Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Баюшев Дмитрий: " Шестьсот Шестьдесят Шестое Правительство " - читать онлайн

Сохранить .
Шестьсот шестьдесят шестое правительство Дмитрий Сергеевич Баюшев
        Дмитрий Сергеевич Баюшев
        Шестьсот шестьдесят шестое правительство
        Из ненаписанного дневника С.Б.Е. - философа по жизни:
        «Боже, как нас ломали, как нас гнули, через какие унижения пришлось пройти, через какие обиды. Как нас ставили на колени, а когда мы поднимались, валили с ног, и потом, когда мы вновь поднимались, опять валили, и втаптывали в грязь, говоря: вот оно, ваше место. И как садились задом на голову, на вздетые к Солнцу очи, говоря: вот оно, ваше Солнце. И ничего больше в этой вонючей луже не было кроме жирного месива и жирного зада.
        За всем этим по размышлении виделся Сатана. Думалось: где же Господь?»
        Пролог. Обретение плоти
        Сооружение это, грандиозное по своим масштабам, воздвигнутое из вечных материалов, лучше всего, наверное, было бы сравнить со зданием, имеющим бесконечное число этажей.
        Верхние этажи едва не касались основания Престола, и там пребывали Слуги Господни - те Ангельские Чины и Иерархи, которые общались с Господом каждодневно.
        Этажи пониже занимали вдохновляемые демиургами души, которые освободились от бесконечных материальных воплощений и готовились принять Небесный Сан.
        На средних этажах обретались души степенные, неторопливые, лишь время от времени посещающие физический план, да и то с целью обустроиться получше, перебраться на этаж повыше.
        А вот на нижних этажах было суетно. Души так и сновали - то туда, то сюда, то в вещественный мир, то в мир бестелесный. И так у них, у бедолаг, всё перепуталось - телесное с бестелесным, - что, кажется, это было навечно.
        Не надо забывать, что был еще и подвал. И был он весьма велик и глубок, и в нём обитали совсем уж падшие души, на которых Слуги махнули рукой. Эти вываливались на физический план самостоятельно. И плюхались в такую бытовуху, в такую нищету, в такое разорение, что хоть караул кричи. Разумеется, о каждом факте такого вываливания ангелы были осведомлены.
        Надо сказать, что помимо падших душ подвал населяли эманации животных, как мелких, безобидных, так и крупных, вместе с плотью потерявших агрессивность и хищность. Подвал был не их местом, но особо они не досаждали, жили себе и жили, скрашивая серый досуг падших, поэтому Слуги и на них махнули рукой.
        Подвал был сыр, темен и затхл, всё в нем было вперемежку, как на помойке, но вот однажды тут завоняло серой и появился охваченный жидким гнойным сиянием джентльмен в черной паре с тростью в руке и лакированными рожками в курчавой шевелюре. Пронзительные его глаза слегка косили, и было в его облике что-то этакое, козлиное. Рядом с ним крутился кто-то маленький (для сравнения: росту в джентльмене было десять метров, в маленьком - два), хвостатый, сплошь заросший черной шерстью, то бегающий на крепких кривых ногах, то от усердия встающий на четвереньки. Джентльмена он называл Ваше Сиятельство, а еще анкл Лю, тот же его именовал Гыгой.
        Парочка эта, передвигаясь с невероятной скоростью, пересекла гигантский подвал из конца в конец.
        - Заприметил что, Гыга? - спросил джентльмен.
        - Пожалуй что в центре, Ваше Сиятельство, - ответил Гыга. - И еще чуть левее, ближе к Созвездию Кассиопеи. Хорошая кучность. Там, где левее, пожалуй, покучнее будет.
        - Хороший у тебя нюх, Гыга, - похвалил анкл Лю. - Но мы возьмём вперемежку, чтобы не одни только сапиенсы, а со зверьём. Баш на баш. Такого еще не бывало. А?
        Гыга хихикнул.
        - Вон подходящий клубок, - анкл Лю указал тростью на слепившиеся в тугой ком души и эманации в километре от себя. - Наречем его «Правительство номер 666». Каково?
        Гыга зааплодировал.
        - Тащи, - сказал анкл Лю. - Тащи его сюда.
        Гыга пал на четвереньки, мигом сгонял за клубком и положил у ног анкла.
        - Уменис, Убенис, Рауш, - сказал тот низким голосом, коснувшись тростью клубка.
        Глаза его вконец сошлись на переносице, изо рта вырвался язык пламени, затем пошел дым.
        Он забормотал всё ниже, всё быстрее, окутываясь дымовой завесой. Вот завеса накрыла клубок, Гыгу, треснул взрыв, озарив темноту красным, невыносимо завоняло серой.
        Вскоре дым рассеялся, но парочки и клубка там уже не было…
        В тот же час серафим Дионий предстал перед Господом.
        - О. Единственный, - сказал он. - Доложили мне, что совершено противоправное изъятие десяти падших душ и насильственное внедрение их на земной план. При сём использован фонд элитных семей. То бишь, детки родились у состоятельных родителей.
        - Договаривай, - велел Господь.
        - Изъяты помимо этого эманации десяти животных и также помещены в человеческую плоть, - произнес серафим. - И тоже в элитную среду.
        - Кто доложил? - спросил Господь.
        - Ангел Тумик.
        - Не уследили, - сказал Господь. - Прошляпили. Беда в том, что Люцифер, анкл Лю этот, не нарушил закона реинкарнации. Точнее, поправки к закону, внесенной с его же подачи. Увы, может в человеческую плоть вселиться бывший пёс. Что касается элитной среды, куда внедрены эманации и павшие, то нелишне вспомнить, Дионий, о Колесе Судьбы, отображающем циклическую природу вещей. От воплощения к воплощению человек то нищ, то богат, то он воин, то пахарь, то он царь, то холоп, то он мужского полу, то женского. И тут, увы, не подкопаешься - бедные станут имущими. Другой вопрос, что это не те бедные, которым следовало бы помогать, эти бедные из подвала, однако, Дионий, согласись, каждый имеет право на попытку. И, наконец, не нарушил анкл Лю и право собственности. Он так же, как и мы, имеет право на душу. Ты же знаешь, Дионий, что борьба наша за душу человеческую вечная.
        Он вздохнул и продолжил:
        - Что ж, будем следить и по мере перегибов исправлять. Говоришь, Тумик доложил? Вот пусть он и следит. А ты им мудро руководи. Если что - посылай ко мне, я взбодрю.
        Глава 1. Жила в столице одна семья
        Противоправно внедренные, все, кстати, мальчики, окруженные слугами, репетиторами и большими деньгами, развивались не хуже своих сверстников и не требовали со стороны Тумика большого внимания. Роль буфера, гасящего негатив внедренных, играли многочисленные мамки-няньки, но всё равно из каждого выпирало что-то этакое, мелкопакостное, что, кстати, свойственно барчукам, которым всё можно.
        Один мальчик, скажем, в компании взрослых любил портить воздух. Делал он это тихо, исподтишка, будто и не он. Придет себе, покрутится в общем гаме и веселии, подпустит так, что не продохнешь, и смоется незамеченный.
        Другой мучил хомяков, третий, оторвавшись на улице от мамок-нянек, бил камнями стекла и всегда успевал скрыться от возмездия. Ну и так далее.
        Были все они жадненькие, себе на уме, любили накапать, подставить. Чтобы смело идти навстречу опасности - это ни-ни, тут они были не дураки. Для этого имелись другие, пеньки, которым лба не жалко.
        Случалось иной раз и такое, о чем мамки-няньки родителям не докладывали. Кто в здравом уме будет докладывать родителям о том, что их чадо на пару с котом Филиппом слопало всех аквариумных рыбок, или что вырыло руками нору, до того глубокую, что еле его, чадо, оттуда выудили, или что затащило в свою постель выводок крысят, чтоб те погрелись, или что целый день таскало за пазухой живую гадюку, или что нырнуло в пруд и минут десять сидело на дне, не выходило. Думали уже всё - утопло, а оно выскочило и ну ржать-хохотать.
        Для Тумика всё это, конечно же, были мелочи.
        Короче, четверть века промелькнули, как мгновение, и за эти четверть века касательно внедренных Тумик ни разу не побеспокоил ни Диония, ни самого Господа.
        К этому времени ранее рассеянные по великой России внедренные успели закончить экономический институт (тот самый знаменитый Плехановский), где перезнакомились друг с другом, и все, как один, осели в Москве, живя в купленных богатыми папеньками квартирах. Работать, опять же благодаря папенькам, устроились в крепкие фирмы, банки, экономические советы, а некто Курепов на крыльях либеральной партии правого толка влетел в Госдуму и крепко там укоренился, быстро выйдя на лидирующие позиции, ибо здорово умел молоть языком.
        Между тем жила в Москве одна семья по фамилии Рапохины. Отец Олег Васильевич, пятидесяти лет от роду, работал в доме культуры администратором, мать Людмила Ильинична, сорока восьми лет, в том же заведении вела кружок рукоделия, старший сын Кирилл, с блеском закончивший МГУ, вот уже три года тянул лямку в частной фирме, где ему приходилось быть и экономистом, и юристом, и бухгалтером, а младший сын, двадцатидвухлетний Вениамин, который с грехом пополам окончил школу, так как учеба всегда была ему в тягость, вёл всё в том же доме культуры секцию каратэ. Вот тут он был мастак.
        Культура была в загоне, и Рапохины жили что называется средне, то есть так себе, в смысле не ахти как. Если бы не зарплата Кирилла, то иной раз можно было бы запросто класть зубы на полку. Естественно, Кирилл ни о какой женитьбе не помышлял, хотя порою плоть так и взывала к справедливости. Но он был парень волевой и умел себя сдерживать.
        Невинным он, разумеется, не был, однако по девицам не таскался, не до этого было. Девушка, которую он любил, внезапно ушла от него и выскочила замуж. Потом развелась и тут же снова выскочила - за другого. Порой они случайно встречались на улице, и она начинала плакаться, что ошиблась, что нужно было идти за Кирилла. Он после этого замыкался в себе, переживал.
        Венька был не такой. Для него переспать с девицей, а потом сказать ей «не поминай лихом» было раз плюнуть. Брата он очень любил и не позволял себе проходиться по его личной жизни.
        Следует добавить, что оба они были парни на редкость привлекательные: высокие, крепкие, темноволосые, белозубые.
        Рапохины были семьей дружной, жизнерадостной, но какой-то невезучей. Всё на них валились какие-то беды. То директор на Олега Васильевича наорет, а тот ответит, в результате - прощай премия. То у Веньки гоночный велосипед сопрут. То Людмила Ильинична на ровном месте сломает ногу и два месяца сидит на бюллетене.
        Эти беды можно назвать явными, однако были беды и неявные, невидимые миру. Рапохины вместе со всей Россией неуклонно и быстро нищали. И становились всё более зависимыми от сильных мира сего. А поскольку старый задор, старая гордость еще гуляли в жилах, терпели страшные унижения.
        Новый директор, например, молодой и наглый, назначенный совсем недавно, как-то заставил старшего Рапохина поднести стул юному представителю налоговой инспекции и потом таскать из канцелярии в актовый зал папки с документами. На возмещенное заявление Рапохина, что он не пацан какой-нибудь, чтобы таскать бумажки, директор нахально ответил, что пусть он, Рапохин, свою гордость засунет в одно место.
        И Олег Васильевич утёрся. А куда денешься?
        Людмилу Ильиничну новая метла хотела сократить, не нужно, мол, нынче это рукоделие, нету денег на содержание. Еле отвоевала - с подключением общественности.
        Веньку директор не тронул, но намекнул, что как только сверху спустится план по сокращению - он первый кандидат.
        То есть, сразу трое из одной семьи пострадали от одного молодого наглеца, а кроме него сколько еще было наглецов, имеющих власть, с которыми приходилось сталкиваться в жизни. И не счесть.
        Зарплаты в доме культуры были плёвенькие, да и те под корень косила могучая инфляция. Не раз уже к Веньке подруливали «качки», предлагали денежное «дело», заквашенное на могучих бицепсах и умении дать в морду, однако Рапохин старший категорически запретил связываться с этой шпаной.
        Пока держался на плаву Кирилл, но и ему всё труднее было тянуть еще троих. Ведь самому надлежало выглядеть классно, то есть достаточно часто приходилось менять гардероб, а это было очень накладно.
        И тут произошло весьма заурядное событие, которое вскоре в корне изменило ситуацию.
        Глава 2. Лежачего не бьют
        Было начало одиннадцатого. Жара уже отпустила, но народу на улице было мало - побаивались гулять вечером.
        У дежурного магазина, который работал круглосуточно, крутились трое парней. К тротуару был припаркован черный «Фольксваген». Парни выглядывали кого-то сквозь ярко освещенную витрину, коротко переговаривались.
        Увидели Веньку, зашушукались. Шныри мелкотравчатые. Замахнешься - в штаны наложат. Этих Вентка никогда в расчет не брал. Вот и сейчас шел себе и шел, дыша спокойно и размеренно, чтобы перед сном хорошенечко провентилировать легкие.
        Троица осталась позади.
        Потом там, за спиной, что-то случилось. Мягко хлопнула евродверь, спустя секунду раздался тупой удар, кто-то приглушенно вякнул, вновь удар - с треском, не иначе как в нос, крик боли и целая серия ударов.
        Венька обернулся. Троица молотила хорошо одетого парня, который наверняка только что вышел из магазина. Тот пытался обороняться, но куда там. Лицо его было в крови, белая рубашка на груди также залита кровью, на тротуаре валялся пластиковый мешок в окружении свертков, пакетов и пакетиков.
        В два счета Венька оказался рядом. Для него, ежедневно проводящего в спортзале по нескольку часов, обязательно работающего в паре с тренированным соперником, раскидать трех подонков было секундным делом.
        Затопали ботинки, с двух сторон набегали еще шестеро. Эти, поди, были на стрёме, на случай, если вдруг жертве удастся вырваться.
        Парень стоял, пошатываясь, утирался, хлюпал расквашенным носом. Был он высок, светловолос, по возрасту где-то ровесник Кирилла.
        - Не встревай, - сказал ему Венька, ударом ноги укладывая начавшего было вставать подонка. - Уйди лучше в магазин.
        - Вызову милицию, - шепелявя, предложил парень. Ему здорово засветили по зубам, верхняя губа надулась, оттопырилась.
        - Давай, - сказал Венька.
        Он уже выбрал первого, которого вырубит, и парень этот, тянущий резину, ему мешал. Другой бы давно уже слинял, а этот нагнулся за своим мешком, подумал - брать, не брать, решил не брать, вновь разогнулся. Пошел наконец-то к евро-двери. Скрылся за нею и тут же прилип к стеклу.
        Смотри, если нравится.
        Шестеро налетели, как вихрь, и пошла крутиться дьявольская мельница. Дело осложнялось тем, что у двоих были ножи, и один из них был весьма ловок. Никак не удавалось его достать, уворачивался, сволочь, отскакивал, а потом норовил забежать со спины.
        Работа, в общем-то, была привычная, только в отличие от тренировочного боя Венька себя не сдерживал. Уж бил, так бил в полную силу. Уж если выворачивал руку, так с хрустом, не щадя, чтобы больше не лез.
        Этот паршивец с ножом всё-таки улучил момент, располосовал сзади любимую фирменную майку и задел мясо. Да вот еще один крокодил угодил сдуру ногой, обутой в немытую резиновую кроссовку, точно в челюсть. Удар оказался крепок, так что перед глазами всё поплыло, вслед за чем крокодил был немедленно и сурово наказан.
        Но вот, наконец, остался этот верткий гад с ножом, второй с ножом был уложен ударом в пах и до сих пор катался и выл на асфальте, скрючившись в три погибели.
        Несколько отвлекающих финтов, и верткий попался на приём. Венька не стал щадить гада.
        Нож, звякнув, упал на асфальт, потом на него кулем повалилось безвольное тело. Очнуться ему предстояло инвалидом.
        Всё происшедшее не заняло и двух минут.
        Тотчас, прижимая к носу намоченный в воде платок, из магазина вышел избитый парень.
        Один из подонков застонал, приподнял голову, посмотрел мутным взглядом.
        Парень ударил его ботинком в ухо, сказав при этом:
        - Н-на, паскудина.
        Подонок отрубился.
        - Эй, - произнес Венька. - Лежачего не бьют.
        - Да ладно, - сказал парень. - Пошли довезу.
        Он быстренько собрал в мешок свертки и пакеты, махнул кому-то, скрывающемуся в сверкающих недрах магазина, и сел в «Фольксваген». Венька, пожав плечами, устроился рядом.
        Собственно, ехать тут было с километр, не больше. Раньше-то на гоночном велике да по пустым улицам - минута, и ты у собственного подъезда. Хороший был велик.
        - Куда тебе? - спросил парень, поместив мешок на заднее сиденье.
        Венька показал куда.
        - Всегда здесь ходишь? - парень так рванул с места, что Веньку вжало в сиденье.
        - Всегда.
        Парень пошмыгал носом, убедился, что с оным всё в порядке, и выбросил окровавленный платок в окно.
        Не больно-то он был аккуратный.
        - Не боишься, что завтра встретят? - спросил парень.
        - Не боюсь, - ответил Венька. - Но дорогу сменю. В борьбе не тот победитель, кто кулаками шустрее машет, а кто не доводит дело до кулаков.
        - А ты философ, - сказал парень с одобрением. - В джунглях точно так же. Куда дальше?
        Они как раз выехали на перекресток.
        Венька показал и спросил:
        - Что это они на тебя так взъелись?
        - Политика, брат, - ответил парень. - Я вообще-то депутат. Думаю, всё дело в этом. Припугнуть хотят.
        - Ты их знаешь?
        - Впервые вижу.
        - Зачем припугнуть?
        - А вот этого они сказать не успели - появился ты.
        - Вот здесь тормозни, - произнес Венька и как только автомобиль остановился, открыл дверь.
        - Постой-ка, - сказал парень, после чего взял с заднего сиденья дипломат, вынул оттуда кожаный кошелек, а из кошелька - две стодолларовые бумажки.
        Венька отметил, что подобных купюр там солидная пачка.
        - На майку, - парень протянул ему деньги.
        Отказываться было глупо.
        - Свой адресок черкни, - парень сунул записную книжку и роллер.
        Венька записал.
        - Допиши ФИО, - потребовал парень, и как только Венька дописал, спрятал книжку в дипломат со словами: - Авось еще доведется встретиться.
        Венька захлопнул дверь и сказал:
        - Один больше не катайся. А то дипломат конфискуют.
        Парень заржал и дал по газам.
        Глава 3. Совещание в Барвихе
        Земным ассистентом Гыги был Петр Аркадьевич Максимчик - руководитель администрации Президента. Максимчика Гыга вел сызмальства, когда тот был еще пухлым кудрявым карапузом. Уже тогда Гыга завладел ключиком к его душе, причем завладел до такой степени, что порой подменял оную, диктуя мальчику, что нужно делать. А поскольку Гыга был хитер и осторожен, никто этого не замечал. Петю никогда не видели беснующимся или жутко кровожадным. Нет, он был тих, сер, ровен, не по годам рассудителен.
        Таким он был и сейчас, в тридцать четыре года - тихим, серым, ровным, рассудительным. Среднего роста, среднего телосложения, с худощавым лицом, редкими каштановыми волосами, прячущий глаза, говорящий негромко. Серый кардинал Максимчик.
        Президент слушался его безропотно. Да и то: сколько раз незаметный Максимчик вызволял шефа из лужи, в которую тот, стойко верящий своим подчиненным, с размаху садился, не подозревая о том, что лужа сия - дело рук любимых подчиненных.
        Направляемые Максимчиком, все начинали бегать, хлопотать, разъяснять, глядишь - и обошлось.
        Потом уже до Президента доходило, какого ляпсуса удалось избежать. Нет, нет, кому-кому, а Максимчику он верил, как самому себе. Даже больше, чем самому себе, поскольку себе он частенько не верил.
        Максимчик и работу наладит, и транш поделит так, что никому не обидно: президент есть президент, ему 50%, прочим - в зависимости от личной преданности, но не более 5%, - и выборы губернаторов проведет, как надо, и прочее, и прочее, вплоть до того, что проследит за сегодняшним меню шефа, за его лечебными процедурами, за служебной нагрузкой, чтобы не была во вред здоровью.
        Спрашивается: как такому человеку не верить?
        Но что-то было не то в государстве, как-то не так, всё валилось куда-то в тартарары, в хаос, в ропот, а вот ропота-то и не хотелось. Хотелось респекта, но не такого, какой проявил некий губернатор, лизнув на церемонии награждения сиденье шефа до самой печенки, а настоящего, искреннего, хотелось добрых анекдотов о себе, песен, чтобы не было вокруг этого угрюмого, наполненного затаенным бормотанием молчания. Ей-богу, просто какое-то болото окружало. Застойное.
        И Президент призвал к себе в Барвиху Максимчика и имел с ним беседу.
        Была, кстати, глухая ночь, над тихой Барвихой, сгибая деревья и шумя листвой, гуляли вихри, сверкали молнии, и вот-вот на иссушенную землю должен был хлынуть освежающий ливень.
        - Я вот что скажу, дорогой Петр Аркадьевич, - говорил Президент, одетый по-домашнему, то есть черт те как. - В неспокойное время мы живем. Коммунисты, понимаешь, настраивают массы, крутят мозги. Голубь в своем Красноярске что-то затевает, того и гляди Сибирь поднимет на дыбы. Губернаторы какие-то не те стали, якают больно, депутаты вконец озверели, особенно этот, Абрамов. Чую, рвутся к власти, ох рвутся. Ох, чую. Нам это надо? Что же мы, Петр Аркадьевич, в своём государстве порядок-то не можем наладить? Может, правительство никудышнее? Так давайте заменим правительство. Не впервой.
        - Тем более, что реформы не идут, - осторожно намекнул Максимчик, боясь спугнуть удачу.
        В отличие от Президента, он был одет по-деловому, то есть был в черном костюме при галстуке. Всему своё время. Вот придет срок стать президентом, можно будет в неофициальной обстановке поносить и удобное, нигде не трущее тряпьё.
        - Во-во, реформы, - подхватил Президент. - А почему не идут? А потому что коммуняги вставляют палки в колеса. Нельзя, мол, народ забижать. Да кто ж его, народ-то, забижает? Мы, что ли, которые о нём ежечасно? И еженощно. Печемся, понимаешь. Надо решительно, твердо и невзирая проводить реформы. А стало быть, нужно что? Крепкое, дружное, молодое правительство. Правительство единомышленников. Но чтоб все новые, еще не осрамившиеся. Как думаешь, Петр Аркадьевич?
        - Думаю, хуже не будет, - ответил Максимчик, ликуя в душе.
        Вот он, долгожданный момент. Вот та возможность, может быть единственная возможность, о которой предупреждал Покровитель (читай - Гыга). Упускать её никак нельзя, ведь таковое правительство, также опекаемое Покровителем, уже существует.
        - Дозволите лично сформировать, государь? - спросил Максимчик елейно.
        - Дозволяю, - изрек Президент величественно, потом, вспомнив о демократии, добавил: - Только ты это, про государя-то, на людях не ляпни. А то ведь у нас сразу как? Культ. Узурпация власти.
        - Слушаюсь, - сказал Максимчик.
        Глава 4. Гыга
        Кирилл промыл Веньке рану, залепил пластырем. По-хорошему-то лучше было бы зашить, но Венька не захотел высвечиваться. В травмопункте обязательно будут выспрашивать, что да как, не хотелось врать. Поберечься денька два-три, не работать в спарринге в полную силу - оно само и затянется.
        Родителям он ничего не сказал, да и не до Веньки им было - днем из Пензы приехали старинные друзья, привезли пару бутылок «Золотого петушка», и теперь все сидели за столом, пили этот «Петушок». Пензенских друзей было двое - Диана и Коля, плюс к этому прибыли еще общие друзья, ранее пензенцы, теперь москвичи Лена и Юра, плюс к этому приволокся чуткий на застолья Гендос, плюс к этому прикатила из своего Бибирево мамина подруга Женя, плюс к этому заглянул на огонек друг семьи Александр Прокопьевич - здоровенный полковник ВДВ в отставке. Не надо забывать и о родных детках, Кириллу с Венькой также был поставлен набор тарелок и орудий труда в виде вилок и ножей.
        Естественно, такая компания в кухне уместиться не могла, стол накрыли в гостиной. Кроме «Петушка» пензяки привезли еще десять кило свинины, и Людмила Ильинична приготовила котел плова. Котел этот в свое время подарил Рапохиным друг семьи Самат Елдынбаев. Прочие гости также прибыли не с пустыми руками. Одинокая Женя прихватила кучу соленостей, Лена и Юра - водку и каталку полукопченой колбасы, Александр Прокопьевич - водку и жареную индейку, ибо любил покушать, но не на халяву, а вот Гендос по обычаю явился порожний к тому же голодный, как бродячий пес.
        В начале главы было сказано, что все сидели и пили «Золотой петушок». Ничего подобного. «Петушок» выдули за пять минут, потом быстренько покончили с водкой, и тогда в ход пошел прозрачнейший, крепчайший, горящий синим пламенем (если зажечь) самогон. Самогона в доме хватало. Гнали его по нескольким причинам: во-первых, недорог, во-вторых, ходовой товар в бартерных операциях, в-третьих, мало ли что, и, в-четвертых, традиция. Традиция, в смысле широкое застолье, в советские времена практиковалась весьма часто, ибо гость в Москву пёр косяком. Иной раз за столом сидели по двадцать душ, ради экономии места боком, Елдынбаев рядом с Казимирчиком между Зайцевым и Полуященко. Сейчас гостей было несравненно меньше, не то время, но порой нет-нет, да и выныривал кто-нибудь из своей глубинки.
        Столица теперь была наводнена иным народом, южным, однако это уже тема для другого разговора, хотя вот ведь что интересно - своего брата, русского, из приезжих, местная милиция не жаловала и без веских оправданий вытуривала из белокаменной в три шеи. Вескими оправданиями служили командировка, а также прямой и обратный билеты, других оправданий не было. Порой движение это, по вытуриванию, замирало, порой вспыхивало с новой силой. Сейчас, к счастью, было затишье.
        Кирилл быстро поел и ушел в свою комнату. Венька остался, потому что за столом было интересно. Вспоминались всякие истории, травились анекдоты, отец показывал, что он не лыком шит, красивая, как фея, тетя Диана подначивала его, Женя хохотала, дядя Коля отпускал реплики, от которых уржаться было можно, Александр Прокопьевич басом пел шпанские песни, тетя Лена и дядя Юра подпевали, а Гендос делал вид, что поёт, на самом же деле только разевал рот, рыская глазами по еде, чтобы отщипнуть лакомый кусочек.
        Ближе к полуночи все были хороши. Папаня, подвыпив, изъяснялся на залихватском жаргоне, называя пензяков пензюками, тетя Диана говорила ему: «Вся твоя беда, Рапохин, в том, что ты моешь голову хозяйственным мылом», - Александр Прокопьевич предлагал идти бить директору ДК морду, мать успокаивала рыдающую Женю, которой было тошно от одиночества, тетя Лена с дядей Юрой всё порывались уйти, им от Рязанского проспекта нужно было ехать аж в Медведково, а Гендос с округлым животом, которому никуда ехать было не нужно, потому что он жил через три дома, тоскливо смотрел в черное окно. Он бы и рад был скрасить одиночество мятущейся Жени, очень даже ничего себе дамочки, но раз уже опозорился в женихах-то. Оконфузился, оскандалился, скомпрометировался перед нею как амурный партнер.
        Был такой в общей картине веселого живого вечера печальный момент. Потом как-то сразу всё наладилось, и уже вновь Женя хохотала, а Гендос, чуя, что финиш близок, торопливо жрал индейку.
        Где-то за стенами, непонятно где, отзвенело двенадцать, наступил новый день - суббота.
        Венька, малый непьющий, пошел провожать до метро тетю Лену, дядю Юру и полковника. Женя осталась ночевать у Рапохиных, благо у них кроме трех комнат имелась еще большая лоджия со спальным койко-местом. Гендос отретировался самостоятельно.
        Александр Прокопьевич, как человек физически крепкий и с гвардейскими амбициями, поначалу воспротивился Венькиному сопровождению, мы, мол, и сами не лыком шиты, любому агрессору нос набок своротим, а парнишке надобно уже спать или вон лучше мамке помогать с уборкой, но на улице алкоголь вдруг так звезданул ему в голову, выпито-то было изрядно, что аж ноги перестали повиноваться, приобрели самостоятельность, начали выделывать всякие кренделя и коленца. Такого с могучим полковником еще не бывало, пришлось покорно повиснуть между Юрием и Венькой.
        Эх и тяжел оказался гренадер. Но, слава Богу, ближе к метро он пришел в себя, сказались-таки телесная масса, по обширным пространствам которой к этому моменту равномерно распределилось спиртное, и крепкая застольная закалка.
        Не заходя в стеклянный куб станции, Венька проследил за тем, как гости на эскалаторе благополучно уехали под землю, после чего развернулся… и увидел прямо перед собой тощего, длинного, небритого, всклокоченного субъекта в сером потасканном гардеробе. Субъект был не молод и не стар, завис где-то в неопределенном возрасте. Щетина его отдавала в седину, был он нетрезв, по лицу гуляла ухмылочка.
        Венька отодвинул его рукой, дабы пройти, но тот резиново вывернулся и вновь встал на дороге.
        Алкашей Венька не бил, не хотел мараться.
        - Чего тебе? - спросил он строго. - Денег не дам.
        - Ударь меня, - потребовал алкаш. Из пасти его несло сивухой и тухлой селедкой. - Вмажь по харе, чтоб брызги полетели. Ну!
        Это его «ну!» было весьма агрессивным.
        - Вон столб, - сказал Венька. - Иди и бейся своей дурной мордой до посинения. Садомозахист хренов.
        «Садомозахист» было словечком начитанного Кирилла, а поскольку всяческих извращенцев сейчас развелось, как тараканов, Венька его тоже взял на вооружение.
        - Обижаешь, начальник, - сказал алкаш, подмигивая. - Не садомозахисты мы. В карты продули. Условие такое - продул, ищи громилу, чтоб дал тебе в харю.
        - Ну, так ищи.
        С этими словами Венька обогнул алкаша и пошел себе, но сзади в рукав его вцепились с такой силой, что он вынужден был остановиться.
        Накатила вдруг странная апатия. Вместо того, чтобы отпихнуть стоящего за спиной пьянчужку, Венька лишь повернул к нему голову и безвольно застыл.
        - Не отказывайся от богатства, если оно плывет в руки, - приблизив лицо, смрадно дыша, зашептал алкаш. - Люди глупы, когда воротят нос от блага. Учат: «Не отягощайся скарбом, ибо навредишь бессмертной душе». Слышал, наверное? Так вот всё это гиль и глупость несусветная. Коль уж разговор идет о душе, о драгоценной нашей душе, то ей надобно ходить в дорогих одеждах, а не хлыстать голяком. Верно ведь, Венечка?
        У Веньки как пелена с глаз спала. Действительно, что же он раньше-то ходил незрячий?
        - Так что засвидетельствуй реноме, - сипло произнес алкаш. - Докажи, что в тебе не ошиблись.
        При этом он отпустил рукав Венькиной рубашки.
        Вновь обретя способность двигаться, Венька повернулся к нему, сказал вяло:
        - Подставляй лоб.
        - Уже не требуется, - алкаш захихикал. - Коготки будешь оттачивать на других пташках. Я вижу, в естестве твоем произошел необходимый переворот. В нашем деле, Венечка, главное что? Ошарашить, потом зацепить на крючок.
        Вот ведь что странно - он как-то незаметно и мгновенно изменился. От него уже не воняло помойкой, а напротив, исходил терпкий аромат дорогого одеколона. Щетина пропала, торчащие волосы сами собой уложились в прическу, но самое главное - был он теперь одет в добротный черный костюм с желтой медалькой на лацкане.
        И еще странно, что Веньку это ни капельки не удивило.
        - Набирай очки, - сказал незнакомец. - Докажи, что выбор правилен.
        И исчез, что Веньку также не удивило. Он знал теперь, что это не человек вовсе, а земная ипостась некоего могущественного существа по имени Гыга, что главное в жизни - это собственное благо, ибо никто кроме тебя за тебя не порадеет, даже пальцем не пошевелит, что при достижении собственного блага не нужно стесняться в выборе средств - никто из великих в выборе средств себя не ограничивал, и что, наконец, набирать очки - это как раз и означает преодоление в себе глупой воспитанности, этой замшелой, заплесневелой нравственности, которая становится неприступным барьером в процессе достижения цели…
        Дома все уже перебрались на кухню, курили. Дым стоял - хоть топор вешай. Будут теперь до двух ночи балаболить, не заснёшь толком, потом начнут посуду таскать, греметь, навалят полную раковину, а утром - Венька, ты что же, парень, давай мой, пожалей мать. Это непременно скажет вставший по малой нужде опухший от самогона папаня.
        Дрыхнуть придется на полу, в комнате Кирилла, поскольку гостиную займут пензюки. И чего они сюда ездят? Мёдом, что ли, столица-то намазана? Повадились. Шугануть разок-другой, глядишь, и отвадятся.
        Из гостиной сквозь неплотно закрытую дверь несло протухлым винегретом.
        Коробило абсолютно всё.
        Венька пошел на кухню, сказал раздраженно:
        - Спать сегодня будем? Или как?
        - Цыц, сопляк, - привычно бросил папаня. Выпивши он всегда был омерзительно груб. - Будет еще тут старшим указывать. Пошел вон.
        Тут Олег Васильевич малость перегнул, не проявил гибкость. Не разглядел в сопляке зверя.
        Этот зверь-то и прыгнул, схватил за кисть, привычно вывернул руку, так что старший Рапохин с размаху въехал носом в тарелку с огурцами. Дядя Коля взял сзади железными пальцами за локоть, Венька отмахнулся, не глядя, попав пензюку опять же в нос. Вот ведь жизнь-шутница - самыми уязвимыми местами у двух приятелей оказались их носы.
        Маманя заголосила было, но тут на кухню в одних плавках вломился Кирилл, обнял брата, у которого перед глазами плавала кровавая пелена, и увел в комнату.
        Венька шел послушно (он всегда слушался Кирилла - это сидело у него в печенках) и испытывал чувство глубокого удовлетворения, так как знал, что поступил правильно. Набрал первые очки. Об этом его оповестил Гыга. «Правильно, Венька, - сказал при этом невидимый Гыга. - Чем хуже, тем лучше. Плохо - это в конечном итоге хорошо, это как лбом об стенку, когда в голове проясняется и всё встаёт на свои места. В этом мире надо быть реалистом. А быть добреньким - это фу, это мерзость, это туши свет, от этого блевать тянет».
        Кирилл быстренько организовал на полу постель и уложил что-то бормочущего, бывшего явно не в себе Веньку спать. Откуда ему было знать, какие мысли бродят в голове брата.
        Глава 5. Леонид Петрович
        На следующий день, а проснулись поздно, все чувствовали себя не в своей тарелке. Женя вымыла посуду и уехала к себе в Бибирево, пензяки, выпив кофе, отправились в Лужники на вещевой рынок. Кстати, с носом у Николая было в порядке, только малость чесался. Что касается алкогольного выхлопа, присущего чете, то почитай три четверти москвичей с утра являлись обладателями подобного выхлопа, а поскольку на дворе была суббота, многие уже в меру сил освежили его.
        Рапохины (Кирилл с утра пораньше умотал на работу) остались одни. Отец Веньку в упор не видел, мать хоть и разговаривала, но сдержанно. Веньке же на это было глубоко наплевать. Всё было сделано правильно, наглеца, каковым показал себя отец, нужно было проучить, а то, что при этом перепало дяде Коле - сам виноват. Не лез бы, не перепало.
        Венька, большой, загорелый, перевитый мышцами, ходил по дому в одних трусах, босиком. Пластырь он уже снял - оказалось, что рана затянулась. Удивительное, надо сказать, дело, ведь она была достаточно глубока.
        Позавтракав с баночкой Очаковского пива, отец ушел в спальню, где включил переносной телевизор. Тот был хоть и маленький, но зверь, орал на всю квартиру, а картинка на нем была четкая и яркая, с сочными цветами, лучше, чем на «Рубине» в гостиной.
        Итак, телевизор верещал, как недорезанный, и Венька пошел на кухню жаловаться матери. Почему-то с отцом не хотелось связываться.
        Тут нужно сделать отступление и объяснить, что Олег Васильевич в ночной ситуации себе ни в чем не изменил, не виноват же он был, в конце концов, что в собственном доме чувствовал себя хозяином и привык осаживать отпрысков сызмальства. Чтоб не баловались, чтоб знали, кто здесь бугор, а кто пешка, чтоб почитали. И всегда всё было нормально, детки не обижались, знали своё место, слушались с первого раза, и потом, когда выросли, всё осталось по-прежнему: отец был строг, сыновья послушны. И никогда ничего не возникало, никогда не было разногласий, напротив, все были дружны, особенно если учесть цементирующую, амортизирующую роль Людмилы Ильиничны. И вот на тебе - сорвалось. Нет, тут, конечно же, всё дело было в Веньке.
        Людмила Ильинична сидела за кухонным столом и рыдала. Перед нею стояла чашка кофе, в пепельнице курилась сигарета.
        - Мам, - хмуро произнес Венька с порога. - Ты б сказала папику, чтоб телек приглушил.
        - Зайди, Вениамин, - насморочным голосом велела мать. - Сядь.
        Венька сел рядом на табуретку, начал шлепать ногою об пол.
        - Прекрати, - сказала Людмила Ильинична, вытирая платочком глаза. - Что случилось, Веня?
        - А чо? - бесшабашно спросил Венька.
        - Тебе не стыдно?
        - А чо?
        - Значит, по-твоему, всё правильно? Так?
        Венька пожал плечами.
        - Иди у отца проси прощение, - сказала мать.
        - Нет, - твердо ответил Венька.
        Глаза у матери мгновенно наполнились слезами, слезы, выплеснувшись, поползли по щекам, губы задрожали, как у маленькой.
        Нет, не мог Венька видеть этого. Вскипела злость - что это она тут нюни распускает, потом возникла жалость. Господи, да не было же на свете никого роднее.
        - Мам, не надо, - попросил Венька, чувствуя, как от тоски сжимается сердце. - Ну, пожалуйста.
        - Ты никогда не был жестоким, мой мальчик, - сказала она и всхлипнула. - Что же это такое-то?
        - Всё-всё, мам, закончили, - торопливо заговорил Венька, пытаясь заболтать, забалаболить её горе. - Я извинюсь, ты не думай. Всё в порядке. Вот смотри, - повернувшись, он показал ей шрам на пояснице. - Это меня вчера. Уже заросло. Здорово, да? А вот, погоди-ка.
        Не теряя темпа, он сбегал в Кириллову комнату, принес 200 долларов, положил на стол перед матерью.
        - Живём, да? - радостно сказал он. Его просто распирало от радости. - Ты не думай - это честно заработано.
        - Молодец, - сказала мать, ошеломленная его напором. - Это сколько же в переводе-то будет?
        Она уже и забыла плакать.
        Венька быстренько посчитал. Оказалось, что много.
        - Шрам не из-за этого? - спросила мать.
        - В какой-то мере.
        - Ой, смотри, Венька, - сказала мать. - Не лез бы на рожон-то.
        - Был бы рожон, - ответил Венька. - А-то так - шваль подколодная.
        - Ладно, - мать вздохнула. - Денежки весьма кстати. Они всегда кстати. Иди отца-то порадуй. Но сперва прощения попроси.
        Венька так и сделал. И какое-то время был доволен собой. До тех пор, пока невидимый Гыга, въедливый и зажимистый, как всякий бухгалтер, скупердяйским голосом не сообщил ему, что на жалости он, Венька, потерял 78% набранных очков. Жалость-то - она штука расточительная, влетает в копеечку, в том смысле, что думать надо, прежде чем жалеть.
        Это было как снег на голову, как гром среди ясного неба, как серпом по пальцам.
        Короче, Венька быстренько отрезвел, стал холоден и расчетлив.
        Оставшуюся часть субботы и всё воскресенье он провел на пляже в Серебряном Бору, где нашел глупую фигуристую «телку», которая кормила его мороженым и разными печеньями. В понедельник после работы он допоздна шлялся по улицам, домой вернулся лишь ночевать.
        Пензяки, видя такое дело, сочли, что всему виной они, и быстренько укатили в Пензу, но это ничего не изменило.
        Во вторник, отработав свои часы, Венька вновь пошел шляться по городу. Купил два пирожка, сжевал их. Совесть не мучила ни капельки, он как бы откупился, отдав матери 200 долларов. Опять, как вчера, он выбирал сомнительные, глухие, не внушающие доверия места, равнодушно проходя мимо нищих, мимо валяющихся под забором пьяных, которых деловито обчищали такие же алкаши, мимо насилуемых женщин, мимо избиваемых в кровь интеллигентов и порой с удовольствием давая в морду тем, кто задирался к нему. Таких, правда, было мало, смущало каменное Венькино лицо и безжалостные глаза.
        Гыга деловито приплюсовывал очки. Наконец, он, по-прежнему невидимый, сказал:
        - Ну, что ж. Пожалуй, ты набрал достаточно.
        Голос могущественного Покровителя прозвучал в Венькином мозгу в тот момент, когда он подходил к собственному дому. У него будто крылья за спиной выросли. Мигом, не дожидаясь лифта, который где-то застрял, он взлетел на шестой этаж, открыл дверь.
        Было около двенадцати ночи. Что-то назревало, он это чувствовал. После таких слов непременно должно было что-то произойти. Немедленно, сейчас же.
        И это что-то произошло.
        Навстречу из кухни вышла мать, посмотрела в горящие Венькины глаза, в которых прыгали чертики, вздохнула и, протянув Веньке бумажку, сказала:
        - Вот, сынок. Просили позвонить.
        И ушла в спальню, не стала себя навязывать.
        На бумажке было написано:
        - Курепов Леонид Петрович.
        Далее следовал номер телефона.
        Телефонных аппаратов в доме было три: в коридоре, на кухне и в родительской спальне.
        Венька прошел на кухню, набрал номер. После трех гудков кто-то снял трубку и сказал: «Слушаю вас». Это был голос спасенного Венькой депутата.
        - Леонид Петрович? - сказал Венька, слыша, как колотится сердце. - Это Рапохин.
        - Привет, старик, - отозвался Курепов. - Хорошо, что позвонил. Есть работа, старик, на постоянной основе. Я думаю, тебе понравится.
        - Какая? - спросил Венька.
        - Ну, ты даешь, старичок, я думал, ты уже понял, - сказал Курепов. - Хочу, чтобы ты всегда был рядом. Доверяю тебе свои дряхлые мощи. Лучше тебя нету.
        - Сколько? - деловито осведомился Венька.
        - Вот это разговор, - похвалил Курепов. - Для начала тысяча баксов в месяц. Как стажеру. Потом будет больше.
        - Согласен, - сказал Венька.
        - Еще бы не согласен, - Курепов хохотнул. - Завтра в девять за тобой заедут. Черный «Шевроле». Будет стоять против твоего подъезда.
        - А как он узнает…, - начал было Венька, но осекся. - Хотя, у тебя же есть мой адрес. Вернее, у вас, Леонид Петрович.
        Венька уже начал подбирать к Курепову ключики. Нужно было сразу определиться, как к тому обращаться: на «ты» или на «вы». Курепов не ответил, значит на «вы».
        - Форма одежды…, сказал Курепов и цыкнул зубом. - Впрочем, какая у тебя может быть одежда. Купим, всё купим, старичок. Завтра чтоб не опаздывать. Не напейся там от радости.
        - Я не пью, - отозвался Венька.
        К чести родителей, они даже не сняли трубку параллельного телефона, не стали подслушивать. Определить, что тебя подслушивают, было весьма просто - звук сразу же «садился», становился тише и глуше.
        Когда Венька разбирал в гостиной диван, собираясь лечь, вошел Кирилл и, явно по заданию матери, попытался разговорить брата, но Венька в ответах был односложен, и после четвертого, кстати весьма тактичного, вопроса попросил: «Слушай, Кир, давай как-нибудь после. Мне завтра надо быть в форме».
        И Кирилл послушно утопал в свою комнатерку, хотя явно ничего не мог понять.
        Глава 6. Спортзал
        Утром черный «Шевроле», покружив по улицам, доставил Веньку к некой резервации, окруженной глухим забором. В воротах стоял мент, который, ничего не спросив у Веньки, пропустил машину. Воспитанный такой мент.
        Под сенью высоких раскидистых деревьев «Шевроле» плавно покатил по асфальтовой дороге к вырастающему впереди массивному зданию из стекла и бетона. Венька в окно видел аллеи из стриженного, образующего разные фигуры кустарника, теннисные корты, бассейны, окруженные деревьями лужайки, фонтаны, мраморные статуи. Хотя и площадь у резервации была немаленькая, а понапихано тут было всего изрядно. Наверное, и автоматы с бесплатным пивом есть.
        Всю дорогу молчавший и явно настроенный к пассажиру скептически шоферюга остановился напротив входа в здание и, не заглушая мотора, начал посвистывать и барабанить пальцами по баранке. Венька понял, что нужно выходить.
        - Что, зубы болят? - спросил он участливо.
        Шофер, молодой худощавый парень, повернувшись, показал пальцем на стеклянную дверь.
        - А, Герасим, - догадался Венька и вышел, бросив на прощание: - Лучше б собачку в питомник сдал.
        «Герасим», ничего не ответив, укатил.
        Войдя в открывшуюся перед ним дверь (на фотоэлементах, поди), Венька очутился в абсолютно пустом прохладном холле с небольшим фонтаном в центре и экзотическими растениями в перламутровых кадках вдоль стен. Была здесь широкая мраморная лестница, ведущая вверх, было аж три лифта и были два прохода - в правое и левое крыло. Вот и гадай, куда идти.
        Из правого крыла отдаленно донеслись до боли знакомые звуки: кто-то гортанно крикнул, вслед за чем чьё-то тело увесисто шлепнулось на маты. Венька направился туда, с каждым шагом становясь всё более уверенным в том, что в некоем спортивном зале идет разминка и что там работают три-четыре пары.
        В длинном коридоре горело дежурное освещение - лишь каждая пятая люминесцентная лампа, но все равно было достаточно светло. Пол был затянут ковровой дорожкой, затянут грамотно, без всяких там наплывов и морщин. Справа и слева были запертые помещения, два раза попались лифты и столько же раз мужские и женские туалеты. Стены были шероховатые с этим модным нынче объемным покрытием.
        Дверь в спортзал была нараспашку. Это был не тот зал, в котором Веньке приходилось проводить занятия. Тот был многостаночный, на все случаи жизни, как в школе - и с баскетбольными щитами, и с крючками для волейбольной сетки, и с пазами в полу для установки гимнастической перекладины, и с брусьями вдоль стены, и с конем в углу, и с горой матов, из которых собирался татами. Это был зал для борьбы и только для борьбы - со всамделишним татами, с разнокалиберными грушами, с обшитой кожаными матами, разрисованной различными силуэтами (в рост, согнувшись, отклонившийся вправо, отклонившийся влево) стенкой для отработки ударов ногами.
        В зале были четыре пары крепких парней и здоровущий бородатый тренер - все в кимоно.
        - С прибытием, - густо сказал тренер, увидев Веньку. - Заходи.
        - Мне, вообще-то, нужен Леонид Петрович, - произнес Венька, заходя.
        - Леонида Петровича здесь нету, но ты попал по адресу, - сказал тренер. - Вениамин Рапохин?
        Венька кивнул.
        - Надо отвечать: да, сэнсэй, - назидательно изрек тренер. - Повтори.
        - Да, сэнсэй, - отозвался Венька.
        Парни на татами, замершие было при появлении Веньки, вновь начали приплясывать друг против друга, нанося и парируя удары. В общем-то, ничего особенного.
        - Переодевайся, - тренер кивнул на раздевалку.
        Венька хотел спросить, а что бы было, если бы он, скажем, из холла пошел налево или бы поднялся по лестнице, но не спросил и хорошо сделал, так как вскоре увидел над выходом большой экран с рядом картинок на нем: въездные ворота, площадка перед зданием, холл, еще три неизвестных вида, и коридор, по которому он недавно шел. Всё здесь было схвачено и схвачено весьма грамотно.
        Переодевшись, Венька вышел на татами, разогрелся в паре с одним из парней, пресекая его попытки превратить разминку в настоящую схватку, после чего тренер, внимательно наблюдавший за новичком, выставил против него самого крупного и, похоже, самого сильного бойца.
        Прочие ушли с татами.
        Первые же секунды боя показали: у парня хорошо поставлены удары руками, особенно правой, но с ногами у него напряженка, тут он плавает, машет порой, однако невпопад, да и передвигается не шибко грамотно.
        Поначалу, пока шла разведка, Венька обходился блоками, нейтрализуя удары, каждый из которых, попади он в цель, был бы нокаутирующим, потом, когда парень подустал, а это случилось уже на второй минуте, провел комбинацию, в конце которой эффектно, но не сильно, щадящее, впечатал пятку в его челюсть.
        Потерявший всякую ориентацию, оцепеневший от боли противник плашмя рухнул на спину и застыл, а Венька без единой ссадины, ни капельки не запыхавшийся, свежий, будто и не было только что молниеносного, требующего точности и большого внимания боя, отошел в сторону и белозубо улыбнулся.
        Говорить тут было нечего. Все видели, насколько безукоризненны были движения новичка, как мимоходом разрушал он нападение спецназовца Гаврилова, способного убить ударом кулака, и как вдруг развернулась в нем гибкая пружина и на Гаврилова обрушился град неимоверно быстрых, отточенных, сокрушительных ударов, ослепивших, смявших, раздавивших спецназовца.
        А ведь Гаврилов в этой группе был лучший. И сейчас этот лучший лежал на матах и понемногу приходил в себя, боясь лишний раз вздохнуть, потому что было очень больно. Его оттащили на скамейку.
        - Может, со мной? - усмехнувшись, спросил тренер, который был на полголовы выше, то есть имел рост за два метра, и в два раза толще.
        Впрочем, за насмешливым тоном тренера проклевывалась некоторая настороженность - этот Рапохин был тот еще фрукт.
        Однако же, где это видано, чтобы новичок уходил победителем? Нужно было проучить. Это должен был сделать резкий и мощный Гаврилов - гроза вымуштрованных бандитов. Не получилось. Значит, нужно было это сделать самому. Не лезть же кучей. Лишний раз подкрепить собственный авторитет, за которым стояли не только богатырская сила, а и обладание черного пояса вкупе с титулом чемпиона России по боевому самбо.
        - Давайте, сэнсэй, - сказал Венька и вновь улыбнулся…
        Этот противник был посильнее и физически, и технически - недаром был тренером, но и у него с ногами были нелады. На растяжку шел тяжело, теряя на подготовку драгоценные доли секунды. Но руками бил, как двухпудовой гирей. Представьте себе, каково это отражать удары двухпудовой гири. Было больно, но Венька терпел.
        Очень скоро стало ясно - битюг этот, недурственно владея каратэ, тяготеет к самбо. Норовит зацепить за что-нибудь, ухватить хоть кончиками пальцев, чтобы потом, как бульдог, добраться до адамова яблока. Зацепить и подмять, задавить своим слоновьим весом, да еще при этом выкрутить какой-нибудь сустав либо придушить до полусмерти для острастки.
        Венька маневрировал, стараясь держаться в отдалении, и со стороны казалось, что тренер гоняет его по площадке, нещадно лупцуя своими кулачищами и пытаясь ухватить за кимоно. Он как бы полуприсел и протянул алчущие руки к добыче. В таком виде и гонял новичка, как зайца, награждая зуботычинами и охаживая тумбообразными ногами.
        Парни, стоявшие в почтительном отдалении, ибо Венька в любой момент мог попасться на прием и улететь в зал, ненароком зашибив кого-нибудь из зрителей, начали похохатывать. Кто-то свистнул.
        И тут произошло то, чего никто не ожидал. Венька вдруг завертелся волчком, выстреливая руками и ногами точно в цель, то есть в корпус и голову бородатого амбала, затем, продолжая крутиться, взвился высоко в воздух и с размаху въехал замершему с открытым ртом и выпученными глазами тренеру ногой в ухо. Бородач с шумом рухнул. Как любит поговаривать лидер «Яблока»: «Вот, собственно, и всё».
        Итак, тренер лежал, уткнувшись носом в маты, а Венька, свежий, без единого синяка, разве что несколько запыхавшийся, стоял над ним.
        Было тихо, только на скамейке постанывал продолжающий лежать Гаврилов да, жужжа, билась о стекло жирная черная муха.
        - Бей, - выдавил кто-то сквозь стиснутые зубы.
        Каратисты пошли на Веньку.
        - Жалеть, как этих двух, не буду, - предупредил он, не двигаясь с места. - Двоих-троих порешу, остальным как повезет.
        Те остановились, переглянулись. Этот ублюдок, этот бес механический, пожалуй, был способен и на смертоубийство. Вон как скалится, ирод, вон как глазищи-то полыхают. Бешеный, шизик, психопат чертов. Такого только пуля остановит, иначе наломает костей. Да-да, этот, похоже, был из тех ненормальных, кто лбом мог заколотить гвоздь в стену и с голыми руками кинуться на вооруженного мечом врага. И одолеть, потому что от бесконечных тренировок тело его стало стальным. Из тех, кто ударом кулака прошибал грудную клетку насквозь и бегал по вертикальной стене. Ну-ка его к черту.
        Каратисты отступили, и Венька понял, что победил.
        Глава 7. Пятерка за экзамен
        Между тем, в зале появился Курепов.
        - Оденься, Вениамин, - сказал он и нагнулся к лежащему тренеру, который уже пришел в себя, но встать пока не решался, в ногах правды не было.
        - Что, Сергеич, не ожидал? - спросил Курепов участливо.
        - Ожидал, - хрипло признался тренер. - Насторожил он меня, когда боролся с Гавриловым. Но ты же просил, Петрович.
        Он сел, шумно выдохнул, вытер лоб и осторожно потрогал ухо. Ухо было клюквенное и распухшее, как большой пельмень.
        - Просил, - согласился Курепов, после чего вытащил сигарету, закурил.
        Никто ему и слова не посмел сказать, хотя в зале курить было категорически запрещено.
        Венька из раздевалки прошел в душевую и уже шумел там водой.
        - А вы что же, орлы? - бросил в пространство Курепов, ни к кому особенно не обращаясь. - Я ведь и вас просил - проучить.
        - Да ну его к Аллаху, - сказал один из парней. - Мы его учить, а он нас убивать по одному. Спасибо огромное.
        - Испугались, значит, - констатировал Курепов, выпуская колечко дыма и любуясь им. - Значит, и другие испугаются. Ну, что ж, орлы, считайте, в вашем полку прибыло. Зовут его Вениамин Олегович Рапохин, подчиняется лично мне. Он, вообще-то, ничего, не шизоид, как вы, наверное, подумали. Ведь подумали?
        - Было дело, - недружно ответили «орлы»…
        Потом был тир в подвале, где Веньке пришлось пострелять из разного оружия. В школе до десятого класса он увлекался стрельбой по тарелочкам - это здорово развивало реакцию и глазомер, теперь это увлечение помогло, особенно удались упражнения с пистолетом, карабином и дробовиком. Было метание ножей, сюрикенов и острозаточенных дисков. Тут для Веньки не было никаких секретов, в своё время данный предмет он изучил досконально.
        Были бег, плавание, лазание по деревьям и канату, вождение мотоцикла и автомобиля, везде Венька был хорош, всё умел. Рядом постоянно находились Курепов и человек с тонометром, который нет-нет да измерял Венькино давление. После чего только разводил руками.
        Под занавес Курепов подвел Веньку к прогулочному, сияющему лаком вертолету и предложил сесть в кресло пилота - давай, мол, парень, покажи, на что способен в воздухе, но Венька благоразумно отказался. Это он пока не умел.
        Программа экзаменации была составлена так плотно, что они уложились до 13.00, после чего донельзя довольный своим выбором Курепов повел Веньку обедать.
        Стол был накрыт на втором этаже в комнате, застеленной ковром, с низким темного дерева сервантом, в котором поблескивал хрусталь, обширным кожаным диваном, видеодвойкой с огромным экраном. На стене висел большой портрет Председателя Госдумы в золоченой раме. Чем, в конце концов, Госдума хуже Газпрома с портретами Руководителя на стенах главного офиса?
        На распахнутых окнах колыхались белоснежные капроновые занавески, по комнате гулял легкий сквознячок, после уличной жары здесь было хорошо и приятно.
        На столе всего было вдоволь, в том числе жареные лобстеры, запеченные лягушачьи лапки, устрицы. Про копчености, всякие там колбасы, ветчины, буженины, окорока и говорить не приходится. Всё было разложено по фарфоровым тарелочкам, хрустальным салатницам, над которыми возвышались бутылки с «Боржоми», «Нарзаном», пивом «Туборг», и пара сосудов с тем, что посущественнее - с водкой и португальским портвейном.
        - Не думай, что так каждый день, - взглянув на смущенного этим изобилием Веньку, сказал Курепов и подцепил вилкой ломтик буженины. - Нынче я именинник, вот и раскошелился. Ну, и у тебя как бы крещение.
        Поместил буженину в рот, начал жевать, приказал, кивнув на «Боржоми»:
        - Открой.
        Что ж, хозяин - барин, кто платит, тот и заказывает музыку. Венька с каменным лицом открыл бутылку.
        - Налей, - сказал Курепов, пристально глядя на Веньку.
        Вот шакал, откровенно изгаляется. Венька, не дрогнув ни мускулом, налил «Боржоми» в его фужер.
        - Ненавидишь? - сказал Курепов. - Терпи. Экзамен еще продолжается.
        Ах, вот как, это, оказывается, экзамен. Только уже иного рода - экзамен на готовность лизать сиятельный зад.
        - Скажу откровенно, - продолжал Курепов, попивая пузырящуюся, стреляющую крохотными фонтанчиками воду. - Если бы ты в спортзале срезался, я бы тебя тут же и уволил.
        - А договор? - напомнил Венька. - Тысяча баксов в месяц, как стажеру?
        - Договор, не закрепленный на бумаге, не договор, - сказал Курепов. - Но и тот, что закреплен, тоже далеко не всегда договор. Ибо это Россия, страна без правил. Учти на будущее. Кстати, а что ты волнуешься-то? Ты же не срезался. Совсем наоборот.
        И подмигнул Веньке, и весьма даже симпатично улыбнулся. И из паскудного шакала превратился в нормального хорошего парня.
        Увы, Венька этому не поверил. Он был уже настороже.
        Появилась средних лет полная женщина в белом кружевном фартучке, которую Курепов назвал тетя Маша, принесла первое - огненное, красное, невероятно вкусное харчо.
        Лениво поедая острый суп, Курепов объяснил, что в Резиденции, как повелось называть данное местечко, имеется своя кухня, и что тетю Машу переманили из ресторана «Арагви».
        Далее он объяснил, что в Госдуме каникулы, поэтому в Резиденции пусто. Кстати, большинство депутатов, которые из глубинки, о Резиденции ничего не знают, да и москвичи-то знают далеко не все, а лишь избранные, ибо заведение это - элитное, засекреченное, служащее для многопрофильного обучения кадров высокого ранга.
        В детали Курепов вдаваться не стал, и Венька так и не понял, что это за многопрофильные кадры. Министры, что ли, которых с образования запросто кидают на атомную энергетику, а потом на финансы? Дипломаты-разведчики? Или, не дай Бог, американские сенаторы? Тогда понятно, почему они там в своём Капитолии такие умные.
        Тетя Маша принесла второе - эскалопы с картошкой под грибным соусом - и Курепов спохватился. Как же так: день ангела, а еще не остограмившись.
        Венька наотрез отказался от спиртного. На сей раз Курепов не стал его насиловать, нацедил себе водочки сам. Ловко нанизал на вилку маринованный грибок.
        Хлопнул стопку, сжевал грибок и сказал:
        - Знаю, что у тебя дома нелады. Эту ночь переночуешь здесь, на диване. Если хочешь, будет девочка. К завтрашнему дню подыщем тебе комнату - в Резиденции ночевать, сам понимаешь, не дело.
        Как, оказывается, уютно было жить на свете, когда за тобой присматривал кто-то с тугим кошельком. Нет, хороший всё-таки парень, этот Ленька Курепов.
        Венька поднял бокал «Боржоми» за именинника и с удовольствием принялся за хорошо прожаренный, в меру соленый и перченый, с золотистой хрустящей корочкой эскалоп…
        После обеда Курепов вызвал «Герасима», и тот повез их по магазинам. В Резиденцию они вернулись с пакетами, в которых была аккуратно упакована Венькина экипировка: несколько костюмов, рубашки, джинсы, обувь.
        Опытный Сергеич, который уже отошел от пережитого афронта, подобрал для Веньки подходящий бронежилет и «сбрую» с подмышечной кобурой. Тут же, на первом этаже, в помещении со стальной дверью Веньке выдали пистолет «Гюрза», магазин с патронами и разрешение на право использования данного пистолета.
        На ночь Курепов, как и обещал, устроил девочку - этакую белокурую, невысокую, но грудастую крутобедрую самочку. С портрета на трудящуюся в неверном лунном свете парочку, комкающую простыни, катающуюся по разложенному на полкомнаты дивану, оглашающую пустынный этаж боевыми криками и воплями, строго, но понимающе смотрел мудрый Председатель Госдумы.
        Глава 8. Запутанная система
        Отныне Венька весь день находился рядом с Куреповым. Тот был весьма деятельным молодым человеком, всё стремился в народ. Выйдет, понимаешь ли, из машины и ну молоть с кем-нибудь из прохожих, ну молоть. Пока собеседник один - можно контролировать ситуацию и из машины, но беда в том, что долго это не продолжается, уже через минуту вокруг жестикулирующего Курепова начинает скапливаться народ. Приходится вставать за спиной в качестве живого щита и следить за окружающими в оба.
        Народ был и в магазинах, и на рынках, и на фабриках, куда, правда не часто, наведывался Курепов. Но особенно много народа, просто глаза вытаращишь, бывало на митингах. У Курепова был особый нюх на митинги. Как где-нибудь в Москве или Московской области случается митинг - Курепов туда. И обязательно он - первый говорун, и обязательно лезет на сцену или какой-нибудь постамент, чтобы лучше видели. Никакого понятия о том, что так оно лучше прицеливаться. У Веньки в такие моменты просто сердце замирало и начинало биться раз в минуту, а Курепов потом ржал над ним и объяснял, что коли он народный избранник, то должен быть рядом с народом. Народ не выдаст, народ свой в доску, какого-нибудь там охальника с берданкой, киллера, так сказать, живо скрутит в бараний рог.
        На полученный аванс в размере пятисот долларов Венька первым делом купил черные очки - в них легче было, стоя спина к спине с внедрившимся в массы Куреповым, игнорировать скользящие по нему, Веньке, народные взгляды. Во взглядах этих порой читалось о себе такое, что лучше и не рассказывать. Присосался, мол, к великим, клоп, ишь, харю наел…, но всё-всё, больше ни гу-гу. Не рассказывать, так не рассказывать.
        Помимо хождений в народ были и какие-то слеты, какие-то заседания, какие-то дела в Доме Правительства, куда Венька был не вхож. Он ждал на стоянке за баранкой вверенного ему черного «Ауди», жевал бесконечный «Орбит» и слушал «Европу-Плюс». И честно говоря, не больно-то скучал. Такая жизнь ему нравилась.
        День заканчивался тем, что Венька отвозил Курепова на Новослободскую, где тот проживал, после чего ехал на Гиляровского, где снимал комнату. Комната оплачивалась работодателем, то есть Куреповым.
        Следует добавить, что Курепов на первых же порах снабдил Веньку мобильным телефоном, так что тот теперь всегда был при связи, но домой позвонил только на третий вечер после ухода. Трубку к счастью взял Кирилл. Если бы это был не Кирилл, Венька не стал бы разговаривать.
        Кирилл накинулся с вопросами, чувствовалось, что обрадовался, и Веньке пришлось отвечать, что с ним теперь, да как. Потом Кирилл начал осторожненько, с подходцем вставлять Веньке клизму: пропал, мол, и молчок, мать места себе не находит, но Венька вывернулся, сказав, что решил не путаться под ногами и жить один. Говорили долго.
        После этого разговора Венька понял, что здорово соскучился по брату.
        Покровитель Гыга молчал уже трое суток, и Венька пребывал в полной уверенности, что всё делает правильно.
        На самом деле Гыге было не до Веньки, который находился под присмотром «внедренного» Курепова. Гыга вел осторожного Максимчика по извилистой ухабистой дороге политической интриги.
        Если кому-то кажется, что кардинально сменить правительство, то есть поменять всех министров до единого, - это просто, тот глубоко ошибается. Это отнюдь не просто, ибо каждого министра можно сравнить с пауком, сидящим в центре огромной сети-паутины. Сеть - это система министерства со всеми управлениями, департаментами, комитетами, отделами, структурами на местах. Все радиальные нити ведут к министру-пауку, тот в курсе всего и вся, тот внедрен в систему по самые уши, не уцепишь.
        Многочисленные сети со своими папами-пауками проникают друг в друга, пронзают одна другую, переплетаются между собой, а сами папы связаны воедино общей пуповиной.
        Страшно запутанная система. Гыга не раз чесал свой косматый череп. Выдергивать каждого министра по одному - другой потянется, да не так, как надо, а боком, враскоряку, вопя и выбалтывая при этом секреты. Кому это нужно, чтобы выбалтывались секреты? Выдирать всех сразу - то же самое, что у человека одним махом вырвать все тридцать два зуба. Вся, извините, харя перекосорылится и крыша слетит. Не восстановишь.
        Поэтому действовать надо осторожненько, обрезая корешки и ниточки, либо же использовать простой и действенный способ - концы в воду. Например, автотранспортное происшествие с трагической гибелью папы-паука. Или героический выпрыг папы со своего балкона, что на двенадцатом этаже. Или внезапное утопление в собственной ванной - вот тут слова «концы в воду» подходят как нельзя более. В общем, способов много, но нельзя же, чтобы все пауки-министры перекинулись одновременно. Это кого угодно насторожит.
        Короче, приходилось кумекать.
        Уже на нескольких пап были заведены уголовные дела, а в их кресла благополучно посажены «внедренные» - люди молодые и не успевшие нигде измазаться.
        Уже был раскрыт «заговор» пап, ведающих энергетикой, экономикой и финансами, которые якобы умышленно толкали страну в пропасть.
        Президент своим указом освободил от занимаемых должностей всех силовых министров, как не обеспечивающих надлежащий порядок в стране. Митинги, понимаешь, горячие точки, коммунисты шастают по улицам с красными флагами, того и гляди в Кремль припрутся с требованием освободить.
        Максимчик тут же ловко затыкал образовавшиеся дыры своими людьми.
        Вроде бы всё делалось грамотно и последовательно, с необходимыми паузами, то есть как бы в процессе многотрудного расследования, с многословным и невразумительным обсасыванием в СМИ, то есть как бы в процессе всенародного обсуждения, но ропот поднялся.
        Особенно вредно роптал некий депутат-правдолюбец, так и норовящий клюнуть в маковку, так и стремящийся задеть за живое. Нашел, к чему придраться, за что зацепиться. «Караул, - разорялся на весь мир депутат. - Переворот. Чрезвычайка». И то тут, то там острым своим аналитическим скальпелем вскрывал гнойные нарывы, образовавшиеся на месте верховной власти. От власти только брызги летели.
        Глядишь, и другие, не такие шустрые и не такие мозговитые, начали ему подпевать. Имелись в виду вечно путающиеся под ногами так называемые патриоты, которым вроде бы перекрыли все ходы-выходы, но которые умудрялись-таки найти щель, высунуться из неё и кукарекнуть.
        Ох, не любил президент этих кукарекальщиков, этих петушков, но особенно не любил депутата-правдоискателя, который в этот раз уж больно здорово разошелся, опасен стал не в меру, будто и не сидел на его, президента, государственных харчах. Долой! «Я тебе покажу долой», - думал президент.
        Максимчику ничего не нужно было объяснять, он и так всё понял.
        Звали депутата Лука Корнеевич Абрамов.
        Глава 9. Есть один гад
        - Есть дело, - сказал Курепов. - После оного ты перестаешь быть стажером и становишься пайщиком в доле. Знаешь, что это такое?
        - Что? - спросил Венька.
        Близился конец рабочего дня. Они, наплававшись в бассейне, сидели на скамеечке, обсыхали. Сегодня пришлось поездить по району, по проселкам, так что пыль въелась до печенок.
        - Пайщик в доле - это когда ты в связке, а связка поднимается в гору, - объяснил Курепов. - Гора, между прочим, золотая.
        - Что за дело? - спросил Венька.
        - В общем, ты уяснил - доля тоже золотая, - сказал Курепов и этак небрежно огляделся, хотя зачем тут-то, на своей территории, оглядываться?
        - Это валютный счет за рубежом, - продолжал Курепов. - Это прорыв в будущее. Это настоящее богатство, Вениамин, когда купить яхту или особняк - раз плюнуть. А поскольку ты в связке, то это еще и власть. В недалеком будущем. Но к делу.
        - Вот и я о том же, - сказал заинтригованный Венька.
        - Короче, есть один гад, - произнес Курепов, прищурившись. - Всем жизнь портит, стерва. Его надо убрать.
        Сказал, как обухом по голове хватил. Веньке показалось даже, что он ослышался, но нет, Курепов, повернувшись, смотрел в упор и ждал.
        Тут и молчавший доселе покровитель Гыга ожил и зашептал: «Давай, брат, соглашайся. Это твой шанс».
        - Э-э, - промямлил Венька. - Мэ-э.
        С другой стороны, а что тут особенного - убрать? Убрать можно и на ринге - были же случаи, когда на соревнованиях перешибали напрочь сонную артерию или всмятку дробили горло. Одному, вон, саданули кулаком в грудь, а он возьми да помри. Разрыв сердца в результате очень сильного и точного удара. А не остановись тогда, в зале, каратисты, ныне дружбаны, пойди на жесткий контакт, так и пришлось бы кого-нибудь убить. Зол был тогда Венька, ох, зол.
        А сейчас он зол не был, однако же приходилось подчиняться. Тем более, что убрать нужно было гада.
        - Ладно, сказал Венька и вздохнул, вспомнив вдруг, как называется такого рода исполнитель.
        Он называется киллером.
        - Молодец, - похвалил Курепов. - А-то заблеял было, я уж подумал - перепугался парень. Это Венька-то, железный Венька, который в одиночку раскидал девятерых и двоих из них, кстати, пришиб.
        - Пришиб? - слабо спросил Венька.
        - Двое скончались в больнице, - подтвердил Курепов. - У одного кровоизлияние в мозг, у другого порвана печень. Так что ты у ментов на крючке, парень. Но не боись, пока ты со мной, всё будет в ажуре.
        Тело уже высохло, плавки пока были сырые, снова было жарко. Куда-то протопал Сергеич, приветствовал взмахом руки. Теперь Венька был как бы на правах второго тренера, обучал своим особым приемам, но, разумеется, далеко не всем. На крючке у ментов. Ах ты, черт возьми.
        - Расстроился? - сказал Курепов. - Плюнь. Милиция - такой же товар, как и всё остальное, покупается и продается за милую душу. В общем, так: из Резиденции никуда. Перекусишь в буфете, передохнешь в гостевой. В девять, то бишь в 21.00, выйдешь из корпуса, сядешь в «Шевроле». Шофер Пяткин, он маршрут знает. Кроме того, будет Гаврилов, он клиента знает в лицо. Работаете в паре с Гавриловым, подстраховывая друг друга. Пяткин будет ждать в соседнем переулке. Нужно инсценировать пьяную драку. В машине найдете парики и бороды. Наденете перед операцией.
        Он подмигнул, ухмыльнулся и добавил:
        - Как революционеры, едрена вошь.
        - Адрес клиента? - сказал Венька.
        - Не нужен адрес, - ответил Курепов. - В десять клиент возвращается из…, короче, возвращается домой. Машину отпускает на Тверской. Всегда ходит одним и тем же переулком. Народу в это время никого. Гаврилов тебе все объяснит.
        Он встал и потянулся. Молодой, а уже малость тронулся жирком. Хотя плавает, как утка, на двадцатипятиметровке обогнал Веньку на полкорпуса.
        - Потом вернетесь в Резиденцию, я буду ждать… Не наследите там, - предупредил Курепов и, поглядывая направо-налево, вяло потащился к душевым, где в раздевалке висела чистая одежда.
        Грязную одежду вышколенная прислуга уже отнесла в химчистку, которая находилась в подвале Главного Корпуса.
        Вскоре и Венька встал и тоже потащился к душевой - тело было, как не своё, разнежилось под солнышком. Ничего не хотелось делать, но делать было нужно.
        Глава 10. Лобное место
        В 21.00 Венька вышел из Главного Корпуса и сел в «Шевроле». За рулем был Пяткин (тот самый «Герасим»), рядом с ним сидел Гаврилов.
        Машина тут же тронулась.
        «Шевроле» поколесил по городу, углубляясь помаленьку в центр, затем выехал на Тверскую и помчался к Белорусскому вокзалу, потом, когда до вокзала было рукой подать, свернул в один из переулков и, проехав сотню метров, остановился под липами напротив пустой школы.
        - Передай камуфляж, - сказал Гаврилов. Голос у него был грубый, напористый.
        Венька передал ему парик и бороду, сам начал маскироваться. Борода щекотала шею, парик под Битлз залезал в глаза.
        - Как? - Гаврилов повернулся, чтобы его видели и Пяткин и Венька.
        Парик у него был курчавый, коричнево-рыжий, борода такая же, что в сочетании с вечно насупленными рыжими бровями и угрюмым взглядом создавало образ бандюги с большой дороги. Увидишь такого - вздрогнешь, поневоле перекрестишься.
        - В самый раз, - неуверенно сказал Пяткин.
        Гаврилов заметил это колебание, предложил Веньке махнуться, но Венька предложение отверг. Он уже посмотрелся в зеркальце и остался доволен своей внешностью, внешностью хиппаря шестидесятых.
        - Надень очки, - посоветовал он Гаврилову.
        В очках Гаврилов стал еще свирепее.
        На том решили остановиться.
        Дворами до соседнего переулка было рукой подать.
        Гаврилов с Венькой прошлись по нему, выбрали место поглуше, место встречи, в сквере между домами, после чего вернулись в машину и стали слушать нескончаемую «Европу-Плюс». Без пятнадцати десять они направились в сквер.
        Гаврилов сел на скамейку метрах в тридцати от лобного места, Венька встал за кустами так, чтобы видеть напарника. Когда клиент, проходя, оставлял позади скамейку, Гаврилов должен был встать. Это служило сигналом - вот он, родненький.
        Мимо прошел парень с бородкой, Гаврилов сидел.
        Появился пузатый бородач, чем-то неуловимо напоминающий Сергеича, Гаврилов сидел.
        Когда появился третий, тоже с бородой, Веньке стало весело. Что у них там - слёт или проверка на вшивость? Конкурс на лучшего полевого командира?
        Мимо скамейки прошли трое, и Гаврилов встал. Вот черт. Двое были парнюги с накачанными бицепсами, а тот, что между ними - тощенький, лет пятидесяти, в белой рубашке с коротким рукавом. Кого бить-то? Кто из них гад?
        Осенила страшная догадка: а ведь мочить придется всех троих. И тут уже никакой пьяной дракой не пахнет - таких мордоворотов убить голыми руками могут лишь специально обученные мордовороты. Причем абсолютно трезвые.
        Но кто из них? Наверное, вот этот, субтильненький. Эх, сюда бы «Гюрзу». Хлопнул и, имея фору в тридцать метров, на отрыв. Шиш бы догнали. Нет, нет, всё не то, придется мочить всех.
        Всё это промелькнуло в Венькиной голове, а между тем Гаврилов, поднявшийся со скамейки, сказал вдогонку троице:
        - Товарищ, спички есть?
        И даже руку протянул, в которой оказалась сигарета. Артист, да и только.
        - Нету, - бросил левый бугай, не оборачиваясь.
        - Вот досада-то, - забормотал Гаврилов, идя следом. - У кого ни попросишь, всё нету.
        У него, у артиста, и голос изменился, стал мягче, просительнее.
        - Отвали, слышишь? - сказал левый бугай, останавливаясь.
        Другие двое тоже остановились, но он им махнул рукой - идите, мол, сам разберусь, это недолго, - и они потопали прямо к лобному месту.
        - А ежели поискать? - всё так же мирно осведомился Гаврилов.
        - Чего тебе, дядя? - мордоворот, не замечая широченных плеч Гаврилова, пошел на него. - Я же сказал - отвали.
        Гаврилов попятился якобы в растерянности, на самом же деле он следил за действиями Веньки, а амбал загораживал.
        Вот тот выскочил из-за кустов и ударом кулака поверг наземь тщедушного, после чего повернулся к своему мордовороту, который уже встал в боевую стойку. Эти ребята тоже были обучены.
        «А ведь он не знает, кто из них клиент», - подумал вдруг Гаврилов и рявкнул:
        - Тощего дави.
        Всё понявший амбал ругнулся и, рассчитывая на быструю победу, ринулся на Гаврилова.
        Противником он оказался серьезным. Гаврилову под его напором пришлось даже отступить. Прошли два болезненных удара ногой. Этот гад умело бил по точкам. Но вот он зевнул, и Гаврилов провел боковой в челюсть, потрясший амбала до глубины души. Однако, он был весьма крепок, этот мордоворот. Другой бы уже лег пластом, потому что удар был нокаутирующий, а этот стоял. Гаврилов двинул ему в подбородок, двинул чисто, классически, хотя Венька на тренировках и поругивал его за то, что он, Гаврилов, частенько скатывается на боксерские приемы и удары. Но что поделаешь - в ответственные моменты на первый план почему-то всплывали старые боксерские навыки.
        Голова у амбала безвольно дернулась, и он рухнул на спину, хрустко впечатавшись затылком в асфальт. Гаврилов встал ему коленом на грудь и для верности свернул шею.
        Венька услышал про тощенького, но его мордоворот лез нахрапом, размахивая руками и ногами, как заведенный. Он вел себя достаточно грамотно, и средней руки каратиста уже завалил бы наверняка. Растяжка у него была будь здоров и прыгучесть была о-го-го. Пожалуй, уже и от сильного каратиста осталось бы мокрое место. Этот боец был на голову выше того, что достался Гаврилову.
        Однако же, ему не повезло, что он встретился с Венькой.
        Он так и не понял, что же произошло. Противник вдруг исчез из поля зрения, и на него обрушился град резких, кинжальных, рвущих ткани и ломающих кости ударов. Лопнула диафрагма, оторвалась селезенка, встало дыбом, порвав кожу, ребро, зашипело и забулькало в перебитом горле. Изуродованный мордоворот мешком повалился на асфальт.
        Венька не стал добивать - умрет сам.
        А клиента, между тем, на месте уже не было. Не лежало. Утёк тихой сапой. Вроде бы только что был вот тут, под кусточком, ан нет, уполз, хорек, мелкой татью. Венька захлопотал по кустам.
        Гаврилов в это время закончил со своим противником. Увидев мечущегося Веньку, всё понял и гигантскими шагами помчался на помощь.
        Из-за куста, как привидение, поднялся тощий с пистолетом, нацеленным в Венькину грудь, который он неумело держал обеими руками. Пистолет ходил ходуном, но их отделяли всего полтора метра.
        Грохнул выстрел, мимо, Венька прыгнул, выбил оружие и пальцами сломал хлипенькое горло. Дохляк упал, зевая, как рыба, и через пару секунд затих с открытым ртом. Глаза его остекленели. Венька пощупал артерию на шее - так и есть, остановилось сердце.
        Подлетел Гаврилов, выдохнул:
        - Задел?
        - Черта с два, - ответил Венька. - Дергаем отсюда.
        - А второй? - бдительно спросил Гаврилов. - Я своего пришил.
        - Тоже готов, - произнес Венька, посмотрев на бездыханного амбала.
        - Линяем, - сказал Гаврилов.
        Глава 11. В нашем деле лажа не проходит
        Курепов был доволен. Закатил пирушку по первому разряду, с девочками и последующим групповичком. Он знал, что нужно делать, чтобы ребятки отмякли.
        Венька на сей раз отказался от своих принципов, выхлестал как воду бутылку водки и поначалу вел себя так, будто это действительно была не водка, а вода, то есть был тих, сдержан, но потом как-то неожиданно его развезло, и он стал навязчив. Рассказал поначалу Курепову, потом то же самое Гаврилову, а потом, слово в слово, рыжей Ксении о том, как в него стрелял тощий гад и с полутора метров умудрился промазать. Но тс-с, это тайна.
        Затем так же неожиданно, вот ведь черт железный, Венька отрезвел, накинулся на копченую курочку, на балык, выдул пластиковый баллон «Кока-колы» и к началу плотских развлечений к радости положившей на него глаз Ксении был, как огурец.
        Где-то в два ночи заработавших кучу бабок девиц дежурный мент в милицейском «Форде» развез по домам, нечего им было делать в Резиденции.
        А утром из десятичасовых новостей включивший телевизор и жадно глотающий минералку Венька узнал, что вчера вечером от рук бандитов погиб знаменитый правозащитник депутат Лука Корнеевич Абрамов. Была фотография на черном фоне, звучала печальная траурная музыка.
        Веньку как ледяной водой окатило. Вот тебе и гад. Черт возьми. Старший Рапохин этого самого Абрамова частенько нахваливал, приговаривая: «Наш человек. Побольше бы таких, от нынешних сволочей перья бы летели. Ничего, он наковыряет компромат-то, уже в Швейцарском банке копает. Всю Россию растащили, сволочи».
        Нет, ну надо же. Самолично убил. А это, оказывается, тот самый Абрамов. Экая глупость-то. Подставили, мерзавцы.
        «Но я же не знал, - оправдываясь, подумал он. - Я ж его сроду в глаза не видел».
        Утешение от этого, однако, было слабое.
        Между тем, фотографию и закадровый текст сменил комментатор, который сообщил, что нападение совершено рядом с домом, в котором проживал Абрамов, куда тот направлялся вместе с сыновьями Александром и Федором, имеющими возраст 22 и 24 года. Александр также убит, Федор Абрамов госпитализирован в крайне тяжелом состоянии.
        По сведениям, полученным от жителей близлежащих домов, в районе трагедии были замечены четверо неизвестных мужчин, носящих бороды. Возможно, с помощью накладных бород они специально исказили свою внешность.
        Бандитское нападение совершено без применения оружия, что говорит о совершенном владении бандитами боевых искусств, поскольку братья Абрамовы были известны в спортивном мире, как мастера восточных единоборств.
        Далее на экране, сменяя друг друга, появились четыре фоторобота, в одном из которых с некоторой натяжкой можно было узнать Гаврилова.
        Закончилось сообщение заверением, что врачи приложат все усилия, чтобы поставить на ноги Федора Абрамова. И тогда многое в этой трагедии перестанет быть тайной.
        Венька вырубил телевизор.
        За стеной в комнате, где пребывал Гаврилов, что-то грохнуло - очевидно, Гаврилов хряснул стулом об пол, - затем в запертую дверь задергались, замолотили.
        Венька, бывший в одних плавках, открыл.
        На пороге, как и ожидалось, стоял одетый в плавки же, покрытый буграми мышц, с волосатыми грудью, плечами и руками Гаврилов. Суженные глазки его были налиты кровью. Злая, кровожадная, могучая обезьяна.
        - Ты что это, гомик? - наступая, заорал Гаврилов и тяжелыми своими руками пихнул Веньку в грудь.
        Венька отступил на шаг, думая, дать или не дать этому примату бутылкой по башке. Бутылка с минералкой всё еще была у него в правой руке.
        Гаврилов вновь пихнул, но не попал, так как Венька отошел в сторону. Гаврилов по инерции сделал шаг вперед, и тогда Венька треснул его донышком по тугому загривку.
        Гаврилов пал на колени, замотал головой.
        - Сядь, Костя, - миролюбиво сказал Венька.
        Гаврилов поднялся, сел на стул, исподлобья уставился на Веньку.
        - Я тебя понимаю, Костя, - сказал Венька, расхаживая по упругому ковру. - Но и ты пойми. Не убиваю я лежачего. Не шакал я, Костя, и не гиена. А этот лежачий - труп. Уж я-то знаю. Врачи врут - такого не вылечишь.
        - Много ты врачей знаешь, - буркнул Гаврилов, потирая шею. - Кроме того, была договоренность - следов не оставлять. Хороший свидетель - мертвый свидетель.
        - Что же в тебе злости-то столько, Костя? - сказал Венька, усаживаясь на неприбранный диван. - Ты хоть знаешь, кто такой этот Абрамов?
        - Гад, - ответил Гаврилов. - Шкура продажная.
        - Ошибаешься, Костя, - сказал Венька, но тут в комнату вошел Курепов.
        - Выйди, - велел он Гаврилову.
        Тот криволапо вышел. Широченная его спина обильно поросла волосами.
        - Ну? - сказал Курепов, сев на горячий после Гаврилова стул и кивнул на выключенный телевизор. - Твои комментарии?
        - Шиш они кого найдут, - ответил Венька.
        - И это всё?
        Венька пожал плечами - а что, мол, еще?
        - Смотри, Рапохин, - сказал Курепов бесцветным голосом. - В нашем деле лажа не проходит. Наказать рука не поднимается, люблю я тебя, подлеца, но впредь чтобы был и контрольный выстрел в голову, и выкрученная шея. Чтобы клиент заткнулся навеки. Чтоб болтался на намыленной веревке, чтоб стоял на дне водоема в чугунных башмаках, чтоб был размазан по асфальту в результате наезда, чтоб каша осталась…
        Венька смотрел на него, будничным голосом смакующего живописные подробности, и думал: «Тебе бы пособия писать по душегубству. Цены бы тебе не было, маньяк чертов».
        Курепов внезапно замолчал, будто услышав Венькины мысли, пожевал губами, пристально глядя на него, и сказал:
        - Чего глазами-то забегал? Не нравится? А ты привыкай. Дело надо делать хорошо и чисто.
        - Какое же это дело - убивать? - отозвался Венька. - Моё дело вроде бы охранять.
        - У нас, парень, у всех одно дело, - назидательно произнес Курепов. - Прикажут мне - иди прирежь Папу Римского, пойду и прирежу. Хотя и знаю, чем это для меня кончится. Приказ, брат, дисциплина. К тому же, нечасто придется убивать, может, больше и вовсе не придется. Но готовым быть необходимо в любой момент.
        Он встал и сказал:
        - С этого дня ты уже не стажер. Ты профи. Зарой свои сомнения, никого не жалей. Хуже нет жалеть, обязательно проколешься. Слушай Покровителя.
        «Покровителя, - промелькнуло в голове у Веньки. - Он тоже знает Покровителя».
        - Младший Абрамов не жилец, - сказал Курепов. - Разделал ты его, как Бог черепаху. Страшный ты человек, Рапохин.
        Венька шмыгнул носом.
        - Простой, русский, страшный человек, - сказал Курепов. - Мясорубка. Хочешь, кликуху тебе дадим: «Мясорубка»?
        - Не-а.
        - Как знаешь, - сказал Курепов. - Через полчаса завтрак в буфете, потом работа. Прошу не опаздывать.
        Глава 12. Будни охранника
        Вновь закрутилось, завертелось колесо будней. В основном Венька был при активном Курепове, но порой приходилось сопровождать группы важных, как гусаки, народных избранников, которые вдруг выплывали из своего солнечного безмятежного отпуска и толпой ехали, скажем, в напряженную Грузию или, скажем, в совсем не напряженный Цюрих. Сопровождать приходилось до аэропорта, далее охрана менялась.
        Постепенно Венька перезнакомился с массой охранников, подозревая, и не без оснований, что это лишь верхушка айсберга. Сам айсберг, белый и холодный конгломерат из представителей бесчисленных служб безопасности, был скрыт в стылой зеленой пучине, именуемой конфиденциальностью.
        О, эти ребята знали много, и от знаний этих частенько припахивало смертельной опасностью. Они, эти парни в белых перчатках, были пропитаны тайной, подчинившей себе всю их жизнь. Поэтому были они загадочны и немногословны, быстры и непредсказуемы, элегантны и неприступны. Казалось, что от них веет каким-то терпким одеколоном, но Венька знал - это запах сопровождающей их смерти. Любой из них был готов в любую секунду подставить грудь под пулю, но при этом, опередив на долю мгновения, послать пулю первым.
        Поначалу, на ранней стадии знакомства, никто из них нипочем не раскрывался, оставаясь молчаливым и загадочным, изучающим новый объект, то бишь Веньку, потом помаленьку оттаивал.
        Кстати, и питекантроп Гаврилов, будучи на службе, становился точно таким же - молчуном с непроницаемым взором. Перенимал понемногу от более опытных коллег. Сам-то он, оказывается, лишь месяц назад покинул бравые ряды спецназа, где, как известно, вовсе не обязательно выглядеть джентльменом, а напротив - желательно быть этаким лихим волкодавом в армейском камуфляже с черной пиратской косынкой на бритом черепе и в коротких стоптанных пропыленных сапогах.
        Бывали у Веньки задания и совершенно иного рода. Например, проследить, куда этим вечером причалит господин Н., где, так сказать, заночует. Далее Веньке давался отбой.
        Однажды пришлось целый день наблюдать за подъездом и фиксировать всех входящих и выходящих на скрытую в дипломате видеокамеру.
        Как-то довелось гонять по городу на «Нисане» за каким-то «Бьюиком», периодически оповещая по мобильнику некоего Леху, где они в данный момент находятся. «Бьюик» был скоростной и верткий, а движение в Москве - сами знаете какое, приходилось напрягаться.
        Было задание и совершенно особого рода, имеющее целью припугнуть, образумить, когда группа крутых ребятишек, и Венька в том числе, взломала ворота в большущий склад и перевернула там всё вверх дном. Занятие, надо сказать, было весьма утомительное. Одних мешков с сахаром там был вагон. Ящики с водкой стояли неприступной Джомолунгмой. Отсвечивали пластиком горы обтянутых пленкой «Байкалов», «Спрайтов» и «Пепси». Высились до потолка штабеля коробок с баранками, сухарями и конфетами. Чего тут только не было: и ананасные ломтики в банках, и персиковые компоты, и коржи для тортов, и мешки с орехами, и коробки с зефиром. Короче, умаялись, круша всё это. Осыпались сахарным песком и облились сладкими сиропами, впору хоть в печь сажай.
        Короче, скучать не приходилось.
        Но основным, повторимся, была охрана Курепова. И тут случалось всякое.
        На одном из выступлений в Курепова из зала полетели яйца. Яйца были свежие и расквашивались смачными желтыми разводами. По Курепову, дрожа и переливаясь, текли белки и желтки. Венька, среагировав (дело было вечером), вырубил в зале свет и увел скользкого бугра через запасной выход.
        Однажды, когда они стояли в толпе, некий мужичок совершенно безобидной внешности выудил вдруг из кармана внушительный разрядник, которым запросто можно убить быка, и чуть было не ткнул им Курепову в висок. Венька, смотревший в противоположную сторону, успел среагировать и перехватить злодейскую руку. Сработало шестое чувство.
        Как-то поздним вечером, ссадив Курепова у подъезда его дома на Новослободской, Венька совсем уж было собрался уехать - переключил скорость, занес ботинок над педалью газа, но тут сработало это самое шестое чувство. Он выскочил из машины, бросился к открывающему дверь в подъезд Курепову, бесцеремонно отпихнул его.
        Лампочка на первом этаже была вывернута, лестница погружена во мрак - к лифту предстояло добираться в темноте. Венька, не заходя, прислушался, различил еле уловимый шорох и отпрянул в сторону. Раздался хлопок, вслед за чем увлекаемая сильным магнитом дверь с лязгом захлопнулась.
        Венька слетал к машине за фонарем, врубил его, вынул из кобуры «Гюрзу» и, набрав код, распахнул дверь. Мощный фонарь ослепил какого-то типа с пистолетом в руке. Пистолет был с глушителем и нацелен на дверь. Вновь раздался хлопок, но фонарь мешал прицелиться, и пуля пролетела мимо. Тогда выстрелил Венька. Тип сломался в поясе и упал.
        Затопали ботинки, кто-то устремился наверх. Венька привычно определил, что бегут двое. Нет, уже трое, третий присоединился на втором этаже. Курепов жил на третьем.
        - Ждали, сволочи, - повернувшись к Курепову, сказал Венька.
        Депутат в ответ лишь проворчал что-то и заскрипел зубами. Этот зубовный скрежет был странен и противоестественен. Не мог так человек скрежетать, для этого нужно было иметь какие-нибудь несокрушимые железобетонные резцы.
        Лицо Курепова, освещенное жиденькой лампочкой под загаженным плафоном, поразило Веньку. На него смотрел волк. Лоб в морщинах, в суженных глазах бешенство, ноздри хищно вывернуты, рот оскален, а крупные белые зубы крепко сжаты и мощные клыки торчат, как у вампира. Впрочем, нет, с клыками перебор, клыки человеческие, но горло постоянно вибрирует, издавая приглушенное рычание.
        Венька засопел, вынул мобильник и набрал номер ближайшего отделения милиции. Гоняться по темным крышам за вооруженными подонками не было никакой охоты. Потом по пяти ступенькам поднялся на лестничную площадку. Курепов последовал за ним.
        Тип был безнадежно мертв. Пуля попала ему в лоб. Он лежал на боку, согнувшись буквой «Г», размозженный затылок лаково поблескивал при свете фонарика и также поблескивала лужа крови, набежавшая под головой.
        Тип этот был молод, темноволос, одет стандартно - черная безрукавка, джинсы, кроссовки. К сожалению, он ничего теперь не мог сказать. Чертова привычка убивать наповал, хоть бы сегодня промахнулся, сказал себе Венька. Этих, что уже на крыше, наверняка не поймать - дома старые, построенные впритык, уйти по крышам не проблема. Узнать, кто заказчик, не у кого.
        - Мда, - произнес Венька. - Заказчика не найти.
        - Не боись, - отозвался Курепов, который уже вновь стал самим собой, у которого уже шерсть на холке не дыбилась. - Покровитель найдет. Мы их всех, стервецов, под корень вырежем.
        Он нагнулся над трупом, жадно принюхиваясь, того и гляди начнет лизать кровь.
        Да нет, глупость всё это. И волк этот привидевшийся глупость, и эта его жадность на кровь.
        - Пошли, - сказал Венька, взяв Курепова за руку. - Нечего тут.
        Между тем, на лестнице была тишина, не скрипнула, не хлопнула ни одна дверь. И за дверьми была тишина, как будто не прогремел недавно оглушительный пистолетный выстрел.
        Глава 13. Шеридан
        Вскоре прикатил милицейский УАЗик. Менты поздоровались с Венькой за руку, вежливо козырнули депутату Курепову. Венька вкратце объяснил, как было дело, после чего менты упаковали труп в пластиковый мешок и как вязанку дров закинули в салон.
        Далее двое ментов поднялись на седьмой этаж, где удостоверились, что люк на чердак нараспашку, двое других, доверив свой драгоценный транспорт Веньке, пошли было в разные стороны вдоль домов, разглядывая освещенные окна подъездов, но быстро вернулись. Тем временем спустились вниз первые двое. Ловить улепетнувших злодеев было дохлым номером. И вообще, дело было трухлявое. При трупе никаких документов, возможно его опознают родственники, знакомые, если он москвич и имел в городе таковых. Но скорее всего, как обычно, это приезжий. Что касается пистолета с глушителем, то таких сейчас тьма.
        Менты побожились, что утром лестница будет вымыта, погрузились в УАЗик и укатили.
        - На полу спать любишь? - спросил Курепов.
        - Не-а, - ответил Венька.
        - А придется, - сказал Курепов. - Если, конечно, у тебя не два дивана.
        - Имеется в виду, что едем ко мне? - уточнил Венька. - А на кой ляд?
        - Не засну я здесь, - признался Курепов. - Кровища эта. А завтра надо быть свежим.
        - Надо, так надо, - сказал Венька…
        Венькина комната, чистая и уютная, где Венька лишь ночевал, Курепову категорически не понравилась. Не так должен жить член команды. Ну, что это такое? Окно на проезжую часть, где, поди, с шести утра громыхают самосвалы. Пол обшарпан, обои грязные, отклеившиеся, диван продавлен, даже телевизора нет.
        Наворчавшись, Курепов лег на продавленный диван и мигом заснул. Венька же ворочался на брошенном на пол одеяле, ворочался, переворачиваясь со спины на живот и обратно, так как на боку лежать было совершенно невозможно, пока, наконец, не погрузился в спасительный сон. Впрочем, так ли спасительный? Во сне этом, тревожном и красочном, огромный рыжий волк лакал натекающую откуда-то густую алую кровь и исподлобья смотрел круглыми желтыми немигающими глазами…
        Следующий день был весьма приятным - Ванька по протекции Курепова получил в комбанке беспроцентную ссуду со сроком погашения 25 лет. Ссуда была несуразно большая - 100 тысяч долларов, замучаешься погашать, но присутствующий при сём Курепов успокоил, что погашать не обязательно. Банк для того и существует, чтобы однажды благополучно лопнуть. Возвращения ссуды никто не затребует. Бывший с ними директор комбанка по фамилии Вайнштейн любезно улыбнулся и согласно кивнул.
        После этого удивительно просто, прямо-таки шутя, была куплена трехкомнатная квартира на Ленинском проспекте. Выглядело это так. Распрощавшись с Вайнштейном, Венька с Куреповым сели в «Ауди» и покатили по указанному Куреповым адресу, что на Ленинском проспекте, где их ждал некто Сеня с договором на куплю-продажу жилья, украшенному всеми полагающимися подписями и печатями, и квитанцией об оплате. Веньке оставалось лишь отстегнуть указанную в квитанции сумму 50 тысяч долларов, вслед за чем Сеня исчез. Вот и вся купля.
        Курепов по-хозяйски провел Веньку по большой, только что после евроремонта, квартире, заглянул в уютную застекленную лоджию, в шикарную ванную комнату, включил и выключил на кухне микроволновую печь, спустил воду в финском унитазе. Как бы между делом намекнул, что квартира продана по остаточной стоимости, на самом деле она стоит много больше. Вслед за этим Курепов вызвал по мобильнику Пяткина с его «Шевроле», а Веньке наказал ждать - вот-вот должны привезти обстановку, этим ребятам следует отдать 30 тысяч баксов.
        Венька кивнул. От сумасшедших сумм, как от водки, плыла голова.
        Потом, когда привезли и начали расставлять итальянские гарнитуры, застилать полы коврами, размещать в комнатах домашний кинотеатр, компьютер, музыкальный центр - всё далеко не дешевых моделей, прилаживать к водяной системе стиральную машину, затаскивать на кухню громадный японский холодильник, привинчивать кондиционеры, зеркала в золоченых рамах и вообще наводнять квартиру массой красивых дорогих вещей, Венька понял, что и обстановка продана по какой-нибудь остаточной цене. Не могло всё это стоить 30 тысяч, тут пахло чем-то гораздо б-о-льшим.
        Но уговор есть уговор, Венька отдал ровно столько, сколько велел Курепов.
        Позже, когда Венька, заперев стальную дверь в хоромы на два суперзамка, приехал в Резиденцию, выяснилось, что обормоты, организовавшие вчера покушение на Курепова, пойманы. Было их трое и они были чем-то так напуганы, что немедленно во всём сознались.
        Заказчика они не видели, задание получили по телефону, сумку с оружием, адресом и четвертью гонорара взяли на Казанском вокзале в ячейке, которую указал заказчик. Своего телефона этот дядя не оставил, сказал, что позвонит сам. В общем, и тут дохлый номер.
        Напуганы же они были кошмаром, который и во сне не привидится. Утром в дверь «хаты», которую они снимали на четверых (включая убитого вчера вечером Шеридана), вошел этот самый Шеридан, причем запертая дверь распахнулась перед ним с треском. Вместе с ним вошел тяжелый свинцовый запах крови. Был Шеридан бел, как мел, с отливом в синеву, из раны во лбу сочилась черная кровь, а из черного развороченного затылка периодически вываливались зеленые ошметки и смачно шлепались на пол. Вслед за чем начинали дымиться, распространяя тошнотворное зловоние.
        Наемники, не успевшие еще встать, лежали в кроватях, дрожали с перепугу.
        Квартира была однокомнатная, на седьмом этаже, единственный выход перегораживал бродящий туда-сюда и наблюдающий за бывшими дружками Шеридан. Глаза у него были жуткие, в которые лучше не смотреть. Желтое с прозеленью яблоко и зрачки-дырки, через которые, казалось, можно увидеть мозг. Но там, в дырках, была чернота.
        Один из наемников, сверкая голым задом, попытался прошмыгнуть мимо Шеридана, но был схвачен за горло и брошен на кровать с такой силой, что бедное ложе развалилось. Сам же наемник помимо многочисленных ушибов получил легкое сотрясение мозга.
        - Не рыпаться у меня, - глухо, как из могилы, сказал Шеридан, после чего восковым пальцем набрал по телефону «02» и уже совсем другим голосом, бодреньким надтреснутым тенорком, произнес в трубку:
        - Але. Это жилец беспокоит. Тута у нас на Плещеева пять квартира пятьдесят семь бандюги живут. Вчерась на Новослободской паренька одного шлепнули, что в подъезде стрелял в депутата. Так это его дружки. Поди, ищете? Ага. Пять, пятьдесят семь. Плещеева. Дома они, дома, пошустрее, ребяты.
        Положив трубку, Шеридан вновь заговорил глухим заунывным голосом, адресуясь к наемникам:
        - Расскажете всё, что знаете. Не врать. Буду контролировать. В случае чего голову откушу.
        Он вдруг так разинул рот, что в него запросто можно было бы вкатить большой арбуз. Рот этот был полон желтых с коричневым налетом зубов. Язык был огромен и лилов, нёбо сизое, со скользкими наплывами.
        Неуловимо быстро оказавшись у ближайшего к нему наймита, он нагнулся над ним и сомкнул пасть, прихватив голову несчастного до плеч.
        Бедняга задергался, замычал что-то, засучил ногами.
        Шеридан почмокал, блаженно закатив глазки под потолок, затем отпустил обслюнявленную голову. Наемник, всхлипывая, принялся судорожно вытираться.
        Какой-то паренек, бегом спускавшийся с верхних этажей, остановился перед распахнутой дверью, сказал с отвращением: «Ну и вонища. Кошка, что ль, сдохла?», - и, дробно топая, скатился вниз.
        - А с тобой что сделать, миляга? - спросил Шеридан, подходя к следующей трясущейся от страха жертве…
        Прибывшие через десять минут омоновцы обнаружили открытую настежь дверь, трех примотанных антенным кабелем друг к другу, ворочающихся на полу голых мужиков, паспорта, пистолеты и патроны на кухонном столе, здесь же доллары в упаковке и пару пакетиков с героином. Никого больше в квартире не было.
        Всё было преподнесено, как на блюдечке.
        В квартире, если не считать разваленной постели, было относительно чисто, но запах стоял совершенно мерзостный. Просто какой-то убийственный запах.
        А бандюги были жалки и чем-то смертельно напуганы.
        Глава 14. Что же мы так бедны-то?
        Надо ли говорить, что Гыга, прикинувшийся Шериданом (любил он эти милые шалости) и так напугавший наемников, шепнул Курепову на ухо имя заказчика.
        Имя это в столице было весьма известным и принадлежало субъекту, делающему заявку на верховную власть. Где-то ему Курепов перешел дорогу, но скорее всего дело было не в этом. В Курепове дальновидный этот дядя, богатый и хитрый чиновник высокого ранга, по-видимому, разглядел опасного конкурента.
        Расправиться с этим сановником, как расправились с Абрамовым, было затруднительно - он охранялся что тебе шапка Мономаха в Алмазном Фонде и сам мог прописать ижицу кому угодно.
        Но недолго уже оставалось ждать. Уже Максимчик готовил проект Указа, а Президент в Горках-9 накапливал силу и волю, чтобы его подмахнуть. И тогда никакой высокопоставленный сановник не будет страшен, ибо Курепов становился реальным и могущественным носителем власти. Об этом тоже шепнул Гыга…
        Новое жилье непременно требовалось обмыть, на этом настаивал Курепов. В 17.30 он отпустил не успевшего ударить палец о палец на работе Веньку, дабы тот выдвинул на середину гостиной стол, накрыл его скатертью, а когда в 19.00 из ресторана привезут ужин, расставил всё, как положено. Приглашенных будет двое - друзья Курепова по Плехановскому, с которыми вскорости предстоит работать вплотную. Ребята умные и дошлые. Никаких баб, стервы не должны знать об этой квартире. От них, от стерв, с их мукомольным языком только вред. Первейшие наводчицы, хотя, может быть, даже и не подозревают об этом.
        - Давай, Вениамин, дуй, - сказал напоследок Курепов. - Мы будем после 19.30. Я знаю, баксы жгут карман. Можешь заехать к родичам, подкинуть им с пяток тысяч. Покровитель не возражает.
        Видно, Покровитель этот совсем уже передал Веньку под патронаж Курепову. Перестал посещать, вещает его языком. Обидно, досадно, но ладно.
        Представьте теперь, какие глаза сделались у восседающих на скамейке бабушек, когда перед подъездом остановилась шикарная черная иномарка и из неё вышел весь из себя Венька Рапохин. То есть, в принципе-то он был одет весьма просто - белая рубашка с галстуком, черные брюки, но всё это было с иголочки, без единой морщинки, качественное, не какое-то там китайское однодневное барахло. Был Венька загорел, аккуратно причесан, в модных черных очках, при себе имел кожаный кейс с хитрыми золочеными замочками. Бабкам сказал не обычное «Здрасьте», а «Здорово живем, бабули», отчего те совсем уже рты поразевали.
        Поднявшись на лифте на шестой этаж, Венька своим ключом открыл дверь и очутился в до боли знакомой атмосфере с привычным запахом маминого лосьона, жареных котлет, кофе и дрожжец - поди, опять заквашивали бражку.
        Просматриваемая из прихожей кухня была пуста, на плите на малом огне стояла накрытая крышкой чугунная сковорода и пыхтел, собираясь выпустить толстую струю пара, чайник.
        Из спальни выглянул одетый в майку и спортивные портки папахен, сделал круглые глаза, сказал неуверенно:
        - Чтоб мне лопнуть. Венька.
        В спальне грохнули чем-то тяжелым, ойкнули, и в коридор, завязывая пояс на халате, вышла мама.
        - Ну, наконец-то, - сказала она. - А-то совсем пропал…
        Как раз и картошка с котлетами поспели. Отец вынул из кастрюли пахнущие укропом малосольные огурчики, водрузил на стол бутылку чистейшего первача.
        Венька хоть и сел за стол, но от ужина категорически отказался. Было в его голосе что-то такое, уверенное, что однозначно указывало - настаивать и переубеждать бесполезно. Дабы скрасить некоторую резкость, он добавил, что приглашен на торжество и что в запасе у него от силы десять-пятнадцать минут. От стола к столу, сами понимаете, скакать не резон, не зайцы.
        Мама не обиделась, положила второго отцу и себе, начала рассказывать, что у Кирилла с работой какая-то ерунда, что-то там налоговая раскопала, а Кириллу отвечай. Нашли крайнего. Отец же надулся, нахмурил брови, засопел, молчком налил и хлопнул стопку.
        - Всё нормально, - сказал ему Венька. - Не обижайся. В следующий раз.
        После чего сходил в коридор к своему кейсу и вернулся с пачкой стодолларовых купюр.
        - Я теперь неплохо зарабатываю, - добавил он, положив пачку на стол.
        - Это сколько ж тут? - спросил отец, который, кажется, уже отмяк.
        - Десять тысяч.
        - Ой, сынок, - сказала мама. - Не воровские ли?
        - Нет, - ответил Венька. - Я в охране у депутата Курепова.
        - Нынче что депутат, что вор - разница невелика, - заметил отец, хрупая огурчик.
        - А Абрамов? - сказал Венька и услышал, как хохотнул Покровитель. Напомнил-таки о себе.
        - Таких, как Абрамов, раз-два и обчелся, - помрачнев, отозвался отец. - Честен был, потому всем и мешал. Найти бы эту сволочь, кто его убил. И в упор из крупнокалиберного, чтоб в клочья. Вперемешку с дерьмом.
        - Будет тебе, - сказала мама. - Развоевался. Лучше за Веню порадуйся. Вон какой подарок сделал. Спасибо тебе, сынок.
        Она взяла Венькину руку, погладила и, прошептав «Дающему да воздастся», вдруг поцеловала её.
        Внутри у Веньки всё перевернулось. Сдвинулись какие-то глубинные пласты, накренились стены возведенной под чутким руководством Покровителя крепости, зашуршал, осыпаясь, песок, посыпались камни.
        «Эй-эй, - встревожено закричал Покровитель. - Полегче там».
        А горло уже подпирали слёзы. Зачем она сделала это? Как нищенка, которая хватает и начинает слюнявить руку подавшего милостыню. Господи, какое унижение. Что же мы так бедны-то?
        «Во-он, - заорал Покровитель. - Вон отсюда».
        Неведомая сила заставила Веньку выметнуться из-за стола, схватить кейс, выскочить в дверь… Очнулся он уже в машине.
        Бабки, мимо которых он, шумно топая, промчался, оживленно галдели и интенсивно жестикулировали. Две из них, встав со скамейки и приставив ладошку козырьком, зорко высматривали, что там, на шестом этаже, делается. Но нет, с окнами Рапохиных всё было в порядке, они были не колоты, из них не валил дым и не раздавались крики о помощи.
        Венька дал по газам и умчался.
        Глава 15. Делёж портфелей
        В 19.00 четверо молодых людей, подобострастно поздоровавшись, занесли в коридор четыре большие увесистые коробки и, раболепно попрощавшись, удалились.
        Венька, на душе у которого было сумрачно, распаковал коробки, выставил на застеленный белоснежной скатертью стол тарелки и салатницы с деликатесами и невиданными салатами, поставил в микроволновку судки с мясными и рыбными блюдами.
        В трех коробках, разделенных пластинами картона на ячейки, была чисто жратва, в четвертой имели место горячительные напитки и предметы сервировки, начиная от посуды и кончая накрахмаленными салфетками. Всё предусмотрели, холуи.
        «Именно так - холуи, - немедленно прокомментировал Покровитель. Он теперь, увидев Венькину слабину, не отпускал его ни на минуту. - Надо быть хозяином жизни, иначе сомнут, стопчут. Поэтому все вокруг холуи. Подчеркивать это, может быть, и не стоит, но знать нужно обязательно. Иметь, так сказать, в виду».
        К приезду Курепова с приглашенными стол был накрыт. Необременительная, но требующая тщательности возня отвлекла от мрачных мыслей, настроила на предстоящий ужин. Этому в какой-то степени поспособствовала и шикарная обстановка, в которой отныне предстояло жить.
        Бездна, возле которой вдруг очутился Венька, неожиданно понявший, что в бездне этой находятся сейчас все-все, включая родителей, включая Кирилла, включая соседей и говорливых бабок, бездна, имя у которой была нищета, испугавшая своей липкой безысходностью, своей беспросветностью, отпустила. Всё, вроде бы, встало на свои места и всё было не так уж плохо.
        «Нервы не в дугу», - сказал себе Венька, на чем и успокоился.
        Эти двое, что приехали с Куреповым, были с Венькой предупредительны, не показывали своего превосходства (как же, Плехановский за плечами, а у тебя, парень, кроме черного пояса и головы, способной забивать гвозди, что?), но как-то поначалу Веньке с ними было неуютно. Как-то быстро они его, пару раз встрявшего в разговор, поставили на место, то есть затолкали в угол. Вежливенько так, культурненько. И он поначалу всё правильно понял. Никакой он в этой роскошной квартире не хозяин, а так - мебель, сторож. Но потом весьма неожиданно ситуация изменилась, и эти двое начали относиться к нему с уважением. Ничего понять было невозможно. В дальнейшем Курепов объяснил, что это и есть политика - менять собственные позиции, показывать себя то так, то этак. Обижаться на это не стоит, иначе прослывешь дураком, много лучше относиться к этому с юмором.
        Одного из гостей, высокого лощеного брюнета в очках, звали Георгием, второго, плотного, массивного и тоже не маленького, с короткой рыжеватой щетиной на голове - Осипом. Соответственно фамилии у них были Хлебников и Аксельрод.
        Когда выпито и съедено было достаточно (Венька ел и пил, не отставая), завязалась несколько странная беседа, весьма похожая на заговор. Троица плехановцев, называя Президента Бурым, Максимчика Серым, а существующее правительство всех скопом баранами, никого особенно не выделяя, начала распределять властные портфели.
        Курепову безоговорочно досталось премьерство, Жоре и Осе вицепремьерство. Называя известные им троим имена и клички, выбрали министров. У Веньки спросили, кем он хочет быть - министром по чрезвычайным ситуациям или культуры. Венька, хохотнув, выбрал культуру.
        У Курепова возникло сомнение по поводу министра финансов: Дохлер-де может не потянуть.
        - Дохлер да не потянет? - усмехнулся Аксельрод. - Так потянет, что другим ничего не останется.
        - Вот то-то и оно, - сказал Курепов. - Именно это я и имею в виду. А надобно делиться. Дохлер лучше застрелится. Но кого тогда?
        Возникла пауза, и в эту паузу, зная, что терять нечего, с ходу внедрился Венька.
        - Есть кадр, - сказал он. - Экономист, юрист, бухгалтер.
        - Кто? - спросил Курепов.
        - Мой брат.
        - Что закончил?
        - МГУ с отличием, - ответил Венька. - Теперь пашет в частной фирме.
        Плехановцы переглянулись. МГУ тоже что-то значил. Впрочем, слово оставалось за Куреповым.
        - Завтра вечером привезешь его сюда на собеседование, - сказал Курепов. - Понравится - милости просим. Покровитель не возражает.
        Веньку бросило в жар. Неужели и тут повезло? Он уже понял, что разговор этот пусть между пьяными мужиками, но весьма серьезен. И нечего было хихикать. Покровитель знал дело туго. Значит, культура и финансы. Ничего себе!
        - Бурый плох, - сказал между тем Курепов. - Но он - единственный гарант. Другие будут вставлять палки в колеса. Следовательно, никаких других, а Бурому обеспечить максимальный уход. Всё самое лучшее. Искусственное сердце, искусственную почку, даже член искусственный, если понадобится. Всё невозможное. Пересадить мозги, если будет нужно.
        - А так бывает? - спросил Хлебников.
        - Не бывает, так будет, - сказал Курепов, уже видящий себя премьером. - За зеленые всё будет. Ты что, сомневаешься?
        - Коммуняги упрутся, - невозмутимо заметил Аксельрод. - И так уже шумят, что Бурый мертвее Мао Цзе Дуна.
        - Черт с ними, - бросил Курепов.
        - Что бараны? - спросил Хлебников. - Тебе там наверху виднее.
        - Идет планомерный отсев, - ответил Курепов. - Мекают порой, когда здорово прижимают, но и только. Бараны и есть бараны.
        - Может, Серого в Президенты? - неожиданно предложил Аксельрод. - Личность известная, учиться не надо - и так всё знает. К тому же здоров, в шунтах не нуждается.
        - Не поймут-с, - сказал Курепов. - Харизма не та.
        Венька, не встревающий в этот разговор, слушал и думал, что вот именно сейчас «дорогие россияне» смотрят свои старенькие телевизоры, лопают перловую кашу, читают, ругаются, целуются и Бог весть что еще делают, и никто из них не знает, что в некой квартире на Ленинском проспекте запросто пьют водку и решают вопросы государственной важности никому пока не известные молодые люди, которым определено завтра быть правителями. И ему, Веньке, в будущем правительстве выделено местечко. От этого становилось тревожно и радостно, но больше тревожно, потому что одно дело обучать каратистов или грудью вставать на защиту любимого депутата, и совсем другое - руководить культурой страны. Всей этой махиной - с циркачами, библиотекарями, актерами, писателями, художниками. Это ж придется общаться с заслуженными деятелями, народными артистами, академиками. Все ведь попрутся к тебе.
        Тяжелый груз ощутимо лег на плечи, придавил.
        Взглянув на его кислую физиономию, Курепов усмехнулся и сказал:
        - Брось, старик. Это так же просто, как жрать и пить. Дистанцируйся, не принимай всерьез. У тебя будет куча помощников.
        - Это точно, - подтвердил Хлебников. - Чем выше сидишь, тем легче работать. Самая суета у клерков.
        - Если что - поможем, коллега, - пообещал Аксельрод. - Вместе воз-то тянуть.
        - Какой там воз - детскую колясочку, - сказал Курепов. - Растащили уже воз-то. Вот с этого заявления и начнем. Мол, дорогие россияне, положение в стране аховое, всё разворовано, разбазарено, но мы сделаем всё возможное, чтобы… Чтобы что? Кто знает?
        Поскольку все молчали, Венька произнес:
        - Чтобы прекратить ваши мучения.
        Аксельрод с Хлебниковым дружно зааплодировали, а Курепов сказал:
        - Видишь, сколько в тебе глубины и тонкости. А говоришь - не потянешь. Еще как потянешь.
        И предложил налить. Что было принято без возражений.
        Глава 16. Сам тупой
        На следующий день в шесть вечера Венька подъехал к офису фирмы, в которой работал Кирилл. Звякнул в парадную дверь. Изнутри откликнулась какая-то тетка:
        - Закрыто.
        Венька вновь звякнул, настойчиво, три раза.
        Открыла уборщица в белом халате со шваброй в руке. За спиной её стояли столы с компьютерами, народу не было никого.
        - Говорят же…, - начала было тетка, но тут из глубины комнаты раздалось: «Это ко мне, тетя Варя», - и из-за дальнего стола поднялся Кирилл. Махнул рукой.
        Венька прошел к нему.
        Был Кирилл озабочен и встрепан, глаза его блуждали. Видно было, что человек страшно занят.
        - Поехали, - сказал Венька.
        - Куда? - Кирилл так и тянулся к работающему компьютеру, скользя взглядом то по Венькиному лицу, то по монитору, причем монитор с каждым мгновением притягивал его всё больше и больше. Трудоголик чертов.
        - Тебе что, больше всех надо? - сказал Венька. - Чего ты тут один торчишь?
        - Да как-то кто куда, кто в лес, кто по дрова, вот один и остался, - пробормотал Кирилл и ловко ткнул пальцем в клавишу киборда.
        - Постой, постой, - заговорил он, впиваясь глазами в экран. - Ну-ка, ну-ка.
        И, не садясь, стремительно забегал пальцами по клавиатуре. Клавишник, органист, И.Николаев со своей Н.Королевой.
        - Всё, - Венька взял да вырубил системный блок.
        Монитор тут же почернел.
        Кирилл похлопал глазами и сказал:
        - Ну, ты глупый. Ну, ты тупой.
        - Сам тупой, - парировал Венька и выключил сетевой фильтр.
        После чего, крепко взяв под локоток, повел не особенно упирающегося Кирилла на выход.
        - Чья тачка? - спросил Кирилл, едва они сели в машину.
        - А ты как думаешь? - сказал Венька, выруливая на проезжую часть.
        Кирилл вздохнул и заметил:
        - Мог бы догадаться. Особенно после этого царского подарка. Кстати, ты что так внезапно ускакал? Нехорошо. Предки в недоумении.
        - Погоди, братан, - сказал Венька. - Намечаются крупные изменения. Появляются крупные должности. Короче, я тебя порекомендовал, а едем мы на собеседование.
        - С кем?
        - Зовут его Леонид Петрович Курепов. Твоя задача понравиться.
        - Курепову? Это который депутат? - уточнил Кирилл. - Не, под депутата не пойду. Люди это временные, им дадут под зад, а нам, грешным, куда? Им-то хорошо, они себе министерские пенсии выхлопотали, у них льготы, они номенклатура, а мне уже такой работы, как сейчас, не найти. Сам знаешь.
        - А ты пробовал? - сказал Венька. - Ты как в эту свою дурную фирму вляпался, так из неё ни шагу. А возможностей, между прочим, тьма. Не меньше, чем в Штатах. Теперь относительно Курепова. Сегодня он депутат, а завтра - второй человек в стране. Указ уже готов. Понял, чем старик старуху донял?
        Кирилл заморгал, засопел. Дошло, наконец-то, что дело серьезное.
        - Да ты не переживай, - сказал Венька. - Чем выше сидишь, тем легче работать. Самая суета у клерков.
        Тут Венька, как видите, позволил себе плагиат. Подтибрил у Хлебникова понравившуюся ему формулировку.
        - Вот ты скажи мне, где был твой шеф, когда я пришел? - продолжал Венька, сворачивая на перекрестке направо и уверенно вливаясь в несущийся поток разномастных машин. - Шеф был ушедши. Потому как у него имеется маленькая серая лошадка, которая пашет. То есть, ты. А получает он раз в десять больше твоего. Я неправ?
        - Не знаю, - сказал Кирилл.
        - Ну, так и посылай его на три литеры.
        - Вот черт, - сказал Кирилл. - Всё так неожиданно. Как, говоришь, его зовут? Леонид Петрович? Не ошибиться бы. Он как мужик-то? Ничего?
        - Какой там мужик, чуть старше тебя, - ответил Венька.
        - Совсем уже гарант охренел, - сказал Кирилл. - Скоро правительство в яслях набирать будут. А как через тройку месяцев по заду отвесят? Следуя обычаю. Куда тогда?
        - За три месяца, дорогуша, ты обеспечишь себя на пятьсот лет, - усмехнувшись, произнес Венька. - Будто сам не знаешь. Умные люди говорят: мне бы часик побывать премьером, чтобы успеть документ справить, банк учредить или какую фирму, а то просто открыть счет и перевести туда зарплату учителей, - и всё, и больше ничего не надо. Зарплата у учителя маленькая, но когда их, маленьких, много, получается о-го-го.
        - Ну, ты жук, я посмотрю, - сказал Кирилл.
        - Это не я жук, - ответил Венька. - Это, братан, жизнь такая - жучиная…
        Венькина квартира потрясла Кирилла своим великолепием. На сей раз он не стал уточнять, чьи хоромы. Подразумевалось, что Венькины. Он лишь оценивающе посмотрел на брата, который особыми талантами в ментальной сфере никогда не блистал, и молча опустил глаза. А что тут скажешь?
        Венька организовал на кухне ужин из остатков вчерашнего пиршества (этих остатков в холодильнике хватило бы еще на два основательных застолья), усадил Кирилла за стол, а сам поехал в Резиденцию.
        Через полчаса он вернулся с Куреповым.
        К этому времени Кирилл уже поужинал, помыл за собой посуду и сидел теперь в гостиной перед огромным телевизором.
        Венька выключил телевизор, вслед за чем вышел, оставив Кирилла с Куреповым.
        Разговор продолжался минут десять, не больше, после чего Курепов позвал Веньку и велел отвезти себя обратно в Резиденцию. По дороге сообщил, что Кирилл - это то, что надо, с чем он, Венька, может поздравить брата. Сам Курепов оставил Кирилла в неведении - так замес круче получается. Вот только двух Рапохиных а одном правительстве быть не должно, достаточно Веньки. Кириллу же, поскольку он будет сидеть на мешках с деньгами, можно дать псевдоним Миллионщиков. А? Звучит чисто по-русски.
        - И вот что, - добавил Курепов. - Пусть завтра же берет расчет в своей лавочке, нечего позориться. После обеда привезешь его в Резиденцию, поставим на довольствие.
        Всё сказанное Куреповым Венька слово в слово передал Кириллу. Тот обрадовался, однако признался при этом, что не очень-то верит в успех дела. Уж больно замахнулись. Куда к черту: из экономистов в частной фирмочке сразу в министры. Из депутатов - в председатели правительства. Маниловщина, брат, прожектерство.
        - Заклевали нас, братан, - ответил на это Венька. - Затюкали. Ни к чему-то мы не пригодны. Пеньки с ушами. А мы и верим всем подряд, как последние идиоты. Да если в таком настроении выходить на ринг, любой первогодок тебя разделает под орех. Очнись, братан.
        Вслед за чем отвез Кирилла домой, наказав после обеда никуда не отлучаться.
        Глава 17. Рапохин, вы уволены
        Следующий день была пятница. Кирилл не рискнул резать по живому, вышел на работу и как-то закрутился, завертелся, забыв обо всём на свете.
        Нашедший его здесь после обеда Венька не стал мудрствовать лукаво, а пошел и прямо в кабинете набил молодому наглому шефу морду, набил быстро и бесшумно, оставив на физиономии веские аргументы и не тронув при этом корпус шефа. Это было не больно, но обидно до чертиков. Поняв, что имеет дело с профессионалом по мордобою, шеф даже не пикнул.
        После этого Венька объявил, что действует по указке Кирилла. Хлюпающий расквашенным носом шеф немедленно выкинул на стол трудовую книжку Кирилла.
        Эту книжку Венька предъявил Кириллу, возвестив, что с этой секунды тот уволен. Кирилл начал рваться к шефу, громко требуя объяснений, Венька, гогоча, удерживал его, сотрудники от всего этого возбудились, разгалделись.
        Из своего кабинета выглянул одевший черные, на пол-лица, очки, прикрывающийся платком шеф и гундосо провозгласил:
        - Рапохин, вы уволены. В среду зайдете за расчетом.
        Кирилл обмяк.
        - Не иначе - зуб на тебя имеет, - заговорил Венька, уводя Кирилла к машине. - Ничего не хочет слушать. Спрашиваю: как он, как работник? Ты, то есть. А он, в смысле шеф: что, мол, сбежать намылился? Скатертью дорога. И книжку твою на стол - бац.
        - Врёшь ты всё, - сказал Кирилл. - С чего вдруг он в очках? Думаешь, я не понимаю?
        - Молоток, раз понимаешь, - похвалил Венька, распахивая перед ним дверцу своего «Ауди». - И чтоб я тебя больше в этой шараге не видел…
        Мент, козырнув Веньке, пропустил «Ауди» внутрь Резиденции, в этот оазис внутри раскаленной, пропыленной, загазованной столицы. Здесь и воздух почему-то был другой, и казалось, что не так жарко. Здесь было тихо и безлюдно, ты был предоставлен самому себе, ты был волен делать, что хочешь, но это была иллюзия. Окружающие предметы были нашпигованы телекамерами, просматривался каждый сантиметр пространства. Внимательные глаза следили за каждым твоим движением. Если что не так, из сопряженных с телекамерами форсунок тебя могло обдать струей снотворного газа. Но могло и не обдать, а мог появиться взвод бойцов спецохраны, ребят хорошо оплачиваемых, дорожащих своим местом, и это было много хуже газа, потому что ребятам этим ненароком сломать тебе руку или выбить мимоходом челюсть не составляло никакого труда. Для появления этой бравой команды, выходцем из которой, кстати, был Гаврилов, достаточно было, чтобы система идентификации тебя не опознала.
        Вся публика, периодически посещающая Резиденцию, была внесена в соответствующие каталоги компьютерной сети, на которую замыкались все системы, в том числе и система безопасности, поэтому любой из них мог спокойненько, в одних плавках прошлепать к бассейну и плюхнуться в голубые упругие волны. Либо возлечь на шезлонг, подставив свою жирную белую тушку коварному ультрафиолету. Либо погонять в большой теннис.
        Но чужим здесь делать было нечего. У чужих здесь под ногами горела земля.
        Кирилл крутил головой направо-налево. Всё здесь ему нравилось, всё восхищало. Подумать только, в пределах Садового Кольца такое великолепие. Кто бы мог предположить? Поистине, деньги имеют безграничную власть. Точнее, те, кто имеют власть и деньги, могут позволить себе всё.
        В вестибюле Главного Корпуса их встретил радушный Курепов, который, оттерев Веньку, встал в середке между братьями, обнял Кирилла за плечи и повел к лифту, воркуя о предстоящих планах. Вроде бы ворковал о деле, а, если вдуматься - ни о чём. Насобачился на многочисленных митингах. Но Кирилл его слушал на полном серьезе и кивал в знак согласия. Значит, затронул ушлый депутат нужные струны.
        Поднялись на третий этаж в канцелярию, которую Курепов вскрыл своим мастер-ключом. Сказал в микрофон пароль, чтобы на срабатывание охранной сигнализации не среагировала тревожная группа. Здесь Кирилл самолично, удивив Курепова скоростью, внес в компьютер свои анкетные данные.
        Далее Кириллу были выданы десять тысяч долларов на одежду и мелкие расходы, а также пластиковая карточка, дающая право бесплатно обедать и ужинать в кафе и ресторанах города. Карточка эта кроме того позволяла ездить в общественном транспорте, брать в аптеках лекарство, посещать выставки, мероприятия, концерты и т.д., и т.п. - и всё даром.
        В понедельник должен был быть решен вопрос с покупкой льготного жилья и с прочими льготами.
        Тут Веньке стало завидно - ему к этим льготам пришлось идти через каждодневный риск и насилие над собой. Одни Абрамовы чего стоили.
        В понедельник же, продолжал Курепов, должен выйти Указ, так что, братишки, готовьтесь. Чтоб, значит, у каждого по светлому костюмчику, по свежей рубашке, по модному галстуку. Жара - черный цвет не пойдет. Но костюмчики чтоб отличались. К тому же мы вас рассадим, а то больно вы, братовья, похожи. Телезритель может обратить внимание.
        - Телезритель? - пролепетал Кирилл. Веньке тоже стало не по себе.
        - Если Максимчик позволит, будут папарацци, - сказал Курепов. - Новый кабинет как-никак.
        Спустились в вестибюль. Почти тут же из левого крыла появился подполковник Егоренков в штатском, комендант, и, спросив разрешение у Курепова, вручил Кириллу пропуск в Резиденцию.
        Где, в каком кабинете, на каком этапе они сняли Кирилла, было непонятно, но фотография на пропуске была вполне подходящая, как будто Кирилл специально позировал.
        - В общем, так, - сказал Курепов. - Тебе, Кирилл, придется взять псевдоним. В Указе ты фигурируешь, как Миллионщиков. Под этой фамилией ты будешь зарегистрирован в отделе кадров Белого Дома, но во всём остальном ты остаешься Рапохиным. Это, кстати, очень удобно: министр финансов не будет высвечиваться в личных зарубежных счетах.
        - А министр культуры? - осведомился Венька.
        - Культура наша бедна и к бюджету не имеет ровным счетом никакого отношения, - ответил Курепов. - Ну, а если министр за творческую деятельность получает гонорары и переводит их в Швейцарию, то это его личное дело.
        Курепов подмигнул этак блудливо, после чего продолжил:
        - Выпячивать родственные отношения ни к чему. Суббота и воскресенье - ваши. В воскресенье ни граммульки. В понедельник к девяти оба сюда. И особенно обратите внимание: об Указе и вообще о грядущих изменениях никому ни слова…
        Супруги Рапохины были приятно удивлены, когда в квартиру ввалились Кирилл и Венька, нагруженные увесистыми пакетами.
        В пакетах этих оказалась куча снеди и шесть бутылок семизвездочной «Метаксы».
        - Чем самогонкой-то давиться, - заметил при этом Кирилл.
        - Самогонка-то почище этой твоей «Метахи» будет, - возразил старший Рапохин, не особенно, впрочем, на этом настаивая.
        Пока всё выставлялось на стол, Людмила Илинична куда-то исчезла, потом появилась с, ну как тут не крякнуть, Саматом Бекеновичем Елдынбаевым, который, оказывается, тихо-мирно сидел в гостиной и по своему обыкновению думал. А может, дремал. Его, Самата, не поймешь.
        Елдынбаев был обрусевшим казахом, жил в городе Волжском, что под Волгоградом, и время от времени навещал Москву, И каждый раз влетал в какую-нибудь историю. Другой бы на его месте уже сто раз отбрехался, а он, сохраняя философское спокойствие, хладнокровно отсиживал в кутузке часы, в течение которых менты неспешно созванивались со своими коллегами в Волжском, узнавали, что этот небритый, припахивающий пивом чурек и в самом деле начальник котельной, после чего отпускали его восвояси, и он шел пить пиво, причем шел именно туда, где уже назревал скандал. Чудо, если он в этот скандал не вляпывался, так как всегда был поборником справедливости.
        На сей раз после отсидки Елдынбаев пивнушке предпочел общество Рапохиных. И, как видите, правильно сделал.
        Следует добавить, что Самат был приземист, коренаст, одет, как вахлак. Он выглядел старше своих лет, хотя был ровесником Олега Васильевича. Что еще? Был одинок, с Рапохиными дружил уже лет тридцать. Обстоятельства знакомства были весьма романтическими - тридцать лет назад на вечеринке он подрался с Олегом из-за Людмилы, а потом помирил Олега с Людмилой. Было это в славном городе Ростове, где Олег и Самат учились в одном университете, но на разных факультетах.
        Глава 18. Самат Елдынбаев - философ по жизни
        Елдынбаев в этот вечер, конечно же, был ни к селу, ни к городу, планировалось, что это будет чисто семейное торжество без конкретизации предмета торжества. Но не погонишь же, тем более, что человек замечательный. Философ, умница. Вдумайтесь только: начальник котельной - и подарил котел. Чувствуете, какая тонкость, какая глубина? И котел этот, между прочим, в хозяйстве оказался незаменим.
        Крепкий ароматный напиток под копченые колбасы, ветчины, ресторанные салаты и киевские котлеты шел очень хорошо. К середине застолья Олег Васильевич признал-таки, что «Метаха» (он придерживался такого названия, считая, что так оно ближе русской идее. Метать «Метаху», лакать «Метаху»), пожалуй, будет получше самогонки.
        Потом он возвестил, что нынче дал козлу-директору моральной сдачи. Ответил, как подобает. Показал, что не все тут перед ним на цырлах бегают. Далеко не все.
        - Отец, - произнес Венька укоризненно. - Я уж думал, ты ушел из этого задрипанного клуба.
        - Ну, не скажи, - возразил старший Рапохин. - Дом культуры - это не клуб, это далеко не клуб. Клуб - это как горошина, а дом культуры - как тыква. Клуб - Луна, дом культуры - Земля. Но вообще-то ты прав, сынок. Гори они огнем, все эти дома культуры. Стоило заканчивать университет, чтобы быть администратором в каком-то ДК. Верно, Самат?
        Елдынбаев пожал плечами и спросил:
        - Чем тебе плох твой ДК?
        - А что козла-то терпеть? - сказал старший Рапохин. - Вон Венька взял да ушел. Теперь живет, как король.
        - Смотря куда уйдешь, - заметил Елдынбаев. - Вася Лаптев ушел, так теперь разгружает ящики с куриными ногами. Между прочим, профессор.
        - Действительно, - сказал Олег Васильевич. - Нам, старым пням, и податься-то некуда. Эх, жизнь поломатая.
        - Податься-то можно, - возразил Елдынбаев. - Только непременно на нового козла напорешься. Если что в этой жизни предписано, от этого не отвертишься. Предписано стать богатым - станешь, не предписано - хоть тресни, не станешь. Тебе, Олег, предписан козел.
        - Не, ну ты заклеймил, - возмутился Рапохин-старший. - Ну ты ярлык навесил.
        - Ой, да ну вас с этими ярлыками, - легкомысленно бросила Людмила Ильинична, которой было хорошо и приятно за обильным столом. - Ты, Самат, расскажи-ка лучше, что с тобой сегодня приключилось. Грозился ведь.
        Самат пожал плечами и рассказал.
        А приключилось с ним вот что.
        Едва Елдынбаев, не выпивший даже, лишь небритый с дороги, сошел с поезда, к нему прицепился мент. Ни к кому не прицепился, а к нему прицепился.
        - Ну-ка, папаша, - говорит, - что у тебя в твоем мешке?
        В мешке был бюст Ленина, который Самат вез в местную пионерскую организацию. Прослышал где-то, что в Москве есть пионерская организация, вот и вез. Как же им, пионерам, без Ленина-то? Бюст был легкий, из алюминия, и Самат ради экономии места напихал в него вяленой воблы. Вобла предназначалась Рапохиным.
        - Так, динамита нету, - говорит мент, а сам пару самых больших рыбин себе в карман суёт. - А что у тебя, папаша, в другом мешке?
        Во втором мешке были пять камышинских арбузов, один арбуз пионерам, четыре Рапохиным.
        - Это на проверку, - говорит мент и берет самый большой арбуз под мышку. - Ну-ка, а что в третьем мешке?
        В третьем мешке было барахло Самата и свежий чеснок с огорода.
        - Закрой-закрой, - говорит мент, а сам нос воротит. - Иди, папаша, у тебя всё в порядке.
        Едва Елдынбаев вошел в здание вокзала, к нему подлетел другой мент. И тоже туда же: открой, покажи, проверка на динамит. Короче, еще двух рыбин и арбуза как не бывало.
        А народ-то, между прочим, по вокзалу ходит, и с такими сумищами ходит, что о-го-го. Ни одного не остановили.
        Третий мент встал стеной у входа в метро, прямо у касс.
        - Не пущу, - говорит, - хоть ты лопни. Не могу рисковать сотнями человеческих жизней. Ты, каргалык нерусский, езжай в свою Каргалыкию, там и подрывай поезда метро. У нас это не принято. Нам это не нравится.
        - Может, вы меня с кем-то путаете? - говорит ему Елдынбаев. - Я не диверсант, я начальник котельной из русского города Волжский. Фамилия моя Елдынбаев. Документ показать?
        - Я верю, что ты Елдынбаев, - говорит мент. - У тебя на роже написано, что ты Елдынбаев. Поклянись, что у тебя в мешках нету взрывчатки.
        - Клянусь, - честно отвечает Самат.
        - Не верю, - говорит мент. - Открывай.
        Чувствуете, как всё труднее и труднее было Самату продвигаться по столице? Бдительная на сей раз попалась милиция, ох, бдительная.
        Но с одной стороны труднее, а с другой легче - мешки-то пустели, рыбы поубавилось, и из пяти арбузов остались два. Вот ведь что интересно: хоть бы один страж польстился на бюст вождя или на носки Елдынбаева. В первом случае ржали, во втором - морды воротили. Дураки глупые. Носки-то были много ценнее арбузов и воблы. Ну и что, что они припахивали и липли к пальцам, зато в них хранилось семейное золотишко. Золотишко Самат намеревался поменять в пункте приема драгметаллов на деньги. В Волжском и Волгограде аналогичные пункты не работали, а деньги были нужны.
        На четвертом менте терпеливый Елдынбаев сломался. Этот мент шлялся с дубиной по улице и от однообразия, похоже, совсем озверел. Он уже издалека заметил Самата с мешками, для ускорения пошел навстречу.
        Подошел и говорит по-хамски:
        - Стоп, узкоглазый. Какого черта по столице нашей Родины шаришь? Наркокурьер? Отвечай живо.
        - Никак нет, - отвечает Елдынбаев, которому обидно за напраслину. - Не наркокурьер. Житель России, прописан в городе Волжском.
        - Мешки, стало быть, оставляешь, и чтоб я тебя здесь больше не видел, - говорит мент. - Понял?
        - Вещички-то хоть забрать можно? - спрашивает Елдынбаев, которому страсть как не хочется накалять межнациональную обстановку. - Бельишко, носочки, портяночки.
        - Это забирай, - разрешает мент.
        Елдынбаев со своими носочками потрюхал дальше, а у этого мента вдруг заработала рация, и он начал общаться с другим ментом, и Елдынбаев, обладающий отменным слухом и хорошими логическими способностями, понял вдруг, что разговаривают о нём, что рыбка жирна и вкусна, что арбузы - сахар, что все эти проверки на динамит подстроены и что менты пасут его, передавая друг другу, и тогда он, ни грамма, заметьте, не выпивший, сломался.
        Он вернулся и загнул менту такие салазки, что тот офонарел. А что вы хотите - Самат был в свое время чемпионом СССР по самбо и не растратил еще борцовских навыков.
        После этого Елдынбаев подхватил свои мешки и пошел себе, но пройти сумел лишь сотню метров. У троллейбусной остановки, с которой он намеревался добраться до пионерской организации, его взяли.
        Дальше не шибко интересно, дальше пришлось сидеть в закутке. Четвертый мент, на котором Самат сломался, сидел рядом с клеткой и злобствовал. Не мог простить салазки. Поначалу он живописал, какие пытки ожидают террориста Елдынбаева, наводнившего Москву взрывчаткой и наркотой. Потом, по звериному чутко определив, что Елдынбаев голоден, сгонял за шашлыком и начал жрать его, чавкая, причмокивая, распространяя запах жареного мяса с репчатым луком. Изверг, мучитель.
        Дежурный между тем тарахтел и тарахтел по телефону, записывая порой что-то на бумажке.
        Пришел начальник, капитан. Осведомился, что за тунгус сидит в гадюшнике. Заметьте, прямо при Елдынбаеве назвал Елдынбаева тунгусом. Самат понял - это не защитник. И ошибся.
        Дежурный подал начальнику паспорт Елдынбаева и бумажку.
        Капитан изучил и то, и другое, потом спрашивает:
        - Елдынбаев Самат Бекенович? Начальник котельной?
        - Так точно, - отвечает Елдынбаев, чувствуя, что скоро выйдет. Примета такая - как только менты узнают, что он начальник котельной, сразу добреют, проникаются и отпускают.
        - Характеризуетесь положительно, - говорит капитан. - Почему тут?
        И глядит на подчиненных.
        В ответ все молчат. А что скажешь? Что менту салазки загнул? Молодому, здоровому, в два раза младше тунгуса и на голову выше его. Так за это можно нахлобучку получить. Наш мент лучший в мире и ему так просто салазки не загнешь.
        И тут этот четвертый мент вякает:
        - Проверка, товарищ капитан. Личность подозрительная, к тому же с габаритным бюстом. Вот и взяли.
        И раскрывает мешок с Лениным.
        - А, с этим бюстом, - говорит капитан. - С этим не возбраняется. За бдительность хвалю.
        Вслед за чем распоряжается отпустить Елдынбаева.
        Вот и всё.
        Глава 19. Чуют, прохиндеи, кого везут
        Между братьями решено было, что Кирилл субботу и воскресенье ночует у Веньки. Так оно удобнее во всех отношениях, да и Курепову, если что, если вдруг отбой, легче их найти, тем более что мобильник всегда при Веньке.
        В первом уже часу, распрощавшись со старшими, они, болтая, спустились к машине, сели, после чего Кирилл спросил:
        - Ты чего, пьяный поведешь?
        - А чо? - сказал Венька. - У меня номера знаешь какие?
        - Пацан ты, - заявил Кирилл и хихикнул. - Слушай, а этот Самат - тот еще жук.
        - Ага, - сказал Венька и дал по газам.
        В эти десять минут, что Венька мчал по ночным перекресткам, взявшему шефство над Рапохиными Гыге пришлось изрядно потрудиться. Он предотвратил пару столкновений и раза четыре доворачивал колеса, чтобы стремительно мчащаяся машина вписалась в поворот. Он заставлял ментов закрывать глаза на превышение скорости и вольности с проездом на красный свет. А Венька, у которого всё получалось ладно и лихо, как бы само собой, чувствовал себя матёрым профи. Вот оно - это слияние с машиной, о котором можно только мечтать, вот она - эта предельная скупость движений, когда тяжеленный кусок металла и пластмассы повинуется шевелению мизинца. Казалось бы, еще чуть-чуть и можно бросить руль и управлять автомобилем мысленно. И он будет безукоризненно повиноваться.
        Знал бы Венька, чего он избежал в эти десять минут, радости бы у него здорово поубавилось.
        Но вот они въехали во двор, остановились на стоянке.
        Только тогда молчавший всю дорогу Кирилл сказал:
        - Странно, что мы сюда доехали. По идее нам бы уже полагалось быть там.
        И показал глазами на небо.
        - Я знал, что тебе понравится, - сказал Венька…
        В субботу, совершив необходимые покупки, они пообедали в ресторане с пивом. На предъявленные при расчете пластиковые карточки молодой хлыщеватый официант среагировал презрительно - что вы мне, мол, тут фигню какую-то суете. Деньги давай. По тысяче с носа.
        Впрочем, тут же за его спиной возник верзила в белом костюме с белой бабочкой. Оттеснив хлыща, начал извиняться и благодарить. Дескать, кадр еще неопытный, с символами власти незнаком, просим нас извинить, премного благодарны, что посетили наше заведение, заходите еще.
        - Хана пареньку, - сказал Венька, когда они вышли из ресторана.
        Кирилл вынул из кармана пластиковую карточку, повертел в пальцах и заметил:
        - Вроде бы, и правда фигня на постном масле, а силы в ней. Символ власти - гляди ж ты.
        - Привыкаешь? - спросил Венька. - Нравится?
        - Нравится, - ответил Кирилл…
        И вот настал этот понедельник.
        В девять, когда они прикатили в Резиденцию, ничего еще не было известно, но Курепов был спокоен. Предупредил, что уже к десяти надо быть в Белом Доме. Никто ни о чем не знает, никто ни о чем не догадывается, старое правительство собирается провести заседание по поводу дальнейшего углубления и расширения реформ. Куда еще шире углублять-то? И так урылись по самую маковку.
        В Резиденции уже были Аксельрод, Хлебников, еще семнадцать уверенных в себе, одетых в светлые, с иголочки, костюмы молодых людей. Чем-то они были неуловимо схожи. Что-то их сближало, сбивало в крепкую дружную стаю. Такую стаю не расчленишь, не перебьешь по одному.
        А мы? - подумал Венька. Мы вольемся? Нас вычленишь, перебьешь?
        Он посмотрел на Кирилла. Тот немедленно повернул голову, ответил беспокойным взглядом. Волнуется братишка, нервничает, нету в нем пока никакой уверенности.
        Надо. Надо вливаться, вклиниваться, вжиматься в эту стаю, подумал Венька. Пусть мы другие, пусть мы сделаны из другого теста. Значит, нужно переделаться, мимикрировать, выучиться по ходу дела, чтобы стать такими же.
        В моде нынче стая. Значит, будем жить по моде.
        «Вот, вот, вот, - с удовлетворением сказал Покровитель, возникнув из своего сиятельного небытия. Давненько же его не было. - Надобно влиться. И без выпендрежа. А то знаю я таких: то не этак, да это не так. Что команда будет делать - всё правильно. Курепова слушать безоговорочно».
        Все стояли в вестибюле этаким хаотичным кругом, готовые в любую секунду устремиться на выход к поданным машинам. Машин пока не было, поэтому молодняк этот, без пяти минут правительство, изощрялся в остроумии. То один что-нибудь выдаст, то другой, остальные посмеивались.
        Кроме них в вестибюле никого не было, однако же всем было ясно: местные службы всеми своими «глазами» наблюдают за происходящим - событие-то незаурядное, почти как запуск первого спутника. Команда, считай, набрана духовными отцами Резиденции.
        Но вот ко входу подкатили десять сверкающих лаком черных «БМВ». Курепов дал знак садиться.
        В передней и задней машинах находились ребята из охраны - бывшие Венькины соратники. Все они были невозмутимы и безучастны, никто из них не позволил себе приветственного жеста, хотя сидели там Гаврилов, Арсеньев, Кизилов - те, с кем Веньке приходилось общаться больше всего.
        Венька с Кириллом уселись на заднее сиденье предпоследней машины. И тут за рулем имел место равнодушный ко всему робот - шоферюга Пяткин.
        - Слышь, Пяткин, - сказал Венька, озоруя. - Ты что, Муму проглотил?
        - Вы мне? - спросил Пяткин, не поворачиваясь. - Простите, Вениамин Олегович, я на работе.
        Вот и всё. Уже дистанция.
        Подошел Курепов, сел рядом с Пяткиным.
        Машины тут же тронулись.
        - Что, братцы? - обернувшись, сказал Курепов. - Есть мандраж?
        - Есть маленько, - ответил Кирилл.
        - Это хорошо, - сказал Курепов. - Значит, дело стоящее. При дохлом деле мандраж не наблюдается. Верно, Пяткин?
        - Вам виднее, Леонид Петрович, - дипломатично ответил Пяткин.
        - Чуют, прохиндеи, кого везут, - Курепов хохотнул.
        Колонна машин выехала за ворота и, набирая скорость, помчалась к Белому Дому.
        Глава 20. Смилуйтесь, ваше высочество
        В десять на экранах появился Президент с телеобращением, а немногим ранее действующему Премьеру был вручен Указ о реформировании кабинета.
        Премьер стал бледен и жалок, голосок его задрожал. Но когда он увидел фамилию преемника, то вообще лишился дара речи. Это было, как удар пивной кружкой по…, короче, ниже пояса. Это было чистой воды оскорбление, пренебрежение, наплевательство. Опыту, знаниям, авторитету предпочесть какого-то задрипанного депутатишку без роду, без племени, какого-то куренка, который любит покукарекать на митингах.
        Это было такое унижение! И ведь ни словом, ни полсловом. В субботу еще в Барвихе-то раздавили на пару по бутылке «Абсолюта», клялись в дружбе, целовались, как пидоры, рыдали над несчастной судьбой страны. Жалко её было, горемычную, в пропасть ведь катилась, чёрт её дери, и не было у неё ни одного шанса. Ни единого. Вот уже скоро, годочка через два, через три можно будет собирать манатки, чтобы не ухнуть в бездну вместе с этой родиной-уродиной. Не узнать её уже, смерть не красит.
        Ну так вот, собирать, значит, манатки - и на Гаити, в белокаменный дворец. Один дворец, тот что побольше, стало быть Президентский, а второй, поменьше, Премьерский. Участки рядом, по соседству, чтобы сподручнее было в гости друг к другу наведываться. В смысле, не участки, это у нас участки, а там, у них, частные владения. Дорогущие, стервы, эти самые частные владения. Но хорошие. И страна эта, Гаити, хорошая, красивая.
        Лучше бы, конечно, в Швейцарию либо во Францию. Там тоже есть угодья с белокаменными палатами, и климат для здоровья более привычен. Однако же, от родины слишком близко. Вдруг кто из прежних земляков, кто альпинизмом увлекается, ледорубом захочет побаловаться?
        Нет, нет, либо на Гаити, либо в Новую Зеландию. Туда без денег-то, вплавь, шиш доберешься, ледоруб на дно утянет. Но можно и в Америку. Короче, есть где приткнуться.
        Вот об этом, о своей горемычной судьбе, и плакали, приняв на грудь по пузырю «Абсолюта». Сами знаете, каково это - без родины.
        И тут этот удар пивной кружкой, неожиданный, как атака скунса. Без предварительного оповещения, без учета того, что Премьер-то, как-никак, авторитет. Вот это ох как недальновидно. Что скажут другие авторитеты, рангом пониже, которые сейчас в клешнястых своих блатных руках держат экономику? А? Спросят ведь: и ты чо, падла, смолчал, утёрся? Мы тя, падлу, зачем в Премьеры запихнули? Чтоб ты утёрся?
        Ну как им, дурошлёпам, объяснишь, что Президент волен выбирать любого премьера? Это его прерогатива.
        Короче, Премьер был в трансе. Сразу стало видно, что он стар и глуп.
        Появление в Белом Доме команды Курепова также стало неожиданностью. Всё навалилось как-то сразу: и Указ, и телеобращение, и команда этих упакованных в светлые одежды петушков.
        Курепов, увидев в коридоре Премьера, окруженного пятью прихвостнями, подошел, сунул руку. Премьер, не подав в ответ руки, сухо осведомился:
        - Вы кто?
        А ведь знал, подлец, кто перед ним. Знал, но сделал вид, что лицезреет впервые.
        - Курепов, - задиристо ответил Леонид Петрович.
        Сзади него на всякий случай встал Венька - уж больно злые глаза были у прихвостней.
        - Ждете, что представлю? - сказал Премьер. - Не дождетесь.
        - Напрасно вы так, Аполлон Эдуардович, - усмехнувшись, произнес Курепов. - Зачем меня представлять? Знаете же, что уходит весь состав. Пойдите и объявите.
        - Объявите сами.
        Аполлон Эдуардович сухо кивнул и, окруженный пришептывающими, приборматывающими что-то холуями, оттопырив грузный свой зад, стремительно покатился на выход.
        Курепов, а следом за ним Венька вошли в зал для заседаний, где в своих креслах восседали напряженные, в одночасье зависшие в воздухе министры, и Курепов, встав за креслом премьера, возвестил, кто он есть такой и с чем пришел.
        Ропот прошел по залу, вслед за чем уволенные министры, шаркая, кашляя и роняя убийственные реплики, потянулись из зала.
        Событие это для широкой общественности осталось неосвещенным, поскольку Максимчик заблаговременно дал указание, чтобы прессу на утреннее заседание правительства не пропускали.
        Несчастные папарацци с камерами и фонарями толпились у входа в Белый Дом, но толпились таким образом, чтобы не путаться под ногами у входящих-выходящих - за этим строго следила охрана. Вот-вот должны были появиться смещенные властители. Этого пропустить было никак нельзя.
        Первым (и, кстати, последним) возник Аполлон Эдуардович. Большая его благостная физиономия с тремя подбородками была мрачна и непроницаема. Его, как водится, окружали холуи, которые по сигналу босса расступились перед прессой.
        - Аполлон Эдуардович, скажите, ответьте, будьте добры, как вы прокомментируете, - залопотали папарацци, суя ему в нос круглые, квадратные, длинные, короткие, решетчатые, мохнатые микрофоны. Бесшумно работали камеры.
        - Обидно, конечно, - ответил Аполлон Эдуардович, - но я не обижаюсь. Раз надо, значит надо. И если кто-то ждет, что я буду ругать, так не будет этого. Главное, чтобы было лучше. И тогда мы все «за». Всем составом. Как говорится, посмотрим. А там, глядишь, действительно наступит улучшение. За что мы и боролись, и будем бороться. Пусть не в правительстве, пусть. Главное - работать. Не болтать, а работать. А это мы умеем.
        Он хотел еще что-то сказать, но холуи уже оттеснили прессу, сомкнулись вокруг него и повели к подъехавшему лимузину. Усадили внутрь, захлопнули дверцу, сами попрыгали в машины.
        Уехали.
        До обеда никто из смещенных больше не появился, сдавали дела своим преемникам. К тому времени папарацци уже разбрелись, имея единственный материал с Аполлоном Эдуардовичем, который годился лишь на то, чтобы им подтереться.
        Между тем, администрация Президента передала руководству телеканалов фотографии и основные биографические данные новых членов правительства. В связи с крайней молодостью членов биографии были весьма скупы.
        Пока молодежь принимала дела, проследим, куда же это направился неутомимый труженик и трибун Аполлон Эдуардович.
        Разведка доложила трибуну, что запись телеобращения произведена в Барвихе и что Президент покуда там. Вот туда Аполлон Эдуардович и рванул. Пропуск еще действовал, на территорию объекта машину экс-премьера пропустили беспрепятственно.
        Дверь открыл тщедушный Максимчик, сухо осведомился, что надобно. Аполлон Эдуардович, путаясь, объяснил, что надобен Президент. При Максимчике он чувствовал себя скованно, тот, казалось, видит всю дурь Аполлона Эдуардовича насквозь.
        - Отдыхает, - сказал Максимчик, и экс-премьер почувствовал, что всеми покинут, но тут из недр замка раздался зычный голос Президента:
        - Пусть войдет.
        Максимчик немедленно посторонился.
        Президент стоял в глубине коридора, видно только что вышел из комнаты. Был он в легкой летней рубашке, штанах «Адидас», что внутри мягки, как пух, свежих носках, шлепанцах.
        Подождав, пока колобком подкатится экс-премьер, он крепко стиснул своей лапищей его пухлую пятерню и сказал:
        - Поплакаться пришел? Понимаю. Пойдем в холл, там кресла помягше.
        Прошли в холл, сели. Максимчик, понявший, что Хозяин желает пообщаться с эксом наедине, исчез в одном из помещений.
        - Ну? - сказал Президент.
        - Плакаться не буду, - произнес экс. - Но вот что за живое берет: зачем пацана-то? Ведь еще губенки в мамкином молоке. От сиськи еще едва оторвался. В постель еще, поди, мочится.
        - Это ты чо? - сказал Президент. - Это ты моё решение обсуждаешь?
        Он был вроде бы доброжелателен, но в голосе его уже скрежетал металл.
        - Упаси Бог, - отозвался экс, делая вид, что смутился. - Я в качестве беспокойства за портрет. Всё же ездить придется по миру-то, вот я о чём. Одно дело, когда премьер виден собой, - тут он приосанился, стал смотреть вдаль, в будущее - прямо хоть сейчас чекань с него монету, - и совсем другое, когда это, простите, паренек.
        - Ну, так что? - сказал Президент. - Хватит уже старпёрам ездить. Наездились. Всю Европу песком усеяли. И Соединенные Штаты Америки тож.
        Экс вдруг сморщился, захлюпал арийским своим носом, по щеке его поползла слеза.
        - Смилуйтесь, ваше высочество, - забормотал он. - Христом-Богом умоляю. За что? Ведь верой-правдой, не щадя живота. Коммуняги, что ли, напраслину возвели? Так брешут. Олигархи? Так тоже брешут. Еще чуть-чуть и будет стабильность. Голову под трамвай - будет. Дайте допахать, ваше высочество!
        Он начал сползать с кресла, чтобы встать на колени (читал где-то, что так оно лучше, жалостнее), но Президент сказал жестко:
        - Сидеть!
        Потом перешел на более мягкий тон.
        - Видишь ли, Аполлоша. Надо знать меру. Ну, куда тебе еще? И так уже в золотой десятке. Жаль будет, ежели тебя на кол посадят. У нас народ сам знаешь какой: терпит, терпит, а потом раз - и на кол. Ты лучше вот что. Ты этим ребятишкам палки в колеса не вставляй, не трать свои миллионы понапрасну, ты им помогай, они у нас реформы углублять будут. Старые грешки на себя перепишут. Сам же между тем готовь плацдарм для новых президентских выборов - деньги выделю немалые. Не хватит - пощиплешь сырьевиков, правами наделю. Но с выборами, сам понимаешь, может случиться промашка, тогда заранее подготовь коридор. Куда - неважно, лишь бы подальше. На Гаити, к примеру. Видишь, как я тебе доверяю?
        - Благодарствую, - со слезами на глазах прошептал до глубины души тронутый Аполлон Эдуардович.
        Глава 21. Я не кукловод
        Как и было договорено, Кирилл получил в понедельник и ссуду, и квартиру. Всё прошло, как по маслу, быстро и гладко.
        Ах, блаженная, золотая везуха. Стоило, пожалуй, пострадать, помыкаться, чтобы прочувствовать её чары. Все эти тщательно отодвигаемые на задний план, но не исчезающие от этого, наваливающиеся сплошной чередой безнадежность, беспросветность, безысходность, сузившие горизонт до простой линии прямо перед носом, казались теперь мрачными, изрытыми, затянутыми плотной паутиной стенами сокровищницы, набитой сверкающими драгоценностями. Не каждому дано взять их в руки, тем сладостнее удача.
        Впрочем, у удачи этой было конкретное имя - Венька. И это было мистически непостижимо, как если бы заговорило изображение в зеркале, а первоклашка начал учить тензорному анализу профессора. Нет, Венька глупым никогда не был, но чтобы вот так запросто, не имея для этого ни наклонностей, ни талантов, взлететь высоко вверх и утянуть с собой при этом ученого брата - это было из разряда фантастики.
        Однако же это произошло, и вряд ли стоило теперь ругать фортуну, что нарушено правило «по содеянному и воздастся» и что награда ошиблась с героем. Напротив, фортуну теперь нужно благодарить и лобызать, как любимую девушку.
        Вечером, разумеется, были гости. Курепов, Аксельрод, Хлебников, новый директор Центробанка Блантер и, понятное дело, Венька.
        Выбрав перерыв в застолье, Кирилл позвонил родителям.
        Отец не нашел ничего лучше, как пробубнить: «Ну, вы, маляны, даёте», - и передать трубку матери.
        Та заахала, заохала, принялась поздравлять, сообщила, что новости они с папой уже смотрели. Тут Самат, Женечка. Женечка так рада. А что, сынок, может, их переженить? Самат хоть и казах, но давно уже русский. И еще, сынок. Почему у тебя такая чудная фамилия: Миллионщиков? Мы же испокон веку Рапохины.
        - Конспирация, мама, - ответил Кирилл. - Чтобы в одном правительстве не было двух Рапохиных. Так что ты предупреди Женечку, чтобы не особенно язычком-то молотила. А то знаем мы эту Женечку.
        - Ой, сынок, - сказала мама. - Ты так изменился. Ты же всегда Женю любил, она же тебя, маленького, в зубах таскала. Хорошо, я с ней поговорю.
        - Что, дядя Самат нашел пионеров? - спросил Кирилл. - Передал бюст?
        - Представь себе, нашел и передал, - ответила мама. - Теперь он почетный пионер.
        - Самое время за тетей Женей приударить, - пошутил Кирилл и добавил: - У меня теперь своя квартира. Ночую, естественно, здесь. Ну, пока, мамуля, а то гости ждут - неудобно…
        В высочайших сияющих сферах, где вершится будущность мира, в том числе участь существ, населяющих маленькую планетку Земля, ангел Тумик предстал перед Господом. Поначалу он предстал перед серафимом Дионием, но тот, выслушав его и посчитав, что вопрос серьезен, не стал брать на себя ответственность, а направил Тумика к Господу.
        Тумик слово в слово повторил то, что говорил Дионию. Что все, кого умыкнул из Подвала анкл Лю, а именно десять падших душ и эманации десяти животных (далее следовало перечисление земных ФИО) оказались в руководстве Российского государства.
        Господь поморщился. Мало того, что Россия на Земле и без того была чистилищем, где год шел за три и жить было неимоверно трудно во всякие времена, так люди еще сами усугубляли своё положение. Выбрать сатанинских выкормышей в свои господа - это только русские умеют.
        - Надо было подсказать, направить, - изрек Господь, который любил Россию за то, что не цеплялось тамошнее население за быт, за благоустроенность, давая простор душе, и она, благодарная, пела в измученном теле.
        - До всего руки не доходят, о, Создатель, - ответил Тумик. - Вроде бы миг прошел, а у них, на Земле, уже четверть века просвистели. Работа у меня тяжелая.
        - Зато благостная, - произнес Господь. - Только вот что я тебе скажу, любезный. У окаянных работы не меньше, но они всюду успевают.
        - Окаянным легче, - потупившись, сказал Тумик. - Они рядом с людьми, а мы в небесных сферах. Они плотью владеют через похоть и чревоугодие, мы же только душой попечительствуем, коя плотью как в панцирь закована.
        - Что ж, - Господь вздохнул. - У Будущего много вариантов, землянами выбран этот.
        - Свобода выбора, - заметил Тумик.
        - Именно, - сказал Господь. - Адам и Ева совершили непотребное, скушали злодейское яблоко, тем самым выбрали свой путь. Куда как легко было бы их остановить, но я этого не сделал, потому что каждый волен делать то, что захочет. Так и с Россией. Не куклы там живут, а я не кукловод… Дионию передай, что с сим вопросом мог бы разобраться сам. Впрочем, нет, не передавай. Подумает еще, что я давлю, обидится. Видишь, Тумик, как трудно быть абсолютно справедливым? Кому-то правда - целебный бальзам, а кому-то - нож острый. Со злом бороться легко, тут всяк справедлив, но что делать с тем, кто, посланный на Землю приобрести ремесло и работать, уходит в пустыню спасать душу? И всё земное отвергает, как принадлежащее окаянному. Не ест, не спит, и молится, молится. Он кто - лодырь несусветный или великий праведник?
        - Трудиться всяк должен, - ответил Тумик. - Моление - тоже труд. Но, Создатель, великие праведники, коих все почитают, были еще и большие рукодельники, и книги писали, чтобы вразумление их не пропало даром. И больных исцеляли, и бесов изгоняли, и размышляли много, дабы постичь суть вещей, и государей наставляли на путь истинный. Одного моления мало. Или достаточно?
        - Вот видишь, Тумик, сколько неопределенного на одном только материальном плане, - сказал Господь. - А ведь этих планов тысячи. Посему иди и работай, крыльев своих не щадя.
        Глава 22. Твердая рука
        Молодые энергичные министры разослали во все концы комиссии и инспекции с целью пощипать, взбодрить снулую периферию. Посыпались постановления, приказы, указания, рекомендации, завалившие провинцию до маковки. Ужесточились требования к отчетности, теперь в налоговую приходилось бегать раз в две недели.
        Периферия зажужжала, задвигалась, разгребая бумажные завалы. Создалась видимость активной работы. К чиновникам, выдающим справки и визирующим документы, выстроились очереди. Без очереди можно было завизировать в определенном кабинете за отдельную плату.
        Были упорядочены налоги. Отменены НДС и налог на прибыль, как неработающие, и введен налог на доход. В доход включалось всё, что имело место в активной части баланса. Продавцы яиц платили теперь налог со всех имеющихся яиц.
        Поднялся шум, однако же хитрый министр по налогам Воронок объяснил, что это новая ипостась налога на вмененный доход. Там, как вы помните, тебе предписывали заработать, скажем, миллион, с какового миллиона ты и платил, хотя миллион никогда в жизни не зарабатывал. Таким образом, налог из вмененного превращался в невменяемый. Теперь же сколько ты заработал, с того и платишь. Очень справедливо.
        Впрочем, продавцам яиц, которым вскоре предстояло снять последние трусы, от этого было не легче.
        Тем временем на местах вскрывалось такое! Ну сплошь воровство. На взятки члены комиссий не реагировали, дорожили своим местом, ибо не дай Бог другой член увидит и капнет. Да и взятки-то были - тьфу.
        Курепов, до которого донеслись вопли народного возмущения, быстренько сместил акценты и начал карать. Директора предприятий, изрядные, надо сказать, ворюги, посыпались со своих мест, как горох.
        Народ возликовал, а то надоели эти начальники, гребущие по сто тысяч рубликов в месяц, в то время как он, народ, получал шиш с маслом.
        На место ворюг тут же пришли хлопцы-москвичи, прошедшие школу Резиденции. Тут народ маленько подзатих, прекратил ликовать - москвичей на периферии не любили. Пилюлю, однако, сластило то, что хлопцы были ставленниками Центра, имели с Центром крепкие нержавые связи и могли рассчитывать на строку в бюджете.
        А Курепов, завоевав на этой акции авторитет твердой руки, пошел еще дальше и сместил с командных постов всех этих разжиревших боссов и шефов, сидящих на природных ресурсах. Всё было сделано по правилам, с учетом того, что фирмы сии - частные, то есть через советы директоров, через правления фирм.
        Народ дружно воскликнул «Ура», а то уже, честное слово, надоели эти насосавшиеся рабочей кровушки клопы, на прихапанные ими общенародные денежки воздвигающие рестораны, отели, казино в столице, десятизвездочные санатории в Сочи и замки по всему миру.
        Вместо клопов Курепов посадил преданных испытанных людей, прошедших университеты Резиденции.
        Кстати, саму Резиденцию Курепов отторгнул у Госдумы, и депутаты даже не вякнули. Не вякнули они по одной причине: о ней, как уже упоминалось, мало кто знал, а те, кто знал, были привлечены премьером к активной деятельности, то есть взяты в долю, то есть стали его горячими сторонниками, лоббистами его идей.
        Кое у кого сложилось впечатление, что Курепов - крутой реформатор, вон как рубит - направо-налево. На самом же деле сама сеть-паутина осталась в неприкосновенности. Тут Курепов, опасаясь что-нибудь нарушить, был крайне осторожен. В самом деле, зачем всё начинать с нуля, когда система худо-бедно, но скрипит, везёт воз. Куда везёт - непонятно, но везёт. И население как бы при деле, всяк нагружен какой-нибудь глупостью. Не до революций.
        Одного из клопов-кровососов, который по накоплениям сравнялся с олигархами (эту публику Курепов пока не трогал, оставлял на потом, когда обстановка в стране накалится и понадобится козел отпущения либо даже группа козлов), вследствие тяжести причиненного ущерба определили в Лефортово. Звали его Лев Борисович Полозов, «деловая» кличка - Фазан.
        Полозова, красивого породистого мужчину сорока с небольшим лет от роду, взяли утром во вторник за завтраком, когда он намазывал на сметанную лепешку черную икру. Видели бы вы, как он зыркнул на открывшую дверь супругу.
        Всю дорогу в Лефортово Полозов возмущался (про себя, конечно, не вслух) беспардонностью рассейских хамов-ментов, которые мало того, что не дали выкушать бокал кофе лепешкой, но и не удосужились объясниться.
        «Лев Борисович Полозов?» (это они, менты). «Лев Борисович Полозов» (это он). Оковы на руки и в ментовозку. Вот и все объяснения. Ха-мы.
        Грозиться Фазан предусмотрительно не грозился, так как знал - можно запросто получить в морду, но отместку лелеял. Менты - это так, мелочь пузатая, нужно было выяснить, кто за ними стоит конкретно. Этим, разумеется, должен был заняться адвокат, который в экстренной ситуации имел право воспользоваться спецсчетом на предъявителя. Денежки сами всё узнают, сами всё уладят с невиновным, каковым является Полозов, и покарают виновного.
        Льва Борисовича поместили в одиночку, до обеда вяло допросили, на обед приволокли жестяную миску с помоями, от которых несло половой тряпкой, тарелку с густой, как замазка, гороховой кашей и кружку желтого кипятка. Кусок хлеба, который к этому прилагался, был какого-то подозрительного серого цвета с мраморными разводами. Всё это Полозов немедленно вывалил в парашу.
        Адвоката, которого требовал Лев Борисович, в этот день не было.
        Ужин, кстати, постигла участь обеда.
        Ночью Полозов, впервые оказавшийся в такой безнадежной ситуации, не спал, рычал сквозь стиснутые зубы, алкая в себе безжалостную месть, либо стонал, понимая, что в этом каменном мешке можно в два счета загнуться и, как поется в песне, никто не узнает, где могилка твоя.
        Было жарко и душно, пришлось раздеться до трусов, хотя Полозов и брезговал ложиться голышом на затянутые жиденькой колючей подстилкой деревянные нары. Но куда же денешься. Из параши разило кашей, в животе с голодухи поквакивали лягушки.
        Вместе с завтраком в окошечко просунули свежую газету. Давясь, Полозов проглотил тарелку сваренной на воде, ничем не приправленной и даже не посоленной перловки, сжевал резиновую краюху хлеба, запивая чуть сладким кипятком, после чего принялся за газету.
        Одеваться не стал - жарко. Между прочим, никакой спецодежды ему не выдали, только пошарили по карманам, посмотрели, велев приспустить штаны, что там с изнанки, не приколото ли чего, граната, например, - да так и оставили в рубашке и брюках.
        Газета была неспроста. На втором листе имелась статейка о нём, Полозове, с перечислением его грехов. Вменялось в вину то, что составило славу фирме, а именно: открытие первоклассного отеля в столице, где, кстати, любят останавливаться члены МВФ, развертывание сети национальных ресторанов, в которые вечером не прорвешься - все места бронируются заранее, возведение водного комплекса категории А на берегу Черного моря и т.д. Всем бонзам появление вышеперечисленного не просто понравилось, а понравилось очень и даже очень. И никто тогда не считал, откуда у Газпрома такие деньги. Теперь полюбуйтесь-ка чего пишут в правительственной газете: «Страна, где порой не хватает денег на выплату пенсий, не может позволить себе подобного расточительства».
        Хамы. Зла на них не хватает. Ну я вас!
        И вдруг Полозова прошила мысль, мучившая ночью, но сейчас окончательно оформившаяся: а ведь шьют что-то крупное. Так просто из элиты в заключенные не перемещают. За этим строго следит Хозяин, гарант. Ибо в элиту попадают только с его ведома, и с этого момента становятся неприкасаемыми.
        Все воруют, на то он и период накопления. Все замазаны, все повязаны. Что же ему, Хозяину, такое нашептали, что он начал сдавать верных своих слуг?
        Глава 23. Каземат
        Ничего плохого Полозов Курепову не сделал, разве что в упор не видел, когда тот был еще депутатом. Но это грех небольшой.
        Просто Полозов был ярок, бросок и наиболее выделяем среди «сырьевиков». О нем писали в газетах, его аристократическая физиономия частенько мелькала на телеэкранах, он умел смачно пошутить. Его фамилия стойко держалась в десятке богатейших людей России.
        Для громкого процесса, могущего утвердить Курепова в роли Борца За Справедливость, Доводящего Дело До Конца, Полозов был фигурой выигрышной. Насчет процесса подсказал Гыга, весьма довольный тем, как руководит Курепов.
        По поводу Полозова к премьеру на прием прорывались сподвижники Льва Борисовича как по линии Газпрома, так и по линии «делового» Братства, где он был богатеньким Фазаном, но всем им в приеме было отказано. Звонила супруга Полозова, её тоже вежливо послали. С адвокатом, который колотился по всем инстанциям, даже разговаривать не стали.
        Полозова, который уже второй день пребывал в отсидке, в полдень привезли в Резиденцию. Привезли в наручниках, с завязанными глазами, дабы не видел, куда везут. Провели в подвал - была там большая, глухая, пустая комната рядом с тиром, в которую загодя принесли кухонный стол и стулья, - где повязку сняли. К тому времени Полозова уже начал пробивать нервный озноб.
        В комнате этой, сплошь из бетона с единственной лампочкой под потолком, не комнатой даже, а скорее казематом, находились четверо. Двое были следователи прокуратуры - воспитанники Резиденции, двое других - тренер Сергеич и охранник Гаврилов. Следователи сидели за столом, Сергеич и Гаврилов стояли у стены.
        Вот эти двое последних, здоровенные, себя поперек шире, один кудрявый с бородой, другой скуластый с короткой стрижкой, напугали своим отстраненным видом. Они здесь были вроде мебели, вроде пыточной дыбы, вроде тех механических болванов, которые загоняют иглы под ногти и бездушно, неотвратимо ломают кости.
        - Мама, - слабо сказал Полозов, усаживаясь на указанный ему стул напротив стола. Не сказал даже, а просипел, ибо в горле пересохло.
        - Что? - спросил следователь N 1, молодой и тощий, оторвавшись от дипломата, в котором копался.
        - Утку просит, - мрачно пошутил молодой же, средней упитанности следователь N 2, перед которым на столе лежала куцая стопка белой бумаги и авторучка.
        - Хороший знак.
        Следователь N 1 посмотрел на Полозова, неожиданно подмигнул ему и сказал чопорно:
        - Начнем, господа-товарищи.
        Ясно, что сам не принимал всерьёз этот допрос.
        Вскоре, однако, оказалось, что всё очень даже всерьёз. Ребятишки эти много чего знали из жизни Полозова как в качестве руководителя Газпрома, так и в качестве подпольного деятеля Фазана. Впрочем, обе эти стези были так хитро переплетены, что отделить одно от другого практически было невозможно. Иной вопрос, что это еще нужно было доказать. Поэтому Полозов, соглашаясь с общеизвестными фактами, всё прочее отрицал.
        Но вот что странно. В тот момент, когда он врал, стул под ним начинал скрипеть, а так как врал он постоянно, то и стул скрипел соответственно. Прямо мистика какая-то.
        Не раз уже бородатый говорил ему густым голосом: «Не крутись», - но он ведь и не крутился.
        Два этих плечистых болвана так и не сели, прохаживались за спиной, и это нервировало. Полозов косил назад, ожидая, что вот сейчас у кого-нибудь из них кончится терпение и он подойдет, вознесет свой кулак-чайник и обрушит ему, Полозову, на голову.
        И ведь не сделаешь ничего, защиты никакой.
        Спрашивал в основном следователь N 1, следователь N 2 кропал что-то на бумагах. Прошел уже, наверное, час.
        Бородатый вдруг вышел, поотсутствовал минут пять, потом вернулся с… Куреповым.
        Полозов, увидев второго после Хозяина человека, способного помиловать движением мизинца, воспрял, потянулся навстречу, но стриженый положил тяжелую руку ему на плечо, придавив к стулу.
        Курепов небрежно подсел к столу, закинул ногу на ногу, этакий юный элегантный хлыщ, которого одевают еще папа с мамой, впился глазами в бумаги, которые ему услужливо подал следователь N 2. Несмотря на то, что свет был тускл, читал он быстро, и всё это время в каземате царило предупредительное молчание.
        - Связь с мафией, стало быть, отрицает, - констатировал Курепов, закончив читать.
        - С какой мафией, Леонид Петрович? - встревожился Полозов. Не знал он никакой мафии. Хищения были, приписки и недописки всякие, переводы, так сказать, денежных сумм со счетов на счета, но чтобы мафия - это увольте. Мафия - это же коррупция, это же организованный грабеж, подрыв государственных основ. Не-ет, Леонид Петрович, мы люди маленькие, мы по мелочам, между собой, Петя - Васе, Серега - Узбеку, Лось - Фазану.
        - Будто не знаете, Лев Борисович, - ответил Курепов, делая знак следователям, что они свободны.
        Те вышли, с натугой открыв и закрыв за собою железную дверь.
        - Страну обворовываете, - продолжал Курепов. - В одиночку такую страну не обворуешь, пупок надорвешь. Создали, понимаешь, преступную организацию, скорешились с китайцами, турками и прочими исламистами и пошли грабить. Кто Израилю задарма газ гонит, Пушкин, что ли? Вы, Лев Борисович. Только не задарма. Вы лично от этого хороший навар имеете. А на страну вам наплевать.
        - Поклёп, - побледнев, прошептал Полозов.
        Был Израиль-то, был.
        - Хочу, чтоб ты перед всеми покаялся, Иуда, - сказал Курепов. - На суде. Судить тебя будут.
        - Клевета это, - отозвался Полозов, покрываясь холодным потом. - Вас обманули. Напраслину возвели, а вы и верите гадам всяким.
        - Сейчас напишешь, как всё было, - Курепов встал. - Подробно. Понял, кобелина? Ни одной сучки, поди, не пропускал. А? Ну-ка, признавайся, сколько девок испортил. С черной икры-то оно, наверное, хорошо с потенцией? Убью, сявка.
        Он вдруг прыгнул на Полозова, повалил вместе со стулом, начал бить кулаками в лицо, сначала не больно, а потом всё увесистее и увесистее, будто учился по ходу дела.
        Полозов, руки которого были скованны, как мог закрывался, уклонялся. На свою беду, защищаясь, он задел Курепова наручниками, причем весьма чувствительно.
        Курепов зарычал. Полозов увидел его бешеные глаза, оскаленные клыки и в каком-то мгновенном просветлении понял: не человек это - волк.
        В тот же миг Курепов впился ему зубами в горло, терзая, дергая головой, утробно рыча, потом медленно поднялся с колен, облизывая окровавленный рот.
        Сергеич и Гаврилов с ужасом смотрели на бьющегося в конвульсиях Полозова, горло которого было располосовано самым кошмарным образом. На Курепова, который блуждал по ним ставшими вдруг желтыми глазами, они смотреть боялись.
        Вот Полозов затих в луже крови.
        - Воды, - хрипло скомандовал Курепов. - Два ведра.
        И начал сдирать с себя перепачканную белую рубашку.
        Глава 24. Не работа, а лафа
        Два ведра воды были доставлены.
        Курепов, торс которого оказался покрыт мелкой рыжей порослью, зашептал что-то, поводя руками то над одним, то над другим ведром. Стоявший рядом Гаврилов мог бы поклясться, что из ладоней Курепова в воду сыпется мельчайший желтый порошок. Плавно так сыпется, замедленно. Может, и не порошок это вовсе, а какое-то излучение.
        Сергеич в это время смотрел на Полозова. Смотрел просто так, ни о чем не думая, хотя поначалу мелькнула мыслишка: всё было у чувака, чего в Штаты не уехал? Сейчас бы жив был. Нет, хапают, хапают, остановиться не могут. Жалости к Полозову у него не было никакой, просто занятно было: пять еще минут назад пижон этот был жив и вешал лапшу, как тёртый еврей, а сейчас вот лежит на бетоне и ничего ему больше не надо.
        Тем временем Курепов окунул в ведро рубашку, затем протер ею растерзанное горло Полозова. Снова окунул, снова протер. С каждым разом рана становилась все меньше и меньше. Вода, стекая в лужу крови, образовавшуюся на полу, противоестественным образом обесцвечивала её. Этакие прозрачные струйки, прорезывающие красное.
        Курепов кинул рубашку на пол, после чего взял ведро и опорожнил на труп. Рана исчезла окончательно, кровавая лужа бесследно растворилась в луже воды. Полозов был цел и невредим, если, конечно, так можно говорить о мертвеце.
        Курепов щедро окатил тело из другого ведра. Поднявшийся пар на время скрыл покойника, а когда пар рассеялся, Полозов оказался жив. Он, не мигая, таращился в потолок, губы его порой вяло шевелились. Был он сух и лежал на сухом. Рядом с ним валялась скомканная рубашка Курепова, которая была суха и чиста.
        Курепов надел рубашку, негромко скомандовал: «Встать».
        Полозов неуклюже поднялся. Движения у него были, как у куклы, управляемой ниточками.
        - Наденьте повязку, - сказал Курепов.
        Гаврилов надел Полозову на глаза черную повязку, содрогнувшись от отвращения, когда пару раз коснулся холодного тела.
        Далее Сергеич с Гавриловым отвезли Полозова в Лефортово. Он сидел на заднем сиденьи, при резких поворотах заваливаясь набок, потом рывком выпрямляясь, и бесцветным монотонным голосом ронял матерные слова, будто читал азбуку.
        - Заткнись, - говорил ему Сергеич, но Полозов его, похоже, не слышал.
        Привезли, сняли повязку и наручники, сдали тюремной охране.
        - Что-то он у вас квёлый, - заметил один из караульных и хихикнул. - Дали прослабиться?
        Полозов сказал матом.
        - Придуряется, - сказал Гаврилов. - А может, и правда шизанулся.
        В камере Полозов сразу лег на нары. К ужину за шамовкой не встал, ругался витиевато, как сапожник, но вяло, без выражения и злости.
        Утром выяснилось, что он помер.
        Вскрытие ничего не показало, наверное, вырванный из привычной комфортной среды, помер от тоски. Такое, говорят, бывает…
        А между тем Венька руководил культурой. Впрочем, что ею больно руководить? Система-то работала. Поэтому Венька просто не вмешивался, и всё шло, как по маслу.
        Руководящее кресло было удобное - глубокое, с высокой спинкой, не кровать, конечно, но покемарить можно. Главное: предупредить Елену Карповну, чтобы никто не беспокоил, работы, мол, выше крыши, и кемарь себе. Вышколенная Елена Карповна и сама ни за что не войдет, и не пустит никого, и по телефону вежливенько-культурненько даст любому от ворот поворот.
        Надо решить срочный вопрос - есть замы, начальники департаментов и так далее по нисходящей. От министра требуется что? Поставить закорючку на ответственном документе, а также поприсутствовать на заседании правительства.
        Но Курепов заседания эти, показуху эту с репортерами, категорически запретил, мотивируя тем, что показуха отвлекает от работы.
        Простановка закорючки много времени не занимала. Раз-два и готово. Сам документ Венька не читал, ну его нафиг. Приспособились делать это так. Утречком, пока он шагал в свой кабинет, Елена Карповна подсовывала ему документы в красивой папке, а когда он выходил из кабинета на обед, то отдавал ей папку с уже завизированными документами. Получалось, будто он полдня работал с бумагами.
        Обедал он либо в спецбуфете, куда никого рангом ниже замминистра не пускали, либо в ближайшем ресторане, где народу было немного, так как цены кусались, царапались и лягались.
        Очень быстро, тут как тут, подоспело время получки. Оказалось, что бабки выдают еженедельно. Получек было две - одна по ведомости рублишками, другая зелеными в солидном свертке, вложенном в плотный пластиковый пакет. Рублишки выдали в министерстве, за пакетом пришлось съездить в Резиденцию. Но это еще не всё. В одном из зарубежных банков на Рапохина был заведен счет, куда в виде осадка выпала крупная сумма, не будем уточнять какая.
        Относительно Елены Карповны. Мадам, конечно же, была что надо, но, увы, уже за тридцать. А так - хороша.
        Мда.
        Эта лафа продолжалась полторы недели, потом позвонил Курепов (тут Елена Карповна вынуждена была соединить) и этак мягко, ненавязчиво высказал Веньке, что не надо борзеть, парень. Жалуется, мол, народ, что к Рапохину не прорвешься, бюрократ, мол, каких мало.
        - Ты порой задом своим тренированным шевели, не прирастай к креслу-то, - посоветовал Курепов. - Полюбопытствуй, как братан твой пашет.
        - Бу сделано, - сказал Венька.
        После чего приказал Елене Карповне пропускать посетителей, но не всех подряд, а хотя бы через одного, и звонки блокировать чуть пореже. Елена Карповна расцвела, шеф, похоже, начинал входить в активную фазу. Глядишь, приставать начнет, шалун этакий.
        Звонок Курепова был не лишним. Венька и сам чувствовал, что отстает от жизни, своей бездеятельностью напрочь отгораживается от стаи.
        Взять того же главу Газпрома Полозова, который внезапно был взят под стражу и еще более внезапно помер в заключении. Почему арестован, от чего помер? Наверняка стая знала об этом, лишь Венька, как сундук с клопами, ничего не знал.
        Положение с арестом прояснилось, когда Курепов в одной из аналитических телепрограмм, которых нынче, как клопов в сундуке, обнародовал тот факт, что положение в стране аховое, всё разворовано, всё разбазарено. Вот, в частности, хотя о покойниках плохо говорить не принято, но сказать надобно, бывший руководитель Газпрома Полозов, пользуясь служебным положением, присвоил один миллиард пятьсот миллионов долларов. Со строительством жилья в регионах большие проблемы, а Газпром возводит увеселительные комплексы. Об этом уже писалось в прессе.
        Ну, и так далее.
        К слову: прессу Венька не больно-то жаловал, предпочитал смотреть телевизор. Заляжет на диван и давай с помощью дистанционного пультика гонять ящик по всем каналам.
        Про брата, между прочим, Курепов мог бы и не говорить - физиономия Кирилла Миллионщикова мелькала на экране частенько. Поскольку говорить ему приходилось чисто на профессиональную тему, в которой он чувствовал себя, как рыба в воде, речь его была бойка и связна. Ни тени смущения. Вот тебе и Кирилл.
        Итак, через полторы недели после заступления в должность Венька наконец-то стал доступен и открыт.
        Надо сказать, подчиненные, которые прекрасно знали, что шеф мелко плавает, щадили его, не сажали в калошу, хотя возможностей для этого было предостаточно.
        Венька так бы и барахтался мелко-мелко, если бы не вмешался Покровитель. На сей раз он не стал вещать из своего тридевятого царства, а явился сам, материализовавшись в Венькином кабинете.
        Гыга принял вид этакого начитанного очкастого доцента с высоким вследствие прогрессирующей лысины лбом. Одет он был в ковбойку и джинсы.
        Сел в кресло у окна, сказал:
        - Посижу, понаблюдаю, как будешь с Загогуйло общаться. Начнешь нести околесицу - поправлю. Загогуйло меня не увидит и не услышит.
        Тут же Елена Карповна оповестила, что в приемной ожидает профессор литинститута Загогуйло Марат Виленович.
        - Запускайте, - разрешил Венька, чувствуя прилив бодрости от близости суфлера.
        Глава 25. Ментоядро
        Загогуйло был высок, тощ, сутул, имел длинную шею, мощный кадык и низкий голос. Было ему где-то под шестьдесят.
        «Доцента» он, разумеется, не видел, но отчего-то забеспокоился, забегал глазами по огромному кабинету и, прежде чем сесть на стул, подозрительно осмотрел его. Сев, он произнес:
        - Вам не кажется, Вениамин, э-э, Олегович, что у вас тут водится нечто метафизическое, нечто астрального либо ментального плана?
        - В смысле? - сказал Вениамин и покосился на «доцента».
        Тот ухмылялся.
        - Надобно бы вам кабинетик вдоль стен со свечечкой обойти, - прогудел Загогуйло. - Либо вон девицу попросите, что в приемной, чтоб обошла. От души советую.
        - Что у вас за дело? - сухо осведомился Венька.
        - Видите ли в чем закавыка? - сказал Загогуйло. - Захирел у нас культурный обмен. Всё как-то денег нет, а литературной смене нужно увидеть мир, расширить кругозор, пожить среди иноземного бомонда. Иначе кого мы вырастим? Пролеткультовцев? Узколобых апостолов постсоцреализма? Папа Хэм объездил весь мир. Киплинг где только не был, даже родиться умудрился в Бомбее. А взять Бодлера, Камю. Все вояжировали. Вопрос: а мы чем хуже? Почему нас-то в стойло загоняют? Потом удивляются, что читать приходится только про стойло.
        - Ваши предложения? - спросил «доцент». Венька озвучил.
        - Субсидируйте, голубчик, - немедленно ответил Загогуло. - Хотя бы разово. Группу из, э-э, десяти человек. В Париж. Это дешевле, чем в Нью-Йорк.
        - Денег нет, - сказал Венька и приподнялся, чтобы на прощание пожать профессору руку.
        Это было демократично и скрашивало отказ.
        Но Загогуйло руки не подал, а принялся разглагольствовать о том, что у нас, в России, всегда так. И Булгаков был невыездной, и Пушкин, и Архип Жомов, который так и помер непризнанным. У нас кто выездной? Жора Рубинчик. Только ведь он бездарь, этот Жора, трижды в литинститут не прошел, а печатается потому, что издателю на лапу даёт. И пишет не сам, а нанимает того же Жомова, которому пить-есть надо, особенно пить. Вот она закавыка-то какая. И ведь что обидно - идешь к министру, который отцом должен быть, радетелем, а он - денег нет. Мы же не стихов от вас просим, голубчик, не романов, а расположения. Вы же на деньгах-то сидите, не мы. Нету денег у вас - трясите Миллионщикова, у него есть. Кстати, он вам не брат?
        Вопрос прозвучал до того неожиданно, что Венька, и так-то затюканный загогуйловским натиском, не нашелся что ответить.
        Зато нашелся «доцент». Проигнорировав вопрос насчет брата, он заявил, что предложение о культурном обмене, с каковым явился Загогуйло, решается в частном порядке заинтересованными сторонами. Ищите в Париже заинтересованную сторону и меняйтесь на здоровье. Платит пусть Париж, а у нас денег нет.
        Венька честно озвучил.
        Посмотрели бы вы после этого на профессора, как он пошел пятнами, как судорожно заходил его кадык, как сжались мосластые кулаки. Потом он как-то странно обмяк, замигал, потер лоб, пробормотал: «Чертовщина», - и, вяло передвигая свои длинные ходули, вышел.
        - Уж и не знаю: дать - не дать, - в задумчивости проронил «доцент».
        Венька посмотрел на него, не понимая, о чем речь.
        - Дам, пожалуй, - сказал «доцент».
        Тотчас в Венькиной голове взорвалась петарда, на секунду всё перед глазами померкло, затем прояснилось.
        Венька вдруг ощутил, что сидит на своем месте, что он не какой-то там выскочка, любимчик, тупой, как валенок, везунчик, а человек со знанием дела. Культурный и начитанный. Помнящий наизусть Бодлера и сам не чурающийся покропать вирши.
        Откуда это?
        Между прочим, «это» не захватывало Венькино сознание полностью, а стояло несколько особняком. Можно было окунуться в него, как в омут, но можно было из этого омута выйти и вновь стать Венькой, что Венька и сделал.
        - Если в ядре покопаться, то где-то там есть и знание языков, - сказал «доцент». - Ты не волнуйся, что затянет, ныряй смело. Тебя не затянет.
        - А что это такое? - спросил Венька. Интересно всё же, куда придется нырять.
        - Ментоядро профессора, - ответил «доцент». - В отрыве от его сути. Ядро попытается слиться с твоим сознанием, но не беспокойся. С твоим не сольется. Зато, когда надо, выручит.
        - А у Загогуйлы что осталось? - спросил Венька, понимая, что они с «доцентом» обобрали профессора.
        - Ментооболочка, - сказал «доцент». - Без наполнения. Слово есть, а объяснения, что оно значит, нету. Название стиха без самого стиха. А-то и название отсутствует. Правда здорово?
        - Правда, - неуверенно отозвался Венька.
        - Ничего, - жестко сказал «доцент». - Попользовался - передай другому. В творчестве только так: ты не украл - у тебя украдут. Тырят, топят друг друга, особенно в литературе. Не поймешь, когда и пишут. Культура, брат, это помои, а литература в ней - самый вонючий компонент. Это я к тому, что Загогуйло был по литературной части. Хотя, почему это был? Был, есть и будет. Только с прогрессирующим склерозом.
        «Доцент» подмигнул Веньке и исчез.
        Надо ли говорить, что с этих пор работать Веньке стало много легче…
        Новый налог, тот, что на доход, сработал точно так же, как все предыдущие: добропорядочных раздел, бессовестных обошел стороной, а в казну не прибавил ни копейки. Раздетые дружной толпой рванули в благодатную «тень», где уже вольготно расположились похожие на хомяков ушлые люди из бывших же совков. Да, да, вот именно. И те совки, и эти, воспитание вроде бы одинаковое, но одни сразу нырнули на жирное дно поближе к питательным, вкусным устрицам и креветкам, другие, напротив, долго и безуспешно барахтались на поверхности, пытаясь грести к берегу, увенчанному миражом из собственного особнячка и безоблачного будущего. Чем ближе был берег, тем яснее особнячок приобретал вид твердо и энергично сложенного кукиша.
        У житейской стремнины было два дна.
        Одно, как упоминалось выше, было жирное и изобиловало мясом и водкой. Оно не было дном истинным, оно находилось в другом измерении и дном как таковым не являлось. Лучше, наверное, назвать его средой обитания для избранных, чихающих на бурную стремнину.
        Другое дно было подлинным, и сюда, кувыркаясь в завихрениях изуродованной реальности, неотвратимо планировали те, кто не удержался на поверхности. И вот это дно было жутким.
        Подняться наверх было практически невозможно, мешала порядочность (непорядочные, сволочные обалдуи, кстати, сюда никогда не попадали). Если ты был молод, то мгновенно спивался, благо самогонные реки не пересыхали ни на минуту. Если тебе было за сорок, за пятьдесят, то есть до пенсии еще далеко, ты какое-то время держался на старой закваске, не позволяя себе оскотиниться, потом также спивался. Еще более мгновенно. Про тех бабушек и дедушек, что беззубые, немытые, в вонючих обносках шарили по помойным бакам, пожалуй, лучше и не вспоминать. Короче, тоска здесь была смертная.
        Была категория полупритопленных, у которых на поверхности еще оставались рот, ноздри, глаза и уши, а прочее, погруженное в стремнину, находилось в непрерывном, хаотичном, вертлявом движении. Они осязали новый свободный мир, привнесенный в Россию демократией, но пощупать, что это такое, времени не было. Остановишься на немножко - и пиши пропало, пойдешь вниз раков кормить.
        Пожалуй, самое время поговорить о пензяках Диане и Николае Романовых. Буквально чуть-чуть. Они были в золотой поре (Диане сорок восемь, Николаю пятьдесят) и как раз относились к категории полупритопленных. Родное их предприятие в самый разгар демократии приказало долго жить, и они устремились в коммерцию. В ту самую коммерцию, когда затариваешься на оптовом складе губной помадой, туалетной водой, зубной пастой и пытаешься это спихнуть таким же нищим, как и ты сам.
        И что же? Диана Петровна немедленно стала просто Дианой, Николай Исаевич - Колей. Лица у них, как у всяких уличных торговцев, продубели, прокоптились и превратились в моськи. Каждый Божий день приходилось шустрить, карячить на себе все эти коробки, расхваливать фуфло, которым сам сроду не будешь пользоваться, отстегивать толстомордым пацанам-держателям рынка кровные червонцы, зимой мерзнуть, летом плавиться от жары, и т.д., и т.п. А в результате заработок - с тараканью душу.
        К чему все эти тары-бары? К тому, что, прослышав о выдвижении младших Рапохиных, Романовы подались в Москву. Впрочем, об этом несколько позже.
        Глава 26. Кагал
        - Прачечная? - спросил в трубку Курепов измененным голосом.
        Чудак, думает, что его не узнают.
        - Вахта слушат, - ответил Венька, подыгрывая. Стандартный ответ, рифмующийся с прачечной, уже навяз в зубах.
        - В двадцать ноль-ноль в Резиденцию, - сказал Курепов. Теперь у него якобы заплетался язык. - Будет кагал.
        - Селедку приносить? - уточнил Венька. - Стакашок? Или будет накрыто?
        - Второе вернее, - сказал Курепов. - С ночевой.
        Положил трубку.
        Что ж, когда-то это должно было случиться. С коллегами всё больше приходилось общаться на ходу во время эпизодических посещений Белого Дома. Подоспело, видать, время пообщаться за столом, в тесном кругу.
        Был, правда, один нюансик. Завтра в десять утра на аудиенцию должен был явиться академик Петров из этих, из присыпанных нафталином, известных во всем мире и окрестностях, а тут министр с выпученными глазами и амбре после бессонной ночи. Кто его знает, этого Петрова, как он отреагирует. Может, пойдет языком молоть, что от министра амбре, что культурой управляет алкоголик, и вообще начнет делать всякие обобщения. Они, эти академики, эти мамонты тысячелетние, горазды на обобщения. Но может, и виду не подаст. Они, эти старцы, многого в жизни повидали…
        В восемь вечера Венька был в Резиденции.
        Тут надо сказать об одной его особенности. Полагающихся по штату шофера и двух охранников Венька работой не обременял - повсюду на оставшемся от старых времен «Ауди» гонял в полном одиночестве. Курепов высказывался по этому поводу в том плане, что идет подрыв авторитета, несолидно, мол, государственному чиновнику носиться по городу, как какой-нибудь шестерке от мелкого бизнеса, но Венька всё равно делал по-своему.
        Короче, в восемь он прикатил в Резиденцию.
        Стол был накрыт в банкетном зале.
        Повара под предводительством тети Маши постарались на славу. Всё было оформлено, как любили говаривать старые рестораторы, по первому классу. Скатерти, накрывающие составленные в длинный ряд столы, что символизировало одну большую кормушку, были белы и хрустки, как снег. Резной хрусталь переливался весенними сосульками. В этом белоснежном сверкающем обрамлении сочно и выгодно смотрелись аппетитные многоцветные яства, каждое из которых было приготовлено по-особому, с форсом. Ало-розовая сёмга, например, не просто была нарезана тончайшими пластинами, а каждая такая пластина была скручена в трубочку и наколота на деревянную шпажку с удобной ручкой. Ветчина была сделана рулетиком с наполнителем из размельченных яиц, маринованных грибов и зелени. Помидоры нафаршированы еврейской закуской - смесью тертого сыра, майонеза и чеснока. Янтарный студень обильно посыпан клюквой, а пышная «шуба» - дроблеными грецкими орешками. И так далее, и тому подобное. Разумеется, было много шампанского, торчащего внаклон из серебряных ведерец, коньяка, водки, французского вина в корзиночках, фруктов.
        Веньке выпало сидеть напротив Кирилла. Стол был широк, щедро заставлен, и Кирилл за всеми этими щедротами как бы находился в засаде. В общем шуме и гаме до него было не доораться.
        По левую руку от Кирилла восседал острый на язык, красивый, как Нарцисс, чернокудрый Иосиф Лазарев. Порой они наклонялись друг к другу, говорили что-то, улыбались этакой блуждающей улыбкой. Лазарев был министр экономики, ему было о чем поговорить с министром финансов, но что-то в их отношениях было не то. Не понравились Веньке эти блуждающие улыбочки.
        Рядом с Венькой сидели Аксельрод - справа и Дохлер - слева. Маленькому ушастому вороватому Ефиму Дохлеру в кабинете досталась должность министра образования. Поначалу он обиделся, но потом, увидев, что в системе образования существует множество могучих нераскрытых резервов, успокоился. Здесь можно было запросто делать нетрудовые накопления и при этом ни за что не отвечать. А бюджет? Черт с ним, с бюджетом, пусть о том, как его растаскивать, у других голова болит.
        С ведомством Веньки Рапохина по службе Дохлеру приходилось общаться больше, чем с другими, поэтому он и сел рядом с ним как бы на правах хорошего знакомого.
        По габаритам Дохлер несколько выпадал из общего стандарта команды, в основном все её представители были крупны и высоки, однако в активности превосходил многих. Короче, был свой в стае.
        В течение часа пирующие основательно набрались и, естественно, наружу попёрло всё то глубинное, что по трезвой тщательно скрывается.
        Кто-то принялся громогласно требовать баб, кто-то полностью перешел на мат, кто-то начал задираться ко всем подряд.
        Немедленно появились женщины из наилучшего в столице стриптизклуба, из невидимых динамиков грянула разухабистая кабацкая музыка, лампы погасли, зажглись настенные светильники, и в интимной полутьме начался волнующий процесс танца-раздевания.
        Как только с какой-нибудь из дам слетала важная часть туалета и наружу выплывали полные груди либо обнажались чресла с выбритым лобком, члены кабинета кричали «ура», чокались и хлопали очередную стопку. Закусывали семгой, вот тут-то и пригодилось, что рыба нанизана на деревянную шпажку.
        Вышколенные девицы тети Маши, не обращая внимания на танцующих и выставляющих свои гениталии развратниц, быстро поменяли тарелки с недоеденным и уже остывшим люля-кебабом на обжигающее азу в горшочках. От горшочков исходил такой аппетитный аромат, что пирующие, забыв на время о гениталиях стриптизерш, принялись, урча, рыгая и отпыхиваясь, хлебать ложками вкуснейшее острое варево. При этом было пропущено по паре стопок водки.
        Стриптизерши в это время, не особенно себя обременяя, вяло пританцовывали под музыку. В зале было жарко и голышом они чувствовали себя вполне комфортно, вот только не мешало бы выпить и закусить. Эти ребятишки, эти очередные хозяева так смачно шамали, что кишки подводило. Приходилось, однако, терпеть. Шеф Юрий Карлович Заболотный строго-настрого предупредил делать только то, что будет велено хозяевами. Велено будет жрать - покушаете, велено будет отдаться - отдадитесь. За вечер, сказал Юрий Карлович, с отдачей - без отдачи ли, неважно, каждой полагается по пять тысяч баксов, что сверх того от щедрот хозяев, то ваше.
        Наконец, высокопоставленные члены напитались, вслед за чем последовало предложение танцевать вновь, но покруче, посексуальнее. А всего лучше разбиться на пары и в такт музыке подзаняться лесбиянством, можно также выбрать подходящий пестик и самоуслаждаться в одиночестве, можно услаждать пестиками друг дружку, за лучший вариант приз десять тысяч долларов. Пестиками могут служить свечи, морковки, бананы и пластиковые пенисы.
        Озвучивший данное предложение Курепов хлопнул в ладоши, и всё те же девицы тети Маши внесли на подносах вышеуказанные предметы.
        Что и говорить, желание хозяев было несколько неожиданным, но куда деваться. Юрий Карлович строптивых не любил.
        Подносы опустели.
        Надо сказать, что десять тысяч долларов было лакомым кусочком, поэтому, плюнув на декорум, фигуристые дамы занялись изощренной клубничкой. Минуту-две разогретые спиртным мужчины терпели, потом терпению пришел конец. Азартно сопя, всей сворой они накинулись на возбужденных дам и смяли их, что называется положили на обе лопатки.
        Впрочем, вы сами понимаете, что выражение это фигуральное, не отражающее сути вещей, ибо овладение совершалось разнообразнейшими способами. Вспомните Калигулу с его оргиями, вспомните римских патрициев с их вакханалиями и вы убедитесь, что история греха повторяется. С тех пор в животности своей человек ни капельки не изменился.
        Битва длилась долго, с переменой позиций и партнеров, но вот, наконец, бойцы подустали и вперемежку поспешили к столу. Сначала стоя выпили и закусили, потом дамы устроились на коленях у кавалеров и все начали насыщаться уже не торопясь.
        Порой у кого-нибудь из высокопоставленных лиц взыгрывало живое, и локальная стычка происходила прямо за столом.
        Венька, хотя и был здорово пьян, заметил, что Кирилл и чернокудрый Иосиф в общей битве участия не принимали, куда-то исчезли. Обидно было до чертиков. За братом он никогда такого паскудства не замечал. Впрочем, мамзель, которая поначалу досталась Веньке, была до того хороша, что отвлекла от неприятных мыслей. Следующая была похуже, но тоже ничего. Затем вновь вернулась первая и уже никуда не уходила.
        Появились Кирилл с Иосифом, расположились напротив, начали ухаживать друг за другом, подкладывая лучшие кусочки. Венька, ссадив мадам с колен, грохнул кулаком по столу так, что развалился фужер с шампанским и зазвенели тарелки, потянулся к Иосифу, стараясь уцепить за грудки, но Аксельрод и Дохлер, схватив Веньку за рубашку, посадили его обратно.
        - Ты чо, чувак? - обронил Аксельрод. - Это же дело личное, полюбовное.
        - Пусть их, - сказал Дохлер. - Раньше было нельзя, а теперь не возбраняется. Иосиф хорошей женой будет, даром, что в прошлой жизни бабой был.
        Венька посмотрел на раскрасневшегося брата и процедил: «Сволочь». Тихонечко процедил, больше с упреком себе, что недоглядел, после чего набухал в фужер коньяка и хлопнул его. Лазарев насмешливо следил за ним влажными черными глазами.
        Потом выбрали королеву секса, искуснее всех продемонстрировавшую клубничку и набравшую больше всех баллов в групповых состязаниях. Вручили ей десять тысяч долларов.
        Дальнейшее Венька помнил плохо.
        Глава 27. Манная каша
        В восемь Курепов разбудил его. Венька был совсем никакой.
        Лежал он поперек разложенного дивана в рубашке, брюках и ботинках, то есть, как упал, добравшись до ложа, так всю ночь и провалялся бревном.
        Курепов дал Веньке две разноцветные таблетки, налил в стакан воды, велел выпить. Венька безропотно подчинился.
        Весьма быстро наступило резкое улучшение. Из сумеречного, гнилостного, гнойного пространства Венька вернулся в яркое свежее утро, руки и голова перестали ходить ходуном и вообще как-то всё обустроилось, встало на свои места.
        - Рекомендую душ, - сказал Курепов. - Погорячей, чтобы всю гадость выпарило, а в восемь сорок в банкетный зал на завтрак. Одежда в шкафу. Эту, что на тебе, брось в шкаф же на дно, чтобы не мозолила глаза. Всё как положено выстирают, выгладят. Пригодится еще.
        Курепов вышел, а Венька подумал: «На что это он намекает? На следующий кагал?»
        Душевые были на каждом этаже, в каждом крыле и состояли не из одной-двух, а сразу из десять изолированных кабинок. Это было удобно, особенно в жаркие дни. Освежился - и действуй себе дальше.
        В душевой пахло мылом и перегаром, перегаром больше. Пять кабинок были заняты, там вовсю шуровала вода. Венька зашел в свободную, включил душ на полную мощь и встал под сильный горячий водопад. Упругие струи стегали по черепу и колюче впивались в кожу. Вот он, как любит заключать Караулов, момент истины. Вот он, родимый, обновляющий всю твою измызганную суть и вновь превращающий в человека думающего, чистого телом и душой.
        Потом в раздевалке бодрый Венька столкнулся с вялым несчастным Хлебниковым, которому ну так не хотелось под душ, так не хотелось.
        - Будто всю ночь вагон разгружал, - пожаловался тот, усаживаясь на кожаную банкетку, и добавил с завистью: - А по тебе не скажешь.
        - Встряхнись, - посоветовал Венька. - Таблетки уже принимал?
        - Что толку-то, - сказал Хлебников, стаскивая штаны и разглядывая свои худые бледные ноги.
        Он вообще без одежды был худ и бледен, в одежде же, напротив, был строен и элегантен.
        - Не фонтан, - сказал Хлебников.
        - Что не фонтан? - уточнил Венька, одеваясь.
        - Тело человеческое не фонтан, - сказал Хлебников. - Мощи эти.
        - А что фонтан?
        - Зверьё для земной жизни всё же лучше приспособлено, - ответил Хлебников. - Взять питона. Грация, сплошные мышцы, в любую секунду готов к броску. А главное, что сделает это, ни капельки не задумываясь. Зло человека - его мозг. Мыслями он в космосе, а мощами своими прилип к земле. Вот и разрывается во все стороны, чтобы и Богу, и черту, и себе любимому.
        - Ну, ладно, - он встал, высокий и тощий. - Поплетусь. Авось полегчает.
        Из душевой в раздевалку, болтая, вышли Блантер с Лазаревым, и Венька, не успевший причесаться, поспешил уйти. Не мог он видеть этого красавчика, этого пидора гнойного, эту суку в мужских портках…
        Утренний банкетный зал разительно отличался от вчерашнего вечернего. Он был убран, столики расставлены, как в кафе, шторы раздвинуты, и в окна сквозь тюль било низкое утреннее солнце.
        На каждом столике стояли графины с томатным и апельсиновым соками, бутылки с минералкой - пей, не хочу.
        На завтрак по выбору были сосиски с тушеной капустой, ростбиф с картофельным пюре и соленым огурчиком, голубцы, мясная запеканка. Можно было заказать сразу всё. Опять же - ешь, не хочу.
        Хлебников, севший вместе с Венькой, Аксельродом и Дохлером и явно вчера отравившийся водкой, заказал себе тарелку манной каши. Смотреть, как он, давясь, глотает эту кашу, было совершенно невозможно. Даже невозмутимый Аксельрод, жуя ростбиф, заметил, глядя в сторону:
        - Ты бы, Жора, поаккуратнее, что ли, метал-то. А-то заглатываешь, как удав кролика, с писком.
        Дохлер, пивший томатный сок, фыркнул и забрызгал бедного Жору.
        - Вот гад, - апатично сказал Хлебников. - Всего обхрюкал. Доставай теперь новую рубашку.
        - Пусть Ося достаёт, - ответил Дохлер. - Он виноват.
        - Чего это я-то? - возразил Аксельрод. - У самих вода в попе не держится, а Ося виноват.
        - Вот так, Жора, - заключил Дохлер. - Нечего по столовкам ходить, если вода в попе не держится.
        Венька не выдержал и тоже фыркнул. На беду он в этот момент пил апельсиновый сок. И, разумеется, обрызгал Хлебникова.
        Жора задумчиво посмотрел на него, сказал: «Ах, так!», - и, шустро черпая ложкой из тарелки, забросал соседей жидкой манной кашей. Она была жирная, эта каша, пропитанная сливочным маслом, сладкая и липкая. Она была в волосах, на щеках, на плечах, на груди, она стекала на брюки. Трудно было представить, что её так много, каша была на скатерти и даже на полу.
        За соседними столиками умирали со смеху.
        Подскочил Курепов, пролаял: «Прекратить! Всем в душ, Козлы Ивановичи. Дети малые».
        Ну уж, дудки. Соседи, похохатывая, ушли, а Венька доел голубцы, допил сок и лишь после этого вышел из зала. На Кирилла, который в компании Лазарева сидел через три столика, он за всё это утро ни разу не взглянул. Человек этот, бывший когда-то его братом, стал ему неинтересен.
        Глава 28. Дорогуша, заприте дверь
        Академик Петров явился минута в минуту. Окинул придирчивым взглядом расположившегося за широким министерским столом мускулистого, подтянутого, пахнущего приятным дезодорантом Веньку, сел в предложенное кресло.
        Был он стар, особенно ветхи были руки, глаза под набрякшими веками выцвели, на правой щеке проступило пигментное пятно, смотреть на которое было неприятно. И чего, спрашивается, приплёлся? Чего людей от дела отрывает? Сидел бы себе и сидел в качалке, качался бы, завернувшись в плед. Деловой.
        Тем временем ментоядро Загогуйлы настойчиво внушало, что перед этим старцем надобно встать навытяжку. Вот кому следовало бы сидеть в кресле министра. Вот кто истинно достоин. Другой вопрос, что вряд ли почтеннейший академик согласится. Кресло это для него что болотная кочка для орла, который сверху эту кочку даже не видит.
        «А, отвали», - подумал Венька, дистанцируясь от загогуйловского ядра, вслед за чем произнес:
        - Слушаю вас.
        - Вы - человек молодой, - сказал Петров. Голос у него был не сильный, но не дрожал, как у иных стариков. - И вам, наверное, не кажется странным то, что происходит. Вы с этим росли, вам не с чем сравнивать, вас воспитали так, чтобы вы презирали прошлое Родины. Нет, нет, не думайте, что я это прошлое буду превозносить. Упаси Бог. Я совсем о другом. Я о том, что есть свойства высшего порядка, о которых ни в коем случае нельзя забывать. А мы забыли. И это страшно опасно, ибо Господь на сей раз может не простить. Мы забыли о Божеском в себе, забыли о зажженной в каждом из нас Божественной искре. Мы её затаптываем. Во многих она уже погасла, вместе с нею исчезла надежда. Вы видите, как наплевательски люди относятся к своей жизни? Всё это от этого.
        Он замолчал, Венька ждал, упершись взглядом в стол. Эта философия наверняка была бы интересна Загогуйле, вон как ментоядро-то вибрирует, ему же, Веньке, высокие эти абстракции были до фонаря. Сейчас, поди, ругнёт законную власть, как же без этого.
        - Но, как говорится, свято место не бывает пусто, - продолжал Петров. - Там, где Божеское искореняется, приходит Сатана. Эти сборища на Васильевском спуске ничего вам не напоминают? У этих бойких миллиардеров, частенько мелькающих на телеэкранах, вы, Вениамин Олегович, разве не замечаете рожек? Не торчат ли на книжных развалах из-под лакированных корок клыки и копыта загробных монстров? Чему мы учим наших детей? Тому, что их отцы и деды неудачники, тому, что капитал всегда грязен, но тот, кто его не имеет, жалок. Мы настойчиво им вдалбливаем, что любая история построена на крови, что секс - это основа в отношениях между мужчиной и женщиной, и что нет ничего важнее самоутверждения. Я прав?
        - Да, да, - пробормотал Венька, пойманный врасплох этим вопросом. Говорил бы себе и говорил, чего спрашивать-то? Разве кто спорит? - Продолжайте, пожалуйста.
        - Утверждают, что мы идем американским путем, - сказал Петров. - Да ни черта подобного. Америка - набожная страна и там заповеди Божьи чтут свято. Там убийц и воров сажают за решетку. У нас же их выбирают в депутаты и трепетно называют олигархами.
        - Павел Антонович, - вмешался Венька. - Давайте не будем про Америку.
        - А я разве про Америку? - усмехнулся Петров. - Не-ет, батенька, я про нас. Затоптав в себе искру, мы рванули кто куда и кто вперёд. Но получили здоровенный кукиш. Мы оставили людей без работы, мы наплодили нищих, мы потеряли культуру, мы потеряли себя. Мы никто и поэтому никому не нужны. Мы, как народ, никому не нужны! Вдумайтесь в это.
        Венька поморщился. Как же надоело это нытьё. Все вокруг ноют, ноют, что простой работяга, что академик. Тупо заломило в затылке, всё-таки против вчерашнего штопора одних таблеток маловато. Желательно бы клин клином.
        - Что вы от меня хотите? - спросил он, стараясь быть любезным и чувствуя, что это у него плохо получается.
        - Я хочу, чтобы вы, Вениамин Олегович, как человек, возглавляющий нашу культуру, позаботились о ней, - ответил Петров. - Но я вижу, вам это крайне неинтересно.
        Он встал и пошел к выходу. У дверей остановился и, повернув голову, произнес:
        - Вы никогда не задумывались, зачем люди приходят на землю? Наверное, чтобы созидать, а не разрушать. То, что после них остаётся - это и есть культура. Подумайте, что останется после нас.
        Сказав это, он вышел.
        Мда, пренеприятный тип, подумал Венька. Вот такие умники и мутят воду. Не про Америку он, видите ли. Да в Америке в тысячу раз хуже. Там школьники стреляют в школьников, там негров вешают. Какой фильм ни возьми, всё сплошь насильники, изуверы, которые жертвам головы отпиливают, и подрывники. Психопаты с динамитом. А-то залезет какой-нибудь параноик в частный особняк и давай семейство третировать. Вот тебе и набожная Америка. Культура у неё, едри её в корень. Благодетель хренов.
        В затылке всё ныло. Венька предупредил Елену Карповну, что до одиннадцати тридцати занят, устроился в кресле поудобнее и заснул…
        А тем временем Курепов подписал постановление, обязывающее предприятия отчислять часть своей прибыли в резерв на социальные нужды. Размер этой части и состав резерва был не оговорен. Следом он подмахнул другое постановление, отменяющее льготы на проезд в транспорте, на оплату коммунальных услуг, на пользование телефоном и другие льготы, входящие в противоречие с рыночными реформами. Действительно, почему это должны страдать транспортники, ЖКУ и прочие? Пользуешься - плати.
        Но это так, к слову…
        Венька проснулся в 11.30, проснулся в страшном возбуждении, ибо насмотрелся эротических снов.
        Решение созрело мгновенно. Он нажал кнопку.
        Когда вошла Елена Карповна, Венька сказал:
        - Дорогуша, заприте дверь. Раздевайтесь.
        Елена Карповна, покрывшись румянцем, охотно и быстро подчинилась.
        Глава 29. Зато вы там дураки
        Жить становилось всё веселее, всё свободнее. Наркота шла в открытую, никого уже не ловили с пятью граммами героина. Наоткрывалось множество публичных домов, и все девицы, фланирующие по Тверской, естественным образом передислоцировались туда. По городу строем маршировали чернорубашечники, распевали фашистские марши, квасили носы лицам неарийского вида. В свою очередь лица неарийского вида, объединившись и вооружившись дубинками, крушили ребра чернорубашечникам. Наблюдать за всем этим было жутко увлекательно, но опасно. Можно было словить сапогом по ряшке, а если ты следил из окна, могли забросать камнями.
        В жизнь вошли новые ценности. Вечная музычка в ритме «Семь сорок». Полстраны, пританцовывая, хрипло и неумело пела, другая половина под эти «песни» бесновато плясала. С экранов водопадом лилась кровища и таращились обкуренные пропитые рожи, которые с удовольствием и знанием дела месил пудовыми кулаками национальный герой Андрюха Разуваев, сам, кстати, обладатель не менее обкуренной и пропитой рожи. По улицам раскатывали длинные, как эсминцы, лакированные лимузины, а в витринах были вывешены так называемые пенисы и вульвы. Пластиковые, конечно.
        Вяловатое существование со всеми этими прогулками по городу, посещениями парков, магазинов, театров умчалось в прошлое. Сейчас даже в магазине можно было запросто схлопотать по ушам, по крайней мере мат был наверняка обеспечен, а уж если ты сунулся в парк, пиши пропало. Оттуда ты выходил в одних трусах с фонарями под обеими шарами. Нормальных слов теперь не было, вместо глаз - шары, бельма, вместо запаха - вонь, вместо сказать - загнуть, вместо уволить - попереть с работы, но это еще было мягко и культурно, ибо в основном преобладал мат.
        Театры, ставящие чеховского «Дядю Ваню», позакрывались, нечем было платить за аренду. На их месте открылись другие - с секс-варьете. Вот сюда народ валил валом.
        Предприятия, и так-то дышащие на ладан, в результате нововведений останавливались и тихо-мирно разваливались. Кражи, ограбления стали делом обычным. А куда деваться, если тебя попёрли с работы? Семью-то нужно едой обеспечить, не по помойкам же шарить. Вот мужики, которых увольняли тысячами, и шустрили по богатым квартирам, да на улицах кошельки подламывали. Излишек пропивали, потом дрались до последних зубов.
        Воровать было легче и выгоднее, чем торговать снедью или барахлом, тем более что этот рынок труда уже был переполнен. Куда еще можно было сунуться, если ни в банках, ни в фирмах, ни в частных магазинах тебя не ждали? В дворники? Глухой номер. В таксисты? На бензине мгновенно прогоришь. В подземный переход с протянутой ладошкой? Там таких воз и маленькая тележка. Кто умел на гармошке с жалостным подвыванием, тот в переход и шел, прочим же ничего не оставалось, как воровать.
        Крали всё: рельсы с путей, колокола с колоколен, мраморные стелы с могил. Резали находящиеся под напряжением провода. Троих убивало, четвертый утаскивал добычу.
        Люди посерьезнее обстряпывали дела более обстоятельно, более организованно, с применением обрезов, колотушек, кастетов и прочих анестезирующих средств, а также доработанных умельцами «Запорожцев», которые не брала пуля.
        Эти серьезные дяди потрошили банки.
        Подъезжают, скажем, к банку два кривоногих «Запорожца», из них вылезают по три мордоворота в армейских накидках, с помощью обрезов кладут на пол охрану, колотушками нейтрализуют её на время операции, складывают деньги в накидки и быстро увозят их. Заметьте, всё происходит без единого выстрела. Номера на «тачках», разумеется, сменные.
        Пока то да сё, кривоножки успевают убежать довольно далеко. Далее дело обычной смекалки, так как «Запорожец» элементарно проходит там, где не пройдет танк. Не своим ходом, конечно, на руках хозяев, ибо шесть мужиков запросто переносят автомобильчик куда угодно. Хоть на дно оврага под сень кустов, хоть в частный огород, хоть на заброшенную стройку. Здесь он шустренько перекрашивается и, глядишь, уже готов для новой операции.
        Короче, какая-то часть «кинутого» властью народа нашла себя в новых обстоятельствах, но, увы, это был не весь народ.
        В основном народ влачился по жизни по принципу: пока плетешься куда-то - живешь, упадешь - сдохнешь. Каждый день был наполнен мелочами, которые необходимо было выполнить, и вот так день за днем.
        Иностранцы удивлялись: как так можно жить? Народ отвечал гордо: зато вы там дураки, а мы умные и талантливые. Кто у вас науку двигает? Русские да китайцы. Вот и утритесь.
        Иностранцы утирались и понемногу прекращали ездить в дремучую, занятую самоедством Россию. А если кто и ездил, то для того лишь, чтобы урвать. Урвать в России можно было ого-го как, тем более что власти в этом активно помогали.
        Вернемся, однако же, к песням и пляскам, то бишь к внешней мишуре.
        Кагалы в Резиденции приняли массовый характер и проходили уже через день. Тут ведь дело в чем? Если ты назавтра после попойки разбит, раздавлен и ощущаешь себя коровьей лепешкой - это одно. Но если ты на следующий день цветущ и активен, то почему бы не повеселиться? Почему не поразвлечься, когда этого требует естество?
        На кагалах молодые правители, напившись, выли, рычали, шипели, хрюкали, совокуплялись с путанами, били посуду, скакали по залу, как оглашенные. Вроде бы было всё, однако чего-то не хватало. И умница Курепов нашел это что-то.
        В один из вечеров, когда на горизонте забрезжила навеваемая пресыщением скука, Курепов пригласил всех следовать за собой.
        Со второго этажа пьяная веселая толпа (баб оставили в банкетном зале под присмотром двух вооруженных охранников) спустилась в подвал. И, о чудо, обнаружила в каземате того самого сановника, имя которого в столице было широко известно, который уже в открытую пёр в президенты и который являлся заказчиком убийства депутата Курепова.
        Низенького этого квадратного дядю, миллионера и мецената, постоянно охаивающего власть, составившего свою собственную московскую мафию, никто из молодых правителей не любил. Отвечали, так сказать, взаимностью на взаимность, поскольку сановник открыто назвал их желторотыми дилетантами, которые Россию потопят, и продолжал так называть на каждом углу. Настало время отвечать по заслугам.
        Голый по пояс сановник сидел на стуле, к которому был туго примотан бельевой веревкой. Массивная голова его с реденькими завитками седеющих волос упала вперед - похоже, он спал. Ему было под шестьдесят, последние десять лет, вступив в должность, он питался особенно хорошо, что отразилось на фигуре. Был он не просто упитан, а тучен, массивен, как боров. Талия шире плеч, но и плечи тоже будь здоров.
        Говорили, сановник этот страшно силен, при случае жонглирует двухпудовыми гирями, как мячиками, так что удивительно было, как людям Курепова удалось его взять без шума и пыли. Тем более, что в охране у него было человек сто пятьдесят.
        Рядом с ним находились Сергеич и Гаврилов, оба с резиновыми дубинками. Выходит, побаивались, на кулаки не больно надеялись.
        - Попался, гад, - сказал кто-то пьяно.
        Сановник вздрогнул, поднял голову, маленькими свирепыми глазками окинул набившуюся в каземат толпу, остановился на ухмыляющемся Курепове и произнес гнусаво:
        - Что, Леонид Петрович, думаешь твоя взяла? Думаешь, можно вот так запросто запихать Боцмана в каталажку? Ошибаешься, дорогой. И не такие пробовали, да грыжа вылезла.
        Боцман была его кличка. Также он был Туз, Сургуч и Джокер. Нос у Боцмана был раскровенен, оттого говорил он с прононсом. Кроме того был подбит левый глаз, а на подбородке имелась глянцевая ссадина.
        - А на кой ляд он тут сидит? - осведомился пьяный в дым Дохлер. - Он что - посидит, а потом мы его отпустим?
        - Его отпустишь, он тут же заложит, - возразил Хлебников. - Точно, Ося?
        - Ты как всегда прав, Жора, - ответил Осип Аксельрод. - Вони будет много. Может быть даже международный скандал. Так что вопрос Ефима как всегда актуален. Действительно, на кой ляд он тут сидит?
        И Аксельрод воззрился на Курепова.
        - Вам на потеху, - сказал Курепов, оскалившись. - Мы его пытать будем.
        Глава 30. Боцман
        Сановник побледнел, но как опытный интриган присутствия духа не потерял, а постарался исправить положение.
        - Я понимаю, Леонид Петрович, что у вас ко мне претензии, - сказал он. - В таком случае принародно прошу прощения. Каюсь, замахнулся я высоко, да, видать, не по Сеньке шапка. Надобно получать по зубам, ох надобно. Тогда будешь знать своё место. Спасибо за урок, Леонид Петрович, клянусь, что впредь буду сидеть тихо и друзьям своим накажу, чтоб не рыпались. Власть от Бога, а не от лукавого. Будешь брать её силой и хитростью, она тебя же и раздавит. Что, Леонид Петрович, по рукам? Готов хоть завтра уйти в отставку.
        - Ишь, запел, - Курепов подмигнул Аксельроду. - Вишь как пыток трусит.
        - Как же вы такого борова заломали? - спросил между тем у Гаврилова Венька. - Его апперкотом не свалишь. Его и ногами-то не свалишь - ноги повыдергает. К тому же там охраны, что у Папы Римского.
        Гаврилов терпеливо выслушал Венькину тираду и коротко ответил:
        - Снотворный газ. Все легли: и охрана и Боцман.
        - Лежачего били?
        - Он, сволочь, прежде чем лечь, драться полез, - объяснил Гаврилов. - Самого мотает, а прёт и прёт. Сергеичу звезданул так, что тот крючком согнулся. Ну, тут наше терпение и лопнуло.
        - Костя, хватит трепаться, - сказал Курепов. - Тащи паяльник, мы ему татуировку оформлять будем.
        Гаврилов затрусил к выходу, а Курепов добавил:
        - Кучей не накидываться. Каждому достанется порисовать.
        Глаза Боцмана налились кровью, он набычился, напрягся. У стоявших рядом отъехала челюсть - такое можно было увидеть только в кино. Опутывающие торс сановника и спинку стула кольца бельевой веревки начали лопаться одно за другим. Миг, и руки силача оказались свободными. Могучим рывком он разорвал путы, оплетающие ноги, и встал.
        Освобождение это заняло несколько коротких секунд, Сергеич успел лишь раз хрястнуть его по голове дубинкой. Удар этот, сильный и звучный, еще больше разъярил Боцмана. Повернувшись к тренеру, он двинул его кулаком в низ живота. Сергеич, разинув рот, сипло выдохнул и осел на пол. Здесь он свернулся клубком и начал тихонечко повизгивать.
        А Боцман уже крушил всех подряд, работая споро и методично. Разнеженные барской жизнью пьяные министры сопротивления практически не оказывали, валились, как кегли. Человек пять рванули к выходу и, мешая друг другу, напрочь заблокировали дверь, которая открывалась внутрь.
        «Авось пронесет», - подумал Венька и ударил оказавшегося к нему боком Боцмана пяткой в ухо. Хотя особой растяжки удар этот не потребовал - росту в противнике было от силы метр шестьдесят пять - и прошел гладко, заставив силача пошатнуться, однако же были все основания опасаться за исход поединка.
        Во-первых, пьяным Венька никогда еще не дрался, во-вторых, силы Боцман был немереной и удары, похоже, держал, как носорог. Такому достаточно лишь поймать, уцепиться - разорвет в клочья.
        Маленькими своими глазками Боцман зафиксировал Веньку и стремительно пошел на него.
        Венька провел серию из трех ударов, отскочил в сторону. Боцман всё шел.
        Государственные мужи, расчистив поле для боя, вжались в стены. Опрокинутый стул, нокаутированных товарищей и стонущего Сергеича оттащили в сторону. В дверь колотил Гаврилов, невменяемая пятерка министров мешала ему войти.
        Венька бил и отскакивал, не пропуская ни единого удара, хотя реакция у Боцмана была отменная, и он отвечал тут же. Ему не хватало каких-то миллиметров.
        Тактика эта была по-своему хороша и могла бы принести плоды - в определенный момент наполучавший по уязвимым точкам Боцман мог сломаться, потерять ориентацию и вообще прийти в полное расстройство, но дело осложнялось тем, что Венька катастрофически быстро выдыхался.
        Другой противник давно бы уже был повержен, этому было хоть бы хны. Понятное дело - он спасал свою шкуру, что придавало дополнительные силы, однако всему есть предел. Уж каких мастеров Венька заваливал, неужели же собственное мастерство против этого каучукового колобка ни гроша не стоило? Вон и кровища из носа хлещет, и глаз заплыл, и верхняя губа что пельмень оттопырилась, и синяки по торсу щедро раскиданы, а всё прет и прет. А Венька, как ни мудри, всё отступает и отступает.
        Венька закрутил стремительную карусель, свою неотразимую карусель, неизменно приносящую победу, и… впервые не попал по противнику. Теперь уже Боцман успел отскочить в сторону, подняв для защиты пудовые кулаки.
        Венька приземлился на обе ноги, приземлился по всем правилам, лицом к противнику, готовый применить блок либо перейти в наступление, однако ничего этого он не успел сделать. Кулак Боцмана впечатался ему в челюсть.
        Веньку бросило на пол. Сгоряча он хотел было вскочить, но при первом же движении кровь так ударила в голову, что он вновь вынужден был лечь.
        - Я же говорил - пода?витесь, - сказал Боцман и саданул его ботинком по ребрам.
        Что-то там хрустнуло, вонзилось острым колом. Боль была такая, что Венька задохнулся, начал хватать губами воздух.
        Тем не менее, надо было вставать. Лежачего этот кабан мог запинать, затоптать насмерть.
        Кто-то, натужно выдохнув, сказал «Хэ-эх». Это было сопровождено тупым ударом, треском, вслед за чем на лежащего Веньку посыпались деревянные обломки. Боцман пал на колени, замотал ушибленной головой, избитое его лицо оказалось совсем рядом.
        «Сволочь такая», - подумал Венька и с натугой поднялся. В черепе плеснулась тяжелая кровь, но терпеть уже было можно. Бок ныл - спасу нет.
        Над Боцманом с жалкими остатками стула стоял Кирилл. Рисковал парень, ох рисковал. Такого кабана не всяким стулом свалишь, мог бы и устоять.
        «Спасибо, братишка», - подумал Венька и врезал начавшему подниматься Боцману ногой в горло, в яблочко.
        Другому бы этого хватило, чтобы отправиться к праотцам, Боцман же, мучительно глотая, встал и прыгнул на Веньку. Он был слишком близко, Венька не успел посторониться.
        Оба с грохотом рухнули на пол.
        Министры всё жались по стенам. Где так храбры неимоверно, за столом, например, после пузыря водки, а когда нужна помощь - их не видать. Навалились бы кучей, из Боцмана кишки бы повылазили.
        Боцман, оказавшийся сверху, сел Веньке на живот, придавив своей тяжестью, замахнулся. И вновь на помощь пришел Кирилл. Вцепился в круглый, как арбуз, кулак, начал тянуть на себя. Силенок у него против такого бугая было маловато. К счастью, вмешался Курепов, который очнулся после нокаута (Боцман свалил его одним из первых). Вдвоем они сместили центр тяжести Боцмана таким образом, что Веньке удалось освободиться.
        Дальнейшее было делом техники и заняло пару секунд.
        Со стороны казалось, что Венька не прилагает никаких усилий. Он действовал быстро и деловито, как автомат. Хлопок ладонями по ушам, заставивший силача дико взреветь, удар ребром ладони под правое ухо, затем резкий тычок кулаком в затылок.
        Боцман обмяк. Кирилл с Куреповым отпустили его руку, и он безвольно повалился на бок.
        - Готов, что ли? - спросил Курепов, с опаской попинав сановника, и сам же себе ответил: - Готов.
        После чего посмотрел на Веньку и сказал:
        - Экий ты, братец, неуклюжий. Взял да щелкнул человечка. Товарищей радости лишил.
        - Товарищи обойдутся, - ответил Венька. - Пусть вон портки свои постирают, в которые наваляли. Тоже радость…
        Потери в правительстве оказались достаточно серьезными: сломанные челюсти, ребра, свернутые набок носы. Из нокаутированных единственно не пострадал Курепов. У Веньки было сломано ребро, у Сергеича лопнул мочевой пузырь.
        Глава 31. Дела амурные
        Курепов «воскресил» Боцмана, как «воскресил» ранее Полозова, вслед за чем в глотку сановника, будто в водопроводную трубу, были опорожнены две бутылки водки - якобы он где-то кутил и упился до чертиков.
        Гаврилов отвез Боцмана на Цветной бульвар, посадил на скамеечку в позе гуляки.
        Всё получилось весьма правдоподобно: Боцман сидел на скамейке, закинув на спинку обе руки, и, глядя в одну точку, вяло нечленораздельно ругался. Такова была природа сущностей, которых Курепов внедрял в «оживляемые» им трупы, - только и умели что ругаться.
        Далее Гаврилов позвонил в ближайшее отделение милиции, что, мол, там-то и там-то сидит на скамейке пьяный, матерится, примите меры. На вопрос, кто звонит, отвечать не стал, а отключил свой мобильник и укатил в Резиденцию.
        Менты приехали, кто-то из них узнал в пьяном весьма уважаемую в столице персону. К счастью, бульвар был пуст, свидетелей позора не было.
        Несчастный сановник, несмотря на теплый вечер, совсем окоченел. Менты погрузили его в ментовозку и на малой скорости, дабы не заблевал салон, отвезли к месту проживания, которое находилось в двух шагах от бульвара.
        Жена его, впервые увидевшая благоверного в таком невменяемом состоянии, заахала, заохала, но менты её успокоили. Ничего страшного, сказали они, навидавшиеся всякого. Проспится, утром не узнаете…
        Полночи, мешая спать, сановник нёс в своей спальне какую-то чушь, потом затих. Вошедшая к нему супруга обнаружила, что муж безнадежно мертв…
        Самым странным в этой темной истории, начавшейся с похищения сановника, было то, что тот пил мало, предпочитая вину и водке пиво. Бутылочку, максимум две «Пльзеньского». А тут сразу литр водяры. Друзья и соратники Боцмана, одним махом потерявшие шансы на лучезарное будущее, видя в этом деле абсолютную пассивность властей затеяли собственное расследование, но постепенно увязли в нём, не умея свести концы с концами, которых, кстати, было на удивление мало…
        Следующие два дня характеризовались тем, что треть кабинета отсутствовала на рабочих местах - министры залечивали раны кто в спецдиспансере, кто дома. К последним относились бедолаги, имеющие характерные отметины на лице, которые трудно было скрыть даже гримом. Сволочь всё же был этот Боцман - в основном бил по харе.
        Раны на министрах зажили удивительно быстро, уже на третий день все появились в своих рабочих кабинетах.
        Венька со своим несчастным ребром отлеживался дома и на работу вышел аж в следующий понедельник.
        Заботу об одиноком Веньке взяла на себя Елена Карповна.
        Женщина эта, будучи замужем за подполковником милиции, втюрилась в Веньку не на шутку. Подполковник был бравый сорокалетний дядька, неутомимый труженик в постели, приносящий домой неплохие деньги, сильно не пьющий и не распускающий руки даже если на то были основания. Лену он любил, частенько дарил цветы, вроде бы что еще нужно? Сыну было уже восемь, дочке три, но как бес вселился в Елену Карповну. Часа не могла прожить без Венечки, особенно после того знаменательного момента, когда он воспользовался её дамскими услугами. По вечерам тосковала, а во время соития с мужем (происходило это каждый день) представляла, будто она с Венькой.
        К Веньке она приходила в 13.00 - покормить обедом, и вечером после работы. Вечером она приносила свежего мяса, жарила его либо вертела фарш на котлеты. Также к ужину покупала хорошего дорогого вина, что-нибудь из фруктов, торт. На хозяйственные нужды Венька выделил ей две тысячи долларов, так что в деньгах она стеснена не была.
        Ужинали при свечах, потом аккуратно, чтобы не разбередить Венькину рану, занимались любовью. Он снизу, она сверху. Лена была ненасытна, и когда действие переваливало на третий час, Венька вынужден был врать, что ему больно. В самом деле, сколько же можно? Оно, конечно, занятие приятное, но должен же быть предел.
        Между прочим, в один из таких вечеров в достаточно ответственный момент зазвонил стоящий на прикроватной тумбочке телефон, и Лена по привычке подняла трубку и очень даже мило, не прерывая акта, поговорила с Венькиной мамой. Веньку это здорово возбудило. Будто забрался в чужой сад, того и гляди тебя засекут, внутри всё ёкает, но запретный плод так сладок.
        Потом они, выжатые, как лимон, лежали просто так, обвеваемые бесшумным японским вентилятором, и Венька думал: отчитать или не отчитать Лену за то, что цапнула трубку. Не у себя дома. Впрочем, всё это были такие мелочи. Как поется в одной старинной песне: любите пока любится. Что будет потом - один Аллах знает, однако сейчас, Венька отдавал себе в этом отчет, Лена была ему дорога. Если вдуматься - дурь немыслимая. Ей тридцать один, ему двадцать два. Куда к чёрту? И тем не менее, тем не менее.
        Позже, оставшись один, он позвонил матери, извинился, что не взял трубку, занят был.
        - Дело молодое, - понимающе сказала Людмила Ильинична. - Как, говоришь, её зовут?
        Венька ответил, что зовут её Лена, но что это ничего не значит. Жениться он не собирается.
        - И то правильно, на всех не переженишься, - сказала Людмила Ильинична. - Должны приехать Романовы. Желают с тобой переговорить.
        - Много таких желающих, - сухо ответствовал Венька.
        - Сынок, ты несправедлив, - упрекнула мать. - Тебе сейчас помочь - раз плюнуть. Короче, они приедут в субботу.
        - Там посмотрим, - буркнул Венька.
        Так и знал, что кто-нибудь да прилепится, присосется…
        Но вернемся к нашей любовной паре. Именно к любовной, занятой лишь плотскими утехами.
        На разговоры времени не было, быстренько выпили, закусили - и в постель, там уже не до разговоров. Далее у Лены короткий отдых, дабы не появляться на улице взмыленной, несколько минут у зеркала, и вот она, безукоризненно одетая, с безупречными прической и макияжем, покрутившись перед Венькой, чтобы он обнаружил какие-нибудь изъяны, говорит ему: «До свидания, милый», - посылает воздушный поцелуй и исчезает.
        Какие тут могут быть разговоры? Только ахи, охи, сладострастное бормотание и бесконечные признания, что кто-то любит кого-то. Знание друг о друге на уровне амёб.
        Мужу Елена Карповна, появляющаяся дома в девятом часу, объяснила, что нагрянула комиссия из Минфина, работы невпроворот. Комиссия действительно была, но хлипенькая, вяленькая, из двух клерков-забулдыг, осуществляющих плановую проверку текущей отчетности, так что тут она не врала. Другое дело, что клерки всё своё время проводили в бухгалтерии и никакого отношения к Елене Карповне не имели.
        Бравый подполковник к комиссии отнесся весьма спокойно - надо, так надо. Кормил ужином, журя, что Лена мало ест, терпеливо ждал, пока дети улягутся, затем как голодный зверь набрасывался на красавицу жену. И она его ласк отнюдь не отвергала, напротив, была весьма активна. Только думала при этом о Веньке.
        Закончилось всё это довольно неожиданно и печально.
        Была пятница, впереди маячили длинные пустые выходные, которые предстояло провести с детьми и мужем, и Лена торопилась насытиться любовью досыта, впрок.
        В самый неподходящий момент запиликал телефон. Лена, озоруя, взяла трубку, сказала «Алло». Можете себе представить, как это прозвучало. Попробуйте бегом взобраться на седьмой этаж и произнести после этого «Алло». Никто не ответил. Лена посоветовала перезвонить, но тут в трубке прозвучало:
        - Комиссия, значит?
        - Володя, Володя, - заторопилась Елена Карповна, мигом соскочив с постели. - Я только что вошла. Тут лифт не работает. Только подпись и сразу назад.
        - Правильно люди доложили, - сказал подполковник. - Стерва ты, Леночка. Передай привет своему сопливому министру.
        Бросил трубку.
        - Черт меня дернул, - забормотала Елена Карповна, голышом бегая по комнате и в волнении не находя своей одежды.
        Метнулась из спальни в гостиную, начала торопливо одеваться.
        Венька молчал, раздумывая, какие же всё-таки сволочи эти люди. Вынюхали, выследили и немедленно донесли мужу. Даже номер телефона узнали, которого нет в справочнике. Экие шустряки. Зависть, что ли, всю плешь проела? Плохо им, когда кому-то хорошо, дурнёхонько.
        - Лена, - произнес он. - Скажи своему благоверному, что министр, я то есть, болен, и что дома у него служанка - старая такая усатая бабища. Трубку, мол, взяла по привычке. А люди врут. Они всегда врут, потому что в них дерьма много. Так и скажи.
        Елена Карповна, уже одетая, вошла, присела на кровать, спросила отрешенно:
        - Как думаешь - обойдется?
        - Всё будет о-кей, - сказал Венька.
        - Предчувствие у меня плохое, - призналась Елена Карповна.
        Через пять минут, как всегда расфуфыренная и неотразимая, она ушла.
        Глава 32. Скверная история
        Предчувствие Елену Карповну не обмануло - подполковник прыгнул с крыши. Четвертого этажа, на котором они жили, могло не хватить, поэтому для верности он поднялся на крышу и махнул с высоты шестнадцатиэтажного дома.
        Он прошил крону старой раскидистой березы, смягчившую удар и пощадившую тело (не было той жуткой смятки, которая бывает при падении с такой высоты), пощадившую даже основные органы, так что вполне возможно, что подполковник остался бы жив, если бы не сердце. Сердце, как говорили врачи, отказало еще в полете.
        Ни записки, ничего не оставил. Поговаривали, что ему изменяла жена, но те, кто хорошо знали подполковника, не верили. Против его шланга прочие пенисы были гороховыми стручками. Лена не такая дура. Тем более с министром. Сегодня он министр, а завтра шваль подзаборная. У нас этих министров меняют, как перчатки. У Володи же хорошая должность, стабильный заработок, перспектива, а главное - здоров, как бык. Нет, нет, что-то тут не то. Похоже на гипноз. Нынче много странных смертей.
        Эти выходные дни для внезапно овдовевшей Елены Карповны были сплошным кошмаром. Приходили знакомые, незнакомые, соседи, в воздухе повисали тяжелые, пахнущие сырой землицей слова. Забыться было невозможно.
        В пятницу тело с газона увезли прежде, чем приехала Елена Карповна, в субботу с Володиными товарищами по службе она съездила в морг, вернулась мрачная.
        В таком настроении Елену Карповну застали два шныря из Прокуратуры, которые досконально знали о её похождениях с Рапохиным. Шантажировали тихими голосами, добивались какого-то ужасного признания, чуть ли не такого, что она сама столкнула мужа с крыши.
        Елена Карповна выставила их, благо шушуканьем в коридоре заинтересовались Володины сослуживцы, распивавшие на кухне водку за Володину память. Когда они втроем вывалили с кухни, язык Елены Карповны сам собой произнес: «Пошли вон». Шнырей как ветром сдуло.
        Оставшись одна, она позвонила Веньке, которого, жалея, держала в неведении. Рассказала о несчастье с мужем, о шнырях, о том, что они всё знают.
        - У этих гадов на каждого есть компромат, - отозвался Венька. - У тебя, наверное, с деньжатами туговато? Сейчас подъедет человек, передаст. Кстати, какой у тебя адрес?
        Елена Карповна назвала адрес, вслед за чем сказала:
        - И это всё?
        - А что еще? - спросил Венька.
        История была пренеприятная. Эти хмыри из Прокуратуры могли здорово нагадить.
        - Какие-нибудь слова утешения, - произнесла Елена Карповна. - Или у тебя их нет?
        - Соболезную. Крепись, - дежурно сказал Венька. - Одного я не могу понять - зачем он это сделал?
        - Потому что любил, - ответила Елена Карповна и вдруг всхлипнула. - А я, дура набитая…
        Она внезапно замолчала.
        - Зря это он, - сказал Венька, слыша в трубке придушенное рыдание. - По-бабски как-то. Ах, вы так? А я вам вот этак. Жизнь не игрушка. Да не реви ты, черт бы тебя побрал. В смысле: кончай реветь.
        Вот чего он терпеть не мог, так это бабских слез. Часами могут ныть. Ы-ы-ы, ы-ы-ы. Тьфу!
        - Больше не буду, - отозвалась Елена Карповна. - Бездушный вы, Вениамин Олегович. Не нужно мне ваших денег.
        И повесила трубку.
        - Куда ты денешься? - сказал Венька, после чего позвонил личному охраннику, чтобы заехал за деньгами. Подкинуть, мол, надо по одному адресочку.
        Лена со своим дурацким Володей была слегка некстати. Дело в том, что буквально за пару минут до этого у Веньки был разговор с матерью. Она приглашала на пять вечера, он как мог отказывался, но в конце концов вынужден был согласиться. А, согласившись, сразу начал ругать себя, что зря это сделал. Опять эти пензяки, Женечка, Гендос, Лена с Юрой, Александр Прокопьевич. Всем будет что-то нужно. Кстати, обещал быть Кирилл.
        Вот с Кириллом не хотелось бы встречаться. Пусть он помог тогда с Боцманом, пусть. Честь ему за это и хвала. Но то, что он позволяет себе с Лазаревым, начисто перечеркивает этот героический поступок.
        Но как не пойти? Сын всё же, не окончательная сволочь.
        А тут Лена с этим Володей.
        Приехал охранник. Венька передал ему конверт с пятью тысячами долларов (пусть Лена знает, что он не жлоб), назвал адрес, предупредил, чтоб без глупостей.
        - Как можно, шеф? - обиделся охранник.
        Веньку он уважал больше даже не как министра, а как непобедимого бойца, способного в одиночку отметелить и десять, и двадцать архаровцев. Воровать у такого человека? Мыслимое ли дело…
        Между просим, Елена Карповна от денег не отказалась…
        В 17.00 Венька был у родителей. Довез Веньку всё тот же охранник, за сверхурочную работу немедленно получивший двести долларов. Еще триста его ожидали за следующий вызов, который должен был последовать после 22.00. Полтыщи баксов за вечер, согласитесь, совсем недурно. К 22.00 Венька предполагал основательно нагрузиться. Естественно, вопрос о том, чтобы в таком состоянии вести машину, не возникал. Прошли те глупые мальчишеские времена, когда вдребезину пьяный Венька гонял на авто по ночному городу. Статус не тот.
        Стол ломился от снеди, еды было наложено в три этажа. Поднос с жареным поросенком, например, был вознесен на третий уровень, он опирался на два ведерка с шампанским. Под подносом находилось блюдо с блинчиками, фаршированными черной икрой, и блюдо с разносолами. Рядом с подносом стояли вазы с виноградом и персиками, возвышающиеся до второго уровня. Таким образом был заставлен весь стол.
        Чувствовалось, что гости на сей раз раскошелились.
        Мать хотела усадить братьев вместе, но воспротивился Кирилл. Он сел между Женечкой и Гендосом. Венька и сам не заметил, как угодил между супругами-пензяками. Вот уж вляпался, так вляпался.
        Кстати, за столом имел место еще один гость, нежданный, который явился с корабля на бал аккурат перед приходом братьев. Явился он, как и следовало ожидать, из каталажки, где отбухал без малого шесть часов. За эти шесть часов пивное амбре из него выветрилось, но не окончательно. К тому же со вчерашнего утра он был небрит. Догадаться нетрудно - это был Елдынбаев.
        Между прочим, котла с пловом, занимающего треть стола, на сей раз не было. Не было и первача, с алкоголем гости также расстарались: коньяки, бренди, ликеры, шампанское, вина в причудливых бутылках. Как-то так получилось, что все, даже халявный Гендос, пришли сильно нагруженные, оттого у стола колесом гнулись ножки. Елдынбаев приволокся с мешком, в котором кроме огромной дыни и десятка кукурузных початков была масса детских поделок из бумаги, пластилина, глины и дерева. Елдынбаев приехал просить не за себя.
        Гостеприимные Рапохины, которые и сами наготовили воз и маленькую тележку, радушно приютили трудягу Самата.
        Глава 33. Дурь
        Пензяки были крайне предупредительны. Красивая Диана (приставка «тётя» была отброшена, как рудимент) взяла над Венькой шефство и подкладывала в его тарелку лакомые кусочки. Коля ревностно следил, чтобы не пустовала Венькина стопка.
        Все были приторно любезны, все, наверное, ожидали раздачи слонов. Думали, поди, что раз министр - значит, у него этих слонов навалом. Чудаки-с. Венька хлопал стопку за стопкой, ко всем обращался на «ты» и с каждой стопкой становился всё более бесцеремонным, ибо видел, как перед ним лебезят.
        Лебезили, конечно же, и перед Кириллом, и он тоже надувался, как индюк, просто пил меньше брата и молчал побольше, потому был не так заметен.
        Елдынбаев не раскрывал рта, только зыркал на Веньку, когда тот вываливал что-нибудь особенно беспардонное.
        Огромный, квадратный Александр Прокопьевич, который поначалу морщился от Венькиного «тыканья», быстро к этому привык и лишь время от времени приговаривал:
        - Гляди ж ты, как время летит. Недавно еще без порток бегал, а уже министр.
        Часа через два, которые промчались незаметно, Диана начала осторожненько намекать Веньке, что жизнь в Пензе не мёд. Денег у людей нет, больно-то не поторгуешь. Зарплаты маленькие, а цены, как в Москве. Вот если бы перебраться в столицу - это было бы да.
        - Это было бы дело, - встрял в разговор Коля. - Оно друзьям-то лучше, когда вместе. Мало ли что - в смысле помочь друг другу. Верно ведь?
        Лебезя, он и не заметил, что начал изъясняться, как холоп. А ведь не последним человеком на заводе был. Институт в своё время закончил на «хорошо» и «отлично».
        - Подай-ка поросятинки, - велел ему Венька. - Вон тот кусманчик, попостнее.
        Коля, угодливо изогнувшись, положил на Венькину тарелку требуемый кусок.
        Кашлянул сидевший через Колю Елдынбаев. Венька перехватил его угрюмый взгляд и спросил:
        - Чего такой мрачный? Опять, что ли, с ментами поцапался? Рассказал бы. Поржём.
        - Как-нибудь, - ответил Елдынбаев и поднял свою стопку: - За твою должность, Веня. Хорошая у тебя должность.
        Сказано было серьезно, но был в этих словах какой-то подвох, какой-то гаденький намёк типа: хорошая у тебя должность, да дураку досталась. Впрочем, этих узкоглазых разве поймешь? Может, он и вправду со всем уважением? Короче, Венька решил не обижаться и выпил за свою должность.
        - В белокаменную захотелось? - сказал он после этого, повернувшись к Диане.
        - Захотелось, - ответила она.
        - Не того брата выбрали, - ухмыльнувшись, произнес Венька и кивнул на Кирилла: - У нас он на «бабках» сидит.
        - Не в «бабках» дело, - сказала Диана. - Тут главное - словечко замолвить где надо, чтобы пригласили. Тогда и жилье найдется и всё такое прочее. Это нас не послушают, а вас, Венечка, - можно я буду звать вас Венечка? - вас, Венечка, послушают.
        Ах, как это приятно, когда старшие называют тебя на «вы». Сколько себя Венька помнил, Диана всегда была взрослая. Он был маленький, а она уже была большая, старшая. И очень влекущая. Раньше он не понимал, почему его к ней тянет, а став повзрослее, понял - она очень красивая и оттого сексуальная. И сексуальность эта весьма остра, так как Диана недоступна. Всё по дядюшке Фрейду.
        «А что? - подумал он. - Взять да поиметь. Она еще ничего, эта Дианочка. Реализовать мечту юного кретина. Еще лет пять и будет поздно, а сейчас, глядишь, что-нибудь да получится. Вот хохма-то будет. Нет, шутки ради. А?»
        - Веня, - услышал он. Это был Кирилл. - Выйдем - чего скажу.
        Венька вышел вслед за ним в коридор, и здесь Кирилл, понизив голос, сказал:
        - Не вздумай.
        - Что «не вздумай»? - не понял Венька.
        - У тебя всё на роже написано, - сказал Кирилл. - Не порть хоть это. У нас же больше ничего не осталось. Ты понял? Ни-че-го.
        - Ну и что же на моей роже написано? - спросил Венька.
        - Слушай, найду я им на московскую квартиру, - сказал Кирилл. - Не обедняю. Только Диану не трогай. Прошу тебя.
        - Догадливый какой, - пробормотал Венька. - С чего ты взял-то?
        - Не вздумай, - повторил Кирилл и ушел в гостиную.
        «Ишь, благодетель, - подумал Венька. - Цербер на полставке».
        Коридор мягко покачивался, в ушах стоял легкий шум, вроде бы угадывалась далекая музыка, и вообще было хорошо, уютно.
        В сигаретной пачке (Венька не курил, а так - баловался время от времени) имелась сигарета с травкой, которой его снабдил Дохлер. Дохлер гарантировал стопроцентный кайф и грандиозные ощущения. Сейчас, пожалуй, подоспел момент словить этот кайф.
        Через родительскую спальню Венька прошел в лоджию, тщательно прикрыл за собой дверь. Дохлер предупредил, что у травки специфический запашок, желательно, чтобы никто не унюхал, а-то разговоров не оберешься. Хуже нет прослыть наркоманом.
        С высоты шестого этажа открылся засаженный деревьями двор. Желтых листьев было уже больше, чем зеленых, что поделаешь - осень.
        Отсюда, сверху, казалось, что внизу настоящий лес, на самом деле деревья стояли довольно редко, просто непомерно разрослись их кроны.
        Венька закурил.
        Сразу прояснилось в глазах, зрение стало острое, предметы четкие. Где-то жарили рыбу, мерзко завоняло рыбьим жиром, потом запах этот притупился и исчез.
        Венька вдыхал и вдыхал терпковатый дым, наполняясь чем-то легким, воздушным, что делало его невесомым, отрывало от пола. Он чувствовал себя шариком, накачанным гелием, но шариком разумным, способным передвигаться самостоятельно.
        Да нет, глупости всё это, вовсе он не шарик, а самый настоящий Венька, только Венька, который умеет ходить по воздуху, аки Христос по воде. (Едва в сознании промелькнуло это имя, раздался раздраженный, срывающийся на визг голос Покровителя: «Не смей думать про Христа. Всё это враки, не было такого. Слушай только меня, думай про меня и тогда, быть может, я доложу о тебе истинному Вседержателю»).
        «Надо же, прорезался», - подумал Венька. Действительно, давненько что-то не было слышно Покровителя.
        Впрочем, он тут же о нём забыл. Ощущение было «обалденное», Дохлер не врал. Возможность всего! Возможность прошествовать над крышами, заглядывая в окна верхних этажей. Возможность взойти по воздуху, как по ступеням, в сияющие небеса, оставив под собой окутывающуюся в сумерки землю.
        Ну и дурак же этот Ленкин Володя. Камнем вниз. Это же так легко: всё время вверх, наддавая и наддавая, нужно лишь уловить момент, когда тебя понесет, чтобы не провалиться. Страшно только поначалу, над бездной, в которую нужно ступить, потом уже не страшно.
        - Вперед, парень, - сказал себе Венька, ловко, одним махом, взбираясь на перила. - Пошёл.
        Он сделал шаг и провалился.
        В ту же секунду он был схвачен за ворот пиджака мощной дланью, еще кто-то ухватил его за левую руку. «Х-ха», - натужно в унисон сказали два мужских голоса, и Венька, выдернутый из бездны, как большая морковка из грядки, был посажен на перила, а потом перевален в лоджию. Мощные руки упасть не дали, поставили на ноги.
        Всё еще кайфующий, но уже начавший понимать, что избежал смертельной опасности, Венька увидел рябом с собой Кирилла и глыбообразного Александра Прокопьевича.
        - Сорина начитался? - спросил Кирилл.
        - Кто есть Сорин? - осведомился громадный полковник.
        Если бы не он, лежать сейчас Веньке на земле с переломанной хребтиной. Один Кирилл тяжелого брата не удержал бы. Веньку прошиб холодный пот.
        - Из «Иванушек», - ответил Кирилл. - Тоже с шестого этажа сиганул. Говорят, накурился дури.
        - Дури, говоришь? - переспросил Александр Прокопьевич и нагнулся за окурком, в гордом одиночестве лежащем на площадке и еще тлеющем. Венька как-то забыл о нем, выронил, прежде чем махнуть на перила.
        - Э-э, парень, - сказал полковник, понюхав окурок. - У нас в части трое салаг баловались травкой. В итоге, один себе ножом брюхо взрезал, другой стекла нажрался, третий вышел в окно вот как ты сейчас.
        - Где взял? - спросил Кирилл.
        - Где взял, там уже нету, - сказал Александр Прокопьевич, растирая в пальцах окурок и пуская труху по ветру. - Еще есть?
        - Нет, - ответил Венька.
        - Завязывай с этим, - сказал полковник. - С наркотой никто хорошо не кончил.
        - Ладно, - отозвался Венька, кайф у которого от пережитого уже прошел, а на смену кайфу неотвратимо накатывала огромная черная волна.
        - А мы в свою очередь обязуемся не разглашать происшествие, - сказал полковник. - Точно, Кирилл?
        - Вовремя мы, - произнес Кирилл, которого разобрал вдруг мелкий озноб.
        Глава 34. Клин клином
        Венька проснулся в десять утра в ужасе от того, что опоздал на работу. Правда, он тут же вспомнил, что сегодня воскресенье, но всё равно пришлось полежать с полминуты, пока сердце не успокоилось.
        Вчерашнее скрывалось в тяжелом похмельном тумане и вываливалось оттуда внезапными фрагментами.
        Так, вывалилась вдруг лоджия, деревья под ногами. Это еще нужно переварить, обдумать, привыкнуть, чтобы не било по нервам, всплыв из глубин памяти. А лучше забыть, что он вчера и сделал. Вернулся за стол и сразу треснул фужер бренди. Потом без передышки еще один.
        Вывалился Гендос, который почему-то оказался на месте Дианы и что-то зудел, канючил, вроде бы как что-то клянчил. Но что?
        Вывалился Елдынбаев. На сей раз уже Венька подсел к нему. Елдынбаев говорил что-то мудреное, но невероятно смешное. Венька ржал и никак не мог укусить сочный персик. Только разинешь рот, как уже пора смеяться.
        Вроде бы была Женя. Рыдала в жилетку, как сумасшедшая. Сырости в этой женщине!
        Странно, но папани как будто и не было. Перековался чувак, стал сдержан и скромен.
        Конца Венька совсем не помнил. Кто довез до дому, как довез, во сколько довез - всё в тумане.
        Венька встал. Одежда аккуратно висела на стуле. Надо же, скрупулезность какая.
        Пошлепал босиком в туалет, боковым зрением заприметил в коридоре большой незнакомый предмет, включил свет. Предмет оказался елдынбаевским мешком с детскими поделками.
        Венька мысленно застонал. Что же он Самату-то наобещал? Что-то ведь наобещал, иначе не было бы тут этого дурацкого мешка.
        Елдынбаев всё сделал правильно, на то Венька и министр культуры, чтобы пестовать детское творчество, только Веньке от этого не легче. Кому в нынешнем рынке нужны эти загогулины, эти кривулины, когда настоящих мастеров вывести в люди невозможно. Прозябают в безвестности, идут кондукторами в общественный транспорт, там хоть платят, но в основном влачатся по жизни, как босяки. Ну и отношение к ним соответственное - как к босякам, отбросам общества.
        Вот такие мысли посетили Веньку над мешком Елдынбаева.
        «Эк тебя понесло, - сказал он себе. - Не иначе, загогуйловское ментоядро опять выпячивается».
        Действительно, мысли были вредные и опасные. С такими мыслями нечего было делать в правительстве Курепова.
        Он затолкал мешок в стенной шкаф, чтобы глаза не мозолил. Елдынбаеву можно наврать, что поделки не прошли по замыслу. Замысел, мол, неказист. Он мужик терпеливый, проглотит…
        Насчет завтрака голова у Веньки никогда не болела - холодильник всегда был набит под завязку. В баре, что в гостиной, имелся широкий выбор крепких изысканных напитков, в баре, что на кухне - напитков крепких, но попроще. Было также бутылочное и баночное пиво. Похмеляйся, не хочу.
        Что Венька и сделал, откупорив бутылку датского пива.
        После этого, чувствуя некоторый подъем, он разогрел в микроволновке копченую куриную ногу, выудил из банки пару соленых помидоров, в эту же тарелку положил маринованных маслят, отдельно набухал крабовый салат, который в изобилии наготовила еще Лена.
        Выставил себе любимому бутылку «Посольской» и начал метать так, будто с позавчерашнего дня ничего не ел.
        Насчет того, что завтра уже на работу, не думал. Чудо-таблетки, кои в изрядном количестве лежали и в кухонном шкафу, и в аптечке, и даже в прикроватной тумбочке, исцеляли лучше пива и напрочь отбивали амбре.
        В полдень вдруг позвонил Гендос, который по идее не должен был знать Венькиного домашнего телефона.
        - Как здоровье, Вениамин Олегович? - искательно спросил Гендос.
        - Нормалёк, - ответил Венька, сыто икнув. Он всё еще завтракал.
        - Как насчет уговора? - сказал Гендос и застенчиво хихикнул. - Не забыли?
        - Какого уговора? - насторожился Венька. Черт бы побрал это загогуловское ментоядро. Это всё оно. Стоит расслабиться - поехало обещать направо-налево.
        - С одним человечком обещали свести, - сказал Гендос. - С Пяткиным.
        - Зачем?
        - Сами же говорили - ему нужен автомеханик.
        - Я говорил? - удивился Венька, смутно припоминая, что Пяткин когда-то давным-давно жаловался, что сейчас хорошего автомеханика днем с огнем не сыщешь. Одно дерьмо осталось.
        - А ты что - умеешь? - спросил Венька с недоверием. Этот Гендос, похоже, хорошо умел только жрать на халяву.
        - Обижаете, начальник, - сказал Гендос, воодушевившись. - Не одну уже тачку вот этими вот руками разобрал и снова собрал.
        - Свести-то я сведу, - произнес Венька, раздумывая, как бы изящнее послать Гендоса куда подальше. Придумал. - Только ведь там спецпроверку надо проходить. У тебя родственники в Израиле есть?
        - Нету, - ответил Гендос.
        - Плохо. Вот уже один минус. Стукачом в своё время работал?
        - Каким стукачом? - наивно спросил Гендос.
        - Второй минус, - сказал Венька. - К тому же у тебя, поди, и тысячи долларов нет. Или есть?
        - Какой тысячи? - слабо пискнул Гендос.
        - За регистрацию, - сказал Венька. - Или, думаешь, всё это нашармачка? Нашармачка только бутылки на помойке.
        Гендос обреченно задышал в трубку. Похоже - спёкся.
        - Ладно, - смилостивился Венька. - Дам тебе телефончик Пяткина. Звать его, э-э, вертится Герасим, но не Герасим. Васька, что ли? Нет, не Васька. Короче, Пяткин. Подожди, за книжкой схожу.
        Он прошел в спальню, вынул из пиджака записную книжку, куда аккуратно заносил все нужные телефоны. Пяткин когда-то был нужен.
        Снял трубку параллельного телефона и сказал:
        - Тебе повезло. Пиши: Пяткин Владислав Семенович, номер… Сошлешься на меня. Если что, пусть мне перезвонит, я дома.
        Минут через десять затрещал телефон.
        - Вениамин Олегович, - взволнованно заговорил Пяткин. - Тут какой-то козел звонит, не поймешь, чего ему нужно. Ссылается на вас. Это провокация?
        - Не козел, а Геннадий Петрович Мордашкин, - назидательно сказал Венька. - Классный автомеханик.
        - В смысле пристроить? - уточнил Пяткин. - Так, вроде, мест нет. Сами знаете, какая напряженка.
        - Ну, нет, так нет, - сказал Венька. - Я тебя не насилую. Только ведь сам плакался, что хороший автомеханик позарез нужен. Или я чего-то путаю?
        Пяткин забормотал что-то, голос его сошел на нет, потом раздались еле слышные короткие гудки.
        - К чёрту вас всех, - сказал Венька и отключил телефон от линии.
        Был еще, правда, мобильник, но он лежал в пиджаке и слышен не был. Поэтому Елена Карповна, решившая-таки сгладить свою вчерашнюю резкость, никак не могла дозвониться до Веньки.
        Глава 35. Стая
        Утро было привычно непреподъемное, но служебный долг валяться не давал.
        Служба превыше всего. Мы лучшие, мы самые нужные, сказал себе Венька, глотая кисло-горькие пилюли и запивая из чайника. Неужели во всем мире министры так же мучаются по утрам? А ведь наверняка мучаются. Вот почему так тяжела власть. Какой-нибудь автомеханик хватанул с похмела кружку пива, и на работу. А ты не моги. Ты власть. Охо-хо…
        Вместо Лены в приемной сидела какая-то костлявая старушенция с длинным носом и в очках.
        - У Елены Карповны сегодня похороны, - чопорно доложила она. - Я временно посижу вместо неё.
        - Посидите, - сказал Венька и ушел в кабинет, унося с собой окончание фразы: - Но не засиживайтесь.
        На столе накопилась куча бумаг на подпись. Читать было тошно, поэтому Венька подмахивал документы, не глядя.
        Где-то через полчаса на связь вышел Курепов.
        - Как ребро? - осведомился он.
        - Нормально, - ответил Венька, вспомнив, что в субботу, когда его затаскивали обратно в лоджию, вроде бы поначалу ломануло сбоку, но потом быстро отпустило. - Зажило, как на собаке. Как у остальных?
        - Давно уже в строю, - сказал Курепов. - С Сергеичем потяжелее, но операция удалась, скоро встанет… Догадываешься, зачем звоню?
        Веньку после его слов затошнило, однако он пересилил себя, бодренько уточнил:
        - Всё там же? К двадцати ноль-ноль?
        - Сообразительный, - похвалил Курепов и добавил: - Я твою секретаршу перекинул на другой фронт. Будет у Блантера. Надеюсь, ты не возражаешь.
        - Что такая спешка? - спросил Венька. - Или у Блантера проблема с кадрами?
        - Не у Блантера, - сказал Курепов. - У тебя. Чтоб разговоров не было. Я тебе помоложе найду. Хочешь, сам найди. Но чтобы без прицепа. А-то, когда прицеп с крыши сигает - это тоже, понимаешь, не дело. Народ начинает языком молоть. Каждому пасть не заткнешь. Верно ведь?
        - Верно.
        - Ну и молоток, - сказал Курепов. - Тогда до вечера…
        К вечеру Венька был в боевой форме.
        Банкетный зал сиял огнями, играл джаз-бэнд, на столах были горы снеды и моря спиртного.
        С Венькой перебрасывались фразами, шутили, брали под локоток. Здесь он был свой в доску. Как приятно было быть своим в доску в стае, куда прочим вход заказан. В стае привилегированной, элитной, выше которой только кормчий.
        Впрочем, был тут один хорек, пакостник, коему не мешало бы накостылять по вые. Он, хорек, будто чувствовал исходящую от Веньки угрозу, всё время перебегал от группки к группке. Полопочет - и к следующей. Венька лениво шествовал вслед за ним, потом, улучив момент, зацепил за рукав и, держа мертвой хваткой, повел в угол.
        Дохлер, а это был он, семенил рядом с ним, нервно хихикал и спрашивал встревожено:
        - Вень, ты чо? Ты меня бить будешь? А за чо, Вень?
        Поставив его в угол, Венька сказал:
        - Ты мне, гад, травку подсунул - я чуть с балкона не выпрыгнул.
        - А-а, - сказал Дохлер, успокаиваясь. - Ты, наверное, перед этим водяры хлыбзданул. Хлыбзданул?
        - Ну, - хмуро ответил Венька.
        - Вот у тебя сверхопупенция и проистекла. Вследствие наложения, - объяснил Дохлер. - Всё, брат, хорошо в меру. Пусти-ка.
        - Чего не предупредил? - сказал Венька. - Дам вот сейчас в пятак, чтобы сверхопупенция проистекла.
        - Вень, ты чо? - Дохлер заботливо стряхнул с Венькиного пиджака пылинку. - Ты же министр культуры. А я министр образования. Соображать надо. Пусти, а то кричать начну, что пристаешь. Пупсик.
        Венька фыркнул и посторонился. Забавный, всё-таки, чувак этот Дохлер.
        Потом было застолье, и Дохлер сидел через Аксельрода. Кирилл вновь был с Лазаревым и на Веньку старался не смотреть.
        Джаз-бэнд играл полвечера, затем врубили лазерный проигрыватель. Появились голые тетки, всё шло по отработанному сценарию.
        Вновь, когда все пресытились бабами и застольем, Курепов повел стаю в подвал. На сей раз в каземате находились трое обреченных: двое - соратники Боцмана по партии, члены бывшего правительства, и третий - думовец из активной оппозиции.
        Ментоядро узнало думовца, раскудахталось: «Евсеич, Евсеич», - но Венька быстренько заткнул ему пасть.
        Пленники уже были биты. Дай им сейчас зеркало, себя бы не узнали.
        Евсеич посмотрел на Веньку здоровым глазом, второй заплыл, не разлеплялся, и прошепелявил (видать, выбили зубенки-то):
        - Что, паренек, красиво смотрюсь?
        И сплюнул Веньке на ботинки кровавой струей.
        - Ах, сука, - сказал Венька.
        Крутнулся и вмазал этому привязанному к стулу дебилу ботинком по черепу. Удар был хорош, полновесный такой, с оттяжечкой, с хрустом в дебильской черепушке, опрокинувший депутата вместе со стулом на пол.
        Курепов нагнулся над ним, ощупал разбитую голову, прокомментировал:
        - Один готов. Ты ему, Венька, висок прошиб.
        Стая зааплодировала, а Курепов будто бы в задумчивости острым розовым языком принялся облизывать свои окровавленные пальцы.
        Венька перехватил взгляд Кирилла. Кирилл был пьян до изумления, когда на всё начхать, но действия Курепова его потрясли, в глазах его был страх. Не это хладнокровное убийство потрясло, Венька уже, помнится, убил сановника, а то, что Курепов слизывал со своих пальцев чужую кровь.
        - Ах вы, скоты, - сказал один из бывших, с трудом ворочая прокушенным языком. - Зачтется вам, ох, зачтется.
        - Молчи, - прошипел второй. - Не зли господ.
        - Господ? - встрепенулся Курепов. - Ну, наконец-то. Приятно услышать из уст врага. Признание, так сказать, заслуг.
        - Какие же мы враги? - умильно залопотал второй, развивая неожиданный успех. - Леонид Петрович! Лапушка! Разве мы не признаём ваших талантов? Разве мы вам роем яму? Напротив, мнение наше таково, что вы единственный способны вытащить Россию из ямы. Тут надобны воля, умение и… и хорошая команда. Всё это у вас есть.
        - Ежели не враги, что же тогда помоями обливаете? - спросил Курепов, потешаясь. - Как ни услышишь, всё склоняете.
        - Бес попутал, - торопливо заговорил второй. - От недомыслия это, от незнания предмета. Накажите за словоблудие, только не велите казнить.
        - Цыц, - сказал ему первый. - Иудушка. Ты еще этим подонкам зад оближи.
        - Давай, ребята, - лениво разрешил Курепов и отошел в сторону, к Веньке.
        После его слов стая накинулась на пленных. Каземат наполнился визгом, шипеньем, хрюканьем, верещанием, уханьем, криками боли. Миг, и с облепившими пленных правителями произошли чудовищные метаморфозы.
        Венька, который уже внес свою лепту на жертвенный алтарь, увидел вдруг, что голова у Аксельрода начала разбухать, физиономия вытянулась в клыкастое рыло, уши принялись расти вверх, и сам он, тяжело осевший на карачки, превратился в массивного, обросшего рыжей щетиной кабана. Хлебников обернулся глянцевым питоном, Дохлер - большой неопрятной крысой. Были тут шакалы, гиены, сумчатые «дьяволы» и даже трехметровый крокодил.
        В зверей превратилась половина стаи, другая приняла довольно жутковатый вид. Эти были похожи на людей, но людского в них было мало. Кто-то был без кожи, этакое окровавленное страшилище, кто-то оброс волосами и на волосатой харе имел только огромный черный рот, кто-то был полупрозрачен, с открытыми для обозрения тошнотворными внутренностями, у кого-то вместо башки была стеклянная бутылка из-под водки, у кого-то с блудливой рожей джокера имелся напряженный, как у Приапа, в половину человеческого роста член, у кого-то с крохотной подслеповатой головой свисал до пола широкий, как лопата, язык, кто-то был сморщен, мерзок, покрыт дурно пахнущими струпьями.
        Среди них единственно Кирилл, ощерившийся, исступленно кричащий, вцепившийся в ухо одного из обреченных, имел человеческий облик, но и то с натяжкой. Нечто, внушенное извне, помноженное на хмель, окончательно завладело им, выдавило всё человеческое.
        Рядом с Кириллом, ластясь к нему, тёрся тот самый сморщенный, покрытый струпьями. Венька понял, что это Лазарев.
        Курепов, удовлетворенно надзирающий за этой вакханалией, трансформировался последним. Как и следовало ожидать, он превратился в серого помещика - здоровенного, с мощной грудью и крепкими лапами, с беспощадными желтыми глазами.
        Венька поглядывал на него с опаской - черт его знает, этого волчару, что ему взбредет в дурную башку. Тут от Курепова мало что осталось.
        Глава 36. Сиятельное копыто
        Стая копошилась, трудилась над добычей, отрывая куски, чавкая, перемалывая мощными зубами косточки.
        С ухом в руке из кучи-малы выбрался Кирилл, пьяно помотал головой, взглянул на то, что в руке, уронил на пол и, давясь, поплелся на выход. За ним, повизгивая, заспешило сморщенное существо.
        Венька, окаменев, смотрел на всё это. В воздухе стоял непрерывный напряженный звон, подчеркивающий дикость происходящего. Наверное, это был звук, присущий извращенной ненормальности, избавиться от него было невозможно.
        Насытившись, монстры по одному покидали стаю, разбредались по каземату. Куча-мала быстро таяла. Последним был шакал, который что-то там торопливо догрызал.
        От бедняг пленных ничего не осталось. На полу валялись стулья, обрывки веревок, кровавые ошметки.
        К Веньке вперевалку подошла раздувшаяся, как шар, крыса, посмотрела снизу вверх отсвечивающими красным глазками-пуговицами и вдруг выросла в Дохлера.
        В тот же миг все прочие превратились в людей. Звон сошел на нет.
        - Не обмочился, пупсик? - заботливо спросил Дохлер. - Привыкай.
        И отошел к Хлебникову.
        Министры переговаривались, пересмеивались, будто ничего особенного не произошло. Курепов, только что бывший волком, смотрел на Веньку и ухмылялся. Венька понял, что нужно срочно хряпнуть стакан, желательно водки, чтоб по мозгам ударило. А лучше два стакана.
        Кирилла, кажется, не было, хотя нет, вот он, мокрый, дрожащий появился на пороге каземата. Сзади Лазарев. Стая есть стая, когда делается общее дело, никому не позволено отсутствовать.
        Вот почему увечья, нанесенные Боцманом, зажили на них в считанные часы. Это были звери, нелюди.
        Веньку затрясло. Угораздило же выбрать компанию. Не дай Бог что-то сделать не так. Этим убить, что барану чихнуть, и проблем с трупом никаких - просто сожрут и всё.
        Из воздуха вышел Гыга, одетый в черную пару, с желтой медалькой на лацкане. Сейчас на вид ему было лет пятьдесят, он был хорошо выбрит, аккуратно причесан, торжественен.
        Погрозив Веньке пальцем, не сметь, мол, тут у меня про Бога, он деловито произнес:
        - Ну-ка, быстренько от этой стены, зашибет.
        Министры шустро отошли.
        - Господа, - провозгласил Гыга. - Его Сиятельство вами доволен. За выдающиеся заслуги каждый из вас будет иметь честь приложиться к стопе Его Сиятельства. Внимание, господа.
        Каземат сотрясло, из стены выдвинулось гигантское, покрытое лаком копыто. Видна была лишь его часть, прочее осталось в другом измерении. Завоняло потными ногами, тут никакой лак не помогал.
        - Живее, господа, живее, - заторопил Гыга. - Не все скопом, по одному.
        Курепов первый чеканным шагом приблизился к копыту, взасос поцеловал его, громко сказал: «Благодарю за честь, Ваше Сиятельство».
        Следом за ним к сиятельной стопе потянулись остальные.
        Когда Венька, стараясь не дышать, коснулся губами шершавого копыта, его вдруг пронзил электрический разряд. От боли Венька вскрикнул. Гыга реготнул и объяснил: «Это чтоб лучше запомнил».
        Кирилла, кстати, тоже шарахнуло током.
        Потом, когда все отцеловались, копыто вдвинулось обратно в стену, а сверху ссыпалась пригоршня таких же, как у Гыги, медалек, судя по звуку жестяных.
        - Знак отличия, господа, - объявил Гыга, подбирая с пола медальки. - Он же знак невозвращения и особой благодати. Вы уже не вернетесь в свой подвал, господа, в каждом новом воплощении вам суждено быть правителями.
        Он разогнулся, весь красный от натуги, приказал сипло:
        - Для награждения в колонну по одному становись…
        Этой ночью Веньку мучили кошмары.
        В самый разгар мучительного кровавого действа грянул будильник. Венька, потный, пьяный еще, с бешено колотящимся сердцем вывалился из сна.
        Пора было вставать.
        «Боже, когда же это кончится?» - подумал он, садясь на мокрой постели и нащупывая ногами тапки.
        Перед глазами плыло, значит вчера он превзошел самого себя. Надо же так нахлестаться.
        Вспомнилась вдруг раздувшаяся, как шар, крыса, она же Дохлер.
        Венька застонал. Кошмар этот теперь будет длиться вечно - и во сне, и наяву. Бесконечный кровавый кошмар, от которого никакая водка не спасет.
        Мотаясь от стены к стене, прошлепал на кухню, вытряхнул на ладонь пару спасительных пилюль… и остановился, прислушиваясь.
        - …добровольная трансмутация, - торопясь, говорило загогуйловское ядро. - Организм перестраивается, ты превращаешься в животное, Вениамин. Таблетки сии медленно, но верно делают из тебя обезьяну. Выброси их, перемоги себя, перетерпи.
        - Глупость какая, - пробормотал Венька, в душе которого было посеяно сомнение. - Не поеду же я пьяный на работу.
        - Таблетки эти произведены в подземной лаборатории дядюшки Лю, - ответило на это ментоядро. - Знаешь такого?
        - Нет.
        - Люцифер, - объяснило ментоядро. - Враг рода человеческого.
        - Врешь, - произнес Венька.
        - Не забудь, что я тонкая материя, - сказало ментоядро. - Умею читать мысли и посещать астрал. Гыга, которого ты называешь Повелителем, всего лишь прихвостень при дядюшке Лю.
        И добавило просительно:
        - Умоляю, Веня, выброси таблетки. В них загробная эманация, обратная спираль, движение вспять.
        - Чтоб тебя, - с чувством сказал Венька, бросая таблетки в унитаз.
        Вода в унитазе зашипела, запузырилась и вроде как потемнела. Не веря себе, Венька включил свет - вода была черная, как деготь.
        «Черт, - подумал Венька, смывая. - И эту гадость я глотал».
        Однако же надо было что-то делать. Венька, заранее давясь, сунул два пальца в рот.
        Потом он постоял под контрастным душем, терпя то кипяток, то ледяную воду.
        Помогло, но этого было мало.
        Он осушил стакан томатного сока, потом стакан огуречного рассола. Не успокоившись на этом, нацедил из банки с квашеной капустой полстакана ядреной мутной жидкости, не торопясь выкушал.
        Тем временем согрелись голубцы, которые Венька обнаружил в холодильнике. Как они туда попали - одному Богу известно, но были они сочны и невероятно вкусны. Венька, который не думал одолеть и одного голубца, схряпал сразу три.
        Выпил бокал абсолютно безвкусного кофе, и тут капустный сок властно запросился наружу. Венька еле успел на стульчак.
        На работу он, разумеется, опоздал, но кто посмеет выговорить министру?
        Вместо старой мымры на Ленином месте сидела миниатюрная блондиночка, молоденькая, с голубыми глазищами и с косой, как у Ани Курниковой. «Здрасьте, Вениамин Олегович», - тоненько сказала блондиночка.
        Венька кивнул и, стараясь не дышать, прошмыгнул в кабинет. «Дирол», который он жевал, вряд ли нейтрализовывал тяжелый запах перегара.
        Спустя пару минут тренькнул селектор, блондиночка доложила, что по городскому телефону звонит прежняя секретарша. Что ответить?
        - Сам отвечу, - сказал Венька и поднял трубку. - Слушаю.
        Глава 37. Корабль, плывущий в никуда
        - Спасибо за всё, Вениамин Олегович, - сказала Лена. - Насчет Блантера меня уже предупредили.
        - С Блантером придумал не я, - ответил Венька.
        - Вот как? Мне было сказано совсем другое.
        - Инициатором был Курепов. Что вам там наговорили - не знаю.
        - Вам?
        - Не цепляйся к словам, - сказал Венька.
        - Мог вчера и позвонить. Сам знаешь, какой был день.
        - Занят был, - буркнул Венька.
        - А сегодня? - мгновенно среагировала Лена.
        - Ну, ты даешь, - Венька усмехнулся. - Вчера еще мужа похоронила.
        - Ладно, Вениамин Олегович, - сказала Лена. - Всё ясно, Вениамин Олегович.
        И повесила трубку.
        Венька чертыхнулся. Разговор этот был так кстати. Он был так нужен, когда голова квадратная, а в душе болото смрадное. Вот так подумаешь-подумаешь, да и позавидуешь Лениному Володе, который оставил позади эту паскудную землю. Что же так тяжело жить-то? И без копейки тяжело, и с полной мошной. С мошной-то, пожалуй, еще муторнее.
        Венька опустил трубку, в которой пищали короткие гудки, на рычаги, тупо посмотрел на лежащий перед ним талмуд с громким названием «Концепция развития культурного сектора», требующий внимательного прочтения и утверждения, и сказал вслух:
        - Мне это надо?
        И сам же себе ответил:
        - А куда ты денешься?
        Открыл талмуд, скрипя извилиной одолел первую страницу и почувствовал к данному опусу в частности и к культуре в целом глубочайшее отвращение. Ничего нуднее и бестолковее на свете не было.
        Ментоядро помалкивало, а ведь именно оно призвано было внедрить в Веньку любовь к культуре. Взлелеять в нем второго Лихачева.
        Но, простите, какая тут к черту любовь к культуре, когда перед глазами стоят звери, пожирающие человечину.
        Нет, надо было проглотить эти таблетки и не мучиться. Внедрился в систему - терпи, это уже до гробовой доски.
        С Леной нехорошо получилось. Поманил, приручил, а теперь в отставку. Человек всё же, и не чужой человек.
        «Сволочь ты, Венечка, - сказал он себе. - Пакостник».
        Как они сожрали этих троих. Один к своему счастью был уже трупом, но двое других всё чувствовали. Их жрали живых. И они кричали.
        А за это награда, даже не сребреники - жестяная медалька. Он вынул из кармана желтую побрякушку с выдавленными на ней латинскими буквами, одна из которых «L» наверняка означала Люцифер.
        Вот кому мы теперь служим.
        Потом будет что-то новенькое, еще более страшное. Потом кровь потечет рекой, подземное сиятельство это любит.
        - Так, так, так, - раздалось рядом. - Подкоп, подрыв авторитета, шельмование великих.
        Сказано было вроде бы в шутку, но в голосе Гыги, а это, конечно же, был он, явственно звучала угроза.
        Вышедший из воздуха Гыга был затянут в черное трико. Теперь ему было немногим за тридцать, он имел бородку, усики, пышную темную шевелюру и страшно напоминал модного шоумена, которого любят показывать по телевидению. Да что там напоминал, это именно он и был.
        Вот они, наши радетели, наши звезды. То появятся, то пропадут, но никогда не исчезают. Вот кто несет культуру в массы. А мы-то, глупые, гадаем, что же на экране делается: будто все с ума посходили. И, привыкнув, начинаем им во всем подражать. То-то подземный папа рад.
        - Так, так, так, - повторил Гыга и вдруг вскричал: - Да ты же пьян. В кресле министра - и пьян в лобузы. Это мы непременно запротоколируем.
        В его руках появилась видеокамера. Приставив окуляр к глазу, он тут же начал снимать, переходя с места на место, изгибаясь самым невероятным образом, чуть ли не залезая с ногами на Венькин стол.
        - Пошел вон, - сказал Венька, чувствуя, что еще немного, и он даст этому прыткому проныре по рогам. Да, да, вот именно по рогам. Гыгу он воспринимал не как грозного Покровителя, каковым тот казался раньше, а как продувного шоумена.
        - Класс, - возбужденно затараторил Гыга. - Скажите еще что-нибудь, Вениамин Олегович. Что-нибудь свеженькое, не затертое. Желательно матерком.
        Венька взял в руку тяжелую хрустальную пепельницу. Она осталась от прежнего владельца, который покуривал, Венька порой чинил в неё карандаши, но обычно она, как вот сейчас, стояла пустая.
        - Давай, кидай, - заворожено сказал Гыга. - Целься в камеру, чтоб всё по правде.
        Венька метнул.
        Пепельница исправно долетела до камеры, остановилась, едва не коснувшись её, потом громко упала на ковер. Что интересно, даже не треснула.
        - Пальчики оближешь, - резюмировал Гыга, опуская видеокамеру, и заговорил совсем уже другим тоном: - Эт-та что за самодеятельность? Почему таблетки не жрем? Почему пьяные на работу ходим? Мерекать удумал, мозгами раскидывать? Я тебе померекаю. Сидеть у меня и не рыпаться. По уши уже замазан. Если что, материальчик этот, - он постучал пальцем по камере, - будет запущен в производство. С соответствующими комментариями. И не только этот. И с бабами материальчик будет, и с секретаршей, и как ты Боцмана бил, и как с балкона, наркоты обкурившись, сигануть вознамерился, и как Евсеича пришиб. Всё будет, поелику всё запротоколировано, даже то, чего и не было. Вопросы есть?
        - Пошел вон, - сказал Венька, которому и без этого басурмана было тошно. - Брысь под лавку.
        - Вот оно что, - приглядевшись к нему, произнес Гыга. - Вот кто подзуживает. Сам-то ты, пенек ушастый, вряд ли скумекал бы.
        В Венькиной голове взорвалась петарда. Венька почувствовал, как его начинает выворачивать наизнанку, вытряхивать из собственного тела. Было больно и страшно до жути, он закричал.
        В ту же секунду тысячью солнц под потолком вспыхнул ослепительный свет, не оставив в кабинете ни единой тени. Венька зажмурился, однако свет проникал сквозь веки.
        - Мгуам, - сказал Гыга невероятно низким голосом.
        Веньку отпустило.
        Свет погас, но глаза какое-то время ничего не видели.
        «Типа того, что он хотел изъять ментоядро?» - подумал Венька, часто моргая.
        «Хотел, но Тумик помешал, - сказало ядро. - Да и я сопротивлялось».
        «Ты у нас гигант известный, - заметил Венька, радуясь, что ментоядро на месте. - Привык к нему как-то, прикипел. - Кто есть Тумик?»
        «Тумик - это ангел», - ответило ментоядро.
        «Всё правильно: добро и зло, - подумал Венька. - Борьба за душу. Что же, однако, я сам-то в стороне?»
        Он встал, вышел из-за стола. Огромный, хорошо освещенный кабинет был для него как бы погружен в тень, но тень эта быстро таяла, уступая место электрическому свету. Окна по введенному кем-то обычаю были наглухо зашторены, пара мощных бесшумных кондиционеров обеспечивала нужный микроклимат. Роскошный, сияющий чистотой, сверкающий огнями, изолированный от повсеместной нищеты и неухоженности, плывущий в никуда корабль.
        Поднять бы шторы, распахнуть окна, впустить в эту теплицу настоящее солнце, настоящий воздух, пусть с какими-то примесями, заставляющими чихать и кашлять, но настоящий, а не музейный.
        Однако, это уже не его, Венькино, дело.
        Он вышел из кабинета, подмигнул напрягшейся было блондиночке и, проигнорировав лифт, сбежал вниз по лестнице. Свобода окрылила, заставляя перегореть всю эту похмельную муть.
        Охрана на выходе вытянулась перед ним. Он махнул рукой: попроще, мол, ребята, попроще.
        Глава 38. Прижали вы нас
        «Ауди» быстро домчал его до Литинститута.
        Профессор Загогуйло пребывал в своем кабинете. С момента первой (и последней) встречи он сильно сдал. Еще более ссутулился, обрюзг, потерял свой звучный баритон, перейдя на сиплое невнятное бормотание. Точно вынули из него жизненный стержень.
        Веньку, как ни странно, он узнал, вежливо предложил сесть, спросил, чем обязан такому высокому посещению.
        - Вы, Марат Виленович, заходили по поводу культурного обмена, - сказал Венька. - Сколько там у вас - десять литераторов? Включите двадцать, я подпишу.
        - Э-э, милейший Вениамин Олегович, - промямлил Загогуйло. - Уже и группа-то распалась. Когда получаешь, эта, как бы поточнее выразиться, хорошего пинка - желание напрочь пропадает. По крыльям-то оно легко, знаете ли, дубиной, только вот крылья после этого почему-то отказывают.
        - Что, нет никакой бумаги? - спросил Венька.
        - Нету-с.
        - Кто же так приходит-то? Наобум.
        - Так ведь сами же воспитали, - произнес Загогуйло. - Сами же установили порядок. Поначалу, значит, пообивай пороги, покланяйся, заручись моральной поддержкой, а потом уж тащи документ на подпись. У нас сразу никак не получается.
        - Ладно, сказал Венька. - На нет и суда нет. Но за мной должок. Только не думайте, что я рехнулся.
        Он встал, подошел сбоку к Загогуйло, который вяло наблюдал за ним, приложился лбом к его голове.
        - Вы что, не надо, - отпрянув, забормотал Загогуйло.
        - Не дергайся, сказал Венька. - Расслабься. Твоё же хочу вернуть.
        Он взял загогуйлову голову обеими руками, вновь приложился лбом.
        «Давай, - приказал он ментоядру. - Перелезай».
        «Берегись человека с пистолетом», - отозвалось ядро.
        «Давай-давай, - сказал Венька. - Сейчас каждый второй с пистолетом».
        «Всё же поберегись. Прощай».
        В недрах Венькиного черепа возникла вдруг воронка, в которую втянулось и навсегда пропало нечто, оставившее после себя пустынную, покрытую девственным снегом равнину. Голова была абсолютно пустая, этакая похожая на голову болванка, потом воронка захлопнулась и на снегу начали появляться какие-то следы, узоры, проталины. Миг - и восстановилось прежнее мироощущение. То, что было с ментоядром. Оставило свою копию?
        Нет, копия не отзывалась, значит не было никакой копии, значит Венькина сущность, не будь дурой, времени даром не теряла, сама набралась уму-разуму у загогуйловского ментоядра.
        Между тем в глазах Загогуйло появился блеск, он развернул плечи, приосанился.
        - Не знаю, что вы сделали, Вениамин Олегович, но вы меня просто возродили, - сказал он прежним своим низким голосом. - Недаром я грешил на ваш кабинет, что-то там водится. Я так, побывав у вас, будто лет на двадцать постарел. В туалет, извините, сходишь, а ширинку забудешь застегнуть. К земле придавило. Так что вы сделали, если не секрет? Что за должок?
        - Ничего особенного, - ответил Венька. - Мелкое знахарство. Вижу - маетесь, дай, думаю, помогу.
        - Вы - человек молодой, - произнес Загогуйло. - Вас, гляжу я, чертовщина не берет, но это, поверьте мне, до поры, до времени. Пригласите священника, он знает, что делать.
        - Что-нибудь придумаем, - сказал Венька, направляясь к выходу. - Желаю здравствовать.
        - А вы что наведывались-то? - спохватился Загогуйло. - Подписать бумагу? Так, вроде, хлеб за брюхом не ходит.
        - Бывает, что и ходит, - ответил Венька…
        Далее он отправился к родителям.
        Самат еще не уехал, ждал, наивняк, Венькиной помощи. Пензяки уже хлопотали насчет московской квартиры, выбирали, что подешевле, но не шибко далеко от центра. Кирилл отстегнул им нужную сумму. От Рапохиных они уходили рано, как на работу, Олег Васильевич сопровождал их.
        Людмила Ильинична Веньке обрадовалась, слава Богу, начал навещать, а-то совсем уж было пошел отдаляться.
        Венька пошушукался с Елдынбаевым, вслед за чем объявил матери, что забирает его к себе. Нечего, мол, тут толкаться, когда большая жилплощадь пустует. К тому же есть общее дело - нужно мешок детского творчества пристраивать.
        У Людмилы Ильиничны после его слов даже слезы на глазах навернулись. Возвращается Венька-то, возвращается…
        На Елдынбаева Венькины хоромы впечатления не произвели. Можно было подумать, что сам он живет во дворце. Как его в свитерочке и нестиранных, неглаженных портках усадили в шикарное кресло, так он и сидел в нем, глядя перед собой в одну точку, хотя в гостиной было на что посмотреть. Венька в это время на кухне разогревал чайник, готовил бутерброды с икрой, нарезал ветчину, ноздрястый сыр.
        За те десять минут, что Елдынбаев пребывал в кресле, в гостиной установился устойчивый аромат чего-то технического. Мазута, что ли? Чем там еще несет в котельной? Странно, но у родителей от Самата вроде бы ничем не пахло.
        - Пошли, - сказал Венька, тихо радуясь, что Елдынбаев работает не ассенизатором.
        Надо бы его помыть, простирнуть в «Индезите» шмотки. Видно, что мужик живет без женщины.
        Елдынбаев встал и невозмутимо пошел за Венькой, шлепая великоватыми ему Венькиными тапками.
        - Водки, рому, коньяку? - спросил Венька, когда Самат уселся за стол.
        - Пива, если можно, - сказал Елдынбаев.
        Венька поставил перед ним три бутылки «Хольстена», положил открывашку и сел. Сам он решил больше не пить. Раз и навсегда, именно с этого момента. Раньше-то не пил - и ничего. От водки вся гадость.
        Самат с удовольствием выцедил бутылку пива, сжевал бутерброд с икрой и сказал:
        - Давай, выкладывай. Я же вижу - что-то тебя мучает.
        - Только без передачи, - предупредил Венька и сжато изложил историю своего нахождения во власти.
        Рассказал про оргии, про Боцмана, про трех вчерашних несчастных, про перевоплотившихся в зверей министров, про Гыгу и светоносного ангела.
        Рассказывал и чувствовал, как неубедительно всё это звучит. Расскажи кому другому кроме Самата, живо санитаров из дурдома вызовет. Потому и был выбран Самат - отрешенный от житейской суеты мудрец.
        - Да уж, - выслушав его, сказал Елдынбаев. - Знал, что власть не от Бога, но чтобы так… И что же ты решил?
        - Пока что, как видишь, ушел, - ответил Венька. - А что потом - нужно бы обмозговать.
        - Что тут мозговать? - сказал Елдынбаев. - Ты слишком много знаешь. Извини за откровенность, но будут убирать. Не ты первый, не ты последний. Я полагаю, у тебя, Вениамин, всего лишь два выхода.
        - Каких же? - спросил Венька, испытывая острую потребность выпить. Господи, дожил, всего лишь два выхода. И один, поди, хуже другого.
        - Первый - это обнародовать всё, что ты знаешь, - сказал Елдынбаев. - Выступить в Думе, встретиться с зарубежной прессой, с оппозицией. То есть, стать знаковой фигурой, которую так просто не уберешь. Это путь борца, который заканчивается дыбой. Второй вариант - просто исчезнуть. Смыться, пока не поздно. Прямо сейчас.
        - Куда? - кисло спросил Венька, которого не прельщал ни тот, ни другой вариант.
        - Но можно оставить всё, как есть, - сказал Елдынбаев, наливая себе пива. - Ты же не просил отставки?
        - Н-нет.
        - Ну, вот.
        Елдынбаев медленно, с удовольствием вытянул бокал пива, сжевал ломтик ветчины.
        - Видно, судьба у тебя такая - испытать искус большой власти, - сказал Елдынбаев. - Власть - она, брат, всегда вещь дерьмовая. Всегда рядом рогатый. Что он там нашепчет, куда под локоток поведет либо погонит под зад копытом - не нам знать. Нам остается только ахать - чем они там думают, эти правители. Ахать и помаленьку околевать. Прижали вы нас, Вениамин. На сей раз особенно крепко.
        Глава 39. ДДТ
        Венька отвез Елдынбаева в Дом детского творчества (ДДТ), предупредил, что заедет через час, и поехал в министерство финансов.
        Все здесь, разумеется, знали, что Рапохин - брат Миллионщикова, поэтому Венька был беспрепятственно пропущен в кабинет министра.
        Кирилл выглядел молодцом, нипочем не скажешь, что вчера был на бровях. Таблеточки, черт их дери.
        - С ума сошел? - спросил Кирилл, усадив Веньку и нервно расхаживая вдоль стола с длинным рядом кресел. - Самому наплевать, так еще и меня хочешь свалить? В кои веки повезло дуракам - нет нужно выпендриться. Какого черта выпендриваешься, братан?
        - Откуда узнал? - спросил Венька.
        - Леонид Петрович оповестил, - ответил Кирилл.
        - И что же он сказал?
        - Сказал, что не потерпит смутьянов. Что мы одна команда, и он будет крепко разбираться. В коллективе лишние люди. Короче, будет капитальная чистка. Вот так вот, Венечка. Доигрался. Довыпендривался.
        - Стоп, - сказал Венька. - Ты еще не понял, с кем связался? Забыл вчерашнее?
        - А что вчерашнее? - Кирилл остановился, пожал плечами. - Погуляли. Кто-то кому-то в морду дал. Неприятно, конечно, но так, братан, всегда бывает. У нас в Рассее без водки ни одно дело не делается. А уж попал наверх - держись, крепись, тут от застолий не окрутишься. Вспомни-ка историю. Тем более, в отличие от тех времен, у нас есть таблеточки.
        - Эти таблеточки у тебя всю память отшибли, - произнес Венька. - Вы вчера троих сожрали, людоеды. Забыл?
        - В каком смысле сожрали? - не понял Кирилл.
        - В прямом. Ты еще потом блевать побежал.
        - Погоди, погоди, - слабо сказал Кирилл. - Ночью у меня был кошмар с элементами каннибализма, но это от перепития. Ты что-то путаешь.
        - Это я-то путаю? Там, в твоем кошмаре, рядом крутился какой-то урод весь в язвах. Было?
        - Было, - опущено ответил Кирилл.
        - Этот урод - Лазарев, - сказал Венька. - А еще были гиена, питон, крокодил, джокер с членом, чувак с головой-бутылкой. Рядом со мной стоял волк. Это был Курепов Леонид Петрович. Припоминаешь?
        Кирилл, опустив глаза, сел в свое кресло. Левая его бровь дергалась.
        - Вот такая, брат, компашка, - сказал Венька. - Самат меня просветил. Ты не представляешь, как опущен народ. Нет газа, света, воды. В нашей северной стране нет газа. А вдруг зима грянет? Людям жрать не на что. Варят суп из голубей, кашу из комбикормов. За это с нас с тобой спросят. Курепов со своей камарильей в преисподнюю смоются, а мы, дураки, тут останемся.
        - Ну, с кашей из голубей ты, положим, хватил, - задумчиво произнес Кирилл. - Откуда Самату знать, как живет народ? Сидит в своей котельной и ничего больше не видит. А мы, чай, бюджет верстаем, районы деньжатами подпитываем. Пусть не Бог весть какими деньжатами, но на газ, будь спок, хватает. Я отчеты почитываю.
        - Я тебя предупредил, - сказал Венька. - Кстати, поройся-ка в карманах, там должна быть медалька.
        - Какая еще медалька? - забормотал Кирилл, хлопоча по карманам.
        Что-то нащупал во внутреннем кармане пиджака, удивился и выудил оттуда желтый знак отличия.
        - Награда Его Сиятельства Люцифера, - язвительно прокомментировал Венька. - За особые заслуги по истреблению населения.
        Кирилл повертел в пальцах медальку, помолчал и произнес, что-то для себя решив:
        - Не знаю где, но где-то ты перегибаешь, братишка. Нагнал туману, запутался в трех соснах. Сам себя напугал до смерти и ходишь других пугаешь.
        - Ладно, - сказал Венька, вставая. - Должен тебя предупредить - с этим исчадием я буду драться, так что лучше заранее объяви, что у тебя нет брата. Но если надумаешь - присоединяйся. Вдвоем будет легче. И прошу тебя, Кирилл, заканчивай с Лазаревым. Не человек это…
        Всё, окончательное слово было сказано. Не Кириллу, нет. Себе. И сразу светлее стало на душе, осел этот душащий, пугающий мрак, которого за последние недели накопилось изрядно. Пошла трещинами и осыпалась эта дурная, жлобская, навязанная система ценностей, где главное - хапать и топить другого, хапать и топить. И на всех поплевывать - смачно, по-верблюжьи.
        Что же трусить-то? Дрожать где-нибудь в Тьмутаракановке, зарыв мешок с деньгами, переделав с помощью какого-нибудь эскулапа свою рожу, а потом убив эскулапа, чтобы не было свидетеля. Ждать, пока не заявится некто с ядом в перстне.
        От этих тварей не уйдешь. У них есть Гыга, видящий из своего пекла каждую песчинку.
        А насчет дыбы, которой заканчивается путь борца, это мы еще посмотрим. Главное - начать, встать на этот путь, дать пример другим, созревшим, подсказать, подтолкнуть, и, глядишь, поднакопится народец. На всех дыбы не хватит.
        Венька ехал по оживленным улицам, рассуждая сам с собой, и всё больше проникался сознанием, что это не конец, отнюдь не конец. Это начало…
        За сорок минут, пока Венька отсутствовал, Самат успел перезнакомиться со всеми сотрудниками ДДТ и усыпать коридор детскими поделками. Директор ДДТ выглядел обалдевшим. Пятеро сотрудниц, все сплошь пожилые дамы, надевшие от усердия очки, были само внимание.
        Увидев поделки, Венька мысленно содрогнулся. Нужно было быть Саматом Елдынбаевым, чтобы так восторгаться этими слепленными из глины и пластилина, вырезанными из дерева и бумаги неумелыми финтифлюшками. При своей любви к детям он и содержимое детского горшка посчитал бы, наверное, произведением искусства.
        - Что решили? - бодро осведомился Венька.
        Директор вжал голову в плечи. Для него Венька был министром культуры, Эверестом, Монбланом.
        - Поначалу сделаем экспозицию, - деловито сказал Елдынбаев. - Коридор, конечно, маловат, так мы внизу, в холле. Верно, Семеныч?
        - Оно, конечно, можно и в холле, - промямлил директор, которому было 58 и страшно не хотелось досрочно уходить на пенсию. - Да, да, пожалуй, можно и в холле. Это хорошая мысль.
        - Ну, вот и договорились, - сказал Венька. - Сегодня же и начинайте. Чтоб, значит, легкие стеллажики из реечек, фанеры. Всё расставьте по своему вкусу, а вкус, я вижу, у вас хороший. Да, вам понадобятся финансы. Вот, чтобы голову не ломать, - он вручил опешившему директору тысячу долларов. - Приходовать не нужно. Так мы о чём? Всё, значит, расставите, надпись будет общая. Скажем: «Город Волжский. Детское творчество». Так, Самат Бекенович?
        - Так точно, - ответил Елдынбаев. - Точка в точку. Либо: «Юные таланты города Волжского».
        Да уж, загнуть он был мастер, этот Самат Бекенович.
        - По вашему усмотрению, - подытожил Венька.
        - Конечно, конечно, - ответил несчастный директор.
        Глава 40. Безнадежен
        Венька, гнавший по трассе на приличной скорости, свернул вдруг в переулок, припарковал машину к тротуару и нырнул в массивную дверь, над которой лепилось пять табличек. Елдынбаев прочитал на одной из них, самой большой: «Аудит», на другой, поменьше: «Нотариус», на третьей: «Обмен жилья» и отвернулся, потеряв интерес.
        Прошло пять, десять минут - Веньки всё не было. На пятнадцатой минуте мимо «Ауди», зыркнув на Елдынбаева, прошествовал развинченный молодой человек из этих, у которых рубаха торчит из-под джинсовой куртки и ботинки утюгами. Чуть погодя он вернулся с белобрысым парнюгой, одетым точно так же.
        Они остановились, парнюга сказал:
        - Эй, дядя, выйди-ка.
        - Зачем? - спросил Елдынбаев.
        - Выйди, говорю, - парень вынул из-под куртки пистолет.
        - Ограбление, что ли? - забормотал Самат, выбираясь на тротуар. - Так надо предупреждать, что ограбление.
        После чего, как бы оступившись, сделал шаг вперед, очутился рядом с парнюгой и ловко вывернул ему руку. Парнюга уткнулся лбом в собственные колени, а Самат, забрав пистолет из выкрученной руки, сказал:
        - Грабить-то надо умеючи.
        И тут же рявкнул: «Стоять!», - ибо развинченный резво помчался прочь по пустому переулку.
        Куда там, тот припустил еще пуще.
        - На машину позарились? - спросил Елдынбаев.
        - Дядь, пусти, - пробасил парнюга, чувствуя, что этот недомерок невероятно силен.
        - Что с тобой сделать? - скучным голосом сказал Елдынбаев. - Оторвать руку? Ахиллы перерезать, чтоб мог только ползать? Или башку прострелить? Мне ведь всё едино. Вот что: выпишу-ка я тебе пендаль.
        И, выпустив руку, от души наподдал ногой по широкому тугому заду. Парнюга побежал на четвереньках этаким крабом.
        Из дверей с конвертом в руке вышел Венька. Увидев «краба», заржал: этот Самат учудит, так учудит.
        Парнюга, выровняв крен, с низкого старта рванул вперед. Он так топал, что ясно было - не бегун, хотя и очень старается.
        - Страшный ты человек, Самат Бекенович, - сказал Венька, показав глазами на пистолет в руке Елдынбаева. - Этакого бугая скрутил, да еще пушку отобрал. Пойдешь со мной?
        - Пойду, - ответил Елдынбаев, засовывая пистолет за пояс.
        Ковбой да и только.
        - Лучше спрячь, - посоветовал Венька. - У нас за ношение оружия могут привлечь. А насчет пойдешь - не пойдешь я пошутил.
        - А я нет, - невозмутимо произнес Елдынбаев.
        Они сели в машину, и тут Венька, как бы вспомнив, протянул Самату конверт.
        - Если со мной что-то случится, вскроешь, - сказал он и врубил зажигание…
        На перекреске в них чудом не врезался грузовик, на полной скорости выехавший на красный свет. Венька на своей «Ауди» успел проскочить, а вот ехавшему следом «Москвичу» досталось крепко. К счастью, обошлось без жертв. Водитель грузовика, трезвый, как стеклышко, ничего в своё оправдание сказать не мог. Что тут скажешь, если за 50 метров до перекрестка вдруг навалился сон? Как в черный омут кинуло.
        Ничего этого умчавшийся от перекрестка Венька не знал, равно как не знал и того, что двух парней в переулке не так просто притянуло к его лимузину. Было внешнее мощное внушение угнать машину, поколесить по городу, кого-нибудь по возможности сбить, затем бросить авто на пустыре, подкинув в бардачок наркотики…
        Дома Венька снял с антресолей новехонький английский чемодан, наполовину заполненный баксами, доложил туда из здоровенной спортивной сумки несколько увесистых свертков (в сумке аналогичных свертков осталось предостаточно) и отвез чемодан родителям, сказав, что это на черный день. Вернувшись, позвонил председателю Госдумы.
        Есть факты - пальчики оближешь, сказал он. Правительству сразу можно уходить в отставку. Очень интересно, вяло ответил председатель. Следующее придет еще хуже. Так что за факты? Это не телефонный разговор, сказал Венька, хотелось бы выступить перед депутатами. Перед депутатами не получится, ответил председатель. Сами понимаете - регламент, пресса. Давайте в комитете по безопасности. Завтра, сказал Венька. Давайте завтра, согласился председатель. Приезжайте часика в два, вас встретят.
        - Не Бог весть, но хоть что-то, - закончив разговор, сказал Венька Елдынбаеву. - Ну что, голова? Перекусим, да за статью?
        - Давай, - отозвался Елдынбаев. Венькина активность ему весьма импонировала.
        - В какую газету сунем? - спросил Венька, поставив на огонь приготовленный еще Леной борщ.
        - Сунуть-то можно в любую, - ответил Елдынбаев. - Напечатают ли? Давай попробуем в «Дуэль», эти точно тиснут.
        - Или в «МК».
        - Эти тоже тиснут, но предварят какой-нибудь хохмочкой, так что народ может счесть за юмор.
        - Что у нас еще в программе? - спросил Венька, нарезая хлеб. - Чеснок будешь?
        - Команда нужна, - убежденно сказал Елдынбаев. - Чтоб везде кучей ходить. В каком-нибудь «Шпигеле» напечататься. Ну и так далее по ходу дела. А чеснок давай, чеснок я люблю…
        Статья написалась на удивление легко. Разумеется, про потустороннее тут не было ни слова. В этом не было необходимости - изложенные факты о заработках, жилье, заморских счетах, вечернем времяпрепровождении высших чиновников сами по себе казались потусторонними. Про помойки, про это Эльдорадо для стариков, где можно было приодеться и разжиться просроченной колбасой, в статье также не было ни слова, хотя сравнение так и напрашивалось.
        Про помойки, после которых тебя неделю преследует запах пропавшей капусты, гари и еще чего-то химического, острого, въевшегося до печенок, вспомнил Елдынбаев. Оказывается, он побывал на знаменитых подмосковных помойках, подпитываемых жирующей столицей. Как в Елисеевский магазин попал. Стариков здесь была пропасть, и все с каталками, с рюкзаками. Это были еще достаточно крепкие старики и старухи, способные набить свои мешки и допереть их до дома. Прочим старцам немощь позволяла лишь шарить по дворовым бакам.
        Вот про эти баки и помойки тоже нелишне было бы вспомнить, но тогда статья получилась бы перегруженной. Кстати, посетители помоек с каждым месяцем всё более стремительно молодели, что вызывало нарекание старой гвардии. Молодым нужно пахать, зашибать трудовую копейку, а помойки - вотчина стариков, которые уже оттрубили свой срок, отдали дань Родине. Заслужили, так сказать, право на бесплатную помойку…
        Максимчик с Куреповым уже имели встречу по поводу наглого выверта Рапохина-младшего. Приболевшего Президента решили об этой неприятности не оповещать, Президент был гарантом благополучия, гаранта следует беречь и лелеять. Судя по всему, Рапохин отбился от рук окончательно, а потому участь его была решена. Да тут еще Венькин звонок председателю Госдумы, о каковом звонке председатель незамедлительно уведомил Курепова. Ясно было - безнадежен и вследствие этого опасен.
        Пристрелить Рапохина, как бешеную собаку, подослать ночью Дохлера-крысу, чтобы перегрыз ему, спящему, сонную артерию, или растерзать в каземате как-то рука не поднималась. Курепов помнил, что Венька не единожды спасал его от верной гибели. Другое дело несчастный случай, какая-нибудь автокатастрофа, наезд, кирпич сверху. Всё должно быть натурально и эффективно.
        Тут еще вот какая закавыка. Веньку, оказывается, охранял некий ангел. Гыгу шуганул только так. Потом вроде как исчез, и Гыга провел пару операций, правда неудачных - то этот казах встрял, то сам Рапохин за рулем оказался верток. Исчез-то исчез, а где гарантия, что вновь не объявится? Поэтому Гыга осторожничал. Вариант с Дохлером или ему подобный вариант был палкой о двух концах - ангелы терпеть не могли мелкопакостной нечисти из потустороннего подвала. Так что действовать должны были представители человеческого племени.
        Три внештатника должны были «доработать» Венькину «Ауди» таким образом, чтобы в нужный момент отказали тормоза. Дело было минутное, и они рискнули сделать это днем. На случай неудачи с машиной ребятишки из спецслужбы Резиденции, бывшие Венькины соратники, были расставлены по постам и имели единственной целью создать предпосылки для несчастного случая. Засвечиваться было рискованно - узнав, Венька мог запросто убить.
        Игра эта была опасная и мало кому из спецназовцев понравилась. Такого клиента следовало «снимать» издалека снайперской винтовкой с оптическим прицелом, не приближаясь ближе, чем на 50 шагов. На более близком расстоянии роли менялись, уже не Венька, а ты становился мишенью. И тут не имело значения, что ты мог опередить и выстрелить первым. Попасть в этого дьявола было невозможно, он чувствовал до миллиметра траекторию пули. Зато следующий выстрел был за ним, а он никогда не промахивался.
        Засевшего у себя дома Веньку нужно было вытащить на улицу, и Гыга, не мудрствуя лукаво, «обратился» к Елене Карповне. Ей ничего не понадобилось внушать, при одном только напоминании о Веньке она вспыхнула, как порох. Гыге потребовалось лишь облечь её пылкое чувство в надлежащее словесное обрамление. Как только нужные слова возникли в её хорошенькой головке, она позвонила Веньке.
        Глава 41. Случайное знакомство
        - Слушай, давай лучше я уйду, - сказал Елдынбаев, ощущающий себя большой обузой. - Часика три где-нибудь погуляю, а то и вообще к Олегу смотаюсь.
        - Не суетись, дружище, - отозвался Венька, засовывая в кожаный саквояж большой сверток. - Всё равно я должен передать ей баксы. Не потащится же она, хрупкая, слабая, через воровской город с баксами.
        - Ну, раз так, - сказал Елдынбаев, подходя к окну. - Я в твои дела не лезу, только сдается мне…
        Он не закончил, так как увидел с высоты четвертого этажа, что у Венькиной «Ауди» крутятся два мужика, что передняя дверь приоткрыта и за рулем вроде как сидит третий мужик. На угон это похоже не было.
        - Вень, - сказал Елдынбаев спокойно. - Ты только не дергайся. Там мужики вскрыли твою машину.
        Венька подскочил к окну, потом опрометью бросился к выходу.
        - Не вздумай садиться в машину, - крикнул вдогонку Елдынбаев. - Там бомба.
        И добавил уже тише:
        - Ну, началось.
        Он видел из окна, как во двор выметнулся Венька, как два мужика рванули в разные стороны, а третий замешкался в машине и был выброшен из неё железной Венькиной рукой, как после этого Венька рубанул лежащего мужика ребром ладони по шее и, ухватив за ворот, бегом поволок в подъезд. А ведь мужик был немаленький, тянул на все девяносто. Экий бугай, этот Венька.
        Открылся лифт, заелозил ключ в замке, и Венька втащил в коридор тяжелое бесчувственное тело.
        - Нет, не знаю такого, - сказал Венька, всмотревшись в тугощекую физиономию мужика. - Допроси. На всякий случай свяжи, а-то кто её знает, эту шпану толстомордую. И вот что - позвони «02», скажи, что во дворе стоит заминированная машина. Не дело.
        - Не дело, - согласился Елдынбаев. - Вень, я чего хотел сказать-то. Сдается мне, что зря ты направо-налево раздаешь нажитое. Примета плохая.
        Но Венька, прихватив саквояж, уже захлопнул за собой дверь…
        До метро Венька докатил на троллейбусе. Он специально встал у заднего окна, чтобы определить - есть хвост или нет хвоста. Казус с «Ауди» насторожил его. Нет, хвоста не было.
        Венька влился в людской поток, который понес его к круглому зданию метро, отпустил на какое-то время на эскалаторе, затем вновь подхватил в посадочном зале.
        То ли он отвык от метро, то ли день был критический, располагающий к агрессии, но шагать в плотной толпе было противно. Постоянно кто-то пёр навстречу, врезаясь в грудь острым плечом. Били локтями, наступали на ноги, доставали безразмерными сумками. Кирпичи, что ли, они таскали в этих сумках?
        При подходе электропоезда толпа наддала, и Веньку, стоявшего на краю платформы, едва не сбросило на рельсы. Аж пот прошиб.
        Он не видел ни хоронящегося за людской массой квадратного Кости Гаврилова, ни двух тяжеловесов рядом с ним, которые, умело колыхнув податливую толпу, покинули платформу сразу, как только убедились, что Венька остался невредим, а потому всё приписал собственной расхлябанности. Экий осёл, встал на краю. Будто не было случаев.
        С шипеньем открылась дверь, вышли несколько человек, какой-то верзила уперся в спину пузом и внес Веньку в набитый под завязку вагон. Венька скосился через плечо, верзила сказал басом: «Извиняюсь, товарищ. Пихаются». У него было молодое, простодушное, конопатое лицо, а лучищем несло так, что не продохнешь. Стоял, понимаешь, впритирку и вонял. Не мешало бы посоветовать этому крестьянину, чтобы захлопнул пасть и дышал носом, но Венька решил не связываться. Трясет от общественного транспорта - пользуйся личным.
        Ближе к Орехово народу в вагоне стало поменьше, и Венька сел. Молодой крестьянин поместился рядом, будто больше свободных мест не было. Пристроил на могучие ляжки замусоленный баул, в котором наверняка вез ведро картошки, и спросил:
        - Как половчее до очистных добраться?
        Венька пожал плечами.
        Сидевшая рядом словоохотливая бабка, из тех бабок, которые всё знают, доходчиво объяснила, где находятся очистные сооружения, и Венька понял вдруг, что это совсем рядом с Лениным домом. Да, да, точно, она как-то жаловалась, что порой припахивает и прилетают комары-мутанты: зеленые, рослые, газетой нипочем не убьешь.
        - Улица какая? - спросил Венька. - Дом номер?
        Парень назвал. Это был Ленин дом.
        - Я покажу, - сказал Венька.
        Обрадованный парень начал молоть языком. Делал он это неспешно, скупо роняя слова, но без остановки. Поначалу бубнил в вагоне, потом, когда они вышли из метро, продолжал бубнить на улице. Венька из вежливости поддакивал, думая о своём.
        Оторвался ты, брат, от масс, думал он, всё не по тебе: и пихаются, и луком дышат. Заелся, павлином стал. А ты привыкай, теперь без народа-то никуда, гибель. Правильно сказал Самат: теперь везде нужно ходить кучей, одного только так пришибут. Как бы спать принародно не пришлось.
        Между прочим, молодой крестьянин сбил планы куреповских наемников, которые незримо «пасли» отлучника Рапохина. Крестьянин этот глазел по сторонам почище заморского шпиона, такого врасплох не застукаешь.
        В медлительном словесном поносе парня мелькнула вдруг знакомая фамилия, и Венька подумал: этого еще не хватало.
        - В двести девяносто девятую топаешь? - спросил Венька.
        - Точно, - расцвел парень.
        - Пошли провожу, - сказал Венька. - Кем будешь Елене Карповне?
        - Мне Владимир Петрович дядя, - ответил парень.
        - Сам-то откуда? - не отставал Венька.
        - Из-под Перми.
        - Штангу таскаешь? - спросил Венька.
        - Кандидат в мастера.
        Всё правильно. Штангисту-тяжу без брюха никак не обойтись, вот и получается, что парень молодой, а пузо будь здоров. Только одежонка подкачала. Ну что это такое? Костюм хоть и джинсовый, но вытерт до белых пятен, с прозеленью. Кроссовки стоптаны на нет, никакая обувь такую массу долго не держит.
        Баул этот в разводах.
        А так парень хороший. Другой бы послал на три буквы, а этот на все вопросы отвечает честно, как Буратино.
        - На-ка вот, присмотри в Лужниках джинсуху поновее, - сказал Венька, сунув парню сто долларов (тот машинально взял). - И Христа ради, не жри ты лук, разит, как от алкаша.
        - Профилактика от гриппа, - вспыхнув, отозвался парень, потом посмотрел на деньги и еще больше вспыхнул. - Зачем? Не надо.
        Венька в ответ усмехнулся.
        Глава 42. Последний фейерверк
        - Проходите, - сказала Елена Карповна и, выразительно посмотрев на Веньку, добавила: - Можно тебя на минутку?
        Венька прошел за нею на кухню, поставил саквояж на табуретку, раскрыл его.
        - Ты кого с собой привел? - шепотом заговорила Елена Карповна. - Мы так не договаривались… Слушай, а почему ты не на работе?..
        Венька вскрыл сверток. Увидев деньги, она замолчала.
        - Это тебе, - сказал Венька. - А парень, между прочим, племяш Владимира Петровича. Хороший, между прочим, парень.
        - Черт, - сказала Елена Карповна озабоченно. - Вымахал-то как. Я и не узнала.
        - Юра, - крикнула она. - Раздевайся, проходи в столовую.
        Юра, сняв кроссовки, тяжеловесно протопал в столовую.
        - Слон, - сказала Елена Карповна. - Вспомнила - Володя его приглашал. Что мне с ним теперь делать?
        - Не волнуйся, - произнес Венька. - Парня пристроим. Мне нужна команда из таких, из неиспорченных.
        - Зачем?
        - Просто нужна.
        - Ты, случаем, не ушел с работы?
        - В самую точку.
        - Дурак, - сказала Елена Карповна. - С такой работы не уходят, - она осеклась, потерла лоб. - Господи, что я говорю? Прости, Венечка… Какое-то затмение нашло. Какая-то сила водит, приказывает: иди, позвони Венечке, очень важно, чтобы он пришел. Детей отправила к соседям, хожу по квартире сама не своя.
        - Гыга, - сказал Венька. - Мог бы и догадаться. Вот что, Ленуха, ты не обижайся, но свидание на этом закончено. Не будем рисковать.
        - Я соскучилась, - капризно заявила Елена Карповна. - Пусть Юра куда-нибудь сходит. Он что - будет здесь ночевать?
        - Да, действительно, - сказал Венька. - Я привел, я и уведу.
        - Ну и катись, - бросила Елена Карповна, надувшись.
        Ребенок, да и только. Маленький обидчивый ребенок… Глупо было поддаваться, приходить, всё равно из этого ничего хорошего не получится. Нет, что пришел - правильно, не просто так пришел, ей этих денег до пенсии хватит. Отдал, так сказать, долг… Жалко, конечно, рвать, прикипело сердце-то, но надо. Люди мы чужие. Как бы ни прикипел, а люди мы чужие.
        Ничего этого Венька, конечно, не сказал. Положил денежный сверток на стол, подхватил пустой саквояж, чмокнул Ленуху в щечку и пошел на выход.
        В коридоре громко позвал: «Юра, пошли. Дело есть».
        Юра молча притопал, вбил ноги в кроссовки.
        Вышли.
        Елена Карповна опустилась на табуретку и зарыдала…
        Гыга дал отбой, и Курепов довольно потер ладошки. Не нужно было ничего придумывать, ловчить с несчастным случаем, всё решалось само собой. Возмездие явилось из прошлого и ждало своего часа. Кармический кирпич, логическая развязка, изящный финал. Любил, ох любил Курепов, когда всё завершалось логически четко…
        - Держи баул, - сказал Венька, когда они спустились во двор, и протянул Юре саквояж. - Немецкий, настоящая кожа. Свой выброси.
        - А что, мой плохой, что ли? - спросил Юра, но саквояж взял.
        - Видишь ли, Юра, - произнес вслед за этим Венька. - Дядя Володя умер. Остановишься у меня.
        - Это, - сказал Юра, оторопев. - А вы кто?
        - Друг семьи, - ответил Венька. - Квартира у меня будь здоров, денег куры не клюют. Познакомлю с Саматом Бекеновичем, он сейчас тоже у меня проживает. Лады? А Елену Карповну будешь навещать. Чего её стеснять-то?
        - А что с дядей Володей? - сопнув, спросил Юра.
        - Несчастный случай, - сказал Венька. - Излагай, за чем приехал.
        Юра изложил.
        Дядя Володя, войдя в положение живущей в провинции сестры, пообещал пристроить её сынка, Юрку то есть, в органы милиции. Там нынче мордовороты нужны. Харч, амуниция, неслабый заработок, общага обеспечены. Московская прописка, в дальнейшем комната в коммуналке, а-то и однокомнатная квартира. Не Бог весть, но по сравнению с Пермью рай. И вот надо же…
        Бесхитростная, наивная провинция из Юрки так и перла. Юрку нужно было отёсывать. Таких Москва сжирала, а косточки выплевывала. Москва сейчас не та, в ней честному увальню, пусть он трижды силач, делать нечего.
        - О милиции забудь, - посоветовал Венька. - Про милицию тебя Самат Бекенович просветит, он там свой. Не хочу, чтобы ты в жлоба превращался.
        - Почему в жлоба? - недоверчиво сказал Юра. - Не все же там жлобы.
        - Не все, - согласился Венька. - Но тьма возможностей, чтобы скурвиться. Я ведь, парень, сам недавно в личной охране служил. Менты передо мной по струнке ходили…
        С Юриком хорошо было передвигаться по переполненному метро, он шел сквозь толпу, как горячий нож сквозь масло. Канули в Лету те времена, когда посадочные залы были пусты, теперь в Москву заработать жирный кусок стремились все, кому не лень.
        В вагоне они перекинулись парой фраз и всё, праздных ушей было слишком много.
        Потом они ехали в троллейбусе, Юрик глазел в окно на белокаменную, отрывать его не хотелось. Да и зачем? Будет еще время для разговоров.
        Кстати, шмотки свои он переложил в Венькин саквояж, а баул выбросил и потом пару раз оглянулся на него, раздумывая: не вернуться ли? Хозяйственный парнишка…
        «Интересно, что скажет Самат? - подумал Венька, когда они, войдя во двор, направились к четвертому подъезду. - Ушел один, а вернулся с вьюношей».
        «Ауди», лаково поблескивая под солнцем, по-прежнему находилась на стоянке. Крутившийся у помойных баков барбос вдруг боком-боком подбежал к роскошной машине, задрал ногу и оросил колесо.
        - А ну, кыш, - прикрикнул на него Венька.
        - Ваша? - спросил Юра.
        - Моя.
        - Класс, - сказал Юра с восхищением.
        Сидевший на скамейке у четвертого подъезда сутулый худой человек в великоватой ему, застегнутой до подбородка спортивной куртке, в черной бейсболке с длинным, закрывающим лицо козырьком, беспокойно задвигал худыми руками по лежащему на тощих коленях пластиковому пакету. Закашлялся, в горле его засипело, забулькало, вдруг прекратил перхать, успокоился.
        Когда Венька с Юрой подошли ближе, он, продолжая сидеть, вытащил из пакета пистолет и наставил на Рапохина.
        Боже, Венька узнал этого человека. Это был Лука Корнеевич Абрамов, правозащитник. Да нет, глупость, Лука Корнеевич убит. Господи, да это же Федор, Федор Абрамов. Что от него осталось? Этот дурак, не разобравшись, сейчас выстрелит.
        Ситуация повторялась самым мистическим образом. Мало того, что Федор конституцией напоминал теперь отца, вновь Веньку и Абрамова разделяли полтора метра, а пистолет в руке Федора ходил ходуном. Тяжеловата была для него эта игрушка.
        Венька прыгнул, стремясь выбить оружие. Тотчас грохнул выстрел, и в голове у Веньки тысячью огней вспыхнул ослепительный фейерверк. Вспыхнул и погас навеки.
        Пуля попала ему в лоб.
        Федор бессильно уронил пистолет, закашлялся - надрывно, задыхаясь. По лицу его текли слезы, правая щека дергалась.
        - Мразь, - сквозь зубы сказал Юра и кулачищем своим, как гирей, двинул в острый подбородок Абрамова.
        Тот, захлебнувшись, кувыркнулся в газон.
        Юра опустился перед Венькой на колени. Сверху, дробно пересчитывая ступеньки, встревоженной наседкой скатывался Самат Елдынбаев, согласно запакованному в конверт завещанию теперь полноправный хозяин Венькиной квартиры.
        Эпилог. Исход
        На кладбище опечаленный Курепов сказал над гробом строгую скорбную речь, которая начиналась так: «Трагический случай вырвал из наших рядов молодого и талантливого человека, всеми нами глубоко уважаемого Вениамина Олеговича Рапохина…»
        При этих словах Елена Карповна зарыдала в голос, Елдынбаев вынужден был отвести её подальше от могилы, к Юре.
        Гыга услышал тайное, о чем в это время подумали пензяки, а именно: «Какому-то казаху квартиру просто так отдал. Своим пожалел, свиненыш». И другое услышал Гыга, что пошевелилось еще в двух-трех людских черепушках: «Ишь, б, явилась, не постыдилась» (это в адрес Елены Карповны), «Дома-то у жмура, поди, деньжищ невпроворот. Вот бы наведаться». Услышал и ощерился, довольный. Поле засевалось подходящим семенем.
        Прочие мысли, светлые, горестные, исполненные искренней жалостью к Веньке, Гыга отсеивал.
        Пока Курепов говорил, красавчик Лазарев как бы невзначай притиснулся к Кириллу, и тот не отодвинулся.
        - Ему там будет хорошо? - одними губами спросила Людмила Ильинична подошедшего и вставшего рядом с нею Самата Елдынбаева.
        - Господь ему поможет, - тихо ответил Елдынбаев…
        Пребывающий в сером тумане «Венька» глазами и ушами своего эфирного двойника видел и слышал всё, что происходило на кладбище. Место это, затянутое серым туманом, было временным, «Венька» (вернее тонкая субстанция, пока еще ощущающая себя Венькой) должен был либо всплыть вверх, либо опуститься во тьму.
        Он еще мыслил земными категориями. О себе не жалел, то, что случилось, было закономерным, обидно было, что ничего не успел сделать с тех пор, как стал вменяемым. Курепов, прикрываясь именем Президента, будет превращать страну в серпентарий, в зверинец. Кирилл будет якшаться с Лазаревым. Вся эта свора, именуемая правительством, будет на ночь нажираться и напиваться до одури, хрюкать, лаять, шипеть, совокупляться и терзать кровавыми зубами человеческую плоть.
        Ничего уже тут не поделаешь.
        Главное, что хоть чем-то помог родителям, Лене, Самату. Юре не успел, но Самат о нем похлопочет, Самат его уже приютил. Бедняк бедняка в беде не оставит.
        И вот еще что. Странная штука - эта любовь. Началась с низости, с банального соития, а закончилась чем-то огромным, всепоглощающим, согревающим даже сейчас, в этой равнодушной пустоте. Боже, как страдала эти три дня Ленуха, как зарыдала после слов мерзавца Курепова над гробом. Это было настоящее, от этого нельзя было убегать.
        Туман пронизал белый слепящий луч, и перед «Венькой» появился окруженный светящимся ореолом златокудрый юноша в белом хитоне. Печально покачав головой, он сказал:
        - Вот, вроде бы исправился, вроде бы можно простить. Но нет, сосуд зла более чем наполовину полон.
        Издалека донесся звучный баритон:
        - Тумик, Тумик. Ты куда пропал?
        Юноша исчез, пала тьма. Откуда-то снизу, где было черным-черно, выплыла пылающая огнем глумливая, курчавая, рогатая рожа.
        Дмитрий Баюшев

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к