Сохранить .
Ключ Марина Безымянная
        История о "попаданце", в которой возможно многие узнают любимые произведения. Написано фанатом для фанатов.
        БЕЗЫМЯННАЯ МАРИШКА МАКСИМОВНА
        КЛЮЧ
        ***
        Погода в августе была на редкость хорошая: теплая, солнечная, даже жаркая, вместо обычных серых ливней, обильно поливавших родной Милкин город. В такие дни хотелось гулять с утра и до вечера, чем собственно, они с подругами и занимались. И сейчас Эмилия, так звучало полное имя Милы, сидела на скамеечке в тени липовой аллейки в центре города. Мимо неспешно прогуливались парочки, гуляли мамы с колясками, бегали неугомонные дети. Подруги опаздывали, и чтобы не тратить время зря, Мила достала из сумочки книжку и принялась читать. Книжка была очень интересной и смешной, Эмилия в очередной раз не смогла сдержать смешок, читая очередные разборки хитрой и находчивой ведьмы и наглого и не менее ушлого тролля. Оглядевшись, девушка убедилась, что ее никто не слышал, и вновь вернулась к чтению. Неожиданно на соседней лавочке зашушукались: две девушки обсуждали сидящего напротив парня, то и дело, бросая в его сторону многообещающие взгляды. Но парень, казалось, их не замечал, притворяясь слепоглухонемым, потому как не заметить двух девушек в ярких кофточках, щебетавших, словно райские птички, было невозможно.
Впрочем, парень действительно был неплох: высокий, стройный, загорелый, синеглазый, с длинными темными волосами, собранными в хвост. Его нельзя было назвать красавцем, в привычном понимании этого слова. Он не был смазливым, хотя все черты лица были тонкими и правильными, но в нем было что-то притягивающее, заставляющее смотреть и смотреть на него. И даже его отстраненно-равнодушная мина не отбила у девушек желание "пообщаться". Вот одна из них плавно поднялась и продефилировала к скамейке парня. Они перекинулись с ним парой фраз, голос у него, кстати, оказался на редкость приятным, глубоким бархатистым баритоном с нотками льда, после чего девушка, вся красная, вернулась назад, и, сдернув подружку с места, бросилась к выходу из аллеи. Что же он ей сказал?
        За всей этой сценой Эмилия наблюдала, закусив губу, чтобы не засмеяться, уж больно забавно все это выглядело со стороны. Заметив, что на него смотрят, парень бросил на девушку холодно-презрительный взгляд, говорящий "еще одна". На что Эмили беззвучно рассмеялась, делая вид, что смотрит в книгу. Вот уж кто-то, а она к мужской красоте давненько стала равнодушной. Все "красавцы-мужчины", попадавшиеся ей были или откровенные идиоты, или самовлюбленные кретины, и вызывали лишь насмешку. Наконец, девушке надоело веселиться, да и подружки должны были вот-вот появиться. Пройдя мимо парня, Эмилия не удержалась, и, обернувшись, спросила:
        - Что вы сказали этой девушке, что она так быстро убежала?
        Парень хитро сощурился и улыбнулся:
        - Сказал, что непременно провожу ее, как только дождусь жену и ребенка. Они где-то тут гуляют.
        Девушка тихонько рассмеялась, покачав головой, и заспешила на встречу с девчонками.
        ***
        - Приятного аппетита, господин!- корчмарь вежливо поставил перед Брайасом кружку с пивом и блюдо с холодным мясом и хлебом, и поспешил откланяться.
        "Чтоб тебя шихша болотная забрала, Бессово племя!"
        В Топлых Болотах не любили магов, особенно боевых. Ладно, еще травник, тот заглядывал в корчму раз в неделю, покупал, что нужно и тут же уходил. И то все старались на глаза ему не попадаться, вдруг порчу наведет? А тут целый боевой маг, да небось еще и Темный - вон как сердито по углам зыркает!
        Брайас скучающим взглядом обвел корчму - еще одна убогая забегаловка на окраине Балора. За окном зарядил мелкий моросящий дождик, не обещавший ясного неба как минимум до завтрашнего утра. Мерзкая погода, мерзкое пиво, мерзкое настроение.
        Такое ощущение, что нежить здесь просто взбесилась: посреди бела дня подходит к самым стенам селенья, про ночь и говорит не стоит - местные запираются, едва стемнеет, и не выходят, пока солнце не выглянет. А самое противное - ушлая, зараза! Все более-менее простые ловушки стороной обходит, а у тех, что позаковыристее, еще и гадит! Приходилось ловить на живца, то есть гулять по болотам в гордом одиночестве в поисках заблудшей нежити и надеяться, что увидишь ее раньше, чем она тебя.
        На самом деле Университет направил его сюда, чтобы разузнать, с чего бы такие волнения? В пустошах никогда не водилось ни одного василиска или хрупляка, а теперь они разве что хороводы вокруг селенья не водят! И это не считая болотниц, кикимор и новоиспеченных утопленников, бродящих по округе. Была и еще одна причина, но о ней Брайас предпочитал не вспоминать.
        - Господин маг! Господин маг!- из раздумий его вывел сухопарый мужичок, стоявший у его стола и комкавший свою шапку.
        Маг вопросительно изогнул бровь. На его лице застыла холодно-презрительная маска, отличавшая всех выпускников Университета. Похоже, стряслось что-то действительно ужасное, иначе бы не подошел. Местные жители на дух не переносили магическую братию и при первом же удобном случае развели бы костер или кол заточили. У них даже травник в чем-то провинился - старика нашли на болоте, точнее его посох, торчавший из воды. Теперь же, когда в округе бродят "мерзкие твари", они с зубным скрипом расшаркивались перед всяким, кто хоть как-то мог им помочь.
        - Господин маг! Там кто-то в сарае!- пролепетал он, бледнея под его взглядом. - Сначала хлопок такой, затем грохот и тишина. А потом не то стон, не то хрип, и шепот на ненашенском. Вот я и подумал, вдруг, кто из ваших туда забрался.
        - Что ж ты пришел, раз там кто-то из "наших"?- издевательски хмыкнул Брайас, прекрасно понимая, что имел ввиду мужик. "Наши" - это маги, а после последней войны всем стало понятно, что "чародеи" это не только травники, охотники за нежитью и заезжие колдуны, но и сильные и могущественные маги, способные повлиять на жизнь королевства. И могут они быть как Светлыми, которым до этой жизни особого дела нет, а есть и Темные, которые способны ее испортить, хотя бы ради развлечения.
        - Взял бы да поприветствовал его, напоил, накормил, вдруг бы да отблагодарил чем?
        От этих слов мужик затрясся, как мертвяк от ладана. Мда, теперь от него слова не добьешься, придется все на месте осмотреть. Брайас подхватил свои вещи и, кинув монетку корчмарю, направился к выходу, мужичок засеменил следом.
        ***
        Хата Веньки Худого стояла на окраине села, такая же маленькая и сгорбленная, как и её хозяин. Подле нее, будто цыпленок у курицы, стоял, нахохлившись, маленький сарайчик, из которого доносилось тихое блеянье.
        - Больно твой маг на козу похож,- хмыкнул Брайас, открывая покосившуюся дверь сарайчика.
        - Нет, это Мурка моя!- отмахнулся мужик. - Она, бедная, там была, когда это все приключилось.
        Мурка, услышав голос хозяина, рванула к двери. Увидев там незнакомца, коза заскребла ногами по земле, пытаясь затормозить, но, видя, что не успеет, угрожающе пригнула голову, надеясь прорваться на свободу любым способом. Маг во время отпрянул, пропуская вредное животное, и коза, врезавшись в косяк, оторопело мотала головой. Наконец, когда косяк перестал двоиться, а то и троиться, Мурка вновь огляделась и, увидев знакомое лицо, бросилась к хозяину.
        Маг проскользнул внутрь сарая и прикрыл за собой дверь.
        - Что ж, посмотрим, кто тут есть, - пробормотал он себе под нос. В том, что это не нежить, Брайас даже не сомневался. Как шутил Лесс, он ее чуял "как вампир девственницу". Но кто-то здесь все-таки был, чужеродный магический след, слабый, еле заметный, парил в воздухе.
        Что-то зашуршало в углу. Маг резко повернулся на звук и заметил крошечную тень - тощую серую крысу, торопливо убегавшую по балке. В спешке она задела черепок, Бесс знает, откуда взявшийся. Глиняный осколок, слегка повертевшись, плюхнулся в кучу хлама, сваленную посреди сарая. Куча тихо застонала. Осторожно отодвинув пару вещей кончиком клинка, маг обнаружил тонкую женскую руку.
        ***
        Венька никак не мог нарадоваться, что его Мурка цела. Он все еще продолжал ласково трепать ее по загривку, то и дело уворачиваясь от ее рогов, когда в сарае послышался шум, затем стук, будто кто-то кидал или раскидывал кого-то по стенам. Затем голос мага позвал Веньку к себе. Мужичок с неохотой поднялся и боязливо заглянул вовнутрь. В углу на клочке соломы лежала девушка, по виду - ведьма ведьмой: ни одна уважающая себя девка не наденет такую срамоту - обтягивающие штаны и рубашка без рукавов и с таким вырезом! А уж косы обрезать, так это вообще позор для всей семьи!
        Тем временем маг велел Веньке принести воды, а сам начал быстро-быстро водить руками. Мужик поспешил отвернуться, чтобы ненароком и его не заколдовали. Мужики в селе сказывали, что будто если не смотреть колдунам в глаза, и кукиш в кармане держать, то ничего они с тобой не сделают. А Венька на всякий случай целых два сделал!
        Брайас как мог, укрепил душу девушки в теле, и попытался восстановить баланс. В отличие от всех "выпавших" из телепорта, ей крупно повезло - ни переломов, ни ушибов, ни царапины. Но душа почему-то рвалась из тела, и магу пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить ее вернуться обратно. Судя по ее одежде, она явно не из этого мира, но вот из какого именно, маг точно сказать не мог. Ему доводилось бывать в нескольких приграничных мирах, но там ничего подобного не было. Хотя...
        ***
        Болело все, будто каждую косточку переломали, а потом решили заново срастить. Все попытки пошевелиться закончились неудачно - тело упорно не желало слушаться. Темно-то как! Ой, нет, всего лишь глаза закрыты. Впрочем, с открытыми глазами также ни черта не видно, все плывет, все кружиться. Эмилия попыталась сосредоточиться на темном пятне, маячившем перед ней. Постепенно зрение возвращалось. Теперь девушка отчетливо видела молодого статного мужчину в странной одежде: темно-коричневая кожаная куртка с темно-синими вставками из ткани на рукавах, с какими-то застежками, шнурками, пуговками, темно-серые штаны, и высокие сапоги из мягкой кожи. Тут что, где-то маскарад или ролевики разыгрались? У мужчины были длинные темные волосы до середины груди. Вот он откидывает прядь назад, присев на корточки. Длинные чуткие пальцы, едва ли не тоньше её, коснулись лба. Прохладные.
        Эмилия прикрыла глаза и тихонько выдохнула, боль медленно покидала ее тело, уступив место непривычной легкости. Жутко зачесался нос, но руки по-прежнему не слушались. Может, парню сказать, пусть почешет, раз уж боль снял.
        Лицо парня неожиданно показалось ей знакомым, Эмилия даже поморщилась, пытаясь вспомнить. Ну как же! Такую презрительную мину редко увидишь даже в наш циничный век. Все-таки как может испортить гримаса, в общем-то, приятное лицо. Эта мина не вызывала у Эмили ничего, кроме насмешки. Неужели он действительно верит в свое превосходство?
        ***
        Венька уже вернулся с кружкой воды и видел, как маг и девица таращились друг на друга, не произнося ни слова. Наконец девушка подняла руку, указывая на мага.
        "Наверно будут драться!"- решил Венька. Сам он никогда не видел бой магов, но от "знающих" людей - кузнеца Вакаря и бабки Ефросиньи слыхал, что дело это страшное. Ничегошеньки после их, проклятых, не остается, там, где лес стоял - бурелом лежит, где поля - там рытвины, где дома... Венька невольно вздрогнул и сплеснул водой из кружки. Маги заметили его, и немного оживились: ведьма что-то залепетала, а колдун забрал кружку и кивнул на дверь, мол, уходи, пока цел еще. Венька не будь дурак, руки в ноги и на улицу, подальше от дома.
        Брайас протянул девушке воду, та осторожно осмотрела ее, хмыкнула и прищурила глаза. Неужели заметила, как он заклинание наложить успел? Да нет, вот как пьет, за уши не оттащишь!
        Вода была изумительно вкусной, прохладной, действительно животворящей. Вкусно!
        - Да уж, после смерти даже вода кажется нектаром!- усмехнулся парень.
        - Смерти? Ты о чем? Постой ты меня понимаешь? А я...- Эмилия внезапно поняла, что издает какие-то странные звуки, совсем не похожие на ее родной язык, но парень ее понимает и отвечает ей на том же странном языке.
        - Что за..?
        - Переместившись сюда, ты почти умерла, пришлось тебя воскресить, - равнодушно и даже несколько заученно произнес он. - Вода тоже была зачарована, так что теперь ты можешь понимать наш язык и разговаривать на нем.
        С этими словами он отделился от стены, у которой стоял, и направился к выходу.
        - Погоди! Ты не...- Эмилия осеклась, прекрасно понимая, что может. И оставит.
        - Что?- Брайас слегка повернул голову в ее сторону.
        - Постой. Мне нужно у тебя спросить.
        - Спрашивай, только быстро. Местные наверняка уже бегут сюда... Или отсюда, смотря как этот идиот их напугал. А за околицей бродят чудовища, причем настоящие, не из книжек.
        Да откуда он про книжки узнал? Неужели тогда... Хм, почему бы нет, студенткой Эмили зачитывалась все возможной ненаучной фантастикой, так что вполне могла торчать тогда на скамейке с книжкой, с нее станется.
        - Ха-ха. Значит, это все-таки был ты!- торжествующе воскликнула она.
        - Ну я,- Брайас пожал плечами. - И что с того?
        - Просто я уже начала сомневаться,- призналась Эмилия. - Меня, кстати, Эмилия зовут. Можно просто Мила.
        Маг равнодушно пожал плечами и вышел во двор.
        Терпеть не могу играть милую девочку, но сейчас мне ни в коем случае нельзя было отставать от мага. Ведь он единственный, кого я видела прежде. Он знает этот мир и был в моем, значит, может помочь вернуться. А заодно не пропасть и в этом. Только нужно его уговорить, но как? Можно что-нибудь предложить. Но что? На Миле не было ничего, кроме черных зауженных джинсов, любимой белой кофточки и старых добрых балеток - удобно и красиво. В ушах были серьги золотые, на пальце кольцо из того же металла, на шее была бабушкина подвеска с изумрудом. Хм, а может и есть что.
        - Постой!- в очередной раз воскликнула Эмилия, кинувшись вслед за магом.
        Девушка догнала его уже за воротами, схватила за рукав и развернула к себе. Однако...
        - Послушай. Мне очень нужно вернуться домой, понимаешь? У меня там семья, родители, брат. Я понимаю, что тебе все равно, но ты единственный, кто может мне помочь.
        - Я не могу вернуть тебя домой,- отрезал маг, отдергивая руку.
        - Тогда отведи к тому, кто может. Мне больше не к кому обратиться.
        В уголках глаз Эмили заблестели слезинки. Еще не хватало, чтобы эта девчонка расплакалась. Брайас мысленно поморщился, представив, как она разревется, стоя посреди дороги, растрепанная, в испачканной одежде. Но девчонка и не думала: резко распрямившись, она обогнула мага и решительной походкой направилась в деревню. Мда, такую выпускать в люди нельзя, даже если это такие дикие и темные, как местные. Они ее, пожалуй, не просто вытолкают за ворота прямо к нежити, но еще и обольют чем-нибудь поаппетитнее, чтобы быстрей сожрали.
        Если честно, Брайас и не собирался отпускать девушку, Казимиру наверняка было бы интересно посмотреть на подкидыша. Все-таки все выходы в Междомирье, не говоря о других мирах, были заблокированы уже много лет. А тут кто-то решил вызвать существо из другого мира, и у него это почти получилось.
        - Стой! Погоди ты!- маг окликнул девушку, но та никак не реагировала на него, продолжая упорно шагать по улице. Придется догонять.
        - Да стой же ты!- теперь уже Брайас развернул к себе девушку, цепко держа ее за руки. - Ты...
        - Все в порядке, господин маг?
        В шагах двадцати от них из-за забора робко выглядывал староста. За ним толпились местные мужички, среди которых Брайас заметил Веньку. Успел-таки, зараза!
        - Да, все хорошо.
        Подхватив девушку под локоть, маг привычной пружинящей походкой подошел к селянам. Мужики, увидев, что колдун направляется к ним, да еще и с ведьмой на пару, принялись пихать старосту исподтишка.
        - Иди-иди!- зашипела на него жена. - Не то зайдут на двор, а там гляди и скотина перемрет, или того хуже - мама...
        Тут голос женщины прервался, послышались всхлипы. Сам-то староста насчет "мамы" не переживал - такую бабу бревном не перешибешь! Но если не пойти, то жена поедом съест, а теща еще и на поминках его спляшет! Вздохнув, староста отворил калитку и вышел на улицу, прося светлую Максию защитить его Бессова семени.
        - Университет решил прислать сюда еще одного мага, - нетерпящим возражения тоном заявил Брайас, слегка подталкивая вперед Милу.
        - Дык, Венька сказал, что там у него весь сарай разнесло.
        - Проблемы при транспортировке, - отрезал маг.
        - Угу,- хмыкнула ведьма. - Метла сломалась.
        Староста вытаращил глаза и приоткрыл рот, а маг так ласково улыбнулся ей, что девушке стало страшно.
        - Госпожа адептка восьмого курса шутит,- заверил он старосту. Тот натянуто улыбнулся и как-то нервно рассмеялся. Мда, нервишки у мужика ни к черту.
        - Вам бы валерьяночки попить,- сочувственно посоветовала Мила.
        Староста неожиданно побледнел, потом позеленел, и, извинившись, юркнул за плетень.
        - Что это с ним?- девушка на ходу оглянулась на опустевший старостин двор.
        - Да тут его предшественнику тоже советовали травки попить.
        - И что?
        - Не откачали.
        ***
        Корчмарь любовно натирал до зеркального блеска столик, за которым еще минуту назад сидел маг.
        - Ничего, ототрем!- бормотал он. - Если надо, горчичкой посыпим.
        Уж он-то все сделает, лишь бы отбить дух этого Бессовского отродья. Еще одного прибрала к себе славная шихша, теперь можно будет спокойненько обчистить его сумку и коня забрать. Он уже мысленно пересчитывал барыши, которые получит за лошадь на ежегодной ярмарке в Селушках, когда на пороге показался "воскресший" маг, да еще в компании какой-то ведьмы. Глиняная кружка выскользнула из рук и звонко брякнулась на пол.
        - На счастье,- улыбнулась ведьма.
        - Угу,- глухо ответил корчмарь и принялся собирать черепки.
        - Есть хочешь?- спросил маг, подталкивая Эмилию к одному из столиков в углу.
        - Немного, - неохотно призналась девушка, присаживаясь на скамью.
        Брайас обратился к хозяину корчмы:
        - Принесите тушеного мяса с овощами и немного пива. Девушке - сбитня.
        - Сбитня нет, и мяса тоже, - сердито буркнул корчмарь.
        - А что есть?- "ехидно" поинтересовалась ведьма.
        - Каша и пиво, - отчеканил хозяин.
        - Хм,- ведьма откинулась назад и вытянула ноги, - тогда принесите мне молока и хлеба, а господину магу каши и пиво.
        - Просто пиво, - поправил "господин маг", и тут же обратился к своей спутнице:
        - Ну как тебе Болота?
        Эмилия такой перемене удивилась, но решила подыграть:
        - Ничего так, миленькие. И зверушки здесь забавные.
        Корчмарь, видя, что на него больше не обращают внимания, с досады хлопнул себя по фартуку и, сыпля проклятьями на бедную шихшу, скрылся на кухне.
        Дождавшись, когда дверь за недовольным хозяином захлопнется, Эмилия резко села и, наклонившись вперед, шепотом спросила:
        - Думаешь, они поверили, что я ведьма?
        Маг усмехнулся:
        - Не сомневайся. Меньше всего ты похожа на простого жителя Балора,- и, не дожидаясь следующего вопроса, пояснил: - Балор - это королевство, в котором мы сейчас находимся.
        - К тому же у тебя глаза зеленые,- немного погодя, добавил он. - Люди верят, что все зеленоглазые - ведьмы или колдуны.
        Мила удивленно посмотрела на синеглазого мага:
        - Но это же бред.
        - Бред, - согласился тот, - но пока что он нам на руку.
        - Нам? Значит, ты все-таки решил мне помочь?
        Вот теперь Мила действительно была удивлена: еще каких-то пятнадцать-двадцать минут назад она ломала голову, как уломать несговорчивого мага, а теперь он сам предлагает свою помощь. В чем же подвох?
        - И что же ты хочешь?- девушка сцепила руки в замок, положив их на стол.
        Брайас мгновенно вспомнил три боевых заклинанья и пять блоков, которые можно сплести вот из такого положения, но тут же усмехнулся - девчонка не ведьма и понятия не имеет о каких-либо заклинаниях.
        - Всего ничего,- равнодушно пожал плечами маг, - услуга за услугу.
        - И что же это за услуга?- насторожилась Мила.
        - Вечером узнаешь,- загадочно улыбнулся маг.
        ***
        - А-а-а! Помогите! Лю-у-уди! Звери... эх.
        Эмили уже порядком надоело торчать на болоте, изображая невинную жертву. Черт бы побрал этого мага и его дурацкую "услугу". Лучше бы она себе шею сломала в сарае, чем вот так сидеть и ждать, когда появиться голодная нежить. Мила высвободила руки от накинутой для вида веревки и опустилась на мягкую подстилку изо мха. Маг велел сидеть и ждать его, пока он осмотрится. Было уже где-то за полночь, когда невдалеке на болоте захлюпало, зашуршало, как будто "нечто" выползло на сушу и теперь медленно приближалось к ней.
        - Эй, маг!- шепотом позвала она.- Ма-а-аг! Ты где?
        Ответа не последовало, вместо этого шорох только усиливался. Девушка затравленно огляделась, но тьма была такая - хоть глаз выколи! Ни луны, ни звездочки. Прижавшись спиной к дереву, Мила зажмурилась и от всей души пожелала, чтобы вся нежить в округе скоропостижно скончалась в страшных конвульсиях, или хотя бы тихо склеила ласты где-нибудь под кустиком. Но неведомое "нечто" даже и не думало доставать клей и портить водолазное оборудование. Наоборот, девушка отчетливо слышала, как тварь выползла на полянку и глухо зашипела. Эмили начала бить мелкая дрожь, когда ее плеча коснулось что-то теплое. Девушка с ужасом распахнула глаза и с удивлением обнаружила, что в двух шагах от нее лежит огромная ящерица-переросток, а над ней склонился маг и что-то с интересом рассматривает. Над полянкой мягким белым светом мерцал пульсар.
        - Что это такое?- дрожащим голосом спросила Мила.
        - Хрупляк болотный из семейства Василисковых, - Брайас приподнял два ярко-синих кожных выроста на шее. - В отличие от василиска, не умеет обращать в камень, зато любит придавить жертву к земле или стволу дерева и переломать все косточки, а затем целиком проглотить.
        Взгляд Эмили упал на мощные передние лапы твари в бурой болотной жиже.
        - Редкий вид даже для северных пустошей,- маг вытащил из кустов сумку, и немного порывшись, достал оттуда небольшую скляночку темного стекла. - Так что считай, что тебе повезло. Не каждый магистр первой степени может похвастаться тем, что видел его вживую.
        - Сейчас умру от счастья, - мрачно пообещала девушка, наблюдая, как маг небольшим кинжалом вспарывает наросты на теле твари и достает оттуда какие-то камушки и опускает в склянку. - Что это?
        - Фьоры - самое ценное, что есть в хрупляке, не считая черепа.
        - Его ты тоже будешь доставать?- ехидно поинтересовалась Мила.
        Маг немного подумал и сказал:
        - Ммм. Нет. Череп у него тяжелый, а нам с тобой еще полночи по болоту бродить. Пойдем налегке.
        Они вернулись в корчму только под утро: грязные, уставшие и злые. К концу "прогулки" Мила решила, что если переживет эту ночь, то больше ей бояться нечего. Кажется, она успела познакомиться со всей фауной Топлых Болот, накормить всех комаров и мошек и вымокнуть до последней нитки.
        Брайас мельком бросил взгляд на девушку: пожалуй, тащить ее на болота было не самой хорошей идеей. Но у него не было выбора - оставить ее в деревне слишком рискованно, не известно, что она могла учудить в незнакомом месте. Сейчас девушка терпеливо брела вслед за ним из последних сил. Маг видел, как она с трудом переставляет ноги, обессиленные руки плетьми болтались вдоль туловища, белокурые волосы облепили лицо, но держится.
        - Что ж, я свое слово сдержала, теперь дело за тобой, - сказала она, прежде чем войти в корчму. - Доставь меня к тому, кто мне поможет, и мы в расчете.
        - Хм, а если я откажусь?
        Холодно-насмешливый вопрос застал ее врасплох. А в самом деле, что она, подкидыш из другого мира, сделает, если он, боевой маг, откажется от своих слов?
        Девушка бросила на мага оценивающий взгляд:
        - Может быть ты и лжец, но не подлец.
        ***
        Заспанному корчмарю поначалу показалось, что к нему явилась шихша собственной персоной, очевидно обидевшись на всю напраслину, что он на нее наводил. И теперь почему-то требовала от него комнату, чистую одежду и много теплой воды. На деле это оказалась лишь грязная и уставшая ведьма. Корчмарь возразил, что сегодня не банный день и у него нет теплой воды, тогда ведьма пригрозила, что превратит его в жабу или слизняка.
        - Лучше уступите, - устало посоветовал маг. - Один вот также спорил, потом всем селом на болоте искали, еле нашли.
        Корчмарь вздохнул и поплелся на кухню, там всегда на ночь оставлялось на очаге немного воды. Растолкав дочь, велел ей сменить белье в свободной комнате и отвести туда ведьму, а сам, плеснув воду с очага в деревянную кадушку, подхватил ее и стал подниматься наверх.
        Сонная девушка быстро затопала босыми ногами по лестнице, указывая Миле дорогу. Наверху оказалось всего две комнаты, в одной из них уже скрылся маг, другая теперь принадлежала ей. Немного повозившись с замком, девица распахнула дверь и Эмилия увидела маленькую комнатку с одной кроватью, столиком и стулом. Единственной роскошью в комнате оказался кованый сундук, жаль, что положить туда нечего. Мила спросила у перестилающей постель девушки про одежду. Она кивнула и, закончив с бельем, поманила Эмилию в коридор. Оказалось, что в конце небольшого коридорчика есть чулан, битком набитый всевозможными вещами. На вопрос откуда столько одежды в таком богом забытым месте, девушка уклончиво ответила, что все это осталось от предыдущих постояльцев. Что именно с ними стало, Мила решила не уточнять, и так понятно. Девушка выбрала коричневые замшевые штаны, по крою напоминавшие любимые джинсы, травянисто-зеленую рубашку со шнуровкой на горловине и кожаную куртку с капюшоном. В одной кофточке Мила порядком замерзла - в этом мире, похоже, начиналась осень. Критически оглядев наряд, служанка достала высокие        - В них-то всяко лучше, чем в Ваших чоботочках,- она кивнула на перепачканные, промокшие балетки. Пришлось согласиться.
        Когда Эмилия вернулась в комнату с ворохом одежды, кадушка теплой воды уже ждала ее на столе, рядом лежало полотенце. Кое-как отмывшись, девушка завернулась в полотенце и рухнула на постель.
        ***
        ...Темно. Тусклый свет фонарей отражается в лужах. Сыро. Идет дождь.
        Молодая женщина возвращается с работы домой. На улице ни души, не та погода для вечерних прогулок.
        ... ощущение, как будто кто-то смотрит...
        Женщина оборачивается, но никого не видит. Чернотой зияет арка соседского дома.
        ...Быстрей домой. Вот уже видно дверь подъезда, одинокая лампочка над ней. Только перейти дорогу...
        Скрип, визг, крик... Яркий ослепляющий свет... и пустота.
        Эмилию была мелкая дрожь, в груди гулко стучало сердце. Кошмар, это был просто кошмар, ничего больше. В комнате ярко светило солнце, а вчера ей показалось, что ясных дней здесь просто не бывает. Девушка прислушалась: где-то внизу говорили люди, позвякивала посуда, пахло едой. Желудок тут же напомнил о себе.
        Наскоро умывшись, одевшись и кое-как пригладив волосы, Мила заглянула к магу, но там уже было заперто.
        Брайас уже почти закончил завтрак, когда девушка только спустилась вниз. Хм, откуда у нее новая одежда? Маг перехватил довольный взгляд корчмаря и усмехнулся. Этот хмырь явно собирается содрать с него кругленькую сумму.
        Корчмарь смотрел на ведьму как на курицу, несущую золотые яйца. Еще одна комната, вещи, лошадь - да она просто находка для него. Ему даже стало жалко, что они так быстро уезжают, кто знает, может, она еще что-нибудь прикупила бы. Он-то ей в этом с радостью поможет. Подхватив утреннюю кашу и кружку сбитня, корчмарь ловко заскользил между столов с редкими посетителями.
        Мила с удивлением посмотрела на улыбающегося от уха до уха корчмаря и тихонько спросила у Брайаса:
        - Чего это с ним?
        - Он уже посчитал, во сколько обошлось твое пребывание, и теперь ты - его любимый клиент,- на щеке мага появилась очаровательная ямочка.
        Мила тут же спохватилась:
        - Кстати о деньгах. Ты не знаешь, у них здесь есть меняла или оценщик. Кто-нибудь, кому можно было бы продать украшения.
        Маг откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, внимательно посмотрел на девушку.
        - Попытаться продать их ты можешь кому угодно, другое дело, что не каждый купит. Посмотри, это же простые селяне, откуда у них деньги на золотые украшения? Разве что заезжему купцу предложить, или тому же меняле. Но их сейчас нет, а нам нужно выезжать.
        - Может, корчмарь согласиться взять это кольцо?- девушка неохотно сняла его с пальца и протянула магу. Тот деловито его осмотрел и согласился:
        - Может, но только вместе с сережками и цепочкой. Для него важнее вес, а не форма, - Брайас вернул девушке кольцо. - В любой ювелирной лавке ты бы получила за него десять золотых. Это раза в три больше, чем ты должна корчме.
        Вдоволь налюбовавшись озадаченным лицом Милы, маг снисходительно улыбнулся:
        - Да забудь ты. Мы ничего ему не должны.
        - Как это? Ты уже расплатился?
        - Вроде того, - хмыкнул маг. - Смотри, - и кивнул на вход.
        Девушка оглянулась и увидела, что в корчму зашел староста. Он подозвал к себе хозяина корчмы и что-то долго ему объяснял. Корчмарь сначала возмущался, но потом все же нехотя согласился и, махнув рукой, скрылся на кухне. Староста, приветственно махнув рукой, заторопился к выходу.
        - И как это понимать?- Мила вновь повернулась к магу, который с отстраненно-задумчивым лицо смотрел в окно.
        - Это вознаграждение. За избавление от чудовищ староста обещал двадцать золотых. Наш долг - пять золотых за вещи и проживание, пятнадцать за лошадь. Вот и получается, что мы им ничего не должны. А они сами между собой разберутся.
        - Лошадь?
        - Ну должна же ты на чем-то добраться до места. Или предпочитаешь воспользоваться телепортом?
        - Нет, уж лучше лошадь,- согласилась девушка. - С нее хоть ближе падать.
        Во дворе Эмилию ждала гнедая кобылка: тонконогая, с белой звездочкой на узкой морде, и задорной рыжей челкой. Лошадь была уже оседлана, через седло переброшен серый плащ. Рядом стоял красавец белоснежной масти, презрительно фыркающий и косящийся на гнедую кобылку. "Весь в хозяина"- подумала Эмилия и подошла к кобыле. Мда, высоковато, почти в Милкин рост - метр семьдесят.
        - Так, так, так. Не волнуйся,- Мила погладила гриву животного. - Хорошая лошадка, хорошая.
        Эх, вспомнить бы еще как это делается! Первый и последний раз девушка ездила верхом лет десять назад, еще в школе. Так, одну ногу в стремя, покрепче ухватиться за седло, подтянуться и перекинуть ногу. Проще простого! Девушка затравленно поглядела на сбрую.
        - Помочь?
        В другой раз Мила непременно бы согласилась, но сейчас, когда это было сказано с такой неприкрытой насмешкой, почти издевкой, что девушка только отмахнулась:
        - Не надо, я сама, - и тяжело вздохнув, забралась-таки в седло.
        Брайас только усмехнулся и отдал ей поводья. Мда, вот что упрямство с человеком делает. Девушка неуверенно взяла их у него и осторожно выпрямилась.
        - Ты, что, первый раз верхом на лошади?- спросил Брайас, оседлав Призрака и ласково потрепав его по холке.
        - Ну что ты, у нас все только так и ездят. Неужели не заметил?- съязвила девушка, все еще пытаясь привыкнуть к седлу и лошади под ним.
        Как назло, кобылка попалась любопытная и вертелась во все стороны, пытаясь получше разглядеть седока. Девушка успокаивающе погладила животное по шее и отвела морду скотинки в сторону, когда та попыталась понюхать новую хозяйку.
        - Тогда лучше отдай это мне, - маг мягко забрал поводья назад.
        Кобылка, почувствовав рядом другую лошадь, попыталась вильнуть в сторону, но Брайас удержал ее.
        - Держись крепче,- бросил он и тронул поводья.
        Животные, повинуясь приказу, двинулись с места сначала шагом, затем трусцой. Мила старалась немного привставать, двигаясь в такт с лошадью, чтобы окончательно не отбить себе пятую точку, но это не всегда получалось.
        Убедившись, что девчонка приноровилась к лошади, Брайас решил вернуть ей повод. Лошадь, почувствовав свободу (что значит слабая женская ручка по сравнению с крепкой мужской), радостно понеслась вперед. Эмили ничего не оставалось, как вцепиться в животное руками и ногами, закусив губу и сдерживая крик. Мысленно выругавшись, маг бросился догонять дурную кобылу и ее хозяйку.
        Наконец, когда животному надоело носиться по дороге, она резко остановилась, и Мила кубарем полетела вперед. Брайас едва успел сотворить немного сена, чтобы хоть как-то смягчить приземление. Лежа на охапке травы, девушка, уже не стесняясь в выражениях, высказывала все, что она думает об этой лошади, маге, её купившем и вообще всех окружающих. Прослушав всю эту тираду, маг подумал, что девочка явно выросла. И глядя сверху вниз на лежащую Милу, вздохнул:
        - Мда, дорога будет долгой.
        ***
        Дальше маг уже не отпускал поводья до самого привала, а на следующий день Эмили сама попросила дать ей повод. Это удивило Брайаса: он вообще считал, что девчонка ни за что не сядет на лошадь после такого падения. Но к вечеру второго дня девушка чувствовала себя гораздо увереннее в седле, как раз когда впереди замаячил Жалец - крупный город на севере Балора. Маг решил, что лучше завтра утром въехать в город, и они вновь разбили привал в лесочке, недалеко от дороги.
        Ужин, как обычно проходил в молчании. За все время, что они были в пути, Эмили не удалось вытянуть из мага ничего путного: днем все внимание уходило на то, как бы не упасть, а весь вечер - как бы отлежаться. Но сегодня девушка не так устала и решила, что непременно узнает все, что ей нужно. Ну, или хотя бы попытается.
        - А ты почти не изменился с той встречи в парке,- начала она.
        Маг лишь вопросительно изогнул бровь, не удостаивая ответом.
        - Сколько же лет прошло? Хм... Кажется, тогда мне было двадцать. Значит, лет пять, не меньше.
        Маг снова промолчал. В его мире тоже немало прошло - целых десять лет - за это время он успел многое пережить: стать магистром высшей степени, побывать на войне, потерять Тан... Эмилия заметила, что по лицу мага пробежала тень, а взгляд вновь стал отчужденным. Тогда девушка решила брать быка за рога и спросила в лоб:
        - Ты сказал, что работаешь на Университет. Это своего рода школа магии, верно? Мы туда направляемся?
        Маг несколько удивленно сморгнул, и посмотрел на нее так, как будто видел первый раз в жизни. Затем, вспомнив вопрос, ответил:
        - Да.
        Теперь молчала Мила. Она думала, что маг начнет уклоняться, отшучиваться, лишь бы избежать ответа. С другой стороны, это не такая уж тайна, чтобы скрывать ее. Тогда почему сразу не сказал? При взгляде на мага ответ пришел сам собой: "а ты не спрашивала".
        - Все? Еще вопросы?- маг готовился отойти ко сну.
        - Во сколько лет начинают обучаться в Универе?
        Маг невольно улыбнулся, услышав это словечко. Они с друзьями тоже называли Университет Магических Наук имени Баяна Среброрукого - тогдашнего короля Балора - просто Универом.
        - Зачем тебе?
        Мила закуталась в плащ и постаралась поудобней устроиться на лежанке из веток.
        - Хочу узнать, сколько тебе лет.
        - Зачем?
        - Ну как? Имя свое ты не говоришь, приходится выкручиваться. То "эй, маг", то "колдун". А так, вдруг тебе лет много, тогда можно будет "старым хрычом" называть.
        Эмилия ехидно улыбалась в ночную тьму, гадая, какую мину на этот раз состроил маг, а Брайас лишь беззвучно рассмеялся, возможно, впервые за несколько лет.
        - Меня Брайас зовут, - неожиданно для девушки ответил маг.
        - Приятно познакомиться, - усмехнулась Мила, прикрыв глаза.
        ***
        В Жалец они прибыли ближе к полудню. Брайас хотел просто проехать через город и уже к вечеру быть на пути к Стограду - столице Балора, где и располагался Универ. Но Эмилия попросила задержаться в городе хотя бы на день: ей нужно было обменять украшения на деньги и купить "самые необходимые" вещи. Маг не сразу, но согласился. В конце концов, ему тоже нужно было кое-чего прикупить и кое-что продать, но что еще важней, нужно было отправить сообщение Казимиру - ректору Универа, учителю Брайаса и просто доброму другу. Вчера ночью, в лесу, его никак не оставляло ощущение, что за ними наблюдают. Он несколько раз проверял, запускал поисковики, но так никого и не нашел, лишь ближе к утру странное чувство пропало.
        Оставив вещи и лошадей на постоялом дворе, маг с девушкой оправились на улицу Торговцев. Так как из них двоих город знал лишь Брайас, девушка покорно семенила за ним, стараясь не отставать и не отвлекаться. Но разве можно не смотреть по сторонам, когда вокруг столько нового, не привычного. В конце концов, магу пришлось взять ее за руку, и продолжая лавировать в потоке людей и нелюдей, пробираться к лавке ювелира.
        В лавке их встретил пожилой гном с темно-каштановой окладистой бородой и в маленьких очках на кончике довольно крупного красноватого носа.
        - А, молодые люди, добро пожаловать!- с порога поприветствовал он. - Кольца пришли выбирать? - и выразительно посмотрел на них - маг и девушка продолжали держаться за руки.
        - Скорее наоборот, продать, - Мила показала ему кольцо и серьги.
        Лицо гнома сразу приобрело расчетливо-деловой вид.
        - Что ж давайте его сюда, - он достал лупу из ящика стола, за которым сидел, и принялся внимательно рассматривать колечко. - Хм. Неплохо. Тонкая работа. Шесть золотых.
        - Десять.
        - Шесть.
        - Двенадцать.
        - Сколько?? Да эта безделушка не больше семи стоит.
        - У этой безделушки есть история. Двенадцать.
        - Свои истории будете эльфам рассказывать! Восемь.
        - Десять и перейдем к серьгам.
        Гном немного подумал, прикидывая что-то в голове, побарабанил пальцами по краю стола и согласился:
        - Хорошо. Десять. Но за серьги больше пятнадцати не дам.
        - Двадцать.
        - Девушка, это грабеж!- возмутился гном.
        - Грабеж - это пятнадцать золотых за изделие лучших мастеров моей страны! Вы оскорбляете меня! Двадцать пять.
        - Девушка! Да имейте совесть! Во всем Балоре ни один ювелир не купит их у Вас за двадцать пять монет! Девятнадцать, больше не могу.
        - Милейший! Моя совесть столько раз имела меня, что теперь может отдохнуть. Двадцать семь монет.
        - О боги! Что твориться! За что вы так не любите меня! Двадцать.
        - Поверьте, меня они любят еще меньше. Двадцать семь монет.
        Гном вскипел:
        - Все! Двадцать пять монет - или выметайтесь отсюда!
        - Идет, - довольно улыбнулась Мила.
        Вспотевший гном отсчитал девушке тридцать пять золотых, из которых семнадцать она тут же отдала магу, а оставшиеся разложила по внутренним карманчикам. Маг сначала не понял, но когда Мила сказала, что терпеть не могу быть должной, усмехнулся и ловко подбросил деньги на ладони. В следующий миг они пропали.
        Уже на улице Брайас спросил ее, что же это за история, связанная с кольцом с кольцом, Эмилия пожала плечами и ответила:
        - Не знаю, еще не придумала.
        От ювелира они отправились к галантерейщику, где девушка купила себе ароматное мыло и душистой воды, гребешок, большое полотенце, носовой платок, зеркальце и сумку, чтобы можно было все это унести. Следующим на очереди оказался портной, там Мила искала себе сорочку. Но то, что предложил мастер, было девушке не по вкусу.
        - А вы уверены, что это не саван?- спросила она, разглядывая белую, в пол, сорочку с длинными рукавами и глухим воротом.
        - По-вашему сорочка выглядит как-то иначе?
        - Да,- заявила девушка. - Длиной выше колен, вместо рукавов бретельки - тоненькие лямочки, вместо горловины - декольте. И главное, чтобы по телу сидела, а не болталась, как знамя свободных народов.
        Портной представил все это и покраснел:
        - Но это же не оденет ни одна приличная девушка!
        - Девушка - может, и нет, а вот эльфийки носят, и вся знать стоградская и все продвинутые горожане!- авторитетно заявила Мила.
        Брайасу оставалось только ухмыляться, глядя, как они спорят. Девушка, заметив столь бурное веселье мага, решила и его втянуть в спор.
        - Брайас, скажи, что сейчас носят балорские женщины?- и незаметно подмигнула ему. Хм, как будто он знает.
        - Не знаю, что носят жительницы Балора, но в Высоком лесу я видел что-то вроде того, что ты только что описала.
        Мила с видом победителя посмотрела на красного портного.
        - И что же вы хотите от меня?
        - Не могли бы вы сшить такую сорочку для меня?
        - Фуф, девушка,- портной развел руками, - даже не знаю. Нужен материал...
        - Так возьмите этот бледно-голубой шелк и эти жемчужно-серые кружева,- Мила кивнула на два небольших свертка на дальней полке.
        - Не могу,- вздохнул портной. - Я должен сшить из них панталоны для жены градоначальника.
        - Хм, ну тогда этот розовый шелк и бледно-розовые кружева.
        - Нет, они для ночного чепчика жены градоначальника.
        - Вы что, ее личный портной??
        - Да, сударыня,- уныло вздохнул мужчина. - Но вы знаете, - вдруг встрепенулся он, - у меня есть отрез чудесного белого шелка и кружева из самой Валлии.
        Мила даже оторопела от такого воодушевления:
        - И во сколько же мне обойдется вся эта красота?
        - Всего ничего - один золотой,- отмахнулся портной.
        Если учесть, что за обычную сорочку он просил пол-сребрушки, то выходило довольно накладно. С другой стороны, за роскошь приходиться платить.
        - Хорошо, я заплачу вам золотой, когда работа будет готова.
        - Хорошо. Она будет готова завтра же, только скажите, куда ее принести.
        - Таверна "Белая лошадь",- вместо девушки ответил маг и тут же обратился к Миле: - Я, пожалуй, пойду, прогуляюсь, пока с тебя мерки снимают.
        Девушка только кивнула головой, а портной уже во всю щебетал:
        - Конечно-конечно! Мужчина не должен видеть раньше времени подарки, которые приготовила ему женщина.
        "У-у-у, как его понесло!"- подумала Эмилия, глядя на суетящегося портного.
        ***
        Брайас вышел на улицу и с наслаждением вдохнул свежий осенний воздух. Наконец-то можно заняться своими делами. Вряд ли они сунутся к девушке, когда рядом портной и три его подмастерья. Свернув на улицу Чародеев, Брайас тут же сбыл трофейные фьоры одному знакомому колдуну, заодно посидел за бокалом - другим с бывшим сокурсником. Заглянув в оружейную лавку, прикупил немного звезд, и напоследок завернул в бакалею.
        Когда он вновь вернулся к портному, Эмили там уже не было. Один из учеников ответил, что она ушла почти сразу после него. Брайас метнулся на постоялый двор, но там ответили, что она еще не приходила. Сгрузив все покупки в углу комнаты, маг сел и попытался сосредоточиться на Миле, но ничего не получалось. Попытка логически выяснить, куда она могла бы пойти, тоже провалилась, потому что пойти она могла куда угодно. И как назло, ни одной вещицы, чтобы состряпать поисковик на нее, а ощущение, что за ними следят, только усиливалось.
        Неожиданно дверь заскрипела, раздался тихий свист, и в косяк воткнулась серебристая звездочка.
        - Эй, спокойней! - Мила примирительно вскинула руки. - Признаю, я задержалась.
        - Где ты была?- чеканным голосом спросил маг.
        - Брайас, мы с тобой всего третий день знакомы, а уже такие вопросы! - попробовала отшутиться девушка, но под ледяным взглядом мага сдалась: - Я была у травницы. Зашла, чтобы купить себе шампунь или что-нибудь вроде того. Знала бы, что ты такой нервный, еще пустырника бы прихватила, тебя отпаивать!
        И почувствовав, что-то неладное, осторожно спросила:
        - Что-то случилось?
        Маг вытащил звезду из косяка и спрятал где-то в рукаве. Затем стянул с себя плащ, и сел на кровать.
        - Ничего. Боялся, что ты заблудилась.
        Мила ему не поверила, но дальше расспрашивать не стала. Только спросила, где ее комната, на что маг ответил, что это она и есть.
        - Но где же будешь спать ты? Здесь же всего одна кровать.
        В комнате действительно стояла всего одна кровать, на которой конечно спокойно могли уместиться трое, а то и четверо, если худые, но это уже детали.
        - С чего такая щепетильность?- подколол маг.
        - Да ниоткуда,- пожала плечами Мила, - просто не хотела, чтобы ты лишний раз морщился. А то скоро морщины на лице появятся.
        Маг действительно поморщился, только мысленно. Оставаться в одной комнате с девчонкой он хотел в последнюю очередь, но нельзя было рисковать. Вряд ли те, кто ее сюда вызвал, просто так отступятся. Тем более что они не знают, что у нее нет Дара.
        После ужина Брайас попросил хозяина наполнить ванну в смежной комнатке теплой водой, и как только просьба была исполнена, первым полез в нее. Когда настала очередь Милы занять ванну, она хотела было позвать служанку сменить воду, но Брайас сказал, что она уже чистая. Девушка заглянула в смежную комнатку, и вода действительно оказалась чистой и по-прежнему теплой. Прихватив с собой все необходимое, девушка скрылась за дверь. Через некоторое время в соседней комнате послышался вскрик, а затем тревожный голос Милы позвал мага к себе.
        Представшая в комнатке картина сначала вызвала у Брайаса недоумение, а потом взрыв дикого хохота. Перед ним стояло "нечто", покрытое густой длинной темной шерстью, завернутое в широкое полотенце, из-под кустистых зарослей бывших бровей зеленым огоньком посверкивали глаза. Все это прикрывали золотистые волосы, концы которых лежали на полу.
        - Что... Что случилось?- немного успокоившись, спросил маг.
        - Я купила у травницы смесь для ухода за волосами, а также средство для роста волос.
        Мохнатая "лапа" указала на маленькую склянку на столике.
        - Ну так и использовала бы его для волос на голове, - Брайас очень старался говорить ровным голосом, но смешливые нотки нет-нет, да проскальзывали. - Зачем все тело мазать?
        - А я только на волосы и наносила! А когда стала смывать, эта гадость в ванну попала!
        Брайас как мог, пытался сдерживать смех: кусал губы, прикрывал рот рукой, делал вид, что внимательно разглядывает пустой и мокрый бутылёк из-под зелья. Но ничего не смог поделать - идиотское хихиканье вырвалось наружу, и маг тихо сполз по стеночке, держась за живот.
        - Кхм, - Эмилия вежливо кашлянула, напоминая, что она все еще здесь, - может, ты сначала поможешь мне, а уже потом будешь ржать как сивый мерин?
        - Кхм... Кха... Кхе..- маг все еще пытался успокоиться, маскируя смешки под кашель. - Да, конечно.
        Он что-то прошептал, провел рукой над водой, после чего она стала зеленоватой, но зато хоть пахла фиалкой.
        - Пробуй,- скомандовал маг.
        Мила осторожно опустила в воду волосатую "лапу" и тут же вынула обратно прежнюю тонкую безволосую девичью ручку.
        - А действие заклинания не пройдет?- на всякий случай спросила она.
        - Нет,- усмехнулся он,- впрочем, как и волосатость, если от нее не избавиться.
        С этими словами он повернулся и спокойно вышел. Но стоило двери закрыться, как из-за нее стало доноситься сдавленное хихиканье. Отпустив пару "ласковых" в адрес мага, травницы и вообще всех выпускников Универа с момента его основания, девушка принялась аккуратно окунаться в воду.
        Она вышла из ванной только через полчаса. Затихший маг спокойно дрых на краю кровати, мерзко улыбаясь во сне. Девушка еще раз оглядела себя в зеркале со всех сторон, и, убедившись, что все в порядке, достала из сумки гребень и принялась расчесывать волосы. Окончательно избавляться от длинных волос она не стала, оставив бело-золотистую гриву до середины спины. С одной стороны, так она будет меньше выделяться из толпы, с другой - Эмилия всю жизнь мечтала о такой шевелюре.
        ***
        На следующий день Брайас и Мила едва успели позавтракать, как появился один из подмастерьев портного со свертком. Оценив работу, девушка с радостью расплатилась с мальчишкой - работа мастера действительно того стоила. Нежный шелк на фоне сероватого покрывала казался еще белее, даже слегка отдавал голубизной. Тонкие кружева кокетливо обрамляли линию декольте, и стыдливо прикрывали широкой, в ладонь, полоской ноги почти до колен. Девушка даже не заметила, как сзади подошел маг и стал разглядывать сорочку поверх Милкиной головы, поскольку оказался почти на эту самую голову выше нее.
        - Хорошая работа,- подтвердил он, заставив девушку вздрогнуть.
        - Неужели у вас тоже такое носят?
        - Ну я же сказал, что видел что-то подобное в королевстве эльфов. Или ты думала, что я просто решил тебе подыграть?- усмехнулся он.
        - Значит, твоя девушка - эльфийка?
        А на ком еще он мог видеть такую вещицу, если конечно...
        - Нет.
        - Значит ты еще и бабник,- притворно ужаснувшись, рассмеялась Мила.
        Точнее, хотела рассмеяться, пока не заглянула в лицо магу. На нем была все та же знакомая холодно-отчужденная маска, только в глазах на секунду мелькнуло что-то похожее на боль.
        - У меня нет девушки,- ровным, бесцветным голосом ответил он.
        - Тогда тем более бабник, - буркнула Мила, делая вид, что не заметила в нем резкой перемены, и торопливо свернув рубашку, убрала ее в сумку.
        ***
        Через трое суток они были уже в Стограде - столице Балорского королевства. Город располагался в долине реки Ладка, чьи изгибы делили его на несколько частей. В одной из них, самой большой, жили знать и богатые горожане, здесь же находился королевский дворец, Главный Храм Светлой Максии, посольский дом, городская управа, главный штаб городской стражи и другие административные здания, включая тюрьму и дом призрения. Чуть меньше был район Ремесленников, где жило большинство горожан, со Стаградским рынком и Веселой улицей, где были не только гостиницы и заезжие балаганы. Вплотную к нему примыкал район Магов, в центре которого стоял Университет Магических Наук - огромное здание из нескольких корпусов, обнесенное высокой каменной стеной. Вообще-то в этом районе тоже жили обычные горожане, и трактиры были, и постоялые дворы, и лавочки, даже небольшой храм. Беднота селилась под стенами Стограда, за исключением района Магов, там жить бедные люди опасались. Бесс знает этих магов, что они в следующий раз учудят? Хотя Университет давно уже поставил защитный купол вокруг себя.
        Эмилия и маг въехали в город прямиком через район Магов. Штатный чародей, стоявший на воротах вместе со стражниками, поприветствовал Брайаса, назвав того "магистром Элатаром". В ответ маг только кивнул и тут же свернул в одну из боковых улочек, ведущих к ограде Университета. Немного проехав вдоль стены, Мила увидела особо ничем не примечательные ворота в два человеческих роста, а рядом с ней вполне обычную дверь. Над ними была скромная табличка, что это Университет Магических Наук имени Баяна Среброрукого, основанный в 1065 году этим самым Баяном.
        Как оказалось, дверь - это проходная Универа, из которой появляется привратник - милый глуховатый старичок - и спрашивает документы у проезжающих. У Брайаса их тоже спросили, и маг, побурчав, полез их доставать, что позабавило Милу.
        - Он и у ректора документы спрашивает?- иронично спросила девушка, когда они проехали "пропускной пункт".
        - Да,- хмыкнул маг, - каждый раз как тот проходит. Поэтому Казимир лишний раз и не выходит из Универа.
        Осмотревшись, Эмилия с улыбкой отметила, что университет, он и в Балоре университет: те же пестрые стайки студентов, праздно шатающиеся по коридорам, или усиленно зубрящие конспекты, те же преподаватели, грозной тенью витающие по кафедре, или опаздывающие на пару, заболтавшись с коллегами. И если не прислушиваться к разговорам и не приглядываться к картинам и музейным экспонатам, стоящим вдоль стен, то можно подумать, что это где-то в ее мире.
        Дорогу в кабинет ректора Брайас знал, как свои пять пальцев, и при желании мог пройти закрытыми глазами - ему частенько доводилось бывать там еще студентом, на пару с Эрионом. Вот и сейчас он с легкостью нашел знакомую темно-красную дверь с золотыми буквами "К. А. Альбабрад" и постучал. Сердце как прежде екнуло, когда из-за нее послышалось глубокое басистое "войдите".
        Зайдя в кабинет, Мила увидела довольно высокого, крепкого мужчину лет пятидесяти, седеющие волосы когда-то были темно-русыми, борода и усы были аккуратно подстрижены. А еще у него были необыкновенно строгие и в то же время добрые глаза, в которых светился ум.
        - А-а, магистр Элатар! Проходите- проходите. И вы, девушка. Присаживайтесь,- ректор жестом указал на одно из кресел у его стола.
        Мила почувствовала себя провинившейся школьницей и покорно опустилась в кресло, сам маг сел в другое, Брайас остался стоять, прислонившись спиной к шкафу с книгами.
        - Меня зовут Казимир Альбабрад, я ректор Университета Магических наук,- представился мужчина.
        - Очень приятно,- улыбнулась Мила. - А я - Эмилия.
        - Мне кое-что известно о Вашей проблеме,- Казимир мельком взглянул на Брайаса и снова вернулся к девушке: - но я хотел бы услышать все от вас.
        Мила объяснила, что практически не помнит, что именно случилось перед тем, как она попала в этот мир. Просто очнулась в каком-то сарае с магом и уговорила его отвести к кому-нибудь, кто поможет ей, опустив подробности с охотой на нежить и других приключениях по дороге в Стоград.
        - Хм, но с чего Вы решили, что мы можем помочь Вам?- маг слегка прищурил глаза.
        - Но Брайас...- девушка осеклась и тут же поправилась, - то есть магистр Элатар, как-то побывал в моем мире. Значит, и я смогу вернуться.
        - Хм...- Казимир ненадолго задумался. - Что ж, Эмили, скажу честно - помочь Вам очень сложно, практически невозможно. Еще до Войны Магов все порталы между мирами были запечатаны, и чтобы открыть их нужно огромное количество энергии и очень редкие ингредиенты. Кроме того, нам необходимо понять, кто это сделал и зачем. Возможно, кто-то хотел сбежать из этого мира и поменялся с вами местами.
        - Тогда ему не повезло, - обронила Мила, вспомнив кошмар.
        - Почему?
        - Его тоже сбила машина,- мертвенным голосом сообщила она.
        Сбивчиво пересказав свой не то сон, не то воспоминание, Эмилия внезапно поняла, что прежде чем попасть в этот мир, умерла в своем. Казимир посмотрел на побледневшую девушку и, тронув за руку, как можно мягче сказал:
        - Эмили, мы постараемся Вам помочь, а пока вы не могли бы подождать в коридоре? Нам с магистром Элатаром нужно кое о чем поговорить.
        Девушка машинально кивнула и вышла.
        -Мда, - протянул Казимир, усаживаясь за письменный стол, - девушке повезло, что попала на некроманта. Целитель ее навряд ли вытащил бы.
        Он немного порылся в рядом стоящей тумбочке и достал оттуда небольшой чайничек. Легонько постучал по крышке - и из носика посудины пошел пар.
        - Будешь?- маг вопросительно поглядел на Брайаса, доставая кружки.
        Тот утвердительно кивнул и сел в кресло. Казимир ловко разлил травяной отвар по кружкам, и, взяв одну из них, бережно подул.
        - Ну, ученик, рассказывай!
        ***
        Эмилия стояла у окна, тупо пялясь на серый забор Универа. Проходящие мимо адепты бросали на девушку сочувственные взгляды: редкий студент выходил от ректора счастливый. Милке было не до них, девушка была в полной растерянности. Согласитесь, не каждый день узнаешь, что ты не просто попал в другой мир, но еще и умер в предыдущем. Вдруг теперь она не сможет вернуться обратно, ведь фактически ее там быть не должно? Глупости! Ее здесь быть не должно, это точно. Девушка упрямо тряхнула головой. Плевать на все законы жизни, кармы, судьбы и прочей дребедени. Она во что бы то ни стало должна вернуться домой, там ее место. А уж думать, сколько горя ее пропажа может принести ее семье, Эмилия и вовсе отказывалась, и так сердце ноет!
        Девушка решительно развернулась, чтобы вернуться в кабинет ректора, как тут же столкнулась с каким-то студентом. Ворох бумаг разлетелся по коридору. Присев, девушка помогла ворчащему парню собрать листы. Взглянув на один из них, девушка увидела потрясающей красоты рисунок: дракон, греющий пузо на утесе. Была прорисована каждая жилка, каждая чешуйка. Казалось, подуй на него и обиженная тварь повернет к тебе голову и так обдаст пламенем, что прах еще неделю из углов выметать будут.
        - Красиво!- восхищенно выдохнула Эмили.
        - Дай сюда, дура косорукая!- парень резко рванул листы.
        Милка только хмыкнула и насмешливо посмотрела на него:
        - У вас маги от природы такие грубияны, или вам здесь спецкурс читают?
        Парень только сверкнул на нее глазами:
        - Не твоего ума дела, какие спецкурсы нам поставили!
        - Конечно, не моего,- фыркнула девушка.- У вас деканат есть, пусть он и думает. А еще пусть курс культуры и этики вляпают. А то понабирают всяких хмырей и хамов, которые и с людьми-то общаться не умеют, только лаяться.
        Парень закипел:
        - Да лучше со стадом овец общаться, чем вот с такой... двуногой!
        Эмилию такая горячность еще больше рассмешила:
        - Молодой человек, мне тоже противно ходить с вами по одному коридору! Поэтому идите, куда хотите, только на глаза не попадайтесь. Смотреть на вас тошно!- и брезгливо передернув плечиком, пошла дальше по коридору.
        Через пару минут ее догнала какая-то девушка. Ростом она была чуть пониже Милы, рыжеволосая и синеглазая. Черты ее показались девушке отчего-то знакомыми, только где она могла их видеть?
        - Ух ты! Здорово ты его уела!- девушка по-дружески хлопнула Милу по предплечью. - Так ему и надо, засранцу! Весь Универ достал! Меня Леей зовут,- девушка протянула руку, которую немного ошеломленная Милка тут же пожала. - Ты новенькая?
        - Что-то вроде того,- улыбнулась девушка. - Час назад сюда приехала.
        Лея оглянулась и жестом подозвала стоящего невдалеке русоволосого парня, ростом повыше девушки, но не намного.
        - Гер, иди сюда! Ты видел, как она умыла этого хлыща Грая?
        - Мда,- парень усмехнулся. - Только, боюсь, теперь у тебя в Универе появился настоящий враг, подлый и безжалостный.
        - Ну и что он сделает?- встрепенулась Лея. - Пусть попробует! Если что, только свисни!
        Девушка обаятельно улыбнулась Эмили, а вот на лице парня было написано, что о дружбе пока говорить рано.
        - Эмилия,- окликнул ее с порога кабинета Брайас.
        - Дядя!- Лея бросилась к магу и порывисто обняла его. - Ты вернулся! Ты знаешь эту девушку? Ты с ней приехал? Представляешь, она только что так осадила Грая, тот аж побледнел от злости.
        Брайас бросил на Эмилию недовольный взгляд. На пять минут оставить нельзя! Тут же умудрилась поссориться с наследничком Невера - маленького, но очень гордого княжества на юго-западе от Балора. У мальчишки вдруг прорезался Дар, и старый Винтиар Неверталь тут же отправил отпрыска учиться в Университет. И вот уже пять лет тот портит нервы всем преподавателям своими выходками, то и дело напоминая о своем "высоком" происхождении. Хотя всем известно, что княжество Невер было основано кучкой разбойников, захвативших пару деревень и обжившихся на местных землях.
        Маг обнял племянницу и, улыбнувшись, чмокнул ее в рыжую макушку.
        - Здравствуй, Лереина. Я тоже по тебе скучал. - И отстранив девушку, строго посмотрел на Милу: - Казимир хочет поговорить с тобой.
        Девушка прошествовала мимо мага с гордо поднятой головой, стараясь не ссутулить плечи под его тяжелым взглядом. Подумаешь, поставила на место одного хама. Нечего было распускать.
        Казимир все также сидел за столом, только со слегка раскрасневшимся лицом. Покосившись на мага, девушка заметила у него тоже легкий румянец.
        - Эмилия,- строгим тоном обратился к ней ректор,- мы посовещались, и я решил, что стоит попробовать. Мы поможем вернуться тебе назад, если, конечно, не передумала.
        - Не передумала,- девушка от волнения сцепила пальцы в замок.
        - Хорошо. Мы попробуем, но это может занять некоторое время, возможно, месяц. Или больше.
        - Я готова ждать сколько угодно,- твердо заверила девушка.
        - Хорошо. Надеюсь, ты понимаешь, что все это время вы должны где-то жить. Поэтому, предлагаю пожить тебе у магистра Элатар.
        - Но... Я полагала, что смогу остаться в Универе...рситете! А магистру Элатару я и так надоела, хуже горькой редьки!
        Казимир рассмеялся, глядя на округлившиеся от удивления глаза девушки.
        - К сожалению, в Университете могут оставаться только адепты и преподаватели. А так как у тебя не наблюдается никакого Дара, мы не сможем выдать тебя за вновь прибывшую студентку. Что касается магистра Элатара, то не волнуйся, редькой его не испугаешь. Даже горькой.
        Брайас слегка склонил голову и ухмыльнулся. Да, такое не забудешь! Три мешка редьки - почистить и натереть! За то, что запустили призрака в женскую душевую. Кто ж знал, что там в это время была кухарка! Лично они с Эрионом рассчитывали на старшекурсниц, вернувшихся с тренировки по ближнему бою.
        - Но не могу же я взять и переехать к нему домой! Я не тетя, не сестра, даже не дальняя родственница! У магистра есть племянница, с которой мы уже познакомились. У нее наверняка возникнут вопросы!
        - Хм, верно,- Казимир вновь забарабанил пальцами по столу.
        - Бережешь репутацию честной девушки?- ехидно осведомился Брайас.
        - Меня редко волнует мнение незнакомых мне людей,- холодно ответила Мила, - тем более что уже через месяц я их не увижу. Другое дело ты, тебе здесь еще жить и работать.
        Брайас усмехнулся:
        - Если это все, что тебя волнует, тогда пошли отсюда. Не будем отвлекать ректора от важных дел.
        - Постой, - Мила остановила его у двери. - Если будем врать, то хотя бы одно и то же.
        - Не волнуйся,- хмыкнул он, - тебе врать не придется.
        ***
        Как только дверь за девушкой и магом захлопнулась, Казимир Альбабрад откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Мда, ну и дела. Мало было им отступников, разбежавшихся по лесам и болотам, теперь, пожалуйста, получи гостью из другого мира. Ладно, еще отступники, тех ловили, Дар забирали и отпускали на все четыре стороны, если, конечно, это кто-то не из Темного совета и их приближения. Из самого совета почти всех переловили, кого тогда, в Логове, кого позже. Почти все полегли в бою, кто-то с собой покончил, кого-то казнили. Казимира передернуло от воспоминания: Ковен Магов в полном составе, Главная зала Дикой башни - все, что осталось от Логова, на небольшом возвышении стоит Арчер Толуас - глава Темного совета. Когда ему зачитали приговор, маг побледнел и упал на колени, но просить о пощаде не стал. Возможно потому, что никто не стал бы даже слушать. Его сила растворилась в ближайших источниках, душа отлетела в Бессово царство, а тело обратилось в прах. Как будто его и не было. Но вот приспешники его умудрились сбежать и до сих пор бродят где-то на просторах Балора и сопредельных королевств.
        Что касается девушки, то тут Казимир был даже отчасти рад, что ее сюда закинуло. Во-первых, вызвать существо из дальнего мира - дело хлопотное и весьма затратное, а значит, исполнить его мог только кто-то сильный и знающий. Возможно, это опять Темные, а может и кто другой. В любом случае, предупрежден, значит вооружен.
        Во-вторых, ректор радовался, что попала она к ним, а не по адресу. Еще бы узнать, зачем они ее выбрали, ведь у нее никаких способностей нет, ведь можно было взять любую другую девицу из этого мира. Если конечно это не случайность. Ректор недовольно заерзал в кресле. Казимир терпеть не мог задачек с кучей неизвестных: кто, где, как и зачем решил перебросить сюда девушку, а главное, хотел ли вообще это делать? Впрочем, кажется, хотел, иначе бы слежки, о которой говорил Брайас, не было. Хорошо, что в Жальце тот сумел пустить их по ложному следу. Но скоро они поймут, что их обманули и наверняка появятся в Стограде, и вот тогда начнутся настоящие проблемы. И хорошо, что девушка будет у Брайаса дома. В своем доме маг в сто раз сильнее, даже если это приятный двухэтажный особнячок за три улицы от Универа.
        Потянувшись, ректор зевнул и, достав из стола пачку бумаги, принялся что-то писать.
        ***
        В коридоре девушку и мага уже поджидали Лия и Гер. Подойдя к ним, Брайас торжественным тоном, чем весьма удивил Эмилию, сообщил:
        - Лереина, Гериан. Как я понял, вы уже познакомились с Эмилией. Она прибыла в Университет с очень деликатной просьбой, и Казимир пообещал ей помочь. А пока Эмилия поживет у нас.
        - Ух ты! Здорово!- воскликнула Лея. - Будет с кем поболтать вечером! Не обижайся, Брайас, но ты и Рисса слишком взрослые. Ой, Гер,- девушка всплеснула руками, - мы же опаздываем на основы ясновиденья! То-то влетит нам от Жабессы!
        И ребята рванули по коридору к лестнице. Эмилия и маг проводили их взглядом.
        - А кто такая Жабесса?- спросила девушка, все еще глядя вслед Лие и Геру.
        - Жабесс... то есть Жанесса Взоровна - доцент кафедры Предвиденья на факультете Прорицания,- пояснил маг.
        - Должно быть милейшая женщина, раз у нее такое... красивое имя,- усмехнулась Мила.
        Брайас только улыбнулся в ответ.
        Они молча спускались по лестнице, когда девушка спохватилась:
        - Постой! Что за "деликатная просьба"?
        - Вернуть тебя домой, неужели забыла?- притворно удивился маг.
        - Предлагаешь так им и ответить?
        Маг нахмурился:
        - Скажешь, что приехала к Казимиру от его старого друга с письмом. Письмо не открывала, поэтому не знаешь, что твой двоюродный, - маг внимательно посмотрел на Эмилию, - нет, лучше троюродный дед написал своему другу. И не уедешь, пока Казимир тебя не отпустит.
        - Хм. Неплохо, но почему троюродный?
        - Потому что так вероятнее, что у мага может быть потомок, не обладающий Даром.
        ***
        Рисса работала у Элатаров вот уже почти пятнадцать лет и за это время успела натерпеться от своих хозяев всякого, особенно от хозяина. То месяцами его нет, а то неделями на улицу не выгонишь - как засядет в своем кабинете за какой-нибудь книгою, так и не выйдет, пока не одолеет все ее премудрости. А уж книг у него этих - прорва! Почти неделя уходит, чтобы пыль с них стереть да аккуратно по полочкам расставить. Правда Рисса чаще расставляла их по цвету да по крупности, из-за чего хозяин всегда ругался. Теперь сама молодая хозяйка их протирает да расставляет, и то под приглядом хозяина.
        А вот уж в ком она души не чаяла, так это в хозяюшке - рыжем солнышке, своей Леечке. Как привез ее хозяин тринадцать лет назад, совсем еще крохой, так и влюбилась она в чудо синеглазое. За нее она и прощает все выходки хозяйские: то зверя какого чудного вызовет, то дом весь какой-то дрянью пропахнет, а то дружки его понаедут взбалмошные. Хуже всех длинноухий и кровосос - как начнут приезд отмечать, так весь дом на ушах стоит, соседи жалуются. Тогда-то Рисса и стала их в таверну выгонять, пусть там гуляют!
        Еще одной бедой Риссы была жена хозяина, точней ее отсутствие. Хозяину уже неполные тридцать, а жены как не было, так и нет, и, похоже, не предвидится. После того как пропала та эльфийская, других девушек у него не было. Уж как он в ней души не чаял, наглядеться не мог, и она постоянно на нем висла: как ни зайдешь в комнату, все на шее, все в обнимочку. Однако ж, замуж не звал, и это-то и было Риссе подозрительно: может в той что не так, или та сама не хотела... А может хозяин видел, что у Леи с той не очень ладилось, вот и не звал за себя. Вот с тех-то пор и поселилось в душе Риссы беспокойство: с одной стороны, хорошо бы хозяйка в доме появилась, ей одной с ними двумя не справиться, а с другой - а вдруг придет да не глянется ей ни Лея, ни она сама, что тогда будет?
        Потому-то и стало тяжело на сердце у бедной стряпухи, когда вернулся хозяин да не один, а с девицей какой-то. Рисса внимательно ее оглядела, с виду девка как девка: среднего росту, волосы белые, а брови и ресницы черные, и глазища под ними зеленые. А хозяина не боится: на все его колкости своей отвечает, над холодностью и бесстрастием только посмеивается. Сама-то Рисса долго приноравливалась к хозяйскому норову, а этой, кажись, все одно.
        ***
        Милу напрягал оценивающий взгляд пожилой женщины, которую маг представил как "Рисса на которой держится весь дом". И все же девушка улыбнулась и поздоровалась. А когда Брайас сообщил, что она еще и жить у них будет, возможно, целый месяц, женщина слегка нахмурилась, строго поджав губы, и выдавила:
        - Что ж, придется поставить на один прибор больше,- и удалилась на кухню.
        Комнату Миле пришлось показывать самому магу. Он повел девушку на второй этаж, где располагались личные комнаты хозяев и комнаты для гостей, на первом же этаже была небольшая гостиная, плавно перетекающая в столовую, кухня, лаборатория и библиотека. Из всех гостевых комнат Брайас выбрал самую дальнюю: просто открыл дверь и тут же ушел, не дав девушке даже слова сказать.
        Комната понравилась Миле с первого же взгляда: небольшая, но светлая, в кремовых тонах с темно-вишневой резной мебелью и пушистым ковром, на который жалко было наступать, особенно в таких пыльных сапогах. Девушка критически оглядела свою одежду. Мда, неплохо было бы ее почистить, да и ванну принять. Все же три дня в пути свежести вещам не придают.
        Спустившись по лестнице, девушка вновь оказалась в гостиной. Оттуда она прошла в столовую, к которой примыкала кухня. Как Эмилия и ожидала, Рисса была там: старушка быстрыми резкими движениями чистила картошку к ужину. Девушка тихонько кашлянула:
        - Рисса, здравствуйте. Мы, кажется, не успели познакомиться. Меня зовут Эмилия, можно просто Мила.
        Старушка только нахмурилась и, повернувшись, спросила:
        - Вы что-то хотели?
        - Мм, да.
        Мила, конечно, не ждала, что она к ней на шею кинется, но рассчитывала хотя бы на вежливое равнодушие. Заставив себя улыбнуться, девушка продолжила:
        - Понимаете, я только что с дороги. Хотелось бы немного помыться, и одежду постирать.
        - Мне некогда,- отрезала женщина. - Ужин готовлю.
        - И не надо,- заверила ее девушка. - Просто покажите, где воды нагреть, куда принести. А дальше я сама.
        Рисса немного удивилась:
        - Но вообще-то маги всегда сами воду грели. Пошепчут что-то и готово.
        - Я не маг, - девушка виновато пожала плечами и мило улыбнулась.- Поэтому меня в Университете и не оставили, а ректор уговорил магистра Элатара взять меня к себе.
        Рисса вздохнула. Еще бы Казимир его не уговорил, он ведь ему за место отца был все пятнадцать лет, пока тот учился.
        - Значит вы не...- женщина слегка замялась, глядя на девушку.
        Мила сразу поняла, к чему она клонит, и рассмеялась:
        - Нет, нет. Что вы! С магистром Брайасом мы знакомы совсем недавно. И уверяю Вас, что мне совсем не до этого. Жду не дождусь, когда смогу вернуться домой! Только все от ректора зависит.
        - А-а,- с облегчением вздохнула Рисса, у нее даже от сердца отлегло. Еще раз посмотрев на Милу, она улыбнулась. Ну конечно! Девушка она конечно симпатичная, но если хозяин даже на эльфийке не женился, то с чего бы ему на простых девиц заглядываться.
        - Ты, деточка, меня извини, дуру старую, что я тебя сперва так не приветила. Просто у нас гости не часто бывают.
        Эмилия выдала одну из своих самых очаровательных улыбок. Судя по тому, что маг сказал о своей репутации, все было наоборот, и гости отсюда просто не вылазили, а может быть и гостьи. Хотя нет, вряд ли он стал бы устраивать здесь бордель, все-таки с племянницей живет, да и вообще на "влюбчивого" не похож.
        - Пойдем-ка, я покажу тебе, где у нас ванная.
        Старушка отвела Милу в ванную комнату. Девушка даже не удержалась и присвистнула.
        Мда, похоже, кто-то любит роскошь и комфорт: всюду плитка мраморная, полочки стеклянные с позолотой, на полочках куча всяких баночек и флакончиков, а ванная, которая, кстати, тоже из мрамора, больше напоминала маленький бассейн.
        Увидев изумление девушки, Рисса рассмеялась:
        - Да вы не глядите, это все от прошлой хозяйки осталось. Известная щеголиха в городе была. А хозяин этот дом купил, только из-за библиотеки да лаборатории. Хозяйка-то тоже ведьмой была, хоть и никудышной - книги только из-за красивой обложки покупала. Брайас тогда больше половины выбросил или раздал, своими заполнил.
        - Понятно.
        Эмилия твердо решила, что непременно найдет эту библиотеку и обязательно что-нибудь почитает.
        - Вот. Здесь ты можешь вымыться, и вещи оставить, я потом постираю.
        Мила вдруг вспомнила, что другой-то одежды у нее нет и, если выстирать эту, придется щеголять в сорочке.
        - Нет, не стоит. Я сама... потом... пыль стряхну.
        Старушку это заявление удивило. Обычно на предложение постирать вещи, Лия взвизгивала и тут же выдавала ворох грязной одежды, а Брайас и вовсе никогда об этом не задумывался - Рисса регулярно забирала из его комнаты вещи на стирку. Эта же лишь отнекивается, и говорит, что сама справится. И тут ее осенило:
        - Ой, да вы ж совсем без вещей пришли,- всплеснула она руками, - только сумочка маленькая. Давайте я вам что-нибудь из Леиных вещей принесу. Уверена, она не обидится.
        И развернувшись, шустро зашуршала юбками по коридору. Мила только развела руками.
        Ванная была не только произведением искусства, но и технической мысли - в ней был водопровод. Из стены над ванной торчали две маленькие львиные головы, и если на них надавить, головы опустятся вниз и из пастей польется вода, горячая и холодная. Наполнив ванну, девушка бросилась наверх за своей сумкой с баночками. Рисковать и пользоваться чужими Мила не решилась.
        Вернувшись назад с баночками и полотенцем, девушка обнаружила дверь закрытой, а из ванной доносился плеск воды и довольное пофыркивание.
        - А, Эмилия, - Брайас заметил, как дернулась дверная ручка. - Большое спасибо, что приготовила ванную для меня.
        Мила сжала зубы, но тут же ехидно улыбнулась.
        - А, господин маг, это вы?- елейным голосом ответила она. - А я уж подумала, что Рисса здесь Призрака купает, фырканье еще с лестницы слышно.
        И почувствовав себя хоть немного отмщенной, спокойно удалилась к себе в комнату.
        ***
        Лея все никак не могла дождаться конца занятий. Казалось, пара по нежитеведению тянется бесконечно. Девушка даже не заметила, как стала нервно покусывать перо. Лишь когда Гер со смехом заметил, что ей скоро писать будет нечем, с удивлением обнаружила, что верхушка пера почти голая, а рот полон гусиного пуха. Наконец, Стасик, так они называли магистра первой степени Стасовира Палласа, закончил лекцию и объявил, что следующие занятия, а также практику по поднятию и упокоению будет вести магистр Элатар. По аудитории прокатился довольный гул, на что Стасик ласково-преласково улыбнулся и напомнил, что он лично будет приходить на все занятия, а перед практикой устроит коллоквиум, на котором все студенты будут лично им с магистром Элатаром рассказывать, как правильно успокоить упыря, чтобы тот наверняка не поднялся. Все тут же приуныли - Стасик, несмотря на молодость, считался одним из самых суровых преподавателей, и сдать ему коллоквиум было равносильно медали за отвагу посмертно.
        Но даже весть о грядущей расправе над всем курсом не огорчила Лею, и едва пара закончилась, девушка попрощалась с Гером и стрелой вылетела из Универа, чтобы скорей увидеть дядю. Его не было всего три недели, но Лее казалось, что прошел год или даже больше. Хотя как посмотреть... После того, как погибла Тан, дядю словно подменили: он стал замкнутым, нелюдимым, частенько запирался в своем кабинете. Иногда Лее удавалось вызвать у него слабую улыбку, но она тут же гасла. Стоило появиться где-нибудь распоясавшемуся Темному магу, или разгуляться нежити, как он срывался туда, пропадая неделями, а то и месяцами. Рисса частенько ворчала, что он своей смерти ищет, и если будет так упорствовать, непременно ее найдет. Сама Лея каждый раз молилась Максии, чтобы та уберегла дядю от напасти. Не то чтобы она была верующей, скорее наоборот, просто больше ей некому было обратиться: ее родители погибли, когда девушке было четыре года. А жалости чужих людей она не переносила, только злилась, даже кудахтанье заботливой Риссы порой ее раздражало. Мало кому понравиться, что тебе постоянно напоминают, что ты "бедненькая
сиротинушка", пусть даже любя.
        Лея почти пробежала три улицы, отделявшие дом от Универа, и, взлетев на крыльцо, остановилась. Сделав глубокий вдох, девушка распахнула дверь и вошла. В гостиной никого не было. Забросив сумку с книгами на диван, Лея отправилась прямиком в библиотеку, где частенько пропадал дядя. Из-под библиотечной двери тонкой полоской выбивался свет, и слышались голоса: один мужской, бархатистый, дядин, а другой женский, приятный, мелодичный. Невольно всплыли почти забытые воспоминания, когда здесь жила Тан - еще одно время, когда дяди почти не было рядом, и тотчас сердце болезненно сжалось. Но тогда он был счастлив, и этого было вполне достаточно, чтобы терпеть эту вертихвостку. Лея даже представила, как откроет дверь и увидит, как Тан опять обнимает дядю, вцепившись ему в волосы. А когда заметит Лею, обязательно бросит что-нибудь насмешливое. Дядя, конечно же, постарается смягчить ее слова, но эта ушастая все равно будет ехидно улыбаться. Однако, благодаря ей, Лея и научилась бойко и колко отвечать на все нападки, и теперь даже въедливые старшекурсники стараются не связываться с ней.
        Девушка встряхнула головой, отгоняя дурные воспоминания, и вошла в комнату. Дядя и Эмилия стояли, согнувшись над какими-то бумагами, и что-то очень увлеченно обсуждали. Заметив племянницу, Брайас выпрямился и приветливо улыбнулся:
        - Лея! Уже вернулась? А где Гера забыла? Рисса уже замучила меня расспросами, где вы.
        - Гер решил, как следует, подготовиться к завтрашним занятиям,- усмехнулась Лея и подошла к столу.- А вы чем тут занимаетесь?
        К удивлению Леи, на столе лежала карта Балора и всех соседних земель.
        - Готовим план по захвату мира!- интригующим голосом произнесла Эмили и улыбнулась. - А еще смотрели старый проект дома и чертеж водопровода. Было интересно узнать, как он работает.
        Мила порылась в ворохе бумаг и свитков и вдруг победно вскликнув, вытащила один из них наверх. На нем красками был нарисован дом Леи.
        - Ха! Ты проспорил, маг! В проекте дома был цветник! Представляешь,- Мила обращалась уже к Лее, - он сказал, что у этого дома отродясь не было никаких цветов, деревьев, даже трава и та росла с трудом.
        Лея не выдержала и рассмеялась:
        - Дом действительно был в цветах. Просто однажды дядин эксперимент не совсем удался, и все они погибли, даже газон.
        - Предательница,- прошипел Брайас.
        В ответ девушка доверчиво прижалась щекой к его плечу. Все-таки хорошо, что он вернулся, совсем.
        - Мда... Что же вы растения не оживили, магистр высшей степени?- с плохо скрываемым сарказмом поинтересовалась Мила.
        К сожалению, маг ничуть не смутился, лишь пожал плечами:
        - Да я оживлял, только потом опять эксперимент неудачный вышел. Вот и решил, пусть так остается.
        - А растения, устойчивые к магии вырастить не пробовал, экспериментатор?
        - Траву выращивать учат на Травологии,- вступилась за дядю Лея. - А дядя Брайас некромант, он за нежитью охотиться.
        Мила спрятала улыбку, глядя, как Лея защищает мага, и как недоверчиво смотрит на нее. Мда, то, что у него была девушка, сомнений не было. Скорей всего, у них были довольно близкие отношения, возможно, она жила у него дома. И была либо ангелом во плоти, либо отменной стервой, потому как и Рисса и Лея с подозрением относятся ко всем девушкам рядом с магом, даже к таким случайным, как Мила. Аж завидно! Вот бы ее родители прекратили знакомить ее со всякими "подружкиными сынками" и "парнями на работе".
        Брайас заметил, как лицо Эмили вдруг стало грустным. Тяжело вздохнув, девушка натянуто улыбнулась:
        - Пойду, скажу Риссе, что ты вернулась. Ужинать пора.
        - Она какая-то странная,- с сомнением сказала Лея, когда они остались вдвоем,- только что улыбалась, а теперь чуть не плачет.
        - По дому скучает, - ответил Брайас и тихонько подтолкнул Лею к выходу. - Пойдем, а то ужин остынет.
        За ужином было весело: Лея, не унимаясь, щебетала о своих проделках в школе. Рассказала, как они с Гером по развалинам лазили и перепачкались все. А рядом первокурсники гуляли и приняли их не то за упырей, не то за призраков. В общем, визгу было - ректор проснулся! К слову, выяснилось, что дело было ночью после Дня первокурсника, а ребята не только перепачкались, но еще и в сорочках были, что на саваны ночью похожи. Мила самодовольно посмотрела на мага, тот кивнул в ответ.
        В итоге Гер и Лия чистили картошку всему Универу, а первокуры оттаскивали ведра.
        Все дружно посмеялись, а когда Рисса поставила перед Леей пюре, все грохнули.
        Отсмеявшись, Мила спросила Лею:
        - Я впервые в Стограде. Может, как-нибудь прогуляемся с тобой и Гером, вы мне город покажете. За одно по лавочкам пробежимся, к портному заглянем.
        - Ой, да запросто!- воскликнула девушка и тут же спохватилась: - Только я завтра не могу, у нас пары до вечера. А послезавтра - пара по нежитеведению.
        Девушка мельком посмотрела на Брайаса.
        - А ведет пару главный специалист по нежити, - ехидно догадалась Мила. - Тогда действительно надо готовиться. Ладно, в другой раз!
        - У нас скоро выходной! А маэстро Каллео работает всю неделю.
        - А кто такой маэстро Каллео?
        - Это самый лучший портной в Стограде, - довольно улыбнулась Лея. - Я всегда у него одеваюсь. Его штаны и рубашки носятся так долго, что ты скорее вырастешь из них, чем они проносятся.
        - Хм, неплохо, - согласилась Мила. - Если его одежда также хороша, как это платье, то тогда нам действительно следует его навестить.
        Неожиданно Лея слегка отодвинулась:
        - Я не знаю, где Тан купила это платье.
        За столом сразу стало тихо. Мила невольно вздрогнула от звякнувшей о тарелку вилки.
        - Но я думала, это твое...
        - Нет, - сухо ответила Лея и тут же сменила тему, начав щебетать про какой-то передвижной театр, приехавший в Стоград.
        Мила не смотрела на мага, она нутром чувствовала его недовольство. Теперь понятно, почему у Брайаса так лицо вытянулось, когда он ее увидел в этом платье.
        Весь оставшийся вечер девушка просидела молча, изредка вежливо улыбаясь и кивая.
        ***
        ... Сыро. Темно. Усталость. Девушка, спотыкаясь, бредет по темной улице...
        Сзади слышен чей-то пьяный смех... Мерзкое хихиканье...
        - Девушка, можно с вами познакомиться?- и мерзкий, наглый гогот.
        Она ускоряет шаг, но впереди тупик, а сзади пьяная компания...
        - Ты так и не сказала, как тебя зовут...
        - Мила!
        Девушка вздрогнула и открыла глаза. В дверь немилостиво барабанили.
        - Мила!! Ну ты что? Все еще спишь?
        Бодрый голос Леи сообщил, что завтрак она уже пропустила.
        Хм, тогда можно еще поваляться. Эмилия повернулась на бок и закрыла глаза.
        - Эй, вставай! Пойдем, посмотришь, что дядя сделал! Для тебя, между прочим!
        - Хорошо, через минуту выйду!
        Мила вздохнула и откинула одеяло. Для нее, как же! Все, что маг может сделать для нее это кляп и веревка с мылом! Причем с превеликим удовольствием! Брайас вчера на нее весь вечер так странно смотрел. Наверно, уже пожалел, что спас ее.
        Мила натянула платье прямо на сорочку, пару раз пробежалась гребешком по волосам, и вышла в коридор, на ходу надевая туфли и заплетая косу.
        ***
        Веерка Блосс вышла из своего дома и ахнула. Все-таки не зря она сегодня лишний час провела у зеркала! Разгладив складки на пышной юбке, поправила прическу, кокетливо опустив прядку на лоб, и расправив плечи и выпятив грудь, "поплыла" мимо небольшого заборчика, увитого дикой розой.
        - А! Господин маг!- Веерка расплылась в любезной улыбке. - Какая приятная встреча! Вы вернулись!
        - Здравствуйте, госпожа Блосс! - вежливо улыбнулся Брайас.
        Какого лешего эту куклу вынесло именно сейчас! Она же раньше обеда не вставала?!
        - Спешите по делам? - с надеждой спросил маг.
        - Нет-нет, я совершенно никуда не тороплюсь! - еще шире улыбнулась Веерка.
        Маг с грустью вспомнил последний приезд Лесса и Эриона. Друзья тогда предложили превратить Веерку в жабу - такая же пучеглазая и большеротая. Хм, и почему он тогда отказался?
        ***
        Мила как раз подошла к входной двери, у которой ждала Лея, и мельком взглянув в окно, увидела мага, разговаривающего с немолодой, полной женщиной, темно-русыми кудрявыми волосами и ярко раскрашенным лицом.
        - Хм, какая интересная дама...- протянула она. - Соседка?
        - Ага, - сочувственно поджав губы, ответила Лея. - Веерка Блосс - первая сплетница Стограда.
        - И первая красавица, - хмыкнула Мила.
        - В прошлом.
        - Понятно.
        Мила взялась за дверную ручку.
        - Ладно, пойдем спасать госпожу Веерку. А то у Брайаса вид, как у упыря в новолуние. Того и гляди, кинется и придушит. Придется потом на заднем дворе яму копать.
        Лея хихикнула и первой проскользнула на крыльцо, следом за ней вышла Мила.
        - Брайас!
        Веерка с неудовольствием отметила, что на крыльце появилась племянница мага - противная языкастая девчонка, которая вечно делает какие-нибудь гадости с ее Маркизом. Эта мерзавка постоянно гоняла ее милого котенка, и теперь бедный Маркизик похудел!
        "Бедный Маркизик" - толстый рыжий кот, пожалуй, самый толстый и самый рыжий из всех, что видела Мила, - как раз в это время проходил мимо калитки и, увидев Лею, что есть сил, припустил вниз по улице.
        Так, а это еще кто? Веерка удивленно приподняла брови, а затем прищурила глаза. Что это за белобрысая пигалица рядом с ней?
        Улыбаясь, Мила подошла к магу и взяла его под руку.
        - Лея сказала, что ты что-то хотел мне показать. Ты поэтому вчера так долго не ложился?
        Вид у мага и вправду был такой, будто он не то, что ночь, неделю не спал: бледный, с темными кругами под глазами.
        - Должно быть, господин Элатар вместе с другими магами был вчера на Северном погосте.
        Веерка сочувственно накрыла своей пухлой ладонью кисть мага, придерживающую калитку. Мила, пряча ехидную улыбку, прижалась к плечу мага, как прежде это делала Лея, и изобразила интерес. Впрочем, особо "изображать" ничего и не пришлось - девушке действительно было интересно узнать, что случилось вечером.
        - Говорят, там вчера упокоенных видели! - глаза госпожи Блосс стали еще больше.
        Эмилию так и подмывало ответить, что возможно это был сам маг, но Брайас был настолько серьезен, что шутку пришлось проглотить.
        - А из-за чего они там появились?
        Лея неслышно подошла с другого бока и вцепилась в дядю.
        - Да кто ж их знает!- всплеснула Веерка руками. Брайас тут же отдернул руку от калитки. - Столько лет не было! А теперь целых три!
        - И как? Успокоили?- сухо спросил маг, пытаясь скрестить руки на груди, но Милкина рука, обвившаяся вокруг предплечья, помешала ему. Вздохнув, маг опустил руку.
        - Двоих. А один, говорят, пропал с первыми петухами.
        - Ха. Да дядя с ними в одиночку бы справился!- фыркнула Лея.
        - Тебе не пора в Университет?- напомнил маг.
        - Ой, пора!- пискнула девушка и, чмокнув Брайаса в щеку, подхватила покрепче сумку и рванула в сторону Универа.
        - Ладно, - рука Эмили скользнула по его предплечью к кисти и слегка сжала ее. - Тебе тоже скоро в Университет.
        Девушка потянула мага к дому.
        - Большое спасибо, госпожа Блосс, за новости! К сожалению, нам нужно идти!
        Миле пришлось обхватить Брайаса за талию, чтобы тот меньше упирался.
        - Если не подыграешь, до вечера от нее не отвяжешься!- тихонько прошипела девушка.
        Маг перестал упираться и положил руку на плечо.
        - До свиданья, госпожа Блосс!
        Девушка и маг вежливо помахали ручкой кокетке и заторопились домой, обгоняя друг друга.
        Веерка с сожалением вздохнула и, оглянувшись, заметила неторопливо выходящую из дома соседку. И тут же, подхватив юбки, направилась к новой жертве. Ведь она наверняка не знает про упокойников и новую подружку мага.
        ***
        Мила уже хотела подняться по лестнице, как вдруг неожиданно вспомнила:
        - Лея говорила, что ты что-то там сделал. И даже пугала, что для меня.
        - Ты вчера так возмущалась, что в доме нет цветов, вот я и решил, что это нужно исправить.
        - Значит, ты не был на кладбище ночью?- несколько удивленно и даже слегка разочарованно спросила Мила.
        - Нет. С чего ты взяла?
        - Под описание подходишь, - усмехнулась девушка. - Так где цветы?
        - Пошли во двор.
        И как это она не заметила такой красоты? Перед домом у заборчика зеленой изгородью стояли кусты шиповника. Девушка никогда еще не видела таких крупных махровых цветков чайного цвета. А какой аромат! Эмилия обернулась и ахнула: по одной из боковых стен поднимался дикий виноград, цепляясь за изящную решеточку. Одна лоза почти добралась до карниза, остальные догоняли ее, покрыв полстены резными листьями.
        - Какая красота! А это не повредит другим растениям? Ты ведь заставил их вырасти за ночь. Они наверняка брали силы и соки из земли. Что будет с ними дальше? Ведь скоро уже осень, а они еще цветут.
        Маг усмехнулся:
        - К завтрашнему дню они будут такими же, как все остальные растения. И баланс тоже скоро восстановится.
        Девчонке совершенно не зачем знать, что вот уже несколько дней, все его заклинания каким-то образом усиливаются, а запас Силы практически не исчерпывается. Даже сейчас он чувствовал, как быстро восстанавливается баланс, и земля приходит в норму. Хотя раньше на это ушло бы несколько недель.
        Маг щелкнул пальцами и перед ним появились сумка и куртка.
        - Уходишь?
        - Да, - Брайас натянул куртку и поправил застежку на сумке. - Мне действительно нужно в Универ. У десятого и двенадцатого курса лекции, и практика с магистрами первого года.
        - А, ну тогда привет упокойникам! - Мила направилась к дому.
        - Эмилия! - окликнул ее маг. - Не вздумай покидать дом.
        - Хорошо. Даже за порог не переступлю!.. Одна, - тихо добавила девушка, когда маг закрыл калитку.
        Вернувшись в дом, Эмилия тут же бросилась к Риссе узнать, не нужно ли ей в город. К счастью, женщине действительно нужно было на рынок, но сначала она должна была убраться в доме и обед приготовить. Девушка хотела ей помочь, но Рисса почему-то отказалась и отправила ее в библиотеку. По дороге Мила решила устроить себе небольшое путешествие по дому, заглядывая в каждую дверь. Так девушка отыскала пару хозяйственных помещений с кучей всякого любопытного хлама, чулан со швабрами, ведрами и тряпками, кладовку с запасами, а пара дверей оказалась закрытыми. Наконец, Эмилия добралась до библиотеки - большой высокой комнаты с резными книжными шкафами под самый потолок, заставленными все возможными книгами. Когда она в первый раз это увидела, то чуть не подавилась слюной - так захотелось все это прочитать. И теперь девушка была уверена, что на это ее жизни точно не хватит, но попробовать стоило. Впрочем, вчера маг довольно ясно дал понять, что не намерен делиться с ней всеми богатствами библиотеки, но так и быть, она может почитать несколько книг "вот с этой полки". Ха, как будто она будет его слушать!
        Едва стоило девушке прикоснуться к одной из книг с запретных полок, как перед носом возникло предупреждение:
        "Эмилия, кажется, я уже говорил, чтобы ты не брала моих книг. Они абсолютно бесполезны для тебя".
        Взмахнув рукой, Мила развеяла предупреждение, висевшее в воздухе, и вытащила желанную книгу. Но, увы, едва она ее раскрыла, как из книги тут же исчез весь текст. Вместо него на бумаге проступили слова: "Эмилия, я же предупреждал!"
        - И не лень ему было книги портить! - пробурчала Мила, захлопывая книгу и ставя ее на место.
        Книги с Милиной полки тоже были интересными, даже с картинками. Некоторые из них оставила Лея, снабдив забавными подписями. Просто запретный плод так сладок! Вздохнув, Мила раскрыла книгу "Хроники Балора" с примечаниями Вольги Языкатой, и даже не заметила, как пришла Рисса. Женщина сообщила, что собирается на рынок, и если Мила не передумала, то может пойти с ней. Мила с неохотой закрыла книгу - эх, чуть меньше половины осталось - и поднялась наверх, переодеваться в более удобные штаны с рубашкой.
        ***
        Рисса неторопливо рассекала по Главной ремесленнической улице, которая упиралась в Рынок. Рядом шла Эмилия с корзиной для продуктов. Про себя женщина уже решила, что обратно непременно понесет корзину сама, потому что девушка то и дело вертит головой по сторонам. Так глядишь, растащат все из корзины, а она даже не заметит! Брайас тогда наверняка осерчает! Или того хуже - засмеет!
        Мила с тоской рассматривала улочку: столько лавок с заманчивыми вывесками - сапожок, нитки и иголка, платье, щит и меч, бублик, кружка, бутылочка с зельем и травами. А Рисса все идет и идет, прямиком к холщевым палаткам и дощатым прилавкам, где на редкость противными осипшими голосами кричат петухи и зазывалы. Как же, "Главный Стоградский рынок"! "И наверняка единственный!" - мстительно подумала Мила.
        За все время, пока они шли, Рисса несколько раз останавливалась побеседовать с кумушками минут на десять-двадцать. И все это время Миле приходилось либо молча кивать и улыбаться, либо пересказывать историю о внучатой племяннице друга Казимира. Так что дорога показалась девушке довольно долгой.
        Подойдя к рыночным рядам, Рисса шепотом посоветовала спрятать деньги подальше. Мила покорно застегнула куртку под пристальным взглядом стряпухи и засунула руки в карманы. На самом деле, все деньги девушка оставила дома, прихватив с собой только десять медяков и одну сребрушку. Но для спокойствия женщины, и для тепла все же следовало застегнуться.
        Едва они повернули в нужный ряд, как Рисса привычно направилась к торговцу рыбой. Он как раз должен был привести к обеду свеженьких окуней.
        ***
        Мила не успела оглянуться, как женщина пропала, скрылась в какой-то палатке или застряла у прилавка. Девушка посмотрела по сторонам, то и дело, отбиваясь от навязчивых лотошников, пыталась разглядеть знакомую синюю юбку и темно-зеленую стеганую душегрейку, но тщетно. Тогда Эмилия прошла немного вперед, и увидела, как в десяти шагах из-под холщовой навески вынырнула дама, похожая на Риссу. Довольно ловко пробираясь сквозь толпу, девушка пошла следом за ней.
        ***
        Прикупив шесть здоровых окуней, Рисса вышла из палатки. Так, теперь купить крупы, немного овощей и домой, пора ужин готовить. Только дойдя до овощных рядов, и купив зелень для салата, женщина спохватилась, что чего-то не хватает, точнее, кого-то.
        ***
        Рынок в Стограде и впрямь оказался большой, или Рисса просто водила ее кругами. Мила устало плелась за неутомимой кухаркой, и все никак не могла ее нагнать. Временами она вновь теряла ее из виду, но потом находила и опять догоняла. Уже после второй потери девушка заподозрила неладное, но вот догнать ее никак не могла: то обоз проезжающий помешает, то лотошники облепят, то горожане с глазами бешеными под ноги кидаются или того хуже, топчутся на этих самых ногах. Один такой пенек Милу едва без ноги не оставил и даже не извинился.
        На небе стали появляться розоватые отсветы. Если вспомнить, что из дома они вышли примерно в обед, добирались час-полтора, и сейчас девушка уже битый час круги наматывала по рынку, то дело шло к вечеру. Сделав рывок, Мила догнала-таки женщину и убедилась, что это не Рисса. Извинившись, девушка стала пробираться к выходу, вот только она не знала, что выходов с Рынка как правило несколько. И по закону подлости, она выбрала не тот.
        ***
        Рисса металась по Рынку, разглядывая непутевую девицу, тормошила охрану, спрашивала у торговцев, но ни тем, ни другим дела не было до девиц, нужно было за товаром следить, за ворами, чтобы в случае чего, наставить им "путей истинных", и честными покупателями, чтобы те не передумали быть честными. Бедная женщина остановилась отдышаться. Эх, а ведь говорил ей Брайас, чтобы не оставляла девицу одну, а она, дура старая, потащила девчонку на рынок. Как же, не одна ведь! Рисса в сердцах плюнула на землю. Лучше б она ее дома заперла! А еще эта рыба проклятущая! Испортится же! Женщина с ненавистью посмотрела на несчастных окуней, которым и так не сладко в жизни пришлось: отловили, везли-трясли на телеге, теперь несут- трясут в корзине, да еще и обвиняют боги весть в чем!
        Немного подумав, Рисса решила еще раз обойти рынок и, если не найдет девчонку, закинет домой еду, и сразу к магистру в Университет. Пусть он сам ее ищет, девку безголовую.
        ***
        Эмилия в сотый раз обругала себя за то, что отстала от Риссы, и мага, за то, что оказался прав. Петляя по рынку, девушка уже в третий раз выходила не к тем воротам. Не то, чтобы она страдала географическим кретинизмом, просто устала и проголодалась. Купив у лотошника бублик, который оказался еще и не свежим, Мила вышла с рынка и внимательно огляделась: обычная жилая улица, никаких лавочек, никаких вывесок. Даже шпиля университетской башни не видно.
        Возвращаться снова в этот бедлам девушке не хотелось, она решила пойти вокруг рынка. Так глядишь, и доберется до нужной улицы, а оттуда она дорогу знает. Проблема была в том, что после десятка трех шагов, оградка упиралась в стену дома, выходящего на очень извилистую улицу. Обратно - та же самая картина. Вздохнув, Эмилия свернула налево, стараясь придерживаться той стороны, вдоль которой, по ее мнению, шла оградка рынка. Чем дальше она шла по ней, тем грязней была брусчатка и неприветливей люди. Когда брусчатка закончилась, а лица стали типично уголовными рожами, Мила повернула назад, стараясь не пропустить нужный поворот. Ночной кошмар начинал сбываться.
        ***
        Начинало смеркаться. По небу поползли тени, люди заторопились домой. Хлопали двери, зажигались окна, лаяли собаки. На душе у Милы было тускло и мерзко, как от ожидания чего-то неизбежного. Она без эмоций отметила, что все-таки пропустила нужный поворот, когда вышла к небольшой площади с маленьким фонтанчиком, больше походившим на поилку для птиц. Девушка устало опустилась на бортик и обхватила колени руками. Надо что-то делать. Может, спросить у кого-нибудь? Но все люди, когда узнавали, что ей нужен Универ или дом магистра Элатара, либо пожимали плечами, либо отправляли в другую сторону. Как будто местным доставляло удовольствие издеваться над подручными мага, сами маги, по-видимому, заблудиться не моли. По крайней мере, в Стограде, пульсары всегда выведут их к Универу. Так пояснил ей один сердобольный дедок, направивший ее на эту площадь.
        Мила уронила голову на колени и закрыла глаза и тут же услышала тихое мурлыканье. Это был маленький котик, с полгода, не больше, дымчатой масти, с большими желто-зелеными умильными глазами. Он сидел в двух шагах от нее и с любопытством смотрел куда-то в пустоту. Даже не смотрел, а разглядывал, иногда наклоняя голову набок.
        Мила тихонько покыскала его, котик мявкнул и пушистым комочком подкатился к ней. Осторожно обнюхав палец, он потерся об ее ноги.
        - Прости, Мяв, но еды нет,- девушка тихонько почесала ему за ушком.
        Котик поставил задние лапы Миле на ноги и заглянул на колени. Убедившись, что там пусто, ловко запрыгнул и тут же свернулся калачиком.
        - Как будто тебя приглашали, - проворчала Мила, гладя дымчатую шерсть. - Надеюсь, ты не очень блохастый, - с сомнением добавила она, заметив нечто подозрительное на одной из шерстинок. На деле это оказалась просто соринка.
        Еще немного посидев и погладив котенка, Мила решила найти ночлег - какую-нибудь сердобольную старушку (с дедушками она решила не связываться), или постоялый двор, на худой конец. Осторожно спустив котишку с коленей, девушка встала и пошла дальше по улице. Немного погодя, она заметила, что кот от нее не отстает. Эмилия подумала, что, наверное, он где-то здесь живет, вот и бежит знакомой дорогой. Но когда он стал петлять вместе с ней по темным городским улочками, девушка остановилась:
        - Эй, Мяв. Ты чего?
        Жалостливое "мяу".
        - Со мной нельзя. Меня маг и так придушит, за то, что я ушла. А если еще одного нахлебника приведу, точно на амулеты пустит. И один из них будет с кошачьим глазом!
        Котик еще раз жалобно мяукнул, потерся о ноги, а затем попытался забраться на сапоги. Вздохнув, Мила подхватила его на руки и прижала к груди:
        - Ну что я с тобой буду делать, глупый Мяв!
        Внезапно у девушки возникло ощущение, что за ней наблюдают. Не отпуская кота, она быстро-быстро зашагала по мостовой. Сердце бешено стучало, звук шагов на брусчатке все усиливался, давя на виски. Эмили действительно стало страшно.
        Неожиданно впереди показалась пьяная компания каких-то парней, лет около семнадцати-двадцати.
        - Девушка, ик, можно с ва... ик! позн... ся!- нетвердой походкой к ней направился один из них.
        Как ни странно, Мила действительно обрадовалась, увидев пьяных. Во-первых, хоть какие-то живые люди, во-вторых, впереди может быть таверна.
        - Ооо! Глядите! Она идет сюда!- заплетающимся языком проговорил другой.
        - Фигуристая!- цокнул языком третий.
        Милу передернуло от их маслянистых взглядов. Но уж лучше вперед, мимо пьяных, чем назад в темноту, где некто крадется за ней попятам. Девушка и сейчас чувствовала на себе его взгляд, но этот "некто" не решится напасть, пока рядом кто-нибудь есть. Пусть даже пьяная компания.
        - Эй, цыпа!
        - Эй, детка!
        Эмили безуспешно попыталась протиснуться между компанией и стеной дома. Один из парней цепко схватил ее и притянул к себе.
        - Куда бежишь, красавица?- спросил он, разя перегаром.
        Девушка отвернулась, стараясь не дышать, безуспешно пытаясь вырваться. Задремавший кот проснулся, и, испугавшись, выскочил у Милы из рук и вцепился прямо в лицо пьяному. Тот, матерясь, отпустил девушку, пытаясь отодрать орущего кота. Воспользовшись моментом, Мила рванулась вперед, но один из дружков цапнутого ухватил ее за косу и стал наматывать ее вокруг кулака. Развернувшись, девушка со всей силы заехала тому в пах коленом, а потом еще и в ухо кулаком. Парень взвизгнул и разжал кулак, за спиной Милы послышался обиженный пьяный рев: третий пьяный дружок уже замахнулся, чтобы успокоить строптивую девку, но рука почему-то замерла.
        - Что здесь происходит?- холодно-вежливый голос отрезвил парней лучше студеной воды.
        Эмилия оглянулась: позади них стоял маг, злой как черт из Преисподней. Девушке даже расхотелось бросаться ему на шею, скорее сгрудиться в одну кучку с парнями и дрожать как осиновый лист. Тем не менее, она все же нашла в себе сил выбраться из этой скульптурной группы "Не ждали", в которую превратились пьянчужки, и подойти к магу.
        - Так я спрашиваю, что здесь происходит?!
        Если раньше душа у ребят была в пятках, то теперь она прочно укоренилась где-то под землей.
        - Что-что. Как будто сам не видишь?- сердито буркнула Мила, отряхиваясь и старательно избегая шального взгляда мага.
        Сбоку серебристо-туманный ареол вокруг мага был не так зловещ, да и синеватый огонь в глазах не так уж страшен.
        Брайас с трудом сдерживался, чтобы не придушить ее на месте.
        - Вон!- рявкнул он на протрезвевших парней, и тех сразу как ветром сдуло, один даже беретку забыл. Маг мысленно усмехнулся, заметив, как дрогнули коленки у Милы.
        - Значит, вот чем ты решила заняться,- прошипел он.
        - Ага,- немного нервно рассмеялась девушка, - извожу местное население мелкими группами по три человека. А ты чего такой злой? Встреча с друзьями-упырями не состоялась? Или наоборот - состоялась, но не в твою пользу?
        Брайас внимательно посмотрел на Милу: боится, но виду не показывает. Смешная глупая девчонка. И за что она на его голову свалилась?
        - Пошли.
        ***
        Чувство, что за ней следят, не отпускало Милу до самого дома. Только когда они переступили порог, девушка облегченно выдохнула и чуть не сползла по стене - сил вообще не осталось.
        В гостиной их ждали Рисса и Лея, на коленях девушки сидел дымчатый кот с желто-зелеными глазами.
        - А он здесь как оказался?
        Маг нахмурился:
        - Гер, хватит дурачиться. Возвращайся в нормальный вид.
        Кот послушно спрыгнул с коленей на пол и тут же с пола поднялся Герион в черных рубашке и трико.
        - Переодевайся и ужинать. Рисса - накрывай на стол, Лея тебе поможет,- скомандовал маг и пошел в сторону кабинета.
        Рисса и Лея тут же отправились на кухню, а Гер затопал вверх по лестнице.
        - Гер!- Мила догнала его наверху, порывисто обняла и тут же отпрянула: - Большое спасибо тебе, что выручил!
        Парень смутился:
        - Да ладно тебе. Меня Брайас попросил. Хотя знаешь, мне понравилась шутка про амулеты, - Гер заговорщицки улыбнулся и подмигнул. - Но дерешься ты все равно как девчонка.
        ***
        Вернувшись в комнату, Эмилия с удовольствием стянула с себя уличную одежду и переоделась в домашнее платье. Умывшись, девушка распустила косу и сделала простой хвост. Теперь можно и поужинать.
        За столом только и было разговоров, что про сегодняшнее происшествие. Сначала много и долго говорила Рисса, про то, как она ее искала, как прибежала в Университет, а там как раз у Брайаса пара идет, пришлось ждать. Да еще привратник все никак не хотел пускать.
        - Я ему говорю, пропусти меня к магистру Элатару, я экономка его, а он заладил "нет доку?ментов - не пушшу!" Дубина, говорю, стоеросовая, у меня человек пропал, а ты документы требуешь! Пропусти, говорю, пока цел еще! А он свое талдычит, зараза!
        В общем, пока она добралась до Брайаса, пара уже закончилась. Потом естественно все завертелось, Брайас нашел Гера и Лею, девушку отправил домой отпаивать Риссу валерьянкой, а сам отправился на поиски.
        Эмили стало совсем неловко, что чужие, в общем-то, люди так за нее волнуются, а ее где-то лешак таскал. Ведь, в самом деле, могла бы и дома посидеть. С другой стороны, тогда бы они не узнала, что кто-то за ней следит. Интересно, кто и зачем?
        Девушка так углубилась в раздумья, что почти не слышала, как Гер рассказывал об их приключениях, особо смакуя сцену с дракой. А когда он пересказал Милкину шутку про амулет и кошачий глаз, даже у мага мелькнула слабая улыбка. Мелькнула и тут же погасла. Он вообще весь вечер молчаливый сидел, как и Эмилия, но у той хотя бы повод был, она была виновата. А Брайас? Неужели дулся? Или тоже почувствовал слежку и теперь думал, кто бы это мог быть?
        Когда все разбрелись по комнатам, Мила спустилась вниз, в библиотеку и застала там мага, писавшего что-то на листе бумаги. Он лишь на секунду оторвал взгляд от бумаги и снова вернулся к письму. Девушка поставила на полку "Хроники Балора" и хотела, было уйти, но остановилась у двери и обернулась.
        - Спасибо,- негромко произнесла она и вышла.
        Едва дверь закрылась, маг скомкал лист с планом занятий и откинулся на спинку.
        Они все-таки вернулись и теперь следят за девчонкой, им зачем-то нужна именно она. Но зачем? Перед глазами вновь всплыла картинка из прошлого: зал Логова, Темные готовят обряд, в центре круга Темный маг и Тан. Вот один из них достает ритуальный нож, блеснуло лезвие и по шее Тан бежит струйка крови. А он никак не может избавиться от проклятых пут и в бессильной злобе скрипит зубами и проклинает их.
        Брайас поймал себя на том, что и сейчас поскрипывает зубами, потирая запястья. Нет, больше этого не повториться. Никогда.
        Маг резко встал и, схватив куртку и сумку с зельями и амулетами, вышел из дома. Пора на практику, а то магистры заскучали.
        ***
        - Надеюсь, вы понимаете, что данная просьба Его Величества должна быть исполнена в кратчайшие сроки, - младший советник короля Фоки Первого кивнул ректору Универа и забрался в седло. Не сел, не взлетел, а именно взобрался, поскольку "младшим" советник был вот уже тридцать с лишним лет, и верховые прогулки от дворца и обратно давно перестали радовать его. Советник мечтал о почетной пенсии и имении в Бережнее - небольшом приморском городке на юге Балора. И последнее поручение короля могло обеспечить мужчине достойную старость, главное - не оплошать.
        Мужчина, кряхтя, уселся в седле и пригладил растрепавшиеся волосы.
        - Разумеется, - согласился Казимир. - В свою очередь, мы в праве рассчитывать на вашу помощь. Университет переживает сейчас не лучшие времена. Один корпус до сих пор отстраивается, большая часть денег, получаемых из казны, идет на обеспечение учеников и преподавателей самым необходимым. Реактивов на кафедрах едва хватает, а ведь наш Университет - единственный во всех семи королевствах!
        - Я понял Вас, господин Альбабрад, - утомленно вздохнул советник. - Государство окажет вам посильную помощь.
        - И все расходы по турниру возьмет на себя, не так ли?
        - Разумеется, - вымученно улыбнулся младший советник и наконец-то выехал со двора.
        Будем надеяться, что мазь, которую ему предложили травники все-таки подействует. Не зря же он терпел всю эту экскурсию по треклятому Университету.
        Казимир наблюдал за отъездом советника со смешанным чувством. С одной стороны, королевская "просьба" ничего хорошего не несла: еще больше проблем, еще больше забот, коих и без "госзаказа" хватало. С другой стороны, теперь у Университета наконец-то появятся деньги.
        В воротах показался Брайас. Ректор приветственно взмахнул рукой.
        - Добрый день, ученик.
        - Добрый день, Казимир. Посланец от короля? - маг кивнул в сторону советника, чья спина уже скрылась за поворотом.
        - Да, - мрачным голосом ответил ректор. - Наш дорогой самодержец решил устроить празднества по случаю пятилетней годовщины окончания Войны Магов. И главным событием должен стать турнир магов, который завершится балом в честь победителей.
        - Турнир?- Брайас слегка приподнял брови. - Это что-то новенькое. И вы должны организовать его?
        Казимир кивнул:
        - Совет прикрепил ко мне одного помощника, но, думаю, от него будет мало толку. Придется самому все согласовывать с Королевским Советом.
        Ректор вздохнул и знаком предложил Брайасу пройти в здание.
        - Вы могли бы обратиться в Ковен,- заметил маг, - в конечном счете, их это тоже касается.
        - Да уж, без Ковена здесь вряд ли обойдется. Надо будет нашим теоретикам сказать, чтобы подумали над правилами и порядком проведения турнира. Главное - чтобы не затягивали - король желает устроить праздник уже через месяц.
        - Все в лучших традициях Совета - сообщать в последний момент, - криво улыбнулся Брайас.
        Казимир усмехнулся в ответ. Пробегавшая мимо парочка студентов хором поздоровалась с ними и довольно переглянулась: на пару можно было не торопиться, магистр о чем-то беседовал ректором, и это грозило затянуться надолго. Заметив расслабившихся студентов, ректор сделал несколько незаметных пасов, и ноги сами понесли опоздунов в нужную аудиторию. Казимир дружески похлопал бывшего ученика по плечу:
        - После занятий загляни ко мне. Нужно поговорить по поводу нашей гостьи.
        Прочитав лекцию, Брайас прямиком направился к Казимиру. Ректор как обычно сидел за своим столом с кипой бумаг: писем, счетов, жалоб, объяснительных... Увидев ученика, он улыбнулся и с нескрываемым удовольствием поднялся из-за стола.
        - А, Брайас, проходи!- ректор плюхнулся в кресло и вытянул ноги. - Так как там Эмилия?
        - Замечательно,- хмыкнул Брайас, садясь в соседнее, - делает все возможное, чтобы мы не заскучали. Вчера решила город осваивать, трое местных еле ноги унесли.
        Казимир рассмеялся:
        - Что-то мне подсказывает, что ей помогли!
        Брайас изобразил обиженную невинность, но ректор слишком хорошо его знал, тогда маг загадочно улыбнулся:
        - Ну если только совсем чуть-чуть.
        Ректор покачал головой:
        - А если эти идиоты нажалуются в Ковен?
        - Тогда они точно будут идиоты.
        И Брайас, и Казимир прекрасно знали, что Ковену особого дела нет до жалоб подвыпивших парней, да и граждане столицы не любили связываться с магами по пустякам. Ладно, если просто просьбу не исполнят, хуже - если исполнят. Тогда придется "благодарность" уважаемому Ковену выражать за то, что не оставил в беде и принял меры, желательно в золотом или серебряном эквиваленте. А Ковен в худшем случае выговор сделает да штраф сдерет.
        - Вы что-то хотели рассказать, учитель?
        - Ах, да. Это насчет ее способностей. Я рассматривал след ее ауры, который снял, когда вы здесь были. Так вот, она почти такая же, как у обычных людей.
        - Почти?
        - Да. В ней оказалось нечто странное, похожее на маленький всполох. Такого я не видел ни у людей, ни у магов, ни у других рас.
        - Это может объяснить, почему за ней следят Темные, - маг постучал пальцем по подлокотнику.
        - Что?!
        - Они уже в городе, продолжают следить за ней, как будто чего-то ждут.
        Сомневаться в словах ученика Казимир не стал. Брайас как никто, чувствовал Темную магию, тем более, когда те пользовались такими примитивными способами слежки как Глаз Сиона - простейшее заклинание наблюдения.
        - Вполне возможно, именно они и вызвали ее, - задумчиво произнес ректор. - Но зачем?
        - Полагаю, все для того же, - ученик выразительно посмотрел на учителя.
        Жертва. Возможно, но уж больно дорогая жертва выходит. Это ж, сколько им пришлось народа загубить, чтобы вытащить Эмилию из другого мира? Хотя... Ректор решительно встал и подошел к книжному шкафу. Немного порывшись в свитках и старых фолиантах, он, наконец, вытащил карту источников. Развернув ее, ректор немного поискал глазами нужное место, а затем ткнул туда пальцем.
        - Вот! Так и думал! Бессов круг в Северных пустошах! Немного севернее Топлых болот!
        Да, девушке действительно повезло, что она попала к ним. И Бессов круг, и следы Максии были просто Источниками - местом, где наружу выходит Сила, наполнявшая мир магией. Только Следы могли напитать мага Силой, а Круги могли вызвать разнообразных существ из нижних миров. Как оказалось, не только из нижних.
        - Что будем делать? - Казимир скрутил карту и засунул ее обратно в шкаф.
        - Предлагаю выследить их и "расспросить".
        Ректор задумался:
        - Хм... В таком случае, лучше поторопиться - в выходные откроется ежегодная ярмарка. В город хлынет народ - идеально подходящее время для кражи: в такой толпе никто ничего не заметит. А затем они смогут с легкостью выбраться из города.
        - В таком случае, на все про все у нас три дня, - Брайас выбрался из кресла.
        - Будешь ловить на живца?
        - Нет, - маг покачал головой, - слишком рискованно.
        Девчонка находит неприятности раньше, чем они ее. Одна охота на болотах чего стоит: нежить на нее шла, как скот на водопой, правда также быстро сдыхала, но дело было в маге и его внезапно возросшей Силе.
        - Я хотел воспользоваться следом ауры.
        - Тогда тебе следует взять кого-нибудь из преподавателей. Например, Стасовира или Дану, а лучше их обоих.
        Брайас кивнул и вышел. Казимир тяжело вздохнул и вернулся к бумагам. Он верил, что у них все получится, но все равно беспокоился за него, впрочем, как и за других своих учеников. Когда-то Брайас еще мальчишкой тайком сбежал от тетки, у которой они с братом жили после смерти родителей. Женщина была жутко набожной, и когда у ребенка прорезался Дар, решила, что это происки Бесса, и хотела отдать его в один из монастырей. Там-то, по ее мнению, из него должны были сделать человека и спасти его душу. Тогда-то он и сбежал, юнгой на корабле приплыл в Балор, учиться магии, как и его мать. Ее Казимир тоже хорошо помнил: хрупкая, милая Жалена - лучшая его аспирантка за много лет. Она по уши влюбилась в Бриенна Элатара - эллирийского посла, остроумного красавца с обаятельной улыбкой. Брайас был его точной копией, от матери ему достались только Дар и любовь к приключениям. Именно эта любовь, точнее ее последствия, и приводили его в кабинет ректора с завидной постоянностью. Только теперь приключения больше походили на неприятности, причем очень крупные.
        ***
        Весь следующий день после пропажи Мила была тише воды, ниже травы. Молчаливо протерла от пыли книги в библиотеки, тихо заглянула в лабораторию мага, который забыл ее закрыть, и также тихо выскользнула из дома, когда Рисса ушла по подружкам. Разумеется, наученная горьким опытом, кухарка на всякий случай заперла входную дверь. Но ведь в доме есть не только двери, но и окна...
        За три прошедших дня девушка успела облазить все соседние улицы и довольно хорошо изучить дорогу до Универа и обратно. Если кто-то и наблюдал за ней, то, верно, стал осторожнее, поскольку никакой слежки она за собой не чувствовала. Отчасти, эти вылазки Мила делала для того, чтобы проверить, действительно ли за ней следят. Глупо и рискованно, но сидеть весь день в четырех стенах она тоже не желала.
        А вечером приходили Лея и Гер, и рассказывали о чем-нибудь интересном, произошедшем в Университете. Точнее, щебетала Лея, а Гер ей только поддакивал. Особенно шумно в библиотеке - привычном месте встречи молодежи в доме Элатар -было накануне выходных. Лея расписывала весь завтрашний день: куда они должны пойти, что посмотреть, а Гер обреченно закатывал глаза и просил его пощадить. За всем этим действом Мила наблюдала со снисходительной улыбкой.
        В этот самый момент зашел маг. Вообще-то в последнее время Мила его вообще практически не видела: Брайас вставал около полудня, за два часа до занятий, обедал и уходил в Универ, а возвращался уже за полночь, когда все спали. Лея и Гер видели его едва ли чаще, но, кажется, были привычные. "Дядя редко подолгу сидит на одном месте, а если и сидит, то всегда занят"- как-то сказала Лея. В общем, лицезреть мага - было редким удовольствием, и теперь все этим наслаждались. Ну почти все.
        - Кажется, ты сегодня опять гуляла?- зловеще осведомился маг.
        Мила сделала вид, что ее что-то очень сильно заинтересовало в Атласе нежити средней полосы Балора. Гер тихонько сдернул Лею с дивана, и они быстренько смылись на кухню под предлогом "кажется, нас Рисса звала".
        - Так ты опять без спроса гуляла?- маг ледяной глыбой нависал над Милой.
        - Мм, да, - как ни в чем не бывало, ответила девушка, подняв на мага глаза. - Тебе привет от госпожи Блосс. Сердечный. Но уж извини, целовать не буду.
        И вновь вернулась к разглядыванию книги. Если честно, разглядывание полесского упыря - еще то развлечение, но еще хуже смотреть в темные, колючие глаза Брайаса.
        - Как-нибудь переживу, - ответил Брайас.
        Он едва сдерживался, чтобы не обозвать ее каким-нибудь крепким словцом. Из-за ее ежедневных вылазок, Темные перестали реагировать на след. А Стасовир и Дана только делали, что присматривали за ней. Оба мага настаивали, что если девушка так не терпится найти приключений, то просто необходимо сделать из нее наживку. Тогда-то он и придумал этот план.
        - Встань.
        Это было сказано спокойным, холодно-отстраненным голосом, не терпящим возражений.
        "Наверное, он так же мертвяков поднимает"- подумала Мила, вставая с дивана. Последнее, что она увидела - раскрытую ладонь мага перед самым носом.
        ***
        Заклятье подействовало как он и предполагал - тело девушки моментально обмякло. Брайас успел подхватить ее и усадить в кресло. Ничего, лучше выспится. За спиной мага стояла точная копия девушки, только тихая, молчаливая и послушная. Что ж, будем надеяться, Темные клюнут на нее. Брайас взял копию за руку и повел на улицу. Ночь обещала быть долгой и трудной.
        ***
        Мила проснулась, когда за окном была кромешная тьма. Странно, что ни Лея, ни Рисса не попытались ее разбудить. А все этот маг! Он что-то скрывает, в этом она была уверена, несмотря на все уверения домашних, что он всегда такой. И она обязательно должна узнать, в чем дело.
        Девушка вышла из библиотеки, и, стараясь не шуметь, направилась к себе в комнату. Неожиданно послышался стук входной двери. Затаив дыханье, девушка спряталась в коридоре. Осторожно выглянув из-за угла, Мила увидела, как маг, пошатываясь, поднимался по лестнице.
        Кое-как нащупав дверь спальни, Брайас открыл дверь и буквально ввалился в комнату.
        Мила тихо подошла к лестнице, положила руку на перила и тут же отдернула. Пальцы были в чем-то темном и липком. В чем именно, долго гадать не пришлось. Девушка почти взлетела по лестнице и без стука раскрыла дверь в комнату Брайаса. Маг лежал поперек кровати лицом вниз, на покрывале расползались темные пятна.
        Закрыв дверь, Мила бросилась к постели. Аккуратно перевернув мага на спину, девушка сняла с него куртку и рубашку. В неверном свете луны, льющимся в окна спальни, казалось, что вся грудь мага залита кровью. Девушка беспомощно огляделась - на комоде стоял подсвечник с парой свечей. Но вот спичек у девушки не было.
        - Брайас! Брайас! Маг! - девушка тормошила его, но все без толку. - Ну, хоть свечу зажги или пульсар!
        Мила понимала, что все бесполезно, и надо было срочно остановить кровь. Но чтобы это сделать, нужно было хоть немного света. Вдруг свечи на комоде вспыхнули огнем. Значит, он все-таки ее слышал!
        Девушка даже взвизгнула от радости и, поставив подсвечник на прикроватную тумбу, плеснула немного воды из кувшина в таз для умывания и оторвала кусок простыни.
        Раны оказались не такими уж серьезными - одна неглубокая на правой руке, две других на груди, одна из которых в опасной близости к шее. Остальное - странные ожоги и царапины. Девушка впервые в жизни порадовалась, что не прогуливала пары по мед.подготовке, хотя всегда надеялась, что это ей не пригодится. А нет, пригодилось, причем в другом мире и после смерти! Эмили нервно хохотнула, передавив артерию на руке самодельным жгутом, и тем самым, останавливая кровь.
        Через полчаса маг лежал перебинтованный на чудом перестеленной кровати. На его счастье, он был без сознания, иначе бы умер со смеху, глядя, как Мила с ним корячится, пытаясь вытащить окровавленную простынь, а потом старается уложить его на подушки. Мила собрала все кровавые тряпки и прислушалась к магу. Дыхание было ровное, спокойное, правда, еле слышное. Пульс тоже был ровный, слабоватый, но все равно стабильный, что уже хорошо. Подхватив таз с кровяной водой и тряпки, Эмилия на цыпочках вышла из спальни, затворив за собой дверь.
        Тряпки она сожгла на кухне, раздув угли в печке, а воду вылила в ванную и начисто вымыла таз. И тут же вспомнила про заляпанную лестницу и входную дверь. Вздохнув, Мила поплелась в кладовку за ведром и тряпкой.
        И как один человек мог испачкать кровью и прихожую, и пол в гостиной, и лестницу, и при этом не умереть от ее потери? Эмилия сердито терла особо вредное пятнышко, никак не желавшее оттираться. Догорала уже третья свечка, когда девушка добралась до ручки входной двери. Убедившись, что на ней больше не осталось никаких пятен, Мила устало разогнулась. Ну все, теперь спать!
        И хотя небо уже розовело, девушка решила, что никто не станет упрекать, в том, что она поспит сегодня подольше - все-таки выходной. А если и станет, то у нее завсегда найдется пара слов, куда можно послать всех недовольных.
        Девушка уже расплетала на ходу косу, готовясь отойти ко сну сразу, как только окажется в комнате. Даже шнуровку на рубахе ослабила, чтобы быстренько стянуть ее и нырнуть в сорочку. Но тут черт дернул ее проверить мага, все ли с ним в порядке. Брайас действительно уже был в полном порядке, спал крепким сном. Когда девушка подоткнула со всех сторон одеяло, маг тихо выдохнул:
        - Тан...- и расплылся в блаженной улыбке.
        "Что ж,- решила Мила, - если он подружку вспоминает и при этом улыбается как идиот, то смерть ему явно не грозит". Девушка прикрыла за собой дверь и тут же наткнулась на Лею, не сводившую с нее оторопелых глаз. Мила быстро оценила ситуацию, и устало предложила:
        - Давай утром поговорим?
        Лея возмущенно открыла и закрыла рот, глядя на протиснувшуюся мимо нее Милу. Да как она могла? Когда они успели? Девушка хотела было немедленно потребовать ответ у дяди, даже взялась за ручку, но тут же отпустила, решив дождаться утра.
        ***
        Брайас был очень недоволен собой: вчера все вышло не так как они рассчитывали. Темные действительно купились на полный слепок ауры, который он сделал. Их было всего трое, адепты, мальчишки. Против них они были просто беспомощны, одного они схватили живьем, другой не пожелал сдаваться и применил заклятье уничтожения, а третьему удалось ускользнуть через портал. Оставив Дану с пленным, Брайас и Стасовир подцепили сетку телепорта и отправились вслед за сбежавшим адептом. Это было их самой большой глупостью - телепорт привел их прямиком в ловушку. На другом конце их уже ждал десяток таких же наглых самоуверенных адептов и их шавки - кнаий. Конечно, это не так уж и много для магистра высшей степени, если конечно он не залезет в Паутину - заклятье, оттягивающее часть сил из его жертвы. Они со Стасом отбивались, пытаясь выбраться из окружения. Тогда-то один из адептов умудрился достать его кинжалом, только сопляк не знал, что для того, чтобы добить врага Брайасу достаточно одной руки. Маг с трудом припоминал, как все закончилось. Одно мог сказать точно - раненого Стасовира он отправил в Универ, а сам...
        Маг помнил только сильное желание добраться до дома. "Только не здесь, не на улице, не на пороге... Он должен добраться до дома, а там уже можно умереть". Некромант хренов!
        Утром Брайас обнаружил, что лежит в своей постели, перебинтованный вполне профессионально. Сам бы он не смог, это точно. Ни следов крови, ни порванной одежды. Единственное, что напоминало о его вчерашних похождениях - пятнышки крови на сапогах, аккуратно стоявших у кровати. Судя по тому, что не слышно ни причитаний, ни сетований, никто не шаркал под дверью и не заглядывал в нее - Рисса про это ничего не знала. Значит, Лея - тоже. Остается только... Да быть того не может!
        Маг поднялся и оделся. Вышло не очень-то быстро - правая рука все еще болела. Брайас спустился вниз и застал Лею и Риссу за завтраком на кухне. Племянница как-то странно на него посмотрела, когда он спросил, где Эмилия, и уязвлено ответила, что та должно быть еще спит. Маг не придал этому внимания и, стянув со стола бутерброд, отправился в Универ, узнать, что с пленником и здоров ли Стас.
        ***
        Мила открыла глаза и с отвращением поняла, что выспалась. Вставать не хотелось вообще: впереди предстоял разговор с Леей, а если не повезет, то еще и с Риссой. Вообще-то девушка не считала нужным что-либо объяснять. Любой, у кого есть глаза и уши, мог бы сказать, что им с магом откровенно наплевать друг на друга. Все, что их держит вместе - это просьба Казимира и желание вернуться домой. Мила подошла к тазу для умывания и поглядела на свое отражение.
        - Ну что, коварная соблазнительница чужих дядь, готова к новому дню?
        Отражение обреченно вздохнуло и тут же исчезло в пригоршне воды. Напялив на себя рубашку и штаны, Мила расчесала волосы и оставила их распущенными, скрепив прядки у висков шнурком на затылке.
        - А теперь - к позорному столбу.
        На кухне была только Рисса. Она долго сетовала, что девушка пропустила завтрак и тут же бухнула на стол с десяток тарелок со всякой всячиной. Но есть Миле совсем не хотелось: девушка выпила стакан молока и немного отщипнула от румяного пирожка, лежавшего на ближайшей тарелке. Тогда кухарка разразилась тирадой, что никто в этом доме ничего не есть, стараний ее не ценят, продукты переводят, а ведь еда-то портится!
        Девушке пришлось дожевать пирожок, который оказался таким вкусным, с яблоками и корицей, что она даже не заметила, как съела еще три, и выпила два стакана молока. Пожилая женщина тут же смягчилась:
        - Вот бы и Брайас так кушал! А то схватил бутерброд - и в Универ! И это в выходной-то день!
        Мила едва не подавилась от такой новости. Маг жив-живехонек и уже вовсю бегает по городу! Похоже, на нем все заживает еще быстрей, чем на собаке. Мда, теперь будет труднее доказать, что вчера этот прохвост едва не умер, особенно если тот решит не вмешиваться.
        Эмилия нашла Лею в библиотеке: девушка сидела на диване, поджав под себя ноги, и читала книгу. Точнее делала вид, что читала, поскольку Мила отчетливо видела, что книгу она держит вверх ногами, да и вид заспанный. Девушка невольно улыбнулась: небось, так и не ложилась, дожидаясь урочного часа, чтобы выяснить отношения с гнусной интриганкой (это Мила), замыслившей охмурить ее дражайшего родственника (это Брайас), такого наивного и доверчивого.
        Мила опустилась в кресло напротив:
        - Лея...
        Тут дверь распахивается и в комнату влетает радостный Гер.
        - Девчонки!
        "Девчонки" гарпиями посмотрели на парня.
        - Эй, вы чего такие хмурые?
        - Гер, ты при входе о косяк ударился или у вас в Универе гербарий сгорел, а ты надышался?
        - Ничего я не надышался, - тут же буркнул парень, - но ты как всегда сумела все испортить.
        - Стараюсь!
        В библиотеку заглянул маг, немного бледный, но довольный.
        - Так вы идете?
        Увидев непонимание на лицах, Брайас пояснил:
        - Ярмарка, вы забыли? К тому же вы собирались к маэстро Каллео.
        - Мда, верно,- Лея исподлобья посмотрела на Милу.
        - Ничего страшного, - отмахнулась Эмилия. - В другой раз схожу.
        Брайас внимательно наблюдал, как племянница подняла глаза на него, перевела взгляд на Эмилию, прикусила губу, будто взвешивала все за и против. Да что с ней случилось?
        Лея слабо улыбнулась, встала с дивана и протянула руку Миле.
        - Нет, пойдем сейчас,- и тут же смутилась под скептическим взглядом девушки.
        Мила усмехнулась и приняла приглашение.
        ***
        Ярмарка даже для столицы событие яркое и хлопотное. Казалось, что весь город превратился в один большой рынок с бесконечными прилавками с разнообразными товарами: от булавки до вола, от веника до редких книг. Как объяснил маг, скот, телеги, древесина и прочий крупногабаритный мало эстетичный товар продавался и покупался за городом, основная торговля кипела на главной площади невдалеке от дворца. Поэтому Эмилия слегка удивилась, когда они свернули на тихую улочку с очень красивыми особнячками и остановились у одного из них.
        На стук вышел сухонький старичок в красном сюртуке. Глядя на него, девушка поняла, что значит выражение "древний как мир". Дребезжащим голосом он осведомился, кто это пожаловал к маэстро Каллео в выходной день, тем более, когда он не в духе.
        - Ничего страшного,- ответил Брайас. - Маэстро Каллео будет рад нас видеть. Передайте ему, что пришел магистр Элатар.
        Услышав имя, старичок оживился: всплеснув руками, зашаркал куда-то вглубь дома, оставив дверь открытой.
        - Так это был не маэстро?
        - Нет,- отозвался Гер, - это его дворецкий.
        - А вы, ребят, оказывается модники, - заметила девушка, входя вслед за старичком.
        - Ага, - хмыкнул адепт, - Брайас - его постоянный клиент.
        - Ааа, - уважительно протянула Эмилия и бросила на мага насмешливый взгляд.
        - Маэстро ожидает вас в мастерской, - проскрипел дворецкий, открыв одну из дверей в гостиной.
        Мастерской была большая светлая комната с уютными диванчиками и креслицами малинового цвета, золотисто-охряными стенами, и ажурной ширмой, перекрывавшей треть комнаты. Из-за нее донесся шорох, в воздух полетели цветастые отрезы тканей, наконец, показался и сам маэстро - полноватый мужчина среднего роста с первой сединой на висках. Одет он был весьма экстравагантно: черный бархатный колет с вставками цыплячьего цвета на пышных рукавах, бриджи с желтыми бантами у колен и казаками из змеиной кожи.
        - Брайас! Это ты! Фуф!- маэстро облегченно вздохнул и рассмеялся: - Этот старый пень сказал, что там пришел какой-то маг...
        - И поэтому ты так вырядился?- рассмеялся Брайас. - Решил напугать бедолагу?
        - Да ну тебя! - отмахнулся маэстро и расстегнул верхнюю пуговицу колета. - Сам знаешь, какие идиоты порой съезжаются на ярмарку!
        - Помнится, одному из них ты всучил сапоги якобы из драконьей кожи, - заметил маг.
        - Которую ты якобы снял с убитого дракона, - парировал портной.
        - Дракон, василиск... - Брайас пожал плечами. - Тому хвастуну было без разницы. Лишь бы из ящерицы.
        Мужчины дружно рассмеялись и обнялись, похлопав друг друга по спине. Желая напомнить о своем присутствии, Эмилия тихонько кашлянула. Каллео тут же обратил на них внимание:
        - А! Гер, Лея, приветствую вас! А это кто? Не представишь?
        - А это Эмилия, наша гостья. Страдающая острой формой бронхита, - язвительно добавил маг.
        - Мила, - девушка очаровательно улыбнулась Каллео, от всей души желая, чтобы маг провалился или хотя бы сел на булавки.
        Маэстро отвесил легкий поклон:
        - Очень приятно, - и тут же предложил им присесть. - Так что привело вас ко мне? Что-то я сомневаюсь, что ты решил сбыть мне очередной трофей.
        - Верно, - кивнул маг, сев в одно из кресел, - как ты знаешь, через месяц у нас состоится большой праздник.
        - Что-то слышал. В честь победы над Темными?
        - Да. Король решил устроить турнир, а после него - бал. Мы с Леей приглашены, так что нам нужно бальное платье.
        Мила заметила, как загорелись глаза у девушки, а на щеках появился румянец.
        - Хм, ну у меня была парочка готовых платьев. Вы их посмотрите, а я за эскизами схожу, - маэстро встал с кресла и поглядел на казаки, - и переоденусь за одно.
        Он отодвинул ширму, за которой оказались несколько манекенов, одетых в пышные бальные платья, а сам вышел из комнаты. Лея тут же принялась ахать и охать, оглядывая каждое платье, Гер терпеливо топтался рядом с ней, время от времени поддакивая и кивая.
        Мила сочувственно улыбнулась разнесчастному парню, как вдруг услышала вопрос мага:
        - А разве ты не хочешь посмотреть платья?
        Мила пожала плечами:
        - И отсюда видно, что они симпатичные. Просто кринолины и корсеты у нас уже лет триста не носят.
        - Как же, помню, - ухмыльнулся маг. - Главное - юбка покороче, вырез поглубже, и все в обтяжку.
        - По-твоему лучше утонуть в ворохе шелка и бархата, запутавшись в тысячи юбок, чем чувствовать себя легко и комфортно?
        - Комфортно - это почти в чем мать родила? - съязвил маг.
        - Комфортно - это без всего лишнего! И вообще, с чего это ты так оживился? То тебя совсем не видно, то не отвяжешься.
        - А что? Соскучилась?- маг иронично приподнял бровь.
        - А то!- фыркнула Мила. - Вчера на радостях полночи обнималась, неужто не помнишь? - Девушка выдала свою любимую "змейскую" улыбочку - ядовито язвительную и ехидную.
        Крыть магу было нечем, поэтому девушка улыбнулась еще раз, уже довольно, и, поднявшись с диванчика, подошла к ребятам.
        - Гер, Брайас хочет тебе что-то сказать. Давай я с Леей останусь?
        Глаза парня были полны щенячьей благодарности. Пробормотав что-то вроде "если зовет, значит надо", чуть ли не в припрыжку отправился к диванам. Мила и Лея остались один на один.
        - Ну как, тебе что-нибудь понравилось?- поинтересовалась Эмилия.
        - Нда, - Лея внимательно рассматривала одно из платьев, теребя бедное за лимонно-желтый муслиновый подол. - Они все такие красивые... - в голосе девушки слышалось сомнение.
        - Но среди них нет твоего, верно? Чтобы по душе было?
        Девушка посмотрела на нее и кивнула. Мила понимающе улыбнулась: ничто не приносит так много мук, как проблема выбора. Особенно, если это платье для себя любимой.
        - А тебе вообще, какие нравятся?
        - Я больше брюки люблю, - смутилась Лея. Тан частенько посмеивалась, что ей надо было парнем родиться, раз так рубахи с бриджами любит.
        - Я тоже, - призналась Мила. - Но так как на бал в брюках девушку не пустят, будем выбирать платье.
        - И как? Выбрали?
        Маэстро уже переоделся в темно-серый сюртук с белой рубашкой и черным шейным платком. В руках у него была стопка цветных рисунков с моделями платьев.
        - Нет, - с сожалением призналась Лея.
        - Все платья просто замечательные, но хотелось чего-нибудь особенного, - добавила Мила.
        - Хм. Что ж, тогда давайте смотреть эскизы.
        Они вновь вернулись к диванам: Лея и Каллео заняли оставшийся диванчик, а Мила удобно устроилась в кресле, с трудом подавляя желание забраться в него с ногами с чашечкой кофе - такое оно уютное и удобное. Маэстро показывал Лее рисунок за рисунком, что-то объясняя вполголоса. Затем рисунок передавался Миле, потом Геру и Брайасу. Там они надежно оседали, не отягощенные и каплей мужского внимания - парни просто складывали их в стопку, не глядя. После пятнадцатой модели Эмили тоже надоело их рассматривать.
        Маг с любопытством наблюдал, как девушка задумчиво смотрела куда-то вдаль, а затем, очнувшись, попросила у Каллео бумагу и карандаш. Когда требуемое лежало перед ней, девушка скинула туфли и с ногами забралась в кресло, прихватив стопку просмотренных эскизов, чтобы было на чем писать, а затем легкими быстрыми движениями принялась что-то рисовать. Иногда она останавливалась, и, закусив губу, осматривала нарисованное, если не нравилось, откладывала в сторону, переворачивала следующий эскиз и рисовала заново.
        На слабые возмущения Каллео никто не обращал внимания, все с любопытством ждали результатов. Как ни странно, но первым не выдержал маг: встал и, тихо подойдя со спины, заглянул через плечо. Впрочем, реши он устроить праздничное шествие с военным оркестром и фейерверком, Мила и тогда бы не обратила на это никакого внимания. Лишь когда рисунок зарыла темная прядь волос, девушка слегка нахмурилась и привычным движением убрала прядь за ухо. А когда прядь вдруг зашевелилась и потянулась в сторону, вздрогнула и, повернув голову, едва не свалилась с кресла.
        - Брайас!!
        - Что? Мы тебя уже заждались!
        Мила подняла глаза и встретилась с нетерпеливыми взглядами Леи и Гера. Сам маэстро сидел нога на ногу, обхватив колено руками.
        - Модель уже готова, - сообщила девушка, - но нужно выбрать материал.
        - Уж постарайтесь! - Каллео указал на стол с обрезками тканей.
        Немного порывшись в ворохе разнообразных тряпочек, Мила вытащила три, и немного поразмыслив, выбрала темно-синий шелк.
        - Вот! - девушка с гордостью представила свой рисунок.
        На эскизе был легкий девичий силуэт в длинном облегающем платье на бретельках, с неглубоким декольте, с подолом, слегка расклешенном от середины бедра, и чуть приподнятом спереди, чтобы виднелись туфельки.
        - Ну как?
        Все отчего-то молчали. Первым решился Каллео:
        - Фасон, конечно, интересный, но боюсь, что так никто не шьет.
        - Так сшейте вы!
        - Я-то сошью, но будет ли носить это Лея?
        Все взгляды обратились к девушке. Она только молча кивнула и улыбнулась.
        - А что скажет строгое жюри? - Мила посмотрела на мага.
        - Ты как всегда все сделала по-своему.
        - Просто немного переделала. Если у вас женщины спокойно носят портки, почему бы им не носить элегантные платья, подчеркивающие фигуру?
        - А что, у вас в деревне носят такие платья?- удивилась Лея.
        Деревне?? Мила возмущенно посмотрела на мага, в ответ тот лишь удивленно приподнял брови. Черт, она совсем забыла про легенду о внучатой племяннице.
        - Нда, - Мила вжалась в кресло, - по большим праздникам. Наши мужчины любят, когда девушки одеваются красиво.
        Тогда Лея удивилась еще больше:
        - А что бы сказал твой жених, когда увидел это платье?
        - Что подол нужно обрезать выше колен.
        У ребят и маэстро глаза на лоб полезли, только маг ехидно улыбался, скрестив руки на груди, чем еще больше разозлил Эмилию.
        - Так вы будете шить это платье или мы другое будем выбирать?- она уже собиралась скомкать лист, но Лея выхватила его из рук.
        - Нет, нет. Мне очень понравилось это.
        - Хм, - маэстро внимательно изучил рисунок, - пожалуй, это будет что-то новенькое.
        - Что ж, прекрасно! Тогда нам потребуется еще куча всяких мелочей: туфли, белье, чулки. В общем, это надолго. Так что увидимся дома, мальчики.
        Миле не терпелось избавиться от мага, чья ехидность заставляла ее нервничать. Естественно, Брайас не собирался никуда уходить, тем более, когда девчонка так психует. Но тут Гер принялся семафорить, что неплохо бы прогуляться. Его и самого в сон клонило, пока Эмилия не начала проявлять творческие начала. Наконец, сдавшись, маг вручил Лее мешочек с деньгами и, попрощавшись с Каллео, вышел за Гером. Напоследок он сказал, что ждет девушек в таверне "Единорог", что на соседней улице.
        После их ухода началось самое интересное: у маэстро выискалась пара туфелек из Высокого леса, которые Лея наотрез отказалась одевать.
        - Брось, Лея! Шпильки в восемь сантиметров - это не каблук!
        - Не одену и все!
        - Почему?
        - Я с них упаду!
        - Но я же не падаю!
        - А я упаду!
        Мила не выдержала:
        - Тоже мне, маг-практик!- фыркнула девушка. - Хочет стать магистром, а сама шпилек боится!
        - Да ничего я не боюсь! Просто не одену - и все!
        - Потому что они эльфийские?- догадалась Мила.
        Лея упрямо сжала губы. Эмилия взглядом попросила Каллео оставить их наедине. Маэстро тактично удалился.
        - Лия, послушай, - Мила взяла ее за руки. - Одна стерва за всю нацию не отвечает.
        Девушка недоверчиво поглядела на нее. Откуда она знает? Мила улыбнулась:
        - Что было, то прошло, слышишь? Теперь все будет по-другому.
        - Конечно, - хмыкнула Лея, - теперь у дяди появилась ты!
        Эмилия покачала головой.
        - Я здесь не при чем. То, что ты вчера видела...
        - Не важно, - отрезала девушка. - Главное, чтобы дядя был счастлив.
        - Во-первых, не главное. Ты не обязана терпеть чьи-либо издевательства, только потому, что это новое увлечение твоего обожаемого дяди, а во-вторых...
        - Она не была увлечением, он действительно ее любил.
        Милу начала одолевать злость. Даст она, в конце концов, ей сказать, или нет?
        - Послушай, мне искренне жаль твоего дядю, но это самое теплое чувство, которое я к нему испытываю. Он терпеть меня не может, я его - тем более, и у нас ничего не было! - Эмилия выпалила это на одном дыхании, боясь, что ее опять перебьют.
        Следующее заявление девушки заставило Милу просто выпасть в нерастворимый осадок.
        - Жаль, - сказала Лея и принялась мерить туфли. - Из тебя бы получилась неплохая тетя,- добавила чуть позже, разглядывая себя в зеркало.
        Мила остолбенело пялилась на нее:
        - Мда, Лея. Я с тебя худею.
        ***
        Маэстро Каллео был не только хорошим портным, но и удачливым контрабандистом: он не только быстро снял необходимые мерки, но в его мастерской нашлось много любопытных вещиц, необходимых каждой моднице. В общем, мешочек был почти пуст, когда они отправились в таверну. Портной обещал, что всю мелочь пришлет завтра, а платья - Лея уговорила Милу заказать и себе одно - будут готовы через полторы недели, так как заказов было просто умотайся! Девушки в этом, конечно, немного сомневались, но спорить не стали. Во-первых, не к спеху, а во-вторых, портной - это третий человек после повара и парикмахера, с которым ну никак нельзя ссориться перед работой.
        ***
        В "Единороге" было полным-полно народу. Голоса посетителей сливались в однообразный, довольно монотонный, но вместе с тем приятный гул. Время от времени раздавались звонкие чоканья и дружный смех. Кажется, кто-то из завсегдатаев провожал здесь свою холостяцкую жизнь - шутливые тосты передавались от столика к столику вместе со здоровенной кружкой хмельного пива. И над всем над этим лился чистый приятный голос барда, сидевшего на краю стойки.
        Эмилия поискала глазами мага, но так и не нашла, зато вроде бы наметился свободный стол: один подвыпивший горожанин, сидевший у стены, поднялся и нетвердым шагом поплелся к выходу. Мила тут же подхватила Лею под руку и повела к опустевшему столику. Едва они сели, как перед ними оказалась та самая кружка с пивом, а все присутствующие с любопытством обернулись к ним, ожидая поздравительного тоста. Девушки переглянулись и, вздохнув, Мила привстала:
        - За тещу! Чтобы жила далеко и как можно реже заглядывала в гости!- и отпила из кружки.
        В зале послышались одобрительные возгласы, и веселье потекло дальше, за соседний стол. Эмилия вновь пробежалась по залу глазами. Куда запропастился Брайас? Неожиданно, весь обзор закрыла чья-то куртка. Девушка подняла глаза на ее обладателя, но его лицо вряд ли было ей знакомо. Зато его узнала Лея:
        - Чего тебе надо Неверталь?
        Грай бросил на девчонку неприязненный взгляд. Если бы не ее дядя, он давно бы проучил эту выскочку.
        - Кажется, ваша спутница тоже не отличается особым тактом, - игнорируя Лею, он обратился к Эмили.
        Наконец девушка его узнала: это был тот самый хамоватый подросток из Универа. Впрочем, сейчас он выглядел гораздо взрослее - почти как ровесник Милы.
        - Ну что вы, - улыбнулась она. - Неприветливость Леи не идет ни в какое сравнение с вашей откровенной грубостью.
        Грай улыбнулся в ответ, еле слышно скрипнув зубами.
        - Что ж... Я... приношу... свои... извинения, - выдавил из себя парень.
        - Бог простит, - ответила Мила. - Точнее боги.
        Девушка видела, как парень начал покрываться красными пятнами от злости и нетерпеливо перебирать пальцами левой руки.
        - Грай Неверталь!- ровный голос магистра Элатара заставил Грая скомкать заклинание. - Разве ворота Университета не закрываются с наступлением темноты?
        - Закрываются, - процедил Грай, не оборачиваясь. - До свидания, Эмили, - он зловеще улыбнулся, и, крутанувшись на каблуках, вышел из зала.
        Мила почувствовала, как внутри все сжалось в комок от нехорошего предчувствия.
        ***
        Сердитые шаги Неверталя вспугнули кошку, караулившую мышь у подвальной щели. Испуганное животное юркнуло в траву, спасаясь от пульсара, брошенного ей вдогонку.
        За эти унижения им придется предложить ему нечто большее, чем просто место в совете. Например, эту девку, после того, как она им будет не нужна. Тогда она поймет, что смерть - это только начало, и далеко не самое страшное, что может случиться с человеком.
        ***
        Брайас проследил взглядом за уходящим адептом-дипломником. Пожалуй, от него следует ожидать неприятностей. А он надеялся, что сможет хоть немного передохнуть.
        - Эмилия, ты не поможешь мне с заказом?
        Вопрос, конечно, странный, но маг ни за что не стал бы просить ее без причины. Он вообще не просил, просто ставил в известность или предупреждал, на худой конец предлагал, но не просил. И вдруг - откровенная просьба.
        Мила пошла вместе с магом к стойке, за которой стоял хозяин "Единорога". Сделав заказ, они присели на высокие табуреты, потягивая предложенный сбитень. Напиток девушке понравился: пряный, горячий, с медовым вкусом.
        - Ты хотел о чем-то поговорить?- девушка изучала профиль мага.
        - Нет, - ответил он, продолжая разглядывать картину, висевшую за стойкой. - Геру нужно было поговорить с Леей.
        - Аа, - понимающе кивнула Мила. - Теперь понятно, где ты пропадал - учил его как девушку на бал приглашать?
        - Не только, - Брайас немного отпил из своей кружки. - Мы еще и праздничный камзол ему заказали.
        Мила улыбнулась и сделала глоток.
        - Сегодня мне показалось, что вы с Леей слегка повздорили, - сказал маг.
        - Да. Мы столкнулись с ней утром, когда я выходила из твоей спальни. Но не волнуйся, мы уже помирились.
        - Зачем ты это сделала?- Брайас впился в ее лицо глазами.
        - Что именно?- удивилась Мила. - Вышла из спальни или помирилась с Леей?
        - Зачем ты спасла меня?
        - "Спасла" - это слишком громкое слово, - усмехнулась девушка. - Просто немного помогла. Кто ж виноват, что ты такой живучий оказался?
        Маг слегка улыбнулся и покачал головой.
        - Брайас, а кто этот Грай?- немного помолчав, осторожно спросила Эмилия.
        - Маг-практик с моей кафедры, - Брайас пожал плечами, - а что?
        - Он сильный маг?
        - Он дипломник, готовится стать магистром. Один из лучших на своем курсе. А почему тебя это волнует?
        - Просто пытаюсь понять, насколько плохи мои дела.
        Брайас отметил, что лицо девушки было предельно сосредоточено и даже немного грустное. Ее зрачки были расширены, как будто ей действительно было страшно.
        Что ж, теперь, пожалуй, все сходится. Мила почувствовала слежку после того, как поссорилась с Граем. Неужели он решил ей мстить? Девушка сжала похолодевшими пальцами остывающую кружку. Что она сможет сделать против практика-некроманта, которым гордится вся кафедра? В принципе, у нее тоже есть знакомый некромант, причем магистр. Эмилия бросила взгляд на Брайаса. А есть ли? Его просили присматривать за ней, а не решать ее проблемы. Мила сердито постучала ногтями о лаковую поверхность стойки. В любом случае, свои проблемы она должна решать сама, не надеясь ни на кого другого. Брайас с опаской покосился на ставшую решительной Милу. Боги, ну что она опять задумала?
        Наконец-то принесли заказ, и, прихватив еду, девушка и маг вернулись к столику. Там их уже ждали проголодавшиеся Лея и Гер.
        - Ой, ну где вы ходите? - девушка приняла тарелку из рук Милы и поставила перед Гером, затем взяла другую и поставила перед собой.
        Брайас разом опустил четыре кружки, которые умудрялся держать в одной руке, и передал Миле тарелку с закуской.
        Тем временем, заезжий бард исполнил грустную балладу о вечной любви, перед которой даже смерть отступает. Когда он закончил, раздались дружные аплодисменты и звон монет.
        - Мда, - протянула Мила, обращаясь к магу,- теперь понятно, почему тебе нравится это заведение.
        - И почему же?
        - Здесь поют некрофильские песни, - заявила девушка.
        У ребят так челюсть и отвисла.
        - Это еще почему некрофильские?- удивился Гер.
        - Ну как же,- хмыкнула Мила, - одна строчка про поцелуй с хладным трупом чего стоит!
        - Но он же ее оживил! - вступилась Лея.
        - Трупы оживляют совсем по-другому, и тебе, как магу, должно быть это известным, - напомнила Мила, заставив девушку возмущенно поджать губы. - А вот с мертвыми целоваться - это уже чистая некрофилия.
        Брайас не выдержал и рассмеялся:
        - Неужели тебе совсем не нравятся песни о любви? Обычно девушек хлебом не корми, дай повыть что-нибудь плаксивое.
        - Вся любовная лирика - просто красивые слова, не более того.
        - Но как же тогда узнать, что тебя любят?- спросила Лея.
        - Сердцем.
        Мила улыбнулась, глядя на недоумевающие лица ребят:
        - Ты ведь знаешь, что дядя тебя любит, хоть и не говорит об этом.
        - Но дядя - это другое!- заметила Лея и покраснела. - Вот ты. Как ты поняла, что твой жених тебя любит.
        - Никак.
        - То есть?- не поняла Лея.
        Мила вздохнула и, равнодушно уставившись в стену, ответила:
        - Я любила его, а он - еще одну. Быть "очередной" я не захотела, поэтому - никак.
        - Но ты до сих пор его любишь?
        Девушка посмотрела на полные надежды, смешанной с жалостью и сочувствием, глаза Леи и улыбнулась. Какой она, в сущности, еще ребенок! Сидит и ждет, что она расскажет ей грустную историю из серии "Девичьи слезы", чтобы потом еще полвечера тихо вздыхать, вспоминая прошлую жизнь. Увы, эту страницу Мила уже перевернула, и возвращаться к ней больше не собиралась.
        - Нет. А может, никогда и не любила... "по-настоящему". Иначе я просто обязана была умереть от горя и несчастья. Кажется, так поется в песнях? - Мила криво усмехнулась.
        Ребята отвели глаза, тогда она повернулась к магу:
        - А ты что скажешь?
        Лицо девушки выражало лишь пустой интерес, но в глазах была легкая грусть - все-таки она любила его, того неизвестного, хоть и давно.
        - Скажу, что нам пора домой, - ответил он, вставая из-за стола. - Рисса уже заждалась.
        Назад они возвращались парами: впереди шли Лея и Гер, держась за руки и о чем-то болтая, а следом за ними - Брайас и Мила, молчавшие каждый о своем.
        ***
        Первая половина следующей недели у Брайаса была свободной: ни практик, ни занятий. И потому, проводив Лею и Гера, маг с удовольствием заперся в лаборатории с одной любопытной книгой заклинаний. Ближе к полудню в дверь постучали, и на пороге показалась Эмилия. Подойдя к нему, девушка положила руки на книгу. Брайас нахмурился:
        - Тебе больше нечем заняться?
        - Да. Ты же запретил мне выходить из дома одной, - напомнила Мила.
        - Как будто это тебя останавливало, - фыркнул маг. Видя, что девушка не собирается убирать руки, Брайас вздохнул: - Хорошо, можешь идти, куда вздумается.
        - Значит, вчера еще нельзя было одной, а теперь можно. Почему?
        - Потому что теперь я дома и не придется срываться с занятий, - раздраженно ответил маг. - Эмилия! Прекрати дурачиться и не мешай мне!
        Девушка не двигалась, выжидающе глядя на него.
        - Пожалуйста, - добавил он.
        - Хорошо.
        Мила тут же убрала руки с книги и вышла. Покачав головой, Брайас вернулся к чтению, но уже через несколько минут с досадой захлопнул ее и, сняв куртку со спинки стула, отправился догонять девушку.
        Эмилия изобразила искреннее удивление, когда на повороте ее окликнул маг.
        - Брайас! Неужели ты решил прогуляться?
        - Не мог же я оставить свой любимый город тебе на растерзание!
        Девушка довольно улыбнулась. Они пошли вниз по улице, продолжая переговариваться, точнее Мила задавала вопросы, а Брайас на них отвечал. Девушку интересовало буквально все: когда и как они отмечают Новый год, водятся ли в Балоре единороги, действительно ли вампиры пьют кровь или это просто очередная легенда, чтобы люди меньше к ним совались. Маг не выдержал:
        - Эмилия, я же оставлял тебе книгу о вампирах!
        - Ты имеешь в виду ту книжку про "дюже поганых тварей-кровососов", бледнокожих, со смрадным дыханием и желтыми клыками, что накидываются на несчастных девиц, если тем запотемит ночью шастать по склепам? - припомнила Мила. - Нет. Пробежалась глазами, посмеялась над гравюрами, и поставила обратно на полку.
        Маг довольно улыбнулся.
        - Тебе не стыдно держать в доме эту ересь, тем более что один из твоих друзей - вампир.
        - Неа, - маг пожал плечами. - Во-первых, она действительно забавная, и я порой люблю почитать ее и посмеяться, во-вторых, Лесс сам ее мне подарил. А в-третьих, - тут маг интригующе улыбнулся, - ты не видела вампира с похмелья.
        Теперь уже Мила рассмеялась.
        - И все же, если серьезно, они действительно пьют кровь?
        - Пьют, - серьезно ответил маг. - Она необходима им для ускоренной регенерации.
        Брайас вспомнил, как они с Лессом попали в засаду у Логова. Покончив с врагами, смертельно раненый вампир пропал, а когда вернулся, был жив и здоров, но по уши в крови. Ни Брайас, ни Эрион тогда так и не решились спросить, чья она.
        - А если им не нужно исцеление?
        - Тогда они питаются обычной пищей.
        - Понятно. Их нельзя упрекнуть в желании выжить, пусть даже любой ценой. В этом они так похожи на людей.
        - Поэтому они и стараются использовать для регенерации Следы Максии, источники Силы,- пояснил Брайас. - Не хотят уподобляться.
        Мила даже не заметила, как они оказались на Королевском мосту - одном из трех стоградских мостов через Ладку, самом большом и самом красивом. Маг и девушка остановились на его середине и принялись разглядывать проплывающие внизу лодочки.
        - Как ты попал в Универ?
        Брайас усмехнулся:
        - Как и все, через ворота. Пришел к ректору, сказал, что хочу учиться. Он на меня посмотрел, что-то поспрашивал, а потом зачислил на первый курс.
        - Нет, - улыбнулась Мила, - я имела в виду: откуда ты? Ты не похож на местных жителей.
        - Неужели?- Брайас прищурил глаза, пристально глядя ей в глаза.
        Девушка молча кивнула в ответ. И дело было даже не в сочетании темных волос с синими глазами и слегка смуглой кожей. И брюнетов, и синеглазых, и загорелых в Стограде хватало. Просто...
        - Ты другой, - честно ответила Мила. - Не знаю, в чем именно, но другой. Я так чувствую, потому и говорю.
        Несколько секунд они молча смотрели друг другу в глаза. Брайас пытался определить, не является ли это проявлением необычных способностей, о которых говорил Казимир. А Эмилия не считала нужным отводить глаза, тем более, когда она говорила правду. Первым не выдержал маг:
        - Я приехал из Элирии много лет назад, - его взгляд заскользил по речной глади Ладки. - Это небольшое королевство на западе за Валлийским кряжем.
        - Ты часто там бываешь?
        - Последний раз я там был тринадцать лет назад, когда забрал Лею к себе.
        - А что стало с ее родителями?
        Лицо мага застыло в холодно-отчужденной маске, как при первой их встрече. Мила поздно спохватилась, что должно быть спросила лишнее. Девушка выругала себя, за то, что сунула нос не в свое дело, и все испортила. А ведь у них с магом почти получилось найти общий язык. А теперь опять "доброе утро, Эмилия" и "спокойной ночи, Эмилия". Шаг влево, шаг вправо - пульсар в лоб за попытку выведать семейные секреты. Девушка повернулась и пошла обратной дорогой, как вдруг маг очнулся.
        - Подожди. Мой брат...
        - Если не хочешь, можешь не говорить, - предложила Мила. - Я пойму.
        - Нет. Слушай. Мой старший брат, Нейер, как и отец, был дипломатом, послом в соседние державы. Он возвращался в Элатар - наш родовой замок на берегу Южного моря, когда его корабль налетел на рифы. Брат и вся его команда погибли. Божена, его жена и мать Леи, в это время была на сносях. В ту же ночь у нее случились преждевременные роды, но ребенок родился мертвым. Бедная женщина не перенесла потери мужа и ребенка, и к вечеру следующего дня она скончалась. Лее тогда едва исполнилось четыре года. Когда я узнал об их гибели, тут же приехал и забрал ее оттуда.
        Мила молча сжала его руку, никогда девушка не чувствовала такой беспомощной и растерянной. Маг слабо улыбнулся ей в ответ и осторожно освободился. Немного помолчав, Мила поинтересовалась, есть ли у Брайаса хорошая книга о травах.
        - Зачем тебе?
        - Просто я подумала: а вдруг не получится вернуться домой? Надо же мне как-то здесь жить. Готовить я не умею, да и с домашним хозяйством у меня не очень - так что ни поварихой, ни экономкой, ни даже служанкой быть не смогу. А вот травницей - почему бы и нет.
        Тем более что у себя дома Мила была неплохим флористом и разбиралась в растениях.
        - Чтобы быть травником, нужно знать что, где и как собирать, как готовить и принимать, а также суметь отличить нужное растение в очень засушенном состоянии, даже если это всего лишь маленький листочек. На факультете Травников и Целителей этому лет пять учат.
        - Я знаю. Но если мне придется здесь остаться, я должна где-то работать.
        - Ну отчего же, - удивился маг. - Ты можешь выйти замуж. Например, за какого-нибудь зажиточного горожанина. Будешь в его доме командовать, слуг гонять, детей растить.
        - Нет.
        - Почему?
        - Во-первых,- заявила Эмилия, - у меня нет приданого, и зажиточный горожанин на мне не женится, да и не зажиточный тоже, если не хочет вконец разориться.
        - А во-вторых?
        - А во-вторых, - со вздохом произнесла девушка, - зачем? Чтобы муж содержал? Так можно пойти и самой заработать, на хлеб с маслом хватит. А по одной половице ходить и мужу в рот заглядывать ради румяного коржика по праздникам - не по мне. В паре должны быть равные, как две половинки одного целого.
        - А ты равного себе не видишь?- предположил маг.
        Мила отрицательно покачала головой:
        - Есть лучше, есть хуже, а равного - нет. Ладно, - усмехнулась девушка, - мы с тобой опять куда-то не туда зашли с этими разговором. Ты мне лучше расскажи, каким образом вы между мирами путешествуете и зачем.
        - А что тут рассказывать, - начал отнекиваться маг, - тут и говорить особо нечего.
        - Ты еще поломайся как девица на выданье, - рассмеялась Мила.
        Брайас закатил глаза:
        - Это долгий и трудоемкий процесс,- нараспев произнес он, - требующий больших затрат энергии ...
        - Я знаю это. Зачем ты появился в моем мире?
        Это было предвоенное время, тогда все соседние миры проверялись на наличие в них Темных и запечатывались. При переходе в очередной мир что-то произошло, он сам до сих пор не понял, что именно. Но из-за него Брайас оказался в дальнем мире Эмили и вернулся из него только благодаря астральному следу, оставшемуся от перемещения. Потому Казимиру и нужно так много времени и сил, чтобы вернуть девушку в ее мир. Целиком и полностью, а не просто отправить туда ее астральную проекцию, как было с ним.
        - Так что ты там делал?- Мила напомнила вопрос задумавшемуся магу.
        - Гулял, - само собой разумеющимся тоном ответил он.
        Дальнейшие расспросы были бессмысленными. Если маг не хотел отвечать, но бесполезно было даже пытаться вытянуть из него хоть словечко. Он станет лишь отшучиваться и увиливать от разговора.
        Они еще долго болтали о всяких пустяках, бродя по городу, а когда вернулись, Рисса вручила ему какую-то записку. Брайас мигом пробежался по ней глазами, и, не сказав ни слова, умчался в Университет.
        ***
        Казимир, Дана и Стасовир ожидали появления Брайаса еще до обеда, но маг появился только поздно вечером. На вопрос, где же его леший носил, извинился и пошутил что-то вроде "где носил, там и бросил, пришлось обратно самому выбираться". Больше никто ничего спрашивать не стал, были дела поважнее. Первой начала Дана, магистр-практик второй степени:
        - Как ты знаешь, адепт, которого мы поймали, был без сознания. Мы поместили его в мед. часть, под присмотром.
        Брайас кивнул. Это он еще вчера слышал, и знал, что кроме Даны, за пленником приглядывал раненный Стас, который лежал рядом с адептом. Он сам их проверял: Стасовир медленно поправлялся, а вот адепт оставался без изменений.
        - Сегодня в полдень случилось странное: адепт очнулся, но начал бредить.
        - Вам удалось понять, что именно он говорил?
        - С трудом, - признался Стас, - Темный бормотал в основном бессвязные слова: "обман", "свет", "западня", но потом он выдал фразу "ключ не найден, хозяин будет недоволен", после чего умер. Буквально рассыпался в пепел у нас на глазах.
        Брайас нахмурился:
        - Но что значит "ключ не найден"? Что это за ключ и зачем они его ищут?
        - В этом и состоит главная загадка! - Казимир устало опустился в кресло.
        - У вас есть предположения?
        - Скорей всего, это как-то связано с нашей гостьей, - ректор сцепил руки в замок и положил их на стол. - Либо ключ у нее, либо она сама - ключ.
        - Но к чему?
        - Пока мы и сами не знаем, - Казимир развел руками. - Дана и Стасовир перерыли полбиблиотеки, но так и не нашли никаких упоминаний о "ключе".
        - В любом случае, мы знаем, что он позарез нужен Темным, и они сделают все, чтобы его получить, - добавил Стас.
        - Так что будет лучше, если девушка переедет в Университет, - предложил ректор. - Не стоит подвергать Риссу и Лею такой опасности. Кто знает, на что они могут решиться. Один раз они уже пробрались в город, значит, смогут сделать это еще.
        - Тем более что впереди у нас такой замечательный праздник, как пятилетие победы в Войне магов, - вставила Дана. - Хороший повод напомнить о себе.
        - Прежде всего, это удобный повод, - поправил Стас. - Толпа народа, толпа магов, турнир. Никто и не почувствует капельки темной магии в море заклинаний. А если и почувствует, то решит, что это адепты балуются.
        - Значит, у нас опять ограниченно время, - заключил Брайас, - три недели, не больше. И за это время мы должны узнать, что такое "ключ" и какое отношение к нему имеет Эмилия. А главное, что хотят открыть Темные этим ключом.
        Кабинет ректора погрузился в тишину. Маги обдумывали дальнейший план действий. Неожиданно Брайас вспомнил:
        - Постойте, адепт говорил, что ключ не найдет? То есть, следя за Эмилией, они не обнаружили этого ключа! Вполне возможно, она не связана с ним.
        - Вполне возможно, - повторил ректор. - Но так же они могли иметь в виду, что он еще не пробудился. Кто знает, может этот всполох имеет отношение к ключу. Может, именно его они и должны были увидеть? Даже я едва заметил его, причем не с первого раза, а там были всего лишь адепты.
        - Значит, остается ждать, пока ключ проявит себя, - с некой обреченностью произнес Брайас.
        - Да,- кивнул Казимир, - это еще один повод, почему девушка должна переехать сюда. Здесь нам будет удобнее наблюдать за ней.
        - Боюсь, это будет не так-то просто, - с неохотой произнес Брайас. - Она умудрилась поладить с Леей и Риссой, и теперь навряд ли захочет переезжать. К тому же это вызовет ряд вопросов.
        - Брайас, ты должен ее уговорить. Она тебя послушает.
        - Она никого не слушает, - фыркнул маг. - Единственный способ уговорить ее - это рассказать всю правду.
        - Мы не можем пойти на это!- возразил Стас. - Если она действительно так своенравна, неизвестно, как она поведет себя, когда все узнает. Мы ни в коем случае не должны говорить ей правды!
        - Мы и сами ее не знаем!- возразила Дана. - А обманывать бедную девочку нехорошо.
        - Ты еще скажи, что и темных адептов бить нехорошо, - окрысился Стас, - они же маленькие!
        Дана промолчала. Вместо нее ответил Казимир:
        - Мы скажем ей правду, когда сами будем ее знать. А пока мы только напугаем ее. Спешный переезд нам ни к чему, у нас в запасе есть, по крайней мере, еще неделя, чтобы его подготовить: найти правильный повод, предлог, чтобы девушка не испугалась и не сбежала от нас. За это время мы должны найти ответ, что же такое этот "ключ".
        ***
        Брайас вернулся домой уже за полночь. Поднявшись по лестнице, он свернул к гостевым комнатам. Приоткрыв нужную дверь, маг заглянул внутрь: Эмилия спала крепким сном, ее больше не мучили дурные сны и воспоминания. Светлые волосы мягкими локонами разметались по подушке, один - самый непослушный - упал на глаза. Маг осторожно убрал его с лица и улыбнулся: ключ, за которым охотятся Темные, и над загадкой которого бьются лучшие маги королевства, сонно почесал нос и повернулся на бок. Такая хрупкая и беззащитная. Такая вредная и упрямая. Смешная глупая девчонка, которая умеет быть серьезной мудрой женщиной. Или женщина, которая так и осталась в душе ребенком.
        Маг прикрыл за собой дверь и отправился спать.
        ***
        Всю следующую неделю шел дождь, и ежедневные прогулки Эмили накрылись медным тазом. Зато остался маг, который позволял ей тихо посидеть в лаборатории и понаблюдать за его работой, или просто поболтать за игрой в шашки. И все же большая часть ее времени по-прежнему доставалась книгам.
        В один из таких дней, когда Брайас и Лея уже вернулись из Университета, Мила, закутавшись в плед, уютно устроилась на диванчике в библиотеке с очередной книгой. На этот раз это был какой-то рыцарский роман о герое-одиночке, продержавшемся в осажденной крепости до прихода туда своего сюзерена, а потом умер у него на руках. Полкниги Мила уговаривала себя дочитать до конца все мысли и внутренние переживания рыцаря, куковавшего в башне с кучей врагов под окном, воспоминания о прекрасной даме и слезливую сцену мысленного прощания с "обожаемой Гертрудой". Наконец, враги, которым также как и Миле надоели причитания болезного рыцаря, решили начать атаку. Автор был не мастак, но сцена боя ему определенно удалась. Мила даже вся подобралась, сидя на подлокотнике дивана. И вот, когда враги уже поднимались по лестнице башни, а на горизонте показались дружественные войска, книгу захлопнули прямо у нее перед носом. От неожиданности девушка потеряла равновесие и грохнулась на пол.
        - Брайас!!!- девушка попыталась встать, но в довершение ко всему, запуталась в пледе. - Какого черта!!
        - Между прочим, ты поступила точно так же, - спокойно напомнил ей маг, довольно улыбаясь.
        - Тогда... Ой! - поднимаясь, девушка стукнулась головой о подлокотник рядом стоящего кресла, - я просто прикрыла книгу. Тссс! - она потерла ушибленное место. - А ты, зараза, захлопнул ее на самом интересном месте!
        - Мне тогда тоже было интересно, - заметил маг, помогая ей встать.
        Ойкая, Мила села на диван и стала выпутываться из пледа.
        - Мне хотелось, чтобы ты прогулялся. А я-то тебе зачем?
        В этот момент она выглядела крайне забавно - взъерошенная, с хитрым прищуром - и напоминала воробья, вытащенного из лужи и теперь возмущенно пищавшего, выражая свое недовольство. Брайас хихикнул.
        Девушка схватила маленькую диванную подушечку и швырнула ее в мага. Тот просто сделал шаг в сторону, и злополучная подушка полетела в открытую дверь и того, кто в ней стоял. Издав тихое "шмяк", подушка шлепнулась об пол, а на пороге остался стоять высокий молодой мужчина с волнистыми каштановыми волосами.
        - Вообще-то я собирался сказать, что у нас гости, - сказал маг. - Эмилия, это Лессандр. Лесс, это Эмилия, готовится в роту королевских стрелков.
        - В таком случае, у нее неплохие шансы, - улыбнулся гость, переступая порог, - не каждый может похвастаться, что попал в вампира. Пусть даже диванной подушкой.
        Эмилия очаровательно улыбнулась:
        - Благодарю, но Брайас как всегда всё преувеличивает. Стрелок из меня никудышный, ведь целилась я в мага, а попала в его друга.
        - На то и нужны друзья, чтобы прикрывать друг друга, - вампир улыбнулся и пристально посмотрел в глаза.
        Девушка отметила, что карие глаза Лесса стали светлее, а потом вновь вернулись к прежнему цвету, как будто по радужке пробежала огненная полоса.
        - Должно быть, вы устали с дороги, - заметила Мила. - Рисса скорей всего не знает о вашем приезде. Думаю, следует ей сообщить об этом, а заодно помочь накрыть на стол. Скоро ужин.
        С этими словами девушка протиснулась к двери.
        - Да-да, - кивнул Лесс и как-то странно улыбнулся, - она будет просто счастлива.
        Девушка тут же вышла. Как только дверь за ней закрылась, ощущение, будто ее рентгеном просвечивают, пропало.
        - Мда, - сказал Лесс, глядя на закрытую дверь. - Одно из двух: или я старею, или у нее действительно есть чутье.
        Он устало опустился в кресло и вытянул ноги.
        - А теперь рассказывай, зачем тебе понадобилась моя помощь.
        Брайас сел напротив него. Взмах руки - и перед ними графин с золотистым элириийским вином и два бокала. Наполнив их, маг протянул один из них другу. Чокнувшись, друзья выпили за встречу, а потом Брайас вкратце обрисовал ситуацию.
        - Мы перерыли всю библиотеку,- продолжил он, - включая личные архивы Казимира и секцию запрещенной литературы. Но нашли лишь маленький клочок полусгнившей бумаги со словами "и имя ей было "ключ"". Подняв записи, мы установили, что данный клочок из древнего эльфийского манускрипта, хранящегося в Высоком лесе. Я уже связался с Эрионом, и он обещал помочь, поэтому завтра я отправляюсь туда.
        - Хочешь, чтобы я составил тебе компанию?
        - Нет, хочу, чтобы ты остался здесь и проследил, чтобы с Эмилией ничего не случилось.
        - Но почему бы просто не отправить ее в Универ, тем более что ее там ждут с распростертыми объятьями?- удивился вампир.
        - Не хочу рисковать.
        Видя, что другу этого не достаточно, добавил:
        - Она умудрилась поссориться с одним студентом.
        - И стоит так трястись из-за маленькой ссоры? Может она ему нравится, но бедняга не знает, как проявить свои чувства?
        - Этот "бедняга" чуть не запустил в нее Тенью.
        Лесс что-то слышал об этом заклинании. Помниться, это одно из некромантских заклинаний оно должно на некоторое время ослепить жертву, а потом по капле забирать из него жизнь, лишая воли.
        - Мда, серьезный парень. Что ж, ладно, так и быть, присмотрю за девчонкой.
        Вампир поднял упавшую вместе с Эмилией книгу и принюхался.
        - Эх! Какой запах! Чистая кровь двадцатипятилетней выдержки! Ням!
        - Лесс!- маг посмотрел на друга с легкой укоризной. - Оставь свои вампирские шуточки при себе. Будет трудно ее охранять, если она начнет от тебя шарахаться.
        - Ну могу я хоть немного побыть коварным вампирюгой?- возмутился Лесс.
        - С дюже страшной рожей?- рассмеялся маг.
        - Да ну тебя!- фыркнул Лесс.
        В дверь постучали, и голос Риссы сообщил, что стол накрыт.
        - Рисса, милая, как я рад Вас видеть! - вампир распахнул дверь и широко улыбнулся.
        - Опять приехал к нам девок портить!- напустилась на него старушка. - Прошлый раз Брайас еле отбрыкался от них! Приходят, воют, тебя спрашивают!
        - Что я виноват, что девушкам нравлюсь? - вампир картинно тряхнул волосами.
        - Нравишься, как же! - фыркнула кухарка. - Глазища свои выпучишь, вот они и бегут за тобой, как скотина глупая!
        - Абсолютно с вами согласен! - лучезарно улыбнулся Лесс и посмотрел на Риссу.
        Брайас с усмешкой наблюдал, как старушка замерла и расплылась в блаженной улыбке. Затем вздрогнула и, очнувшись, принялась охаживать вампира полотенцем.
        - Я тебе покажу, глазки мне стоить!
        - Брайас!- притворно-испуганным голосом возопил Лесс. - Спаси меня от своей кухарки!
        - Рисса! Рисса! - маг перехватил полотенце, в очередной раз подхлестнувшее вампира. - Лессандр все-таки наш гость и мой друг. Не стоит с ним так сурово. - И переводя тему, спросил: - Лея и Эмилия уже в столовой?
        - Да, - пыхтя, ответила женщина. Ее взгляд все еще сверлил шкодливого вампира. - И если ты вздумаешь им головы морочить...
        Женщина опять двинулась на вампира, но Брайас преградил ей дорогу:
        - Тогда я сам подарю тебе осиновую скалку.
        Сердито вздохнув, женщина развернулась и пошла в столовую.
        - И чего она взъелась?- возмутился вампир. - Было-то один раз, и то прибежали две каких-то дурехи, а потом выяснилось, что это был не я.
        - Но осадок все равно остался. Ладно, пошли, а то нас там уже заждались.
        Маг пошел следом за кухаркой, но вампир его остановил:
        - Стой, давно хотел спросить, с чего это ты так носишься с этой девчонкой, даже Казимиру не хочешь отдавать? - с подвохом спросил Лесс.
        - Я же только что все тебе объяснил, - удивился маг. - Она очень важна для нас, а переезд в Универ - это вопрос времени.
        - Ага, значит, я могу за ней поухаживать, пока тебя не будет?
        Лицо вампира приняло ехидное выражение.
        - Как хочешь, - пожал плечами маг. - Вот только что скажет Маришка? Ты же знаешь, как трудно от нее что-либо утаить.
        - Мда, - притворно вздохнул Лесс, - что делать, если твоя девушка умеет читать мысли!
        - Жениться! - усмехнулся маг и подтолкнул его. - Пошли!
        После ужина маг отозвал Милу в сторону и сказал, что должен уехать из Стограда.
        - Вот как? - Мила слегка приподняла брови. - Ну что ж, надо значит надо! - И после паузы добавила: - Надеюсь, ты вернешься к турниру. Не хотелось бы расстраивать Лею.
        - Я уезжаю дней на пять, не больше, так что успею.
        - Ну что ж, тогда счастливо съездить, - девушка натянуто улыбнулась. - Надеюсь, ты найдешь, что ищешь.
        ***
        В эту ночь Мила никак не могла заснуть, ее одолевало странное беспокойство. Как бы глупо это не звучало, но прежде маг никуда не отлучался, и все время был где-то поблизости. Даже когда Эмилия потерялась, в глубине души она верила, что он ее найдет. А теперь маг уезжал далеко и возможно надолго. Лея не раз говорила, что Брайас частенько уезжал на "пару дней", а возвращался через месяц. "С другой стороны, - говорила она себе, - жила же ты без него как-то двадцать с лишним лет, и пять дней проживешь. И вообще, ты взрослая женщина, а не маленькая девочка". Но некий страх и неопределенность не проходили.
        Вздохнув, Мила встала с постели и, закутавшись в плед (кто ее ночью увидит?), пошла на кухню. Спустившись вниз, девушка услышала какой-то шум со стороны библиотеки. Дверь ее была приоткрыта, и Мила на цыпочках тихонько подкралась к ней. Впрочем, слишком близко она подходить не стала - в библиотеке шел довольно неприятный разговор. Голоса были приглушенными, но иногда нет-нет да проскальзывали скандальные нотки.
        ***
        Этого Брайас никак не ожидал - посреди ночи проснуться от ощущения, что где-то рядом был оборотень. Маг встал и бесшумно вытащил меч из ножен, висевших у изголовья. Осторожно подойдя к окну, он заметил тень у входной двери. Магический прыжок - и холодное лезвие меча прижалось к шее незваного гостя.
        - А ты все так же хорош, Брайас!- прохрипела эльфийка. Сверток, который женщина держала в руках, недовольно гукнул.
        Маг опустил меч, но боевое заклятье по-прежнему было готово сорваться с пальцев в любой момент.
        - Зачем ты пришла?
        Женщина успокоила расплакавшегося ребенка.
        - Ты должен мне помочь.
        - С какой стати?
        Женщина беспокойно огляделась:
        - Может, все-таки пустишь меня? Или предпочитаешь, чтобы нас видели вместе?
        Маг открыл дверь и кивнул в сторону библиотеки.
        ***
        - Пойми, они сделают все, чтобы избавиться от него!- с отчаяньем прошептал женский голос. - Само его существование - позор для всего нашего рода!
        - Тебе следовало думать об этом раньше, - холодно ответил голос мага.
        - Брайас, я молю тебя! Ты должен мне помочь! - в голосе женщины слышались слезы.
        - С чего бы это?
        - Тан. Ты тоже любил ее. И я прошу тебя помочь в память о ней.
        - Не смей даже упоминать ее имя!!- в голосе мага клокотал гнев. - Ты и подобные тебе убили ее!
        Женщина испуганно вскрикнула, раздалось тихое хныканье ребенка. Мила невольно сжалась и затаила дыхание: таким злым мага она еще не видела.
        ***
        Эльфийка легким движением поправила волосы, слегка растрепавшиеся от пролетевшего рядом пульсара, и принялась покачивать малыша.
        - Да, - спокойно ответила она. - Я ошиблась и сполна заплатила за это. Я прошла "чистку", Брайас. И ты знаешь, что это такое.
        Маг действительно знал. Ему довелось испытать действие отнимающего Силу заклятия. Жуткое чувство как будто внутри огромная воронка, засасывающая тебя. А после - гнетущая пустота. Брайасу тогда повезло, что учитель смог уговорить Ковен вернуть ему Силу, отнятую Темными. Случалось, что маги, лишившись Дара, сходили с ума или кончали жизнь самоубийством.
        - Ты предала ее, - хрипло произнес маг, с ненавистью глядя на гостью.
        - Брайас! Когда ж ты поймешь, что она тоже была не святая! Темные... - но тут голос женщины прервался, потому что маг цепко держал ее за горло. - Отпусти... Отпусти меня... - прохрипела она.
        - Не смей порочить ее, - тихим зловещим голосом произнес он, выделяя каждое слово.
        - Как скажешь, - просипела она, когда маг убрал руку. - Мне больше некуда идти. Они наняли наемного убийцу, и теперь он охотится за ребенком.
        - А ты ждала, что они тебя розами осыпят и дворец в Высокому лесу вернут?- хмыкнул маг.
        - Нет, я надеялась, что они оставят меня в покое, - сердито ответила женщина. - В мире немало полукровок...
        - Но не оборотней, тем более, с королевской кровью.
        - Мы с Тан были последними в очереди на трон, и когда она захотела с тобой встречаться, все были не против, - возразила эльфийка.
        - Но я не оборотень, - заметил маг.
        - Некромантов они тоже не жалуют, и тебе это известно. Только принадлежность к древнему элирийскому роду и звание магистра высшей степени позволила вам с Тан жить вместе. И то под запретом брака.
        - Чего же ты хочешь?
        - Спрячь ребенка. Меня они не тронут, не посмеют. В Высоком лесу слишком дорожат королевской кровью.
        ***
        Ого! Оказывается, подружка мага была эльфийской принцессой! Да и сам он не из простых будет! Эльфы, оборотни, Темные маги, наемные убийцы... Куда она попала?
        Мила чувствовала, как у нее мурашки по коже бегут, настолько это все было страшно... Страшно интересно!!
        Девушка подалась вперед, когда услышала позади шорох. Резко обернувшись, она видела вампира.
        - Хм, миленькая сорочка!- заметил Лесс, бросив на девушку оценивающий взгляд.
        Эмилия плотно закуталась в упавший плед.
        - А я на кухню шла, чаю выпить, - девушка растерянно улыбнулась.
        - Кухня в другой стороне, - напомнил вампир.
        - Я знаю, просто...- Мила понимала, что оправдываться крайне глупо, и потому просто предложила: - Может, составишь мне компанию?
        Вампир молча посторонился, пропуская ее вперед. Девушка бросила любопытный взгляд на библиотечную дверь и прошла в столовую.
        ***
        - Значит, она все слышала, - маг вздохнул, и устало потер лицо руками.
        Небо за окном начинало светлеть.
        - Ну, не совсем все,- утешил его вампир. - Только до слов про то, как они дорожат королевской кровью.
        - Значит все, - констатировал маг и уронил голову на сложенные руки.
        Вампир неприязненно отодвинул чашку с прозрачной жидкостью темно-коричневого цвета.
        - Фу! И как она пьет эту гадость?
        Маг поднял голову и, увидев кружку, усмехнулся:
        - Она говорит, что не может заснуть и не может проснуться, пока его не выпьет.
        - Заснуть! Как же! - фыркнул Лесс. - Мне пришлось три чашки выдуть, прежде чем она спать захотела! Теперь вот мучаюсь, через каждые полчаса в уборную бегаю.
        Брайас слегка рассмеялся, но тут вампир серьезно спросил:
        - Так о чем вы договорились с Дарой?
        - Она хочет вернуться в Высокий лес и уговорить их прекратить охоту.
        - А это возможно?- удивился Лесс.
        - Возможно, - ответил маг, - но тогда она станет изгоем. Ее навсегда изгонят из Высокого леса, и ни один эльф не захочет иметь с ней дела.
        - Не велика потеря! - хмыкнул Лесс. - В мире полным-полно прекрасных мест, где можно жить долго и счастливо, назло всем длинноухим!
        - Может и так, - согласился маг, - но что было, если бы ты должен был покинуть долину навсегда?
        Лесс не ответил.
        В это время на кухню зашла заспанная Мила, покачивая на руках ребенка. Не обращая внимания на оторопевших мужчин, девушка почти на автомате достала из ледника крынку молока и отлила немного в кружку, которую затем поставила на еще теплый очаг.
        - Эмилия!- негромко окликнул девушку притихший маг.
        - А, Брайас!- девушка сонно улыбнулась и протянула ему кружку. - Подогрей, а? До комнатной температуры.
        Маг взял кружку, а вампир усадил девушку на стул.
        - Ой, Лесс, и ты тут! Простите, ребят, я вас не заметила. Мы с крикуном спустились, чтобы выпить немного молочка, а то малыш проголодался, да? - девушка слегка отстранила ребенка и улыбнулась ему.
        В ответ ребенок положил ладошку ей на нос, а потом сжал ее, не больно царапнув.
        - Эмилия, а где Дара? Где мать ребенка? - всполошился маг.
        - Тише ты! - цыкнула на него Мила. - Женщина спит. Видимо она так устала, что просто отключилась. Ребенок в это время проснулся и начал плакать, видимо есть захотел. Как Лея его не услышала, я не знаю.
        - Нашу Лею даже баньши не разбудит! - усмехнулся маг и протянул Эмили кружку.
        Девушка осторожно потрогала ее, немного подула на молоко и, аккуратно усадив на колени малыша, принялась тихонько поить его. Мужчины некоторое время с молчаливым удивлением взирали на это, затем Брайас пораженно сказал:
        - Даже не думал, что ты умеешь обращаться с детьми.
        Мила насмешливо улыбнулась:
        - У других людей тоже бывают племянники! И они тоже были крохами, как мы!
        Девушка ненадолго убрала кружку от ребенка, но, заметив, что тот вновь к ней тянется, опять стала понемногу вливать ему в рот молоко. Когда молока почти не осталось, Мила быстренько поискала что-то глазами, а затем шепотом скомандовала:
        - Лесс! Дай мне полотенце за тобой. Быстро!
        Вампир чуть-чуть замешкался, и ребенок отрыгнул прямо Миле на сорочку.
        - Ты мой молодец!- вздохнула девушка и погладила ребенка по спине.
        Передав малыша магу, она взяла припозднившееся полотенце и вытерла детскую "благодарность".
        - Боже, Брайас! - воскликнула девушка, глядя, как тот держит малютку. - Это же ребенок, а не ручная граната! Ты бы еще защитный экран выставил и доспехи одел! Лесс, возьми ребенка, а я пока до ванной схожу.
        - А с чего это я должен его брать?- возмутился вампир. - И вообще, я темный элемент, меня к детям пускать нельзя!
        - Эх, мужики!- вздохнула Эмилия и забрала малыша. - Сначала ноют "давай заведем ребенка, давай заведем ребенка", а как заведут - на пушечный выстрел подойти боятся! Папаши, чтоб вас!
        С этими словами Эмилия вышла с кухни, и вскоре послышались ее шаги на лестнице - девушка решила отнести его назад к матери. Маг и вампир переглянулись:
        - Знаешь, пожалуй, мне надо немного поспать.
        - Мне тоже,- согласился Лесс, - а то мерещится всякая дребедень.
        Друзья друг другу улыбнулись и вскоре тоже затопали по лестнице. В доме наконец-то наступила тишина.
        ***
        На следующий день Брайас и Дара собирались выехать рано утром. Эльфийка растормошила мага, едва рассвело, и тот, с трудом продрав глаза, умылся и оделся, и, взяв с собой сумку, спустился в гостиную - и мгновенно проснулся.
        В гостиной на диванчике рядком сидели Лессандр и Эмилия, на руках у девушки был ребенок. Вампир и девушка дружно пытались усыпить малыша, но тот упорно не хотел засыпать. Вид у обоих был разнесчастный: не выспавшийся, взлохмаченный, измученный.
        - А вы что здесь делаете? - удивился маг, замерев на лестнице.
        - А ты не видишь? - огрызнулся Лесс.
        - А он не только не видит, он еще и не слышит, - вместо него ответила Мила.
        - Да я экран поставил, - смущенно признался маг, - чтобы спокойно выспаться.
        Две пары глаз - карие и зеленые - смотрели на него с молчаливой злобой.
        - Ты не говорил, что у тебя в доме живет девушка, - игриво заметила Дара, огибая мага и спускаясь с лестницы. - Дейк, маленький, иди к маме!
        Женщина взяла ребенка у Милы и поганец тут же затих. Девушка и вампир, облегченно вздохнув, откинулись на спинку и дружно зевнули.
        - Что здесь произошло?!- возмутился маг и все тут же на него зашикали.
        - Брайас, если ты разбудишь малыша, сам будешь его укачивать, - пригрозила Дара. - Как эти двое.
        - Это не мы!- возмутился Лесс. - Это ты его разбудила своим криком!
        - А вы думаете, я спокойно буду смотреть, как какая-то девица берет моего малыша и уносит неизвестно куда?
        - Твой малыш хныкал в отсыревших пеленках!- возразила Мила. - Я же не виновата, что у меня слух хороший, а тебя даже банда пьяных в хлам орков не разбудит!
        - Как оказалось, разбудит, - хмыкнул маг, - всего одна девушка.
        Мила сердито замолчала, а Дара сделала вид, что не слышала ни девушку, ни мага.
        - Значит, Эмилия встала, чтобы успокоить ребенка, но тут проснулась Дариэль и стала выяснять отношения. Так?- маг вопросительно посмотрел на них. - Но, Лесс, ты-то как здесь оказался?
        Эльфийка криво улыбнулась и хмыкнула:
        - А этот олух умудрился разбудить ребенка, когда мы, наконец, его успокоили.
        - Мда,- усмехнулась Мила, - мы поменяли малышу пеленки, укачали, как вдруг дверь с грохотом распахивается и в комнату заваливается этот. Ребенок естественно проснулся!
        - Ну ты же сам сказал присмотреть за девчонкой! Я проснулся от какого-то шума, прислушался - Дара и Мила ссорятся, вот и решил вмешаться. Все-таки эльфка - Темная!
        - Вмешался!- фыркнула Мила. - Полчаса ребенка успокоить не могли.
        Маг закусил губу, чтобы не засмеяться.
        - Что ж, Дариэль, нам пора, - все еще улыбаясь, сказал он.
        Эльфийка обняла ребенка и поцеловала:
        - Мама скоро вернется, - и передала его назад Миле. - Береги его!
        Девушка понимающе кивнула. Вампир и маг пожали друг другу руки, а когда Брайас повернулся к Миле, та была занята Дейком, вполуха слушая наказы Дары. Только когда они уже выходили из дома, девушка его окликнула:
        - Маг! - Брайас оглянулся. - Удачи тебе.
        ***
        Опасения, что эти пять дней будут скучными и невероятно долгими, не оправдались - с первого же дня Эмилия вертелась, как бешеная белка в Чертовом колесе. Рисса и Лея, когда узнали, чей это ребенок, поначалу отказались помогать, но вскоре, глядя на мучения Милы, все же смягчились. Однако пожилая женщина по-прежнему отказывалась брать малыша на руки и вообще прикасаться к нему. Ну что такого, если у ребенка время от времени зрачок становится вертикальным, а на руках вместо ногтей появляются маленькие коготки. Он же все-таки оборотень! Их же не заботит что у него слегка заостренные ушки и эльфийский разрез глаз, хотя он и полуэльф.
        Пришлось повозиться и с вампиром: Лесс ни в какую не хотел отпускать ее с малышом на прогулку.
        - Ребенку нужно гулять на свежем воздухе хотя бы час!
        - За ребенком охотится убийца, - напомнил вампир.
        - Но он будет хилым, если не будет гулять!- возразила Эмилия
        - Он будет мертвым, если все-таки выйдет. И ты тоже, - припугнул ее Лесс.
        - Лесс! По-моему, ты параноик!- заметила девушка. - Ну, давай хотя бы по улице пройдемся или во дворе постоим!
        - Хотя бы полчасика! - добавила она, видя, что вампир колеблется. - Я могу позвать Лею для компании.
        - Лучше Риссу со скалкой, - хмыкнул вампир. - Тогда наверняка отобьетесь. Ладно, собирайся!
        Девушка быстренько метнулась наверх за курткой и одеяльцем. Одевшись и завернув малыша потеплее, Мила вышла на улицу.
        На город опускались тихие осенние сумерки: над горизонтом появлялись самые первые, самые яркие звезды, ночь обещала быть ясной и морозной. Пустынная улица высветилась окнами домов, изредка оживляемая брехней собак на одиноких прохожих. Девушка и вампир молча шли по одной стороне, Лесс со скучающим видом смотрел куда-то вперед, но Мила могла поклясться, что сейчас он был как натянутая струна. Когда они остановились у калитки, Лесс резко повернул голову и долго смотрел за угол, словно ждал чего-то. Затем вампир негромко скомандовал ей, чтобы та шла домой, а сам задержался на улице.
        ***
        Грай Неверталь вошел в полутемную комнату и тут же почувствовал, как учитель поставил звуконепроницаемый экран. Лунный свет освещал спинку кресла и край красной мантии магистра, сидевшего в нем.
        - Прошло уже три дня, Грай, - грозно напомнил голос учителя, - ты зря тратишь драгоценное время.
        - Простите меня, учитель, - Грай нехотя склонил голову, - но к ней приставлен вампир. К тому же я заметил еще одного, наблюдавшего за ней.
        Неверталь был зол: сегодня вампир почувствовал его, и он едва успел унести ноги. Грай злился на кровососа за унизительное чувство животного страха, до сих пор сидевшее где-то внутри, но ничего не мог с собой поделать. Тем временем известие, что за жертвой следит еще кто-то помимо них, озадачило учителя.
        - Еще один? Хм... Это плохо. Ты должен избавиться от него любым способом.
        - А как быть с вампиром?- этот вопрос волновал Неверталя больше, чем судьба какого-то наемника.
        - Наш друг станет жертвой собственных инстинктов, - голос учителя звучал довольно. - Мы проверим, что для него важнее: слово друга или жажда.
        - Но разве на вампиров действует магия? - удивился Грай.
        - Обычная - нет, но мы воспользуемся другой - магией крови, - с мрачным торжеством проговорил магистр.
        - Но у нас всего два дня! Успеем ли?
        - Успеем, - усмехнулся учитель, - Элатар сегодня прислал сообщение, что задерживается - должно быть в книге чего-то не хватает!
        Учитель злорадно захохотал, от чего у его ученика все внутри похолодело. Может, зря он связался с Темными?
        ***
        - Брайас задерживается?- удивилась Мила, глядя на Лею, принесшую эту новость из Универа. - Надеюсь, это никак не связано с Дариэль.
        Малыш Дейк мирно спал на кровати, тихо посапывая и сжимая в кулачках изумрудную подвеску - свою новую игрушку. Эмили пришлось снять ее, чтобы ребенок случайно не придушил ее, играясь, а сейчас она тихонько тянула за цепочку, чтобы вернуть ее обратно.
        - Знаешь, я удивлена, что дядя об этом сообщил, обычно он просто приезжал и уезжал, - как бы невзначай заметила Лереина.
        Эмилия слегка усмехнулась и покачала головой:
        - А я удивлена, что он решил помочь эльфийке.
        Лея согласилась с ней:
        - Наверное, она напоминает ему о Тан.
        - Или он просто решил насолить Высокому лесу! - в разговор вмешался вампир, вошедший в комнату.
        - Лесс! Ты, наконец, вернулся!
        - Да, решил немного прогуляться в одиночестве, - небрежно отмахнулся тот.
        Эмилия приложила палец к губам и кивнула на дверь. Лея и Лессандр послушно вышли из комнаты и отправились в гостиную, вскоре к ним присоединилась Мила.
        - Это был он? - спросила девушка. - Убийца?
        - Где? - вампир удивленно округлил глаза.
        - Лесс! Ты знаешь, о чем я говорю!- сердито намекнула Мила. - Тот, кого ты почувствовал! Кто он?
        - Понятия не имею, - пожал плечами Лесс. Вампир всем своим видом давал понять, что дальнейшие расспросы бесполезны - он едва ли не лучше своего друга умел уходить от ответа.
        Лессандр видел, как горят любопытством глаза девушки, и уже с предвкушением ожидал, как она будет пытаться вытянуть из него хоть словечко, а он будет дурачить ее. Но Эмилия, взмахнув хвостом, отвернулась к Лее и принялась о чем-то с ней шушукаться. Лесс насторожился - девушки обсуждали завтрашний поход к какому-то маэстро на примерку.
        - Куда это вы собрались? - нахмурился вампир.
        - На примерку платьев, - радостно улыбнулась Лея.
        - А как же ребенок? - Лесс строго посмотрел на Эмилию.
        - Ты и Рисса останетесь дома. Если что, кричи, она поможет, - посоветовала Мила.
        - Нет, я пойду с вами, - не терпящим возражения тоном заявил Лесс.
        - Зачем?- притворно удивилась Мила. - Нам ведь ничего не угрожает? Верно?
        Девушка злорадно улыбнулась. Вот ведьма! И не пойти нельзя - кто-то действительно следил за девушкой, и пойти значит подтвердить все ее опасения. Ведь наверняка затеяла все это, чтобы наверняка узнать про слежку!
        - Ладно, - подозрительно спокойно согласился Лесс, - посижу. Но учти, если опоздаешь, или где-то задержишься, я его съем!
        Девушка рассмеялась:
        - Тогда, пожалуй, следует заглянуть еще к травнику за слабительным. Мясо оборотня, говорят, жутко жесткое и даже немного ядовитое. Не всякий желудок переварит!
        ***
        Хелл сидел в какой-то забегаловке на окраине города и медленно потягивал пиво. Наниматель был недоволен, что он так долго тянет с этим ублюдком. "Что может быть проще, чем убить младенца?" Действительно, что может быть проще... Эта чертова эльфка заявилась в столицу и спрятав ребенка у мага, укатила куда-то с ним, оставив вампира и ведьму присматривать за ним. И теперь, чтобы добраться до малыша, ему нужно убрать девушку и клыкастого - по-другому никак, а на это Хелл не подписывался.
        В таверну зашел молодой парень и заказал пиво. Защитные амулеты убийцы тревожно завибрировали - парень был маг и сейчас пробовал на нем свои силы.
        Хелл нащупал спрятанный в рукаве стилет и приготовился к броску. Но маг, даже не попробовав пиво, брезгливо вылил его на пол, обругал хозяина и ушел. Убийца приподнялся и пошел вслед за ним - он собирался узнать, кто он и зачем на него покушался, а потом убрать.
        Парень долго петлял по улочкам, а затем вовсе пропал. Такого с Хеллом прежде не случалось, и озадаченный убийца вышел к тупику, где еще миг назад был маг. Пусто. Вдруг сзади послышался тихий рык. Хелл резко развернулся, выбросив вперед два стилета. Но это не помогло: огромная зверюга в мощном прыжке сбила его с ног и вгрызлась в горло.
        Грай Неверталь с любопытством наблюдал останки убийцы. Ну надо же! Кто бы мог подумать, что у этого недоумка мог быть такой недовольный клиент! Что ж, и от оборотней бывает польза, не пришлось пачкаться! Маг встал, отряхнулся и сотворил заклинание. Не хватало еще, чтобы поутру его следы обнаружили рядом с трупом. Городская стража, конечно, сплошь идиоты, но зачем рисковать!
        ***
        Лереина вернулась из Универа после полудня и, перекусив, вместе с Милой отправилась к маэстро Каллео. Портной был рад их видеть и тут же предложил примерить почти готовые платья. Девушка с трепетом примерила темно-синий шелк и тут же побежала смотреть, как Эмилия надевает свой темно-красный бархат.
        - Мила, как красиво!!- пораженно прошептала девушка, глядя на нее.
        Платье и в самом деле было чудесное: вино-красного цвета, с открытыми плечами, длинными узкими рукавами, облегающее фигуру до бедер и расширяющееся к низу.
        - Ты тоже прекрасно выглядишь! - улыбнулась девушка. - Маэстро Каллео - вы настоящий мастер!
        Довольный портной ответил легким кивком.
        - Но тут чего-то не хватает, - Эмилия внимательно смотрела на девушку. - Подожди!
        Она быстро расстегнула цепочку и протянула ее девушке.
        - Вот, примерь!
        Овал подвески как нельзя лучше смотрела на шее Леи. Глубокий темно-зеленый цвет отлично сочетался с синевой платья. Отец всегда смеялся, что это ни какой не изумруд, а бутылочное стекло, а мама возражала, что таких зеленых стекол не бывает.
        Лея заметила, как заблестели слезы в Милиных глазах.
        - Мил, ты чего? - робко спросила Лея.
        - Ничего, - улыбнулась девушка, сморгнув слезу. - Просто ты такая красивая!
        - Аж слезу прошибает? - усмехнулась Лея.
        Мила кивнула и рассмеялась. На обратном пути они проходили мимо балагана, и Лея уговорила ее немного посмотреть представление. Это была ее любимая пьеса про незадачливого купца и работника, обхитрившего его, смысл которой был прост - скупой платит дважды. Мила с интересом наблюдала, как Лея смотрит представленье: ребенок - он и есть ребенок. Но сейчас нужно было спешить - спасать Лесса от слюнявых объятий и мелких коготков Дейка.
        - Интересное представление, неправда ли?- голос над ухом заставил вздрогнуть Милу. Позади нее стоял Грай Неверталь собственной персоной, по-прежнему мерзкий и зловещий.
        - Если дашь мне досмотреть, тогда отвечу, - нахмурилась девушка и отвернулась, собираясь с силами. - Так что на этот раз привело тебя ко мне?
        Представление на удивление быстро закончилось. Девушка вновь обернулась к магу, пытаясь прогнать страх злостью на собственную трусость, но пока что побеждала трусость.
        - В прошлый раз мне показалось, что извинений было недостаточно, поэтому я принес это. - В руках маг держал белоснежную лилию, один из самых любимых цветов Эмили, от которой лился божественный аромат, приятно щекотавший ноздри.
        - Ты бы еще еловый венок подарил, - фыркнула Лея. - Белые лилии в Невере считаются символом смерти,- пояснила она Миле.
        - Полагаю, этим вы хотели пожелать мне долгих лет жизни, не так ли?- Мила иронично приподняла брови. Все знали правильный ответ, но эту стерву забавляла игра в любезности. Маг стиснул цветок:
        - Так ты возьмешь его или нет?
        Парень очень старался, но в конце все же выдал себя, Мила уловила в его голосе гневные нотки.
        - А я с тобой не ссорилась, - она независимо повела плечиком и насмешливо посмотрела на него.
        - Как знаешь, - процедил Грай и бросил цветок под ноги девушке. Нежные белые лепестки покрылись пятнами грязи, примятые ногой неосторожного прохожего. Сердце Милы болезненно сжалось, когда некогда прекрасный цветок, зацепило за колесо проезжавшей телеги и потащило куда-то по уличной грязи. Но она тут же напомнила себе, от кого он был, и жалости немного поубавилось, все-таки своя жизнь дороже.
        ***
        - Ну как все прошло?- поинтересовался учитель, глядя на хмурого ученика.
        - Эта тварь не взяла цветок! - прошипел он.
        Все сокурсники боялись, когда он, Грай Неверталь, злился. Одни сжимались, словно жалкие ничтожества, другие старались избегать его взгляда, делая вид, что не замечают его. Но Грай все равно чувствовал их страх. Эта проклятая девка, она тоже боялась, но чем злее становился Грай, тем меньше был ее страх. А эта мерзкая привычка с вызовом смотреть в глаза, когда он просто зашибить ее готов? Ох, нет, скорей бы уже все получилось! Грай ощутил нетерпение - чем скорее они ее получат, тем быстрее они отдадут ее и тогда...
        - Грай! - окликнул его учитель. - Ты меня слышал? Я сказал, что это не важно. Главное, что цветок был рядом с ней, и она вдыхала его аромат. Теперь остается только ждать, насколько хватит вампира. А когда он сбежит, ты сможешь спокойно пробраться в дом и похитить ее.
        - А если он не сбежит? Что если он уступит инстинкту?
        - Тогда ключ уничтожит его.
        ***
        Дома Лереину и Эмилию ждала необычная картина: в гостиной сидела Рисса и играла с ребенком, при этом она выглядела вполне счастливой и довольной и ни капельки не боялась Дейка. Вампира девушки нашли в библиотеке за бокалом вина и книжкой про кровососов.
        - Ты что сделал с Риссой?- усмехнувшись, спросила Мила, прислоняясь к дверному косяку.
        - Ничего, - невинно улыбнулся Лесс. - Просто уговорил.
        По радужке его глаз пробежала огненная полоса, заставив девушку улыбнуться. Вдруг ноздри вампира дрогнули, как будто он к чему-то принюхивался. Взгляд Лесса обвел комнату и остановился на Эмили. Сделав глубокий вдох, вампир схватил ее в охапку и, не говоря ни слова, поволок в ванную комнату. Там одной рукой он открыл краны, а другой удерживал вырывающуюся Милу.
        - Лесс! Какого черта! Ты что творишь?
        Вместо ответа, он опустил девушку в ванную прямо в одежде и крепко удерживал ее руки и ноги, так и норовящие зацепиться за край и вытащить несчастное тело Эмилии из еле теплой воды.
        - Замри! - грозно приказал вампир, сверкнул огненно-красными глазами.
        Девушка послушно замерла, тогда он достал из-под рубашки что-то наподобие ладанки и бросил в воду щепоть какой-то гадости. Вода тут же стала буро-зеленой, немного желеобразной, с мерзким запахом тины. Лишь после этого Лесс спокойно выдохнул и сел на край ванной.
        - Ну что, Герасим, - Мила недовольно шмыгнула носом и скрестила руки на груди, продолжая лежать в ванной, - может, теперь объяснишь, какого лешего здесь происходит?
        - Лучше расскажи, с кем вы сегодня встречались.
        Мила не собиралась даже рот открывать, до тех пор, пока вампир всего не расскажет. Ей порядком надоело, что сначала маг, теперь Лесс, что-то скрывают от нее, но тут решила вмешаться Лея:
        - Мы встретили Грая Неверталя, когда возвращались от маэстро Каллео. Он хотел подарить ей лилию, но Мила ее не взяла.
        - Это и спасло тебе жизнь, - мрачно сказал Лесс, глядя на Милу.
        - Он хотел убить меня?
        - Нет, я, - Лесс сцепил руки в замок и сосредоточенно смотрел на большие пальцы.
        - Лесс, - не выдержала Мила, - хватит разыгрывать из себя глухонемого, колись! Мне и так уже страшно до икоты!
        - Это была не лилия, а ночелюбка,- хмуро ответил Лесс, - если пыльца с цветка попадает на кожу, ее запах усиливается, и может держаться неделями.
        - Допустим, но причем здесь ее запах?
        - Пыльца ночелюбки действует как душистый перец в супе - вкус усиливает! - рыкнул на нее Лесс.
        - Ясно. А эта жижа должна отбить ее запах?- робко спросила девушка.
        - Да,- отрезал вампир, - и тебе придется в ней сидеть до тех пор, пока он не исчезнет.
        Мила грустным взглядом окинула куртку, рубаху, штаны и сапоги, пропитавшиеся зеленой гадостью, и вздохнула:
        - Ну хоть погорячей сделай, а то я уже закоченела.
        Наконец, вампир разрешил ей вылезти из ванной. Отмывшись и переодевшись, девушка вышла в гостиную, где тут же подверглась нюх-контролю со стороны Лесса, который подтвердил, что запах действительно пропал.
        - Одного не могу понять, - сказала Мила, садясь на диван. - Неужели Грай решил убить меня из-за простой ссоры?
        Маленький Дейк плавно перекочевал от Риссы к девушке и теперь теребил ее за еще не просохшие волосы.
        - Он очень гордый, а ты больно задела его, - Лея села рядом и стала строить малышу смешные рожицы.
        - Если он такой гордый, то.. Ай! - Дейк от души дернул Милу за локон. - Зачем извиняться?
        Девушка отобрала у ребенка прядь и, собрав все волосы в пучок, перевязала их шнурком. Малыш выглядел разочарованным, но тут же утешился, добравшись до цепочки. Лесс задумчиво наблюдал за возней на диване, затем встал и, бросив "пойду, прогуляюсь", вышел на улицу.
        ***
        Проникнуть в здание Университета было проще простого: достаточно накинуть плащ Леи со знаком факультета и разыграть из себя припозднившегося студента. Старик на проходной, кажется, даже не проснулся, только пробурчал сквозь сон, что "ежели Казимир узнает, чистить ему картошку до конца недели". Лесса это нисколько не испугало, тем более что завтра выходной. Однако Казимиру на глаза лучше не попадаться, иначе не получиться поговорить с этим Граем "по душам", а у Лесса кулаки так и чесались. Этот гаденыш решил испытать его на прочность и чужими руками избавиться от девчонки, что ж, он ему устроит показательные выступления с наглядной демонстрацией реальной боевой мощи. На всю жизнь запомнит, еще внукам будет рассказывать, если конечно, те что-то смогут разобрать из-за страшного заикания, которое ему обеспечено.
        Лесс заметил студента, неторопливо бредущего в сторону уборной. Вампир ловко цапнул паренька за плечо и вежливо спросил, где найти Неверталя. От страха у парня пальцы свело и тот не смог сотворить даже простейший боевой пульсар. Видя как того колбасит, Лесс отпустил паренька и зашагал дальше.
        Так, если этот паразит держал в руках ночелюбку, то, пожалуй, можно попробовать найти его по нюху. На первых трех этажах было пусто, а вот на третьем в воздухе появился слабый аромат мерзкого цветка. Возле одной из комнат запах усилился, и вампир, немного повозившись с замком, открыл дверь. Тут же сработало охранное заклинание и комнату заволокло едким дымом. Закашлявшись, вампир кое-как добрался до окна и приоткрыл его. Дым потихоньку стал вытягиваться через щель в окне, и стало видно, что комната была пуста. Нет, не в смысле - так никого не было, там ничего не было, только цветок ночелюбки на полу. Это была ловушка. Лесс рванулся к двери, но та уже была закрыта и зачарована несколькими заклинаниями. Мощные удары, от которых начинала осыпаться штукатурка со стен и потолка, были абсолютно безвредны для тонкой деревянной дверцы, даже не сцепленной железными скобами. Лесс громко и длинно выругался, поминая всех родственников Грая до десятого колена.
        ***
        Грай Неверталь спокойно наблюдал из своего укрытия, как вампир почти выбежал из дома и быстрыми шагами скрылся на соседней улице. Неужели так быстро сработало?
        Дождавшись, пока в доме погасят свет, парень накинул на шею амулет, данный учителем, и тихо отворил калитку и поднялся на крыльцо.
        ***
        Милу опять терзали кошмары: то ей снилось, как она бежит по бесконечной лестнице, а за ней гонятся странные тени в черных мантиях, то какой-то лес и бледные лица мертвяков, плотным кольцом, окружавших ее. Вскрикнув, девушка села на постели.
        Лунный свет пробивался сквозь щель между плотными шторами, хранившими полумрак комнаты. Когда глаза привыкли к темноте, девушка заметила темное пятно на стене напротив кровати. Пятно пошевелилось и приблизилось к девушке. Сейчас Мила отчетливо видела, что это человек, мужчина в темной мантии и капюшоне.
        Тень в черной мантии
        Грай Неверталь подошел к постели и вцепился в край покрывала.
        - А я все ждал, когда ты проснешься! - прошипел он.
        У Милы все похолодело внутри, но, несмотря на это девушка усмехнулась:
        - Так может, до утра подождешь, а то я малость не выспалась!
        - Нет, ты пойдешь со мной! - парень цепко схватил девушку за руку и рванул к себе, стащив с постели.
        Поднявшись на ноги, Эмилия попыталась вырвать руку:
        - Немедленно отпусти меня, Грай! Или я закричу!- пригрозила она, но он только рассмеялся:
        - Да? Ну так кричи! Вампира в доме нет, и не будет, так что остались девчонка и старуха. Ты готова прихватить с собой еще и их жизни?
        Вот теперь Миле действительно стало страшно. Грай бросил взгляд на постель и заметил мирно спящего младенца.
        - Какой милый малыш! Может, и его с собой возьмем?
        Мила вцепилась ему в лицо, парень взвизгнул и оттолкнул девушку от себя. Мила больно ударилась спиной о шкаф и упала на пол. Вскочив на ноги, она бросилась к двери, но Неверталь поймал ее и наотмашь ударил по лицу. От резкой боли у девушки потемнело в глазах, и она потеряла сознание.
        ***
        - Кажется, мы велели тебе не трогать ее! - гневный низкий голос доходил до Милы откуда-то со стороны.
        Не открывая глаз, девушка прислушалась к своим ощущениям: в голове до сих пор гудело, правая щека горела, а во рту был солоновато-железный привкус крови.
        Было сыро и холодно, пахло речной водой, рыбой и водорослями, где-то невдалеке шумели деревья. Скорей всего они где-то за городом на берегу реки. Но кому и зачем могла понадобиться она?
        Девушка слышала, как к ней подошли и, осторожно приподняв ей голову, спрыснули водой. Мила нехотя разлепила глаза: на нее смотрел совершенно незнакомый мужчина лет пятидесяти седой, с белой клиновидной бородкой и колючими глазами.
        - А, дорогая, Вы уже очнулись! - бас незнакомца звучал довольно приветливо, и оттого еще более зловеще.
        Мужчина помог ей подняться и предложил дрожащей Эмили свой плащ.
        - Признаться, Вы заставили нас побегать за Вами!- он подвел девушку к поваленному дереву и усадил на ствол.
        Над ними и вправду шумели деревья - маленькая прибрежная рощица. Лунный свет редкими лучиками проникал под ее полог, высеребрив невысокую траву и первые опавшие листья. Было холодно, но этот холод быстро приводил ее в чувство и заставлял лучше думать. Надо попытаться понять, что происходит. Мила еще раз оглядела небольшую поляну посреди рощи - у деревьев еле заметными тенями чернели темные мантии.
        - Мы долго ждали Вас! - с этими словами мужчина опустился на колени перед ней, то же сделали и все остальные, предварительно откинув капюшоны.
        Бледные мертвенные лица...
        - Простите, - Мила нервно сглотнула, - возможно, я не очень вас понимаю. Что вы имели в виду?
        - Мы долго ждали тебя, ключ! Мы призвали тебя, и ты пришла! И теперь наша сила безгранична! - взгляд мужчины горел одержимостью монаха-иезуита, готового в любой момент отправить на тот свет не только себя, но и всех окружающих.
        - Сила? Но я не ощущаю никакой Силы. Возможно, вы ошиблись?
        Мужчина жутко расхохотался:
        - Нет-нет! Сила дремлет внутри тебя, и мы поможем ей освободиться!
        - Интересно, каким это способом? - спросила Мила, сжавшись в комок. Она уже знала, что он ответит.
        - Мы избавим ключ от бренного сосуда, - улыбнулся он.
        - Вы знаете, - нервно хохотнула Мила, - что-то ключу не хочется покидать бренный сосуд. Может, стоит его там оставить, хоть не надолго? Скажем, лет на пятьдесят?
        - Она издевается, магистр! - вперед выскочил Неверталь. - Позвольте мне проучить ее за дерзость!
        Лицо его было бледным и перекошенным от злости, а руки плотно сжаты в кулак.
        - Я сказал, что ты ее не тронешь до тех пор, пока она не прошла обряд реинкарнации! - мужчина метнул в парня черную молнию, и тот упал как подкошенный.
        - Что ж, милочка, пожалуй, нам пора! - незнакомец подал девушке руку.
        Мила почувствовала, как у нее трясутся не только коленки, но и пальцы, и подбородок.
        - А если я не захочу пойти? Вы тоже запустите в меня заклинанием?
        Девушка медленно пятилась назад. Незнакомец с улыбкой наблюдал, как Эмилия прижалась спиной к стволу дерева.
        - Ну почему же?- благодушно удивился он. - Маленькое парализующее заклинание - и вы уже не сможете сопротивляться!
        Он подошел к Миле вплотную, и тут девушка резко ударила его между ног и, оттолкнув, побежала в чащу. Темный, хоть и был архимагом, но все же оставался мужчиной, и теперь валялся на земле, злобно шипя и матерясь. Он видел, как пущенные вслед парализующие заклинания отражались от Эмили, даже не задев ее. Ну что ж, так даже лучше, значит, ключ все же начинает пробуждаться!
        - Пустите за ней кнайев, - велел он, поднимаясь с земли, - пускай притащат ее обратно!
        ***
        Мила бежала, не разбирая дороги, жуткий страх просто гнал ее вперед. Самое страшное, что она не слышала звуков погони, и это пугало ее еще больше. Что же они задумали? Окончательно сбив дыхание, Мила приостановилась и сделала два судорожных вдоха. Слева и справа послышалось тихое шебаршение, будто кто-то мягко переступал по листьям. Девушка вновь рванула вперед, но уже через пару метров чьи-то сильные лапы толкнули ее в спину. Упав на землю, Мила тут же перевернулась на спину и увидела перед собой огромного зверя, отдаленно напоминавшего волка. Глазницы твари были пусты, а от самой исходил такой смрад, что в голову сама собой пришла страшная догадка - тварь была мертва, и управляли ею те маги в черных плащах. Тварь медленно наступала, заставляя Милу отползать все дальше и дальше, пока завязки плаща не стали давить ей на горло. Тварь захрипела, по-видимому, это заменяло ей рык, и приготовилась к последнему прыжку. Вдруг из кустов выскочило что-то крупное и сбило ее с лап. Они так и покатились дальше, кусаясь и рыча. Мила вновь вскочила на ноги и побежала в сторону светлеющего края рощи, там
наверняка должно быть поле! Как вдруг тычок в спину повторился и девушка, не пробежав и десятка метров, опять упала на землю, на этот раз больно стукнувшись коленом о корни деревьев.
        Это была еще одна тварь, и в отличие от предыдущей, эта не стала растягивать удовольствие, а тут же прыгнула на нее. Мила попыталась заслониться от нее рукой, предчувствуя удар, но его не последовало. Вместо этого, мимо нее пролетел яркой вспышкой пульсар, обратив тварь в кучку пепла, вторая вспышка полетела в кусты, где только что скрылись дерущиеся звери. Мила оглянулась и увидела, как ей навстречу бежали Брайас, Лесс и еще какой-то эльф.
        Все еще не веря своим глазам, девушка попыталась встать, но почувствовала острую боль в колене. Мила всегда ненавидела дурацкие фильмы, в которых героиня, спасаясь от погони, падала и обязательно повреждала себе лодыжку или колено. Но сейчас у нее действительно зверски болело колено, которое девушка еще в детстве вывихнула на физкультуре, а теперь старая травма дала о себе знать. Мила не знала, плакать ей или смеяться, когда вдруг услышала знакомый голос:
        - Дорогая, Вы же не думали, что мы так просто Вас отпустим?
        На противоположной стороне стояли черные мантии, и их было раза в два больше.
        - А!- воскликнул незнакомец в черной мантии. - Магистр Элатар! Вы уже вернулись? Хм, надо же! Вся честная компания здесь: Лессандр, Эрионель, Брайас!- он жутко расхохотался.
        - Арчер Толуас! - пораженно проговорил эльф. - Но мы же видели, как ты был казнен!
        - Был, - согласился Толуас, - но вы, верно, забыли, что среди Темных тоже были призывающие! А теперь убирайтесь, нам с девушкой нужно заняться делом.
        Архимаг сделал шаг вперед, но тут же остановился - барьер вокруг девчонки только усилился. Что ж, придется брать уговорами!
        - Дорогая! Ну что же вы! Идемте! - он протянул девушке руку, но вскоре вынужден был ее убрать - малейшее движение в ее сторону приносило жуткую боль. Похоже, то же самое испытывали и Брайас и его компания, поскольку также не решались приближаться к ней.
        - Зачем? - удивилась Эмилия. - Чтобы вы меня прирезали на ближайшем жертвеннике? Спасибо, я лучше еще немного помучаюсь на этом свете.
        Мила смотрела, как замерли маги по обе стороны от нее - как две своры голодных собак у сахарной косточки - и никто не спешил к ней приближаться. Лишь мохнатый зверь, несколько минут назад спасший ее от одной из тварей, слегка пошатываясь, выбрался из кустов и подошел к ней. Это был оборотень, Мила узнала его по густой серой шерсти и светящимся зеленым глазам с вертикальными зрачками. Отец Дейка.
        Тем временем Темные продолжали психическую атаку:
        - Эмилия, неужели вы доверяете этим обманщикам?- удивился Арчер. - Они ведь тоже знали, кто вы, и, так же как и мы, рассчитывали использовать Вашу Силу в своих целях! Не верите? Тогда спросите, зачем ездил в Высокий Лес господин Элатар?
        Брайас молчал.
        - Они искали способ, как вернуть меня обратно, - вместо него ответила Мила, бросив удивленный взгляд на мага.
        - Вернуть назад? - Арчер расхохотался. - Да это не возможно! Никто и никогда не покидал пределов этого мира! А те перемещения, что совершал Университет, в лице своих магистров, всего лишь кратковременный перенос астральных тел, не более того!! Неужели, они вам об этом не сказали?
        Темный архимаг откровенно веселился. Еще бы, теперь эта девчонка ни за что не пойдет к этим олухам, даже не удосужившимся рассказать ей правду.
        - Как видите, они постоянно лгали Вам, ожидая, когда же проявится ваша Сила. Мы же нисколько не обманываем Вас.
        - Пообещав прирезать? - хмыкнула Мила, потирая ушибленное колено. - Нет уж спасибо!
        Девушка тихонько поднялась, опираясь на подставленную спину оборотня, и прихрамывая, тихонько побрела в сторону города.
        То, что защитный барьер вокруг девушки ослабел, почувствовали все, включая призванных кнаейв. Шавки Темных тут же оживились, бросившись на жертву. Мила даже не заметила, как Лесс оказался подле нее и теперь они с оборотнем держали оборону, защищая ее от странных тварей.
        Тем временем маги продолжали обмениваться боевыми заклинаниями, и Арчер Толуас с недовольством отметил, что Сила ключа поддерживает его противников - заклятья этих мальчишек стали гораздо мощнее, чем могли себе позволить магистры, пусть даже и высшей степени. Он не желал уступать, но сейчас перевес сил был на их стороне: его адепты почти выдохлись, а эти двое, благодаря ключу, черпали силу прямо из воздуха. Скрипнув зубами, архимаг быстрыми движениями создал сетку портала и под прикрытием оставшихся Темных, скрылся в нем.
        Когда с брошенными адептами и их шавками было покончено, Брайас наконец-то смог спокойно оглядеться: на Эрионе и Лессе были только царапины, и те на удивление быстро затягивались, неизвестно откуда взявшийся оборотень, вроде бы тоже чувствовал нормально, но Мила...
        Эмилия окончательно продрогла - уставшая, промокшая, в одной сорочке - она пыталась хоть как-то согреться, прижавшись к Лессу - ближайшему источнику тепла. Она пыталась выпытать, где его черти носили, когда раздался насмешливый голос эльфа:
        - Вот так всегда, Брай! Мы с тобой девушек спасаем, а они все равно к клыкастому липнут!
        - Просто у меня профиль мужественнее и нос узкий!- заявил вампир.
        - Мозги у тебя узкие! - сердито буркнул Брайас и, подойдя к девушке, надел на нее плащ. - Я же тебе говорил, чтобы ты из дома никуда не отлучался!
        - А еще ты говорил, чтобы я за Милой присматривал и от Неверталя ее оберегал! Вот я и пошел, чтобы разобраться с этим гаденышем.
        - Ну и как? Разобрался? - ехидно спросил Эрион, прекрасно зная, чем все закончилось: Лесс попал в ловушку, но после нескольких попыток, ему удалось выломать косяк, который оказался не заговоренным. Тогда он бросился к Казимиру, а тот уже послал сообщение в Высокий лес, и вскоре они с Брайасом были в Универе.
        - Разобрался!- передразнил его вампир. - До сих пор не знаю, где этот гаденыш.
        - Он остался на поляне, - неживым голосом сообщила Мила. - Там. - Рука девушки указывала в ту сторону, откуда появились маги.
        - Пойду, проверю, - Лесс отстранил девушку и решительно отправился в чащу, но Брайас его остановил:
        - Нет, Лесс. Мы с Эрионом все проверим, а ты отведи Милу домой.
        Вампир сначала возмущался, но потом все же согласился. Брайас открыл телепорт и отправил их с Милой и оборотнем в Стоград.
        ***
        Дома их ждали Лея и Рисса, до сих пор толком не понявшие, что же произошло. Просто вампир, ушедший куда-то с вечера, залетел посреди ночи в дом, ураганом пронесся по всем комнатам и снова куда-то пропал. А спустя некоторое время, неожиданно заявилась эльфийка, которая несколько дней назад уехала вместе с Брайасом. Дариэль сообщила, что магистр вместе с Эрионом вернулись и тут же отправились на поиски Милы. Теперь Дара была наверху, с ребенком, а Лея и Рисса сидели в гостиной, ожидая возвращения всей честной компании.
        Едва стоило Эмили и Лессу показаться на пороге, как гостиная заполнилась жалостливыми охами-вздохами кухарки. Мила покорно выслушала все ее причитания и, спросив сухую одежду, пошла умываться.
        Лесс с беспокойством поглядел на притихшую девушку - уж лучше б билась в истерике или болтала без умолку, как это бывало у Маришки. А эта только молча переоделась и вернулась в гостиную, сказав, что никуда не уйдет, пока Брайас все ей не объяснит. Лесс пробовал ее уговорить, даже вампирский взгляд применял, но она лишь равнодушно посмотрела на него и вежливо попросила оставить ее в покое.
        Брайаса и Эриона не было уже час, и все это время Мила просидела молча, изредка отвечая на вопросы Леи, в основном приходилось отдуваться Лессандру. Вампир тоже был не в настроении, и девушке пришлось довольствоваться лишь малыми крохами, поэтому она тоже решила дождаться дядю и все выяснить. Но то ли сказалась усталость, то ли Лесс постарался, но девушку довольно быстро сморил сон, и возвращения Брайаса она не дождалась - вампир отнес ее наверх.
        Мила заметила, как заспанная кухарка тоже едва подавляет зевоту, и отправила ее спать. Старушка сначала упиралась, но девушка заверила ее, что теперь с ней точно ничего не случиться, ведь Лесс рядом, а Брайас и Эрион вот-вот придут, и не выспавшаяся кухарка, позевывая, ушла в свою комнату. В гостиной оставались лишь Мила и Лесс, когда маг и эльф вернулись.
        - Мила? - Брайас явно не ожидал, что она его дождется.
        - Мила?- девушка хмыкнула и тут же поморщилась от боли - пощечина Грая дала о себе знать. - С каких пор ты стал звать меня Милой?
        - Предпочитаешь "Эмилия"?- сухо спросил маг.
        - Да мне, в общем-то, все равно, - девушка равнодушно пожала плечами, и, бросив взгляд на эльфа и вампира, с которых пропали последние царапины, спросила: - Может, и мне поможете от синяка избавиться, а то я такая красавица, что даже зеркало не выдерживает, на осколки рассыпается!
        Вся левая половина лица девушки сильно припухла и постепенно стала приобретать нежно-лиловый оттенок. В лунном свете это было незаметно, но теперь маг отчетливо видел не только синяк, но и рассеченную нижнюю губу.
        - Это Темные? - нахмурился маг, присев на корточки возле Милы. Вокруг его пальцев появилось слабое синеватое свечение. Девушка закрыла глаза и ощутила на коже легкие прикосновения:
        - Нет,- усмехнулась она, - Неверталь в любви признавался.
        Брайас невольно сжал пальцы в кулак. Подонок! Мила открыла глаза и с удивлением обнаружила столь странную фигуру у своего носа. Маг тут же разжал кулак и продолжил лечить.
        - Кстати, что с ним?- спросила Мила, когда он убрал руку и отошел.
        - Мы отправили его в мед. часть, - бросил Брайас, меньше всего его сейчас волновала судьба этого мерзавца.
        - Только Брайаса туда не пускают, - с ехидством сообщил эльф, - боятся за здоровье парня.
        Мила не обратила внимания на едкое замечание Эриона и вновь спросила у мага:
        - А что сказал Казимир?
        - Он хочет видеть тебя завтра пополудни, - отстраненным голосом ответил Брайас, - и настаивает, чтобы ты переехала жить в Университет.
        - Что ж, пожалуй, это разумно, - согласилась Мила. - Но прежде я хочу услышать все, что ты знаешь о ключе.
        - Казимир все сам тебе завтра расскажет, - официальным тоном ответил маг. - А пока тебе нужно как следует отдохнуть.
        С этими словами он развернулся и пошел в библиотеку, еще не зная, что там Дара и оборотень выясняют отношения. Мила не сдержала кривой усмешки, представив лицо мага, который их там обнаружит. Вздохнув, девушка встала из кресла и поднялась наверх. Ну вот и все, приплыли. Снова отстраненные лица и холодно-вежливый тон.
        "Спокойной ночи, Эмилия".
        ***
        Как ни старался Брайас, но так и не смог заснуть. Стоило ему закрыть глаза, как перед глазами появлялась темная прибрежная рощица и Мила, бледная, испуганная, за которой попятам гонится кнай. У него тогда все сжалось в груди, магу давно уже не было так страшно. Хотелось обнять ее, прижать к самому сердцу, как маленького хрупкого птенчика, защитить от всего мира. Даже сейчас его не отпускало это чувство.
        Маг нахмурился: он обязательно дождется, пока Неверталь выздоровеет, и уж тогда поговорит с ним "о вечном" на мечах и пульсарах. Гнев и ярость поднимались в нем с новой и новой силой. Послышался легкий хруст, и бокал в его руке треснул на мелкие кусочки. Выругавшись, маг швырнул остатки бокала в камин и стал вытаскивать несколько застрявших осколков. Раны затягивались на глазах. Маг грустно усмехнулся: Сила ключа защищала его сторонников, но при этом никак не могла помочь самому ключу. Она оставалась простой смертной, хотя ее защитники становились почти бессмертными. Эрион признался, что никогда еще не чувствовал такой силы внутри себя, как будто стоял в центре вновь открывшегося Источника, один на один со стихией, бесконечно могущественной и бесконечно мудрой.
        Поднявшись наверх, Брайас услышал крик из спальни Эмили. Ворвавшись в нее, он увидел, что девушка сидит на постели, обхватив колени руками и мелко дрожа - ей опять приснился кошмар.
        - Брайас, - неуверенно прошептала Мила, все еще не веря, что ночной кошмар закончился.
        Он сел с ней рядом и слегка обнял за плечи, девушка уткнулась в его плечо. Мягкое тепло, исходящее от него постепенно возвращало к жизни, прогоняя ночной морок. Еще более живительным оказался голос Эриона, заглянувшего в комнату:
        - Я так понимаю, ты здесь остаешься, Брай, - осведомился эльф. - Значит, можно занять твою комнату, а то Лесс опять пинаться во сне начал!
        - А ты не храпи!- вставил вампир, выглядывая из-за двери. - А то пинок - единственное средство от твоего храпа!
        - Я не храплю, я просто громко сполю! - обиженно заявил эльф.
        - Ха! Да от твоего "сопения" стены трясутся! - хохотнул Лесс.
        - Что??
        - Эй, ребята! - вмешался Брайас, напомнив о своем существовании. - Шли бы вы спать, а то нам завтра к Казимиру идти, а он не любит, когда опаздывают.
        Оба друга немного поворчали и скрылись за дверью, сообщив всем собравшимся с той стороны, что все в порядке.
        - Похоже, я опять перебудила весь дом, - Мила виновато улыбнулась, отстраняясь от мага и натягивая одеяло. - Может у тебя есть что-нибудь покрепче чая, чтобы выпить и проспать до утра?
        Брайас сделал пас рукой, и на прикроватной тумбе появилась кружка с какой-то дымящейся желто-зеленой жидкостью.
        - Что это?- девушка подозрительно принюхалась, но ничего, кроме зверобоя, ромашки и наперстянки не почувствовала.
        - Успокоительный отвар, - улыбнулся маг. - Будешь спать до утра как младенец.
        - Пуская слюни пузырями? - хмыкнула Мила, отпивая немного отвара.
        - Нет, - рассмеялся Брайас, - тихо и мирно.
        - Жаль, что Дейк этого не знает,- грустно вздохнула девушка, хитро улыбнулась. Выпив все до последней капли, Мила легла на край кровати, с другого края примостился маг, полулежа на подушке.
        - Я посижу с тобой, пока ты не уснешь, - сообщил он. - А потом сразу уйду.
        - Как знаешь, - Мила пожала плечами и повернулась спиной к магу. Тишина в комнате длилась всего пару минут, так что маг даже не успел толком задремать.
        - Брайас, а кто такой Арчер Толуас?
        - Кажется, ты хотела спать, - напомнил маг.
        - Я хотела уснуть, - поправила его Мила, - но пока ничего не получается. Так кто он?
        - Маг, - недовольно ответил Брайас.
        - А поподробней?- Мила повернулась к нему лицом.
        - А поподробней, - вздохнул маг, и повернулся к ней, подперев щеку рукой, - он архимаг.
        - Он возглавлял Темных? Тех, с кем вы сражались в Войне Магов? Я в книжке прочитала, - поспешно добавила она, глядя на приподнятую бровь мага.
        На самом деле, об этом как-то обмолвилась Лея, а уж потом Миле удалось вытрясти немного информации из Гера, но она клятвенно обещала парню, что не выдаст его.
        - Вот видишь, ты все сама знаешь, так что давай спи! - маг демонстративно отвернулся и сделал вид, что впал в анабиоз.
        - Из-за него погибла Тан?
        Милин вопрос растворился в тишине, похоже, Брайас не собирался отвечать на него. Девушка даже вздрогнула, когда он тихо ответил:
        - Нет. Из-за меня. Я не смог ее спасти.
        Мало кто знал, насколько тяжело дались ему эти слова, даже спустя пять лет.
        - Значит, это было не возможно,- сказала Мила, борясь со сном, который словно мягкой ватой обволакивал ее. - Я уверена, что ты сделал... все, что мог... и даже больше... - Девушка сомкнула отяжелевшие веки и мгновенно провалилась в небытие.
        Не возможно спасти... Нет, Брайас был с ней не согласен. Он должен был спасти Тан, также как теперь обязан спасти ее.
        ***
        Казимир в который раз перечитывал конспект древнего эльфийского манускрипта из Высокого леса, написанный Брайасом. Почерк у магистра был не ахти какой и разбор некоторых рун был не менее затруднителен, чем чтение на древне-эльфийском. Архимаг как раз корпел над разгадкой одной особо таинственной руны, когда в дверь постучали. Казимир даже не сразу расслышал, лишь, когда дверь открылась, и в нее заглянул магистр Элатар, ректор отвлекся и пригласил его войти. Следом за Брайасом зашла и Эмилия с небольшой сумкой через плечо.
        - Здравствуйте, Эмилия! Вижу, ты решила принять наше приглашение.
        - Здравствуйте, Казимир!- улыбнулась Мила. - Так будет безопаснее для всех.
        - Рад, что ты это понимаешь. Что ж, теперь к главному. Полагаю, ты хочешь узнать поподробней о ключе и его свойствах.
        Мила согласно кивнула.
        - Что ж, пожалуй, придется начать немного издалека. Между мирами существует Поток, который наполняет их Силой, и магия - ее наглядное проявление. Где-то Поток довольно сильный, например, у нас, а где-то его почти нет, как в случае твоего мира. В нашем мире большая часть Силы Потока проявляется через Источники - места ее выхода на поверхность, и лишь малая ее часть растворена в воздухе и воде. Поэтому баланс магов довольно медленно восстанавливается, если они не прибегают к помощи амулетов или Источников.
        Казимир сделал небольшую паузу, давая Миле время усвоить услышанное. Но все было вполне понятно, потому девушка тут же кивнула и попросила продолжить.
        - Источники бывают разные: Следы Максии, в которых маги могут пополнять свой баланс, а некоторые существа быстро заживлять раны, и Бессовы круги, через которые в наш мир могут попадать существа из других миров. В основном, монстры из нижних миров.
        Мила невольно улыбнулась.
        - Насколько я помню, Максия и Бесс почитаются людьми как некие божества, - заметила девушка.
        - Не только людьми, но и нелюдями, но те, в отличие от людей, помнят, кем были Максия и Бесс.
        - И кем же?- с любопытством спросила Мила.
        - Они были ключами. Они открывали новые источники, и закрывали старые, изменяя Поток силы, направляя его.
        - Но как они это делали?
        - Вот этого мы не знаем,- с сожалением сказал Казимир. - Часть манускрипта была утеряна, потому Брайас и хотел задержаться, чтобы попытаться найти его. Мы просмотрели все легенды о Максии и Бессе, имеющиеся у нас, и нашли несколько противоречий. С одной стороны, ключ мог регулировать Поток, что неподвластно ни людям, ни нелюдям, ни магам, но в то же время оставался простым смертным, не способным защитить себя.
        Да уж, в этом Мила смогла убедиться на собственной шкуре вчера вечером.
        - А что если... - девушка призадумалась. - Что если здесь, как в физике: на каждое действие найдется противодействие? Что если Поток тоже может влиять на ключ?
        Маги впали в глубокую задумчивость, не обращая внимания на вопрошающий взгляд Эмили. Первым отреагировал Брайас:
        - Вчера я почувствовал сильнейший барьер вокруг Милы. Сначала подумал, что это Толуас, но тот тоже не мог пошевелиться.
        - Возможно, она не хотела, чтобы вы приближались,- заметил Казимир, - потому барьер и был.
        - Нет, - хмыкнула Мила. - Если бы все зависело от моего желания, то я давно вернулась бы домой.
        Маги смотрели на нее с легкой укоризной, как будто она сейчас ляпнула глупость.
        - Во всяком случае, в тот момент я меньше всего думала о барьере, - девушка продолжала настаивать на своем. - И если бы Поток действительно слушался меня, то, прежде всего, вылечил мне колено.
        Брайас согласно кивнул.
        - Что ж, пожалуй, - с сомнением согласился ректор. - Допустим, поток тоже может управлять ключом. Но как-то же Максия и Бесс научились открывать и закрывать Источники?
        - К сожалению, в манускрипте этого не было, - ответил Брайас. - Во всяком случае, в той части, что нам с Эрионом удалось найти. А все легенды описывают уже чудеса Максии и Бесса, значит, они уже умели управлять Потоком.
        - Значит, пока лишь Поток влияет на меня? - спросила Мила.
        - Не только, - Казимир покачал головой, - твоего присутствия достаточно, чтобы Сила сгущалась вокруг тебя. Поэтому Темные и охотятся за тобой: даже не умея управлять Источниками, в тебе достаточно Силы, чтобы открыть один из них, но там, где им это нужно.
        - Прирезав меня?
        - Они называют это реинкарнацией - переходом Силы ключа из тела смертного в какой-нибудь более прочный сосуд: кристалл, посох, кольцо - что угодно.
        - И что им даст еще один источник?- удивилась Мила. - Ведь в вашем мире немало других.
        - Во-первых,- сказал Брайас, - неизвестно какими свойствами будут обладать твои Источники. А во-вторых, все имеющиеся - очень древние. Сведения о Бессе - последнем до тебя ключе - были записаны еще древними эльфами и уже тогда считались легендой. А при открытии нового Источника должно появиться огромное количество Силы, которую можно использовать в любых целях.
        - Ясно. Значит, Темным я нужна до зарезу, да и вам лишняя Сила не помешает, - девушка переводила печально-задумчивый взгляд с одного мага на другого. - Домой вернуть меня вы не можете...
        - Ну почему же, - вздохнул Казимир, - теоретически это возможно. Нам всегда не хватало Силы, чтобы полностью переместить кого-нибудь из одного мира в другой, но ты можешь попытаться.
        - Осталось только научиться пользоваться этой самой Силой,- грустно улыбнулась Мила, - вот только помочь некому.
        - Никто из ныне живущих магов не сталкивался с этим, но мы постараемся что-нибудь придумать, - заверил ее Брайас.
        - Но времени у нас совсем мало - до турнира, - напомнил Казимир. - Темные не упустят такого шанса проникнуть в город.
        - Возможно, они уже здесь.
        Казимир и Брайас с плохо скрываемым изумлением уставились на девушку, невидящим взором глядящую в окно. Мелкий моросящий дождик, каплями стекал по оконному стеклу, серое пасмурное небо без надежды на лучик солнца висело над хмурым городом. А ведь уже почти месяц как она здесь, а ее семья - где-то там... Она даже не знала где именно.
        - Мила! - голос Брайаса выдернул ее из размышлений. - Что ты имела в виду?
        - Но ведь Неверталь жил у вас под носом столько лет, может, есть еще кто-то?
        Казимир нахмурился:
        - Может быть. В любом случае, есть еще много вещей, которые мы должны, как следует, обдумать. Поэтому предлагаю сейчас разойтись, а позже, когда появятся идеи, собраться вновь.
        ***
        Милу подселили в комнату к двум восьмикурсницам - ровесницам Леи. Девчонки в принципе были общительными, просто немного не ожидали, что к ним поселят сводную сестру внучатого племянника троюродного дяди друга магистра Элатара, потому и молчали до вечера, переваривая услышанное. Брайас только глаза закатывал, слушая, как Эмилия вешает девчонкам лапшу на уши.
        - А что?- удивилась Мила в ответ на немой упрек мага, когда они вышли из комнаты, оставив там вещи. - Должна же я была как-то объяснить, с чего бы это сам магистр Элатар провожает меня до комнаты, - в глазах девушки появилась знакомая насмешка. - А так и сама повеселилась и девчонок на вечер заняла - теперь будут в твоей генеалогии разбираться!
        Брайас предложил показать ей Университет, и Мила с радостью согласилась. Они обшарили все закоулки в учебных корпусах, заглянули в музеи, полазили по развалинам бывшего корпуса чернокнижников, навестили Призрака и Марусю - Мила решила назвать так свою лошадку. Под конец дня они с магом сидели на широком подоконнике чудом оставшегося окна на третьем этаже развалин и болтали. Серый моросящий дождик давно превратился в настоящий осенний дождь, крупными каплями бивший по защитному куполу и остаткам черепицы на полуобвалившейся крыше. До чего же приятно сидеть, завернувшись в теплый плащ, и слушать шум дождя. Мила даже не помнила, когда в последний раз так делала, да и маг тоже.
        - Значит, вы с Эрионом тоже приложили руку, чтобы превратить этот корпус в развалины, - со смехом заметила Мила.
        - Ну, мы тогда еще не знали, что драконы под коноплей так плохо летают, - рассмеялся маг.
        - Вы с ним давно дружите?
        - Курса с десятого, когда он сюда приехал. Его родители готовили его в дипломаты, но когда проявился Дар, решили, что будущему Первому советнику короля не помешают магические навыки, и так он оказался здесь.
        - А Лесс? Где ты познакомился с ним?
        - На практике, - маг загадочно улыбнулся. - Я приехал к ним в долину после одиннадцатого курса на первую самостоятельную практику.
        - И Долина после этого выжила?- ехидно спросила девушка.
        Брайас хихикнул:
        - Выжила, но долго приходила в себя. Они даже не хотели пускать студентов на следующий год поначалу, но потом Маришка все-таки смягчилась.
        - Маришка?
        - Это Правительница Долины и девушка Лесса, - пояснил Брайас.
        - Тогда понятно, почему она смягчилась, - усмехнулась Мила.
        - Потому что все оставшееся время после практики, мы с Лессом были у нее на посылках, - хмыкнул Брайас. - Охраняли картофельные поля от единорогов. Представляешь, жуют ботву лучше жуков!
        Отсмеявшись, Мила на минуту задумалась, а потом спросила:
        - Слушай, а правда, что некоторые некроманты используют нож из рога единорога?
        - Правда, - серьезно ответил маг. - Они используют его для ритуалов высасывания Силы.
        - Это что-то вроде "чистки", о которой говорила Дариэль?- уточнила девушка.
        - Да, - нахмурился маг. - Но зачем ты все это спрашиваешь?
        - Я хочу пройти этот ритуал. У тебя есть такой нож?
        - Ты не знаешь, о чем просишь, Мила, - предостерег ее Брайас.
        - Я знаю, что если передам Силу ключа вам, то стану бесполезна для Темных. А вы получите то, чего хотели.
        Девушка была решительна и сосредоточенна как никогда.
        - Но тогда ты не сможешь вернуться домой,- напомнил маг.
        - В этом и есть главный фокус - нужно как-то попытаться совместить эти два ритуала - передачи Силы и переноса в другой мир - между собой. Мне кажется, это возможно. В конце концом, в этот мир я попала, в момент смерти в другом. Что скажешь?
        Эмилия испытывающе смотрела на мага, который молча глядел перед собой, размышляя над ее словами.
        - Что ж, - наконец сказал он, - это очень рискованно. В случае неудачи ты можешь потерять жизнь. Подумай, действительно ли ты так хочешь вернуться?
        - Да,- твердо ответила Мила. - Там мой дом.
        Брайас вздохнул и, поднявшись с подоконника, подал ей руку:
        - Тогда следует обсудить это с Казимиром. Но прежде, нужно проводить тебя до комнаты.
        Мила усмехнулась и приняла его руку:
        - Так и будешь меня охранять? Даже в Универе?
        - Тем более в Универе, - поправил ее маг. - Не смотря на все увещевания Казимира о глобальной защите университетских стен, мне все равно кажется, что дома тебе было б безопаснее.
        - Брайас,- не согласилась Мила, - Темный уже один раз пробрался в твой дом, и нам всем повезло, что никто из твоих близких не пострадал. Второй раз так рисковать я не намерена!
        - Я тоже не хочу рисковать, поэтому провожу до комнаты.
        - Могу постелить тебе на коврике, - пошутила Мила. - Тогда уж точно ни один Темный не сунется. А если сунется то тут же охудеет, увидев магистра некромантии, свернувшегося клубком на прикроватном половичке.
        - Что ж, я подумаю над твоим предложением, - с глубокомысленным видом ответил он, заставив девушку заразительно рассмеяться.
        ***
        Казимир внимательно выслушал идею о проведении двух ритуалов, и немного поразмыслив, сказал:
        - Хм, трудновато... Но вполне может сработать, вот только нужно успеть провести все это как можно скорее и в строжайшей тайне, чтобы обезопасить себя от Темных. Поэтому, все сказанное должно остаться между нами.
        - А как же Стасовир и Дана? Прежде они помогали нам.
        - Прежде мы потеряли Темного адепта и едва не потеряли ключ, - Казимир многозначительно посмотрел на ученика.
        - Вы хотите сказать?..- Брайас сурово сдвинул брови.
        - Я не знаю, - огорченно вздохнул ректор. - Мне очень не хочется в это верить, но сейчас мы не можем рисковать. Поэтому все должно остаться в тайне.
        Брайас согласно кивнул и собрался покинуть комнату, но учитель его окрикнул:
        - И пусть Эрионель и Лессандр задержаться в городе. На всякий случай.
        ***
        Харон Стикс обожал свою работу, она приносила ему спокойствие и умиротворенность. В лихие годы юности он промышлял разбоем на Главном Балорском тракте и звался Харон Крохоборец. На весь Балор гремела слава самого кровожадного и просто очень жадного разбойника, способного за медяк удавить даже одноглазого, одноного нищего инвалида-героя войны и отца семерых детей по совместительству. Когда дерзость и алчность разбойника достигла предела, т.е. когда он ограбил королевский кортеж и нагрубил королевской теще, была объявлена награда золотом за его голову и лучшие наемники бросились на его поимку. Харон тогда еле успел ноги из королевства унести и отсидеться в предгорьях Каменного пояса - горной цепи, отделяющей Дикий край от семи королевств. Но с тех пор посилилась в нем жажда покоя и тихой, мирной жизни. Наконец, он нашел себе занятие по душе, причем в столице королевства. Харон Стикс был смотрителем Северного Погоста - первого городского кладбища Стограда.
        Жизнь Харона вполне устраивала: он, как и прежде, слышал плач и стенания людей, особенно по выходным и в родительский день, когда на кладбище было больше посетителей. Жалование смотрителя было не особенно высоким, но зато богатые горожане и чванливые и трусливые дворяне приплачивали ему, чтобы он вместо них зажигал каждый вечер лампадки и кадильницы в их родовых склепах, убирал засохшие цветы, и стирал плевки недовольных клиентов, обманутых вкладчиков и прочих неравнодушных.
        Единственное, что выводило Стикса из себя, были группы адептов-практиков, проводивших на кладбище практические занятия по поднятию и успокоению мертвых, иногда по ловле упырей и прочей нежити, обожавших места массового захоронения человеческих останков. Эти стайки полуночников так и норовили нарушить тишину погоста испуганными криками новичков, а затем взрывом хохота старшекурсников. А после и те, и другие немели от ужаса, когда из-за одной из могильных плит появлялся тонкий бледный силуэт главного и единственного смотрителя, и загробным голосом сообщал, что они находятся на кладбище, где шуметь совсем не полагается. Трудно было сказать, что их пугало больше - бледно-желтое, воскового оттенка, испитое лицо смотрителя с черными кругами под глазами или его узловато-искривленный посох, отдаленно напоминавший косу, в сочетании с длинной белой рубахой, которую он имел обыкновение носить поверх портков.
        Сегодня был как раз такой день - день студенческой практики по нежитеведению. Пугливые крики уже прозвучали дважды, и теперь смотритель торопился проводить группу, чтобы запереть за ними ворота и со спокойной душой отправиться спать. Как ни странно, но в этот раз студенты ушли раньше, и повеселевший смотритель довольно повесил амбарный замок на кованые ворота с оптимистичной надписью "Все там будем!", сделанной каким-то охальником, и зашагал в сторожку. Но заметил слабое свечение и какие-то тени на одном из участков и решил проверить, вдруг эти оболтусы опять забыли кого-то успокоить.
        Две черные тени в длинных плащах с капюшонами, закрывавшими их лица, негромко переговаривались между собой.
        - Хозяин, мне кажется, они что-то готовят. Позавчера я видел, как Элатар вышел из кабинета ректора, в котором просидел довольно долго. И вот уже два дня не появлялся в Университете.
        - А что с девушкой?- поинтересовался второй.
        - Эльф и вампир присматривают за ней, никак не подступиться, - с досадой проговорил первый. - Однако мне удалось подслушать разговор ее соседок по комнате. Они говорили, что девушка собрала все свои вещи. Когда те спросили ее, зачем она это сделала, та ответила, что скоро должна вернуться назад к троюродному внучатому дяде или что-то вроде того.
        - Что ж, похоже, они и вправду решили вернуть ее домой, - хмыкнул второй. - И насколько я знаю Казимира, они захотят провернуть все до турнира, а значит, у нас остались сутки на подготовку. Многое будет зависеть от тебя... - тень замерла на полуслове, заметив слабые движения между памятниками - кто-то очень проворно улепетывал от них, подслушав часть разговора. Из складок плаща вырвалась черная молния и нагнала беглеца, несчастный смотритель без звука упал в могильную траву.
        ***
        Наконец, наступил решающий день - день возвращения домой. Еще накануне Эмилия попрощалась с Риссой, Леей и Гером. Дара и Керрен, оборотень, спасший ее, к тому времени уже покинули Стоград. Мужчине наконец-то удалось убедить несговорчивую эльфийку, что Дейку просто необходима полная семья. И, несмотря на ее несносный характер, он готов терпеть Дару до конца жизни, поскольку без нее и малыша она просто не возможна. Эльфийка для порядка повозмущалась, но потом дала себя уговорить, и теперь они уезжали в какой-то приморский городок Бережнее, где мало магов, много места и совсем нет эльфов. Правда Мила заметила в глазах женщины легкую неуверенность. Возможно, она сомневалась, правильно ли сделала, что решила связать свою жизнь с оборотнем, а может, боялась, что Высокий лес не сдержит своего обещания. В этот момент Мила пожалела, что не может управлять Силой и хоть как-нибудь помочь им. Все, что девушка могла сделать - это отдать Марусю Даре и Дайку, поскольку эльфийской принцессе не позволили забрать с собой даже горстки монет. "Спасибо, хоть живой отпустили!" - смеялась тогда Дара.
        Теперь же девушка немного нервничала, идя следом за Казимиром по пустым коридорам Университета. Ректор принял все возможные меры, чтобы обезопасить учеников и других преподавателей: для младших курсов были устроены выездные экскурсии загород, старшие курсы проучились всего две пары и еще до обеда довольные слиняли на прогулку по городу. В Университете осталась только горстка особо невезучих студентов и парочка вредных преподавателей, принимавших у них пересдачу.
        Стоило им выйти во двор, как на них наскочил какой-то мужчина в доспехах городской стражи.
        - Господин Альбабрад!- сообщил стражник. - У меня к Вам неотложное дело!
        Ректор строго сдвинул брови и нетерпящим возражения тоном сообщил:
        - Сожалею, капитан, но у меня самого срочное дело, поэтому попрошу зайти вас ко мне после обеда или оставить служебную записку.
        - Мое дело действительно не терпит отлагательств! - с нажимом повторил капитан и показал лист бумаги, скрепленный красной печатью. Это был знак, что новости, содержащиеся в свитке, были крайне важными и напрямую касались Универа. Сердито вздохнув, Казимир протянул руку:
        - Давайте сюда!
        Мила следила, как недовольство на лице ректора сменялось серьезной озабоченностью: насупившиеся брови, плотно сжатые губы и чуть слышный скрип в зубах.
        Казимир не верил своим глазам и еще раз пробежался глазами по листку.
        Сегодня утром был найден труп смотрителя кладбища в одном из склепов со следами магических ожогов. Известно, что накануне маги-практики были на экскурсии, посему ректор Университета должен явиться немедля по получении записки в штаб городской стражи. Неявка будет расцениваться как попытка сокрытия преступников и воспрепятствование следствию. Будут приняты соответствующие меры.
        Начальник городской стражи
        Х.Амлос
        - Мила!- ректор сурово посмотрел на девушку. - Я должен срочно отлучиться, поэтому иди одна. Брайас и остальные ждут тебя у развалин. Скажи, чтобы начинали без меня и поторопились. Нужно успеть к прибытию гостей!
        - Хорошо, - пролепетала девушка и почти бегом бросилась к развалинам корпуса чернокнижников. Ректор проводил Эмилию взглядом и обернулся к капитану городской стражи.
        - Что ж, капитан, пойдемте. Но прежде зайдем за преподавателем, водившим вчера группу на кладбище - Стасовиром Палласом.
        ***
        Эрион дежурил у дверей подвала - единственного непострадавшего после разрушений помещения - и первым заметил Милу, спешившую к ним. Казимира рядом с девушкой не было.
        - Мила идет, - бросил он в приоткрытую дверь. - Одна.
        Из подвала тут же выглянули Лесс и Брайас.
        - Мила, что случилось? Где Казимир?
        - Он... велел начинать без него... - девушка пыталась отдышаться. - Там что-то случилось, пришел стражник и передал ему записку. Казимир прочитал ее и велел начинать без него и поторопиться "до прихода гостей"!
        - Темные, Бесс их побери! - вампир с досадой прикусил губу.
        - Тогда и впрямь нужно спешить, - Брайас взял Милу за руку. - Лесс и Эрион, присмотрите за дверью. Пойдем!
        Эльф и вампир остались наверху, держа наготове оружие, а маг и девушка спустились в подвал.
        ***
        Вопреки ожиданиям Казимира, найти магистра Палласа оказалось не так-то просто: его не было ни в учительской, ни на кафедре, ни в личной комнате. Стасовира удалось обнаружить в Зале телепорта, и он был не один.
        - Казимир! Давно не виделись! - Арчер Толуас отбросил ректора к стене мощной энергетической волной. Не ожидавший его появления архимаг не успел выставить нужный блок, ограничившись обычной защитой. К сожалению, против Темного архимага это было малодейственно, и ректор, ощутимо ударившись о стену спиной, осел на пол. Собравшись, ректор запустил в Толуаса огненным смерчем, но Темный закрылся от нее ледяной стеной и крикнул Стасовиру:
        - Болван! Вызывай немедленно остальных!
        Капитан городской стражи на карачках выполз из Залы, тихо проклиная всех магов, и едва завернул за угол, опрометью бросился в штаб.
        ***
        Обстановка в подвале была мрачноватая: длинный плоский камень, стоящий в середине помещения, окруженный семью кругами рун и иероглифов, вперемешку с особыми магическими знаками, которых девушка не знала, белые длинные свечи по углам камня. Маг завел девушку в круг и уложил на камень. Мила почувствовала холодок внутри живота и нервно сглотнула.
        - Не волнуйся,- успокоил ее Брайас, - все будет хорошо.
        Девушка слабо улыбнулась и закрыла глаза. Маг видел, как быстро бьется пульс у нее на шее. Брайас сосредоточился, и принялся разминать руки. Он вдруг понял, что ему будет трудно вонзить в нее нож.
        - Брайас! - девушка открыла глаза. - Я вчера совсем забыла отдать Лее это!
        Мила сняла с шеи цепочку с подвеской и протянула ее магу.
        - Но это же твоя семейная реликвия, - удивился маг.
        - А, ерунда, - отмахнулась Мила, - должно же хоть что-нибудь остаться меня! А делать надпись "здесь была Мила" на городской стене нет времени, - усмехнулась она. - Держи!
        Девушка практически насильно вложила подвеску в его ладонь и вновь легла на камень.
        - Пожалуйста, соври, что это как комариный укус, - попросила она.
        - Это как комариный укус, - прошептал он, наклонившись к ее лицу.
        Мила приоткрыла глаза и в последний раз внимательно вгляделась в его лицо, пытаясь запомнить до последней черточки.
        - Прощай, - еле слышно прошептала она.
        - Прощай, - эхом отозвался он и, отстранившись, начал нараспев читать заклятье.
        ***
        Арчер Толуас сердито пнул безжизненное тело вампира. Проклятье, на этих мальчишек ушло слишком много времени! Стасовир заклятьем снес дверь подвала, и архимаг, прихватив с собой одного из спутников, спустился вниз.
        - Брайас Элатар! Кажется, история опять повторяется!
        Темный с наслаждением наблюдал, как маг под действием заклинанья не в силах сдвинуться с места.
        - Опять тебе приходится бессильно наблюдать, как мы расправляемся с девушкой, - Арчер бросил взгляд на Милу, лежащую на плите - девушка также не могла пошевелиться. - Возможно, тебе стоит завязать с некромантией? - Архимаг мерзко расхохотался. - Ах, впервые за несколько лет я действительно счастлив! Твой учитель мертв, твои друзья сейчас медленно подыхают у подвальной двери, ты сам скоро присоединишься к ним! Но самое главное, - Темный обернулся к одному из спутников, - милая, ты не поможешь ему закончить ритуал?
        Из складок плаща показались тонкие женские руки, откинувшие капюшон и открывшие лицо его спутницы. Брайас смертельно побледнел - это лицо снилось ему каждую ночь, вот уже пять лет. Тан. Таниэль. Та, что была его жизнью, и та, что стала его смертью.
        Мила увидела, как над ней на секунду склонилась сероглазая эльфийка с черными кудрявыми волосами. Если бы можно было описать ее одним словом, то девушка, пожалуй, выбрала бы "изящество". Рядом с ней Мила смотрелась как каменное идолище у хрустальной статуэтки. Девушка с завистью отметила, что у мага хороший вкус.
        - Но...- Брайас не верил своим глазам. - Как это возможно? Ведь я...
        - Что?- удивилась Таниэль. - Ты видел, как по этой шее бежала струйка крови? - Хрустальный смех эльфийки эхом отразился от потолка и стен подвала. - Брайас! Порой ты бываешь наивен как ребенок! Это обычный балаганный трюк!
        - Ну-ну, дорогая,- вмешался Толуас, - не стоит так унижать магистра. Признайся, что пришлось повозиться, чтобы найти ножичек с полостью, закачать туда крови... В самом деле, Брайас! - Толуас подошел к нему поближе. - Должен же я был подстраховаться! Мне нужен был хороший призывающий, а твоя, точнее моя, подружка была лучшей!
        - Бедный Брайас! - Тан нежно погладила мага по щеке. - Наверно, тебя мучит вопрос: почему? Почему она с ним? Почему она предала меня... -Женщина положила руки ему на плечи и попыталась притянуть к себе, но маг словно не замечал ее. - Эх, Брайас, Брайас, Брайас... - руки Тан скользнули по его груди. - Из тебя мог бы получиться первоклассный архимаг, но ты никогда не смог бы стать хозяином мира. А Арчеру это почти удалось...
        Эльфийка нежно прижалась губами к щеке мага, как раз там, где появлялась ямочка, когда он улыбался. Мила неожиданно для себя отметила, что ей совсем не нравятся телодвижения эльфийки и ее развязная манера общения. "Вот дрянь!" - сердито подумала девушка, громко фыркнув и тем самым, привлекая внимание магов.
        - Дорогая, Эмилия права. Нужно заканчивать, - Толуас протянул эльфийке нож, что достал из-под плаща. Витой рог мягко серебрился в свете огней.
        - Милочка, не волнуйтесь, - Тан потрепала ее за щеку. В ответ Мила наградила ее самым презрительным взглядом, прикидывая, куда денет голову эльфийки, если все же останется здесь. - Будет очень больно.
        Замахнувшись, Тан всадила в нее нож. Надо же, не обманула, действительно больно.
        Таниэль чувствовала, как Сила поднимается по ножу и заполняет его. Но вскоре лезвие само пошло вверх, будто что-то выталкивало его изнутри. Эльфийка даже не успела до конца вытащить его, как рог пошел трещинами, а затем разлетелся на мелкие осколки, вызвав яркую вспышку. Вслед за вспышкой последовала мощная волна магической энергии, Силы, поглощавшая все на своем пути.
        ***
        Белый свет... Мягкий, неяркий... Матовый... Белый шелк... Нежный и легкий... Мила.
        - Мила..
        - О! Смотри, очнулся!
        Лицо сидящего на постели расплывалось, как ни старался маг сосредоточиться на нем. Единственное, что было более-менее отчетливым - это широкая клыкастая улыбка.
        - Сгинь, Лесс! - прошипел другой, втискиваясь между ними. - Брайас! Ты как?
        У второго были совершенно очевидно заметны торчащие заостренные уши.
        - Все плывет,- признался маг, с трудом выговаривая слова.
        - Еще бы! - хмыкнул эльф. - Тебя час назад вытащили из-под завала!
        - Ну ты и живучий, дружище, - с завистью проговорил вампир, но маг только отмахнулся:
        - Мила... Ее нашли?
        - Нет, - тихо ответил эльф.
        - Но зато нашли двух других, - радостно доложил Лесс, - и даже полуживыми! Казимир их под охраной сдал страже. Представляешь, им, помимо всех подвигов еще и смотрителя какого-то повесили!
        - Завал полностью разобрали?- не унимался маг.
        - До последнего камня, - уточнил Эрион.
        - Ее нет, Брайас, - Лесс тихонько тронул его за плечо. - Ты смог вернуть ее домой.
        - Или развеял по всему миру, - тяжело выдохнул маг и закрыл глаза.
        ***
        Брайас быстро шел на поправку и уже через неделю появился на пороге кабинета Казимира. Ректор все также сидел за своим письменным столом и кипой бумаг, как будто ничего не изменилось, как будто ничего не было.
        - Брайас! Рад видеть!
        - Я тоже рад Вас видеть в добром здравии, учитель, - улыбнулся маг, проходя в кабинет.
        - Моим здравием я обязан Дане,- усмехнулся ректор, приглашая ученика присесть. - Если бы она так быстро не нашла меня в Зале, быть бы мне сейчас у Бесса на посылках!
        Магистр Дана Капская шла с пересдачи, которую принимала у нерадивых студентов, когда натолкнулась на капитана городской стражи. Магичке не сразу удалось вытрясти все необходимое - бедолага сильно заикался и лепетал что-то невразумительное. Наконец она поняла, что в Зале телепорта произошло что-то страшное, и Казимир остался там совсем один. Женщина поспешила к нему на помощь и как раз успела застать парочку адептов и одного магистра, оставленных спешащим Толуасом, чтобы добить ректора.
        Объединив усилия, Казимир и Дана успешно отбились от Темных. Архимаг сказал, что Брайасу и всем остальным нужна помощь, и назвал место, где их искать - развалины.
        Когда Дана и несколько других преподавателей прибыли к подвалу, то обнаружили там целый отряд Темных, во главе со Стасовиром Палласом. Завязалась потасовка, в результате которой преподавателям все же удалось одержать победу. Неожиданно земля под ногами задрожала, а затем из подвала вырвался бешеный поток Силы. Камни полуразвалившихся стен загудели и стали рушиться. Те, кто был наверху, похватали раненых и тут же смылись на безопасное расстояние. Именно тогда вытащили Лесса и Эриона, ребята были без сознания, но целы и невредимы. Оказалось, что вырвавшаяся волна излечила всех раненых, даже тех, что были при смерти. К сожалению, не только "наших", но и Темных, поэтому маги разделились: одни вместе с Казимиром, также исцеленным необычной волной, отправились на поиски сбежавших адептов, другие вместе с Даной остались разгребать завал. Сначала обнаружили Толуаса и Брайаса, и тот и другой подавали признаки жизни, а чуть позже добрались до каменной плиты, возле которой была найдена Тан и больше ничего. Мила исчезла бесследно, и если бы не изумрудная подвеска, которую маг носил с собой, можно было
подумать, что ее и вовсе не было.
        - Толуас уже пришел в себя, - сообщил Казимир, - и теперь его ждет бессрочное заключение в башне Безмолвия. Пожалуй, это будет даже лучшее наказание, чем просто рассеивание. Теперь он лишен Дара и обречен на вечное одиночество в полнейшей тишине. А Тан...
        - Она тоже получила по заслугам, - ответил маг.
        Эльфийку - отступницу подвергли "чистке", а затем передали Высокому Лесу за неслыханный выкуп золотом и редкими свитками. Лес по-прежнему дорожил своей кровью, пусть даже и такой паршивой.
        - Что сказал Ковен, когда узнал про все это?
        - Пожурили. Сказали, что нехорошо утаивать такие важные факты, как появление ключа. В конце концов, в том, что Темные так разошлись, есть и их вина, поэтому мы все прощены, а некоторым даже полагается награда.
        Он протянул Брайасу маленькую коробочку. Даже не открывая ее, маг знал, что там лежит - золотой знак архимага. "Из тебя мог бы получиться первоклассный архимаг, но ты никогда не смог бы стать хозяином мира". Ему совсем не была нужна власть, абсолютная и всепоглощающая. Ему достаточно было заниматься любимым делом, и чтобы рядом была любимая женщина, а теперь у него ни того, и ни другого.
        - Я хочу уволиться из Университета и выйти из Ковена, - равнодушно-отстраненно сказал он.
        - Что ж, - помолчав, ответил Казимир, - дело твое. И все же, я бы попросил тебя пока не торопиться с Ковеном. И знак тоже возьми - ты заслужил его.
        Учитель открыл коробку и достал маленький золотой значок и вложил его в руку Брайаса. Сухо поблагодарив ректора, маг вышел из кабинета.
        ***
        Он вернулся в столицу к зимней сессии, чтобы поддержать Лею во время экзаменов. Как всегда, как прежде. По приезду его торжественно встретили в Университете и на ближайшем совете магов официально объявили о присуждении степени архимага и звания профессора, вручили почетные грамоты и еще кучу ненужной макулатуры. Разбирая ее, Брайас обнаружил небольшое письмо, свернутое трубкой, подобно прочим бумагам, и перевязанное красной ленточкой.
        "Брайас!
        Наконец-то ты стал архимагом! Теперь имеешь полное право быть еще более вредным, несносным, невыносимым и невозможным магом, с чем тебя и поздравляю!
        Не сердись, что письмо попало к тебе только сейчас - я честно просидела в Стограде неделю, ждала, пока ты появишься! Не вздумай сердиться на Лею, Риссу и Гера, это я просила их ничего не говорить, чтобы не испортить сюрприз! В конце концов, ты сам виноват перед ними не меньше: обделяешь вниманием из-за глупой тоски по бывшей подружке, постоянно скитаясь, черт зная где!
        Перестань валять дурака и вернись к работе: допиши свой труд по полесским упырям, очень хочется его почитать (Лесс уже занял за мной очередь). Прекрати зарывать талант в землю - твои заклинания всегда работают, уж я-то знаю. Тебе удалось вернуть меня домой...
        Представляешь, у моего брата уже правнуки! Понятия не имею, как можно все это объяснить. Вероятно, Поток переместил меня не только в пространстве, но и во времени. Несмотря ни на что я решила вернуться, и потратила все остатки Силы на возвращение. Так что теперь я самая обыкновенная, простая смертная, хоть Казимир и говорит, что бывших ключей не бывает.
        Как бы то ни было, мой дом теперь здесь, в этом мире, и я решила, что стоит поближе познакомиться с ним. Я обязательно вернусь в Стоград на зимние каникулы, так что скажи Геру и Лее - пусть готовятся!
        Мила.
        P.S. Не думала, что тебе нравится носить женские украшения!
        P.P.S. Не будь жуком, верни подвеску Лее!!!"
        КЛЮЧ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
        ***
        Жара пришла в Балор гораздо раньше, чем ожидалось: уже в середине мая припекало так, как будто была середина июля. Растения вяли прямо в горшках, несмотря на бережную заботу их хозяев, так что ежегодная стоградская выставка цветов, проводившаяся по традиции в последнюю неделю весны, оказалась под угрозой.
        Веерка Блосс категорично оглядела свои аллепские розы нежно-голубой расцветки, безжизненно свисавшие с подвесного кашпо. Безнадежно. Похоже, первый приз в этом году придется отдать Нешке Амлос, жене начальника городской стражи. Ей-то муж помогает ухаживать за цветниками - ежедневно выделяет двух-трех бойцов, чтобы те таскали воду из Ладки на полив их маленькой клумбы в семь локтей в диаметре. И это не считая сада за домом! А вот от господина Блосса с его канцелярией помощи никакой, но зато все слухи из дворца она узнает раньше, чем сам король!
        Веерка услышала, как стукнула калитка соседского дома, и вынырнула из-за заборчика.
        - А! Доброе утро, Эмилия!- ярко-красные губы госпожи Блосс расплылись в елейной улыбке. "Все-таки хорошо, что они не участвуют в выставке" - облегченно подумала она, глядя на едва распустившиеся бутончики шиповника, пышными кустами росшего вдоль заборчика, и обещавшего вскоре превратиться в крупные махровые цветы чайного оттенка с розоватой сердцевинкой.
        - Доброе утро, Веерка! - девушка натянуто улыбнулась в ответ, закрывая калитку.
        - Чудесно смотритесь в этом наряде! - добавила Веерка, видя, что девушка собирается улизнуть.
        - Неужели?- девушка иронично приподняла бровь. Помниться легкая полупрозрачная туника лазурного цвета, бриджи и легкие балетки произвели на Риссу удручающее впечатление. Старушка проворчала, что негоже взрослой, почти замужней женщине в таком виде по городу шастать! Получив в ответ заявление, что так все ходят, покачала головой и с фразой "куда катиться мир" удалилась в комнату, досыпать.
        "Почти замужняя" - Мила криво усмехнулась, но тут же вспомнила, что рядом Веерка.
        - Вы что-то хотели, госпожа Блосс?- тряхнув длинной челкой, спросила девушка.
        - Я хотела узнать, когда вернется господин маг, у меня к нему дело. Мой Маркизик...
        Девушка еле сдержала тяжелый вздох. Опять с этим котом что-то не так! Вечно жрет, что попало, а потом его хозяйка терроризирует всех окрестных травников! Но Брайас-то здесь при чем? Неужели котяра обожрался в усмерть, и теперь она хочет вызвать его дух с того света?
        - Мой Маркизик последнее время беспокойный стал. Недавно вот залез на чердак прямо через отдушину.
        Мила скептически покосилась на маленькое оконце, которое можно с легкостью одной ладошкой прикрыть. И как эта ходячая меховая подушка там не застряла? Тем временем Веерка продолжала изливать душу:
        - Мы его кыскали, кыскали, а он молчит! Я говорю мужу: "Давай снимай замок с чердачной двери, надо Маркизика вызволять! Он ни в какую! Сам, говорит, вылезет, когда похудеет! Так куда ж больше! Мой Маркизик и так кожа да кости!
        - А от Брайаса вы что хотите? - Мила с трудом сдерживала улыбку.
        - После того, как котик мой пропал, с чердака стали доноситься странные звуки, как будто кто-то коготками по стеклу водит, воет диким голосом, а иногда и попискивает! - Веерка перешла на трагический шепот, так широко распахнув глаза, что Мила испугалась, как бы они сейчас не выпали.
        - Так может, это Маркизик застрял, и выбраться не может? - предположила девушка.
        - Да? А кто тогда напакостил на кухне? Все чашки перебил и крынку со сметаной опрокинул. А еще я обнаружила это! - Веерка вынула из складок юбки длинное темно-фиолетовое перо.
        Теперь Мила наконец-то поняла, к чему она клонит. Женщина свято верила, что у нее на чердаке поселилась капра - дух-пакостник, поселяющийся на чердаках и являющийся людям в виде сороки. В целом, вполне безобидная тварь, ну подумаешь, по ночам подвывает и скребется, а иногда портит еду, гадит на кухне и таскает вещи. Но в Балоре верили, что капра на своем хвосте приносит болезни и неудачи, поэтому старались гнать сорок, ворон и даже галок подальше от своих жилищ, боясь, что среди них может затеряться злосчастный дух. У Милы на этот счет было свое мнение. Еще неизвестно, кому больше не повезет, Веерке или капре, если та все-таки отважиться поселиться в ее доме. Потому как характер у женщины был непростой. Они с Леей даже спорили, кого у Веерки в роду было больше: упыриц или кикимор.
        - И я хотела, чтобы Брайас проверил, все ли в порядке на чердаке, - намекнула Блосс.
        Считалось, что если произнести имя духа в слух, он навсегда поселится в доме и выгнать его оттуда сможет только очень опытный маг.
        - Брайас должен вернуться через пару дней.
        Веерка разочарованно надула губки.
        - Но может быть вы?.. - вдруг предложила она, с новой надеждой поглядев на девушку. Внутренний голос Милы тихо взвыл, глядя на соседку. Блин, от нее же теперь не отвяжешься! Слово "нет" для Веерки как команда "фас" для собаки, только еще сильнее кидается на жертву и уже не выпускает, пока та окончательно не обессилит и сдастся на милость победителя. Не желая тратить время на препирания с соседкой, Мила вздохнула и, сняв с плеча сумку, сказала:
        - Хорошо, пойдемте.
        Стремянки хватило только до карниза, по которому Миле пришлось идти меленькими шажками до чердачного окошка, в котором исчез незабвенный Маркиз. Добравшись до места, девушка заглянула внутрь. В нос тут же ударил мерзкий запах подвяленной мертвечинки - кто-то здесь действительно сдох, причем не так давно. Сквозь душный полумрак чердака ей удалось рассмотреть останки неизвестного, и на счастье госпожи Блосс, это был не кот. На полу в центре вытянутого желтого пятна от второго чердачного оконца, лежала распотрошенная сорока. А вот кот...
        Мила заметила в углу чердака тень, метнувшуюся к другому оконцу. На секунду стало темно - кто-то прошмыгнул в проем окна и исчез на противоположной стороне дома. Мила почти бегом спустилась с лестницы и, ничего не говоря Веерке, обогнула дом и, выглянув из-за угла, внимательно осмотрелась. И почти сразу заметила сильно колышущиеся листья бадана, будто кто-то под ними улепетывал подальше от дома. Проследив за беглецом, девушка увидела как этот "кто-то", обогнув высохший искусственный прудик, затаился у полуразвалившейся садовой статуи мало, чем отличавшейся от пугала, разве что небольшим пьедесталом. Именно он и привлек внимание Милы.
        Продравшись сквозь заросли, прикрывавшие основание статуи, девушка обнаружила, что пьедестал был полый. То, что статуя при этом до сих пор не упала на землю, объяснялось тем, что пьедестал был сделан из плотно подогнанных мраморных пластин в три пальца толщиной, а статуя - из алебастра, причем не самого лучшего качества. Глядя на нее, нельзя было точно сказать, кого она изображала - или пышнотелую девицу, или мускулистого героя - хорошо сохранились только мощные икры и округлые бедра. Все остальное было в крайне плачевном состоянии и носило следы неоднократных переделок - наслоения более позднего, светлого гипса. Возможно, когда-то она была сначала одним, потом другим...
        Присев у щели в основании этого гибрида, Мила услышала недовольное урчание, предупреждавшее каждого, кто решит покуситься на данное элитное жилье в центре столицы, что у него уже есть хозяин.
        - Похоже, он там, - девушка взглянула на Веерку.
        - Кис-кис-кис! Маркизик, выходи! - женщина склонилась к щели, но урчание только усилилось. - Достаньте его!
        - Ну уж нет! - фыркнула Мила. - Он мне все руки исцарапает!
        - Но как же Маркизик?!
        - Веерка! Вы хотели, чтобы я посмотрела, не завелась ли у вас капра, - Веерка испуганно вытаращила глаза, чем еще больше разозлила Милу. - Так вот, ее здесь нет, и никогда не было! Просто ваш кот охотился на сороку - отсюда беспорядок на кухне, перо, а также странные звуки на чердаке. Если не верите, можете сами забраться наверх и посмотреть. Или подождать, пока мерзкий запах дойдет до нижних комнат. Думаю, при такой жаре долго ждать не придется!
        - Ну хотя бы посмотрите! - попросила женщина. - Пожалуйста!
        Злясь на собственную мягкотелость, девушка склонилась к щели. Из темноты на нее смотрела пара желто-зеленых злобных глаз, урчание перешло в низкий вой, служивший коту боевым кличем. Неожиданно послышалось пронзительное попискивание.
        Мила рассмеялась и поднялась на ноги.
        - Кажется, ваш Маркиз оказался Маркизой, - со смехом ответила она, отряхивая колени от травы. - Либо у него появилась подружка. В любом случае, вас следует поздравить с пополнением семейства!
        Хм, даже интересно, как это Веерка за столько лет не заметила столь существенной разницы между Маркизом и Маркизой. Однако, что-то она замешкалась, а ведь обещала хотя бы сегодня прийти вовремя. И, оставив Веерку разбираться с новыми жильцами, Мила поспешила на работу.
        ***
        Лавка травника, в которой работала Эмилия, располагалась на одной из центральных улиц района Ремесленников. Дело само по себе было прибыльным, поскольку люди болели всегда, да и стремление к красоте им тоже было не чуждо. Но, имея в городе Университет Магических наук с целым факультетом Травников и Целителей, трудно выдержать такую конкуренцию. Однако десятка два постоянных клиентов у лавки все-таки было - не все решали доверить свое бесценное здоровье адептам старших курсов, которым уже разрешалось практиковать в городе, поскольку за результат те ответственности не несли, часто прикрываясь чужим именем, или не говоря его вовсе. На этот счет у ректора был заведен особый "жалобный" ящик, в который складывались все кляузы и недовольства, а затем рассылались по факультетам, чтобы там провели дополнительные занятия по особо провальным темам.
        Хозяином лавки был бывший профессор кафедры травологии и фитолечения Вит Вальмирович Сонховский. Много лет назад ему надоело учить нерадивых студентов, и, открыв небольшую лавку на первом этаже своего дома, он потихоньку приторговывал зельями, мазями, порошками и прочей лечебной гадостью. Со временем силы его стали уже не те, да и зрение все чаще стало подводить, потому старик был рад, когда на пороге лавки появилась девушка, желавшая у него работать. В ее талант он не верил, особенно узнав, что та не от факультета, но лишние руки, острые глаза и быстрые ноги ему не помешали бы. Поэтому он согласился взять ее к себе, но уже через несколько недель понял, что девчонка, пожалуй, кое-что знает. Удивляло его то, что порой ей были известны очень редкие растения, о которых и сам профессор мало что знал, но при этом она могла не знать элементарных видов, растущих повсеместно. Сама девушка объясняла это тем, что там, где она жила, таких растений не было, но Вит Вальмирович был уверен, что они растут везде, и потому девушке приходилось проводить полдня на занятиях в Универе.
        Казимир разрешил ей посещать все необходимые предметы, зачастую идущие у разных курсов. Мила старалась прослушать все лекции в первую половину дня, чтобы остальное время провести в лавке за приготовлением очередного рецепта. Но заказов было не так уж много, хотя на жизнь и Виру и Миле хватало, и тогда девушка вместе с еще одним подмастерьем - славным парнишкой Ленькой - ковырялись в садике травника, или как тот его называл Огород Лекарственных растений. Благо всего огорода было две грядки по два на пять локтей, но и те не вызывали бурной радости на лицах учеников травника.
        Занятий в Универе не было по случаю сессии, и Мила спешила в лавку - поскорей закончить с оставшимися заказами и спокойно отравиться на недельку в отпуск.
        Их с Брайасом давно уже звали в гости Лессандр и Маришка, но из-за появления Ключа все источники, даже самые древние, неожиданно ожили и выпустили в этот мир множество забавных зверушек, предпочитающих человечинку. Поэтому маг почти все время проводил в разъездах, успокаивая нежить то тут, то там, иногда присылая небольшие сообщения по телепочте.
        Навряд ли наберется даже две недели за последние полгода, которые они с магом провели вместе. А теперь у них появится неделя, чтобы наконец-то выяснить отношения. Смешно сказать, но девушка до сих пор не знала, кто она для Брайаса. Не жена, не невеста и не любовница, она просто жила в его доме, помогала Риссе и Лее по хозяйству по мере сил. Он никогда не говорил, что любит ее, впрочем, как и она. Ей просто было хорошо вместе с ним: вместе бродить по городу, вместе сидеть в библиотеке, уткнувшись каждый в свою книгу, или вместе работать в лаборатории или лавке. Просто чувствовать, что он рядом. А когда он уезжал, старалась занять себя по максимуму, чтобы не чувствовать пустоты внутри.
        Наверное, это можно было бы назвать любовью, если бы не одно "Но": Миле снился ее бывший. Это был какой-то ужас, точнее кошмар, повторявшийся изо дня в день. Ей снилась длинная лестница, на вершине которой стоял Брайас. Ступени очень крутые и скользкие, Мила очень часто спотыкается, падает, но снова поднимается и идет наверх. Наконец, поднявшись, она тихонько касается плеча мага, и когда тот оборачивается, то оказывается, что это Андрей - ее бывший парень. Он смеется ей в лицо, и крепко ухватив за талию, притягивает к себе. Она отбивается, пытается вырваться, но все бесполезно. Неожиданно к голосу бывшего добавляются еще два: мужчины и женщины. Повернувшись на звук Мила видит Брайаса и Таниэль, они обнимаются и целуются, как прежде, посмеиваясь над ней. А потом она падает, вновь и вновь, вниз по лестнице.
        Рисса говорит, что она часто кричит и разговаривает во сне, уговаривая кого-то отпустить ее. А недавно Лея спросила у нее, кто такой Андрей. Мила тогда ответила, что это просто друг, но, кажется, девушка не очень-то поверила.
        Ступка под ее рукой заскрипела, вернув Эмилию к реальной жизни. Несчастный листочек чистотела давно уже превратился в жиденький сочок зелено-буроватого цвета. Пора отправлять его в мазь от бородавок. Заправив выпавшую прядку длинной челки за ухо, Мила осторожно перелила жидкость в небольшую баночку к остальным травам и аккуратно перемешала все тонкой керамической лопаточкой. Ну вот, последняя баночка готова, пора разносить заказы.
        ***
        - Везет тебе, Милка!- Ленька завистливо шмыгнул носом и протянул: - У тебя отпуск!
        - Да! - девушка самодовольно кивнула и рассмеялась. - Целая неделя! Зато ты теперь будешь хозяином подсобки! Можешь делать, что захочешь! Только, чур, подружек не водить!
        Мила сделала суровое лицо, но в глазах плясали насмешливые искорки. Ленька только отмахнулся:
        - Да какие подружки! Анка уехала к бабке в деревню, а Ринка все еще сердиться на меня. И все из-за какой-то ерунды!
        - Ну да, ерунды!- хмыкнула Мила. - Всего-навсего подсунул ей вместо крема для лица мазь от геморроя!
        - Да какая разница! - воскликнул парень. - Она все равно не успела ей воспользоваться!
        - Не успела, - со смехом согласилась Мила, вспоминая, как Ленька спохватился и, вырвав у подружки баночку с мазью, что-то промычал про геморрой и скрылся в подсобке, и тут же вернулся с кремом. - Но осадок остался!
        Они с Ленькой любили разносить заказы, особенно если нужно было идти в центральный район. Здесь Ленька мог полюбезничать со служанками из богатых домов или подмигнуть какой-нибудь высокородной красотке, вогнав бедную в краску. А Мила - посмотреть, хорошо ли их с Каллео идеи прижились среди городской знати. С тех пор, как пара эскизов, оставленных Милой у Каллео, попались на глаза дочке короля Фоки принцессе Тилии, маэстро быстро стал придворным портным. И обшивал не только Ее королевское высочество, но и всех первых модниц королевства. Тем не менее, маэстро не забывал их, и время от времени заезжал, чтобы показать свои новинки, или просил подкинуть какую-нибудь идею. Разумеется, взамен обещал сшить что-то подобное для них с Леей абсолютно безвозмездно, и всегда выполнял свое обещание. Так что в гардеробах обеих девушек то и дело появлялись модные новинки, и сейчас одна из них была на Миле.
        Девушка в который раз чувствовала на себе чей-то любопытный взгляд, но не обращала на это никакого внимания. Неожиданно из-за спины послышалось ироничное:
        - Девушка, можно с вами познакомиться?
        Мила даже не успела ответить наглецу, как он подхватили её и потащили вверх. Девушка испуганно пискнула и уже приготовилась высказать вконец охамевшему незнакомцу, все, что она о нем думает, как поперхнулась своими же словами.
        - Брайас!!- Мила радостно улыбнулась и хитро прищурилась. - Ты же собирался вернуться только через два дня? Неужели полесская нежить так быстро сдалась?
        - Ну, был один особо ретивый вурдалак,- лицо мага было уставшим и осунувшимся, но глаза лучились озорством, а на губах играла хитрющая улыбка, - так что пришлось немного побегать и слегка поколдовать.
        - А в остальном - это был просто курорт, - заключила Мила, приподняв ехидно брови.
        - Летняя полевая практика, - небрежно отозвался Брайас, заставив девушку усмехнуться.
        - Пантовщик и выпендрежник, - со вздохом констатировала она, слегка касаясь его лица.
        Он устало улыбнулся и потерся щекой о ладонь девушки, но тут снизу раздалось деловое покашливание. В голове Милы родилось сразу несколько заковыристых фраз нецензурного содержания в адрес "чахоточного" Леньки, которые маг не замедлил озвучить напевным полушепотом.
        - Лень, ты не занесешь последний заказ сам? - Парень недовольно сморщился. - Вся выручка с него - твоя! - пообещала Мила.
        Глаза парня корыстно заблестели, и, кивнув на прощанье, Ленька заспешил по последнему адресу.
        - Мда, - протянула Мила, глядя парню в след, - а еще пятнадцать минут назад он ныл, что еле ногами передвигает.
        - Порой пара сребрушек может творить чудеса, - хмыкнул маг. - Ну что, домой?
        - Поехали, будем приводить тебя в порядок, - усмехнулась девушка, - а то ты после своего "курорта" - ходячее пособие по поднятию нежити!
        ***
        Неяркий свет едва народившегося месяца бликами разбегается по водной глади озерца... ...Нежная зелень ракит неспешно колышется под дуновением ветерка...
        Тихо стрекочут сверчки в высокой траве, пытаясь соперничать с ночной птицей, спрятавшейся в прибрежных кустах.
        Девушка в длинной белой сорочке, не спеша, идет вдоль берега... Что-то тянет ее вглубь, в воду, зовет тихим вкрадчивым голосом:
        - Приди... Ты не можешь этому противиться...
        Она пытается сопротивляться, но тело ее не слушается...
        - Нельзя спрятаться от самой себя... Ты та, кто ты есть...
        ...Вот вода уже доходит до пояса... до плеч... подбородка... Девушка хочет вскрикнуть, но захлебывается...
        - Яви Силу, Ключ... или погибнешь...
        ...Последний выдох одинокими пузырьками устремился вверх сквозь темнеющую толщу воды...
        Мила откинула душившее одеяло и сделала глубокий вдох. Да когда ж это все закончиться?? Накинув халатик и домашние туфли, девушка прошла на кухню, особо не заботясь, что кто-нибудь ее услышит: Рисса уже неделю гостила у сестры в Сонхах, Лея и Гер вместе с группой отмечали успешную сдачу первого экзамена, а маг беспробудно дрых после расслабляющей ванны и сытного ужина, его сейчас не разбудил бы даже хор пьяных в зюзю троллей!
        Густой, терпкий чай приятно бодрил и приводил мысли в порядок. Значит, она все-таки вернулась! Выходит, Казимир был прав - бывших Ключей не бывает. А ведь Ковен почти в это поверил, даже слежку снял, а теперь что? И вообще, что толку, что Сила вернулась? Мила по-прежнему не знала, как ей управлять, да и возможно ли это. Те легенды о Максии и Бессе, что попадались ей на глаза, ничего путного не дали. Если верить им, оба Ключа обладали вполне стандартным набором качеств: могли исцелять одним прикосновением, убеждать одним взглядом, и прогонять нежить одним словом. И она даже догадывалась, каким!
        На лице девушки появилась ехидная улыбка, то тут же пропала. Несмотря на то, что глава Темных - Арчер Толуас давно куковал в башне Безмолвия, а его правая рука - Тан - сидела под замком в своем фамильном дворце на окраине Высокого леса, маги-отступники по-прежнему скрывались на бескрайних просторах семи королевств. Но что гораздо важнее, где-то среди них был Грай Неверталь. Этот гаденыш умудрился смыться вовремя всеобщей суматохи в Универе. Волна Силы исцелила и его, и этот прохвост, не тратя время даром, раскрыл портал и исчез. И теперь этот призрак Обиженного Садиста бродил по королевствам, выжидая удобного момента. В том, что он нападет, Эмилия не сомневалась.
        - Не спиться?
        От неожиданности Мила подпрыгнула на стуле и резко обернулась к двери. На пороге стояла Лереина, и, прислонившись к косяку, внимательно смотрела на нее.
        - Лея? Уже вернулась? Я думала, что вы по старой студенческой традиции пойдете разрисовывать портреты преподавателей в Главной галерее.
        Девушка усмехнулась и села рядом:
        - Сессия еще не закончилась, да и ректор поставил двух магистров дежурить в коридоре. Что, опять кошмар про бывшего друга?
        - Нет, - криво усмехнулась Мила, - сегодня было кое-что новенькое.
        Лея удивленно приподняла брови и, налив себе в кружку чая, молча отхлебнула из нее.
        - Слушай, может тебе стоит поговорить с дядей?
        - Ага, - хмыкнула девушка, - прямо так подойду и скажу: "Мне тут бывший друг снится, не знаешь, чтобы это значило?"
        - А он закатит глаза и заунывным голосом протянет: "Ждет тебя, милка, дорога дальняя и казенный дом!"
        Девушки негромко рассмеялись.
        - А какой он был?
        Вопрос Леи застал Эмилию врасплох. Девушка немного помолчала, словно припоминая. А в самом деле, каким он был?
        - Да черт его знает, - Мила пожала плечами, - когда любила, думала, что самым лучшим.
        - А когда разлюбила?
        - Оказался любвеобильным, - ответила девушка и лукаво улыбнулась.
        - Ну а внешне? - не унималась Лея.
        - Зачем тебе это? - удивилась Мила.
        - Просто интересно, - ответила девушка, но Эмилия ей не поверила. - Хочу понять, почему ты вернулась.
        - Но причем здесь это?- изумилась Мила. - Я вернулась потому, что дома мне было нечего делать. Мой брат был уже седым стариком, мои родители умерли, меня ничего не держало в том мире. А здесь... Здесь были вы и новая жизнь, совершенно новый, не похожий на мой, мир.
        - А я думала, ты вернулась из-за дяди, - в голосе девушки слышалось разочарование.
        - И из-за него в том числе, - улыбнулась Мила, - но я так и не поняла, причем здесь мой бывший?
        - Понимаешь, я подумала... Еще тогда, в таверне, мне показалось, что ты все еще любишь его. А вдруг они с дядей сильно похожи, и ты...- тут девушка замялась, но Мила закончила вместо нее:
        - Что я с твоим дядей только потому, что он напоминает мне бывшего друга? - Мила не смогла сдержаться и рассмеялась. - Уверяю тебя, они совершенно разные, даже внешне.
        Но девушка продолжала настаивать на своем и тогда Мила страдальчески простонала:
        - Может тебе еще общий ДНК анализ предъявить, чтобы ты успокоилась? Да люблю, люблю я твоего дядю! Не из-за того, что он на кого-то похож, или не похож, а просто так. Даже не знаю, как по-другому объяснить...
        - И не надо, - подозрительно быстро и легко ответила Лея, и, отставив кружку, соскочила со стула и, пролепетав "Спокойной ночи!", бегом побежала наверх, мерзко похихикивая. Миле даже не было нужды оборачиваться ей вслед, и так понятно, кто стоял за спиной.
        - Я думала, ты проспишь до завтрашнего утра.
        Девушка старалась, чтобы ее голос звучал как можно спокойней и непринужденней. Мила готова была поспорить, что сейчас Брайас стоит, скрестив руки на груди, а в темно-синих глазах пляшут смешинки.
        Маг видел, что девушка сидит, слегка ссутулившись и вжав голову в плечи, будто набедокуривший адепт, ожидающий трепки, и улыбнулся.
        - Разве я мог пропустить такой важный момент?
        Мила могла поклясться, что он сейчас улыбается. Жутко захотелось провалиться под землю, или тотчас оказаться в своей комнате. Спокойно, Мила, в конце концов, тебе уже давно не пятнадцать... Вот только ощущения те же: как будто стоишь у проруби на высоте двадцати метров, в пальцах легкое покалывание, в животе легкое подташнивание, а в голове - головокружение.
        - Знаешь, - Мила пыталась казаться по-прежнему непринужденной, но голос предательски дрогнул, - пожалуй, я тоже пойду. Спокойной ночи!
        Брайас молча наблюдал, как она осторожно встает со стула, стараясь не встречаться с ним взглядом, и пытается пробраться к выходу. Лишь когда девушка дошла до двери, сказал:
        - Я тоже люблю тебя, Мила.
        Это было сказано тихо-тихо, но она все равно услышала, потому что тут же замерла и медленно обернулась. Брайас стоял у стола и улыбался едва заметно, одними уголками губ. Такой любимый и такой родной, такой... единственный. Захотелось подойти к нему, прижаться всем телом, поцеловать, обнять и больше никуда не отпускать. Рассказать, как долго тянутся дни без него, как пусто становится дома, когда его нет. Рассказать, как ждала его, нет не две недели, что он был в отъезде, а больше, гораздо больше - все двадцать пять лет. Сначала двадцать, чтобы просто его увидеть, а потом еще пять, чтобы оказаться рядом. А сколько всего пришлось пережить! Впрочем, он и сам все это знает - в его глазах было столько невысказанной ласки, нежности, любви, от которых так сладко сжималось сердце, то замирая, то бешено стуча.
        Из своего укрытия на лестнице Лее было видно лишь две длинные тени на полу, которые, к ее сожалению, так и не стали одной. "Ну надо же, вроде взрослые люди, а как подростки! Честное слово!" Мила еще раз улыбнулась, уже иронично и кивнула магу:
        - Спокойной ночи, Брайас!
        - Спокойной ночи, Эмилия! - с усмешкой отозвался он.
        "Интересно, - думала Мила, поднимаясь по лестнице, - действительно ли хоть кто-нибудь из них сегодня заснет?" "Кто-нибудь" - это кто-то из них троих, потому что девушка заметила, как мелькнула голая пятка Леи, прежде чем дверь ее спальни закрылась.
        Во всяком случае, она так и не сомкнула глаз до самого утра, ее мучило множество дурацких вопросов типа "как ей себя завтра вести и о чем говорить", вплоть до идиотического "что же завтра надеть, чтобы это было красиво и в то же время, не казалось, что она специально готовилась". Вконец измотавшись, Мила обозвала себя дурой и заснула, когда первые утренние лучи уже вовсю золотили стоградские крыши.
        ***
        Проснувшись ближе к полудню, Мила резко соскочила с постели и наскоро умывшись, вытащила из шкафа первое попавшееся платье - ситцевое, бледно-голубое - и, перехватив на затылке лентой передние пряди, спустилась вниз.
        Предчувствия ее не обманули, и все остальные члены семьи тоже только готовились к завтраку. Все было как обычно, разве что Лея в этот раз решила приготовить еду, что само по себе было выдающимся событием. Девушка не успела сесть за стол, как перед ней уже лежала подгоревшая глазунья, бутерброд с сыром и стакан чая. Подав еду, Лея уселась поудобней, чтобы было видно и Милу, и Брайаса одновременно, и, подперев лицо руками, стала с любопытством смотреть то на одного, то на другого. Мила, почувствовав на себе пристальный взгляд, подняла на нее глаза и улыбнулась:
        - Спасибо Лея, все очень вкусно!
        - Пожалуйста, чего там! Мы же теперь уже совсем родственники!
        Кусочек особо прожаренного белка застрял у Милы в горле, так что та закашлялась. Брайас старался сдерживать улыбку, пока тихонько похлопывал девушку по спине.
        - Вот видишь, Лея, - нравоучительно заметил маг, - как опасно говорить за столом!
        - А может это она от радости? - вполне серьезным тоном спросила Лея.
        - Ага, - откашлявшись, хрипло сказала Мила - в зобу дыханье сперло!
        На кухне опять воцарилось торжественное молчание: Брайас дочитывал какой-то свиток, попивая морс из стакана, Мила дожевывала бутерброд со сладким чаем, Лея нервно постукивала ногтем по столу. Наконец, она взорвалась:
        - Ой, да не молчите вы уже! Скажите, до чего вы вчера договорились? А то на лестнице так плохо было слышно!
        Мила и Брайас непонимающе переглянулись и вновь вернулись каждый к своему делу: дожевыванию и дочитыванию. Лея со стоном уронила голову на руки. Наконец, Мила, снисходительно улыбнулась:
        - Лея, да не волнуйся ты так!
        - Конечно, не волнуйся, - поддержал ее Брайас. - Все давно распланировано: помолвка через неделю, свадьба через месяц.
        - Три, - поправила Мила, - надо как следует подготовиться.
        - Хорошо, три, - согласился Брайас. - Мальчика мы назовем Эрлиссом, а девочку - Миррой.
        Лереина подняла на них изумленные глаза и только тогда увидела, что они просто откровенно издеваются, прикалываясь над ней. Мила и Брайас дружно рассмеялись:
        - Брось, Лея, ни о чем мы еще не думали и ничего не обсуждали! Но если, что-нибудь решим, ты узнаешь об этом первой! - заверили они ее, и девушка, успокоившись, побежала в Университет.
        - Как думаешь, - ехидно спросила Мила, когда хлопнула входная дверь, - когда нам следует ждать поздравлений?
        - Из Универа - уже к обеду, а от Эриона и Лесса - завтра с утра, - вполне серьезным и благодушным тоном ответил маг, продолжая хитро улыбаться.
        Взгляд девушки упал на свиток, который так пристально изучал маг за завтраком, а теперь он просто лежал на столе. Присмотревшись, Мила прочитала заглавие и чуть не захлебнулась чаем. Справившись с собой, девушка ехидно спросила:
        - Ну и как астрология за восьмой курс? Решил гороскопчик на будущее составить?
        Маг перехватил ее взгляд и смущенно улыбнулся:
        - Надо же было как-то от нее как-то спрятаться, вот и схватил первое попавшееся. В начале вообще вверх тормашками держал.
        Они опять дружно посмеялись, а потом он бережно взял ее лицо в свои руки и прошептал:
        - Я и без гороскопов знаю, что все у нас будет хорошо.
        Девушка посмотрела на него и как-то грустно улыбнулась. Миле ужасно не хотелось портить такой момент, и все же...
        - Сила вернулась, - печально выдохнула она. - Я снова стала Ключом.
        Маг ободряюще улыбнулся:
        - Мы что-нибудь придумаем, - пообещал он. Его пальцы сомкнулись на ее затылке, а лицо было так близко, что его дыхание, казалось, обжигало кожу.
        - Голос сказал, что...- волнуясь, затараторила она, но Брайас ее мягко прервал:
        - Мила, - голос его был тихим, и вместе с тем глубоким и бархатистым, от чего у девушки побежали мурашки по коже, - может, ты все-таки дашь себя поцеловать?
        Девушка тихо ойкнула, покраснела и закрыла глаза. "Трусишка", - маг с улыбкой полюбовался на нее и чмокнул в нос, а когда удивленная Мила открыла глаза, не удержался и поцеловал по-настоящему. У девушки даже дыхание перехватило, и подкосились ноги от такого нежного и доверчивого прикосновения его губ. Если бы Брайас не держал ее в объятьях, точно хлопнулась бы в обморок.
        ***
        Веерка Блосс пребывала в сильном волнении. Еще бы! Сначала эта несносная девчонка, Лея, едва не сбила ее с ног, когда она шла от своей кумушки, так еще и выпалила такое, что даже Веерке, слыхавшей многое, верилось с трудом. И теперь ей не терпелось увидеть все своими глазами. Ей уже порядком надоело маячить у заборчика, тем более что юбки уже в который раз цеплялись шипы. Но, наконец, ее терпение было вознаграждено: маг и девушка показались из дома.
        - Эмилия, господин маг! Как я рада вас видеть!- женщина бросилась им навстречу, как житель необитаемого острова - к команде спасателей. - Представляете, вы были правы - Маркиз действительно оказался Маркизой! И теперь у нас трое котят! Двух я уже пообещала кумушкам, а вот третьего мы с мужем решили отдать вам - в знак благодарности!
        - Ну что вы, - попыталась отбрехаться Мила, - не стоит! К тому же он еще маленький...
        - Ничего, - заверила ее Веерка, - через пару недель он подрастет. Котята ведь быстро растут, совсем как дети! - и выразительно так посмотрела на нее, что Мила непроизвольно вжалась спиной в Брайаса.
        - Конечно, конечно, - заверил он, пытаясь избавиться от соседки, - мы обязательно возьмем у вас котика, когда он подрастет.
        Веерка расплылась в улыбке:
        - Он такой черненький, хорошенький. Вот им весело будет играть вместе с малышом...- и, заметив искреннее недоумение на их лицах, (которым, конечно же, хотели сбить ее с толку, скрыв свой секрет, но не на ту напали!!), добавила: - Я встретила вашу племянницу, и она уже сообщила мне радостную новость! Поздравляю!
        И взяв Милу за руку, доверительно сообщила:
        - Милочка, вы чудо как хорошо выглядите! И живота совсем не видно! Я знала, знала, что именно вы станете его женой!- тихо пискнула она. - Предыдущая была та еще фифа!..
        Веерка осеклась под взглядом Брайаса и, торопливо попрощавшись, со скоростью и статью круизного лайнера в открытом море, умчалась разносить новую сплетню.
        - Я Лею придушу, - мрачно пообещал Брайас, подхватывая седельные сумки.
        - Я помогу, - эхом отозвалась Мила и, глядя, как за поворотом мелькнула юбка первой сплетницы Стограда, невесело хмыкнула: - Стараниями госпожи Блосс уже через месяц у меня должна будет родиться тройня.
        Брайас бросил скептический взгляд на поворот и задумчиво произнес:
        - Зная талант Веерки, скорее через неделю и как минимум пять штук.
        Мила рассмеялась:
        - Значит, мы вовремя уезжаем. Тогда по возвращении можно будет сказать, что оставили всех на воспитание вампирам.
        ***
        Телепорт перебросил их прямо к въезду в Орру - долину вампиров. Призрак, довольный, что не пришлось три дня пылиться в дороге, щипал придорожную траву. Мила сидела на одной из сумок и задумчиво вертела между пальцев одуванчик, а маг озадаченно смотрел в сторону границы - глухой стены из непролазного на первый взгляд леса, которым отгородились от остального мира вампиры.
        - Странно, я еще позавчера предупредил Лесса, что мы приедем.
        - Значит, он не ждал нас так рано, - Мила усмехнулась и пожала плечами. - А нас обязательно должны встречать, или мы можем и сами пройти?
        - Пройти- то мы можем, - с некоторым сомнением ответил Брайас, - но могут возникнуть проблемы со стражей.
        - Но они же тебя знают! - удивилась Мила. - Или в том и проблема?
        - Нет, - хмуро усмехнулся маг. - То, что нас не встретили, может означать, что в Долине проблемы.
        Девушка резко поднялась и подхватила сумку:
        - Тогда не будем гадать, пойдем и проверим.
        ***
        Вся стража Орры по приказу Правительницы уже с утра стояла на ногах, готовая любому вторжению. Где-то в Долине появился новый Источник, из которого постоянно вылезает какая-то гадость, а еще Верховной жрице Долины было виденье, что на Орру надвигается небывалая Сила, и неизвестно, что она с собой принесет. Поэтому Лессандр совсем забыл о приезде друга и вспомнил об этом, только когда мага в сопровождении Стражей ввели в зал для приемов.
        - Брайас! - вампир кивнул докладчикам, чтобы те отошли в сторону, а сам поднялся с трона. - Ты как раз вовремя!
        - Лесс! Что у вас здесь стряслось? Где Маришка?
        - Маришка сейчас с Вандой. Ей опять было "видение", - при этом он выразительно посмотрел на друга и тот сочувствующе улыбнулся.
        Верховную жрицу частенько посещали виденья конца света, великого мора и бесконечных войн, так что весь вампирский народ давным-давно должен был вымереть, за компанию с людьми и нелюдями. Но пока что и те, и другие, и третьи чувствовали себя прекрасно и даже кашлять не собирались. И все же игнорировать ее виденья не могли, все-таки Верховная жрица и нянька Правительницы.
        - Прости, друг, совсем замотался! Тут такое дело... Стой, а ты же с Милой собирался приехать?
        - И приехал, только ее не пустили. Стражи задержали на границе.
        - Почему? - вопросительный взгляд Лесса упал на Стража, приведшего мага, и тот, вытянувшись по струнке, доложил:
        - Был приказ не пускать в Долину всех подозрительных личностей и незваных гостей, а девушка вела себя подозрительно. Мы попросили сдать все оружие, а она и говорит: "И коня тоже отберете? Он у нас обученный, как кто сзади подойдет, непременно между глаз заедет!"
        - Ну и что? - не понял Лесс. - Она же пошутила.
        - Может, и пошутила, - согласился Страж, - но когда Шиан обходил их, лошадь его лягнула.
        - Неужели между глаз? - хмыкнул Лесс.
        - Нет, - ответил Страж, - но тоже больно.
        - И где теперь она? - вампир озадаченно смотрел то на мага, то на охрану.
        - Сказала, что осмотрится, - усмехнулся маг, - пока я тебе помогаю. А Стража ей все тут покажет.
        - Ну что ж, - вздохнул Лесс, - в чем-то она права: нам действительно нужна твоя помощь. За Эмилию не волнуйся, Стража за ней присмотрит: немного поплутают по лесу и в город выведут. А тут я распоряжусь, чтобы ее встретили и помогли устроиться.
        - Да я не за нее, а за Стражу волнуюсь, - рассмеялся маг. - Ты же знаешь ее любовь к неприятностям. Ладно, рассказывай, что стряслось.
        Лессандр кивнул на выход:
        - Пошли, это показывать нужно.
        Вампир и маг отправились на одно из пастбищ, где пасли коров. Лессу только что доложили, что какая-то неизвестная тварь напала на стадо и попыталась утащить буренку, но пастуху и вовремя подоспевшим Стражам удалось ее "обезвредить".
        - Мда, - Брайас присел на корточки возле крупной туши странной твари с сильными задними ногами и мощными кожистыми крыльями с цепкими когтями. Голова ее имела крепкий клюв, хищно загнутый книзу, из которого медленно стекала черная жидкость. Маг хотел потрогать ее, но Лесс предостерег:
        - Осторожно, кровь этой твари ядовита. Мы уже двух Стражей потеряли.
        Брайас аккуратно собрал жидкость в склянку и поставил в сумку.
        - Нужно конечно проверить, но, по-моему, таких тварей у нас еще не встречалось. Хотя...
        Он немного порылся в вещах и достал довольно увесистый томик.
        - Смотри. Если сделать вот так, - он прикрыл ладонью голову какого-то монстра. Лесс утвердительно кивнул. - Это Шартрский нетопырь.
        - Но где Шартр и где мы! Да и нетопырь раз в двадцать мельче.
        - Верно, но у него характерный размах крыльев, видишь? И есть ядовитая слюна черного цвета.
        - Постой, тут что-то еще, - палец вампира уперся в какую-то строчку, приписку, сделанную каким-то читателем.
        - Очень высокая регенерация, - прочитал маг и тут же бросил взгляд на тушу, но тварь была недвижима. - Хм... Возможно дело во второй половине. Интересно, чья она?
        Но тут нежить затрепыхалась, заставив мага и вампира от нее отшатнуться. Страже потребовалась пара секунд, чтобы обнажить клинки и проткнуть уже обгоревшую тварь. Брайас еще немного размял кисть и наложил заклятье не возвращения, сводившее на нет практически любую регенерацию.
        - Придется искать по памяти.
        ***
        Миле уже порядком надоело смотреть в спину впереди идущего вампира. Справа уже в третий или четвертый раз показался малинник, такой потрепанный, как будто там вчера медведь-шатун разгулялся.
        - А это у вас такая традиция - всех гостей по границе кругами водить? - невинно поинтересовалась она.
        - Нет, - хмыкнул впереди идущий Страж, - только тех, кто особо понравился.
        - Ой, правда? - кокетливо спросила девушка и тут же огорченно вздохнула: - Сожалею, ребята, но вы не в моем вкусе. Мне больше синеглазые шатены нравятся.
        Русоволосые и кареглазые стражи перемигнулись:
        - Да нам собственно все равно. Главное, что кровь у тебя чистая, - и хищно так улыбнулись.
        Мила восхищенно вздохнула:
        - Вы, должно быть, очень отчаянные, если не боитесь пить такую гадость! В ней же всякой живности может быть навалом: и паразиты, и бактерии, и вирусы. Вот выпьете, а потом мучаетесь несварением, если сами не заболеете... - неожиданно она замолчала, заставив Стражей оглянуться.
        Девушка стояла, замерев и невидящим взором уставившись куда-то вдаль. Стражи дважды окликнули ее, но она не отвечала, а спустя всего пару минут также неожиданно вздрогнула всем телом и изменившимся голосом спросила:
        - Что там? - но вампиры молчали. - Что там? - настойчиво повторила она. - Озеро?
        Стражи недоверчиво посмотрели на нее: далеко не каждый из города знал про это затерянное озерцо. Место это было заброшенное, никто туда не ходил, даже коров там не пасли, но Стража была обязана ежедневно его обходить. Как будто это была не заросшая рогозом лужа, а сокровищница. Вампиры тихо выругались. Дернул же их Бесс связаться с этой девчонкой! Надо было сразу в город везти, один черт дороги не запомнит. Буркнув, что их зовет Правительница, они подхватили упирающуюся Милу и потащили в город.
        ***
        Правительница Орры сидела в тронной зале и то и дело принимала сообщения о появлении и уничтожении неизвестных тварей. Слева от нее стояла Ванда - Верховная жрица Орры, а справа советники, и одного из них сейчас не хватало.
        - А где Лесс? - обратилась она к советникам.
        - Он вместе с Брайасом уехал на одно из полей, посмотреть на тварей.
        Правительница на секунду задумалась, а потом произнесла:
        - Они уже возвращаются. Кажется, у них появилась идея. Откройте дверь.
        Слуги едва успели отворить дверь, как на лестнице показался советник и маг.
        - Приветствую тебя, Правительница Орры! - маг улыбнулся и галантно поклонился.
        - Здравствуй, Брайас! Мы рады вновь видеть тебя!
        - Я тоже рад, что вернулся, но... Здесь еще не появлялась Мила?
        Маришка недоуменно посмотрела на него, но вместо нее ответил Лесс:
        - Брось, Брайас! Ее наверняка уже подселили к какой-нибудь семье.
        - Нет, - ответила Правительница. - Девушка здесь не появлялась, но, кажется, он знает, где она.
        Маришка кивнула на двери, в которых уже появился чуть запыхавшийся Страж.
        - Ваш... Ваше Величество... Мы как обычно вели ее по границе, чтобы запутать след, а она...- Страж остановился, чтобы сделать пару вдохов, но маг не желал медлить:
        - Что с ней??
        Маришка уже прочитала мысли Стража и быстро ответила:
        - Она убежала к запретному озеру.
        Брайас посмотрел на Лесса:
        - Знаешь, где оно? - когда тот утвердительно кивнул, добавил: - Тогда пошли. - И быстро зашагал на улицу, где их с Лессом догнала Маришка:
        - Подождите, я с вами.
        Спорить было некогда, поэтому друзья быстро оседлали коней и отправились к запретному озеру.
        ***
        Сон повторялся: маленькое озерцо, ракитник вдоль берега, рогоз с человеческий рост, и странное, необычное чувство, как будто внутри завелся компас. Нет, не в смысле - тяжесть в желудке, а как будто какой-то внутренний зов. Пробираясь по высокой траве, Мила поклялась себе, что если не утонет, обязательно пойдет лечиться. Потому как зовы и видения - это перебор даже для этого мира.
        Наконец она остановилась у самой кромки воды - впереди на два метра под толщей воды белел песок, а дальше - темная, беспросветная глубина. Зов внутри усилился, превратившись из еле слышного шепота в громкий, почти кричащий голос. Милу даже стал разбирать интерес: да что ж там такое, в этом озере, что ее туда так тянет? И как оно связано с Ключом?
        Девушка ослабила шнуровку и стянула с себя рубашку, затем бриджи и сапоги. Несмотря на стоявшую жару, вода в озере была еще холодной. Кожа моментально покрылась пупырышками, а нос начал потихоньку остывать. Мила грустно посмотрела на покрасневшие стопы, по щиколотку мокнувшие в воде и вздохнула:
        - Ну что, гусь лапчатый, потопали! - и медленно, шаг за шагом стала пробираться к центру озерца.
        Она уже подошла к краю, где еще был виден песок, а вода доходила до плеч, когда что-то мазануло ее по ноге. "Рыба" - передернувшись, решила девушка. Зов совсем пропал, и она, стуча зубами, оглянулась на берег. Может выбраться отсюда? Похоже, ничего интересного здесь нет, да и холодно до охудения. Мила успела сделать только один шаг к берегу, как что-то крупное, змеевидное скользнуло вокруг нее, слегка подтолкнув. Девушка отшатнулась от твари, и, потеряв равновесие, с головой окунулась в воду.
        Последнее, что мелькнуло у нее в голове, было "Вот х...".
        ***
        - Что это за место?
        Кони неслись во весь опор, так что если хотел что-то сказать или спросить, нужно было говорить громко и кратко. Хотя с Маришкой это не обязательно, она вполне могла прочитать мысль сама.
        - Бывший источник, - крикнула она в ответ. - Сколько помню, всегда был закрыт.
        Что ж, тогда понятно, зачем ее туда понесло. Еще этот сон дурацкий, там тоже было озеро. Нехорошее предчувствие заставило Брайаса подхлестнуть Призрака.
        - Одного понять не могу, - Лесс поравнялся с ними. - Как она со Стражей справилась?
        Маришка наморщила лоб, припоминая мысли Стража:
        - Одному заехала в пах, а другому приказала "Замри".
        - И тот послушался?? - изумился вампир, а Маришка кивнула в ответ:
        - До сих пор в лесу стоит. Зачарован. Ванда обещала разобраться.
        Маг почти не слышал друзей, его взгляд был устремлен вперед, где из-за деревьев поблескивала вода.
        ***
        - Ну наконец-то! Мы тебя уже заждались!
        Прямо перед Милой на стволе поваленного дуба сидела девушка. Среднего роста, худенькая, с золотисто-рыжими волосами чуть не до плеч и задорной челкой. На улыбчивом лице девушки мелькнул легкий укор и тут же пропал.
        - Эй, ты чего молчишь? Мы тебя тут ждем уже целый день! Ты в порядке?
        - Может, ее контузило при переходе? - над Милой склонилась вторая девушка - сероглазая, с длинными пушистыми темно-русыми волосами, собранными в хвост, и ехидным выражением лица.
        - Вы кто? - тихо спросила Эмилия, поднимаясь с земли.
        - Хм, - удивилась рыжеволосая и насмешливо посмотрела на русоволосую, - а ты, когда появилась, спросила "Что за хрень?".
        - Я тогда еще много чего говорила, - хмыкнула русоволосая, - в особенности Хаккену. А тут уже другой человек, другая культура...
        - Просто я так уже подумала, - отозвалась Мила. - Так кто вы?
        - Привет, я Макс! - рыжеволосая девушка легко соскочила с дерева и подошла к ним.
        - А я Бесс! - улыбнулась русоволосая. - И ты на Калиоре.
        Мила слегка прищурилась. Где-то она уже про них слышала...
        - Вы бывшие Ключи? - девушка говорила медленно, словно не веря или сомневаясь. - А это Кай-Лиир - царство Светлой Максии?
        - Во-первых, - авторитетно заявила Бесс, - бывших Ключей не бывает. Во-вторых, это не царство, а в-третьих - не такая уж она и светлая!
        - Ну почему же, я всегда хотела стать блондинкой, - вдохновенно произнесла Макс и тут же рассмеялась. - Бесс права, Калиор или Кай-Лиир, это не царство, просто небольшой остров где-то между мирами. Место, куда попадают Ключи после...
        - Стоп-стоп-стоп! Вы же не хотите сказать, что я... Нет, ну в третий раз за один год - это просто свинство!
        - Тихо ты, не психуй!- Бесс хлопнула ее по плечу. - Все Ключи должны где-то учиться, вот мы и вызвали тебя сюда.
        - Учиться? Я не могу долго здесь находиться! Меня ждут там, наверху...
        - Мда? - Бесс и Макс издевательски сочувственно повглядывались в высь, и вздохнули:
        - Но там ничего нет.
        - Абсолютно. Ты уверена, что те, кто тебя ждут - наверху?
        И заметив довольно хмурый взгляд Милы, с усмешкой добавили:
        - Не волнуйся, это не займет много времени. Тебе просто объяснят, кто ты, что тебе делать и как - и сразу отпустят.
        - Ну так рассказывайте быстрей и отпускайте, - нетерпеливо попросила Мила.
        - Сначала нужно дождаться Хаккена, - вздохнула Макс.
        - Опять этот старый хрыч где-то разлетался, - хмыкнула Бесс и прищурилась, глядя вдаль: - Вон, кажется, летит, Бройлер-747.
        Эмилия тоже напрягла зрения, но не увидела ничего кроме маленькой белой точки, которая довольно быстро росла, приближаясь к ним. Вскоре на поляну, подняв сильный ветер, сел большой белый дракон и обведя присутствующих взглядом, произнес гулким голосом:
        - Приветствую вас Ключи Силы, дети Потока.
        - Привет, Хаккен! - Макс легким движением поправила прическу.
        - Привет! - буркнула Бесс, вытаскивая из волос застрявшую веточку. - Хватит выпендриваться, оборачивайся!
        Дракон выпустил в девушку кольцо дыма и тут же обернулся пожилым мужчиной с короткими белыми волосами, в белой ризе, подпоясанной какой-то золотистой веревкой с несколькими мешочками.
        - А, вижу у нас гостья! Мила, верно? - старик внимательно разглядывал девушку, заложив руки за спину. - Третий ключ из дальних миров. Забавно, что Поток привел тебя издалека, обычно он выбирал кого-то из местных. Хм...
        - Макс и Бесс сказали, что вы должны научить меня как быть Ключом, - Мила попыталась его поторопить, но старец только усмехнулся и кивнул:
        - Не хочешь прогуляться? Здесь отличный вид!
        Только сейчас девушка заметила, что все окружающее меняется: на смену полянке с поваленным деревом пришла тихая мощеная улочка приморского городка, на небе, или то, что здесь можно было увидеть, подняв голову - вместо полуденного солнца были яркие звезды и желтый месяц.
        - Что это за место?
        Старик улыбнулся:
        - Оно есть, и в то же время его нет, так же как и нас. Мы внутри Потока.
        - Но как же...
        - Всему свое время, Ключ. Всему свое время...
        ***
        У озерца никого не было: аккуратно сложенные вещи Милы лежали на пустом берегу, в безмолвной глади воды отражались лучи закатного солнца. Маг и вампир грелись и сохли у костра. Маришка нашла в сумке девушки какую-то ароматную смесь трав и заварила ее, не смотря на слабое возмущение Лесса.
        - Брайас, - устало проговорил вампир, - мы обползали все это треклятое озерцо. Ее там нет. - Маг молча смотрел в огонь. - Значит, она не утонула. Может быть, она просто куда-то ушла...
        - Без одежды? - горько хмыкнул маг.
        - Я не чувствую ее, - тихо сказала Маришка, отведя глаза. - Ты знаешь, что это может означать.
        - Нет, - Брайас упрямо покачал головой. - Вампиры не могут прочувствовать ее на телепатическом уровне. Лесс пытался, но ничего не вышло.
        - Брайас, - Правительница осторожно вздохнула, - даже если не можешь прочесть мысли, ты можешь почувствовать, что они есть. Сейчас же я ощущаю лишь наши мысли.
        - Она жива, - негромко, но настойчиво повторил маг.
        - Брай...- начал Лесс, но маг прервал его, догадываясь, что он хочет сказать.
        - Лесс, дело совсем не в том, о чем ты подумал. Я отдал ей перстень... как амулет, и теперь, если бы с ней действительно случилось что-то страшное, я бы это уже знал.
        Знал... Также как его отец, когда стая оборотней напала на мать. Тогда Бриенн тоже знал, что с Жаленой случилась беда, но не успел, опоздал на несколько минут. А сейчас амулет молчал.
        - Мда... - удивленно протянул Лесс, - впервые вижу, чтобы фамильный обручальный перстень отдавали как простой амулет. Полагаю, ты и клятву произнес, иначе бы он не работал.
        Но маг не собирался отвечать на едкое замечание друга, лишь напряженно вглядывался в водную гладь.
        ***
        - Запомни раз и навсегда, нельзя научиться быть Ключом!
        Мила и старик продолжали идти и идти: по улице, по полю, по морскому берегу, по вересковой пустоши.... А может, они даже не двигались с места?
        - Тебя же никто не учил, как улыбаться, открывать и закрывать глаза, дышать. Для живых это вполне естественно, они даже не задумываются об этом. Так и ты не должна об этом задумываться. Просто признай, что это есть, почувствуй в себе Поток - и у тебя все получится, иначе Сила раздавит тебя.
        Макс и Бесс давно пропали, растворившись вместе с очередным пейзажем.
        - Но как это сделать? В конце концов, чтобы вздохнуть или улыбнуться, приходится напрягать те или иные мышцы.
        - Прояви Силу, - туманный ответ старца потихоньку заставлял девушку злиться:
        - Как? Первый и последний раз, когда явилась Сила, меня проткнули ритуальным ножом, а до этого я находилась под защитой Потока. Он сам решал, что нужно - отгородить меня от Темных или излечить раны.
        - Верно, - согласился старец, - но даже тогда он учитывал твои желания. Когда ты это поймешь, то сможешь осознано направлять Силу: лечить или защищаться, атаковать или спасать.
        - Хм, но это же умеет любой маг, тот, у кого есть Дар!
        - Опять верно, - кивнул Хаккен, - но ни один маг не может справиться с Потоком. Войдя в Источник, маг сливается с Потоком, растворяется в нем, Ключ же, подобно ручейку, способен нести часть его Силы в себе, чтобы оросить ею другие миры.
        Но пафос и образность Милу впечатлили слабо. Девушку не покидало ощущение, что ей попросту пудрят мозги, как в магазине во время рекламной акции. Казалось, еще чуть-чуть, и старец предложит купить ей товар "всего за 7990" и получить в подарок овощерезку, хотя точно такой же в соседнем магазине можно купить в два раза дешевле.
        - Но этот мир не надо "орошать", в нем и так предостаточно магии, - напомнила Мила.
        Старик усмехнулся:
        - Этот мир так стар, что ему просто необходима свежая Сила.
        - Ага, а также свежая кровь и мясо, - Мила невольно коснулась подреберья - место, где была рана от ножа, засвербело. Старец решил ее подбодрить:
        - Тебе уже удалось сделать половину работы - ты пробудила Источники. Теперь тебе нужно закрыть самые опасные из них, и тогда твое предназначение исполнится.
        - И что будет тогда? Я умру?
        - Нет, - старец пожал плечами. - Каждому отмерян свой срок: ты можешь прожить один день или тысячу лет - на то не наша воля. Пойми, Ключ одновременно самое сильное и самое беззащитное существо. При всем своем могуществе, ты не сможешь даже залечить порез на пальце.
        - Я, что, умру, истекая кровью от ранки на пальце???!
        Старец рассмеялся:
        - Нет, ранка затянется как у обычного человека, не более того. Если конечно, никто не захочет тебе помочь.
        - То есть, все мое осознанное владение Силой должно быть направлено на защиту других, но не себя, - задумчиво произнесла Мила. - И даже швырнуть молнией в своего обидчика я не смогу, если он не угрожает кому-то кроме меня?
        Старец согласно кивнул.
        - Но это же полная хрень! - возмутилась девушка. - Тогда меня может прикончить любой бандит с большой дороги!
        Вдруг рядом с ними из воздуха соткались Бесс и Макс.
        - Не могу больше слушать эту фигню! - возмутилась Бесс. - Какого...
        Но Макс ее прервала:
        - Хаккен, хватит ее пугать! На самом деле, все не так плохо. Кое-какие чары все-таки есть. Вспомни, тот Страж тогда ведь замер на месте.
        - В отличие от магов, нам не приходится тратить время на плетение заклятья, - фыркнула Бесс. - Простое усилие воли, небольшое изменение тока магических частиц и оп-пля! - он летит вверх тормашками на другой конец леса!
        - Но отнимает это очень много Силы, даже для тебя, поэтому порой проще договориться. Смотришь ему в глаза, - в глазах Макса мелькнула зеленая искорка, - говоришь, что нужно. И вот он уже бежит выполнять твой приказ!
        - А главное, с животными можешь общаться! - Бесс довольно улыбнулась.
        - Постойте, а как же Источники? Их-то как закрывать?
        Они переглянулись и выпалили:
        - А, это просто! Берешь, прикладываешь ладонь со знаком к точно такому же на камне - и все!
        - Какому знаку?- не поняла Мила.
        - Ты что, не поставил еще Печать?- Макс и Бесс тут же напустились на Хаккена.
        Старик, ворча, достал из одного из мешочков, висевших на поясе, округлую металлическую пластинку, и, взяв левую ладонь девушки, приложил ее к коже. Ладонь тут же обожгло холодом. А на коже проступил рисунок - сложное переплетение странных символов, похожих одновременно и на эльфийские, и на дриадские, и на вампирские руны.
        - Это Первоязык, - пояснил Старец, - язык древних. Здесь говориться, что ты Ключ, Открывающий и Закрывающий Источник, часть Потока, его песчинка и его душа...
        - В общем, одна муть, ничего интересного, - подытожила Макс. - захочешь, сама прочитаешь. Печать будет появляться только тогда, когда нужно будет закрывать очередной Источник. И когда ты ее увидишь, берешь карту, берешь кристалл, - в руке девушки появилась тонкая цепочка с прозрачным, нежно-изумрудного цвета кристаллом, похожим на клык, - и ищешь место. Он всегда точно его укажет, главное, чтобы карта была хорошая.
        - Постойте, - чувствуя подвох, спросила Мила, - но если все так просто - только руку приложить, зачем тогда все эти премудрости с защитой?
        - Ну... Видишь ли... - такое начало от Макса сразу не понравилось девушке. - У каждого Источника любит собираться нежить, она тоже в некотором роде питается его Силой.
        - К тому же, закрывать приходиться Источники, из которых появляются разные твари, - добавила Бесс. - В общем, там каждый раз по-разному, приходиться смотреть. Помни, главное - защитный барьер!!
        - Что??
        - Ой, какой у тебя интересный перстень! - заметила Бесс и Мила невольно опустила глаза на правую руку и вновь почувствовала, как нечто змеится по спине, а потом легкий толчок.
        ***
        Мила вынырнула из воды, громко матерясь и во все корки чистя и Светлую Максию, и Бесса, и еще какого-то Хаккена. Вампиры даже вздрогнули, когда предрассветную тишину взорвал шумный всплеск воды, а затем долгий певучий мат женским голосом.
        - Хм, не знал, что она так умеет, - заметил Маришке Лесс.
        Девушку выбросило почти к самому берегу и Брайас, подхватив ее, помог выбраться на берег. Там она, трясясь от холода, продолжала отфыркиваться и оплевываться от воды, попавшей и в рот, и в нос, и в уши. Затем перевернулась на спину, и, взглянув в настоящее, высокое розовеющее небо с золотящимися облаками, выдохнула:
        - Охудеть... Брайас, ты когда-нибудь думал какая красота вокруг нас?
        Маг склонился над ней, и, накрыв плащом, погладил по ледяной щеке.
        - Тебе нужно согреться, - чуть хрипло ответил он, и, взяв ее на руки, отнес поближе к костру. Маришка тут же протянула ей чай, и Мила, стуча зубами, поблагодарила ее, однако пить не стала, просто руки погрела. Внезапно, она отдернула левую руку и затрясла ей в воздухе, как будто обжегшись. И посмотрев на ладонь, чертыхнулась:
        - Вот черт!
        - Мила, что это за..?
        - Брайас, я тебе все объясню, но чуть позже, а пока... У тебя нет карты?
        Впрочем, карта не потребовалась: зеленоватый клык едва ли не рвался обратно к озеру.
        - Здесь случайно не было Источника? - спросила девушка, вставая, и даже не дождавшись ответа, направилась к нему. Брайас бросился за ней, но тут же наткнулся на невидимый барьер, не чувствительный к магии. Ему оставалось только стоять и смотреть, как девушка, все еще дрожа от холода, вновь лезет в воду.
        - Стой, ты куда?
        - Топиться! - хмыкнула Мила. - А то с первого раза не получилось!
        ***
        Макс и Бессом сказали, что нужно приложить печать к камню. Но здесь же кругом вода, а ближайший булыжник лишь на глубине, и то вряд ли. А Мила умела плавать только топором по дну, причем таким большим топором, увесистым - из чугуна и каменного дуба - хотя такое вряд ли возможно.
        Помни, главное - защитный барьер!! Плутовато улыбнувшись, девушка сосредоточилась на большом шарообразном барьере, и тут же почувствовала, как вода медленно отступает от нее. Достигнув нужных размеров, огромный пузырь вместе с девушкой стал опускаться на дно. Хм, так вот как себя чувствуют аквалангисты!
        Пузырь мягко опустился, даже не взмутив ил, но Мила этого не увидела, поскольку было темно как в орочьей пещере полярной ночью с подбитым глазом. Пощелкав ногтем по кристаллу, девушка заставила тот светиться слабым, бледно-зеленым матовым светом. Источник действительно был окружен девятью камнями, на одном из которых ей удалось отыскать под слоем ила похожие символы. Приложив ладонь, она почувствовала, как задрожали камни, вода стала совсем мутной, и возникло ощущение легкого затягивания. Пора было подниматься, но ладонь никак не хотела отлипать от камня.
        Мила попыталась оторвать ее, ухватившись за запястье другой рукой и уперевшись в камень ногами, но та даже не думала сдвигаться. Вместо этого жжение на ладони только усилилось.
        "Что ж придется ждать" - Мила вновь старалась дышать неглубоко и нечасто. Хорошо хоть обещанная нежить и монстры не появились. А нет, вот одна проплыла, длинная такая, змеевидная, пучеглазая, с полным ртом длиннющих зубов-шильев. Милашка!
        Девушка поздно сообразила, что слабый мерцающий свет для подводных жителей, особенно для чудищ, лучшая приманка. И сейчас одно из таких зубастых уродцев таранило защитный барьер.
        - Уйди! - девушка вскидывала руку, но все бесполезно: тварь в очередной раз ударилась о барьер и отлетела в сторону, заставив Милу болтаться в пузыре, как последний огурец на дне пятилитровой банки - и съесть хочется, и достать никак. - С животными общаться можно! - передразнила она Бесса. - Как же!
        "Общение бывает разное" - откуда-то из-за спины послышался ехидный голос Ключа. Ну все, теперь точно пора лечиться! Атака странной змеерыбы повторилась еще и еще, подарив Миле еще пару незабываемых минут и новые замысловатые выражения.
        - Ах ты стерлядь кривозубая! Мормышка-переросток! Отстань, кому говорят! Уйди! Замри! Замри!!
        В это самое время жжение прекратилось, и ладонь спокойно отошла от камня, но зловредная тварь все же успела ее цапнуть.
        ***
        Брайас своим глазам не поверил, когда вокруг Милы образовался огромный пузырь и вместе с ней опустился под воду. Ее не было несколько долгих минут, тянувшихся дольше часа, затем на поверхности показались пузырьки, а барьер исчез. Маг рванул к тому месту, где пропала Мила. Нырнув в воду, он увидел, как она барахтается, пытаясь всплыть. Ухватив ее сначала за руку, потом за талию, он стал подниматься к поверхности.
        - Тише, Мила! Успокойся, или утопишь нас обоих! - он пытался удержаться на плаву, хотя судорожные барахтанья девушки только мешали этому.
        Она вроде бы услышала его и перестала попусту молотить ногами и руками по воде, но вместо этого свинцовым ядром повисла у него на шее.
        - Ты что, плавать не умеешь? - как бы в шутку бросил он, гребя к берегу.
        - Представь себе! - проклацала Мила, едва не откусив себе язык.
        - Так какого ырра, - не сдержавшись ругнулся Брайас, - ты лезешь в воду??
        - Работа такая, - сердито бросила Мила и, почувствовав под ногами песок, отцепилась от мага и зашагала к костру. Переодевшись в сухое, они немного согрелись и в хмуром молчании отправились в город.
        - Мила, а где тебя Бесс таскал? - желая разрядить обстановку, спросил Лесс.
        - Нигде, - ответила девушка, трясясь в седле позади мага, стараясь держаться за что угодно, лишь бы не за него. - У нее в гостьях, вместе с Максом и Хаккеном.
        - Макс - это Максия? - осторожно спросила Маришка. - А кто такой Хаккен?
        - Мерзкий противный старый хрыч, - стуча зубами, ответила Мила. Девушку бил сильный озноб, и в глазах рябило. - И еще дракон, - выдохнула она и немного помолчав, добавила:
        - Наверное, он тоже был Ключом, просто об этом никто не помнит. Лесс, прекрати смотреть на меня как на умалишенную.
        - С чего ты взяла? - неискренне удивился Лесс, ехавший позади всех.
        - Я чувствую, - устало пробормотала девушка и прижалась лбом к спине мага.
        У Брайаса на секунду сердце в комок сжалось, даже дышать трудно стало, и мизинец, где раньше перстень был, будто огнем обожгло. Остановив Призрака, он ссадил слабо сопротивляющуюся девушку на землю.
        - Брай, ты что делаешь? - вампиры недоуменно следили за действиями мага.
        - Ей плохо, - бросил он, осматривая лицо и шею девушки. - Очень плохо.
        - С чего ты взял? Может, она просто устала?
        Но Брайас только покачал головой:
        - Перстень, Лесс, перстень.
        Он показал другу правую руку девушки с потемневшим перстеньком на безымянном пальце. Взяв левую руку, он обнаружил три неглубоких пореза на ребре ладони, чуть вздувшихся и почерневших. Маг произнес заклинание очистки - простое и сильное - но никакого эффекта не последовало, тогда он попробовал другое, сложнее, затем еще сложней и сложней. Его лоб покрылся испариной, а пальцы мелко дрожали, когда яд лиловыми капельками проступил на ранках и вместе с кровью вытек на землю.
        Маришка помогла перевязать руку Эмили, а Лесс усадил ее перед собой. Сам маг с трудом забрался в седло и долго, будто пьяный, шарил в поисках поводьев. Наконец, когда Маришка подала их ему, кивком поблагодарил ее и направил Призрака шагом в сторону города. Вампирам даже пришлось ехать с боков от него, чтобы, в случае чего, не дать магу свалиться на землю.
        В городе их уже ждали советники и жрица, обеспокоенные исчезновением Правительницы и Лесса. Ванда с тревогой смотрела на приближающихся всадников - внутреннее чутье просто кричало ей во всю глотку, что вот оно! Вот странная, необъяснимая, всепоглощающая Сила! Но ничего необычного не было - все тот же Лесс, все та же Маришка - их она знала еще с младенчества, они оба выросли у нее на руках. Мага она тоже хорошо знала, к тому же виделась недавно, и никаких изменений не заметила. Но среди них была еще одна фигура - девушка, лет двадцати, светловолосая, миловидная. На вид - сама безобидность, но жрица не была бы Верховной, если бы верила только тому, что говорят ей глаза. Поэтому, едва узнав, что случилось, тут же предложила перенести девушку к себе:
        - Ей необходимо лечение и уход, - не терпящим возражения тоном заявила она. - К тому же, я полагаю, они с Брайасом даже не обручены, поэтому не могут находиться под одной крышей, так что лучше будет, если она поживет у меня.
        И Лесс, и Маришка были удивлены таким предложением жрицы - прежде Ванда никого не пускала в свое жилище - небольшой пристрой при храме, поскольку считалось, что только посвященный может проникнуть туда. К тому же жрица всегда ставила хитроумный магический замок, который ни Лесс, ни Маришка не могли взломать, когда были детьми. Правительница даже не смогла припомнить, доводилось ли ей бывать у Ванды дома - нянька всегда была при ней, во дворце, или же просила подождать у входа - однако, виду не показала.
        - Конечно, Ванда, - согласилась она. - Думаю, для Милы будет лучше, если за ней поухаживает настоящая травница. Брайас сейчас немного не в форме.
        Маришка покосилась на мага - верховая прогулка нисколько не улучшила его состояния, скорее наоборот, он стал еще более бледный и едва держался в седле. Лесс передал Милу одному из прислужников Ванды, а сам помог другу выбраться из седла и отвел его к себе домой.
        ***
        Служка принес тело девушки к порогу обители Верховной жрицы и, оставив ее там, удалился. Убедившись, что он ушел, Ванда подхватила Милу под мышки и колени и легко затащила в дом. Уложив девушку на лежанку, жрица проверила, действительно ли она без сознания, и принялась доставать с полок все необходимое для ритуала и опускать по очереди в широкую, неглубокую чашу.
        Наконец пришла пора главного ингредиента. Подойдя к стене, жрица трижды провела указательным пальцем по краю одного из камней и еле слышно прошептала, затем ее рука легко прошла сквозь него и вынула из тайника небольшую шкатулку. Открыв ее, Ванда вытащила тонкий, матово-черный кинжал, затем подошла к девушке и сделала аккуратный надрез на ее ладони. Появившаяся кровь тут же впиталась в лезвие, не оставив на руке и следа от пореза. Опустив кинжал в чашу, Ванда начала читать заклинание...
        Когда действие заклинания прошло, кинжал и чаша были отмыты, а комната проветрена, Верховная жрица Орры опустилась на кресло из шкуры мантихоры и задумчиво посмотрела на спящую девушку. Она понятия не имела, что это такое, во всяком случае, не обычный человек - это точно. Прикрыв глаза, жрица вновь и вновь возвращалась к картинам, увиденным ею в чаше: этой девочке еще предстоит сыграть важную роль в судьбе всего мира. Впереди ее ждут приключения и нелегкие испытания, на которые, пожалуй, даже она, Ванда Оррская, ни за что бы не согласилась. Что ж, остается надеяться, что в нужный момент, эта девочка сможет принять правильное решение.
        ***
        Мила очнулась ближе к вечеру, уставшая и разбитая, как будто не валялась на лежанке полдня, а вспахала как минимум два гектара сплошных буераков, таща плуг на себе. Куда она попала, девушка не знала: представшая ее глазам комната напоминала жилище искателя приключений или очень отчаянного боевого мага.
        Над лежанкой, на которой она спала, висела огромная, во всю стену, чешуйчатая шкура смолянисто-черного цвета с тонкой фиолетовой прожилкой. У противоположной стены стояло два книжных шкафа, заполненных толстенными старинными книгами в кожаных потертых переплетах, диковинными саблезубыми черепами, бронзовыми чашами странной формы, подсвечниками с оплавленными свечами. Между шкафами стояли кресло, обитое рыже-палевой шкурой какого-то животного, и небольшой столик. Другой стол, побольше, стоял под окном и был завален всевозможными высушенными растениями, ступочками с пестиками, пакетиками, свертками и стеклянными пузырьками.
        Но основное внимание привлекала внушительная коллекция холодного оружия: от палашей и полуторников, до кинжалов и метательных ножей. Каждый из них отличался своей особенной красотой, скрытой силой, от которой мурашки по коже водили хоровод.
        Мила замерла у стены, разглядывая, как мерцает металл в неверном свете горящих свечей. Все оружие было настоящим, боевым, а не разукрашенной наградной игрушкой. На некоторых из них была инкрустация и даже гравировка, но, подходя к ним, девушка замечала чуть видные зазубринки и царапины.
        - Я вижу, тебе понравилась моя коллекция зубочисток?
        Заглядевшись, Мила не заметила, как в комнате появилась брюнетка лет сорока, высокая, жилистая, с коротким, едва скрывающим уши, каре. В вежливой улыбке поблескивали две пары аккуратненьких клычков. Вампирша.
        - Да, - улыбнулась Мила, - очень любопытные зубочистки. Полагаю, за каждой из них - не одна выбитая челюсть.
        - Не только челюсть, - чуть шире улыбнулась незнакомка, - но и многие другие жизненно важные и не очень части. Как, по-твоему, для чего нужно оружие?
        - Чтобы защищаться, - девушка пожала плечами. Женщина удовлетворенно кивнула и с грацией, присущей всем вампирам, опустилась в кресло. Мила прошла назад, к лежанке, и села напротив незнакомки.
        - Кто вы?
        Женщина вновь улыбнулась, на этот раз одними уголками губ, и низким, с нотками металла, голосом ответила:
        - Я - Ванда Оррская, Верховная Жрица Долины. Удивлена?
        - Да, - Мила смущенно улыбнулась. - По правде, я думала, что это жилище какого-нибудь мага-практика. Столько трофеев...
        - Что же, по-твоему, жрица не может быть магом? - она удивленно повела бровью.
        - Может, - согласилась Мила. - Но среди вампиров магов не бывает.
        - Среди истинных вампиров - да, - Ванда чуть заметно кивнула.
        - Но... Разве бывают другие? - удивилась девушка.
        - Бывают, - тихо ответила Ванда, давая понять, что больше она ничего не скажет.
        Мила слегка нахмурилась. Странно, Верховная жрица - маг и вампир, причем не настоящий, а... А какой? Укушенный? Но разве вампиры не отказались от человеческой крови? Да и вообще, разве возможно, чтобы человек от укуса стал вампиром? Мда...
        Ванда заметила, как глаза девушки загорелись любопытством. Теперь настала ее пора спрашивать:
        - Что ж, Мила, могу я теперь узнать, чем ты занимаешься?
        - Я травница, - просто ответила девушка, - начинающая.
        Ванда усмехнулась:
        - И что же понадобилось начинающей травнице у запретного озера? - она взглядом буравила девушку. Миле почудилось, что запахло жареным, причем от нее.
        - Искала редкие растения, - само собой разумеющимся тоном ответила она, сложив руки на коленях.
        - Ты не ведьма, - обличающе бросила жрица, - но владеешь Силой. Как такое возможно?
        Мила хитро улыбнулась:
        - Но если есть вампиры-маги, то почему не может быть простых людей, обладающих Силой, но не Даром.
        Ванда довольно хмыкнула. Девчонка не так проста, что ж, тем лучше для нее. Попробуем зайти с другой стороны.
        - Ты приехала с Брайасом, не так ли? - Ванда заметила, как на миг расширились зрачки девушки, когда она произнесла имя мага. Хм, забавно. - Я вижу у тебя кольцо на безымянном пальце. Вы помолвлены?
        - Нет. Этот перстень - просто амулет, - девушка чуть равнодушно повела плечом.
        - Амуле-е-ет? Неужели защитный? - в голосе женщины слышался подвох.
        - Сигнальный, - усмехнулась Мила. - Чтобы Брайас на похороны успел, если что.
        Женщина понимающе улыбнулась.
        - Значит, это из-за него он так быстро умчался на озеро? - спросила она, с интересом разглядывая перстенек. - Что же там такого произошло, что целого архимага, едва вперед ногами не привезли?
        Судя по тому, как быстро девчонка взметнула на нее глаза и просто впилась взглядом в лицо, это было для нее новостью.
        - Надеюсь с ним все в порядке? - осторожно спросила она.
        - Надеяться никогда не поздно, - ехидно улыбнулась Ванда.
        "Если она так спокойно говорит, значит, Брайас жив" - решила Мила. Во всяком случае, мертвый архимаг может доставить ей массу беспокойств от Ковена, будь она хоть трижды Верховная. Заметив беглый взгляд девушки на окно, Ванда как бы невзначай заметила:
        - Сейчас уже поздно. Будет гораздо уместнее, навестить его завтра.
        Неожиданно девушка хмыкнула, и чуть насмешливо прищурив глаза, спросила:
        - Кто вы?
        - Хм, кажется, я уже отвечала на этот вопрос,- удивилась Ванда.
        Мила усмехнулась:
        - Я имею в виду, кем вы были до того, как стали вампиром? И как вы им стали? Нам обеим есть, что услышать, и есть, что рассказать. Почему же просто не обменяться своими историями? - предложила она. - Не обязательно потом их пересказывать другим.
        Ванда ненадолго задумалась. И в самом деле, почему бы и нет? В конце концов, ее история была так давно, что теперь все прошлое не имеет никакого значения. А история девчонки... Ее история еще впереди, но так хочется услышать хотя бы начало легенды.
        - Хм...- протянула она. - Ну что ж, слушай. Я выросла в маленькой деревушке в самом сердце Валлии. Никто и не ожидал, что у дочки пастуха может проявиться Дар. Впрочем, тогда и сам Дар считали Бессовым проклятьем, и когда он прорезался, всей деревней было решено избавиться от нечистого семени. Тогда же припомнили и то, что я подкидыш, и что гроза страшная была, когда некто постучался в дверь хаты и, вручив заспанному пастуху сверток и пару золотых, пропал, словно и не было.
        Посадили меня в челнок, дали краюху хлеба и отправили вниз по Калине, чтобы Бесс и Максия сами решали судьбу проклятой. Сначала даже руки хотели связать, но потом решили, что пятилетней ни за что не справиться с Калиной, больно речка шалая. Сначала ровно-ровно идет, а потом пороги крутые, где водяной воду крутит. Вот на тех порогах я и перевернулась, а разбойники, караулившие торговые лодки, увидели и пожалели меня - вытащили из воды. И стала я жить у разбойников...
        Мила бросила мельком взгляд на стену с оружием. Что ж, теперь понятно, откуда такая любовь к колюще-режущему.
        - Разбойники хоть и люди не грамотные, но к Дару относились спокойно, порой даже поощряли. Если, к примеру, надо было напугать парочку королевских рыцарей, охраняющих казначея. Они пульсаров боялись, больше, чем стрел и камней, и уж тем более чем кучки облезлых, голодных мужичков. Со мной у них дела пошли лучше, и жили мы теперь в сытости и богатстве. Я еще с тех пор начала деньги копить и на хорошее оружие тратить. Жар, разбойник, что взял меня на воспитание, говорил, что Дар нужно охранять, и хорошее оружие - это кожаный доспех, а владение оружием - это уже броня. С тех пор, владение Даром и оружием для меня стали равноценны.
        Но все когда-нибудь заканчивается, и однажды на пороги нагрянула королевская стража и всю банду повязали. Жар тогда успел спрятать меня в какой-то норе, а сам побежал дальше в лес, уводя за собой солдат. Даже не помню, сколько я в той норе просидела, а когда вылезла, пошла на то место, где была разбойничья стоянка. Там на сучьях вся наша банда была повешена, но Жара среди них не было.
        "Наверно, в город его увезли"- подумала я и решила отправиться в столицу. Пешком до нее дней пять пути, а на лодочке за сутки добралась, как раз на казнь успела. В городе по этому случаю большой праздник устроили: бабы в ярких юбках, мужики в белых рубахах, детишки бегают радостные, леденцы и пряники кушают.
        - Знаешь, - Ванда посмотрела Миле прямо в глаза, впервые вспомнив о ее присутствии, - я была рада, когда Жара казнили. Там, в застенках, над ним здорово потрудились, ни одной косточки живой не осталось, так что смерть для него избавлением стала.
        Тогда я поняла, что есть вещи пострашнее смерти, и не стоит ее бояться. Я еще долго стояла посреди площади, глядя на него, повешенного, пока одна добросердечная старушка не подобрала меня. Травницей оказалась.
        Мила улыбнулась - теперь понятно, откуда стол с травами.
        - Стала я у нее в подмастерьях ходить, Даром старалась не пользоваться, да разве шило в мешке утаишь? Когда она узнала, что я ведьма, то перепугалась, но прогонять не стала. Переехали мы с ней в одну глухую деревеньку, что на Валльском кряже стоит, на границе с Элирией. Там я жила до поры, до времени.
        Тут жрица грустно улыбнулась:
        - Мне тогда пятнадцать исполнилось, когда я влюбилась. Как же его звали?.. Хм. Не помню. Кажется, Данькой. Красивый парень был, полукровка - от отца, валлийца - каштановые волосы, а от матери, эллирийки - серо-голубые глаза и смуглая кожа. По нему все девчонки сохли, а он меня выбрал. Я тогда отчаянная была... Как заглянул он мне в глаза, и слова нежные сказал, так и растаяла я. Позволила ему меня за руку взять да в поле увести... А через неделю уже за другой бегал. Злые языки порой бывают острее самого острого клинка, и бьют в самое сердце, к несчастью у травницы сердце было послабей моего, вот оно и не выдержало. Тогда я поняла, что слова любви еще ничего не значат, а слова толпы могут бить больнее хлыста.
        В комнате вновь воцарилось молчание, было слышно, как затрещала свечка, стоявшая на столе. Женщина посмотрела на нее, и пламя тут же выровнялось и вновь засветило теплым, мягким желтым светом. Повернувшись к Миле, она продолжила:
        - После смерти старушки жить в деревне стало совсем невыносимо. Тогда я решила бежать в Элирию. В те года она была разделена на несколько маленьких княжеств, каждое размером с Орру. Там я познакомилась Рысем - плутом и искателем приключений. Я рассказала ему всю свою историю, и он пожалел меня - сам был сиротой без роду, без племени, сам с ворами и разбойниками рос. Так мы с ним и скитались по всему побережью, кого надуем, кого вокруг пальца обведем, где подработаем. Чаще, конечно, наемниками работали. Эллирийцы вообще спокойно относятся и к колдунам, и к женщинам с мужской работой. Им главное, чтобы работа была сделана хорошо, а остальное - не важно.
        И вот как-то раз нанял нас один человек, чтобы мы на Драконий остров сплавали - там еще тогда драконы водились - и шкуру этой ящерицы ему привезли. Денег давал - целое состояние! На те деньги можно было каменный дом в городе купить и еще лет пять жить, ни в чем не нуждаясь. В общем, поплыли мы на тот остров. Драконы встретили нас, как дорогих гостей: к ним не часто люди заглядывали, все больше боялись. Или засылали всяких наемников, чтобы те им ночью голову отрубили, а кровь и шкуру хозяину отвезли. Когда ночь пришла, Рысь решил дело свое исполнить, а я помешала ему, не захотела подлостью за добро и радушие платить. Тогда Рысь решил сначала от меня избавиться, а потом дракона забить. Тогда я поняла, что предать может даже тот, кого ты считаешь своим другом. Рысь тогда сильно ранил меня, но Драконы выходили меня, вылечили, и у себя оставили.
        - А Рысь? - не удержалась Мила.
        - Испугался Драконов, бросился в море без лодки, и там утонул, - в голосе Ванды мелькнуло легкое сожаление и тут же пропало. Жрица сидела молча, невидящим взором уставившись в шкуру на стене. Тогда Мила решила ей напомнить:
        - И ты стала жить у Драконов?
        - Да, именно они научили меня всей той магии, что я сейчас владею. С возрастом я просто ее совершенствовала, оттачивала мастерство, как Дара, так и оружия. Но люди не знают меры, и в своей алчности способны зайти далеко. Однажды на горизонте показались корабли, много кораблей, на которых были орды людей, жаждавших сказочных богатств, хранившихся в сокровищницах Драконов. Им, алчным, было не дано понять, что для Перворожденных - а именно они первыми появились в этом мире - главное богатство - это знание, - Ванда легким жестом показала на книжные полки.
        - И это был еще один урок? - спросила Мила. - Что все богатство в книгах, а жадность не доводит до добра? Ведь те люди, на кораблях, погибли?
        - Да. И кажется, тебе их совсем не жаль, - с усмешкой заметила Ванда.
        - Не особенно, - уклончиво ответила девушка. - Всегда не любила жадность и алчность.
        - Но все же предпочитаешь торговаться, не так ли? - Ванда слегка прищурила глаза.
        - Не стоит путать глупость и расточительность с щедростью, а жадность с экономностью и практическим подходом к жизни.
        - И это был еще один урок, - подытожила Ванда, улыбнувшись.
        - Так что же было дальше? Ты по-прежнему жила на острове? Но тогда как ты оказалась в Долине?
        - Всему свое время, Мила, всему свое время...
        Мила как-то недоверчиво на нее покосилась, припоминая недавние события. А не было ли среди Драконов ее знакомого, Хаккена? Хм, вряд ли, к тому времени уже Бесс стал такой же легендой как Максия, а Хаккен, если и был, то гораздо раньше. Кто-то же должен был открыть первые Источники, когда этот мир был еще молодым? Значит, он был первым, а не Максия!
        - Я вижу, ты над чем-то серьезно задумалась? - Ванда заметила, как девушка сосредоточенно буравит драконью шкуру глазами.
        - Да так, просто вспомнила знакомого Дракона, - отмахнулась Мила.
        - Вот как? - жрица удивленно приподняла брови. - Но они уже несколько сотен лет не живут в Семи королевствах.
        Девушка улыбнулась:
        - Ну что ж, на это у меня будет своя история. А откуда у тебя взялась эта шкура?
        - Эта? - Ванда широко улыбнулась. - Друг на память оставил после очередной линьки. Итак, на чем я остановилась? Люди подплывали к острову. И тогда Драконы решили навсегда закрыться от этого мира. Сделать так, чтобы ни один смертный не смог его найти. Я хотела остаться с ними, но Старейшина сказал, что у меня своя судьба, не связанная с этим островом. И если я все-таки решусь здесь остаться, то больше никогда не смогу увидеть ни одного смертного. Я заявила, что с радостью соглашусь на это, поскольку прежде люди приносили мне только боль и страдание. Тогда старый Дракон рассмеялся и подарил мне Клинок Судьбы и научил им пользоваться, так я узнала, что ждет меня впереди.
        - И ты не пожалела об этом? Далеко не каждый согласиться узнать свое будущее, - заметила Мила.
        - Во-первых, заглянула я не так уж далеко, а во-вторых, будущее имеет свойство меняться. И так я решилась покинуть остров. На прощанье друзья подарили мне книгу, меч, плащ и Клинок Судьбы.
        Мила непроизвольно пробежала глазами по комнате: меч наверняка на стене, книга - на одной из полок, плащ - пожалуй, эта шкура, а Клинок...
        - Ищешь Клинок? - Ванда угадала ее мысли. - Хочешь узнать свою судьбу?
        - Нет, - Мила отрицательно покачала головой.
        - Даже какой-нибудь пустячок? - лукаво предложила жрица, но девушка упрямо покачала головой.
        - Нет. А по пустячкам не стоит беспокоить Поток, да и не стоят они того.
        - И даже, сколько тебе осталось?
        - Да, - твердо ответила девушка. - Один мой знакомый говорит, что каждому отмерян свой срок: ты можешь прожить один день или тысячу лет - на то не наша воля.
        Ванда удивленно посмотрела на девушку, а затем улыбнулась, как старой доброй знакомой. Похоже, у всех Драконов один и тот же набор фраз, или они просто одни фолианты читают.
        - Что ж, мне уже не терпится услышать твою историю, но, пожалуй, следует закончить с моей. Драконы с помощью магии вызвали сильный ураган, который перебросил меня в Долину, прямиком к вампирам. К тому времени люди прекратили войну против магов и начали борьбу с нелюдями. Поднять руку на эльфов или дриад они не посмели: тех и много, и они древней и сильнее, а вот остальные, в первую очередь вампиры, занимавшие довольно хорошие территории, встали у них как кость в горле. Война между ними уже разгорелась и потому появление в самом сердце их земель человечки, пусть и ведьмы, было равносильно публичному оскорблению. Вампиры хотели тут же казнить меня, даже не дав все объяснить, но тут вмешался Лесс.
        Заметив округлившиеся глаза девушки, жрица со смехом добавила:
        - Нет, не этот Лесс, другой. Он был Правителем тогдашних земель, и, как все Правители обладал телепатическим даром. Он прочел мои мысли и велел отпустить, но я не ушла. Он не просил, я сама предложила свою помощь. Вместе мы отстояли эту Долину и основали здесь новое государство вампиров. Есть и другие земли: и горы, и речные долины, и даже пещеры, в которых и по сей день живут наши собратья.
        - Лесс, это ведь он обратил тебя? - догадалась Мила. - Но зачем?
        - Как ты помнишь, то были тяжелые времена, и вампиры и люди враждовали, даже после подписания мирного договора. По этому, женитьба на человеческой ведьме была бы равносильна государственной измене. Я знала это и не могла требовать от Лессандра такой жертвы, поэтому мы просто стали жить вместе. Мне не важно было, что о нас судачат, главное, что мы были вместе, ты понимаешь, о чем я?
        Мила молча кивнула. Девушке тоже доводилось слышать, как Вееркины кумушки перемывали им с Брайасом косточки, но ее это мало заботило.
        - Но к несчастью не только у людей бывают злые языки и злые мысли. Лессу нужен был наследник, новый Правитель. Чтобы стать им, не достаточно быть сыном или дочерью Правителя, ты должен обладать способностями, присущими только им: телепатия, необыкновенная сила и ловкость, и многое другое. Так что новые Правители появляются крайне редко, и возможность появления такового, когда оба родителя являются Правителями, немного выше. Ради появления наследника, Лесс должен был жениться на одной из Правительниц, или хотя бы зачать с ней ребенка, но он отказался. Тогда кто-то из его свиты решил, что нужно убить меня и тогда все само собой разрешиться.
        - Но как же Лессандр не догадался о их планах? Он же телепат?
        Ванда горько улыбнулась:
        - Даже Дар Правителя не безграничен, и несколько блокирующих заклинаний способны скрыть любые мысли, даже самые мерзкие и грязные. Они устроили мне засаду, когда я возвращалась в Долину из соседних гномьих селений в Каменном поясе. У меня тоже был сигнальный амулет - маленькая подвесочка - но он все равно опоздал. Я уже билась в предсмертной агонии, когда рядом появился он. Вот тогда он и обратил меня, сделав вампиром.
        - Но как? Укусил? - рассказ настолько захватил Милу, что девушка сидела на лежанке, прижав колени к подбородку и обхватив их руками, безотрывно глядя на вампиршу.
        Ванда рассмеялась:
        - Укусил? Откуда ты взяла такую глупость? Вампиры, конечно, пьют кровь, но в крайних случаях, и, как правило, у животных. И пока, что ни один укушенный кабан или медведь, не превратился в вампира. И люди тоже. А обратить в вампира может только Правитель, да и то, поделившись частью своей крови, но и это не всегда может сработать. Но мне тогда повезло, я выжила и стала вампиром. Тогда и родилась на свет Ванда Оррская, вечная Великая жрица Долины Орра. Мы с Лессом после этого поженились, у нас родились дети, но, к сожалению, а может, к счастью, ни один из них не был Правителем.
        - А где же теперь Лесс? - удивилась Мила.
        Жрица горько улыбнулась:
        - Ты сама сказала, что каждому из нас отмерян свой срок. И даже жизнь вампира оказалась намного меньше, чем жизнь того, чем я стала.
        - Так сколько же тебе лет?? - пораженно прошептала девушка, и только потом спохватилась, что неприлично задавать такие вопросы, тем более даме. Но Ванда в очередной раз улыбнулась:
        - Чуть больше тысячи, - спокойно ответила она, - тысяча сто сорок семь лет, если быть точной.
        Мила не могла найти никаких слов. Самой долгоживущей расой считались эльфы - главный их долгожитель умер в семьсот пятьдесят три года, но даже он был на фоне Ванды просто подростком!
        - Тебе не одиноко? - немного погодя, тихо спросила она, глядя на жрицу.
        - Нет, - попыталась улыбнуться та, - Долина - это моя семья. Каждый десятый житель здесь - плоть от плоти моей, кровь от крови моей. Я словно бабушка среди внучат, забочусь о них и оберегаю, как могу. Некоторые уже и забыли о своем родстве.
        - Как, например, Маришка и Лесс?
        - Нет, - усмехнулась Ванда, - Лесс как раз совсем из другого рода. Как-то я навещала земли других кланов вампиров и увидела брошенного малыша. Меня это удивило, поскольку мы даже полукровок не бросаем, не говоря уже о чистокровных, тем более находившихся в близком родстве с Правителем. Я взяла его к себе на воспитание, и вот через сто двенадцать лет из него вырос Первый Советник Орры.
        - Но, знаешь, - после долгой паузы, словно собравшись с силами, шепотом ответила она, - иногда я скучаю по Лессу, по своему Лессу.
        В ее глазах блеснули слезы. Мила подошла и обняла ее, как могла бы обнять подруга или сестра. Они так и просидели в тишине, пока солнечные лучи не заглянули в окно. Тогда Мила поднялась и предложила рассказать ей о себе позже, следующим вечером, а сейчас она хотела бы проведать Брайаса. Ванда молча кивнула. Уже на пороге, словно припомнив что-то, девушка оглянулась.
        - Ты сказала, что стала Вандой после обращения, а как же тогда тебя звали до этого?
        Жрица серьезно посмотрела на нее и ответила:
        - Радомилой, но все меня звали...- тут она просто молча улыбнулась. Милой. Ее тоже звали Милой. Девушка улыбнулась и кивнула ей:
        - Приятно познакомиться, тезка.
        ***
        Столица Орры была на редкость приятным городком: опрятные двухэтажные каменные домики с небольшими палисадниками, просторные мощеные улочки, соседи, улыбающиеся и негромко переговаривающиеся через забор. Правда, при виде незнакомой человечки, разговор их стал еще тише, а затем прекратился вовсе.
        - Здравствуйте, - девушка кивнула им, приветливо улыбнувшись.
        Два вампира как по команде молча кивнули ей в ответ. Они еще вчера услышали о странной девушке, которую привезли откуда-то Правительница и советник, а Ванда взяла к себе. Ходили слухи, что появилась она из заброшенного озера, и будто вызвал ее приезжий маг, а жрица даже допустила ее свою обитель!
        Милу немного удивила молчаливая настороженность вампиров, но она решила не обращать на это внимание.
        - Простите, вы не подскажете, где можно найти Лесса, - спросила она и, заметив, как вампиры напряглись, ехидно усмехнулась: - если конечно это не государственная тайна.
        Один из вампиров усмехнулся в ответ:
        - Да уж какая тайна! Идите вверх по улице, и как выйдите на площадь, смело ступайте в особняк с широким мраморным крыльцом.
        - Это и будет его дом?
        - Нет. Это дом Правительницы, в это время советник бывает там. А зачем он Вам?
        - Мне вообще-то нужен не сам Лесс, - призналась девушка, - а его друг, Брайас.
        Вампиры переглянулись: неужели слухи, бродящие по городу - правда? Заметив их подозрительный взгляд, Мила решила немного пояснить:
        - Просто мы с ним вместе из Стограда приехали, а потом разминулись... Вот я и ищу его.
        - Хм... Ну что ж... - протянул один вампир. - Прежде они с Лессом завсегда вместе ходили, может и сейчас...
        - Тем более, когда такие дела у нас творятся,- добавил второй, облокотившись на забор.
        Тут Мила вспомнила, что Брайас говорил про какие-то возможные проблемы в Долине. А потом этот оживший Источник, который она вчера закрыла...
        - Что же тут у вас случилось? Чудовища какие-нибудь появились или нежить разгулялась? - предположила девушка, поскольку это были два верных признака открывшегося Источника, не считая высокого уровня магической энергии.
        Первый вампир упрямо сжал губы, явно не желая говорить об этом, но второй оказался более словоохотливым:
        - Чудища, конечно же! Твари странные, никогда прежде таких не видал! А нежити у нас отродясь не водилось - Ванда постаралась.
        Девушка невольно улыбнулась, вспомнив, как жрица говорила о жителях Долины. Словно бабушка среди внучат...Как бы странно это не показалось, но Мила почувствовала в ней что-то близкое, родное, и невероятная судьба жрицы казалась ей чем-то схожей с ее собственной. Девушка усмехнулась и кивнула на прощанье вампирам:
        - Что ж, пойду, посмотрю. Может, и я чем пригожусь.
        ***
        Кажется, площадь в Орре находилась на небольшом понижении, потому как улица, ведущая к ней, шла под уклон. В центре небольшой площади был фонтан, окруженный клумбой, в которой копалась какая-то вампирша. Не отрываясь от работы, она подняла на нее глаза и кивнула в ответ на такое же молчаливое приветствие Милы.
        Двери особняка Правительницы были еще закрыты, а стучаться было как-то неловко - все-таки раннее утро. Хозяйки только-только выводили своих буренок из хлева, чтобы отправить пастись на дальний луг с мягкой и сочной травой. Мила слышала, как в конце одной из улиц, сбегавшихся к площади, в очередной раз запел пастуший рожок, а вслед за ним послышалось нестройное мычание. Кажется, не всем коровкам нравилось вставать в такую рань. Когда звук стал совсем близко, а само пестро-рыжее стадо показалось на площади, садовница, что-то проворчав под нос, с недовольством оторвалась от работы, и, уперев руки в боки, встала перед пастухом.
        - Кеська! - гневно возопила она. - Опять со своим стадом на площадь приперся!
        - Шерра! - возмутился пастух. - Ну я ж тебе сто раз объяснял - так гораздо короче - дорога прямиком на пастбище идет. А в обход я целый час потеряю! А ведь коровы, Шерра, ждать не будут! Они есть хотят спозаранку!
        - Есть хотят! - всплеснула руками садовница. - Так и пусть жуют траву, а не мои... - женщина обернулась на клумбу и издала вопль ужаса, увидев, как одна из буренок жует анютины глазки, стоя посреди цветника. - А-а-а-а-а!!!!! Кеська!!! Немедля уводи свою скотину отсюдова, пока я тебе не накостыляла!! И этим рогатым заодно!!
        Обидевшись на "скотину", буренка выплюнула недожеваный цветок и демонстративно прошествовала к фонтану по недавно взрыхленной земле. Остальные буренки и пеструшки тут же последовали ее примеру.
        Садовница и пастух бросились вдвоем отгонять коров от фонтана, но те оказались упрямей верблюда, пришедшего на водопой, и ни в какую не желали двигаться с места. Неожиданно Миле захотелось проверить одно свойство Ключа - общение с животными, вот только еще бы знать, как это делается. Наверное, надо для начала сконцентрироваться. Девушка пристально посмотрела на одну из коров и начала мысленно звать ее к себе.
        "Буренушка, милая, иди сюда", - начала она ласково, но никакого эффекта не было. "Ну же, красавица, хватит воду пить, пора на луг идти. Там травка такая сочная!" Внезапно Мила поняла, что коровам совсем не хочется туда идти - травы там почти не было, а в роднике живет водяной, который их пугает и пить не дает. Девушка мысленно пообещала разобраться с вредной нежитью, если коровы немедленно оставят клумбу и фонтан в покое.
        Пастух и садовница так и замерли на месте с открытыми ртами, глядя, как коровы дружно сошли с цветника, аккуратно ступая по дорожкам, и будто любопытные ребятишки полукругом столпились возле девушки. Ласково погладив одну из них по бархатной морде и почесав у другой между рогов, она подняла голову и звонко спросила у пастуха:
        - Здесь все? Больше никого забирать не надо? - Тот ошарашено покачал головой. - Ну, тогда идите на луг и никого не бойтесь, - тихонько шепнула она буренкам. - Я сегодня же к вам загляну.
        И коровы дружно пошли знакомой дорогой на старое пастбище, так что засмотревшемуся пастуху пришлось догонять их бегом. Полюбовавшись на это дело, садовница как-то неопределенно хмыкнула:
        - Может, и мне поможете, госпожа ведьма, а то после этих рогатых ни одного живого цветка не осталось!
        Цветник и в самом деле находился в очень плачевном состоянии: земля истоптана, цветы измяты, а от одной клумбы попахивало свежим навозом. Мила пожала плечами и сочувствующе предложила:
        - Можно конечно, попробовать, но, если честно, я никогда такого не делала.
        Она честно пыталась сосредоточиться, даже поводила руками над клумбой, но все напрасно - цветы по-прежнему лежали на земле. Чуть виновато улыбнувшись, девушка спросила:
        - Неужели у вас так каждое утро?
        - Ну почему же, не каждое, - вздохнув, женщина взялась за совок и принялась по новой копаться в цветнике, приподнимая еще живые растения, и выдирая безнадежно испорченные. - Раз на раз не приходится, когда пройдут, когда потопчутся.
        - Но неужели нельзя как-то это исправить? Ведь это же просто кошмар - через каждые день-два пересаживать весь цветник!
        - А что делать, - печально вздохнула женщина, - пока эти твари на новом лугу, приходится гонять коров на старое пастбище. А до него - только через площадь.
        - А как же параллельные улицы? Неужели по ним нельзя провести?
        - Параллельные? - удивилась садовница, и тут же усмехнулась: - В городе нет параллельных улиц, все они к площади сбегаются. Так что выходит, нельзя!
        Женщина еще раз вздохнула и обреченно уставилась на цветы:
        - В этот раз больше чем обычно.
        Миле стало жаль ее:
        - Может, мне еще попробовать? Вдруг получится?
        "Вообще-то это не входит в список Ключевых талантов" - напомнил внутренний голос, подозрительно похожий на голос старого дракона. Если магу это под силу, значит и Ключ сможет справиться, тем более что делает это она не для себя, а для других. Мила в очередной раз простерла руки над цветами, сосредоточенно глядя на них. "Ну же, мои родные, поднимайтесь! Вы же такие красивые, а лежите в грязи!" На взгляд садовницы, ничего не произошло, но девушка облегченно выдохнула и, улыбнувшись, сказала:
        - Ну вот, теперь их только полить осталось.
        Женщина не особо поверила ее словам, но все же решила послушаться, и принялась поливать цветы, а Мила ей помогала.
        - Вы, наверное, к Маришке пришли? - спросила садовница, когда с работой было покончено.
        - Нет, - ответила девушка и усмехнулась, - я искала Лесса, точнее его друга. Мне сказали, что Лесс в это время там бывает...
        - Бывает, - хмыкнула садовница, - когда с вечера там остается, а так двери только после завтрака открывают. - Заметив чуть удивленный взгляд Милы, она, чуть смутившись, добавила: - Нет, вы не подумайте плохого - они там за делами засиживаются. Порой до утра сидят! Я однажды им даже завтрак в кабинет принесла - а они там за столом сидят, глаза красные, лица заспанные... А если вам Лесс нужен, так вот его дом, как раз напротив Маришкиного. Вот и он, кажется, проснулся!
        В незанавешенных окнах первого этажа мелькнула белая тень и тут же пропала, а через несколько минут на крыльце показался вампир.
        - Доброе утро, Шерра! - поздоровался он и тут же удивился. - Мила? Это ты?
        Мила кивнула на прощанье садовнице и пошла к дому Лесса.
        - Привет! - улыбнулась она, поднимаясь на крыльцо.
        - Привет, - отозвался вампир. - Признаться, я не поверил, когда увидел тебя в окно. Вот спустился, решил проверить. Как ты себя чувствуешь?
        - Хорошо. Как Брайас? Ванда сказала, что вчера он был очень плох.
        - Да что ему сделается, - хмыкнул вампир. - Лежит, дрыхнет наверху. Пробовал достучаться - ни в какую.
        - Может, ему плохо? - с тревогой спросила девушка, но вампир только фыркнул:
        - Тогда бы он не стал посылать меня к шихшевой бабушке.
        За спиной Милы послышались легкие шаги. Обернувшись, она увидел, что к ним приближается молодая девушка, с белокурыми кудряшками и большими карими глазами. Она показалась Миле смутно знакомой - кажется, она была вместе с Лессом у озера. Жаль, что они тогда не успели, как следует, познакомиться.
        - Всем доброе утро! - голос девушки был тонкий и звонкий.
        - Доброе утро, Мариш, - улыбнулся Лесс.
        - Доброе, - эхом отозвалась Мила.
        - Мариш, это Мила. Мила, это Маришка, - представил их Лесс и тут же, приобняв девушек за талии, спросил: - Ну что, девчонки, вы уже завтракали?
        Обе "девчонки" дружно ответили "нет", и тогда вампир, задом приоткрыв дверь, скомандовал:
        - Тогда все дружно на кухню, - и повел их в дом, но Мила решила подняться к магу, и ребята, проводив ее до лестницы, оставили одну, а сами, перешептываясь и воркуя, отправились на кухню. Чутье подсказывало Миле, что завтрака им сегодня не дождаться.
        Комнату, в которой спал маг, девушка нашла довольно быстро. Маг лежал на спине, наполовину укутавшись в одеяло, одна рука была вытянута вдоль тела, а другая лежала на маленькой подушке - думке. Мила присела на край постели и осторожно убрала подушечку из-под руки. Наклонившись вперед, девушка прислушалась к его дыханию - оно было ровным и спокойным. Она протянула руку, чтобы проверить его температуру, как вдруг маг резко открыл глаза и одновременно легонько тронул ее за плечи:
        - Бу!!!
        Подскочив от неожиданности, Мила тут же шлепнулась на пол, ощутимо ударившись копчиком. С кровати послышался довольный смех.
        - Зараза!! - в мага полетела думка, оставшаяся у Милы в руке, и в этот раз она не промахнулась. - Ты меня напугал! - возмущенная девушка поднялась с пола и вновь села на мягкую постель.
        - Ты вчера меня тоже напугала, - откинув думку в сторону, он придвинул Милу к себе и серьезно посмотрел ей в глаза. - Может, теперь объяснишь, что с тобой случилось?
        Мила тяжело вздохнула и, любовно убрав спутанные волосы с его лба, ответила:
        - Я окончательно и бесповоротно стала Ключом. Теперь у меня, как у породистой собаки, есть штамп и поводок, - криво усмехнувшись, девушка показала ему Печать и подвеску, которую обмотала вокруг запястья вместо браслета. - Куда потянет, туда и пойду.
        Она прижалась лбом к его лбу, прикрыв глаза:
        - Как ты думаешь, когда Ковен пришлет своих наушников?
        - Как только узнает, - тихо ответил он. Брайас был прекрасно знаком с тайной службой Ковена: те следили за ним, еще когда Тан якобы погибла, все не могли поверить, что Темные "просто так" оставили его в живых, отняв Дар.
        - И тогда они непременно захотят контролировать Силу Потока, - с обреченностью произнесла она.
        - Вопрос обязательно вынесут на голосование в Совете, - Брайас чуть отстранился и заглянул ей в глаза, - а там меня поддержат Казимир и Эрион.
        Трое против десяти... Шансов практически никаких - они оба это знали. Он нежно прижал ее к себе и одними губами прошептал:
        - Я тебя никому не отдам.
        Она прикрыла глаза, чтобы он не увидел в них слезы, и поцеловала его. Больше всего Мила боялась, что Ковен начнет давить на Брайаса, Лею, Гера и всех остальных. Ванда права, тот, кто владеет Даром, должен уметь защищать его, и она должна научиться этому. И все же... Брайас почувствовал, как спина девушки стала неестественно прямой:
        - А если я сама захочу уйти? - Мила сосредоточенно смотрела ему в лицо, ловя любое изменение. Он также внимательно глядел на нее, пытаясь угадать, что же она задумала. Ответ был прост - нет, он не отпустит ее. Потому что обещал быть рядом всегда, чтобы оберегать ее, чтобы любить ее, чтобы просто быть с ней вместе. Но вот вопрос, сможет ли он действительно ее удержать, если она захочет уйти?
        Брайас молча покачал головой. Не отдаст и не отпустит. Ни за что и никогда. Неожиданно девушка счастливо улыбнулась, и, кинувшись с поцелуем ему на шею, повалила мага на постель.
        ***
        Подойдя к двери, Лесс услышал приглушенный смех и тихие торжествующие вскрики, и на всякий случай решил постучать. Ему тут же ответили сразу два голоса:
        - Да??
        Открыв дверь, вампир увидел следующую картину: в комнате был настоящий погром - на полу валялось смятое одеяло, покрывало с кровати висело на раме для балдахина, одна подушка лежала у стенки, а вторая была у Милы в руке. Девушка застыла, стоя на голой кровати с занесенной подушкой. На полу напротив нее, завернувшись в простыню, стоял Брайас с ответной думкой. А на все это медленно и плавно опускался белый пух из-под потолка от третьей подушки, повисшей на острие кроватного столбика. Маг и девушка стояли, замерев и, кажется, даже не дыша, как нашкодившие дети, когда тех застают врасплох взрослые.
        - Ммм... Вы завтракать идете? - только и спросил Лесс, изумленным взглядом окинув комнату. Брайас и Мила дружно кивнули.
        - Идем, - ответила девушка, - но сначала немного тут приберемся.
        И тут же швырнула подушку в мага, но тот успел ловко ее отбить и тут же запустил думку. Взвизгнув, девушка мигом скатилась с кровати и на четвереньках попыталась добраться до еще одной свободной подушки, но маг ее опередил.
        - Хм... Ну вы поторопитесь, - не особо надеясь быть услышанным, пробормотал вампир.
        - Ага, - пыхтя, откликнулись двое, продолжая возню с подушкой. Лесс только усмехнулся и покачал головой, прикрывая за собой дверь. Тем временем борьба за такой неожиданно ставший желанным предмет постельного белья, как пуховая подушка, закончилась беззаговорочной победой Милы. Чуть уставшая, но довольная девушка, вырвав столь долгожданный трофей из ослабевших рук Брайаса, треснула им мага по голове, от чего тот картинно повалился на ковер, широко раскинув руки. Чтобы окончательно закрепить успех, Мила положила ему на грудь сначала подушку, потом скрестила на ней руки, и уткнулась в них подбородком.
        - Ну что, маг, сдаешься?- тяжело дыша, спросила она. - Чувствуешь руку победителя?
        Брайас чуть приподнял голову, посмотрел на нее, и хитро улыбнувшись, вновь опустил.
        - Чувствую, - выдохнул он, обнимая девушку. - И руку, и ногу, и талию... И много чего еще, - ехидно добавил он, искоса глядя на нее. Мила, рассмеявшись, села и убрала с него подушку.
        - Тогда давай убираться, чувствительный ты наш, - усмехнулась она. - Пора завтракать.
        ***
        Маришка и Лесс неторопливо обсуждали предстоящий день, когда на лестнице послышался торопливый топот, словно кто-то наперегонки спускался с нее, затем все затихло, и вскоре в столовой показались Брайас и Мила. Оба вели себя чинно и опрятно: маг поздоровался с Маришкой, и, отодвинув стул, предложил Миле присесть. Девушка вежливо кивнула в ответ и грациозно опустилась на стул, который маг тут же слегка пододвинул. Прям, ни дать, ни взять - образцовые отношения в благообразной семье, если бы не ма-а-аленькое перышко, торчавшее у мага в волосах.
        - Надеюсь, вы не слишком долго нас ждали? - чуть смутившись, спросила Мила, вынимая белую пушинку.
        - Нет, - спокойно ответил Лесс, - только успели обсудить все планы на предстоящий день, - и ехидно так улыбнулся.
        - И что решили? - как ни в чем не бывало, спросил маг.
        - Решили, что надо с чудищами разобраться, пока они окончательно не разгулялись, - ответила Маришка.
        - Не разгуляются, - беззаботно бросила Мила, вгрызаясь в поджаренный хлебец. Так что всем остальным пришлось ждать, пока она прожует и продолжит. - Они сейчас пребывают в стрессе и очень хотят вернуться домой. И все, что нам нужно, просто помочь им.
        - Но с чего ты взяла?? - недоуменно спросил Лесс.
        - Вы верите в богов? Там, в Бесса, Светлую Максию...- вдруг спросил она. Вампиры больше по привычке кивнули. - Тогда считайте, что мне было озарение.
        - А если нет? - скептически спросил маг.
        - Тогда придется объяснять, - вдохнула девушка, отрываясь от хрустящей вафли. - У меня вчера было время подумать, и вот что пришло мне в голову. Все эти твари появились из Источника, верно?
        Маришка пожала плечами, Лесс как-то неопределенно хмыкнул, а Брайас с сомнением кивнул.
        - Так вот, - продолжила Мила, - они в этом мире впервые и чувствуют себя здесь неуверенно, поэтому мы и отправить их обратно. Вернуть, так сказать, на родину.
        Но Лесс скептически хмыкнул:
        - А мне показалось, что они вчера очень даже уверенно загрызли двух коров и одного кьянни.
        - Да и тварь, что мы с Лессом видели, отчасти была похожа на Шартрского нетопыря, только с птичьей головой, - добавил маг.
        - Думаешь, гибрид? - задумчиво спросила Мила, глядя на дно кружки. Теперь прежняя идея уже не казалась такой блестящей. - Но это же практически не возможно. Во всяком случае, в обычных условиях.
        Это в ее мире генетики могли пересадить огурцу ген скорпиона, но даже тогда у того не появится ядовитый хвост.
        - Значит, кто-то большой и серьезный решил заняться таким трудным делом, - Брайас и Лесс переглянулись.
        - А испытать захотели на Долине, - Маришка недовольно забарабанила пальцами по столу. - Что ж, тем хуже для них. Я немедленно прикажу Стражам, чтобы те истребили тварей, пойманных накануне.
        - А вы их еще и ловили? - удивилась Мила.
        - А как же, - усмехнулась Правительница. - Ванда собиралась их изучить, новый вид хотела открыть.
        - Хм.. Может, тогда их лучше не трогать? - предложила Мила. - Пусть изучает. Вдруг, что-нибудь интересное найдет? С нами поделится...
        - Вряд ли, - маг пожал плечами, - Ванда всегда была одиночкой. Если и найдет что-то, то узнаем мы об этом только из доклада на Магическом Совете.
        Но Мила только загадочно улыбнулась:
        - Кто знает, маг. Кто знает...
        - Ну и какие у кого планы? - спросила девушка, когда они с Маришкой убрали со стола, и теперь все четверо собирались выйти на улицу.
        - Маришка, наверно, пойдет заниматься государственными делами, - предположил маг, пропуская девушек вперед, - а мы с Лессом попытаемся разобраться с чудищами.
        - А можно мне с вами? - живо вызвалась Мила. - Ну пожа-а-алуйста!
        Голос ее был просящим, но глаза смотрели насмешливо и упрямо. Чтобы ни сказал, все равно пойдет!
        - Даже не думай! - предупредил ее маг. - Иначе свяжу и в подвал к Лессу посажу!
        - Может, не надо? - с надеждой спросил вампир. - Я недавно там ремонт сделал...
        - Но мне действительно нужно загород, - с неохотой призналась девушка. - Я обещала.
        - Кому? - вздохнул маг, седлая Призрака. Но Мила только хмыкнула и покачала головой:
        - Даже если скажу, не поверишь.
        - Да возьми ты уже ее с собой! - не выдержал Лесс, садясь на къянни - антрацитово-черного жеребца с нежно-лиловыми глазами и небольшими клычками. - Все равно не отстанет!
        - Ладно, залезай, - маг протянул девушке руку, и едва та успела взяться за нее, легко закинул ее в седло позади себя. - По дороге расскажешь.
        - Удачи вам! - Маришка помахала рукой Брайасу и Миле, и, поманив пальцем Лесса, чмокнула его в щеку. Довольный вампир все еще смотрел вслед удаляющейся Правительнице, когда маг его окликнул:
        - Эй, безумно влюбленный! Нам еще с тобой полдолины нужно объехать!
        - Кто бы говорил, - фыркнул Лесс, подгоняя коня. - Самого из спальни еле-еле вытащили!
        - Просто я плохо сопротивлялся! - рассмеялся маг, пуская Призрака резвой рысью.
        ... А у фонтана всеми цветами радуги переливались заросли из небывало крупных анютиных глазок размером с небольшой куст сирени...
        ***
        Дорога на новое пастбище оказалась довольно дальней, и под конец Милина пятая точка, и без того ушибленная, почти полностью была отбита. Поэтому девушка, едва они остановились, тут же спрыгнула на землю, не дожидаясь, пока маг поможет ей спуститься.
        - Хм, - произнес он, глядя на несмятую траву и чистое, безоблачное небо, - а ты уверена, что чудовища должны быть именно здесь?
        - Конечно, иначе, зачем уводить отсюда стадо?- ответила Мила.
        - Они сюда действительно прилетали, - поддержал ее Лесс, - даже корову пытались утащить.
        Нахмурившись, Брайас проверил, хорошо ли ходит в ножнах меч и, продолжая всматриваться в траву и редкие кусты, стал осторожно приближаться к особо подозрительным зарослям. Лесс последовал за ним.
        Мила тоже хотела поучаствовать, но маг знаком приказал ей остаться с лошадьми. Глядя, как маг и вампир аккуратно осматривают каждый куст и чуть ли не под каждый камешек заглядывают, девушке назло им захотелось громко закричать "Твари! Вы где?? Ау!!" Тяжело вздохнув, Мила поискала глазами, куда бы присесть, и тут же заприметила большой, прогретый солнцем булыжник в десяти шагах от нее.
        - Ничего нет, - вздохнул Лесс. - Можно будет отправить стадо сюда уже завтра.
        Но маг только покачал головой:
        - Не знаю, что-то тут не то. Нежить здесь явно есть, только где...
        Внезапно какое-то шестое чувство (а может обжигающая боль в мизинце) заставило его обернуться. Мила спокойно собиралась присесть на какой-то округлый буровато-коричневый камень. Но навязчивое чувство не покидало его.
        - Лесс, а ты проверял тот булыжник?
        Вампир даже не успел ответить, когда позади них послышался негромкий вскрик.
        Булыжником оказалась тварь, внешне похожая на ежика, покрытого не иголками, а крупной твердой чешуей, только раз в десять больше. Возможно, она в кои-то веки решила понежиться в солнечном свете, а какая-то нахалка решила посидеть верхом на ней. Мила и бронеёж пару мгновений молча смотрели друг на друга, затем тварь шевельнулась и девушка, тихонько вскрикнув, упала на траву. Бронеёж тут же развернулся к ней мордой, и, раскрыв пасть, издал чуть слышный шипящий звук. В воздухе просвистели сразу три серебристые звездочки, выпушенные магом, и с глухим стуком отскочили от брони твари. Но "ежик" продолжал наступать на девушку, хищно поблескивая острыми зубами и не реагируя на крики со стороны. Очередная попытка сотворить экран провалилась - для этого была необходима концентрация, которой сейчас очень не хватало. Мила едва успевала убирать ноги из-под клацающей пасти.
        Подоспевший маг волной Силы отшвырнул тварь, а Лесс рывком поднял девушку с земли и отправил себе за спину. Но "еж" тоже был не дурак, и решил не связываться, громко прошипев что-то обидное в их адрес, скрылся в траве.
        - Кто это был? - выглядывая из-за спины вампира, с любопытством спросила девушка. Но, поглядев на "счастливые" лица мужчин, гадающих, что сделать сначала - придушить ее или порвать на мелкие кусочки, как-то сникла. - Ребят, вы чего??
        Но ребята были не "чего", а очень даже злые.
        - Ми-ила, - едко поинтересовался Лесс. - Ответь на вопрос: ты как их находишь??!!
        - Кого? - робко спросил она. Вампир явно намеревался разделаться с ней, но Брайас его удержал.
        - Неприятности!! - рявкнул Лесс, и на всякий случай отошел от нее подальше.
        - Спокойно, Лесс, - утихомирил его маг. - Она ведь не знала, что эта тварь будет там. А мы не проверили.
        - Кстати, что это за тварь? - Мила повторила вопрос.
        - Мальтусский глев, - громко объявила Ванда, приближаясь к ним. - Тварь из далеких земель за Южным морем.
        Они обменялись приветствиями, и Мила тут же продолжила допрос:
        - А тех, что поймали? Они тоже из-за моря?
        - Да, - кивнула жрица. - Каппитский грифон - редкая тварь даже для тех мест.
        - А мы думали, это гибрид, - призналась Мила. Ванда бросила снисходительно-насмешливый взгляд на архимага.
        - В Семи королевствах крайне мало хорошей литературы по заморской нежити, - буркнул он. - Но тогда еще любопытней, как она сюда попала? И зачем?
        - Вот это вы и должны выяснить, - сказала Ванда. - На вашем месте я все-таки поискала бы необычные магические следы и остатки телепортов, а также новые Источники.
        - Я с вами, - вызвалась Мила, но маг ее остановил.
        - Нет. Ты останешься с Вандой, - он посмотрел на жрицу, и та молча кивнула.
        - Но вдруг там действительно будет Источник, тогда я пригожусь вам!
        - Мила, с Источниками и раньше бывали проблемы, - мягко, но настойчиво ответил маг. - Думаю, мы как-нибудь с этим справимся своими силами.
        - Хочешь сказать, я только мешаюсь под ногами? - тихо и как-то зловеще спросила она.
        - Я этого не говорил, - возразил маг. - Но и в самом деле, будет лучше, если ты отправишься домой вместе с Вандой.
        Он говорил с некоторым нажимом, поскольку день близился к середине, а дел еще было выше крыши. Маг даже не заметил, что нервно перебирает поводья Призрака, зато заметила Мила. Криво усмехнувшись, она заставила себя улыбнуться и насмешливо бросила:
        - Прости, что отняла у тебя время, - повернулась и зашагала к Ванде. Маг несколько секунд смотрел ей в спину, но времени действительно не было, и, кивнув Лессу, направился вслед за убежавшей тварью.
        - Куда пойдем? - подойдя к жрице, спросила Мила.
        - Одни они не справятся, - тихо сказала Ванда, уводя девушку все дальше и дальше от злополучного места. - Долина слишком большая. Так что, думаю, мы тоже отправимся на поиски следов, - жрица хитро улыбнулась. - А по дороге ты мне расскажешь свою историю.
        - Хорошо, - вздохнула девушка и улыбнулась. - Только сначала на старое пастбище заглянем, где сейчас коровы пасутся. Надо кое с кем поговорить.
        Ванда повела ее вокруг города - справа от них оставались поля с пшеницей, овсом, картошкой, рощицы и редкие группы деревьев, а слева - белели стены домов и зеленели сады.
        - Моя история не так интересна, как твоя, - призналась девушка. - Я родилась в обычной семье, в самом обычном городе, далеко-далеко отсюда. У меня были любящие родители и брат-приколист, полосатый кот и рыжая собака. Много-много друзей и знакомых, среди них были самые верные и проверенные. Те, кому можно доверить жизнь.
        На девушку вдруг накатила такая тоска по дому, что все окружающее стало почему-то расплываться. Она с удивлением обнаружила, что по щеке бежит слеза.
        - А любимый? - тихо спросила Ванда.
        - Был, - шмыгнула носом девушка и тут же рассмеялась, - был да сплыл, и, слава богу! Редкостной сволочью оказался, но талантлив! Представляешь, мозги пудрил сразу двум девчонкам, а женился в итоге на третьей.
        - Неужели от большой любви? - иронично спросила жрица.
        - Ага, очень большой, - хмыкнула Мила. - К свободе и спокойной жизни! У нее папа был... начальником городской стражи, по-вашему. Правда, я этого не застала: ушла, как только узнала о второй, не стала третьей дожидаться.
        - И давно это было?
        - В старших классах, мне тогда лет шестнадцать было. Вот, - вздохнула Мила и продолжила дальше повседневным голосом, - окончила школу, поступила в университет. Там опять новые друзья, подруги, студенческая жизнь. Есть что вспомнить, над чем посмеяться. - Девушка улыбнулась и беззвучно рассмеялась. - Никогда бы не подумала, что такая дурость может взрослым людям в голову залезть! Одна летняя практика чего стоит! Но все заканчивается, и вот через шесть лет я получила магистра и устроилась на работу. А потом в один прекрасный момент очнулась в каком-то сарае у черта на куличках, а рядом был Брайас.
        Девушка замолчала, погрузившись в собственные мысли.
        - И с этого момента все сильно изменилось? - предположила Ванда, заставляя ее очнуться.
        - Да. Мы приехали в Стоград, там я познакомилась с Леей, Гером, Риссой и Казимиром. А потом узнала, что связана с Потоком и по зарез нужна Темным.
        - Так история про Ключ - это правда?? - воскликнула жрица. Мила молча кивнула. - Хм, признаться, я думала, что это пустой треп Ковена. Значит, ты действительно на крючке у Совета?
        - Пока нет, - хмуро ответила девушка. - По крайней мере, мне так кажется. Слежку они сняли не так давно, месяц или два назад. И пока они не знают, что Сила вернулась.
        Немного помолчав, она добавила:
        - Поэтому мне нужна твоя помощь, - девушка посмотрела на жрицу в упор, - научи меня защищать свой Дар.
        Ванда ждала, что она об этом попросит, потому нисколечко не удивилась. Тем временем они уже подошли к старому пастбищу, где дремал пастух, и мирно паслись коровы.
        - Значит, ты надеешься справиться с Советом с помощью магии и оружия? - спросила Ванда, глядя на девушку в упор. - Ведь туда входят и Брайас, и Казимир, и еще этот эльф... От них ты тоже собираешься защищаться?
        - Нет... Надеюсь, что нет. Сила - это власть, и большое искушение. Редко кто способен отказаться от нее.
        - И ты думаешь, что они...
        - Нет, - резко ответила Мила. - Но в Совете еще десять архимагов.
        - Совет Ковена был создан как оплот справедливости, - напомнила жрица, - призванный следить, чтобы между людьми и магами сохранялось перемирие, чтобы внутри Ковена не было больших разногласий...
        - А за их спинами тихо развелись Темные, - продолжила девушка.
        - И все же он не так плох, как ты думаешь, - заметила Ванда.
        - И все же, я бы хотела иметь возможность защитить себя и тех, кого люблю, от любого, решившего использовать Силу в своих целях. Я не стану делать того, что не понимаю и с чем не согласна.
        Пастух с любопытством наблюдал, как невдалеке от него остановились Верховная жрица и давешняя ведьма. Кажется, они о чем-то спорили, но потом все же сумели договориться. Кеська понял это по их улыбающимся лицам. Все-таки любопытно, что за дела могут быть у них, ведь прежде Ванда относилась ко всем ровно: попросишь - поможет, не знаешь - подскажет, изредка улыбнется. Но всегда держится чуть в стороне от остальных, разве что с Правительницей поболтать может. А тут... Эх, жаль не слышно было о чем говорили.
        - Здравствуй, Кессар! - Ванда первой поздоровалась с пастухом. - Как дела? Как стадо?
        - Здравствуй, Ванда. Все хорошо, все коровы на месте. Сытые, здоровые. А что? - он покосился на Милу, гладившую одну из буренок.
        - Ничего, - улыбнулась та, - просто мимо проходили, решили заглянуть. А тут есть какой-нибудь родничок - освежиться хочется!
        - Есть, - недоуменно ответил пастух, - вон в той рощице. Только коровы туда не ходят.
        Ванда нахмурилась, и быстрым пружинящим шагом направилась к роднику. Мила едва ее догнала.
        - Ты об этом хотела поговорить? - на ходу спросила жрица.
        - Ага, - бросила девушка.
        - И кто же там?
        - Водяной. Пугает животных и не дает им пить из родника.
        - Постой, - жрица остановилась у родника. - А ты откуда знаешь?
        - Коровы сказали, - Мила пожала плечами и сев у воды, принялась мыть руки. Неожиданно, возле самой поверхности показалась пучеглазая бородатая рожа бледно-зеленого цвета, а цепкие зеленоватые руки с большими перепонками схватили руки девушки и потянули в воду. Мила качнулась вперед, но удержала равновесие и, уперевшись коленями в землю, вытащила нечисть на землю и как следует, встряхнула. Водяной оказался небольшим, чуть выше Милкиных коленей, пузатый дедок с длинной спутанной сизо-зеленой бородой, покрытый мелкой чешуей. Вначале он сопротивлялся, пытаясь вырваться, но, увидев Ванду, обмяк и безвольной тушкой повис на руках у Милы.
        - Ма-а-атушка, - залебезил он, гнусавя, - а я тебя не узнал. Думал, опять нежить какая-то балуется, а это ты с ученицей.
        - Нежить?? - в голос спросили женщины. - С каких это пор одна нежить другую не пускает? - с подозрением спросила жрица.
        - Так ведь ненашенская она! - воскликнула нежить. - Мы чужих не пускаем! Пушшай домой вертают!
        - Хорошо, а коров почему не пускаешь? - удивилась Мила. - Они-то свои!
        - Свои, - согласился водяной, - да не нежить! Как придут со своими мордами грязными, всю воду мне замутят!
        - А ты потерпи, - глаза жрицы угрожающе блеснули. - А мы потом проверим.
        - Потерплю, матушка, потерплю. Я ж понимаю, коровкам тоже пить нужно. Только ведь на них нежить чужая идет, я им не соперник. Одного - двух отпугну, а с остальными мне не справиться.
        - А много ли их еще осталось? - подозрительно спросила Мила.
        - Так, почитай, семь летающих, - водяной загибал пальцы, считая нежить, - да три на ногах, всего десять будет.
        Жрица и девушка переглянулись.
        - Может, и откуда приходят, знаешь? - предположила Ванда.
        - Да как не знать! Вона их логово, за дальней стерниной, что в этот год нетронутой осталась. Они оттуда завсегда появлялись, те, что на ногах. А те, что с крыльями, почитай каждый день к старому озеру слетались. Правда, на днях там кто-то шалил, маг какой-то, - водяной недовольно покосился на девушку, - и твари оттуда летать перестали. Где теперь, не ведаю. Видать, улетели куда...
        Жрица недовольно прикусила губу. Эмилия отпустила водяного, и тот, недовольно прошлепав по намокшей траве, прыгнул в воду и пропал.
        - На заброшенном озере был вновь открывшийся Источник, - сообщила девушка. - Где может быть другой ближайший Источник?
        - Есть еще один, След Максии, тот, что мы используем при регенерации, но там их быть не может, - продолжая покусывать губы, ответила Ванда.
        Мила согласно кивнула. На месте Следа был построен храм Орры, и рядом было полным-полно не только обычных горожан, но и Стражей. Так что этот вариант отпадал.
        - Может, у вас еще есть какие-нибудь Источники? Или новые открылись? - Мила испытывающе посмотрела на помрачневшую жрицу.
        - Или в соседнюю Долину улетели, - хмуро сообщила она. - У них тоже был старый Источник вблизи наших границ.
        - И что теперь? - спросила девушка, поднимаясь. - В город, сообщим Маришке?
        - Нет, - жрица покачала головой, - она уже знает и наверняка пошлет сообщение в Кресорру. Мы с тобой на дальнее поле пойдем, за одно и потренируешься.
        Жрица быстро создала сетку телепорта, и они с Милой быстро перенеслись на дальние поля. Заходя в телепорт, Ванда шепнула:
        - Приготовься, там нас будут ждать. Нежить на магию бежит лучше, чем зверь на манок.
        ***
        Она не ошиблась, жрица и девушка едва появившись на поле, почти сразу же заметили двоих приближающихся к ним гльвов - их буро-коричневые чешуйчатые тела хорошо выделялись на зелени травы. В голове Милы мелькнула тоскливая мысль "до чего же будет обидно быть закусанной каким-то бронированым ежиком".
        - Самое время проверить свои силы, - напомнила ей жрица, соткав заклятье. Золотое кружево магических нитей сорвалось с ее пальцев и ударило в тварей неяркой вспышкой, после которой те остановились и замотали головой. Мила попыталась сотворить хотя бы пульсар, но ничего не получалось.
        - Что мне делать? Сила Ключа проявляется в полной мере, только если нужно защитить кого-то другого.
        - Так защищай меня! Создай экран. - Твари вновь начали атаку. - Живее!!
        Мила вздрогнула и вскинула руки. Гльвы, налетев на экран, принялись таранить его, царапать, но Сила держала их, не пропуская ни на пядь.
        - Первое правило парного боя, - спокойно проговорила Ванда, - один атакует, другой держит защиту. - В нежить полетело еще одно заклятье - на этот раз зеленоватое, которое девушка назвала "светлячок". - Теперь сама.
        Жрица выставила свою защиту, поверх Милиной. Девушке пришлось убрать экран и атаковать. Как там Макс с Бессом говорили? Сила воли, ток магических частиц, и оп-пля?! Но "оп-пля" не получилось, вышел "пфшик" и дыра в защите, в которую тут же пролез глев. Ванда вновь создала защиту, уже гораздо ближе к ним - твари скреблись на расстоянии вытянутой руки, и явно намеревались познакомиться еще поближе.
        - Мила, - бесстрастно проговорила жрица. - Если ты пытаешься ткать заклятье как маг, то не пытайся. Ты не маг, а нечто совсем иное: сила к тебе идет по-другому, и использовать ее ты должна иначе. Соберись, ты должна четко представлять, чего хочешь, и как это должно произойти. Представила? Тогда действуй.
        Девушка нахмурилась и попыталась сосредоточиться. Перед одной из тварей медленно-медленно стали собираться маленькие золотистые частиц, превращаясь в небольшой светящийся шар. Разъяренная тварь взревела, вызывая противника на поединок, и шар, сорвавшись с места, влетел ей в глотку. Глев мстительно щелкнул зубами - и тут же резко передернувшись, рухнул на землю. Второй с удвоенной силой бросился на барьер и тут же упал как подкошенный.
        - Хм, неплохо, - одобрительно хмыкнула жрица. - Что это было?
        - Маленькая шаровая молния и электрический барьер, - не отрывая взгляда от мертвых тварей, ответила девушка.
        - Неплохо, - повторила Ванда, - но в следующий раз постарайся не затягивать с концентрацией. Иногда страхующего может и не быть. Пойдем, посмотрим, есть тут еще кто-нибудь.
        Но третьего гльва не было, похоже он так и остался на новом пастбище. И скоро выяснилось, почему. В одном из оврагов у края поля жрица нашла крупную нору.
        - Судя по размерам, это наш клиент, - констатировала Мила.
        - Мда, - отозвалась Ванда. - А внутри - еще несколько. Эти твари успели оставить здесь свой выводок. Теперь понятно, почему третий ушел - каждая пара гльвов держит довольно обширную территорию, выгоняя других родичей.
        Нора была такой большой, что худенькая жрица без труда пролезла в нее, и уже через пару минут вылезла обратно.
        - Так будет спокойней, - только и сказала она.
        Вдруг с другого края поля, там, где начинался лес, доходивший до предгорий Каменного пояса, ветер донес странный звук, напоминавший плач ребенка. Ванда и Мила бросились туда, по мере приближения отмечая, что звук все больше и больше походил на детский голос.
        - Малыш, ты где? - крикнула Мила, подойдя к деревьям, но никто не ответил, только плач стал чуть потише, а затем вновь повторился с удвоенной силой. - Потерпи, мы идем! - девушка рванулась вперед, но жрица ее остановила:
        - Погоди, это могут быть россказни местной нежити. Она здесь любит подурачиться.
        Женщина пошла вперед, стараясь не шуметь, и у нее это здорово получалось. Весь шорох и хруст остался на долю Милы, хотя она честно старалась не шуметь. Но в лесу, кроме плача не было слышно ничего: ни птицы пролетевшей, ни зверька, прошуршавшего в траве. Наконец, они добрались до источника звука - им оказалась лошадь, странным образом застрявшая между стволов, а задняя нога плотно засела в трухлявом пне.
        - Тише, тише, милая, - девушка попыталась ее успокоить, погладив по темно-серой шее, но она только сильней задергалась. - Как же это тебя так угораздило?
        - Она не сама, - ответила жрица, простукивая стволы, державшие лошадь.
        Стволы оказались полыми. Ванда усмехнулась:
        - Ну же, выходите сюда. Живо!
        Из-за деревьев показались три странные фигуры: древний дедок, из которого давным-давно весь песок высыпался, и две зеленовато-коричневые бабенки, которых при определенной доли фантазии, можно было назвать привлекательными. Глядя на их охристо-оливковые лица, вертикальные зрачки и листья в спутанных волосах, Мила догадалась, что это была лесная нежить. Должно быть, леший и кикиморы.
        - Что, решили, лошадью от чужаков откупиться? - напустилась на них Ванда. - Чтобы она вас самих не скушала?
        - Прости нас матушка, - повинилась нечисть. - Да больно жить охота! Этни твари на днях Трошку, лесовичка загрызли! Зачем, спрашивается, ведь костлявый же - жуть!
        - Да и толку что, - вздохнула одна кикимора, - попадет на зуб, да и растает. Так, ради забавы. Пищал уж больно весело!
        Леший и вторая кикимора укоризненно посмотрели на нее.
        - Сейчас же освободите лошадь, - приказала жрица. Кикиморы наперегонки бросились высвобождать лошадиную ногу, а леший метнулся к стволам.
        Раздался легкий хруст, затем радостное конское ржание. Лошадь сделала несколько неуверенных, вихляющих движений, а затем сорвалась с места и умчалась в чащу леса.
        - Дикарка, - усмехнулась ей вслед Ванда и пошла назад к полю. - Видела ее необычный окрас - дымчато-серый, с серебряным отливом? Это потому, что она полукровка: наполовину кьянни, наполовину единорог. Чурается и тех, и других, вот и бродит одна по полям - сено таскает, ботву жует. Когда жеребенком была, мы ей каждый раз после дойки молока оставляли, надеялись, что прикормим. А она, зараза, молоко выпьет и в поля убежит. Наверно, нравится ей вольная жизнь, вот и не идет никому в руки.
        Они вновь вышли к полю и Ванда уже приготовилась вновь открыть портал, как со стороны послышалось тихое пофыркивание. Дикая полукровка стояла в пяти шагах от них и нерешительно переминалась с ноги на ногу.
        - Что, пришла сказать "спасибо"? - усмехнулась жрица. Лошадь громко фыркнула и сделала два шага вперед. - Тогда и Миле скажи, - вампирша кивнула на девушку.
        - А мне-то за что? - удивилась девушка, продолжая разглядывать лошадь. Несмотря на внешнюю не ухоженность: грязь почти до самой холки, струпья по всему телу, свалявшаяся в войлок грива с кучей репья и колючек, она была прекрасна. В ней была видна порода. Мила не знала, как выглядели единороги, но фигура ей досталась явно от кьянни: высокая, с сильными стройными ногами и упругой мощной мускулатурой, горделиво изогнутой шеей, изящной мордой с чуткими резными ноздрями и нежными губами.
        - Ну как же, ты ведь первая рванулась на помощь, - жрица улыбнулась, глядя как Мила не может оторвать от лошади восхищенных глаз, но девушка кажется даже не расслышала ее слов. Она осторожно, шаг за шагом приближалась к лошади.
        - Какая же ты красавица! - нежно проговорила девушка, подходя к ней.
        Мила протянула к ней руку, но лошадь возмущенно фыркнув, отпрянула. Девушка пыталась повторить фокус с коровами: собрав волю в кулак, а мысли - в кучу, она неотрывно следила за лошадью, стараясь смотреть ей в глаза. "Милая! Что ж ты бегаешь везде, одна-одинешенька!" Большие черные глаза с длинными пушистыми ресницами были полны вселенской грусти, у Милы даже сердце защемило от ее взгляда. Девушка прижалась к ее нежной бархатистой морде, но лошадь почти сразу высвободилась и, обнюхав ее, даже попробовав на вкус Милины волосы и убедившись, что они не съедобны, фыркнула ей в лицо. Девушка рассмеялась и утерлась рукавом.
        Погладив на прощание дикарку по шее, пошла к Ванде, но почти сразу споткнулась из-за сильного тычка в спину - лошадь явно не собиралась отставать.
        - Кажется, она хочет пойти с тобой, - заметила Ванда. - Только вас двоих я не перенесу - все вместе мы в телепорт не поместимся.
        - Значит, придется идти пешком, - пожала плечами Мила. - Дымка, ты пойдешь?
        Лошадь доверчиво ткнулась ей в плечо, но потом что-то словно спугнуло ее. Дернувшись, она отскочила в сторону, а потом и вовсе убежала.
        - Дымка, стой! Ты куда? - но от нее давно и след простыл.
        - Дикарка, - вздохнула жрица и, открыв портал, скрылась в нем. Эмилия оглянулась, еще раз окинув взглядом заросшее поле, где не было никого - ни гльвов, ни Дымки, и вошла следом.
        ***
        Портал открылся прямо перед храмом, небольшим полукруглым зданием с куполом наверху, с девятью мраморными колоннами, на одной из которых есть символы как на Печати. В центре храма стоит большая каменная чаша, куда просящие опускали маленький кораблик - из бумаги, скорлупки или чего-либо еще - с просьбой, и если кораблик потонет, то желание исполнится. Желающих и желаний было много, по этой причине храмовый служка каждое утро выскребал со дна чаши весь этот мусор и наливал чистой воды.
        Но даже с чашей и корабликами, Источник оставался Источником, и стоя в центре магического круга, Мила почувствовала необыкновенную легкость, казалось, только оттолкнись - и взлетишь. И радостно было при этом, как будто ты ребенок накануне большого праздника и ждешь, что вот-вот случится чудо. Интересно, остальные чувствовали то же самое или что-то другое?
        - Как ты думаешь, Брайас и Лесс уже вернулись? - девушка посмотрела на дорогу, ведущую к площади. Ее не покидало странное беспокойство с тех пор, как они расстались. Может, не стоило так с ним говорить. В конце концов, он же хочет ее защитить, только вот она сама в состоянии о себе позаботиться, и просто хотела помочь. Возможно, она немного заигралась, а он напомнил, что появились серьезные дела и ему некогда возиться с ней. Глупо как-то все получилось - рассорились из-за ерунды, как дети малые. Даже стыдно...
        - Хочешь помириться?
        - Да мы и не ссорились, - с сомнением ответила Мила. - Просто пара резких слов, но все равно как-то тяжело на душе.
        Жрица рассмеялась и покачала головой:
        - Эх, молодо-зелено! Сначала поссорятся из-за глупости, а потом бегут мириться, чуть лбы себе не порасшибают. Хорошо, пойдем. Я к Маришке загляну, а ты мага своего поищешь!
        Но Брайас и Лесс еще не вернулись, зато на площади она встретила Шерру - садовницу и служанку Маришки. Бедная женщина только-только заканчивала пересаживать злосчастный цветник. Неподалеку лежали огромные стога из гигантских анюток и сорняков. Мила только и смогла пробормотать "извините" в ответ на неулыбчивый взгляд женщины, и боком-боком мимо нее пробралась в дом Правительницы.
        - Твоя работа? - поинтересовалась жрица, открывая дверь.
        - Вот по этому мне и нужна твоя помощь, - иронично хмыкнула Эмилия, заходя в дом.
        Но Маришке на месте не оказалось, вместо нее в зале для приемов оказались советники. Как они объяснили, Правительница сегодня весь день общалась по телепочте, и теперь пожелала отдохнуть.
        - Значит, она у себя? - уточнила Мила, кивнув в сторону жилой половины, где должны были располагаться покои Маришки. Но советники только покачали головой.
        - Нет, - вместо них ответила Ванда, - если она хочет отдохнуть, то никогда не остается здесь. И если ее нет в храме, и она не с Лессом, то есть одно место, где она может быть. Пойдем, - и жрица уверенно зашагала на выход. Кивнув на прощанье советникам, Мила пошла следом за ней. Они пересекли площадь и оказались у дверей дома Лессандра. Ванда открыла дверь и прямиком отправилась на кухню, немного поколебавшись, девушка ступила за порог.
        Маришка сидела за кухонным столом и внимательно изучала поваренную книгу. На мгновение подняв глаза, она поздоровалась и вновь вернулась к рецептам.
        - Лесс и Брайас вернуться только к ужину, вот я и решила приготовить что-нибудь вкусненькое, - пояснила она.
        Интересно, она часто готовит? Кто знает, почему Лесс недавно ремонт делал?
        - Кхм, - кашлянула Мила и невинно поинтересовалась, - а кухня, случайно, раньше не в подвале располагалась?
        Ванда непонимающе посмотрела на девушку, а Маришка лукаво улыбнулась:
        - Была, но здесь, на первом этаже гораздо удобней.
        - Разумеется, - кивнула Мила. - Что хочешь приготовить?
        Девушка склонилась над книгой, и, наконец, выбрав нужный рецепт, ткнула в него пальцем.
        - Вот, курица в сливочно-чесночном соусе.
        - Хорошо, - Мила поискала фартук, но не найдя его, просто закатала рукава: - Где курица?
        Маришка молча кивнула на дверь черного входа. Заглянув в нее, Мила обнаружила клетку, в которой сидела пеструшка.
        - Да вы чего!! - возмутилась девушка. - Она же живая!!!
        - Ага, - смущенно призналась Правительница. - Сама уже час тут с духом собираюсь.
        - Молодежь! - сердито вздохнула жрица и вышла через черный вход, прихватив с собой курицу. Обе девушки проводили ее облегченно-благодарными и вместе с тем сочувствующими лицами.
        - Ладно, - Мила хлопнула в ладоши, после того как дверь закрылась. - Остался еще соус, гарнир и салат.
        ***
        - Значит, ты так расслабляешься? - спросила Мила, чистя картошку.
        - Ага, - призналась Маришка, натирая на терке чеснок для соуса. Пальцы уже слипались от его сока, а в нос бил резкий запах, что девушка невольно наморщила нос. - Отвлекает от мыслей... и своих, и чужих.
        - А я тебе не мешаю?
        - Нет, - улыбнулась вампирша, - тебя я не слышу. Просто чувствую, что они есть, но что именно, прочесть не могу. К тому же, я умею блокировать чужие мысли.
        - Тебя этому Ванда научила?
        - Да, сразу, как только взяла меня на воспитание. Кажется, она и тебя хочет взять в ученицы?
        Чеснок закончился, и Маришка с радостью собрала остатки тертого чеснока с обратной стороны терки и стряхнула их в общую кучку, затем бросила терку в мойку и принялась отмывать слипшиеся руки.
        - Да, у нее есть чему поучиться, - уклончиво ответила Мила, глядя на кастрюлю, полную чищеной картошки. Мда, пожалуй, хватит.
        - Но ведь вы здесь всего на неделю - этого маловато, чтобы выучится чему-нибудь стоящему.
        - Верно, - задумчиво произнесла Мила, отставляя картошку в сторону. Сначала нужно толкнуть на очаг курицу, а Ванда все еще не появлялась. - Боюсь, что теперь придется отказаться от работы в лавке.
        - А кем ты работала?
        Маришка помешивала сливки, томившиеся на очаге. Высыпать чеснок и другие специи пока было рановато, поэтому девушка опустилась на стул рядом с очагом.
        - Травницей, помогала одному старому профессору готовить мази и зелья, а также слабительное для котов, - девушка ехидно хмыкнула, наливая в еще одну кастрюлю воды. Неплохо было бы сварить морс.
        - Слабительное для котов?? - удивленно переспросила Маришка.
        - Ага, - кивнула Мила, заглядывая в ледник - где-то тут была клюква.- У нашей соседки есть очень толстый кот, который жрет что попало...
        С очага послышалось шипение - сливки решили смыться из кастрюльки, но Маришка успела ее подхватить и поставить на стол. Немного поворчав-побулькав, сливки успокоились. Вампирша отправила в них специи и чеснок и перемешала.
        - Так вот, - продолжила Мила, засыпав в кастрюлю для морса ягоды и сахар, - как-то он съел что-то не то, вот его хозяйка и пришла к нам с просьбой помочь по-соседски. Пришлось готовить.
        Кастрюлька с морсом встала рядом с соусом.
        - Что ж, - Мила довольно оглядела кухню, - соус почти готов, морс поставили, гарнир ждет своей очереди, остались курица и салат.
        - Можно еще суп из потрошков сделать, - на кухне наконец-то появилась Ванда с ощипанным безголовым трупиком Рябы. Маришку со стула как ветром сдуло, только двери сбрякали.
        - Я за зеленью! - только и крикнула она.
        - Овощи не забудь, - крикнула ей вслед Мила и обреченно приняла тело. - Ну что ж, начнем вскрытие. Жалко, яблок нет, - добавила она, принявшись потрошить тушку, которая оставалась отвратительно теплой, - или груш... А то я бы живо сходила.
        - Ничего, - улыбнулась Ванда, - я передам Маришке.
        - Спасибо, - выдавила девушка, засовывая внутрь руку. - Кажется, суп отменяется, - через минуту доложила она, - желчный пузырь задет.
        Стараясь не морщиться, она достала внутренности курицы и выложила их в чашку. Они действительно были в желто-зеленой жидкости тошнотворного запаха.
        - Ничего, - отмахнулась Ванда, - промоешь их как следует и все в порядке.
        - Лучше я курицу промою, - ответила девушка, полоща трупик в плошке. Убедившись, что все внутри и снаружи чисто, она натерла ее солью и уложила в утятницу, чуть-чуть добавив масла.
        - А как же яблоки? - ехидно спросила жрица.
        - И так вкусно будет, - ответила девушка, убирая соус и ставя на его место утятницу, а рядом с ней картошку. - Тем более, сейчас не сезон, - с неохотой призналась она.
        Ванда слегка рассмеялась. На кухне тут же появилась Маришка с небольшой корзинкой, как будто ждала за дверью. Хотя кто знает...
        - Ну что? - спросила она. - Теперь салат?
        - Нет, - ответила Мила, - попозже, когда курица будет почти готова, мы зальем ее соусом и тогда начнем резать салат. А пока зелень лучше в воду поставить, а овощи вымыть. И посуду тоже!
        Вздохнув, Маришка протянула ей корзинку, а сама пошла к мойке.
        - Ой, - тихо проговорила она и резко позеленела, - что-то мне не хорошо. - И побежала в уборную. Только сейчас Мила вспомнила, что оставила в мойке куриные потроха.
        - Мда... Первый раз вижу вампира боящегося вида крови, - она убрала потроха и принялась мыть посуду. Вскоре вернулась Маришка, бледная и слегка пошатывающаяся.
        - Извините, - только и промолвила она, прислонившись к косяку.
        - Да ладно, - отмахнулась Мила. - С кем не бывает. Я, например, змей до жути боюсь. И давно это у тебя?
        - С детства, - ответила Правительница и села на стул. - Давайте я хоть овощи помою.
        - Сиди уже, бледная немочь! - Ванда усадила попытавшуюся подняться Маришку. - Сами справимся. Лучше скажи, что сегодня было в телепочте. Что говорят в Крессоре?
        Жрица принялась разбирать корзинку. Из всех овощей там оказались только редис и гроздь странных овощей белого цвета, напоминавшие очень крупный круглый виноград или очень мелкие помидорки. Все остальное составляли различные травы: базилик, латук, тимьян, петрушка и многое другое.
        - В Крессоре ничего о них не слышали, - со вздохом ответила Маришка, постепенно возвращаясь к нормальному цвету лица. - Стражи тоже не видели, чтобы нечто подобное пересекало границы. Кажется, они все-таки остались у нас.
        - Значит, в Долине все-таки есть еще один Источник, - заключила Мила, пытаясь избавиться от чесночного запаха на терке.
        - А ты не можешь его почувствовать? - спросила Ванда, отряхивая вымытый редис и отдавая его Маришке. Та быстро обзавелась ножом и доской и приготовилась крошить.
        - Стоп, а кто-нибудь проверял курицу и картофель? - спохватилась Мила.
        - Да все еще сырое, - ответила Ванда, но на всякий случай проверила и то, и другое, а заодно и морс. - Вы этим собираетесь их поить?
        - Нет, - ответила Мила, - это для нас, а для них, думаю, подойдет что-нибудь из погребка. Что там есть?
        - Вино, вроде бы красное, - припомнила Маришка, шинкуя редис, - пара бутылок хереса и бочонок с пивом. Еще с ярмарки хранится.
        - Что ж, придется Лесса немного раскулачить, - хитро усмехнулась Мила. - В конце концов, это для него тоже. Итак, к Источникам. К сожалению, я не знаю, с какого расстояния могу чувствовать их. Те, что нужно закрыть, пожалуй, издалека, а обычные... Не знаю, я еще не привыкла к этому, так что не буду обманывать.
        С посудой было покончено, и она подсела к остальным за стол.
        - А эти гльвы и грифоны... Что вы знаете о них?
        - Мальтусский глев обладает крепкой броней, которую не может пробить ни одно оружие или магия, а каппитский грифон обладает невероятной живучестью, и оба обожают человечину и размножаются, как только наедятся. Отличное качество для нежити, не правда ли? - Ванда криво улыбнулась и хмыкнула.
        Мила тут же припомнила, как заклинания Ванды, попадавшие на броню гльва, почти не вредили ему. Да и серебряные звезды Брайаса отскочили от нее как игрушечные. Кажется, только сейчас до нее дошло, КАК ей повезло.
        - Постой, как долго они здесь? Возможно, у них уже несколько приплодов!
        Вдруг Маришка, все это время сидевшая в задумчивости, спохватилась:
        - Мальтусский глев и каппитский грифон... Но они же давным-давно вымерли! Ты сама мне про них рассказывала! - Правительница посмотрела на жрицу. Ванда кивнула:
        - Вот поэтому они и не размножаются так бурно. Кто-то не так давно воскресил их, и решил проверить. Но эти образцы были крайне слабые, и не смогли принести долгожданного потомства. Поэтому им так нужны Источники, чтобы напитаться Силой и только тогда приступить к размножению.
        - И все же один выводок мы с тобой нашли, - заметила Мила. - Поэтому я бы не стала говорить с такой уверенностью.
        - Что ж, - согласилась жрица, - на это у нас есть Брайас и Лесс. Уверена, если они найдут что-то подобное, то сделают все как нужно.
        - И все же, кому под силу провернуть такое? - спросила Маришка. - Наверняка не каждый маг сможет такое.
        - И даже больше, редкому архимагу такое под силу, разве что только ему помогли... - Ванда посмотрела Милу.
        - Хочешь сказать, есть еще один Ключ? - спросила та, удивленно приподняв бровь. На самом деле ее интересовало другое - неужели жрица думает на нее?
        - Не знаю... - протянула она, - не знаю.
        Вскоре на кухне запахло вкусностями: курицей, клюквой, картофелем, соусом, салатом... так что у проголодавшихся женщин слюнки потекли. Потыкав курицу, Мила удостоверилась, что она почти готова и залила ее соусом. Ванда сняла с очага сварившуюся картошку и стала готовить пюре, и вскоре в мойке опять выросла гора посуды. Поняв, что в этот раз ей не отвертеться, Маришка со вздохом поплелась ее мыть.
        Проверив почти готовый морс, Мила спросила:
        - Все почти готово, осталось только Лесса и Брайаса дождаться. Интересно, они скоро?
        Маришка на секунду замерла, а потом ответила:
        - Да, они уже подъезжают к городу.
        ***
        Лессандр и Брайас и в самом деле подъезжали к городу хмурые и уставшие. За день им удалось оббегать полдолины, поймать одного гльва и двух грифонов, и упустить еще одного. К тому же у мага была еще одна причина быть угрюмым - с коротким именем Мила. Вампир это знал, и помалкивал... до поры до времени.
        - Брай, послушай, это же просто ерунда! Вспомни, вы с Тан по триста раз на дню ссорились, а потом мирились! И с этой помиришься!
        - "Эта" - не Тан, - резко бросил маг.
        - И что теперь? Хочешь сказать, из-за какого-то пустяка она на тебя смертельно обидится, и больше не простит? - насмешливо хмыкнул Лесс. - Знаешь, мне она показалась довольно милой и отходчивой.
        Но маг только отмахнулся, эта глупая размолвка сама по себе его мало волновала. Гораздо больше его заботило то, с какой легкостью она повернулась и ушла, с неизменно насмешливой улыбкой. И ее вопрос: А если я сама захочу уйти? А еще этот бывший дружок в ее снах! Эти сны, эта грусть в ее голосе, когда она рассказывала о нем...
        Что это может означать? Неужели она все еще... Нет. Не может быть... А если...
        Они выехали на улицу засыпающего городка, спешились возле городской конюшни и, оставив лошадей на попечение заспанного конюха, отправились домой. Лесс видел, что с другом что-то не то, будто какая-то мысль терзает его, не дает покоя.
        - Знаешь, - как бы невзначай заметил он, когда они уже подходили к дому Лесса, - один мой друг говорил: "не знаешь, что делать с девушкой - женись или отпусти ее". Но ты, кажется, сделал свой выбор. Так что же тебя мучает? Думаешь, что поспешил?
        - Нет, - ответил маг, - просто... Просто устал, поэтому и вид такой. Все в порядке.
        - Не хочешь говорить, - констатировал Лесс, останавливаясь у заборчика. - Что ж дело твое. Единственное, что скажу, Мила не такая стерва, как Тан, и нравится и Лее, и Риссе, и Казимиру, одним словом, всем. Но даже она - обычная баба, которая не стоит того, чтобы ты из-за нее шею себе свернул. Хоть и Ключ.
        - Привет, Лесс, - с крыльца послышался ласковый голос Милы.
        - И очень тихо ходит, - чуть слышно добавил вампир.
        - И слух у нее тоже хороший, - Мила ядовито улыбнулась.
        - Ми-и-ила! Что ты здесь делаешь? - неискренне удивился вампир, подходя к крыльцу.
        - Пришла вас проведать, - съехидничала Мила, - а то вдруг тебя какая-нибудь нежить покусала, так хоть добить из жалости.
        - Как мило с твоей стороны, - осклабился Лесс, но Мила только насмешливо улыбнулась:
        - Мы с Вандой и Маришкой вам ужин приготовили, так что умывайтесь и за стол.
        Слегка принюхавшись, вампир шмыгнул за дверь, но Мила его окликнула:
        - Лесс! - тот оглянулся. - Спасибо за "не такая стерва", - она ехидно приподняла бровь.
        - Всегда пожалуйста! - хмыкнул он, и игнорируя ванну, сразу же направился к столу. Но ничего, там Ванда быстренько его направит "в нужное русло", а будет возмущаться, еще и поддаст ускорения.
        - Тебе следует поторопиться, если хочешь поужинать! - с усмешкой предупредила мага Мила, глядя вслед вампиру. - Боюсь, этот упырь проглотит все, что стоит на столе в один присест.
        - Не проглотит, - хмыкнул маг в ответ, - Ванда его перехватит и отведет в ванную.
        Из-за двери послышался звонкий шлепок, возмущенный вскрик Лесса, а затем недружные шаги двух пар ног по лестнице. Маг и девушка рассмеялись, слушая недовольное ворчание вампира, доносившееся с лестницы, что "это он в этом доме хозяин, а не какая-то там... ай-яй-яй, мое ухо!! ... жрица...".
        Их взгляды встретились, и несколько долгих секунд они смотрели друг на друга. Он протянул к ней руку, а она шагнула к нему навстречу и, прижавшись, потерлась носом о щеку. Обняв ее, он зарылся лицом в ее волосы и глубоко вздохнул. Мила уткнулась в его плечо, прикрыла глаза и чуть слышно выдохнула: "Прости", а он лишь улыбнулся и нежно провел рукой по ее волосам. Она подняла на него глаза, и маг слегка коснулся губами ее век, а затем поцеловал.
        - И как ты можешь целоваться с таким грязным! - сердитым голосом возмутилась Ванда, появившись на пороге. - Они же весь день по полям мотались! Пропылились, пропотели...
        - Ну и что,- ответила Мила, все еще обнимая Брайаса и не отрывая от него взгляда. - Я его всякого люблю, даже старого, хромого и без глаза.
        - А без двух? - маг хитро прищурился.
        - Ммм, - Мила поджала губу, делая вид, что сомневается. - Я подумаю...
        - Ах ты, пройдоха! - Брайас сурово сдвинул брови, изображая возмущение.
        - Но милый, - шутливо возразила Мила, - все-таки два глаза - это серьезно, давай ты лучше будешь беззубым!
        - Паразитка, - вздохнул маг, - так и хочешь мужа искалечить!
        - Надо успевать, пока он еще холостой, - ответила Мила, - а то потом поздно будет. Вот дам клятву заботиться о тебе - и все! Придется над кем-нибудь другим издеваться! А вдруг ты обидишься? Ревновать начнешь?
        - Конечно, начну, - согласился маг, - чтобы ты еще кому-то свои шпильки кидала?! Да не за что!
        - Собственник, - вздохнула Мила, положив голову ему на плечо.
        - Вредина, - ответил маг, чмокнув ее в макушку.
        - Тиран и деспот.
        - Упрямица и язва.
        - Придурки, - встрял Лесс, вернувшись из ванной, - все уже давно остыло, а вы все еще здесь стоите.
        Брайас и Мила с удивлением посмотрели на него. Странно, как же это они не заметили, когда ушла Ванда, и появился Лесс. Маг тут же поспешил в ванную, а чуть покрасневшая Мила пошла с Лессом на кухню.
        - Ммм... - вампир с удовольствием вдохнул аромат курочки с золотистой корочкой и пюре со сливками и ароматной зеленью. - Мясо!.. Маришка, ты просто чудо! - он чмокнул девушку в щеку, присаживаясь рядом.
        - Да что ты! - смутилась девушка. - Если бы не Ванда и Мила... Ты же знаешь, как я крови боюсь.
        - За это я тебя и люблю, - он еще раз поцеловал ее. В глазах вампира совершенно искренняя благодарность - похоже, Маришка со своей боязнью посадила его на вегетарианскую диету.
        - А если так любишь, что же не женишься? - ехидно спросила Ванда.
        - Кто сказал? - удивился вампир. - Женюсь... как только Маришка согласится.
        Он лукаво посмотрел на девушку.
        - Лесс!! - возмущенно зашипела она на него. - Мы же договорились!- и, вздохнув, выложила все присутствующим: - Мы хотели сообщить всем, когда закончится эта история с чудовищами.
        - Значит, ты тоже решил жениться?! - к столу подсел Брайас. - А мне ничего не сказал, плагиатор!
        - Дурной пример заразителен, - с вызовом парировал Лесс. - И вообще надо еще посмотреть, кто за кем повторяет...
        - Ой, мальчики, вы еще подеритесь! - Мила насмешливо улыбнулась. - Лучше расскажите, нашли что-нибудь интересное?
        - Один глев и два грифона, - коротко ответил Брайас, вгрызаясь в куриную ногу.
        Ванда и Мила переглянулись:
        - А сколько их уже было?
        - Хм, - нахмурилась жрица, глядя в пюре,- трое было у меня, один вчера, один сегодня... Еще двое осталось.
        - Пара, - хмуро уточнила Мила, тыкая вилкой редиску.
        - Ш чаго фы фсяли? - спросил Лесс, жуя крылышко.
        - Водяной сказал, - отрезала Ванда. - Что ж, если это действительно пара, и она решила оставить потомство, то искать ее следует у Источника. А на новые Источники вы случайно не натыкались?
        - Нет, но что за водяной? - спросил маг.
        - Водяной со старого пастбища, - ответила Ванда, - Мила его нашла. Он нам и рассказал, что всего в Долине три гльва и семь грифонов.
        - Значит, еще и два гльва, - напомнил Брайас.
        - Нет, - Мила покачала головой, - мы с Вандой уже нашли их нору. Они даже успели произвести потомство. - Девушка заметила, как маг напряженно сидит, словно прислушиваясь к чему-то, и кажется, не слышит ее. - Что-то случилось? - настороженно спросила она.
        - И вы расправились с ними? - игнорируя ее вопрос, спросил Брайас. Да что с ним такое?? Неужели сердится, что она не послушала его и отправилась на поиски тварей?
        - Мила сделала это, - ответила Ванда, - и я решила взять ее в ученицы.
        Маг немного расслабился и, откинувшись на спинку стула, иронично приподнял бровь.
        - Вот как? - холодно спросил он, заставив девушку внутренне поежиться.
        - Да, - твердо ответила Мила, чуть вздернув подбородок. - Точнее, я попросила ее потренировать меня.
        - Ммм, - Брайас согласно покачал головой, скрестив руки на груди, - в таком случае, думаю, тебя не затруднит избавиться от двух грифонов, что ждут сейчас на улице.
        - Разумеется, - ядовито улыбнувшись, Мила кивнула вампирам, и, встав из-за стола, вышла на улицу.
        - Но ведь грифонов там нет? - понизив голос, спросил Лесс, когда стукнула входная дверь.
        - Нет, - ответил маг, все это время глядевший в одну точку и прислушивавшийся к шагам. - Они пролетели мимо.
        - Надеялся, что она испугается и никуда не пойдет? - насмешливо спросила Ванда.
        Но маг ничего не ответил, лишь на секунду замер, а потом выскочил на улицу.
        ***
        Ну зачем, зачем он так! Почему он не хочет, чтобы я училась защищаться? Ведь и его мать, и Лея, и Тан - они все использовали боевую магию. Так чем она хуже? Девушка нахмурилась и тряхнула головой. Нет, сейчас нужно думать о другом - где же наши грифоны?
        На улице уже давно стемнело: на ярко-синем небе холодным белом светом мигали звезды, нарождающийся месяц, будто покрывалом, окутался белесым облаком. Даже если эти вымершие твари все-таки решились отправиться в город, и теперь сидят где-то невдалеке, то Миле их не увидеть - все вокруг было одинаковым: двух цветов - черного и темно-синего - и очень причудливых форм.
        Брайас сказал, что они ждут на улице, но здесь их, кажется, нет. Девушка, оглядываясь по сторонам, осторожно прошла к фонтану, затем свернула к улице, ведущей к храму. Если они и в городе, то наверняка именно там, а если их нет вообще, то возвращаться назад она не намерена.
        В это время облачко решило сползти с месяца и бледный лунный свет залил и площадь, и прилегающие к ней улицы, и крыши домов... И двух огромных крылатых тварей, сидевших на одной из крыш и с любопытством наблюдавших за девушкой. Мила живо отступила в тень и окружила себя экраном. Краем глаза она уловила какое-то движение. Оглянувшись, девушка увидела, что в тени соседнего дома затаился маг. Брайас знаками показал, что того, что справа берет на себя, а левая тварь остается Миле. Хм, а как же первое правило парного боя?
        Но маг, кажется, забыл о нем или не пожелал воспользоваться, сделав несколько пассов руками, он запустил в приближающуюся к нему нежить сферой из молний. Девушка едва успела поставить защиту вокруг него, когда грифон камнем рухнул на мага, подмяв под себя и Брайаса, и барьер. Второй грифон, видя, что его напарник мертв, с воплем бросился на выбиравшегося из-под туши мага, но вдруг резкий, свистящий крик твари оборвался, и она замертво упала на землю.
        Мила подбежала к магу и помогла ему подняться:
        - Ты цел? - с тревогой спросила она.
        - Что с ней? - маг кивнул на вторую тварь.
        - Внезапная остановка сердца, - девушка чуть сдвинула брови, оглянувшись на грифона, распластанного по земле. Ее не отпускало ощущение, что тварь еще была жива. Она подошла к ней вплотную - пальцы девушки зарылись в густую коричневую шерсть в области сонной артерии. Пульса не было, но странное чувство не проходило. Мила бросила взгляд на мага:
        - Кажется, в ней все еще есть жизнь, но сердце уже не бьется.
        - Что тут у вас происходит? - на улицу высыпались жители близлежащих домов, разбуженные криком твари. В том числе, Правительница, Верховная жрица и Первый советник.
        - Миле кажется, что тварь еще жива, - ответил маг.
        Но девушка уже была уверена в этом - в низу живота убитой ей твари была заметна небольшая выпуклость - будущий выводок каппитских грифонов. Все присутствующие видели, как тварь под рукой девушки вздрогнула, выгнулась, а затем рассыпалась в прах.
        - Они действительно были парой, - сказала она подошедшей к ней Ванде. - Но выводок еще не успел появиться на свет.
        - Что ж, нам повезло, - жрица улыбнулась и положила ей руку на плечо. - Думаю, нам пора домой.
        - А что делать со второй тварью? - спросил один из советников.
        - Сделаем чучело и отправим в Университет, - ответил Брайас. - Думаю, они будут рады получить давно вымершую тварь.
        - Значит, ты все-таки вспомнил, - хмыкнула жрица, - а я уж боялась, что тебе зря дали знак архимага. - Она перевела взгляд с мага на девушку и обратно и сказала: - Хорошо, проводи-ка ты Милу до храма, архи-олух, а я сама разберусь с грифоном.
        Постепенно, народ с площади стал расходиться: кто поодиночке, но чаще по парам, обсуждая происшедшее. Советники, охая и ахая, уговорили Маришку вернуться к себе. Эмилия попрощалась с Лессом и вместе с Брайасом пошла в сторону храма. По улице они шли молча, глядя себе под ноги, будто робкие влюбленные на первом свидании.
        - Ты... отлично справилась с грифоном... и барьером, - одобрительно выдохнул он. Тело, особенно грудь, все еще побаливали после падения, и если бы не защита, то тварь наверняка раздавила бы его.
        - Мда, - невесело хмыкнула девушка, - в этот раз у меня получилось. Наверное, от испуга.
        Они молча улыбнулись в темноту, продолжая смотреть по сторонам. У обоих было тягостно на душе: вроде бы помирились, но в то же время никто из них не торопился радостно кидаться другому на шею. Потому что остался еще один нерешенный вопрос.
        - Поэтому я и хочу научиться управлять Силой, - тихо сказала Мила, не отрывая глаз от белевшего впереди храма, - чтобы защищать и себя, и других. Лесс прав, ты не можешь и не должен постоянно рисковать собой, ограждая меня от каких-либо неприятностей.
        - Не хочешь, чтобы я лез в твои дела? - Брайас остановился и сурово посмотрел на нее в упор. Мила только покачала головой:
        - Не хочу, чтобы ты свернул себе при этом шею. Один раз я уже чуть тебя не потеряла, - негромко ответила она и пошла к храму.
        ....Едва Мила вернулась в Балор, как Лея и Рисса ей все уши пропели, что Брайаса вытащили из-под обрушившихся развалин едва живым, а потом еще долго отхаживали. Естественно, они только напугали девушку, и чтобы выяснить все подробности, пришлось потрясти Казимира. Сначала ректор Университета Магических Наук никак не желал колоться, но после пятидневной осады все же сдался и рассказал. Точнее, дал почитать медицинскую карту, где сухо перечислены все травмы, ушибы, и переломы, полученные магом. Она даже смогла дочесть список до конца - пальцы предательски дрожали. Казимир тогда ей еще чай предложил с пустырником, но она отказалась и ушла. А потом долго по городу бродила, пытаясь упокоиться, тогда и решила поехать вслед за ним, чтобы увидеть как можно скорей. Вот только в дороге они разминулись...
        Маг пошел следом за ней, не догоняя, но и не отставая ни на шаг.
        - Значит, ты хочешь тренироваться, - не то спрашивая, не то утверждая, заметил маг, когда они подошли к храму. Мила молча кивнула. - Что ж, пожалуй, это будет не лишнее, но тренировать тебя буду я сам.
        - Хорошо, я передам Ванде, - слегка улыбнулась девушка и, взяв его за руку, пальцем нарисовала на его ладони руну "здоровье". Маг тут же почувствовал, что боль в груди исчезла, сменившись привычной легкостью. Он пытался удержать ее за руку, но худенькая ладошка легко выскользнула из его рук. Кивнув ему на прощание, Мила пошла к жилищу Ванды, но Брайас ее окликнул:
        - Советую тебе сегодня как следует выспаться, потому что тренировка начинается рано утром.
        И не обманул, потому как рано-рано утром, когда солнце еще только думало, всходить ему или нет, розовея за краем горизонта, в дверь Верховной жрицы постучали, и мерзко бодрый голос Брайаса сообщил:
        - Мила, вставай! Пора тренироваться! Если, конечно, ты еще не передумала, - ехидно добавил он.
        Сонная Ванда приподняла голову с подушки и, приоткрыв один глаз, проскрипела:
        - Вставай, вставай! А то так и я скоро проснусь, - и, закрыв глаз, плюхнулась на подушку.
        С великим трудом переборов себя, Мила, все еще не разлепив глаза, встала и на ощупь нашла одежду - рубашку и бриджи. И долго думала, брать с собой куртку или нет, периодически засыпая между мыслями.
        - Не бери, - посоветовала сонная Ванда, - сегодня жарко будет. А вот сапоги одень - трава сырая.
        Наконец, собравшись, Мила вышла на улицу, и только там, на утренней прохладе поплескавшись в зубодробительно холодной воде из бочки, окончательно проснулась. Заметив это, Брайас, продолжая бесить Милу бодрым голосом, (хотя сам еще минуту назад серьезно рисковал свернуть себе челюсть, зевая за дверью) сообщил:
        - Сегодня мы проверим, на что ты способна, но сначала нужно размяться.
        Мила заметила, что около храма стоит, и кажется, посапывает, Призрак.
        - Верхом? - с надеждой спросила она.
        - Почти угадала, - злорадно ответил маг, - я поеду, а ты побежишь рядом с Призраком.
        - Но...- хотела возмутиться Мила, но маг ее прервал:
        - Ты будешь спорить, или тренироваться?
        - Ты тиран и деспот, мерзкий, наглый, вредный колдунишка! - заявила она, и, вздохнув, добавила: - Показывай дорогу.
        Как ни странно, но бегать с утра было довольно легко - земля под ногами приятно пружинила, утренние пташки начинали свою перекличку, а утренняя прохлада бодрила - и Милу даже хватило на несколько сотен метров, а может и километр. Но минут через пятнадцать-двадцать завод закончился, и девушка, тяжело дыша, перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась.
        - Все, - выдохнула она, опираясь на подрагивавшие колени, - больше не могу.
        Маг спрыгнул с Призрака и протянул ей фляжку с водой:
        - Держи. Еще немного осталось, - ободрил он ее, но девушке как-то слабо в это верилось.
        - Может, все-таки скажешь, куда ты меня ведешь? - пытаясь потянуть время, спросила она. Но маг живо раскусил ее:
        - Вот доберемся, все сама увидишь.
        - Если доберемся, - проворчала она. Миле казалось, что еще чуть-чуть и ее можно будет нести вперед ногами в белых тапочках, а впереди пустить оркестр с веселой музыкой.
        Вдохнув, девушка вновь продолжила бег, теперь больше походивший спортивную ходьбу. Рядом с ней шагом двигался Призрак с Брайасом на спине. Мало того, этот мерзавец еще и насвистывал какую-то дурацкую песенку.
        - Брайас, напомни мне, почему ты едешь на лошади, а я бегу рядом? - ядовито поинтересовалась Мила.
        - Потому что ты пожелала научиться кое-каким приемам, любимая, - благодушно-доброжелательным тоном сообщил маг, - а я твой тренер. А они никогда не бегают вместе со своими подопечными. Но если ты передумала, - лукавым голосом добавил он, - и готова отказаться от своей идеи, то только скажи - и мы тут же вернемся в город.
        Мила только тихо скрипнула зубами и выдавила:
        - Нет, спасибо... милый.
        "А чтоб тебя!" - в который раз подумала она, обращаясь в очередной раз и к себе, и к магу, и к Ковену, и к Темным магам, из-за которых и решила этим заняться. И перешла на трусцу, а затем еще и ускорилась - порой и от злости бывает польза.
        Сделав еще пару остановок, они все-таки добрались до места - небольшого пруда, с двух сторон окруженного березово-ольховой рощей. Эмилия с наслаждением умылась прозрачной прохладной водой, казавшейся сладкой, когда та попадала в рот.
        - Закончить водные процедуры, - скомандовал маг. - Пора приступить к тренировке.
        - Можно подумать, до этого мы просто развлекались! - буркнула себе под нос Мила.
        - Давай посмотрим, что у тебя с рукопашной. Попробуй меня достать.
        Не прошло и тридцати секунд, как в ярко-голубом небе с белыми барашками облаков мелькнули ноги девушки, а сама она оказалась на траве.
        - Ох ты... - прохрипела она, осторожно потягиваясь и приподнимаясь. Кажется, на спине будет синяк. - Может еще раз? И помедленнее, чтобы я хоть что-то смогла рассмотреть.
        - Что ж, попробуй, - маг помог ей подняться. Он заметил в ее глазах азарт - ей действительно хотелось разобраться в приеме.
        - Ага, - задумчиво произнесла она, медленно нанося удар, - удар - блок, удар - блок, перехват, подножка... Ох, и я на земле. Ясно. А если так?
        В этот раз она попробовала использовать инстинктивный и немного подлый (но слабым женщинам простительный) удар ногой, немного смилостивившись и сменив зону поражения на болевую точку в середине внутренней стороны бедра. Но маг опять опередил ее и, увернувшись от удара, быстро заступил ей за спину и обхватил рукой шею. Мила не растерялась и просто укусила ее, а когда на секунду растерявшись, он отпустил ее, юркнула вниз и сбила с ног.
        - Хорошо, - сказал маг, поднявшись, - теперь попробуем с оружием.
        - Больно? - спросила Мила, заметив, что Брайас перебросил тренировочный меч из правой руки в левую.
        - Ерунда, - отмахнулся он, но девушка все равно подошла к нему и, взяв за руку, закатала рукав. Там, вблизи сгиба локтя, красовались четкие полумесяцы от ее челюстей. Мила сдавленно хохотнула, задумчиво глядя на следы:
        - Знаешь, считается, что по зубам можно определить, кому они принадлежали. Что-то вроде индивидуальной метки.
        - Хочешь сказать, что ты меня пометила? - иронично хмыкнул Брайас.
        - И похоже, не только на руке, - улыбнувшись, добавила девушка. На щеке мага красовалась царапина - тонкая красноватая полоска вдоль линии подбородка, которую ни она, ни он не заметили.
        - Мда, - усмехнулась Эмилия, - теперь на тебе не только моя "печать", но еще и "роспись". Теперь не отвертишься!
        - Разве я против? - удивился маг, обнимая ее одной рукой. - Сейчас только свою "печать" поставлю, и будем с тобой ходить на пару, меченные.
        Он потянулся к ней, пытаясь укусить ее в шею, а Мила со смехом попыталась отпрянуть или хотя бы уклониться:
        - Ай! Брайас!..- но ему все равно удалось осуществить свой "коварный" план. Добравшись до яремной впадинки, там, где можно увидеть и почувствовать, как бьется пульс, сначала чуть прихватил кожу зубами, а затем поцеловал учащенно забившуюся точку.
        - Вампирюга, - улыбнулась Мила, обняв его. - Я и так, как лошадь в яблоках!
        - Кстати, о лошадях, - почувствовав, что за ними наблюдают, маг поднял глаза и увидел, как у воды стоит какая-то задрипанная лошадка и смотрит на них. - Откуда она такая?
        Мила оглянулась и воскликнула:
        - Это же Дымка! Мы с Вандой вчера ее видели на дальних полях. - Узнав девушку, кобылка, пофыркивая, пошла к ней. - Она дикарка, живет сама по себе, сегодня здесь, а завтра уже на другом конце Долины, - девушка ласково погладила склонившуюся к ней морду с трепещущими ноздрями. - Сюда, наверное, на водопой пришла. Ванда говорила, что они пытались ее приручить, но у них ничего не получилось.
        Обнюхав Милу, лошадь перешла к Брайасу. Запах этого человека также был не плох, к тому же он еще немного пахло девушкой, что успокаивало Дымку. Но было еще что-то, что-то настораживающее. Чуткие ноздри дрогнули, Дымка на секунду застыла, а потом отскочила в сторону. Это был запах другой лошади.
        - Осторожней! - Брайас привычным заслоняющим движением отодвинул Милу дальше от лошади. - И впрямь дикарка.
        - Знаешь, она вчера также сделала: сначала обнюхала, а потом, видимо, почуяв что-то, резко отскочила, а потом и вовсе убежала. Может от нас чем-то не тем пахнет?
        Девушка принюхалась к себе - запах как запах, просто надо душ принять. В конце концов, это же тренировка, а не легкая прогулка по тенистому саду. Да и не от нее она кидалась, а от Брайаса. Она попыталась принюхаться к магу, но, заметив его вопросительный взгляд, сделала вид, что сморит на кобылу из-за его плеча, а вовсе не пытается дотянуться до его шеи.
        - Кажется, она полукровка, - присмотревшись к пасущейся невдалеке Дымке, сказал маг. В этот раз лошадь почему-то решила остаться, отойдя поближе к воде.
        - Да, - кивнула Мила, также смотря на лошадь, - наполовину кьянни, наполовину единорог.
        - Тогда понятно, почему никто не может приручить ее, - хмыкнул Брайас. - Кьянни всегда сами выбирают себе хозяев, а единороги вообще не признают.
        - А как же тогда все эти истории, где обязательно Прекрасная Дева выезжает из обязательно заколдованного леса или пещеры на обязательно белоснежном единороге, - хитро прищурившись, спросила Мила.
        - Это было так давно, что наверняка не правда. Нет ни одного установленного факта, чтобы единороги позволяли кому-нибудь ездить на себе, хоть Прекрасной Деве, хоть Страшному огру. И кстати, они не белоснежные, а чуть сероватые, но с серебристым отливом - от того и кажутся белоснежными на свету.
        Маг протянул девушке тренировочный меч.
        - Вернемся к тренировке?
        История повторилась вновь: и минуты не прошло, как клинок упирался в Милу, а сама девушка была безоружна и прижата к стволу дерева.
        - Мда, - она философски почесала нос, перед которым только что мелькнул клинок. - Что-то как-то грустно... Может еще раз?
        Снова короткий стук тупых тренировочных мечей и лезвие, упирающееся с девушку, затем еще и еще раз. Маг заметил, что она пытается повторить некоторые его движения, то, что успела уловить.
        - Что ж, пока хватит, - сказал он, опуская меч, - не стоит торопиться.
        - Тренировка окончена? - стараясь не выдать своей радости, спросила Мила.
        - Нет, - довольно улыбнулся он, - мы не будем забегать вперед, и начнем с простых упражнений для младших курсов.
        Через два часа таких "простых" упражнений Мила окончательно спеклась. Болело все: от кончиков ногтей до кончиков волос, не ныли разве что только хвост, рога и копыта, потому что их попросту не было. Под конец Мила просто не смогла подняться после очередного упражнения, руки и ноги отказывались слушаться ее, предательски подрагивая и подгибаясь.
        - Что ж, пожалуй, на первый раз с тебя хватит, - сказал Брайас, глядя на распластанное по траве тело. Девушка была не в силах даже пальцем пошевелить. - Повторяю, сегодня у тебя еще есть шанс отказаться, - склонившись над ней, напомнил он, - с завтрашнего дня начнутся настоящие тренировки!
        А это была "игрушечная"?? Возмущению и изумлению Милы не было предела, но все же она смогла, приподнявшись на локтях, вымученно улыбнуться:
        - Не дождешься, - и, бросив гордое "Русские не сдаются!" и поковыляла к пруду. - Отвернись и не подглядывай!
        Из последних сил стянув с себя рубашку, бриджи и сапоги, Мила окунулась в воду по самые плечи. Мда, горячая ванная сейчас была бы самое то, но и прохладный пруд тоже ничего. Боль из мышц никак не желала уходить, но хотя бы становилась слабее. Чтобы не торчать в воде как жердина на болоте, Мила решила немного поплавать вдоль берега, хотя слово "барахтанье" подошло бы лучше. Она оглянулась на мага, чтобы убедиться, что тот не смотрит в ее сторону. Брайас действительно лежал в тени дерева, прикрыв глаза и задумчиво жуя травинку. Что ж, пожалуй, можно и поплавать.
        Оттолкнувшись от дна, девушка сделала несколько гребущих движений руками, пытаясь хоть немного проплыть вдоль берега. Хорошо, что Брайас эти барахтанья и отфыркивания не видит, а то засмеял бы на фиг. Повторив попытку, оказавшуюся столь же провальной, Мила плюнула на это дело и стала вылезать из воды, и только тогда заметила, что маг с интересом наблюдает за ней.
        - Брайас!! - девушка резко присела, скрывшись под водой по самый подбородок. Ее смущало сразу две вещи: во-первых, то, что была она не в купальнике, а в нижнем белье, а во-вторых, он мог видеть эти жалкие попытки в который раз научиться плавать. - Я же просила не подглядывать!
        - А я и не подглядывал, - заявил маг, - а смотрел. - Мила громко фыркнула. - За Дымкой.
        Брайас достал из седельной сумки полотенце и подошел к ней. - Ты бы видела, как внимательно она смотрела, как ты купаешься. - Он развернул полотенце, а когда она встала, укутал ее. - Кажется, ты ей нравишься.
        - Скорее, забавляю ее, - хмыкнула Мила, распуская намокшие волосы. - Признайся, вторую такую идиотку как я еще надо поискать! - Она неприязненным взглядом покосилась на потную рубашку, но, вздохнув, подобрала ее и бриджи, и направилась к ближайшим кустам.
        - Что ты имеешь в виду? - не понял Брайас.
        - Да много чего, - откликнулась из кустов Мила. - Взять хотя бы эти идиотские попытки научиться плавать. Этому учат с детства, почти каждый ребенок десяти-двенадцати лет умеет плавать. А я? - Мила сделала паузу, выжимая белье. - Мне двадцать пять лет, и я абсолютно не умею плавать! Думаю, знай Темные маги эту пикантную особенность, то могли бы здорово облегчить себе жизнь, просто утопив меня в ближайшем пруду. Даже связывать не надо!
        Брайас только улыбнулся и покачал головой:
        - Не говори чепухи. Во-первых, учиться никогда не поздно, а во-вторых, двадцать пять - это не так уж много.
        Мда? А вот Милиной родне казалось, что двадцать пять - это очень много, и давным-давно пора, не то, что плавать научиться, пора свой дом иметь, семью, детей или, а лучше и, высокооплачиваемую работу.
        Работа у нее была, на жизнь хватало, но "вот у всех твоих одноклассниц уже давно по второму ребенку, а ты все дурью маешься, прекрасного принца ждешь". И дождалась! Ну и что, что не принц! Зато не дурак и не подлец, уважаемый человек, архимаг. Перед королями спины не ломит, даже с "высокородными" эльфами на равных разговаривает. Глава древнего элирийского рода, племянницу как родную дочь воспитал, в Университет учиться отдал. Одной из лучших учениц теперь считается. А еще у него друзья верные есть, первые советники в своих королевствах, и вместе они в Войне магов участвовали. В общем, выдающаяся личность.
        А кто она такая? Ключ?? Ха! Черт-те что и с боку бантик! И зачем она такая ему нужна?
        - И о чем такая красивая девушка задумалась? - маг сел рядышком под дерево. Полуденное солнце, пробираясь сквозь густую листву, бросало причудливые резные тени на их лица. Легкий ветерок заставлял кроны приятно шелестеть. Умиротворенную картину дополняли блики на воде и пасущаяся Дымка, пощипывающая травку как вполне обычная домашняя лошадка.
        - Да вот думаю, зачем такому видному мужчине такое нелепое создание как я? - она улыбалась, но в глазах не было привычной иронии - слишком важен был ей этот вопрос.
        Брайас мысленно улыбнулся: милый, любимый, родной найденыш, его найденыш, сможешь ли понять, что ты значишь для него?
        Все. После мнимой гибели Тан он забыл про все и всех, закрылся от всего мира, живя только с одной целью - отомстить. Гонялся за Темными, как одержимый, так что даже Ковену пришлось его осадить, отослать в Северные Пустоши от лица Университета. Мог ли он подумать, что найдет там, в старом сарайчике под грудой хлама ту забавную насмешливую девчонку из другого мира, что видел однажды много лет назад. Мог ли он подумать, что она станет самым главным сокровищем в его жизни?
        Он с нежностью вспоминал как день за днем с каждым словом, с каждым делом она возвращала ему самого себя, заставляя вспоминать о других. И при этом становилась все ближе и роднее. Потому так трудно было готовить ее возвращение домой, потому так страшно было, когда Темные похитили ее, потому так было тяжело, когда она исчезла. И так радостно от ее возвращения. Ведь он тогда просидел в Стограде до самых каникул, пока она не вернулась, послав к черту все приглашения. Да и после выбирал только самые неотложные, от которых никак нельзя было отказаться, чтобы подольше побыть дома.
        Он не признается в этом никому, но прежде он никогда не думал, что может быть счастлив просто оттого, что держит любимую за руку, смотрит ей в глаза, гуляет с ней по городу, словно мальчишка. Рядом с ней он чувствует что живет, а не существует.
        Улыбнувшись, он сделал вид, словно пытается что-то вспомнить:
        - Хм... Не знаю, говорил я тебе или нет... - он взял ее за руку и задумчиво повертел перстень на безымянном пальце. Удивительно, как хорошо он сидит. - Кхм... У меня есть небольшой дом на юге Элирии и ему нужна хозяйка.
        - Угу, - кивнула Мила, подыгрывая ему, - решил завести экономку?
        - Нет, - усмехнулся Брайас, - решил жениться.
        Мила изобразила искреннее изумление:
        - Вот как? И давно? - невинно поинтересовалась она.
        - Не очень, - уклончиво ответил Брайас, - почти полгода назад.
        - Хм, может, уже и выбрал кого? - вежливо поинтересовалась Мила.
        - Ревнуешь? - он хитро улыбнулся, надеясь ее подловить.
        - Нет, - девушка безразлично пожала плечами, - просто хотела выразить свои искренние соболезнования этой героической женщине.
        - Я передам, - сдерживая улыбку, пообещал маг. Счет пока что был один-один, но он не собирался сдаваться. - Знаешь, я ведь даже кольцо ей уже подарил.
        Он видел, как лицо девушки слегка вытянулось, а взгляд упал на дрогнувшие пальцы с перстнем-амулетом, и торжествующе улыбнулся.
        - Ах ты, мошенник, - спокойно произнесла она, выделяя каждое слово, хотя внутри все кричало от возмущения. Она почти полгода таскала на пальце кольцо и даже не догадывалась, об истинном его значении. Впрочем, тогда все казалось ясным: она только вернулась обратно, и из опасения, что Темные могут за ней охотиться, да и просто ради безопасности, маг отдал ей кольцо. - Ты же мне сказал, что это амулет?
        - А это и есть амулет, - согласился маг, - а еще обручальное кольцо.
        - Но ты ведь заклинание читал! - воскликнула Мила.
        - Вообще-то это была клятва на древне-элирийском, - поправил ее маг. Мила смотрела на него и не верила: неужели есть предел его наглости и нахальства??
        - Ты самоуверен до невозможности, - Мила покачала головой. - Что ж, зато теперь понятно, почему Рисса называла меня "почти замужней". Но Лея? Почему она так радовалась, будто в первый раз об этом слышала.
        - Потому что без согласия второй половины, клятва почти ничего не значит, - повинился маг. - Так ты согласна?
        Мила придвинулась поближе и нежно улыбнулась в ответ:
        - Нет!! - девушка резко встала и на ноющих ногах подошла к кустам, где сохло белье. На ветерке и жарком солнце небольшие кусочки ткани подсохли, и, спрятавшись за кустиками, Мила принялась переодеваться.
        - Эх, - "печально" вздохнул маг, - так и знал, что ты это скажешь. И как теперь быть?
        - Думаю, ты справишься, - иронично хмыкнули кусты, - посидишь-подумаешь, и найдешь еще один способ как обдурить меня!
        - Сердишься? - серьезно спросил маг, глядя на куст, переставший шевелиться. Поднявшись, он подошел к нему и увидел, что Мила сидит на земле, обхватив колени руками, и задумчиво смотрит на белоснежно-белые колокольчики.
        - Да нет, - криво усмехнулась Мила, коснувшись пальцем цветка. В общем-то, ничего нового они не узнали: Брайас - невыносимый мерзавец, хитрец и собственник, но она все равно его любит, и это уже не лечится, просто... - Если бы знала о кольце с самого начала, не мучила бы ни себя, ни тебя дурными мыслями и кошмарами.
        - Кошмарами? - Брайас внутренне насторожился. Он давно хотел узнать о них поподробней - ведь эти сны касались ее бывшего. Услышав голос мага прямо над собой, Мила чуть вздрогнула и улыбнулась: давно пора привыкнуть, что Брайас очень тихо ходит, даже когда не желает подкрадываться, просто так получается.
        - Да так, ничего особенного, - отмахнулась Мила, вставая.
        - И все же? - девушка заметила, как внимательно он смотрит на нее, и как мерно бьется пульс на шее. Кажется, ему очень нужно и важно узнать это, но зачем? Ведь это совсем не важно, особенно теперь, когда они во всем разобрались.
        - Что ж, слушай, - вздохнула она и рассказала ему, как по лестнице поднималась, как вместо него оказывался другой, как рядом были он с Таниэль, как больно падала вниз. - Вот так, - немного помолчав, немного грустно улыбнулась она. - Просто дурацкий сон, не более того.
        - Значит, ты боялась, что я могу поступить, как твой бывший - уйти к другой? - с легкой укоризной заметил Брайас, обнимая ее.
        - Скорее вернуться к прежней любви, - поправила она, чуть отстраняясь. - Но теперь не боюсь - я верю тебе. - Она прикрыла глаза и доверчиво потерлась щекой о его щеку, а он склонился и поцеловал ее плечо.
        Мирно пощипывающая травку Дымка подняла голову и насторожилась. Аккуратненькие ушки на макушке завертелись в разные стороны - кто-то сейчас к ним приближался. Легкий ветерок донес запах кьянни и ее седока, ехавших из города. Не желая с ними встречаться, Дымка поспешила удалиться куда-нибудь в другое место, где не будет других лошадей.
        - Так и знал, что все эти тренировки - пустой треп и отговорки! - у пруда появился Первый советник Орры.
        - Хм, мне кажется, он ревнует, - шепотом сообщила Мила Брайасу. - Лесс! - девушка обернулась к вампиру. - Признайся, ты специально выбираешь момент, или это твой природный талант?
        - Ну что ты, - "умилился" вампир, - это ты у нас богата на таланты: то неприятности находишь, то лезешь, куда не просят...
        - Вы решили поссориться? - вмешался Брайас.
        - Не-е-ет, что ты! - в один голос заявили девушка и вампир, заставив мага усмехнуться:
        - Ну хоть что-то у вас дружно получается! Так что случилось, что ты прискакал сюда?
        - Во-первых, мне сообщили, что видели Призрака одного, без седока, бегающего по полям, - Лесс укоризненно посмотрел на мага, но тот даже не попытался изобразить раскаяние:
        - Но ведь жалоб не было, верно? - маг прекрасно знал, что конь не полезет на засаженные поля, и Лессу это тоже было известно. Усмехнувшись, вампир продолжил:
        - А во-вторых, из Стогдара пришло сообщение по телепочте, - вампир по-прежнему сохранял спокойный, чуть ироничный вид, но что-то в его голосе напрягало.
        - Случилось что-нибудь? - подозрительно спросила Мила. - Лея? Казимир? Рисса?
        - Нет, все в порядке, - отмахнулся Лесс, но тревога в его голосе не исчезла. - Просто Ковен решил устроить внеочередное собрание Магического Совета.
        Мила растерянно оглянулась на Брайаса: неужели Совет так быстро узнал о ней? Но ведь прошла всего пара дней...
        - И когда оно состоится? - спросил маг. Он также с подозрением отнесся к внезапному собранию, но не подал вида. Что же там такого случилось? О Миле они узнать не могли, если конечно, Маришка или Ванда не проболтались. Но Правительнице это было совершенно незачем, а к Ванде вообще трудно применимо слово "болтать", особенно с Советом Ковена, тем более что верховная жрица называла его не иначе, как "сборищем архи-олухов". Но тогда что?
        - Тебя ждут через три дня, - просто ответил вампир. Лесс умолчал, что Казимир, передававший сообщение был взволнован, что для ректора Университета было вообще не свойственно. И еще он хотел, чтобы Брайас как можно скорей прибыл в столицу, а значит, причина была стоящая. Похоже, у Совета опять неприятности. Только бы у друга хватило ума не соваться в это дело, а то точно себе шею свернет.
        - Наверно, где-нибудь тоже появилась вымершая нежить, - отмахнулся маг. - Хорошо, уже едем, - согласился он и коротко свистнул, да так что у девушки даже уши заложило. - Извини, - прочитала она по его губам.
        - Ничего, - громко ответила она, почти не слыша себя, - пройдет! Надеюсь...
        Через пару минут к ним выбежал Призрак, такой довольный, как будто только что не то обчистил королевский амбар с отборной пшеницей, не то навестил стадо королевских кобылиц. А может и то и другое, причем неоднократно.
        - Ах ты, морда! - маг ласково потрепал коня по холке. - Ну что, напакостил? Успел, пока я тут делом занимался?
        В ответ лошадь громко фыркнула и потрясла головой.
        - Смотри, Брайас, - ехидно заметил Лесс, - даже Призрак не верит в это!
        - Предатель, - шикнул на лошадь маг, седлая ее.
        - Ну почему сразу "предатель", - вступилась Мила, ласково поглаживая коня по шее, - просто он слишком хорошо тебя знает!
        - Ты вообще за кого?? - возмутился маг, садясь в седло, и помогая Миле сесть позади себя под тихое хихиканье вампира.
        - За тебя, конечно, - ответила девушка, держась за него, - но Призрака обижать не позволю.
        - Его обидишь, - хмыкнул маг, трогаясь. - Отъел такую... морду бандитскую, сам, кого хочешь, обидит! Помнишь, Лесс, как он двух разбойников на крышу загнал, когда те ночью захотели его с конюшни свести?
        - Помню, - усмехнулся вампир, - мужички тогда к нам чуть ли не обниматься полезли, когда мы на конюшню пришли. Все в синяках, покусанные, слезами горючими плакали, просили это "Бессово отродье" отогнать.
        Стараясь отвлечься от мрачных мыслей, Мила принялась смотреть по сторонам и заметила, как в соседней с прудом рощице бродит темно-серая тень. Увидев удалявшихся всадников, она остановилась и проводила их взглядом.
        - Жаль, что у Дымки нет хозяина, - вздохнула Мила, глядя на рощицу, - было бы кому о ней позаботиться. Ведь она очень славная лошадка, красивая, сильная.
        - И умная, - заметил маг, - тебя по одному запаху нашла. Так что не волнуйся, она еще придет.
        Мила покрепче обняла его, то ли из-за боязни свалиться, то ли желая избавиться от нехорошего предчувствия. Как оказалось, до города было совсем недалеко, если ехать на лошади, да еще галопом. Но зато довольно ощутимо больно, особенно если держаться в седле умеешь чуть лучше, чем куль с мукой.
        Возвращение в город стало для Милы чем-то вроде контрольного выстрела в голову - если что-то еще не болело или хоть немного поутихло, теперь зашлось с новой силой. Поэтому она не стала возражать, когда Брайас решил высадить ее у храма, а сам отправился к Маришке выяснить все подробности и отправить ответное сообщение. К тому же, она никак не могла ему сейчас помочь, а мешаться под ногами не желала.
        - Когда разузнаю, вернусь и все расскажу, - пообещал он, ссаживая ее на землю.
        - Хорошо, - устало улыбнулась Мила, поднимаясь на ступеньку храма, - я буду ждать.
        Он подмигнул ей и ободряюще улыбнулся, а затем, тронув поводья, вместе с Лессом направился к Правительнице. Прислонившись к колонне, девушка проводила их взглядом, а затем, сорвав цветок лютика, вошла в храм и, приблизившись к чаше, бросила его в воду. И в самом деле, чем не кораблик для желания?
        - Чего надо? - в чаше появилось изображение Бесса.
        - А где Макс? - удивилась Мила. Все-таки храм был в честь нее построен.
        - Я за нее, - хмыкнуло отражение. - Чего хотела, смертная?
        - Смертная? - удивленно усмехнулась девушка. - А ниц падать не надо??
        - Дозволяю, - Бесс сделала повелительно-разрешающий жест.
        - Обойдешься, - насмешливо фыркнула Мила. - Может, объяснишь, что происходит? Откуда взялись эти твари? Зачем Ковен вызвал Брайаса?
        - Эй! А я откуда знаю?? - Бесс возмущенно взмахнула руками.
        - Так, что случилось? - к отражению Бесса добавилась Макс. - Бесс? Тебе своих Источников мало?
        - Мда?? - воскликнула Ключ. - А ты видела, кто к ним подходит? Сплошные упыри и вурдалаки! И вообще, уроды какие-то!
        Макс ехидно рассмеялась:
        - Сама виновата! Не надо было при жизни народ пугать! А то разоделась во все черное, обзавелась бандой из всевозможной нечисти, и давай гулять по городам и весям! К тебе даже тролли не решались подходить меньше, чем по десять душ!
        - А ты со своими эльфами... - запальчиво начала Бесс, но ей помешала Мила:
        - Кхм! - кашлянула она, прерывая их спор. - Я вам не мешаю?? У меня вопрос был...
        - Спрашивай! - милостиво разрешила Макс.
        - Правда, можно?- язвительно изумилась Мила. - Хочу узнать, что означает появление вымерших тварей и зачем Ковен собирает Совет.
        - Хм. Ну, если вымершие твари появились вновь, значит, их кто-то оживил... - предположила Бесс.
        - Гениально, - буркнула под нос Мила.
        - Возможно, именно поэтому и собирается Ковен, - добавила Макс, - а вовсе не из-за тебя.
        - Точно, - согласилась Бесс. - Ты бы завязывала со своими страхами, а то скоро параноиком станешь. Поверь, ничего они с тобой не сделают.
        - Ну да, - хмыкнула Мила. - В ваше-то время ничего подобного не было! Одну боялись, другой поклонялись, и обеих за богинь считали! А сейчас народ похитрей стал!
        - Народ всегда один и тот же, - отмахнулась Макс. - Думаешь, нами не пытались командовать? Ха!
        - Еще как! - подтвердила Бесс. - Но последнее слово всегда останется за тобой. Только воля Ключа может запечатать или открыть Источник, и ничто иное.
        - Кстати, насчет работы, - вспомнила Мила, - как часто должна появляться Печать? А то прошло уже несколько дней...
        - А ты думала она у тебя постоянно болеть и светиться будет? - удивленно усмехнулась Макс.
        - Мы же не мазохисты! - воскликнула Бесс. - Тебе же сказали, когда надо будет, тогда и заболит. Или, что, тебе понравилось?
        - Не-е, хочет все сразу сделать, а потом отдыхать, - догадалась Макс. - Трудоголик!
        Желая прекратить этот бессмысленный разговор, девушка спросила:
        - Значит, вы не знаете, что происходит и кто за этим стоит, богини? - последнее слово Мила произнесла с нескрываемым сарказмом. - Всесильные и всемогущие...
        - Но не всевидящие, заметь! - Бесс ехидно улыбнулась.
        - Нет, - честно призналась Макс, - ведь мы в каком-то смысле просто призраки.
        - "В каком-то смысле", - передразнила ее Бесс. - В самом прямом! Мы - призраки Ключей! Сыграешь в ящик - такой же станешь! И говорить тут не о чем! Поток - не справочное бюро и справок не дает.
        - А самим вам это не дано, - с досадой заключила Мила.
        - К сожалению, нет, - сочувственно добавила Макс. - Но если что можешь рассчитывать на нас!
        - То есть "если что"? - переспросила Мила, но Макс и Бесс уже пропали, из воды на нее смотрело только ее отражение и одинокий плавающий кораблик - лаково-желтая головка лютика. - Богини, чтоб вас! - проворчала девушка и пальцем потопила цветок. Желание все-таки отчасти исполнилось - Макс с Бесом пришли, хоть ничего нужного не сказали.
        Вздохнув, Мила потянулась всем телом - магия Источника действовала безотказно, и пока она беседовала с Ключами, усталость и боль прошли, а силы вернулись. Но принять ванну и переодеться, а заодно и пообедать она бы сейчас не отказалась.
        Ванды дома не было, как девушка и предполагала - наверняка, у Маришки или поля инспектирует. Прихватив все необходимое, девушка направилась в ванную - небольшую комнатку, позади ее пристройки. Верховная жрица не могла понять, как некоторым нравиться лежать в собственной грязи, поэтому вместо ванны держала у себя душ, представлявший собой нехитрую систему из нескольких труб и емкости с водой, ловко спрятанной на крыше пристройки. Достаточно было повернуть вентиль крана, и нагретая за день вода лилась прямо на вас.
        Вымывшись и постирав рубашку, Мила решила немного отдохнуть и, прихватив покрывало, выбрала подходящее местечко: со стороны неприметное, с красивым видом на цветущий город и легкой тенью. Засмотревшись на беленькие аккуратные дома в пышной зелени деревьев, и кудрявые барашки облаков, мерно плывущих над ними, как будто на картинке из детской книжки, Мила не заметила, как уснула.
        ...Тонкий колосок овсяницы легко касается краешка уха...
        Щекотно! Девушка, не открывая глаз, рукой отгоняет его, но настырный колосок щекочет нос, шею и подбородок. Она открывает глаза и улыбается:
        - Брайас!
        Негромко рассмеявшись, он целует протянутую к нему руку, а затем прижимает к щеке. Девушка смеется в ответ и садится.
        ...Вся Орра лежит в руинах, все вокруг объято огнем, от сажи и пепла тяжело дышать. Не видно ни одного живого существа, только странные, страшные твари, наподобие гльвов, ползают по развалинам...
        - Что... что произошло??- ее голос тонет в гуле тысяч голосов нежити. - Брайас?
        Она обернулась к нему, но рядом уже никого не было, только смятая трава, на глазах обратившаяся в пепел. Девушка вскочила на ноги и огляделась. Страх, дикий ужас от всего происходящего проникал до самого сердца, впитываясь через кожу вместе с запахом дыма и гари.
        Она метнулась к храму, но там тоже все лежало в руинах. Около одной из упавших колонн лежала Ванда. Глаза ее были широко распахнуты, рот чуть приоткрыт, а пальцы скрючены, словно она хотела сотворить заклятье, но не успела.
        Девушка подбежала к чаше и принялась постукивать по ее краям:
        - Макс! Бесс! Где вы??
        Но вместо них появился Хаккен в обличье старика, и не в отражении, а рядом с ней.
        - Хаккен? Что происходит? Где Брайас?
        Но лицо Ключа осталось спокойным и бесстрастным. Взяв ее за руку, он привел девушку на холм, с которого был видна не только Долина, но и Балор, и Стоград. Все они были в огне и дыму.
        - Ты хотела знать, что будет. Так вот тебе ответ, - старец обвел рукой все открывающееся пространство, кишащее всевозможной нежитью. - Все будет именно так,- в голосе его слышалась обреченность.
        - Должен быть способ все изменить,- прошептала она со странной смесью ужаса и надежды, - иначе ты бы не стал показывать этого, правда? - она посмотрела на него.
        Он неохотно кивнул, и, взяв ее за плечи, с силой повернул в сторону. Все вновь вернулось на прежние места: яркое солнце, голубое небо с пушистыми облаками, цветущая Долина. Неожиданно ноги девушки подкосились - в густой, мягкой траве лежало тело Брайаса: серо-желтого цвета, с пустыми глазницами, впалой грудью, будто труп пролежал так несколько дней.
        Крик замер у нее в горле. Дрожащей рукой она коснулась тела, и оно тут же истлело, как на ускоренной пленке: сначала пропала плоть, и оголился скелет, затем побелевшие кости рассыпались в прах. В ужасе отшатнувшись, она продолжала смотреть на то место, где лежал труп, когда Хаккен тронул ее за плечо.
        - Этот мир еще можно спасти, - сказал он, - но цена велика. Захочешь ли ты заплатить ее?..
        Щекотание травинки заставило ее вздрогнуть и резко открыть глаза. Рядом сидел Брайас, живой и здоровый, довольно улыбавшийся и покручивавший травинку между пальцев.
        - Мила, все в порядке? - нахмурился он, когда девушка с широко распахнутыми глазами отшатнулась от него.
        Девушка даже не сразу поняла, что дышит вполне свежим воздухом - в носу все еще стоял запах дыма и смердящего тела. Даже когда она вновь увидела белые домики и зеленые сады, с трудом верила в происходящее.
        - Мила! Мила! - он взял ее лицо в свои руки и заглянул в глаза, полные ужаса и страха. - Что с тобой?
        - Б-б-брайас... - медленно произнесла она, вглядываясь в его лицо и заново узнавая. - Брайас!! - она порывисто обняла его, зарывшись в волосы и вдыхая его запах, чувствуя тепло его тела. - Это ты!..
        - Разумеется, я, а ты кого-то другого ждала? - усмехнулся он, отстраняясь и внимательно смотря на нее. Девушка была ужасно бледной, лоб ее был покрыт испариной, а пальцы мелко дрожали. - Что с тобой случилось?
        - У меня было видение, - подавленным голосом сообщила она.
        - Но это не возможно, - удивился маг, - видения приходят только к Пифиям, и редко к кому просто так, во сне. Как правило, им приходится проводить целые ритуалы, чтобы хоть что-нибудь увидеть.
        - Но это видение! - обиженно воскликнула она. - Понимаешь, я сама попросила, чтобы Ключи рассказали мне, что должно случиться. Макс и Бесс ничего не знали, а вот Хаккен... Он показал мне, как все будет. - Она рассказала ему все, что видела, заново переживая тот кошмар. - Я не хочу платить такую цену, - под конец добавила она, сжимаясь в комок.
        - Не бойся, - он нежно коснулся ее щеки, - я не собираюсь умирать. Наверняка есть еще один вариант, о котором старый дракон умолчал, и мы его обязательно найдем.
        Мила едва уловимо улыбнулась в ответ. От мага исходила какая-то уверенность и спокойствие, что все непременно закончится хорошо. Даже страшно подумать, что когда-то они могли бы не встретиться: он бы не приехал в Топлые болота, или она попала бы прямиком к Темным, как те того и хотели. Пожалуй, стоит сказать Казимиру и Совету Ковена "спасибо". Кстати, о птичках...
        - Ты узнал что-нибудь о собрании? Из-за чего такая срочность?
        То, что она перестала быть замкнутой, и начала задавать вопросы радовало мага. Значит, она пришла в себя, а то эта бледность и расширенные зрачки, дрожащие руки не на шутку испугали его. Но вот сами вопросы... Лгать он не хотел, но сказать правду не мог, самому еще не все ясно. Но и того, что было ему известно - вполне достаточно, чтобы добить ее. В повторном сообщении Казимир намекнул, что дело касается новой проделки Темных, причем настолько серьезной, что вызывается Совет в полном составе.
        - С каким-то магом проблемы, - неохотно соврал он. - Будут ставить вопрос об его отлучении.
        - Знаешь, - Мила склонила лицо, чтобы спрятать ехидную улыбку, - когда ты врешь, у тебя уши шевелятся. - Он грустно улыбнулся и отвел глаза. - Ладно, не хочешь говорить - не говори, лишь будь осторожен! - быстро поцеловав его в губы, она отпрянула и, поднявшись, подхватила покрывало и пошла к дому Ванды. Брайас вскочил вслед за ней:
        - Хочешь посмотреть на единорогов? - неожиданно спросил маг, ухватив покрывало за свободный край. В его глазах горело мальчишеское озорство, словно он предлагал совершить очередную проказу. Мила улыбнулась: в каждом взрослом живет ребенок, и сейчас на нее смотрел мальчишка лет десяти-двенадцати, с задорно взлохмаченными волосами и огромными васильково-синими глазами.
        - Хочу! - охотно ответила она, и у мальчишки появилась компания - зеленоглазая девчонка с непослушной челкой и почти всегда поцарапанной коленкой. - А ты не устал? Сейчас ведь уже почти вечер, да и перед завтрашней дорогой отдохнуть нужно.
        - Не-ет!- отмахнулся мальчишка и потащил ее за собой. - Мы поедем на Зачарованный луг, там, где они всегда останавливаются, с ночевкой. Там и отдохну.
        - Стой! - девчонка резко затормозила, заставив мальчишку остановиться. - Надо же какие-нибудь вещи взять, одеяла, еду...
        - Да я уже все взял! Поехали! - он вновь потянул ее к лошади.
        - А Ванда? - вспомнила Мила, уже сидя на спине Призрака. Вздохнув, Брайас сделал чуть заметное движение бровью:
        - Я оставил ей сообщение, теперь едем? - Мила согласно кивнула и обняла мага.
        Почти стемнело, когда они добрались до Зачарованного луга - большой, хорошо просматриваемой площадкой с высоким разнотравьем и родником с вкуснейшей водой. Почти уничтожив все запасы хлеба и колбасы, которые Брайас захватил с собой и, напившись ключевой водицы, маг и девушка устроили себе ночлег на небольшом пригорке под одиноко стоящим деревом. Завернувшись в одеяло, Мила уселась поудобней и, обхватив колени руками, напряженно вглядывалась в сгущающуюся темноту. Рядом, закутавшись в плащ, лежал маг, и время от времени позевывал.
        - Мила, - усмехнулся он, потягиваясь - когда единороги появятся, ты тут же узнаешь об этом, так что расслабься! - но девушка даже не шелохнулась. Вздохнув, маг заложил руки за голову и еще раз зевнув, закрыл глаза.
        Тем временем сумерки плавно перетекли в ночь с темным бархатисто-синим небом и загадочной бледно-желтой луной. Серебристый свет мягко осветил верхушки луговых трав, плавно покачивавшихся под набежавшим ветерком. Где-то вдалеке запела ночная птица, радуясь такой ясной и тихой погоде, словно вторя ей, затрещали сверчки и коростель. Мила невольно улыбнулась, слушая музыку ночи. Ей сразу вспомнилась студенческая жизнь и летняя полевая практика на младших курсах. Решив что, пожалуй, Брайас прав и приближение стада единорогов она сможет заметить, Мила прилегла рядом с ним. Маг спал самым глубоким сном, тихо посапывая, как вдруг земля мелко задрожала.
        - Вот и единороги, - совершенно бодрым голосом сообщил он, не открывая глаз и, кажется, даже не просыпаясь.
        Сев, девушка увидела, как на луг буквально ворвалось, нет, не стадо, стайка единорогов - так легки и грациозны были эти животные. В неверном свете луны они казались белоснежными мороками, сотканными из этого самого света. Когда первая волна очарования спала, девушка разглядела, что рог есть далеко не у всех животных, да и по высоте они были чуть меньше остальных. "Должно быть, это самцы" - решила Мила, у природы тоже есть чувство юмора, - "а вон тот с самым большим рогом наверно их вожак".
        Тот единорог, которого девушка обозвала вожаком, не только имел рог значительно длиннее, чем у остальных, но и сам был крупнее других рогатых. "Вот бы его погладить" - вздохнула Мила и тут же вспомнила укор одного эльфийского автора, что люди совсем не умеют просто смотреть.
        - Захватывающее зрелище, правда? - Мила повернулась к магу, тоже наблюдавшему за единорогами, по крайней мере, она так думала. Брайас кивнул и сел, длинные темные волосы рассыпались по плечам, темно-синие глаза казались почти черными и вместе с угольно-черными бровями резко выделялись на выбеленном лунным светом лице. До полного сходства с коренными жителями вампирской долины ему разве что клыков не хватало. Мила даже почти забыла, что спрашивала.
        - Это самое прекрасное, что я видел в жизни, - ответил он, не отрывая от нее глаз.
        - Согласна, - выдохнула она, оглянувшись на единорогов. Маг беззвучно рассмеялся и покачал головой. Мила все-таки не исправима! Но именно такую он ее и любит.
        Единороги не собирались надолго задерживаться на лугу, тем более что рядом с ними был маг, которых эти древние и мудрые животные недолюбливали. А кому понравиться, если к вам, стоит только прилечь, начнут подползать всякие придурки с напильниками и усыпляющими заклинаниями! А ведь некоторые и не усыпляющие применяют! В общем, поужинав, единороги умчались дальше, в надежде, что хоть на следующей стоянке никаких подозрительных личностей не будет.
        Маг и девушка молча наблюдали, как серебристый вихрь исчезает вдали, оставляя за собой чуть примятый след на траве. Мила все еще пребывала в очарованно-восторженном настроении, оставаясь под впечатлением от этих прекрасных и вольных животных. А вот у Брайаса на душе было тяжело и немного тревожно.
        - Ты должна остаться здесь, - тихо сказал Брайас в наступившей тишине, продолжая смотреть вслед единорогам. - Это будет обычное собрание, и я вернусь через три-четыре дня, так что тебе совсем не зачем ехать со мной.
        Мила подняла на него глаза. Как?? Почему?? Разве он забыл о видении? Ей совсем не хотелось отпускать его одного - нехорошее предчувствие, зародившееся еще после сообщения от Казимира, теперь переросло в окрепшее чувство страха не за себя, за него. Совет Ковена редко проходит без последствий, особенно если он внеочередной. И внутренний голос подсказывал ей, что вернется он не скоро, несмотря на все обещания.
        - Хорошо, - также тихо, ровным голосом ответила она, глядя в сторону. - Но Маришка и Ванда... Они знают?
        - Я уже предупредил их, - бесцветно ответил он.
        Тяжесть на душе не только не прошла, но и усилилась - еще чуть-чуть и он просто пошлет к черту Ковен и никуда не поедет. Но он обязательно должен там быть! А Миле просто необходимо пересидеть здесь, подальше от Совета, пока они не придумали, что делать дальше с Ключом. Он знал, что здесь безопасно, что Лесс, Маришка и Ванда позаботятся о ней, но все равно не хотел оставлять.
        Девушка оглянулась - Брайас сидел, ссутулившись, и смотрел прямо перед собой, словно глубоко задумался о чем-то тревожном. Нехорошо отпускать его с таким настроением. Заставив себя улыбнуться, Мила прижалась к его спине и, обняв, прошептала:
        - Хорошо... Только возвращайся скорей... любимый.
        Он накрыл своей рукой ее ладонь и совсем повесил голову.
        - Знаешь, - вздохнув, она доверчиво положила подбородок ему на плечо, - это даже хорошо, что ты едешь в Стоград. У Леи должна вот-вот закончиться сессия, и она получит распределение на первую самостоятельную практику. Узнаешь, куда ее отправят, а когда вернешься, мы могли бы заехать к ней. Заодно проведаешь Риссу, она должна была уже приехать от сестры. Передашь привет Казимиру...
        - Мда? - Брайас повернул к ней голову и иронично приподнял бровь. - А что я скажу Веерке? Она ведь наверняка соскучилась по своей любимой соседке.
        - Хм...- Мила задумчиво уткнулась носом в плечо. - Скажи, что я сильно растолстела и не смогла сесть на коня.
        - За несколько дней?
        - Тогда просто скажи, что местный врач запретил мне ездить верхом и теперь, пока не рожу, в Стоград не приеду, - насмешливо улыбнувшись, она слегка отстранилась, чтобы маг смог повернуться к ней лицом.
        - В таком случае, придется потрудиться, чтобы как можно скорее вернуть тебя домой, - он хитро улыбнулся, крепко обвивая руками ее талию и усаживая ее себе на колени. Теперь настала очередь Милы удивленно приподнимать брови:
        - Ммм? И как же ты будешь помогать? Устроишься на курсы акушеров-гинекологов, или станешь бабкой-повитухой?- съехидничала она.
        Брайас рассмеялся:
        - Ммм, нет, - он чмокнул ее в подбородок. - Но я тоже могу поучаствовать...
        - Мда? - она кокетливо на него посмотрела и тут же сочувственно вздохнула: - Но вот незадача, тебе завтра рано вставать, а время и так за полночь. Так что спи-отдыхай, участник... боец невидимого фронта.
        Они стали укладываться спать, и лишь когда Мила прикорнула рядом, уткнувшись носом ему в шею, Брайас тихо сказал:
        - Вообще-то я подумал о телепорте.
        Улыбнувшись, она положила ему руку на грудь и почувствовала под пальцами крошечный бугорок - ее подвеску из изумруда простой овальной огранки. Он так и не расстался с ней, и носит с тех пор, как она перед возвращением отдала ее ему. Мила, еще раз улыбнувшись, легонько коснулась губами его шеи и тут же почувствовала, как сильнее сжалась рука, обнимавшая ее. Мда, завтра будет тяжело вставать, если, конечно, за ночь не отодвинутся друг от друга, чтобы улечься поудобней. Но пока что она не собиралась его отпускать - счастливо вдохнув такой родной и любимый запах Брайаса, девушка уснула.
        Утро встретило их не только прохладой, но и мелким моросящим дождиком, грозящим со временем превратиться в настоящий ливень. Тонкие, резные листья ольхи, под которой они спали, все хуже и хуже защищали их от потяжелевших капель дождя.
        - Ой! Ай! Тссс... - почувствовав на лице первые дождевые капли, Мила попыталась приподняться и сесть, но обнаружила, что почти не чувствует правой руки и шея не разгибается - за всю ночь они так и не сдвинулись с места. Брайас тоже неловко приподнялся на правой руке, левую, на которой спала Мила, сейчас неприятно мозжило. Несколько крупных капель сорвались с кончика листа, и попали магу на лицо, а одна прямо в глаз.
        - Мда, - ухмыльнулся он, стирая воду с лица, - вот и умылись заодно.
        Рассмеявшись, они стали подниматься с земли, как два немощных, придерживаясь за ствол дерева, и посмеиваясь друг над другом. Усиливающийся дождик заставил их как можно быстрей собраться и поскорей убраться в город.
        - Кажется, придется тебе задержаться здесь до обеда, - пробормотала Мила, глубже зарываясь в складки плаща и прижимаясь спиной к магу. Глупая радость, самообман, что он хоть немного, но побудет рядом, грели ее. - Может, тебе не ездить, а просто телепортироваться в Стоград?
        - Чтобы Призрак окончательно обленился? Этот жиртрест и так уже лоснится!
        Конь, почувствовав, что говорят про него, обиженно фыркнул.
        - Ну-ну, милый! - Мила ласково потрепала его по загривку. - Между прочим, лощеный конь - хороший хозяин!
        Призрак поддержал ее утвердительным ржанием.
        - Может, мне его еще и на загорбке таскать? - хмыкнул маг.
        - Думаю, он не отказался бы! - усмехнулась она в ответ, поглаживая коня по гриве. Согласно тряхнув головой, Призрак перешел на галоп.
        В город они приехали промокшими до самой последней нитки и были очень удивлены, узнав, что туча обошла его стороной. Наоборот, местные жители с изумлением смотрели на них, будто те явились по меньшей мере с другой планеты, или хотя бы со дна местного пруда.
        - Хм... Как-то это странно, - пробормотала Мила, ловя на себе любопытные взгляды.
        - Мда. И я, кажется, знаю, кто в этом замешан, - негромко ответил маг, заметив встречавших их Ванду и Лесса. Лицо жрицы как всегда было вежливо-отстраненным, а вот советник прям-таки лучился ехидством и язвительностью.
        - Ооо! - протянул он, когда Брайас и Эмилия спешились. - Я смотрю, вы по дороге искупнулись? Или ты пытался утопить ее в ближайшем болотце?
        Брайас щелкнул пальцами и от их с Милой одежды пошел пар, а сама она в мгновенье ока стала совершенно сухой.
        - Здравствуй, Лессандр! - Мила и вампир обменялись дружескими оскалами. - Я тоже рада тебя видеть!
        - Не угадал! - Брайас пожал руку другу и кивнул жрице. - Мы с Милой попали под освежающий дождик с утра, - он выразительно посмотрел на Ванду. Верховная жрица независимо передернула плечом и ответила:
        - Уезжаешь ты или нет, но девочке нужно заниматься и соблюдать режим. А так как ты все-таки покидаешь нас, с этого дня я буду присматривать за ней.
        Милу позабавило, что о ней говорят как о маленьком ребенке. Хмыкнув, она спросила:
        - А погремушку с соской дадите?
        - Дадим, - улыбнулся Лесс, - я лично буду слюнявчик подвязывать!
        - Готовишься стать молодым папашей? - съязвила Мила в ответ. - Маришка знает?
        - Знает! - передразнивая ее, ответил он.
        - Что ж, удачи! А то в прошлый раз мне показалось, что тебя от одного вида детей в обморок клонит, темный элемент! - Мила припомнила ему историю с Дейком, полуэльфом и оборотнем, сыном Дары и Керрена.
        - Брайас! Уйми ее! - взвыл вампир. - Не то я без всякой ночелюбки ее укушу!
        - Ну, как я вас могу оставить! - вздохнул маг. - Вы же перегрызетесь друг с другом раньше, чем я до Стограда доеду!
        - Не волнуйся, - улыбнувшись, вступилась Ванда. - Я за ними присмотрю!
        - Конечно, не волнуйся, - поддержал ее Лесс, - загрызу ее и все дела! - Все тут же неодобрительно покосились на него. - Да ладно, ладно! Не тронем мы твое сокровище! Будет ждать тебя здесь в целости и сохранности, пока ты не вернешься!
        - Не волнуйся, все будет хорошо! - Мила подошла к магу и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку. Маг, взяв ее за руки, выжидательно посмотрел на нее. - Хорошо, и друга твоего обижать не буду! Обещаю, - вздохнув, добавила она.
        Они обменялись долгими говорящими взглядами, словно пытались уверить и себя и друг друга, что это не надолго, что очень скоро он вернется, но тревожный внутренний голос говорил им обратное. Вы когда-нибудь думали, как сложно проститься с очень близким человеком, отпустить его, пусть даже ненадолго? Но чем труднее это для вас, тем легче вы должны это сделать, чтобы ваша душевная тяжесть не стала и для него тяжкой ношей.
        - Я вернусь... Очень скоро, - пообещал он, а вот глаза просили "Только дождись".
        - Я буду ждать, - прошептала она.
        Они почти одновременно отпрянули друг от друга и, широко улыбнувшись, он попрощался с вампирами, вскочил в седло и был таков. Девушка продолжала смотреть ему вслед до тех пор, пока маленькая темная точка не исчезла на горизонте.
        - Все будет хорошо, - тихо повторила она себе, - все будет хорошо.
        И тут же вздрогнула, когда Ванда положила ей руку на плечо:
        - Кстати, насчет тренировки я не шутила. Так что ноги в руки и пошли заниматься, - и они с Верховной жрицей направились к храму. Придя на место, Ванда решила, что девушке не помешает немного размяться и оббежать вокруг города. А если она так беспокоится, что ее могут увидеть, может оббежать его по полям, что почти в два раза дольше. А будет стоять и пререкаться, то еще и два круга сделает!
        Вздохнув, Мила потрусила по дорожке, бегущей от храма на поля, а затем вдоль городских заборов. Дождавшись, пока Ванда и ее жилище скроются из виду, свернула на ближайшую улочку, ведущую к площади, чтобы срезать через центр города. Каково же было ее удивление, когда у фонтана ее встретила жрица.
        - Мила, ты же не собиралась срезать, не правда ли? - поинтересовалась она. Девушка была похожа на кота, пойманного на крынке со сливками. - Наверное, решила освежиться.
        - Можно и так сказать, - уклончиво ответила Мила. - А теперь, пожалуй, можно и к тренировке вернуться.
        - Ну-ну, давай-давай! - Ванда кивнула в сторону той улочки, по которой девушка только что прибежала. - Кстати, - бросила она ей вслед, - у тебя теперь два круга! И советую поторопиться!
        - Как в чемпионы мира по бегу готовят, - проворчав себе под нос, Мила ускорила темп. Наконец, добежав до храма, точнее доплетясь до него, девушка упала на колени:
        - Все, не могу. Следующий круг - только вперед ногами!
        - Что ж, - Ванда пожала плечами, - будем считать, что разминка окончена. Теперь перейдем к упражнениям.
        Вчера Миле казалось, что хуже уже быть не может, что более изощренной пытки еще не придумали, но оказалось, что по сравнению с Вандой, вчерашние занятия с Брайасом - просто легкий лечебный массаж. Девушка даже не поверила, когда жрица, смилостивившись, соизволила сделать маленький перерыв, прежде чем заняться боем на мечах. Мила с облегчением заползла в храм, надеясь повторить вчерашний фокус с восстановлением, но Ванда была тут как тут.
        - Вставай! Поднимайся! Пойдем, - она подала девушке руку и помогла встать на ноги. А когда тихо ойкая, девушка все-таки поднялась, потащила ее домой. - Для начала нужно выбрать тип оружия, на котором ты будешь тренироваться.
        - Какая разница, - сдавленно проговорила Мила, - я все равно ничего не умею.
        - А если сразу начнешь упражняться с определенным оружием, можешь преуспеть, - Ванда распахнула дверь и, подтолкнув девушку вперед, к стене с оружием, зашла следом. - Та-а-ак, - протянула она, словно впервые осматривая свою коллекцию, - давай посмотрим. - Она сняла со стены алебарду и перекинула ее девушки: - Ну-ка попробуй!
        Поймав ее, девушка взвесила оружие в руке:
        - Тяжеловата. - Она попробовала повертеть ее вокруг своей оси и едва не разбила какую-то чашку с травами, стоявшую на столе. - И великовата.
        Мила вернула алебарду жрице, взамен та предложила ей палаш - здоровенный меч, лезвие которого доходило девушке до пояса, а удлиненная рукоять, по-видимому, для двух рук, упиралась ей в грудь. Она тихонько приподняла его и тут же с глухим стуком опустила на пол.
        - Неподъемна, - выдохнула она с некоторым сожалением. И как эти герои таскали такую тяжесть? Еще и размахивали ей так лихо - направо - улица, налево - переулочек.
        - Ладно, - жрица слега поджала губы, - держи.
        Она протянула ей маленький, легко помещающийся на ладони кинжальчик, больше напоминавший перочинный ножик.
        - Ценю твой юмор, - криво улыбнулась Мила.
        - Не веришь, что это может быть смертельным оружием? - иронично спросила жрица.
        - Ну почему же, - хмыкнула девушка, - в умелых руках даже ложка - оружие массового поражения. Только боюсь, у нас времени не хватит, чтобы научить меня, как с помощью этой зубочистки избавиться от какого-нибудь великана.
        - Что ж, - улыбнувшись, заметила Ванда, - тогда выбери то, что считаешь подходящим.
        Она отошла от стены, позволив девушке самой выбрать для себя оружие. Мила еще раз внимательно оглядела все собрание лучших образцов кузнечного искусства, по уже стараясь мысленно примерять каждое из них на себя, на свой вес и телосложение. От больших и массивных клинков она решительно отказалась сразу, как и на мелкие - метательные ножи и кинжалы, а так же топоры и секиры. Осталось только пять коротких мечей, длиной примерно локоть, с одно- и двусторонними лезвиями, с замысловатыми гардами и рукоятями. И все равно это было не то.
        - Ммм, даже не знаю, - огорченно вздохнула Мила, еще раз обводя взглядом стену, - вряд ли я смогу найти что-нибудь подходящее...
        Вдруг она заметила еще один клинок, точнее его рукоять - меч даже не висел на стенке, как все остальные, а просто стоял в уголке, за столом. Девушка перегнулась через весь ворох свертков и трав, сваленный на столе и достала его оттуда. Хм, а он оказался длинней, чем она думала - одно только лезвие в целых два локтя, а еще рукоять на одну руку. Гарда - простая крестовина из черненого серебра, сама рукоять обтянута черной дубленой кожей, как и деревянные ножны с серебряными заклепками, а лезвие - ровное и блестящее как гладь пещерного озера и такая же темная.
        - Хм... Красивый клинок, - сказала Мила, вынув меч из ножен и взяв его в руку. Она не знала, как правильно определяют сбалансированность и ровность, но он лежал как влитой и совсем не чувствовался при движении кистью или рукой. - И кажется, довольно легкий. Из чего он?
        - К своему стыду я почти забыла о нем, - улыбнулась Ванда, приняв у девушки меч и ножны. - Его с братом мне подарили драконы, когда я ушла от них. Если честно, понятия не имею, из чего он сделан. Единственное, что могу сказать - прочнее этого металла вряд ли что-нибудь найдется. Когда-то я училась на нем, теперь настал твой черед, - она вложила меч в ножны и протянула его Миле. - Владей!
        - Но это же подарок, - смутилась она, - а дареное не дарят.
        - Глупости, - отмахнулась жрица. - Это было так давно, что можно и передарить!
        Мила благодарно приняла клинок и уже по-хозяйски осмотрела его: надо бы его протереть мягкой тряпочкой, отполировать, и найти подходящие ремешки или веревочки, чтобы как-то носить его.
        - Что ж, с оружием мы разобрались, - вздохнула Ванда и как-то подозрительно улыбнулась. - Теперь пора вернуться к тренировке!
        Неожиданно Мила поймала себя на том, что ей не терпится попробовать клинок в деле. Покрепче перехватив клинок, она решительно направилась на улицу, но Ванда ее остановила:
        - Нет-нет, тренироваться мы будем пока что на простых тупых мечах, к настоящим переходить еще рановато. Так, где тут тренировочные полуторники? - она заглянула под стол, под лежанку, затем щелкнула пальцами два раза, и в руках у нее оказалось два меча. - А его лучше оставить здесь.
        Мила заботливо положила меч на лежанку и еще раз провела по нему рукой.
        - Хм... А у него случайно нет имени? - спросила она, выходя на улицу. - Просто такие мечи обычно как-нибудь называют...
        - Особенно, если на ногу упадет, - усмехнулась Ванда. Ох уж эти девчонки! Их хлебом не корми - дай новую игрушку как-нибудь обозвать. Жрица это по себе знала - свой первый клинок, подаренный Жаром, разбойником, спасшим ее, она назвала Жало. - Не знаю, - пожала она плечами, - драконы мне, вроде бы, ничего такого не говорили. Ну, если хочешь, придумай имя сама.
        Мила ненадолго задумалась, вспоминая клинок и стараясь подобрать к нему подходящее название. Девушке казалось, точнее она чувствовала, что оно должно быть коротким и непременно начинаться на что-нибудь шипящее или жужжащее.
        - Жжщщшш... - тихо, себе под нос произнесла она, смакуя каждый звук и тщательно прислушиваясь к нему. - Шшшш... шээе... Шеду. Его зовут Шеду, - уверенно сказала она.
        - Хм, неплохое имя, - согласилась Ванда. - А ты знаешь, что оно означает? - Мила отрицательно покачала головой. - На Первоязыке это значит "Хранитель" - не самое плохое имя для клинка, согласись? А теперь хватит разглагольствовать! - спохватилась она. - Держи меч! - она кинула ей один из тупых тренировочных клинков. - Запомни, главное в бою - не просто хорошая реакция, но и умение сохранять равновесие. Если правильно выбрать баланс, то можно нанести максимальный урон при минимальных затратах. - Давай-ка попробуем!
        Жрица сделала быстрый выпад в ее сторону, затем еще и еще, после чего Мила упала на землю. Мда, кажется, она даже до пяти не успела досчитать.
        - Еще раз! - скомандовала жрица, рывком поднимая ее с земли.
        А потом был еще и еще "раз", после которого девушка вновь падала и вновь поднималась - и так до самого обеда. Затем, умывшись и перекусив, жрица и Мила пошли в храм.
        - Должна же я хоть изредка заглядывать на свое рабочее место, - пошутила Ванда, поднимаясь по ступенькам. - А теперь покажи, как ты это делаешь, - попросила она. - Как ты управляешь Потоком?
        Девушка сразу же смутилась: разве можно назвать то, что она уже единожды делала - "управлением"? "Просто берешь и прикладываешь руку" - так говорили ей Ключи. Она подошла к чаше и легонько коснулась воды - по коже тут же пробежали бодрящие мурашки, забирая боль из мышц.
        - А что именно ты хочешь увидеть? - спросила девушка. Закрывать этот Источник не было необходимости, поэтому главного чуда Ключей она показать не могла, а что-то другое... Ведь она сама была жрицей и магом, так что ее мало чем удивишь.
        Ванда удивленно смотрела на нее - глаза девушки сейчас мерцали изумрудно-зеленым светом, почти как у оборотня, разве что зрачки не вертикальные.
        - Попробуй восстановить мои силы, - с легким вызовом сказала она, загодя ставя сильнейшую защиту от любой магии.
        Мила пожала плечами и уже собиралась подойти к ней, чтобы, как и Брайасу, нарисовать руну здоровья, но Ванда остановила ее:
        - Нет, не подходя ко мне. Попробуй сделать это на расстоянии.
        Мила вновь пожала плечами:
        - Все, - сказала она и, отвернувшись, вновь коснулась воды. Защита жрицы оттягивала часть Силы на себя, но Источник вновь возвращал ее девушке. Ощущение не самое приятное - как будто стоишь на сильном сквозняке или по шею в реке с довольно сильным течением, чувствуя движение стихии всем телом.
        Жрица с удивлением обнаружила, что, несмотря на защиту, силы все-таки восстановились, даже не повредив сложного барьера.
        - Что ж, - кивнула она, - неплохо, неплохо... Даже хорошо. Я бы предложила поупражняться с Силой, но понятия не имею, как она действует. Так что могу только повторить свой совет: научись быстро концентрироваться и четко формулировать свои мысли. Порой от этого будет зависеть твоя жизнь.
        Она оставила ее одну, направившись по делам, сначала к Правительнице, потом на поля - воевать с несносными вредителями - жуками-листоедами. Мила присела на нагретую солнцем ступеньку. Еще сегодня утром, прощаясь с магом, она решила, что не будет много думать о нем, а только работать и заниматься, чтобы утром подниматься с первыми петухами, а ночью падать и спать без всяких снов. В общем, стараться занять себя максимально, и тогда она не заметит, как он уже вернется. Вот только сейчас ей казалось, что у нее, пожалуй, здоровья не хватит так заниматься, даже с помощью Источника.
        Впрочем, сейчас у нее появилось еще одно, очень приятное задание - почистить Шеду. Взяв меч и прихватив подходящий кусочек мягкой ткани, Мила спустилась к родничку у подножья холма, на котором стоял храм и откуда местные жители брали воду.
        Едва она опустила лезвие в воду, как она тут же окрасилась кровью. Девушка подумала, что должно быть порезалась, когда доставала его, но, осмотрев руки, убедилась, что они целы и невредимы, а кровь идет из самого лезвия.
        - Мда, - сказала Мила, ополаскивая лезвие после того, как оно перестало оставлять кровяной след на воде. - Либо тебя никогда не мыли, либо ты очень странный клинок.
        И тут же отдернула руку, порезавшись об острый край. Теперь уже ее капли крови стекали вниз по лезвию и, не добравшись до конца, исчезали.
        - Ну что, напился моей кровушки? - усмехнулась она, перевязывая палец. - Теперь мы с тобой как побратимы - одной крови! Что ж, надеюсь, ты действительно станешь для меня хранителем, Шеду.
        Темная гладь клинка блеснула на солнце. Улыбнувшись, она резво поднялась на ноги и поудобней перехватив рукоять, стала повторять упражнения, которые ей показала Ванда, не забывая наблюдать за собственной тенью. И ближе к вечеру у нее стало кое-что получаться, когда появилась жрица.
        - Веселишься? - хмыкнула она. - А тебя, между прочим, искали!
        - Кто? - замерев, насторожилась девушка.
        - Да не бойся ты так! - тут же успокоила ее Ванда, видя, как та медленно бледнеет. - Сегодня несколько работников видели полукровку около города. Обычно она так близко не подходит, а в этот раз до самых стен дошла. Как будто кого-то искала.
        - Дымка? - переспросила Мила. Может, Брайас действительно прав и она понравилась лошади? - А где она сейчас?
        - Не знаю, - жрица пожала плечами, - эта кобылка всегда гуляет сама по себе. Пойдем-ка лучше ужинать!
        Они поднялись к ее дому и увидели там следующую картину: Дымка, напившись из храмовой чаши, обошла пристрой, в котором они жили, и обнаружив рубашку Милы, сушившуюся в душевой, принялась принюхиваться к ней.
        - По-моему, ей нравиться твоя рубашка, - шепотом сообщила Ванда. - Как думаешь, она сытая?
        Мила мысленно отмахнулась от нее: Дымка может и диковата, но не настолько, чтобы есть рубашку. Действительно, обнюхав ее, лошадь легонько тронула хлопковую ткань губами и случайно уронила ее на землю.
        - Дымка! - лошадка пробовала поддеть рубашку, словно собиралась поднять ее, но, услышав голос Милы, подняла голову и посмотрела в ее сторону и тоненько заржала, будто маленький ребенок, жаловавшийся на что-то. - Дымка! - Мила нежно потрепала ее между ушей. - Ну что случилось?
        Лошадь доверчиво ткнулась ей в плечо, а потом, понюхав волосы, фыркнула в ухо. Девушка, рассмеявшись, отстранилась и наклонилась, чтобы подобрать рубашку, но Дымка опередила ее.
        - Дымка! Ну-ка отдай мне ее! - девушка протянула к лошадке руку, но та сделала шаг назад. Мила вновь повторила свою просьбу, но вредная кобыла лишь отскочила еще на пару шагов. - Хочешь поиграть? - догадалась Мила. - Ну ладно!
        Девушка бросилась к лошади, но та сорвалась с места и, отбежав на десяток метров, вновь остановилась.
        - Вот же зараза! - выдохнула Эмилия. - Имей совесть, копытное! Мне же за тобой не угнаться!- но лошадь оставалась непреклонна и, помахивая рубашкой, обошла девушку по кругу. Тогда Мила решила пойти на хитрость:
        - У меня и так все болит после тренировки, еще ты бегать заставляешь! - девушка сделала вид, что ей плохо - обхватив руками живот, согнулась пополам и громко застонала.
        Лошадь неуверенно задвигала ушами, прислушиваясь к ней, и чуть помедлив, сделала два осторожных шага к ней навстречу, затем еще два. Дождавшись, когда кобыла будет в пределах досягаемости, Мила сделала рывок и схватила рубашку за край. Взбрыкнув, лошадь крепко уперлась передними ногами, и они с Милой начали перетягивать рубашку. К счастью, рубашка оказалась довольно прочной и не порвалась, вопреки всем ожиданиям. Намаявшись, девушка остановилась отдышаться.
        - Хммм... - протянула она. - Ванда, тебе не кажется, что рубашка что-то напоминает?
        - Неужели рубашку? - съехидничала Ванда, но Мила пропустила шпильку мимо ушей.
        - Уздечку, - чуть слышно шепнула он жрице. - Ну-ка, Дымка, что скажешь, если мы немного покатаемся?... - не отпуская свой край, девушка подошла к лошади. Холка кобылы была на уровне глаз девушки. - Мда, высоковато... - Мила погладила ее по спине. Лошадка повернула к ней голову и недоверчиво покосилась на нее, а затем и вовсе отшатнулась, выпустив многострадальный кусок пожеванного хлопка, в который превратилась рубашка девушки.
        - Кажется, у нее болит спина, - сказала Эмилия Ванде.- Было бы неплохо почистить ее и подлечить, - девушка бережно коснулась бархатной мордочки. - Дымка, Дымушка... Умница моя, красавица...
        - Да, - согласилась Ванда, - было бы не плохо, но сейчас нам пора ужинать. Маришка и Лесс наверняка уже заждались! - и, видя, что девушка не спешит расстаться с кобылкой, со вздохом добавила: - Пойдем! Если она действительно выбрала тебя, то никуда не денется. А если нет, то ее и пряником не удержишь.
        Мила понимала, что она права, но так не хотелось с ней расставаться. А вдруг она и правда не вернется? Что ж, значит, так тому и быть.
        - Надеюсь, ты меня дождешься, - шепнула она Дымке, погладив ее на прощанье, и оставила на крыльце рубашку, на всякий случай. Увидев, что она куда-то уходит, лошадь жалобно заржала и пошла, было, за ней, но, услышав пастуший рожок, остановилась.
        - Все-таки она очень труслива, - заметила Ванда, тихонько подталкивая Милу вперед.
        "Дождись, дождись, пожалуйста!"- мысленно просила девушка кобылку, оставшуюся у храма. За ужином Ванда пересказала случай с лошадью, смакуя особо забавные эпизоды.
        - Дымка? - удивилась Маришка. - Ты так ее назвала? Хм, а знаешь, ей подходит!
        - Хм, - хмыкнул Лесс, - неуверен, что из этого что-нибудь выйдет. Она слишком упрямая...- он перевел взгляд на Милу и усмехнулся: - Хотя Бесс его знает, может и получится! Интересно, кто кого переупрямит?
        - Ставлю на Милу, - заявила Ванда и с вызовом посмотрела на советника.
        - Принимаю, - азартно ответил он и протянул руку жрице, она цепко сжала ее. - Если выиграю, ты покажешь нам с Маришкой свое жилище. С детства хотелось его посмотреть.
        Ванда только усмехнулась:
        - Хорошо, но если проиграешь, подаришь Миле сбрую.
        - Вряд ли у меня найдется ее размерчик, - ухмыльнулся вампир, а потом серьезно добавил: - Идет.
        Маришка разбила, и довольные Ванда и Лесс снова вернулись к ужину. Поев и поболтав, Ванда и Мила попрощались с Маришкой и Лессом и собрались домой. Но у дверей их ждал сюрприз - набравшись смелости, Дымка пришла в город и теперь бродила по площади. Увидев Милу, она остановилась и, боязливо озираясь на вампиров, шаг за шагом приближалась к ней.
        - Дымка, милая! - девушка достала из кармана прихваченное со стола яблоко, предварительно разрезанное на четвертинки. Она подошла к кобылке и скормила ей его кусочек за кусочком. В ответ кобылка благодарно коснулась ее ладони губами.
        - Готовь сбрую! - жрица ткнула в бок советника и злорадно улыбнулась.
        - Сначала пусть прокатится на ней, - зашипел он в ответ.
        - Это дело времени, - отмахнулась Ванда. - Учти, сбрую проверять буду лично ...
        - Неужели на себя примеришь? - съехидничал вампир.
        - На тебя, - парировала жрица, - еще и вокруг фонтана прокачусь, проверю удобное ли седло.
        - Ну что, пойдем домой, отважная? - тихо шепнула кобылке Мила и, помахав Правительнице и советнику, вместе с Вандой и Дымкой пошла к храму.
        - Ты заметил, что Ванда к ней относится как-то по-особенному? - негромко спросила Маришка, глядя на удалявшуюся троицу. Вампир утвердительно кивнул. - Как и ты, - добавила она, обернувшись к нему.
        - С чего ты взяла?? - оторопел Лессандр. Пожалуй, Мила - последняя, на кого бы он посмотрел. Нет, девушка, конечно, симпатичная, но она же с Брайасом и вообще...
        - Она тебе вроде младшей сестрички, - закончила его мысль Маришка и улыбнулась. - Как и я когда-то.
        Лесс обнял девушку и, легонько приподняв ее подбородок, заглянул в глаза.
        - Не говори глупости, я влюбился в тебя с первого взгляда. В самый первый день нашего знакомства. - Он прижал ее к себе и поцеловал в макушку. - Как сейчас помню, принесли меня к тебе, а ты такая забавная: беззубая, с беленьким пушком на голове, в нежно-розовых пеленках...
        Маришка звонко рассмеялась и чмокнула его в подбородок.
        - А я нисколько не сомневалась. Просто удивляюсь, как это возможно, что за такой короткий срок вы смогли подружиться.
        Для Лесса ответ был прост - Брайас, все дело в нем. Ради друга он терпел эту языкатую стерву, Таниэль, а уж Милу - вариант не самый плохой из всех возможных - подавно. Но почему она так спросила?
        - Вы? - переспросил Лесс. - Ты ей не доверяешь?
        - Да нет, - неуверенно ответила Правительница, бросая взгляд на улицу по которой прогуливались две влюбленные парочки. - Просто Ванда... Она уже давно не вела себя вот так...
        - С тех пор как мы выросли, - заметил Лесс. - Может, нашла себе еще одну подопечную?
        - Или родственную душу, - вздохнула Маришка. - Все-таки, хорошо, что они сюда приехали. Может, прогуляемся? - она интригующе улыбнулась Лессу и потянула его за собой.
        Первый летний вечер мягко окутывал парочки гуляющих молодых людей, раскрашивая небо невообразимыми переливами цветов от золотисто-янтарного до бархатно-фиолетового. Где-то негромко играла музыка: несколько горожан, собравшись вместе, наигрывали шутливую песенку про девушку и потерянный башмачок, словно давая совет всем молодым горожанкам не гулять допоздна и не разбрасывать предметы личного обихода, где попало. А то ведь строгий папа может и спросить! А молодые вампиры, должны быть осторожны, подбирая на улице всевозможные предметы и уж тем более, возвращая их хозяйкам. Строгий папа может и не поверить, что это простое совпадение, и заставит жениться, как того несчастного (или счастливого - об этом песня умалчивает) парня. Импровизированный оркестрик плавно перетек на площадь, кто-то принес по фонарику и развесил их, осветив все. Начались танцы, звуки от них доходили даже до храма.
        - Если хочешь, можешь сходить, - сказала Ванда Миле, сидевшей на крыльце и пытавшейся вытащить из гривы Дымки очередной репей. Девушка окинула взглядом вечерний городок, и слегка улыбнулась:
        - Нет, - она покачала головой. - Без Брайаса мне там нечего делать.
        - Знаешь, - жрица опустилась рядом с ней на ступеньку, - тебе не следует делать его смыслом жизни... - она хотела предупредить ее, защитить от излишней боли.
        - Знаю, - с грустью ответила Мила, - но не могу по-другому. Понимаешь? - она посмотрела на Ванду, и та, немного помедлив, кивнула. Когда ее Лесса не стало, она жить не хотела и, если бы не нападение горных троллей на их границы, наверняка что-нибудь нехорошее с собой сделала. Порой ей даже казалось, что не нужно было так сильно любить, теряя голову и забывая обо всем, но ничего не могла с собой поделать.
        - К тому же, - уже другим, шутливым тоном заметила Мила, - у меня очень суровый тренер, - она дружески толкнула плечом сидящую рядом жрицу.
        - А еще строгий режим, - таким же тоном ответила Ванда, - так что марш в кровать! А Дымкой займешься завтра после тренировки! Теперь она от тебя никуда не денется.
        - Хорошо, - по-доброму усмехнулась девушка, вставая. - Сейчас приду.
        Оглянувшись, она нашла маленькую мигающую зелененькую звездочку и мысленно улыбнулась. Спокойной ночи, любимый.
        ...Ночные сумерки опустились на маленький городок Шесток в шестидесяти верстах от границы Балора и земель вампиров. Хозяин единственной в городе таверны зажигал фонари у входа, чтобы привлечь клиентов. Несколько завсегдатаев уже сидели внутри, потягивая, кто пиво, кто самогон, но этого было недостаточно, чтобы держаться на плаву. У местных деньжата не то, чтобы не водились, но, как правило, оседали в карманах их женушек раньше, чем успевали попасть к нему в руки. То же, что доходило-таки до него - в основном медь, редко сребрушки. А часто местные оставляли в залог вещи: куртки, шапки, сапоги. Самые отчаянные даже портки оставляли! А вот приезжие... Да взять хотя бы того, что приехал полчаса назад, весь такой уставший, пыльный. Сразу комнату заказал и теплой воды принести велел, а пока все готовили, поужинал и тут же расплатился золотым, а от сдачи отказался, лишь велел его не беспокоить. Начальник стражи сказал ему по секрету за кружкой хереса, что незнакомец приехал от вампиров. Да хоть от Бесса, лишь бы платил!
        Смыв с себя дорожную пыль, Брайас повалился на кровать. Тело ныло от усталости, но сна не было - беспокойные мысли о Совете, о Темных, о Миле никак не давали ему заснуть. Повернувшись на бок, он вспомнил сегодняшнее утро и улыбнулся, поймав себя на том, что бессознательно обнимает одеяло и шумно втягивает воздух, словно пытаясь уловить запах ее волос. Возможно, Лесс прав, он и правда с ней с ума сойдет! И все же... "Спокойной ночи, любимая" - мысленно прошептал он, бросив взгляд на окно. Там, на сине-черном небосклоне среди множества ярких звезд горела одна маленькая, почти незаметная звездочка, мигавшая зеленоватым светом.
        ***
        Следующий день начался для Эмили неприлично рано - с первыми лучами солнца. Верховная жрица Долины Орра, устав ее будить, взяла со стола кувшин с водой и вылила его на девушку. Ошеломленная Мила тут же подскочила на месте, как ужаленная, укушенная и ошпаренная одновременно.
        - Как водичка? - Ванда широко зевнула, прикрывая рот свободной рукой, во второй она все еще держала кувшин, из которого лилась вода. Взглянув на нее, девушка увидела, что глаза жрицы были закрыты - она все еще спала!
        - Холодная! - сердито воскликнула Мила, забирая у нее кувшин и ставя его обратно на стол. - Ты же спишь, Ванда!
        - Ага, - зевнула она еще раз и, щелкнув пальцем, высушила постель и тут же прилегла на нее. - Терпеть не могу вставать в такую рань.
        Она накрылась одеялом и засопела.
        - Но... - Мила на секунду потеряла дар речи, - Какого лешего ты меня разбудила??
        - А-а, - очередное сладкое позевывание донеслось из-под одеяла. - Так у тебя же тренировка. Вот и иди, разминайся. Два круга, как договаривались! И не халтурь - узнаю сразу. Как пробежишься, заходи, будем заниматься.
        Мила пожала плечами - в конце концов, это она к ней в ученицы напрашивалась, а не наоборот. Но все равно было как-то обидно вставать, когда все вокруг еще спали.
        - Проснулась бы, хоть для моральной поддержки, а? - с надеждой спросила она, натягивая бриджи и рубашку. Но Ванда упрямо промычала:
        - У тебя Дымка для поддержки, это она меня разбудила, - и, высунувши руку из-под одеяла, показала на дверь.
        Переодевшись, девушка вышла на улицу, где возле крыльца подремывала Дымка.
        - И ты туда же! - укоризненно возмутилась девушка, спускаясь с крыльца. - Помощнички!
        Натянув сапоги, Мила немного размяла руки и ноги и тихонько побежала по известной дорожке. Немного подумав, Дымка потрусила за ней следом. По-видимому, она решила, что девушка хочет поиграть с ней в догонялки, поскольку, обогнав ее, она дожидалась пока Мила добежит до нее, а потом вновь отбегала. Заметив, что девушка даже не пытается ее догнать, она фыркнула ей в лицо, а когда та отвернулась, ткнулась ей в плечо, да так сильно, что та не удержалась на ногах и села на пятую точку.
        - Ах, так, да? Ну ладно! - встав с земли, Мила отряхнулась и, сделав два решительных скачка, легонько шлепнула ее по крупу. Кобыла возмущенно заржала и оглянулась. - Что? Теперь ты водишь! - девушка ехидно улыбнулась и ловко увернулась от подлетевшей к ней лошади. - Ха!
        Они продолжили свой путь дальше: Дымка то убегала, то останавливалась, дожидаясь милу, а девушка пыталась ее догнать и коснуться. Неожиданно они столкнулись со стадом коров, которое вел уже знакомый Миле пастух.
        - Здравствуйте, Кессар! - она помахала ему рукой.
        Пастух тоже узнал девушку и поздоровался с ней.
        - Здравствуйте, Мила. Едва рассвело, а вы уже с полей идете, - ухмыльнувшись, заметил он.
        - Да мы тут с Дымкой... - она оглянулась и увидела, что лошадка неуверенно пятится от незнакомого вампира и стада. Тогда девушка подошла к ней и успокаивающе погладила ее по шее. - Мы с Дымкой решили немного размяться с утречка, - она подвела кобылку поближе к Кессару и коровам. "Не бойся, милая, не бойся, я с тобой" - мысленно твердила она Дымке, и кажется, лошадка слышала ее, потому что, поколебавшись, все же пошла за ней.
        - Так это ваша лошадка? - удивился Кессар. Ему самому не раз приходилось видеть эту дикарку издалека, когда она по полям скакала или сено таскала.
        - Теперь да, - улыбнувшись, Мила нежно пробежалась пальцами по всклоченной гриве. - Осталось только в порядок ее привести.
        - Хм, - усмехнулся Кессар, - тогда желаю вам удачи, потому как лошадка эта с норовом! - и, попрощавшись, погнал стадо дальше, на пастбище.
        - Они не верят, что у нас получиться, но мы ведь с тобой обе упрямые, - она хитро подмигнула Дымке. - Мы еще им все покажем! А пока что давай поторопимся, чтобы Ванда не успела выспаться!
        Но коварный план мести не удался - жрица встретила их на крыльце.
        - Ну и где вы так долго пропадали? - спросила она, поднимаясь. - Неужели и вправду два круга дали?
        - Вроде того, - усмехнулась Мила, - играли с Дымкой в догонялки.
        - Даже не буду спрашивать, кто выиграл, - хмыкнула жрица в ответ. - А теперь займемся делом.
        Мила никак не могла дождаться, когда же закончиться тренировка, чтобы можно было заняться Дымкой. Ванде даже приходилось пару раз одернуть ее, возвращая на землю.
        - Если не сосредоточишься на занятии, ничему не научишься! - сердито говорила она, отправляя в очередной короткий полет вверх тормашками. - Соберись!
        И Мила собиралась, сосредотачивалась и вновь атаковала или защищалась. Наконец, когда все показанные упражнения стали получаться, Ванда решила закрепить успех и вызвала девушку на поединок. К своему удивлению, Эмили даже удалось уклониться от одного выпада и отвести мечом другой, правда, следующий удар едва не рассек ей лоб.
        - На сегодня достаточно, - смилостивилась жрица, - можешь отдохнуть, а я пока принесу что-нибудь перекусить.
        Мила повалилась на траву, даже не пытаясь добраться до храма. Обеспокоенная Дымка подошла к ней, заботливо обнюхала лицо и тихонько заржала.
        - Слышишь, как она тебя зовет? Вставай! - Ванда уже вернулась с бутербродами, кувшином с молоком и двумя стаканами. - Держи, - она протянула ей еду и села рядом.
        Девушка отломила кусочек белого хлеба с вареньем и дала его Дымке. Она придирчиво осмотрела предлагаемое ей яство, будто королевский дегустатор, выбирая, чем бы на сегодня отравиться, и, смилостивившись, съела кусочек.
        - Избалуешь ты ее, - Ванда осуждающе покачала головой. - Испортиться.
        - Ничего, от одного раза не испортиться, - улыбнулась Мила. - Ты своих лошадок тоже наверняка баловала.
        - Бывало, - усмехнулась Ванда. Вот только давненько это было, теперь она все больше пешком ходит или телепорт использует. - Чем лечить думаешь?
        - На ничего особенного, - Мила пожала плечами, - полынь, чистотел, тысячелистник и немного подорожника.
        - А почему не магия? - удивилась жрица. - Ты ведь так легко преодолела мою защиту.
        - Да, но твоя защита - искусственная, а у нее - наследственная, от единорогов досталась. Но можно попробовать, - сказала она поднимаясь. - Дымка, иди сюда.
        Девушка положила руки на спину кобылке и попыталась сосредоточиться на своем желании, но ничего не получалось. Стоило ей подумать о Дымке, как в голове тут же появлялся туман, какая-то рассеянность, а затем и боль. Мила отступила от нее на шаг и тряхнула головой, пытаясь отогнать морок. Нет, что-то она не так делает, в конце концов, Сила есть во всех существах этого мира, значит, теоретически, у нее должно было получиться. А практически - пока никак. Может, попробовать с расстояния?
        Отступив еще на шаг, она сфокусировалась уже не на лошади, а на Силе, которая должна окружать ее. И после непродолжительных усилий, смогла увидеть ореол вокруг Дымки - слабый, бело-золотистый. Другой, гораздо более яркий и разноцветный, девушка увидела вокруг Ванды. "Должно быть это то, что некоторые называют аурой", - догадалась она.
        Вернувшись к лошади, Мила еще раз внимательно рассмотрела ее ауру - она напоминала старинный гобелен - видны были и замысловатый рисунок, и красивые переплеты нитей, слагающих его, но все выцветшее и потрепанное. Тогда девушка стала усиливать ауру, делая рисунок ярче, а нити прочнее. Наконец, когда с работой было покончено, она устало опустила руки и медленно осела на землю.
        - Фуфф... - выдохнула она, стараясь не потерять сознание. - Вроде бы получилось...
        Она с удовольствием посмотрела бы на свою работу, но в глазах рябило, а уши словно заложило, и дышать трудно.
        - Горе мое луковое, - пробормотала Ванда, обмахивая Милу. - Стоило ли на лошадь тратить весь запас?
        И ее тоже Бесс дернул про магию сказать - и травками можно было бы вылечить.
        - Мне к Источнику нужно, - заплетающимся языком проговорила Мила и попыталась подняться, но тело ее не слушалось. Ванда подхватила ее под мышки и оттащила к храму. Там, отлежавшись в Круге, Мила пришла в себя:
        - Мда, - пробормотала она, сидя на полу и прижимаясь спиной к одной из колонн. Девушка чувствовала, как Сила из Источника вливается в нее, будто из водопада, пробирая все до последней клеточки. - Это будет еще один урок - разумно расходовать Силу и беречь баланс.
        - Мда, - усмехнулась Ванда, - только дороговато обходятся нам твои уроки.
        - А что делать, - вздохнула Мила, - если теории с гулькин нос, а делать надо. Вот и приходится доходить до всего практическим путем. Зато теперь Дымка здорова, верно, Дымка? - она повернула голову в ее сторону. Внешне лошадь ничем не изменилась: такая же грязная и нечесаная. - Однако вымыть тебя все равно не помешает. Я возьму репейное масло? - спросила она у Ванды, также обессилено сидевшей рядом.
        - Бери, - криво улыбнулась она, - если найдешь.
        Благодарно кивнув, Мила тихонько поднялась и, удостоверившись, что хорошо стоит на ногах, пошла к дому. Там, порывшись в баночках и бутылочках, стоявших на столе, отыскала нечто похожее с потертой этикеткой "р...ейно.. ..сло" и, прихватив собой вместе с ведром и гребнем, вернулась к лошади.
        - Пойдем, горемычная, - хмыкнула она Дымке и повела ее туда, где вчера Шеду отмывала.
        Набрав в ведро воды, и сделав из тут же сорванной травы некое подобие мочалки, стала оттирать бока Дымки. По началу лошадке было непривычно, она то и дело оглядывалась, оборачивалась, принюхивалась, но, убедившись, что ничего страшного с ней делать не собираются, успокоилась и стояла неподвижно. Мила старательно отмывала ее шкуру, на которой теперь не было и следа от былых язв и рубцов, до чистого блеска шерсти, время от времени меняя воду и "мочалку".
        Обтерев Дымку сухой тряпкой, в которую превратилась многострадальная хлопковая рубашка девушки, Мила решила приняться за гриву и хвост. Конечно, самое простое, это обрезать и то и другое, но она все-таки пожалела кобылку и принялась терпеливо вычесывать все колтуны, колючки и репьи.
        Убив на это весь остаток дня и сил, Мила все-таки добилась своего, и теперь Дымка предстала во всей красе. Ее шерсть оказалась чуть светлее, чем она думала - жемчужно-серая с серебряным отливом, длинная темно-серая грива, заплетенная в косу, и узкие, смолянисто-черные копытца, доставшиеся ей от кьянни и говорившие о том, что она может бегать как по мягкой земле Долины, так и по скальным выступам Каменного пояса. Дымка с любопытством рассматривала себя в отражении, особенно ярко-голубую ленту, которую Мила для забавы вплела ей в гриву, и точно такую же - в хвост.
        - Ты бы еще сарафан на нее напялила! - усмехнулся внезапно появившийся Лесс.
        Мила даже не стала поворачивать голову, чтобы ответить на его шпильку.
        - Подаришь - надену, у меня не тот размер, - устало хмыкнула она. Под вечер покрасневшие руки болезненно ныли.- Чем обязана столь высокому визиту?
        - Ванда задержалась на дальних полях и просила тебя проверить. Сказала, что ты сегодня себя неважно чувствуешь.
        Мила усмехнулась:
        - Неужели вы и в правду держите меня за ребенка?
        - Только когда ты начинаешь так себя вести, - ответил Лесс и улыбнулся.
        - Ясно. Тогда буду больше молчать, и может быть сойду за умную, - хмыкнула Мила.
        - Может не надо? А то вдруг погода изменится? Снег пойдет... - съязвил вампир.
        Как не странно, но Мила отчего-то вспомнила видение. Все действительно изменится, но когда? Лесс очень удивился, когда девушка не только не ответила на его колкость, чего прежде не случалось, но лицо ее вдруг стало грустным и каким-то отчужденным.
        - Эй, ты точно хорошо себя чувствуешь?
        - Да хорошо, хорошо, - Мила заставила себя улыбнуться, - просто устала немного. От Брайаса не было никаких сообщений?
        - Нет. Он ведь еще не добрался до Стограда. А что? Скучаешь?
        - Немного, - неохотно призналась Мила. - С Вандой скучать особенно некогда.
        - Это верно, - с усмешкой согласился Лесс.
        - Просто тебе не кажется странным, что Совет Ковена будет собираться ради того, чтобы разобраться с одним магом?
        - У них всегда так, любой вопрос вместе решают, на то он и Совет, - само собой разумеющимся тоном сказал вампир и тут же сменил тему. - Не волнуйся понапрасну. Лучше скажи, когда ты собираешься проехаться на Дымке верхом?
        - Не терпится расстаться со сбруей? - ехидно спросила Мила.
        - Не могу дождаться, когда увижу дом Ванды, - хмыкнул Лесс.
        - Что ж, не буду заставлять тебя ждать, - прокряхтела Мила, разминая уставшие конечности, и подойдя к Дымке, обернулась к вампиру:
        - Не подсадишь, а то тут высоко.
        Вздохнув, Лесс встал рядом с ними, заставив Дымку беспокойно покоситься.
        - Тише, милая, тише, - Мила погладила ее по спине и, поставив ногу на сцепленные вместе руки Лесса, с сомнением посмотрела на него: - Выдержишь?
        Вампир хмыкнул и пружинистым движением подбросил ее вверх. Девушка еле успела ухватиться за Дымкину шею, чтобы не слететь с гладкой спины. Удержав равновесие, она осторожно выпрямилась и тихонько двинула коленями, но ничего не произошло.
        - По-моему, ей нужно что-то посущественнее, - сказал вампир и шлепнул лошадь по крупу. Кобыла, до этого стоявшая совершенно спокойно, от такой наглости поднялась на дыбы и, сорвавшись с места, понесла Милу вперед.
        - Лесс!! - только и успела гневно взвизгнуть она, вжимаясь в спину лошади. Дымка мчалась во весь опор, все дальше и дальше убегая от столицы Орры. Отдельные деревца, попадавшиеся им по дороге, казались частоколом. Смотреть под ноги просто было страшно.
        Только бы не упасть, только бы не свалиться! Наплевать на отбитый зад и закостеневшие руки, которые навряд ли удастся разжать, когда они остановятся. Хотя, чем дольше они ехали, тем больше и больше она склонялась к мысли "если они остановятся". Лошадь бежала так легко, будто не чувствовала на себе седока, и явно получала от этого удовольствие, чего нельзя было сказать о самом седоке.
        - Дымка! Дымка-а-а!! - взвыла девушка, трясясь у нее на спине. - Дымушка!! Милая... - жалобно пропищала она, видя впереди высокую каменную стену. Кажется, все-таки придется увидеться с Максом и Бесом еще раз... и навсегда.
        "Дымка, Дымка, девочка моя хорошая, остановись, пожалуйста. Стой, моя хорошая, стой", - собрав последние силы, девушка мысленно успокаивала ее, поглаживая по шее. Лошадь немного замедлила бег, перейдя сначала на быструю рысь, а потом и вовсе тихонько затрусила вдоль стены.
        - Хорошая девочка, хорошая, - девушка нервно подрагивающими не то от мандража, не то от напряжения, пальцами перебирала плетеную гриву. Лошадка довольно фыркнула и покачала головой. - Умница, ты просто умница! - она тихонько похлопала ее по холке. - Только не надо больше так резко начинать, хорошо?
        Мила неуверенно выпрямилась и осмотрелась: в одной стороны стоял лес, упиравшийся в странную каменную стену, стоявшую посреди поля. С другой стороны были видны те самые поля, среди которых виднелась одно маленькое пылевое облако. Должно быть, это за ними кто-то ехал и всей Долине крупно повезет, если это будет не Лессандр. В противном случае, они рискуют потерять своего первого советника раньше времени!
        - Мила! Слава Максии, я тебя нашел! - Лесс спешился и подбежал к неподвижно сидящей девушке. - Ты цела? Ушиблась? Не молчи, скажи что-нибудь!
        И она сказала... полным развернутым текстом на нескольких языках (общий, свой родной и пара тролльих диалектов) все, что накопилось за всю поездку, при этом, не забывая душить его двумя руками, которых, к сожалению, не хватало, чтобы охватить его шею. Под конец, когда весь словарный запас был исчерпан, она перешла на более безобидные:
        - Гаденыш! Зараза! Конь педальный! Чтоб тебя... Чтоб тебя орки темной ночью за девушку приняли! Спорщик, мать твою! Помощничек хренов! У-у-уфф!
        Эмилия глубоко выдохнула и, отпустив даже не пытавшегося сопротивляться вампира, перекатилась на спину и теперь пыталась отдышаться.
        - Могла бы просто сказать, что больше твою лошадь не трогали, - невозмутимо заметил Лесс. Девушка тихо застонала в бессильной злобе и молча потянулась к его горлу. - Стоп-стоп-стоп!! - он отвел сжимающую руку и приподнялся на локтях. - Да понял я, понял!! Извини, слышишь? Я не знал, что так отреагирует Дымка твоя психованная!
        - А башка тебе на что, советник, тудыть твою налево! - хрипло прошипела Мила напрочь сорванным голосом.
        - Возможно, - спокойно согласился Лесс, потирая горло, - и все же признай - она ненормальная, так же как и ты!
        - Слушай, может, тебе, и правда, жить надоело? - прищурившись, спросила она. - Так ты скажи, я за Шеду сбегаю. С ним все лучше получится!
        - Шеду? А это еще кто? - насторожился Лесс. Он не знал никого с таким именем, живущим в Долине. Не хватало еще, чтобы она связалась с каким-нибудь посторонним, мало ли кем он может оказаться. Если с ней что-нибудь случится, Брайас точно голову ему оторвет.
        - Хранитель, - отрезала девушка. - Так мне сбегать или еще помучаешься?
        - Помучаюсь, - неприязненно ответил вампир.
        Они молча отпрянули друг от друга и разошлись, каждый к своей лошади. Дымка сторонилась кьянни, так и, порываясь убежать, но, все же, отбежав на десяток метров, остановилась, услышав голос Милы.
        - Ты, что, опять собираешься на ней ехать? - изумился вампир, глядя на ее тщетные попытки забраться на спину лошади, которая так и норовила увильнуть от нее. - И это после всего??
        - Я ее не брошу, и надеюсь, что она меня тоже, - твердо проговорила девушка, ведя вредную кобылу, никак не желавшую, чтобы на ней ехали, к огромному булыжнику, выпавшему из стены. - К тому же, не уверена, что не выкину тебя из седла, если буду рядом, - мрачно усмехнулась она, взбираясь на камень. - Уж слишком соблазн велик!
        "Ну и Бесс с ней!" - решил Лесс, разворачивая кьянни. Хочет отбить последние мозги - пожалуйста! Пусть хоть шею себе сломает! Может, хоть тогда Брайас найдет себе какую-нибудь нормальную бабу, без закидонов! И все же прежде чем тронуться с места, оглянулся и убедился, что девушка крепко держится на спине у Дымки. Лошади быстро перешли на мелкую рысь, двигаясь синхронно, но на приличном расстоянии - ни Дымка, ни ее хозяйка не горели желанием приближаться к вампиру и кьянни.
        - Ты не могла бы поторопиться?!! - не выдержал Лесс, окликнув ее. - Так мы только к утру до дома доберемся!
        - А я никуда не тороплюсь! - крикнула она в ответ, тем не менее, подгоняя коленями свою кобылу.
        - Знаешь, Мила, а я ошибался! - злобно отозвался вампир, дождавшись, пока они поравняются. - Ты стерва, и еще та!!
        - Слава богу! - воскликнула Мила. - А то я уже начала пугаться, что теряю сноровку!
        Дымка сначала боязливо косилась на кьянни, бегущего рядом, но тот, кажется, боялся не меньше, но не кобылы, а ее хозяйки. Несчастная животина видела, как над его хозяином издевались, а тот даже не пальцем не пошевелил, чтобы ее остановить. А теперь эта страшная женщина, пышущая злобой как дракон с гаймаритом, ехала совсем близко. Кажется, еще немного и от нее молнии полетят.
        В воздухе, и правда, пахнуло озоном, а над полями пронесся, шурша травой и качая деревья, холодный пронизывающий ветер. Скоро должна была начаться гроза - тяжелые, свинцово-серые тучи собирались в кучу, накрыв землю своей огромной тенью.
        - Далеко еще до города? - спросила Мила, озабоченно глядя на сине-серый горизонт - там уже шел проливной дождь, под который совсем не хотелось попадать.
        - Если будем ехать в прежнем темпе, то минут тридцать, - отозвался Лесс.
        - Значит, нужно поторопиться, - проговорила Мила, прижимаясь поближе к Дымке и сильнее похлопывая ее коленями и мысленно прося ее ускориться. Девушка сама была не уверена, как лошадь отнесется к грозе, не испугается ли, не понесет ли в ненужную сторону. К тому же вероятность свалиться с мокрой лошади была гораздо выше, чем просто с лошади в мыле. - Вперед, Дымка, вперед! Поехали домой.
        Они снова разделились: вампир поскакал вперед, показывая дорогу, а девушка чуть поотстала, заставляя кобылу бежать быстрее. Наконец, Дымка поняла, чего от нее хотят, и, перейдя на быстрый галоп, вскоре догнала кьянни.
        В город они буквально ворвались, словно за ними попятам гнались обезумевшие орки кочевники верхом на бешенных кнайах, а не обычная гроза с громом, молниями, бьющими в землю и серым ливнем без надежды на просвет. Дымка по инерции бежала за кьянни, и так же вслед за ней забежала на двор конюшни, и лишь почувствовав вокруг сильный запах других лошадей начала нервно всхрапывать, отступая и суча задними ногами.
        - Ты молодец, ты просто умница, - обессилено распластавшись у нее на спине, Мила слабо поглаживала ее успокаивая. - Все хорошо, теперь нам нечего опасаться. Сейчас мы тебя напоим, накормим, оботрем...
        - Спокойно, Дымка, спокойно, - Лесс, осторожно подошел к испуганной лошади и, улучив момент, ловко сдернул безжизненное тело Милы. - Ты молодец.
        - Я уже ей это говорила, - еле слышно прохрипела девушка.
        - Я не про лошадь, - усмехнулся вампир, затаскивая ее под крышу. - Ты молодец, не каждый выдержит такую поездку, да еще и на кьянни.
        - Она лишь наполовину кьянни, - отозвалась Мила, - а вообще, я просто падать не люблю. Пусти, - она попыталась встать, но вампир ее удержал, - ее надо загнать под крышу. Ей наверняка тоже страшно.
        Кьянни, стоявшие в стойлах, нервно ржали и всхрапывали, чувствуя приближение грозы. Один конюх пытался их успокоить, а второй занимался с лошадью Лесса.
        - Сиди, я сам с ней разберусь, - в очередной раз усадив ее на тюк с сеном, он пошел во двор, где металась Дымка.
        Мила только головой покачала, глядя, как он пытался успокоить кобылу. Конечно, опыта у нее было в сто, тысячу раз меньше, но зато это была ее лошадь, которая сама выбрала ее и значит, должна послушать. Собравшись, она встала и на подгибающихся ногах поковыляла к воротам конюшни. Там прислонившись к двери, она негромко позвала Дымку, даже не столько голосом, сколько сердцем. Не известно, это Лесс ее уговорил, или она все-таки услышала девушку, но Дымка, наконец, остановилась и позволила завести себя в свободное стойло.
        - Я тебя люблю, - тихо прошептала Мила ей на ушко, поставив передней корыто и наполнив его водой.
        Налетевший ливень миллиардом прозрачных капель зашуршал по соломенной крыше конюшни. Работники еле успели прикрыть ворота от шквального ветра, с силой ударившего в тяжелые деревянные створки. На улице яркой вспышкой высветила небо молния, и вскоре послышался первый раскат грома, приведя животных в священный ужас. К удивлению Милы, Дымка даже не оторвалась от питья, лишь слегка повела ухом, точно проверяя в какой стороне гремит.
        - Мда, Дымка, - тихо проговорила Мила сорванным голосом, обтирая ей взмыленные бока, - пожалуй, он в чем-то прав. Мы и вправду с тобой не нормальные..., - и хмыкнув, добавила, - точнее, необычные.
        - Рад, что ты это признала, - заявил Лесс, протягивая ей торбу с овсом для Дымки. - Держи, кажется, только у нее сейчас аппетит отменный. Мой в такую грозу ничего не ест!
        Мила показала торбу кобыле, которая, принюхавшись, с повелительной благосклонностью приняла еду и, зарывшись мордой в торбу, принялась аппетитно уплетать предложенный овес. Накинув лямку ей на голову, девушка продолжила работу. Закончив, она вышла из стойла и, притворив за собой дверь, доплелась до тюков с сеном и рухнула на один из них. Гроза была совсем близко, раскаты следовали один за другим, и казалось, что даже земля дрожит от этих звуков, но Миле было все равно. Пожалуй, даже конец света, захоти он сейчас произойти, не напугал бы ее, а в лучшем случае, заставил бы подвинуть ноги от набегающей лавы. И все же ей вспомнилась одна вещь, которая заинтересовала ее, но спросить про нее она так и не успела.
        - Лесс, - приоткрыв глаза, спросила она, - а что это за стена, у которой мы останавливались?
        - А это, - неохотно отозвался он с соседнего тюка. - Это часть огромной стены, некогда отгораживавшей земли вампиров от людей.
        - И кому пришла в голову такая светлая идея? - саркастически спросила девушка. Строительство Великих стен собственно ради ограждения она считала глупейшим занятием, поскольку ни одна из них, будь то в Китае, Берлине или еще где, не выполняла своей прямой функции. Сигнальная, транспортная - какая угодно - но только не оградительная. Слишком много места, которое нужно охранять и слишком мало людей, которые могут это делать постоянно. А тот, кто хочет перебраться, обязательно очутится на той стороне, если найдет нужную лазейку.
        - Людям, конечно, - хмыкнул вампир. - Они мастера придумывать что-нибудь эдакое.
        Мила понимающе усмехнулась в ответ:
        - Наверно, она еще и не достроена была?
        - История об этом умалчивает, - ехидно улыбнулся вампир. - Ну что, мир? - он протянул девушке руку.
        - Мир, - она приподнялась и пожала его руку, а потом вновь откинулась на солому. - Горло не сильно болит?
        - Нет, - хмыкнул Лесс. - В следующий раз, если захочешь от кого-нибудь избавиться, придумай что-нибудь посущественней.
        - Хорошо, - миролюбиво отозвалась Мила, - в следующий раз, когда доведешь меня, попробую сломать тебе кадык. Так достаточно существенно? - она подняла голову и язвительно улыбнулась ему.
        - Ты все-таки стерва, - устало констатировал Лесс.
        - А ты упырь, - ответила она, - но я же терплю.
        Вампир негромко рассмеялся:
        - Кажется, теперь я начинаю понимать Брайаса и искренне ему сочувствовать.
        - И что же именно ты понял?- Мила удивленно приподняла бровь, но Лесс этого, конечно же, не увидел, поскольку они оба смотрели в потолок.
        - Когда он сказал, что на тебя не возможно долго сердиться. Ты забавная.
        - Забавная??? - тут Мила даже села.
        - Ну да, - Лесс удивленно приподнял голову, пытаясь сообразить, что же он сказал не так. - А что? Тебе не нравиться?
        - Хм, - неопределенно хмыкнула она, - в общем-то, ничего, просто это не совсем те слова, которые хотелось бы услышать от... него.
        - А чтобы ты хотела услышать? - хитро спросил он, но, пребывая в задумчивости, девушка не заметила этого.
        - Ну...,- с неохотой протянула она, обхватив колени руками и уперевшись в них подбородком, - милая... Родная... Любимая...
        Единственная... Некоторые слова, особо важные для нее, она не любила часто произносить, словно боялась их обесценить от излишнего повторения. Но Лессандр спросил ее сам:
        - А как же единственная? Неужели ты не хочешь быть единственной для него?
        - Но ведь есть еще Тан. В свое время Рисса и Лея рассказывали, что он действительно любил ее. Поэтому я не единственная, а просто другая, - негромко ответила она.
        В конце концов, она прежде тоже влюблялась, и все же теперь ей казалось, что до сих пор она не любила по-настоящему. Брайас стал для нее единственным, которого как в старинных романах, ждут всю жизнь и, не дождавшись, умирают в тоске и одиночестве с тремя кошками и ярлыком "старой девы". И все же лучше так, чем с кем-то другим. Но ей повезло встретить Брайаса и теперь она сделает все, чтобы не потерять его, и спасти всех остальных.
        Лесс заметил, как лицо ее сделалось грустным, она ушла в себя и явно не собиралась возвращаться. Неужели все из-за этой длинноухой?
        - Знаешь, вообще-то он не говорил про забавную. Это я от себя добавил, - признался он. - Брайас сказал, что не может долго на тебя сердиться, потому что, когда смотрит на тебя, его сердце замирает, а потом начинает учащенно биться.
        - От страха? - иронично усмехнулась она. Лесс закатил глаза: и как Брайас с ней справляется? С ней же совершенно не возможно говорить о чувствах - она все переводит на шутку!
        - От любви, - мрачно ответил вампир, сердито глядя на нее.
        - Я поняла, Лесс, - глаза ее были насмешливы, а на губах была снисходительная улыбка.
        - Так какого хрена... - вампир захлебнулся от возмущения.
        - Просто хотела тебя побесить, - ехидно ответила она.
        - Ну ты и... - выдохнул Лесс, но Мила его опередила:
        - Знаю, знаю... Кровосос.
        Вампир глухо рыкнул и на всякий случай заложил руки за голову, чтобы не поддаться искушению и не придушить ее. Тем временем, гроза прошла, и конюхи вновь раскрыли ворота, впуская свежий сыроватый воздух с запахом мокрой земли и зелени.
        - Что ж, Дымка, нам пора возвращаться домой, - Мила с неохотой поднялась на ноющие ноги.
        - А почему ты не хочешь оставить ее здесь? - встрял Лесс. - Место есть, еда тоже...
        Мила только пожала плечами:
        - Если она сама этого захочет, то пусть остается, - и, открыв дверцу стойла, пошла на улицу. У самых ворот она остановилась и оглянулась - Дымка как-то нерешительно шла за ней, то и дело, оглядываясь на столь гостеприимное стойло. Улыбнувшись, девушка вернулась назад и загнала лошадь обратно:
        - Вижу, тебе здесь понравилось. Что ж, оставайся. Завтра после тренировки я за тобой зайду, погуляем, - она убрала ленты из гривы и хвоста и, сунув их в карман, вышла из стойла и закрыла за собой дверцу. - До завтра.
        Дымка ласково ткнулась в протянутую к ней ладонь своим нежным бархатистым носом.
        - Можем завтра опять прокатиться, - злорадно улыбаясь, предложил Лесс, покидая вместе с ней конюшню.
        - Ну уж нет! - Мила отрицательно взмахнула руками. - Без седла и уздечки я больше не поеду. Кстати, с тебя полная сбруя! - ехидно напомнила она.
        - Я помню, - буркнул Лесс.
        - Ну что, увидимся? - Они вышли на площадь, и Мила тут же свернула на нужную улочку, ведущую прямиком к храму.
        - А ты разве на ужин не идешь? - удивился Лесс. Время было уже позднее, и Маришка наверняка уже велела накрывать на стол. Возможно, они с Вандой даже успели поужинать. Мила подняла голову и посмотрела на ночное небо, проглядывающее сквозь рассеивающиеся тучи.
        - По-моему, это будет уже не ужин, а очень-очень ранний завтрак, - улыбнулась она. - Я перекушу что-нибудь у Ванды и тут же завалюсь спать. Завтра рано вставать... или уже сегодня? - она опять с сомнением посмотрела на небо. Ярко-белая луна была сейчас в зените, значит, скорей всего завтра. И все же... Сегодня был довольно длинный день, а завтра будет еще один, нужно отдохнуть. Во сне время бежит незаметно, так же как за тренировкой.
        Вдруг Мила с волнением подумала, что завтра будет третий день, когда Брайас наконец доберется до Стограда, а там еще четыре дня он снова будет здесь. А может быть и раньше, если использует телепорт. На усталом лице девушки появилось мечтательное выражение. Лесс, конечно же, догадался, о чем она задумалась и, понимающе улыбнувшись, отпустил ее домой.
        ***
        К полудню третьего дня пути показались шпили и стены столицы Балора как жемчужина, белевшие на голубой сверкающей ленте реки Ладки. Не заезжая домой, чтобы перекусить и переодеться, маг прямиком направился в Университет. Казимир Альбадарад, бессменный ректор и учитель Брайаса, как обычно был занят университетскими делами в своем кабинете, разбирая счета, жалобы и предложения. Причем первых и вторых было намного больше, чем последних. Наконец, на глаза ему попалась одна любопытная записочка, в которой один из его дипломников, находящийся на практике в Шеломнике - маленьком приграничном городке, недалеко от Орры, сообщал о необычных колебаниях потоков Силы со стороны Долины. Впрочем, в свете не столь отдаленных событий, сопровождавшихся открытием всех Источников сразу, подобные известия не были редкостью.
        "Хм, Орра..."- Казимир задумчиво постучал пальцем по столу. - "Ведь Брайас и Мила сейчас именно там. Неужели, наш Ключ вернулся?" Что ж, со дня на день Брайас должен вернуться, тогда все и выяснится. В дверь негромко постучали - три коротких стука и затем еще один. Ректор невольно улыбнулся - именно так вот уже почти двадцать лет он появлялся в его кабинете - сначала набедокурившим адептом, затем молодым преподавателем, теперь вот коллегой архимагом:
        - Входи, Брайас!
        - Здравствуйте, учитель! - улыбающийся маг вошел в кабинет и, поприветствовав Казимира, плюхнулся в кресло.
        - Рад видеть тебя, ученик! - ректор отодвинул в сторону бумаги и достал свой любимый чайничек и заставил его нагреться. - Слышал о вас с Милой, так это правда?
        Маг молча кивнул, довольно улыбнувшись. Ректор криво усмехнулся - все так, как он и предполагал, слухи оказались правдивы:
        - Что ж, тогда поздравляю тебя и сочувствую Миле. Боюсь, она не знает, на что соглашается. Быть женой мага-практика, да еще и некроманта не так-то просто.
        - Она тоже себе сочувствует, - хмыкнул Брайас, - и называет себя героической женщиной.
        - Значит, она не так наивна, как я думал, - одобрительно кивнул Казимир и разлил отвар из чабреца и душицы по кружкам и протянул одну магу:
        - Держи. Я тут немного простудился, теперь вот лечусь. Представляешь, какие-то шутники телепортировали прямо ко мне в спальню огромную глыбу льда с замурованным внутри каппитским грифоном. Просыпаюсь ночью от жуткого холода, а у самой постели это стоит. Я спросонья и залепил в него пульсаром. Эх, жалко, такой экспонат испортил!
        Брайас изо всех сил старался скрыть улыбку, то и дело, прихлебывая чай из кружечки, но учитель сразу же заметил его невинно-изумленный взгляд, говорящий о его возможной причастности.
        - Что-то мне подсказывает, - как бы невзначай заметил ректор, с прищуром посмотрев на Брайаса, - что ты был где-то поблизости.
        - Вряд ли, - маг с совершенно искренним сочувствием пожал плечами, - я ведь только сегодня в Стоград приехал.
        - Брайас! - ректор недобро покачал головой. - Врать бывшему наставнику не хорошо! Говори, откуда она взялась.
        Ехидно улыбнувшись, маг отхлебнул из кружки, испытывая терпение своего старшего товарища:
        - Откуда именно она взялась, я не знаю, - серьезно начал он. - Однако несколько недель назад появился на территории Орры в компании с мальтусским гльвом. Всех их, конечно же, уничтожили ради безопасности жителей, последнего Верховная жрица решила прислать в дар нашему музею, все-таки давно вымершая нежить в свежемороженом состоянии.
        - Хм, что ж, это похоже на нее, - кивнул Казимир и задумался. - Но кто же все это устроил? И как?
        Ректору были известно несколько способов, чтобы вернуть с того света существо, но только если оно умерло не так давно - лет десять назад, например. Но ведь и глев, и грифон исчезли так давно, что, пожалуй, даже Ванда их не видела. Впрочем, эта старая карга живет так давно, что возможно еще Максию живьем видела!
        - Нас это тоже удивило, - признался Брайас. - А из других областей ничего подобного не поступало?
        - Нет, - ректор отрицательно покачал головой, - только маленькая записочка о колебании Силы в районе Орры. Полагаю, они и были связаны с появлением этих тварей. Признаться, раньше я думал, что это Сила вновь вернулась к Миле, но кажется, ошибся, - ректор довольно отхлебнул из кружки.
        - Она вернулась, - спокойным, повседневным голосом сообщил Брайас, хотя глаза его говорили совсем о другом. Обменявшись с учеником взглядами, Казимир тяжело вздохнул и откинулся на спинку ректорского кресла.
        - Час от часу не легче: мало нам проблем с Темными, теперь еще появились вымершая нежить и Ключ. И все в одно время!
        - А что с Темными? - спросил маг, облокотившись на ручку кресла. - Что они такого сотворили, что Совет решил собраться? Опять на кого-то охотятся?
        - Скорее наоборот, - невесело хмыкнул Казимир, положив руки на подлокотники. - За ними кто-то охотится, причем очень профессионально. Кое-кто из Совета даже думал, что это ты, пока некто не вломился в Башню Безмолвия и не прикончил Толуаса прямо в его камере.
        Эта новость стала для Брайаса шоком: Башня охранялась лучше, чем королевская казна - лучшие архимаги накладывали на нее защитные заклинания так, что нельзя было даже за версту от нее появиться без специального амулета - сгоришь на месте. А здесь не только в Башню, в самую ее сердцевину - маленькую комнатку с толстенными стенами и узкой дверцей, запечатанной самыми сильными заклятьями из разряда запрещенных, проник кто-то и убил Главу Темных.
        - Но кто мог это сделать? - изумленно проговорил Брайас. - Есть какие-нибудь догадки? Предположения?
        - Нет, - вздохнув, ответил маг, - но известно, что после Толуаса, еще несколько крупных его сторонников также подверглись нападению. И Тан тоже... - осторожно проговорил Казимир, глядя на Брайаса. Все-таки их бурные отношения, длившиеся около десяти лет, не могли позабыться всего за полгода. Учитель понял, что оказался прав, когда увидел быстрый цепкий взгляд своего ученика. Он ничего не сказал, но явно желал услышать продолжение и Казимир не заставил его долго ждать:
        - Она жива, в отличие от всех остальных, - продолжил он. - Но, опасаясь повторного нападения, сбежала из-под стражи и скрывается где-то в окрестностях Высокого леса. По крайней мере, так предполагают его представители в Совете Ковена. На грядущем собрании они должны доложить о результатах поисков пропавшей. Думаю, было бы не плохо, если бы кто-нибудь из Совета так же поучаствовал в поисках, - он выразительно посмотрел на ученика, но тот лишь нахмурился:
        - Я думаю, сейчас будет самое лучшее - побыть рядом с Милой. Кто-то явно интересуется делами Темных, возможно и она тоже станет ему интересна.
        - Возможно, - согласился Казимир, но чутье ему говорило, что решение еще не окончательное. - Что ж, в таком случае, жду тебя завтра ближе к полудню - Совет Ковена начинается ровно в двенадцать.
        Брайас кивнул ему на прощание и, поднявшись с кресла, сказал:
        - Учитель, думаю, Ковену пока не нужно знать о Миле. Пусть, как и прежде думают, что она обычная смертная.
        - Хорошо, - согласился Казимир, отвлекшись от бумаг. - Но рано или поздно, они все равно узнают об этом.
        - В таком случае, уж лучше поздно - ей нужно время, чтобы попривыкнуть к своей Силе.
        Они обменялись понимающими взглядами и еще раз попрощавшись, Брайас вышел из кабинета ректора. Проходя мимо кафедры Прорицательства, он увидел, как в группе кучкующихся у двери студентов-практиков мелькнула ярко-рыжая шевелюра.
        - Лереина! - Брайас окликнул племянницу, что-то бурно обсуждавшую с однокурсницами.
        - Дядя Брайас! - девушка тут же бросилась душить его в объятьях. Непослушные локоны щекотали его нос и щеки и так и норовили попасть в глаза, так что ему пришлось немного отстраниться. - Представляешь, я только что экзамен по ясновиденью на "отлично" сдала. Последний, представляешь?
        - Поздравляю, - улыбнулся он, - и что же тебе такого привиделось, что Жабесса тебе пятерку поставила?
        - Да я увидела, куда пропадают все омолаживающие зелья с кафедры фитолечения, - хитро улыбнулась она и, заметив, что он один, тут же спросила: - А Мила где? Уже дома?
        - Нет, она в Орре осталась, - ответил маг. - Мы решили, зачем ей мотаться, лучше я один съезжу в Стоград и тут же вернусь.
        - А-а, - расстроено протянула Лея, - значит, она не приехала? Жаль... Ну что, пойдем домой или у тебя еще дела?
        Маг нежно улыбнулся племяннице и, обняв за плечи, ответил:
        - Пошли! Рисса наверняка что-нибудь вкусненькое приготовила по случаю твоего последнего экзамена!
        - Вообще-то, она готовилась к вашему приезду - с утра кашеварит! - усмехнулась Лея.
        - Будем надеяться, что она не сильно расстроится из-за отсутствия Милы и все-таки накормит нас! - рассмеялся Брайас, памятуя, что с недавних пор девушка стала еще одной любимицей старушки.
        Рисса и правда расстроилась из-за того, что Эмилия осталась у вампиров, но все же угостила мага своим фирменным рассольником из пяти видов мяса, а также тушеной зайчатинкой с овощами и праздничным пирогом из яблочного варенья.
        - Эх, заморят там совсем нашу девочку кровососы эти! - горестно вздохнула сердобольная старушка, глядя, как маг поглощает одно блюдо за другим.
        - Рисса, да брось ты эти причитанья! - возмутился Брайас, прожевав кусок зайчатины. - Ванда позаботится о ней, как о родной! - и немного засомневавшись, добавил: - На худой конец, там есть Маришка и Лесс, уж они наверняка ее не бросят!
        Рисса только вздохнула - позаботятся, как же! Особенно друг его клыкастый! Ох, уведут девку, как пить дать, уведут! Им это раз плюнуть - как мигнут своими глазищами, так все, считай, пропала! Женщина невольно схватилась за сердце.
        - Рисса! Тебе плохо? - Маг тут же подскочил на ноги и усадил старушку. - Выпей воды! -
        Лея тут же принесла стакан воды и протянула его Риссе, а Брайас сделал незаметный пас ее в сторону. - Вот теперь станет лучше! Ну что ты опять себе надумала? - с легкой укоризной спросил он.
        - Ничего, - сердито буркнула старушка, ставя стакан на стол, но не сдержалась: - Вот возьмут и уведут нашу Милу, что тогда делать будешь?
        - Да с чего ты взяла! - вымученно воскликнул маг. Что за день сегодня такой: с кем не заговоришь, все словно ждут, что они с Милой расстанутся!
        - Она у нас девушка видная, на нее, между прочим, другие мужики на улице засматриваются!
        - Ну и что! - вступилась Лея. - Дядя, между прочим, тоже не урод!
        - Спасибо, Лея, - хмыкнул маг, но его благодарность осталась без внимания, поскольку девушка, не останавливаясь, тут же продолжила:
        - А другие пусть смотрят, сколько влезет, все равно она дядю любит, она сама так говорила!
        - Глупенькая! - Рисса снисходительно улыбнулась Лее. - Да кто ж ее спрашивать будет! Вот возьмут, и утащат к себе, а там уж некуда деваться! В мое время так и поступали!
        Брайас с легкой усмешкой подумал, что в ее время люди в шкурах ходили и жили в пещерах.
        - Рисса, - успокоил ее маг, - ты же знаешь Милу. Ее нельзя заставить сделать что-нибудь, с чем она не согласна даже под страхом смерти!
        Но кухарка продолжала сидеть, обиженно поджав губы и обхватив себя руками, будто это ее уже схватили и утащили, Максия знает куда, и теперь уговаривают, Бесс знает на что.
        - К тому же завтра же я собираюсь вернуться в Долину, - вздохнув, добавил маг. - Как только разберусь со всеми делами здесь.
        Услышав это, старушка все-таки смягчилась и подала на стол ароматнейший яблочный пирог.
        ***
        На следующий день уже за полчаса до полудня Брайас был при полном параде в кабинете ректора. В это время сам ректор только готовился к выходу и облачался в темно-фиолетовую мантию архимага с отличительным золотым знаком на шейной ленте.
        - Ты знаешь, что Лереина решила заниматься оборотнями? - спросил Казимир, поправляя складки мантии - ректор Университета должен выглядеть всегда аккуратно и авторитетно, даже перед своими бывшими учениками.
        - Да, - хмуро отозвался Брайас из кресла. - Я говорил с ней об этом - она уверена в своем выборе и ни за что не хочет его менять.
        - Мда, и в кого она такая? - наиграно удивился учитель, хитро глядя на ученика в зеркало. - Помнится, один мой адепт здорово увлекся упырями, и как я его не отговаривал, все равно уехал. Правда, сначала к вампирам подался, - здесь он ехидно хмыкнул, - но зато теперь у нас есть бесценный труд в виде курсовой об обитателя Долины Орра.
        - И чучело каппитского грифона, присланного благодарными обитателями в фонд Университета, - также ехидно добавил Брайас.
        - Ладно, хватит болтать, на Совет опоздаем! - воскликнул Казимир и открыл портал, ведущий прямиком в залу Совета Ковена, где их ждали другие архимаги.
        - И все-таки дай девочке попробовать свои силы, - негромко сказал Казимир, усаживаясь в свое кресло за круглым столом.
        - Да я и не собирался, - также тихо отозвался Брайас, занимая свое место, подле учителя. - Просто дал пару ценных советов и защитный амулет.
        Казимир невольно улыбнулся - защитные амулеты Элатара были известны своими анти-нежитийными свойствами. Похоже, его племяннице придется-таки поменять тему, поскольку ни один хоть сколько-нибудь здравомыслящий оборотень не подойдет к ней и за сотню шагов, даже в человечьем обличии. Ректор даже начал придумывать, какие новые темы можно было бы предложить девушке, когда все, наконец, собрались, и Совет начался.
        Первым по традиции начал Кериан Гром, один из вольных чародеев, не работающих ни на одно из правительств Семи королевств, но пользовавшийся большим авторитетом среди всех остальных членов Совета из-за былых заслуг. Некоторые из его подвигов уже давно стали легендами или вошли в учебники по боевой магии, по которым все остальные, включая Казимира, учились в Университете. И теперь этот величественный старик восседал в своем кресле, будто на троне, и снисходительным взглядом сюзерена осматривал прочих архимагов, в немом молчании сидящих за столом. Кериан Гром повелительно поднял правую руку и поприветствовал всех присутствующих, сразу же перейдя к делу.
        - Полагаю, вы все в курсе, по какому поводу мы здесь собрались, - сухим, скрипучим голосом проговорил он. - Арчер Толуас мертв, так же как и другие члены Темного Совета. Похоже, кто-то лучше нас справился с ним. Сразу же возникает только два вопроса: кто он и какую цель преследует?
        - Возможно, он наш союзник, - негромко предложил Главный придворный маг Валлии Рамнон Скитский. В свое время он был очень талантлив, и едва став магистром в неполные девятнадцать, немного поспешил, применив заклятие вечной молодости. В последствие это стало для него большой проблемой, поскольку большинство воспринимали как молоденького адепта, позабыв, что "адепту" уже двести лет. Вот и сейчас, даже зная истинный возраст Рамнона, его более молодой коллега - стотридцатилетний Дарен Жатеский грубо перебил архимага.
        - Ерунда! Будь он нашим союзником, то непременно явился бы сюда. Скорей всего, у него какой-то свой интерес, но какой?
        - Мы предполагаем, что он интересуется делами Темных, - выказался главный придворный маг Высокого леса и Первый Советник Его Величества Аллердаля Эрионель Тьелливен. Брайас мысленно усмехнулся, слушая, как холодным и беспристрастным тоном, со свойственным всем представителям эльфийской расы чувством собственного превосходства, друг докладывал о промахах и неудачах своих магов и стражей, будто это их новая тактика, а не досадный провал Высокого леса.
        - Нападение на Таниэль произошло три дня назад. Неизвестный проник к месту ее заключения, минуя защиту дворца и всего леса. Как и в предыдущем случае, он пошел сквозь все защитные и сигнальные барьером разом, телепортировавшись сразу на место.
        - Откуда такая уверенность, что это была именно телепортация? Вы нашли остатки телепартационной сетки или магический след от портала? - въедливо перебил его один из членов Совета, которого Первый Советник даже не удостоил взглядом, но все же ответил:
        - Никаких следов, как и в предыдущих случаях, не было обнаружено.
        - Так с чего вы взяли, что он не просто взял и вышел через потайной вход, подкупив стражу? - навязчивый архимаг продолжал допытываться от Эриона признания собственной беспомощности.
        - Это не возможно, - ответил спокойно советник. - К дворцу не возможно подойти незамеченным, а эльфийская стража, - он выделил голосом слово "эльфийская", намекая, что люди на это не способны, - всегда выполняет свои обязанности, невзирая ни на что.
        - Однако, вашей принцессе как-то удалось сбежать от вас, - язвительно заметил его оппонент, добившись от Эриона неприязненного взгляда. - Еще и спрятаться так, что вы найти не можете до сих пор, при этом, даже не имея Дара.
        - Поиски Таниэль ведутся и на настоящий момент мы уже добились определенных результатов, о которых я не уполномочен говорить.
        - Высокий Лес начал личное расследование, - хмыкнул Рамнон Скитский, недолюбливавший расу Перворожденных. И они отвечали ему взаимностью - представители Высокого Леса с неприкрытым презрением посмотрели на Главного мага Валлии. Желая прекратить эти перегляды, Кериан Гром поднял руку и сухо заметил:
        - Я напоминаю коллегам, что хоть мы и принадлежим к разным расам и по-разному относимся к некоторым вопросам, включая службу государству, все же мы все являемся членами Совета Ковена магов. И значит, сообща должны решать все проблемы, связанные с магией. И посему я предлагаю продолжить наш совет и прошу впредь воздержаться от всевозможных едких замечаний в адрес друг друга. Итак, поиски ведутся и есть результаты, но пока что не великие, иначе архимаг Тьелливен непременно сообщил об этом. Что ж, я полагаю, и думаю, коллеги со мной согласятся, - он обвел присутствующих взглядом, заставив некоторых отвести глаза, - Ковен должен направить помощь нашим эльфийским друзьям.
        По лицу Рамнона пробежала легкая тень ехидной усмешки и тут же исчезла, встретившись с колючим взглядом Кериана.
        - Я предлагаю кандидатуру архимага Брайаса Элатара. Данный молодой человек хорошо зарекомендовал себя в предыдущих компаниях, ему уже приходилось работать с Высоким Лесом и советником Эрионелем в частности, так что думаю, он идеально подходит. К тому же он был близко знаком с пропавшей и может предугадать ее возможные действия, - добавил он, немного помолчав. - Что скажете, архимаг Элатар?
        - Скажу лишь, что благодарю Совет за оказанное доверие, но позволю себе заметить, что нисколько не сомневаюсь в профессиональности эльфийских магов, а посему уверен, что им не нужна наша помощь.
        Вдруг один из членов совета, седовласый старец, сгорбившийся в своем кресле и что-то бормотавший себе под нос негромко, но отчетливо спросил у своего соседа:
        - Элатар, Элатар, Элатар... А это не тот маг, что вместе с Казимиром пытался скрыть от нас Ключ?
        - Кстати, - язвительно воскликнул Дарен Жатеский, облокотившись на ручки кресла и обернувшись к Брайасу, - а как поживает наш дорогой Ключ? Кажется, ее зовут Эмилия...- имя девушки он протянул, смакуя каждый звук. - Помнится, ее появление стало последним делом Темных, а как мы поняли, наш незнакомец очень интересуется их делами. Возможно, девушка может стать следующей, в особенности, если Дар к ней вернулся.
        - Возможно, - спокойно ответил маг, взвешивая каждое слово. - Сейчас она находится в безопасности и под надежной охраной.
        - Надеюсь, что не эльфов, - тихо буркнул себе под нос Рамнон и обменялся ехидными взглядами с Дареном.
        - Что же касается Дара, - продолжил Брайас, - то он так и не вернулся.
        - Что ж, - сказал Кериан Гром, - если девушка действительно без Дара и под охраной, дополнительный архимаг ей ни к чему. Поэтому Брайас Элатар, вы должны отправиться в Высокий Лес и помочь им с поисками. Теперь проголосуем!
        Архимаги подняли раскрытые ладони: сначала те, кто был за отъезд Брайаса, затем те, кто был против.
        - Хм, - произнес Кериан, - семь против шести - перевес минимальный, но все же архимаг Элатар, придется Вам навестить Высокий Лес. Через две недели состоится повторное заседание Совета, тогда вы и расскажете нам о ваших успехах, которые, надеюсь, не заставят себя ждать. А на сегодня мы закончили.
        С этими словами он пропал, оставив после себя облачко сизого дыма. Остальные члены Совета последовали его примеру, исчезая по одиночке или группами негласно соревнуясь между собой. Отдав распоряжения своим спутникам, Эрионель распрощался с ними и подошел к Казимиру и Брайасу.
        - Приветствую Вас, учитель, - улыбнулся он. - Рад видеть Вас в добром здравии.
        - Неужели даже в Высоком Лесу уже известно о моей простуде? - усмехнулся Казимир.
        - Владение информацией - залог успеха, - хитро улыбнулся эльф. - Привет, дружище!
        Эрионель и Брайас крепко пожали друг другу руки и обнялись. Было просто поразительно, как он меняется в кругу друзей. Некоторым такая перемена казалась чересчур резкой и оттого неискренней и фальшивой, но таким уж был Эрион. Он, как любой эльф, внешне был отстраненно-холоден с представителями других рас, хотя, по сути, был намного лояльней некоторых своих сородичей. Слова "дружба" и "верность дружбе" трудно применимо к эльфам, даже между собой. Они могли быть радушны и доброжелательны, но при этом всегда держаться особняком, даже в сложной ситуации. И все же порой они способны удивлять.
        - Думаю, нам тоже пора, - заметил Казимир, оглядев опустевший зал. - У меня сегодня еще дела в Университете.
        Попрощавшись с учениками, ректор вернулся в свой кабинет.
        - Ну что, сразу в Высокий лес? - усмехнувшись, спросил Эрион. Брайас согласно кивнул
        и эльф перенесся домой, оставив после себя облако розовых лепестков, тихо опускающихся на пол. Хмыкнув, Брайас просто исчез без всяких облаков дыма, лепестков и прочих эльфийских выкрутасов.
        В Высоком Лесу как всегда была вечная весна - все цвело и пахло, приводя в неописуемый восторг даже замшелых снобов. Поражала элегантная красота, с которой всевозможные травы, деревья и кустарники сливались с изящными постройками, гармонично дополняя друг друга. В ней одновременно была напускная простота и естественность, и истинный расчет и тщательная проработка деталей. Может поражать, как причудливо изогнулась рябина над окном или сирень переплелась и превратилась в беседку, не подозревая, что за этим стоит работа местных умельцев. Разумеется, этого добивались с помощью магии, по большей части, но были и истинные мастера садово-паркового искусства.
        Брайаса, уже не единожды бывавшего в землях Перворожденных, было не удивить ни зеленым бархатом идеального газона и изящной кладкой булыжников на мостовой, имевших в это время дня оттенок гречишного меда и, кажется, даже пахнущей им. Но и не поддаться умиротворяющему действию Высокого леса тоже было трудно, чего не скажешь об Эрионеле. Эльф легко и стремительно шел по медовому тротуару и кажется, даже был немного не доволен прошедшим советом. Маг пришел к такому выводу, когда заметил, как раздраженно его друг откинул прядь своей роскошной серебристой шевелюры, служившей предметом его тайной гордости.
        - Сборище старых хрычей, - сердито прошипел себе под нос эльф.
        - И половина из них твои ровесники, - ехидно напомнил Брайас и тут же с пафосом добавил: - О высокороднейший!
        - Да ну тебя! - фыркнул эльф. - Как последнего мальчишку на педсовете!
        - Скорее как первого хулигана, - хмыкнул маг, чем заслужил сердитый взгляд друга, и тут же исправившись, добавил: - Но ты держался великолепно!
        Маг улыбнулся в ответ на тихое певучее эльфийское ворчание, самым приличным из которого были предлоги "в", "на" и "по", и, помолчав, уже серьезно продолжил:
        - Так что это за "успехи", о которых ты не захотел говорить?
        Советник по привычке окинул окружающее пространство и негромко ответил:
        - Пойдем, на месте все расскажу! - и вновь зашагал по тротуарчику в сторону королевских конюшен. - Мы обнаружили слабый магический след, примерно четырехдневной давности, как раз тогда, когда пропала Тан. И чтобы его сохранить, приходится добираться до него на лошадях.
        Брайас согласно кивнул - любое магическое колебание возле старого следа тут же уничтожит его, перетянув все частицы Силы, из которых он состоит. И потому, едва они выехали за границу Высокого Леса, решил отправить сообщения для Леи и Милы.
        - Спешишь с очередным докладом? - съехидничал эльф, глядя, как маг лепит голубка из белесых клочьев тумана, окружавшего лес.
        - А ты по-прежнему начинаешь письма к Ларриэли со слов "отчет о прошедших сутках"? - вернул шпильку Брайас, закончив со вторым посланием. Эрион только хмыкнул и, пришпорив коня, подумал, что пора бы придумать фразу поновее для его ежедневных записочек для Ларры.
        Эльфийские рысаки быстро домчали их к месту, где придворные маги во главе с заместителем Эриона - Зареналем - охраняли магический след. Это была небольшая полянка между болотом и темным лесом - непроходимой чащей из гигантских елей и редких тонких осинок, рябин и березок, к которой пришлось пробираться по узенькой тропке между топей. Впрочем, для эльфийских рысаков это не было трудной преградой, поскольку эти лошадки чувствовали, где воды по щиколотку, а куда лучше не соваться - даже с трехметровыми ходулями затянет, никто не найдет.
        Зареналь встретил их у входа в палатку, которой они накрыли след, потому что особенно старые следы могли даже с ветром развеяться.
        - Зареналь, - Эрион быстро поздоровался с помощником и тут же перешел к делу: - это архимаг Брайас Элатар, квалифицированный специалист из Университета. Ковен решил прислать его в качестве помощи нам. Удалось узнать что-нибудь новое?
        Помощник недоверчиво покосился на Брайаса и уклончиво ответил начальнику:
        - Данные о принцессе находятся под контролем королевского совета и лично Его Величества.
        - Может, я тогда на след посмотрю, пока он совсем не пропал? - предложил Брайас, иронично приподняв бровь. Получив согласие от Первого советника, Зареналь сделал шаг в сторону, пропуская мага внутрь палатки.
        След, и правда, был очень старый, едва заметный, и, если судить по очертаниям, представлял собой портал. Причем не простой - подобной схемой для переноса предпочитали пользоваться мастера Темной магии, используя в качестве движущей силы - жизненную силу жертвы. Брайас почти сразу же почувствовал мертвенный холод, исходивший от следа. Значит, Тан, чтобы сбежать из дворца, перерезала горло какой-нибудь служанке. Теперь понятно, почему Высокий Лес предпочитает отмалчиваться - подобные зверства здорово повредят репутации королевского семейства. Но что же так напугало Тан, что та решилась покинуть свой дворец, где спокойно жила в сытости и тепле почти уже год. Поняв, что больше ничего не сможет выудить из этих остатков, маг вышел из палатки и сразу же спросил у стоявшего там Эрионеля:
        - Вам уже удалось найти какие-нибудь следы Тан на болоте?
        - А с чего ты взял, что она пошла именно туда? - спросил он. - Она ведь эльфийка и пройти по лесу, пусть даже такому густому, для неё не представляет особой трудности.
        - Возможно, - согласился Брайас, - но она еще и женщина и скорее промочит ноги, чем пойдет в непролазную чащу, кишащую пауками. - И в ответ на недоумение обоих эльфов, добавил: - Она боится их до смерти.
        Эрион тут же отдал приказ одному из подчиненных отозвать отряд поисковиков из леса, а другому - принести карту. Когда приказы были выполнены, архимаги склонились над расстеленной на походном столе картой с окрестностями Высокого Леса.
        - Вы уже посылали дозорных по местным деревушкам? - спросил Брайас.
        - Да, - кивнул Эрион, отмечая на карте посещенные ими селенья, - пока безрезультатно. Никаких приезжих, тем более эльфиек. Однако... - помедлив, добавил он, - в окрестностях Крепти один охотник видел в лесу какого-то незнакомца в длинном черном плаще с капюшоном. Хотя дозорный тут же сообщил, что этот охотник известный на всю деревню врун и пьяница. Такому даже Бесс может померещиться в ночном колпаке и белых пушистых тапочках.
        - В белых тапочках можем оказаться мы, если проигнорируем это сообщение, - заметил Брайас. Советник согласно кивнул:
        - Поэтому я и послал туда новую группу дозорных, чтобы как следует расследовать все. Но кроме этих мест, - Эрион кивнул на точки на карте, - куда еще она могла пойти? И к кому?
        - Прежде всего, к своим, - предположил маг. - Возможно, где-то неподалеку было, а может и есть, какое-нибудь убежище Темных магов.
        - Это невозможно, - отрезал Эрионель. - Наша разведка наверняка узнала бы об этом.
        То, что эльфийская разведка знает каждую травинку в радиусе ста верст от Высокого Леса, было известно давно, как и то, что в него попадает часть Валлии, Балора и все Дриадское королевство, т.е. Зачарованный Лес. Но так как все они были дружественными державами, то и обзывали это не наглым шпионажем, а всего лишь братским надзором. Правда, от слова "братским" эльфийских перекашивало, в душе естественно.
        - А если не к Темным убежище, тогда к кому? - маг вопросительно посмотрел на эльфа.
        - К тебе, - негромко, но твердо ответил тот, смотря Брайасу прямо в глаза.
        - И ты действительно так считаешь? - сухо спросил маг, не отводя взгляда.
        - Так считают Ковен и Королевский совет, - спокойно ответил эльф. - Я лишь руководствуюсь фактами. Вы были очень близки более десяти лет, а ты человек, для вас это довольно значимый срок. Твои чувства были глубоко ранены ее предательством, но это не означает, что ты ее окончательно разлюбил. И, вполне возможно, надеясь на это, она могла обратиться к тебе за помощью.
        - Иногда я забываю, что ты, прежде всего, эльф и советник Аллердаля, - холодно заметил Брайас. - Что ж, в твоих словах есть определенная логика. Но нет, Тан ко мне не обращалась ни устно, ни письменно, ни в какой-либо другой форме, вероятно понимая, что ее ждет отказ. К тому же, зачем тогда Совету Ковена назначать меня к тебе в помощники, если я один из подозреваемых?
        - Так ты будешь под нашим присмотром, а заодно исполнишь роль живца, - все также обстоятельно и спокойно пояснил эльф. В его словах не было ни капли недоверия, укора или подозрения - он просто излагал мнение Совета и Высокого Леса.
        - Неплохо придумано, - зло хмыкнул маг. - И ты будешь моим надсмотрщиком?
        - Нет, - усмехнулся эльф и заговорил уже гораздо более живым голосом, - я думаю, что ты действительно профессионал и знаток не только Темной магии, но и Тан. К тому же ты единственный из Совета, кому я могу доверять, за исключением Казимира. И, как бы это странно не звучало, я считаю тебя своим другом, - он протянул руку Брайасу, и тот, слегка поколебавшись, пожал ее.
        - И все же, куда она могла пойти? - задумчиво глядя на карту, спросил маг. В Заброшенные земли? Вряд ли, Тан всегда любила путешествовать с комфортом и по хорошо изученной местности. К дриадам или гномам - тоже не вариант, девушка прохладно относилась к данным расам. Тогда остается лишь Валлия и Балор - два королевства людей. Догадка юркой ящеркой скользнула у него по спине: с какой это стати некто неизвестный, уничтоживший Главу отступников, Темных магов, пощадил Тан, позволив ей сбежать? А что если она выполняет его приказ? И что, если этот приказ касается Ключа?
        - А если она сбежала, но не ко мне, а к Миле? Что если наш неизвестный заинтересовался Ключом? - сказал Брайас и тут же переключился на карту: - Где находится деревня, возле которой видели незнакомца?
        Эрион показал на одну из приграничных деревушек, дорога от которых выходила на Главный Балорский тракт, идущий в Стоград.
        - Постой, - возразил он, отрываясь от карты, - но там видели не женщину, а мужчину и уж тем более не эльфа.
        - Тан может быть как исполнительницей, так и отвлекающим маневром, - заметил Брайас. - Возможно, наш незнакомец захотел все сделать сам, а чтобы мы не мешали, привлек Таниэль?
        Предположения друга заставляли Эриона нервничать, и все же не стоило принимать опрометчивых решений и действовать в горячке.
        - Хорошо, - согласился эльф, - но почему тогда ему просто не переместиться в Стоград, к тебе домой и выяснить, где Мила? Зачем ему этот долгий путь из Высокого Леса в Балор?
        Брайас ненадолго задумался:
        - Что ж, справедливо, - согласился он. - И все же я считаю, что нужно предупредить Казимира, чтобы усилили бдительность, а заодно и охрану.
        - Пожалуй, это будет не лишним, - кивнул Эрион и тут же приказал направить еще одну группу к границе с Валлией, а Брайас в это время отправил предупреждающее послание в Университет.
        - А мы с тобой поедем вслед за дозорными к той самой деревушке, - сказал эльф, отдав последние распоряжения своему помощнику. Брайас согласно кивнул и добавил:
        - Надеюсь, мы с тобой не ошиблись в наших расчетах, иначе это может стоить нам не только потерянного времени и утраченных возможностей, но и нескольких жизней.
        Гарантий, что добравшись наконец до беглянки таинственный некто не вспомнит про еще одно деяние Темных - Ключ - было мало, точнее никаких.
        Ровно через два с половиной дня они были на границе с Балором. Посланные вперед разведчики доложили, что действительно имеются тщательно замаскированные следы пребывания постороннего человека с магическими наклонностями. Единственное, что их смущало - тот, кто обладал Даром, как будто исчезал и появлялся только на стоянках. Потому что только там эльфийские следопыты обнаруживали следы от узконосых мужских сапог рядом с легкими, почти не заметными, следами женщины, которые можно было кое-где обнаружить (например, на мхе или сырой земле). Но чаще все приходилось просто доверяться интуиции и идти туда, куда подсказывало им пресловутое шестое чувство. И это чувство подсказывало, что Тан, если это была она, пересекла границу и, возможно, в данный момент направляется к Стограду.
        Взяв с собой лучшего следопыта, Брайас и Эрионель отправились в Балор. Но уже к вечеру следующего дня никто из них не смог найти хотя бы один след, маленькое свидетельство того, что беглянка была где-то рядом, что они идут в нужном направлении.
        - Выходит, мы все-таки ошиблись, - тяжело вздохнув, Эрион подытожил двухдневные поиски следов все в том же районе. Он обменялся с Брайасом беспомощным и одновременно виноватым взглядом, и тот задумчиво ответил:
        - Может, и нет. В конце концов, мы еще не все испробовали, - он вопросительно посмотрел на эльфа и тот, тяжело вздохнув, кивнул.
        Жители Высокого Леса никогда не жаловали ни некромантию, ни магов, занимающихся ею, считая, что не следует тревожить умерших. К тому же, данный вид магии сопровождался всевозможными жертвоприношениями и кровопусканиями, что для народа с обостренным чувством эстетичного и прекрасного было совершенно не приемлемо. Они даже конкурентов старались убирать с помощью яда или наемника, никакой ручной работы. Вот и сейчас Первый советник ожидал, что некромант достанет из сумки свечи, веревку, кинжал или что-то подобное, чтобы провести очередной темный ритуал. Но вместо этого маг легко поднялся на ноги и, пройдясь по полянке и постучав по наиболее трухлявым деревьям, остановился у одного из них. Провел рукой по шероховатой древесине и, на секунду замерев, резко запустил кисть внутрь ствола и вытащил оттуда лешего.
        - Ай-ай-ай! Аспиды! А ну пусти!- завопил лесной дед, но маг даже не думал его отпускать. Усмехнувшись, Эрион подошел к ним:
        - А я решил, что ты опять разведешь что-нибудь темное...
        - Отдать за такой пустяк год жизни? - фыркнул маг.- Когда у нас есть такой чудесный источник информации, который так и жаждет ей поделиться? - маг встряхнул недовольную нежить, отчего та разразилась непереводимым балорским фольклором.
        - Ну-ну, зачем так грозно,- протянул Эрионель. - Скажи-ка лучше, не видел ли ты здесь магов?
        - Видел, - недовольно буркнул леший, - целых двух. Прямо перед собой.
        - А ты шутник, - хмыкнул Брайас и нежить охватило слабое свечение. - А теперь скажи нам правду, видел ли ты других магов пару дней назад. Одна из них женщина, эльфийка.
        - Женщина? Красивая?- ехидно переспросил леший, борясь с "Говорунчиком" - заклятием правды, превращающем даже немого в неиссякаемый фонтан словесности. - Теперь понятно, почему вы за ней гоняетесь.
        - Так видел или нет? - холодно и зловеще спросил маг, усилив свечение. Леший громко взвизгнул:
        - Ой, да видел я, видел! Длинноухая, одна шла по лесу в сторону Тракта. А ночью появился какой-то в темном плаще, они с ней о чем-то поговорили, а потом он снова исчез.
        - Как давно? - с нажимом проговорил эльф.
        - Две ночи назад, теперь она по лесу плутает, - поморщившись, ответила нежить.
        - Значит, твоя задача вывести ее к нам навстречу еще до прихода ночи, - Брайас отпустил лешего на землю.
        - Эй, а заклятье?- возмутилась нежить.
        - Когда приведешь, тогда и сниму, - ответил маг. - А теперь торопись, время пошло.
        Леший, недовольно ворча на "в конец обнаглевших магов", скрылся среди деревьев, тихо прошуршав по траве. Проводив его взглядом, эльф осторожно спросил:
        - Думаешь, он вернется?
        - Не знаю, - хмыкнул Брайас, пожав плечами, - но, по крайней мере, теперь мы знаем, что Тан была здесь.
        Они двинулись дальше по направлению к Тракту, все время оставаясь на чеку: все же хотелось увидеть эльфийку раньше, чем она их. Так и случилось, когда в лесу окончательно стемнело, и они уже собирались сделать привал. Из-за деревьев вдруг появился леший и ткнул узловатым пальцем в сторону старой обгоревшей ели, за которой маячил чей-то силуэт.
        - Вот, получи свою эльфку! - выдохнул он. - А теперь давай сымай с меня эту гадость, а то надо мной даже кикиморы смеются!
        - Она сама уже давно прошла, - отмахнулся от него маг и, сотворив маскирующее заклинание, зашел за ближайшее дерево. Эльфы последовали его примеру, молча наблюдая из своих укрытий, как, немного побродив между деревьев, на поляну вышла Таниэль. Женщина была одна, обессиленная долгим плутанием по лесу, она опустилась на землю, не забыв при этом презрительно сморщиться и подстелить плащ.
        - С каких это пор архимаги, как пугливые зайцы, прячутся за деревьями? - громко спросила она.
        Мужчины молча чертыхнулись. Этот леший провел их как сопливых адептов! Пожалуй, Ванда права, называя их архи-олухами.
        - Брайас!- язвительно улыбнулась Тан, когда маг вышел к ней. - Признайся, ты скучал по мне! Должно быть, эта девчонка надоела тебе до смерти, раз ты с таким желанием кинулся на мои поиски, - она довольно хохотнула. - Что ж, вот она я и что теперь будешь делать?
        - Верну в темницу, - холодно ответил маг, - но прежде хочу знать, на кого ты работаешь?
        Таниэль тут же изобразила оскорбленную невинность:
        - Брайас! Как ты мог такое подумать? Я жертва ужасных обстоятельств! Ты не представляешь, что пришлось мне пережить!..
        - Меня это не интересует, - равнодушно оборвал ее маг. - Не хочешь отвечать - не беда. Уверен, у Ковена найдется средство тебя разговорить.
        - Ковен? - хмыкнула Тан. - Если ты не забыл, я эльфийская принцесса, и никто меня пальцем не тронет без разрешения Аллердаля, а он слишком дорожит королевской кровью...
        Но тут вмешался Эрионель:
        - У меня есть приказ, подписанный Его Величеством и всем Королевским советом, о немедленной передаче тебя в руки Ковена. Так что поднимайся, Совет архимагов жаждет тебя увидеть.
        Эльфийка чуть заметно вздрогнула, но, независимо передернув плечиком, заявила:
        - Эти старые хрычи могут и подождать, - и, поднявшись, подошла к Брайасу. - Сначала я хотела бы поговорить с тобой, любимый.
        Она обвила его шею руками, но вдруг отшатнулась, будто от удара. Маг смотрел на нее с нескрываемым презрением и насмешкой:
        - Старого оборотня новым фокусам не научить, - хмыкнул он. - Все те же старые уловки, чтобы потянуть время. Эрионель, подай, пожалуйста, веревку. Нам пора возвращаться.
        Эльф кинул ему веревку, и, несмотря на все возмущения Тан, сопровождаемые интенсивными попытками извернуться и не дать себя связать, Брайасу удалось это сделать. И чтобы женщина не докучала им своими криками, Эрион быстро соорудил из какой-то тряпки кляп, для надежности подвязав его еще одной вокруг головы.
        - Что будем делать с ее хозяином? - спросил Брайас, сгружая Тан на ее же плащ. - Он наверняка появится здесь сегодня ночью.
        - В таком случае ее лучше отправить в Высокий лес, - услышав это, эльфийка довольно хмыкнула, - чтобы те передали ее Ковену, - громче добавил Эрион.
        - Хорошая идея, - от чернеющего в ночной тьме горелого ствола отделилась тень. - Жаль, что так поздно.
        ***
        Несмотря на все ожидание, дни для Эмилии летели, как дракон в скипидаре, то есть очень быстро и с приключениями. Сначала она с Лессом училась надевать на лошадь сбрую, от души повалявшись на земле после каждой неудачной попытки из-за плохо затянутой подпруги или привязанного стремени, чем чуть не уморила со смеху и первого советника, и местных конюхов. Затем выяснилось, что Дымка ни в какую не желает носить уздечку, да и перспектива ходить под седлом у нее большого восторга не вызывает.
        Вредная кобыла то пыталась извернуться и попробовать подпругу на зуб, то угрожающе фыркала и косилась на подбирающихся к ней с уздой Милу и Лесса. Или вообще начинала брыкаться, пытаясь сбросить с себя ненавистный опоясок. Плюнув на нее, вампир стал учить девушку верховой езде на своем кьянни.
        Первый день Дымка только искоса наблюдала, как она садится на другую лошадь и, медленно проезжая на ней по кругу выполняла упражнения Лесса. На второй день кобыла несколько раз подходила к Миле во время тренировки, но та ласково погладив ее, вновь возвращалась к занятию. На следующий день Дымка, напрочь забыв о своей боязни других лошадей, бегала бок о бок с кьянни Лесса, ревниво пофыркивая на него. Мила ее подбадривала, но пересаживаться не спешила, и лишь когда Дымка сама далась оседлать себя, прокатилась пару кругов на ней.
        Но главным приключением для нее, не считая нескольких ночных охот за расшалившейся нежитью вместе с Вандой, стало цветение ночелюбки на одном из лугов, окружавших столицу Орры. Верховная жрица вот уже несколько дней только тем и занималась, что инспектировала Долину в поисках этого мерзкого цветочка. Дело в том, что обнаружить его можно только во время цветения - в самые короткие летние ночи, в остальное же время растение крайне трудно отыскать среди густой зелени луговых трав. Эмили же все это время приходилось держать оборону, накрепко забаррикадировавшись в доме и выставив защитный барьер. Каждое утро девушка с внутренним содроганием смотрела на глубокие царапины, оставшиеся на двери, и с утроенной силой налегала на занятия с Вандой. Сообщение от Брайаса пришло как раз в это же время, и по понятным причинам девушка не смогла отправить ответного сообщения, чтобы узнать, какие именно дела его задержали. А потом и Ванда отговорила ее от дальнейших расспросов.
        - Право слово, я не понимаю, что такого страшного произошло. Ну подумаешь, вернется не через два дня, а через две недели! Так у тебя теперь больше времени на тренировки: придешь, наконец, в форму, наконец-то научишься фехтовать и ездить верхом!
        Мила слабо улыбнулась:
        - Может, ты и права, - нехотя согласилась она, - и все же я хотела бы знать наверняка.
        - Думаешь, Казимир скажет тебе правду? - с иронией хмыкнула Ванда.
        Мила только нахмурилась - она и сама догадывалась, каким будет ответ из Университета - "все хорошо, все нормально, ничего страшного, обычные дела". И это ее еще больше пугало.
        - Что же теперь делать? Сидеть и ждать?! - она возмущенно посмотрела на жрицу.
        - А ты предлагаешь бросить все и носиться за Брайасом по всем Семи королевствам? - Ванда насмешливо приподняла бровь. Мила смутилась: прежде она никогда не позволяла себе так открыто проявлять свое беспокойство о маге. Ведь он не маленький ребенок и не беспомощный старик, а здоровый и сильный мужчина, профессионал в своем деле. Разумеется, он справится с любой проблемой, вот только тревога на сердце никак не желала униматься. И все же она взяла себя в руки и чтобы отвлечься, стала помогать жрице с поиском ночелюбки. Днем она не цвела, и девушка безбоязненно могла передвигаться по Долине, но все же Мила всегда брала Шедо с собой для уверенности.
        День ее, как и прежде был забит до отказа: с утра - Ванда, днем - Лесс, вечером - общий ужин, который они с Маришкой частенько готовили вместе. Иногда что-то менялось, например, когда Лесс вспоминал или ему напоминали, что он еще и советник и неплохо было бы немного посоветовать или на пару дней съездить в соседнюю долину. Тогда Мила, чтобы просто не сидеть, помогала Ванде: то бороться с жуками, то сорняки истреблять, но чаще ей доставались "вечно больные" граждане Орры - то есть те вампиры, которых хлебом не корми, дай на очередную болячку пожаловаться. Великой жрице каким-то чудом удалось убедить ее, что так она поднатореет в обращении с Силой и по началу, то есть по глупости, Мила старалась помочь каждому из них. Слава Максии, было их всего трое, но появлялись они с таким завидным постоянством по нескольку раз на дню, что девушке казалось, что их раз в десять больше. Когда же до нее дошло, что ее просто нагло и хитро подставили, она решила ответить тем же и со смиренным видом отправляла всех приходящих в храм к Светлой Максии. Мол, помолитесь, и будет вам счастье.
        К чести Ключа, Макс действительно просидела в храме целый день, благословляя каждого входящего, но вот на второй день наотрез отказалась.
        - Мила, имей совесть, ты ведь сейчас Ключ! - возмущался призрак.
        - Но ведь ты у нас Светлая богиня, - елейным голосом проговорила девушка, сделав одухотворенное лицо, чем немного раздражала Ключ, - и это к тебе приходят люди и нелюди просить о помощи.
        - Они приходят, потому что ты их посылаешь!!
        - А к кому мне их посылать? - наигранно удивилась Мила. - Не к Бессу же? - девушка кивнула на сидящую здесь же Бесса, которая с интересом наблюдала за их перепалкой.
        - Ой, и не говори, - вздохнув, поддержала девушку та, - а все мой образ виноват. Я бы с радостью им помогла, но никто ведь не идет, хоть и часто посылают!
        - Знаете что, - заявила Макс, - я, конечно, сделаю, мне не трудно. Но вообще-то это твоя обязанность!
        - Моя обязанность лечить больных, а эти здоровы как рота культуристов и еще нас с вами... - перехватив ехидный взгляд призраков, девушка поправила, - ... меня переживут!
        - Хм, - хмыкнула Бесс, - удивила! Они вампиры и хочешь ты или нет, но они еще правнуков твоих схоронят, и при том будут выглядеть так же молодо и почти красиво.
        - Может, тебе попробовать внушить им, что они здоровы? - посоветовала Макс. - У меня так с одним эльфом сработало.
        - Что тоже ходил постоянно лечиться?
        - Нет, - усмехнулась Макс, - хотел на мне жениться. Пришлось объяснить, что я девушка занятая, и вообще мне больше оборотни нравятся...
        - Так вот откуда эта извечная нелюбовь эльфов и оборотней? - хитро улыбнувшись, воскликнула Мила.
        - Ну почему, - кокетливо заметила Макс, - не только... - и тут же улыбнулась.
        Когда "больные" вновь навестили храм, Мила уже ждала их. И по совету Ключа, душевно побеседовала с каждым, пристально и ласково глядя в глаза. А через пару дней к ней потянулись уже настоящие больные, прослышавшие про "чудесное исцеление ходячих болячек". Вместе с этих по всей Орре поползли слухи, что Верховная жрица собралась на покой, и теперь готовит себе преемницу. Об этом и спрашивал почти каждый из приходящих, и Миле приходилось терпеливо врать, что она всего лишь очередная практикантка из Университета и очень скоро уедет отсюда, а Ванда и дальше будет приглядывать за ними. Хотя сама жрица не спешила их разубеждать, с радостью переложив на девушку все обязанности врачевателя.
        Под конец Мила стала немного хитрить, стараясь незаметно улизнуть к Лессу на занятие или просто потихоньку свести Дымку и уехать к какому-нибудь озерцу или прудику, чтобы там спокойно потренироваться.
        Подошла к концу вторая неделя, а Брайаса все не было, и Мила порывалась уехать в Стоград, но Лессу и Ванде удавалось ее отговорить. Сначала они уговорили дождаться ответа из Универа, но его все не было, тогда Лесс пообещал отвезти ее в Стоград, как только сам вместе с Маришкой съездит по важным государственным делам в дружественную державу. Мила с неохотой согласилась, поскольку лишь смутно представляла себе дорогу, припоминая некогда виденную карту Балора и окрестных земель.
        Вместо обещанных пяти дней, они вернулись только через полторы недели. Разумеется, Мила не могла их винить, все-таки они управляли Долиной, и дела Орры были для них превыше всего. Но все это время она просто изводила себя, мечась по Долине. И если бы не загруженный до отказа день, давно бы сорвалась и уехала, и почти наверняка заблудилась бы сразу по выезду из Долины. Но забот было много, особенно когда за пару дней до возвращения Маришки и Лесса, Ванде пришлось срочно уехать в дальнее селенье, граничащее с территориями горных орков.
        Мила как раз выслушивала жалобу Кессара на вялость и сонливость одной из коров, когда в храме появился Лессандр. Коротко поздоровавшись, он извинился перед пастухом и тут же сказал, чтобы девушка быстро собиралась.
        - Мила, - отрывисто произнес он, - в дороге Маришке пришло сообщение от Казимира. Он хочет, чтобы ты срочно приехала в Стоград.
        - Что-то с Брайасом? - у девушки тут же пересохло в горле, от чего вопрос вышел сиплым.
        - Не знаю, - покачал головой вампир, - больше в сообщении ничего не было. Только это.
        Девушка тут же метнулась в дом и, наскоро скидав все свои немногочисленные вещи в сумку, уже через пару минут была на улице и вместе с Лессом спешила к конюшням. Дымка и еще один кьянни уже были оседланы и готовы к дальней поездке.
        За первый же день безостановочной скачки им удалось преодолеть половину пути. Кьянни и Дымка были намного сильнее и выносливее обычных лошадей, но даже они под вечер чуть не падали от усталости, да и сами всадники с трудом держались в седлах. Заночевав в каком-то придорожном лесу, они на следующее же утро продолжили свою бешеную скачку, и ночь этого же дня уже стучались в ворота Стограда. По началу сонная стража не желала их пускать, но вдруг начальник караула узнал в Миле помощницу лекаря, у которого ее матушка лечилась и к счастью вылечилась, и из благодарности впустил их в город. По Стоградским улицам они шли уже пешком, ведя в поводу взмыленных лошадей. Мила то и дело поглаживала Дымку по бархатистой морде, подбадривая ее и заставляя Силу, расплесканную мелкими частицами в воздухе вокруг Универа, вливаться в лошадей.
        Было решено немедленно отправиться к Казимиру, хотя Лесс уговаривал отложить визит на утро.
        Привратник Университета, древний старик, который казалось, видел, как закладывали фундамент этих зданий, принял Милу и Лесса за припозднившихся студентов и пропустил их, пообещав им нагоняй от ректора завтра с утра. Но Казимира они увидели гораздо раньше: ректор, как обычно был в своем кабинете. Услышав в ответ на стук в дверь бодрое "Войдите!", Мила на секунду задумалась, когда же он успевает высыпаться, и спит ли вообще? Впрочем, все выяснилось, едва они зашли:
        - Приветствую. Я ждал вас, - сказал Казимир, привычным жестом приглашая присесть и разливая чай по кружкам. - Маришка еще вчера сообщила, что вы уехали из Долины на кьянни в страшной спешке. Вот я решил, что вас следует ждать, если не сегодня ночь, то наверняка рано утром, и, как вижу, не ошибся.
        Миле показалось, что он просто заговаривает ей зубы, и тогда она как можно спокойней, ровным голосом спросила:
        - По какой причине Вы хотели так срочно меня видеть?
        Казимир молча посмотрел ей в глаза и, взяв Милу за руку, вложил в нее какой-то маленький предмет. Разжав ладонь, она увидела золотую цепочку и большой овальный изумруд - старинная подвеска, доставшаяся ей еще от бабушки, и подаренная Брайасу. Маг дорожил этим подарком и ни за что бы не расстался с ним по доброй воле.
        Она уже знала ответ, но все равно спросила:
        - Что с ним? Он жив? - ее тихий, осипший голос потонул в мягкой тишине кабинета.
        Лесс видел, как неестественно прямо она сидит и отстраненно смотрит куда-то вдаль, в темноту окна. Девушка явно не слышала, что Казимир ей говорил, не чувствовала обжигающего тепла от кружки, которую ректор сунул ей в руки. Даже когда, услышав, как Казимир произнес имя мага, она вздрогнула и пролила себе на руки горячий чай, девушка даже не вскрикнула, а лишь тупо посмотрела на покрасневшие пальцы. Зато Лессандр буквально ловил каждое слово ректора.
        - Я сразу должен попросить у тебя прошения... за многое. Не знаю, говорил ли тебе Брайас, но он приехал сюда из-за проблем с Темными магами. Это довольно долгая и отдельная история, так что скажу главное - кто-то охотится за ними, и Брайас с Эрионелем должны были узнать, кто именно. Их расследование привело их в приграничные с Высоким Лесом земли Балора. Там они встретили того самого мага, за которым они и охотились. Брайас и сопровождавший их следопыт погибли на месте, а вот Эрионелю чудом удалось выжить. Эльфийски целители долго и упорно боролись за его жизнь, и буквально вытащили его с того света. Он совсем недавно смог говорить, и сразу же прояснил все случившееся и назвал имя убийцы.
        - И кто же он? - каменным голосом спросил Лесс.
        - Грай Неверталь. Эрион назвал его имя. Обыскав всю местность, мы нашли его в корчме одной из крупных деревушек.
        - Как давно это случилось? - бесцветно спросила Мила.
        - Эрионель говорит, что они встретили мага на пятый день после Совета Ковена. Но узнали мы об их пропаже только через неделю, когда эльфийские стражи заметили на границе трех лошадей без седоков. Затем пара дней ушла на то, чтобы найти то самое место, и на восстановление Эриона - около двух недель. А о поимке Неверталя я узнал только сегодня утром.
        - И когда суд? - напряженно спросил Лесс.
        - Завтра в полдень на магическом совете, - в голосе Казимира проскользнуло облегчение - самое трудное уже было сказано.
        - А мы можем поприсутствовать там? - вампиру не терпелось увидеть того, кто отнял у него лучшего друга и то, как судьи вынесут справедливый приговор - смерть.
        - Вообще-то Брайас не хотел, чтобы Ковен знал о возвращении Ключа, - заметил Казимир, - а, появившись на суде, ты рискуешь - архимаги наверняка почувствуют твою Силу.
        - Это не имеет значения, - равнодушно ответила она и немного помолчав, спросила единственный волнующий ее вопрос: - Могу я его увидеть?
        - Нет, - тихо, но твердо ответил Казимир, и, справившись с собой, уже чуть мягче продолжил: - Нет. Когда маги нашли поляну, где все и произошло, там лежал лишь Эрионель. Тел Брайаса и следопыта они не нашли, но все вокруг обгорело до углей. -
        Девушка продолжала непонимающе смотреть на него, тогда ректор с неохотой добавил:
        - Известные мне заклинания подобной силы способны обращать плоть в прах, так что...
        У Эмили перед глазами вдруг всплыла картинка из видения: бездыханное тело Брайаса на глазах превращается в прах, который тут же разносит ветер. Господи, до чего же хочется проснуться и вновь увидеть его рядом. Но это был не сон, и даже не видение, это была явь и от нее никуда не деться. По холодной щеке девушки пробежала обжигающая слеза, скатилась к подбородку и мерзкой льдинкой нырнула под ворот. Девушку передернуло от пробежавшего холодка.
        - Нужно отдохнуть, - мертвенно бледная, она поднялась на ноги.
        - Сейчас уже поздно, - сказал ректор, поднимаясь следом, но больше обращаясь к Лессу, - вам лучше остаться в Университере.
        - Нет, - резко возразила Мила и тихо добавила: - Я хочу домой.
        Лесс быстро попрощался с ректором и обернулся, чтобы догнать Милу, но та так и не двинулась с места:
        - А где сейчас Лея?
        - Она на практике и пока ничего не знает, - ответил Казимир. - У нее очень ответственная и опасная тема, и девочка может наделать глупостей, узнав о гибели дяди.
        - Вы хороший учитель и настоящий друг, - ответила она, слегка улыбнувшись. - Спасибо Вам.
        - Мила... - предостерегающе начал ректор, но Мила вяло взмахнула рукой:
        - Не волнуйтесь, Казимир, я не собираюсь делать глупости. Прощайте.
        - До завтра, Эмилия, - напомнил он, но девушка лишь автоматически кивнула головой.
        Дома было непривычно тихо: отправив Лею на практику, Рисса вернулась к сестре на все лето. Зайдя в темную гостиную, девушка обессилено прислонилась к стене.
        - Ты ведь голодный, - заметила она, глядя на Лесса, который сидел в кресле, сцепив руки и задумчиво глядя в пустоту. Ему тоже не хотелось зажигать свет, чтобы не прогонять ощущения, что все в порядке, что весь дом просто спит, а Брайас, как обычно, засиделся в библиотеке.
        - Нет, спасибо, - после долгой паузы ответил он и шумно вздохнув, будто делая огромное усилие, поднялся и подошел к ней. - Тебе и, правда, нужно отдохнуть, хочешь, я отнесу тебя наверх?
        Внезапно Мила поняла, что не может говорить - комок подступил к горлу и теперь с нестерпимой душащей болью давит изнутри. Она лишь помотала головой и молча пошла в библиотеку. Тихонько повернула ручку, вошла в комнату и зажгла свечи на столе. К знакомому и любимому аромату старинных фолиантов и пергаментов добавился запах тающего воска. Пальцы бессознательно пробежались по листкам и тетрадям, кожаным переплетам книг, лежавших на столе, коснулись спинки кресла...
        На темно-красном бархате появились два темных пятнышка от упавших слезинок. Вытерев мокрые щеки, девушка подошла к диванчику и развернула оставленный там плед. Закутавшись в него, она с ногами забралась на диванчик и, обхватив колени, не мигая, смотрела на свечу, горящую на столе.
        Девушка вспоминала, как они с Брайасом проводили здесь дни и вечера. Он сидел за столом, придумывая очередное заклинание или читая какой-нибудь древний свиток на забытом языке, а она - вот здесь или у окна - там, где можно было незаметно подглядывать за ним поверх книги или почувствовать на себе его быстрый, но внимательный взгляд. Иногда она даже засыпала над очередной книгой, когда, заработавшись, он сидел до утра. И каждый раз просыпалась у себя в комнате.
        Хочешь, я отнесу тебя наверх? Уткнувшись лицом в колени, Эмилия разрыдалась, вздрагивая и сотрясаясь всем телом.
        Утром её разбудил вежливый стук в дверь: Лесс звал ее и спрашивал, что она будет на завтрак. Есть Миле совершенно не хотелось, но и оставлять Лесса одного она тоже не хотела. В конце концов, он - их гость, а в этом доме гостей всегда принимали радушно. Вчера она немного забыла об этом, но сейчас должна, непременно должна сделать так, чтобы ему было уютно. Так, как было здесь всегда.
        Быстро освежившись в ванной, она переоделась и причесалась, и, придя на кухню, спасла Лесса от катастрофы. Мягко говоря, готовка - не самое сильное место вампира, Максимум, что он мог сделать - это бутерброды и чай или морс, из горячего - только глазунью или разогреть уже готовое. Сейчас же Лесс вознамерился накормить Милу бульоном - где он взял кусок говядины на кости, девушка даже не представляла.
        - Откуда мясо? - спросила она, перехватывая крышку от кастрюли.
        - У Барбоса в соседнем доме отобрал! - сердито бросил вампир, хватаясь обожженными пальцами за мочку уха. - Между прочим, рынки с раннего утра открываются, если ты не знала!
        - Я не знала, что ты ранняя пташка, - улыбнувшись, ответила Мила. - Подай мне соли, она вон на той полке в желтой баночке. И почисти хотя бы пару картофелин и морковку!
        - Уже жалею, что разбудил, - буркнул Лесс, протягивая ей соль.
        - А должен бы радоваться, - усмехнувшись, заметила Мила, - иначе кто бы спас тебя от такого жуткого орудия пыток, как кухонная плита!
        Вампир недовольно поморщился в ответ на сарказм девушки, хотя внутренне они оба были рады, что хоть как-то смогли разрушить эту гнетущую пустоту и ее тишину. За все время, пока они готовили и завтракали, никто из них даже слова не сказал о вчерашней новости. Лишь когда они уже собирались выходить, Мила вдруг остановила Лесса:
        - Знаешь, я думаю, что он жив.
        Вампир тихо вздохнул и уже собирался разразиться успокаивающей речью, дескать, ему тоже и вообще всем, кто знал Брайас, кажется, что он жив, но Мила оборвала его, даже не дав начать:
        - Лесс, я действительно так думаю и дело не в эмоциях, или просто в вере. Я знаю это и докажу.
        Вампир с сомнением посмотрел на нее, но все же покорно пошел за ней к Казимиру в надежде, что хоть ему удастся ее убедить успокоиться и принять случившееся.
        Ректор Университета был немного удивлен, когда Мила и Лесс появились на пороге кабинета за два часа до начала магического совета, и еще больше - когда узнал, зачем они пришли.
        - Казимир, - девушка села напротив и внимательно посмотрела на него. Она старалась говорить спокойным, ровным голосом, взвешивая каждое слово. - Вчера я много думала о том, что вы рассказали нам, и кое-что не сходится. Уверена, вы тоже это заметили, - Мила перевела взгляд с мага на вампира. Мужчины молчали, выжидательно смотря на нее. - Вас не смущает, что какой-то дипломник, даже не получивший степень магистра, смог уделать двух архимагов? А потом при всем его могуществе позволил себя обнаружить? Он мазохист что ли?! Или это у него такой изощренный способ самоубийства?!
        Вампир хмыкнул - вчера ночью, думая и размышляя, он тоже пришел к выводу, что слишком гладко все получается:
        - Он не мог оказаться сильней Эрионеля и Брайаса, - веско заметил Лессандр. - У Грая за плечами только летняя практика, у Брайаса и Эриона - многолетний опыт, причем не только полевой.
        Вздохнув, Казимир нехотя признался:
        - Мне и самому кажется вся эта история какой-то мутной. Я уже несколько раз ставил этот вопрос перед Советом Ковена, но те ссылаются на Эриона. Мол, это он - единственный живой свидетель случившегося - сам назвал имя Неверталя.
        - А что говорит этот гаденыш? - нахмурившись, спросил Лесс.
        - Да в том то и дело, что ничего, - недовольно вздохнул ректор, - только заявляет, что не виноват. Но при этом не дает прочесть мысли, хотя это бы все упростило.
        - Мда, - задумчиво протянул Лесс. - С другой стороны... если он не убивал их, то зачем что-то скрывать?
        Мила пожала плечами и озадаченно сдвинула брови:
        - А что именно Эрион сказал?
        - Очень мало, - ответил Казимир. - Вчера я практически дословно пересказал все вам. Эрион еще очень слаб, не смотря на все старания целителей Высокого Леса, и не может много говорить.
        - Хм... нужно бы навестить его, - поразмыслив, сказала Мила и тут же добавила: - и Неверталя тоже.
        - А не боишься? - спросил Милу Лесс. - Он несколько раз пытался убить тебя, и вот теперь добрался до Брайаса...
        - Боюсь, - тихо ответила она. - Но я должна найти настоящего виновника произошедшего. Только тогда мы сможем с уверенностью утверждать, жив Брайас или нет, - девушка испытывающе посмотрела на архимага, ожидая его решения.
        Уперев локти в ручки кресла, он крепко сцепил пальцы в огромный замок и невидящим взором уперся в какие-то бумаги и, казалось, напрочь забыл о ее существовании. Но через несколько минут, встрепенувшись и откинувшись на спинку кресла, сказал:
        - Хорошо, отправляйтесь в Высокий Лес к Эрионелю, вас там встретят. Что же касается Неверталя - я поговорю с Советом, и если он разрешит, пошлю за вами.
        Казимир проводил их в Залу телепортаций и самолично открыл портал, а на том конце их встретил невысокий, щуплый эльф в роскошном камзоле, расшитом золотыми и серебряными нитями. Неподалеку, якобы для красоты, стояли стражники в легкой блестящей кольчуге и самыми что ни на есть боевыми копьями.
        - Приветствуем Вас, о Высокородный!
        Лесс решил взять на себя общение с властями, справедливо полагая, что девушка, прежде не бывавшая при дворе, вряд ли справиться с этой непростой задачей. Что та не замедлила доказать:
        - И благодарим за теплую и радушную встречу, - пытаясь скрыть усмешку, Мила улыбнулась, насмешливым взглядом пробежавшись по страже. - Смею надеяться, что сии бравые стражи здесь не ради нас, иначе это было излишне.
        Вздернув подбородок, эльф высокомерно хмыкнул и слегка поклонившись, ответил:
        - Ну что вы, все гости Высокого леса для нас равноценны и всех мы встречаем с должным вниманием.
        - И мы благодарны вам за это, - выступив вперед, сказал Лесс, стараясь опередить очередную шпильку Милы, заметив ее ехидно-насмешливый взгляд. - Нам очень хотелось бы увидеть Первого советника Эрионеля Тьелливена.
        - Да, - неспешно кивнул эльф, - архимаг Альбабрад сообщил, что Ключ желает посетить Эрионеля. Только Тьелливен больше не Первый советник и не Главный Придворный маг, - горделиво ответил он.
        - Да? - Мила удивленно изогнула бровь. - А кто же, если не секрет?
        - Его Величество Аллердаль Лучезарный назначил меня на его место, - с вызовом хвастанул эльф.
        - Хм, - насмешливо хмыкнула Мила и тут же приняла самый благообразный вид. - Несомненно, это очень верное и дальновидное решение - не лишать двор придворного мага. В таком случае, нам следует знать имя нового советника Его Лучезарности.
        Лесс с неудовольствием отметил, что в глазах девушки мелькнуло, помимо язвительности, еще нечто хищное. Будто она, как коварный хищник, подманивает глупую жертву, прежде чем сожрать ее.
        - Зареналь Еллен, - благосклонно ответил эльф. - Его Величество Аллердаль Лучезарный, узнав о вашей просьбе посетить Высокий Лес, изъявил желание дать вам аудиенцию в Озерной Зале.
        Лесс на секунду с тоской подумал, что теперь им предстоит долгая и нудная беседа не о чем с эльфийским королем, как вдруг вмешалась Мила. С неизменным благодушием и почтением, девушка, глядя советнику прямо в глаза глубоким, бархатным голосом произнесла:
        - Мы бесконечно благодарны Его Величеству за столь лестное предложение - провести в Высочайшем обществе несколько незабываемых минут, но вынуждены с глубоким прискорбием отказаться - дела Ковена, приведшие нас сюда не терпят отлагательств. Полагаю, вы, как член Совета архимагов Ковена, несомненно, в курсе, что, а точнее, кто именно волнует всех нас. И по сему, смею предположить, что вы с присущим вам одному красноречием и тактом сумеете объяснить все Его Лучезарности, - глаза девушки на мгновенье блеснули зеленым огнем, будто у первосортной нечисти и тут же погасли.
        Лесс чуть за голову не схватился - девчонка явно сошла с ума, если решилась сделать внушение архимагу Ковена. У них же ментальная защита - выше среднего, ее даже Маришке не всегда удается пробить, а уж тем более - влиять. Однако эльф расплылся все в той же благосклонной улыбке и, промурлыкав "конечно же", приложился к девичьей ручке и, развернувшись, повел их к Эрионелю.
        - Какого лешего ты творишь! - громким шепотом напустился вампир на нее, когда Заренталь, указав им на дом бывшего советника, поспешил откланяться, спеша к Его Лучезарности. - Ты вообще в курсе, с кем связалась?? Да он наверняка уже тебя раскусил и уже бежит докладывать Совету...
        - Тшшш, не истери, - понизив голос, ответила Мила, продолжая любоваться красотами Высокого Леса. - Кто он, я и раньше знала, Брайас как-то рассказывал. К тому же этот жук пытался прощупать меня с самого начала, едва мы появились здесь. Поэтому и пришлось сделать внушение, что я ничего не умею.
        - А как же Аллердаль и аудиенция? - оторопел вампир.
        - Да не было никакой аудиенции, - отмахнулась Мила. - Ты вспомни, они ведь даже Великое посольство от южных народов отказались принимать, потому что их якобы поздно предупредили! И это за месяц!
        - И все-таки караван валлийцев - это не Ключ. Подумай, предыдущие Ключи считаются теперь богинями! Думаешь, ради этого они не изменят своим церемониям?
        - Брось, Ковен называет меня "дефектной" и считает, что я какой-то ненастоящий, одноразовый Ключ. К тому же Аллердаля нет во дворце, - девушка кивнула на многоглавую крышу дворца, - все флаги на шпилях приспущены, и стража в простой кольчуге, а не парадных доспехах.
        Лесс окинул взглядом дворец и убедился, что лилово-серебристые полотнища лениво трепыхались на середине флагштока.
        - Но где же он? - удивился вампир.
        - Не знаю, - Мила пожала плечами и пошла к указанному дому, - я же не секретарша. Может, загород мотнулся отдохнуть, может, по делам к дриадам заглянул, они тут рядом... - и, подойдя к резной двери, постучала витым кованым кольцом.
        Через пару секунд на пороге появилась молодая полуэльфка в белом фартучке и изящной косынке на белокурых кудрях. В небесно-голубых глазах девушки отразилось уже знакомое высокомерие и ощущение собственного превосходства.
        - Да?? - только и спросила она, будто перед ней стояли какие-то попрошайки. - Хозяйка сейчас занята, а хозяин никого не принимает.
        - Мы знаем, - хмыкнула Мила, - потому и пришли. Нас прислал Совет Ковена.
        - Но они уже были здесь, и хозяин им все рассказал, - подозрительно прищурив глаза, заметила служанка.
        - Открылись новые факты и у Совета появились дополнительные вопросы, - Лесс вернул девушке тот же надменный взгляд.
        - Что ж, проходите, - поколебавшись, сказала она, приоткрывая дверь шире и давая возможность зайти. - Но прежде я доложу хозяйке.
        Она скрылась в одной из комнат, а спустя некоторое время послышался легкий шорох платья, и к ним вышла невысокая, изящная эльфийка с золотисто-рыжими волосами, красиво уложенными в высокую прическу. Мила даже на секунду почувствовала себя неловко в простом темно-синем платье и волосами, заплетенными в косу. По началу лицо женщины было сердитым, но, увидев Лесса, тут же озарилось улыбкой:
        - Лессандр! Неужели это ты?
        - Ларриэль, ты как всегда, прекрасна, - галантно поклонившись, улыбнулся вампир.
        - Но почему сразу не сказали Лире?
        - Она была такой грозной, что мы не рискнули, - улыбнулась Мила.
        - Вы Мила? - обернувшись к девушке, спросила эльфийка. - Я соболезную вам...
        - Благодарю вас, - спеша ее перебить, выдавила девушка. - Но нам действительно нужно поговорить с Эрионом и вернуться в Ковен.
        - Да, конечно, - немного смущенно ответила Ларра и повела их наверх, в спальню Эрионеля. Эльфийка привыкла, что выражение соболезнований и ответных благодарностей, как правило, длятся дольше, и прерывать их считалось неприличным. Однако подобное поведение можно объяснить горем, посетившим ее, хотя, по мнению Лары, Мила не выглядела такой уж несчастной.
        Эрионель лежал на огромной постели, под темным бархатным балдахином, бледная тень прежнего архимага. Казалось, что он дремал - прикрытые веки время от времени подрагивали, а еле слышное дыхание было относительно ровным и спокойным. Но стоило Миле приблизиться к его постели, как эльф тут же открыл глаза и посмотрел на нее ясным, недреманным взглядом. На самом деле, Эрион собирался с силами, прежде чем объясниться с девушкой. Он никак не мог отделаться от чувства вины перед ней, перед Брайасом, перед самим собой...
        - Мила, - хрипло начал он, с трудом произнося отдельные слова, - Брайас... Если бы не он, меня бы здесь не было... Понимаешь, он... когда меня отбросило, он отвлек на себя... я отключился, а когда все уже было кончено он склонился надо мной... Я видел его лицо... Это Грай Неверталь... - От волнения он приподнялся на подушках, в глазах появился лихорадочный блеск. Осторожно взяв его лицо в свои руки, Мила тихо прошептала:
        - Хорошо, Эрион, расслабься. Все уже позади, - голос ее звучал мягко и умиротворяюще. Эльф по первости сопротивлялся внезапно накатившей сонливости, но вскоре медленно закрыл глаза и обмяк. Лара, стоявшая чуть в стороне, хотела подойти, но Лесс удержал ее:
        - Подожди. Она знает, что делает.
        Мила тоже прикрыла глаза и прислушалась к внутренним ощущениям, заставляя Силу вокруг и внутри нее бежать в нужном направлении. Чувствовать, как медленно, клеточка за клеточкой начинает оживать тело эльфа. Минут через двадцать она устало опустила руки, и села на край постели. Эрион, к которому вернулся прежний здоровый цвет лица, шумно вздохнул и открыл глаза.
        - Давно так не отдыхал! - улыбнулся он и взял Милу за руку. Немного помолчав, он с усмешкой добавил: - Выходит, ты и впрямь богиня.
        Девушка только улыбнулась:
        - Лучше зови как раньше - Милой, а то вдруг привыкну. Начну вас "смертными" обзывать... - она рассмеялась и сжала его руку в своих ладонях.
        - Спасибо, - тихо и серьезно сказал он. Девушка молча кивнула, а потом ехидно добавила:
        - Ты же не думаешь, что я просто так это сделала? - Эльф усмехнулся и покачал головой. - Нам нужна информация, - Мила оглянулась на Лесса и Ларру.
        Женщина, бросив на Эрионеля внимательный взгляд и убедившись, что больше ему ничего не угрожает, вышла из комнаты, а вампир приблизился к постели. Оставшись одни, они вкратце изложили, зачем пришли. Выслушав их, Эрионель укоризненно покачал головой, но все же рассказал, что помнил:
        - Зря вы связались с Заренталем, он еще тот тип. Да ладно, сам с ним разберусь, когда встану, а пока... - эльф тяжело вздохнул. - Признаться, я видел совсем немного. Когда мы связали Тан, внезапно появился он, незнакомец. Первый удар нам с Брайасом удалось отразить и даже нанести ответный, но вот следующий... Это была Темная магия, к которой эльфы особенно уязвимы. Брайас знал ее и смог устоять, а вот меня сразу же отбросило. Тан хотела добить меня, но Брайас попал в нее молнией. Наверно тогда он его и достал... Не знаю, я почти сразу же отключился. Тот незнакомец пнул меня, чтобы привести в чувство. Тогда он сунул мне в руку подвеску и капюшон с головы сдернул, типа, посмотри в лицо своей смерти, а потом пропал, телепартировался куда-то. Я тогда слабый был, даже простой сигнальный пульсар послать не смог. А дальше - меня уже нашли наши стражи и маги из Ковена...
        - Так что я сам, своими глазами видел Неверталя, - помолчав, добавил он, - и хоть не меньше вашего удивлен, как ему удалось справиться с нами, все же это был он.
        Обдумывая услышанное и ища за что бы зацепиться, девушка обвела взглядом спальню.
        - Хм, - сказала она, смотря на висевшее на стене зеркало, - а скажи, нет ли какого-нибудь заклинания, чтобы маг мог принимать обличие другого человека или нелюдя? Будто его отражение в зеркале...
        Эрион наморщил лоб, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из университетской программы по темному искусству некромантии, где как раз могли бы быть такие заклятия. Но так как большую ее часть демонстративно прогуливал из-за (естественно) презрения к чернокнижникам, а вовсе не из-за того, что в это же время у травниц не было занятий, ничего не вспомнил.
        - Должно быть, - неуверенно заявил он. - Если хочешь, я посмотрю в нашей библиотеке... - Мила согласно кивнула. - Но все равно, я не понимаю, как это докажет, что Брайас жив?
        - По большому счету - никак, - Мила пожала плечами, - ты уже сам все доказал, когда сказал, что незнакомец вложил тебе в руку подвеску. Она была невредима, за исключением цепочки. Он просто сорвал ее с Брайаса, когда тот был без сознания или не мог пошевелиться, но был жив. В противном случае, она должна быть оплавлена или испачкана в крови, но ни того, ни другого на ней нет.
        - Допустим, он был живым тогда, - согласился эльф, - но что мешало Неверталю или кому-то другому убить его позже?
        - А вот это мы и должны узнать от Грая, - вздохнув, сказала Мила. - Так или иначе, он сможет кое-что прояснить для нас.
        - И что мы будем делать? - с готовностью спросили друзья. Мила довольно улыбнулась:
        - Что ж, хорошо, если хотите помочь, тогда отправляйтесь в библиотеку и поищите заклинание, а мне нужно вернуться к Казимиру.
        - Но я бы мог вместе с тобой пойти к Граю, - возразил Лесс, но девушка покачала головой:
        - Во-первых, не факт, что Совет решит пустить нас к нему, а во-вторых, вдвоем ищется куда как лучше. Это заклинание нам просто необходимо, чтобы убедить архимагов. Я отправлюсь туда пораньше и попробую потянуть время - уверена, у них появится много вопросов к новому Ключу.
        Тут в комнату заглянула Ларра и сообщила, что пришел посланник от Зареналя - Милу ждали на Совете архимагов.
        - Хм, как раз вовремя. - Она легкой уверенной походкой направилась к выходу и лишь у самой двери оглянулась: - Как только найдете заклятие, сразу же отправляй Лесса с ним к Казимиру на Совет. Будет лучше, если Ковен не сразу узнает о Силе, у него и без того забот хватает.
        Девушка улыбнулась и заговорщицки подмигнула им, прежде чем закрыть за собой дверь. На самом деле у Милы поджилки тряслись от одной мысли, что она вот-вот попадет на Совет Ковена, от которого пряталась почти год. Возможно, Зареналь уже раскусил ее, и Совет знает о возвращении сил Ключа. И что тогда? В том-то и дело, что она не знала, что будет потом, и эта неизвестность пугала ее.
        Встретившись с Зареналем, она искала признаки того, что ему все известно, но эльф ничем не выдал себя, по-прежнему оставаясь таким же самовлюбленным и падким до лести, чем Мила тут же воспользовалась. Во-первых, он слишком много выигрывал от гибели Эриона и мог быть в сговоре с тем неизвестным, во-вторых, лишний голос в Совете ей не помешал бы. Конечно, она не надеялась, что, немного поболтав, он тут же кинется с пеной у рта защищать её перед Ковеном. Но и не будет лишний раз мешать, что уже было хорошо.
        Едва девушка появилась в совещательной комнате, как ее тут же перехватил Казимир и отвел в сторону. Она даже не успела проследить, куда отправился эльф.
        - Мила, мне удалось договориться с частью Совета. Этого достаточно, чтобы пропустить тебя к Неверталю, теперь все зависит от тебя. Заседание вот-вот начнется, так что лучше поторопиться, - он ухватил девушку за руку повыше локтя и повел по какому-то коридору. С обеих сторон горели не дымящие факелы, освещая неглубокие стрельчатые ниши. Остановившись у одной из ниш, в которой была низенькая, маленькая дверь, Казимир толкнул ее и протянул девушке ключ.
        - Он от камеры Неверталя, - он хотел сказать еще что-то, но девушка его опередила:
        - "Не забудь перед уходом запереть"? - хмыкнула Мила. - И с не рук кормить?
        Но Казимиру было не до шуток:
        - Будь осторожна! Совет не простит еще одной ошибки ни мне, ни тебе, - предупредил он и исчез, оставив девушку перед открытой дверью.
        ***
        Кериан Гром - глава Совета Ковена пребывал в мрачном настроении. Недавние события, связанные с гибелью как Темных, так и Светлых архимагов, разделили Совет на два лагеря. Одни - подстрекаемые Альбабрадом - утверждали, что мальчишка не виновен, и поиск необходимо продолжить. Другие были против, заявляя, что этот выкормыш Темных вполне мог скрыть свои способности, а ректор Университета пытается скрыть свои промахи, сейчас продолжая утверждать, что мальчишка не так силен. Сам Кериан Гром в тайне поддерживал вторых, поскольку все улики были на лицо, но вот Казимир продолжал утверждать обратное, чем страшно раздражал главу Совета.
        - Что ж, архимаг Альбабрад, - глава жестом прервал речь ректора, - но у нас есть неоспоримые факт - свидетельство Эрионеля, к тому же Грай был найден неподалеку, в соседней деревне. Так же не стоит забывать, что с поимкой Неверталя случаи пропажи Темных магов прекратились.
        - Но это не значит, что они перестали пропадать, - спокойно возразил Казимир, - возможно, что информация просто не доходит до нас.
        По совещательной комнате пронесся тихий шепоток, маги негромко спорили между собой. Дарен Жатеский, сидевший напротив Казимира, придвинулся вперед и громким шепотом через весь стол спросил у него:
        - А что теперь будет с Ключом? Теперь, когда Элатар мертв, некому будет за ней приглядывать, - в его глазах было тихое злорадство. Казимир старательно избегал этой темы, но магу все ж удалось задеть его. - Я думаю, и все со мной согласятся, что Ключ должен быть под присмотром.
        - Предлагаешь отправить ее в Башню Безмолвия? - хмыкнул Рамнон Скитский.
        - Зачем же так кардинально, - откинулся на спинку Дарен, - достаточно просто оставить ее у кого-нибудь из архимагов...
        - И ты, конечно же, предлагаешь себя, - криво улыбнулся придворный эльфийский маг Заренталь. Меландра - Мать-Дриада, правительница Зачарованного леса, недовольно поморщилась:
        - Я полагаю, молодежь слегка подзабыла, что мы, прежде всего, говорим о Ключе, носителе уникальной Силы, способной управлять Источниками, а не обычной девице, - холодно заметила она.
        - Все эти разговоры о Ключе я считаю преждевременными, - ловко вставил Казимир, воспользовавшись молчанием Совета. - Силы так и не вернулись к девушке, а по сему есть вещи куда более важные, чем бывший Ключ.
        - Думаю, мы сами в состоянии убедиться, есть Сила в Ключе или нет, - раздраженно бросил Кериан Гром. - Девушка должна предстать перед Советом, тем более что она уже здесь. - Глава Совета понимающе переглянулся с Заренталем и после этого перевел взгляд на Казимира Альбабрада, но ректор даже бровью не повел. - А уже после - решим ее судьбу.
        ***
        Мила осторожно спустилась по скользкой винтовой лестнице, ведущей в тюремный подвал. Именно здесь можно было ощутить, насколько дырявы карманы у Ковена. Несмотря на регулярные поборы, в том числе и на благоустройство темниц, здесь было сыро и холодно, пахло плесенью и крысиным пометом, зато сами грызуны были отменные - толстые, лоснящиеся, борзые до невозможности. Одна из таких, пробегая из одной камеры в другую, не то, что не испугалась девушку с факелом, а, встав на задние лапки, с видом надзирателя оглядела ее, и также неторопливо продолжила свой путь.
        Почти все камеры были пусты, лишь изредка девушка замечала слабые движения где-то в глубине камер, у самой стены, но по большей части, это были крысы, рывшиеся в какой-то ветоши. Мила старалась не думать, чем или кем прежде была эта ветошь.
        Наконец, ей удалось отыскать камеру Неверталя - надежная каменная кладка, массивная дверь, покрытая клепаным железом и маленькое-маленькое окошко, больше напоминавшее прорезь для глаз. Заглянув в него, девушка поначалу ничего не увидела, кроме копошащейся тени в углу. Неужели опять крысы? Но ведь эта камера последняя...
        Собравшись, Мила крепко сжала руки в кулаки и неуверенно назвала Неверталя по имени.
        - Грай. Грай Неверталь, это ты? - Тень злобно хмыкнула в ответ. - Значит, ты, - равнодушно заключила Мила и, вставив ключ в замок, несколько раз повернула его до щелчка.
        Огромная дверь неохотно, со скрипом приоткрылась, и девушка протиснулась в темницу. Факел тут же осветил каждый уголок небольшой камеры, разогнав все тени. Тут Мила увидела ее узника и едва не выронила факел из рук. Он был седой, седой как лунь, тощий как щепка, даже глаза... прежде они были карими... или темно-зелеными? теперь же желтоватыми. Как будто из него всю жизнь кто-то разом вытянуть пытался.
        - Что вытаращилась, дура? Пришла позлорадствовать? - злобно бросил он, даже не пытаясь подняться с клочка соломы, на которой сидел. Руки его были надежно связаны веревкой, а одна нога прикована к стене толстенной цепью.
        - Соскучилась, - не удержавшись, огрызнулась Мила. - Пришла полюбоваться! Кто тебя так?
        Неожиданно Грай рванулся вперед и схватил ее за горло. Девушка почувствовала, как, едва коснувшись ее кожи, цепкие пальцы Неверталя дрогнули, и удушающая схватка пропала. Теперь он просто держал руки на ее шее, даже не пытаясь давить.
        - Ты... - срывающимся шепотом проговорил он. Его пальцы коснулись нежных завитков на ее затылке. - Это все ты...
        Сердце Наверталя билось сильными, гулкими толчками, он ошалелым взглядом ловил малейшие движения ее лица. На мгновение Эмилию захлестнули страх и паника. Она никак не ожидала, что цепь окажется такой длинной, а арестант - таким резвым. Мысленно обозвав себя дурой, Эмилия заставила себя успокоиться и равнодушно посмотреть ему в глаза. В конце концов, девушка не переставала сжимать в руке горящий факел, и, в крайнем случае, могла бы добавить Неверталю загара с хрустящей корочкой.
        Между ними не было даже пяди, они стояли лицом к лицу и все, что она могла видеть - это его огромные, зияющие чернотой, зрачки белесых глаз. Кажется маг, даже не знал, точнее, не мог выбрать, какую расправу бы сейчас учинить: просто придушить, сломать шею, или придумать что-нибудь изощренное.
        - Пусти, - спокойно произнесла она, вздернув подбородком и отступив назад. От ее внимания не ускользнуло, как он едва уловимо потянулся к ней и тут же резко отпрянул, отдернув руки.
        - Это все из-за тебя, - сдавленно произнес он, отходя в свой угол. - Из-за тебя я оказался здесь.
        - А мне казалось, что из-за собственной глупости и гордости, - ровным голосом заметила Мила. - Ты сам избрал свой путь. Сам пришел к Темным и стал служить им, никто не заставлял тебя.
        - Хм, да что ты об этом знаешь?! - горько хмыкнул Неверталь. - Что ты знаешь обо мне?!?
        - Немного, - ответила Мила, - лишь то, что отчего-то ты ненавидишь меня больше чем кого-либо. Неужели ты действительно убил Брайаса из-за этого.
        Грай зашелся жутким истерическим смехом.
        - Ха-ха-ха. Брайас! Ха-ха. Могущественный магистр Элатар - жертва Темного мага-недоучки! Ха-ха-ха. - Резко обернувшись, он подошел к ней и заглянул в глаза: - Он ведь был твоим любовником, не так ли? Должно быть, ты сильно горевала, когда его не стало, - он злорадно улыбнулся и шумно вздохнул. - Боги, с каким удовольствием я сделал бы это, зная, что ты будешь страдать.
        Мила из последних сил старалась оставаться все такой же невозмутимой и спокойной, но получалось все хуже и хуже. Скрипнув зубами, она крепче сжала ключ в кармане и твердо спросила:
        - Так да или нет? - ее открытый, строгий взгляд встретился с ехидно-упивающимся взглядом Неверталя. Постепенно ухмылка сползла с его лица, а злорадство сменилось задумчивостью. Наконец, он отвел глаза и выдохнул:
        - Нет, это был не я.
        Девушка чуть склонила голову, чтобы скрыть довольную полуулыбку:
        - Я так и думала, - Мила поймала на себе недоверчивый взгляд Неверталя. - Расскажи, как ты оказался в той деревне на границе Балора и Высокого Леса?
        То ли продолжая сомневаться, то ли собираясь с мыслями, Грай вернулся к своей лежанке и, неловко опустившись на нее, стал рассказывать:
        - Как я уже говорил, с недавних пор все в моей жизни происходит из-за тебя.
        - Хм, ну, разумеется, - ехидно хмыкнула Мила. - Прям, какая-то роковая женщина.
        Маг сделал вид, что не расслышал ее слов, и продолжил:
        - Так вот, все из-за тебя. После того, как я сбежал из Университета во время нападения остальных Темных, стал пробираться в Невер, к себе на родину. Но как оказалось, там я им такой был не нужен. Родной отец лишил меня всего: титула, привилегий, наследства. Выгнал, как паршивую овцу из стада. Знаешь, они ведь злились даже не зато, что я Темный, а зато, что проиграл.
        Грай замолчал, невидящим взглядом уставившись в серую стену.
        - А мать? - осторожно спросила Мила и заметила, как заиграли желваки на его лице.
        - Она умерла при родах, - сухо ответил Грай и отвел глаза в сторону. - И не смей смотреть на меня таким жалостливым взглядом.
        Мила удивленно приподняла бровь:
        - Жалостливым? Не льсти себе. Отсутствие матери не оправдывает твоих поступков, равно как и встреча со мной.
        Миле показалось, что Неверталь беззвучно усмехнулся и даже облегчено вздохнул. Видимо, чужая жалость для него была невыносимее любых издевательств.
        - После Невера я стал скитаться по захолустным городишкам этого паршивого королевства. Затем перебрался в Валлию, хотел со временем добраться до Заброшенных земель - туда-то Ковен не станет соваться. Так вот, я был в Больших Детищах - глухой деревеньке где-то на севере страны, когда меня нашел один странный человек. Он сказал, что ему нужна моя помощь, и я естественно послал его к жухрой лаббарихе. А вечером, когда шел из корчмы, кто-то оглушил меня. Очнулся я уже в комнате какого-то трактира, среди стражи с магами.
        - Хм, а как выглядел тот незнакомец?
        - Не знаю, он был в плаще с капюшоном, - Неверталь пожал плечами. - И ты мне веришь?
        - Мгм, - задумчиво кивнула Мила. Эрионель тоже говорил, что тот незнакомец сперва был в плаще. Вот только... - Ты так и не ответил, из-за чего ты стал таким... - девушка невольно осеклась, глядя на седого юношу.
        - Каким? - злобно хмыкнул Неверталь. - Седым доходягой? Может, ты забыла, как из-за тебя Арчер Толуас швырнул в меня "Темным жнецом"? Или может, ты не знала, что это заклятье отбирает всю жизненную силу у жертвы?
        Мила припомнила, что Темный архимаг действительно запустил в него какой-то черной молнией. Но вот чем именно она была, девушка даже не представляла.
        - Значит, ты не помнишь, применял ли к тебе какие-нибудь заклятия тот незнакомец? - возвращаясь к прежней теме, спросила девушка.
        - А как, по-твоему, он меня оглушил? - насмешливо спросил Грай. - Похоже, ты и впрямь редкостная дуреха! Маг высшей категории не станет использовать грубую силу. Ему достаточно щелчка пальцев, чтобы стереть тебя в порошок.
        - И как же это ты, такой умный и талантливый, не сумел справиться с такой идиоткой! - не сдержалась Мила.
        - Да потому что Элатар и его дружок за тобой как цепные собаки бегали. Хм, даже жалко, что такой хороший специалист погиб зазря... - он замолчал, продолжая буравить ее ненавидящим взглядом. Она несколько секунд уговаривала себя успокоиться и не поддаваться на его колкости. Она еще раз все обдумала, вспомнила все, о чем они говорили и особенно, все, о чем промолчали... а если?..
        - Хм, почему ты отказываешься давать показания? Боишься, что они узнают твой секрет, когда прочтут мысли?
        В его глазах на секунду мелькнул страх, он сидел, насторожившись, ожидая, когда она продолжит. Но она вовсе не собиралась этого делать, пусть теперь мучается, гадая, то или не то она подумала. Догадалась или нет?
        Эмилия стояла у дверей, когда он вновь рванулся к ней, намереваясь вытрясти из нее все, что она знала, но натолкнулся на невидимый барьер.
        - Не волнуйся, я никому не скажу, - спокойно пообещала она, закрывая за собой дверь и оставляя его в темноте.
        - О чем? - дрогнувшим голосом спросил он.
        - О том, что от любви до ненависти всего один шаг, причем в обе стороны, - повернув ключ, задумчиво ответила она. Камера ответила ей напряженной тишиной, Неверталь продолжал стоять, не шелохнувшись, глядя на закрытую дверь.
        Торопливо поднимаясь по лестнице, Эмилия готовилась к встрече с Советом, стараясь поскорей выкинуть из головы этот разговор. А Совет уже с нетерпением ожидал появления Ключа. Едва появившись на пороге совещательной залы, Мила тут же почувствовала, как десять пар глаз впились в нее. Лишь Казимир ободряюще улыбнулся самыми уголками губ. Девушка с неудовольствием отметила, что Лессандр пока так и не появился.
        - Здравствуйте, - слабо улыбнувшись, девушка затворила за собой дверь и прошла в центр залы. По лицам архимагов скользнули ехидные улыбки.
        - Приветствуем тебя, Ключ, - громоподобным голосом ответил за всех Кериан, заставив Милу внутренне поежиться. - Что привело тебя сюда?
        Девушка удивленно приподняла бровь. Он что забыл, о чем они только что говорили?? Или это дань традиции - громким голосом спрашивать пришедшего "что надо?". Ей, что, тоже надо отвечать как в старинных романах? Мол, глубокая печаль... и все такое, привели меня сюда, под светлы очи великих чародеев, дабы со всей справедливостью, свойственной только таким мудрым и... бла-бла-бла... судьям, найти и наказать виноватого.
        - То же что и вас, - ответила она, и, окинув взглядом присутствующих, добавила, - надеюсь. Хочу знать, кто напал на архимагов Ковена.
        Всех присутствующих заботило лишь то, что их могла ожидать та же участь, на Брайаса им, в сущности, было наплевать.
        - А разве ты не знаешь? - наигранно удивился один из магов, на вид - семнадцатилетний мальчишка. - Так ведь Грай Неверталь сделал это, неужели Казимир тебе не сказал?
        - Сказал, как и то, что вы даже не удосужились выслушать его.
        - Он сам отказался от проверки, - побагровев, ответил архимаг.
        - Лишь оттого, что не верил в вашу объективность, - спокойно парировала Мила.
        - Так тебе удалось его переубедить, или нет? - спросила ее женщина лет пятидесяти пяти с древесно-коричневым оттенком кожи и золотисто-красными волосами и изумрудно-зелеными глазами.
        - Да, он убедил меня в своей невиновности, но думаю, будет лучше, если спросить его самого, - справедливо заметила Мила, внутри обмирая от волнения. Как ни прискорбно, но все зависело от Грая: если согласится, то и Совет может передумать. Заупрямится - тогда и заклинание, даже если Лесс и Эрион его найдут, не поможет.
        - Что ж, пусть приведут Неверталя, - Гром кивнул в сторону дверей. Через минуту те отворились, и в комнату ввели Грая. - Грай Неверталь, Совет Ковена в последний раз предлагает тебе пройти проверку: если ты не причастен, мы тут же отпустим тебя.
        Неверталь надменно хмыкнул:
        - Отпустите? Забыв о том, что я помогал Темным?
        - Тебя исключат из Ковена, - добавил Рамнон Скитский. Теперь арестант уже открыто веселился:
        - Я и так не состою в вашем Ковене, меня ведь исключили из Универа, даже не дав закончить.
        - Ты сбежал, - поправил его Казимир, - никто тебя не исключал. На тебе числится задолжность по сдаче диплома и нескольких зачетов. Ты был талантливым студентом и если совет преподавателей решит тебя оставить, можешь восстановиться.
        Но Грай только недоверчиво фыркнул и покачал головой.
        - Значит, ты отказываешься от проверки, - сделал вывод Кериан Гром. Грай задумчиво поджал губу и немного помолчав, ответил:
        - Что ж, если вам так не терпится порыться в моих мозгах... Давайте, мне нечего скрывать.
        Его поставили в самый центр комнаты, в окружение кресел архимагов, а Милу без объяснений выставили за дверь. Девушка была уверена, что допрос продлиться не больше десяти-пятнадцати минут, а может и того меньше. Но время даже не шло, оно медленно ползло со скоростью засыпающей черепахи. Эмилия напряженно прислушивалась к происходящему за дверью, но ничего не было слышно. А когда чья-то рука легла ей на плечо, она едва не заорала дурным голосом.
        - Лесс! - возмущенно зашипела она. - Какого лешего??!! - и опомнившись, спросила: - Вы нашли его?
        - Да, даже несколько, - бросил вампир, показав книгу с закладками, и заинтересованно кивнул на двери. - А там что?
        - Неверталя допрашивают, - отмахнулась Мила, беря в руки книгу и начиная ее листать.
        - Он все-таки решился? - удивился Лесс.
        - Ага, - отозвалась девушка, не поднимая головы, - решил не отдавать себя любимого в руки местных палачей.
        - С чего бы это? Помнится, ему было все равно, раз прежде он молчал.
        - А вот теперь решил заговорить, должно быть вспомнить, что в мире есть еще множество прекрасных вещей, кроме долгой и мучительной смерти.
        Вампир с сомнением посмотрел на нее, потом на двери и решил, что, пожалуй, не станет трогать этого гаденыша, если тот как-то поможет им в поисках Брайаса. Пока...
        Наконец, дверь отварилась и Милу пригласили в залу. Она хотела взять с собой Лесса, но тот быстро отговорился, что мол, он совсем не маг и делать на Совете ему нечего. Бросив на вампира укоряющий взгляд, девушка на негнущихся ногах вернулась к архимагам. Она пыталась прочесть по лицам, как все прошло, но Совет был не пробиваем. Даже Казимир сидел с равнодушно-спокойной постной миной.
        - Что ж, - сказал громогласный старец, - проголосовав, Совет решил отпустить Неверталя в виду его невиновности. Однако, нам по-прежнему не понятно, почему Эрионель указал на него.
        - Возможно, это последствия от удара, - предположил один из членов Совета. - Архимаг мог не разглядеть, или ему показалось, или незнакомец мог действительно походить на него.
        - Или он мог принять облик Неверталя, - вставила Мила, поудобней перехватывая толстенную книгу заклинаний. - В Темной некромантии есть парочка способов.
        Гром сердито сдвинул брови, то ли оттого, что не им первым пришла в голову такая идея, то ли оттого, что девчонка вообще решилась вмешиваться в дела Ковена.
        - В таком случае, Совету еще есть что обсудить. По сему, Казимир, проводи поскорей своих подопечных и возвращайся к нам.
        Ректор согласно кивнул и, подхватив Милу под руку, вывел из залы, где их ждал Лесс и, шепнув "Молодец", открыл портал и отправил всех троих, включая Неверталя, в Университет.
        Через полчаса вернулся и сам Казимир. Молча пройдя к своему столу, он устало плюхнулся в кресло и, не глядя, достал уже знакомый чайничек и, постучав по крышке, быстро вскипятил отвар внутри. Вся троица, дожидавшаяся его появления в полнейшей тишине, внимательно следила за каждым его движением. Подняв на них глаза, он предложил им чая, но те почему-то дружно отказались.
        - Вам должно быть не терпится узнать, что мы обсуждали с Советом, - начал он, заметив, как Лесс нервно покачивает носком сапога, а Мила ерзает на стуле.
        - Да, - несколько резко ответила девушка, садясь на край кресла, - но прежде вы не могли бы отпереть замок на двери вашей комнаты и сделать мА-а-аленький перерывчик. - Она красноречиво посмотрела на него. - А то мы тут уже заждались вас.
        Архимаг непонимающе сдвинул брови, но, догадавшись, выдал певучее "а-а-а" и, взмахнув рукой, снял магический замок. Торопливо кивнув в знак благодарности, Мила пулей вылетела из кабинета ректора, немного помявшись, Лесс пробормотал извинение и тут же торопливо скрылся за дверью.
        - Вот уж не думал, что у ректора Университета Магических наук такой простой замок, - ехидно заметил Неверталь, усаживаясь в только что освободившееся кресло.
        - Что же ты не снял его, если он так прост? - спросил Казимир.
        - Меня никто об этом не просил, - просто ответил Грай, пожав плечами. Покачав головой, Казимир перешел к делу:
        - Что ты намерен сейчас делать?
        - Я бы хотел вернуться в Университет, - решительно произнес Грай.
        - Что ж, должен тебя предупредить, это будет не просто - многие преподаватели и ученики категорически не приемлют тягу к темным искусствам, и слабо верят в раскаянье.
        - А вы? - вопрос был дерзкий, особенно если учесть, с кем он разговаривал. Но несмотря ни на что, мнение Казимира Альбабрада было для него важным, поскольку он действительно уважал этого мудрого и справедливого человека, хоть часто был с ним не согласен.
        - Я считаю, что настоящий специалист должен познать все грани своего искусства. Что же касается раскаянья... это личное дело каждого. Многие маги, лишенные Дара из-за своих проступков, так и не смогли исправиться. Так что карательные меры здесь зачастую бесполезны. Ты сам должен решить, как быть дальше.
        Грай молча кивнул. Внутри что-то неприятно сжималось и с тяжестью свинца тянуло вниз от мысли о предстоящих унижениях ради возвращения в Универ. Догадавшись, о чем он задумался, Казимир продолжил:
        - Никто не ждет от тебя, что ты вдруг станешь милым улыбчивым парнем, да это и не к чему. Ты таков, какой есть. Но это не значит, что ты обязательно должен стать Темным. При рождении маги не бывают ни Светлыми, ни Темными, они ими становятся в результате своего личного выбора. Тебе дали еще один шанс, грех им не воспользоваться.
        - Так он у меня все-таки есть? Этот шанс, - с намеком спросил Грай.
        - Кажется, я уже ответил на ваш вопрос, адепт Неверталь, - невозмутимо ответил ректор, разливая чай по чашкам.
        - Спасибо, - негромко, но искренне ответил адепт.
        Они неторопливо попивали чай, когда в кабинет вернулись сначала Лессандр, а затем и Эмилия с просветленным взором. Наконец-то можно было вернуться к Совету и его делам.
        - Члены Совета Ковена решили, что следует продолжить поиски Таниэль и ее нового Хозяина. Возможно, тогда мы сможем что-нибудь и о Брайасе узнать. Заодно ужесточить охрану магических объектов и Источников.
        - Как? - Мила удивленно вскинула брови. - Всех?
        - Нет, конечно. Только тех, что находятся близ крупных городов и деревень, там, где есть хотя бы один маг из Ковена. Но это не мало. Как бы ни был силен наш неизвестный маг, ему необходима Сила, которую он сможет получить только в Источнике.
        - Но ведь есть еще и Заброшенные земли, где Ковен бессилен? - заметила девушка, отчего Казимир недовольно поморщился.
        - Да, но прежде мы должны проверить уже известные нам земли. А уже на следующем собрании, через две недели, будем решать, что делать с Заброшенными. Как и твой вопрос. Совет решил, что тебя необходимо держать под охраной, вот только не знает где.
        - Мила бы могла вернуться вместе со мной в Долину, - предложил Лесс.
        - Или занять мое место в тюрьме Ковена, - хмыкнул Грай. - Туда даже крысы не всегда заглядывают.
        - А тебе не пора к своему папочке под крылышко? - окрысился вампир, раздраженный его присутствием.
        - А тебе не пора в гроб прилечь и крышкой закрыться, а то уже светает, - ядовито ответил Грай, кивнув в сторону окна. Но парень ошибся, отчасти потеряв в темнице чувство времени, чем тут же воспользовался вампир.
        - Не пора, - зловеще улыбнулся Лесс, демонстрируя острые клыки, - солнце только садится. Так что на твоем месте я бы поостерегся выходить из своей каморки. Хотя тебе даже это не поможет.
        Миле показалось, что Грай слегка побледнел, хотя это могла быть лишь игра теней.
        - Хватит, прекратите, - скомандовал ректор. - Сейчас не время и не место для ваших разборок. Главное, что пока было решено оставить Милу в Университете, а к следующему Совету мы что-нибудь придумаем. Боюсь, что вариант Грая может оказаться реальностью - три архимага во всеуслышание заявили, что считают тебя опасной. Особенно если ты попадешь в руки Хозяина Тан.
        - А остальные? - осторожно спросила Мила.
        - Воздержались, - неохотно ответил архимаг.
        В конце концов, даже он сам в глубине души считал, что девушку просто необходимо надежно спрятать. Правда идея с темницей ему не понравилась, но не так как идея с Универом. Он согласился лишь оттого, что сейчас время каникул и здесь практически никого нет. Никто не знает, что задумал тот маг, напавший на Брайаса и Эрионеля, но если ему действительно понадобиться Ключ? Ректор сердито нахмурился:
        - Поэтому, ты останешься здесь. Я распоряжусь, чтобы завхоз выдал тебе постельное белье и определил в одну из спален.
        - А что будет с домом Брайаса?
        - Его опечатают до тех пор, пока не вернется кто-нибудь из хозяев - Лереина.... или Брайас, - помолчав, добавил он. В его голосе было мало уверенности, а может, все дело в усталости.
        - Но хоть вещи свои я могу оттуда забрать? - вздохнув, спросила Мила.
        - Да, конечно, - торопливо ответил ректор, опустив глаза. Кажется, он только сейчас понял, как прозвучали его слова. Получалось, что Мила - никто, и не имеет никаких прав, и при желании ее легко можно выкинуть на улицу. В комнате наступило неловкое молчание, которое нарушил бодрый голос вампира.
        - Казимир, а вы не могли бы и мне выделить место, а заодно послать сообщение в Долину.
        - Зачем?? - в голос удивились Мила и Казимир.
        - Ты же не думала, что я оставлю тебя сейчас, когда дела хуже некуда?
        - Но ты же советник, не забыл? Ты Маришке нужен...
        - У нее еще двое других есть, - ответил Лесс.
        - А женихов? Тоже двое?? - Мила вопросительно посмотрела на него и покачала головой. - Лесс, я очень благодарна тебе...
        - Ректор Альбабрад, - втиснулся Грай, - пока они разбираются, я бы хотел попросить разрешения остаться.
        - А тебе-то зачем?? - настороженно спросил Лесс, забыв об их споре с Милой.
        - Не волнуйся, в отличие от тебя мне действительно есть, чем заняться, - и, обращаясь уже к Казимиру, продолжил: - Я хотел бы подготовиться за лето, чтобы осенью сдать экстерном экзамены и спокойно заняться дипломом.
        Подобное рвение, конечно, удивило ректора и не только его. Пожалуй, за все время работы, это был первый случай, когда ученик сам просился оставить его на лето для дополнительных занятий. Но ректор согласно кивнул и ответил:
        - Хорошо. Я скажу, чтобы приготовили одну женскую спальню и одну мужскую. Если Правительница Орры даст согласие на пребывание здесь своего советника, то тебя, Лессандр, подселят к Граю.
        Мужчины обменялись неприязненными взглядами, но все же не стали возражать. Уже через минуту они разошлись - каждый по своим делам: Мила - собирать вещи, Лесс и Казимир - отправлять сообщение в Долину, а Грай Неверталь неторопливой походкой направился в город.
        ***
        Темнота и сырость - вот и все, что у него осталось... А еще холод, пробирающий до самых костей. Тело настолько закоченело, что боль в конечностях практически перестала ощущаться. Но гораздо больней сознание собственного бессилия. От безысходности от готов был лезть на стену, но не мог даже пальцем пошевелить.
        Вдруг ржавые петли заскрипели и одна из стен натужно застонав, неохотно открылась. Свет, хлынувший в проем, бил в глаза, он невольно прищурился и отвернулся. Слава Максии, хоть это он еще в состоянии сделать. Тонкая женская фигурка изящно соскользнула вниз по ступенькам и брезгливо остановилась на последней, не желая ступать на пол. Несколько минут она молча наблюдала, как пленник, повернув голову к стене, тупо пялится на каменную кладку, освещенную ее пульсаром. Затем все же заговорила:
        - Бедный, бедный Брайас! Такой беспомощный и такой жалкий! Знай девчонка, во что ты превратился - ни за что не стала бы тебя искать, - притворно вздохнув, она беззвучно улыбнулась, заметив как едва вздрогнул маг при упоминании о Ключе. И почувствовав, что задела его, продолжала издеваться:
        - Ты ведь даже до нужника не можешь добраться - все переломано. Но в этом ты сам виноват - не нужно было сбегать.
        - Если я такой жалкий, что ж ты ко мне бегаешь каждый день, - хрипло хмыкнул маг, повернув к ней голову. В его глазах была неприкрытая насмешка: - Неужели твой новый Хозяин опять выгнал тебя спать на коврик?
        Злая шутка задела эльфийку за живое - вспыхнув, она сердито поджала губы, но, справившись с собой, холодно ответила:
        - Милый Брайас, ты все никак не можешь смириться, что я ушла от тебя. Все ревнуешь...
        - Таниэль, - устало вздохнул маг и снисходительно улыбнулся, - ты давным-давно перестала меня интересовать как женщина.
        - И поэтому ты отправился искать меня вместе со своим дружком? - она не удержалась и подошла к нему. Желание лишний раз поиздеваться над ним, показать свое превосходство побороло врожденную брезгливость. - Несчастный дурачок, признайся, наконец, что никого лучше, чем я у тебя не было и уже не будет, а вся эта возня с девчонкой - жалкая попытка что-то изменить. А может это очередная "просьба" Казимира или Ковена? Интересно, она знает об этом?
        Брайас негромко рассмеялся:
        - Боги, Тан, как же ты жалка! Чужое могущество действует на тебя как звонкая монета для продажной девки. Ты очертя голову бросаешься на шею всякому, кто обладает хоть сколько-нибудь значимой Силой. Тебе даже удалось поймать крупную рыбу - Орнест действительно силен. Но почему же ты так болезненно реагируешь на меня и Милу? Неужели твое непомерное самолюбие задето? - он вновь рассмеялся.
        Рассерженная Тан в бессильной злости пнула его под ребра, так что Брайас согнулся пополам и громко закашлялся, отхаркивая сгустки крови. После побега местные умельцы не только поломали ему руки и ноги, чтобы не смог ни колдовать, ни сбежать, но еще и отходили его по всему телу - для профилактики. Вид корчившегося мага удовлетворил эльфийку и Тан, облегченно вздохнув, спокойно взлетела по ступеням.
        - Не волнуйся, - обернулась она на пороге, - скоро ты увидишься со своей Милой. Орнест сказал, что через пару недель Ковен сам преподнесет ее ему на блюдечке. И можешь не надеяться на своих приятелей - им и без нее есть чем заняться.
        Вновь послышался уже знакомый скрип закрывающейся двери, и мир Брайаса вновь погрузился в безмолвную темноту и холод подземелья.
        Каблучки эльфийки сердито стучали по каменным плитам коридоров и галерей, ведущих в комнату Орнеста. Маг сидел в кресле с высокой спинкой и, вытянув ноги к горящему камину, читал донесения своих агентов, а также отчет о поисках Печати. Он даже не повернул головы, когда она вошла в комнату, лишь пальцем указал на скамеечку для ног, стоявшую у кресла.
        Проклятый Брайас был прав, Орнест обращался с ней как с собачкой, и считал это совершенно нормальным. Сердитая Таниэль осталась стоять, нависая над ним и всем своим видом показывая недовольство. Через пару минут маг поднял глаза и вопросительно посмотрел на нее. Колени Таниель сами собой подкосились под холодным взглядом темно-синих глаз мага, и она тихонько опустилась на скамеечку. Заклятие смены облика еще продолжало действовать, и Орнест все еще был похож на Брайаса. Хотя нет-нет, да проступали истинные его черты - крупный нос с горбинкой, пухлые, изящно изогнутые губы, квадратный подбородок. Но самое главное - это сила, исходившая от него. И здесь проклятый Брайас был прав, его Сила действительно заставляла ее трепетать и с обожанием заглядывать ем в глаза. Однако Орнесту было на это наплевать, он внимательно изучал очередной донос.
        - Ты сходила к нему? - не отрываясь от бумаг, спросил он.
        - Да, Орнест. Я сказала ему все, что ты велел, но он продолжает упорствовать.
        - Хм... - Орнест обложил бумагу и задумчиво посмотрел на огонь. - Я бы многое отдал, если бы он согласился служить мне. Он один стоит половины моих людей, включая тех олухов в Совете Ковена. Даже жаль, что пришлось его так изуродовать. Признаться, я думал, что это его сломит, но нет...
        В дверь комнаты постучали, и старческий голос продребезжал:
        - Я принес вино, милорд, как вы и просили.
        Орнест посмотрел на Таниэль, а та лениво шевельнула пальцами, открывая дверь. В комнату шаркающей походкой зашел седой слуга с подносом. Посуда на подносе тихонько позвякивала в трясущихся не то от старости, не то от страха, руках. Эльфика внимательно следила за его движениями и как бы невзначай заметила:
        - Милорд, а вам не кажется, что некоторые из ваших слуг уже стары, что не могут служить вам. Пора бы их заметить.
        Рука старика дрогнула, и вино пролилось мимо бокала, окрасив бумаги, лежавшие на столе в ярко-красный цвет. Маг сердито нахмурился, глядя, как побледневший старик, хватаясь за сердце, опускается на пол.
        - Господин Элатар, милорд! Прошу вас! Я верой и правдой служил и вашему деду, и отцу, и брату... - голос старика прервался. Он судорожно хватал ртом воздух, будто рыба, выброшенная на берег.
        - Эй, кто там есть?! - громко крикнул Орнест, и в дверях тут же появились две фигуры в темных балахонах. - Немедля позовите ко мне управляющего, а этого уберите отсюда.
        Через минуту управляющий, трясущийся как осинка под шквалистым ветром, стоял перед ним.
        - Я хочу, чтобы через две недели ты привел в замок тридцать здоровых мужчин и женщин. А всех стариков и прочих немощных немедля выставил за дверь. Мне нужны сильные и выносливые слуги, а не какие-то доходяги, - Орнест кивнул на тело старика, которое двое в балахонах вытаскивали из комнаты за ноги. Управляющий собирался откланяться, но маг его остановил: - Да, и если вы вздумаете опять посылать жалобы королю, казню не только гонца, но и всех отправителей.
        Когда дверь за управляющим закрылась, Тан наклонилась вперед и, сложив руки на его колени, заглянула ему в лицо.
        - Но почему ты оттягиваешь появление Ключа, ведь Печать наверняка у нее? Что тебе стоит поступить также как с Толуасом? Ведь нам же сообщили, что она в Университете, а охрана там гораздо хуже, чем в Башне Безмолвия или эльфийском дворце.
        Орнест мягко улыбнулся и коснулся костяшкой указательного пальца ее подбородка.
        - Сейчас нам не стоит спешить, Тан, - ответил он, глядя в ее потемневшие от предвкушения глаза. - Так или иначе, но она остается Ключом и мы должны, как следует, приготовиться к встрече с ней, и не только. Когда Печать будет у нас и портал на Драконий остров открыт, нужно действовать очень быстро и слаженно. Ковен наверняка попытается вмешаться. Я не очень-то надеюсь на наших агентов в Совете. На деле от них оказалось не так уж много толка. Вот почему я сожалею о том, что Брайас не на нашей стороне. Его знания и сила очень пригодились бы нам.
        - Но ты по-прежнему надеешься с ним договориться, то и дело, подсылая к нему меня, - Тан сердито надула губы. - А он только смеется надо мной.
        - Хм, - маг взял Тан за подбородок и задумчиво повертел ее голову из стороны в сторону, разглядывая как в первый раз. - И что же такого в этой девушке, что он легко отбросил такую красавицу как ты и даже не смотрит в твою сторону?
        Эльфийка сердито выдернула подбородок и вскочила со скамейки, чем невероятно развеселила мага.
        - Ты обещал, что эта мерзавка умрет! - взвизгнула она.
        - Все люди умирают, - миролюбиво замерил маг, потягивая вино из бокала. - В свое время.
        - Орнест, если ты думаешь, что я буду спокойно... - срывающимся голосом истерички заявила Тан, но резкий спазм не дал ей закончить. Вместо нее в комнате зазвучал холодный металл голоса Орнеста:
        - Кажется, я говорил, чтобы ты не докучала мне своей ревностью и своими истериками. Я сказал, что мне интересно посмотреть на девчонку, и если она мне понравится, мы найдем, чем заняться. Но тебя это не касается. Я освободил тебя, чтобы ты привела ко мне Брайаса и убедила его работать на меня. Первое тебе удалось, поэтому ты до сих пор жива, но я все еще жду второго и мое терпение на исходе. Через две недели вы оба не будете мне нужны, так что советую тебе поторопиться, если хочешь хоть немного продлить свою жизнь. А теперь можешь идти к себе.
        Эльфийка немедля вышла, но маг даже не заметил ни ее гордо выпрямленной спины, ни сердитый цокот каблуков, заглушаемый ковром, увлекшись очередным свитком.
        ***
        Лессандр нашел Милу в одной из студенческих спален в женской половине, небольшой комнатке, рассчитанной на двоих: два пустых стола, два простых деревянных стула, пустые полки в шкафах и на стене, окно без штор или тюли, и каркасы узеньких кроватей. На одной из них лежал свернутый в валик ватный матрас, войлочное одеяло и сероватое постельное белье стопкой. Рядом стояла седельная сумка Милы и меч у изголовья. Сама девушка сидела на подоконнике настежь распахнутого окна и смотрела на университетский двор.
        - Вижу, ты уже устроилась, - негромко заметил вампир, подходя к окну и вместе с ней выглядывая во двор. Там, как и следовало ожидать, было пусто: блеклый свет факелов освещал посыпанную песком площадку и клумбы под окнами общаги, очевидно служившие для смягчения полета задержавшихся гостей женской половины после очередного обхода.
        - Угу, - также тихо отозвалась Мила, пододвигаясь и давая Лессу возможность присесть рядом. - Всегда мечтала пожить в общаге, в прошлый раз мало получилось, в этот подольше будет. Как Маришка с Вандой?
        - Все в порядке, - Лесс сел рядышком, спиной к улице, глядя в темную, пустую комнату. - Но мне придется уехать. В Долине вновь объявились гльвы и грифоны, а с ними еще какая-то нежить.
        - И ты говоришь, что все в порядке? - невесело усмехнулась Мила.
        - Таков наш мир, - Лесс пожал плечами, - здесь всегда что-нибудь случается.
        Девушка понимающе улыбнулась и легонько толкнула его плечом в плечо:
        - Зато не скучно, - усмехнулась она, желая его подбодрить, но все равно вышло как-то грустно. - Тебе нужно выспаться перед завтрашней дорогой. Ты уже определился, где будешь отдыхать?
        - Казимир выполнил свою угрозу, - недовольно вздохнул Лесс, - меня определили к этому гаденышу. Вот думаю, как бы мне его не удавить ненароком - руки так и чешутся, и не только! - вампир наглядно продемонстрировал две пары острейших клыков. Мила по достоинству оценила их потенциальную мощь и честно выдохнула:
        - Неверталь даже не представляет, как ему повезло, что ты завтра уезжаешь.
        На что вампир невесело усмехнулся:
        - Да уж, повезло. Так не хочется оставлять тебя один на один с этим упырем, - Лесс не удержался и хмыкнул, осознав всю иронию.
        - Брось, Лесс, кроме нас с Граем здесь еще полно людей.
        - Ага, - хмыкнул вампир. - Казимир, пара преподов, и кухарка с завхозом! Мила я серьезно, держись от него подальше!! Признаешь ты это или нет, но я все-таки нечисть, а мы очень тонко чувствуем такие вещи.
        - Выходит, Совет Ковена напрасно вычеркнул вас из списка нечистой силы, - с улыбкой заметила Мила.
        - Эмилия, я серьезно!! - возмутился Лесс, повернувшись к ней всем телом.
        - Тише, Лесс, я поняла, - спокойно ответила она. - Я не стану обещать вести себя хорошо, потому что это просто глупо, а ты мне все равно не поверишь. Скажу лишь, что Неверталь интересует меня меньше всего.
        Вампир тут же напрягся:
        - Ты что-то задумала??
        Мила мысленно выругала себя так, что даже у бывалого тролля уши бы в трубочку свернулись, обуглившись. Вздохнув, она сказала:
        - Да, Лесс. Я хотела поискать в здешней библиотеке какой-нибудь способ связаться с Брайасом.
        Вампир недоверчиво изучал ее смиренно склоненную макушку, но по ней было совершенно не понятно, что же она задумала. Наконец он вздохнул:
        - Хорошо, я поеду, но едва разберусь со всеми делами, тут же вернусь обратно.
        - Как скажешь, - кротко ответила Мила, хитро ухмыляясь в душе, поскольку дел у советника почти всегда по горло, теперь так особенно. Но он может намекнуть Казимиру или на худой конец Эриону, хотя вряд ли тот появится, у самого дел выше дворцового шпиля, а про ректора Универа вообще ничего не нужно говорить, и так все понятно.
        - Ради всего святого... - начал Лесс и, глядя на иронично приподнятую бровь, тут же исправился: - Ради Брайаса, Мила, пожалуйста, не делай глупостей.
        - Хорошо, - ответила девушка, - я подожду вас.
        Тяжело вздохнув, Лесс покачал головой, прекрасно понимая, что уже завтра она наверняка отправится на поиски приключений, если конечно те не найдут ее раньше. Сняв Эмилию с подоконника, он вместе с ней отправился в университетскую столовую ужинать.
        Тем временем, Грай Неверталь навестил парочку своих знакомых. Спешно покидая Стоград, он так и не успел забрать у них свои деньги и вещи, и должники уже порядком подзабыли о нем. Надо ли говорить, как они были изумлены, когда Грай, живой и здоровый появился на их пороге.
        В начале Неверталь навестил одного купца на Торговой площади, которому еще год назад одолжил пятьдесят золотых на дальнюю поездку. Увидев Грая, мужчина долго хватался за защитные амулеты. На что Грай только усмехнулся и, пройдя по мягким заморским коврам в грязной потрепанной обуви, вольготно развалился на груде маленьких шелковых подушечках. Затем щелкнув пальцами, обезвредил все амулеты разом, заставив их с громким "пфшиком" вспыхнуть и тут же потухнуть.
        - Г-г-господин Неверталь, - заплетающимся от страха языком проблеял купец, - это вы?!
        - Хм, - Грай внимательно оглядел свои обноски и утвердительно кивнул: - Определенно. Полагаю, ты знаешь, за чем я пришел?
        - Да-да, - купец подскочил на месте, - сейчас принесу! - и тут же скрылся за бархатными занавесями. - Вот. Ваши пятьдесят золотых! - широко улыбнувшись, купец протянул ему кожаный мешочек.
        Взвесив его в руке, Грай утвердительно кивнул, но не торопился покинуть купца. Вместо этого он задумчиво осмотрел преобразившийся дом торговца.
        - Вижу, поездка пошла на пользу твоему делу...
        - Да-да, - довольно усмехнувшись, заметил купец, - Я тогда получил огромную выручку и тут же вложил в следующую поездку, затем еще в одну...
        Неверталь молча слушал его, внимательно разглядывая богатую обстановку комнаты и роскошные костюмы хозяина и его слуг.
        - Я Вам очень благодарен, - поспешно добавил купец, делая незаметные, но красноречивые знаки охране, стоявшей у дверей, но те даже не шелохнулись.
        - Ну так изъявляйте свою благодарность и поскорей!! - нетерпеливо заметил Грай, пытаясь унять дрожь в пальцах. Удерживающее заклинание, связавшее стражу, далось ему нелегко, особенно после амулетов. Тем не менее, маг старался держаться все так же независимо и нагло:
        - И прекрати сигналить охране! Эти олухи не сдвинутся с места до тех пор, пока я этого не захочу. Так что советую поторопиться, я сегодня не в духе.
        Проурчав что-то нелестное в адрес воскресшего мага, торговец вновь скрылся за занавесками и вернулся с мешочком вдвое большим, чем предыдущий. Гневно бросив его под ноги вымогателю, купец заявил:
        - Все! Больше ничего нет! Все деньги в товар вложил!
        Грай осторожно оттянул веревочку, перетянувшую горловину мешка, и, запустив внутрь руку, ловко пропустил их меж пальцев и убедился, что все монеты золотые.
        - Что ж, - сказал он, затягивая веревочку и убирая оба мешочка за пазуху, - пойдем, посмотрим на твой товар.
        Проходя вслед за купцом в лавку, Грай отметил, что дела у него и впрямь шли в гору. Еще год назад он едва наскреб на место для нескольких отрезов и пары клинков, чтобы отправиться с ними на одном из балорских кораблей за Южное море. А теперь - бесконечные полки, ломящиеся от цветастых тканей и блестящего металла.
        Придирчиво осмотрев их, Неверталь выбрал белоснежную рубашку из тонкого шелка, светло-серый костюм для верховой езды и темный плащ. В качестве обуви - ботфорты из мягкой кожи, из оружия - метательные ножи, столь незаметные под одеждой. Сложив все это в сумку, взятую тут же с одной из полок, Грай достал из-за пазухи первый мешочек, что принес ему купец и бросил их ему обратно, после чего вышел на улицу, беспрепятственно пройдя меж стражи. Купец со злобой сплюнул на пол. Бесс бы побрал этого мерзкого колдуна, чтоб ему шею свернуть на ровном месте! Догадался поганец, что он ему вместо золота меди насыпал! С досады торговец пнул один из шкафов, да так, что тот зашатался и весь товар - свертки тканей, оружие, доспехи, - посыпались на него.
        Разобравшись с купцом, Неверталь отправился к знакомому трактирщику, у которого прежде частенько бывал. Заказав сытный ужин, он поднялся в одну из комнат, где его уже ждали горячая ванна, чистая постель и служанка, готовая потереть спинку. Отмывшись, он с удовольствием растянулся на кровати и, на мгновение прикрыв глаза, тут же задремал. Его разбудил стук в дверь и тоненький голосок хозяйской дочки, сообщившей, что ужин готов.
        Переодевшись во все чистое, Грай спустился вниз. Там его уже ждал стол в дальнем углу зала, где даже в самый многолюдный день можно было незаметно для всех тихо и уютно посидеть. Но сегодня посетителей было не так много, и Неверталь даже не успел перейти к запеченному поросенку, как к нему подсел сам хозяин таверны.
        Он положил на стул рядом с Граем какой-то прямоугольный предмет, завернутый в серую бумагу.
        - Ты в прошлый раз оставил, - коротко ответил он на молчаливый вопрос мага. Грай поспешно вытер руки о скатерть и бережно развернул бумагу. В ней лежала простая папка в коричневом кожаном переплете - одна из немногих вещей, взятых им из Невера в Универ, и единственная по-настоящему дорогая ему. В правом нижнем углу красовались тисненные роза и плющ - эмблема рода его матери, все, что осталось от нее.
        Осторожно открыв папку, он убедился, что все рисунки на месте, и грифели тоже. Осенью, в суматохе он не смог ее забрать, и боялся, что она потеряна, но трактирщик все же сохранил ее.
        - Спасибо, - искренне выдохнул Грай, закрывая папку и бережно пряча ее в бумагу. Старый трактирщик молча кивнул в ответ.
        - Здесь многое изменилось за год, - заметил Грай, ловко орудуя ножом и вилкой.
        - Как и ты, - ответил трактирщик, подливая ему вино.
        - Нда, - невесело усмехнулся маг. - Стал еще красивей, так что больно смотреть.
        Но трактирщик покачал головой:
        - Не такой спесивый, - кратко ответил он. Грай на секунду поднял на него глаза и, усмехнувшись, продолжил есть.
        - Я слышал, Темные понесли большие потери, - понизив голос, сообщил хозяин таверны. Грай удивленно приподнял бровь, продолжая пить вино. - Ходят слухи, что Арчера убили... снова! А недавно в городе появился один беглый, из ваших. Он снимает у меня комнату под лестницей. Каждое утро уходит ни свет, ни заря, а возвращается лишь за полночь. Всегда один. Я пытался его разговорить, но безуспешно. Даже намекал, что знаком с тобой...
        - Зря ты это сделал, старик, - нахмурился Грай, отставляя бокал. - Знакомство со мной может принести тебе лишние проблемы. Этот твой "беглый" сейчас тоже где-то по городу шатается?
        - Скорей всего, слишком рано для его появления - едва стемнело.
        - Хорошо, - кивнул Грай. - Я немного пройдусь, а это, - он придвинул к нему папку, - пусть пока полежит у тебя.
        Выйдя на улицу, Грай с наслаждением вдохнул пряный воздух летней ночи. "Здесь, конечно, не Невер, но тоже вполне сносно", - решил он, направляясь к одной знакомой девице на Веселой улице.
        Это место не зря получило свое название. С наступлением темноты, когда жизнь в городе замирала, здесь все только начиналось. Зажигались разноцветные бумажные фонари, из трактиров выносились столы, звучала музыка, ароматы женских духов сводили с ума. То тут, то там можно было встретить нарядных девушек, прогуливавшихся парочками, иногда уже в сопровождении мужчин. Ходили слухи, что сам король со всем кабинетом министров не брезговали появляться здесь.
        Грай прошел большую часть улицы, пестревшую цветами, звуками и запахами, и остановился у небольшого двухэтажного домика с белеными стенами и рыжей черепитчатой крышей. Под окнами росли все так же фиалки, источавшие тончайший аромат.
        Постучав дверным молоточком заветные "два коротких - один длинный", Грай стал ждать. За дверью послышался легкий топот, и дверь тут же распахнулась. На пороге появилась молодая девушка лет двадцати. Невысокая, с точеной фигуркой и золотисто-рыжими кудряшками до пояса. Она по-детски широко распахнула фиалково-синие глаза:
        - Мой принц, - пораженно прошептала она, - вы вернулись...
        - Да, моя милая Вилета, - мягко улыбнулся он, заходя в дом и закрывая за собой дверь. - И надеюсь, что ты очень соскучилась, потому что я пришел вернуть тебе долг.
        На миловидном личике девушки появилась лукавая улыбка. Взяв Грая за руку, она потянула его за собой вверх по лестнице.
        Уже спустя некоторое время, когда утомленная девица прикорнула у него на плече, счастливо улыбаясь и тихонечко посапывая во сне, Грай вновь вернулся к размышлениям. Нет, эта стерва не права - между ненавистью и любовью огромная пропасть, и он ей это докажет! Маг неожиданно понял, что ему хочется немедленно оказаться в Университете, чтобы вытрясти всю глупость из этой идиотки. Чтобы она, наконец, поняла, что совершенно безразлична ему. Что все, что он сделал - это исключительно ради себя!
        Так какого лешего он сейчас думает о ней, лежа в постели с такой соблазнительной женщиной, как Вилета? Он задумчиво накрутил на палец золотистые кудряшки. Забавно, что в лунном свете они кажутся белокурыми, такими же как у нее...
        Грай потихоньку начинал злиться уже сам на себя. Поняв, что не сможет заснуть, он ловко выпутался из сонных объятий Вилеты и, одевшись, поспешил на встречу с беглым магом, о котором говорил трактирщик. Как тот и предупреждал, маг появлялся далеко за полночь, так что Граю даже пришлось немного его подождать. Войдя в таверну, тот сразу же узнал его, хоть и не подал виду, а постарался, как можно незаметней, прошмыгнуть в свою каморку. Неверталь последовал за ним и, улучив момент, запихнул бедолагу в какой-то чулан.
        - Можешь меня убить, но я больше не стану заниматься Темной магией! - во весь голос заявил он, прежде чем Грай успел прикрыть ему рот.
        - Да тише ты, придурок! Еще перебудишь всех! - мужчина пытался сопротивляться, и Граю пришлось немного тряхнуть его. - Успокойся! Я тоже не собираюсь больше к Темным.
        Мужчина тут же присмирел, и когда Грай убрал руку, почти шепотом спросил:
        - Так зачем ты здесь?
        - Мне нужно кое-что узнать у тебя, - негромко ответил Грай, - но прежде давай сменим обстановку. Где твоя комната?
        - Это она и есть, - немного сконфуженно ответил бывший маг.
        - Хм, тогда пойдем ко мне, - хмыкнул Грай, оглядывая нехитрый лежак в углу и какой-то ящик с огарком свечи, служивший тумбой - убогое убранство маленькой каморки. - Там хоть есть, куда присесть.
        Уже в комнате, усевшись в кресло и жестом указав магу на стул, Грай приступил к допросу:
        - Я хочу знать, что случилось с тобой после неудачи Толуаса в Университете. Насколько я помню, ты собирался быть там.
        - Да, - кивнул мужчина, - и мне тогда удалось скрыться. Я бежал в Северные Пустоши, где находился наш лагерь. Не так давно нам стало известно, что кто-то стал охотиться на нас, а затем мы узнали о смерти Толуаса. Некто прикончил его прямо в камере в Башне Безмолвия. - Грай уважительно присвистнул, а бывший маг согласно кивнул и продолжил рассказ. - Буквально на следующий день в лагере появился ОН. Это стало полной неожиданностью для всех. Настоящая бойня! Самое удивительное - он один убивал, его приспешники лишь собирали Силу в кристаллы. Он прошел в комнаты магистров и через несколько минут вышел оттуда с какой-то книгой. Все это я видел, прячась в одном из потайных ходов, сделанных на случай внезапного нападения Ковена.
        - Что за книгу он взял?
        - Книгу, написанную на Первоязыке. Ту, что Толуас хранил при себе. Если помнишь, прямо перед нападением на Университет, он отдал ее Владу - магистру из Северных Пустошей.
        - Не помню, - мрачно сказал Грай, - меня к тому времени уже в мед. части держали после "милости" Арчера.
        Он с отвращением посмотрел на свое белесое отражение в оконном стекле. Лучше бы он тогда сдох! Тряхнув головой, чтобы отогнать тяжелые мысли, он спросил:
        - И ты, конечно же, не видел, как выглядел тот нападавший, только темный плащ с капюшоном? - Маг только покачал головой. - А что-нибудь еще о нем знаешь?
        - Немного, - нехотя признался маг. - После разгрома в лагере, я перебрался в Жалец, но там меня нашел какой-то фанатик из другого разгромленного лагеря. Из его рассказов я понял, что все братство пришло в упадок. Большинство магов перебито, причем все тем же незнакомцем в плаще. Ходят слухи, что он ищет какую-то печать и собирает Силу в кристаллы. Не иначе как для какого-то ритуала.
        "Или для себя", - подумал Грай, вспомнив слова Казимира о том, что магу постоянно нужно восстанавливать баланс. Немного помолчав, беглый маг продолжил:
        - Тот фанатик убеждал меня присоединиться к нему, чтобы найти Ключ и с его Силой противостоять тому магу. Но я-то был там, в Универе, и видел, на что способен Ключ. Может, он в чем-то и прав, и, пожалуй, только Ключ может сравниться с тем магом по силе, но вот отнять эту Силу я бы ни за что не решился. Естественно, я отказался, тогда-то он и напал на меня, вот почему я испугался, увидев тебя.
        Грай понимающе кивнул и поднялся с кресла:
        - Можешь остаться здесь, если хочешь, - бросил он и, взяв с прикроватного столика знакомый сверток с папкой, вышел из комнаты, решив вернуться в Университет. В конце концов, так будет безопасней и не только для него.
        ***
        Плох тот студент, что не знает, как прошмыгнуть мимо вахтера, а еще хуже тот, кто не сумеет с ним договориться. Грай был во всех отношениях отличным студентом, если, конечно, не брать характер, а посему имел свою лазейку на территорию Универа, которую на его счастье нерадивые строители и проверяющие так и не заметили. Воспользовавшись ею, Грай преспокойно добрался до комнаты, в которую прежде отнес вещи, выданные завхозом.
        Как и ожидалось, мерзкий вампирюга дрых там же, то и дело, поскрипывая зубами. Не обращая на него внимания, Грай приготовил себе постель и уже собирался отойти ко сну, как, громко всхрапнув, Лесс проснулся и сел. Быстро сориентировавшись, он повернулся
        к парню и оценив его внешний вид, спросил:
        - Куда-то собрался?
        - Ага, - издевательски хмыкнул Грай, стягивая с себя одежду. - К завхозу за осиновым колышком бегал!
        - Надо было еще чесноком обвешаться - люблю свежую кровь с приправами, - мрачно посоветовал Лесс, кутаясь в одеяло. Вампиру было ясно, что ни у какого завхоза он не был - от парня пахло женщиной, ночной улицей и хорошим ужином. Вряд ли все это можно было найти в каморке Силатьича. Неожиданно Грай, вместо того, чтобы улечься спать, повернулся к вампиру лицом и, прислонившись к стенке спиной, спросил:
        - Слушай, вомпер, а с какой стати ты так печешься о девчонке?
        Лесс повернул к нему голову и окатил его взглядом мастера, смотрящего на дилетанта:
        - Во-первых, не девчонка, а девушка, - и вновь отвернулся к стенке.
        - А во-вторых? - спросил Грай, догадываясь об ответе.
        - Не твое дело, - буркнул Лесс, подавляя зевоту. Довольно усмехнувшись, Грай лег на спину, заложив руки за голову, и прикрыл глаза.
        - А невеста знает? - ехидно улыбаясь, спросил он и сам тут же ответил: - Знает... Потому и вызывает... А как же Мила??
        Вампир мысленно помянул бабушку Грая, да так, что почившая старушка наверняка смущенно раскраснелась на том свете. Говорить этому гаденышу, чтобы он к Миле и на версту не приближался все равно, что махать тряпкой перед быком. Потому Лесс решил пойти на хитрость:
        - Не твоя забота, - коротко ответил он. - Но если с ее головы упадет хоть один волос, первым придавлю тебя, а уже потом буду разбираться.
        Они вновь обменялись взглядами, и, увидев огненную полосу, пробежавшую по радужке вампира, Грай понял, что тот не шутил. Тихо выругавшись себе под нос, Грай отвернулся и, накрывшись одеялом от первых солнечных лучей, наконец-то заснул.
        ***
        Лето близилось к середине, и ночи постепенно становились все длинней и темней. Но все ж не настолько, чтобы позволить петухам вставать раньше солнышка, а их хозяйкам - выспаться как следует. У Милы не было петуха, зато была вредная кобыла, которую она на свою беду приучила рано вставать.
        Университетский конюх очень удивился, когда услышал громкое возмущенное ржание и стук из конюшни. Спросонья бедолаге показалось, что кто-то хочет свести со двора лошадей. С грозным криком и вилами наперерез парнишка заскочил в конюшню, но там никого не оказалось. Только разбуженные лошади непонимающе косились на него, в том числе и притихшая от испуга Дымка. Пройдя мимо всех стойл и педантично заглядывая в каждое из них, он убедился, что никого нет, и отправился дремать дальше.
        Зато Дымка, поняв, что дело - табак: хозяйки почему-то нет, рядом какой-то мужик с вилами носится, ко всем заглядывает, решила прорываться и с удвоенной силой забарабанила о стенки стойла.
        Вторично разбуженный конюх, злее прежнего, вновь заскочил конюшню и с громким матом, обложив всех лошадей и их мнимых похитителей по самое "не балуй", пронесся между стойл. Возле одного из них он услышал деловитое постукивание. Едва он открыл затвор на двери, как изнутри с силой ударили, и, отбросив его, из стойла вылетела перепуганная лошадь.
        Утреннюю тишину спящего Университета разорвало сразу два громких звука: ржание испуганной лошади и отборный мат конюха. Немногие жители университетских общаг, оставшиеся на лето, еще сонные выглянули из окон, чтобы посмотреть на происходящее: вокруг всех корпусов носилась чья-то серая лошадь, а за ней почему-то с вилами бежал конюх.
        Мила тоже проснулась от странного шума за окном. Прислушавшись, она узнала знакомый голос, и, кубарем скатившись с постели и на ходу напяливая рубашку и бриджи, выбежала на улицу. Теперь к группе любителей бегать трусцой по утренней росе добавился еще один человек.
        - Дымка! Дымка! Да стой же ты!
        - У-у-у!! Хвыбра кабрюкнутая! - вопил конюх. - Швырма та дарзуллах маара!!
        В запале он перешел на чистейший оркский, так что из окон уважительно зааплодировали.
        - Придурок!!! - вступилась за лошадь Мила. - Брось вилы, факохерус!! Не видишь, она и так скоро кони бросит от твоих криков!
        - Так какого жбара ты ее сюда привела, если она у тебя крезанутая?? - набросился уже на Милу конюх.
        - Не фиг за ней с вилами носиться и орать благим матом, вот и будет нормальная!!
        - Эмилия?!! Что здесь происходит?! - Казимир выглянул в окно своего кабинета, выходящее аккурат на внутренний двор, где по клумбам носилась. Увидев, что творит ее лошадка, уже Мила выразилась громко и витиевато, так что даже ректор подивился такому необычному сочетанию уже известных выражений.
        - Дымушка, девочка! - ослабевшим голосом позвала Мила вредную кобылку. Она уже поняла, чем будет заниматься эти две недели до следующего заседания Совета. - Иди ко мне!
        Услышав грустный голос хозяйки, лошадь замерла и озадаченно посмотрела на нее. Вздохнув, Мила подошла к ней и свела с растерзанной клумбы.
        - Пошли, хулиганка! - невесело усмехнувшись, девушка ласково потрепала ее за холку. - Будешь мне ящики с рассадой возить и бочки с водой на полив.
        Дымка обиженно всхрапнула, шагая вслед за девушкой в конюшню.
        - Ладно-ладно. Забыла я, что мы с тобой по утрам гуляем, не до того было, - повинилась перед ней Мила. - Но и ты тоже хороша - весь цветник извела! А ведь у меня свои планы были на эти две недели!
        - Вот и хорошо! - рядом появился Лессандр, уже готовый к отъезду. - Не будешь на всякую ерунду отвлекаться!
        - Я вижу, ты в добром здравии, - усмехнулась Мила, глядя на него, - значит одно из двух: либо Грай вчера не пришел, либо ты уже позавтракал!
        - Не угадала, - в тон ей ответил вампир, - я только чуток отхлебнул, остальное на дорогу оставил, - он деловито похлопал по объемной седельной сумке.
        Ехидно рассмеявшись, они зашли на конюшню - Мила - чтобы вернуть Дымку в стойло, а Лесс - чтобы седлать кьянни. Они продолжали перебрасываться шуточками, пока вампир надевал на лошадь сбрую. А когда пришла пора прощаться, Мила порывисто обняла его и дружески похлопала по спине. Отстранившись, Лесс сурово посмотрел на нее и в очередной раз предупредил:
        - Мила, если этот гаденыш... - начал он, но девушка не дала ему договорить.
        - Не волнуйся, Лесс, - сказала она, отходя в сторону, - если Грай начнет заедаться, у меня тоже найдется кое-что остренькое!
        - И что же?? - иронично усмехнулся Лесс, оседлав кьянни.
        - Кинджал в джёпу!! - с сильным горским акцентом ответила Мила, ехидно улыбаясь. При этом она сделала жест, будто вынимает кинжал из ножен. Вампир прыснул со смеху и согнулся пополам, рискуя выпасть из седла.
        - В таком случае я за тебя спокоен, - всхлипывая, ответил он и, глубоко вздохнув, пообещал: - Увидимся!
        Мила молча кивнула в ответ. Ее передернуло от мерзкого ощущения дежавю, когда спина вампира уже маячила за университетскими воротами. Ну, уж нет! Все будет хорошо! Он обязательно вернется, так же как и Брайас! Девушка упрямо сжала кулаки, так, что на ладошках остались красные следы от ногтей.
        - Эмилия! - ее окликнул Казимир, когда она рассматривала их. - Я надеялся, что вы сами придете ко мне в кабинет.
        - Да, ректор, я так и собиралась сделать, только Лессандра хотела проводить.
        Разумеется, ректор как человек мудрый и опытный знал, что все далеко не так безоблачно в Долине. Но также он знал, что девушки - натуры тонкие (по большей части) и лишний повод к истерике им ни к чему, сами найдут. А по сему ободряюще улыбнулся и благодушно добавил:
        - Садовый инвентарь можешь взять у завхоза, - и вновь вернулся к делам.
        Помянув Дымку тихим, почти беззлобным словом, Эмилия отправилась на поиски завхоза. До обеда ей удалось подправить одну десятую всех испорченных клумб.
        - Это не Университет Магических наук, а ботанический сад какой-то!! - перекапывая очередной цветник, заметила она.
        - Наконец, хоть кто-то нашел тебе достойное занятие!
        Неверталь чувствовал себя как нельзя хорошо: свежий, отдохнувший, да еще и враг номер один на грядках копается в позе поклонения солнцу!
        - Меньше будешь соваться в дела Совета!
        - Мда, помниться ты так не хотел в них вмешиваться, что почти позволил себя казнить! - ехидно заметила Мила. Сузив глаза, Грай сухо ответил:
        - Но не позволил, причем сам!
        Мила только издевательски хмыкнула и продолжила копаться в клумбе.
        - Я сделал это, чтобы помочь себе, - заявил он.
        - Разумеется, - согласилась Мила, не отрываясь от работы.
        - А ты наивная идиотка и полная дура, если действительно считаешь, что я мог увлечься тобой, - со злобной насмешкой произнес он, презрительно глядя на нее. Подняв на него глаза, Мила ехидно улыбнулась:
        - Грай, - мягко сказала она, - я тебе одну вещь скажу, только ты не обижайся.
        Ее добродушный тон, как будто она уговаривала непослушного ребенка, раздражал его.
        - И что же?? - запальчиво спросил он.
        - Я сказала это, чтобы разозлить тебя, - призналась она. - Тогда ты наверняка захотел бы доказать обратное, а чтобы сделать это, тебе надо было бы как минимум выйти на свободу. А для этого просто необходимо рассказать правду.
        Грай злобно скрипнул зубами, но сдержал обидные слова, рвавшиеся наружу. Вместо этого он сухо спросил:
        - Что же, по-твоему, я и в Университет вернулся, чтобы насолить тебе?
        - Нет, - Мила покачала головой, - это было совершенно независимое, взвешенное решение взрослого человека.
        Он несколько секунд прожигал ее взглядом, подозревая ее в очередной насмешке. Но Мила совсем не собиралась смеяться. Еще раз скрипнув зубами, Неверталь злобно зыркнул на нее и резко развернувшись, зашагал прочь.
        "Мда, и такое, кажется, уже бывало", - подумала Мила и вернулась к работе, чтобы хоть к концу недели добраться до библиотеки.
        ***
        Вопреки ожиданиям, Эмили удалось разделаться с клумбами чуть раньше, и уже к концу первой недели девушка отправилась в университетскую библиотеку. Она располагалась в отдельном корпусе и представляла собой две огромных залы: собственно книгохранилище и читальный зал.
        Вход в книгохранилище был исключительно для библиотекаря и ограждался не только массивной железной дверью в три человеческих роста, но и сетью защитных заклинаний, заставлявших кованных животных поворачивать головы и угрожающе скалить зубы на посторонних.
        Зато в читальном зале можно было запросто посидеть, благо мест предостаточно. Почти все столы были пусты, за исключением одного. В дальнем углу залы один стол был заставлен стопками книг, над которыми время от времени показывалась белая макушка. "Похоже, Грай Неверталь, вопреки чаяньям Казимира, все-таки готовился к экзаменам".
        Эмилия со смешанным чувством восторга, восхищения и немого отчаяния окинула взглядом огромную залу с книжными полками до самого потолка, заставленными бесконечными рядами книг. Да она же здесь до старости может искать нужную книгу!! Остается надеяться, что у них есть какой-нибудь каталог, где можно просмотреть книги по темам, или хотя бы внятные указатели. Но ничего похожего на ящички с табличками не было.
        Вздохнув, Эмилия подошла к ближайшему шкафу и взялась за одну из толстенных книг с истертым корешком. И тут же получила звонкий щелчок по носу, а по всей зале прокатился неприятный грохот, будто кто-то разбил толстенную витрину. Не прошло и секунды, как рядом возникла высокая тощая женщина. Про такую можно было сказать, что она не просто жердь проглотила, но еще и натянулась на нее. Если б ее можно было описать одним словом, то Мила, пожалуй, выбрала бы "высокая": высокая прическа, высокая талия серого платья, высокие каблуки, высоко приподнятые тонкие брови с истерическим изломом и мерзко высокий голос.
        "Бензопила" - обреченно подумала Мила, едва увидев ее, - "сейчас пилить начнет". И правда, едва открыв рот, тетка сразу же ушла в ультразвук.
        - Да вы понимаете, где вы находитесь и что собираетесь сделать?? Вы, что, не знакомы с правилами пользования библиотекой??? Почему всякие деревенщины едва зайдут в Храм науки, в Хранилище знаний, сразу начинают тянуть руки к наиболее ценным экземплярам??
        - Если они так ценны, что же их не держат в хранилище? - сухо заметила Мила, саркастически приподняв бровь. - Разве не там им надлежит находиться, согласно тем же правилам?
        - Хранилище переполнено, - рявкнула женщина. - Вы что-то хотели??
        - Мне нужен какой-нибудь справочник по нежити, - спокойно ответила Мила, потихоньку раздражаясь ее манерой разговаривать.
        - Все на руках, - не моргнув, заявила библиотекарь.
        - В середине лета?? - удивленно хмыкнула Мила.
        Спохватившись, что и в правду дала маху - студенты давно на каникулах или практике, женщина вновь перешла в наступление.
        - А кто вы вообще такая?? С какой стати я должна выдавать вам книги??
        - Я не прошу их выдавать, лишь просмотреть здесь, в читальном зале. Я здесь по приглашению ректора Альбабрада, можете справиться у него по этому вопросу, - невозмутимо ответила Эмилия. - Так могу я увидеть литературу по нежити??
        Библиотекарша еще раз с ног до головы подозрительно оглядела ее, но придраться было не к чему. Мила выглядела как самая обычная студентка, такие за год сотнями проходят.
        - Хорошо, ждите вот за тем столиком, - и указала на соседний с Неверталем стол. - Я не собираюсь таскать за вами книги по всей библиотеке!!
        Ничего не ответив, девушка развернулась и отправилась прямиком к указанному месту, где продолжал сидеть Неверталь. парень делал вид, что совсем не замечает ее, и лишь когда она села за стол, съехидничал:
        - Смотри-ка, даже Книжная пищуха знает твое происхождение, деревенщина!
        - Лучше быть воспитанной деревенской девушкой, чем хамом королевских кровей, - спокойно ответила Мила, наблюдая за причудливым танцем пылинок в луче света. - Откуда в тебе такая неистребимая потребность гадить другим людям, Грай?
        Она повернула к нему лицо и также спокойно стала рассматривать его профиль. Грай не спешил отвечать или хотя бы поворачиваться, но и не делал вида, что не замечает ее.
        - Зачем ты спрашиваешь? - сердито хмыкнул Грай. - Как будто действительно хочешь узнать ответ!
        По лицу девушки пробежала тень улыбки, развернувшись к нему всем корпусом, она облокотилась на его стол и, пожав плечами, сказала:
        - Просто считаю, что иногда лучше спросить, чем строить догадки. Хотя в твоем случае это было праздное любопытство.
        Она вновь обернулась к своему столу и стала тихонько постукивать ноготками по его поверхности в ожидании книг. Грай с плохо скрываемой злостью испепелял ее белобрысый затылок. Как же она его достала со своей дурацкой манерой обращаться к нему как хорошему знакомому, говорить на равных, не боясь и не презирая, не пытаясь понравиться. Еще бесило то, что он не мог оставаться к ней равнодушным, как к остальным. Быть может, даже последний разговор с отцом не вызвал у него таких эмоций как эта короткая перепалка. Удушил бы заразу!!
        - И какова же была твоя догадка? - решил продолжить разговор Грай, откинувшись на спинку. Кажется, он отвлек ее от каких-то мыслей, потому как девушка едва заметно вздрогнула и, повернув голову, непонимающе переспросила:
        - Догадка? ах... Их даже две и самые простые: либо ты сам по себе такой гаденыш и законченный психопат... - Грай криво усмехнулся, - либо всему виной одиночество, недостаток любви и внимания в детстве.
        - Ерунда, - неуверенно возразил Грай после небольшой паузы, - ты соображаешь, о чем говоришь?? Я наследник Невера, вокруг меня постоянно носились толпы слуг. Стоило только пальцем щелкнуть и мне тут же несли, все что пожелаю, - запальчиво ответил Грай.
        - Тогда вот еще одна версия - ты избалованный гаденыш, - так же благодушно заметила Мила, - а это очень близко к первой догадке. Вот только мне кажется, что можно быть одиноким и в толпе.
        Неверталь ничего не успел ответить, потому что перед ними появилась библиотекарь и, громко шмякнув стопку книг о стол, заявила:
        - Вот, смотрите, но учтите, что через час у меня обед и вы должны покинуть читальный зал!
        Мила прикинула, что в стопке где-то десять-двенадцать книг, довольно объемистых.
        - Хорошо, я успею, - спокойно сказала она. - А это все, что есть, или после обеда можно будет еще зайти?
        - Девушка! - хлопая глазами, обиженно воскликнула библиотекарь, - Это библиотека Университета!!! Здесь есть все!! - гордо заявила она, и, заметив азартный блеск в Милиных глазах, добавила: - Но Вам, как гостье, больше десяти в день не полагается, - и тут же исчезла, оставив Милу наедине с ее возмущениями.
        - Хм, кажется, я ей не понравилась, - мрачно хмыкнула Мила себе под нос, открывая первую попавшуюся книгу. "Справочник по нежитеведению: нежить, ее классификация и способы обезвреживания. У.Пырьков". Быстро пролистав содержание, она нашла список видов, но ни каппитских грифонов, ни мальтусских гльвов там не оказалось. То же было и в следующих десяти книгах, лишь в последних двух была маленькая приписочка, что, дескать, были таки, да слыли. А где конкретно были, когда, где еще можно про них что-то посмотреть - не понятно.
        Эмилия еще раз обвела взглядом ближайшие книжные полки, пестревшие корешками книг, а затем остановилась на стопках, лежащих на столе Грая. А вот это уже интересно - Древняя история Семи королевств и Южного моря. Кажется, Ванда говорила, что они откуда-то из-за моря.
        - Грай, можно посмотреть вот эту книгу? - тонкий палец уткнулся в толстый книжный том, для надежности опоясанный двумя ремешками с металлическими застежками.
        Неверталь молча посмотрел на нее как на умалишенную, и неопределенно пожав плечами, бросил:
        - Хм, бери. Все равно времени почти не осталось.
        Эмилия тут же с жадностью принялась листать в поисках необходимых фраз. Книга была очень древняя, с красочными картинками и угловатыми, вытянутыми буквами, и длинными витиеватыми фразами. В какой-то миг девушке вдруг показалось, что она непременно найдет то, что ищет, не смотря на всю трудность прочтения. Но страниц в книге было так много, а времени так мало, что Мила не успела просмотреть и десятой части, когда вредная библиотекарша, в очередной раз появившись из ниоткуда, бесцеремонно захлопнула том и заявила:
        - Обед!! Освободите немедленно читальную залу! И верните книгу студенту! Сейчас же!
        - В библиотеке есть второй экземпляр этой книги? Я хотела бы взять его почитать, - игнорируя ее писклявое замечание, ответила Эмилия.
        - Девушка! Вы в своем уме?! Это же "Древняя история Семи королевств и Южного моря"!! Вы что, никогда не слышали о ней??!!
        Сохраняя последние остатки терпения, Мила сквозь зубы спросила:
        - Так есть или нет?
        - Есть, но вам его не выдадут, поскольку вы лишь гостья! - со скрытым самодовольством заметила библиотекарь.
        Эмили жутко захотелось огреть ее чем-нибудь тяжелым по темечку, но, взяв себя в руки, она вежливым голосочком спросила:
        - А есть ли у вас какая-нибудь литература о правилах поведения и нормах общения?
        - А зачем это Вам? - немного растерявшись, удивилась библиотекарь. Глаза Милы хищно блеснули зеленым огоньком и злорадно улыбнувшись, она сказала:
        - А это не мне, это Вам!! Раз вы за столько лет не научились с людьми разговаривать!! Руководству Университета следовало бы задуматься, прежде чем брать, кого попало!!
        Мила вышла из залы, громко хлопнув дверью, которая теперь закрылась для нее навсегда, а вместе с ней исчезла и возможность найти информацию о гльвах и грифонах. А ведь какая идея замечательная была...
        Гибель Толуаса, побег Тан и появление вымершей нежити произошли примерно в одно время. Это раз. И первое, и второе, и третье требует определенных навыков и знаний, а главное сил. Это два. Ванда говорила, что оживить гльвов и грифонов под силу не каждому архимагу Ковена. Это три. А значит можно предположить, что это дело рук одного и того же человека - недавно объявившегося мага, охотящегося за Темными. Он вполне мог провернуть все это. Вот только зачем?? И зачем ему Брайас? Допустим, Тан была нужна, чтобы его заманить...
        Мила почувствовала легкую обиду оттого, что Брайас так быстро согласился на поиски Тан, и даже ничего не сказал ей, будто не доверял или считал, что она не поймет. А ей наплевать, лишь бы он живой был, а с Тан или без нее - это уже не важно. Только был бы жив...
        Гоня прочь от себя дурные мысли, Мила направилась на кафедру нежитеведения. Там-то наверняка должны были знать что-то о гльвах и грифонах. Наплетя очередную околесицу лаборанту, Мила выпросила у него несколько книг о древней нежити. Принеся все свое богатство в комнату, девушка принялась изучать его.
        ***
        Вдоволь насидевшись в дурацкой библиотеке, Неверталь решил наконец-то пообедать. А так как он на дух не переносил столовскую еду, то, не раздумывая, направился в город. Там в одной из таверн на Веселой улице, сидя за кружкой хорошего пива и блюдом с копченым окороком, Грай предавался мрачным размышлениям. Этой мерзавке опять удалось его достать... одиночество, недостаток любви, и внимания в детстве. Хм, а ведь она даже не поняла, насколько сильно его задела.
        Невер - маленькое государство у подножья Каменного пояса - суровых гор, протянувшихся с севера на юг, где орды горных троллей время от времени устраивают набеги на своих соседей - людей, вампиров, гномов - и те, в свою очередь, наносят им ответный "визит". Здесь мальчишек с самого детства учат владеть оружием, чтобы они впоследствии стали безжалостными воинами, которых боится весь Каменный пояс и опасаются все семь королевств.
        Отец, шестнадцатый правитель Невера, считал, что его наследник должен быть первым среди всех, самым сильным и искусным воином, хитрым и мудрым вождем. Вот только сын вышел никудышный. На фоне загорелых молодцов из дружины отца, с косой саженью в плечах и громадными кулачищами с ослиную голову, Грай смотрелся бледной тенью, "недокормышем" как часто его называли за глаза.
        В детстве он и впрямь был болезненным. Мать, хрупкая валльская принцесса родила его раньше срока, и слабенького малыша после смерти матери отхаживали многочисленные няньки-мамки. Он нисколько не лукавил, говоря, что за ним слуги толпами бегали. Отец же наоборот никак не желал признавать в этом жалком недоноске своего сына, будущего правителя Невера, все чаще пропадая где-нибудь с дружиной или в женском доме.
        Так, при живом отце Грай остался круглым сиротой. Желая привлечь внимание отца, он то и дело совершал какие-нибудь проделки, пытаясь доказать, что он ничем не хуже обычных детей, но выходило совсем иначе. К правителю то и дело выстраивались в очередь всяческие жалобщики, спешащие рассказать, что еще натворил его сын. И тогда отец отдал его Демидычу, бывшему воеводе, славившемуся своим крутым нравом. Чуть что не по нему - сразу розгами по хребту.
        По началу Граю пришлось очень тяжело - по нескольку недель только на животе спать и мог за то, что дрался с другими отроками, когда те над ним смеялись. Но, стиснув зубы, он продолжил обучение, решив, что если он справиться, отец обязательно обратит на него внимание, а может, даже станет им гордиться. Но этого так и не случилось: даже после того, как он, закончив обучение и пройдя обряд посвящения, стал одним из лучших воинов Невера, его отец по-прежнему сокрушался, что сын его весь в мать пошел - и лицом и фигурой, да еще и птичек разных, цветочки рисует, будто девка какая!
        А уж когда Дар прорезался - вовсе сторониться начал, и не он один. Тогда Правитель Невера не придумал ничего лучше, как отправить его в Университет, подальше от себя.
        "Может, хоть теперь из тебя толк выйдет", - сказал он ему на прощанье.
        В Университете все к нему тоже стали относиться с настороженностью. Прежде в Невере никогда магов не бывало, тем более своих, доморощенных. Да и слава свирепых головорезов до сих пор не прошла. А сам Грай друзей особо и не искал, даже с Темными связался не потому, что поддерживал их, а из-за сил и возможностей, которые они предлагали. А теперь... появилась она, способная залезть к нему глубоко в душу и затронуть такие тонкие струны, о которых даже сам Грай не подозревал. Неверталю впервые захотелось поговорить по душам, и что совсем странно - с девушкой, с Милой. Почему-то он был уверен, что она поймет, услышит, поверит и что самое важное - никому ничего не расскажет.
        Расплатившись с трактирщиком, Грай зашагал к Универу. Стоя у общаги, маг быстро нашел комнату девушки - это было единственное окно, в котором еще горел свет, найти нужную дверь, оказавшись внутри, также не составило большого труда. Он уже собирался постучать, как услышал приглушенные рыдания и всхлипы, а затем все затихло.
        Мила лежала на кровати, свернувшись в клубок, и неотрывно смотрела в одну точку на серой стене. Они везде. Они жили везде - от севера Элирии до самых дальних окраин Заморья, гораздо дальше, чем Мальтус или Каппа. И Брайас может быть в любом из этих мест или вообще не там, или вообще не быть.
        Мысль о том, что с каждым днем, с каждым часом вероятность найти Брайаса живым все меньше и меньше, сводила ее с ума. Как и ощущение собственной беспомощности. Скоро будет месяц, как он пропал, а она даже не знает где именно его искать. А что, если его уже нет или он при смерти?.. Новая волна отчаяния вот-вот была готова ее поглотить. Так уже было и не единожды - почему-то именно ночью ей начинало казаться, что все пропало и ей ни за что не найти его. А проклятое видение так и стояло у нее перед глазами.
        Легкий стук в дверь заставил ее подскочить на постели и быстро вытереть слезы. На какое-то мгновенье ей показалось, что это может быть Он. Сейчас войдет, обнимет ее и скажет: "Не плачь, разве я мог не вернуться? Ведь я обещал..." Но за дверью оказался Неверталь.
        - Грай? - Мила старалась говорить прежним голосом, пряча красные припухшие глаза. - Ты что-то хотел?
        Отчаяние и безысходность никак не хотели ее отпускать, стягивая, словно тугая веревка. Казалось, еще чуть-чуть и затрещат кости. В комнате стало нестерпимо душно и тесно, Миле захотелось, как можно скорей выбежать отсюда. Вот только бежать было некуда.
        Грай не ожидал увидеть ее в таком состоянии: вечно насмешливая, ироничная, никогда не пасовавшая перед ним Эмилия теперь казалась сломленной. Прежде он обязательно воспользовался бы этим, то теперь...
        Внутри что-то екнуло, когда Мила метнулась к окну и резко распахнула его. Старая деревянная рама обиженно скрипнула и со стуком открылась. Поднявшийся к ночи ветер ворвался в комнату и, прошелестев листами раскрытых книг, сквозняком выскользнул в коридор. Грай в три шага преодолел расстояние от двери до окна и цепко схватил Эмилию за плечи. Впившись ногтями в подоконник, девушка наклонилась вперед и глубоко вдохнула ночной воздух.
        - Хоть бы дождь пошел, - с хрипотцой прошептала она, глядя в безоблачное небо. Смотря на дождевые струи, бегущие по стеклу так легко забыться и ни о чем не думать.
        Грай не видел, как в по-кошачьи зеленых глазах Милы мелькнула изумрудная искра, но через мгновение в потемневшем небе раздался сухой треск, ослепительно сверкнула молния, и за ней тут же последовал оглушительный гром. Затем все стихло, а вместо этого на землю обрушился настоящий летний ливень, в миг сделавшие мокрым весь Стоград.
        С наслаждением вдохнув дождевую сырость, Мила подставила под струи ладонь и только сейчас заметила, что Грай вцепился в нее.
        - Решил сам выкинуть меня из окна? - иронично улыбнувшись, спросила она, переводя взгляд с руки на Грая. Увидев знакомый насмешливый взгляд, маг с облегчением расцепил закостеневшие от напряжения руки, и, отвернувшись, огрызнулся:
        - Нет, обниматься лез! Неужели не заметила?
        Усмехнувшись на ядовитое замечание, Мила закрыла окно и села на стул напротив Грая.
        - Нет, - улыбнувшись, ответила она. - В следующий раз попробуй быть с девушкой нежнее. Так чего хотел?
        - Хотел предупредить, - деловым тоном ответил Грай. - Темное братство сейчас находится в упадке, но уцелевшие горсти все еще жаждут твоей крови. Они верят, что Сила Ключа сможет защитить их от новой опасности.
        - Хм. С чего это ты вдруг решил предупредить меня? - удивилась девушка, чуя какой-то подвох. - Мне казалось, что ты как раз таки не против, если кто-нибудь все же придушит меня.
        - Верно, - Грай хищно прищурил глаза и приблизился к ней, - но я желаю сделать это сам.
        Несколько секунд они разглядывали друг друга на расстоянии одной ладони. Точнее Грай пожирал Милу глазами, а она старалась, как можно хладнокровней смотреть в его потемневшие глаза.
        - Просто не хочу, чтобы все сразу подумали на меня, если с тобой что-либо произойдет, - отвернувшись, бросил он.
        - Что ж, и на том спасибо, - хмыкнула Мила и поднялась, чтобы выпроводить Неверталя за двери, но тот сделал вид, что не понял намека и, обогнув девушку, подошел к столу.
        - Хм, с каких это пор ты стала интересоваться заморской нежитью? - удивился Грай, открыв первую попавшуюся страницу одной из книг, лежащих на столе.
        - Должна же я хоть чем-то заниматься, пока Совет ищет Брайаса, - ответила Мила.
        - И поэтому выпросила у меня самый занудный учебник по нежитеведению? - изобразил удивление маг. - Хм. Не верю. А вот то, что ты сама хочешь найти своего дружка - очень даже может быть.
        Он испытывающе смотрел на нее, но девушка только равнодушно пожала плечами и отошла к окну, в надежде, что хоть сейчас он сообразит, что нужно уйти. Но Грай никуда не собирался, он подошел к Миле так близко, что девушка спиной чувствовала жар, исходящий от него. И глядя на отражение в оконном стекле, негромко спросил:
        - Почему ты не хочешь смириться? Его уже нет, пойми. Иначе он наверняка прислал бы весточку, - он мягко обнял ее за плечи и попытался привлечь к себе, но девушка резко отпрянула.
        - Он жив, я знаю это, - гневным шепотом ответила она. Грай скривился:
        - Мила! Ну не будь дурой! Пойми уже, наконец, что его не вернуть!
        Девушка попыталась вырваться, но он уперся руками в подоконник с двух сторон от нее и с каким-то отчаянием и злостью выкрикнул:
        - Ну какого лешего ты прицепилась к нему? Чем он лучше?? Тем, что не белобрысая сдыхоть как я?!? Может, у него большой?!?! Так и у меня не маленький!!!
        Мила наклонила голову, пытаясь сдержать улыбку, даже прикрыла рот рукой, но все равно прыснула со смеху.
        - Уха-ха-ха! - вся злость на Неверталя внезапно прошла, и Эмилия, догнав красного то ли от стыда, то ли от злости парня, заставила сесть на стул. И уже сама, взяв его за плечи и смотря прямо в глаза, сказала:
        - Грай, послушай! Да послушай ты! - она в очередной раз пресекла его попытку подняться. - Грай. Я понятия не имею... - она закусила губу, чтобы не усмехаться, - какие у Брайаса... кхм... параметры. Дело вообще не во внешности.
        Грай скептически хмыкнул:
        - Да ну? Все вы, бабы, одинаковые! Вам лишь бы рожа посмазливей и карман потолще!
        - Крепко же тебя какая-то девица обидела, - Мила тяжело вздохнула и отпустила его, - что ты теперь никому не веришь.
        - За то ты как последняя дура сельская веришь, что он обязательно женится на тебе! Он десять лет с другой бабой жил и так и не женился! А тут ты, как полная идиотка, надеешься, что станешь его женой всего за год??
        Лицо девушки вдруг сделалось грустным, сосредоточенно глядя куда-то в пустоту, она негромко ответила:
        - Это не важно. Я просто хочу найти его. Даже если потом должна буду уйти. - Расправив плечи, она подошла к двери и взялась за ручку. - Знаешь, я надеялась, что даже если мы не станем друзьями, то хотя бы сможем нормально общаться. Но, кажется, ошиблась. Прощай, Грай.
        Чуть помедлив, Неверталь поднялся и не спеша подошел к двери. Поравнявшись с Эмилией, он тихонько сказал:
        - Хотел бы я, чтобы кто-то и обо мне вот так же заботился, - и вышел. Дверь комнаты тут же за ним закрылась.
        Мила обессилено рухнула на кровать и закрыла лицо руками. Все это просто какой-то дурацкий кошмар, порождение чьей-то больной фантазии. Брайас, Ковен, Темные, Грай, нежить... Глаза слипались от усталости, а голова уже пухла от тяжелых мыслей.
        Опустив веки, Мила надеялась забыться пусть коротким, тревожным, но все-таки сном, но опять пролежала в странной полудреме между сном и явью до самого утра, когда надо было вывести Дымку на прогулку.
        ***
        После того случая с конюхом и клумбами ректор Альбабрад выписал Эмили специальный пропуск, позволявший ей спокойно проезжать через любые городские ворота и так же спокойно возвращаться. Так же было и в этот раз: выбравшись из Стограда, Мила направила Дымку вдоль берега Ладки вверх по течению. Скоро показалось и полюбившееся лошади место - заливной лужок, почему-то упущенный местными косцами. Примостившись на расправленный плащ, девушка немного задремала среди густой, вкусно пахнущей травы. Как вдруг...
        - Ну?! - перед ее носом появились слегка прозрачные Макс и Бесс. - Ну и что ты здесь развалилась?? Ему, между прочим не сладко!!
        "Хм, - отчужденно подумала Мила, - до чего дурацкий сон. Даже здесь поспать не дают".
        - Эй!! Вставай, кому говорят!!
        Мила почувствовала, что ее действительно тормошат. Резко сев, она протерла глаза, но Ключи не пропадали.
        - Ну, чего ты? Что ты сидишь? Давай скорей в седло и поехали! Давай, торопись!
        - Что? Да с какой стати?- возмутилась Мила сонным голосом. - Какого лешего?? То вы ни черта не знаете, то вдруг прибегаете и начинаете меня трясти. Что-то случилось?
        - Пока нет, но может, - туманно ответили Ключи, чем еще больше разозлили Милу.- Помнишь, мы сказали, что если что, можешь рассчитывать на нас? Так вот, время пришло. Всё оказалось намного серьезней, чем мы думали.
        - Неужели? - Мила ехидно изогнула бровь. - А я не поняла!
        - Да подожди ты! - возмутилась Бесс. - Дай договорить! Мы реально в полной... короче, писец нам всем на шубы!!
        Ключи были действительно чем-то обеспокоены, так что Мила сама начала нервничать. Подобрав под себя ноги, она сосредоточенно посмотрела на Макса и Бесса:
        - А вот здесь поподробней.
        - Хаккен пропал! - заявила Бесс, округлив глаза.
        - То есть? - не поняла Мила. - Он же мертвый. Призрак, как и вы, куда ж он может пропасть?
        - Кто-то хочет его вернуть в этот мир, - сказала Макс.
        - Короче, оживить, - встряла Бесс. - И сейчас старый хрыч находится где-то между этим миром и Потоком.
        - Так что плохого в том, что Хаккен снова станет живым? Будет еще один Ключ, на пару работать будем.
        - Не получится, - покачала головой Макс. - Вновь ожившая тварь будет подчиняться тому, кто его вызвал.
        - Поэтому, если наш дедок попадет в плохие руки всем придется туго.
        - Хм, ну а вам-то какая разница? - удивилась Мила. - Вы ж все равно призраки.
        - Не будет мира, и Ключи тоже будут не нужны, дошло?
        - Дошло, - выдохнула Мила. - И куда я должна бежать?
        - Мы думали, ты уже знаешь, - удивились Ключи. - Здесь ведь все к одному.
        - Понятно. Опять все тот же таинственный маг в капюшоне.
        Что-то многовато он на себя берет: сначала нежить, потом Брайас, теперь Хаккен. Боюсь, нам с ним не расплатиться.
        - Ну и где этот гигант мысли с гиперзавышенным самомнением, решивший покуситься на самое святое - старую драконью шкуру Первого Ключа Семи Королевств??
        - В Элирии, - коротко ответили Ключи.
        - Ну конечно, - с неудовольствием заметила Мила. И как ей это раньше не пришло в голову? Прятаться за морем накладней - все-таки далековато для телепортаций. Слишком много Силы требует, даже для нашего всемогущего Мага в Капюшоне. - Есть гениальные идеи как нам его уделать без потерь со стороны союзников?
        Ключи задумались.
        - Надо как-нибудь аккуратно, - предположила Бесс. - Пробраться в логово...
        - Подкараулить в темном переулке и - тюк - по темечку, да? - иронично фыркнула Мила, и сердито закусила костяшку указательного пальца.
        - Времени собирать армию и устраивать парадное шествие с ритуальным поединком, у нас тоже нет! - возразила Бесс.
        - Значит, надо тщательно продумать каждый шаг и возможные варианты событий, - сказала Макс.
        ***
        Эмилия вернулась в город только к обеду: не выспавшаяся, голодная и в мрачном настроении. Проговорив часа четыре - не меньше - они так и не смогли придумать ничего стоящего. Нет, то есть, что делать на месте, когда Капюшон попытается вызвать Хаккена, Миле объяснили, а вот как туда попасть - это уж думай сама.
        Телепортироваться она не умела, значит, придется так добираться: верхом или морем. Морем лучше, все-таки две недели, а верхом, если верить Ванде, месяца два, не меньше. Вот только за какие шиши она должна попасть на корабль?
        Дымка не спеша, двигалась по широкой мощеной улице Центрального Района, обходя огромные лужи после вчерашнего ливня. Неожиданно ворота одного из шикарных домов, где жила городская знать, распахнулись, и из них вышел взъерошенный полноватый мужичок в длинном балахоне. "Монах" - почему-то подумала Мила. Осыпая проклятьями какого-то Фоки, он торопливо зашагал по обочине. Немного погодя за ним выскочил второй, гораздо более щуплый мужичок в таком же сером балахоне, и, догнав первого, что-то быстро-быстро стал говорить. До Эмили долетали лишь слабые отголоски:
        - ...ец! ...юк!
        - Тише-тише, святой отец!
        - Да этот... Что теперь делать?
        - Светлая Максия не позволит...
        - ...две телеги. А теперь?
        - ...и людей нет...
        - ...ятель будет недоволен.
        - ...щаться в Элир...
        Милу даже в седле подкинуло от этих слов. Девушка невольно подалась вперед, чтобы лучше их слышать, но монахи подозрительно оглянулись и, оборвав разговор, молча свернули в проулок. Озадаченно посмотрев им вслед, Мила заглянула в глаза Дымке.
        - Ну и что ты думаешь?
        Лошадь фыркнула и покачала головой.
        - Вот и я о том же, - протянула Мила и свернула в тот же проулок.
        Несмотря на излишнюю полноту одного из братьев, монахи довольно быстро и ловко пробирались к центру, чего нельзя было сказать о Миле. Лавировать в потоке пеших и конных, частенько сопровождающих обозы, оказалось не таким уж простым делом. Пропуская мимо ушей все хулительные речи, а также плевки и неприличные жесты, девушка старалась не упустить из виду два серых пятна, мелькавших то тут, то там. Как вдруг Дымка резко взбрыкнула - кто-то попытался схватить ее под уздцы.
        - Эй, девка, куда прешь??! - дорогу им заступил городской страж, двое других стояли чуть поодаль. - Не видишь, что это Площадь Храма?? Здесь проезд запрещен.
        - Да эти дуры шары на лоб задерут и едут. Сидела бы у себя за печкой, горшки чистила! - тявкнул другой.
        - Да что с нее взять - баба она и есть баба, - поддакнул третий. - Портки нацепят, так думают, что сразу ездить научились!
        Серые ризы окончательно скрылись из виду, Мила хмурым взглядом обвела стражей.
        - Что стоишь? Проваливай! - сердито сказал первый страж и отошел. Тронув поводья, Мила спокойно поехала дальше, свернув с площади в ближайший трактир. Как-никак, обед.
        - Эй, ты чего ее отпустил? - толкнув локтем своего напарника, негромко спросил стражник, глядя в спину удаляющейся девушке. - Надо было с нее хоть сребряник взять.
        - Да ну ее к Бессу! - мрачно отмахнулся страж, не меньше напарников расстроенный упущенной выгодой. - Сдерешь сребряник, огребешь на золотой. Видал, глазища какие бешенные? Ведьма, одно слово! А оберег я сегодня дома забыл. - И завидев зазевавшегося на городские красоты селянина на лошаденке, тут же оживился: - Эй, ты, рыло деревенское, куда прешь? Не видишь, власть перед тобой стоит! Слезай, приехали!
        ***
        Оставив Дымку в конюшне при трактире, Эмилия пешком отправилась на Площадь Храма, на которой располагалось сразу несколько храмов, в том числе и главный храм Стограда в честь явления Светлой Макси перста указующего, после чего она и начала творить чудеса. Именно у его ворот и толпился народ: и селяне, и горожане, стояли пышные экипажи. Мила тоже подошла к толпе и тихонько спросила у двух без умолку болтавших старушек:
        - Бабушки, а что здесь происходит?
        Старушки удивленно покосились на нее:
        - Да неужто ты про это не слышала? Весь город уж неделю про это говорит!
        - Я вчера только в город вернулась, вот и не слышала, - соврала Мила. ЕЙ и раньше особого дела не было до городских сплетен, а теперь так и вовсе.
        - Да ты что!! - всплеснула руками одна из старушек. - Такое ж раз в пятьдесят лет бывает! Из самой Элирии сюда к нам монахи из монастыря Схождения Светлой Максии привезли святые мощи - мизинец с левой ноги самой Максии.
        - Ага, - подтвердила ее подруга, - сначала они из Элирии пешим ходом двинулись через Валлию...
        - И пока добрались до Стограда столько добра нахапали, что теперь не знают, как увезти! - хохотнув, встрял в разговор мужик, стоявший невдалеке. Старушки тут же на него набросились, но тот только отмахнулся от них.
        - То есть? - переспросила у него Мила.
        - Да то и есть, - ворчливо ответил мужик. - Обратно-то они на корабле плыть решили, да сначала надо до Марьца добраться. А на это обозы нужны. Король Фока мольцам конечно, телеги-то подарил, а вот о конях запамятовал. Или сделал вид, что запамятовал, - чуть тише добавил он и довольно хохотнул.
        "Так вот какого Фоку костерил монах", - догадалась Мила. Хм, а что, если...
        - И что, сейчас они лошадей ищут?
        - Надеются, что Светлая Максия пошлет им помощь, - фыркнул себе в бороду мужик. - Да только какой дурак согласится за "спасибо" везти их в Марец, а то и до самой Элирии.
        Но Мила как раз таки знала одного такого, точнее такую.
        ***
        Грай в сотый раз пожалел, что решил сегодня отправиться к Вилете. Вместо предвкушаемого отдыха его ждало очередное выяснение отношений.
        - Мой принц, я так долго ждала Вас! Вы пропали куда-то на целых полгода! Затем вновь появились, без объяснений...
        - Ты чем-то не довольна? - холодно поинтересовался Грай, прикрыв глаза рукой.
        Ему достаточно того, что эта нахалка, Эмилия вечно выводит его из себя. Не хватало еще, чтобы какая-то девица с Веселой Улицы ему читала нотации.
        - Ну что вы, мой принц. Все было великолепно! - торопливо ответила она. - Просто... Весь вечер вы были словно сам не свой и думали о чем-то своем, а после почти сразу ушли, ни слова не сказав. Я хотела вновь увидеть Вас и пришла в Вашу любимую таверну. Я думала, что раз вы в городе, то непременно должны быть там. И трактирщик сказал, что вы были там и даже сняли комнату.
        Неверталь почти не слушал ее, смотря в окно отсутствующим взглядом. Днем на Веселой улице народу мало, большая часть местных жителей, особенно жительниц, отсыпались перед тяжелой трудовой ночью. Но сейчас за окном появился крайне знакомый силуэт с копной волос, мягкими волнами ниспадавших почти до бедер. Вчера он успел лишь мельком коснуться этого золотого шелка, но даже от одного этого воспоминания по коже пробежали мурашки. Что она здесь забыла?
        - Мой принц, вы меня не слушаете! - обиженно надула губки Вилета. - Опять думаете о нем?!
        - О ком?? - переспросил Грай, изумленно глядя на нее. Кажется, он что-то пропустил.
        - О том мужчине из трактира, - с досадой проговорила девушка. - Я видела, как он спал в вашей постели!!
        Грай не сразу понял, о чем она говорит и лишь спустя несколько мгновений вспомнил про беглого мага. Да, он же разрешил занять его комнату!
        - Вилета, не говори глупости! - с легким раздражением ответил Грай, продолжая смотреть в окно. Какой-то парень остановил златокудрую девушку и сейчас что-то ей говорил, а сзади подкрадывался еще один.
        - Неужели я настолько плоха, что вы стали заглядываться на мужчин?! - всхлипнула Вилета. Но Грай уже сердито поднялся на ноги и выходя, бросил:
        - Вилета - ты просто дура, когда успокоишься и одумаешься, тогда и поговорим! - и хлопнул дверью.
        - Ну и что ты забыла на Веселой улице? - громко спросил он, подходя к всаднице и двум парнишкам. - Решила поделиться добром с убогими?
        Парень, говоривший с Эмилией недовольно загундел.
        - Нет, - хмыкнула Мила. - Поймала капру, ищу с кем бы поделиться. Видишь, в сумке болтается.
        Она оглянулась на болтавшуюся у седла сумку, возле которой крутился второй карманник. Услышав ее слова, парень ойкнул и тут же отпрянул от лошадиного бока. Его товарищ тоже начал пятиться, а затем, резко развернувшись, ребята брызнули врассыпную.
        - Ну и что он от тебя хотел? - поинтересовался Грай, глядя вслед карманникам.
        - Денег, - хмыкнула Мила. - От самого храма за мной тащился, "немощный".
        - Что ты в храме забыла?
        - Ну как же! Разве ты не слышал? - ехидно улыбнулась девушка. - Там же левый мизинец Максии! Или правый?.. - В животе у девушки недовольно забурчало. Эмилия смущенно ойкнула и прикрыла его рукой. - Слушай, ты не знаешь, где здесь можно вкусно перекусить?
        "Ну вот, - мысленно вздохнул Грай, - опять она это сделала". Вчера ему казалось, что он больше никогда не заговорит с ней, и даже не посмотрит в ее сторону, а теперь ведет ее в свою любимую таверну и чувствует себя при этом ... счастливым?? Похоже ее идиотизм - вещь заразительная.
        Вилета с досадой закусила губу, глядя, как Неверталь вместе с какой-то девушкой на лошади проехал мимо ее дома. Она столько времени потратила на этого засранца, а он мало того, что пропал надолго, так сейчас еще и с другой уехал. Девчонки ее застибут, когда узнают, какую рыбину упустила! И дернул же ее Бесс, вспомнить про того мужика! Мало ли какие причуды у этих наследников престолов? Ну и ладно, надо будет записочку во дворец написать, раз уж время освободилось. Вздохнув, Вилета зашторила окно и, достав надушенную розовую бумагу, стала строчить записку еще одному ухажеру.
        ***
        Неверталь сидел напротив Эмилии и не верил своим ушам. Нет, он, конечно, знал, что у нее не все в порядке с головой, но чтоб настолько?
        - Так ты хочешь стать мужчиной??
        Мила молча кивнула, уписывая капустный пирог и запивая его сладким чаем.
        - Ну не навсегда, конечно, - прожевав, поправила она. - Думаю, достаточно обычной иллюзии. Ты сотворишь ее на мне, а я уже буду ее поддерживать.
        - И зачем это тебе?
        - Чтобы сбежать, - само собой разумеющимся тоном сказала Мила. - Не хочу на твое место.
        Грай понимающе хмыкнул, но все же сказал:
        - Откуда ты знаешь, что они посадят тебя под замок?
        - А ты думаешь, они выведут меня в чистое поле и скажут "иди куда хочешь"?
        - Но тебя все равно будут искать, уже не только Темные, но и Ковен.
        - Вот поэтому ты и должен сделать из меня мужчину, - перегнувшись через стол, шепнула ему Мила. - Пока все будут искать девушку, какой-нибудь неприметный мужичок тихонько заберется подальше в глушь и тихонько отсидится.
        Неветраль призадумался, что ж не самый плохой и весьма оригинальный план. Кажется, она все продумала и просчитала, даже то, кого об этом попросить. Неужели все так предсказуемо?!
        - С какой стати ты решила, что я буду тебе помогать?! - взбеленился Грай.
        - Но ведь ты уже это делал, - вкрадчиво сказала Мила. - Что тебе стоит сделать это еще раз? Я никому не скажу, - кокетливо протянула она.
        - Какая же ты все-таки дрянь, - поморщился Грай.
        - Самой противно, - честно выдохнула Мила, отведя взгляд. Весь ее план - сплошная авантюра с множеством сомнительных ходов, от которых ей было не по себе. Но выбора у нее не было - ей просто необходимо попасть в Элирию.
        - Неужели это все ради него? - Грай оказался куда более проницательным, чем она думала. Эмилия ничего не ответила - не было ни сил, ни желания этого делать. Но Неверталь не отставал:
        - И он этого стоит? Думаешь, он бы стал так заморачиваться ради тебя? - Мила молча кивнула. - Тогда ты точно дура, из дур дура! А я еще больший дурак, если стану тебе помогать.
        Но Мила продолжала внимательно следить за сменой эмоций на его лице. Маг сосредоточенно изучал пустую тарелку, лежавшую перед ним. Помочь ей - значит навлечь на себя гнев Ковена. Ведь если все вскроется, Ключ лишь потреплют, а вот по нему пройдутся основательно. Припомнят все былые "заслуги", из Универа опять же выгонят...
        - Бесс с тобой, - сказал он, вставая, - я сделаю это, но завтра. Сегодня мне нужно подготовиться, утром я к тебе зайду, будь готова, - и небрежной походкой отправился по делам.
        Эмилия смотрела и не верила, что Неверталь согласился. Наверно, ей следовало бы радоваться, вот только на душе было тревожно. Впрочем, сейчас уже поздно впадать в истерику и маяться дурными предчувствиями, нужно идти до конца.
        ***
        Орнест уже несколько дней прибывал в необычном для себя расположении духа - он волновался. Близился срок, когда его архимаги должны доставить к нему Ключ, а вместе с ней и Печать к порталу на Драконий остров. Признаться, это щекотало ему нервы, будоражило его, даже больше, чем очередная перепалка с пленным магом.
        Улыбаясь своим мыслям, маг спустился в подвал. Кто бы мог подумать, что заброшенный винный погреб можно использовать в качестве темницы? Стража, стоявшая у дверей погреба, завидев на лице хозяина мрачную ухмылку, резко вытянулась и слегка побледнела. Если хозяин в хорошем настроении, значит, сегодня пленник будет кричать громко, а если в плохом - то еще и долго. Даже охране от этого было не по себе, те, кто не выдерживал, уже больше никогда не появлялись в замке.
        - Здравствуй, Брайас! - с порога оскалился Орнест.
        - Что-то ты стал все чаще и чаще сюда бегать, - хмыкнул Брайас, - неужели заклятье плохо работает?
        Орнест довольно улыбнулся:
        - Чтобы ты сейчас не сказал, это не испортит моего настроения. Скоро твоя подружка окажется здесь, я даже придумал, как ее развлечь. - Послышался слабый шорох - Брайас попытался пошевелиться, но ничего не вышло. - Не волнуйся, мы и к тебе заглянем. Пусть твоя благоверная увидит, в какое ничтожество ты превратился. Признаться, мне с каждым разом все брезгливее и брезгливее принимать твой облик. Но ничего, ради Ключа и печати еще не на то пойдешь.
        Он, тяжело стуча железными набойками, спустился вниз, к пленнику. Взяв Брайаса за горло, он поднял его и прислонил к стене. Дерзость и непокорность в темно-синих глазах мага угасали вместе с жизнью, и все же он по-прежнему был непреклонен.
        - Будь я действительно ничтожен, - прохрипел он, - ты и твоя подстилка не бегали бы сюда, будто на дежурство.
        - Упрямец, - с восхищением прошептал Орнест. - Что ж, давай постараемся для твоей подружки, ей будет приятно вновь увидеть твое лицо. Впрочем, я уверен, что твой новый облик ей тоже понравится, - он самодовольно погладил свой подбородок. Лицо пленника тут же ожесточилось, Брайас испепелял Орнеста ненавидящим взглядом, но ничего поделать не мог.
        Стражи за дверью слышали негромкий разговор хозяина и пленника, а затем зычный голос мага произнес несколько фраз на каком-то наверняка древнем языке и стены погребка завибрировали. Затем все прекратилось, и каменные своды вздрогнули уже от нечеловеческого крика пленника, больше походившего на рык зверя. А через мгновение - еще более довольный хозяин вышел из темницы и, заперев дверь на ключ, стал подниматься по лестнице, посвистывая себе под нос какой-то дурацкий мотив.
        Замковая библиотека пришлась Орнесту по вкусу, с того момента, как они здесь поселились, он только тут и проводил свободное время. Вот и сейчас сидел за очередной книгой, когда в комнате появилась Таниэль. Гибкой кошачьей походкой она прошла по мягкому ковру и ловко примостилась на его столе. Тонкая рука эльфийки нежно коснулась его щеки, изящные пальчики щекотнули изгиб губ. Маг закрыл книгу и спокойно посмотрел на нее:
        - Прости, Таниэль, - проговорил он глубоким, низким голосом Брайаса, убирая ее руку, - ты же знаешь, я берегу себя для Ключа. - Вспыхнувшая гневом эльфийка не заметила довольной ехидной улыбки: - С другой стороны, должен же я потренироваться.
        Требовательный стук в дверь испортил все настроение.
        - Да?! - недовольно рявкнул Орнест, сгоняя Тан с коленей, и неприятно удивился, увидев Рамнона Скитского, одного из архимагов Ковена. - Что ты здесь делаешь?? С ума сошел??
        Бледный, трясущийся архимаг тут же упал на одно колено.
        - Хозяин, случилось нечто важное, я не мог послать это в сообщении.
        - Что с Ключом? - догадавшись, к чему тот клонит, спросил Орнест.
        - Она пропала, - еле слышно пролепетал Рамнон. - Сбежала куда-то, никто не знает. Совет уже ведет поиск.
        - Да ваш Совет - сборище идиотов!! - орал Орнест. - И ты главный из них!! Как вы могли ее упустить?!! Мерзавка! Дрянь! ...!! О-о-ох, даже не знаю, что с ней сделаю, когда найду! - и чуть поостыв, добавил: - Хотя нет, знаю - сначала все то, что задумано, а потом... Мучения ее дружка станут призрачной мечтой для нее, а смерть - несбыточной надеждой.
        - Хм, кстати, Брайас, - он оглядел присутствующих, неподвижными статуями застывших на своих местах и боявшихся не то, что пошевелиться, даже вздохнуть. - Как вы думаете, он сможет ее найти?
        Тан и Рамнон дружно закивали:
        - Ну конечно, хозяин. Ведь он как никто ближе к ней. Наверняка у него найдется несколько способов, отыскать ее хоть на краю света. Вот только как заставить его это сделать?
        На лице Орнеста вновь появилась торжествующая улыбка:
        - Я берег этот повод на крайний случай, но... Хм, у него не будет выбора.
        Через пару минут железные набойки мага гремели уже в погребе. Миновав удивленную стражу, Орнест вновь шагнул в темную вонючую нору, в которую превратился склад коллекционных вин. Пленник все еще был без сознания, так что Орнесту пришлось его пнуть, чтобы привести в чувство.
        - Эй, маг, вставай! У меня есть для тебя работка.
        Послышалось несколько сдавленных хрипов, тело пленника несколько раз вздрогнуло и затихло.
        - Нет, только не сейчас, - досадливо протянул Орнест, хватая мага за горло и вновь прислоняя к стене. - Не вздумай окочуриться раньше времени!
        Отыскав глазами место посуше и почище, маг уложил туда умирающего Брайаса и, размяв руки начал работу. Воскрешать умерших и умирающих - дело достаточно накладное, особенно если ваш клиент - живой фарш на косточке. Но Орнест был действительно силен и талантлив и спустя примерно час, или чуть больше, немного уставший, выбрался из темницы и тяжело дыша, приказал страже прибрать все там, а пленника привести в порядок.
        - Как только очнется - сразу ко мне. Головой отвечаете за него!
        ***
        Груженая церковным добром подвода ехала почти без тряски, но со скрипом. Впрочем, Мила к этому уже начинала привыкать. Зато Дымка все никак не могла свыкнуться с ролью тягловой лошади, то и дело обиженно оглядываясь на девушку. Еще повезло, что везут лишь раку с мощами и одежды и ткани, а не столовую утварь, которая сплошь из серебра и золота.
        Обоз двигался довольно быстро и уже завтра они должны были увидеть море. С одной стороны это хорошая новость, значит, скоро будет и корабль, отплывающий в Элирию. С другой - а сможет ли она попасть на этот корабль?
        Отец Ассикакий, правая рука настоятеля монастыря Схождения Светлой Максии, тот самый толстячок, которого Мила встретила на улице, вроде как проникся душещипательной историей нескладного детины, потерявшего и родителей, и жинку, и с этого горя решившего податься в послушники. И даже методично, всю дорогу рассказывает рябому мужичку о деяниях Светлой Максии, тот конечно слушает его с раскрытым ртом. Так удобно - даже если зевнешь, не шибко заметно, да еще и усы с бородой прикрывают. И все же всякое могло случиться, Мила на всякий случай на груди у нее была спрятана маленькая скляночка с оборотным зельем.
        В Стограде ее уже наверняка ищут, все-таки третий день пошел, как они оттуда выехали. Остается надеяться, что на Грая подумают хотя бы не сразу. Лучше бы вообще не подумали, ведь они так старались, но нужно быть реалисткой. Хоть бы он что-нибудь соврал, когда его будут допрашивать...
        Мила сердито тряхнула головой, отгоняя дурные мысли. Вдруг впереди послышались какие-то крики и подводы стали останавливаться одна за другой. Мила тоже натянула вожжи и привстала, чтобы лучше было видно. Неужели разбойники?
        Церковный обоз был небольшим - всего четыре груженных подводы со всевозможной утварью, тканями, одеждой и прочей ерундой, одна - с едой и двенадцать человек охраны, из них четверо - стоградская стража, приставленная королем. Не так уж и много для таких богатств. Одна валльская банда тоже так в свое время подумала, обоз тогда удалось отбить, но до Стограда добралось только восемь из пятнадцати служителей.
        Мила осторожно нащупала Шеду, припрятанного тут же с краю.
        - Брат Натасий, что там? - окликнул своего помощника отец Ассикакий, как обычно сидевший рядом с девушкой.
        - Странники! - крикнул в ответ брат Натасий, спеша к своему патрону. - К нам просятся.
        - Да что им тут у нас медом намазано, что ли? - ворчливо бормотал отец Ассикакий, сползая с телеги.
        - Так ведь у нас все равно людей не хватает, а эти вроде как ребята крепкие, только больно потрепанные.
        - Разбойники, что ли? - нахмурился Ассикакий.
        - Ветераны, - уважительно протянул помощник. - Один седой совсем, у другого глаза нет, а третий с одной рукой остался.
        - Зови сюда, - властно бросил правая рука настоятеля. - Да стражу прихвати, пусть оружие наготове держат.
        Когда странников привели к отцу Ассикакию, Мила едва с телеги не упала. Пред светлы очи святого отца предстали первый советник Орры, Главный придворный маг и советник Высокого Леса и наследный принц Невера. Грязные, изможденные, в старой, потертой одежде. Эрионель - с широкой повязкой через все лицо, Лессандр - с одним болтающимся рукавом, вторую руку видимо подвязали, Грай вообще сдыхоть. Мила даже губу прикусила, чтоб не засмеяться.
        - Святой отец, - начал Лесс, пряча клыки в пышной накладной бороде с усами. - Мы просим принять нас в лоно церкви, ибо уверовали в силу Светлой Максии.
        Ассикакий с сомнением хмыкнул. Тогда запричитал одноглазый:
        - Святой отец, мы чудом спаслись после страшной бойни у Каменного пояса. Полчище нежити напало на наш отряд, патрулировавший границы, только мы сумели выжить. Тогда-то и поверили мы в безграничную силу Максии. Ибо она накануне явилась одному из нас и сказала, чтобы мы ни в коем случае не шли через ту пустошь.
        - Я рассказал об этом видении командиру, - вновь подхватил однорукий, - но он не послушал и все-таки повел нас вперед. В жизни не видел ничего страшнее, они вылезали отовсюду, и казалось, не будет им конца. Тогда мы взмолились Максии, и она ниспослала на них град и молнии.
        Третий "ветеран" упорно продолжал молчать, по-видимому, изображая еще и немого.
        Королевская стража с сомнением переглянулась, кто-то даже покрутил у виска. Но помощник настоятеля, не меньше них сомневавшийся в нормальности этой троицы, неожиданно воскликнул:
        - Это чудо, братья!! Светлая Максия явила нам знак! Послала нам своих воинов, когда мы в них так нуждаемся!! Так воздадим же ей благодарность!
        Все молитвенно сложили руки, Лесс, за не имением видимой пары, изобразил самое благостное выражение лица. Еще чуть-чуть и у самого нимб засветится. Затем Ассикакий усадил всех троих на Милину телегу, а сам вместе с помощником удалился, однако оставив стражей.
        Обоз вновь тронулся, колеса натужно заскрипели, Дымка недовольно всхрапнула.
        - Ну и какого хрена деревенского вы здесь делаете? - тихо спросила Мила у эльфа, сидящего рядом.
        - За тобой пришли, - чуть слышно прошелестел Эрион в ответ. В это время Лессандр травил байки со стражей, а Грай время от времени ему поддакивал для достоверности.
        - Ты же знаешь, что я не отступлю.
        - Мы сами его найдем.
        - Дело не только в нем. Я по работе.
        Эрионель удивленно хмыкнул.
        - Потом объясню. Что будете делать со святым отцом?
        - Тоже что и ты, - спокойно ответил Эрион, - пудрить мозги.
        Мила презрительно фыркнула. "Мозги пудрить"! Да она уже который день этого монаха окучивает, внушения делает. Твердолобый попался! Вот и сейчас еле убедила оставить этих клоунов в обозе. Черт его знает, почему, но влиять на помощника настоятеля было трудней, чем в свое время на Заренталя. Наверно оттого, что редко в глаза смотрит.
        - Судя по тому, как вы появились, Совет не в курсе нашего маленького путешествия. А Казимир?
        - Учитель обещал прикрыть, но если не успеем до следующего заседания - спустит всех собак.
        - Значит, у нас все те же две недели, - вздохнула Мила. - Он злится?
        - На тебя? Нет, конечно, нет, - подозрительно ласково ответил эльф и тут же добавил: - Он в ярости, как и весь Совет.
        - Значит, чтобы с нами не случилось, через две недели он нас даже с того света достанет, - невесело хмыкнула Мила.
        - Можешь не сомневаться, - "подбодрил" её Эрионель. Девушка и эльф продолжили ехать в молчании, каждый думал о чем-то своем. Эмилия, например, еще раз вспомнила их сегодняшнее появление, покусывая губы и беззвучно хихикая временами.
        - Придурки! - наконец беззлобно бросила Мила и покачала головой. - Это ж надо до такого додуматься! Если вас все-таки выгонят из советников, идите в балаган! Без работы точно не останетесь!
        Эльф тоже слегка усмехнулся и откинулся на спину. "Все-таки хорошо, что они здесь, - подумала Мила. - С ними как-то спокойней".
        Тем временем во главе обоза также негромко беседовали брат Натасий и отец Ассикакий. Служители Светлой Максии обсуждали недавно присоединившихся странников. Точнее Натасий засыпал святого отца вопросами, а Ассикакий отбрыкивался от него как мог.
        - Святой отец, не правда ли, как хорошо, что наша покровительница послала нам помощников?
        - Да, брат Натасий, - вымученно согласился Ассикакий.
        - И это просто замечательно, что вы разрешили им остаться. - Ассикакий кивнул. - Настоятель будет доволен, что мы привели новых людей в братство. - Снова кивок. - В начале мне казалось, что вы не хотели их брать, - заметил Натасий.
        Ассикакий слегка нахмурился. А ведь он и в самом деле не хотел их брать... хм. А потом вдруг откуда-то появилась уверенность, что они не причинят им вреда и вообще будут полезны.
        - Не говори глупостей, Натасий, - с легким раздражением поморщился помощник настоятеля, - едва увидев их, я сразу понял, что они отличные ребята, а не какие-то проходимцы!
        - Вот-вот, и у меня то же. А вот наш новый послушник, ну тот детина с такой красивой лошадкой... Может, не стоило его к мощам подпускать?
        - А ты хотел, чтобы он посуду вез? Из серебра и золота?- сварливо спросил Ассикакий.
        - Нет, что вы! - Натасий тут же сотворил в воздухе защитную руну. - Просто подозрительный он какой-то.
        Помощник настоятеля вновь сердито свел брови:
        - Что-то тебе все стало мерещиться, Натасий! Парень как парень, ты слыхал, какое горе перенес?
        - Так-то оно так, - согласился монах, - но откуда ж у такого рябого бездомного бродяги такая лошадь? Я за ним, конечно, пока что ничего такого не заметил, но вдруг что? Всякое может случиться!
        - Ну, хорошо! - позабыв про монашеское смирение, вскипел Ассикакий. - В порту мы с ним и распрощаемся, чтоб тебе ничего не мерещилось! А пока пускай везет, что велено!
        Обоз остановился, как только начало вечереть, груженые телеги поставили полукругом в тени деревьев чуть в стороне дороги. Отец Ассикакий сразу же принялся командовать в первую очередь "вновь прибывшими": седого и одноглазого тут же отправили за хворостом, а однорукий был приставлен к другим возницам для обтирки лошадей. Остальные же должны были поесть приготовить и веток на лежаки принести.
        Мила наконец-то выпрягла Дымку из телеги и стала протирать ее, чистить копыта и расчесывать спутавшуюся за день гриву. Лесс усердно делал вид, что очень хочет помочь какому-нибудь вознице, вот только с одной рукой (и второй подвязанной) выходило не шибко. То хомут на ногу вознице уронит, то гриву исподтишка дернет или по крупу "случайно" заедет, так что лошадь взбрыкивает и лягаться начинает. И не наорать на него, ни к шихше послать - все-таки ветеран, да еще и "просветленный" на всю голову. А вот посоветовать "помочь" соседу, дескать, ему нужнее - всегда пожалуйста. Так ненавязчиво вампир добрался до конечной цели - Милы и Дымки - и сразу напустился на нее:
        - Я, конечно, ждал, что ты опять что-нибудь выкинешь, но чтоб такое!! - сердито зашипел он через круп лошади. Вид у него был очень недовольный, однако это нисколько не испугало девушку. Вместо того, чтобы пасть на землю и дурным голосом причитать и убиваться, кляня бабскую долю и дурную голову, Мила криво усмехнулась:
        - И это говорит фальшивый инвалид? - и тут же с ехидством добавила: - У тебя ручка не затекла, лапушка? Может, локоток чешется?
        Кажется, "локоток" как раз таки чесался и очень сильно, потому что сверкнув глазами, вампир процедил сквозь зубы:
        - Удушу заразу!
        Девушка язвительно улыбнулась, чтобы еще сильней позлить его, но вампир неожиданно скривился:
        - До чего же мерзкую рожу он тебе приделал!
        Улыбка тут же пропала. Ну да, не красавец из нее получился, да это и к лучшему - меньше внимания, больше понимания! И все же ей и самой хотелось бы чего-нибудь посимпатичней: подбородок поуже, уши поменьше, скулы повыше, нос потоньше... Может, побриться или стрижку сменить?
        Заметив ехидную ухмылку вампира, наблюдавшего, как она искоса разглядывает свое отражение в луже, передернула плечиком и, расхорохорившись, заявила:
        - С лица воды не пить! И вообще, красота для мужчины - не главное!
        - Для мужчины? - Лесс иронично приподнял бровь.
        - Ну, на девушку я сейчас меньше всего похожа, - насмешливо заметила Мила.
        Внезапно Лессандр насторожился и стал ожесточенно натирать Дымкину спину, так что лошадка недовольно фыркнула и попыталась увернуться от его рук.
        - По-моему, он за тобой наблюдает, - вполголоса проговорил вампир.
        - Кто? - удивилась Мила. За все время, что она путешествовала с обозом, почти все к ней были равнодушны. Пожалуй, только отец Ассикакий... и брат Натасий.
        - Помощник святого отца, - негромко ответил Лесс, подтвердив ее опасения. Девушка молча чертыхнулась: ее внимания хватало только на отца Ассикакия, а вот про Натасия она как-то подзабыла. Что ж, придется и им заняться. Мила резко развернулась и уже хотела прямиком пойти к притаившемуся монаху, но Лесс ее перехватил:
        - Стой! Куда?! Совсем крыша съехала от избытка Силы? Или думаешь, что можешь вот так запросто людям мозги промывать?
        Мила недовольно нахмурилась. Хм, еще один человек, точнее нелюдь, говорит о "промывке мозгов", да еще так сердито, даже зло, а в глазах настороженность. Будто не друг она им вовсе. Можно подумать, что они опасаются ее. Или боятся??
        Брат Натасий из своего укрытия видел, как однорукий и бородатый детина схватились у лошади. Точнее ветеран вцепился в бородача и что-то ему говорит с очень грозным видом, а бородач угрюмо молчит. Несколько минут они стояли, молча уставившись друг на друга и буравя взглядом. Затем бородач перехватил единственную руку инвалида и сдернул со своего предплечья.
        - Иди ты на х...хутор! - донеслось до монаха. Сердитый детина повел лошадь к остальным, а однорукий так и остался стоять на месте, неодобрительно глядя ему вслед.
        Чуток подождав, Натасий серой мышью шмыгнул к инвалиду и вкрадчивым голосом тихонько заметил:
        - Я вижу, что кое-кто Вам не очень-то нравится, - вид у него был при этом самый, что ни на есть, змейский: блестящие глазки, гаденькая улыбка. Лесс даже не удержался и сплюнул, благо брат отнес это насчет бородача.
        - Да что он, девка красная, чтобы мне нравиться? - сердито буркнул однорукий, все еще не отойдя от ссоры. Видя такое дело, монах решил зайти с другой стороны:
        - Нет, - торопливо сказал он, - я имею в виду, не кажется ли он Вам подозрительным, склонным к каким-то нехорошим вещам?
        Лесс изучающе посмотрел на него и, чуть прищурив глаза, доверительно произнес:
        - Нда... Что-то такое в нем есть. Мутный он какой-то.
        - Вот и я о том же, - вдохновлено выпалил Натасий. Наконец-то хоть кто-то думает так же. - Мне он с самого начала показался странным. Пришел к нам, весь из себя такой несчастный, лошадь свою привел. "Хотите, - говорит, - до Марьца подвезу?" Отец Ассикакий естественно обрадовался. Еще бы! Лошадь нам тогда до зарезу нужна была. "Что, - спрашивает он, - за это хочешь?" А тот возьми да ляпни: "Хочу в трудники или послушники к вам в монастырь напроситься". Мол, в миру жизнь не мила стала. А нам еще и люди нужны были, вот святой отец и подобрал его. Но ничего, - радостно "дал петуха" Натасий, - скоро Марец, а там мы с ним распрощаемся. Так сам отец Ассикакий сказал!
        Устраивая себе лежанку из срубленных другими веток, Мила заметила, как довольный брат Натасий заспешил куда-то по своим делам, а хмурый Лесс стал искать кого-то глазами. Заметив ее, вампир стал еще мрачнее. Подойдя к ней, он достаточно громко и отчетливо, явно не боясь быть услышанным, произнес:
        - Собирайся. К нам переезжаешь.
        - Но я уже все приготовила, - растерянно пролепетала девушка. Не проходящая суровость вампира начинала ее напрягать.
        - Собирайся, - еще раз повторил вампир и зашагал к остальным "инвалидам".
        Мила озадаченно смотрела ему в спину. Да какая муха его укусила? Может, у вампиров тоже бывают "критические дни" или магнитные бури? "Ага, - язвительно буркнул внутренний голос, чем-то похожий на Бесса, - ты еще скажи "гормоны шалят во время беременности"! Да дурак он и все тут!" "Попсихует и успокоится, тогда и спрошу, в чем дело!" - решила Эмилия, разбирая свое спальное место и собирая его уже на новом месте.
        Дружно отужинав из общего котла, все люди и нелюди разбрелись к своим костеркам, гревшим лежанки: стражники отдельно, монахи с возницами отдельно. Группа подозрительных вновь прибывших тоже держалась особняком. Кто-то сразу лег спать, кто-то продолжал травить байки, а вот за костерком "новичков" шел серьезный и не очень приятный разговор.
        - Ну и какого лешего? - сердито спросила Мила, глядя на сидящих рядом мужчин.
        - Ты уже задавала этот вопрос, - чуть отстраненно напомнил Эрионель. Мила покачала головой:
        - Вы меня не поняли, я хочу узнать, что с вами происходит? С какой стати вы на меня как на лютого врага смотрите?
        - Ну что ты, - иронично фыркнул Грай, - Даже твой враг рад тебя видеть невредимой. Иначе эти двое меня тут же и прикопали бы.
        Мила чуть заметно улыбнулась, посмотрев на парня:
        - А с тобой у нас вообще отдельный разговор. Мы же договорились, что ты хотя бы неделю продержишься. А ты сдал меня при первой же возможности!
        - Ну, во-первых, поэтому я и твой враг. А во-вторых... Ты их видела?! - он покосился на вампира и архимага.
        - Грай, - Мила слегка прищурила глаза и насмешливо улыбнулась, - ты - и испугался?! Не поверю.
        Неверталь довольно улыбнулся ей в ответ, а Лесс и Эрион тревожно переглянулись. Нет, они, конечно, плохо знали парня, может он в обычной жизни и улыбается. Но вот чтобы Миле?? Да полгода назад, он бы сам ей глотку перерезал, а теперь...
        Эмилия по-прежнему пыталась узнать, за что же они на нее зуб точат. Вздохнув, Эрионель задумчиво посмотрел на нее и проникновенно произнес своим музыкальным голосом:
        - Все дело в чувствах. - Мила удивленно приподняла бровь. - Видишь ли, Лесс давно неравнодушен к тебе, - выдал эльф. К одной приподнятой брови добавляется другая. Девушка бросила на вампира растерянный взгляд, но лицо его словно окаменело, перестав проявлять хоть какие-то эмоции, и понять, шутят они или нет, было не возможно.
        - Помимо обычной заботы о дорогом ему человеке, добавляется еще груз ответственности перед другом и чувство вины, - все также непринужденно, будто сказочку, продолжил эльф. - Отсюда и столь агрессивное поведение по отношению к тебе. То же самое и с Неверталем.
        - Что, тоже страдает за чувство вины перед другом? - одна бровь девушки опустилась, а лицо перестало вытягиваться. Ощущение, что ее попросту дурят только усилилось.
        - Нет, - спокойно ответил эльф, не обращая внимания на ее сарказм. - Он тоже неравнодушен к тебе и страдает из-за этого. Наверно, все дело в том, что к тебе нельзя оставаться равнодушным.
        - Так и хочется пожалеть убогую? - иронично хмыкнула Мила.
        - Нет, чаще хочется придушить, но иногда - совсем наоборот... - многозначительно протянул он.
        - Дать пинка и не мучиться? - Мила еще раз попыталась отшутиться. Эрионель усмехнулся и покачал головой, а затем чуть наклонился вперед, ближе к ней и негромко выдохнул:
        - Даже я не устоял.
        "Ты еще на колени упади и фразу какую-нибудь попошлее выдай, - мрачно усмехнулась про себя Эмилия, глядя на весь этот цирк, - Вроде "Люблю тебя без меры, будь моею, Вера!". Ммм, то есть "Мила"!" Но, тем не менее, решила ему подыграть, сделав проникновенное лицо. Интересно же, к чему они все это затеяли!
        - Возможно все дело в Силе, что исходит от тебя, - все тем же завораживающим голосом проговорил Эрионель, - или в твоих необыкновенных глазах...
        Эльф стрельнул глазами в Неверталя, сидящего рядом, и тут же перевел взгляд обратно на Милу. Что ж, теперь все понятно. Решили вывести парня на чистую воду, чтобы потом был весомый повод от него избавиться. Бесс их за ногу!
        - ...или этих чудесных золотистых локонах, - он, было, протянул к Миле руку, но девушка тут же "срезала" его:
        - Ты в курсе, что все сейчас могут увидеть, как ты пристаешь к страшному как пьяный орк, мужику? - заговорщицки шепнула она.
        Эльф ни капле не изменился в лице, вот только удивленно сморгнул и убрал руку. Затея не удалась - Грай не прокололся, а Мила не "купилась". "Проиграл!" - девушка с тихим торжеством посмотрела на Эрионеля, затем на Лесса. Провокаторы хреновы! Насладившись своей маленькой победой, Мила все же решила вернуться к делам:
        - А теперь серьезно. Вы чего такие злые на меня? Ковен решил, что я порождение Бесса, исчадье Потока? Или просто объявило охоту за Силой Ключа?
        - Скажем так, - Эрион тоже перешел на деловой тон, - твоим противникам удалось переубедить еще несколько архимагов Совета.
        - Ясно. И что говорят?
        - Вспоминают Бесса, - с Лесса тоже сошло оцепенение, значит, и Грай, также сидевший, словно примороженный, оттаял. - Говорят, что она в начале тоже была Светлой, но от собственного могущества свихнулась и перешла на сторону Темных.
        - Бред, - фыркнула Мила, - если она и отошла к Темным, то из-за того, что так называемые "светлые" устраивали показательную охоту не только на них, но и на ведьм, колдунов и нелюдей вообще. Так что тут еще можно поспорить, кто Светлый, а кто - нет.
        - Совет боится, что Сила застит тебе глаза, - уточнил Грай, - давая возможность творить, что вздумается.
        - Например, промывать людям мозги, - язвительно заметила Мила, глядя на вампира.
        Лесс нахмурился и отвел взгляд:
        - Ванда предупредила, что впереди тебя ждет сложнейший выбор. Поэтому тебе следует быть более осторожной в своих решениях, даже самых незначительных, на первый взгляд.
        - Это паранойя, - фыркнула Мила, - каждый раз думать, что же будет? Съесть на завтрак кашу или глазунью? Одеть синее платье или красную блузку? Так и в самом деле свихнуться можно!
        Эрионель сердито хмурился, собирая в кучу уже подернувшиеся седым пеплом угольки. Лесс с нескрываемым удовольствием одной рукой сломал остатки сухих веточек, зажав их между коленей, и посильней раздув угли, подбросил их в костер. Жадные желто-синие язычки огня охотно приняли подачку и тут же принялись с треском обгладывать обломки орешника, будто голодный зверь косточку. Мила заворожено смотрела, как растет, ширится огненная шкурка "зверька", то и дело, пуская искорки в темно-синее небо. А ведь она знает, что имела в виду Ванда, говоря про "сложнейший выбор". Она видела его, и уже решила... Точнее они с Брайасом решили. И она найдет этот третий вариант, чтобы не потерять ни его, ни всех остальных...
        - Не волнуйтесь, - тихо проговорила девушка, по-прежнему глядя на огонь. - Выбор давно уже сделан, и я надеюсь, вы доверяете мне.
        Ответом ей стало тягостное молчание, даже Грай молчал, не желая вмешиваться. Нет, Ванда была не права, не только Миле предстоит трудный выбор. Каждому из сидящих здесь предстояло решить для себя, что выбрать - пойти за Ключом или вернутся к Совету. Довериться ей, поверить в нее, в правильность ее выбора... даже если он будет расходиться с мнением Ковена? Или их собственным мнением? И смогут ли они, в случае чего, ее остановить? И дойдут ли они в своем решении до конца?
        Над костерком висела гнетущая тишина, нарушаемая лишь потрескиванием и хрустом веток.
        - Что ж, теперь все? - вздохнув, спросила Мила, готовясь отойти ко сну.
        - Нет, - негромко ответил Лесс. - Этот брат... Натасий оказался сущей крысой - подговорил помощника настоятеля, чтобы оставить тебя в порту.
        - Мхм, - удовлетворенно кивнула Мила, вытягивая ноги на лежанке. Нечто подобное она и ожидала. Мда, надо будет все-таки поговорить с этим Натасием... но только утром. Эмилия зевнула, плотнее закуталась в колючее шерстяное одеяло, и даже не заметила, как уснула, убаюканная тихим потрескиванием и мягким теплом костерка.
        ***
        Отец Ассикакий сладко причмокнул и, довольно улыбнувшись, нежно приобнял золотистый свиной окорок. Ммм, копчененький, с розмарином и фенхелем. Дааа! И пивко с пеной! Ячменное, свежее и вкус такой приятный, хлебный! Такое только у них в обители и варят! Ассикакий вновь сидел в просторной светлой трапезной, расцвеченной цветными витражами стрельчатых окон. В монастыре день Светлой Максии - праздничный стол ломится от всевозможных яств и вин: тут и гуси, фаршированные грибами и сыром, и стерлядочка под сметанным соусом, и перепелочки в вине припущенные... А на десерт обязательно пирог с фруктами из монастырского сада! И посреди всего этого великолепия... брат Натасий?!! А он что здесь делает?!!
        - Святой отец!!! Святой отец!!! - Ассикакия нещадно затрясли. Исчезли и гуси, и стерлядочки, и перепелки, даже окорок куда-то уплыл. Святой отец потянулся к нему, желая ухватить хоть то малое, что еще осталось, но вместо этого его пальцы наткнулись на серую мешковину монашеской ризы. Тьфу ты, Бессово отродье!
        - Натасий!! Что опять стряслось?? - помощник настоятеля сердито нахмурился, натягивая на себя меховое одеяло, подаренное прихожанами.
        - Святой отец, я должен покаяться! - монах рухнул на землю. Ассикакий удивленно посмотрел на его лысеющую макушку и, чуть помедлив, ответил:
        - Ну-у... кайся.
        - Святой отец, я был не прав, простите меня!! - запричитал монах, вцепившись в край одеяла. - Я оговорил одного человека! Простите меня!! Он совсем не такой! Он хороший!! Прошу оставьте его!!
        - Хорошо-хорошо! - торопливо ответил Ассикакий, вырывая у него одеяло. - Я прощаю тебя! Прощаю!! - он несколько раз нарисовал в воздухе руну благословления и подал руку. Натасий смачно чмокнул ее и судорожно держа, продолжал каяться.
        - Ясно-ясно, - соврал святой отец, пытаясь высвободить руку. - Но я пока так и не понял, про кого ты говоришь.
        - Как?? - Натасий на мгновенье оторопел, выпустив руку помощника настоятеля, которую тот тут же убрал в рукава. - Тот детина, которого вы хотели... то есть я хотел, а вы мне уступили... Ну тот бородач, который должен остаться в Марьце.
        - Ааа! - воскликнул Ассикакий. - Вот ты о ком! Не волнуйся. Я подумал и решил, что погорячился. Парень он хороший, работящий, нам в обители как раз такие нужны!
        Натасий засветился, как золотое блюдо в шкафу настоятеля.
        - Спасибо! Спасибо! Спасибо!!! - монах опять полез к Ассикакию. Облобызать, так сказать, в знак благодарности. Но святой отец жестом остановил его:
        - Стой, брат. Вспомни, чему нас учит Максия! Не достаточно выпросить прощенья у священника! Пойди и покайся перед тем, кого очернил. И если он тебя простит - тогда и Светлая Максия простит.
        - Верно, - брат Натасий торопливо стал подниматься с колен, чуть не запутавшись в складках своих. - Вот сейчас пойду и расскажу ему все!
        - Иди-иди, - подбодрил его Ассикакий, зевая и кутаясь в одеяло в надежде, что окорок и пиво недалеко уплыли.
        Мила сквозь сон почувствовала, как что-то сначала щекотало ухо, а затем ткнулось в него чем-то влажным.
        - Дымка! - девушка неприязненно повела плечом, но открывать глаза отказалась.
        Лошадь обиженно фыркнула и вновь принялась пощипывать траву. Но вскоре девушка почувствовала, что лошадь опять хочет ее разбудить, и на этот раз она настроена решительно. Вместо щекотаний и фырканья были мягкие, но настойчивые тычки в плечо.
        - Вот ведь вредная скотина!! - не выдержала Мила и села. - Ну что ты хочешь??
        - П-п-простите меня! - промямлил Натасий.
        - Ооой... - Мила была удивлена и вместе с тем растерянна. Она ведь собиралась разобраться с ним, но кажется, проспала. Он сам к ней пришел. - Брат Натасий, что вы тут делаете?
        Краем глаза девушка заметила, что Лесс, Грай и Эрион тоже проснулись, но вот вставать не торопились, так и лежали, прикрыв глаза и старательно посапывая. Эльф даже всхрапнул для достоверности. Но монаху было наплевать на них, он явно был чем-то напуган.
        - Ээээ, - протянул Натасий, пытаясь вспомнить имя бородача, но в голову как назло ничего не приходило, - ...сын мой, я пришел к тебе, чтобы испросить прощения. Прости меня, если сможешь.
        Мила аж оторопела от такого заявления:
        - Но за что же, брат Натасий??
        - Я...я поступил недостойно... Должно быть Бесс нашептал мне это... Я не желал, чтобы ты стал послушником монастыря, хотел оставить тебя прямо в Марьце...
        - Вот как? - на рябом простодушном лице бородача появилось выражение детской обиды. Большие, глуповатые глаза смотрели на него с коровьей грустью. Монах почувствовал себя еще гаже, теперь не только животный страх, но и совесть требовали, чтобы он рассказал ему всю правду.
        - Да, прости меня, пожалуйста! Я служитель Максии и не должен был так поступать. Она так мне и сказала...
        - Кто? Сама Светлая Максия?? - удивилась Мила и тихонько принюхалась. Вдруг у возничих пропала бутыль с бормотухой? Но брат Натасий был абсолютно трезв, несмотря на трясущиеся руки.
        - Да, она самая! Но прежде... Сначала ко мне во сне приходил демон с горящими, будто раскаленные угли, глазами и клыками как у дикого зверя. Он грозился утопить нас в море, если мы не возьмем на корабль всех, кто попросится. Великий страх вселился в меня, но в руке у меня был посох, я с ним даже во сне не расстаюсь! И стал я этим посохом в воздухе защитные руны творить, да видать, заехал случайно тому демону в лоб.
        "Спящие" медленно-медленно накрылись одеялами. Два из трех одеял, тихонько трясясь, сдавленно захрюкали-захрапели, а из-под третьего донеслось чуть слышное ворчание. Но брат Натасий был так увлечен, что даже не заметил этого.
        - Он как взвоет, зашипит, замечется! Когда демон исчез, я очнулся на поляне в лесочке. Я и раньше во сне ходил и решил, что это просто дурной сон. Помолился я Максии и вернулся к обозам, вновь улегся спать, но стоило мне только сомкнуть глаза, как опять оказался на той же поляне в лесу. Явился мне дух неупокоенный, весь такой белесый, прозрачный, а вместо глаз чернота. Он был страшно зол и грозил мне расправой неминуемой, если я хоть кого-нибудь оставлю в Марьце, но я стал истово молиться Светлой Максия и он не приблизился ко мне. Походил-походил вокруг меня, потом матюгнулся и куда-то пропал.
        Одеяла тихонько застонали, послышались тихие всхлипы. Натасий вопросительно глянул на них, но Мила торопливо заметила, незаметно пиная ближайшее одеяло:
        - Должно быть тоже плохой сон видят. Так что, говоришь, дальше было?
        - Я говорю, что и в этот раз Великая Бережиня Максия спасла меня! - с воодушевлением произнес Натасий. - Вернулся я опять к обозам, довольный, что устоял перед нечистой силою. Ну, думаю, все правильно делаю, раз Слово Максии защищает меня. Но не тут-то было! Уже ближе к утру я вновь был на той полянке а передо мной стояла Сама Светлая Максия!
        Мила закусила губу, чтоб не заржать как сивый мерин. Если клыкастый демон - это Лесс, в чем она не сомневалась, а дух - скорей всего Неверталь... Эрион - Максия??... У девушки аж слезы из глаз потекли, когда она представила эльфа в образе Ключа.
        - Вид Максии был суров, Пресветлая богиня наша и Бережиня была недовольна, что я оговариваю другого человека. Велела она, чтобы я чуть свет, бежал к святому отцу и уговорил его не оставлять тебя в порту. А не то все слуги Бессовы напустятся на меня, и не будет мне ни защиты ее, ни прощения. Я как представил, что опять явятся ко мне те нечистые, и не будет мне от них спасения, то ужас поселился в сердце моем. Едва проснувшись, опять же на полянке, побежал к отцу Ассикакию, а он велел у тебя прощенья просить. Так простишь ли ты меня?
        Бородатый детина мгновенье смотрел на монаха со слезами на глазах, а затем, всхлипнув, порывисто обнял его:
        - Бедный, ты бедный, брат Натасий!! - сотрясаясь в "рыданиях", сдавленным голосом проговорил детина. - Сколько страданий за одну ночь перенес! Три раза тебя нечистая уносила на ту проклятую поляну!
        Мила живо представила, как сначала Лесс, потом Грай и Эрион таскали туда монаха, чтобы никто не услышал их запугиваний. Последовал еще один всхлип и сдавленное "рыданье".
        - Ну конечно, конечно я тебя прощаю! Тем более что... - пришлось собраться, прежде чем договорить. Покусывая губы, Эмилия выдавила: - Светлая Максия так этого хочет!
        Глядя, как детина убивается по нему, Натасий тоже всплакнул:
        - Спасибо, спасибо тебе, сын мой! У тебя доброе сердце! Я буду молить Максию за тебя!
        С этими словами монах поднялся с колен и, утерев скупую мужскую слезу, пошел будить стражей и возничих. За спиной у него послышался еще один громкий всхлип.
        "Надо же какой чувствительный попался!" - подумал монах.
        Мила просто лежала на земле, трясясь от беззвучного смеха, а когда остальные, такие же красные, мокрые от слез, вынырнули из-под одеял, захохотала в полный голос.
        - Уха-ха-ха! Хи-хи-ха-хи!!! - девушка размазывала по щекам ручейки слез. - ХА-ха-хи!!! И как же вас так угораздило?!! Нет, ладно, ладно... - она попыталась немного успокоиться. - Хорошо, демон... дух... Это понятно. Это для запугивания. Но Светлая Максия?!
        - Я не Максию изображал, - обиженно заявил Эрион, - а Эльтара, ее спутника. Но этот идиот не отличил бы и гнома от хофры-могильника!
        - Еще бы! - всхлипнула Мила. - Вы ж его чуть не до смерти перепугали!!
        - Мда, - вздохнул вампир, утерев слезу, - если бы не Эрион, хрен бы он нам поверил!
        Грай согласно кивнул головой, а эльф фыркнул и приосанился:
        - Конечно. Кто ж виноват, что вы как полные придурки от его ужимок разбежались?? Ну, подумаешь, в лоб заехал! Надо было взять да потрясти хорошенько!
        - Вот сам бы взял да потряс, Пресветлый! - Лесс кинул в друга сапогом, но тот ловко увернулся и язвительно рассмеялся в ответ. - Этот издрюк мне в глаз заехал! Думал, вообще ослепну, жбых ему в печень!
        Все опять дружно заржали, не обращая внимания на сердитого вампира.
        - А ты че ржешь?! - не выдержав, накинулся он на Грая. - Сам-то его слов испугался!
        - Да?! - хмыкнул Грай, ничуть не обидевшись на него. - Да этот блаженный как запричитал, завыл! Я думал, всю стражу перебудит! Ну, походил, попугал, а толку? Ни хрена не слышит, только лопочет что-то свое. Я плюнул да ушел. Думал, так все поймет.
        - Ну, он и понял, - усмехнулась Мила, - что Светлая Максия его любит.
        - Пока Светлая Максия не сказала обратного, - добавил вампир и ехидно посмотрел на эльфа. Пара эльфийских сапог, сначала один, потом второй, описав красивый полукруг, шмякнулись прямо под боком у вампира.
        - Что, с одним глазом уже не так метко получается, Светлейшая? - съязвил Лесс.
        - Ничего, у меня еще пара есть, - хищно прищурившись, эльф потянулся за Милиной обувкой.
        - Э-э-эй! Мужики! Спокойней! - попыталась утихомирить их Мила, но здоровенные топчуны бородача уже летели в вампира. Лесс тоже не остался в долгу и запустил в эльфа его же сапогами. Один из них случайно прилетел в Неверталя и тот, желая отомстить, с чувством запустил в двух других своими. Началась свалка.
        С минуту посмотрев на это дело, Мила решила все-таки не вмешиваться и, найдя свою обувь, натянула ее и отправилась запрягать Дымку в телегу. Все-таки все остальные уже позавтракали и теперь тоже собирались к отъезду. Уже сегодня они должны были увидеть море.
        ***
        Брайас очнулся в какой-то маленькой комнатке с видом на сад. "Должно быть, комнаты слуг в западном крыле", - догадался он. Тело больше не болело и не ныло, маг с нескрываемым удовольствием пошевелил пальцами, а затем сладко потянулся до хруста в костях. Брайас попытался припомнить, что же такое с ним случилось, в памяти всплывали лишь смутные отрывки какого-то заклятья и голос Орнеста. Возникло неприятное ощущение, что за ним наблюдают. Сев и обернувшись, маг наткнулся взглядом на Таниэль, сидящую в кресле позади его кровати.
        - Что тебе надо?
        - Вижу, ты уже очнулся, - ехидно улыбнулась она и тут же печально вздохнула. - А я тут сижу, сижу... Все жду, когда же ты придешь в себя. Согласись, это о чем-то говорит.
        - Мда. Трогательная забота, - хмыкнул Брайас. - Не иначе как Орнест заставил тебя за мной следить.
        - Орнест - грубый мужлан, свихнувшийся на идее господства, - сердито фыркнула эльфийка, пересев на постель. - Он думает только о Печати и Ключе, не замечая никого.
        Брайас равнодушно хмыкнул, ища глазами одежду. Таниэль пересела еще ближе и томно вздохнув, прильнула к нему и горячо зашептала:
        - Ах, Брайас! Ты был прав! Тысячу раз прав! Ему наплевать на меня. Я давно уже поняла это, просто не хотела признаваться. Мне так одиноко! С тех самых пор, как Темные похитили меня!
        - Мне казалось, ты по доброй воле сделала это, - хмыкнул Брайас, отстраняя ее. - Еще и помогла обставить все с таким трагизмом.
        - Брайас, ты все еще сердишься на меня, - с легкой укоризной проговорила она, беря его за плечи, - значит, любишь. Пойми, у меня не было выбора, иначе они убили бы меня! То же самое и с Орнестом! Не сделай я так, как он велел, меня бы тут же не стало. Мне же всегда хотелось быть с тобой и только с тобой!
        Маг попытался стряхнуть ее руки, но настырная эльфийка словно плющ, еще крепче обвила его.
        - Он не знает, что я здесь, - шептала она ему на ухо. - Этот олух думает, что я только сплю и вижу, как бы оказаться у него на коленях.
        - А ты - нет? - Брайас иронично изогнул бровь, вопросительно глядя на нее.
        - Нет-нет, конечно, нет! - она взяла его лицо в свои руки. - Я мечтала вновь очутиться в твоих объятьях! Брайас, милый Брайас! Я ничего не забыла! Я помню все, что ты мне говорил, как жарко целовал... - Она легонько мазнула губами по его губам, скользнула по щеке к уху и с придыханием прошептала: - Меня никто и никогда так не любил!!
        - Знаешь, - абсолютно ровным голосом ответил Брайас, - раньше я тоже думал, что любилтебя.
        Он отодвинул ее от себя и встал, вспоминая подзабытые за месяц ощущения.
        - Что значит "думал"? - негодующе вскинув бровки, спросила Таниэль.
        - Тан, это значит " мыслить, представлять", - благодушно ответил Брайас, роясь в комоде. - Ты, что, не знаешь?
        - Дурак! - не сдержавшись, прошипела Тан. - Я знаю, что это значит! - и, справившись с собой, заговорила прежним, сладеньким голосочком: - Любимый, ты все шутишь! Как же я рада, что с тобой все в порядке.
        Брайас ехидно ухмыльнулся, натягивая выбранные штаны, но промолчал. Восприняв это, как знак расположения, эльфийка с воодушевлением принялась за старое. Поднявшись с кровати, она вплотную подошла к нему и запустила руки под уже одетую рубашку.
        - Ну, Брайас, не будь упрямцем! Я же знаю, что ты специально это сказал, чтобы позлить меня! Ты любишь, когда я злая, - коготки эльфийки легонько царапнули его спину, от чего Брайас чуть вздрогнул. - Ооо! Ты уже дрожишь, - томно протянула она.
        - Мда, - мрачно улыбнулся Брайас, - меня передернуло от омерзения!
        Он выдернул ее руки из-под одежды и заправил рубашку. Заметив сапоги, стоявшие у кровати, надел их и немного притопнул, проверяя, хорошо ли сидят. Эльфийка распалялась все больше и больше, глядя, с каким равнодушием он собирается, нахально игнорируя ее.
        - Это все из-за нее? Из-за этой девки?! - в голосе Тан промелькнули истерические нотки. - Ты думаешь, она тебя любит?? Да она сбежала с новым любовником, едва узнала, что ты пропал!!
        - Врешь, - холодно заметил маг, даже не оборачиваясь к ней.
        - Неужели? Да весь Ковен уже знает, с каким жаром она защищала Неверталя на суде, а когда того выпустили, тут же сбежала с ним.
        - Не правда.
        - Не веришь?? - по-змеиному прошипела Тан. - А ведь его нет, и ее нет, а кое-кто видел их вместе и не один раз. Говорят, он даже в спальню к ней заходил, когда они жили в Университете.
        - С какой стати я должен в это верить? - с равнодушным видом спросил Брайас. - С тем же успехом он мог ей угрожать, а потом выкрасть.
        - Вот-вот, и Орнест так же сказал, когда Рамнон ему доложил, что девчонка пропала, - вздохнула Тан, даже не заметив, что выдала одного из архимагов. - Он даже послал туда своих агентов, чтобы те все разузнали. Вот они и принесли такие грустные для тебя вести, - еще раз печально вздохнув, Тан оперлась о его грудь.
        Внезапно дверь комнаты скрипнула, и на пороге появился хмурый Орнест.
        - Вижу, ты уже в порядке, - угрюмо хмыкнул он и перевел взгляд на Таниэль. - А эта что здесь делает?
        - Как ты и просил, я привожу Брайаса в порядок! - эльфийка разгладила складки на груди мага и повернулась к Оренсту.
        - Оставь нас, - коротко приказал он и, дождавшись, когда за Таниэль закроется дверь, повелительно опустился в кресло. - А теперь расскажи, что эта дура успела выболтать тебе.
        - Зачем? Ведь ты и так все это знаешь, - хмыкнул Брайас.
        - Верно, - самодовольно улыбнулся Орнест. - Значит ты в курсе, что твоя благоверная сбежала. Так вот, я хочу, чтобы ты мне ее нашел, а вместе с ней и Печать. В общем-то, она для этого и нужна мне, хотя...- задумчиво протянул он. - Очень уж мне интересно познакомиться с ней поближе: вокруг нее столько могущественных людей ломают копья: ты и Толуас, Темное братство и Совет Ковена... Даже наследник Невера вмешался. Кстати, как думаешь, они там?
        - Понятия не имею, - отстраненно ответил Брайас.
        - А жаль, - заметил Орнест, - сейчас это было бы неплохо. Но думаю, ты еще наверстаешь упущенное.
        - С чего ты решил, что я буду работать на тебя?
        - Хм. На это есть две причины. Во-первых, я оживил тебя с помощью "Цепи духов" и теперь твоя жизнь полностью зависит от меня. Как и прежде, - довольно улыбнулся маг.
        "Цепь духов" - одно из мощнейших некромантических заклинаний, способное оживить мертвого, накрепко связывала мага и его "клиента". Оборвав связь, маг обрекал на немедленную гибель воскрешенного, при этом сам нисколько не рискуя. А значит, Орнест в любой момент мог избавиться от Брайаса. Разумеется, существует не мало других оживляющих заклинаний, хотя почти в каждом третьем, оживленный становился рабом своего хозяина. Да и сомневаться в том, что Орнест воспользовался одним из "третьих" заклинаний не приходилось. Однако маг не выглядел ни испуганным, ни подавленным, ни смиренным. Тогда Орнест привел вторую, заготовленную причину, которую он точно не отвергнет:
        - Полагаю, ты догадываешься, зачем мне нужно на Драконий остров - я хочу оживить одного из них. Самого могущественного, чтобы с ним покорить весь оставшийся мир. Но для этого мне нужна Сила, очень много Силы. И как ты думаешь, откуда я ее возьму? Правильно, из твоей подружки. Так проще. Но есть и другой способ: я уже приказал пригнать сюда тридцать здоровых мужчин и женщин с ближайших земель. Твоих земель. Это немного, но для начала сойдет. Земли Элатара обширны, должно хватить...
        Орнест вдруг замолчал, задумчиво глядя на сад за окном. Там несколько служанок, звонко смеясь и весело болтая, собирали поспевшие фрукты. Одна из них, видимо старшая, тихонько затянула какую-то старинную эллирийскую песню и остальные подхватили ее.
        Брайас узнал мелодию - в детстве их с братом нянька частенько напевала ее им перед сном. Сразу вспомнилось, как они с братом лазили в этот сад, который еще их прадед разбил специально для работников. Вспомнил, как отец частенько ругал их за то, что таскали ароматные яблоки и груши, казавшиеся отчего-то вкусней своих. "Мы должны заботиться о тех, кто работает на нас, кто помогает нам, а не воровать фрукты из их сада, - говорил он им. - Подобное поведение не достойно для Элатаров!"
        Вспомнил он и то, как однажды их не стали ругать - когда привезли тело матери, разодранной оборотнями. Наоборот, каждый старался хоть как-то подсластить потерю. Вот только сласти им тогда в горло не лезли.
        Он долго думал, что больше никогда не станет есть фрукты, особенно яблоки... пока не появилась Мила. Брайас мысленно улыбнулся, вспомнив, как она умудрилась скормить ему половинку своего яблока, пока они ждали единорогов. Да и возможно ли отказаться? Мягкие волны золотисто-белокурых волос, нежный овал по-детски трогательного лица и глаза... Умные, говорящие, понимающие даже то, о чем ты промолчал. Смотрящие прямо в душу. С неизменной доброй насмешкой и едва уловимой улыбкой.
        - Хочешь?- Мила протянула ему ароматно пахнущую половинку.
        - Нет, спасибо, - несколько отстраненно отказался он.
        - Почему ты не любишь фрукты?
        Хм, значит, все-таки заметила.
        - Просто не люблю.
        Мила удивленно хмыкнула и пристально посмотрела на плод, наверно гадая, за что же их можно не любить, а потом с аппетитным хрумканьем вгрызлась в мякоть. Ноздри щекотнул запах яблочного сока.
        - А знаешь...- неожиданно для себя протянул Брайас, перехватывая ее руку с укушенной половинкой, - я передумал.
        И тоже откусил кусок яблока, оказавшийся не только ароматным, но и сладким, с легкой кислинкой. Как он когда-то любил...
        - Знаешь, - лукаво улыбнувшись, сказала Мила, не отнимая от яблока руки, - у меня есть еще половинка.
        - Эта вкуснее, - ответил он, откусывая еще кусок.
        - Я даже знаю почему, - девушка довольно улыбнулась, и, выдержав паузу, добавила: - Она червивая.
        Он на секунду замер, разом проглотив весь кусок, а, заметив ехидные искорки в глазах, ответил:
        - Тогда я должен поделиться ею с тобой. На счастье. Так, что у нас тут еще осталось...
        Он взял выпавший огрызок и с самым серьезным видом придвинулся к ней. Девушка смеясь, попыталась отстраниться, но Брайас уже надежно обнимал ее за талию.
        - Ай, Брайас! Я пошутила!
        - Я знаю...
        И опять эти смотрящие в душу глаза, похожие на зеленые омуты... Так близко, что можно утонуть. И нежные губы, пахнущие спелым яблоком...
        Нет, она не могла его предать, и он не имеет такого права, но и жители его земель не должны пострадать. Все-таки он оставался Элатаром и не мог этого допустить.
        Орнест ухмыльнулся, заметив, как лицо Брайаса стало еще более отстраненным. Словно маг ушел в себя и явно не желал возвращаться. Наверняка воспоминания замучили, тем лучше, быстрей согласиться! И все-таки придется его поторопить....
        - Так вот, - Орнест вновь обратился к Брайасу, - если не станешь искать девчонку, будешь лично заполнять такие кристаллики.
        На ладони у мага появились маленькие лилово-голубые "ловцы душ", в которые черные некроманты собирали Силу принесенных в жертву людей.
        - Интересно, с каким чувством ты будешь это делать, глядя в глаза своим верноподданным?? - он глумливо усмехнулся. Брайас молчал. Продолжая насмехаться, Орнест поднялся с кресла и подошел к двери:
        - Подумай, что стоит жизнь одной маленькой дряни, предавшей тебя, против сотен жизней твоих верноподданных. Кстати, даже сейчас несмотря ни на что они продолжают любить тебя, ... то есть меня, - он самодовольно рассмеялся и вышел, оставив Брайаса в одиночестве обдумывать услышанное.
        - Думаешь, он согласиться? - спросила у него Таниэль, ждавшая за дверью.
        - Да, и очень скоро, - нисколько не сомневаясь, ответил Орнест, но, чуть подумав, добавил: - И все же я хочу, чтобы ты была к нему ближе. Как можно ближе, - с нажимом повторил он.
        - Но Орнест! - возмущенно воскликнула эльфийка. - Ты же видел его! Эта девчонка совсем задурила ему голову! Он ведь даже не хочет смотреть на меня!
        - Боюсь, она всего лишь открыла ему глаза, - хмыкнул Орнест, направляясь к себе. Желание поскорей увидеть Ключ только усилилось. Проклятье, эта девчонка интриговала его больше, чем сама Печать!
        - И запомни, - он обернулся к негодующей Тан, - ты должна сделать так, чтобы он вновь оказался на коротком поводке. Надеюсь, твои рассказы про то, как он тебе чуть ли не в рот заглядывал - не полная чушь. В противном случае, темница все еще свободна.
        Он повернулся и вновь зашагал в свои покои. И чуть заметно улыбнулся, услышав, как за спиной скрипнула дверь, и раздался фальшиво-радостный голосок эльфийки: "Брайас! А я опять к тебе!"
        ***
        Вопреки всем опасениям Эмилии, Дымка довольно спокойно отнеслась и к прибытию в порт, и к погрузке на корабль. И даже суетящийся вокруг них брат Натасий не испугал ее своей бурной жестикуляцией. Лесс, Эрион и Грай явно недооценили всю глубину душевной травмы несчастного брата. Монах чуть ли не на руках перетащил не только повозку и лошадь, но и "бородача" и остальных "инвалидов", а когда Мила заикнулась, что, мол, Дымку кормить нечем будет - все-таки рассчитывали на то, что ее оставят в Марьце - Натасий тут же куда-то смотался и через четверть часа приволок куль овса. Даже отец Ассикакий удивился, откуда в его тощем помощнике такая сила.
        - А мне Светлая Максия помогает! - с блаженной улыбкой ответил Натасий, кряхтя под тяжестью мешка. Однорукий ветеран не сдержался и ехидно хмыкнул, за что одноглазый тут же отвесил ему пендель.
        - В таком случае, - повысив голос, сказал бородач, отвлекая всех от маленькой потасовки, - мы должны возблагодарить Светлую Максию за ее бесценную и такую нужную помощь.
        - Непременно, сын мой, непременно, - Ассикакий добродушно похлопал его по плечу, - но прежде закончим погрузку и отплывем, а то наш капитан, кажется, уже заждался.
        Хотя правильней было бы сказать "заждалась", потому как капитаном на торговом судне "Жемчужина Шартра" была дородная, краснощекая, матерая такая "морская волчица" и звали ее Вирта. Одета она была в типично мужской костюм, обвешена оружием до зубных коронок, и харкала и сморкалась смачней и громче портового грузчика. Но даже ей ничто женское было не чуждо - увидев своих новых пассажиров, в особенности "будущих послушников", которые еще не давали обет безбрачия, тут же удалилась к себе в каюту, оставив первого помощника готовиться к отплытию.
        Глядя как довольная капитанша спускается к себе, вампир нахмурился и покачал головой:
        - Ох, и не нравится мне все это, - вздохнул он.
        - Да ладно тебе! - воскликнул эльф. - Подумаешь, маленькое морское путешествие! Будет о чем в старости вспомнить!
        - И вздрогнуть! - мрачно поддакнул Грай, глядя на закрывшуюся за женщиной дверь.
        - Не волнуйся, - поддержала их Мила, - мы Маришке ничего не скажем!
        - Эй, а с чего это вы взяли, что я ей понравился! - всполошился Лесс.
        - Хм, ну как "почему", - кокетливо-томно ответила Мила, - ты у нас парень видный. Высокий вон какой, статный. Немытый, с щетиною. Волосы, опять же красиво так патлами нечесаными по плечам лежат, - и ехидно улыбнулась.
        - А что без руки, - ухмыляясь, добавил Грай, - так меньше будешь отбиваться.
        Все дружно захихикали, представив сцену боя Лессандра за "не поругание" собственной чести. И кажется, по мнению большинства, перевес должен быть на стороне бравой капитанши.
        - А может ей больше по душе смазливые эльфячьи хари! - прищурившись, парировал Лесс.
        - Ну что ты, - похохатывая, ответил Эрионель, - для нее и вампирская рожа вполне сойдет!
        - Не волнуйся, у нее еще первый помощник есть, - напомнил Лесс. - Вдруг, помощницей окажется?
        Действительно, глядя на первого помощника капитана трудно было сказать, кто перед тобой: мужеподобная женщина или все-таки женоподобный мужчина.
        - Или вон Грай, - не унимаясь, предположил вампир.
        - Да ко мне в принципе женщины не липнут, - опрометчиво заявил парень и, поправившись, добавил: - Теперь.
        - Что ж ты тогда на Веселой улице забыл? - припомнила Мила. - Я видела, как ты из какого-то домика выходил, это была явно не харчевня.
        - Я... навещал старого друга, - отнекивался Грай.
        - С которым организмами "дружил"? - ехидно предположил Лесс.
        - Ну почему сразу с "которым", - поправил его Эрион, - может все-таки с "которой"?
        - Идите вы к алгору в ...- окрысился на них Грай и те тут же ответили ему взаимностью, но Мила встряла между ними:
        - Эй, парни, легче! Шутки шутками, но могут быть и дети! - все присутствующие странно покосились на нее. - Это образное выражение. Не придирайтесь к словам!
        Но, судя по их взглядам, у стаи голодных шакалом появилось свежее мясо.
        - Да ну вас! - отмахнулась от них Мила и решила вернуться к Дымке, пока эта троица ее окончательно не засмеяла.
        Всех лошадей, везших подводы поместили на одну из нижних палуб, вместе со скотом на продажу. Заботливые купцы, как правило, оставляли там хотя бы пару работников, которые присматривали б за живым товаром, поэтому Мила нисколько не удивилась, обнаружив невдалеке от своих лошадей мальчишку лет четырнадцати-пятнадцати, с любопытством поглядывающего на Дымку.
        - Что, малец, лошадка понравилась? - трубным голосом бородача спросила Мила.
        Добродушный тон и простоватая внешность сделали свое дело: парнишка, прежде испуганно подпрыгнувший на месте и затравленно оглянувшийся, недоверчиво глянул на нее, но все же остался там, где был.
        Громко шмыгнув конопатым носом, паренек щербато улыбнулся:
        - Ага. Уж больно она у вас необычная. Сколько лошадей возили, а такую впервой вижу. Шерстка-то какая!! Лоснится, серебром так и отливает.
        Подросток хотел, было, протянуть к Дымке чумазую ручонку, но вредная скотинка предостерегающе цопнула зубами. Паренек испуганно ойкнул и, отдернув руку, попятился, да маленько не рассчитал, запнулся о тюк с соломой и свалился на него.
        - Ты осторожней, - беззлобно рассмеялся "бородач", помогая парнишке подняться. - Эта кобылка с характером, в руки не каждому дается, так что пока обожди. Вот обвыкнется, тогда и приходи, да вкусненького не забудь. Она сладкоежка страшная!
        Шершавая ручища любовно погладила серебристо-серую гриву, почесала между остренькими ушками. Кобылка довольно всхрапнула и ласково ткнулась в плечо бородача. Мила и сама не до конца понимала, как полукровка чувствует, что это она и не боится ее вида. Наверно, все дело в ее крови - у единорогов всегда сильно развито внутреннее чутье, а кьянни вообще своего хозяина могли отыскать хоть за сто верст от себя. Лесс говорит, что нет верней животного, чем кьянни: во время войны с людьми, после особенно кровопролитных битв, когда нельзя было понять, кто где лежит, выпускали кьянни, и те всегда находили тела хозяев. Если конечно, не гибли вместе с ними во время битвы.
        Паренек с широко распахнутыми удивленными глазами смотрел как "кусачая зверюга" ластится к бородачу и, обнюхивая ладонь, ищет подачку. Хитро усмехнувшись, Мила запустила руку в сумку, висевшую через плечо, и, порывшись, извлекла оттуда яблоко и перочинный ножичек. Немного повертев спелый плод в руках, Мила задумчиво улыбнулась и, вздохнув, разрезала его пополам. Одну половинку тут же предложила парнишке, а вторую стала аккуратно очищать от кожуры.
        - Неужто она так не съест? - удивился парнишка, хрупая свою половинку.
        - Ну почему же, - хмыкнул бородач, - съест. А кожуру потом в меня выплюнет.
        Парнишка весело загоготал, брызгая соком. Мила и сама рассмеялась - Дымка только раз такое устроила и то после того, как за ней погонялся конюх с вилами. Просто не станет же она объяснять, что хотела подольше насладиться сладким ароматом яблока.
        Послышался скрип деревянных ступенек - кто-то из команды спустился к ним и окликнул парнишку:
        - Эй, селедка, а ну живо наверх! Мать зовет!
        - Агась, - звонко откликнулся парень и застучал босыми пятками по деревянному настилу палубы. Мила повнимательней присмотрелась к убегающему подростку и чуть челюсть не потеряла. Сквозь угловатость подросткового тела и мешковатость поношенной одежонки с чужого плеча просматривались уже наметившиеся женственные изгибы. Да и всклокоченная шевелюра соломенного цвета, наспех перехваченная шнурком, только добавляла уверенности, что перед ней девчонка. Да еще и дочка капитанши.
        - Здесь вообще есть мужики, или у них вся команда - бабы переодетые? - пораженно спросила Мила, смотря на Дымку. Кобылка только сочувственно всхрапнула и закивала головой. Вдруг девушка почувствовала, как будто ее повело куда-то в сторону, весь корабль тихонько заскрипел и сильно качнулся, так что Миле пришлось ухватиться за Дымку. Сверху послышались невнятные вскрики - должно быть капитанша или ее помощник отдавали очередные команды. "Жемчужина Шартра" вальяжно покачиваясь на волнах отплыла из Марьца к берегам далекой Элирии.
        Милу охватило непонятное волнение - ведь еще целых две недели непрерывной качки, возможно, даже очень сильной. Они могут попасть в шторм или встретиться с пиратами. Но девушке все равно хотелось петь и смеяться, еще не до конца веря в происходящее. Источники и Поток!! Кто бы мог подумать, что ей, простому флористу из самого обычного города на другом конце Вселенной удастся осуществить все это!! Пускай она еще точно не знает, куда именно отправится, когда прибудет в Элирию, Макс с Бессом назвали несколько возможных, но главное - скоро она будет там. А значит еще один шаг на пути к Брайасу! Только бы это был не шаг в сторону!
        Девушка пыталась обуздать свои эмоции, но все равно, как только поднялась на верхнюю палубу и увидела бескрайнюю синюю гладь и приморский городок, тающий на глазах, не удержалась и улыбнулась. Однако радостная улыбка разом слетела, как только она заметила, как один из моряков громко отчитывает ее недавнюю знакомую, осыпая ее бранными словами и тыча в лицо какими-то огрызками веревки.
        - Селедка, так тебя раз так!! Где тебя мракобесы таскают, колотить тебя, горбатить! Тебе ж сказано было в трюм за веревкой слазить, а ты? Жбых тебе в глотку! Да из-за тебя Матаня чуть не навернулся! Стерлядь!! - моряк смачно харкнул ей под ноги, и еще раз ткнув веревкой ей в лицо, швырнул огрызки на палубу. К ним тут же ленивой походкой подошел помощник капитана:
        - Еще один промах, соплячка! Скоро ты добьешься! Иссякнет мамочкино терпение, и отправят тебя к тетке рыбой на базаре торговать.
        - Ну, чего расшумелись на девчонку! - нахмурившись, пробасила Мила, приблизившись к ним. - Что опоздала с веревкой, так то моя вина. Там одна лошадь взбесилась, так она помогала мне ее изловить да успокоить. Или вы хотели, чтобы перепуганное животное вам все товары перепортило?
        Первый помощник недовольно поморщился - лезут тут всякие, крысы сухопутные, а ты им слова не скажи. Капитан строго-настрого запретила отношения с клиентами портить, а не то кишки на киль намотает.
        - Это так, селедка? - помощник презрительно вскинул брови. Девчонка только носом шмыгнула. - Не слышу?! Это так?!!
        - Да так это, так! - не выдержала Мила. - Тугой на ухо что ли??
        Первый помощник окатил "бородача" неприязненным взглядом, передернул плечом и бросил девчонке:
        - На этот раз тебе повезло, но в следующий раз - точно достанется! А сейчас будешь драить палубу, пока не заблестит! Можешь благодарить своего заступничка!
        Девчонка, все также повесив голову, нерешительно обернулась к бородатому и что-то пробурчала себе под нос. Первый помощник удовлетворенно кивнул и гаркнул:
        - А теперь брысь отсюда! - и от девчонки тут же след простыл. - А ты, - обратился он уже к Миле, - если еще раз встрянешь...
        - То что? - детина спокойно скрестил руки на груди, показав здоровенный кулак. Женоподобный помощник слегка покосился на него, но все же продолжил:
        - Не лезь, короче, когда девку воспитывают. Не твое дело!
        Бородач ничего не ответил, лишь проводил помощника тяжелым взглядом.
        - Умеешь же ты находить себе неприятности, - негромко заметил Лесс, подойдя сзади. - Он теперь за тобой точно будет приглядывать.
        Мила нахмурилась и, подойдя к одному из бортов корабля, облокотилась на него. Насквозь пропахший рыбой Марец теперь казался далекой маленькой точкой на горизонте, подернувшейся легкой дымкой романтики. Или тот сарай с прошлогодним сеном, возле которого дети с кремнем и огнивом играли, все-таки загорелся?
        - Ты это знаешь или тебе просто "кажется"?
        Мила помнила, что при желании, вампир мог попытаться считать мысли с человека, потому и спросила. Лесс так же оперся о борт и стал разглядывать поблескивающие на солнце гребешки волн.
        - Это предчувствие, - осторожно сказал вампир. - И было бы глупо его игнорировать.
        - С каких пор ты стал доверять предчувствиям? - Мила удивленно посмотрела на него.
        - С тех пор, как связался с тобой, - хмыкнул вампир и повернулся к ней. Мила криво усмехнулась и вздохнула. - Какого ляда ты вообще сюда полезла? Ну, отругал он девчонку и что? За дело ведь - им нужно было один из парусов закрепить, стали подтягивать, а она взяла и лопнула - одни огрызки на палубе. Пришлось парню какому-то лезть, вручную все крепить, чуть не свалился.
        - Просто не люблю хамства, - буркнула Мила. Она и сама понимала, что девчонка проштрафилась, и если бы помощник не вмешался, может, она бы тоже не полезла. Просто то, как он говорил с девочкой... Эмилию не покидало чувство, что за этим что-то стоит. Почему не мать ее отчитывала? Почему она вообще позволила помощнику так по-хамски обращаться с ее дочерью, да еще перед всей командой?
        Лесс заметил, как лицо Милы приобрело задумчиво-вопрошающий вид, словно она опять что-то задумала.
        - Я тебя умоляю, давай спокойно доплывем до Элирии, и все, - вкрадчиво произнес он. - Не лезь ты в здешние дела!
        - И не собиралась, - фыркнула Мила. - Но ты слышал, с какой неприязнью, даже ненавистью он с ней говорил?
        - Мила-а-а!! - измученно простонал Лесс. - Ну, мы же договорились! Хватит подбирать всех сирых и убогих! Тем более что им твоя помощь не нужна! Это их жизнь, они так живут, и всегда так жили, и будут жить!
        - То есть, по-твоему, бесполезно что-либо менять??
        Вампир тяжело вздохнул. Все-таки для него Мила была еще девчонкой и мыслила как наивный подросток.
        - Нет, но прежде нужно учесть все последствия будущих изменений. Помнишь, что говорила Ванда? Ты не должна...
        - ...вмешиваться в дела других, - повторила Мила уже заученную фразу.
        - И учитывать последствия, - нравоучительно добавил вампир. - Все же ты чуть больше, чем обычный человек.
        Мила прикрыла рукой глаза и устало потерла переносицу.
        - Как же мне все это надоело, - помолчав, тихо прошептала она.
        - Маришка говорит тоже самое, когда видит письменный стол, заваленный бумагами, - усмехнулся Лессандр.
        - И что тогда говоришь ты? - Мила вновь повернула к нему голову.
        - Напоминаю, как сильно она любит Орру и как она нужна всем нам.
        Мила только грустно улыбнулась - ей не нужно было напоминать, как сильно она любит Брайаса и как он нужен ей. Просто... просто бывают такие моменты, как в самую глухую полярную ночь, когда начинает казаться, что солнце больше никогда не взойдет. Что эти зима и сумрак вечны, и нет, и не будет рассвета. Но ведь на самом деле он есть, просто надо переждать, просто нужно дождаться. Я вернусь... Очень скоро.
        - Я буду ждать, - одними губами повторила Мила, как тогда, отпуская его всего на пару дней, а оказалось... Горизонт почему-то стал расплываться, а в море, и без того соленом, стало на две капельки больше. Девушка сморгнула набежавшую слезу и, улыбнувшись, спросила у вампира:
        - А где Эрион и Грай?
        Вампир злорадно улыбнулся:
        - Ворчат, что путешествовать телепортами гораздо удобней.
        - Бедные! - участливо вздохнула Мила. - Ну что ж, веди, может, чем помогу. Заодно и нашу каюту посмотрю.
        Стенания больных морской болезнью разносились по всей жилой палубе. Причем болели не только эльф и маг, но и некоторые служители Максии, становясь при каждом покачивании нежно-оливкового цвета. Грай и Эрион - оба лежали на нижних койках и тихонько постанывали, но стоило Миле зайти, тут же замолчали и отвернулись к стенке. Правда не надолго - очередная набежавшая волна немилостиво толкнула судно в бок, от чего ребята наперегонки побежали к ведру, забыв про стеснение.
        - А почему ты себя хорошо чувствуешь? - спросила Мила, присаживаясь на одну из нижних коек и открывая сумку.
        - Потому что не ел перед отплытием, - довольно заметил вампир, садясь напротив. При упоминании еды, больные, только отошедшие от ведра, чуть поколебавшись, вернулись к нему.
        - Но ведь дело не в еде, а в чувстве равновесия, - удивилась Мила. Сама она прекрасно позавтракала и теперь тьфу-тьфу чувствовала себя хорошо.
        - Значит мое равновесие оказалось куда лучше хваленого эльфийского, - хмыкнул Лесс, игнорируя невнятное бурчание Эриона, видимо, пытавшегося доказать обратное, но проклятая тошнота мешала. Порывшись в сумке, девушка вынула несколько нужных склянок и, смешав их содержимое, вылила в одну из фляжек с водой и взболтала. Открыла и принюхалась - все как надо.
        - Держите!
        Она протянула эльфу и магу фляжку, и те, не глядя, тут же опрокинули ее и передернулись. Жидкость внутри хоть и была довольно мерзкого вкуса, но все же сделала свое дело - через пару минут они были уже на ногах. Мила вновь намешала этой странной смеси и отправилась отпаивать остальных страдальцев.
        - Я же немного больше, чем обычный человек, значит должна заботиться о тех, кто слабее, - усмехнулась она на вопрошающий взгляд вампира.
        Отец Ассикакий не ожидал отыскать талант врачевателя в одном из своих возничих и сперва даже растерялся, увидев всю компанию в добром здравии.
        - Что ж, - торжественно сказал он, - раз все живы и здоровы, спешу сообщить вам приятную новость: капитан пригласила нас всех к ней на ужин! Я сначала отказался, ведь половина из вас слегла от морской болезни, но теперь, думаю, капитан будет рада...
        - Ой! - неправдоподобно ойкнул Лесс. - Кажется, меня мутит.
        - И меня! И меня! - послышались фальшивые стоны со всех сторон. Святой отец перевел взгляд на "врачевателя".
        - Видимо, зелье не удалось, - развела Мила руками, - думаю все дело в дозе. В следующий раз сделаю покрепче.
        - Не стоит, - хмуро ответил Ассикакий. - А то всех трудников и монахов перетравишь!
        Преподобный еще раз недоверчиво оглядел постанывающую группу - чего-то им явно не хватало для правдоподобности. А вот Мила уже догадалась чего, и даже решила им в этом помочь.
        - Да-да, - сочувственно вздохнула она, - наверно крысиных хвостов надо было побольше положить.
        Вот тут все больные, мнимые и излечившиеся, рванули к ведрам, послышался нестройный хор тошнотворных звуков. Святой отец поморщился, но все-таки поверил и, посмотрев на оставшихся бородача, одноглазого и брата Натасия, вздохнул:
        - Что ж, передам капитану, что ужин будет скромным - на пять персон.
        - На четыре, - поправила его Мила, - кто-то из здоровых должен присмотреть за лошадьми и товаром.
        - Я так не думаю, - возразил Ассикакий. - Мы можем полностью доверять капитану и его команде.
        "И даже если тем вздумается нас обокрасть, вряд ли мы сможем оказать достойное сопротивление" - подумал он, памятуя о пиратском прошлом капитана Вирты. В единственном открытом глазе эльфа мелькнуло злорадство.
        - А почему ты не сбежал? - спросила у него Мила, когда святой отец отпустил их приводить себя в порядок перед ужином.
        - Эльфы - отважные и храбрые воины и никогда не бегут от опасностей, - с достоинством ответил Эрион, причесывая свои чудесные серебристые пряди. - Тем более от человеческих женщин.
        - Особенно если перед этим зачаровать доски у вас под ногами, - съехидничал Грай и коварно усмехнулся.
        - Взял бы и расколдовал, - удивилась Мила. - Ты же архимаг.
        Эльф оскорблено посмотрел на нее, будто она все это затеяла, но промолчал.
        - Он просто растерялся, - ответил за него Лесс и язвительно оскалил клыки. - Бравый эльфийский воин.
        - Ах ты, мерзкая вампирская рожа! - не выдержал Эрионель. Сейчас он меньше всего походил на Первого советника Высокого Леса, скорее на обычного смертного, желающего нарваться на приключения в ближайшей таверне. - Тоже мне, друг называется! Ты вообще, на какой стороне, упырюга!
        - Первый раз вижу эльфа, зарубающегося за дружбу, - удивленно хмыкнул Грай.
        - Не твое дело!! - хором ответили Лессандр и Эрионель.
        - Ладно-ладно, не буду лезть в ваши семейные сцены, - Грай примирительно вскинул руки. И сразу же был схвачен вампиром за грудки и приперт к стенке.
        - А давай мы его утопим, а? - с воодушевлением предложил он. Морское путешествие явно не шло ему на пользу - уж слишком нервным становится. Эрионель устало вздохнул и обернулся к Миле:
        - Он действительно нам так нужен или можно все-таки от него избавиться?
        - Хм, - хмыкнула девушка. Несмотря на всю грозность вида, Мила почему-то не боялась за Неверталя, верила, что парень сможет выкрутиться. - Ну, во-первых, это вы его с собой притащили...
        - Значит можно... - с мрачной радостью оскалился вампир.
        - А во-вторых, - поспешно добавила Мила, - напоминаю, что это он сотворил этот облик и, возможно только он сумеет его снять.
        - Ерунда, - фыркнул эльф, - ты сама заметила, что я архимаг, и уж как-нибудь справлюсь с иллюзией мага-недоучки.
        - Однако... свои сапоги... ты так и не смог... расколдовать, - сдавленно проговорил Грай.
        Эльф снова фыркнул и, не предупредив никого, сделал несколько быстрых пасов рукой, и с Милы точно пыль, осыпалась вся иллюзия. Девушка с изумлением обнаружила, что штаны, прежде крепко сидевшие на пивном пузике бородача, теперь валялись на полу. Там же лежала и наскоро схваченная грубыми нитками курточка, легко соскользнувшая со ставших узкими плеч. Мила осталась стоять в одной серой, сермяжной рубахе до середины бедра.
        - Ух ты! Баба!! - удивленно протянул один из морячков, заглянувших в каюту.
        - Сам ты баба! - шикнул на него второй. - А это девушка-а!!
        - А ну пошли вон отсюда!! - Лесс и Грай, не сговариваясь, живо стали выталкивать непрошенных гостей из комнатки, всячески стараясь закрыть обзор спиной. Сзади послышался звонкий шлепок и злобное шипение:
        - Придурок!! Нашел время, когда силой хвастаться! - Мила изо всех сил пыталась изловчиться, одной рукой натягивать и держать штаны, а другой откупоривать бутылёк с оборотным зельем.
        Тем временем новость о том, что в одной из кают полуголая девица, быстро облетела всю жилую палубу и в желанную дверь ломанулись с утроенной силой. Но та, как оказалось, совсем и не думала сопротивляться - наоборот, с легкостью распахнувшись, дала возможность всем желающим обозреть убогий быт суровых мужчин.
        - Вам чего, мужики? - грубоватым баском спросил их бородатый мужик, о чем-то споривший с одноглазым. Теперь уже житель каюты с интересом уставились на ввалившихся.
        - Да говорят, у вас тут бабу видели, - неуверенно проговорил один из них, внимательно оглядывая комнатку.
        - Бабу??! - хором удивились жильцы каюты. - Хм, да этого у нас не бывало, - бородач задумчиво почесал свою шевелюру на подбородке. - Разве что они одноглазого приняли за бабу - больно тощий.
        - Да вряд ли, - сверля Милу сердитым взглядом, ответил "одноглазый". - Может они видели, как однорукий переодевался?
        Взгляды присутствующий обратились к Лессу, притихшему на верхней койке.
        - А че я? - возмутился вампир. - На бабу что ли похож?
        - Не похож, - дружно подтвердили пришедшие. Размах плеч и буйная растительность на лице не давали никаких шансов надеждам одиноких моряков и послушников.
        - А может четвертый? - робко спросил кто-то из задних рядов.
        - Чего-о-о??!!! - взвился Грай, вскакивая с постели. Вид у парня был такой грозный, ну хоть тельняшку на груди рви. - Это кто там, что сейчас вякнул??!
        Худощавый, немного болезненного вида парень с самым свирепым видом двинулся на толпу матерых моряков и нехрупких монахов, так что те дружно сделали два шага назад, пытаясь разом протиснуться в узкую дверь. Естественно, началась давка. Мила в этот момент испугалась за несчастных посетителей. А вдруг и правда порвет? Как Тузик грелку?
        - Что здесь случилось, дети мои? - вразумляющий глас святого отца возвысился над толпой, призывая их успокоиться. "Значит, кто-то все-таки успел нажаловаться, - огорченно подумала Мила, - либо нам просто не повезло, и он не вовремя вернулся от капитанши".
        - Вот тут, отец Ассикакий! - пробормотал один из моряков, по-видимому, очевидец. - Совершенно голая! Нагая! В чем мать родила!..
        - Я понял, - прервал его Ассикакий, дожидаясь пока толпа расступится и позволит ему пройти.
        - Мы с Хромко зашли, чтобы кликнуть этих на ужин, - очевидец семенил за ним следом, - а тут...
        - Достаточно, - вновь обрубил его святой отец. - Так кого ты там видел помимо девушки.
        Слово "помимо" Ассикакий проговорил с нажимом, всячески намекая, что про девицу он уже наслышан, но вот моряк его недопонял, либо не запомнил ничего кроме девушки.
        - Так это... я ж говорил, девица там была такая... фигуристая, - моряк живо обрисовал в воздухе женский силуэт.
        Мила не сдержалась и фыркнула. И совсем не так, она, между прочим, за последние месяцы здорово похудела! Особенно внизу. На ней даже ее прежняя одежда теперь обвисала, не говоря про эту.
        - Тебя что-то возмущает, сын мой? - обратился к ней Ассикакий, услышав ее реакцию.
        - Скорее удивляет, святой отец. Вроде бы мы недавно из порта вышли, а морякам уже везде голые бабы мерещатся. Может вы на берегу плохо отдохнули, ребята? Или в Веселом доме был санитарный день?
        Некоторые моряки недовольно заворчали, удивляясь собственной глупости, кто-то хохотнул над своей доверчивостью, а кто-то уже потащил в сторону одного из очевидцев.
        - Стойте, стойте!! - завопил он. - Да проверьте вы их! Вдруг они где-то ее спрятали? Или может колдовство какое напустили?? Вдруг кто-то из них колдун?!
        Последняя реплика не осталась незамеченной - толпа вновь воззрилась на четверку жильцов странной каюты.
        - Ну, проверяйте, - пожав плечами, хмыкнул бородач и спокойно вышел из комнаты. За ним последовали и остальные, предоставив святому отцу и его помощникам возможность тщательно осмотреть все. В конце концов, единственная улика - ярко-красный отпечаток женской руки - теперь надежно прикрывала повязка, плавно перетекшая с одного эльфийского глаза на другой. За сумку Мила не боялась - рубашка и штаны были надежно спрятаны на самом дне. А сверху их прикрывали всевозможные баночки и скляночки с порошками и мазями, обернутые в полотенце.
        - Ага, я же говорил, что среди них есть колдун! - азартно воскликнул первый очевидец, оказавшийся более бойким. Второй, когда только-только началась разборка, медленно-медленно оттерся к стеночке и уже по ней скрылся куда-то подальше.
        - Это всего лишь склянки с тертыми травами, - спокойно заявил бородач, а вот сердце девушки сжалось в груди от плохого предчувствия.
        - Откуда простой возничий в травах разбирается? - с хитрецой спросил очевидец, надеясь хоть тут-то не оплошать.
        - Да ниоткуда! - огрызнулся бородач. - У травницы нашей деревенской выпросил, когда в дорогу собирался. На себя наплевать, а вот лошадь жалко. Она у меня в ту пору еще хворая была, вот и пришлось ее всякими травами, что она дала, потчевать.
        Настырный мужик хотел, было, еще несколько вопросом задать, но порядком проголодавшийся святой отец нетерпеливо его обрубил:
        - Довольно, сын мой. Хулить доброго человека - себе вредить. Светлая Максия не любит этого. - Брат Натасий стоявший неподалеку, благоговейно закивал головой. - Ты же, сын мой, - Ассикакий обернулся к Миле, - поклянись, что в этой комнате не было никаких девиц.
        - Здесь только мы, святой отец, - кротко ответил бородач, склонив голову.
        - Что ж, - просиял Ассикакий, - в таком случае, идемте ужинать. Не хорошо заставлять капитана нас ждать.
        Капитан Вирта встретила их при полном параде: атласном корсетном платье малинового цвета с нежными белыми кружевами вдоль линии декольте и накрученными буклями пепельно-серых волос.
        - Добро пожаловать, - широко улыбнулась она нерешительно столпившимся в дверях мужчинам, - рада, что вы все-таки смогли исцелиться.
        Кстати, когда она не орет и не матюгается, голос у нее довольно приятный, низкий, чуть с хрипотцой.
        - Благодарим Вас, госпожа Вирта! - святой отец выступил вперед, поближе к столу. - Вы ведь позволите называть вас госпожой, капитан?
        Женщина гортанно рассмеялась со всем имеющимся у нее кокетством и предложила "дорогим гостям" присесть. Святой отец сразу же занял почетное место по правую руку от хозяйки, рядом с ним примостился верный помощник - Натасий. Эрионель с видом мученика уж было двинулся к месту слева от госпожи Вирты, но Мила, которой было ужасно стыдно за недавнюю пощечину, решила его выручить и первая взялась за спинку стула. Они так и столкнулись: Мила - с извиняющимся видом и Эрион - еще не веря своему счастью.
        - Ох, - капитанша опять хохотнула, - как мило, что сразу двое мужчин хотят занять место рядом со мной! Но хочу вас огорчить - это место моего Первого помощника. Он присоединится к нам с минуты на минуту.
        Эрионель и Мила с радостью расхватали оставшиеся места. Точнее эльф с облегчением плюхнулся на соседний стул, а девушка, пожав плечами, заняла место на другом конце небольшого обеденного стола - как раз напротив Вирты.
        Как и обещала хозяйка, не успели гости рассесться по местам, как появился Первый помощник. Коротко поприветствовав святого отца и брата Натасия, он занял свое место, удостоив соседа коротким кивком. Миле же не досталось ничего, впрочем, ей на это было абсолютно наплевать. Чего нельзя было сказать об Эрионе - он явно был оскорблен таким неуважением. Высокородный эльф, не побрезговавший переодеться в тряпье, чтобы добраться до нее, а затем вместе с ней плыть черт знает, куда и не понятно, зачем в тесной каюте среди матросни, теперь воротил нос из-за небольшого неуважения хамоватого помощника. Девушка видела, с каким трудом ему дается столь неприятное соседство - презрительная гримаса нет-нет, да появлялась на его лице. Правда тут же исчезала под маской холодного равнодушия, оставаясь незамеченной для других людей. Теперь понятно, у кого Брайас научился той презрительно-равнодушной мине, с которой она встретила его тогда на аллее.
        Чтобы хоть как-то облегчить ситуацию, Мила попыталась разговорить эльфа, но то ли эта маска распространялась на всех, то ли он все еще сердился на нее из-за пощечины, но ответы его были сухими и короткими. Наконец, хозяйка решила подавать горячее и по привычке гаркнула, так что служители Максии подпрыгнули на стульях:
        - Марыска! А ну тащи сюда еду!
        Худенькая девочка в бледно-желтом платье, похожая на тростиночку, вынырнула из соседней комнатки и опрометью бросилась в двери. Пока гости откупоривали бутыли с вином и разливали его по бокалам, она притащила огромную печеную рыбину на серебряном подносе. Гости, всю дорогу питавшиеся подвяленным мясом с сухарями да похлебкой, сваренной на костре, благосклонно восприняли это блюдо. А вот капитану и ее помощнику подобная кухня порядком поднадоела, у них даже лица стали кислыми от ее вида. Девочка поставила поднос в центре стола и отошла, но первый помощник тут же поманил ее к себе и, пока госпожа Вирта раскладывала куски рыбы по тарелкам, он что-то гневно шептал ей на ушко.
        - ...авка! ...де телят...? ...ять спалил...? ...бой ...усь!
        Мила недовольно переступила ногами под столом и стала тихонько покачивать носком сапога, мечтая засадить его прямо в ... Вдруг сапог Эриона надежно пригвоздил к полу негодующую обувь. Девушка удивленно и несколько возмущенно посмотрела на него.
        "Но ты ведь это тоже слышал! Все слышали! Он позволяет себе при всех обзывать ее, не стесняясь ни нас, ни ее матери!"
        Взгляд эльфа был спокоен и даже безмятежен, насколько это возможно, сохраняя равнодушно-холодную мину. "Слышал. Но это их дело, не вмешивайся. Ты обещала, помнишь?"
        Мила шумно выдохнула и с раздражением уставилась в свою тарелку. Мда, кажется, и она становится чересчур нервной, раз не может владеть собой как все остальные: весело болтать, как Ассикакий и Вирта, или вот так бездумно поддакивать, как сытый Натасий, или хотя бы сохранять холодно-презрительное выражение лица, как у эльфа, пока этот хам и мерзавец продолжает говорить девчонке гадости. А может быть им просто все равно? Наконец, не выдержав, Мила подняла глаза и елейным голосом произнесла:
        - Дитя, ты не передашь мне хлеба?
        За столом сразу все притихли, даже Натасий проснулся, Эрионель не сводил с "бородача" настороженных глаз. Эмилия смотрела прямо на то бледневшую, то красневшую девчонку, в нерешительности застывшей у корзиночки с хлебом. Первый помощник, не глядя, взял с белоснежной салфетки хрустящую булку и протянул ее бородатому детине, не отпуская своей жертвы.
        - Не кажется ли вам, господин Первый помощник, что вы уже давно вышли из того возраста, когда вас еще можно было назвать "дитя"? - ехидно заметил бородач.
        Монахи с удивлением воззрились на него. Да кто ж он, Бесс его побери, такой? Вначале он им казался просто невезучим деревенским парнем, потерявшим всю семью. Но деревенские таких вопросов не задают, во всяком случае, в такой форме и таким тоном. "Опять же лошадь его странная" - подумал Натасий.
        Эрион все так же сверлил ее взглядом, не осуждающим, не укоряющим, а лишь предостерегающим. "Будь осторожна с этим типом. Он гораздо опаснее, чем может казаться на первый взгляд". Да Милу и саму внутренне потряхивало не то от страха, не то от негодования.
        - "Дитя" - с сарказмом ответил помощник, - сейчас занято. Хотел хлеб, вот и бери, не в королевском дворце.
        - И то правда, - фыркнула Мила, даже не притронувшись к булке, - даже там таких не найдешь.
        Наконец, помощник соизволил повернуться к ней лицом, прожигая ненавидящим взглядом. Воздух над столом стал тяжелым, будто перед штормом.
        - Рион, ты мог бы быть помягче с нашими гостями, - решила вмешаться капитанша.
        - Эти "гости" платят нам деньги за то, что мы их перевезли, - не отрываясь от бородача, напомнил помощник.
        - И этих денег вполне достаточно, чтобы быть вежливым с нами, - заметила девушка.
        - Я вежлив с теми, кто мне платил, не так ли, святые отцы? - Но Ассикакий и Натасий пожелали не вмешиваться, живо вспомнив что-то из Слов Максии.
        - Что ж, если ваша вежливость входит в стоимость перевозки, - хмыкнула Мила, - то на месте святых отцов, я бы попросил вернуть часть денег.
        С этими словами девушка взяла бокал и, отсалютовав им капитанше, отпила немного вина. Помощник, покрывшийся от злости красными пятнами, скрипнул зубами, но все же отпустил девчонку, которая тут же скрылась в другой комнатке. Остаток вечера бородач весело шутил и балагурил, развлекая капитаншу, святого отца и брата Натасия рассказами из деревенской жизни. Лишь помощник и эльф сидели молча, будто примороженные, время от времени бросая на бородача подозрительные взгляды. Наконец, отужинав, "гости" поспешили откланяться, оставив капитаншу и ее помощника наедине. Над морем уже давно взошла луна - большая, ярко-белая, с темно-синими прожилками гор и кратеров - и высеребрила всю палубу корабля и дорожку от него на запад, в сторону Элирии. Большая часть команды спала, троица морячков лениво переговаривались, сидя на свернутых канатах. На мостике у штурвала стоял еще один следивший, чтобы корабль не сбился с курса.
        - Сын мой, - Ассикакий негромко подозвал бородача, - сегодня... Тебе не стоило ссориться с первым помощником. Разлад в самом начале пути может испортить всю дорогу.
        - Но разве вы не... - начала возмущаться Мила, но святой отец тут же оборвал ее:
        - Светлая Максия учит нас терпению и сдержанности. Мы должны смирять чувства, обуревающие нас.
        - А как же защита слабых и обездоленных? - сдерживаясь, чтобы не хмыкнуть издевательски, спросила девушка. - Или Светлая Максия этого не говорила? - Ассикакий нахмурился, но смолчал, отведя глаза. - Что ж, в таком случае, ей следовало бы это сказать, - сухо заметила она.
        - Смирись, сын мой! - повысил голос Ассикакий. - Только Светлой Максии под силу обогреть всех сирых и убогих, защитить слабых и помочь обездоленным!! Только ей ведомо, куда понесет Поток Силу свою, и где забьет новый Источник, что станется с нами завтра, кому жить, а кому умереть.
        Милу так и подмывало сказать: "Да ни черта ваша Максия не знает! Такого злыдня вместе с Бессом проворонили!". Однако девушка сдержалась и, легко поклонившись святому отцу, ровным голосом ответила:
        - Что ж, будь по-вашему, отец Ассикакий. Я больше не буду заступаться за дочку капитана и стану держаться подальше от Первого помощника.
        - Похвально, похвально, сын мой, - удовлетворенно улыбнулся Ассикакий. - Неплохо бы еще...
        - Мне не за что извиняться перед этим хамом, - отрезала Мила, не дав ему договорить.
        - Ну, нет, так нет, - развел руками помощник настоятеля и, пожелав все доброй ночи, удалился к себе. Брат Натасий тоже пробормотал несколько напутственных слов и тоже скрылся за дверью подальше от взгляда голодной гарпии, которым Мила его окатила. Эльф и девушка вернулись в каюту в гробовом молчании, а там еще хуже - как говориться на кладбище - и то веселей бывает! Лесс и Грай сидели друг напротив друга, пытаясь уничтожить взглядом противника.
        - Ммм, я смотрю, вам тоже было весело, - мрачно усмехнулся Эрионель, со всей эльфийской грациозностью забираясь в обвислую койку из полинялой парусины.
        - Мда, - в тон ему протянул Лесс, не отводя глаз от Грая, - прямо обхохочешься. А у вас что?
        - Она опять сделала это, - равнодушно ответил эльф, глядя в дощатый потолок.
        - Опять? - Лесс в последний раз смерил Грая презрительным взглядом и обернулся к эльфу. - Только не говори, что она опять влезла не в свое дело...
        - Хорошо, не буду, - пожал плечами Эрионель. В одной из соседних кают кто-то громко зашелся кашлем, перешедшим в брань. Эльф чуть заметно поморщился и прикрыл глаза, в сотый раз напомнив себе, что он здесь по поручению Казимира и обязан его выполнить.
        - Мила!- вампир возмущенно повернулся к девушке, но та с таким же безразличным видом лежала в своей койке. - Да что с вами такое??
        - А с вами? - бесцветным эхом отозвалась девушка.
        - Это не важно, - отмахнулся Лесс, - ты сцепилась с Первым помощником?
        Девушка промолчала, вместо нее ответил эльф.
        - Мда... Можно и так сказать. В общем, теперь у нас еще на одну проблему больше.
        - В любом случае, это мои проблемы, а не ваши, - заметила Мила.
        - То есть пока помощник капитана будет тебе морду чистить, можно постоять в сторонке? - с издевкой усмехнулся Грай.
        - До этого не дойдет, - спокойно ответила девушка.
        - Уверена? - иронично хмыкнул Лесс, вампирским чутьем уже уловивший то, что остальные услышали позже: сначала натужный скрип ступеней, половиц, приоткрывающейся двери и голос Первого помощника:
        - Где тут эти послушники ырровы?
        В соседней каюте ему молча показали на нужную дверь, и через мгновенье он уже входил в нее.
        - ТЫ! - взгляд его тут же уперся во взлохмаченную кустистую бороду рослого детины. - Выйдем. Разговор есть.
        Бородач молча кивнул и вышел вслед за ним. В комнате вновь воцарилась напряженная тишина, правда ненадолго.
        - Ну и кто пойдет?
        Снова молчание и через мгновение шорох встающих с постели.
        - Вряд ли стоит всем ломиться, пусть лучше кто-то один пойдет.
        Молчание и недоверчивое переглядывание.
        - Я слышал, как скрипнула лестница, - заметил Лесс, - только не пойму наверх или вниз?
        - Тогда стоит разделиться, - предложил эльф. - Один пойдет наверх, один вниз, а Грай останется здесь - за вещами присмотреть.
        - Внизу еще две палубы и трюм, - напомнил Неверталь, направляясь к двери, - двое вниз, один наверх.
        - Тогда уж лучше иди наверх, - сказал Лесс, обгоняя его, - от тебя шума как от троллей в праздник Ырра.
        Тем временем Мила спускалась вслед за помощником все ниже и ниже, в трюм корабля.
        Мужчина заметно нервничал: то и дело забегал вперед, чтобы проверить нет ли там кого-нибудь, кто мог им помешать. Время от времени ему слышались какие-то подозрительные шорохи, легкие поскрипывания, но каждый раз масляная лампа высвечивала лишь пустой угол или корабельную балку с крадущейся по ней крысой. В такие моменты Мила оставалась в кромешной тьме, страстно желая оказаться в другом месте и вместе с тем, понимая, что не имеет права сбежать. "В конце концов, это я все заварила, мне и отвечать", - сердито подумала она. Однако светлей от этих мыслей не стало: не заметив в темноте еще одну ступеньку, она не замедлила с нее навернуться. Но чьи-то руки вовремя подхватили ее, одновременно зажав рот. "Сейчас будут бить",- обреченно мелькнуло в ее голове.
        Наконец, Первый помощник остановился и резко развернувшись, вцепился в бородача.
        - Послушай меня, заступничек! - злобно прошипел он, брызгая слюной. - Я тебя последний раз предупреждаю, не лезь к девке. Не твоя, не тебе и воспитывать!
        Бородач фыркнул и сердито стряхнул его руки:
        - Да и не твоя. У нее еще мать есть!
        Помощник хищно оскалился и глухо рассмеялся:
        - А вот это не твое дело, чужак! Похоже, ты ни ырра не смыслишь в Шартрских обычаях!
        - Может, просветишь, краевед-любитель? - бородач не менее хищно прищурился и угрожающе подался вперед.
        - Я тебе не трактирный певун, чтоб истории рассказывать, - отрезал помощник, сразу же сбавив тон. - Скажу только одно - хочешь хорошую жену - воспитай сам!
        - А ты не староват для нее? - презрительно глядя на него, спросил бородатый детина.
        - Да уж не моложе тебя, - кичливо хмыкнул помощник, поглаживая себя по жиденькой, козлиной бородке.
        - Что ж ты такое сделал, что капитанша тебе дочь свою отдала? - удивился бородач. Помощник еще раз самодовольно усмехнулся:
        - Тебе скажу - тоже захочется! А пока, - в его руке блеснуло тоненькое жало ножа и уперлось в живот бородача, - я тебя в последний раз предупреждаю - еще раз хоть заикнешься по поводу девчонки при капитанше, или начнешь со мной пререкаться...- клинок еще сильней прижался к его животу. - Понял?!
        Помощник даже не успел сообразить, как бородач перехватил руку с ножом и отвел ее в сторону, одновременно впечатав колено ему в живот. Моряк охнул, согнувшись, и выронил лезвие, а когда бородач его отпустил, сам рухнул на пол.
        - Понял я, понял, - наклонившись к нему, проговорил бородач. - Но и ты учти, будешь меня бесить - врежу. А теперь, - он похлопал лежащего по плечу, - расстанемся друзья