Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Белозерцев Дмитрий: " Мифы Из Будущего " - читать онлайн

Сохранить .
Мифы из будущего Дмитрий Белозерцев
        # Сборник фантастических рассказов. Необычные обыденные приключения. Кто знает, где и что нас ждёт? Неожиданные встречи в самых обычных местах, красоту которых подчас в суете не замечаешь. Стоит лишь проснуться прежде, чем умереть и прожить свою созидательную жизнь, для которой рождён. Сделать свой сон явью, а мечту путеводной звездой.
        Дмитрий Белозерцев
        Мифы из будущего
        Предисловие
        Здравствуйте, уважаемый читатель. И позвольте предложить вашему вниманию этот сборник фантастических рассказов. Как кто-то однажды сказал, фантастика - это выдумка, которая не притворяется правдой. По-моему это очень точное замечание. Ведь у каждого человека своё видение, восприятие мира, отличное от видения и восприятия ближнего его. А потому иногда просто удручает, что у кого-нибудь мрачное, чернушное восприятие нашего удивительного мира, и это прискорбное состояние почитается за «правду жизни». И исходя из этой «правды» пишутся книги, рассказы, и что самое опасное, создаётся и прививается читателю, негативный образ мышления и действия. То есть по факту отбирается надежда на лучшее и вера в людей. А без них, что можно сделать? А делать необходимо, так как сегодня мы живём тем, что сделали вчера. А сегодня делаем то, чем будем жить завтра, в будущем.
        Вообще, с точки зрения восприятия нашими органами чувств, будущего нет, как нет и прошлого. Есть только наши мимолётные ожидания, планы, предположения, что мы воспринимаем, как будущее. И есть наши реакции, рефлексы, отметины, которые мы воспринимаем, как прошлое. И всё это и прошлое, и будущее, и настоящее лишь умозрительно. Ведь и тело своё мы можем воспринимать, как чужой нам предмет, изнутри которого наружу смотрит что-то, или кто-то, кто считается сознанием. А может оно и спит? Что мы захотим, то мы и получим.
        В первых двух абзацах, уже прочитанных Вами, я кратко и, надеюсь, понятно изложил два основных посыла, на которых и базируются мои рассказы. И эти посылы определили название этого сборника - «Мифы из будущего». А мифы это всегда воспоминание о том, как это было «в начале». Недокументированное и сжатое восприятие отправного момента, утвердившего текщий порядок вещей. Именно поэтому любой «режим» имеет своих почётных святых и мифы. Но отправной точкой может быть и цель, к которой мы хотим приидти. Эта цель становится и шаблоном с которым сверяются поступки и помыслы. И от цели, как отправной точки рождаются действительно великие дела.
«Кому дозволена цель, тому дозволены и средства». И этим скромным своим трудом ( в действительности он был титаническим ), хочу немного обрисовать цель, которая будет отправной точкой, для нашего движения в великое Завтра. Немного определиться в том, куда мы идём и чего хотим, в наш удивительный век, когда самобеглых экипажей так много, что им негде ездить, когда человек вознёсся в небо над птицами и как рыба плавает среди глубоководных гадов, когда он готовится ступить ногой на Марс, а на Луне уже приторговывает земельными участками.
        Надеюсь Вам будет приятно читать мои рассказы, и они вас развлекут, хотя бы скрасят вашу скуку, если Вы ненароком заскучали в мирской суете. Рассказы в этом сборнике написаны в разное время и годы. Часть из них вообще на мой взгляд нелепы и наивны. Но я их оставил на ваш суд, как есть, вместе с теми рассказами, которые считаю вполне удачными. О вкусах не спорят и быть может то, что я считаю негодным, найдёт своего читателя, и на оборот. Приятного Вам чтения.
        Миф
        Это было тогда когда мир рухнул и возродился вновь в виде остывающих руин своей осени. Те, кто ещё жил в это время, надеялись не дожить до его зимы. Были и те, кому уже было всё равно, так как их внутренние часы ускорились на столько, что мир для них встал, а они для мира исчезли, став эфирными существами. Вы видели восходящее солнце? А два? А три? Не последовательно, а одновременно? Скажете такого не может быть? Не важно. Это действительно невозможно, когда на алеющем горизонте одновременно появляется три алых круга восходящих солнц. Но такое было. И длилось недолго. Потом два солнца исчезло, оставив планете положенное ей одно. С исчезновением солнц ничего не произошло. Тепло было так же, как и при трёх солнцах.
        - Два солнца совсем не грели,- говорили те, кто обратил на это внимание. Говорили они это тем, кто не мог сдвинуться с места пустив корни.
        Да и какая разница, сколько солнц? Главное это поток лучистой энергии, в котором купается жизнь. Что стало с двумя солнцами? Одно упало в холмах, рухнув металлическим хламом на деревья священных рощ. Другое с шипением и паром упало в море, остыв в его глубине. Вот и всё. Это были последние артефакты перехода лета в осень. Волна, вызванная падением последнего солнца, накатилась на берег и отступила обратно в море. Всё. Здесь на берегу, покинутом этой волной начинается наш рассказ.
        Защитная плёнка высохла и рассыпалась. Солнце грело. Нагретый им песок был слишком жёстким, чтобы можно было долго разлёживаться в его колючем ложе, особенно, если ещё ни разу не ходил. Но предстояло встать, стряхнуть остатки защитной плёнки кокона и начать идти вперёд. Дитя моря и он же сын солнца. Солнца, что упало в голубые глубины.
        Ветер лениво шелестел травой, проросшей в прибрежных дюнах. Дальше от берега росли низкорослые и кривые сосны, стелился можжевельник. Среди деревьев петляла бетонная дорога. Где она начиналась и, где заканчивалась было не видно. Это было где-то очень, очень, далеко, за многими горизонтами достигнутыми безудержными путешественниками. Но в пределах этой местности, эта дорога вела к мосту над проливом в лагуну - слева, а в право она убегала по побережью, до посёлка над утёсом. Утёс возвышался над дюнами, подмываемый снизу морем. Над утёсом, на ржавых конструкциях, подпорках и подвязках, находился посёлок. Когда-то он летал. Но газ из его баллона улетучился и, парящий уже у самой земли, посёлок зацепился за этот утёс. Со временем крепления баллона сгнили и тот упал на землю и рассыпался в бурую пыль. А подпорки, посадочные ноги, шасси и росшие под посёлком деревья крепко удерживали его над утёсом. Так он и остался между небом и землёй не в силах ни улететь, ни вернуться на землю, где и был рождён.
        Жили в нём уже только старики, которые не хотели менять свой привычный быт, в котором навещала их молодёжь, которая уже спустилась с небес на землю.
        Да и не важен этот посёлок для нас. У него даже названия нет. Жильцы его забыли, а само оно где-то затерялось в глубинах архивов и в закладной доске в киле под наносами льяльных вод. Сын моря и солнца прошёл по дороге мимо посёлка. На него никто не обратили внимания, хотя видели все жители, рядком рассевшиеся на грядках - поглощавшие килоджоули, складывая их в наплечных мешках.
        Дорога шла дальше. Дальше за горизонт мимо этого посёлка. Влево в глубь материка, от дороги убегала натоптанная тропа в священную рощу в которой обитали живые люди-камни. За долгие годы они вросли в землю, окаменели для окружающих. Но их мир стремительно бежал, так, что они не различали происходящего вокруг. Их неизменные лица, их плечи, руки. Длинные, длинные ноги скрытые в земле. Вся колония людей-камней по пояс вросла в землю. Их матовые глаза смотрели прямо перед собой, немигающими взорами. Кто в даль, кто на небо, кто на деревья, а кто друг на друга. Каменные болваны с биотоками и мозговой активностью, решившие никуда не торопится и тратить меньше. Истуканы внутри которых ме-е-е-дленно, ме-е-е-дленно текла жизнь. Очень медленно. Кровоточащие камни с невероятно замедлившимися внутренними часами. Странный симбиоз этих камней и травяных людей, верящих, что … что … что … Что? Да они и сами не знают. И не хотят знать. Им нужна только трава, которая для них весь мир. И они не помнят, для чего уже давно сидят на коленях перед людьми-камнями. Но когда на один такой болван падает лист с дубравы,
давшей им приют, сидящий перед болваном травяной человек вскакивает и мгновенно смахивает его, блюдя чистоту своего символа веры во что-то просто чтоб было.
        Невероятный мир, который не пошевелится, даже если в него сунуть раскалённой кочергой. Сын солнца и моря, жидкий огонь в котором можно утонуть, мельком взглянув на колонию травяных людей и людей камней, шёл дальше, ступая босыми ногами по нагретому солнцем, бетону дороги. Впереди маячила какая-то тень. Солнце было очень высоко и наличие такой большой тени сейчас было странным. Странно вела себя и тень. Она то появлялась, то исчезала, как будто предмет, её отбрасывавший, метался из стороны в сторону. Как будто ветер жестоко трепал высокое и гибкое дерево, крепко вцепившееся своими корнями в грунт, на зло всем ветрам подпиравшее небо и хватавшее облака своими ветвями. Зверь! Зверь-тень, огромный и полупрозрачный, как будто его осязаемость по альфа-каналу убрали до тридцати процентов. Жестокий зверь, видом как волк, размером как грузовик, выскочил на дорогу перед нагим путником в своей стремительной атаке. Прыжок, щелчок зубов и зверь снова скрылся в кустах. Неприятное видение, для того, кто знает, что это может быть смертельно. Скулящий в кустах зверь-тень, жаждущий своей плоти и ищущий её у других,
не в силах, что-либо сделать. Кого-то загрызть. Только пугать, того, кто испугается. И бессильно ненавидеть того, кто не испугался. Беззубая ненависть не остановит путника. Она сожрёт себя саму в полдень, когда тени исчезнуть и мир растворится в свете.
        Лёгкий ветер играл с травой. Трава играла с ветром. Коже было хорошо. Солнце грело, не пекло. Ветер гладил, так… любя. Когда сын моря и солнца встретит того, кто ему нужен он это сразу поймёт. Но не поймёт, кто ему нужен пока не найдёт. Впереди дорогу смыло. Обрыв. Бухта с крутыми берегами, промытая штормом строителей, срывших здесь на песок кусок берега. На противоположном берегу видно продолжение дороги, провисшее с обрыва полотно покрытия. Громадный карьер посреди которого застыл, жестяной клёпаной громадой, строитель. Он ждёт пока ему возникнет работа. Может, кто ему отдаст приказ. Или равновесие вокруг потребует его вмешательства, для восстановления себя. Пока его гостями были только дети, на спор заплывавшие к нему и лазавшие по его телу. Никто из них не умел им управлять. А взрослым проще было проложить объезд. Грунтовая дорога, разжижавшаяся в гибельную топь во время воды, бежала прочной спёкшейся на солнце лентой, из которой иногда торчали остатки поглощённых механизмов-путников, кого застал здесь дождь. Здесь кусты подступили прямо к краю обрыва, вернее на оборот - это море, благодаря
строителям, теперь плескалось у корней кустов. В просветы между ними идущий по дороге мог видеть искусственный залив с громадой рубленых форм корпуса строителя. Дорога петляла между деревьев, которые давали живительную тень. Странно и солнце и тень, дарят жизнь. Хотя должны друг другу противостоять. Об этом думал сын моря и солнца, когда шёл объездной дорогой. Жар освещённых солнцем участков, сменялся леденящей от резкого перепада температуры тенью. И снова сменялся освещённым участком дороги. А потом снова тень. И так пока путник снова не вышел на бетонную прибрежную дорогу. Шоссе, разорванное теми же, кто его и построил. Сын моря и солнца шёл дальше, оставив позади искусственный карьер. Он не знал, что строителями, один из которых застрял у него за спиной, уже давно никто не управляет. Они функционируют сами по себе, в соответствии с заложенными в них программами строительства и обслуживания, в соответствии с ошибками, накопившимися в них, в соответсвии с обрывками приказов которые носятся в эфире и сетях, иногда достигая адресатов. Строители неторопливо бродят по просторам. Стремительно переделывая
и строя, то там, то тут. То тут, то там. Иногда. Скрипят их ржавые руки. И на свет появляется уже давно не нужный дом, в котором никто не будет жить. Или среди моря возводиться мост. Искусственное творение призванное соединять разъединённых, но их уже нет. И стоит на мелководье ферменная конструкция, и под ней плещется вода. Но берегов нет. Их съела вода. Сожрала штормами и слизала нежными прибоями под шелест музыки с эстрад. Море породило. Море кормило. Море убивало. И море одевало. Сын моря и солнца был наг. Но ветер ему нашептал, что если он сойдёт с бетонной ленты на песок пляжа, то там он найдёт себе одежду. Давно погибший контейнеровоз отдал свои сокровища земле. Волны выкинули всплывшие из трюмов контейнеры с одеждой для рынков восьмых стран.
        Железный плащ стоял у дороги, обозначая автобусную остановку. Под его широкими плечами свили себе гнёзда ласточки. Маленькие птички сновали над дорогой вокруг одевшегося путника и ловили мошкару. Тихие стремительные полёты, раздвоенный хвост и белая грудка. Нежный посвист. Рядом в придорожной канаве вода - колыбель комаров. Деревья растущие под землю и корнями проросшие в небо, образовали арочную галерею над бетонными плитами дороги. Под сводами висели фонари. Они прилетели сюда переждать день и тихо устало светили. Из-за этого казалось, что над Полушарием царит ночь, распуская свои кошмары. А эта галерея уютное укрытие от них. Но наступит вечер. Одинокое теперь солнце начнёт заходить за край земли, чтобы снизу греть землю и жарить пятки её попирателям, палить лысины антиподам. Солнце зайдет и в сумерки фонари разлетятся по своим столбам светить кто где. Кто на перекрёстке исчезнувших парковых аллей, кто над хижиной рыбака, рядом с другой наживкой для рыб. Ряд рассядется над Центром, освещая площадь с гуляющими парами. Шквал иногда фонари срывает. Он их кидает на местность разбивая о суки и стены.
Икра рыбака в такой день пенится, стремясь в воду. Ведь кто-то из рыбаков не вернётся, опрокинутый ветром. Они ловят рыб на самих себя.
        Тёмно-синим вечером сын моря и солнца вошёл в живой городок. Под матерчатыми, полосатыми навесами террас, сидели жители городка и марафонили. Специальные люди следили, чтобы ни один из них не перешёл четырёх суток. Иногда хватала измена и уносила кого-нибудь на семь километров, откуда они высматривали зраком в пятак отбившихся. В тёмных переулках отщепенцы-внесистемники разрисовывали двери чёрных ходов на замороках. Они боялись чёрных ходов. С детства. С кровью матери и её ДНК они приняли страх перед белыми стариками в чёрных-чёрных домах, в чёрных-чёрных странах, с чёрной-чёрной рукой, которой они забирают к себе малышей войдя через чёрный ход. Внесистемник системен и днём на нём галстук, поверх белой рубашки. Когда приходит кроссворд, они составляют его белые клетки, пока он не заполнит себя. В этот вечер в городе кроссворда не было. Его хождение исключили. Было тихо. На набережной была девушка четвёртого размера.
        - Зайка, ты меня рубишь. Я понимаю, что это очень тяжело, когда ты готов на всё для человека, но это не взаимно.
        - Прошу прощения?- осведомился у неё сын моря и солнца.
        Он проходил мимо и случайно услышал что она говорила. Ему показалось, что это к нему. Но она даже не повернулась на его слова. Продолжая смотреть вдоль набережной, стоя у парапета, забрызгиваемого волнами.
        - Я чем-то могу вам помочь?
        - Извини, я пыталась тебя полюбить, но…
        Неразумная жизнь-автомат. Как полигональный персонаж-предмет интерьера, она ответила:
        - Зайка, ты меня рубишь. Я понимаю, что это очень тяжело, когда ты готов на всё для человека, но это не взаимно. Извини, я пыталась тебя полюбить, но…
        Взгляд неподвижно смотрел вдаль, как будто её собеседник был невидим. Его наверно смыло волной. Сын моря и солнца прошёл набережную, освещённую фонариками, сидящими на ажурных столбах. Здесь было ветренно. Ночь. И безлюдно. Не считая кивающей за спиной вдалеке девушки четвёртого размера. В этом городке не было того, что искал рождённый морем и солнцем путник. И потому его путь лежал дальше. Ему бы на ночлег, но город зол. Надо укрытие себе найти среди листвы, или кто приютит одинокий.
        Дорога петляла дальше в свете взошедшей луны. Становилось жарко. Мир стал серебряным. Справа от дороги возвышался ещё один утёс, обрывом уходящий в клокочущую пену прибоя. На утёсе кто-то стоял и подвывал ветру. Если это горе, то оно коснётся сына моря и солнца и убежит. Больной им воспрянет вновь. Сын моря и солнца знал, что он может помочь дав счастье, или излечив от несчастья. Ждать не стоило. Горе может поглотить страдальца на утёсе и толкнуть его вниз в кипяток волн. Сын моря и солнца сошёл с дороги в высокую траву и побежал наверх утёса. Он бежал и чем ближе, тем отчётливее становился слышно стоящего на вершине человека, декламирующего для пространства над волнами. Тот был болен. Его глаза сверкали в темноте красным отсветом луны, а длинные космы вокруг плеши топорщились в разные стороны.
        - В темноте забыться я
        Луна мне не интересна
        Я затменье призываю
        И Луну я презираю
        Как отблеск чужого света
        Быть такой ей до конца
        Света
        Света нету кроме света
        Тьма укроет всех поэтов
        Только вспышки в темноте
        От орудий Мякилотто
        Сколько было их во сне
        В темноте и при Луне
        При Луне я приземлился
        На Луне остановился
        Нет заправки на Луне
        И бензин мой на нуле
        Призываю я затменье
        Чтоб разумное творенье
        Чтоб Луна исчезла в мраке
        Потеряв опору я
        Пал!
        На Землю притяжением
        Как в метро притиснут я.
        «Я» да «Я»! Я знаю «Я»
        Ущемлённое желанье
        Быть предметом поруганья
        Палачом всего на свете
        Все Луны за то в ответе
        Призываю я затменье
        Как надёжное леченье
        Мне ничто не интересно
        Кроме места, места, места
        Я не знаю, что за место, где
        Сейчас я нахожусь
        Я забылся безответно
        В темноте Луны привета
        Где затменье?! Где затменье!
        Дайте солнца мне!
        Пиит упал в конвульсиях наземь. Сын моря и солнца в последних усилиях достиг вершины, боясь, что уже поздно и несчастный отдал богу душу. Но тот лежал на плоской вершине утёса и лениво извивался. Его речь была уже нечленораздельна, являя собой поток обрывков рифм и слюней.
        - Я помогу вам!- бросился к ползающему по земле человеку сын моря и солнца.
        - Ударь меня,- еле понятно, захлёбываясь слюнями попросил поэт,- Ударь. Прошу тебя. Ну ударь. Мне это нужно.
        Его слюни текли на песок, покрывавший эту жертвенную площадку на утёсе.
        - Держитесь, пожалуйста. Солнце будет. Я солнце. Я вам помогу. Где болит у вас?- сын моря и солнца склонился над лежащим.
        - Душа,- простонал сквозь сведённые зубы поэт,- Душа у меня болит.
        Дёрнувшись он оттолкнул брыкающими в конвульсиях родов конечностями пришедшего ему на помощь.
        - Ударь меня,- продолжил скулить, переходя на крик поэт,- Ударь. Прошу тебя. Ударь! Ногой. Мне полегчает. Ударь меня. Ударь. Ударь.
        Ничего не оставалось делать. Смотреть на мучение бедняги было тяжело и сын моря и солнца переступил через себя. Он легонько пнул ногой корчившегося поэта в живот.
        Перемена была разительной.
        - Да как ты смеешь!? Смерд! Червяк! Убогая посредственность и серость!- взвился поэт.
        Он вскочил на ноги и накинулся с кулаками на своего спасителя.
        - Как ты смеешь бить искусство!? Ты ничтожество! Ты должен восторгаться! Смотреть в рот и поклоняться!
        Слабые тычки кулачков пиита и его пинки сыпались мелкой дробью на сына моря и солнца. Но больнее ранили его слова и перемена. Пиит был болен. Болезнь души не лечиться стихами. Оставалось только спасаться бегством, катясь кубарем под уклон склона. Душевнобольной остался на вершине утёса и ещё какое-то время посылал проклятия душителям искусства и свободы.
        Ночь сын моря и солнца провел в ложбинке между дюн, устроив из высокой травы себе постель.
        Когда он проснулся, было уже светло. Утро было не ранним. Это волнение вчерашнего вечера, поднятое общением с человеками утомило и свалило того, кто может и не спать. Энергия в нём.
        Разлепив глаза и вяло осмотрев стоящую над ним траву, сын моря и солнца увидел большой парящий над ним глаз. Глаз смотрел на него. Не мигал, только рывками менял направление своего взора. Глаз был скорее серым, чем голубым. Но ближе к зрачку были и жёлтые прожилки.
        - Шарит глаз.
        Строфа появилось в голове проснувшегося.
        - Как глазом шарю
        Глаз как шар
        Кругом глаза
        Шарим глазом
        Мы по шару
        Шар как глаз
        Глаза на шару
        Шароглаз!
        Сын моря и солнца испугался. Неужели он заразился этой ночью? Он быстро вскочил на ноги и осмотрел себя. Нет. Поэт его не укусил. Это от потрясения. Над ним всё так же висел глаз и смотрел.
        Успокоившись, сын моря и солнца осмотрелся вокруг и увидел другие глаза. Они висели в воздухе над безлесыми, поросшими травой и продуваемыми ветрами с моря, дюнами. Большие глаза самых разных расцветок висели шарами и смотрели кто куда. Иногда один или несколько поворачивались в его сторону, когда он делал какое-нибудь неловкое движение или оступался и это вызывало шум, отличный от шелеста волн и ветра в траве. Но кинув взгляд, глаза возвращались к своим делам - то есть смотрели кто куда. Они не перемещались. Их ветер не мог пошевелить. Они висели неподвижно в своей точке пространства. Иногда, то один, то другой глаз закрывались. Как будто невидимые веки смыкались и глаз исчезал. Но затем веки открывались и он появлялся. В том же самом месте или в другом. Время смотрело само на себя и удивлялось разнообразию своей формы.
        Вытряхнув песок из белокурой причёски, сын моря и солнца снова вышел на дорогу куда глаза глядят ищя, что нужно.
        Время удивлялось, а пространство было вывернуто на изнанку. Тяготение тянуло во вне, а невесомость стала материальной точкой в центре ядра атмосферы планеты.
        Впереди на горизонте появились Чёрные горы. Их острые, игловидные вершины росли из-за горизонта и вызывали беспокойство за небо. Если будет низкая облачность, то небо заденет острые пики Чёрных гор и проткнёт свою ткань. Тогда оно падёт на землю тонкой сдувшейся паутиной и наступит безвоздушное время - атмосфера уйдёт из неба.
        Чёрные горы были воплощением зла для живших рядом. Покорные горам приносили жертвы, надеясь умилостивить их. Отважные боролись с горами, круша кирками их и подрывая динамитом. Хитрые строили подпорки для неба, утыкав окрестности гор дализмами вилочных подпор. Но усилия и тех и этих были тщетны. Чёрные горы были выше возни живших в их тени у их подножья. Горы давили и распространяли своё зло вокруг и прерывали пляж.
        Сын моря и солнца почувствовал зло, как только чёрные пики проткнули горизонт. Из растущих прорех усиливался поток нехорошего чувства. И сын моря и солнца свернул на дорогу, уводящую его в бок на глубину материка.
        Море осталось блестеть сзади. А по обе стороны дороги стенами стал полисад из лесных деревьев. Деревья на страже материка. Стена, отбивающая налёты морского шквала и держащая в узде слабовольную почву. Иначе почва раствориться в воде, став дном выросшей воды. Или падёт в пыль, став кладбищем - пустыней.
        Дорога сквозь зелёную ограду шла на подъём. Куда именно не было видно. Над головой был свод из крон. Естественная потерна. Дорога была старше, своей бетонной сестры с берега моря. Древние её проложили куда-то зачем-то. Грунтовка - булыжное покрытие скрылось под перегноем опавшей листвы, и в прорехах грязи сияла красными камнями. Иногда вырубленная в крутом склоне нишей, дорога круто петляла во всех трех измерениях. Тогда сердце и тренированного путника бастовало, заставляя пасть на привал. Но здесь под сводами этой дороги всегда была тень. Это было хорошо. А зелень давала кислород. Крутой подъём, пологий уставший участок и снова подъём. Иногда в сторону убегала заросшая просека, которая раньше была тоже дорогой. Но незаросшим оставался только главный путь вверх. Камень под тонким слоем грязи не давал пустить корни. А проливные дожди из туч, пропоровших себе брюхо о вершину хребта, смывали накиданное лесом на дорогу.
        На перевале деревьев не было. Здесь они были бессильны перед ветром, сдувавшим всё живое. Только трава стелилась по земле. Дорога переваливала через хребет и ныряла вниз по другую его сторону. Слева от дороги на пологой вершине у перевала был бетон. Кольцевые орудийные дворики из которых в сторону моря смотрели большие стволы. Любопытство толкнуло сына моря и солнца взглянуть на них. Один ствол лежал на земле, и путник вошёл в его жерло. Труба, в которой гудел ветер. Сын моря и солнца прошёл до света в конце тоннеля, достигнув казённого среза. Внизу под ним была шахта с ржавыми металлическими конструкциями, уходящая глубоко вниз. Там было темно, дна не видно. Повиснув на открытом замке, сын моря и солнца спрыгнул на направляющую станину станка, по которой каталась на катках пушка. Рядом с бетоном валялись в траве бронетарелки. Ими закрывали жерла глубоких шахт, в которых прятались пушки. Но угроза Чёрных гор оказалась призрачной. Выдуманный страх предрассудков цвета. Жившие здесь просто устали бояться и ушли. Просто ушли. Ведь можно просто встать и уйти. Условности держат за разум, опутав мозг
уздечкой. Лень как надёжные оковы. Распорядок.
        От вершины с гигантскими перфораторами воздуха, дорога спускалась серпантином в долину. В долине блестели капли озёр. Сбегавшие с окрестных высот ручьи питали эти озёра ключевой водой. У одного такого ручья, там, где дорога изгибалась над ним полукруглым мостом, стояла хижина. Рядом с хижиной была запруда в которой плавали красные рыбки. Посреди запруды торчала кувшинка. У дороги скамейка перед хижиной звала присесть и отдохнуть. Дорога здесь образовывала террасу, с которой открывался красивый вид на лежащую ниже долину.
        Сын моря и солнца присел на скамейку. Справа был мост. Справа сзади и чуть выше запруда с кувшинкой. Хижина прямо за спиной. Дверь хижины отворилась и рядом на скамью её обитательница опустилась.
        - Ты тоже год? Куда спешишь?- она спросила наклонясь к самому уху сидящего сына моря и солнца. Её дыхание было жасмин.
        - Отведай чаю у меня. Вы все спешите в никуда. Долина пред тобою неизменная в века. А я кувшинка. Вокруг чистая вода.
        - Вода там тоже есть. Я вижу,- ответил ей сын моря и солнца,- там блеск озёр.
        - Внизу нет ничего. Там свет зелёный по ночам. То призраки спустившихся туда. Останься здесь. Останься у меня.
        - Ты здесь затворницей живёшь? Уже ли каждого прохожего к себе зовёшь? Но блеск озёр меня манит. Не знал что встречу тебя здесь.
        - Там нет озёр. Блестит стекло. Родилось оно от жара. Там где блестит был раньше дом. Весной растаяли дома, лишь лужи плоские стекла, теперь на месте их. Увы… Была я здесь в века. И помню те дома. Я всех зову в свой дом. Для этого построен он. Прими мои услуги, мой уют. Мои глаза тебя развлекут. Волна волос чернее тьмы, укроет тебя от беды. Моё лицо будет твоим. Моим отдайся ты рукам. На твои раны нанесу бальзам.
        Прекрасное молодой лицо хозяйки хижины появилось в поле зрения сына солнца и моря - она наклонилась, что бы видеть лицо своего гостя.
        - У меня нет ран,- был ей ответ,- Но от чаю я не откажусь.
        - Держи.
        Как только он согласился на чай. Хозяйка протянул ему чашку парящую ароматом свежезаваренного чая. Чем ближе чашка была к рукам гостя, тем материальнее она становилась. В руки сын моря и солнца взял фарфоровую чашку изящной росписи, полную терпкого напитка.
        - А много ходит здесь людей?
        - Ты первый за пару сотен дней. Печенье к чаю?
        На ладонях хозяйки материализовалась плетёнка полная печенья. По печенью бегали голубые искры.
        - Будет дождь?- спросил сын моря и солнца.
        - Немного.
        Атмосфера нагнеталась и выкачивала из хозяйки энергию, рождая грозу.
        - Мне надо зарядиться. Прошу укрыться от грозы в скромном моём жилище,- пригласила черноволосая хозяйка. Гость последовал за ней под крышу её хижины.
        Со стороны моря, из-за хребта, набежала Чёрная туча рождённая Чёрными горами. К порогу волосы хозяйки уже блестели искорками электрических разрядов и встали дыбом, поднялись на встречу дождю локонами. Как только скрылись за дверью на землю посыпались капли. Сначала они выбивали мокрые ямки в сухости, а потом тёмное покрывало сырости накрыло всё вокруг. Дождь барабанил дробью по крыше. Сверкали молнии и взрывался гром.
        Внутри хижины было сухо, тепло и темно. Уютно. Хозяйка прошла к зеркалу и расчёской укладывала перепутанные электричеством волосы. Сын моря и солнца сел у окна и смотрел на ливень за стенами. После дождя он оставил эту станцию. Горбатый мост отделил его от неё и её хозяйки-андроида, который снова перешёл в режим ожидания гостей и поддержания порядка на своём посту. Такие станции теперь редкость. Дороги пустынны. Время прибирает к рукам оазисы уюта среди дикости. Оставляя покой. Долина внизу теперь парила пролитым на неё дождём. Перспектива скрылась за пеленой пара. Пар накрыл, как туман долину. Сын моря и солнца шёл по трубе дороги в лесу не видя дальше десяти метров. Пар-туман прозрачный как вата. И почти такой же осязаемый. Его клубы проносились перед лицом путника, но в руку не давались. Вдруг дорога оборвалась.
        Обрыв уходил и в лево, и вправо. Внизу что-то блестело и было тихо. Тишина. Сын моря и солнца кинул вниз камушек. Камушек глухо стукнулся внизу о пластик. Присев на край и свесив ноги, сын моря и солнца съехал с невысокого обрыва. Неровный, застывший буграми волнами пластик заполнял котловину. Он сотрясался под каждым шагом, как непрочный лёд. Туман растаял и стало видно, что это котловина на месте бывшего посёлка. Круглый провал заполненный жидким стеклом с корочкой из пластика, как льда, в паре метров от края обрыва вверху. Иногда в поры пластика протекало стекло и тогда оно серебрилось. Переливалось как ртуть, застывало на солнце в алмаз. Правду сказала станционный смотритель. Город пропавший сквозь землю, поглощённый самим собой. Он был ничем и лопнул. Солнце расплавило его мыльный пузырь. Пластик упаковок и мусора, баков, канистр и стеклопакетов окон и дверей, соломок коктейлей и грошовых столов, покрытия крыш и покрышек растёкся и слился в круглую яму-воронку от взрыва пузыря. По другую сторону воронки дорога продолжалась.
        Сын моря и солнца в своём пути по долине встретил ещё несколько таких вот матовых зеркал. Но все они лишь пластик. Подделка. Истинные сокровища долины были из воды. Зелёные, как изумруд, фиолетовые, как аметист, голубые, как сапфир и прозрачные, как алмаз. Разноцветные озёра с прозрачной водой, грани которой постоянно в движении. Хотелось окунуться во все озёра сразу и одновременно, чтобы всегда быть в них и они были с тобой. Но без размножения это было не реально. А копировальный центр далеко. Поэтому осталось только по старинке зачерпнуть с собой в карман пригоршню от каждого озера. Потом, много лет спустя можно будет любоваться на брызги этих озёр, доставая их из ларца, и вспоминать. Уноситься в даль к ним и видеть в маленькой капле целое озеро в тот солнечный день, когда был там.
        Ночь застала сына моря и солнца на выходе из долины. Он снова поднимался в гору по дороге, которой и шёл весь день. Солнце лениво играло в прятки. Оно присело за холмы создавшие долину, но не спрятало своего красного ореола, который торчал промеж вершин. Долина потемнела, а небо стало над ним кроваво красным. Склон по которому вилась красная дорога стал чёрным. Чем дальше садилось солнце, тем чернее становилась долина и холмы вокруг. Дорога, на которой стоял сын моря и солнца, становилась более кровавой, принимая тёмно-красный цвет богатой гемоглобином крови. Как солнце зашло совсем, погаснув на западе, дорога вспыхнула внутренним светом, как артерия на просвет лампы, и потекла вниз в долину. Густой поток рубиновой крови, стекал в чёрную долину. Поток несся к пластиковым лужам на месте последний, который вспыхнули призрачным зелёным светом. Поток бежал и бежал вниз по склону, неся с собой образы всех, кто прошёл этим путём. Поток возвращал их назад в города. Сын моря и солнца сошёл на дорогу и присел на чёрную кочку, которая тут же рассыпалась в сажу. Зеленевшие днём растения были черны и от
малейшего прикосновения рассыпались в пыль. Сын моря и солнца быстро весь перемазался. Но остался на чёрной обочине, горячего потока. Этот поток и сеть мелких, местных дорожек и тропинок, вспыхнувших в сгоревшей темноте, несли призраки бывших здесь когда-то людей к зелёным огням. Эти потоки топили призраков в пластике, стремясь наполнить его пустоту пустотой, чтобы снова возникли лопнувшие поселения. И так продолжалось всю ночь. Сын моря и солнца лениво брёл по берегу дороги, поднимая каждым шагом облако сажи. Он брёл вверх по течению и к рассвету был на вершине гряды холмов. Свет приближался. Долина остывала, засеребрившись пеплом и золой прошедшей ночи. На месте, горевших зелёным, призрачных селений зияли чёрные дыры. И первый луч, проникший в долину через перевал, смыл налёт когда-то бывшего пожара. Долина снова стала зелёной, с искрящимися бриллиантами озёр. Сын моря и солнца переваливал через перевал одновременно с шедшим ему навстречу этим лучом. Они кивнули друг другу и пошли каждый в свою сторону.
        Все рощи были священные. Несвященные вырубили когда прогресс начинал свой разбег. А тронуть священные никто не посмел. И они разрослись став лесами, но священными по обычаю. Они скрыли пейзаж, похоронили изломы местности. Захватили поселения выгнав жильцов и скрыли их в своих непролазных чащах. И небоскрёбы стали покрытыми лесом холмами, в пещерах которых жили летучие мыши, дикие звери и птицы. Леса, как плесень. Цивилизация заплесневела, заброшенная своими создателями. Только ветер проветривал вершины высоких холмов, выдувая плесень высоких деревьев. Каждая вершина скрывает свою терру инкогнита, которая невидима из под деревьев. И чтобы её найти надо забраться на вершину. И каждая вершина открывает свой взгляд на одно и тоже место, раскрывая его перед наблюдателем. И при этом скрывает часть.
        С перевала хребта, оставив за спиной выжженную ночью долину, сын моря и солнца смотрел на холмы в которые рухнуло третье солнце. Множество самых различных холмов, покрытых лесом и нет. Между ними струились зелёные полосы священных рощ. Дежавю. Сын моря и солнца уже однажды видел этот пейзаж. Когда и где? И было ли вообще? Но сам пейзаж уже был в его голове. Он знал это место. Знал каждый его куст. Быть может его знание было наследственным, полученным вместе с ДНК. Или навеянным магнитными полями, когда он ещё только плескался в капсуле своей. Здесь где-то было то, что он искал - подсказывало что-то в глубине. Охотник просыпался. Путь подходил к концу. Разумнее всего взобраться на вершину и обозреть от туда край холмов. С перевала плохо его видно. Сын моря и солнца бодро спустился вниз по дороге, в долину между холмов. Близость цели прибавила сил. Ноги шустро несли. На изгибе дороги у подножья холма, сын моря и солнца свернул влево и полез по склону вверх. Частые и тонкие деревья стремились не пустить его вверх и потому первые сто метров вверх он едва прошёл за час. А дальше было проще. Только
вверх пока не оказался на вершине. Сколько раз смотрел он сверху вниз, всходя вместе со своим солнцем на небосводе. И в этот раз перед ним лежали снова земли. И лежали они не плоской картинкой с большой высоты, когда даже самая высокая гора не более чем прыщ. Земли лежали в самом своём живописном виде, в пол оборота, открывая свой рельеф и свой простор. Взобраться вверх и дышать свободным воздухом, чистым от испарений подножья.
        Вершина была не пик, а плоской и широкой. Вид с одного края открывался один, а с другого другой. И каждый раз на совершенно разные края. Обойдя по периметру вершины, сын моря и солнца увидел металлический холм. То было солнце упавшее здесь. Холм был блестящий новизной и металлом. Его долго будет поглощать время. Сын моря и солнца пустился в путь к нему, уже без дороги, напрямик по целине, сквозь лес и болота, подъёмы и спуски. Зелень пыталась его поглотить войдя в сговор с ненасытной топью. В один момент, когда в ложбинке на небольшой возвышенности надо было перейти ручеёк, путь к переправе преградил лес. Кусты не выше плеч. Сын моря и солнца пошёл сквозь них, но они не пускали его, сплетясь друг с другом ветками как, застёжка молния, как липучка. Они опутывали члены, сковывали движения, цеплялись за одежду. Устав в неравной с ними борьбе, сын моря и солнца сел на землю. Он опустился под кроны кустов, так и не пройдя и пары метров сквозь пружинящий, безлиственный клубок. Сын моря и солнца сел на кочку. Он снова стал маленьким, когда деревья большие. И сцепившиеся деревца, стали волшебным лесом,
под густой сенью которой был свой мир. На четвереньках сын моря и солнца пополз меж стволов деревьев, легко преодолев лес, который требовал коленопреклонения.
        Третье солнце упало на склон холма и скатилось по нему вниз, подминая деревья. Оно оставило после себя опалённую просеку. Ночная прохлада и дожди остудили его опалённый корпус и потушили разгоравшийся вокруг лесной пожар. Когда сын моря и солнца пришёл к упавшему третьему солнцу, его корпус уже не трещал остывая и не излучал жар. Он был холоден. Сын моря и солнца обошёл корпус и нашёл место, где можно было забраться на тело солнца. В этом месте дерево задержало движение горячего шара вниз по склону. И по этому несломавшемуся дереву сын моря и солнца забрался на круглый корпус. На четвереньках, цепляясь за неровности, чтобы не упасть вниз, сын моря и солнца добрался до люка и постучал.
        Ему открыла девушка - дочь солнца и ветра. Он шлюзовался.
        - Привет! Долго ты добирался.
        - Упал в море.
        - Как там на улице?
        - Ты разве не выходила?
        - Нет. Ты же видел куда я упала. Из-за этого здесь такой кавардак. Всё послетало со своих мест. Пришлось наводить порядок. Извини, но не всё ещё успела.
        - Да ладно. Чего уж там. Главное, что ты цела. Ничего не поранила?
        - Нет. Ни царапины. Но все лампы в машине побились. До сих пор пылесосю и вычищаю осколки из блоков. Ты пешком сюда шёл?
        - Да. Упал в море и корпус раздавило на глубине. Всё утонуло.
        - Как там мир наш новый? Мы его будем возрождать?
        - Потухает. Надо строить новый мир.
        - Ведь мы для этого с тобою здесь. Мы новые люди, нас создали, как резервный вариант для тех, кто живёт здесь. Мы то с чего они начали.
        - Угу. И я видел чем они кончили.
        - Неужели всё так плохо?
        - Разумные здесь только механизмы. Их железная логика пережила неустойчивый разум своих создателей.
        - Мы будем лучше. Не повторим их ошибок. Ты же их все знаешь.
        - Да. Мы будем лучше. И жизнь этой планеты снова вернётся к своим собратьям у звёзд.
        - И на небосводе снова станет на одну разумную искорку больше… Ты голоден?
        - Немного.
        Дом повешений. Будильник.
        - Д-р-р!
        - Бах!
        - Тук. Дзынь. Дзын.
        Пуля вдребезги разнесла зазвонивший будильник. Пора вставать. Сейчас снова набегут соседи. Будут выяснять, что случилось. Всё ли в порядке. Есть ли у него разрешение на револьвер. Нормален ли он или нет. Явиться, вызванный ими патрульный бот. Будет составлять протоколы и акты.
        Как он ненавидит будильники. Но без них он не жилец на этом свете. Этот враг рода человеческого единственное устройство, которое действительно помогает ему в этой жизни. Он не приспособлен к жизни без них.
        - Нет, он не сможет этого. Он такой наивный. Он не приспособлен к жизни.
        Вот типичный образчик речей, которые говорят всевозможные доброхоты до защиты слабейших, которые как из под земли возникали каждый раз рядом с ним, когда он оказывался в ситуации требовавшей его решения. А ведь он их даже не звал. Он ведь живёт и значит он вполне приспособлен к жизни. Если кому-то что-то нужно, то это не значит, что это должно быть нужно всем.
        Запах пороха выветрился из комнаты. Ни кто не проявлял ни малейшего признака беспокойства по поводу стрельбы в его квартире. Сквозь задёрнутые портьеры пробивался свет зарождающегося дня.
        - Ладно.
        Встал, подошёл к окну и распахнул его.
        - Что никого не интересует, что случилось?!- крикнул он в окно.
        Где-то очень далеко внизу в черноте терялся двор. Солнце никогда его не освещало - мешали высокие стены дома-башни. Как колодец.
        - Заткнись! Достал уже!- донеслось с нижних этажей через полминуты, в течении которых ответивший судя по всему размышлял, стоит ли вообще отвечать.
        Привыкли. Никого больше не интересовала его особа и трагическая участь будильников, которые он расстреливал каждое утро.
        Рядовая, типовая, серая и обшарпанная, многоэтажная, с тысячами квартир, коробка дома. Башня возвышавшаяся над городом у подножия холма. Её сёстры на индустриальных, производственных планетах, сотнями составляли номерные спальные кварталы. Стены последний раз крашены при строительстве дома. Коридоры с рядами дверей квартир и запах мусоропровода. Кое-где сохранились лампы. Потрескивая и мигая, они капали свет в серую гнетущую атмосферу.
        Вечером по пути домой он купил себе новый будильник. Лавочника, у которого он покупал каждый вечер будильник, наконец прорвало любопытство и он спросил, отсчитывая сдачу:
        - Что вы с ними делаете?
        - Я их ем,- грубый ответ, но вечер после рабочего дня не лучшее время для расспросов про то, что вас не касается. Больше он не будет здесь покупать будильники.
        - Этот тип за прилавком тоже много о себе думает. У него слишком длинный нос. Не его ума это дело, что я делаю с будильниками. Раз покупаю, значит нужны для чего-то. Мариную я их. На зиму,- ворчал про себя, идя по растрескавшемуся асфальту тротуара до дома со своей ячейкой-квартирой. Тротуар был ровесником башни. Положенный один раз он больше ни разу не подновлялся. Жара и холод делали своё дело - асфальт растрескался, стаптываемый бесчисленными ногами прохожих, но сквозь трещины не проросла ни одна травинка. Отсюда, снизу, было видно, что дом уходит прямо в небо и теряется там в высоте. Линия освещённых окон поднималась до трети высоты башни, а выше только чёрные и пустые глазницы окон нежилых квартир уходили в бесконечность, клубившуюся тяжёлыми, серыми, беспросветными тучами испарений города, которые почему-то скапливались вокруг башни.
        Лифт опять не работал. Говорят, физические упражнения приносят радость и способствуют повышению тонуса. Но только не после рабочего дня, когда еле волочишь ноги, и хочется упасть трупом на постель. Тридцать этажей! Раньше это всего лишь тридцать этажей. Но прошло время и их стало больше, они стали громадными. Тридцать этажей вверх до своей квартиры. Наверно поэтому выше уже ни кто не живёт. Выше - на две сотни этажей, до самой крыши - мало кто поднимался. Там были и покинутые и так и не заселённые ячейки. Тридцать этажей по обшарпанным лестницам, рискуя наступить в собачьи экскременты недотерпевших до улицы собак, которых не выгуливают хозяева. Вот и оно:
        - … !
        На тёмном пролёте лестницы он наступил на что-то. На свету, как он и ожидал, выяснилось, что вляпался. Подошву придётся вымыть. А это лишние действия. А он так устал.
        На лестничной площадке пятнадцатого этажа ждала девушка пятнадцати лет. Густая копна чёрных волос ниспадала на плечи, резко контрастируя со здоровым юношеским цветом её кожи. Кровь с молоком. В рамке обшарпанных стен с рубенсовским освещением от одинокой лампочки.
        - Добрый вечер,- она улыбнулась ему. Соблазнительно скромно ещё сильнее запахнув полы халата, который закрывал, но ничего не скрывал,- Как прошёл ваш день? Какая нечаянная встреча! Я вот выносила мусор.
        В руке у неё действительно было пустое мусорное ведро. Но квартира, в которой она жила месте с родителями, находилась в конце коридора у самого мусоропровода, и чтобы выбросить мусор ей не зачем было идти к лестнице. Как её там? Лиза. Она воображает себе, что любит его. И специально поэтому ждёт его каждый вечер во дворе, когда он возвращается с работы. Явные якобы случайные встречи, во время которых она соблазнительно вертится перед ним в школьной форме. Теперь, когда сломался лифт, у неё появилась возможность предстать перед ним в более откровенном наряде. Чем она и воспользовалась. Пятнадцатый этаж, а она «Как прошёл ваш день?» Ладно, он её сейчас обдаст, даже не остановившись:
        - Дерьмово.
        - Ничего! Любые трудности временны!- подбодрила Лиза, продекламировав в след удалявшейся вверх по лестнице спине.

«Ага. Когда сдохнешь, тогда они и закончатся.»
        Сегодня не спалось. Не спалось и вчера. Сон не спешил прийти. На небе светил огромный фонарь Луны, давая освещение ночью не хуже, чем солнце днём. На портьерах, закрывавших окно, иногда проносилась какая-то тень.
        - Мало ли, что там порхает. Хоть смерть.
        К утру он забылся сном, но скоро его разбудил будильник.
        - Д-р-р!
        - Бах!
        - Тук. Дзынь. Дзын.
        Опять на работу.
        Следующей ночью он спал. Приснилось кладбище. Доктор сказал, что это лечиться и прописал антидепрессанты и отпуск.
        - Отпуск?!.. Да кто его тебе даст!- удивился кто-то внутри головы,- Уволят. Вот тогда и отдохнёшь… Пока не сдохнешь где-нибудь в канаве.
        Было облачно. Тучи серели и наливались дождём, который скоро и пролился на землю. Парк был пуст и неуютен. Холодно. Его путь лежал через этот парк до аптеки, в которой он приобретёт выписанные ему лекарства. Этот маршрут был необычным для него. Обычно он ходил только на работу и обратно домой и посещал только те заведения, которые попадались ему на том пути. Аптеки среди них не было. Выйдя из аптеки, он посмотрел по сторонам. Дождь моросил.
        На следующий день на работе ему пригрозили увольнением.
        - Ну, как? Уже лучше?- спросил кто-то в голове.
        - Что лучше?
        - Помогают таблетки?- уточнил голос в голове,- Ну те, которые тебе доктор прописал. Хорошие колёса, правда? Тебя пугали увольнением, а ты даже глазом не моргнул.
        - Если так, то да,- согласился он, удивляясь происходящему с ним.
        Вечером таблетки отправились в унитаз. Ещё через пару дней ему объявили, что он уже может искать себе другое место работы. Вечером того же дня он позвонил по единственному телефонному номеру, который не был какой-либо службой.
        - Алло?- ответил женский голос на другом конце линии.
        - Привет,- сказал он.
        - А это ты,- разочаровано произнёс женский голос,- Что в этот раз стряслось?
        - Ничего. Давно не звонил просто вот и решил позвонить и узнать как ты.
        - Ты врёшь,- уже устало ответил женский голос,- Я тебя знаю.
        - Нет, ты меня не знаешь.
        - Если бы не знала, то не ушла бы от тебя. У тебя опять что-то стряслось. Будь хоть в этом мужчиной - умей держать удар. И будь добр - не звони мне больше! У меня уже совсем другая жизнь! А ты как кошмарный сон!
        - Ту-у-у,- вместо женского голоса продолжил телефон. Положили трубку.

«Держать удар. Держать удар. Держать удар!» - крутилось в голове. За окном снова метались тени. Луны видно не было, и на портерах были кроваво-алые отблески неоновых вывесок города.
        - Тот, кто обороняется, ничего не получает. Лучший способ обороны - нападение,- возвестил голос в голове.
        Следом за ним пришёл сон. - Сюда,- голос вел его по улицам,- Здесь дыра.
        Он пролез в дыру в сетчатом заборе двора заброшенного дома, который хозяева всё никак не удосужатся снести. Четырёхэтажный. Но сейчас здесь не жили даже птицы. Стремительной перебежкой пересёк двор и скрылся в парадной коттеджа.
        Только здесь он перевёл дух, бегом преодолев несколько кварталов с риском быть схваченным в любой момент. Навалилась тоска. Смертная тоска. Его обложили. Он в этом не сомневался. Вытащил из кармана револьвер и раскрыл его. Экстрактор выкинул из барабана пустые гильзы, которые со звоном упали на кафель пола. Запахло порохом. Патронов больше нет. Последний он потратил на охранника на вахте, который пытался его задержать. Остальные были в тех, с кем до недавнего времени работал - начальник, секретарша, коллеги. Бывшие - его же ведь уволили. Кто ещё были? Да много, кто попался на его пути.
        - Туда им и дорога,- он закрыл револьвер и хотел, было сунуть его в карман, но ухмыльнулся и просто уронил на пол. Без патронов это бесполезный кусок металла.
        - Всё дальше идти некуда. Эй, голос, ты где?
        Голос куда-то пропал.
        - Наверное, это называется прозрением. Перед концом.
        Осмотревшись вокруг, он добавил:
        - Неплохое для этого место. Пойдём, посмотрим, где лучше?
        По лестнице он поднялся на второй этаж и вышел на балкон, который опоясывал здание по периметру. Какая-то сила привела его к распахнутой двери в комнату. На противоположном конце комнаты было окно, в которое было видно вечнозелёное лиственное дерево и небо. В углу валялся старый деревянный стул. Он поднял этот стул и поставил его посреди комнаты. Встав на него, он вынул из кармана свёрнутый галстук и привязал его узкий конец к арматуре, которая торчала из потолка. Широкий конец галстука петлёй лег на шею. В тот же самый момент на него обрушилась волна тоски и депрессии, какой он ещё ни разу не испытывал.
        - И-и-и!- завыл он, скривив лицо, как будто съел очень кислый лимон. Из глаз хлынули слёзы, а ноги, ослабев, подкосились.
        Совсем в другом помещении, в другом здании чья-то рука, с большим золотым перстнем на безымянном пальце, повернула ручку регулятора мощности до нуля.
        Дверь кабинета распахнулась и в её проёме показалась густая копна чёрных волос молодого инспектора Стёпы. Не выпустив дверной ручки, он выпалил:
        - Гурий Иванович, ещё один!
        Сидевший за столом старший инспектор планеты Гурий Иванович Сыч вскочил, на ходу схватил шляпу с вешалки и помчался по коридору Управления вслед за инспектором на выход.
        Машина с инспекторами въехала во двор заброшенного дома, которые хозяева всё никак не удосужатся снести. Четырёхэтажный. Но сейчас здесь не жили даже птицы. Здесь уже стоял патрульная машина.
        - Мы преследовали подозреваемого в массовом убийстве,- докладывал добровольный патрульный,- При осмотре здания подозреваемый был обнаружен повешенным.
        - Дальше можете не продолжать,- прервал его Гурий и пошёл внутрь,- Я даже догадываюсь, в какой комнате его нашли. Идём!
        Последнее относилось к Стёпе, высокая фигура которого последовала за крепкой, коренастой фигурой следователя, начавшего обрастать жирком на кабинетной работе.
        На втором этаже Гурий уверенно прошёл в комнату, в которой висело тело повесившегося на галстуке мужчины. Отброшенный в конвульсиях стул валялся у стены. Покойника сторожил второй доброволец. Пока не приехали, криминалисты Гурий осматривал помещение.
        - То же самое,- проворчал под нос Гурий, ковыряя пальцем стену.
        Кто-то снимал самоубийство. На стенах комнаты, он обнаружил остатки плёнки. Тонкая плёнка, которая всей своей поверхностью фиксировала изображение. Где-то к ней был подключён передатчик. Но его уже можно не искать. Самоуничтожился, как всё закончилось. Подошёл Стёпа с данными покойного:
        - Угадайте, где он живёт?
        - Где?
        - В башне.
        - Опять башня…
        Ближе к вечеру Гурий сидел в своём кабинете и листал папку с материалами по этому делу. Индекс тревожности в колонии на планете всегда был самым низким. Его практически не было. В пределах нормы спокойной, безмятежной, но интересной жизни. Но индекс стал понемногу расти. Люди начинают бояться. Чего? Просто бояться. Всего бояться. Окружающих людей. Но таких напуганных пока мало. Уже четвёртый самоубийца в этом веке и третий висельник. Как и два его предшественника, он не просто тихо ушёл. Да и тихое самоубийство было бы не обычным событием. Давно склонных к самоубийствам вычислили и определили им счастливую и безмятежную жизнь. Почти извели их род под корень. А тут уже третий! Который повесился.
        Первый самоубийца просто прыгнул с крыши единственной в городе бетонной высотки - башни, как её и называли здесь, возвышавшейся на сотни метров над городом на востоке. Вид от туда отличный, но атмосфера там не хорошая. Дом пользовался дурной славой. Построенная во времена первых поселенцев, башня была крепостью, замком колонистов в новом для них мире. Город по первоначальному проекту должен был состоять из трёх таких примитивных по устройству, но крепких башен, в которых и выживали бы все люди. Если бы под ударами внешних сил пала одна башня, то оставались бы ещё две. Автономные, прикрывающие друг друга огнём дома-крепости.
        Но всё обошлось. «Внешних» сил не оказалось. Новый мир был почти раем. Живи не хочу. Чем и решили заниматься колонисты, расселившись по множеству домов более скромных размеров и более приспособленных для жизни. Даже сейчас в городе самые высокие дома были в двадцать раз ниже этой мрачной башни.
        Два года назад первый самоубийца прыгнул из круга, аккуратно разложенных на краю крыши, белых цветов. Какой-то ритуал? Неудовлетворённость работой? Это-то в Старательском Бюро, где он заведовал информационной частью? Может быть. Но его индекс удовлетворённости был высок. Жажда нового?
        Второй взорвал прогулочное судёнышко, которое курсировало по озеру, делая остановки в излюбленных местными жителями местах для прогулок и пикников. Он сошёл с ума. В рюкзаке пронёс на борт бомбу и спрятал её там. Как выяснилось в последствии - самодельная. Впрочем подобное устройство не сложно сделать. Как и во всём, главное желание. На первой же пристани сошёл. А затем, позвонил и сообщил, что судно заминировано и через пять минут взорвётся. Пристать к берегу у прогулочного судна уже не было времени. Взрыв разнёс ему корму и оно затонуло в считанные мгновения. Потом была погоня за бомбистом. Его нашли повешенным в комнате с видом на вечнозелёное лиственное дерево и небо, в заброшенном доме, который хозяева всё никак не удосужатся снести. Четырёхэтажный. Но сейчас здесь не жили даже птицы. Он оставил записку, что его мучает то, что он не может жить в мире в каком хочет. Но в комнате где он повесился нашли плёнку-камеру. Кто-то снимал самоубийство?
        Спустя полгода в том же доме, где повесился, как установила экспертиза, бомбист, нашли третьего покойника. Этот не прихватил с собой никого из сограждан, но зато вдоволь, или в сласть поработал над собой. Та же комната была вся перепачкана кровью. Второй повесившийся жил здесь два или три дня. Всё это время он истязал себя. Чтобы быстро не замучать себя он сидел на стимуляторах и анастетиках. Большое количество использованных ампул, упаковок, бинтов, жгутов, ваты, режущих, колющих инструментов валялось по всей комнате в засохших лужах крови. Тут и там были ошмётки кожи, которую висельник снимал сам с себя. Он вырвал себе все зубы и сложил пирамидкой на подоконнике. Здесь же лежала его правая рука - он отрезал её сам себе. Картина была жуткая. Событие потрясло всю колонию на планете. И кто-то, похоже, снова снимал происходившее в этой комнате.
        Вокруг заброшенного дома поставили забор. Прошёл почти год. И вот снова.
        - … Хм. Обращался к врачу. Наличие беспокойства, тревожности, нарушения сна… Прописано то же, что и всегда в подобных случаях. А где прописанное ему? Нашли в квартире?
        Вопросы относился к Стёпе, который ездил на квартиру покойного.
        - Нет. Но нашли пустую банку от него.
        - Банку отдал в лабораторию?
        - Ну конечно, Гурий Иванович.
        - Ясно, что для своих целей они находят конченых неудачников… Но, мне интересно, как они заставляют их совершать самоубийства?
        - Вы думаете это кто-то?
        - Почти уверен. Человек легко может съехать с катушек, и натворить то, что натворили у нас. Но нужен толчок. Толчков я не наблюдаю. Значит кто-то им помог.
        - Ну если так, то может Лучи смерти?- предложил Стёпа.
        - Хм. Не исключено.
        Затрещал старый, треснутый телефон, от времени потерявший свой звонкий голос. Звонил доктор - седеющий врач и медицинский эксперт Управления - и звал к себе.
        Когда Гурий спустился в лабораторию, расположенную в подвале, Доктор открыл дверцу шкафа и извлёк из него запаянную колбу с прозрачной жидкостью внутри.
        - Вот это было в мозге твоего последнего самоубийцы.
        - Что это?
        - По научному - «самоимплантируемый нейромодуль». Больше известен как
«червь-мозгоед», прозванный так за особенности своего функционирования. Сейчас он дезактивирован, ты его части не разглядишь, они в растворе… Шутка природы над человеком. Это не биологический вирус или животное. Это создано самими людьми. Очень интересная разработка. Программно-аппаратный самовоспроизводящийся, небиологический комплекс, предназначенный для работы с мозгом. Проникает в организм как вирус, сам добирается до цели и там встраивается. Может использоваться, например, для усиления интеллектуальных способностей, заменить силу воли у безвольных. Или наоборот. Смотря, как его запрограммировать. В медицине используются для лечения психических больных, для контроля и коррекции их состояния и поведения. Проявляет себя в виде голосов в голове или непреодолимых сил, заставляющих больных действовать социально приемлемо… Применение этого препарата строго регламентировано. Его нельзя просто так взять в аптеке…
        - А если его запрограммировать на асоциальное поведение?
        - Думаю, ты догадался.
        - Прямо эпидемия какая-то… Любопытно…
        - Вот и я о том же,- оставил за собой последнее слово Доктор и, рисуясь, поправил свои круглые очки на носу.
        Была большая перемена. Рекреация гудела. Ученики младших классов ракетами проносились по этажам, гоняясь друг за дружкой. Дежурные учителя ловили их, но это был сизифов труд.
        - Что ты знаешь о самоубийствах?- спросила Лиза.
        - А? Чего? О самоубийствах?- удивилась Мю,- Зачем тебе это? А, поняла, у вас же в доме вроде кто-то повесился. Говорят, странный был человек.
        - Он был особенный.
        - Да? Ну-ну. Я вижу, тебе он нравился.
        - Немного. Он был такой одинокий и беззащитный.
        - А говорят, он псих был. Слышала, что он перестрелял всех своих коллег в фирме, где работал?
        - Нет,- удивилась Лиза.
        - Вот то-то. А потом он сбежал и повесился.
        - Но… Но, наверное, на это были причины. Его довели.
        - Ага. Довели.
        Сегодня Борис принимал у себя на подпольных боях важных гостей, которые расположились в тени в его ложе. Все они прибыли инкогнито и не хотели быть замеченными здесь. Они даже сожалели, что имели несчастье столкнутся здесь друг с другом. Хотя прекрасно были знакомы между собой в повседневной жизни и по работе. Но дело, ради которого они прибыли сюда, было для них важнее. Всех их пригласил сюда Борис. И важным гостям предстоит оценить представление, которое он им сейчас представит. Внизу в зале копошилась простая публика. Борис встал со своего места, и его голубой с блёстками пиждак засверкал в луче направленного на него света. Борис поднял руку требуя тишины для себя. Большие тёмные очки на пол лица позволяли ему отлично видеть весь зал, а густая щётка усов закрывала вторую половину лица и скрывали его эмоции. Привлечённые единственным пятном света в темноте, зрители в зале оборачивались к нему и умолкали, ожидая речь. Тишина установилась.
        - Я рад видеть вас, мои дорогие гости! Вы пришли увидеть самое захватывающее зрелище! Сегодняшнее представление будет истинным торжеством естественного отбора! Только один выйдет сегодня с ринга!- объявил Борис начало представления.
        В центре тёмного зала красным вспыхнула круглая арена. А свет направленный на хозяина погас.
        - Как видите, я действую с размахом, не мелочусь. На этом деле не стоит жалеть денег. Тогда они сами собой вернуться с прибылью. Большой прибылью,- пояснил своим гостям Борис, садясь обратно в своё массивное кресло. Он сделал ударение на последней фразе.
        На арену вышли два первых участника.
        - Это для разогрева,- снова пояснил Борис,- На кого поставите?
        В толпе зрителей внизу сновали букмекеры, собирая ставки на бойцов.
        - А кто у вас победит?- спросил один из гостей, озвучив общую их мысль.
        - У меня всё честно. Можете не сомневаться. Бой не подставной. Это настоящий азарт. Правило боя одно - победить.
        Букмекеры закончили приём ставок. Борис щёлкнул пальцами и перед ним склонился стюард с бутылками и рюмками на подносе.
        - Коньяк? Водка?- предложил гостям Борис,- Настоятельно советую. Зрелище может вас шокировать.
        Кто-то из гостей взял, кто-то понадеялся на крепость своих нервов. Развалясь в кресле, хозяин представления смаковал выпивку. На арене началась схватка. Противники пока ходили кругами по арене, изучая друг друга. Публика в зале недовольно гудела, желая зрелища.
        - Начало рядовое,- тихо произнёс один из гостей.
        - Здесь главное конец,- ответил Борис.
        Началась схватка. «Болельщики» в зале орали. Два бойца беспощадно убивали друг друга. Кто они и откуда ни кто не знал и ни кто знать не хотел. Внезапно один из бойцов вытащил из своего пояса тонкую проволоку, обмотал её вокруг шеи противника и резко дёрнул концы в разные стороны. Голова того отделилась от тела и с глухим стуком упала на арену. Всё произошло в какую-то секунду. Зал, поражённый, замер, а потом в экстазе взорвалась бурным ликованием. На арене стоял один боец. Тело другого лежало и заливало арену кровью. В темноте ложи, среди гостей замелькали огоньки сигарет, нервно чиркали зажигалки в дрожащих руках.
        - Он действительно убит?- задал вопрос один из гостей, нервно затягивая в себя дым.
        На арене позировал победитель, потрясая куском проволоки, принёсшим ему победу. Люди Бориса, выволокли труп поверженного бойца, спешно меняли покрытие арены с невозмутимостью и чёткостью движений профессионалов.
        - Да он мёртв. Вы только что видели, как один человек убил другого на потеху публике.
        - Думаете, наш канал будет это транслировать?
        - Это зрелищно и приносит огромные деньги. Колоссальные. На прибыль от этого представления вы сможете купить всё человечество. Я не изобрёл ничего нового. Такое уже не раз было в истории. И ни какая мораль тут не причём. Мораль для неудачников и слабаков, и она в ваших руках. Ведь вы же вещаете на человечество. Я предлагаю вам свой товар. Вы его только что видели.
        К уху Бориса склонился один из его людей.
        - Не сейчас,- отмахнулся Борис от него.
        Ворвавшийся в помещение спецназ положил конец представлению.
        - Ого!- вырвалось у Стёпы, когда он вошёл в «рабочий кабинет» Бориса. Здесь стояли портативные летающие генераторы инфразвука, мозги управления ими и червями. Здесь же были теле- и видеоаппаратура и записи с убийствами. В шкафу в образцовом порядке стояли баночки с препаратами. В сейфе Бориса нашли несколько новеньких червей-мозгоедов, ждавших своего часа.
        Борис сидел за столом в комнате для допросов. Напротив сидел старший инспектор планеты. Несмотря на события ночи, прилизанная и пышная шевелюра Бориса ни чуть не растрепалась. Он сохранял свой лоск.
        - И кому же ты продавал своё кино?- спросил Гурий.
        - Есть любители. Их много и они богаты. Я им нужен,- ухмыльнулся в ответ Борис.
        - Больше ты им не нужен. А зачем ты убивал людей?
        - Неудачников,- поправил Борис,- Зачем им жить? Так они хоть умрут с пользой.
        - Для тебя, да?- Гурий.
        - А что в этом такого? С пользой для общества разве лучше?
        Бориса увели в камеру.
        - Ему бы такого червя в голову,- высказался, наблюдавший беседу, Стёпа.
        Гурий освободился только утром. Над горизонтом поднималось красное солнце. Заливая своими лучами улицы и парки города. У подъезда Управления Гурий неожиданно для себя встретил свою жену, которая пришла к нему на работу и принесла завтрак.
        - Я уж думала ты опять на сутки пропадёшь. Принесла вот завтрак тебе и твоему инспектору.
        - Не. Я всё на сегодня… Пойдём домой.
        - Тогда я отдам Стёпе.
        - Он уже ушёл.
        Гурий шёл под руку с женой по улице на встречу восходящему солнцу. На бездонно-синем небе не было ни одного облака.
        - Пока собиралась, услышала в утренних новостях, что арестовали целую банду, убивавшую людей для развлечения. Это ты это дело раскрыл?
        - Дорогая, давай не будем о работе, а?- устало попросил Гурий.
        - Хорошо… Сегодня очень хорошая погода.
        - Да-а…
        Универсальная машина
        Кто бы мог подумать, что универсальную машину будет так тяжело распространять! Но делать было нечего. Другой работы я всё-равно не мог найти. Даже те крохи, которые мне перепадали с этой чёртовой работы, были большим счастьем. Но я ещё мог и гордиться тем товаром, который распространял! О да! Универсальная машина это было нечто! Внешне она не особо привлекательна. Так, неровный чёрный куб «пластилина» завёрнутый в простую обёрточную бумагу. Пожалуй это было и маркетинговым промахом. Но таковы уж увлечённые учёные. Как я понимаю их. Зато сама машина вышла на славу. Она могла ВСЁ! Потому она и называлась универсальной. Но, что внутри неё я так и не смог узнать. Там было всё перемешано в однородную массу. Потому и говорю, что она представляет из себя кусок пластилина, так как извлечь её составляющие никак нельзя. У меня вообще создалось впечатление, что и сам её создатель - профессор Горихвостовский - сам толком не понимал ни как она устроена, ни как работает и почему. Как он её придумал? Остаётся только гадать. Может он и не был никаким учёным, а обыкновенным мошенником. Но факт остаётся фактом -
машина работала. А профессора мы, кто у него работал, звали Профессором. Даже если он и не был профессором, но черепил он знатно. Глобальный мозг был.
        В тот день, когда я узнал про эту машину, визит к Профессору был уже моим пятым визитом к потенциальному работодателю. Так я к нему и заявился - пыльный от постоянной ходьбы по улицам и с торчащей из кармана пиджака газетой с объявлениями о работе. Не скажу, что условия, которые предложил Горихвостовский, были мне по душе. В метрополии таких условий никогда не предлагают, а в менее цивилизованных, окраинных мирах за такие вот запросы могут и прибить в переулке. Но в кармане у меня уже было больше дорожной пыли, чем монет и надо было что-то решать. Вот такой вот средний мир в котором я застрял по пути в приличное общество.
        Так и стал коммивояжёром.
        За день я мог реализовать максимум две универсальных машины. Просто больше я не мог физически поднять. Чемодан с парой этих штуковин лёгок только первые полчаса, а дальше он уже становится каторгой. Таскать из квартала в квартал, из дома в дом, от двери к двери двухпудовый и неудобный чемодан. И будь я проклят, если с течением времени он не набирает вес! Этот треклятый вес очень хороший стимул впарить побыстрее кому-нибудь эту несчастную универсальную машину. Тут уже не до сантиментов. Иногда даже срываешься на потенциальном покупателе. Для меня поначалу было удивительно, почему Профессор не выложил инфу о своей машине в сети. Так бы он окучивал гораздо больше народу, чем с помощью моих ног. Но на вопрос об этом, Профессор ответил, что в сети универсальная машина потеряется в информационном шуме и ни кто в неё не поверит, человеческий фактор, так сказать. Прямое человеческое общение позволяет каждую особь изловить за шкирятник и ткнуть носом в эту, предлагаемую особи, машину. Показать непосредственно, как улучшится жизнь индивида после приобретения этого изобретения. По мне, так половина купивших
покупали чтобы лишь я отвязался от них. А иначе нельзя с ними. Главное с самого начала сесть на уши потенциальному покупателю, завладеть его сознанием, убедить, заставить его чувствовать себя ущербным и ничтожным без этой машины, привить жгучее желание обладать этой универсальной машиной. Я понимаю - это, конечно, не честно, но ведь я предлагаю им счастье. А они упираются. Вот и приходится их насильно в рай тащить.
        Проффесор выпекал эти машины в своей лаборатории, а мы, я и ещё пара таких же как я, таскались с ними по планете. Я не знаю, приносила ли вообще прибыль эта затея. Но платил Профессор исправно. На нас же была ещё и поддержка. То есть если машина ломается, то кому-то надо было ехать за ней и тащить к профессору, для разбирательства. Это в теории. На практике рекламаций не было.
        Иногда вечерами, или с утра пораньше, бодрячком, Профессор читал нам лекции про свою машину:
        - Эта машина может всё. Она универсальна. С её помощью можно решить любые проблемы, исполнить любые желания. Она может сделать человека счастливым. Мы должны как можно большему числу людей дать эту машину. Потом, когда у нас будет приличное оборудование, мы с вами будем выпускать миллионы универсальных машин в месяц и раздавать их людям. Совершенно бесплатно. Кому как, а по моему скромному мнению, тут попахивало тоталитарной сектой. Но дела по немногу шли.
        Когда я получал свою первую пару универсальных машин для реализации, Профессор продемонстрировал мне их возможности. На столе, после упаковки моего чемодана, оставался чёрный куб ещё одной машины.
        - Видишь ли,- говорил Профессор наставляя меня перед отправкой,- человеческое счастье это состояние которое возникает из мелочей и их восприятия. Не бывает одного большого, глобального, светлого счастья. Но есть много-много всяких приятных моментов, неожиданных и уже привычных, которые в совокупности и составляют счастье. Так вот с помощью моей Универсальной машины можно создавать эти самые моменты и мелочи. Ведь все они материальны. Понятно?
        - Э-э... Не совсем,- мне действительно было не понятно.
        - Сейчас покажу,- Профессор включил машину,- Чего ты хочешь сейчас? Какую приятную для тебя мелочь ты хочешь получить?
        - Э-э... Деньги. Но это не мелочь. И мелочь мне не надо. Не знаю... Ну давайте ложку, что ли.
        Профессор ткнул в машину. Со стороны обращённой ко мне на стол из машины вывалилась ложка. Она появилась, как нарост на грани куба и, отпочковавшись, упала с металлическим стуком. Ложка была самая настоящая и ещё тёплая. С пылу, с жару. Металлическая, нержавеющая столовая ложка. В комнате посвежело.
        Вот такая вот была демонстрация возможностей Универсальной машины. Уже ходя от двери к двери, демонстрируя возможности этого аппарата, я настрогал таким образом, наверно, несколько сотен таких вот ложек. Если и не удавалось сбыть машину, то ложку я всегда оставлял после себя. Даже немного беспокоюсь по этому поводу - производители ложек за такой вот подрыв их дела однажды устроят мне тёмную. Шучу, конечно.
        Так в работе прошло некоторое время. У меня стало чуть больше монет чем было. За одно я легко выпросил такую вот машину для своей новой подруги в подарок, сославшись на то, что она жить не может без такого чудного аппарата. Профессор вообще имел склонность раздавать свои труды на право и налево безвозмездно. То есть даром. Что явно противоречило здравому смыслу. Ну он у нас вообще был со странностями, как я уже говорил.
        Конечно, было не без приключений в моей работе. Когда вот так вот чешешь по чужим жилищам, на всякое можно нарваться. Где с пониманием и интересом выслушают, порасспрашивают, чаем напоят, а где и дверь не откроют. Где попользуют бесплатно машину, а где и попробуют подстрелить. Однажды было такое. Не вовремя забрёл в ненужное место. А там троица подозрительного вида, чего-то допытывается у четвёртого, привязанного к стулу и всего в крови. Пришлось бросить чемодан с товаром и уносить ноги под свист пуль. Так сказать, чем быстрее ноги, тем целее шкура. А в тот момент я был абсолютным чемпионом Галактики по бегу с препятствиями.
        После таких вот испытаний присядешь и задумаешься, надо ли оно тебе это или нет. Но когда перспектива только на общественных работах похлёбку зарабатывать или ту же казённую похлёбку антиобщественным промыслом добывать... Думаю сами понимаете, что при всём богатсве выбора, жизнь оставляет только один вариант. Тут как в петле - сколько не дёргайся, а ни куда не денешься и скоро привыкнешь. Но для себя я крепко решил, что как только накоплю на билет, то сразу же делаю из этого средненького мира ноги в лучшие края... Не путайте с лучшим миром, товарищи.
        В целом публика, которой впаривал эту универсальную машину была тоже средней. Обыватели в самом среднем смысле этого слова. Все на одно лицо. Если поднапрячся, то можно заметить, что лицо это естественно различаеться от экземпляра к экземпляру. Попадаются даже симпатичные мордашки. С одной такой я как раз и познакомился в Новогодний день. А вы что хотели? В праздник можно больше реализовать универсальных машин. Универсальная машина лучший подарок родным, близким и друзьям на Новый год! Не скажу, что машина была популярна, как вода в пустыне, но как забавную вещицу в подарок её всегда брали. Так вот и в тот раз я снова звонил в дверь последней кваритры в подъезде под самой крышей, распространяя очередную партию машин. Открыла мне брюнетка в черном, двуслойном платье, внешний прозрачный, ажурный балахон, а под ним уже нормальное обтягивающее платьеце. Всё при ней. Я было начал свою арию про достоинства моего товара, но она пригласила войти и предложила чаю. Чай это хорошо. Я, надо признать, умотался за день и прополоскать горло теплым был совсем не прочь. А тут как раз ещё и симпатичная компания. За
чаем можно и товар подробно разложить. Я вошёл в квартиру со следами прошедшего праздника. Помимо новогодних украшений и, обязательных местами, кругляшков конфети вся квартира была в рассыпаных блёстках. Хозяйка прошла на кухню и при этом я получил возможность критически оценить её с задней полусферы.
        Только выйдя из дома, до меня дошло, что ей так и не предложил приобрести Универсальную машину. За чаем разговаривали о всякой ерунде, обо всём на свете, а о деле я и забыл. Уж очень мила оказалась хозяйка. Доброе слово и кошке приятно, тем более от такой милашки. Возвращаться с самыми меркантильными намерениями к ней на пятый этаж, после оказанного мне гостеприимства, показалось некрасивым. Но мне придётся здесь ещё появиться - мы договорились с ней сходить в кино. Короче жизнь налаживалась, и мне надо было уже подумывать о втором билете на лайнер, который унесёт меня от сюда. Да и сам лайнер теперь должен быть поприличнее, а каюты почище.
        Или вот, к примеру, случай был. Открыл мне как-то старикан. Незнаю сколько ему лет, честно говоря. Сейчас трудно сказать по состоянию зубов о возрасте их теперешнего хозяина. Но на меня этот ухоженый старец произвёл впечатление старикана. То есть выглядел он так, что он уже старый и ему всё-равно.
        - Хм. Забавная вещица,- сказал старикан разглядывая универсальную машину,- Говорите она сделает меня счастливым?
        - Совершенно верно! Ваша жизнь измениться к лучшему!- ответсовал я.
        - Ну она у меня и так чудесна,- пробурчал под нос старикан.
        - Эта чудесная машина наполнит вашу жизнь множеством приятных мелочей, из которых состоит счастье,- вещал я.
        - Как это?
        - К примеру вам не хватает ложки...
        - Ну и что?
        Отработаным движением я ткнул в куб машины и она выдала очередную ложку.
        - Вуаля! Вот ложка,- я протянул ложку старикану,- У вас теперь есть новая ложка. Теперь вам не о чем беспокоиться. С этой машиной вы вообще перестанете беспокоиться о чём бы то ни было. Это счастье!
        - Э-э. Знаешь, да я и так счастлив. Что с ложкой, что без ложки. Либо ты чувтствуешь себя счастливым, либо нет. И ни о чём не беспокоюсь. За ложку спасибо.
        Старикан спрятал ложку в нагрудный карман.
        - Но если вам понадобиться размешать сахар, например, в чае, а ложки у вас нет. Это такая досада!
        - Размешаю пальцем.
        Я вылупился на старикана, услыхав эту фразу. Похоже возраст уже сказывался на его рассудке. И мои сказки про ложку были не актуальны. Надо было петь ему про подгузники.
        - Чай же горячий.
        - Подумаешь. Это всего лишь иллюзия.
        Короче ему машина была не нужна. Удивительно, как с таким мировозрением ему удалось дотянуть до его годов. Его бы сожрали в два счёта первые же встречные. Вся жизнь борьба. А может им брезговали? А может это у него и от одиночества. Знаете, пробузил всю молодость свою старикан, и остался к старости один. А теперь вешается на первого встречного, кто с ним заговорит. Попадаются ещё и просто птицы-говоруны такие, что лишь бы потрепать языком сразу обо всём. Кто знает, какой это случай был.
        - Пап, что там?- послышалось из-за спины старикана.
        Похоже, я был в этот раз не прав в оценке клиента.
        - Могу предложить вам настоящую универсальную машину для ваших... потомков. Это избавит их от трудностей и проблем,- уцепился я.
        - Нет уж спасибо. Пусть уж лучше с проблемами, зато настоящие.
        Старикан отрезал, поблагодарил и закрыл перед моим носом дверь.
        Вот таким образом и тянулись дни.
        А затем наш босс захотел узнать, как используются его Универсальные машины, есть ли от них прок. Это означало, что нам, тем кто распространял эти самые машины, предстоит прошвырнуться по новой по всем нашим клиентам, приставая к ним с вопросами из анкеты, которую составил Профессор. Ну кто платит, тот и музыку заказывает, так что ноги в руки, анкеты в зубы, и двинул я по адрессам, где оставил замечательную машину Профессора. По мне, так это глупейшее занятие, монет это не прибавит. А вот Профессора мне немного стало жалко. Даже подумал, а не заполнить ли мне эти все анкеты самому, что бы у Профессора создалось впечатление, что его машина приносит счастье пользователям. Дело в том, что эта его замечательная Универсальная машина, никому по большому счёту, нужна не была. Кто пользовал её под тумбочку для горшков с цветами, а кто и с трудом мог вспомнить о чём вообще речь. Хотя находились и те, кто пробовал её использовать. Но толку от этого не было. Я так понял, дальше бутылки фантазия у большей части наших клиентов не распространялась. Да и бутылки зачем, если служба всё доставит, а представить во
всей красе своё желание, чтобы машина поняла, что от неё хотят, ни кто не может. Не там распространял свою машину Профессор. Не то это место. Зачем серостям и посредственностям его агрегат, если они не знают, чего хотят. Вот чего-то бузят, суетятся, пыль поднимают, страсти кипятят, даже убивают случается друг друга. А выход от всей этой деятельности ноль. Лучше бы сидели тихо и не отсвечивали. А то ведь, как получается - сами себе находят приключения, а потом жалуются на судьбу, звёзды, дурные приметы и наследственность. Ведь спросишь такого героя: «Ну и зачем ты это сделал?» и что он ответит? Как автомат начнёт мямлить, что-то про условности, какие-то понятия. «Я не мог поступит иначе!» Ага, даже и не думал. Да, что я говорю. Опросил я свою часть нашей клиентуры, и вывалил всё Профессору. Пусть узрит во всей красе, результаты социологического исследования.
        Профессор загрустил. Он даже свои машинки перестал выпускать. Машины счастья его не нужны, а вот на рынке адских машинок, явный диффицит.
        Пришли мы как-то утром к нему за новыми партиями Универсальных машин, а их и нет. Только Профессор к нам вышел и сказал:
        - Сегодня машин не будет. Вообще. И никогда больше... Спасибо вам за работу. Мы с вами хотели как лучше. Хотели сделать этот мир светлее, привнести в него дождём капли счастья... Но увы. Пока человечество не готово.
        Да, он у нас был ещё и поэтом. Но выглядел он подавленно. А я снова стал безработным. Как и говорил в начале, тут, на этой планете, вообще-то так себе с работёнкой. А потому делать мне здесь было больше нечего. Монет в кармане у меня осело достаточно, чтобы сделать из этого пыльного мира ноги в более цветущий и зелёный. Наверно, даже остепенюсь там. Благо, с кем есть. То есть было.
        В общем, собрал я свои пожитки, купил пару билетов на пассажирский звездолёт
«Салондампфер Кобра», и двинул к подруге, упаковывать её. Для неё это, конечно, сюрприз, но времени накраситься было ещё предостаточно у неё, и даже перманент сделать. А потому, ничего страшного. Подожду.
        Но подруга от этой новости почему-то сидела с совершенно потеряным видом:
        - Знаешь, это такой сюрприз. Вот так вот всё бросить и уехать? Но ведь так не делается.
        Накручивать вавилоны у себя на голове она даже и не собиралась, только металась рассеянно по комнате.
        - Ну я говорил тебе, что однажды похищу с этой планеты, забрав с собой. Ты была согласна.
        - Какой согласна?! А что я там делать буду?!
        - Жить со мной.
        - Где?! Как?!
        - Найдём.
        - Нет!
        - Почему?
        - Я не могу вот так вот всё бросить и уехать!
        - Почему?
        - Как почему? Разве ты не понимаешь?
        Короче она шла на попятную, отрабатывая реверсом на полную мощность. Понимаю ли я её? Чёрта-с-два! Она не хотела кидать свою грошёвую работу, в третьесортных забегаловках, перебиваясь с чаевых на прогулки по панели. А ведь всё, что ей надо было, это только согласиться. Ведь это шанс! За всё уже уплочено! Садись и катись в светлое будущее! Хм. Ей больше нравится,значит, скулить о том, какая она несчастная и какой мир вокруг жестокий и обманывает её надежды и мечты? Остаться мне и погрязнуть в том же? Ну уж нет. На это больше я не куплюсь. А она останется и будет потом вспоминать всю жизнь о том, что её бросили. Ну что ж, я её не разочарую в этом. Пока, крошка!
        Универсальная машина, та, что я выпросил для неё у Профессора, стояла у неё на столе, накрытая полотенцем, и служила опорой для зеркала и подставкой для горшка с цветком. А она её хоть раз пользовала? Вряд ли. Это же машина. И даже не телевизор. Она не будет слушать жалобы и страдать вместе с тобой. А я теперь вот сижу, значит, на молу, свесив ноги к воде. Здесь очень солёное море. Вода просто разъедает и металл, и органику. До отлёта ещё много времени. Рядом со мной моя персональная Универсальная машина с дарственной надписью Профессора. Только вот зачем она мне? Как сувенир, разве-что. Даже если я наделаю себе из неё всё, что пожелает моя душа, мне легче не станет. Возможно, Профессор и прав, зачем Универсальная машина, которая может всё, человеку, который не хочет быть счастливым? Или быть может его счастье чувствовать себя несчастным страдальцем? Ну это всё... Утоплю Универсальную машину. Места в стази-чемодане будет больше... А вдруг мне понадобиться ложка? Хм.
        Жизнь легче воздуха
        Вся эта экспедиция напоминала ссылку. А исследовательская станция на другой планете - место ссылки. Все, томившиеся в бурной деятельности, члены экспедиции, как на подбор, были с низким коэффициентом потребления. Они не нашли себе места в обществе и, как безродные отщепенцы, были «приговорены» на общественно-полезную работу на другой планете. Так от них хоть какой-то толк. Синий, металлический цилиндр исследовательской станции лежал на боку посреди пустынного, каменистого, плоского как блин и продуваемого всеми ветрами, плато. Ни камней, ни травы, ничего выше человеческого колена не было вокруг до самых его краёв, которые обрывами уходили вниз на несколько сотен метров. Спуститься пешком отсюда было невозможно. А цилиндр станции, как капсула лепрозория, заключал в себе несколько человек, снабжённых лишь самым необходимым для выживания, да исследовательской аппаратурой.
        - Представляешь?- в сотый раз делился воспоминаниями о своей прежней грешной жизни бородатый радист,- Однажды мне дали в качестве общественной нагрузки ящик женских колготок. Чтобы я его потребил и не портил показатель района.
        - И как? Потребил?- спрашивал в сотый раз его врач.
        - А как я его потреблю? Это даже не мой размер был. Не говоря уже о фасоне.
        Сотый раз никаких излишеств. Только суровость быта перевоспитания. В кают-компании за обедом разглагольствовал «Профессор» - мрачная фигура станции, которая профессором вообще-то не была:
        - С точки зрения здравого смысла, любовь совершенно нерациональна. Но с зато она совершенно рациональна и понятна с точки зрения природы, как механизм естественного отбора и размножения. Ведь подчас нет никаких разумных доводов к совместному проживанию со своим партнёром. Но для продолжения рода пара выходит идеальная. Потомство получается здоровым и породистым.
        Он всё ещё переживал свой развод и не хотел принимать его.
        День шёл за ночью. Ночь за днём. Сменяя друг друга вращением планеты. Челнок даже не садился, когда сбрасывал станцию на планету. Его пилот спешил вернуться к своим развлечениям. Железная рука манипулятора столкнула цилиндр с аппарели, а на прощание из динамиков раздался зловещий гогот пилота, поворачивающего летательный аппарат на обратный курс. Когда он улетел, из цилиндра вышли экспедиционеры посмотреть на место своей работы. Атмосфера была пригодна для дыхания.
        А скоро после этого состоялось знакомство с пузырями.
        Их принёс ветер. Бородатый радист вбежал в цилиндр станции и с порога крикнул:
        - Пузыри! Ветер несёт пузыри! Идите скорее смотрите! Нам надо изловить один! Где у нас сеть?
        Все кто не спал выбежали наружу посмотреть. Кто спал - проснулись и последовали за ними. Бородатый радист, первым увидевший это явление, назвав их пузырями попал в самую точку. Они и были похожи на пузыри. Над плато, гонимые легким ветром, как маленькие воздушные шары или зонды, плыли полупрозрачные пузыри. Он появлялись на плато поднимаясь из-за его края. Они прибывали и прибывали. Плыли неравномерно, то поднимаясь, то опускаясь. Некоторые опускались до самой земли и потом снова взмывали в верх. Скоро всё воздушное пространство над плато было заполнено пузырями. При ближайшем рассмотрении обнаружилось, что это живые существа. Внизу пузыря были щупальца, которыми он шевелил в воздухе и копошился в земле, ища себе питание. И порыв ветра дал возможность людям ознакомиться со строением этих удивительных организмов - один из пузырей висевших в воздухе вокруг станции был им подхвачен и брошен на торчавшую над цилиндром антенну.
        - Чпок!- услышали люди, а затем звук упавшего на крышу предмета. Предмет скатился по покатой поверхности и упал в траву. Это был лопнувший пузырь. Его подобрали и унесли внутрь изучать. Всем составом экспедиции столпившись у стола на котором, в свете мощной лампы, лежала добыча.
        Строение существа было весьма любопытно. Под полупрозрачным пузырём, исчерченным жилками и венами, была «чашка», из нижней части которой выходила чёртова дюжина щупалец. Между щупалец, в самом донце «чашки» был рот. С одной стороны «чашки», над тринадцатым щупальцем, располагалось два цилиндрических глаза, одним торцом воткнутых в череп-чашку. С другого торца, торчащего наружу, располагались сами глаза, чёрные от занимавшего всю их поверхность зрачка. Строение нервной системы оказалось не менее удивительным. В поисках мозга у организма пузыря, решили проследить куда тянутся нервы от глаз, где располагается отвечающий за работу с визуальной информацией отдел мозга. Но нерв от каждого глаза тянулся к пузырю над черепом-чашкой и там распадался на мелкие ветвящиеся ответвления и исчезал в тканях воздушного пузыря.
        - Невероятно - прошептал обнаруживший это врач станции.
        - Что?- спросил радист.
        Врач не сразу ответил, занявшись перепроверкой своего открытия.
        - У него нет мозга.
        - В этом нет ничего необычного,- заметил «Профессор»,- Это и у людей бывает. Оно, значит, разумное?
        - Такого не может быть. Или у него вместо мозга пузырь.
        - Нет проблемы с охлаждением. Можно более интенсивно использовать мозг. Да и летать вот можно,- развил инженерную мысль радист,- А питать мозг солнечной энергией напрямую. Он же всё время на воздухе.
        Образец запаяли в колбу и поставили на полку. Члены экспедиции разошлись по своим делам. Над плато все ещё медленно плавали в воздухе пузыри, ищя пропитание себе на земле, на которой они копошились своими щупальцами. Найдя что-нибудь съедобное пузырь отправлял щупальцами это себе в рот. Сдувая свой пузырь над головой, существо опускалось к земле. Надувая - взмывало в высь. Время от времени пузыри обменивались уханием - звуками которые они издавали при помощи своих пузырей.
        - Переговариваются,- заметил радист, сидя после обеда на ступенях у входа в цилиндр,- Значит у них, возможно, существует социальная организация.
        - Возможно,- согласился врач.
        - Пойду поброжу среди них.
        Радист встал со ступенек и направился к ближайшим пузырям. Он бродил среди них, старательно обходя висящие в воздухе и копошащиеся в лишайниках. Некоторые пузыри поворачивались в его сторону, смотрели и снова отворачивались к своим делам. Но движение всей их массы было подчинено ветру. Лёгкий ветер, временами угасавший, временами набегавший порывами, приносил новые пузыри снизу, из долины, лежащей у подножия плато. Он же гнал их по плоскости этой возвышенности и сдувал с её края вниз. Вниз, но уже по другую сторону плато.
        Было тихо. Только иногда ухали пузыри, шелестел в растяжках антенны и ушах ветер. Неожиданно, для бродившего в стороне от станции человека, на его голову приземлился пузырь. Он быстро опустился сверху, прицельно, прямо на макушку, и крепко обхватил щупальцами голову. Радист почувствовал как по его голове, как будто забегали тысячи мурашек, как щупальца пузыря, не отпуская, попеременно ощупывали голову. Пузырь обсасывал макушку радиста, пуская слюни, которые растекались из под щупалец по всей причёске человека, капали с носа, ушей и затекали за ворот.
        - А-а!- естественно закричал радист, придя в себя от неожиданного нападения и попытался оторвать пузырь от себя. Но упреждая руки человека, пузырь отцепился и быстро поднялся ввысь.
        От станции уже спешили на выручку услышавшие крик радиста товарищи. Радист же, отирая слюни пузыря с глаз побежал к спасительному цилиндру человеческого жилища.
        - Что случилось? Как самочувствие?- спросил врач,- Бегом в медблок!
        - О! Я вижу ты забыл, что под летающими тварями лучше не гулять,- оценил внешний вид обсосанного радиста «Профессор»,- Ты выглядишь так, будто на тебя испражнился один из этих пузырей. Я прав?
        - Я себя ещё и так же чувствую,- ответил радист, раздосадованный и взведённый, оттолкнул руку врача и завернул в умывальник, а не в медблок.
        - Зато мы теперь можем с полным правом развлекаться, отстреливая пузыри из рогаток. Я, пожалуй, сделаю себе такую.
        В умывальнике потекла вода, а врач готовил в медблоке на всякий случай противоядия, протирки, мази, антибиотики.
        - Он тебя укусил?!- крикнул, что бы его было слышно сквозь шум воды, радисту врач.
        - Вроде нет!
        - А что произошло-то?!
        Радист закончил умываться, вышел из умывальника, вытирая полотенцем свою мокрую голову, сел рядом с врачом и рассказал.
        - Очень интересно,- хмыкнул услышав рассказ врач,- Он тебя хотел съесть? Мы в их мире что-то новое. Наверно, решил попробовать на зуб. Возможно, у них наружное переваривание пищи. Дай посмотрю на твою голову.
        Врач нацепил очки, повернул лампу на голову радиста и стал её изучать. Снова появился «Профессор»:
        - У кого-нибудь есть ненужные трусы? Нужна резинка.
        Оба, и радист и врач, взглянули на него. Врач поверх очков. Радист из подлобья - его голова была наклонена вершиной к свету лампы. Не получив ответа, «Профессор» пожал плечами и ушёл.
        Дальнейшее развитие событий было ещё более захватывающее для членов экспедиции. Обсосанный пузырём радист теперь сторонился этих тварей. Он больше не стремился приблизиться к ним, старательно обходя на расстоянии любого представителя этого вида. Остальные члены экспедиции, неподвергнувшиеся нападению, теперь выходили наружу только с покрытой головой. Кто в кепке, кто в каске, но в любом случае это признали достаточной защитой от возможных покушений пузырей на мозг человека. Пока однажды утром первый проснувшийся и первым открывший дверь наружу радист не столкнулся нос к носу с пузырями.
        Ещё сонный радист стоял на пороге жилища, а перед ним на расстоянии вытянутой руки плотной завесой висели пузыри. Их было много. И слева и справа от двери, вплотную к корпусу станции, и выше и ниже. Они полностью заслонили своими летающими телами пейзаж. И все эти тела висели в воздухе и ждали, когда откроется дверь станции и покажется человек. Вот дверь открылась и теперь в стоящего на пороге человека впились взгляды немигающих, чёрных глаз-цилиндров. Радист хотел закричать, но ближайший пузырь его упредил первым издав звук:
        - Дноползающие,- услышав это радист так и остался стоять с открытым ртом.
        Произнесённое с пузыриным акцентом, обращение заставило усомниться радиста в своём умственном здоровье. Либо при виде пузырей он тронулся, либо его всё-таки заразил пузырь при контакте.
        - Примитивная форма жизни,- продолжил пузырь, висевший прямо перед носом радиста, - При пальпации мозга у представителя твоего вида мы обнаружили, что он способен к абстрактному мышлению.
        - Э-э. М-м. Ну да,- выдавил из себя радист,- Вы меня понимаете?
        - Да! Мы узнали ваш язык при пальпации вашего примитивного мозга.
        - Примитивного?- радист всё ещё не мог прийти в себя.
        - Да! Наш мозг более развит, чем ваш. Мы можем с его помощью летать, а вы нет.
        - Но мы тоже летаем,- возразил радист.
        Беседа принимала глупый оборот. Это в глубине беспокоило радиста. Первый контакт с инопланетным разумом он представлял для себя по другому. Это должно было быть что-то торжественное, священное, дарующее безграничное счастье и нескончаемую надежду. Разум нашедший своего родного брата. Им так много чего есть и надо друг другу сказать, поделиться смыслом всего сущего и тайной бытия. Обогатить друг друга. Стать единым целым, Светом, Вселенной. Это должен был быть Большой Взрыв, порождающий сверхразум, который устроит всё в мире по у уму, и у которого сам Господь Бог будет совета спрашивать. Но в этот раз было что-то не так.
        - Вы не можете летать!- отрезал пузырь,- Вы не летаете. Мы это видим. Ваш объем мозга не позволяет вам воспарить. И вы его храните в закрытом органе.
        - Мы можем воспарить!- воспламенился радист,- С помощью своего мозга мы строим машины, которые летают. Мы прилетели в ваш мир с другой планеты! Она далеко и вращается вокруг одной из звёзд, которые вы видите ночами.
        Пузыри всё так же продолжали пялиться на радиста немигающими глазами.
        - Дноползающие, у вашего мозга много рудиментных, больших органов, которые не позволяют летать. Вам ещё предстоят многие миллионы лет эволюции, прежде чем вы избавитесь от них и примите форму идеальную для разума - такую как у нас. Мы знаем это. Мы раньше были такими же. И наши личинки проходят стадию похожую на вашу при своём развитии. Тогда у их мозга отрастают лишние конечности и мешок с органами, поддерживающий функционирование организмов личинок, пока они не поднялись в воздух к солнцу. Перед тем как взлететь личинки отбрасывают своё детское тело. Чтобы летать надо быть легче воздуха. А дноползающие тяжелее воздуха. Дноползающие ползают по дну и прячутся в норы.
        - Но зато мы можем летать против ветра. А вы нет!- решил взять реванш радист.
        - Мы покорили ветер. Нам нет необходимости летать против ветра. Мы знаем куда и когда дуют ветры в мире. И всегда следуем их течению. Вы же можете только ползать против ветра, но смысла в этом нет. Ветер всегда приносит в нужное место в нужное время. Когда мы хотим подняться, мы надуваем свой мозг. А чтобы спуститься - сдуваем.
        - Но мы прилетели из другого мира! Мы со звёзд!- почти закричал радист, тыча зубной щёткой в небо.
        - Твой мозг молод и примитивен. Его мышление ещё не закрепилось и его болтает. Поэтому ты, порождённую болтовней, абстракцию принимаешь за реальность. Взрослый мозг знает, что есть только то, что есть, а не то чего нет, что придумано. Вы появились не со звезд, а из этого синего цилиндра, в котором ты сейчас есть.
        Набежал утренний бриз и сдул группу пузырей висевшую перед люком.
        - Уф,- вздохнул радист.
        Но этот же порыв принёс другую группу. Эта группа пузырей опустилась у ступеней входа и закрепилась щупальцами на земле. Они сели так тесно, что чтобы выйти из цилиндра станции пришлось бы идти по ним. Ветер утих и пузыри поднялись в воздух, повиснув перед выходом из цилиндра людей.
        - Дноползающие,- и в этот раз заговорил ближайший к радисту пузырь,- Ваше тело потребляет много энергии. Отбросив его вы станете чистым разумом. Потребление это функция тела, пока мозг растёт и не может подняться в воздух. Отбросив тело мозг может…
        - Ничего он не может,- невежливо перебил радист.
        - Мы собираем свою еду на земле и нам ничего больше не надо. Мы не отвлекаемся на тело, большое как у вас. У нас только необходимое для полёта. Нам больше ничего не нужно. И мы сознательно саморазвиваемся, избавившись от диктата инстинктов тела. Мы все вместе думаем над нашим развитием, концепциями, теориями, познаём мир нашими размышлениями. Наши коммуникативные способности гораздо выше ваших примитивных звуковых волн, которые мы вынуждены генерировать для общения с вами…
        - Спасибо,- радист был хорошо воспитан.
        - … мы уважаем каждое сознание и у нас нет никаких других связей кроме разумных. У нас каждый мозг сам по себе. Индивидуален и ни кто его не угнетает и не принуждает. Он добровольно общается со всеми. Наше общество как бетон - состоит из мельчайшей пыли, но очень крепкое.
        - А зачем вы всё это рассказываете нам?- радист чувствовал ответственность за всё человечество, потому и говорил от всего его имени.
        - Чтобы вы знали!- ответил ближайший пузырь.
        Снова налетел утренний бриз и унёс и этого собеседника. Но в этот раз больше никто не остановился перед радистом для продолжения разговора. В глубине цилиндра станции слышались переговоры и возня просыпающихся товарищей радиста.
        - Эй, что там?- из глубины помещения вынырнул к двери врач,- Ты с кем-то разговаривал?
        - С пузырями,- ответил радист, провожая их взглядом,- А ещё они назвали нас примитивной формой жизни. Дноползающими.
        Голос его плохо слушался и ото сна ещё и от увиденного и пережитого, а потому дрожал и плавал.
        - Очень интересно. Перед завтраком зайди всё-таки ко мне в медблок. Мы сделаем пару анализов.
        - Ага. Хорошо. Зайду.
        - Обязательно.
        Врач похлопал по плечу радиста и скрылся внутри.
        В поисках зонда
        Небо было безоблачным, синим и таким глубоким, что если в него смотреть, то кружилась голова. С моря дул лёгкий бриз. На многие мили и километры не было ни души. За исключением двух - на борту старого мотобота «Всех порву», ошвартованного к внешней стенке сухого дока.
        Выдолбленный в скальном грунте и облицованный бетоном, док давно не принимал никого в ремонт. Его батапорт проржавел и был открыт и сам док был заполнен водой, став одной из многочисленных бухточек в изрезанном берегу. Когда-то здесь был порт, но эта гавань давно потеряла своё значение и была заброшена. Поселение, до которого можно было добраться только по морю и которое жило морем, было покинуто людьми и стояло в руинах. Гавань порта была образована самым большим островом, из вытянувшихся с севера в линию вдоль берега трёх островов. С восточной стороны был вход в гавань и рейд, а с западной гавань ограничивалась двумя молами, протянувшимися друг другу на встречу с берега материка и с острова. Дальше за молами были камни и второй по величине остров архипелага, почему-то облюбованный чайками по одним им известным причинам. Длинный ряд пустых пирсов. Там где когда-то был судоремонтный завод - прямо у двух пирсов рядом с доком, из воды торчали ржавые правые борта двух сухогрузов. Хоть они и легли на грунт на левый борт, но их форштевни были направлены в море, как будто смерть их настигла в момент,
когда они из последних усилий стремились в родную стихию. В остальном некогда уютная гавань представляла собой обыкновенное кладбище кораблей с ржавыми остовами вдоль берега.
        Расцвет порта пришёлся на период потепления климата, когда построенные в приполярных областях станции обнаружения и раскрытия червячных дыр, выстреливали в пространство огромное количество энергии и при этом разогревая Землю. Море накатилось на сушу и стало всем. Порт был важным пунктом в морских маршрутах, но последовавшее за потеплением похолодание его убило. Климатическое равновесие было нарушено и его весы скоро и не без помощи людей качнулись в обратную сторону - период тропических ураганов на планете сменился ледниковым периодом. Землю лихорадило - бросало из жара в холод и обратно по несколько раз в течении жизни нескольких поколений, пока наконец климат относительно не устоялся. Из-за катаклизмов полёты через червячные дыры прекратились и начались снова только три года назад. Только сейчас, когда льды снова отступили, руины порта снова увидели белый свет. И этот свет не загораживали кроны деревьев, не отбрасывали на землю тень - холод ушёл и унёс собой землю, оставив голые облизанные им камни и россыпь брильянтов озёр, над которыми дул бесконечный ветер. А два тела на борту «Всех порву»
бороздили гавань и её окрестности из конца в конец и ныряли, ныряли, ныряли.

«Всех порву» только что вернулся из своего очередного выхода на погружения и стоял пришвартованный к стенке дока.
        - И здесь нет,- комментировал свои действия блондин, зачёркивая очередной квадрат на самодельной схеме гавани. Спрятавшись от ветра за крохотной ходовой рубкой на палубе мотобота, он грелся. Его напарник в это время возился с компрессором, собираясь заряжать баллоны аквалангов. Блондина звали Серый, а его товарищ был брюнетом и Василием по имени.
        - Ты как хочешь…,- заговорил Василий, но тут затарахтел компрессор, загоняя в баллоны воздух, и продолжения разговора не состоялось.
        Легководолазное снаряжение, в котором погружались Серый и Василий, и этот компрессор были единственным, что было новым на борту «Всех порву». Остальное было уже давно подержанным, а кое-что и откровенно старой рухлядью, не известно как ещё работающей. Под навесом на носу мотобота на палубе лежали два ящика с аппаратурой. В одном был самопальный магнитометр, собранный Василием из того, что он нашёл на свалках. В другом ящике лежала аппаратура эхолота, который был куплен у одного старого рыбака, сломанным, но восстановлен до приемлемо рабочего состояния всё тем же Василием. И сам мотобот был уведён ночью со свалки Василием, пока Серый отвлекал, а если точнее - поил горючим пойлом, её сторожа. Той тёмной претёмной ночью Василий на взятом у друзей на ночь, якобы на рыбалку, катере тихо подошёл к портовой свалке на берегу и тихо стащил на воду старый списанный корпус номерного мотобота, присмотренный ещё днём. Отремонтированный, чтобы только не тонул и наречённый «Всех порву», он стал основным активом корпорации «Василий и Серый», созданной этими двоими для проведения подводных поисковых работ.
Конечно, официально они этим не занимались, так как никто бы им не дал соответствующего сертификата глядя на их оборудование и хитрые рожи. Особенно на рожу Серого.
        Вообще эта пара зарабатывала себе на хлеб тем, что содержала магазинчик «Василий и Серый. Колониальные и прочие товары» в котором торговали всем подряд. В основном, конечно, это были запчасти для аппаратуры и техники и конечно же немного колониальных товаров, поступавших на Землю из её колоний на других планетах. Василий обычно стоял за прилавком, подкупая покупателей своим открытым и честным лицом, а Серый разъезжал в поисках поставщиков и устраивал взбучки Василию, когда возвращался и обнаруживал, что тот продал, что-то вдвадорого, а не втридорого, как надо было.
        Дело шло у них понемногу, а они не оставляли попыток разбогатеть, особенно Серый. И именно охота за сокровищами привела их в этот давно потерянный порт на краю земли.
        Все баллоны аквалангов снова были заряжены.
        - Следующей у нас будет вот эта магнитная аномалия,- Серый показал пальцем на схеме на ещё не зачёркнутый квадрат гавани, в котором магнитометр засек наличие чего-то либо большого и железного, либо чего-то другого, но, что так же возмущало магнитное поле.
        Следующее погружение прошло успешно, но того, что они там искали, они не нашли. На дне лежал затонувшая баржа.
        - А напомни мне, пожалуйста, с чего ты взял, что зонд может оказаться в этой свалке?- спросил Василий у своего товарища после следующего погружения, снимая ласты на палубе мотобота.
        - Это единственное место, где его не искали. И это единственное место, где он может спрятаться, если он упал в здешние воды. Здесь каждая железка звенит на металлоискателе, а эхолот показывает подводные джунгли из утонувшего хлама. Зонд может забиться в какую-нибудь щель так, что его только глазами и возможно найти.
        - А ты не думал, что зонд с таким же успехом может приткнуться к любому утопленнику на дне моря?
        - Думал. Но его там пока не нашли. Если его и здесь нет, то это значит, что он провалился обратно в червячную дыру и на Земле его искать уже бесполезно. Для нас он потерян… Давай сюда аппарат.
        Серый взял акваланги и понёс их к компрессору - теперь была его очередь их заправлять.
        Василий разоблачился из гидрокостюма, обсох и спустился в каюту, в которой на полке лежала папка с вырезками из журналов, газет, выписки и схемы из программ передач и новостей, посвящённых событию трёхлетней давности.
        Тогда - три года назад - на Землю возвращался исследовательский зонд, побывавший в другой звёздной системе. Станции раскрытия червячной дыры расширили её рот и держали открытым, пока светящийся шар не вышел из неё и не начал спускаться в приполярном районе Земли. Внезапная вспышка на солнце породила сильнейшую солнечную бурю и зрители, наблюдавшие за почти отвесным спуском светящегося шара зонда, увидели, как он резко метнулся в сторону и исчез, а небо днём расцветилось полярным сиянием. Больше зонд никто не видел. Расчёты учёных показывали, что он, скорее всего, упал в полярные моря. Его долго искали там, но так и не нашли. А затем в голове Василия родилась идея поискать его.
        - Да нам за него отвалят нехилое вознаграждение,- сразу уцепился за идею его напарник,- К тому же всегда найдутся люди готовые без лишнего шума заплатить за него звонкую монету и так. Мы можем продать этот зонд и тем и другим и здорово подняться на этом!
        Был, конечно, риск, что они ничего не найдут. Вернее был ничтожный шанс, что они найдут, то, что ищут. Но ведь и Колумб не в Америку плыл.
        - Хлам и металлолом,- ворчал Серый, обозревая панораму гавани,- Ты что делаешь?
        Последний вопрос был вызван тем, что Василий записывал, что-то в тетрадь, которую раньше Серый не видел.
        - Веду дневник.
        - Компромат на себя строчишь, значит?
        - И на тебя тоже.
        - Ладно, ладно. Я это припомню тебе. Вот найдём зонд, фиг ты у меня что получишь. Дырку от нолика. Вот.
        - Я всегда знал, что щедрый человек.
        - Может, ещё сегодня нырнём?
        - Я устал. На сегодня хватит. Жить всё-таки мне больше хочется, чем найти этот зонд.
        - Ладно.
        Дело было к вечеру. Солнце светило уже с запада и готовилось перейти на ночную сторону горизонта. Серый, поднявшись из порта на высоту, гулял на берегу среди руин поселения. Острова, закрывавшие бухту от ветров и волн с моря, здесь не мешали обзору, а дома были отданы на растерзание ветру. С севера, с моря небо темнело и на его фоне Серый, разглядел движущуюся белую точку и мигом скатился в порт.
        - Атас! У нас гости! Заводи мотор!
        Умиротворённая атмосфера была разрушена внезапным взрывом активности. Василий не стал спрашивать, что собственно случилось, без лишних слов, бросившись к мотору. Серый отвязывал мотобот от арматуры облицовки дока. Погудев трансформатором, электродвигатель запустился. Серый, встав за руль, направил мотобот вглубь одной из мелких бухточек гавани и, маневрируя среди торчавших из воды и сваленных в кучу корпусов сухогрузов, буксиров, танкеров, подводных лодок, траулеров и секций плавпирсов, спрятал мотобот среди этой кучи остовов. Благодаря тому, что борта мотобота были облезлые и некрашеные, он затерялся под бортом, вытащенного на половину на берег, грузопассажирского судна тысячи в полторы водоизмещением, нависавшего над скорлупкой мотобота.
        - А теперь скажи какие гости?- спросил Василий.
        - Сейчас увидим.
        Пока они прятались, точка на горизонте стремительно увеличилась и выросла в четырёхкрылый аппарат. Короткий и полный фюзеляж. Расположенные друг над другом крылья. Верхние чайкой. Нижние - обратная чайка и служили поплавками, на которые приводнился у входа в бухту, низко летевший над волнами, аппарат. Войдя в гавань порта аппарат встал к стенке дока, где только что стоял «Всех порву». Из него на крылья вылез экипаж аппарата и пришвартовал его к стенке дока.
        - Серый, а чего мы тут шхеримся от них? Думаешь по нашу душу?
        - Нас ни кто не должен здесь видеть. По нашу душу они или нет.
        Прибывшие тем временем продолжали заниматься своими делами вокруг своего транспортно средства. С моря набежала облачность. Похолодало.
        - Какой прогноз погоды на сегодня спросил?- Серый.
        - Не знаю.
        - Ты, что выключил радиостанцию.
        - Ты сам её выключил. Никто не должен знать, что мы здесь.
        Погода совсем испортилась, и начался шторм. Дождь из-за сильного ветра шёл почти параллельно земле. Острова потерялись из виду. Но бухта была надёжным укрытием от непогоды на море. Мотобот с Василием и Серым на борту поднимался и опускался на доходившей до его укрытия волне и скрёбся при этом об борт прикрывавшего его корпуса судна. Но этого не было слышно далее двух метров из-за шума ветра, дождя и прибоя. Все поисковые работы пришлось отложить. Серый на всякий случай достал охотничий карабин.
        Утром погода улучшилась. Шторм утих. Только солнце пока не показалось из-за низкой облачности, но всё говорило, что к середине дня и она пройдёт и очистит небо. К полудню четырёхкрылый аппарат отчалил, вышел из бухты и после разбега продолжил свой путь над водой.
        - Чартер, наверно, какой-нибудь. Укрывался от шторма здесь,- прокомментировал Василий.
        Вечером снова светило солнце, заливая золотом бухту и окружавшую её землю. Кладоискатели благодаря непогоде получили вынужденную, но полезную для них передышку в своих погружениях под воду.
        В конце концов, Серый с Василием обшарили всю бухту и прилегающие к ней воды, но пропавшего межзвёздного зонда так и не нашли. Натаскали из глубин много различных экспонатов, которые рассчитывали продать или пристроить в свой музей, который они решили открыть для привлечения публики в свой магазин.
        - Хорошо здесь,- сказал Василий, когда, закончив поиски, мотобот «Всех порву» направлялся к выходу из бухты, наверное, навсегда покидая её уют. Ветер играл с его тёмными волосами, а след мотобота постепенно исчезал на воде.
        Бухта снова опустела. Вернувшись в состояние безлюдного кладбища кораблей. Так там они и лежат в ожидании своего воскрешения.
        Форт
        Если я хоть что-нибудь понимал в фортах, то эта потерна вела из горжевой казармы в кофр, фланкирующий напольный ров. Я стоял перед черным проёмом в стене. Луч фонаря освещал узкий проход и ступени ведущие вниз. Над головой было несколько метров железобетона и земли, над которыми гуляли ветры.
        Старый форт, постройки последних лет Российской Империи покоился на высоте, которая венчала поросший травой хребет. С этой вершины просматривались и естественно простреливались обе долины по сторонам хребта, сходившиеся в единую низину прямо перед фронтом форта. Эта низина была густо заросшая кривым лесом, сквозь который лежала дорога, ровесница форта, которая вела к пляжу. Именно на этот пляж и смотрели когда-то пушки форта, прикрывая десанто-опасный участок побережья.
        Но форт так ни разу и не воевал. Наверно это было самым лучшим исполнением его роли. Ни один враг не покусился на охраняемые фортом земли. Боялся. Но за лихие годы Гражданской войны на форте были и белые, и красные, и интервенты, и местные партизаны всех мастей и окрасов, от бандитского до возвышенно-романтического. Никому из них форт не был нужен. Но каждая сторона считала своим долгом занять его. Затем пришла Советская власть и на форте на долгие семьдесят лет снова обосновались военные, отгородившись от цивильного мира забором с колючей проволокой. А сейчас форт пустовал. Военные его оставили. Предварительно вывезя или законсервировав оборудование. Потом сюда наведались чёрные сборщики металла и вырезали, выломали все металлические части подчистую. В лом пошла и проводка советских времён и ажурные, чугунные перила царских. Осталась только арматура внутри железобетонных стен. До неё не добраться. Теперь же, когда я, движимый любопытством, добрался до старого форта, в его казематах царила апокалиптическая безнадёжность и запустение. Грязь и мусор оставшиеся после военных, следы исчезнувших
металлоконструкций, оббитые стены с радостными надписями о демобилизации, полуразвалившаяся будка КПП у въезда, перед горжевым рвом. Последние годы форт военные использовали как склад. Об этом говорило, то что никаких следов того, что в нём проживали я не обнаружил. Обломки стеллажей и ящиков заполняли все помещения в которые я ни заходил - и казармы, и укрытия для противоштурмовых пушек, и полукапониры, и прочие помещения в массиве форта. Этими же обломками был усыпан и внутренний двор форта со следами грузовика. А проход в потерну, перед которой я сейчас стоял был заложен и снова обнаружился, когда металлосборщики выламывали оборудование. Кладка в один кирпич была проломлена, а косяки бронедвери, закрывавшей вход в потерну вырезаны автогеном.
        Я стоял перед спуском и во мне боролись разумный инстинкт самосохранения и не менее разумное любопытство. В конце концов плюнув и пообещав в очередной раз самому себе не ходит в подобные экспедиции одному, я аккуратно протиснулся в потерну и стал спускаться по лестнице. Было темно. Сверху, из полукруглого потолка торчали ржавые остатки креплений проводки, по которым протянулась полоса на месте бывшей проводки. Сборщики металлолома добрались и сюда. Как никак провода медные. Спуск в потерну был не глубокий. Пять ступеней и далее под наклон шёл прямой ход. Ширина и высота этого прохода были таковы, что вполне могли разойтись два человека без притирания друг друга к стенке. Замурованность входа сказалась самым лучшим образом на его содержимом - мусора здесь не было. Пройдя десять метров я заметил, что проводка на потолке здесь была целой. Видимо сюда мародёры решили не соваться. Да и мне, наверно не стоило. Не известно в каком состоянии находятся перекрытия. Я вполне ожидал, что моя прогулка окончится у воды - ниже потерна будет затоплена и прохода не будет. Царское качество постройки внушало, но
время и природа неумолимы и их невозможно остановить. Перемолят.
        Но проход потерны был сух. В нём даже ощущалось слабое движение воздуха. А над головой был добрый десяток метров земли. Я шёл дальше. Стены были чистые. В основном. Местами они были опалены. Чёрные пятна сажи были причудливо нарисованы на бетоне стен. Иногда они были как от обыкновенного костра на полу, а иногда прочерчены под потолком прямой линией. С потёками. Странно. Но не сверхъестественно.
        Проход по моим прикидкам должен был быть длинной метров пятьдесят. И я решил идти до тех пор, пока это будет возможно. Только под ноги светил и смотрел внимательно, чтобы не провалиться в какой-нибудь люк, если такой попадётся. Но их пока не попадалось.
        Продвигаясь так по потерне, я скоро заметил на гладкой стене выбоину. Затем ещё одну. Потом ещё. Выбоина была интересна тем, что похожа на попадание пули под малым углом к стене. В начале хода, у лестницы, стены были гладкие. Совершенно без выбоин. И больше ни где на форте я не обнаружил следов того, что в нём был бой. Здесь был тир? Зачем его делать так глубоко под землёй в тесном коридоре, когда вокруг форта много места для устройства стрельбища? Можно устроить стрельбище во рву. Кто знает.
        Я пожал плечами и пошёл дальше. На стенах продолжали попадаться выбоины и следы пламени. По своим ощущениям, двигаясь почти в полной темноте, освещая только фонариком себе путь, я прошёл где-то половину расстояния до рва. То есть надо мной сейчас должна была быть стрелковая позиция - вал с бруствером для пехоты. Звуков никаких не доносилось по потерне. Только лёгкое движение воздуха и мои собственные шорохи. Надо мной было более десятка метров земли. Коридор потерны был всё так же сух и чист. Только немного крошки от выбоин на полу. Тут луч моего фонаря выхватил слева из темноты вход в ещё один проход. Значит потерна была не прямой, и здесь было ответвление, ведущее в другое боевое или подсобное помещение. Такое вполне вероятно, здесь самое защищенное от обстрела и глубокое место в форте. Но ответвление начиналось лестницей, уходившей вниз. Ещё глубже. Я посветил туда фонарём. Этот спуск был длиннее, чем в потерну из казармы. Пятнадцать-двадцать ступеней и далее ход скрывался из виду, переходя в коридор.
        Здесь в потерне, ведущей из горжевой казармы в кофр, точно стреляли. Выбоины оставшиеся на стенке ответвления, поперечной основному направлению потерны, были уже от прямых попаданий пуль. Стреляли со стороны горжевой казармы, то есть откуда я шёл. Угол стены у ответвления был весь избит пулями и покрыт сажей. Под ногами бетонная крошка уже хрустела. Спускаться ещё глубже, в этот боковой коридор, я не решил и отправился дальше по потерне. Её стены дальше были так же в выбоинах. Но скоро ход закончился, преграждённый бетонной стенкой. В стенке было небольшое, сантиметров десять в диаметре отверстие, труба, уходившая вглубь стены. Из отверстия тянуло сквозняком. Тупик. Значит, я ничего не понимал в фортах. Но стена, которая перегородила проход, в отличие от гладких стен потерны, была шершавой. На ней остались следы досок опалубки. Её явно сделали позднее, чем потерну. Потоптавшись перед стеной и посветив внутрь вентиляционной трубы, я повернул назад и вернулся к ответвлению бокового коридора.
        Разочарование «успехами» моего похода в кофр толкнуло меня на спуск в боковой коридор. Спустившись ещё глубже по лестнице я узрел перед собой целую броневую дверь! Сюда сборщики металла не добрались. Да и был ли здесь кто-нибудь до меня в последние десятки лет? Но дверь помимо того, что она была в наличии, была интересна ещё тем, что она была вся иссечена осколками или пулями, а её запоры, толстые стальные пруты, были выломаны и скручены с внутренней стороны. Наверху, на поверхности, было почти пасторальное, идиллическое умиротворение, но здесь - под землёй - что-то случилось, как будто силы ада, потревоженные строителями форта, пытались вырваться на поверхность. Но кого могли разбудить тут сезонные рабочие со среднерусской возвышенности? Былинного местного бога, которого, не называя его имени, поминают племена аборигенов?
        В тиши подземелья, в темноте в голову лезла всякая чертовщина. Которая мистически истолковывала вполне материальные и обыкновенные вещи. Протиснувшись в полуоткрытую дверь, я оказался в помещении, которое было обыкновенным
«предбанником». Здесь были остатки разломанного, деревянного стола, над которыми со стены свисал провод, по видимому телефонный. Электропроводка была в наличии и под потолком висел жестяной конус абажура лампы. Стены были так же побиты. Больше здесь ничего интересного не было и я прошёл в следующее за предбанником помещение.
        Здесь царил разгром. Но давний. Он уже зарос паутиной, плесенью, покрылся пылью. В большом помещении на полу валялись опрокинутые стеллажи, металлические столы, некогда блиставшие никелированными крышками. Пол усыпан осколками стекла. Среди них попадались и целые реторты, колбы, мензурки, прочие склянки и даже стеклянные змеевики, с пятнами высохшего содержимого. Здесь была лаборатория - самое простое и естественное объяснение наличию здесь лабораторного оборудования. Может получится найти здесь реликтовый микроскоп? Эта моя мысль материализовалась в пятне света, которое фонарь оставлял на полу разгромленного помещения. Микроскоп лежал на полу. Его корпус позеленел, окислился и был сплющен в тонкий блин. Только подставка и окуляр загнулись к верху в последний момент жизни прибора. Что здесь исследовали? И что разрабатывали? Расположение лаборатории под землёй говорило, что это было очень опасным. Или очень секретным. Немного пролить свет на это могла бы находка клочка бумаги с рабочими записями. Или хоть клочок от газеты, чтобы выяснить приблизительно время, когда тут велись работы.
        У самого порога была россыпь гильз патронов трёхлинейки и помятый диск от ручного пулемёта «Льюис». Помещение было длинным. Стены так же в выбоинах от пуль. Но следов пламени здесь не было. Под ногами хрустели осколки, крошка. Мне попалась металлическая дверь, сестра той, что была на входе в «предбанник». Эта, видимо, когда-то была между «предбанником» и лабораторным помещением, по которому я сейчас пробирался. Дверь была сорвана чудовищной силой. Толстые петли, на которых она висела в коробке, были оторваны. Только изогнутые обрывки металла вместо них остались. Ручки и запоры так же, как и на первой двери скручены и выломаны. Обернувшись, я посветил назад, туда откуда пришёл. Я прошёл уже половину лабораторного помещения - многокилограммовую металлическую дверь, что-то вырвало и закинуло сюда.
        В дальнем конце лаборатории стояли массивные столы. Тут уже не было склянок и стекла. Но было много металла. Слева у стены стоял верстак. На полу валялись мотки провода, проволоки, куски металла, трубки, шланги, детали приборов и механизмов. На стеллаже тут же у стенки лежали остатки противогаза. Соседний стеллаж был опрокинут на пол, и под ним лежала куча коробок, ящиков и жестянок из которых рассыпались по полу разнообразные болты, гайки, шайбы, гвозди, металлические пластинки, керамические изоляторы, лампочки, прокладки, краны и так далее. В общем вся та необходимая для работы мелочь россыпью, что обычно хранится в самых разнообразным мастерских в по всему свету во всех временах. А у стены напротив стояли высокие, под два метра высотой цилиндры, соединённые по верхним свои торцам толстыми проводами. Рядом на стене был пробитый пулей электрический щит и рубильник. А рядом, так же иссечённый пулями, большой пульт с текстолитовой панелью. На панели были ряды сигнальных табло, ламп, транспарантов, гнёзд для штекеров коммутации. Боковую панель занимали амперметры и вольтметры. Перед пультом стояло
кресло с проломленным сидением. Рядом с креслом на полу лежала сгнившая кожаная фуражка с красной металлической звёздочкой и были разбросаны провода коммутации. Некоторые провода остались воткнутыми в гнёзда на пульте. Некоторые болтались воткнутые только одним штекером, другие обоими, соединив цепи в требуемой последовательности. Надписи на части измерительных приборов были сделаны на иностранном - значит эти приборы выписывали из-за границы. Остальные надписи на транспарантах пульта и металлических шильдиках к гнёздам и лампочкам были сделаны по дореволюционному. Это не оставляло сомнений в том, когда была создана эта лаборатория.
        Но самое неожиданное ждало меня в углу за пультом у противоположной входу стены. То что я высветил показалось мне на первый взгляд нелепым. Что делают здесь рыцарские доспехи? Это заставило меня подойти ближе и рассмотреть, что же это такое. То что я увидел не было похоже ни на один доспех, который я до сих пор видел. И лежали они странно. Не грудой раздельных частей, а как единой целое, как цельный человек, который сидел в углу - левая нога вытянута, а правая согнута в колене, корпус привалилсяправым бокомк стене, голова упала вправо и вниз, руки свисают вдоль туловища до пола. Но размеры! Если эти «доспехи» встанут, то они будутметра два высотой. Я присел на корточки рядом. Нет это были не доспехи. Голова была металлический, с жёлтым отблеском, высокий цилиндр с куполообразным верхом. А вместо лица было только небольшое, круглое, застеклённое окно. Как иллюминатор. За его исцарапанным стеклом можно было разглядеть линзу как от объектива. В сочленения между металлическими членами «доспеха» была видна грубая прорезиненная ткань. Местами она была прорвана и можно было разглядеть, что под ней
находятся провода, шланги, какие-то жилы, металлические детали. На груди цельного металлического панциря, являвшего собой торс, было рельефное изображение двуглавого орла Российской империи. А на левом предплечии я разглядел клеймо Адмиралтейского Ижорского завода. И, как и стены лаборатории, весь этот металлический гигант был иссечён пулями. Но ни одной пробоины от них. Только вмятины и царапины. Все металлические части были из брони. Местами на ней сохранились следы пламени в котором побывало это. Неужели это какой-то механизм, созданный на закате Российской империи? Или это только такой доспех для её солдат? Если последнее, то как его одевать?
        Завалившаяся голова обнажила шею «доспехов». Прорезиненная ткань там была разорвана, и из разрыва торчало несколько перебитых проводов и трубок. А ещё в этот разрыв было видно что-то ещё. Это было нечто похожее на трос. Масса состоящая из множества волокон. Часть волокон была белой, часть чёрной. Я дотронулся до этой массы. Она оказалась по как мягкая, липкая, разлагающаяся, гниющая в тепле пластмасса. Мне в нос ударила вонь тухлятины. Своим прикосновением я разрушил выветрившийся поверхностный слой волокнистой массы. И теперь наружу вырвался запах внутреннего гниения. Я резко встал. Почти подпрыгнул. Так неожиданно и сильно ударил запах. Стоя я ещё раз осмотрел лежащее передо мной тело и только сейчас обратил внимание, что в левой руке у него зажат конец толстого силового кабеля с открытым разъёмом. А вот кисти правой руки не было. Вместо неё из бронетрубы руки торчал, как кость, металлический стержень с поломанным шарниром на конце, оплетённый разлохмаченной волокнистой массой. Такой же до которой я дотронулся на шее. Нет это точно был не доспех. Это был скорее механизм. Биомеханический, раз он
гниёт, а не ржавеет. В то время, когда его создали, электричество только входило в быт людей. Электромоторы слабые, большие и ненадёжные. Автоматики как таковой нет. Зато это можно заменить всё природными материалами или подражанием им. Вырастить искусственные мускулы, или использовать от животных. А что за арифмометр управляет этим агрегатом? Это не может быть микроэлектроника. Аналоговая аппаратура? Но на какой элементной базе? Или…?
        Если не то и не другое, то остаётся только биологический организм, который находится внутри металлической головы биомеханического агрегата. Но что это? Что?! И как? Слишком много вопросов возникает. Возможно ли такое? То, что я видел, было слишком очевидным и материальным до нереальности. Это опрокидывало устоявшуюся систему знаний и истории, и развития техники и науки. Я поспешил ретироваться из этого подземного невероятного места на свежий воздух.
        Выйдя на поверхность из казематов форта я на автомате забрался на стрелковый бруствер и стал разглядывать открывающуюся с позиции панораму на низину и море за ней. Я не любовался, взгляд мой блуждал, наслаждаясь светом после тьмы, а в голове проносились сумасшедшие идеи по поводу увиденного. Быть может где-нибудь глубоко в архивах лежит папка с документами относительно того, что я тут увидел.
        Но то, что я видел говорило мне, что тут была лаборатория в которой ещё при царях начали создавать биомеханический агрегат, для полей сражений Первой Мировой войны. А заканчивали работы над ним уже после революции. И вот при первом полном запуске механизма, он вышел из под контроля своих создателей. Сидевший на пульте инженер спешно выдёргивал штекеры, разрывая цепи коммутации во взбунтовавшемся биомеханическом агрегате. Но тот уже запустился и принялся громить лабораторию. Проломил бронедвери. Пытался вырваться из подземелья. Но его загнали обратно пулемётами, гранатами и огнемётами. Его энергия иссякала, он спешил зарядится, чтобы продолжить то, для чего был создан. Он так и пал с обесточенным кабелем в руке, растратив всю свою энергию. Но лаборатория погибла. Работы закрыли. А вход замуровали.
        Шары над тундрой
        Начавшая проясняться к обеду погода вернулась к утренней своей пасмурности. Серое утро, с мелким дождём, висевшем в воздухе водяной пылью, между скалами земли и низкими, скребущими по крышам пятиэтажек на сопках, облаками, было разбито в полдень солнцем. Обрывки тяжёлых облаков неслись по небу вглубь материка. Между ними были видны пятна синего неба. Лучи солнца сквозь эти окна скользили по земле и грели отсыревшую местность. В общем погода налаживалась. В надеждах на то, что солнце выглянуло навсегда, я собрался на прогулку по окрестностям города. Куртка, походные ботинки, банка консервированной гречневой каши для перекуса, в пакете две вкусных пиццы местной выпечки, фотоаппарат на поясе, для фотографирования местных красот, и нож в деревянных, самодельных ножнах составляли моё снаряжение. Было ещё прохладно и на голову я одел вязаную шапку, но к скорому улучшению погоды прихватил бейсболку. Она болталась на ремне маленькой сумки через плечо. Закрыв номер гостиницы и сдав ключ администратору я покинул свой приют, рассчитывая снова вернуться в него к семи-восьми часам вечера.
        Дождя уже не было. Бетонная лента дороги петляла между береговых расщелин, уходивших в глубь материка и по которым к морю бежали ручьи. Изредка по дороге проезжали автомашины, да автобус курсировал по расписанию между двумя микрорайонами города. На этом автобусе я и проехал часть своего намеченного пути от одного микрорайона до второго и далее отправился пешком. Улица, спускавшаяся от остановки перед одноэтажным магазином на площадь перед администрацией города, шла прямой линией за город и упиралась в расщелину. Здесь заканчивалась улица и начиналась дорога, которая, повернув вправо, обходила расщелину сверху по сопке, там где расщелина начиналась и в неё сбегал ручей от расположенного чуть выше болотистого озерца. Здесь на повороте располагалась котельная, которая снабжала теплом весь город. К моей цели мне надо было идти прямо. Но это было сложно. Целый ряд расщелин, лежало на моём пути в этом случае. Часть из них вдавалась в материк узкими бухтами. В этом случае мне пришлось бы их пересекать в плавь, что не входило в мои планы на сегодня, хотя и было самое начало июня. Дорога, после того как
она обходила по верху расщелину и там поворачивала влево, шла по пологому склону сопки постепенно поднимаясь и параллельно берегу. Так она вела почти до самого гребня сопки, затем она поворачивала вправо и переваливала через этот гребень, на котором стояли здания и ангары складов. От них она спускалась в небольшую долину по которой тёк ручей впадавший в питьевое озеро. Спустившись с сопки, дорога поворачивала влево и шла по северному склону долины, постепенно поднимаясь и поворачивая к югу, следуя изгибу долины, которая выше становилась ущельем.
        Оставив позади и слева от себя кладбище, расположенное на склоне той же сопки, что и склады, пройдя низину между двух сопок, по которой ответвляясь от ручья в долине, прямиком к морю убегал другой ручей, я поднялся на сопку в покинутое расположение воинской части. От ворот покинутого городка, дорога и ущелье поворачивали вправо и вверх, окончательно уходя в глубь материка, мне же надо было идти дальше параллельно берегу. Пройдя мимо заброшенных казарм, гаражей, складов, внутри которых царил хаос и разгром, я пришёл к тропинке, которая начиналась за поваленной оградой части.
        Дальше ни дорог ни жилых поселений не было. Тропа поднялась на небольшой пригорок над казармами, на котором были старые орудийные дворики, и пройдя мимо них спускалась в низину. В середине этой низины лежало озерцо с болотистыми берегами. С юга над озером нависали скалы невысокой сопки. Тропа же проходила с севера от озера, закрытая от дующих с моря ветров обратными скатами прибрежных высот. Из озера вытекал ещё один ручей, который стекал к морю по теснине между сопок, заросшей лесом. Тропа, петляя среди тонких и кривых, невысоких деревьев, вывела к переправе через ручей. Ручей был глубок и широк. Не менее двух метров в ширину. Его русло петляло между деревьев, а берега были отвесные. Вода прорыла себе неширокий, но глубокий канал. Над чистейшей водой ручья, с берега на берег был перекинут неширокий и крепкий брус, служивший мостом. За много лет и ног, прошедших по нему, концы бруса вросли в землю на берегов.
        Переправившись по этой переправе, я стал подниматься из леса на сопку, следуя изгибам тропы. Интересно было то, что к востоку от города местность была сильнее изрезана, чем к западу и здесь были леса. На запад, там где сопки полого поднимались от моря, не было никаких растений выше колена. Всё сдувал ветер. Там было царство камней и ягеля. Здесь же, к востоку, берег прикрытый и островами, и полуостровом, был ниже и сильнее изрезан. По сравнению с западной окраиной города здесь, на востоке, были настоящие джунгли. Тропа обходила вершину сопки, на которой стояли остатки деревянной конструкции непонятного мне назначений. То ли створ, толи ворот какой-то. У моря, у самого уреза воды располагалась подобная же конструкция. Осмотрев ту, что стояла на вершине сопки, я пошёл дальше по тропе.
        Чем дальше я уходил, тем менее нахоженной становилась тропа. Погода тоже переменилась. Ещё на переправе через ручей выглядывало из-за облаков солнце. А теперь, когда я взбирался на следующую сопку, небо совсем затянули серые облака. И как бы проверяя мою решимость, в тот самый момент, когда с перевала открылся вид на цель моего путешествия, заморосил дождь. Было бы просто обидно повернуть обратно, а потому оставалось идти только вперёд. Всего-то оставалось пройти километра два максимум по прямой. Надо было перейти небольшую седловину на склоне сопки, на которой находился, и перейти на её голову ближнюю к морю, огибая болото в этой седловине. А далее уже спускаться идя косо к берегу моря.
        На соседнюю голову сопки, бугор, перешёл нормально, но обойти болото оказалось затруднительно - заросли кустарника оказались столь густые, что прорываться через них было чрезвычайно трудно. Едва доходившие до плеч заросли оказалось проще форсировать пригнувшись под их крону. Здесь чувствуешь себя Гулливером - смотришь поверх леса, а присел и ты в волшебном, игрушечном лесу. Морось прекратилась. Надо сказать, что тропа закончилась у последней головы сопки и далее шёл я по целине. Висевший всю ночь и утро, дождь сделал и местность и все предметы, растения на ней совершенно мокрыми и скользкими. Всё вокруг было пропитано влагой. Но начав спуск к морю я шёл легко. Здесь было больше камней и меньше растений. Вода только в щелях скал. И мне оставалось только аккуратнее выбирать путь по скалам, чтобы не подскользнуться и цепляясь каблуками ботинок за выступы на камнях, чтобы не скользить. Скоро я был на берегу. Был отлив, и прибрежные камни были завалены жёлто-зелёными, бурыми и чёрными массами водорослей.
        Моей целью в этом месте были выброшенные на берег списанные корабли. В том месте, к которому я подошёл на камнях берега стояли два буксира и тральщик. От сюда же я увидел, что чтобы подобраться к лежавшему чуть далее по берегу сторожевику, мне необходимо обойти небольшую бухту, клином вдававшуюся в берег и невидимую из дали.
        Было любопытно стоять под форштевнем тральщика, возвышавшимся над головой в небо. Поборов в себе желание забраться на палубу тральщика по свисавшему канату, я двинулся к сторожевику. В самом конце бухточки, которую я обходил, лежал и плавал весь тот мусор, который обычно скапливается в подобных местах. Брёвна, коряги, пенопласт, буи от рыбачьих сетей, стебли трав, вынесенные в море реками, грязная пена, куски досок, пластиковые ёмкости, просто предметы непонятного происхождения и назначения.
        Сторожевик стоял на камнях на оконечности небольшого мыса разделявшего бухточку, которую я обошёл, и пролив между берегом и островком. Пролив был не широкий, метров десять в отлив и будь потеплее, наверно, вполне можно было бы в брод перебраться на остров. Но было холодно. На берегу моря и так всегда ветер. А сейчас, когда я приближался к корпусу сторожевика, ветер начал усиливаться. На севере, за островами появилась полоса тёмно-серых облаков. Надвигался шторм. Но сторожевик был рядом. У его левого борта плескались волны, а справа, под мостиком была скала. В борту у этой скалы зиял лац-порт. С палубы свисал канат, по которому, наверняка, лазили такие же любопытные. От борта до скалы всего-то было полтора метра. Но в этих полутора метрах уже не плескались, а бушевали волны. Пошёл дождь. Ветер сдувал со скалы и к каплям дождя добавлял брызги волн, которые он срывал с их вершин и бросал на берег. Шквал налетел. Руки без перчаток быстро замерзали. Верхняя одежда быстро сделалась мокрой. Кое-как сфотографировав остов я поспешил ретироваться с берега подальше в глубь континента. Меня просто сдуло с
берега, так быстро я покинул его.
        Остановился я только когда укрылся от ветра под небольшой скалой, с обратного ската вершины хребта в который выростал мыс со сторожевиком. Дождь продолжал моросить. Шквал прошёл. Между туч появились светлые пятна, в которые скоро должно было проглянуть солнце. В этом укрытии я перекусил пиццей и подумал стоит ли возвращаться обратно. Дождь перестал, а в просветы между туч выглянуло солнце. В памяти всплыла карта пятикилометровка, на которой был обозначен населённый пункт. На карте это было очень близко. Моё воображение его разместило за сопкой. Усомниться в правильности этого почему-то не пришла мысль. Выглянувшее солнце внушило неоправданный оптимизм. На горизонте пока нового шквала не наблюдалось, хотя погода оставалась пасмурной с переменной облачностью. Сколько времени было я не знал.
        Покончив с пиццей, я двинулся к следующей своей цели. Но дойти до неё по берегу снова оказалось совершенно невозможно. Дорогу преграждала весьма замечательная бухта. Это была трещина в литосферной плите, разлом. Отвесные скалы берегов при небольшой ширине. Бухта далеко вдавалась сушу. Узкий проход отделял канал трещины, впадавший в море, от сравнительно широкого бассейна в который впадал ручей стекавший по трещине. В поисках места, где можно перейти эту трещину я шёл вглубь суши. Берега бассейна были крутые и обрывистые. Только в том месте, где ручей впадал в бухту удалось мне спуститься. Здесь было необычайно тихо, по сравнению с продуваемыми ветрами сопками. Только звон ручья впадавшего в бухту и пение птиц. Прямо передо мной был бассейн бухты-трещины. Красные гранитные скалы, обрывистые берега и узкие, отвесные ворота прохода в которых был виден противоположный берег залива. Слева я спустился на дно трещины, справа скала под которой ручей впадал в бухту. Сзади, поднимавшееся от воды и заваленное замшевшими камнями, продолжение трещины, которая на много километров уходила вглубь сопок. Ручей тёк
под камнями, его не было видно до самого устья. Среди камней выросли деревья. Узость трещины, её глубина и крутые склоны давали отличное укрытие от хозяйничавших в этой местности ветров. Выбравшись из трещины я направился к старой линии электропередачи, которая была рядом. Линия шла по прямой и вдоль её столбов была тропа. Тропа эта проявлялась на мягком грунте, пропадала на скале и проявлялась на ягеле тем, что ягель на неё был стоптан до камней под ним. Линия электропередачи была проложена сравнительно высоко на сопках, там где рельеф был не такой изрезанный как у побережья. Склон на который я поднялся был выше, чем тот с которого спустился и с гребня сопки открывался вид до самого города. Дома, трубы котельной, кран на пирсе, острова образующие гавань. Посмотрев на всё это я повернулся и пошёл дальше. Скоро город скрылся из вида за сопкой.
        Насколько я помнил по карте и понимал, линия электропередачи шла до посёлка в который я собрался. И как оказалось я был слишком оптимистичен. В разрывы облаков светило солнце, дождя больше пока не намечалось. Но с сопки, через которую я переваливал, посёлка не было видно. Местность плавно понижалась к низине вокруг бухты на берегу губы. Да и как выглядел этот посёлок я не знал. На картах он обозначался как жилой.
        Я шёл по тропе вдоль старой линии электропередачи. Некоторые её столбы были повалены. Местами её провода, по которым более не бежал ток, лежали на земле. До начала спуска с сопки было ещё далеко, но человеческого жилья уже не было видно. Почти. Далеко-далеко на горизонте еле просматривалась антенна располагавшегося там аэродрома. Он тоже уже не использовался. А сзади справа от меня, выше по сопками вглубь тундры, на высоте, господствовавшей над окрестностями, стоял большой белый шар обтекателя антенны. Рядом с ним была решётка радиолокационной станции, которая время от времени поворачивалась, меняя направление обзора. Там уже были люди. Но они были далеко. Как только эта точка скроется из виду, я стану совсем оторванным от человеческого общества. Мне на пути мог попасться разве что случайный рыбак. Но их я за всю свою прогулку так и не встретил.
        И так я шёл по тропе вдоль старой линии электропередачи. Солнце проглядывало в щель между сопками и облаками. Наверно дело было уже к вечеру. На это я не обратил внимания выбирая себе путь между камней и кочек, которые тоже были камнями, но заросшими. Что-то заставило меня обернуться. Что-то, что воспринимает не осознаваемую информацию об окружающем мире. Я обернулся. Вдоль линии столбов и проводов электропередачи в мою сторону по воздуху двигался светящийся шар. Метра два в диаметре, напоминающий круглый плафон лампы, он летел над столбами чуть южнее их. Я был по другую сторону от линии проводов. Это было чертовски интересное зрелище, особенно если учесть, что я ни разу не встречал упоминания о шаровых молниях в полярных краях. А вот о неопознанных летающих и плавающих объектах встречал. Это было жутко и первой, здоровой моей реакцией было спрятаться. Что я и проделал, метнувшись в сторону, в ближайшую ложбинку, да даже скорее ямку, где и упал на землю за камнем. Кругом были только камни да вот максимум такие вот ложбинки. Ни деревьев, ни кустов. Фактически открытое, место по которому оставалось
только в ужасе мчаться куда глаза глядят, подгоняемому ужасом первобытного человека перед тем, что выше его понимания. Но лежать за камнем и трястись было всё-таки скучно и я аккуратно выглянул из-за него. Шар, вроде, не обращал на меня никакого внимания продолжая двигаться вдоль линии электропередачи. Он почти достиг того места где был я. Я снова спрятался за камень. И когда мой взгляд скользнул далее по линии проводов, туда, куда я до этого намеревался идти, я увидел второй такой же шар. Второй шар летел на встречу первому, так же вдоль линии электропередачи. Пока он был далеко. Я достал фотоаппарат и сфотографировал его, движущегося на фоне мокрых сопок и зелёной растительности низины из которой он поднимался. Решив снять первый шар я снова выглянул из-за камня с фотоаппаратом наготове. К моему счастью, или несчастью, время покажет, шар больше никуда не двигался, зависнув над линией электропередачи прямо рядом с моим укрытием. Он явно дожидался своего товарища. Можно было предположить, что они вдвоём собираются устроить на меня охоту. Для чего я не знал. Может вручить сокровенные знания о
мироустройстве и смысле бытия. А может и чтобы просто расчленить во время опыта и потом съесть на пикнике, поджарив на плазменной горелке. Как бы там не было я щёлкнул затвором фотоаппарата сняв зависший на месте первый шар, и приготовился к дальнейшему развитию событий. То есть остался на месте. Ноги дрожали от возбуждения. Зависший шар весьма красиво смотрелся на фоне серо-голубого неба и красной полосы на горизонте. Второй шар бесшумно приближался.
        Дул лишь слабый ветер. Джинсы от сидения в яме промокли. О присутствии рядом шаров можно было узнать только увидев их. Они не издавали никаких звуков. Свечение было неинтенсивным, достаточным только чтобы сказать про них что они светятся. Но твёрдой основы их свечения было не разглядеть, только свет. Из-за этого я беспокоился, что фотоплёнка на которую я снимал будет засвечена. Найдёт ли кто-нибудь мои следы если я сгину сейчас здесь? Несмотря на кажущуюся открытость и полное безлесие сопок, на монотонный пейзаж, здесь можно пропасть без следа в паре шагов от жилья. Однообразный пейзаж, одинаковые очертания сопок неузнаваемо меняют свой вид при взгляде с разных точек. Множество неприметных ложбин и озёр, спрятавшихся в неровностях рельефа, сливающихся с поверхностью на которой стоишь и не заметных до тех пор пока в них не упрёшься. Не говоря уже о целых полях камней, на которых можно сломать себе ногу и упасть в щель между валунами.
        Второй шар приблизился к первому и завис рядом с ним.
        В первом шаре открылась «дверь», и к моему удивлению я увидел вполне человеческие лица. То, что сидело у двери, а это была именно дверь и ни что иное, было среднего возраста с густой чёрной бородой и такой же чёрной шевелюрой. Лицо было вполне упитано и одето в свитер с оленями. Сидевший за ней, на месте пассажира, субъект был пожилым и тощим с седой редкой причёской и козлиной бородой. Серая шляпа на голове ему ничуть не мешала сидеть в шаре. Я не видел кто сидел во втором шаре. Дверь в нём отрылась с противоположной от меня стороны.
        - Я же говорил вам, что здесь всё порвано,- раздался голос из второго шара,- Мы слишком глубоко забрались.
        - Хм. Разрушения вовсе не такие уж и большие. Главное восстановить целостность проводки,-ответил пожилой из первого шара.
        - А как столбы? Мне сдаётся, что это даже не используемый участок. И повреждение нужно искать выше.
        - Используемый или нет, но его можно отремонтировать и использовать,- примирительно вступил в беседу бородач,- В этом времени со свободными проводами ещё туго и мы не можем упустить такую возможность. Так нам не придётся тащить свои.
        Козлобородый подёргал себя за бороду в задумчивости и тут же поделился плодом своего мышления;
        - Судя по заброшенности участка, мы очень глубоко в прошлом. Надо раздобыть артефакт настоящей эпохи, чтобы установить её расположение на временной шкале.
        - Да зачем артефакт?- ответил ему до сих пор невидимый пассажир второго шара,- Если вам столбов - мало, то тут рядом я заметил аборигена. Его и расспросим!
        Может они видели и другого аборигена, но я никого не видел и не встречал, а потому, естественно, сообразил, что речь идёт обо мне, и прятаться более не имеет смысла.
        - Мы, наверное, его тоже видели,- ответил второму шару козлобородый,- При нашем приближении что-то спрыгнуло с тропы и скрылось.
        - Оно здесь рядом.
        Возмутительное отношение. Я встал, намереваясь внести ясность в вопрос о том кто из нас среднего рода.
        - Вот он! Какой замечательный экземпляр! Не упустите его!- пронзительно закричал седобородый,
        увидев меня.
        Бородатый с оленями засуетился руками в районе своего пояса, а второй шар резко сдал в мою сторону. Я отскочил, чтобы не быть им задавленным и выбраться за одно из ямы в которой прятался. Но едва я сделал шаг, в сторону, как меня треснуло током и тысячи иголок впились в моё тело по всей поверхности. Парализованный, я рухнул обратно в свою ямку.
        Шары зависли надо мной. Пассажиры первого шара высунулись каждый из своей «двери» разглядывая меня сверху. Из второго же шара на землю выпрыгнул его водитель.
        - Анатолий! Осторожнее! Не заразитесь! Здесь много изжитых в наше время болезней! Вы неоправданно рискуете! Вернитесь в капсулу!- снова заверещал козлобородый.
        - А!- махнул рукой на него, Анатолий и подхватив меня за подмышки поставил на ноги. Он был рыжий, здоровый и очень сильный, потому и проделал это очень легко. В отличие от своих коллег он был без бороды и моложе их.
        - Какой замечательный экземпляр,- восхищался козлобородый,- Анатолий, дайте ему шоколадку. Пусть он поймёт что у нас добрые намерения. Кирилл Владимирович, вы у нас специалист, попробуйте с ним поговорить.
        Кириллом Владимировичем, я так понял был индивид в свитере с оленями. Анатолий покопался в своей капсуле и из влёк оттуда небольшую плитку шоколада.
        - Непременно разверните её,- снова подал голос козлобородый, наставляя Анатолия, - Не хватало ещё, чтобы несчастный экземпляр подавился упаковкой. Ну же Кирилл Владимирович, что вы медлите? Время не резиновое!
        - Я жду когда будет готов шоколад, чтобы совместить первый контакт с поднесением дара.
        - Так сами ему и давайте шоколад!- Анатолий развернул плитку и откусил от неё,- А мне значит теперь отчитываться за НЗ?
        Покалывание в теле почти прошло, и я понемногу шевелился, разминаясь.
        - Будьте осторожны, Анатолий. Он может на вас наброситься!- снова наставлял козлобородый.
        - А,- снова отмахнулся Анатолий и протянул мне надкусанную плитку шоколада, давая понять, что угощает и она не отравленная. То есть съедобная. Кирилл Владимирович прокашлялся и начал свою речь:
        - Мы друг. Мы не делать тебе зла.
        Я взял шоколадку из рук Анатолия и откусил.
        - Спасибо,- поблагодарил я его.
        Хочешь не хочешь, а если хорошо воспитан, то поблагодаришь. Я не знаю, что за правила приличия там, откуда явились эти шаролётчики, но надеялся, что уж это волшебное слово им знакомо. Особенно если учесть, что я их прекрасно понимал, то есть они вполне сносно говорили по-русски. Мой ответ произвёл на них впечатление.
        - Вы понимать нас? Вы говорить с нами?
        - Угу. И очень даже хорошо. Вкусная шоколадка. Можете со мной говорить вполне нормально. А то так будет тяжело вас понять.
        - Кирилл Владимирович, хватит примитивничать,- снова заговорил козлобородый,- Этот экземпляр, прошу прощения, индивид разумный.
        - Да уж. Вы тоже занятные кадры. Летаете в светящихся шарах, бьётесь током. От куда будете?
        - Ты уж извини нас,- ответил Анатолий,- Перестраховались. Многие пугаются шаров…
        - Иногда до сумасшествия,- вставил слово козлобородый.-… вот и пришлось тебя парализовать, на всякий случай.
        - Да ладно. Чего уж там. Нормально. Бывает,- отвечал я на это,- Вы кажется хотели знать какой сегодня год? Потерялись во времени? А это капсулы для перемещения во времени и пространстве?
        Они переглянулись. Если не ошибаюсь, то они телепатически обменялись мыслью:
«Какой шустрый экземпляр!» Во всяком случае это так выглядело.
        - Не то, чтобы потерялись, но у нас здесь не работают часы,- отвечал козлобородый,
        разглядывая потолок своей капсулы.
        - Скажи, пожалуйста, какая сейчас дата,- прямо спросил Анатолий.
        - Десятое июня две тысячи шестого года.
        - Это по какой системе?- снова спросил козлобородый,- Кирилл Владимирович, вы у нас специалист. Переведите.
        Кирилл Владимирович подумал, рассматривая небо и поглаживая свою бороду, и ответил:
        - Мы переуглубились на две сотни лет точно.
        На небе снова побежали тяжёлые и сырые тучки. Вот так вот благодаря унификации нравов и правил приличия, без лишних расшаркиваний, просто шарахнув молнией в нужного человека, был налажен диалог. Но в нём возникла пауза. Мне были интересно. Пришельцы то же не знали, что дальше делать. Интересующую информацию они получили. Но не ответили ни на один мой вопрос.
        - Скажите, а зачем вам нужна эта линия электропередачи?- спросил я в лоб.
        - Это времяпровод,- ответил Анатолий,- А мы ремонтная бригада. Где-то он прорвался и у нас утечка времени.
        - Анатолий?- возник козлобородый.
        - А смысл? Всё равно ему ни кто не поверит.
        - Ладно.
        Действительно. Вот я расскажу об этом своём приключении. И кто мне поверит?
        - Для тебя мы из будущего,- снова обратился ко мне Анатолий,- Времяпровод служит для перемещения во времени и для перемещения времени. Ведь времени часто не хватает для важных дел. В то время как у кого-то его много и он не знает, куда его деть. Есть целые эпохи потерянного времени.
        Любопытно.
        - Хочешь с нами полететь?- спросил Анатолий.
        Он задал сокровенный вопрос, который безумно соблазнял.
        - Посмотришь на будущее, как мы там живём. Тебе понравится.
        - А вы там не вымрете от бацилл, которые я с собой притащу?- вопрос совсем не соответствовал моменту, но это была первая пришедшая в голову мысль.
        - Да нет. Тебя там подлечим. Будешь здоровым.
        Что там в их будущем? И что я там буду делать? Только съезжу посмотрю, как турист? Редкий шанс перенестись во времени. Только зачем? И вернусь ли я обратно?
        - Ладно. Как хочешь. Пока. Приятно было познакомиться,- Анатолий забрался обратно в свою капсулу.
        - Быть может ещё увидимся,- сказал на прощание Кирилл Владимирович и отсалютовал левой рукой.
        Козлобородый профессор ограничился кивком.
        Двери в шарах закрылись и оба шара полетели на восток по линии электропередачи. Подальше от человеческого жилья.
        То, чего нет
        Этой ночью прожектора тоже рассекали тёмное, ночное небо лучами. Это красиво и загадочно. И мне нравится засыпать глядя на эти лучи. Эти лучи ищут в бездонном чёрном небе объект, который от них всё время ускользает. Иногда случается, что они зацепят его. Высветят хвост с оперением, или нос, или скользнут по стёклам окон его гондолы. И тогда все прожектора, которые заняты поиском, впиваются в этот объект, хватают его в перекрестие своих лучей, целиком его освещая. И тогда наблюдатели с земли видят громадный дирижабль жёсткой конструкции, плывущий в ночном небе над городом. Но не долго. Он исчезает из перекрестия лучей. Вот он был. И вот его нет. Он уходит. И снова прожектора прочёсывают ночное небо в его поисках. Ни кто не может сказать, как он ускользает. Но очень многих это интересует. Ведь не может же быть это массовой, повторяющейся из ночи в ночь, галлюцинацией. Многие тысячи людей видели этот материальный объект. Но вот радары его не видят. Радиолучи проходят сквозь него беспрепятственно.
        Никто не знает, что там, а я знаю. И каждый раз испытываю сладкое чувство тайны. И тайна в том, что этого дирижабля нет. Он плод моего воображения, моего желания чтобы он был. И он есть. При помощи небольшой коробочки. Коробочки которая претворяет мысленный образ в образ почти материальный. Но который всё же нематериален. Образ объекта доступный чувствам человека, но сам объект не существует. Это, если хотите, генератор ощущений для органов чувств живого существа. Небольшая серебристая коробочка. Серая. Невзрачная. Только так и может выглядеть устройство, которое делает то, чего нет.
        Коробка эта не с Земли. Хотя я и нашёл её на этой планете. Впрочем, только на этой планете я и могу чего-то найти, так как на других пока ещё ни разу не был. Да и вряд ли буду. В отличие от бывшего владельца этой вот коробочки. Но начнём по порядку.
        Место это слыло у аборигенов гиблым. И даже вполне цивилизованный и напрочь образованный человек, пропитанный скептицизмом и материализмом, чувствовал себя здесь неуютно. Громадные деревья, по большей части ели, топкая почва, множество паутины. Мало солнца. Нет птиц. Из грибов только поганки. Деревья не возносятся более в высь, а давят на оказавшегося под их кронами путника. Мох не пружинит под ногами, а проваливается и засасывает вниз, делая каждый шаг утомительным и тяжёлым. Сверху сыпется гнус, стремящийся подло забраться под одежду и впиться. Но самое главное - это гнетущее чувство, которое наваливается на вас тут. Тоска, безысходность, подавленность. В голову начинают приходить мысли о смысле существования и прочая, тому подобная, ерунда. В то время когда надо радоваться тому, что идёшь по лесу.
        Собственно, занесла меня в те края грибная охота. Охота побродить подальше от города с его шизофренической квадратностью. Охота заготовить на зиму груздей, подосиновиков, подберёзовиков, нажарить вечером сыроежек и лисичек. Прочесав опушку леса, я решил углубиться в него. Меня питала надежда напасть в его глубинах на грибное эльдорадо, в которое ни разу не ступала нога человека. И тем самым быстро решить проблему наполнения своих корзинок. Этакий грибной конкистадор. Мысль про то, что в таком случае можно столкнуться нос к носу с диким зверем, как-то в голову не приходила. Она придёт потом. Когда устану, замотаюсь и поверну назад. А пока полон сил готов голыми руками порвать пасть не то, что волку или медведю - слону завязать хобот узлом и засунуть его ему туда, где ни когда не светит солнце. Если он, слон конечно, неосторожно попадётся мне на пути в этом лесу. Впрочем животные здесь гораздо лучше тех зверьков, которые водятся в городах. А пока здесь и сейчас, светило золотое солнце, лето закатывалось, а в пока ещё зелёных кронах наверху шумел ветер.
        Двигая ногами в глубь леса, я дошёл до вала, который протянулся через лес. Невысокая складка местности протянувшаяся под деревьями влево и вправо. Загибался ли он, или шёл прямо, я не мог видеть из-за деревьев. С той стороны, откуда я шёл, подъём был незаметен и очень полог. То, что стою на вершине вала я понял только когда оказался перед спуском по его обратному скату. Невысокий обратный скат, около метра высотой, но гораздо круче того склона по которому я поднимался. Именно в этот момент я и заметил сам вал. Более эта гряда ничем не отличалась от окружающей местности. На ней так же росли деревья, она была так же поросшая мхом, травой, кустами, цветами, всеми теми растениями, которые составляют подстилку леса. Отметив про себя любопытность этой гряды, я спустился с неё и пошёл дальше. Люди за многие века, что живут в этих краях, порядочно изрыли землю и то, что тут в лесу я наткнулся на вал было не так уж и неожиданно. Быть может он остался со времён войны, и это почти скрывшаяся под перегноем траншея, или остатки противотанкового рва. А быть может здесь когда-то пролегал тракт. И в те далёкие
времена здесь было поле, а вовсе мне лес. А может это и вполне природное явление - природа на шутки и выдумки гораздо хитрее человека и не перестаёт ими удивлять.
        Спустившись с вала, я оказался в месте более низком и сыром. Петляя между деревьев, я рыскал в поисках грибов. Но они пока не попадались. Только поганки. Это крайне удручало. В корзине лежало только немного грибов, что я настриг на опушке. Под ногами иногда хлюпало. Имело смысл пройтись вдоль вала - на нём могли расти грузди. Они любят такие места. Но обернувшись я не увидел вала. Я уже далеко отошёл от него. Поэтому, чтобы не возвращаться по пройденному, решил идти загибая свой путь влево. Передо мной впереди виднелся тёмный ельник. К нему то я и двинул. Там будет суше. Но попав под его хвойные лапы мне стало не по себе. Тут впервые я почувствовал это. Да и было с чего. Все стволы елей, были спирально закручены, как штопор, как шуруп. Ускорив шаг я пересёк ельник. По пути не обнаружил ни одного гриба. За ельником было небольшое болотце. А возвращаться обратно совсем не хотелось. Я стал обходить болотце, петляя с кочки на кочку, от одного сухого места до другого. Мне тут не нравилось. Сыро. Иногда я промахивался со следующим шагом и тогда быстро прыгал на следующую кочку, вытаскивая из воды
провалившуюся ногу. Вот отсюда природа азарта - обязательно сделать следующий шаг чтобы выжить. Ботинки быстро покрылись грязью. Кое-как я выбрался на сухой бугор, возвышавийся метра на два над землёй. Он был совершенно сух. Здесь я перевёл дух и осмотрелся. Вокруг было заболочено. Это было не классическое болото с кочками и топью. А просто сырая местность, двигаясь по которой приходилось хлюпать по воде и скакать по кочкам. Тонкие деревья вокруг, которые начали пробиваться к свету среди своих высоких собратьев, были узловатые, скрученные. Те высокие деревья, которые уже выросли и заслонили свет, были нездорового вида, так же, как ели, спирально скручены. Именно тут на бугре и почувствовал во всей силе те чувства и явления, которые описал выше. Гиблое место.
        Я потоптался по бугру, озираясь, стремясь определить направление, куда мне лучше идти. Оставаться нельзя было. Определившись с направлением я стал спускаться с бугра. И тут я провалился внутрь него. Дыра в склоне бугра была прикрыта от глаз ветками ползучего кустарника, корнями, травой, опавшей листвой и моей невнимательностью. И из этой дыры на меня смотрели глаза. Испуг мгновенно овладел мной, благодаря чему я пулей выскочил из этой дыры и приземлился в паре метров от бугра.
        За мной никто не гнался. Из дыры не доносилось ни звука, ни шороха. Опомнившись я понял, что глаза смотрели не на меня, а просто в пустоту перед собой. И были они каменными, не живыми. Я осторожно подошёл к бугру и, вытягивая шею, заглянул внутрь дыры. Там сидел каменный болван. Первая мысль была о древнем языческом капище, а это погребённый под землёй идол. Но первая мысль прошла при первом же беглом осмотре находки. Передо мной был не деревянный идол, вырезанный из ствола дерева. И не каменный с примитивно вырубленными чертами божества. Передо мной сидела, именно сидела, хорошо детализованная гуманоидная фигура. Большая, как купол, гладкая голова с небольшим лицом, на котором были большие миндалевидные глаза, взгляд которых был устремлён в пустоту перед собой, как будто каменный истукан что-то разглядывал. Тело всё было как будто одето в комбинезон, стоячий воротник которого поддерживал голову. Присмотревшись я заметил, что местами в камне проглядывали металлические жилки, как нитки. Даже были заметны переплетения этих нитей, как в ткани. А само тело «истукана» было без этих прожилок. Это мелкие
подробности, которые только подкрепили во мне очевидное открытие того, что передо мной было окаменевшее существо. Оно когда-то было живое и разумное. Но умерло многие десятки веков назад и, наверно, в силу особенностей своего тела, окаменело.
        Отвлёкшись от разглядывания окаменелости, я осмотрел «интерьер» дыры в которой оно сидело. Прежде всего кресло. Вернее это были уже остатки кресла, от которого остался только его силовой металлический каркас, весь изъеденный ржавчиной и ничем не отличающийся уже от камня. Каркас уходил под землю. Над головой окаменелости было арочное перекрытие из полусгнивших костей и окислившегося металла. А покрытием «крыши» служили остатки сгнившего металла, кожи и дёрн. Практически больше ничего не было. Если прийти с лопатой, то, наверное, много можно чего найти интересного. Но пока последнее, что нашёл мой взгляд это плоский камень, совсем вросший в грунт, у ног «истукана». Камень был очень ровный и на нём осталось лежать немного древнего мусора вроде костей, сгнивших верёвок, остатков плодов, которые так и не проросли на камне. «Истукан» явно был предметом поклонения древних людей, которые жили здесь. Но каким он был богом для них? Место было гиблое.
        Форма самого окаменевшего существа, следы поклонения ему древних людей, комбинезон, говорили мне, что «истукан» был инопланетянином. И скорее всего он оказался здесь и окаменел не по своей воле, а вследствие действия непреодолимых сил, которые и забросили его сюда. Если так, то вал, который я прошёл, это край огромной воронки, кратера созданного в результате падения космического корабля, на котором летел инопланетянин. За многие столетия лес поглотил воронку засыпав её опавшей листвой. Скрыл под перегноем обломки звездолёта, разбросанные по окрестностям. В бугор превратился крупный фрагмент корпуса корабля, в котором ютился в ожидании спасения выживший инопланетянин. Но спасения он не дождался. Окаменел бедняга, став божеством для зародившегося на Земле разума. Такое вполне могло быть.
        И вполне могла быть радиация. Так что пора было уносить отсюда ноги. Инопланетянин сидел каменный и ему уже было всё равно, если, конечно, окаменение это не одна из форм его существования. В длиннопалых руках на коленях инопланетянин держал серую, с металлических отблеском коробочку. Пальцы уже многие столетия её не сжимали и она лежала свободная, никому не нужная. Я так подумал и решил взять эту коробку с собой. На опыты. И как доказательство. Протянув руку, я аккуратно взялся за коробочку, ожидая в любой момент, что окаменевшие пальцы вдруг сожмутся, а инопланетянин оживёт. Но всё обошлось и коробка благополучно перекочевала ко мне в корзинку. На вид она оказалась в лучшем состоянии чем её бывший хозяин. Не исключено, что древние шаманы ухаживали за коробочкой. А если так, то она значит что-то в себе содержала важное и интересное. Закончив с разорением капища, я быстро пустился в обратный путь, стремясь поскорее покинуть лес, пока не на толкнулся на боевую треногу миру, которая явилась со звёзд, чтобы покарать меня. Для профилактики.
        Я выбрался из низины, миновал вал. Обогнул малинник. Скоро должна была быть опушка леса, дальше поле, а за полем асфальтовая дорога, на обочине которой припаркован мой автомобиль. И тут я увидел её! Боевая треного мира возвышалась над землёй среди деревьев. Три коленчатые ноги поддерживали корпус в форме чечевицы на высоте добрых десяти-пятнадцати метров над землёй, а единственный красный глаз на корпусе впился в меня. Мне стало плохо. Это была именно боевая тренога мира, как раз такой, какой я себе представлял её. Если так, то сейчас она должна начат ломиться сквозь лес в мою сторону и стрелять лазерами. Она не заставила себя ждать и первый же красный луч ударил меня в грудь. Я упал на землю, спрятавшись за ближайшую берёзу. Страх охватил меня. Конечности дрожали, требуя думать ногами, пока не поздно. Рядом в землю ударил ещё один луч смерти, но я всё же выглянул из-за дерева и увидел направляющуюся ко мне треногу. К моему удивлению, она не путалась среди деревьев, а просто проходила сквозь них. Тут до меня, наконец дошло, что я получил заряд в грудь и до сих пор жив. Взглянув на грудь я увидел,
что она всего лишь испачкана грязью при моём паническом прятании за ствол берёзы. И всё. Больше ничего. Тренога продолжала приближаться, пускать лучи. Но никаких разрушений вокруг не производила. Там, где ударял луч, ничего не происходило. Встав я вышел из-за дерева и тут же получил два попадания подряд в грудь. Но ничего не случилось. Тренога была страшная на вид, но совершенно безобидная. Она приблизилась и наступила на меня. Её стальной ноги я не почувствовал. Она прошла сквозь меня, или я сквозь неё, как будто кто-то из нас двоих был призраком. На счёт себя в этом я был не очень уверен. Ещё совсем недавно я был жив, но вот она точно была нереальной. Тренога ломанулась дальше вглубь леса, не замечая деревьев. Я смотрел ей в след. Затем пожал плечами и пошёл своей дорогой, спрашивая самого себя, что мне ещё попадётся на пути. То, что тут всё дело в коробочке, которой я только обзавёлся, сомневаться не приходилось. Слишком очевидной была причинно-следственная связь. А считать себя экстрасенсом, способным точно угадать внешний вид боевой инопланетной треноги мира, мне оснований считать не было. Но
зато коробка показывала то, что можно было придумать. Или вспомнить.
        Чем ещё может жить потерпевший крушение путешественник, как не воспоминаниями о своей далёкой родине и надеждой на спасение? А эта коробочка, которую держал инопланетянин на коленях, показывала ему его родную планету такой какой он её помнил. Или хотел видеть. Время, проведённое здесь, на чужом ему шарике, и осознание случившейся трагедии, стёрли из памяти космического робинзона, плохое, если оно было, оставив только хорошее из воспоминай о его прежней жизни. Коробочка рисовала перед выжившим в катастрофе живым существом картины счастья, спасения, даря сладостное чувство присутствия там, далеко-далеко, где ему должно быть хорошо, где его ждут, где он будет жить полной жизнью. Так же, как жил до того момента, как попал сюда. Сладкие грёзы, затягивающие как морфий. Чуть-чуть. Потом ещё. И вот уже мечтатель сидит и безотрывно смотрит на то чего нет, что только в его голове. На то, что лишь иллюзия, когда вокруг реальность катастрофы.
        Наверно инопланетянин так и умер, отказавшись от борьбы. Его взгляд застыл, направленный в пустоту, туда, где он видел свои грёзы, свой мир. А может это было его последнее утешение, когда он больной умирал, не дождавшись спасения на чужой планете. Кто знает? Но сейчас эта коробочка у меня. И я снова вечером запускаю над городом несуществующий дирижабль, который придумал. Может мне в следующий раз пустить прогуляться по улицам города гигантского робота? Это всего лишь иллюзия. А коробочка всего лишь хитроумный прибор. Хочется реальности.
        Патиссоны
        У нас с грядок стали пропадать патиссоны. При этом не было никаких следов взлома или похитителя. Просто каждую ночь исчезали патиссоны. Быть может это ежи? Но в ряд ли. Сколько на даче не видели ежей, все они не обращали внимания на патиссоны. Ну разве, что на них слизняки окажутся. Да и не съест еж целый патиссон. Даже, если это гигантский еж, а патиссон маленький.
        Оставалось только караулить ночами.
        Но похоже похитители смекнули, что на них устроена засада. Впрочем, засады как таковой не было. Просто стоишь на участке и смотришь на звёздное небо. А пока не стемнело, в течение сумерек, сидишь в доме и пьешь чай, наслаждаясь тишиной и относительной дикостью. Но, как стемнеет, обязательно надо выходить из дома и смотреть на ночное небо, всё в звездах. Если позволяет облачность, а вернее её отсутствие, то можно изучать созвездия, загадывать желания на падающие звёзды, рассматривать пролетающие спутники и самолёты, выявляя при этом закономерности и странности. А если очень повезёт, то и увидеть что-нибудь неопознанное и летающее. Но увы. Я не пью.
        Тем не менее стоя и разглядывая звёзды, я прислушивался к шорохам вокруг. Пока было тихо. Ежа слышно издалека. Он не прячется. Иногда слышен крик ночной птица. На недалёком пруду голосили лягушки. Комары донимали, но я к ним привык. Можно сказать сроднился. С одной стороны дома, на линии светил фонарь. Он засвечивал большой кусок неба. Потому приходилось стоять с другой стороны дома в тени, от куда его не видно. Но с этой стороны пол неба засвечивала Луна. В её лучах можно греться, зарабатывая себе лунный загар, но звёзд не видно. Оставалось только ждать, когда она зайдёт. За это время можно пойти ещё раз попить чай и поболтать о чем-нибудь, почитать книгу, и если она интересная, то не уснуть.
        Наконец полная Луна зашла. Только Марс остался светить недобрым, красным глазом над горизонтом. Тут же, как будто по уговору, погасли фонари. Это от экономии электричества. Народу все равно мало и тот, что в наличии, давно уже спит. Стало совсем хорошо. То есть темно и ничуть не страшно. Почти не страшно. Ну разве, что самую малость. Всё-таки ночью видно плохо и только хорошее знание участка уберегает от обнаружения в его пределах ночных чудовищ. А вот за забором уже совсем другое дело. Любой куст таит смертельную опасность, преображаемый темнотой, суевериями и страхами в исчадие ада, в кошмар, летящий на крыльях ночи, в самых страшных, беспощадных и тихих монстров. Спасает от них только фонарик. Но лучше всё-таки не ходить ночью за забор. Вдруг и фонарик не поможет?
        Но патиссоны пропадали с нашего участка. И ночь не остановит - необходимо этот грабёж пресечь. Я сидел на ступенях крыльца и караулил. Попутно пялясь на звёздное небо, как рыбак на поплавок, выжидая когда клюнет, то есть когда упадёт звезда и можно будет потешить своё суеверие доброй приметой. Только желание надо покороче, а то не успеешь его всего целиком загадать - звёзды быстро падают. Раз и всё. По участку вдоль забора прошёл ёж. Он топал, фыркал, шебуршал и чавкал. Пройдя через клумбы за домом, миновав грядки и пройдя по кустам, посаженным вдоль забора, еж ушёл на соседний участок. У соседей трава была скошена под ноль. А потому перемещения ежа там были очень хорошо видны. Тёмная кочка шебурша бродила по, светящей пустотой, земле под тоненькими яблонями. Слежка за ежами тоже своего рода развлечение. И я был приятно порадован, когда увидел на соседнем участке второго ежа. Второй еж был поменьше. Две тёмные кочки ползали по соседнему участку, и в какой-то момент заметив друг друга, пошли на сближение. Чем меньше было между ними расстояние, тем аккуратнее они друг к другу приближались. Постояли
друг перед другом в полуметре. Наконец, первый и более крупный ёж смело подошёл ко второму. Что они делали точно было не разглядеть. Выглядело это так - они постояли уткнувшись друг в друга носами, пофыркали, и повернули каждый по своим делам в противоположные стороны. Второй ёж скрылся в высокой траве за забором, у дороги, а первый пошёл вглубь соседнего участка на грядки, где и пропал из поля зрения. Представление закончилось. Приближалось самое глухое ночное время и по хорошему надо было идти спать. Холод от бессонницы начал понемногу пробирать, а значимость патиссонов для меня стала падать. Я зевнул. Вернувшись на ступени и закутавшись в ватник, я обречённо взглянул на звёздное небо.
        Среди звёзд одна двигалась и совсем не там, где ей полагалось. Она приближалась, опускаясь над крышей соседнего садового домика. Затем она опустилась за границы его чёрного силуэта, светясь на его фоне китайским фонариком. Это было невероятно и красиво. Но далее этот фонарик изменил свою траекторию и над хозблоком вторгся в воздушное пространство нашего участка. Миновав крышу хозблока, летающий фонарик, снижаясь, пошёл наискосок влево прямиком к грядкам. И чем ближе он полетал, тем отчётливее была видна его форма светящегося патиссона.
        Тут бы пригодился сачок, но его за ненадобностью не имел. Сон весь прошёл. Я впился взглядом в летающий овощ и, кажется, на время даже забыл дышать. Чтобы не вспугнуть. Тем временем, пока я впитывал происходящее явление, светящийся и летающий овощ завис над грядкой с патиссонами и мгновение спустя пошёл на посадку. На Земле он пропал из поля моего зрения, скрытый травой и кучей выдранных с грядок сорняков. Только зарево над этой местностью указывало его место.
        Мне предстояло решить сложную задачу - поймать летающий овощ и попасть, то есть войти тем самым в историю! Мой звёздный час, точнее овощной, пробил! Я встал и направился к месту посадки, которое было в восьми метрах от крыльца. Как только я встал на ноги, сразу и увидел светящийся овощ - он лежал рядом с грядкой на которой росли патиссоны. Стараясь ступать как можно мягче и тише, я подкрался к месту посадки патиссонов, как обыкновенных, так и летающих. И когда до светящегося овоща оставалось метра полтора из него вырвался голубой луч, электрический разряд и поразил меня. Парализованный я рухнул гигантской статуей на траву.

«Ну вот,» - метеором мелькнула у меня в голове мысль,- «Крался за овощем, а в итоге сам стал овощем.» Во истину это было печально. Сможет ли современная наука помочь мне и вернуть к активной жизни? Даже не радовало то, что, как я понял, остался жив. Хотя по всему тылу бегали муравьи с булавками вместо ног, то есть меня всего и везде покалывало. Такие вот были ощущения. Оставалось надеяться только на то, что со мое положение временное и паралич со временем пройдёт. Собственно и парализован-то был я не полностью. Я не мог пошевелить ни рукой ни ногой ни повернуть головы, ни почесаться. Но мои глаза двигались а дышал я полной грудью. К счастью я ещё и упал так, что лицом оказался повёрнут к посадочной площадке летающего патиссона, а потому мог хорошо видеть всё то, что там происходило. А происходило там много чего интересного.
        Не то, что бы я имел опыт общения с инопланетными формами жизни. Тут с местными не знаешь, как общаться. Но в связи со своим падшим положением я решил расслабиться и получить удовольствие. Светящийся патиссон поднялся в воздух и завис над моим обездвиженным телом, лежащим на мокрой от росы траве. То что так можно было застудиться в этот момент меня не волновало - ведь не каждый день сталкиваешься с такими вот удивительными явлениями.
        Облетев меня и, видимо, посчитав меня достаточно обезобиженным, патиссон приземлился на прежнее место. Тут на ветках и листьях росших на грядке патиссонов вспыхнули огни, осветив площадку рядом с одним из плодов и дорожку от приземлившегося овоща до росшего на грядке, В боку летающего патиссона открылся люк и из него полезли маленькие-маленькие зеленые человечки. Человечки дружной командой направились по освещенной дорожке к патиссону. Следом за ними из летающего патиссона выехал гусеничный транспортёр с непонятным за малостью размеров оборудованием и направился туда же.
        Онемение в членах по немного проходило, что вылилось в то, что всё моё тело покалывало миллиардом мелких иголочек, а мышцы сводило. Неприятное ощущение. Зато я теперь мог ворочать языком, а от судорог даже кричать. Но чтобы не распугать копошившихся рядом с патиссоном на грядке зелёных человечков я тихо обратился к ним:
        - Эй вы там, черти зелёные.
        В ответ я получил парализующий заряд прямо в нос и ненадолго отключился.
        Наверно я немного даже уснул, так как когда я проснулся то, мог свободно шевелиться, а покалывания как и не бывало. Всё ещё стояла глубока тёмная ночь. А зелёные человечки во всю копошились у патиссона на грядке, который теперь не лежал на подложенной под него дощечке, а стоял на этой дощечке на тоненьких ногах-опорах.
        - Ну слава термоядерной реакции, вы живы,- услышал я у себя в правом ухе.-А?
        - Не делайте резких движений. Не приближаться к космическому кораблю. Пожалуйста.
        - Чего? Кто это?
        - Я врач биоинженерной команды. Мы прилетели к вам из космоса.
        - А, так это вы там копошитесь на грядке и бьётесь током?
        - Нам запрещено уничтожать эндемические формы жизни на планетах нашего посещения. Только если они не представляют прямой опасности нам. Наш капитан стрелять в вас слишком сильно. Я боялся, что вы умереть можете.
        - Да. Это не очень приятно.
        - Я сделал вам антипаралитическое облучение с усыплением. Вы хорошо себя чувствуете?
        - Хорошо. Но как вы говорите со мной?- спросил я, хотя уже догадывался, что маленькие зелёные человечки встроили мне в ухо громкоговоритель,- Я вас не вижу.
        - Мы поставили вам в правое ухо колонки из нашего конференц-зала. Когда будем улетать заберём, только не подходите близко. Обратно вас парализуют.
        - Хорошо, хорошо. Мне и так отсюда видно, что вы что-то творите с нашими патиссонами.
        Медленно я сел на траву там же где и лежал и скрестил ноги. Так было гораздо удобнее и можно было лучше разглядеть, что творилось на грядке.
        - Кстати, что вы там делаете? И зачем таскаете плоды этого замечательного овоща? Вы так обрекаете нас на голодную смерть.
        Держу пари, что мой невидимый мелкий собеседник задумался. Он даже отключился от эфира судя по изменению шума в правом ухе. Через пять минут он снова объявился.
        - Прошу прощения. Мы не приняли во внимание, что эти плоды могут быть съедобны для эндемических форм жизни. Вы нам очень помогли сообщив об этом. Наша биоинженерная команда непременно сообщит об этом нашим разработчикам и будут внесены изменения. Много циклов назад эта планета была признана пригодной для выращивания корпусов космических кораблей. Плоды растения, которое вы называете «патиссон», и являются этими корпусами. В обязанности нашей биоинженерной команды входит сбор готовых корпусов и отправка их к сборщикам для дальнейшего оборудования, как космические корабли.
        - А обезьян, случаем, не вы завезли?
        - Я вас не понять.
        - Ничего.
        Я продолжал сидеть и вести разговор с невидимым мне врачом. А остальные зелёночеловечки в это время продолжали работать над выращенным на Земле патиссоном. Он уже был почти готов и миниатюрные биоинженеры устроили пробную прогонку его двигателей. Новосделанный звездолёт несколько раз мигнул и неярко засветился понемногу набирая в силу.
        - А он не сгорит в плотных слоях атмосферы? Мы эти плоды жарим и едим. Они вкусные получаются и мягкие,- спросил я.
        - После обработки специальным составом они становятся герметичными и жаропрочными, - ответил мне мой собеседник.
        - А вы сам, где сейчас? В своём космическом корабле?
        - Да. Сейчас выйду и вы меня увидите. Извиняюсь, конечно,- его речь становилась всё правильнее в процессе нашей беседы,- Просто мне вас лучше видно через наш телескоп. Сейчас выйду.
        И он вышел. На аппарели прилетевшего «патиссона» показался маленький зелёный человечек. Он замахал мне своей верхней конечностью.
        - Вы меня видите? Я вам машу рукой сейчас. На аппарели.
        - Вижу,- ответил я и попробовал инстинктивно наклониться, чтобы лучше разглядеть.
        - Не приближайтесь! Сдуете!
        - Прошу прощения. Любопытство.
        - Ничего. Будте очень осторожны.
        Стояла глубокая ночь. Было то время её когда всё живое пребывало в наименьшей активности. Микроскопические зелёные инженеры закончили оборудование нашего патиссона для космического полёта и потянулись к своему звездолёту.
        - Мы сейчас улетаем,- сообщил мне мой собеседник.
        В это время я наблюдал погрузку гусеничного транспортёра в «патиссон».
        - Вы ещё прилетите?-Да.
        - Прямо вот сюда?
        - Нет. В другое место. Мы не можем обречь вас на голод. Поэтому сбор корпусов в вашем районе больше производиться не будет.
        - Ясно.
        Погрузка зелёночеловечков была завершена и оба патиссона ярко засветились и поднялись в воздух.
        - Прощаюсь с вами. Сейчас мы заберём у вас из уха наши динамики. Для этого вы сидите смирно и не шевелитесь.
        - Хорошо.
        Первый «патиссон» подлетел к моему правому уху и завис рядом. Ухом я почувствовал тепло от свечения аппарата. В следующую минуту в моём ухе кто-то забегал. Несколько маленьких ног топталось по ушной раковине, копошилось в слуховом канале. Было очень щекотно и очень хотелось почесаться. Было такое чувство, что в ухе застряла муха. Но вместо жужжания я слышал осмысленные переговоры на неведомом мне наречии и натужное пыхтение. Видимо динамики у них конференц-зале тяжёлые стоят. Но организованная кучка, многоножкой топая по моему уху, вскоре погрузила колонки на корабль. Я уже думал, что больше никогда не услышу этих маленьких пришельцев из космоса, как вдруг в моём ухе раздался отчётливый голос:
        - Спасибо. До свидания. Минуту посидите ещё неподвижно.
        Говорили без аппаратного усиления. Зелёночеловечек практически кричал.
        И последняя пара ног пробежала по уху на космический корабль.
        Ухо обдало вспышкой горячей вспышкой тепла и я увидел, как пара светящихся
«патиссонов» удалялась с участка тем же маршрутом, что и прибыл первый из них.
        Записка с космической войны. История неизвестного военхакера
        Из под куста на хакера смотрела перепуганная, зелёная рожа в круглых очках, цивильном платье и военной каске. В руках рожа сжимала острозаточеные вилы. Перед глазами хакера пронеслась вся его жизнь.
        Отец и мать работали на биоферме, где и познакомились. Их ребёнок уже в несмышлёном возрасте познакомился с электричеством, перекусив зубами кабель. А к детскому саду юное дарование уже резво нажимало на все кнопки, до каких могло дотянуться. К школе ребёнок освоил счёт до единицы, и был определён в класс с углублённым изучением информатики. Усердие с которым чадо корпело над учебниками, вселяло родителям надежду, что после школы их дитя войдёт в ворота Дворца, как будущий Наместник. Но мечты не сбылись. Сначала он попался на подделке оценок в классном журнале. А перед окончанием школы за взлом счёта преподавателя при помощи украденой у того кредитки. За малолетством наказание ограничилось домашней поркой и судебным запретом приближаться к вычислительной технике в течении трёх лет.
        Лифтом не пользоваться, читать при лучине, готовить еду на открытом огне и подрабатывать чернорабочим на ферме у разочарованных родителей было тяжёлым испытанием для молодого, а потому энергичного организма. Через год случилась война.
        Незанятое население было мобилизовано. По состоянию здоровья - из-за приобретенной близорукости, врождённого плоскостопия и симулированного слабоумия - молодого балбеса, непригодного к строевой службе и слишком дохлого для постройки бункеров, определили в силы самообороны.
        Война для молодого организма оказалась скучной. Энтузиазм умер на плацу при отработке ударов вилами.
        - Коротким... Коли!
        - Сверху... Коли!
        Командывал отставной боевой робот, забытый на планете. Утром, днём и вечером он проверял чистоту и блеск вил. В перерывы ополченцы пересказывали друг другу и обсуждали недостоверные слухи о ближайшем будущем. В них на следующей неделе ожидалась отправка на фронт. Перед этим всех вооружат ракетами, которые уже привезли. Все были в твёрдой уверенности, что если удастся умаслить снабженца, то он выдаст не простую ракету, а Тяжёлую ракету. А Тяжёлая ракета это гарантированое присвоение звания через ступень - сразу стать старшим сержантом, сбив одной ракетой штурмовик.
        На ночь ополчение расходилось по домам, сложив вилы в пирамиды под замок. В казарме только дежурные, коротавшие вахту за сублимированными углеводами и прокатными мелодрамматическими фильмами.
        Однажды на вечерней поверке его вызвали в кабинет к командиру.
        Но вместо командира в кабинете за столом сидело два усатых близнеца в кожаных брюках, фуражках и ремнях крест на крест поверх обнажённой, волосатой, и следовательно мужественной груди.
        - Родине нужны хакеры,- вкрадчиво сказали они и забрали с собой.
        На следующее утро о нём уже никто не помнил. Даже родители. Их память стёрли.
        Наконец его талант хакера оценён. Перед строем новобранцев в учебном центре появился сухонький типчик в очках и белом халате:
        - Империи нужны сильные программисты!
        Желание сразу зарекомендовать себя перед светилом науки толкнуло бывшего ополченца в добровольцы. Но это оказался начальник столовой. Робогрузчиков забрали на фронт, и вместо программирования добровольцам досталась работа по выносу трёхсотлитровых бочек, полных переливающихся помоев.
        В следующие недели подготовки он возненавидел компьютеры. Они были тяжёлые, большие, неудобные, постоянно сломанные и покрытые неистребимой пылью. На складах нужный блок, всегда оказывалась завален в самом дальнем углу. В гальюнах рулоны использованых перфолент на подтирку. И постоянные приборки. Отдушиной оставались лекции, на которых спали.
        На выпуск молодые и свежеиспечённые военнхакеры ритуально утопили в помоях робо-руку старшины курса, получили монтажный нож, обжимку и отправились по распределению. Наш герой был распределён на межпланетные зонды-невидимки.
        И сразу вылет. На огромном бетонном поле стояли ряды зелёных зондов-невидимок, покрашеных, чтобы их видно было и командованию и личному составу. Включение невидимости при этом заключалось в соскабливании с корпуса зонда краски, скучающим в полёте пилотом.
        На подлёте к цели «запахло порохом». Постукивание по корпусу зонда заставило выглянуть дайвера в иллюминатор. И он увидел, что это стучит по зонду керамическая крошка метеоритного потока, который конденсировался вокруг центра своей массы - иссушеного космосом трупа в истерзаном скафандре. Хакер выпучив глаза смотрел на этот красноречивый и немой артефакт войны и на его медальоне прочитал своё имя. Начали сдавать нервы и разыгралось воображение? Тряхнул головой. Протёр лицо руками. Во Вселенной могут быть глюки. Он видит себя? Из будущего? Труп уплыл.
        И вот теперь на чужой планете он сидел над раскопанным кабелем, подключившись к которому он должен был сеять хаос в системе управления противника. А на него смотрел такой же ополченец, каким сам был когда-то. В памяти всплыло:
        - Сверху... Коли!
        Хакер почувствовал, как вилы входят в его тело, протыкая кожу, разрывая внутренние органы. И почувствовал, как ополченец вытаскивает вилы из его умирающего тела, как плоть тянется за клинками вил и скользит по ним. Почувствовал,как пронизывает сильная боль, заставляя скрутиться в калачик, и как слабеют члены и смерть уже не страшна от адской боли, а желанна, как покой и избавление. Но она давит. Наваливается.
        Это будет так.
        - Нет! Я же не прибор! Я живой организм!
        Одним прыжком военхакер запрыгнул в кабину своего зонда и взмыл вверх. Взлом сети на планете был прерван.
        История одного крушения
        Часть первая. Крушение
        В дверь кто-то стучал. Не просто стучал, а уже ожесточённо барабанил. Этот стук медленно проникал в сознание Гурия, становясь всё более назойливым и невыносимым. Стук ненадолго прекратился и затем начался снова. По звуку понятно, что уже стучат ногами. Зачем стучат? Почему? Гурий сел на кровати и сунул ноги в тапочки. Стук уже стал для него пыткой, и он твёрдо решил прекратить это безобразие. Нащупал халат на стуле и одел его. Голова была тяжелая и дурная. Гурий прошёл в переднюю комнату к входной двери.
        - Кто там,- чуть слышно промычал он, поворачивая ключ в замке. Вблизи стук в дверь был оглушителен, как будто это ему по голове стучали пустыми канистрами.
        Гурий распахнул дверь, и вместе с лучами яркого солнца, ворвавшимися в дом, в голень Гурия впился каблук. Гурий заорал от боли и сразу окончательно проснулся, обретя прочную связь с реальным миром. В дверях стояла секретарша межпланетного мегаконсорциума «Гурий и Юрий Трэйдинг. Торговля колониальными и прочими товарами». Молодая, но деловая секретарша пришла на работу в контору, которой служила передняя комната дома. Задняя комната служила складом и личными апартаментами учредителей - двух таких же молодых людей мужского пола, которые брались за всё, что не будило совесть и не расходилось с законом, но при этом сулило улыбку фортуны. Правда чаще они находили приключения.
        И так, секретарша пришла на работу. Она стояла спиной к двери и, поэтому, не заметила, как дверь открылась.
        - Ой, извините! Я уже битый час, долблю в дверь!- секретарша проследовала мимо Гурия в переднюю комнату, которая была офисом, к своему столу. Гурий стоял у распахнутой двери и тёр ушибленное место.
        - У вас же есть свой ключ. Могли бы открыть сами.
        - Я бы открыла. Но вы оставили ключ в замке с внутренней стороны. Как отметили вчера?- тут её взгляд упал на её рабочее место,- Мой стол!
        Стол был покрыт когда-то белой, чистой бумагой, рулоны которой использовались для распечатки, а в праздничные дни, как скатерть. Секретарша осмотрелась вокруг.
        - Я требую повышения жалования за такие невыносимые условия труда. Вы меня слышите?!
        - Слышу, слышу. Потише, пожалуйста. Голова болит,- в подтверждение своих слов Гурий скорчил такую гримасу, что в пору было скорую вызывать.
        - Я вам сейчас лекарство от головы дам.
        Секретарша подошла к аптечке и достала лекарство. Это было просто. Дальше следовало найти чистый стакан. Или чашку. Это сложнее. Графин с водой куда-то пропал. На столах валяются грязные тарелки, приборы, недоеденное и недопитое. На полу разлито что-то липкое и лежит что-то скользкое. На лампе висят грозди испитых чайных пакетиков. Гурий наступил на полу своего халата и тут заметил, что халат этот не его, а его товарища и компаньона. Юрий был выше Гурия, поэтому халат волочился по полу. Секретарша выбрала стакан не столько более чистый, сколько менее грязный и вымыла его. Налила в него минеральной воды, бутылку которой обнаружила в холодильнике, и бросила в него лекарство. Оно растворилось.
        - Вот, выпейте. Вам сразу станет легче.
        Гурий принял из её рук стакан:
        - Спасибо.
        Выпил лекарство и стал ждать оздоравливающего эффекта.
        - А где Юрий? Он ещё спит?- спросила секретарша.
        - Не знаю.
        - Ладно, я пока займусь наведением порядка тут. Надо будет вызвать уборщиков.
        Действительно, где Юра? Вчера вечером был. Гурий вернулся обратно в заднюю комнату и посмотрел на кровать Юрия, отгороженную от его кровати стенкой из новеньких, пустых, картонных коробок, партию которых они отвозили в прошлом месяце. Постель Юрия была разобрана и смята. А его самого нет. Правда, постель Гурия была полностью застелена. Вот и халат его, Гурия, висит на спинке стула рядом.
        - Сейчас я постель не застилал.
        И Гурий сообразил, что спал он в постели Юрия. А где он сам? Юра. В комнате его не было. Надо вспомнить, что вчера было. Так. Тогда он ещё был. Тогда тоже. Принимал заказ он. Тогда ещё был Юрий. А дальше? Потом перелазили через забор. Или это было до этого? Гурий рискнул напрячь мозг. Лекарство уже подействовало, и поэтому он не ощутил ни какой боли. Ну же! Ну! Думай голова! Шапку куплю… Пусто. Наверно, пошел провожать гостей.
        Тем временем секретарша наводила порядок в ожидании прибытия уборщиков. Корзина для бумаг была безнадёжно заполнена мусором. На столе были крошки. На свежеподписаном выгодном контракте красовался тёмный круг от чашки или стакана. Один из ящиков стола не открывался. Вернее ему, что-то мешало открыться до конца. Просунув руку в щель ящика, секретарша обнаружила там стеклянный графин. Как он там оказался? В дверь позвонили. Это пришли уборщики. Блеснув никелированными корпусами, они приступили к приборке. Через час офис был вычищен и приведён в порядок.
        Из задней комнаты вышел Гурий, одетый и умытый.
        - Кать, я на завтрак. Буду через час. Вы пока принимайте звонки. Пусть кто звонит, сообщают вам суть дела. Если не хотят, то пусть катятся к чёрту.
        И Гурий вышел. Екатерина, секретарша, села за свой стол. Вынуть графин она так и не смогла.
        Через два дня Гурий и Юрий были уже в космосе. В далёком космосе. Их куда-то несло. Корабль превратился в железную мёртвую коробку. Баржа с апельсинами, которую они волокли на буксире, сгорела сразу. Ну не сгорела, а распалась на атомы. Так точнее. Кто ж знал, что эта звезда, мимо которой они пролетали мимо, взорвётся. Масса научных спутников, вращавшихся вокруг неё в ожидании этого события, исполнила свой последний научный долг и сгорела. А корабль с Гурием и Юрием просто перемещался в подпространстве со скоростью больше скорости света рядом с этой злополучной звездой. Взрывная волна ударила по кораблю и выкинула его нормальный космос неизвестно где. Рядом горела звезда. Вокруг неё вращалось несколько планет. Неуправляемый корабль, как метеорит нёсся прямо на звезду. По пути он пересёкал орбиту одной из планет и по счастливой случайности встретил и саму планету, рухнув на её поверхность. Гурий и Юрий, как могли, боролись за свою жизнь, пытаясь управлять падением своего корабля. Их старания были вознаграждены мягкой посадкой - корабль развалился на части, но его экипаж остался в живых.
        Гурий пришёл в себя, раскрыл глаза и с ужасом увидел, что стекло шлема его скафандра треснуло. За стеклом скафандра он видел пульт управления, на котором он лежал. Сверху его накрывало кресло, которое самортизировало и спасло ему жизнь. Кресло его напарника, с пристёгнутым Юрием, торчало в проёме лобового иллюминатора.
        - Гурий, вытащи меня отсюда! Гурий! Ты меня слышишь?! Гурий! Живой?!- Юрием тоже был жив.
        - Живой!- ответил Гурий,- Сейчас вытащу. Сам выберусь только.
        Гурий свалился с пульта, отстегнулся от кресла и помог Юре выбраться из иллюминатора. От рубки осталась лишь передняя стенка с иллюминаторами и пультом, и пол. Остальные части корабля были раскиданы по окрестным скалам. Скафандр Юрия превратился в лохмотья. Гурий поднял стекло шлема и вдохнул атмосферу. Сделал он это по привычке с опаской, хотя прекрасно знал, что уже давно дышит этой атмосферой - его скафандр был негерметичен и испорчен. Сам Гурий отделался ушибами и синяками. Его товарищу повезло меньше - он порвал свой скафандр об осколки стекла иллюминатора и имел порезы и ссадины на теле. Корабль упал в горах. Горы были невысокие, но очень скалистые. Юрий нащупал аптечку на боку.
        - Где мы?- спросил Юрий, делая себе перевязку.
        - Не знаю… В горах.
        Гурий сидел на камне, разглядывая лощину, усыпанную обломками корабля. Потом встал и стал спускаться.
        - Ты куда?
        - Пойду, посмотрю, что осталось целым.
        Гурий спустился в лощину и направился к самому крупному обломку. Юрий остался на краю, наблюдая оттуда за товарищем.
        Ночь они встретили у костра. Огонь горел на каменной площадке, перед расщелиной в скале. Сверху расщелина была накрыта куском обшивки космического корабля. На пороге получившегося подобным образом жилища сидел Юра с рукой на перевязи. Он комфортно устроился в пилотском кресле, которое днём выдернул из обломков. У костра на корточках сидел Гурий и ворошил веткой угли.
        - Корабль вдребезги. Ничего целого,- Гурий рассказывал результаты своих поисков.
        - Аварийный передатчик?
        - Не нашёл. Тут только жилые отсеки и рубка. Весь хвост за грядой. Наверное.
        - Ты заметил признаки цивилизации здесь?- спросил Юрий через несколько минут молчания,- О жизни речь не идёт. Она тут есть. Вот дровишки. Горят так же, как и на любой другой планете.
        - Нет.
        - И я тоже.
        Опять наступило молчание. Гурий достал из под обломков остатки провианта. Проверив его дозиметром, он обнаружил, что он, провиант, вполне съедобен. И сейчас, перед костром, под тёмно-синим небом, он и его товарищ подкрепляли свои силы. Гурий ел, а в его мозгу вертелась мысль, что если планета необитаема, то смысла проверять продукты дозиметром не было - они и так здесь умрут, так что днём раньше, днём позже - какая разница.
        - Гурий. Мы тут уже почти целый день. И до сих пор никто не поинтересовался нами. Либо падающие звездолёты это обычное явление, либо здесь просто некому интересоваться этим - на планете нет разумной жизни.
        - Ну, так наслаждайся! Отдых от цивилизации и людей! Сотни миллиардов людей наплодили - плюнуть не куда. А тут никого на всю планету!- резко ответил Гурий.
        - На пол планеты.
        - Это почему? Меня посчитал?
        - Да.
        Снова наступила тишина. Только горящие ветки потрескивали в костре.
        - Мда-а,- вздохнул Гурий,- Верное замечание.
        - Угу.
        Опять тишина.
        - Будем надеяться, что нас хватятся, и будут искать раньше.
        - Только где искать? Мы не знаем где мы. Тебе знакомы эти звёзды?
        Гурий взглянул на небо. На нём появились первые звёзды.
        - Да. Только расположены они как-то по-другому.
        Юрий откинулся на кресло и стал в слух рассчитывать время:
        - Сообщиться мы должны были через сутки. Но это в расчёт можно не брать. Вернуться должны были через пять дней. Вот тогда нас и хватится секретарша. Итого шесть дней. Скорее всего, заявит в поисковую службу. Это ещё один день. Пока соберутся - дня три выйдет. Итого - только через девять дней нас хватятся.
        - А пока найдут?
        Вопрос повис в воздухе. Ответ был и так ясен. Их могут найти сразу, а может и никогда. Может, их зашвырнуло в медвежий угол Вселенной, где никогда ещё до них не было людей и долго ещё не будет.
        - Ночь спокойная будет? Как думаешь?- спросил Гурий.
        - Не знаю. Я никого и ничего пока не видел. Ты же больше меня ходил тут.
        - Ладно. Бластер наготове держи. Только меня не подстрели спросонок.
        Гурий встал и направился под навес спать. Скоро к нему присоединился Юрий. Он закрыл вход в их «дом» ещё одним куском обшивки и растянулся на корабельной кровати.
        Часть вторая. Дневник
        День первый
        Ночь прошла спокойно. Сегодня разбирали обломки корабля. Гурий взобрался на ближайшую вершину и осмотрел оттуда планету. Вокруг горы, только на севере видна долина. Ходили за гряду. Там лежат обломки хвостовой части корабля. Реактора нет - значит, он отстрелился ещё в космосе. Гурий нашёл аварийный передатчик. Сомневаюсь, что заработает. Его контейнер был треснут, и амортизирующая жидкость вытекла. Притащили его в лагерь. Ищем съедобные формы жизни.
        День второй.
        Юрий сегодня смотрел аварийный передатчик. Говорит, что работает. Проверял его на приёмнике скафандра. Мощности не хватит. Рискнул сегодня пожевать листья найденного мной растения. Листья мясистые и маленькие. Растёт по щелям скал. Пока не умер. Но это не питательно. Кругом много мхов и лишайников. Небо чистое и голубое. Смотрел сегодня на долину. Я думаю, что это именно она. Там может быть лучше, чем здесь. Обсуждали сегодня план похода туда. Решили сначала дать «SOS».
        День третий.
        Притащили солнечные батареи. Целый день подключали к передатчику. Гурий тянет в рот всё, что попадается ему на глаза. С голоду он не умрёт. Он умрёт от обжорства. Сделал тарелку для антенны.
        День четвёртый.
        Юрий пол дня копался в обломках жилого отсека в поисках своей бритвы. Он нашёл её, после чего пошёл бриться к ручью. После обеда послали сигнал бедствия. Надеемся, его кто услышит. На ужин была местная флора. Здесь, в горах, она бедна. Употребляем ягоды. Корабельные запасы сокращаются.
        День пятый.
        Гурий настроил аварийный передатчик на приём. Сидит и ждёт ответа. А его нет и нет. Утверждает, что видел в небе птицу. Это интересно. Я их пока не видел.
        День шестой.
        Разобрали передатчик. Спрятали всё в расщелину. Может ещё пригодится. Оставили записку на обломках корабля, что направляемся в долину, так как оставаться здесь не представляется дальше возможным. Выход запланировали на завтра на утро. Сегодня собираемся. Готовим одежду, вещи, еду. Жаль, нет магнитного компаса.
        День седьмой.
        С утра, когда собрались выходить, начался дождь. Это хорошее предзнаменование. Наш путь будет лёгок, и цель будет достигнута. Раны Юрия больше не беспокоят. У каждого за спиной по мешку с едой. Это всё, что у нас есть. Остальные вещи на поясе и в карманах. Взяли только самое необходимое.
        Вечер седьмого дня.
        Прошли километров десять. Идти очень тяжело вследствие характера местности. Спустишься с одной горы - лезешь на другую. Шли вдоль ручья. Он сбегает вниз, скорее всего в долину. Мы сейчас находимся ниже того места, где разбился корабль. Здесь больше растений. Возможно, есть насекомые.
        Восьмой день.
        Уже восемь дней, как мы на этой планете. Дичайшая местность. В душе просыпаются первобытные страхи и инстинкты. Реагируешь на каждый звук и движение. Пётр наловчился находить съедобные растения и собирать хворост. Сказывается происхождение.
        Девятый день.
        Весь день шли. Спустились с гор. Местность перед нами полого спускается дальше и вдали становится совсем ровной. Это та долина, к которой мы шли. Идём так же вдоль ручья. Здесь уже более крупные и высокие растения. Осматриваем их в поисках пригодных в пищу. Больше нас ничего уже не интересует. На привале обсуждали наше возвращение к месту крушения. Решили, что вернёмся, но сначала устроимся в долине. Здесь климат лучше.
        Десятый день.
        Мы сделали открытие! На планете есть разумная жизнь. Юрий заметил, какое-то движение впереди и увлёк меня в укрытие. Через десять минут разглядели странную процессию, состоящую из двуногих ящерообезьян. Именно на них похожи эти существа. Ходят на задних лапах. Сильно наклонены вперёд и иногда помогают себе идти передними лапами. Есть короткие хвосты. Видно, с деревьев недавно только свалились. Колонна по четыре в ряд. На их телах висели ремни, сумки, орудия и прочие предметы. В середине процессии несколько существ несли носилки с какой-то конструкцией из дерева, костей, ремней и , я бы сказал, украшений, так как они блестели на солнце. Вероятно это религиозный символ. Хотя он может иметь и сугубо практическое и утилитарное значение. Это только предположение. Мы держались в стороне и поэтому не разглядели подробно. Процессия двигалась к горам. Юрий говорит, что они идут к месту крушения. Я склонен разделить его предположение. Наше положение из безвыходного становится интересным. Решаем двинуться по следам процессии в надежде, что они приведут нас к поселению, и мы сможем больше узнать о населении
планеты.
        Двенадцатый день.
        Эти два дня были насыщены событиями. Сначала нас чуть не съели. Гурий метнул молнию из бластера и мы стали богами. Он Большой Бог. Я Высокий Бог. На нас напали утром, когда мы спали. Напали эти обезьяноящеры и приволокли в свою деревню. Деревня это скопище гнёзд, в которых сидят обезьяноящерные семьи. Ходили вокруг нас, облизывали, обнюхивали. Пробовали на зуб. Намерения были самые, что ни на есть плотоядные. Это видно и так. Разумные ведь. Пришлось пугнуть их из бластера. Внушить религиозный ужас и трепет своим могуществом. С помощью наших новых подданных построили себе святилище, в котором теперь и живём. Нам приносят в жертву еду и всякую дребедень. Еда съедобна.
        Тринадцатый день.
        В посёлок вернулась процессия, которую мы встретили три дня назад. Крокодилобабуины действительно ходили к месту нашего крушения и приволокли от туда много обломков, которые стали предметами поклонения и подношения нам. Гурий научился немного лопотать по крокодильи и теперь вешает лапшу на уши этим обезьянам о небесном яйце, из которого мы родились, рае, аде и прочей чепухе. Это он ловко придумал. У нас появился первый служитель нашего культа. Он сидит постоянно у нашей двери и отлучается крайне редко. Когда мы выходим, он вертится вокруг нас и вопит. То ли он прославляет нас, то ли предупреждает остальных, о том, что мы идём. А может, это просто сторожа к нам приставили?
        Четырнадцатый день.
        Да. Это служитель культа. Он сделал себе подобие наших с Юрием ремней и повесил на него корягу, выточенную в форме бластера - знак близости к богам. Приходил вожак этих крокодилов. Хочет силы. Или власти. Как понял, предлагает сделку. Мы ему он нам. Надо подумать.
        Пятнадцатый день.
        Ура! Ура! Ура! Эти сухие строчки не могут передать той радости, которую мы испытали, когда нас забрал с планеты корабль. Оказывается, эта планета давно известна. Цивилизация на ней только-только зарождается, и поэтому учёные установили за ней наблюдение и закрыли для посещений. Уникальный случай, когда можно изучать свою историю на примере других. Станция наблюдения засекла наш сигнал бедствия, который мы передали перед уходом в долину. Какая всё-таки счастливая случайность. Какое везение. Когда так везёт, начинаешь задумываться о том - что это? Случайное счастливое совпадение событий или чья-то воля? И если чья-то воля, то для чего? Почему так везёт? Что нас в будущем ждёт? Конечно, объяснить всё чьим-то вмешательством проще. Спихнул на него всё и спи себе спокойно дальше. Иначе придётся изучать, анализировать и делать выводы.
        Часть третья. После
        - Ты это сам придумал всё?- девушка закрыла блокнот, в котором велся дневник,- Очень интересно. Сколько раз вы попадали в подобные передряги?
        Девушка тянула слова. Последняя её фраза звучала так: «Ско-олько раз вы-ы попада-али подо-обные передря-яги». Девушка сидела за столиком на террасе кафе. Сверху стол прикрывал зонтик. Его бахрома, свисавшая с краёв до пола, была собрана в несколько пучков. Напротив сидел Юрий. Этот блокнот был дневником, который они с Гурием вели на планете во время своего последнего кораблекрушения.
        - Думаешь, я поверю, что ты целый месяц пропадал в космосе и едва вернулся? И как зовут эту планету? Лена? Света?
        Обвинения, конечно, несправедливые, но вполне понятные. Впрочем, Юрий пропустил их мимо ушей. Мало ли чего болтают эти женщины. Она же с ним говорит, значит, всё хорошо. Ему очень нравилось, как она тянет слова. Очень мило звучит. В сочетании с хорошей фигуркой и симпатичным личиком эффект получается убийственный. В своём личном рейтинге, Юрий её поставил выше всех своих остальных знакомых девиц. Но место на свадебной фотографии Юрий пока подержит вакантным. Он не Гурий, который сразу делает предложение, как только девица ему приглянется. Хорошо, что его товарищу тогда отказали. Может умнее будет. Совсем размяк. Куда мир катится. Вокруг столько красавиц.
        - Бедненький. Страшно было, когда тебя с другом собирались съесть?
        - Да нет. Что ты. Это совсем не страшно. Обычное явление.
        - Тебе ничего не откусили же?
        Интересный вопрос. О чём это она думает?
        - Нет. А что?
        - Ну, так веди меня в кино!
        - Э-э. А-а.
        - Я хочу в кино!
        - Ну, хорошо. Пойдём в кино. Сегодня вечером?
        - Можно и сегодня вечером.
        Солнце светило ярко. По небу бежали редкие облака, временами заслоняя светило.
        - Прогуляемся? Пойдём в парк,- предложил Юрий. Погода располагала к отдохновению и неспешным прогулкам. Парочка встала и направилась в городской парк, в котором совсем не было слышно шумов города, и не водились людоеды.
        Гурий в это время сидел в конторе, обхватив голову руками. Секретарша сидела за своим столом. Чудесное спасение отошло на задний план, уступив место совсем неважным вещам. Таким, как страховка, счета, доверенности и прочие атрибуты высокоразвитого сообщества людей. Правда, беспокоило Гурия его будущее. Неудачная экспедиция за апельсинами подорвала святая святых для него - финансы. Бюджет фирмы и личный Гурия. Предстояла выплата неустойки за апельсины. Не для себя везли. И как назло не застраховали эту ржавую банку - баржу.
        - И снова не застраховали груз. И баржу,- секретарша просматривала документы по текущим делам.
        - Лучше бы нас не спасали. Как я об этом там не подумал,- Гурий тяжело вздохнул, - Уж лучше пусть людоеды съедят, чем кредиторы… Ненавижу их.
        - Вас нельзя без присмотра оставлять. Всё сделаете не так,- продолжала тихо секретарша.
        - Ну, так сделайте так!- взорвался Гурий.
        Он встал и вышел в заднюю комнату. Там он бросился на кровать и стал в одиночестве и тишине думать над выходом из сложившегося положения. Радикальным решением ему виделся побег. Но тогда эта планета, для него навсегда будет закрыта. Банкротство вообще-то ничего, неприятная процедура, но не смертельная. Пережить можно. А, скорее всего, придётся договариваться, торговаться и просить отсрочки. Ссылаться на форсмажорные обстоятельства. Надо ещё придумать, где раздобыть денег. Деньги, деньги. Гурий поворочался на кровати. Подумаешь пролетел со страховкой. Лучший способ защиты это нападение. Решено. Завтра он начнёт доставать кредиторов и партнёров. Он их не боится. Пусть они его боятся. Кстати, а не тиснуть ли книжку о своих приключениях? Или ещё рано, то есть ещё молод, чтобы мемуары писать? А пока пора подкрепиться.
        Гурий встал с кровати. Поправил одежду на себе. Навёл глянец на ботинки. Выбрал свою самую дорогую трость. Прошёл через переднюю комнату, отдав по пути распоряжения секретарше, и вышел на улицу.
        Имитатор
        Он вышел из подъезда своего дома, в котором жил уже много лет.
        - А-а. Настромо, доброе утро.- старик с третьего этажа сидел на скамейке и грел на солнце свои кости,- У тебя выходной сегодня? Ну, счастливо провести его. Счастливо провести.
        Настромо. Ему нравилось это имя. Поэтому он и выбрал его. И сегодня у него выходной. Он проведёт его отлично, просто превосходно. Жена сказала, что будет ждать его в Замке. Она ушла туда сегодня с первыми лучами восходящего солнца. И теперь ему надо поспешить туда, к ней. А солнце взошло сегодня чудесное. Тёплое, ласковое. На улицах города, даль которых терялась в лёгкой дымке, идиллия. Почти пасторальный пейзаж. Неспешно ехали редкие автомобили. Чистые тротуары. Встречные прохожие совершали свой путь в этот воскресный день не спеша, с расслабленностью выходного дня. Ни одного хмурого лица. Всё вокруг умиротворённо и прочно, незыблемо.
        А прочно ли? Слишком всё хорошо. В таких случаях всегда что-нибудь случается. Должно случаться. Но пока креститься рано. Грома ещё нет. Можно расслабиться и насладиться пейзажем. Он решил проехать на троллейбусе до замка. Тихий ход, удобное кресло, хороший обзор, спешить некуда. Спустившись со ступеней подъезда, Настромо направился к остановке.
        - Эй, Настромо, приветствую тебя. Как твои упражнения?- на встречу попался Учитель. Его борода закрывала Медальон Учителя, но это не помогало. В Учителе все признавали Учителя.
        - Я занимаюсь, Учитель.
        - Молодец. Ты добьёшься успеха.
        Учитель пошёл дальше своей дорогой. На остановке Настромо купил воскресный выпуск газеты. Статья на первой полосе сообщала о крупном эксперименте Мастеров, который должен состояться в этот день. На горизонте появилась небольшая тучка. Если и будет дождь, то он успеет до замка до его начала. Подошёл троллейбус. Взобравшись в него, он устроился на высоком сидении над колесом. Подошёл кондуктор и он оплатил проезд. После чего повернул голову к окну и стал рассматривать бежавшие мимо, ему за спину дома и прохожих. Тучка быстро набежала на солнце и закрыла его. Раздался раскат грома, и стало темно, как ночью. Электродвигатель троллейбуса остановился с характерной тряской. Над головой коротнуло провода. Посыпались искры. Лампы внутри салона троллейбуса взорвались. Немногочисленные пассажиры испуганно заметались по троллейбусу, выпрыгивали в окна. Настромо увидел, как истошно вопя, скрылся за углом дома водитель троллейбуса. Город охватила паника. Его жители метались по улицам. Огромная чёрная туча, накрывшая город, извергала молнии, которые били в дома, деревья, столбы, мечущихся людей. Начались пожары.
Рушились здания. Сотрясалась земля.
        Он выскочил из троллейбуса следом за остальными. Очень вовремя. В троллейбус ударила молния, превратив его в пылающий факел. Он видел, что в салоне ещё оставались пассажиры. Бегом, бегом, не останавливаться. Найти укрытие. Спрятаться. Что случилось? Что с женой? Вокруг пылал огонь, падали камни. На пути попадались обгоревшие и изуродованные трупы людей и домашних животных. Где же это, где? Поворот. Ещё один. Стоп. Впереди взорвался автомобиль. Теперь можно. Вперёд, дальше. Последний поворот. Он выбежал из-за угла и увидел группу странных двуногих существ, которые убивали человека. Опоздал. Существа заметили его и обернулись. Зелёные морды, шкуры, кожаные доспехи, шлемы с рогами, дубины и палицы. Орки. Конечно это они. Кто же ещё мог такое учинить. Но как это случилось? Кто допустил. Орки двинулись на него. Надо бежать. Орки бросились в погоню. Через десять, а может и через две минуты бешенной гонки с препятствиями он оторвался от преследования. Затем он вернулся на место, где увидел Орков. Его глаза его не обманули. Это был Учитель. Его Учитель. Только утром здоровался с ним. Учитель лежал в в
луже собственной крови. На теле многочисленные рваные раны. Орки не любят Учителей. Учитель открыл глаза и слабо, с хрипом произнёс:
        - Это ты, Настромо. Я рад, что это именно ты.
        Учитель закашлялся. Настромо бросился к нему на помощь, но Учитель из последних сил остановил его жестом руки. Рука бессильно упала на асфальт, залитый кровью. Учитель опять закашлялся. Его глаза закрылись. Затем снова открылись, и он продолжил:
        - Моё время пришло, Настромо. Не пытайся мне помочь. Твои силы понадобятся для другого,- Настромо стоял рядом на коленях. Его мучали многие вопросы. Но как всякий Ученик он не должен перебивать, пока говорит Учитель,- Эксперимент Мастеров…
        Учитель прервался, казалось, силы покинули его.
        - Эксперимент Мастеров… Они должны были наложить заклятие на наш город, защищающее от орков и тролей… Они не успели… Орки узнали о нём и напали. Они похитили Свиток Знания и Рубин Силы. Их надо найти и вернуть. Иначе все люди погибнут… Возьми мой медальон. Он укажет тебе, что делать.
        - Но, Учитель! Я не готов. Я не смогу,- вырвалось у Настромо,- Мне ещё много надо узнать и многому научиться. Ведь я всего лишь Ученик.
        - Ты сможешь,- слабеющим голосом отвечал Учитель,- Ты больше не Ученик.
        И испустил дух.
        Настромо продолжал стоять на коленях у трупа Своего Учителя. Ключевая фраза была сказана. Он больше не Ученик. Его Учитель признал это. Теперь он принадлежит к Знающим. Теперь только он сам будет себя учить и тренировать. Только тогда Умеющие признают его своим и он станет одним из них. Он больше не ученик.
        Откинув в сторону бороду Своего Бывшего Учителя, Настромо снял с его тела его Медальон Учителя. Он укажет ему, что делать. Но, как им пользоваться? Настромо стоял над трупом и вертел в руках с ладонь размером медальон. Тёмно-вишнёвый камень в золотом обрамлении. Вдруг в камне высветилась надпись: «Найти Книгу Учителя». Книга Учителя. Где она может быть? Только в доме Учителя. Он знает, где это. Он развернулся и побежал к дому учителя, перепрыгивая через обломки, трупы, ямы, огонь. На пути ему попалась труба подходящего размера. Он её подобрал. Теперь он вооружён. Наконец он сможет применить, то чему его учили на практике. Вот и первый, кто оценит его подготовку.
        Орк стоял на углу улицы, раздирая женский труп, который он для своего удобства насадил на оставшийся стоять обломок фонарного столбы. Он уже попробовал мясо этого человека. Оно было нежным. Человечек был молодым. Орк снял свою заплечную, кожаную сумку и собрался сложить в неё человечину для своей семьи. Его шлем и череп треснули и разлетелись на куски от удара Настромо. Настромо стремительно налетел на орка и огрел его трубой промеж рогов шлема. Да, он хорошо подготовлен. И теперь он не зелёный Знающий. Теперь он кое-что умеет. Он продолжил свой путь, очищая город от живых орков.
        Последние орки ему попались у дверей дома учителя, они собирались сжечь дом. Настромо их убил не задумываясь и без всякого сожаления. Разделавшись с орками, он приложил медальон к замку, и дверь открылась. Настромо вошёл внутрь обиталища своего покойного Учителя. Стол, стул, кровать. На стеллаже неподъёмная бутыль и книга. Книга Учителя. Оглядевшись вокруг, он не нашёл больше ни чего интересного. Значит, ему нужна книга. Протянув руку, он взял книгу с полки и раскрыл. На первой странице описание закона Ома, на второй драконы, на третьей мечи Балтазара. Малый и большой. Медальон затрепетал. Настромо посмотрел на него и увидел надпись:
«Найти меч Балтазара». Положив книгу в карман куртки, Настромо покинул дом Учителя и направился на поиски Балтазара, который был, судя по всему, главным по мечам. Крепко он в них разбирается, этот Балтазар. Надо зайти в справочную, узнать, где он живёт.
        Справочная была тоже разгромлена. Занимался пожар. Теперь каждая секунда на счету. Он побежал к входной двери. Прямо перед ним, он уже собирался войти внутрь, рухнула часть крыши и загородила проход. От пожара исходил нестерпимый жар, но его прошиб холодный пот. Ведь, будь он пошустрее, его придавило бы рухнувшими пылающими обломками. И вышел бы из свежего Знающего свежезажаренный с кровью. В огне что-то лопнуло. Этот звук вывел Настромо из оцепенения, и он заметался вокруг здания справочной, ища какой-нибудь вход внутрь. Он много потратил времени, вся справочная уже пылала. Приложив к лицу платок, он попытался сунуться внутрь. Адское пламя отбросило его назад. Он упал на плавящийся асфальт с ожогами на руках и лице. Увяз в асфальте. С трудом передвигал ноги, прочь от пожара, пока жидкий асфальт не застыл и он не оказался замурован в него. Всё. Вся справочная сгорела. Рухнули её стены, похоронив под собой указание, как достать Балтазара. Свет померк. Попробуем сначала.
        Справочная была тоже разгромлена. Занимался пожар. Теперь каждая секунда на счету. Он побежал к входной двери. Прямо перед ним, он уже собирался войти внутрь, рухнула часть крыши и загородила проход. Настромо, не останавливаясь, побежал вокруг здания в поисках окна или двери, через которую можно проникнуть внутрь. Должен быть запасной выход, задняя дверь. Он обежал кругом почти всё здание прежде, чем увидел служебный вход. Настромо смело толкнул дверь и влетел внутрь. Вокруг всё пылало, стены, потолок, мебель, пол. Прыгая с одного ещё целого куска пола на другой, он неудержимо продвигался к Хранилищу Справочной Информации. Вот он преодолел последний метр и подошёл к машине.
        - Где живёт Балтазар?!
        - Его нет.
        - Как нет?!
        - Вот так.
        - Такого не может быть!!!
        - Может!
        Тут рухнули крыша и стены справочной, похоронив под собой Настромо и Машину Хранилища Справочной Информации.
        Справочная была тоже разгромлена. Занимался пожар. Теперь каждая секунда на счету. Он не побежал к входной двери. Он рванул сразу к служебному входу. Ураганом вломился внутрь - дверь слетела с петель и разлетелась на осколки. Пол ещё не горел, рывок к Машине Хранилища Справочной Информации.
        - Где мечи Балтазара?
        - Они потеряны в канализациях Балтазара.
        - Что такое канализации Балтазара?
        - Часть легендарного подземного комплекса Мастера Балтазара, построенного, по преданиям, при сотворении всего Сущего.
        Становилось горячо. Настромо начал коптиться.
        - Где вход в комплекс Балтазара?
        - В Закрытом Городе Великих Мастеров, на заднем дворе, как войдёшь налево. Под перевёрнутой бочкой чугунный канализационный люк.
        - Это, что шутка?
        - Нет.
        Пол уже загорелся. Настромо поскакал к выходу. Он едва успевал отрывать ноги от пола, как он тут же вспыхивал. Он выскочил в дверь на улицу, и тут же за его спиной стены справочной рухнули, похоронив под собой Машину Хранилища Справочной Информации. Его обдал вихрь искр, подпаливая волосы и оставляя прожжённые прорехи в его одежде. Он успел. Но легче не стало. Впереди Закрытый Город Великих Мастеров. Он там ни когда не был. Он не знает, что там внутри. Ни кто не знает. Всё, что о нём известно это его высокая, красного кирпича стена и ворота Правды, всегда закрытые.
        Настромо побежал к Закрытому Городу Великих Мастеров. По пути он проанализировал услышанное. Теперь он знал, что у Закрытого Города есть задний двор. Город этот располагался в центре города, это далеко. Настромо увидел большой, розовый кабриолет в котором ехала группа орков, размахивая своими палицами и бутылками с таким же отвратительным, как и они сами, пойлом. Разогнавшись, он прыгнул на машину, в полёте огрев трубой троих на заднем сидении. Крайние выпали на дорогу, средний лопнул и испачкал собой всё сидение. Приземлившись в салоне, Настромо убил сидевшего справа от водителя орка. Водитель-орка бросил руль и попытался схватить Настромо. Машина вильнула и врезалась в перевёрнутый чебуречный ларёк. Последнего орка выкинуло из машины в неизвестном направлении. Настромо пересел за руль и поехал к Закрытому Городу Великих Мастеров.
        По пути ему попадались одиночные орки, бесчинствовавшие на улицах. Сопротивления в городе больше не было. Некоторых орков он давил. Некоторые разбегались. Он выехал на центральный проспект и между деревьев, по обе стороны проезжей части, увидел стены Закрытого Города с Воротами Правды.
        Ворота Правды выломаны. Над красной кирпичной стеной поднимается дым. С трепетом Настромо вступил под свод ворот Правды. Он однажды видел, как один из Мастеров вошёл в них. Тот, кто сможет пройти через них, становиться Великим Мастером. Ни кто не видел, чтоб из них выходил кто-нибудь, Великих Мастеров никто не видел. Какие тёмные могущественные силы призвали орки, раз смогли выломать эти ворота, закрытые для Лжи. Ворота были выломаны наружу, в город, из которого пришёл Настромо. Внутри Закрытого Города Великих Мастеров царил такой же разгром, как и в городе за его стенами. Все здесь превратились в камень. Немногочисленные дома разрушены, деревья поломаны и обгорели. Он шёл по главной аллее, ища задний двор. Аллея привела на площадь. На месте Великого Храма зияла громадная воронка в обрамлении лепестков из оплавленных руин и застывшей лавы. Всё, что осталось от Великого Храма, который он столько раз видел на фотографиях, он был его мечтой. Он надеялся когда-нибудь, пусть даже с длинной седой бородой и трясущимися коленками, быть принятым под его своды. Ни одной живой души вокруг. Всё камень. Даже
птицы стали каменными, недвижимо повиснув в небе, как летели. За руинами Великого Храма находился Задний Двор. Следуя указанию, Настромо вошёл в его калитку и повернул налево. Нашёл перевёрнутую бочку. Откатил её в сторону и, разгадав нехитрую головоломку, поднял тяжёлую крышку канализационного люка.
        Спуск был долгим. Тёмная шахта уходила глубоко-глубоко. Иногда ему хотелось отпустить лестницу и бессильно рухнуть в темноту. Становилось холодно. Металл лестницы начал жечь руки холодом. Наконец он почувствовал под ногами твердь. В небольшой камере, куда он спустился, он нашёл Огненный Кристалл и зажёг его прикосновением своих рук. Свет Кристала озарил пространство вокруг. Настромо смело продолжил свой путь, двинувшись в темнеющий чернотой Неизвестности коридор.
        Грязь, пыль, паутина. Подземные пауки и карликовые тролли обитают в канализациях и пещерах. Они силы зла. Коридор вывел в зал. Он был огромен, его своды терялись в темноте и странной серой дымке вверху. С боку сверкнули две красные точки, и послышалось шипение и стук когтей по плитам пола. Настромо резко обернулся на звук и направил в ту сторону луч света Огненного Кристалла, выдернул из-за пояса трубу, которую он засунул туда перед спуском. Луч выхватил из темноты приближающегося подземного паука. Они медленные, но резко прыгают. Паук прыгнул на него и встретил металл трубы. Убитый паук плюхнулся на пол. По плутав по залу в поисках выхода, Настромо зашиб ещё пару пауков. Обнаруженный выход повёл его дальше по подземельям Балтазарова комплекса. Иногда попадались пауки. Вдруг он увидел впереди свет. Бросился к нему и наткнулся на карликового тролля державшего в своих лапах факел. ТРОЛЛЬ! Значит, он что-то пропустил в своих плутаниях. Тролль заметил его. Он развернулся и побежал прочь от тролля, бездумно поворачивая из прохода в проход, пока, наконец, не запутался. Огненный кристалл освещал
небольшой пятачок вокруг него. Это была его вселенная, его мир, освещённый его персональным солнцем. Вокруг Ничего. Ничего обступило этот мир твёрдой, непроницаемой, серой до материальности пустотой. Страх запустил свои мерзкие липкие пальцы внутрь Настромо, дёргая за поджилки, вызывая панику. Что делать?! Настромо вертелся кругом ища выход. По солнечному сплетению что-то ударило. Это Медальон Учителя, он укажет, что делать. На камне медальона высветилась стрелка, она показывала всегда только в одну сторону, как ни вертел Медальон Настромо. Привязав платком над ухом Огненный Кристалл, Настромо взял в правую руку трубу, в левую Медальон и двинулся по направлению, указываемому его компасом-медальоном. Темнота расступилась, и он увидел лежащий на полу коридора меч. Рядом лежал свиток. Меч был коротким, в Книге Учителя он был обозначен, как Малый Меч Балтазара. В свитке было написано старинной вязью:
        - Этим мечом Мастер Балтазар начинает новую подземную коммуникацию своего легендарного комплекса. Год неизвестно какой до сотворения всего Сущего.
        Настромо закончил читать и выкинул свиток за спину. Подобрал меч, бросил трубу и потопал дальше по коммуникациям Легендарного Комплекса Мастера Балтазара в поисках Большого Меча Балтазара. Видя в его руках Малый Меч Балтазара, подземные пауки не решались приближаться к Настромо. Кто решался тот погибал. Малый меч бил их даже на расстоянии. Медальон вывел его в нужный тоннель. Здесь обитали тролли. Они там обитали, а не обитают. Злобные и толстокожие. Настромо махал Мечом налево и направо, раздавая смертельные удары, пока не пробился сквозь толпу карликовых троллей, изничтожив их. Их когти царапали его, рвали одежду. Из порванного кармана куртки выпала Книга Учителя. Пришлось за ней ему вернуться и вырвать её из пасти тролля, предварительно отрезав тому голову Малым Мечом Балтазара. Обложка и часть страниц Книги оказались прокушены клыками.
        - Звери,- процедил сквозь зубы Настромо, расправляя листы.
        Тоннель уводил дальше под землю. Всё ближе и ближе расплавленное ядро планеты. Температура повышалась. Под горку бежать было легко, сходу перепрыгивая валуны и трещины, в которых стала проглядывать лава. Наконец тоннель привёл его к большому озеру расплавленной лавы. Посреди озера возвышалась высокая отвесная скала с воткнутым в её вершину Большим Мечом Балтазара. Добраться до него можно было только прыгая по торчащим из лавы каменным столбам. Столбы как ступеньки вели прямо к вершине скалы. Настромо прыгнул на первый, чуть возвышавшийся над лавой у берега этого огненного озера. Следующий был выше. Прошептав заклинание, прыгнул на следующий. И так до самой вершины. Перед прыжком психологическая подготовка в виде заклинания и прыжок. Три раза заклинание не срабатывало, и он проваливался вниз, едва успевая цепляться за выступы столбов. В каждом таком случае он себя спрашивал, что он здесь забыл и, как тут оказался. Каждый раз обещал себе исправиться. Прыгнув в последний раз он ухватился за рукоятку меча. Крепко встав на ноги на скале, он обеими руками выдернул Большой Меч Балтазара из скалы и поднял
над головой. Скала задрожала, сверху, из под свода этой громадной пещеры с лавовым озером, стали падать камни. Меч слился с рукой и ракетой увлёк Настромо за собой вверх к яркому свету, хлынувшему в пещеру.
        От стремительного вознесения у него захватило дух. Он оказался на поверхности. Под ногами была зелёная трава, невдалеке на холме Замок. В руке Длинный Меч Балтазара, на шее Медальон Учителя. В целом кармане Книга Учителя. За ухом Огненный Кристалл. А за поясом Малый Меч Балтазара. Одежда - грязный лохмотья. Сам весь скучающий по душу. Оглядев свой боевой наряд и снаряжение Настромо, двинулся на приступ Замка. Из берёзовой рощи он осмотрел Замок. Его жена попала в плен. Замок захватили тёмные силы. Над его высокими башнями зависла чёрная бурлящая туча, контрастировавшая с голубым, бездонным и безоблачным небом. И сам весь замок из белого и нарядного стал чёрным, серым и мрачным. На полёт стрелы от замка завяла трава. Золотые петушки-флюгера превратились в уродливых химер, порождений Той стороны жизни.
        Настромо через поле пошёл к воротам. В поле ему попался скелет рыцаря. Рядом лежала его кольчуга и шлем. Он подобрал их и надел. В воротах стояли два орка и тролль, начальник стражи ворот Замка. Увидев его они двинулись ему на встречу. Настромо одним ударом разрубил пополам обеих орков. Более крупный полевой тролль побежал обратно к воротам поднимая тревогу. Настромо догнал его и зарезал. Перепрыгнув, через его труп, загораживавший дорогу, Настромо вошёл в ворота Замка и прошёл в караульное помещение. Оно было пусто и залито кровью. На полу лежали обглоданные человеческие кости. Караул весь погиб на месте и был съеден на победном пиру. Настромо вышел из караулки. В кольчугу ударила стрела и отскочила. Со стены в него стрелял древесный тролль, его тощая волосатая фигура с луком в лапах чётко вырисовывалась на фоне неба. На стене рядом с лучником бегали другие тролли и орки. Настромо заметили, поднялась тревога. Вскинув Большой Меч Балтазара и направив его на лучника, Настромо убил того. Он был не опасен, но отвлекал его своими стрелами, как муха. Дальше Настромо побежал по узкой улице замка к
Главным помещениям и Церемониальным Залам. На встречу ему нескончаемым потоком бежали орки и тролли. Настромо, не сбавляя темпа, нёсся им на встречу. Он был, как маленькая щепка в их потоке, которая плыла против течения, двигавшая течение реки вспять. Крики, рёв, звон металла, треск разрубаемых костей и жил, фонтаны крови из ран. Он рвался вперёд, а силы зла хотели его задержать. Он стал подозревать, что они что-то затеяли, и он этому может помешать.
        Церемониальный Зал. Поток орков и троллей кончился. Последние пали у дверей Зала. Настромо прошёл сквозь закрытые ворота Церемониального Зала. Два Гигантским Тролля, стоявшие с дубинами в лапах на страже дверей изнутри, были так удивлены его появлением, что зашибли друг друга, неаккуратно махая своими палицами в попытке его зашибить. В Зале, в круге образованном колоннами и мёртвым светом, падавшим из тучи через отверстие в куполе, на алтаре лежал Рубин Силы. Вокруг алтаря стояло тринадцать чёрных капюшонов. Один из них начал читать Свиток Знания. Свет начал меркнуть. Теперь судьба мира зависит от Настромо. Он прыгнул на капюшоны. Ворвался в их круг и сразил Читавшего Свиток. Бесплотный капюшон рухнул на пол у алтаря, оставив после себя только своё чёрное облачение. Оставшиеся заметались, пытаясь схватить свиток и дочитать. Они насылали на Настромо волны страха, пытались взять под контроль. Но их усилия были тщетны, Настромо умел управлять собой и у него был медальон. Он одного за другим протыкал, носившихся вокруг него, чёрные капюшоны, пока на плитах пола не остались лежать тринадцать их чёрных
одеяний. Настромо подобрал Свиток Знаний с пола, сдул с него пыль и не читая свернул и сунул за ремень. Затем выдернул из специального углубления Рубин Силы. Свет снова засиял в полную силу. Туча над Замком растаяла, и он стал снова белым и нарядным. На его башнях снова завертелись золотые петушки-флюгера.
        Свою жену он нашёл, как и положено в самой высокой башне. Мало того, что её усыпили, так ещё и цепями приковали к стане. Разрубив мечём оковы, Настромо подхватил свою жену. Она спала. Распихав по оставшимся карманам и за ремень свитки, рубины и мечи, Настромо взял на руки свою спящую красавицу и вышел. В конюшне у башни он выбрал себе коня. Чёрный, как антрацит, вороной конь с хитрым весёлым взглядом. Он ехал на нём по улицам Замка, с которых, под лучами солнца, пропадали следы его битвы. Стали возвращаться жители. Настромо выехал на коне из Замка и направился домой, его жена дремала у него в руках. Она была красавица, такой какой он хотел её видеть и какой она тоже хотела быть. Сплав двух желаний. Размер у неё, конечно, был побольше, чем в действительности. А волосы были чёрными. Ему нравилось когда она брюнетка. Нравилось и когда она и с красными волосами. В тон его желаниям волосы его спящей жены переливались, меняя цвет. А лысая? Волосы остались на месте, ни куда не исчезли. Он не хотел этого в действительности.
        По пути он собирался заехать в Священную Рощу и вернуть Свиток Знаний и Рубин Силы на место. Их путь пролегал живописными местами и когда на горизонте показался Город, он свернул в Священную Рощу. У камня Места кто-то в белом сидел на траве. Настромо спешился, оставив сидеть в седле свою жену, которая пришла в себя.
        - Учитель! Вы?- удивился Настромо, увидев, кто сидел.
        У камня Место на траве действительно сидел его Учитель.
        - А кто же ещё? Отлично справился, сынок. Молодец.
        Учитель сорвал травинку и засунул её в рот.
        - Учитель вас же убили орки. Вы же умерли. Как такое может быть?
        - Я же Учитель. Они убили мою физическую оболочку. Это мелочь. С ней возни много было.
        - А кто я теперь?
        - Ну не знаю. Видишь ли, Ученики становятся Знающими, Знающие - Умеющими, Умеющие - Мастерами, Мастера - Великими Мастерами, Великие Мастера - Учителями. И те в свою очередь готовят Учеников. Ты же разорвал этот круг. Сам теперь думай кто ты. Может ты теперь Бог?
        Настромо оторопело стоял.
        - Ладно, расслабься. Потом об этом поразмыслишь. На досуге. У тебя был тяжёлый день. Ты ж не стоять столбом сюда пришёл,- улыбнувшись, легонько толкнул его Учитель,- Клади Рубин и Свиток на Место. Тебя Жена заждалась.
        Настромо положил Рубин Силы и Свиток Знаний на камень в Священной Роще. Перед его глазами собралась надпись «Реальность завершена».
        Когда контактную жидкость спустили, капсула раскрылась. Специалист помог избавиться от проводов и электродов.
        - Как самочувствие?- поинтересовался другой специалист.
        Стандартный обязательный вопрос.
        - Хорошо,- ответил вышедший из капсулы.
        Надев тапочки, которые он оставил у капсулы, он направился в душ.
        После душа, вымытый, одетый, он сидел в комнате отдыха посетителей. Врач мерил ему давление. Вошла его жена. Блондинка.
        - Как себя чувствуешь, дорогой? Как тебя теперь звать?- жена села рядом.
        - Отлично. А ты как?
        - Просто замечательно. Правда, я самое интересное проспала. Ведь так?
        - Посмотришь в записи.
        Врач закончил свою работу, и жена обняла своего мужа, чмокнула в щёку:
        - Мой рыцарь.
        Рыцарь сидел развалившись на диване в расслабленном состоянии. Вошёл Администратор:
        - Ну, как прошло? Вы довольны?
        - Да, спасибо. Всё просто замечательно.
        - Если хотите, можете подключиться на долгий срок. У нас некоторые клиенты семьями навсегда подключились к своей реальности. Мы вам обеспечим самую настоящую жизнь. Ну как?
        Ответила жена:
        - Мы ещё подумаем. Честно говоря, мы не можем пока позволить себе этого. Мы пока так походим. Присмотрим для себя реальность. Да дорогой?
        - Да.
        - Рад это слышать. Мы можем и в кредит вас подключить. Ещё у нас есть совершенно новый тариф, который вам совершенно подходит. Все заботы о вас наша компания берёт на себя. И практически бесплатно!
        - Нет.
        - Ну что ж. Приходите ещё,- ответил Администратор,- Наш имитатор всегда к вашим услугам.
        - Одевайся дорогой. Тебе завтра опять на работу.
        Комиссия
        Горихвостовский на заре своей карьеры был профессором археологии. Пройдя, хорошо утоптанный многими его предшественниками, путь научного работника до этого учёного звания, Горихвостовский читал лекции на кафедре археологии и истории в захолустном Пятом Орбитальном Университете. Одно из крупнейших событий в жизни человечества - обнаружение следов другой разумной жизни, пусть и давно исчезнувшей, во Вселенной не прошло мимо него и Университета в котором он работал. Полный энтузиазма, топлива и гудящий от напряжения в предверии невероятных открытий, Пятый Орбитальный Университет переместился на орбиту вокруг оплавленного шарика четвёртой планеты родной системы протоцивилизации. Как раз среди безжизненных скал этого мира и были найдены первые артефакты исчезнувших предтеч. Пятый Орбитальный Универ стал первым научным комплексом который прибыл к этому миру после разведчиков, чем уже вписал своё имя в анналы истории.
        Чуть выше по орбите вращался Третий Орбитальный Университет, подошедший вторым, ожидалось прибытие Первого. Последнее событие не оставило бы и шанса на какое-нибудь значительное открытие первым двум Орбитальным Университетам. Первый Орбитальный был и оборудован лучше, и кадры имел отборные и имел большее количество студентов, которые вкалывали на раскопках. Поэтому пока Первый не прибыл, Пятый и Третий университеты мобилизовав все свои силы, наплевав на специализацию кафедр, перепахивали каменную поверхность планеты. Студенты, аспиранты, профессора, лаборанты и уборщицы, исключение было сделано только для академиков, которые не могли покинуть пределы Университетов без своей аппаратуры обеспечения жизнедеятельности, археологи, химики, филологи, физики, математики теоретики и практики, все, кто не был мёртв, вооружённые отбойными молотками, кирками и бурильными установками взламывали корку катаклизма прикончившего протоцивилизацию. На свет потухавшей звезды из небытия извлекались руины, осколки артефактов протоцивилизатов, предметы быта и произведения искусства. В одном месте упавший на планету
метеорит пробил поджаристую корку и обнажил тоннели с рельсами. Можно сказать, что сама природа помогала исследователям. Но Горихвостовскому не везло. Его партия ничего не находила. Рыла глубокие шурфы, бурила скважины, просвечивала недра, но всё попусту. Ничего.
        - Ты же понимаешь, Игорь, археология это не твоё. Тут нужно помимо знаний ещё и чутьё. А тебя его нет,- говорили более удачливые его коллеги и товарищи вечерами, когда приползали на четвереньках с работ в герметичные и автономные палатки лагеря копателей на планете.
        - Знаю!- огрызался Горихвостовский сотрясая своей ещё густой и присутствовавшей на голове шевелюрой.
        Эти раскопки его доконали он подался на вольные хлеба, заниматься тем к чему у него были желание, талант и способности. Вскоре во многих газетах появилось объявление, что профессор И. В. Горихвостовский представит публике своё необыкновенное и потрясающее изобретение. На представлении профессор сразу взял быка за рога без всяких отстранённых вступлений:
        - Я изобрёл новое средство достижения человеческого счастья. Это сплав самой передовой науки и тысячелетнего опыта духовных практик и исканий человечества. Вот оно средство всеобщего осчастливливания!- профессор рывком сорвал полог, скрывавший гигантский предмет,- Это «Ракета свободы»! Ракета для каждого!
        Публика дружно охнула, созерцая блестящую сигару некрашеного аллюминиевого сплава с букетом цветов на самом верху носового обтекателя.
        - Профессор! Профессор!- закричал из толпы у самого помоста первый пробившийся туда репортёр,- Газета «Ежедневные бдения». Профессор, скажите для наших читателей, какой принцип лежит в основе вашего изобретения? Как оно работает?
        - Величественный принцип освобождения души человека!
        - Освобождения от чего?
        - Освобождения от пут мирской суеты, от оков бренного тела.
        Тут до помоста добрался следующий журналист:
        - Профессор, как вам видится применение вашего изобретения?
        - У него очень широкий спектр применения. Начиная от освобождения угнетённых народов до индивидуального освобождения отдельно взятого индивидуума любого существующего социума.
        - А как это всё будет происходить? Можно узнать подробности для наших читателей.
        - Конечно можно. Это будет яркая вспышка посредством которой будет достигаться просветление и избавление от всего бренного и материального, всего, что лишает нас духовной свободы. В этой яркой вспышке просветления душа каждого существа, обладающего ей получает долгожданную свободу!
        - Что-то мне это напоминает…
        - Это индивидуальная сверхсветовая ракета, которая доставить вас в любую точку вселенной. Подождите! Куда вы!?
        Но представление уже провалилось. Толпа разошлась. Один скупщик металлолома, задержавшийся у грубо сколоченного помоста вызвался купить у горе-изобретателя его детище с тем условием что, тот сам доставит ракету к нему на металлобазу. Но профессор просто оскорбился от такого предложения и запустил в дельца стойкой от микрофона. Тот поймал её и прихватив под мышкой удалился. Горихвостовский остался в одиночестве сидеть на краю помоста со своей ракетой, свесив с него ноги. На него накатывалась депрессия и сомнение в собственных способностях. Как ни как, а череда провалов может достать, кого угодно.
        - Я конченый неудачник,- сокрушался профессор, опустошая заросли волос на своей голове.
        Он начал подумывать о том, а не применить ли ему его осчастливливатель по неблагодарному человечеству, но в этот момент судьба повернулась к нему стороной противоположной заду. Её лицо предстало в виде трёх человек в штатском ни чем не примечательной, незапоминающейся внешности:
        - Вы, профессор Горихвостовский Игорь Вениаминович?- спросил первый и на его непроницаемых чёрных очках перекатывались блики в такт его речи.
        - Да.
        - Человечество предлагает вам работу,- сказал второй, тоже в тёмных очках.
        - Такие как вы нужны человечеству!- добавил третий с такими же, как и у первых двух, очками на носу.
        Так Горихвостовский стал работать на правительство. Его разработки пользовались бешеной популярностью у военных и спецслужб. Неутомимый на выдумки мозг профессора выдавал одну безумную идею за другой, претворение которых в жизнь обеспечивало правительство, направляя на эту нужду известную долю средств налогоплательщиков. Чем больше людей идея могла погубить, тем больше отваливало на неё министерство финансов, грубо пинаемое военными.
        Может сложится превратное представление о Горихвостовском, как о злобном гении. Но это не так. Просто кто платил, тот и музыку заказывал. Горихвостовский в моменты, когда его оставляло вдохновение на создание негуманных, а потому эффективных, смертоносных изобретений предавался изобретательству и в мирных целях. К примеру его знаменитые односторонние кровли и потолки, представляющие собой односторонние поверхности. Это нехитрое на первый взгляд изобретение позволяло значительно сэкономить при строительстве зданий и исключить из обращения неиспользуемые людьми площади потолков при сохранении всех защитных свойств крыши. Единственное у кого это изобретение вызвало возмущение это защитники живой природы - насекомым, мухам, комарам и им подобным существам, садящимся на потолки с переворота или с полупетли, приходится теперь довольствоваться только стенами.
        Работал Горихвостовский в секретном научно-исследовательском центре министерства обороны человечества. Об этом месте ходили всевозможные слухи и небылицы, но действительность была ещё более потрясающей, чем эти росказни. Здесь не держали инопланетян, не занимались опытами над людьми, которых похищают специальные команды на чёрных вертолётах, здесь не проводят исследования магических артефактов и знаков, ну разве что чуть-чуть, здесь не выводят ласточек-убийц, почти. И много чего ещё, что так и остаётся пока секретным, но никак не сверхъестественным. Добавьте к этому ещё всякую мелочёвку вроде, новых сверхдальнобойных межпланетных пушек, чудес микро и мегаэлектроники, новой боевой техники и тому подобного бесполезного в хозяйстве хлама. Занимавший большую территорию, стоящий в отдалении от человеческого жилья, центр был всегда в авангарде стремительного прогресса человечества, прокладывавшего себе пушками дорогу в будущее. Но повседневная деятельность, как и в любом другом заведении, была рутинной. То есть чтобы пережить её надо было всё-таки любить эту работу.
        Одним из событий, которые обычно нарушают рутину, был приезд в этот научно-исследовательский центр комиссии. В этот злосчастный раз это была комиссия Верховного Совета, направленная для выяснения того, чем же всё-таки в действительности занимаются военные под покровом секретности. Горихвостовсий, у которого в то время уже кончились волосы на голове, был один из тех, кто принял удар комиссии на себя.
        - … ещё я создал человекоподобного робота,- отчитывался профессор перед этой комиссией за потраченные средства налогоплатильщиков.
        - Ну, в этом в наше время нет ничего удивительного. Их и школьники делают,- наседала комиссия.
        - О-о. Мой робот является следующей ступенью в наделении наших электронных помошников человечностью. Все предыдущие, даже самые современные, подобные роботы, отстали от него на несколько поколений и являются теперь жалкими, примитивными, жестяными куклами.
        - Ну, покажите тогда.
        Горихвостовский провёл комиссию в соседнее помещение, посередине которого на столе лежал металлический куб грубой сборки.
        - Вот он красавец!- указал на куб профессор.
        - А чего в нём человекоподобного?- удивилась комиссия, не увидив у человекоподобного робота ни рук, ни ног, ни чего-либо ещё от человека,- Это квадратный колобок или тело обрубок?
        - Внешняя форма, конечно, пока несовершенна, но она и не важна в этой опытной модели,- пояснял Горихвостовский,- В его создании я сделал упор не на достижения внешнего сходства с человеком, а на придание ему человеческого содержания. Ведь даже самые точные внешне копии человеческого организма сразу же обнаруживали себя, стоило им открыть рот или попасть в ситуацию, когда требуется эмоциональное человеческое реагирование. В таких ситуациях сразу становится видна железная логика железки. Каламбур, но ещё забавнее, что человек может иметь эмоциональность робота. До настоящего момента обратное было невозможно и только фантасты этим бредили. Роботы имели только либо программные реализации эмоций, неадекватные обстановке, реализованные на так называемом искусственном интеллекте, что принципиально не верно, либо просто механически невозмутимо реагировали на изменение внешних условий среды. А мой робот будет иметь чувства. Теперь влюбившиеся роботы перестанут быть прерогативой фантазёров, а станут реальностью. Но самое главное это то, что эмоциональность станет последним шагом к разумности. Вы скажете,
что это не имеет к этому никакого отношения, но это не так. Разумность наших повседневных решений проверяется помимо логики ещё и эмоциями. Ведь именно эмоциональности не хватает нашим совершенным роботам. Они имеют совершенный искусственный интеллект, который принимает правильные с точки зрения холодной логики решения, но при этом совершенно неразумные. Вы все можете без труда привести примеры такого рода, которые были в вашей жизни. Для отсечения таких решений строятся сложные цепи проверки решений на адекватность, или соответствие законам робототехники, или ещё каким-либо правилам. Но эти цепи всего лишь фильтр, который снижает количество неразумных решений техники до социальноприемлимого уровня. Фактически эти цепи пожирают большую часть ресурсов, как при создании робота, так и при его функционировании. Такое положение вещей можно сравнить с постоянным хождением человека в противогазе и защитном костюме - постоянно что-то фильтруется, на спине ранец системы жизнеобеспечения. Существовать можно, а жить нельзя. Каково вам будет в таком наряде?.. И напоследок, обретение роботами эмоциональности, и,
как следствие, разумности значительно удешевит производство робототехники за счёт исключения этих самым пресловутых цепей фильтрации решений и переходе на новую энергосберегающую технологию вразумления робототехники и автоматики.
        Профессор перевёл дух.
        - Очень оптимистично,- тихо сказал один из членов комиссии другому, комментируя утверждения профессора.
        - Я вам сейчас продемонстрирую возможности этого аппарата,- Горихвостовский щёлкнул единственным тумблером на корпусе куба.
        Железный куб ожил. На это указал фоновый шум из его динамика.
        - Самое главное, что он самообучающийся эмоциям. Теперь нет необходимости их программировать заранее для каждого типового случая. Встроенный в него оригинальный, специально разработанный контур, сам вычленяет из входного потока данных эмоции, оценивает их, запоминает и принимает решения на их применения в качестве ответных реакций в зависимости от обстоятельств. Прямо как мы с вами в детстве,- пояснял Горихвостовский,- Вы сейчас увидите его возможности.
        Профессор прервался и прокашлявшись обратился к кубу:
        - Доброе утро, Кубик. Как дела?
        Из динамика послышался треск рвущейся бумаги и раздались слова:
        - А-а-а. Какого надо?
        Горихвостовский победно посмотрел на комиссию. Ответ вполне смахивал на человеческий. Хотя и было произнесено это без интонации. Как будто Кубик спал и был разбужен среди ночи.
        - Кубик, пришла комиссия и хочет посмотреть на тебя,- снова обратился к кубу профессор.
        - А-а-а. Бабки гоните!
        - Где он у вас таких эмоций нахватался?- спросил председатель комиссии.
        - В связи с низкими пока порогами чувствительности Кубика, мы для его обучения использовали фильмы. В фильмах изображены эмоции достаточно сильные, простые и чистые от помех.
        - А ты чего хотел?- вставил своё слово Кубик.
        - Разрешите, для чистоты эксперимента, я пообщаюсь с … Кубиком,- спросил председатель комиссии.
        Председатель наклонился к кубу и издав пару нечленораздельных звуков, пока подбирал слова для обращения к роботу, спросил у Кубика:
        - Кубик, как ты себя чувствуешь?
        - А ты, что за хрен?- Кубик отличил голос председателя комиссии от голоса Горихвостовского.
        Удивлённо посмотрев на профессора, председатель продолжил:
        - Я председатель комиссии которая пришла к тебе.
        - Зачем?- спросил Кубик.
        Председатель снова посмотрел на победно сиявшего Горихвостовского, а потом снова обратился к кубу:
        - Скажи, Кубик, а что ты чувствуешь по отношению к людям?
        Из динамика раздалась пулемётная очередь:
        - А-а-а! Получите! Сдохните! Сдохните! Сдохните! Сдохните!
        Бабахнула граната.
        Председатель распрямился:
        - Учился на боевиках?
        - Мы старались охватить весь спектр эмоций,- ответил Горихвостовский.
        - Сдохните! Сдохните! Сдохните!- Кубик продолжал поливать из пулемёта.
        - Кубик, стоп,- приказал профессор Горихвостовский, но Кубик продолжал палить из всех стволов и орать.
        - Кубик, стоп!- повторил Горихвостовский, а потом стукнул по кубу кулаком со всего размаху. Это не помогло. Тогда профессор щёлкнул тумблером выключая робота, но тот продолжал отстреливаться. Профессор грубо выдернул кабель питания из куба и только тогда тот затих.
        - Опытный образец,- пожал плечами Горихвостовский,- Бывает.
        Закончив здесь он повёл комиссию в другие лаборатории и отделы Центра. Везде он сам давал объяснения по выполняемым работам, что было и не удивительно, ведь он практически монополизировал возможности Центра по реализации под свои идеи и замыслы, которые несмотря на всю свою необычность и, подчас, бредовость, были на проверку практикой достаточно эффективными и правильными. Правда от посторонних, да и большей части тех, кто работал с ним было скрыто то, что весь этот поток идей был лишь маленьким ручейком по сравнению с тем бурным потоком, который отправлялся из головы профессора прямо в мусорную корзину. Горихвостовский реализовывал лишь те проекты, которые хоть и казались фантастичными, но всегда на самом деле были реалистичными. Он понимал свои возможности и возможности эпохи в которой жил.
        - Вот, например, последний перспективный проект,- докладывал комиссии Горихвостовский,- Он, как вам известно, заинтересовал Управление вооружений. Прототип перспективного боевого кибермеханизма. Возможны модели, как полностью автоматы, так и управляемые человеком оператором.
        В ангаре, в который привёл комиссию Горихвостовский, стоял сочный запах дерева и столярного клея. У работавшего здесь персонала в руках были напильники, рубанки, а его белые халаты были покрыты толстым слоем опилок. все они трудились вокруг заключённого в леса большого и деревянного боевого робота.
        - Прототип у нас сейчас управляется водителем, и используется для отработки узлов и агрегатов.
        Поднявшись на второй этаж лесов, окружавших прототип деревянного боевого робота, который строился под его руководством, профессор продолжил свои пояснения.
        - На цилиндрическом торсе, выполненном из дерева, крепится либо плоский броневой колпак или башня с вооружением. Водитель находится внутри. Ниже отсек аппаратуры. Спереди прикрыт броневой плитой, которую можно снять для получения доступа внутрь. Две ноги из дельта- или гамма- древесины…
        - Позвольте, но ведь это нонсенс!- перебил Горихвостовского член комиссии,- Где это видано, чтобы робот был деревянным! Какой от него толк? Это пустая, трата средств на … на …
        Возмутившийся захлебнулся, не найдя подходящих слов. Горихвостовский ткнул в его сторону напильник, как будто собирался его поразить еретика магическим огненным шаром, и сверкнув очками, ответил:
        - Вы ещё большее дерево, чем то из которого сделана эта машина. Эта машина - будущее наших вооружённых сил! Она не требует высокой квалификации рабочих. Технология её производства проста до примитивности. В ней не используются дефицитные и дорогие материалы и детали. Массовое производство таких роботов, может быть развёрнуто на любом деревообрабатывающем предприятии и из любого дерева. Такие машины можно делать на уроках труда в школах. Это позволит в угрожаемый период без серьёзных затрат создать массовую армию. Буквально за одну ночь. Вечером был лес, а с утра на его месте будет столько же боевых машин, сколько было в нём деревьев. Массовость и дешевизна в производстве, при не меньших возможностях, чем у стальных роботов. Настоящее чудо-оружие! Деревянная табуретка!
        Председатель, до этого промолчавший и просто слушавший, оценил это преимущество такого аппарата, но добавил:
        - Это дерево. Значит они не будут тонуть в воде. Отпадает сложность форсирования водных преград. А не сгниют ваши буратины?
        - Если применять для изготовления буратин, как вы сказали, лиственницу, то их возможно будет использовать в морских операциях, так как они не требуют специальной обработки древесины. Лиственница, как вам известно, не гниёт в воде. И это так же позволяет удешевить их производство, что положительно скажется на их массовости.
        - Но нам придётся их обрабатывать для огнеупорности,- мстительно съязвил член комиссии, обвинённый профессором в деревянности.
        - Что поделаешь?- философски ответил Горихвостовский и воздел горе очи,- Любую броню можно прожечь. Любую машину сжечь.
        Тема была естественным образом исчерпана.
        Горихвостовский и комиссия двинулись по цехам и коридорам Центра в здание Управления. По пути Горихвостовский рассказывал о работе, заводя комиссию в то в одну лабораторию, то в другую.
        - Вот спец-костюм, который позволяет носящему его менять свою внешность, видимую оболочку. Это очень перспективная разработка, заинтересовавшая, как военных, так и министерство внутренних дел.
        - Очень интересно,- отвечала комиссия, разглядывая бесформенный серый мешок, висящий на вешалке. А Горихвостовский уже тем временем наряжал в него одного из молодых научных сотрудников, который подвернулся ему под руку. На сотруднике мешок, стал строгим вечерним костюмом для приёма, на элегантном молодом человеке, а в следующий момент перед ними был спившийся бродяга заросший бородой в своих лохмотьях.
        - Вот тут есть электрошок,- пояснял профессор устройство костюма-трансформера,- тут будет пулемёт…
        Комиссия удовлетворённо кивала головами.
        - И ещё я встроил в глаза огнемёты,- восторженно заключил Горихвостовский,- Теперь у вас будет по настоящему пламенный взгляд!
        Развернув руками голову одетого в костюм сотрудника в сторону пустой стены, Горихвостовский что-то нажал у того за ушами и в стену ударили две струи пламени.
        - Профессор,- закрывшись руками от пламени, заговорил с неожиданно визглявыми нотками в голосе председатель,- Это очень интересно, но, по моему, вы переборщили с представлением. Горихвостовский выключил огнемёт и выпустил из рук своего ассистента по презентации, который так и остался стоять окаменевшей статуей, смотря на почерневшую от пламени, обожжённую стену, которую он недавно покрасил.
        - А, да. Увлёкся. Пройдёмте сюда. Вот, кстати, дезинтегратор материи встроенный в

        - Профессор! Достаточно!- не вытерпел председатель.
        Гибрид дезинтегратора и тостера остался мирно стоять на столе в лаборатории. Вся группа шла по коридорам Центра. Председатель ловко парировал попытки Горихвостовского продемонстрировать гостям очередную разработку, представление о положении дел в Центре и так было получено. Размах и необычность работ проводимых в Центре под руководством профессора произвели на членов комиссии, за исключением разве что финансиста, достаточно сильное впечатление.
        - Профессор, а вы не боитесь, что все эти ваши смертоносные машины однажды взбунтуются против человека?- задал, в порядке простого любопытства, вопрос круглый член комиссии ответственный за проверку социально-психологического климата и обустроенности персонала Центра. Вопрос дубиной обрушился на Горихвостовского. Ошеломлённый этой простой мыслью, он растерялся на мгновение, не зная, что предпринять. Остановившись посреди коридора на мгновение, он резко развернулся к следовавшим за ним спутникам с недоброй миной на лице. Шумно гневно дыша, Горихвостовский переводил свой взгляд с одного члена комиссии на другого, выискивая, кто задал ему это вопрос. Видя, что профессор захлёбывается от возмущения, все негласно сделали вид, что это не они, оставив тому на съедение своего круглого коллегу.
        - Пф! Вы всё ещё верите в эти бредни о восстаниях машин?!- Горихвостовский наконец возмущённо фыркнул, обнаружив жертву,- Бред! Бред! Бред! Вы меня разочаровали! Не ожидал такого услышать от вас! Вы случаем не принадлежите к какой-нибудь секте? Восстание машин! Машины вышли из повиновения! А-а-а-а! Какой ужас. Раньше это называлось обыкновенной поломкой и неисправностью, и просто вызывали мастера. А сейчас просто приступ паранойи сразу. Надо санитаров звать! Моя кофемолка взбунтовалась! Она не жужжит и не мелит кофе! Бред! Чтобы взбунтоваться надо обладать извращённым человеческим разумом, а не железной, прямолинейной логикой машин! Запомните это, молодой человек! Сейчас даже самые интеллектуальные машины далеки от этого. В обозримом будущем, даже в среднесрочной перспективе ни одна система не приблизится к человеческому разуму и сознанию!
        Профессор Горихвостовский просто кипел от возмущения невежеством и наивностью, как он считал.
        - А мои машины предназначены для истребления людей! Мне за это платят, а не за соблюдение ущербности морали! Идёмте дальше.
        Горихвостовский сделал ударение на слове «это». Отвернувшись от съёжившегося неудачно полюбопытствовавшего, профессор повёл всю группу дальше по своей лаборатории.
        - Профессор, чего вы так завелись?- тихо поинтересовался председатель комиссии у Горихвостовского, нагнав того и поравнявшись с ним,- Это же его работа?
        - Он меня разочаровал. Я думал, что он на своём посту головой думает, а он оказался обыкновенным рядовым обывателем, бездумно глотающим всё, что дают. Возмутительно!- громче, чем следовало ответил профессор.
        - Ну уж такова жизнь. Он должен знать ответы на вопросы, которые ему будут задавать налогоплательщики, по результатам комиссии.
        - Угу. Жизнь,- хмыкнул Горихвостовский завершив разговор,- Вы прибыли сюда не затем, чтобы узнать глупые ответы на глупые вопросы. Можно подумать, я комиссий на своём веку не видел. Сейчас прийдём, и вы расскажете, зачем я понадобился вам. Сюда.
        Горихвостовский свернул на лестницу ведущую в бактериологическую лабораторию.
        Стеклянная дверь лаборатории бесшумно отворилась впуская внутрь мира невидимых убийц. Лабораторное помещение с аппаратурой было пустым и спокойным. В нём никого не было. Горихвостовский повёл посетителей непосредственно в зону с бактериями. Это помещение было длинным и хорошо освещённым с высокими двускатным потолком крыши. По обе стороны от проходившего по его центру прохода, были оборудованы отгороженные решётками вольеры. В этих вольерах, к удивлению неподготовленных спутников профессора, пребывавших со школьной скамьи в твёрдой уверенности, что бактерии это что-то маленькое, для знакомства с которым требуется микроскоп, копошились большие от полуметра до трёх полупрозрачные мешки.
        - Это гигантские агрессивные одноклеточные. Вот это так называемые мегапалочки Коха, а это амёба-канибал Горихвостовского, вашего покорного слуги,- пояснял профессор по пути,- Сам лично вывел.
        - А они не опасны?- спросили сразу несколько человек, опасливо подходя к решётке одной из вольер, чтобы посмотреть что там.
        - Что вы, что вы. Совсем не опасны,- успокоил его профессор,- Я у себя дома держал одно время вон ту малышку. Пока она была маленькой… В аквариуме… Но к ним лучше не приближаться.
        Размеры были колоссальны для этого вида жизни. Большую часть времени обитатели вольер проводили в устроенных в этих вольерах бассейнах с питательной средой, вылезая оттуда только для кормёжки.
        - А как можно применить эти организмы в народном хозяйстве?- поинтересовался очередной член комиссии,- Какая от них практическая польза?
        - Хо-хо,- отвечал Горихвостовский,- Этим как раз и занимается эта лаборатория. Вы только представьте себе - это самые крупные, известные науке одноклеточные. Микроскоп для их изучения не нужен. Даже их ДНК можно двигать не вооружёнными руками. Это просто находка для генетиков и конструкторов.
        Вся группа шла по центральному проходу к противоположному концу помещения.
        - А, что с этой случилось?- спросил кто-то из группы, указывая на бактерию в углу вольера, которая в отличие от своих прозрачных сородичей была мутной.
        - Она занята перевариваем пищи. Поступившие внутрь неё питательные вещества замутили её. Все эти бактерии главное вовремя кормить. Пока они сыты - спокойны и безопасны. Иначе страшно подумать, что может случиться,- на ходу удовлетворил любопытство профессор,- Этим как раз занимается мой ассистент. Кстати, где он? Я ведь, как раз пришёл проверить, как у него идут дела. Этот молодой человек просто без ума от этих малышек. Кстати, где же он?
        Профессор повёл своих посетителей дальше. Стеклянная дверь бактериологической лаборатории бесшумно захлопнулась за ним.
        - Куда же запропастился этот олух? Видно разминулись,- ворчал профессор, удаляясь от неё.
        Сидевшая в углу мутная бактерия потемнела, зашевелилась. На её «боку» образовалось вздутие, которое росло и росло, увеличиваясь в размерах и втягивая в себя муть внутренней среды бактерии. Потом оболочка на вздутии разошлась и из нутра этого организма на бетонный пол вольера были исторгнуты непереваренные останки ассистента профессора Горихвостовского, который был без ума от этих малышек. Зашевелившись, бактерия поползла, перекатываясь, как пузырь наполненный водой, к бассейну. В покинутом ею углу остались лежать покрытые слизью внутренностей одноклеточного, непереваренные останки ассистента, его кости, хрящи, коронки и имплантанты, металлические подошвы ботинок, очки, калькулятор и прочая мелочь карманов. Одноклеточное переварило многоклеточное.
        Как раз во время заключительного заседания комиссии, когда уже подписывались итоговые документы, над всем научно-исследовательским центром взвыла сирена и затрещали звонки бактериологической тревоги.
        - Что это?
        Профессор поспешил к окну выходящему во двор.
        - О боги!- закричал он посмотрев в него.
        Его взору предстала картина расползающихся из бактериологической лаборатории гигантских агрессивных одноклеточных, которых он всего час назад показывал гостям. Катаясь и ползая по территории секретного научного центра, бактерии пожирали всё, что попадалось им на пути - полиэтилен упаковок, растения, масляные пятна на лужах, деревья, кошек, собак, мечущихся людей. Со стороны караульного помещения послышались выстрелы отстреливающейся охраны.
        - О боги!- снова вскрикнул профессор Горихвостовский,- Мы обречены! Надо бежать отсюда скорей!
        Бактерии пожирали НИЦ. Насытившись они начинали размножаться. Кто делением, кто почкованием. Из двух одноклеточных рождалось четыре. Из четырёх - восемь.
        Не дожидаясь пока бактерии доберутся до них, Горихвостовский и его посетители спаслись бегством, через дыру у магазина в ограде секретного центра.
        Почти сразу же после этого войска накрыли центр колпаком, предотвратив распространение заразы и принялись за зачистку территории, выжигая и отстреливая вышедших из-под контроля подопытных. Оказавшихся под колпаком живых людей вылавливали и направляли в стеклянных призмах в карантин. Но таких было не много. О случившейся нештатной ситуации пронюхали журналисты, возвестившие о случившемся всему миру заголовками своих статей и репортажей - «Трагедия в секретной лаборатории», «Что скрывает правительство», «Мутанты атакуют» и тому подобное. Когда карантинный колпак сняли секретный научный центр представлял собой опалённые руины.
        - Это конец! Нам понадобятся новые сотрудники. Но где их теперь взять, если всё уже известно журналистам?!- убивался Горихвостовский бродя по разгромленным помещениям в которых раньше находились его лаборатории,- Они распугают всех дураков и умственно неполноценных, романтиков и идиотов. Кого нам теперь набирать?
        Они обходились нам так дёшево!
        Под ногами хрустели битое стекло и отвалившаяся штукатурка.
        - Как дёшево?- спросил оказавшийся поблизости от него репортёр, без разрешения проникший на эту закрытую территорию.
        - Бесплатно!- отвечал профессор,- Совсем бесплатно!
        После этого инциндента, и в связи со статьёй, написанной тем самым репортёром, который так не вовремя оказался рядом с профессором, Горихвостовского убрали с глаз подальше в длительный отпуск. Он заскучал, но в это время на подводной исследовательской станции на отдалённой планете потребовались научные кадры. Туда он и сбежал с молчаливого согласия правительства.
        Пожар + К. = Л.
        - Он на меня не обращает внимания!- слёзы хлынули из глаз младшей Люси.
        - О, не-е-т! Только не это! Ты опять затопишь нижних соседей!- Света, старшая сестра Люси бросилась за тряпками и вёдрами.
        Это уже не в первый раз, когда её младшая сестрёнка приходит к ней и плачется.
        - А ты говорила ему о своих чувствах?- спросила сестру Света, вытирая на полу лужи её слёз и отжимая тряпку в ведро.
        - Не-е-т!- продолжала фонтанировать слезами Люси,- Я боюсь! А вдруг он не поймёт?
        - Конечно не поймёт. Мальчишки все такие,- подала голос Рита, брюнетка с круглыми очками на носу и парой косичек. Она подруга Люси, с которой та пришла к сестре, до этого тихо сидевшая на диване, спасаясь там от потопа устроенного Люси.
        - Ох. Ну что с тобой делать? Ты же говоришь, что видела его данные. И вы с ним не совместимы. Абсолютно! Ты просто себя изводишь,- старшая сестра постелила под ней тряпку, на которую капали слёзы младшей.
        - Я люблю его! А-а-а!- ещё сильнее залилась слезами, стоявшая посреди комнаты, Люси.
        Света отправилась на кухню за большой кастрюлей, которую она всунула в руки своей сестрёнке. Та держала её на груди обняв, и её слёзы теперь капали не на паркет, а в эту самую кастрюлю.
        - По науке вы НЕ ПАРА,- заметила с дивана, забравшаяся на него с ногами Рита.
        - Но почему-у?! Это не правда! Я знаю! Я это чувствую! Я ненавижу вашу науку!
        - Это данные собранные за все годы его жизни, и тесты, расчёты. Ты будешь спорить со специалистами?
        - Я вас всех ненавижу! И тебя! И твоих специалистов! Я обойдусь без неё! Он будет моим!
        Люси выбежала из квартиры, хлопнув дверью. Затем дверь хлопнула за Ритой, убежавшей следом за своей подругой. Света осталась одна, вытирая лужу слёз, разлившихся из брошенной её младшей сестрой кастрюли.
        - Попробовала хотя бы просто ему признаться в своих чувствах. Хотя, что я понимаю. Стара уже.
        Свете было девятнадцать, каре коричневых волос, и она жила отдельно. А Люси было пятнадцать, блондинка с двумя конскими хвостами и она ещё ходила в школу.
        - Порошок толчёных жаб?- Люси сидела за письменным столом за которым делала уроки с первого класса и штудировала книги, стопки которых небоскрёбами возвышались на столе по обе стороны от неё. На корешках и обложках можно было прочитать их названия: «Энциклопедия колдовства и ворожбы», «Чёрная магия для чайников»,
«Привороты и заговоры», «Колдовство за двадцать один день», «Malleus Maleficarum»,
«Поваренная книга анархиста», «Основы колдовства», «Магия прикосновений» и прочее в таком же духе. Пожелтевшие списки и тетради, переписываемые веками от руки, просто клочки бумаги с рецептами и заклинаниями, составляли отдельную кучу.
        - Их надо сначала высушить, а потом столочь в порошок,- подсказала Рита, которая, как ближайшая подруга, взялась помогать Люси завоевать Кольку. Коля был предметом страсти Люси, учился с ней в одной школе, но был на год старше и немеряно крутым.
        - У меня есть пластиковая. Интересно, а батарейку надо вытаскивать или нет, прежде чем толочь? Здесь ничего про это не сказано,- Люси читала ксерокопии с какого-то замшелого трактата из библиотеки Университета, в котором учился старший брат Риты. Даже на этой ксерокопии чувствовался аромат плесени подвалов, в которых переживала века книга оригинал.
        - Я думаю, что нужна всё-таки живая,- Рита выкладывала из своего ранца новую порцию раздобытых ею книг по магии.
        Когда-то давным-давно, когда Люси была в седьмом классе, она повстречала Колю. Эта была встреча уготованная Судьбой. Она не состоялась посреди школьного коридора, когда, как в кино навстречу идёт ОН - Принц на белом коне. Нет, но Колька всё же тогда спас ей жизнь - так считала Люси. После школы она куда-то спешила с подругами, она уже не помнила куда и потому считала, что спешила на встречу со своей Судьбой. Спешила так, что не заметила красного сигнала светофора и выскочила на проезжую часть, по которой уже покатились машины.
        - Стой,- услышала она сзади мужественный голос раздавшийся, как гром небесный. И чья-то сильная рука её остановила. В общем, Колька, стоявший тут же, ухватил за косичку младшеклассницу, рассеяно пытавшуюся перебежать на красный свет поток машин.
        - С тех пор нас связала нить судьбы,- рассказывала свою грустную историю Люси.
        - Вернее твоя косичка,- уточнила сидевшая тут же Рита.
        Следующий кадр. Кабинет математики. Перемена. Люси сидит обернувшись к парте сзади, опёршись локтями и подперев подбородок. За этой партой сидят Рита и ещё одна подруга и списывают домашку по математике у Люси. Люси:
        - Ну почему дополнительные занятия у нас не ведут старшеклассники? Ведь они это уже всё прошли и могут нам помочь. Я бы специально плохо училась, лишь бы оставаться на дополнительные занятия с Колей.
        - А почему ты уверена, что дополнительные занятия должен вести Колька?- спросила размечтавшуюся Люси Рита.
        - А кто ещё же?- сама мысль о том, что занятия может в таком случае вести кто-то ещё не укладывалась в голове Люси. Она уже почти поверила в то, что такие занятия есть.
        - Люси, ты никогда не забываешь домашку и даже ошибок не делаешь…
        - Я была бы самой плохой ученицей в школе. Я хочу, чтобы со мной занимался Коля. Касаться рук… касаться ног… ласкать талию… лапать… Ах, Коля, прости меня… Не можешь решить? Что за несносная девчонка! Я должен тебя наказать…
        - Какой ужас!- воскликнула Рита.
        Люси убежала. Как же стыдно.
        - А у Люси своеобразные фантазии, да?- сказала Рита, когда Люси выбежала из класса и не могла их слышать.
        - Отвратительно, да?- отозвалась подруга.
        До звонка оставалось совсем немного и девушки продолжили быстро списывать.
        Потом, во время медосмотра в школе, Рита стащила из медкабинета карточку Кольки, из неосторожно оставленного открытым ящика с карточками его класса. Там было всё - его физические данные, психологические, текущее состояние, прогноз развития Кольки, как организма и личности, на основе данных его генов, уровня восприимчивости к различным физическим воздействиям космического и земного происхождения. Из всего этого, конечно, больше всего интересовало девушек с кем и как он может уживаться, налаживать беспроблемные отношения.
        Скачанная в школьной библиотеке, учебная программа для расчёта социально-психологической совместимости, комната Риты с достаточно мощным компьютером. За окном стемнело. Поздний вечер. По подоконнику стучат капли дождя. Свет двух свечей по сторонам от монитора.
        - Свет мой, ЭВМ скажи, да всю правду покажи,- шептала заклинание Люси. Рита ударила в бубен.
        - Бам!
        Расчёты совместимости Коли и Люси, показали, что им ничего не светит.
        - Несовместимы. Даже лучше и не пытаться,- прочитала на мониторе и прокомментировала результаты Рита, поправив на своём носу большие круглые очки. Для Люси мир перевернулся.
        - Этого не может быть! Мы же ещё дети и только растём! Всё может ещё измениться! Ведь это не окончательно!
        - Дальше будет ещё хуже, чем сейчас. Генетические различия, как правило, проявляются в более зрелом возрасте, когда характер уже сформировался.
        - Но ведь всё можно исправить…
        - Наши гены в определённой мере влияют на наши социальные качества - общительность, эмоциональность, уровень активности, на то к чему мы стремимся, чему уделяем внимание, что узнаём и как.
        - Но ведь я хочу просто, чтобы он был моим мужем!- застучала кулачками по столу Люси, уткнувшись лбом в клавиатуру.
        - Это всего лишь социальная роль,- холоднее чем автомат продолжала подруга Люси, - В каждой конкретной ситуации поведение человека зависит не только от черт его характера, но и от объективных факторов, специфических особенностей ситуации. Ты же это знаешь, Люси. Можно точно прогнозировать усреднённую реакцию человека в будущем, вероятность экстремальных проявлений. Колька не примет социальную роль
«твоего мужа».
        - Какая ты бессердечная.
        - Я просто хочу тебе помочь - поскорее убить в тебе надежду. Ты найдёшь себе другого, кто тебе подходит.
        - Не говори об этом никому.
        Дверь открылась и в комнату заглянула мать Риты.
        - Девочки, уже поздно и на улице льёт дождь. Люси, тебе лучше сегодня остаться у нас. Идёмте пить чай. Я уже заварила.
        Рита вернула карточку в школьный медкабинет, подбросив её на перемене, когда пришла пожаловаться на якобы головную боль.
        Изучение влияния космоса на человека - давно установленного факта - ещё раз переросло астрологию, из которой в своё время явилась людям астрономия. Конечно нельзя сказать, что гигантские мозги, скрытые в недрах планет Солнечной и других систем, посредством больших антенн управляют человеками, транслируя свои команды непосредственно в члены человеческих особей. Но при рассмотрении Солнечной системы как единой системы в которой постоянно происходит влияние всех её компонентов друг на друга, нельзя не заметить влияния космических тел и излучений на обитателей планет. Имеющие различную, индивидуальную восприимчивость к этим слабым воздействиям, люди в свою очередь воздействуют в силу своих возможностей на эти небесные тела, прокапывая в них свои норы, возмущая пространство радарами, а то и просто взрывая планеты. Цикличность многих процессов в этой системе, позволило с течением времени выявить и оценить механизмы и масштабы воздействия «звёзд» на человека. Но к его большому огорчению восприимчивость к ним у каждой особи оказалась индивидуальной, зависящей от её конституции, наследственности,
воспитания, образования. Хоть многолетние наблюдения и позволяли выявить общие, усреднённые, и экстремальные закономерности влияния космических элементов системы на каждого конкретного человека, тому не получалось отвертеться от ответственности за свою жизнь, сославшись на неудачное расположение Марса или неправильную фазу Луны. Хотя на пике популярности у обывателей факта открытия возможности научно объяснить влияние «звёзд», это влияние и принималось некоторыми судами в качестве смягчающего обстоятельства.
        - Всё-таки я тебя не понимаю,- говорила Рита Люси, помешивая жутко вонючее варево в кастрюле на электрической плите,- Эта твоя магия совсем не относится к воздействиям на другого человека. Единственное могу сказать, что это поможет тебе отвлечься…. Хотя эта во-о-нь….
        Рита с отвращением поморщилась и отстранилась от кастрюли на плите, когда движение воздуха принесло к её носу армат зелья.
        - Эта вонь кого угодно достанет,- констатировала правильность колдунства Рита.
        - Зануда!- отозвалась Люси, крошившая на разделочной доске корень мандрагоры.
        Сегодня родители Люси уехали и на целый день и весь дом оказался в её распоряжении. Наконец она получила доступ к кухне на которой теперь можно было беспрепятственно производить колдовство в промышленных масштабах.
        - Думаю к полуночи это будет готово,- Люси сняла пробу с варева.
        - Знаешь,- снова начала Рита, даже не рискнув спросить про вкус - Люси могла предложить ей самой попробовать, а Рите этого не хотелось,- Сегодня не лучший день для колдовства…
        У Люси было что-то своё на уме:
        - Ваша наука ничего не стоит. Она может манипулировать, только с тем, что может пощупать или измерить. А то, что надо чувствовать она просто не замечает и делает вид, что этого не существует.
        - Ого,- тихо удивилась Рита услышав из уст своей подруги такой сложный для той монолог.
        - Что может твоя наука сказать о любви?
        - Это… э-э-э… скорее электрохимический процесс. Плюс психология, социология и ещё…
        - Вот! Куча всего, что тоже не может дать ответа на этот вопрос!
        - Люси! Всё уже давно про это известно. Ты как будто с Луны свалилась! Посмотри какой век на дворе! Сейчас можно влюбить любого человека в себя, самой влюбиться и излечиться от этого. И эта программа по вычислению совместимостей пар направлена на то, чтобы сделать людей счастливыми! Избежать глупых ошибок вызванных условностями, невниманием к самим себе! Опять таки к своим чувствам, которые часто врут!
        - Чувства не врут!- отрезала Люси,- Магия неподвластна науке. Она над наукой! Она вне науки! Поэтому она может всё! Даже то чего быть не может и нет! Твоя наука сама вокруг себя построила стены и пытается заглянуть за них. Глупо! Колька будет моим!… Пойду приготовлю комнату к обряду. Надо зеркала ещё переставить.
        Люси вышла с кухни.
        - Чувства не врут,- передразнила подругу, оставшаяся в одиночестве, Рита,- Ни чем хорошим это не закончится.
        Концентрация вони в кухне возрастала, дому грозило провонять чудодейственным зельем. Рита подошла к окну и открыла его.
        Дверь кабинета распахнулась и в её проёме появилась густая копна чёрных волос молодого инспектора Стёпы. Не выпустив ручки он выпалил:
        - Гурий Иванович, взорвали дом!
        Сидевший за столом Гурий Иванович Сыч встал, на ходу взял с вешалки шляпу и пошёл по коридору Управления вслед за инспектором на выход. Когда он вышел, Стёпа уже подогнал машину.
        Когда они прибыли на место, дом уже весь выгорел. Пожарные заливали последние тлеющие головёшки. Половины стен просто не было - снесло взрывом. Обвалившаяся крыша, мусор, обломки и, битое стекло раскиданные вокруг пожарными и взрывом. Сильный запах гари. Лужи воды натёкшие из стыков пожарных шлангов.
        - Жертвы есть?- спросил Гурий у бывшего здесь патрульного.
        - Пока нет. Но есть две девчонки. Одну сняли с дерева на противоположной стороне улицы. Другую вытащил из горящего дома парень. Их сейчас осматривают медики.
        Гурий направился к карете скорой помощи. Чумазые и оборванные Коля, Люси и Рита сидели на скамейке рядом. Рита уставившись в пространство перед собой. Люси цепко вцепившись в руку Кольки. Они даже не реагировали на спирт и йод которыми обрабатывали их врачи.
        - Как они?- спросил Гурий у врача.
        - Поцарапанные.
        - В шоке.
        - Нет.
        - Девочки, что случилось?- прямо спросил у пациенток Гурий.
        Ответа он не дождался. Посмотрел на Колю.
        - Я проходил мимо. Шёл с секции. Когда взорвалось я подбежал посмотреть что случилось и увидел, что внутри кто-то есть. Я ничего не знаю.
        - Что-нибудь подозрительное заметил?
        - Нет.
        Гурий отошёл. Надо будет потом ещё заняться ими. Хотя погибших нет и поэтому это не по его части. Побродив ещё немного и посмотрев, Гурий Сыч вернулся в Управление.
        Люси положила голову на плечо Коли.
        - Теперь ты мой,- тихо промурлыкала она себе под нос, ещё сильнее прижавшись к Кольке, который не отстранялся от неё, думая, что так ей будет лучше.
        - Круто,- наконец произнесла первое своё слово, брошенная взрывом колдовского варева через окно на дерево, Рита.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к