Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Берег Игорь: " Спасти Обязан " - читать онлайн

Сохранить .
Спасти обязан Игорь Берег
        ИГОРЬ БЕРЕГ (ИГОРЬ ПИДОРЕНКО)
        
        СПАСТИ ОБЯЗАН
        
        
        
        Действующие лица и коллизии романа выдуманы автором. Всякое совпадение с реальными может быть только случайным.
        
        
        Пролог
        
        Я подключился поздно. Уже салон наполнялся дымом, уже дико кричали люди, и кое-кто пытался встать. Но самолет так бросало, что устоять на ногах никому не удавалось. Первым делом я проверил надежность крепления ремня клиента, а потом стал оценивать обстановку.
        Лайнер был из современных, сделанных на пару с американцами. А это означало комфорт и надежность. Но и с самой надежной техникой может что-то произойти. Например, она не застрахована от теракта. Как сейчас. Потому что причиной моего вызова стал взрыв в хвосте самолета. Это я успел выловить из сознания клиента. Узнал я и еще кое-что важное, но к делу пока не относящееся.
        Обычно, при достаточно мощном взрыве, машина тут же разваливается на куски, которые падают на землю и свидетелей не остается. По данным «черных ящиков» потом не многое можно узнать. Комиссии годами доискиваются причин гибели самолетов и, в конце концов, списывают все на нерадивость техников, изношенность двигателей или усталость металла. Кого-то, может быть, и наказывают, но не очень сурово. А людей уже не вернешь.
        В моем сегодняшнем случае самого страшного не произошло. То ли взрыв был слабым, то ли самолет оказался крепче, чем предполагалось, но, как удовлетворенно отметил я, полет наш, несмотря на жуткую болтанку, продолжался в горизонтальном направлении, а не в вертикальном. То есть, не отвесно вниз. Обидно было бы совершить переход только для того, чтобы понять, что машина падает, и произошел как раз тот случай, о котором стараешься не думать, идя на дежурство.
        Со стороны может показаться, что я рассуждал, сидя вот так спокойно в подорванном самолете среди всеобщей паники. Но такая уж у меня работа, чтобы успевать думать об окружающем, совершая одновременно с этим и другие действия. А действия были такими: мозг мой производил стандартную после перехода процедуру подавления сознания клиента и подчинения себе его тела, а руки вырывали из специального гнезда кислородную маску на ребристом шланге и прижимали ее к лицу. Вообще-то маски должны были вывалиться сами при первых признаках разгерметизации или появления дыма в салоне. Но с техникой сплошь и рядом происходят мелкие накладки. Я бы не удивился, если бы узнал, что спасательные жилеты в этот момент надувались автоматически под креслами.
        Нескольким совершенно обезумевшим пассажирам все же удалось вскочить и ринуться к кабине пилотов, сбив по пути с ног двух стюардесс, пытавшихся их остановить. Однако дверь в пилотскую кабину не поддалась. Экипаж мгновенно заперся, понимая, что единственное, что он может сейчас сделать для людей - это немедленно посадить раненый самолет.
        Для начала я оценил состояние клиента. Руки были противно влажными, по спине, холодя кожу, текли ручьи пота, адреналина в крови - просто катастрофическое количество. Клиент перед моим появлением был напуган смертельно. Но кто не испугается в такой ситуации? Хорошо, хоть в кресле остался сидеть. И в штаны не навалил от страха.
        Предпринимать сейчас что-то для его индивидуального спасения возможности не было. Ну, куда денешься из самолета? Следовало помогать экипажу спокойно выполнять его работу и заниматься спасением окружавших меня. Дым, все еще сгущавшийся в салоне, стал одновременно и успокаивающим средством для взбесившихся пассажиров. Наглотавшись его, люди теряли сознание. Только какой-то слишком упорный бугай еще бил кулаком в дверь пилотской кабины, но удары его были все слабее. Справа от меня обмякла в кресле старушка. Ну, не совсем старушка, просто женщина в солидных годах.
        Я потянулся свободной рукой, достал маску над ее головой и прижал к уже синеющим губам. Может быть, еще не поздно. Глубоко вдохнув, отпустил свою маску и несколько раз нажал кулаком на грудь, стараясь заставить дышать это старое тело. Помогло. Тетка завозилась, невнятно забормотала под маской и приоткрыла слезящиеся глаза. Я показал ей, что маску надо держать самой. Она поняла, часто закивала и вцепилась в пластиковый намордник обеими руками.
        Судя по тому, как заложило уши, самолет начал резко снижаться. Видимо, рядом был подходящий аэродром, и пилоты совершали экстренную посадку. Приходилось часто делать глотательные движения, а когда не помогало, убрав на секунду маску от лица, зажимать нос и «продувать» уши, как это практикуют ныряльщики.
        Кто-то тронул меня за рукав. Опять бабка. Смотрела она вопросительно, но страха в слезящихся глазах не было. Я рискнул отнять маску от губ.
        - Все в порядке, бабуля! Будем живы! Только ремень затяните и дышите через эту штуку.
        Она кивнула, погладила меня благодарно по плечу. Я невольно улыбнулся.
        Но бабка бабкой, а надо было, пока до посадки есть время, подумать и о других пассажирах, тем более что одна помятая стюардесса наконец-то занялась своими прямыми обязанностями, а вот вторая выглядела нехорошо. Я отстегнул ремень безопасности, несколько раз глубоко вдохнул кислород и встал. Мимоходом глянул в иллюминатор и понял, что не все так хорошо, как казалось. Похоже, самолет и вправду горел. Пилоты как раз совершали правый разворот, и было видно, что за машиной в воздухе остается шлейф черного дыма. О-го-го...
        Вместе с пришедшей в себя стюардессой я растаскивал людей по креслам, пристегивал их ремнями, делал искусственное дыхание, лупил ладонью по щекам, приводя в чувство. Почти во всех случаях это удавалось, но несколько человек глаз не открывали - отравление оказалось слишком сильным. Таким стюардесса делала прямо сквозь одежду укол шприц-тюбиком. Надо думать, какой-нибудь антидот. Хорошо еще, что салон был заполнен пассажирами едва наполовину - неудивительно при нынешних ценах на билеты!
        Я еще волочил по проходу того самого бугая, который стучал в дверь кабины, когда самолет буквально брякнулся на посадочную полосу. От удара подломилась левая стойка шасси, машина просела на крыло, зацепилась им о бетон и начала плавно кружиться. Сквозь вопли пассажиров и грохот двигателей слышался отвратительный скрежет рвущегося металла. Непреодолимая сила оторвала меня от ручки кресла, в которую я вцепился в последнюю секунду, и швырнула через весь салон. Профессиональная подготовка помогла, я успел сгруппироваться, но голову не уберег и врезался ею в переборку, проламывая дюралюминий и пластик. Сознание отключилось.
        
        Глава 1
        
        С усилием открыв глаза, я увидел сероватый, без тщания побеленный потолок. Свет шел откуда-то справа, очевидно, там было окно. Но для того, чтобы это выяснить, нужно было повернуть голову или, хотя бы, скосить глаза. А этого мне как раз и не удавалось. Получалось смотреть только прямо перед собой, то есть, вверх. Облупленный потолок вызывал раздражение. Ну что они, в самом деле, не могли побелить его как следует? Да я сам в сто раз лучше бы это сделал!
        Убогость зрелища вдохновляла на активность. Чтобы осмотреться, нужно было преодолеть тупую боль, сидевшую в затылке. Где-то я приложился им. Или меня приложили. А, собственно, кого - меня? Кто я такой? И почему лежа смотрю в потолок? От этих вопросов, на которые не находилось ответов, боль только усиливалась. Чтобы изгнать ее, требовалось найти ответы. Но как это сделать, не поворачивая головы?
        И я, преодолев боль и тошноту, со стоном, все-таки посмотрел направо/ Звук собственного голоса удивил - хриплый, жалобный, какой-то совершенно чужой. Ладно, потом разберемся. Сейчас главное - где я?
        Это была больничная палата. Ошибиться невозможно. Такие комнаты: мрачные, пропахшие лекарствами, с крашенными грязно-салатной краской стенами могут быть только в больнице. Рядом стояло еще три койки и на каждой лежало по человеку. У всех были забинтованы головы. У меня, наверное, тоже.
        За окном, кроме неба, не было видно ничего. Палата находилась не на первом этаже.
        Усилие, потраченное на осмотр, утомило. Я прикрыл глаза, постарался отвлечься от боли. И от остальных вопросов.
        Когда я в следующий раз проснулся, голова болела значительно меньше. Но откуда-то мне было известно, что резких движений совершать не стоит. Медленно повел глазами по сторонам. За окном темно - поздний вечер, не ночь, шар светильника, свисающего с потолка горит. Чересчур ярко, режет глаза. Как там соседи? Двое были на месте, третья койка пустовала.
        Я шевельнулся, удобнее устраивая затылок на подушке. Мужчина, лежавший справа от меня, заметил мое движение, заинтересованно приподнял голову, встретился со мной взглядом и улыбнулся.
        - Ну что, очнулся, героическая личность - козья морда?
        - У меня лицо такое? - прохрипел я.
        -Да нет, нормальная рожа, как у всех нас. Только приложился ты сильнее.
        - Куда приложился? Не помню ничего.
        Сосед еще больше оживился, сел на постели, отложив в сторону журнал, который перед этим читал.
        - Правда не помнишь? И про самолет?
        - Правда. А что, был самолет?
        - Ну, братан! Ты ведь в авиакатастрофе побывал! Сам чудом уцелел и кучу людей спас.
        - Погоди, я что, летчик?
        Сосед от такого вопроса даже растерялся.
        - Да-а... Может, ты и летчик, только говорили, что там пассажиром летел. Самолет загорелся, и вы с трудом сели. Никто не погиб, хотя машина - вдребезги!
        Тут подал голос еще один сосед, лежавший в правом углу.
        - Какие там дребезги! У самолета просто крыло отвалилось и шасси сломалось. Даже сгорел не весь, хотя должен был. Я ведь сам этим же рейсом летел. Тоже не повезло - крепление на ремне лопнуло. Вот и врезался головой в спинку сидения. Но далеко не улетел. А он, - сосед показал на меня, - через весь салон нырнул.
        - Ну, не вдребезги, - легко согласился первый сосед, - но жертв могло быть много, если бы не ты. Там все поотравлялись дымом, а ты бегал и искусственное дыхание им делал. А сам привязаться не успел, потому и шмякнулся башкой при посадке.
        - Действительно - козья морда, не успел привязаться, - через силу пошутил я. - И давно меня сюда привезли?
        - В палату два дня назад. До этого в реанимации лежал. Тебе и сейчас лекарства вливают.
        Теперь я ощутил, что левую руку что-то связывает. Так и есть - рядом с койкой штатив, на котором капельница с прозрачной жидкостью, а от нее трубка тянется к локтю.
        Я помолчал, потом опять спросил:
        - Что, плохи мои дела?
        - Да нет! - принялся успокаивать сосед. - Я не спец, но слышал, что лепилы толкуют. Сильное сотрясение и, вроде бы, небольшая трещина в основании кумпола. Отлежишься, и снова на подвиги потянет. Вон, наш четвертый, кажись, уже сестричкам понты заправляет. Тоже второй день здесь, - он хмыкнул и добавил: - А может и не сестричкам. Темный он какой-то. Одно слово - чурка.
        Разбираться, почему четвертый сосед по палате - чурка и ходит ли он к медсестрам, у меня уже сил не было. Опять подкатила к горлу тошнота, разболелся затылок, лоб покрылся испариной. Нужно было заставить себя заснуть.
        Разбудило меня солнце. Видимо, я действительно шел на поправку, потому что солнце наверняка и раньше заглядывало в окно, но это не помнилось.
        Открыл глаза и сразу почувствовал себя лучше, чем вчера. Безболезненно можно было шевелить руками и ногами, хотя вставать или хотя бы садиться еще не стоило.
        Зверски хотелось есть. Кормили меня в последнее время, наверное, внутривенно. А сейчас требовался нормальный кусок жареного мяса. И стакан пива.
        И еще апельсин. Огромный, золотистый, с толстой кожурой. Я представил себе этот апельсин так живо, что даже почувствовал запах.
        Чудеса все же случаются. Слева от койки, на тумбочке, стояла глубокая тарелка, а в ней - несколько штук тех самых, крупных, отражающих солнечный свет плодов. Ни о чем не беспокоясь, я выпростал из-под одеяла руку, взял самый верхний и принялся чистить его слабыми пальцами.
        Когда резкий и сладкий сок потек по моему подбородку, сосед справа, молчавший до сих пор, сказал:
        - Ты бы поосторожнее с этим, кореш. На голодное пузо бронетемкин поносец напасть может.
        - Что?
        - Пронесет, говорю.
        Я проглотил еще одну дольку, потом спросил:
        - Чьи апельсины? А то я без спроса взял - очень захотелось.
        - Твои. Тетка тут одна приходила тебя навещать. Она и принесла. Будить не стала, посидела, повздыхала и уплыла.
        - Что еще за тетка?
        - Кто ее знает, пожилая такая.
        Доев кое-как весь апельсин, я вытер руки и губы случившимся тут же серым от многочисленных стирок больничным вафельным полотенцем и удовлетворенно вздохнул. Теперь можно было жить дальше.
        Все-таки травма у меня была не очень серьезной. Или же лечили здесь столь успешно, что чувствовал я себя сейчас почти уже в норме. Голова была плотно забинтована и, если нажать чуть сильнее на затылке, то под повязкой становилось больно. Что-то там сосед про трещину в основании черепа говорил. Но ведь в этом случае, кажется, такой массивный воротник устанавливают, чтобы голова не могла поворачиваться.
        Воротника не было. Ни шея, ни горло не болели. И все же - что у меня с голосом? Чужой, совсем чужой. Никогда у меня не было этой простуженной хрипотцы, низких тонов. Или наглотался так дыма в самолете?
        Дверь в палату открылась, и вошла медсестра. Лицо ее показалось знакомым, наверное, видел раньше, в полубреду. Сестра дала мне с соседом градусники, а двух остальных больных будить не стала. Предупредила, что скоро будет обход. Вернувшись через несколько минут, она записала в листочки температуру и дала мне пару желтых таблеток.
        Докторов явилось сразу несколько. Того, что в углу, даже не осматривали, сверились только с записями. Толстяку, который летел тем же рейсом, что и я, долго мяли шею, тихо переговариваясь. Соседу справа размотали бинты, осмотрели коротко стриженую голову и велели сестре заматать снова.
        И, наконец, подошли ко мне. Солидный мужчина в изумительно белом, хрустящем халате склонился над койкой, глянул сквозь стекла очков.
        - Ну, как мы себя чувствуем, Олег Афанасьевич?
        Сначала я даже не понял, что врач обращается ко мне. Потом сообразил: меня зовут именно так. Улыбнулся и, стараясь говорить как можно бодрее, ответил:
        - Нормально, доктор. Голова практически не болит.
        - Отлично! - обрадовался врач. - Сейчас и посмотрим. Сестра, снимите повязку.
        Пока раскручивали бинты, я с сожалением сообразил, что моя голова так же коротко острижена, как и у соседа. Если не обрита вовсе. Надо бы попросить зеркало. Или не расстраиваться прежде времени?
        Врачи разглядывали голову, просили повернуть ее направо налево, следить взглядом за кончиком авторучки, задавали какие-то вопросы, на которые я отвечал совершенно автоматически, потому что занят был одной, неожиданно появившейся мыслью.
        Потом меня оставили в покое и, утешив тем, что все в порядке, скоро совсем поправлюсь, ушли. А я все продолжал размышлять.
        - Слушай, - сказал сосед, - мы ведь с тобой так и не познакомились. Меня Петром кличут.
        Я глянул отрешенно, потом попросил у него зеркало. У Петра нашлось маленькое, круглое, с какой-то игрой на обратной стороне. Я поднял его, заглянул и кивнул с некоторым даже удовлетворением. На меня смотрело совершенно незнакомое, с пышными усами и стального цвета глазами лицо человека, которому явно было уже за сорок.
        - Знаешь Петр, - медленно сказал я. - А ведь меня зовут не Олегом.
        
        Глава 2
        
        С этого момента я начал вспоминать все. Молча, про себя. И первое, что всплыло в сознании, было мое имя - Глеб. Петр мне, конечно, не поверил, посмеялся в своей полууголовной манере и посоветовал не напрягать ударенную голову.
        Сам он в больницу попал, как это очень часто бывает у русского человека, по пьяному делу. Возвращался поздно вечером домой сильно навеселе. Тут и навалилась шакалья стая подростков, развлекавшихся тем, что отлавливали таких вот припозднившихся и месили их в десяток кулаков и ног. А заодно снимали часы и выворачивали карманы. Петра сбили на землю, потоптали как следует, а напоследок кто-то засадил тяжелым ботинком по голове. Ему еще повезло: лежать без сознания пришлось недолго и милицейский патруль, наткнувшийся на почти бездыханное тело, по доброте душевной отвез не в вытрезвитель, а в больницу.
        Был он дядькой простым, беззлобным, хотя и вспыльчивым. Очень не любил людей кавказского происхождения, сделали они ему в свое время пакость какую-то. Поэтому и четвертого соседа по палате не уважал. Звали того Аслан. Национальность его определить никто не брался, а сам он не сообщал. Появился в палате Аслан одновременно со мной, диагноз обычный для этого отделения - тупая травма головы. Но лечением ему особенно не досаждали, давали раз в день какие-то таблетки и все. Угрюмый кавказец ни с кем не общался, разговоров не поддерживал, молча лежал, уставившись в потолок. Иногда легко поднимался и уходил. Петр, который тоже мог вставать, заметил как-то, что Аслан разговаривал по телефону-автомату, висевшему в холле отделения. «Знаешь, что-то он мне подозрителен, - поделился Петр со мной. - Так шпионы своему шефу докладывают. Эх, прижать бы его, да расколоть до пупа! « Однако к кавказцу напрямую не цеплялся, побаиваясь, наверное. Там было чего бояться. Взгляд у Аслана был очень нехорошим, давящим. Но встречаться с этим взглядом приходилось не часто.
        Мужчину, лежавшего у окна, звали Степаном Фомичом. Петр называл его запросто - Фомичом и вел с ним себя раскованно, как принято у пролетариев без комплексов. Был Фомич каким-то начальником, хотя и недостаточно большим, чтобы лежать в отдельной палате. Работал в одной из местных контор. Отпралялся в командировку, и так не повезло. Наш самолет едва успел набрать высоту после взлета, когда произошел взрыв. Пилотам удалось вернуть машину в Крестополь. В каком-то смысле было удачей то, что не пришлось тянуть до подходящего для экстренной посадки аэродрома.
        К Фомичу часто приходила жена - веселая, довольно респектабельная дама. Она приносила много разных вкусностей, которыми он щедро делился с собратьями по несчастью. Пару раз прибегала симпатичная, но явно пустоголовая девица. Приносила тайно бутылку коньяку, задерживалась ненадолго, чмокала в нос, желала скорейшего выздоровления и упархивала. Как заметил вполголоса Петр: «На дочь не похожа. Полюбовница, верняк». Но от вопросов деликатно воздерживался, тем более что коньяк почти целиком попадал к нему и он нарушал больничный режим, закусывая моими апельсинами.
        Апельсины и яблоки приносила та самая женщина, которую я в самолете первой привел в чувства. Она считала себя по гроб жизни мне обязанной и так истово благодарила за спасение, что становилось неловко. Настасья Филипповна (это надо же, какое сочетание имени и отчества придумали родители!) была уже бабушкой. Гостила у дочери и зятя. А тут их срочно направили в Штаты на полугодичную стажировку. Оставался сын, 14-летний разгильдяй, за которым был необходим строжайший присмотр, поскольку ни одно новое молодежное веяние не проходило мимо его полупустой головы. Пацан то красил волосы в пожарный цвет, то собирался уходить в некую коммуну возрождавшихся хиппи, то порывался вступить в националистическую организацию, члены которой маршировали по воскресеньям на одном из городских проспектов. Бабушке, чтобы оставаться с внуком, нужно было скоренько решить кое-какие дела в Москве и вернуться. Но слетать домой не получилось.
        Настасья Филипповна приходила через день, выгружала из пластикового пакета очередную порцию фруктов и слушать не хотела никаких моих отказов. Хорошо хоть мне удалось отбиться от ее попыток выносить за мной судно. Помог Петр, резонно сказавший: «Ну что вы, мамаша. У него кореша есть, чтобы ухаживать. Вы лучше моральную поддержку окажите, пусть поправится быстрее». Настасья Филипповна угомонилась и во время своих визитов рассказывала о новых похождениях внука и своих ответных мерах.
        На расспросы о родственниках, которым следовало сообщить, что со мной случилось, я ответил: «Один я. Некому сообщать». Это было правдой. Но далеко не всей. Не мог я доверять профессиональную тайну первым встречным людям, хотя и отнесшимся ко мне, как к родному.
        А тайна была. Настолько серьезная, что выходить на связь я должен был самостоятельно.
        
        Глава 3
        
        Здесь, наверное, уместно будет рассказать о том, кто же я в действительности такой и почему внезапно оказался в этом самолете. Профессия у меня редкая, даже очень. Я - спас. То есть это между собой мы зовем друг друга спасами, а официально называемся «брейн-спасателями неограниченного радиуса действия».
        Смысл нашей работы в следующем. Человеку, желающему прибегнуть к помощи службы брейн-спасения, под кожу головы у основания черепа безболезненно вводится микрочип, посредством которого он постоянно связан с аппаратурой в нашей штаб-квартире. Если клиент попадает в критическую ситуацию, из которой не может сам выбраться, то произносит про себя кодовое слово, имплантант активируется и через один из многочисленных орбитальных спутников происходит перенос сознания брейн-спасателя - человека, тренированного на все случаи жизни - в его мозг. Спасателю вживлен примерно такой же чип.
        Писатели в очередной раз ошиблись, пытаясь заглянуть в будущее человечества. Для того чтобы перенести матрицу с одного сознания на другое, как оказалось, не требуется ни огромных суперкомпьютеров, ни долгого времени. Установка, которой мы пользуемся, естественно, очень сложна. Но не чрезмерно. И на переход спаса к клиенту требуются считанные секунды. Иначе бы просто терялся смысл нашей работы. Есть побочный эффект, не очень приятный, но к нему со временем привыкаешь. Особенно если не обременен некоторыми предрассудками. Тело спаса, ушедшего на задание, остается в Центре. И, беспомощное, безгласное, хотя с почти нормальным обменом веществ, пребывает там до возвращения хозяина. О том, что с ним будет, если хозяин не вернется, лучше не задумываться. При наборе на работу нам что-то туманно намекали, но понять эти намеки конкретно было трудно. Может быть, найдут чье-нибудь заблудшее сознание, а может, и используют на запасные части для трансплантации. Они всегда в дефиците. К счастью, пока ничего подобного не случалось.
        Подчинив себе тело клиента и руководя им, спас старается найти выход из сложившегося положения. А затем, когда опасность минует, сознание спаса возвращают назад.
        Это дорогой процесс и по пустяковым поводам, таким, как пристающий хулиган или растянутая связка в турпоходе, прибегать к помощи брейн-спасателя весьма накладно. Впрочем, если деньги девать некуда, то почему бы и нет?..
        На Западе службы брейн-спасения существовали уже несколько лет. Их не особенно рекламировали и старались не подпускать близко репортеров. Хотя там было что живописать.
        В нашей стране спасы появились менее года назад. Фирма, в которой я работаю, пока была первой и единственной в стране. Очень плотно засекреченную по причине прежде всего этического характера, ее организовали несколько человек, обладающие солидным капиталом. Были найдены помещения, оборудование, специалисты-электронщики и, наконец, сами спасатели. Государству, которое то начинает укрепляться, то вновь резво катится в экономическую пропасть, не до отдельных своих граждан, спасать приходится всех скопом. Так что на то, чем занимается небольшая фирма, работающая под вывеской научно-исследовательской лаборатории, никто внимания не обращает. Лишь бы налоги платила вовремя.
        Нас, брейн-спасателей пока всего пятеро - четыре мужчины и женщина. Все - люди с богатым прошлым. Отбор проводился самый тщательный и до того, как человека принимали на работу, полной правды о ее истинном характере не сообщали. Кстати, один из прошедших все испытания, когда узнал, что предстоит несложная и неопасная операция на мозге, все же не рискнул и ушел, подписав серьезные бумаги о неразглашении сведений.
        Интересоваться прошлым своих коллег-спасов по правилам фирмы не разрешается. Да мы и сами не очень стремимся рассказывать о себе. Есть подробные досье в компьютере начальства - и ладно. В нынешнее бурное время у людей много чего за душой может быть. И светлого, и не очень.
        Брейн-спасатель должен уметь водить автомобиль и мотоцикл, вертолет, легкий самолет, а если понадобится - даже танк. Он обязан владеть несколькими видами боевых искусств, отлично стрелять из всех возможных видов оружия, плавать, иметь навыки оказания медицинской помощи, знать несколько основных иностранных языков в расширенном объеме, а также уметь еще очень и очень многое, что может пригодиться в экстремальных ситуациях. Физическая форма поддерживается постоянными тренировками.
        В дальнейшем предполагается расширение фирмы и, соответственно, набор новых спасов, но пока обходятся нашей пятеркой. Техника перехода полностью западная, с небольшими доработками отечественных умельцев. А вот тамошнее название брейн-спасателей - сейверы - не прижилось.
        Рекламы, как таковой, у нас нет. Просто люди, которым полагается знать о фирме, о ней знают.
        Меня жизнь побросала порядочно. В свои 32 года я успел повоевать в горячих точках, жениться, развестись, послужить телохранителем у нескольких крупных воротил как легального, так и теневого бизнеса (впрочем, разве они так сильно отличаются друг от друга?), а одного из них даже ухитрился спасти, приняв предназначавшуюся ему пулю на свой бронежилет и отделавшись сломанным ребром.
        Но потом эта полулакейская служба мне надоела. Педагогическое образование, полученное сдуру, средств для жизни дать не могло, бизнесом заниматься не получалось. Переводчиком тоже идти было как-то не с руки. А у брейн-спасателей как раз и ценилось то, что я умел. Прослышал о них совершенно случайно, решил попробовать, а когда прошел все тесты и испытания и узнал, какая предстоит работа, но пуще - как это происходит, поначалу несколько испугался. Потом махнул рукой: «Ерунда, не такое случалось!» и подписал требуемые документы. Тем более что деньги платят приличные - хватает на однокомнатную квартиру в неплохом районе Москвы, подержанный «Опель-Кадет» и на то, чтобы не стеснять себя в питании и мелких развлечениях. Живу я скромно, не тратясь «на заезжих балерин», в казино ночи напролет не просиживаю. Сам же род работы к пьянству и разгульной жизни н располагает. Кому-то этого может показаться мало, но много ли надо холостяку, не обремененному родней? Еще и откладывать кое-что удается.
        Работа мне нравится. Риск я не то, чтобы люблю, но не боюсь его. Здесь не приходится прикрывать кого-то собой или услужливо повторять: «Да, хозяин! Слушаюсь, хозяин! « (Было, было и такое в моей жизни! Только недолго я на том месте продержался). Нынешняя работа - не праздник. Но и будней не предполагается. Вот так, без прелюдий, оказаться вдруг в терпящем аварию автомобиле, под огнем нескольких автоматов или на тонущем в шторм корабле и самому, используя все свое умение и весь опыт, постараться вытащить тело клиента, причинив ему при этом минимальный ущерб (а лучше - вообще без ущерба) - это по мне.
        Вызовы не очень часты, в среднем - пару раз в месяц. Но приходится регулярно дежурить в помещении фирмы, потому что вызов может прийти в любую минуту.
        Обычно личностью клиента спасу интересоваться не положено. Он дежурит: читает, смотрит телевизор, спит. Короче, занимается своими делами, предварительно зная, что клиент у него есть и может попасть в неприятности. Известен только его возраст, физическое состояние. Чтобы не был совсем уж неожиданным переход, например, в слабое тело, которому трудно бегать, прыгать и укрываться от пуль.
        Чаще за срок дежурства ничего не случается и спас отправляется восвояси до следующего раза. Вызов приходит реже. Дежурного спаса техник и врач немедленно подключают к аппаратуре, затем следует десяток секунд не очень приятных ощущений и, открыв глаза, оказываешься в другом теле и другой обстановке. Тут, собственно, работа и начинается. Первым делом нужно подавить сознание клиента - чтобы не мешал. Паническое состояние, в котором обычно находится попавший в передрягу человек, сбивает, не дает проводить спасение с максимальной эффективностью.
        Когда операция заканчивается, спас в теле клиента своим ходом возвращается в фирму, его подключают к аппаратуре, еще один переход, и свободен. До следующего раза.
        Конечно, может случиться и так, что вызов придет слишком поздно. И тогда спасу, оказавшемуся в безвыходной ситуации, останется только погибнуть вместе с клиентом. Сам, без помощи аппаратуры, он в собственное тело вернуться не может. Но это профессиональный риск, за это нам и платят.
        В течение недолгого срока существования фирмы таких проколов не было. То ли клиенты были чрезвычайно осторожны и при первых признаках опасности посылали вызов, то ли мы работаем очень профессионально. В одном случае все обошлось легким ранением, в другом - переломом руки. На Западе летальные исходы наверняка случались, поскольку сейверская служба там работает достаточно давно. У нас же, как я уже говорил, пока все обходилось.
        Нынешний мой вызов вполне мог стать первым трагическим случаем. И никакие навыки тут бы не спасли. Просто повезло, что экипаж сумел посадить горящий самолет.
        Неудачей было то, что я лежал теперь в больнице, вспоминая, кем являюсь на самом деле и, не имея возможности сообщить в фирму о том, что у нас крупные неприятности.
        Вообще-то непонятно было, почему из Москвы еще никто здесь не появился. Местоположение мое легко определялось фирмой с точностью до нескольких метров. И так как я не перемещался, логично было предположить, что возможности такой не имею. Ну не бросили же меня здесь выкарабкиваться самостоятельно! А каждый день, проведенный на больничной койке, усугублял положение фирмы и мое лично и был не менее рискован, чем работа на операции. Даже наверняка - более.
        Поэтому, хочешь, не хочешь, а нужно было искать, кому довериться, чтобы позвонили в Москву и сообщили обо мне. Лучше всего для этой роли подходила добрая женщина Настасья Филипповна.
        Ее я и попросил сделать короткий звонок, сказать только, что Глеб тут. Руководство поймет, что все неладно и в больнице немедленно появится кто-то из ребят. Телефон я написал на бумажке, улучив время, когда соседи по палате спали. Шепотом объяснил, что сейчас только вспомнил, куда звонить, а Глебом меня в детстве в семье звали, неофициально, так сказать. В честь дедушки.
        Наталья Филипповна отвечала мне тоже шепотом, как бы приняв правила игры, но в объяснения мои наверняка не поверила. Однако обещала помочь, решив, видимо, что ее спаситель плохими делами заниматься не может.
        Она ушла, и ее не было три дня. За это время я практически пришел в норму, вставал, начал самостоятельно ходить в туалет. Попробовал закурить, но клиент мой, этот самый Олег Афанасьевич, похоже, не курил, потому что меня поташнивало. Устав ждать, я хотел уже сам позвонить моей благодетельнице, но не знал ее телефона.
        Настасья Филипповна появилась на четвертый день. Увидев ее, Петр аж присвистнул: «Кто это вас так?» Все правая сторона лица женщины была сплошным синяком. Глаз заплыл, осталась только узенькая щелка.
        У меня сжалось сердце. Дурные предчувствия оправдывались.
        Настасья Филипповна села на стул у моей койки и заплакала:
        - Подвела я тебя, сынок!
        Я тут же поднялся, накинул больничный халат и увел ее в коридор. Ни к чему соседям по палате было знать подробности.
        Всхлипывая, Настасья Филипповна рассказала, что случилось. Она едва успела войти в подъезд. Накинулись двое, ударили по лицу, отобрали сумочку, обшарили карманы и убежали. Женщина не успела даже закричать. Кое-как добралась до дверей соседей, позвонила. Те перепугались, вызвали «скорую помощь». Врач хотел забрать ее в больницу, но Настасья Филипповна, более-менее придя в себя, решительно отказалась - внука не на кого оставить. Были и милиционеры. Им она ничего дельного рассказать не смогла - лиц нападавших не видела, ценностей при ней никаких не имела. Решили, что банальное ограбление, шпана балуется.
        - Только вот что я тебе скажу, сынок, - призналась мне Настасья Филипповна, - по-моему, они твою записку искали. Мне так показалось. Ты дай-ка телефончик еще раз. Прямо сейчас пойду и позвоню, раз такое дело.
        Я подумал и согласился с мужественной женщиной. Но дурные предчувствия остались. Вечером она пришла опять и доложила, что телефон не отвечает.
        Стало понятно, что случилось что-то страшное. На телефоне всегда сидел дежурный, он просто обязан был там сидеть. И еще я понял, что не знаю, что теперь делать. Единственным местом, где мне могли помочь, была фирма. И вот что-то там случилось. А значит, я остался один и тайна, которую носил с собой, становилась для меня смертельной. Надо было бежать из больницы. И срочно.
        Сообщение в вечерних телевизионных новостях только подтвердило: «Беги!» Диктор рассказывал о мощном взрыве, прогремевшем недалеко от центра Москвы, уничтожившем половину здания. Адрес был тот... Предполагались утечка газа, неосторожное обращение с самодельным взрывным устройством, другие причины. На экране по развалинам бродили спасатели и пожарники. Жертв из числа жителей дома было немного, взрыв произошел днем. Но все же несколько человек погибло. Я знал, что одно из тел, обнаруженных под обломками будет моим...
        Выключая телевизор, я поймал на себе внимательный и какой-то торжествующий взгляд Аслана. И понял, откуда напавшие на Настасью Филипповну знали о записке с номером телефона фирмы. Охота за мной, по всей видимости, шла серьезная.
        Выходит, этот Аслан оказался в палате не случайно - врачи почти не осматривали его. Наблюдатель, часовой. Но не защитник. Защитником себе служил я сам. Ну что же, защищаться я умел. А для начала было необходимо уйти из-под слежки и добраться до столицы, чтобы разобраться, что на самом деле произошло с фирмой. Дальше - по обстановке, нечего загадывать наперед. Тем более - переживать и расстраиваться. Мне требовался весь запас оптимизма. Тайна, которую я невольно узнал, и взрыв Центра были связанными напрямую.
        
        Глава 4
        
        Оказалось, что я не зря закурил, хотя клиент табачного дыма не переносил. Нужен был повод, мотивация, чтобы выходить из палаты чаще, чем требовалось для посещения туалета и на больший срок. Продумывая дальнейший ход событий, я и раньше не исключал вариант побега из больницы. Теперь этот план пригодился.
        Но нужна была помощь. Собственно, Аслана я только подозревал, точно знать я ничего не мог. Степан Фомич подходил для роли надзирателя меньше, однако, эту возможность исключать тоже не стоило. А вот Петр был совершенно вне подозрений. Хотя бы потому, что попал сюда раньше нас всех. Не могли жете, кто подложил бомбу в самолет, знать, что даже поврежденный, пилотам удастся его посадить? А главное, что я так треснусь при аварийной посадке головой и попаду в больницу?
        Значит, в какой-то мере Петру можно было довериться. Главное - знать эту меру и сочинить подходящую историю, чтобы он поверил. Откладывать побег не стоило. Вот только как с одеждой? В халате и тапочках много не набегаешь.
        - Петр, - сказал я. - Курить есть?
        - Ага, - отозвался он. - «Приму» будешь?
        - Ну, тогда пойдем, покурим.
        Мы поднялись, вышли в коридор и зашлепали растоптанными тапочками в сторону туалета, где помещалась курилка. Несколько секунд спустя я мельком оглянулся через плечо и заметил, как из палаты вынырнул Аслан. Но в курилку не пошел, а свернул в небольшой закуток, где висел городской телефон-автомат. Наверное, на тот случай, если куда-нибудь звонить соберусь. Ну, карауль, карауль...
        Время тянуть я не стал, а тут же выложил Петру живописную историю, что являюсь столичным майором ФСБ на секретном задании. Прослеживал маршруты кавказской наркомафии. Они меня заподозрили, почти раскрыли, поэтому и подложили бомбу в самолет. Им же, гадам, стольких жизней не жалко было!
        На фоне многочисленных сообщений о непрекращающемся росте терроризма и бандитизма всех видов, легенда моя прозвучала вполне убедительно. После чеченских войн люди готовы были поверить во что угодно. Петр, например, слушал, что называется, разинув рот.
        Дальше пошла уже полуправда об Аслане и необходимости скрыться от опеки, чтобы сообщить своим, что я жив и где нахожусь.
        - А что же тебе местные безопасники охрану не дадут? Или вообще в свою какую-нибудь закрытую больничку не положат? - логично предположил Петр.
        Но у меня был готов ответ и на это.
        - Как ты не понимаешь, я на секретном задании, «под крышей», про меня тут никто не знает. А знали бы - давно грохнули. Они же все здесь мафией куплены!
        Примеров такому в литературе и кино последних лет было хоть отбавляй, там каждый второй представитель закона на откупе у мафиози. И только приехавший из Москвы отважный следователь, скрываясь под личиной своего среди бандитов, мог в одиночку всех разоблачить и победить. Вот таким героем я представился изумленному Петру.
        Мужики - они как дети, в любую сказку верят. (Чем, кстати, всегда пользуются женщины.) Петр согласился помочь немедленно и без колебаний. Предложил связать Аслана и покараулить его, пока я буду «своим» сообщать. Но я отверг это предложение, как несвоевременное.
        - Надо действовать без шума, хитростью. Пусть думают, что все под их контролем.
        С одеждой получилось удачно. У хитрого Петра была припрятана «гражданка» - брюки, тенниска и кроссовки - на случай самовольного выхода за территорию больницы. - «Ну, за «пузырем» сбегать или еще там чего...»
        Мы вернулись в палату. Следом появился Аслан, который старательно прикладывал к уху телефонную трубку, когда мы проходили мимо него по коридору.
        Спустя минут десять Петр, что называется, «загорелся»:
        - А что, мужики, может накатим по-тихому? - предложил он.
        Фомич, как всегда, отказался, но безропотно расстался с очередной бутылкой коньяка, доставленного в последний визит «полюбовницей». Аслан промолчал, притворившись, что спит. «Правильно, - усмехнулся я про себя, - нечего на службе распивать! « Сам же для вида немного поломался, но, в конце концов, дал себя уговорить. Мы достали апельсины Настасьи Филипповны и сели спиной к двери, чтобы случайно вошедшей медсестре (и Аслану!) не было видно, чем занимаемся. Повели неспешный разговор вполголоса, но так, что все в палате могли разобрать, о разных серьезных делах. О бабах, например. Периодически наливали, стараясь булькать убедительнее. При этом я, выпив вначале грамм 50, в дальнейшем опрокидывал пустой стакан, а все содержимое бутылки досталось Петру.
        Так продолжалось почти час. Пару раз за это время выходили покурить. Потом Петр громким шепотом сообщил:
        - Пойду я, наверное, к одной тетке схожу. Разгорелось что-то. Она тут рядом живет. К утру вернусь.
        - Так в халате и пойдешь? - деланно удивился я.
        - Да ты че, у меня шмотки для самохода есть! - похвастался он. - Может, и ты со мной? Ленка подругу позовет.
        - Нет, я лучше сейчас еще разик перекурю и спать завалюсь. Развезло с отвычки. И голова что-то опять шумит.
        - Как знаешь, - уступил Петр. - Пошли, действительно курнем, да я в окно полезу.
        Мы в очередной раз отправились в курилку, где я смотал с головы бинт, отдал приятелю свой халат, а сам натянул его вещи. Потом мы пожали друг другу руки, пожелали добра и я вылез в окно, под которым очень удобно располагался козырек над редко используемым служебным входом. Повиснув на руках, мягко спрыгнул на асфальт. Голова не болела, чувствовал я себя нормально. Тело досталось неплохое, не истерзанное излишествами жизни.
        Теперь Петр должен был в двух халатах вернуться и лечь на мою постель. Разглядеть подмену будет трудно - свет в палате уже потушен. В этом месте плана Петр засомневался: «А вдруг они меня ночью - того? « На что я ему ответил, что если до сих пор не шлепнули, то еще потерпят. Я им живой нужен, чтобы допросить. А к утру вернусь. Может, раньше. Мне ведь только до Москвы дозвониться надо, до наших. И Петр, святая душа, согласился на маскарад.
        Конечно, никуда я звонить не собирался. Мне нужно было добраться до столицы. Но расскажи я Петру правду, разве бы он мне поверил?
        Самолет не годился. Отсутствие документов и обязательная регистрация пассажиров могли поломать все мои планы. Проще было ехать поездом. Но и тут возникал вопрос денег и билета. Это предстояло решить по ходу дела.
        Совсем недалеко от территории больницы проходила железнодорожная ветка, практически одна соединявшая город с большим миром. Вокзал находился не очень далеко, а до отхода ночного поезда на Москву времени еще хватало. Я оглянулся на больницу, сказал вслух: «Ну, Петя, прости, что так получилось. Одежду как-нибудь с оказией верну». И зашагал по шпалам. Не имел я сейчас права быть сентиментальным. Слишком опасными для многих людей могли стать сведения, хранящиеся в памяти моего клиента. Оставалось надеяться, что наш нехитрый план сработает, и до утра меня Аслан не хватится. И еще на то, что с Петром ничего плохого не случится.
        Вокзал южного города - никакого сравнения с московским. Несмотря на периодически повторяющиеся взрывы, когда очередная, одуревшая от исламской пропаганды и приказов полевого командира чеченка приносит пакет со взрывчаткой, ставит его под лавку и потом, сидя где-то в кустах, нажимает кнопку дистанционного устройства, чтобы убить еще несколько случайных людей, охрана здесь так и не выставляется. Да и как ее выставишь? Бродит милицейский патруль с шипящими о своем рациями, задерживает иногда слишком уж распоясавшегося бомжа, чтобы, отведя его в тень, надавать пендалей и отправить восвояси, и совсем уже редко проверяет документы у очередного «лица кавказской национальности», оказывающегося местным армянином или греком.
        Поезд уже стоял у перрона, люди суетились, подтаскивая тюки и чемоданы поближе к вагонам, но внутрь еще не пускали. О том, чтобы мне ехать «зайцем» и речи быть не могло. Все-таки до Москвы полтора суток, обязательно обнаружат. Так что нужно было добывать деньги на билет.
        Нельзя сказать, чтобы я особенно волновался или переживал из-за того, что мне предстояло сделать. Обстоятельства в жизни бывают разные, а в жизни спаса - тем паче. Сейчас позарез требовались деньги. И если я позаимствую у кого-нибудь толику, то не отберу последний кусок хлеба. В Москву без денег не принято ездить. Ну, не купит этот человек лишнюю шмотку. Ничего, перебьется.
        По карманам или сумкам мне еще лазить не приходилось. Но ведь все когда-нибудь происходит в первый раз? Я рассчитывал, что при определенной ловкости труда это не составит. Так и получилось.
        С равнодушным видом я походил по вокзалу, потом вышел на перрон. Суматоха здесь стояла предотъездная, а освещение было весьма скудным. Подталкиваемый с разных сторон кладью торопящихся к своим вагонам пассажиров, я буквально через двадцать шагов быстрым движением подхватил небольшую сумочку, лежавшую на одном из многочисленных чемоданов, хозяйка которых о чем-то договаривалась с проводницей. Сунул ее под тенниску и неторопливо удалился, ожидая за спиной самого распространенного во все времена и у всех народов призыва к охоте: «Держи вора!». Однако обошлось.
        Повезло с первого раза. В кустах, в блеклом свете привокзальных фонарей, я обшарил сумочку. Обычные женские мелочи, а на самом дне тоненькая пачка сотенных купюр - тысяча рублей. Хватало и на билет, и на сопутствующие поездке расходы. Был еще паспорт, но к чему он, женский?
        Сумочку я забросил подальше в кусты. Несколько раз глубоко вздохнул, успокаивая нервы и совесть. Ничего, авось у той тетки деньги не последние. С одной тысячей в столицу ей ехать нет смысла. А паспорт потом найдется.
        Не проданные билеты на поезд еще имелись, в купейный вагон. Это было неплохо. Дверь в купе можно все время держать закрытой, а значит, те, кто будет меня искать (в этом сомнений не было, обязательно будут), не смогут заглянуть мимоходом. Я незаметно оглядывался, стоя у кассы, но ничего похожего на слежку не заметил. Что ж, пока мне везло.
        Повезло и с тем, что недавно в очередной раз отменили предъявление документов при покупке билета. А то что бы я делал, беспаспортный? Вагон попался старый, немецкий, мое купе пока пустовало, и до отправления никто из попутчиков так и не появился. Когда поезд тронулся, я постоял немного в коридоре, глядя на огоньки за окнами, мысленно попрощался с Петром и Настасьей Филипповной. А потом получил постельное белье (на удивление чистое и сухое) и завалился спать, больше ни о чем не думая.
        
        Глава 5
        
        В Ростове, когда до отправления поезда оставалось несколько минут, в дверь купе вежливо постучали. Я открыл. Попутчик. Это был невысокий худощавый мужчина лет пятидесяти. Но слабаком он не казался, наоборот, чувствовалась в нем внутренняя сила, как у сжатой пружины. Такое ощущаешь, сталкиваясь с военными, послужившими там, где некогда заниматься строевой подготовкой. И у сотрудников служб безопасности. Я принял это к сведению.
        Одет попутчик был по-дорожному: легкая курточка поверх бежевой рубашки, слегка потертые джинсы и черные туфли «Adventure boots» на рифленой литой подошве. Я и сам люблю эту обувь - легкую, прочную, устойчивую.
        Он мельком, но, как показалось, весьма внимательно, осмотрел меня и мой не слишком презентабельный вид. На лице его никаких эмоций не отразилось. Поставил на пол небольшой багаж - хорошей кожи дорожную сумку - и лишь затем улыбнулся.
        - Вместе поедем? Не возражаете?
        - Какие возражения? - воскликнул я. - Присаживайтесь.
        Он сел, аккуратно поддернув джинсы. «Привычка к костюмам», - отметил я. Впрочем, кто сейчас не носит костюмы?
        - Хромов Александр Николаевич, полковник запаса, - представился он.
        - Смирнов Олег Юрьевич, журналист, - ляпнул я первые попавшиеся фамилию и профессию.
        - До Москвы? - поинтересовался он.
        - Да, до столицы. А вы в каком роде войск служили? - не удержался я от вопроса.
        - Пехота, - коротко ответил Хромов.
        Вот уж на пехотного полковника он не походил - не было той небольшой рыхловатости тела, что позволяют себе старшие офицеры-пехотинцы. Так что, скорее, ВДВ. Вот там-то не все шириной плеч на комоды похожи. Это в том случае, если он действительно был армейским офицером, а не из какой-нибудь спецслужбы. Может, я просто придираюсь? Пуганая ворона куста боится...
        Хромов не остался в долгу.
        - Что-то вы, Олег Юрьевич для журналиста несколько э-э... как бы это сказать...
        - Выгляжу неподходяще? - помог я.
        Пришлось выдавать на ходу придуманную историю о том, как был в командировке, обворовали в гостинице, хорошо, хоть обратный билет сохранился. Вот и еду в том, что удалось достать.
        Хромов спохватился.
        - Да вы, наверное, голодный? Сейчас, сейчас, мне тут жена кое-чего в дорогу положила. - Он полез в сумку.
        Я начал отнекиваться, но жрать действительно хотелось, а в вагон-ресторан идти было накладно - денег у меня было не много, в Москве могли пригодиться. Так что кочевряжиться долго не стал. На столике появилась буханка хлеба, традиционная вареная курица (но не магазинная, а домашняя, толстенная), такие же традиционные огурцы и помидоры, ранние для этого времени года, наверняка парниковые. И, наконец, возникла бутылка хорошего «Ахтамара». Как было где-то написано, «коньяка с легендой», хотя непонятно, что это значит, поскольку «ахтамар» в переводе и есть - «легенда».
        Хромов путешествовать умел и предпочитал делать это с удобствами, максимально комфортно. Стаканами «от проводника» не воспользовался, а достал несколько серебряных с чернью стопок, подул в две из них и также выставил на стол.
        - Прошу, чем богаты. Ехать нам еще сутки, так что лучше сразу снять все неловкости.
        Я с воодушевлением поддержал его. Пить коньяк с утра - несколько дурной вкус, но не в дороге же, господа?! И мы с удовольствием опрокинули по паре стопок. Внутреннее чутье подсказывало мне, что опасаться этого человека не стоит. Впрочем, и душу раскрывать не следует.
        Закусывая, я что-то продолжал врать ему о своей корреспондентской работе, о газетах, с которым сотрудничаю, поскольку представился журналистом на вольных хлебах. Был в моей предыдущей биографии и такой период, весьма короткий.
        Он вежливо кивал, нарезая швейцарским офицерским ножом огурцы на дольки, задавал легкие вопросы, кое-что рассказал о своей воинской службе, но от подробностей уклонился. «Понимаете, Олег, не очень это приятно вспоминать. Живем сейчас с женой мирно, тихо. Дочь в Москве учится. К ней как раз и еду».
        А вот тут у него прокол. Детей-студентов принято навещать с большими сумками, набитыми домашней провизией. И никакие папины деньги этого не заменят. Они - само собой, а мамочкины пирожки должны быть обязательно. Прежние подозрения зашевелились у меня в душе.
        Но Хромов сейчас же и объяснил свое несоответствие традиционному виду папаши из провинции.
        - Супруга мне сразу здоровенные чувалы для дочери навязывала. Но я отбоярился, дескать, сначала устроюсь, узнаю что там и как, а потом она их с поездом передаст. Не люблю в дороге много вещей с собой таскать. Это связывает.
        Н-да, замотивировано все, не подкопаешься. Наверное, зря я так мандражирую, подумалось мне.
        Вот так, в приятной беседе, понемногу попивая коньячок и закусывая, мы и ехали. Отсекли отчества, перешли на «ты». Разница в возрасте хоть и была, но не смущала. Пару раз сходили в тамбур перекурить. Хромов угощал темным «Донским табаком». Табачный дым уже не казался мне таким противным, как раньше. Тело клиента привыкало к никотину. Потом еще претензии предъявит за приобретенную вредную привычку. Да будет ли это «потом»? Вот вопрос вопросов.
        Хромов ушел к проводнику за чаем и вернулся весьма озабоченным. Оказывается, на этом участке дороги пошаливали бандиты. Новая напасть. После преодоления разногласий с Украиной по поводу Черноморского флота и многих прочих, поезда на Москву опять пошли через ее территорию без задержек и таможенники уже не свирепствовали на прозрачных границах. Но поездной бандитизм не уменьшился. Периодически разгорающийся конфликт в Чечне добавлял напряжения. И хотя в поездах постоянно были группы вооруженных милиционеров, помогало это мало. В каждый вагон охрану не посадишь. Проводник сказал Хромову: «Мне что. Лягу в своем купе лицом вниз, и пусть творят, что хотят, детей сиротами оставлять не могу. А вы сами как-нибудь».
        Конечно, вполне могло и обойтись, не на все поезда нападают, тем более, среди бела дня. Но мой попутчик считал, что готовыми на всякий случай надо быть. Я с ним согласился. Поэтому мы последний раз перекурили, потом закрылись в купе и налили еще по одной.
        Хотелось верить, что все обойдется - мне ведь до сих пор везло. Однако надеждам моим не суждено было сбыться. В коридоре внезапно послышались громкие голоса, топот, взлетел и резко оборвался женский крик, как будто кричавшей зажали рот.
        Попутчик напряженно, с побледневшим лицом, прислушивался к происходящему за дверью. Потом сунулся в свою сумку и выудил оттуда маленький плоский «ПСМ», пистолет хороший, пожалуй, только тем, что его удобно носить скрытно. Не очень серьезная машинка, хотя, если дело дойдет до перестрелки в вагоне, вполне может сгодиться - бить придется в упор.
        Хромов обернулся ко мне. Кожа на его лице резко обтянула скулы, глаза сузились до щелок.
        - Быстро наверх! Это за тобой!
        Мне не нужно было повторять. Через секунду он оказался вместе со мной на верхней полке, прикрывая своей спиной. Щелкнул предохранитель пистолета. Все-таки он неспроста оказался со мной в одном купе. Фраза: «Это за тобой» объясняла многое. Меня вели и очень умело. Еще один сторож, как в больнице!
        Но задать ему какой-либо вопрос я не успел. Раздался грохот, все купе заполнилось дымом, зеркало в двери раскололось на куски. Замка больше не существовало, но сама дверь каким-то чудом удержалась. Кто бы ни были нападавшие, они точно знали, где меня искать и использовали маломощный заряд, чтобы вломиться к нам.
        Пистолет Хромова затявкал, выпуская всю обойму сквозь дверь и стены, веером. В коридоре кто-то вскрикнул. Попутчик перезарядил пистолет, потом вытащил из кармана ключ-вагонку с треугольной прорезью.
        - Давай в окно и перебирайся в другое купе. Я знаю, ты сумеешь. Там переждешь. Здесь нам не продержаться.
        - А ты?
        - Им ты нужен. И живой. А я тут их подержу.
        Действительно, ответных выстрелов не было. Я требовался живым. А вернее, те сведения, что хранило сознание моего клиента. Ведь кое-что я перехватил в самолете, после перехода. Потому и бежал из больницы.
        Прошли те времена, когда окно в купе открывалось запросто, чтобы впустить свежий воздух. Это не действовало уже давно. Повернув замки, я напрягал все силы, чтобы появилась хоть небольшая щель. Хромов мне сейчас был не помощник. Направив пистолет на дверь, он ожидал дальнейших действий нападавших. От дыма слезились глаза, и кашель раздирал горло. Поняв, что ничего с окном поделать не могу - оно сидело в пазах намертво - я дернул попутчика за рукав.
        - Стреляй!
        Сразу поняв, что от него требуется, Хромов выпустил три пули в окно. Двойное стекло пошло трещинами и осыпалось мелкой крошкой после первого же удара ногой. По купе загулял ветер, ворвался грохот колес по рельсам. Дым тут же вытянуло наружу, стало легче дышать.
        Но времени терять было нельзя. Я высунулся по пояс и, страхуясь ногами, стал нашаривать, за что бы уцепиться. Над окном шел небольшой желобок, в котором едва поместились кончики пальцев. Ничего более подходящего обнаружить не удалось. Только бы в руках клиента хватило сил удержать тело на такой ненадежной зацепке! Стараясь не глядеть вниз и забыв на время об оставшемся попутчике, я вылез наружу и повис на пальцах. Рискованный трюк и даже в своем теле без экстренной надобности не я решился бы его выполнять. Но сейчас обстоятельства были таковы, что другого выхода не было.
        За спиной в опасной близости проносились бетонные столбы, рубашка вылезла из брюк и надувалась пузырем от встречного ветра, поезд раскачивало и подбрасывало. Какая жалость, подумалось мне, что сейчас уже нельзя залезать на крышу вагона! Дорога давно электрифицирована и в проводах такое напряжение тока, что лишь чудом можно избежать смерти. И глазом моргнуть не успеешь, как обуглишься. Впрочем, и здесь, на стенке летящего во весь опор вагона, мне очень требовалось чудо, чтобы не сорваться вниз.
        Кряхтя и пыхтя, уже почти не чувствуя немеющих пальцев, я все же продвигался вперед. Попасть в какое-нибудь другое купе представлялось совершенно нереальным. Я не сумел бы разбить стекло ногами, да еще в столь неустойчивом положении. А открыть окно никто просто не сможет. Значит, мне нужно было добираться до входной двери. Расстояние в два купе и туалет. Слишком далеко. Я уже много раз пожалел, что отважился на это путешествие по стене вагона.
        Все хорошее когда-нибудь кончается. Но и плохое тоже. Последние два метра я полз автоматически. Только сила воли (моей, а не клиента, естественно) не дала разжать пальцы и рухнуть под колеса. Просто не верилось, что руки ощущают гладкие поручни по сторонам двери и их удалось достичь. Лицо и спина несмотря на ветер взмокли от пота. Дав себе минуту передышки, я еще нетвердой рукой нашарил в кармане ключ и отпер дверь.
        Хорошо, что дверь в тамбур открывалась вовнутрь, потому что ее ударом мне пришлось тут же оглушить одного из напавших на поезд. Его, видимо, оставили караулить проход в вагон. Но парень отвлекся от дела, раскуривая сигарету и получил дверью прямо по лбу. Не повезло ему.
        Это был здоровенный небритый детина в «камуфле» с коротким автоматом в руках. От удара он съехал по стене и перегородил проход. Больше никого в тамбуре не оказалось. Убедившись, что громила еще какое-то время будет находиться мыслями далеко отсюда, я подобрал его автомат. Стандартный «узи» бельгийского производства, никакой экзотики. Не хотелось мне брать в руки оружие, но в купе остался Хромов, и его надо было выручать. Хотя бы для того, чтобы узнать, наконец, кто же на меня открыл охоту.
        Я осторожно выглянул в коридор. А вот и они, голубчики. Двое прижались по сторонам двери в наше купе, а еще один бинтует сидящему на полу товарищу руку. Хромов все-таки зацепил его. Ну, никакого профессионализма у этих орлов! Ведь с минуты на минуту должна подоспеть охрана поезда. Или они так уверены в себе, что никого не боятся?
        Можно было сразу открыть огонь на поражение и никуда бы они в узком коридоре не делись. Но как потом объясняться мне - человеку подозрительной внешности и без паспорта - кто я, откуда и почему ничтоже сумнящеся перебил этих бандюг? Превысив, несомненно, при этом, необходимые пределы обороны. Пусть уж автомат останется на крайний случай.
        Собравшись, я быстро проинспектировал тело клиента. Да, завтра руки будут болеть по сумасшедшему. Ну, ничего, против этого у меня есть свои методы. Главное, чтобы они сейчас не подвели. Камуфлированного в тамбуре пришлось приложить еще раз, теперь уже ребром ладони. Пусть отдыхает, связывать его времени нет. Пойдем-ка, поговорим с остальными.
        Расстояние до бандитов было минимальным. Его я преодолел в два прыжка, уже на втором свалив ударом автомата по голове того, что стоял справа у дверей. Он так и сел, уронив руку с пистолетом, прежде по-американски задранным стволом вверх. Хорошая штука «узи», увесистая. Хотя приклад «калашникова» надежнее и удобнее для таких целей.
        Все дальнейшее уложилось в три секунды. Именно столько мне понадобилось, чтобы вырубить второго у дверей, а затем коленом сломать челюсть «санитарке» и отключить раненого. Тесно, черт, драться в вагонном проходе. Но и своя выгода в этом есть, противники тоже - пока еще развернутся и поймут происходящее. Не успели хлопцы, я же говорил - не профессионалы.
        На хлопцев эти парни похожи были мало. Скорее - джигиты. Все, как один, небриты, мрачнобровы, а у одного даже исламская зеленая повязка на голове. Господи, да что же это с миром делается, если на территории ридной неньки Украйны чеченские боевики себя так вольготно чувствуют!
        Собрав их оружие в кучу я постучал в купе.
        - Хромов, это я! Ты как там?
        - Что с этими? - послышалось оттуда.
        - Отдыхают. Все в порядке, выходи.
        - Открой сам. - В его голосе чувствовалась боль.
        Я с усилием откатил дверь. Перекосило ее капитально. Под ногами хрустели осколки зеркала. Хромов по-прежнему сидел на верхней полке, направив пистолет на вход. Лицо его кривила гримаса, а правый рукав щегольской курточки заплывал темным пятном. Собаки, они все-таки стреляли по купе! А как же с их хваленой дисциплиной, когда за невыполнение приказа расстреливают на месте? Могли ведь и в клиента попасть, находись я там. Это в том случае, если действительно был приказ взять меня живым. Самолет-то пытались взорвать.
        Хромов через силу улыбнулся.
        - Я в тебе не ошибся. Всех успокоил?
        - Без проблем. Здорово тебя зацепило?
        - В таких случаях принято говорить: ерунда, царапина. Но у меня дело серьезней.
        - Погоди.
        Я вернулся в коридор и пошарил по карманам «санитарки». Так, индивидуальный перевязочный пакет есть. И шприц-тюбик с обезболивающим. Готовились ребята, прихватили на всякий случай. Стянув куртку с шипящего от боли Хромова и, расстегнув его рубашку, я сделал укол в плечо и принялся обрабатывать рану.
        - Ну, ну, полковник, ты же бывший военный, повоевал, небось, должен терпеть. Или не полковник? Дочку в Москве придумал?
        - Полковник. Есть дочка. И сын тоже есть.
        - А зачем меня сопровождал?
        - Вот на такой случай. Мы бы и из больницы тебя вытащили. Только опоздали, ты шустрей оказался.
        - Там после меня ничего не случилось? - вспомнил я о Петре и Аслане.
        - Успели твоего приятеля спасти. Его уже собирались увозить.
        - И то хорошо.
        Да, пришлось, видимо, моему помощнику страха натерпеться.
        - Ты все про меня знаешь? - поинтересовался я у Хромова.
        - В пределах необходимого. Важно, чтобы ты до Москвы добрался. Дальше наша забота. Там мы тоже чуток опоздали. Но все поправимо. Как плечо?
        - Жить будешь. Не царапина, но и ничего серьезного, пуля насквозь прошла. Только что-то крови многовато. Впереди какая-нибудь приличная станция есть? Тебе к врачам надо. Только чтобы по рации сообщили. Дьявол, где же эта охрана? Нам что, так всю дорогу их и сторожить?
        - Погоди, - Хромов притянул меня здоровой рукой поближе. - Пока они не появились, ты запомни: на Курском вокзале тебя будут встречать наши люди. В лицо знают, пароля не нужно. А сейчас уходи из вагона, как будто в ресторане был, ничего не видел. Меня все равно с поезда снимут, но ты должен добраться. Как-нибудь объяснюсь и доложу своим, что к чему.
        Лицо его пошло красными пятнами, потом побледнело, речь стала терять связность. Начинал действовать укол, гасящий болевой шок от ранения. Ничего существенного узнать мне не удалось, а уходить действительно было пора. Я уложил Хромова поудобнее, пристроил его раненую руку и быстро осмотрелся. Оружия бандитов брать не стоило, ни к чему оно в моем положении. Без стрелялок всегда проще убегать. Ну, а если понадобится, то этого добра всегда можно добыть. Чего проще в нашей-то стране!
        В сумку Хромова я не совался. Наверняка там не было ничего серьезного. А документы обязательно фальшивые. Куда же это я вляпался, если за мной уже две группы охотятся? И разные ли у них цели? Понятно одно: в любом случае надо добраться до столицы. Там все будет ясно. А если не все, то многое.
        Попутчик вдруг открыл мутные глаза, прохрипел:
        - Уходи, спас, довези его до Москвы!
        И опять отключился.
        Интересные пределы необходимого были у этого полковника! О спасах он, по крайней мере, знал. И о моем клиенте тоже. Я выскочил из купе.
        Все прошло наилучшим образом. Сидя у окна в вагоне-ресторане, дожидаясь, когда подадут эскалоп, бутылку пива и пепельницу, я видел, как по перрону пронесли носилки с Хромовым, провели и затолкали в машину пятерку нападавших на нас. Потом поезд тронулся, этот эпизод моей жизни остался позади. О том, что предстояло, думать не имело смысла. Так, лишь на пару коротких ходов вперед. Остаток пути я их и рассчитывал. Хотя, чего там было считать? Кровавое пятно в купе проводник замыл, разбитое окно закрыл добытым где-то листом картона. Хорошо, что время было не зимнее. Пришлось терпеливо выслушать рассказ о налете, делая круглые глаза и повторяя: «Ни хрена себе! Вовремя обедать ушел! « Кажется, убедил в своей непричастности. Лежа в полутьме, я массировал мышцы ноющих рук, вновь и вновь вспоминая события последних дней. Действительно, такого со мной еще не случалось. Ни на первом задании, ни во время последующих.
        
        Глава 6
        
        Переход - это почти всегда полная неизвестность. Если о клиенте еще кое-какие данные мы получаем, то о месте, где он находится и об обстоятельствах, в которые попал, узнать практически невозможно. У обычных туристов и прочих скалолазов, которые по простоте душевной и от доброго сердца могут сказать, куда именно отправляются, нет столько денег, чтобы прибегать к помощи брейн-спасателей, а люди со средствами как-то избегают простых радостей жизни. Ну, а подобные мне чужого дядю ни за что звать не будут. Вот потому, наверное, спасом и работаю.
        После того, как я получил пулю, закрыв своего последнего работодателя, быть телохранителем мне надоело. Сломанное ребро срослось хорошо, но пока ходил в гипсе и временно отдыхал от обязанностей, человек этот свое получил. Был он дельцом средней руки и кто так упорно хотел его закопать, выяснить не удалось. Покушения происходили стандартные, без выдумки. Оба раза караулили в подъезде. И если я успел рвануться вперед и перехватил пулю, то мой сменщик этого не смог. А может, не захотел. Оно ему надо было - собой рисковать из-за такого слизняка? Но стрелявшего он все-таки уложил.
        Телохранитель - существо в каком-то смысле дурацкое. Особенно в нашем безумном государстве. Западники, встречаясь с российскими коллегами, делают круглые глаза и задают массу вопросов. Не понять им, как можно работать бодигардом без надежного обеспечения законом, а порой и вовсе без оружия. А наши, не теряя чувства юмора, рассказывают забавные истории из повседневной практики. Впрочем, эти истории только в пересказе забавны. Реально же приходится порой проявлять чудеса изобретательности, чтобы сделать дело и не оказаться в дураках. Или вообще в покойниках. Сашка Колоколов, здоровенный чемпион страны по кик-боксингу, за пивом как-то поведал мне совершенно уникальный случай. Со своим клиентом он поехал на разборки. Тому крупно задолжали и обещались в этот вечер все вернуть. Деньги должны были привезти на парковку рядом с железнодорожными путями. Ну, приехали клиент с Сашкой, ждут. Подопечный вышел на улицу, достал сигарету, зажигалку. И тут мимо проходит состав с бензином, а у одной цистерны сливной кран приоткрыт и оттуда хлещет горючее, разлетающееся в пыль от скорости. И клиент тянется зажигалкой
к сигарете, сейчас чиркнет. Что Сашке оставалось делать? Заорал, но ведь поезд грохочет, ничего не слышно. Он и засветил своему охраняемому ногой по курительным принадлежностям. Того, естественно, с сотрясением мозга и выбитыми передними зубами пришлось везти в больницу. На Сашку накат был большой. Правда, удалось доказать, что клиент идиот и запросто мог разнести пол-округи, прикуривая свой «Винстон». Колоколов после этого эпизода крепко подумывал сменить профессию.
        А бабы? Хуже, наверное, нет, быть телохранителем у какой-нибудь стервы. То автомобиль ей кажется недостаточно тщательно вымытым, то ты - недостаточно красивым. А то и наоборот - слишком обаятельным, подруги завидуют и оттого всякую ерунду про клиентку сочиняют. За что ей потом ревнивый муж физиономию чистит. Вообще-то постель с клиентками в такой работе не поощряется. Так надежнее. Но чего не бывает... Один раз я здорово на этом прокололся. Ладно, дело прошлое, незачем вспоминать. Нет у нас ничего похожего на истории типа Костнер - Хьюстон. Сплошная совковая проза.
        Когда моего последнего клиента ухлопали, я остался без работы. Нервной, опасной, но все же работы. Ушел из агентства, какое-то время ошивался без дела, пописывал небольшие материалы в различные газеты, занимался ремонтом комнаты в коммуналке, доставшейся мне после развода. А потом закрутилась история с нашей конторой. Нельзя сказать, чтобы без трудностей, однако все тесты и испытания я прошел успешно. И на первое дежурство отправился хотя и с опаской, но в приподнятом настроении. Сидел, ни на что не отвлекаясь и ждал, что вот сейчас мне скомандуют и я рванусь...
        Зря, между прочим, ждал. Ни в это, ни в следующее дежурство так ничего и не случилось. А на третий раз... Мигнули огни на пульте, наш доктор стал подсоединять электроды, в то время как дежурный скороговоркой зачитывал:
        - Сорок лет, девяносто килограммов, патологий и физических увечий нет! Первый вызов!
        Последняя фраза означала, что раньше клиента вытаскивать из передряг не приходилось. Потом были неприятные ощущения перехода и я очутился в... зоопарке! Да не просто в зоопарке, а в террариуме и меня душил здоровенный удав. Дурак-клиент спьяну решил побороться «со змеюкой», похвастаться перед своими девками и корешами. В цирке он видел этот аттракцион, когда маленьким туда ходил, что ли? И ведь не бедный человек! Ну и шлялся бы себе в Таиланд, тамошних миниатюрных проституток пробовать! Так занесло его со своей кодлой в зоопарк! Более странного места отдыха для них и придумать трудно. Хорошо хоть с медведем не полез бороться, осел. Как только ухитрился пролезть за стекло? Поначалу, наверное, изображал из себя Геракла, принимая картинные позы. А потом превратился в Лаокоона, потому что удаву, существу в общем-то мирному, не понравилось, что с ним обращаются как с тряпкой. К тому же был он в тот момент голодным, а, следовательно - раздраженным. Вот и сжал кольца своего тела. «Лаокоон» захрипел, посинел лицом и понял, что шутки кончились. Братва, думая, что он все еще валяет дурака, ржала и
показывала большие пальцы, девки восторженно визжали. Жертве тропического гада все же удалось сосредоточиться, вспомнить и произнести код. Зарегистрировался он у нас в конторе недавно, надеясь, что спас поможет совсем в другой ситуации - если вдруг вокруг засвистят пули. А тут пришлось воспользоваться. Так я и очутился в зоопарке.
        Удав был очень крупным, какого-то особенного вида, такие даже в джунглях редко встречаются, а в зоопарках и вообще их - по пальцам пересчитать можно. Местная дирекция им очень гордилась, можно представить себе какой шум поднялся бы, угробь клиент или я это чудовище.
        Но мне, оказавшемуся в теле клиента, было не до раздумий о редкостности того вонючего, скользкого и холодного телеграфного кабеля, что меня душил. Удав, почувствовав некоторую слабину клиента в момент моего перехода, сжал кольца еще сильнее, и я чуть было не испугался. К счастью, хладнокровия у меня оказалось больше, чем у противника. Просунув руку в карман куртки, я обнаружил там роскошную зажигалку, сумел ее запалить и стал прижигать тело гада. Потом, когда хватка недовольно шипящего пресмыкающегося немного ослабла, у меня, напрягшись, получилось сделать из валявшейся на полу соломы подобие факела и пустить его в ход. Так и освободился, отбросив в конце концов проклятую змею в угол. Все это время зрители восторженно вопили. Хрипя, растирая шею и занемевшие мускулы, я выбрался наружу, посмотрел налитыми кровью глазами и сказал:
        - Ну, чего разорались, морды? Человек чуть не сдох, а вам весело.
        Повернулся и отправился в контору, возвращаться в свое тело. Глупейшая история, если вдуматься. Я сильно тогда расстроился. Вот еще работенку нашел: сволочь всякую спасать от ее собственной глупости! Разве это лучше, чем быть телохранителем? Но потом были еще вызовы и там случались ситуации серьезнее и опаснее. Приходилось помогать дельным людям. Я успокоился и понял важность и нужность своей работы.
        
        
        
        Глава 7
        
        До Курского я, естественно, ехать не собирался. Не надо торжественной встречи, мы люди скромные. Когда ранним утром поезд замедлил ход, подтягиваясь к вокзалу, я открыл дверь в нерабочем тамбуре и спрыгнул на щебенку. Можно было сделать это раньше, но какой смысл сигать на полном ходу, рискуя если не переломать, то подвернуть ногу клиента? Его тело нужно было мне сейчас целым и невредимым. Хромов сказал, что хотя его люди и опоздали в Москве, но дело поправимое. Надежда вернуться в свое тело, следовательно, оставалась. Не хотелось бы до конца жизни пребывать в этой, в принципе неплохой, но все равно уже пожившей, и главное - чужой оболочке. Пусть она мне послужит в поисках настоящего тела, а там можно будет ее и хозяину вернуть. Беда только в том, что хозяин, кажется, человек довольно известный и лицо его знакомо охотникам. Надо будет поскорее внести какие-нибудь изменения, замаскироваться: очки черные нацепить, усы сбрить.
        Размышляя таким образом, я нырял под вагоны, перебираясь туда, где можно будет выйти на улицу. У вокзала появляться не стоило, случайно столкнуться со встречавшими клиента мне совсем не улыбалось. Знаю я эту жизнь, непременно налетишь на знакомого, когда меньше всего ожидаешь. Так что пришлось тащиться аж до «Чкаловской». Такси, или хотя бы частник мне были недоступны, денег оставалось слишком мало. И когда появится возможность пополнить карман, неизвестно. Обязательно нужно заглянуть к себе домой. Но осторожно.
        До Полянки была только одна пересадка по кольцевой. Здесь в одном из домов в глубине двора и расположена наша контора. Вернее, располагалась. Потому что сейчас почти половины здания не существовало. Вход в фирму был с торца, там и рвануло.
        Много я видел взорванных домов. Но на войне вид их не вызывал такого мерзкого ощущения, как тут. Ведь, по сути дела, это был и мой дом. Здесь я проводил часы на дежурстве, отсюда уходило мое сознание, чтобы помогать людям, попавшим в беду. Отсюда я ушел и в последний раз. Может быть, под обломками кирпичей, рухнувшими бетонными перекрытиями осталось мое тело. Крепкое, мускулистое, хотя и попорченное несколькими старыми шрамами. Вряд ли, конечно. Завалы уже разобрали и если кого-то нашли, то увезли в морг.
        Побродив вокруг, я понял, что здесь ловить нечего. Обрушившуюся часть здания огородили веревками с красными тряпицами, но восстановительными работами пока никто не занимался. Впрочем, нужно ли восстанавливать, не проще развалить все до конца и построить на этом месте новый дом? Дешевле, да и безопаснее будет.
        Итак, первый визит ясности не принес. Может быть, стоило порасспросить по соседству, но что соседи могли мне рассказать? Операцию по уничтожению Центра готовили специалисты этого дела, так что никто и ничего не подозревал, наверное, до последнего момента. Просто взрыв - и все. Что ж, приходилось браться за расследование основательно. А пока навестить свою квартиру, помыться, переодеться, запастись деньгами и как следует подумать. Домой я и отправился.
        Комнату в коммуналке несколько месяцев назад удалось обменять на отдельную квартиру. С доплатой, естественно. И находилась она в десятке кварталов от Центра. Руки у меня растут откуда надо и, не вбухав много денег, а также, не обращаясь в одну из многочисленных контор по «евроремонту», я устроил довольно уютную нору. Не стыдно было привести туда самую привередливую женщину. Хоть и не часто, но это случалось - живой человек все-таки. Ну, и самому приятно было возвращаться домой после дежурства, валяться на диване, читать или пялиться в ящик. Подобрал приличную библиотеку, благо сейчас это не составляло большого труда. Кассет с фильмами тоже хватало. Но только с теми, которые спустя некоторое время можно было без зевоты посмотреть еще несколько раз.
        Короче - холостяцкое жилище без недельных залежей грязной посуды на кухне и завалов нестираного белья в ванной. Жаль, что не получалось завести собаку или хотя бы кота. Но при моей работе кто бы за ними ухаживал?
        Как ни манил уют, я все же сначала прошел мимо своей двери и поднялся этажом выше. Постоял, прислушиваясь. Все, вроде бы, было спокойно. Дверь, как дверь, без видимых следов взлома. И, тем не менее, меня не покидало чувство опасности. Слишком многих в последнее время интересовала моя скромная личность. Не станут эти люди оставлять без внимания те места, где я могу появиться. Например, дома.
        И все же приходилось рисковать. Я спустился на площадку и решительно нажал кнопку звонка. Если в квартире засада, то попасть в нее не составит труда, птичку впустят в клетку. А если там никого, придется повозиться, ключей-то у меня нет.
        Внутри кто-то был. Послышалось тихое сопение человека, заглядывающего в смотровой глазок. Я принял самый беззаботный вид. Пусть там не очень напрягаются.
        Едва щелкнул замок, как сильным толчком двери я послал того, кто находился за ней на пол. И оказался в прихожей. А дальше все развернулось мгновенно. Упавший тут же вскочил, но, как оказалось, на свою беду. Второй человек, появившийся из комнаты, вздернул руку с пистолетом, и мне ничего не оставалось, как закрыться первым. Щелкнул негромкий выстрел, тело передо мной вздрогнуло от удара пули. Прихожая у меня маленькая и второго выстрела тому, что был на пороге комнаты, сделать не удалось. Его сбил с ног труп товарища, посланный мной вперед на манер тарана. Барахтаясь под ним, стрелок все же старался освободить руку с оружием. Мне оставалось только упасть и навалиться сверху. И тогда совсем тихо прозвучал еще один щелчок. Неаккуратно получилось. Хотя бы одного следовало оставить в живых, чтобы допросить. Но кто же знал, что этот, с пистолетом, настолько неуклюжий, что ухитрится выстрелить в себя? Какие-то сплошные непрофессионалы попадались мне. Не считая Хромова, конечно.
        В квартире меня поджидали только два человека. Поднявшись на ноги, я перевернул верхнего на спину. Ну так и есть, оба наповал! Пистолет - «ТТ» с навернутым на ствол глушителем - торчал из откинутой руки нижнего. У второго за поясом имелся такой же. Вот незадача! Что теперь с трупами делать, куда их девать? Я запер дверь, осмотрелся в квартире. Эти два урода основательно распатронили мой бар - на кухне под столом стояли пустые бутылки. Им что, никто не сказал, что в засаде пить не рекомендуется? Вообще кухня выглядела запущенной: тарелки с остатками еды, повсюду небрежно затушенные окурки. В комнате - смятая постель и все те же окурки. Поджидали меня давно, судя по их количеству. Но обыска не устроили, несколько пачек рублей и долларов лежали в маленьком тайничке, который я смастерил в стенном шкафу.
        Времени терять было нельзя. Достал из шкафа джинсы, рубашку, летнюю куртку, выбрал ботинки попрочнее. Мои одежда и обувь подходили клиенту, сложения мы с ним были примерно одинакового. Достал, как и собирался темные очки, а в ванной наскоро смахнул бритвой усы. Ничего, клиент потом новые отрастит. Когда переодевался, мелькнуло сожаление, что так и не удалось слазить под душ. Но в любой момент могли нагрянуть друзья этих неудачников. Если уйду незамеченным, подумают, что от скуки они перепились, устроили разборки и ухлопали друг друга. Сунув деньги в карман курточки, я наскоро обыскал покойников. Какая-то мелочь, ничего не говорящие документы, записные книжки с каракулями людей не обремененных обширным образованием. Книжки забрал с собой, чтобы на досуге изучить их подробнее. Может, что-то важное попадется. Интересно, из какой организации были эти двое? Обычные русские обломы с бритыми затылками и без примеси «кавказскости». На соратников Хромова не очень походят. Сколько же их по мою душу?
        Глянув в последний раз на распростертые на полу тела, я осторожно прикрыл входную дверь и бесшумно сбежал по лестнице. Слава Богу, никто по дороге не встретился. «Опеленок» остался скучать в гараже, без прав за руль садиться не стоило. Когда еще придется сюда вернуться и придется ли вообще? Нужно было признать, что шаги мои, не считая изъятой заначки, пока успеха не принесли. Необходимо было решать, что делать дальше. Но перед этим хорошо бы перекусить.
        К счастью, обычные незатейливые пельменные в Москве еще не совсем перевелись. До сих пор поражаюсь, как американцы наедаются своими бургерами. Не еда, а сплошное «скоропитание». На небольшой узкой улочке я отыскал отечественное заведение, взял двойную порцию и с бутылкой «Афанасия» пристроился в углу. Хотелось выпить грамм сто пятьдесят водки, но пришлось сдержаться. Расслабляться не стоило.
        Итак, что же я имел на текущий момент? Центр взорван, квартира потеряна. Не успев появиться в столице, уже поучаствовал в двойном убийстве. И хотя доказать это будет трудно, все-таки, все-таки... Кроме того, никаких следов моих коллег-спасов и вообще сотрудников Центра. Прихватив дома телефонную карточку, я попытался из автомата звякнуть по нескольким известным мне номерам. Ответом были длинные гудки. Имелись у меня друзья, еще из прежних, «доспасовских» времен и я знал, что вполне смогу рассчитывать на их помощь. Но если со мной все так серьезно, то не стоит их подставлять под удар. Обращаться только в случае самой крайней нужды.
        Может быть, зря я не послушался Хромова? По крайней мере, хоть что-то знал бы сейчас. Нет, все правильно, самому надо разбираться, тогда и сила будет на моей стороне. Главное, чтобы противники не могли предсказать моих действий и не работали на упреждение.
        
        Глава 8
        
        Выйдя из пельменной, я купил сигарет и задумчиво побрел по улице. Погода стояла хорошая, солнечная, до вечера оставалось еще много времени, а спешить было некуда. Ноги сами принесли меня к бывшему Центру. Ничего не искал, просто подсознательно, наверное, захотелось еще раз взглянуть на развалины последнего места работы. Все оставалось там по-прежнему. Теперь пока еще появится организация, которая возьмется за ремонт или снос. Тем более что в неповрежденных квартирах жили люди. В некоторых по-летнему были распахнуты окна, а у одного подъезда на лавочке даже сидели несколько старушек. Я не торопясь подошел, поздоровался. Вряд ли они знали меня. Поэтому, присев рядом, можно было равнодушным тоном задавать вопросы, словно совсем посторонний человек.
        Бабушки сначала насторожились. И то сказать, их наверняка уже расспрашивали всевозможные следователи. Не каждый день взрывается дом в Москве. Я наплел невинную историю о том, что вот, когда-то жил по соседству, потом уехал из столицы, а сейчас в отпуске, прогуливаюсь, вспоминаю знакомые места. Старушки оттаяли и разговорились. Из кучи различных историй о прошлом района удалось по крохам узнать, как было дело с Центром. Не ранним утром, но в первой половине дня, к дверям фирмы подъехал большой трейлер. Что-то в него грузили в течение двух или трех часов. Номер никто не запомнил - мало ли машин бывает во дворах. Потом трейлер уехал и минут через сорок прогремел взрыв. Жертв среди жильцов действительно почти не было. День будничный, кто на работе, кто по магазинам отправился. Погибло человек пять. Очень быстро появились милиция и спасатели, взялись разбирать обломки. Работы шли весь день и всю ночь. Но, как точно знали бабушки, людей из «лаборатории» не нашли, только тех, кто жил в квартирах над ней. Центр занимал помещения на трех этажах.
        Я прикинул. Оборудование нашей фирмы вполне могло поместиться в трейлере. Значит, грузили в него. И где-то находятся сейчас и установка, и мое тело, дожидающееся сознания. А также специалисты, работавшие в Центре. Без них с аппаратурой разобраться посторонним людям будет трудновато, так что должны были оставить в живых. Цель операции пока не была мне ясна, но работали с размахом, а значит, это не простая диверсия. Ни о каких конкурентах речи быть не могло.
        Черт бы побрал нашу засекреченность! На государственном уровне работать не получалось, да и не выгодно, наверняка. А частники то и дело попадают под удары преступников всех уровней. Наша контора была лакомым кусочком. Как все новое и необычное. Человек умный и с воображением мог придумать установке переноса сознания совершенно неожиданные применения. Уж обогатиться с помощью ее было совсем просто. Что организаторы-хозяева Центра и делали. У человека нет ничего дороже его тела и сознавая эту ценность, он может заплатить за спасение любые деньги. Конкретные суммы нам, спасам, были неизвестны. Любопытство - не порок, но... Получаешь оговоренную контрактом зарплату, плюс премиальные за успешное выполнение задания - и будь доволен. Остальное - не твоего ума дело. Мы и довольствовались. Сдружиться за срок работы в конторе не успели, как-то не получалось встречаться и разговаривать по душам. Тем более - за бутылкой посидеть. Знали друг друга в лицо и по именам, не больше. Здоровались, когда сменялись на дежурстве: «Привет, Стас!» «Здорово! Ну как, спокойно?» « Да ничего, не тревожили».
        Вообще-то полагалось дежурить по двое. Если один уходит, второй остается. Но на практике так было редко. Клиент косяком не шел. В случае вызова спокойно звонили домой тому, кто должен был дежурить следующим. Пока система обкатывалась, хозяева предпочитали не трубить о фирме, допускали единицы, только проверенных людей, с солидными рекомендациями. Случались, естественно, проколы, как в моем случае с укротителем удавов. Но чего не бывает на первых порах. Я тогда скандалить не стал и правильно сделал. Благодарный «Лаокоон» прислал мне (через хозяев, разумеется) ту самую зажигалку, которой я удава поджаривал. Золотую, между прочим, и очень массивную. Хотел лично встретиться, но этого ему не позволили. Нас старались не светить, чтобы любопытные журналисты не пронюхали о Центре. Секретность и еще раз секретность. Вот и досекретились! Где теперь концы искать, к кому обращаться? Не в милицию же идти, в самом деле! Очень интересно выглядело бы там мое объяснение, что я, дескать, не я, а совсем другая личность, только позаимствовавшая чужое тело. Верная психушка, если продолжать настаивать.
        Отвлекшись, я не сразу обратил внимания, что бабули, на скамейке рядом со мной, возбужденно перешептываются.
        - Опять она! Вчера вечером приходила!
        - И сегодня утром я ее видела!
        - Чего ходит, спрашивается?
        Я поднял глаза. У развалин стояла девушка на вид лет двадцати пяти, в коротком летнем платье. Лицо скрывали большие очки с темными стеклами, из украшений только цепочка на шее с тускло поблескивающим металлическим шариком. Какой-нибудь дорогущий экзотический сплав, наверное.
        - А кто это? Из вашего дома?
        - Нет, не наша. Второй день сюда приходит. Стоит, смотрит и плачет.
        - Плачет? Может быть, у нее кто-то погиб здесь?
        - Кто его знает, мил человек...
        Мне эта плачущая девушка тоже показалась подозрительной. Раз она не жила здесь, то даже если родственник или друг под обломками погиб, приходила бы плакать не сюда, а на кладбище, где уже лежат все жертвы взрыва. Что-то тут не так.
        У старушек я больше ничего нового узнать не мог, а потому вежливо попрощался, сказав: «Пойду еще поброжу, детство вспомню...» Не спеша пересек двор и свернул за угол. Там и остался ждать, изредка осторожно высовывая нос, чтобы проверить, на месте ли незнакомка в очках?
        Минут через десять она промокнула платочком глаза и направилась как раз в мою сторону. Я прислонился к стене и равнодушно уставился в небо. Память на лица у меня хорошая, раньше я эту девушку никогда не видел. Появившись из-за угла, она испугано шагнула в сторону, едва не наткнувшись на незнакомого человека. У меня не нашлось ничего лучше банального:
        - Простите, мы с вами нигде не встречались?
        - Разве что на одном мостике, - ответила она, снимая очки. Нет, и глаз ее я не помнил. Голос был чистый и высокий, словно небольшой колокольчик позвонил.
        - На каком мостике? - изумился я.
        - А через речку. Там один козел стоял и никому прохода не давал. Это не вы были? - любезно улыбнулась она.
        Ах ты, злючка! Ну, погоди!
        - Помню эту сказочку, - хладнокровно парировал я. - Только там и второй персонаж имелся. Оказывается, противоположного пола - коза.
        Но и ей хладнокровия было не занимать.
        - Это про баранов сказка. Я знаю другую.
        Похоже, она не прочь была поболтать. В таком вот духе. А ведь в наши грубые времена за хамство даже симпатичная девушка имеет шанс получить по ушам. Не от меня, конечно. Ее спокойствие наводило на определенные мысли. Раз хамит, значит, может за себя постоять. Кусочки мозаики складывались в картинку. Плачет у развалин Центра... Да еще и прикол этот дурацкий я кое от кого слышал...
        - Настя, это ты, что ли? - осторожно спросил я.
        Ее словно током ударило.
        - Я-а... Стас? Витя?
        - Глеб, дуреха!
        Она кинулась мне на шею. Ну, конечно же, это была Настя, женщина-спас из команды Центра. Только тоже, как и я, в чужом теле. И неплохом, должен признать. Но и ее собственное было не хуже. Должен сознаться, что хотя мы и редко встречались, но глаз на эту стройную рыжеволосую девушку клал не единожды. Другое дело, что контакты между спасами не очень приветствовались, да и сам род работы не способствовал сближению. Черт побери, неужели кто-то еще из наших бродит поблизости, проклиная час, когда отправился на последний вызов?
        Об этом я и спросил Настю, после того, как она отревелась и немного успокоилась. Оказалось, что нет, остальным повезло больше. В момент нападения на Центр только она и я находились в чужих телах. Точнее, она не знала, кто именно ушел перед ней, сказали только, что кто-то один. Теперь выходило, что я.
        А у Насти вызов был тот еще. Клиентом ее случилась парашютистка, у которой скрутился купол. Девчонка-москвичка была в гостях у жениха, служившего в десантной бригаде под Краснодаром. Приехала его повидать, а заодно сделать несколько прыжков. Они же все чокнутые, эти парашютисты, им все время подавай белый купол над головой и свист ветра в ушах. Жених устроил невесте желаемое. А парашют укладывала не она. Вот и вышло так, что, визжа от ужаса, девица летела к земле и повторяла кодовое слово для вызова спаса. Хорошо хоть стояла на учете в нашей конторе. Ей сильно повезло, что в это время Настя была на дежурстве. Ну, не совсем везение. Просто уезжая, парашютистка определила примерное время, когда у нее будут прыжки. Осторожной оказалась, а это никогда не помешает. Настя совершила переход, спокойно распутала купол и благополучно приземлилась. Кое-какой парашютный опыт у нее имелся. Правда, скорость приземления была довольно большой и ступню на одной ноге она все же немного подвернула. Несколько дней провалялась в санчасти, наслаждаясь вниманием всех офицеров бригады, включая командира, и вызывая
приступы ревности у жениха, а потом отправилась назад в столицу. Взорванный центр оказался для нее полным сюрпризом.
        Сюрприз - это мягко сказано. Настя была в шоке. Настолько, что не пошла к себе домой, а села на первую попавшуюся электричку и уехала в Подмосковье, в лес. Она так раньше стрессы снимала. Решила, что и в этот раз поможет. Бродила по тропинкам, но не могла придумать, как же ей быть дальше. Что ни говори, а в определенных ситуациях у женщин нервная система оказывается слабее. Переночевала, бедолага, на скамейке у станции (отлупив при этом двух слишком пристававших поздних гуляк) и вернулась в Москву. Злость и растерянность после ночной драки не прошли, так что и мне она готова была вмазать от всей души. Хороший способ разрядиться, ничего не скажешь!
        К тому времени, как я все это узнал, мы сидели в скверике и приканчивали по четвертой подряд сигарете. Тело клиента привыкало к никотину катастрофически быстро. В другой ситуации подобного я бы позволить себе не мог, но сейчас...
        Настал мой черед рассказывать. Однако, посмотрев на печальную Настю, я решил, что ей просто необходимо подкрепиться. Сытый человек даже самую дурную весть принимает спокойнее. Деньги у меня теперь имелись, можно было не мелочиться. Отыскать более-менее приличную кафешку не составило труда. Мы спустились в прохладный подвальчик под пугающим названием «На любителя». Что никак не означало наличие в меню какого-нибудь смертоносного фугу или протухших китайских яиц. Сюда ходили любители налопаться от пуза за хорошую, но не слишком крутую цену. Подумав, я заказал сковородку мяса по-казачьи, пару салатов и пива. Здесь «Варштайнер» подавали в литровых кружках с оловянными крышками. Насте бы не мешало выпить водки, но я не решился - кто его знает, как ее новое тело будет реагировать на спиртное.
        Прежде чем приступить к рассказу, я заставил девушку хоть немного поесть. Поначалу она вяло ковыряло мясо вилкой, но потом голод и молодость взяли свое. А когда опустели первые кружки, Настя даже стала улыбаться. Вот тут я ей все и выложил. Ну, не совсем все. Про сведения, которые получил из сознания своего клиента в момент перехода пришлось пока умолчать. Представил это дело как войну между двумя бандитскими группами, мощными, но все же уязвимыми. Главным для нас сейчас было найти, куда увезли аппаратуру из Центра и постараться вернуться в свои тела.
        - Слушай, - сказала Настя, - давай ко мне съездим. Переодеться надо. И помыться. А то я скоро чесаться начну.
        Ну что же, в этом был хоть какой-то смысл. Принять душ не мешало и мне. В конце концов, охотникам нужны были я и мой клиент. Настя же была лицом совершенно посторонним, ее квартиру могли и не засветить.
        - Звякни на всякий случай домой, - попросил я. - Вдруг кто отзовется.
        Когда на квартире засада и ожидают прихода хозяина, к телефону не подходят. Но эти ребята так часто прокалывались, что если сейчас они там, то могут и поднять трубку.
        Нам ответили только длинные гудки. И мы поехали.
        
        Глава 9
        
        Настя, как и я, жила недалеко от бывшего Центра и тоже одна. Работа наша не способствует созданию семьи. Надо учитывать и характер людей, пришедших в спас-службу. Мы одиночки, которым скучно каждый день просиживать за столом свои восемь часов и получать за это мизерную, хотя и регулярную зарплату. Авантюристы в душе и по стилю жизни. Может быть когда-нибудь, позже, мы успокоимся и осядем, обрастем супругами и детьми. Но пока до этого времени далеко. Ну, вот если не лежит у меня душа к семейному уюту, если я этот уют могу для себя создать сам? Попробуйте заставить! Хотя, всякое может случиться и я, понимая, что западня семьи подстерегает меня на каждом шагу, стараюсь ее избегать. Хватит, был уже печальный опыт, как-нибудь холостым перебьюсь...
        Пустырь вокруг новой бетонной десятиэтажки после строительства еще не успели облагородить, стараниями жильцов появились только чахлые кустики и саженцы деревьев, да уродливые качели для детишек. Здесь снесли несколько старых домов, не «хрущоб», но тоже достаточно древних, и не нашли ничего лучшего, как возвести серую башню. Со временем, конечно, ее будет окружать симпатичная рощица, но сейчас окрестности выглядели жалко. А главное, негде было укрыться, чтобы понаблюдать за домом. Это я сообразил сразу и попросил водителя такси рулить прямо к подъезду. Расплатившись, мы быстро нырнули в дверь.
        - Какой этаж?
        - Последний. Но лифт работает.
        - До девятого?
        - Да.
        Настя уже поняла, кто в нашей команде старший и вопросов не задавала. Лифт, хотя и новый, был уже порядком загажен. Кнопки аккуратно прижгли сигаретами, на стенках написали и нацарапали все, что обычно пишут и царапают. У меня складывается такое впечатление, что существуют специальные команды, в задачу которых входит доводить лифты до кондиции, чтобы потом жильцам уже не хотелось трудиться над эти самим. Ведь действительно, ни в одной многоэтажке по всей стране я не видел лифтов с чистыми стенами и целыми кнопками.
        Кабинка жужжа поднялась наверх.
        Оставив девушку на площадке девятого этажа, я тихо поднялся по ступеням и приложил ухо к дверям ее квартиры. Внутри было тихо. Послушав с минуту, махнул рукой: «Поднимайся! « Но Настя замахала мне в ответ. Я спустился.
        - В чем дело?
        - Ключей-то у меня нет!
        - Ч-черт, действительно...
        Конечно же, ключи остались у настоящей Насти, в Центре, когда она ушла на вызов.
        - И что нам делать?
        - Как раз не страшно, я человек предусмотрительный. Напротив живет такой дедуля, Ефим Иванович. У него имеются запасные. Всегда оставляю, когда иду на дежурство. Мало ли что.
        - А как ты себе это представляешь? - вопросил я саркастически.
        - Что именно?
        - Ну, как ты получишь ключи? Ты же сейчас не Настя.
        - Говорю же, я человек предусмотрительный. Ефим Иванович предупрежден, что может появиться моя родственница. Велено ей ключи отдать. Я ведь даже и о таком варианте, как сейчас, подумала.
        - Ну ты и догада! - только оставалось мне сказать. Действительно, все предусмотрела. Я бы додуматься не мог.
        Она нажала кнопку звонка. Дед Ефим оказался еще весьма крепким мужчиной. На нем вместо стариковского халата был шикарный «адидасовский» костюм. Кожа на лице задубелая и потемневшая. Не иначе, на флоте служил.
        - Здравствуйте! - прощебетала Настя, делая совершенно невинное выражение лица. - Ефим Иванович? У вас должны быть ключи, как мне сказали.
        Старик повел себя весьма странно. Подозрительно глянув на меня, он буквально втащил Настю за руку в прихожую. Я не рискнул оставлять ее одну и шагнул следом. Отставной моряк тут же закрыл дверь и стал смотреть в глазок. Видимо, удовлетворенный осмотром он повернулся к нам.
        - Вы родственница Анастасии?
        - Троюродная сестра, - уточнила девушка. - А что случилось?
        - Она вам не говорила, что к ней еще какие-нибудь гости должны приехать?
        - Н-нет...
        Я напрягся.
        - Позавчера вечером появились два молодых человека, дверь не ломали, открыли ключом. Я уже думал, что грабители, но с тех пор они так и не выходили. Не знаю, что и думать.
        Что тут было думать? Вместе с оборудованием нападавшие на Центр вывезли и наши досье. Там был Настин адрес. Вот засаду и посадили в ее квартиру. Надежда на душ испарилась. Не просить же у этого деда разрешения помыться в его ванной. Можно было повторить ситуацию с моим жильем, да стоило ли сейчас рисковать?
        Я опять взял командование на себя.
        - Так, уходим. И как можно быстрее. Ефим Иванович, если будут спрашивать - вы нас не видели, мы не появлялись.
        - Что Анастасии-то передать? - возопил удивленный таким поворотом событий дед.
        - Ее не будет в ближайшее время, - уверенно заявила Настя. Появится - все сама объяснит.
        Глянув для порядка в дверной глазок, я выскользнул на лестничную площадку. Но уйти спокойно не удалось. Едва мы спустились на один пролет, как наверху резко щелкнул замок и из Настиной квартиры вывалились два крупных парня, одетых в одинаковые серые куртки. У первого в руке был пистолет.
        Никогда я еще так быстро не спускался по лестнице. Лифта дожидаться мы не могли, и пришлось бежать на своих двоих. Хорошо, что никто не попался на пути, иначе бы смели, как тропический ураган. Вероятно, я мог скакать по ступенькам и быстрее, но приходилось прикрывать Настю. И все равно сидевшие в засаде нас не догнали. Сообразив, что на улице мы окажемся как на ладони, и снять нас пулей не составит никакого труда, я чуть притормозил почти в самом низу, спрятался за угол и подставил ногу первому из гнавшихся за нами. Он так и нырнул головой вперед. Следующий споткнулся об упавшего. А мы благополучно выскочили из подъезда, и припустили во весь дух по асфальтовой дорожке к ближайшей улице.
        Я бежал и пытался себе объяснить, почему, умея очень многое и будучи в состоянии свалить этих двух обалдуев за минимум секунд, сейчас позорно спасаюсь бегством? Что на меня такое наехало? Ну, ладно, все равно потом пришлось бы уходить, не задерживаясь. Но уж душу-то отвести... Какого черта нас так плотно обкладывают, что мы им сделали? И вообще, пора переходить к активным действиям и добывать информацию. Сколько можно скрываться, беречь шкуру клиента! По его милости я, а теперь и Настя, вляпались в весьма некрасивую историю и бегаем, как зайцы, разве что пули не свистят по-над ушами.
        За нами уже никто не гнался. Настя тоже увидела это и перешла на шаг, шумно дыша. Парашютистка ее оказалась не такой уж и спортсменкой. То есть, конечно, из самолета она могла красиво вывалиться, а затем приземлиться на необходимый пятачок, но вот по части бега...
        - Может, вернемся? - сказала Настя. - Что нам эти двое? Оказывается, ее занимали те же мысли. Случайное совпадение?
        Да нет, ведь отметелила она мужиков, пристававших к ней на станции электрички. Да и мне чуть плюха не обломилась.
        - Ты чем занималась раньше? - спросил я, тоже переводя дыхание, но не так бурно, как она. Все-таки мой клиент форму держал. Вон как получилось по вагону карабкаться. Руки почти не болят.
        Вопрос Настя поняла правильно.
        - Чего только не было. Вбила себе в голову, что буду нашенской Синтией Ротрок. Очень в кино хотелось попасть. Тут как раз боевики стали снимать на «Мосфильме».
        - Ну, и...
        - Да пошли они! Там все через траханье делается. А мне эти козлы слюнявые на фиг не нужны. Сломала одному руку, помощнику режиссера. Хорошо, он не стал заявление писать, хотя его коллеги и пытались мне, девочке глупенькой, разобъяснить, что этот помощник в своем праве был. Как барон какой-нибудь. Или как баран... - улыбнулась она.
        Вспомнив, какой она была в собственном теле, я решил, что российский кинематограф потерял очень многое, лишившись ее. Хотя, там и так в основном хреновиной занимаются. Не умеют у нас снимать боевики, и никогда не будут уметь. Вот психологическое что-нибудь, чтобы достоевщиной попахивало, о загадочной русской душе - всегда пожалуйста, хоть сто порций. А где надо показать, как квалифицированно бьют морды - кишка тонка. Не хочу утверждать, что американские «action movies» один к одному слепок с жизни. Но там хоть смотреть интересно. Нашу же тягомотину, где сын мстит за отца, брат за брата, внук за деда без зевоты смотреть невозможно. Ей-Богу, советские боевики о гражданской войне (когда сын на отца, брат на брата и внук на деда) и то забавнее были. Там даже мораль какая-то просвечивалась и человеческие идеалы.
        - Ну так что, может, вернемся? - нетерпеливо повторила Настя. - Накидаем им по тыквам и пусть потом разбираются, за что получили.
        Но у меня уже созрел другой план. Возвращаться не стоило, охотники уже наверняка сообщили руководству о нашем визите.
        - Ты что про себя знаешь?
        И опять Настя поняла меня правильно.
        - Лариса Малявина, двадцать пять лет, мастер спорта, сотрудник коммерческой службы фирмы «Селадон». Не замужем и на настоящий момент проживает одна, поскольку родители отбыли на моря, вернутся недели через полторы.
        Вряд ли отсутствие родителей могло быть подстроено. Если у людей есть деньги, то почему бы им летом и не пополоскаться в морской водичке?
        - А адрес домашний?
        - Увы...
        В принципе можно в момент перехода снять с мозга клиента полные о нем сведения и я подозреваю, что кто-нибудь из моих коллег этим грешит. Все же предпочтительнее свое сознание не перегружать фактами и событиями чужой жизни. Никто не знает, насколько крепко его душевное здоровье. Да и меньше знаешь - крепче спишь. А то получится, как у меня. Узнал на свою голову, хотя и невольно.
        Выяснить, где живет эта самая Лариса как раз было не проблемой. Если человек законопослушен и прописан в Москве, найти его адрес - пара пустяков. Что мы и сделали. Пришлось ехать в Свиблово, жалея о том, что нельзя использовать моего старого верного «Опеленка». Теоретически и там нас могла ждать засада. Но в линии красных флажков, которой нас обложили, неминуемо должна была оказаться прореха. И если она где-то существовала, то вполне могла находиться на квартире клиента Насти. Очень мне хотелось, чтобы так и было.
        Посовещавшись у дома Малявиной, мы решили на этот раз не убегать, а принять бой. Если здесь, как и в прочих местах, всего два человека, уделать их не составит никакого труда. Там посмотрим, что дальше будет.
        Дыра-таки была! Мы, приняв все меры предосторожности, проверили квартиру Ларисы, рискнули ее открыть и никого там не застали. Это был праздник души и именины сердца. Только через час мне удалось выгнать из ванны разнежившуюся там Настю и залезть в воду самому. К тому времени, когда вышел я, подоспел ужин. Родители хоть и уехали, но любимой дочурке набили холодильник до отказа. А та, видите ли, умотала к жениху. Вот припасы и остались нетронутыми. Ничего принципиально не изменилось, продукты пошли по назначению. В папенькином баре мы позаимствовали бутылку неплохого белого вина «Viva Corsica» и устроили себе пир. Грустное настроение у моей подруги по несчастью прошло, она шутила и резвилась. А после ужина плеснули в широкие бокалы настоящего армянского коньяка из того же источника и переместились в гостиную. Я присовокупил к роскоши настоящую «гавану», «Аче Упман», как произносят название сами кубинцы, обрезал кончик золотой гильотинкой, случившейся тут же, обмакнул его в бокал и почувствовал себя на верху блаженства. Действительно, много ли надо человеку для счастья? Чуть больше денег, чем
необходимо просто для поддержания на должном уровне штанов, покой и уют. Что это мы все мечемся и суетимся, бури просим, мятежные, так нас и растак?!
        Настя, запустив какую-то томную музычку, потушила верхний свет, оставив гореть только лампу в углу под традиционным зеленым абажуром, запахнув халат, устроилась с ногами в кресле напротив меня и молча поблескивала оттуда глазами.
        Потом покрутила в ладонях бокал, лизнула коньяк и спросила:
        - Ну, у тебя уже есть план?
        Говорю же - все хорошее кончается!
        - Какой там план, - вздохнул я. - Совершенно не представляю, что делать дальше. У нас нет никаких концов. Кто взорвал контору, зачем - ни малейшего понятия.
        - Нам нужен «язык», вот что, - решительно заявила Настя. - Завтра вернемся в мою квартиру, распушим этих идиотов и спросим, что к чему. Подходит?
        - Вполне, - согласился я. - Только кажется мне, что теперь там будет не двое идиотов, а несколько больше.
        - Это почему же?
        - А по глупости. Решат, что раз мы там проявились, следовательно, интерес имеем, непременно еще придем. Они действительно идиоты какие-то.
        - Ну, тогда ты предлагай.
        - Могу, - оживился я. - Имеется еще квартира моего клиента. Зуб даю, там тоже засада есть. Вот их и можно пощупать.
        - Может, сейчас и отправимся?
        - Нет, хватит на сегодня. Честно сознайся - устала?
        - Конечно. Только действовать-то надо...
        - В народе говорят по этому поводу: «Утро вечера мудренее». Выспимся, отдохнем и с новыми силами по холодку отправимся разбираться. Лады?
        Она пожала плечами. Конечно, неплохо было бы сейчас вломиться в квартирку моего клиента, вырубить всех, кого там встретим, кроме одного и вдумчиво его поспрашивать кому и зачем мы потребовались. Но ведь это переться черт-те куда, опять махать руками и ногами, а потом тратить нервные клетки на допрос с пристрастием. Поиск истины отнимает силы не только у допрашиваемого, но и у того, кто допрашивает. Нет уж, завтра, завтра.
        - Вруби ящик, - попросила Настя. - Вдруг в новостях что-нибудь интересное для нас будет.
        Я разобрался с пультом и включил здоровенный японский телевизор в углу. Был он под стать всей квартире, богатым пятикомнатным хоромам. Хорошо, что Настя вспомнила код сигнализации, когда открыла дверь, а то тут же заявились бы орелики из вневедомственной охраны. О родителях Ларисы мы ничего не знали. На фотографии, что висела на стене, благообразный джентльмен английского толка, обнимая англоподобную даму, пристально вглядывался вдаль. Он мог быть и преуспевающим бизнесменом, и директором банка, и нашедшим себя в новых условиях ученым. Из тех, кому платят совершенно непонятные фонды с двусмысленными названиями.
        - А ты точно знаешь, что они на море уехали? - спросил я, рассматривая фотографию. - Что-то не похоже, чтобы такие люди в Сочи отдыхали.
        - Разве я говорила, что они на Черном море? - удивилась Настя. - Насколько мне удалось понять, Ларискины родители где-то на островах. Может быть, в Греции?
        - Бог с ними, с родителями, - улыбнулся я, отметив эту фамильярность - «Ларискины». Точно о подруге говорила.
        В новостях ничего интересного не сообщили. Развивалось сотрудничество государств - бывших союзных республик, в Чечне похитили еще несколько иностранных наблюдателей, приехавших посмотреть, как народ Ичкерии «героически сражается против российских войск за независимость от всего и вся». Ну, и прочая ежедневная ерунда.
        - Ну что, спать? - потянулся я. - Завтра пораньше поднимемся. Между прочим, давай-ка перед сном раздельно подумаем о нашем положении. Может, что-то и всплывет.
        - Надо было, как индейским вождям, напиться до поросячьего визга, включить магнитофон и нести всякую околесицу. А на трезвую голову прослушать, вдруг рациональное зерно мелькнет, - выдала идею Настя.
        - С бодуна слушать пьяный бред? Ты с ума сошла!
        Совместными усилиями мы разыскали постельное белье. Мне постелили на диване в гостиной, а Настя отправилась в свою, как бы законную, комнату. Этот длинный день, наконец, подошел к концу.
        Блаженно вытянувшись во весь рост, я заложил руки за голову и стал таращиться в темноту. Хотелось спать, но сон не шел. Конечно, для вида я храбрился перед Настей. И немного перед собой. Дескать, сам все узнаю, во всем разберусь. Но в глубине души таилась растерянность. За нами охотились, и причина для этого была. Мой клиент обладал сведениями, которые стоили очень и очень дорого. Правда, решись я их продать, никто и не подумал бы платить. Способы получить даром имелись. Да мне и самому не было бы резона скрывать что-то, если возьмутся пытать. Я не хотел этой информации, и мне она не была нужна. Вопрос только в том, что, получив желаемое, меня, а заодно и Настю в живых не оставят. Так что, воленс-ноленс, а нужно барахтаться и искать приемлемый выход из положения. И в первую очередь требуется информация. Пока мы упустили две возможности ее получить. Ну, у себя в квартире я был совсем не виноват. Нечего пальбу открывать без предупреждения. Глядишь, и остались бы оба «гостя» живы. Или один. А бегство из Настиного дома и вовсе ничем оправдать нельзя. В прошлой жизни, на войне, мне, конечно,
приходилось убивать. Вопрос стоял однозначно: или я, или меня. Какой тут может быть выбор?
        В последнее же время я занимался только тем, что спасал других. Сначала тех, кого охранял, а потом клиентов нашего Центра. Вот и отложилось в сознании, что проще убежать, чем драться. Но теперь хватит, набегался. Завтра начинаю войну. И я их сделаю, а не они меня!
        В комнате послышались тихие шаги, появилась еле видимая в темноте фигура и Настя сказала:
        - Подвинься. Мне там скучно и страшно.
        Она забралась под одеяло и тесно прижалась ко мне. Ночной рубашки на ней не было. «Ну и ладно, - подумал я, - от клиентов не убудет. А нам так даже и лучше». И обнял девушку.
        
        
        
        Глава 10
        
        Серый бетонный свод все тянулся и тянулся над моей головой, а конца туннелю видно не было. Я брел, с трудом переставляя ноги, поддевая носками ботинок мелкие камешки, иногда касаясь плечом шершавых стен, по которым тонкими ручейками струилась вода. И не то, чтобы туннель был очень узким, здесь и небольшой грузовик прошел бы, просто шатало меня по сторонам, заносило. Но собраться с силами и хотя бы передвигаться строго прямолинейно не получалось. А проклятый туннель все не кончался. Нужно было добраться до выхода из него, отпереть стальную дверь и оказаться на воле, на зеленой траве, щедро поливаемой сверху солнцем. Там, в конце, непременно будут зеленая трава и солнце. Я знал это и потому до сих пор не упал, хотя устал смертельно. Настолько, что готов был даже не уснуть, а действительно умереть здесь, под землей и бетоном. Шаг, еще шаг, еще один. Левой, правой, левой, правой. Ну, еще немного, еще чуточку. Стало казаться, что никогда уже не будет конца пути, так и побреду, изредка отталкиваясь плечами от стен и заставляя себя переставлять ноги. Только я хотел заорать от ужаса, как чей-то голос
вкрадчиво, но так что эхо заметалось в тишине тоннеля, произнес: «Все, приехали!»
        Не открывая глаз, я почувствовал, что руки мои, сведенные за спиной, цепкой хваткой держат стальные обручи. Мне приходилось сводить знакомство с наручниками, так что сомнений на сей счет не было. Лежал я на правом боку, и перед лицом определенно что-то находилось - плотная, пахнущая кожей поверхность. Это была спинка дивана, того самого, что стоял в гостиной. Но, помнится, засыпал я на нем не один. А где же Настя? Сон слетел мгновенно, нужно было понять, что делается за спиной.
        Там не происходило ничего особенного. Кто-то негромко переступал по паласу, двигал кресло. Разговаривали на уровне шепота. Потом раздалось приглушенное мычание, и лоб мой покрылся потом. Голос был Настин. Похоже, мы, наконец, отбегались. Прореху закрыли и поймали нас, так и не успевших проскочить линию флажков. Плохо. Ничего, ничего. Как в старом еврейском анекдоте: «Из любой ситуации всегда есть два выхода». Не надо пока резких движений, подождем, посмотрим.
        Пробормотав что-то бессмысленное, я попытался шевельнуться. Эта попытка не осталась без внимания. Меня крепко взяли за плечи, развернули и посадили. Глазам открылась безрадостная картина. В комнате за время нашего сна появилось пять или шесть посторонних. Национальность их так сразу определить было трудно. Сквозь щель между неплотно задернутыми шторами пробивался серый предутренний свет - самое сейчас было время, чтобы брать нас тепленькими, разоспавшимися. Нет, положительно работа спаса расслабляет. Разве я позволил бы раньше повязать себя вот так, запросто? Да еще при подобном раскладе событий! Позор на мою голову! Правда, пока еще не седую...
        Вольно мне было таким образом размышлять. В сумерках удалось разглядеть, что Настя сидит в углу на полу с руками, как и у меня, заведенными за спину. Рот заклеен лентой широкого пластыря, а на плечи накинут халат, чтобы скрыть ее наготу. Забавно, эти люди стараются не пробудить чувство стыда у дамы. Знали бы они, что дама может сделать, сними с нее наручники! Но, вполне вероятно, и знали, потому что металлические браслеты оставались на ее запястьях.
        Один из визитеров пододвинул поближе к дивану кресло, сел и уставился на меня. Остальные стоя расположились полукругом за его спиной. Я ждал, а они молчали.
        - Алик и Серж - твоя работа? - наконец спросил тот, что сидел.
        - Не понимаю, - выдавил я, хотя уже догадывался, о ком речь. И тут же моя голова дернулась от хлесткой пощечины. В ушах немного зазвенело, зато голова прояснилась окончательно.
        Вкуса крови на губах не чувствовалось, значит, пока все цело.
        - На Полянке, на Полянке, - объяснил сидевший.- Или тебя там не было?
        Лица его я как следует разглядеть не мог, не хватало света.
        - Почему не было? Только когда я пришел, они уже валялись. Наверное, друг друга положили.
        Еще одна пощечина.
        - Братьями они были, - почти ласково выговорил визитер. - Это ты понимаешь? Не могли они себя положить, потому что - братья. А за них теперь мы тебя мучить станем.
        Был в его речи странный акцент, что-то кавказское. Ну, это сейчас не такая уж редкость в столице, несмотря на постоянные попытки очистить город от «гастролеров» с юга.
        - Правда не трогал, сами, дураки подставились, - как можно мягче сказал я.
        И ведь не врал! Но все равно доказать свою правоту не мог. Вспомнил кое-что из своих трюков и начал осторожно шевелить пальцами. Наручники не представляли из себя чего-то сверхсложного. Только бы минут пять меня не трогали с места. Я, конечно, не Копперфилд, но...
        Запищал сотовый телефон в кармане у одного из стоявших за креслом. Он послушал и что-то прошептал на ухо главному. Тот скривился.
        - Ладно, сейчас поедем. Жалко, что времени нет поговорить с этим козлом
        по-свойски. Поднимайте девку, ее тоже заберем.
        Мне нужны были еще десять секунд. И я их получил.
        Эти ребята действительно не знали, с кем имеют дело. Когда Настю, подхватив под мышку, поднимали с пола, она взорвалась. Одним движением плеча скинула халат, чтобы не мешал двигаться, и стала работать как следует. То, что руки скованы за спиной, ее совершенно не стесняло. Оставались ведь еще ноги! Весьма длинные. Уж ими она действовала в полную силу. Наши гости разлетались по углам, как игрушечные. А среди них молнией металась обнаженная Настя. Действительно, зачем мы вчера бегали, спасая свои жизни. Надо было атаковать!
        Тут и я вступил в игру, освободив, наконец, одну руку из наручников. Особенной злобы не было, но вырубать их приходилось по серьезному. Что мы совместными усилиями и выполнили. Девушка замерла посредине комнаты. А я занес кулак над последним из оставшихся в сознании. Это был как раз тот, кто лупил меня по лицу.
        - Погоди, - сказала Настя, переводя дух. - Надо его допросить.
        Я нехотя разжал пальцы. Ничего не поделаешь, она была права. Как, однако, удачно все получилось! И не нужно никуда идти, чтобы искать на свою голову приключений и добывать информацию. Сейчас, так сказать, не отходя от кассы, все и узнаем.
        Покопавшись у поверженного противника в карманах, я нашел ключ от наручников, освободил Настю, снял браслеты со своей руки и заковал теперь уже его. Потом приподнял за грудки и бросил на диван. Сам же неторопливо оделся, собрал с пола оброненное визитерами оружие, поднял упавшее кресло и сел в него. Роли наши поменялись.
        - Ну что, поговорим?
        Пленник что-то прошипел на непонятном мне языке и добавил по-русски:
        - Муса с тебя живого кожу снимет!
        Ну, вот уже и стали поступать первые сведения. О Зеленом Мусе я кое-что слышал. Значит, это его люди. Итак, Хромов, Муса. Кто еще?
        - До Бога высоко, до Мусы далеко, - философски заметил я. - Он ведь может и не узнать, кто его людишек грохнул. Нас еще поймать надо. А это, как ты убедился, совсем непросто. Но есть деловое предложение. Будешь слушать, или мне утюг где-нибудь здесь поискать?
        Он разлепил губы:
        - Давай, говори.
        - Сейчас ты быстренько ответишь на несколько моих вопросов, а потом, не исключено, мы соберемся и вместе с тобой поедем к Мусе. Добровольно. Он ведь нас видеть хотел?
        - Смотря какие будут вопросы.
        - Ничего страшного, немножко разъяснений. Настя, ты кофе не сваришь?
        Моя подружка уже успела одеться. И уже давно не задавала вопросов. К примеру, о поездке к бандитам.
        - Нам вообще позавтракать не мешает. Сейчас чего-нибудь придумаю.
        Она скрылась на кухне, а я приступил к допросу. В общем, ответы его подтверждали то, что мне уже было известно. И делали картину более полной. Хотя и не все до конца так и не прояснялось.
        Олег Афанасьевич Круталов имел чин полковника. Но в мундире его почти никто не видел. Потому что был он ученым, а если конкретнее - одним из разработчиков компактных ядерных устройств. Тех самых чемоданчиков, о которых периодически поднимался шум в прессе. Служил Олег Афанасьевич в 12-м управлении Министерства Обороны. И все было гладко и хорошо. Но человеку всегда мало того, что он имеет. Зарплату в министерстве платили вовремя, в отличие от строевых частей. Были и еще кое-какие приварки. Но человеку всегда мало того, что он имеет. А, времена сейчас жуткие - в магазинах есть все, а вот купить не всегда получается. Вот тут на ученого-полковника и вышли люди из какой-то офицерской организации. Нужно было выполнить одно несложное задание, после чего на руки Олегу Афанасьевичу вручалась приличная сумма, и с ним прощались. Задание и впрямь было несложным: куда-то съездить и осмотреть несколько ядерных устройств на предмет их годности к применению. Как раз по профилю работы Круталова. Он, недолго думая, согласился, деньги предлагали солидные, причем, безо всяких перечислений, наличными. И, видимо
съездил, проинспектировал. А на обратном пути началась охота. Пленник наш со товарищи получил от Зеленого Мусы приказ Олега Афанасьевича отловить и доставить к нему. Вот и все, что этому человеку было известно о моем клиенте и его делах. Не так уж и мало, он явно был у Мусы в приближенных. Во всяком случае, рассказ его походил на правду.
        - Ну а с Центром что? - поинтересовался я.
        Тут в зал заглянула Настя, бдительно оглядела валяющихся противников - не пришли ли в себя и сообщила:
        - Завтрак готов!
        - Тащи сюда, - распорядился я. - И сама иди, разговор уж очень интересный, прерываться не хочется.
        Появился поднос со всякими вкусностями и дымящимся кофейником. Разделить нашу трапезу пленнику я не предложил - много чести. Моя щека еще горела от его затрещины.
        - Ну, так что там с Центром? - повторил я свой вопрос.
        Оказалось, что и о нападении он знал. Более того - сам в нем участвовал. Все-таки это было дело рук подручных Мусы. Вероятно, их шеф откуда-то узнал, что Круталов обращался перед поездкой в нашу контору. И, чтобы избежать случайностей, решил прибрать ее к рукам. Все было сделано просто и элегантно. Не погиб ни один человек, даже охранника на входе повязали без единого выстрела. Потом взяли за душу спецов, заставили их отключить аппаратуру, погрузили все в трайлер и без особой спешки вывезли. Ну и через какое-то время сработало оставленное взрывное устройство, чтобы запутать тех, кто будет расследовать это дело. Так что теперь и аппаратура, и наши с Настей настоящие тела находились у Зеленого Мусы. Я оказался прав, придется ехать к нему.
        Допив кофе, я поднялся.
        - Ну что же, судари мои, а также сударыни, будем собираться.
        Настя подняла на меня глаза.
        - Только я поеду тоже.
        - Вот уж нет, милая, давай-ка сначала я сам съезжу. На разведку. А ты меня подождешь где-нибудь.
        Завязался пустой спор. Нельзя было ей туда ехать. Хоть и самая раскрутая, а она была все же женщиной, следовательно - слабым звеном. Пусть меня как угодно обвиняют в мужском шовинизме, но не могу я допустить, чтобы женщина рисковала наравне со мной. Противно это всему моему существу. А риск в предстоящей поездке предвиделся, да еще какой! То, что я знал о Зеленом Мусе (немного, конечно, в основном из газет и разговоров) радужных перспектив не сулило. Людьми своими он руководил жестко и даже жестоко. И то, что хотел, получал обязательно. А хотел он многого. Не раз органы пытались найти на него компромат и посадить хотя бы как американцы Аль Капоне - за неуплату налогов. Но у нас не Америка, такие номера не удавались, и Муса всегда выходил чистым и непорочным. Дальше все продолжалось по-старому, разве что действовал он все жестче. Правда, должен заметить, и жестокость к своим людям не всегда действовала. Ну, вот в нашем случае, например. Это же не боевики, а сплошные лопухи. Только и могут курки бездумно нажимать!
        Спор наш с Настей грозил затянуться. У меня уже не было аргументов, чтобы ее переубедить. Но внезапно она сама сдалась и сказала:
        - Хорошо. Раз уж ты так хочешь, не поеду. Но если через три часа не появишься - сама найду это бандитское гнездо и разнесу их халабуду вдребезги-пополам!
        Я облегченно рассмеялся и обнял ее.
        - Все будет хорошо, не сомневайся!
        Хотя сам был в этом далеко не уверен.
        Оставаться Насте в квартире Ларисы не следовало. Мало ли чего взбредет в голову Мусе. Выйдя в коридор, мы шепотом договорились встретиться у трех вокзалов через четыре часа. Все-таки еще час я себе выторговал. На всякий случай. Не очень верилось, что Настя действительно устроит карательный рейд против бандитов, но кто ее знает? Женщина - существо непредсказуемое. Лично я бы предсказывать не взялся. Да все равно одна ничего сделать бы не смогла. А помощи нам ждать было неоткуда. В так называемые компетентные органы обращаться один черт не стоило - слишком долго пришлось бы объяснять что к чему. От Хромова и его команды тоже следовало держаться подальше. Да и где он сейчас, этот Хромов?
        Наш скованный пленник зыркал с дивана, но с участью своей, похоже, смирился. Остальные же, валявшиеся у стен, постанывали и начинали приходить в себя. Я дернул главного за плечо, заставил подняться на ноги. Каких-то эксцессов опасаться не следовало. Они видели нас в деле и вряд ли решились бы изменить ситуацию. Тем более что тем или иным путем приказ Мусы исполнялся.
        - Ну, у которого из вас ключи от машины?
        - Вот у того, - он подбородком указал на одного из валявшихся.
        Вышли, захлопнув за собой дверь, и спустились вниз. Руки пленнику я сковал теперь спереди и набросил на наручники свернутую куртку - чтобы люди не таращились. Кроме него с собой брать мы никого не стали, сами пускай добираются.
        Глава 11
        
        Автомобиль оказался здоровенным «Ниссаном». Бандитская такая машина - вместительная и проходимая. Настя чмокнула меня в щеку, пожелала удачи, и мы тронулись. Пленник подсказывал - куда. Пришлось ехать за кольцевую дорогу. У Мусы наверняка много чего было в Москве, но аппаратуру он из города вывез. Я не рассчитывал, что удастся вот так запросто вернуть свое тело. Предстояли переговоры. У клиента имелись сведения, нужные Мусе. Чем не товар для торга? Что ж, поторгуемся.
        Примерно через час мы были в небольшом дачном поселке, укрывшемся среди густого разнолесья. Аккуратные виллы недавней, судя по архитектуре, постройки, за высокими заборами. Большинство заборов - бетонные стены, въезды - массивные глухие ворота с обязательными глазками видеокамер. Жили здесь люди небедные, озабоченные своей безопасностью.
        - Вот туда! - показал пленник.
        Я остановил машину перед воротами, ничем не отличавшимися от прочих. Неужели все жители поселка уровнем никак не ниже Мусы? Или он просто не захотел выделяться?
        Пленник вслед за мной вышел из автомобиля, поднял скованные руки и нажал кнопку под сеточкой микрофона на стене. Оттуда немедленно послышался голос, сказавший что-то, чего я не понял. Проводник мой ответил. Объективы видеокамер были направлены на нас, но ждать пришлось минут десять. Затем последовала команда, и ворота медленно разошлись в стороны. Мы двинулись по асфальтовой дорожке такой ширины, что на ней вполне могли разъехаться два «КамАЗа». По сторонам тянулись ряды одного роста сосенок, настолько густых, что полностью скрывали окружающий пейзаж.
        Ехать пришлось недолго. Несколько раз свернув, следуя за изгибами дорожки, машина оказалась перед двухэтажным домом на круглой площадке, посреди коротой располагался небольшой фонтан со старомодными статуями девочки и мальчика, почему-то играющими с огромной рыбиной, напоминавшей осетра. Подобные скульптурные группы возводили обычно в маленьких провинциальных городках давным-давно, когда я жил там вместе с отцом-офицером. Но сейчас, пожалуй, эти украшения найти затруднительно. Тем нелепее выглядел фонтан здесь, перед особняком, выстроенном в западноевропейском стиле: островерхая крыша красной черепицы, тяжелые дубовые ставни и двери, украшенные бронзовыми финтифлюшками, высокие узкие окна. Вполне респектабельное жилище, если не считать того, что принадлежало оно одной из самых жутких личностей криминального мира.
        Нас уже ждали. По всему периметру площадки располагались люди с оружием в руках. В основном с автоматами. Не очень много, примерно с десяток, но нам бы, в случае чего, вполне хватило и их. Не вылезая из машины, я открыл наручники, сковывавшие проводника.
        - Иди, договаривайся о встрече. И постарайся сделать это побыстрее.
        Он впервые за последние два часа ухмыльнулся. И ухмылка его мне очень не понравилась.
        - А это уже как Муса решит.
        Я остался за рулем, неторопливо закурил, с демонстративным равнодушием поглядывая по сторонам и одновременно стараясь подробно запомнить все детали этого места - могло пригодиться в дальнейшем. Ребята вокруг стояли, почти не шевелясь, службу несли бдительно. Автоматы у них были вполне обычные - АКСУ. Узкая ленточка дорожки, вымощенной красным кирпичом, вела вокруг дома, где за высокими березами, виднелась ажурная беседка и еще какие-то строения. Может быть, там охрана и жила. Прорываться отсюда было бы весьма затруднительно. А уж проникнуть сюда Насте в одиночку, чтобы, как она обещала, «разнести вдребезги-пополам» представлялось вообще невозможным. Тут требовалась большая, хорошо подготовленная и вооруженная группа. Каковой у нас не имелось, а потому и приходилось рассчитывать на мои дипломатические способности.
        Дверь в дом распахнулась и из портика словно чертик из коробочки выскочил мой недавний пленник. Он радушно улыбался и делал приглашающие жесты. Видимо, хозяин что-то такое ему сказал, раз отношение ко мне так резко изменилось. Ну-ну... Я не спеша вылез из кабины, потянулся, разминая немного уставшие мышцы, затоптал недокуренную сигарету и направился к дому. Сейчас же двое охранников двинулись за мной, не опуская автоматов. Конвоиры, елкин сад! Да разозлившись, я вам эти пукалки знаете куда могу забить? Остальные и моргнуть не успеют. Потом, правда, спохватятся... Не время мне было сейчас злиться, просто не понравился этот нарочитый конвой.
        Впрочем, автоматчики отстали тут же, у дверей. А я вошел в вестибюль. Не походил этот дом на жилище очень богатого человека. Уж я-то повидал, как устраиваются богатеи - сплошные навороты. Здесь все было не в пример скромнее. И ковры средней ценности, и картины на стенах - так себе. Люстра вообще, кажется, была чешского хрусталя. Или какого-то подобного.
        Так я в недоумении озирался, когда сзади послышался тихий спокойный голос:
        - Что, не впечатляет? Не прибедняюсь, но и не люблю кричащей роскоши. Обстановка не должна бросаться в глаза.
        Я обернулся, постаравшись не выдать резкостью поворота своего волнения. Передо мной стоял невысокий человек с очень светлыми глазами. Если это явился сам Зеленый Муса, то глаза его были совершенно нетипичными для азиата. На плечи он накинул, несмотря на лето, теплую вязаную куртку, под ней же был белый фланелевый костюм. Этакий провинциальный интеллигент, учитель или врач, ушедший на пенсию и проводящий дни в чтении классических романов. Двигался этот «пенсионер», тем не менее, стремительно и бесшумно.
        -Так это вы и есть? - спросил человек. - Полковник 12-го управления Олег Круталов и, одновременно, так называемый брейн-спасатель Глеб Жуков.
        - Почему же, так называемый? - возразил я. - Самый что ни на есть настоящий. Никогда не видели?
        - Доводилось, доводилось встречаться с вашими коллегами. Кстати, они сейчас у меня в гостях.
        Ну конечно, ведь его люди забрали в Центре наши досье, а потом привезли сюда остальных спасов. Все подчистили, ничего и никого не оставили. Тут, должно быть, вообще все наши. Кроме хозяев фирмы, разумеется.
        - А мне, судя по всему, представляться нужды нет. Верно?
        - Что, мне так и называть вас - Зеленый Муса?
        Он поморщился.
        - Эпитет можете опускать. Просто Муса. Ну что, пойдем, поговорим? Уверяю, у нас есть, что сказать друг другу.
        - Да знаю уж, - усмехнулся я.
        Внутреннее напряжение немного ослабло.
        - Не все, далеко не все! - покачал он пальцем. - Имеется и много новостей.
        Муса шагал впереди, сам открывая двери. Я молча следовал за ним. Через анфиладу комнат мы прошли в глубь дома и оказались, судя по книжным шкафам, мягким креслам и большому столу в центре, в некоем подобие библиотеки. Сразу же вслед за нами возник молодой человек с угодливо гнущейся талией, внесший большой серебряный поднос с квадратной резной бутылкой какого-то коричневого напитка, бокалами, коробкой сигар, широкой хрустальной пепельницей. Поставил поднос на стол и испарился.
        - Как вы насчет спиртного с утра? - поинтересовался хозяин дома.
        - Вообще-то не очень, - сознался я. - Хочется весь день иметь свежую голову.
        - Полностью с вами согласен. О завтраке не спрашиваю, в курсе, что уже успели. Сигару?
        Экий политес, однако! Будто я в гостях у лорда, а не у вульгарного, хотя и очень крупного бандита.
        Он словно читал мои мысли.
        - Не удивляйтесь, я почти всегда такой. Если не разозлят сильно. Большая часть из того, что пишут обо мне в газетах - откровенные враки. Но я не обижаюсь. Пусть себе сочиняют. Все читающему прессу народу не так скучно жить будет. И все же - сигару?
        Я отказался, предпочтя свои сигареты. Организм клиента на мое курение уже никак не реагировал. Придется полковнику какой-нибудь лечебный чаек потом пить, чтобы от табака отвыкнуть.
        Муса посвященнодействовал с очень уж мудреной гильотинкой, откинулся в кресле и выпустил первый клуб дыма.
        - Зря отказались. Нет ничего более успокаивающего, чем хорошая сигара после сытного завтрака. Грешен, люблю. И ведь пристрастился совсем недавно, пару лет назад. До этого считал, что так, баловство. А вот осел здесь и понравилось. Я понимаю, что при вашей работе не очень-то посидишь на одном месте. Ваш подопечный вообще не курит, ведь так?
        - Не курит, - согласился я. - Но уже привыкает. Правда, не хотелось, чтобы совсем привык.
        Вот теперь у нас начинался настоящий разговор. Все остальное - ничего не значащая прелюдия.
        - Это уже от вас зависит, - почти ласково промурлыкал Муса. Он казался совершенно разнежившимся в своем кресле.
        - Каким образом?
        - Вы, думаю, в курсе, что ваше настоящее тело находится у меня? А также тело вашей очаровательной спутницы.
        Где он Настю мог видеть? На фотографиях в досье?
        - В курсе, в курсе, - подтвердил я. - Есть предложения о возможности их возврата?
        - Ну как же! Готовы слушать?
        - Весь внимание.
        Теперь я узнал все и до конца. В интересную историю вляпался мой клиент. А вместе с ним - наша фирма. Не зря я нервничал после взрыва в самолете и бежал из больницы. Тайна, которая стала ему известна, могла стоить жизни не только самому Круталову, но и вообще всему персоналу нашего Центра. Потому что замешаными тут оказались силы очень серьезные. Зря полковник с ученой степенью позарился на большие деньги, все равно после выполнения задания его бы убрали. Ведь дело касалось государственной власти.
        Группой больших военных, недовольных нынешним унизительным положением армии, был задуман государственный переворот. Чтобы осуществить его, выбрали наши Пиночеты совершенно нестандартное средство. Во время первой чеченской войны какому-то умнику наверху пришла идея об использовании в мятежной республике ядерных устройств малой мощности. (Ну, чтобы только там рвануть и соседей не задеть.) Вариант, конечно, сумасшедший. Несколько таких ядерных чемоданчиков успели завезти в Чечню, но потом войну стали сворачивать экстренными темпами и о чемоданчиках попросту... забыли! Так они там и остались. Обычная история, если вспомнить весь бардак, что творился во время той несуразной войны. Умники, которые собирались их использовать, ушли в отставку, занялись политикой и дачными участками, а пришедшим на освободившиеся места было не до того. Когда началась вторая война, о неиспользованных бомбах уже не вспоминали. Но кое-кто о них все же помнил. И оказался этот кое-кто в рядах заговорщиков. Так и возникла идея убрать нынешнего президента вместе со всем правительством с помощью ядерного шантажа.
        Как известно, срок хранения такого оружия невелик. Потребовался специалист, способный выехать в растерзанную боями Ичкерию и на месте убедиться, что с бомбами все в порядке. А также, по возможности, вывезти одну или две. Такой специалист нашелся - мой разлюбезный клиент Олег Афанасьевич Круталов. Но поскольку полковник не был боевым офицером, на фронт ехать трусил, то подстраховался в нашей фирме. Как уж добирался - сокрыто тайной. Насколько мне было известно, устройства он нашел. Вот только не знал я - годны ли они к употреблению. Не снял такой информации с сознания Круталова после перехода. А говорить Мусе о том, что не знаю не стал. Перебьется.
        И с собой из Чечни полковник никакой бомбы не тащил. Не его, мол, это дело, пусть кто попроще займется. На обратном пути в самолете взорвался заряд, пристроенный туда людьми Мусы. Мой гостеприимный хозяин очень извинялся за эту оплошность.
        - Ну дураки ведь! Даже в нашей системе случаются досадные проколы. Не приказывал я им уничтожать вас, поверьте! Мне это совсем не нужно было! И сейчас не нужно, - тут же поправился он.
        - Живые люди всегда полезнее покойников.
        Ну что, в это я мог поверить. Не без злорадства сообщил и о прочих проколах его подручных: и в поезде, и на моей квартире. Муса горестно кивал, посасывая свою сигару.
        - Вот видите. Со всеми придурками уже разобрались и кого следует наказали. Если это хоть немного вас удовлетворит.
        Вообще, такой милый разговор у нас получался. Я терялся в догадках - что же это он со мной так любезничает? Потом не выдержал и, обнаглев, спросил напрямую. Ведь ни на секунду не верил, что в душе Зеленый Муса - действительно весь из себя добренький и слащавый.
        - А зачем пугать человека, если с ним можно договориться по-хорошему? - резонно заявил он. - Мы сейчас заинтересованы друг в друге. А вы, в прямом смысле слова, у меня в руках и крайне хотите получить себя обратно. Ведь так? Поэтому и финтить мы не станем. Все обговорим и решим здесь, сейчас.
        Он был прав. Чтобы вернуть свое тело я согласился бы сделать многое. В пределах разумного, естественно.
        - И что же мне предстоит?
        Муса серьезно посмотрел мне в глаза и отчеканил:
        - Поехать в Чечню и привезти чемоданчики.
        Чего-то подобного я ожидал.
        - Зачем?
        - Очень просто. Меня и моих друзей вполне устраивает нынешний порядок в стране. Если, не дай Бог, к власти придут военные, начнется очень большой бардак, в котором не поздоровится всем. Потом-то все образуется, но поначалу... Они же первым делом начнут с организованной преступностью бороться, видел я их планы. Причем, бороться будут самыми нецивилизованными методами. Диктаторы, что с них взять?
        - Ну хорошо, попытку переворота пресечь просто необходимо, здесь я с вами согласен. Но вам-то бомбы на что? Я, руками моего клиента, вполне мог бы эти устройства обезвредить. Вот и не будет у военных чем шантажировать!
        Теперь Муса откровенно рассмеялся.
        - Вы кино любите? Американские боевики? Помните, как там обращаются с украденными боеголовками? Власть в стране я менять не буду. Но хочу на этом заработать немного денег.
        Такой расклад у нас с ним получился...
        
        Глава 12
        
        Дело, конечно, вполне могло выгореть. Не такая уж это проблема - смотаться в мятежную республику и вывезти парочку чертовых чемоданчиков. Насколько мне было известно, габариты они имели действительно небольшие, да и вес вполне приемлемый. И о том, как Муса их использует, тоже не стоило заботиться. Он, кажется, и вправду хотел просто подзаработать, урвать куш у президента и правительства, держащихся за свои места руками и ногами. Впрочем, эту проблему можно было оставить на потом - там видно будет. Как-нибудь разберемся.
        Но вот согласие свое показывать так сразу не стоило. С какой это стати? Бомбы нужны были Мусе не меньше, чем мне мое тело. Ну, так вот под этот резон и следовало поломаться, набить себе цену, получить кое-какие выгоды. Ехать-то все равно придется, тут без вариантов, но - чуть позже. Военные пока еще кого-то найдут вместо полковника Круталова, чтобы ядерные чемоданчики разыскать и с ними разобраться. А до этого никакого переворота не случится. Ладно, поиграем. Только вот партнера в этой игре я имел слишком ушлого.
        - Ладно, коньяк после завтрака. Есть в этом что-то...
        - Что я говорил! - обрадовался Муса.
        Не дурак он был выпить, это точно. Странно для мусульманина. Да и был ли этот человек приверженцем Аллаха? Ох, сомнительно.
        Он потянулся к графину, налил мне и себе в тяжеленные хрустальные стаканы. Немного, на донышко. Вообще-то следовало употреблять этот благородный напиток из тонкостенных, с узким горлом бокалов, чтобы можно было согреть его в ладонях, почувствовать букет. Но в последние годы, если не десятилетия, я так и не встретил человека, придерживающегося такого правила. Хлещут чуть ли не из горла, да еще норовят закусить разной ерундой, типа икры. Как сказал бы один мой приятель, разыскавший свои корни едва ли не от первопоселенцев-казаков на Кавказе: «Хамы!»
        Коньяк у этого бандита, тем не менее, был хорошим. А что, с его-то положением и деньгами? Икры на столе не имелось, лимончик порезанный тоненько, блюдце фаршированный оливок. И то слава Богу! Муса опрокинул в себя коньяк, занюхал его долькой лимона и пыхнул сигарой. Потом, прищурившись, посмотрел на меня.
        - Что, торговаться будете?
        Вот же гад! Ну и ладно.
        - Грешен, - развел я руками.
        - Хорошо, согласен. Только вы уж в меру, границ не переступайте, - усмехнулся он.
        Знать бы, где эти границы!
        - Торг мой будет небольшим, - не стал я терять лица. - Одному мне выполнить эту работу все-таки сложновато. Все наши люди у вас. Дайте еще кого-нибудь. Из спасов, я имею в виду.
        - А что, разве вашей девушки будет недостаточно?
        - Этого, как раз не надо! Пусть здесь сидит!
        Насти мне в Чечне только не хватало!
        Муса вновь затянулся сигарой, задумчиво выпустил струю дыма вверх, поболтал в воздухе пустым стаканом.
        - Да нет, девушка все же с вами поедет. Кого-то из коллег дам. Но девушка - непременное условие.
        Чтоб ты треснул, бандюга! Вот и поторгуйся. Ведь не уступит, скотина! Муса плеснул себе еще коньяку, протянул графин к моему стакану, но я отрицательно мотнул головой.
        - Понимаете, сведения о возможностях спасов у меня имеются самые достоверные. Так что, мужчина, женщина - без разницы. Вы все умеете выживать практически одинаково.
        И упреждая мой протест, добавил:
        - Давайте не будем спорить. Торг есть торг. Уступаю я, но уступайте и вы. Идет?
        А куда мне было деваться?
        - Хорошо, согласен. Но спаса вы дадите по моему выбору.
        - Без вопросов. И вот еще что. Мои люди тоже поедут с вами. Для страховки, а также чтобы наводить контакты с тамошними властями.
        - С чеченскими?
        - Именно. Там есть люди, которые кое-чем мне обязаны. А обстановка в республике, сами знаете, нервная. Так что, без страховки вам действительно будет непросто.
        - Это втроем-то?
        - Да хоть вдесятером. Совершенно неуправляемые люди живут в тамошних местах. По-моему, все уже в этом убедились. Нового генерала Ермолова в России не имеется, умиротворять их некому. А о Сталине лучше не вспоминать.
        - Послушайте, - спросил вдруг я, - вы в Думу баллотироваться не собираетесь?
        Он пожал плечами.
        - Моим делом можно заниматься и без цирка. Спокойней и надежней. Кстати, пользы больше.
        Что мне было ему возразить? Говорить о пользе не только для него, но и для всех? Смешно. Те, кто сидят в некогда расстрелянном Белом Доме, тоже, в основном, думают о своей выгоде. Так за что корить этого человека? Занимается своим делом, зарабатывает, как может, как позволяет ему совесть. Транспортный инспектор, грабящий водителей на перекрестке, ничуть не лучше Зеленого Мусы, масштабы разные, только и всего.
        - Угостите тогда уж и сигарой. Тем более что они у вас неплохие, как я вижу.
        Просьбой своей я ему польстил. Любил Муса угощать гостей. Может, все-таки, был восточных кровей?
        - Непременно попробуйте, настоящая «гавана». И вообще, сигара - одно из лучших изобретений человечества. Вот с трубкой у меня пока несовместимость, - огорченно цокнул он языком. - Не нравится.
        Трубка для меня тоже была загадкой. Вероятно, потому, что жизнь никогда не позволяла «расслабиться и получить максимум удовольствия». Приходилось куда-то бежать, заниматься неотложными делами и вообще суетиться. А в таком ритме больше всего подходит сигарета, которую можно в любой момент затоптать.
        Короче, торг мой закончился ничем. Все, что я хотел и мог выторговать, Муса предложил мне сам. И своего при этом не упустил. Иначе и не был бы Зеленым Мусой, главарем одной из самых мощных мафиозных группировок, с которой считались даже власти, как бы ни утверждали, что на сговор с бандитами не пойдут ни за что на свете.
        Я все-таки не удержался и спросил:
        - А откуда такая приставка к вашему имени - Зеленый?
        Муса терпеливо усмехнулся.
        - Вы не поверите, но когда-то и я был молодым, то есть, зеленым. С тех пор и повелось. А кроме того, зеленый - священный цвет для мусульман. Но не беспокойтесь, джихад никому я объявлять не собираюсь. Не мое это.
        Еще час ушел на согласование подробностей предстоящего рейда. Настя должна была уже ждать на условленном месте. А здесь меня никто и не собирался удерживать. Муса хорошо понимал, что никуда я от него теперь не денусь, появлюсь, как миленький. Поэтому, выпросив себе автомобиль для того, чтобы побыстрее добраться и отказавшись от охраны «на всякий случай», я сел в отполированный до солнечных зайчиков в глазах «Форд-Скорпио» и отбыл. Вернуться сюда предстояло через пару часов. А чего бояться? Пока ядерные чемоданчики нужны Мусе, мы будем в его доме, как у Христа за пазухой. Вот пусть и проявляет свое восточное гостеприимство.
        
        Глава 13
        
        Настя внимания на мой «форд» не обратила, стояла на тротуаре, остро поглядывая по сторонам. Только когда я опустил стекло с ее стороны и позвал, очнулась, сообразила, что к чему и нырнула в машину.
        - Поздравляю, - сказал я, - кажется, все получится.
        Она погладила переднюю панель американской «лошадки», усмехнулась.
        - Что, продался?
        - Ну, я бы так не сказал. Просто перед тем, как стать самими собой, предстоит небольшая работа.
        - Убивать, надеюсь, никого не придется?
        - Как сказать, как сказать, - протянул я задумчиво.
        В сущности, что я о ней знал? Такой же спас, как и все мы. В бою можно положиться. Ночь провели в одной постели. Все? Похоже, все. Не считая тех мелочей, которые она рассказала сама - о неудавшейся кинокарьере и прочем. Конечно, я и сам чувствовал себя не очень комфортно оттого, что приходилось идти на сделку с Мусой. Но ее слова о продаже меня неприятно задели.
        Зеленый Муса был бандитом. Его не мучила совесть, когда подручные взорвали Центр и тем самым убили ни в чем не повинных жителей дома. Но наши тела оставались нашими телами, вставать в позу и говорить сейчас: «Ни за что! Никаких переговоров с убийцей! « было бы глупо и нерационально. Приходилось исполнять ту работу, которую мы знали и надеяться, что судьба (может быть и нашими руками) Мусу накажет. Я был реалистом и хотел, чтобы эта девушка, с которой меня свело общее несчастье, оказалась такой же.
        Остановив машину у небольшого скверика, я повернулся к Насте.
        - Пойдем, прогуляемся. Заодно сигарет купим, у меня пачка заканчивается.
        Она глянула на меня удивленно, потом, поняв, кивнула.
        - Идем. Мне мороженого хочется.
        Никаких особых секретов я ей сообщать не собирался, но все равно нечего посторонним нас слушать. Мало ли чем люди Мусы могли напичкать «Форд». Присели на лавочку, закурили. Я коротко рассказал о том, что узнал сам и о том, что предстоит. Не скрыл и своего нежелания брать ее в Чечню. Но Настя только отмахнулась.
        - Не болтай чепухи! Тут твой Муса прав. Обузой я не буду. Уже решил, кого из наших возьмешь еще?
        - Да нет, может ты посоветуешь? - Стаса, однозначно. И дело не в том, что знаю его лучше других. Просто слышала, что он как раз там и воевал в прошлую войну. В самый разгар событий. Это может пригодиться.
        - Ну что же, Стас, так Стас, - пришлось согласиться мне.
        Сам я в Чечне не был, набирался боевого опыта не там. А знаток местных условий конечно будет нужен нашей группе.
        - От сопровождения никак нельзя отказаться? - поинтересовалась Настя.
        - Боюсь, что нет. Тем более что у Мусы в Чечне какие-то важные связи, вот его люди и обеспечат наше передвижение. Может быть, удастся добраться без особых приключений. Освободиться мы всегда сумеем.
        - Да уж! - она как-то недобро улыбнулась.
        Походило на то, что каждый из нас уже начал обдумывать свой план действий. Ничего, позже обговорим и составим общий. Сейчас торопиться не стоило.
        - Хочешь, заедем к тебе? - спросил я. - Людей Мусы там наверняка нет. Он ведь теперь для нас лепший друг.
        - Пока бомбы не привезем, - мрачно ответила Настя. - Вот что потом будет... А заехать стоит. Дорога предстоит длинная, кое-что из шмоток нужно захватить. И косметику, я ведь должна очаровывать и околдовывать.
        - Это еще зачем? - изумился я.
        - Функция у меня такая будет, - отрезала она.
        И в подробности вдаваться не стала. Но я не приставал. Своих забот и мыслей хватало.
        Поехали мы все же не к Насте домой, а к этой самой Ларисе Малявиной, неудачнице-парашютистке, в Свиблово. Во-первых, собственная одежда больше подходила для ее тела, а во-вторых, как не без злорадства заметила Настя, выбор косметики был не в пример лучшим. Что ж, логично, не обеднеет сотрудница коммерческой службы фирмы «Селадон».
        В квартире и вправду никого не было. Бандиты убрались, а родители еще не вернулись. Пока напарница моя рылась в шкафах, я валялся в кресле и раздумывал о том, что сейчас поделывает Хромов и его собратья по заговору. Просчитать нас они никак не могли, только в случае, если бы я появился в квартире клиента. А ехать туда представлялось мне совершенно бессмысленным. Но чуяло мое сердце, что придется еще столкнуться на узкой дорожке с бравыми полковниками и генералами, которых не устраивало нынешнее положение в стране и армии. Так потом и оказалось.
        
        Глава 14
        
        Ворота дома Мусы предупредительно открылись перед капотом «Форда». Нас ждали. Настя с любопытством смотрела по сторонам.
        - Что-то не впечатляет, - протянула она. - Настоящие бандиты так не живут.
        - Он скромный бандит, - улыбнулся я. - С минимальными запросами.
        А про себя подумал: «Он такой скромный, что даже не все бомбы получить хочет. Только парочку».
        Охранников с автоматами у входа в дом, встретивших меня утром, не было. А у портика, любезно улыбаясь, стоял тот самый молодой человек с гибкой талией, что прислуживал Мусе в библиотеке.
        - Комнаты для вас приготовлены, - сказал он. - Или вы предпочтете одну для двоих?
        Я вопросительно посмотрел на Настю.
        - Нет-нет, - помахала она ладонью. - Отдельные вполне подойдут.
        Мне оставалось только пожать плечами. Самостоятельная взрослая женщина. А я навязываться не привык.
        Нас проводили на второй этаж. Заглянув в свою комнату, Настя не удержалась от ехидства, вспомнила анекдот.
        - Бедненько. Но чистенько.
        Молодой человек не оскорбился. Или не подал вида. Продолжая вежливо улыбаться, показал мою комнату, сообщил, что обед будет через час, и тактично удалился. Похоже, Муса хотел познакомиться с Настей вживую.
        - Готовься исполнять свою функцию, если я тебя правильно понял. Предстоит обед с мафией.
        - Название для дрянного боевика. Неужели у тебя настолько дурной вкус? - Настя не изменила своей язвительности. Ну не нравилась ей вся эта история. И меня она считала в какой-то мере виноватым. Спорить с ней не хотелось.
        Язвить-то она язвила, но все же принарядилась и подкрасилась. Не знаю, как уж управилась с чужим, не очень привычным лицом. Но ведь у женщин это в крови. Когда я встретился с ней на лестнице после приглашения спуститься к обеду, выглядела Настя просто великолепно. Эта Лариса была девушкой не из последних, мужчины наверняка оглядывались. Немного косметики, соответствующее платье - и полный порядок, можно для обложки «Вога» фотографировать. Если вспомнить, то и в постели она была очень даже... А может, это Настин темперамент накладывался?
        Я церемонно предложил ей руку, она взмахнула ресницами, чуть улыбнулась и мы сошли вниз, вслед за все тем же молодым человеком. Или его следовало называть лакеем?
        Мне действительно хотелось есть. Тело клиента было помассивнее моего и требовало, естественно, больше энергии. И я надеялся, что за столом Муса не столь аскетичен, как в обстановке своего дома. И надежды мои оправдались.
        За обедом были только мы трое. Разговор шел о пустяках: погода, очередная премьера Виктюка и прочая дребедень. Словно сговорились не начинать пока обсуждать главное. Муса был мил и лучился добродушием. Настя ему явно импонировала. Даже в нынешнем своем облике. Я, как мог, поддерживал беседу, но культурные мои горизонты явно были уже, чем у этого бандита, и приходилось больше молчать, предоставив щебетать моей подруге по несчастью. А она, оттаяв и выпив хороший бокал белого вина, просто очаровывала хозяина застолья. Или исполняла свою функцию. Ну и пусть. Лишь бы нам всем не навредила, пустившись в какую-нибудь авантюру. С нее ведь вполне могло статься. Решит, что сможет в одиночку всех тут повязать и освободить пленных инженеров и спасов, и начнет на манер Брюса Ли шастать по дому, валить охрану, добираться до главного секрета. А мне что прикажете тогда делать?
        Наконец с десертом было покончено. Я сыто отвалился на высокую резную спинку стула в некотором даже благодушном состоянии духа. Будущее не казалось мрачным. В конце концов, нам не предстояло ничего особенного. Были на операциях и посложнее. По крайней мере, я. Насте повоевать не пришлось. А Стас в Чечне бился. Кстати, надо его вызволять. Пора готовиться к рейду.
        Муса словно ждал этой моей мысли.
        - Ну-с, - сказал он, предлагая мне сигару, а Насте пододвигая полированную коробку, где во множестве отделений лежали разные сорта сигарет, - вы уже решили, кто поедет вместе с вами?
        - Решили, - ответил я. - Его зовут Станислав.
        - А, Никитин. Ну что же, достойный выбор. Я ознакомился с его досье. Он, кажется, уже бывал в тех местах? Совсем отменно. Обстановку знает, хорошо обучен. Согласен, пусть будет Станислав.
        - Мы бы хотели его видеть, - вмешалась в разговор двух мужчин Настя. - И чем скорее, тем лучше.
        Муса был прогрессивным восточным человеком и на нарушение субординации не обратил внимания. Он молча достал мобильник, щелкнул кнопками и тихо произнес несколько слов. Тем временем два юноши с не менее гибкими талиями, чем у лакея, приведшего нас сюда, молниеносно убрали со стола и тут же на нем возникли неизменные хрустальные графинчики с коньяками и ликерами, хрустальные же рюмки и широкие низкие стаканы.
        Муса спрятал телефон и любезно склонился к Насте.
        - Кюрасо? Бенедиктин? Шартрез?
        - Благодарю вас, - томно протянула девушка. - Лучше капельку бренди.
        Я чуть не расхохотался в голос, наблюдая за этой сценкой. Вот же клоуны! И непонятно, кто больше дурака валяет: кровавый мафиозо или спас-девица с данами по боевым искусствам?
        Пока они так изгалялись, за высоким окном послышался шорох подъехавшего автомобиля. Похоже, пленников своих Муса держал не здесь, в доме, а на отдалении. Наверняка это привезли Стаса.
        Его ввели в зал. Стас был таким, как всегда, ведь захватили в собственном теле. Стоял, набычившись, одетый в подобие джинсового костюма, что вполне могло служить здесь тюремной униформой. Как в Америке. Нас он узнать, конечно, не мог. А вот Мусу знал, точно. Глаза у Стаса сузились и потемнели. Он сделал шаг вперед, но широкоплечий парень кавказского типа, что привел его сюда, придержал за плечо. Тут я обратил внимание, что руки нашего коллеги скованы сзади наручниками.
        - Немедленно снимите железки! - повернулся я к Мусе.
        - Не так быстро, - улыбнулся он. - Господин Никитин уже показал себя во всей красе. Согласитесь, вы ведь люди неординарные. Мне совсем не хочется, чтобы он здесь стал демонстрировать свои способности. Сначала поговорите с ним, успокойте.
        Вежливая, вроде бы, речь. Но сказано было с тихой силой и плохо скрытой угрозой. Он все же оставался бандитом.
        Настя молча встала и подошла к Стасу. Положила ему руки на плечи (он при этом попытался отпрянуть, но она не дала) и стала что-то шептать на ухо. Так продолжалось несколько минут, а я в это время не то, чтобы терзался ревностью, но чувствовал себя несколько неуютно. Ведь мог понять и раньше, что у нее с этим красивым мощным парнем что-то было, но не задумывался, времени не хватало. «Ну и что, - повторял я себе, - ну и что, взрослые люди». А сердце все-таки немного щемило.
        Лицо Стаса во время тихой речи Насти менялось поразительно - от некоторой брезгливости к недоверию, потом стало ошарашенно-радостным и, наконец, спокойным и серьезным. Он кивнул и вслух сказал:
        - Хорошо, я все понял.
        - Снимите наручники! - велела Настя охраннику.
        Тот вопросительно глянул на шефа. Муса спокойно покивал.
        - Да, да, сними. Теперь можно.
        Стас, потирая запястья, присел к столу рядом с Настей. Посмотрел исподлобья, без спроса налил себе в стакан на треть коньяка, медленно выпил, выдохнул воздух и потянулся за сигаретой. Муса благосклонно наблюдал за этим произволом. Прикурив, бывший пленник мафии выпустил вверх струю дыма и, наконец, посмотрел на всех нас.
        - Ну, господа хорошие, чем обязан?
        Настроение его улучшилось на глазах.
        Со Стасом я тоже не был как следует знаком. И даже не подозревал, что между сотрудниками нашего Центра могут быть тесные отношения, такие, как у него с Настей. Сердце снова легонько кольнуло.
        Сейчас он явно считал меня таким же бандитом, как Мусу. Ну, в крайнем случае, подручным. И немудрено, выглядел я достаточно солидно. Настя хихикнула.
        - Балда, это же Глеб!
        К чести Стаса нужно сказать, что лица он не потерял и челюсть от удивления не отвесил. Сказал только раздумчиво:
        - Ах, вот как... Н-да, ну конечно, сразу можно было сообразить. Ты тоже на вызове был?
        Вопрос чисто риторический и я промолчал. Муса легонько прихлопнул ладонью по столу.
        - Что ж, вот мы все и в сборе. Хотите есть? - обратился он к Стасу.
        - Не мешало бы. В вашем узилище кормят отвратительно. А главное - скудно.
        Муса сделал знак лакею, стоявшему у дверей. Тот кивнул и исчез. А мы продолжали курить, потягивать коньяк и рассматривать друг друга. Хозяин стола ничуть не нервничал из-за непредвиденной задержки. Наслаждался сигарой, рассеяно улыбался и думал о чем-то своем.
        Наконец принесли обед для Стаса. Он плотоядно улыбнулся при виде подноса с тарелками и блюдцами. Похоже, и вправду изголодался. Набив рот, сам же и предложил:
        - Давайте поговорим. Мне это совсем не помешает.
        Настя приглушенно фыркнула. Видимо, за столом появился еще один клоун. Не обед, а цирк. Однако меня это не раздражало.
        - Поговорим, - сказал Муса. - Введите своего коллегу в курс дела.
        Я, как сумел, ввел. Без особых подробностей, только главное. Не забыл упомянуть, почему мы вынуждены участвовать в рейде. Ни на минуту не сомневался, что Стас пойдет с нами. И не только из-за Насти. Просто спас людей в беде не бросает. Немного громкие слова, но что поделаешь, если так оно и есть?
        Стас выслушал, помолчал, запил коньяком очередной кусок мяса и оправдал мои надежды, то есть, согласился. Как я понял, он отнюдь не страдал «чеченским синдромом», не кричал во сне от ночных кошмаров и был готов повоевать еще, раз уж случай подвернулся. Конечно, не все так просто было в его согласии, наверняка ведь, хитрая морда, свой вариант принялся набрасывать. Тем лучше, когда придет время, просто сведем все наши планы воедино. Муса не дурак, просчитывает, где мы его можем кинуть. Но считает, и не без основания, себя хозяином всех козырей. Это на текущий момент. А что дальше будет - время и обстоятельства покажут. Мы потерпим.
        Оставалось обсудить некоторые детали. К примеру, документы для меня. Полковничьи остались в больнице Крестополя. А с его лицом моим паспортом воспользоваться было затруднительно. Ну, и прочие мелочи. Для Мусы проблем ни в чем не существовало. К концу следующего дня он обещал все решить и представить остальных членов команды, отправляющейся в Чечню. Точнее - надзирателей. Получив твердые заверения, что с его пленниками из Центра за время нашего отсутствия ничего не случится, мы откланялись и ушли к себе. Настя позвала Стаса в свою комнату, мне приглашения не последовало. Ну что же, ее право. Я бухнулся на постель, закурил и уставился в потолок. Гадать о том, что ждет нас в рейде, сейчас не имело смысла. Что будет, то и будет. Трудности надо преодолевать по мере их возникновения. Но вспомнился мне один более-менее подобный поход. Я был моложе, глупее, и даже представить себе не мог, что, сделав первый шаг, просто обязан буду сделать следующие...
        
        Глава 15
        
        Еще в школе выяснилась моя склонность к иностранным языкам, поэтому на семейном совете решено было, что лучше всего такому обормоту поступать в иняз. Какой-нибудь технический вуз я бы просто не осилил со своими тройками почти по всем предметам. Возражений с моей стороны не возникло. Иняз, так иняз, какая разница. Даже престижно в какой-то мере. Я действительно в то время был порядочным разгильдяем, не интересовался ничем кроме «Битлз» и фантастики.
        Но с первого раза поступить не удалось. Экзамены сдал, немецкий даже с триумфом. Не хватило двух баллов до проходного уровня и пришлось вернуться домой не победившим, но и не побежденным, так сказать, на щите. Разозлившиеся родители заставили искать работу, чтобы не болтался год без дела. А я из упрямства выискал что похуже - обувную фабрику. И корячился потом на конвейере, проклиная себя, придурка. Но плюнуть и уйти не позволило все то же упрямство.
        А на следующий год поступать не пришлось. Совершенно неожиданно пришла повестка из военкомата и загремел я в армию, аж в Туркмению. То еще времечко, до сих пор с дрожью вспоминаю. Все было: и сортиры драил, и полы мочил, и из кухонного наряда месяцами не вылезал. И «деды» били. Тогда и понял, что в этой жизни очень важно быть сильным и здоровым. Все свободное время, которого на втором году службы стало немного больше, качался разными железяками. Тут еще появился приятель-узбек, вопреки анекдотам парень очень умный и начитанный. Окончивший к тому же институт и попавший в армию по недоразумению. Рашид обладал еще одним несомненным достоинством. Он знал карате, редкое тогда и практически запрещенное. Мне удалось уговорить его заняться со мной. Рашид нехотя согласился, потом вошел во вкус такой педагогики и взялся всерьез. А я за это всячески защищал его от поползновений дедов и вечных нарядов. На задворках части имелся небольшой спортзал, который не спешили ремонтировать. Мы залезали туда через окно и тренировались до одури. Доставалось мне очень сильно. Рашид считал, что новичка жалеть нельзя -
потом крепче будет. Я тоже так думал, но ведь больно же! Служить моему сенсею предстояло год, как имевшему высшее образование, но демобилизовался он раньше - в Ташкенте у него родился второй ребенок. Расставались с сожалением. Я к тому времени уже кое-что умел - оказался способным учеником. Далеко не все, но многое. В боевых искусствах можно и нужно совершенствоваться всю жизнь.
        Родители были приятно удивлены моим видом после возвращения домой. Да к тому же от мысли поступать в институт я не отказался и вполне успешно прошел на факультет испанского языка. Это у меня еще романтика кое-где играла. Че Гевара там, Сальвадор Альенде и так далее. Впрочем, совсем не пожалел. Язык давался легко и впоследствии очень пригодился. Еще после зачисления нам сказали: «И не мечтайте стать переводчиками. Институт педагогический, вот в школы и пойдете». «Ну-ну», усмехнулся я про себя и оказался прав.
        Училось легко и беззаботно. Можно было при желании вообще дурака валять, лишь бы сессии сдавал. Но для меня времена шалопайства закончились. Слишком прочно вошло в жизнь карате и все его окружающее. Так что и тут каждый день я находил время для тренировок. Нет, конечно, были и девчонки, и вино, и другие прелести студенческой жизни. И все же, ступив на путь бойца лучше с него не сворачивать.
        Пару раз пришлось применить свое умение, но в основном задевать меня побаивались. Нашлось еще несколько человек, которые раньше немного занимались этим и желали продолжать. В партнерах недостатка не было, мне хотелось знать и уметь больше. Разными путями доставал переводные пособия по другим видам боевых искусств, изучал их. Это как с языками: если знаешь один-два, то следующие пойдут уже легче.
        Появились видеомагнитофоны, а с ними фильмы Брюса Ли, Чака Нориса и прочих Сигалов. И, кроме того, изредка можно было раздобыть телеучебники. Конечно, если начинаешь с нуля, то ничего с помощью ящика не постигнешь. Изначально нужен учитель, тот, кто видит тебя со стороны, подсказывает, куда требуется идти, исправляет твои ошибки. А Рашид и был таким учителем. Его убили в какой-то национальной сваре в родном Ташкенте. Он не успел воспользоваться своим искусством. Пуля летит быстрее, чем двигается человек. Особенно, если это происходит для него неожиданно. Когда пришло письмо от жены Рашида, я напился вдрызг. Плакал, бил в стены комнаты ногами и ухитрился кулаком разгромить стол.
        Как я и надеялся, в школе мои знания не пригодились. Что-то происходило в мире и стране, испанский язык все меньше изучался, и к окончанию института такого количества преподавателей espanol-а уже не требовалось. С легким сердцем мне и многим другим выдали свободные дипломы, предоставив возможность искать работу самим. Какое-то время пришлось поработать с кубинцами, приезжавшими стажироваться на наши заводы. Хорошие были деньки! Я коверкал кастильское наречие и обретал скорость разговора, когда смысл сказанного постигается только к концу предложения, а фразы завуалированы такими метафорами, что только пьяный их может понять в полной мере. Потом эта малина кончилась из-за глупой ссоры с местным пьяницей-гебешником, который возомнил себя царем и богом всей переводческой братии, работавшей тогда на химкомбинате. Пометался по каким-то конторам и, наконец, приземлился в конструкторском бюро, где изредка переводил скучнейшие технические тексты, а все оставшееся время представительствовал на стройках народного хозяйства или в селе. Тогда интеллигенцию не очень жаловали, припахивали в хвост и в гриву. Я,
среди прочего, ухитрился окончить курсы сельских механизаторов и научился водить трактор, комбайн и даже бульдозер. Учился, между прочим, с отрывом от производства. То есть, все это время на работе мне исправно платили инженерский оклад. Тоже хорошо было, спокойно. А главное, никто не мешал заниматься настоящим делом. Правда, однажды на уборке, куда меня загнали в качестве комбайнера, несколько, так сказать, коллег, одурев от многодневных дождей, не позволявших выйти на поля, и дешевого сельповского портвейна пополам с местным самогоном, решили, что веду я себя слишком вызывающе, держусь высокомерно и чересчур размахиваю ногами, уединяясь в пустующем сарае. Они подобрали колья себе по руке и приготовились встречать меня, возвращавшегося из местного клуба, где сбрендивший киномеханик вдруг прокрутил «Легенду о Нараяме». Очень подходящий фильм для восьмидесятилетних старушек и сопливых пацанов, собравшихся в зале. Протрезвевшего на следующее утро носителя в массы мировой киноклассики, рассказывали, отцы тех самых пацанов по-свойски поучили, чтобы знал, что следует показывать, а что нет.
        И вот я в одиночестве возвращался на край села, где в большом старом доме жили все прикомандированные. Молодежь, едва закончив школу, стремилась улизнуть в город, так что даже приударить за сельской красоткой не представлялось возможным. Я шел, посматривал на затянутое тучами небо, с которого сыпался мелкий занудливый дождик и думал о чем-то своем. Скорее всего, о возвышенном, у меня тогда наступил период философского отношения к жизни. Этакий романтический путник под звездами.
        Вдруг из-за кустов навстречу романтику вылезли пять темных, угрожающе сопящих фигур с дрынами в руках. Риторических вопросов, типа «Мужик, у тебя закурить не найдется?» или «Ты чего по нашей улице шляешься?» они не задавали, а просто, размахивая своим оружием, кинулись на меня. Смешное получилось зрелище, жалко только, что было уже темно и зрителей поблизости не случилось. Гнал я этих налетчиков по всем трем длинным улицам из которых и состояло, собственно, село. Один бухнулся в грязный утиный прудик, а остальные в конце концов попрятались по окрестным садам. Зашвырнув подальше трофейный кол, я с чистой совестью вернулся в дом прикомандированных.
        Агрессоры появились только под утро. Долго совещались, а потом, поскольку и в этот день на поля выезжать было нельзя, отправили гонца в сельпо, и подсев ко мне поближе, предложили выпить мировую. Ну что же, я был не против. Они ведь, в сущности, были ребятами неплохими, только не любили, когда кто-то выпендривается. А мое постоянно ровное отношение ко всему происходящему и ежедневные занятия, да усиленное чтение не воспринимались окружающими иначе, чем выпендреж.
        Наконец такая, достаточно беззаботная, жизнь мне надоела. И денег не хватало. Окольными путями я узнал, что, если постараться, то можно со знанием языка поехать подработать в какую-нибудь экзотическую страну. Требовалось, чтобы военкомат сначала послал представление на офицерское звание для меня, а потом организовал направление в соответствующие инстанции офицера-переводчика. С первым пунктом хлопот не было, существовал план по офицерам запаса, который военкомат обязан был выполнять. Я подходил по всем статьям: срочную отслужил, высшее образование имел, здоровьем бог не обидел. И достаточно быстро родился на свет новый лейтенант запаса.
        Но вот дальше дело застопорилось. Не хотелось военкому никуда меня отправлять. Может, переводчики с испанского и здесь могли пригодиться. Только - кому? Памятуя о том, что кратчайший путь - прямой, я разыскал адрес приемной министра обороны и так ему и написал: «Дорогой товарищ маршал! Желаю принести пользу своей Родине там, где смогу применить знания иностранных языков». Ну, и тому подобный бред.
        Потом мне никто не верил, что получилось настолько просто. Солидные офицеры годами бились, чтобы поехать советниками в какую-нибудь развивающуюся страну, давали взятки и использовали все возможные связи. А тут какой-то пацан раз - и маршалу написал! Но как бы там ни было, через месяц меня вызвали в военкомат и укоризненно спросили: «Что же это вы, дорогой товарищ, на нас жалуетесь?» «Да нет, - простодушно ответил я, - не жаловался, просто попросился». «Для нас это все равно жалоба, - сурово сказали мне. Давайте оформляться».
        Так в моей жизни замаячил коренной перелом и никогда уже больше я не был тем простодушным мечтателем, который бродил под дождливым сельским небом.
        Можно было рассчитывать, что пошлют обычным военным переводчиком куда-нибудь на Кубу, тем более что опыт общения с кубинцами у меня имелся. Однако в десятом управлении Министерства Обороны думали по-другому. Мои занятия боевыми искусствами не прошли мимо внимания КГБ. Как уж они договорились с ГРУ - не ведаю, ведь эти организации всегда негласно враждовали и весьма ревниво относились к успехам друг друга. Но досье мое попало в военную разведку. А в Москве взялись за меня всерьез. Разумеется, на нелегальную работу никто меня засылать не собирался. Тут нужна была совсем другая подготовка, скрупулезная и длительная. Таких как я использовали на заданиях попроще, под своей фамилией, без всяких явок и легенд. Предстояло ехать в Анголу, работать там переводчиком и попутно заниматься кое-какими посторонними делами.
        Иллюзий по поводу нашей великой державы я тогда еще не лишился. Мне предлагали интересную работу в интересном месте да еще с возможностью действительно приносить пользу не только своему кошельку, но и родной стране. Пепел Че постучал в мое сердце, и я легко согласился.
        Родители очень переживали, но отец был отставным офицером, участвовал в Великой Отечественной и, гордясь тем, что его сын теперь тоже военный, как мог, успокоил мать. Тем более о беседах в ГРУ мне посоветовали не распространяться. Даже среди близких родственников.
        Агентурной работе меня не обучали, но полугодичная подготовка была зверская. На базе под Ярославлем нашу группу натаскивали инструкторы, прошедшие не один вооруженный конфликт. Нас учили выживать и убивать самим. Для этих целей годились все средства и способы. Кроме, естественно, предательства. С предателями в ГРУ не церемонились.
        Ориентирование на местности, незаметный подход к месту дислокации противника и такой же незаметный отход, захват пленных и методы их допроса, стрельба из всех видов ручного оружия, вождение любого транспортного средства, включая вертолет и легкий самолет, рукопашный бой с применением холодного оружия и без оного, языки. На португальский особенного упора не делалось. Мне объяснили, что на месте я быстро наберусь активной лексики. Сначала это показалось глупостью, но позже я убедился в правоте преподавателей. Многому учили. В результате из каждого члена группы должен был получиться этакий Джеймс Бонд, каким его изображают в кино, потому что в книгах Флеминга все гораздо прозаичнее и больнее.
        В группе кроме меня было еще пять человек - чтобы удобнее тренироваться, разбившись на пары. Строго-настрого запретили интересоваться личностью других. Мы проходили под номерами, без дурацких кличек, как показывают в фильмах о разведшколах. Все ребята спокойные, в достаточной степени тренированные, молчаливые. Из опасения, что в комнатах, где мы жили и залах, где занимались, могут быть скрытые микрофоны и телекамеры, разговоров о личном действительно не велось. Только скупые фразы, необходимые в повседневном общении. Кстати, ни с кем из моей группы я потом ни встречался никогда. Знаю только, что в Анголе их не было.
        Наконец тренировки закончились. Мы сдали теоретические и практические экзамены, досрочно получили очередное воинское звание и недельный отпуск. Домой я поехал старшим лейтенантом, но, разумеется, в штатской одежде. Недели было очень мало, мама даже не успела как следует откормить меня, похудевшего и подтянувшегося после безумных тренировок на базе. Отец, помня свою службу, посоветовал не выделяться и точно выполнять приказы - чтобы не могли придраться. То, что я еду в Анголу, секретом не являлось. Я лишь приврал, что буду в столице, в военной миссии, а это совершенно безопасно.
        В Москве мне вкатили прививку от желтой лихорадки, по укоренившейся советской привычки переодели в казенный костюм и туфли, выдали толстую пачку подъемных (которую я тут же отправил домой) и посадили на самолет. В сумке лежали документы, пара рубашек, трусы, носки, две бутылки водки, буханка черного хлеба и большая банка селедки. Этими деликатесами сотрудники десятого управления посоветовали запастись обязательно, чтобы преподнести кому-нибудь в Луанде в подарок. Там это - страшный дефицит. А народ тоскует по родной горбушке с селедочным хвостом.
        Через двенадцать часов полета с одной короткой посадкой в Будапеште мы заходили на посадку над красной ангольской землей. В миссии, которая уютно располагалась в бывшей сержантской школе португальской армии, не очень далеко от берега свинцового в это время года Атлантического океана, я пробыл всего три дня. А потом меня сослали. В буквальном смысле. Законопатили в самую дальнюю бригаду, на границу Анголы и территории «временно оккупированной ЮАР». Официально - за то, что пьяным шатался по территории миссии. И в действительности - потому что пришел приказ из Москвы. Мне пора было приниматься за работу. На складе выдали обмундирование: брюки и рубашки офицеров ФАПЛА - местной армии и камуфлу, которая в просторечии так и называлась «фаплой». Все без погон. Оружие не доверили, сказали, что получу на месте. Дороги в стране были неплохие, но в связи с войной многие из них минировали, поэтому приходилось летать самолетами. И я хватал ртом воздух в негерметизируемом брюхе военного Ан-12, расписанного под принадлежность «Аэрофлоту». Чтобы не достал какой-нибудь «Стингер» или «Стрела», самолеты поднимались
почти на десятикилометровую высоту и резко снижались над самым аэродромом.
        Главный город провинции Уила - Лубанго - во времена португальцев был курортом. Да и вообще всю страну, особенно ее побережье, уверено можно было называть райским местечком. Но потом, как известно, в Португалии случилась революция и не в силах навести порядок даже у себя дома, колонизаторы просто плюнули на свои владения: «Разбирайтесь сами!» В бывших колониях тут же начались междоусобные заварушки, которые продолжаются то затухая, то разгораясь с новой силой по сю пору. Ну, и естественно, когда идет гражданская война, не до красот и курортов. К тому времени, как я прилетел в Лубанго, городок уже был основательно потрепан. Он все еще оставался красивым, ни одно здание не походило на другое, но чувствовалось некое запустение, пренебрежение людей к тому месту, где они живут. Рассказывали, что, вселившись в брошенные португальцами виллы, анголане, ничтоже сумнящеся разводили костры на паркетах из драгоценных пород дерева и варили рис в консервных банках. Кушать им очень хотелось.
        Советская военная миссия здесь располагалась в четырехэтажном, особняком стоявшем здании. По слухам, раньше здесь был публичный дом, что подтверждал бар «Наполеон» с шикарным интерьером, наглухо закрытый с тех пор, как приехали наши военные. Командиры не хотели баловать народ, и тому приходилось выпивать, запершись в миниатюрных квартирках. Выход за территорию, особенно в вечернее время, был запрещен, во избежание инцидентов с местным населением. И если советники и специалисты ежедневно уходили на службу, попадая таким образов в город, то их немногочисленным женам приходилось сидеть взаперти или прогуливаться по тротуару перед зданием. От скуки многие заставляли мужей раздобывать бобины сизалевой бечевы и плели коврики, кашпо, другую украшаловку. По вечерам на крыше миссии крутили старые фильмы, виденные по сто раз, но это было хоть каким-то развлечением.
        Между тем, когда утихала дневная жара и неожиданно падала темнота, жизнь в городе только начиналась. Где-то гремела музыка, голос, разносившийся по окрестностям, диктовал номера местного лото, иногда раздавались выстрелы. В общем, что-то происходило. И обитатели миссии с любопытством вслушивались в звуки тропической ночи.
        Особыми предметами гордости были выстроенная своими силами баня и маленький огородик во внутреннем дворе. Но чести покопаться в земле удостаивались немногие, только жены старших офицеров. Там же стоял небольшой флигелек, где размещали приехавших из бригад. Официально Советский Союз в местной войне не принимал участие. Он только заключил договор с Анголой на строительство ее вооруженных сил, в силу которого поставлял советников, технических специалистов, переводчиков, технику и вооружение. Последнее - исключительно в долг. Не знаю уж, на что рассчитывало наше правительство. Нефть в Кабинде качали из-под морского дна американцы, они же добывали алмазы. Анголанам выплачивались за это некоторые суммы, но точных объемов добычи они не знали, а потому и компенсации были мизерными. Конечно, можно было национализировать нефтедобычу, к примеру, однако у Большого Брата - СССР - технологий для подобной добычи не существовало, поэтому разумно сохраняли статус-кво.
        К технике и оружию местные деятели относились варварски - все равно еще дадут. Только один лейтенантик ухитрился за короткий срок запороть два боевых вертолета, причем один раз совершил посадку на железнодорожное полотно, приняв его то ли за посадочную полосу, то ли просто за дорогу. Кладбища загубленных тяжелых грузовиков протягивались на километры. Черному водителю ничего не стоило сесть за руль и поехать, не проверив, есть ли вода и масло в двигателе. Его увлекал сам процесс езды. Советские специалисты только тем и занимались, что ремонтировали изуродованные анголанами грузовики и бронетранспортеры.
        По шесть-семь человек наших было в каждой из бригад, расположившихся на всем протяжении границы Анголы и Намибии. Им придавался переводчик, чтобы можно было обучать личный состав советскому военному искусству и солдатик, отвечавший за радиосвязь с Лубанго. Собственно, бригады находились не совсем на границе. Юаровский батальон «Буффало», когда надоедали бесконечные вылазки с территории Анголы намибийских партизан из СВАПО, входил на ангольскую территорию и, шутя, разгонял какую-нибудь бригаду. Солдаты, бросая оружие и даже танки, драпали, а юаровцы, прихватив богатые трофеи, возвращались назад. Поэтому существовала некая буферная зона, официально именуемая «территории временно оккупированные ЮАР». А чтобы агрессоры не вздумали идти дальше, за ангольскими бригадами на некотором расстоянии располагались бригады кубинские. Как кубинцы умеют воевать, юаровцы помнили еще с середины семидесятых годов, и теперь трогать их боялись. Изустная легенда сообщала, что когда по просьбе советского правительства кубинские подразделения высадились в Луанде, юаровцам до ангольской столицы оставалось километров
девяносто. Приказ был: отогнать до границы и остановиться. Но кубинский генерал, командовавший контингентом, так увлекся преследованием, что гнал проклятых расистов чуть ли не до Иоганесбурга. За что его потом разжаловали в полковники. Сказка, скорее всего, но кубинцы действительно вояки лихие. Фидель, наверное, решил в ожидании американского вторжения закалить всю нацию в горниле войны. Вот и можно было встретить парней с Малекона, набережной Гаваны, где-нибудь в Мозамбике, Эфиопии или Гвинее-Биссау. Мне, кроме прочего, предстояло работать с кубинскими спецназовцами.
        В Лубанго я застрял на несколько недель. Поселившись во флигеле миссии, сначала дожидался, пока приедут из моей бригады, а затем мы вместе ожидали, когда расчистят от мин и засад дорогу. Такие чистки проводились регулярно и часто. УНИТА, оппозиционные властям повстанцы, активно шастали по лесам и пакостили, как могли. По обочинам ржавели подорванные, расстрелянные и сгоревшие автомашины.
        Но время проходило с пользой. Советник командующего округом и, естественно, начальник миссии полковник Ганкалко, которого не без оснований прозвали Гавкалкой, организовал все, как положено в Советской Армии. С утра было построение, затем политинформация, которую переводчики снимали с местного радио, а дежурный офицер - с московского, разбор предыдущего дня с вливаниями провинившимся и план работы на день текущий. Меня, чтобы не сидел без дела, отправляли с кем-нибудь из советников попроще - авось договорюсь со своим испанским. Кое-как получалось, ведь несколько лет присутствия кубинских войск в стране даром не прошли. Да и многие из анголан учились в Союзе, могли сравнительно неплохо говорить по-русски. Одновременно я хватал вершки португальского языка. От испанского он отличался больше, чем украинский от русского. Но дело продвигалось вполне успешно. К тому времени, как мы собрались выезжать в бригаду, я уже мог на португальско-испанской смеси объясниться по наиболее общим вопросам: бензин, пища, вода, сон.
        Вокруг все было ново и необычно, я впитывал впечатления и язык, жизнь казалась праздником, несмотря на в общем-то угнетающую атмосферу в миссии. Порядки, заведенные Гавкалкой, подавляли человека, не утруждавшего себя в прошлом дисциплиной. Полгода в учебном центре не в счет, а срочная служба уже успела забыться. Тем не менее, офицеры-советники чувствовали себя прекрасно, и любимым занятием их было подсчитывать, сколько они заработают за два года службы в Анголе. Платили по сложной и странной системе. Начисляли сперва в долларах, потом их переводили в мифическую валюту - инвалютные рубли. А те, в свою очередь, - в бумажки под названием «чеки Внешпосылторга». Когда человек ехал в отпуск или уезжал совсем, в финчасти столичной миссии ему выдавали пачки этих бумажек. В Москве и крупных городах Союза существовала сеть магазинов «Березка». В них на чеки торговали импортными шмотками, аппаратурой, автомобилями. Во времена всеобъемлющего дефицита они были островками изобилия. Зачастую у случайного человека, забредшего в такую «Березку», разгорались глаза, он начинал хватать все, что подвернется под руку.
И горько разочаровывался, когда оказывалось, что на свои рубли он ничего купить не может. Впрочем, ситуацию весело описал Высоцкий в одной из своих песен. Чеками спекулировали, как настоящей валютой, покупали их с рук с переплатой. Меня самого, как последнего лоха, в отпуске обманул один делец, наказав на пару тысяч.
        В общем, все жили - не тужили, крутились, как могли и ждали окончания срока, чтобы вернуться домой усталыми и разбогатевшими. Деньги, конечно, штука неплохая, но мне пребывание в миссии стало надоедать. Сколько можно, пора и делом заниматься. Наконец пришло разрешение на выезд. Еще с вечера погрузили в «УАЗик» и БТР вещи, продукты, доставленные из Луанды, и ранним утром выехали небольшой колонной. Нас сопровождал «Урал», кузов которого был полон ангольских солдат. Многие из них были вооружены гранатометами. Я подивился - как они все собираются из кузова стрелять? На выезде из города присоединились к остальным. Вместе с нами, но только отрезок пути, должны были везти две какие-то особенные зенитные пушки, только что доставленные из Союза. Их собирались установить на позициях соседней с нашей бригады. Советник начальника артиллерии округа бегал веселый и возбужденный, весело потирая руки: «Ну, мы этим юаровским самолетам покажем!»
        Не успела наша колонна отъехать и пяти километров от города, как случилась первая авария. Водитель тягача, тащившего одно из орудий, решил попить сгущенки. Пробил две дырки в банке и присосался. Колеса, попав на выбоину дернули руль, банка выскользнула из рук, покатилась по полу. Солдатик потянулся за драгоценной сладостью, руль вывернулся еще сильнее и грузовик влетел в кювет. Последствия оказались самые плачевные. Пушка от рывка ухитрилась перевернуться и разбить всю прицельную автоматику. Дальше ее везти смысла не имело. Неясно даже было, смогут ли в Лубанго или в самой Луанде починить сложную технику. Советник начальника артиллерии почернел лицом. Случись это в Союзе, виновных точно отдали бы под суд. Здесь лишь поругались для порядка, пожали плечами и, вытащив из кювета, повезли пушку назад. Колонна тронулась.
        Я смотрел на все, буквально отвесив челюсть. Советник командира батальона нашей бригады, майор Женя, постоянно улыбавшийся и не терявший присутствия духа в любой ситуации, похлопал меня по плечу:
        - Готовься, ты еще и не такое увидишь.
        Уже тогда у меня зародились некоторые сомнения в смысле нашего присутствия здесь. На кой черт мы поставляем им все это оружие, если они так к нему относятся? Да и вообще, похоже, анголанам не очень хочется воевать.
        Вина выпить, черных девок пощупать, поплясать, как припадочные - это пожалуйста. А кто у власти будет: МПЛА во главе с Душ Сантушем или УНИТА со своим доктором Савимби - без разницы.
        Через какое-то время часть колонны и тягач с оставшейся целой пушкой отвалили в сторону, в свою бригаду, а мы продолжили путь в свою. К концу дня добрались до Маталы. Здесь была довольно большая гидроэлектростанция. Работало на ней и несколько советских специалистов. Вместе с женами они жили в двух уютных домиках, окруженных высоким забором и под вооруженной охраной. Нас встретили очень приветливо. Гражданские как бы взяли опеку над советниками из нашей бригады. А те делились с ними продуктами, водкой и новостями.
        Тут я неожиданно для себя сменил оружие. Электрики пожаловались, что у них только один автомат на всех, да и тот чехословацкий Тип 58V. И всего с одним магазином. Дело в том, что магазин от самого распространенного в мире автомата Калашникова к чешскому не подходит, у того выступ какой-то дурацкий. «Вы там у себя в бригаде достанете еще магазинов, а тут негде. Давайте махнемся?» Мне в миссии выдали обычный АКМ с деревянным прикладом, Достаточно неудобный, чтобы его все время таскать. Я посмотрел-посмотрел, да и поменялся. И не пожалел потом, магазины и вправду нашлись. А ребятам спокойнее с привычным оружием.
        Весь следующий день наша маленькая колонна была в пути. Эвкалиптовые рощи сменились вообще дикими зарослями. Дорога была очень приличной, только поковырянная местами взрывами мин и обожженная сгоревшими грузовиками. Португальцы для ее строительства применяли какую-то необычную технологию. Дробили в крошку особую горную породу, заливали ее водой и раскатывали катками. Получалось великолепное прочное покрытие.
        Ехали с оглядкой, но после недавней зачистки здесь было достаточно спокойно и к вечеру мы прибыли в Джамбу, тоже небольшой городок, сильно пострадавший от боев. Здесь дислоцировалась кубинская бригада, прикрывавшая нашу. Вот уж где было гостеприимство! Кубинцы нас приняли, как родных. Фидель внушил им, что советские - старшие братья и им надо помогать, чем только можно. Островитяне действительно готовы были для нас снять последнюю рубашку. Спустя годы мне было очень горько от того, что мы буквально бросили остров Свободы на произвол судьбы, предали его.
        В Джамбе мои проблемы с языком исчезли. Кроме того, так сказать, вторая моя работа начиналась уже здесь. Согласно полученным инструкциям мне предстояло наладить связь с командованием бригады на случай внезапного вторжения юаровцев. Группу советников должны были вывести из окружения кубинские спецназовцы. Договорились под бесчисленные чашки сумасшедше крепкого кофе неожиданно легко. Впрочем, чему тут удивляться? Случись с нами что, им бы здорово нагорело от своих начальников. Еще свеж был в памяти случай с прапорщиком Пестрецовым, попавшим в плен под Нживой. Бедный парень долго мучился в застенках, пока его не удалось обменять.
        Кубинцы загрузили нам ящик чая, несколько пачек кофе, большую коробку крепчайших сигарет «Populares». Мне их особист, с которым завязались самые товарищеские отношения, потихоньку сунул бутылку «Habana-Club» - страшнейшего дефицита здесь. Я отдарился водкой.
        Теперь нужно было ехать совсем осторожно. За кубинскими передовыми постами могло случиться всякое. В БТР мы взяли нескольких анголан и они тут же выставили в бойницы стволы автоматов. Дорога совсем раскрошилась. Здесь воевали и сильно воевали. Часто приходилось объезжать окончательно разрушенные участки. На одном из объездов водитель не удержал тяжелую машину, и она теранулась бортом о ствол дерева. Анголане едва успели отскочить. Майор Женя покатился со смеху: стволы автоматов, торчавшие из бойниц, загнуло под прямым углом. Теперь из них вполне можно было стрелять из-за угла. Больше всех переживал советник начальника артиллерии бригады. Он только что прилетел из Союза и переполнялся армейскими порядками. «Ведь сколько теперь писанины будет!», - причитал он. «Да плюнь ты, - пожалел его Женя. - В бригаде этого дерьма море».
        Стемнело. Мы неторопливо двигались по песчаной колее, ясно видимой в свете фар. Внезапно дорога вильнула в сторону.
        - Смотри, - подтолкнул меня Женя. И повернул лампу-фару, укрепленную на борту.
        В луче ее я увидел совершенно фантастическое зрелище. Огромный шведский грузовик «Скания», просев на обода, походил на решето. Все его борта и кабина были испещрены рваными дырами.
        - Что это с ним? - поразился я.
        - Да вез, понимаешь, боеприпасы, подорвался на мине. Не успели разгрузить, как налетела юаровская вертушка и всадила в него пару НУРСов. Он и загорелся. Грохоту было - на километры.
        Сгоревший грузовик остался позади. Я, покачиваясь на тюках, вел разговор с поваром бригадных советников, Денисом. Имя его звучало именно так, по-русски. «Ша», - говорил он, показывая на пачку чая. «Тэ», - утверждал я. «Нау! Нау!», - махал он руками у меня перед носом. « Ша! Ша!» Чай был мозамбикским и назывался «Mocha», то есть, мозамбикский чай. Если честно, на вкус он был очень ничего. Но название...
        - Все, - сказал Женя. - Это уже бригада. Здесь бояться нечего.
        Лес вокруг песчаной колеи оставался прежним. Однако теперь он был полон вооруженных солдат, танков и автомобилей. Со стороны ни за что бы не углядел такого скопления. Однако юаровские пилоты через приборы ночного видения с большой высоты могли рассмотреть даже огонек сигареты, прикуриваемой в кабине «УРАЛа». Сам видел. НУРС, выстреленный с высоты нескольких тысяч метров не взорвался по какой-то случайности и торчал из крыши кабины оперением наружу. Водитель, кажется, остался заикой на всю жизнь.
        Несколько резких поворотов, потом длинный проезд по тоннелю из кустарника, еще один поворот и, наконец, машины, въехав на небольшую полянку, остановились. Мы были на месте.
        Фары погасли. В окружающей темноте светилось только одно пятно. Вслед за всеми я двинулся туда. Большая полевая палатка стояла под деревьями. Внутри нее горела керосиновая лампа «Петромакс», дававшая света больше, чем стоваттная электрическая лампочка.
        - Вы керосин привезли? - поинтересовался худой маленький человечек в полевой форме.
        - Привезли, привезли, - сказал майор Женя. - А что, в бригаде керосин кончился? И вообще, «Хонду» завести трудно?
        - Да не фурычит она что-то, - смущенно признался человечек. - Уже все пытались починить. И эти суки черножопые керосина не дают, делают вид, что не понимают.
        - М-мастера, - с чувством сказал Женя. - Советники, а также специалисты. Чему вас в Союзе учили!
        - В Союзе «Хонд» нет! - последовало резонное возражение.
        - Принцип-то один! - Женя постучал по лбу костяшками пальцев.
        - Вот раз ты такой умный, то и разбирайся с этим принципом! - разозлился неудачливый ремонтник. - Почта есть?
        - У него и письма, и газеты, - показал на меня пальцем майор. - Знакомьтесь, наш новый переводчик. Он и насчет керосина договорится.
        Действительно, сумка с почтой примерно за месяц была у меня. Письма в этот глухой уголок Африки попадали только с оказией, причем исключительно с советской оказией. Разве можно было доверить весточки от любящих жен и престарелых родителей, оставшихся в Союзе, каким-нибудь кубинцам или, того хуже, анголанам?
        Набежавшие в палатку люди копались в сумке с письмами. Каждый отходил с целой пачкой. Но разрывать конверты не спешили. Ведь кроме писем мы привезли очень многое. И прежде всего - водку. Что бы ни говорили о склонности к выпивке русского человека, именно она помогала и помогает ему пережить все стрессы любой ситуации, даже самой невероятной. Окажись россиянин хоть в джунглях, хоть в Антарктиде, но с бутылкой - гарантирую, выживет. Да еще и выйдет победителем! Это не квасной патриотизм, а убеждение, основанное на собственных наблюдениях.
        Повара Армандо и все тот же Денис быстренько накрыли на стол. Появились привезенные нами нежинские огурчики, «утюги» югославской ветчины, вареный пакистанский рис, американская консервированная фасоль и бессчетные лимоны. По дороге в бригаду мы заезжали на бывшую португальскую, а ныне народную фазенду и за несколько пачек сигарет выменяли три мешка превосходных лимонов. Теперь, душным тропическим вечером, лимоны шли в дело с холодной водой. В углу палатки стоял керосиновый холодильник. Этому агрегату не требовалось электричество. Чего бы, казалось, проще? Стоит керосиновая горелка, гоняет не фреон, а какую-то охлаждающую жидкость и все довольны. Самое то для каких-нибудь диких районов, где лампочка Ильича еще не зажглась. Но в Союзе я такого агрегата не встречал. А «Хондой» назывался японский генератор, размерами не больше портативного телевизора, но довольно мощный. Агрегат был старенький, периодически ломался, и тогда починить его мог только Женя. А когда генератор работал, то давал электричество и для освещения палатки и землянок, и для радиостанции.
        За ужином меня представили официально. Советник командира бригады Иван Семенович, жилистый полковник с резкими чертами лица внимательно посмотрел на меня, кивнул, но не сказал ни слова. Он был в курсе моих полномочий и, похоже, ему это не очень нравилось. Какому командиру понравится, если один из его людей подчиняется ему не полностью? Мне еще предстояло сгладить возникшую неловкость.
        В палатке здесь только питались и проводили совещания. А жили в довольно просторных землянках, перекрытых бревнами. Чтобы не сыпалась сверху земля, потолок был подбит ребристыми жестяными листами. Вход прикрывала маскировочная сеть. В землянках из снарядных ящиков были сбиты столики и табуретки. По стенкам стояло несколько обычных железных кроватей, над каждой натянут марлевый полог - от комаров. Малярия была здесь довольно частым явлением, но мне первый год удалось ее счастливо избежать. Прихватило только на втором, три раза подряд. Мерзейшее ощущение.
        По земляным стенкам бегали жуткого вида пауки, иногда появлялись мыши. И совсем не исключалась возможность того, что заползет змея. Змеи были страшными. Сыворотки не существовало, а после укуса человеку оставалось жить несколько минут, от силы полчаса. Кто-то сказал, что раз есть мыши, то змей в землянке нет. Мы верили, но, как потом оказалось, зря.
        На следующий день я вульгарно заблудился. Бригада располагалась по берегу речушки Кувелай. Была речка узкой, метров двадцати шириной, но достаточно глубокой. В одном месте под водой стояла «Скания», неведомо какими путями свалившаяся в реку и крыша ее не виделась из-под воды. Через узкий каменный мост еще старой постройки можно было попасть в городишко с тем же названием, что и у реки. Имелось в нем всего две улицы без какого-либо покрытия и десятка полтора полуразрушенных домов. Стены их сплошь пестрели выщербинами от пуль.
        День был воскресный, работ никаких не намечалось и ближе к вечеру, прихватив брусок синего хозяйственного мыла, я отправился на речку - постирать свою пропыленную за дорогу «фаплу». Расположился на камне и долго вымывал красную железистую пыль. А когда собрался назад, уже стемнело. Над лесом висел рогами вверх месяц. Дорогу зрительно я запомнил, но одно дело идти по местному лесу днем и совсем другое - ночью. Минут через пятнадцать стало понятно, что направляюсь я совсем не туда. Повернул налево, потом направо и окончательно потерял ориентацию. Паниковать не стал, попытался вспомнить, чему учили на тренировочной базе, но ничего путного в голову не лезло. Подумалось: вот и приключение, которого так хотелось! Хорошо, что через полчаса блужданий я набрел на расположение ангольского батальона. Португальский мой там не поняли, но сообразили, что «камарада асессор» потерял дорогу, и сопроводили до нашего лагеря. Я постарался не распространяться о своем конфузе.
        С месяц все шло нормально. После завтрака советники отправлялись к своим подсоветным проводить занятия. С кем-нибудь из них шел и я. Но помощь моя не всегда требовалась. Кое-кто из офицеров уже нахватался основ португальского языка и мог объясняться вполне сносно. Ангольская армия строилась по образцу и подобию советской, только вот вояки из анголан были никудышные. При первых же выстрелах бросали оружие и разбегались. Изменить положение не представлялось никакой возможности. Вечером, после ужина и бутылки-другой водки все оставались в палатке. Кто-то читал, а большинство играло в «кинга» на вылет. Иногда запускали старенький проектор и смотрели подряд несколько документальных фильмов: «Олимпиада-80», «Москва, Москва» и «Путешествие по Волге». Ностальгия обуревала. Потом расходились по землянкам. Всю ночь лагерь советников охраняли часовые.
        Несмотря на экзотические условия, я старался не прерывать своих занятий. Поднимался пораньше, пока все спали и дневная жара еще не успевала упасть с безоблачного неба и полчаса разминался, нанося удары в пространство. Часовые смотрели на меня с изумлением и восхищением. Пить водку и играть в карты по вечерам не хотелось. Я записывал дневные впечатления в дневник, который взялся вести по приезду в бригаду, а потом читал. В Джамбе по моей просьбе кубинцы притащили из библиотеки стопку книг на испанском. Но попросили непременно вернуть.
        По выходным советники выезжали на пикник. Охлаждали водку в холодильнике, грузили снедь в один из двух имевшихся «УАЗов» и отправлялись на речку. Там любители рыбной ловли закидывали самодельные удочки, терпеливо ждали, когда клюнет. Впрочем, рыба в Кувелае была. Какая-то экзотическая, но вполне съедобная. Из знакомых имелись только сомы, достигавшие порой приличных размеров. Когда не клевало и терпение кончалось, кто-нибудь шел к машине, доставал колбаску взрывчатки, куски бикфордова шнура и алюминиевые карандашики взрывателей. Глушить рыбу лучше всего было именно взрывчаткой, а не гранатами, вопреки распространенному мнению. Раздавалось два глухих удара, вздымались над поверхностью столбы воды и тут же из кустов на противоположном берегу высовывались возбужденные лица солдат. Анголане вечно были голодны, и каждый носил с собой рогатку, чтобы подстрелить зазевавшуюся птичку, потому что за расход патронов наказывали - заставляли рыть ямы под землянки в твердой, как камень почве.
        Мы одобрительно махали руками, и солдаты сыпались в воду. Всплывшую крупную рыбу они бросали на наш берег, а мелочь забирали себе, за труды. На фронте было затишье. Бригада жила размеренной, повседневной службой. Но в конце первого моего месяца в Кувелае произошло чрезвычайное событие.
        Глава 16
        
        В дверь осторожно постучали. Я тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и сказал:
        - Да! Войдите!
        На пороге появился Стас. Он показался мне немного смущенным. Прошел в угол и сел на стоявший там стул с резной спинкой. Я остался лежать, с интересом ожидая, когда он заговорит. Стас откашлялся, не спеша, закурил. Видно было, что предстоит какой-то неприятный разговор, и Стас оттягивает его изо всех сил. Из некоторого садистского удовольствия я не торопил. Наконец он не выдержал.
        - Слушай, ты не знаешь, что с Настей произошло?
        - А в чем дело? - поднял я брови.
        - Ну, понимаешь, она какая-то не такая.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Мы с ней, как бы это сказать... давно знакомы.
        - То есть, спите, - уточнил я.
        Его моя прямота немного покоробила. Но отрицать очевидное было бы глупо.
        - Да, случалось.
        Я начал догадываться, в чем тут дело.
        - А теперь, надо полагать, она тебя прогнала.
        Он сокрушенно вздохнул. Потом поднял на меня взгляд.
        - У вас с ней ничего не было?
        Какого черта, подумалось мне. Настя ничего ему не рассказала, а с какой стати я буду правду выкладывать?
        И отрицательно покачал головой. На душе скребли кошки. Стас, в принципе был неплохим парнем, иначе его не взяли бы в спасы. А теперь в нашей маленькой группе, сведенной вместе чрезвычайными обстоятельствами, могла запросто образоваться трещина. Только этого еще не хватало! Где появляется женщина, там обязательно что-нибудь дурацкое происходит. Надо будет с Настей переговорить, чтобы она парню голову не морочила. Хотя бы в нынешнем своем обличие.
        Я постарался успокоить Стаса разговорами о том, что дело нам предстоит трудное, понадобятся все силы. Да и девушка чувствует себя не очень удобно в чужом теле. В действительности я совсем не был в этом уверен. Но коллегу моего объяснения удовлетворили и успокоили. Святая простота! Вечно мы ищем простых решений, хотим, чтобы нам все объяснили, разложили по полочкам. Тогда и будет покой в душе. А если не объяснят и не разложат, то будем страдать и маяться. Оно нам надо?
        Мы еще немного поговорили со Стасом о том, как будем действовать в Чечне. Прижав палец к губам, я показал ему жестом, что в комнате могут быть подслушки и откровенничать не стоит. Он понял, и разговор наш касался только общих мест. Стас рассказал, что он действительно воевал в Грозном и вообще на территории республики. Знал он тамошние места достаточно хорошо, и я порадовался, что взял его в нашу команду. Неизвестно, как повернутся обстоятельства, знакомый с местностью человек может очень пригодиться. Тем более, со спасовской подготовкой.
        Беспокоил меня только один аспект нашего будущего вояжа. О нем не было известно никому. И в первую очередь - Мусе. Нам предстояло ехать в буквальном смысле в никуда. Я не знал, где хранились эти проклятые чемоданчики. В момент перехода информация о местоположении хранилища осталась в мозгу клиента и теперь извлечь ее оттуда было невозможно. Не обращаться же к Хромову и его соратникам: «Люди добрые, повторите полковнику, куда спрятали компактные ядерные устройства!»
        Муса ни в коем случае не должен был знать о моей некомпетентности. Да и коллегам говорить пока не стоило. Оставалась скромная надежда, что на месте, когда пересечем границу с Чечней, память проснется и подскажет, куда именно надо ехать.
        Ужинали мы втроем. Лакей доложил, что хозяин отбыл по делам и просил его не ждать. Ну что же, нам было только легче в его отсутствии. Некоторая натянутость в отношениях Насти и Стаса сохранилась, но видно было, что они заключили какое-то мирное соглашение и стараются его придерживаться. Вот и славно, решил я. Но с Настей все же поговорить следовало.
        Однако разговора не получилось. Когда я после ужина заглянул к ней в комнату и осторожно повел речь о том, что надо исключить этот любовный треугольник из наших отношений, чтобы не вредил делу, девушка сначала заверила, что обузой она не будет, станет помогать изо всех сил, а потом послала меня подальше открытым текстом. Когда я, ошарашенный, вылетел за дверь, мне показалось, что Настя плакала, уткнувшись в подушку. Может, только показалось. На следующий день Муса все еще не вернулся. Мы слонялись по дому в ожидании. Я забрел в библиотеку, вытащил романчик Кинга, попросил лакея принести пива похолоднее, и погрузился в чтение. Чем занимались остальные, меня не интересовало. Все было обговорено, чего воду в ступе толочь?
        К ужину, наконец, явился Муса. Он был оживлен, даже пытался шутить. Мы поняли, что сейчас последуют окончательные инструкции. Хозяин стола промокнул губы салфеткой, отложил ее в сторону и удовлетворенно потер ладони.
        - Как я понимаю, вы готовы действовать? Вот и отлично. Вылетаете завтра. Чтобы не привлекать внимания, в Крестополь полетите обычным рейсовым самолетом. В аэропорту вас встретят. Предоставят подробные карты, качественный транспорт. Мои люди полетят вместе с вами. И из Крестополя двинетесь все вместе дальше.
        - А оружие? - подал голос Стас.
        Муса развел руками.
        - Вот оружия вам не полагается. Мои ребята будут вооружены, а вы в случае необходимости действуйте голыми руками. Поймите, зачем неприятности, если машины остановит и обыщет милиция, которой там сейчас чрезвычайно много. Моих людей и то вооружат только на границе с Чечней. Но в республике они будут под моим прикрытием, а если вас с оружием задержат тамошние власти или, не дай Бог, люди какого-нибудь независимого полевого командира? Убьют ведь, и хорошо, если сразу, на месте. Так что, не обессудьте, пулемета вам, ребята, я не дам.
        И он довольно глупо хихикнул.
        - Тоже мне еще, Верещагин, - скривилась Настя. - А если нас там, безоружных, поубивают?
        - Ну, господа, я все-таки имею представление о вашей подготовке. Кроме того, надеюсь, опасных ситуаций не случится. Мое слово даже там имеет вес. Хотя и в определенных пределах.
        - Ладно, оставим эту тему, - прервал я его. - Что-то еще имеете нам сказать?
        - Только одно. Вам следует поторопиться. Сроки поджимают, да и товарищам вашим сидеть здесь не очень приятно, согласитесь.
        Да уж, это был убийственный аргумент. А еще нам очень хотелось вернуть собственные тела. С тем и разошлись по комнатам.
        Когда я уже собирался ложиться спать, в дверь коротко стукнули и давешний лакей положил на стол небольшой конверт. В нем оказались наши паспорта и билеты на рейс Москва-Крестополь. У Стаса был его собственный паспорт, Настя оставалась Ларисой Малявиной, а я стал Александром Твердохлебовым, проживающим в Москве на Малой Бронной. Ну и фамилия! Специально, что ли, Муса ее выбирал? Фотография была моей, и выглядел документ слегка потертым. Оставалось надеяться, что подлинность его не поставят под сомнение на каком-нибудь контрольно-пропускном пункте.
        Среди ночи я проснулся от ощущения, что в комнате кроме меня есть еще кто-то. Осторожно приоткрыв глаза, я обнаружил, что рядом с постелью в одних узких трусиках стоит Настя. Предупреждая негодующие слова, она прижала ладонь к моим губам, прошептала:
        - Молчи, молчи, не сейчас. Я Лариса, а не Настя. Потом со Стасом решим, когда снова стану собой. А сейчас я к тебе хочу. Я Лариса, молчи...
        Вот и пойми их, женщин. Сначала посылает подальше, а потом сама приходит. Я ведь действительно знал ее только Ларисой...
        Во Внуково мы отправились рано утром на двух «Ниссанах». Муса провожать нас не поехал, только еще раз напомнил перед отъездом, чтобы поторопились со своей миссией. «Сами знаем», - хмуро ответил я. В надсмотрщики и сопровождающие он определил нам трех довольно приличного вида парней, не качков с бритыми затылками, а спокойных ребят, которые уж наверняка знали свое дело. Только один походил на кавказца, остальные выглядели типичными русаками. Они коротко представились: «Саша», «Леша», «Борис».
        Паспортный контроль прошли без проблем. Рейс почти не задержали и уже через полчаса после того, как мы уселись в полупустом салоне, самолет поднялся в воздух. Лететь предстояло около двух часов, недолго. Я откинул спинку кресла и смежил веки. В моем сознании опять проснулись воспоминания.
        
        
        
        Глава 17
        
        Тот день в бригаде был самым обычным. После завтрака все разошлись по своим подразделениям. Меня Иван Семенович отдал капитану Володе, советнику командира батальона. Закинув на плечи автоматы, мирно беседуя, мы отправились к передовой линии охранения, где нас должен был ждать Володин подсоветный. Автоматы приходилось с собой таскать обязательно. У нас на поясах висели подсумки с тремя запасными рожками. А, кроме того, у меня в обрезанной кобуре имелся «ПМ» предусмотрительно выпрошенный у кубинцев в Джамбе. Пистолеты были жутким дефицитом и их старались достать любыми путями. Ребята в бригаде мне завидовали и уговаривали в следующую поездку просить «макаровы» и для них.
        Пройдя линию окопов, подсоветного лейтенанта мы не обнаружили. Кое-как удалось узнать у солдатиков, что да, был, проходил, но где сейчас - неизвестно.
        - Вот же баран! - сплюнул Володя. - Вечно с ним такая история. Наверняка, зараза, забрался куда-нибудь в тенек и пиво дует.
        Накануне в Кувелай по сохранившейся железнодорожной ветке каким-то чудом прорвался состав из двух вагонов и груз одного из них наполовину состоял из пива и пятилитровых оплетенных бутылей португальского красного вина. Обещали выделить и советникам, но пока не спешили обещание выполнять.
        - Давай разделимся и поищем, - предложил я. - Ты левее бери, а я правее пойду. Потом встретимся.
        Так и решили. Хитроумный лейтенант действительно мог присесть с приятелем в тени и потягивать «Нокал», довольно неплохое пиво из Лубанго. Через десяток шагов я уже потерял Володю из виду, и беззаботно шагал под палящим солнцем, надвинув козырек камуфляжной кепки на глаза. Вскоре жара должна была уменьшиться, приближался сезон дождей. Тоже не очень большое удовольствие. Думал я о чем-то своем и, обходя очередной куст, едва не налетел на незнакомого солдата. Сначала мне показалось, что это тот самый лейтенант, но сразу же понял, что ошибся. Во-первых, обмундирование его было очень потрепанным, на ногах какие-то рваные кеды. А во-вторых (и это было самым главным) на плече у него стволом вниз висела автоматическая винтовка «Хеклер и Кох» модели G3. Солдаты в бригаде были вооружены «калашниковыми». G3 могла быть только в подразделениях народного ополчения ОДП, но они носили форму оливкового цвета. И тут меня словно ударило: УНИТА!
        Да, передо мной был самый настоящий унитовец, неведомо какими путями забредший на передовые позиции злейшего врага - бригады ФАПЛА. А самое плохое, что винтовка его висела на правом плече, в то время как мой автомат болтался на левом, заброшенный за спину. Это только в кино герой резко выхватывает оружие и начинает палить по чем зря, валя врагов пачками. В жизни все сложнее.
        Несколько секунд мы ошарашено смотрели друг на друга. Лицо парня лоснилось от пота. Видно было, что идет он давно и устал. Но унитовец тоже очень быстро понял, кто перед ним. Рука скользнула к винтовке, и ствол ее пополз вверх. На раздумья мне времени не оставалось. И я прыгнул с места, нанося обеими ногами удар ему в грудь. Противник покатился по траве, не выпуская, однако, оружия из рук. А я, сгорбившись, одним движением дернул застежку кобуры, вырвал пистолет и, сдвинув предохранитель, выпустил в него весь магазин. Патрон у меня всегда был в стволе. Больше половины пуль попали в тело на земле. Может быть, это было и убийством. Но мы находились на войне и у противника имелось не менее смертоносное оружие, чем мое.
        Я стоял, тяжело дыша над мертвым унитовцем, вытирая рукавом обильно вспотевший лоб и судорожно сжимая в ладони рукоятку пистолета. Затвор отошел назад, так там и остался. Обнажившийся ствол выглядел бы тонкой безобидной трубкой, если бы еще не дымился сгоревшим порохом. Из-за кустов с автоматом наперевес вылетел Володя. Увидев меня, он испуганно вскинул оружие, но тут же узнал.
        - Кто стрелял? Что случилось?
        Я молча махнул пистолетом в сторону убитого. Капитан осторожно подошел к телу, наклонился, всматриваясь. Распрямился и трясущейся рукой полез за сигаретами.
        - Ну, ты даешь... А без стрельбы нельзя было?
        Выщелкнув из пистолета опустошенную обойму, я вставил на ее место новую, отпустил затворную задержку. На душе у меня было неспокойно, но тревоги не ощущалось. Что сделано, то сделано, и жалеть об этом уже поздно. - Как видишь, не получилось. Иначе он меня бы шлепнул.
        Володя задал вопрос, который мучил и меня.
        - Ты уверен, что это унитовец?
        - Хрен его знает. Похоже. Стрелять он точно собирался.
        Если я застрелил солдата правительственных войск, неприятности могли быть очень большими. Конечно, на местный суд меня бы не отдали, да и до своего не допустили. Один полковник, упившийся до зеленых чертей, прямо в миссии убил офицера-анголанина, потому что ему почудилось, будто тот вербует его в ЦРУ. Полковника кое-как скрутили, забросили в самолет, выехав прямо на взлетную полосу. На следующий день он уже летел в Москву. И что? Всего лишь уволили из армии. Здесь тоже мог быть вариант, что на моих приключениях в Африке поставят жирный крест. Возвращаться задрипанным переводчиком в конструкторское бюро? Не хочу!
        Словно из-под земли возник тот самый ангольский лейтенант, которого мы разыскивали, а с ним еще несколько солдат. Лейтенант подошел к убитому, небрежно тронул его носком ботинка и объявил свой приговор:
        - УНИТА!
        У меня отлегло от сердца. Значит, я все сделал правильно. Медали не дадут, но и наказывать не за что.
        Не знаю, какими путями известие о моем поединке достигло лагеря, но не успели мы пройти и половину пути, как рядом с нами затормозил «УАЗ» с самим Иваном Семеновичем за рулем.
        - В машину! - скомандовал он.
        На стол в обеденной палатке легли два листа бумаги и шариковая ручка.
        - Подробно все опиши, внизу число и подпись.
        Я покорно стал водить ручкой по бумаге. Написал, что была прямая угроза моей жизни, что защищался, был уверен, что передо мной противник. В общем, правду, не привирая. Лгать не было необходимости. Обозвал этот опус рапортом и вручил Ивану Семеновичу. Тот прочел, хмуро кивнул и спрятал листки в папку.
        А конец этой истории был и вовсе неожиданным. Советник начальника штаба бригады, майор Леонид Лаврович, большая сволочь, который с первого дня пытался меня подмять разнообразными способами, заглянул к нам в землянку. Хитро подмигнул, доставая из кармана бутылку водки.
        - Иван Семенович выделил из собственных запасов. Для снятия стресса. Это ведь первый у тебя?
        - Первый, - сознался я.
        - Вот и откупоривай. Чтоб по ночам не снился.
        Естественно, пришлось налить и Лавровичу. К тому времени водка, привезенная из Луанды, уже закончилась. Оставался только стратегический запас у нашего старшего. А надежды на часть груза прорвавшегося вагона пока не оправдывались.
        Я вливал в себя степлившуюся, обжигающую горло жидкость и прислушивался: есть у меня стресс или нет? Никакого раскаяния не ощущалось. Если бы я не убил этого черного урода, то он непременно уложил бы меня, такого молодого, симпатичного, полного планов и надежд. Ну, и кому это надо? Нет, решительно я был прав, стреляя первым.
        Приходилось убивать и потом, но кошмары мне никогда не снились.
        А вот страшно бывало. Новый советник начальника артиллерии взялся за дело ретиво. Гонял подсоветного и в хвост, и в гриву, проводил имитационные стрельбы. Потом дело дошло до боевых. Не знаю артиллерийской премудрости, но для каких-то целей понадобилось, чтобы ночью с вершины небольшой горы Шивейи, что находилась достаточно далеко впереди боевого охранения, были запущены вертикально вверх две сигнальные ракеты. На самой макушке там стоял каменный геодезический знак. Отрядили для этого дела заместителя начальника артиллерии и меня, наверняка не без участия Лавровича.
        Когда стемнело, мы сели в верный «УАЗик» и при свете закрытых маскировочными шторками фар отправились. Дороги, естественно, не было никакой. Приходилось петлять по высокой траве среди холмиков термитников, сооружений из бетона, похожих на противотанковые надолбы. Если бы машина налетела на такой муравейник, мало нам не показалось.
        Добрались благополучно. Вскарабкались, подсвечивая себе путь фонариками, по пологому склону, нашли камень. А когда стрелки на часах сошлись на двенадцати, пустили одну ракету, за ней другую. Огненные шарики со свистом ушли вверх, расплылись маленькими солнцами. Мы собрались уже уходить, когда сквозь темноту ночи послышалось тонкое зудение. Ничем иным, кроме юаровского вертолета, это быть не могло. А как тамошние летчики стреляют, было слишком хорошо известно. Со всех ног мы кинулись вниз, не зажигая фар, рванули машину к своим позициям. «Рванули», пожалуй, слишком сильно сказано. Помня о термитниках, нам приходилось ехать черепашьим шагом, чуть ли не ощупывая перед капотом дорогу. Вот тут стало по-настоящему страшно. Я резко крутил баранку, едва успевая свернуть перед очередной, возникавшей в серой мгле, черной тенью. И одновременно мы оба прислушивались - не усилилось ли смертоносное жужжание. До сих пор не понимаю, как удалось не угробить машину и самим добраться целыми. Вертолет хоть и приблизился к позициям бригады, но огня на этот раз не открывал. Может быть, разведчиков высаживал.
        Но бывало и смешно. Однажды Женя вдруг захотел куриного супа. Питались мы в основном консервами, свежего мяса не было. Только раз позвонили из штаба бригады и предложили приехать за говядиной. Но, посмотрев, как на берегу реки привязанную за рога к дереву черную худую телку анголанин забивал топором на длинной ручке, мяса нам что-то расхотелось.
        А тут наш повар Денис рассказал, что в окрестных кимбах - маленьких деревушках - на рис и сахар можно выменять курицу или даже две. Споро собрались, взяли продуктов на обмен, Дениса в качестве переводчика с местного наречия и меня - с португальского. Попетляв по зарослям, добрались до одной из кимб. Домишки здесь были как в каменном веке - сучья, воткнутые кругом и покрытые сверху длинными пучками травы. Укрывать они могли только от солнца, но не от местных ливней.
        Население высыпало нам навстречу. Долго шел торг, Денис несколько раз делал вид, что мы уезжаем, но потом сговорились. Что-то странное было в поведении этих полуголых людей. Начали ловить понравившуюся нам курицу. Птица проявляла чудеса ловкости и увертливости, и в охоте приняли участие почти все жители деревни. Гоняясь за ней, завалили две хижины, и еще одна готова была вот-вот рухнуть. Жителей это ничуть не волновало. Женя, тоже заметив некоторую странность аборигенов, приглядевшись к ним воскликнул:
        - Да они же все пьяные!
        - Не может быть, - усомнился я.
        - Точно я тебе говорю! В дребадан!
        Призвали разрешить наш спор Дениса. Оказалось, Женя был прав. На берегу мелкой речушки стоял самогонный аппарат самой примитивной конструкции, но поражавший своими размерами. Он был сделан из бочки, на боку которой еще просматривалась знаменитая ракушка и надпись «SHELL». Аппарат работал круглые сутки, выдавая слабоградусный мутный самогон - канему. Но и его хватало спившимся до основания жителям деревни, чтобы постоянно быть навеселе и относиться к тяготам жизни наплевательски. Причем, пили все - от детишек, до стариков. Какое-то извращенное подобие рая.
        Наконец пришла мне пора браться за настоящее дело. Сначала поступила шифрограмма из Лубанго, а за ней нагрянули и гости - дальняя кубинская разведка - четверо здоровенных улыбчатых парней и с ними таких же размеров лейтенант, но поведением посерьезнее. Это был не первый случай, когда разведчики, отправлявшиеся за линию фронта, ночевали в нашем лагере. Мне вспомнилось их появление через несколько дней после моего приезда в бригаду. Тогда накрыли общий стол, ведомый сверхъестественным чутьем тут же появился комиссар города Кувелая, падкий на халяву. Кубинцы уже набрались португальских фраз, а я еще нет. Тосты приходилось переводить по цепочке. Встает анголанин, говорит, сидящий со мной рядом кубинец переводит на испанский, а я уже - на русский. Потом все в обратном порядке.
        В это раз большого застолья не затевали, посидели узким кружком с минимумом спиртного. Из Лубанго я получил приказ идти вместе с кубинцами в Намибию. У них кроме разведки была задача постараться захватить кого-нибудь из юаровских офицеров - для последующего обмена на пленных кубинцев. Советских на данный момент захвачено не было, но интересовались наши разведчики, как же действуют в таких ситуациях младшие братья. Вот и вменялось мне в задачу сопровождать, содействовать, а потом представить подробный рапорт. От кубинцев это не скрывалось, а они и не были против. Вместе, так вместе. Иван Семенович вообще-то был недоволен таким оборотом дел, но приказ есть приказ, его не обсуждают. Обычно неразговорчивый и осторожный, этим вечером он не отпускал меня ни на шаг, наставлял и поучал, чтобы я без надобности не высовывался, под пули не лез, храбрость свою не выказывал и вообще был пай-мальчиком, вручил свой острейший тесак, правда, с тем, чтобы я его потом вернул. Как гарантию, что вернусь и сам. Я согласно кивал и не перечил. Мыслями я уже был там, в лесах, которые по мере продвижения к югу сначала
редели, а потом разливались необыкновенной густотой.
        В целях маскировки нас вооружили теми самыми G3, камуфлу выдали поплоше. Я вместо тяжелых ботинок нацепил зеленые кеды, чтобы легче было идти. А в случае чего - и убегать. За унитовцев наш маленький отряд вряд ли мог сойти - среди кубинцев было только два черных. Но мало ли кто шляется в прифронтовой полосе? Загрузили в рюкзаки небольшой запас продуктов, фляги с водой. Каждый положил в набедренный карман индивидуальные перевязочные пакеты и обеззараживающие таблетки. Мануэль, блондин со смуглой кожей, с которым мы особенно сошлись, по секрету шепнул, что можно было консервы и не брать, на той стороне жратвы - навалом.
        У лейтенанта был с собой еще миниатюрный фотоаппарат. Рацию брать не стали, потому что не знали, на сколько идем, и в случае чего никто нам помочь не смог бы. Если все обойдется - сами выберемся. На всякий случай я написал родителям письмо и попросил Женю отправить его, если не вернусь. Он улыбнулся, стукнул меня по спине.
        - Не дрейфь! Все будет в порядке, я кубинцам верю, не подведут.
        - Я тоже верю, но, знаешь, человек предполагает...
        Нервы теребило какое-то знобкое ощущение. Как перед прыжком с парашютом, когда самолет взлетел и знаешь, что отказаться прыгать уже не сможешь. Кубинцы вели себя уверенно, они бывали ТАМ и вернулись. Я старался держаться им под стать.
        Иван Семенович поехал нас провожать. Но у передового охранения лейтенант, которого звали Серхио, попросил его остаться - незачем и ему еще рисковать. Не дай Бог, какие-нибудь бродячие унитовцы засаду организуют. Наш старший внял, пожал всем руки, пожелал удачи, а мне шепотом повторил, чтобы не высовывался. «УАЗ» проехал еще немного, потом мы, повинуясь тихой команде, соскочили с него и растворились в лесу.
        Хорошо, что я некоторое время провел в здешних условиях. Теперь уже продвижение среди местного кустарника не составляло большого труда, несмотря на ночь. Ярко светили звезды, луна, почти полная висела высоко над головой. Мы цепочкой быстро шли вперед. Минные поля, которыми бригада прикрывалась от противника, остались позади. За ночь нам нужно было как можно дальше углубиться на территорию «временно оккупированную ЮАР». Это было легко. Регулярных войск здесь не было, патрули почти не появлялись. Вопреки шуму, поднятому властями Луанды, юаровцы старались без нужды не соваться на ангольскую землю. Им и Намибии хватало. Столкнуться мы могли только с каким-нибудь подразделением УНИТА. Но партизаны чувствовали себя в этих местах в безопасности и вряд ли даже выставляли караулы.
        Ох, и досталось мне в ту ночь! Сам в неплохой физической форме, я сильно уступал кубинцам. Они жили и тренировались только для такой работы, я же занимался и другими делами. Несколько часов мы почти бежали вперед и вперед. Меня поставили предпоследним в цепочке - чтобы не отставал. К утру я двигался только на самолюбии. Когда небо посветлело, Серхио подал знак остановиться. Мы вышли к невысокой скальной гряде, разрубленной во многих местах глубокими трещинами. У одной такой трещины мы и расположились. Ребята, довольные жизнью и казавшиеся совсем не уставшими, расспрашивали меня о самочувствии. Я через силу улыбался и показывал большой палец. «Фапла» промокла от пота насквозь. Подумалось: «Килограммов пять сбросил, не меньше».
        У скал нам предстояло провести весь день. Вряд ли какой-нибудь сумасшедший юаровец, годный для последующего обмена мог забрести сюда. Идти предстояло еще долго. Серхио отослал двух человек наблюдать за окрестностями. Мы наскоро перекусили и растянулись в тени. Пришлось немного поспорить с командиром группы. Он не хотел, чтобы я наравне с остальными нес дозор. Кое-как убедил. Мне важно было самому себе доказать, что могу выдержать все напряжение рейда, не свалюсь.
        Проснулся от легкого прикосновения. Была моя очередь дежурить. Мануэль отправился к левому краю скальной гряды, я вскарабкался наверх и залег там в небольшом углублении. Рядом положил флягу с водой, прикрыв ее камуфляжной кепкой от солнца. Кепку пришлось одолжить у кубинцев, потому что моя и самому была нужна.
        Медленно осматривая в бинокль окрестности, я лишний раз убеждался, что людей здесь нет. Когда-то даже в этой, бедной растительностью местности, попадались деревушки. Потом тут много раз проходили войска и те из аборигенов, кто остался в живых, предпочли убраться в другие районы. Да и животные ушли туда, где потише. Еще совсем недавно тут могла попасться парочка слонов или небольшое стадо паланки - длиннорогой газели. Но голодная солдатня слишком настойчиво за ними охотилась. В военной зоне это не считалось браконьерством. Правда, охотиться нужно было с умом. Несколько человек обнаружили слона и решили подстрелить его из гранатомета. Прямое попадание, конечно же, свалило бы серую громадину. Но солдатики были никудышные, стреляли плохо, и граната только задела слоновий бок. Гигант разъярился и кинулся на охотников. А те, вместо того, чтобы перезарядить гранатомет и пальнуть еще раз, попытались отстреляться из автоматов. Ничего, естественно, не вышло. Троих слон растоптал, а двум все же удалось убежать.
        Время тянулось медленно. Глаза слипались, солнце палило немилосердно, деревья покачивались в горячем мареве. И ничего не происходило. Я ухитрился не заснуть и выдержал все три часа. Потом меня сменили. Стрельнув крепкую сигаретку, чтобы взбодриться, я стал приставать к Мануэлю с расспросами о предыдущих выходах на чужую территорию. Кубинцы вообще словоохотливы, у них даже специальный термин есть для пустого трепа, длящегося часами - «ходер», что в прямом переводе равнозначно нашему, как бы это помягче сказать... «звездоболить». Но на этот раз лишнего слова из хитрого разведчика нельзя было вытянуть. «Пошли, посмотрели, послушали и - назад». Несомненно, до Виндхука добираться мы не собирались, нечего там делать. За Нживой, которая в португальские времена называлась Перейра-ди-Эса, уже можно было искать подходящего случая. Кроме того, готовящееся вторжение обязательно выдаст себя массовым присутствием техники и солдат. Нет оживления - значит, в ближайшее время плохого ожидать не стоит.
        Беспокоило меня то, что после захвата пленного или пленных непременно случится шум, за нами будут гнаться, поднимут в воздух вертолеты. Вот когда побегать придется! Участие в рейде уже начинало казаться мне авантюрой. Но груздем я назвался, следовало безропотно полезать в кузов. Когда жара под вечер спала, двинулись дальше. Теперь темп был пониже. То ли мы сейчас должны были идти с большей осторожностью, то ли парни берегли меня, неопытного. Приставать с расспросами не хотелось. Опять отделаются общими словами.
        И на следующий день было то же самое. С той разницей, что удобных скал не нашлось, пошли солончаковые почвы, и пришлось отрывать неглубокий, но просторный окопчик под более-менее развесистым кустом, укрываться в нем. Жара начала спадать. Приближающийся сезон дождей давал о себе знать. Это пока было единственной хорошей новостью. Придвинувшись ближе к Серхио, я поинтересовался, сколько, по его мнению, нам еще предстоит идти. Он рассмеялся.
        - Устал?
        - Есть немного, - признался я.
        - Не горюй, еще пару дней придется топать.
        Кубинский лейтенант ошибся. У нас оставалась всего одна ночь пути. Но вот потом...
        Если бы мы продолжали двигаться по прямой, то на нашем пути непременно оказались более-менее крупные поселки, как следовало из достаточно подробной карты, имевшейся у Серхио. Но мы забирали к востоку и обходили населенные пункты стороной. Поиск планировался свободным, то есть, определенной точки, до которой нам необходимо было добраться, не устанавливали. Юаровские солдаты появлялись в этом районе нерегулярно, и приходилось надеяться только на удачу, потому что даже предположительно мы не знали, где могут находиться посты противника.
        Снявшись с места на закате, мы двинулись вперед все в том же размеренном ритме. К утру вышли на берег небольшой речушки, не пересыхавшей в жаркое время года. Двое охраняли, а остальные купались. Это было наслаждением - смыть с себя пот и грязь предыдущих дней. И хотя реки такие полны всякой микроскопической живности, которая так и норовит проникнуть в тебя, желание искупаться пересилило опасность. Командир недолго выслушивал наши уговоры, потом кивнул: «Bueno! « и мы полезли в воду. Плавали осторожно, без шума и визга, которые обычно поднимают люди, добравшиеся до воды. Измученное тело сладко ныло в свежих, не успевших еще согреться под солнцем, речных струях.
        Но, оказалось, что не только нам нравятся прохладные утренние купания. Один из часовых - Леон, негр с очень светлой кожей, тихонько свистнул. Мы тут же выскочили на берег, лихорадочно оделись. Серхио поднял руку вверх. Прислушавшись, можно было различить жужжание автомобильного мотора. Оно усиливалось, машина шла сюда. Невдалеке из земли торчало несколько гранитных валунов. Мы укрылись за ними и, сняв винтовки с предохранителей, напряженно стали ждать. Вскоре стало понятно, что едет не одна машина. А потом среди редкого кустарника появился «лендровер», за ним другой, третий. И все они были заполнены юаровцами. Я впервые видел противника так близко. Молодые ребята в большинстве своем черные, только трое или четверо - европейцы. Наверняка они были из батальона «Буффало», где служили в основном негры, по преимуществу намибийцы, но вымуштрованные белыми юаровскими инструкторами. Вояки они тоже были поганые. Тем не менее, ангольские бригады разгоняли с легкостью.
        Автомобили остановились примерно у того же места, где до этого купались мы, и солдаты с веселыми криками, на ходу скидывая обмундирование, устремились к воде. На своей земле им бояться было некого. Они плюхались в реку, поднимая столбы брызг, обливали друг друга, в шутку топили, в общем, резвились, как могли. Я обернулся к Серхио, вопросительно поднял брови. В ответ он едва заметно покачал головой. Солдат было человек пятнадцать, часовых они не оставили и если напасть внезапно, то большинство мы могли бы перебить в воде, не дав выбраться на берег, к оружию. Но интенсивная стрельба могла всполошить их товарищей в лагере, которых находился наверняка не очень далеко отсюда. И тогда нам точно пришел бы конец. Загонят, как каких-нибудь хищников. Оставалось только сидеть и надеяться, что нас не заметят. Ничего, свое мы возьмем позже.
        Один из солдат вылез, наконец, из воды, покопался в кабине первого «лендровера» и неожиданно затрусил в нашу сторону. Мы замерли, боясь пошевелиться. Мануэль осторожно потащил из ножен огромный нож. Но применить его не пришлось. Солдатику просто приспичило присесть и облегчиться. Мы слышали, как он кряхтит в нескольких шагах от нас. Дело у него продвигалось медленно. Мне вдруг неудержимо захотелось чихнуть, и я яростно стал тереть переносицу. Помогло, удалось удержаться. Юаровец, наконец, справился с задачей, удовлетворенно что-то пробормотал и вернулся к товарищам.
        Мы опасались, что буффаловцы решат устроить тут небольшой пикник, начнут закусывать, шляться по окрестностям. Но побултыхавшись еще немного, они вытерлись роскошными махровыми полотенцами, оделись и укатили. Утирая вспотевшие лбы, мы вышли из-за нашего укрытия.
        - Mierda! - сказал Мануэль. - Они даже задницу зеленой бумагой подтирают. Для маскировки!
        Остальные облегченно заржали. Опасности мы только что избежали нешуточной. Нам совсем ни к чему было сейчас вступать в бой и открывать свое присутствие.
        Отойдя немного вверх по реке, мы устроились в тени огромного баобаба. Пора было позавтракать и обсудить положение. Как бы там ни было, а эти вояки попались нам очень вовремя. Теперь не имело смысла идти глубже. Оставалось только найти их лагерь, дождаться ночи и действовать соответственно заданию. Там все будет зависеть от нашего умения. На том и порешили. Группа перешла на особый режим. У баобаба остались четверо. Леона и Поля - двух чернокожих - Серхио отправил на разведку с приказом не светиться и узнать только самое общее: как далеко от нас юаровский лагерь, сколько там по предварительной прикидке людей, каков режим караульной службы. Эти двое могли сойти за унитовцев, по крайней мере, издалека. Ну, а приближаться к лагерю вплотную им было совсем не обязательно.
        Серхио и еще один спецназовец легли спать, а мы с Мануэлем остались караулить. Через два часа разведка еще не вернулась, но мы и не ждали ее так скоро. Растолкали спящих, и сами улеглись на их места. Отключился я сразу, успев только пожалеть, что с собой нет зеркала. Интересно, как я выгляжу после такого марш-броска? Образина, наверное, жуткая. Хорошо, что родители меня не видят сейчас. Странные мысли для человека, находящегося в глубокой разведке на территории противника и едва ли не каждую минуту рискующего жизнью. Впрочем, я уже перешел за грань страха и воспринимал этот рейд как тяжелую, но необходимую работу, которую нужно сделать наилучшим образом. На войне, как на войне.
        Едва закрыв глаза, я тут же почувствовал, что меня толкают в бок. Два часа пролетели, как мгновение. Пора было заступать на пост. Вспомнилась служба в Туркмении. Те же самые дела: только разоспишься, как уже будят. Эхе-хе, жизнь наша солдатская...
        Опять пришлось таращиться в окружающее знойное марево. Конечно, жара была не такой жуткой, как неделю назад, но все равно после короткого сна чувствовалось некоторое одурение, а «фаплу» можно было выжимать, так обильно тек пот у спящего.
        К концу моего дежурства явились, наконец, разведчики. Сказали, что все в порядке, но им нужно немного отдохнуть. И завалились в тенек. Выглядели ребята действительно очень усталыми. Проснувшийся вскоре Серхио только спросил меня о том, что они успели сказать, но будить не стал. Нам всем перед ночью нужно было набраться сил. Хотя полной уверенности, что действовать будем сегодня, у меня не было. Сначала предстояло все как следует разузнать, оценить опасность, потом уже приступать.
        Проснулись все окончательно еще до заката. Надо было готовиться. Разведчики доложили о своих наблюдениях. Юаровский лагерь находился километрах в четырех от реки. Несколько сборных домиков, окруженных изгородью из колючей проволоки, одна наблюдательная вышка с пулеметом и прожектором. В лагере примерно двадцать - двадцать пять человек. По четверо на одном «лендровере» выезжают на патрулирование. Рядом с лагерем проходит асфальтовая неширокая дорога. Движения по ней практически нет.
        Караульная служба поставлена плохо. Вдали от командиров солдатики явно манкируют своими обязанностями. Да и кого им бояться? СВАПО, насколько мне было известно, в последние месяцы активных действий не вела, а немногие представители АНК - юаровской партизанской организации, шеф которых Нельсон Мандела, который год сидит в тюрьме, для диверсионных актов пробираются из своего лагеря в Анголе другими путями. Так что буффаловцев можно понять - разморило от безделия. Ну что же, нам это было очень кстати.
        Захватывать простых солдат смысла не имело. Нет, пленных кубинцев обменяли бы и на солдат. Но офицеры были бы гораздо весомее, особенно белые. А белых в лагере имелось двое.
        - Вот их бы и взять! - размечтался Мануэль.
        Серхио строго глянул на него, и сержант сразу подобрался.
        - Только без обычных твоих штучек! - сказал лейтенант. - Надо действовать по возможности без шума. Нам еще назад возвращаться. И не одним.
        Имелись в виду не только будущие пленные, но и я. Но обижаться не стоило, ведь они меня почти не знали. А Мануэль, видимо, имел лихую репутацию. Среди разведчиков обязательно встречаются такие. Они делают то, что не могут выполнить другие, залезают в самое пекло. И гибнут, как ни странно, реже прочих, более осторожных. Может, Бог их любит?
        Свои обязанности в деле каждый знал досконально. Мне же посоветовали не лезть «поперед батьки в пекло». Хотя по-испански это звучало совсем не так. И мы двинулись к лагерю. Примерно за километр остановились и стали подбираться уже на корточках, а кое-где и ползком. Нельзя было забывать о часовом на вышке. Примерно на сто метров вокруг забора из колючей проволоки кустарник был вырублен. Ночью пустое пространство наверняка освещалось прожектором. Территорию лагеря мы изучали во все три имевшихся у нас бинокля. Четыре небольших домика, похожих на наши строительные вагончики, стояли квадратом, с небольшой площадкой посередине. Там возвышался флагшток с безжизненно повисшим флагом. В углу площадки торчала довольно высокая радиоантенна. Один из домиков должен был непременно быть столовой, ведь не на постелях же они едят?
        - Скорее всего, вот тот, справа, - толкнул меня локтем Мануэль. - Видишь, труба торчит?
        - Думаешь, проволока под током?
        - Нет, зачем это им?
        Вход в лагерь перегораживал полосатый шлагбаума. Около него под навесом, положив винтовку на колени, клевал носом часовой на невысоком стульчике. На вышке никого не было видно, только торчал ствол пулемета. Присмотревшись внимательнее, я все же разглядел верхушку болотного цвета панамы. Там тоже подремывали. И куда только смотрят офицеры?
        Но жара спадала, и в лагере началось шевеление. Солдаты вяло потянулись в столовую. Мануэль шепотом считал их:
        - Diez y nueve, veinte...
        Девятнадцать, двадцать... Действительно, офицеров имелось только двое. И еще два сержанта были белыми. Остальные - все черные. Правильно, юаровцы предпочитают жар чужими руками загребать, зачем им хороший генетический материал тратить? Но питались и солдаты, и офицеры вместе. Демократы, чтоб им. Оставалось надеяться, что хотя бы спят они отдельно.
        Ужин длился невыносимо долго. А куда спешить? У нас в бригаде советники тоже сидели за столом по часу и больше. Пили чай, говорили о повседневных делах, о Союзе, если была водка, понемногу выпивали. Потом тут же, за столом начинали играть в кинга. И так до тех пор, пока не разбредались спать. Здесь, наверное, было что-то подобное.
        Невдалеке тянулась серая нитка дороги, уходившая куда-то за горизонт. Она действительно была пустынной. В этих местах даже аборигены не жили. То ли их отселили, чтобы не мешали воевать и не помогали партизанам, то ли сами ушли от греха подальше. А может, их перебили. Для надежности. Цивилизованные люди и вовсе сюда не заглядывали. Отношения между Намибией и Анголой были порушены основательно. Через линию фронта шлялись только партизаны, да вот такие одинокие группки, как наша.
        Мы терпеливо продолжали ждать темноты и наблюдать за лагерем. За все время часовой один раз спустился с вышки, справил нужду в маленьком аккуратном сортире, и опять поднялся наверх - кемарить. Из патрулирования вернулся «лендровер». Патрульные - все черные - с гомоном отправились в столовую, а те, кто сидели там, потихоньку стали расползаться по казармам. Там включили радио или магнитофон. «Стив Миллер Бенд» завели свою «Абракадабру».
        - Хорошая песня, - шепнул Мануэль. - Кассету бы с собой прихватить.
        - Я тебе прихвачу, - погрозил ему кулаком Серхио.
        Мануэль сделал серьезное лицо, но я мог поклясться, что если представиться возможность, кассету он непременно стырит.
        Нам везло. Офицеры действительно жили отдельно. Вернее, в том же домике, что и солдаты, но с отдельным входом. И размещался этот вход в левом дальнем углу лагеря. Похоже было, что с вышки его не видно. Серхио щелкал фотоаппаратом, снимая лагерь и его окрестности. Мне подумалось, что ждать эти ребята не будут, постараются все сделать сегодня же ночью.
        Наконец упала темнота, и на небе высыпали неестественно крупные звезды. На вышке включили прожектор, луч несколько раз обежал по периметру лагеря, потом уставился на въезд и там застрял. Совсем было бы здорово, если бы он так и светил. Но полагаться на это не стоило, должны они были хоть изредка осматривать всю территорию. Мы оттянулись немного назад и укрылись за небольшим холмиком. Предстояло распределять, что кому делать.
        - Начинаем в два. Мануэль, вышка за тобой. Пепе, Поль - вы держите казармы с солдатами. Леон и я уничтожаем радиостанцию, потом берем на себя офицеров. Мануэль после вышки занимается часовым у ворот и автомобилем. С остальными знаешь, что делать. Три свистка - сигнал сбора у выезда. Глеб, ты выдвигаешься метров на триста по дороге на юг на случай появления непредвиденных гостей и ждешь машину с нами там.
        Это прозвучало почти как оскорбление. Я взвился, но сразу взял себя в руки и опустился на землю.
        - Значит, все делом займутся, а я, как идиот, буду на дороге торчать?
        В моем шепоте было больше ярости, чем, если бы я кричал во весь голос: «Не пойдет! Я не хуже вас!»
        - Пойми ты, - прервал меня лейтенант. - Не можем мы тобой рисковать. Если схватят, скандал на весь мир получится.
        - Хрен с ним, со скандалом! Я не для того сюда шел, чтобы отсиживаться в кустах. У меня есть приказ быть с вами всюду, и я его выполню. Все, хватит разговаривать. Что мне делать?
        Мануэль тихо засмеялся и похлопал меня по плечу.
        - Лейтенант, он действительно хороший парень. Немножко горячий, но яйца у него есть. Не будем его обижать.
        Серхио тоже улыбнулся в темноте.
        - Ну хорошо, guerrillero sovietico, идешь с нами. С автомобилями обращаться умеешь? Тогда страхуешь Пепе и Поля, потом помогаешь Мануэлю с «лендровером». Да смотрите, выбирайте получше, с полным баком.
        Мы еще кое-что обсудили, вернулись на исходную позицию и продолжали ждать, наблюдая за тем, как засыпает лагерь. Музыка еще какое-то время звучала, потом сердитый голос, по-видимому, одного из офицеров, что-то громко приказал на африкаанс, и магнитофон выключили.
        - Вот так, - в наступившей тишине голос Мануэля прозвучал неожиданно громко, - порядок есть порядок.
        На него зашикали сразу несколько человек.
        Время шло. Лагерь затих совсем. Часовой на вышке уже не спал. Изредка прожекторный луч шарил по окрестным кустам, но промежутки между такими проверками становились все больше.
        - Maricon! - сказал Пепе в сердцах. - Нет, чтобы совсем оставить свою дурацкую лампу в покое. Мануэль, оторви там ему все, что полагается.
        - Оторву, оторву, - буркнул его товарищ.
        Мануэль как-то подобрался, сжался внутренне. Ему вскоре предстояло резать живых, хотя и незнакомых людей. Уже сейчас его пальцы непроизвольно сжимали рукоять ножа. Конечно, снимать часовых ему было не впервой, но это всегда, как в первый раз. Сейчас Мануэля трогать не стоило.
        И все мы постепенно заводились на бой. Голоса садились, глаза беспокойно поблескивали в темноте. Без особой нужды проверялось оружие, то и дело доставались из ножен ножи, проверялась острота лезвий. Мы нервничали, но это было нормально. Того, кто не нервничает перед боем, кладут первым. Не будь слишком самоуверен, но будь уверен в себе в меру.
        Без пятнадцати два Мануэль, повинуясь жесту лейтенанта, бесшумно скрылся в темноте. Через пять минут ушли Серхио и Леон. Потом настал наш черед. Добравшись до чистой полосы перед проволочным заграждением, мы замерли, ожидая, когда в очередной раз дернется прожектор на вышке. А часовой на ней словно заснул. Может быть и взаправду спал, разморенный.
        Но вот луч пополз, убираясь от сидящего на стульчике солдата. И сейчас же там метнулась еле различимая тень. Мануэль начал действовать. Когда прожектор вновь осветил часового под навесом, тот сидел все так же, склонив набок голову, прикрывая лицо панамой. Но теперь это был уже покойник. Нам оставалось дождаться, когда вторым таким же станет тот, что на вышке.
        Произошло все очень быстро, но немного более шумно. Мануэль, похоже, не стал взбираться по ступенькам, а метнул свой нож с земли. В ночной тишине послышался слабый хрип. И все. Мой кубинский приятель умел убивать на расстоянии.
        Теперь двинулись вперед и мы. Прожектора и пулемета на вышке можно было не опасаться. Быстро пробежав открытое пространство, Пепе приподнял проволоку, а мы с Полем нырнули под нее. Сигнализации здесь не было, это выяснили заранее. Теперь только бы какой-нибудь солдатик не вышел случайно «до ветру». А через несколько минут никто из домиков уже не сможет выйти. Об этом предстояло позаботиться нам.
        Со стороны радиостанции раздались приглушенные звуки. Потом тихо свистнули. Серхио сообщал, что у него все в порядке. Теперь из лагеря сигнал тревоги подать не могли. Пепе и Поль тем временем какими-то досками подпирали двери домиков солдат. Просто и эффективно. Немногочисленные окна можно было держать под прицелом в случае чего. Конечно, мы могли забросать спальни гранатами и добить потом уцелевших. Но зачем ненужная жестокость?
        Пока никто тревоги не поднял. Я оставил товарищей караулить окна и метнулся к автомобилям, компактно стоявшим в углу центральной площадки. Там уже возился Мануэль, прокалывая ножом колеса. Слышалось шипение выходящего воздуха.
        - Погоди, - шепнул я. - Ты баки проверил?
        - Да! - блеснул он в темноте зубами. - Вон у того, слева, бак полный. А в этом канистры с горючим. Перетаскивай!
        Я поволок тяжеленные канистры. Две, потом еще одну. Мануэль, покончив с шинами, что-то пристраивал к дверце ближайшего к казармам «лендровера». Заглянув через его плечо, я понял, что в лучших традициях боевиков он устанавливал гранату на растяжке. Едва кто-нибудь попытается залезть в машину - прогремит взрыв. На мой взгляд, это было уже лишнее, но спецназовец знал, что делал, не мне его учить.
        Рядом вынырнул из темноты запыхавшийся Леон.
        - Sovietico, пошли, поможешь, дотащить. Тяжелые, собаки!
        Не задавая вопросов, я устремился за ним. В проеме дверей офицерской комнаты появился Серхио.
        - Сюда! Да быстрее же!
        Света в комнате не было. Столик, две кровати у стенок. На полу между ними лежали два куля, укутанные одеялами и перевязанные веревками. Мы с Леоном подхватили один и бегом потащили к машине. Мануэль уже открыл заднюю дверцу. Забросив пленного внутрь, мы вернулись к домику. Серхио подтащил второго к дверям. Втроем нести юаровца было легче. Мануэль мелькнул мимо нас и заскочил в опустевшую комнату. Почти сразу же выбежал и аккуратно прикрыл за собой дверь. Забросил что-то на переднее сидение. Неужели кассеты?
        - Взялись!
        Мы тихо покатили машину к выезду. Лейтенант трижды тихо свистнул. Пепе и Поль покинули свой пост и, оглядываясь, побежали к нам. Повозившись, Мануэль открыл замок шлагбаума, поднял полосатую трубу вверх. Машина скользнула мимо часового. Но тому уже ни до чего не было дела. Катили «лендровер» еще метров двести, только потом взялись его заводить. Ключа, как водится, не было, но, покопавшись в проводке, Мануэль что-то закоротил, и двигатель тихо заурчал. Ну не парень, а сокровище! Все умеет, везде успевает. Мы запрыгнули в кабину и двинулись.
        - Что ты там такое спер? - поинтересовался лейтенант.
        - Пистолеты, - ухмыльнулся Мануэль. - Чего их оставлять? А у буффаловцев всегда хорошие пушки.
        Тут и Серхио нечего было возразить.
        Примерно через километр пути мы услышали где-то сзади глухой взрыв.
        Сработала ловушка, - констатировал лейтенант. - Рановато. Теперь надо драпать изо всех сил. К утру начнутся поиски.
        
        Глава 18
        
        - Через десять минут наш самолет совершит посадку в аэропорту города Крестополь. Просьба привести спинки кресел в вертикальное положение и пристегнуть ремни, - объявила стюардесса.
        Оказывается, я ухитрился задремать. Пассажиры в салоне зашевелились. Настя с любопытством смотрела на меня.
        - Ты и вправду так спокоен или притворяешься? - поинтересовалась она.
        Знала бы ты, подружка, где я был мыслями все это время!
        - Какой смысл дергаться? Вот прилетим и все увидим.
        Уши закладывало, самолет снижался довольно резко. В прошлый раз, когда я подлетал к этому городу, машина так круто шла к земле, что чуть не падала. Сегодня все было спокойнее. Интересно, как там Петр и Настасья Филипповна? Повидать их вряд ли удастся.
        Наш «Ту» пробежался по полосе, затормозил и порулил к зданию аэропорта. Я отстегнул ремень, оглянулся на конвоиров. Все трое выглядели спокойными, словно ехали в обычную служебную командировку. Ну, для них, наверное, так и было. Едва мы вышли из самолета, как церберы приступили к своим обязанностям. Незаметно окружили нашу троицу, и все мы двинулись к воротам. Аэропорт тут был маленький и обшарпанный. В соответствии с духом времени на входе сидели два охранника и проверяли у всех документы, записывая данные в толстенную тетрадь. Внутри здания толпились «челноки», ожидая своего рейса на Трабзон.
        Едва мы вышли за ворота, как через толпу встречающих протиснулся молодой человек в белых полотняных штанах и рубашке с короткими рукавами. С сопровождающими он явно был знаком, полез обниматься, жал руки. Нам только кивнул рассеяно. В глазах этого представителя Мусы мы были слишком мелкими пешками. Молодой человек, перекидываясь шутками с сопровождающими, проводил всех к автомобилям. На площади среди обычных «Жигулей» и «Волг» два серебристых «БМВ» смотрелись белыми воронами. С нами в машину сел только один из людей Мусы. Мы поместились на заднем сидении, причем Настя ухитрилась нырнуть между мной и Стасом, как бы подчеркивая, что относится к нам одинаково.
        Аэропорт находился от города минутах в двадцати. С любопытством я смотрел по сторонам. В прошлый раз, вечером, ничего увидеть не удалось. Без сомнения, у Крестополя было свое лицо. Недаром же его когда-то прозвали «Парижем Северного Кавказа». Конечно, «летающая тарелка» цирка, как в большинстве южных городов, бетонные девятиэтажки во множестве росшие не только по окраинам, но и кое-где в центре, бесчисленные киоски «Кока-Колы» в виде консервной банки не придавали улицам индивидуальности, но были здесь прекрасно отреставрированные здания прошлого века, да и более поздние архитектурные изыски содержались в большом порядке. Много зелени, роскошный, куда там московским, тенистый бульвар от вокзала до самого центра. Если бы не близость кавказских республик и опасность возникновения в какой-нибудь из них пожара, способного поломать всю мирную жизнь в этом регионе, лучшего места для жизни и найти было бы трудно. Выйти, например, на пенсию и поселиться здесь. Да, пенсия, усмехнулся я про себя. Ты братец, скорее всего не доживешь до нее. Так что и не мечтай стать крестопольцем.
        Повезли нас, к моему удивлению, не куда-нибудь за город, на виллу, а в бар под претенциозным названием «Лагуна» в полуподвале на тихой улочке. Откуда тут, черт побери, могла взяться лагуна, когда даже речки порядочной не имелось? Но бар был ничего себе. Главное, там царила прохлада и не гремела навязчиво музыка. Что-то тихо шептал саксофон, напоминая о том, что, попав сюда, спешить уже не стоит, надо расслабиться и отдыхать. Столики в большинстве своем пустовали. Может быть, не время для наплыва посетителей. Или же посторонним ненавязчиво намекали, что их присутствие нежелательно. Чтобы серьезным людям не мешали.
        Тот из сопровождающих, что походил на кавказца, сел с нами, остальные разместились по соседству. Бесшумно появились официантки с подносами и мгновенно накрыли столы. Тут было все, чем богат юг: мясо, зелень, хорошие вина, местные и настоящие грузинские, лаваши и много разных соусов. Все принялись усиленно жевать, будто не ели несколько дней. Мы не отставали от хозяев. Пусть потом Круталов пожалуется, что я плохо кормил его тело! Время от времени кто-нибудь поднимал тост «За удачу», «За процветание» или «За дружбу». Я старался на вино не налегать, предчувствуя, что основное впереди.
        Когда обед заканчивался, появились новые люди. И это были настоящие хозяева, а не встречавшие нас шестерки. За стол эти трое не сели, прошли в глубину бара и скрылись за еле заметной дверью. Мои предположения оправдывались. Бар был местом встречи для местных мафиози. Здесь они решали свои вопросы, договаривались, кому следует помочь, а кого и убрать. Труба у местных бандитов была пониже и дым пожиже, чем у столичных, но в этой стране все так завязано, что и не поймешь порой, где кончается столица и начинается провинция.
        При появлении боссов шестерки засуетились, скомкали окончание обеда и даже не стали допивать своих бокалов. Один из них нырнул в вышеупомянутую дверь, через секунду выскочил и стал делать приглашающие жесты. Все мы (те, кто прилетели сегодня), поднялись. За дверцей была довольно просторная комната с обитыми гобеленовой тканью стенами. Приглушенный свет лился откуда-то сверху. В углу стоял телевизор с огромным экраном, а посередине находился длинный дубовый стол, вокруг которого на стульях с высокими спинками разместились эти трое.
        Нам тоже предложили садиться. Не спрашивая разрешения, я закурил. Тут же чья-то рука, появившаяся из-за моей спины, поставила на стол большую серебряную пепельницу. Это было хорошим знаком. Меня не одернули, понимали, что обращаться с нами надо вежливо и осторожно.
        Тот, кто сидел во главе стола, сухощавый, подтянутый мужчина в легком летнем костюме и галстуке-шнурке, кашлянул, прочищая горло, и сказал:
        - Ну, что же, добро пожаловать в наши благословенные края.
        Остальные вежливо склонили головы. Они чем-то неуловимо походили на своего предводителя, хотя ни стройностью, ни ростом даже не напоминали его. Может быть, здесь дело было во взглядах, оценивавших нас холодно и внимательно.
        Сухощавый продолжал:
        - Нам в общих чертах сообщили о цели вашего визита. Мы уважаем просьбу нашего друга и готовы содействовать во всем. Транспорт и сопровождение будут предоставлены. Есть только один вопрос. Вы позволите?
        Он обращался уже только ко мне. Я кивнул, несколько потрясенный такой выспренней речью. Рыцари Круглого Стола, да и только! Только вот стол здесь был прямоугольным...
        - В какое именно место вы направляетесь?
        Ага, значит известно им далеко не все! Правильно, зачем Мусе в случае удачи предприятия делиться с ними прибылью? Дружба дружбой, а табачок каждому свой. Ну, и мы не станем откровенничать. Тем более что сами пока не знаем, куда точно ехать. Я напрягся и выдал:
        - Прошу понять нас правильно и не посчитать это выражением недоверия или, паче того, оскорблением, но если ваш московский друг не счел нужным сообщить конечный пункт путешествия, то и мы не имеем права открывать его. Сопровождение нам требуется только до границы, а далее предполагаем рассчитывать на собственные силы. Вы удовлетворены моим ответом?
        Настя, сидевшая напротив меня, сделала круглые глаза, что, очевидно, должно было обозначать: «Вот это ты умеешь! « Стас своих эмоций никак не проявил.
        Сухощавый даже не улыбнулся, ответил коротко:
        - Вполне. Когда вы планируете выезжать?
        - Чем скорее, тем лучше. К примеру, завтра. Вы успеете подготовить транспорт?
        - Он готов уже сейчас. Но, если хотите, тронетесь в путь завтра утром.
        - Договорились, - удовлетворенно подвел я черту. Мое слово, однако, оказалось не последним.
        - Вас проводят туда, где вы могли бы отдохнуть, - сказал, вставая, сухощавый. Его товарищи за все время не произнесли ни слова. Встреча закончилась.
        - Да, - чуть слышно произнес Стас, - эти господа время терять не любят.
        - Остается надеяться, что действуют они более дисциплинировано, чем люди Мусы, - так же тихо добавил я.
        Вслед за шефами местной мафии мы вернулись в бар. Там уже ждали подручные. Все те же серебристые «БМВ» повезли нас из города. Километров через пять машины свернули на неприметную узкую боковую дорогу. Здесь стоял пункт пропуска, охранявшийся двумя одетыми в камуфляж и вооруженными автоматами парнями. Попетляв среди деревьев, дорога вывела к поляне, на краю которой возвышалось двухэтажное деревянное здание под красной черепичной крышей. Похоже, здесь когда-то была дача местного крайкома партии. Секретари всех рангов приезжали, чтобы в тесном кругу отдохнуть с красивыми женщинами от напряженного строительства светлого будущего для всего народа, а заодно и от надоевших старых жен. Они могли себе это позволить - государство заботилось о своих слугах, старалось чтобы они ни в чем не испытывали нужды, были здоровы и крепки физически. А также - психически. Теперь уютный дом в заповедном уголке принадлежал новым хозяевам жизни. Вместе с немалым участком земли.
        Каждому из нашей группы отвели по отдельной комнате. Настя тут же отправилась плескаться в бассейне. За ней увязались двое конвоиров. Мы со Стасом и парой бандитов устроились в шезлонгах на веранде. Там имелся большой холодильник с запасом пива.
        Вид с веранды открывался великолепный. Поверх макушек деревьев были видны холмы, пестреющие полевыми цветами. Вообще-то я больше люблю хороший сосновый лес, но в этих краях сосен почти не бывает. Впрочем, и такой пейзаж может настроить меня на мирный лад. Я потягивал холодного «Великопоповицкого козла» прямо из бутылки и лениво пытался разговорить Бориса. Тот поддавался слабо, предпочитая отвечать междометиями. Разговор наш звучал примерно так:
        - Ты здесь раньше бывал?
        - Ну...
        - Часто?
        - Не...
        - А в Чечню приходилось ездить?
        - Ну...
        - В Грозный?
        - Ну...
        - Там у тебя друзья есть?
        - Не...
        - А у Мусы?
        - Ну...
        То ли, несмотря на свой довольно приличный вид, конвоир наш был редкостной дубиной, то ли не хотел ничего говорить, получив соответствующие инструкции. В конце концов, я оставил свои попытки и стал задремывать, лишь изредка приоткрывая глаза и отхлебывая пиво. Бандиты со Стасом затеялись играть в карты, но старались не очень шуметь. То, как со мной разговаривал их шеф, произвело впечатление. Стас все время выигрывал. Наверняка тут не обходилось без ловкости рук. Уличить его так и не удалось.
        Потом на веранде с шумом и смехом появилась Настя, сопровождаемая Сашей и Лешей.
        - Господа! - объявила она. - Жара спала. Не желаете прокатиться в город? Погуляем, развеемся. Когда еще сюда попасть удастся?
        Мне ехать не хотелось. Но что-то заставило насторожиться. Настя, которая после взрыва Центра отправилась в лес, чтобы успокоиться, теперь рвется в город? И здесь с успехом могла бы расслабиться. Что у нее на уме?
        Стас тоже догадался, что не все ладно с эти приглашением. Легко поднялся, сказал:
        - Действительно, чего в этой глуши киснуть? Поехали, пошляемся. На первый взгляд мне городок понравился. Как, не возбраняется нам?
        Охранники переглянулись, пожали плечами.
        - Да нет, вроде бы, - сказал Борис. - Только нам тоже ехать придется.
        - Сиди уж, - махнула на него рукой Настя. - Я Сашу и Лешу прихвачу. Их вполне хватит. Поедете со мной, рыцари?
        - А как же! - в один голос подтвердили «рыцари». Настя, похоже, успела задурить им головы. Ох, уж эта «специальная функция»!
        Собрались за минуту. Местных брать с собой не стали, решили, что обойдемся и так. Действительно, чего бояться в маленьком городе четырем здоровым мужикам? И Настя нам не уступала. Сели в один из «БМВ» и отчалили. Город, действительно, выглядел очень симпатично. Рабочий день заканчивался, людей на улицах прибавилось, но все равно такой толчеи и суеты как в Москве не было. Народ одевался по-южному пестро и разнообразно. Кавказцев было относительно немного.
        В газетном киоске я купил подробную карту края, могла пригодиться. Заметил Леше, чтобы достал такую же, только Чечни. Мы прошлись по скверу вокруг местного театра, постояли на площади. Потом Настя велела подогнать машину ниже, на проспект, и Саша резво побежал исполнять приказание. Ничего, пусть побегает, надсмотрщик, улыбнулся я. Все-таки что же придумала Настя?
        Мы начали спускаться по центральному проспекту. Магазины еще работали, но в них заглядывать не хотелось. Все, что могло понадобиться, у нас имелось. Гостеприимные хозяева поинтересовались даже маркой сигарет, которые следовало погрузить в машины. Но тут Настя усмотрела ювелирный магазин и пожелала непременно в него заглянуть. Мы со Стасом переглянулись. Зачем ей побрякушки перед рейдом? Но Леша не усмотрел в этом желании ничего странного. Рядом с магазином уже стоял наш «БМВ» и Саша был рядом, поигрывая брелоком с ключами.
        - Что там у тебя за висюлька? - поинтересовалась мимоходом девушка, протягивая руку. - А, сигнализация...
        Они втроем вошли в магазин, а мы остались на улице, покурить. Через несколько минут дверь приоткрылась и Настя, молча махнув нам рукой, устремилась в какой-то неприметный подъезд. Мы, недоумевая, последовали за ней.
        - Бегом, бегом! - приказала девушка. - Вокруг квартала!
        Это был проходной двор. Пробежав его, мы втроем выскочили на узкую улочку, повернули за угол, потом еще раз и оказались опять на том же проспекте, но уже выше ювелирного магазина. Осторожно выглянув, я успел заметить наших сопровождающих, которые, поозиравшись, кинулись вниз по улице. Правильно, между прочим, поступили. Проспект тут сильно шел под уклон и вверх по нему мог убегать только сумасшедший. Мы же спокойно подошли к машине. Настя ключом открыла дверь и кинула брелок мне.
        - Заводи!
        Вот же хитрая лиса! Она умудрилась не вернуть ключи Саше! Только зачем эта комедия?
        - Что-то вроде тренировки, - объяснила девушка, когда мы тронулись. - Хотелось выяснить, насколько они профессионалы и можно ли будет потом от них оторваться. Теперь понятно, что без проблем.
        - А откуда ты знала о проходном дворе? - спросил, улыбаясь Стас. - Уже бывала здесь?
        - Газеты читать надо, - наставительно сказала Настя. - Этот магазин недавно ограбили и преступники скрылись как раз через проходной двор, - она довольно хихикнула. - Что самое пикантное, в момент ограбления в магазине дежурила женщина-милиционер. Когда бандиты выстрелили в потолок и заорали: «Ложись!», она вместе со всеми легла. Но - на спину!
        Стас и я не удержались, заржали во весь голос. Оставив наш конвой разыскивать «черную кошку в темной комнате», мы отправились на базу. Настроение было великолепным. Бедный Муса! Что же у него за растяпы такие подручные! И он еще хотел заняться ядерным шантажом! Да ведь его дураки обязательно что-то не так сделают. Или потеряют бомбу, или взорвут ее нечаянно. Нет, «ядерный чемоданчик» отдавать Мусе никак нельзя было.
        На пропускном пункте нас задерживать не стали, узнали машину. Перед домом стоял Борис - мрачнее грозового неба. Он уже обо всем знал. Мы подумали, что нас ожидает скандал, но охранник только сказал:
        - Развлекаетесь? Ну-ну...
        И ушел на веранду. А мы, улыбаясь, отправились по своим комнатам. Когда вернулись Саша и Леша, я не слышал. Ужинали мы в компании только местных бандитов, которые помалкивали, кидая осторожные взгляды. Часов в одиннадцать вечера у меня зазвонил телефон. Знакомый неприятный голос сказал:
        - Глеб Сергеевич? Добрый вечер.
        Я сдержанно поздоровался. В принципе, этого звонка следовало ожидать. Муса продолжал:
        - Что же это вы условий нашего договора не выполняете? Нехорошо. Никто не запрещает вам и вашим товарищам развлекаться в меру сил и способностей. Но эта выходка переходит все границы. Мои люди посланы охранят вас и им отдан приказ не отлучаться ни на минуту.
        - Лопухи ваши люди, - не удержался я.
        - Не спорю, - парировал Муса. - Но их снисходительность основывалась на моем благорасположении к вам. Теперь парни будут действовать жестче, не обессудьте. И вот еще что. Учтите, это последнее предупреждение. Если вы или ваши коллеги еще хоть раз попробуете выкинуть подобный фортель, то кто-то из персонала вашего Центра, вы ведь помните, они у меня в гостях, расстанется с жизнью. Хорошо меня поняли?
        - Понял, - выдавил я.
        - Вот и славно. Завтра выезжаете? Удачи. Жду возвращения с нетерпением.
        В трубке раздались частые гудки. Ну что же, по-своему он был прав. Проверка компетентности охранников совершенно не имела смысла. При необходимости мы запросто могли обвести их вокруг пальца. Не знали они еще спасов и наших способностей. А сейчас мы пошли на поводу у взбалмошной девчонки и получили по носу. Не время еще было нам выпендриваться! Но дьявол меня забери, если я решусь сказать об этом Насте!
        
        Глава 19
        
        Спать пришлось ложиться в скверном настроении. Я даже сходил в столовую и налил себе коньяку. Но и это положения не поправило.
        Утром меня разбудил осторожный стук в дверь. Заглянул Леша. Был он мрачен и неразговорчив, сообщил, что завтрак через полчаса и положил на тумбочку заказанную вчера карту Чечни. Вышел не прощаясь. Я испытал что-то вроде раскаяния. Досталось, наверное, ребятам от шефа.
        Настя же, напротив, была весела, как птичка. Шутила и пыталась растормошить всех нас. Но так как никто ее хорошего настроения не поддержал, быстро замолчала и надулась. Заканчивали завтрак в молчании. Потом убрали со стола посуду и разложили на нем карту. До границы с Чечней предстояло ехать около шести часов. Пересекать границу лучше всего было ночью, подальше от милицейских и военных постов. Несколько лет назад, после первой войны вдоль границы вырыли ров. Но и тогда он существенного препятствия не представлял, был только символически. Через него шлялись кто хотел. Ездили машины, перегонялся украденный скот. А сил у милиции для патрулирования всего участка границы на территории края не было. Сейчас же, после как бы окончания второй войны везде стояли блок-посты и пытались держать границу. Но получалось это довольно плохо. Очень большие участки границы оставались без прикрытия. Так что попасть в Чечню представлялось несложным. Вот дальше... Куда дальше-то ехать? Я копался в памяти, пытаясь найти хоть малейший намек. Пусто. Разве что после границы всплывут какие-нибудь воспоминания клиента.
        Машины, на которых предстояло ехать, нас поразили. Это были два обычных «УАЗа» песочного цвета с металлическими кузовами.
        - И это называется - хорошие автомобили? - вслух возмутился Стас. - Да мы все задницы себе отобьем! Что, джипов не нашлось?
        Местный бандит объяснил ситуацию просто. В свободолюбивой Ичкерии во множестве имеется свободолюбивых людей, которые без шикарной машины не чувствуют себя свободными. А так как купить ее сложно и дорого, то они предпочитают транспорт отнимать. Если же хозяин сопротивляется, то его просто пристреливают. Нужны нам эти сложности?
        - А как же обещание вашего шефа, что там мы будем под его защитой? - язвительно поинтересовалась Настя.
        Шеф шефом, спокойно продолжал бандит, но этот народ даже своего президента ни во что не ставит. Воруют, например, его личных друзей, из иноверцев, правда, и не возвращают, пока не получат выкуп. Ничего с ними поделать нельзя. Кое-какие гарантии безопасности у нас есть, но не на сто процентов. Чем богаты, как говорится...
        Пришлось смириться. Впрочем, заслуженные советские вездеходы в данном случае были тоже достаточно наворочены, имелись и удобные кресла, и даже кондиционеры. Это понравилось. Долго прощаться не стали, сели и двинулись. Нам удалось настоять на том, чтобы ехать в одной машине. С нами был все еще мрачный Борис. Один из местных сел за руль. Еще один вел передний «УАЗ», в котором вольготно расположились Саша и Леша. Я подозревал, что после вчерашнего им не хотелось даже смотреть на Настю. Сами виноваты.
        Дорога была обычной, разве что под самым Крестополем пришлось объезжать оползень. Холмы двигались, ломая асфальтовое покрытие, регулярно каждый год и никак исправить положение не удавалось. Вот и в этот раз весь транспорт посылали в объезд, через маленькие села, где домишки сотрясались от проносящихся мимо большегрузных трейлеров.
        Спутники мои безмятежно глазели по сторонам, обмениваясь впечатлениями, Борис дремал на переднем сидении, а я садил сигарету за сигаретой в форточку и продолжал ломать голову над поисками хранилища «ядерных чемоданчиков». Где эти гады-военные могли их укрыть? Не в жилом ведь доме. Надо не забывать, что тогда шла война, и поселки зачастую бомбила авиация, по ним велся артиллерийский огонь. В самом Грозном? В этих развалинах? Исключено. В какой-нибудь пещере? Но кто лучше местных мог знать все более-менее подходящие для укрытия пещеры? Отпадает. Разве что... В свое время на территории Чечни было несколько шахт со стратегическими ракетами. Потом ракеты вывезли, хотя ныне покойный Дудаев врал, что не все и, мол, он еще покажет миру зубы. Шахты взорвали, не до конца, конечно. В сохранившихся подземельях боевики устраивали свои базы и ходили оттуда устанавливать мины на дорогах и обстреливать колонны с горючим. Все ли шахты были им известны? И если нет, как найти ту, в которой хранятся проклятые мини-бомбы?
        Ехали пока по основной трассе. Несколько раз останавливались, чтобы размять ноги и попить чего-нибудь холодного. В каждом населенном пункте вдоль дороги тянулись бесчисленные частные киоски с пивом, водкой, колой, минеральной водой, шоколадом. Народ зарабатывал на жизнь, как умел.
        Потом, проголодавшись, съехали с трассы и в каком-то совсем маленьком кафе попробовали замечательных шашлыков под пиво. Угощали местные. Как мы поняли, место это было не для всех желающих, только для избранных. Читай - бандитов. Уж тут ни в коем случае не подали бы собачатины под видом барашка. Конвоиры наши немного оттаяли, даже стали скупо улыбаться. И Настя тоже повеселела, опять закрутила хвостом.
        После обеда ехать оставалось немного. В станице Полегаевской, довольно грязной и пустынной, мы загнали машины во двор полутороэтажного дома, крытого шифером. Вокруг дома тянулся высокий металлический забор, так что заглянуть за него было сложно. Хозяин, седой коренастый дядька в казачьих шароварах с лампасами и синей гимнастерке радушно встретил на пороге дома.
        - Гостечки дорогие! Приехали! Заходьте, заходьте! Сейчас чихиря принесу!
        Мне стало интересно. Что же это за чихирь, казацкий напиток? Я слышал о нем, но никогда не пробовал. Все поднялись на крыльцо. В доме было обилие ковриков и дорожек грубой вязки, старой мебели и герани. Горшки с ней стояли на каждом подоконнике и создавали ощущение покрывающей все пыли. У меня даже запершило в горле, хотя, конечно, это только казалось. В углу за лампадой из цветного стекла висели несколько темных икон. А на большом ковре красовались перекрещенные шашки в простых кожаных ножнах. Бандиты, оказалось, не раз бывали здесь. Они по-хозяйски расселись за столом. Я потянулся за сигаретой, но меня одернули - не положено в доме курить. Хочешь - выйди на улицу. Пришлось пачку спрятать.
        Знаменитый чихирь на поверку оказался слабым сухим вином, к тому же подозрительно мутным. Опасаясь последующего расстройства желудка, я из вежливости только немного пригубил граненую стопку. А сопровождающие наши пили и похваливали. У них было прекрасное пищеварение. После нескольких рюмок стали обсуждать, как пробраться в Чечню. По словам хозяина дома, которого все называли дедом Никишкой, ничего сложного в этом не было. Граница здесь существовала только номинально, «для близиру», как выразился дед. И чеченцы ходили сюда: когда купить баранов или коров, когда украсть, и казаки наведывались на сопредельную территорию - за оружием. Официально автомат или карабин иметь не разрешалось, тем более что многие из местных жителей успели побывать под судом. Но как жить «в деревне без нагана»? А в республике Ичкерии приличный АКМ или «макаров» можно было купить сравнительно задешево. Я разложил карту, чтобы прикинуть, где лучше проскочить, но дед Никишка презрительно махнул рукой.
        - Да зачем вам тоя карта? За станицу выедете, сразу направо и трохи по проселку. А там смело вперед. Километров через пять уже и Чечня. Канаву давно не подновляють, запросто переберетесь. Ежели заметють - неситесь, как скаженные. Милиция стреляет дюже. Авось, не попадуть. Разговаривать с ними не надоть, не хотят они говорить, норовять наручники теи нацепить.
        На том и порешили. Дождались, когда стемнеет, как следует и запылили по улице. У ворот дедова дома вслед нам смотрели крестопольские мафиози. Их миссия закончилась. Теперь они должны были дожидаться нашего возвращения, хоть неделю будем ездить, хоть месяц. Оружия нам троим и вправду не дали, пистолеты по карманам рассовали только люди Мусы. Да в переднем «УАЗике» под сидением лежал автомат. Стас сел в машину вместе с Борисом и Лешей. А мы - Настя, Саша и я - ехали сзади.
        Все прошло так, как и говорил дед Никишка. С потушенными фарами мы свернули с проселка и углубились в степь. Ехали медленно, чтобы не свалиться в какой-нибудь овраг. Бывший ров был почти не заметен, настолько осыпался по краям. Хорошо хоть не догадались заминировать подходы к границе!
        Километров через десять передняя машина затормозила. Остановились, чтобы сменить номера на припасенные заранее. С такими ездила администрация приграничных районов. Посоветовавшись, мы решили подождать до утра, чтобы действительно куда-нибудь не влететь по ночному времени. Выставив Сашу на улицу караулить мы устроились поудобнее и постарались заснуть. Мысли о «чемоданчиках» бродили в моей голове и не давали покоя. Спутники давно уже равномерно сопели, а я все не мог расслабиться. Но, в конце концов, сморило и меня.
        И вновь я побрел по бетонному тоннелю, как когда-то. Все так же сочилась по стенам вода, попадались под ноги мелкие камешки, хруст их под подошвами отдавался эхом. Я должен был дойти до конца, где за стальной дверью откроется зеленая трава под ярким солнцем. В этот раз колени почти не подгибались, меня не так шатало из стороны в сторону, но тоннель все равно казался бесконечным. Теперь я уже не боялся, что не достигну конца, упорно шел и шел вперед. Левой, правой, левой, правой...
        Проснулся словно от толчка. Начинало светать, трава вокруг машин блестела от росы, у переднего колеса нашего «УАЗа» прикорнул, спрятав руки под мышками кожаной куртки часовой-Сашка. А я, впервые за последнее время, открыл глаза с легкой душой. Бомбы были там, в тоннеле! И мы непременно найдем их! Я вспомню то, что помнил Круталов! Обязательно вспомню!
        - Подъем! Тататата-та-та! - в моем голосе звучали победные фанфары. Настя подскочила, едва не ударившись о крышу головой.
        - Тьфу, напугал! Ты чего орешь?
        - Хватит дрыхнуть, ехать пора! Давай, соня, открывай глазки! Проснись и пой!
        Снаружи в стекло уткнулась ошарашенная физиономия Сашки. Открыв дверцу, я укоризненно сказал:
        - Ты тоже хорош, часовой. А если бы к нам чеченец злой с наточенным кинжалом подобрался? Кто бы за тебя потом выкуп платил?
        Бандит только недоуменно хлопал глазами.
        - Эх ты, теленок, - резюмировал я.
        В передней машине, услышав шум, тоже завозились. Наскоро умывшись холодной водой из канистры, мы позавтракали бутербродами и чаем, сохранившим тепло в термосе. Борис хотел что-то сказать, но я прервал его.
        - Так, дурака больше не валяем! Слушаться теперь все будут меня.
        - Это почему еще? - не понял Борис.
        - По кочану. Опыт подобных походов есть только у меня. Ну, и у Стаса. Вы же здесь - пацаны. Встретимся с патрулями - будете разговаривать, у вас полномочия имеются. Во всем остальном слушаться беспрекословно.
        - Может, тебе и «ствол» отдать? - скептически вопросил Леша.
        - Нужен будет - сам отберу, - парировал я и, сделав короткое, практически неуловимое обычным глазом движение, достал из бокового кармана его куртки семнадцатизарядный австрийский «глок» - оружие хорошее и надежное, с малой отдачей из-за своих пластмассовых деталей. Выщелкнул обойму, осмотрел ее, вставил назад. Леша только теперь лапнул себя по карману, остальные и двинуться не успели. - Понял, щенок? Еще раз хвост попытаешься поднять - совсем игрушку отберу, чтобы не баловался. Держи! - я бросил ему пистолет. - Чтобы было понятно, это ко всем относится. Спасы ерундой не занимаются. Будете гоношиться - шеи скрутим, как котятам.
        Речь моя имела успех. Настя поаплодировала, Стас открыто ухмылялся. Оружие Бориса и Саши тоже перекочевало к спасам. Мы не договаривались заранее об этом трюке, но действовать быстро умели. На бандитов больно было смотреть. Действительно, какие-то лохи, которым и в рыло дать за падло, настолько хлипкими выглядят, в мгновение ока превращаются в настоящих волков. Есть от чего пригорюниться.
        Долго горевать мы им не дали. Расселись по машинам в том же порядке, что и вчера, сверились с картой и направились к ближайшей дороге. В Грозный нам ехать было совершенно ни к чему. Мне казалось, что надо забирать к северу, минуя Наурскую. Сейчас настало время прислушиваться к своим ощущениям и доверять им. Снимать воспоминания клиента считалось некорректным, я уже говорил. И почти никогда я этого не делал. Теперь вот пришлось пожалеть. Чужое сознание в момент перехода практически беззащитно. Ты подминаешь его, заставляешь закрыться и чем плотнее, тем лучше. Клиент не должен мешать спасать себя. Неполное замещение - очень опасная штука, практически смертельная. Как для клиента, так и для его спаса. В нашей практике такого не случалось, но из опыта западных сейверов мы знали, что в это случае получается один сумасшедший и один полутруп. Для того чтобы как-то исправить положение, нужно немедленно посылать еще одного спасателя, чтобы он вытащил из беды клиента и как можно скорее доставил его к специалистам, которые разделят сознания всех троих и вернут их в собственные тела. Но получиться это может
только если все сделано буквально молниеносно. Конечно, если бы я знал, как дальше развернутся события, наплевал на возможные последствия и как следует покопался в сознании Круталова. Но когда это человек предварительно соломки стелил туда, где упадет? Вот и приходилось теперь прислушиваться, ловить каждую тень в памяти.
        Мы добрались до неширокой асфальтированной дороги и двинулись по ней, углубляясь на территорию Чечни. Дорога была основательно разбита. Похоже, после войн, во время которых здесь не однажды проходили танки и прочая техника, никто не брался ее ремонтировать. Чеченцам было не до того, они воровали скот и заложников, устраивали межтейповые разборки, в общем, жили полной жизнью. А российские строители, которых как раз и захватывали в заложники, ехать сюда отказывались. В народе бытовало мнение, что надо бы границу с Ичкерией закрыть наглухо, может быть, даже стену построить, на манер берлинской. И пусть себе варятся в собственном соку. После того, как нефтепровод прошел вокруг Чечни, надобность в это республике отпала. Но это по общему мнению. Правители же так не считали. Видимо, очень все было завязано большими деньгами. Вот и оставалось это бельмо на российском глазу.
        Размышляя так, я поглядывал по сторонам и, как могло показаться, больше ничем не был озабочен. Но это только казалось. Подсознание мое едва не кипело. Должно было остаться что-то: слабый намек, мимолетное упоминание. Тень памяти. Чтобы это уловить, нужно было не мешать, отвлечься на что-нибудь, сидеть бездумно, наслаждаясь окружающим пейзажем. Тогда в один прекрасный момент и явится, как озарение, нужное воспоминание. Все-таки не хотелось мне прибегать к шприцу.
        Легко сказать - любоваться пейзажем! Нечем тут было любоваться. Если на российской территории были поля, наполовину убранные, почти бескрайние, то здесь народ себя не утруждал землепашеством. Не в его традициях это было. Налететь, пострелять, украсть - всегда пожалуйста. А работать? Что они, грузины какие-нибудь или абхазцы? Мало кто помнит, но при генерале Дудаеве, еще до первой войны, просто катастрофические размеры принял железнодорожный грабеж. Любимым способом добычи было растаскивание в стороны рельс с помощью трактора. Поезд останавливался, и на него шакальей стаей накидывались окрестные жители. Не помогала даже вооруженная охрана. Участвовать в ограблении поезда считалось геройским поступком. Чествовали того, кто больше украл.
        Ехали мы уже с полчаса, но навстречу не попалась ни одна машина. Едва ли только по причине раннего часа. Просто незачем им было днем ехать в ту сторону. Ближе к вечеру, или ночью - другое дело. Любят местные ночь, самое подходящее время для их бизнеса. Хотя захватить какого-нибудь иностранного лопуха, чтобы получить за него потом как следует, могут и среди бела дня.
        Блок-посты милиции и федеральных войск мы проезжали безо всяких затруднений. Видимо, документы, которые предъявляли наши охранники, обладали большой силой. В машины только заглядывали, пересчитывая пассажиров, но обыскивать не решались.
        Через несколько километров после третьего или четвертого очередного поста мы остановились обсудить ситуацию. Похоже, мне предстояло раскрыть свои карты. Но в том-то и беда, что никаких карт у меня еще не было!
        Разминая ноги, все выбрались из машин, сошлись в кружое.
        - Ну, командир, - в голосе Бориса все-таки звучала ирония. (Не убедил их наш спектакль?) - Куда дальше ехать?
        - А вперед, - сказал я, как можно беззаботнее. - Вы ехайте, ехайте, скажу, когда сворачивать.
        - Нет, так дело не пойдет! - завелся Леша. - Езжай туда, не знаю куда.
        - Но что привезти мы знаем? - вмешался Стас из солидарности со мной.
        - Это вы знаете, - уточнил Борис. - Нам ничего не известно.
        - Значит, не вашего ума дело. Приказ был - нас сопровождать. Точка. Вот и сопровождайте.
        - Куда сопровождать?!
        Надо было гасить зарождавшийся бунт.
        - Так, поговорили? Все, базар закрыт. По машинам и вперед. Через пять километров остановка, там и скажу куда дальше ехать. Вопросы?
        Вопросов не имелось. Если за это время я не найду ответ, придется доставать шприц. Как бы плохо мне потом не было.
        Все изменилось очень скоро, контрольный срок еще не успел закончиться. Нас остановил следующий пост.
        - Да что за черт! - выругался я. - Они тут на каждом километре?
        И сразу же заметил, как напряглась спина Саши.
        - В чем дело?
        - Это не федералы, - медленно сказал он, притормаживая.
        - Значит, милиция.
        - Ты не понимаешь...
        - Да в чем дело-то?
        - Если это не люди Халида... Мы к нему письмо везем от Мусы. Какие-нибудь другие чурки нас могут просто шлепнуть. Или в заложники взять. Войска все дороги контролировать не могут. Вот и появляются всякие отморозки...
        Пост не был стационарным. Никаких строений. Два «жигуленка» перекрывали дорогу, а перед ним стояли трое с автоматами.
        - Дай-ка сюда пушку, - приказал я. - Давай, давай. Попробую подстраховать ребят.
        Мы остановились довольно далеко от поста и первой машины. Слева вдоль дороги тянулась предназначенная для защиты полей от ветра лесополоса, очень жиденькая. Но мне должно было этого хватить. Выбравшись через правую дверцу, я осторожно выглянул из-за «УАЗа». На посту шла разборка. Борис, размахивая руками, что-то втолковывал боевикам. Те слушали с равнодушными лицами, поводя стволами автоматов. Один, который держал нашу «подорожную», еще раз ее просмотрел, потом плюнул на бумаги и бросил их под ноги. Та-ак, действительно вляпались. Надо действовать. Дождавшись, когда внимание боевиков отвлекли наши спутники, выбиравшиеся с поднятыми руками из машины, я в два прыжка пересек довольно узкую здесь дорогу и упал в траву. На посту моего маневра не заметили и не всполошились. Я пополз вперед, царапаясь о шипастые ветки дикой акации. Местами, где кустарник рос погуще, можно было перебегать на четвереньках. Быстро добравшись до места, с которого я уже хорошо видел и слышал все, что происходило на посту, залег, еще раз проверил пистолет и приготовился к броску.
        - Что нам твой Халид! - почти кричал тот, что плевал на бумаги. - Здесь мы хозяева! Вы, собаки неверные! Зачем к нам приехали? Шпионить? Я таким как вы головы резал в Грозном! И всегда буду резать!
        Борис что-то тихо ему отвечал. Леша стоял с побледневшим лицом, а Стас осторожно озирался, раздумывая, что можно сделать в этой ситуации. Не очень много, надо сказать. Потому что кроме этих троих боевиков в каждом «жигуленке» сидело еще по одному и тоже с автоматами. До них Стасу было не дотянуться. А я на что? Но следовало еще подождать, вдруг дело миром закончится?
        Теперь видно было, что боевики были какие-то нервные, дергающиеся. Могли открыть стрельбу неожиданно, просто сорвавшись с нарезки.
        Между тем бандиты обратили наконец внимание и на вторую нашу машину.
        - Что он там стал? - вопросил старший. - Зови сюда, а то вас всех перестреляю.
        Борис неуверенно махнул рукой. Но Сашка, оставшийся без оружия, под автоматы ехать не захотел. «УАЗ» остался на месте. Старший бандит что-то сказал по-чеченски и к нашей машине направился другой боевик, худой, с короткой рыжей бороденкой. На ходу он снял с плеча автомат и передернул затвор. Ничего, там Настя есть. Этого доходягу она вмиг уложит. А мне ждать, пока худой подойдет.
        На посту события развивались стремительно. Стаса и людей Мусы стали оттеснять от машины в поле. Заклацали затворы и я понял, что сейчас наступит кульминация. Ребят собирались вульгарно расстрелять. Ну, вот уж хрена!
        Взгляд в сторону. Настя выходит навстречу рыжебородому. Порядок! Я прицелился, и громко свистнув, нажал на курок. Две пули по одному «жигулю», две - по другому. В том, что попал, сомнений не было. Теперь - на помощь Стасу и остальным.
        Но здесь помогать не понадобилось. После моего сигнала Стас в мгновение ока уложил одного, другого достал Борис. Леша только растерянно улыбался. У второй машины дела обстояли не хуже. Рыжебородый доходяга лежал, уткнувшись носом в асфальт, а над ним с автоматом стояла Настя. Я в ней не ошибся.
        Мы подвели итоги стычки. Тех, кто были в «жигулях», я застрелил. Еще одного отправил к его аллаху Борис, действовавший прямо и жестко. Остальные двое, хотя и помятые, были в порядке.
        - Ну, что с ними делать будем? - спросил я.
        - А что с ними делать? - пожал плечами Борис. - Отвести в лесополосу и грохнуть. Давайте, я.
        - Может, и правда? - раздумчиво сказала Настя, косясь на рыжебородого. - А то я что-то добрая стала, мало этого козла приложила.
        Боевик под ее взглядом задрожал.
        - Охота вам мараться? - брезгливо заявил Стас. - У меня другое предложение. - Боря, мы с людьми Халида должны встретиться?
        - Придется, - кивнул тот. - У нас же письмо шефа к нему.
        - А до села далеко?
        - Десяток километров.
        - Тогда свяжем этих и передадим дорогой подарок. Я думаю, Халид обрадуется.
        - А у тебя башка варит! - обрадовался Борис. - Пусть он им яйца оторвет!
        Тот боевик, которого свалил Стас, мрачно сказал:
        - Лучше сами убейте. Там нас на кусочки порежут.
        - Вот уж не наше дело. Вы в своей республике, сами и разбирайтесь, - хладнокровно заявил я. - Вяжи их, парни!
        Трупы мы погрузили в одну из легковушек, которую откатили в кусты. А связанных боевиков с заткнутыми ртами закинули в другие «жигули», трофейное оружие погрузили в багажник. За руль посадили Лешу, и наша маленькая колонна двинулась дальше. На месте боя не осталось никаких следов.
        Я получил маленькую отсрочку. Останавливаться там, где предполагалось ранее, не стали, и к обеду въехали в большое село. На блок-посту нас пропустили безоговорочно. Село хотя и было занято федеральными войсками, жило какой-то своей жизнью. И авторитет Халида, хотя и находящегося в розыске и скрывающегося неизвестно где, здесь был весьма высок. Нас встретили очень радушно. И подарку обрадовались, особенно когда мы объяснили, откуда взялись эти джигиты. Оказывается, за ними давно охотились, но все никак не удавалось застать «на деле». С веселыми воплями двух несчастных куда-то поволокли. Печальная их ожидала участь. Но вот уж кого жалеть не хотелось. Кто знает, сколько крови было на руках, которые едва не убили и нас.
        
        Глава 20
        
        Дальше в этот день мы уже не поехали. Нас, русских, несмотря на хоть и вяло, но продолжающуюся все же войну, принимали, как дорогих гостей. Ведь мы приехали от Зеленого Мусы. Настя сидела вместе с мужчинами. И, несмотря на законы шариата, на столе появилась водка. Саша с Лешей после пережитого потрясения налегли на нее с усердием. Мы же и Борис старались не перебирать. Я посматривал на Стаса - каково ему? Ведь с этими людьми, их братьями и сыновьями он воевал здесь, убивал сам и терял товарищей. Но на лице спаса не отражалось никаких чувств. Он хорошо умел владеть собой.
        Спать улеглись заполночь. В поисках информации я пытался поговорить с хозяевами о старых ракетных шахтах, но те мало что о них знали. Да, были, но не здесь, а где-то под Бамутом. Как раз те шахты меня не интересовали. Про них было все известно, и бомбы там искать не имело смысла. Нет, где-то здесь поблизости должна была скрываться та самая, необходимая нам. Это я ощущал уж не знаю, каким чувством. Может быть, начало срабатывать озадаченное подсознание. Но ясного ответа все еще не было.
        С другой стороны, думал я, как может быть, чтобы такое, в общем-то немаленькое сооружение, хотя и погруженное большей своей частью в грунт и скалы, не известно живущим здесь людям? Факт из разряда невероятных. Что, за все годы, с тех пор, как шахту забросили, никто не попытался проникнуть туда, в надежде поживиться оставленным военными имуществом? Ни за что не поверю. Может быть, чеченцы скрывают ее, она им самим нужна? Склады там, к примеру, расположены тайные, где заложников держат и награбленное. Но в таком случае военные ни за что не стали бы прятать в шахте мини-бомбы. Да и Круталов туда ездил, и даже вернулся. Ведь он видел чемоданчики, трогал их, проверял, протухли заряды или нет. Значит, должна быть шахта! Или все же я ошибаюсь, и бомбы лежат совсем в другом месте? Ох, как нынче выражаются, поедет у меня башня от таких раздумий... Вот еще мысль. Надо местных осторожно поспрашивать, не появлялся ли я (то есть, Круталов, конечно, но я ведь сейчас в его обличье!) недавно в этих краях? Впрочем, вряд ли незнакомого русского кто-то видел. Как бы он потом назад вернулся?
        На следующий день рано уехать тоже не удалось. Гостеприимные хозяева не хотели отпускать, уговаривали погостить еще пару дней, пока не появится Халид. Еле удалось отговориться обещаниями непременно заехать на обратной дороге и тогда погулять как следует. Завтрак растянулся на два часа. Я настрого запретил нашим охранникам прикасаться к водке. Те, хоть и мучились с похмелья, поворчали, но подчинились. Неожиданная мысль пришла мне в голову. Ну почему эти, в общем неплохие, люди так радушно встречают только бандитов? Неужели они родня? Не по крови - по духу!
        Теперь Борис сел в нашу машину, а Сашу отправил в переднюю. Я понял, что он собирается выпытывать у меня конечную точку рейда, и приготовился к отговоркам. Повеселевший почему-то Сашка уступил руль охотно. И вновь наши верные «УАЗы» затряслись по разбитой дороге. Хозяева предлагали сопровождение для верности, но пришлось отказаться. Если придется - сами отобьемся. Да и не на каждом шагу здесь отморозки, подобные вчерашним, встречаются.
        Мы возвращались назад, к той точке, где вчера должны были остановиться, осмотреться и повернуть к востоку. Тянуло меня туда. Борис действительно стал подъезжать с расспросами. Хорошо еще дорога не позволяла надолго отвлекаться. Я выкручивался и врал изо всех сил. Но, кажется, не очень убедительно. Даже Настя начала посматривать на меня с подозрением. А что оставалось делать, если эта проклятая тень памяти все время ускользала?
        Дорога петляла между холмами, поросшими редким кустарником. Минут пятнадцать назад свернули с основной трассы, и теперь я присматривал место, где бы притормозить и наметить дальнейший маршрут.
        - Что это с машиной? - насторожилась вдруг Настя.
        - С нашей? - не понял я. - А что с ней?
        - Да нет. Ты вперед глянь.
        Передний «УАЗ» действительно вел себя странно: то вдруг увеличивал скорость, то сбрасывал ее, вилял от одной обочины к другой.
        - Вот же козлы! - в сердцах сказал Борис. - Они с собой пузырь взяли. Или даже не один. А теперь квасят, пока я не вижу.
        - И Стас тоже хорош! - возмутилась Настя. - Нет, чтобы по рукам дать!
        Борис посигналил, требуя остановиться, но в этот момент на склоне холма недалеко от дороги вспух клуб дыма, послышался глухой удар и переднюю машину снесло на обочину словно порывом урагана.
        - Тормози! - заорал я Борису, распахивая дверцу и вываливаясь наружу, не забыв ухватить за шиворот Настю.
        Слишком знакома была мне эта картинка. МОН-50, мина направленного действия. При подрыве 900 стальных шариков летят как пули на полсотни метров, прошивая борта автомобилей и живую плоть пассажиров. Обычно после взрыва начинается обстрел колонны, чтобы добить оставшихся в живых и деморализовать тех, кто попытается оказать сопротивление.
        Приложившись об асфальт, мы с Настей покатились в сторону от машины. Укрыться здесь было абсолютно негде. Я ругал себя за то, что не догадался прихватить один из трофейных автоматов. Что теперь делать?
        Но вокруг стояла тишина, только от первой машины раздавался то ли треск, то ли скрип. Кажется, кто-то там стонал. По нам никто не садил из всех видов оружия, не цокали о дорожное покрытие пули. Странная засада...
        Я приподнялся, хотя все еще оставалась вероятность появления снайпера, который, не торопясь, снимет нас одного за другим. Нет, все спокойно. Борис вылез из машины, с растерянным видом оглядываясь по сторонам. Да, боевого опыта у него точно не было. Иначе не оставался бы за рулем так долго.
        Осмотрев склоны близлежащих холмов, и не обнаружив ничего подозрительного, я кивнул Насте:
        - Вставай, пойдем, посмотрим, что там.
        Наш передний «УАЗ» выглядел жутко. Весь какой-то перекосившийся, стекла выбиты, борта испещрены пробоинами. Во взгляде Насти был ужас. А я такое видел не раз. Но впервые - в Анголе, когда кубинский майор, ехавший тоже на «УАЗе», попал под эти смертельные шарики. Живых в машине остаться не должно было. Погибли бандиты, но погиб и Стас. Он отправился с нами, чтобы помочь, его никто не заставлял. А от мины не уйдет даже самый тренированный спас.
        - Глеб, Глеб, что же это такое? - дрожащим голосом спросила Настя и заплакала.
        Я, человек опытный и многое повидавший, боялся заглянуть в машину.
        - Ну чего ты, дуреха, ревешь, - раздался вдруг оттуда хриплый голос. - Помогите выбраться, а то эта колымага еще рванет.
        Взвизгнув, Настя бросилась рвать ручку, пятаясь открыть дверцу. Я оттолкнул ее, уперся ногой в борт и выдрал замок с мясом. На асфальт выпало тело Саши. Он сидел как раз со стороны взрыва, и шарики достались ему. Леша тоже получил достаточно, упал на руль, залив приборную доску кровью. А Стасу удалось выжить. Саша послужил ему щитом и только один шарик зацепил правую руку нашего друга. Весь в чужой крови, он выбрался из машины и сел прямо на дорогу - ноги не держали. Пока Настя ощупывала его, разыскивая раны, я осмотрел тела наших бандитов. Нет, бесполезно, после такого не выживают. Какая же сволочь установила эту гадскую мину?! Ведь результатами не воспользовались. Бессмысленно убили людей, безо всякой выгоды для себя. Неужели кто-то знал, что мы поедем этой дорогой? Или так, ловушку для случайной машины федералов сунули?
        Подошел Борис, молча посмотрел в мертвые лица своих товарищей и вернулся к нашей машине. Настя бинтовала руку еще не пришедшему как следует в себя Стасу. Да, вот это называется везение!
        - Мы только тронулись, как они начали к бутылке прикладываться, - зачем-то стал рассказывать Стас. - Я не стал, а на всякий случай сел за
        спиной водителя. Самое безопасное место при аварии.
        Гляди-ка, не просто, значит, везение. Немного и умения было приложено. Вот так судьба умным помогает.
        Я обшарил весь склон, где была установлена мина. Никаких следов. И мина сработала не от радиовзрывателя, а от тонкой проволочки, протянутой поперек дороги. Нет, ну кому это было нужно?
        Пришлось доставать саперные лопатки и копать в неподатливой каменистой земле две могилы. Везти с собой тела мы не могли. На такой жаре уже через несколько часов появится тяжелый запах. Завернули Сашу и Лешу в куски брезента и уложили в продолговатые ямы. Ни у кого не было опыта могильщика, так что, как уж вышло. Постояли молча над холмиками с самодельными крестами. Да, они были бандитами, но мы зла от них не видели. Или не успели увидеть?
        Машину мы оставили там, где ее настиг взрыв мины. Нашли более-менее приемлемую тень и стали держать совет, что делать дальше. О возвращении не могло быть и речи. Даже если предположить совершенно невероятное - кто-то пытается нас остановить, все равно нужно ехать вперед. С максимальной осторожностью, но вперед. В любом случае, дело мы должны были довести до конца. Тем более что никто из спасов не пострадал, тела клиентов остались в целости и сохранности.
        Пришло время сказать моим товарищам правду о поездке в никуда. Я так и не вспомнил места, где спрятаны «ядерные чемоданчики». И хотя ощущение, что мы движемся в правильном направлении, не покидало меня, одного этого было недостаточно. Ну, движемся и движемся. А куда именно? Хрен его знает!
        Собравшись с духом, я все рассказал. Эффект был ошеломляющим. Несколько минут Борис, Настя и Стас соображали, что же это такое они услышали.
        - Погоди, - наконец опомнилась Настя. - Ты хочешь сказать, что с самого начала блефовал?
        - Вот именно, - сокрушенно подтвердил я.
        - Я так и знала, просто чувствовала, что здесь нечисто! Ну, ты и зверь!
        Стас, только приходящий в себя, сокрушенно крутил головой. А Борис наливаясь злобой, потащил из кармана пистолет.
        - Ах ты, сука! Из-за тебя пацаны погибли! Не знает он, куда ехать! Никуда и не поедешь, рядом могилку вырою, собственноручно!
        Настя не глядя ударила его ребром ладони по запястью и «Глок» выпал на землю.
        - Погоди суетиться. Я Глеба знаю, у него всегда что-то в заначке имеется. Верно?
        - Ну-у, да, в общем...
        - Говори. Да уймись ты! - прикрикнула она на все еще злобящегося Бориса.
        Я понимал, что ничего другого не остается, как использовать мой последний козырь. Не зря я заказал Мусе несколько ампул мемофара и шприцы. Уже в Москве, зная, что память может подвести и место, где находятся мини-бомбы так и не придет на ум, вспомнились еще с советских времен разработки лабораторий ГРУ. В свое время, в тренировочном лагере перед загранкомандировкой, у нас не было специального курса прикладной фармакологии, это не посчитали необходимым. Но кое-что мы узнали. Мемофар предназначался для кратковременного усиления памяти. После введения этого средства человек мог вспомнить все, что видел в последнее время до мельчайших подробностей. Даже то, на что совсем не обратил внимания. Возникала яркая картинка, которую он описывал, находясь в полубессознательном состоянии. Включался магнитофон и рассказ записывался на пленку. Причем врач мог корректировать направление рассказа, задавая наводящие вопросы. Человек как бы входил в иллюзорный мир, мог приблизить или отдалить его детали. Листок бумаги, увиденный с расстояния в километр, удавалось разглядеть так подробно, будто он лежал здесь, в
комнате, на письменном столе.
        Отрицательной стороной являлось то, что последствия воздействия мемофара нельзя было предсказать. Пользовались им только в крайних случаях, когда человеческий материал не представлял больше ценности и после использования списывался в расход. Процентам тридцати подвергшихся мемофарированию удавалось остаться нормальными. Остальные, пережив столь яркие воспоминания, банально сходили с ума. Ну, предположим, с психикой у меня все было в порядке, железная, можно сказать. Но кто мог дать гарантии, что средство это не найдет лазейку и не отправит меня через нее в Страну Вечного Счастья?
        Но другого выхода все равно не было. Оставалось положиться на удачу и крепкие мозги спаса. Я кратко разъяснил, что собираюсь предпринять.
        Настя жалобно спросила:
        - Неужели ничего больше нельзя придумать?
        - Думаю, нет. Я свою память уже истерзал попытками. Не помогает. Борис, к тебе просьба, ты покрепче. Если все пойдет не так, и я из состояния транса не вернусь - пристрели. Мне так будет легче. Да и вам хихикающий идиот ни к чему, только обуза. Стас, Настя, а вы не мешайте ему. Договорились? Стас, ты будешь контролировать процесс и задавать вопросы. Остальные сидят и не мешают. Чтобы ни звука!
        Уколы я делать умел. В расстрелянной машине мы нашли чудом уцелевшую бутылку, в которой еще оставалась на донышке водка. Мы со Стасом забрались в наш «УАЗ», который загнали под стоявшее поблизости дерево, чтобы не так жарко было. И все равно я чувствовал, как по лицу стекают капли пота. Это был не страх, просто организм чувствовал, что ему предстоят запредельные нагрузки и заранее готовился к ним. Я закатал рукав рубашки, сломал головку одной ампулы и набрал в шприц ровно кубик прозрачной жидкости. Самодельным жгутом перетянул руку. Прежде чем делать укол, спросил у Стаса:
        - Все понял, как и что надо спрашивать? Ни в коем случае не заставляй отвечать напрямую, осторожно подталкивай меня в нужном направлении, будь настойчив, но не пытайся подавлять. Я должен все рассказать сам. И еще одно. Из-под контроля может на время выйти личность Круталова. Это, конечно, идеальный вариант. Как только поймешь, что это он, обращайся к нему «Олег Афанасьевич», успокой, и говори от лица его начальников, без фамилий, конечно. Потом, когда все выяснишь, без жалости загоняй назад и вызывай меня. Действие мемофара закончится через полчаса. Ты должен успеть. И еще одно. Если все-таки мне не удастся вернуться, зови Бориса и постарайся, чтобы Настя ничего не видела. Хорошо? Вам все равно выбираться надо. Узнаешь, где бомбы - езжайте туда, забирайте их и возвращайтесь. Может быть, Муса слово сдержит, вернет Насте тело. Не узнаешь - убирай Бориса и вдвоем прорывайтесь назад, в Россию. Есть у меня ощущение, что на вас военные выйдут. Там у них Хромов такой, я тебе о нем рассказывал. Торгуйтесь, пусть он со своими генералами с Мусой схлестнется. Помогут Насте - что-нибудь придумаете, как от
них отвязаться. Ну, и по обстоятельствам... Все понял?
        Стас молча кивнул.
        Я поработал пальцами, чтобы вена вздулась, протер кожу водкой и ввел себе все содержимое шприца. С минуту мир вокруг меня оставался прежним, а потом солнце резко погасло, и я вновь оказался в том тоннеле, который снился раньше.
        Все те же бетонные стены, влажные от стекающей по ним воде, все тот же пыльный пол, усыпанный мелкими камешками. Тоннель на этот раз не казался бесконечным. С каждым шагом приближалась стальная перегородка, в которой была приоткрытая дверь. Наконец я понял, что это не перегородка, а огромные ворота. Коснулся двери рукой, почувствовал, как она подается, и шагнул через порог. Нет, там не было зеленой травы и яркого солнца. Просто небольшой тамбур. Но вот за ним и находилась свобода! Я стоял на ровной зеленой поверхности у подножия небольшого холма, можно сказать даже - холмика. Вокруг росли деревья, невдалеке протекала узкая, но бурная речка. Вопрос, который мучил меня все последнее время оставался без ответа. По-прежнему я не мог сказать, где находится тоннель и вход в него, что это за местность. Усилия мои пропали впустую. Отчаяние захлестнуло мое сердце. Все напрасно. Я заплакал... И внезапно от этих слез успокоился, ощутил, как мне легко и хорошо. Тот мир, в который я вышел из тоннеля был моим, мне предстояло жить в нем и сознание этого наполнило душу весельем. Я шел по траве среди деревьев,
тени скользили по моему лицу, слезы высыхали. Жить здесь, жить легко, жить вечно!
        Потом почувствовал, что меня сильно бьют по лицу. Было больно и обидно. Как это так - меня бьют, а я не могу дать сдачи. Я попытался замахать руками, открыть глаза, увидеть того, кто меня бьет. Это удалось. Но пришлось приложить немалое усилие, чтобы сфокусировать взгляд. Я лежал на заднем сидении «УАЗа». Передо мной было зареванное лицо Насти. Она опять замахнулась, но я успел пробормотать:
        - Все, все, хватит, больно...
        Как ни странно, эти слова вызвали у нее новые потоки слез. Загадочные существа эти женщины! Никогда не устаю им удивляться.
        
        Глава 21
        
        Память восстанавливалась. Я понял, что благополучно вернулся из добровольного безумия. Вот только удалось ли узнать то, ради чего все это затевалось? О чем я говорил и что описывал? Если тот тоннель и местность вокруг входа в него, то и мечтать нечего найти, где это находится.
        Кряхтя, я выбрался из машины, присел на край кабины. Внутри меня что-то противно дрожало, лицо было мокрым от пота и слез, все тело противно чесалось. Я поискал глазами Стаса, спросил:
        - Получилось?
        Он обрадовано закивал.
        - Еще как получилось! Теперь мы все знаем. Ты такое рассказывал!
        - Погоди, потом, позже... - слабо махнул я рукой, стянул рубашку, вытащил из машины канистру с водой.
        Холодная вода быстро привела меня в чувства. Стасу пришлось опорожнить почти всю канистру. Не вытираясь, я тряхнул мокрой головой и полез за сигаретой. Борис, сама предупредительность, подскочил с зажигалкой. Злость его исчезла. Жадно затянувшись несколько раз, я решил, что очухался окончательно и велел:
        - Ну, давайте, выкладывайте.
        Начать хотела Настя, но Стас ее остановил движением руки.
        - Если бы сам не видел, ни за что бы не поверил. Ты, даже, кажется, светился...
        - Ладно эмоции и подробности потом. Конкретно - что это и где?
        - «Чемоданчики» в хранилище старой ракетной шахты. Она там одна, отсюда часах в трех езды. Хорошо замаскирована, но есть ориентиры по пути. Я все тщательно записал. Замок на входе стоит кодовый, но ты и код вспомнил. Вернее, не ты, а твой клиент. Все получилось, как ты и предсказывал. Растормозилось его сознание, и пришлось действительно разговаривать с ним. Так, это тоже подробности, потом, - одернул себя Стас. - Охраны ни у шахты, ни внутри нет. План подземелья я зарисовал. В общем, проблем не будет. Да, вот еще что. Там пять бомб, но только две из них годные. Остальные можно выбрасывать.
        - Ну, Мусе и этих двух с избытком хватит, - усмехнулся я. А про себя подумал, что и одной ему многовато будет. - Ладно, раз так, то собираемся и поехали. По дороге мне в подробностях обскажете.
        Стас действительно почти все сделал сам. Только под конец, когда я со счастливым лицом и пустыми глазами начал точить слезу и не реагировал ни на что, вмешалась Настя.
        - Ты думаешь, полчаса всего прошло? Фигушки - полтора! И последние минут двадцать я тебя по морде лупила.
        Я потрогал щеки. И впрямь горят. Хорошо хоть синяков не осталось на толстой ряшке полковника Круталова.
        - После укола ты почти сразу впал в ступор, - рассказывал Стас. - На вопросы не отвечал, только всматривался куда-то и немного ногами перебирал, будто идешь. Потом я тихо тебя позвал и спросил, что ты видишь. Ты медленно начал рассказывать о хранилище. И тут вдруг стал Круталовым. Даже голос изменился, осанка другой стала. Полковник четко своему начальству доложил, где бомбы, в каком они состоянии. Я предложил прогуляться наверх. И по его описаниям стал рисовать план коридоров. Вышли наружу. Вокруг деревья, недалеко река.
        - Это я помню.
        - Ну, а дальше подробно изложил, как до хранилища добраться, где ориентиры искать. Я попытался тебя из транса вывести, но ничего не получалось. Прибежала Настя, стала реветь и тебя по щекам охаживать.
        - Значит, достучалась. Толците и отверзнется вам. Спасибо, девочка!
        - Да чего там, - смутилась она. - Кучу удовольствия получила. Когда еще случай выпадет так тебе физиономию начистить. А ты, похоже, и не рад, что вернулся.
        - Не в том дело. Я теперь знаю, почему ТАМ остаются. Когда совсем ЗДЕСЬ надоест, вколю себе дозу побольше, да и заживу припеваючи. А вы, как знаете.
        Конечно, я шутил, но кое-какие воспоминания со мной остались. Страшная штука этот мемофар! Не дай Бог, еще раз необходимость в нем возникнет!
        Километров через сорок мы сделали последнюю остановку, чтобы немного перекусить, а то за всеми событиями этого дня не удосужились после завтрака съесть хотя бы по бутерброду. Решили, что до того, как лезть в подземелье, внимательно осмотрим окрестности. Нельзя было забывать о местных любопытствующих. Сейчас нам совершенно ни к чему были посторонние. А ведь существовал еще и Хромов с сослуживцами! Не верилось мне, что они спокойно отнесутся к уходу своего эксперта на вольные хлеба.
        Местность понемногу менялась. Дальше должна была начаться Ногайская степь, но пока растительности становилось все больше. Среди кустарника появились уже вполне приличные деревья. Поблизости была вода. Стас, сверяясь с записями, указывал куда ехать.
        - От того холма налево, примерно с километр. Потом должна быть узкая грунтовка. Здесь надо свернуть. Вон, видите, геодезическая тренога виднеется? За ней будет маленькая долинка. Это там.
        Мы остановились. Мы с Борисом отправились на разведку. В багаже у нас имелся бинокль. Поднявшись на вершину холма к треноге, сваренной из поржавевших труб, залегли и внимательно стали изучать местность. Посторонний человек ни за что не заметил бы здесь скрытые под землей сооружения. Спокойная долина с протекающей по ее краю среди зарослей орешника речушкой. Все было именно так, как я помнил.
        Через пятнадцать минут стало ясно, что мы здесь одни.
        - Ну, что же, поехали, - решил я.
        Если сюда и приезжали машины, то с того момента прошло уже порядочно времени. Колеса «УАЗа» подминали густую траву. Долина выглядела маленьким кусочком Эдема после того, как была изгнана поганившая его парочка. Тихо и благолепно. Настя вздохнула:
        - Отдыхать сюда приезжать надо, а не бомбы искать.
        Лично я предпочитаю для отдыха море, Кавказское побережье, например, поэтому был более прозаичен.
        - Так, ну и где здесь вход? Насколько мне помнится, там ворота должны быть - грузовик проедет. Что-то не видно.
        - Ты забываешь о том, что, во-первых, шахта секретная, значит, тщательно замаскированная. А во-вторых, она брошена уже давно. Заросло все. Насколько я понял, искать надо вон там, у того невысокого холмика.
        Оставив машину, мы разошлись веером, вглядываясь в траву под ногами. Наконец Борис тихонько свистнул.
        - Похоже?
        Под кустом виднелась небольшая металлическая дверка, прикрытая несколькими квадратами дерна с пожелтевшей уже травой.
        - Да, кажется, оно. Где тут замок? Стас, ты говорил, что код записал.
        С левой стороны действительно была установлена коробочка цифрового замка и еле заметно светилась маленькая красная лампочка.
        - Восемь, шесть, девять, три, пять...
        Огонек, стал зеленым, послышался щелчок. Дверь немного приоткрылась.
        - Не понимаю, какие тут могут быть ворота? - проворчал Борис.
        - При необходимости, наверное, половина холма в сторону отъезжает, - предположил Стас.
        За дверцей была темнота. К счастью, люди Мусы, собиравшие наше снаряжение, предусмотрели и мощные ручные фонарики. Решено было, что в подземелье пойдем мы с Борисом, а Настя и Стас на всякий случай останутся снаружи. У одного из погибших охранников «Глок» оказался неповрежденным, так что у нас теперь было два пистолета. Один я выдал нашему наружному посту, другой взял сам. Борис не возражал. После гибели своих товарищей он как-то притих, был спокоен и несколько отстранен, словно стал задумываться о вечном, о бренности человеческой жизни.
        - Вы там недолго, - напутствовала Настя. - Убедитесь, что все в порядке - и назад. Завтра разберемся подробнее. А то темнеть начинает.
        Борис первым шагнул через порог, пригнув голову, чтобы не удариться о верхний край дверного проема. Я последовал за ним. Судя по воспоминаниям, вначале должен быть тамбур. Так и оказалось.
        - Вот тебе и ворота! - сказал я, невольно приглушая голос.
        Действительно, ворота были массивными, сваренными из стальных балок, пространство между которыми было заполнено бетоном. Но и в них имелась дверь. Оказалось, что Круталов ее оставил открытой. А дальше начинался тот самый тоннель. Все было как во сне, только освещали его сейчас два наших фонаря. Могла существовать и аварийная энергосеть. Раньше создавали поразительно живучие системы. Искать рубильник или выключатель было недосуг. Пройдя тоннель, мы оказались на просторной площадке, от которой ответвлялись еще три хода. Эхо от шагов вязло в темноте. Разговаривать не хотелось. Согласно схеме двигаться надо было по центральному коридору. Здесь на полу лежали рельсы, узкая колея под вагонетки или небольшие платформы. Неужели эти «чемоданчики» такие тяжелые, что их возить приходится? Как же мы их потащим? Или это для других целей прокладывали?
        Борис достал из кармана серую коробочку, нажал клавишу. В тишине раздались громкие частые щелчки. Радиометр! Молодцы, и это предусмотрели. А вот показания прибора не очень радовали. Я поежился. Конечно, ничего страшного не случится, если мы пробудем здесь минут двадцать. Если больше... Лучше не надо.
        Коридор закончился еще одной дверью. Запиралась она обычным штурвалом. С усилием провернув его, я отвалил в сторону толстую металлическую плиту. Из этой комнаты тоже имелось два выхода, но дальше нам идти не требовалось. На стеллажах у стен лежали блестящие металлические коробки. Разумеется, это были лишь футляры. Сами бомбы находились внутри и на чемоданы вовсе не походили. Ящиков было пять, как и говорили. Но разбираться, в каких именно лежат годные к применению устройства, мы не стали.
        - Пошли отсюда, - попросил Борис. Солидным подкреплением просьбы был треск радиометра в его руках.
        Но едва мы повернулись, чтобы уходить, как под потолком вспыхнул тусклый свет, а в открытую дверь вступил очень знакомый мне человек. Господи, Хромов! Вот уж кто здесь не нужен!
        За спиной полковника молча стояли двое с автоматами, и стволы оружия смотрели на нас. Выхватывать пистолет сейчас не имело смысла. Тем более здесь, рядом с ядерными бомбами.
        Одет мой бывший сосед по купе был все так же: джинсы, легкая курточка. Отставник, одним словом. И по лицу его бродила счастливая, штатская улыбка. Приятеля старинного встретил, вот ведь радость!
        - Ну, здравствуйте, Олег Юрьевич! Или все же Афанасьевич? А может, вовсе Глеб Сергеевич? Как прикажете обращаться? Неудобно ведь получается, согласитесь. Ну, куда же вы в Москве пропали? Наши друзья так вас ждали на вокзале, так готовились к встрече.
        Он балагурил, а взгляд бегал по комнате, ощупывая и нас, и металлические ящики. Волновался Хромов, переживал. А вдруг я успел что-нибудь здесь натворить? Да вот сейчас бомба и сработает. Но ящики были опечатаны, и вид сохранившихся печатей успокоил полковника. Он расслабился. Чего не скажешь о сопровождавших его людях. Они разошлись в стороны и теперь держали нас под перекрестным прицелом. Как ни прыгни, все равно можешь успеть получить пулю. Рисковать мне сейчас не хотелось. Надо было сначала оценить ситуацию.
        - Послушайте, Александр Николаевич, - наконец сказал я, - пойдемте отсюда. Неуютно как-то здесь разговаривать. И потом, слышите, как щелкает?
        - Конечно, конечно, о чем разговор! - обрадовался Хромов. - Немедленно пойдем! А щелкало здесь всегда, почему шахту и забросили, не достроив. На этом месте еще воины Александра Македонского олово добывали, рудник небольшой был. Может быть, от лучевой болезни великий полководец позднее и скончался, а вовсе не от чрезмерного пьянства. Кто сейчас правду узнает? Только если вы надеетесь, что ваши друзья снаружи помогут, то зря. С ними все в порядке, отдыхают. Живы, живы! - поспешил он успокоить, заметив мое непроизвольное движение. - Только под охраной. Мы ведь давно вас здесь ждем, даже притомились. Ну что, пошли? - он отступил в сторону, пропуская меня.
        Если я не собирался пока ничего предпринимать, то у Бориса нервы не выдержали. Едва мы оказались в основном тоннеле, как он, оттолкнув конвоира, бросился бежать.
        - По ногам! - оглушительно рявкнул Хромов. - Он еще нужен!
        Ударила короткая автоматная очередь и бандит, споткнувшись, покатился через голову. Военные свое дело знали. Пуля попала Борису в бедро. Теперь при всем желании убежать он не мог. Тут же в тоннеле его перевязали и потащили к выходу. Хромов завистливо цокал языком рассматривая отобранный у меня «Глок».
        - Ах, хороша игрушка! Ну что бы нам такими не вооружаться? При всем своем патриотизме - не люблю макаровский пугач. Ну, надежный. И только. А прицельный огонь как вести? Да из него кого-нибудь убить - самому проще застрелиться.
        - Не скажите, - буркнул я, вспомнив Анголу.
        Да и других эпизодов в моей жизни хватало, когда «макаров» выручал.
        - Не спорьте, не спорьте, Глеб Сергеевич! Я военный, знаю. А вы так, любитель.
        Интересно, он что, не заглядывал в мое досье? Сомнительно. Но спорить я не стал. Пусть потешится.
        - Кстати, как ваша рука? Уже зажила?
        Хромов ощупал место, куда в поезде попала пуля, поморщился.
        - Спасибо за заботу. Немного побаливает, но скоро будет в норме.
        Уже начало смеркаться. На поляне перед бункером стоял наш «УАЗ», окруженный несколькими автоматчиками. Дьявол, откуда же они взялись? Ведь мы так внимательно все вокруг осмотрели! Ну, Хромов, ну зараза! Перехитрил все-таки!
        Стас и Настя сидели в машине. Руки им не связали. Девушка нервно курила, стряхивая пепел в форточку. Здесь все было ясно. Военные получили еще один австрийский пистолет. К нам подбежал невысокий коренастый лейтенант. Хромов отдал ему короткое приказание, лейтенант козырнул и скрылся среди деревьев. Мне послышалось слово «вертолет».
        - Что, Александр Николаевич, собираетесь нас вывозить по воздуху? - не удержался я от вопроса.
        - Собираемся, Глеб Сергеевич, но чуть погодя. Нам с вами придется еще раз сходить туда, в подземелье. Вы ведь помните, зачем сюда Круталов ездил? Пора его миссию выполнять. Раз вы подземелье нашли, то знаете, какие игрушки нам могут пригодиться. Я прав? Ну вот, видите. И полетим мы все вместе в столицу. Там нас уже заждались. Сопротивляться не станете? Не хотелось бы силу применять. Возможности ваши и ваших товарищей мне известны. А вот исход схватки, если вы умение свое станете использовать, предсказать не берусь. Погибнут мои люди, но кто-то из вас тоже жизни лишится. Оно нам с вами надо? Давайте договоримся, а? Вы пообещаете вести себя спокойно, а я со своей стороны гарантирую безопасную доставку в Москву и полное содействие там по возвращению в собственные тела лично вас и вашей очаровательной спутницы. Ведь вас этим уговорили сюда приехать? Ну, как, по рукам?
        Меня уже начинала злить его манера постоянно задавать вопросы. Сам не видит, что нам некуда деваться? Недооценил Муса конкурентов. И у офицеров в голове кое-что имеется. Вообще-то мне было все равно, с кем иметь дело, лишь бы вернуться в свое тело. Военные в этом смысле были даже предпочтительнее, поскольку доказали, что они сильнее бандитов. Но аппаратура и специалисты по-прежнему оставались у Мусы. Об это я и спросил Хромова.
        - Не беспокойтесь, пусть это будет нашей заботой. Не забывайте, ведь чтобы получить полноценного Круталова, мы должны освободить его тело от вашего сознания. Верно? А Круталов нам нужен. Так что все останутся в выигрыше.
        Насчет всеобщей выгоды он, конечно, поторопился. Я еще не сказал своего последнего слова. Ничего, придет время, скажу. Пока же мы ударили по рукам. Забравшись в машину, я кратко описал создавшуюся ситуацию Насте и Стасу. Стас, как обычно, смолчал. А Настя стала было возмущаться, но я кое-что прошептал ей на ухо и она успокоилась и даже повеселела. Правильно, в любой ситуации надо сначала прикинуть все выгоды и потери, а потом уже шуметь. Задача для нашей команды не стала сложнее или проще, она только слегка изменилась.
        Становилось все темнее. Взяв с собой несколько солдат мы с Хромовым вернулись в шахту.
        - Сколько здесь годных, не «протухших» машинок, Глеб Сергеевич? - поинтересовался полковник, разглядывая серебристые ящики.
        - Всего три. Из них одна на пределе ресурса. Но, если нужно, сработает.
        - Хорошо, возьмем и ее. Показывайте, которые?
        Солдатики споро подхватывали ящики и волокли их к выходу. Два человека тащили коробку без натуги. При необходимости ее мог бы унести и один. Только браться неудобно. Два ящика остались на стеллажах.
        - Ну, Глеб Сергеевич, вы идите, а мне еще кое-что сделать надо. Учтите, мы договорились, я вам верю!
        Недоумевая, я отправился вслед за солдатами. Снаружи было уже совсем темно. Прислушавшись, я различил далекое жужжание вертолетного двигателя. Военные не хотели проводить операцию днем. Верное решение. У моджахедов наверняка еще есть маленькие комплексы «Стрела-2» или даже какие-нибудь «Стингеры», подаренные братьями по вере из арабских стран для борьбы с российскими истребителями. Влупят по вертолету - от него только клочья полетят. Что нежелательно.
        Вертолет сначала наводили по радиомаяку, а когда он появился над нашими головами - подсветили фонарями. Машина оказалась обычным армейским «Ми-8». На таких я налетал тысячи и тысячи километров. Отличный вертолет, надежный, лишь бы профилактику вовремя на нем проводили.
        К тому времени, как машина опустилась на поляну, появился и Хромов. Он был оживлен больше обычного, торопил с погрузкой ящиков. Потом загнал всех в вертолет и мы взлетели. Наш «УАЗик» одиноко остался стоять на поляне. Полковник сел рядом со мной.
        - А что же вы, Александр Николаевич, сами «чемоданчики» не взяли? Потом бы в Москве и разобрались, какие годятся, а какие - нет.
        - Ну, вы как маленький, право слово. А код откуда узнать? Круталов его поменял, когда приезжал сюда. Но нам сообщить не успел. Смотрите, Глеб Сергеевич. Сейчас будет увлекательное зрелище.
        - Куда смотреть? - не понял я.
        - Вниз, вниз!
        Смотреть там было не на что. В темноте еле угадывались кроны деревьев и верхушки холмов. Хромов достал из кармана небольшую коробочку с короткой гибкой антенной, открыл иллюминатор и, высунув в него руку, нажал на коробочке кнопку. Несколько секунд ничего не происходило. Потом в темноте побежали светлые круги, расходившиеся от центра, земля словно подпрыгнула на мгновение и вновь осела. Донесся тяжелый глухой удар:
        - У-бумм!
        Побледнев, уже догадываясь, что произошло, я спросил у довольно ухмыляющегося полковника:
        - Вы что, все подземелье взорвали?
        - Ну конечно! Зачем оно нам теперь? А то еще кто-нибудь придет, возьмет негодные бомбы и сделает их годными. В таких вопросах нужно быть монополистом.
        - И что же там рвануло? - у меня перехватило дыхание.
        - Старый склад артиллерийских снарядов и авиационных бомб. Среди них несколько вакуумных. Недавно завезли. Правда, здорово?
        Мне едва не стало плохо. Но потом, сообразив, что если что-то могло случиться, мы бы это уже почувствовали. Или, как раз, не успели бы почувствовать.
        - Да, - сказал я. - Действительно здорово.
        
        Глава 22
        
        Наш ночной полет в брюхе грохочущего и трясущегося вертолета не был долгим. Уже через час мы приземлились на аэродроме полка, расквартированного под Ворошиловском. Ящики споро погрузили на «Урал» и увезли. А нас троих препроводили в щитовой домик, стоявший на отшибе. Хотя у меня существовала договоренность с Хромовым, полковник предпочитал не рисковать и поставил охрану. Солдат в белом халате и поварском колпаке принес ужин.
        - Никаких тебе изысков, - недовольно сказал Стас. - Неужели они и сами это едят?
        - Мафия, конечно, питается лучше, - констатировал я. - Но не надо забывать, что мы теперь на казенных харчах.
        - Дурацкое выражение! - подала голос Настя. - Словно в тюрьму попали.
        Я вздохнул.
        - Эх, девочка, чует мое сердце, что вскоре тюрьма может показаться нам райским островом...
        Присутствия духа мы не теряли, но настроение было все равно не праздничным. Раненого Бориса поместили отдельно. Хорошо, если в санчасть. Судьба его нам представлялась совсем мрачной. Да, вот так задание дал своим людям Муса - двое погибли, а третий попал в руки к людям, которые жалеть его не станут. Вытрясут все, что он знает о своем шефе, а потом пустят в расход. Военные с бандитами не церемонятся. Если, конечно, не работают вместе.
        К ужину прилагались бутылка водки и пластиковый баллон местного разливного пива. Я смотрел на них с сомнением. С одной стороны не мешало бы и выпить, чтобы снять напряжение последних дней. Но с другой... Появилась у меня одна мысль и, как говаривал давний мой друг Паша Рой, «я ее думал». Мысль, собственно, появилась еще в вертолете, и тогда же удалось кое-что предпринять для ее воплощения в жизнь. Сейчас имелся шанс выполнить следующий этап импровизированного плана. В этом случае спиртное отменялось. Ну, пятьдесят граммов водки и пару глотков пива я все-таки себе позволил. Не более. Предстояла если не полностью бессонная ночь, то значительная часть ее. Хромов, объявив, что самолет в Москву будет завтра утром, ушел со своими людьми. Правильно, нечего ему тут делать. Собравшись посвятить коллег в свой план, я для начала внимательно осмотрел нашу комнату и ничего похожего на подслушивающую аппаратуру не обнаружил. Осмотр был для очистки совести. Ну кто станет совать в такую хибарку «клопов»? Не верилось, что Хромов заранее планировал поселить нас здесь. И все же... Потом, принимая все меры
предосторожности, я поведал Насте и Стасу о том, что собираюсь сделать. Не во всех, разумеется, подробностях. Некоторые важные мелочи и им знать не следовало. Настя тут же потребовала, чтобы я взял ее с собой. Еле удалось отговорить. Ей предназначалось совершить отвлекающий момент. Она покривилась, но должна была признать, что лучше нее никто этого не выполнит. Кстати пришлось и напоминание о «специальной функции». Стас должен был прикрывать и Настю, и меня. Мало ли что может случиться.
        Наш домик охраняли двое часовых. И хотя им, наверное, запретили общаться друг с другом, но кто выполняет такие дурацкие приказы в авиационной части? Так что солдатики время от времени сходились и перекуривали вместе за углом, чтобы не было видно со стороны. Тогда через тонкие стены был слышен их неторопливый разговор. Говорили все больше о доме и о каком-то сержанте-козле Малышине. «Дед», наверное. Мы обсудили последние подробности. Потом Настя сняла джинсы, оделась в длинную рубашку Стаса и вышла из домика. Вид у нее был очень соблазнительный. Солдатики клюнули с лету и, с глупыми улыбками подошли ко входу.
        - Мальчики, - томно сказала Настя. - А где у вас, так сказать, удобства?
        Один из часовых гулко сглотнул слюну, и они принялись наперебой объяснять, как пройти. Дальнейшее развитие событий я уже не видел. Бесшумно открыл окно, выбрался наружу и побежал в сторону ближайших строений. Куда-то туда уехал «Урал» с нашими ящиками. Поставив усиленную охрану около нашего домика, Хромов решил, что на ящики, которые привез вертолет, покушаться никто не будет, и приказал сгрузить их в обычном складском ангаре. Когда часовой отошел подальше, я бросился к дверям. Замок здесь висел самый обычный, на тридцать секунд работы перочинным ножом. В ангаре было темно, но кое-что все же можно было разглядеть. Все три ящика были на месте. Фонарик, с которым я ходил по заброшенной ракетной шахте, при обыске не отобрали. Сейчас он очень пригодился. На складе нашлись и необходимые инструменты.
        - Ну, - сказал я негромко, - Олег Афанасьевич, ваш выход. Потрудитесь для своего спасателя...
        Возился я часа два. Стас и Настя должны были уже проклинать меня. И сам не сплю, и им не даю. Ничего, потерпят, если для дела нужно. Ящики, вскрыв, чтобы удостовериться, что все на месте, даже не потрудились опечатать, так что привести все в прежний вид не составило никакого труда. Несколько изменилось только их содержимое. Но неспециалист ничего не смог бы заметить. Круталов действительно разбирался в этих устройствах и сделал все, как требовалось. Мне стоило немалых усилий вновь подавить его сознание. Раньше, до того как я испытал на себе действие мемофара, ни за что не решился бы на такой трюк. Выпустить из-под контроля сознание клиента было равносильно неполному замещению. А результат известен. Сейчас же во мне открылись какие-то новые способности. По желанию я мог ослаблять барьер, блокировавший личность клиента и заставлять его помогать мне. И это - без тяжелых последствий.
        Часовой у ангаров так ничего и не заметил. Подобравшись к нашему домику, я чиркнул колесиком зажигалки и тут же потушил ее. Ребята должны были ждать моего сигнала. Из дверей опять показалась Настя. Теперь ей не спалось, требовалось прикурить и поговорить о том, какая стоит жара, даже ночью. Все, можно было спокойно возвращаться через окно. Солдатики вились около девушки, как пчелы вокруг пышного цветка.
        - Ну? - шепотом спросил Стас. - Все в порядке?
        - В полном. Зови Настю, а то спать хочется. Хватит ей пацанам головы морочить.
        Утром нас разбудил сам Хромов. Был он как обычно весел и благодушен. Его миссия увенчалась успехом, и оставались пустяки - доставить бомбы в столицу. Правда, там еще был Муса, у которого предстояло отобрать установку из нашего Центра. Как военные собирались выполнить это? Люди, готовившиеся замахнуться на правительство и президента, могли очень просто уничтожить бандита, хотя и влиятельного.
        - Господа! - объявил Хромов. - Прошу вас завтракать побыстрее. Самолет уже ждет. И - в Москву!
        - Послушайте, полковник! - брюзгливо заявил Стас. - Почему мы вынуждены питаться этой гадостью? Что, армия совсем обеднела?
        Завтрак и вправду был омерзительным. Липкие макароны с подозрительным мясом, так называемые «по-флотски» и жидкий чай.
        - Уверяю вас, я ел то же самое. Наша армия действительно находится в плачевном состоянии. Безумные реформы, сокращение финансирования, наплевательское отношение к нуждам военных... Если так будет продолжаться и дальше, то вспыхнет настоящее восстание. Этот, как его там, Зеленый Муса, кажется, рассказал вам о наших планах? Тогда нет смысла вдаваться в подробности.
        Летели мы на военном «Ан-26». В передней части салона были установлены вполне удобные кресла. Последним два солдата привели Бориса. Он сильно хромал и, увидев нас, попытался улыбнуться. Но поговорить с ним нам не дали, усадив парня в самое дальнее кресло.
        - Пусть вас не беспокоит его судьба, - сказал Хромов. - Пути ваши разошлись, надеюсь, навсегда. Этот человек, не задумываясь, лишил бы жизни любого, кто ему мешал. Он бандит, понимаете? Таких нельзя переубедить, их можно только уничтожить. Что, не согласны?
        Не хотелось мне с ним разговаривать, даже слушать не хотелось. Всегда опасался людей непоколебимо уверенных в своей правоте. Как говорится, хоть им кол на голове теши. Поэтому я молча отвернулся к иллюминатору, наблюдая землю, стремительно убегавшую назад, когда самолет разбегался по полосе. Хромов еще что-то говорил, потом замолчал и отсел на другой ряд кресел.
        Многое случалось в моей жизни. Я убивал, меня пытались убить. Но никогда еще не было такого мерзкого ощущения в душе. Словно предал этого малознакомого, наверное, действительно плохого человека. И его друзей, оставшихся лежать у проселочной дороги в земле Чечни. Я не был виноват ни в чем и все же сейчас чувствовал себя отвратительно.
        Машина набрала высоту. Перед взлетом нам не предлагали пристегиваться, поэтому и отстегивать ремни нужды не было. Здесь можно было курить, не то, что в гражданском самолете, и этой свободой я воспользовался. Кто-то из членов экипажа притащил и поставил между креслами ящик «Балтики».
        - Вот это кстати! - обрадовался Стас. - А рыбки у вас не найдется?
        Рыбки не было, зато имелось копченое особым способом мясо с острыми специями - тоже неплохая закуска к пиву. В салоне царило оживление. Даже Борису выдали бутылку.
        - Не так уж плохо армия живет, как вы расписывали! - съехидничала Настя, бесцеремонно отбирая у Хромова самые аппетитные кусочки мяса. Тот не смутился.
        - Это авиация, дорогая. Летчики всегда лучше жили. Аристократы, что с них взять?
        Я, несмотря на подавленное настроение, тоже взял себе бутылочку и вернулся в кресло рядом с иллюминатором. Смотрел на медленно плывущие внизу облака и пытался понять, почему мне все время вспоминается тот давний рейд в Анголе. Вроде бы с нынешним не было ничего общего. И все же события жаркого африканского ноября то и дело всплывали в моей памяти...
        
        Глава 23
        
        Километры дороги убегали под колеса трофейного «лендровера». Мин здесь не ставили. Разве что партизаны из СВАПО могли сделать такую гадость. Но к чему? По этому шоссе почти никто не ездил. Мы гнали, как могли. Конечно, было бы неплохо, чтобы юаровцы спохватились только к вечеру, но погоня могла начаться и раньше. Выбросят десант, перекроют путь, и мы окажемся в ловушке. Задание выполнили, два офицера болтаются связанные в багажном отделении, разведданные получены. Остается только доставить все это по назначению. А значит, незачем рисковать без особой нужды. Важен результат.
        - Слушайте, что он там мычит? Может, задыхается? - обернулся с переднего сидения Серхио. - Пепе, посмотри!
        Один из пленных действительно давно уже издавал какие-то придушенные звуки, словно кляп душил его. Кубинец, перегнувшись назад, вытащил тряпку из его рта.
        - Мать вашу так и перетак, черножопые обезьяны! - сказал юаровец по-русски.
        Я, что называется, офонарел. Ну откуда, скажите, здесь, на юге Африки русский парень? Не считая меня, конечно.
        Серхио по-русски немного понимал.
        - Он что, твой соотечественник? - обратился лейтенант ко мне.
        - Manicomio! Дурдом какой-то! - сказал я ошарашено.
        - Поговори с ним, может, мы по ошибке вашего шпиона захватили? Вот смеху будет!
        - Эй, ты кто такой? - задал я вопрос.
        - Да пошел ты! - отозвался пленник.
        - Чего собачишься? Давай поговорим! - не отставал я.
        - Я лейтенант армии Южно-Африканской республики.
        - А русский язык откуда знаешь?
        - Так я сам русский, Сергеем зовут. Сергей Мохов.
        - Слышишь, Серхио, он твой тезка! - обрадовался я.
        - Ты скажи еще, что родственник! - рассердился командир нашей группы. - Допроси этого придурка.
        Я занялся допросом. Куда только не забрасывает судьба русского человека! Сергей Мохов был эмигрантом во втором поколении. Родителей его во время войны немцы угнали в Германию из Ростовской области. Работали на какой-то ферме под Кельном. Когда пришли американцы, можно было вернуться домой, но Полина и Матвей вовремя узнали, что далеко не все перемещенные доезжают до родных мест. Многих прямым ходом оправляют на Колыму. Правдами и неправдами им удалось добраться до Франции, а оттуда переехать в США, в Денвер. Работали, жили как все, вспоминали Россию. Но в Америке так до конца и не прижились. Не нравилась им эта страна с ее рационализмом и погоней за деньгами. Сосед, поляк-эмигрант, лелеял мечту подкопить немного и уехать в Южную Африку. Уговорил и Моховых, обещая золотые горы на новом месте. Золотых гор, конечно, они не получили, но жить и вправду стали лучше, чем в Штатах. Поселились в Драконовых горах, в небольшом городке со странным названием Ваккерструм. Матвей стал работать на руднике, добывал железную руду, зарабатывал прилично, и Полина осталась просто домохозяйкой. Некоторое время спустя
родился сын, которого назвали Сергеем. Гражданство они получили без труда, хотя и не скрывали, что русские. Ведь приехали-то из Америки. Республика должна была защищаться как от внешних врагов, так и от врагов внутренних. Постоянно тлеющий расовый конфликт вынуждал держать сильную армию для подавления бунтов чернокожих аборигенов. Каждый молодой человек, достигший призывного возраста, обязан был пройти армейскую службу. Сергей, который считал себя полноценным гражданином ЮАР, решил пойти в офицерскую школу. Свежеиспеченного лейтенанта направили сюда, в Намибию. И было это всего два месяца назад.
        Рассказав о себе, Сергей стал задавать вопросы мне. В легенду о простом переводчике он не поверил сразу.
        - Знаем мы таких переводчиков! Сам, небось, какой-нибудь полковник НКВД, а прикидываешься.
        Он и не знал, что НКВД уже давно не существует. Вообще очень многого не знал о родине своих предков. Папа и мама рассказывали ему, но ведь они помнили Советский Союз каким он был до войны. По-русски Сергей говорил как-то слишком правильно. Я подколол его, спросив, не отец ли научил мату. Парень обиделся. В Ваккерструме среди рабочих рудника кроме Мохова были еще русские. По выходным земляки собирались, варили борщ и пельмени, выпивали, пели родные песни. Пацаны и девчонки слушали, раскрыв рты. Иногда слышали и кое-что неподходящее для детских ушей.
        - Переводчик, что с нами будет-то теперь?
        - Серхио, что с нашими пленными сделают? - переадресовал я вопрос.
        - А что с ними делать? Допросят, потом поменяют на наших ребят. Не расстреливать же их.
        Сергей, выслушав ответ, немного успокоился. На африкаанс рассказал своему товарищу, испуганно хлопавшему глазами, кто мы такие и почему похитили их. Такие обмены практиковались и раньше, поэтому нам поверили. Парни обещали не дергаться, и я выпросил у командира нашей группы позволения развязать им руки, чтобы могли хотя бы покурить. Мануэль только проворчал:
        - Смотри, sovietico, как бы не кинулись...
        Он все гнал машину сквозь африканскую ночь. Несколько раз мы предлагали подменить его за рулем, но упрямый кубинец только усмехался и мотал головой. При хорошем раскладе погоня могла начаться и не утром. Пока спохватятся, пока разберутся, что к чему. Но надеяться на случай не стоило. Поэтому, незадолго до рассвета, мы свернули с шоссе и по еле заметной тропинке двинулись вглубь саванны. Еще до того, как встало солнце, «лендровер», наконец, замер на берегу безымянной речки. В жару она пересыхала почти полностью, но сейчас где-то в ее верховьях уже шли дожди, и мутная вода поднялась вровень с берегами. Решено было бросить машину здесь, потому что среди редких групп деревьев ее быстро можно было засечь с вертолета.
        - Что ж, - сказал Серхио, - придется побегать. Объясни этим расистам, что, если станут отставать или сопротивляться, пристрелим безо всякой жалости. Нам наши жизни дороже.
        Юаровец Мохов посоветовался со своим товарищем и объявил, что они согласны и постараются группу не тормозить, если вопрос ставится таким образом. Жить им хотелось не меньше, чем нам. Парни молодые, полные сил, дорогу должны были выдержать. На всякий случай каждого перевязали в поясе куском веревки и свободные концы отдали кубинцам. Сергей хмыкнул:
        - Собачек на прогулку вывели.
        Мы выгрузили из машины наши немногочисленные пожитки, поднатужились и столкнули ее в реку. «Лендровер» несколько секунд держался на поверхности, а потом, выпустив большие пузыри воздуха, скрылся в глубине. Но с высоты, если внимательно приглядываться, наверное, можно было его увидеть. Поэтому оставаться поблизости не стоило. Перебравшись по камням в самом узком месте через реку и почти не замочив ног, наша группа выстроилась в цепочку и быстрым шагом направилась вперед, забирая к западу. Если все пойдет как надо, мы должны будем выйти к позициям бригады в районе Кувелая.
        - Послушай, - сказал вдруг Сергей, шедший впереди меня, - а как ты сюда попал?
        - В каком смысле?
        - Ну, где Советский Союз, и где Африка...
        Не объяснять же мне ему было про интернациональный долг? Тем более что я сам не очень-то понимал, что это за штука и с чем ее едят.
        - А ты как здесь оказался? - ответил я вопросом на вопрос.
        - Выполнял свою патриотическую обязанность. У нас слишком много врагов.
        - Ты мне горбатого не лепи. Отбыл бы срочную службу и вся обязанность. А ты в офицеры подался.
        - Понимаешь, скучно мне стало. Чтобы учиться в университете, денег много надо. Где их взять? Выходило, что я тоже на рудник должен был идти, как батя. Всю жизнь в скалах ковыряться? У нас в Ваккерструме такая скука! Даже девчонки симпатичные наперечет. Решил, что жизнь военного поинтересней будет. А тут видишь, какой интерес получился.
        - Вот и у меня что-то подобное. Институт закончил, работы подходящей, с языками, в нашей глуши нет. Появилась возможность мир повидать, да еще немного заработать при этом. Зачем отказываться?
        - А почему с разведчиками ходишь?
        - Сам с дуру напросился, они отказать не смогли.
        Это было полуправдой. Что я ему, про подготовку в лагере ГРУ стану рассказывать?
        Шли мы пока еще не очень быстро, можно было разговаривать. Мануэль ревниво косился на нас, но не вмешивался. Уже рассвело, и теперь каждый из группы тревожно прислушивался, не летят ли юаровские вертолеты? Пока все было тихо. Однако слишком большое расстояние оставалось до передовых позиций бригады. Нам важно было добраться сейчас до кромки лесов, чтобы надежнее укрываться от наблюдения с воздуха.
        - Сергей, - спросил я, - у вас только одна радиостанция была в лагере?
        - Почему одна? Мощная стационарная и еще в нашей комнате...
        Оп-паньки!
        - Серхио! В лагере еще радио осталось!
        - Где? Мы же раскурочили его!
        - Нет, у офицеров!
        - Плюньте, - подал голос Мануэль. - Я их рацию об пол разбил, когда за оружием бегал.
        - Сергей, ну ты меня и напугал! Оказывается, мы и в вашей комнате радиостанцию вывели из строя.
        Он обернулся на ходу.
        - Одну?
        - Что, разве больше было?
        - Две. Морис, - он кивнул на своего товарища-офицера, - радиолюбитель. У него своя станция, маленькая, но хорошая.
        - Сложно с ней обращаться?
        - Нет, если подумать, как следует, то можно разобраться.
        - А связь кто с начальством поддерживал? Твой Морис?
        - Зачем? Среди солдат радист есть.
        Это можно было охарактеризовать одним словом - абзац. А мы-то надеялись, что связи с центром у лагеря не осталось. Но что это меняло теперь? И мы только прибавили шага.
        Деревья стояли все гуще, солнце палило все сильнее и если бы не спешка, самое бы время спрятаться в тени до вечера. Но куда там! Мануэль, шедший первым, все наращивал и наращивал темп.
        - Чего мы так бежим? - задыхаясь, спросил Сергей.
        - Твои сослуживцы на вертолетах налетят и всех нас прихлопнут! - ответил я, тоже жадно хватая ртом воздух.
        - А вы на вертолете не можете улететь?
        - Как мы его вызовем, не знаешь, случайно?
        - Зачем вызывать? У нас тут рядом небольшая площадка должна быть. Там вертолеты есть. Кто-нибудь умеет управлять?
        - Ну, я могу немного. Чего это ты так стараешься?
        - Дурак ты! Мне жить хочется. Стрельба начнется, свободно могу пулю получить. Кому от этого лучше будет? Взялись похищать, так похищайте как следует, с удобствами. Потом без хлопот обменяете на своих.
        Да, это могло стать блестящим выходом из положения. Поднять вертолет в воздух и довести его до бригады, я, пожалуй, сумел бы. Серхио не раздумывал.
        - Где эта площадка?
        Оказалось, что в нескольких километрах к востоку. Мы свободно могли на нее напороться чуть раньше. Теперь предстояло возвращаться. Мануэль сомневался.
        - Он не в ловушку нас ведет, этот расист?
        Но я так не думал. Мохов был нормальным парнем, к войне относился спокойно и цивилизованно, без разрывания рубахи на груди и крика: «Стреляйте гады, все равно ничего не скажу!» Угодил в плен, значит, попадает под действие всяческих международных конвенций, нечего дергаться. Должны кормить, поить и лечить, содержать в человеческих условиях, а при первой возможности произвести обмен пленных. Вот и сейчас ему выгоднее было попасть целым и невредимым в Анголу, чем бегать под огнем в призрачной надежде, что свои отобьют. Кажется, Морис, второй пленный, думал так же.
        Мы не успели на какие-то минуты. Площадка действительно находилась там, где и сказал Сергей. Но, укрывшись в лесу, мы в бессильной злости наблюдали, как большой и вместительный «сикорский» поднимая тучи пыли и листьев, раскрутил винты и кренясь, ушел над лесом куда-то на север. Все было ясно без объяснений. Объявили тревогу, и на наши поиски бросили силы, находившиеся в этом районе. На краю поля оставался малютка «алуэт», способный поднять в воздух четырех, от силы пятерых, человек. Нас же было семеро вместе с пленными. Но бросить их мы не могли.
        Забрались поглубже в заросли и стали решать, что делать дальше. Поиски развернутся по всем направлениям. До бригады нам оставалось еще километров семьдесят. И на этих километрах могло случиться все, что угодно. Так просто юаровцы своих офицеров не отдадут. Они очень гордились выучкой своих войск, и действия нашей группы были пятном на белом мундире этой гордости. Такие оскорбления смываются только кровью. Нашей, между прочим. Повернув к вертолетной площадке, мы потеряли время и темп. Теперь наверстать их было уже невозможно. Обвинять Сергея никто и не подумал. Он не был виноват в том, что вертолет, способный стать нашим спасением, улетел. И дожидаться его возвращения было опасно. Обстановка могла измениться каждую минуту. Уже сейчас в этот район наверняка перебрасывались группы коммандос, тренированных на подобные ситуации. Кстати, коммандос как раз и возникли здесь, на юге Африки, во время англо-бурской войны. Но тогда это были ополченцы, знавшие местные условия и воевавшие без правил. Сейчас все обстояло гораздо хуже.
        - Сколько, ты говоришь, эта стрекоза может поднять? - поинтересовался Серхио. Что-то он такое уже придумал. - Пятерых? Сумеешь им управлять? Тогда больше и вопросов нет. Мы с Мануэлем устраиваем шум на дальнем конце площадки, а вы хватаете пленных, набиваетесь в вертолет и драпаете.
        - Нет, лейтенант, так не пойдет! - решительно сказал я. - Не надо играть в героизм! Или все, или никто! Прорвемся, где наша не пропадала!
        По-испански последняя фраза прозвучала как-то совсем дурацки и Серхио ее просто не понял. Зато остальное дошло до него прекрасно.
        - Да пойми же ты, что сейчас важно доставить пленных и данные разведки! У юаровцев больше тридцати наших в плену. И куча ангольцев. Надо срочно менять!
        - Что, всего на двух человек? - не поверил я.
        - В Луанде в тюрьме еще наемники несколько лет сидят. Только так поменяют! И нам вдвоем гораздо легче будет уйти, чем всей толпой, да еще с прицепом! А если поймают, то отдадут с остальными. Наверное.
        - Не можем мы вас бросить! Не по-человечески это!
        - А погибнуть всем вместе - это по-человечески, да? И вообще, группой командую я. Приказываю - улетайте!
        Пришлось подчиниться. На площадке были солдаты, несколько человек. Они лениво слонялись по полю и норовили укрыться в тени. Но злыдень-сержант постоянно выгонял их оттуда по каким-то своим соображениям. Был здесь и сборный домик, такой же, как и в атакованном нами лагере. Я подумал, что сейчас бы в лучших традициях кинобоевиков заставить Сергея появиться на площадке, чтобы дал команду подготовить вертолет, и улететь без шума. Но требовать такого от него я не мог. Человек все же присягу давал. На всякий случай шепотом спросил, дескать, не мог бы он... Юаровский лейтенант так посмотрел, что мне стало стыдно. Сам я в подобной ситуации ни за что бы не согласился. А что с него спрашиваю?
        Договорились, кто и как будет действовать. Серхио передал свои записи и фотоаппарат Пепе, собрал почти весь боезапас. Обнялись на прощание и две фигуры в старой камуфле канули среди деревьев. Мы подобрались поближе к вертолету и приготовились к броску.
        Я ждал начала боя, но взрыв гранаты заставил вздрогнуть. Рядом с домиком сверкнуло пламя и возникло облако дыма. Застучали выстрелы автоматических винтовок. Юаровские солдаты на несколько секунд растерялись, потом залегли и стали палить в сторону своей казармы. Постепенно стрельба удалялась, ребята оттягивали противника от площадки.
        - Пора! - решил я, и мы побежали к вертолету.
        На нас никто не обращал внимания, все заняты были отражением атаки. Леон, бежавший последним, еле втиснулся в прозрачный кокон французского вертолетика. Я лихорадочно осматривал пульт, стараясь разобраться, как же запустить двигатель. На «алуэте» мне летать не доводилось, но принцип управления был общим для всех машин подобного типа. Так, этот переключатель, теперь вот этот, еще один, пуск двигателя, пошел винт, пошел, раскручивается, добавим оборотов, хорошо, но все равно приходится действовать почти наобум, получается, получается!
        На площадке уже поняли, что происходит что-то не то. Один из солдат бежал к нам, размахивая руками, но пока не стрелял. Я увеличил обороты и поднял машину в воздух. Слушалась она управления хорошо, чутко отзывалась на каждое движение ручки, но беда была в том, что у меня не имелось достаточного опыта полетов. Вертолет метался над площадкой как сумасшедший, норовя врезаться в землю или зацепить деревья, пока я пытался подчинить его себе. За моей спиной кто-то истошно вопил. Кинув случайный взгляд вниз, я заметил, что бой там прекратился и солдаты, задрав головы, смотрят на взбесившуюся стрекозу. Никто и не пытался стрелять. Понадеявшись, что Серхио и Мануэль используют эту возможность, чтобы уйти, я сжал зубы и крепче вцепился в ручку. Спокойнее, спокойнее, не так резко, это послушная машина, она вытащит нас отсюда, она сможет...
        И все стало получаться. Плавно развернувшись, вертолет заскользил над лесом. Определившись по компасу, я повел его на север. Когда окажемся над своей территорией, можно будет искать место для посадки.
        - Ну, кто там обгадился? - поинтересовался я, глядя через плечо. - Орали, словно maricones в постели.
        Для кубинца «maricon» - «гомик», тягчайшее оскорбление. Парней заело.
        - Если бы знал, что sovieticos так летают, лучше бы пешком пошел. Тоже мне, истребитель! - язвительно заметил Пепе.
        Похоже было, что он-то и вопил дурным голосом. Я не обиделся.
        - Сейчас ты летишь? Какие тогда претензии? Минут через сорок у своих будем. Лишь бы лейтенант с Мануэлем живыми остались.
        Сергей дрожащим голосом сообщил:
        - Если погони не будет, то скоро можешь садиться, - и добавил: - На хрена я тебе про вертолет сказал?
        - Не бзди, юаровец, доставлю в лучшем виде! - рассмеялся я. - Только бы ваши не налетели.
        Накаркал. В пластике кабины вдруг появились две рваные дыры и Поль, сидевший в соседнем кресле, схватился за руку.
        - Mierda, зацепило!
        Со стороны солнца на нас заходил тот самый «сикорский», что взлетел недавно с лесной площадки. В боковом проеме метался язычок огня. По нам лупили из пулемета.
        - Нет, ребята, это вам не кино, - процедил я сквозь стиснутые зубы. - Леон, Пепе, всю обойму по расистам!
        Развернув «алуэт» так, чтобы кубинцам было удобнее стрелять через имевшуюся в двери форточку, я старался удержать машину на месте. Кабина наполнилась грохотом и пороховым дымом. Одна из пуль сделала свое дело. «Сикорский» резко вильнул, задымил и стал валиться вниз, на кроны деревьев.
        - Ничего, сядет, - хладнокровно прокомментировал этот скоротечный воздушный бой Сергей. Ему совсем не улыбалось глупо погибнуть в подстреленном вертолете. Леон, отложив винтовку, занялся рукой Поля.
        - Не страшно, - сообщил он, - кость не задело. Эй, расист, у тебя бинт есть?
        - Что ему надо? - спросил Сергей.
        Я перевел.
        - Какой я, на фиг, расист? У нас в Ваккерструме и черных-то почти нет! - рассердился он, но, покопавшись в кармане, индивидуальный пакет все же достал. - Держи, черножопый!
        Этого я переводить не стал. Кубинцы менее всего склонны к расовым предрассудкам, но отчего-то браков между белыми и черными у них очень мало.
        Следовало опасаться появления других юаровских вертолетов. Я двинул регулятор газа. Кажется, обстрел с «сикорского» не прошел для нас даром. Машина плохо слушалась управления. Двигатель работал нормально, но хвост мотало из стороны в сторону.
        - Ты не мог бы лететь ровнее? - поинтересовался Леон. - Мне Поля перевязывать трудно.
        - Что-то не так, ребята. Возможно, придется сесть раньше, чем хотелось бы.
        - Доберемся мы когда-нибудь до своих, или нет? - возмутился Пепе.
        - Скажи спасибо, что не тащишься пешком, - хладнокровно парировал я.
        Приходилось держаться как можно ближе к кронам деревьев. Во-первых, так труднее было заметить нас со стороны, а во-вторых, в случае если совсем станет плохо с управлением, не так высоко падать. По моим расчетам выходило, что мы уже пересекли старую границу Намибии. Вот теперь по «алуэту» могли стрелять с земли и свои.
        - Ну что, может быть хватит? Дальше ножками? - обернулся я к товарищам.
        - Потяни еще немного, у Поля кровь никак не останавливается, ему трудно будет идти, - попросил Леон.
        - Ладно, раз надо, буду тянуть. Но должен предупредить, что с управлением все хуже и хуже.
        - Ничего, ты справишься.
        И я справлялся еще минут пятнадцать, а потом мы с грохотом и хрустом почти упали на землю, сломав при ударе стойку шасси. Выключив двигатель, я подождал, пока остановится винт, и торжественно провозгласил:
        - Приехали! Следующая остановка - Кувелай!
        Мы выбрались наружу. Вертолет стоял у толстенного баобаба, чудом не врезавшись в него. Сергей только головой покрутил.
        - Вернусь домой - всем святым свечки поставлю!
        - А ты католик или православный? - поинтересовался я.
        - Конечно православный! У нас и церковь есть. Ну, куда теперь идти?
        - Думаю, строго на юг. Да здесь недалеко, даже устать не успеешь. Лишь бы на мины не напороться. Внимательнее смотри под ноги. Поль, ты как?
        Кубинец бледно улыбнулся.
        - Дойду, сил пока хватает.
        Мы цепочкой зашагали по высокой траве. Помнить о минах было нелишним, хотя чаще всего подрывались на них дикие животные и коровы, которые оставались у немногих местных жителей. В моей землянке букетом стоял пучок игл дикобраза, имевшего неосторожность зацепить проволочную растяжку противопехотной мины. И надо было не забывать о змеях. Небо затянуло низкими тучами, но дождь все не начинался. Было не жарко, а душно. В воздухе висело предгрозовое напряжение. Мы шли и шли, и пути нашему не было конца.
        А потом из-за деревьев вышли ангольские солдаты, издалека узнавшие нас. Весть о нашем возвращении по телефону сообщили в лагерь, через полчаса приехала машина. За рулем сидел сам Иван Семенович. Он просто сиял, а мы слишком устали, чтобы радоваться. И еще не давали покоя мысли о Серхио и Мануэле. В тот же день Пепе и Леон увезли в Джамбу раненого Поля. На отдельной машине под охраной отправили пленных юаровцев. Сергей на прощание всучил мне адрес своих родителей и пригласил, если времена изменятся, как-нибудь приехать в гости. Я взял листок бумаги, хотя был уверен, что ни написать, ни приехать не смогу. Кто же знал тогда, что времена действительно круто изменятся и в ЮАР советскому человеку, а вернее - россиянину, можно будет съездить почти без проблем. Были бы деньги.
        Я попрощался с друзьями и сел писать отчет о рейде. А Серхио и Поль только через неделю вышли в расположение соседней ангольской бригады. Юаровцы очень плотно перекрыли границу, и ребятам пришлось прорываться с боем. Ничего, дошли. Позже я узнал, что наших пленных и шестерых наемников, сидевших в тюрьме Луанды, действительно поменяли на всех кубинцев, захваченных ранее армией ЮАР, да в придачу те отдали и около сотни ангольских солдат. Значит, не зря мы рисковали.
        Это был обычный эпизод войны. Начальство в Луанде так и посчитало, потому что меня не только не наградили, я еще и втык получил - недостаточно подробно описал в своем рапорте рейд. За два года в Анголе у меня было еще много приключений. Участвовал в спасении захваченных унитовцами чешских строителей, отбивал вместе с кубинскими врачами и учителями нападение на маленький городок, неделю выбирался из окружения, летал по всей стране на самолетах и вертолетах, три раза болел малярией. Но ничто не осталось в памяти так ярко и подробно, как первый мой поход на чужую территорию. Тогда я почувствовал, что такое война и каково на ней приходится человеку, испытал себя, проверил свои силы. Тем не менее, когда предложили остаться на третий год, решил, что хватит экзотики, здоровье потом могу не восстановить, и улетел в Союз. Там уже все менялось, больше никуда меня посылать не собирались, кинули четвертую звездочку на погон, с чувством пожали руку и сказали: «Все, ты свободен, ищи работу». Не забыв, впрочем, взять подписку о неразглашении. Врал Виктор Суворов, о том, что из ГРУ уйти невозможно. Или мне цена,
как специалисту невелика была.
        Еще молодой и полный сил, с карманом, набитым деньгами, я сел и задумался: а чем бы, действительно, заняться? Не остыв от военных приключений, сдуру решил, что и здесь можно делать то же. Или почти то же. Вариантов в развалившемся Советском Союзе хватало. Нашел пути и попал сначала в Карабах, затем в Приднестровье. Повоевал... А потом задал себе главный вопрос: «На кой черт мне это нужно?» И не смог найти ответа. Тоже еще, Аника-воин нашелся, гусь дикий! Плюнул на все, вернулся в Москву, купил квартиру и скоропалительно женился. Женатым человеком я был ровно год. К его исходу накопления мои закончились, а с ними и любовь. Хорошо, хоть ребенка завести не успели. Квартира осталась жене, а я подался в телохранители. Потом стал брейн-спасателем.
        Такая вот история жизни. И теперь она могла очень скоро закончиться. Не стоило тешить себя иллюзиями насчет нашей дальнейшей судьбы. Когда военные получат свое, от нас просто избавятся. Для чего им свидетели, если они собираются делать историю? Тело Круталова освободят от моего сознания и заставят заниматься мини-бомбами. А нас, спасов, убьют. Если Центр возьмутся восстанавливать, то для него всегда смогут подготовить новых специалистов. Мы уже слишком многое знаем. Ладно, чему быть, тому не миновать. Ликвидировать спасов не просто. Тем более что мы к такому обороту событий готовы и уже кое-что предприняли, чтобы выйти из положения достойно и без потерь. Муса тоже считает себя самым умным. Но ведь не вышло так, как ему хотелось? И у военных может не получиться.
        Успокаивая себя такими мыслями, я задремал. Если есть возможность поспать впрок, то почему ей не воспользоваться? Несколько лишних часов спокойного сна еще никому не повредили.
        
        Глава 24
        
        Приземлился наш самолет на какой-то подмосковной военной базе, что в прежние времена во множестве были расположены по периметру столицы. Здесь имелась неплохая взлетная полоса, одноэтажные домики скрывались в сосновом лесу. Но основное находилось под землей. Из некоторых домов можно было на лифтах опуститься в сам комплекс базы. Вооруженная охрана провела нас по подземным коридорам и оставила в средних размеров комнате с минимумом мебели и кондиционированным воздухом.
        - Как надоели все эти казармы! - воскликнула Настя. - Хочу на свободу, в лес!
        - Об этом нам пока лучше не думать, - сказал я. - Зажали крепко.
        - Как думаешь, надолго вся эта история? - Стас беспокойно оглядывал помещение.
        - Вот уж не знаю, насколько оперативно они способны действовать. Надо ведь аппаратуру у Мусы отбить. Сейчас за Бориса возьмутся. Не завидую я ему.
        - А нас тоже допрашивать будут? - насторожилась Настя.
        - Вполне возможно, хотя и не обязательно. Что мы такого рассказать можем? И вообще в нас, кажется, надобность почти отпала. Разве что меня еще стоит пока сохранять. Из-за клиента.
        Я нарочно не приукрашивал действительность, говорил все, как думал. Чтобы коллеги мои не расслаблялись и в случае необходимости знали, что борются за свои жизни.
        Пока нас вели, навстречу не попался ни один человек. Вероятно, база уже не числилась в списках действующих и использовалась заговорщиками в своих целях. С нее очень удобно было бы управлять ходом путча, если таковой все же начнется. Связь с миром тут наверняка самая первоклассная. И оборону держать в случае неудачи можно долго. Строилась база на десятилетия. Мы сидели на хлипких стульчиках вокруг стола с пластиковым покрытием, курили и скучали. Хромов словно забыл о нас. Естественно, он должен был сейчас хвастать перед своим начальством, как хорошо все организовал и привез бомбы. Теперь путчистам предстояло уничтожить Зеленого Мусу, добыть аппаратуру Центра. Пусть стараются.
        Наконец дверь открылась, и появился полковник. Глядя на его улыбающееся лицо, я понял, что не ошибся в своих предположениях. Хвастал, да еще и как! И начальство похвалило, без сомнения.
        - Послушайте, разве так обращаются с гостями? - обернулся к Хромову Стас.
        Он с самого начала играл роль этакого сноба, хотя был парнем неприхотливым и компанейским, в чем я уже успел убедиться, узнав его поближе.
        Хромов по своей привычке не обиделся.
        - Господа, вы должны понять нас! Предприятие задумано серьезное и дел хватает. Не сердитесь. Приглашаю вас отобедать, чем бог послал. А потом предстоит деловой разговор. Устраивает такой распорядок?
        - Распорядок? - подняла брови Настя. - Мы что, уже на воинской службе?
        - Ни в коем случае, дорогая! Просто окружение у меня такое, невольно сбиваюсь на официальный тон. Не сердитесь.
        - Кормить нас собираетесь макаронами? - опять вступил Стас. - Учтите, объявим голодовку. Или бунт поднимем. Как на «Потемкине», помните?
        Полковник шутку оценил, рассмеялся еще веселее.
        - Нет, повода для бунта мы вам не дадим. Омаров не обещаю, но запеченная свинина наличествует. И многое другое.
        - Жаль, - протянула Настя, - я бы сейчас омарчиком побаловалась бы.
        Что у нас за компания подобралась? Сплошные гурманы!
        - Дорогая, - прижал руку к груди Хромов, - обещаю, нет, торжественно клянусь: после окончания наших дел лично поведу вас в самый лучший ресторан. Закажете, что захотите.
        - Тогда уже все можно будет? - невинным тоном поинтересовался я.
        - Можно, можно. Сами убедитесь. А теперь прошу следовать за мной.
        Коридоры базы были пустынны. Металлические двери заперты, тишина.
        - Александр Николаевич, база закрыта? - решил проверить я свои предположения.
        - Как и многие другие, - не стал он скрывать. - А ведь для обороны они очень нужны. Но у правительства нет денег на содержание. Сами понимаете, так дальше продолжаться не может. И не будет, смею вас уверить. Нам сюда.
        Раньше здесь была, наверное, офицерская столовая. Рядовой состав питался в другом месте. На небольших столах белые скатерти, мельхиоровые приборы. Несколько пейзажей на стенах. Но чувствовалась некоторая стерильность, словно здесь давно никто не обедал. Сколько же лет база была законсервирована? И как давно военные вновь распечатали ее?
        Кроме Хромова и нас в столовой никто не появился. Обслуживала девушка с несколько туповатым выражением лица. Она появлялась с подносом из узкой двери в дальней стене. Когда официантка входила, из-за двери не доносилось звуков, присущих кухне. Может быть, все доставляли уже готовым? Но приготовлено было отменно. Не хуже, чем в давешней бандитской «Лагуне». Подали также вино и водку. Полковник поднял рюмку.
        - За успех нашего общего дела!
        - Что теперь называется общим делом? - поинтересовался Стас, разглядывая запотевшее стекло своей. Потом одним глотком выпил содержимое и добавил: - Пока никаких общих дел не вижу.
        - Поздно, поздно в этом сомневаться! - укоризненно сказал Хромов. - Теперь наше предприятие стало действительно общим. И идти нам вместе до конца. А вам разве не хочется, чтобы в стране все изменилось к лучшему?
        - Мне и так неплохо жилось! - буркнул Стас и опять налил себе.
        - Вот и скверно, что каждый у нас сам по себе. Лишь бы ему хорошо было, что с Родиной происходит - наплевать.
        Полковник начал злиться.
        - Александр Николаевич! - поспешил я успокоить его. - Давайте сейчас не будем углубляться в идеологию. Все не могут думать одинаково, согласитесь. Наш коллега имеет право на собственное мнение. Но это ничего не меняет, верно? Мы уже здесь и идти нам некуда. Ведь не отпустите?
        - Конечно, не отпустим. Зачем же? Вы нам еще очень пригодитесь.
        - В таком случае давайте пить и закусывать квантум сатис, как выражались древние и классики. Действительно, есть хочется.
        Значит, как-то еще предполагалось нас использовать. Ошибся я немного в своих догадках. Тем лучше, нет необходимости предпринимать меры к спасению немедленно. Но все равно, базу надо изучить получше.
        Разрезая мясо, я как бы невзначай спросил:
        - Долго мы здесь пробудем? Я в том смысле, что не хотелось бы сидеть в этом подземелье без возможности прогуляться на свежем воздухе. Вот и Настя уже жаловалась.
        - Нет, примерно с неделю придется жить на базе. А прогулки... Как раз после обеда я и собирался поговорить об этом.
        Закончив, мы перешли в комнату, служившую салоном. Здесь стояли кожаные кресла и какие-то чахлые растения по углам. Имелось миниатюрное фортепиано. Отсутствие окон стало понемногу угнетать. Я не подвержен клаустрофобии, но все же не люблю наглухо закрытых помещений. Начинаешь думать, что некуда будет отступать, если придется драться. Какое-то свободное пространство за спиной всегда нужно оставлять.
        - Завтра с вами кое-кто хотел бы встретиться. А сегодня поручено поговорить мне, - заявил Хромов, прикуривая. Мы ждали продолжения.
        - Как мы все понимаем, нам необходимо участие специалиста, то есть, Круталова Олега Афанасьевича, - легкий кивок в мою сторону. - Вашего клиента, Глеб Сергеевич. Чтобы у него появилась возможность работать, надо освободить сознание и одновременно вернуть вас в ваши тела. В благодарность за помощь. Но для этого нужна аппаратура и те, кто на ней может работать. Нам известно, что все похищено неким криминальным элементом по кличке Зеленый Муса. Значит, задача следующая: добыть аппаратуру и людей. Думаю, что можем справиться с этим. Сейчас один из подручных бандита в наших руках и с ним разговаривают. К вечеру появятся самые точные сведения о том, где что хранится, где содержат пленных и как туда попасть. Завтра послезавтра предстоит операция. Подразделения, готовые выполнить задание, имеются. Но вы, как нам доподлинно известно, тоже побывали в этом бандитском гнезде. Не хотите участвовать? В случае ошибок сможете подсказать, поправить. Заодно и развеетесь, на природе побываете. Нет, я не имею в виду прямое участие. Мы просто не можем вам позволить рисковать собой. Будете находиться в стороне, в
безопасности и наблюдать оттуда. Как вам предложение?
        Прежде я мог бы и оскорбиться. Мне не доверяют, не считают меня достаточно подготовленным для такого дела? Но сейчас ситуация была совершенно другой. На кой дьявол лезть под пули? А посмотреть стоило, как там военные управятся. Муса без боя не сдастся. Мы переглянулись.
        - Ну что же, раз вам так хочется... - Стас был в своем амплуа. - Коллеги, как вы?
        Настя и я кивнули.
        - Конечно, о чем разговор?
        - Вот и прекрасно! - обрадовался Хромов. - Все подробности позже. А пока отдыхайте. Комнаты вам сейчас покажут.
        - Я не устала! - решительно заявила Настя. - И я хочу гулять! Полковник, сделайте для дамы исключение, выведите на поверхность. Я видела там чудесные сосны.
        Хромов замялся.
        - Ну же, Александр Николаевич! - подстегнул я его. - Проявите себя рыцарем! О нас можете не беспокоиться. Только велите подать пива и показать, где у вас стоит телевизор.
        - Ну, хорошо, - решился он, - ненадолго. Дел у меня сегодня чрезвычайно много.
        - Вы душка! - с чувством сказала девушка и чмокнула его в щеку.
        Как ни странно, Хромов слегка покраснел от этого знака внимания. Стас вопросительно посмотрел на меня. Я успокаивающе подмигнул. Пусть Настя и в самом деле прогуляется. Посмотрит, как здесь и что. В наблюдательности ей не откажешь, а нам информация о базе может оказаться важной.
        Телевизор оказался тут же, в салоне, за почти незаметной заслонкой в стене. И холодное пиво появилось мгновенно - хороший «Старопрамен». Мы со Стасом развалились в креслах и принялись щелкать дистанционным пультом. Прежде всего, нас интересовали новости. Последние дни мы были практически оторваны от мира и не знали, что в нем происходит.
        Через час я со вздохом нажал кнопку выключения. В стране все было по-прежнему. Взрывы в квартирах, где за неуплату отключили газ, а жильцы самовольно подключились опять, лесные пожары, на тушение которых не было денег, аварии давно выработавших свой ресурс, но продолжавших летать самолетов, заказные убийства бизнесменов, получавших свою пулю или удар ножом в подъездах. Каждые пять минут передачи прерывались бесконечной тупой рекламой. Тоска. Всколыхнуло это болото только громкое убийство прямо в зале заседаний Госдумы. Период публичного обливания водой из стаканов и бутылок, очевидно, закончился. Теперь депутаты решили прибегать к более сильным аргументам. Один бывший генерал, а ныне народный избранник, на утреннем заседании не выдержал накала дискуссии и дал в морду другому бывшему генералу и тоже народному избраннику. А тот в лучших армейских традициях не стал унижаться до вульгарного мордобоя, достал именной «браунинг» с серебряной гравированной пластинкой на рукоятке и хладнокровно застрелил наглеца. В прямом эфире этого события не показали, зато по всем каналам бесконечно крутили запись с
подробностями и комментариями. Президент выразил свои соболезнования семье и близким покойного, но о нравах в думе промолчал, генеральный прокурор заверял, что будет проведено тщательное расследование инцидента, проявляя мужество, половина депутатов осталась обсуждать произошедшее, другая половина зал покинула и отважно надиралась в буфетах, думая о том, что их завтра может постигнуть такая же участь. Мало ли в думе генералов! На экране рапидом показывали, как два солидных мужчины в отлично сшитых костюмах сначала хватали друг друга за лацканы, брызжа в лицо слюной, потом один размахивался и отвешивал другому такую генеральскую оплеуху, что тот летел на пол. Неторопливо вставал, одергивал пиджак, лез во внутренний карман, доставал оружие, передергивал затвор и спускал курок. Потом швырял «браунинг» в сторону и смотрел на дело рук своих. Камера крупным планом показывала капли пота на его лбу. Привыкшие к кровавым подробностям россияне, сейчас, наверняка, обсуждали, как генералу-убийце удалось пронести пистолет в зал, и была ли у генерала-жертвы возможность защититься. Реакция Запада на событие пока не
сообщалась.
        - Экие страсти, однако, - сказал Стас. - Послушай, тебе не показалось знакомым лицо этого стрелка?
        - В каком смысле знакомым? Да мы этих придурков чуть ли не каждый день на экране видим!
        - Нет, не то. Есть у меня ощущение, что не так давно видел я его и совсем близко. Не могу вспомнить...
        - Да ладно, застрелили и застрелили. Их там все равно как собак нерезаных. Одним меньше, одним больше. Новых выберут. Ну, чем займемся? Спать не хочется, до ужина далеко. Может, у них тут библиотека есть?
        Мы разошлись по своим комнатам, находившимся неподалеку от столовой. Жилые помещения тут были неплохо оборудованы. Имелись душ, мягкая мебель, радиоприемник. На столе валялись газеты и журналы недельной давности, и стоял телефонный аппарат, который при ближайшем исследовании оказался отключен от сети. Освежившись прохладной водой, я брякнулся на постель и стал дожидаться возвращения Насти. Девушка вскоре постучала в дверь. Мы ни о чем не уславливались, но ее ночные визиты прекратились после отъезда из Москвы. Да и возможностей для этого почти не было. Бандиты, и военные могли не только подслушивать нас, но и подсматривать. Зачем доставлять им удовольствие и давать лишнюю информацию о себе?
        Здесь, на базе, «жучки» имелись обязательно. Как без них на военном объекте! Настя понимала это, и, заявившись ко мне, щебетала о своей чудесной прогулке вроде бы открыто и безбоязненно.
        - Представить себе не можешь, как хорошо в лесу! Солнце, зелень! Все очень аккуратно: дорожки песком посыпаны, скамейки. И солдат вооруженных почти нет. Я думала, они где-нибудь в кустах прячутся, но не похоже. Жалко, что только метров на триста и отойти можно. Дальше забор из колючей проволоки.
        В такой же завуалированной форме были описаны и входы в подземелье. Поднимались они с Хромовы на поверхность в одном месте, а вернулись в другом. Базу не расконсервировали до конца. Большая часть ее оставалась закрытой. Людей здесь почти не было, минимум обслуживающего персонала. И охраняли ее не очень прилежно, только для проформы. Непредусмотрительно, господа офицеры...
        
        Глава 25
        
        До самого ужина время прошло совершенно бездарно. Я валялся и без интереса листал журналы, пока не позвали в столовую. Хромов появился с небольшим опозданием и был, вопреки своему обычаю, мрачнее тучи. Молча сел, бросил на колени салфетку и взялся за вилку.
        - Случилось что-то, Александр Николаевич? - участливо поинтересовалась Настя. - Неужели наша прогулка не понравилась?
        Он со стуком швырнул вилку на стол.
        - Ну вы подумайте только! Времени осталось совсем ничего, а ему вздумалось счеты сводить! Не мог потерпеть немного! Сделал дело, получил власть, тогда и стреляй в кого хочешь!
        - Так что, этот ворошиловский стрелок - из ваших? - поразился Стас. - То-то я... - он резко оборвал себя.
        - В том-то и дело, что из наших! - вздохнул полковник, щедро наливая себе водки. - Один из руководителей. Именно он собирался с вами завтра встречаться. Теперь наверху решают, как быть дальше.
        - Можете совсем от своей затеи отказаться? - с надеждой спросил я. Со слабой надеждой, честно сказать.
        - Вот уж нет! - Походило на то, что еще до ужина Хромов основательно выпил и сейчас добавлял. Лицо его раскраснелось и речь стала немного сбивчивой. - Никаких отказов, не надейтесь! Все будет так, как задумано. Разве только сроки чуть передвинутся. И вы готовьтесь, завтра с вашим Мусой разбираться будем. Не струсили?
        - Да вы закусывайте, Александр Николаевич, - участливо сказала Настя. - Мы ведь от своего обещания не отступались.
        Мне очень хотелось посоветоваться с товарищами, но возможности не представилось. Едва стал разбирать постель, как зазвонил не работавший ранее телефон. Я поднял трубку.
        - Глеб Сергеевич, ситуация несколько изменилась. Необходимо брать Зеленого Мусу сегодняшней ночью. Готовьтесь.
        Хромов зашел за мной через десять минут. Готовиться мне было не к чему, и я курил, дожидаясь его. Что за обстоятельства могли измениться? Как это связано с убийством в думе? Бесполезно гадать.
        Все рассказал сам полковник, когда мы погрузились в черную «Волгу» и выехали с территории базы. За рулем сидел незнакомый человек в штатском. Хромов обернулся к нам.
        - Ваш бандит раскололся на первых же минутах. Может быть, надеялся, что оставят в живых. За дачей наблюдение установили еще накануне. Где Муса живет - для нас не секрет. Но сегодня выяснилось, что и сам он куда-то уезжает, и люди его зашевелились. Вероятно, ему стало известно о провале вашей поездки, вот и готовят все к эвакуации. Так что времени терять нельзя, пока еще найдем, куда они передислоцировались. Если не уничтожат все и всех на месте. Ни нам, ни вам этого не хотелось бы. Верно? Придется операцию проводить без подготовки. Без тщательной подготовки, потому что кое-какие соображения и наработки у нас уже есть. Как и договаривались, вы напрямую в акции не участвуете. Подобрали хорошее место, откуда все будет видно и слышно. А пока вот вам план его усадьбы, будьте добры, растолкуйте мне, что здесь к чему.
        Мы с Настей могли рассказать очень мало, потому что почти ничего не видели. А вот Стас несколько дней провел в роли пленника Мусы. Сейчас он отбросил свой брюзгливый тон и толково стал показывать, откуда может появиться охрана, где содержат персонал Центра и куда, по его мнению, могли спрятать аппаратуру. Он многое успел заметить и запомнить, этот парень. Хромов одобрительно кивал. Закончил Стас рекомендациями, как лучше штурмовать это поместье, чтобы добиться максимального эффекта и наделать поменьше шума. Полковник рекомендации принял к сведению.
        Чуть позже, склонившись ко мне за головой Насти, Стас шепнул:
        - Вспомнил, откуда я того генерала, что в думе стрелял, знаю.
        - Ну?
        - Незадолго до нападения людей Мусы, в Центре было совещание. Приезжали какие-то военные. И этот был с ними...
        - А ты как их увидел?
        - Проходил мимо зала, когда они появились.
        Залом у нас называлась комната на последнем этаже, размерами побольше остальных, в ней проходили редкие общие собрания. Там стоял длинный стол для совещаний.
        Выходит, не совсем наплевать государству было на нашу небольшую конторку. Или эти люди интересовались нами по своим соображениям, не относящимся к государственным интересам? А достославный Олег Афанасьевич Круталов совсем не случайно подстраховался в Центре. Опять догадки, чтоб их! Когда же мы узнаем все до конца?
        Мне почему-то казалось, что операцию будем наблюдать с какой-нибудь возвышенности, хотя и не припоминался в той местности достаточно высокий холм. Когда до ворот в поместье оставалось совсем немного, машина остановилась перед воротами, которые не отличались от других в этом поселке. Въехали во двор и потушили фары. Стало темно. Подбежавшая к нам смутная фигура откозыряла.
        - Все в порядке, люди на исходных позициях.
        - Отлично, - воодушевился Хромов, - сейчас и начнем.
        Мы поднялись по ступеням и вошли в дом. В большой комнате окна были плотно зашторены, светились экраны мониторов. Сидевшие за пультами люди даже не сделали попытку встать при нашем появлении. Что было в порядке вещей, потому что Хромов на нарушение субординации внимания не обратил. Выслушал короткий доклад старшего офицера и поманил нас за собой. Отдельно стоял большой экран, на который можно было вывести изображение с любого монитора или с нескольких одновременно. Пока на нем ничего не происходило.
        - Садитесь, - указал полковник на низкие табуретки перед экраном. - Вот это КП, командный пункт. Камеры наблюдения установлены в разных местах территории, принадлежащей вашему Мусе. У него имеются свои, но их сигналы мы перехватываем и в нужный момент отключим. Люди готовы к захвату. Сейчас осмотрим все в последний раз и дадим сигнал.
        Он нацепил миниатюрные наушники с микрофоном, защелкал кнопками на пульте, отдавая тихие команды. Изображения на экранах менялись, но не было видно ни одного человека. Только перед входом в виллу, у фонтана, стояли двое с автоматами на груди. Спокойно стояли, курили, о чем-то лениво переговаривались. Если Муса знал о провале рейда и о гибели своих людей, он должен был поднять на ноги охрану, заставить ее бдить как никогда еще, а сам скорейшим образом смыться куда-нибудь за границу, где, конечно, могут достать, но не так скоро, как здесь. Ничего подобного не наблюдалось. А ведь с военными шутить нельзя, если нужно, они своего умеют добиваться. Неужели он этого не знал? Или опять дураки подвели? А где умных возьмешь?
        Прислушавшись к тому, что говорил в микрофон Хромов, я понял, что он пересказывает рекомендации Стаса. Вот и мы сгодились, недаром сюда приехали. Мне вдруг очень захотелось быть там, укрываться в темноте с парнями, которые готовились по сигналу бесшумно рвануться вперед. Давно уже не приходилось делать чего-то подобного. Ночная вылазка на аэродроме под Ворошиловском не в счет. Там все было слишком просто. Но кто меня здесь пустит? Я теперь хранитель немного полноватого тела и самое главное - мозга, который очень много знает.
        - Глеб, ты заметил? - прошептала над моим плечом Настя.
        - Что заметил?
        - В правом верхнем углу кто-то ползет.
        Действительно на экране, который показывал берег симпатичного озерца, чуть шевелилась трава. Там осторожно перемещался человек. Я тронул за рукав Хромова.
        - Посмотрите, это ваш?
        Он вгляделся.
        - Не похоже, слишком непрофессионально двигается. Сейчас проверю. Пятый! Кто в твоем квадрате?
        Отозвался один из операторов:
        - На данный момент никого! Хотя... Обнаружен неизвестный объект, смещается в юго-западном направлении!
        - Спите, мать вашу! Немедленно обезвредить!
        Оператор забормотал в свой микрофон, а полковник вытер пот со лба.
        - Ну что за народ! Обязательно лично следить надо. Это же охранник, сто процентов. - Потом вспомнил. - Спасибо, что заметили. Сейчас один человек все поломать может.
        На экране трава шевелилась еще несколько секунд, потом по направлению к этому шевелению метнулась почти неуловимо для глаз серая тень. И все замерло. Охранника больше не было.
        - Вот так! - удовлетворенно сказал Хромов. - Ну что, все на позициях? Вперед!
        В уголках поместья Мусы из темноты возникли смутные фигуры, короткими перебежками двинувшиеся к центру, к вилле и строениям рядом с ней. Несколько человек окружили то ли сарай, то ли амбар в дальнем конце поляны. По рассказам Стаса, именно там содержали пленных.
        Охранники у входа в виллу вдруг одинаковым жестом схватились за горло и мягко повалились на асфальт. Но в ночной тишине по-прежнему не раздавалось ни одного постороннего звука. Арбалеты у них, что ли? Дальше действие развивалось как в кинобоевике. Люди Хромова одновременно проникли в окна и двери всех строений. Зазвенели стекла, затрещало разносимое в щепки дерево, где-то вспыхнула короткая перестрелка. И все. Бандитское гнездо перестало существовать. Через несколько минут из дверей виллы появился человек в камуфляжной форме и черной сплошной маске с прорезью для глаз. Он поднял вверх руку и красноречиво сжал пальцы в кулак. Полковник поднялся, снимая наушники.
        - Ну что же, пойдем посмотрим, как наши ребята поработали.
        Я посмотрел на экран. У сарая дела обстояли тоже нормально. Из распахнутых ворот один за другим выходили люди, в которых, внимательно вглядевшись, можно было узнать сотрудников нашего Центра. Их сопровождали бойцы Хромова с автоматами наизготовку. Очевидно опасались, что среди пленников могут оказаться бандиты. Мы вышли из дома, сели в машину и поехали в поместье Мусы.
        Там оказалось, что закончилось еще не все. Снизу из-под пола раздавались автоматные очереди. Муса своим звериным чутьем, без которого он никогда не поднялся бы так высоко в бандитской иерархии, заперся в подвале с несколькими подручными. Добро бы просто заперся и сидел. Но подвал у него был хитро устроен. В него имелось два входа, и вели два коридора. Каждый заканчивался толстыми металлическими дверями с бойницами. Когда кто-то пытался приблизиться, чтобы прикрепить взрывчатку и вынести двери, через бойницы начинали стрелять. Военные прятались за углами и в ответ не стреляли - не было смысла. Хромов, не стесняясь присутствия Насти, матерился в голос. Девушка делала вид, что не слышит. Держаться так бандиты могли очень долго. На то, что у них кончатся боеприпасы, надежда была очень слабой. Попробовали метнуть дымовую шашку и подобраться таким образом, но выстрелы в дыму зазвучали непрерывно, а вскоре вентиляция развеяла завесу.
        Дело осложнилось еще больше, когда у освобожденных сотрудников Центра выяснили, что именно в этом подвале у Мусы хранилась аппаратура для брейн-перемещения. Таким образом, даже имейся возможность взорвать двери, делать этого было никак нельзя. Тупиковая ситуация. Мы поднялись наверх, чтобы посоветоваться. Интерьер виллы не очень повредили при штурме. Пара разбитых зеркал, сломанные перила лестницы, ведущей на второй этаж, испачканный кровью ковер на полу. Тела убитых бандитов споро вынесли и погрузили в подошедший «ГАЗ-66».
        - Ну, - сказал Хромов, когда мы сели в библиотеке вокруг стола и закурили, - какие будут соображения?
        Мы молчали.
        - Вы хоть понимаете, что, не выковырнув его оттуда, вы не сможете вернуться в свои тела?
        - Это мы должны выковыривать, Александр Николаевич? - ласково улыбаясь, но с огромной порцией яда в голосе вопросила Настя. - Помнится, такого уговора не было. Вы брались добыть аппаратуру и людей. Отказываетесь выполнять? Нехорошо. А еще офицер.
        - При чем здесь это? - взвился полковник. - Вы же сами все видели! Не подступиться к чертову подвалу! Если бы не аппаратура, плюнуть на него, взорвать коридоры и пусть подыхает, как крыса. Вы же спасы, вы все можете! Придумайте что-нибудь.
        - Мы спасаем людей, а не уничтожаем их, - наставительно сказал Стас. - И не привыкли выковыривать бандитов из подвалов.
        Глаза Хромова потухли.
        - Значит, ничего сделать не можете?
        - А вот этого мы не говорили, - вступил я. - Что-то сделать всегда можно. Вы же разведчик, спец, а отчаиваетесь.
        - Я не говорил, что разведчик, - буркнул полковник.
        - Бросьте, Александр Николаевич, это и так всем ясно.
        - Да не мучайте вы меня! Выкладывайте, что придумали?
        - Ладно, не горячитесь. Лучше подумайте: может быть такое, чтобы у Мусы из этого подвала не имелось выходов? Он что, ненормальный, у себя мышеловку устраивать?
        - А ведь верно... - протянул Хромов. - Как же я не сообразил? У этой сволочи обязательно что-то еще должно быть, как у лисы! Подземный ход! Эй, кто там? Савчук, ко мне!
        В библиотеку влетел офицер с погонами капитана.
        - Немедленно сюда аппаратуру! Ну, как она называется, для поиска подземных коммуникаций!
        Капитан молча пучил на него глаза, стоя навытяжку.
        - Короче, сам соображай! Немедленно, пулей!
        Савчук исчез, а полковник, вновь обретая свою обычную улыбчивость, повернулся к нам.
        - Ну, молодцы! Ну, мои золотые! Не зря я не отдал вас этим дундукам!
        Тут он сообразил, что сболтнул лишнее и осекся. Мы прикинулись, что не поняли.
        - Где вы собираетесь искать этот ход? - спросил Стас.
        - А вокруг дома. Обязательно обнаружим!
        - Будет проще, если попробуете в северном направлении.
        - Почему?
        - Хотя бы потому, что там ближе всего до границ поместья и нет никаких строений, лес.
        - Тоже правильно, - похвалил Хромов. К нему окончательно вернулась обычная самоуверенность. - Вы уверены, что Муса еще не ушел?
        - Ни в чем мы не уверены, - сказал я. - Чтобы убедиться и отвлечь внимание, надо с ним сейчас же затеять переговоры о сдаче и затянуть их как можно дольше. Давайте, Александр Николаевич, у вас это должно хорошо получиться. Умеете подход к людям найти.
        Моей иронии он не понял.
        - С чего вы взяли, Глеб Сергеевич?
        - Исходя из личного опыта. Помните, как мы в поезде общались?
        Хромов вздохнул и отправился в подвал. Сначала на его призывы раздавались только выстрелы, но потом откликнулись. Полковник потребовал для переговоров лично Мусу. Тот отозвался, и мы вздохнули с облегчением. Если бандит еще здесь, велика вероятность того, что аппаратура цела. Он должен был догадаться, зачем на него напали военные.
        - Ты же понимаешь, что проиграл, Муса! - надрывался Хромов. Ему приходилось кричать, потому что высовываться в коридор он боялся, а мегафона военные с собой не захватили, не собирались вести переговоры. - Выходи и сдавайся! Гарантируем тебе жизнь!
        Из бойницы глухо доносилось:
        - Я не верю вашим гарантиям! Пока я здесь вы меня не тронете! Попробуете взорвать двери - уничтожу установку! Она вам нужна? Тогда будете выполнять мои условия!
        - Какие у тебя условия? Говори! - орал полковник, багровея от натуги.
        - Вы уходите из дома, оставляете перед входом заправленную машину и двух заложников. Потом беспрепятственно пропускаете нас. Я не трогаю установку.
        - А ты потом убьешь заложников! Не верим! Сдавайся без условий! Гарантируем жизнь!
        И все сначала. В конце концов, Мусе это должно было надоесть. Хромов все-таки был плохим дипломатом.
        Аппаратура прибыла через час. Где они ее откопали среди ночи? Походил прибор на обычный миноискатель, только на шее у оператора висел ящичек с экраном, на котором при обнаружении тоннеля, подкопа или подземной каверны появлялись контуры этих сооружений. И ход, шедший от виллы обнаружился очень быстро. Он находился именно там, где предсказывал Стас. Выход был замаскирован в небольшом холмике за рощицей. Когда сняли слой дерна, закрывавший металлическую плиту, оказалось, что в тоннеле за ней вполне мог проехать средних размеров автомобиль. Мы со Стасом спустились к Хромову. Тот уже охрип, ведя переговоры.
        - Ну что с этой сукой поделаешь! - пожаловался полковник. - Не соглашается! Нашли выход?
        - Да, очень просто. Надо туда идти.
        - Сейчас людей пошлю! - обрадовался он.
        - Погодите, Александр Николаевич! Давайте, мы пойдем, - предложил Стас.
        Я удивленно воззрился на него, но ничего не сказал. Мне и самому хотелось действия.
        Хромов поначалу был категорически против.
        - Есть тренированные люди, они и пойдут. Зачем вам рисковать?
        - Знаем мы ваших людей, откроют там пальбу, установку повредят. Пустите! - настаивали мы. Канючили, как дети, выпрашивающие сладкое. - Сами говорили, что мы специалисты. Тихо, без шума и крови всех возьмем.
        Полковник, наконец, согласился на Стаса, но меня не хотел пускать ни в какую. Ситуацию неожиданно разрядил Муса.
        - Эй, вы! - донесся его голос. - Если через двадцать минут не примете мои условия, уничтожу установку, а потом и дом подниму на воздух. У меня здесь взрывчатки много.
        Мы усилили нажим, и Хромов сдался.
        - Ладно, только все равно с вами мой человек пойдет. Неизвестно даже, сколько там бандитов засело. И не рискуйте попусту. Особенно вы, Глеб Сергеевич. Ох, начальство узнает, что я вас отпустил - голову непременно оторвет!
        Он отдал распоряжение, и нас стали экипировать для штурма. Появились легкие кевларовые бронежилеты, титановые шлемы с прозрачными щитками. Выдали даже по паре наручников. Предложили на выбор оружие. Милитарист Стас сунул за пояс восемнадцатизарядную «Гюрзу» и ухватился за легкий «Кедр-2». Я скептически хмыкнул и взял револьвер «Удар», заряженный 12,3 миллиметровыми патронами с пулями неубойного действия. «Кедр» - штука хорошая и темп стрельбы у него приличный, но мне не хотелось никого убивать. Что-то уставать я стал от крови.
        Хромов продолжал отвлекать Мусу, делая вид, что соглашается на уступки, а мы направились ко входу в тоннель. Открыть плиту оказалось непросто. Взрывать ее было опасно, бандиты обязательно услышат, поэтому ковырялись ломами при свете фонарей.
        - Автоген бы сюда! - вздохнул кто-то.
        Время уходило как вода в песок. Наконец плита с лязгом подалась. Люди уперлись и откинули ее в сторону. В тоннеле было темнее, чем снаружи.
        - Пошли! - скомандовал кто-то, видимо старший здесь по званию.
        - Тебя как зовут? - спросил Стас того, кто должен был идти с нами.
        - Антон, - коротко отозвался тот и первым шагнул внутрь.
        На Антоне был такой же как у нас бронежилет, но из оружия - калашниковский АКСУ с магазинами, скрепленными изолентой валетом, чтобы быстрее перезаряжать. Мы пошли за ним. Тонкий лучик потайного фонарика плясал по полу и стенам. Построен тоннель был на совесть. Бетонный свод скрепляли металлические арки, пол тоже был бетонный. Приходилось наклонять головы, чтобы не царапать шлемами о потолок. Мы старались ступать как можно тише. Я подумал, что в последнее время то и дело шляюсь по каким-то тоннелям.
        Наконец Антон остановился, и я едва не ткнулся щитком ему в спину. Перед нами была еще одна стальная плита.
        - Блин! - с досадой прошептал Стас. - Опять ломом упираться! Давайте ее рванем!
        Но взрывать не пришлось. Плита при ближайшем рассмотрении состояла из двух створок и была не заперта.
        Антон прижал палец к губам и стал вслушиваться в то, что происходило за дверью. Оттуда раздавались возбужденные голоса. Стас тоже послушал и поднял три пальца. По его расчетам выходило, что бандитов в подземелье трое. Вместе с Мусой. Не много, а на нашей стороне еще и фактор внезапности. Антон тронул створку чуть-чуть приподнял ее и припал к щели лицом. В тоннеле стало немного светлее.
        - Так, - зашептал наконец боец, - видел троих. Прямо за дверью крытый «джип», слева и справа есть проходы. Дальше сама комната. Я бросаю «Факел» и вперед, вы за мной. Действуем по обстоятельствам. Готовы?
        Мы одновременно кивнули. Я чуть придержал Стаса. Через «джип» с места не перепрыгнешь, а в узких проходах вдвоем обязательно застрянем. Стас скорчил недовольную мину, но я погрозил ему пальцем. Тем временем Антон снял с пояса гранату, взвел ее и, приоткрыв створку двери пошире, швырнул внутрь. Громыхнуло так, словно взорвалась противотанковая мина, а сквозь щель пробилась ослепительная вспышка. Это шесть светозвуковых элементов разлетелись в стороны и одновременно рванули. Для аппаратуры, находившейся в подвале, никакого вреда, а бандитам не поздоровилось. Они полностью ослепли и оглохли на какое-то время. Когда мы ворвались в подвал, все трое блуждали в дыму, зажав ладонями глаза и вопя, как сумасшедшие.
        - Порядок, - с некоторым сожалением сказал Стас, заваливая одного из бандитов на пол и надевая ему наручники. Уж так ему хотелось из «Кедра» и «Гюрзы» пострелять, проявить геройство. А тут увеселительная прогулка, а не штурм! Одно баловство. Занявшись другим подручным Мусы, он совсем отвлекся и поэтому когда из какой-то незаметной комнатушки внезапно вынырнул еще один бандит с автоматом в руках, стрелять пришлось мне. Этот, четвертый, здесь не присутствовал, когда рванула граната, поэтому видел и слышал хорошо. Но я был быстрее. Револьвер сильно ударил в руку, и бандита шмякнуло об стену. Убить не должно было, но одно-два сломанных ребра моя пуля ему обеспечила. Свои наручники я застегнул у него на запястьях. Антон, не обращая внимания на Мусу и его подручного, отодвинул массивный засов на двери, свистнул. Просторная комната сразу же наполнилась военными. Хромов ухватил меня и Стаса под руки, поволок наружу. Я тоже чувствовал разочарование. Слишком легко все получилось. Настя ждала нас в коридоре. Вот кто обрадовался по-настоящему тому, что с нами ничего не случилось. Полковник, хоть и болтал
веселую чепуху, но мы-то чувствовали, что наибольшее облегчение ему приносит сознание об избегнутом втыке от начальства.
        За нашими спинами в подвале несколько раз сухо треснули выстрелы. Я дернулся, но Хромов крепко держал за руку.
        - Что это, Александр Николаевич?
        - Ничего, ничего серьезного!
        - И все-таки?
        - Ну, - нехотя вымолвил он, - бандитов убрали, чтобы не возиться с ними. Мы же не милиция. Не переживайте, людям легче дышать будет.
        Наверное, правда в его словах была. Но опять меня посетило гадливое чувство причастности к какой-то мерзкой проделке, о которой потом стыдно будет рассказать друзьям. Вроде как забрался в чужой дом и нагадил на полу прихожей.
        Сопровождаемые полковником мы поднялись наверх. К вилле один за другим подъезжали крытые грузовики. Зачем их столько, подумалось мне, ведь всю установку и людей вывезли из Центра сюда на одном трайлере. Потом Стас плюнул и сказал вполголоса:
        - Ш-шакалы! Мародеры!
        Я догадался. Военные забирали не только аппаратуру, но и все, что можно увезти из виллы Мусы. Эхе-хе, заговорщики... Власть в стране собрались захватывать, а не брезгуют мелким грабежом. И так они будут поступать не только здесь. Им, наверное, кажется, что это просто восстановление справедливости, возврат того, что им недодали в свое время. Потом начнется передел среди своих. И так до бесконечности.
        - Пусть собаки грызутся, - устало сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь. И пошел к черной «Волге», поджидавшей нас.
        До рассвета вывезли все и эвакуировали командный пункт. Половину следующего дня мы отсыпались, а врачи занимались специалистами Центра. Хотя и содержали их у Мусы в относительно приличных условиях, но заключение еще никогда и никому на пользу не шло. Людей следовало как можно скорее привести в божеский вид. Им предстояло смонтировать и отладить аппаратуру, которую поместили здесь же, на базе. Пустующих помещений хватало.
        
        Глава 26
        
        Проснувшись около двух часов дня, я долго валялся в постели. Вставать не хотелось. Ничего хорошего не предвиделось и даже скорое возвращение в собственное тело не радовало. Ну, возвратят, а потом хладнокровно шлепнут, как того же Мусу. Что им какой-то спас? Так, козявка. Хоть бы Настя заглянула. Я уже и не представлял, что с этой девушкой у нас могут быть другие отношения кроме, так сказать, боевого содружества.
        Все-таки заставив себя подняться, я минут двадцать повизгивал под холодным душем, пока окончательно не замерз. Зато взбодрился. Круталов хотя и содержал свое тело в порядке, но таких нагрузок ему явно не давал. Ничего, потерпит, мне сейчас надо постоянно иметь свежую голову. А для этого ничего нет лучше холодного душа. Да почаще, благо на дворе лето.
        В столовой уныло возил ложкой в тарелке Стас. Я сделал знак официантке и подсел к нему.
        - Настя еще не проснулась?
        - Не знаю, я ее не видел.
        Ответ его мне не понравился. Опять они поцапались, что ли? И когда успели?
        - Стас...
        - Ох, только не надо душеспасительных разговоров! Ты на них мастер.
        - И все-таки - что случилось?
        - Да ничего особенного. Зашел я к ней, когда вернулись. А она холодная, как камень. Иди, говорит, ложись спать. Поздно уже.
        Я рассмеялся.
        - Ну, ты балда! Сам бы мог догадаться. Ведь здесь же камеры стоят в каждой комнате. Хочешь, чтобы какой-нибудь солдатик онанизмом занялся, на вас глядючи?
        - Да нет тут камер! Я уже выяснил. «Уши» и то не везде установлены. Не до того, наверное, воякам было, когда базу расконсервировали.
        Вот это приятная новость! Даже если сейчас без пользы, потом может пригодиться.
        - Что же ты раньше молчал! Точно знаешь?
        - Куда уж точнее. Я, кроме всего прочего, разбираюсь в специальных технических средствах. Хобби у меня такое. Вот и посмотрел по привычке.
        - Удивительные люди работают спасами! А ты Насте об этом говорил?
        - Не-ет...
        - Тогда чему удивляешься, балда? Она боится, что кто-то подсмотрит. Стесняется, понимаешь?
        - Точно?
        - Куда уж точнее.
        Стас расцвел. Как легко нам обрадовать другого человека! Себя вот не получается.
        - Послушай, а здесь, в столовой аппаратура есть?
        - Ни малейшего понятия. Разве что под столик «жучка» могли прилепить. Но я не смотрел. Когда вас возвращать будут?
        - Надо у Хромова спросить, наладили они аппаратуру или еще нет. Я уже не помню, каково самим собой быть. Словно всю жизнь в этом теле проходил. Никогда еще так долго на вызове не был. Пошли, после обеда нашего полковника поищем.
        - А он здесь, на базе?
        - Где же ему еще быть?
        Хромова мы безрезультатно искали с полчаса, совались во все двери, пока не догадались заглянуть к Насте и спросить у нее. Девушка тоже была не в лучшем расположении духа. Сидела на заправленной постели, подперев ладонью подбородок и о чем-то размышляла. При нашем появлении радости она не выказала, но проводить до резиденции Хромова согласилась. Тот демонстрировал свое жилище, когда они с Настей выходили гулять наверх.
        Оказывается, полковник и прочие военные располагались на другом этаже. Подняться туда можно было и по лестнице. Комнаты тут были просторнее, чем наши и обставлены гораздо лучше. Даже ковер на полу имелся. И телевизор, между прочим. Хромов открыл дверь на наш стук.
        - О! - возрадовался он. - А я, Глеб Сергеевич, вам как раз звонить собирался.
        - Плохие новости? - на всякий случай спросил я.
        - Почему же плохие? Так, средней паршивости.
        - А именно?
        - Не можем мы, пока, братцы мои, вас вернуть в ваши тела.
        - Это еще почему? - возмутилась Настя.
        - Установка не работает. Бандиты кое-что из нее вытащили и спрятали. А на восстановление блоков время требуется.
        - И много времени?
        - Да недели две-три.
        Я плюнул со злостью и закурил.
        - Какого же вы кляпа всех на вилле перебили? Все общество очищаете от скверны! Ассенизаторы!
        Хромов продолжал улыбаться, но мои слова ему явно не понравились. Я еще подлил масла в огонь.
        - А теперь сами локти кусаете! Правда? Вам же Круталов позарез нужен, без него переворот начинать нельзя. Ну, и что теперь делать будете?
        В руки себя брать полковник умел. Он тоже достал сигарету, медленно размял ее, закурил.
        - Есть соображения, не кипятитесь. Предлагаю вам повидать одного старого знакомого.
        Спустившись на несколько этажей вниз, мы оказались на местной гауптвахте. По крайней мере, мне так показалось. Должны же были на базе куда-то сажать провинившихся солдат. Выглядели помещения очень похоже на «губу» в Кызыл-Арвате, где мне довелось побывать в свое время. Металлические двери со смотровыми глазками по обе стороны коридора, яркие лампочки, забранные в стальные сетки и запах - не запах, а ощущение тюрьмы.
        Здесь охранник был. Целый лейтенант. Он что-то читал за металлическим столом у решетки, которая перекрывала коридор. При нашем появлении вскочил, вытянулся.
        - Вольно, Моргунов, - махнул рукой полковник. - Как там наш узник?
        - Молчит, товарищ полковник. От пищи и воды отказывается.
        - Ладно, пойдем пообщаемся. Открывай.
        Мы прошли за решетку. Настя поежилась.
        - Нас тут насовсем не оставят?
        - Дорогая моя, разве можно так шутить? - притворно возмутился Хромов. - Вам место только в самых лучших апартаментах!
        - То-то вы меня под землей содержите! - фыркнула девушка.
        Лейтенант заглянул в глазок, кивнул, потом вставил ключ и со скрипом повернул. Мне вспомнился кодовый замок в ракетной шахте. Что же они здесь ничего подобного не установили? Военная база, как-никак. Азия-с...
        Хромов первым вошел в камеру, за ним мы. У стены, на откинутой доске лежал... Муса. Ну конечно, как я мог поверить, что они всех убили? Из Мусы еще многое можно было вытянуть. Хотя бы информацию о его счетах в заграничных банках. Наверняка ведь существовали такие. А уж военные случая не упустят. Теперь вот понадобилось узнать о недостающих блоках в нашей установке. Предусмотрительно поступили, что пока не шлепнули.
        Муса даже не повернул голову при нашем появлении. Казалось, он спит. Полковник подошел к нему вплотную, наклонился, вглядываясь. Потом сказал добродушно:
        - Ну, не прикидывайтесь. Лучше гостей принимайте. Их вы хотели видеть?
        Муса хотел нас видеть? Интересно, интересно...
        Бывший босс мафии открыл глаза, рывком сел на своей лежанке. И улыбнулся.
        - Не всех, - сказал он обычным голосом, словно и не было ночного штурма его поместья, и это не он низвергнулся со сверкающих вершин своего положения в бетонный сыроватый подвал. - Только Глеба Сергеевича. И по возможности поговорить с ним наедине. Будет ли это мне позволено?
        Хромов пожал плечами.
        - Ну, если он сам не против... Как вы?
        Я ничего против не имел. Было интересно, о чем же хочет поговорить со мной Муса. А кроме того, он спрятал где-то блоки от нашей установки.
        - Тогда оставьте нас, - уже не попросил, а почти велел мафиози.
        Я подмигнул Насте и Стасу.
        - Ничего, ребята, все будет в порядке. Покурите пока с военными.
        С некоторой заминкой они вышли из камеры. Хромов задержался.
        - Сколько вам требуется времени?
        Муса посмотрел на меня, словно что-то оценивая.
        - Я думаю, получаса вполне хватит.
        Дверь за полковником со скрипом закрылась. Муса прошелся по камере, сделал приглашающий жест.
        - Присаживайтесь. В ногах, как известно, правды нет. Разговор нам предстоит тяжелый. Хотя... Не знаю еще, как вы отнесетесь к моему предложению.
        Я молча сел на лежак. Больше мебели здесь не было.
        - Видите, как быстро все меняется, - начал бандит. - Совсем недавно вы были у меня в гостях, а теперь - я у вас. Впрочем, это кокетство, не обращайте внимания. Вы не были гостем в моем доме, и здесь не хозяин. В некотором смысле положение наше уравнялось. С той лишь разницей, что вам здешние хозяева доверяют чуть больше, чем мне.
        Он был по-прежнему цветист в выражениях и немного актерствовал. Может быть, сейчас это помогало ему поддерживать душевное равновесие в непривычной обстановке. Сознавал ведь, что будущего для него больше не существует. Остался только нынешний день.
        - Вот на этой малой разнице наших статусов я и хотел бы сыграть. Попробуйте понять. Для меня теперь все кончено. Никто и ничто не поможет. Смерть - только вопрос времени. И степени мучительности. Эти военные так просто умереть не дадут. Есть многое, что им хотелось бы знать. А спрашивать они умеют. Я не боюсь пыток. Но существует такая боль, которую ни один человек выдержать не может. И начинает говорить. Можно, конечно, выложить все и этим заслужить легкую смерть. Не получится. Во-первых, они не поверят, что это действительно все, а во-вторых, кое-что я рассказывать им не хотел бы. Вы понимаете меня?
        До сих пор я его действительно понимал. Но вот к чему он вел?
        - Я надеюсь уйти из жизни просто. Правда, эту простоту надо подготовить. Хочу, чтобы вы помогли. Не спешите возражать! - Муса предупреждающе поднял ладонь. Он все так же прохаживался передо мной по камере, сосредоточено морща лоб. - Дослушайте до конца! Итак, я рассказал, чего хочу. Теперь, что у меня есть для этого. Козырей немного, но они имеются. Ну, главное - части установки из вашего Центра. Не знаю, что меня толкнуло приказать кое-что изъять и спрятать. Где это хранится - знаю сейчас только я. Могу рассказать и показать. Вы резонно заметите, что военные легко добудут у меня сведения и никакой доброй воли с моей стороны не потребуется. Хорошо, это так. Но вот вас лично я могу заинтересовать сообщением о том, что в тайнике хранится еще и довольно крупная сумма в валюте и драгоценностях. Зачем отдавать ее полковникам и генералам? Они после переворота и так все будут иметь. Если поможете, то это достанется вам. Интересно?
        Я спокойно кивнул.
        - Продолжайте. Ведь это не все?
        - Остается последнее, самое слабое. И одновременно, может быть, самое сильное. Согласитесь, я не причинил вреда ни вам лично, ни вашим друзьям, относился с подобающим уважением. Меня вы тоже в какой-то степени уважаете. Как мужчину, как сильную личность, наконец. Звучит несколько смешно в этих стенах, правда? Так вот, помогите мне умереть достойно из уважения, не дайте им замучить меня. Никакого вреда от этого не будет никому. Стратегических секретов я не знаю, а деньги... Пусть что-то останется и моим детям, не все получат эти... Я ведь догадываюсь, что они сделали с моим домом. Разграбили, уничтожили, как последние мародеры.
        Мне вспомнилось: так же обозвал военных и Стас. Довольно точное определение, какими бы резонами это мародерство ни объяснялось. Муса действительно был мужественным человеком, и его мужество заслуживало уважения. Он умел проигрывать. Деньги, побрякушки из тайника меня нимало не привлекали. Все равно, кому они достанутся. Легко придут, легко уйдут. А вот в последней просьбе он не ошибся. Если наш разговор не был блефом, мне следовало помочь ему. Как мужчина мужчине. Мы живем в жестоком мире, и окончательно превращаться в зверей не стоит.
        В общем, я согласился. Договорились, что для Хромова это будет выглядеть так, будто мне удалось уговорить Мусу добровольно отдать нам снятые блоки установки. Но с условием, что на место я обязательно должен буду поехать вместе со всеми. Вот такое желание у мафиозо появилось, прихоть, блажь. Военные должны были дать согласие на подобную мелочь. Ну, а там будем действовать по обстоятельствам, искать возможность.
        Я выглянул в коридор, позвал Хромова, который вместе со всеми от камеры далеко не ушел, покуривал метрах в десяти. Боялся, что Муса меня скрутит и станет прорываться на волю? Или не надеялся на меня?
        - Александр Николаевич, мы закончили. Есть хорошие новости.
        - Да? - неподдельно обрадовался он. - Это такая редкость в последнее время. Давайте, давайте!
        Лейтенант Моргунов запер дверь в камеру, Хромов стал торопить нас наверх, но я уходить не спешил. Коротко изложил нашу с Мусой придумку. Как я и ожидал, полковник сразу не поверил в нее.
        - А что это бандит к вам такое доверие питает?
        Я усмехнулся, давая почувствовать в этом вопросе свое превосходство.
        - Он уважает меня, как сильный сильного. К вам же, я имею в виду военных, относится крайне отрицательно. И не верит абсолютно.
        Хромов покривил губы.
        - Еще бы ему хорошо к нам относиться! Знает, что когда выжмем его досуха, непременно к стенке поставим. Ну, да наплевать на его отношение. Можете ему сообщить, что условие принимается. Куда нужно ехать?
        
        Глава 27
        
        Отправиться собрались немедленно. Похищенные блоки задерживали все развитие готовившегося переворота. Путчистам Круталов был необходим, как воздух. Нет смысла грозить ядерным взрывом, если не знаешь, какую нужно для этого нажать кнопку.
        Из наших я не стал брать никого. Стас и не собирался, напрашивалась Настя, но получила решительный отказ. Хромов отвел ее в сторону, и что-то пошептал на ушко. Может быть, обещал новую прогулку в местном лесочке. В присутствии девушки он еще более подтягивался и старался казаться этаким бравым гусаром. Что женщины с нами делают!
        Моргунов привел Мусу. Руки у него впереди были скованы, но держался он хорошо. Даже одежда не казалась помятой, хотя вряд ли ему перед выездом дали утюг. Мафиозо кивнул мне и молча сел в машину. Охранник нырнул вслед за ним. Мы с Хромовым и двумя бойцами, одним из которых был тот самый Антон, с которым штурмовали подземелье, поместились в следующей «Волге». Как выяснилось, тайник Мусы находился неподалеку от его виллы, точнее, ее развалин. Но подробностей бандит рассказывать не стал даже мне, настаивал на том, что непременно должен ехать сам.
        По дороге я поинтересовался у Хромова насчет милиции, наверняка находившейся у развалин дома Мусы.
        - Ерунда, - махнул он рукой. - Кому надо уже позвонили, и сейчас там никого нет. Не сомневайтесь, Глеб Сергеевич, мы же не последние люди в этой стране!
        От дома действительно остались одни развалины, слабо дымившиеся в нескольких местах. Было такое впечатление, что здесь случился не взрыв, а пожар. Забор и ворота сохранились в целости, а вот всем зеленым насаждениям нанесли непоправимый урон. Сначала кусты и деревья ломали военные грузовики, а потом пожарные и милицейские. Разобраться в том, что произошло в действительности, пришлось бы долго. На это и был, вероятно, расчет у военных.
        Ни милиционеров, ни подозрительных личностей в штатском поблизости не наблюдалось. Видать, и впрямь заговорщики обладали достаточной силой, если телефонного звонка хватило, чтобы прекратить расследование. Наши машины подъехали к площадке перед бывшим домом. Бравые вояки не пощадили даже гипсовых мальчика и девочку, до сих пор мирно игравшихся с чудовищем, слабо напоминавшим рыбу. Головы у них были отбиты и валялись в пустом бассейне фонтана. Конвоир помог выбраться Мусе. Руки у мафиозо были все так же скованы. Мы с полковником направились к ним.
        - Ну, показывайте, где у вас тайник! - распорядился Хромов.
        Но Муса будто не слышал. Он смотрел на то, что прежде было его домом. Мне показалось, что губы у бандита шевелятся, словно он молился про себя или посылал беззвучные проклятия тем, кто разрушил его мир. Я тронул полковника за рукав.
        - Пусть посмотрит, десять минут сейчас ничего не изменят.
        - Ох, и сентиментальный вы человек, Глеб Сергеевич! - ядовито вымолвил военный, но больше к Мусе приставать не стал, закурил и не без удовольствия во взоре тоже принялся осматривать дело рук своих людей.
        Мне нисколько не было жалко этого дома. В конце концов, здесь держали в плену моих друзей и коллег, Неизвестно еще, что бы с ними всеми произошло, не вмешайся в ход событий тот же Хромов. И все равно дымящиеся развалины наводили на мысли о людях, которые строили здание. Да и о тех, кто остался лежать в подвале, под обломками.
        Муса был сильным человеком. Или просто не очень дорожил своим домом. Буквально через пять минут он повернулся к нам и произнес совершенно спокойно:
        - Давайте искать. Ведь вам не терпится получить свои блоки?
        Хромов деловито поинтересовался:
        - Куда идти?
        Мафиозо протянул к нему скованные руки.
        - Сначала снимите наручники.
        Полковник кивнул.
        - Моргунов!
        Лейтенант выскочил из-за его спины и расстегнул стальные браслеты. Потом уронил ключи и медленно осел на грязный асфальт. На его груди расплылось темно-бордовое пятно с рваной дырой по центру. Уже поняв, что происходит, я в падении рванул Мусу за ногу и попытался определить, откуда по нам ведется огонь. Ничего не получилось, вокруг не было ни одной возвышенности, которая могла бы служить подходящей огневой точкой. Мысленно проклиная Мусу, заманившего нас в эту ловушку, я все же дернул бандита за шиворот и оттащил его к ближайшим кустам. В тот же миг рядом залег и Хромов. Охрана, приехавшая с нами, была хорошо обучена. Стрелки заняли оборону вокруг площадки и теперь осматривались, пытаясь определить, где же находится стрелок.
        А тот пока не давал о себе знать. Выстрел, убивший Моргунова, был единственным.
        - Твои суки палят? - с ненавистью прошипел полковник Мусе.
        - Вполне возможно, - ответил тот равнодушно, не поднимая головы.
        - Эй, мы так не договаривались! - вмешался я.
        - Сами понимаете, связи с ними у меня не было. Так что действуют они по своей инициативе - выручают хозяина, - резонно возразил Муса.
        - Ну и что теперь нам делать?
        - Ни малейшего понятия. Народ еще тот, и если я определенного приказа не отдавал, то ждать можно чего угодно.
        - Так прикажи сейчас же прекратить огонь!
        - Бесполезно, не послушаются. Они идиоты, но не до конца. Положение наше было, как говорится, хуже губернаторского.
        Оружие имелось у Хромова и двух его бойцов, мне не дали даже ножа. О противнике мы не знали ничего. И хотя по прежним встречам я мог судить об уровне подготовки бандитов, утешало это мало. Что сделаешь на такой местности против нескольких автоматов? Вряд ли освобождать Мусу собрался всего один из его подручных. Но лежать в кустах бесконечно не стоило, надо было на что-то решаться.
        Поспорив немного с полковником, я отобрал памятный по поездной стычке «ПСМ» и осторожно пополз, забирая вправо. Бандиты определенно могли засесть в развалинах дома. Но не только. Хромов остался прижимать Мусу к земле, завернув ему руку за спину, чтобы не сбежал. Хотя для бандита смерть в перестрелке была как раз такой, к какой он так стремился - почетной и легкой. Однако обстоятельства изменились и появился реальный шанс вообще оказаться на свободе. Как же мы с полковником не смогли предусмотреть такой оборот событий?! Сейчас было уже поздно о чем-то сожалеть.
        Я полз, думал, очень внимательно осматривался и прислушивался к происходящему вокруг. Бандиты не могли расположиться настолько далеко, чтобы использовать оружие с оптикой. Кусты и деревья, хотя и сильно поврежденные, мешали прицельному ведению огня. Моргунова смогли достать, потому что он стоял открыто, на площадке. Как-нибудь сидящие в засаде должны были себя выдать: хрустом сломанной ветки, кашлем, дымом сигареты, наконец. И они себя выдали. Человек попытался передвинуться на позицию с лучшим обзором. Колыхнулся куст, за ним на пределе слышимости звякнул металл. Может быть, нечаянно автомат зацепился за пряжку ремня. Мне этого хватило. Появилась первая цель.
        Даже не пришлось стрелять. Бесшумно оказавшись за спиной бандита, я просто отключил его коротким тычком в шею. Убить ничего не стоило, но мне и вправду надоело убивать. А такой удар должен был отключить его надолго. В том, что это человек Мусы, сомнений не было - лицо его хорошо запомнилось мне, когда он сотоварищи появился на квартире Ларисы Малявиной, где мы спали с Настей.
        Я стал обладателем короткоствольного АКСУ с полным магазином, да еще хорошего охотничьего ножа с роговой рукояткой. Теперь дело должно было пойти веселее. Внезапно там, откуда я приполз, простучала автоматная очередь патронов на шесть. Что за черт? Неужели людям Мусы надоело ожидание, и они перешли к активным действиям, понадеявшись на свое превосходство в вооружении? Слишком быстро.
        Ладно, стрельба стрельбой, но спешно кидаться туда на выручку было нельзя. А то еще напорешься на пулю своих же. То есть, относительно своих. Просто Хромов и его орлы на данный момент мне были ближе, чем Муса со своей командой.
        Но вот еще у одного бандита нервы не выдержали, и он побежал, почти не скрываясь. И как раз мимо меня, чем грех было не воспользоваться. В результате появился еще один трофейный автомат того же типа и новенький «Глок» в придачу. По вооружению я начинал походить на Рэмбо перед рейдом в тыл противника. Если здесь прячется еще парочка подчиненных Мусы, придется трофеи бросать на месте - не унесу.
        Теперь я продвигался быстрее, но не менее осторожно, обходя развалины. А перед домом то и дело вспыхивала пальба. Не очень напряженная и теперь уже ясно было, что в своих предположениях я не ошибся, несколько бандитов действительно укрывались за кривыми зубцами обгорелых стен. Что же они стреляют, ведь там их босс! Вот костерит сейчас своих людей, наверное. Если еще жив.
        И на старуху бывает проруха. Один из противников оказался хитрее. Только на секунду отвлекшись, я тут же покатился в траву, сбитый ударом по ногам. Мои автоматы отлетели в сторону, а взамен появился ствол еще одного, направленный мне в живот. Счет шел на секунды. Церемониться со мной бандиту не было никакого резона, и он уже почти нажал на спусковой крючок, когда я резко взмахнул рукой, посылая вперед только что добытый нож. Лежа метать его было неудобно, времени прицелиться практически не оставалось, но все же я попал, куда хотел - в правое плечо, буквально пробив его насквозь острейшим лезвием. Мог и в горло вогнать, но опять же - очередной труп... А цели своей добился, бандит выронил автомат и завыл, хватаясь за руку. Ничего, такое ранение не смертельно. Подхватившись с земли, я оглушил его, выдернул нож из раны - еще пригодится, прихватил отлетевший автомат и продолжил свою операцию. Стрельба перед домом не стихала. То и дело раздавались скупые очереди. Обе стороны берегли патроны.
        Вот и угол. Проникнуть в здание не составляло труда. Громилы Хромова поработали на совесть, разрушая виллу Мусы. Словно ее долго расстреливали из гранатометов, а потом подожгли. Так что сейчас можно было хоть на автомобиле заезжать в проломы. Ну, или на бронетранспортере. Одного из бандитов я засек тут же. Припав на колено у бывшего окна, он поводил стволом своего автомата, высматривая цель. Удивительно, как все они походили друг на друга: круглоголовые, коротко стриженные, широкоплечие. И одеты были практически одинаково: спортивный костюм, кожаная куртка, кроссовки.
        Можно было устроить небольшую красивую потасовку, но я поступил как киношный Крокодил Данди - поднял увесистый обломок кирпича, прицелился и запустил его бандиту в затылок. Тупой звук и детина, выронив оружие, сполз по стене. Судя по внешнему виду затылка, голова должна была выдержать это попадание. А мне подумалось, что, наверное, таскать с собой автомат в таких условиях боя просто нецелесообразно. Позволительно сражаться чем-нибудь и попроще, чтобы крови не слишком много проливать.
        Еще двоих я обезвредил примерно таким же способом. Только на этот раз метательными предметами послужили обломок свинцовой трубы и фарфоровая статуэтка собаки, чудом уцелевшая среди общего разгрома. И это были последние из напавших на нас. Может быть, кто-то еще скрывался среди деревьев, но предпочитал помалкивать.
        Я свистнул и подал голос, не высовываясь, чтобы не схватить пулю хромовских ребят. С той стороны отозвались тоже свистом. Потом на площадку, осторожно пригибаясь, выскользнул один из стрелков, огляделся. С грохотом и лязгом выбросив наружу захваченные автоматы, я выпрыгнул следом. Тут появился и сам Хромов, ведя Мусу со все так же заломленной назад рукой. Молодец, полковник, не упустил. Первым делом нужно было проверить пульс у Моргунова - может быть, еще жив. Я опустился на колено и попытался уловить хоть слабое биение. Увы, пуля угодила точно в левую сторону груди, и смерть лейтенанта была почти мгновенной. Жаль молодого парня, совсем ни за что погиб. Кто же это у них в снайпера поиграл? А я вот всех пожалел, в живых оставил. Впрочем, не мое это было дело - судить и карать. На базе или прямо здесь, с пленными разберутся, как следует. Может, звучит и несколько цинично, но мне не было никакого дела до этих, с бритыми затылками. Свои руки не замарал - уже неплохо. Все, что вокруг происходило, не принадлежало к моей войне.
        Один из бойцов пошел собирать пленных и трофеи, второй взял Мусу под прицел, а Хромов тут же сунулся в «Волгу», к рации. Мне никто даже спасибо не сказал, но я не обиделся.
        Подошел потный полковник, вытирая лоб.
        - Сейчас подмога будет, я вызвал.
        - А зачем, собственно? Все кончилось.
        - Береженого Бог бережет. Ну, мы и лопухнулись! Вы молодец, все-таки. Здорово их уделали. Но гумани-и-ст! Гоните пушку!
        - Какую? - вроде бы не понял я.
        - Мою, она табельная.
        - А-а-а! Держите, не пригодилась! - обрадовался я, протягивая ему «ПСМ». Многозарядный «Глок» был спрятан сзади под курткой. Чего ради его-то отдавать? В ближайшем будущем может понадобиться.
        - Вот и славно. Ладно, давайте тайник искать.
        Муса стоял с независим видом, как будто не он только что лишился реального шанса на спасение.
        - Что, господин бандит, не удалось сбежать? - злорадно вопросил Хромов.
        Тот высокомерно промолчал. Черт его знает, может, была у него надежда на помощь своих людей, а может, нет, и он договаривался со мной по-честному.
        - Ну, показывай свои закрома! - скомандовал полковник. - Святов, пойдешь с нами! А ты, Сайманов, заканчивай собирать ублюдков, повяжи их и дожидайся наших. Должны вскоре подъехать. Да гляди в оба, чтобы не получилось как с лейтенантом.
        Муса впереди, под автоматом стрелка, мы чуть приотстав, двинулись в обход развалин, теперь уже с левой стороны. Конечно, могли раньше догадаться, тайник должен был находиться в том тоннеле, через который мы со Стасом пробирались в подвал. В случае бегства удобнее прихватывать заначку «на черный день». Только наверняка очень хорошо замаскирован, раз те, кто громил и грабил виллу, ничего не нашли.
        Плита, прикрывавшая вход, была отброшена в сторону. По стенам тоннеля словно кто-то киркой лупил. Гранаты они сюда кидали, что ли? Автомобиль, естественно, исчез. Теперь на нем будет разъезжать какой-нибудь полковник, или даже генерал. Вход в подвал завалило обломками. Но нам и не нужно было туда. Как бы только Муса ничего не выкинул сумасшедшего. С него могло статься. На всякий случай я старался держаться чуточку позади Хромова, не выпячиваясь. Хватит на сегодня геройствовать.
        - Вот здесь, - сказал Муса. - Посветите.
        Стрелок включил мощный фонарь. В его луче стало видно, что как ни прочен был тоннель, его даже немного перекосило, когда разрушали дом.
        - Так, так, - бормотал Муса, производя какие-то манипуляции.
        Что именно он делал, мне видно не было. Спины Святова и полковника закрывали обзор. Слышались только металлические щелчки, сопровождаемые поскрипыванием. Нехорошее предчувствие заставило меня отступить еще дальше к выходу из тоннеля.
        - Эка у тебя все устроено, - произнес Хромов.
        - Ну, вот и все, входите, - наконец объявил мафиозо.
        Раздался протяжный скрип. Но полковника теперь не так просто было подставить.
        - Нет уж, ты хозяин, ты первым и иди!
        - Как скажете, - равнодушно отреагировал Муса.
        Я все еще не видел, что там происходит. Очевидно, открылась какая-то дверь в стене, запертая прежде на цифровой замок. За ней и укрывался пресловутый тайник. Сейчас Хромов должен был дорваться до спрятанных там сокровищ. Ну, а потом мне предстояло исполнить свое обещание и помочь умереть Мусе...
        Послышался возбужденный голос полковника:
        - Ну, я так и думал! И что у тебя в этом ящике? Не все, оказывается, в доме держал, здесь еще припрятал! Ох, и награбил же!
        Муса отвечал что-то едва слышно. Потом Хромов приказал:
        - Святов, берись-ка, выноси наружу!
        Пространство передо мной совсем очистилось, когда широкая спина стрелка скрылась в стене. Там и вправду имелась толстая металлическая дверь, теперь распахнутая настежь. Надежный такой, встроенный сейф.
        И в этот момент Муса выскользнул из тайника и побежал по тоннелю. Я все понял. Вот этот момент! Надо только чуть поторопить события. Совсем немного...
        - Святов! Стреляй! У него блоки! - заорал я во весь голос.
        Муса бежал не быстро, он не спешил, дожидаясь рокового выстрела. Для него истекали последние мгновения жизни.
        Гром автоматной очереди ударил по ушам в узком пространстве тоннеля, лишь на секунду опередив и не заглушив вопль полковника:
        - Отставить! Живым брать!
        Но было уже поздно. На таком расстоянии промахнуться невозможно. В спину Мусы вонзилось сразу несколько пуль, пробив ее и едва не разорвав тело пополам. «Калашников» - мощное оружие в умелых руках. Я наклонился над телом бандита, перевернул его. В рассеянном дневном свете, проникавшем в тоннель можно было различить, как губы умирающего прошептали что-то похожее на «Спасибо!» Потом глаза Мусы потеряли осмысленное выражение. Все кончилось.
        Хромов в ярости дал пинка под зад стрелку.
        - Идиот, мать твою! Почему стрелял?!
        Тот стоял совершенно растерянный.
        - Но ведь была команда...
        - Чья, кретин?! Моя?!
        - Да не понял я... Скомандовали, вот и выстрелил...
        - Коз-з-зел!!!
        Потом повернулся ко мне.
        - А вы почему вмешались?
        - Вот, - развел я руками с самым искренним видом, - показалось, он блоки от установки уносит. Побоялся, что убежит. Что вы так переживаете, Александр Николаевич? Мы ведь нашли то, что нам нужно. А этого бандита так и так убрали бы. Правда?
        - Если бы! Мы столько из него еще не выкачали! Зря я вас послушался. Сначала под пули попали, теперь вот это...
        - Не валите вы с больной головы на здоровую! - в моем голосе было неподдельное возмущение. - Слушается он меня! Да я у вас пленник!
        - Ну, ладно, ладно, - начал успокаиваться полковник. - Случилось, так случилось. Не будем сейчас искать виноватых. Хотя мне, как ответственному за операцию, все равно задницу надерут.
        Я не смог скрыть злорадства.
        - Ваша задница и не такое выдержит!
        Мы вернулись к тайнику.
        - Чем это вы восхищались? - поинтересовался я.
        - Да у него тут целая сокровищница! Наворовал, награбил и спрятал. Пещера Али-Бабы!
        - Блоки-то есть?
        - По-моему да. Посмотрите, похожи?
        За бронированной дверью скрывалась небольшая комната с обшитыми металлом стенами. Действительно, на сейф похоже. Почему Муса здесь не отсиделся во время атаки? Не успел добраться? Насчет сокровищницы Хромов немного подзагнул. На стеллаже стоял всего один, не очень вместительный ящик с откинутой крышкой. Он был полон каких-то золотых финтифлюшек, монет, цепей, пачек долларов. Но это меня абсолютно не интересовало. Гораздо важнее были две продолговатых коробки, открыв которые, я увидел платы с микрочипами.
        - Кажется, похожи. Ну что, забираем и пошли?
        Больше в комнатке ничего не было. Хромов с сожалением оглядел пустующие полки и согласился.
        - Пошли. Святов, хватай ящик и тащи наружу! Работай руками, раз головой не умеешь.
        Стрелок подошел, закрыл крышку, взявшись за ручки по бокам, с напряжением приподнял сокровища Мусы и тут же испуганно поставил на место.
        - Товарищ полковник, там что-то мигает и пикает!
        Действительно в щель между ящиком и стеной был виден часто мигающий огонек и раздавался тихий прерывистый звук. Первым сообразил я. Знаем мы такие приборчики, встречались. Схватив коробки с блоками, выскочил в тоннель, крича на бегу:
        - Уходите, сейчас рванет!
        За мной кинулся Хромов, а позади него Святов, кряхтя, выполнял приказ - тащил ящик с драгоценностями.
        - Бросай его на хер и беги! - рявкнул полковник, улепетывая из тоннеля.
        К счастью, выскочить мы успели. Только все трое оказались на поверхности, как внизу тяжело ухнуло, из отверстия ударило облако пыли, земля немного просела, похоронив под собой тело мафиози. И на этом все закончилось. Никаких больше спецэффектов. Последний привет от Мусы, чтоб ему пусто было! А впрочем, блоки я спас. Ну и черт с ними, с сокровищами! Именно в таком смысле я и сказал Хромову.
        - Ни хрена! - осклабился он. - Пришлю сюда солдатиков - живо раскопают. Никуда не денутся. Но сволочь какая! Сам - бежать, а нас пускай там завалит!
        - Это вы о ком? - не понял я.
        - О Мусе, не о вас же?
        Тут вдруг пространство вокруг нас наполнилось вооруженными до зубов людьми в бронежилетах. А ко мне протолкался Стас. Тоже, между прочим, с автоматом. Это прибыла обещанная полковником подмога. Лучше поздно, чем никогда.
        Плененных мной бандитов, которых боец Сайманов действительно связал по рукам и ногам, покидали в кузов грузовика, на всякий случай еще раз тщательно обыскали территорию усадьбы Мусы, никого не нашли. С тем и отбыли.
        По дороге я спросил у Стаса:
        - Тебе уже оружие доверяют?
        Он рассмеялся.
        - В этом бардаке кто угодно автомат может прихватить. Знаешь, какой шухер на базе поднялся, когда сообщение от твоего любимого Хромова пришло! Чуть друг друга не затоптали, ринувшись к машинам. Ну, я и решил, что моя помощь тебе может пригодиться. А ехать безоружному как-то не с руки.
        - Погоди, у них там оружейка имеется?
        - А как же! Все честь по чести. Только в случае тревоги проникнуть туда - раз плюнуть.
        - Хорошо, запомним на будущее. Ты пушку постарайся назад вернуть так, чтобы они не спохватились и не усилили охрану. У меня тоже есть, чем похвастать. Как там Настя?
        Он сразу поскучнел.
        - Никак. Порой мне кажется, что ее подменили полностью. Не только тело, но и сознание. То есть, душу. Совсем другим человеком стала. Ни на какой козе не подъедешь.
        - Тогда потерпи. Скоро все закончиться должно. Если обойдется - будет у тебя прежняя Настя, без закидонов.
        Как я понимал, события этого дня перестрелкой на развалинах закончиться не должны были. Блоки нашлись, установку перехода наверняка уже развернули и ждали для ее включения только похищенные платы. А значит, состоится возвращение нас в собственные тела. И что будет сразу после этого? Перестреляют, как отработанный материал, или все-таки оставят в живых, чтобы использовать где-то еще? Если честно, у нас пока не было никакого плана спасения. Втроем мы могли прорваться наверх, на свободу. Со стрельбой, с трупами, но могли. Но на базе останутся еще два спаса - Виктор и Юра. Да семеро человек обслуживающего установку персонала. Как с ними быть? Ну, инженеров и врачей вряд ли выведут в расход. Установка такая ценная штука, что кому угодно пригодится. Вот только нынешнему правительству отчего-то не понадобилась. Коллеги наши в последних событиях абсолютно не замешаны, в отличие от нашей тройки. Так что и им ничего не грозит. Кроме участия в каких-нибудь авантюрах заговорщиков. Нам как быть? Дожидаться развития событий, надеясь на лучшее, или после перехода сразу бросаться на прорыв? Надо было
посоветоваться.
        
        
        
        Глава 28
        
        Для чего мы и собрались втроем за одним столиком в столовой.
        Уже ясно было, что подслушивающей аппаратуры здесь не имелось. За харчо я изложил свои соображения и рассказал о припрятанном трофейном «Глоке». Стас был за немедленный прорыв, но потом спохватился, что ему в свое тело возвращаться не нужно и стушевался.
        В конце концов, решили, что стоит еще немного подождать. И одновременно готовиться к прорыву.
        Но спокойно закончить обед не получилась. Распахнулась дверь, и появился Хромов, как всегда оживленный и энергичный.
        - Приятного аппетита! - провозгласил он и присел за наш столик. - Валечка! Мне то же самое!
        Официантка появилась через секунду. Полковник предвкушающе потер руки и заткнул салфетку за воротник. Мы, допив компот, стали подниматься, однако Хромов остановил нас жестом.
        - Если не очень спешите, посидите еще пять минут со стариком. Так приятно побыть в обществе мужественных мужчин и по-настоящему женственных женщин.
        Настя фыркнула.
        - Кокетничаете, Александр Николаевич! До старика вам еще ой, как долго.
        - Ошибаетесь, Настенька. Я иногда чувствую себя старым, как Мафусаил. Все вижу, все слышу, все знаю наперед. Потому что ничего нового под луной не происходит. История повторяется, иногда даже в мельчайших деталях. Ну, вот вам пример. Хотите скажу, о чем вы сейчас разговаривали? Обсуждали возможности побега с базы!
        Он обличающе указал на меня пальцем, потом с довольным видом взял ложку и попробовал суп.
        - Отменно, отменно девочки готовят. Всю бы жизнь так питался!
        Я яростно глянул на Стаса. Тоже еще, радиотехник-любитель! Не смог обнаружить подслушку!
        - Нет-нет! - полковник перехватил мой взгляд. - Ваш коллега здесь абсолютно ни при чем. Мне известно его хобби и добросовестные попытки установить, где подслушивают, а где безопасно. Так вот, эта столовая - самое спокойное место на всей базе. Средств не хватило, чтобы провести сюда микрофоны, как это ни смешно. Вы меня удивляете, Глеб Сергеевич! Знаемся не первый день, даже повоевали на пару, а все считаете, что я лопух какой-то, офицеришка задрипанный. Ведь правда, так и думаете?
        Что-то в нем было от хрестоматийного Ленина, этакий добрый дядечка с хитроватым прищуром глаз. Только не картавит.
        Хромов, аккуратно, не проливая ни капли, поедал харчо и одновременно ухитрялся разглагольствовать.
        - Вот вы удивляетесь, откуда я узнал о вашем разговоре. А ведь элементарно, Ватсон! Любому дураку понятно, что вы не уверены в своем будущем, все, что видели здесь и в других местах, наводит на мысль о том, что военные безжалостные киборги, этакие Терминаторы, которые уничтожают все и всех на своем пути. Люди вы смелые, решительные, привыкшие действовать в самых сложных ситуациях. И что же? Будете ждать, когда вас к стенке поставят? Да ни в жизнь! Следовательно - что? Ухитритесь поднять на базе большую бузу и под шумок смоетесь. Я не прав?
        Он вдруг остро и пронзительно глянул прямо мне в глаза, и я не выдержал его взгляда, уставился в стол, как нашкодивший мальчишка. Хромов удовлетворенно хмыкнул, вытер губы салфеткой и принялся за жаркое. Мы мрачно ждали продолжения.
        - Так вот что я вам скажу, дорогие вы мои брейн-спасатели неограниченного радиуса действия. Никаких планов придумывать не надо, как и не надо пока никуда бежать. Классик сказал: «Сами придут и все предложат». Или не так как-то? И повод у него, кажется, другой был. Ну, да не суть... Вот я пришел и предлагаю. Что предлагаю, спросите вы. Предлагаю же я пройти вместе со мной в одно очень интересное помещение.
        Он хохотнул, довольный видом наших растерянных физиономий.
        - Не пугайтесь, не пугайтесь, спасы! Дедушка Александр Николаевич своих друзей не подводит и не предает. Несмотря ни на что, смею причислять себя к вашим друзьям. Не возражаете?
        Наша троица продолжала хранить молчание, несколько ошеломленная потоком слов, извергавшимся из Хромова. Никогда прежде я не видел полковника в таком возбуждении. Что-то за этим скрывалось. Только вот, хорошее ли?
        - Итак, вы готовы? - он вновь вытер губы и поднялся. - Позвольте мне быть вашим Вергилием!
        Его слегка качнуло, и тут я понял, что Хромов пьян. И не просто пьян, а так основательно, словно пил со вчерашнего вечера без остановки. И когда только успел? Мы же всего пару часов назад вернулись с развалин усадьбы Мусы!
        - Александр Николаевич! - мягко сказала Настя. - Давайте мы вам до комнаты дойти поможем. Не ровен час, начальству попадетесь. Скандал будет.
        - Начальству? - ухмыльнулся Хромов. Его развозило прямо на глазах. - Начальству сейчас не до меня. Начальство сейчас совещается. За мной!
        И он устремился к дверям.
        - Хоп! - тихо сказал я. - Интересные дела. Кажется, мы дедушку недооценили. Стас, подставь ему плечо. Похоже, действительно сейчас будет что-то интересное.
        Полковник, аккуратно поддерживаемый Стасом, вел нас вниз. Лифтом мы не поехали, спускались по лестнице. На секунду у меня появилось подозрение, что Хромов, притворившись пьяным, просто заманивает нас в ту камеру, где еще сегодня утром сидел Муса. Но нет, он свернул в совершенно незнакомый коридор. Здесь все было как везде на базе: бетонные стены, обшитые пластиком, светильники под потолком, зеленая суконная дорожка на полу. Только двери отличались. Они были гораздо мощнее, надежнее, чем повсюду и имели кодовые замки, открыть которые можно было только с помощью специальной карточки. Именно ее и достал полковник, основательно пошарив нетвердой рукой по карманам мундира. Вставил в щель, провел, контрольный огонек сменил цвет.
        - П-прашу! - объявил Хромов, распахивая дверь.
        Это был не более, не менее, как центр контроля базы. Отсюда желающие могли увидеть и услышать все, что делалось в подземном сооружении. Сейчас комната пустовала, аппаратура была выключена.
        Хромов вяло указал на пульты, прошел в угол и упал в кресло.
        - Стас! - сказал я, оглядываясь по сторонам. - Разберись-ка с этим. Поищи зал совещаний. На базе он обязательно должен быть. Только так, чтобы там не заметили, что мы подключились.
        - Это я мигом! - откликнулся он, потирая руки и усаживаясь перед экранами мониторов.
        Мы с Настей с любопытством наблюдали за его манипуляциями. Действительно, не прошло и пяти минут, как на одном из мониторов возникло изображение довольно обширной комнаты, обставленной немного роскошнее, чем обычно. Посередине стоял большой стол, вокруг которого расположилось с десяток человек, военных и гражданских. Послышались голоса.
        - Сделай погромче! - попросила Настя, и мы сгрудились у пульта, ловя каждое слово.
        Разговор шел о предстоящем перевороте. Говорил широкоплечий полковник с темным от прилившей крови лицом. Он очень волновался.
        - Господа! То есть, прошу прощения, товарищи! Наш план вступает в финальную стадию. И разногласия, которые существовали до сих пор между нами, должны быть отодвинуты на второй план. Незачем давать волю личным амбициям! Наша сила в единстве!
        - Бросьте, полковник! - брюзгливо сказал один из штатских, неторопливо разминая сигарету. (Лицо его было мне знакомо. Где же я его видел?) - Это все сплошные декларации и лозунги. Неужели так трудно говорить конкретно? По-моему, план мы обсуждали достаточно. Что-то изменилось?
        Полковник на несколько секунд смешался, не зная, что ответить на этот выпад. Потом взял себя в руки.
        - Вы хотите определенности? Пожалуйста! В общих чертах план не изменился. Но вот в деталях... Мы уже докладывали, что произошла небольшая задержка, так как в ход событий вмешалась организованная преступность. Сейчас эти затруднения устранены.
        - Вы хотите сказать, что уничтожили Зеленого Мусу? - недоверчиво протянул другой штатский, моложавый мужчина в очках с массивной оправой.
        - Вот именно! - в голосе полковника звучало торжество. Он гордился тем, что удалось сделать его подчиненным. - Мафия теперь не будет нам мешать! Армия не любит, когда кто-нибудь становится на ее пути!
        - Ну и дураки! - хладнокровно парировал очкарик. - Стоило сообщить о затруднениях нам, и мы могли решить их одним телефонным звонком, без стрельбы и крови. А так, наверное, трупов там навалили безмерно. Как обычно.
        - Я не понимаю, о чем вы говорите! - взвился полковник. - Неужели можно идти на сговор с преступниками? Да, мы уничтожили вашего Зеленого Мусу! И далее намерены уничтожать без пощады всех, кто мешает нам наводить порядок в стране.
        - Говорю же - дураки! - все так же безмятежно ответствовал моложавый. - Не уничтожать их надо, а использовать в своих целях. Мафия имеет четко отлаженную организационную структуру, проникла во все слои общества и подходить к этому надо с холодной головой, без эмоций и слюней, летящих от ярости в стороны. Это вам понятно?
        Но отповедь еще больше разозлила полковника, вскочившего так, что кресло отлетело и упало.
        - Да я тебя за такие слова, крыса ты штатская!.. - взревел он, пытаясь расстегнуть кобуру.
        Вмешались и остальные участники совещания. Один из генералов рявкнул:
        - Товарищ полковник! Прекратите этот балаган!
        Тем временем штатскому что-то сердито выговаривал его сосед по столу, солидный мужчина с тройным подбородком и густыми насупленными бровями, лицо которого тоже показалось мне знакомым. Назревавший конфликт общими усилиями погасили.
        - Ты не можешь изображение сделать чуть крупнее? - попросил я Стаса. - Что-то мне эти морды напоминают...
        - И без увеличения могу тебе сказать. Те, кто в «гражданке» - депутаты Думы. Все трое были у нас в Центре, я их там видел. А военные - обычные генералы и полковники.
        Настя хмыкнула.
        - Трогательное единение помыслов! Да они еще до своего путча передерутся. Вот посмотрите, едва начнут посты делить, как стрельба поднимется.
        - Хорошо бы, - сказал я задумчиво. - Тогда и нам вмешиваться не придется. Но давайте надеяться на лучшее, а ожидать худшего. Выходит, и в Думе о нашем Центре знают? А кто еще?
        Совещание, тем временем, продолжалось. Мы узнали, что все три бомбы предполагалось заложить не в центре Москвы, а на ее окраинах, чтобы в случае применения нанести меньший ущерб городу. Мне, однако, показалось, что никто из гражданских заговорщиков всерьез не верил в то, что «чемоданчики» действительно будут взрывать. Несмотря на сумасшествие своего плана, они, в отличие от военных, понимали, что для них это будет значить. Да ведь ни одна страна не признает правительство, применившее такое оружие против собственного народа, какими бы благими намерениями это ни оправдывалось!
        - Как думаешь, они хоть одну бомбу могут взорвать? - спросил меня Стас.
        - Одну - могут. В порядке устрашения. Остальные - вряд ли.
        - И одной нельзя допустить! - взволновалась Настя. - Представляете, что это будет, если бомба, хоть и маломощная в Москве взорвется? Да этих идиотов задушить мало! Совсем с ума сошли!
        - Не волнуйся так, подружка, - постарался я охладить ее пыл.
        - Конечно, нельзя этого допускать. И не допустим. Или мы не спасы? Только вот в свои тела хорошо бы вернуться побыстрее.
        - Глеб, но ты же что-то делал... - она осеклась, потому что я скорчил страшную гримасу и прижал палец к губам.
        Мы оглянулись на Хромова. Тот безмятежно посапывал в кресле, сломленный алкоголем. Сейчас самое время потихоньку выбраться отсюда и сбежать. Как ни хотелось, делать этого было нельзя. Помешать путчистам здесь, на базе, могли только мы. Чтобы предать огласке их планы, требовалось время, а его у нас не было. Чем дальше шло совещание, тем яснее становилось, что ультиматум президенту и правительству предполагалось выдвинуть уже завтра.
        Наконец речь пошла и о нас.
        - Что со специалистом? - спросил один из генералов.
        - Все под контролем! - доложил багроволицый полковник. - В ближайшие часы Круталову будет возвращено сознание, он подготовит устройства, и их можно будет устанавливать на местах. Что будем делать с брейн-спасателями после переноса сознания?
        - А что с ними делать? - буркнул генерал. - Свидетелей положено ликвидировать, особенно в таком деле, как наше. Вот и позаботьтесь.
        - Ни в коем случае! - вмешался тот самый моложавый штатский.
        - Все бы вам свидетелей убирать! Знаете, сколько стоит подготовка только одного брейн-спасателя? Астрономическую сумму! Вы ее заплатили, чтобы так материалом разбрасываться? Эти люди нам еще пригодятся! Может быть, прикажете и аппаратуру уничтожить?
        - Ну, вот и проявилось звериный оскал собственника! - удовлетворенно заметил генерал. - Жалко свою фирму стало, господин думец?
        - НАШУ фирму! - холодно подчеркнул другой штатский, тот, что с тройным подбородком. - НАШУ! И не забывайте, что только с помощью НАШИХ брейн-спасателей удалось добыть ВАШИ взрывные устройства!
        Мы так стремительно подвинулись к экрану, что стукнулись лбами. Вот они - настоящие хозяева фирмы! Ничего себе, оказывается, государству совсем не наплевать было на спасов, как нам раньше казалось. Ребята-депутаты все и организовали! Интересно было бы знать, только для себя, ради сиюминутных заработков, или далеко в будущее смотрели? Как же они проглядели Мусу, позволили ему установку вывезти и здание взорвать?
        - Разрешите напомнить вам, господа, что без НАШЕЙ помощи и ВАШИ бесценные спасатели, и ВАША установка остались бы в руках мафии, - ядовито заявил еще один генерал, до сих пор молча крутивший в пальцах карандаш.
        Теперь карандаш хрустнул и сломался пополам - верный признак того, что генерал еле сдерживает себя. Опять на совещании разгорался бессмысленный спор. Что же они все такие несдержанные? Права Настя, того и гляди в рыло друг другу заедут, там и до оружия дело дойдет. Нет, никакой бомбы им давать нельзя, а то и впрямь взорвут, психопаты.
        Гражданские ни за что не соглашались на наше уничтожение, военные настаивали, но уже только из принципа, лишь бы не выказать свою слабость. Мы спокойно наблюдали за перепалкой. Только Стас лениво пробормотал:
        - Пусть только попробуют, козлы вонючие! Семь шкур спущу и голыми в Чечню пущу!
        Действительно, в ярости мы могли много чего натворить. Тем паче - спасая свои жизни. Потому и были сейчас так спокойны, наблюдая, как эти ненормальные решают нашу судьбу. Эти люди собрались захватить власть, вывести страну из тупика! Неужели не могло найтись более достойных?
        Наконец путчистам надоело спорить. Сошлись на том, что Круталову вернут сознание, а с нами разберутся потом, на досуге. Нас такое решение тоже устраивало. Дальше совещание шло более-менее по-деловому. Обсуждались конкретные вопросы. Мы смотрели, слушали и запоминали. Нечаянно обернувшись, я успел заметить, как Хромов быстро закрыл глаза. Присмотрелся повнимательней и решил, что мне показалось. Грудь полковника мерно вздымалась, он даже похрапывал во сне, уютно устроившись в глубоком кресле. Ох, неспроста притащил нас полковник в эту комнату, не по пьяной похвальбе. Да и был ли он пьян? Решив разобраться с эти позже, я опять уткнулся в экран.
        Совещание закончилось. Путчисты договорились собраться вновь вечером, когда настанет время развозить по заранее определенным точкам бомбы и окончательно определяться с ультиматумом. Воинские части, которые должны были поддержать заговор, со вчерашнего дня находились в повышенной боевой готовности, ждали только приказа, чтобы ринуться на Москву. А нам предстояло решить, как помешать этой авантюре, ставящей под угрозу жизнь многих и многих людей. Участники совещания один за другим покидали зал, и Стас уже хотел выключить монитор, но я удержал его руку.
        - Погоди!
        Мы чуть не пропустили самое главное для нас. Когда в зале оставались только один из генералов и полковник, старший по званию кашлянул, оглянулся на дверь и сказал:
        - Ты вот что, Васильич. С этими мудаками думскими спорить резона нет. Привыкли у себя языками ляскать. Если все получится - и их уберем. А спасателей сраных после того, как Круталова вернешь, все же пусти в расход. Так спокойней будет. Ишь - денег им своих жалко стало! Свидетелей в таком деле быть не должно, и ежу ясно. Ты меня понимаешь?
        - Так точно, Алексей Степанович! - вытянулся полковник. - Все сделаю в лучшем виде. Тех, что в изоляторе сидят - тоже?
        - Не-ет, тех ты оставь. Они ничего не знают, глядишь, действительно пригодятся. И установку береги. Не придумал, пока, как ее употребить, но было бы желание... Ну, пойдем, а то подозрительным покажется, что мы здесь шушукаемся.
        Они вышли.
        - Вот же суки! - изумился Стас. - Что мы им так дались? Какие из нас свидетели? Хотя...
        Он щелкнул клавишей на пульте, и из прорези выскользнула видеокассета.
        - Я все их гадские посиделки записал. Будет что показать, где надо!
        - Это ты хорошо сделал, хвалю! - послышался за нашими спинами голос Хромова.
        Мы подпрыгнули, как ужаленные. Полковник сидел свежий и улыбающийся, словно и не он только что храпел в кресле, набравшись «до бровей».
        - Клоуна из себя строите, Александр Николаевич? - раздраженно спросила Настя.
        - Ни боже мой! - заявил мнимый пьяный. - Просто у каждого из нас своя роль в этом спектакле. У меня - вот такая. А если серьезно, ребята, не по душе мне вся эта возня с бомбами. Не игрушки, ведь. Я вас сюда притащил, чтобы послушали, что эти... слова даже подобрать не могу, задумали. Потому и прикинулся пьяным. С пьяного спрос меньше, в случае чего. Но услышал, как они вас убрать собираются и не удержался. Да вы и сами теперь видите, какая это революция готовится. Разве такое можно допускать? Когда все задумывалось, честно считал, что добром кончится. Правительство мудацкое и впрямь менять надо, иначе совсем в дерьме окажемся. Планировалось только попугать возможным взрывом, чтобы ушли и не позорились. Но теперь понимаю, что если в Кремле упрутся, наши кретины действительно бомбу взорвут, может быть, и не одну. Люди-то при чем тут? Я присягу стране давал, а не генералам с депутатами. Вот и буду стране служить. Давайте соображать, что мы можем сделать. Так, чтобы и самим живыми остаться. Думаете, меня по головке погладят и орден дадут, если узнают, что я против своих командиров пошел? Рядом с вами
к стенке прислонят. Вот на такой риск иду, цените. Не вру, гадом буду, как выражаются в определенных кругах. Ну, мысли есть?
        И мы, обменявшись взглядами, доверились ему. А почему бы и нет? Времени, чтобы устраивать проверку на лояльность у нас попросту не было. Если путч назначен на завтра, а в наши тела возвращаться будем в ближайшие часы, то времени вообще ни на что не оставалось.
        
        Глава 29
        
        Я едва успел вернуться в свою комнату и упасть на постель, как в дверь постучали. Заглянул тот самый краснорожий полковник, которого мы видели на совещании. Он силился растянуть губы в приятной улыбке, но получалось это у него плохо. Выходил какой-то напряженный оскал, словно на лице не хватало кожи.
        - Глеб Сергеевич? Здравия желаю, полковник Степанцов. Хорошая новость. Установку вашу наладили, и теперь можно будет освободить вас от этого тела. Рады?
        Я постарался изобразить восторг, надеясь, что у меня получится лучше, чем у него.
        - Какие сомнения? Что, прямо сейчас пойдем?
        - Если вы не против, то желательно прямо сейчас. Ваши специалисты уже ждут.
        - А где Александр Николаевич? Вроде бы он нами занимался?
        - Полковник Хромов приведет девушку. Он у нас галантным кавалером слывет.
        - Ну, тогда вперед!
        С порога оглядел комнату - не забыл ли чего-нибудь. Ведь возвращаться сюда, скорее всего, не придется. И пошел по коридору вслед за Степанцовым. Полковник ступал тяжело, чуть косолапя, резко отмахивая правой рукой. Я шел и думал, чувствует ли он что-нибудь, заранее зная, что этот путь для меня - последний. Дать ему, что ли, по загривку, забросить в пустую комнату и дальше идти одному? Нет, рановато. По загривку всегда успеется. Надо сначала выяснить, где находится установка, и какой около нее расклад сил. Настя тоже будет там. Хромов должен привести и Стаса. Все согласно приказа, ведь наш третий товарищ - тоже свидетель.
        Аппаратуру установили двумя этажами ниже того, на котором мы жили. Большая комната с низким потолком, очевидно, была раньше гимнастическим залом - в углу стопкой лежали дерматиновые маты, блины для штанги. Имелись также шведские стенки, еще какой-то спортивный инвентарь. В воздухе витал неистребимый, хотя и порядком подвыветрившийся запах пота и пыли - непременный признак подобных мест. Вентиляция на базе оставляла желать лучшего, как и многое другое.
        Установка расположилась прямо посередине зала. К двум камерам от щита на стене тянулись толстые армированные кабели - энергии для переноса матриц требовалось много. Поодаль стояли два контейнера, где, как я знал, хранились наши с Настей настоящие тела. Оставив полковника разговаривать с инженерами Центра и, только помахав им приветственно рукой, я устремился к контейнерам. Они были автономными и могли сохранять тело без ущерба для него довольно длительное время - год или около того. Потом, если сознание не возвращалось, начинались необратимые изменения в спинном мозге. Но столь долго не могло длиться ни одно задание. Мы с Настей и так уже побили все рекорды пребывания в чужом теле. Перед началом перехода нам еще предстояло пройти врачебный осмотр, чтобы установить, не случилось ли чего-нибудь экстраординарного. Врачи уже наладили свои приборы и ожидали нас.
        В передней части контейнера имелось небольшое прозрачное окошко, сквозь которое можно было увидеть лицо тела. Обслуживающий персонал установки мрачно шутил: «Как в цинковом гробу». Что действительности почти соответствовало. Я заглянул в контейнер и не узнал себя. В этом теле отсутствовал разум и открой оно сейчас глаза, в них не было бы ничего, даже безумия. Пустота. Иногда появлялась суеверная мысль - уж не пресловутую ли душу переносит наша установка? Я притерпелся к виду себя, лежащего в контейнере и не испытывал никаких неприятных эмоций. Хотя, на первых порах зрелище это потрясало.
        Смешно, но за время моего отсутствия у тела выросла приличная щетина, больше похожая на небольшую бородку. Конечно, все жизненные процессы замедлялись, но вот волосы и борода росли по-прежнему. Экая же я буду образина, когда выйду из камеры! И ведь побриться времени не будет! Ну, да ничего, лишь бы живым отсюда выбраться, сбрить эту поросль всегда успею. Или не брить, так оставить? Вроде ничего смотрится. Надо будет у Насти спросить, как мне лучше.
        Я старался думать о пустяках, чтобы не нервничать. При аварийной посадке в Крестополе, когда моя голова проломила переборку, микрочип переходу не должен был повредиться. Но все же...
        Врачи уже усадили меня в кресло и принялись обследовать, когда в зал вошли Хромов, Настя и Стас. Степанцов тут же набросился на коллегу с упреками: почему задержались? Но полковника не так просто было смутить. Он с улыбкой оправдался тем, что долго собиралась Настя, а разве женщину кто-нибудь может заставить торопиться? Степанцов отстал от него и стал приставать к инженерам, чтобы настраивали свою аппаратуру побыстрее. Те посмотрели на него, как на идиота и заявили, что установка давно готова, дело только за медиками. Медики же вовсе послали его подальше, чтобы не мешал людям заниматься делом. Тут Степанцов увял и принялся проверять и расставлять охранников. Несколько вооруженных солдат находились в зале. На мой вопрос, заданный совершенно невинным тоном - к чему они здесь? - было сказано, что в целях вящей безопасности. Красномордый явно нервничал.
        Мне на голову нацепили шлем, подключили датчики и пришлось совершать простые движения руками и ногами, отвечать на вопросы и решать несложные задачки. Процедура была знакомой, через нее мы проходили всякий раз после возвращения с задания. Хорошо, хоть анализов никаких не брали. Терпеть не могу уколов.
        Шлем сняли только через полчаса. В кресло усадили Настю. Мое тело тем временем извлекли из контейнера и поместили в камеру перехода. Все привычно, отработано. Только сегодня пойдет не так, как надеются наши врачи и инженеры, и ждет Степанцов. О том, что попробовал мемофар и о способности теперь управлять сознанием Круталова, я, естественно, рассказывать специалистам не стал. При обследовании ничего не заметили? Сами виноваты, лучше смотрите в следующий раз.
        Вообще-то надо было пропустить даму вперед. А то, освободив атомного специалиста, эти вояки решат, что хватит баловства, незачем электроэнергию попусту переводить. И начнут на стенку облокачивать: меня в собственном теле, а Настю - в обличие Ларисы Малявиной. Не-ет, этот номер у них не пройдет, не знают они еще о сюрпризе, что я им приготовил. Правильно, Олег Афанасьевич? Вот то-то.
        До меня такой номер никто еще не проделывал, это я точно знаю, покопался в свое время в отчетах как наших, так и западных. Большой сборник этих описаний нам поставили вместе с аппаратурой для перехода. Пришлось изучать во время профессиональной подготовки. Ну что же, всегда находится кто-то, кому приходится быть первым. Пионером, так сказать. Есть, конечно, опасность, что может получиться прокол. Но другого выхода нет, буду рисковать.
        Все это время техники подключали ко мне электроды, готовили к переходу. То же самое происходило и с моим бездушным телом. Я его не видел, камеры стояли глухими стенками друг к другу. Делалось это по каким-то эстетическим и моральным соображениям. Не зря же в штате Центра имелся психолог. Вот он и придумывал разные штучки, чтобы не перенапрягать клиента и его спаса. Можно подумать, что, увидевшись после перехода, мы потеряем сознание от шока или вообще в кому впадем. Ерунда, по-моему.
        Наконец установку включили, по залу поплыло низкое гудение. Оно все усиливалось, и я почувствовал, что пора действовать мне. Напрягся, вызывая сознание Круталова, отдал ему четкий и недвусмысленный приказ. По всему телу побежали острые неприятные мурашки, перед глазами возник серый туман, быстро сгущавшийся. Ну, поехали!
        Совершенно особенное ощущение, когда открываешь глаза и понимаешь, что вернулся в свое тело. Если задание выполнил быстро, за два-три дня, то и отвыкнуть не успеваешь. Но в нашем случае...
        Первое, что я почувствовал, была слабость во всем теле. Не хватало сил шевельнуть ни рукой, ни ногой. Вот этого я не предусмотрел. Понадеялся, что вскочу, как молодой лось и если нужда будет - всех забодаю. Ан фиг! Если мой трюк не сработал - то можно будет на лихом спасе, а также на его друзьях ставить жирный крест. Обидно.
        Ничего состояние это не надолго. Сейчас проинспектируем наше драгоценное тельце и примемся за восстановление функций. Так, а что там Круталов Олег Афанасьевич? Судя по тому, как забегали техники, что-то не в порядке. Правильно, так и должно быть. Не отзывается он, не приходит в себя, хотя сознание полностью освободилось. Что же это такое? Ай-яй-яй, непорядок! Черт, еще одну деталь не продумал. Могут ведь побояться Настю пускать. Вдруг машина дает какой-то микросбой. Надо побыстрее становиться самим собой, да шепнуть подружке, чтобы не боялась. Все, как надо, ни ей, ни Малявиной ничего не грозит. Ну, давай же, тело, слушайся хозяина!
        Возврат проходил быстрее, чем я надеялся. Уже через пять минут стала возникать сила. Задвигались пальцы, согнулись в коленях ноги. Вот и славно. Теперь руки, вот уже и встать можно попробовать. Получается!
        Меня еще пошатывало, немного кружилась голова. И есть хотелось просто ужасно! Даже не есть, а жрать. Мясо, рыбу, картошку, макароны, огурцы, помидоры, дыни, арбузы, ананасы, наконец! Все время, пока я отсутствовал, тело кормили внутривенно. И теперь оно жаждало настоящей пищи. Ну, ничего, потерпит. Если все закончится хорошо, закачусь вместе со Стасом и Настей в какой-нибудь ресторан пошикарнее и наемся от пуза. Не сразу, конечно, а то с отвычки и перекинуться можно. Чуть погодя.
        Мир обретал реальность. Воспользовавшись общей суматохой вокруг Круталова, я заглянул через плечо врача и удовлетворенно кивнул. Все получилось, как надо. Мой клиент лежал розовый и упитанный, но абсолютно без сознания. Вот так, товарищи офицеры и генералы, будете знать, как спасов со счетов списывать. Свидетелей боитесь? Продолжайте в том же духе. Сейчас сознание вашему специалисту только я могу вернуть. И скоро вы это поймете.
        Уже почти на твердых ногах я подошел к коллегам и Хромову, стоявшим в стороне. Они с тревогой вглядывались в суету вокруг камер. Подойти ближе мешал один из солдат с квадратной челюстью, картинно повесивший на грудь автомат. Наш полковник мог и приказать пропустить, но почему-то этого не делал.
        - Что там, Глеб? - спросила Настя.
        Она приняла мой новый-прежний облик как должное и теперь переживала за свое тело.
        - Да ничего, - равнодушно ответил я, - все путем. Как и рассчитывал. В отключке специалист по мини-бомбам. И долго так пробудет. Пока я не позволю в себя прийти.
        Тут я немного покривил душой, но должна же у меня быть хоть какая-то
        тайна!
        - Что, аппаратура барахлит?
        - Нет, все в порядке, не сомневайся. Сейчас толпа чуть успокоится, и можно будет тебе возвращаться. Надо только наших спецов убедить, чтобы не препятствовали. А то перепугаются, как и ты, возьмутся перепроверять установку. Александр Николаевич, поспособствуйте.
        - Каким образом? - спросил Хромов, как и все не отрывавший взгляда от суетившихся инженеров и врачей.
        - Ну, наврите что-нибудь. Скажите, например, что Настя материал второсортный, на ней можно попробовать еще раз, вдруг получится.
        - Это я - второсортный материал? - возмутилась девушка. - Сам такой!
        - Ну что ты, как маленькая! В свое тело хочешь вернуться? А для этого все средства хороши. Тем более что еще предстоит побороться с козлами из здешнего подземелья. Извините, Александр Николаевич, я не про вас.
        - Ничего, я не обиделся. Пойду, гляну, как там, заодно со Степанцовым поговорю. Ну-ка, воин, сдвинься в сторону!
        Он действительно отодвинул солдата, как какую-нибудь куклу и зашагал к установке. А мы остались на месте. Я шепнул Стасу:
        - Пушку-то возверни! Себе сам добудешь, когда понадобится.
        Трофейный «Глок» я отдал ему еще в пункте контроля, чтобы не обнаружили во время медосмотра. Сейчас Стас с сожалением сунул мне австрийскую игрушку. Передал за спиной, чтобы не заметила охрана. Пистолет исчез под моей курткой. Скоро, скоро придет его время.
        Хромов со Степанцовым о чем-то яростно спорили, размахивая руками. По званию они были равны, а вот как по должности? Наконец «наш» полковник неожиданно захохотал и направился к нам.
        - Ну все, Настенька, готовься. Сейчас этот дуболом приказ отдаст. Совсем охренел. «Мне поручено их убрать, и я это выполню! « - передразнил он Степанцова. - А то, что ничего еще не получилось, до него не доходит. Считает, Круталов просто в обмороке, перетрудился. Глеб Сергеевич, что вы там с ним сделали?
        - Да ничего особенного. Просто отдал приказ не приходить в себя, пока не разрешу.
        - Что-то я про такую вашу возможность ничего раньше не слышал.
        - А ее раньше и не было. Не требовалась.
        - Значит, потребовалась сейчас? Умно. Действительно, ничего они с вами пока не сделают. Им Круталов живой и здоровый нужен. Вот и поостерегутся.
        Подбежал Степанцов, едва не сбив с ног охранника.
        - Ну, вы готовы?
        Настя пожала плечами.
        - Как юный пионер. А это не опасно?
        Она решила прикинуться дурочкой. И это сработало, слишком плохо полковник знал нас.
        - Что вы! Абсолютно! Все в полном порядке! Давайте, давайте, время уходит!
        И он поволок девушку за собой.
        - Вот же скотина! - сказал Хромов. - Действительно, попался на вашу хитрость, Глеб Сергеевич. Боится, что если Круталов в себя не придет, ему голову отвернут.
        - Ненадолго это, - вздохнул молчавший до сих пор Стас.
        - Что ненадолго? - не понял полковник.
        - Специалисты в нашем Центре - не дураки. Быстро поймут, что Глеб в сознании клиента барьер поставил. Вот тогда за него и возьмутся. Живо заставят запрет снять.
        - Если у них время будет, - загадочно сказал Хромов, однако разъяснять свои слова не стал. Мы со Стасом переглянулись. Что-то «наш» полковник темнил. Может быть, и в остальном ему верить было нельзя? Но мы уже доверились, отступать некуда. Предстояло играть до конца, что бы ни случилось.
        Между тем, Степанцову удалось заставить специалистов подготовить установку к возвращению Насти. Тело Круталова отнесли в сторону и уложили на маты. Врачи продолжали хлопотать над ним. Настоящее тело Насти поместили в камеру. Я не беспокоился за исход эксперимента. Все будет как надо. А дальше постараемся держаться разработанного плана.
        Возник знакомый гул. Мне даже показалось, что вокруг фигур людей за аппаратурой появился светящийся контур. Но это, конечно, только показалось. Я потихоньку разминал мускулы, сгибал и разгибал суставы. Почти норма, как она помнилась. Захотелось курить. Но в той одежде, которая была на мне, сигарет не оказалось. Пачка осталась в куртке у Круталова. Кстати, мои карманы, пока сознание отсутствовало, очистили полностью. Исчезла золотая зажигалка, подаренная «Лаокооном», спасенным мной из тисков удава. Вот же гады! И ключей от моей квартиры не было. Еще вопрос, вернусь ли я туда? Как разобрались с трупами неуклюжих братьев-бандитов, не умевших обращаться с оружием? Убрали или люди Мусы там их и бросили? Да нет, соседи бы давно запах почувствовали.
        - Александр Николаевич! Поделитесь сигареткой! - попросил я полковника.
        Тот кивнул на установку.
        - А здесь можно? Ничему не повредит?
        - Да что с ней сделается, с железякой? Больше скажу - около нее даже выпить можно.
        Хромов усмехнулся, принимая шутку.
        - Я бы сейчас грамм сто пятьдесят хватанул. А то мандражирую что-то.
        - Потом выпьем. И не трусьте, прорвемся.
        - Да я и не трушу, просто нервничаю. Как там Настя?
        - Сходите, посмотрите.
        - А вы не хотите?
        - Я этого уже насмотрелся. В принципе, зрелище совсем не впечатляющее. Сидит человек в кресле, аппаратура гудит. Потом он открывает глаза - все, приехали. Правда, Насте тяжело будет, не говорю уже о Ларисе. На себе почувствовал.
        - Так, может быть, помощь нужна?
        - Там есть, кому помогать. Вы лучше за обстановкой наблюдайте, как бы чего неожиданного не случилось.
        - Не должно, ситуация под контролем. Правда, Степанцов человек малопредсказуемый. Сейчас у него приказ есть. Вот он и будет его тупо выполнять.
        - То есть, нас ликвидировать?
        - Да. Здесь мне успеть бы его притормозить, ведь Круталова пока еще нет. Вы потом-то сознание ему вернете?
        - Всенепременно, зачем человека калекой оставлять? Ага, кажется, начинают. Ну что, пойдете смотреть?
        Полковник зябко повел плечами.
        - Нет, лучше издалека. Ощущения уж больно неприятные. Я ведь не технарь и ко всяким научным достижениям отношусь с опаской.
        - Брезгуете, значит?
        - Не то, что бы. Сказал же - опасаюсь. Вот и на стареньком компьютере, который ничего больше не умеет, как писать или считать, могу работать. А к чему-нибудь посложнее уже не хочется подходить. Мало ли что эта машина выкинет!
        Гудение установки достигло своей высшей точки и оборвалось.
        - Все, закончилось, - сказал я Хромову. - Вы тут постойте, а мы пойдем девушкам поможем. Прикажите этому обалдую нас пропустить. Стас, за мной!
        Стас сегодня был каким-то заторможенным. То ли переживал за Настю, то ли тоже волновался перед предстоящим. Он молча шагнул следом.
        Настя сидела в кабине и... плакала. На лицах инженеров была растерянность. Они не знали, что делать с плачущим спасом.
        - Ну, чего ты, балда, разнюнилась? - спросил я.
        Сейчас это была наша Настя, рыжеволосая красавица. Но я-то помнил ту, другую.
        - Ноги не идут! - прорыдала девушка. - И руки не слушаются!
        - Ерунда, у меня полчаса назад то же самое было. Как видишь - ничего, хожу. Это ты отвыкла от своего тела, а оно от тебя. Притретесь. Ладно, Стас, ты здесь побудь, а я клиенткой займусь. Ей несладко сейчас.
        Стас с радостью воспринял приказ. К нему вернулась та Настя, которую он любил. Я подошел ко второй камере. Лариса не ревела, обалдело хлопала глазами и силилась что-то сказать. Последними ее воспоминаниями были скрутившийся купол парашюта и земля, стремительно надвигавшаяся снизу. А тут вдруг - раз! - какое-то подземелье, люди в белых халатах, причем одни мужчины. Есть от чего растеряться.
        Я фамильярно облокотился о край кабины, подмигнул.
        - Ну что, дружок, испугалась? Не бойся, это не рай и не ад. Это обычная больница, куда ты попала после прыжков. Но не волнуйся, ничего страшного с тобой не произошло. Так, мелочи. Ты жива, здорова, испытала, правда, серьезный шок. Поэтому и чувствуешь себя такой разбитой.
        А про себя подумал: «Идиот, нашел эпитет. Она сейчас только об этом и гадает: разбилась, не разбилась? Мягче давай, мягче!»
        - Нет, парашют в конце концов сработал, ты приземлилась, только перед эти сознание потеряла от страха. Теперь все в порядке. Ну-ка, пошевели пальцами! Вот видишь, получается. А теперь попробуй сказать что-нибудь.
        - Х-кто вы?
        - Отлично, отлично! Зовут меня Глеб, я специалист по спасению таких вот дурачков и дурочек, как ты. Но именно тебе помог не я, другой человек. Я вас после познакомлю. А теперь давай займемся твоими ногами. Чувствуешь их? Согни и разогни колени. Попробуй встать.
        Поддерживая Ларису под руку, я помог ей подняться с кресла, вывел из камеры. Хотя навыков возвращения в свое тело у нее не было, чувствовала она себя сейчас более уверенно, чем Настя, ведь ее тело, хотя и с чужим сознанием, но жило и двигалось все последнее время. Врач Центра, начал осматривать девушек, но набежавший Степанцов отогнал его.
        - Нечего дурака валять, видите же, что все в порядке! Занимайтесь Круталовым! Он никак в себя не придет!
        Потом повернулся ко мне.
        - У вас как? Тоже плохо себя чувствуете?
        Я пожал плечами.
        - Нет, вроде бы. Небольшая слабость - и все.
        - Да-а? А что же тогда происходит с вашим клиентом?
        В голосе его звучало подозрение.
        - Все очень просто. Я человек тренированный, много раз совершал подобные переходы. А мой клиент никогда раньше с эти не сталкивался. Жизнь его тела в последнее время была очень напряженной. Вот сейчас, видимо, сказывается. Ему нужно время на реабилитацию, - я подумал и добавил, чтобы окончательно сбить его с толку: - Может быть и так, что установка дала небольшой сбой. Маловероятно, но чего не случается? Пусть специалисты как следует разберутся. Раньше такого у нас в Центре не происходило. Но это не значит, что где-нибудь еще не было. И еще не забывайте, что с установки снимались блоки, которые нам пришлось искать. Бандиты могли их нечаянно или нарочно повредить.
        На протяжении моего монолога Степанцов наливался кровью от ярости. И без того багровое, его лицо стало почти черным. Я даже испугался - вот трахнет сейчас человека инсульт. Но полковник, наконец, не выдержал и заорал:
        - Хватит мне мозги компостировать! Херню какую-то несешь! Блоки ему повредили! Я тебе сейчас башку поврежу! Говори, скотина, почему Круталов без сознания?!
        Я хладнокровно выдержал эту вспышку, и четко разделяя слова, ответил:
        - А вот в таком тоне вообще отказываюсь с вами разговаривать!
        Повернулся и повел испуганную Ларису к скамейке, что стояла у стены. Там уже сидела Настя. За моей спиной послышалась какая-то возня, полковник требовал, чтобы его не держали и немедленно отпустили. Видимо, пытался вытащить пистолет и застрелить меня, а ему не давали. Потом раздался тупой звук удара, и в наступившей тишине нечто тяжелое обрушилось на пол. Только тогда я позволил себе повернуться. Стас растирал ребро ладони, глядя под ноги, где бесформенной кучей валялся Степанцов. Потом поднял на меня взгляд, улыбнулся.
        - А чего же он скотиной обзывается? Стрелять, блин, собрался.
        Я кивнул.
        - Спасибо, друг. Александр Николаевич, уймите этих гвардейцев, а то они сейчас пальбу откроют!
        Но Хромов и сам уже понял, что солдаты при виде низвержения своего командира могут совершить непоправимое. Они уже, вытаращив глаза, переводили стволы автоматов с меня на Стаса и обратно. «Наш» полковник вмешался, и инцидент закончился благополучно. Грузное тело Степанцова два стрелка с трудом оттащили на маты и уложили рядом с Круталовым. Ничего, отлежится - спокойнее будет.
        Спровоцировал я полковника не случайно. Медики должны будут понять, что произошло с атомщиком. Естественно, о причине его состояния узнает Степанцов. Нетрудно представить какая последует реакция. Лучше этот момент отодвинуть на потом. Все равно станет известно, но - позже. Пока еще он в себя придет. Стас его основательно приложил.
        В зал вошел офицер с погонами капитана. Он что-то прошептал на ухо Хромову, и на лице полковника появилось недоуменное выражение.
        - Что случилось, Александр Николаевич? - спросил я.
        - Не пойму. Вас хотят видеть. И немедленно.
        - Кто? Ваши генералы?
        - Нет, как раз наоборот. Гражданские.
        - Это что, хозяева нашего Центра?
        - Вот именно. Только зачем это им надо?
        - Ну, соскучились по своим подчиненным. Делов то!
        - Все шутите, Глеб Сергеевич? А мне этот вызов совсем не нравится. С чего бы - накануне операции?
        - Может быть, это и к лучшему? Все подальше от Степанцова.
        - Не знаю, не знаю. Вы их слышали на совещании. Такие же волки ненасытные.
        - Так давайте не ходить! - встрял Стас.
        Полковник задумался, потом тряхнул головой.
        - Будет еще хуже. Я чувствую. Ох, как хочется определенности! А ее нет и не предвидится. Ну что, пойдем?
        - Все вместе?
        - Как я понял, нужны только спасы. Но точных указаний не было.
        - Не хотелось бы оставлять Ларису здесь, - сказала подошедшая к нам Настя.
        Она уже вполне освоилась в своем теле.
        - Раз нет точного приказа, то мы и ее с собой захватим. Нам сейчас разлучаться нельзя, - решил я. - Ведите, Александр Николаевич. Где там эти заговорщики прячутся?
        В зале ничего нового не происходило. Медики все так же хлопотали вокруг Круталова и Степанцова, техники копались в установке. Мы вышли. Солдаты нам не препятствовали.
        
        Глава 30
        
        Капитан шел впереди, показывая дорогу. Оказалось, что Хромов не знал, где на базе могли разместиться гражданские участники заговора. Если генералы расположились наверху, в домиках, то штатские предпочли второй подземный этаж, чтобы не слишком светиться. Все-таки они были депутатами думы и преждевременное афиширование связей с военными могло повредить их репутации.
        Предварительно постучав, капитан скрылся за дверью. Мы остались в коридоре, ожидая приглашения.
        - Прошу, вас ожидают!
        Но когда Хромов попытался войти, порученец преградил ему дорогу.
        - Извините, товарищ полковник, там нужны только трое. Вы и девушка можете пока подождать рядом. Я провожу.
        Хромов не стал возмущаться. Вздохнул, пожал плечами и покорился. Мы переступили через порог, а его и Ларису капитан повел к соседней двери. Не страшно, лишь бы не потерялись совсем.
        В просторной комнате (как и все остальные здесь, без окон) находились те самые три человека, за которыми мы подсматривали на совещании. Двое сидели в креслах у низкого столика, а третий с каким-то небольшим прибором в руке обходил комнату по периметру. Я сообразил, что идет поиск «жучков». Лампочка на приборе внезапно мигнула, когда он находился у рамы одной из нескольких довольно мастерски выполненных копий картин Левитана, украшавших стены. Человек удовлетворенно кивнул, вынул из кармана другой прибор и нажал на нем кнопку. Все, подслушивающее устройство было подавлено. Обход продолжался.
        Один из тех, что сидели у столика, пожилой мужчина с тяжелым подбородком и густыми бровями, поднялся нам навстречу.
        - Проходите, присаживайтесь, - он указал на мягкий диван, стоявший рядом с креслами. - Сейчас Тимофей Аркадьевич закончит, и мы поговорим. Хотите кофе?
        Мы со Стасом отказались, а Настя благосклонно кивнула. Ей требовалось сейчас взбодрить себя немного. Увидев, что один из депутатов набивает массивную трубку с серебряным ободком на мундштуке, закурил и я. Разговор не начинался, все посматривали на Тимофея Аркадьевича. Тот, наконец, выключил свой прибор и подсел к нам. Его молодое лицо едва ли не наполовину скрывали очки в солидной оправе с очень толстыми линзами. Этакий Знайка из Цветочного города, въедливый зануда.
        - Ну-с, господа, - объявил густобровый, - пришло время раскрыть карты. Пусть вам не покажется странным мой вопрос, но известно ли вам, кто мы такие?
        Настя и Стас сочли за лучшее дипломатично промолчать, предоставив мне возможность отдуваться за них. А я не хотел что-то открывать все карты. Поэтому ответил:
        - Насколько знаем, вы все трое депутаты государственной думы последнего созыва.
        Тот, что раскуривал трубку, неожиданно громко расхохотался.
        - Как он точно сказанул, а? Действительно - ПОСЛЕДНЕГО созыва!
        Густобровый с неудовольствием посмотрел на хохочущего коллегу.
        - Успокойтесь, Карл Рустамович! Не понимаю, что тут смешного. Потом смеяться будем, после успешного выполнения плана.
        - Нашего плана! - поспешил уточнить очкарик. - Нашего!
        - Вот именно! - кивнул пожилой.
        Так, подумал я, еще один заговор. Совсем свихнулись на интригах.
        - Да, мы депутаты госдумы. Но кроме этого, пусть не будет для вас новостью, мы учредители и хозяева того самого Центра, сотрудниками которого вы являетесь.
        Я постарался изобразить на лице приятное изумление.
        - По некоторым серьезным причинам мы не хотели демонстрировать свою причастность к этому проекту. Но ни на минуту не оставляли Центр своим вниманием. Все, что в нем происходило, немедленно становилось известно нам. Хочу заметить, что брейн-спасатели достойны всяческих похвал. Они выполняли свою работу на, не побоюсь этого слова, мировом уровне, очень четко и профессионально.
        Мы, все трое, скромно потупили глаза. Как же, такая похвала, такая высокая оценка наших скромных заслуг! И от кого!..
        Знал бы депутат, какими эпитетами каждый из нас награждал его в эти минуты, наверняка растерял бы свою вальяжность. Это ведь они, хозяева, втянули Центр и конкретно нас в авантюру с мини-бомбами. Из-за них уже погибло столько людей, а мы остались живы только чудом. И сколько еще погибнет! Кстати, наша судьба тоже пока покрыта мраком. Возвратить комплименты мы никак не могли.
        - Обстановка в стране сложилась, как вы знаете, чудовищная. И мы не сочли себя в праве оставаться в стороне, когда группа прогрессивных военнослужащих стала готовиться к тому, чтобы изменить положение в лучшую сторону. Ситуация потребовала нашей помощи, военные пришли к нам и поделились своими планами. Не скрою, какое-то время мы колебались, но потом, видя, как Россия катится к краю пропасти, отбросили сомнения. С нашего разрешения полковник Круталов был включен в списки клиентов Центра. Но это только малая часть нашего участия в готовящихся событиях. Мы обладаем определенным влиянием, как в своих партиях, так и в государственной думе в целом и осуществляли подготовку общественного мнения к предстоящим переменам.
        Вот, значит, кто стоял за кампанией развернувшейся в прессе в последние месяцы! Правительство и президента поливали почем зря. Что только не писали! Договорились даже до того, что президент - скрытый гомосексуалист и обожает рыжих мальчиков. Немедленно в телевизионных «Куклах» эта тема получила обстоятельное развитие. На мой взгляд, правительство и правда действовало нерешительно, больше озабоченное тем, чтобы усидеть в своих креслах.
        - К сожалению, - продолжал густобровый, - в последствии события стали развиваться совсем не в том направлении, в каком нам хотелось бы и было полезно для страны. В предвкушении будущей власти господа военные стали позволять себе слишком многое. Планы, которые они строят - ужасны. Ядерный шантаж - еще куда ни шло, но ведь в случае, если президент станет упорствовать, они действительно собираются привести в действие ядерное устройство, которое с вашей помощью было доставлено в столицу. А может быть, и не одно.
        Поздновато спохватились, господа депутаты. Станут военные просто так бомбой размахивать. Им ее в действии увидеть захочется. Чтобы бабахнуло как следует, со всеми сопутствующими эффектами. Немного, конечно, они президента пошантажируют. Но при малейшем его сопротивлении с удовольствием нажмут кнопку. Другое дело, удастся им это или нет. Тут уже моя маленькая тайна, о которой они, естественно, ничего не знают. И не узнают, пока Круталов валяется на дерматиновых матах в бывшем спортзале.
        - Взять хотя бы инцидент, связанный с нападением на Центр и похищением аппаратуры и специалистов. Человек, который это совершил, не владел ситуацией, скажем так, погорячился. Ну сообщите нам, что произошло! И все решится без кровопролития. Так нет же! Надо организовать целую военную акцию со спецназовцами, стрельбой, взрывами, горой трупов! А мы в результате лишились ценнейшего источника не только информации, но и средств!
        Карл Рустамович ни с того, ни с сего вдруг закашлялся. Говоривший, поняв, что ляпнул лишнее, смутился и, чтобы скрыть смущение, стал наполнять свою чашку из кофейника, стоявшего тут же на столе.
        Справившись с собой, он продолжил.
        - Мало этого. Ознакомившись подробнее с планами переворота, мы с удивлением обнаружили, что в стране планируется установить военную диктатуру на манер Чили после памятных событий семьдесят третьего года. То есть, демократическим институтам просто не найдется места. Какая там дума, какие губернаторы и мэры! Везде будут только военные коменданты. И ничего более! Россия и так уже пострадала от диктатур всяческого рода. Еще одной народ не вынесет!
        Так бы и говорил сразу. Испугались, что потеряют теплые места, вот и задергались. Ну, дальше-то что?
        - Не стану скрывать и того, что военные настаивают на вашем уничтожении. Они почему-то решили, что вы являетесь опасными свидетелями, и можете сорвать их планы. Но мы твердо уверены, что такого произойти не может! Наши брейн-спасатели - люди высокой профессиональной подготовки и чрезвычайных моральных качеств! Они выполнят задание любой сложности, и информация об этом не пойдет дальше четко очерченного круга посвященных!
        Стас шепнул одними губами:
        - Ну, опять понес...
        Кроме меня этого никто не услышал. Депутат словно вещал с трибуны. Сказывалась профессиональная привычка. Хотя и там, на заседаниях думы, зачастую совершенно непарламентскими выражениями можно насладиться.
        - Мы объявили решительное «Нет!» зарвавшимся авантюристам. И после этого пересмотрели свое отношение к планам переворота при помощи ядерного шантажа. Поскольку уверенности в том, что бомбы не будут применены, у нас нет, то мы отказываемся участвовать в этой авантюре.
        Слава тебе, Господи, снеслись! Лучше поздно, чем никогда. Значит, путчистов осталось еще меньше. Так, глядишь, к завтрашнему утру и вообще весь заговор развалится. Я услышал, как мои товарищи разом вздохнули с облегчением. Как оказалось, рановато. Одумавшийся депутат еще не закончил своей речи.
        - Но этого мало! Мы должны помешать преступным планам! Пока у заговорщиков в руках ядерное оружие, они не оставят своих грязных планов. Необходимо вырвать ядовитые зубы у дракона! И вот тут я перехожу к главной теме нашей встречи.
        Ну конечно! Не мог же я подумать, что эти респектабельные господа пригласили нас только для того, чтобы поведать, что больше не участвуют в подготовке путча?! Сейчас, сейчас нам все вывалят. Бомбы они хотят заполучить. Натурально, с нашей помощью. Так я и поверил, что они отнесут эти бомбы в госбезопасность или самому президенту в расчете на «Спасибо!» и пожатие руки! Наврут с три короба о том, как, пробравшись в ряды заговорщиков, расстроили их коварные замыслы. Естественно, все станут целовать спасителей страны в задницу и превозносить их до небес. То-то капитала политического заработают!
        - Мы очень рассчитываем на ваш патриотизм и профессиональную подготовку. Только вы можете решить такую задачу. Сложно, но выполнимо.
        Тут не выдержал Стас.
        - Но мы даже не знаем, где находятся эти проклятые бомбы! Прикажете рыскать по всей базе и заглядывать в каждую дверь?
        Очкарик снисходительно рассмеялся.
        - Друг мой, незачем так спешить. Дайте договорить Степану Лукичу.
        - Я не ваш друг! - огрызнулся спас.
        Настя сидела с каменным лицом и, казалось, прислушивалась только к состоянию своего вновь приобретенного тела.
        - Ну, подчиненный или служащий, - не стал спорить депутат. - Все равно, давайте дослушаем до конца.
        - Благодарю вас, - кивнул Степан Лукич.
        Теперь я окончательно вспомнил его. Бывший партийный функционер, яро поддерживавший в свое время августовских путчистов. Сумел каким-то образом от них откреститься и потом все время оставался на коне, не теряя политического нюха. А сейчас вовремя драпал с начинающего тонуть корабля нового путча.
        - Искать наугад не придется, - продолжил он. - Мы дадим точные инструкции, где находятся взрывные устройства. Разумеется, они охраняются. Но вам, надеюсь, нет нужды объяснять, что делают с охраной в подобных случаях? Итак, ставлю задачу. Необходимо изъять бомбы. Я подчеркиваю - все. Затем вывезти их в место, которое мы вам укажем. Действовать надо быстро и, по возможности, без шума. Ночью заговорщики предполагают развезти бомбы по заранее намеченным адресам. Опередите их, потому что потом будет уже поздно что-либо предпринимать. Вам все ясно?
        - Да нет, не все, - протянул я, вновь закуривая. Тело мое, столько времени лишенное никотина, отзывалось на каждую сигарету сладким ноющим чувством. - Первое. Как с транспортом, на котором мы должны вывезти бомбы с базы? Второе. Вы тут много говорили о патриотическом долге и прочих благоглупостях. Но соловья баснями не кормят. Вы - люди обеспеченные, с прочным положением в обществе. Мы же - никто. Ни денег, ни особняков. Следовательно, нам нужны гарантии, что после выполнения этого задания нас не вышвырнут на улицу, как ненужный хлам. В противном случае мы и пальцем не шевельнем.
        Я, конечно, мог бы разыграть эту сцену и красивее. Стать, к примеру, в позу и потребовать не только гарантий, но и внушительной суммы. Хозяева Центра сейчас согласились бы на все. Но беда в том, что не умею я блюсти свою выгоду, и об этом знают все. Не сомневаюсь, что в моем досье меня характеризуют, как честного до глупости.
        - Без сомнения, - тут же заявил Карл Рустамович, - такие гарантии мы можем вам дать с легким сердцем. Наш Центр будет восстановлен и продолжит работу. Брейн-спасатели необходимы людям. Что же касается транспорта... Виктор, мы можем что-нибудь сделать?
        Очкарик смутился.
        - Ну... только за пределами базы. Вы же знаете, как трудно посторонней машине сюда проникнуть.
        Снова вмешался Стас.
        - Хорошенькое дело! Мало того, что мы, как ненормальные, будем тащить на себе эти бомбы, так потом еще и грузовик самим искать придется!
        - Что же вы так нервничаете? - огорчился очкарик. - Есть прекрасный выход из положения. Тут неподалеку я видел ангар с бронемашинами в нем. Вполне подходящие транспортные средства, чтобы и самим уехать, и увезти все три «ядерных чемоданчика».
        - Если они на ходу и заправлены! - не унимался Стас.
        - На ходу, на ходу! - заверил Виктор. - Сам наблюдал, как одна выезжала из ангара.
        - И вот еще что, - очнулась от самосозерцания Настя. Депутаты-хозяева удивленно воззрились на нее. - Девушка, которую я спасала, поедет с нами. О Хромове мы по единодушному молчаливому соглашению решили не распространяться.
        - Как скажете, - масляно улыбаясь, ответил Степан Лукич. - Это уже детали. Важно, что мы по основному вопросу достигли взаимопонимания.
        - Послушайте, - сказал я, - а вы не боитесь, что генералы вас попросту не выпустят отсюда? По крайней мере - до конца переворота.
        - Ну, не такие уж они и дураки. Пока думу не разогнали и не установили своей диктатуры, мы им очень полезны.
        - Но вы же сказали, что решительно заявили о своем выходе из заговора!
        - Не совсем так, - замялся Степан Лукич, - не в прямую. Мы просто решили это для себя. А для путчистов это станет неприятным сюрпризом.
        - Да! - вдруг спохватился Стас. - Почему вы остальных спасателей не используете? Впятером мы гораздо быстрее и легче все сделаем!
        Вопрос бы не в бровь, а в глаз. Действительно, еще два прекрасно подготовленных парня сидят где-то здесь, на базе, а нам предлагают отдуваться втроем. И тут я почувствовал неладное. Уж очень мялись эти новоявленные спасители демократии, объясняя нам, что те двое совершенно ни в чем не участвовали, ничего не знают, слишком долго придется вводить их в курс событий, и вообще, пусть останутся скрытым резервом на случай, если у нас произойдет какая-нибудь заминка. Стало понятно, что нас вульгарно могут сдать. Пойди дело наперекосяк - сейчас же найдется подходящий соус, которым польют байку о трех безответственных личностях, возомнивших себя вершителями судеб человеческих и решивших овладеть секретным ядерным оружием, чтобы диктовать стране и президенту свои условия. И нас прихлопнут, как мух. А два наших товарища еще пригодятся, станут ядром будущей группы брейн-спасателей. Не так мы, оказывается, и ценны были для этих хозяев-депутатов.
        Не сказать, чтобы я полностью поверил в их декларации по поводу внезапного осознания преступности готовящегося переворота и настоящего облика военных-путчистов. В моей памяти хорошо отложились слова Хромова о ненасытных волках. Но все же они были людьми далекими от армейских дел, в думу их выбрал народ, который хотя и дурак, когда вместе, а по отдельности хитер и задумчив. Ну, заблуждались, хотели как лучше, а получилось как всегда. Теперь раскаиваются и пытаются исправить содеянное. Не без выгоды, соответственно, для себя.
        Сейчас благодушие мое поутихло. Следовало держать ушки на макушке и действовать очень осмотрительно. Как бы не вляпаться во что-нибудь погрязнее военного переворота.
        - Ну, что же! - прихлопнул ладонями по подлокотникам кресла Карл Рустамович. - Драгоценное время уходит. Пора переходить от слов к делу. Вы готовы?
        Мы переглянулись. Действительно, готовы ли мы, чтобы опять драться, убивать за чужие интересы? Я осторожно пощупал карман куртки. Пластиковая коробочка была на месте. Пистолет уже натер мне поясницу.
        - Да, а как с оружием? - словно уловив мои мысли, опомнился Виктор.
        - Имеете что-то предложить? - ехидно спросил Стас. - Нет? Тогда чего беспокоитесь? Как-нибудь сами решим этот вопрос. Где находятся бомбы? И поточнее, будьте так любезны!
        Лариса отрешенно сидела в кресле, а Хромов нервно ходил по комнате. Когда наша троица вошла, полковник обрадовался, словно увидел родственников.
        - Я уж думал, что вас там и уберут!
        - Наоборот, мы теперь надежа и опора государевы, на нас все прогрессивное человечество смотрит, затаив дыхание!
        - Государевы - в смысле президента?
        - Именно. Пошли, у нас времени мало. По дороге все расскажу, тем более что в коридорах не подслушивают.
        Выслушав меня на ходу, Хромов резко остановился.
        - Что случилось, Александр Николаевич?
        - Побежали крысы с корабля. Но только они не простые крысы. Что-то тут не так. Говорите, бомбы им нужны? Ну, так помяните мое слово - они их и используют!
        - В каком смысле? Взорвут, что ли?
        - Нет, зачем? Просто денег потребуют. Как Муса собирался сделать.
        - Вы скажете тоже! На хрена им деньги? У них и так все есть.
        - Деньги такая штука, что их всегда мало. Да, у них все есть. Но денег хочется побольше. Себе, детям, внукам. Нормальному человеку нескольких миллионов хватит, чтобы всю жизнь прожить весело и беззаботно, ни в чем себе не отказывая. Тогда откуда же берутся миллиардеры? Зачем им эти гигантские состояния? То-то и оно. Муса тоже был не бедным человеком. Но собирался еще богаче стать. Наши депутаты из того же теста.
        Я привалился к стене. А ведь прав был Хромов! Глядя на сытые рожи хозяев Центра можно было поверить в то, что бомбы они используют, чтобы подзаработать. Уж слишком велик соблазн. Иметь в руках грозное оружие и не попытаться им воспользоваться, хотя бы даже и косвенно? Не исключено, что будут и какие-нибудь политические требования. Но президента и правительство они свергать не станут. Тогда думу обязательно распустят, в следующую народ может и не избрать. А самим власть в стране взять - слабо.
        - Погодите, но не может же быть... - растерянно сказала Настя.
        - Может, девочка, очень даже может, - Хромов выглядел внезапно постаревшим лет на десять. - У этих людей все может быть. Они через нас перешагнут, как через бугорок на асфальте. Сейчас им спасы нужны, чтобы бомбы добыть. А потом, как и генералы, решат убрать лишних свидетелей. Вы у них поинтересовались насчет помощи?
        - Спросили об остальных двух спасах, но они что-то невнятное промычали.
        - Нет, я имел в виду их людей, помощников, охрану.
        - Не было об этом разговора...
        - Вот и зря. Вы что же думаете, они так безбоязненно ходят, безо всяких телохранителей? И не надейтесь! За каждым из них целая толпа народа стоит. Которую, кстати, тоже кормить надо. Деньги, все деньги. Ну что же, раз не хотят господа сенаторы делиться своими подручными, значит, вам самим все делать придется.
        - Как? - опешил я. - Вы считаете, что мы, несмотря ни на что, должны добывать эти бомбы?
        - Уверен! Хотя бы для того, чтобы они не достались ни военным, ни депутатам.
        - А мы-то что с ними делать будем?
        - Вы добудьте сначала, потом видно будет.
        - Александр Николаевич, - медовым голоском сказала Настя, - а вы, случайно, не сам « чемоданчиками» воспользоваться хотите?
        Хромов рассмеялся вполне естественно.
        - Что ты, дружок! Еще этой ерундой я не занимался! Денег мне много не надо, правительство президент и так в скором времени в отставку отправит, как не справившееся. А власть пусть кто-нибудь поумнее берет. Таких в нашей дурацкой стране хватает. Нет уж, каждый хорош на своем месте! Да и не до того мне будет, когда вы дело провернете. Стану алиби себе стряпать.
        - КОГДА сделаем или ЕСЛИ сделаем? - Стас жаждал ясности.
        - Когда! Именно - когда! Я в вас верю. Если кто и может сейчас это выполнить, то только вы. Не зря же сенаторы вас посылают?
        - Может, и не зря, - буркнул Стас.
        Ему, как и всем нам, надоела история с мини-бомбами и хотелось быстрее с ней покончить.
        - Ну, - сказал я, так где их прячут? У вас есть предложения, как лучше нам это сделать?
        - Кое-что есть...
        - Погодите! - вмешалась Настя, кивнув на Ларису. - А ее куда девать?
        - О ней я позабочусь. Ничего с ребенком не случится. Давайте, не тяните!
        Мы быстрым шагом двинулись по коридору. Подземная жизнь уже стала почти привычной, словно долгие годы прошли здесь, под толстым слоем земли и бетонными перекрытиями. Но на поверхность все равно очень хотелось.
        Хромов, похоже, просчитал все на десять ходов вперед. В укромной комнате он подготовил для нас военную форму. Полевую «камуфлу», не новую, уже обмятую, но чистую и выглаженную. Мне достались погоны капитана, Стасу предстояло быть старшим лейтенантом, а Настя стала «микрогенералом» - прапорщиком. Ничего особенного, таких везде навалом, хотя и не столько, как в Израиле, или в каких-нибудь Штатах. Но у евреев присутствие большого количества женщин в армии - реальная необходимость, а американцы дурью маются, поддаваясь ополоумевшим феминисткам.
        С обувью тоже проблем не случилось. Имевшиеся башмаки армейского образца были в меру разношены и подходили по размеру. Я все с большим вниманием посматривал на нашего полковника. Когда же он свой план задумал, если обмундирование заранее подготовил? Выходит, все, что он плел о своем прозрении насчет планов заговорщиков - чистейшей воды туфта? Ну, а чего же мы хотели от человека его профессии? Со Стасом надо бы парой словечек перекинуться...
        Пятнистую форму мы натянули прямо на гражданскую одежду, застегнувшись до последней пуговицы. Настя пыталась спрятать свои роскошные волосы под кепку, это не очень получалось и она, в конце концов, махнула на них рукой. Ничего страшного не на строевой смотр. Стас приминал верхушку своей кепки, делая из нее лихую «таблетку». Ишь ты, армия ему вспомнилась!
        - Стас, ты в каком звании был?
        - Да в таком же - старлей.
        И у меня капитанские звездочки. Интересное совпадение. Случайное? Хромов, услышав мой вопрос, поспешил разъяснить:
        - Я же читал ваши досье, Глеб Сергеевич! Вот и подобрал соответствующие погоны. В духе, так сказать, социалистического реализма и для правдоподобности. В своих званиях вы натуральней действовать будете. А лишний полковник или даже генерал сразу заметны будут.
        - Выходит, натуральней всего я прапорщиком смотрюсь, - ядовито заметила Настя.
        Форма, как ни странно, ей очень шла. Этакая штабная машинистка, окруженная вниманием всех офицеров полка. Но склоняющаяся исключительно к командиру.
        Хромов что-то путано стал ей объяснять, оправдываясь, но я уже не слушал, потому что обнаружил пустые кобуры.
        - Александр Николаевич! Где пистолеты-то?
        - Вот этого, извините, не удалось достать, - развел он руками.
        - Что же нам, голыми руками воевать?
        - Погоди, - вмешался Стас. - Сейчас раздобудем. Помнишь про оружейку?
        - Кроме того, - добавил Хромов, - у вас лично ствол уже имеется.
        Вот ведь змея! Когда он «Глок» углядел?
        - Не вашими трудами! - только и осталось огрызнуться мне.
        Ладно, действительно сами раздобудем. Не хотелось бы раньше времени шум поднимать. А он может случиться, если дуриком попрем на оружейную комнату.
        - Ну, готовы? - оглядел я нашу команду. - Что у вас дальше по плану,
        Александр Николаевич?
        - Вооружиться вам надо, так?
        - Это мы без вашего участия, - взял на себя командование Стас. - Договоримся, где встречаемся после оружейки, забирайте Ларису и шуруйте выполнять свою часть. Разберемся.
        Надев форму, он словно вернулся в строй. Подтянутый, сосредоточенный, готовый ко всему. Неплохо, неплохо, товарищ старший лейтенант. Странно, но в российской армии не ввели обращение «господин». И «товарищей» практически не осталось, а вот как-то не «господа офицеры» - и все. Уравниловка, пережиток прошлого. Или это от общего нынешнего унижения армии? Немудрено, что военные власть сменить хотят. Только не капитаны и майоры, которым, в общем, терять нечего, а полковники и особенно генералы.
        - Ну да, - легко согласился Хромов. - Мне действительно не хотелось бы светиться. Вы отсюда вырветесь, а я должен буду оправдываться.
        - Чего оправдываться? - не понял я. - Если мы вырвемся и бомбы доставим, куда следует, тут камня на камне не оставят.
        - Не так все просто, - задумчиво сказал полковник.
        - Да что же здесь происходит, блин! Хватит темнить! - взорвался я.
        Хромов бросил взгляд, показавшийся, мне очень грустным.
        - Никакой темноты. Вы просто очень мало знаете. Да и ни к чему знать. Как там у Экклесиаста: «Кто умножает знания, тот умножает скорби», так?
        Поймите правильно, я не держу вас за тупых боевиков, но некоторые подробности действительно лучше опустить. Для пользы дела. Не надо верить мне безоговорочно. Просто доверьтесь. И все будет хорошо.
        - Ну, бес с вами, там посмотрим. Но, если обманете...
        Полковник в ответ только согласно кивнул. Тут же, не выходя из комнаты, мы договорились, что после визита в оружейку появимся в его апартаментах. Хромову все же предстояло поучаствовать в дальнейших действиях, хотя и минимально. Кое-какая химия у него была припасена. «На всякий случай», - как он выразился.
        Лариса Малявина, окончательно пришедшая в себя после возвращения в тело, молчала, как мышка. Все происходящее вокруг, наверное, казалось ей кошмарным сном или фильмом ужасов. Я шепнул Хромову, чтобы был с девчонкой поласковее, дал ей чего-нибудь успокаивающего.
        
        Глава 31
        
        Время уходило, пора было двигаться. Выглянув в коридор и убедившись, что никого в нем нет, мы приняли уверенный вид и направились к лестнице. Оружейная комната находилась на первом подземном этаже, рядом с отсеком, где располагались рядовые. Солдат было не много, около десятка. Остальные жили в казарме на поверхности. Размеры хранилища оружия и его содержимое явно рассчитывались на полный личный состав базы. По правилам все склады законсервированного объекта должны были опечатываться и блокироваться специальными запорами, но поскольку тут случилась неполная расконсервация, да еще, судя по всему, не совсем легальная, то правила хранения оружия и материальных ценностей соблюдались через пень-колоду. То есть, часовые около них выставлялись, однако, далеко не везде. К примеру, вещевые склады вовсе не охранялись, продуктовые тоже. Руководители готовившегося путча считали базу временным пристанищем, а младших офицеров, способных поддерживать надлежащий порядок, не хватало.
        Но у оружейки пост был. Солдатик с автоматом за спиной маялся у металлической двери с электронным замком. Тут же имелась непременная казенная тумбочка выкрашенная жутким коричневым цветом, на которую часовой время от времени, устав стоять, пытался пристроить свой зад, едва не сталкивая на пол телефонный аппарат. В данный момент посторонних поблизости не наблюдалось. Вход в солдатский отсек находился за следующим поворотом коридора. Настя, осторожно выглянув из-за угла, шепотом доложила обстановку. Стас нацепил на рукав припасенную Хромовым повязку с надписью «Дежурный офицер». Полагалась еще соответствующая бляха, но ее не нашлось. Ладно, сойдет и так. Мы переглянулись. Пора. Одернув форму, Стас вышел в коридор. При виде офицера, часовой подтянулся, перехватил ремень автомата. Старший лейтенант шел спокойно, деловито, как и подобает дежурному. Оглядел солдатика сверху донизу, остановил неодобрительный взгляд на слишком свободно болтающемся ремне. Потом негромко произнес:
        - Не слышу.
        Часовой непонимающе ел его глазами. Стас повторил:
        - Не слышу доклада.
        Лицо часового просветлело. Черт его знает, требовали от него докладывать раньше или нет, но для солдата, чем яснее и понятнее, тем лучше. Раз надо - доложим! Он вытянулся еще больше и едва не заорал:
        - Ефрейтор Стаценко! Нахожусь на охране оружейной комнаты!
        Стас поморщился.
        - Что ты так кричишь! Не в лесу. Все спокойно?
        - Так точно!
        - Когда смена?
        - Через час, товарищ старший лейтенант.
        - Сколько человек в кубрике?
        - Пятеро, остальные на обслуживании техники.
        - Наверху?
        Вопрос прозвучал странновато. Но часовой ничего странного в нем не услышал. И, слава Богу.
        - Так точно!
        - Стаценко, Стаценко... - словно вспоминая, сказал Стас. - Хохол?
        - Никак нет, не украинец!
        - А почему фамилия такая?
        Солдат пожал плечами. Нагоняя ему не предвиделось, и можно было немного расслабиться.
        - Кто-то из предков хохлом был, наверное.
        - А на историческую родину не тянет? - улыбнулся Стас.
        - В Хохляндию, что ли? Да чего там делать? У них, рассказывают, еще хуже, чем у нас.
        - Сам-то откуда? - совсем уже раздобрился дежурный.
        - Из-под Краснодара.
        - А до «дембеля» сколько?
        - Полгода, товарищ старший лейтенант.
        - Ну и как, домой поедешь?
        Дежурному было скучно, ему хотелось с кем-нибудь пообщаться. Вот, разговорился с солдатиком. Понятное дело.
        - Не знаю еще. И хотелось бы, да боязно. Работы нет.
        - А учиться?
        - У меня и восьми классов нет. Какое там - учиться!
        - Что ж ты, братец, не потянул школу?
        Казалось, что сейчас, расщедрившись, старший лейтенант примется угощать ефрейтора сигаретами, несмотря на то, что тот на посту. До этого не дошло. Пора было вступать нам.
        Капитан с прапорщиком появились стремительно, но без тени тревоги на лицах.
        - Ну, отлично, товарищ дежурный! А мы уж боялись, что вас придется по всей базе разыскивать.
        - Чего это меня разыскивать? - неприязненно отозвался дежурный. - Я на службе, посты обхожу.
        - Вот и хорошо, что мы вас тут застали. Для выезда необходимо получить оружие.
        - Требование есть?
        - А как же! Все путем!
        - Начальник штаба подписал? - в голосе дежурного звучало коварство. Дескать, если подписи нет, то и гуляйте, гости незваные, ищите начальника штаба. А тот в город уехал. Вот и побегайте.
        Но капитан был не прост.
        - Имеется и резолюция! Вот, смотри! Да не тушуйся лейтенант, нам только три автомата и столько же «макаровых». Плюс по боекомплекту к каждому.
        Дежурному так просто уступать не хотелось.
        - Я позвоню в штаб. Необходимо подтверждение.
        - Хоть сто порций! - улыбнулся капитан. Он понимал этого лейтенанта, сам не так давно таким был. Рутинное дежурство, скука, хочется хоть каких-нибудь действий. Пусть суетится, почувствует себя начальником. Каждой мухе хочется быть самолетом.
        Часовой с интересом наблюдал за развивающимся конфликтом между офицерами. Тоже развлечение.
        - Дай-ка, воин, - сказал дежурный часовому и поднял трубку. - Алло! Мне штаб! Штаб? Полковника Кутепова! Товарищ полковник, это дежурный по объекту старший лейтенант Головин. Тут прибыл капитан Стрельников, ему на выезд требуются три автомата с боекомплектами.
        - И три пистолета! - шепотом подсказал капитан.
        - Да, и три «макарова», - дополнил дежурный. - Нет, документы у них в порядке. На требовании ваша подпись. Выдать? Слушаюсь.
        В голосе старшего лейтенанта прозвучало разочарование. Не удалось ему продинамить капитана. Ничего не поделаешь. Он со вздохом положил трубку и кивнул.
        - Все в порядке.
        Еще бы не в порядке! Телефонный шнур был предусмотрительно перерезан пять минут назад тем же самым дежурным, и только что он пообщался с молчащей трубкой. Полковник Кутепов существовал в действительности, но и не подозревал о своей резолюции на требовании о выдаче оружия какому-то капитану Стрельникову.
        Дежурный глянул на понимающе улыбнувшегося часового и, пожав плечами, стал набирать код на замке оружейки. Код Стас запомнил, когда ему удалось затесаться в команду, выезжавшую по тревоге на виллу Мусы. Вряд ли набор цифр часто менялся. Так оно и оказалось. Замок щелкнул, дверь была открыта. Тут же брякнул сигнальный звонок, как это положено в оружейных комнатах, но дежурный сразу же отключил его. Часовой не проявил ни малейших признаков беспокойства. Обычный процесс. Кому положено, пришли, открыли дверь, зная код, взяли оружие, расписались в книге выдачи и вновь сдали объект под его охрану и оборону. Только когда капитан и прапорщик (хороша Маша, да не наша!), нагруженные автоматами и пистолетами скрылись за углом, а старший лейтенант, велев нести службу серьезнее, неторопливо удалился следом, ефрейтор Стаценко припомнил, что на разводе дежурный, вроде, был другой. Прослужив полтора года на закрытом объекте, станичный парень из-под Краснодара хоть и заработал узкие лычки, но особо бдительным не стал. Вернувшись домой, он ничего интересного рассказать о своей службе не сможет и примется врать
друзьям о том, как ходил в самоволки и трахал повариху, жену начпрода, хитрожопого прапора. А родители будут тихо радоваться - сынок вернулся живым и здоровым, не попал ни в какую Чечню или куда-нибудь похлеще. Ну и счастливо дослужить тебе, ефрейтор Стаценко! Будем надеяться, что после нашего побега начальству будет не до того лопуха, что позволил беспрепятственно вынести из-под охраны оружие. Начальству нужно будет свои задницы спасать.
        Итак, первый этап мы провернули просто и элегантно, без всякого насилия. Вся операция заняла около получаса. К сожалению дальше такого легкого пути не ожидалось. Бомбы содержали под усиленной охраной, и шум должен был подняться изрядный. Все же стрельбы следовало по возможности избежать. На базе все-таки служила не бандитва Мусы и убивать ребят за то, что они выполняли приказ своих идиотов-начальников, нам очень не хотелось.
        Нас уже могли разыскивать. Круталов не приходил в себя, и медики Центра наверняка успели разобраться, в чем здесь причина. Вот уже чего нам сейчас не надо было, так это чтобы специалист по миниатюрным бомбам очнулся. Без него ни на какие точки «чемоданчики» не повезут. Кроме меня и Круталова никто не знает, какие из них можно использовать и как именно это сделать. Мы надеялись, что Хромов со своей частью плана справился успешно.
        Полковник дожидался, как и договорились, в своем отсеке. Лариса лежала на диванчике у стены, прикрыв согнутым локтем глаза. Да, достается девчонке. Ну, ничего, недолго осталось.
        - Разрешите доложить! - шутливо отдала честь Настя. - Все идет по плану! Какие будут указания?
        Хромов почему-то удивленно воззрился на нее, потом пожевал губами и промямлил:
        - Да, конечно... Дальше действуйте, как договорились.
        - Что с вами, Александр Николаевич? Плохо себя чувствуете?
        Он неопределенно повел плечами.
        - Устал, наверное, от всей этой суеты. Закончить бы дело поскорее.
        - Как у вас прошло?
        - В смысле? Ах, да! Нормально. Степанцов в себя пока не пришел. Еще бы, так по организму получить. На всякий случай я ему укол сделал, хватит на несколько часов. Можем продолжать, помех не предвидится. Ставлю задачу. Сейчас направляемся в хранилище, снимаем посты, выносим бомбы, грузим в бронемашину и увозим. За территорией базы нас будут ожидать, потому что на бронемашине по Москве не очень-то поездишь.
        - Куда все-таки, если не секрет, повезем «чемоданчики»? - не утерпел Стас.
        - Пока секрет. В одно спокойное место. Сами увидите.
        - Ну хорошо, как скажете. Где расположено хранилище?
        - Сейчас покажу. У меня план базы с собой. Значит, в конец коридора, по лестнице вниз, на седьмой уровень, там несколько постов. Лучше не церемониться. Стрельбу поднимать не обязательно, но вы ведь и голыми руками действовать умеете. Офицера надо обязательно взять живым - у него код замка. Заставляете его открыть дверь, потом можете убрать, чтобы свидетеля не было.
        - Бомбы тяжелые, как мы их потащим? Можно, конечно, да воевать неудобно с таким грузом.
        - Далеко тащить не придется. Вот здесь расположен грузовой лифт, он поднимается до второго уровня. Потом один остается охранять бомбы, а двое добывают транспорт и узнают обстановку на поверхности. Дальше - на прорыв, потому что пропуска нет. Примерно через километр подберете меня. Я, пока вы здесь действовать будете, выйду с территории базы. Дальнейшее обскажу после прорыва.
        - Только не забудьте ее прихватить, - кивнул я на дремлющую Ларису.
        - Что? А, да, конечно! Куда же без нее?
        Почудилось мне что-то в его голосе этакое... Но глянув внимательнее, я решил: можно списать на усталость. В самом деле, не железный же наш полковник! Хотя и покрепче многих в его возрасте.
        Стас поднялся из кресла, оправил форму, вскинул на плечо автомат.
        - Вперед!
        Мы с Настей поднялись тоже. Встал и Хромов. Качнулся неловко, успел удержаться, провел ладонью по лицу, словно стирая невидимую пленку. Похоже, ему действительно приходилось несладко. Мы понимающе переглянулись.
        - Ничего, Александр Николаевич, - ласково опустила ему на погон ладонь Настя. - Крепитесь.
        Он криво усмехнулся.
        - Ерунда, пройдет. Главное, чтобы у вас все получилось.
        Стас ободряюще подмигнул.
        - Получится, куда оно денется!
        Не оглядываясь, мы вышли в коридор. Теперь предстоял, действительно, самый сложный этап операции. И очень хотелось, чтобы все обошлось без трупов. Я запоздало удивился кровожадности Хромова. Что это он развоевался - ликвидировать, снять посты? Зачем убивать-то? Обойдемся.
        Никаких хитрых закоулков на базе не имелось. Все прямолинейно, расчерчено под линейку. И наша троица шла прямо, уверенно, сворачивая там, где нужно. Схема запомнилась хорошо, чтобы добраться до хранилища, много времени не потребовалось. Повязка дежурного сработала и на этот раз. Часовой в первую минуту ничего не заподозрил, а потом было уже поздно, я оказался у него за спиной. Человек - очень хрупкая машинка, чтобы ее сломать много усилий не требуется. Для того, кто знает, как это делать. Я постарался ничего солдатику не повредить, только отключил на время. В углу под потолком была камера наблюдения, но Хромов должен был позаботиться, чтобы в отсеке контроля никого не было. Незачем нам чужие глаза.
        Бесчувственное тело часового мы оттащили за угол и связали его же собственным ремнем. Пусть полежит, ничего с ним не случится.
        - На кой мы эти автоматы таскаем? - вполголоса возмутилась Настя. - И у пленных могли бы взять.
        - Ты что?! - возмутился Стас. - Знаешь, что бывает за потерю оружия? Зачем пацанов под трибунал подводить?
        Со вторым постом все прошло тоже спокойно. Вот только часового девать было уже некуда, не тащить же назад, к первому? И мы оставили его на месте, посадив у стены. Что нас чуть не подвело.
        Перед хранилищем, в которое определили бомбы, шло анфиладой три помещения. В самом последнем, перед массивной стальной дверью, располагался начальник поста, незнакомый нам капитан и с ним два солдата. Слишком много, конечно, для обычного хранилища, но путчисты не хотели рисковать. Если бы здесь поместился взвод охраны, они бы и взвод поставили.
        Три противника для трех спасов - словно забор из сосновых реек перед носорогом, прошли бы и не оглянулись. Собственно, мы так и собирались сделать, но едва Стас с каменным лицом двинулся к начальнику поста, как сзади послышался испуганный вскрик. Оглянувшись, я увидел еще одного солдата, склонившегося над своим поверженым товарищем. Откуда он только взялся? Настя метнулась назад.
        - Товарищ ка... - только и успел сказать некстати подвернувшийся боец.
        Офицер уже тащил из кобуры пистолет, один из солдат тоже схватился за оружие. На этом весь их боевой порыв и кончился. Стас уложил рядовой состав, а я, помня о коде, прихватил капитана. Был он каким-то щупленьким, в отличие от своих толстомордых начальников. Но пытался что-то сделать, ударить меня головой в лицо, лягнуть. Я сжал объятия покрепче и прошипел ему в ухо:
        - Тихо, служивый, не гоношись, живой останешься.
        Капитан обмяк. Отобрав «макаров», я силой посадил его на стул.
        - Давай код замка!
        - Какого замка? - округлил он в притворном недоумении глаза.
        - Идиотом не надо прикидываться! - злым голосом сказала Настя. - Нам с тобой возиться некогда! - и демонстративно передернула затвор автомата.
        Капитан не испугался.
        - Ну убьете вы меня. А дверь все равно не откроете. Давайте, стреляйте.
        Стас хмыкнул, похлопал его по плечу.
        - Конечно, сразу мы тебя убивать не будем. Сначала поговорим немножко. Рассказывать, кто мы и почему здесь, давить на твою совесть - времени нет. Так что просто возьмемся как следует, со знанием дела. Есть такая боль, которую ни один человек выдержать не в силах. И мы знаем, как ее причинять. Все равно заговоришь. Только сперва помучаешься. Оно тебе надо? Давай, выкладывай код и отдыхай. Начальство тебе ничего плохого не сделает, просто не успеет. Не до того ему будет. Ну?
        Офицер сбросил чужую руку с плеча.
        - Чего нукаешь? Не запряг. Хрен с вами, все равно с базы не выберетесь. Сам код наберу.
        - Только смотри, без фокусов. А то вздумаешь замок заблокировать. Тогда мы тебя точно кончим, - предупредил его Стас.
        Капитан никак не отреагировал на угрозу. Встал, подошел к двери и защелкал клавишами цифрового замка. Настя, сдвинувшись вправо, внимательно следила за его пальцем. Послышался глухой щелчок.
        - Все, открывайте, - сказал капитан и, отойдя в сторону, скрестил руки на груди, словно демонстрируя свою непричастность к происходящему.
        Я, ухватившись за скобу, с трудом сдвинул тяжеленную стальную заслонку.
        - Настя, покарауль, - приказал Стас, и мы с ним вошли в хранилище.
        Помещение чем-то напоминало аналогичное на забытой ракетной шахте в Чечне. Такие же стеллажи у стен, только освещение здесь было поярче. Все три «чемоданчика» были здесь.
        - Слушай, - сказал я, - может, не будем все три тащить? Все равно только одна рабочая.
        - А ты помнишь - какая? - поинтересовался Стас, деловито оглядывая хранилище. Но ничего, кроме бомб в нем не было.
        - Если честно - сразу, навскидку не скажу. Разбираться надо. Я ведь не совсем специалист, так, самоучка.
        - Ну вот и придется все забирать. Когда тут разбираться? Давай, цепляем. И - ходу!
        Мы подхватили один из ящиков, потащили его к выходу. И застали такую картину. Капитан лежал на полу вместе со своими солдатами, такой же бесчувственный, как они. А над ним стояла Настя и задумчиво потирала запястье.
        - Вот, - сказала она чуть растеряно, - герой-гвардеец. Решил, что с бабой-то уж точно справится.
        - Ничего, так ему и надо, - позлорадствовал я. - Будет знать, что женщины разные встречаются.
        - Вам помочь, ребята?
        - Да нет, вдвоем не тяжело. Где лифт, о котором Хромов говорил?
        - Кажется, надо сюда идти.
        Вход в лифт действительно находился неподалеку. Обычная грузовая коробка, не очень изношенная. Видимо подъемником пользовались не часто. И идиотских надписей на стенах уж точно не было. Ящики с бомбами заняли почти все пространство, потому что ставить их штабелем мы не решились. Уже закрывая дверь, Настя вспомнила:
        - Погодите!
        Вернулась она с прямоугольной пластиковой карточкой.
        - Наверху дверь открывается, только если у человека такой документ есть.
        - И где ты карточку взяла?
        - У капитана, естественно. Должен же он возместить моральный ущерб?
        Лифт, поскрипывая совсем по-граждански, пошел вверх. Внезапно я подумал, что мы наконец выбираемся из подземелий. Возможно, навсегда. Слишком много нам их попадалось в последнее время. И ни в одном не было ничего хорошего. Только тупая ненависть.
        Кабина наконец остановилась. Приоткрыв дверь, я выглянул наружу. Никого, пустая площадка, неотличимая от других. Как в какой-нибудь дурацкой компьютерной «стрелялке». Сейчас из-за угла вывернется фашист и придется стрелять и бегать под пулями. Ну что же, это мы умеем.
        Но никто не появлялся.
        - Так, - распорядился Стас, - Настя, оставайся здесь, карауль ящики, а мы пойдем транспорт добывать.
        - Почему я? - возмутилась девушка. - Думаешь, охранять безопаснее? Фигушки!
        - Дурочка, если кто-нибудь появится, то только ты и сможешь его успокоить. Фактор неожиданности, - невразумительно объяснил Стас.
        Как ни странно, но эта невразумительность успокоила Настю. А может быть, она решила, что сейчас не время спорить. Есть командир - пусть он и думает.
        
        
        
        Глава 32
        
        Бомбы выгружать из лифта мы не стали. На всякий случай. Открытая дверь гарантировала то, что кабина никуда не уйдет. А если случится непредвиденная ситуация, Настя вполне сможет увезти «чемоданчики» на другой этаж.
        Мы осторожно поднялись по лестничным пролетам. У выхода наружу не было никакой охраны. Стас фыркнул:
        - Дисциплинка! Совсем распустились.
        Вот еще - военная косточка! Часовые ему понадобились. Радоваться должен, что никого нет.
        Карточка, скользнув в отверстие замка, привела его в действие. Мигнула лампочка, и после тихого щелчка путь был свободен. Ну, снаружи точно кто-нибудь стоит. Не могут же они вход в подземелье оставить без призора?
        Странно, но и там было пусто. То есть, абсолютно никого.
        - Не нравится мне это, - сказал Стас. - Неправильно все.
        - Да ерунда, - сказал я. - Просто людей у них не хватает, вот и понадеялись на свои карточки. - Но на душе у меня тоже было нехорошо. Не могли люди, затеявшие государственный переворот, быть такими беспечными. Что же происходит?
        - Ладно, проехали. Где у них тут техника?
        - Тот хлыщ утверждал, что вот там, слева. Вперед?
        - Давай.
        Повязку дежурного Стас так и не снял. Хоть какая-то маскировка. Боксы располагались метрах в ста от входа в бункер.
        - А где люди-то? - вопросил Стас, вертя головой по сторонам.
        - Правда, как вымерли. Может, уже спят? Время уже позднее.
        - Ну да, спят. Сейчас у них каждая жилочка должна трястись от напряжения. И ворота открыты, смотри.
        Территория базы была хорошо освещена. Кроме фонарей на столбах, периметр базы отмечался лучами прожекторов. Экая иллюминация! О какой секретности может быть разговор, когда секретный объект можно разглядеть безо всякой оптики с безопасного расстояния. Нет, точно с ума посходили.
        Бронетранспортер был на месте. Старенький, но в хорошем состоянии. Горючее наличествовало, двигатель в порядке. То, что нам и требовалось. Только бы охрана не всполошилась от шума мотора. Я забрался на место водителя, нажал кнопку запуска. Такой вид транспорта я водил в последний раз на учебной базе ГРУ. Но они все однотипные, так что никаких сложностей не возникло. Мы подкатили ко входу в бункер.
        - Оставайся здесь, - велел Стас. - Поглядывай по сторонам, а ящики мы с Настей дотащим. - И скрылся в дверях неприметной будочки, которая скрывала вход.
        Двигатель я глушить не стал, только убрал обороты. Похоже, на бронетранспортере совсем недавно ездили - слишком легко удалось его запустить. Тем лучше, значит техника в порядке. Впрочем, «броник» нам нужен только для прорыва. Если Хромов не соврал, за воротами будет ждать грузовик. Рокот мотора не давал как следует прислушаться, но, похоже, тишина на базе стояла кладбищенская. Почудилось, что весь заговор существует только в нашем воображении. Какой переворот, какие бомбы? Брошенная база, никому не нужная и только мы, три придурка плетем интриги вокруг бесполезного электронного хлама. И нет в «чемоданчиках» ядерного заряда, одна имитация. Муляж вроде окороков и колбас из папье-маше на витрине мясной лавки.
        Но тут мои мысли были прерваны появившимися из дверей Настей и Стасом, тащившими первую из бомб. Я подскочил из кресла, принял ящик и осторожно перевалил его через борт. На доставку остальных двух потребовалось еще пять минут. Запыхавшиеся спасы влезли в машину.
        - Ну, двинулись?
        - Погоди, дай дух перевести.
        И хотя каждая секунда была на вес золота, мы все же позволили себе выкурить по сигарете перед последним прыжком.
        Бронетранспортер медленно подполз к КПП. Из домика навстречу вышел незнакомый офицер.
        - Что, прорываемся? - спросил я вполголоса, сжимая рычаг переключения передач.
        - Сперва попробуем договориться. Есть у меня одно подозрение, - так же тихо сказал Стас.
        И вылез из машины. О чем-то коротко переговорил с дежурным, козырнул, вернулся к нам. Ворота медленно сдвинулись, я повел «броник» в образовавшуюся щель.
        - Вы будете смеяться, - сказал Стас, - но у меня не спросили даже документов.
        - Ничего себе! - поразилась Настя. - Они тут совсем офонарели, что ли?
        - Да нет, - задумчиво протянул Стас, - они-то нормальные. А вот мы...
        У меня тоже появились кое-какие подозрения, но их еще предстояло проверить.
        Фонари, освещавшие подступы к базе остались позади, и я включил фары. Метров через триста нас должен был ожидать Хромов. Или?..
        - Вот он! - выдохнула Настя. В свете фар показался задний борт «Урала», съехавшего на обочину. Рядом стоял человек и призывно размахивал руками.
        - Он?
        - Кажется...
        Это действительно был Хромов. Грузовик он привел сам, без водителя. Ну и правильно, зачем лишние свидетели. Мы вылезли на дорогу.
        - Ну, как все прошло?
        - Замечательно, сказал Стас. Но энтузиазма в его голосе я не услышал. Приятель был явно чем-то озабочен. И я, кажется, догадывался, чем.
        - Давайте, перегружайте и поехали! Время уходит, - скомандовал Хромов.
        - Сейчас, сейчас, - пробормотал Стас. - Перекурим только. На базе все
        спокойно, не скоро спохватятся.
        - Вы охрану у хранилища убрали? - озаботился полковник.
        - Убрали, убрали, - беспечно махнул я рукой. Настя выпучила на меня глаза, а Стас бросил быстрый взгляд и я понял, что теперь мы с ним действуем заодно.
        Курить совсем не хотелось, но мы все же достали сигареты. Хромов заметно нервничал, но не решился отменить неожиданный перекур.
        - Так куда мы их повезем? - поинтересовался я.
        - Сам покажу, - сказал полковник. - Долго объяснять.
        - А что, не на Лубянку?
        - Нет, сначала на конспиративную квартиру. Так надо.
        - Стоп! - спохватилась Настя. - А Лариса где? Вы же обещали ее забрать!
        - Ну не получилось, - развел руками Хромов. - Она совсем расклеилась. Ничего с барышней не случится, утром проснется и будет как новая. А там все образуется.
        Пока он оправдывался, я незаметно оказался за его спиной и негромко позвал:
        - Александр Николаевич!
        Хромов не обернулся. Все можно было считать доказанным. И когда только успели? Нас же всего с полчаса не было! Я шагнул к полковнику и заблокировал его руки. Хромов дернулся, но Стас проворно выдернул у него из кобуры пистолет.
        - Что такое? - возмутился пленник. - Вы с ума сошли?
        - Да не совсем, дорогой Александр Николаевич. Не такие уж мы идиоты, какими вы нас считаете, - к Стасу вернулось хорошее настроение.
        А до меня дошло, что он так ничего и не понял.
        - Настя, я его подержу, а ты руки свяжи.
        Девушка проворно стянула запястья полковнику его брючным ремнем. Я легко провел пальцами по затылку пленника. Так и есть.
        - Ну что, поговорим?
        - А что тут говорить? - Стас кровожадно передернул затвор пистолета. - Грохнуть этого ссучившегося и все.
        - Погоди, паренек, не так все просто. Как ты думаешь, кто перед тобой?
        - Тебе делать нечего?
        - И все-таки?
        - Ну, козел этот, Хромов...
        - Вот и ошибаешься! Не так ли, господин полковник?
        Хромов только яростно замычал, пытаясь разорвать ремень.
        - А видим мы, друзья, тоже полковника. Но Степанцова!
        Настя охнула, зажимая рот ладонью. Стас все понял сразу.
        - Вот же гниды! Когда они его обработали?
        - Я себя только что об этом спрашивал. Из скорости, с которой была проделана подмена, вытекает, что наш приятель давно уже был на подозрении. И не мудрено, ведь его специально заслали в ряды заговорщиков. Правда, Степанцов? Молчите? Значит, правда. А говорить вам все равно придется. Мы уже о многом догадались, но кое-какие детали прояснить хочется. Итак, что мы знаем? Когда наша троица отправилась добывать оружие, сознание Хромова было еще на месте. Полковника заманили в зал, где размещена аппаратура, схватили и насильно ввели чужое сознание. Рисковый вы человек, Степанцов! Ведь никакой спасовской подготовки. А если что-нибудь не так пойдет? Мозг очень капризная штука.
        - То-то он себя так неуверенно чувствовал в новом теле, - догадалась Настя.
        - Именно! И Ларису усыпил, чтобы не мешала. А может, она что-то увидела. Как бы совсем не убил. Он ведь у нас кровожадный до невозможности. Как, полковник, жива девушка?
        - Жива, что с ней сделается? - наконец разлепил губы Степанцов.
        - Уже лучше. А теперь поведайте, зачем все эти сложности? Ведь могли нас просто убрать и, пожалуйста, совершайте свой переворот. Говорите, говорите, не заставляйте применять к вам спецсредства.
        - Вернее, спецметоды, - поправил Стас.
        - Да, именно спец. Ну, мы ждем.
        - Круталов до сих пор без сознания. А у нас есть подозрение, что не все бомбы - рабочие. Нужно было выяснить это и по возможности использовать вас вместо Круталова.
        - Ну и что, скрутили бы и заставили говорить. К чему здоровьем рисковать, залезать в чужую шкуру?
        - Руководство не в курсе моей инициативы, - признался Степанцов.
        - Та-ак, - растерянно протянул я. - Ни хрена себе! Энтузиаст, елкин сад, Штирлиц, если можно так выразиться.
        - Лишнее доказательство того, что энтузиасты губят любое дело. Да ты выражайся, выражайся, - ухмыляясь, подбодрил меня Стас.
        - Только не в моем присутствии! - заявила Настя. - Обойдемся без выражений. Что дальше-то делать будем?
        - Обожди немного, мы еще не все выяснили. Колитесь, полковник, куда бомбы собирались отвезти?
        - На явочную квартиру, - сказал Степанцов, решивший, видимо, сознаваться во всем. Что ему было теперь терять? А так можно попытаться спасти жизнь. - Там дожидаются мои люди.
        - И разговаривать с нами они, конечно, собираются по-другому? - уточнил я.
        - Ну... да... Надо же бомбы задействовать. Мне казалось, что вы кое-что знаете от Круталова об этих устройствах.
        - Совершенно зря казалось. Сознание Круталова у него и я ничем помочь не могу. А специалист еще не скоро в себя придет. Гарантирую.
        - Как вы Хромова вычислили и откуда он?
        - Откуда - точно не знаю, а узнал, что он чужой очень просто. На базе везде телекамеры стоят. Вот и подсмотрел, как он с вами секретничал.
        «Что же ты так, Александр Николаевич? - подумал я. - Осторожный человек и настолько глупо прокололся».
        - Ладно, - подвел итог Стас, - выяснили мы, что хотели, переворот предотвратили, герои и всем нам по ордену. Дальше?
        - Переворот мы действительно предотвратили. Нечем им будет переворачивать, все бомбы у нас. Ну, сдадим их, куда положено, наверное. И будем думать, как быть.
        - А с ним что? - кивнул он на Степанцова.
        - С ним? - задумался я. - Есть одна хорошая идейка...
        Но договорить не успел. Внезапно с нескольких сторон вспыхнули ярчайшие огни, и мы оказались полностью на виду, под прицелами нескольких автоматов. Чего-то подобного я и боялся. Не мог Степанцов решиться делать все в одиночку, обязательно должна была у него иметься поддержка. Если не начальство, то свои подчиненные, исполнители.
        - Ну вот и все, государи мои! - весело заявил полковник, отталкиваясь спиной от подножки грузовика.
        «Гляди-ка! - удивился я мимолетно. - И он классиков читает! « К нам уже направлялся тот офицер, что был на КПП базы. Естественно, что нас пропустили, не спрашивая документов. Раз был такой приказ... А мы, лопухи, удивлялись безлюдью.
        Офицер достал складной нож, чтобы перерезать ремень, которым был связан его шеф. Но я, стараясь не делать резких движений, предостерегающе поднял руку.
        - Постойте! Простите, не вижу ваших погон. Не спешите освобождать его!
        - Это еще почему? - брюзгливо вопросил Степанцов. - Ваша девка меня чуть не искалечила!
        - Во-первых, Настя не девка, а девушка, может быть даже сеньорита. А во-вторых, посмотрите сюда.
        Я приоткрыл ладонь так, чтобы и Степанцову, и его офицеру было видно, что в ней находится. А была там маленькая черная коробочка с горящей красным светом лампочкой, кнопкой и переключателем. Пальцами второй руки я вытащил коротенькую антенну и щелкнул переключателем. Прибор зажужжал, и лампочка принялась мигать. Этот пульт я ухитрился вытащить из кармана у Хромова еще в вертолете, после того, как он взорвал склад боеприпасов в заброшеной ракетной шахте.
        - Ну и что сие должно означать? - спросил полковник. - Да перережьте же ремень, Картавин! Сил нет терпеть!
        - Стоять! - резко скомандовал я. - Еще шаг и я нажму кнопку!
        - Да нажимайте сколько угодно! Что будет потом?
        - Бомба взорвется, - сказал я. - От нас даже пепла не останется. Ну и от базы только нижние этажи. Нажать?
        Мой палец лег на кнопку.
        - Блефуете, - хрипло сказал Степанцов. - Сами же говорили, что ничего не смыслите в бомбах.
        - Это сейчас не соображаю. А когда взрыватель под дистанционку под Ворошиловском переделывал, заставил на себя Круталова работать. Блефую, говорите?
        - Похоже на правду, товарищ полковник, - задумчиво сказал офицер.
        - Да врет он! Что ему, жить не хочется? Не нажмет!
        - Если к вам в лапы попаду - все равно не жить. Только помучаюсь. Лучше уж сразу, - я был спокоен.
        Мой трюк не мог не сработать. Не зря же возился той ночью в ангаре.
        - Чего вы хотите? - все так же хрипло спросил Степанцов.
        - Чтобы ваши люди убрались отсюда. И побыстрее!
        - А я?
        - А вы пока останетесь. Нужна гарантия, чтобы нас не шлепнули откуда-нибудь из-за дерева. Очень, знаете, умирать по-глупому не хочется.
        - Какие у меня гарантии?
        - Только наше честное слово. Спасы слово держать умеют. Давайте, решайтесь!
        Полковник повернулся к офицеру.
        - Забирайте людей, Картавин и возвращайтесь на базу. Через час позвоните на номер третий, проверьте, там ли я. Если нет - из-под земли достаньте этих проходимцев. Выполняйте!
        Тут из ступора вышла Настя.
        - Пусть Ларису сюда привезут!
        - И то верно, - согласился я. - Давайте, Картавин, везите девушку. Она в отсеке Хромова.
        - А если не пойдет? - тупо пробормотал офицер.
        - На себе понесете! - рявкнул я. - Двадцать минут вам. Все, время пошло!
        Картавина будто ветром сдуло. И в тот же миг погасли слепившие нас фонари.
        - Да, - сказал Стас, - хороший козырь у тебя в рукаве припас оказался. Я уже и забыл, как ты ночью в самоволку ходил. Что настолько ситуацию просчитал?
        - Не совсем. Но когда играешь с такими противниками, лучше заранее что-то приготовить.
        - А если бы они не поверили? Как - нажал бы?
        - Не знаю, - честно сказал я. - Очень может быть. Это ведь только движение пальца. А потом - пустота.
        - Ну ты и крут, приятель. Хорошо, что не пришлось проверять твою решительность.
        - Дураки вы оба! - сказала Настя. Она не плакала, но видно было, что происшедшее сильно потрясло ее. - Я чуть не описалась.
        - Я тоже, - сознался Стас и мы принялись хохотать.
        Нервное напряжение спало. Степанцов смотрел на нас, как на идиотов.
        - Так что нам дальше делать? - спросил Стас, когда мы отсмеялись.
        - Ну, дождемся Ларису и поедем.
        - Нет, с этим героем как быть?
        - Ах, да! Я ведь не рассказал о своей задумке. Сейчас, вот Картавин вернется, отъедем подальше, все расскажу и даже покажу.
        Офицер появился ровно через двадцать минут. Приехал он на «УАзике» без солдат, но с Ларисой. Девушка еще не пришла в себя, болталась на сидении, как кукла.
        - Что вы ей такое вкатили, полковник? - сурово спросил я.
        - Обычное снотворное. И дозу почти минимальную.
        - Ладно, поверим на слово. Давай ее в кабину, Стас. А ты, Картавин, не пытайся за нами следить. Ничего с твоим командиром не случится. Лишь бы нам не мешал.
        Мы тронулись по направлению к Москве.
        Я вел грузовик, Настя придерживала спящую Ларису, а Стас в кузове караулил Степанцова.
        - Как думаешь, нас не остановят? - промолвила вдруг Настя.
        - Не должны. Кому какое дело до военной машины? А что это ты
        заволновалась?
        - Да неожиданно почувствовала, что жить - не такое уж плохое занятие. Хотелось бы еще чуть подольше этим заниматься.
        - Не трусь, старушка. Будешь заниматься, сколько душе угодно. Только вот на какие шиши? Мы же теперь безработные, не забывай. Толстомордые депутаты ни за что не простят нам украденные бомбы.
        - Да черт с ними, с депутатами! Пусть только гадостей не делают, а работу найдем.
        - Жалко все-таки, - вздохнул я. - Интересно было.
        - Ничего, будет день, будет и пища. Так моя бабушка всегда говорила. И я много раз убеждалась, что это очень мудрые слова.
        - Бабушки обычно мудрыми бывают.
        - Хотя иногда такие вредные старушонки встречаются!
        Так мы трепались, а я между делом прикидывал, где бы поудобнее остановиться. Наконец попалась площадка отдыха, окруженная невысокими соснами, очень уютная, а главное - пустынная. Грузовик я поставил у дальнего края и вылез из кабины, потягиваясь. Казалось, что этот день никогда не кончится.
        Стас выглянул из кузова.
        - Что случилось.
        - Ничего особенного. Сейчас будем проводить эксперимент над живым человеком.
        - Над живым полковником! - усмехнулся Стас. - А это две больших разницы.
        - Даже над двумя полковниками, - загадочно сказал я. - Доставай нашего клиента.
        Ухватив Степанцова за шкирку, спас выгрузил его из кузова. Полковник стоял, растерянно озираясь и, наверное, думал, что сейчас его будут убивать.
        - Не вздумайте ничего со мной сделать! - заявил он. - Картавин вас потом действительно из-под земли достанет. Я не шучу!
        - Какие уж тут шутки. Да вы не беспокойтесь, никто на вашу драгоценную жизнь покушаться не собирается. Начальство и так вам голову оторвет. Знаете такое выражение - инициатива наказуема? Вот у вас как раз такой случай.
        Полковник принялся тихо материться. Ему и вправду не стоило завидовать. За совершенный прокол мало что погоны сорвут, хотя бы в живых оставили.
        - Может, действительно, его убрать? - вполголоса, но так, чтобы слышал
        Степанцов, предложил мне Стас. - Жалко ведь смотреть на человека.
        Полковник опять задергался.
        - Хватит издеваться, а то у него еще сердечный приступ случится. Нам сейчас он живым и здоровым нужен. Ты не забыл, что здесь только сознание Степанцова? Тело принадлежит нашему приятелю, хотя тоже полковнику. И сознание его никуда не делось, сидит себе в глубине, дожидается, пока освободят. Вот это мы и попробуем. Дошло?
        - Дошло. Но как ты это сделаешь?
        - Есть способ. Настя, ты на минуту можешь оставить Ларису? Кстати, как она там?
        Девушка спрыгнула на асфальт.
        - Спит. Чего тебе?
        - У тебя, помнится, кулон такой был, в виде шарика. Давай его сюда.
        - Держи. А зачем?
        - Сейчас увидите. Нам надо вернуть Александра Николаевича. Точнее, дать ему возможность вновь овладеть своим телом. Будем исходить из того, что он этого очень хочет. И я надеюсь помочь.
        - Каким образом? - Стас подошел ближе, одновременно пинком отогнав Степанцова - чтобы не подслушивал.
        Мы не боялись того, что он попробует убежать. Некуда было бежать проштрафившемуся полковнику.
        - Про гипноз слышали? Сейчас я проведу сеанс.
        - Гипноз? - скривила губы Настя. - Ерунда какая!
        - Не скажи. Тебя гипнотизировали когда-нибудь?
        - Нет. Да я бы и не позволила.
        - Ну, а Степанцову деваться некуда. Только не мешайте и не хихикайте. Все дело сорвете. Я вообще-то очень сильный гипнотизер.
        Последнюю фразу я произнес умышленно громко. Чем больше авторитет врача, тем легче пациент поддается гипнозу. Если честно, то я немногопреувеличивал свои способности. Так, баловался на досуге, да в тренировочном лагере ГРУ нам кое-что показывали и рассказывали. Но - попытка не пытка.
        Рядом с площадкой был невысокий холм. Я повел полковника туда, усадил на траву, предложил располагаться поудобнее, даже распустил ремень на руках. А потом, используя металлический шарик Настиного кулона, как дополнительный раздражитель, приступил к делу. Степанцов не сопротивлялся. От того, что его авантюра провалилась и от неминуемости наказания за своеволие, он впал в ступор. Это только облегчало мне задачу.
        Нужно было ввести полковника в третью по глубине стадию гипнотического состояния. Приходилось применять вербальный метод, потому что невербальный, хотя он и был более быстрым, я не мог использовать: негде было взять темную комнату с неожиданным ярким светом или какой-нибудь гонг. Очень бы пригодилась минимальная доза мемофара. Но ампулы остались в Чечне, у взорванной ракетной шахты.
        Удалось. Степанцов был гипнабелен до предела. Он отвечал на вопросы, сидел с открытыми глазами и не реагировал на прочие, кроме моего голоса, внешние раздражители. Дальнейшее было уже просто. Когда через пятнадцать минут человек на склоне холма проснулся, это был уже прежний Хромов. Его сознание поменялось с сознанием Степанцова и снова стало хозяином своего тела.
        Полковник заворочался на траве, подергал связанными руками, недоуменно уставился на меня.
        - Какого черта?
        Я понимал, что эксперимент мой удался, но нужно было на всякий случай проверить, не прикидывается ли Степанцов. Поэтому быстро спросил:
        - Вы как, Александр Николаевич, при памяти?
        Он закряхтел.
        - Башка трещит, а так ничего. Что со мной было?
        - Об этом потом. А сейчас быстро вспомните, какой вопрос я вам задал,
        когда мы встретились в Чечне?
        - Сейчас... Ну, ты про мою руку спросил, не болит ли?
        - Правильно! А где мы первый раз увиделись?
        - В поезде, в Ростове.
        - И как я представился?
        - Смирнов Олег... Юрьевич. Да что за допрос?!
        - Все в порядке, теперь все в порядке. Давайте, я вам руки развяжу.
        - А зачем связал?
        - Похоже, вы еще не совсем в себя пришли. Не помните, что на базе было? Когда мы за оружием отправились?
        - Погоди, погоди... Так. Мне нужно было кое-что сделать. Степанцова придержать, если он в себя придет. А потом... Нет, не помню.
        - Вас выключили и в мозг засунули сознание Степанцова, - вступила подошедшая Настя. - Как вы, дорогой наш?
        - Настенька! Вы же знаете, что при виде вас у меня всю хворь как рукой снимает!
        - Точно, он! - рассмеялась девушка. - Кроме Хромова некому комплимент сказать бедной сиротке.
        В двух словах я объяснил полковнику ситуацию. Он обрадовался тому, что все получилось, как задумывали, и весьма опечалился тем, что теперь у него имеется еще и чужое сознание. Значит, придется постоянно себя контролировать, чтобы не дать Степанцову вернуться и стать хозяином тела. Я утешил тем, что со временем возможен если не распад чужого сознания, то поглощение его хозяйским. В чем-то, несомненно, Хромов изменится, но незначительно. Так что пусть не горюет.
        Мы стали решать, куда девать бомбы. То есть, стали решать мы трое. А у Хромова сомнений не было.
        - Все бомбы здесь? Великолепно! Садимся и поехали!
        - Куда именно? В Москву?
        - С ума сошли, что ли - такую гадость в город везти? На базу!
        - Опять в подземелье? - испугалась Настя.
        - Ни в коем случае! У нас своя база имеется.
        - Александр Николаевич! Пришло время сознаваться. У кого - вас?
        - Ну, как сказать...
        - Прямо и откровенно. Мы уже знаем, что вы были внедрены в ряды заговорщиков. Раз уж прокололись - давайте начистоту.
        - Совсем начистоту не могу, - твердо сказал Хромов. - Права не имею. Только намекнуть. Я не армейский офицер.
        - Понятно. ФСБ или как вы там сейчас называетесь?
        - Не совсем, но что-то вроде. Главная наша задача - не допустить в стране масштабных потрясений. Хватит уже лодку раскачивать. Все должно идти тихо и плавно. Обойдемся без революций и путчей.
        - Ну что же, и то хлеб, - вздохнул я, понимая, что большего я из Хромова не вытяну. - Нам что делать?
        - Со мной поедете.
        - И у вас работать будем?
        - Это вряд ли. Подозреваю, что и мне в отставку предложат уйти. Кому нужен человек с раздвоенным сознанием? А к вам доверия не будет, потому что бывшие хозяева в любой момент могут попытаться задействовать своих брейн-спасателей. Мало ли что им в голову взбредет!
        - Так их что, не арестуют?
        - Каким образом? Кассета с записью совещания на базе осталась. Доказательств участия в путче депутатов у нас нет, а без них мы бессильны депутатская неприкосновенность и все такое прочее. Демократия.
        - Выход какой-нибудь имеется? - деловито поинтересовался Стас. - Сразу заявляю - стреляться от безысходности мы не будем!
        - Зачем же такие крайности?! Лучше всего вам уехать. Да подальше. Не навсегда, на время.
        - Смеетесь? Где мы средства для путешествий возьмем?
        - Как раз не проблема. Помните сундук, что остался на вилле Мусы?
        - Да он же завален, там год ковыряться нужно, чтобы достать.
        - Ошибаетесь, дражайший. Современная техника многое умеет. Клад этот уже достали, и он хранится у меня. Чего, думаю, перед начальством хвастаться? Самому пригодится. Так вот, три части от него ваши.
        - Ну, вы и жук, Александр Николаевич! - восхитился я.
        Наше приключение, похоже, могло закончиться совсем неплохо.
        - Мне показалось, что какие-нибудь ордена для вас будут слишком маленькой компенсацией за все. А солидные счета в надежных банках - в самый раз. Я прав?
        - Еще бы! Ордена пусть вам остаются.
        - Не забывайте, что и у меня четверть суммы есть. Там еще кое-какие формальности надо выполнить. Когда со службы вышибут - плакать и голодать не буду. А вы посидите пока на нашей базе, отдохнете. Я документы оформлю - там и отправитесь. Есть какие-то идеи, куда?
        - А вам зачем? - насторожился я. Дружба дружбой, но табачок с людьми из спецслужб лучше все-таки иметь врозь.
        - Не пугайтесь, Глеб Сергеевич, не стану я вас подставлять. Вы же не только для страны, но лично для меня большое одолжение сделали. Могли бы и понять. Я спросил на предмет того, что в отставке сам к вам подъехать могу. Чем черт не шутит? Дети выросли, у жены какая-то своя жизнь. Почему бы старику не попутешествовать? Денег теперь хватит.
        - Я так понимаю, что Россия для нас исключается?
        - Да уж, лучше бы куда подальше, на другой конец планеты. Здесь такая заварушка начнется после раскрытия заговора...
        И тут мне вспомнилась Ангола и рейд в Намибию.
        - Есть такой городишко - Ваккерструм. Не слышали?
        - Не приходилось. Далеко?
        - На другом конце планеты. Как и требуется.
        
        Эпилог
        
        Ресторанчик был небольшим, но очень уютным. Весна в Южном полушарии только начиналась и открытая терраса, на которой уже установили столики, почти пустовала. Но нам не хотелось уходить в помещение. Когда-то, прочитав путевые заметки Зикмунда и Ганзелки, я мечтал оказаться здесь, чтобы за спиной возвышалась Столовая гора, а у ног расстилался залив Фолс-Бей. Как говорится, сбылась мечта идиота! Именно в таком месте и оказался. Серега словно угадав мое желание, назначил нам встречу не у себя, в роскошном ресторане в центре Кейптауна, а здесь. Еще рекомендовал видом полюбоваться.
        Вокруг было на удивление тихо и безлюдно. Двух-трехэтажные домики в этаком английском стиле, с несколькими ступеньками перед входом и решетками вдоль фасада, узкие улочки. И ни одного черного. Но ничего странного. С приходом к власти правительства Нельсона Манделы негритянское население осмелело, при любой возможности не давало спуску белым. Многих это испугало и, не дожидаясь погромов и поджогов, они поспешили покинуть страну. Власти спохватились, навели относительный порядок. Сейчас здесь о человеке судили не по цвету кожи, а по его умственным способностям. Разумно, ничего не скажешь.
        Настя отхлебнула из бокала терпкого белого вина урожая позапрошлого года и капризно надула губки.
        - Ну где же Сережа? Сколько можно ждать?
        Она определенно вскружила голову кейптаунскому ресторатору и пользовалась этим, не стесняясь. Что совсем не нравилось Стасу. Один раз он уже грозился выдернуть Мохову ноги, если тот будет засматриваться на Настю. Мы с Ларисой только посмеивались. Подружка моя, бросившая своего жениха-десантника, была в официальном отпуске, родители считали, что она только временно путешествует в компании приятных молодых людей, коллег по работе. Но Лариса, похоже, имела на меня достаточно серьезные виды, и обратно в Россию пока не стремилось. Виды ее меня не пугали, тем не менее, хотелось все же немного подумать. Время терпело, там видно будет.
        В отличие от девушек, мы со Стасом пили не вино, а местное пльзеньское, которое было совсем не хуже чешского или немецкого. Что не говори, а белый человек умеет устраивать для себя жизнь со всеми удобствами. Куда бы его судьба ни закинула. Интересно, а колонизируй Россия в свое время южную оконечность Африки, что бы сейчас здесь происходило? Впрочем, может быть, то же самое. Потому что не удержались бы, продали кусок вельда со всеми его природными богатствами Великобритании, как Аляску Америке. Ну и правильно. Дома ума не дадим, к чему нам заморские земли?
        Сергея Мохова мы нашли без особого труда. После своего похищения и возвращения в обмен на кубинцев парень одумался, понял, что армия и война не для него. Уволился, пошел в бизнес. Теперь у него были рестораны во всех крупных городах страны, густая сеть магазинов, что-то еще и еще. Не бедствовал потомок русских эмигрантов.
        Нам и в Ваккерструм не пришлось ехать. Сойдя с корабля в Дурбане, наткнулись на ресторан «Mokhoff», из любопытства зашли и расспросили метрдотеля о хозяине. Честное слово, я даже не очень удивился такому совпадению. Созвонились с Лондоном, где Серега как раз пребывал. На следующий день он прилетел. Так что теперь мы не были никому не известными робкими иностранцами. Не то, чтобы о нас писали газеты, о соблюдении инкогнито мы попросили Мохова сразу. Но полезных и приятных знакомств образовалось множество. Лариса, поехавшая с нами из любопытства и поначалу взявшая покровительственный тон - как же, она-то по заграницам поездила - теперь смотрела на скорость, с которой мы осваивались в чужой стране широко раскрытыми глазами. Я догадывался, что на ее отношение ко мне сильно повлияло такое волшебное превращение серых мышек в персидских котищ. О том, что у нас было с Настей, находившейся в ее теле, я благоразумно умолчал. А девочка оказалась очень умненькая и раскованная. Мне с ней было спокойно.
        С Настей же мы заключили молчаливое соглашение - о прошлом не вспоминать. Было - и прошло. Отношения со Стасом у нее наладились. Ну и слава Богу! Не думаю, чтобы она тоже ему что-то рассказала.
        Будущее наше представлялось безоблачным, но далеко не определенным. Денег было много. Очень много. Хромов сдержал свое слово, и наша троица получила львиную долю наследства Зеленого Мусы. Ничего, полковнику тоже осталось достаточно. Кстати, на днях он должен был самолично прибыть в Кейптаун. Получив от него это сообщение, я прислушался к себе - не прозвучит ли тревожный сигнал. Нет, все было тихо. И я успокоился.
        Мы отдыхали, развлекались и постепенно начинали задумываться - а что же дальше? Так и будем плейбоями шататься по свету? Я осторожно поговорил с Моховым на эту тему, он сразу выдал кучу предложений - чем заняться, и обещал подумать еще. Мы тоже обещали подумать.
        У кафе бесшумно остановился серый «порш». Сергей хлопнул дверцей и почти побежал к нам. Солидный, вроде бы, человек, а передвигается как клерк в букмекерской конторе. Да, раскрутился паренек. Не в пример мне. Может быть, надо было тоже так бегать, тогда и не стал бы простым брейн-спасателем. Нет, бизнес не по мне, через неделю волком завою.
        - Заждались? Приношу глубочайшие извинения - бизнес, будь он неладен! - русский язык Мохова приобрел за годы, пока мы не виделись, отчетливый английский оттенок. Хотя Сергей совершенно свободно говорил и на немецком, и на африкаанс. Тут царило триязычие. Радиостанции вещали на этих языках, газеты выходили тоже на них. Надо было привыкать.
        - Снимаемся и едем! - скомандовал Сергей.
        - Куда, позвольте спросить? - тут же стала кокетничать Настя.
        Стас угрюмо засопел, хотя это было непременной и ежедневной их игрой. Но Мохов, кажется, воспринимал ее всерьез. Вот и теперь замолчал на несколько секунд, сбившись с мысли. Потом вспомнил.
        - У меня приятель есть, Марк Володин. Ваш соотечественник. В прошлом комсомольский работник, дантист. А теперь крупнейший в стране винодел. Мы званы на обед. Но это не главное. Будет осмотр его подземелий, где хранятся бочки с вином. Это незабываемое зрелище! Кстати и о делах поговорим.
        Стас скривился, как от зубной боли. Мне тоже не хотелось ни в какие подземелья. Тех, в которых мы побывали совсем недавно, должно было хватить до конца жизни. Но разве Сереге откажешь? Он торопил, тормошил, дергал, и мы нехотя встали, поплелись к своей бордовой «вольвочке», купленной на днях. В этот момент мимо нас медленно проехал старенький « мерседес» с местными номерами. Стас вдруг дернулся и уставился ему вслед. Я подтолкнул его локтем.
        - Ты чего?
        Он повернулся, посмотрел мне в глаза и отчетливо произнес:
        - Только что я видел Карла Рустамовича.
        - Кого? - ошарашено спросил я.
        - Того депутата из бункера, одного из хозяев нашей фирмы.
        - Показалось, наверное.
        - Нет, у меня память на лица почти абсолютная. Это был он.
        - Какого черта ему здесь делать?
        - Вот уж не знаю. Когда, говоришь, Хромов приезжает?
        В душе у меня все-таки шевельнулось нехорошее предчувствие, смолчавшее после телеграммы полковника.
        - Мальчики! - закричала от машины Лариса. - Вы что, заснули?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к