Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Охотники за Кривдой Татьяна Д Белоусова-Ротштеин
        Велимиру всего двенадцать лет, ноего фамилия - Великий - уже ко многому обязывает. Однажды вего дом забирается странный воришка: маленький человечек вкрасном кафтане. Погнавшись заним, Велимир находит «придорожный» камень исего помощью переносится вволшебную страну Ар-царство. Там Велимир узнает, что его дед насамом деле князь, Хранитель Яви - руководитель магической арцарской спецслужбы - Охотники заКривдой (ОЗК).
        Охотники за Кривдой
        Татьяна Белоусова-Ротштеин
        
        ISBN978-5-4490-4387-0
        
        Пролог. Задвенадцать лет дотаинственного ограбления
        Вдали слышался перестук колес поезда, кто-то въезжал вАр-царство.
        Кот Баюн недовольно повел хвостом изстороны всторону иотвернул морду отокна. Он знал, что этого поезда нестоит опасаться. Гораздо важнее сейчас то, что происходит унего наглазах.
        Впросторной, ноплохо обжитой комнате находились трое: молодая жрица светлой богини Лады, совсем юная девушка, закутанная впотрёпанный дорожный плащ имальчик лет восьми, крепко держащий её заруку.
        - Мы пришли? - спросил мальчик слабым голосом. - Мы больше никуда непойдем? Лена? - унего были светлые волосы исветлые заплаканные глаза. Баюн чувствовал, что отребенка пахнет гарью, запах остался откакого-то далекого пожара.
        - Нет, Елисей, непойдем, - прошептала юная девушка, высвободив свою руку исняв плащ. Она оказалась такаяже светловолосая иголубоглазая, иотнеё также пахло давним огнем. - Мы поживем здесь, пока…
        - Располагайтесь! - воскликнула жрица, бестолково суетясь покомнате отсундука ксундуку. - Здесь вы будите вбезопасности, здесь далеко отстолицы, апотом дядюшка вам поможет… Сейчас для вас всё приготовят, печь уже затопили, сейчас, сейчас… Мне только нужно моё зеркало, мне нужно поговорить сдядюшкой!
        - Спасибо, Индира, - слабым голосом промолвила Елена, - вы уже спасли нам жизнь.
        Она помогла младшему брату снять верхнюю одежду иподвела его котрытой печи, чтобы погреться, номальчик неожиданно отпрянул испрятался ей заспину. Баюн знал, что они - брат исестра, изнал, почему отних пахнет пожаром. Кот могбы сказать, что мальчик теперь долго будет бояться огня, нопромолчал.
        Жрица поимени Индира теперь считалась хозяйкой кота Баюна. Он уже знал оней всё: очень одаренная служительница богов, нополная недотепа вмирской жизни. Её дядюшка Бомелий, высокий жрец Рода, поручил ей помочь двум беглецам, счем она вполне справилась. Нокогда они въехали вмаленький приморский городок, уже почти неопасаясь погони, Индиру посетило видение будущего. Это так её напугало, что она даже непопыталась скрыть сие отсвоих бедных подопечных.
        Баюн внимательно следил, как его «хозяйка», наконец, находит водном изсундуков переговорное зеркало ипытается связаться сдядюшкой. Кот знал, пророческий дар унеё редкий, настоящий, почти как унего самого. Стоит иему послушать, что Индира скажет.
        Елена иЕлисей притихли налавке. Баюн отметил, что девушка, если хорошо отдохнет ипоест, будет считаться среди людей редкой красавицей. Кот могбы сказать, что вбудущем ей пригодится нетолько красота, нопромолчал.
        - Это я! - воскликнула Индира, вцепившись враму зеркала. - Да, унас всё впорядке! То есть, нет… Я хотела Вам сказать, уменя было видение…
        Баюн тряхнул крыльями испрыгнул сподоконника. Если Пресветлый Бомелий неповерит впредсказание своей племянницы, то кот Баюн точно скажет, что жрец занимает несвоё место!
        - Я видела, как орленок пытается заклевать орла, как две стрелы сдвух сторон летят водну цель, - затараторила перепуганная жрица, - аеще я видела, как открываются врата Ирия, Божественного града Ирия! - её руки бессильно опустились, Баюн мельком увидел взеркале седобородое лицо дядюшки. Тот казался всерьез озадаченным.
        Кот могбы сказать, что всех их вбудущем ждут большие приключения. Подумав немного иповодя ушами, он так исказал.
        Глава №1, вкоторой происходит таинственное ограбление, аВелимир старается оправдать свою фамилию ивстречает кота Баюна
        Если твоя фамилия Великий, это ко многому обязывает. Ктакому убеждению Велимир пришел еще враннем детстве, совершая «исследовательские экспедиции» вшкаф ипод кровать - надоже было разобраться, что затаинственные звуки оттуда раздаются! Эти звуки ничуть непугали Велимира, аеще он никогда небоялся темноты итого, что может вней таиться. Одним словом, Велимир Великий был несовсем обычный ребенок, аесли учесть, что он еще ирыжий, то можно несомневаться - однажды сним приключится нечто невероятное!
        Впрочем, додвенадцати лет вего жизни ничего сверхъестественного неслучалось. Ноилегкой судьбу Велимира неназовешь.
        Своих родителей мальчик непомнил. Дедушка ибабушка рассказывали ему, что его мама ипапа были ученными-этнографам, вот идали сыну такое необычное имя. Аеще его родители увлекались альпинизмом иоднажды пропали без вести вгорах, когда он был совсем маленьким. Их так иненашли. Велимир иногда втайне воображал, что его родители непогибли, атолько оказались вникому неизвестной долине, совсех сторон окруженной скалами. Они живут там досих пор вмаленькой деревеньке горных отшельников… АВелимир когда-нибудь, когда вырастет, организует спасательную операцию инайдетих!
        Только доэтого ему предстояло совершить немало других открытий, которые Велимир, сказать поправде, ждал снетерпением. Но, как это обычно бывает, чем сильнее ждешь чего-то, тем старательнее это что-то оттебя ускользает. Первая неделя летних каникул вдеревне прошла точно так, домельчайших деталей, как Велимир ипредставлял: прогулки полесу, рыбалка сприятелями, катание насоседской лошади, помощь дедушки похозяйству. Занятия, вобщем-то, неплохие, ноочень уж обыкновенные…
        Поэтому можно сказать, что Велимир даже обрадовался, когда, решив порыться вдедушкиной библиотеке, зашел вего кабинет иувидел там грабителя. Точнее, мальчик сильно удивился, потому что грабитель выглядел совсем необычно: очень маленького роста - примерно полметра, одет вкороткие полосатые штаны иярко-красный кафтан, анавихрастой голове - нахлобучена неслишком-то подходящая ко всему остальному, розовая кепка сблестками.
        Насколько Велимир знал, дачные воры выглядят гораздо мрачнее. Ноэтот коротышка стоял возле письменного стола иувлеченно рылся вящике, так что сомнений неоставалось.
        - Кхем, - Велимир вопросительно скрестил руки нагруди, - думаешь, кто грабит дачи поутрам, тот поступает мудро?
        Воришка отнеожиданности подпрыгнул наместе иизумленно нанего уставился. Вруках он сжимал какую-то синюю папку, только что добытую. Физиономия унего была по-бандитски чумазая и, вобщем, протокольная, хотя, вэтот момент, ипорядком испуганная.
        Время для незаконного проникновения он выбрал удачное: дедушка сутра, как всегда, уехал всвою редакцию, абабуля как раз вэто время смотрит какой-то изсвоих любимых сериалов, то есть ворвись вих домик хоть стадо гиппопотамов, она незаметит. АВелимир обычно незаглядывал вкабинет поутрам, читать он любит повечерам или поночам - сфонариком под одеялом.
        Но, вот, можно сказать, неповезло. Нокому неповезло больше, еще предстоит выяснить…
        Воришка несколько раз моргнул маленькими глазками, затем, наконец, выдал:
        - Тебе чего?
        Вопрос был просто-таки ошеломляющий!
        - Это я хочу спросить тебя! Ты, вообще, кто? - бойко воскликнул Велимир, вмыслях строго сказав себе, что стоилобы хорошенько - гораздо лучше, чем он сейчас! - подумать, прежде чем выдавать себя.
        Ноотступать теперь поздно.
        Коротышка несколько раз быстро переменился влице, что могло означать невероятное ускорение мысли, после чего, больше неразводя болтовню, вскочил наподоконник ивыпрыгнул воткрытое окно. Конечноже, прихватив ссобой ту синюю папку.
        Мгновенно решив, что теперь-то преимущество точно наего стороне, Велимир бросился впогоню.
        Странный воришка стремительно уносился вглубь сада. Попути он умудрился наступить награбли, носумел ловко отскочить всторону отвзлетевшей ему навстречу палки, выкрикнув находу дурным голосом что-то нанепонятном языке. При этом снего слетела кепка.
        Благодаря такой заминке Велимир почти нагнал его, нокоротышка был все равно удивительно шустрым. Вероятно, унего большой опят убегания сдобычей.
        Кчести своей, Веля почти нагнал его, уже всамой глубине сада, новпоследний момент тот резко завернул заздоровенный камень, которого Велимир здесь ну никак неприпоминал. Едва неврезавшись вбулыжник совсего разбега, носумев завернуть следом заграбителем, он мельком подумал, что взяться этой преграде вих саду просто неоткуда.… Нопридумать подходящее объяснение мальчик неуспел, так как обо что-то споткнулся ибесславно приземлился носом внежную июньскую травку.
        Как можно быстрее вскочив, Велимир сдосадой понял, что преступник потерян извида. Да ивсё вокруг стало каким-то другим. Вместо сада, забора исоседних построек он увидел премилую опушку светлого березового леса. Мальчик озадаченно обошел лежащий позади него булыжник, ноничего необычного внем незаметил. Пейзаж неизменился.
        Насамом краю леса под раскидистой березой стоял светловолосый мальчик вочках и, задрав голову, что-то кричал. Анаветке, внескольких метрах над землей, уместились двое - девочка лет десяти, тоже светловолосая, издоровенный черный кот. Девочка, обхватив ветку руками иногами, стремилась достать кота. Кот удерживался насамом краю ветки, он, похоже, нежелал сдаваться живым, ноипрыгать пока нерешался.
        - Немедленно спускайся оттуда, слышишь?! Я говорю совершенно серьезно, Любава! - выкрикнул стоящий под деревом мальчик. Он, наверное, хотел, чтобы его слова прозвучали грозно, новышло скорее наоборот. - Нет, стой! То есть, сиди… Я сейчас где-нибудь найду лестницу.
        Ноэти двое необратили нанего ни капли внимания, продолжая разбираться между собой
        Икот все-таки невыдержал. Он мешком бухнулся наземлю и, тутже вскочив, быстро потрусил всторону ближайших кустов.
        - Врешь, неуйдешь! - решительно заявила Любава, недолго думая, спрыгнув заним. - Держиего!
        - Нет, стой, непрыгай! - возопил наэто блондин, хотя она уже была наземле.
        Кот попытался спастись довольно неуклюжим бегством внескольких метрах отВелимира, поэтому задержать зверя мальчику несоставило никакого труда.
        Блондинистая парочка тутже оказалась рядом.
        - Ну, яже говорила, неуйдешь, - победно объявила коту Любава.
        - Как ты умудрилась туда залезть? Я говорил, непрыгай! - Мальчик просто кипел отнегодования, его волосы стояли дыбом, аочки едва держались наносу. Номладшая прислушивалась ктаким замечаниям небольше, чем кзвуковому фону. - А… Привет. Спасибо, что поймал, - наконец-то обратился он кВелимиру, слегка смутившись ипоправив очки.
        - Да ничего, всегда пожалуйста, - отозвался Веля, осторожно прижимая кота ктраве. Тот невырывался, решив, вродебы, покориться судьбе.
        Вгустой шерсти наспине кота Велимир вдруг ощутил что-то похожее надва колтуна. Но, посмотрев внимательнее, понял, что там жесткий черный мех плавно переходит вчерныеже перья.
        - Унего что… крылья? - ошеломленно поинтересовался Веля.
        - Ну да, - подтвердил мальчик, будто непонимая, что тут удивительного, - этоже кот Баюн.
        - А. Понятно. Это, конечно, все объясняет.
        Все неловко замолчали. Велимир внимательно смотрел наБаюна, пытаясь, наконец, понять, чтоже сегодня происходит. И, главное, что ему делать дальше? Всё вокруг - илесок, ипогода, идвое пока незнакомых ему детей - казалось совсем неопасным. Даже крылатый кот теперь сидел смирно. Ноблагоразумие, всегда звучащее вголове Велимира голосом бабушки, требовало срочно искать дорогу обратно.
        Нокак её искать, если злосчастный камень он уже пробовал обходить ивсё без толку! Можно спросить совета укотоохотников, они, похоже, местные жители имогут знать.… Нонеговоритьже им, что он бежал, споткнулся, упал иочутился сам незнает,где!
        - Я Ярослав, кстати, - поспешно представился блондин, - можно просто Ярик. Аэто моя сестра Любава.
        - Велимир. Можно Веля, - отозвался Велимир иосторожно поинтересовался: - ребята, вы невидели, здесь непробегал чумазый коротышка вкафтане?
        Брат исестра только переглянулись.
        - Нет вроде, - ответил Ярослав, - ты светки невидела?
        - Нет, я там была занята.
        - Жаль, - искренне вздохнул Велимир, - я его почти поймал.
        - Ачто закоротышка-то? - немедленно заинтересовалась девочка.
        - Сам незнаю. Тут такая история.… Понимаете, - он лихорадочно искал слова, нослов, как назло, ненаходилось. - Всё дело втом, что я, наверное, сейчас недолжен быть здесь…
        - Так имы недолжны! - спохватился блондин. - Мы итак опаздываем нацеремонию, анадо еще вернуть кота!
        Младшая насчет этого только пренебрежительно фыркнула, нодальше спорить нестала.
        Чем больше Велимир увязал вэтой истории, тем меньше понимал, что происходит. Нопосвоему характеру он нелюбил отступать перед трудностями. Надо было срочно начто-то решиться!
        - Нехватало нам только нацеремонию опоздать! - Продолжал нервничать Ярик, то идело куда-то оглядываясь. - Все наверняка уже наплощади, икнязь Великий уже приехал, я точно слышал…
        - Кто?! - Велимир чуть было непоперхнулся воздухом идаже отпустил кота.
        Он поправу считал свою фамилию очень иочень редкой. Пусть неочень удобной для посещения школы, нозато оригинальной! Именьше всего - даже меньше, чем крылатого кота! - Велимир ожидал когда-нибудь повстречать однофамильца. Да еще икнязя! Да еще ивтаком странном месте!
        - Князь Панкрат Александрович Великий, сам лично, акакже иначе? - пояснил Ярослав, снова удивляясь непонятливости нового приятеля. - Он каждый год произносит речь наоткрытии лагеря ОЗК, ты разве незнал?
        - Наоткрытии… чего? - резко переспросил Велимир. Так уж выходило, что его дедушку зовут как раз Панкрат Александрович Великий, иэто уже слишком!
        - Какой-то ты странный, - справедливо заметила Любава, уперев руки вбока, - аты разве нетудажешел?
        Ноответить Веля неуспел. Баюн, казавшийся уже едвали неспящим, решительно вывернулся изего рук, хлопнул крыльями, весьма грозно зарычал и, наконец, обрел свободу.
        Любава издала возмущенный вопль, вкотором выражались одновременно иугроза коту, инедовольство их рассеянностью. Нетеряя больше ни секунды, девочка бросилась впогоню, аЯрослав погнался уже заней. Велимиру ничего неоставалось, как последовать заними.
        Бежать пришлось впротивоположном отлеса направлении, вниз посклону. Впереди виднелись какие-то деревянные постройки, нонабегу Веля почти немог их разглядеть.
        - Кстати, апочему он нелетает? - поинтересовался он, едва поравнявшись сЯрославом.
        - Шутишь? - отозвался Ярик, тяжело дыша. - Я вообще поражаюсь, как он умудряется так быстро бегать при его весе.
        Велимир мельком подумал, что если уж наличие укота крыльев считается нормальным, то высокая скорость, даже при «неспортивной» фигуре, тем более недолжна удивлять. Норешил пока эти соображения невысказывать.
        Кот слегкостью необычайной сбежал вниз посклону изавернул заугол ближайшего деревянного домика. Оттуда немедленно раздался возмущенный возглас инеменее возмущенное мявканье.
        Завернув тудаже, они едва незапнулись засидящего наземле вобнимку скотом еще одного мальчишку, примерно их возраста.
        - Какой радушный прием! - заметил он, отпуская кота иподнимаясь стравы. - Это что, уже началось обучение?
        - Боюсь, для нас оно может этим изакончиться, - мрачно отозвался Ярик. И, запоздало добавил, - привет, Лоло. Аэто наш новый знакомый Велимир, он тоже идет нацеремонию. Вродебы…
        - Ивам привет, - кивнул тот, затем аккуратно поднял стравы отлетевшую при падении гитару иповесил через плечо. Внешне Лоло совсем непоходил наЯрика иЛюбаву, волосы унего были совсем черные, акожа смуглая. Всвоих черных штанах икрасной рубашке он очень походил нацыгана измузыкальной группы.
        - Накой леший вы его выпустили? - Спросил он, подозрительно посмотрел наБаюна.
        - Мы невыпускали, он сам вырвался, - посетовала Любава, тоже сверля кота недобрым взглядом. - Мы только хотели получить предсказание…
        - Я был категорически против, - мрачно уточнил её брат. - Теперь Индира нам уши оторвет. АЩукин обратно приклеит иеще раз оторвёт!
        Любава наэти ужасы только презрительно фыркнула:
        - Если узнают. Надо просто по-тихому вернуть его веё кабинет.
        - Вернешь его, какже!
        - Ну, уж втроём-то, надеюсь, вы его удержите?
        Только что зачисленный вотряд подоставке котов обладатель странного имени никак невозражал. Велимир уже догадывался, что тот давно привык кчудачествам Ярослава иЛюбавы. Особенно Любавы.
        - Ачто спредсказанием? - только поинтересовался Лоло.
        - Молчит, - сбесконечной обидой вголосе ответила Любава.
        - Иправильно делает, - неожиданно одобрил тот иприсел перед зверюгой накорточки. - Отэтих пророчеств одни беды,да?
        Баюн неприязненно прижал уши исощурил глаза, словно собирался напасть. Новдруг…
        - Смело. Ноглупо, - изрек кот каким-то урчаще-шипящим голосом.
        Лоло вответ сощурился нехуже кота, его довольно смуглое лицо резко побледнело.
        Брат исестра хором ахнули.
        - Анам, анам?! - захлопала владоши девочка.
        Велимир вежливо промолчал. Тем более это несложно, когда теряешь дар речи.
        Кот зловеще ощерился уже вих сторону, новместо разговоров резко сорвался сместа ивсего запару секунд скрылся заочередным поворотом.
        - Заним!!! - завопила Любава.
        Преследование они продолжили уже вчетвером.
        Впереди послышался веселый гомон толпы, ичерез пару мгновений они оказались украя большой площади, плотно заполненной народом. Все люди, насколько хватало взгляда, были одеты вкостюмы, напоминающие старинную одежду русских крестьян игорожан.
        Сдвух сторон площадь обступали трибуны, заполненные публикой примерно втакихже одеждах. Велимир даже заметил навтором ряду скраю небольшого медведя вкрасном кафтане. Медведь оказался без намордника идаже без ошейника, носидел при этом наудивление смирно.
        Анапротивоположной отлеса стороне возвышался буквально сказочный деревянный терем! Широкое трёхэтажное здание, увенчанное несколькими башенками иконьками, всё состояло изхитрого переплетения бревен ивитиеватой резьбы. Некоторые детали терема расписаны узорами вкрасных изолотых тонах. Надлинном, заслоняющем почти весь третий этаж, балконе толпились люди, изображающие, судя поих одежде, каких-то бояр.
        Всё это вместе очень напоминало фестиваль любителей исторической реконструкции, накаком Велимир однажды побывал сдедушкой. Насамом деле, без глупых детских фантазий, скорее всего всё это идолжно быть игрой.… Вот только крылатых говорящих котов насамом деле быть никак неможет.
        Баюна Веля едва непотерял извиду, засмотревшись наокружающую пестроту. Точнее сказать, непотерял мелькнувший между башмаков исапог кончик черного хвоста, авсего остального кота уже потерял.
        - Давайте разделимся ипопробуем его окружить, - быстро предложил Лоло. - Втакой толчее он далеко неуйдет. Я зайду слева, ты - поцентру, Яр иЛюбава - справа. Кто поймает, волоките его обратно клесу.
        План был, навзгляд Велимира, неочень-то осуществимый, особенно последний пункт, носпорить он нестали ирешительно ввинтился втолпу.
        Стараясь несильно толкаться ивообще непривлекать ксебе внимания, Велимир устремился заБаюном.
        Кот нахально мелькал вполе зрения и, вопреки утверждению Лоло, всё время оставался натри-четыре человека впереди.
        Чувствуя неподдельный охотничий азарт, Веля начал живее работать локтями, благо нанего почти необращали внимания, все смотрели наукрашающих балкон «князей».
        Походу погони он исам то идело невольно вскидывал голову, чтобы взглянуть натех, кто изображал знать. Мальчик невольно искал среди них знакомое лицо, инасекунду ему показалось, что он такое лицо увидел…
        Злосчастный кот тем временем оставался недосягаем.
        Ивдруг над площадью раздался голос, заставивший Велимира замереть наместе, так инеубрав свой локоть отребра стоящего рядом «крестьянина».
        - Я рад приветствовать всех собравшихся здесь вэтот ясный день! Иособенно я рад - игорд! - видеть сегодня столько наших юных «орлят»! Сегодня летний лагерь ОЗК «Орлиные врата» приветствует вас! Врата, вот уже неодно столетие являющиеся вещественным символом непрерывного движения отвеликого прошлого кславному будущему нашего Отечества!
        Сбалкона, обращаясь кплощади итрибунам, вещал дед Велимира, Панкрат Александрович Великий, собственной персоной. Одет он был вбелоснежный кафтан, расшитый повороту, застежкам ирукавам красными изолотыми нитями.
        - Как гласит девиз «Орлиных врат», здесь вы найдете себя, - продолжал он, нетеряя торжественности, - ноя хочу напомнить, что все вы, все мы уже объединены одной задачей, одной великой целью, назначенной нам самим Всетворцом нашим…
        «Крестьянин» недовольно отпихнул отсебя локоть Велимира, буркнув что-то вроде «куда лезешь?», ноВеля почти незаметил этого. Он даже забыл про Баюна, так ему захотелось узнать, чтоже это зацель, ради которой собралось столько разряженной публики воглаве сего дедом?
        Ногромкий скрежет откуда-то сверху бесцеремонно прервал Панкрата Александровича.
        Велимир посмотрел тудаже, куда ивсе, иувидел, как деревянная фигура орла, украшающая центральный конек крыши, легко оторвалась отсвоего «насеста» испикировала натолпу.
        Люди вокруг Велимира бросились врассыпную, ноон словно инезаметил общей паники. Его вдруг охватило странное равнодушие ко всему ивтоже время он чувствовал себя вполной безопасности, словно это всё было только сном иничем больше. Окружающие продолжали бегать икричать, ноон даже неслышал их, уши словно забило ватой.
        Единственное, что вызывало его интерес - это деревянная птица, распростершаяся над площадью. Оказалось, что её крылья свнутренней стороны раскрашены неодинаково: правое - белым, левое - черное. Агрудь орла была красной.
        Птица неподвижно замерла ввоздухе. Краска сбелого крыла начала стремительно расползаться, заполняя собой правую половину мира. Тоже самое происходило ислевым. Велимир незнал, сколько времени это продолжалось. Почему-то вспомнился кот, которого теперь уж точно непоймать… Белая ичерная половины реальности вдруг резко дернулись встороны, имир весь окутался красным горячим маревом.
        Велимир словно очнулся, вуши ворвались оглушительные крики испуганных людей. Мысли его смешались, ноединственной четкой изних была мысль оБаюне. Тот, как ни странно, немедленно возник изкрасной пелены ипромурчал:
        - Черное ибелое, амежду ними красное.
        - Без тебя вижу, - рыкнул нанего Велимир, чувствуя, что вот-вот упадет.
        - Черное ибелое, амежду ними… - кот совершенно по-человечески ухмыльнулся ипрыгнул наВелимира, сильно толкнув его лапами вгрудь.
        Велимир упал напыльную площадь, иокружающая краснота тутже сменилась нанепроницаемую тьму.
        Глава №2, вкоторой Велимир узнает семейные ислужебные тайны именяет планы налето
        - Нет, нет инет! Обэтом неможет быть иречи!
        Негодующий возглас бабушки рассек темную пелену, как острый топор рассекает трухлявую деревяшку, иВелимир проснулся.
        Определенно, это был самый странный сон вего жизни. Даже немного обидно, что разбудили насамом интересном месте!..
        - Нам дано разрешение! - горячо уверяла кого-то бабушка. - Мы имеем полное право…
        - НоМилава, - слабо попытался возразить ей дедушка, - при нынешних обстоятельствах… - последнее он произнес совсем тихо.
        Голоса доносились изобщей комнаты. Велимир решительно встал скровати инаправился туда, чтобы узнать из-за чего ему недали досмотреть такой интересныйсон.
        Но, войдя вгостиную, он сильно засомневался, неспитли досихпор?
        Кроме дедушки сбабушкой вкомнате находилось еще двое. Один изних, Григорий Николаевич Князев, старый друг деда иего коллега поработе вредакции. Высокий, седой иобычно неочень разговорчивый, он изредка приходил кним вгости, носейчас Веля его сразу узнал. Даже несмотря нато, что одет Григорий Николаевич был втакойже, как удеда, «славянский» костюм. Только его одежда была черной, расшитой синими исеребристыми нитями.
        Второй гостьей оказалась совершенно незнакомая Веле женщина сдовольно дружелюбным круглым лицом. Её наряд относился ктомуже стилю - рубаха сдлинными рукавами исарафан, всё светлое вкрасно-золотой вышивке.
        - О, наконец-то! - первой заметила появление Велимира незнакомка инеприятно нанего уставилась.
        Можно подумать, это он разгуливает вмаскарадном костюме!
        - Бедненький мой! - бабушка, спохватившись, молниеносно оказалась рядом иприжала его ксебе. - Можете говорить, что хотите, ноон туда непойдет!
        Сказано это было так, словно незваные гости собирались зажарить его исъесть. Причём автором идеи был роднойдед.
        - Теперь это уже неВам решать, Милава Ильинична, - нарочито вежливо возразила незнакомая Веле женщина и, смиренно опустив голову сгладко причесанными волосами, добавила: - Инемне, разумеется. НоВы ведь понимаете, что обэтом сейчас уже наверняка известно…
        - Настасья Карповна! - почти зарычала нанеё бабуля. - Это нелепое происшествие ничего неменяет!
        - Мила, необманывайся, - глухо произнес досих пор молчавший Григорий Николаевич, чем тутже заработал еще один испепеляющий взгляд.
        - Да что происходит?! - взвыл Велимир, пытаясь, наконец, высвободиться избабулиных объятий. Во-первых, он терпеть немог всякие «телячьи нежности», тем более при посторонних, аво-вторых, становилось уже трудно дышать. - Куда я недолжен идти? И… почему вы так одеты?
        Все разом замолчали иначали переглядываться. Бабуля, наконец, ослабила хватку.
        - Милый, ты помнишь, что стобой случилось?
        - Ну.… Кажется, я заснул, - Веля взадумчивости потер лоб. Счего вдруг он решил вздремнуть сразу после завтрака, он совершенно непомнил.
        - О, это был вовсе несон! - скакой-то глупой радостью воскликнула Настасья Карповна.
        Бабушка еще раз попыталась убить её взглядом.
        - Настасья Карповна, прошу Вас! - дед решительно встал между ними. - Я понимаю, что Вы исполняете свой долг иуважаю это, но… Прошу, позвольте, мы сейчас сами поговорим свнуком. Выже понимаете, какое это для него потрясение…
        - Конечно, конечно, - препротивно улыбнулась она, - инетолько для него.
        - Да, да… Я прошу дать нам совсем немного времени. Уверяю, я вближайшиеже часы лично объясню всё… кому следует всё объяснить.
        - Сделаю для Вас всё, что вмоих силах, - улыбка стала еще шире ипротивнее, - всё, что непротиворечит моим прямым обязанностям.
        Неизвестно, как дед, ноВелимир неповерил ни единому слову этой Настасьи Карповны.
        - Милава Ильинична, Панкрат Александрович, ясных дней, - манерно раскланялась она, - Григорий Николаевич, темных ночей! Авам, Велимир Станиславович, - еще одна противная улыбка, - доскорой встречи!
        Веля весьма невежливо насупился. Он ни капли нежелал еще раз встречаться сэтой дамой!
        - Ясных дней, да, да, - дед почти подтолкнул её кдвери.
        - Кто она такая? - сердито спросил Велимир, когда дедушка вернулся.
        - Это… это сработы, - промямлила как-то разом сникшая бабушка.
        - Это Настасья Карповна Самсонова, главная управляющая летнего лагеря ОЗК. Вдолжности первый год. Набудущее, держись сней начеку, она, как говорится, неизнашей команды, - твердым голосом отчеканил Григорий Николаевич.
        Велимир смог наэто только недоуменно моргнуть.
        - Спасибо, Гриша, - мрачно кивнул дед, - нопозволь, мы сами.
        - Чтож, удачи вам, - нестал настаивать его друг. - Пойду, попытаюсь сколько-нибудь усмирить бурю, которая там сейчас бушует… Или прикажу выставить охрану вокруг вашего дома.
        Весь вид итон Григория Николаевича невыражал ни капли оптимизма. НоВелимир, по-прежнему ничего непонимая, верил ему гораздо больше, чем Настасье Карповне.
        Уже подходя кдвери, Князев ободряюще хлопнул поплечу Панкрата Александровича идобавил:
        - Пойми, друг, вы можете прятать его отвсего мира, нонеотсамогоже себя.
        Дед молча проводил Князева додверей. Затем, также, непроизнеся ни слова, сел заобеденный, накрытый скатертью вцветочек стол ижестом велел им сбабушкой тоже сесть. Дело явно принимало серьезный оборот.
        - Ты только неволнуйся, - сказал он, кажется, больше самому себе, чем внуку. - Расскажи, что стобой сегодня произошло?
        - Ну, - мальчик задумался, - если это был несон…
        Стараясь сам сообразить, был это сон или несон, Велимир рассказал, что помнил. Попорядку: отстранного вора-коротышки додеревянного орла сразноцветными крыльями. Завершив тем, что изтрех цветов орла победил черный, он вопросительно уставился назастывших бабушку идедушку. Ноони явно неспешили давать пояснения.
        - Я очень надеялся, что этого никогда неслучится, - тихо произнес дед, сверля неподвижным взглядом цветочки наскатерти.
        - Инеслучится! - отчаянно вскинулась бабушка.
        - Уже случилось! - неожиданно зло буркнул нанеё дед. - Ивсе видели.
        Он резко встал из-за стола ипошел вкабинет. Велимир ибабушка, неговоря ни слова, последовали заним.
        Веля понял, что сейчас-то он иполучит окончательное подтверждение, что всё это ему неприснилось: если вящике стола нет той папки иесли дед подтвердит, что она вообще там была, значит, маленький воришка всё-таки наяву залезал вихдом.
        Вместе сбабушкой они замерли вдверях кабинета истали наблюдать. Дед тщательно обыскал все ящики стола и, как видно, искомого ненашел. Продолжая мрачно молчать, он подошел краспахнутому окну, посмотрел пару секунд насад ивдруг снеожиданной ловкостью перемахнул через подоконник так, как это недавно делали Веля ивор.
        Велимир изумленно моргнул. Нет, мальчик вовсе несчитал своего дедушку совсем уж старым инемощным! Просто неподозревал, что он может позволить себе столь несолидное действие. Впрочем, Велимир уже начинал догадываться, что насамом деле очень мало знает освоем дедуле.
        Внук хотел было счистой совестью последовать примеру главы семьи, но, поймав красноречивый взгляд бабушки, вынужден был пройти вместе сней через комнаты ивдверь.
        Всаду дед остановился примерно насередине пути, проделанном Велимиром иворишкой. Когда они сбабушкой его нагнали, он как раз поднимал стравы ту розовую кепку.
        - Это было нанем? - сухо спросилон.
        - Да, я уже рассказывал…
        - Странно, - хмыкнул тот испрятал кепку врукав.
        - Ещебы! - Велимир постарался выразить всю иронию, накакую был способен.
        Необратив внимания наего ехидство, дед направился вглубину сада.
        Загадочный камень всё еще былтам.
        Они остановились, иВелимир только тогда заметил, что накамне выбиты какие-то слова.
        - «Налево - лагерь ОЗК», - прочитал он. «Направо» и«прямо» незначилось. - Что такоеОЗК?
        Отвечать ему неторопились. Дед осматривал камень, всё больше ибольше мрачнея, абабушка только мяла платок иотводила глаза.
        Внезапно, прервав их тяжелые раздумья, из-за камня вынырнул очередной «ряженый». Взъерошенный парень лет восемнадцати. Его светлый скрасным шитьем костюм напоминал какую-то курсантскую форму, только вместо пиджака - жилетка. Наплечах виднелись узкие красные полоски, вероятно, изображающие погоны.
        Он перевел дыхание, суетливо поклонился старшим ибуквально вытаращился наВелимира:
        - Это…он?
        - Он, - коротко ответилдед.
        - Аон, вообще, кто? - неприветливо хмыкнул Веля.
        Бабушка заего спиной опять всхлипнула.
        - Познакомьтесь, - вздохнул Панкрат Александрович, - мой внук Велимир. Аэто твой двоюродный брат Аскольд Светлов. Он курсант Высокой школы ОЗК, асейчас служит вожатым в«Орлиных вратах».
        Велимир снедоверием еще раз оглядел новоявленного родственника.
        - Что такое ОЗК? - эти три буквы уже начинали его нервировать.
        - Он досих пор ничего незнает?! - Светлов продолжал таращиться нанего, как накакое-то чудо природы.
        - Незнаю, - охотно подтвердил Велимир, - имне очень интересно узнать, почему это все ходят вкарнавальных костюмах?
        - Карнавальных?! - вспыхнул тот. - Да это, чтоб ты знал, форма курсантов Высокой школы…
        - Отставить, мальчики, - устало вмешался дед, - увас еще будет время пообщаться. Аскольд, докладывай.
        Светлов тутже вытянулся постойке смирно:
        - Группа быстрого реагирования уже прибыла. Они осматривают территорию. Вас все ждут вкабинете Самсоновой.
        - Так, пожалуй, илучше.… Да, лучше, - пробормотал дед инеожиданно обратился кВеле: - понимаешь, тот камень никак немог оказаться внашем саду. Дело втом, что все порталы строго контролируются. Вмоем распоряжении есть только один рабочий переход вредакции, он ведет вГлавный штабОЗК.
        Велимир ничего неответил. Все слова были понятны поотдельности, новместе звучали бессмысленно.
        - Асик, милый, - робко заговорила бабушка, - ачто там говорят…. Ну, вобщем… Что они теперь отнас хотят?
        - Милава Ильинична, я незнаю точно, - смутился он, - все взволнованы. Там Самсонова, ее зам. Еще Григорий Николаевич, старшина оперативников, Степанов, Бомелий. Они все ждут, чтобы вы объяснились.
        Бабушка вответ снова всхлипнула.
        Дед тяжело вздохнул:
        - Если ждут, надо идти.
        Они обошли камень инаправились вниз посклону кдеревянным домикам. Велимир очень старался заметить тот момент, когда они переместятся издачного сада вберезовый лес. Ноэто произошло так быстро инеуловимо, словнобы кто-то переключил канал телевизора, только теперь они внутри фильма.
        Попути бабуля несколько раз пыталась прихватить Велимира заруку, ноон решительно отверг этот детский жест.
        Чтобы ни было запразднество там утром, оно явно пошло непоплану. Трибуны иплощадь опустели, ноповсюду сновали какие-то странные люди вчерных ибелых одеждах.
        Велимир мельком глянул накрышу главного здания: деревянная птица, как ни вчем небывало, сидела наконьке.
        - Дед, может объяснишь уже, что происходит? Что это заместо?
        Панкрат Александрович молча остановился нашироком крыльце, затем обратился кАскольду:
        - Ас, спасибо, что предупредил. Возвращайся костальным.
        Тот, невозразив ни слова, еще раз быстро поклонился изашагал вдоль стены заугол главного здания.
        Втроем они вошли впросторный зал, изкоторого вели еще три коридора иодна лестница свитыми перилами. Деревянные стены зала украшались какой-то затейливой резьбой иросписью.
        - Понимаешь, герой, какое дело, - дед тяжело посмотрел наверхнюю лестничную площадку, потом перевел взгляд навнука, - мир, вкотором мы жили досегодняшнего дня - неединственный.… Анам он, пожалуй, еще инесовсем родной.
        - Мы что, пришельцы? - насколько Велимир знал значение слова «портал», оно ипредполагает переход… куда-то.
        - Внекотором смысле, - он указал надлинную лавку устены, - пожалуй, еще пару минут нас подождут…
        - Мы надеялись, что ты никогда неузнаешь обАр-царстве, - прошептала бабушка, садясь рядом.
        - Что заАр-царство?
        - Мир запорталом, - просто ответил дедушка. - Для тебя это выглядит как сказочная страна, но, поверь, для нашей семьи этот мир более реален, чем тот, где мы жили последние двенадцатьлет.
        - Но… - мысли Велимира уже непоспевали засловами деда, - почему вы нерассказывали?
        - Понимаешь, - дед снова отвел глаза исжал ладонями виски, - когда мы жили здесь ствоими родителями…
        - Твои родители погибли здесь, исполняя свой долг! - сдавленным голосом воскликнула бабушка.
        - Да! - подхватил дед. - Они честно служили Родине ипогибли, ненарушив присяги.
        - Номы нехотели, чтобы стобой однажды случилось тоже самое, - закончила бабушка иуткнулась вплаток.
        Наступило молчание. Велимир зачем-то посмотрел напотолок. Там, как инастенах, виднелись разные узоры, самые крупные - лики Солнца иЛуны.
        - Но.… Но… Кем они служили?
        - Панкрат, Милава, - послышался сверху голос Григория Николаевича. Он стоял наверхней ступени лестницы. - Они ждут.
        - Пора, - сказал дед, решительно вставая.
        Они поднялись кКнязеву ивместе пошли покоридору. Навтором этаже, как ивнизу, стены ипотолок тоже покрывались резьбой.
        - Что там? - находу тихо спросилдед.
        - Интерес необычайный, - иронично отозвался его друг. - Сам понимаешь, некаждый день появляется… такое. Самсонова непрерывно улыбается, Архипов уже настрочил половину отчета.
        - Ясно, - мрачно кивнул дед. - Уменя пропали кое-какие документы. Судя повсему, их украл домовой.
        - Что-то важное?
        - Это некасается работы, нокрайне нежелательно, чтобы там обэтом узнали.
        Григорий Николаевич удивленно приподнял брови, нобольше нерасспрашивал.
        Они подошли кмассивной двухстворчатой двери.
        - Чтобы там ни было, - обратился дед кВелимиру, - просто знай, что мы сбабушкой всегда хотели тебя защитить.
        - Мы его неотдадим, - неожиданно окрепшим голосом произнесла бабушка, - он небудеттам…
        - Милава, мы неможем, - нервно зашептал дед, ноГригорий Николаевич прервал их спор, резко распахнув дверь.
        Впросторном светлом кабинете вокруг «начальственного» стола толпились люди, одетые всё втомже славянском стиле. Знакомой Веле оказалась только давешняя Настасья Карповна, сидящая как раз заэтим столом.
        - Воизбежание повторения несчастий… - как раз говорила Самсонова, когда они вошли, нотутже оборвала фразу. - О, наконец-то вы соизволили нас посетить!
        - Старшина, - едва взглянув нанее, дед обратился кодному измужчин.
        - Хранитель, - «погоны» утого были пошире, чем уСветлова. Он кивнул ибыстро приложил правую руку ксердцу. Велимир предположил, что этот жест означал уних отдание чести.
        - Внаш дом запорталом проник некий домовой. Мой внук преследовал его, случайно наткнулся напереходный камень внашем саду итак оказался здесь.
        Старшина что-то отметил всвоих бумагах.
        - УВас что-нибудь пропало?
        - Ничего, - спокойно ответил дед. - Судя повсему, он искал документы. Ноя недержу запорталом важные бумаги.
        - Вы там держали кое-что поважнее, - язвительно напомнила осебе Самсонова. - Точнее, кое-кого.
        - Мой внук, действительно, ничего незнал онас. - Панкрат Александрович, наконец, заговорил сней. - Иунас нато имеется личное разрешение государя.
        - Надо заметить, государь, когда давал сие разрешение, незнал отаких… особенностях! - припечатала Самсонова.
        Дед никак неизменился влице иснова обратился кстаршине:
        - Если уВас сейчас нет ко мне вопросов, Вы можете осмотреть мойдом.
        Старшина молча кивнул, слегка поклонился деду иГригорию Николаевичу ивышел.
        - Я сам узнал обэтом только сегодня, - вернулся кбеседе сНастасьей Карповнойдед.
        Она оставалась все такойже невозмутимой:
        - Игосударь узнает.
        - Я переговорю сним лично.
        - Мой отчет будет унего всамое ближайшее время.
        - Ну, небежатьже нам наперегонки! - миролюбиво усмехнулся дед. - Я только прошу Вас необсуждать эту новость ни скем, кроме своего непосредственного начальства.
        Самсонова дернула подбородком. Насколько Велимир понял, такая просьба показалась ей оскорбительной.
        - Это видела нея одна. Унас здесь гостит еще ипредставитель независимой печати, - последние два слова она произнесла снедоброй иронией.
        - Ульян Степанович? - дед повернулся кеще одному мужчине.
        Тот был одет менее ярко, чем остальные, иполосок наплечах неимел. Руку ксердцу тоже неприложил.
        - Я репортер, конечно, нонедотакой степени, - попытался он отшутиться вответ. - Понятно, что дело серьезное. Носвидетелей полно, тут Настасья Карповна права. Можно несомневаться, новость скоро дойдет доизвестного нам господина Хранителя Кривды. Если, конечно, он незнал обо всем заранее…
        Велимир заметил, как при этих словах рука Панкрата Александровича дёрнулась инасекунду сжалась вкулак. Мальчику очень захотелось немедленно спросить, что это заизвестный им хранитель кривды иеще, что такое кривда? Ноон сдержался, уж очень серьезные лица были увсех взрослых.
        - Ненадо называть преступника «господином» и«хранителем», - строго заметил молодой мужчина, стоящий ближе всех ккреслу Самсоновой, - здесь вам нелитературный вечер.
        Ульян Степанович опять усмехнулся:
        - Если слова отражают суть,то…
        - Послушайте, - спокойный, новластный голос принадлежал самому старшему изсобравшихся, человеку всерой, счерной вышивкой, рясе. Унего была длинная седая борода, закоторой нагруди виднелся круглый золотой медальон. - Этот орленок уже вылетел изгнезда. Вопрос, кто изачем его выпустил?
        Поего внешности иманере говорить Велимир предположил, что это, вероятно, местный священнослужитель.
        Остальные наудивление примолкли. Новкомнате всё равно чувствовалось сильное напряжение. Веле даже показалось, что он видит ввоздухе над их головами мелкие красные изолотые искорки. Впрочем, показалосьли?…
        Первой нарушила молчание бабушка:
        - Мы будем настаивать, - тихо, нотвердо произнеслаона.
        Дедушка взглядом попросил ее неспешить, иобратился квнуку:
        - Герой, подожди нас, пожалуйста, вкоридоре.
        - Ноя…
        - Это ненадолго.
        Дубовая дверь плотно закрылась заним, наглухо скрыв все звуки.
        Велимир бессильно плюхнулся налавку.
        Вкоридоре стояла полнейшая тишина, так что он немедленно услышал громкий звон усебя вголове.
        Как странно выходит, всю жизнь мечтаешь оприключениях, ждешь чего-то невероятного… Акогда это невероятное натебя вдруг сваливается, как кирпич наголову, ты только иможешь, что сидеть инепонимающе тереть макушку.
        Доэтого странного дня Велимир жил сбабушкой идедушкой вобычном маленьком городе, алето они проводили надаче. Бабуля всегда была дома, адед работал главным редактором вместной газете «Познай непознанное». Редакция занималась всевозможными «доказательствами», «свидетельствами» и«мнениями экспертов» опризраках, зомби, НЛО, «страшных пророчествах» иполосатых чертях. Впрочем, все знакомые их семьи считали самым сверхъестественным, что газета досих пор незакрылась, да еще иприносит некоторый доход. Интересно, чтобы эти знакомые сказали, увидев Велимира сейчас вэтом коридоре?
        Минуты тянулись, азаВелимиром никто невыходил, он уже собирался было пойти иосмотреть тут всё сам. Новдруг из-за поворота коридора показались его сегодняшние знакомые - Ярослав иЛюбава.
        - Вот, яже говорила, его сюда притащат! - торжествующе воскликнула девочка.
        Ее брат только неодобрительно качнул головой.
        - А, привет, ребята, - без особой радости махнул рукой Велимир. - Как дела скотом?
        - Теперь всем недонего, - вздохнул Ярослав.
        - Я, кажется, тут испортил праздник,да?
        - Ну, нето чтобы испортил, - запротестовал Ярик. - Точнее сказать, сильно изменил программу праздника.
        - Видать, слишком сильно.
        Брат ссестрой взволнованно переглянулись.
        - Так ты что, правда незнал, что утебя такой дар? - спросила Любава, едва неподпрыгивая наместе.
        - Какой дар? - кисло уточнил Веля. - Дар попадать вистории?
        - Нокак ты мог пересечь портал, ничего онем незная?!
        - Говорюже, уменя дар попадать вистории, - мрачно ответил Велимир, - может, хоть вы мне объясните, куда я вообще попал?
        - Туда, где идолжен был жить, еслибы нето… - пустился вобъяснения Ярослав, слегка смущаясь. - Мы слышали, что двенадцать лет назад Панкрат Александрович попросил разрешения воспитывать внука невнашем мире. То есть, после того, как его сын иневестка погибли, защищая Главный штабОЗК.
        - Вы знаете?… - Велимир замер, унего даже дыхание перехватило. - Что насамом деле случилось смоими родителями?
        Ярик смутился еще больше иторопливо стянул сноса очки.
        - Ну, наверно, это должен был твой дедушка рассказать…
        - Нет уж, расскажите, что знаете! - почти выкрикнул Веля, нобыстро сообразил, что его могут услышать вкабинете, иуже тише добавил: - по-моему, они несобираются мне ничего говорить.
        - Рассказывай, - Любава сурово ткнула брата локтем вбок, - совзрослыми всегда так, говорят, что обманывать нехорошо, асами!
        - Обманывать нехорошо! - решительно заявил Ярик, водружая очки обратно нанос. - Да мы знаем-то небольше, чем другие… Только то, что нам рассказывали. Есть внашем царстве такая преступная организация, её еще называют Стая.
        - Жуткая банда! - прибавила Любава.
        - Да, бандитов вэтой Стае так много иони так ловко действуют, что полностью их обезвредить немогут дажеОЗК.
        Слух Велимира опять царапнули эти три загадочные буквы, ноон нерешился пока перебивать рассказ Ярика.
        - Аглаварь уних - Константин Пугачев, колдун-отступник, - продолжил Ярослав, почти шепотом, - онем мало что известно, даже нельзя точно сказать, ккакому «крылу» силы он принадлежит, Яви или Нави. Все знают только, что он когда-то тоже служил вОЗК, нопотом убил нашего бывшего царя. Его так инепоймали… Постепенно он собрал вокруг себя всяких негодяев: колдунов-нелегалов, торговцев запрещенными товарами, да просто воров иубийц, несвязанных сколдовством. Так Константин Пугачев стал Преступником Номер Один вАр-царстве, его даже прозвали «Хранитель Кривды».
        - Они про него говорили! - воскликнул Велимир, кивнув надверь. - Что новость омоем появлении может дойти докакого-то хранителя кривды ичто, может быть, это он всё иустроил. Думаете, он мог? Ичто ему нужно отмоего деда?
        Любава тихо охнула:
        - Мог!
        - Пугачев - самый могущественный колдун впреступном мире, он для любого нарушителя закона настоящий Царь иБог, - поспешно добавил Ярослав, - про него рассказывают всякое… Говорят, что он просто безумец, нопри этом очень умный, иникогда незнаешь, чего отнего ждать. Ивот, двенадцать лет назад он едва несовсей своей Стаей напал наГлавный штаб ОЗК. Такой наглости просто невозможно было вообразить, напасть насамое сердце ОЗК - это даже для Пугачева слишком! - Ярик отволнения взмахнул руками. - Потому атака получилась особенно неожиданной. Нападение удалось струдом отбить. Тогда-то ипогибли твои родители. Иеще многие…
        Велимир оглушено замер.
        - Но… зачем он нападал?
        - Это труднее всего объяснить, - пробормотал Ярик, глядя впол, - говорят, что ему просто захотелось устроить такое грандиозное преступление, онже безумец! Или хотел захватить хранящиеся вштабе ценные колдовские артефакты. Или ито идругое.
        - Аеще говорят, - добавила Любава, - что он напал неради всех артефактов, какие там были, аради какой-то одной штуки, которая ему срочно понадобилась. Какая-то очень особенная штука. Я слышала, что какой-то ключ. Только, говорят, он того ключа так иненашел.
        - Это уже слухи исплетни, - возразил Ярослав, - больше мы ничего онем незнаем. Апосле того случая твой дед решил, что тебе лучше жить вдругом, неволшебном мире. Вот ивсё, что мы знаем…
        - Нопочему дед так решил? - воскликнул Веля. - Он боится, что этот Пугачев убьет именя?
        - Мы незнаем, - виновато отозвался Ярик, - непонятно, что науме уКонстантина Пугачева, неизвестно, зачем он нападал. Аможет, твой дед решил, что лучше вовсе нерисковать тобой.
        Наступило молчание. Велимир мысленно задался вопросом, немоглоли быть втой папке нечто, нужное Пугачеву?
        - Расскажете, что такое это ОЗК? - устало попросил он. - Икривда, явь и… как тамеще?
        Вответ брат исестра вкоторый раз задень потрясенно уставились нанего:
        - Ты даже этого еще незнаешь?!
        - Они тебе нерассказали?
        - Нет, как видите, они меня выставили. Между прочим, насамом интересном месте.
        Брат ссестрой снова переглянулись.
        - ОЗК значит - Охотники заКривдой, - торжественно объявила Любава.
        Веля осторожно кивнул, ожидая более подробного рассказа.
        - Кривда - это очень широкое понятие, - Ярик деловито поправил очки. - Главное - разные преступления сиспользованием колдовства. НоОЗК много чем занимается: отзакрытия подпольных фабрик зелья доразоблачения шпионов ипридворных заговоров.
        - Иэто лучшая служба вмире! - заключила Любава.
        - Правда? - хмыкнул Велимир.
        Ярослав отчаянно всплеснул руками:
        - Нет, ты просто непонимаешь! Ты должен былбы уже знать всё это нехожу нас! Ведь твой дед - Панкрат Александрович Великий!
        - Я помню, как его зовут.
        Одно радовало: что это хотябы настоящее имя деда.
        - Он Хранитель Яви. Второй человек вгосударстве!
        - Явь - это светлая сторона колдовской силы, - терпеливо продолжил объяснять Ярослав, - аНавь - темная. Будущие охотники все отрождения владеют либо Явью либо Навью.
        - Иони борются?
        - Только натренировочных поединках, - усмехнулся Ярик ипродолжил свою лекцию: - Навь иЯвь - это как две части одного, две стороны. ВОЗК приняты два высших руководителя - Хранитель Яви, сейчас это твой дедушка, иХранитель Нави, Григорий Николаевич Князев. Нослужат они все вместе одному закону - Прави.
        - АКривда - это всё, что противоположно Прави, - закончила Любава изловеще прибавила: - Кривда - это Константин Пугачев.
        - То есть эти Охотники здесь вроде стражей правопорядка? - наконец проявил сообразительность Велимир.
        - Именно так. Защита иопора государства, - важно подтвердил Ярослав. - Щит имеч.
        - Авэтом лагере, значит, Охотников учат?
        Ярик сгрустью вздохнул:
        - О, нет, здесь только дают шанс вбудущем поучиться. Повсему Ар-царству ищут детей сколдовским даром, он проявляется обычно внашем возрасте. Такие дети проводят лето влагере «Орлиные врата». Кое-каким азам охранительной науки нас здесь обучат, нобудущее зависит откаждого лично, кто икак себя проявит. АвВысокую школу можно поступать только сшестнадцатилет.
        - Принимают только самых лучших! - авторитетно добавила Любава.
        - Идисциплинированных!
        - Италантливых!
        - Исмелых!
        - Погодите, погодите! - Велимир взмахнул руками, пытаясь прервать этот шквал восторга. - Ачто, если… непримут?
        Любава резко поскучнела.
        - Ничего страшного, - тактично ответил Ярик. - Непоступивший становится научет как обладатель закрытого магического потенциала - только Охотникам разрешено колдовать - ивыбирает любую другую профессию. Много важной работы: целитель, пекарь, кузнец, дружинник…
        - Новсё это ерунда посравнению сОЗК! - сказала, как отрезала Любава.
        - Вовсе неерунда, просто…
        - Послушайте, ребята! - Велимир понял, наконец, самую суть происходящего. - Ноя ведь нечувствую всебе никакой магии!
        Брат исестра опять изумленно глянули друг надруга, потом опять нанего:
        - Нотыже внук Великого!
        - Ито, что мы сегодня видели! Тыже…
        Договорить они неуспели, так как дверь открылась кним вышел упомянутый только что Панкрат Александрович Великий, «Хранитель Яви, второй человек вгосударстве».
        Он окинул мрачным взглядом всю троицу. Повыражению лица деда Велимир понял, что переговоры прошли нетак, как тот хотел.
        - Ярослав, Любава, вам разве ненадо сейчас быть взале собраний вместе совсеми?
        - Мы как раз туда шли, - неморгнув, сообщила девочка.
        - Прекрасно, - вымолвил «Хранитель», естественно, ей неповерив, - тогда можете захватить ссобой ивашего нового приятеля. Ближайшие пару месяцев он проведет свами.
        Глава №3, вкоторой Велимир знакомится сродственником Кощея ирасписанием колдовских уроков
        - Расписание вашей жизни в«Орлиных вратах» висит собеих сторон каждой двери каждой комнаты! Незнать его наизусть уже ксегодняшнему вечеру может только слепой, глухой итупой, как бочоночная затычка! - так завершил свое приветственное слово завхоз лагеря ОЗК Егор Лукич Щукин.
        Его слова прозвучали очень среьезно, нопозалу собраний, полному тех, кому эти слова были адресованы, пронесся смешок.
        Велимир вытащил изкармана листок сраспорядком дня. Расписание тут нетолько вывешивали надверях, ноивыдавали каждому воспитаннику сформенной одеждой.
        Расписание это выглядело очень занимательно:
        Явь. Группа№7.
        Ярик уже успел предупредить Велимира, что «недисциплинированность плохо влияет набудущую карьеру». Сэтим нестала спорить даже Любава.
        - Спасибо, Егор Лукич, - молодой человек, которого Велимир вчера видел рядом скреслом Самсоновой, невозмутимо кивнул: - Вы абсолютно правы, дисциплина - воснове всего. - Он прошел затрибуну иобратился кзалу: - Как вы уже, наверное, знаете, меня зовут Архипов Кирилл Семенович. Я заместитель Настасьи Карповны поучебной работе. Сегодня я расскажу вам опрограмме занятий ипознакомлю свашими наставниками. Если вы посмотрели ваши памятки, то, должно быть, уже знаете, что увас будут занятия потрем главным направлениям колдовского мастерства - существоведение, магия Слова иалхимия. Вы узнаете много интересного иполезного, что пригодится вам вжизни независимо отвыбранной службы. Атеперь - все группы прошу держаться своих вожатых иследовать замной.
        Ученики повскакивали смест иначала торопливо собираться вмаленькие группы поодному цвету одежды. Форма кадетов лагеря была, разумеется, всё втомже славянском стиле: для мальчиков - штаны исвободная рубаха споясом, для девочек - такаяже рубаха идлинный сарафан. Укадетов «белого крыла» - Яви эти наряды были светлыми, смелкой золотистой вышивкой повороту ирукавам. Ау«черного крыла», Нави - черными ссеребром.
        Чем еще отличаются «темные» и«светлые» ученики, Велимир пока непонимал. Иеще меньше он понимал то, что может быть зачислен влюбую изэтих двух групп. Дед назвал это «двувиденьем», способностью икЯви, икНави. Поего словам, именно из-за такого редкого дара та деревянная птица ожила иуказала наВелимира.
        Ивот, теперь Велимир в«Орлиных вратах», летнем лагере, где способные кволшебству дети обучаются азам службы, дабы вбудущем стать настоящему Охотниками заКривдой. Или нестать, если будут плохо стараться.
        Самже Велимир вовсе небыл уверен, что хочет стать Охотником заКривдой. Сказать поправде, унего были набудущее совсем другие планы, он мечтал стать моряком или летчиком, анекаким-то магом!
        Тем более, что пока он нечувствовал всебе способностей ни ккакой магии, ни кЯви, ни кНави.
        Чувствовал Велимир только желание узнать всю правду освоей семье. Ведь это ираньше было его главной мечтой - узнать, что случилось сего родителями!
        Запрошлую ночь уВели созрел кое-какой план, итеперь нужно лишь дождаться спокойной минуты ирассказать онем друзьям. Ипостараться уговорить их участвовать вэтой затее.
        Едва они встали сосвоих мест, как рядом появился счастливо обретённый братец Аскольд. Его белая униформа отличалась отих только прицепленным нагрудь круглым позолоченным значком сбуквой В. Как уже было известно Велимиру, курсанты Школы ОЗК вовремя своих летних каникул служат вожатыми в«Орлиных вратах». Так сказать, уже участвуют ввоспитании будущего поколения.
        - Замной! - строго, будто он здесь самый взрослый, скомандовал Аскольд.
        Веля поморщился, носпорить нестал. Он, Ярик, Любава, Лоло иеще сдесяток ребят составили отряд Яви №7ибыли отданы под управление Асика.
        - Ненравится он мне, - признался Велимир друзьям, неособо беспокоясь, что его слова услышат нетолькоони.
        - Почему? - удивился Ярик. - Между прочим, твой брат - лучший ученик насвоем курсе.
        - Ичто?
        - Насколько я знаю, - вставил Лоло приглушенном голосом, - его отец погиб также, как итвой. Они тогда работали вместе.
        Велимир задумался. Это были куда более важные сведения, чем ученические успехиАса.
        - Он исам неочень-то рад нашему знакомству….
        Продолжить разговор им неудалось, так как все «орлята» высыпали наплощадь перед главным входом, иАрхипов снова кним обратился:
        - Итак, начнем знакомство попорядку, как написано ввашем расписании. Здесь, наплощади поутрам увас будет урок ратного дела под руководством уважаемого Глеба Ивановича Морозова. Глеб Иванович, - Архипов повернулся кпустым трибунам, - нежелаете сказать несколько слов?
        Натретьем ряду одиноко сидел массивный немолодой мужчина. Одет он был небрежно, «по-граждански».
        - Приветствую, - ответил он снеохотой, даже невставая сместа. - Хочу предупредить вас, юные чародеи, что волшба изменчива, астальной меч всегда верен.
        - Лишьбы рука неизменила! - насмешливо отозвался кто-то из«темных».
        Морозов ответил еще мрачнее:
        - Над этим мы ибудем работать.
        - Спасибо, Глеб Иванович, - засуетился Архипов. - Идем дальше.
        «Физрук» лениво сошел стрибун иудалился впротивоположную сторону.
        Они вышли содвора, ипошли вдоль склона холма.
        - Остальные ваши занятия будут проходить вотдельных теремах, - находу говорил Кирилл Семенович. - Новы быстро всё запомните. Кстати, напоминаю, что покидать территорию лагеря без сопровождения старших строго запрещено. Впрочем, снашими охранными заклинаниями вам это инеудастся.
        - Наверное, изнутри ваши заклинания работают лучше, чем снаружи, - опять высказался кто-то изгрупп Нави.
        Остальные отозвались нестройным смехом. Велимир заметил, что нанего слюбопытством оглядываться.
        Архипов вынужден был даже повысить голос:
        - Если вы имеете ввиду вчерашнее происшествие, то можете неволноваться, больше оно неповторится.
        - Хотелосьбы верить, - заметил тотже голос.
        Нозам Самсоновой уже необращал нанего внимания.
        - Авот инаш небольшой зверинец.
        Они остановились уаккуратного домика сжелезным трехголовым змеем наконьке крыши. Задомиком виднелись какие-то постройки, похожие навольеры итеплицы.
        Напороге их встречали двое: один - невысокий старичок, одетый вцвета Яви, саккуратно подстриженной седой бородкой. Он благодушно улыбался ипомахивал им рукой. Его коллега вчерных одеждах был гораздо моложе, ноуже сзаметной проседью вволосах. Смотрел он наних, вотличие отстаршего, совсем неприветливо. Нонетак пренебрежительно, как Морозов, акак-то скрытно, точно его томила мрачная тайна.
        - Позвольте представить, - начал Архипов, - Афанасий Агафъевич Яров, большой специалист посозданиям Яви, - старичок слегка поклонился. - ИРадмир Богданович Южный, неменьший знаток порождений Нави.
        Второй наставник коротко кивнул, носкорее неученикам, алично заму.
        - Все волшебные существа любят людей: кто-то - сердцем, кто-то - желудком, - весело сообщил Яров. - Мы расскажем вам, как отличить одних отдругих ичто сними делать.
        - Советую более внимательно слушать Радмира Богдановича, - сусмешкой заметил Архипов, - именно из-за его подопечных чаще всего возникают житейские проблемы.
        - Ая небылбы так наивен сосвоими, - втон ему возразил Афанасий Агафьевич.
        Южный произнес без тени улыбки:
        - Ожидать подвоха прежде всего стоит отсобратьев-людей, - ипосмотрел наАрхипова совсем уж мрачно.
        Кирилл Семенович насекунду ответил ему похожим взглядом, нотут
        же вновь беспечно заговорил сдетьми.
        - Мудрая мысль, новы здесь прежде всего, чтобы найти друзей. История нашего лагеря показывает, что дружба, обретенная в«Орлиных вратах» сохраняется навсю жизнь. Ини что так необлегчает тяготы службы Охотника закривдой, как плечо друга, запомните это! Атеперь идем дальше.
        Они продолжили путь поизвилистой тропе между редких, нопышных берез иеще каких-то тонких деревцев.
        - Этот Южный, похоже, Архипова недолюбливает? - полушёпотом заметил Велимир друзьям.
        - Между нами говоря, Архипова здесь многие недолюбливают, - также тихо ответил Ярик, - иСамсонову.
        - Почему?
        - Тсс! Потом расскажу…
        Следующая остановка была уширокого, какбы распластанного поземле дома. Повсюду наставнях, фронтоне, дверном косяке инекоторых брёвнах виднелись вырезанные инарисованные значки, похожие надревнерусский шрифт.
        - Здравствуйте, что означает «будьте здоровы»! - услышали они, едва подойдя ккрыльцу.
        Кним обращалась статная пожилая дама вбелых одеждах, саккуратно собранной седой косой.
        - Далия Степановна Лукина, - поспешил представить Архипов, - знает осиле доброго Слова всё. ИРуслан Романович Волков. Он предпочитает словами неразбрасываться.
        Довольно молодое лицо «темного» наставника невыражало ровным счетом ничего. НоВелимир почему-то сразу почувствовал, что Волков смотрит именно нанего. Так смотрит, будто хочет пронзить взглядом насквозь!
        - Слово может оживить, слово может убить, - спокойно произнес Руслан Романович. - Чаще - убить. Для этого слову даже необязательно быть колдовским. Достаточно ипраздной болтовни.
        При последнем замечании Лукина почему-то вздрогнула ипотупилась.
        Архипов бодро поблагодарил их, иэкскурсия продолжилась.
        Следующий терем стоял накраю цветущего сада, оттого вокруг царил удушающий аромат цветов. Даже углы иокна дома обвивал пышный плющ.
        Накрыльце их встретили две совсем молодые наставницы.
        - О, наконец-то подопытные! - воскликнула носительница цветов Нави, немного смуглая девушка сраспущенными темными волосами.
        - Роза, - укоризненно покачал головой Архипов, - непугайте юное поколение Хранителей.
        - Ничего, - задорно подмигнула та ему вответ, - умоей подружки навсё есть противоядие.
        - Это верно, - торопливо закивала вторая наставница. Сдлиннющей светлой косой, она больше всех напоминала героиню русских народных сказок. - Уменя еще никто серьезно неотравился…
        - Потому, что ты первый год работаешь, - вставила Роза, вызвав общий смех.
        «Светлая» сделала вид, что незаметила шуточки:
        - Я расскажу вам, как приготовить снадобье отлюбой болезни.
        - Ая расскажу, как вбудущем аккуратно устранить тещу или свекровь.
        - Роза Борисовна шутит, - возразила девушка всветлом, отчего-то покраснев.
        - Как знать…
        Архипов вежливо кашлянул, пытаясь привлечь ксебе внимание:
        - Роза Борисовна Жданова иВера Алексеевна Ромашкина, учительницы соответственно поалхимии Нави иЯви. Небудем более их отвлекать.
        Последний пункт, всоответствии срасписанием, оказался небольшим дощатым амфитеатром. Навозвышении вцентре стояло несколько каменных идеревянных идолов. Кое-где между ними были натянуты веревки иподвешены золотые исеребряные шары.
        Ноникто невстречал их. Никто, кроме… крылатого кота Баюна, развалившегося надеревянной скамье.
        - Вашу наставницу побоговедению зовут Индира Астафьевна Громова, - сообщил Архипов. - Ксожалению, сегодня ей пришлось уехать вгород, нозавтра она уже будет снами. Апока могу представить вам ее нескромного помощника. Хотя, некоторые извас уже успели сним познакомиться.
        Велимир мрачно переглянулся сдрузьями. При этом он явственно ощущал, что злосчастный кот внимательно заним наблюдает, почти как Руслан Романович.
        - Среди юных - идаже неочень юных! - умов ходит слух, что кот Баюн всвоих редких изречениях предсказывает будущее. Особенно вторжественные дни, такие, например, как день открытия лагеря. - Невозмутимо продолжал Кирилл Семенович, - ипоэтому Индире Астафьевне навремя таких событий приходится запирать его всвоем кабинете вглавном корпусе. Ноон всё равно как-то выбирается насвободу. - Зам недоуменно развел руками. Все опять захихикали. - Если он вовремя своей вчерашней прогулки успел вам что-то наговорить, можете поделиться этим сгоспожой Громовой, она как-нибудь растолкует. Но, между нами говоря, этот разбойник всегда произносит такие пространные вещи, что их можно толковать как угодно.
        - Аправда, что волхвы сами могут предсказывать будущее? - раздался всё тотже голос кого-то изнавских, иВелимир, наконец, заметил его обладателя.
        Это оказался невысокий худощавый мальчишка, его аккуратненько причесанные темные волосы открывали крайне сосредоточенное выражение бледного лица.
        - Они, прежде всего, передают нам волю богов, - сдержанно ответил Архипов.
        - Ноесли боги дали нам колдовскую силу, то незначитли это, что мы можем нечто, кроме их воли? - решительно вопросил любопытный навиец.
        Велимир былбы непрочь присоединиться квопросу изадать еще сдесяток своих.
        - Звучит дерзко, но, думаю, этот вопрос стоит задать госпоже Громовой…
        - Она уехала поговорить сПресветлым Бомелием? - неунимался темноволосый.
        Велимир насторожился еще больше. Бомелий - так звали старца-священнослужителя, которого он видел вчера вкабинете Самсоновой.
        - Она уехала поличным делам, - чуть более резко ответил Архипов. - Нозавтра она уже будет ждать вас здесь, несомневайтесь.
        Зам управляющей окинул всех кадетов довольно строгим взглядом. Ну, настолько строгим, насколько позволяла его безобидная внешность.
        - Взавершение знакомства сраспорядком дня хочу напомнить вам еще несколько общих правил. «Орлиные врата» - это нешкола, это ваш летний отдых. Здесь вам небудут задавать домашние задания, вы можете даже отказаться отпосещения каких-то секций, только уведомите обэтом своих вожатых. После занятия Индиры Астафъевны доужина ипосле ужина доотбоя увас будет свободное время, которое вы можете проводить как угодно, разумеется, ненарушая правил. Носоветую, - он сделал особый акцент наслово «советую», - потратить эти чесы надополнительные занятия влюбой изпредставленных только что секций. Влюбой, какая окажется вам больше подуше. Все наставники работают додевяти часов вечера.
        Кадеты озадаченно притихла. Кирилл Семенович был явно доволен своей речью.
        - Оттого, как ивчем вы себя проявите, зависит ваша будущая карьера, - добавил он. - Авконце лета группа, добившаяся наибольших успехов, получит особую награду. Вожатые, это ивас касается.
        - Внас можете несомневаться, - твердо ответил Аскольд.
        - Лишьбы никто изнас несомневался всвоих подопечных, - вдруг язвительно добавила какая-то девушка-вожатая Нави. - Ато иной раз бывают такие проблемы…
        Асик глянул нанеё крайне недружелюбно:
        - Икакиеже утебя проблемы?!
        Та ехидно улыбнулась:
        - Уменя-то как раз никаких.
        - Ну воти…
        - Тише, тише! - поспешил вмешаться Архипов. - Отставить спор! Мы все здесь содной общей целью: служить иучиться. Асейчас прошу всех обратно вглавный корпус. После обеда мы осмотрим остальную территорию.
        Столовая оказалась большим залом, отделанным, как ивсе комнаты вглавном корпусе, светлым деревом срезными узорами. Благодаря широким окнам, солнечные лучи щедро заливали столовую.
        Для вожатых стоял большой общий стол напротив входа. Велимир был очень рад наконец избавиться от«конвоя» братца.
        Они вчетвером - Велимир, Ярик, Любава иЛоло - сели засвободный столик убольшого полукруглого окна спрозрачным витражом.
        - Акто эта вожатая Нави, скоторой Ас чуть неразругался? - поинтересовался Велимир, оглядываясь настол вожатых. Аскольд инезнакомка сидели поразным концам стола.
        - Это Снежана Орлова, дочь приказоведующего Посольского приказа. - Пояснил Ярик, пытаясь сложить втарелку сестры побольше редиски, чем вызвал возмущенное шипение Любавы. - Она иАскольд учатся наодном курсе, каждый - лучший всвоем «крыле».
        - И, похоже, им очень хочется узнать, ктоже САМЫЙ лучший, - прибавил Лоло, подперев щеку кулаком изадумчиво глядя накотлету.
        - Это так романтично! - заявила Любава, удалив изсвоей тарелки «лишние» овощи прямо наскатерть.
        Ярик оставил безнадежные попытки накормить ее правильно.
        - Служба вожатыми учитывается вличных делах курсантов, - совздохом добавил он, - наши успехи - это иих успехи. так что они будут гонять нас больше наставников.
        - Так я иподозревал…. Ачто если… унас небудет особых успехов? - неохотно поинтересовался Велимир. Он очень смутно представлял себе, чего могбы достичь вздешних науках.
        - Несамое удачное начало для карьеры…
        - Унекоторых изнас карьера вОЗК уже спланирована, - неожиданно послышалось рядом.
        Тот самый мальчишка изНави, дерзко разговаривавший сАрхиповым, уселся насвободный стул.
        - Чего тебе, Соболев? - мрачно поинтересовался Ярик.
        При появлении навийца Любава перестала жевать свою ватрушку свареньем, аЛоло как-то криво ухмыльнулся.
        Пришелец лишь высокомерно фыркнул:
        - Иванов, если мы стобой починовному произволу учимся водной школе, это незначит, что ты должен мозолить мне глаза еще илетом. Имею я право познакомиться свнуком самого Хранителя Яви? - ион уставился наВелимира скаким-то глупым вниманием.
        Такие взгляды преследовали его уже второй день!
        - Это Светозар Соболев, племянник Клавдия Коша, - еще более мрачно пояснил Ярик вответ нанедоумение Вели. - Где-то здесь еще должна быть его сестра Софья….
        - Уних один мозг надвоих, - вставила Любава.
        Навиец даже невзглянул веё сторону.
        - Можно просто Зарик, - любезно уточнил он. - АКлавдий Кош - это владелец «Царства кощеева» - крупнейшего частного банка вАр-царстве, если ты незнаешь.
        Велимир несдержал короткий смешок:
        - Отличное название для банка. Всю родословную можешь незачитывать, верю итак.
        Зарик при этом вдруг резко напрягся иеще больше побледнел.
        - Тем более если изачитывать особо нечего, - невозмутимо прибавил Лоло, жуя котлету.
        УСоболева дернулось правое веко, ноон тутже опять напустил насебя высокомерно-спокойныйвид.
        - Уж точно невам рассуждать овысоте происхождения, - презрительно бросил он, покосившись надрузей Вели. - Аты, Великий, явно еще недостаточно знаешь онашем обществе, раз сидишь сними заодним столом!
        - Ребята, увас сним проблемы? - Велимир нарочно несмотрел накощеева родственника. Видал он таких заносчивых типов ивсвоей «обычной» школе!
        - Да необращай нанего внимания, - отмахнулся Ярослав, нобыло видно, что слова Соболева его задели.
        Велимир уже знал, что родители Ярика иЛюбавы, серьезно пострадавшие при атаке наштаб ОЗК двенадцать лет назад - рядовые сотрудники канцелярии, без особых званий ититулов. Ноон как-то неожидал, что именно это обстоятельство станет поводом для первой его ссоры влагере. Амоет ипервой драки.
        Мерзкий разговор пора было заканчивать, иВелимир всё-таки повернулся кнаглецу:
        - Ну, вот что… - нопоследние слова будтобы исчезли унего изголовы.
        Рядом сСоболевым возникло странное создание: девочка невероятно похожая ивтоже время непохожая наЗарика. Её светлая кожа неказалась болезненно-бледной, атемно-синие глаза нещурились как унего, аглядели спокойно иясно. Носмотрела она только наЗарика. Молча.
        - Моя сестра Соня. - Вежливо исмиренно сообщил Светозар, нобыло ясно, что он заметил произведенное ею впечатление. - Вбудущем она станет волхвом, разумеется, после нашей учебы вВысокой школе ОЗК. Подожди, Соня, унас серьезный разговор, - он неожиданно махнул перед ней рукой, хотя она доэтого ничего несказала инесделала, чтобы его отвлечь. - Велимир, ты, наверное, уже слышал, что унас принято при встрече желать носителям Яви «Ясных дней», аНави - «Темных ночей». Икак прикажешь обращаться ктебе?
        Вот отаких тонкостях Велимир впоследние дни думал меньше всего. Точнее, совсем недумал.
        АЗарик, кажется, спрашивал всерьез. Нотеперь наего словах было очень сложно сосредоточиться.
        - Желайте мне… Ясногоума.
        Зарик одобрительно усмехнулся. Авот его сестра так ипродолжала неподвижно стоять, уставившись вмакушку своему близнецу.
        - Недумаешь перейти вНавь? - продолжил «серьезный разговор» Светозар. - Мы сСоней былибы очень рады такому коллеге, правда.
        - ВОЗК все коллеги, иЯвь иНавь, - мрачно заметил Ярик.
        - Золотые слова! - вздохнул Соболев, медленно поднимаясь состула. - Новсё-таки, подумай насчет Нави. Больше несмею отвлекать вас оттрапезы.
        И, круто развернувшись, удалился вдругую часть зала. Соня, едва слышно прошептав «извините», поспешила заним.
        - Что это было? - воскликнул Велимир, тряхнув головой, как отнаваждения.
        Ярик пожал плечами.
        - Зарик иСоня Соболевы. Они телепаты, могут читать мысли друг-друга.
        - Какэто?
        - Сложно. Исами они нерассказывают. - Ярик был по-прежнему мрачен. - Очень редкая способность, даже для близнецов. Наверное, это благодаря ее дару волхва. Ты недумай, что Соня чего-то «того», раз она все время молчит исмотрит нанего. Все будущие служители богов сдетства такие, слегка отрешенные. Она насамом деле очень доброжелательная, ну, когда братца нет рядом. Только они почти всегда ходят вместе.
        Велимиру очень захотелось обернуться ипоискать глазами черноволосую парочку, ноон сдержался.
        - Аони, правда, родственники этого Кощея?
        Ярик вяло усмехнулся.
        - Ну, происхождение семейства Кошей отКощея Бессмертного - это, пожалуй, их семейная легенда. Но«Царство Кощеево», правда, последние несколько столетий самый крупный частный банк ивторой поразмеру после государственного «Царь-банка».
        - Кажется, наши слова ородословной его задели?
        - Да, тут ты случайно наступил набольную мозоль Зарика. Их матушка, младшая сестра Клавдия Коша, вышла замуж заникому тогда неизвестного бедного художника. Старший Кош, хоть ислывет внароде бессердечным жадиной, никогда ни вчем неотказывал своим родственникам. НоуЗарика всё равно взрастилось просто помешательство насвоем общественном положении.
        - Втом обществе может взраститься инетакое, - тихо добавил Лоло. - Ты тоже незабывай, кто твой дед. Так, навсякий случай.
        Велимиру стало вдруг очень неуютно. Зато время, как он попал вэтот славяно-сказочный мир, впервые сказка начала блекнуть, исквозь нее проступила грубая реальность, независящая отмагии, одинаковая вовсех мирах.
        - Неужели здесь это так важно?
        - Да, происхождение исвязи имеют значение, - неохотно признал Ярик. Ипоспешно свосторгом добавил: - Нотолько вОЗК, если обладаешь даром, упорством ичестно выполняешь свой долг, можно дослужиться доХранителя, будь ты хоть крестьянский сын. Итут, - он обвел взглядом гомонящую столовую, - гораздо больше крестьянских детей, чем «родственников Кощея».
        Такое заверение немного примирило Велимира ссобственной знатностью.
        Он решил задать еще один занимающий его вопрос:
        - Насчет Архипова…. - нонедоговорил.
        Между столами неспешно прохаживался его знакомый коротышка-домовой.
        Глава №4, вкоторой друзья составляют план действий ивстречают еще кое-кого
        Назаднем дворе главного корпуса «Орлиных врат» раскинулся огромный дуб, тень откроны закрывала почти весь двор. Вернувшись споследнего урока, Велимир сдрузьями расселись уего подножия.
        - Тут разве недолжна быть золотая цепь иеще какой-то кот? - вяло поинтересовался Велимир. Он уже просто устал удивляться.
        - Мало тебе Баюна? - хмыкнул Ярослав. - Если ты про край Лукоморье, то это наСинем море. Туда ездит наотдых весь царский двор, между прочим.
        Сквозь густую листву пробивались изломанные лучи солнца. Велимир был вАр-царстве всего третий день, ноему казалось, что здесь никогда небывает пасмурно. Хотя, врядли это так. Веля попытался представить себе курорт Лукоморье изаполняющих его бояр…
        - Насчет Баюна, - продолжил Ярик. - Вроде он что-то говорил тебе иЛоло. Вы собираетесь рассказывать Громовой?
        Уих наставницы побоговедению, Индиры Астафьевны, женщины средних лет, было худое, даже можно сказать, изможденное лицо. Одевалась она невчерную или белую форму, авдлинный серый балахон сблеклой вышивкой. Первое ипока единственное впечатление Велимира оней - это то, что вжизни для нее существует только ее учение.
        НоВелимир напервом занятии струдом мог сосредоточиться наее словах…
        - Нет смысла, - равнодушно пожал плечами Лоло, - я итак знаю, что он хотел сказать. Я - отродье плутов иворов, исверну себе наэтой службе шею, - он иронично усмехнулся.
        - Мы так недумаем, - серьезно возразила Любава. - ИБаюн тоже.
        Лоло еще раз повел плечами исунул взубы травинку.
        - Как знать, что насамом деле думает эта зверюга? Своим выбором я нарушил немало традиций, своих иваших. Азанарушения всегда приходится расплачиваться, как некрути.
        Велимир заинтересованно приподнялся налоктях:
        - Разве цыганам запрещено вступать вОЗК?
        - Позакону - нет, - мотнул тот головой. - Любой, обладающий даром, подданный царя, аместные цыгане тоже его подданные, хоть инаособых условиях, может стать Охотником. Ноесть традиции, аони иногда сильнее законов. - Лоло задумчиво пожевал травинку. - Урамэлов свои «площадные фокусы», неотносящиеся ни кЯви, ни кНави. Иэта сила, потрадиции, предназначена для семьи, анедля царя…
        - По-моему, - осторожно заметил Велимир, - такие традиции нетак уж важны, главное - выбор каждого…
        - О, я примерно тоже сказал отцу, - энергично закивал Лоло.
        - Ичтоон?
        - Назвал меня взбесившимся щенком, - ответит тот без особого, впрочем, огорчения. - Потом всёже отпустил смиром. Ну, как смиром…. Короче говоря, вближайшее время лучше мне ему наглаза непопадаться. Да инаш старый барон остался недоволен моей затеей, он-то смолодости терпеть неможет «медведей»!
        - Каких медведей?
        Лоло лениво зевнул:
        - А, так иногда неуважительно называют Охотников, «колдуны» или «медведи». Ты герб ОЗК видел? Там щит, меч иоскалившаяся медвежья морда.
        Нотакое «неуважение» показалось Веле, напротив, весьма уважительным. Агерб Велимир уже видел, он был изображен нанекоторых, выданных им бумагах.
        - Почемуже ты решил ввязаться вэто?
        - Ну… - Лоло неопределенно повел рукой. - Должныже быть вжизни какие-то приключения…
        - Аможет тебя сюда спровадили просто, чтобы неслушать твоих музыкальных упражнений? - ехидно поинтересовалась Любава.
        - Это временные трудности! - вскинулся тот, мгновенно потеряв большую часть своей иронии.
        - Мы очень надеемся!
        Велимир благоразумно промолчал. Так уж оказалось, что Лоло, кроме верности традициям, был начисто лишен еще имузыкального слуха. Ноупрямо нежелал это признавать ипродолжал терзать гитару, которую притащил ссобой влагерь. Азаодно итерзать слух всех окружающих.
        - Аты? - прервал спор Ярослав, обращаясь кВелимиру.
        - Ая поговорю сней. Точнее, мне нужно будет поговорить скаждым, кто здесь работает.
        Ярослав нахмурился:
        - Всмысле?
        Велимир сел натраве, соображая, как лучше разъяснить им свой план. Точнее, как подговорить их назадуманную авантюру.
        - Я вот что думаю, - неуверенно начал он. Раньше Веля всегда умел договариваться сосверстниками, нотут особый случай. Очень особый. - Как я понял, тот переходный камень мог оказаться внашем саду только отсюда, сэтой стороны. Верно?
        - Ну да, - сосредоточенно кивнул Ярик, - засвязью стем миром ОЗК строго следит, анатерритории лагеря вообще неможет быть порталов. «Орлиные врата», между прочим, одно изсамых защищенных мест вцарстве!
        Велимир воодушевленно взмахнул рукой:
        - Вот ия отомже! Значит, его сюда кто-то принес. Аесли, как ты сказал, охрана здесь одна излучших, значит, его принес кто-то изсвоих. Или помог принести. Потом отправил домового, чтобы тот украл папку умоего деда.
        - Но… - забормотал Яр, нервно стянув сноса очки, - но…
        - Проще сказать, влагере «Орлиные врата» завелся предатель, - припечатал Лоло, избавив Велимира отнеобходимости произносить это самому.
        - Нотакого просто неможет быть! - спохватился Ярослав. - Всех работников лагеря, прежде чем принять сюда, тщательно проверяют иперепроверяют! Сюда кого попало непустят!
        - ИАрхипова? - быстро уточнил Веля.
        НоЯр был ненамерен уступать.
        - Да, Архипов иСамсонова - люди «состороны». … Нозакон-то унас увсех один!
        - Его дед - Хранитель Яви. - Любава снисходительно глянула набрата. - Думаешь, унего нет врагов? Какойже ты ребенок!
        Ярик вспыхнул:
        - Есть, ноневэтих стенах! «Орлиные врата» - всецело вотчина ОЗК! Ну, несчитая Самсонову иАрхипова… Ивообще, я тебя старше!
        Велимир поспешил вмешаться:
        - Тише, тише, ненадо орать навесь лагерь, нанас итак уже оглядываются. Ты сказал «кроме Самсоновой иАрхипова». Акак насчет Громовой? Она тоже отОЗК?
        - Нет, - Яр слегка растерялся. - Она отКруга волхвов. Новот уж она - точно никогда! Ты её видел?!
        Велимир глубоко вздохнул.
        - Ребята, я нехочу оскорбить чью-то честь мундира, ноясноже, что этот булыжник несам собой здесь оказался.
        - Да, несам. Но, влюбом случае, следствие разберется, - возразил Ярик, впрочем, без особой уверенности.
        Велимир осторожно кивнул.
        - Я пока незнаю, как вэтом мире проводятся такие расследования, номне кажется, что просто так сыщиков вэтот лагерь непустят. Особенно, если замешано начальство. - Он вопросительно посмотрел надрузей.
        - Вэтом он прав, - мрачно кивнул Лоло. - Самсонова уже заявила, мол, «пугать детей» и«мешать учебно-воспитательному процессу» она непозволит.
        - Вэтом-то ипроблема. - Велимир, воодушевленный согласием Лоло, собрался, наконец, сказать главное. - Я хочу провести свое расследование.
        Друзья уставились нанего содинаковым удивлением. Неожиданно вкроне дуба зашумел тревожный ветер.
        - Это как? - насторожено поинтересовался Ярик, вернув нанос очки.
        - Методом исключения, - Важно ответил Веля, вспоминая все известные ему детективы, - Мы просто поспрашиваем их про… Константина Пугачева.
        - Про кого?! - хором воскликнули друзья.
        - Понимаете, я думаю, что без него тут необошлось, - торопливо заговорил Веля, - двенадцать лет назад он, как вы говорили, вероломно напал наштаб ОЗК, потому, что ему там было что-то нужно,так?
        - Ну, так, - кивнул Ярик.
        - Ноон тогда ненашел, что искал, верно?
        - Говорят…
        - Так может быть, то, что ему нужно было втой папке? - выпалил Велимир. - Если мой дет такой большой начальник, его небудет грабить простой жулик. Ипростой жулик неподговорит натакой заговор работника лагеря. Если здешние работники, правда, такие честные, как вы говорите.
        Последнее замечания, похоже, ставило Ярослава втупик.
        - Честные, - неуверенно подтвердилон.
        - Тогда, может быть, кто-то изих неподоброй воле помогает Пугачеву, - горячо добавил Веля, чувствовав, что особого восторга удрузей его затея невызвала, - может, он кого-то заставил!
        Повисло тягостное молчание.
        - Выходит, влагере «Орлиные врата» уКонстантина Пугачева свой человек, - наконец вымолвил Лоло, - да, сильно. Нокак ты собираешься его раскрыть?
        - Будем расспрашивать, кто что знает про Пугачёва, - бойко заявил Веля, - вроде как излюбопытства. Ибудем наблюдать. Преступник может выдать себя, рано или поздно.
        Велимир понимал, что это несамый надежный ичеткий план, какой должен быть унастоящих детективов, ноничего лучше им всё равно пока непридумать.
        - Я категорически против нарушений устава, - Ярик упрямо скрестил руки нагруди.
        - Ая - категорически за! - Неожиданно вмещалась Любава.
        Ярослав мгновенно перевел гневный взгляд насестру:
        - Иты меня еще называешь ребенком?!
        Велимир поспешил опять вмешаться:
        - Тише! - Они тут всё-таки секретный план обсуждают! - Я непредлагаю делать что-то хулиганское. Наоборот, нам нельзя привлекать ксебе внимание.
        НоЯрик всё равно оставался непреклонен:
        - Врядли мы так что-то узнаем. Атвой дед имеет влияние неменьшие, чем Самсонова, он непозволит затягивать следствие.
        Велимир немного замялся, потом ответил, очень тихо:
        - Если захочет.
        - То есть? Ты иего вчем-то подозреваешь?!
        - Нет! Всмысле.… Невтом смысле! - замахал руками Веля. - Просто, понимаете, теперь я немогу верить наслово дажеему.
        Друзья опять напряженно переглянулись. Любава ито притихла.
        - Знаешь, неуважение кстаршим унас считается очень большим недостатком, - тихо заметил Лоло. - Уж я-то знаю.
        Ветер влистве затих также резко, как ипоявился.
        Велимир взглянул надрузей очень серьезно.
        - Я их уважаю. Ноя хочу узнать всю правду освоей семье, чтобы там ни было. Если этот Пугачев убил моих родителей, я имею право знать, хотябы ради чего они погибли.
        Любава присвистнула:
        - Аты неплох для новичка.
        - Я стараюсь. Так вы сомной?
        Девочка, уже одобрившая «нарушение устава», тоже вопросительно уставилась набрата иЛоло. Те безнадежно вздохнули.
        - Чувствую, что слова Баюна насчет моей судьбы начинают сбываться, - махнул рукой Лоло. - Втой папке, видать, было что-то очень важное, если из-за нее устроили такую заварушку, Пугачев или кто другой. Твой дед может инехотеть ее возвращения. Точнее, попадания вруки царских сыщиков.
        - Тогда, вкабинете Самсоновой, он несказал старшине, что пропала папка, - добавил Велимир еще тише, - он сказал, что ничего непропало…
        - Да? - Ярик, казалось, задумался очем-то своем. - Исчегоже ты хочешь начать? Точнее, ского?
        - Сдомового, - оживился Веля. - Кто изместных может найти для такого дела домового?
        Ярик пожал плечами:
        - Вообще-то, любой. Только это всё надомовых совсем непохоже, они бывают вредными, сварливыми, новоровать - никогда!
        Вчера встоловой, едва неперепутав кухонного помощника сдачным воришкой, Велимир узнал оместных домовых много интересного. Как оказалось, это единственный волшебный народ вАр-царстве, имеющий самый настоящий профсоюз. Каждый домовой заключал схозяевами дома особый «Трудовой договор», вкоторый уж точно невходили обязанности вроде «ограбь соседа».
        - Тогда…
        Ноих разговор прервали внезапные крики игрохот откуда-то слева.
        Неприметная дверца, приваленная пустыми коробками, распахнулась, коробки разлетелись встороны.
        Издвери просто таки выкатился небольшой медведь. Нанем было надето что-то вроде красной жилетки. Велимир сразу вспомнил, что видел его натрибуне впервый день, когда они преследовали Баюна.
        Заним выбежала старушка, тощая, немного согнутая, наряженная вбелый фартук иповарской колпак. Вруке унее была зажата скалка, которой она, похоже, иизгоняла медведя скухни.
        - Ах ты, разбойник! - Рявкнула она, почти настигая «жертву». - Ты что думаешь, я твои штуки забыла? Думаешь, бабка все-таки того, выжила изума?! Недождётесь!
        Медведь всёже успел увернуться, быстро сориентировался впространстве иметнулся задуб. «Сыщики» едва успели посторониться.
        - Только попадись еще! - крикнула ему вслед бабка, нодогонять нестала. - А, привет, дети!
        Ярик, Любава иЛоло энергично закивали ипоздоровались. Похоже, их вся эта сцена совсем неудивила.
        - Скоро ужин. Несмотря ни начто. - Сообщила бабуля и, покачивая скалкой, вернулась накухню.
        - Кто это был? - поинтересовался Велимир, косясь задуб. - Случайно неродственница БабыЯги?
        - Это она иесть, - беспечно ответила Любава.
        - Да?!
        - Если ты про то, сколько ей лет, - хихикнула Любава, - она говорит, что возраст женщины - всегда загадка…
        - Унее самое крупное алхимическое производство, деловая группа «Живая вода», - серьезно уточнил Ярик.
        Лоло коротко усмехнылся:
        - Это многое объясняет.
        - А, понятно, - кивнул Велимир, хотя ему было понятно далеко невсе. - Унас, втом мире, это называется бизнес-баба.
        Ярослав строго покачал головой:
        - Марфа Егоровна - очень уважаемый человек вгосударстве. Аздесь работает наобщественных началах. Мировая бабка!
        - Злая, бессердечная старуха, - обиженно заявил медведь, выходя из-за дуба.
        - Что, Топтыга, - Лоло по-дружески потрепал его заухо, - неудалось поживиться?
        - Да меня здесь вообще голодом морят! - простонал мишка, усаживаясь под дерево.
        - Ачего ты ожидал? Как говорит мой чтимый барон, «проклятые колдуны» славятся своей жестокостью!
        - Новедь ненастолько!
        Велимир вежливо кашлянул:
        - Здесь что, все звери разговаривают?
        - Ксчастью, нет, - ответил Ярослав. - Топтыга попал внаш лагерь давно, еще медвежонком, непонятно, как пролез. Иодин изкадетов умудрился его так заколдовать, что он обрел разум. Ну, как сказать, разум… - медведь тем временем стал подозрительно принюхиваться кВеле. - Точнее, способность вслух жаловаться насудьбу. Расколдовать его тогда никто несмог, вот ирешили оставить.
        Топтыга тем временем еще раз шумно втянул носом воздух ивдруг удивленно округлил глаза:
        - Калинов?!
        Велимир непонимающе глядел то нанего, то надрузей.
        - Балбес! - Ярик возмущенно толкнул медведя вбок. - Это Велимир Великий, внук Панкрат Александровича. Тыже его видел позавчера!
        Топтыга ошалело потряс головой, наего морде изобразилось смущение.
        - А… Да… Обознался, - забубнил он, - пойду, пожалуй.
        Ион торопливо попятился обратно задуб.
        Веля продолжал смотреть надрузей вопросительно:
        - Кто такой Калинов?
        Все трое выразительно пожали плечами.
        - Топтыга - совсем плюшевый, ноиногда он говорит какбы сам ссобой, - сказал Ярик. - Здесь, влагере, его считают чем-то вроде живого оберега. Хотя, что касается продуктовых запасов, то оберегать приходится как раз отнего.
        - То есть, наша история скамнем - это непервый случай, когда в«Орлиные врата» кто-то пробирается без разрешения, - заключил Велимир, провожая Таптыгу взглядом.
        Ребята сразу помрачнели иснова переглянулись.
        - Икогоже будем допрашивать первым, господин дознаватель? - полюбопытствовал Лоло.
        - Стоилобы начать сглавных подозреваемых, Самсоновой иАрхипова, нодоних еще надо добраться, - вздохнул Велимир. - Поэтому начнем сГромовой.
        Тем более, что кизучению боговедения унего появилась еще одна, особая причина.
        Глава №5, вкоторой Велимир узнает кто такие избранные изизбранных
        Громова сидела закруглым столиком упомоста сидолами ичто-то читала всвоих бумагах. Велимира она заметила только, когда он остановился рядом ивежливо кашлянул:
        - Кхем… Можно сВами поговорить?
        Индира Астафьевна вздрогнула иподняла нанего растерянный взгляд:
        - Ах, это ты, - нервно вздохнула она, - ая тут заработалась, Дажьбог, помоги… Ты хочешь еще что-то спросить обогах? Садись сюда, - она указала наодин изстульев.
        Обогах спросить тоже непомешалобы, она рассказывала кадетам оздешнем пантеоне час назад, ноВелимир мало что помнил. Вовремя урока боговеденья он больше наблюдал забратом исестрой Соболевыми, чем занаставницей.
        Упомянутый только что Дажьбог являлся толи божеством солнечного света, толи света знаний… Или того идругого?
        Наставница всем своим видом старалась выразить доброжелательность, нонемогла скрыть напряженности вовзгляде. Так наВелимира сегодня смотрели все наставники, некоторые даже непытались скрыть своего недоверия. ИВелимир очень хотел выяснить, из-за чего это? Из-за его, вроде как, необычных способностей или из-за того, что он раньше жил в«чужом» мире? Или из-за высокого поста его деда? Впрочем, последнее, как раз, врядли. Веля уже успел выяснить: связями ввысшем свете здесь могут похвастаться нетолько кадеты вроде Зарика Соболева, ноинекоторые преподаватели.
        Например, Индира Астафьевна Громова, снеаккуратно заплетенной косой, схудым, обгоревшим насолнце лицом, одетая всерую хламиду. Ипри всём при том она - племянница пресветлого волхва Бомелия, личного духовника царя Василия XII Роданова.
        Того самого Бомелия, что был вкабинете Самсоновой вдень сорванной церемонии открытия.
        Стоит при следующей встрече осторожно узнать удеда, нессорилсяли он впоследнее время суважаемым волхвом?
        Ипопытаться узнать кое-что сейчас.
        - Вообще-то я хотел спросить… про Баюна.
        - Да? - она насторожилась.
        - Правда, что он предсказывает будущее?
        Её светлые глаза сощурились иуже неказались приветливыми:
        - Ачто он тебе сказал?
        - Э… я неочень помню, - замялся Велимир, - это было тогда, наплощади, та птица ожила…
        - Ивсё-таки постарайся вспомнить.
        - Я постараюсь, если это так важно, - энергично закивал он. - Значит, правда, что он предсказывает? Ато моему другу он заявил, что его служба счастливой небудет.
        Индира Астафьевна смутилась ипостаралась рассмеяться:
        - Несказалабы, что предсказывает… То есть, я сама несовсем вэто верю, божественной милостью… Баюн поприроде совей - нечисть, его слова неценнее, чем слова какого-нибудь лешего или русалки. Мне надо быть сним построже! - она зачем-то начала перекладывать настоле бумаги. - Ноесли вспомнишь его слова, всёже расскажи. Мне просто интересно, что он болтает.
        - Обещаю! - заверил Велимир. - Аволхвы умеют предсказывать будущее?
        Наставница неопределенно провела рукой над столом:
        - Навсё воля Рода идетей Его. Атебя, милый, интересует прорицание будущего?
        «Скорее, прошлого», грустно подумал Велимир.
        - Несовсем… Просто я подумал… Может, вы или ваш кот знаете, встречусьли я вбудущем сХранителем кривды?
        Индира Астафьевна только охнула ивсплеснула руками:
        - Боги мои, какой кошмар! Я очень надеюсь, что ты невстретишься сним, пока нестанешь взрослым исильным, итогда-то ты его арестуешь. Если, конечно, твой дедушка неарестует этого мерзавца раньше, сбожьей помощью…
        - Новсе говорят, что это он принес внаш сад тот камень, - решительно заявил Велимир.
        - Кто говорит? - насторожилась она, вдруг помрачнев. Её руки невольно сжали край стола.
        - Ну… многие, - уклончиво ответил Веля, чувствуя, что наставница разволновалась неспроста.
        - Миленький, тебе здесь совершенно нечего бояться! - тутже воскликнула она иулыбнулась, только улыбка вышла как будто резиновая. - Наш лагерь, особенно теперь, под лучшей охраной!
        - Нокакже тогда…
        - Наши следователи обязательно разберутся, - заверила она, нетеряя фальшивой улыбки, - этим делом ведь занимается лично твой дедушка, значит, всё будет хорошо.
        Велимир вздохнул. Вэтом-то он как раз исомневался.
        - Авы сами когда-нибудь видели Константина Пугачёва? - немного помолчав, напрямик спросилон.
        - Ох! - Индира Астафьевна вмиг потеряла свою фальшивую улыбку иприжала руки кгруди. - Слава богам, нет. И, между прочим, - она принялась энергично рыться всвоих бумагах, - ствоим даром двувидения ты вполне можешь стать волхвом ипрозревать волю Их. Приходи намои занятия почаще. Сейчас я дам тебе почитать…
        Велимир покорно кивал, понимая, что она старается отвлечь его отКонстантина Пугачева. Взрослые всегда так делают, когда уних нет подходящих ответов навопросы детей.
        Нонеужели то, что сказал ему кот, настолько важно?
        - Аеще местный говорящий медведь почему-то назвал меня Калиновым, - задумчиво произнес Велимир, сам непоняв, зачем сообщил это Громовой.
        - Что?!!
        Наставница едва неподпрыгнула. Часть бумаг полетела натраву.
        - Таптыга, - растерянно уточнил Велимир, слегка отшатнувшись. - Вы незнаете, кто такой Калинов…
        - Нет! - она попыталась собрать бумаги, ноуронила еще больше. - Неимею понятия! Знаешь, мне нужно… уйти. Аты пока… тут… О, вот иСонечка идет! Почитайте сней пока, ая… скоро вернусь.
        Велимир непонял, когда рядом сними оказалась Соболева, ноэто было нетак уж важно. Главное, сней небыло её братца.
        Зато присутствовал какой-то невысокий белобрысый паренек вформе Яви, похоже, напару лет их младше. Он прижимал кгруди стопку бумаги изаинтересованно крутил головой вовсе стороны.
        Соня равнодушно осмотрела всклокоченную наставницу:
        - Индира Астафьевна, здравствуйте еще раз… Вы заняты? Аэто Ванечка Петров, он неуспел коткрытию иприехал только сегодня.
        - Здравствуйте, Индира Астафьевна! Мне одиннадцать лет, мой отец - купец второго разряда. - Бодро отрапортовал тот, встав напротив Громовой. - Мне очень интересен Ваш предмет.
        Велимир едва непоперхнулся оттакой простоты.
        Соня сдержанно улыбнулась.
        - А? - Громова собрала свои бумаги и, наконец, сосредоточила взгляд наподошедших учениках. - Да, да, Ванечка, ты приехал… Садитесь, дети. Я скоро вернусь.
        - Что это сней? - Растерянно спросил новенький, глядя вслед почти бегущей наставнице. - Это неиз-за меня?
        - Ну что ты! - мягко возразила Соболева, указывая ему настул исадясь сама. - Унеё просто срочные дела. Привет, Велимир.
        - Привет…
        - Тыже внук князя Великова, хранителя Яви? - бодро начал разговор Ванечка. - Верно?
        - Да, - буркнул Веля, открывая первый попавшийся учебник, - ноя несообщаю обэтом каждому встречному.
        - Понимаю, понимаю, - затряс головой Петров. Хотя, врядли он что-то понимал. - В«Орлиных вратах» происхождение неважно!
        - Для меня - нетолько в«Орлиных вратах»!
        - Знаешь, я должна извиниться забрата, - поспешно сказала Соня, - он вчера наговорил гадостей. Нонасамом деле Светозар неплохой.
        - Да ерунда, мы уже инепомним, - торопливо ответил Велимир, неверя ни нагрош вскрытую доброту Зарика. - Так вы невсегда вместе ходите? - итутже пожалел, вопрос наверняка звучал крайне глупо.
        - Почти всегда, - серьезно ответила она, - наше колдовство сильнее, когда мы вместе.
        - Это как? - бестактно поинтересовался Ванечка, ноВелимир был рад, что он спросил.
        - Мы близнецы, - она просто пожала плечами, будто такой ответ всё объяснял.
        - Апочему он сейчас снами непошел?
        Наэтот вопрос она ответила несразу ислегкой обидой вголосе:
        - Сюда он сомной ходить небудет.
        Петров, всё-таки, сообразил, что слишком докучает Сони своими расспросами. И, пару раз моргнув, обратил свой любознательный взор наВелимира:
        - АИндира Астафьевна несказала, когда вернется? Почему она ушла?
        - Незнаю. Унеё появились какие-то срочные дела. - Повторил Веля слова Сони. ИНеуверенно прибавил: - странная она какая-то, вам некажется?
        Они взглянули нанего спохожим недоумением.
        - Что значит «странная»? - Соболева резко нахмурилась. - Волхвам дано общаться сбогами, иесли тебе непонятны какие-то их действия…
        - Да я нето имел ввиду! - вскинулся Велимир. Икак она могла подумать онем такое! - Яже вэтом вашем мире всего тридня!
        - Тем более, нестоит рассуждать отом, чего незнаешь, - возразила Соболева, ноуже менее решительно, - астоит заняться изучением.
        Ивыразительно взглянула настопку книг перед ними. Чуть помедлив, добавила почти шепотом:
        - В«этом нашем мире» принято уважать учителей.
        «Даже если один изних предатель?». НоВелимир вовремя прикусил язык.
        - Слушай, извини…
        - Я согласен! - примолкший было Ванечка восторженно затряс головой. - ВЛетописях Рода сказано: «Охотники заКривдой есть избранники богов, аволхвы - избранники изизбранников», - торжественно продекламировалон.
        Что самое противное, сообщил это без малейшего подхалимства. Да кто он вообще такой?!
        - Мы все равны перед Родом идетьми Его, - назидательно добавила Соня, глядя набумаги перед собой. - Ивсе мы равно служим Родине иПрави. АИндиру Астафьевну я давно знаю инесомневаюсь…
        Она неожиданно замолчала наполуслове икоснулась пальцами виска.
        - Что стобой? Тебе плохо? - Петров испуганно вскочил состула.
        АВелимир уже смутно догадывался, что её прервало. Вернее,кто.
        - Ничего, всё впорядке, - Соня убрала руку отлица итоже встала. - Зарику сейчас нужна моя помощь назанятиях позаклинаниям. Я пойду кЛукиной.
        - Тогда ия пойду, - заявил Ванечка, собирая свои листки. - Надеюсь, Лукина несбежит при нашем появлении. Акдругим наставникам мы сегодня успеем?
        - Может быть. Аты снами? - бесцветно-вежливо поинтересовалась уВелимира Соня. Даже мысленное присутствие брата подавляло вней всякую самостоятельность.
        Он хмуро покачал головой:
        - Нет, вы идите, ая, наверное, дождусь Индиру Астафьевну.
        Только что-то ему подсказывало, ждать сегодня наставницу нет смысла.
        Итак, вместо того, чтобы хоть немного прояснить дело, он получил еще больше вопросов. Например, очень интересно, кто этот Калинов?
        Задумчиво глядя перед собой, Велимир вдруг увидел знакомую кошачью морду, выглядывающую из-за деревянного истукана. Баюн тутже поймал его взгляд, недовольно фыркнул искрылся. Как давно он заними наблюдает?
        Веля фыркнул нехуже кота иоткрыл наугад лежащую перед ним книгу.
        Прочитал первое, что увидел:
        «Ирий - божественный сад, обитель богов. Высший мир, место соединения Яви, Нави иПрави. Ирий отмыкался двумя ключами - Черным иБелым, которые раньше хранились уВорона. Ногромкое карканье Ворона докучало богам, иони приказали Ворону отдать ключи отИрия Ласточке. Ворон послушался, ноотдал Ласточке только Белый ключ. Ласточка стала укорять ворона заобман богов, итогда он созла вырвал унеё изхвоста несколько перьев. Стех времен ласточкин хвост стал раздвоенным. Узнав обесстыдстве Ворона, боги разгневались иобрекли всех ворон клевать мертвечину. НоВорон так инеотдал Ласточке Черный ключ. Тогда боги создали третий ключ - Красный - иотдали его Орлу…».
        Велимир решительно захлопнул книгу. Он нагло соврал Громовой: насамом деле он прекрасно помнил, что сказал ему тогда Баюн. Только дед велел никому пока обэтом нерассказывать.
        Глава №6. И.А.Громова, день назад
        Индира закрыла глаза ивновь мысленно увидала Великую степь. Окраинное селение наберегу травяного моря. Исебя, совсем юную, рассказывающую освоих видениях приехавшему вгости изстолицы дядюшке-волхву. Отом, что ей снятся всадники взолотых масках инарыжих конях. Быть может, лучшебы она тогда промолчала. Нотакова воля богов.
        - Ты правильно поступила, что приехала ко мне, - вернул ее внастоящее время ивсвой кабинет пресветлый Бомелий.
        - Это было непросто, - тихо заметилаона.
        - Понимаю. Как я могу предположить, влагере сейчас всё вверх дном?
        Его голос звучал успокаивающе. Вдополнение ксловам Бомелий протянул племяннице чашку крепкогочая.
        Индира сжала чашку обеими руками. Несмотря напрекрасную летнюю погоду вАрконе, её знобило.
        - Расписание осталось неизменным, - возразила она. - Уже завтра все работники приступят ксвоим обязанностям.
        - Акакже расследование? - невозмутимо спросилон.
        Индира передернула плечами.
        - Насколько я знаю, сыскные все осмотрели еще вчера. Только навыездах стерритории остались посты. Выехать из«Орлиных врат» теперь можно только поспециальному пропуску, подписанному Самсоновой.
        Дядя ничего неответил, задумчиво уставился наразложенные перед ним бумаги.
        Индира опять вспомнила, скаким притворно-доброжелательным выражением лица Настасья Карповна подписывала ей этот пропуск. Казалось, будь ее воля, онабы подписала Громовой приговор. Ивсё стойже ласковой улыбкой.
        - Стало быть, госпожа Самсонова там всё-таки для сохранения, анеразрушения, - задумчиво произнес Бомелий сам себе, - покрайней мере, пока. Аэтот мальчик… Неслишкомли вовремя он появился перед нами? Племянница, - он неспешно пригладил бороду иобратился кИндире. - Мне очень интересно Ваше мнение обо всём произошедшем. Иобудущем.
        Она еще крепче сжала чашку.
        Вскоре после того, как она, девочка, рассказала дядюшке освоих видениях, кеё приграничной деревне насамом деле приблизились всадники взолотых масках. Адвенадцать лет назад она увидела, как орленок пытается заклевать орла. Иэто тоже сбылось, даже вдвойне.
        Индира почитала волю богов, посылающих ей эти знаки, новтоже время больше всего вжизни боялась своих видений. Боялась неверного их толкования.
        - Еще раз хочу заметить, чтобы ты ни предвидела, принимать решения придется ненам стобой, - произнес дядя, словно подслушав её мысли. Как всегда. - Наш долг лишь передать земным правителям знаки правителей высших, - он обвел рукой стены кабинета.
        Медовая древесина стен была расписана искусными, насыщенными цветом исветом, изображениями детей Рода. Сварог, Лада, Дажьбог, Стрибог, Хорс, Перун, Велес…
        Только дядя чуть лукавил. Он достаточно приближен кцарю, чтобы принимать решения наравне сХранителями иприказоведующими. Идаже наравне сАристархом Хродольфом, криксыбы его побрали вместе сего Самсоновой!
        - Я немедленно сообщу Вам, если что-то увижу, - повторила она своё многократное обещание.
        - Прошу тебя, постарайся сообщить что-нибудь как можно скорее, - произнес он мягко, нонастойчиво. - Наш досточтимый государь желает поскорее разобраться вэтой истории.
        Индира напряженно подняла нанего взгляд:
        - А… государь уже говорил сПанкратом Александровичем?
        - Да, разумеется, еще вчера, - невозмутимо кивнул Бомелий. - Насколько я знаю, он желает, чтобы талант мальчика вбудущем послужил нашему государству.
        - «Послужил», то есть послужил так, как должен был послужитьтот…
        - Нестоит делать поспешных выводов! - он быстро вскинул руки, давая понять, что племяннице неследует болтать глупости. - Наш государь нетак откровенен сомной, как многим кажется. Вероятно, сХранителем Яви он обсудил будущее Велимира Станиславовича более подробно. Намже остается лишь уповать наволю богов ипродолжать трудиться.
        Индира быстро закивала:
        - Я сделаю всё, что вмоих силах, но.… Теперь я просто боюсь возвращаться туда!
        - О, сие происшествие всех нас немало встревожило. - Дядя снова поднял руки вумиротворяющем жесте. - Вторжение организовал кто-то, имеющий доступ натерриторию. Это ясно, хоть этого пока никто нежелает произнести вслух.
        - То есть, кто-то изнаставников связан соСтаей?!
        - Почему сразу соСтаей? - он удивленно вскинул брови. - Немало идругих источников зла. Да, мы знаем, что среди твоих коллег есть кое-кто, впрошлом связанный с«волками». Ипотому я прошу тебя, кроме прочего, неподдаваться страху, новнимательно относиться ксвоим сослуживцам.
        - Я постараюсь небояться, - выпалила Громова и, неудержавшись, спросила: - Вы недумаете, что мальчика специально выманили внашмир?
        Дядя Бомелий задумался. Втакие моменты он казался Индире очень мудрым, ноиочень печальным, как будто ему ведомо нечто невыразимо грустное про всехних.
        - Мало вероятно, - наконец-то вымолвил он, - нонеисключено.
        Только выйдя наулицу, Индира перевела дыхание.
        Аркона, столица Ар-царства, переполнялась солнечным светом иароматом цветущих яблонь. Червень, первый летний месяц радовал, казалось, радовал всех, кроме Индиры.
        Вцентре, как всегда, было многолюдно, горожане спешили посвоим делам, неведая овысочайших интригах, творящихся совсем рядом. Какиеже они счастливые!
        Она бросила тревожный взгляд через площадь наАрконский Кремль. Отобители царей Дом волхвов иГлавное святилище находились ближе, чем «логово» ОЗК. Но, зачастую, это обстоятельство несоответствовало расстановке сил всамом Кремле.
        Вовсяком случае, довозвышения её дяди Бомелия.
        Насамом деле, даже большинство изволхвов неверят вдар предсказания. Уж слишком видения неясны, слишком по-разному их можно истолковать…. Ноцарь Василий Иванович Раданов XII внимательно относится кпредсказаниям. Особенно кеё, Индиры Громовой, предсказаниям. Илучшебы ей его неразочаровывать.
        Внезапно она почувствовала чей-то пристальный взгляд. Оглянувшись, Индира заметила среди снующих горожан женщину внеопрятном мужском костюме. Та, мгновенно поняв, что ее обнаружили, немедленно растворилась втолпе.
        Индира села всвою повозку итолько тогда заметила, что всё еще сжимает вруках чашку.
        Глава №7, вкоторой Таптыга рыбачит, Велимир получает секретное задание, анаставники ведут странные разговоры
        Главными итогами первого дня расследования можно было объявить две вещи. Первая - то, что расследование несдвинулось ни намиллиметр, скорее еще больше запуталось. Ивторая - Ванечка Петров будет жить вместе сними. Комнаты вобщежитии лагеря рассчитывалась начетверых, аВелимир, Ярик иЛоло как раз оставались содной свободной койкой. Такое удачное совпадение!
        Привел новенького лично Аскольд уже после отбоя, исообщил еще, что приехал дедушка ихочет поговорить сВелимиром. Так что знакомство приятелей сновым соседом Веля пропустил, полный нехороших предчувствий, он поспешил водвор.
        Притихший, остывающий после дневной жары лагерь казался безмятежным, как детский сад втихий час. НоВелимира неоставляла мысль отом, что скрывается заэтой безмятежностью.
        Иочем это хочет поговорить сним дед? Спросить обуспехах необычайно одаренного внука? Рановато.
        Дедушка ждал его назаднем дворе, под дубом. Вожидании он вежливо беседовал с«шеф-поварихой» Марфой Егоровной Ягой.
        - А, вот инаш герой! - первой заметила Велю Яга. - Уже всех победил?
        - Да, - мрачно кивнулон.
        - Молодец. Ну, я, пожалуй, пойду. - Она чинно поправила фартук. - Имей ввиду, завтра накухне рыбный день. Панкрат Александрович, ясных днейВам!
        - ИВам удачи… срыбой.
        Оставшись наедине, они посмотрели друг надруга содинаковым вопросом.
        - Привет, герой, - первым всё-таки заговорил дедушка. Голос унего был усталый, нотвердый. - Как успехи?
        - Привет, дед. Нормально, - осторожно ответил Веля, стараясь понять, куда тот клонит. - Аты чего так рано приехал? Сбабушкой всё впорядке?
        - Да, она впорядке, - соблегчением ответил тот, - всё еще расстроена, новозвращение внаш здешний дом ее подбодрило.
        - Аты насамом деле князь? - зачем-то спросил Велимир. Ему было всё еще непривычно видеть своего деда вэтих «древнерусских» одеждах. Панкрат Александрович походил напостаревшего, нонеутратившего силу былинного воина. Веля немог привыкнуть, что именно этот образ иесть настоящий, атот, другой, был лишь маскировкой.
        - Есть немного, - дедушка нервно провел рукой поседым волосам. - Я просто хотел узнать, как ты устроился. Как друзья, как наставники?
        - Устроился хорошо. СЯрославом, Любавой иЛоло мы подружились еще впервый день, - покладисто начал отвечать Велимир. Про знакомство сЗариком иСоней он решил пока неупоминать. - Все наставники относятся ко мне сбольшим вниманием. - Что правда, то правда! - Только Индира Астафьевна почему-то сегодня отменя убежала.
        Дед немедленно насторожился:
        - Убежала? Почему?
        - Я думал, что ты мне объяснишь, - наивно развел руками примерный ученик. - Сегодня я пришел кней надополнительные занятия, хотел спросить кое-что про Баюна, аунее вдруг возникли срочные дела. Иона ушла.
        Тот еще больше нахмурился:
        - Ачто ты хотел узнать про Баюна?
        - Ну.… Умеетли он предсказывать?
        - Глупости! - почти выкрикнул дедушка. При этом листва дуба громко зашелестела, хотя вродебы ветра небыло. - Надеюсь, ты непересказывал Индире Астафьевне его слова?
        - Нет! - Велимир замотал головой. - Нопочему ей нельзя это знать? Что означали его слова?
        Дед быстро взял себя вруки.
        - Втом-то идело, что ничего слова Баюна неозначали, ноиз-за бессмысленной болтовни кота унас могут быть неприятности. Извини, пока я немогу объяснить иначе.
        - Индира Астафьевна сказала, что сама неверит вего предсказания, - живо добавил внук. - Апотом она куда-то убежала. Я подумал, неиз-за меняли?
        - Нет, что ты! - дед опять начал теребить свою шевелюру. - Наставники в«Орлиных вратах» совершенно одинаково относятся ко всем кадетам.
        - А, - Велимир решился-таки спросить, - ты сней нессорился?
        - Я? - дед искренне удивился. - Счегобы?
        - Ну, малоли…
        Тот всплеснул руками:
        - Да мы сней едва знакомы! Ты обо всём этом недумай, для тебя сейчас главное изучить всё, что касается нашего мира.
        Велимира подмывало спросить еще, нессорилсяли дед спресветлым Бомелием, ноон сдержался. Невремя сейчас.
        - Я вот что еще хотел сказать, - дед оставил впокое свои волосы иположил ладонь наплечо внука. - Как ты себя здесь чувствуешь? Ну, вобщем?
        - Вобщем? - Мальчик честно непонял, куда тот клонит. - Нормально. Тут свежий воздух, кормят хорошо ирассказывают интересное.
        - Это здорово, ноя немного одругом, - дед струдом подбирал слова, будто собираясь сказать что-то, поопределению недоступное пониманию внука. - Ты нечувствуешь себя какбы… по-новому?
        Велимир пожал плечами, действительно непонимая:
        - Если ты про могучие колдовские силы, то ничего особенного я нечувствую.
        - Ясно, ясно… Может так илучше, - дед быстро оглянулся посторонам, словно опасаясь, что их подслушивают. Очень может быть! - Я вот еще что хотел сказать. Сегодня квам подселили новенького поимени Ваня Петров.
        - Ну да, аон-то при чем? - Велимир недоумевающе заморгал.
        - Понимаешь, вчем дело, - пустился вобъяснения дед, перейдя почти нашепот. - Он несын купца, насамом деле его отец - очень значительный господин вгосударстве.
        - Неужто значительнее тебя?
        Дед слегка стушевался оттакого уточнения:
        - Ну, предположим, незначительнее… Невтом дело! Его родители нехотят раскрывать здесь его настоящую фамилию, они считают, что повышенное внимание их сыну ненужно.
        - Повезло ему, - хмыкнул Веля, пытаясь понять, зачем дедушка посвящает его вэту страшную тайну.
        - Понятно, что в«Орлиных вратах» анонимность непринята, вэтих стенах итак все равны, - быстро добавил тот, словно извиняясь занеизвестных родителей. - НосВанечкой особый случай.
        - Понимаю, понимаю. Очень значительный господин. - Кивнул Веля ссамым серьёзным видом.
        Аэтому Ванечке стоит отдать должное - кембы ни были его родители, он совсем непохож на«кощеева родственника».
        - Послушай, это серьезно! - неожиданно строго воскликнул дедушка. - Уменя есть для тебя задание, рядовой!
        - Слушаю! - Велимир немедленно встал постойке «смирно».
        - Ты будешь заним присматривать.
        - Чего-о?!
        Дед устало провел ладонями полицу:
        - Послушай, внучек, я сейчас доверяю тебе строжайше секретные сведения. Сэтим мальчиком недолжно случиться ничего плохого. Желательно, чтобы унего даже синяков непоявилось.
        - Какие нежности! - презрительно фыркнул Велимир. - Что, мне его наруках носить?
        - Нет, - ответил дедуля свеличайшим терпением. - Просто будь поблизости, подружись сним, познакомь сосвоими друзьями. Знаешь, внекоторой степени для него здесь тоже всё вновинку, как идля тебя.
        Велимир еще больше скис. Ему совершенно некогда становиться тайным телохранителем для какой-то маленькой-большой шишки.
        - Анельзя это дело Аскольду поручить? Онже такой ответственный!
        Дед покачал головой:
        - Он несможет всё время быть поблизости. Увожатого много обязанностей.
        - Ноя тоже немогу! - Веля вспыхнул отвозмущения. - Уменя тут тоже есть дела!
        - Я инеговорю, что всё время надо быть рядом, - преспокойно возразил дед, хотя секунду назад именно это исказал. - Как раз наоборот, ненадо привлекать лишнее внимание.
        Велимир насупился. Хорошенькая задачка, ничего нескажешь!
        - Я рассчитываю натебя, герой. - Сурово подвел итог дедушка. - Теперь иди, уже давно пора спать.
        Вкоридорах корпуса царили тишина иполумрак. Легкую подсветку давали только витиеватые узоры напотолках, светящиеся мягким внутренним светом. Такой свет неразгонял темноту вдальних углах, итам, вэтих углах, словнобы что-то шевелилось.
        НоВелимир почти необращал внимания ни насвет, ни натьму. Он взволнованно соображал, что теперь делать. Появление Ванечки могло помешать их расследованию, арассказывать «подохранному» освоей затее Велимир нехотел, малоли чьим сыном тот окажется. Да ибестолковый он какой-то…
        Странный скребуще-хлюпающий звук всё-таки отвлек его оттяжелых дум. Звук доносился изперекрестного коридора, ведущего, кажется, кстоловой. Звук повторился. Велимир сделал шаг всторону источника звука иприслушался. Вкоридоре никого небыло, нозвук доносился именно оттуда ивтоже время словно отправой стены. Скорее всего, из-за какой-то двери.
        Велимир сделал еще шаг. Разгуливать покорпусу после отбоя строго запрещалось, но… Чего несделаешь ради истины!
        Велимир пошёл покоридору. Уже через несколько шагов он заметил справа приотворенную дверь. Заней было также сумрачно, ислышалось царапанье, бульканье ичавканье.
        Готовясь ко всему, Велимир просунул голову впроем. Имевшаяся впомещении задверью потолочная подсветка вполне позволила разглядеть всю картину. Комната оказалась небольшой кладовой, почти полностью заставленной полками, ящиками имешками. Посередине стояла большая деревянная бочка снадписью «живая рыба». Около бочки, запустив внеё обе передние лапы, красовался Топтыга. Изпасти унего уже торчала одна рыбина иприветливо махала Велимиру хвостом.
        Несколько мгновений они молча смотрели друг надруга - иеще вопрос, кто был больше поражен! Потом Топтыга очень осторожно, как драгоценность, опустил рыбину обратно вбочку. И, наконец, прошептал:
        - Ты, это.… После отбоя нельзя ходить.
        - Азавтра, говорят, рыбный день, - заметил всвою очередь Велимир.
        Топтыга суетливо посмотрел посторонам ирешительно объявил:
        - Ты меня невидел ия тебя тоже!
        - Идет, - легко согласился Веля.
        Он инесобирался выдавать лохматого воришку, тем более, что бабуля Яга ибез него догадается, кто тут «рыбачил».
        Велимир уже собирался плотно закрыть дверь, как издругого конца коридора послышались знакомые голоса преподавателей. Неуспев толком ничего подумать, он влетел вчулан изакрыл засобой дверь. Медведь тоже услышал голоса инемедленно поддался панике:
        - Мы попались! Что делать, что делать? - он метнулся всторону отбочки инанего тутже упали какие-то пакеты.
        - Тихо! - как мог сурово шикнул нанего Велимир. - Если небудем шуметь, они нас незаметят. Как ты только надело решился стакими нервами?
        Топтыга жалобно заскулил из-под пакетов:
        - Я только посмотреть зашел, как они тут, аони сами…
        - Сами взубы прыгнули? Ладно, если попадемся, вали всё наменя, - нервно посоветовал Велимир, - скажи, что это мне наночь глядя захотелось суши.
        - Какой еще суши?
        - Тсс!
        Голоса приближались:
        - Идемте встоловую, ради богов, там сейчас точно никого нет, мы сможем спокойно поговорить…
        - Индира, я очень устала ихочу спать! Я Вам уже всё сказала, инераз.
        Первый голос принадлежал, несомненно, Индире Астафьевне, авторой, тоже женский, точно кому-то изнаставниц, только Велимир пока немог вспомнить, кому.
        - Нет, это я Вам говорила нераз, Далия Степановна, - «подсказала» ему Громова. - Когда она перестанет меня преследовать?! Она следит замной даже уДома волхвов!
        - Тише Вы! - Лукина, седовласая наставница позаклинаниям Яви раздраженно шикнула. - Что вы отменя хотите? Яже немогу управлятьею.
        - Новы можете хоть что-то сделать! Онаже ваша сестра!
        - Непретворяйтесь дурочкой, Вы прекрасно всё понимаете! Эльвира будет слушать меня впоследнюю очередь.
        - Но, но… - Громова всхлипнула, - если она захочет явиться прямо сюда, влагерь? Если она ипро мальчика уже знает?
        - Ичто стого? Про него уже многие знают. Вам-то что задело?
        - Теперь уже Вы претворяетесь! Вы прекрасно знаете, что мне задело! Это иВаше дело тоже! - Громова почти перешла накрик, нопредупредительное шипение Лукиной заставило её говорить тиши. Последние слова Веля едва расслышал: - Этот мальчик… неспроста… может повториться… Пугачев…
        - Я считаю, - жестко прервала её Далия Степановна, - что нам просто нужно поменьше болтать, вот ивсё.
        НоГромова неунималась:
        - Прошу Вас, пойдемте куда-нибудь иеще раз обсудим…
        - Я. Иду. Спать. - Произнесла Лукина так, что ее слова прозвучали почти материальным металлом.
        Послышались удаляющиеся шаги. Индира Астафьевна, продолжая всхлипывать ибормотать что-то невнятное, последовала заней. Всё быстро стихло.
        Топтыга перепугано глядел наВелимира из-под кулька.
        - Ты меня невидел ия тебя тоже, - сурово сказал Веля ивышел изчулана.
        Глава №8, вкоторой много разговоров ословах
        Ванечка Петров живо вскочив из-за парты:
        - «Магия слова», словесные заклинания - это самая древняя изпрактик охотников заКривдой, - выпалил он заученные слова изучебника. - Назаре нашей службы некоторые молитвы ипеснопения богам преобразовались впервые речевые инструменты воздействия.
        Далия Степановна Лукина сдержанно кивнула:
        - Очень хорошо, значит, хотябы некоторые извас помнят, что я говорила напрошлом занятии. - Заее спиной, наогромной, почти вовсю стену, доске теснились исами собой перемещались какие-то слова. - Можешь сесть.
        Ванечка послушно уселся насвоё место, новидно было, что ему просто нетерпится ответить наследующий вопрос.
        - Аон еще больший зануда, чем ты, - прошептала Любава, наклонившись кЯрославу, - незнала, что такое бывает…
        Особых хлопот Велимиру Петров пока недоставлял. Насколько Веля смог понять запрошедшие пару дней, «драгоценному» Ванечке могло грозить только закипание мозгов. Или нервный срыв. Ничем, кроме учебы, он влагере неинтересовался. То есть, вообще, ничем - Петров навсех занятиях ловил буквально каждое слово наставника, авсвободное время старался обойти все секции еще раз. Иеще вбиблиотеку успевал забегать. Ярославу, иправда, было донего далеко. Даже Аскольд неподдержал такого рвения изаметил вчера перед ужином, что «воспитанникам следует выбрать себе одно, самое большее - два направления, анепытаться объять необъятное». Начто Ванечка, опоздавший наужин, скромно ответил, что он «пока нерешил».
        Ярик неодобрительно шикнул насестру исвидом самого большого знатока объявил:
        - Анаоснове речевого силоуправления была разработана методика управления созданиями Яви иНави.
        - Да, верно, - еще один одобрительный кивок. - Асейчас откройте свои книги нашестой странице.
        Велимир открыл свой «Чаровник Яви». Он тоже внимательно слушал, что говорит Далия Степановна. Её голос звучал четко, ровно иясно. Невыражал никаких посторонних эмоций. Ничего подозрительного. Ноименно это ибыло самым подозрительным.
        Извсех наставников лагеря Лукина казалась Велимиру самой строгой. Насколько ему уже довелось слышать, Далия Степановна всегда разговаривала скадетами иколлегами предельно четко исдержанно. Ни один волос изседой прически пожилой дамы невыбивался, идеально ровная спина несгибалась ни насантиметр. Далие Степановне нехватало разве что короны для завершения царственного образа!
        Казалось, такие дамы поопределению немогут нарушить закон. Или как раз такие имогут?…
        - Итак, - продолжала она, прохаживаясь перед аудиторией, - ваша воля, выраженная вспециально выработанном порядке слов, может изменить природу вещи или заставить магическое создание подчиниться вам. Кто назовет главный принцип этого действия?
        Руки Петрова иЯрослава одновременно взметнулись вверх. Велимир помешкал секунду итоже поднял руку.
        Наставница пробежала холодным взглядом полицам желающих.
        - Великий, прошу.
        Велимир встал и, стараясь смотреть бесстрастной наставнице прямо вглаза, ответил:
        - Каждый предмет вприроде икаждое создание обладает своей внутренней живой энергией. Волхвы называют её «искрой Ра», частичкой Всетворца Рода.
        При упоминании волхвов ее тонкие седые брови чуть нахмурились.
        - Охотник должен почувствовать эту энергию инаправить, - закончил Велимир.
        Ярослав иВаня глянули нанего спохожей ревностью. Петров даже скаким-то отчаяньем, будто его теперь непременно вытурят излагеря.
        Наставница удостоила его всё темже кивком иразрешила сесть.
        - Верно. Подчинить своей воле этот дух, пользуясь словом, жестом или усилием мысли. Речевое воздействие - самое простое, поэтому вы начинаете обучение снего. Нолично я хочу заметить, что это лишь кажущаяся лёгкость.
        Она еще раз обвела притихших воспитанников колким взглядом. Весь вид наставницы как-бы подтверждал её замечание:
        - Вы должны также помнить, что любое ваше слово, особенно брошенное всердцах, несёт всебе вашу силу. Разумеется, серьезное проклятие можно оформить только сознательно, - она мельком взглянула наРуслана Романовича Волкова. Наставник позаклинаниям Нави сидел тутже забольшим учительским столом. - Новсё равно, недолжно Охотнику бросаться словами.
        Аудитория напряженно притихла, аВелимир снова вскочил сместа и, совсей возможной невинностью, спросил:
        - Аможетли Охотник врать?
        Далия Степановна впервые заурок растерянно заморгала:
        - Что, простите?
        Остальные кадеты снеменьшем удивлением уставились наВелю.
        - Врать. Что будет, если Охотник заКривдой соврет?
        Судя повсему, ответа изучебника унаставницы небыло.
        - Похоже, этот вопрос помоей части, - неожиданно вмешался Руслан Романович, дотого непроронивший ни слова. - Среди заклинаний Нави есть иособые обманные чары. Я могу вам оних рассказать, ноподробно изучать ипрактиковать их, ксчастью для нас, вы сможете только настарших курсах Высокой школы. Если, конечно, туда попадете, - он ехидно усмехнулся, глядя прямо наВелимира.
        - Интересно былобы послушать, - вежливо кивнул Веля, стараясь смотреть прямо вглаза Волкову.
        Далия Степановна поспешила вернуть себе внимание учеников:
        - Я могу сказать, что лгать недолжен никто, независимо отобщественного положения идолжности. Авот как рассеивать обманы мы тоже поговорим. - Наколлегу она даже несмотрела. - Сейчас давайте вернемся ксегодняшней теме. Перед вами настолах стоят две плошки, водной вода, другая пустая. Ваша задача, пользуясь описанием вкниге, переместить воду изодной посуды вдругую. Заметьте, вода - самый податливый, удобный для воздействия элемент природы. Слова заклинания желательно произносить шёпотом или вполголоса, ночетко.
        Велимир опять уставился настраницу номер шесть.
        Книга кратко советовала сосредоточиться наобъекте ипроизнести: «Силой моей, волей моей, было иесть…».
        Соученики вокруг энергично бормотали, слышался плеск, хихиканье иворчание. Судя повсему, многие перемещали воду неизмиски вмиску, аизмиски друг надруга. НоВелимир всё еще очень смутно понимал, как они это делают. Он покосился наприятелей - те выполняли упражнение без всяких видимых усилий, непринужденно поводя ладонью над водой.
        Несказать, чтобы Велимира очень уж огорчали свои неудачи вэтих уроках, нооказаться худшим учеником вклассе совсем нехотелось!
        - Смысл втом, чтобы почувствовать то, что внутри воды, ее волокна, - еще тише принялся подсказывать ему Ярик, - имысленно зацепиться заэти волокна, ажест поможет сосредоточиться, пока мы только учимся.
        - То есть, найди там крошечного водяного духа ивозьми его зашкирку, - добавил Лоло таким тоном, будто перевел смарсианского языка начеловеческий.
        Велимир энергично закивал, делая вид, что теперь-то ему всё понятно.
        Невольно он коснулся пальцами поверхности воды. Намгновение мальчику показалось что-то похожее настатическое электричество. Если там иесть этот «крошечный водяной дух», то легко сдаваться он несобирается.
        Велимир честно попытался повторить упражнение, ноурок очень вовремя прервался. Вкласс буквально ворвались Аскольд иСнежана Орлова, оба неестественно бледные.
        - Всем кадетам срочно пройти взал собраний, - выдохнул Асик, - анаставникам - вкабинет Кирилла Семеновича. Унас чрезвычайное происшествие.
        Глава №9. Д.С.Лукина, один месяц назад
        Далия Степановна всегда была уверена: главный штаб Охотников заКривдой - это строгий режимный объект, попасть вздание поадресу «Кузнечная, 4» можно только послужебным документам испецпропускам. Строго. Ноувидев напороге своего кабинета Эльвиру Антонову, широкой публике более известную под псевдонимом «Эля Ато», сильно засомневалась вдисциплинированности некоторых сослуживцев. Идаже вих душевном здоровье.
        - Ты? Что ты здесь делаешь?!
        - Итебе доброго дня, сестренка, - та лениво качнула полурастрёпанной прической, плотно прикрыла дверь ипрошествовала кстолу. - Или, как увас тут принято говорить, ясных дней!
        День этот выдался как раз далеко неясным. Заокном собиралась типичная для начала травня, последнего месяца весны, гроза. Лучшего момента для встречи сродственницей инепридумаешь!
        Какже её всё-таки пропустили?
        - Я тоже умею быть убедительной, - многозначительно улыбнулась Эльвира вответ наеё немой вопрос. - Уменя свои… заклинания.
        Далия Степановна поспешно закрыла лежащую настоле папку сновым шифром. Она лихорадочно пыталась сообразить, вочто сестрица ввязалась наэтот раз? Вид утой был вполне жизнерадостный, ноэто как раз самый дурной признак.
        - Мы моглибы идома поговорить.
        - Ну, какже тебя застать дома!
        - Ты моглабы написать…
        - Всмысле, записаться наприем? - Эльвира деланно удивилась. - Как я недодумалась! Простите, госпожа полковник, ноя без записи.
        Далия напряженно прикусила губу. УЭльвиры всегда была своеобразная манера очем-то просить. Автом, что она пришла именно спросьбой, точнее, стребованием, можно несомневаться.
        - Хорошо, хорошо, - Далия сложила руки настоле впримирительном жесте, - я тебя внимательно слушаю. Что-то случилось?
        Та поудобнее уселась настуле, закинула ноги ввызывающе красных сапогах одну надругую.
        Эльвира была только надесять лет младше неё, носвой возраст сестра давно призрела. Еще вовремена учебы влитературном училище она высветлила волосы донеестественного белесо-лилового цвета какой-то алхимической пакостью ивпредь этому красителю неизменяла. Ввыборе одежды - странному сочетанию мужских вещей, изрезанных сарафанов иеще чего-то нелепого - её вкус свозрастом тоже неизменился, скорее, усугубился.
        Впрочем, внешний вид Эльвиры - это наименьшая изпроблем вотношениях сестер.
        - О, пока ничего криминального! - Эльвира легкомысленно взмахнула руками. Звякнули многочисленные браслеты. - Мне всего лишь нужен допуск вваш архив.
        Далия Степановна - один излучших специалистов вОЗК поречевому колдовству - потеряла дар речи.
        Вот уж действительно, «пока»!
        - Боги милосердные, зачем?!
        - Что заглупый вопрос? - фыркнула сестра, словно капризная девица. Впрочем, вопрос, иправда, был глупый. - Зачем люди ходят вархивы? Зазнаниями, конечно!
        Далия всё еще незнала, как отвечать натакую наглость. Как всегда бывало втаких ситуациях, её начала бить мелкая дрожь - одновременно отзлости насестру иотстраха заеё будущее. Изасвоё будущее тоже.
        Да, чего-чего, азнаний вархивах ОЗК было предостаточно! Вот только кбольшинству изэтих знаний Эльвиру нельзя подпускать инапушечный выстрел! Для еёже блага. Идля блага общества, конечно.
        Неговоря уже отом, что доступ вэти архивы строго ограничен.
        - Ненадо делать такое лицо, - Эльвира, естественно, знала, очем старшая сейчас думает. - Я несобираюсь ничего оттуда выносить.
        Упочтенной заклинательницы вырвался нервный смешок:
        - О, ты очень любезна!
        - О, я знаю!
        Их семья небыла знатной, иникто изих предков необладал даром Охотника. Изпоколения впоколение передавалась только книжная лавка, да переплетная мастерская при ней. Сколько себя помнила, Далия всегда была вокружении книг, ноникогда ни водной изних неприводилось ни одного заклинания - родители строго чтили закон. Новдвенадцать лет она заметила, что отеё одобряющих слов растения расцветают буквально наглазах, азлые собаки становятся ласковыми. Её приняли влагерь «Орлиные врата», апотом - вВысокую школу Охотников заКривдой. Апотом - она дослужилась дозвания полковника ипоста начальника Шифровального отдела.
        Несмотря ни начто!
        Далия никогда несомневалась всвоих талантах изнаниях, нособственная карьера всё равно вызывала унеё удивление - стакой-то родней…
        Считается, что появление или непоявление колдовского дара уребенка независит отнаследственности иобъясняется только волей богов. Акак иначе это объяснить, если младшая сестра Далии воспитывалась темиже родителями ивтехже условиях, новсоответствующем возрасте так инеобнаружила всебе магических способностей? Зато Эльвира обнаружила другой талант, тоже связанный сиспользованием «словесных формулировок»: своими репортерскими расследованиями Эля Ато поднимала неменьшие бури, чем отсамого мощного проклятия.
        Далия немогла понять, почему «эту пронырливую газетчицу» саму еще непрокляли? То есть, её, конечно, проклинали, ноона как-то всегда избегала проклятия! Ипочему ею досих пор незанялись сами Охотники?… Отом, какие уЭльвиры могут быть связи, Далия старалась просто недумать.
        - Так что, поможешь свободной художнице?
        Впрочем, если Эля сейчас обратилась кней, связи эти небезграничны. Ксчастью или - наоборот?!
        Далия Степановна всё-таки поддалась негодованию:
        - Да ты хоть понимаешь, очем просишь? Этоже засекреченные материалы! - она вскочила состула. - Ичто тебе там нужно, опять хочешь растрепать какое-нибудь государственное дело?
        - Во-первых, общественность имеет право знать. - Произнесла свою любимую фразу Эльвира, недрогнув. - Аво-вторых, я сейчас веду серьезное расследование. Для общего блага.
        Далия опять начала нервно хихикать:
        - Для общего блага?! Эля, вочто ты ввязалась наэтот раз? Кто тебя нанял?
        Та лишь лукаво улыбнулась:
        - Это - засекреченный материал.
        Далия обессиленно рухнула обратно настул.
        - Ты просишь невозможного. Если ты явишься вархив спропуском отменя, это погубит итвою имою карьеру. Если твои приключения можно называть карьерой…
        - Ая для такого случая прилично оденусь! Апотом буду всё отрицать.
        - Немели ерунду. Наэтот раз я, действительно, немогу тебе помочь, даже еслибы захотела. Слишком большой риск.
        Эльвира состроила кислую мину иподалась вперед, глядя насестру очень пристально. Далия напряглась как перед ударом.
        - Аразве вас, Охотников, неучат, что когда риск неизбежен, надо уметь нанего идти? - доверительно поинтересовалась Эля. - Я ведь инадругую тему могу написать. Что-нибудь изжизни князя Великого иродственников… Например, отом, как заговор против царя раскрыла полусумасшедшая жрица, анедоблестные «медведи»…. Или отом, кто меня сэтой жрицей познакомил…
        - Ты этого несделаешь! - Далия судорожно сжала вруках какие-то бумаги. - Ты подставишь саму себя!
        - Ну, я итак, посути, вне закона, - сестрица лениво потянулась. - Ктомуже уменя сейчас такое задание, что ради него стоит… рискнуть.
        Далия Степановна усилием воли заставила себя разжать бумаги. Мельком глянула вних - похоже, что-то важное. Боги всесильные, ну почему вы ненаделили Эльвиру самой темной силой Нави, почему она нестала жрицей Мары? Тогда сней былобы гораздо легче общаться.
        - Нет, - твердо, отчетливо, отстраненно, как учат вВысокой школе, произнесла Далия. - Ты этого несделаешь. Тебе это никак непоможет, только усложнит жизнь.
        Ихотелосьбы верить, что несделает еще ипотому, что они, несмотря ни начто, сестры.
        Эльвира окончательно скисла имахнула нанеё рукой, как набеспросветно глупую. Опять звякнули браслеты.
        - Имей ввиду, Даля, ствоей помощью или нет, ноя раскопаю то, что мне нужно.
        Сэтими словами она гордо покинула кабинет.
        Насколько Далия знала свою сестру, это были непустые слова.
        Глава №10, вкоторой Велимир впервые попадает встолицу Ар-царства, ноего там встречают недружелюбно
        Изоконца княжеской кареты было отчаянно плохо видно.
        - Может, прогуляемся пешком? - предложил Велимир, особо ни начто нерассчитывая.
        Дед сидел мрачный, словно едет недомой, авссылку.
        - Завтра, - коротко пообещал он, новсё-таки велел кучеру вести лошадей шагом итоже придвинулся кокошку. - Мы обязательно стобой посмотрим город, - добавил он уже более участливо. - Аркона - «град начетырех холмах ивосьми дорогах». Вот, посмотри, отсюда хорошо видно Кремль иАрконское Святилище. Наш главный штаб надругой улице, нонаднях мы итуда съездим.
        Видно было совсем нехорошо, Велимир едва успел разглядеть очертания красных стен иогромных позолоченных идолов. Нозато шум арской столицы врывался вкарету беспрепятственно ивызывал уВели еще большее любопытство. Особенно после размеренной, тихой жизни влагере. Хотя эта самая тишина была грубо нарушена, из-за чего, собственно, кадетов, желающих уехать навыходные домой, отпустили надень раньше.
        Нопрерывать насовсем учебный процесс никто инесобирался. Даже из-за покушения наглавную управляющую.
        ОтЯрослава Велимир узнал, что Настасья Карповна иАрхипов назначены неотОЗК, аотличной царской канцелярии, точнее, отеё руководителя. Аруководитель этот, подругим слухам, весьма недружественно настроен кОхотникам вообще икдеду Велимира лично. Выходило, что управляющая иеё зам - главные подозреваемые в«деле обулыжнике».
        Ноэта версия сильно пошатнулась вчера, когда Настасья Карповна обнаружила усебя вкабинете неизвестный конверт ипонеосторожности вскрылаего.
        Как удалось понять друзьям изобъяснений наставников, вконверте скрывалось очень опасное заклинание, способное убить, и«только мастерство иопыт оперативной работы помогли Настасье Карповне отразить эту атаку».
        Но, что самое поразительное, она опять «невидит поводов для паники». Что-то там будет впонедельник…
        Арасследование тем временем шло совсем нетак бодро, как надеялся Веля. То есть, он, конечно, недумал, что все служители «Орлиных врат» вот так немедленно выдадут ему все свои идаже чужие секреты. Нопока все разговоры сними давали больше вопросов, чем ответов.
        Почему Индиру Астафьевну так взволновали слова Баюна иТоптыги? Очем она хотела ночью поговорить сЛукиной? Ипочему та непожелала сней говорить? Они упомянули Пугачёва, это Велимир расслышал точно, ночто сэтого толку?
        Остальные наставники вызывали неменьше подозрений. Южный временами кажется неменее зловещим, чем создания Нави, Волков досвоих занятий будтобы снисходит, аЖданова изъясняется исключительно язвительными шуточками.
        Можно предположить, что наних так влияет «темная сторона силы», инеболее. Ноу«светлых» свои странности: Ромашкина выглядит очень милой, кое-кто изкадетов уже успел внеё «тайно» влюбиться, нопри том она всё время будто мысленно вдругом месте. Старичок-боровичок Яров кажется беззаботным фанатом своего дела ивсегда совсеми приветлив - иэтоли неповод заподозрить его вовсех злодеяниях мира?! Какбы небыло стыдно.
        Аратник Морозов ивовсе выглядит так, словно его кэтой работе приговорили.
        Ипри том Велимиру еще надо было разбираться вовсех этих колдовски-охотничьих науках. Все явно ждут отнего каких-то рекордов, которые он сам досих пор весьма смутно представляет. Мальчик иногда думал, неошибаютсяли дед инаставники, может, насамом деле нет унего никаких волшебных способностей? Нопри том ему уже нехотелось покидать этот волшебный мир, ведь только здесь он может узнать правду отом, как погибли его родители.
        Карета выехала набольшой перекресток исовсем замедлилаход.
        - Авот там, - дед снова приник кокну иуказал наугол улицы, - Высокая школа ОЗК. Там учится Аскольд.
        Ехавший сними Ас невозмутимо повел плечами всвоей неизменной форме вожатого. Велимир бросил взгляд натрехэтажное каменное здание, срезными деревянными ставнями игербами Охотников закривдой. Ипочти сужасом подумал, чтоже он будет там делать, если пока неможет разобраться в«дошкольной программе»? Невольно даже начинаешь уважать Асика!
        - Стоит тебе ишколу посмотреть, - снеестественной бодростью продолжал дедушка, - Аскольд тебе всё там покажет. Да,Ас?
        Тот весьма непочтительно сморщился:
        - Уменя, вообще-то, еще курсовая.
        - Вот ипро курсовую свою расскажешь, - подхватил дед. - Какая там утебя тема? Что-то про душевную организацию колдунов-нелегалов?
        Братец только еще больше сморщился исухо заметил:
        - Иногда вы требуете отменя взаимоисключающие вещи.
        - Привыкай, - невесело усмехнулся дед, - я ведь, внекотором роде, твой будущий начальник.
        АВелимира при этом осенила простая идея: возможно, пока он вкомпании дедули иАса, ему удастся под видом простой любознательности узнать какие-нибудь профессиональные методы ведения следствия!
        Внезапный удар встенку кареты прервал его размышления. Лошади отчаянно заржали идернулись всторону, так что пассажиров тряхнуло ещераз.
        - Что там за… - Асик едва сдержал неподобающее для примерного ученика выражение.
        Панкрат Александрович молча схватился заоружие, лицо его стало непривычно бледным, черты заострились. Велимир никогда невидел его таким встревоженным!
        Тревога деда мгновенно передалась имальчику, нолюбопытство, как это часто бывает сВелимиром, оказалось сильнее - он приник кокошку ипопытался разглядеть, что там происходит.
        Наулице словно сгустился воздух, поднялась дорожная пыль. Вэтом мареве мелькали какие-то люди ислышались неразборчивые крики. Прилетело еще два камня, дед резко оттащил Велимира отокна.
        - Свободу… мы… колдунов! - удалось расслышать сулицы.
        Аскольд рванулся было туда, нодед жестом остановилего:
        - Сидеть. Это дело стражи.
        - Ноеслитам…
        - Вот именно, мы незнаем, кто это, сможем только спровоцировать еще больший беспорядок!
        Воспользовавшись моментом, Велимир снова приник кокну. Карету еще раз тряхнуло, ноуже так, словно под ней содрогнулась земля. Изокна были видны спины сопровождающих стражников. Никакого оружия они, вродебы, недоставали, только делали резкие пассы руками. Висящая ввоздухе пыль буквально заискрилась, неожиданно поднялся ветер, да такой, что отего свиста уВелимира намгновение заложило уши. Вэто мгновение ему стало по-настоящему жутко.
        - Надеюсь, никого изпрохожих незацепит, - напряженно пробормотал дед, сотворяя напротив окна какой-то знак рукой. Ветер сразу стал чуть тише. - Хотьбы наши молодцы неперестарались…
        - Перестараешься тут! - несогласно фыркнул Аскольд итоже приник кокну. - Думаете, это Стая?
        - Нет, врядли. Они таким мелким хулиганством незанимаются. Ноя догадываюсь, ктоэто.
        Нападавшие скучились - теперь Велимир смог разглядеть, что их было как минимум человек десять, - иначали отступать. Ввоздухе всё еще клубилась пыль иискорки колдовства, ноВелимир четко увидел отделившуюся отгруппы девушку вмужском костюме. Её перемазанное сажей лицо исказилось отбоевого клича:
        - Непростим!!!
        Кто-то изтоварищей схватил ее заплечо ипотянул назад, ноона успела-таки бросить еще один камень. Ивесьма метко - снаряд попал враму окошечка, заставив всю карету вочередной раз вздрогнуть.
        Аскольд, всё-таки цедя сквозь зубы что-то «неуставное», сам оттащил его зашиворот отокна, аВелимир почему-то вэтот момент подумал, что эти камнеметатели именно их тут иждали.
        Глава №11, вкоторой кПанкрату Александровичу приходит неожиданный гость, аВелимир пытается расспросить Аскольда
        Начердаке укнязя Великого, хранителя Яви, второго человека вгосударстве небыло ничего интересного. Покрайней мере, напервый взгляд. Велимир осторожно прикрыл засобой люк иогляделся повнимательнее.
        Обстановка начердаке вего новом-старом доме оказалась необычно аккуратной для таких помещений. Вдоль стен тянулись почти пустые полки. Несколько каких-то ящиков исундуков свидетельствовали, что хозяева давно покинули жилище.
        Дворец князя, выстроенный изтолстого бруса итемно-зеленого мрамора, стоял вцентре Арконы, как Велимир понял, всамом престижном районе. Вообще-то, городское жилище - а, пословам дедули, уних есть еще изагородная усадьба, ивродебы даже неодна! - небыло заброшенным. Управляющий Матвей Ильич иего жена, кухарка, Варвара Андреевна поддерживали дом вболее-менее жилом виде, адед проведывал их хотябы раз внеделю.
        Жилищам вАр-царстве очень вредно надолго оставаться без законного хозяина, дом может буквально потерять душу - «энергетическое содержание». Стены комнат вкняжеском тереме почти полностью покрывались витиеватой резьбой иросписью. Ивсе эти завитки иузоры были словнобы пронизаны изнутри незримыми энергетическими нитями, какбы поддерживающими всю конструкцию дома. Нечто подобное было ивлагере, нотам Велимир нечувствовал это так явно.
        Кроме управляющего икухарки, порядок вдоме охранял домовой поимени Акиф, свиду уже немолодой и, насколько показалось Велимиру, весьма сварливый. Ноожизни иповадках всех прочих домовых расспросить его придется, как ни крути.
        Веля подошел кнебольшому круглому оконцу, выходящему назадний двор.
        Неожиданно почти незаметная калитка взадних воротах открылась, иводвор вошел какой-то человек. Ему навстречу немедленно вышел Матвей Ильич, гость явно был жданный. Велимир напряжённо сощурился. Лицо гостя скрывала широкополая шляпа, нонаодно мгновение он поднял голову, иВеля смог узнать его слегка надменное лицо. Это оказался Руслан Романович Волков.
        Ичто, позвольте спросить, нужно наставнику потемным заклинаниям отПанкрата Александровича? Да еще исчерного хода.
        Велимир быстро, ностараясь нешуметь, направился вниз.
        Уже налестнице он заслышал приглушенные голоса деда иВолкова, через пару мгновений скрывшихся задубовой дверью дедушкиного кабинета. Веля замер внедоумении. Даже еслибы ему пришла вголову недостойная мысль опять подслушивать, то вряд-ли емубы это удалось сквозь цельный массив дуба. Неговоря уже одругих особенностях дома…
        Придется пока заняться другими делом. Ион направился напоиски любезного брата. Тот отыскался вбиблиотеке, видать, всамом деле, занимался своей курсовой.
        Поопыту общения сЯриком Веля знал, что отличники ненашутку злятся, когда их отрывают отлюбимого занятия. Но, сдругой стороны, ониже ивсегда непрочь порассуждать опредмете изучения вслух! Ну, вовсяком случае, Ярика хлебом некорми, дай прочесть лекцию нехуже наставника.
        - А, вот ты где, - небрежно начал Веля, окинув взглядом полки скнигами. Шутки шутками, аему тоже непомешает тут задержаться. - Там зачем-то Волков пришел. Руслан Романович, всмысле.
        Аскольд только хмыкнул, неподнимая взгляда откниги:
        - Волков служит вотделе шифров, ему есть что обсуждать сначальником икроме твоих успехов.
        - Подумаешь! - огрызнулся Велимир, нобыстро взял себя вруки. - Замои успехи можешь небеспокоиться, всё под контролем.
        - О, без сомнения, - усмехнулся братец, - просто жаль получать плохую оценку попрактике вожатого из-за разгильдяйства подопечных.
        - Извиняюсь! - стараясь неуступать тому вязвительности, отозвался Велимир. - Видать, несудьба тебе переплюнуть ту девчонку изнавских.
        При упоминании Орловой Аскольд все-таки соизволил взглянуть нанего. Ивзгляд этот был испепеляющий. Лешие, упыри имелкие жулики наверняка пред ним трепещут. Ну, или будут трепетать когда-нибудь.
        Велимир выдержал взгляд отличника боевой ипрочей подготовки, состроив налице самую кислую мину. Затем молча стянул сполки первую попавшуюся книгу иплюхнулся насвободное кресло.
        Разговор как-то неклеился. Шел непоплану.
        - Истинно говорят, любовь кродственникам измеряется вёрстами, - глубокомысленно произнес Аскольд, переведя взгляд нарасписной потолок. - Ябы даже сказал, переходными камнями…
        Велимир вздрогнул, едва невыронив тяжелый фолиант. Он неожидал, что Ас сам обэтом заговорил, хоть ислучайно.
        - Аэтот камень… Ты-то как думаешь, откуда он влагере?
        Аскольд посмотрел нанего скаким-то недоумением, будто иподумать немог, что «любимый» родственник может задаваться такими вопросами.
        Велимир ожидал, что тот ответит что-нибудь дежурно-официальное, нонемного ошибся:
        - Это мог сделать только кто-то изработников. - Нозатем всёже строго добавил: - Следствие разберется.
        - Аты кого-нибудь подозреваешь? - немедленно уцепился заслово Велимир.
        Тот посмотрел еще подозрительней, словно его иподозревал больше всех. Велябы неудивился…
        - Наставники в«Орлиных вратах» - абсолютно благонадежные сотрудники, - отчеканил он, решив, видимо, больше неотклоняться отофициальной версии, - если кто-то изних это совершил, то наверняка непосвоей воле.
        - Тогда почьей? - Веля едва неподпрыгнул вкресле.
        - Малоли вгосударстве заговорщиков, - Аскольд перевернул страницу иглубокомысленно уставился всвою книгу, намекая, что разговор подходит кконцу. - Следствие разберется….
        - Увас есть заговорщики?!
        - Ксожалению, они были, есть ибудут. Так что мы должны…
        - Заговорщики типа этой Стаи? Константин Пугачев? - нетерпеливо воскликнул Велимир.
        Сослов деда Веля узнал, что горожанам ивластям Стая доставляет немало проблем, нотакие школярские выходки, как кидание камней вкарету знатного Охотника - это явно неих уровень. Пословам деда.
        Аскольд напредположение братишки только презрительно поморщился испокойно ответил:
        - Может быть иони, может быть инет. Я немогу судить. Говорюже, следствие разберется! Атеперь - отстань.
        Велимир благоразумно решил помолчать пару минут, дабы «допрашиваемый» немного успокоился.
        Отом, как неприветливо его встретили первый раз вславном городе Арконе, было решено нерассказывать бабуле. Панкрат Александрович очень настаивал, что это было неболее, чем хулиганство, инестоит волновать ее такими пустяками. Велимирже едва удержался, чтобы неспросить: анесвязаноли как-то это хулиганство стем, что было втой папке?
        Аскольд усиленно делал вид, что перестал его замечать. Веля еще немного полистал книгу, прикидывая дальнейшие вопросы. Книга называлась «Дополнения кисторическим хроникам арского царства», нопока это было неважно.
        - Как вожатый, ты должен помогать мне сучебой, - заявил он напрямик. - Какбы ты вел это расследование?
        Аскольд вочередной раз воззрился нанего, ноуже нетак презрительно.
        - Опросить всех. Собрать улики, - медленно ответил он, взвешивая каждое слово, будто опасаясь выдать какое-то сверхсекретное знание, - выявить возможные мотивы укаждого подозреваемого. Опросить знакомых иродственников каждого подозреваемого. Если будет необходимо, установить слежку… то есть, наружное наблюдение.
        - Ивсё? - уточнил Веля, чувствуя себя детективным вундеркиндом, именно так он ипредставлял себе расследование. Да только что толку!
        - По-твоему, этого мало?
        - Ну, незнаю.… Аесли очень хитрый преступник?
        - Нехитрее нашего, - недобро ухмыльнулся Ас. Вего глазах при этом мелькнул настоящий азарт.
        - Аеслибы тебе мешал, скажем, управляющий…
        Ас опять помрачнел изавел туже пластинку:
        - Настасья Карповна просто нехочет прерывать ваше обучение, она непротивится расследованию. Найти виновного ивее интересах, если ты заметил.
        Ага, он заметил. Уж вэтом Асик его необманет, братец недолюбливает управляющую также, как иостальные её подчиненные.
        - Ачто заспоры унеё сдедом?
        Ас опять посмотрел наВелю сявным раздражением:
        - Это нетвоего… Это дела старших, нам неследует вмешиваться. Ты лучше сосредоточься натом, чем должен заниматься.
        Наслове «должен» он сделал особый акцент.
        Велимир, насупившись, волей-неволей уткнулся вкнигу. Иопять едва её неуронил. Наслучайно отрытой странице первым бросилось вглаза слово «Ирий». «Предания очудинских ключах отИрия были признаны недостоверными».
        Аскольд, несмотря насвой отсутствующий вид, уловил его волнение ирезко спросил:
        - Что?!
        - Ничего, - Велимир резко захлопнул книгу. - Всё-таки, теоретически, когобы ты заподозрил впервую очередь? Вот, например, Волков?
        Тот, незадумавшись ни насекунду, затянул старое:
        - Кандидаты наслужбу в«Орлиных вратах» тщательно проверяются, их личные дела вОЗК безупречны…
        Велимир, услышав это, едва нехлопнул себя полбу. Хорош сыщик! УСамсоновой наверняка есть что-то вроде личных дел накаждого работника. Конечно, мало шансов, что там черным побелому будет написано, кто приволок камень, новдруг!
        Их увлекательную беседу прервали голоса изкоридора. Волков собирался уходить. Вродебы бабуля приглашала его отужинать сними, ноРуслан Романович решительно заявлял окаких-то срочных делах.
        Глава №12, вкоторой Велимир ближе знакомится сАрконой, её жителями исвободной прессой
        Впервую ночь вновом-старом доме Велимиру спалось плохо. Разговор сАскольдом, ничего непрояснил, только добавил вопросов. Например, как добраться допредполагаемых папок с«делами» наставников? Если таковые папки, вообще, имеются.
        Полночи ему казалось, что внутри стен прокатываются какие-то импульсы, как потелеграфным проводам. Или неказалось? Авкоридоре долго бродил домовой Акиф ибормотал что-то неодобрительное.
        Велимир думал освоих родителях: какими они были насамом деле? Зачто отдали свои жизни? Очем онибы ему рассказали, еслибы были живы? Сдетства Велимир привык считать, что они были смелыми иблагородными людьми и, похоже, так оно ибыло. Значит, теперь он тем более должен вести себя так, чтобы соответствовать фамилии Великий!
        Когдаже Велимиру, наконец, удалось заснуть, восне ему явился треклятый Баюн и, сверкая огромными зелеными глазами, прорычал «М-ммирий, м-ирий, ир-рий».
        Так что сутра соображал он плохо, поэтому, столкнувшись прямо уворот сРатмиром Богдановичем Южным, даже несразу сообразил, кто это. Впрочем, узнать наставника посозданиям Нави было сложно инаясную голову. Выглядел он нелучше какого-нибудь лешего, выгнанного излеса злыми дровосеками. Интересно, это нанего так выходные влияют или что-то похуже? Ичего это наставники зачастили вгости кдеду?
        Сам Ратмир Богданович едва заметил своих учеников и, немедля, бросился кМатвею Ильичу стребованием срочно препроводить его кхозяину.
        - Что это сним? - недоуменно спросил товарищей Ярик, судя повсему, непривыкший видеть учителей втаком «неформальном» состоянии.
        - Незнаю, - пожал плечами Веля, косясь напомогавшего кучеру Аскольда, - вчера вот Волков приходил.
        Сдрузьями необходимо было все обсудить, ноесли Асик будет сопровождать их весь день, это врядли получится.
        Ярик, Любава иЛоло пришли кним после завтрака, итеперь они вместе, всопровождении Аскольда, собирались напрогулку вгород. Велимир, хоть иплохо соображал отнедосыпа, новсёже подумал, что отправляться вгород вот так, одним, без всякого сопровождения, может быть опасно. Ну, несчитатьже заохрану студента, пусть иотличника? Хотя, кто его знает…
        Нето, чтобы Велимир чего-то боялся, абез лишнего надзора даже проще будет осмотреться, ностранно, что дед их вот так отпускает.
        Впрочем, выезжают они скромно, вмаленькой повозке без всяких опознавательно-княжеских знаков. Авось, злоумышленники их незаметят.
        Наподъезде кцентру Арконы они оставили повозку ипошли пешком. Ктому времени сонливость уВелимира как рукой сняло, ион оживленно крутил головой вовсе стороны.
        - Повторим план прогулки. - Скомандовал Ас, резко завернув их ккакой-то лавочке. Неизвестно, как он спал впрошедшую ночь, нообязанностями няньки-экскурсовода был явно недоволен. - Через Торговую площадь дойдем доСвятилища, потом развернемся иподругой улице, мимо статуи «Кузнец икрестьянка», пройдем кВысокой школе, - еще раз отчеканил он то, что уже было проговорено несколько раз. - Правила безопасности?
        Тут оживился уже Ярик:
        - Отставшему изаблудившемуся следует предъявить городовому свой медальон ипопросить проводить его дошколы.
        Влагере им дали навремя выходных серебристые кругляши сэмблемой «Орлиных врат» содной стороны иименем кадета иего адресом сдругой. Велимир несовсем понимал, зачем это нужно, ипочему нельзя просто так спросить дорогу угородового, но, видать, высочайшее начальство лучше знает. Подвески было строго велено носить нашее ини вкоем случае непотерять. Запотерю - строгое занесение вличное дело учащегося, аэто значит - «несмываемое пятно навсю жизнь»!
        - Исамое главное? - сурово спросилАс.
        - И… э… - растерялся Ярик. Инструкцию он выучил, нонеожидал дополнительных вопросов.
        - Самое главное - нехлопать глазами, дабы непришлось вообще иметь дело сгородовым. - Он устремил особо уничижительный взгляд наВелимира. - Впервую очередь это касается неместных.
        Велимир предпочел гордо сделать вид, что это всё вообще его некасается. Натом инструктаж закончился иони зашагали внаправлении Торговой площади.
        Двух-трехэтажные дома Арконы плотно выстроились вдоль широких, мощеных улиц. Все дома построены изтолстых бревен иразноцветного камня, все как-нибудь украшены - резьбой или фигурками накрышах икаждый дом, даже самых простой, напоминал Велимиру сказочный терем.
        Несмотря наранний час, Торговая площадь бурлила, наней сходилось сдесяток улочек, состоящих изпестрых лавок изабегаловок. Велимир только успевал читать названия: «Булочных дел мастер. Свежий хлеб всегда», «Скороход исыновья. Ремонт изаказ обуви», «Малахитовая гора», «Ватрушкин. Харчевня - лучшая вгороде», «Мудрость. Книги, бумага, перо» «Красный кувшин. Вина, настойки»…
        Ноозирался посторонам Велимир нетолько изпростого интереса. Едвали неотворот дома его непокидало чувство, что заним кто-то наблюдает. Иэто точно неАскольд. Кто-то, кого он невидит…
        Вопреки инструкциям «надзирателя», друзья начали понемногу расходиться, хоть ичестно старались нетерять друг друга извиду. Любаву привлекла лавка под короткими ясным названием «Вооружение», Ярик немедля побежал её оттуда вылавливать, аЛоло очем-то болтал сдвумя своими соплеменниками. Аскольд тем временем пытался одним глазом заглядывать влоток скакими-то цветными листовками, адругим - коситься насоплеменников Лоло. Весьма невежливо коситься.
        НаВелимира никто необращал внимания. Кроме невидимых надзирателей.
        Он призадумался, если спокойного разговора сдрузьями довозвращения домой всё равно неполучится, стоит нетерять время итоже куда-нибудь зайти. Может, хоть впомещении пропадет это чувство слежки.
        Впестрой толпе прохожих его внимание привлекли трое мальчишек примерно его возраста. Они стояли науглу заведения «Пирог иКо» и, воровато озираясь, делали что-то странное. Все втроем они держали какой-то мешок, одновременно пытаясь вытряхнуть его содержимое и, видимо, опасаясь того, что внутри. Это «внутри» заметно шевелилось, стремясь ксвободе.
        Велимир приблизился ккомпании, стараясь незаметно расслышать, что они говорят.
        - Осторожно, осторожно…
        - Кстене прижимай!
        - Слова помнишь? Слова!
        Один измальчишек торопливо вынул изкармана скомканный листок, уставился нанего ичто-то забормотал. Его товарищи тем временем всё-таки вывернули мешок.
        Изнего выпало нечто маленькое, похожее накомок земли. Комок немного расправился, изнего показались четыре когтистые лапки имордочка, напоминающая летучую мышь. Существо подрагивало исердито фыркало.
        Веля сподозрением присмотрелся кмальчишкам. Всё-таки кое-что он влагере уже выучил! Перед ним была крикса - низший бес Нави, простейшее существо изтени, навские охотники иногда используют их для мелких несложных поручений типа перестановки мебели.
        Мальчишка слисточком продолжал бубнить заклинание. Толку отэтого было мало, крикса только фыркала иноровила вырваться изокружения. Уж лучшебы они раздобыли себе явское подобие криксы - берегиню, светлого духа-помощника, сними гораздо меньше хлопот.
        Врядли эти ребята тоже кадеты, Веля непомнил их влагере, да и, судя понеуклюжим попыткам подчинить беса, колдовским даром они необладали.
        Как, спрашивается, тогда они изловили криксу и, главное, зачем? Впрочем, опоследнем нетрудно догадаться.
        Как ни странно, крикса всё-таки вняла бормотанию и, прижимаясь кстене, поползла влавку. Результат незаставил себя долго ждать: через пару секунд изоткрытой витрины прямиком втотже мешок стали вылетать пироги, ватрушки итому подобное.
        Веля хмыкнул, аккуратно обошел честную компанию ивошел влавку. Крикса хозяйничала ввитрине, безвольно исполняя поручение своих горе-хозяев. Всего лишь маленький сгусток темной энергии, едва материализованной. Велимир мысленно потянулся ксозданию. Заклинания для крикс он счастливо непомнил, нооказалось достаточно имысленного приказа. Неумелые чары, сковывающие бесенка, мгновенно рассыпались, итот выполз извитрины уже поволе Велимира.
        Крикса уселась перед ним неподвижно итихо, без всяких попыток сбежать. Чувствуя себя прямо-таки всемогущим, никак неменьше, Веля задался вопросом, акуда её теперь девать?
        Мальчишки недоумевающе заглянули ввитрину, увидели его, нонесогласия проявлять почему-то нестали, абыстро скрылись. Велимир едва заметил их, всё его внимание было сосредоточено накриксе, поего велению она могла шевелить лапками или поводить носом. Назанятиях уЮжного унего так ловко неполучалось…
        - Ах вы, паршивые крысята! - прервал его упражнение чей-то негодующий голос. - Воришки! Управы навас нет, понабрались всякой нечисти!
        Непонятно откуда взявшийся хозяин схватил его зашиворот иотвсей души встряхнул. Контакт скриксой был немедленно потерян, та метнулась втень под прилавком ипросто раствориласьтам.
        Велимир непротивился первой волне негодования хозяина - пусть выскажет всё, что думает оподобной «самодеятельности», аВеля пока сообразит, как выкрутиться изэтой переделки. Желательно выпутаться так, чтобы неузнал Аскольд, иначе братец будет вспоминать ему эту историю покаждому поводу ибез повода тоже!
        - Этоже незаконное ведьмовство! - кипел хозяин. - Азнаешь, что заэто бывает?! Даром, что дети!
        Велимир таких подробностей пока незнал, ноозапрете наколдовство для всех, кто несостоит вОЗК, конечно, слышал. Иему заэту «тренировку» тоже могло влететь.
        Хозяин тем временем еще раз энергично его тряхнул, при этом из-за ворота рубашки Велимира вывалился медальон сознаком лагеря.
        Лавочник тутже перестал его трясти, аеще через секунду отдернул руку, словно обжёгся.
        - Э… Прощения просим, юный сударь, - забормотал он, потеряв всякую грозность. - Ошибочка вышла… Эээ… нежелаетели угоститься пирожком? Идрузей позовите!
        Велимир был уже готов коправданиям, нооттакого поворота событий попросту потерял дар речи. Алавочник начал чутьли неприседать перед ним, сам беспрерывно извиняясь непонятно зачто.
        - Тише, начальник, - раздавшийся над ними голос заставил замереть обоих, - квам вопросов нет. Молодой господин невобиде навашу глупость, так ведь?
        Велимир воззрился напоявившуюся рядом сними даму. Вид унеё был весьма необычный: одета, можно сказать, по-мужски, зато имела слегка растрёпанные розоватые волосы имножество крупных украшений.
        Нопервым вглаза бросалось имевшееся унеё науказательном пальце левой руки массивное, вродебы серебряное кольцо сбольшим зеленоватым камнем. Велимир немог объяснить, почему его внимание привлекла именно эта штука. Кольцо явно колдовское, вэтом он несомневался, ночто-то внем было… нето. Ну, насколько Веля мог судить отаких вещах.
        Асамое удивительное, при её появлении чувство следящего взгляда мгновенно пропало. Она словно отгородила их невидимой завесой.
        - Э… да… То есть, нет, - наконец отмер Веля, - ничего, это моя вина, яне…
        - О, Велимир Станиславович, Вы ни вчем невиноваты, это недоразумение! - решительно возразила она, звякнув браслетами. - Я Вас давножду.
        - Вы? Меня? Ждете? - глупо переспросил Велимир.
        - Именно. Надеюсь, Вы уделите мне немного времени? - она кивнула внаправлении пустующих сутра столиков.
        - Зачем? - он смутно припоминал правило про то, что нельзя никуда ходить снезнакомцами.… Ноидти-то, посути, иненадо, они уже наместе.
        - Чтобы обсудить вчерашнее происшествие свашей каретой, например.
        Велимир напряженно кивнул, покосившись навитрину идверь. Ктобы доэтого заним ни следил, сейчас они его невидели. Как, впрочем, идрузья сбратцем.
        Испуганный хозяин мгновенно выставил наих столик несколько блюд сразнообразной выпечкой, щедро приправляя её пожеланиями приятного аппетита, доброго здоровья ивсего наилучшего. Только аппетита уВелимира непоявилось ни накрошку.
        Незнакомка нетерпеливо велела хозяину, наконец, убраться.
        - Надеюсь, безнаказанность неиспортит Вас… слишком быстро, - усмехнулась она, придирчиво оглядев угощение.
        - Это он так из-за моего медальона?
        - Ну да. Принадлежность кОхотникам производит напростых горожан сильное впечатление. Увы, многие наши «охранители» этим злоупотребляют.
        Велимир обиженно вспыхнул:
        - Эту криксу привел нея, я только хотел…
        - Верю! - она примирительно вскинула руки. Браслеты опять звякнули. - Вам - верю. Поэтому ихочу поговорить. Меня зовут Эльвира Степановна Антонова, я независимый репортер.
        - Увас тут игазеты есть? - удивленно спросил Веля иопять смутился. - Ну, просто я недавно вэтом мире.
        - Понимаю, понимаю, я оВас наслышана, - опять зазвенели браслеты. - Иочень надеюсь наВашу непредвзятую оценку, свежий взгляд, так сказать. Агазеты вАр-царстве, как ни странно, наличествуют.
        Почему-то эта дама казалась ему всё более иболее подозрительной. Иеё кольцо тоже.
        - Так Вы, наверное, хотите взять уменя интервью, - осторожно предположил он, - но, боюсь, моему дедушке это непонравится…
        - О, нет, - Эльвира Степановна энергично помотала головой, серьги звякнули нехуже браслетов. - Время для Вашего интервью еще непришло. Сегодня я только хочу предупредить Вас обопасности.
        Велимир мысленно обругал себя заневнимательность.
        - Вы сказали, что знаете что-то про вчерашнее нападение?
        Она немедленно посерьёзнела. Ну, насколько это было возможно при её крайне несерьезном облике.
        - Видители, хотя унас иесть газеты, вработе репортеров всё равно возникает немало проблем. Необо всём можно писать иневсегда можно писать так, как оно есть.
        - Вы имеете ввиду цензуру? - догадался мальчик.
        - О, да! - она резко отодвинула всторону блюдо спирожками. - Сразу видно человека… прогрессивного!
        - Нопричем здесь нападение?
        - При том, что это непросто хулиганство. - Произнесла она жестко, как приговор.
        Веля слегка вздрогнул.
        - Откуда Вы знаете,что…
        - Нетрудно догадаться, уж поверьте моему опыту, - грустно усмехнулась она. - И, тем более, все официальные листки сегодня представили эту новость именно как глупую выходку городских хулиганов. Но! - Эльвира резко хлопнула ладонью постолу. - Это совсем небаловство школяров! Понимаете, внашем государстве далеко невсе готовы терпеть… - она замялась, резко превратившись изрешительной внеуверенную. - Терпеть злоупотребления некоторых «охранителей». Поверьте, я ни вкоем случае ни вчем необвиняю Вас или Вашу семью, я только хочу предупредить… Вы вопасности иможете пострадать, если неизмените СИСТЕМУ. Авчерашние камни - это только слабый отзвук надвигающейся грозы!
        Что-то вовсём этом казалось Веле нелогичным, ноон немог уловить, что именно.
        - Вы про Стаю? - осторожно спросилон.
        - О, несовсем, - она снова зазвякала украшениями. - Я говорю одругих группах, онесогласных, оповстанцах. Отех, для кого первейшей целью является борьба, аненажива. Ноибандиты своего неупустят!
        Тусклый блеск кольца всё больше ибольше отвлекал отслов. Велимир неожиданно осознал, что унего болит голова. Неужели отизбытка переживаний?
        - АВы непробовали поговорить обо всём этом смоим дедушкой? - осторожно поинтересовалсяон.
        Эльвира Степановна очень тяжело вздохнула.
        - О, при всём моем уважении! Нотакие перемены должны осуществлять вы, молодые. Поэтому я ирешилась поговорить сВами, Велимир Станиславович.
        - Э… ну, наверное, - Веля всё равно ей недоверял, впрочем, последнее время он сам себе доверял струдом. - Вы можете называть меня просто Велимир… Ноя врядли смогу вам помочь, я ведь еще только кадет. - Головная боль усиливалась едвали непоминутно.
        - О, само собой, я говорю обудущем, - опять вздохнула она. - И, знаете, для меня это все тоже непросто общественный вопрос. Уменя вОЗК служит родная сестра. Сейчас она работает ввашем лагере, её зовут Далия Степановна.
        Велимир резко взбодрился. Головная боль непропала, номысли закрутились быстрее.
        - Это Ваша сестра?!
        - Мир тесен, да, - рука состранным кольцом обвела стол, заставив Велю непроизвольно мотнуть головой. - Нодаже родная сестра нежелает слушать моих доводов! Теперь Вы понимаете, очемя?
        Велимир понимал неочень, нозачем-то кивнул. Затылок тутже заломило.
        Эльвира помолчала сминуту, уставившись встолешницу.
        - Сестра считает, что я думаю только одешёвых сенсациях, что мне лишьбы растрезвонить государственную тайну! - по-детски вскинулась она. - Ноэто совсем нетак. Знаете, я уже однажды доказала ей, что умею хранить секреты.
        - Правда? - как можно вежливее уточнил Веля.
        - Да. Это касается еще одной вашей наставницы, Громовой Индиры Астафьевны.
        Велимир вочередной раз вздрогнул. Впамяти тутже всплыли подробности ночного разговора Громовой иЛукиной. Значит, наставница побогознанию жаловалась напреследования этой Эльвиры? Или уДалии Степановны есть еще сестры?
        Он едва удержался, чтобы неспросить это вслух. Женщина тем временем продолжала, кается, незаметив его волнения:
        - Вам-то я могу это рассказать, Вы человек непосторонний. Дело было давненько, примерно двенадцать лет назад. Тогда наш царевич Алексей, сын нынешнего царя, странно погиб заграницей. То есть, это так объявили, что он погиб, упал слошади наохоте. Ая сразу почувствовала, что-то там нечисто! Репортерское чутье, знаетели… Ипопыталась разобраться. Ну, понимаете, этоже нехорошо, чтобы народ обманывали… Верно? - она взглянула нанего вожидании сочувствия.
        - Верно, верно. - напряженно кивнул Веля. - Что было дальше?
        - Далия тогда уже была хорошей подругой Индиры Астафьевны, ата, как Вы, должно быть, уже знаете, племянница Пресветлого Бомелия, личного духовника царя.
        - Да, - сам Веля неназвалбы Громову иЛукину «хорошими подругами». Но, может быть, тогда всё было иначе?
        - Сестра помогла мне сней встретиться. Аотнеё я узнала, что царевич был замешен взаговоре против отца, изаэто его «наказали» наши Охотники. Вот такие дела.
        Велимир немог оторвать взгляда отеё кольца. Нужно задавать вопросы, нужно спросить онынешних делах её сестры иГромовой! Нокольцо буквально физически мешала ему думать.
        - Отменя вгазеты непопало ни слова! - гордо заявила Эльвира. - Носестра мне всё равно недоверяет. - Она всплеснула руками. Велимир, наконец, оторвал взгляд откольца. - Старшие сестры ибратья порой ничего нежелают понимать из-за своих правил!
        - Это да… - слабо кивнул мальчик. Экую истерику устроит Аскольд, когда донего доберется! - Как Вы думаете… Это Константин Пугачев притащил внаш лагерь переходный камень?
        Эльвира задумчиво подперла ладонью подбородок ипосмотрела наВелимира очень внимательно. Будтобы по-новому его оценивала.
        - Хотелосьбы имне это знать, - тихо промолвила она, - он непрост, никогда незнаешь, что уХранителя кривды науме.
        - АВы сами… знакомы сним?
        - Нескажу, что знакома лично, - протянула Эльвира, мельком глянув насвоё странное кольцо, - новидеть мне его доводилось. Сблизкого расстояния. Ивот что я думаю! - она резко щелкнула пальцами, отчего Велимира передернуло. - Поверьте моему репортёрскому чутью, втой истории снападением наштаб, когда погибли Ваши родители, всё нетак просто, как нам рассказывают власти. Помяните моё слово!
        - Ночто тогда правда? - воскликнул Велимир, его вдруг охватило необъяснимое отчаянье.
        - Хотелосьбы имне это знать, - совздохом повторила свои слова Эльвира, - но, быть может, мы это еще узнаем. Кажется, я задержала Вас дольше, чем стоилобы, Вас наверняка уже ищут, - она вытащила изкармана маленькую бумажку ипротянула её Веле. - Это номер моего переговорного зеркала. Если понадобится моя помощь - когдабы то ни было! - свяжитесь.
        Велимир механически взял бумажку. Взгляд опять зацепился заеё кольцо, ион, неудержавшись, спросил:
        - УВас такое странное кольцо… Откудаоно?
        Эльвира почти отдернула руку.
        - Это, - она замялась, и, пожалуй, впервые завесь разговор Велимир неусомнился веё искренности. - Это подарок одного знакомого… Ерунда, безделушка! - она быстро взяла себя вруки. - Чтож, несмею Вас больше задерживать! - иторопливо вышла излавки.
        Велимир тоже нестал её задерживать.
        Он тупо уставился набумажку сномером. Головная боль потихоньку отступала.
        Глава №13. Р.Р.Волков, двенадцать лет назад
        Руслан вошел вкнижную лавку имысленно сделал пометку: первый пункт - «прийти наместо встречи» - выполнен.
        Арконские пригороды утопали вцветущей сирени, её запах проникал всюду, он даже перебивал характерный запах старых свитков икниг. Это заставило Руслана насторожиться, хотя никаких объективных причин для беспокойства пока небыло. Пока.
        Магазин «Старый сундук» был нашпигован запретными книгами. Описание иподчинение колдовских созданий, алхимические формулы, сборники заклинаний, подборки протоколов особых операций, воспоминания опытных Охотников… Иеще много всего интересного, позакону доступного только для служителей ОЗК. Разумеется, служители ОЗК приобретают эти книги невполулегальной лавочке.
        Руслан перевел дыхание иподошел кприлавку. Он приходил сюда нечасто, ровно столько, сколько полагается бывшему охотнику, спецу позаклинаниям Нави, полезному члену Стаи - вот уже семь лет. Он заходил туда время отвремени, соскуки, полюбопытствовать, нетли чего-нибудь интересного поего специальности. Иногда, очень редко, продавец сам посылал ему сообщение, если поступало что-то действительно уникальное. Это означало внеплановый сеанс связи итребовало особой осторожности.
        - Эй, хозяин! - крикнул он, стукнув поприлавку. - Интересно знать, ради чего ты оторвал меня отдел посреди рабочей недели?
        Изнедр задней комнаты вынырнул продавец, онже хозяин лавочки, сухощавый старичок сподслеповато сощуренными глазами ипостоянно трясущимися руками.
        - О, Руслан Романович! - заохал старик. - Боги свидетели, Вы - мой лучший покупатель! Аэтот человек даже нестал передавать книгу мне, он хочет отдать её Вам лично вруки!
        Кто-то хочет переговорить сним лично? Авот это уже явная причина для беспокойства.
        - Ну, ну, негорячись. Что там заптица?
        - Весьма загадочный господин. Он ждет, прошу!
        Задняя комната представляла собой совмещение склада, кабинета ималенькой алхимической лаборатории. Застолом нахозяйском кресле - исвидом хозяина, - сидел молодой человек вгражданской одежде. Руслан мгновенно узнал его, хотя последний раз они виделись семь лет назад.
        - Привет волкам отОхотников! - весело воскликнут тот. - Ипожелания удачной охоты! Узнаешь?
        Продавец при этом вежливо удалился.
        - Узнаю, узнаю, - Волков едва удержался, чтобы ивсамом деле неоскалиться. - Какже неузнать лучшего друга!
        - Апочему так мрачно? Давай хотябы руки пожмем. - Станислав Великий встал из-за стола ипротянул старому приятелю руку.
        Руслан пришел всебя отпервого удивления иуверенно пожал протянутую ладонь.
        - Извини, Стас, нелюблю сюрпризов, сам понимаешь. Аты как здесь? Тебя внаш отдел перевели?
        - Точно. - Бывший сокурсник знакомо тряхнул рыжеватой гривой. - Теперь хожу накрупного зверя. Кстати, как он поживает?
        - Нежалуется, - осторожно ответил Волков. Стасик был как ипрежде весел ибеззаботен, ноРуслан-то давно отучился отпраздных бесед.
        - Очень хорошо, он нам нужен живым издоровым. - Станислав азартно потер руки, усаживаясь обратно. - Короче говоря, вспоминать молодость будем потом, асейчас перейдем сразу кделу. Мне нужна личная встреча сПугачевым.
        Руслан механически сел вкресло напротив.
        Имагазинчик сзапрещёнными кпродаже книгами, иеё навид вороватый владелец были частью его задания, местом связи. Семь лет назад молодой сотрудник отдела особого розыска ОЗК Руслан Романович Волков был соскандалом уволен сослужбы. Заподозрение в«сотрудничестве сорганизованной преступностью». Сотрудничество так инедоказали, новсё равно уволили сполным запретом налюбое колдовство. Выпускника Высокой школы сотличием! Какая несправедливость! Ходили слухи, что его подставил сам сын ХранителяЯви…
        Изгнанный отличник, естественно, возненавидел своих бывших сослуживцев ирешил, раз уж его вэтом обвинили, насамом деле вступить вСтаю. Вступить искренне, нежалея себя и, особенно, других. Иподобраться как можно ближе ксоздателю ибессменному вожаку Стаи, преступнику номер один вАр-царстве.
        Вот уже семь лет «Старый сундук» оставался вне подозрений «товарищей» Руслана поСтае. Авнимание кбывшему Охотнику там самое пристальное.
        - Зачем? - только исмог вымолвить Руслан. Он непонимал, что это значит. Поего расчетам, сейчас несамое подходящее время для резких движений.
        - Обстоятельства. Операция переходит врешающую стадию. - Строго произнес Стас, только отцовской солидности внем запрошедшие годы неприбавилось. - Я неуполномочен посвящать тебя сразу вовсе детали. Пока просто устрой мне встречу сним. Если возможно, то прямо сейчас. Он дома?
        - Сейчас?! - Руслан просто растерялся. Такое сним случалось редко ипотому здорово пугало. - А… Панкрат Александрович знает?
        - Конечно, знает, - нахмурился Стас. - Аты чтоже, мне неверишь? Я что, по-твоему, шутить такими делами буду?
        Волков примирительно вскинул руки. Он нехотел сказать ничего такого, но… Именно это имоглобы быть вхарактере его старого приятеля. Инепохоже, чтобы тот повзрослел.
        Ссыном Хранителя Яви Руслан Волков, сын сельского учителя, познакомился, как водится, влагере «Орлиные врата». И, опятьже, как бывает, дружба началась ссоперничества. Стас никогда нескрывал своего происхождения, новтоже время умудрялся доказывать, что громкое имя - это неединственное, что он может предъявить. Доказывал обычно снарушением всех правил, что также вих возрасте внушало уважение. Потом они поступили вВысокую школу, где уСтаса продолжились нелады сдисциплиной. Точнее, удисциплины сним. Друзьям нераз приходилось буквально вытаскивать его из«приключений». Водной изэтих историй вкоманде курсантов появилась Анна Фролова, иих дружба претерпела новое испытание.
        Кажется, как давно это было! Служба стерла все чувства, заострив только чувство долга.
        Стас сдетства был авантюристом, нопредателем - Руслан неповерилбы втакое никогда.
        - Я, кстати сказать, старше тебя позванию, - скромно добавилон.
        - Да, я слышал, вгороде говорили, - отозвался Руслан, лихорадочно соображая, как поступить. - Ты уже полковник. Закакой подвиг?
        - Женился, - трагически вздохнул тот. - Отец уперся насмерть! Сказал, пока неженюсь, невидать мне новых погон, хоть всю Стаю сам перелови! Представляешь, какое зверство?
        - Да, - эхом отозвался Руслан, осознав вдруг, скольким он жертвует наэтом бесконечном задании. Нет, он, конечно, всегда это понимал изнал, начто идет, просто… - Дурак ты, Стасик.
        - Сам ты дурак, - вяло отмахнулся приятель, - кстати, помнишь Аньку Фролову? Так она досих пор незамужем, всё ждет…
        - Ждет? - отзвука имени, которое усердно стирал изпамяти семь прошедших лет, Волков вздрогнул как отвзрыва.
        - Ну, немогу сказать, что она ждет именно тебя, - знакомо усмехнулся Станислав, - ночего-то ждет точно. - Он бодро хлопнул поподлокотникам ивскочил наноги. - Вот разберемся сПугачёвым иего бандой ивсе пойдем вотпуск! Так как, он сегодня дома?
        Руслан тоже поднялся. Меньше всего вжизни ему хотелосьбы сомневаться всвоих товарищах, считать их бывшими!
        - Неуверен, номожно проверить.
        Глава №14, вкоторой Велимир встречает живое золото иотдаляется отдрузей
        Девиз лагеря «Орлиные врата» гласил: «Здесь вы найдете себя». НоВелимир всё больше уверялся, что ему себя придется искать как раз запределами этого лагеря.
        Во«Вратах» по-прежнему царило полнейшее спокойствие. Эпицентром спокойствия была Самсонова, никакие покушения немогли стереть жизнерадостную улыбку слица Настасьи Карповны. Вторым пободрости шел Архипов. Наставники сияли энтузиазмом гораздо меньше начальства, новсё равно продолжали работать.
        Впонедельник все кадеты вернулись влагерь. Это сильно удивило Велю - здесьже явно находится опасный преступник! НоЯрик авторитетно объяснил, что провести лето в«Орлиных вратах» - слишком почетно, чтобы добровольно отэтого отказываться. Тем более из-за какого-то «несчастного случая снеправильно составленным письменным заклятием» - наобщем собрании Архипов объяснил случившееся именнотак.
        Велимир сомневался, поверитли кто-то втакую версию, нопосле этого был даже рад, что нерассказал друзьям овстрече сЭльвирой. Поначалу это здорово недавало ему покоя - нет ничего противнее, чем тайны отдрузей, тем более, если собираетесь вместе раскрывать другие тайны! Новпонедельник, увидев вновь собравшихся кадетов, он вдруг ясно понял: для его приятелей обучение в«Орлиных вратах» ибудущая служба вОЗК - это едвали несмысл жизни. Велимир, внук «второго человека вгосударстве!», просто неимеет права втягивать их всвои авантюры!
        Асам Веля… Он пока небыл уверен, что девиз лагеря «Орлиные врата» - это про него.
        Додедушкиной библиотеки Велимир завыходные так инедобрался, зато набиблиотеку лагеря времени было достаточно.
        Сведения, полученные отЭльвиры, вовсе неисключали Лукину иГромову изсписка подозреваемых. Опять-таки вопросов стало больше, чем ответов! Если эта Эльвира вообще сказала правду.… Напервый взгляд, скрывать знакомство срепортершей отдрузей небыло никакого смысла. Нотогда пришлосьбы рассказать им инечто похожее нагосударственную тайну. Если, опятьже, она несоврала. Доверие эта дама вызывала едвали - просто удивительно, как ей удаётся выведывать улюдей секреты?! - ното, очем она рассказала, предназначалось только ему. Особенно отом, что случилось двенадцать лет назад, что случилось тогда НАСАМОМ ДЕЛЕ.
        Подводя неутешительные итоги, Велимир решил, что залезть вкабинет кСамсоновой ипоискать папки сличными делами наставников - это пока самая дельная мысль. Только лезть туда придется одному.
        Что-то блестящее, мелькнувшее между книг, мгновенно отвлекло его отмрачных размышлений. Это оказалась небольшая золотистая ящерка. Она протиснулась между томов, внимательно их обнюхала, потом неменее внимательно уставилась наВелимира. Нетратя времени наразмышления, он ловко схватил её - итутже чуть невыронил. Золотистая ящерка оказалась неестественно для своего размера тяжелой и, словно металл, жесткой.
        Извернувшись вего руках, ящерка всё-таки вырвалась ишмякнулась надеревянный пол, при этом, почти неиздав шума.
        - Золотко, вот ты где! - из-за стеллажа появилась девочка вформе Яви. Наеё каштановых волосах блестело «неуставное» украшение - массивный ободок скакими-то зелеными камнями.
        Девочка нагнулась ипротянула руку, ящерка мгновенно вскарабкалась порукаву ей наплечо.
        - А, привет, - заметила она Велимира ивежливо кивнула.
        - Привет, - Велимир вспомнил, что видел её назанятиях, нотам её всегда окружала стайка шумных подружек. Он никак неожидал встретить её вбиблиотеке. - Эта ящерица… золотая?
        - Именно, - кивнула девочка. Казалось, оттакой тяжести усебя наплече она неиспытывала ни малейшего неудобства. - Её зовут Золотко, это моя маленькая помощница. Хочешь посмотреть? - она сняла ящерку сплеча ипротянулаему.
        Велимир снова взял живое золото вруки итолько тогда заметил, что уэтого создания вместо глаз маленькие зеленые камешки. Притом смотрело оно неменее живо илюбопытно, чем живое существо.
        - Уменя дома таких много, - сообщила девочка.
        Велимир пытался вспомнить, как её зовут, ведь слышалже, как кней обращались наставники! Однажды она затеяла нешуточный спор сучительницей появской алхимии: утверждала, что для варки зелий вообще ненужно никакого магического дара, достаточно иметь хорошую память ибольшой нос, чем едва недовела Ромашкину дослез. Нокакже её зовут?
        - Агде ты живешь? - Поинтересовался он, чтобы прервать неловкое молчание.
        - ВАрланских горах, вМеднограде. Меня зовут Яшма Дивидова.
        - Да, да, я знаю, - живо закивал Веля, отпуская ящерку. - Ты дочь хозяйки «Малахитовой горы»! Ачто ты здесь делаешь?
        Оттоварищей Веля немного слышал, что «Малахитовая гора» - это горнодобывающее предприятие где-то ввосточных горах. Иеще, вродебы, он видел лавку стаким названием вАрконе.
        - Хочу почитать немного. Надо признаться, уменя трудности сбоговеденьем.
        - Правда? Амне казалось, утебя трудности сцелительством…
        - О, нет, сэтой девицей уменя никаких трудностей нет, инебудет. - Её невозмутимое лицо неожиданно скривилось.
        Вот вам иуважение кнаставникам!
        - Чем тебе ненравится Ромашкина?
        - Авам всем она так нравится,да?
        - Ну… Она, вроде, милая…
        - О, да, милая! - девочка трагически закатила глаза. - Все они такие мииилые…
        - Ачто вней нетак? - запоздало насторожился Веля, вспомнив, что папка сделом Ромашковой его тоже интересует.
        - Ничего! Неважно, нехочу оней говорить, - Яшма струдом взяла себя вруки, - она передернула плечами, ящерка перебежала справого плеча налевое. - Аты что ищешь?
        - Хочу почитать ободном украшении… - Осторожно ответил он. Ивдруг неожиданно для себя самого спросил: - Слушай, аты, наверное, разбираешься вкамнях?
        Кроме обруча наголове, уДивидовой еще красовался напальце огромный перстень смалахитом, анагруди висел подобный перстню кулон. Это кроме ящерки изживого металла и«каменного» имени!
        - Нууу… - протянула она спритворной скромностью, - разбираюсь чуть-чуть. Что заукрашение?
        - Наднях мне случайно встретился… один человек, - начал осторожно объяснять Веля историю сперстнем Эльвиры. - Унего было серебристое кольцо скамнем. Камень мне показался очень странным, большой, какой-то зеленовато-мутный, иеще… Отнего уменя резко разболелась голова.
        - Хм, - Яшма серьезно задумалась, - аты неразглядел, оправа камня была как-то расписана? Какие-нибудь руны, знаки?
        - Нет, вродебы, - неуверенно ответил он. Вообще-то втой забегаловке было довольно сумрачно, он мог просто неразглядеть.
        Яшма подошла кполке и, недолго поискав, стянула увесистый фолиант.
        - «Амулеты икристаллы Нави», - сообщила она, - пойдем застол.
        Золотко соскользнула напол ипомчалась вперед их занимать лавку.
        Они сели застол, иЯшма развернула том нанужной странице.
        - «Око Вия», - сообщила она, придвигая ему книгу. - Считается самым мощным амулетом Нави, хранится вОружейной палате ОЗК. Ион, поутверждениям специалистов ипросто свидетелей, невызывает уОхотников мигрени.
        Нажелтоватой странице изображался округлый кристалл черно-багрового оттенка, подвешенный нацепочке.
        - Утого человека было кольцо.
        - Я ктому, что это самый мощный кристалл темной силы, ион неимеет такого действия. Неважно, кольцо или подвеска, - вздохнула она, перелистнув еще несколько страниц. - Похоже, тебе встретился очень опасный человек.
        - Да уж, похоже, - Велимир уставился наизображения нескольких десятков разнообразных колец: скамнями, бусинками, металлические, золотые, серебряные, деревянные иеще какие-то. - Нет, ничего похожего натот. Аможет быть так, что это какой-то еще неизвестный колдовской науке минерал?
        - Недумаю, - она неодобрительно нахмурилась, - камневеденье - очень старая иразвитая наука. Новые породы непоявляются вдруг, ниоткуда. Если только камень как-то по-особому заговорили, исказили его природу, - она взволнованно подтянула ксебе книгу, - жаль, что вэтом лагере непреподают магическую минералогию! Хотябы вместо того, чтобы заваривать крапиву смышиными хвостами!
        Велимир снова насторожился.
        - Ну, вообще-то алхимия тоже важна, - осторожно возразил он. Например, напоследнем занятии Ромашкина рассказывала им, как изтрех полевых трав сварить мазь отожогов. Амышиные хвосты неиспользовала даже Жданова! - Чем тебе так ненравится Вера Алексеевна?
        - Ничем. Нехочу оней, - повторила Яшма ипрезрительно фыркнула. - Вообще-то я давно собиралась поговорить стобой одругом наставнике.
        Она аккуратно сложила руки настоле, как примерная ученица:
        - ОРуслане Романовиче.
        - ОВолкове?! - Веля едва неподскочил наместе.
        - Да, - кивнула она, словно незамечая его реакции. - Думаю, ты должен обэтом знать, если тебе еще нерассказали… Кто он, точнее, кем он был раньше.
        - Кем?!
        - Здесь, влагере, ипотом вВысокой школе он был другом твоего отца, - произнесла она, склонившись над книгой, - поначалу они служили вместе, позднее Волкова вродебы уволили из-за подозрений визмене. Он ушел инасамом деле подался вСтаю. Адвенадцать лет назад, когда Стая внезапно напала наштаб ОЗК икогда… когда твои родители погибли, Волкова восстановили взвании. Вроде как он пытался предупредить Охотников онападении ивовремя атаки помогал бывшим сослуживцам. - Она перевела дыхание ивзяла вруки свою ящерку. - Я это слышала отродственников, уних есть кое-какие связи…
        Велимир тоже уставился встраницы. Ничего себе уних тут преподавательский состав! Иэто Аскольд называет «тщательно проверенными иабсолютно надёжными сотрудниками»?
        - УОхотников заКривдой немало тайн, - заметила Яшма, похоже, догадавшись, очем он думает. - Хотя, немне, наверное, обэтом судить, я-то небуду поступать вВысокую школу. Неудивляйся так! - махнула она рукой, встретив его недоуменный взгляд. Велимир-то был уверен, что все кадеты только оВысокой школе имечтают. - Я должна унаследовать семейное дело ипродолжить его. Апроводить лето в«Орлиных вратах» - это просто старая традиция. Ну, изнания лишними небудут. Даже про заваривание лягушек.
        - Понятно, - вяло кивнул Веля, пытаясь сходу оценить полученную информацию.
        Ясной была только одна мысль: Волков близко знал его отца, Волков, возможно, точно знает, как погибли его родители.
        Яшма кашлянула, вежливо напоминая осебе:
        - Я слышала, ты сприятелями хочешь узнать, кто принес переходный камень…
        - Что? - Веля опять едва неподпрыгнул. - Откуда?!
        - ОтТоптыги, - спокойно сообщила она, как будто так инадо. - Вообще-то его бормотание мало кто воспринимает всерьез, ноя подумала, тебе влюбом случае стоит знать про него. Всмысле, про Волкова.
        Веля потряс головой, оглушенный очередным сюрпризом. Называется «секретное расследование», уже весь лагерь вкурсе! Иоткуда медведь узнал? Неужели догадался тогда вкладовке?
        Яшма еще раз кашлянула:
        - Кхм… Ты впорядке?
        - А… Да, спасибо! Правда, это очень важно, - Веля торопливо закрыл книгу. Ивдруг ему пришла идея, напервый взгляд, малодушная, ночто поделать? - Слушай, если ты все равно несобираешься служить вОЗК… Может быть, ты захочешь поучаствовать… Пока Топтыга еще невсем растрепал!
        Глава №15, вкоторой незаконный обыск приносит свои плоды
        Ступая буквально нацыпочках пополутемному коридору далеко после отбоя Велимир лихорадочно соображал, что икак они будут объяснять, если попадутся. Заполдня ивечер ему вголову непришло ничего хоть сколько-то убедительного, итеперь уже врядли придет… Оба заблудились ислучайно зашли вкабинет директрисы? Апотом, опятьже случайно, впоисках выхода обыскали все шкафы иящики? Красиво! Ноотступать было некуда.
        Яшма неподвела ипоявилась вусловленном коридоре почти одновременно сним. Завремя их недолгого знакомства Велимир уже понял, что его новая «соучастница» обладает железной волей икаменной решительностью.
        - Если поймают, скажем, что лазили накухонный склад, - нетратя время наприветствия, сразу перешла кделу Дивидова, - акогда шли обратно, услышали странные звуки изеё кабинета изаглянули проверить.
        - Идет, - быстро кивнул Веля. Версия была неахти, нолучше, чем ничего.
        Яшма, еще раз оглядевшись посторонам, усадила свою золотую ящерку наручку двери. Та ловко засунула хвост взамочную скважину, пару мгновений покрутила им, изасов тихо щелкнул.
        - Полезная штука, - суважением заметил Веля.
        Ксвоему стыду, он даже неподумал, что директорский кабинет, вообще-то, может быть заперт. Он вообще плохо соображал весь остаток дня после рассказа Яшмы оВолкове.
        Дивидова тем временем, немешкая, вошла вкабинет первой ипосадила Золотко усамого порога, велев дать им знать, если кто-нибудь появится вкоридоре.
        Велимир поспешно вошел вслед заней иогляделся. Наих удачу, освещения - тускло мерцающий белесый шар настене илуна занезашторенным окном - хватало, чтобы разглядеть обстановку.
        Вкабинете Настасьи Карповны уже небыло никаких следов недавнего взрыва. Разве что предметов имелись только самые необходимые: стол, кресло, да полупустой «офисный» шкаф.
        Смешно будет, если нужные им бумаги погибли при неудавшемся покушении! Веля решил пока невысказывать таких мрачных предположений. Новходе суетливого осмотра шкафа иящиков стола эта версия становилась всё более правдоподобной.
        Бумаги уСамсоновой были все возмутительно скучные: учебные планы, списки литературы, какие-то хозяйственные сметы, таблицы счетов для столовой… Иникаких тебе секретных досье иковарных заговоров! Даже обидно.
        - Может, эти дела уАрхипова? - предположил Веля, как можно аккуратнее ставя наместо очередную папку сосметами нареагенты для алхимической лаборатории.
        - Предлагаешь иего обыскать? - Яшма тоже несветилась энтузиазмом. Впрочем, она, видимо, всегда остается серьёзной.
        - Похоже, придётся. Расскажи, что еще знаешь про других наставников. Мне важновсё!
        - Больше ничего особенного я незнаю, - вздохнула она, открывая следующую папку. - Самсонова иАрхипов - люди Аристарха Хродольфа, это личный секретарь царя. Большинство нашей знати Аристарха Аркадьевича недолюбливает, мягко говоря. Про него вообще мало что икому известно, я слышала только, что он служил вНордланде дотого, как там погиб старший царевич. Ты слышал эту историю?
        Велимир быстро кивнул, стараясь её непрерывать, номысленно гадая, какую версию истории имеет ввиду Яшма: официальную или эльвирину?
        - Говорят, Хродольф натой службе как-то отличился, зачто иполучил должность при царе. - Она говорила очень серьезно, без тени иронии или неодобрения. - Громова - племянница царского духовника Бомелия, нообэтом ты, наверное, тоже слышал?
        Велимир снова кивнул.
        - По-моему, Громова иковарство - понятия несовместимые. Далия Степановна - полковник ОЗК, образец офицера. Радмир Богданович Южный - впрошлом дружинник, из-за ранения переведен намирную службу. Если, конечно, общение ссозданиями Нави икадетами можно назвать «мирной» службой.
        - Я слышал, что уЛукиной какие-то нелады ссестрой? - как можно непринужденнее заметил Веля.
        - Ах да, эта репортёрша, Эля Ато, - презрительно фыркнула Яшма, - точно, врагу такой родни непожелаешь, крайне неприятная особа. Но, как видно, карьере нашей наставницы это непомешало. Кто унас еще? Афанасий Агафьевич Яров. Ну, этого милого старичка тем более трудно заподозрить. Он образцовый ученый, много лет работал вУчебном приказе, анапенсии устроился сюда. Видать, тоже думал, что тут покой… Жданова, она издворян средней руки, её отец раньше даже заседал вДуме. АРомашкина, - тут Яшма насекунду запнулась, - измещан, выпускница Школы целителей, ничего особенного. - Она задвинула ящик, наслух Велимира, слишком шумно. - Так, кажется, этовсё…
        Последняя фраза относилась толи кнаставникам, толи кдокументам, Велимир понять неуспел.
        Ящерка внезапно метнулась отдвери кхозяйке.
        - Зашторы! - мгновенно сообразила Яшма, подхватив ящерицу.
        Велимир тоже недолго раздумывал. Они скрылись подвум сторонам окна изатаили дыхание.
        Шторы вкабинете Настасьи Карповны были довольно плотные, носхудожественными прорезями. Водном изтаких узеньких просветов Велимир иразглядел вошедшего.
        Это оказался Радмир Богданович Южный, собственной персоной.
        Велимир совсем перестал дышать, ноксчастью, наставник необращал внимание наих укрытие, больше беспокоясь одвери. Судя повсему, он тоже явился без приглашения.
        Воровато озираясь, он подошел кстолу, открыл нижний ящик, вкотором, надо заметить, они ненашли вообще ничего, и… что-то туда положил. После чего, незадерживаясь ни насекунду, вышел.
        Велимир иЯшма, наконец, позволили себе вздохнуть. Медленно, стараясь неиздать незвука, они вышли из-за штор.
        - Ты видел? - сипло спросила она. - Это был Южный, верно?
        - Верно, - кивнул Веля и, недавая себе опомниться, подскочил кпервому снизу ящику.
        Внутри обнаружилась тоненькая серая папка, авней - всего несколько желтоватых листочков.
        При таком скудном освящении прочитать удавалось только заголовки: «Заключение ученого совета повопросу магопрактического взаимодействия сИрием» и«Слово Верховного волхва Рода Всевышнего оПресветлом Божественном царстве Ирие».
        - Ты дурак?! - скорее утвердительно, чем вопросительно прошипела Дивидова. - Аеслибы там была очередная взрывчатка?
        - Ирий, - это слово захватило всё его внимание, негодование Яшмы Веля даже незаметил. - Что такое Ирий…
        - Ну, поРодовере, это обитель богов, - она тоже заглянула вбумаги. - Нопри чем тут всем известные ведические сказания итакая секретность?
        Хороший вопрос,да.
        - Мы это заберем, - сказал Велимир, быстро закрыв папку.
        - Ты предлагаешь украсть бумаги? - она снова возмутилась. - Вообще-то мы собирались дела только полистать.
        - Знаю, но.… Здесь неудобно читать, - Велимир понимал, что это крайне неосмотрительно, ноничего немог ссобой поделать, ему НЕОБХОДИМО прочитать эти листки! - Мы их вернем, потом… Как-нибудь…
        Яшма только безнадежно махнула рукой.
        - Ладно, как хочешь, всё равно нет времени спорить. Пора уходить! Эй, Золотко?
        Ящерка тем временем залезла вящик ичто-то там скребла. Яшма сунула руку следом заней исердито хмыкнула.
        - Ну, конечно, двойное дно. Как я сразу недогадалась проверить!
        Она аккуратно вытащила ящерицу, тоненькую дощечку-дно, азаними - еще одну серую папку.
        Листов вней было еще меньше, чем впредыдущей, нопрочитать они успели только первую строчку напервом листе: «Южная Рада Радмировна».
        - Как думаешь, кто… - Начал Веля, ноего прервал странный шум изкоридора.
        Немедля, Яшма вложила фальшивое дно обратно вящик, задвинула его, иони, неговоря ни слова, выглянули задверь.
        Шум - толи стук, толи топот - доносился еще издалека, ноявно приближался.
        - Будешь запирать? - Велимир торопливо кивнул надверной замок.
        - Лучше, нет, - секунду подумав, ответила она. - Когда заходил Южный, было открыто. Пусть так иостанется.
        - Тогда бежим!
        Они побежали впротивоположных направлениях: Яшма - придерживая наплече ящерку, аВелимир - прижимая кгруди две картонные папки.
        Глава №16, вкоторой ведутся разговоры дружеские инедружеские
        - Яшма Дивидова?!
        Ярослав, Любава иЛоло, едва узнав, скем Велимир познакомился, уставились нанего как насумасшедшего.
        - Э… да, - он просто растерялся оттакой реакции, - мы случайно познакомились вбиблиотеке. Унеё есть такая забавная ящерица!
        Нодрузья явно были нерады такой нвовсти. Велимир искренне непонимал, почему!
        Они сидели насвоем любимом месте, под дубом назаднем дворе. Занятия порасписанию закончились, иВеля, наконец, смог рассказать друзьям освоем ночном набеге накабинет иобсудить содержимое папок.
        Нопочему-то больше всего их поразило имя его новой знакомой.
        - Я нехотел вас впутывать, - может быть, их именно это так задело? - Представляете, еслибы нас поймали!
        - Атебя одного, значит, это непугало? - недобро уточнила Любава.
        - Ну, я… был готов рискнуть, - уклонился Веля. - Аона вообще несобирается служить вОЗК.
        Все трое одновременно возвели глаза кнебу.
        - О, конечно, ОЗК иненадеялись натакое счастье! - снесвойственной для него резкостью воскликнул Ярик. - Этоже Дивидова, ктобы думал!
        Велимира эти разговоры уже начали порядком раздражать.
        - Да что сней нетак?! - воскликнул он, хотя уже догадывался, кчему они клонят.
        - Дружище, - Лоло сочувствующе хлопнул его поплечу, - ты удостоился чести познакомиться ссамой Яшмой Дивидовой, наследницей «Малахитовой горы»! Аэта «конторка», знаешь, едвали небогаче царской казны.
        - Вот вы кчему, - без малейшего удивления хмыкнул Веля. - Ноона - совсем нетоже самое, что Зарик!
        - Это точно! - сиронией отозвался Ярик. - Теоретически она может нанять Зарика наместо каменотеса.
        Велимир всвою очередь воззрился нанебо.
        - Я ведь уже сто раз говорил, для меня это неважно!
        - Зато для неё - важно.
        Велимиру совсем нехотелось ссориться сдрузьями, особенно втаких обстоятельствах, когда можно ожидать обмана откого угодно!
        - Послушайте, ребята, - примирительно поднял он руки, - когда вы сней познакомитесь, то сами убедитесь, она нормальная.
        - Асчего ты взял, что она захочет знакомиться снами? - мрачно поинтересовалась Любава.
        Ярослав, вкои-то веки, согласился ссестрой.
        - Давайте лучше обсудим наше дело, - поняв, что этот спор пока бесполезен, Веля решительно сменил тему.
        Быстро оглядевшись посторонам, нетли поблизости любопытных медведей, он достал изкадетской сумки свою ночную добычу.
        - Ну, если это всё еще «наше» дело, - недоверчиво хмыкнул Лоло, нозачтение все трое принялись синтересом.
        Впервой папке были две небольшие статьи натему «Обитель богов, Небесный град Ирий». Одну статью Веля определил как «научную», другую - как «богословскую». Внаучной говорилось, что «прямой контакт сИрием невозможен вприделах магических способностей даже сильнейших Охотников». Авбогословской - «только волхвы величайшей силы духа могут узреть ясно ирийские чертоги». Короче говоря, наука ирелигия сходились водном: обитель богов недоступна для простых, идаже для неочень простых людей, как ни крути.
        Самое странное заключалось втом, что всё это было описано ивкнижках, которые раздавала кадетам Индира Астафьевна, Велимир успел проверить. Никакого секрета небыло.
        - Какой смысл тайно подкладывать это управляющей? - нетерпеливо вопросил он, дождавшись, когда друзья дочитают. - Изачем это искали? Я почему-то уверен, что искали именно эту папку. Неспрашивайте, почему, незнаю!
        Как выяснилось утром, странный шум, испугавший его иЯшму ночью, оказался звуками прибытия оперативной следственной группы. Вроде как поступил анонимный сигнал, что вкабинете Настасьи Карповны опять заложена какая-то бомба. Или что-то вроде того. Стремительно появились, стремительно обыскали кабинет итакже стремительно убрались.
        - Ичто тут незаконного? - пожал плечами Ярик.
        - Я надеялся, что вы объясните.
        Друзья вопросительно переглянулись, понимая небольше его, ивзялись завторую папку. Ту, что Самсонова сама прятала впотайном отделении ящика.
        Вэтой папке лежало всего три листочка: документ, больше всего напоминающий полицейский протокол. Некая Рада Радмировна Южная, семь тысяч пятьсот третьего года рождения, три месяца назад была задержана вместе сдругими лицами «при попытке незаконно занять фонтанный механизм». Что именно это значит, неуточнялось. Дальнейшая судьба хулиганки иее сообщников втом протоколе тоже незначилась.
        - Как думаете, это родственница нашего Южного? - опять потребовал участия отдрузей Велимир. - Вы неслышали, унего есть дочь?
        - Фамилия иотчество совпадают, - задумчиво констатировал Ярик. - Нозачем Самсоновой хранить усебя записи окаком-то мелком хулиганстве?
        - Аэто нетеже хулиганы, что забросали нашу карету камнями? - вдруг вспомнил Веля. Предположение, надо признать, глупое, нопросто он пока невстречал вАр-царстве других хулиганов.
        - Незнаю…
        - Если предположить, что родня Южного связалась сподпольщиками, картина выходит куда интереснее, - задумчиво произнес Лоло.
        - Ты имеешь ввиду «несогласных»? - насторожился Веля, вспомнив рассказ Эльвиры.
        - Можно итак сказать…
        - Ерунда какая-то! - резко прервал их Ярик. - Неможет наставник лагеря быть связан сбандитами. Сотрудников «Орлиных врат» тщательно проверяют…
        - Да брось ты эту асикову песню! - взорвался Веля. - Волков, например, раньше «работал» вСтае!
        Брат исестра пооткрывали рты внемом изумлении, аЛоло только присвистнул:
        - Ну, это ты хватил.
        - Ничего нехватил, - буркнул Веля, стараясь взять себя вруки. Его ужасно нервировало, что друзья ему неверят, нопри этом он неможет рассказать им всю правду.
        - Вжизни неслышал большей глупости! - дар речи быстро вернулся кЯрику. - Где ты такое взял?!
        Велимир неохотно признался:
        - Яшма рассказала.
        - О, эта расскажет!
        - Значит, неверите? - он решительно отобрал уних папки исунул обратно всумку.
        Ярослав заметно смутился. Видать, ему тоже очень нехотелось ссориться. Но, похоже, ссоры неизбежать.
        - Тебе-то я верю, - пробормотал он, - я Дивидовой неверю.
        Веля только вздохнул:
        - Это глупо! Выже совсем её незнаете. Аона еще сказала, что Волков был приятелем моего отца.
        Друзья снова переглянулись. Посмотрели друг надруга так, словно им приходится общаться сумалишённым.
        - Значит, поеё словам выходит, - терпеливо начал Ярик, - что твой отец, героически погибший при защите штаба ОЗК отСтаи, насамом деле дружил скем-то изэтой Стаи?Так?
        Велимир обиженно насупился. Хотя, обижаться надрузей небыло никакого смысла.
        - Они дружили еще дотого, как Волков ушел вСтаю, - неуверенно возразил он. - Апотом Волков как-то заслужил прощение…
        - Дивидова-то откуда всё это знает?
        - Унеё есть какие-то связи…
        - Ах, да, - Любава опять закатила глаза, - икак мы недогадались!
        Велимир почувствовал, что опять теряет терпение.
        - Южный тайно забирался вдиректорский кабинет, это мы точно знаем. Может быть, он иесть тот, кого мы ищем?
        - Старый, верный дружинник? - ехидно переспросил Лоло. - Небывший подручный Константина Пугачёва?
        - Любой может быть, - ответил Велимир уже нетак уверенно.
        - Что ты думаешь делать сбумагами? - мрачно спросил Ярик. - Предупредишь Самсонову?
        - Стоилобы, - напряженно ответил Велимир. Это, что называется, вопрос вопросов! - Но… Вам некажется, что тут надо предупредить неСамсонову, аего, Южного?
        Повисло тягостное молчание. Само собой, друзья понимали вэтих интригах небольшеего.
        - Как помне, давно пора предупредить твоего деда, - наставительно произнес Ярик. - Инасчет отца тыбы лучше унего расспросил. Комуже еще доверять, как неближайшему родственнику?
        Велимир ничего неответил. Дедуля ведь неспроста скрыл тогда отсыскных, что унего украли папку.
        Внезапная догадка заставила Велю вздрогнуть: что если эти бумаги ибыли украдены удеда?
        - Наверное, вы правы, я поговорю сним, когда смогу, - бодро пообещал он, поднимаясь стравы. - Апока пойду… еще почитаю.
        - Ты только необижайся, - неловко добавил Ярослав, когда он уже уходил, - но, правда, будь осторожнее сэтой Дивидовой.
        - Небеспокойтесь, - через плечо ответил Велимир. Получилось грубее, чем следовалобы.
        Небо над «Орлиными вратами» оставалось беспечно ясным, исолнце светило просто возмутительно. Велимир едва сдержался, чтобы невопросить небеса: «Здесь вообще когда-нибудь идет дождь?». Или тучи над лагерем разгоняют специально обученные люди вступах?
        Влагере явно творится что-то неладное, ихорошо, что он решил невпутывать друзей. Былобы правильно иэти злосчастные папки им непоказывать… Только как отстранить приятелей отрасследования, чтобы при том необидеть?
        Сэтими тяжкими думами он незаметил, как пришел встоловую. Доужина оставалось еще больше часа, аполдник был ивовсе давно, так что Веля решил попросить удоброй бабушки Яги какой-нибудь пирожок.
        Окошечко выдачи было закрыто иукрашалось рукописным объявлением: «Закрыто. Понятно?». Впрочем, заперегородкой отчетливо слышался голос хозяйки пищеблока, иВеля решил попытать счастье.
        Ноедва он занес руку, чтобы постучать, как замер прямо так, споднятой рукой.
        - Красивая унас выходит фигура! Переговоры двух наследников через двух посредников, хе-хе!
        - Да как Вы смеете бросаться такими обвинениями?!
        Первый голос принадлежал, безусловно, Марфе Егоровне Яге, авторой очень напоминал их наставницу понавской алхимии, Розу Борисовну Жданову.
        - Какоеж это обвинение? Просто деловой разговор. Может, мы стобой того.… Уладим это дело мирно, без скандалов навесь свет?
        - Да Вы явно невсвоем уме! Я непонимаю, что зачушь Вы несете!
        Велимир буквально видел, как Яга криво, нонезлобно ухмыляется, аЖданова негодующе вскидывает брови ивстряхивает своей черной кудрявой шевелюрой.
        - Всё ты понимаешь, милочка. При том наразных языках, - Яга хрипло усмехнулась, - теперь, когда появился этот мальчик, ваша честная компания тем более встороне неостанется. Ведьтак?
        - Да при чем здесь мальчишка? - почти взвизгнула Роза Борисовна.
        - При том, что вокруг него скоро закрутится нешуточная буря, это уж кволхвам неходи, - спокойно ответила Яга, - точнее, они сами кнему придут. Атвои хозяева…
        - Оставьте меня впокое!
        Послышался грохот падающей посуды.
        Определённо, методы работы сыщика сильно расходятся сморальными принципами Велимира. Ему всё время приходится закем-то подглядывать, подслушивать, красть чужие бумаги! Интересно, Волков начинал также?
        - Вполне, - третий голос, раздавшийся рядом, заставил Велимира, наконец, отмереть. - Понятно.
        Яшма Дивидова сосвоей золотой ящеркой наплече, кивнула настрогую табличку.
        - А, - Веля торопливо донес руку доперегородки ипостучал-таки, - она там, точно!
        Голоса задверцей мгновенно стихли, аеще через секунду им явилась Марфа Егоровна.
        - О, детки, - бодро поздороваласьона.
        Ждановой видно небыло.
        - Намбы перекусить, - растерянно начал Веля, всё еще прислушиваясь ктому, что скрывается заспиной поварихи.
        - Сейчас, сейчас, - Яга наудивление быстро выдала им попирожку ипостакану компота. Идаже непоинтересовалась, неразучилисьли детки читать.
        Добавить ни им, ни ей было нечего, так что Велимир иЯшма просто прошли заодин изстолов.
        - Странная она какая-то, - мельком заметила Яшма, носразу перешла кболее важному вопросу: - Удачно, что мы здесь встретились, вэто время здесь никого. Ты прочитал?…
        - Что? А, да, - Велимир тряхнул головой идостал подло украденные документы. - Смотри, может ты что-нибудь поймешь.
        Она внимательно просмотрела содержимое обеих папок, ни разу неизменившись влице.
        - Всё это очень странно.
        Веля только вздохнул. НоЯшма при том вовсе неказалась растерянной, она продолжила рассуждать:
        - Я слышала, что уРадмира Богдановича есть дочь немного старше нас. Судя повсему, Самсоновой понадобился над ним еще большая власть, чем есть подолжности. Настасья Карповна действует здесь поуказанию Аристарха Хродольфа, аон работает поприказанию царя…
        - Широко мыслишь! Залезем еще ивцарский кабинет?
        - Несегодня, - поморщилась она, похоже, неоценив шутку. - АЮжный, всвою очередь, хотел как-то подставить саму Настасью Карповну. Он неискал бумаги дочери, он вошел, оставил это ивышел. Только что особенного втаких прописных истинах, я непонимаю. - Она опять уставилась влистки.
        - Ты тоже думаешь, что приходили именно заэтим? - удивился Веля.
        Дивидова уверенно кивнула:
        - Ты показывал бумаги друзьям?
        - Угу, - говорить сЯшмой оних совсем нехотелось. - Они тоже ничего немогут подсказать. Советуют только всё рассказать дедушке.
        - Несамый плохой совет, - заметила она, аккуратно складывая листочки наместо. - Смотри, кто пришел.
        Велимир глянул навход иувидел там Ванечку Петрова. Он, неотрываясь откакой-то книжки, взял уЯги пирожок инаправился кближайшему столу. Яга крикнула ему вслед, что он забыл компот. Всё также неотрываясь отчтения, он вернулся застаканом. Надо заметить, что полдник Ванечка вообще пропустил.
        - Вот кто всё знает, - усмехнулась Яшма, - нехочешь его спросить?
        - Нет, - незадумываясь, ответил Веля. - Его ненадо.
        Дедуля поручил следить, чтобы Петров невлип внеприятности, аненаоборот! Сосвоими шпионо-грабительскими делами Велимир совсем забыл про этого «сына очень важного человека». Но, ксчастью для них обоих, Ванечка продолжал учиться едвали некруглосуточно. Ну что страшного сним может случиться подороге изкласса вбиблиотеку? Разве только будет опять читать находу, споткнется иразобьетнос?
        - Тебе некажется, что ему нужна помощь? - неожиданно спросила Яшма, всё еще наблюдая заПетровым.
        - Помощь? - Веля насторожился. Он опять чего-то упустил? - Вкаком смысле?
        - Да впрямом, - Яшма сердито щелкнула поносу свою ящерицу. - Этак он совсем сума сойдет отучебы! Пускай хотябы применит свои великие знания напрактике, возьмем его вкоманду для «Орлиной охоты».
        - Взять вкоманду? - глупо повторил Веля.
        Про то, что вближайшие выходные состоится игра «Орлиная охота», что-то вроде веселых стартов помотивам пройдённых уроков, он слышал, нохорошенько это обдумать времени совсем небыло. Апро то, что он иЯшма уже водной команде, Велимир ивовсе слышал впервые.
        - Ну да, вкоманду, - спокойно подтвердила она, - покрайней мере, взельях он должен разбираться.
        - Атебя несмущает, что он… э, - Велимир сам удивился, кто его так потянул заязык! - Ну, сын какого-то торговца?
        - Глупости какие, - сполным равнодушием отмахнулась Яшма Дивидова, наследница «Малахитовой горы». - Влагере «Орлиные врата» все равны, здесь успех зависит только отсобственных талантов.
        Удивительно, почему-то унеё эти слова звучали просто иестественно, анефальшиво ипафосно, как унекоторых.
        Зря всё-таки ребята нанеё наговаривают.
        Ванечка тем временем быстро проглотил свой полдник иудалился, всё также неотрывая взгляда откнижки.
        - Догоним его? - предложил Велимир.
        - Давай завтра, - неспеша поднялась из-за стола Яшма. - Довыходных еще время есть. Асейчас предлагаю найти Соню Соболеву ивместе сней позаниматься боговеденьем. Кстати, её тоже неплохобы взять вкоманду.
        Глава №17, вкоторой наодин секрет становится меньше, нодыма всё равно много
        Надругой день тучи над лагерем всё-таки появились. Пышные, как клочья ваты, облака ходили понебу кругами, обещая скорую бурю. Порывистый ветер подтверждал их намеренья, акот Баюн всем своим недовольным видом давал понять, что-де это неспроста.
        Голос Сони Соболевой втакой обстановке звучал особенно проникновенно:
        - Род - Единый иМногопроявный Бог, создатель иисточник всего сущего, Яви иНави. Для сохранения мира он сотворил Богов-покровителей, первых детей своих. Сварог, небесный кузнец, податель огня, покровитель мастеров. Лада, защитница семьи илюбви, призывающая весну. Дажьбог, сменяющий времена года, несущий солнечный свет, сияние Ра, итепло его. Стрибог, повелитель ветров иперемен впогоде, покровитель мореходов. Хорс, хранитель света Луны извезд… - она неожиданно кашлянула, испортив весь эффект. - Намже это все рассказывали, вы разве неслушали?
        - Слушали, новсё невозможно запомнить сразу, - обстоятельно пояснила Яшма, сделав пометку всвоих записях. - Да иповторение - мать учения, верно?
        Они вчетвером - Велимир, Яшма, Ваня Петров иСоня Соболева - задержались после занятий уИндиры Астафьевны. Наставница сидела засвоим столиком внекотором отдалении, и, то идело, бросала вих сторону подозрительные взгляды. Баюн развалился напомосте сидолами, итоже пристально заними следил. Похоже, ни Громова, ни её кот неверили, что уэтих кадетов может возникнуть бескорыстный интерес кбоговеденью. Покрайней мере, удвух изчетырех.
        Соня неодобрительно нахмурилась:
        - Дело невтом, чтобы просто заучить написанное вкнигах. Мы должны… ну, - она запнулась, подбирая слова.
        - Душевно проникнуться? - глупо ляпнул Веля итутже обэтом пожалел. Чего он лезет, куда незнает?!
        НоСоня почти необратила нанего внимания:
        - Мы должны осознать, почувствовать свою связь сНими, - чуть дрогнувшим голосом продолжила она. - Первыми Охотниками заКривдой были первыеже волхвы. Они принесли людям законы Прави, заповеди Рода. Амы, одаренные Силой, отмеченные божественной волей, несем насебе великую ответственность засохранение порядка Прави иКривды. Для нас важна нестолько вера, сколько верность!
        - Да, да, мы это понимаем, - деловито кивнула Яшма, похоже, неиспытывающая особого трепета. - Но, согласись, без теории нет ипрактики. Сначала нужно именно выучить то, что написано вкнигах. Так, кто там дальше после Хорса?
        Соня только вздохнула ипотупилась. Спорить она явно неумела:
        - Если там написано, что Сварог - покровитель ремесел, это незначит, что кнему могут взывать только ремесленники… Он еще ивысший хранитель Яви, светлой силы Рода.
        Велимир старался помалкивать. Предстоящая - или уже наступившая?! - ответственность замиропорядок его слегка пугала. Нето, чтобы очень, нослегка.
        Хитросплетения местной религии его занимали еще меньше, чем Яшму, но… Соня говорит освоих богах стаким искренним воодушевлением! Значит, вэтом что-то есть, просто он пока неможет понять, что. Неможет почувствовать.
        - Можно я расскажу про остальных? - оживился Ванечка, зашуршав своими бумагами.
        Наприглашение Яшмы позаниматься вместе сними Петров согласился легко. Ему, похоже, вообще было всё равно, что икогда зубрить.
        Соня неопределенно пожала плечами.
        - Перун - громовержец, покровитель княжеской власти идружины, помощник воинов, его сопровождает птица Сва-Слава, предвещающая победу, - начал тот, стараясь нечастить. - Велес - бог торговли, расчета, лукавства, высший хранитель Нави, темной силы Рода. Мара - богиня смерти, старения, тления. Карна - покровительница правосудия. Макош - богиня земли, плодородия, урожая. Доля иНедоля - две сестры, сплетающие нити человеческих судеб. Жива - богиня жизненной силы, покровительствует целителям.
        НоСоню его отчет тоже невпечатлил.
        - Уж тебе-то следовало разбираться вэтом получше нас всех, - произнесла она, неподнимая глаз.
        Произнесла шепотом, новсе расслышали хорошо. Повисло неловкое молчание.
        - А… ну, да, наверное, ты права, - забормотал Ваня, опять перебирая бумаги. Он казался совершенно сбитым столку. - Я тогда пойду… вбиблиотеку, еще почитаю…
        НоСоня смутилась, кажется, еще большеего:
        - Извините, - она первой вскочила из-за стола, прижав кгруди какую-то книгу, - пожалуй, насегодня нам всем хватит уроков. Я пойду… поищу брата.
        Продолжая что-то бормотать, Ванечка иСоня быстро удалились вразные стороны.
        - Что это сними? - растерянно спросил Велимир, вмыслях невольно повторив слова Сони: «Нестолько вера, сколько верность». Для него было неожиданно услышать такое отнеё.
        - Незнаю, - отстраненно пожала плечами Яшма. - Видно, переутомились оба. Авкоманду их всё-таки надо позвать. Завтраже я сними поговорю.
        - Ладно, - нестал спорить он, предстоящая игра занимала Велю меньше всего. - Тогда дозавтра.
        Уходя откапища, он буквально спиной чувствовал недобрый, царапающий нехуже когтей, взгляд Баюна.
        Сегодня Велимир твердо решил поговорить сВолковым. Решил просто спросить того освоем отце. Просто спросить, вэтомже нет ничего криминального!
        Но, едва отойдя откапища, Велю посетила другая идея, которую нестоит откладывать наследующий день.
        Примерно наполдороге он нагнал Ванечку Петрова.
        - Эй, постой, - они, наконец, поравнялись, иВеля перевел дыхание, - ты, это… Необижайся наСоболеву, она вовсе нехотела сказать, что ты плохо учишься! Нонельзяже выучить всё исразу.
        - Нет, нет, я вовсе необижаюсь! - энергично замотал головой тот, сбавив шаг. - Я точно знаю, что Соня нехотела меня обидеть! Просто… - он опять замялся. - Просто она права, я должен разбираться вэтом лучше всех остальных.
        УВелимира неожиданно мелькнула догадка: ачто, если Соня знает, кто Петров насамом деле? Нотогда иЗарик знает, аэто уже некдобру.
        - Если утебя закипит мозг, ты уже точно ничего невыучишь! - авторитетно предупредил его Веля. - Лучше вступай внашу команду на«Орлиной охоте». Я, правда, еще сам незнаю, что там заправила, нонаверняка будет весело.
        - О, нет, еще эта игра! - Петров чуть было неспоткнулся. - Я там всё испорчу!
        - Ну, этоже просто игра, - возразил Велимир скуда меньшей уверенностью.
        Поправде сказать, этот неврастеник начинал его просто раздражать. Вот уж комубы непомешали пара дружеских затрещин, только он того игляди упадет вобморок!
        - Состороны я выгляжу очень глупо, - неожиданно спокойно заметил Ванечка.
        - Я этого неговорил! - быстро ляпнул Веля.
        - Знаю. Но, понимаешь, мой отец, торговец, очень огорчится, если я здесь недобьюсь успехов.
        Велимир помолчал немного, мысленно ругая себя. Аведь стоило догадаться, счего ради сын большой шишки будет учиться как подорванный, да еще летом! Страшно представить, что сним творится вобычной школе.
        - Слушай, насчет твоего отца, - Велимир решительно заговорил отом, очем исобирался. - Я знаю, что он неторговец.
        Петров остановился, как вкопанный, иуставился нанего идеально круглыми глазами:
        - Ты знаешь, кто мой отец?!
        - Несовсем, - Веля быстро замотал головой, - я только знаю, что он неторговец, абольшой начальник изправительства. Мне дед рассказал.
        - Большой начальник изправительства, - эхом повторил Ваня изашагал дальше, струдом переставляя ноги. - Панкрат Александрович велел замной присмотреть,да?
        - Ну, вроде того… Он просил следить, чтобы ты никуда невляпался. - Как можно непринужденнее сообщил Велимир. - Апомне, так тебебы как раз непомешало выбраться избиблиотеки. Отменя вот тоже вроде ждут каких-то невероятных свершений, нояже нечахну над книгами!
        - Угу…
        - Успехи достигаются нетолько зубрежкой, - горячился он. - Допустим, невыучишь ты пока одно-два заклятия или перепутаешь одну-две функции уэтих богов, так неубьетже тебя отец, вконце концов!
        Ваня опять чуть неспоткнулся. Похоже, эта пламенная речь его невоодушевила. Скорее, наоборот.
        - Авкоманду всё-таки запишись, - слегка сбавил обороты Велимир. - Что там надо делать, кстати?
        - Будет семь заданий посеми основным дисциплинам, - механически ответил тот, - их нужно выполнить, притом незаблудившись влесу. Правда, вместном лесу почти невозможно заблудиться.
        - Вот издорово, - бодро подвел итог Веля. Они уже почти дошли доглавного корпуса. - Значит, дозавтра?
        - Дозавтра, - флегматично ответил Петров искрылся задверью.
        Велимир направился вобратную сторону, стараясь нерастерять решительность.
        Как он начнет разговор сВолковым? Лучше спросить прямо или начать издалека? Изкакого именно далека? Икак сним поговорить, если там будут другие кадеты? Аеще Лукина, унихже один класс надвоих!
        Когда он вошел ваудиторию заклинаний, там сидели сдесяток кадетов иДалия Степановна, аВолкова небыло. Почему-то такой вариант Веля непродумал.
        Он растерянно подошел кстолу Лукиной:
        - Здрасте. Агде Во… Руслан Романович?
        - А, Великий, - немного рассеянно кивнула ему Далия Степановна. Выглядела наставница как-то изможденно. Неужели сестрица недает покоя? - Он вышел назадний двор покурить. Унас тут везде запрещено курить, детское учреждение, нонекоторым неймется. Садись пока.
        Велимир послушно сел наближайшую кдвери парту, соображая, что ему делать теперь. Кего удаче, Лукина отвлеклась накакого-то кадета Нави, сидящего назадней парте: он выкрикнул нечто невразумительное, итутже вприоткрытое окно ворвался сильный порыв ветра, разметавший все имеющиеся вклассе бумаги. Воспользовавшись суматохой, Велимир выскочил задверь инаправился вобход домика.
        Волков обнаружился назаднем дворе, он сидел налавочке и, никуда неторопясь, выдыхал клубы сероватого дыма. При этом он что-то бормотал, иклубы принимали форму разных зверей-птиц.
        - О, какие лица, - неособенно приветливо хмыкнул Волков, завидев Велимира. - Чем Вас неустроило общество Далии Степановны?
        Веля подошел ближе. Насколько он уже знал, насамом деле Руслан Романович незлился, просто унего такая «манера преподавания». Носейчас, когда они впервые были одни, Велимир заметил влице наставника новые черты. Тот рассматривал его уже некак всегда пренебрежительно-высокомерно, а.… Сявным подозрением! Темный, колкий взгляд наставника словно стремился подцепить Велимира, как железным крюком, ивстряхнуть хорошенько.
        Велимиру почему-то подумалось, что так итолько так может смотреть бывший следователь. Или небывший. Абываютли вообще «бывшие» следователи?
        Одно Веля понял сразу: лучше даже непытаться врать Руслану Романовичу Волкову.
        Остается только ломиться напрямик.
        - Я хотелбы поговорить сВами, - сказал он, без приглашения садясь налавку рядом снаставником.
        Тот лишь опять что-то хмыкнул. Гасить папиросу он инесобирался.
        - Вы знали моего отца, - продолжил Велимир скорее утвердительно, чем вопросительно.
        - Утвоего отца был ворох приятелей, - пожал плечами наставник, - можно необъявлять это таким торжественным тоном.
        - Новы были непросто приятели, вы дружили еще слагеря, - возразил Веля, созерцая чеканный профиль наставника. Обернуться кнему тот несоизволил. - Ислужили вместедо…
        Волков всё-таки повернулся иопять вперил внего следовательский взгляд. Велимиру, кего гордости, хватило сил неотшатнуться.
        - Непредставляю, где ты набираешься сплетен, - удивительно спокойно ответил Волков, снова отворачиваясь ивыдыхая очередную порцию дыма, - нота «работа» вСтае уже давно рассекречена. Вобщем итоге ее оценили как проваленную, но… учли обстоятельства. - Он заметно поморщился, нето отдыма, нето еще отвоспоминаний. - Полагаю, про эту историю ты узнал неотдеда?
        - Нет, - неохотно признался Веля.
        - Тогда я неимею права рассказывать его внуку то, что Панкрат Александрович сам несчел нужным ему сообщать, - холодно заключил наставник.
        Да, тут непоспоришь. Велимир лихорадочно соображал, что дальше спрашивать?
        - Новы всё-таки… были друзьями?
        Руслан Романович вочередной раз невыразительно хмыкнул иответил сквозь зубы:
        - Доего гибели мы много лет невиделись. Если тебя интересует, каким твой отец был вмолодости, могу сказать, что он был смелым Охотником инадежным другом.
        - И… этовсё?
        - Разве этого мало? - наставник криво усмехнулся.
        Веля потряс головой, стараясь разогнать всё больше обволакивающий его дым. Он так долго готовился кэтому разговору, думал, как всё пройдет, атеперь неможет толком ничего узнать!
        - АПугачев? - сипло выпалил Велимир.
        - Что - Пугачев? - Волков опять резко обернулся исощурился. Его взгляд стал еще неприятнее.
        - Вы его хорошо знаете? - Веля опять растерялся. - Он мог… Ну, принести сюда этот камень ивообще…
        - Неимею понятия, - Руслан Романович снова отвернулся ивыдохнул очередную порцию дымы. - Я сним больше недружу, если ты обэтом.
        - Я необэтом! - поспешно возразил Велимир.
        - Обэтом, - тот сусмешкой покачал головой, - ноесли хочешь мой совет, то вот он: неищи встречи сКонстантином Пугачевым.
        - Думаете, он захочет именя убить?!
        - Необязательно. Возможно, он захочет стобой подружиться. Просто держись отнего подальше, пусть им занимается кто-нибудь другой.
        Велимиру вдруг вспомнилось, что говорили наодном изпервых уроков позаклинаниям: заклинания Яви иНави принципиально отличаются тем, что явские слова всегда направлены навнесение ясности, установление прямоты, порядка, наразгадывание загадок, распутывание узлов. Анавские речи, напротив, предназначены запутывать, искривлять, создавать задачи. Отмногоопытного колдуна Нави очень трудно добиться прямого ответа, если только вы неего начальник. Изколдунов Нави получаются хорошие дипломаты.
        - Зачем Вы приходили кдедушке пару дней назад? - без особых надежд спросил Велимир.
        - Мы обсуждали дела, окоторых я совершенно официально неимею права Вам рассказывать, Велимир Станиславович. Покрайней мере, домомента окончания Вами Высокой школы ОЗК. - Наставник церемонно развел руками. - Если уВас возникнут ко мне вопросы, более близкие кделу вашего образования, прошу вкласс, - закончил Волков, раздавил окурок инаправился обратно вдом, оставив Велимира вдыму инедоумении.
        Глава №18. Р.Б.Южный, два месяца назад
        Впромозглые весенние дни уРадмира Богдановича ныло старое ранение, иэто было некдобру.
        - Ну где её только криксы носят? - Безнадежно вопросил он уогня впечи, подкладывая туда еще одно полено. Весна вэтом году небыла ранней.
        Радмир Богданович смел считать свою службу наблаго Отечества безупречной. Специалист посозданиям Нави, немало лет прослуживший воперативной дружине ОЗК, побывавший насамых «горячих» участках. Наодном изтаких участков, назащите штаба Охотников, двенадцать лет назад получил серьезное ранение, нослужбу небросил, аперешел напреподавательскую работу. Ему всегда казалось, что сдетьми он ладит, всё-таки один воспитывает дочь… Но, как оказалось, свою-то дочь он так инесмог воспитать правильно.
        - Что икогда пошло нетак?…
        Мать Рады, актриса, едвали интересуется их судьбой. Радмир Богданович мог только предположить, что сейчас она где-то наЛукоморье, аможет опять заграницей.
        Его раздумья прервал долгожданный стук вдверь. Вообще-то уРады свои ключи, нодевочка их уже несколько раз теряла!
        Задверью оказалась неона. Там стоял невысокий коренастый человек сосветлыми глазами ивежливой улыбкой. Спервого взгляда вего внешности угадывались черты нордланских викингов. Аристарх Аркадьевич Хродольф, собственной персоной.
        - Добрый вечер итемных ночей, - учтиво поздоровался он, стягивая сголовы шапку. - Радмир Богданович, верно? Вы позволите войти? Уменя кВам дело необычайной важности.
        Южный посторонился, слегка растерявшись.
        - Да, пожалуйста… э, Аристарх Аркадьевич? Проходите сюда.
        Гадая, что могло привести вего дом одного изсамых влиятельных придворных, он принял угостя пальто ипроводил вкухню.
        Радмир Богданович небыл лично знаком сХродольфом, только пару раз видел его наторжественных приемах вКремле. ВКремле, надо заметить, Южный тоже бывал редко, только поочень большим праздникам, когда там собиралась нетолько высшая знать.
        - Случилось что-то непредвиденное? - осторожно спросил он, продолжая разглядывать неожиданного гостя. - Я, надо сказать, был уволен издружины посостоянию здоровья, ноесли опять понадобилась моя служба…
        - О, нет, - благодушно прервал его Аристарх, - хвала богам, пока ничего такого, что потребовалобы отВас повторения былых подвигов, неслучилось. Пока.
        Южный внутренне подобрался, разом вспоминая все былые навыки. «Пока»?
        Аведь Хродольф неимеет прямого отношения кОЗК, он всего лишь личный секретарь Государя. «Всего лишь» - забавная мысль!
        - Что отменя требуется? - жестко спросил Радмир.
        - Давайте присядем, если можно?
        Хозяин кивнул иони оба сели закухонный стол друг против друга.
        - Недавно нам стала известна очень прискорбная вещь, - начал гость, доставая что-то издорожной сумки, - это касается Вашей дочери.
        - Рады? - Южный едва незакашлялся. - При чем здесь Рада?
        - Вот, взгляните.
        Радмир Богданович очень внимательно прочитал поданные бумаги. Прочитал еще раз, хотя вэтом небыло нужды. Содержание сего протокола он идоэтого дня знал наизусть. Рада втот день, опять сбежав суроков, вкомпании своих приятелей-разгильдяев залезла нанеработающий фонтан, что нарыночной площади, иначала выкрикивать жуткие вещи.
        - При чем здесь это? - глухо спросил он Аристарха, хотя, уже смутно догадывался, куда тот клонит.
        - Напервый взгляд это ничего, простое детское хулиганство, - бодрым голосом отозвался тот, - но, понашим данным, эти банды… Эти группировки, так называемые «повстанцы», тесно связаны соСтаей иеще ское-какими структурами, окоторых я пока немогу Вам сообщить.
        - Понимаю.
        - Так вот, всвете вновь открывшихся фактов, участие вподобных… - он снова замялся, делая вид, что неможет подобрать нужное слово, - вподобных мероприятиях может определяться уже некак простое хулиганство.
        - Понимаю. - Повторил Радмир.
        Он, старый служака, отвсей души нелюбил всяческих кремлёвских интриганов. Такие вот витиеватые господа способны натворить бед покруче иных бунтовщиков! Апро Аристарха Хродольфа ивовсе ходили самые противоречивые слухи.
        Впрочем, взглянув прямо вхолодные голубые глаза Аристарха, Южный профессионально понял: этот гораздо сложнее многих придворных щеголей. Иопаснее.
        - Что Вам отменя требуется? - повторил он свой недавний вопрос, существенно изменив его смысл.
        - Рад, что вы вновь готовы служить Отечеству, - жизнерадостно кивнул Хродольф, убирая бумаги обратно.
        Южный едва сдержался, чтобы нескрипнуть зубами.
        - Дело касается Вашего нынешнего сослуживца, Волкова Руслана Романовича.
        Радмир насторожился. Волков был, бесспорно, хорошим мастером понавским заклинаниям, но… Южный никогдабы неназвал его своим другом. Ну ненравились дружиннику все эти непонятные перебежки туда-сюда!
        - Унас есть подозрения, что он взялся застарое, - добавил Хродольф, явно угадав его мысли. - Ноточных сведений нет, мы даже неможем отстранить его отработы в«Орлиных вратах». Представляете, какая опасность, возможно, угрожает детям?
        - Понимаю, - механически ответил Радмир. - И?
        Услышав такие обвинения отАристарха Хродольфа, он почему-то почувствовал гораздо больше доверия кВолкову.
        - Ия очень прошу Вас присмотреть заним вовремя Вашей работы влагере, - сообщил гость, вставая из-за стола, - постарайтесь выяснить, поддерживаетли он какую-то связь соСтаей или еще скем-то, неимеющим отношения кнашей службе. Только ивсего!
        Глава №19, вкоторой игра идет поправилам
        Свет ясного утреннего солнца пронизывал березовую рощу насквозь, непредвещая никаких неприятностей впредстоящем дне. Неприятности предвещало другое.
        - Итак, надеюсь, вы всё поняли? - Аскольд обвел их взглядом безжалостного палача. - Хотябы некоторые извас?
        Их команда для «Орлиной охоты» стояла наопушке рощи вполном составе: Велимир, Лоло, Ярик, Любава, Соня, Зарик, Яшма иВаня. Ивот этот-то состав ипредвещал неприятности.
        Поправилам игры вкаждой команде должно быть посемь-восемь участников, составы подбирает управляющая изам поучебной работе, нопожелания кадетов учитываются. Велимир подозревал, что их команда возникла врезультате самого жуткого сочетания «административной» власти и«народной» воли.
        - Поняли, - ответила завсех Яшма, - можно начинать?
        Асик смерил её отдельным скептическим взглядом. Потом посмотрел нанаручные часы:
        - Да.
        Неговоря больше ни слова, они вошли влес.
        Номолчание продлилось недолго.
        - Укого карта? - поинтересовался Зарик, косясь посторонам.
        - Уменя, - также спокойно ответила Дивидова, разворачивая план маршрута. Золотой ящерки при ней сегодня небыло - правила запрещали любых помощников, кроме товарищей покоманде.
        Соболев, как ни странно, нестал возражать, лишь скромно заглянул ей через плечо.
        Кто только придумал такое название, «орлиная охота»? Насколько Велимир знал, орлы охотятся совсем нетак. Имже предстояло, двигаясь поуказанному маршруту, найти ивыполнить семь заданий почетырем основным предметам: алхимии, магическим созданиям, заклинаниям ибоговеденью. Покаждому предмету, кроме последнего, заданий давалось два, отЯви иНави.
        - Первыми должны быть заклинания, - сообщила Дивидова, находу глядя вкарту. - Тут сказано, спросить уотмеченной березы.
        Уточнять смысл такого указания никто нестал. Велимир надеялся, что друзья прекрасно знают, как разговаривать сберезами, оттого ипромолчали. Авовсе неоттого, что напряжение вих «команде» можно буквально потрогать руками!
        Правила игры, тем неменее, гласили: команда должна действовать как, собственно, команда, нопри том каждое задание приписано одному изучастников группы, ивыполнение или невыполнение будет записано наего личный счет. Аэтот самый счет, поуверению Архипова, Самсоновой иАскольда, окажет необычайное влияние наих будущую карьеру.
        Ну да, им-то легко говорить!
        - Что значит «спросить уберезы»? - всё-таки поинтересовался Велимир, надеясь хоть как-то разрядить обстановку.
        - Иногда внутренний дух растения или камня, или воды запоминает, что ему внушает колдун. Или что-то, звучащее поблизости. - скучающим тоном пояснила Яшма.
        Веля попытался припомнить, как нечто подобное говорила им Далия Степанова. Говорилаже, наверняка.
        - Смотрите все посторонам, - через некоторое время добавила Дивидова, - вроде мы уже должны были найти первое задание, новплане неуказано, как именно будет отмечена береза.
        - Если мы вообще правильно идем, - невыдержала-таки Любава.
        - Я умею читать карты, - холодно возразила Яшма, даже необернувшись.
        Любава уже собиралась громко выразить свое втом сомнение, но, когромной радости Велимира, их спор прервала Соня.
        - Это здесь, - она чуть отстала отгруппы иуказывала куда-то всторону.
        - Где? - Яшма иостальные подошли кней.
        Замеченная Соней береза стояла немного встороне оттропы инапервый взгляд ничем неотличалась отдругих деревьев. Покрайней мере, навзгляд Велимира.
        Они окружили ствол ипринялись усердно его рассматривать. Зарик переглянулся ссестрой, будто обменявшись неслышными словами.
        - Веё стволе червоточина, - совздохом пояснила Соня, - следующей весной она нерасцветет.
        - Как ты определила? - ошеломленно спросил Веля.
        - Я… просто вижу, - потупилась Соня.
        - Будущая жрица Мары, - приглушенно сказал Лоло, стоявший рядом.
        - Кхм, - решительно привлекла ксебе внимание Яшма, - предлагаю всем сосредоточиться наделе. Соня, почему ты решила, что это именно наше дерево? Малоли влесу червивых стволов.
        - Вэтом червоточина искусственная, какое-то заклинание нарушило внутренние нити, - ответила Соболева, быстро спрятав ладони заспину.
        - Выходит, наше задание - вылечить дерево? - уточнил Веля.
        - Задание надо выспросить уберезы, - скептически возразила Яшма, опять заглянув вкарту, - алечить её, надо понимать, так, дополнительное упражнение.
        Она подняла взгляд откарты ивопросительно посмотрела навсех присутствующих:
        - Ну, кто помнит заговоры против порчи нарастениях?
        Ярик иВанечка, дотого несказавшие ни слова, одновременно ринулись кнесчастной березе. Нозаметив друг друга, тутже начали пререкаться:
        - Это может быть небезопасно, - свидом большого авторитета заявил Ярослав, - действуем постаршинству.
        - Что там опасного? - немедленно возмутился Петров. Он ссамого утра был как комок нервов из-за этой игры. - Я всегда лучше уДалии Степановны отвечаю, такчто…
        - Это ты-то лучше? - Ярик тоже несобирался упускать возможность применить напрактике бесценные знания.
        - Пусть Петров попробует, - неожиданно вступился затого Зарик, - онже больше всех нас учил.
        Остальные кадеты снедоверием посмотрели наСоболева, даже его сестра. «Он знает» - снеприязнью подумал Велимир. Знает, чей Ванечка сын, ипримазывается ему вдрузья. Он исЯшмой - сама вежливость, асЯриком, Любавой, Лоло иВелей утром даже непоздоровался!
        - Почемубы вам вместе несказать это заклинание? - сглупым оптимизмом предложил Велимир. - Может так будет вдвойне полезнее? Намже сказали работать вкоманде!
        Ваня иЯрик без малейшего восторга переглянулись, потом сявной неохотой подошли кдереву инестройно вымолвили:
        - Всем моём слове единая истина, кое слово подменяю, того небыть!
        Дерево вздрогнуло, словно отподземного толчка, игромко зашелестело листвой, хотя ветра, вродебы, небыло. Постепенно шелест стал складываться всвистяще-шипящие, новполне различимые слова:
        - Постарайтесь для друзей, - ивдополнение ксловам откуда-то изкроны спланировал небольшой листочек бумаги.
        Ярик первым успел его подхватить.
        - Соболев, сотворить плен. Иванов, разрушить плен, - прочитал он инедоумевающе уставился наЗарика.
        - Дай сюда, - тот раздраженно вырвал унего листок, - это всё, что там написано?
        - Надо думать, мы должны сами там что-то написать, что вдальнейшем поможет нашим товарищам, - спрезрительным спокойствием ответил Ярослав. - Заклинание подчинения изаклинание разрушениячар.
        - Умник. Подчинение чего? Воды или, может, пьяных русалок?
        - Втвоём случае, - ехидно ввернула Любава, - чего-нибудь несложнее комка грязи.
        Чувствуя, что ссора разгорается сновой силой, Велимир поспешил вмешаться:
        - Интересно, кому изнас эти заклинания могут понадобиться? - неуклюже поинтересовалсяон.
        - Да, интересно былобы знать, для кого стараться? - хмыкнул Зарик, доставая изсумки карандаш.
        - Старайся влюбом случае, - холодно заметила Яшма, дотого отстраненно изучавшая карту.
        Зарик еще раз что-то буркнул, носней препираться нестал. Он написал что-то напредоставленной бумажке исвидом оскорбленного величия вернул её Ярику. Тот написал своё иубрал бумажку всумку.
        - Следующее задание надо искать уродника. Идём, - скомандовала Яшма.
        Все поплелись заней.
        Требуемый родник они нашли довольно быстро - скоро всем стал отчетливо слышен плеск воды. Вода изливалась изнебольшой груды камней иструилась поузкому каменистому желобу, уходящему куда-то втраву ипод корни.
        - Хотябы споисками самих заданий трудностей небудет, - хмыкнула Яшма, подходя первой кцелому ряду каких-то корзин икоробок, валявшихся около ручья.
        Морщась ифыркая, она порылась вближайшей корзине иизвлекла оттуда два листочка. Затем объявила:
        - Явское варево для меня - ну, ктобы сомневался! Инавское - для Вани Петрова. - Она протянула ему одну бумажку. - Названий тут нет, только ингредиенты. Давайте небудем тратить наерунду много времени. Помогите мне найти вэтой свалке Белый цвет, корень Разрыв-травы, уксус и… - она опять глянула всвою бумажку, - где-то здесь еще должен быть Огненный камень икакая-нибудь миска.
        Ваня иЯрик бросились ей помогать, остальных, похоже, это дело незаинтересовало. Воспользовавшись свободной минутой, Велимир отошел кглубокомысленно бездельничающим Лоло иЛюбаве:
        - Вы невкурсе, почему Яшма так нелюбит алхимию? И… наставницу поалхимииЯви?
        Любава только закатила глаза, давая понять, что это крайне наивный вопрос. АЛоло грустно вздохнул:
        - Подозреваю, Вера Алексеевна неединственный человек влагере, кого Дивидова нелюбит.
        - Да ну вас, - отмахнулся Велимир. Спорить сдрузьями было невремя инеместо.
        Яшма уже достала какой-то приплюснутый красноватый булыжник ипоставила нанего прозрачную мисочку сводой. Вода немедленно закипела.
        Дивидова побросала вкипяток все найденные ингредиенты ипринялась помешивать варево палочкой, бормоча себе поднос:
        - Чем приходится заниматься… Икак называется эта бурда, кто знает?
        Ярик подошел поближе ипринюхался.
        - По-моему, это минеральный проявитель, - предположилон.
        - Ну, конечно! - Яшма вочередной раз фыркнула иотбросила палочку. - Как мило! Икак оригинально!
        Она схватила плошку ибез всяких церемоний выплеснула зелье вручей. Все без исключения подбежали кводе.
        Зеленоватая клякса пару секунд подержалась наповерхности воды, апотом осела надно. Течение, похоже, недействовало назелье. Оно поплавало погальке туда-сюда, словно маленький скат, замерло намгновение и, наконец, растворилось впотоке.
        Там, где зелье задержалось, отчетливо что-то блестело, точно негалька. Яшма достала новый камень инавытянутой ладони показала его приятелям:
        - Очень умно, - язвительно прокомментировала она представленный золотой самородок. - Икакие траты! Обязательно верну лично вруки, - она убрала самородок всвою сумку.
        - Апо-моему, полезное средство, - едва слышно произнес Петров. Велимир был сним согласен, нозлить Яшму вэтот момент нерешилсябы.
        - Позвольте, я сама решу, полезное оно или нет! - тутже вскинулась Дивидова. И, сусилием сбавив тон, добавила: - давай, берись засвоё, ипойдём отсюда. Лично ябы хотела закончить эту прогулку дообеда.
        - Тебе вообще можно ничего неделать, - презрительно высказалась Любава, - ты всё равно служить несобираешься.
        - Я собираюсь служить ПО-ДРУГОМУ, - произнесла Яшма, одарив младшую таким тяжелым взглядом, что та немедленно прикусила язык. Такое редко кому удавалось.
        Велимир нестал вмешиваться. Он всё гадал, какое задание выпадет ему? Честно признать, Веля небыл уверен всвоих силах ни поодному предмету, разве только поратному делу. Ноему, если совсем честно, сейчас было вовсе недоигр…
        Петров, тем временем, быстро управился сосвоим зельем. Впроцессе кипения все ингредиенты напрочь растворились, оставив после себя такуюже чистую воду.
        - Асэтим что делать? - поинтересовался Велимир.
        Ваня становился всё мрачнее имрачнее. Он снял плошку скамня иобмакнул вводу палец, апотом облизнул его. Велимир едва неподпрыгнул наместе.
        - Яшма, дай мне то золото, - тихо попросил Петров, становясь заметно бледнее.
        - Держи, - она бросила самородок, похоже, ничуть нетревожась заздоровье приятеля.
        - Это что, растворитель? - снаучным интересом спросил Ярик.
        - Он попробовал растворитель?! - невыдержал Велимир.
        - Неволнуйтесь, - мотнул головой Петров ибросил самородок вмиску, - это златорастворитель, навид, вкус изапах как простая вода, для людей неопасен. Нозолото растворяет.
        Золотой булыжник иправда растаял как кусок сахара.
        Ваня продолжал бессмысленно смотреть наводу. Яшма как-то странно переглянулась сЗариком. Потом она решительно забрала уПетрова миску ивылила её содержимое втраву.
        - Сэтим всё. Идем дальше, унас еще три задания, - она вновь раскрыла карту изачитала: - Здесь сказано: «колдовское создание ищите внавском лесу». Анасчет боговеденья… ничего.
        Глава №20, вкоторой нарушаются правила
        Пока они шли кместу следующего задания, лес понемногу менялся. Между берез попадались невысокие кривоватые елки, какие-то причудливые пни икоряги, трава икустарник стали гуще. Асолнечный свет словно потускнел, хотя облаков видно небыло. Повсем признакам - они вошли вту часть леса, где царит сила Нави.
        Велимир плелся вконце группы иразмышлял, зачем кадетам уметь растворять золото? Неуж-то растворитель золота - самое необходимое зелье вработе ОЗК? Ипочему оно произвело такое впечатление наПетрова?
        Следующий пункт их маршрута касался магических существ. Домовые, лешие, полевые, водяные, русалки, упыри, вилы, жар-птицы иморские змеи - даже если существо причисляется кпорождениям Яви, еще незначит, что оно неопасно для людей. Велимир постарался вспомнить всё, что он видел ислышал насоответствующих уроках. Хорошо он помнил только призыв криксы или берегини, ввиду его «особой одарённости» он смог однажды призвать одновременно иту идругую. Новместо того, чтобы выполнять его распоряжения, они начали колотить друг друга….
        - Вам некажется, что мы уже третий раз проходим мимо этой коряги? - отвлек Велимира сердитый голос Любавы.
        Все остановились иуставились навывернутый, поросший мхом пень. Велимир ничего немог онем сказать, последние минут пятнадцать он несмотрел посторонам.
        - Так я изнала, карту тебе доверять нельзя, - неунималась Любава.
        - Мы правильно идем! - рявкнула нанеё Яшма. - Просто тут… какой-то подвох.
        Вответ наеё слова лес вокруг словно ожил: вкронах ипоподлеску зашумел ветер, стволы заскрипели, коряги зашевелились имедленно поползли кним. Велимиру показалось, что дальние деревья выдернули корни изземли изавели хоровод.
        - Всё ясно, леший. Эти создания любят производить впечатление, нонастоящей силы вних немного, - объявила Яшма. Она пыталась сохраняла спокойствие, новеё голосе всё равно слышались тревожные нотки. - Видимо, это иесть наше задание. Самый ученический уровень, кто помнит заклинания против таких уловок?
        Врядли, конечно, наставники подверглибы их настоящей опасности, ноВелимир мысленно всё-таки отдал должное местному лешаку, производить эффект он умеет!
        Про леших Веля точно знал, что они - порождения леса, полностью зависят отнего, принадлежат кНави. Любимое их занятие - запутывать тропы влесу, сбивая сдороги путников. Правда, если леший вхорошем настроении, он может навести грибника нагрибное место. Нотакое слешими бывает крайне редко, обычно они терпеть немогут любые вторжения влес. Особенно, вторжения Охотников заКривдой, ведь те могут легко разрушить чары лесного духа изаставить его делать что угодно.
        Ноккадетам это «легко» неотносилось.
        - Вообще-то, есть несколько способов, зависит отподвида… - начал Петров.
        - Кажется, сейчас мы должны воспользоваться вот этим! - азартно перебил его Ярик, доставая изсумки какую-то бумажку. - Заклинание подчинения изаклинание разрушения чар. Ну, то есть наоборот.
        Яшма быстро выхватила унего листок:
        - Надеюсь, вы оба старались, - она обвела быстрым взглядом Велимира, Любаву, Лоло иСоню. - Как я понимаю, наэтот раз мы должны сами решить, кто будет выполнять. Вы четверо?…
        - Я! Можно я! - запрыгала Любава.
        - Нет! - тутже возразил Ярик. - Это может быть опасно…
        - Ясное дело! Иначе зачем…
        - Ничего вэтом нет опасного, - чуть более нервно прервала их спор Дивидова. - Действуйте быстрее!
        - Давай я его обезврежу, апотом ты сним серьезно поговоришь? - Лоло примирительно поднял руки изабрал уЯшмы листок.
        - Валяй, - насупилась Любава, - только несильно его вырубай, оставь имне немного.
        Велимир благоразумно промолчал. Его мысли уже лихорадочно метались между арскими богами, арскими богинями иСоней.
        Лоло нестал тратить время ирешительно выкрикнул:
        - Именем Перуна-громовержца, силой огня небесного иземного, повелеваю, да сгорят чары темные, наузы навьи! Да будет так, как речено!
        Отэтих слов поокружающему пространству, насколько хватало взгляда, прокатилась судорожная волна, будто резкий порыв ветра иземлетрясение одновременно. Скривобокой сосны что-то схрустом упало вкусты, ачерез секунду воцарилась тишина.
        - Это всё? - настороженно спросила Любава, выхватывая уЛоло листок.
        Кадеты неотрывно смотрели накусты.
        Сначала оттуда послышались приглушенные ругательства, азатем взглядам юных борцов снечистью явилось существо, напоминающее чучело обезьяны, смастеренное изветок, листьев имха.
        - Маленькие наглецы, - ворчало существо, приближаясь кним. Ноугрожающим леший при этом неказался, скорее, возмущённо-обиженным. Драться сними он уже немог, новот скандалить…
        - Что, отличники боевой иидеологической подготовки? Ты! - он ткнул пальцем-веточкой вЛоло. - Думаешь, ты - особый случай, думаешь, так легко нарушить правила? Такая история однажды плохо кончилась… Иэта плохо кончится! Окажешься ненужен ни этим господам, ни тем, ни третьим!
        - Может, врезать ему по-простому? - скептически предложил Веля. Наего взгляд, леший после заклинания неугомонился ничуть, скорее, наоборот.
        - Нельзя, - серьезно возразил Лоло, - мы неимеем права портить казенное имущество.
        - Я неимущество! - взвился леший иперевел гневный взгляд мутно-желтых глазок наВелимира. - Ах, это ты - настоящий Особый Случай! Думаешь, душить нашего брата сразу двумя руками?
        - Тебя можно иодной, - незадумываясь, возразил Веля.
        Лешак ощерился, как хищный зверек:
        - Видал я уже такого! Ита история тоже плохо кончилась!.. Ума палата, да ключ потерян!
        - Кхм, - строго кашлянула Яшма, - ичто нам теперь сним делать?
        - Что тебе-то задело? - тот немедленно переключился нанеё. - Тебя-то мои мучения интересуют впоследний ряд! Ты-то здесь совсем подругим делам, несказать, покаким!
        Дивидова лишь презрительно закатила глаза:
        - Иванова, что там совторым заклинанием?
        - Аэти двое сомной согласны, - фыркнул леший, кивнув наЯрика иЛюбаву, - ивон те - тоже! - он ткнул пальцем уже внаправлении Соболевых.
        Соня продолжала молча смотреть себе под ноги, ноЗарик взвился нехуже лешего:
        - Да как ты смеешь сравнивать?! Мы сЯшмой дружим сдетства! Дружим семьями!
        Леший самодовольно захихикал:
        - Хе-хе, да, утвоих родичей вообще губа недура, язык нелопатка - ищет, где сладко… Особенно дядюшка, его ты, пожалуй, непереплюнешь!
        - Вкаком смысле? - Зарик заговорил тише, нопри этом зловеще сощурился. Было видно, что он-то казенного имущества непожалеет.
        - Да втаком, втаком, - леший едвали неприплясывал, довольный, что кого-то изних смог серьезно задеть, - все знают, вкаком, все видят, накого он пялится…
        - Что?!
        - НаЕлену Прекр…
        - Замолчитеоба!
        Велимир даже несразу сообразил, что последний окрик принадлежал Ванечке Петрову. Тот, нервно сжимая кулаки, взирал наних срешимостью обреченного. Но, что самое удивительное, спорщики замолкли. Зарик вовсе сник иотступил ближе ксестре, словно его крепко треснули позатылку. Леший приник кземле, нощериться неперестал. Теперь всё его внимание сосредоточилось наПетрове.
        - Нераноли ты начал командовать, сударь? - зашипел он, начетвереньках подползая кнему. - Вкакой безумной банде ты оказался, сударь, как тебя только отпустили! Родичи преступников, родичи жертв преступников, асразу инеразберешь, кто естькто…
        - Хватит слушать эту чушь! - решительно оборвала его Яшма. - Иванова, ты так ибудешь стоять столбом? Дай сюда бумагу!
        - Сама разберусь, - отмахнулась Любава и, еще раз глянув влисток, высказала лешему: - Дух-навий, словом вещим заклинаем, охраняй меня, помогай мне, да будет послову сему! - Голос её слегка дрожал, ноявно неотнеуверенности. - Отведи нас кзаданию побоговеденью!
        Леший судорожно дернулся иеще ниже пригнулся кземле. Новежливее нестал:
        - Кбогам, говоришь, отвести, - просипел он, - любят они вас, да? Изачто только любят, нашли, кому доверять! Аможет наоборот, нелюбят, апроклинают?А?
        - Я сказала, отведи нас кпоследнему заданию! - резко повторила Любава.
        Велимир даже удивился жесткости её голоса. Насекунду ему стало жаль лешего. Того словно дернула вперед невидимая веревка, он буквально поперхнулся последними словами.
        - Ладно, ладно, - прокашлявшись, кивнул он, - идем, - и, задержав взгляд поочередно наСоне инаВелимире, презрительно бросил ему: - Повезло тебе, двувидящий, даром зачет получишь.
        Все побрели залешим вглубь чащи.
        Велимир отчаянно пытался сообразить, что означала болтовня лешего, ивтоже время сторался вспомнить что-нибудь изуроков Индиры Астафьевны. Ему очень нехотелось быть бесполезным балластом впаре сСоней, ноей, похоже, всё равно…
        Наконец, они вышли наеще одну поляну. Леший плюнул себе под ноги, проворчал что-то недоброжелательное и, непрощаясь, скрылся вподлеске. Наполяне их взорам предстал невысокий каменный идол.
        Велимир неуспел его толком разглядеть, аСоболева, снеожиданной решимостью подбежала кстатуе иткнула пальцем вкакие-то письмена, накарябанные почти уоснования камня.
        - Как… Как такое может быть? - её голос одновременно был испуганным игневным. - Кто мог такое сотворить?!
        - Что? - Велимир чудом оказался рядом сней раньше Зарика.
        - Это, - она водила дрожащей рукой повыбитым иероглифам. - Кто посмел такое сотворить?…
        Веля тоже тронул холодный камень:
        - Ачто не… - нозакончить вопрос он неуспел.
        Окружающий мир дернулся ирезко крутанулся вокруг идола, словно это была ось Земли. Всё произошло запару секунд, Велимир только иуспел сообразить, что его протащило вокруг идола изабросило носом втраву.
        Какое-то время, он немог точно сказать, сколько минут, Велимир пролежал неподвижно. Потом медленно поднялся. Чувствовалась ноющая боль вушибленном носу и… дежа-вю.
        Кругом опять был какой-то жиденький лесок, разделенный широкой просекой. Заспиной высился тотже идол, только слегка покосившийся. Солнце стояло высоко, нозакрывалось какой-то полупрозрачной дымкой. Чуть вотдалении, между деревьев Веля заметил столбы инатянутые провода исудивлением понял, что оказался всвоем «старом» мире. Соображая, как теперь быть, он еще раз огляделся посторонам ивдруг увидел то, что разом заставило его забыть про свой нос, дежа-вю имежмировые перемещения. Внескольких метрах отнего натраве лицом вверх лежала Соня. Она недвигалась.
        - Соня… - голос внезапносел.
        Велимир метнулся кней, упал рядом наколени. Лицо девочки было еще бледнее обычного, глаза запали иобвелись темными кругами.
        - Соня, очнись! - воскликнул Велимир самое глупое, что только можно вообразить.
        Нужно понять, живали она, нужно проверить пульс, нужно позвать кого-нибудь… Мысли лихорадочно метались. Всё это было явно непоправилам, всё пошло нетак!
        Он осторожно приподнял ей голову иподложил свою сумку. Неприходя всознание, Соня что-то прошептала. Велимир неразобрал ни слова, ноэто его чуть успокоило - значит, жива! Мысли понеслись более стройно: теперь он должен как-то вернуться обратно ипозвать напомощь. Новместо того, чтобы встать наноги, он невольно взял всвои руки её ладонь. Ладонь была мертвенно-холодной.
        Аон еще надеялся, что его друзья непострадают….
        - Да оставь ты её впокое!
        Голос прозвучал негромко, спокойно, даже дружелюбно. НоВелимир, сам непонимая, почему, оцепенел. Рука Сони выскользнула изего руки.
        - Когда волхвы впадают вэтакий транс, их лучше некантовать, ато, чего доброго, станут еще более…. Мрачными. Вообще, насчет этой куколки, яб тебе несоветовал. Самые большие зануды внашем обществе - это волхвы, ажрицы Мары - ивовсе тоска смертная! Вбуквальном смысле.
        Велимир медленно поднялся наноги иобернулся. Чуть поодаль отних напне сидел незнакомец: человек впростой арской одежде, без каких-либо служебных знаков. Возраст его проявлялся только внемного растрёпанной седой шевелюре икороткой седой бородке.
        - Короче говоря, немешай юному дарованию общаться свысшими силами. Вдругой раз погеройствуешь.
        - Откуда вы знаете, что сней? - тихо вымолвил Велимир. Он напряженно всматривался вхудое лицо незнакомца: оно казалось вообще без возраста.
        - Разве Громова вам это нерассказывала? - Тот нарочито удивленно вскинул брови. Вблеклом свете солнца Велимир заметил, что унего один глаз черный, другой зеленый. - Знаешь, я исам небольшой поклонник строгой учебной дисциплины, нопри таком отношении кобразованию ты рискуешь упустить кое-что действительно важное. Это неверный подход при ведении следствия. Ивообще - неверный подход.
        Незнакомец уперся локтями вколени иустремил наВелимира взгляд своих разноцветных глаз. Примерно также - пытливо-изучающе - смотрели нанего все наставники первые дни влагере, только они всё-таки старались изучать его незаметно, аэтот инепытался скрыть «научный» интерес.
        Впрочем, Велимир таращился нанего снеменьшим интересом:
        - Вы кто? Ичто тут происходит?
        - Ну, вот это поделу, - одобрительно кивнул тот, - надо знакомиться повсей форме. Ясных дней, темных ночей, как говорится! Можешь звать меня Савелий Палыч, я старинный друг твоего деда. Вишьли, обстоятельства так сложены, что познакомиться мы можем только вот эдак, - он обвел рукой окружающее пространство имахнул всторону идола, - снарушением некоторых правил.
        - Нам нужно познакомиться? - невыразительно поинтересовался Веля, стараясь при этом нетерять извиду Соню.
        - Да, - безапелляционно заявил Савелий Палыч, - я хочу помочь тебе ствоим расследованием.
        - Ч-чего? Откуда вы знаете?…
        Последовал наредкость прямой ответ:
        - Уменя в«Орлиных вратах» свой человек, даже неодин. Только деду неговори, он будет недоволен.
        Велимир только подумал, что втакую переделку он еще непопадал. Страх неумолимо заползал вдушу, номальчик понимал - надо начто-то решаться. Бежать особо некуда, да инеможет он бросить Соню здесь, сэти странным типом. Вот еслибы она пришла всебя, они моглибы вместе вернуться спомощью идола…
        Внезапно его осенила догадка:
        - Это вы принесли тот переходный камень?!
        - Нет, - ни секунды незадумываясь инеудивляясь, ответил тот, - я уже давно нехожу надетские утренники. Конечно, еслибы я знал, что там будет, заглянулбы обязательно! Уменя есть кое-какие соображения, которыми я хочу стобой поделиться.
        - НозачемВам…
        - Так надо! - он нетерпеливо вскинул руки. Велимир вздрогнул. - Считай, что я твой первый осведомитель. Охотники заКривдой необходятся без осведомителей, чтоб ты знал.
        Возвращаясь кглавной мысли, он провел ладонью поправой стороне лица, где был зеленый глаз:
        - Как я уже говорил, мы ствоим дедом старые друзья, только последнее время немного неладим. Унего украли папку сочень мрачными бумагами, если они попадут вруки кего врагам, унего будут большие неприятности, инетолько унего…
        - Что забумаги? - перебил его Велимир.
        - Немогу пока сказать, - мотнул головой Савелий Палыч, явно довольный его заинтересованностью, - ношли именно заэтим, ишли именно излагеря. Только домовой вызывает сомнения, этот народец обычно такими делами незанимается. Но, может быть, нашелся отщепенец. Ты откопал что-нибудь конкретное?
        - Ну… неочень, - Велимир запнулся. Насколько этот тип осведомлен оделах влагере? Ивообще… - Почему я должен вам верить?
        - Разумно, - вздохнул он, - ладно, порассуждаю сам, - и, подперев подбородок ладонью, начал: - Самсонова, любезная Настасья Карповна. Взяток неберет - проверено. Читай - Аристарх Аркадьевич Хродольф. Эх, почему наменя такие люди неработают! Даже я немогу сточностью понять, какую игру он ведет, ая, поверь, повидал немало интриганов! Нособоими Хранителями Аристарх вконтрах, это тебе любой скажет. Он выдвинулся после раскрытия так называемого «второго дела Ирия».
        Велимир вздрогнул, услышав знакомое слово. Собеседник, похоже, это заметил, новиду неподал:
        - Аристарх будет очень непрочь урезать власть твоего дедули, да ивообще, влияние Хранителей, - сообщил Савелий Палыч. - Для того он ивыдвинул Самсонову наэту должность, малоли что он еще ей поручил! Неудивлюсь, если покушения нанеё организует сам Панкрат Саныч. Да, инечего эдак наменя смотреть! Такова должность. Точнее, должности. Шантажируетже она Радмира Богдановича Южного!
        - Его дочь! - выпалил Велимир, неподумав.
        - Точно! - Савелий Палыч хлопнул владоши. - Сам-то Радмир Богданович кристально честный, бывший дружинник, получил боевое ранение вовремя защиты второго ирийского ключа - вобщем, образец для молодого поколения!
        Наэтот раз Велимир невздрогнул, только вслушался вего слова еще внимательнее.
        - Кроме, как оказалось, родной дочери, - тот сочувственно вздохнул. - Юная Рада Радмировна вступила вобщество поборьбе «завсе хорошее, против всего плохого». Я их неплохо знаю, забавные ребята, иногда они кидаются камнями внаших коллег, аиногда бегают поулицам нагишом… Нонеоних сейчас речь! Короче говоря, Самсонова попросила господина Южного присмотреть загосподином Волковым. Что ты уже знаешь про Руслана Романовича?
        - Я… - Велимир почувствовал, что унего пересохло вгорле, - он был внедрен вСтаю. И… он знал моего отца.
        «Осведомитель» немного помрачнел ивзадумчивости потеребил свою бородку:
        - Да, да, всё верно. Ари точно определил, где копать. Да, Волков был двойным агентом, очень убедительным, кое-кто досих пор верит. Ивтом деле сИрием он играл одну изглавных ролей.
        - Что задело Ирия? - наконец, решился спросить Веля.
        - Погоди, погоди, неспеши, - отмахнулся тот. - Старика Ярова Афанасия Агафьевича можно отмести сразу, он впрошлом кабинетный ученый, вопрос Ирия изучал только втеории ини вкаких практических интригах замечен небыл. Верочка Ромашкина - лишь невинная жертва ирийской эпопеи, жертва весьма косвенная, ноей-то отэтого нелегче. Её подруга, Роза Жданова, дочь боярина-неудачника, ирийское дело лишило его возможности лазить взакрома Родины, новтом он сам виноват. Их обеих можно подозревать впоследнюю очередь: Ромашкиной просто непридет вголову такое безобразие, аЖдановой если ипридет, то нехватит духу.
        Он пренебрежительно махнул рукой ипродолжил:
        - Авот уважаемая мною Далия Степановна Лукина… Правда, уважаемая! Унее хватилобы ивоображения ирешимости, ноей это ненужно, совсем. Когда второй ключ отИрия пытались выкрасть, она храбро сражалась вместе совсеми, нопотом допустила досадный промах. Иэтот промах мог иметь самые разные последствия.
        - Её сестра, Эльвира, - тихо произнес Велимир. Он очень старался понять, кчему весь этот разговор? Ночем больше старался, тем больше чувствовал себя дураком.
        - Ты знаешь Элю? - Оживился таинственный собеседник. - Аты нетак прост, дружище! Вернее, еще более непрост. Далия Степановна тогда оказалась накрайне непривычном для неё поле, поле лжи илицемерия. Врезультате Эля втянула вмутное дело иеё иИндиру Астафьевну Громову. Разглашение гостайны, знаешьли… Вообще, будь сЭлей Ато поосторожнее, она изплохой компании! Изочень плохой компании. - Он, кажется, впервые заразговор, серьезно помрачнел ивдруг показался Велимиру глубоким стариком. - Изсамой плохой компании насвете. АИндира Астафьевна еще ивродстве сПресветлым Бомелием, аутого кделу Ирия своё особое отношение. Могли кто-то изних копнуть под Хранителя Яви для укрепления собственной безопасности? Возможно. Подумай обэтом надосуге. - Он еще раз вздохнул. - Надеюсь, мои измышления тебе помогут. Ты, кажется, хотел узнать, что такое Ирий… Но, скажи намилость, как описать слепому вид радуги?…
        - Я читал, что Ирий - это обитель богов, - осторожно заметил Велимир. Он несказалбы, что этот разговор ему поможет, скорее, наоборот.
        - Да, примерно так иможно. - Савелий Палыч неодобрительно качнул головой. - Необижайся, дружище, новнашем деле ты пока ничего несмыслишь и, главное, невидишь. Амы должны видеть, ясно тебе?
        - Что видеть?
        - Всё! Всё, что нас окружает, систему окружающего мира исвоё место вней, свою силу. - Старик махнул рукой, будто ненаходя слов. - Пробелы ввоспитании. Ты разглядишь современем, только если небудешь нарочно закрывать глаза. Бери пример сосвоих приятелей-отличников, вот сознательные кадеты! Правда, уних нато свои причины, ноневэтом суть. Непрогуливай уроки, даже самые, натвой взгляд, неважные! Кто там увас еще? Ах да, Морозов Глеб Иваныч. Чтоже онем сказать…
        Велимир судивлением понял, что про ратника он вообще забыл! Почему-то ему казалось, что если тот непреподает ничего колдовского, то иподозревать его нет смысла.
        Савелий Палыч, похоже, был сним согласен, нозакончить рассказ ему помешали:
        - Вы! Как вы посмели осквернить идола!
        - Соня?! - Велимир едва неупал. Когда она пришла всебя, почему он этого незаметил?!
        Девочка взмахнула руками. Верхушки елок задрожали.
        - Неосквернил, адобавил возможностей, - Савелий Палыч назидательно поднял вверх палец. Деревья перестали дрожать. - Для богоугодного дела. Небудь такой большой формалисткой встоль малом возрасте! - и, обращаясь опять кВеле, добавил: - Имей ввиду, вот так они всю жизнь.
        Велимиру показалось, что Соня сейчас просто кинется натого скулаками. Он поспешил придержать её залокоть.
        - Аты, - она легко переключила внимание наВелимира, но, похоже, несовсем его узнавала, - ты… Мне нужно кИндире Астафьевне! Мне нужно поговорить сИндирой Астафьевной! Пойдем… - она потянула его куда-то всторону.
        Велимир совсем растерялся. Надо было как-то её успокоить:
        - Хорошо, хорошо, - забормотал он, - сейчас пойдем…
        - Ладно, пожалуй, вам пора, - «осведомитель» решительно поднялся сосвоего пенька, - рад, что удалось пообщаться. Деду лучше нерассказывай, он всё равно тебе правды нескажет. Необижайся нанего, такова должность. Иобстоятельства.
        Соня продолжала тянуть его зарукав, повторяя имя наставницы побоговеденью, ауВелимира начала кружиться голова. Впервые завесь разговор он посмотрел Савелию Палычу прямо вглаза: один черный, другой зеленый. Странно, Велимир ведь точно никогда инигде раньше невстречался сэтим стариком… Ночто-то внем было необъяснимо знакомое.
        - Подождите, - сотчаяньем воскликнул Велимир, - вы недумаете, что это всё устроил Константин Пугачев, акто-то изнаставников просто ему помогает?
        Савелий Палыч задумался ипосмотрел нанего очень внимательно:
        - Счего ты это взял?
        - Ну, он ведь убил моих родителей, из-за какой-то вещи вштабе, так говорят, - зачастил Веля, - может быть, те бумаги, которые удеда украли, тоже ему нужны?
        - Из-за какой-то вещи, - медленно повторил старик, пощипывая свою бородку, - точно, вещь там была. Ипредательбыл…
        - Дети!
        Неожиданный окрик заставил Велимира обернуться. Из-за идола вывернул ибросился кним никто иной, как Глеб Иванович Морозов, разумеется, смечом вруке.
        - Вы впорядке? - спросил он, оказавшись между Савелием иими. - Он вас неранил?
        - Вот еще! - оскорбился старик. - Я сдетьми невоюю. Обычно. Ты-то как здесь оказался?
        - Этот вопрос я хочу задать тебе!
        Тот лишь презрительно поморщился:
        - Неужели другого спасителя ненашлось?
        Морозов решительно шагнул кнему, держа меч наготове.
        - Ладно, ладно, - еще раз скривился Савелий Палыч, примирительно поднимая ладони, - несмею более никого задерживать.
        Сэтими словами он резко взмахнул левой рукой, имир вокруг статуи опять завертелся.
        Глава №21, вкоторой Велимир посещает арконский Кремль ислучайно узнаёт тайну одной изнаставниц
        Велимир мрачно разглядывал взеркале свой новый выходной костюм: красный бархат, белые вышивки, золотые оборочки - всё, как полагается внуку «второго человека вгосударстве».
        - Нам так уж обязательно идти? - поморщившись, спросилон.
        - Неужели тебе неинтересно побывать внашем Кремле? - жизнерадостно возразила бабушка, всотый раз расправив наего наряде какую-то лишь ей заметную складку. - Тебе необходимо отвлечься отучебы, отдохнуть. Лето, как-никак! Посмотришь арский свет, познакомишься с… Снашими друзьями.
        Веё бодром голосе Веля всё равно чувствовал скрытую тревогу: она сама, да идед, неочень-то рады предстоящему «развлечению». Нолетний Солнцеворот, двадцать второй день месяца червеня, считался вАрском царстве важным праздником, ивКремле устраивался большой прием.
        Побывать вКремле былобы, действительно, интересно, ноВелимиру, как он ни старался «отвлечься отучебы», было решительно недобалов.
        Вкомнату вошел домовой Акиф, волоча большую коробку. Выглядел человечек мрачнее тучи.
        - Еще ивКремль идешь, еще итам будешь клевету разводить, - пробурчал он, покосившись наВелимира.
        - Какую клевету? - нервно вскинулся Веля.
        - Такую клевету! - резко ответил человечек. - Средь нашего народа воришек нет, воткак!
        - Я что видел, то ирассказываю! - неостался вдолгу Велимир, сообразив, что тот имеет ввиду домового, укравшего дедову папку.
        - Да немогло такого быть!
        - Акиф, хватит тебе брюзжать, - устало вмешалась бабушка, доставая изкоробки тёмно-красные туфли - последний штрих кеё собственному княжескому облачению. - Следствие вовсём разберется.
        - Ну да, разберется, - поморщился домовой, - пока оно там будет разбираться, доброе имя всего честного народа замарано, - и, обреченно махнув рукой, удалился.
        Велимиру всё-таки стало неловко засвои слова. Ноонже неврал, он видел маленького человечка, поописаниям признанного домовым всеми специалистами! Он ничуть несомневался вчестности всех прочих домовых, нобываютже… Отщепенцы, как сказал Савелий Палыч.
        После чрезвычайного происшествия на«Орлиной охоте» лагерь инедумали закрывать. Строго говоря, о«внеплановом событии» знали только их команда инаставники. Ну иродственники, наверное, тоже, если их это интересует.
        Велимир нерассказал деду про Савелия Палыча. Врать становилось всё более иболее противно, нонасей раз обманывать почти непришлось - он ивсамом деле помнил это знакомство иобраз нового знакомого довольно смутно. Помнил только часто повторяющееся слово «Ирий» иглаза разных цветов…
        Еслибы Велимир мог побыстрее распутать этот клубок! Новместо расследования он должен вдруг начинать светскую жизнь. Аунего только-только проснулась тяга кучебе!
        При въезде вКремль образовалась целая пробка изпышных карет иповозок. Дедушка выглядывал изокна иназывал имена, чины, титулы тех, кого замечал, Аскольд задавал какие-то уточняющие вопросы, ноВелимир почти неслушал их. Он вглядывался вприближающиеся красные стены. Вспомнилось неясное наблюдение вих ночном доме: невидимые, нокакбы ощутимые, потоки энергии внутри стен. Нечто подобное, новгораздо большем масштабе, таилось ивэтих каменных стенах.
        Когда карета въехала наширокий двор, иВелимир, наконец, ступил набрусчатку, ему показалось, что окружающий воздух словно наэлектризован. День Солнцеворота выдался по-летнему ясный, прозрачный, новтоже время Велимир ощутил вокружающем пространстве нечто… Нечто иное, доэтого ему неведомое.
        Как знать, может быть, наэтой «экскурсии» ему удастся узнать что-нибудь полезное. Разглядеть…
        Царский дворец изогромных брусьев иразноцветного мрамора высился над крепостными стенами ирасходился вширь. Накрышах, фронтонах, ставнях виднелись деревянные истальные солнечные лики ифигуры орлов.
        Внебе над всем этим лениво плыли два черно-белых дирижабля. Новнимательнее осмотреться Велимир неуспел, вгруппе еще нескольких гостей ивсопровождении человека, повиду - слуги, они поднялись поширокой лестнице кглавному входу.
        Огромный зал уже полнился пышно одетыми людьми. Дедушка уверенно шел среди них, то идело здороваясь, пожимая руки изнакомя Велимира: генерал-наместник такой-то области, приказоведующий такого-то Приказа, княжна такая-то, купец такой-то, сын того-то, сноха тех-то.… Отимен, должностей иорденов уВелимира вскоре зашумело вушах, ион перестал их запоминать, только вежливо кивал идавал пожать руку, если это требовалось.
        Сгораздо большим интересом он поглядывал навысокий сводчатый потолок истены, сплошь расписанные красно-черно-золотыми узорами. Под росписью буквально пульсировали потоки энергии, заставляя узоры светиться изнутри.
        Ощутимое движение вокружающей толпе всё-таки заставило Велю обратить внимание нагостей. Люди расступились, исостороны входа вошла женщина, даже посравнению совсеми остальными гостями, поражающая собой. Велимир впервую секунду подумал, что это сама царица, неменьше! Высокая, статная, справильным надменным лицом - кажется, именно такие лица принято называть аристократическими, - она плыла между гостей, изредка чуть кивая кому-то, новосновном, глядя поверх голов. Асамым поразительным был её наряд: темно-зеленое платье, снизу доверху усыпанное малахитом иеще какими-то кристалликами, образующими замысловатый узор. Чем ниже, тем крупнее становились камни, иксамому краю подола крепились уже целые зеленые булыжники.
        Велимир ссомнением прикинул, сколько это всё может весить ипроникся кнезнакомке невольным уважением: её, похоже, такой вес ничуть несмущал, она шла плавно, царственно. Поправую руку отнеё шел мужчина средних лет. Рядом сней он выглядел более чем неприметно, ноэто его несмущало - он широко улыбался ираздавал приветствия направо иналево.
        Сдругой стороны отженщины показалась её уменьшенная копия, вкоторой Велимир сразу узнал Яшму Дивидову. Та еще издали помахала ему рукой, ноподойти неуспела - её окружила стайка каких-то девчонок, восторженно заохавших насчет её наряда. Та остановилась ипокрутилась наместе, любезно позволяя им рассмотреть себя совсех сторон.
        - Панкрат Александрович, - «каменная» дама подошла прямо кним, - моё почтение!
        - Агата Яковлевна! - прянул ей навстречу дедушка. - Даниил Степанович, очень рад встрече!
        - Милава, Вас особенно отрадно видеть всвете, Вы, наконец, прекратили своё отшельничество, - она тонко улыбнулась одними губами, - Вы прекрасно выглядите. Все всвете помнят, как Вы блистали!
        - О, когда были те времена! - деланно рассмеялась бабуля. Велимир даже непредполагал, что она может так притворно смеяться! - Авот Вы насамом деле нестареете. Признайтесь, вВашем саду растут молодильные яблочки?
        Все, включая Аскольда, рассмеялись также неестественно.
        - Позвольте представить, мой внук, - вспомнил про него дед, - Велимир. Велимир, познакомься сАгатой Яковлевной иДаниилом Семеновичем Дивидовыми, это родители твоей подруги Яшмы.
        - Я понял, - неслишком приветливо кивнул Велимир, - Вы хозяйка «Малахитовой горы», верно?
        - Верно, - женщина окинула его холодно-оценивающим взглядом. Тут волей-неволей согласишься спредрассудками друзей! - ОВас, Велимир Станиславович, я тоже наслышана. Инетолько отдочери.
        - Малышка Яшма тоже просто очаровательна! - вставила бабушка итутже всплеснула руками. - АЯша разве несвами? Где он, где-то здесь?
        - Хотелабы я знать, - очень сдержанно вздохнула Агата Яковлевна.
        - Нокакжетак…
        Велимиру стало скучно их слушать. Он воспользовался моментом инырнул вокружающую толпу. Здесь нанего уже необращали внимания, ион мог спокойно рассматривать яркие одеяния гостей ивыхватывать обрывки светских разговоров:
        - Последние новости просто….
        - …непременно посетить моё новое имение!
        - Говорят, кощеевский ицарь-бак снова…
        - … пробовали перцовку прошлого года? Это вам неэльфийский нектар…
        - Я точно слышала, такое носит сама царица….
        Велимир втайне надеялся, что Соня сродителями тоже будет здесь. После той злосчастной игры они толком неговорили, она уехала навыходные еще раньше остальных. Хотя, очембы они говорили? Расспрашивать отом, что она видела тогда вбеспамятстве, было неудобно, рассказывать освоём - еще неудобнее!
        Неожиданно Веля заметил-таки втолпе гостей знакомое лицо: Вера Алексеевна Ромашкина стояла одна, тревожно оглядываясь ипоминутно расправляя ибез того идеально прямой сарафан.
        - Здравствуйте, - вежливо поздоровался Велимир, подойдя кней.
        - Ой, ты тоже здесь, - искренне обрадовалась Вера Алексеевна, - хоть кто-то знакомый! Здравствуй, Велимир. Ты сдедушкой,да?
        - Да, исбабушкой. АВы тут совсем одна?
        - Ну, несовсем. Я пришла вместе сРозой. СРозой Борисовной, она идостала мне лишнее приглашение. Ноя еще надеялась встретиться здесь сосвоим женихом, - она горестно вздохнула, - но, боюсь, он может инеприйти, он такие мероприятия нелюбит.
        - Вы выходите замуж? - нескрыл удивления Велимир. - Большинство наших ребят расстроятся!
        - Спасибо, милый, - смущенно улыбнулась наставница поалхимии Яви иеще раз одернула подол, - я, честно сказать, тожебы сюда непошла, непривычна я ктакому. Даже наряд пришлось одалживать уРозы. УРозы Борисовны… Ты посмотри только, какие кругом господа!
        - Это точно, - кивнул Велимир, прекрасно понимая её волнение, хотя унего вся эта разряженная публика невызывала страха, только любопытство, как навыставке, - я вот сейчас видел такую даму, её зовут Агата Дивидова, так унеё…
        - Она уже здесь? - Вера Алексеевна почти выкрикнула это, так, что наних даже обернулись несколько вельмож.
        НоВелимир неуспел ничего ответить или спросить, изтолпы вынырнула Роза Борисовна Жданова.
        - Похоже, мне назначено судьбой вас соединять, - жизнерадостно объявила она, необратив внимания наВелю. - Завязывайте уже срасставаниями, ато уменя неостанется времени насвою личную жизнь.
        Вслед заней появился молодой мужчина вдостаточно скромном, посравнению совсеми окружающими, наряде.
        - Добрый вечер всем, - учтиво кивнул он, - Вера, ты здесь, - он протянул ей руку. - Пойдем, поздороваемся сними вместе.
        Глуповато улыбаясь, Вера Алексеевна немедленно вложила свои пальцы вего ладонь. Носразуже опять отстранилась.
        - Да, да, сейчас… Вот, познакомьтесь, - она опять обернулась кВеле, - это мой жених, Яков Данилович Дивидов. Он сын… - она насекунду запнулась, - Агаты Дивидовой. Аэто - Велимир Станиславович, внук нашего уважаемого Хранителя Яви, Панкрата Александровича.
        - А, Великий, иты здесь! - заметила его иРоза Борисовна. - Будущий светский повеса, неиначе!
        - Несоветую, юноша, - серьёзно заметил ему Яков Данилович, - подобное времяпрепровождение - несамое достойное занятие. Ноиногда им всёже нельзя пренебречь. Идем, Вера, уних обоих сегодня хорошее настроение.
        - Так может инестоит портить им… - Вера Алексеевна еще пыталась возражать, ноДивидов всё-таки увел её засобой.
        - О, что слюдьми делают общественные предрассудки, - театрально вздохнула Жданова, посмотрев им вслед. - Ижадность. Атебе как, нравится, вКремле?
        - Угу, - вяло кивнул Велимир.
        - Мне тоже, - она усмехнулась иприподнялась нацыпочки, высматривая кого-то поверх голов, - ладно, развлекайся, дружище, - и, определившись снаправлением, скрылась среди гостей.
        Глава №22, вкоторой праздник продолжается, аВелимир узнает еще один секрет
        Велимир опять остался один среди толпы гостей. Он почти буквально слышал, как скрипит его неповоротливый мозг, составляя общую картинку: раздражение Яшмы отлюбого упоминания алхимии, её пререкания сРомашкиной, рассказы друзей опрямо-таки сказочном богатстве Дивидовых, высокомерный вид Агаты, испуг Веры Алексеевны, когда Велимир случайно упомянул оДивидовой-старшей…
        - Оу, сорри, я нехотеть!
        Мальчик запоздало сообразил, что его кто-то толкнул. Он обернулся, впрочем, без особого интереса.
        Перед ним стоял высокий тощий господин влиловом камзоле ирозоватых гольфах. Широкая улыбка вовсе зубы наузком лице делала его похожим накролика.
        - Оу, мы быть еще непредставлены, ноя оВас много слышать! - затараторил незнакомец сзаметным акцентом. - Ве-ле-мир Ста-нис-ла-во-вич! - последнее слово далось ему сявным трудом, ноулыбаться он при этом непереставал. - Моё имя - Альберт Бьюкенен, лорд Лойд, посол королевства Авалон, кВаши услуги!
        Он схватил руку Велимира иживо её потряс.
        - Очень приятно, - даже непытаясь изобразить интерес, кивнул Веля.
        - Имне приятно! - поулыбчивости посол Авалона могбы посостязаться ссамой Настасьей Карповной. - Большая честь для мне! Я быть всегда рад видеть Вас внаш дом наПосольская улица. Девятнадцать день август-серпень - день Королевы Авалона, мы устраивать праздник, быть очень рады пригласить Вас ссемьёй…
        - Авот меня, например, вы никогда неприглашаете.
        Почему-то этот ровный, приветливый голос резко вывел Велимира изоцепенения. Насекунду даже забыв про Дивидовых, он еще раз обернулся.
        Кним подошел невысокий, нокоренастый человек вдовольно неброском серо-белом наряде. Его лицо сшироким подбородком исветлыми бакенбардами напоминало типичного викинга, какими их изображают вучебниках истории. Только недикого, совсем.
        - АВыбы прийти? - шутливо уточнил посол, непереставая улыбаться.
        - Почемубы инеприйти? - ответил тот снеменее широкой улыбкой. Ноего строгие голубые глаза оставались серьезными. - Велимир Станиславович, я полагаю?
        - Здрасте, - моргнул Велимир иневежливо поинтересовался: - АВыкто?
        Незнакомец совсем непоходил напрочих светских тусовщиков.
        - СВашего позволения, - он слегка поклонился, - Аристарх Аркадьевич Хродольф, личный секретарь Его Величества.
        - Здрасте, - только исмог глупо повторить Велимир.
        Хродольф продолжал внимательно нанего смотреть, дружелюбно улыбаясь ибудтобы ожидая более развернутого ответа. Велимир понимал, что надобы что-нибудь еще сказать, ноникак немог сообразить…
        - Так мы вас оба ждать, да? - продолжал теребить его неунывающий лорд.
        - Ждите, - обнадежил посла Аристарх Аркадьевич иопять обратился кВеле: - Ну, Велимир Станиславович, как Вам наш свет, нравится?
        - Угу, нравится, - кивнул Велимир, что было, конечно, вопиющей неправдой.
        - Блестящее общество, да? - Хродольф, без сомнения, понял его чувства.
        Новыдать что-то более сложносочинённое Велимир неуспел. Втолпе послышалась какая-то толкотня, икним буквально прорвались две женщины совсем уж неаристократичного вида:
        - Я имею право! - выкрикнула одна, довольно пожилая. - Они немогут его вечно прятать, мы такаяже родня! - и, струдом переводя дыхание, прянула кВелимиру.
        Веля видел её впервые вжизни. Слегка растерявшись оттакого напора, он невольно придвинулся кХродольфу. Нонезнакомку уже задержала еёже спутница:
        - Мама, перестань, - та была существенно моложе, нозапыхалась еще больше, - неустраивай сцен…
        Ностаршая неслушала её. Она вырвалась иупала перед Велимиром наколени, одновременно пытаясь схватить его заруки:
        - Это ты! - она немедленно начала всхлипывать. - Это он! Света, это он, я сразу поняла, хотя наОлесю совсем непохож, авылитый отец!
        - Вы кто? - наконец, пришел всебя Велимир, возмущенно отскочив всторону.
        - О, милый, ты нас совсем незнаешь, - поеё морщинистому лицу текли слезы, она их словно незамечала.
        Аристарх Аркадьевич тактично кашлянул иприсел рядом состарушкой:
        - Госпожа Садова, если я неошибаюсь? - нетеряя самообладания, поинтересовался он. - Игоспожа Светлова? Прошу вас, ненадо так волноваться. Думаю, ваше дело кВелимиру Станиславовичу некасается всех окружающих.
        Вторая женщина молча помогла ему поднять старушку наноги. Та чуть успокоилась изашептала торопливо, почти неслышно:
        - Мальчик мой, ты нас незнаешь, они тебе нерассказывали, я твоя бабушка, Лия Глебовна, аэто твоя тетушка Светлана, сестра твоей матушки, ты нас незнаешь…
        Велимир молча смотрел наних, чувствуя себя крайне глупо икак-то тошно. Почему он никогда неспрашивал про родственников состороны матери? Точнее, когда он жил еще втом, «неволшебном» мире, дедушка сбабушкой говорили ему, что его мама была сиротой, иунеё неосталось родственников. Почему здесь Велимиру непришло вголову переспросить?
        Ипочему они сами несказали?!
        Ичто говорить теперь?
        - Это, строго говоря, немоё дело, - опять пришел напомощь Хродольф, - нотебе лучшебы сейчас найти Панкрата Александровича… А, вот, хвала богам, итвой брат.
        Возникший нежданно-негаданно Аскольд ощутимо тряхнул Велю заплечо:
        - Куда тебя унесло? - менторским тоном вопросил он. - Ты мог здесь… О, боги! - он, наконец, заметил двух женщин. - Как вы здесь оказались?
        Отмножества звучащих вопросов уВелимира начала кружиться голова. Он соображал хуже ихуже, нонекоторое сходство младшей женщины иАскольда всёже заметил.
        - Помогли нам добрые люди, - ответила Светлана снескрываемой обидой вголосе, - вотличие отродного сына ивнука. Я, конечно, была против, нобабушку непереубедишь.
        Аскольд медленно покрывался красными пятнами, переводя взгляд сних то наВелимира, то наХродольфа.
        - Я быть чем-то помочь? - сучастливой улыбкой осведомился досих пор топтавшийся рядом посол.
        - Увы, тут поможет только время, - вздохнул Аристарх Аркадьевич иопять обратился кженщинам: - Если несекрет, кто выхлопотал для вас приглашения?
        - Привез неизвестный курьер. Нам он сказал только, что это подарок отдоброжелателя наСолнцеворот, - мрачно ответила Светлана.
        - Да, есть еще вмире добрые люди! - вскинулась Лия Глебовна.
        Аскольд отмер, тряхнул головой ирешительно взял под руки своих родственниц:
        - Вам сейчас лучше уйти, мы потом поговорим…
        - Нет! - опять запротестовала бабушка. - Они неотнимут уменя ещеи…
        - Никто никого неотнимает, - Светлана обняла её сдругой стороны, - сейчас нам, действительно, лучше уйти, пока стража непоявилась.
        Старушка слабо пыталась сопротивляться, новдвоем они быстро вовлекли её вобщее движение толпы. Велимиру только иосталось, что проводить новоявленных родственниц взглядом.
        - Сейчас все гости выходят вовнутренний двор, там дается праздничное представление, - светским тоном сообщил Хродольф, - советую взглянуть, обещается очень красочное зрелище.
        - Нет, - нервно мотнул головой Велимир, - то есть… Я сначала пойду, поищу деда.
        - Тоже хорошая мысль.
        Неговоря больше ни слова, Веля направился против течения толпы. Обнаружить кого-то нужного вэтой пестрой толчее было почти невозможно, ноВелимир немог стоять наместе. Все мысли вголове окончательно смешались, ион совершенно непонимал, как теперь действовать.
        Зал медленно пустел, гомон толпы удалялся. Дедушки ибабушки нигде видно небыло.
        Вдруг кто-то тронул Велимира заплечо:
        - Прости, ты невидел Панкрата Александровича Великого? - спросила незнакомая рыжеволосая барыня средних лет. Её бледное лицо выражало крайнюю тревогу.
        - Нет, - осторожно ответил Велимир, - ноя тоже…
        - Вот проклятие! - Недослушав его, женщина устремилась вперед, впустеющийзал.
        Взале еще оставались люди, иВеля, быстро потеряв её извиду, сразу забыл оней. Ему самому стоилобы укого-нибудь спросить, невиделли кто деда,но…
        Почти уже затихший зал огласился коротким, резким вскриком, почти визгом. Тутже прокатилась волна испуганного шёпота, толпа смешалась. Велимир, незадумавшись ни насекунду, метнулся вперед, туда, откуда слышался крик.
        Место происшествия он обнаружил легко: почти всамом конце зала, между колонной истолом сзакусками, лежала лицом вверх та самая барыня, которую он видел минуту назад. Изгруди унеё торчалнож.
        Рядом немедленно собралась толпа, послышалось несколько женских криков, будто их тоже резали. Кто-то ругался извал стражу.
        Велимир так истоял устола, невсилах отвести взгляд. Странно это было, еще минуту назад видеть человека живым, атеперь тот человек уже мертв. Всего минуту!
        Мальчик почувствовал, что его вот-вот стошнит. Он зажмурился, потряс головой иструдом сглотнул. Потом отступил напару шагов назад иснова огляделся посторонам, всё еще надеясь увидеть деда.
        Вдруг Велимир заметил чуть встороне Ванечку Петрова. Тот также, как иВеля только что, ошалело инеотрывно смотрел натруп. Протолкавшись мимо взрослых, Велимир быстро подошел кнему:
        - Очнись! - тряхнул он Петрова заплечо. - Ты видел, видел, кто это сделал?
        - А? - тот очнулся итутже отпрянул. - Нет! Я ничего…
        - Вот вы где, господа! Я инесомневался, - вновь оказавшийся рядом Аристарх Аркадьевич Хродольф словно отгородил их собой отвсего творящегося вокруг. - Вы, - он обратился кВане, - немедленно наверх.
        - Но…
        - Немедленно, - изего голоса исчезла всякая светскость, вместо неё повеяло холодом, - это отцовский приказ.
        Ванечка нервно сглотнул и, больше непроизнеся ни слова, скрылся извиду.
        - АсВами мы выйдем навоздух, - Хродольф крепко сжал плечо Велимира иповел его прочь отместа убийства.
        Суета ишум расходились подворцу, как круги поводе. Нотолько эти «круги» негасли, анаоборот, усиливались.
        Хродольф иВелимир вышли вовнутренний двор, где Аристарх удивительно быстро нашел деда сбабушкой, идаже Аскольд был приних.
        - Что там зашум? - резко спросил Панкрат Александрович, едва завидевих.
        - Убита Анна Фролова, - сухо ответил Хродольф, подталкивая Велимира вперед.
        - Что?!
        Бабушку, впрочем, интересовало неэто:
        - Велечка, где ты был? - охнула она, метнувшись кнему.
        Велимир невольно вспомнил, как фальшиво она смеялась илюбезничала сДивидовой, иему стало совсем непосебе.
        - Фролова? Убита? - ошеломленно переспросил дед. - Кем?
        - Пока неизвестно.
        Велимир решительно вырвался изобъятий бабушки иповернулся кдеду. Ему просто необходимо было привлечь ксебе внимание старших:
        - Она искала тебя перед тем, как её убили!
        Это сработало, все внимательно нанего уставились. Даже как-то слишком внимательно.
        - Искала Панкрата Александровича? - осторожно переспросил Хродольф.
        - Так, хватит болтовни! - решительно вмешался дед. - Милава, забирай детей, езжайте немедленно домой. Я останусь, тут, похоже, заваривается серьезная каша…
        - Мне надо поговорить свами обоими! - возмутился Велимир.
        Нодед уже неслушалего.
        - Аристарх Аркадьевич, Вы непокажете мне место происшествия? - иони оба быстро скрылись извида.
        Велимир едва невыразился самым простонародным способом. Князь Великий наверняка даже непредполагает, что его внук знает такие выраженсы!
        - Мальчики, пойдемте! - засуетилась бабушка. - Обойдем вокруг ивыйдем через другие ворота.
        - Нет, я никуда непойду, пока мы непоговорим!
        Бабуля испуганно замерла. Велимиру немедленно стало стыдно засвою резкость, нождать он уже немог:
        - Почему вы нерассказывали мне про родственников мамы?
        Бабушка замерла снова. Потом медленно перевела взгляд наАскольда. Тот сявным трудом проговорил:
        - Им кто-то прислал приглашения.
        - Аим было нельзя сюда? - опять вспылил Велимир.
        - Мы были неправы, - почти шепотом произнесла бабушка. - Мы должны были познакомить вас раньше, но…Но…
        - Но - что?
        - Носейчас такое неспокойное время! Сейчас просто невремя, всё очень сложно и, похоже, становится еще сложнее! Мы пытаемся только защитить тебя…
        - Защитить откого?
        - Хватит тут стоять! - бабуля ухватила его заплечо нехуже Хродольфа ибуквально потащила прочь. - Сейчас невремя, пойми. Мы всё тебе объясним, когда придет время. Сегодняже ты вернёшься влагерь.
        - Сегодня?! - Велимир едва незапнулся. - Ноя хочу поговорить сдедом!
        - Он придёт поздно, - отрезала она, - а, вернее всего, пробудет наслужбе всю ночь.
        Велимир понял, что сопротивление бесполезно, покрайней мере, сейчас. «Экскурсия» варконский Кремль подошла кконцу.
        Глава №23. В.А.Ромашкина, один месяц назад
        Главный Торговый дом «Малахитовой горы» вцентре Арконы походил надворец средних размеров. Три этажа мрамора, позолоты и, разумеется, малахита, пооблику оставались непревзойденными даже среди самых дорогих магазинов встолице. Посодержанию, надо полагать, тоже.
        Вера Ромашкина всю жизнь могла себе позволить только любоваться навсе эти витрины, проходя мимо, ноникогда особо нестремилась войти внутрь. Исейчас ей меньше всего насвете хотелось заходить в«Малахитовую гору».
        - Нераскисать! - пихнула ее вбок Роза Жданова, как всегда, угадав мысли подруги. - Это верный шанс всё наладить. Ну, неубьётже она тебя прямо там?!
        - Как знать…
        - Чепуха!
        Вера лишь вздохнула. Ейбы сейчас хоть немного розиной уверенности! Нотой легко говорить, этоже неона должна идти навстречу сбудущей свекровью, которая уже заранее тебя терпеть неможет! Незачто-то, апросто зато, что ты - этоты.
        Впрочем, уРозы инаэто хватилобы смелости. Впрошлом соседки пообщежитию вучилище Дома Целителей, они дружили спервого дня учебы, хотя более непохожих людей нельзя было найти вовсём училище.
        - Всё, иди. Я буду ждать здесь, - подруга решительно высвободила свою руку изруки Веры, - Иперестань трястись, она неимеет никакого права тебя унижать!
        - Вообще-то имеет…
        - Чепуха! - снова повторила Роза. - Потом расскажешь, как всё прошло.Иди.
        Конечно, Вера расскажет ей, скемже еще ей поделиться? Роза Жданова была для неё, без лишних сантиментов, единственным вжизни близким иважным человеком. Нотеперь появился еще иЯков.
        Вера сделала глубокий вдох, как перед прыжком соскалы вледяную воду, ивошла вполупрозрачные двери.
        Внутреннее убранство торгового зала, естественно, неуступало фасаду здания. Стараясь ни накого несмотреть иникому непопадаться наглаза, она поспешила клестнице, ведущей навторой этаж, врабочие кабинеты.
        Вприемной Агаты Яковлевны, как ивторговом зале, царил мрамор: зеленый, черный, белый. Поуглам комнаты высились изящные малахитовые колонны.
        «Так, наверно, лучшие залы вКремле отделывают, - тоскливо подумала Вера, - атут - всего лишь приемная…».
        - Здравствуйте! - бодро поприветствовала её девушка засекретарским столом. - Вы, должно быть, Вера Алексеевна,да?
        Насекретарше был форменный зеленый сарафан сзолотой вышивкой. Особенно бросались вглаза вышитые нарукавах золотые ящерки. Внароде ходили слухи, что некоторые особо доверенные служанки «малахитовой княжны» умеют превращаться вящериц.
        - Да, - онемевшими губами подтвердила Вера.
        - Агата Яковлевна еще непришла, Вы можете подождать её вкабинете, - жизнерадостно сообщила та. Затем стремительно, словно ящерка, выскочила из-за стола иоткрыла перед Верой массивные дубовые двери.
        Кабинет хозяйки «Малахитовой горы» напоминал огромную пещеру: дальние углы истены терялись взеленоватом полумраке, асводчатый потолок, украшенный какими-то барельефами, поднимался неправдоподобно высоко. Вере даже показалось, что изнутри это здание гораздо больше, чем снаружи.
        Познаку девушки-секретарши она присела вкресло устола.
        - Может быть, хотите чаю? - осведомилась та. - Унас икофе имеется. Или желаете воды?
        - Н-нет, - выдавила Вера, - ничего ненужно.
        Казалось, она сейчас несможет проглотить ни капли. Секретарша еще раз кивнула ивышла, оставив её одну вэтой «пещере».
        Как-то раз Вере довелось побывать вкабинете директора Дома Целителей, там она видела массивный письменный стол, выточенный, похоже, изцельного куска дерева. Столешница, бортики иножки того стола были украшены крупными малахитовыми вставками. Вкабинете Агаты Дивидовой стоял стол, выполненный наоборот: цельный кусок малахита, кое-где украшенный деревянной лепниной.
        Вера почувствовала себя еще более неуютно, даже как-то неуместно среди всего этого мощного великолепия. Ну, вочто она ввязалась? Что осебе возомнила?! Что она вообще изсебя представляет?
        Потомственная травница, неболее. Уеё родителей только ибыло, что аптекарская лавка наокраине города. Неслишком прибыльное дело, нобандитов изСтаи это несмущало… Вту ночь, когда лавку подожгли, Вера была утетки вдеревне, шли летние каникулы. Тетка Степанида непитала особой любви кплемяннице, уследитьбы засвоими пятью, нонеоставлятьже Верочку летом вгороде!
        Уэтой тетки Вере пришлось провести все последующие годы допоступления вучилище, так как после того пожара унеё неосталось ни дома, ни семьи.
        Зато вучилище унеё появилась первая вжизни настоящая подруга. Роза происходила изнебогатого, нодревнего боярского рода - её отец раньше даже заседал вБоярской Думе! - нобыла лишена всякого высокомерия. Училась ижила вобщежитии она наобщих правах, умудрялась быть главной заводилой вовсех студенческих авантюрах. При том еще иоставалась одной излучших учениц вих группе, после Ромашкиной.
        Роза ипредложила им обеим подать заявление наработу влагере «Орлиные врата». Онаже ипознакомила Веру сЯковом Дивидовым. Они встретились тогда вотделе кадров Главного штаба ОЗК, он тоже пытался устроиться влагерь, наместо преподавателя поратному делу. Вера тогда очень удивилась, ну зачем сыну Агаты Дивидовой такая работа? Она его еще совсем незнала…
        - Добрый день, Вера.
        Вера вскочила сместа, как ужаленная, едва незапнувшись засобственные ноги:
        - Здравствуйте, Агата Яковлевна!
        Высокая стройная женщина сдержанно улыбнулась. Очень сдержанно, новсё-таки невраждебно. Потом обошла стол исела всвоё кресло:
        - Присаживайся, милая. Я очень рада, что ты приняла моё приглашение, имы можем поговорить вспокойной обстановке.
        Вера, как подкошенная, плюхнулась обратно вкресло. Стоило признаться хоть себе самой, какбы ни было ей страшно встречаться сматерью Якова, отказаться отеё приглашения былобы еще страшнее.
        - Я… тоже рада, - произнесла она наудивление спокойно.
        - Посути, это - наше первое нормальное знакомство. Ксожалению, сын несчел нужным.… Ноя, знаешьли, нелюблю недосказанности.
        Вера благоразумно нестала уточнять, почему именно сын «несчел нужным». Впрочем, это несовсем правда, Яков предлагал устроить встречу сего родителями, хотя сам уехал изродительского дома соскандалом.
        Только Вера всё никак немогла набраться смелости.
        - Вхождение всемью такого положения, как наша - это определенная ответственность, - действительно, без обиняков, прямо заявила Агата, - иопределенные обязательства. Надеюсь, ты понимаешь, очемя.
        Две золотые ящерки, обвивающие карандашный стакан, вдруг ожили исуетливо забегали постолу, ловко разбирая бумаги, свитки иеще какие-то мелочи. Один листок попал прямо вруки хозяйке, иона мельком глянула нанего, ожидая, видимо, отгостьи какого-то ответа.
        - Понимаю, - едва слышно прошептала Вера.
        Зачем она её вызвала? Захотела лично высказать всё то, что раньше пересказывали «добрые» люди?
        Неожиданно Агата Дивидова напомнила Вере её тётку Степаниду. Сложно было вообразить что-то общее удеревенской бабы и«горной ведьмы», ноВера почувствовала, что для будущей свекрови она будет - уже есть! - таже бедная, ненужная родственница. Приживалка!
        - Вы можете неверить, номне насамом деле ничего отВас ненужно! - выпалилаона.
        Впервые завесь разговор Вера посмотрела прямо втемно-зеленые глаза «малахитовой» госпожи. Девушку словно вдавило вкресло огромным камнем, ноона неопустила глаза. Благородное лицо Агаты Яковлевны при этом выражало полное спокойствие, даже какое-то смирение.
        - Амне оттебя - нужно, - ровно произнесла она. - Унашей семьи возникли некоторые трудности, иты, как уже практически наша родня, можешь помочь сих решением.
        Глава №24, вкоторой Велимир прогуливает уроки, нопоуважительной причине
        Анна Фролова занимала непоследнюю должность вПриказе иностранных дел. Это единственное, что Велимиру еще удалось выспросить убабушки втот вечер. Все выходные он просидел влагере среди просто невыносимого спокойствия. В«Орлиные врата» недолетало даже эхо арконских происшествий. Велимиру казалось, что время вокруг него просто остановилось!
        Он пытался учить пройденное, пытался сидеть вбиблиотеке, пытался просто отоспаться - ничего ему недавалось, всё валилось изрук, астоило лишь чуть задремать, виделось, что он бежит покаким-то полутемным залам, пытаясь догнать черного кота сразноцветными глазами, притом его самого преследует жутко-фальшивый смех бабушки…
        Витоге, кутру понедельника Велимир чувствовал себя совершенно обессиленным, ажизнь свою - обессмысленной. Поэтому навопрос друзей, как прошла «светская вечеринка», он весьма невежливо посоветовал им почитать газеты. Ярик, Любава иЛоло посмотрели нанего содинаковой тревогой, нообъясняться сними он был просто невсостоянии. Ему нехотелось сейчас даже сСоней видеться, впрочем, он инезаметил её сбратом среди толпы кадетов. Яшмы Дивидовой тоже видно небыло.
        Все шли напервый урок, ратное дело. Обычно уВелимира небыло сэтим проблем, нотеперь он очень сомневался, что поднимет даже деревянный ученическиймеч.
        - Похоже, Петров тоже наотдыхался завыходные так, что даже носа некажет, - неодобрительно произнесла Любава.
        - Петрова нет? - Велимир резко остановился, словно очнувшись отполусна, иеще раз огляделся кругом.
        - Насколько я видел, он остался вкомнате, - заметил Лоло. - Может, заболелчем?
        Велимир сосредоточил взгляд нанем итолько тогда заметил, что тот сам выглядит неважно: темные круги под глазами были заметны даже насмуглой цыганской коже. Веля запоздало сообразил, что Лоло тоже небыло навыходных, аведь доэтого он неуезжал домой из-за сложных отношений сродней. Неужели помирился?
        Носейчас главным было нето. Ванечка Петров прогуливает уроки - звучит безумно, хотя Велимир догадывался, что тому причиной…
        - Я сним поговорю, - коротко сказал он растерянным друзьям, - скажите там Аскольду иМорозову, что я прогуляю.
        Они воскликнули что-то возмущенное, ноВелимир их уже неслушал. Его апатия враз отступила.
        Подходя кдвери их комнаты, Велимир прикидывал, что порабы уже уточнить, чей сын этот Ванечка, хоть одним вопросом станет меньше! Ноедва он приоткрыл дверь, изкомнаты послышались нескрываемые всхлипывания. Чуть незапнувшись запорог, Велимир шагнул внутрь.
        Плакал, ксчастью, неПетров. Наодной изкроватей сидела Вера Алексеевна Ромашкина иразмазывала пощекам неудержимые слезы. Ваня сидел напротив, обхватив голову руками и, кажется, тоже был близок кистерике.
        - Ведь Вы можете, Вы поговорите сним… - сквозь рыдания выговаривала Вера Алексеевна, незамечая вошедшего.
        - Что происходит?! - почти закричал Велимир.
        - А? - Петров испуганно вскочил скровати.
        - Иты! - Ромашкина ничуть неиспугалась, анапротив, срадостью протянула кнему руки. - Тыже можешь поговорить сдедушкой! Он поможет?…
        Её голубые глаза сильно опухли ипокраснели, лицо осунулось, видно было - она плакала уже очень долго.
        Что такого сделала сней эта каменная ведьма?!
        - Что происходит? - повторил вопрос Велимир, плотнее закрывая засобой дверь.
        Вера Алексеевна еще раз всхлипнула иторопливо заговорила:
        - Ты поможешь, да, ты поговоришь сдедом?… Впрошлую пятницу был прием вКремле, мы там виделись, помнишь?
        - Да, - осторожно кивнул Веля.
        - Апотом там произошло убийство, убили Анну Фролову, заведующую третьим отделом Приказа иностранных дел, ты знаешь?
        - Да, да, - еще раз кивнул Велимир, стараясь её неторопить.
        - Вубийстве обвинилиЯшу!
        - КакогоЯшу…
        - Якова Дивидова, моего жениха, - и, снова зарыдав, она спрятала лицо владонях.
        - К-кого? - Велимир только исмог, что плюхнуться рядом сПетровым. - Ты можешь объяснить? - он пихнул досих пор молчавшего товарища локтем.
        - Она знает, кто мой отец ипросит поговорить сним, - коротко ответил тот, неотнимая ладоней отвисков.
        - То есть, - такой краткий ответ Велимира неустраивал, - это правда, что Дивидов…
        - Нет! - опять вскинулась Ромашкина. - Этого неможет быть, он всё время был сомной, мы гуляли посаду! Мы поздоровались сего родителями, - она судорожно дернула плечами, - ипошли гулять всад, вовнутреннем дворе. Его даже небыло втом зале!
        - Тогда почему…
        - Следователь нежелает меня слушать, говорит, что я «заинтересована»… «Заинтересованное лицо»! Говорит, что я вру! Вэти два дня творилась нечто ужасное! - она едвали нервала промокший отслез платок. - Аеще говорит, что есть больше десятка свидетелей, которые видели Яшу там. Ноэто неправда, неправда!
        - Ачтоже Агата Яковлевна? - тихо спросил Велимир.
        - Она тоже ничего неможет поделать, - прерывисто вздохнула наставница, - там происходит что-то ужасное… Я должна… Еслибы я смогла поговорить с… Сотцом Ванечки, еслибы он меня выслушал…
        Велимир опять толкнул соседа, наэтот раз сильнее:
        - Ты можешь ей помочь? Или мне этим заняться? - он, правда, слабо представлял, как будет объяснять всё это деду икак будет его убеждать, нокак-то дедуля понять его сможет. Недотакойже степени Панкрат Александрович… князь!
        Ванечка неожиданно резко отнял руки отголовы ивстал скровати.
        - Вера Алексеевна, скажу Вам прямо, дело это почти безнадежное, ноя сделаю всё, что смогу. Идите замной, - ирешительно направился кдвери.
        Велимир сизумлением посмотрел ему вслед: вэтот момент Петрова можно было неузнать, он словно вдруг избавился оттерзавших его сомнений ирешился набезрассудство. Ну, наконец-то!
        - Куда мы идем? - Спросил Веля, нагнав его вкоридоре. Велимир намеревался принять самое активное участие впредстоящей операции.
        - Накухню кЯге, она подбросит нас доАрконы, - ответил Петров, несбавляя шага.
        Притихшая Вера Алексеевна едва поспевала заними.
        - Я свами.
        - Нет.
        - Нет?!
        Вголосе Петрова появилось что-то неотвратимое, вовсе уж ему несвойственное.
        - Апочему ты сутра непришел напервый урок? - невтему спросил Велимир.
        - Недотого, - рассеянно отмахнулся Ваня. Было видно, что его сейчас занимает одна единственная мысль - «ВАркону!». - Слушай, тебе ненадо снами лететь, правда! Смоим отцом бывает… очень трудно общаться, ты там ничем непоможешь. Я долженсам.
        - Ну, если так, - неохотно согласился Велимир. - Нотогда, втот вечер, ты видел убийцу?
        - Нет. Ноя догадываюсь, кто это мог быть.
        Марфа Егоровна Яга, ксчастью, обнаружилась насвоем рабочем месте, накухне. Пока Ваня излагал суть дела, она ни разу неперебила его, апозавершении рассказа только серьезно спросила:
        - Ты уверен, что отец будет тебя слушать?
        - Нет, - честно признал тот, - ноуменя есть кое-какой план.
        Больше старуха вопросов незадавала. Велимир догадался, что она знает Ваню Петрова непервое лето, инанеё можно положиться.
        Яга быстро отдала несколько распоряжений кухонным помощникам, затем велела Ромашкиной имальчишкам идти заней назадний двор кухни.
        Велимирбы неудивился, обнаружив там припаркованную ступу сметлой. Ноназаднем дворе их ждало более сложное транспортное средство. Воснове его, правда, была всё таже ступа, только неведомый арконский инженер растянул её вдлину аж начетыре посадочных места, одно задругим, как вкабине самолета. Вместо крыши имелся откидной кожаный навес.
        - Полезайте, - по-армейски строго велела Марфа Егоровна, открыв сбоку аппарата узенькую дверку, сама ловко взгромоздилась напереднее сидение и, выглянув через борт, крикнула Велимиру: - Если Самсонова спросит, скажешь, он сомной, она знает.
        - Возможно, мы вернемся уже кобеду, - торопливо добавил Петров, помогая Вере Алексеевне влезть вкабину, - мы постараемся!
        Едва они захлопнули дверцу изнутри, вся конструкция глухо заурчала, зафыркала, взвилась вертикально вверх иполетела наСеверо-запад, всторону столицы. Неизрыгнув при этом ни клубочка газов!
        Распрощавшись сними, Велимир поспешил наследующий урок. Создания Яви его сейчас мало занимали, нонадо было как-то скоротать время дообеда. Ипоговорить сдрузьями тоже надо.
        Нопопути его задержала Роза Борисовна, явно чем-то встревоженная. Велимиру нетрудно было догадаться,чем.
        - Привет, Великий, - махнула она рукой, - прогуливаешь?
        - Ага, - кивнул он, без всяких опасений.
        - Ну, ну. Веру Алексеевну невидел?
        - Видел, - нестал Велимир скрывать, - она рассказала нам, что случилось сеё женихом, Вы знаете…
        - Конечно, знаю, ужас такой! - охнула наставница инервно закусила губу. - Просто абсурд какой-то! Надеюсь, там скоро разберутся… Ноя боюсь, какбы Вера ненаделала каких глупостей! Так ты её видел, она наработе?
        - Сейчас нет, - мотнул головой Велимир ибыстро продолжил, опасаясь, что его опять перебьют: - Она рассказала всё мне иВане Петрову, ион согласился устроить ей встречу сего отцом. Я точно незнаю, кто его отец, новроде большая шишка вКремле, он может помочь. Только что они улетели вАркону сбабой Ягой… То есть, сМарфой Егоровной. Я думаю, всё будет хорошо!
        Жданова выслушала его жизнерадостный рассказ нешелохнувшись. Потом очень тихо переспросила:
        - Вера полетела вАркону разговаривать с… отцом Вани Петрова?
        - Ну, да, - кивнул Веля, запоздало сообразив, что она совсем неразделяет его энтузиазм, - думаю, всё обойдется…
        - Я поняла! - отрезала вдруг побледневшая наставница и, забыв даже попрощаться, быстро зашагала всторону алхимических теплиц.
        Глава №25, вкоторой Велимир ждет новостей, акнему приходит нежданный гость
        Науроке посозданиям Яви Велимир никак немог сосредоточиться. Хотя, тема была весьма своевременная для него: взаимоотношения сдомовыми, договоры, профсоюз.… Номысли его всё равно были далеко.
        Поговорить сдрузьями доурока Веля неуспел, поэтому когда после завершения лекции Афанасий Агафьевич попросил его задержаться, он едва сохранил вежливость!
        - Извини, юноша, это ненадолго, - заверил его старичок, кивая настул около своего стола, - я давно хотел утебя спросить, араз уж сегодня такая тема…
        - Очем спросить? - немедленно насторожился Велимир.
        Афанасия Агафьевича Ярова он подозревал вчем-либо недобром впоследнюю очередь, нокто его знает!
        - Отом домовом, которого ты видел тогда, - ответил наставник, торопливо перебирая бумаги настоле.
        - А, - Веля слегка расслабился, - ноя правда его видел! Анаш домовой Акиф мне неверит, обижается, что это клевета навесь их народ, представляете?
        - Еще как представляю! - оживленно закивал Афанасий Агафьевич. - Домовые - честный народ, подобные истории их очень задевают. Я, признаться, исам верю струдом, что среди них такой нашелся…
        - Нояже видел!
        - Тебе я верю! - замахал он руками. - Поэтому ихочу еще раз спросить, как ты его видел, какой он был изсебя?
        Велимир только вздохнул. Он рассказывал эту историю уже, наверное, тысячу раз! ИЯров немог её неслышать.
        - Он был совсем небольшого роста, всклокоченный, лицо - сильно чумазое, аодежда, наоборот, как новая, - послушно повторил он. Старичок слушал внимательно, нешевелясь. - Да еще кепка эта, розовая.… Вообще, я ивидел-то его всего пару секунд.
        - Какая кепка? - быстро переспросилтот.
        - Кепка… - запнулся Веля, - ну, это такая шапка, какие носят втом мире. Наверно, он где-то украл её еще дотого, как забраться кнам.
        Наставник хмуро кивнул ипочесал затылок. Похоже, эта история огорчала его неменьше, чем самих домовых!
        - Я очень давно изучаю разных волшебных созданий, - грустно произнес он, - и, хоть убей, это крайне несвойственное домовым поведение.
        - Ая слышал, Вы когда-то изучали Ирий, - замечание вырвалось само собой, раньше, чем Велимир сообразил, очем говорит. Ему просто вспомнились слова Савелия Палыча.
        Наставник снова замер. Казалось, он несразу сообразил, очем его спрашивают. Или… несразу понял, что отвечать.
        - Да-а, было дело, - наконец, произнес он медленно, раздумчиво, - вмолодости, я тогда только начал работать вУчебном Приказе инемного преподавал.
        Пришла очередь Велимира замереть ипревратиться вслух. Старик говорил медленно, аккуратно, перебирая слова, будто старые архивные бумаги:
        - Полегенде, отИрия, обители богов, есть три ключа: Белый, Черный иКрасный. Ими владеют соответственно Ласточка, Ворон иОрел.
        Он замолчал, уставившись насвои руки. Велимир подождал немного итихо добавил:
        - Я читал, что Ирий считается недоступным для колдунов.
        Яров вздрогнул иподнял нанего тревожный взгляд:
        - Да, да, исобрать все ключи невозможно!…
        - Аих пытались собрать? - удивился Велимир.
        - Нет! - наставник вскочил из-за стола, взмахнув руками иуронив часть бумаг. - Эти вопросы уже неко мне! И, позвольте спросить, почему тебя эта тема вдруг заинтересовала? Кто тебе рассказал про Ирий?
        - Точно непомню, кажется, Индира Астафьевна, - честно ответил Велимир. Он, правда, уже непомнил, как ему впервые встретилось слово «Ирий». - Незнаю, почему, просто интересно… Последнее время мне часто попадаются упоминания онем. Аэто разве плохо?
        Афанасий Агафьевич медленно осел обратно вкресло. Поего виду Велимир догадался, что да, плохо, только вот что именно вэтом плохого?! Носпросить мальчик неуспел.
        - Ах, вот Вы где! - вдверях классной комнаты показалась Настасья Карповна, как всегда улыбающаяся. - Афанасий Агафьевич, я заберу отВас кадета Великого, кнему приехал гость.
        - Да, да, конечно, - торопливо ответил Яров, опять вскакивая сместа, - несмею задерживать!
        Велимир несомневался, что наставник очень рад такому поводу прекратить разговор.
        - Какой еще гость? - мрачно спросил он, когда они вышли отЯрова инаправились вглавный корпус.
        - Просто идите замной, - велела она, улыбаясь уже чуть меньше, новсёже улыбаясь.
        Велимир совздохом подчинился. Похоже, раньше обеда он сдрузьями непоговорит. Как-то там сейчас Петров, Яга иВера Алексеевна?…
        Сама Настасья Карповна ничего про них неспрашивала, иВелимир несобирался начинать разговор. Хватит истранной реакции Розы Борисовны.
        Вкабинете Самсоновой, как Веля ипредполагал, его неждало ничего обнадеживающего. Аждал его там строгого вида старец всерой рясе иссолнечным медальоном нагруди. Велимир хоть ивидел его раньше всего раз, вэтомже кабинете, носразу узнал Пресветлого Бомелия. Рядом сним стояла, нервно теребя рукава, Индира Астафьевна, как всегда всклокоченная ивстревоженная.
        - Прошу, - широко улыбнулась Самсонова исела засвой стол, явно давая понять, что без присмотра они неостанутся, покрайней мере, веё кабинете, - наш лучший ученик.
        Никак неожидавший такой похвалы, Велимир насторожился еще больше, новсё-таки вспомнил, что следует поздороваться:
        - Здравствуйте! Вы хотели меня видеть?
        Старец одобрительно кивнул, коснувшись при этом своего медальона:
        - Негоже отвлекать юные умы отучебы, нодело наше более нетерпит. Признаться, я хотел поговорить стобой еще втот вечер, вКремле. Нонеуспел.
        Велимиру вдруг подумалось: укого, как неусвященника, можно спросить про обитель богов? Нопока он придумывал, как можно поаккуратнее начать разговор, Бомелий его опередил:
        - Скажите, Велимир Станиславович, что Вам уже известно оБожественном граде Ирие?
        Насей раз Велимир несдержал чувств:
        - Да что такое сэтим Ирием?!
        Индира Астафьевна тихо охнула иприжала ладони клицу. НоБомелия, похоже, его возглас непоразил. Он лишь аккуратно пригладил свою ибез того идеально ровную седую бороду ичуть покосился наСамсонову. Та делала вид, что разбирает какие-то бумаги.
        - Очень хороший вопрос, - размеренно произнес старец, - видно, мне придется задержать тебя своим разговором чуть дольше. - Он еще раз взглянул всторону управляющей. - Пожалуй, лучше нам пройтись, дабы немешать уважаемой Настасье Карповне работать.
        Та немедленно встрепенулась:
        - О, вы ничутьне…
        Их прервал звук из-за окна. Свист, хруст, скрежет - будто все сразу. Затем пространство вокруг содрогнулось - стены, пол, потолок, комнату словно взяла итряхнула рука невидимого великана. Наконец, всё стихло, ноВелимиру почему-то казалось, что именно вэтот момент вокружающем мире изменилось нечто крайне важное. Нечто оборвалось. Аеще через пару мгновений послышались крики.
        Глава №26. Р.Б.Жданова, меньше месяца назад
        Когда-то маленькая Розочка Жданова каждую весну ездила сродителями наСинее море, вих имение наЛукоморье. Нотеперь имения наЛукоморье небыло, иРоза Борисовна Жданова, дочь славного боярского рода, вынуждена проводить весенние дни вобществе главной арконской скандалистки - Эли Ато. Иэто еще надо считать неплохой компанией.
        Чем дальше отТорговой площади, тем запутаннее иуже становились улочки, подозрительнее лавки имрачнее торговцы. Розе показалось, что здесь даже погода хуже! Она плотнее закуталась всвою накидку, стараясь скрыться нетолько отхолодного сырого воздуха, ноиоттяжелых взглядов, которые, как ей казалось, устремлялись нанеё совсех сторон.
        Эльвираже держалась как завсегдатай: уверенно шагала между полуприкрытых прилавков иглухих дверей, умудряясь даже кое скем поздороваться находу.
        Так они всё углублялись иуглублялись внедра арконской полузаконной ивовсе незаконной торговли. Дорога нешла под уклон, ноуРозы всё равно возникло чувство, будто они спускаются вподземелье.
        - Ненадо делать такую брезгливую мину, Ваша Светлость, - ухмыльнулась Эльвира. - Выже недумали, что подобные дела совершаются вчистеньких гостиных белыми ручками?
        - Недумала, небеспокойтесь, - огрызнулась Роза. - АВы, я смотрю, уместных - постоянный покупатель. Колечко здесьже приобрели?
        - Нет, - репортерша сбеззаботной улыбкой помахала рукой смассивным мутным перстнем, - это - подарок.
        - Уж неотнашихли общих друзей?
        - Возможно, возможно… Это здесь!
        Они вошли вприземистую тускло освещенную лавчонку. Звякнувший при входе колокольчик показался Розе совершенно неуместным.
        - Эгей, хозяин! - жизнерадостно крикнула Эльвира.
        Отдальней стены отделилась сгорбленная фигура продавца, дотого просто незамеченная ими. Хозяин, такойже весь грязно-серый имрачный, как его магазин, буквально сливался собстановкой.
        - Мой заказ готов? - репортерша вела себя словно вкондитерской.
        Торговец вперил вних неприятно проницательный взгляд, особенно вРозу, и, непроронив ни слова, водрузил наприлавок деревянный ящик.
        - Это оно? - деловито уточнилаЭля.
        Тот молча кивнул.
        Вящике что-то глухо ворчало искребло. Эльвира попыталась его приподнять иозадаченно присвистнула:
        - Да, тяжеленький. Перевяжите-ка веревкой, чтоб нам сподругой было удобнее нести.
        Хозяин зловеще прищурился инеожиданно изрек:
        - Вам, может, еще иленточкой перевязать? - голос унего был шипяще-скрипучий.
        - Необязательно, - любезно ответила Эля, - но, прошу Вас, поскорее! - икапризно помахала перед ним рукой стем самым кольцом.
        Тот еще раз пронзил её взглядом, что, конечно, непроизвело наАнтонову ни малейшего впечатления, искрылся вподсобке.
        Ворчание изящика тем временем непрекращалось.
        - Мне что, потом всё время придется держать его усебя? - ссомнением поинтересовалась Роза, прислушиваясь кэтим звукам.
        - Не«усебя», анадежно спрятанным, - назидательно поправила Эля, - необходимые инструкции поиспользованию уменя уже есть. Неволнуйся, всё продумано!
        Хоть Роза инелюбила себе вэтом признаваться, ноЭля Ато иногда вызывала вней искреннее восхищение. Экстравагантная репортёрша умудрялась жить, как хотела, наперекор всяким правилам, скакой-то легкостью, непостижимой для Розы.
        Впервые встретились они больше десяти лет назад, когда отцу Розы предъявили нелепое обвинение ивыжили его изДумы. Ивсё из-за той жуткой истории сключами отИрия… Эльвира писала отом деле истаралась опросить все стороны «конфликта». Тогда Роза совсем необрадовалась пронырливой газетчице, апозднее ивовсе забыла оней - нужно было думать особственном затуманившимся будущем, пытаться поступить вучилище… Ноеще через несколько лет, совершенно неожиданно, Эльвира вновь объявилась. Передала Розе письмо отОльги Васильевны. Роза тогда поразилась доглубины души, как схожи судьбы её иОльги! Их обеих лишили того, что принадлежит им поправу.
        - Ты что, опять сомневаешься? - строго толкнула её Эля, вернув изнесвоевременных воспоминаний. - Мы тысячу раз всё обсудили, ты помогаешь восстановить справедливость, идля себя идля Ольги. - Веё голосе впервые зазвучало раздражение.
        - Нет, - сухо ответила Роза.
        Она несомневалась впринятом решении, ничуть. Её совсем нерадовала перспектива сидеть полжизни, ато иобе половины внизших чинах, склеймом дочери изменника! Асправедливость - просто удачное дополнение.
        - Я несомневаюсь, тыже знаешь, - повторила она, тоже нескрывая раздражения, - просто я хочу, чтобы всё было надежно.
        - Ха, ая-то думала, ты авантюристка! - опять развеселилась Эльвира.
        - Невтаких вещах…
        Мрачный хозяин вернулся ибыстро обмотал ящик бечёвкой. Содержимое ящика при этом заворчало еще громче.
        Глава №27, вкоторой доброе имя домовых, наконец, восстанавливается
        - Громова, замной! - совершенно изменившийся голос Настасьи Карповны резанул слух. - Авы останьтесь здесь, ни вкоем случае невыходите!
        Последнее относилось кПресветлому Бомелию иВелимиру.
        Едва заокном раздались шум икрики, Настасья Карповна перестала улыбаться. Велимир впервые увидел её совсем без улыбки, иэто непредвещало ничего хорошего.
        Никто непосмел сней спорить, Индира Астафьевна выбежала следом вкоридор, аволхв иВелимир остались вкабинете.
        - Что там происходит? - Веля быстро вышел изоцепенения иметнулся кокну.
        Издиректорского окна сложно было разобрать причину шума. Мимо главного корпуса, то идело, пробегали какие-то люди, одетые непоформе исовсем незнакомые Велимиру. Ноеще более странно выглядела окружающая природа: небо резко поблекло досеровато-белесого вместо ярко-голубого, еще сутра зеленая трава пожухла иподернулась чем-то похожим наизморозь, авесь воздух стал сухим икаким-то металлическим навкус. Этот воздух быстро проникал вкабинет, идышать становилось всё труднее итруднее.
        - Осторожнее, дитя, - старец встал рядом ипредостерегающе взял его заплечо, - кажется, нанас напали.
        - Кто?!
        - Точно понять немогу, - вздохнул тот, вглядываясь вмарево заокном, - какие-то бандиты.… И, судя повсему, они серьёзно вооружены.
        УВелимира наязыке вертелось еще множество вопросов, ноопыт подсказывал, что задавать их бесполезно. Надо было что-то делать!
        - Послушайте, юноша, - заговорил Бомелий неожиданно беспечным тоном, - я хотелбы спросить уВас еще ободном… Вы немоглибы припомнить, что сказал Вам кот Баюн втот первый день?
        - Ч-что? - Велимир несдержанно отдернул руку иотпрянул. - Извините, носейчас, мне кажется, недотого!
        - Понимаю, - мягко кивнул старец, новзгляд его был тверд, - новсёж таки, постарайтесь, это важно.
        Велимир отступил еще нашаг:
        - Лучшебы нам пойти ипомочь остальным, это, по-моему, важнее.
        Жрец осторожно прикоснулся ксвоему медальону исгрустью вголосе повторил:
        - Это очень важно. Исрочно. Апотом мы пойдем помогать.
        - Честно? - доверия старец вызывал всё меньше именьше.
        - Честно.
        Дед просил никому непересказывать слова Баюна, предупреждал, что отних могут быть неприятности. Итеперь, глядя наневозмутимого волхва, Велимир смутно чувствовал, что дед прав.
        Наулице всё кричали икричали.
        Что оставалось делать? Велимир лихорадочно воспроизвел впамяти тот «исторический» день. Стех пор уже столько всего случилось, что он насамом деле начал кое-что забывать.
        - Я неочень хорошо помню… Он говорил что-то про черное, белое икрасное, как натой деревянной птице, которая ожила…
        - Черное, белое, амежду ними красное? - очень тихо, почти шёпотом уточнил Бомелий.
        - Да, кажется,так.
        Старец медленно кивнул. Опять тронул свой медальон. Отвернулся кокну. Крики тем временем непрекращались, только усиливались.
        - Так мы идем? - нетерпеливо напомнил Велимир.
        - Да, - он резко обернулся, - иди, найди своих друзей, только будь осторожен. Ая поищу Настасью Карповну иплемянницу.
        Нетеряя больше ни секунды, Велимир выскочил задверь.
        Наулице царила еще большая духота: воздух казался одновременно сухой ихолодный, да итакого словно нехватало. Велимир замер наместе, пытаясь вдохнуть поглубже ипонять, что ему делать. Надо найти друзей, надо найти наставников, надо понять, что вообще происходит. Ипри этом незадохнуться! И, да, непривлечь внимание бандитов, беспорядочно бегающих повсюду!
        Сам Велимир бежать немог, он быстро пошел вокруг главного здания, стараясь держаться ближе кстенам. Нападавшие пока его незамечали или просто необращали внимания. Им было недонего: они выкрикивали непонятные фразы, иотэтих выкриков то взметались комья земли, то вылетали стекла вокнах, то загорались фронтоны иконьки накрышах.
        Нонигде небыло видно ни одного наставника. Отом, куда делась знаменитая защита лагеря, Велимир старался недумать. Адумал он, что вернее всего сначала найти друзей, ауж потом… Что потом, он тоже недумал.
        Завернув заугол, Веля припомнил, что порасписанию уних сейчас должен быть урок посозданиям Нави, если атака застала кадетов вовремя урока, они, скорее всего, досих пор вклассе.
        Ноедва он оказался наоткрытом пространстве, как водно мгновение понял, очем говорили все наставники, друзья иСавелий Палыч. Понял, окакой «системе» они все говорили.
        Нечто, похожее наперевернутую ветвистую молнию, охватывало небо над лагерем. Её многочисленные тонкие «ветви» мерцали тусклым серо-стальным светом. Велимир еще отчетливее почувствовал запах железа. Иеще он почувствовал, как «стальные» линии разрезают… кажется, саму ткань мироздания! Тончайшее кружево энергетических нитей, прорастающих изземли ипронизывающих буквально всё: каждую травинку, каждое дерево, камень икаплю воды, стены зданий идаже воздушное пространство.
        Велимир словно увидел это, нонеобычным зрением, акаким-то другим, внутренним, новым. Ему показалось, он сейчас легко может дотронуться доэтих нитей, сыграть наних, как наструнах. Итутже осознал, что струны порваны, грубо разрезаны. Идеальное кружево разодрано когтями какого-то монстра итеперь распадается наотдельные бесформенные клочки. Иэто очень плохо.
        «Ствол» молнии выходил изалхимических теплиц, даже издалека было видно, как сильно они порушены. Велимир понимал, что поступает крайне глупо, нопобежал именно туда.
        Едва добравшись доразвалин теплиц, он заметил там Розу Борисовну. Она сидела наколенях, уперев руки впожухлую траву и, кажется, незамечала ничего вокруг, даже серого светового столба внескольких метрах. Велимиру показалось, что она ранена, ион уже хотел окликнуть её, нозамер, ошеломленный её действиями.
        Жданова приподняла ладони иплавно поводила руками над травой. Земля зашевелилась ирасползлась вразные стороны, образовав небольшое углубление, нонеэто было самым примечательным! Повинуясь жестам Розы Борисовны, перед ней разворачивались мутно-прозрачные слои какой-то плёнки. Они отпадали один задругим, как капустные листы, ибесследно растворялись.
        Велимир затаив дыхание, ждал, чтоже окажется всердцевине этого «кочана»? И, конечно, незаметил, как сзади кнему подошли трое незнакомцев. Заметил он их только, когда один изтроицы схватил его зашиворот.
        - Ого, еще одна добыча! - лихо рассмеялся тот, встряхнув Велимира как мешок.
        Жданова вскинула взгляд, лицо унеё было изможденным инепривычно бледным. Руки наставницы замерли. Веля прикинул её возможности против троих бандитов, выходило неутешительно…
        - Детей приказано нетрогать, - прошипела она, еще раз проведя ладонями над ямой. Последние слои колдовства растворились.
        - Ноэтот щенок сам пришел вруки, - огрызнулся бандит, неослабляя хватки, - можно получить занего выкуп! Ион тебя видел, как раз сейчас наблюдает затвоими делишками, - тот вызывающе ухмыльнулся. - Отпуститьего?
        Роза Борисовна кинула наВелимира испепеляющий взгляд. Он попытался хотябы неотвести глаза, нонатянутый ворот уже сильно мешал ему дышать. Азатрудненное дыхание, соответственно, затрудняло ход мыслей. Велимир пытался одновременно уяснить открывшуюся правду ипридумать, как изэтой правды выпутаться.
        - Давай уже быстрее! - рявкнул наЖданову другой бандит. - Пока неприперлись колдуны!
        - Доних нескоро дойдет, - уверенно возразил державший Велимира, - время унас есть…
        - Амне ненравится здесь торчать!
        - Заткнитесь оба! - оборвала их спор Роза Борисовна ирезко поднялась сколен. - Я закончила…
        Изямы выбралось какое-то существо, отдаленно напоминающее небольшую обезьянку без шерсти. Точнее, шерсть усущества была только наголове, аеще нанем были сильно потрёпанные ииспачканные штаны ирубашка. Существо встряхнулось всем телом, выпрямилось иоглядело собравшихся маленькими мутными глазками.
        - Ты! - отудивления Велимир даже насекунду забыл про удушье. - Ты вовсе недомовой!
        Существо сосредоточило нанем сонный взгляд идоболи знакомо поинтересовалось:
        - Тебе чего?
        - Молчать! - грубо прервала их «дружескую» беседу Жданова. - Агде?… Ах,вот!
        Она быстро нагнулась кяме идостала потрепанную, поблекшую, новсё также вполне узнаваемую синюю папку.
        - Ну, теперь можно сваливать? - снадеждой спросил нервный бандит.
        - Можно.
        Ворот еще сильнее сдавил горло Велимира ипотянул его всторону. Он мог только видеть спину наставницы, шедшей впереди всех спапкой подмышкой. Человечек ковылял рядом сней, держась рукой закрай подола.
        Аострые мерцающие нити нанебе так ипростирались, изапах металла ввоздухе становился всё сильнее…
        Роза Борисовна резко остановилась, ноВелимир немог понять, почему.
        - Приветствую, господа! Идама. Изаграничный гость. Какойже унас всё-таки вказенных заведениях бардак!
        Веля невидел говорящего, ноголос узнал слегкостью.
        - Вы? - Жданова отпрянула нанесколько шагов назад.
        Хватка бандита ослабла, иВелимир, наконец, увидел достопамятного Савелия Палыча. Как ивпрошлый раз тот выглядел непринужденно, даже беззаботно. Только разноцветные глаза смотрели наРозу Борисовну снедобрым прищуром. Впрочем, радоваться Велимир неспешил.
        - Что ты здесь делаешь? - резко спросил один избандитов. - Мы незадеваем тут ваших интересов…
        - Вы тут задеваете мои личные интересы, - Савелий Палыч сощурился еще злее, - я сегодня здесь как частное лицо. Это я изымаю, - он сделал короткий взмах рукой, отчего папка вырвалась изрук Ждановой иперелетела вего руки, - нотебе, красавица, всё равно зачет завыдумку. Я потом обязательно почитаю подробности. Асейчас всё - все, брысь отсюда! - ион замахал перед собой отнятой папкой, словно ему докучали назойливые мухи. - Парнишку - отпустить.
        Как ни странно, Велимира немедленно отпустили. Нобандиты, тем неменее, остались стоять насвоих местах, глядя то наСавелия Палыча, то наЖданову.
        Наставница едва незарычала отдосады. Она тоже взмахнула руками, пытаясь собрать вклубок обрывки энергетических нитей. Ноунеё ничего неполучалось, Велимир ясно видел, как нити уныло распадаются набесформенные лоскуты.
        - Неудобное положение, да? - сиздевательским сочувствием спросил Савелий Палыч. - Ну, всё, дети, праздник непослушания закончен, домой!
        Жданова оставалась неподвижна.
        - Ичто Вам задело? - воскликнула она срывающимся голосом. - Решили вдруг восстановить…
        - Ничего себе «что задело»! - возмущенно перебил её тот. - Моему другу детства строят козни всякие неудачники, ая должен стоять встороне?! Извините! Мы скнязем Великим друзья, ктобы что ни говорил.
        Жданова нервно рассмеялась.
        - Вы, точно, сумасшедший, верно говорят.
        - Завистники, - презрительно фыркнул Савелий Палыч. - Так вы удалитесь или вместе подождем моих былых сослуживцев?
        Разбойник, доэтого державший Велимира, решительно подхватил под локоть Розу Борисовну:
        - Уходим. Что можно, мы сделали.
        Она раздраженно вырвала руку, нобольше спорить нестала изашагала прочь изразгромленной теплицы мимо насмешливого старика.
        - Ах да, - спохватился Савелий Палыч, когда они уже прошли мимо него, - это тоже оставь.
        Еще один небрежный взмах рукой сего стороны - иневидимая сила резко оторвала человечка отподола Ждановой, отбросив его обратно втеплицу. Энергетические лоскуты мгновенно опутали его, как добротная паутина, иприжали кземле.
        Роза Борисовна стремительно развернулась. Велимиру показалось, что она сейчас бросится наСавелия Палыча просто скулаками, инеизвестно еще, кто победит. Ноузнать этого неудалось, её сообщники втроём потащили наставницу куда-то всторону леса.
        «Точнее, - мельком подумал Велимир, - уже бывшую наставницу».
        Глава №28, вкоторой Велимир открывает синюю папку
        - Честно скажу, неожидал отнеё, - присвистнул Савелий Палыч, - хотя, стоило предположить! Вот что, дружище, лучше нам посидеть здесь, пока неявилось подкрепление.
        Он прошел ближе ктеплице, небрежно бросил папку натраву рядом сплененным коротышкой иеще раз взмахнул руками. Рваные энергонити взметнулись, закружились исоткали над теплицей купол-паутину.
        Необъяснимая легкость иестественность этого действа буквально загипнотизировали Велимира, так что он несразу сообразил, что делать дальше:
        - Э… Здрасте. Спасибо, что помогли! - мальчик струдом перевел дыхание, соображая, радоваться теперь или продолжать бояться? - Аэто всё иесть… система?
        - Точно! - одобрительно кивнул старик, присев накакой-то деревянный ящик. Велимир мельком заметил вего движениях усталость. - Нити колдовской энергии, энергетического духа. Волхвы еще называют их «струны Ра». Они «прорастают» изземли ипронизывают всё варском царстве. Амы, колдуны, видим эти «струны» иможем наних «играть», - он азартно щелкнул пальцами, похоже, забыв про свою усталость, - скажи, разве это небожественно?
        Велимир неспешил сответом. Он серьезно задумался. Хотя он иувидел «систему», и, вобщем, понял её принцип, но… Ноего непокидало чувство, будто он чего-то недосмотрел инедопонял. Чего-то самого важного.
        - Значит, переходный камень принесла Роза Борисовна? - спросил он, чтобы немолчать дальше.
        - Похоже нато, - скучно кивнул Савелий Палыч, - кстати, повсему выходит, это она предупредила тех «хулиганов», которые закидали вашу карету камнями. Доменя ираньше доходили слухи, что дочь бывшего думца подружилась сарконскими подпольщиками, ноя инезнал, что она там такая активистка! Да, отстал я отжизни, - он задумчиво подпер щеку кулаком. Велимир напряженно слушал каждое слово. - Инезнал, что они могут вот так запросто раздобыть переходный камень! Этот-то ладно, - он пренебрежительно мотнул головой всторону связанного человечка, - так называемый хоум-гоблин, позакону их ввоз вАр-царство запрещен, ноначерном рынке можно найти, если знать, укого.
        - Это он кнам забрался! - воскликнул Велимир, дотого даже забыв про зловредного человечка.
        - Точно, точно! - закивал Савелий Палыч. - Яже говорил, домовые такими делишками незанимаются. Аэти шустрики - пожалуйста!
        - Нанем тогда была такая… шапка, какие носят втом мире, - задумчиво сказал Велимир, вспомнив пресловутую розовую кепку, - похоже, он стащил её где-то подороге кнам.
        - Очень может быть. Авот эта пакость, - Савелий Палыч опять помрачнел икивнул навсё еще сияющую «молнию», - материализованное заклинание разрыва. Как видишь, оно разрушает нашу жизненную среду. Можно сказать, рвёт начасти наш мир. Тут дело посерьезнее какого-то проныры-гоблина! Определенно, твоему дедуле надо лучше следить заэтой компанией, а-то ведь, лиха беда начало - есть дыра, будет ипрореха.
        Он строго указал пальцем вверх, рука его при этом чуть подрагивала:
        - Я-то еще смог связать защиту изтого, что осталось под рукой, ноименя втаких условиях надолго нехватит. Нападавшие, скорее всего, уже разбежались, номалоли…
        Велимир проследил заего жестом изаметил, что защитный купол становится почти невидимым, аместами распадается, как истлевшая шаль.
        - АВы можете это как-нибудь… выключить?
        - Нет, - честно вздохнул старик, разведя руками, - немой уровень. Сюдабы сейчас папашу твоего приятеля Ванечки, или хотябы его самого…
        - Друзья! - спохватился Велимир.
        Хорош герой, засмотрелся наочередные фокусы имгновенно забыл, зачем вообще вышел изукрытия!
        - Вы можете иим помочь?!
        Савелий Палыч равнодушно пожал плечами:
        - Я недружина спасения. Нонадеюсь, что остальные работники сего заведения окажутся нестоль… свободолюбивыми.
        Велимир его надежд неразделял:
        - Ая нехочу тут отсиживаться!
        - Ну-ну, - старый колдун недовольно поморщился, - ты как вообще оказался наулице? Ты был несовсеми, когда заявились «гости»?
        - Я был вкабинете Самсоновой, разговаривал сБомелийем, - быстро ответил Велимир, скривившись неменьше, - ион сказал, можно идти, поискать остальных.
        - Пресветлый Бомелий? - тот удивленно вскинул седые брови, разноцветные глаза недобро блеснули. - Отпустил тебя одного, когда началось нападение? Вот так история! - он осторожно, словно унего болели все кости, пересел натраву ипривалился спиной кящику. - Незнаю, обрадует тебя это или огорчит… Лучше радуйся, ибо это подтверждает твою значимость! Короче говоря, чтимый богослужитель сегодня покусился натвою жизнь.
        - Всмысле? - глупо спросил Велимир, хотя значение сказанного было ему вполне понятно.
        - Всмысле убить хотел, - любезно пояснил Савелий Палыч, - точнее, рассчитывал, что тебя прихлопнут вобщей суматохе. Ноя нетакой суровый, так что сиди тут инесуетись.
        - Нозачем он хотел…
        - Кстати, тебе неинтересно, что впапке, скоторой всё началось?
        Велимир посмотрел насинюю папку. Ксвоему ужасу он вдруг осознал, что ему страшно внеё заглядывать. Нестрашно было бежать навстречу бандитам, ностало страшно узнать освоём дедуле еще что-то новое. Слихвой хватало ипредыдущих открытий!
        Велимир поднял папку исел натраву. Развязал потрёпанные тесёмки. Раскрыл.
        Внутри обнаружилось всего два листка, покрытых крупным, ноизящным почерком.
        Велимир начал читать.
        «Приветствую Вас, одостославный князь Великий, примногочтимый Панкрат Александрович, высочайший повелительЯви!
        Смиренно прошу прощения, если неверно составляю обращение, всё дело втом, что мне, ничтожному, так редко доводится писать моему высокопоставленному другу. Носкажу тебе честно, дружище Пан, мне было очень отрадно, что ты обратился ко мне встоль важном для тебя вопросе, значит, наша старинная дружба еще несовсем забыта тобой! Илестно, значит я для тебя достойный доверия источник!
        Нокделу. После памятных для всех нас событий двенадцатилетней давности Станислав непожелал воспользоваться моим покровительством, авознамерился покинуть Родину. Направился он отнюдь невсторону Авалона, как можно было превратно подумать, авнаправлении наших юго-восточных границ. Внимательно следить заего перемещениями мне тогда было недосуг, уж извини, тем более, что перемещался он весьма стремительно. Апотом ивовсе скрылся изполя моего зрения. Небуду зря скромничать, мои возможности ненавязчивого розыска несильно уступают твоим и, да, я тоже пытался искать Стаса. Благо, утебя всегда есть начто обменять ценные сведения! Но, увы, кнашему общему сожалению, дружище, единственное, что мне известно, так то, что человека, похожего натвоего сына видели шесть лет назад вдеревеньке Нару, расположенной наюге Двуречья. Далее его след теряется впесках дружественного (иногда) нам Султаната.
        Вот ивсё, что я могу тебе сообщить снашим общим слугой. Можно было, конечно, инасловах всё передать, но, боюсь, вего исполнении это прозвучит неубедительно.
        Насим прощаюсь. Передавай моё почтение ипожелание здравствовать Милаве Ильинична ибольшой привет нашему третьему товарищу Гришке Князеву!
        Твой друг, несмотря ни накакие инструкции, К. Пугачев».
        Велимир закончил читать иаккуратно убрал листы обратно впапку.
        - Понимаешь, вчем неловкость дела, - заговорил Савелий Палыч, дотого вежливо молчавший, - когда главный порядкоблюститель вгосударстве вступает вдружескую переписку сглавным нарушителем порядка втомже государстве, да еще ипоповоду своего, вроде как, погибшего сына, это выглядит немного… некрасиво. Странно, что твой дед неуничтожил письмо сразу, нотак всегда ибывает, когда смешиваешь служебное иличное.
        Велимир внимательно посмотрел напапку, наСавелия Палыча, потом опять напапку. Мысли упрямо нехотели складываться влогический строй.
        - Значит, мой отец всё еще жив? - только исмог он спросить.
        - Возможно.
        - Нотогда почему… Почему дед несказал мне?…
        Старик глубокомысленно вздохнул:
        - Всписке боевых аксиом ОЗК есть такой пункт: «Вы выше всех непосвященных, совершенствуйтесь, чтобы быть первыми среди знающих». Вцелом, верно, ностоитли так прямо сообщать это молодым инеокрепшим умам? - Он вдруг сжал пальцами траву, будто опасался потерять вес иулететь. - Твой отец тогда поступил непоуставу и… Панкрат Александрович предпочел объявить его мертвым, чем предателем ибеглецом.
        Велимир быстро вскочил наноги. Мысли вдруг понеслись галопом, вопросы вголове замелькали один важнее другого. Аеще его ощутимо затошнило.
        - Нонасамом деле он непредатель? Что он сделал нетак? Дед насамом деле дружит сэтим Пугачевым? Иоткуда Вы всё это знаете? Кто Вы такой?! - он струдом перевел дыхание. - Мне надоело, что мне все врут!
        Савелий Палыч свидимым трудом приподнялся налоктях, собираясь что-то ответить, ноего опередили:
        - Советую привыкнуть, если собираешься унас задержаться.
        Уже изрядно поблекший энергетический купол легко рассыпался отлегкого прикосновения вошедшего втеплицу Руслана Романовича Волкова.
        Глава №29, вкоторой расследование завершается
        Велимир вздрогнул иневольно шагнул всторону Савелия Палыча. Тот невозмутимо рассматривал явившегося наставника. Выглядел Волков немногим лучше налетчиков: весь какой-то всклокоченный, запыленный, изразбитой брови сочится кровь. Доверия он невызывал.
        - Если Вы кней, она уже убежала! - запальчиво, неподумав, выкрикнул Велимир.
        - Кто - она? - недоумение Руслана Романовича казалось вполне искреннем. НоВелимир всё еще неверил.
        Савелий Палыч вежливо кашлянул:
        - Здесь становится очень тяжело работать, - он кивнул всторону разрывного заклятия иподнялся наноги. Струдом, нобыстро.
        - Чтоже ты так нерассчитал силы? - Волков перевёл недобрый взгляд уже нанего.
        Старик лишь вскинул руки кнебу, молча негодуя.
        Велимир понял, что они знакомы. Ипонял, начто намекает Волков. Понятьбы также легко всё остальное!
        - Это сделал неСавелий Палыч, - быстро сказал он, встав между ними, - он меня спас, аэто всё Роза…
        - Савелий Палыч? - сухмылкой переспросил наставник. - Впрочем, неудивительно. Чего-чего, аимен унего предостаточно, навсе случаи жизни.
        Велимир растерянно моргнул. Честно говоря, удивляться нечему, устарика ссамого их знакомства был подозрительный вид. Вообще, пора перестать удивляться чемубы то ни было.
        Савелий Палыч - или как его насамом деле? - при этом только мученически возвел взгляд кнебесам.
        - Нонадоже, какая встреча! - тем временем продолжал ухмыляться Волков. - Вот она, знаменитая преемственность поколений!
        Обычно он напоминал Велимиру сурового, нотерпеливого следователя, сейчас - походил наследователя, потерявшего всякое терпение.
        - Можете Вы объяснить, что происходит? - очень тихо, едва слыша самого себя, спросил Велимир. - Без намеков инедоговорок!
        Руслан Романович перевел диковатый взгляд нанего:
        - Как я уже сказал, квранью тебе стоит привыкнуть. Носейчас я расскажу тебе правду, - изамолчал, будто ожидая бурной радости.
        - Да? - бурно радоваться уВелимира небыло ни сил, ни желания. Ни повода.
        - Руслан Романович, - Савелий Палыч неспешно подошел кВеле имягко забрал унего листки ипапку. Велимир невозражал. Тот аккуратно сложил письмо впапку изавязал тесемки. - Стоитли нарушать договоренность? Иименно сейчас,так…
        - Меня освободили оттой договоренности! - почти прорычал Руслан Романович. - Я больше необязан покрывать их подлость!
        - Да, действительно, - Савелий Палыч ссомнением потеребил свою бородку иеще раз оглянулся на«молнию», - впрочем, почемубы инет, почемубы инесейчас? - Он демонстративно сложил руки спапкой заспину иотошел ксвоему ящику. - Небуду вам мешать.
        Велимир инаставник напряженно уставились друг надруга. Итут Велю осенила очередная страшная догадка:
        - Вы ведь знали, что вней, впапке, - он опять обратился кстарику, - еще тогда, впервый раз… Дед Вам рассказывал?…
        Тот лишь неопределенно пожал плечами.
        - Ещебы ему незнать! - заметил Волков почти срадостью. - Онже это иписал.
        - Но…
        - Познакомься, - резко продолжил Руслан Романович, - это - Константин Пугачёв, цареубийца, создатель ируководитель Стаи - главной преступной организации вАр-царстве, самый влиятельный нелегальный колдун, самый разыскиваемый преступник ипрочее, прочее. Идруг детства почтенного Панкрата Александровича, конечно. Нет, точнее будет сказать, это ваш друг семьи.
        Велимир слушал нешелохнувшись. Едва он смог осознать новую - очередную! - картину своего мира, как она вочереднойже раз начала меняться. Ичто теперь?
        Краем глаза он видел старика, тот оставался невозмутим.
        - Так уж сложилось, - продолжил наставник немного спокойнее, - Великий, Князев иПугачёв водин год оказались в«Орлиных вратах», апотом ивВысокую школу вместе поступили. Нокурсант Пугачёв там недоучился. Вместо верной службы он почему-то убил царя.
        Велимир заметил, что перестал дышать исделал судорожный вдох. Савелий Палыч - Пугачев?! - лишь кисло хмурился.
        - Общая служба закончилась, дружба осталась, - мерно продолжал Волков, - негласно, конечно.
        - Панкрат мне ничем непомогал, этого недумай, - сухо, нотвердо произнес старик, - он уставов ненарушал. Болтовнявсё…
        - Верно, - легко согласился Волков, - допоры. Я тогда был натом задании, про которое тебе удалось узнать. Подбирался вон кнему.
        - Ипочти подобрался, - неожиданно весело вставил… Пугачёв, - кое-кто измоих досих пор тебя уважает!
        - Я польщен. Ивот водин, как говорится, прекрасный день ко мне явился уже мой друг детства, которого я подолгу службы невидел семь лет. Ипопросил свести его снашим главным объектом, ни много, ни мало! - он еще раз ухмыльнулся, ноуже нетак злорадно, скорее, горько. - Я немог заподозрить визмене Станислава Великого, сына Хранителя Яви! Имоего друга, кроме всего прочего.
        - Да, все были друзьями, ивот что получилось, - слирической грустью заметил упомянутый «объект». Его, похоже, более неволновало всё происходящее.
        Велимир мельком подумал, что будет, когда их найдут другие наставники. Как этот Пугачёв собирается уходить?…
        - Игрустно исмешно. Больше грустно, - Волков секунду задержал взгляд напапке вруках Константина. Ивновь уставился наВелю. - Стас раскопал старое дело Ирия, рассказал онем Пугачёву итем спровоцировал нападение наштаб.
        Последняя фраза прозвучала резко ибесстрастно, как приговор. НоВелимир полностью осознал только одно слово.
        - При чем. Тут. Ирий? - медленно, очень медленно спросилон.
        - А, да, чуть незабыл, - фальшиво спохватился Волков, - бытует внаших высоких кабинетах такая… теория. Учёные изОЗК называют её научно-магической теорией, волхвы - божественным посланием, носуть одна: колдун, обладающий способностью кЯви икНави, так называемый двувидящий, сможет отыскать легендарные ключи отИрия - обители богов. Исможет напрямую сбогами говорить. Вот такие надежды возлагались накурсанта Пугачёва. Но, честно сказать, я струдом представляю, - Волков издал толи нервный смешок, толи кашель, икивнул настарика, - очем этот безумец мог говорить сбогами? Может быть, обожественности своего безумия?
        - Какого безумия? - темже шепотом спросил Велимир, покосившись наКонстантина. Тот по-прежнему выглядел невозмутимо. Он, вообще, меньше всего походил напсиха. Нахитреца - да, ноненабезумца!
        - Богоизбранность, - буквально выплюнул Волков, - божественный дар колдовства, онже наше вечное проклятие. Когда человек хоть напядь превозносится над обычной человеческой природой, хоть наволос становится подобнее высшим силам, о, ему бывает очень трудно сохранить рассудок. Все наши уставы, инструкции, запреты, присяги - всё только чтобы «избранники богов» могли сами себя удержать вузде. Нонекоторым иэто непомогает. Некоторые убивают царя ни стого ни ссего, некоторые просто предают всё ився…
        Велимир вспомнил освоём «особом даре», нокак-то отстраненно, без всякого волнения.
        - Ну, ну, - устало хмыкнул Пугачёв, когда Волков замолчал - расскажи теперь, ради чего, точнее, ради кого ты молчал стольколет.
        Взгляд Руслана Романовича опять стал откровенно злым. Дальнейшее он говорил именно Константину, словно забыв про Велимира:
        - Впоиске старых документов участвовала наша… общая знакомая. Анна Фролова, - цедил он сквозь зубы. - Я обещал князю Великому молчать ороли его сына вэтой истории иоего бегстве, вобмен наеё доброе имя. Иеё безопасность.
        - Запомни, юноша, - Константин строго посмотрел наВелимира ипогрозил ему пальцем, - всё зло отбаб! Против них непопрет ни благородство, ни подлость! Иеще: никогда незнакомься наулице…
        - Я немного требовал! - неожиданно резко вскричал Волков. - Посравнению сего предательством, немного!
        - Да ктож спорит? - спокойно пожал плечами Константин. - НоАнька была та еще шельма, боги таких метят.
        Взгляд Руслана Романовича опять полыхнул гневом, ноон промолчал. Видимо, опровергнуть слова старика ему было нечем.
        - Пару месяцев назад твой дед попросил меня связаться сПугачёвым, постарой памяти, - подавив гнев, продолжил он. - Пожелал узнать, невидалли тот беглого «героя». Аэтот недотепа Южный еще пытался замой следить. Нашли, кого приставить!
        Напоследнее замечание шеф «мафии» никак неотреагировал, инаступило молчание. Оба выжидающе глянули наВелимира. Аон только исмог подумать, что его расследование успешно завершено. Самое время начать новое!
        - Апочему я должен Вам верить? - вызывающе спросил он, стараясь дышать ровно. - Мой отец немог быть предателем!
        Волков всё-таки ощерился, как настоящий волк, ноПугачёв опередил его сответом:
        - Он неврет. НоСтас нехотел бессмысленных жертв, просто… так получилось.
        - Он немог обэтом недогадываться! Недогадываться, что ты устроишь там бойню из-за этих мифических ключей! Иему было наплевать навсех, включая свою жену!
        Константин Пугачёв решительно поднялся наноги:
        - Итак, ты всё сказал, ты доволен? - холодно спросил он. - Может быть, теперь ты вспомнишь свои служебные обязанности иотведешь ребенка вбезопасное место? Несочти это злоупотреблением твоим благородством!
        - Отведи его сам, тебе он больше доверяет, - наставник лишь махнул рукой. Он, действительно, всё сказал.
        АдоВелимира, наконец, дошло: это именно он - Константин Пугачёв, Савелий Палыч или как его там? - повинен вгибели его родителей. Вероятнее всего, обоих.
        - Значит, это Вы, - тихо произнес он, - Вы их убили тогда?
        Старик поморщился, будто откусил кусок лимона:
        - Погибла только твоя мать, если ты заметил, Стасик сбежал… Ну, извини, дружок, я несобирался никого нарочно убивать. Просто мне нужно было забрать одну вещь, которая принадлежит мне, аони оказались надороге, - он сердито взмахнул руками, - я держусь такого правила: если считаешь что-то своим поправу, то неспрашивай никого, иди ивозьми. Иначе, зачем сила? Зачем, по-твоему?
        Он всерьез хотел получить ответ отВелимира.
        - Но, значит мой отец правда… - струдом выговорил мальчик, - ичто завещь…
        «Молния» вдруг резко мигнула изадрожала, словно отперебоя напряжения.
        - О, похоже, подкрепление, наконец, прибыло, - искренне заинтересовался Константин, тутже забыв освоем вопросе, - пойдемте, посмотрим.
        Он бодро зашагал всторону главного корпуса, словно инебыло только что всего этого разговора. Может это иимеется ввиду под безумием?
        Нервно переглянувшись, Велимир иВолков последовали заним.
        Открывшаяся картина всё-таки заставила Велимира опять удивиться, хотя, казалось, наэто унего уже небыло сил. Аристарх Хродольф отдавал какие-то приказы троим солдатам. Баба Яга стояла рядом идополняла приказы отсебя, судя повыражению её лица, несамыми уставными выражениями. Ачуть встороне отних стоял Ваня Петров, сумным видом воздев руки кнебу.
        Ветви «молнии» еще пару раз мигнули истали неохотно перетекать впротивоположную откорня сторону. Они изгибались, сливаясь водин поток, вонзившийся вземлю перед Петровым. Аеще через пару мгновений этот сияющий столб полностью ушел вземлю.
        Велимир, неотрываясь, следил зажестами приятеля, новтоже время немог незаметить, как окружающая ткань энергопаутины легко восстанавливается помере сворачивания заклинания. Это необъяснимо успокаивающе действовало инанего самого. Впрочем, время наудивление он нетратил истремительно подбежал кприятелю:
        - Ты впорядке? - громко спросил Велимир, помахав рукой унего перед носом.
        - Да! - Петров выглядел слегка ошалелым, нободрым. - Что увас здесь происходит?
        - Нанас напали… Долго рассказывать! Ачто сВерой Алексеевной?
        - Она осталась встолице, сней всё впорядке, - выдохнул тот. - Она нам всё рассказала, это она принесла переходный камень.
        Велимир едва неподпрыгнул.
        - Ромашкина?! Неможет быть, это Роза!
        - Нет, Жданова только помогала, нашла подходящего домового.
        - Это вовсе недомовой!
        - Дети, - вмешался вих сбивчивый спор Аристарх Аркадьевич итутже обратился кподошедшему Волкову: - вы справились? Пострадавшие есть?
        - Да. Нет, - сухо ответил наставник, ничуть невыражая радости отприбытия подмоги.
        Хродольф неодобрительно сощурился, сам став похож наматерого волка.
        Велимир тоже обернулся исудивлением увидел… точнее, неувидел Константина. Пугачёв исчез. Вместе спапкой.
        - Где Роза Жданова? - вовремя спросил Аристарх Аркадьевич, продолжая хищно озираться.
        - Она сбежала, - снескрываемой обидой сообщил Велимир иснова обратился кПетрову, требовательно хлопнув его поплечу: - Как тебе это удалось?!
        Тот слегка пошатнулся инеуклюже взмахнул руками:
        - Ну, я просто…
        - Сын своего отца, - припечатала Марфа Егоровна, обводя округу скептическим взглядом. - Да, похоже насей раз Настасье Карповне неудастся списать происшествие нахулиганов. Если её саму неспишут. Или уже несписали…
        - Где Самсонова? - Аристарх Аркадьевич нетерял надежды разобраться вситуации.
        НоРуслан Романович инедумал ему вэтом помогать:
        - Незнаю, - вызывающе-равнодушно ответилон.
        - Чем вы, вообще, здесь занимаетесь?!
        Разгорающийся скандал прервали крики отглавного входа. Крики громкие, можно сказать, душераздирающие. Тяжелая двухстворчатая дверь резко распахнулась, ивзорам предстал Глеб Иванович Морозов. Вид унего был весьма потрёпанный, нокричал, точно, неон. Кричал кто-то заего спиной.
        Глава №30. Г.И.Морозов, десять минут назад
        Глеб совершенно неожидал их появления влагере. Зачем, чего ради? Чтобы просто показать свою силу? Да, заклинание разрыва впечатляет, ночто толку сэтого впечатления для главного Дела? Бессмысленно! Оттаких выходок становится только хуже, опять начнутся аресты, обыски, ужесточения… Особенно, если кто-то издетей пострадает!
        Эти дети, юные «избранники богов». Глеб просто неимел права их ненавидеть, они еще ни вчем невиноваты. Их еще можно остановить, объяснить им, вкакую чудовищную, преступную несправедливость их вовлекают, переубедить их! Только объяснять ипереубеждать нужно, конечно, нетакими вот нападениями.
        Впрочем, дети были уже вбезопасности. Теперь Морозов мог спокойно воспользоваться возникшей суетой ивыполнить приказ Хранителя, оставшись незамеченным.
        Глеб обогнул главный корпус ивошел счерного хода. Внутри царила недобрая тишина, слышались только отдаленные, уже затихающие звуки колдовской битвы. Повстанцы впрямом столкновении сколдунами-специалистами имели мало шансов, норазрывное заклинание примерно уравнивало силы. Отсияющей внебе гадости Глебу самому становилось жутко, нодругих способов просто небыло. Только какже это всё невовремя инекместу!
        Он направился поокружной галерее всторону лестницы навторой этаж. Даже если ему встретится кто-то изработников, можно просто сказать, что он ищет затаившихся вздании бандитов. Крошечная ложь посравнению совсем остальным.
        Но, похоже, кроме него вглавном корпусе никого небыло. Оно иклучшему.
        Глеб Морозов давно для себя заметил, что для ОЗК вкачестве герба больше подошелбы спрут, анемедведь. Большой такой спрут, сбесчисленным множеством щупалец, обвивающих всё вокруг. Аспрут, как рыба, гниет сголовы. Вопрос только втом, сколько он может втаком подгнившем состоянии оставаться боеспособным? Сколько придется ждать, что «само рассосётся»?
        Автом, что система разлагается изнутри, Морозов некоторое время назад убедился лично. Иличноже смог её разложению поспособствовать, как это ни удивительно!
        Вряды борцов заДело Равенства Глеб вступил примерно двенадцать лет назад. Он тогда остался единственным выжившим изотряда простых городских дружинников, защищавших штаб ОЗК отСтаи. Отлёживаясь после этого влазарете, Глеб много думал…
        Водном изкодексов Охотников заКривдой сказано: «Колдовская сила имеч - лишь инструменты, оружие - ты сам». Морозов был несогласен стаким приравниванием магии иклинка. Меч недают вруки кому попало иего всегда можно отнять. Аколдовская сила необъяснимым образом возникает усовершенно разных людей уже вюном возрасте иостается при них навсю жизнь, кембы они ни выросли! Инепомогут запреты использовать колдовство несостоящим вОЗК - существование Стаи тому яркое подтверждение.
        Вчемже тогда кореньзла?
        После лечения он немог вернуться вдружину «посостоянию здоровья». Инеизвестно, какбы сложилась вся его дальнейшая жизнь, еслибы несовершенно случайно попавшая вруки листовка. Глеб заметил потрепанный кусочек бумаги, валявшийся прямо накрыльце городской управы, где Морозов только что получил отставку. Втакие моменты, бывает, иначинаешь верить вбожественную волю…
        Вид изразбитого окна галереи немог незадержать его внимание: кремлевский мальчишка наглядно показывал пресловутую незаменимость своей семейки. Многие изсоратников Глеба открыто заявляли, что сей «надменный, непонятно как возвысившийся» род нужно просто истребить, всех доединого. Морозов неразделял столь крайних взглядов, он считал, что достаточно просто отстранить их отисточника власти.
        Насекунду он задумался, аеслибы план суничтожением возобладал, иеслибы лично ему приказали, смогбы он?… Например, сейчас, когда мальчишка совершенно беззащитен.
        Глебу доводилось убивать, ноневспину иуж тем более недетей! Ноесли этого потребует Дело Равенства…
        Оглушительный звериный рык иеще более оглушительный женский визг отвлекли его оттяжелых мыслей. Морозов резко обернулся, пытаясь определить источник звуков. Похоже, озадании придется забыть. «Многоуважаемый» Хранитель будет недоволен, ну, да леший сним!
        Заближайшим поворотом ему предстало искомое: растрепанная дамочка, вопя, кажется, нестолько отстраха, сколько отвозмущения, прижалась спиной кстене ивыставила перед собой какую-то табуретку. Навзгляд Глеба, весьма ненадежное оружие против медведя, сугрожающим рыком нацелившегося надамочку.
        - Топтыга! - рявкнул Морозов. Дамочку он узнал, нонамерений медведя всё равно неподдерживал. - Ану прекрати!
        Топтыга намгновение повернул кнему оскаленную морду. Кудивлению своему, Глеб неувидел наэтой морде справедливого возмущения. Вообще никаких свойственных Топтыге человеческих эмоций, только звериный оскал.
        - Странно, - вслух заметил он, взглядом ища посторонам что-нибудь поувесистей табуретки.
        - Да уберитеже его! - опять возопила «бесстрашная иблистательная» Эля Ато, тыча вмедведя ножками табуретки.
        - Неволнуйтесь, по-моему, он просто хочет взять уВас автограф, - мрачно съязвил Морозов.
        Ненайдя ничего более подходящего, он отстегнул отпояса меч и, невынимая изножен, как дубиной, ударил им медведя побашке. Авось выбьет дурь.
        Метод, наудивление, сработал. Топтыга хрипло заскулил, затряс головой ипопятился. НоГлеб нестал дожидаться конечного результата, воспользовавшись заминкой медведя, он отобрал уЭльвиры табуретку, схватил её саму заруку ипотащил всторону выхода.
        Репортерша, может, ибыла рада убраться подальше отозверевшего Топтыги, новслух благодарить спасителя вовсе несобиралась, скорее, наоборот:
        - Куда Вы меня тащите?! - потребовала объяснений она, находу пытаясь вырвать руку. - Как свободный репортёр, я имею право здесь находиться!
        - Я знаю, кто Вы, - равнодушно ответил Глеб, несбавляя шаг, - ибуду рад оказать Вам еще одну услугу: как раз сегодня влагерь прибыли очень высокопоставленные особы, думаю, Вам будет интересно сними пообщаться. Аим - сВами.
        Удивительно, как некоторые союзники бывают отвратительнее иных врагов! Впрочем, назвать Элю Ато их союзницей можно едвали. Такие люди помогают всегда только себе. Сегодня она, как ворона, прилетела начужой бой, поклевать свежего мяса, так пусть необижается, что унеё выдернут изхвоста несколько перьев!
        Так досамого выхода через главную дверь она ипродолжала громко разглагольствовать освоих правах, освободе слова, обеззаконии иеще овещах, вкоторых едвали что-то понимала. Впрочем, выйдя насвет божий инавстречу «высокопоставленным особам», тише она нестала.
        Глава №31, вкоторой друзья спорят опрошлом истроят планы набудущее
        - Морозов?
        - Покушался наСамсонову?
        - Поприказу - кого?!
        Кажется, это потрясло друзей больше всего. Даже больше того, чейже насамом деле сын Ванечка Петров.
        Впрочем, Велимира настоящая фамилия приятеля тоже неслишком удивила. Что-то такое иследовало ожидать.
        - ИГригорий Николаевич будет его прикрывать? - сбольшим сомнением уточнил Ярослав.
        - Похоже, что уже прикрывает, - пожал плечами Велимир. Как раз судьба Глеба Ивановича интересовала Велю меньше всего.
        Они вчетвером - Велимир, Ярик, Любава иЛоло - сидели всаду арконского дома князя Великого. После внепланового закрытия «Орлиных врат» прошло уже больше недели, всеобщая суматоха понемногу успокаивалась, идрузья смогли, наконец, просто посидеть ипоговорить обо всём случившемся. И, возможно, отом, что еще случится.
        Бывший дружинник, Морозов, был членом бандитского подполья вАрконе, начем ипопался пару лет назад. Нонаказания избежал, став двойным агентом под личным покровительством Григория Николаевича Князева. Аэтим летом Хранитель Нави пристроил его влагерь идал особое задание: унять прыть Настасьи Карповны и, соответственно, господина Хродольфа.
        Такой вот подбор кадров.
        Рассказывая оМорозове Велимиру, Панкрат Александрович очень старался оправдать друга, говорил, что дядя Гриша просто так понимает защиту общих интересов ОЗК. При этом дед заверял, что ничего незнал мол, это дело лично Князева. Велимир нестал уточнять, чтобы дед сделал, еслибы узнал раньше. Ибез того хватало пищи для размышлений.
        - Ну, если подумать, это нетак уж ипоразительно, - серьезно заметил Ярик. Похоже, его вера вавторитеты была непоколебима. - ИГригорий Николаевич итвой дедушка - очень влиятельные люди вгосударстве, ноивраги уних неменее могущественные, сам видишь!
        - Вроде Дивидовой, - тутже уточнила Любава, - обеих!
        - Вижу, вижу, - мрачно кивнул Велимир. Начинать обсуждение заново уже нехотелось.
        Надеясь спасти своего жениха, Вера Алексеевна спомощью Вани иЯги добралась доАристарха Хродольфа ирассказала ему всё. Светским сплетникам Арконы давно известно, что Агата Дивидова неввосторге отвыбора сына… Новрядли кто-то изних мог догадаться, какое неожиданное применение Агата Яковлевна найдет для «неподходящей» невестки! Взять изготовленный вдивидовской мастерской переходный камень, настроенный нанужное направление испециальным заклинанием уменьшенный докарманных размеров. Принести его влагерь. Воспользоваться суетой дня открытия инезаметно «активировать» камень. Перейти надругую сторону ипорыться вбумагах Хранителя Яви. Искать любые упоминания Станислава Великого или Константина Пугачёва.
        Такая вот помощь будущим родственникам.
        Вера Алексеевна, никогда вжизни ненарушавшая даже правил дорожного движения, представить немогла, как она такое проделает! Ноэто был единственный способ хоть как-то подружиться снадменной «мамой».
        Первым делом Вера Алексеевна рассказала всё своей лучшей подруге, Розе Борисовне Ждановой. Та всвою очередь нерастерялась исказала, что надо браться. Ипо-дружески предложила помочь: «надело» пойдет несама Ромашкина, аспециально нанятый домовой. Поиск подходящего домового Роза берет насебя.
        Сначала всё шло поплану. Жданова взяла насебя почти всё: принесла влагерь «домового», проинструктировала его, помогла Ромашкиной установить камень. Посланец успешно отбыл назадание. Икак вводу канул! Покрайней мере, так это выглядело для Веры: ни домового, ни бумаг. Только скандал ипристальное внимание правоохранительных органов ко всем сотрудникам лагеря.
        Все последующие недели Вера Алексеевна ходила ни жива, ни мертва, теперь боясь Дивидову еще больше, чем прежде. Роза Борисовна, напротив, сохраняла завидное спокойствие иуверяла подругу, что если их маленький сообщник исчез, то идоказать что-либо невозможно. Хотя, ей-то самой было отчего волноваться - игоблин, иего добыча оставались влагере, надежно скрытые, новсёже… Нужно только дождаться, когда уляжется шум, когда будет подходящий момент, испокойно их вынести.
        Ноподходящего момента Роза Борисовна так инедождалась, пришлось действовать экстренно: послать сообщение друзьям ивсрочном порядке раскапывать свой тайник, пока Ромашкина их обеих незаложила. Вэтот-то момент Велимир её изастал, едва несорвал ей всё дело - вовторойраз!
        Вопрос, откуда Агата Дивидова знала, что надо искать вдоме Хранителя Яви, оставался открытым. Авот «дело переходного камня», похоже, будет закрыто занедостатком улик. Кроме слов Веры Алексеевны, госпоже Дивидовой предъявлять нечего, тем более, поверсии следствия, уПанкрата Александровича ничего неукрали.
        Единственной обвиняемой осталась сбежавшая Роза Жданова. Вера Алексеевна, стараниями всё тогоже Хродольфа, перешла вчисло основных свидетелей. Остальные участники истории просто приняли случившееся ксведенью изапомнили набудущее. Запомнил иВелимир.
        Случай сПресветлым Бомелием, кслову сказать, он тоже запомнил.
        - АнеДивидовали прислала приглашения вКремль твоей родне? - осторожно предположил Лоло, прервав затянувшееся молчание. - Вроде как, неполучилось устроить большую пакость, так хоть маленькую неприятность организовать.
        - Может быть, - Велимир рассеянно кивнул. Сродственниками поматери ему еще предстояло нормально познакомиться, нозату неожиданную встречу вКремле он был даже благодарен Дивидовой - если это её рук дело. Ато еще неизвестно, когдабы князь Великий соизволил их познакомить.
        Собственно, ни убийство Фроловой, ни сам Яков Дивидов, пословам Аристарха Аркадьевича, неимели кистории скамнем никакого отношения. Нопосле признания Веры Алексеевны обвинение вубийстве снего быстро сняли. Вроде как все якобы многочисленные свидетели дружно усомнились всвоей недавней уверенности. Неиначе, опять Хродольф постарался. Ноподробности этого дела Велимир знать немог, пока.
        Освоих детективных «успехах» Велимир тоже рассказал деду, скрывать их дольше небыло смысла, да инехотелось. Панкрат Александрович внимательно просмотрел содержимое двух папок, добытых Велимиром иЯшмой вкабинете Самсоновой. Потом осторожно, старательно подбирая слова, объяснил, что Радмир Богданович Южный, опасаясь засудьбу своей дочери, пытался следить заРусланом Романовичем Волковым поприказу Аристарха Аркадьевича Хродольфа. Нокогда Раду заметили среди нападавших накарету князя Великого, Южный испугался еще больше ипошел прямо кПанкрату Александровичу. Тот отнесся кнему спониманием ипросто перевербовал наставника.
        Такая вот светская карусель.
        Иеслибы недвое кадетов, так настойчиво ищущих истину, князь Великий, спомощью Радмира Богдановича, смогбы серьезно усложнить работу Настасье Карповне. Посравнению сметодами Морозова это былобы очень гуманно!
        Дело всё втом, что интересоваться «контактами» сИрием вих кругах считается, мягко говоря, очень дурным тоном. Тема строжайше запрещена идля ученых, идля волхвов, идля всех остальных. Божественный град Ирий доступен только богам, аключи отИрия - это просто миф, вкоторый может поверить лишь безумец вроде Константина Пугачева. Точка.
        Или всё-таки многоточие?
        - Что-то сТоптыгой теперь будет? - неловко попытался сменить тему Велимир.
        Друзья только молча покивали. Выяснилось, что вовремя атаки бандитов Топтыга нанекоторое время потерял разум иедва неразорвал попавшуюся ему Элю Ато. Большинство сотрудников лагеря иОЗК небрались упрекать медведя заэтот порыв, новсёже было принято решение перевести его взверинец при главном штабе, атам видно будет.
        - Снимже никогда такого неслучалось, - заметил Лоло, - ноэта репортерша любого доведет доозверения!
        Остальные слабо улыбнулись, хотя веселого было мало.
        - Знаете, что меня напугало вПугачевом больше всего? - задумчиво произнес Велимир, неглядя надрузей. - Он тогда сказал, мол, если считаешь что-то своим, так иди ивозьми. Аесли при том кого-то убьёшь, так это пустяки… Понимаете, для него убийство ничего незначит!
        - Говорят, он сумасшедший, - тихо заметил Ярик.
        - Никакой он несумасшедший, - также тихо возразил Велимир, - сумасшедшего они давнобы поймали.
        - Я слышал, наш барон вмолодости был знаком сКонстантином Пугачевым, - неожиданно сказал Лоло, - атеперь он недоволен, что я дружу сновым двувидящим.
        Вответ все только мрачно промолчали. Отом, что Пугачев тоже обладает даром двувиденья, мало кто знал. Точнее, обэтом знали высшие чины вОЗК инаставники влагере. Теперь-то Велимир понимал, почему они все нанего так подозрительно смотрели!
        Но, ксчастью, пока эта история друзьям Велимира ненавредит, скорее даже наоборот. Досрочное закрытие лагеря «Орлиные врата» неотменило обещаний его руководства. Оказалось, что их команда признана лучшей поитогам «Орлиной охоты», итеперь они, как самые талантливые, будут посещать специальные курсы вВысокой школе ОЗК трижды внеделю после своей обычной школы.
        Велимир ни вкоем случае нехотел сомневаться вспособностях друзей! Новтом, что эти «спецкурсы» организованы именно для него, тоже несомневался. Точнее сказать, из-за него. Аеще он несомневался, что заего будущими успехами - инеудачами! - будут следить все заинтересованные стороны: какбы он тоже несошел сума водин мрачный день!
        - И… что ты теперь думаешь делать? - наконец, задал Ярик самый главный теперь для них вопрос.
        Велимир задумчиво провел рукой потраве. Скрытую вкаждой травинке нить энергии он сейчас невидел, ноточно знал, что она там есть. Иточно знал, что влюбой момент может кней прикоснуться. Поводли это для безумия или для предательства? Пока онбы так несказал.
        - Ну, если здесь заприлежную учебу награждают еще большей учебой, то выборы уменя нет, - усмехнулся Веля и, заметив неодобрительное выражение налице Ярика, добавил уже серьезнее: - вообще-то, доосени мне надо узнать, что вы тут изучаете вобычной школе. Надеюсь, меня неотправят впервый класс!
        Нодрузей, похоже, такой ответ неустроил. Самого Велю, честно сказать, тоже.
        Вобщем, их самодеятельное расследование можно считать удачным, они выяснили, что хотели. НоуВелимира всё равно еще оставалось больше вопросов, чем нашлось ответов. Во-первых, он непонимал, вчем смысл предательства отца иоттого немог вэто предательство поверить. Остается один выход - разыскать отца испросить унего лично.
        Аво-вторых… Велимира неоставляло такое чувство, будто он чего-то вэтой «системе» недоглядел, что-то неявное, ноочень важное. Если посещение Высокой школы ОЗК поможет ему понять это «что-то», значит, так тому ибыть!
        - Вот что, ребята, - он решительно встал стравы, - могу сказать вам точно, нас ждет новое расследование!
        Глава №32. А.А.Яров, пятьдесят лет назад
        Афанасий Яров никогда нестрадал боязнью замкнутых пространств, ноосознание того, что над ним высятся тонны камней, немного смущало. Впрочем, своды арландских пещер превосходили иные дворцовые залы, так что неподвижная мощь их нестолько пугала, сколько внушала восхищение итрепет.
        Тем более, что Яров вбытность свою курсантом мечтал побывать вАрландских горах, ввотчине «каменной княжны». Только он неожидал такого повода для путешествия. Но, если ради этого здесь приостановили работу ивызвали специалиста изсамой Арконы, должно быть обнаружено что-то стоящее.
        Всопровождении приказчика идвух рабочих они прошли уже гроты с«лесами» каменных столбов, пещеры, украшенные инистыми гирляндами, кристально-прозрачные озера, отполированные стены сяркими прожилками… Прошли истарые шахты, уже закрытые стоянки для рабочих, станции для вагонеток. Апуть всё некончался инекончался.
        - Скороли мы достигнем центра Земли? - попытался пошутить Яров.
        - Такого распоряжения пока небыло, - усмехнулся приказчик, качнув светильником. Покаменным сводам заплясали блики.
        Поступая вУчебный Приказ на, вобщем-то, бумажную работу, Афанасий иненадеялся, что унего может быть такая интересная командировка!
        Вокруг царила удивительная тишина, такой тишины он никогда инигде неслышал, даже вархиве Приказа. Афанасий попытался представить, как далеко сейчас дивидовские мраморно-малахитовые дворцы, огромные заводы, поезда, пароходы, дирижабли… Ивтоже время всё это неразрывно связано сарландскими недрами, связано силой «каменной» госпожи.
        Лично Ядвиге Степановне Афанасия непредставляли, ноеё приказчик встретил молодого учёного сбольшим вниманием, всё подробно рассказал исам отправился проводить доместа работы. Изэтого можно сделать вывод, что исама Дивидова серьёзно относится квозможным исследованиям.
        - Пришли, - неожиданно прервал его мысли приказчик, - вотоно.
        Они оказались всравнительно небольшой сухой пещере, хорошо освещённой десятком светильников. Окинув стены быстрым взглядом, Яров сразу заметил какие-то витиеватые узоры, начертанные черной, серовато-белой ибордовой красками.
        - Мы часто находим такие пустоты вгоре, - еще раз повторил свой рассказ приказчик, - обычное дело. Ноздесь - вот. Намоей памяти никогда такого невидали! Кости поформе человеческие, ноуж очень крупные, как будто великанские. Вот госпожа ирешила вПриказ написать…
        Покаменному полу беспорядочно, перемежаясь невзрачными предметами быта, валялись останки, приблизительно, десяти человекоподобных существ. Нобеспорядочно - это только напервый взгляд тутже отметил про себя Яров. Ивозблагодарил начальника экспедиционного отдела, который его сюда направил!
        - Пещера была изолирована? - уточнил Афанасий, сбрасывая сплеча сумку.
        - Наглухо, - заверил приказчик, - иникаких признаков кладки или хотябы искусственного завала.
        Темой чудинов Афанасий заинтересовался еще вовремя обучения вВысокой школе ОЗК. Писали оних, как правило, только втрактатах потеме «колдовские создания-животные», относя чудь ксуществам полудиким, близким поприроде кобыкновенным лешакам. Яров несоглашался собщепринятой теорией.
        - Ну, что скажете? - нетерпеливо напомнил осебе приказчик. Он явно ожидал отстоличного гостя более живой реакции.
        - О, это очень, очень интересная находка! - заверил его Афанасий. Внутренне Яров ликовал, хоть поего задумчиво-отрешенному виду инескажешь.
        Чудь, таинственный народ, некогда населявший, предположительно, север Ар-царства. Предположительно, ростом существенно больше современных людей. Предположительно, обладающий особыми колдовскими знаниями. Предположительно, последние изчуди скрылись как раз врайоне Арландских гор. Предположительно, предположительно…
        Ивот теперь Яров, похоже, нашел подтверждение всем этим предположениям.
        Глава №33. Ванечка, неделю назад
        Аристарх Аркадьевич Хродольф, подобный нерушимому североморскому колоссу, стоял справа отцарского кресла ипересказывал содержание своего доклада: Агата Дивидова, Вера Ромашкина, переходный камень, Роза Жданова, контрабандный гоблин, Волков, Южный, князь Великий, внезапное нападение… Ровный, уверенный голос личного секретаря заполнял кабинет, почти зримо переплетаясь случами солнца. Хотя, такие истории лучшебы рассказывать под тоскливый осенний дождь, анесияюще-ясным летним утром.
        Ванечка тоже слушал ипытался вспомнить, невозникалоли унего самого подозрений насчет наставников? Нонет, он тогда просто немог думать ни очем другом, кроме учебы. Ичуть непропустил свой главный урок! Новсё-таки непропустил.
        Сосвоего кресла Ваня видел отца вполоборота. Тот, конечно, уже слышал ичитал сообщение Аристарха Аркадьевича. Сейчас он сравнодушным видом рассматривал невзрачную шкатулку, стоящую перед ним настоле. Лицо отца казалось настолько умиротворенным, что почти утратило свою обычную желчную резкость. Узловатые смуглые пальцы правой руки государя арского лениво поглаживали крышку шкатулки, внутри неё что-то едва слышно пересыпалось.
        Поначалу Ване очень понравилось решение отправить его в«Орлиные врата». Побывать влетнем лагере ОЗК казался ему гораздо интереснее, чем опять проводить лето вКремле или наЛукоморье вобществе детей генералов. Ноочень быстро царевич осознал, что это для него неотдых инеразвлечение, асовсем наоборот. Обучение иэкзамен одновременно.
        - ИВы еще считаете мои действия несоответствующими проблеме? - сусмешкой вопросил отец, едва Хродольф закончил говорить.
        Ваня перевел осторожный взгляд намаму. Царица Елена выслушала доклад, неповедя ибровью, новсё ее лицо при этом выражало космическую печаль. Еслибы её сейчас увидел придворный художник, онбы немедленно начал писать «портрет духа Светлой Печали». Иникто, даже самые злые языки вцарстве, несмоглибы упрекнуть художника вподхалимстве! Ведь слица Елены Матвеевны вот уже двенадцать лет пишут лики богини Лады.
        Елена Прекрасная. Сэтим «народным» титулом матушки Ваня никогдабы непоспорил, нопочему-то он очень нелюбил, если её так называли другие.
        - Я могу лишь повторить то, что говорила раньше: дети недолжны страдать запреступления родителей, - безмятежно сложенные наколенях тонкие белые ладони матери чуть дрогнули при этих словах. Широкие бело-золотые рукава напоминали крылья волшебной птицы. - Её сын здесь совершенно непричём.
        - Как знать, как знать… - Василий Иванович задумчиво постучал пошкатулке, - тебе ведь, кажется, всё это семейство никогда ненравилось?
        - Вовсе нет, только Агата, - поспешно возразила Елена, её небесно-голубой взгляд метнулся отлица мужа кбумагам вруках Хродольфа иобратно, - то есть, она просто… она немного пугает меня.
        - Немудрено!
        - Ноэто вовсе незначит, что еёсын…
        - Пожалуй, Вы правы, свет мой! - царь шутливо вскинул руки. - Мы небудем перегибать там, где этого ненужно. Агата Яковлевна итак прекрасно поняла наш намек.
        Нынче Василий Иванович по-настоящему доволен, иВанечка понимал, что такое благодушное настроение отца дорогого стоит. Две поставленные государем цели достигнуты: избавиться отФроловой и«объясниться» сДивидовой. Даже вся эта история влагере несмутила его, скорее наоборот, добавила делу ясности.
        - Непрощели было обвинить саму Дивидову? - отрывисто спросила мама. Она, похоже, досих пор немогла поверить вуспех своего заступничества.
        Отец медленно откинулся наспинку кресла, слегка оттолкнув отсебя шкатулку. Намгновение он привычно помрачнел, хищно сощурился, глядя мимо них куда-то назакрытую дверь. Нонемедленно снова усмехнулся ипояснил:
        - Надо признать, её наглость отнюдь небезосновательна. Есть унас незаменимые люди, да. Дивидова должна оставаться свободной изаниматься своей работой, небольше, ноинеменьше. Откапывать мрамор ималахит, анесекреты моих вернейших людей.
        Аристарх Аркадьевич глубокомысленно молчал. То, что вернейшие люди вовсю копают друг под друга, вего докладе сказано небыло, Морозов упоминался мельком иотдельно отНастасьи Карповны. Вероятно, эту часть событий отец будет обсуждать только свернейшими людьми.
        Елена Матвеевна лишь опустила взгляд насвои руки. Ваня несомневался, что князю Великому иего семье она сочувствует неменьше, чем Якову.
        Самже царевич все последние дни пытался решить, начьей стороне лично он. Какбы он поступил, окажись - страшно подумать! - наместе отца? Аведь отец начал править, будучи ненамного старше Ванечки. Ион тогда квласти даже неготовился, вынужден был принять корону после того, как старшего брата убил Константин Пугачев.
        Агата Дивидова, самая богатая аристократка Ар-царства, самая влиятельная и, безусловно, самая гордая. Высокомерная, спесивая. Ипри всём этом, как оказалось, еще инедовольная своим положением! Ваня понимал, что отец должен был как-то… донести донеё свое недовольство. НоЯков Дивидов совсем непохож намать, он неимеет никакого отношения кеё интригам! Ваня несмогбы просто сделать его разменной монетой в«споре» сДивидовой. Отец - смог. Спланировал иосуществил это еще дотого, как раскрылось дело спереходным камнем иограблением князя Великого.
        Аотом, как следует поступать слюдьми, подобными Анне Фроловой, царевич пока старался вовсе недумать…
        - Ну, довольно огрустном! - Василий Иванович энергично щелкнул пальцами, отчего Ванечка невольно вздрогнул. - Посмотрите лучше, что прислал наш ярганский наместник, - он пододвинул шкатулку ближе кцарице, - прошу!
        Мама опасливо посмотрела нашкатулку, потом осторожно, словно опасаясь, что оттуда выскочит змея, протянула руку иоткинула крышку. Солнечный свет плеснул насодержимое шкатулки итутже разлетелся брызгами вовсе стороны.
        Елена Матвеевна снеменьшим опасением тронула кончиками пальцев несколько льдисто-прозрачных камешков ибыстро убрала руку.
        - Ярганские алмазы, - пояснил отец, похоже, вполне довольный произведенным впечатлением, - первая партия, так сказать. Обработаны тамже, наместе. Отдай их нашему ювелиру, пусть художник порадуется. Ауважаемый наместник пишет, что там таких еще много. Идобываться они будут без всякого участия госпожи Дивидовой.
        Ярга, область заАрланскими горами. При взгляде наблестящие камни Ваня невольно прикрыл глаза. Он слышал про найденные вЯрге залежи алмазов, нодаже недогадывался, что Дивидова может наних претендовать. Он просто немог представить, что ей они нужны! Еще иони!
        - Я очень рада, что эта история так закончилась. Иочень рада Вашему успеху, - тихий голос мамы при этом невыражал итени радости. Она поднялась скресла имельком взглянула насына. - Я хотелабы еще спросить… Тот мальчик, внук князя Великого, какая судьба его ждет?
        Ванечка поспешил тоже встать.
        Василий Иванович лишь неопределенно качнул головой:
        - Унего, без сомнения, будет возможность проявить свой талант.
        - То есть, - мама невольно запнулась, наверное, несовсем понимая, куда он ведет, - он будет учиться, апотом служить?
        - Разумеется! Фамилия Великий ко многому обязывает.
        Елена Матвеевна чинно кивнула:
        - Благодарю, что уделили нам время, Ваше величество. Если это всё, что Вы хотели мне рассказать…
        - О, несмею Вас задерживать! - беззаботно кивнул отец.
        - Аристарх Аркадьевич, - царица чуть улыбнулась Хродольфу, - благодарю Вас зарассказ изато, что помогли тогда сыну.
        - Да, спасибо, что помогли, - выпалил Ваня итутже почувствовал, что краснеет.
        Водном царевич сейчас несомневался: он правильно сделал, что помог Вере Алексеевне, рассказав оней Хродольфу. Хоть один человек вэтой истории остался счастлив! Покрайней мере, пока.
        - Это мой долг, - бесстрастно отозвался тот ипоклонился им, едва незадев лбом столешницу.
        Еще раз кивнув мужу, Елена Матвеевна систинно царственным видом пошла кдвери. Ваня поспешно зашагал следом.
        Ноедва она коснулась ручки двери…
        - Еле-ена, - почти нараспев окликнул её Василий Иванович.
        Она резко обернулась.
        - Ты забыла шкатулку, - кивнул отец, изображая самую душевную улыбку, какую только Ванечка унего видел.
        Мама быстро вернулась кстолу, взяла шкатулку сбриллиантами ивышла, непроизнеся более ни слова. Ваня едва заней успел.
        Они зашагали прочь отцарского кабинета, мимо приемной, через просторные, залитые солнечным светом, кремлевские залы. Влучах солнца, падающих совсех сторон, отражающихся бликами отзолотых узоров настенах, царица Елена особенно напоминала божественную Ладу.
        - Мне эта затея слагерем ссамого начала непонравилась, - вочередной раз повторила мама. Её голос всё еще слегка дрожал. - Остаток лета мы проведем наЛукоморье. Тебе необходим отдых.
        - Вообще-то, я неустал, - робко возразил Ваня.
        - Никаких возражений! - одной рукой мама неловко придерживала шкатулку, другой обнимала его заплечо инаходу притягивала ксебе.
        - Там ведь замешана нетолько Дивидова… ноиОльга?
        Он сам непонял, зачем спросил её обэтом. Именно её, именно сейчас!
        Мама споткнулась наидеально ровном мраморном полу, шкатулка выскользнула изеё руки исоглушительным стуком упала. Бриллианты хрустально зазвенели помрамору, заплясали радужные отблески.
        - Ну что ты такое говоришь! - воскликнула Елена Матвеевна, торопливо опускаясь наколени исобирая рассыпанные камни. - Знатные семьи всегда найдут, что делить… Нонестоит преувеличивать их распри.
        Царевич поспешно опустился рядом сней ипомог собрать оставшиеся камни. Наощупь бриллианты были холодные иколкие.
        - Ах, вот вы где, мои бриллиантовые! Я вам непомешаю?
        Ваня вздрогнул иподнял взгляд. Кним подошел светловолосый молодой человек, блеск его кафтана иулыбки могбы посоперничать ссамими бриллиантами!
        - Что это? - полюбопытствовал он, кивнув нашкатулку.
        - Ничего особенного, - Елена Матвеевна убрала последний камешек ирешительно поднялась, - Ель, что опять случилось?
        - Почему сразу «случилось»? - оскорбленно охнул тот. - Я уже немогу просто пожелать доброго утра любимым родственникам?
        Елисей очень походил настаршую сестру - такойже белокурый иголубоглазый, новего образе небыло той божественной печали, закоторую все восхищаются Еленой. Внем вообще небыло никакой печали, Ваня неприпомнил, чтобы когда-то дядя Елисей грустил! Бывало, огорчался из-за неудачно сшитого наряда или скучно прошедшего праздника, ноникогда неунывал всерьез.
        - Говори прямо, - потребовала мама, продолжив путь, - уменя сейчас просто нет сил выслушивать твои длинные предыстории.
        - Тогда позволь тебе помочь, - Елисей услужливо забрал унеё шкатулку, находу открыл ипридирчиво посмотрел один камень насвет. - Какое всё-таки нынче доброе утро! Право, нехочется его омрачать.
        - Намечается скандал сочередной девицей? - перебила его сестра. - Опять?
        - Произошло недоразумение, - привычно возразил дядя Елисей, неотрывая взгляда отшкатулки. - Иневыражайся так при ребенке!
        - Ты еще учишь меня нравственности?!
        Носердиться мама определенно неумела, ни накого, особенно насвоего младшего брата.
        Впрочем, Ваня их почти инеслушал. Он думал освоей старшей сестре. ВКремле давно непринято упоминать имя Ольги Васильевны. Нето, чтобы указом запрещено, апросто непринято, считалось дурным тоном, бестактностью.
        Первый ипоследний раз Ваня видел сестру пять лет назад, он тогда хорошо её запомнил инесомневался, что она тоже его запомнила.
        Ичто она тоже вспоминает онем.
        Эпилог. Константин Пугачев
        Константин Пугачев сидел упечки исмотрел, как горит его злосчастное письмо. Надоже было Великому так сглупить иоставить усебя эти листочки, будто вних заключено нечто действительно важное оего сыне! Впрочем, Панкрат Александрович всегда был склонен ксантиментам.
        Пугачёв несоврал вписьме, он, правда, тогда ничего незнал оСтаниславе. Нотеперь, получив последнее сообщение отАнны Фроловой, уже кое-что знает.
        - Хотя, имея дело сэтой рыжей лисой, - усмехнулся сам себе Хранитель кривды, - нестоит употреблять слово «последний». Сдаётся мне, её так просто неубьёшь.
        Константин Пугачев повидал немало аферистов, интриганов имечтателей, ноАнна Фролова переплюнула их всех. Что скрывать, даже он сам, Преступник Номер Один, никогда нестроил таких наглых планов иневодил занос столько противоположныхсил!
        - Чтобы ТАКА ведьма просто взяла иумерла, да еще вТАКОЕ время! Неповерю, - присвистнулон.
        Огонь впечке согласно заурчал.
        Розочка Жданова, конечно, Аннушке ивподметки негодится. Её выходка могла показаться Константину даже забавной, еслибы нето жуткое заклятие разрыва. Серьезная поддержка отсерьезных «друзей». Хранитель кривды отлично знал, откуда ветер дует икакая может начаться буря.
        - Буря начнется, теперь уже точно, - задумчиво произнес колдун, глядя вогонь, - впрочем, мне это может быть только наруку.
        Надо внимательно следить заходом игры. Ивнимательнее всего надо следить замальчишкой Великим. Неизвестно, сколько он там протянет, что изнего получится ичто унего получится. Аполучиться должно, наэтот раз просто обязано!
        Константин задумался, что еслибы эти «ключи» отИрия насамом деле давали возможность поговорить сбогами, как сказано вмифе? Он неособо сожалел насей счет, ведь, судя поарским жрецам, боги неочень интересные собеседники. А«ключи» насамом деле дают кое-что гораздо более ценное. То, что должно принадлежать ему, Константину Пугачёву. ИВелимир Великий ему это добудет.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к