понимает толк во всяких снадобьях, - согласилась великая княгиня. - Но наши российские морозы вряд ли можно ослабить с их помощью. Да и я вас почти не вижу.
        - Хорошо, - сдался принц. - Еще одна поездка, которую я твердо обещал графу Ростопчину, и даю вам слово, что до Рождества буду неотлучно с вами и детьми. Вы правы: последнее время мы мало видимся, и я начинаю тосковать о вас.
        - Зачем же тосковать? - улыбнулась в ответ Екатерина Павловна. - Мы вернемся в Тверь, в наш прекрасный дворец, возобновим вечера, а дни будем проводить, как раньше: вы в своем кабинете, а я - рядом с вами. Война заканчивается…
        На следующий день принц уехал. А через два дня великая княгиня получила известие о том, что ее супруг занемог после посещения госпиталя, и врачи подозревают тифозную горячку. Час спустя Екатерина Павловна уже садилась в дорожную карету вместе с Марией.
        - Не помогли ваши отвары, - сухо сказала она фрейлине после нескольких часов молчания. - Теперь вся надежда на милосердие Божие.
        Мария молчала.
        - Тифозная горячка - это ведь очень опасно? - уже несколько другим тоном спросила Екатерина Павловна.
        - Вы сами сказали, ваше высочество, Бог милостив. Будем надеяться на лучшее. И от этой болезни люди поправляются.
        Добравшись до Москвы, Екатерина Павловна тут же отправилась в дом Ростопчина, где находился принц. Граф встретил ее с крайне встревоженным лицом, которому не сумел придать должное спокойное выражение.
        - Что принц? - отрывисто спросила Екатерина, сбрасывая шубу на руки прислуги.
        - Крайне слаб, ваше высочество. Но в сознании, и горячка отступила.
        - Слава Богу! - перекрестилась великая княгиня. - Значит, кризис миновал?
        - Его не было, - ответил Растопчин. - Принц просто очень слаб и даже не может принимать пищу.
        - Ему пускали кровь? - осведомилась Мария, неотступно следовавшая за Екатериной Павловной.
        - Час назад…
        - Покажите мне.
        - Что именно? - оторопел Растопчин.
        - Кровь его светлости. Надеюсь, вы не успели…
        Мария оборвала фразу, увидев ответ на лице графа Растопчина.
        Екатерина Павловна бросилась к изголовью супруга, который лежал с закрытыми глазами и, казалось, не слышал ни шагов, ни голосов. А Мария подошла к врачу, который в углу комнаты перебирал какие-то склянки.
        - С чего началась болезнь? - спросила она.
        - Его светлость изволили ужинать с господином графом, и вдруг потеряли сознание прямо за столом. Когда очнулся, отторг всю пищу и после этого впал в состояние лихорадки.
        - С чего вы взяли, что это - тифозная горячка?
        - Ею больны несколько солдат в госпитале, который изволили посетить их светлость.
        Мария только махнула рукой.
        - Мне нужно несколько капель крови его светлости. Граф сказал, что час назад делали кровопускание…
        - Да, но я приказал выплеснуть…
        - Надеюсь, сосуд еще не вымыли?
        Через несколько минут слуга принес серебряный тазик, на дне и стенках которого были остатки пущенной крови. Мария схватила тазик и почти выбежала в соседнюю комнату, заперев за собой дверь. Вышла она через четверть часа и без всякого выражения сказала графу Растопчину:
        - Позаботьтесь о священнике, ваша светлость. Только так, чтобы великая княгиня пока ни о чем не догадалась.
        - Принц пришел в себя. Врач сказал, что кризис миновал.
        - Разве я спорю? - пожала плечами Мария. - Кризис, конечно, миновал. Только все же позаботьтесь о священнике. Не забудьте, лютеранине…
        Принц Георг Ольденбургский скончался на руках своей супруги в ночь с 14 на 15 декабря, лишь на несколько часов придя в сознание. Окаменевшая от горя Екатерина Павловна, казалось, готова была тут же последовать за ним, но Мария взяла все в свои руки и потребовала, чтобы вдове отвели отдаленные комнаты и по меньшей мере сутки не беспокоили. Эти сутки она неотлучно провела рядом с ней, не раздеваясь и ни на минуту не сомкнув глаз, словно сторожила свою госпожу от чего-то или кого-то.
        Мария не впускала в комнату Екатерины никого, даже самого графа, не говоря уже о слугах. Единственное исключение было сделано ею для монахини какого-то православного монастыря, которую она приказала впустить.
        Через сутки великая княгиня вышла из своих покоев твердой походкой и с сухими глазами, которые, правда, смотрели куда-то в почти запредельную даль, без всякого выражения. Но приказания ее были кратки и деловиты. Она не забыла даже навестить своих детей, но и при них не проронила ни слезинки, сохраняя какое-то потустороннее спокойствие.
        Мария по-прежнему не отходила от нее ни на шаг. Монахиня больше не появлялась, но ежедневно в строго определенный час к мадемуазель Алединской приходил мужчина неприметной наружности, в мещанской, скромной одежде и о чем-то с ней беседовал. Граф Растопчин, терзаемый любопытством, попытался узнать хоть что-нибудь о странном посетителе и даже приказал установить за ним слежку.
        Тщетно. Выходя из графского дома, незнакомец словно растворялся в полупустой, еще не пришедшей в себя после страшного пожара, Москве. В конце концов граф смирился с положением дел и отправил в Санкт-Петербург депешу с нарочным. Сам факт посылки курьера был строго секретным, так что граф Растопчин онемел от изумления, когда Мария, скользя мимо него вслед за великой княгиней, обронила, не разжимая губ:
        - Вдовствующая императрица, несомненно, оценит ваше рвение по достоинству.
        - Чертовка! - прошипел ей вслед граф. - Когда ты наконец уберешься отсюда?
        Он даже попытался предостеречь Екатерину Павловну, всегда к нему благоволившую, о том, что ее любимая фрейлина ведет себя, мягко говоря, странно. Но в ответ услышал тоже очень странную фразу:
        - Без нее меня, наверное, и на свете-то уже бы не было.
        - Но ваше высочество… - попытался исправить дело граф.
        Великая княгиня устало махнула рукой:
        - Потерпите. Через несколько дней мы уедем. Все.
        Через две недели после кончины останки принца Ольденбургского с великими почестями были перевезены в Санкт-Петербург и захоронены в Александро-Невской лавре. Никто из императорской семьи на похоронах не присутствовал: Александр оставался с армией в освобождаемой им Европе, Константин находился в очередном загуле в собственном дворце, вдовствующая императрица сослалась на серьезное недомогание, которое удерживало возле нее и младшую дочь - великую княжну Анну.
        - Ты была права, Мария, - сказала великая княгиня после гнетущей церемонии похорон. - Подтверждение я получила.
        «Я потеряла с ним все, - писала Екатерина Павловна брату. - Ничто и никогда не облегчит мне тяжести этой утраты. Жаль, что у нас не принят „белый траур“ - пожизненное проявление скорби французских королев. Я не королева, но скорбь моя превышает человеческие пределы…»
        Верный Карамзин попытался добиться аудиенции у своей «тверской богини», но и ему отказали. Искренне огорченный, Николай Михайлович написал старому другу И. И. Дмитриеву18 февраля 1813 г.:
        «Более нежели благодарность привязывают меня к великой княгине; люблю ее всею душою, но ей не до меня. Слышно, что она не хочет никого видеть и живет только горестию, изнуряя свое здоровье…»
        Удар был тем более силен, что несколько лет Екатерина Павловна прожила в безоблачно-счастливом браке, любила своего мужа, человека доброго и благородного, и была им искренне любима. Она прекрасно понимала, что больше никогда в жизни не полюбит и не испытает счастья. Но больнее всего жалила мысль о том, что если бы не ее неумеренные амбиции и жажда короны, принц остался бы жив. Она, она убила его, она и этот трижды проклятый, так и не обнародованный манифест ее брата о престолонаследии.
        Эти мысли утяжеляли горечь потери. Славившаяся прежде своей выдержкой и хладнокровием, Екатерина Павловна стала крайне нервной, ее мучили судороги, расшатывавшие ее здоровье, изводили чудовищные мигрени. От прежней энергии ничего осталось - великая княгиня погрузилась в свое горе.
        Екатерину Павловну хотели отвезти к матери в Гатчину, но встретили внезапный яростный отпор. Вернуться в Тверь, где некогда была так счастлива, великая княгиня тоже не желала. Она вообще ничего не хотела, даже детей посещала раз в неделю, словно выполняя тяжкую повинность.
        Чтобы поправить здоровье и рассеять горе, врачи порекомендовали Екатерине Павловне уехать на воды в Европу. До войны это было модно среди знати, теперь, по мере освобождения Европы от кошмара наполеоновского нашествия, мода возвращалась.
        По мере того как русская армия освобождала завоеванные Наполеоном страны, их правители, вовлеченные в союз с Францией, разрывали свои союзнические отношения и присоединялись к армии русского императора. А сами освобожденные государства возвращались к прежнему образу жизни.
        Овдовевшая великая княгине не хотела никуда ехать, одна мысль о том, что придется встречаться с огромным количеством новых людей, произносить дежурные любезности и вообще возвращаться к прежнему светскому образу жизни, приводила ее в состояние полной меланхолии. Именно в это время она получила очередное послание от брата-императора:
        «Милая моя Като, больше всего меня заботит состояние твоего здоровья. Вряд ли климат Санкт-Петербурга оказывает на него благоприятное воздействие, а переехать на лето в Царское Село… Не знаю, нужно ли тебе оставаться в такой близости к другим загородным резиденциям.
        Я, как ты могла заметить, не стремлюсь вернуться в Россию, и объективные причины мне в этом благоприятствуют. Когда война закончится, я хотел бы продолжить свое путешествие по Европе уже не в качестве воина, а как обычный человек. Возможно, ты захотела бы составить мне в этом компанию.
        Ты можешь взять с собой старшего сына, а младшего, я полагаю, с удовольствием примет на время твоего путешествия наша сестра Мария, Герцогиня Веймарская. Таким образом, исчезнет всякая опасность для тебя и близких тебе людей. А время все лечит, поверь мне, и прости за банальность.
        Всегда любящий тебя - Александр»
        Екатерина Павловна молча протянула письмо вошедшей в комнату Марии. Та пробежала глазами послание императора и тихо сказала:
        - Мне кажется, его величество предлагает вам самый мудрый выход. Вы слишком молоды, чтобы запереться в четырех стенах и погружаться в минувшие горести…
        - Минувшие? Для меня смерть Жоржа никогда не станет только горьким воспоминанием! Эта рана никогда не затянется…
        - Она всегда будет ныть, ваше высочество, но острая боль пройдет, если вы не будете бередить ее снова и снова.
        - Вы не понимаете, Мари! Я - проклята. Я приношу несчастье всем мужчинам, которым Судьбой была уготована встреча со мной. Князя Долгорукого убили, князь Багратион скончался от раны, мой покойный супруг…
        - Ваше высочество, помимо князя Багратиона, Россия потеряла тысячи лучших своих сынов, не имевших чести даже быть знакомыми с вами. Князь Долгорукий тоже погиб на войне. И о каком проклятии вы говорите, когда у вас есть два чудесных сына?
        - Вы не хуже меня знаете, что Жоржа убили.
        - И вы знаете, что не за честь быть вашим супругом, а совсем по иным причинам. Если бы он стал королем Швеции, ваше счастье осталось бы неизменным. И теперь вашим сыновьям ничего не грозит, особенно если его императорское величество откажется от своей идеи сделать вас престолонаследницей.
        - Я и сама этого не желаю!
        - Да, но это только ваши слова. Их нужно подкрепить действием. Поезжайте на воды, ваше высочество, а когда война закончится, вы лично встретитесь с братом и попросите его оставить опасную идею. Тогда даже я буду спокойна за вашу жизнь и ваше благополучие.
        - Моя жизнь! Она разбита, я больше никогда не буду счастлива…
        - И, главное, никогда не будете императрицей, - тихо, но безжалостно сказала Мария. - Эта корона убивает быстрее, чем змеиный яд. Не зря ваш августейший брат так тяготится ею.
        - Ему что-то грозит, Мария? Скажите, если знаете, заклинаю!
        - Пока вы живы - ничего. Дальше мне трудно что-либо вам сказать, но я отчетливо вижу эту связь: ваша жизнь и благополучие императора.
        - Тогда я поеду, - сказала Екатерина Павловна, приподнявшись с подушек дивана, на котором последнее время лежала с утра до вечера. - Я сделаю так, как просит мой брат, и как советуешь мне ты. Тем более что ты, конечно, поедешь со мной, Мари, не так ли?
        - Будьте покойны, ваше высочество. Я ведь обещала вам, что не оставлю вас до самой смерти.
        - Тогда… погадай мне, Мари. Прямо сейчас. Я хочу знать, что принесет мне это путешествие.
        - Сейчас принесу карты, ваше высочество, - слегка улыбнулась Мария. - Но сначала выпейте ваше лекарство. Я уже час тому назад оставила его подле вас. Нет-нет, сначала лекарство, потом - гадание. Или ни того, ни другого.
        - Вы по-прежнему ведете себя со мной, как гувернантка, мадемуазель Алединская, - с тенью прежней улыбки сказала Екатерина Павловна.
        - А вы, ваше высочество, ведете себя, как маленькая своенравная Като, которая соглашалась пить теплое молоко от кашля только если ей за это расскажут красивую сказку.
        - По-твоему, я впадаю в детство? - притворно нахмурилась великая княгиня, но стакан с лекарством все-таки взяла в руки и осушила в несколько глотков.
        - По-моему, вы возвращаетесь к жизни, - отозвалась Мари. - Я иду за картами.
        ……………………………………………………………………………………….
        Екатерина Павловна выехала из Петербурга в марте 1813 г., направляясь вместе с сыновьями Александром и Петром на богемские воды. Перед отъездом она писала в Тверь генерал-инженеру Францу Петровичу Деволану, бывшему подчиненному своего мужа и возглавившему после смерти принца Ольденбургского Ведомство путей сообщения:
        «…Здоровье довольно сносно, за исключением слабости и почти ежедневных обмороков; мне рекомендуют брать ванны, но я не верю в их действие; путешествие более поможет, чем лечение».
        Переписка Екатерины Павловны с Деволаном, выходцем из Голландии, приглашенным в Россию еще при Екатерине II для строительства каналов, была необходима великой княгине, так как генерал был человеком умным, образованным, приятным в общении. Кроме того, с ним она могла вести в письмах разговор об умершем муже, о «милой Твери», где она была так счастлива.
        Ее письма позволяли проследить маршрут поездки. Но главное, от письма к письму становилось ясно, что и в состоянии нездоровья, душевной подавленности Екатерина Павловна оставалась человеком любознательным, не упускавшим случая узнать, увидеть что-то новое для себя и поделиться этим с тем, кому это тоже было интересно.
        И в этом нормальном интересе к жизни, пусть пока на уровне дорожных впечатлений, был залог того, что Екатерина Павловна в ходе путешествия действительно выздоровеет скорее, чем живя на одном месте в курортном городке. Она понимала это и сама: вот почему и провела в Европе около трех лет, постоянно переезжая из города в город, из страны в страну, не задерживаясь на одном месте долее нескольких недель.
        А тогда, весной 1813 г., она сообщала Деволану свои первые впечатления - в основном она писала генералу, специалисту по водным коммуникациям, о состоянии дорог (правда, пока сухопутных, поскольку ехала через Псков, Могилев, Киев). Дороги центральных губерний, Псковской и Петербургской, порадовали великую княгиню, но она пришла в ужас от состояния дорог и Белоруссии. Как тут не вспомнить «дорожные жалобы» Пушкина, который всего через семь лет проследует в южную ссылку и Молдавию почти этим же маршрутом.
        В конце апреля Екатерина Павловна приехала в Прагу и писала оттуда в Тверь:
        «Несмотря на все мои просьбы о сохранении инкогнито, император велел отдавать мне те же почести, как и себе. И я была принята пышно - при криках как солдат, так и жителей: „Виват, виват, Александр!“ Это ясно показывает воодушевление умов: никто даже не скрывает того, и нашего императора громко называют Спасителем Европы».
        Описывала Екатерина Павловна и съехавшихся тогда в Прагу высокородных гостей - герцогов, ландграфов, курфюрстов, начавших, по ослаблении Наполеона, «припадать» к руке другого победителя - русского царя. Судя по письмам, вся эта «толкотня друзей и врагов» вызывала у Екатерины Павловны соответственное отношение. Правда, она деликатно говорит о них: «странные эти люди…»
        А эти «странные люди» никак не могли понять, почему молодая вдова-герцогиня, сестра человека, ставшего кумиром Европы, откровенно дает понять, что ей претят неумеренная лесть и раболепие, и что она тяготиться своим высоким положением. Положение, за которое многие великосветские дамы отдали бы полжизни, ни на секунду не задумываясь.
        Здесь, в Богемии, великая княгиня встретилась в мае с Марией Павловной, приехавшей, чтобы увидеться с сестрой. Они вместе из Теплице проехали в Карлсбад, где Екатерине Павловне предстояло в течение лета проходить лечение минеральными водами. Приезд герцогини Веймарской успокоил местную аристократию: она вела себя соответственно своему сану и ничего не имела против низкопоклонства. Настоящая гранд-дама, какой и положено быть столь высокородной особе.
        Сестры никогда не были особенно близки, но теперь обе оказались вдали от России, вне влияния достаточно деспотичной матери, и были уже достаточно взрослыми для того, чтобы самостоятельно определять свои жизненные приоритеты и пристрастия. И оказалось, что у Марии и Екатерины куда больше общего, чем было полтора десятка лет тому назад, когда они жили в соседних комнатах и учились в одном классе, у одних и тех же учителей.
        Наверное, именно поэтому предполагавшаяся короткая встреча сестер превратилась в несколько недель. После этого Мария Павловна забрала с собой обоих племянников - маленьких принцев Ольденбургских, и вернулась в Веймар. Теперь Екатерина Павловна могла думать только о себе и заботиться о скорейшем восстановлении собственного здоровья.
        В августе 1813 г. Австрия, до того участвовавшая в походе французской армии на Россию, подписала с ней мирный договор и повернула свои штыки против Наполеона. Не помогло и то, что его супругой была австрийская эрцгерцогиня. Только теперь Екатерина Павловна поняла, сколь опасен на самом деле был брачный союз с Бонапартом, и горячо возблагодарила Бога за то, что он в свое время избавил ее от этой участи: быть супругой побежденного и дочерью победителя.
        Теперь Екатерина Павловна могла поехать в Вену, где была принята с большим вниманием. Она подружилась там с австрийской императрицей третьей женой Франца, которую он когда-то предпочел русской великой княжне), приветливой, хрупкой женщиной. Проницательной Екатерине понадобилось немного времени, чтобы понять: супружеское счастье австрийской императрице суждено не было. И снова порадовалась про себя, что чаша сия ее миновала.
        Вернувшись в октябре в Прагу, Екатерина Павловна узнала весть о знаменитой «битве народов» под Лейпцигом 16 - 19 октября и сразу же поспешила в Веймар к сестре. Поражение Франции становилось неизбежным, а звезда Александра блистала все ярче. Сестры царя вместе поехали во Франкфурт, а оттуда в северный швейцарский городок Шафхаузен для встречи с братом. По пути в Швейцарию великая княгиня впервые проехала через земли Вюртемберга, родины своей матери, не зная и не предполагая того, чем станет это государство в ее будущем.
        Она прожила в Шафхаузене около двух недель декабря 1813 года. Здесь ей представили Иоганна Мюллера - писателя, профессора, начальника всех школ в Шафхаузене. Иоганн Мюллер был очень недурен собой, а кроме того, талантлив, и глубоко религиозен. Не понравиться Екатерине Павловне он просто не мог: таких людей она всегда отличала и привечала.
        Его же впечатления от встреч с русской великой княгиней известны из дневниковых записей. Мюллер отметил в них, что Екатерина Павловна внимательно слушала его рассказы, обо всем, что касалось тогдашней ситуации в Швейцарии, образования народа (в будущем ей это пригодится). Екатерина Павловна говорила с писателем и педагогом не только о воспитании, особенно об обучении девушек, но и о политике, науке.
        «Я чувствую, как при ней возвышается круг моих мыслей… В ней нет нисколько женской пустоты, религиозной сентиментальности; она обладает мужским умом, особой силой мышления; в грустном взоре светятся чистые мысли, высшие интересы».
        Интересно, что такое же мнение вынесли от встреч с Екатериной Павловной в Дрездене и некоторые немецкие ученые. Свидетель этих встреч записал:
        «Она принимала очень много важных лиц, и среди них „ученых париков“, и удивляла немцев своими вопросами, так что они становились в тупик и выходили от нее с восторгом и удивлением перед ее глубокой ученостью…»
        Встречи с Иоганном Мюллером происходили неоднократно Она оценила достоинства этого человека, а он, в свою очередь был покорен ею. И после каждой встречи записывал свои впечатления. Вот одно из них:
        «Она была всегда очень просто одета, в черном шелковом платье. Ее прекрасные темно-каштановые локоны украшали прекрасное, белое с румянцем лицо и круглый лоб, на котором не было никакого следа болезненности, хотя она сильно страдала нервами. Причиной ее страданий в значительной мере была ее чрезвычайно строгая жизнь, обыкновение спать лишь небольшое число часов в сутки, постоянное чтение и письменные занятия с раннего утра до поздней ночи и, наконец, суровость в отношении самой себя».
        Мюллер даже нарисовал в своем дневнике портрет Екатерины Павловны. При всей своей простоте и скромности поведения и облика, этот человек обладал глубоким умом и высокими достоинствами, поэтому он как никто другой мог оценить многосторонние знания великой княгини, силу ее мышления, усердие в серьезных занятиях.
        На прощальной аудиенции Екатерина Павловна сказала Иоганну Мюллеру:
        - Я ищу людей с умом и душой, и такого-то именно нашла в вас.
        После этой аудиенции Мария спросила Екатерину Павловну:
        - Почему бы вам не пригласить господина Мюллера стать наставником ваших сыновей?
        - К сожалению, они еще слишком малы, - ничуть не удивившись вопросу, ответила Екатерина Павловна. - Иначе я непременно постаралась бы заполучить господина Мюллера. И вообще, Мари, мне хотелось бы остаться жить в Швейцарии, в каком-нибудь маленьком городке.
        - Вы шутите, ваше высочество? - осведомилась Мария.
        - Ничуть. Маленький, чистенький домик, горничная и кухарка, может быть, садовник. Книги, клавесин, камин вечерами…
        - А у камина - беседующий с вами господин Мюллер, - в тон ей продолжила Мария.
        Екатерина Павловна метнула в ее сторону быстрый и отнюдь не доброжелательный взгляд.
        - Вы забываете, мадемуазель, что я недавно овдовела.
        - Беседы у камина никогда еще не оскорбляли ничьей памяти, - совершенно спокойно отпарировала Мария. - Вы овдовели, но ваш ум по-прежнему жаждет новой пищи, а душа - новых впечатлений. И да простит меня ваше высочество, но идиллия в маленькой Швейцарии прискучила бы вам через месяц. Кто бы ни сидел с вами у камина…
        - Ты права, - после долгой паузы отозвалась Екатерина Павловна. - К сожалению, Мари, ты права. Но куда мне деваться от тягостных воспоминаний о минувшем счастье?
        В Шафхаузене Екатерина Павловна отметила первую годовщину смерти своего мужа. Весь день она провела в полной тишине, сосредоточившись на грустных мыслях, воспоминаниях. И по прошествии года ее душа не была спокойна, нервные перепады настроения еще не оставили ее. Чтобы отвлечься от гнетущих ее дум, она сознательно изматывала себя: спала на маленьком узеньком диванчике, много работала, читала, писала - иногда за полночь, а вставала в пять часов утра.
        - Куда угодно, ваше высочество, - серьезно ответила Мария. - Перед вами - весь мир, и вы можете себе позволить узнавать его день за днем.
        - Я бы хотела побывать в Англии, - задумчиво сказала великая княгиня.
        - Тогда перестаньте сознательно мучить себя. Сегодня я дам вам новое лекарство, а вы дадите мне слово, что ляжете спать в спальне, на нормальной кровати. И могу вас заверить, завтрашний день покажется вам куда менее мрачным, чем все минувшие дни.
        - А потом я снова не буду спать ночами напролет? - скептически осведомилась Екатерина Павловна.
        - Даю вам слово, что ваш сон восстановится. А потом появится и интерес к жизни.
        - Что ж, - вздохнула Екатерина Павловна, - попробуем. Возможно, ты снова права.
        - Вы еще увидите, ваше высочество, сколько неведомого вам и прекрасного ожидает вас в предстоящем путешествии. А в Англии… Кто знает, может быть, вам приглянется английская корона? Правда, она очень тяжелая и… безвкусная.
        Мария услышала негромкий смех великой княгини, которая засмеялась впервые после того, как скончался ее любимый супруг.
        Глава восьмая
        Скандальный Альбион
        - Итак, все произошло по уже написанному сценарию. Жаль, что не удалось предотвратить пожар Москвы.
        - И спасти жизнь герцога Ольденбургского…
        - Да, это действительно огромная утрата. Практически наш план провалился. Екатерина никогда не станет российской императрицей.
        - Кому-то из ее недоброжелателей стало известно про манифест. И этот «кто-то» донес о нем отравителю.
        - Или отравительнице.
        - Вы думаете, коллега, что искать все-таки надо женщину, несмотря на банальность этой поговорки?
        - Пока это только предположения. Но теперь Екатерина фактически в безопасности. Жаль только, что ее заграничное путешествие затягивается. Хотя…
        - Если вы имеете в виду, что можно влиять на события в России оставаясь за границей, то…
        - Именно это я и имею в виду. Великая княгиня должна повлиять на императора, чтобы тот настоял на официальном отречении Константина от трона. Тогда еще есть шанс избежать событий на Сенатской площади.
        - И Герцена никто будить не станет.
        - Совершенно верно. Но есть еще один интересный момент. Мария сообщила, что ее покровительница желает посетить Англию. А там полно неженатых принцев крови. Если Екатерина выйдет замуж за одного из них и родит ребенка, неважно, мальчика или девочку, то не будет никакой королевы Виктории с ее злосчастным геном гемофилии.
        - Тогда России не грозит появление Распутина, а наследник престола будет здоров.
        - Вот именно. Это все, конечно, предположения, никто ведь точно не знает, откуда появилась эта страшная болезнь, но если есть хотя бы минимальный шанс…
        - Захочет ли великая княгиня стать «просто» английской герцогиней?
        - Трудно сказать. Екатерина - необычная женщина, политика и социальный статус значат для нее гораздо больше, нежели традиционное женское счастье. Тем более, она уже была замужем и у нее есть дети.
        - В любом случае нужно проинструктировать Марию так, чтобы великая княгиня использовала свое обаяние и свои дипломатические способности во благо России, а не во вред ей.
        - Мария последнее время жалуется, что Екатерина Павловна все меньше прислушивается к чьим-либо советам, и поступает исключительно по собственному желанию.
        - Которое, как правило, непредсказуемо.
        - Совершенно верно. Она уже не девочка, и даже не юная девушка, на которую можно серьезно повлиять. Задача становится все труднее и труднее.
        - К счастью, можно не опасаться за ее жизнь… пока. Но на самом деле, если верить классической истории, у нас не так уж много времени.
        - И не так уж много возможностей. Депрессию можно лечить и без непосредственного вмешательства наших врачей, но все остальное - крайне трудно, если вообще возможно.
        - Что вы имеете в виду?
        - Мария сообщила, что великая княгиня все больше и больше напоминает ей покойного императора Павла, с его внезапными переменами настроения, приступами раздражительности и так далее. Но она вполне адекватна, в отличие от своего покойного батюшки, и многое унаследовала от матери.
        - В данном случае, это к лучшему.
        - Безусловно. Только не стоит забывать о том, что все эти мелкие немецкие государства были настоящим рассадником безумия из-за бесконечных родственных браков.
        - Не только безумия. Жестокости, непредсказуемой сентиментальности и обыкновенного слабоумия. Посмотрите на Англию времен Наполеона: королева, немка по происхождению, принесла туда массу подобных неприятностей. Тем не менее, женить своих сыновей стремилась во что бы то ни стало на немецких принцессах.
        - Именно поэтому было бы крайне желательно, чтобы в эту династическую карусель вмешалась русская великая княгиня. Хотя, положа руку на сердце, русской крови в ней не больше, чем в любой из этих принцесс.
        - Но несколько капель все же есть.
        - Именно капель. В ее потомках не будет даже такой малости. А как говорил один известный литературный персонаж, «кровь - великая сила».
        - Что ж, будем надеяться, что путешествие нашей сиятельной вдовы закончится новым браком.
        - И что ее жажда короны будет, наконец, удовлетворена.
        - Вот в этом, коллега, можно не сомневаться. Вопрос только в том, какая это будет корона.
        - Время покажет…
        Новый, 1814 год Екатерина Павловна встретила в Швейцарии, где, как ей казалось, могла бы прожить остаток жизни. Но… не тот характер был у великой княгини и вдовствующей герцогини, чтобы она смогла навсегда оставить свет, отказаться от своей неутолимой жажды странствий и поменять их на спокойствие и размеренность повседневной жизни вдали от больших городов.
        - Мы продолжаем наше путешествие, Мари, - объявила она своей любимице. - К счастью, в Европе не бывает крещенских морозов, так что можно ехать дальше.
        - Куда, ваше высочество? - спокойно поинтересовалась Мария. - В Англию?
        - Нет. Для начала мы еще посетим несколько стран на континенте. Я хочу посетить родину моего покойного супруга - Ольденбург. Так что собирайтесь.
        Мария присела перед Екатериной Павловной в быстром реверансе и отправилась отдавать распоряжения о подготовке к отъезду.
        Европа медленно приходила в себя от кошмара наполеоновского нашествия. Того, кого раньше принимали как героя-освободителя, теперь всюду проклинали как тирана и убийцу. Искалеченные наполеоновские солдаты сотнями умирали, так и не добравшись до родной Франции, а те, кто сражался недалеко от родных мест, вернувшись, часто не находил ни своего дома, ни семьи.
        Но уже приближалась первая за долгие годы мирная весна, города и села восстанавливались порой почти из пепла, а люди… люди, оплакав погибших и пропавших без вести, постепенно возвращались к своей обычной жизни.
        Мысленно Екатерина Павловна сравнивала себя с этой землей, понесшей такие тяжелые утраты, опустошенной, и все-таки находящей в себе силы жить дальше. Она видела столько вдов, что собственное вдовство уже не казалось ей чем-то невероятным и несправедливым, и столько осиротевших, голодных и оборванных детей, что то и дело возносила благодарственную молитву Всевышнему за то, что ее собственные сыновья в безопасности, и никогда не узнают ни голода, ни холода, ни горечи полного сиротства.
        - Мари, распорядитесь, пусть этих бедняжек накормят, - по несколько раз в день говорила она, видя из окна кареты маленьких оборванцев, греющихся вокруг костров. - Господи, надеюсь, что они найдут приют в какой-нибудь сердобольной семье или хотя бы в одном из монастырей.
        Чем ближе был Ольденбург, тем больше оживала Екатерина Павловна, готовясь к новым встречам и новым впечатлениям. И они не заставили себя ждать. Об интересной встрече, произошедшей на подъезде к столице герцогства, Екатерина Павловна сообщала Александру:
        «Я нашла здесь графа Строганова и несколько русских полков; среди солдат оказались и тверские ямщики, которых я знала. Мы очень обрадовались, увидев друг друга. Они умолили меня взять их лошадей, и я въехала в Ольденбург на тверских ямщиках, как раз на том самом, который бывал у нас».
        Через несколько дней после приезда Екатерина Павловна писала генералу Деволану о своем пребывании в Ольденбурге:
        «Я теперь на родине принца. Направляясь сюда, я сильно волновалась. Его отец и брат приняли меня с прежней дружбой. Город Ольденбург красив, и особенно радует, что он снова оживлен. Жители очень пострадали от французского владычества…»
        Последний раз Екатерина Павловна видела своего свекра в 1811 г., когда он приезжал в Тверь, найдя в России убежище после отъезда из герцогства, захваченного Наполеоном. Только после Лейпцигского сражения, решившего судьбу наполеоновской империи, правивший герцог Ольденбургский смог вернуться в Ольденбург вместе со старшим сыном.
        Тогда еще никто не знал, что в 1815 г. Ольденбург по решению Венского конгресса станет великим герцогством и не только вернет себе былое величие, но и преумножит его. Правда, произойдет это уже тогда, когда на престол Ольденбурга вступит новый герцог, дядя сыновей Екатерины Павловны.
        Пробыв месяц в Ольденбурге, Екатерина Павловна захотела посетить Голландию. Она с особым чувством писала в Тверь генералу Деволану о своих впечатлениях о его родине, стране каналов:
        «Я видела Утрехт, Амстердам, Гарлем, Лейден, Гаагу, Дельфт, Роттердам и пускаюсь завтра в море из Гельветслуйза. Я видела Саардам и Брук и клянусь Вам, что отдаю Вашей родине пальму первенства. По порядку, заботливости, трудолюбию, здесь царствующим, это, несомненно, та страна, которая наиболее других делает честь уму человеческому».
        Неподалеку от Амстердама, в городке Заандам, великая княгиня осмотрела домик своего великого предка Петра I, в котором он жил, плотничая на местной верфи в конце XVII века… Но «жажда странствий» была неутолима, и она влекла знатную путешественницу все дальше и дальше.
        Екатерина Павловна давно хотела посетить Англию, чтобы удовлетворить свой интерес к стране, о которой столько слышала и знала, что она отличается от тех стран, в которых ей пришлось уже побывать. Английское правительство было заранее извещено о приезде сестры русского императора, чья победоносная армия стояла уже в предместьях Парижа.
        Навстречу Екатерине Павловне были посланы фрегат и несколько малых судов эскорта. Сопровождать ее должен был сын короля принц Уильям Кларенский, но он на целую неделю опоздал со своим кораблем в Голландию. Это обстоятельство сразу настроило против него самолюбивую и чуткую к правилам высокого этикета великую княгиню.
        - На такие встречи не опаздывают! - с плохо сдерживаемым гневом сказала она Марии, когда прошло три дня после намеченного срока. - Для особы королевской крови это непростительно! К тому же, кажется, англичане придумали поговорку: точность - вежливость королей?
        - Вы ошибаетесь, ваше высочество, - улыбнулась Мария. - Поговорку эту придумали французы… и крайне редко следовали этому правилу. А уж нынешнее королевское семейство в Англии… Над ними в свое время потешалась вся Европа.
        - Почему? - удивилась Екатерина Павловна.
        - Король Георг, который сейчас нигде не показывается из-за своей болезни, вовсе не хотел быть королем.
        - Чем же он болен?
        - Безумием, - ответила Мария. - Он совершенно слеп и подвержен припадкам буйства. Страной управляет его сын, регент принц Уэлльский.
        - А как же вышло, что этот несчастный стал королем помимо своей воли?
        - Внезапно скончался его отец, наследный принц Уэлльский, оставив вдову с двумя детьми: сыном Георгом и дочерью Августой. И этот Георг, после смерти своего дедушки, тоже, кстати, скоропостижной…
        - Как, и он?
        - Да, все думали, что король проживет еще долго, но однажды он вошел в свои покои и не вышел - его хватил удар. Георг оказался первым в линии наследования и неожиданно оказался королем Англии. Ему тогда исполнилось двадцать два года… он был ненамного моложе, чем вы сейчас, ваше высочество.
        - Я уже старуха без будущего, - прошептала Екатерина Павловна.
        Мария предпочла не услышать это замечание.
        - Судя по портретам, он был красивым мужчиной - по-своему красивым. Белокурые волосы, голубые глаза, несколько тяжелый подбородок… и очень добрый характер.
        - По портретам? - иронически осведомилась Екатерина Павловна.
        - Нет, по характеру. Он всегда старался делать людям только приятное, но нередко это оборачивалось проблемой для него самого. Тогда он всерьез собирался жениться на некой Саре Леннокс, от которой откровенно был без ума. Прехорошенькая женщина, но очень легкомысленная особа. На такой женщине король Англии не мог жениться.
        - Бедняжка, - прошептала Екатерина Павловна. - Корона иногда делает людей несчастными.
        - В данном случае корона спасла его от серьезной ошибки. Мисс Сара, поняв, что Георга ей не видать, выскочила замуж за лорда Банбэри. И очень быстро бросила его, подтвердив свою репутацию ветрености. И еще у нее был ребенок… но не от ее мужа. Очень громкий был тогда скандал. А Георг женился на принцессе Мекленбургской Шарлотте…
        - Откуда вы все это знаете, Мария?
        - В то время я служила у графини Брюс, а она любила читать английские газеты… точнее, любила, чтобы я ей их читала. А англичане очень любят маленькие скандальчики в королевской семье, это разнообразит их монотонную пуританскую жизнь.
        - То есть английский король женился на моей двоюродной тетке Шарлотте? На кузине моей матери? Как странно, что маменька никогда об этом не упоминала.
        - Они ненавидели друг друга. Шарлотта была дурнушкой, и страшно возгордилась, когда стала королевой Англии. Но потом ей пришлось об этом пожалеть.
        - Почему?
        - Король Георг, ее супруг, всецело находился под влиянием своей матери, вдовствующей принцессы Уэлльской, а та, в свою очередь, шагу не могла ступить без своего фаворита, лорда Бьюта. В народе его называли «Шотландским жеребцом» и ненавидели лютой ненавистью. Однажды на него даже совершили покушение… Но принцесса Уэлльская до самой смерти хранила ему верность…
        - Да, судя по всему тетушке пришлось не сладко.
        - Конечно. Там ведь была еще сестра короля, принцесса Августа. Она третировала бедняжку Шарлотту до тех пор, пока не лопнуло терпение даже у ее бесхарактерного брата, и король выдал ее за герцога Брауншвейгского. Ужасный удар по самолюбию принцессы. Она считала себя красавицей, а ее принесли в жертву ради маленькой, худой, как палка, немецкой принцессы с приплюснутым носом и огромным ртом.
        - Бедный Георг! Наверное, он бегал от такой супруги, как от чумы.
        - Вы ошибаетесь, ваше высочество, - улыбнулась Мария. - Со дня свадьбы в жизни короля не было другой женщины, кроме законной супруги. Все считали маленькую Шарлотту скучной и некрасивой немецкой домохозяйкой, но она показала большую способность к воспроизведению потомства… о, очень большую способность. Она родила пятнадцать детей.
        - Пятнадцать?! Матушка родила десятерых и считала себя самой плодовитой женщиной в мире.
        - Она ошибалась… или сознательно умалчивала об английской кузине. Не успевала Шарлотта родить одного, как уже вновь была беременна. Возможно, она вовсе не хотела иметь так много детей, но Георг просто не позволил ей остановиться. В живых осталось тринадцать, двоих сыновей они потеряли. Все равно живы семеро сыновей и шесть дочерей.
        - Семь мужей для семи принцесс… Шесть жен для шести принцев. Королева Шарлотта воистину добродетельная женщина.
        - Это правда, ваше высочество. Жаль только, что не все дочери до сих пор замужем, а официально женаты только два старших сына: принц Уэллский и принц Йоркский. И оба живут раздельно со своими супругами, поскольку терпеть их не могут. Четвертый сын, герцог Сассекский, тайно женился на дочери графа Данмора. И хотя в жилах его жены течет королевская кровь, брак этот признан недействительным.
        - Господи, а этот-то почему?
        - Видите ли, ваше высочество, король Георг издал специальный Брачный указ, согласно которому никто из представителей королевской династии не имеет права жениться без согласия короля до двадцатипятилетнего возраста. А герцогу Сассекскому - всего двадцать. Правда, у них есть ребенок, кажется, девочка, но она считается внебрачной, и не имеет никаких шансов наследовать престол.
        - Удивительное семейство! Не хотела бы я иметь таких родственников…
        - А они, тем не менее, связаны с вами родственными узами, ваше высочество, - лукаво усмехнулась Мария. - Ваш родной дядюшка, герцог Вюртембергский, вторым браком женат на старшей дочери английского короля, Шарлотте. Хотя никто не может предоставить неопровержимых доказательств того, что его первой жены уже нет на свете.
        - Мария, вы рассказываете удивительные вещи! А кто была первая супруга моего дядюшки?
        - Старшая сестра принцессы Уэльской. Кстати, ее тоже звали Шарлоттой. И она родила мужу троих детей, причем было это в России, при дворе вашей августейшей бабушки. Вас еще на свете не было, ваше высочество, когда принцесса Вюртембергская попросила у императрицы Екатерины защиты от жестокости своего супруга.
        - И что же бабушка?
        - Ваша августейшая бабушка, сама немало натерпевшаяся в свое время от супруга, разумеется, взяла бедняжку под свое покровительство. Но детей ей сохранить не удалось: герцог Вюртембергский забрал их и уехал на родину. И вот много лет спустя женился на английской принцессе, которая иначе осталась бы старой девой: ей вот-вот должно было исполниться тридцать лет.
        - Что же случилось с его первой женой?
        - Говорят, ваша августейшая бабушка поселила ее в уединенном замке, где-то в Лифляндии. И там она завела роман с комендантом замка, пожилым генералом в отставке. А потом появилось сообщение о ее скоропостижной кончине. Только…
        - Только что, Мария? Договаривай. Не мучай меня!
        - Только когда несколько лет спустя уже ваша августейшая матушка повелела вскрыть склеп и перезахоронить останки своей невестки в более подобающем месте, в гробу оказалась не только молодая женщина, но и новорожденный ребенок. Причем по всему было видно, что женщину положили в гроб еще живой, там она и родила.
        - Мария! Сознайся, ты все это придумала, - недоверчиво произнесла Екатерина Павловна.
        - Да нет же, ваше высочество, хотя не поручусь за то, что все это - правда от начала до конца. Но первая герцогиня Вюртембергская, в девичестве - принцесса Брауншвейгская, была особой нервной и неуравновешенной… как и все представители этой семьи. Принцесса Уэльская тоже слывет в Англии весьма… экстравагантной особой.
        - Вернемся лучше к англичанам. Что представляет собой принц Кларенский?
        - Герцог Уильям официально не женат, но давно связан с какой-то актрисой, которая не менее плодовита, чем его матушка.
        - Надеюсь, мне не придется встречаться с этой особой?
        - Боже упаси, ваше высочество, конечно нет! Никто этого не допустит. Этикет английского двора чрезвычайно строг.
        - Я начинаю думать, - заметила Екатерина Павловна, вставая с кресла, - что мне не придется встретиться и с принцем Кларенским. Интересно, что его задерживает: ревнивая любовница, погода или… политический расчет?
        Мария промолчала. Подозревать последнее действительно можно было хотя бы потому, что уже в Лондоне по отношению к Екатерине Павловне, а чуть позже и по отношению к Александру не раз пытались выказывать, причем явно сознательно, признаки неприязни. Высокомерный Альбион не жаловал иностранных героев.
        Правда, прибывший наконец за высокой гостьей принц Кларенский старался сгладить возникшую неловкость, поскольку лиц такого высокого ранга действительно не принято заставлять ждать. Оправдываясь, он припомнил, что в свое время невесте принца Уэлльского, Каролине Брауншвейгской, пришлось ждать два месяца, пока английская эскадра сумела прибыть в Голландию.
        - Но я приехала не выходить замуж, а просто с визитом! - довольно высокомерно ответила Екатерина Павловна. - Мне кажется, гостей можно принимать… более вежливо.
        - Ах, ваше высочество, - усмехнулся герцог Кларенский, - лично я был бы счастлив встречать вас в качестве невесты.
        - Да? И чьей же, позвольте узнать?
        - Я и сам не отказался бы от такой высокой чести.
        Екатерина Павловна окинула взглядом начинавшего полнеть герцога, на лице которого ясно читалось пристрастие к обильному столу и хорошей выпивке.
        - Благодарю за комплимент, милорд герцог, - холодно ответила она, - но я чуть больше года тому назад потеряла любимого супруга, и брачные узы меня совершенно не прельщают.
        Холодность собеседницы ничуть не обескуражила герцога.
        - При вашей красоте и молодости, миледи герцогиня, вдовство - скорее плюс, нежели минус.
        - Боюсь, что не понимаю вас.
        - Но это же ясно, как день, миледи герцогиня: еще один брак даст вам возможность снова испытать любовь и счастье супружеской жизни.
        - Мне говорили, - язвительно заметила Екатерина Павловна, - что кое-кто из шести ваших сестер до сих пор не замужем. На вашем месте, я бы так энергично заботилась об их супружеском счастье, а не о моем.
        - О сестрах позаботится матушка, - небрежно ответил герцог.
        - А обо мне - мой брат, - отрезала Екатерина Павловна. - Так что прошу вас, милорд герцог, впредь с подобными предложениями обращаться непосредственно к его императорскому величеству. Тем более что такая возможность у вас будет.
        Она встала и удалилась в свою каюту, чтобы успокоиться и обрести приличествующую ее положению невозмутимость.
        Уже из Лондона Екатерина Павловна писала брату в Париж:
        «Несмотря на мои возражения, я должна была ехать на фрегате „Язон“ с герцогом Кларенским, который проявлял и продолжает проявлять удручающую любезность. Сознаюсь, я была более высокого мнения о корректности и такте англичан. Герцог, который много лет сожительствует с какой-то актрисой, ведет себя хуже, нежели мои младшие братья, воспитание которых, точнее его отсутствие, известно вам лучше, нежели кому-нибудь еще».
        Состоять при великой княгине был назначен от королевского двора камергер Тернер, как и требовалось этикетом. Тем не менее, ей не предложили разместиться в одном из королевских дворцов, как полагалось бы в подобном случае, и русский посол в Лондоне граф Х.А.Ливен подготовил для Екатерины Павловны и ее свиты роскошный особняк в самом центре города на Пиккадилли.
        Великая княгиня поначалу считала такие мелкие «неувязки» преднамеренными, но вскоре поняла, что в той неблагополучной обстановке, которая тогда сложилась при английском дворе, иначе и быть не могло. Екатерина Павловна прибыла в Англию не в самое лучшее для королевской семьи время: отношения между ее членами были осложнены различными неприятными обстоятельствами.
        Король Георг III после длительного умственного расстройства и крат ких просветлении в 1811 г. окончательно лишился рассудка и при этом ослеп. Его старший сын, принц Георг Уэльский, стал править страной с титулом принца-регента. Беда заключалась в том, что парламент регента не жаловал, а английский народ откровенно недолюбливал. И для этого имелись более чем веские причины.
        Король Георг III и королева Шарлотта старались дать своим детям хорошее образование. Во всяком случае, старший принц-наследник, юноша приятной наружности и даже с красивым голосом, знал несколько языков, играл на виолончели и считался самым галантным и элегантным джентльменом в королевстве. Но…
        Но уже в юности воспитатель принца Уэльского, епископ Ричард Херд, наблюдая за проявлениями его непростого характера, считал, что из Георга выйдет «либо самый безукоризненный джентльмен в Европе, либо негодяй». Усилия епископа и других наставников не дали должных результатов: в нравственном отношении принц Уэльский развился в человека с необузданным темпераментом и наклонностями не самого лучшего свойства.
        Началась череда скандалов, связанных с увлечением актрисами и пирушками, появились огромные долги. В двадцать два года он тайно женился на Мэри Фицгерберт, молодой вдове-католичке. Это был скандал не только из-за неравенства их происхождения: в Англии королева не могла исповедовать католицизм - это запрещал закон, принятый еще в 1701 г. Кроме того, предыдущая пассия принца Уэллского - знаменитая своей красотой и вздорным нравом актриса Пердитта Робинсон - не желала мириться с отставкой и устраивала публичные скандалы, на радость английским газетам и обывателям.
        Через десять лет принц Георг оставил и Мэри, страстно влюбившись в замужнюю придворную даму, мать семерых детей и уже бабушке Франсис Джерси. Теперь излюбленной темой газет стала леди Джерси, впрочем, игнорировавшая их с истинно британским хладнокровием. Тем не менее, разразился очередной скандал, причем не участвовала в нем только тайная супруга принца. Гордая и набожная одновременно, Мэри Фицгерберт удалилась в провинцию и стала жить там в полном и строжайшем уединении.
        Отец-король обещал сыну погасить его непомерные долги в обмен на женитьбу: государству был нужен наследник, а три младших брата принца Уэлльского пока еще и не помышляли о пристойном династическом браке, предпочитая открытое сожительство с женщинами, на которых никто и не позволил бы им жениться. Так что ситуация принимала уже драматический оборот.
        Наконец, король Георг и королева уговорили своего сына жениться на особе королевской крови. Выбор пал на принцессу Каролину Брауншвейгскую, племянницу короля Георга, поскольку ее матерью была родная сестра английского монарха. И выбор оказался крайне неудачным. Возможно, потому, что основную роль в выборе невесты сыграла умная и хитрая леди Джерси, не желавшая терять положение фаворитки.
        Принцесса Каролина, которой к тому времени уже исполнилось двадцать шесть лет, абсолютно не подходила на роль супруги наследника престола. Воспитание, которое она получила, превратило ее в идеальную невесту для какого-нибудь немецкого мелкого герцога-солдафона, но никак не для утонченного, высоко ценящего женскую красоту и хорошие манеры английского наследного принца.
        Каролина была довольно хорошенькой, но имела весьма смутные представления о том, что такое женская гигиена, хорошие манеры и хороший вкус. Немцы ее обожали, простой английский народ чуть ли не боготворил, но английский двор откровенно отвергал принцессу Уэлльскую, которая «пахла, как крестьянка, хохотала, как пьяный матрос, румянилась и белилась, как шлюха». В восторге от нее была только - ну разумеется! - леди Джерси.
        Свадьба Каролины и Георга была связана с очередным скандалом: жених явился на собственное венчание совершенно пьяным и еле мог произнести слова супружеского обета верности. Хотя последнее было для новобрачного вряд ни выполнимым…
        И это стало только началом мучений принцессы Каролины Уэлльской. Принц, ее супруг, стиснув зубы, почти маниакально добивался зачатия законного наследника престола. Через год к его неописуемой радости Каролина родила дочь, названную в честь бабушки-королевы Шарлоттой.
        Народ ликовал: страна обзавелась настоящей принцессой. Принц ликовал тоже: с того момента, как Каролина сообщила ему о своей беременности, он избегал даже того, чтобы находиться с ней в одном помещении.
        А вскоре после рождения принцессы Шарлотты ее родители окончательно разъехались. Фактически Каролину отлучили от королевского двора и даже запретили видеться с дочерью. Для принцессы Уэлльской, которая обожала детей и мечтала иметь их не меньше полудюжины, все это стало настоящим кошмаром.
        Помимо этого, пошли слухи, пущенные, несомненно, неугомонной леди Джерси, что это сама Каролина нарушила верность супругу, из-за чего Георг и отверг ее, вернувшись к привычкам холостой жизни. Но, став регентом, Георг своим бессердечным отношением к дочери Шарлотте и преследованиями той женщины, которую он сделал несчастной, вызвал в обществе большое недовольство.
        Были случаи, когда лондонцы наносили принцу-регенту оскорбления во время его появления на улице. Оппозиция ему росла. Братья регента старались не бывать при королевском дворе, дочь не поддерживала с отцом никаких отношений.
        Каролину же, наоборот, считали жертвой, и искренне жалели, хотя она не делала ни малейших попыток стать «настоящей леди», откровенно презирала правила придворного этикета, привечала самых простых людей и даже усыновила, хотя и неофициально, сына своего садовника.
        Георг не оставался в долгу. Он расстался с леди Джерси и вернулся к прежней своей любви - Мэри Фицгерберт, точнее, к своей первой супруге, с точки зрения католической церкви - вполне законной. А со второй супругой, законной с точки зрения двора и парламента, он вообще перестал видеться, поскольку его передергивало от одного упоминания имени принцессы Уэльской.
        Об этой неблагополучной ситуации при дворе подробно написала в своих «Воспоминаниях» жена русского посла графиня Дарья Христофоровна Ливен, сестра небезызвестного шефа жандармов императора Николая Александра Христофоровича Бенкендорфа.
        Совсем юной выпускницей Смольного института Дарья (Доротея) Бенкендорф была выдана замуж императрицей Марией Федоровной, подругой ее матери, за сына генеральши Ливен, воспитательницы царских дочерей. Когда впоследствии ее муж был назначен послом в Лондон, графиня расположила там к себе все общество благодаря своему уму, привлекательности, обворожительным манерам. Ее салон в Лондоне привлекал много выдающихся людей. Графиню, а не ее мужа называли «посол России».
        И было это вполне заслуженно. Замечательный ум этой женщины, меткость и глубина суждений, образованность, любезность, светский такт, умение вести и поддерживать разговор делали ее общество желанным для многих. Принц-регент оказывал особые знаки внимания жене русского посла.
        Английская знать искала с ней знакомства. Принимала графиню и королева Шарлотта, почти не выезжавшая из своего Виндзорского дворца из-за болезни мужа. Даже невестка короля, супруга герцога Йоркского, жившая всегда в своей загородной резиденции отдельно от мужа, поддерживала отношения с русской посланницей. Привечала ее и непредсказуемая принцесса Уэлльская, хотя сама никогда не посещала русское посольство. Там она чувствовала себя более чем некомфортно.
        Салон графини Ливен был прежде всего дипломатическим. Она знала все политические новости, настроения лиц, стоявших во главе правления тогдашней Англией. Дарья Христофоровна, вне всякого сомнения, превосходила мужа в знании людей и в проницательности и была ему надежной помощницей. Графиня терпела людей посредственных, пусть и служивших по дипломатической части, зато дружила со знаменитыми политическими деятелями и выдающимися личностями. Среди ее многолетних друзей был Меттерних.
        О ней писал современник:
        «Ее нельзя было назвать красавицей, но черты ее лица были исполнены такого благородства, ума и сознания собственного достоинства, что она производила чарующее впечатление. Высокая, стройная, величественная по своей представительной наружности, грации и манерам, она была великосветской дамой в полном значении этого слова, и этим обращала на себя внимание и побеждала сердца».
        Вот как рассказывает графиня Ливен о первой встрече Екатерины Павловны и принца-регента:
        «Он нанес ей визит на другой же день после ее приезда. Великая княгиня была об этом предупреждена, но - умышленно или по забывчивости - она еще не закончила своего туалета, когда он приехал. Она хотела встретить его на верхней площадке лестницы, но, хотя и поторопилась выйти, принц был в зале раньше ее. Туалет великой княгини был окончен наполовину, она была этим смущена, и это отразилось и ее приеме: у нее не было обычной уверенности в себе. Она прошла с регентом в кабинет, где они беседовали с четверть часа. Она проводила его до лестницы. Я сразу увидела, что беседа с глазу на глаз не удалась, они выглядели оба недовольным! Принц сказал мне, проходя мимо: „Ваша великая княгиня вовсе не хороша собой“. А она сказала: „Ваш принц отличается дурным тоном“.
        По всему было видно, что они с первой встречи не понравились друг другу. Впрочем, они и не могли чувствовать иначе: слишком разными были эти два человека по воспитанию, но одинаковы по осознанию своей значимости. Впоследствии ни тот, ни другая не упускали случая, чтобы не „поддеть“ друг друга, конечно, соблюдая приличия и не забывая про свой высокий статус».
        О том, что принц-регент был далек от истины, оценивая внешность Екатерины Павловны, свидетельствовала все та же графиня Ливен, оценивая и характер, и манеры, и красоту великой княгини:
        «Она была очень властолюбива и отличалась огромным самомнением. Мне никогда не приходилось встречать женщины, которая бы до такой степени была одержима потребностью двигаться, действовать, играть роль и затмевать других. У нее были обворожительные глаза и манеры, уверенная поступь, гордая, но грациозная осанка. Хотя черты ее лица не были классическими, но поразительно свежий цвет лица, блестящие глаза и великолепные волосы пленяли всех. Воспитанная в большой школе, она прекрасно знала все правила приличий и была одарена самыми возвышенными чувствами. Говорила она кратко, но красноречиво, ее тон всегда был повелительным. Она поразила англичан до того, что не могла им особенно понравиться».
        В последней фразе жена русского посла не совсем точна, поскольку имела в виду под англичанами лишь узкий придворный круг. Простые же жители Лондона и других городов относились к сестре русского императора, которого тогда все называли «освободителем мира», с энтузиазмом и везде встречали ее с восторгом. В Банбери, который в числе других городов посетила Екатерина Павловна на пути из Оксфорда в Бирмингем, встречавшие жители даже хотели выпрячь лошадей из ее кареты, чтобы самим везти ее.
        Совсем иное настроение царило при дворе. В то время, когда великая княгиня прибыла в Англию, двор сосредоточивался почти исключительно в лице регента. Королева-мать выезжала из Виндзора в очень редких случаях и не принимала у себя никого. Ее дочери-принцессы находились при ней безотлучно.
        Принцесса Уэльская Каролина, жена регента была удалена от двора, герцогиня Йоркская (жена второго сына короля и сестра короля Пруссии) жила в деревне одна, занимаясь своим зверинцем из обезьян и собак. Принцесса Шарлотта, дочь регента, была еще слишком молода и не появлялась при дворе. Из принцев у брата бывал лишь герцог Йоркский… Собственно говоря, никакого двора в Лондоне не было. Королева давала приемы раза два в году и очень редко, с большими промежутками, бывала иногда на вечерах у регента.
        Вот в такую совсем не веселую и вовсе не светскую жизнь попала русская великая княгиня, привыкшая к совершенно другому в Петербурге, да и в Твери, где она имела пусть немногочисленный, но очень оживленный двор. Приехавшую гостью требовалось встретить по всем правилам королевского этикета. И королеве Шарлотте пришлось приехать в Лондон, чтобы принять Екатерину Павловну, которая нанесла ей визит в Букингемском дворце. А уже через час они встретились снова - у принца-регента, в его резиденции Карлтон-Хаузе. О том, что произошло между регентом и его гостьей сохранилось интересное свидетельство графини Ливен:
        «За обедом всем было ясно, что принц и великая княгиня не поладят друг с другом. Она носила траур по своему мужу и любила говорить о своем горе, но регент плохо верил этому… К великому моему изумлению, вместо того, чтобы говорить в тон великой княгине, он отпускал довольно легкомысленные замечания относительно ее печали и даже позволил себе предсказывать, что она скоро найдет себе утешение. Удивленная, она в ответ молча смерила его высокомерным взглядом.
        На придворных приемах всегда играла музыка. На сей раз пригласили итальянских музыкантов. Но Екатерина Павловна заявила, что звуки музыки причиняют ей душевную боль. Музыкантов отослали, и никто не знал чем заняться. Королева и регент были недовольны, вечер не удался, и лишь великая княгиня вполне наслаждалась этим замешательством».
        Графине Ливен подобные вечера были давно привычны, потому очередной скучный прием, в честь русской гостьи казался ей вполне нормальным. Совсем не то чувствовала в этой унылой обстановке жизнерадостная от природы, хотя еще и не оправившаяся от потери мужа Екатерина Павловна.
        - Мария, я решительно отказываюсь искать какие-либо пути сближения с принцем-регентом, - объявила она как-то вечером, готовясь ко сну. - В жизни не видела более неприятного человека! А этот его, с позволения сказать, двор! Да у нас крепостные слуги лучше воспитаны, чем некоторые королевские родственники.
        - Это не совсем осмотрительно, ваше высочество, - отозвалась Мария, ничуть не боясь вызвать недовольство Екатерины Павловны. - Вашему августейшему брату нужен союз с Англией, и вы, с вашим умом и тактом, могли бы…
        - Для этого есть послы и дипломаты, - отмахнулась великая княгиня. - А я не намерена терпеть выходки этого неотесанного мужлана и его родни. Хотя… принцесса Шарлотта, его дочь, кажется, очень мила. Когда нас представили друг другу, я была приятно поражена ее манерами и приветливостью.
        Мария подавила усмешку. Всем было известно, что юная принцесса не ладила с отцом-регентом, к тому же у молоденькой девушки не было ни сестер, ни подруг, поэтому внимание к ней блистательной и уверенной в себе красавицы княгини расположило ее к Екатерине Павловне. Кстати, принцесса благоволила и к графине Ливен, общение с которой, судя по всему, заменяли ей общение с матерью, восполняло недостаток так необходимого в ее возрасте достойного женского окружения.
        - Думаю, мне следует нанести визит ее матери, принцессе Уэльской, - сказала Екатерина Павловна, уже лежа в постели. - Бедняжке запрещен въезд в Лондон и общение с родной дочерью. Вот уж не думала, что англичане способны вести себя подобно восточным деспотам!
        Это намерение повергло в ужас русского посла, которому пребывание властной великой княгини в Лондоне и без того чрезвычайно осложняло жизнь. Графиня Ливен вспоминала:
        «Это значило идти на полный разрыв с регентом, и мой муж делал невероятные усилия, чтобы отклонить великую княгиню от этого. Видя, что это ему это не удается, он решил наконец заявить ей, что в качестве посла государя он не может допустить, чтобы Ее высочество становилась в явно враждебное отношение к регенту, и что если она будет упорствовать в своем намерении видеть принцессу Уэльскую, то он будет вынужден оставить свой пост и уведомить об этом государя императора. Видя его решимость, она уступила, но никогда не могла простить этого моему мужу и, в свою очередь, объявила ему, что освобождает его от визитов к ней».
        Это был явный разрыв, так как по долгу службы и по этикету посол обязан был каждый день навещать Екатерину Павловну, присутствовать на ее приемах и сопровождать ее в поездках по стране и ко двору.
        Возник конфликт между ними как людьми, но в глазах общества политес соблюдался. Еще с самого своего прибытия в Лондон Екатерина Павловна в определенные дни приезжала в посольство, чтобы на приемах посла встречаться с наиболее выдающимися представителями лондонского общества.
        Для посла организовывать эти приемы стало вскоре очень непросто. Великая княгиня требовала показывать ей списки приглашенных и отдавала предпочтение представителям оппозиционной партии вигов. Она настаивала на исключении из числа гостей лиц, принадлежащих двору, и лишь изредка соглашалась на присутствие за столом членов правящего кабинета. Если же случалась встреча с министрами правящего кабинета, то с ними великая княгиня бывала подчеркнуто холодна, при этом оказывая явное внимание членам оппозиции.
        Что касается жены посла, то на нее не распространялось неудовольствие великой княгини, и графиня каждое утро бывала в особняке на Пикадилли. Она была как бы связующим звеном между мужем и Екатериной Павловной. Искусная в общении, графиня дипломатично отстаивала свое право на выбор приглашаемых на ее обеды.
        Пребывание Екатерины Павловны в Лондоне ознаменовать еще одним заметным событием. Сразу после приезда она стала давать аудиенции в отведенном ей особняке. В определенные дни и часы она принимала гостей. Каждый из английских принцев - братьев регента был принят ею на отдельной аудиенции. И это вскоре принесло такие плоды, каких никто вообще не ожидал.
        Красивая, умная, приветливая великая княгиня внесла в их не слишком веселую жизнь определенное оживление. Принц Август Суссекский, вовсе не бывавший при дворе брата-регента, вдруг зачастил в Лондон, испросив у Екатерины Павловны разрешения посещать ее чаще. После нескольких визитов, на которых он, возможно, впервые увидел и ощутил на себе искусство светского общения самого высокого уровня, принц написал ей «неловкое» письмо, в котором объяснялся в любви и - просилееруки!..
        В подобной же ситуации оказался и принц Уильям Кларенский, тот самый, чья неуклюжая любезность раздражала Екатерину Павловну во время плавания на фрегате «Язон». Очевидно, уже тогда он попал под обаяние своей гостьи и решил использовать свой шанс после неудачи брата. Он сделал ей предложение в устной форме и, как иронизировали современники, «в манере настоящего моряка». Его вовсе не смущало, что всем было известно о его многолетней связи с актрисой Дорой Иордан, которая родила ему десять детей.
        Именно в этот день Екатерина Павловна получила известие о том, что Париж был взят союзными войсками, а наполеоновская империя пала. Поэтому великая княгиня впервые после долгих месяцев траура сняла с себя печальные одежды. Не исключено, что и это подхлестнуло искателя ее руки: в синем, затканном серебром платье и элегантном тюрбане в тон туалету, Екатерина Павловна была необыкновенно хороша.
        Екатерина Павловна растерялась, что случалось с ней крайне редко. Ее руки просил не немецкий принц - наследник какого-нибудь крохотного государства, а принц королевской крови, третий сын английского короля. Ах, если бы он был старшим сыном, законным наследником престола!
        Великая княгиня стерпела бы и существование «гражданской жены», и отнюдь не королевские манеры, и обветренную красную физиономию. Но стать «просто герцогиней Кларенской», одной из многочисленных английских герцогинь, да еще при дворе, больше напоминавшем дом какого-нибудь сельского помещика…
        - Я польщена вашим предложением, милорд герцог, - ответила она, - но, боюсь, разница наших религий не позволит мне его принять. Впрочем, я в любом случае должна испросить согласия у своего брата, императора России.
        - Если по вашим правилам, миледи герцогиня, я должен был обратиться сперва к вашему августейшему брату… - начал было герцог.
        Но Екатерина Павловна прервала его властным движением руки:
        - Окончательное решение принимаю я. Но если мой брат сочтет, что союз с вами станет благом для России, то я… я подумаю.
        Герцог удалился, одновременно обнадеженный и обескураженный. А Екатерина Павловна удалилась в свои личные покои и почти без сил бросилась на кушетку.
        - Что с вами, ваше высочество? - обеспокоено осведомилась Мария. - Неужели вас так взволновало это предложение?
        - Взволновало? Оно меня оскорбило!
        - Помилуйте, ваше высочество, чем оно могло вас оскорбить?
        Екатерина Павловна приложила обе руки к вискам и страдальчески закатила глаза:
        - Своей нелепостью! Этот… моряк вообразил, что может жениться на сестре русского императора!
        - У вас опять головные боли, ваше высочество? - сочувственно спросила Мария.
        - Это все нервы. Малейшее волнение - и в виски словно острые иглы всаживают. Дайте мне мое лекарство.
        Мария беззвучно выскользнула из комнаты и вскоре вернулась с хрустальным стаканом на подносе. Но Екатерина Павловна все никак не могла успокоиться.
        - Стать герцогиней Кларенской! Какая честь! Раз в месяц навещать дражайшую свекровь, эту кошмарную королеву Шарлотту, возле которой даже мухи дохнут от тоски! Молчать с принцессами - старыми девами, кислыми, как уксус. Терпеть этого ужасного принца-регента, с его бесконечными смехотворными романами!
        - Но впоследствии вы можете стать английской королевой, - негромко заметила Мария. - У второго сына короля, герцога Йоркского, детей уже не будет.
        - Но у принца-регента есть дочь. Шарлотта - молода и здорова, она - законная наследница престола, а когда выйдет замуж, наверняка родит не менее полудюжины принцев и принцесс.
        - Выпейте лекарство, ваше высочество, - спокойно сказала Мария. - Вас ведь никто ни к чему не принуждает. Но, выйдя замуж за английского принца, вы совершили бы благое дело для России. Уверена, что государь император будет того же мнения.
        - Я напишу ему, - вздохнула Екатерина Павловна. - Надеюсь, что скоро император прибудет в Лондон, но его следует подготовить к тому, что он тут увидит.
        Мария только вздохнула. Она отлично знала о том, что великая княгиня постоянно вела оживленную переписку с братом императором. В письмах она делилась впечатлениями обо всем, что видела, писала, что в Англии многое оказалось совсем не таким, каким она себе представляла прежде, понаслышке. Страна не понравилась даже больше, чем она ожидала. Лондон поразил ее своей красотой, но что касается людей (естественно, ее круга), в них великая княгиня разочаровалась.
        Она не скрывала от брата и того, какое дурное впечатление произвела на нее королевская семья и двор, не соответствовавший ее представлениям о дворе столь могущественной страны. Регент, которого ей изображали прекрасным принцем, произвел на нее отталкивающее впечатление.
        «Он хотя и красив, но, видимо, изнуренный всякими излишествами, скорее неприятный; его манеры как у человека, привыкшего к дурной компании, и представляют смесь претенциозности и распущенности… Вы знаете, что я не отличаюсь особой придирчивостью, но клянусь Вам, что с ним и с его братьями я не знаю, что мне делать с моими глазами и ушами».
        И все в таком же тоне… Так что Мария могла себе представить, какого рода письмо будет отправлено императору, и в каких красках великая княгиня опишет брату искателя своей руки. Было досадно, что еще не приехав в Лондон, Александр под влиянием сестры и ее карикатурных описаний уже был предубежден против многих. У него уже заранее сложились негативные представления о регенте и его кабинете, выработались антипатии и симпатии.
        Между тем ни тех, ни других император еще не знал лично. А ведь ему предстояло установить дружеские отношения. И в данном случае несомненное влияние сестры могло сыграть с Александром злую шутку. Но не только с ним - оно могло помешать установлению так необходимых нормальных отношений между двумя странами, выбору правильного политического курса. Это было еще более тревожно и огорчительно, чем личные симпатии и антипатии.
        Марию беспокоило и то, что Екатерина Павловна была намеренно невнимательна и даже неучтива с маркизой Хертфорд, фавориткой короля, муж которой занимал при дворе первое место. Это было совершенно неуместно в сложившейся ситуации. И уж великой-то княгине, выросшей при самом свободном в плане нравов дворов Европы, можно было бы проявить больше такта и толерантности. Куда там…
        ……………………………………………………………………………………….
        Обещав посетить Англию, Александр смог выехать туда только после подписания в Париже мирного договора. Все признавали тогда первенство русского императора. Поездка Александра и союзных монархов в Англию не имела конкретной политической цели - это был своего рода отдых союзников после тяжких ратных трудов, так что переговоров в Лондоне не велось. Но все понимали, что именно сейчас должно было произойти личное знакомство русского императора и принца-регента, их сближение, которое было необходимо для упрочения общеевропейской коалиции.
        Александр приехал в Лондон в июне 1814 г. Он был тогда в апогее своей славы. Англичане ждали его прибытия с нетерпением. Купечество, благодарное за снятие континентальной блокады и восстановление свободы мореплавания и торговли, выразило желание полностью обставить для него особняк, выделив на это 100 тысяч фунтов стерлингов. Екатерина Павловна, на которую тоже падали лучи славы брата и немалая часть восторгов и признательности, писала Александру о приготовлениях:
        «Нет такой вещи, которую сочли бы достаточно хорошей для освободителя Европы».
        Александра и приехавшего с ним прусского короля сопровождала целая свита немецких принцев, главнокомандующих союзных войск, глав кабинетов. Среди приехавших был и князь Меттерних, «злой гений» России и Германии. Никогда еще в столице Англии не собиралось такого блестящего съезда высокопоставленных лиц.
        Русский император, ненавидевший чрезмерную пышность, отказался от предоставленной ему официальной резиденции в одном из лондонских дворцов и поселился у сестры в особняке на Пиккадилли. Принцу-регенту, который по протоколу был обязан первым нанести визит своему высокому гостю, пришлось изменить маршрут поездки.
        Екатерина Павловна в этот день уделила своему туалету больше внимания, чем обычно: ей хотелось быть блестящей и скромной одновременно - задача практически невыполнимая. Но ей удалось ее решить, и, когда она вышла в парадные комнаты, Александр даже захлопал в ладоши от восторга:
        - Като, я никогда не видел тебя такой обворожительной!
        Великая княгиня скромно улыбнулась. Она отлично знала, как выгодно подчеркивает цвет ее глаз темно-синее бархатное платье, отделанное чуть боле светлым гипюром, как идет ей новомодная прелестная шляпка, венчающая пышные локоны. Она действительно была неотразима - и наслаждалась этим ощущением.
        - У тебя тут, наверное, отбоя нет от поклонников, - полушутя сказал Александр.
        - И от женихов тоже, - подтвердила Екатерина Павловна. - Кстати, Саша, я хотела с тобой поговорить насчет одного из них.
        - Обязательно поговорим, - отозвался император, который машинально следил за стрелкой огромных, щедро вызолоченных напольных часов. - Сразу после визита принца побеседуем обо всем, о чем только захочешь. Сейчас вряд ли стоит начинать: через две минуты может явиться наш высокий гость.
        Но «высокий гость» не явился ни через две, ни через двадцать две минуты. Прошло полтора часа сверх намеченного срока - принца-регента все еще не было. Между тем, перед особняком собралась толпа англичан, стали раздаваться восторженные крики приветствия. Александр время от времени выходил на балкон, чем вызывал еще больший энтузиазм лондонцев, и толпа которых на улице постоянно увеличивалось.
        Время шло, а регента все не было. Александр уже начинал терять терпение, думая, что это заранее продуманный жест невнимания. А Екатерина Павловна с улыбкой успокаивала брата:
        - Вот такой он человек!
        Прошло почти четыре часа, прежде чем русскому послу передали записку от одного из английских министров:
        «Его высочеству угрожают оскорблениями, если он появится на улице, поэтому он лишен возможности прибыть к императору».
        Какое признание в нелюбви к себе твоего же народа! Екатерина Павловна не скрывала удовольствия от осложнений у своего недоброжелателя. Она понимала, почему он не рисковал показываться среди народа. Понимала и то, что регент посчитал оскорбительным, что лондонцы оказывали такой восторженный прием другому монарху, в то время как он не пользовался в народе ни симпатией, ни уважением. Это ранило самолюбие принца Георга и приятно тешило тщеславие русской великой княгини.
        Посол граф Ливен с поклоном передал записку императору. За эти четыре часа граф состарился на несколько лет, поскольку лучше всех остальных понимал: затянувшаяся до неприличия пауза становится лишним подтверждением той характеристики регента, которую ему давала великая княгиня в письмах к брату.
        Александр, прочитав записку, разрешил непростую ситуацию с величественной простотой: он вместе с послом сел в карету и направился в резиденцию регента. После получасовой беседы он вышел и сказал своему окружению:
        - Жалкий монарх.
        Если впечатление о каком-то человеке у Александра сложилось, потом оно уже не менялось. А отношение к правителю страны автоматически переносилось императором и на всю страну в целом. Так что как только Екатерина Павловна попыталась заговорить с ним о сватовстве одного из братьев регента, Александр взглянул на сестру с таким выражением ироничного изумления, что тема была тут же закрыта.
        На следующий день после прибытия Александра в Лондон в его честь в резиденции принца-регента был дан торжественный обед. У графини Ливен сохранилось его описание:
        «Государь имел скучающий и принужденный вид; король прусский, по обыкновению строгий и сдержанный, хранил молчание; регент напрасно прилагал всяческие усилия поддержать разговор, а великая княгиня никому не хотела прийти на помощь…»
        Император не забыл невежливого жеста пригласившею его хозяина в первый же день своего пребывания в Лондоне и решил дать понять, что и он понимает недружелюбие регента. В один из дней в Гайд-парке состоялся большой смотр войск. Принц Георг опоздал и на этот раз, и Александр был вынужден опять ждать его.
        Тогда на одном из придворных вечеров император настолько задержался, что регент (в отличие от царя менее терпеливый) посылал за ним несколько раз. И лишь около полуночи Александр появился в зале, извиняясь, что он задержался с визитом у лорда Грея - неприятного регенту главы оппозиции.
        Столь же ненавистной регенту была и его жена, принцесса Уэльская, которая, соблюдая этикет, прислала Александру поздравление с благополучным прибытием в Лондон. Император, также соблюдая этикет, решил навестить принцессу и поблагодарить за приветствие. Послу Ливену пришлось объяснить, что на принцессу Уэльскую не следует смотреть как на члена королевской семьи. Визит к принцессе Каролине мог быть расценен как личное оскорбление регента.
        Принцесса Каролина Уэльская, как и рассказывала Мария Екатерине Павловне, была проклятием всей жизни принца-регента. Взбалмошная и эксцентричная, она, тем не менее, была предметом настоящего обожания со стороны англичан. Тем нравилась любовь принцессы к детям, ее привычка запросто прогуливаться по окрестностям своей загородной резиденции и даже ее вульгарность. Последняя в глазах простого народа отнюдь не была недостатком, а считалась скорее достоинством: тысячи английских женщин вели себя в точности так же. Правда, они не принадлежали к аристократии…
        Единственную дочь, принцессу Шарлотту, Каролине разрешалось видеть раз в неделю. Принцесса Уэльская нашла выход: она усыновила (официально - сделала своим воспитанником) новорожденного сына из многодетной и нищей фермерской семьи. Злые языки тотчас обвинили ее в супружеской измене, дело даже дошло до суда, но настоящая мать мальчика предоставила неопровержимые доказательства того, что именно она рожала этого ребенка в местной больнице.
        Принцессу, конечно, оправдали, но неприязнь к ней принца-регента превратилась в настоящую ненависть. Каждого, кто осмеливался поддерживать какие-то отношения с принцессой Каролиной, ждала суровая опала, так что друзей у нее было немного. Она же, в свою очередь, не упускала случая показаться на публике и лишний раз напомнить о себе «возлюбленному супругу». Отношения этой пары давно уже стали притчей во языцах при всех европейских дворах.
        Александр не поехал к принцессе, но нашел способ выразить ей свою признательность при встрече - почти личной. В театре, на представлении итальянской оперы, принцесса Уэльская, нарушив запрет и приехав в Лондон, вдруг появилась в своей ложе, находившейся напротив королевской. Там кроме принца-регента сидели Александр, король Фридрих-Вильгельм и, разумеется, Екатерина Павловна.
        Принцесса поклонилась императору, и Александр, славившийся своей гусарской обходительностью, тотчас встал на ее поклон, заставив тем самым подняться и короля, и принца-регента. Зал тоже поднялся и огласился приветственными возгласами - и в честь принцессы, и в знак одобрения галантного поступка русского императора, и в пику нелюбимому регенту…
        Екатерина Павловна не верила своим глазам. Принцесса Уэльская оказалась довольно тучной и далеко не молодой особой, в иссиня-черном парике, густо нарумяненная и набеленная, в платье, декольте которого было почти неприличным. Даже драгоценности, которыми она была буквально увешана, казались дешевыми поделками из стекла.
        - Боже мой, кто это? - прошептала Екатерина Павловна.
        - Принцесса Уэльская, с вашего позволения, - ядовито отозвался принц-регент. - Не правда ли, будущая королева Англии обольстительно хороша собой?
        - В принцессе есть определенный шарм, - миролюбиво заметил Александр, мысленно содрогнувшись при мысли о том, что мог оказаться в одном помещении с этой особой, и отнюдь не в публичном месте.
        - Возможно… для матросов, - отозвался принц-регент.
        - Таких, как брат вашего высочества принц Кларенский? - приторно-вежливо осведомилась Екатерина Павловна.
        Принц-регент метнул в нее испепеляющий взгляд, но промолчал. Прусский король также сохранял молчание: буквально несколько дней тому назад ему передали предложение вдовствующей императрицы российской о браке его старшей дочери с великим князем Николаем, и король, склонный это предложение принять, вовсе не собирался осложнять отношения с будущим родственником. С другой стороны, его родная сестра была замужем за братом принца-регента герцогом Йоркским, и это тоже налагало на него определенные обязательства.
        Однако подобные эпизоды не способствовали налаживанию хороших отношений между двумя странами, и князь Меттерних, австрийский премьер-министр, с большим вниманием следивший за всем, не замедлил воспользоваться ситуацией в своих интересах. И вел он себя вовсе не по-рыцарски: в обществе Екатерины Павловны, которая имела неосторожность быть с ним откровенной, он посмеивался над регентом, а в обществе регента позволял себе насмешки над Александром, что было безотказным средством привлечь регента на свою сторону.
        В результате положение становится все более сложным. Английские министры уже не скрывали своего неудовольствия от пребывания в стране Александра и его сестры, влияние которой на брата имело столь печальные последствия. Графиня Ливен вспоминала:
        «Взаимная холодность и раздражение, установившиеся с тех пор между английским и русским дворами, была использована другими кабинетами, и шесть месяцев спустя, в Вене, регент и лорд Каслри, совместно с Меттернихом и Талейраном, заключил тройственное соглашение между Англией, Австрией и Францией против России, о чем наши дипломаты даже не догадывались».
        Таковы были отдаленные результаты неудачного пребывания Александра в Лондоне летом 1814 г., где он действовал под влиянием эмоциональной великой княгини Екатерины Павловны.
        «Никакого сближения между монархами не произошло, поездка привела к обратным результатам. Торжествовали лишь враги России. Удивительно, что так необдуманно поступал государь, всегда столь выдержанный, расчетливый и последовательный в своих действиях», - писала графиня Ливен…
        Пора было покидать Англию. Екатерина Павловна, не дожидаясь брата, отплыла в Кале. На корабле ей представили ее спутника - наследного принца Вильгельма Вюртембергского.
        - Еще один кузен, - иронично сообщила она Марии, устраиваясь в своей каюте. - И еще один родственник принца-регента: мачеха моего кузена - сестра нашего недавнего гостеприимного хозяина.
        - А его родная мать - сестра принцессы Уэльской, которая произвела на вас такое потрясающее впечатление, - вскользь заметила Мария. - Жаль, что вы не приняли предложение принца Кларенского. Вот уж этим вы бы точно доставили большое удовольствие принцу-регенту.
        Екатерина Павловна весело расхохоталась. Представила себя женой вышеупомянутого принца - и расхохоталась еще веселее.
        А Мария подумала, что если бы великая княгиня могла заглянуть в будущее, то вряд ли веселилась бы так искренне. Впоследствии принц Уильям, третий сын Георга III, не рассчитывавший на корону и делавший свою карьеру на столь престижном в Англии флоте станет королем под именем Вильгельма IV после смерти старшего брата, Георга IV. К тому времени он уже будет примерным супругом принцессы Аделаиды Саксен-Мейнингенской, но этот брак окажется бездетным. Еще до этого, родив мертвого младенца, неожиданно для всех скончается наследная принцесса Шарлотта, а следом за ней - и герцог Йоркский.
        В 1837 г. дяде Уильяму наследовала племянница Виктория, дочь четвертого по старшинству герцога Эдуарда Кентского, чье правление составило целую эпоху в истории не только Англии, но и целой Европы.
        Но может быть, это и к лучшему, что людям не дано видеть события грядущих дней? Кто знает…
        Глава девятая
        Сказки венского конгресса
        «-Значит, несмотря на все усилия Марии, английский проект тоже провалился. Досадно, право.
        - Но теперь мы, по крайней мере, точно знаем, почему испортились отношения между Англией и Россией. Человеческий фактор, всего лишь.
        - Точнее, всего лишь одна вздорная дама и один не слишком умный принц. И все усилия дипломатов - коту под хвост.
        - Теперь все надежды на пресловутый венский конгресс. Мы ведь до сих пор не знаем, почему в результате такого блистательного собрания возник тройственный европейский союз с последствиями в виде Крымской войны.
        - Теперь узнаем. И если наша подопечная будет столь же активна, как в Англии… Боюсь даже подумать, к чему это может привести.
        - Думаю, она больше будет занята великосветскими развлечениями. Да и о детях было бы неплохо вспомнить.
        - Мария считает, что великая княгиня всерьез задумывается о новом замужестве. И именно этим вопросом будет заниматься на конгрессе.
        - Что ж, весьма разумно с ее стороны. Женихов всех рангов там, судя по всему, будет предостаточно.
        - Один уже наметился. Правда, формально он женат, но фактически находится в поисках настоящей супруги. Молодой, знатной, здоровой - ему нужны наследники.
        - Вот как раз о здоровье я и хотел бы поговорить. Необходимости в визите врача все еще не возникло?
        - Мария говорит, что пока справляется своими силами… и нашими таблетками. То, что у великой княгини слегка нарушено мозговое кровообращение, можно считать установленным фактом. Но у нее сильный организм. К тому же есть исторический прецедент.
        - Напомните, какой.
        - Княгиня Дашкова. После смерти горячо любимого мужа ее на несколько месяцев полностью парализовало. Но потом она благополучно оправилась и даже, как вам известно, стала Президентом Российской академии наук.
        - Ах, да! Первый и последний случай в истории этого заведения.
        - Если бы наша великая княгиня пожелала, она вполне могла бы занять это место после того, как овдовела. Уж в этом-то августейший братец ей бы не отказал.
        - К счастью или к сожалению, к наукам она равнодушна. Хотя читает поразительно много по сравнению со своими современниками.
        - Коллега, мы отвлеклись. Что у нас на повестке дня из первостепенного?
        - Подготовить хорошего врача, специалиста по мозговым явлениям, чтобы он был готов оказать помощь в любой момент. Постоянно напоминать великой княгине о необходимости держаться подальше от матери - точнее, держать ее подальше от ее двора, не вдаваясь в объяснение подробностей. И следить за тем, как развиваются события на конгрессе.
        - Если судить по историческим источникам, эти события развивались медленно и долго.
        - Вот заодно и посмотрим, почему это так было. Вдумайтесь: посреди разоренной наполеоновскими войнами Европы собираются практически все венценосные и титулованные особы, а также их министры и советники, и больше полугода в свободное от светских мероприятий время делят между собой континент. Обычно такие проблемы решаются быстрее.
        - Но это - первый опыт европейской дипломатии в проведении подобного, с позволения сказать, саммита. Ничего подобного до сих пор не наблюдалось.
        - Первый блин?
        - Именно. Не могу сказать, чтобы уж совсем комом, но почему-то именно на нем император Александр почти утратил свой ореол победителя Наполеона и героя Европы, а Россия утратила многие свои позиции, завоеванные еще императрицей Екатериной, его бабкой.
        - Правильно. И последнее. Возможно, подчеркиваю, возможно, если события будут развиваться в должном направлении, удастся прояснить судьбу герцогини Вюртембергской, точнее, разгадать тайну ее смерти. Пока все догадки исключительно из области гипотез.
        - Думаю, Марии удастся узнать достаточно много и в этой области.
        - Скажу уже традиционно: поживем - посмотрим…»
        Попав, волею судьбы, на один корабль со своим кузеном, Екатерина Павловна была весьма любезна с принцем Вюртембергским. И это сочувствие привело к тому, что принц, неожиданно для самого себя, рассказал своей обворожительной родственнице и собеседнице очень многое из своей жизни.
        - Я завидую вам, кузина, - заметил принц Вильгельм в ходе беседы о семейных делах великой княгине. - Вы очень счастливая женщина.
        - Я? - изумилась Екатерина Павловна. - Вы шутите, кузен.
        - Ничуть. Вы выросли в семье с любящими друг друга и детей родителями, сохранили самые теплые отношения с братьями и сестрами, у вас двое очаровательных сыновей…
        - После того, как я потеряла мужа… - начала было великая княгиня.
        - Я вам сочувствую, кузина, но ведь ваш брак был счастливым. Да простит меня Господь, я был бы только рад овдоветь. Но моя супруга пользуется, как я слышал, отменным здоровьем. Правда, со дня нашей свадьбы мы не виделись.
        - Зачем же тогда было жениться? - вырвалось у великой княгини.
        Она тут же осеклась и даже слегка покраснела. Рассуждаю, как мещанка, пришло ей в голову, будто не знаю, зачем и как заключаются браки между особами королевских кровей. Она же отлично помнила, что в 1808 году принца Вильгельма женили на шестнадцатилетней принцессе Каролине-Августе Баварской. Брак был откровенно династическим, кроме того, отцы жениха и невесты стремились найти друг у друга поддержку своим только что полученным от Наполеона королевским титулам. В результате сразу после свадьбы молодожены разъехались, чтобы больше никогда не встречаться.
        - Очень трудно противостоять воле моего отца, - без особой охоты признался принц Вильгельм. - Он всегда был человеком властным и суровым, а когда стал королем… Иногда мне кажется, что королевский титул он воспринимает как компенсацию за бедную и слишком бурную молодость.
        - Да, участь коронованных особ часто бывает нелегкой, - заметила Екатерина Павловна. - Кстати, кузен, известно ли вам, что в год вашей свадьбы вы числились у моей августейшей матушки и вашей тетки в списке возможных женихов?
        - Теперь, кажется, вы шутите, кузина, - усмехнулся принц. - Я первый раз об этом слышу.
        - О нет, я не шучу. Поверенный матушки, князь Куракин тогда «делал смотр» всем подходящим европейским принцам. Правда, тогда характеристика, которую он вам дал, кажется, не вызвала у матушки особой симпатии.
        - Чем же я не угодил князю?
        - Дайте вспомнить… А, да, князь Куракин написал примерно следующее: «Принц Вильгельм имеет красивую наружность, очень умен и любезен, но сердца его не хвалят; он проходит такую школу, видит перед собой такие примеры жестокосердия, которые заставляют ожидать от него поведения, подобного отцовскому: он не отличается свежестью чувств, и нравы его всегда были нравами века. Его связь с девицей Абель, от которой, как говорят, у него двое детей, не есть единственная, которую за ним знают…»
        - Эти «связи» не помешали, однако, навязать мне баварскую принцессу в жены, - усмехнулся принц. - Да и у кого из молодых людей не было интрижек на стороне до свадьбы.
        - И у вас действительно двое детей?
        Принц пожал плечами?
        - Возможно. А может быть, и ни одного. Впрочем, не исключаю, что их - полдюжины. Мне, во всяком случае, ничего не известно ни об одном из моих внебрачных отпрысков. Можете считать меня циником, кузина…
        - Я вовсе не считаю вас циником, - тихо ответила Екатерина Павловна. - Мне только жаль, что не сложилась ваша супружеская жизнь.
        - Если бы только супружеская! - вырвалось у принца. - Моя жизнь вообще не сложилась. Первое, что я помню - это бесконечные скандалы моих родителей, потом отец забрал меня и моих младших брата и сестру с собой в Германию. Больше я не видел моей матери и ничего не слышал о ней. Мы не получили нормального воспитания и образования, достойного нашего происхождения, нами вечно занимались совершенно посторонние люди.
        - Как печально, - прошептала Екатерина Павловна.
        И тут же подумала, что ее-то родители слишком активно вмешивались в жизнь своих детей, устраивая их тоже, в общем-то, по собственному усмотрению. Даже вполне взрослый император Александр так и не смог до конца избавиться от тягостной опеки матери, а дочери всегда были у Марии Федоровны в абсолютном подчинении… Правда, сама Мария Федоровна была под столь же сильным гнетом своего дражайшего супруга, да и с грозной свекровью - владычицей всея Руси - ей тоже приходилось ох как не просто! Так что правду говорят: в каждой избушке - свои игрушки.
        - Мне надоело, - продолжал между тем принц Вильгельм, - и в 1800 году я поступил на австрийскую службу. Но там оказалась все та же муштра и жестокость… В общем, я вернулся домой, к отцу. Но выдержал недолго: в 1803 году отправился путешествовать по Европе. Был снова в Вене, потом в Италии, в Париже…
        - А я в те годы только-только перестала играть в куклы, - заметила Екатерина Павловна.
        Она лукавила, точнее, бессознательно кокетничала, поскольку отлично помнила, что в куклы в те годы уже давно не играла, а грезила об идеальном возлюбленном… на престоле и с короной. Мечтала стать австрийской императрицей, французской, российской… Мечтала стать даже грузинской царицей. И все это закончилось «тверским уединением» после брака с «обычным» герцогом. А потом не стало и его… Нет, судьба явно была к ней жестока!
        - В 1806 году мой отец, милостью всемогущего Наполеона, стал королем. А я, соответственно, наследным принцем. Мне пришлось вернуться на родину: наследнику престола не подобает инкогнито разъезжать по миру. Приехал я как раз на свадьбу отца: он женился на старшей дочери английского короля…
        - На принцессе Шарлотте, - подхватила Екатерина Павловна. - Очень выгодный союз для вашего батюшки.
        - Принцесса уже отметила свое тридцатилетие, - усмехнулся принц Вильгельм, - и готова была выйти замуж за кого угодно, лишь бы не проводить целый день в покоях своей матери, ухаживая за ее собачками и читая вслух скучнейшие немецкие романы. Так что она стремилась к этому браку отчаянно, даже заболела, когда возникли какие-то препятствия. Будь воля короля Георга, ни одна из его дочерей вообще никогда бы не покинула детскую.
        - Властный отец, амбициозная мачеха… Как же вы жили, кузен?
        - Очень скромно и уединенно. Так что слухи о моих многочисленных любовных связях и беспутном поведении были явно сильно преувеличены. Во всяком случае, английский наследный принц, мой новообретенный родственник, вел себя куда более шокирующе.
        - Отталкивающий тип! - с чувством заметила великая княгиня.
        - Да? А женщины, в большинстве своем, без ума от его изысканных манер и элегантных туалетов. Вы - вторая представительница прекрасного пола, устоявшая перед его чарами.
        - А кто же первая?
        - Его законная жена, тетушка Каролина. Правда, я ее плохо знал: когда мы с отцом вернулись в Германию, она уже вышла замуж и уехала в Англию. Но принцессам Брауншвейгским явно не везло с супружеством.
        - Ваша покойная матушка - старшая сестра принцессы Каролины? - полувопросительно сказала Екатерина Павловна.
        - Да. Не могу сказать, что горжусь подобным родством. Правда ее дочь, малютка Шарлотта, меня очаровала. Жаль, что расстроился ее брак с принцем Оранским, он очень достойный молодой человек, умен, хорош собой, обожает музыку…
        Екатерина Павловна промолчала, хотя могла многое сказать по этому поводу. Узнав в Англии о предполагаемом браке принцессы Шарлотты, она приложила массу сил, чтобы настроить свою юную подругу против принца Оранского. Великая княгиня решила, что этот - действительно достойный во всех отношениях молодой человек, - должен жениться на ее младшей сестре, великой княжне Анне Павловне, а вовсе не на дочери несносного принца-регента.
        - Как вам удалось уклониться от службы во французской армии, - находчиво сменила опасную тему Екатерина Павловна.
        - Слепой случай, дорогая кузина. Когда Наполеон двинулся на Россию, я был вынужден по воле отца возглавить пятнадцатитысячный отряд вюртембержцев, который влился в армию французского императора. Но перед самым вторжением, к счастью, опасно заболел и долго лежал в Вильно, а потом для окончательного выздоровления был отправлен к отцу в Штутгарт. К этому времени Наполеон уже потерпел поражение в битве под Лейпцигом…
        - И…
        - И мой высокочтимый батюшка тут же перешел на сторону России и ее союзников. Так что я стал сражаться уже против Франции, вместе с союзными войсками вошел в Париж, был там во время подписания мирного договора, а потом в свите вашего августейшего брата приехал в Лондон. Остальное вы знаете.
        - Бедный вы, бедный! - с чувством сказала Екатерина Павловна. - Сколько же на вашу долю выпало незаслуженных страданий!
        Принц Вильгельм с благодарностью взглянул на свою прекрасную кузину и почтительно поцеловал ей руку. Вот такую женщину он с восторгом назвал бы своею избранницей: молодая, блистательная, умная, волевая… Она была ему нужна. Одинокий, неприкаянный, не слишком счастливый, этот принц не мог не ощутить на себе обаяния своей двоюродной сестры, с которой до того ему не приходилось встречаться. О, если бы только он не был связан узами своего постылого формального брака!
        - Если бы только я был свободен, - чуть слышно прошептал он.
        Екатерина Павловна вдруг почувствовала странное волнение. Она встала и, сославшись на морскую прохладу, быстро удалилась в свою каюту. Словно бежала от кузена, его исповеди и тех чувств, которые невольно пробудил в ней этот красивый и несчастный принц.
        Она не призналась бы самой себе в том, что тоже нуждалась в собственной семье, хотя, в отличие от принца-кузена, не была обделена ни любовью близких, ни вниманием к себе окружающих. В их импровизированном дуэте она оказалась более счастливой и более сильной духом. И - похоже, только похоже! - что их представления о счастливой жизни совпадали…
        - Если бы не эта Каролина! - вырвалось у Екатерины Павловны.
        Мария, читавшая какую-то книгу возле иллюминатора, удивленно подняла глаза:
        - Ваше высочество?
        - Нет, это я так… Мысли вслух. Как странно: король Вюртембергский - достаточно неприятный тип, а его сын…
        - Дети не всегда наследуют самые выдающиеся черты родителей, - осторожно заметила Мария.
        - О да! - рассмеялась Екатерина Павловна. - Кузену Вильгельму явно повезло, что он не наследовал некоторые особенности фигуры своего батюшки.
        Тут уж рассмеялись они обе: тучность Фридриха Вюртембергского была предметом шуток при всех европейских дворах. Неумеренность в еде и питье в конце концов привела к тому, что он не мог есть иначе, как за столом особой формы, - для его огромного живота сделали специальную выемку.
        Про себя же Мария отметила, что кузен произвел несомненно сильное впечатление на Екатерину Павловну. Вильгельм оказался настолько же приятным в обращении человеком, насколько неприятным был в свое время его отец.
        Современники единодушно отмечали, что принц Фридрих Вюртембергский отличался грубым нравом, необузданностью натуры, алчностью и неразборчивостью в средствах для достижения своих целей. Впрочем, другим этот вюртембержец и не мог быть в стране, которую он рассматривал как источник обогащения, причем любой ценой. Он олицетворял психологию, которая была свойственна на протяжении веков рыцарям-наемникам, ландскнехтам с мантиями и гербами, которым было все равно где и кому служить, лишь бы не прогадать.
        Подобное отношение к жизни, сохранявшееся у большинства мелких немецких князьков и их отпрысков вплоть до просвещенного XVIII века, шло еще от средневековья и укрепилось в их сознании во времена бесконечных войн периода Реформации, распада Германии на множество мелких и мельчайших государств.
        - Я хорошо помню маленького принца Вильгельма и его брата, - нарушила воцарившееся молчание Мария. - Ваша августейшая бабушка хотела заняться воспитанием этих детей, чтобы они росли вместе с ее внуками. Дети принца Вюртембержского часто бывали в Зимнем дворце…
        - Совершенно этого не помню, - призналась Екатерина.
        - Вас тогда еще не было на свете, ваше высочество. Но ваши братья кузенов терпеть не могли.
        - Отчего же?
        - Трудно сказать. По-моему, им было просто скучно, вашим братьям. Кузены были не слишком хорошо воспитаны, дичились…
        - Значит, принц Вильгельм сильно изменился к лучшему, - заметила Екатерина Павловна.
        Мария промолчала и вернулась к своей книге. Но внимательный наблюдатель заметил бы, что за последующие полчаса она ни разу не перевернула страницу. И это было действительно так: Мария не читала, она вспоминала те далекие годы, когда при российском дворе появилась чета герцогов Вюртембергских…
        У супругов, чья семейная жизнь была чередой постоянных ссор, уже был маленький сын Вильгельм. В России у принца Фридриха родятся еще двое детей: Екатерина и Павел.
        Еще до приезда Фридриха Вюртембергского в Россию было известно, что он не ладил с родителями, страдавшими от его грубых выходок и пристрастия к женщинам. И когда задумывался его брак с принцессой Августой, многим было ясно, что этот вынужденный династический союз не обещает ничего хорошего. Так и произошло.
        В конце 1785 г. Екатерина II сообщала барону Гримму:
        «Принц Фридрих Вюртембергский - неуживчивый гуляка; на днях он бил принцессу Августу, таскал ее за волосы и наконец запер на ключ. Это было слишком даже для грубого немца, но этот немец является выборгским генерал-губернатором и должен вести себя достойно, и не привлекать внимания».
        И вскоре Екатерине, уставшей за четыре года от «подвигов» принца Вюртембергского, все-таки пришлось вмешаться в его семейную жизнь, и самым решительным образом. В конце декабря 1786 года после одного из спектаклей в Эрмитаже, где собрался тесный кружок наиболее приближенных к императрице друзей, в покой Екатерины буквально вбежала принцесса Августа и бросилась ей в ноги. Она умоляла императрицу защитить ее от оскорблений мужа, которых уже была не в силах выносить.
        Надо полагать, что принцесса подкрепила свою жалобу весьма существенными подробностями, потому что в тот же вечер принцу Вюртембергскому было направлено строгое письмо и было приказано оставить службу и ехать назад, в Германию. Принцесса Августа осталась в Зимнем дворце.
        Своему личному секретарю императрица призналась, что: «Герцог заслужил бы кнута, ежели бы не закрыли мерзких дел его».
        Можно себе представить, как издевался этот бывший прусский вояка над слабой женщиной, если императрица не сдержалась и назвала для принца наказание, которому в тогдашней России подвергались преступники. Екатерина на своем печальном опыте знала, что такое иметь мужем немецкого принца-солдафона, и потому относилась к Августе сочувственно. Взяв Августу под свое покровительство, Екатерина постаралась обеспечить ее спокойствие, пока ее самой не будет в столице и пока родители не решат судьбу принцессы.
        А принц-зять, забрав с собой маленьких детей, отправился в Монбельяр. Почему принцесса Августа решилась расстаться с детьми (как выяснилось - навсегда), так и осталось загадкой. Впрочем, загадкой была вся ее дальнейшая - очень недолгая - жизнь, и загадочная смерть. Екатерина Павловна прекрасно помнила рассказ Марии о судьбе своей несчастной тетушки. Но, увидев в Лондоне ее младшую сестру, подумала, что и сама Августа, судя по всему, была далеко не подарком.
        В результате принц Вильгельм вырос без матери. И вот теперь он, формально женатый наследный принц, кажется, произвел достаточно сильное впечатление на свою русскую кузину-вдову. Хорошо это или плохо?
        - Мария, прикажите, чтобы подали чай, - сказала великая княгиня, отгоняя фамильные предания. - Я вдруг проголодалась.
        - Морской воздух, - заметила Мария и отправилась выполнять распоряжение.
        Ничто не длится вечно. Закончилось и приятное путешествие в обществе кузена. Принц Вильгельм отправился к своему венценосному отцу, а Екатерина Павловна временно обосновалась в Брюсселе, в ожидании брата Александра, чтобы ехать вместе с ним в Вену на конгресс. Пока же Александр путешествовал под именем генерала Романова, чтобы избежать восторженных встреч в землях, недавно освобожденных русской армией от французов.
        В Брюсселе великая княгиня много думала о своей младшей сестре - единственной, остававшейся пока незамужней и под бдительным присмотром матери. Еще и еще раз мысленно перебирая всех возможных кандидатов в женихи своей милой Аннет, Екатерина Павловна приходила к выводу: принц Оранский. Пора было вплотную заниматься судьбой младшей сестры, она и так слишком долго является «лакомым кусочком» для иноземных женихов.
        Анна была шестой дочерью в своей семье (пятая, Ольга, умерла в младенчестве), и если императрица Екатерина отнеслась к появлению на свет очередной внучки без особых эмоций, то отец, великий князь Павел Петрович был искренне рад появлению на свет крошки-дочери. Он точно предвидел, что именно она унаследует, точно скопирует, его характер: вспыльчивый, переменчиво-экзальтированный, со странными вспышками доброты и властной, чопорной сухости одновременно.
        Под твердою и мудрою рукою графини Шарлотты Ливен и опекой ее верной помощницы Елизаветы Вилламовой, великая княжна Анна к шестнадцати годам своим превратилась в стройную, привлекательную, грациозную, прекрасно воспитанную и образованную барышню.
        Вот как писал о ней посол Франции в России, граф Коленкур в секретном донесении императору Наполеону:
        «Великая княжна Анна вступает в свой шестнадцатый год только завтра, 7 января 1810 года. Она высока ростом для своих лет, у нее прекрасные глаза, нежное выражение лица, любезная и приятная наружность, и, хотя она не красавица, но взор ее полон доброты. Нрав ее тих и, говорят, очень скромен. Доброте ее отдают предпочтение перед умом. В этом отношении она совершенно отличается от своей сестры Екатерины, слывшей несколько высокомерной и решительной. Она уже умеет держать себя, как подобает взрослой принцессе, и обладает тактом и уверенностью, столь необходимыми при большом дворе…»
        Анна Павловна, не избежала участи стать одной из мишеней долгой матримониальной охоты Наполеона Бонапарта, одержимого идеей иметь наследника для своей - не унаследованной, а созданной собственным воинственным пылом и амбициями короны, а ее судьба - разменной монетой в неустанных политических переделах земной твердыни и власти.
        Первым «предметом» брачных притязаний неугомонного «корсиканского капрала» стала сама княжна Екатерина. В момент возникновения плана бракосочетания, ее сестре Анне было всего лишь двенадцать лет и ее властелин Европы в расчет никак не принимал. До поры до времени. Или потому, что не мог себе представить отказа: Наполеону с самого начала его феерической карьеры никто, ни в чем и никогда не отказывал.
        До сих пор при воспоминании об этом периоде ее жизни, на губах Екатерины появлялась слабая улыбка. Она отказала «величайшему человеку своего времени»! Она нашла в себе силы и мужество отказаться от блиставшей перед ней - протяни только руку - короны императрицы. И время показало, что она поступила правильно: Наполеон свергнут и изгнан на остров Эльба, а судьба его супруги и маленького сына… увы! Они теперь навсегда останутся только дочерью и внуком австрийского императора.
        «Так проходит мирская слава…»
        Но когда Екатерину выдали замуж за принца Георга Ольденбургского, в России осталась только одна, по мысли Наполеона, подходящая невеста - самая младшая дочь покойного «рыцаря мальтийского ордена» - Цесаревна Анна. И в случае ее брака с Бонапартом не приходилось уже говорить не то, что о любви, но даже и просто - об уважении! И веру свою Цесаревна, безусловно, должна была бы сменить. И смотрели бы на нее во Франции, прежде всего, как на «породистую самку», должную и могущую лишь вовремя произвести на свет наследника трона. Или наследников.
        Такое пристрастно-циничное положение вещей никак не устраивало гордую венценосную семью России, но до поры до времени решено было выиграть время. С Бонапартом мягко заигрывали, водили за нос, обещали, не уточняя.
        Тем временем, Анна Павловна, казалось, и не ведала вовсе о тех бурях и баталиях, что происходили вокруг ее души и неискушенного сердца на политическом Олимпе среди мировых держав. Она всецело находилась под строгой опекой любящей матери и мудрой генеральши Ливен, а вскоре к ним двоим еще добавилось и нетерпеливо-зоркое око старшей сестры - княгини Екатерины, которое беспрестанно посылала «милой Анничке» обширные письма из Твери, с рекомендациями книг для чтения, расспросами о времяпрепровождении, занятиях, друзьях и любимых цветах в саду Павловска.
        Екатерина Павловна вспомнила, как к ней в Тверь явились два посланца овдовевшего прусского короля Фридриха Вильгельма: тот, якобы, нащупывал почву для возможного сватовства к Великой княгине Анне Павловне, и просил своих тайных посланцев походатайствовать за него у властительницы Твери, влияние которой на брата-императора было уже общеизвестно.
        Она тогда мгновенно выставила агентов-сводников за дверь: они нарушили каноны светских приличий и все нормы придворного этикета. Она разгневалась и написала обо всем младшей сестре, не скупясь на самые яркие краски. Но молоденькая цесаревна только посмеялась над легкомысленной самонадеянностью пруссаков. Анна Павловна была не по годам разумна - это признавали все окружающие.
        Несмотря на цветущую молодость, почти детство, у Цесаревны Анны были уже свои, постоянные обязанности при Дворе: при ее участии ставились в Павловске музыкальные спектакли, устраивались чтения в пользу р аненных и сирот; она неустанно сопровождала мать - императрицу во время ее торжественных выходов в свет и поездок по приютам и лазаретам, которых на попечении вдовствующей Марии Федоровны было великое множество!
        И вот теперь эта девочка подросла настолько, что пора всерьез думать о ее браке. Что ж, она, Екатерина, подумает. И во что бы то ни стало устроит этот брак: принц Оранский напоминал ей покойного супруга, незабвенного Жоржа, а с таким мужем Аннет несомненно будет счастлива. То-есть просто обязана быть счастливой!
        А ведь были еще и другие титулованные кандидаты в мужья Анны. К примеру, герцог Беррийский - член восстановленной в правах власти во Франции династии Бурбонов. Всем обязанные императору Александру, они ловили из его уст каждое слово и перспектива породнится с домом Романовых Бурбонов весьма прельщала!
        Но Екатерине Павловне - особенно после долгих бесед с Марией - было почти страшно связать судьбу своей младшей сестры с этим молодым человеком после всего, что произошло во Франции, ибо если счастье и обстоятельства приведут его снова в эту страну, то он будет там ходить вечно на вулкане, который может каждую минуту поглотить его и все его семейство… Нет, только не Франция!
        Скорее бы уж начинался этот конгресс, на котором будут решаться все вопросы - и политические, и экономические, и матримониальные. Екатерина уже писала своему постоянному корреспонденту, генералу Деволану, что туда должны съехаться «потентаты всех стран и цветов, что для нас, зевак, создаст прелюбопытное зрелище. Короли Датский, Прусский, Баварский и Вюртембергский, королевские принцы Шведский и Вюртембергский, почти все властители Германии и принцы, их свиты, не считая всех дипломатов Европы».
        На конгрессе надо было устраивать европейские дела, основательно разрушенные Наполеоном, пристраивать «безработных» королей и герцогов, лишившихся своих тронов, владений. Кроме сиятельных особ в Вену явились банкиры, а также люди искусства - художники, литераторы.
        Здесь сосредоточился весь тогдашний политический мир, привлекавший к себе, как огонь бабочек, немало честолюбивых и корыстолюбивых людей. Начался дележ Европы, и все дипломатические интриги шли среди блестящих празднеств, увеселений, обедов, приемов…
        Тон на конгрессе, естественно, задавали великие державы-победительницы в войне с Наполеоном - Англия, Австрия, Пруссия и Россия. Однако были привлечены и побежденная Франция, и второразрядные державы - Швеция, Испания и Португалия. А уж об участии небольших и совсем крохотных немецких государствах - княжествах и королевствах - можно, наверное, и не напоминать.
        Из всех этих стран, пожалуй, только Англия, уже все чаще называемая Великобританией, не претендовала на какие-либо территории в Европе. Все территориальные приобретения, которые англичане произвели в ходе наполеоновских войн - и прежде всего в Индии (Бенгалия, Мадрас, Майсор, Карнатик, район Дели и многие другие) - были осуществлены далеко за пределами континента. Англичане добились своей цели, сокрушив былое колониальное могущество Франции в Индии и Вест-Индии, и теперь им нужна была сильная Франция как важнейший фактор европейского равновесия.
        Сильная Франция была нужна и Австрии, чтобы сдерживать прусские притязания на Саксонию, а русские - на Польшу. В свою очередь, Лондону был нужен партнер на континенте, способный противостоять чрезмерному усилению России на Востоке. Наконец, хотя Венский конгресс был своего рода дипломатической дуэлью между Александром I и Талейраном, тем не менее, и русский царь отдавал себе отчет в том, что ему может понадобиться сила на западе Европы, способная уравновесить чрезмерно усилившуюся Пруссию.
        Впрочем, в то время, в начале XIX столетия, никому и в голову не могло прийти, что Пруссия сможет угрожать европейскому равновесию. Тогда это была самая слабая среди всех держав; страшное поражение, которое пруссаки потерпели в октябре 1806 г., после вторжения наполеоновских войск в Пруссию, когда последняя фактически перестала существовать - все это было слишком свежим в памяти людей, собравшихся в Вене осенью 1814 г.
        В этих условиях у прусской правящей верхушки не было иного выхода, кроме тесного альянса с могущественной Российской Империей. Только союз с Петербургом должен был помочь Берлину решить важнейшую задачу, стоявшую перед прусской правящей верхушкой - округлить владения Пруссии и увеличить общее число ее подданных.
        Пруссия претендовала на Саксонию - и в этом русский царь был готов поддержать своего союзника, прусского короля Фридриха-Вильгельма III (ведь тот, кто обладает Саксонией - тот обладает проходами в Богемских горах, то есть кратчайшим путем на Вену; таким образом Саксония превратилась бы в постоянное яблоко раздора между Австрией и Пруссией, что исключало бы сближение двух этих немецких держав). В свою очередь Петербург претендовал на польские земли прусского захвата, из которых Александр I хотел образовать Царство Польское, конституционное государство с внутренним самоуправлением под скипетром русского царя.
        С этими планами, по вполне понятным причинам, была совершенно не согласна Вена: австрийцам совершенно не улыбалась перспектива усиления ее ближайших соседей, Пруссии и России. Впрочем, отрицательное отношение к расширению владений российского императора и прусского короля не означало, что сами австрийцы не хотели бы округлить владения австрийской империи - прежде всего в Италии.
        В историю Венский конгресс вошел под названием «танцующего», поскольку количество балов и всевозможных приемов - опять же с танцами! - значительно превосходило число, как бы сейчас сказали, «пленарных заседаний». Можно было только удивляться тому, как участники конгресса смогли принять столько важных для будущего Европы решений.
        На самом же деле Венский конгресс - уникальное для своего времени явление. В результате его работы был не только проведен территориальный передел в Европе, но и выработаны те принципы, которые легли в основу мировой дипломатической практики.
        Всего этого, как ни странно, большинство современников не видело и не понимало. Екатерина Павловна не была исключением из общего правила: она от души наслаждалась пышными празднествами, балами, на которых с упоением отдавалась новому для россиян танцу - вальсу, флиртовала, интриговала…
        - Никогда еще мне не было так весело, как на этом сборище владетельных особ и их прихвостней, - призналась она Марии после одного из балов. - Наконец-то я живу так, как всегда хотела.
        - Не знала, что ваше высочество так любит танцы, - усмехнулась Мария.
        - Я тоже не знала, - согласилась Екатерина Павловна, - но этот вальс… просто чудо! Как глупо, что в России он до сих пор под запретом. Но маменьку не переубедишь…
        Действительно, вдовствующая императрица Мария Федоровна изо всех сил старалась сохранить придворную жизнь в том виде, в каком она была при жизни ее незабвенного супруга. Она словно бы и не понимала, что пятнадцать лет, прошедшие со времени смерти Павла Петровича - долгий срок, что война многое изменила в обществе и в умах людей.
        И доказывать ей что-либо было бессмысленно. Об этом прекрасно знал и сам император Александр, поэтому даже не пытался вводить какие-то перемены. Просто старался проводить вблизи от чрезмерно властной матери как можно меньше времени.
        И в Вене он наслаждался полной свободой и всеобщим поклонением. Александр, Екатерина Павловна и находившаяся с ней в Вене Мария Павловна присутствовали на всех многочисленных праздниках, за редчайшими исключениями.
        Иногда сам Александр давал «большие обеды» для владетельных особ: королей, герцогов, принцев, на которые приглашались и три фельдмаршала союзных армий. Обеды проходили в великолепном доме графа Андрея Кирилловича Разумовского, бывшего русского посла, навсегда поселившегося в Вене.
        На одном из таких обедов, точнее, после его окончания Екатерина Павловна, выходя из-за стола, подала руку австрийскому фельдмаршалу князю Шварценбергу, командовавшему союзными армиями под Лейпцигом, тем самым поставив его в шествии из столовой впереди многих принцев крови.
        Увидев это, Александр лишь укоризненно покачал головой, но ни сказал сестре ни слова осуждения. Он был рад тому, что к Екатерине Павловне возвратились ее былые жизнерадостность с своеволие, ему нравилось, что сестры пользовались огромным успехом у всех без исключения мужчин.
        А дипломатический протокол… Да разве его создавали для этих очаровательных, полувоздушных существ, которые с такой грацией кружатся в вальсе на зеркальных паркетах пышных дворцов? У них свой протокол, правила которого известны лишь немногим избранным. И которые меняются в зависимости от настроения несколько раз в неделю, а то и за один день.
        Есть, правда, дамы, которые неукоснительно соблюдают общепринятые правила всех протоколов. Например, императрица Елизавета Алексеевна, которая приехала в Вену в октябре, возвращаясь после посещения своих родных в Бадене. Вот уж кто в глазах Александра был ходячим воплощением немецкого понятия «орднунг юбер аллес» (порядок превыше всего). Хотя…
        И она однажды нарушила все, что только можно нарушить. Если бы ее внебрачный сын не скончался через несколько дней после рождения, трудно сказать, как решилась бы эта проблема, ведь император официально признал ребенка своим. Признал потому, что не хотел скандала, развода, а главное - неизбежного нового брака. Жена, хоть и изменила ему, была привычна как… как старый халат. И никогда не мешала ему иметь личную жизнь.
        В отличие от Екатерины Павловны и ее сестры, принимавших участие во всех увеселениях, на которые был неистощим венский двор, Елизавета Алексеевна чуждалась большого света, и большую часть времени в Вене проводила в обществе своей сестры Каролины и ее мужа, короля Баварии. В Петербурге же пользовалась заслуженной репутацией затворницы.
        Императрица знала, что великая княгиня искусно использовала расположение к себе брата-императора, одолевая его просьбами в пользу родственников из Ольденбургского дома или своих придворных, считала, что золовка постоянно вмешивается не в свои дела, и поэтому старалась избегать и общества Екатерины Павловны. Слишком уж разными они были - императрица и великая княгиня.
        Деликатной, сдержанной, порой до холодности, Елизавете Алексеевне, молча переносившей все выпадавшие на ее долю испытания - смерть двух дочерей и новорожденного сына, забвение мужем, одиночество в императорской семье, неудачную личную жизнь - видимо, претило то, как эмоционально, порой экзальтированно, переносила Екатерина Павловна свое горе после смерти мужа.
        - Она превращает в древнегреческую трагедию любые мелочи, - заметила как-то Елизавета Алексеевна. - Особе ее ранга следовало бы проявлять больше сдержанности, тем более, на людях.
        Это высказывание было немедленно передано «доброжелателями» великой княгине, и отнюдь не прибавило тепла в ее отношение к «замороженной», по ее выражению, супруге брата. Екатерина Павловна не забыла, что императрица не проявляла слишком большого внимания по отношению к ней в трудные дни после ее утраты, ограничившись приличествующими моменту соболезнованиями.
        Впрочем, в Вене вскоре всем стало ясно, что и император Александр не испытывает особой приязни к своей супруге-императрице. Они обедали порознь, императрица почти не бывала на празднествах, которыми развлекали лиц, занятых «дипломатическими прениями». Больше всего она любила уединение, музыку и чтение, так и оставшись, в сущности, баденской принцессой. Хотя и играла роль императрицы, соблюдая все правила придворного этикета.
        Александр же очень любил проводить время в обществе. Все знали, что танцы были одним из любимых развлечений русского императора, по крайней мере в Вене. Он так ими увлекался, что о нем говорили: «Император одержим танцеманией». Надо отдать должное, Александр действительно был прекрасным кавалером и пользовался у дам неизменным успехом.
        Во время одного из балов, когда Елизавета Алексеевна вошла в зал, некоторые из присутствовавших во всеуслышание стали высказываться о ее красоте. Александр, расценив, что это делается умышленно, обронил:
        - Я этого не нахожу.
        Императрица не могла этого не слышать. Присутствия на этом балу император потребовал от жены, чтобы опровергнуть слухи об их плохих отношениях… Буквально через несколько минут Елизавета Алексеевна удалилась с бала.
        По желанию, точнее, по приказанию супруга, императрица была вынуждена иногда посещать и княгиню Екатерину Багратион - вдову знаменитого князя Петра Багратиона, скончавшегося от ран, полученных во время Бородинской битвы. Император пожелал этого потому, что сам бывал в салоне красавицы-княгини почти каждый день и засиживался там до глубокой ночи. Та была в полном восторге от внимания к ней императора, и готовилась занести его в список своих побед.
        Безусловно, это глубоко уязвило императрицу, вовсе не жаловавшую скандально любвеобильную вдовушку: слухи о ее романах с аристократами чуть ли не всей Европы обновлялись с завидной периодичностью. И Елизавета Алексеевна отомстила - изящно, элегантно и типично по-женски. Она постаралась, чтобы известие о новом увлечении императора стало известно его любимой сестрице.
        Результат был предсказуем. Екатерина Павловна, не желавшая уступать своей власти над братом, приревновала Александра к княгине, кстати, ее полной тезке, и недвусмысленно уведомила об этом свою «соперницу». Смелость отнюдь не была в характере княгини, дочери одной из племянниц Потемкина, а по слухам - и самого светлейшего, отношения которого с племянницами боли в свое время достаточно скандальны.
        Мадам Багратион, перепугавшись не на шутку, поспешила при первом же удобном случае лично сказать великой княгине:
        - Его величество бывает у меня только как друг.
        Вряд ли это успокоило Екатерину Павловну: в друзей женского рода у мужчин, тем более, у своего брата, она не верила. К тому же не могла забыть, что именно эта женщина, пусть и не по своей воле и не по любви, стала в свое время супругой князя Багратиона - несостоявшейся первой любви юной цесаревны Екатерины.
        Понимая это, княгиня Багратион осторожно предупредила императора о том, что его сестра ревнует, и что это может стать очень опасным. На что Александр с плохо скрываемой скукой ответил:
        - Это не мое дело, я в эти дела не вмешиваюсь.
        Судя по всему, отношения с женщинами со всеми их псевдозначительными проблемами уже стали утомлять этого человека, вкусившего настоящей славы, поклонения народов Европы и уверовавшего в себя как в великого человека. Любимая сестра тоже не являлась исключением, и Александр всерьез задумался над тем, чтобы устроить ее брак с принцем Вюртембергским. Вдовство Екатерины Павловны уже тяготило его явно больше, чем саму великую княгиню.
        Но пока императору было не до решения чьих бы то ни было матримониальных проблем: конгресс явно затягивался, причем затягивался непомерно. Жители Вены, уставшие от долгого пребывания монархов, от непомерных расходов, от подорожания жизни из-за огромного числа нахлынувших в город гостей, стали выражать недовольство. Враги русского императора из числа его союзников, никак не желавшие смириться с тем, что лавры победителя Наполеона принадлежат ему, стали очень искусно направлять раздражение венцев. Они упрекали Александра в неуступчивости в решении некоторых вопросов европейского устройства.
        Хотя придворная дама русской императрицы графиня Эдлинг и писала, что «танцам не было конца; все более или менее увлекались ими и забывали цель, ради которой съехались», на деле все было не совсем так. Эти бесконечные балы, маскарады были только формой для отвлечения противников от истинных намерений каждого из них.
        Александр не хотел уступать Меттерниху, не желая усиления Австрии, а старался сколько можно усилить Пруссию, чтобы сделать из нее достойного союзника. Побежденная Франция на Венском конгрессе существенной роли не играла, но при этом весьма успешно участвовала, в лице виртуозного политика Талейрана, в создании тайного тройственного союза против России.
        Все без исключения историки дипломатии вынуждены отдавать должное Талейран-Перигору, князю Беневентскому, французскому министру иностранных дел. Как человек он отличался, мягко говоря, чрезвычайной гибкостью своих принципов. Так ведь и время было, как говорится, героическое, но суровое, и на фоне таких своих современников, как Робеспьер и Наполеон, Талейран с его мздоимством выглядит просто невинным шалуном.
        Но в истории дипломатии он остался не только и не столько как взяточник, казнокрад, предатель и двойной агент, а как человек, заложивший основы первой в мировой истории работоспособной системы международных отношений.
        Именно благодаря настойчивости и дипломатическому искусству Талейрана (а также, нужно сказать, наличию хорошо информированных тайных агентов) ему удалось добиться участия как Франции, так и малых держав в работе подготовительного комитета конгресса, а также того, чтобы будущие постановления конгресса соответствовали бы принципам международного права.
        На этом же легендарном «танцующем конгрессе», и было учреждено королевство Нидерланды. Это королевство искусственно, вопреки языку, религии и хозяйственному укладу объединило бельгийцев и голландцев. Можно было предвидеть, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Но тогда еще предвидение не стало наукой на службе политиков. Тогда, в эпоху военной славы российского императора и торжества мира, кто мог об этом думать? Все праздновали победу над «корсиканским выскочкой-самозванцем» и упорно искали покровительства и благосклонных взоров России.
        Хотя Талейран, министр иностранных дел Франции, умнейший человек эпохи Наполеона, ясно написал в своих мемуарах:
        «Создание нового Нидерландского королевства, решенное еще до заключения мира в Париже, весной 1814 года, было, несомненно, враждебным против Франции мероприятием, оно было задумано с целью создания вблизи нее неприязненного к ней государства, потребность которого в защите делала его естественным союзником Англии и Пруссии, извечных противников Франции».
        Близость к столь мощным союзником, однако, не спасла Нидерландское королевство от распада, во время волны революционных потрясений 1830 года. Но до него было еще очень далеко - с точки зрения современников, конечно, а не истории.
        В 1815 году отец принца Оранского провозгласил себя королем Нидерландов Вильгельмом Первым. Его сын, разумеется, тотчас стал же наследным принцем. Началось обустройство нового государства. Под пристальной опекой союзников и, конечно, России. И под внимательным взглядом великой княгини Екатерины Павловны, которая теперь была абсолютно уверена: ее младшая сестра должна быть нидерландской королевой. И не щадила усилий, чтобы эта почти сказка стала былью как можно скорее.
        Так что великая княгиня Екатерина Павловна, хотя и назвала себя в письме к Деволану всего лишь «зевакой», на самом деле таковой не была. Она весьма активно участвовала во всех интригах конгресса, конечно, за пределами дипломатических прений.
        Пребывание в Вене она использовала и для того, чтобы поклониться праху своей старшей сестры Александры Павловны, хотя помнила ее весьма смутно. Еще в октябре вместе с Александром и Марией Павловной они ездили в Офен, где когда-то жила палатина венгерская.
        Император с сестрами направился в деревушку Ирем, где в маленьком храме покоилось тело Александры Павловны. На обратном пути в Вену Александр и его сестры остановились в Пресбурге, во дворце эрцгерцога Иосифа, мужа Александры Павловны, и провели там несколько часов. Затем снова пришлось возвращаться в Вену с ее наэлектризованной уже донельзя атмосферой.
        Если некоронованным королем дипломатии на конгрессе считался Тайлеран, который к марту 1815 года сумел совершенно расстроить антифранцузскую коалицию, то настоящим злым гением и центром интриг был князь Меттерних, который, в традициях австрийской дипломатии, считал Россию своим вечным врагом. Разногласия приняли такую остроту, что между Александром и Меттернихом произошло настолько бурное объяснение, что русский император отказался от прямых контактов с австрийским министром и перестал посещать его балы и приемы.
        Подозревая - и не без оснований - австрийского интригана во всех смертных грехах, Александр понятия не имел о том, что 3 января 1815 года Талейраном, Меттернихом и Кэсльри был подписан «Секретный трактат об оборонительном союзе, заключенном в Вене между Австрией, Великобританией и Францией, против России и Пруссии». В соответствии с этим договором, в случае нападения на любую из держав-подписантов все они обязываются выставить на поле боя 120 тыс. пехоты и 30 тыс. кавалерии, с соответствующим количеством артиллерии.
        Но первого марта произошло событие, разом изменившее все. Сбежавший с острова Эльба Наполеон высадился в бухте Жуан. Парижские газеты поспешили сообщить всем о новом явлении «корсиканского чудовища». Они же три недели спустя сообщили, что «Его Императорское Величество под восторженные крики верноподданных изволил прибыть в Париж». Начались наполеоновские «сто дней», а почти все успехи Талейрана были сведены на нет.
        Курьезный факт в истории дипломатии: Людовик XVIII так торопился удрать от приближающегося к Парижу Бонапарта, что оставил на своем рабочем столе в Тюильри текст «Секретного трактата об оборонительном союзе»! И первое, что сделал Наполеон - отослал этот самый злополучный текст императору Александру! Можно себе представить, с каким безграничным «доверием» относился после этого к Талейрану Александр
        После Ватерлоо слава победителя Наполеона перешла к английскому герцогу Веллингтону. Опасность, которую все европейские монархи ощутили в марте 1815 года, когда началось вторичное правление Наполеона, на время объединила их и ускорила решения Венского конгресса: его акт был наконец подписан в июне.
        Согласно этому акту, Герцогство Варшавское отходило к России, за исключением Торуни и Познани, которые достались Пруссии. Ей же отошла почти треть Саксонского королевства, Данциг и шведс кую Померан ию, Вестфал ию и левый берег Рейна. Краков становился вольным городом. Восточная Галиция переходила к Австрии.
        Территориальные приращения получила Бавария, но Франкфуртскому герцогу его герцогство не возвращается; Франкфурт становится вольным городом. Нидерландское королевство присоединяет к себе Бельгию и Люксембург. Сардинское королевство уступает Савойи Швейцарии и Франции, но получает взамен Геную. Австрия получает Венецию и Ломбардию.
        Территориальные постановления Венского конгресса создавали целый ряд очагов напряженности в различных регионах Европы - от Северного моря до Средиземноморья - и очень скоро Европе пришлось почувствовать на себе, что искусственное подавление воли народов чревато самыми серьезными последствиями.
        В это время великая княгиня Екатерина Павловна уже находилась у сестры Марии Павловны в Веймаре, где после долгой разлуки увиделась со своими сыновьями, жившим у тетки, пока мать колесила по Европе. Великая княгиня была сыта политическими интригами и страстями по горло, да и бесконечные путешествия ее уже изрядно утомили.
        - Для меня главное - это создание королевства Нидерланды, - сказала она своей сестре во время прогулки по парку в Веймаре. - Теперь можно всерьез заняться устройством брака Аннет.
        - Главное - это то, что наконец-то наступил мир в Европе, - возразила ей Мария Павловна. - А за кого выйдет замуж Аннет, в конечном итоге, не так уж и важно. Лишь бы ее будущий муж был порядочным и любящим человеком. Остальное приложится.
        Екатерина Павловна подавила невольную усмешку. Ее старшая сестра вот уже пятнадцать лет была замужем за безусловно порядочным человеком - наследным принцем Карлом-Фридрихом Саксен-Веймарским. Но порядочность, пожалуй, была его единственным достоинством: супруг Марии Павловны, с точки зрения большинства его современников, был полным ничтожеством. Тем не менее, супруги жили в полном согласии, во всяком случае - внешнем.
        И окружение Марии Павловны соответствовало исключительно ее духовным запросам: наследному принцу все тонкости литературы, поэзии, музыки и философии были чужды и даже недоступны. При Веймарском дворе блистали Гете и Шиллер, позднее давал концерты знаменитый уже Ференц Лист. В Веймаре был даже настоящий театр. Екатерина Павловна многое почерпнула из своих визитов ко двору сестры.
        Но в данный момент она думала о том, каково это - иметь своим мужем абсолютное интеллектуальное ничтожество, с которым не о чем и просто невозможно говорить, и который даже не задумывается о том, что со временем станет великим герцогом Веймарским и полноправным государем пусть и маленькой, но своей родной страны. За него, похоже, думала супруга.
        «Смогла ли бы я так? - думала Екатерина Павловна, тщетно пытаясь уснуть. - Жить с человеком, с которым не о чем говорить? Не думаю. Хотя… Я ведь мечтала выйти за австрийского императора, а он, кажется, еще менее интересен, чем мой зять. Если такое, конечно, возможно».
        Внезапно висок пронзила резкая боль. Такая резкая и внезапная, что великая княгиня не удержалась и вскрикнула. Последнее время голова у нее болела довольно часто, но приступа такой силы еще ни разу не было.
        Она хотела позвонить в колокольчик, но ослабевшая вдруг рука не смогла его удержать и колокольчик упал на пол, устланный пушистым ковром. О том, чтобы встать самой, и речи быть не могло: казалось, что раскаленная игла медленно поворачивается в голове, расплавляя мозг и лишая великую княгиню речи и зрения одновременно.
        - Мария, - хотела она позвать, но губы лишь беззвучно пошевелились.
        И уже с меркнущим сознанием Екатерина Павловна почувствовала, как ее осторожно приподнимают вместе с подушкой, к губам подносят стакан с восхитительно прохладной водой. Из последних сил она сделала глоток и почувствовала, что в воде была одна из тех крохотных пилюль, которыми Мария уже не раз спасала ее от приступов головной боли…
        Когда великая княгиня открыла глаза, уже брезжил рассвет. Голова была тяжелой, но не болела. Екатерина Павловна пошевелила одной рукой, потом другой. Все нормально: она четко видела окружающие предметы, могла двигаться. И тут же на ее лоб легла прохладная рука. Мария! Значит, приступ был, ей не померещилось, и ее верный ангел-хранитель оказался на месте.
        - Как вы себя чувствуете, ваше высочество? - услышала она знакомый голос.
        - Нормально, - ответила Екатерина Павловна. - Но только что у меня был такой приступ головной боли, что я думала - умру. Как ты догадалась прийти?
        - Услышала, как звякнул колокольчик, - спокойно ответила Мария. - Вы же знаете, я сплю мало и чутко, да и дверь в мою комнату всегда чуть приоткрыта. Сейчас я приготовлю кофе, ваше высочество, а потом нужно будет снова принять лекарство. И на вашем месте сегодняшний день я бы провела в постели.
        - Исключено! - отрезала Екатерина Павловна, к которой постепенно возвращались силы и ясность ума. - Сегодня я обещала мальчикам прогулку в коляске. Я не могу ее отменить.
        По лицу Марии скользнула легкая тень, но тут же исчезла.
        - Ну, до прогулки у вас еще есть время. Тогда разрешите мне сделать вам массаж. Это помогает, вы знаете.
        Да, это помогало почти всегда. Во время приступов мигрени, которым была подвержена великая княгиня, Мария порой часами водила щеткой для волос по вискам и голове своей госпожи. Но даже самая сильная мигрень не шла ни в какое сравнение с той болью, которую ночью испытала Екатерина Павловна.
        Она хотела рассказать об этом Марии, но та словно прочла ее мысли.
        - Был очень сильный приступ, да? - осведомилась она, беря с подзеркальника серебряную щетку. - Вы даже говорить не могли и почти ничего не видели?
        - Откуда ты знаешь? - поразилась великая княгиня.
        - Врач, который помогал мне готовить пилюли для вашего высочества, предупреждал, что подобные приступы возможны. Главное - вовремя выпить лекарство.
        - Иначе я умру? - осведомилась Екатерина Павловна.
        - О нет! Просто вы страдали бы гораздо дольше, а это плохо для ваших нервов. От мигрени еще никто не умирал, ваше высочество.
        - Может быть, я буду первая? - уже с усмешкой предположила Екатерина Павловна.
        - На все воля божия, - серьезно ответила Мария. - Но вы умрете королевой, я вам это уже говорила. Пока же вы - великая княгиня российская и вдовствующая герцогиня Ольденбургская. Примите лекарство, ваше высочество и выбросите из головы дурные мысли. Просто сегодня на ночь я приготовлю вам травяной отвар, и вы проспите до утра, как младенец. Думаю, вы переутомились на этом самом конгрессе.
        - Возможно, - ответила Екатерина Павловна, которой с каждой минутой делалось лучше. - Очень может быть. После прогулки я хотела бы повидаться с лейб-медиком моей сестры.
        - Я передам, ваше высочество, - отозвалась Мария.
        Лейб-медик великой герцогини Веймарской и личный врач самой Екатерины Павловны, Федор Федорович Бах, были единодушны: переутомление и жаркая погода. Великой княгине было бы весьма полезно поехать на лечение в Висбаден. Тамошние целебные воды, бесспорно, вернут ей силы и восстановят здоровье.
        В июле 1815 года Екатерина Павловна прибыла в Висбаден с весьма скромной свитой и без всякой помпы. Два месяца уединенной жизни, долгие прогулки по паркам в сопровождении Марии и, разумеется, целебные воды пошли ей на пользу сверх всяких ожиданий. Давно уже великая княгиня не ощущала себя такой энергичной и одновременно умиротворенной. Судя по всему, здоровье ее окончательно восстановилось.
        И здесь ее ожидал хотя и ожидаемый, но все-таки сюрприз. В один прекрасный день великой княгине доложили о том, что принц Вильгельм Вюртембергский просит принять его.
        В отличие от того, памятного ей визита английского принца-регента, Екатерина Павловна была готова в считанные минуты. Пусть прическа была повседневной, а платье - достаточно скромным. Блеск глаз, свежий цвет лица, летящая походка - вот что превратило великую княгиню в настоящую красавицу.
        - Вы все хорошеете, кузина, - произнес принц, склоняясь к ее руке.
        - Не лукавьте, кузен, - отозвалась Екатерина Павловна. - В мои годы женщины уже не могут хорошеть.
        - Значит, над вами годы не властны. Хотя… вы еще так молоды! И полны жизни.
        - Какой счастливый случай привел вас сюда, кузен? Дела? Или, сохрани Бог, здоровье?
        - Ни то, ни другое. Я приехал… Я взял на себя смелость…
        Великая княгиня молча ждала, пока ее кузен справиться с приступом внезапной застенчивости. Хотя она с первой же минуты догадалась о цели его визита.
        - Я приехал просить вас оказать мне честь и стать моей супругой, - не обманул ее ожиданий принц Вильгельм. - Вы знаете мои чувства к вам…
        - Я разделяю их, кузен, - с хорошо отмеренной долей застенчивости отозвалась Екатерина Павловна. - Но…
        - Вы отказываете мне? - порывисто спросил принц.
        - Я не отказываю вам, но и не могу принять ваше предложение. Дорогой кузен, вам следует просить моей руки у императрицы-матери Марии Федоровны. Если она даст свое согласие…
        - Помилуйте, кузина, но вы - самостоятельная женщина, вдова…
        - Я прежде всего - великая княгиня российская, - немного высокомерно ответила Екатерина Павловна. - И не могу свободно распоряжаться своей судьбой, как бы мне этого ни хотелось. Если матушка и, конечно, мой августейший брат сочтут, что наш с вами брак пойдет во благо России, тогда я с радостью стану вашей супругой. И еще…
        - Что же еще? - уже с улыбкой спросил принц.
        - Ваш брак с принцессой Баварской, дорогой кузен. Я понимаю, что это формальное препятствие, но…
        - Но его больше не существует. Мой брак с Каролиной Баварской две недели тому назад расторгнут по обоюдному согласию. Неужели вы думаете, что я осмелился бы просить вашей руки, не освободившись от прежних брачных уз?
        Великая княгиня с нежной улыбкой покачала головой:
        - Нет, я так не думаю. Бедняжка Каролина! Она наверняка не понимает, от чего отказалась.
        - О, не беспокойтесь о Каролине, кузина, - с легким раздражением ответил принц. - Моя экс-супруга исключительно практичная дама, и я совершенно спокоен за ее будущее. Уверен, она устроит его наилучшим образом.
        - Что ж, тогда все к лучшему. Думаю, что мы встретимся с вами уже в Петербурге, дорогой кузен. Я собираюсь туда через пару недель.
        - Я могу рассчитывать на совместную прогулку сегодня или завтра?
        - Завтра, - снова улыбнулась великая княгиня. - Завтра в полдень, кузен, я буду рада совершить с вами прогулку по местным чудесным окрестностям.
        - Вы ничего не имеете против конной прогулки?
        - Напротив, буду рада еще больше. Мне редко удается поездить верхом, а я так люблю лошадей.
        - И тут наши вкусы совпадают, - заметил принц Вильгельм. - Если Богу будет угодно соединить наши судьбы, обещаю вам…
        Екатерина Павловна очаровательно-грациозным жестом приложила руку к его губам.
        - Не спешите давать обещания, кузен. И вообще - не спешите. Все придет тогда, когда для этого настанет время…
        Великая княгиня была бы, пожалуй, гораздо менее счастлива в этот день своей негласной помолвки, если бы могла заглянуть на год вперед. Принцесса Каролина-Августа, разведясь с принцем Вюртембергским, действительно неплохо устроила свою судьбу. Она стала австрийской императрицей - четвертой по счету женой императора Франца, который в очередной раз овдовел в 1816году.
        Судьба словно насмехалась над Екатериной Павловной за ее слишком большие претензии к жизни. Этой честолюбивой женщине, неудовлетворенной положением всего лишь великой княгини, пришлось разыгрывать в провинциальной Твери роль королевы, заменять возможность влиять на так и не полученного мужа-императора влиянием на брата-императора и упиваться этим влиянием.
        И вот теперь ей приходилось довольствоваться тем, от чего отказалась другая женщина, не столь одаренная и блестящая, но получившая без всяких усилий тот трон, который оказался недоступным для Екатерины Павловны, несмотря на хлопоты послов, матери и ее самой.
        Впрочем… Жизнь научила ее довольствоваться тем, что имеешь и благодарить за то, что получаешь. Она собиралась замуж почти по любви, и если ее второй брак также не будет осенен блеском императорской короны, что ж…
        С Богом, как известно, судиться не будешь.
        Глава десятая
        И все-таки кузен…
        - Итак, Венский конгресс состоялся. Теперь все эти короли и герцоги, и их новоиспеченные коллеги будут долго приходить в себя и привыкать к мирной жизни.
        - Да, Наполеон напоследок показал им, насколько призрачно все это величие и какая хрупкая штука - стабильность.
        - К тому же большинству из них еще предстоит пройти через революционные потрясения… По-моему, гора родила мышь, коллега. Появилась пара-тройка более крупных, чем прежде, государств, а остальное, в общем-то, мало отличается от прежнего.
        - Не согласен, коллега. Создан прецедент регулярного созыва международных конференций великих держав, в ходе которых великие державы получили возможность обсуждать и находить решения международных проблем.
        - ООН в миниатюре?
        - Ну, примерно. Не забудьте, что конгресс дал толчок развитию международного права, о котором раньше и не слышали. Кроме того, расширилась практика международных контактов на высшем уровне. Ведь раньше встреча даже двух монархов была из ряда вон выходящим событием. Разве что по случаю очередного династического бракосочетания.
        - Не забудьте про создание Священного союза.
        - О, это лишнее подтверждение того, что умом Россию никогда нельзя было понять. Император Александр, за спиной у которого сговаривались между собой спасенные им от Наполеона державы, в это самое время вынашивал мистическую декларацию всех - заметьте, всех! - государств, согласно которой правители впредь должны были руководствоваться в своих действиях исключительно христианскими заповедями любви, правды и мира. Они должны были, подписав эту декларацию, смотреть на себя по отношению к подданным как на отцов семейства, видеть в руководимых ими народах только членов единого народа христианского, управлять ими сообразно с учением Христа и заботиться о том, чтобы и подданные прониклись теми же стремлениями, что и государи.
        - Умница Меттерних охарактеризовал эту декларацию, как «пустой и звонкий документ».
        А другой, не менее умный политик, Тайлеран в своем отчете об итогах Венского конгресса написал:
        «Начала легитимности власти должны быть освящены прежде всего в интересах народов, так как лишь одни легитимные правительства прочны, а остальные, опираясь только на силу, падают сами, как только лишаются этой поддержки, и ввергают таким образом народы в ряд революций, конец которых невозможно предвидеть… конгресс увенчает свои труды и заменит мимолетные союзы, плод преходящих потребностей и расчетов, постоянной системой совместных гарантий и общего равновесия… Восстановленный в Европе порядок был бы поставлен под защиту всех заинтересованных стран, которые могли бы… совместными усилиями задушить при самом их зародыше все попытки его нарушения».
        - Красиво. Но все-таки «Священный союз» прекратил свое существование вскоре после Венского конгресса, не добившись своих целей, а именно, подавления европейской революции.
        - Вы правы. Союз потерпел крах, но его принципы живы до сих пор. Точнее, живо стремление вести политику по этим принципам.
        - Тем не менее, сам русский император последующие десять лет не слишком-то обременял себя государственными делами. Даже не удосужился обнародовать отречение от престолонаследия своего брата Константина.
        - Вот как раз этим вопросом сейчас и занимается Мария. Правда, ее подопечная сейчас озабочена устройством своей личной жизни, а также браком младшей сестры, но в будущем…
        - Не забудьте, что влияние Екатерины Павловны на брата значительно ослабело. Он устал от ее амбиций…
        - Он вообще устал. Но все-таки Марии следует приложить максимум усилий, чтобы отречение Константина было обнародовано. Тем более, что это окончательно успокоит вдовствующую императрицу.
        - И немного успокоит нас.
        - Не знаю. Радует только то, что после свадьбы Екатерина Павловна уедет из России на родину своего супруга-кузена.
        - И, возможно, с помощью Марии раскроет тайну смерти его матери.
        - Не исключено. Ее свекор должен многое знать об этой темной истории. А Екатерина Павловна всегда была пытлива и любознательна.
        - Что с ее здоровьем?
        - Мария говорит, что в последнее время приступов почти не было. Можно надеяться, что это были явления чисто нервного порядка. Когда наладится личная жизнь - окончательно поправится и здоровье.
        - Будем надеяться.
        - Будем, конечно. Что нам еще остается?
        В ноябре 1815 года Петербург торжественно встречал свою блудную дочь: после трех лет отсутствия Екатерина Павловна вернулась домой. Хотя сама она так не считала: с ее точки зрения, она вернулась на родину, где у нее когда-то был собственный дом. Но вот туда она возвращаться вовсе не собиралась.
        - Ваше высочество собирается навестить Тверь? - осведомилась Мария, когда карета великой княгини пересекла границу России.
        Екатерина Павловна покачала головой:
        - Мне это было бы слишком больно. Там я была счастлива, там мы жили с Жоржем… Нельзя дважды войти в одну и ту же реку, Мари. Вы это знаете не хуже меня.
        - Но если вы выйдете замуж за вашего кузена, то вряд ли сможете остаться в России. Он ведь наследный принц, его ждут в будущем королевство и корона.
        - Что ж, значит, сбудутся ваши предсказания, - лукаво улыбнулась великая княгиня. - Вы же всегда прочили мне корону. А они все ускользали и ускользали от меня. Теперь я хочу быть просто женой и матерью и… жить подальше от России.
        - Не понимаю… - медленно произнесла Мария.
        - Не лукавьте, Мари, вы все прекрасно понимаете. Я хочу быть спокойной за жизнь моих сыновей и… и других детей, если Бог пошлет мне их. Корона Российской империи никому еще не принесла счастья. Теперь я это вижу.
        - Что ж, - отозвалась Мария после довольно продолжительного молчания, - тогда я просто рада за вас. Жаль только, что ваш августейший брат стал от вас отдаляться.
        - Не могу осуждать его за это, Мари. По-моему, он смертельно устал от своей ноши. И от незаслуженных оскорблений, которые вдруг пришли на смену чрезмерным почестям. Люди несправедливы, Мари. Мой брат печется об их благе, а они считают его тираном и деспотом. Он выполняет любое пожелание матушки, а она откровенно ждет его смерти или отречения от трона.
        - С чего вы это взяли, ваше высочество? - без тени удивления полюбопытствовала Мария. - Точнее, почему вдруг вы это заметили?
        - Я же не слепая и не дура. Матушка занимается благотворительностью, забывая о благе собственных детей. И она не простила Саше того, что тот якобы участвовал в убийстве своего отца, а потом не отрекся от престола в ее пользу. Я много думала последнее время, благо досуга было предостаточно. И, кажется, многое узнала, просто сопоставив кое-какие факты.
        - Какой великий государственный деятель в вас пропадает, - совершенно серьезно ответила Мария. - Но вы не знаете некоторых деталей. Вашего отца действительно убили… но не те, кто пришел требовать у него отречения. Даже если бы в эту ночь его никто не потревожил, утром императора Павла нашли бы мертвым.
        - Что вы хотите этим сказать? - побледнела Екатерина Павловна.
        - Только то, о чем вы догадывались и без меня. Вашего отца отравили. Он был обречен без всякого заговора. Передайте это при случае вашему августейшему брату, чтобы он был осторожнее. Цесаревич Николай скоро станет совершеннолетним.
        Колеса кареты застучали по булыжникам городской мостовой. Великая княгиня прибыла в Ревель, где должна была остановиться на ночлег. И трудный разговор, естественно, прекратился, но совсем ненадолго.
        Когда великая княгиня вошла в предназначенный ей особняк, ее поразила странная смесь роскоши и запущенности. Казалось, что молодая женщина вступила в замок Спящей красавицы, где все осталось без изменений с того момента, как его хозяйка заснула непробудным сном.
        Покои, отведенные Екатерине Павловне, были отделаны по моде времен императрицы Екатерины Великой, ее бабки, но обильная позолота потускнела, шелковая обивка стен посеклась и выцвела, а огромная кровать с пышным балдахином навевала мысли о чем угодно, только не о безмятежном сне.
        - Что это? - изумленно спросила Екатерина Павловна у встречавшего ее генерал-губернатора Эстляндии. - Кому принадлежал этот дом?
        - С вашего разрешения, княгиня, особняк был отделан по приказанию вашей августейшей бабушки, государыни императрицы Екатерины Алексеевны.
        Генерал-губернатор сам выглядел, как осколок екатерининского века, хотя ему было от силы пятьдесят лет. Но ни правления императора Павла, ни начала нового столетия, ни бури наполеоновских войн - ничто не оставило на нем ни малейшего следа, словно кто-то тщательно оберегал этот своеобразный музейный экспонат.
        - Это я вижу, - нетерпеливо перебила его великая княгиня. - Но для кого?
        - Для супруги брата великой княгини Марии Федоровны, принца Вюртембергского, Августы.
        - Боже мой, - только и могла произнести Екатерина Павловна. - Какие причудливые фигуры способна выткать Судьба. Покои матери моего…
        Она замолчала. Генерал-губернатор вряд ли знал о том, за кого собирается замуж его высокая гостья, а говорить об этом вслух было преждевременно.
        - И как долго жила здесь принцесса Августа? - спросила Мария.
        - Год… может быть, два. Я в то время был в Крыму, в штате светлейшего князя Потемкина, и до меня доходили только слухи.
        - Какие же? - с плохо скрываемым любопытством спросила Екатерина Павловна.
        - Да простит меня ее высочество, разные слухи.
        - Точнее, - нетерпеливо потребовала великая княгиня.
        - В этом доме принцесса Августа провела только одну зиму. Ее постоянной резиденцией был замок Лоде, недалеко от Ревеля.
        - Одно из стариннейших сооружений в Прибалтике, - вполголоса заметила Мария, - был возведен в начале XIII века первыми рыцарями ордена меченосцев как опорный пункт в их борьбе с местными племенами эстов.
        Екатерина Павловна давно уже не удивлялась энциклопедическим познаниям своей наставницы-наперсницы, и только кивнула головой, давая понять, что слышала и поняла.
        - Мадам права, - угодливо подхватил генерал-губернатор, - замок очень древний. Но его привели в порядок, переложили все камины, в личных покоях принцессы настелили паркет… Это я знаю точно, поскольку посещал замок, когда еще был жив его смотритель, генерал фон Польман.
        - Знакомое имя, - сведя брови, заметила великая княгиня.
        - С вашего разрешения, княгиня, раньше генерал был главным управляющим в Царском Селе…
        - А, теперь понятно. Должно быть, в детстве я слышала о нем. Итак, принцесса Августа жила зимой в Ревеле, а летом в Лоде?
        - Совершенно верно, ваше высочество. На это от казны отпускались достаточные суммы. Плюс, конечно, доходы с самого имения Лоде. Местные жители знали, что принцесса Августа жила весьма весело и явно «свыше ее доходов». К ней в замок постоянно съезжались гости. Танцы продолжались за полночь, и принцесса взяла себе за правило не прекращать их, пока не истреплются ее бальные башмачки.
        - Как мило! - с некоторой иронией заметила Мария. - Теперь понятно, откуда у его высочества принца Вюртембергского такие способности к танцам. На конгрессе он просто блистал в этой сфере.
        Екатерина Павловна бросила в ее сторону предостерегающий взгляд и снова обратилась к генерал-губернатору:
        - Что же потом произошло с принцессой Августой? Я слышала, она скончалась совсем молодой…
        - Увы, ваше высочество, так оно и было. В сентябре 1788 года генерал фон Польман сообщил императрице о внезапной смерти принцессы Августы от остановившихся кровей…
        - Какой странный диагноз! - снова не удержалась Мария.
        - Говорили, что с ней и прежде случались подобные припадки, - невозмутимо ответил генерал-губернатор. - Впрочем, ходили слухи и о ее насильственной гибели. Обвиняли генерала фон Польмана…
        - Кто обвинял? - спросила великая княгиня.
        - Молва, ваше высочество. Судите сами: за несколько дней до смерти принцессу навестила ее золовка, великая княгиня Мария Федоровна, ваша августейшая матушка. Она нашла свою родственницу здоровой и благополучной, о чем и сообщила императрице. А почти сразу после этого принцесса Августа скончалась…
        - Герцог Брауншвейгский, ее отец, потребовал выдать ему тело дочери?
        - Насколько мне известно, нет. Гроб принцессы был установлен в небольшой приходской церквушке неподалеку от Лоде. Ее и похоронили там же на кладбище.
        - Странная история, - заметила Екатерина Павловна. - Впрочем, благодарю вас за ваши хлопоты, генерал, и за интересный рассказ. Вы уверены, кстати, что принцесса Августа скончалась не в тех покоях, где мы с вами сейчас находимся?
        - Абсолютно уверен, ваше высочество. В этом доме никто не жил с тех пор, как принцесса уехала из него в Лоде.
        - Это очевидно, - хмыкнула великая княгиня. - Еще раз благодарю вас, генерал. Но здесь нужно хорошенько проветрить, как минимум.
        - Слушаюсь, ваше высочество. Немедленно пришлю людей, чтобы отперли все окна и растопили камины.
        После ухода коменданта Екатерина Павловна сняла, наконец, шляпу и плащ и опустилась в глубокое кресло подле монументального ложа.
        - Проветрить и протопить можно было бы и до нашего приезда, - заметила она. - Неужели о нем никого не оповестили?
        Мария не слишком почтительно пожала плечами.
        - О месте для вашего ночлега распорядился кто-то из дворца, а это - самое большое здание в городе, насколько мне известно, - только и сказала она.
        Ужин был подан в огромной парадной столовой, где спокойно могла поместиться добрая сотня гостей. Обе женщины просто затерялись под готическими сводами залы, а растопленный камин мог обогреть только небольшой пространство перед ним.
        Мария, как всегда, действовала решительно и спокойно, словно так и было нужно. Она придвинула к камину маленький столик и два кресла и приказала ошеломленному лакею перенести туда блюда и приборы. Потом придирчиво осмотрела поданные кушанья: жареную курицу, пирожки, заливную рыбу. И внезапно спросила замершего возле столика лакея:
        - Кто все это готовил?
        - Кухарка, милостивая госпожа, - с некоторым изумлением ответил лакей.
        - Кто она?
        - Не знаю, милостивая госпожа. Я служу у господина губернатора, сюда прислан только ради приезда ее высокой милости, великой княгини.
        - Позовите сюда кухарку, - властно распорядилась Мария.
        - Слушаюсь, милостивая госпожа, - отозвался совсем сбитый с толку лакей и отправился выполнять поручение.
        - Что это на вас нашло, Мария? - устало осведомилась Екатерина Павловна. - Вы решили, что меня тоже кто-то намерен отравить?
        - Береженого Бог бережет, ваше высочество, - ничуть не смутившись, отозвалась Мария. - Курицу зажарили недавно, пирожки явно подогреты, а заливное за один день не сделаешь. Довольно странный подбор блюд.
        - По-моему вы переутомилась, - констатировала великая княгиня. - Но у меня тоже нет сил с вами спорить. Могу я по крайней мере выпить глоток вина?
        Мария молча налила темно-рубиновый напиток из почтенного возраста бутылки в два бокала и пригубила свой. Долгую минута она молчала, полуприкрыв глаза и словно смакуя старое вино. Потом сказала:
        - Пожалуй, с вином все в порядке. К тому же оно явно из местного погреба.
        Екатерина Павловна только пожала плечами и взяла свой бокал. Она уже привыкла к тому, что с возрастом ее дорогая Мария становилась немного странной. И к тому, что она, похоже, слегка помещалась на состоянии здоровья и безопасности своей воспитанницы и госпожи.
        В этот момент вернулся лакей и привел с собой дородную женщину средних лет в темном платье и ослепительно чистом накрахмаленном белом переднике и чепце. Просто образец немецкой добропорядочной фрау.
        - Она говорит только по-немецки, милостивая госпожа, - предупредил лакей. - И боится, что не угодила такой высокой гостье.
        - Это вы приготовили? - спросила Мария, кивком головы указывая на блюда.
        - Я, милостивая госпожа. Ее светлости что-то не нравится? Я старалась…
        - Вы постоянно служите в этом доме?
        - Нет, милостивая госпожа. Я служу в доме у господина пастора Берга, неподалеку отсюда.
        - Почему прислали вас?
        Женщина молчала, то ли не понимая вопроса, то ли боясь ответить.
        - Я спросила, почему прислали вас, а не кого-нибудь с кухни господина губернатора? - чуть повысила тон Мария.
        - Никто не захотел, - пробормотала чуть слышно женщина.
        - Что?
        - Никто не захотел идти в этот дом. Господин пастор прочитал особую молитву, чтобы я могла прийти сюда и приготовить все.
        - Что за чепуха? - фыркнула Екатерина Павловна, видимо, потеряв терпение. - С чем эти пирожки, голубушка?
        Кухарка явно оживилась:
        - С позволения ее светлости, мой муж сегодня утром набрал свежих грибов. И я решила…
        Никто не успел опомниться, как великая княгиня откусила чуть ли не половину пирожка. Судя по всему, она просто умирала от голода и не собиралась дальше поощрять странности Марии.
        - Вкусно, - заметила Екатерина Павловна, покончив с первым пирожком и берясь за второй.
        Кухарка расцвела.
        - С позволения ее светлости, господин пастор тоже считает, что мои пирожки - лучшие в городе. И рыбу я готовила вчера, как только рыбаки привезли свежий улов.
        Мария хранила молчание, не спуская испытующего взгляда с простого лица кухарки. Но беспокойства в этом взгляде уже не было.
        - А курица, с позволения ее светлости, еще утром была в курятнике господина пастора. Все свежее, не извольте беспокоиться.
        - Спасибо, милая, - рассеянно обронила великая княгиня, принимаясь именно за только что упомянутую птицу. - Зажарено отменно. Но почему все-таки…
        - Ужин не приготовил повар господина губернатора? - закончила ее вопрос Мария.
        Кухарка затеребила передник, видимо, подыскивая слова. Это явно надоело лакею, который тоже решил внести свою лепту в это своеобразное расследование.
        - А потому, милостивая госпожа, что господин губернатор изволил сказать секретарю - я сам слышал! - что не желает отвечать, если у его высокой гостьи случится несварение желудка. И еще он сказал, что не понимает, кому могло прийти в голову предложить госпоже остановиться в этом проклятом доме.
        - Да что вы все так боитесь этого дома? - не выдержала великая княгиня.
        Ответа не последовало. Екатерина Павловна пожала плечами и сказала Марии по-русски:
        - Прикажи дать этой славной женщине немного денег и пусть она отправляется на свою кухню. Я устала от тайн и глупых предрассудков.
        Мария невозмутимо достала откуда-то серебряную монету, вручила ее вмиг разрумянившейся кухарке и отпустила ее, совершенно счастливую от такого удачного общения со знатными гостями. После чего тоже принялась за еду, хотя и с меньшим аппетитом, нежели великая княгиня.
        - Хотела бы я знать, - задумчиво сказала Екатерина Павловна, когда лакей подал кофе и удалился, - что же произошло с моей тетушкой, царствие ей небесное. И что за тайны клубятся вокруг этого дома?
        - В свое время ходили самые разные слухи, - отозвалась Мария, смакуя неожиданно отменный кофе. - Я тогда только появилась при дворе вашей августейшей бабушки. Но принцессу Августу однажды видела.
        - Правда? Каким образом?
        - Сначала примите лекарство, ваше высочество, - твердым тоном отозвалась Мария. - Потом будут сказки на сон грядущий.
        - Вы все-таки неподражаемы, Мари, - рассмеялась великая княгиня. - Я уже давно взрослая.
        - Ваше высочество, для меня вы всегда - любимый ребенок, - отозвалась Мария с редкой для нее нежностью. - Пойдемте в вашу спальню. Здесь, право, неуютно, да и камин догорает…
        В спальне, устроившись настолько удобно, насколько позволяло помпезное ложе, Екатерина Павловна приняла поданное Марией лекарство и потребовала продолжить рассказ о покойной тетушке.
        - Вильгельму это наверняка будет интересно, - добавила она.
        - Не думаю, ваше высочество, что принцу понравится такой рассказ о его матери.
        - Вот как? Тогда я сохраню это в тайне. Рассказывайте же, Мари.
        Мария помолчала немного, воскрешая в памяти давно минувшие дни минувшей эпохи и начала неторопливый рассказ.
        Принцессу Августу она увидела, когда та внезапно ворвалась в покои императрицы Екатерины и, вся в слезах, кинулась ей в ноги. Немного успокоившись, принцесса выложила на стол прядь волос, выглядевшую, как вырванные и окровавленный зуб.
        - Вот, ваше императорское величество, доказательства тех супружеских радостей, которые я имею.
        Екатерина ужаснулась, но не удивилась. Нравы немецких мужчин ей были известны, и принцы не были исключением из этого правила. Сентиментальные до неприличия, пруссаки, вестфальцы, вюртембержцы, мекленбуржцы и прочие жители немецких княжеств, избивали своих жен с завидной регулярностью. Но в данном случае речь шла о брате великой княгини Марии Федоровны, супруги цесаревича-наследника, и оставить дело без последствий Екатерина просто не могла.
        Она укрыла Зельмиру (так в своей переписке и частных разговорах она обычно именовала принцессу Августу) в отдаленных покоях Зимнего дворца, а затем отправила ее в Ревель на попечение генералу фон Польману, управлявшему богатым поместьем Лоде.
        Этому генералу, вдовцу шестидесяти лет, Екатерина поручила ведать хозяйством принцессы Августы, доставлять ей все, что требуется. Самого генерал-лейтенанта императрица так описывала своему постоянному корреспонденту Гримму:
        «Мой давний знакомый господин Польман, заведующий маленьким хозяйством Зелъмиры, человек осмотрительный и озабочен только лишь интересами Зельмиры… Польман стал ей преданным другом; мадам Вильде, приближенная принцессы, тоже. Они в ней души не чают. Время проводит она в чтении, я сама посылаю ей французские книги, в занятиях музыкой или в прогулках».
        Екатерина, то ли ничего не ведая, то ли сознательно, описывала Гримму только в светлых тонах житие принцессы, обретшей теперь покой благодаря заботам щедрой императрицы. Впрочем, сама императрица в то время совершала длительную поездку по Крыму в сопровождении своего очередного фаворита и князя Потемкина, и просто могла и не получать самых полных сведений о том, как идет жизнь в Ревеле и Лоде.
        Вернее будет сказать - получала сведения из писем, которыми обменивалась с принцессой и с тем же Польманом. Только вернувшись в Петербург, Екатерина смогла узнать о жизни принцессы Зельмиры-Августы от людей, посещавших Ревель, расположенный не так далеко от берегов Невы, и слышавших там от жителей то, о чем не сообщалось в письмах.
        Но вскоре до Петербурга стали доходить слухи о связи со старым генералом, призванным «блюсти покой принцессы». О том, что так было на самом деле, свидетельствовала впоследствии приехавшая с Августой из Брауншвейга ее приближенная дама Вильде. Рассказывая о влиянии генерала на молодую женщину, придворная принцессы поведала:
        «Она не смеет ничего говорить и мне только сказала, что когда он не велит, то и гулять она не пойдет».
        А потом пришла весть о скоропостижной смерти принцессы, хотя навестившая ее незадолго до этого великая княгиня Мария Федоровна утверждала, что ее невестка была в добром здравии и ни на что не жаловалась…
        - Да, генерал-губернатор упоминал об этом, - прервала рассказ Марии Екатерина Павловна. - А вот матушка, наоборот, никогда и ничего не рассказывала о первой супруге своего брата. Впрочем, ее можно понять: вряд ли она гордилась таким родственником.
        - Ваше высочество, гордиться не приходилось и принцессой Августой. Вы же видели ее младшую сестру, принцессу Уэльскую? Так должна вам сказать, что старшая сестра тоже не блистала ни хорошими манерами, ни кротостью нрава. И тумаки мужа провоцировала сама, кокетничая напропалую со всеми мужчинами, которые попадали в поле ее зрения. К тому же любила хорошее вино, а выпив, становилась практически неуправляемой. Думаю, принцу Вильгельму об этом тоже незачем знать.
        - Безусловно, - кивнула головой великая княгиня. - Действительно, справедлива русская пословица: «Муж и жена - одна сатана».
        - Вы могли это заметить по вашему первому браку, ваше высочество - с легкой усмешкой заметила Мария.
        Она заметила, как сжалась рука Екатерины Павловны. Только на мгновение, но этого было вполне достаточно, чтобы усмешка исчезла. Похоже, великая княгиня так и не забыла своего первого мужа, хотя, кажется, готова была полюбить и второго. О, эта удивительная способность русских женщин «Чьей-то любви уступая, гордо назваться избранницей…»! И самой верить, что любит, любит, любит…
        Жаль только, что ей придется просить свою высокочтимую матушку согласиться на брак ее слишком независимой дочери с кузеном. Яснее ясного, что вдовствующая императрица предпочла бы оставить свою овдовевшую дочь при себе, особенно теперь, когда намечался брак самой младшей цесаревны. На ком бы ни женился ее любимый сын Николай, его жена никогда не заменит Марии Федоровне родной дочери. Пусть даже и той, чьему мужу она помогла расстаться с жизнью…
        Мария так и не решилась рассказать об этом Екатерине Павловне. По одной единственной причине: она не могла просчитать возможные последствия. Великая княгиня, с ее неукротимым темпераментом, была способна на любой, самый безумный поступок. Причем не стала бы действовать исподтишка, а отомстила бы открыто. Только такой истории не хватало этой несчастной императорской семье.
        Не стала Мария рассказывать и о тех слухах, которые из уст в уста передавали друг другу местные жители. Если им верить, то получалось, что в один из осенних дней 1788 года люди, работавшие около замка, услышали там какие-то крики. Прибывшего врача туда не впустили. Он тоже слышал крики, которые потом стали ослабевать.
        Все решили, что принцесса родила без помощи повитухи, а Польман, чтобы скрыть последствия их взаимоотношений, потому и не хотел впускать в замок врача, который мог засвидетельствовать состояние матери и ребенка. Посчитали, что принцесса умерла при родах. Тело ее поместили в часовню при местной кирхе. Ребенка якобы положили к ней в гроб.
        Но на этом загадочная история не заканчивалась. Приставленные к часовне солдаты, по рассказам старожилов, услыхали ночью какие-то стоны и тотчас побежали в замок доложить о случившемся. Но Польман пришел в часовню лишь поздно утром… Как вспоминала дочь пастора, служившего в этой кирхе, ее отец потребовал вскрытия гроба, на что не получил разрешения от генерала, который в свою очередь обвинил солдат в том, что у них от страха разыгралось воображение…
        В Европе смерть принцессы Августы, которую взяла под свое покровительство Екатерина II, была использована против России. Стали говорить, что ее убили по приказу императрицы, потом говорили, что это дело рук мужа. А местные жители считали, что Польман заживо похоронил принцессу с ребенком, чтобы обезопасить себя от наказания за то, что он преступил дозволенную черту…
        Но все эти крики в замке могла издавать и не роженица, а просто умирающая от отравления женщина. Далеко не все яды действуют быстро и безболезненно, неизвестно, какой из них был применен. И шумы в часовне могли быть реальными: глубокий обморок отравленной принцессы, который поспешили объявить ее смертью, мог уже в гробу смениться агонией. Тогда все становилось на свои места…
        Как бы то ни было, но слухи, домыслы, даже написанные на эту тему «воспоминания» сыграли свою роль. В 1796 г., когда Фридрих Вюртембергский решил просить руки одной из дочерей английского короля Георга III, тот и слышать об этом не хотел, считая Фридриха причастным к смерти жены.
        Переговоры о свадьбе все же состоялись, по удивительному совпадению - сразу же после кончины императрицы Екатерины. Король Англии получил некое послание от нового российского императора, и Фридрих Вюртембергский в 1797 году женился на Шарлотте Английской. В том же году Фридрих Вюртембергский унаследовал трон. Речи о том, жива или нет его первая жена, и если нет, то по какой причине скончалась в столь молодом возрасте, больше никогда не заходило.
        Правление Фридриха стало одной из самых мрачных страниц истории его маленькой страны. Властный, жестокий, распущенный, новый герцог Вюртембергский окружил себя льстецами и развратниками. Беспринципный политик, он везде откровенно искал выгоду. Поначалу присоединился к коалиции против революционной Франции, но потерпел поражение: Вюртемберг был занят французами.
        Фридрих бежал, потом вернулся, чтобы после тайного мира с Наполеоном получить обратно свои владения. Выдал дочь Екатерину замуж за брата Наполеона - Жерома, короля Вестфалии. А после Аустерлица Фридрих получил приращение к своей территории за счет Австрии и вскоре стал по милости Наполеона королем Вюртемберга, войдя в Рейнский союз.
        И вот этот человек может в ближайшем будущем стать свекром Екатерины Павловны, а его надменная и ограниченная супруга - ее мачехой. Так пусть уж лучше великая княгиня остается в неведении относительно мрачных тайн своей новой семьи. Тем более, что к ним так или иначе имеет отношение ее дражайшая и, похоже, вездесущая матушка.
        Лекарство, кажется, подействовало: Екатерина Павловна незаметно заснула. Мария погасила свечи, оставив лишь масляный ночник, и постаралась устроиться поудобнее на софе возле камина. Нет смысла уходить в приготовленную ей комнату; во-первых, она была слишком далеко от опочивальни, а во-вторых, Марии не хотелось оставлять великую княгиню одну. Кто знает, с какой целью их поселили в особняке, который все местные жители считают проклятым. Спасибо, хоть отравить не пытались…
        На следующее утро карета великой княгини покинула Ревель и направилась в сторону Санкт-Петербурга. Еще две ночи в замках местных баронов, которые себя не помнили от счастья иметь возможность принять в своем доме такую высокую гостью. Длинные, скучные, помпезные ужины, манерные до отвращения местные аристократки и… клопы. Клопы, которые не питали никакого уважения к голубой крови хозяев и их гостей. Екатерина Павловна была в шоке: впервые в жизни она столкнулась с чем-то подобным.
        В начале ноября великая княгиня прибыла в столицу России и, проведя только одну ночь в Зимнем дворце, наутро отправилась в Царское Село, где теперь практически безвыездно проживала вдовствующая императрица.
        Ни строгая по-солдатски Гатчина, ни милый, уютный Павловск уже не годились для резиденции Марии Федоровны. Император постоянно отсутствовал, его супруга предпочитала затворничество, и вдовствующая императрица посчитала своим долгом представлять августейшую семью с соответствующим блеском и пышностью.
        Для Екатерины Павловны это было не слишком приятным сюрпризом. Если дорогой по воспоминаниям Павловск еще мог примирить ее с необходимостью постоянного общения с властной и безапелляционной матерью, то в роскошных царскосельских интерьерах это было задачей не из легких.
        - Я отвыкла от всей этой мишуры, - призналась она Марии, когда пыталась поуютнее устроиться в отведенной ей анфиладе парадных комнат. - Десять горничных, двадцать лакеев, полдюжины комнат, одна больше другой. А мои сыновья находятся чуть ли не в другом крыле этого огромного дворца. Кому все это нужно?
        Мария на сей раз оставила вопрос великой княгини без ответа, хотя могла бы вспомнить и роскошный особняк в Англии, и то, что сыновей Екатерина Павловна не видела почти три года. Если уж на ее питомицу нашел стих аскезы, то его нужно было просто переждать. К тому же Мария была уверена: окажись Екатерина Павловна в строгих покоях Гатчины, то стала бы жаловаться на то, что вынуждена, в угоду матери, жить в казарме.
        К счастью, неделю спустя в Царское Село с небольшой свитой приехал принц Вильгельм Вюртембергский, которого встретили с истинно царскими почестями. Пожалуй, одна Мария знала, с каким упорным сопротивлением матери столкнулась поначалу Екатерина Павловна, и каких трудов ей стоило уговорить Марию Федоровну, что брак ее дочери с ее же родным племянником не уронит величия дома Романовых и не запятнает его чести.
        - Можно подумать, что сама маменька ведет свою родословную прямо от римских императоров или византийских цезарей, - пожаловалась как-то великая княгиня своей наперснице. - Ее собственный брат кажется ей недостаточно знатным, чтобы стать моим свекром.
        - Большинство римских императоров и византийских цезарей не могли похвастать особо благородным происхождением, - спокойно заметила в ответ Мария. - Вы, кажется, изрядно подзабыли историю, ваше высочество.
        Екатерина Павловна в гневе даже топнула ногой.
        - Сейчас мне не хватает только ваших нотаций, Мария! Я решила выйти замуж за кузена, и выйду за него, что бы там ни говорила маменька.
        - Разумеется, выйдите, ваше высочество, - все так же невозмутимо ответила Мария. - Если ее императорское величество согласно на брак вашей сестры с принцем Оранским, то сам Бог велел благословить вас на брак с точно таким же наследником королевского трона. Просто императрица еще не осознала, что ее брат - уже не генерал, командующий гарнизоном какой-нибудь прусской крепости, а король.
        Мария, как всегда, оказалась права. На следующий день после этого разговора вдовствующая императрица получила официальное письмо от герцога Беррийского - формального претендента на французский престол. Мария Федоровна пришла в ужас при одной мысли о том, что ее младшее дитя окажется заложницей политики во Франции, где то и дело происходят революции и перевороты.
        Герцогу отказали - вежливо, но крайне решительно. И немедленно вслед за этим было послано приглашение в Россию наследнику Нидерландов, принцу Оранскому: знакомиться с родиною невесты и готовиться к предстоящей свадьбе. В тот же день Мария Федоровна приняла и предложение наследного принца Вюртембергского. 9 января 1816 года была объявлена его помолвка с великой княгиней Екатериной Павловной, вдовствующей герцогиней Ольденбургской. А уже 24 января состоялось бракосочетание.
        На сей раз оно, по меркам российского двора, было наискромнейшим, хотя свита наследного принца Вюртембергского, счастливого жениха, не скоро пришла в себя от великолепия церемонии. Невеста в герцогской короне и накидке, отороченной горностаем, напоминала сказочную принцессу. И хотя была уже - по тогдашним меркам - немолода (почти тридцати лет от роду), могла поспорить с любой дамой или девицей красотой, свежестью и изяществом.
        Достойной соперницей была лишь ее сестра - нареченная невеста наследного принца Нидерландов Людвига-Вильгельма Оранского. Цесаревна Анна светилась от счастья и явно гордилась своим женихом, причем имела для этого все причины.
        Наследник короны молодого государства, недавно появившегося на карте Европы, был молод и привлекателен, отлично образован в Оксфорде и Берлинской военной академии. Храбро отличился в сражении при Ватерлоо, получив серьезную рану в плечо. Даже вдовствующая императрица, обычно крайне скупая на выражение своих симпатий, явно очень благоволила к молодому принцу.
        Первые месяцы года прошли в Петербурге в больших празднествах при дворе по случаю сразу двух свадеб: 21 февраля 1816 года сверкающий снегами Санкт - Петербург, словно пытаясь согреться в вихре бесконечных балов и маскарадов, санных катаний и забав на ледяных горках, пышно праздновал бракосочетание цесаревны Анны Павловны.
        Русский нежный тюльпан осторожно готовили к пересадке на нидерландскую почву. Но свадебные торжества растянули на целых полгода. Слишком тяжело было матери - императрице расставаться с последней, младшей дочерью. Все понимали это. Молодые пошли навстречу ее желанию и оставались в России до ранней осени.
        На летнем празднике в Павловске 6 июня 1816 года юный лицеист Пушкин преподнес наследной принцессе Оранской Анне Павловне и ее молодому супругу, свое торжественное стихотворение: пылкое, полное восторга военной доблестью жениха, красочно описывающее победу союзников над Наполеоном в битве при Ватерлоо.
        «Довольно битвы мчался гром,
        Тупился меч окровавленный,
        И смерть погибельным крылом
        Шумела грозно над вселенной!
        Свершилось… взорами царей
        Европы твердый мир основан;
        Оковы свергнувший злодей
        Могущей бранью снова скован.
        Узрел он в пламени Москву -
        И был низвержен ужас мира,
        Покрыла падшего главу
        Благословенного порфира.
        И мглой повлекся окружен;
        Притек и с буйной вдруг изменой
        Уж воздвигал свой шаткий трон…
        И пал отторжен от вселенной.
        Утихло все. Не мчится гром,
        Не блещет меч окровавленный,
        И брань погибельным крылом
        Не мчится грозно над вселенной.
        Хвала, о юноша герой!
        С героем дивным Альбиона
        Он верных вел в последний бой
        И мстил за лилии Бурбона.
        Пред ним мятежных гром гремел,
        Текли вослед щиты кровавы;
        Грозой он в бранной мгле летел
        И разливал блистанье славы.
        Его текла младая кровь,
        На нем сияет язва чести;
        Венчай, венчай его, любовь!
        Достойный был он воин мести».
        В оде не было ни слова о прелестно-застенчивой принцессе Анне, однако именно она тотчас выучила стихотворение, полное торжественной легкости наизусть и упросила императриц: и матушку, и невестку, как то отметить юного стихотворца, выразить ему восхищение: ей стало известно, что он написал длинные героические стансы всего лишь за два часа!
        Обе Императрицы улыбнулись ее осторожной просьбе и, не сговариваясь, подарили юному Поэту по золотым часам.
        А Анна Павловна увезла с собою листок плотной веленевой бумаги, исписанный летящим, чуть наискось почерком, как одну из самых драгоценных реликвий, наряду с другими ценными сокровищами своего русского приданного: тканями, фарфором, столовым серебром, драгоценностями, картинами, мебелью, библиотекой, музыкальными инструментами, коллекцией севрских ваз и брюссельских гобеленов и кружев…
        Она не учила бы стихи наизусть, если бы лучше знала русский язык: ее молодой супруг был только предлогом для их написания. Она вообще бы их не заметила, если бы знала: юный поэт называл свою оду «рапортом принцу Оранскому» и стыдился ее. Зачем он вообще ее написал? Да затем, что признанный в незапамятные времена лучшим придворным поэтом Юрий Александрович Нелединский-Мелецкий, старый куртизан, гурман и балагур, попросил его об этом.
        И не просто попросил, а - через Николая Васильевича Карамзина, супругу которого юный лицеист обожал до немоты, до остановки сердца, до самозабвения. Катерина Андреевна, пленившая самого императора, была недосягаема для всех - и от того еще более желанна. Она слышала просьбу старого поэта к юному, как мог он отказаться?
        Он должен был написать - и написал. Не за два часа, а всего за час, только чтобы увидеть изумление и восхищение в любимых серых глазах. И он их увидел, хотя стихи - и сам Пушкин это понимал - были откровенно слабы и повторны. Так мог написать каждый. Но никто не мог написать так за один час.
        И еще новоиспеченная принцесса Оранская никогда не узнала, что одни золотые часы Пушкин потерял тут же, через полчаса после получения, а вторыми не дорожил вовсе, так что и они вскоре разделили участь первых. Велика важность - императорский подарок! Он помнил только, КАКпосмотрела на него Катерина Андреевна, когда он прочел эти стихи впервые. И этого было достаточно…
        Екатерина Павловна уже не застала ни праздника в Павловске, ни чтение торжественной оды, ни заочного награждения юного поэта. Она и фамилию-то Пушкина услышала только тогда, когда сестра, уже из Голландии, переслала ей оду. Стихи вслух читала ей верная Мария, а наследная принцесса Вюртембергская, не в пример остальным с вои родственникам отменно знавшая русский язык, только болезненно морщилась.
        - Похоже, эпоха Державина никогда не закончится. Да и техника стихосложения… оставляет желать лучшего. Мой бедный покойный Георг писал гораздо лучше.
        - Ваше королевское высочество, - спокойно ответила Мария, - принц Георг, упокой Господи его душу, писал по-немецки. А этот юный лицеист со временем еще станет выдающимся поэтом… когда перестанет писать оды по заказу.
        - Но за них платят!
        - Вот именно. Богатым людям довольно трудно понять мотивы, которые движут бедными.
        Екатерина Павловна умолкла, глубоко о чем-то задумавшись. Потом произнесла:
        - Какое счастье, что я могу обеспечить своих детей. Мои сыновья никогда не будут ни в чем нуждаться.
        Действительно, перед отъездом с мужем из Петербурга Екатерина Павловна занялась распределением между сыновьями отцовского наследства. Она выделила им гораздо больше, чем требовал закон: значительную часть своего богатого приданого и солидный капитал. Она хотела, чтобы у обоих принцев Ольденбургских состояние было большим, чем у их матери.
        Принц Вильгельм поддерживал жену в этом ее решении, а также в том, чтобы сыновья последовали за матерью в Штутгарт. Маленькие принцы (Александру было шесть лет, а Петру шел четвертый год) должны были воспитываться под наблюдением матери, в обстановке лютеранского королевства.
        Пришлось, правда, выдержать очередной неприятный разговор со вдовствующей императрицей. Та настаивала, чтобы ее внуки жили с ней в Царском Селе, приняли православие и получили бы образование, подобающее великим князьям.
        - Сыновей моей дорогой Мари я не вижу, они слишком далеко и у них есть родной отец. У Александра и Константина нет детей, а дети бедной покойной Елены для меня навсегда потеряны, - говорила Мария Федоровна, прижимая к глазам надушенный кружевной платок.
        - Я уверена, дорогая матушка, что когда женится брат Николай, он подарит вам много внуков, близких вашему величеству и по крови, и по вере.
        - А если у него не будет детей, как у бедного Александра?
        - Но ведь у вас есть еще один сын - Михаил.
        - Он слишком молод!
        - Молодость, маменька, это тот недостаток, который с годами проходит, - иронически усмехнулась Екатерина Павловна. - Вы в свое время не пожелали расстаться с сыновьями, отказавшись отдать их в лицей. Почему вы думаете, что я захочу расстаться со своими?
        - Ты всегда думала только о себе, Като! Мои просьбы никогда ничего для тебя не значили.
        - Так же, как и мои для вас, дорогая маменька. Я не забыла, как «своевременно» вы дали согласие на мой брак с князем Долгоруким. Он об этом даже не успел узнать.
        - Это был бы чудовищный мезальянс!
        - И поэтому вы приказали убить князя, не так ли?
        Вопрос вырвался у Екатерины Павловны неожиданно для нее самой. И столь же неожиданной была реакция на него вдовствующей императрицы. Она перестала всхлипывать, отбросила платок и процедила сквозь сжатые зубы:
        - Кто передал тебе эту чудовищную сплетню?
        - Сплетню, маменька? Вы хотели сказать - известие, не правда ли? Князь был убит по вашему приказу, теперь я в этом не сомневаюсь.
        Мария Федоровна уже взяла себя в руки и приняла надменно-отстраненный вид.
        - Я не желаю даже говорить на эту тему.
        - Тогда поговорим о странной смерти батюшки, - почти шепотом сказала Екатерина Павловна. - Тоже не желаете? А о смерти моего несчастного первого супруга, который не сделал вам ничего плохого, вы тоже не хотите говорить?
        - Александр хотел сделать его наследником престола! - воскликнула Мария Федоровна и тут же осеклась.
        - Я предполагала это, - медленно сказала Екатерина Павловна, вставая с кресла. - И именно поэтому не хочу больше оставаться при дворе, где смерть ходит рядом с каждым неугодным вашему величеству человеком. Сыновей я вам тем более не оставлю. Они сохранят лютеранскую веру, а значит, сохранят и жизнь, поскольку не будут иметь никаких, даже формальных прав на этот проклятый престол. А я его тем более не желаю.
        Екатерина Павловна сделала перед матерью глубокий реверанс и быстро вышла из комнаты. Она уже сожалела о том, что коснулась столь опасных тем, и желала только одного: как можно быстрее покинуть Россию.
        В середине марта новобрачные выехали из Петербурга, проехали Варшаву, Берлин и через месяц прибыли в Штутгарт. Их здесь уже ждали. Для молодоженов поначалу был приготовлен дворец, расположенный напротив старого герцогского, теперь уже королевского дворца. Вопреки всему тому, что слышала о своем свекре Екатерина Павловна, король принял их весьма радушно. Чего нельзя было сказать о его супруге, Шарлотте Английской, чисто британская сдержанность которой с годами обернулась невыносимой надменностью.
        Между тем из России приходили транспорты с приданым, богатство и изящная роскошь которого приводили всех в удивление. Оно было выставлено для всеобщего обозрения в помещениях дворца. Такого в бедном Вюртемберге, с его простотой быта, еще не видели. Не видела ничего подобного даже королева Шарлотта, и подобное зрелище, естественно, не улучшило ее отношения к невестке.
        - Она напоминает мне ее мать, старую королеву Шарлотту, - жаловалась Екатерина Павловна Марии. - Такая же желтая, высохшая и напыщенная. Бог свидетель, я бы предпочла иметь свекровью кого-нибудь вроде принцессы Уэльской. С ней хотя бы не скучно.
        - Не думаю, ваше королевское высочество, чтобы вам подошло общество подобной особы, - невозмутимо заметила Мария. - А королева Вюртембергская чудесно смотрится в паре со своим супругом. Она мне напоминает единицу, а он…
        Договорить она не успела, поскольку Екатерина Павловна уже смеялась. Внешность короля, ее свекра и дяди, была притчей во языцех при всех европейских дворах. Король Вильгельм был поражен его чудовищно дороден, его огромный живот буквально свешивался по бокам огромным животом. Рядом с сухопарой, прямой, как доска, королевой, он действительно смотрелся довольно комично.
        Но такие насмешки новоиспеченная наследная принцесса Вюртембергская позволяла себе крайне редко и только с Марией. Ей хватало других забот, куда менее веселых. По-прежнему стремясь вести как можно более скромный образ жизни, Екатерина Павловна соответственно организовала свой двор. Ее штат был невелик: она привезла с собой только бонну для маленьких сыновей, камер-фрау и камердинера своего покойного супруга.
        Уже в Штутгарте она пригласила в качестве своего секретаря и воспитателя сыновей бывшего секретаря принца Ольденбургского фон Бушмана. Этот действительный тайный советник русской службы знал русский язык, что было важно для воспитателя маленьких принцев: Екатерина Павловна хотела, чтобы и вдали от России сыновья не забывали язык ее родины.
        Семья наследного принца вела скромный образ жизни, без роскоши, хотя двор короля отличался иным. Свекор Екатерины Павловны любил окружать себя пышным блеском - как бы компенсируя то, что он не был природным королем, а получил свой титул совсем недавно. А Екатерину Павловну вполне устраивала тихая семейная жизнь - чувствовалось, что она нуждалась в скромных радостях после стольких бурных событий последних лет.
        Она должна была решить непростую задачу - поладить со своим дядей-свекром. А это было тем более нелегко хотя бы потому, что, сохранив не самые лучшие воспоминания о пребывании в России, герцог с особым рвением служил Наполеону, в том числе, и во время войны 1812 года. Он оставался верен французскому императору и после его бегства с русской земли.
        Только тогда, когда всем уже стало ясно, что время Наполеона прошло, Фридрих Вюртембергский стал искать сближения с союзными державами. Поскольку он приходился родным дядей русскому императору и был женат на дочери английского короля, с ним нельзя было поступить, как со многими другими мелкими немецкими правителями. Фридрих сохранил пожалованный Наполеоном королевский титул, присоединил к своему государству новые земли, а главное - сохранил неограниченную власть над своими подданными.
        Вот с таким деспотичным, суровым, расточительным и не слишком популярным в народе человеком предстояло поладить Екатерине Павловне. И надо отдать ей должное - она сумела сделать это в самый короткий срок. Благодаря уму, обворожительным манерам, умению разбираться в человеческих характерах и в общем-то несвойственному ей прежде терпению, она завоевала доверие дяди-свекра.
        При этом всем своим поведением она завоевывала и сердца вюртембержцев. Совсем не случайно она стала вести скромный образ жизни - прямо противоположный расточительному королевскому, старалась держаться в тени, что при ее непомерном тщеславии было явно продуманной тактикой. Но все это не помогло ей добиться расположения свекрови: королева Шарлотта оставалась холодной и неприветливой.
        - Не обращайте внимания, душенька, - сказал как-то Екатерине Павловне ее супруг. - Моя высокочтимая мачеха никак не может забыть того, что приходится дочерью английскому королю. И вряд ли смириться с тем, что вы - не только дочь, но еще и сестра российского императора, да к тому же еще молоды и хороши собой.
        - Но мне так хочется, чтобы меня любили! - вздохнула Екатерина Павловна. - А королева… Даже не знаю, как она воспримет ту новость, которую я вам сейчас сообщу.
        - Какую же новость? - приподнялся на локте принц.
        Их супружеская спальня была устроена точно по вкусу Екатерины Павловны и не поражала ни размерами, ни пышностью обстановки. Только самое необходимое - зато безупречного вкуса и нежных, пастельных тонов.
        - У нас будет ребенок, - шепнула Екатерина Павловна.
        - Душенька! Это - самая чудесная новость после того, как я услышал о вашем согласии быть моей супругой! Как жаль, что я не король - я бы осыпал вас драгоценными подарками… Но завтра, когда я сообщу их величествам…
        - Прошу вас, друг мой, не торопитесь. И я бы предпочла, чтобы ее величество узнало обо всем из уст его величества, а не из ваших и уж тем более - не из моих.
        - Как вам будет угодно, душенька. Но когда это радостное событие произойдет?
        - Полагаю, что к концу октября. Моя дорогая Мария уже взялась за изготовление приданого.
        - Полагаю, что как только весть о вашей беременности распространится по стране, готовить приданное для маленького принца будут все наши подданные. Ведь их сердца вы уже успели покорить.
        Это было правдой. Вместе с мужем наследная принцесса часто совершала пешие прогулки по окрестностям Штутгарта, заходила в скромные жилища или в небольшие лавочки городских жителей. Расспрашивала горожан об их жизни, раздавала детям скромные лакомства, подбадривала замученных жизнью и нуждой женщин. Но главное - она все это делала совершенно искренне!
        Это было так необычно для вюртембержцев, привыкших к тому, что за последние десятилетия им не везет на добрых правителей. Мать нынешнего короля, герцогиня Луиза, прославилась тем, что своим хладнокровием и выдержкой смогла обезоружить самого Наполеона и тем самым спасти страну. Но доброй женщиной ее не могли бы назвать даже самые близкие ей люди. Герцогиню уважали, боялись, но… не любили. А Екатерина Павловна, еще не будучи монархиней, уже стала завоевывать в народе любовь и доверие.
        Не пропали ее усилия и в установлении добрых отношений с королем. Придя в полный восторг от того, что скоро станет дедом и зная, как его невестка любит и тонко чувствует красоту природы, король сделал ей подарок ко дню рождения - двадцать второго мая вручил ключи от прежде пустовавшего, а теперь приведенного в надлежащий порядок загородного замка Бельвю. Этот летний дворец стал любимым местом пребывания Екатерины Павловны, куда она и переехала из штутгартского дворца.
        Вид из окон был прелестен. Вниз по течению Неккара, несколько в стороне, виднелся уютный городок Канштадт. Вдали расстилалась холмистая долина реки с многочисленными виноградниками. Среди них возвышалась гора Ротенберг - Красная гора. За замком высилась скала, известная в народе под названием Лысого камня. Впоследствии король Вильгельм распорядился развести там розы, и скала получила другое имя - Розенштейн - Розовый камень.
        Как-то, глядя из окна на прелестный пейзаж, Екатерина Павловна сказала мужу:
        - Друг мой, я хотела бы быть похороненной на вершине Ротенберг…
        - Душенька, что за черные мысли? - обеспокоено осведомился ее супруг. - Вы плохо себя чувствуете? Опять головные боли?
        Мучительные боли действительно терзали Екатерину Павловну первые месяцы ее беременности. Но верная Мария, как всегда, успевала дать нужное лекарство, приложить к голове лед, растереть виски. А потом боли исчезли так же внезапно, как появились, и осталась только быстрая утомляемость.
        Это тревожило Марию, но королевские медики считали, что все естественно. Когда женщина ждет ребенка, в ее организме происходят всевозможные, иногда странные изменения. Да и усталость их не удивляла: наследная принцесса уделяла столько внимания своим близким - супругу и сыновьям, так входила во все мелочи ведения хозяйства, что это требовало гораздо больше физических сил, чем у нее на самом деле было.
        - После родов наследная принцесса будет совершенно здорова, - твердили они королю и наследному принцу.
        Принц совсем было успокоился, и вдруг - такое экстравагантное пожелание. Да, с вершины Ротенберга открывался удивительный вид на ближние и дальние окрестности. Но быть похороненной там… Ради чего?
        Тот же вопрос задала ей Мария, которой принц рассказал о странном пожелании супруги.
        - Первый раз я слышу от вас что-то, связанное с вашей кончиной, - сказала ей Мария во время неспешной прогулки по саду. - Что-то беспокоит ваше королевское высочество?
        - Мое королевское высочество ничего не беспокоит, - усмехнулась в ответ Екатерина Павловна. - Но у меня странное чувство, Мария. Будто кто-то все время твердит мне, что нужно дорожить каждым прожитым днем, и ничего не откладывать на потом.
        - И только? Но это - естественное состояние для деятельной натуры, такой, как ваша. Вас всегда нужно было заставлять отдохнуть. Не вижу в этом ничего странного.
        - Мне кажется, я скоро умру, - чуть слышно прошептала Екатерина Павловна. - Я чувствую близость смерти…
        - Не внушайте себе подобных мыслей, - достаточно резко произнесла Мария. - Мысль материальна, ваше королевское высочество, я в этом убеждена. К тому же… к тому же вы можете чувствовать близость смерти, но она угрожает не вам. А если вам мало своих забот, то вскоре, поверьте, их вскоре появится предостаточно.
        Через несколько дней Екатерина Павловна убедилась, что Мария, как всегда, оказалась права. Король давно уже чувствовал себя неважно, а в конце сентября слег окончательно. Приговор врачей был однозначен: тяжелое воспаление печени и водянка. Ни от той, ни от другой болезни радикальных средств не было.
        Королева Шарлотта затворилась в своих покоях и только раз в день посылала придворную даму справится о здоровье его величества. Та же придворная дама проболталась Марии, что королева рада без памяти возможности обрести, наконец, отдельную опочивальню. Ее величеству смертельно надоело делить ложе с вечно нездоровым стариком.
        - Подумать только, - сказала Мария своей воспитаннице, - та самая Шарлотта, которая заболела от огорчения, когда ее будущий брак с герцогом оказался под вопросом, теперь избегает его, как прокаженного. А его величество очень страдает…
        Каковы были эти страдания, Екатерина Павловна поняла, навестив свекра через несколько дней, причем для этого ей пришлось преодолеть немало препятствий. Ее супруг, наследный принц, беспокоился, что, находясь практически на сносях, наследная принцесса может не вынести тяжелого зрелища. И сам король неоднократно отказывался видеть невестку, точнее, показываться молодой женщине в таком неприглядном виде.
        Но Екатерина Павловна настояла на своем. И в первый момент пожалела об этом. На кровати чудовищной глыбой лежало распухшее тело, а лицо короля превратилось в страшную маску боли. В душной комнате пахло лекарствами… и не только ими. За королем по очереди ухаживали его камердинер и лакей, даже сиделку никто не догадался пригласить.
        - Входите же, - прохрипел незнакомый голос с кровати. - Я рад вам, хотя вы напрасно подвергаете себя и моего будущего внука такому испытанию.
        Но Екатерина Павловна уже взяла себя в руки.
        - Нет никакого испытания, дядюшка, хотя мне больно видеть ваше величество в таком положении. Но я сделаю все, чтобы облегчить ваши страдания.
        - Добрая девочка, - чуть слышно пробормотал король. - Похоже, моему сыну повезло в семейной жизни куда больше, чем мне.
        - Здесь необходимо проветрить, - приказала Екатерина Павловна камердинеру. - И пусть найдут хорошую сиделку. Да, и скажите госпоже Марии, чтобы она пришла сюда как можно скорее.
        С этой минуты Екатерина Павловна почти постоянно находилась около больного. Из ее рук он брал лекарства, приготовленные по рецептам Марии и под ее наблюдением. Только невестке удавалось уговорить короля выпить немного овощного отвара или ягодного морса. Крепкий бульон, которым потчевали медики своего монарха, дабы поддержать его силы, был запрещен раз и навсегда.
        - У его величества воспалена печень, а вы кормите его вредными блюдами! - напустилась Екатерина Павловна на лейб-медика, который пытался вернуть бульоны в рацион больного. - Если хотите его убить, лучше сразу дайте яд!
        - Помилуйте, госпожа принцесса, - залепетал насмерть перепуганный медик, - упаси меня бог даже мысленно пожелать вреда моему королю!
        - Вы его причиняете по недомыслию, - отрезала наследная принцесса. - Максимум на что вы способны - это поставить пиявки или иным образом пустить кровь. Остальное явно выше вашего понимания…
        - Вы гневаетесь? - спросила Мария, которая в этот момент принесла свежий целебный отвар из трав. - Напрасно. Нельзя требовать от неграмотного человека, чтобы он бегло читал…
        - Но они же его убивают!
        - Как и большинство своих пациентов, - пожала плечами Мария. - Я принесла лекарство и для вас. И вам необходимо поспать. Сиделка заменит вас на несколько часов.
        Если бы не заботы Марии, Екатерина Павловна, наверное, сама бы слегла от чрезмерного напряжения. Но ей удалось облегчить страдания умирающего настолько, что спустя несколько дней король почувствовал себя немного лучше и попросил приподнять его на подушках, чтобы он мог сидеть.
        - Да, моему сыну повезло с супругой, - с облегченным вздохом прошептал король. - Меня Господь лишил такого счастья. Первая жена, упокой, боже, ее грешную душу…
        Он закашлялся, и Екатерина Павловна ласково положила свою тонкую, изящную руку на его, распухшую и изуродованную болезнью:
        - Вам вредно много разговаривать, дядюшка. Тем более, о грустных вещах.
        - Дитя мое, а о чем же мне говорить? Да и времени мало: скоро я замолчу навсегда… Так вот, о моей первой жене, матери вашего супруга. Я взял ее из Брауншвейгского дома, поверив ее отцу-герцогу, что его старшая дочь - сама невинность и кротость, и что она родит мне много здоровых детей. Только после свадьбы я узнал, что трое братьев моей юной супруги страдают слабоумием, а младшая сестра - совершенно неуправляема. Удивительно, что Вилли родился совершенно здоровым…
        Екатерина Павловна вспомнила мрачный и загадочный дом принцессы Августы в Ревеле, все связанные с ним сплетни и легенды, и поежилась. Дух несчастной женщины словно преследовал ее.
        - Августа была прелестна, как котенок, - продолжал бормотать король, - блондинка, с большими голубыми глазами, свежим ротиком… Сама невинность. Потом я узнал, что ее отец старался как можно быстрее сбыть дочку с рук, потому что при его дворе не было мужчины, с которым она бы не кокетничала. За свадебным столом она хохотала во все горло и вела себя, как пьяный моряк. А потом котенок обернулся кошкой - неразборчивой, похотливой, злой кошкой, с которой невозможно было поладить…
        «А ты бил ее смертным боем, - подумала Екатерина Павловна, прикрыв глаза, - так, что несчастная вынуждена была просить о защите русскую императрицу».
        - Она доводила меня до исступления своими выходками, а потом с воплями носилась по дворцу, жалуясь всем подряд, что я ее истязаю, - продолжал король, словно в ответ на мысли невестки. - Да, я отвесил ей пару оплеух, но она довела бы до этого и святого. По сей день не знаю, от кого она родила двоих наших младших детей. Да, я был у нее первым мужчиной, но не последним… совсем не последним… Дай мне воды, дитя мое.
        Екатерина Павловна поспешила выполнить просьбу свекра. Тот сделал несколько жадных глотков, закашлялся и в изнеможении откинулся на подушки.
        - А потом она втерлась в доверие к русской императрице, наплела ей невесть что и меня вышвырнули из России… Вместе с тремя детьми… Их нежная мать пальцем не пошевелила, чтобы оставить детей себе, они мешали ей развлекаться… Мне сочувствовала только моя бедная сестра: она сама была замужем за сумасшедшим развратником…
        «Боже, - ужаснулась Екатерина Павловна, - ведь он говорит о моем отце!»
        - Да и старуха-императрица меняла любовников чуть ли не еженедельно… Развратный двор, погрязший в грехе, изгнал меня, как самого закоренелого грешника, хотя, видит Бог, я не делал и десятой доли того, в чем меня обвиняли… Когда я узнал о смерти Августы… да, тогда я совершил смертный грех, я обрадовался этому известию… Я был свободен, наконец, свободен. И мог найти достойную женщину, чтобы она заменила мать моим сиротам… Пить, ради бога, дай мне пить!
        «Это - начало агонии, - мелькнуло в голове Екатерины Павловны. - Нужно позвать врача и пастора!»
        - Не зови никого, дитя мое, - снова словно прочел мысли невестки умирающий. - Что я могу сказать священнику? Что грешен? А кто из нас без греха? Даже моя добродетельная сестрица, твоя матушка… Когда я уезжал из России, то подарил ей флакон одного снадобья… Я купил его у маркитана во время одной из войн. Негодяй клялся, что этот яд действует быстро и безболезненно, не оставляя следов. Софи умоляла меня отдать ей этот флакон, добрая душа, она боялась, что я покончу с собой…
        «Софи - это моя матушка, ее ведь звали София-Доротея, пока она не стала великой княгиней Марией Федоровной. Значит, яд у маменьки был - быстрый, безболезненный, бесследный. А она всегда увлекалась химией, что ей стоило узнать, из чего состоит снадобье? Бог мой, как же она распорядилась этим страшным сувениром? Неужели моя Мария права? Неужели?»
        - А моя нынешняя супруга, высокородная принцесса Шарлотта? Она добродетельна и набожна, но священная супружеская близость с ней не давала мне ничего. А когда она поняла, что небо не пошлет нам детей, то отказалась выполнять свой супружеский долг… Бог ей судья!
        - Дядюшка, вам нужно отдохнуть, - сказала Екатерина Павловна, едва удерживаясь от слез. - Вы все расскажете потом.
        - Потом? Потом я умру. Дорогая, ты скрасила мою старость, и я рад, что умираю на твоих руках… Нет, не зови никого, я не хочу никого видеть… Будь умницей, роди мне внука, пусть он продолжит династию. Я не хочу, чтобы трон достался моему младшему сыну… даже если он действительно мой… Прощай, Като, завтра ты проснешься королевой. Будь милосерд…
        Его голос прервался, голова дернулась и король обмяк на своих подушках. Сдерживая слезы, Екатерина Павловна уложила своего свекра, как и подобает, и нежным прикосновением закрыла ему глаза.
        - Упокой, Господи, душу новопреставленного раба твоего, - прошептала она.
        Екатерина Павловна распахнула двери королевской опочивальни и объявила собравшимся в соседней комнате:
        - Король умер.
        И, почувствовав первые сильные схватки, опустилась прямо на ковер, к ногам своего ошеломленного супруга, только что ставшего королем Вюртемберга.
        Глава одиннадцатая
        Ее долгожданное величество
        «-Итак, свершилось! Наша подопечная все-таки стала королевой.
        - Да, только все королевство меньше, нежели любая российская губерния того времени. Когда она жила в Твери, власти у нее было больше.
        - Не согласен, коллега. Формально власть у нее, конечно, была, но фактически… А теперь она станет абсолютной монархиней и, надеюсь, оправдает свое имя.
        - В этом можно не сомневаться. Теперь все дело в том, сумеет ли Мария направить энергию новоиспеченной королевы в нужное русло.
        - А также в том, сколько лет Екатерина Павловна пробудет на вюртембергском престоле. Это, по-моему, сейчас единственно важный вопрос.
        - Вы правы, коллега, но, к сожалению, тут наши возможности все-таки ограничены. Мы же не можем доставить в Вюртемберг позапрошлого века современное диагностическое оборудование…
        - Почему не можем? Это вполне реально.
        - Технически - да, согласен. Но как все это объяснить окружающим, не скомпрометировав Марию?
        - А если направить туда хорошего специалиста?
        - Это мы, безусловно, сделаем, нужно только хорошенько разработать легенду и подготовить человека. Но даже самый талантливый врач все-таки не заменит современное диагностическое оборудование.
        - Это верно. Кстати, почему не направили такого специалиста к свекру Екатерины Павловны? Его вполне можно было бы спасти: диагноз был ясен, как день.
        - А смысл? Еще несколько лет на троне сидел бы монарх, абсолютно не желающий каких-либо перемен и способный только пыжиться от гордости, что стал королем, да еще вторым в династии, а не ее основателем. Нет, короля Фридриха никто спасать не собирался - он свое прожил и ничем не заслужил продления отпущенного срока.
        - И напоследок пролил свет на таинственные отравления в семье российских монархов. Интересно было бы узнать, какой яд он приобрел у маркитана, и как распорядилась им и своими познаниями в химии Мария Федоровна.
        - Как распорядилась, мы примерно знаем. Взять хотя бы смерть императора Павла - она теперь вполне объяснима. И главное - император Александр совершенно не виновен в отцеубийстве.
        - Интересный поворот сюжета. Как если бы Гамлет вдруг узнал, что его отца отравила сама королева Гертруда, а все обставила так, словно убийцей был ее второй муж, брат короля?
        - Это была бы совершенно другая пьеса. Не думаю, что Гамлет стал бы мстить своей матери. Скорее, отдалился бы от нее на максимально возможное расстояние.
        - Что, кстати, сделал и Александр. Не зря же его Пушкин в одном из стихотворений назвал „кочующим деспотом“.
        - Кочующий - да, конечно. А вот деспот… Боюсь, что солнце нашей поэзии несколько преувеличил, точнее, выдал свое желаемое за императорское действительное.
        - Ну, это дела российские, а нам предстоит заниматься делами совсем иного государства. Если удастся осуществить план Марии, потомки сильно удивятся.
        - Если дадут себе труд сохранить все это. Но вы правы: в девятнадцатом веке это должно произвести сенсацию. Вюртемберг окажется впереди остальной Европы лет на сто, а то и на все двести.
        - Жаль, право, что Екатерина Павловна так и не смогла стать российской монархиней. Вся история могла бы пойти по другому…
        - Коллега, дорогой коллега, у истории нет сослагательного наклонения. И вы, кстати, могли убедиться: какие бы усилия мы ни прилагали, нам так и не удается изменить ее основной ход. Так, мелкие детали, оттенки, но результат от этого - практически нулевой.
        - К сожалению.
        - Кто знает… Если бы мы смогли предотвратить смерть принца Ольденбургского, а императору Александру удалось бы не только провозгласить, но и сделать его своим наследником, замечательная российская аристократия могла бы поднять бунт совершенно по другому поводу. И восстание декабристов состоялось бы лет на десять раньше…
        - С тем же результатом.
        - Скорее всего. Виновных - в Сибирь, на трон - Николая, как природного и законного наследника. Не было бы только подвига жен декабристов, просто потому, что большинство из них просто не успело бы жениться.
        - Действительно, историю изменить практически невозможно. Ее можно только чуть-чуть откорректировать.
        - Чем мы, собственно, и занимаемся, уважаемый коллега…»
        - Ваше величество… Ваше королевское величество…
        Екатерина Павловна медленно возвращалась к реальной действительности, словно всплывала со дна глубокого темного омута. Она слышала, как кто-то обращается то ли к королю, то ли к королеве, но не было сил открыть глаза. Возможно, ее свекровь пришла навестить умирающего мужа. Нужно достойно ее приветствовать… но ах, боже мой, как это трудно - открыть глаза. Просто - открыть глаза.
        - Очнитесь, ваше королевское величество. Все кончено.
        Что кончено? О чем твердит этот знакомый голос? Странно, твердит по-русски, а она это только сейчас поняла. Конечно, ее зовет Мария. Но почему она так странно к ней обращается?
        С огромным трудом Екатерина Павловна подняла веки. Она лежала в собственной постели, дневной свет загораживали бархатные портьеры, а возле нее действительно находилась Мария. Так это не сон? Но отчего так болит все тело?
        - Что со мной, Мари? - спросила еле слышно Екатерина Павловна.
        - У вас родилась прелестная дочурка, ваше величество! И вот уже час, как я пытаюсь привести вас в чувство.
        - Почему вы так странно ко мне обращаетесь, Мари?
        Мария ответила не сразу, она отошла в сторону и вернулась с белоснежным свертком на руках.
        - Потому, что вы - королева, мадам. Супруга короля и мать вот этой очаровательной малютки-принцессы.
        - А… его величество король? Что с ним?
        - Его величество король Фридрих скончался сегодня ночью. А его величество король Вильгельм, ваш супруг, принимает присягу подданных в тронном зале.
        - Уже… - прошептала Екатерина Павловна. - Так значит, я - королева?
        - Да, ваше величество. Народ ликует: его любимая наследная принцесса, едва став королевой, произвела на свет дитя. Это считается счастливым предзнаменованием для всей страны. Угодно вам взглянуть на дочь?
        - Ах, да, конечно, - спохватилась Екатерина Павловна. - Дайте мне ее.
        Среди кружевных оборок личико новорожденной было еле различимо. Девочка спокойно спала и не почувствовала, как оказалась на руках у матери.
        - Дочка… - прошептала та. - А Вильгельм, наверное, ждал сына…
        - Его величество счастлив рождению принцессы.
        - Дай-то Бог, - не слишком уверенно произнесла Екатерина Павловна. - Возьмите ребенка, Мари. Я еще слишком слаба. Странно, я совершенно не помню, как проходили роды.
        - Они проходили нормально, ваше величество. Просто вы были измучены, и ваше обычное успокоительное подействовало сильнее - как снотворное. К тому же это не первые ваши роды…
        «Наверное, я пошла в маменьку, - подумала Екатерина Павловна, снова закрывая глаза. - Первые два ребенка - мальчики, потом - шесть дочерей. Если так, то моему супругу долго придется ждать наследника престола… если он вообще его дождется. Впрочем, так рожать, как в этот раз, можно хоть каждый месяц, я даже ничего не почувствовала. Спасибо Марии, она действительно мой ангел-хранитель».
        - Мы назовем девочку Марией-Фредерикой, - произнесла она, не открывая глаз. - Первое имя - в вашу честь, Мари.
        - Но ваше величество… - растерялась та.
        - Об этом будем знать только мы с вами, - сказала Екатерина Павловна. - Остальные все равно решат, что маленькую принцессу назвали так в честь деда-короля и бабки-императрицы. И пусть. По крайней мере, не будет лишних разговоров.
        Она не знала, что горожанам и без того хватало тем для обсуждений. В один и тот же день - тридцатого октября - скончался старый король и появилась на свет его первая внучка. В народе говорили, что «красавица Кати» (а именно такое прозвище дали еще наследной принцессе вюртембержцы), вне всякого сомнения, принесла удачу королевскому дому, и что теперь наверняка настанут новые времена.
        Они были и правы - и не правы. Вступившему на отцовский престол Вильгельму Первому вместе с короной досталось непростое наследство. Государственные дела были совершенно запущены, казна - практически пуста. Страна уже добрый десяток лет медленно, но верно, скатывалась к полному обнищанию. Роскошь процветала только при королевском дворе, но за нее расплачивались пока еще безропотные подданные.
        Король Вильгельм сразу ввел экономию во всем, что могло дать практический эффект, причем не только финансовый. После длительных войн положение в королевстве усугубилось еще и тем, что за сырым и холодным летом по всей Европе был неурожай. Сразу же повысились цены - дороговизна была такой, что ничего подобного не помнили старики. Для Вюртемберга с его благодатным климатом ударом были и несколько неурожайных для виноградников лет.
        Бедствия народа стали основной заботой королевской четы. Для Екатерины Павловны наступило время действовать. Теперь она могла в полной мере применить на деле всю свою природную энергию. Для осуществления обширных планов по оказанию помощи своим подданным королева в декабре 1816 года обратилась ко всем сословиям, призывая оказывать поддержку людям, находившимся в бедственном положении, заявив:
        - Каждый гражданин должен помочь своему собрату, особенно когда жизнь полна бедствий.
        Королева призывала помогать беднякам одеждой, пищей, топливом, а больным - лекарствами. Особой ее заботой были вдовы и сироты. Благотворительные общества распространились по всему королевству. А Екатерина Павловна принимала все полезные советы, приветствовала любые начинания, любую инициативу, откуда бы она ни исходила, ничуть не считая, что ее королевское достоинство будет этим ущемлено.
        - Доставлять работу важнее, нежели подавать милостыню, - обронила она как-то в ответ на сетования вдовствующей королевы Шарлоты, что царствующие особы испокон веков подавали милостыню, а не организовывали какие-то там общества.
        - Но вы забываете о своем высоком сане, - процедила сквозь зубы вдова.
        - Высота сана тут не при чем, - отрезала Екатерина Павловна. - Можно родиться на троне и оказаться в жизни последним ничтожеством.
        - Да вы просто якобинка, мадам! - ужаснулась ее свекровь.
        - Нет, мадам, я - женщина и мать, а поскольку Бог рассудил сделать меня еще и королевой, то я обязана не только служить примером для своих подданных, но и оказывать им реальную помощь, а не раздавать милостыню по торжественным дням.
        Эти слова Екатерины Вюртембергской оказались последней каплей, переполнившей чашу терпения Шарлоты Английской. Вдовствующая королева спустя несколько недель уехала на свою родину, где ее брат, принц-регент, предоставил ей один из загородных дворцов и дал возможность жить так, как она считала нужным. Двадцать лет замужества никак не сказались на Шарлоте - она осталась той же чопорной старой девой, какой была.
        В голодную зиму 1817 года королева Екатерина работала по двенадцать-четырнадцать часов в сутки, создавая для своих подданных возможности честных и приличных заработков. Были организованы школы по обучению девочек шитью и вязанию, прядильному ремеслу, открыты магазины по продаже различных изделий, изготовленных в этих школах. Спасая таким образом от нищеты детей, молодежь, королева приучала их к труду. На все эти цели было направлено богатое императорское приданое Екатерины Павловны.
        Подобную идею подсказала ей Мария. Первоначально Екатерина Павловна собиралась создать особый фонд продовольствия, чтобы помогать из него нуждающимся. Король, ее супруг, одобрил этот проект, но Мария, увидев свою воспитанницу за бесконечными подсчетами, покачала головой:
        - Подобным образом, ваше величество, вы сами скоро будете голодать. А народ приучите к тому, что никто вообще не захочет работать. Зачем, если есть возможность пойти к доброй королеве и получить все необходимое?
        - И что вы предлагаете? - устало спросила Екатерина Павловна, откладывая перо. - Смотреть, как дети и старики умирают от голода и холода?
        - Отнюдь. Просто есть два способа накормить голодающего: дать ему рыбу или дать удочку и научить ловить рыбу самостоятельно. Подумайте сами, ваше величество, какой путь выбрать.
        - Разумеется, второй. Но это так сложно…
        - Конечно. Зато действенно. Начните с девочек и девушек - им проще всего найти достойное занятие. Если женщина умеет шить, вязать и вышивать - она уж точно не умрет с голоду.
        Так и появились школы для девочек. Но это было только начало долгого и многотрудного пути. Чтобы вырвать детей бедняков из нищенства, Екатерина Павловна, к уже существовавшим ремесленным школам, открыла еще одну, где четыреста детей обучали различным искусствам и кормили. Она придавала этой школе особое значение, так как хотела тем самым отделить детей от пагубного влиянии их нищенствующих родителей, нередко посылавших своих детей попрошайничать.
        Королева сама посещала школу, строго взыскивая за непорядки, пробовала пищу… Кроме того, в королевстве были созданы вспомогательные (ссудные) кассы для людей, в силу разных причин оказавшихся в стесненных обстоятельствах, но желавших продолжать свое дело. Ничего подобного нигде в Европе еще не было.
        Пока Благотворительное общество по оказанию помощи стремилось как можно быстрее снять самую неотложную проблему по спасению несчастных от голодной смерти, от нищенства, королева Екатерина начала осуществлять следующую часть программы. Она следовала примеру своей знаменитой бабки, чье имя носила, полностью разделяя ее идею: преобразование общества надо начинать с молодежи - с ее образования. Будущее любой страны зависит от уровня культуры подрастающих поколений и в немалой степени от образованности матерей - воспитательниц своих детей. Недаром Екатерина II, только взойдя на трон, начала преобразование малопросвещенного тогда в основной своей массе русского дворянства с создания широкой сети училищ.
        Внимание к образованию общества, особенно к женскому образованию, было продолжено ее невесткой, императрицей Марией Федоровной, которая вошла в историю России как основательница, покровительница немалого числа институтов, школ и различных училищ, приютов знаменитого по всей России «Ведомства императрицы Марии».
        Екатерина Павловна тоже понимала, что и в Вюртемберге надо исподволь, издалека начинать исправление общественных нравов, огрубевших за долгие десятилетия деспотического правления не слишком просвещенных и гуманных герцогов, за долгие годы наполеоновских войн. И начинать надо с семьи, где женщина является духовной опорой.
        Так встал вопрос о создании системы светского воспитания и образования девушек из высшего и среднего сословий. Хотя и до приезда Екатерины Павловны в Вюртемберге были подобные попытки, но действующих учреждений такого рода в королевстве все еще не было.
        Традиционным оставалось воспитание мальчиков, юношей, и королева старалась всячески содействовать и в этом деле. Летом 1817 года король Вильгельм учредил Общество для поощрения и распространения сельского домоводства и промышленности. Екатерина Павловна стала попечительницей и деятельным членом нового общества. На свои средства она выписывала из разных стран лучшие семена, самые совершенные машины, учредила премии за изобретения, за работы по улучшению почв, за разведение лесов, садов. Королева учредила и Училище для образования сельских хозяев. Она выделила средства для обучения в Гогенгеймском училище сельского хозяйства нескольких мальчиков из бедных семей.
        Усилия королевы Екатерины и ее помощников не пропали даром. Наоборот, ей удалось в голодные 1816 - 1817 годы спасти немало людей, поддержать их в самые трудные зимние месяцы. Уже в марте вюртембергские городские и сельские представители поднесли королеве благодарственный адрес:
        «Действия женского благотворительного Общества, обязанного своим существованием Вам, Королева Августейшая, ощутимы во всех концах государства. Голодные находят работу и хлеб; число нищих уменьшилось, и вскоре их не будет вовсе, вызванный бедствиями разврат нравственности нашел преграду, чувства человеколюбия, сострадания и благотворения возбуждены в сердцах многих людей и, составляя великий семейственный союз всех вюртембержцев, осуществили на деле прекрасную мысль, которой Ваше Величество увлекли нас при учреждении сего Общества».
        Лето 1817 года выдалось урожайным, время крайней нужды миновало, и теперь Екатерина Павловна смогла приступить к осуществлению своего плана - созданию учебного заведения для воспитания девушек, по образцу институтов, давно существовавших в России, - наследственное увлечение женщин из русского императорского дома! Королева Екатерина хотела дать девушкам по возможности истинное, разностороннее образование. Она была против внешнего блеска, поэтому сразу поставила условием скромность в быте и одежде учениц.
        Все траты на первоначальное обзаведение Екатерина Павловна взяла на себя. Стать первыми институтками пожелали около двухсот девушек. Открытие состоялось 17 августа 1818 года. Будущие воспитанницы в белых платьях, их родные, друзья встретили королеву, которую проводили в здание института.
        - Если бы вы знали, как у меня бьется сердце, - шепнула в волнении Екатерина Павловна своей верной Марии.
        - Я знаю, ваше величество, - улыбнулась та в ответ.
        При открытии заведения королева произнесла речь, которую написала сама; там были слова: «Нравственная сила - это единственная опора женщины, а облагороженный образованием ее характер - лучшее приданое для жизни в обоих мирах - и в настоящем, и в будущем».
        Среди всех этих многочисленных забот по благотворительности, по облагораживанию нравов народа, внешнего облика страны в июне 1818 года королева родила вторую дочь - принцессу Софию-Фредерику. Родила так же легко, как и первую, но король на сей раз не выразил особого восторга: он ждал наследника.
        - Бедный Вилли, - сказала королева Марии, - боюсь, что ему придется вытерпеть появление на свет еще четырех девиц. Ах, если бы в нашей семье были случаи рождения двойни! Я бы справилась со своей задачей в два раза скорее.
        - Пожелайте лучше, чтобы у вас в двух следующих случаях были тройняшки, - не без иронии посоветовала ей Мария. - Тогда его величеству придется ждать появления наследника всего-навсего три года. Или даже два.
        - Не вижу тут ничего смешного, - нахмурилась Екатерина Павловна. - Я ведь должна думать и о продолжении династии, а не только о благополучии своего народа.
        - Ах, ваше величество, вы по-прежнему стремитесь объять необъятное. Успокойтесь. Ваша августейшая бабушка имела единственного сына, но, как видите, династия расцвела пышным цветом.
        - Да, действительно…
        Но своему постоянному корреспонденту, знаменитому писателю и теперь уже придворному историку Николаю Васильевичу Карамзину Екатерина Павловна описывала свою жизнь совсем в иных тонах:
        «…Бог дал мне вторую дочь, здоровую, милую; вообще я не знаю, чем заслужила все его милости ко мне; счастье мое совершенно, не имею другого желания, лишь бы оно продолжалось …Каждый день я читаю, учусь и мысленно благодарю автора за его труды… Король поручил мне сказать вам, что он с нетерпением ожидает перевода, дабы познакомиться с моими предками».
        Это был ответ на присланные Карамзиным очередные тома его «Истории государства Российского». Екатерина Павловна не забывала своей первой родины. Она по-прежнему интересовалась ее жизнью, была в курсе новых литературных событий и, как явствует из ее переписки, приобщала к этому и короля, своего супруга. Правда, в отличие от Георга Ольденбургского, Вильгельм Вюртембержский не знал русского языка и не стремился им овладеть. У него хватало других, воистину королевских забот. В 1817 году Вильгельм отменил личную крепостную зависимость, а два года спустя ввел конституцию.
        О результатах деятельности короля Вильгельма писал адъютант императора Александра А.М.Михайловский-Данилевский, сопровождавший его на конгресс в Ахен. По дороге туда император посетил сестру и зятя:
        «Я выехал сегодня, 20 ноября 1818 годаиз Штутгарта в десятом часу. Король с супругой своею провожали императора до Хейльбронна… Находясь при вюртембергском дворе три дня, я нашел, что он совсем изменился с тех пор, как мы были в Штутгарте в 1815 году.
        Трудно представить себе, до какой степени покойный король любил пышность. Теперь же нет более ни швейцарской гвардии, ни старинных немецких драбантов, ни пажей, ни камергеров; золотое шитье с мундиров исчезло; от всего прежнего великолепия - которое, впрочем, очень дорого обходилось народу и стоило ему много слез, а монарху проклятий - осталась только на замке одна огромная корона (таким слишком конкретным способом король когда-то самоутверждался).
        Теперь двор устроен почти на военную ногу, почетные придворные должности занимают адъютанты короля… Адъютанты с превосходным образованием и находятся во цвете лет; они только и говорят о сражениях и о военных действиях. Если бы в Вюртемберге было 200 тысяч войска, а не 10 тысяч, как теперь, то нет сомнения, что сия держава имела бы большой вес в Европе, ибо король одарен редким умом и отличными воинскими способностями, а с супругою его, конечно, никакая особа ее пола сравниться не может».
        В этом признании царского флигель-адъютанта насчет Екатерины Павловны нет преувеличения. Он и раньше отдавал должное многочисленным способностям великой княгини. Теперь же, когда она стала королевой, когда в полной мере расцвела ее женская красота, когда она наконец-то почувствовала себя монархиней, все ее дарования, все отпущенные ей природой силы получили применение.
        Но само свидание с любимым братом оказалось для Екатерины Павловны сильным разочарованием. Вместо молодого, энергичного, элегантного красавца, кумира всех без исключения дам на Венском конгрессе, она увидела практически пожилого человека с нездоровым цветом лица, сутулого, подверженного приступам необъяснимой меланхолии и столь же необъяснимого раздражения.
        - Что с тобой, Саша? - спросила она его во время одной из прогулок вдвоем по осеннему парку. - Ты болен?
        Александр передернул плечами:
        - Какое это имеет значение, Като? Я уже решил: как только мне исполнится пятьдесят лет, я отрекусь от престола в пользу Николая. Он, кстати, на редкость удачно женился, и я за него искренне рад. Великая княгиня Александра уже родила первенца, которого назвали в мою честь… Несчастное дитя!
        - Почему несчастное? - удивилась Екатерина Павловна.
        - Мое имя приносит одни несчастья, - совершенно серьезно ответил ей император. - Бабушка, царствие ей небесное, дала мне имя в честь Александра Македонского, великого завоевателя…
        - Тебя тоже называют «освободителем Европы».
        - Называли, Като, называли. Все это уже в прошлом. В Европе меня терпеть не могут, в России - ненавидят, маменька откровенно ждет моей кончины, а нежная супруга возобновила роман с князем Чарторыжским…
        - С каких пор тебя волнуют увлечения императрицы? - усмехнулась Екатерина Павловна.
        - С тех пор, как я увидел нормальную семейную жизнь. Ты счастлива, брат Николай - счастлив, даже брат Константин обрел счастье и управу на свой необузданный нрав в объятиях прекрасной графини Грудзинской. Теперь она - княгиня Лович и морганатическая супруга великого князя.
        - Я ничего не знала о браке Константина, - медленно сказала Екатерина Павловна. - Маменька пишет редко и скупо, особенно о чисто семейных делах. Она, кстати, не в восторге от супруги Николая.
        - Естественно, - желчно усмехнулся Александр. - Шарлотта настолько безупречна, что одно это приводит маменьку в постоянное раздражение. К тому же она ревнует Николая к жене. Ему пришлось с боем вырывать у нее согласие на то, чтобы жить отдельно, в Аничковом дворце, так что теперь она тиранит только бедного Мишу.
        - Но кажется, она сама выбирала Николаю жену?
        - Не совсем так. В 1814 году Николай совершил поездку во Францию и при возвращении, проездом через Берлин, познакомился с прусской принцессой Шарлоттой, о которой, как о возможной невесте, говорила ему маменька. Представь себе, Като, это оказалась любовь с первого взгляда, причем взаимная.
        - Действительно невероятно.
        - Примерно год они переписывались, а затем Николай снова отправился в Берлин. И там, на парадном обеде в его честь, провозгласил тост за свою помолвку с принцессой Шарлоттой.
        - Весьма мужественный поступок, должна сказать.
        - Более чем. Но поскольку великий князь был еще несовершеннолетним, маменька настояла на том, чтобы бракосочетание было отложено на два года.
        - Бедняжка Ники!
        - Ну, все хорошо, что хорошо кончается. 31 мая 1817 года принцесса Шарлотта, в сопровождении своего брата, будущего императора Вильгельма I, выехала в Санкт-Петербург. 24 июня было совершено миропомазание невесты с наречением её Александрой Федоровной, а 1 июля совершено торжественное бракосочетание.
        - Если не ошибаюсь, Шарлотта - дочь покойной королевы Луизы, общепризнанной красавицы. Она тоже очень хороша собой?
        - Она просто хороша собой - этого достаточно для семейной жизни.
        - Я это тоже поняла, - тихо произнесла Екатерина Павловна. - Для моей семейной жизни вполне достаточно того, что мне есть, чем себя занять, помимо рождения и воспитания детей.
        - И чем же? - не без иронии осведомился Александр.
        - Просвещением, - не обращая внимания на насмешку, твердо ответила Екатерина Павловна. - Просвещением и образованием женщин, ибо только в этом случае они смогут воспитать достойных граждан своего государства… Кстати о женщинах, Саша. У нас с его величеством королем к тебе просьба…
        - Да?
        - Вилли хотел бы перевезти останки своей матери из России в Вюртемберг, чтобы захоронить рядом с отцом. Ты позволишь?
        - Разумеется. Сегодня же прикажу отдать все необходимые распоряжения и подготовить документы. Я думал, ты попросишь что-то более существенное.
        - Что же? У меня все есть. Я самая счастливая женщина на свете.
        - Не говори так, Като! - с каким-то суеверным ужасом воскликнул Александр. - Никогда не говори! Ты сглазишь сама себя.
        - Тебя ли я слышу, Саша? - изумилась Екатерина Павловна. - Ты никогда ничего не боялся, а уж что касается сглаза, порчи и всего остального… Откуда это взялось?
        - Жизнь научила, - мрачно ответил Александр. - Все мои проекты оказались замками на песке, друзья - предателями, женщины - изменницами, соратники - трусами и корыстолюбцами.
        - А ты не слишком сгущаешь краски, Саша? - мягко спросила сестра.
        - Не слишком. В Вене я многому научился. Мне подсовывали там самых обольстительных женщин: графиню Розину Эстергази, «царственную красавицу», графиню Заурия, «дьявольскую красавицу», графиню Каролину Чечени, «кокетливую красавицу», графиню Юлию Зичи, «небесную красавицу», княгиню Габриэль Ауэрсперг, «сентиментальную красавицу». И все эти создания оказались лишь «дипломатическим и разведывательным оружием», которое так кружило мне голову, что венское правительство приобретало из первых рук точные сведения о моих планах.
        - Но теперь-то ты это понял. И что же?
        - А то, что я могу только благодарить Бога за то, что он смирил меня и укротил мою гордыню…
        - А я, пожалуй, поблагодарю Господа за то, что он не сделал этого несколько лет назад. В таком состоянии духа ты вряд ли бы стал освободителем Европы.
        Александр ничего не ответил, только посмотрел на свою сестру затравленным взглядом. Не раз и не два вспомнит потом королева Екатерина этот взгляд, в котором не было ничего императорского…
        Но обещание, данное сестре, Александр выполнил. Через месяц после его визита в Штутгарт доставили гроб с останками принцессы Августы. В официальном докладе тогдашнего губернатора Эстляндии императору сообщалось, что, когда вскрыли гроб принцессы, никаких следов младенца или насильственной смерти не нашли. Принцессу торжественно похоронили рядом с ее супругом и король Вильгельм, похоже, успокоился и забыл о своей несчастной матери.
        В конце концов, свой долг перед нею он выполнил, хотя практически не помнил: только какие-то разрозненные, смутные видения белокурой женщины с голубыми глазами, которая склоняется над его кроваткой.
        За два года жизни в Вюртемберге Екатерина Павловна всего два раза покидала Штутгарт: летом 1816 года, еще наследной принцессой, она с мужем путешествовала по Швейцарии, и в следующем году, когда стало ясно, что крайняя нужда в королевстве была уже позади. На этот раз она поехала на лечение в Баден-Баден, хотя ее здоровье не вызывало у лейб-медиков никакого опасения.
        Действительно, королева, как никогда, была деятельна, энергична, полна планов. В Баден-Бадене во время прогулок с Марией она часто их обсуждала, причем настолько увлеченно, что однажды Мария не выдержала:
        - Ваше величество, к чему такая спешка? Вы будто хотите за один день сделать то, на что другие тратят долгие годы.
        - Боюсь, что у меня нет такого запаса времени, - неожиданно для Марии ответила королева.
        - Бог мой, что за мрачные мысли? Вы плохо себя чувствуете?
        Екатерина Павловна покачала головой:
        - Нет, чувствую я себя, благодарение Богу, прекрасно. Но иногда… Иногда у меня бывает такое странное ощущение, что конец может наступить в любой момент, а потому мне не следует откладывать то, что можно еще сделать. Я должна дорожить временем.
        - Ваше величество, - сказала не на шутку встревоженная Мария, - поясните ваши слова. Что значит ощущение наступления конца? Вас мучают головные боли? Кружится голова? Скажите мне, ради Бога!
        Екатерина Павловна улыбнулась какой-то отрешенной улыбкой:
        - Это невозможно выразить словами, Мария. Порой я чувствую, что сердце вот-вот перестанет биться, у меня темнеет в глазах, я перестаю ощущать собственное тело… А потом все проходит.
        - Ваше величество…
        - Довольно об этом, Мари, - нетерпеливо перебила ее королева. - Мы скоро уедем домой, а мне еще нужно нанести визит моей невестке. Я обещала императору, что сделаю это.
        - Это обязательно?
        - Мария, дорогая моя Мария, я ведь теперь королева. Значит, должна подчиняться еще более жестким правилам этикета, чем раньше. Забавно, как я мечтала о короне, а теперь, обретя ее…
        - Да?
        - Нет, это глупо. Я - королева, мои мечты исполнились, и довольно. Императрица Елизавета гостит у своих родных в Карлсруэ, значит, через три дня мы отправимся туда, а затем - в Штудгарт. Я и так слишком долго бездельничаю.
        Марии, всерьез обеспокоенной этим разговором, удалось только заручиться согласием Екатерины Павловны показаться одному знаменитому врачу, который инкогнито поселился в Баден-Бадене и принимает только немногих избранных пациентов.
        Два дня, проведенные при дворе в Карлсруэ, показались Марии вечностью. Ее воспитанница, однако, так не считала, и не без удовольствия играла роль монархини, посетившей другую, равную ей монархиню. Правда, вдали от России Елизавета Алексевна совершенно преобразилась: она была просто баденской принцессой, каковой, собственно, и оставалась все двадцать лет своего брака. Ее естественность и простота почти примирили с ней золовку: Екатерина Павловна тоже могла быть воплощенным обаянием, если желала.
        - Ваше императорское величество должно обещать мне, что посетит нас по дороге в Россию, - сказала она невестке, прощаясь. - Король, мой супруг, будет счастлив принять такую высокую гостью.
        Елизавета Алексеевна с признательностью наклонила голову:
        - Даю слово. Только прошу вас, давайте теперь отбросим все титулы. Зовите меня просто Лиз, как мой супруг.
        - Могу я, в свою очередь просить вас звать меня тоже просто по имени?
        - Разумеется, дорогая Като. Я всем сердцем этого желаю.
        «Александр бы порадовался этому примирению, - подумала Мария, присутствовашая при разговоре. - Император терпеть не может семейных склок. Похоже, моя Като действительно повзрослела. И все-таки нужно, чтобы сюда прислали врача. В Штутгарте организовать появление незнакомца будет куда труднее…»
        Накануне отъезда в Штутгарт королева Екатерина в сопровождении отдной только Марии отправилась на окраину Баден-Бадена в простой черной карете без гербов. Организовать именно такую поездку оказалось куда легче, нежели предполагала Мария: ее воспитанница вовсе не стремилась афишировать свой визит к какому бы то ни было врачу. Екатерина Павловна прекрасно знала, как молниеносно в Европе распространяются слухи, особенно самые нелепые.
        Карета подъехала к небольшому домику, стоявшему в глубине сада. Почти все листья с деревьев уже опали, и только вьющийся дикий виноград упорно не желал признавать приход зимы и сохранил свой великолепный багрянец. Даже в сумерках его густые плети походили на богатую раму, совершенно затмевавшую сам дом.
        Обе женщины вышли из кареты и поднялись по нескольким ступенькам крыльца ко входной двери, которая уже была открыта. На пороге их встретил седой мужчина в очках, одетый во все черное, и провел в комнату, ярко освещенную чуть ли не двумя дюжинами свечей.
        - А где врач? - шепотом спросила Екатерина Павловна у Марии.
        Встречавшего их мужчину она явно приняла за слугу.
        - С вашего позволения, королева, врач это я, - отозвался мужчина.
        Он прекрасно говорил по-русски, но чуткое ухо Екатерины Павловны все-таки уловило то ли легкий акцент, то ли странную интонацию, то ли непривычную манеру речи. Особенно поразило ее обращение - «королева», подобное она слышала впервые.
        - Он иностранец? - шепотом спросила Екатерина Павловна у Марии по-французски.
        - Да, ваше королевское величество. Он родился где-то в Скандинавии, кажется, - ответила Мария тоже по-французски, лишь чуть покривив душой.
        Она понятия не имела, где родился этот врач, но знала, что принимает он своих больных в Санкт-Петербурге. Только не в том, который так хорошо знала королева Екатерина. А в том, где самый квалифицированный специалист в своей области понятия не имел, как нужно разговаривать с коронованными особами. Да ему это было и ни к чему.
        - Давайте сначала побеседуем, королева, - предложил врач, жестом указывая на кожаное кресло возле письменного стола. - Расскажите мне о ваших недомоганиях как можно подробнее. Важна любая мелочь.
        Несколько удивившись, что врач не щупает у нее пульс и, похоже, не собирается выслушивать ее грудь, Екатерина Павловна начала рассказывать. Первоначально ей было трудно припомнить, когда ее что-то беспокоило и в связи с чем, но Мария тут же приходила на помощь. Оказалось, что наперсница королевы помнит абсолютно все, что касается ее величества. Кроме одной вещи.
        - И еще, доктор, - понизив голос сказала Екатерина Павловна, - я, кажется, опять жду ребенка. Все признаки на лицо.
        - Вот как, - бесстрастно отозвался врач, хотя на лице его мелькнуло какое-то странное выражение. - Тогда раскажите мне подробнее и о ваших предыдущих беременностях.
        Разговор продолжался почти час. К удивлению Екатерины Павловны, странный врач ничего не записывал, только кивал головой и иногда задавал вопросы. Закончив беседу, он предложил:
        - Если вы ляжете вот на эту кушетку, королева, мы продолжим осмотр.
        Екатерина Павловна вопросительно взглянула на Марию. Та наклонила голову в знак согласия и сказала:
        - Позвольте, ваше королевское величество, я освобожу вашу руку до локтя.
        И изумленная королева почувствовала, как к сгибу ее локтя прикоснулось что-то инородное. Укол был слабее комариного укуса. Она на мгновение прикрыла глаза, а когда снова открыла их, врач уже сидел за столом.
        - Позвольте, я помогу вам подняться, ваше величество, - сказала Мария.
        - Что это было, доктор? - осведомилась Екатерина Павловна.
        - Осмотр, королева, обычный осмотр. Теперь я могу сказать вам, что с вами все в порядке, но… Но нужно беречься. Простуда, переутомление, бессонные ночи - все это вам противопоказано. А вот прогулки, наоборот, будут очень полезны. Только не верхом, конечно, но это вы и сами понимаете. Кроме того, я сейчас составлю лекарство, которое вы будете принимать утром и вечером.
        - Чем же я больна? - спокойно спросила Екатерина Павловна.
        - Мы называем это стрессом и его последствиями, королева.
        - Простите? - подняла она брови.
        - О, это я прошу прощения. У вас, королева, ослаблены нервы, вы слишком много пережили в своей жизни и совершенно не щадили себя. Лекарство поможет вам обрести душевное равновесие и укрепит ваши нервы. И облегчит ожидание ребенка.
        - Только-то, - с заметным облегчением прошептала Екатерина Павловна.
        - Это не пустяк, королева. От этого и появляются те головные боли, которые вас мучают. Но я дам вам новое лекарство и от них тоже. Точнее, дам их для вас Марии… вашей спутнице.
        Легкое замешательство врача не ускользнуло от внимания королевы.
        - Вы знакомы с мадемуазель Аделинской? - спросила она.
        - Да, в России мы пару раз встречались, но это было довольно давно.
        - Простите доктору его фамильярность, ваше королевское величество, - быстро вмешалась Мария. - Он учился у моего покойного отца, когда я была совсем еще девочкой.
        - Ах, вот как, - улыбнулась Екатерина Павловна. - Тогда мне все понятно. Благодарю вас, доктор. Что касается вознаграждения…
        - Пусть это не беспокоит ваше королевское величество, - снова вмешалась Мария. - Все уже улажено.
        Доктор тем временем удалился в соседнюю комнату, судя по всему - лабораторию, чтобы приготовить обещанное лекарство. А Екатерина Павловна, к своему удивлению, чувствовала, что после осмотра она как будто обновилась. Сердце билось ровно и спокойно, настроение было чуть приподнятым и даже та легкая головная боль, которая было появилась в начале визита, исчезла.
        - Как странно, Мария, - сказала она, - я еще не принимала никаких лекарств, а уже чувствую себя намного лучше. Это, должно быть, великий врач. Как его имя?
        Мария замялась.
        - Ваше королевское величество, доктор хотел бы сохранить полное инкогнито. Он здесь на отдыхе, а если узнают, что…
        - Я поняла. Но если вдруг снова понадобится…
        - Не беспокойтесь, ваше величество, я всегда сумею с ним связаться, - отозвалась Мария, не дослушав.
        Екатерина Павловна внимательно посмотрела на свою наперсницу:
        - Вы что-то не договариваете, Мария. Но, видимо, здесь какая-то чужая тайна. А я уже успела убедиться, что тайны вы хранить умеете.
        - Да простит меня ваше королевское величество…
        - Не стоит извиняться. Все правильно. Что бы я делала без вас, Мария?
        - Что бы я делала без вас, ваше величество? - очень серьезно ответила та. - А, вот и доктор! Теперь у нас есть лекарства и я могу быть спокойна за здоровье вашего величества.
        Екатерина Павловна не заметила, как вместе с лекарствами врач передал Марии сложенный вчетверо листок бумаги, который та молниеносным движением спрятала в какой-то потайной карман своего неизменого черного платья…
        - А король знает о том, что ваше величество ждет ребенка? - осведомилась Мария на обратном пути.
        - Нет. Пока еще нет. Срок совсем маленький, и я не хочу волновать Вилли до времени. Мужчины так странно к этому относятся…
        - Пожалуй, вы правы, ваше величество.
        - Ах, если бы на этот раз родился мальчик! Мне больше и желать от жизни было бы нечего.
        - Не говорите так, ваше величество, - нахмурилась Мария. - Когда человеку нечего желать от жизни, ему и жить незачем. А вы еще так молоды.
        - Я молода? - рассмеялась Екатерина Павловна. - Мария, вы шутите, конечно. Мне ведь уже тридцать лет!
        - Позволю себе напомнить, что вашей августейшей бабушке было тридцать четыре года, когда она стала императрицею. И старухой она себя вовсе не считала, наоборот. Между прочим, она, как и вы, первоначально тратила очень много сил, чтобы сжиться с новой родиной.
        - Это верно. Только бабушка из крошечного княжества переехала в огромную страну, а я… я все сделала наоборот. По масштабам мой Вюртемберг не сравнить с Россией…
        - Тем лучше, ваше величество. Вы быстрее очаруете всех без исключения ваших подданных и принесете благо стране. Позволю себе заметить, что остротой ума, одаренностью и энергичностью вы ничуть не уступаете вашей августейшей бабушке. И любимое выражение у вас - то же, что было у нее.
        - Для меня существует только одно достойное занятие - истина. Так оно и есть, вы же знаете, Мария. Но довольно об этом. Завтра мы возвращаемся в Вюртемберг, хватит бездельничать. Я здорова, благодарение Господу. А остальное…
        «Остальное» с нетерпением ждало королеву в ее маленьком государстве. Малышки-дочери, о которых нужно было ежедневно заботиться, сыновья, которых нужно было воспитывать так, как воспитывали саму Екатерину Павловну и ее старших братьев, супруг-король, привыкший видеть в жене не только женщину, но и самого деятельного своего помощника.
        Да еще нужно было готовиться к визиту императрицы Елизаветы, лично проследить за тем, чтобы приготовленный для нее особняк в Штутгарте был достаточно удобен. Нужно было отвечать на регулярные письма матери и брата, поддерживать переписку с российскими друзьями. Нужно было, наконец, заниматься государственными делами - а именно таковыми королева считала деятельность созданных ею институтов, школ, училищ, мастерских.
        Мария не отходила от Екатерины Павловны ни на шаг: заставляла отдыхать днем хотя бы час, гулять, вовремя принимать лекарства. Верная наперсница как-то вдруг постарела, хотя давно уже перешагнула пятидесятилетний рубеж - начало глубокой старости по тогдашним понятиям. Но ее воспитанница этого не замечала - тридцать лет Мария неотступно находилась рядом и, с точки зрения королевы Екатерины, ни капельки не изменилась.
        Рождество при королевском дворе праздновали дважды: протестантское и православное, что очень нравилось детям, но сильно утомляло взрослых. Хотя на этот раз все удалось устроить как нельзя лучше: маленькие принцы отправились погостить к своей тетке в Веймар, а маленькие принцессы еще не понимали, чем праздники отличаются от будней.
        На Рождество король Вильгельм преподнес своей супруге поистине королевский подарок: готовый план строительства новой больницы для неимущих в пригороде Штутгарта. На следующий день королева отправилась туда в коляске и пришла в восторг от увиденного: больницу предполагалось устроить в старинном, давно заброшенном доме угасшего дворянского рода.
        Вокруг довольно большого дома был парк, когда-то ухоженный, а теперь почти превратившийся в лес, и Екатерина Павловна тут же взялась за планы восстановления этого парка, строительства хорошей дороги из города к больнице, подбору медицинского персонала… В этих хлопотах она не заметила, как пришел новый, 1919 год. Вернулись ее сыновья, чтобы отметить православное Рождество вместе с матерью и отчимом, и Екатерина Павловна первым делом отправилась показывать мальчикам будущую образцовую больницу.
        День был ненастный, слякотный, легкий морозец, стоявший после Нового года, сменился промозглой сыростью, и королева слегка озябла. По возвращении во дворец она почувствовала редкое для нее в последнее время недомогание, и Мария настояла на том, чтобы Екатерина Павловна тут же легла в постель, выпила лекарственные отвары, приняла необходимые лекарства. Обе женщины были уверены, что утром все бесследно пройдет. Но их ожидания не сбылись.
        Ночью у королевы поднялась температура, появился озноб, она жаловалась Марии на то, что руки и ноги у нее стали совершенно ледяными. Но на ощупь и руки, и лоб Екатерины Павловны были горячими, а к утру на лице появилась какая-то сыпь, пока еще чуть заметная.
        - Легкая ревматическая лихорадка, - объявил призванный лейб-медик, осмотрев королеву. - Ничего опасного, покой, прохладительное питье, липовый чай.
        - Ее величество в детстве не болела ни корью, ни скарлатиной, - негромко заметила Мария, находившаяся рядом. - Не может ли это быть…
        - Не может, милостивая госпожа, - отрезал лейб-медик. - В королевстве на сегодняшний день не известны случаи подобных болезней, и ее величеству негде было заразиться. Я доложу его величеству, что ее величеству нужен только покой и забота…
        - Доложите, - пожала плечами Мария. - Но я все-таки прослежу за тем, чтобы дети пока не посещали покои ее величества. Хотя бы три дня - до Рождества.
        Лейб-медик величественно кивнул в знак согласия и удалился, а Мария вернулась к постели Екатерины Павловны. Королева дремала, и лоб ее был не такой горячий, как несколько часов тому назад. Возможно, лейб-медик был прав, ничего серьезного, просто «красавица Като» обладала отменным здоровьем, и Мария не привыкла видеть ее в другом состоянии. Разве что приступы головных болей… но на них королева на сей раз не жаловалась.
        Ближе к обеду Екатерину Павловну посетил король, испытывавший, несмотря на успокоительные заверения врача, некоторую тревогу за обожаемую супругу. Королева уже не дремала, она полусидела в подушках и вовсе не выглядела серьезно больной.
        - Как вы, душенька? - осведомился Вильгельм. - Вам лучше?
        - Благодарю вас, друг мой, все хорошо. К завтрашнему утру я буду совершенно здорова.
        - Думаю, вам не стоит так спешить. Дня два-три отдыха…
        - Друг мой, вы же знаете, лучший отдых для меня - это деятельность.
        Король нежно поцеловал руку жены.
        - Знаю, душенька. Но хотя бы два дня…
        - Через три дня прибывает императрица Елизавета.
        - Ах, да! Ну, что ж, я лично прослежу за тем, чтобы все было готово. А вы только примете участие в самой встрече нашей августейшей родственницы. Обещаете?
        - Обещаю, друг мой, - улыбнулась Екатерина Павловна. - Не волнуйтесь, я поправлюсь и тогда… Тогда я приготовлю вам замечательный сюрприз.
        Король еще раз поцеловал ее руку и, совершенно успокоенный, вышел из покоев королевы. Та поудобнее строилась в подушках и попросила:
        - Мария, сходите, пожалуйста, к принцессам. Их бонна вчера говорила, что малышке Софи нездоровится. Наверное, режутся зубки. Я хочу знать наверняка. А потом пошлите кого-нибудь к принцам, чтобы они обо мне не беспокоились.
        Мария вместо реверанса кивнула - вольность, которую она позволяла себе только наедине с Екатериной Павловной, - и выскользнула из комнаты. А королева вдруг ощутила, как острая ледяная игла медленно вошла в голову и скользнула до самого сердца. Она хотела протянуть руку к колокольчику, но не смогла даже шевельнуть хотя бы пальцем. Потом в глазах потемнело, и без того неяркий свет зимнего дня окончательно померк, осталась только боль - почти невыносимая. А потом не стало и ее…
        Когда Мария вернулась, она увидела искаженное, запрокинутое лицо королевы и кинулась к ней. Но сердце ее обожаемой воспитанницы уже не билось. На глазах у Марии страдальческое выражение постепенно исчезало, черты разглаживались, и несколько минут спустя Екатерина Павловна уже казалась спящей, а не мертвой. Если бы не бледность этого прекрасного лица, такая бледность, какой не бывает у спящих… не бывает у живых…
        Примчавшийся на звук колокольчика лейб-медик только бессильно развел руками: великая княгиня российская, королева Вюртембежская Екатерина, красавица Като скончалась, не дожив до тридцати одного года, и оставив сиротами четверых детей. Ничто не указывало на опасность, о болезни королевы ничего не сообщалось народу, король только что отправился в будущую резиденцию императрицы Елизаветы, чтобы выполнить данное жене обещание: лично все проверить.
        Известие о кончине Екатерины Павловны стало полной неожиданностью для вюртембержцев. Скончалась она так внезапно, что тут же появилось множество слухов и нелепых историй, в которых обвиняли в ее смерти врачей, слуг, некоторых придворных и даже самого короля.
        А сам король Вильгельм стоял у бездыханного тела жены, которую он оставил несколько часов тому назад в полной надежде на выздоровление. Он с каким-то упрямством отчаяния долго не хотел и не мог верить своей утрате: долго сидел над бездыханным телом своей супруги, сжимал в руках своих ее уже холодную руку, и ждал, когда она откроет глаза.
        Об этом говорят и проникновенные поэтические строки Жуковского:
        «Скажи, скажи, супруг осиротелый,
        Чего над ней ты так упорно ждешь?
        С ее лица приветное слетело,
        В ее глазах узнанья не найдешь.
        И в руку ей, рукой оцепенелой
        Ответного движенья не возьмешь,
        На голос чал зовущих недвижима…»
        Жуковский в силу своего положения в императорской семье многое знал и видел, видел коронованных особ в минуты их обычных человеческих слабостей. Скорбел не только король Вильгельм и дети Екатерины Павловны, в окружении которых он шел три дня спустя за гробом супруги. Неподдельной была и народная скорбь: за два с небольшим года пребывания в Вюртемберге королева столько сделала для своих подданных, сколько не было сделано за предыдущие десятилетия.
        Воспитанницы созданного ею института отправились в королевский замок, чтобы проститься со своей покровительницей. После похорон королевы на траурном собрании в институте его ректор сообщил, что король утвердил их просьбу - в память о супруге он дал институту имя «Екатерининский».
        Память об основательнице института традиционно поддерживалась: каждый год в день кончины королевы Вюртембергской, зачитывался краткий обзор ее жизни…
        Погребение Екатерины Павловны состоялось в склепе соборной церкви Штутгарта, а через два года, согласно высказанным ею когда-то пожеланиям, гроб был перенесен на вершину горы Ротенберг, где король Вильгельм выстроил православный храм Святой великомученицы Екатерины, чтобы в ее приделе похоронить останки жены. Это одно из самых поэтичных мест в окрестностях Штутгарта.
        Король Вильгельм пригласил для постройки церкви архитектора Салуччи, уроженца Флоренции, служившего одно время у него при дворе. Церковь возвели в виде ротонды с четырьмя фронтонами - она имеет в плане форму креста. Над ротондой возвышается купол, на нем на шаре - позолоченный крест.
        Вюртембергский журнал «Могgеnblat» так описывал место последнего упокоения своей королевы:
        «С вершины горы Ротенберг представляется взору одна из прекраснейших картин королевства. Подошву ее облегает долина Неккара, покрытая лугами, пашнями, садами, рощами, мельницами, крестьянскими хижинами, множеством деревень. Вдали видны города Штутгарт, Канштадт, Людвигсбург и Эслинген с частью их окрестностей. До самой вершины горы тянутся виноградники…
        На сей вершине Ротенберг, поднимающейся над всей благословенной страной, была некогда колыбель нынешнего Вюртембергского дома. Здесь, за несколько лет перед тем, в ясный весенний день благороднейшая дщерь Севера, незабвенная королева Вюртембергская Екатерина Павловна, любовалась прелестным местоположением. Ее супруг с вершины Ротенберг показывал ей благословенную южную страну…
        Она хотела воздвигнуть здесь храм Искусства, достойный красоты здешней природы. И на этом же месте, по воле неисповедимой судьбы, ее супруг воздвиг храм, в коем почивают ее тленные останки…»
        Однако не все разделяли скорбь по безвременно ушедшей королеве. Ничего не подозревавшая императрица Елизавета Алексеевна, намеревавшаяся отдать визит своей золовке, прибыла на последнюю почтовую станцию перед Штутгартом. Там ей и сообщили о том, что накануне Екатерина Павловна скончалась. Оправившись от первого потрясения, императрица… приказала ехать в Россию, не заезжая в столицу Вюртембергского королевства.
        По-видимому, давняя неприязнь оказалась сильнее всех прочих, в том числе и истинно христианских, чувств, если известная своим трепетным отношением к правилам хорошего тона императрица не сочла необходимым отдать последний долг усопшей. Все знали, что императрица Елизавета и королева Екатерина были слишком разными, не любили друг друга, но как люди очень высокого сана должны были соблюдать этикет и поддерживать хотя бы иллюзию семейных добрых отношений.
        Этого император Александр не смог простить супруге до самой своей смерти.
        - Быть в нескольких верстах от несчастной Като и не приехать, чтобы выразить свои соболезнования вдовцу и сиротам! Это уму непостижимо! Так могла поступить только женщина, которая никогда никого не любила, - вынес приговор император, когда узнал о случившемся.
        В Россию известие о неожиданной кончине Екатерины Павловны пришло в середине января. По воле случая, точнее, по жестокой игре судьбы, это известие пришло ко вдовствующей императрице одновременно с последним письмом дочери. Мария Федоровна несколько часов не могла осознать горькую истину и только повторяла, как заведенная?
        - Като не умерла… нет, нет, она не умерла… Я этого не хотела, она не могла умереть. Като не умерла…
        В самом Штутгарте происходили не менее драматичные, но более будничные события. Оцепеневшая от горя и обессилевшая от пролитых слез Мария в который уж раз перечитывала записку, врученную ей таинственным доктором в Бадене:
        «Есть все основания предполагать наличие опухоли мозга, скорее всего - неоперабельной. Без специальной аппаратуры нет стопроцентной уверенности, но при сложивших обстоятельствах, когда операция невозможно, королева обречена. Она может прожить еще максимум год, при условии, что будет очень беречь себя. Но если она действительно беременна, роды ее убьют однозначно.
        Словом, летальный исход может наступить в любую минуту, от любого напряжения и от любого недомогания. К этому и следует готовиться. Вам решать, сообщать ли диагноз королеве и ее близким. Те лекарства, которые я даю, могут лишь облегчить неизбежные страдания - не более того.
        Следует также знать, что предрасположенность к таким заболеваниям передается по наследству, причем вперекрест - от отца к дочери, от матери - к сыну. Судя по тому, что мне известно, обе старшие сестры королевы умерли от аналогичного заболевания, возможно, им страдал и император Павел. Но это все - гипотезы.
        Главное - уберечь от возможной опасности сыновей королевы, поскольку ее дочерям с этой стороны ничего не грозит. Но это уже - вне моей компетенции.
        При случае внезапной потери сознания или сильного приступа головной боли надлежит…»
        Далее следовал подробный перечень необходимых действий, который Мария уже знала наизусть. Они не понадобились - королева скончалась почти без страданий и боли, словно уснула. Благо для нее самой - и трагедия для оставшихся, любивших ее людей, которые не были готовы к такому стремительному концу.
        - Я не уберегла ее, - прошептала Мария почти беззвучно. - И никто бы не уберег. Историю нельзя изменить, нельзя переписать. Все тщетно…
        По версии придворных медиков, королева скончалась от удара вследствие «нервической лихорадки». И Мария не собиралась эту версию опровергать. Зачем? Возможно, срок ее миссии тоже истек, и нужно возвращаться. Но как же трудно, как невероятно трудно расстаться с тридцатью пятью годами прожитой здесь жизни! Если бы ей позволили остаться…
        В это время в дверь комнаты Марии деликатно постучали. Камергер самого короля пришел просить ее немедленно явиться к монарху, который желал с ней побеседовать. Мария вытерла глаза и последовала за придворным.
        Король Вильгельм принял ее стоя у камина. Он не предложил ей сесть, не озаботился какими-то вступительными фразами. Мария не верила своим глазам и ушам: перед ней стоял совсем другой человек, истинный сын своего отца, жестокий, непреклонный и не склонный к сантиментам.
        - Мадам, я благодарю вас за многолетнюю службу при моей дорогой супруге. Соответствующее вознаграждение вам, разумеется, будет выплачено, так пожелала королева в своем завещании. Но о том, что вы должны оставаться в Штутгарте, там ничего не говорится. Я думаю, вам лучше вернуться в Россию, и чем скорее - тем лучше.
        «Вот и решился вопрос о том, где мне доживать остаток жизни… Довольно большой остаток, если я вернусь туда, откуда была прислана… Что ж, значит, так тому и быть».
        - Благодарю вас за все ваши милости, ваше королевское величество, - произнесла она, склонившись в низком реверансе. - Ваше пожелание для меня закон. Через три дня, а может быть, и раньше, я покину не только Штутгарт, но и королевство.
        Вильгельм только сухо кивнул. Аудиенция была закончена. Мария сделала еще один реверанс - уже у двери, и выскользнула из королевских покоев…
        Через два дня Мария исчезла. Никто не видел, чтобы она уезжала, ни одна из служанок не помогала ей собираться. Только ближе к вечеру садовник нашел у дальнего пруда в парке аккуратно сложенную одежду Марии Алединской и записку, придавленную камнем.
        «Я ухожу, не ищите меня».
        Тем не менее, ее искали - в этом самом пруду, но тщетно. Правда, другой садовник уверял, что вечером, накануне исчезновения госпожи Марии, он видел, как две фигуры, закутанные в длинные плащи, проскользнули мимо него к гроту в глубине парка. Уже темнело, и он побоялся следовать за ними…
        Но садовнику, разумеется, никто не поверил. Да и при чем тут были какие-то фигуры? Верная наперсница королевы не выдержала вечной разлуки со своей любимицей и последовала за ней. Тело в пруду, правда, так и не нашли, но… скорее всего, недостаточно усердно искали.
        В этот год зима была очень морозной. Холод вместе с обильным снегом пришел в середине января и держался чуть ли не до марта - небывалая погода для Вюртемберга. И если кто-то не мог вспомнить, когда умерла «красавица Като», достаточно было сказать:
        - Это было в ту ужасную, нескончаемую и ледяную зиму…
        А в России Екатерину Павловну забыли так же быстро, как и ее старших сестер. Она была всего лишь четвертой дочерью императора.
        Мало кто понимал, что она была еще и одной из великих дочерей России.
        Эпилог
        После смерти Екатерины Павловны осталось четверо ее детей. Два сына теперь были круглыми сиротами. При матери они воспитывались рядом со Штутгартом в тихом городке Канштадте. Маленькие принцы Ольденбургские жили здесь в небольшом доме, отделанном без всякой роскоши. Мать-королева старалась, чтобы сыновья не забывали русский язык, хотя они и воспитывались в вере своего отца-лютеранина.
        После смерти Екатерины Павловны десятилетний Александр и восьмилетний Петр уехали в Ольденбург, чтобы продолжить образование на родине своих предков. Их опекуном стал дед - великий герцог Петр-Фридрих-Людвиг.
        Отчим - король Вильгельм Вюртембергский - тоже следил за воспитанием сыновей своей покойной супруги. Он переписывался с дедом мальчиков, а они регулярно сообщали ему о своих детских радостях и печалях, о своих успехах в учебе. Каждые два года оба принца ездили в Штутгарт, чтобы увидеться с сестрами, принцессами Марией и Софией.
        Следила за воспитанием внуков и русская (точнее, петербургская) бабушка: воспитатель принцев Кизер должен был регулярно сообщать Марии Федоровне об успехах мальчиков в науках, а также об их поведении. Внуки писали письма в Россию по-русски и по-французски: Мария Федоровна не хотела, чтобы ее внуки онемечились (хотя сама была немка).
        Принцы росли, стали юношами с достойными манерами и широкими интересами. Принц Петр Ольденбургский проявлял склонность к наукам и уже начал усердно заниматься юриспруденцией и логикой в объеме факультета германского университета. Но вдруг в 1829 г. на него обрушилось несчастье - его брат Александр, друг и товарищ по детским играм, по учебе, внезапно скончался.
        Петр Ольденбургский в прямом смысле остался полным сиротой. В конце 1830 года, после смерти вдовствующей императрицы Марии Федоровны, Николай I вызвал восемнадцатилетнего племянника в Россию. Принц был зачислен на военную службу в Преображенский полк.
        Петр Георгиевич Ольденбургский впоследствии честно служил родине своей матери. Он много сделал на ниве образования: был членом Совета военных учебных заведений, затем председательствовал в Совете женских учебных заведений, много работал в «Ведомстве императрицы Марии», был попечителем петербургских гимназий…
        По инициативе принца Ольденбургского были открыты педагогические курсы для женских гимназий Санкт-Петербурга. Он был попечителем и знаменитого Александровского лицея (бывшего Царскосельского), интересовался творчеством его самого знаменитого выпускника (после смерти принца в его бумагах был найден перевод на французский язык «Пиковой дамы» А.С.Пушкина).
        Среди всех этих замечательных трудов несомненно выделяется одно событие - создание в 1835 г. Училища правоведения, которое разместилось в принадлежавшем Ольденбургам знаменитом Мраморном дворце на Марсовом поле. Деньги на училище принц Петр Георгиевич пожертвовал, продав в казну принадлежавший его матери Аничков дворец.
        При училище была церковь в память великомученицы Екатерины, небесной покровительницы великой княгини. В этом же храме хранились и знамена, принадлежавшие батальону, созданному Екатериной Павловной в 1812 г. (Среди самых известных воспитанников училища, не ставших, правда, юристами, - композитор Чайковский, поэт Апухтин…)
        У принца Петра Георгиевича Ольденбургского и его жены принцессы Терезии Нассауской (их венчание состоялось в 1837 г. в городке Бибербахе, в Вюртемберге, в присутствии отчима, короля Вильгельма) было восемь детей. Один из сыновей, Александр, женился на внучке Николая I Евгении Максимилиановне Лейхтенбергской. Все Ольденбурги честно, в традициях их деда и отца, служили России и некоторые из них оставили в истории родины заметный след, особенно в области науки.
        Дочери Екатерины Павловны и Вильгельма Вюртембергского выросли, вышли замуж. Младшая, принцесса София, стала королевой Нидерландов, выйдя за своего двоюродного брата принца Оранского, сына Анны Павловны. Мужем старшей дочери Екатерины Павловны, принцессы Марии, стал, по странной игре судьбы, сын графа Нейперга Альфред.
        Странной потому, что граф Нейперг, овдовев сам, женился на вдове Наполеона (некогда хотевшего посвататься к Екатерине Павловне) Марии-Луизе. А поначалу он был «приставлен» к ней в качестве гофмейстера в ее загородном дворце под Веной, где она жила в уединении вместе с сыном.
        Во времена Венского конгресса графиня Эдлинг видела Марию-Луизу, маленького сына Наполеона и графа Нейперга, «которому все во дворце подчинялось»: «Я никогда не встречала человека с более странной наружностью: волосы льняного цвета, краснокожий, с черной повязкой на глазу; и при всем этом своеобразная привлекательность, благодаря которой он славился своими успехами среди женщин». Не устояла и не слишком долго сопротивлялась и бывшая императрица, а теперь принцесса Пармская Мария-Луиза, здоровая, статная, задолго до официального брака ставшая женой своего же гофмейстера.
        Супруг Екатерины Павловны король Вильгельм I на следующий же год в третий раз женился на своей подданной, 20-летней дочери герцога Вюртембергского принцессе Паулине, родившей ему сына Карла, будущего короля Вюртембергского, и двух дочерей - принцессу Августу и принцессу Екатерину.
        Со смертью Екатерины Павловны традиция династических браков русского императорского дома с вюртембергским не прервалась. В Штутгарт были выданы замуж племянница Екатерины Павловны Ольга Николаевна и внучка Николая I Вера Константиновна.
        Ольга Николаевна стала королевой Вюртембергской после смерти короля Вильгельма, так как была женой его сына, наследного принца Карла. В книге ее воспоминаний «Сон юности» Ольга Николаевна описывает жизнь и характеры членов вюртембергской королевской семьи.
        Первое такое описание относится к 1838 году, когда Николай I с женой и детьми поехал в Берлин, чтобы показать королю Фридриху-Вильгельму III его младших русских внуков. Король был уже стар, он умер через два года, и хотел успеть повидать детей своей дочери.
        После Берлина император с семьей отправились в Вюртемберг, где посетили короля Вильгельма в его замке Фридрихсхафен. Ольга Николаевна пишет о приеме в честь русских гостей:
        «Там были королева (Паулина), еще очень красивая женщина, и две ее дочери, причем младшая, Екатерина, прелестная и очень женственная.
        Наследному принцу Карлу (впоследствии моему мужу) было пятнадцать лет. Это был симпатичный мальчик с интересным, но грустным лицом. Его отец, отличавшийся трудным характером, относился к нему не хорошо… Все были довольно молчаливы, не было уюта и чувства симпатии друг к другу… Папа был счастлив поскорее уехать оттуда…»
        Об обстановке, в которой вырос ее будущий муж, Ольга Николаевна написала так:
        «Карл Вюртембергский никогда не знал счастливого детства или любящих родителей… Родители его жили безо всякой внутренней гармонии между собой. Он вырос одиноким, и потребность его в ласке была очень велика».
        Видимо, с годами характер короля Вильгельма стал напоминать по суровости характер его отца, недоброй памяти первого вюртембергского короля Фридриха. Хотя, в отличие от него, муж Екатерины Павловны был, несомненно, более просвещенным, разумным и в определенной мере «облагороженным» своей пусть и недолгой, но счастливой жизнью с женой-умницей.
        Но, женившись в третий раз на прелестной, мягкой по натуре принцессе Паулине, король Вильгельм уже не мог испытывать на себе того благотворного сдерживающего влияния, которое оказывала на него в свое время энергичная, деятельная Екатерина Павловна. Бесспорно, в их тогдашнем союзе она была лидером, поднимающим мужа до своего уровня. Теперь же было некому направлять мысли и энергию короля в нужном направлении, создавать (а главное, поддерживать) необходимую атмосферу любви и сердечной теплоты в королевской семье. И Вильгельм шел за своим не слишком благополучным от природы характером.
        Этот «расклад» в супружеской жизни королевской четы сразу отметила Ольга Николаевна, когда она в 1846 году уже в качестве невесты принца Карла встретилась в Зальцбурге со своим будущим свекром, которому в то время было уже шестьдесят четыре года:
        «Король смотрел на меня поблекшими глазами с любопытством. На следующий день этот взгляд стал более благосклонным… Его настроение не было блестящим. Милая, добрая королева, которая знала все выражения его лица, казалось, ожидала грозы и была совершенно сконфужена».
        Через день король Вильгельм и племянница его бывшей жены встретились на прогулке. И снова совсем не робкая, очень самостоятельная, умная великая княжна отметила непростой характер того, с кем ей предстояло (как когда-то ее тетке с королем Фридрихом) поладить:
        «Манеры короля напоминали прошлое столетие; тон, которым он обращался ко мне, был скорее галантным, чем сердечным… Казалось, он избегал всего, чем можно было вызвать атмосферу непринужденной сердечности. Такое поведение казалось мне, с детства привыкшей к свободе и откровенности, совершенно непонятным, и мое сердце сжималось от мысли, что мне придется жить под одним кровом с человеком, который мне непонятен и чужд…»
        Впрочем, отношения свекра и невестки, пусть и не слишком доверительные и сердечные, начинали постепенно налаживаться. И немалая заслуга в этом принадлежит Ольге Николаевне, которая смотрела на свекра, как на короля, и оценивала его не по характеру, а по другим качествам - как правителя:
        «Как государь самый старший из немецких князей, он считался самым способным… Он правил страной тридцать лет, и это было счастливым для нее периодом… И это уважение стало почвой для всех моих последующих с ним отношений».
        С королевой Паулиной поладить было проще:
        «Несходство ее натуры с натурой королевы Екатерины Павловны, женщины во всех отношениях недюжинной, делало то, что король бывал часто несправедлив и придирчив к ней. Она же, будучи по природе безобидной и доброй, не могла играть никакой роли в политике… Она никогда не вмешивалась в нашу жизнь и порядок нашего двора. Она не знала ревности и не предъявляла никаких требований».
        Да, королю Вильгельму с такой женой жить, возможно, было и удобно, но не интересно… Ему ведь было с кем сравнивать…
        В свое время на смерть королевы Вюртембергской Екатерины Павловны откликнулось немало поэтов, писателей - знаменитых и совсем неизвестных, как в Германии, так и в России. Среди них был и поэт-любитель князь Иван Долгорукий. Выражая мнение современников о масштабе личности и дарований внучки Екатерины II, он написал:
        «Чрез долгий ряд веков в молве земных судьбин
        Сольются имена тех двух Екатерин,
        Из коих во Второй дух творчества познали,
        Подобие Её ж в последней обожали».
        Да, Екатерину Павловну неспроста сравнивали с великой бабкой. По своему характеру, способностям, уму и энергии она была рождена царствовать и действовать. Неспроста же она так мечтала стать женой императора - в этом проявлялась сама ее натура, ее предназначение. И она чувствовала, что может царствовать. Но судьбе было угодно подарить ей намного меньшие возможности и несправедливо короткий срок пребывания на земле.
        Екатерине Павловне не было суждено, как ее знаменитой бабке, чье имя она носила, стать великой монархиней, хотя многие видели в ней все задатки для такой блестящей роли. Да и масштабы ей были предназначены другие, неизмеримо меньшие. Но о том, что она была бы незаурядной монархиней, говорят ее дела в маленьком королевстве.
        Даже теперь, по прошествии двух веков, в Вюртемберге, давно ставшем частью более могущественной страны, сохраняется память о королеве Екатерине. Весной 1994 г. в немецком журнале Ведомства печати и информации правительства Федеративной Республики Германии, была помещена заметка о том, что в Штутгарте было отмечено 175-летие со дня кончины русской великой княгини, вюртембергской королевы Екатерины. Была отслужена панихида в соборе святого Николая, прошел концерт в честь этой даты.
        Правительство земли Баден-Вюртемберг к этому дню приобрело портрет Екатерины Павловны, написанный очень известным в ее времена художником Тишбайном, с которым переписывался принц Георг Ольденбургский.
        Теперь портрет находится в галерее коронованных особ в Штудгарте. На торжествах побывали и Фридрих и Мария Вюртембергские - дальние потомки короля Вильгельма, мужа Екатерины Павловны.
        Два с небольшим года жизни в этом краю. И такая память…
        Над ее могилой в Штутгарте, на вершине горы Ротенберг, воздвигнут православный храм - церковь Святой Екатерины, в пределе которой она и похоронена. Память о королеве Екатерине до сих пор сохраняется в Вюртемберге. В 1988 г. в Штутгарте состоялось торжественное богослужение в связи с 200-летием со дня ее рождения.
        Эта церковь удивительным образом оказалась связана с поэтом Жуковским, когда-то воспевшим и жизнь и смерть Екатерины Павловны. В 1820 году он писал об этой церкви:
        «Некогда здесь стоял прародительский замок фамилии Вюртембергской - время его разрушило. Теперь на месте его развалин воздвигнуто здание, столь же красноречиво напоминающее о непрочности всех земных величий, - церковь, в которой должны храниться останки нашей Екатерины… Памятник необыкновенно трогательный: с порога этого надгробного храма восхитительный вид на живую, всегда неизменную природу… А в штутгартской русской церкви, в которую приходила молиться Екатерина, все осталось, как было при ней; кресла ее стоят на прежнем своем месте. Нельзя без грустного чувства смотреть на образ, которым в последний раз благословил ее государь император…»
        Через двадцать лет именно в скромной, уединенной церкви, рядом с прахом той, которая когда-то дарила его дружбой, русский поэт совершил свой запоздалый брак (Жуковскому было пятьдесят восемь, его невесте, дочери художника Герхарда Рейна, семнадцать лет). Вот как он описывал это в письме к Александру Ивановичу Тургеневу;
        «Я уже более недели в Дюссельдорфе, в своем маленьком домике, в котором со мною пока одно только мое семейное счастье… Я еще никому в Россию не писал о себе, пишу к тебе первому. Вот моя история… Все, что мы предположили, исполнилось в точности. Я назначил день своего венчания 21 мая (1841 г.), так и сделалось… Приехали мы поутру. Я тотчас отправился за русским священником в Штутгарт, а Рейтерн (тесть) все устроил для лютеранского обряда и в пять часов после обеда на высоте Ротенберга, в уединенной надгробной церкви святой Екатерины свершился мой брак, тихо и смиренно».
        Несколько более подробно и не так сухо поэт описывал обряд своего венчания своему воспитаннику, наследнику цесаревичу Александру Николаевичу (будущему Александру II):
        «Когда я подходил к ней, вверх к вершине горы, то казалось, что на свете ничего другого не было, кроме этой церкви; гора закрывала от глаз окрестность, и за церковью было только небо удивительно светлое. Двери были отворены; сквозь них виден был алтарь, отворенные царские врата и горящие в темноте его свечи…
        Что-то было вокруг меня трогательное и глубоко значительное. Перед глазами - растворенные царские двери, за ними - святой мрак высшего мира, перед нами - светлый алтарь брачный, и позади нас - отворенная дверь в область смерти (посреди церкви находилось отверстие, прикрытое решеткой, сквозь которую видна гробница русской великой княгини, королевы Вюртембергской Екатерины).
        Все это вместе было так величественно в эту минуту, главную в моей жизни».
        Но после смерти Жуковского порвалась последняя духовная нить, связывавшая память Екатерины Павловны и Россию. Ее родная племянница совершенно не помнила свою тетку, дочери были слишком малы, когда мать скончалась. Через шесть лет после смерти королевы Екатерины при загадочных обстоятельствах скончался император Александр, а месяц спустя, при обстоятельствах не менее таинственных - его супруга, императрица Елизавета…
        Восстание декабристов провело незримый рубеж между Россией эпохи Александра Благословенного и николаевской Россией. И за этим рубежом осталось многое… слишком многое. Если бы брак Александра и Елизаветы не был бездетным, если бы королева Екатерина прожила лет на двадцать дольше, если бы…
        Но история не терпит сослагательного наклонения.
        Москва
        2006 год
        РЕЛИЗ КНИЖНОГО ТРЕКЕРА
        ПОПАДАНЦЫ, ВСЕЛЕНЦЫ, ЗАСЛАНЦЫ
        АВТОР VAKLOCH
        http://http://booktracker.org/viewtopic.php?t=12657http://http://booktracker.org/viewtopic.php?t=12657(http://booktracker.org/viewtopic.php?t=12657)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к