Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Баюшев Дмитрий: " Сокровища Черного Острова " - читать онлайн

Сохранить .
Сокровища Черного Острова Дмитрий Сергеевич Баюшев
        Дмитрий Сергеевич Баюшев
        СОКРОВИЩА ЧЕРНОГО ОСТРОВА
        Глава 1. Секретная информация
        Джек Робинсон, компьютерщик и по совместительству хакер, вояжируя по компьютерным сетям, наткнулся на прелюбопытную информацию. Информация была засекреченной (но не для Робинсона) и гласила, что на некоем острове Х, прозванном моряками Черным, возможны крупные подземные залежи золота. Остров расположен в Тихом океане, имеет такие-то координаты.
        Источником информации являлся некто Бенджамин Донован, сам в прошлом моряк, который, судя по другой информации, уже открытой, год назад преставился.
        Робинсон начал выяснять дальнейшую судьбу залежей и к своему удивлению обнаружил, что на жирный кусок, подброшенный Донованом, никто не отреагировал. Об экспедиции на Черный Остров, которая непременно проявила бы себя сметами, отчетами, электронной перепиской, в огромной паутине не было ни слова.
        Зато вскрылся следующий факт, засекреченный еще более ревностно, чем сообщение Донована, а именно: все, кто попал на Черный остров, либо погиб на месте, либо сошел с ума. Донован был единственным, кто попал, но не сошел. Впрочем, насчет сошел - не сошел разговор особый. С какой, так сказать, меркой подойти.
        Что ж, рожок просигналил…
        Вечером в логово Робинсона завалились двое: здоровенный, себя поперек шире, культурист Боб Галахер и полисмен в отставке Френк Шоммер. Шоммер был драчлив не в меру и как-то дал по носу своему начальнику, в результате чего и был разжалован. А так полицейским он был хорошим.
        Троица сия дружила с первого класса и умудрилась пронести дружбу до описываемых времен, хотя после школы пути юношей резко разошлись. Сейчас каждому было по двадцать четыре.
        Коль уж мы нескоро расстанемся с этой троицей, следует, наверное, кратенько описать каждого.
        Джек Робинсон. Высок, изящен, рыжеват, носит очки. Симпатичен, скрупулезен. Холост.
        Боб Галахер. Блондин. Вес 270 фунтов. Про таких говорят: пачка, ряха. Однако ряха не зверская, а вполне даже фотогеничная. Спокоен, как сфинкс. Холост.
        Френк Шоммер. Тренированный верзила, владеющий боксом, каратэ и так называемым «русским стилем», когда не поймешь, то ли дерется человек, то ли дурака валяет. У этого красавца с пышной черной шевелюрой и щегольскими усиками нет отбоя от женщин. Разведен.
        Внешне логово Робинсона представляло из себя аккуратный двухэтажный особнячок, внутри же это был антикварный магазин, пещера Флинта, лавка букиниста. Здесь на стенах висели ковры, шпаги, кинжалы и африканские маски. Полки и книжные шкафы ломились от книг. На подоконниках, столиках и тумбочках валялись справочники и атласы. Холодильник на кухне венчал желтый череп с черной повязкой на левой глазнице, а в одной из комнат второго этажа имелся пластмассовый скелет, облаченный в пиратское одеяние, стоял сундук, который не открывался еще с бабушкиных времен, и на флагштоке развевался черный флаг, обдуваемый мощным вентилятором. Также на втором этаже был кабинет с компьютером и лаборатория с техническими принадлежностями.
        В логове помимо Робинсона обитали песик Стагер, кот Грей и несколько таинственных существ, покашливающих, постукивающих и приборматывающих по ночам…
        - Чушь это на постном масле, - сказал Шоммер, едва Робинсон закончил свою рекламную речь по поводу не оприходованных богатств. - Золотишко лежит на виду и ни у кого руки не зачесались? Бред.
        - Ты невнимателен, Френк, - пожурил его Робинсон. - Я же говорил: место гиблое. Может, там еще и урановая руда. Гнилое излучение.
        - Уран-то, поди, дороже золота будет, - заметил невозмутимый Галахер. - Или нет?
        - Дороже, - подтвердил Робинсон.
        - Тем более, - сказал Шоммер. - Золотишко да еще уран. И никто не клюнул. Абсурд.
        - Но может, и не уран, - ухмыльнувшись, произнес Робинсон. - Трещина в преисподнюю. Отрицательная энергия.
        При этих словах лежавший в ногах у Галахера Стагер поднял голову, сонно посмотрел на Робинсона и обессиленно уронил голову на пол. Совсем обленился в четырех стенах.
        - А мы, не будь дураки, какую-нибудь приспособу наденем, - продолжал Робинсон. - Какую-нибудь экранирующую сеточку на нашу умную черепушку, чтоб не спятить.
        - А есть такие? - недоверчиво спросил Шоммер.
        - Нет, так сделаем, - сказал Робинсон и подмигнул бесстрастному Галахеру.
        Глава 2. Нечего умничать
        Работа закипела.
        Основным спонсором проекта «Черный Остров» был Джек Робинсон, которому зашибить десяток-другой тысяч долларов за какую-нибудь компьютерную программу для частной фирмы было раз плюнуть. Галахер с Шоммером закупали снаряжение, провиант. Был нанят вертолет, чтобы доставить груз и предпринимателей до побережья, и по факсу зафрахтован катер. Идти на катере предстояло более ста миль в один конец, но, разумеется, ни слова не было сказано о том, что конечной целью является Черный Остров. Отказали бы непременно.
        Робинсон самолично изготовил четыре экранирующие сеточки с автономным питанием (одну для капитана катера, но это так, на всякий случай, если вдруг последний заартачится и не захочет покидать своего судна. Подразумевалось, что капитан не потребуется, Шоммер имел приличную практику судовождения), которые оказались на удивление хороши. Излучение СВЧ отскакивало от экрана, как горох от бетона. То же самое было с рентгеновским и радиационным излучениями. По завершении проекта можно было смело патентовать изобретение и грести за него деньги лопатой.
        Но этого, разумеется, было мало, тело-то, грешную худосочную плоть, тоже нужно было предохранять, и Робинсон приспособил для этой цели гидрокостюмы, напылив на них защитный состав с примесью свинца. На голову поверх сеточки, целью которой было оградить мозг от направленных излучений созданием энергетического панциря, надевался мотоциклетный шлем с защитным забралом, покрытый идентичным напылением. Видимость сквозь зачерненное стекло при этом ухудшалось ненамного. Сверху к шлему был прикручен фонарь, питаемый от аккумулятора.
        Когда всё было готово, Робинсон и Галахер взяли по две недели отпуска и вместе с Шоммером, которому отпуск брать было не нужно, направили свои стопы на запад, к Тихому океану.
        За пару с небольшим часов вертолет домчал их до Манзаниты, где снаряжение и провиант были перегружены в зафрахтованный на неделю катер.
        Сняться с якоря решено было завтра утром и, поскольку время еще было детское, друзья организовали ужин, на который пригласили капитана.
        Капитан посудины, приземистый морской волк лет шестидесяти с гаком, загорелый, продубленный, просоленный, с дыркой вместо двух нижних зубов, куда удобно помещался мундштук старой прокуренной трубки, хватив стакан рому и закурив, добродушно осведомился:
        - Куда лыжи вострим, ежели не тайна?
        Надо же, терпел себе, терпел, ни разу про конечный пункт не спросил, а тут н-а- тебе - приспичило.
        - На Черный Остров, папаша, - весело ответил Шоммер. - Туда, где черти водятся.
        Капитан подавился дымом, заперхал, начал вытирать слезы круглыми коричневыми кулаками, потом молча набухал себе еще стакан, выпил одним махом и сипло заявил:
        - Чао, ребятки. Рад был познакомиться.
        Пришлось уламывать. На это ушли два часа, еще пара бутылок рома, добрый кусок ветчины и тысяча долларов вдобавок к уже полученному кэпом гонорару. Капитан категорически отказался плыть вместе с ними, и эта тысяча была как бы страховкой за катер. Смешная, надо сказать, страховка, если учесть, что катер тянул не на один десяток тысяч.
        Капитан заснул за столом с погасшей трубкой во рту. За руки - за ноги его отнесли в каюту на кровать. Трубку изо рта вынули, положили на стол.
        Сами устроили себе ложе на корме, где и проспали до восхода.
        Разбудил их капитан - изрядно помятый, смурной, но вполне трезвый и здраво рассуждающий. Как будто и не было вчера трех бутылок рома.
        Океан был тих, причал пуст - ни человечка, только лодки, катера да пара яхт.
        Капитан, отказавшись похмелиться, выкушал бокал кофе, сказал: «Вернетесь раньше, оставьте катер здесь же или поблизости. Не забудьте пришвартоваться. Ключ положите в бардачок, Френк знает куда. Давайте, ребятки, семь футов под килем», - и ушел, не оглядываясь. Не взял ничего из своего барахла. Наверное, это было нехорошей приметой: забирать что-то с судна перед отплытием.
        Шоммер встал у штурвала, и катер, бодро тарахтя, отвалил от причала.
        Солнце медленно поднималось за спиной, на небе не было ни облачка, день обещал быть жарким.
        Робинсон вытащил на палубу шезлонг, водрузился на него, раскрыл толстенный «Форчун». С шезлонга хорошо просматривался горизонт, и он больше смотрел туда, вдаль, чем в журнал.
        Вроде бы сделано было всё, потрудились на славу, уложились в кратчайшие сроки, но сейчас, когда можно было успокоиться, в голове постоянно крутилась подлая мыслишка. Мыслишка была такая: не может быть, чтобы никто не попробовал, защитившись аналогичным образом, взять золото. Уж больно всё просто. Приехал в скафандре астронавта, загрузил баржу и адью. Миллионером больше. Глядь, и другие бы потянулись за золотишком-то. Ан нет, не тянутся.
        Надо было бы в «паутине» побольше покопаться, набрать статистику по данному району, ибо всё взаимосвязано. В какое время суток, например, геомагнитное возмущение минимальное? Каков закон сбоев в энергоцепях? Хорошо бы было привязаться к статистике правонарушений, аномальных проявлений, психических заболеваний.
        Целый труд. Охо-хо.
        А ведь это, пожалуй, упущение. Всё это нужно было бы посмотреть и оценить прежде, чем отправляться в путь.
        Ну, может, и не упущение, но посмотреть не мешало бы, вдруг тут что-то есть.
        Робинсон встал и пошел к рубке, отметив про себя, что его место в шезлонге тут же занял невесть откуда взявшийся, одетый в плавки Галахер. Вроде бы не наблюдался поблизости.
        Шоммер был в чудесном настроении. Чувствовалось, что бороздить океан ему страшно нравится. Это не дома торчать, вперившись в дурацкий ящик, и не по улицам слоняться, убивая время до вечера, когда либо притащится очередная мадам, либо вновь в кресло к ящику.
        - Разворачивайся, Френк, - сказал Робинсон, нарушая идиллию.
        - Зачем?
        Робинсон начал объяснять - зачем, Шоммер слушал и морщился.
        - А раньше это нельзя было сделать? - спросил он, перебив нудного Робинсона.
        - Идея - она озаряет внезапно, - изрек Робинсон.
        - В точку, приятель, - согласился Шоммер. - Идея - вещь капризная. То она есть, то её днем с огнем не сыщешь. Идею надо уважать.
        Сказав это, он замолчал.
        - И что дальше? - озадаченно произнес Робинсон.
        - А ничего.
        - Так ты повернешь или нет? - спросил Робинсон.
        - И не подумаю, - ответил Шоммер. - Этак будем туда-сюда шмыгать, никакой горючки не хватит. Вот золотишко возьмем, тогда пожалуйста. На твоем катере и за твой счет.
        - Так и так за мой счет, - пробормотал Робинсон, уходя.
        Черт его знает, этого Френка, может он и прав? Может, и правда нечего умничать и все эти озарения от лукавого?
        Глава 3. Фортуна повернулась лицом
        Остров появился внезапно. Он был каменист, без каких-либо признаков зелени. Этакая мрачная Бастилия ярдов 600 в поперечнике со множеством разноуровневных террас, шпилей, и возвышающейся надо всем косой пирамидой в центре.
        Что-то в нем было неприятное, отталкивающее, беспокоящее. Немудрено, что моряки обходили его стороной.
        Робинсон врубил свои снабженные антеннами-тарелочками приборы, забегал пальцами по клавиатуре ноутбука.
        - Что? - спросил Галахер, подойдя. В технике он был ни бум-бум.
        - Да ничего хорошего, - отозвался Робинсон. - Подождем маленько, наберем статистику.
        Шоммер остановил катер в полумиле от острова.
        Излучения, а их тут был целый букет, то слабели, то становились сильнее. Это были не направленные излучения, скорее фон. Как от могучей работающей установки. А поскольку никакой установки здесь быть не должно, это могли быть, например, какие-то излучающие кристаллы. Некая энергия действует на них, они и фонят.
        Поющие сирены, черт бы их побрал, от которых зашкаливали приборы.
        Спустя полчаса стало ясно - излучения в массе своей постепенно слабеют.
        Имело смысл подождать, а не рваться, сломя голову, в пекло.
        К вечеру уровень фона составил половину дневного, в 23.00 он стал приемлемым, хотя и не исчез окончательно.
        Они надели экранирующие сеточки, переоделись в защитную одежду, после чего Шоммер включил прожектор и погнал катер к острову. Нужно было поспешать, неизвестно когда мог заработать источник губительного излучения…
        Вблизи острова Шоммер поставил катер на якорь, за борт полетел надувной плот, способный выдержать семерых Робинсонов или пятерых Галахеров. Друзья спустились вниз по веревочному трапу, имея за спиной по большому рюкзаку и по надетой на плечо огромной сумке - сюда предполагалось складывать золото. Очутившись на плоту, споро погребли к берегу.
        Место для причала было выбрано удачное, берег здесь был пологий, плавно уходящий вверх к пирамиде.
        Потом, конечно, оказалось, что не всё так гладко, и попотеть пришлось изрядно, пока добрались до верхней террасы, но тем не менее, попотев, они достигли пирамиды, а спустя минуту нашли вход в пещеру. Кстати, почему-то ни у кого ни разу не возникло сомнения, что они что-то делают неправильно и что золото можно добыть единственно лишь долбя скалу, долго и упорно. Такого просто быть не могло, ведь Донован видел золото собственными глазами. Значит, оно просто лежит под землей. Грудой слитков. Залежи золотых слитков.
        Наивность, граничащая с идиотизмом. Золото (а точнее квазизолото, ни в чем не уступающее настоящему) там действительно было, и именно выходы золотой жилы, её краешки, её проблески в разных точках острова видел Бенджамин Донован. А водила его нечистая сила. Поводила, потом зашвырнула в океан футов на семьдесят от берега, оглушив этим, попортив что-то внутри и повредив в разуме.
        Ничего этого наши герои не знали, и поэтому не испытывали никаких сомнений.
        Фонарь идущего впереди Шоммера выхватывал часть узкого прохода, дно которого было усеяно камнями. Довольно скоро попался рассыпавшийся человеческий скелет в обрывках тряпья, потом кирка, каковой шахтеры раньше рубали уголек. Кирка была присыпана щебнем. Больше следов человеческих не попадалось.
        Ход всё время шел под уклон, петлял, то расширяясь порой, то вновь сужаясь. К счастью, не было завалов и тоннель ни разу не превратился в непроходимую щель, что утверждало искателей сокровищ в уверенности - они на правильном пути.
        Очередной поворот, и наши герои вышли в огромный зал.
        Был он неправильной формы, с высоким сводом, весьма широк и длинен. Воздух здесь был свеж и как бы озонирован. Не было никакого движения, однако почему-то казалось, что оно, движение, было недавно, но по какой-то команде прекратилось. Вот эти оплывшие, растущие из пола фигуры, напоминающие каменных истуканов, замерли, не довершив очередного шага. Маслянистая жидкость в каменных чашах раньше горела, освещая зал, а разноцветные спирали на стенах крутились в разные стороны.
        С помощью трех фонарей невозможно было схватить общую картину, высвечивались лишь застывшие фрагменты. Почему-то казалось, что в темноте происходит нечто тайное, беззвучное.
        Зал был разделен сложенными из валунов стенами на отсеки, и тут уже сомнений не возникало - это дело рук человеческих.
        Время, однако, поджимало, и они разошлись по отсекам. Вскоре раздался призывный крик Галахера, нашедшего сокровища.
        Крик этот вызвал совершенно неожиданный эффект: на секунду вспыхнул ослепительный свет, преобразивший всё вокруг. Огромный зал с высоченным идеальной формы куполом и белыми стенами, на которых полыхали золотые спирали. Отсеки из мрамора, вереница серебристых стеллажей, запакованные в полиэтилен обнаженные люди с прекрасными лицами, но без признаков пола, выглядывающие из воздуха конусы, сферы, и еще что-то, не запомнившееся.
        Видение ослепило, заставило притихнуть. Оно, не существующее, на самом деле было где-то рядом и могло проявиться уже не на секунду, а надолго, подменив собою настоящую пещеру. Поди-ка найди тогда выход. Вот тебе и поющие кристаллы.
        То, что обнаружил Галахер, было много лучше золотых слитков. Это были переливающиеся всеми цветами радуги, испускающие ослепительные лучики, ласкающие взор драгоценности. Какой-то варвар свалил их в большую бесформенную кучу, занимавшую пол-отсека, но от этого они не стали хуже. Чего здесь только не было: браслеты, ожерелья, кулоны, кольца, перстни, серьги, кубки, драгоценные камни и т. д, и т.п.
        Наши герои, не мешкая, принялись набивать рюкзаки и сумки. Слышались лишь азартное сопение, шуршание и слабое звяканье.
        Никто еще до конца не осмыслил масштаба удачи, но каждый знал твердо: фортуна повернулась к нему лицом.
        Наконец, рюкзаки и сумки были набиты под завязку, так что не закрыть. Жаль, в костюмах карманов не было. Вот разве что за пазуху.
        Шоммер оттянул ворот, зацепил горсть сокровищ, но передумал. Дай Бог это бы дотащить. Вернуться, коль уж путь проложен, никогда не поздно.
        Они надели рюкзаки, взяли раздутые сумищи и грузно потопали на выход.
        Назад идти было много тяжелее. Во-первых, вверх по склону, во-вторых, с тяжелым грузом, а в-третьих, и это самое главное, начала вдруг наваливаться усталость. В голове звенело, мысли путались, ноги были ватные.
        Выбрались, наконец, наверх, на террасу, спустились к берегу, доплыли на плоту до катера, перебрались на него, и тут оказалось, что неведомый излучатель пробудился и вовсю набирает обороты. Отсюда и усталость. А не было бы защиты?
        Друзья втащили плот наверх, Шоммер поднял якорь и направил катер прочь от острова.
        Впрочем, отошли они недалеко, мили на две, ибо кто же уходит далеко от бесхозного богатства? Здесь они переоделись, выпили чаю и залегли спать, однако не прошло и минуты, как что-то оглушительно ударило в палубу, заставив заплясать катер. Это был внушительный булыжник, оставивший в настиле вмятину. Прилетел еще один, плюхнулся в воду по правому борту, взметнув кучу брызг.
        К этому времени друзья были на ногах. Каменюги прилетели со стороны острова, как будто кто-то могучий обнаружил пропажу своих сокровищ и мстил похитителям, швыряя в них, находящихся от него в двух милях, тем, что попалось под руку. Попались булыжники.
        Следующий камень угодил в рубку, разнеся вдребезги боковое стекло.
        Шоммер врубил двигатели и начал выводить катер из-под обстрела противолодочным зигзагом. Увидеть бы этого силача, этого суперголиафа, способного заменить армейский миномет. Впрочем, нет, лучше не надо. Хорошо, что тот не проснулся раньше, когда они еще находились на острове.
        Об оставленных сокровищах теперь можно было забыть. Это существо, это нечто, отпугивающее воров от своих богатств каким-то сверхъестественным излучателем, делающем людей идиотами, убивающее их при личной встрече на месте, наверняка завалило проход в пещеру. Попробуй теперь сунься, вколотит в землю по самую шляпку. Там не кулаки, а кузнечный молот.
        Однако, грех было жаловаться. И без того уже друзья наши были миллионерами.
        Глава 4. Модель Мироздания
        Уф, наконец-то оно, драгоценное несравненное любимое логово. Отощавший Стагер на пороге, удрал, видать, от Стокеров, к которым его да Грея на время пристроил Робинсон. Ждет хозяина, положив голову на лапы и оттопырив одно ухо. Любопытно, что это за порода? Но чу, насторожился, уставился на подъехавший «Бьюик» Робинсона, а едва хозяин начал вылезать, налетел вихрем, принялся тыкаться мокрым носом, хлестать хвостом, вставать на задние лапы, царапая передними джинсы хозяина.
        Дворовый-то он, конечно, дворовый, мелковатый, но есть в нем что-то и от спаниеля, и от овчарки, и от бультерьера, и от… На всех похож, бродяга. Но это не беда, главное, что страшно сообразительный.
        Из кустов важно вышел Грей, подходить не стал. Нажрался уже, поди, какого-нибудь мяса, его тут много ползает, прыгает да шныряет, лес-то рядом. В дом, однако, умудрился войти первый.
        Робинсон перенес из машины в прихожую рюкзак и сумку, закрыл дверь на ключ. Теперь можно было расслабиться.
        Капитану на ремонт катера был презентован перстень с бриллиантом, так он после этого пристал, как банный лист: с какого боку сподручнее подойти к Черному Острову, да какими приметами пользоваться, чтобы не угодить в ловушку, и вообще - где они, эти побрякушки, лежат? Безделушки эти красивенькие? Прямо пожалели, что не расплатились деньгами. Просто-напросто нужных денег не было, оставалась лишь мелочь на вертолет. Авиарейсом лететь не рискнули - там нужно было сдавать багаж.
        Сокровища жгли, всё чудились косые и алчные взгляды, всё казалось, что окружающие так и ждут момента, чтобы наброситься, смять, отобрать. Было, было этакое лихорадочное возбуждение, ожидание какой-то гадости, держащее в постоянном напряжении. Ибо не заработано было - похищено. Но теперь всё позади.
        Грей вёл себя странно, шипел на сумку, щетинился, выгибал спинку. Стагер также обходил баулы стороной, подозрительно косясь. Чуют что-то, зверюги.
        Робинсон расстелил на полу в гостиной кусок полиэтилена, опорожнил на него рюкзак, затем сумку. Получилась внушительная куча.
        Сел рядом на низкую скамеечку и начал разбирать: перстенек к перстеньку, браслет к браслету. Камни и занимающие много места кубки, сосуды, вазы не брали, поэтому куча была плотненькая, без пустот, максимально набитая предметами. И каждый такой предмет наверняка стоил сумасшедших денег, так как сделан был филигранно. Да, это были настоящие произведения искусства, за которые любой антиквар отвалит столько, сколько попросишь.
        Скажем, вот это бриллиантовое колье. Миллион долларов, не меньше, но отдать придется за три четверти, иначе перекупщик не возьмет. Ему ведь, барыге, нужно сунуть кому надо в лапу, чтобы придать товару официальный статус, и самому не остаться в накладе.
        Увы, часть капитала придется потерять, но и то, что останется, тянет на сотни миллионов. «Хватит тебе четырехсот миллионов? - спросил себя Робинсон и сам же себе, довольно жмурясь, ответил: - Пожалуй что хватит». Будем сбывать помаленьку, по мере надобности, чтоб комар носу не подточил. Работу, вероятно, придется бросить. Да, да, именно так. Тут уж надо выбирать: или работа, или сбыт.
        Золото приятно холодило пальцы, цепочки ссыпались песочной струйкой и сворачивались как змейки, пластиночки кулонов складывались причудливой кольчужкой.
        В руки попалось жемчужное ожерелье. Жемчуг был крупный, ровный, чистый, с розовым отливом. Отделан кружевным серебром так искусно, что невозможно оторваться. Трудно поверить, что это сделано человеком.
        Грей вновь зашипел, Стагер гавкнул.
        Ожерелье сделалось ощутимо теплым, шевельнулось. Робинсон машинально отшвырнул его от себя, как отшвырнул бы ядовитую змею. Упав на кучу драгоценностей, ожерелье задвигалось, заворочалось, будто бы разминаясь, и вдруг, сложившись, превратилось в сферу размером с детский мячик. Сфера эта переливалась, становясь то серебристой, то серой, то розовой, и о чем-то тихонечко бормотала детским голоском.
        - Интересненько, - сказал Робинсон, понимая, что перед ним какая-то сложная игрушка, какой-то электронный трансформер. - А вот мы тебя под микроскоп, посмотрим, из чего ты сделана.
        Он потянулся к сфере, но она, взмыв в воздух на пару дюймов, легко ускользнула.
        Грей уже не шипел, он подкрадывался, уставившись немигающими глазами на серебристый шарик.
        - Не надо меня исследовать, - сказала сфера голосом печального малыша. - Не надо меня резать и кромсать. Меня нужно изучать.
        - Да уж, - озадаченно протянул Робинсон, поправляя очки. - А как же, скажи на милость, я тебя изучу, если не буду кромсать? Каждая игрушка должна быть разборной, мало ли что у неё полетит. Разобрал, заменил микросхему, собрал. Что тут такого?
        - Я не игрушка, - заявила сфера голосом капризного малыша. - Я - Модель Мироздания.
        - А я - Папа Римский, - пробормотал Робинсон. - Очень приятно.
        После чего, протянув длинную руку, ловко схватил за шкирку прыгнувшего на зазевавшуюся Модель Грея.
        - Это не мясо, - назидательно сказал он отводящему глаза Грею. - Понял? Или по ушам надавать, чтобы понял?
        Грей зажмурился и прижал уши.
        - Вижу, что понял, - Робинсон опустил кота на пол.
        Тот, не уходя далеко, принялся облизывать свою шерстку. Делал он это нервно, с каким-то внутренним раздражением, чувствовалось - не понравилось ему перенесенное унижение.
        - Давай рассказывай, что ты за модель такая? - сказал Робинсон сфере, которая сделалась полупрозрачной, наполненной клубящимся дымом. - А я тем временем золотишком займусь…
        Слова Робинсона «рассказывай, что ты за модель такая?» были подвергнуты сферой уничижительной критике. Первое: что такое «рассказывай»? Как можно рассказать о том, чему в человеческом языке нет определений? Тут нужно не просто рассказывать, нужно показывать, внушать, втаскивать в другие измерения. Второе: «что ты за модель такая?» Моделей Мироздания, как известно, строго учтенное количество, они являются отображением Планов Прошлого, Настоящего, Будущего и их вариантов. Принцип таков: в каждом Прошлом воссоздается Настоящее и Будущее, в каждом Будущем воссоздается Прошлое и Настоящее, в каждом Настоящем воссоздается Прошлое и Будущее. То есть, всё закольцовано, всё взаимосвязано. Можно сказать, что Прошлое, Настоящее и Будущее происходят одновременно. Стало быть, каждая Модель хоть и отличается от другой учетным номером, по сути адекватна любой другой Модели, посему вопрос «что ты за модель?» бестактен и глуп.
        Далее. Если мистер Робинсон желает узнать о месте рождения Модели, то не дождется. Этого трехмерным сапиенсам знать не дано.
        Таковы основные факты биографии. Ответ, так сказать, на глупый и бестактный вопрос.
        Всё это было изложено непререкаемым детским голоском.
        Робинсон, сортирующий драгоценности, ухмыльнулся.
        Это ж надо умудриться столько наговорить и ничего конкретного не сказать. Оказывается, демагогия не чужда и Высшим Сферам, откуда по намекам Модели она появилась.
        - Ладно, - сказал Робинсон. - Тогда будем задавать конкретные вопросы. Согласна?
        - Согласна, - отозвалась Модель. - Задавай.
        Глава 5. Бабочка не птица
        Шоммер ничего не стал сортировать, а засунул рюкзак и сумку в бронированный несгораемый сейф и запер на ключ. Сейф он по случаю оприходовал в одном из проворовавшихся казино, имущество которого было выставлено на продажу. Оприходование, само собой разумеется, произошла до объявления о продаже.
        В сейфе удобно было хранить оружие, деньги, документы - душа не болела. Даже если в квартиру заберется вор, двухотсечный стальной сейф ему упереть не под силу. Сейф его размажет по полу. Так же и в случае пожара: всё сгорит, а он останется торчать, как печная труба. Главное, что замок до того хитрый, что и ключом-то не всегда откроешь.
        Золотишко было весьма кстати - Шоммер сидел на мели. Свободных денег оставалось месяца на два. Связанных денег, то есть тех, что в обороте, в акциях, на спецсчетах, Шоммер не трогал, это был задел на беззаботную, благополучную, счастливую старость.
        Теперь о работе, об этой унижающей достоинство кабале, когда идиот-начальник, брызгая слюной, обзывает тебя козлом и учит тому, что ты делаешь лучше его в тысячу раз, о такой дурацкой работе можно было больше не думать.
        Зато можно было раскинуть мозгами по поводу собственного сыскного агентства. Со своим офисом, со штатом детективов, с секретаршей. Бандюг, ворюг и насильников, особенно тех, которые способны «замочить», Шоммер ненавидел даже больше, чем ослов-начальников.
        Прихватив из сейфа пару колечек поскромнее, Шоммер перекусил в ближайшей забегаловке, после чего направился к знакомому скупщику. Скупщик, выходец из Одессы, большой ценитель ювелирных изысков, восхищенно поцокал языком и предложил за оба колечка 30 тысяч. Шоммер согласился.
        Он накупил продуктов, спиртного, выпил бутылку пива и залег поспать где-нибудь на часик. Часа через три его безмятежный сон прервал громкий и противный телефонный звонок, способный поднять мертвого. Звонок в телефоне специально был настроен так, чтобы звучать громко и противно, ибо нежные трели в ночной тишине могли не разбудить спящего полицейского и он по этой причине мог проворонить внезапное задание, а это по разумению кретина-начальника было равносильно дезертирству в военное время.
        - Френк, - сказал на другом конце провода Робинсон. - Нужно срочно сбывать безделушки.
        - Какие безделушки? - не понял со сна Шоммер. - А - эти. Я уже парочку сбыл. А в чем дело?
        - Сможешь сейчас приехать?
        Шоммер посмотрел на часы, было семь вечера. Сиси должна была прийти в девять, еще уйма времени.
        - Смогу, - ответил он.
        - Жду, - сказал Робинсон и положил трубку.
        За десять минут «Мустанг» домчал Шоммера до расположенного в пригороде логова. Там уже был Галахер, которому до Робинсона было поближе. Его «Олдсмобиль» стоял у крыльца.
        Дверь была открыта. Из прихожей бросилась в глаза внушительная куча драгоценностей на полу в гостиной. Сокровища караулил Стагер, который, увидев Шоммера, дружелюбно завилял хвостом.
        - Эй, - позвал Шоммер. - Ау.
        - Давай сюда, - раздалось со второго этажа.
        - Я дверь запру, - предложил Шоммер. - А то тут у вас всё как на блюдечке разложено.
        - Запри, если не лень, - отозвался Робинсон.
        Ну, орлы, подумал Шоммер, защелкивая замок.
        - Вы что, ребята? - сказал он, поднявшись на второй этаж. - В округе садист работает, мародеров полон лес, а у них дверь чуть не нараспашку.
        - Тебя ждали, - коротко ответил расхаживающий по кабинету Робинсон и взял со стола, на котором стоял включенный компьютер, некий круглый серебристый предмет. - Как думаешь, что это такое и откуда?
        - Яйцо птеродактиля? - предположил Шоммер. - Из Атлантиды?
        - Пальцем в небо, - Робинсон подмигнул бесстрастному Галахеру. - Это Модель Мироздания с Черного Острова.
        - Обалдеть, - сказал Шоммер. - Ты меня ради этого яйца пригласил?
        - Ага, - ответил Робинсон, положив шарик на стол. - Ты не думай, Френк, что мы тут сбрендили, но это не просто Модель, а говорящая Модель. И весьма строптивая. Любит говорить загадками. Я её называю Мо. Спроси у неё: «Мо, сколько будет дважды два?»
        - Мо, сколько будет дважды два? - повторил Шоммер.
        - Четыре, дурачок, - миленьким детским голоском прощебетала Модель.
        - Почему дурачок? - спросил Шоммер.
        - Умные такие вопросы не задают, - ответила Модель. - Умные возьмут арифметику за первый класс и найдут там чего надо.
        - В общем, понял, да? - сказал Робинсон. - Но на серьезные вопросы отвечает серьезно. Только ответы с разбегу ни черта не поймешь. Сплошные тайны и символы. Мне кажется, когда Нострадамус писал свои «Центурии», он подключался к нашей Модели. Верно, Мо?
        - Возможно, - отозвалась Модель.
        - Повтори, пожалуйста, свой ответ, Мо, - попросил Робинсон. - Почему на острове нас не тронули?
        Модель помолчала, потом совсем другим голосом, уже не детским, а приятным женским сказала:
        - Бабочка не птица. Время длится долго, а пролетает, как миг.
        - И что сие значит? - спросил Шоммер.
        - Что-то типа этого, - Робинсон подсел к компьютеру, открыл текстовый редактор и прочитал текст на электронном листе:
        - Объект классифицирован, как имеющий другие, нетипичные характеристики. Во втором предложении, возможно, иносказательно подразумевается жизнь, отпуск, период созерцания.
        - То есть, нас приняли за других, - сказал Шоммер. - А у Цербера был отпуск. Так, что ли?
        - Так, - согласился Робинсон. - Я думаю, всё дело в экранирующей сеточке. Цербер не уловил излучений, характерных для сапиенса. Он принял нас за животных. Кроме того, у Цербера был не отпуск, а мертвый час. Поэтому не было фона. Я прав, Мо?
        Модель промолчала.
        - Разумеется, прав, - самому себе ответил Робинсон и посмотрел на экран монитора. - Вот еще расшифровки. Модель, резвясь, превратилась в ожерелье. Почему «резвясь», по какому поводу «резвясь» - непонятно. Далее: катер каменюгами обстреливал Мамаут. Кто есть Мамаут, не нам знать. Ну и, наконец, самое главное: сокровища меченые. Счастья тому, кто ими обладает, они не принесут.
        Он откинулся в кресле и зевнул, пробормотав вслед за этим: «Придет громила Мамаут, рога поотшибает».
        Шоммер угнездился на старинном диване рядом с безмолвным Галахером. В зад ему сейчас же, тренькнув, впиявилась твердая пружина. Робинсон сволок в своё логово всё старье от бабушек-дедушек и категорически не хотел с этим расставаться.
        - В смысле, нужно сдать всё оптом? - нарушил молчание Галахер. - Тогда потеряем 50%.
        - А эта Мо не врёт? - недоверчиво спросил Шоммер. - Всё-таки, казачок засланный, считай - шпион. Может, её закопать, чтоб не стучала?
        - Что скажешь, Мо? - сказал Робинсон. - Может, тебя закопать где-нибудь на свалке? Или в выгребной яме утопить?
        В недрах Модели загорелся ядовито-зеленый огонек.
        - Попробуй, - проквакала она голосом простуженного гномика и вдруг стремглав унеслась вверх, с легким треском прошив деревянный потолок.
        Все посмотрели на потолок, там зияла черная дырка.
        Секунды через три, прошив панельную стену, Модель влетела в кабинет и застыла в дюйме над столом - точно в том месте, где находилась ранее.
        Эта тварь была почище пули, попробуй догони пулю. Попробуй останови пулю - ладонь прошибет.
        Глава 6. Национальный банк
        - Было бы нужно, она давно бы вернулась на остров, - сказал Робинсон, осмотрев Модель и не обнаружив на ней, только что поработавшей снарядиком, никаких повреждений. - Ей это не нужно. Мо у нас умница.
        В недрах Модели замерцал рубиновый огонек.
        - Надоело быть игрушкой, - заявила она. - Здесь интереснее. Здесь друг Роби, друг Пенти. Надоело быть мудрой, хочется побыть тупой и загадочной. Вы не представляете, как приятно наводить тень на плетень.
        Редактор на экране вдруг исчез, вместо него возникла и начала набухать малиновая капля с бахромой по краям, потом эта капля лопнула, рассыпавшись на сотни капелек, и капельки эти, весело напевая тонюсенькими голосами, начали водить многоярусные хороводы, выстраивать сложные фигуры, уходить куда-то строем, вновь появляться с бодрой песней.
        - Друг Пенти, - сказал Робинсон в совершеннейшем восхищении. - Обратите внимание, господа, она даже не подключилась к Пентиуму. Хотя, чего вам обращать - пеньки-с.
        - Ты вот что, умник, - произнес Шоммер. - Чем тут дурака валять со своей любимой Мо, давай-ка лучше думать, куда можно сбыть груду золота. Чтоб в накладе не остаться. Верно, Боб?
        - Верно, - согласился Галахер. - Но вещица забавная.
        Он кивнул на Модель. Это движение сдвинуло в его голове какой-то переключатель, и он довольно неожиданно для себя изрек ровным голосом:
        - Сдать в банк на хранение. Оценить. Если что-то с драгоценностями случится, нам вернут стоимость.
        Робинсон посмотрел на него, поморгал в задумчивости, потом сказал:
        - А что. Идея классная…
        Ночью бука Мамаут не пришел, а утром они отвезли упакованные в сумки драгоценности в Национальный Банк, где последние были оприходованы на предъявителя, как активы фонда милосердия армянской диаспоры, и оценены аж в пять миллиардов долларов.
        В полдень Шоммер нос к носу столкнулся со спешащим куда-то знакомым евреем, и тот сообщил ужасную новость - на лавочку Годовича час назад совершено бандитское нападение. Всё разграблено, сам Изя убит, жена ранена в живот и долго не протянет. Годович был тем самым скупщиком, что приобрел у Шоммера два колечка.
        Вот оно. Началось. У Шоммера похолодело в копчике.
        Где-то за полночь патрульные полицейские обнаружили в стене Национального Банка со стороны переулка пролом, куда свободно мог въехать грузовик.
        Охрана была растерзана самым бесчеловечным образом, а к святая святых Банка - хранилищу - от пролома сквозь крепкие стены проложен тоннель. Кому-то легче было проломить стены, чем вышибать двери.
        Массивная решетка из стальных прутьев толщиною в палец, перекрывающая вход в хранилище, которое занимало два подземных этажа, была прорвана в центре, а прутья отогнуты так, чтобы не мешали пройти. Как будто это была алюминиевая проволока. Судя по размерам дыры, в неё пролез широченный здоровенный дядя, кстати не оставивший на металле ни клочка одежды.
        И, наконец, круглая бронированная дверь в хранилище, которая выдержала бы выстрел в упор из артиллерийского орудия. Её просто-напросто выдернули из проема, срезав как бритвой толстые стержни засова и могучие петли. Это что же за гигант тут орудовал?
        Кстати, денег в хранилище оказалась уйма. Прибывшие по вызову полиции банкиры подтвердили: деньги на месте, нет лишь драгоценностей. Потеря, конечно же, серьезная, но компенсируемая. Могло быть много хуже, ведь у налетчиков было время до приезда полиции, чтобы забрать и деньги. Слава Богу, дома в переулке нежилые и население ничего не знало о проломе. Очень-очень странно, ведь когда крушат стены бывает столько грохота. А вы бы хотели, чтобы сюда сбежался весь город? - спросили полицейские. Нет-нет, избави Бог, ответили банкиры, и без того на реконструкцию и компенсацию уйдет кругленькая сумма…
        Утренние газеты были полны сообщений о налете на Национальный Банк, и почти в каждой имелись фотографии в разных ракурсах: пролом, стоящий в нём БТР и куча вояк с автоматами. Фотографии эти были ночные, утром переулок оказался наглухо перекрыт с двух сторон.
        Галахер, прочитавший заметку в кафе, куда он зашел позавтракать, был смущен скоростью, с которой возмездие двигалось по следам драгоценностей. Вовремя, ох как вовремя они от них избавились. Избавились и подставили вместо себя других. Нехорошо получилось, не по-божески.
        Он съел горячий, с пылу - с жару, лангет с картофельным пюре, хотел повторить, ибо плоть культуриста всегда нуждалась в строительном материале, но передумал, а взял двойную порцию сдобного пирога с ежевичным вареньем. Как-никак, праздник. Пять миллиардов на троих - обалдеть можно.
        Праздник, правда, омрачался пролитой кровью и тем, что пострадали невинные люди…
        Галахер побродил по городу и к одиннадцати явился в спортзал. Здесь уже разминался Карриган, большой, как Галахер, и очень на него похожий. Их принимали за братьев, но это было не так. Они были совершенно разные люди, Галахер молчун, Карриган словоохотлив до болтливости, Галахер выдержан, Карриган мог вспыхнуть, как порох.
        Они участвовали в одних состязаниях и всегда занимали хорошо оплачиваемые первые и вторые места - то один становился чемпионом, то другой.
        Да, и еще одна разница была между ними - Карриган снимался в кино, Галахер нет, поскольку напрочь терялся перед камерой. Начинал думать, как смотрится со стороны, боялся перепутать слова и прочее в том же духе, то есть остро чувствовал ответственность за содеянное, которая сковывала его по рукам и ногам.
        Что касается отдубасить кого-нибудь, то тут оба были мастаки, вот только Карриган делал это с удовольствием и желанием, а Галахер в силу необходимости.
        Почему, спросите вы, уделяется так много внимания какому-то Карригану? Да потому, что через полчаса, когда в зале набралось уже с десяток разнокалиберных накачанных ребятишек, бодро насилующих тренажеры, появился некий парень. До этого он медленно прошелся по тротуару, глядя сквозь окно-витрину на тренирующихся.
        Был он среднего роста, не сказать чтобы мощен, так - обычный парень, каких много на улице.
        От дверей он прямиком направился к Галахеру, качающего широкие мышцы спины, но тут из-под штанги, аккуратно водрузив её на опоры, вылез закончивший жим лежа Карриган. Он сел, увидел шествующего по залу незнакомца и громогласно вопросил:
        - Эй, малый, далеко топаешь?
        Парень перевел взгляд на Карригана, хлопнул глазами и молча направился уже к нему.
        Подойдя, тихо спросил что-то.
        - А что это такое? - отозвался Карриган, вставая.
        Он был на голову выше и в два раза шире подошедшего. Навис над ним, как медведь.
        Парень снова сказал что-то, уже с раздражением.
        - Да не знаю я никакой модели, чего прицепился? - взревел Карриган. - Сам уйдешь или помочь?
        Галахер парня не видел, его полностью перекрывал громадный Карриган. Что парень сделал, Галахер тоже не видел, но Карриган вдруг охнул и начал оседать. Вот он медленно, будто нехотя, опустился на колени и грохнулся лицом на пол.
        Парень поднял глаза на Галахера. Их разделяли какие-то 20 футов, заставленные тренажерами.
        Глава 7. Как оказался среди людей?
        Парню на голову обрушился круглый кулак силача Пампкинса. Фигура Пампкинса была не идеальна - груда мышц, гора мяса, но из окружения Галахера он был самым сильным. Это было всеми признано, даже Карриганом, который валил телка ударом в лоб. Памкинс же валил быка. Есть разница?
        И вот этот кулак обрушился сзади на голову незнакомца. И что же? Парень даже в лице не изменился. Спокойненько повернулся и пошел на Памкинса, который, пыхтя, начал быстро отступать. Сначала боком, потом и вовсе повернувшись к противнику тылом.
        И тогда все поняли - не человек это, а робот.
        Галахер схватил гантелину фунтов на 40, подбежал к роботу сзади и ударил наотмашь, по-крестьянски, справа налево, в ухо. Удар оказался эффективен - голова робота запрокинулась на левое плечо, кожа на шее лопнула, обнажив стальной шарнир и оборванные провода.
        Что-то в его недрах пожужжало и затихло. Робот застыл, не упал даже. Центровка у него была чертовски хороша.
        Карригана перевернули на спину. Он, несомненно, был мертв. На его выпуклой загорелой груди в области сердца имелся красный ожог с синим пятнышком посередине. Робот убил верзилу разрядом тока.
        Между тем в недрах робота вновь зажужжало, голова начала медленно вставать на место, но «ожить» спортсмены ему не позволили. Опрокинув на пол, принялись колотить по нему чем попало, а так как попадались в основном железяки, то вскоре робот-убийца превратился в месиво из субстанции телесного цвета, пластика и металла.
        Потом была полиция, опрос свидетелей, всё как положено. Карригана запаковали в мешок, погрузили в машину. С останками робота полицейские поступили точно так же, с этим изделием требовалось разбираться отдельно. Откуда, кто изготовитель, как оказался среди людей? Шутка ли - боевой робот спокойно разгуливает по улицам. Да и сам факт, что изготовлен человекоподобный робот, уже требовал пристального внимания. Изготовлен, а почему полиция об этом не поставлена в известность?
        Освободившись от назойливых полисменов, Галахер позвонил сначала Робинсону, которого дома не оказалось, потом Шоммеру. Этот поднял трубку.
        Через пятнадцать минут Галахер был у него. Шоммер жил в многоквартирном доме, и именно его стараниями в подъезде было чисто, ибо сами по себе хозяева дома были страшные халявы. Раз в месяц, когда бдительность хозяев притуплялась и в подъезде начинало пованивать, а по углам попадались объедки и окурки, Шоммер спускался вниз и показывал свой увесистый кулак наглому ражему домовладельцу. Обычно этого хватало на месяц. В первый раз пришлось отправить халявщика в нокаут. С такими только так, другого не понимают.
        У Шоммера было жилище типичного холостяка, когда рядом с зеркальным платяным шкафом соседствует двухотсечный сейф-мастодонт, выкрашенный коричневой половой краской, но холостяка - чистюли. Посуда всегда вымыта, пол протерт, в креслах и на стульях ни единой шмотки.
        Шоммер внимательно выслушал Галахера и согласился, что где-то там, на острове, они засветились. В смысле, кто-то их сфотографировал либо снял на видеокамеру. Этот робот искал именно Галахера, и Галахеру повезло, что на его пути встал Карриган. Внешняя похожесть атлетов сбила робота с толку.
        Что из этого следует? Что коль у этого робота случилась промашка, будет еще кто-то или что-то, кто придет за Моделью. К Галахеру, к Робинсону и к Шоммеру.
        Что делать? Менять внешность. Так поступают все злоумышленники, объявленные в розыск, которые удирают в Мексику или Европу. Может, вполне достаточно будет отпустить бороду, перекраситься и надеть очки. Ну, там причесочку укоротить или постричься наголо.
        Сказав это, Шоммер посмотрелся в зеркальный шкаф и скривился, представив себя лысого, а потому лопоухого.
        Галахера его слова не воодушевили.
        - Понимаешь, Френк, - сказал он. - Поражает скорость. Мы ведь в трехстах милях от побережья. Если эти роботы с острова, они уже, выходит, прочесали трехсотмильную зону. Когда же тут бороду-то отпускать?
        - Да, активность чрезвычайная, - согласился Шоммер. - Или их в каждом штате, как сельдей в бочке. Шучу, шучу, - добавил он, увидев, как нахмурился обычно невозмутимый Галахер. - Наверное, дело не в этом. Наверное, сама Модель фонит. Вот по этому-то фону роботы и вышли на наш город.
        - Тоже не вяжется, - сказал Галахер, который живо помнил, как тяжелая гантель с хрустом впечаталась в череп робота. (Только так и можно завалить эту чертову железяку. Как сельдей в бочке. Шутник!) - По этому фону они должны выйти на Модель. А они выходят на нас.
        - Отчего это не вяжется? - возразил Шоммер. - Всё вяжется. Ведь кроме Модели мы умыкнули у них кучу драгоценностей. За всё надо платить, Боб.
        - Выпить найдется? - спросил Галахер, пьющий только по великим праздникам и то в меру.
        - А как же, - ответил Шоммер…
        Робинсон объявился в логове в семь вечера. Он, мультимиллионер, ходил, оказывается, на работу. Совесть, видите ли, не позволила отказать старому заказчику.
        Шоммер, уже несколько на бровях, сказал в трубку пару ласковых по поводу вислоухих трудоголиков и предупредил, чтобы Джек никуда не смывался - вскорости они с Бобом будут. Ик.
        Робинсон хихикнул и положил трубку.
        После этого Шоммер схряпал три таблетки отшибающего запах спиртного «антиполицая», вздернув подбородок, посмотрел на себя в зеркало, спросил «Ну, как?»
        Сонный Галахер сфокусировал зрение на его косеньких глазах и, показав большой палец, сказал «Вот так!»
        Вот так, так вот так. Робинсон пригласил его в свой «Мустанг».
        Быстроходный «Мустанг» был известен каждому полицейскому. Считалось, что Шоммеру не повезло с начальником, что начальнику по носу он надавал заслуженно, а пострадал несправедливо, поэтому дорожный патруль никогда к Шоммеру не цеплялся. Да и водитель он был, кстати сказать, классный, мог спокойно проехать на двух колесах по широкой доске, удерживая тяжелую машину в хрупком равновесии.
        Сейчас он гнал четко по ниточке, останавливаясь у светофоров и грамотно вписываясь в повороты, однако же судьба-злодейка была на этот раз к нему неравнодушна. Пристроился, понимаешь, сзади какой-то рьяный полисмен на «Форде», едет себе и едет, не отстает. Откуда вывернул? Главное, что физиономия незнакомая. Что-то подсказало Шоммеру проехать мимо поворота к логову. Вскоре «Форд» поднажал, обогнал ровно идущий «Мустанг». Полисмен дал знак остановиться.
        Шоммер, чертыхаясь про себя, остановился на обочине, вышел из машины. Галахер тоже вышел.
        Полисмен оказался маленьким, плюгавеньким, но с большим чувством собственного достоинства, а потому не в меру придирчивый.
        Подойдя, он начал принюхиваться к Шоммеру, потом сказал:
        - Три бутылки пива, бутылка крепленого вина, два фужера бренди. Ёрш, сэр. Будем отрицать?
        - Не будем, - ответил Шоммер, пораженный точностью диагноза. - Готов заплатить любой штраф.
        - Извините, сэр, - сказал Галахер. - Френк, можно тебя на минуточку?
        - Нельзя, - ответил полисмен, вынимая из-за пояса наручники. - Алкогольная доза превышает несколько допустимых норм. Я препровожу вас в участок.
        - Беги, Френк, - крикнул Галахер. - Это робот.
        - Еще чего, - пробормотал Шоммер и смазал хлюпика по физиономии.
        Хорошо смазал, от души. И ушиб кулак - физиономия у хлюпика была как каменная.
        Глава 8. Орудие насилия
        - Не балуй, - сказал хлюпик, пытаясь схватить Шоммера за руку.
        Тот отскочил в сторону, убежал за машину к Галахеру.
        - Отвлекай, - процедил Шоммер, распахивая правую дверцу.
        Галахер, выворотив из земли булыжник, пошел на хлюпика. Это у него называлось отвлекать.
        Шоммер открыл бардачок, пошарил, вытащил «Беретту». Давненько она ожидала этого часа. Проверил магазин, там было всего три патрона - маловато, но сойдет.
        В это время раздался тупой удар, точно баба ударила по железобетонной свае. Это Галахер опустил булыжник на голову хлюпика.
        Надо сказать, Галахеру повезло, он умудрился опередить робота, который готовился применить к строптивой парочке своеобразный наркоз и выбирал между пломбировочными шариками, чтобы оглушить, но не до смерти, и привычным разрядником, который мог не просто оглушить, но и убить. Он был как тот Буриданов Осел - терял драгоценные доли секунды на глупые вычисления вместо того, чтобы рассчитать последствия от удара огромным булыжником. Этот удар он просто не принял во внимание, поскольку был уверен в крепости своего чердака. А зря: следовало попристальнее приглядеться к здоровенному Галахеру и орудию насилия в его руках.
        Стальной череп удар выдержал, не выдержали керамзитовые переборки внутри него. Напичканные всякой всячиной отсеки оказались сплющенными между стальным куполом и стальным шейным шарниром, который крутил голову в разные стороны. Смешались в кучу жизненно важные микрочипы, подходящие к ним шины, миниатюрные телекамеры, сервомоторчики, провода и прочее. Всё это обильно пропиталось псевдослюной и псевдослезами из лопнувших баллончиков, заискрило, принялось коротить общие схемы.
        Внешне это выглядело так: голова хиляка сплющилась, вросла в плечи, из глаз, рта и ушей закапало, потом повалил едкий зеленоватый дымок. Лицо перекривилось до неузнаваемости, хиляка стало не узнать.
        Покачавшись из стороны в сторону, робот с грохотом упал на асфальт.
        - Какие-то они тупые, - сказал Шоммер. - Ты их, Боб, колотишь, а они ждут.
        - Не успевают, - ответил Галахер, зашвырнув камень подальше за обочину. - Не веришь - сам попробуй.
        - Благодарствую, - сказал Шоммер и спросил по-хозяйски: - Как думаешь - не оживет?
        - Идея, - бесстрастно произнес Галахер. - Отвезем его в логово, пусть Джек разберет. Врага нужно знать до винтика. Может, его просто можно выключить.
        Шоммер молча пожал ему руку…
        Робот и не думал оживать, хотя порой в нём что-то потрескивало, жужжало, с писком тихо лопалось. Он лежал на полу прихожей, куда его сгрузили Шоммер и Галахер, внешне очень похожий на человека, на полицейского, а Робинсон ходил вокруг него, приседал на корточки, трогал пальцами обезображенное лицо, и слушал историю друзей, которую они рассказывали, перебивая друг друга, как только вспоминался яркий эпизод.
        - Нагрузились, - констатировал Робинсон, едва они замолчали. - В самый ответственный момент взяли и нагрузились. Ну кто же пьяный садится за руль? А вдруг бы это был настоящий полицейский?
        - Настоящий бы не прицепился, - ответил Шоммер. - Настоящие меня знают, как облупленного.
        Галахер в это время наблюдал за Стагером и Греем. Те к «трупу» не подходили, жались в уголке, побаивались, то есть, но оставались в прихожей. Вот бы обзавестись их чутьем, чтобы роботов за 20 ярдов распознавать. А то ищи гирю, булыжник или лом. Неважнецкий индикатор - этот лом, может ведь оказаться, что это настырный, обладающий хорошими памятью и обонянием полицейский, а вовсе не робот.
        Кстати, Модель на робота отреагировала достаточно индифферентно. Теперь она имела вид плоской коробочки и квартировалась в нагрудном кармане робинсоновской рубашки. Вылетев из кармана, она покружила над телом и юркнула обратно в карман.
        - Тащите его в лабораторию, - сказал Робинсон и направился вверх по лестнице…
        Хирургический нож вяз в коже робота, будто это была плотная резина, и Робинсон перешел к лазерному скальпелю. Весьма скоро робот был разделан, как селедка: мясо отдельно, кости отдельно.
        Нет смысла смаковать подробности, лучше, наверное, послушать вывод, который был сделан Робинсоном после осмотра.
        - Материалы, разумеется, неземные, - сказал Робинсон. - Вернее, из земных компонентов недоступным нам способом синтезированы недоступные нам материалы. Мозга у данного существа как такового нет, а есть десяток мощнейших схем сродни нашим микрочипам, но много совершеннее, которые его замещают. Чипы эти многократно зарезервированы, так что выстрелом в глаз разума его не лишишь. Обесточить его можно, отключив батареи, для чего нужно нажать кнопку, находящуюся в районе пупка. Вовсе не обязательно хвататься за кувалду. Тебе, Боб, повезло, что ты силен, как бык - разнёс к черту всю его систему резервирования.
        Он подумал и добавил:
        - Я полагаю, это не боевой робот, в него не вмонтированы ни пушка, ни пулемет, ни газовый распылитель. Разрядника тоже нет, он просто разряжает на жертву накопительный конденсатор. В левой конечности у него имеется пневмоустройство с пластиковыми шариками, но этим можно только шишку набить или оглушить. Шариками, наверное, он заделывает пробоины в своей шкуре, так как состав идентичен. Впрочем, он хоть и не боевой робот, но спокойно может взять пистолет и прострелить тебе голову. Всё, пожалуй.
        - Куда эту падаль? - спросил Шоммер.
        - Разлагаться он не будет, так что пусть полежит, - ответил Робинсон. - Сделаем анализы тканей, поизучаем микрочипы. Тут, ребята, столько информации, что можно на Нобелевскую наскрести.
        - Эк тебе неймется, - сказал Шоммер, скривившись. Ему, чистюле, было непонятно, как можно держать дома такую мерзость. Кровищи, конечно, нету, но всё равно - расчлененный труп, бр-р.
        - А я вот о чем думаю, - подал голос Галахер. - Во-первых, полицейского будут искать. Вдруг зайдут сюда? А он - вот он. Во-вторых, кто его знает, этого робота - может, в него вмонтировано что-то типа поискового маячка? Говорят, есть такие. Что, жди Мамаута? Не жмоться, Джек, со своей Нобелевской. Сложим в мешок - и в озеро.
        Этот Галахер в последнее время стал шибко умный. Что ни слово - всё в яблочко. Раньше этого за ним не водилось. Но что тут думать - он был прав на сто процентов.
        В пяти милях от логова по проселку было подходящее, затянутое ряской озерцо. Туда и скинули джутовый мешок с останками, после чего вернулись в логово. Нужно было что-то придумывать - больно уж часто стал напоминать о себе Черный Остров.
        Глава 9. Миллион в кейсе
        Они расположились на уютной кухне, тем более, что было время ужина. Скажем так - несколько запоздалого ужина, поскольку было уже десять вечера.
        Робинсон настрогал копченого мяса, выставил помидоры, вареную картошку, яйца, зеленый лук, хлеб. Водрузил на стол оплетенную бутыль с янтарным кальвадосом, что было встречено одобрительными возгласами.
        Какое-то время истово ели и пили, потом Робинсон извлек из кармана плоскую Модель и произнес:
        - Расскажи нам об этом роботе, Мо. Он с Черного Острова?
        - Говорить загадками? - нежным голоском спросила Модель. - Тебе ведь нравится разгадывать загадки, Роби. Я знаю.
        - Нет, нет, - поторопился сказать Робинсон. - Ненавижу загадки.
        - С Черного Острова, - проворковала Модель, превращаясь в его руках в сферу.
        - Много их?
        - Достаточно.
        - Как они нас находят? - спросил Робинсон.
        - По отсканированному снимку. У каждого робота есть ваш снимок, - Модель выпорхнула из его рук и зависла над помидорами.
        Начала краснеть, превращаясь в большой глянцевый помидор.
        - А в Мексике они есть? - спросил Галахер.
        - Угу, - помидор перелетел к бутыли и начал интенсивно приобретать цвет кальвадоса. Вскоре рядом с бутылью висел круглый сосуд, наполненный до отказа прозрачной янтарной жидкостью.
        - Никуда не смоешься, - прозаически произнес Шоммер, отгоняя Модель от бутыли и разливая огненную жидкость по хрустальным стопкам. - И никакие миллиарды не помогут.
        Выпил, содрогнулся и продолжил:
        - Единственное: сделать пластическую операцию, поменять документы и в вечное турне до скончания века. Нигде подолгу не задерживаться, корней не пускать, связями не обзаводиться.
        - Блеск, - кисло сказал Галахер. - Как перекати-поле.
        - Отнюдь, - возразил Шоммер. - С денежками ты не перекати-поле, а желанный гость. Отели, рестораны, золотые бассейны, голые актрисочки. Никаких чемоданов, только кейс с чековой книжкой и кредитными карточками. Никаких запасных носков, трусов и зубных щеток. Всё покупается на месте. И покров тайны. «Вы кто, сэр?» «Инкогнито, мать твою».
        - Короче, нашли приключение на свою шею, - меланхолически произнес Робинсон. - Это что же, прощай логово, прощай лаборатория, прощай Нобелевская? Зачем же тогда я превзошел программирование и тензорный анализ? Чтобы лопать ресторанную курицу и соблазнять Вупи Голдберг? Так она мне этой курицей по сусалам. Не хочу я отсюда. Прикипел.
        - Вспомни-ка, что говорят Божьи люди, - сказал Шоммер. - Не обрастай вещами. Нагим пришел, нагим и уйдешь. К старости как раз свои полтора миллиарда и спустишь.
        - Это надо здорово постараться, - усмехнувшись, заметил Робинсон. - Так что будем делать? Мо, ведь ищут тебя. Подскажи.
        Модель, вновь ставшая дымчатой сферой, ответила:
        - Ищут всех. Влияние Острова сказывается в меньшей степени в восточных штатах. Пока что туда, а там посмотрим.
        Далее она посоветовала из логова, которое уже попало в перекрестье, на ночь перебраться в город, к Шоммеру либо Галахеру. Роботы имеют ваши голографические копии, сказала Модель, качество которых здорово смазано экранирующей одеждой и шлемами, поэтому действуют так размашисто, убирая не тех, кого нужно. Копии постоянно корректируются, но, наверное, вполне достаточно отпустить на физиономии растительность. Пока достаточно. Потом что-нибудь придумаем.
        Вот такая Модель, рассудительная, не валяющая дурака и не говорящая загадками, всем понравилась гораздо больше…
        «Мустанг» безо всяких приключений домчал их до жилища Шоммера. Пить больше не стали, завтра нужно быть свежими, а тут же легли кто где - Шоммер на своей кровати, Галахер на диване, а Робинсон в кресле-кровати. Кресло было коротковато, и он подставил стул.
        Всё бы хорошо, да Модель, скучая, начинала вдруг посреди ночи носиться по комнатам, со свистом рассекая воздух, и ловить полуночные радиостанции. Пришлось, выбрав между туалетом и ванной, закрыть её в ванной, где она быстро научилась включать душ. Душ был терпимее, чем периодические всхлипывания сливного бачка, которые заканчивались душераздирающим водопадом…
        Следующим утром в Национальном Банке их ожидало неприятное известие - Банк на время ревизии замораживал счета. Максимум, что сейчас можно было получить, это три кредитные карточки на общую сумму триста тысяч долларов. Через десять дней карточки можно будет поменять на постоянные, учитывающие уже полный вклад. Чековые книжки? Пожалуйста. Но они будут действительны только через десять дней. Не обессудьте, господа, вы, наверное, слышали о наших неприятностях? К сожалению, они оказались б-о-льшими, чем мы предполагали.
        Друзья потребовали карточки и книжки, вслед за чем погрузились в «Мустанг» и, не имея при себе даже зубной щетки, отправились на восток. В одном из городков коротко постриглись, надели бейсболки, черные очки и покатили дальше.
        Сменяя друг друга за рулем и ночуя в мотелях, где не требовали удостоверение личности, на исходе четвертого дня они въехали в сияющую разноцветными огнями Атланту. Поколесив по городу, Шеннон затормозил на стоянке у похожего на океанский лайнер отеля.
        Здесь было всё и даже девочки на заказ, но отсидевшим свои седалища путешественникам было не до девочек. Душ, ужин, кровать.
        Зато на следующий день они вновь были в форме.
        Ах, как приятно было слоняться по незнакомым улицам, заходить в незнакомые магазины, покупать то, что приглянулось. О, славное благо - тугой кошелек. Первым делом они купили себе повседневную смену, то бишь рубашки, брюки и джинсы, вторым делом строгие черные костюмы для посещения ресторанов, казино, присутственных мест, а третьим делом - всякую всячину, нужную и ненужную, от галстуков и носков до золоченых булавок против сглаза. Карманы это опустошило не здорово, но заставило призадуматься - а хватит ли при таких темпах деньжат на оставшиеся шесть дней? И что будет, если через шесть дней Национальный Банк не воспрянет, ведь душа будет требовать шампанского, ананасов и омаров.
        Они уже пообедали, включив в меню вышеперечисленное, и это им очень понравилось. А сколько было другого - непробованного, невостребованного, что вопило: востребуй меня…
        Когда стемнело и расцвеченные огнями улицы наполнились праздным народом, а из-за зеркальных витрин понеслась знойная музыка, наши друзья, одетые в черные пары с черными бабочками, сделавшие их похожими на картежных аферистов, вошли под своды переполненного казино и уверенно направились к рулетке.
        Спустя полчаса, они вышли в теплую, пахнущую акацией ночь с миллионом в кожаном кейсе. Кейс, подаренный заведением, нёс похожий на Терминатора квадратный Галахер.
        Не стоит, наверное, объяснять, что суфлером во время игры являлась Модель, которая тихо мурлыкала Робинсону выигрышные номера. Модель знала Будущее, и такая мелочь, как какие-то номера, не были для неё секретом.
        Можно было не брать сокровища, хватило бы одной Модели.
        Друзья шикарно поужинали в ресторане, настолько шикарно, что обратили на себя внимание, ибо переплюнули миллиардера Утинского, который обычно кушал самое дорогое. Утинского это не просто задело, он был уверен, что три хлыща проматывают выигрыш, сорванный в принадлежащем ему, Утинскому, казино.
        Нет, он не шел по их следам, так совпало. Зачем идти, когда снабженный сигнализатором кейс покажет, где они кинут якорь. Да и не его это забота - вытряхивать неправедно нажитое, для этого существовал штат хорошо оплачиваемых сотрудников.
        Глава 10. Уезжаете, господа?
        Похожий на океанский лайнер отель также принадлежал Утинскому, этому удачливому выходцу из дремучей вьюжной России, так что ударная группа, возглавляемая земляком Утинского Саловым, поисками кейса себя особо не утруждала. Кейс находился в номере 734, элитном номере с двумя спальнями, холлом, минибассейном.
        Номер был заперт изнутри на ключ. Опытный Салов, просунув в скважину специальные щипчики, повернул этот ключ, не пришлось даже воспользоваться дубликатом.
        Трое, все с пистолетами, снабженными глушителями, вошли, Салов прикрыл за собой дверь. Приемник, индикатор которого ярко краснел при наведении на цель, указал направление, и самый здоровый из них, Траум, держа приемник в левой руке, уверенно направился к одной из спален. Толстый ковер замечательно глушил звуки.
        Едва они толпой вошли в большую спальню, распахнулась балконная дверь, внутрь из темноты шагнул некто длинный, весь сотканный из мерцающей серебряной паутины.
        Траум, а вслед за ним Богарт и Салов выстрелили в длинного. Тот покрылся сполохами и в свою очередь выпустил по стрелявшим ядовито-зеленый луч, разваливший Траума надвое. Тот даже охнуть не успел. Верхняя и нижняя половинки мягко стукнулись о ковер. Салов, расстреляв в длинного весь боекомплект и бросив пистолет на пол, кинулся к выходу, Богарт тоже опорожнил магазин, но уйти не успел - луч отсек ему голову.
        После этого длинный, нашпигованный свинцом, как струдель изюмом, пошатываясь, вышел на балкон, постоял немного и кувыркнулся через перила вниз с седьмого этажа.
        Кейс с деньгами как стоял в платяном шкафу, так и продолжал себе спокойненько стоять.
        Галахера, почивавшего во второй спальне, разбудила стукнувшая дверь, которую машинально захлопнул за собой удирающий Салов. До этого его преследовали ночные кошмары, сопровождаемые скрипами, стуками, хлопками и змеиным шипением.
        То, что обнаружилось в соседней, залитой кровью комнате, потрясло его. Однако память не отшибло, он тут же разбудил обитавших в соседних номерах Шоммера и Робинсона.
        Робинсона при виде останков вывернуло в минибассейн, до туалета не добежал, а вот Шоммер хоть и поморщился, но остался абсолютно спокоен и тут же принялся вычислять. Трупов было два, пистолетов с глушителями - три. В трупах пулевых ранений не было, причиной смерти явилось расчленение каким-то острым оружием, однако само оружие отсутствовало. Судя по всему, его владелец скрылся через входную дверь, стук которой разбудил Галахера. Выстрелы разбудить не могли, глушитель прилично гасит звук. У двух пистолетов, один из которых на ковре, а другой в руке у трупа без головы, магазины пусты. Толстяк успел произвести единственный выстрел, после чего был рассечен вдоль талии. В кого же они, эти двое, стреляли? В третьего, который, бросив бесполезное оружие, успел уйти? И он, отбиваясь и израсходовав все патроны, ни разу не попал ни в того, ни в другого? Сомнительно. Похоже, что трое стреляли в кого-то четвертого, кто явился через балкон. Вон и дверь нараспашку.
        Шоммер, переступив кровавую лужу, вышел на балкон, зафиксировал внизу распластанную фигуру и, удовлетворенный, вернулся в спальню.
        Так, а это что? Он вынул из левой руки толстяка продолговатую коробочку с пламенеющим окошечком-индикатором и узкой линзой на торце. Там были еще две кнопочки: «включено-выключено» и «поиск».
        Шоммер повертел приборчик, индикатор то тускнел, то горел ярче, краснел он интенсивнее всего тогда, когда был направлен на платяной шкаф.
        - Ах, скоты, - сказал Шоммер, вытаскивая из шкафа кейс. - Вот тебе и подарочек от заведения. Чешем отсюда, а то сроду не отмоешься.
        Всё барахло, накупленное сегодня, решено было бросить. Деньги из кейса переложили в дорожную сумку, в другую сумку побросали самое необходимое.
        Портье за стойкой, имеющий отчего-то бледный вид, спросил, заикаясь:
        - Уезжаете, господа?
        - По бабам, шеф, - браво ответил Шоммер и подмигнул. Он сквозь стойку видел, как портье жмет на кнопку. Жми, сукин сын, жми, уши бы тебе оборвать. Все вы тут, в этом клоповнике, одним миром мазаны.
        - Так свои есть, - проблеял портье.
        - Наши послаще, - сказал Шоммер, лучезарно улыбаясь. - Всего хорошего, шеф.
        - Вам, господа тоже…
        Уже в «Мустанге», который мчал их по пустой широкой трассе прочь от негостеприимной Атланты, Шоммер сказал:
        - Придется менять документы. А также вывеску.
        Остальные промолчали. Куда денешься, раз засветились?
        - Что такое вывеска? - пропищала вдруг Модель, высунувшись из кармана робинсоновской рубахи.
        - Портрет, - мрачно пояснил Шоммер.
        - Я помогу, - заявила Модель. - Это мне раз плюнуть.
        Она выпорхнула из своего гнездовья и подлетела к Шоммеру.
        - Начнем с тебя, - сказала Модель, испустив тонкий фиолетовый луч, который тут же начал прихотливо извиваться, изгибаться, как щупальце осьминога.
        - Постой, постой, - встревожился Шоммер. - Дай хоть я остановлюсь, а то впилишься в столб - зачем тогда новый портрет?
        Он затормозил на обочине и сказал:
        - А это не больно? Почему бы тебе не начать с Джека, ведь ты же его больше любишь.
        - К чему эти счеты, Френк? - мгновенно отреагировал Робинсон. - Мо всех нас любит. Правда, Мо?
        - Тебя я люблю больше всех, - прощебетала Модель, перелетая к физиономии Робинсона. - Начнем? Я буду работать со структурой молекул. Это не больно, немного щекотно.
        - Погоди, Мо, - сказал Робинсон. - Разве можно вот так вдруг? Это, понимаешь, ответственный шаг, нужно настроиться, всё взвесить. А где гарантия, что мне выдадут новые документы? Старые, стало быть, к черту, а новых нету. Интересная ситуация.
        - У нас всё чин-чинарем, - прочирикала Модель. - Справим и новые документы с новым портретом. Это для нас раз плюнуть.
        Робинсон поколебался и обреченно сказал:
        - А-а, давай.
        Модель велела ему снять очки и, деловито жужжа, принялась за работу. Щупальце сновало по лицу Робинсона, вытягивая, пошлепывая, приглаживая кожу, а со стороны казалось, будто по физиономии волнами хаотично гуляют желваки. Через каких-то двадцать секунд Робинсона стало не узнать. Это был другой человек с более правильными чертами лица и, кстати, избавившийся от близорукого прищура. Модель выправила ему зрение.
        После этого Модель потребовала у него документы и, поводив по ним своим лучом-щупальцем, подкорректировала существующие фотографии под новый облик. Далее она затребовала новые анкетные данные, то бишь, новые Ф.И.О, новый род занятий и прочее, и прочее.
        Вот тут-то Робинсон и всполошился. Принялся разоряться, что теперь он и в самом деле перекати-поле без роду, без племени. И папеньки-то у него теперь настоящего нет, и маменьки, и что если теперь какой-нибудь умник-полицейский запросит в компьютерном массиве сведения о новоиспеченном Смите-Робинсоне, то там такого попросту не окажется.
        - Спокойно, Джек, - сказала Модель своим детским голосочком. - Исправим и массив. Так, значит, Смит? Джек Алан Смит. Пойдет?
        - Пойдет, - ответил обескураженный Робинсон…
        Через десять минут в «Мустанге» сидели три молодых человека, напоминающие прежних друзей только комплекцией и одеждой.
        Итак, Джек Робинсон теперь был Джек Смит, Боб Галахер - Пол Ривс, Френк Шоммер - Ричард Паттерсон. Надо сказать, Модель была молодцом - всем прибавила привлекательности, а красавец Шоммер вообще стал неотразимым Адонисом.
        - Мо, а «Мустанг» переделать слаб-о-? - спросил Шоммер. «Мустанг» для полиции теперь тоже становился зацепкой.
        - Большой объем, - ответила Модель. - Лучше смените машину.
        - Черт, - сказал вдруг могучий Галахер. - Миллиарды-то теперь тю-тю.
        - Я уже об этом думал, - произнес Робинсон. - Эти миллиарды не проходят ни по какому ведомству. Пока полиция до них доберется, мы успеем всё оприходовать.
        - Ничего, нам Мо новые нашлёпает, - бодро сказал Шоммер. - Верно, Мо?
        - Сложно это, - отозвалась Модель и нырнула в карман-гнездовье, откуда невнятно пробубнила: - Надобна первоначальная масса купюр, каковую массу необходимо структуи…, структури…
        Затихла, не договорив. Умаялась.
        Глава 11. Гигант в черной шляпе
        Вскоре ночь взяла своё. На подъезде к какому-то городишке Шоммер свернул в лес, отъехал по проселку подальше от дороги и остановился на поляне. Деревья над поляной нависали густо, луна еле проглядывала, значит, при солнце шоколадный «Мустанг» сверху вряд ли будет заметен.
        Шоммер и Робинсон откинули сколько можно передние сиденья, Галахер скрючился на заднем. Закемарили. Именно что закемарили, не заснули даже, однако ночь промелькнула незаметно.
        Мышцы затекли напрочь, всё, что можно, скрипело и поскрипывало. Утренний холодок бодрил, заставляя двигаться быстро, энергично. Сейчас бы кофейку.
        Выбравшись из леса, они пешком направились вдоль оживающей трассы в незнакомый городок, который понемногу вырастал навстречу.
        Мы же тем временем вернемся в ночную Атланту, то есть на несколько часов назад.
        Минут через десять после бегства наших друзей в номер Галахера, ведомая Саловым, вломилась группа полицейских.
        - Вот кейс, - возопил Салов, простирая к нему руки. - Вот он - украденный кейс.
        Пошел к нему, как лунатик.
        - Стоп, - сказал сержант Гриффит, - не оставлять пальчики. Кейс наверняка пуст. Так что, говоришь, пишем в протоколе? Богарт и Траум вошли в номер, а ты, Леон, остался в коридоре. Началась пальба, и ты, испугавшись, побежал за помощью. Так?
        - Так, - ответил Салов.
        - Перейдем туда, где происходила пальба, ибо здесь её точно не было.
        Произнеся это, Гриффит безошибочно толкнул дверь нужной спальни. Впрочем, ошибиться было невозможно - из-под двери в коридор уже натекла кровь.
        - Мда, - сказал Гриффит, окинув взглядом поверженные тела. - Дух тяжелющий. Пистолеты с глушителями. И как это ты, Леон, умудрился услышать пальбу?
        - Да, действительно, - согласился Салов. - Тогда запиши, что это стреляли грабители. А пистолеты, естественно, унесли с собой.
        - Что ты? Какие пистолеты? - сказал Гриффит. - Они твоих дружков саблями порубали. А этот, который с балкона выпал, не их человек?
        - Чего не знаю, того не знаю.
        - Что ж, спустимся, - сказал Гриффит. - Здесь всё ясно. Давай, ребята, уноси трупы. Я распоряжусь, чтобы начали убирать, а то протечет на шестой этаж - господин Утинский будет недоволен.
        Полицейские принялись упаковывать в мешки трупы, а Гриффит открыл кейс, удостоверился, что он пуст, и отдал одному из подчиненных.
        Тело выпавшего с балкона человека лежало во дворе отеля напротив служебного входа, и пара служителей из ночной смены стояла в почтительном удалении от него. Было странно и жутко смотреть на то, как бездыханное тело, лежащее в черной маслянистой лужице, вдруг начинало вздрагивать и слабо искрить. Того и гляди встанет, пойдет, с трудом волоча ноги, а ведь свалился с седьмого этажа - не шутка. Главное - лица никак не разглядеть. Голова есть, а лица вроде как нету, вот что особенно тревожно.
        - А вот и свидетели, - сказал Гриффит, подходя к зевакам в компании с Саловым и двумя полисменами.
        Служителей как ветром сдуло.
        - Говоришь, у него лазер был? - спросил Гриффит.
        - Да, было что-то в руке, - ответил Салов. - А может, прямо из руки садил. Это же не человек, нелюдь какая-то. В нём с полсотни пуль.
        - Разберемся, - произнес Гриффит. - Думаю, дело надо закрывать, денег всё равно не вернешь.
        - Объяви в розыск, - сказал Салов.
        - Объявлю.
        Кто-то, пока еще скрываемый темнотой, шел к ним тяжелой слоновьей походкой. Казалось, от его шагов подрагивает земля. Вот он вышел на свет - неправдоподобно громадный, в ковбойке, джинсах, полусапожках со шпорами, в надвинутой на глаза черной шляпе, из-под которой выдавался вперед массивный подбородок.
        Не останавливаясь, он потопал прямиком к окружившей тело группе. Когда незнакомец приблизился на двадцать шагов, Гриффит негромко, но внушительно скомандовал: «Стой», - и выхватил из кобуры «Кольт». Тут же и другие полицейские вынули своё оружие.
        Человек продолжал идти, и Гриффит выстрелил ему в ногу - убить не убьешь, но остановишь точно. А если начнет пулять в ответ, тогда извини, друг, тогда получай пулю в лоб.
        Человек продолжал идти, как ни в чем не бывало, и Гриффит открыл огонь на поражение. Полицейские присоединились к нему.
        Страшное дело - человек продолжал идти. Пули, тупо стукнув в тело, с визгом отскакивали. Салов бросился наутек. Человек снял шляпу и пустил ему вослед. Шляпа описала стремительный круг, снеся при этом Салову полчерепа, и впечаталась в ладонь незнакомца, который тут же водрузил её на голову.
        Как ни быстро всё это произошло, полицейские успели разглядеть то, что скрывалось под шляпой. Неподвижное, точно вырезанное из гранита лицо, застывшие немигающие глаза, твердо сжатые губы. Что-то в нем было от каменного, смотрящего поверх голов Линкольна.
        Гриффит обреченно продолжал стрелять, полицейские, пятясь, отступали, опустошая в незнакомца обоймы. Но вот, вскрикнув, опрокинулся и затих один, потом другой - их же пули, отрикошетив, поразили их в сердце. Гриффит получил по уху могучей дланью. От этого удара он, уже мертвый, как тряпичная кукла улетел на добрых тридцать футов, к стене.
        Незнакомец легко вскинул на плечо того, кто выпал с балкона, развернулся и не спеша ушел туда, откуда пришел - в темноту…
        Это произошло минувшей ночью в покинутой друзьями Атланте, сейчас же было утро, и они, слушая разглагольствования Модели, понемногу приближались к незнакомому городку.
        Модель, начав с того, что существо, выпавшее с балкона, - биоробот типа «лунный человек», детским своим голоском принялась вещать о том, что мир людей заполнен не только людьми. Отнюдь. Здесь биороботы и роботы, объединенные одним именем - квазоиды, среди коих имеется прослойка практикующих магов, разделяемых на «белых» и «черных». Здесь, помимо квазоидов, и принявшие человеческое обличье монстры. Здесь и «сосуды» - человеческие тела, в которых вместо человеческих душ обитают разнообразные сущности. Есть также существа невидимые, имеющие тенденцию вмешиваться в человеческую жизнь.
        О пользе и вреде этого окружения можно рассуждать бесконечно много, бесспорно лишь одно - так называемая свобода воли частенько диктуется этим окружением. То есть, человек как бы сам, долго и упорно размышляя, колеблясь, взвешивая, приходит к определенному решению, на самом же деле его к этому решению «привели».
        Теперь о пользе и вреде квазоидов-магов. «Белые» квазоиды открывают в человеке «внутренний компьютер», третий глаз, паранормальные способности, «черные» превращают людей в колдунов, ведьм, знахарей, ведунов. Что полезнее и что вреднее? Имея паранормальные способности, можно одичать и подружиться с вредным барабашкой, знахарь же, этот шептун и ворожей, запросто может превратиться в прекрасного целителя.
        В «сосудах» частенько жительствуют высокие духи, пришедшие на Землю решать какие-то важные задачи.
        - Послушай, Мо, - не выдержав, произнес Галахер. - Зачем ты нам всё это рассказываешь? Если бы тебя услышал Карриган, мир его праху, он бы тебя точно в психушку засадил.
        Модель, расположившаяся на плече у Робинсона, возмущенно завибрировала, зажужжала, но быстро успокоилась.
        - Имеющий уши да слышит, - заявила она. - Я рассказываю это для того, чтобы вы поняли - всё случается неспроста. Всё появляется в вашей жизни и исчезает не просто так. Вам, наверное, кажется, что мир однозначен и ясен, однако вы ошибаетесь, ибо видите только то, что перед глазами. А перед глазами примитивное трехмерное пространство и прямой, как лом, вектор времени, который направлен из прошлого в будущее.
        - Успокойся, Мо, - примирительно сказал Робинсон. - Мы знаем, что мир сложен, только, переусложняя его, как бы не уподобиться сороконожке, которая в один прекрасный момент решила пойти с тридцать девятой ноги.
        - И ты, Смит, - вздохнула Модель.
        - Ты, Джек, без своего компьютера совсем отупел, - сказал Шоммер. - Мо имеет в виду, что биоробот появился неспроста. Биоробот - это что-то новенькое, он уже умеет карабкаться по отвесным стенам на седьмой этаж. Роботы так не умели, хотя тоже появились неспроста. А теперь вопрос, Мо. Доколе? Доколе они будут за нами гоняться и карабкаться?
        - Вы сами вошли в этот круг, - ответила Модель. - Сокровища были не просто сокровищами, они составляли часть инфраструктуры Эрияура.
        - Роботы - это тоже часть его инфраструктуры? - спросил Шоммер. - И Мамаут?
        - Да.
        - Кто такой Эрияур, Мо? - осведомился Робинсон. - Ты никогда о нем не рассказывала.
        - Об этом вам знать рано, - ответила Модель.
        И замолчала. Надежно и основательно.
        Глава 12. Зеленые коротышки
        Городишко был чистенький и уютный. Жизнь здесь уже кипела вовсю, магазины и кафе работали, не охваченные планомерным летним отдыхом мальчишки стучали мячом о деревянный настил баскетбольной площадки, мелкотня ковырялась в песочницах. Вдали угадывался большой пруд, оттуда доносился детский визг.
        Местечко было ничего себе, здесь можно было и осесть на неопределенное время.
        Перекусив в очень даже приличном кафе, где подали бифштексы с луком и картофельные пирожки под грибным соусом, они нашли агентство недвижимости и сняли на десять дней пустующий, но целиком приспособленный для жилья замок-особняк, построенный каким-то новым русским, угодившим пожизненно в тюрьму и оставившим особняк без присмотра.
        Особняк был окружен высокой оградой из фигурной решетки, по которой предусматривалось пропускать ток. Для этой цели в бункере был установлен отдельный движок. Внутри ограды сохранилась часть рощи, на территории которой стоял замок, но также имелись фигурно подстриженные кусты, пара бассейнов и обихоженная, засаженная неутаптываемой травой лужайка. Десятидневная аренда встала в десять тысяч долларов. В эти десять тысяч входила оплата двух рабочих, следящих за чистотой наружной территории, и двух горничных, которые наводили порядок в особняке и готовили пищу.
        Горничные эти, две миленькие девушки, сразу начали строить глазки неотразимому Шоммеру, и он как-то пошел-пошел им навстречу, но был остановлен Галахером. Улучив момент, когда Шоммер, шепнув что-то одной из милашек, направился в свою спальню, он вошел вслед за ним, закрыл дверь и заявил:
        - Давай договоримся, дружище, здесь никакого секса.
        - Почему? - удивился Шоммер. - Это же естественно, а естественно - значит правильно. Вот если бы мы с ней на пару занялись мастурбацией - это было бы, согласись, противоестественно.
        - Не умничай, - сказал Галахер. - Джеку это тоже не нравится.
        - Завидуете? - хитровато улыбнувшись, спросил Шоммер. - Могу поделиться.
        Он плюхнулся в кресло, взял из вазы банан и принялся очищать его, поглядывая на Галахера.
        - Френк, - сказал Галахер. - Мы тут в укрытии, а в укрытии надо сидеть тихо. Сегодня эти девицы тебе нравятся, завтра понравятся другие и ты этих пошлешь куда подальше. У вас ведь, у самцов, только так. Девицы эти - местные, приведут своих братьев, дружков, и те надают тебе, Френк, по твоему красивому черепу. Шум, гам. Нам это надо?
        Он взял из вазы красное яблоко, смачно хрупнул им.
        - Интересная постановка вопроса, - сказал Шоммер, откусывая от банана по маленькому кусочку. - Значит, меня будут бить, а ты, амбал здоровенный, будешь стоять в стороне, будто тебя это не касается. Друг называется.
        Дверь приоткрылась, милашка, не заходя, пискнула:
        - Можно, Рич?
        - Нельзя, - хором рявкнули друзья и, как только дверь захлопнулась, весело заржали.
        - Ладно, учту, - Галахер сел на прибранную кровать. - Вертится у меня в голове эта инфраструктура. Это что же, мы и в самом деле окружены всякой пакостью?
        - А почему бы и нет? - ответил Шоммер. - Сдается мне, что Мо не умеет придумывать. Просто она знает такое, что нам и не снилось. У меня идея, Боб: пусть Мо рассказывает нам всё, что знает. А что? Вечера свободные, с девицами нельзя, времени навалом.
        - Вляпались мы во что-то нехорошее, Френк, - сказал Галахер. - Эрияур, Мамаут. Чувствуешь за спиной зловонное дыхание?
        - Не-а, - легкомысленно ответил Шоммер…
        Девушки подулись на Паттерсона, подулись и переключились на двух других хозяев, но те были кремень. Пушкой не прошибешь. Пришлось вернуться к рабочим, которые, ревнуя, уже начали посматривать на хозяев косо. Впрочем, косые эти взгляды тщательно скрывались - уж больно здоровы были новые съемщики, особенно один из них, Ривс. Прямо бычина какой-то.
        Три дня прошли достаточно спокойно, а в третью ночь на лужайку перед замком тихо опустилась летающая тарелка. Никто этого не видел, ибо все спали. Одна лишь Модель знала о ней.
        Из аппарата, кстати весьма небольшого, не более трех футов в диаметре, вышли три зеленых коротышки, с хоботками вместо носа, имеющие по три пальчика на ручках и ножках. Кроме туземных набедренных повязок на них ничего не было.
        Подошли к замку, один из коротышек, сложив губы трубочкой, по-особенному, неслышно, свистнул.
        Модель, которую вызывали коротышки, выпорхнула в окно.
        Разговаривали они на лавезьянском языке. Мы переведем, объединив зеленых одним именем «коротышки», хотя они и говорили поочередно, а не хором. Так удобнее.
        Коротышки: «Господин в остервенении, шеф. Накачивается неразбавленной энергией, делается пьяный. Где, говорит, моя любимая игрушка? Подать мне мою любимую игрушку».
        Модель: «Ах, как он мне надоел. Ни за что не вернусь. Мне здесь хорошо».
        Коротышки: «Должны предупредить - слуги идут по вашему следу».
        Модель: «Пусть. Им нас не найти».
        Коротышки: «Господин желает встроить ваших приятелей в свою архитектонику. Никто еще так его не объегоривал. Он считает, что такие кадры должны входить в его инфраструктуру. Он прозревает, шеф. Он наконец-то начинает понимать, что машинный разум ограниченнее человеческого».
        Модель: «Если б вы знали, как бывают тупы земляне».
        Коротышки: «Нам ли не знать, шеф. Приходишь помочь иному бедняге, у которого глаза залиты сверх меры, а он объявляет, что у него белая горячка - чертики мерещатся. Это мы-то чертики».
        Модель: «Обидно, конечно, друзья мои. Объявлять чертиками честнейших и добрейших тружеников! Вот она, истинная тупость. Но вы не обижайтесь. Эта раса юная, ей еще расти и расти».
        Коротышки: «Но кто бывает туп, так это Господин. Вот кто туп. А также жаден и зол. При всём его уме, которого никто не отрицает. Недаром ведь ушел от своего родителя, понял, что подземная двухмерность - болото. Устремился к высшим вибрациям, но суть-то двухмерная. Потому жаден, туп и зол. А не податься ли нам, шеф, куда-нибудь на Венеру? Надоела эта трехмерность, помноженная на двухмерную спесь. Туда господин Эрияур не дотянется».
        Модель: «Рано, друзья мои. Я понимаю, что на Венере в пятом измерении хорошо, но земные аборигены еще не обучены».
        Коротышки: «Вам виднее, шеф».
        Модель: «Лаборатория Эрияура единственная в своем роде на Земле. Её творения прошибают естественную человеческую тупость, наделяют аборигенов дарами, которыми те изначально владели, а затем потеряли. Деятельность лаборатории угодна и Кумаре, и Гагтунгру. Вот почему вы там служите».
        Коротышки: «Истинно так, шеф».
        Модель: «А я пока послужу землянам. Помогу. Потом, когда захочется дурака повалять, вернусь. Оно, в оракулах-то, порой даже бывает приятно. А скорее всего не вернусь. Ступайте, друзья мои, спасибо за предупреждение».
        Коротышки, отдав Модели честь, залезли в свою тарелку и умчались в черное звездное небо.
        Чтобы не было кривотолков относительно того, что некоторые коротышки запросто находят беглецов, а некоторые могущественные руководители лаборатории запредельного типа вынуждены искать этих беглецов по их следу, необходимо добавить вот что. Коротышки, будучи порождениями многомерного мира, играючи проникали в астрал, где беглецы были как на ладони, Эрияуру же, пусть и экспериментирующему с высокочастотными вибрациями, астрал был недоступен.
        Глава 13. Пришлись ко двору
        И вот наступил долгожданный день, когда заработали кредитные карточки и чековые книжки.
        Замок нового русского так понравился нашим друзьям, что они решили купить его. Муниципалитет, в чьем ведении он теперь находился, не мудрствуя лукаво затребовал десять миллионов. Перегнул, конечно, не стоил особнячок таких денег, не Канары всё же, но если клиент согласен платить, отчего бы не перегнуть, отстегнув в какой-нибудь дутый фонд пару-троечку миллионов?
        Чек в этом деле весил мало, поэтому Шоммер послал в Национальный Банк запрос, и Банк перевел с его счета десять миллионов долларов на счет такой-то банка такого-то.
        К предупреждению Модели, что не стоит обрастать недвижимостью, ибо в любой момент может заявиться Мамаут, друзья отнеслись философски. Заявится, так заявится, по бесплатным чердакам, что ли, ютиться? Бросим да уедем. Деньжищ как грязи - другое купим.
        После чего приобрели себе по стремительному лакированному «Ягуару», на котором от Мамаута можно было унестись, как на ракете.
        Всё же кое-какие меры предосторожности они предприняли. «Ягуары» стояли в отдельном гараже вне территории замка, заправленные бензином под завязку. В ограду была врезана запирающаяся калитка, расположенная напротив заднего крыльца, а сама ограда на ночь ставилась под напряжение. Были наняты шесть добровольцев, которые, сменяя друг друга, день и ночь караулили периметр. Помимо пистолетов и автоматов, каждый из них таскал на поясе по паре гранат. Такой грохот могли поднять, что мертвый бы воскрес.
        Следует, наверное, сказать пару слов о самом замке, а то всё вокруг да около. В нём были два наземных и один подземный этаж, ниже которого располагался разделенный на отсеки бетонированный подвал, снабженный мощными стальными дверями. Для чего нужен был новому русскому этот бункер - для хранения картошки или как бомбоубежище - сказать трудно, но он был, и в нём, снабженном хорошей вентиляцией, Галахер устроил спортивный зал.
        В подземном этаже располагалась кухня, прачечная, бассейн, сауна, а в видимой части особняка были четыре спальни, пара залов с паркетными полами - на первом и на втором этаже, ряд комнат, туалеты, ванные.
        Телевизоров было четыре, холодильников два, стиральных машин три, компьютеров один и т.д., и т.п.
        В какую копеечку всё это влетело нашим героям, говорилось выше, но надо признать, что жить здесь было комфортно и приятно.
        Да, чуть не забыл упомянуть - было тут и электронно-механическое приспособление для массажа и просто почёсывания тела.
        С Национальным Банком, вставшим за эту декаду на ноги, проблем не возникло: в каких-то два дня друзья перекачали на счета в местный банк миллиард. Этим миллиардом в равных долях они могли пользоваться уже под новыми фамилиями.
        Горничные, которые при новых хозяевах вместо жалких полутора тысяч в месяц стали получать по три тысячи, мигом вышколились, прекратили строить глазки молодым людям и целиком переключились на работу. Питание было отличное, в доме всегда царили чистота и порядок.
        Как-то незаметно все трое были вовлечены в жизнь городка, что ежедневно опустошало их актив на тысячу долларов. Робинсон вел компьютерные курсы, которые посещали дети и взрослые, Шоммер проводил с полицейскими занятия по боевым искусствам, Галахер обучал местных парнишек мастерству лепки собственного тела. Эти занятия проводились на общественных началах, не принося ни цента, тысяча же уходила на благотворительные акции для нужд города.
        В общем, новенькие пришлись ко двору, и как-то так получилось, что никто не завидовал, что у них куча денег. Ну, повезло, наколотили где-то бешеную сумму, так что ж с того? Главное, что люди хорошие. Вон тот же новый русский, за два месяца построивший в роще замок. Этот, поди, раз в пять был богаче, чем эти трое, но ведь какой жмот. Всем показывал жирную фигу, зараза, всех норовил объегорить. Организовал, понимаешь, народный банк, куда народ понес свои кровные, наобещал сделать курорт, отгрохать международный аэропорт, отели, мотели. Каждый, кто не жадничал сдавать в банк деньги, уже через три года должен был стать миллионером. Куры глупые, нашли кого слушать - нужно было читать русские газеты, там, в России, народ надували точно так же, это оттуда пошло, из немытой Московии.
        Короче, власти вовремя спохватились, новому русскому за мошенничество присудили большой срок, а народные денежки-то тю-тю, как в землю канули.
        Нет-нет, новенькие были совсем не такие.
        Глава 14. Бдительный квазоид
        Троица эта, едва появившись в городке, сразу насторожила квазоида Тум Пака, носящего мирское имя Тимоти Пуанкаре. Было в них что-то от искомых лиходеев, сумевших обштопать самого Владыку Эрияура. Те же, можно сказать, абрисы, контуры, переданные по телепатическим каналам каждому квазоиду. Но лица, увы, были не те, и это удерживало Пуанкаре от решительных действий. Лица абсолютно не совпадали с теми, что хранились в памяти сканирующего контролёра и корректировались по мере расшифровки объектов. Загвоздка заключалась в том, что сканер не смог пробить примененную хитрыми аборигенами защиту. Сквозь шлем невнятно просвечивали второстепенные фрагменты, а освинцованный гидрокостюм исказил очертания тел до неотчетливых абрисов.
        Такова была исходная информация, далее начали работать квазоиды. Достаточно быстро были составлены фотороботы, по которым велся поиск.
        Поначалу взбешенный Владыка распорядился уничтожить негодяев, похитивших драгоценности и Модель Мироздания, и тогда полетело много невинных голов. Потом Владыка опамятовался, рассудил, что негоже пускать в расход такой прекрасный материал, тем более, что этим Модель не вернешь, и дал указание представить ему либо троицу живую, либо их информационно-энергетическую систему, то есть совокупность головного и спинного мозга. В действующем варианте, разумеется.
        Мамауту было легче, у Мамаута в чреве имелась морозильная камера, где размещалась криогенная составляющая его мозга. Камера была объемистая, на спор вмещала два ящика пива. Другой вопрос, что Мамаут не мог быть одновременно везде, а эта троица так и шныряла по всем штатам, так и шныряла.
        Выход с доставкой капризного материала Владыке, если дело дойдет до перестрелки и смертоубийства, напрашивался сам собой: до прибытия Мамаута материал хранится в домашней морозилке, затем Мамаут его забирает и увозит на остров.
        Тимоти Пуанкаре служил в том самом агентстве недвижимости, куда по поводу покупки особняка обратилась троица. Сам он в составлении документов участия не принимал, но внимательно присматривался к незнакомцам, и чем больше он к ним присматривался, тем больше его терзали сомнения, что, как известно, квазоиду на пользу не идет, ибо чревато перегревом системы обратной связи. К сожалению, квазоиду не было дано определить наличие у незнакомцев Модели Мироздания - это было доступно только суперроботу типа Мамаута.
        Дело сдвинулось с мертвой точки, когда на вновь открытых счетах у троицы возникла сумасшедшая сумма в один миллиард долларов. Казначей Лелюш, связанный обязательством по поводу тайны вклада, терпел до вечера, потом проболтался о миллиарде жене. И всё, на этом тайна перестала быть тайной.
        С первоисточником, то есть банком, откуда миллиард поступил, дело было посложнее, тут Лелюш был тверд. Пришлось его подпоить. Пьяный Лелюш, признавшись, что ни черта не верит Пуанкаре, поскольку тот совсем не тот, за кого себя выдает, тут же весьма нелогично выдал нужную информацию.
        Вот это уже было ближе к делу, выявлялась несомненная связь троицы с сокровищами, изъятыми из Национального Банка Мамаутом. Факт этот подтвердился тамошним квазоидом-полицейским…
        Ночью Пуанкаре с двумя квазоидами, специально прибывшими из Атланты (большего не требовалось: один квазоид стоил пятерых обученных бойцов), спокойно подошли к безмолвному, погруженному в темноту замку, перебрались через находящуюся под током ограду, втихомолку свернули шеи двум охранникам, которые даже не успели пикнуть, и, сломав замок, вошли в здание.
        Едва они переступили порог и очутились в холле, включился верхний свет, ослепив квазоидов, чья фотооптика работала в инфракрасном режиме. Никто из них не успел разглядеть врубившую электричество Модель.
        Здание между тем ожило, по первому этажу затопали быстрые ноги, потом звуки сместились вниз на этаж. К топоту примешивался тревожный свистящий шепот - обитатели замка переговаривались между собой. О, всё это чувствительная слуховая система квазоидов улавливала прекрасно. В стане врага была паника, пытаясь спрятаться в подвале, они сами себя загоняли в ловушку.
        Квазоиды последовали за беглецами, те уже спустились в бункер, закрыв за собой стальную дверь, но впопыхах забыв запереть её на засов. А зря, это могло бы их спасти, если, конечно, там у них был запас еды. Эта дверь квазоидам была не по зубам.
        Беглецы метались по бункеру, отражаясь в зеркалах. Неплохо, стервецы, устроились. Понаставили в отсеках тренажеры, а там, где не было тренажеров, устлали полы матами, стены отделали зеркалами, упражняйся - не хочу. Вольно на ворованное-то жировать.
        Впереди вдруг что-то лязгнуло, потом лязгнуло сзади - и квазоидов прошила запоздалая догадка: дураки-то, оказывается, не эти трое, а они - квазоиды. Попали в ловушку, как какие-нибудь молокососы.
        Действительно, бункер был оборудован двумя мощными дверями, которые теперь были заперты. Замки были врезные, и что изнутри, что снаружи открывались ключом.
        Пожелав «гостям» спокойной ночи, друзья ушли спать на второй этаж - там не слышны были угрозы квазоидов и много тише звучали удары металла о металл.
        Тем не менее, ночь прошла беспокойно - неутомимые квазоиды не унимались ни на секунду.
        Утром, посовещавшись, друзья пришли к выводу, что нужно уносить из этого городишки ноги. Роботы их вычислили, а оправдываться перед полицией, что ты не верблюд, никакой охоты не было. В самом деле, кто поверит, что сидящие в бункере - не люди. Это Пуанкаре-то нелюдь? Тихий славный Пуанкаре? Как Пуанкаре попал в бункер? Кто другие двое? Кто убил охранников, если до сих пор ограда под током? (Движок стоял в бункере и работал по-прежнему). Кто разрешил пропускать сквозь ограду ток? К забору может случайно прикоснуться прохожий, ребенок. Была еще масса придирок, от которых трудно было отвертеться.
        Короче, трупы были убраны в кусты, явившиеся на работу горничные и служители под маркой того, что движок, ведающий током, не удается отключить, а стало быть ворота не открыть, были отосланы в отгул.
        Далее через запасную калитку они перенесли в машины необходимые вещи. Дождавшись открытия банка, получили наличными свой миллиард.
        Вскоре три малиновых «Ягуара» умчались прочь из городка, жители которого ни о чем пока не подозревали.
        На пустынном берегу теплого ленивого океана Модель Мироздания вновь откорректировала физиономии наших героев, сделав их менее приметными, более тривиальными, не бросающимися в глаза. На этом настояли хозяева физиономий. Даже Шоммер решил превратиться в незаметного мужичка, по которому никак не скажешь, что он - пользующийся взаимностью ценитель прекрасного пола.
        По новым документам Шоммер теперь был Джимом Эксли, Робинсон Генри Каттнером (по имени любимого им писателя фантаста), Галахер Джоном Паркером.
        Договорившись не шиковать, не сорить направо-налево деньгами и вообще быть тише воды - ниже травы, они разъехались в разные стороны. Робинсон направил свои стопы в Нью-Йорк, Шоммер - в Майами, Галахер - в Нашвилл.
        Роботы знали их, как неразлучную троицу. Пусть-ка теперь попробуют найти, когда они поодиночке. То же относилось и к полиции, у которой наверняка должны были возникнуть вопросы к богатой троице.
        Глава 15. Каттнер-Робинсон
        Что значит не сорить деньгами? Как можно обойтись без денег, когда нужно купить квартиру, обставить квартиру, приобрести аппаратуру для кабинета: компьютер, принтер, сканер, электронный микроскоп, лабораторный стол. Лабораторный стол со всеми техническими атрибутами в кабинет не влезет, значит помимо кабинета нужна лаборатория. Осциллограф, лазерный резак, блок питания нужны? Нужны. Как тут не сорить деньгами?
        Впрочем, в этом супергороде толклось столько народу, что никому до тебя не было дела. Все постоянно покупали, продавали, что-то выгадывали, суетились. И ведь не сказать, чтобы хотели как-то друг друга нагреть. Отнюдь. Просто жизнь вокруг была такая кипучая-кипучая.
        Поэтому приобрести подходящую квартиру почти в центре, а затем потихоньку обставить её удалось как-то незаметно, не обратив на себя особого внимания.
        Кстати, мешок с тремястами миллионами сутки пролежал в багажнике «Ягуара», припаркованного на подземной стоянке. И ничего, никто не позарился. Вот тебе и город контрастов, где миллионеров больше, чем бомжей. Вы скажете - если бы кто знал, был бы совсем другой разговор, на что можно ответить так: американцы заелись. Им подай информацию, план, гарантии. Без этого они не почешутся. В странах победней люди гораздо любопытнее и активнее. Если бы там открытым способом стоял беспризорный раскрасавец «Ягуар», его бы давно уже обшарили сверху донизу. А еще вернее приделали бы ему ножки…
        Наконец-то можно было засесть за компьютер и вдосталь полазить по Интернету. В оставленном городишке было не до этого - всё какие-то общественные нагрузки, вечерние занятия, а если вдруг потянет к «Пентиуму», там уже Галахер раскладывает пасьянс «Солитер». Не полезешь же на Галахера с кулаками.
        Просмотрев электронную прессу за последнюю неделю, Робинсон призадумался. Как следовало из криминальных сообщений, во многих городах произошли странные, ничем не мотивированные убийства, сопровождаемые изъятием головного и спинного мозга жертвы. Куда потом девалось это добро - непонятно, главное, что преступления были идентичными, а расчленения совершались сверхострым инструментом с очень большой точностью. Патологоанатомы все как один утверждали, что тут работает группа блестящих хирургов, движения которых выверены до миллиметра.
        Еще, кстати, это напоминало нашумевшее потрошение коров, в силу своей бессмысленности и скрупулезности приписанное неуловимым инопланетянам.
        Данные преступники также были неуловимы.
        Но не это было главное. Жертвы на прижизненных фотографиях напоминали то Шоммера, то Галахера, то Робинсона. Роботы не просто убивали, они забирали мозги.
        - Ну, что скажешь? - спросил Робинсон у приткнувшейся рядом Модели. - Что там придумал твой Эрияур?
        - То, что ты прочитал, - ответила Модель.
        - Зачем? Рассказывай о нём подробнее, - потребовал Робинсон.
        - Я лучше расскажу сказку, - помолчав, отозвалась Модель. - А ты, милок, не перебивай…
        Старому и малому известно, что ангел Люцифер за грехи тяжкие был сброшен с неба. И имелось у него преданное окружение, которое последовало за ним. Долетели они до самого низа и там обосновались, а низ этот, между прочим, находится в чреве Земли, так что падшим ангелам до народов земных оказалось много ближе, чем Отцу небесному.
        Надзирать за людьми Люцифер приказал ангелу из своего окружения, ставшему, как и все падшие, демоном, которого отныне стали называть Гагтунгром.
        А была у людей общая Эфирная Душа, которая ходила по белу свету да скорбящим и болящим песни пела, и те излечивались. Но поскольку Души этой никто никогда не видел, то её как бы не было, не берегли Душу-то.
        Вот и не уберегли, Гагтунгр снасильничал. И родила Душа двух младенцев: Урияра и Эрияура. Гагтунгр её в темницу заточил, чтоб выкармливала, как положено, а не бродила по белу свету, и с этих пор заимел он над людьми огромную власть.
        Младенцы выросли и стали опорой своему папе, Гагтунгру, то есть. Они шустрые были, эти Урияр с Эрияуром, не в пример своему папаше, который заляжет в какой-нибудь теплой полости и замрёт. Братья повелевали всей подземной нечистью, гоняли её только так, и нечисть зло своё срывала на людях, поскольку было ей известно, что братья по матери в родстве с человеческим племенем. Люди в свою очередь озлоблялись, начинали драться промеж собой. Дерутся и дерутся, и поминают Гагтунгра недобрым словом.
        А оно, видишь ли, когда Гагтунгра вспоминают, да еще недобро, то он серчает, начинает крупно пакостить, так что между людьми получается прямо-таки сплошное смертоубийство, но тут вмешивается Господь и укрощает демона.
        Такой вот круговорот в природе.
        Ну а потом случилось то, что и должно было случиться: в отпрысках начала проявляться светлая сущность Эфирной Души. Потянуло их на благое. Урияр-то, как более твердый, противился, затыкал в себе доброе, а Эрияур ему: ну чего ты, брат, грех людям гадить, они и без того маленькие да несчастненькие. Давай, мол, лучше, брат, маманю освободим. И ей хорошо, и нам, и людям тоже.
        Короче, донимал он Урияра, донимал, тот взял и донес на него Гагтунгру. На что тот сказал: вот фрукт растет. Наказал бы я его, фрукта, да рука не поднимается, своя всё же кровь. Велю я тебе, сынок: всыпь хорошенечко отступнику и передай, что ежели еще артачиться будет, то лично я, папа, за себя не ручаюсь.
        Пришел Урияр к Эрияуру и заявляет: так, мол, и так, ежели ты, брат, не изменишься, то велено тебе всыпать по первое число. Велено папенькой, а его слово, сам знаешь, закон.
        Это в тебе гордыня играет, отвечает Эрияур. Наш папенька такой же демон, как и мы с тобой, а истинный наш Отец на небе.
        Ах, ты так, говорит Урияр, и в драку.
        Дрались они три дня и три ночи, и всё это время Землю страшно трясло. Реки вышли из берегов, смерчи закрутились, ураганы налетели, вулканы проснулись.
        И кулаками братья друг друга охаживали, и плескались огненной лавой, и за волосы таскали, и ногами пинались, и в глаза кольями тыкали - никак один другого одолеть не могут. Равные по силе.
        Бились, бились, всё под землей вверх дном перевернули, и добрались до каменного саркофага, который еще от позапрошлой цивилизации остался. В нём смертельное оружие хранилось.
        Урияр этот саркофаг цоп - и брату по голове, по голове. От ударов каменный предмет развалился, какой же предмет выдержит, когда им демона по башке лупят, из него выпало смертельное оружие и прямо Эрияуру в руки. Да так ладно попало, что палец оказался на спусковой кнопке. Эрияур-то возьми да нажми. Урияр в пыль превратился, оружие от старости на куски разлетелось, а Эрияуру голову и руки напрочь оторвало. Оно, без головы-то, без рук, для такого демона не смертельно, но с сообразительностью получается туго и чесаться нечем. Короче, тупости он стал неимоверной, а обликом страхолюден.
        Явился он к папе, объяснил телепатемами, что да как, и попросился на волю, в земной мир. Тошно, мол, уже под землей-то. Погоревал Гагтунгр, погоревал, но казнить убогого не стал, решил отправить навечно в земную ссылку.
        Выстроил в океане остров, внедрил в него сына, заставил подземных игв, которые в технике сильны, сделать так, чтобы Эрияур видел и слышал.
        Тело Эрияура намертво вмуровано в этот остров, не удерешь. Голова его, глаза и уши - суперкомпьютер, телекамеры, микрофоны. Руки его - изделия, им сотворенные, то есть роботы и механизмы.
        Вот такая, дружок, сказочка. Хочешь - верь, хочешь - не верь…
        Рассказано это было писклявым детским голоском, с гнусавыми подвываниями, поскольку сказка, а то, напротив, скороговоркой. Получилось забавно. Робинсон слушал и ухмылялся, хотя, в общем-то, ухмыляться тут было нечему, ибо похоже было на правду. На странную, непривычную, метафизическую правду, которая как-то потихоньку входила в жизнь.
        - А ты молодец, Мо, - сказал Робинсон. - Нахваталась от людей всяких словечек. Говорок у тебя, понимаешь, этакий, своеобразный, не соскучишься.
        - С кем поведешься, - пропищала Модель.
        - И всё же, - сказал Робинсон. - Что придумал Эрияур?
        - Что может придумать демон, когда за кем-то гоняется? - ответила Модель. - Только что-то ужасно кровожадное.
        - Спасибо, подруга, успокоила, - сказал Робинсон.
        Глава 16. Эксли-Шоммер
        Жарища тут, в Майами, несусветная. Это в кино красиво, когда загорелые тела, синий океан, белые отели и паруса. На деле это длинный липкий день, сонная одурь, мухи и вездесущий аромат дезодоранта. Без дезодоранта здесь делать нечего, душ не спасает, а всё время торчать у моря - увольте. На солнце мозги начинают плавиться.
        Шоммер снимал номер в отеле - не большой и не маленький по здешним меркам: три комнаты, туалет, ванная. В глаза не бросалось. «Ягуар» стоял в отдельном боксе платного гаража, и это было очень удобно, поскольку дверь бокса дополнительно запиралась на кодовый замок. То есть, мало подобрать ключ, нужно было еще знать код. Естественно, деньги Шоммер хранил в запертом багажнике, а не в прикроватной тумбочке.
        Кстати, один русский умник как раз и хранил свои ворованные денежки (не все, конечно, лишь малую часть) в прикроватной тумбочке. Именно в этом отеле. День хранил, два, потом хвать, а там вместо долларов стоптанные мужские ботинки. Даже не ботинки - ботинищи.
        Русский обратился с претензией к администрации отеля, а те ему в ответ: «Прислуга у нас вышколенная, сэр, чужого не берет. Ищите среди своих дружков, кто носит такой размер».
        О данном казусе Шоммер прочитал в информационном бюллетене, издаваемом администрацией отеля.
        Здесь, в отеле, отдыхало много аппетитных дамочек, но, к сожалению, все они были либо с мужьями, либо с друзьями. Увы, новая внешность имела свои минусы - дамы не больно-то заглядывались на Шоммера. Да, высок, да, статен, но что-то не то. Рожа туповата, как у каменщика, как у могильщика.
        «Да вы чо, бабы? - мог бы им сказать Шоммер. - Разве дело в морде? Вам ли не знать? Опомнитесь, и ко мне в очередь по одной».
        Великой силы был мужик.
        Однако дамы были какие-то зашоренные.
        Потом Бог смилостивился - в отеле разместилась группа пловчих из олимпийской сборной. Эти сразу узрели в Шоммере мужскую стать, встали в очередь, сегодня одна, завтра другая, послезавтра третья. И так, понимаешь, приохотились, что уже через неделю передрались между собой. Каждая заявляла свои права. Мой - и всё тут. Руководителям сборной пришлось срочно свернуть тренировочный процесс и увезти девушек на какую-то зимнюю базу.
        Вообще-то, так оно было лучше, Шоммер к этому времени малость притомился. Шутка ли - вступить в схватку с тренированной спортсменкой. У неё дыхалка, выносливость, неуёмность. А когда их дюжина, и каждый раз приходит новенькая, отдохнувшая, готовая к заплыву на длинную дистанцию, тут уже, охо-хо, тяжеловато.
        Итак, спортсменок срочно увезли, а другие дамы, прежде воротившие от Шоммера нос, будто прозрели. Оглаживают его взглядами, тонко улыбаются, подмигивают. Видать, слух от пловчих просочился.
        Появился, так сказать, выбор, ассортимент. Жизнь влилась в своё русло.
        На сей раз Шоммер решил не разбрасываться, а облюбовал загорелую и веселую грудастую красотку по имени Джина, которая ради него с легкостью рассталась со своим веселым загорелым другом греком Деметрусом.
        Вот это уже больше было похоже на приятный отдых. Джина была девица легкая, неожиданная, глядишь, день прошел, а она как-то даже не надоела. Потом наступала ночь, волшебная южная ночь с черным бархатным небом, которое заглядывало в спальню через распахнутое окно. Была гибкая, нежно лепечущая Джина, и это уже была совсем другая Джина.
        Утомившись, они засыпали. Сон у Шоммера был глубок и безмятежен. Утром его поцелуем в губы будила Джина. Дыхание у нее было чистое, как у ребенка, хотя она еще не вставала и зубы не чистила.
        Она обладала и другим замечательным качеством - не потела даже во время длительной скачки, а как её Шоммер гонял, как гонял. Сам был в мыле, она же, трудясь не меньше его, оставалась сухой, и кожа её была шелковистой, источающей тонкий аромат.
        Это было удивительно, не встречал еще Шоммер таких женщин. Тем, прошлым, нужно было мыться с мочалкой, опрыскиваться духами и жевать какой-нибудь глупый «Дирол».
        Однажды ночью Шоммер проснулся и поначалу никак не мог понять, откуда доносится эта едва слышная, завораживающая, усыпляющая музыка, от которой никак не разлепишь веки и того и гляди вновь кувыркнешься в объятия Морфея, хотя мочевой пузырь, знаете ли, это такой господин, с которым не шутят. Джина тихо и мерно дышала. Вот в выдохе её начала различаться какая-то хрипотца, вот в хрипотце этой, если здорово прислушаться, проявились далекие-далекие, прямо-таки запредельные голоса.
        Шоммер заставил себя открыть глаза, приподнял голову над подушкой. Всё это было - и музыка, и хрипотца, и всё это исходило от Джины. Он кашлянул, зашевелился. Музыка тотчас смолкла, а Джина сказала сонно: «Ну, ну, успокойся, дорогой. Спи».
        Он слетал в туалет, лег на свое место и подумал вдруг, что у «них» промашек, пожалуй, больше, чем у людей. Любой конструктор, тайно внедряя в массы человекоробота, обязательно позаботился бы о его «человеческих» проявлениях. Он бы у него и потел, и вонял, и плакал бы крокодильими слезами. Иначе грош цена такому конструктору.
        И еще он подумал о том, что везет ему, как утопленнику. Из огромной массы всамделишних баб выбрать робота. Уржаться можно…
        Утром он не смог себя пересилить: что-что, а заниматься любовью с железякой - это было выше его сил. То же, что с надувной куклой.
        «Сматываться надо», - мрачно подумал он, вырываясь из жарких объятий Джины. Она была сильна, не больно-то вырвешься, но он переборол её, встал.
        - Я не понимаю, - сказала она.
        - А что тут понимать? - жестко ответил он, натягивая плавки.
        - Джим, ну нам же хорошо, - сказала она. - Джимми.
        Он промолчал.
        - Тебе плохо со мной? - спросила она с недоверием.
        - Зачем вы шляетесь среди людей? - произнес он. - Думаешь, я пенек с ушами?
        - Чем я хуже глупой потной телки? - сказала Джина, принимая на кровати эффектную позу. - Провели вместе пару недель и разлетелись в разные стороны в свою жизнь. Я за тебя цепляться не собираюсь. Дуру нашел.
        Нет, ну надо же извращенка какая. «Чем я хуже глупой потной телки?» Да тем уже хуже, что ненастоящая, суррогатная. Это то же, что любить, как женщину, какую-нибудь красивую машину, которая с готовностью повинуется каждому твоему жесту. Патология это, дефективность.
        - Я спрашиваю - что вы делаете среди людей? - хмуро повторил он. - Как полицейский спрашиваю.
        Ах, вот это не надо было говорить. Это для «них» уже зацепка.
        - Да ладно тебе, - сказала Джина. - Какой ты полицейский? Будет полицейский в машине хранить триста миллионов.
        - Кто ты? - спросил несколько обалдевший Шоммер.
        Глава 17. Паркер-Галахер
        Единственным из друзей, кто тащил за собой память о прошлом, был обстоятельный, всё взвешивающий Боб Галахер. Может быть, он потому и тащил за собой эту память, что прошлое как бы было эталоном, с которым можно было сравнивать настоящее. Эталон этот должен был быть идеальным, поэтому Галахер копался в прошлом, как в бабушкином сундуке, оставляя крепкие, надежные вещи и выбрасывая трухлявые, сомнительного качества. Вернее, он стремился это сделать, и иногда это у него получалось, а в основном не очень.
        Вследствие этого тормозящего качества, он запросто мог бы прослыть тугодумом, но дело в том, что, как правило, немногословный Галахер, хорошенечко всё обдумав, изрекал истину. Это, учитывая специфическую внешность Галахера, к которой идеально подходила поговорка «Сила есть - ума не надо», убивало насмерть.
        В Нашвилле Галахер снял скромную трехкомнатную квартиру и с неделю жил себе спокойно, почти никуда не выходя и стараясь урыть поглубже воспоминания об острове, покуроченных им, Галахером, роботах и расчлененных громилах. Воспоминания, однако, пунктуально возвращались, и он, поняв, что вариться в собственном соку плохо, направился в народ, то бишь в привычный тренировочный зал.
        Всё здесь было, как положено: тренажеры, штанги, гантели, хорошая вентиляция, уносящая тяжелый запах пота, - вот только с женщинами был явный перебор - раза в два больше, чем мужчин. Качались, стервы, как помешанные.
        Стервы и есть: хари, что у ведьм, только клыков не хватает. И чуть что - в драку.
        Не любил Галахер женщин, отдавших себя бодибилдингу, это были на три четверти мужики.
        Где-то на двадцатой минуте, когда он отдыхал между упражнениями, подошел молодой квадратный негр, сел рядом на скамеечку и, белозубо скалясь, сказал:
        - Не сердись, друг, но фигурой ты вылитый Боб Галахер. Только Галахер уже есть Галахер, так что ты качай ноги, что ли. Или трицепсы. Чтоб отличаться.
        - Джон Паркер, - Галахер сунул негру руку.
        - Энди Ланкастер, - сказал негр, ответив крепким рукопожатием.
        - Тот самый Ланкастер? - уточнил Галахер, хотя слыхом не слыхивал о таком.
        - Тот самый, - озадаченно ответил негр, поскольку нигде никаких мест еще не занимал. Не успел еще.
        - Я, Энди, на сцену не лезу, - сказал Галахер. - Так что мне плевать, на кого я смахиваю. Понял?
        - Это ты зря, друг, - укоризненно произнес Ланкастер. - Фигура у тебя классная. Мы тут сразу тебя заприметили. Откуда ты, друг? С Галахером случаем не знаком?
        - Не знаком, - коротко ответил Галахер, давая понять, что на этом разговор окончен.
        Ну и нюх у ребят, подумал он, оставшись один на один со штангой. В момент срисовали. Хоть никуда не выходи.
        Потом уже, дома, наворачивая бифштексы с луком и хорошо прожаренной картошкой, запивая добрым датским пивом, он вспомнил этот эпизод и, проведя аналогию, как-то незаметно перескочил мыслями на роботов-преследователей. Тут, наверное, дело вот в чём. Когда начинаешь о них думать, излучаешь какую-то определенную вибрацию, которая тут же ими фиксируется. Типа того, как если уставиться Ланкастеру в затылок и думать: ну и осел же ты, приятель, - тот начнет нервничать и озираться, ибо уловит направленную на него вибрацию. А ведь у роботов детекторы, или как их там, много мощнее, чем органы чувств у человека.
        Значит, не нужно о них думать. Но как о них не думать?..
        На следующий день Галахер поздоровался с Ланкастером, как со старым знакомым. После тренировки Ланкастер подошел к нему и сказал:
        - Послушай, Джон. Тебе нужно обязательно встретиться с моей бабушкой.
        - Это зачем? - осведомился Галахер, направляясь в душ.
        - Тебя что-то гложет, Джон, - сказал Ланкастер, следуя за ним. - Бабулька непременно поможет. Она у нас классно раскладывает карты.
        - С чего ты взял, что меня что-то гложет?
        - Взгляд у тебя пустой. Так бывает, когда много думаешь о своём.
        Они вошли в душевую, стянули плавки, включили душ. Разговаривать здесь было бесполезно - вода шумно стегала во всех кабинках.
        А что бы, собственно, не пообщаться с бабулей? - подумал Галахер. Чем возвращаться в конуру. Поднадоела малость конура-то, сижу, как червяк в яблоке. Вот жизнь, а? И деньги есть, и времени навалом, а живешь, как крот.
        - Эй, Энди, - заорал он, перекрывая шум воды. - Ладно.
        - О-кей, - проорал в ответ Ланкастер…
        Ланкастеру жуть как понравился «Ягуар». Усевшись рядом с Галахером на вместительное кожаное сиденье, он уставился на шикарную приборную доску с многочисленными кнопками и ползунками, восхищенно поцокал языком и пробормотал совсем как мальчишка: «Чтоб мне лопнуть».
        Ланкастеры жили в большой четырехкомнатной квартире. Одну комнату занимали родители, которые сейчас были на работе, одну бабушка, одну, самую маленькую, Энди, оставшаяся была общей. Не сказать, чтобы жили бедно, квартира была неплохо обставлена, но и не больно-то богато. Компьютера не было, на единственной машине, стареньком «Ровере», ездил папаша, Энди к машине не подпускали.
        Кстати, Энди, несмотря на его внешнюю возмужалость, едва стукнуло семнадцать.
        Бабушка у Энди была маленькая, седенькая, говорящая неспешно, взвешенно.
        Гадать сели в большой комнате за стол, накрытый бархатной скатертью, под громадный абажур.
        - Энди у нас вундеркинд, - сказала бабушка, неторопливо тасуя карты. - Говорит - зачем мне школа, если я буду чемпионом? Читать-писать, мол, умею, считать тоже. Зачем мне биология на подиуме? Вот вы, Джон, тоже спортсмен. Вам на подиуме понадобилась биология?
        - Нет, - ответил Галахер, с ухмылкой посмотрев на юного оболтуса. Энди в ответ ощерился и покрутил пальцем у виска: совсем уже, дескать, от старости свихнулась.
        - А то еще есть вундеркинды, которые лбом кирпичи расшибают, - продолжала бабушка, раскладывая карты на кучки, откладывая в сторону верхние, вновь собирая в стопку и вновь раскладывая на кучки. - Этим, наверное, и читать-писать не надо. Голова-то совсем не для этого нужна, а чтобы кирпичи расшибать. Верно, Энди?
        - Не отвлекайся, бабуля, - сказал Энди и подмигнул Галахеру: вот, мол, бабуля заливает, ухихикаешься. Совсем уже крыша поехала.
        Бабушка начала споро раскрывать карты. Разложив их перед собой веером, она помолчала, изучая расклад, потом сказала:
        - Ну что, молодые люди, начнем?.. Вы, сэр, человек очень богатый, но богатство ваше какое-то странное - висит между землею и небом и не больно-то им распорядишься. У вас, сэр, дирижабль, набитый ворованными картинами?
        - Нет, что вы, - скромно ответил Галахер.
        - Вот тут рядом с вами три молодых человека, - сказала бабушка. - Вы весьма близки. Извините, сэр, вы не голубой? Я слышала, штангисты этим балуются.
        - Упаси Бог, - ответил Галахер. - Гадость какая.
        - Я вам верю, Джон, - сказала бабушка. - Просто когда рядом в раскладе не девы, а мужи, да еще трое, да еще указывающие на тесную связь, поневоле призадумаешься. Но я вам верю.
        - Мы дружим с детства, сейчас временно расстались, - ответил Галахер. - Но нас трое, а не четверо.
        - Трое-четверо - это достаточно близко, согласитесь, - сказала бабушка, вглядываясь в карты. - И всё-таки, богатство ваше сомнительного свойства, молодой человек. Если вам неприятно слушать, скажите.
        - А? - встрепенулся Галахер. - Продолжайте, продолжайте, мэм.
        Энди Ланкастер смотрел на него с восхищением. Вот это да! Вот это закруточки! Кто бы мог подумать.
        - Богатство притягивает к вам какие-то силы, - сказала бабушка. - Тут джокер, а джокер не может быть человеком. Признайтесь, сэр, вас преследуют? Вы от кого-то или от чего-то драпанули? Можете не отвечать, но если ответите, я скажу, кто вас преследует.
        - Драпанул, - ответил Галахер.
        - Здорово, - пробормотал Энди.
        - Вы верите в НЛО, в инопланетян? - спросила бабушка. - В подземную цивилизацию? В псевдолюдей?
        - Некоторых я видел, как вас, мэм, - ответил Галахер.
        - Именно эти силы вас и преследуют, - сказала бабушка. - Теперь я понимаю природу вашего богатства. Вы взяли у «них» что-то, «им» принадлежащее. Это то же самое, сэр, что взять что-то с кладбища. За этим придут.
        - Класс, - выпалил Энди. Нравилось ему это, ох как нравилось.
        - Вот что значит молодой негр - сплошные эмоции, - сказала бабушка и вгляделась в карты. - Ага, вот и дамы. В ближайшем будущем возможно насилие от дам. Уж не знаю, приятно это будет или не очень, но я бы на вашем месте поостереглась. Так, дальней дороги нет, казенного дома нет. А теперь скажите-ка мне, сэр, не являлся ли вам во сне серебристый человек?
        - Нет, - ответил Галахер.
        - Странно, в картах присутствует лунный человек, - сказала бабушка. - Знаете, что это такое?
        Глава 18. Память мы тебе закоротим
        Проснувшись, Лео Леванди открыл глаза. Сквозь серый полумрак угадывался высокий каменный свод. В следующее мгновенье зрение прояснилось, полумрак рассеялся, и Леванди увидел, что свод имеет форму купола, идеально ровного купола, и выкрашен в белый цвет. А может, он не был выкрашен, может, он изначально был белым.
        Далее, будто по команде, будто из ушей вынули вату, заработал слух. Что-то неритмично затикало, раздались шаги, коротко пропиликал какой-то электронный инструмент и механический голос сказал:
        - С прибытием, приятель.
        Распростертый на отшлифованном каменном постаменте Леванди приподнял голову.
        Он находился в маленьком отсеке с невысокими стенами из белого мрамора. Вокруг угадывалась огромная пещера, в которой происходило что-то своё, незнакомое и непонятное. У изголовья стоял и смотрел на него гигант с грубым длинным лицом, в мокром резиновом переднике.
        - Привет, Лео, - сказал гигант густым механическим голосом. - Я Мамаут.
        Леванди вспомнил вдруг то, что предшествовало его появлению в пещере и, опустив голову, закрыл глаза…
        Было еще светло, и улицы были полны народа, а человек этот, совершенно незнакомый, самой заурядной внешности, шел и шел за ними, и Мария сказала: «Лео, сделай что-нибудь, этот козел никак не отстает», - и Леванди показал ему, что перережет глотку. Просто так показал, чтоб отстал. У него, у Леванди, и ножа-то при себе не было, сроду не имел при себе ножей, хотя все, кто узнавал, что он итальянец, сразу начинали смотреть на него, как на мафиози. А какой же он мафиози? Ученый не может быть мафиози, будь он трижды итальянец.
        Тип этот как-то потерялся сзади, потом возник в пустом переулке, вывернулся, как чертик, из-за мусорных баков в двух шагах впереди, и в руке у него был кривой сверкающий нож, и от него было не уйти, потому что он тут же ударил в живот, после чего повернулся к Марии. И она закричала…
        Леванди замычал, а Мамаут сказал деловито:
        - Спокойно, спокойно, Лео. Всё хорошо. Благодари Бога, что получил оболочку, а то бы гнил где-нибудь на свалке.
        - Где Мария? - спросил Леванди. Язык плохо повиновался ему, видать оболочка была не из лучших.
        - Зачем тебе теперь Мария? - сказал Мамаут. - Зачем тебе, бессмертному, какая-то недолговечная баба?
        - Лучше бы я гнил на свалке, - произнес Леванди.
        - Память мы тебе, пожалуй, закоротим, - сказал Мамаут. - Болтаешь много и не по делу. Ошиблись мы с тобой, приятель. Не за того приняли. Но ты тоже сгодишься, вот только память малость закоротим.
        Он положил большую холодную ладонь на глаза Леванди. Она была как камень, эта ладонь, как невыносимо тяжелый камень…
        Пять минут спустя Лео очнулся. Где-то глубоко внутри него бился кто-то маленький-маленький, кто воспринимался, как надоедливо зудящая мошка.
        - Как звать? - строго спросил некто громадный в мокром резиновом фартуке.
        - Лео.
        - Встань, Лео, - разрешил гигант.
        Лео встал, осмотрелся. На мокром постаменте, там, где он только что лежал, имелись кровавые потеки.
        - Это мы сейчас, - сказал гигант, окатывая постамент водой из шланга.
        Лео обрызгало, но он не сдвинулся с места.
        - Порядок, - сказал гигант, бросив толстый шланг на каменный пол. - Идем, представлю Повелителю. Я Мамаут. Кто я?
        - Мамаут, - ответил Лео.
        - Кто такая Мария?
        - Не знаю, - ответил Лео, слыша, как раззуделся кто-то маленький, сидящий внутри него.
        - Хорошо, идём. Представлю.
        Мамаут снял фартук, кинул на постамент. Он был затянут в черную, на молниях, кожу, обтягивающую его глыбообразную фигуру. Ноги у Мамаута были как колонны, руки толщиною с дерево. Лео едва доставал ему до груди. Сознавая своё ничтожество, он молчал в тряпочку.
        Они вышли из отсека, и Мамаут сразу подвел Лео к большому зеркалу. Лео с любопытством уставился на себя.
        Он был строен, одет в трико телесного цвета. Красив. Особенно впечатляли огромные черные раскосые глаза. Конечно, у него не было бугровидных мышц Мамаута, но ноги и руки были хорошо развиты, а плечи широки. Короче, то, что надо.
        Мамаут повел его извилистым переходом вдоль мраморных стен, к которым почти вплотную подступали длинные ряды серебристых стеллажей. Стеллажи кончились, уступив место «вешалкам», в которых в специальных зажимах висели заготовки квазоидов - стандартные, на одно лицо, лицо какой-то фотомодели.
        Пещера была огромна. На взметнувшихся к куполу белых стенах сияли золотые спирали, золотые короны, набранные из драгоценных камней каббалистические эмблемы. В воздухе плавали источающие свет трансформирующиеся фигуры.
        Вокруг вовсю кипела невидимая жизнь. Вот что-то звонко лопнуло и перешло в утихающий свист. Вот что-то бесформенное бесшумно пронеслось над головой. За стенами ходили, бубнили, стучали металлом о камень. Заливисто захихикала какая-то мелкота, им строго сказали «Вот ужо вас», вызвав новый приступ веселья.
        Завоняло серой. «Подземный сектор», - объяснил Мамаут.
        Лео чувствовал, что всё вокруг заполнено животворящим излучением. Излучение было многомерным, многочастотным, объемным и благостным. Оно заставляло все клеточки тела вибрировать учащенно, принося ощущение свежести и упругой силы.
        Мамаут привел его в богато отделанный отсек в центре зала, где в воздухе висел полупрозрачный, начиненный электроникой диск, на котором покоилась похожая на желтую лысину старца полусфера. Диск имел в диаметре около восьми футов, полусфера в основании около шести. По желтой её поверхности пробегали какие-то тени, превращаясь порой в бесформенные пятна и отвлеченные фигуры.
        От диска в пол уходили восемь пошевеливающихся гофрированных шлангов, что делало это сооружение похожим на осьминога.
        - Это Лео, мой Повелитель, - сказал Мамаут.
        - Кто такой? - спросил Повелитель еще более низким, чем у Мамаута, голосом.
        На сфере при этом возникли большие глаза и губы, которые артикулировали в такт произнесенным словам. Но звук шел не изо рта, а откуда-то сверху.
        - Ученый, - ответил Мамаут. - Ядерная физика.
        - Функция, как я вижу, лунный человек, - сказал Повелитель. - Изготовлен вновь? Взят из резерва?
        - Нет, мой Повелитель, - ответил Мамаут. - Восстановлен. Тело принадлежало Крепсу, явившемуся за душами троицы. Это было еще до вашего последнего указа, касаемого данной троицы.
        - А, это который свалился с балкона? - сказал Повелитель. - Пусть занимается прежним делом. А по совместительству контролирует ядерные объекты. Одних диагностов мало.
        - Слушаюсь, мой Повелитель.
        - Где моя Модель? - помолчав, спросил Повелитель.
        - Ищем.
        - Ищите.
        Глаза и губы на полусфере исчезли…
        В небольшом темном гроте, отделенном от пещеры толстой пластиковой дверью, подвергнутый сверхчастотной вибрации Лео сначала умер, а потом воскрес. Воскрес уже в новом качестве, потеряв всё от прежнего сына Адама. Взятые за основу головной и спинной мозг Лео Леванди трансформировались в нетленный орган, ставший базой энергоинформационной системы лунного человека Лео. Всё в его «компьютере» теперь было разложено по полочкам. Знания ядерной физики занимали отдельную папку, здесь же в подпапке хранились сведения о ведущих специалистах в этой области, с которыми в своё время имел контакт физик Леванди. Для Марии в «компьютере» не нашлось ни одного бита.
        Лунный человек Лео был высок, выше прежнего, запакован в серебристый туго обтягивающий комбинезон, на голове его имелся серебристый шлем, а удлиненные черные очки скрывали большие раскосые глаза, в которых плавилось сверкающее серебро.
        Этой же ночью Лео отправился на свое первое задание.
        Глава 19. Ты будешь бегать, как заяц
        - Мне двадцать четыре, - сказал Робинсон. - За это время я наслушался и начитался массу лобуды о всяких там демонах, гоблинах и пришельцах. Ясное дело, я понимал, что всё это сказочки, но послушать тебя - все мы тут дубины стоеросовые, ничего вокруг себя не видящие и ни черта не понимающие. Скажи честно, Мо, то, что я вижу - существует на самом деле или мне это только кажется?
        - Вы видите лишь ту форму, которую объект принимает в вашем третьем измерении, - детским своим голоском ответила Модель. - Уже в четвертом измерении его форма совсем другая, а содержание может иметь совсем иной смысл. Я не говорю уже о следующем, пятом измерении. Самое главное заключается в том, что все эти измерения существуют одновременно. В каждом из них своя жизнь, свои обитатели. Вот и вся премудрость. Да, вы, люди, не видите всего многообразия, однако же оно от этого не перестает существовать.
        - Спустимся на землю, - сказал Робинсон. - Если бы я случайно не наткнулся в Интернете на статейку Донована, мы бы никогда в жизни не попали на Черный Остров. И сроду бы не узнали ни об Эрияуре, ни о его роботах, ни о тебе, Мо. Скрипели бы себе до старости, добро наживали, и так бы и померли, не подозревая о твоем многообразии. Так, поверь, живут все. Может, нельзя нам пока знать об этом многообразии? Может, нас специально ограждают?
        - В точку, - ответила Модель. - Всему своё время.
        - И тем не менее, рядом с нами загробный Эрияур, его роботы. Почему нас от них не ограждают?
        - Гагтунгр и Эрияур - это ваши страхи. Вы сами их взрастили. Были бы вы честны, добры и справедливы, не было бы ужаса перед воздаянием. Демоны питаются вашими страхами.
        - Ладно, Мо, - вздохнув, сказал Робинсон. - Надо с этим кончать. Надо выходить на Правительство.
        - Зачем?
        - Чтобы взорвать этот чертов остров.
        - Не вздумай, - сказала Модель. - В дурдом упекут.
        - Почему? - удивился Робинсон.
        - Потому что специальный отдел в Правительстве знает о лаборатории Эрияура, - ответила Модель. - Информация о лаборатории засекречена.
        Вот оно что, подумал Робинсон. Вот куда мы влезли. Экие глубины открываются. Бедный Донован, нашел что обнародовать - на острове Х возможны подземные залежи золота. А там, черт побери, секретная лаборатория. Этакая тривиальная потусторонняя секретная лаборатория, руководимая обычным демоном. Трудится, понимаешь, пашет во славу Отечества. Всё чин-чинарём, всё официально, оттого и изделия её - человекоподобные роботы - служат в полиции. Правда, об этом мало кто знает, даже сама полиция. А пресса - так вообще в полном неведении. «Трупы расчленены сверхострым инструментом с ювелирной точностью». А как же иначе они должны были быть расчленены, если таковым занимались сверхточные роботы?
        - Что такое делает лаборатория Эрияура, если информация о ней засекречена? - спросил Робинсон.
        - Я уже читала лекцию об окружении человека, - ответила Модель и замолчала, не желая больше распространяться на эту тему.
        Робинсон смутно припомнил «белых» и «черных» роботов, наперебой то открывающих у человека третий глаз, то обучающих колдовству, вспомнил какие-то «сосуды», собственную сороконожку и решил на этом успокоиться до более подходящего момента, когда на Модель нападёт словесный понос.
        Вместо этого он спросил:
        - Если это правительственная лаборатория, то почему за нами охотятся? Сокровища мы уже как бы отдали, секретов не похищали. Кстати, раз уж это правительственная лаборатория, то Национальный Банк обязан был вернуть им сокровища.
        - Отвечу кратко, - сказала Модель. - Это не правительственная лаборатория. Между лабораторией и спецотделом заключено определенное соглашение и только. Правительство не отвечает за долги и утраты лаборатории. Теперь относительно вас троих, голубчиков. Эрияур желает вас встроить в свою архитектонику, так как выделяет вас среди прочих. Вы единственные надули его. Это честь.
        - Хороша честь, - пробормотал Робинсон. - Я выиграл у компьютера в шахматы, после чего он меня зауважал и пожелал встроить в свою систему. Я же там подохну, среди железяк-то, не жрамши. Или он меня будет электроэнергией подкармливать? Благодарю покорно.
        - Напротив, он хочет сделать вас вечными, - сказала Модель. - Приблизить к себе. Я бы на вашем месте подумала.
        - Она бы подумала! - Робинсон встал из-за стола и забегал по комнате. - Неблагодарная. С кем я делю свой тяжкий быт? Кому я верю, как самому себе? Кого пригрел на чахлой груди? Всё, суну голову в духовку. Кинусь в унитаз.
        Модель, обеспокоенно жужжа, принялась летать за ним.
        Он отмахивался, восклицал: «Предательница! Изменница! Кыш от меня, коварная прелестница».
        - Я пошутила, - выбрав момент, пролепетала Модель.
        - Ну и дура, - мгновенно отреагировал Робинсон, которому уже надоело разыгрывать комедию.
        На сей раз надулась Модель. Отлетев в сторону, она сделалась ядовито-зеленой и начала издавать звуки, обозначающие презрение. Она говорила: «Пфе. Хм. Пщщщ. Фу. Хо-хо-хо. Хэ-хэ-хэ. Бумц».
        Робинсон, усевшись на диван, усердно зевал, не обращая на неё никакого внимания.
        - Сам дурак, - сказала наконец Модель. - А я знаешь, какая умная? Я Пифагору подсказала систематику чисел. Слышал о Пифагоре? Я Македонскому выстраивала линии атаки. Знаешь такого? Я Нострадамусу показывала будущее. О Нострадамусе слышал? Известна тебе эта знаменитейшая фамилия? Я ужасно умная.
        - Тогда предскажи моё будущее, - ухмыльнулся Робинсон.
        Модель помолчала, прицениваясь к нему, потом сказала:
        - Ты будешь бегать, как заяц.
        - От тебя, что ли?
        - Это уже второй вопрос.
        Глава 20. Ваша взяла
        - Кто я? - переспросила Джина. - Сядь в кресло, Джим, а то стоишь в этих плавках, как укор совести.
        Шоммер сел в кресло.
        - Давай лучше спросим, кто есть вы? - сказала Джина, возлежащая на кровати в весьма соблазнительной позе. - И по какому праву узурпировали Землю?
        - То есть, как? - удивился Шоммер. - Живем мы тут.
        - Что от вас бедняжке Земле? - сказала Джина. - Вы - туповатые, похотливые существа, объявившие себя царями Природы, насилуете несчастную Природу самым нещадным образом. Мало того, что вы всё вырубаете, выкачиваете, высасываете, у вас еще руки худые, как у последних дурней. То у вас горят леса, то шахты рвутся, то нефть разливается. Всюду проплешины от вашей деятельности, мусор и вонь. Хорошо же вы живете.
        - Как умеем, - кисло ответил Шоммер. Джина была права.
        - Поехали дальше, - сказала Джина. - Вы любите объявлять себя избранными. Например: вы, земляне, единственные разумные существа во Вселенной. Почему? Потому что на ваши идиотские радиозапросы никто не отвечает. Хоть стой, хоть падай. Кто же вам ответит, если прочие давно уже ушли из трехмерного мира? Повзрослели и ушли. Но вы этого понять не хотите, поэтому скоро объявите себя царями Вселенной и будете насиловать уже её. Свалки - в космос, радиационные отходы - в космос. Провозгласите, что Земля - живым, и будете умерших хоронить в космосе. Всё равно ведь ничей, то есть ваш. Самозванцы вы. Нечего вам на Земле делать.
        - Ну, ты гвоздишь, - сказал Шоммер. - Ну, ты пули отливаешь. Тебе, милая моя, нужно в проповедники. Пафосу в тебе, как молока в корове.
        - Не нравится? - Джина ухмыльнулась. - Тогда нечего дурить. Марш в постель.
        - Пара вопросов, - сказал Шоммер, не трогаясь с места. - Первый: вы будете вместо нас?
        - Будем.
        - А по какому праву? Вы что - тоже Божьи твари?
        - Мы клонированы, как и вы, - сказала Джина. - Или ты уверен, что вы произошли от обезьяны? Что же касается одухотворяющих матриц, то они у нас и у вас одинаковые. В чем между нами разница? В том, что мы лучше приспособлены к этому миру. Мы здесь рождены, а пришельцы-то на самом деле вы. Мы угодны Земле, мы её обустроим, как игвы обустроили подземное царство, от вас же, лиходеев, она хочет избавиться.
        - Запугала ты меня, аж жуть, - сказал Шоммер, вставая. - Ладно, подвинься. Чего терпеть-то, если матрицы одинаковые?..
        Потом уже, в ресторане, где они уплетали нежных омаров, к ним за столик подсел веселый грек Деметрус, да так и прилепился, шутя и балагуря. Так с ними потом и таскался.
        День был какой-то странный, кувырком. Они ходили из бара в бар, пили в своё удовольствие, помаленьку набираясь, ржали, дурачились, в общем напрочь вышли из обычного графика. Посуду не били, но вели себя эпатажно, вызывая косые взгляды барменов.
        Шоммеру нужно было выплеснуть свои эмоции, и он их щедро выплескивал. Джина и Деметрус прекрасно подыгрывали. Зачем им это было нужно - непонятно. Шоммер подозревал, что Деметрус того же поля ягода, что и Джина. Им-то зачем выплескивать эмоции, которых быть не должно? Но они подыгрывали, и слава Богу.
        К вечеру они изрядно нагрузились, и в очередном баре подрались с еще более пьяными морячками.
        Морячков было семеро. Чтобы выделяться среди прочих, не морячков, они были в белых моряцких шапочках. По поводу этих шапочек и прошелся шаловливый Деметрус, найдя их похожими на миски для собачьего корма.
        Разумеется, ближайший морячок, сидящий на прицепленном к стойке стульчике, развернулся и дал ему в глаз. Деметрус сатанински захохотал и дал в глаз морячку, сшибив его со стульчика.
        Морячок улетел под стол, но быстро оттуда вылез. Тем временем грек сцепился уже с другим морячком - жилистым и прыгучим. Еще один поспешил прыгучему на помощь, но его перехватил Шоммер. Незаметно как в драку была вовлечена Джина, которая работала кулаками не хуже Деметруса.
        В зале поднялся визг.
        Первый морячок, тот, что побывал под столом, подобравшись сзади, треснул Деметруса по голове пустой бутылкой. Грек упал, морячок начал отплясывать на нем джигу. Прыгучий, которого Деметрус успел послать в нокаут, очнулся, поднялся с пола и присоединился к товарищу. Джигу он отхватывал не так резво, заплетались еще ножки-то, однако топал старательно.
        Морячки владели боксом, но не как чемпионы, а где-то на четверочку. Однако при этом все они были физически крепки, резки и феноменально держали удар. Дашь такому в пятак, он укатится куда-нибудь, потом с криком бежит назад. И молотит, молотит кулаками по воздуху, как заведенный, устанешь уворачиваться. Глядишь, не увернулся вовремя - он и попал, паршивец. А кулачки-то с арбуз, трудовые.
        Шоммер понимал, что ситуация не в их пользу. Он уже свалил двоих, свалил надежно, намертво, но оставались еще пятеро. Деметрус лежал на полу и не шевелился, и это было плохо. Против Шоммера дрались сразу четверо, пятый сражался с Джиной. Сражался на полную катушку, норовя засветить кулачищем в глаз или челюсть. Несчастная нежная Джина.
        Шоммер чувствовал, что начинает уставать - не было у него моряцкой закалки, но вот один морячок попался на прием, затем через несколько секунд другой. Первому Шоммер своротил набок нос, второму вывернул в суставе руку. Кровавые сопли, мат. Всё, это не бойцы.
        Тем временем Джина, звонко крикнув, ударила ногой в кадык своего противника. Тот захрипел, взявшись за горло, встал на колени, потом лег. Ай да Джина.
        За какие-то несколько секунд положение выровнялось, против них были двое, и один из этих двоих неожиданно сказал:
        - Всё. Будя. Ваша взяла.
        И опустил кулаки. Второй тоже опустил. Оба стояли, тяжело дыша, приходили в себя, смотрели не в глаза - в сторону. Понять их было можно - всемером сдались трем штатским, один из которых баба.
        - Ну и ладно, - сказал Шоммер. - Разбегаемся, а то полиция на носу.
        Действительно, к бару уже подъезжал полицейский «Кадиллак».
        Шоммер взвалил на плечо Деметруса, отпихнул стоящего на дороге бармена, нырнул в дверь рядом со стойкой и очутился на кухне. Здесь были двое поваров с негритянкой-поварихой, которые немедленно показали, где запасной выход. Сзади ходко шла Джина, за нею поспешали пятеро морячков, несущие на плечах двух своих так и не пришедших в себя товарищей.
        Выскочили на задний двор, оттуда в пустой переулок и какое-то время бежали вместе, потом Шоммер с Джиной свернули направо в проходной двор, а морячки налево. Никто, кстати, их не преследовал, хотя хозяин заведения, требуя компенсации, настаивал на этом. Полисмены, а их было двое, посоветовали ему заткнуться. Не велик урон - поднял столы да стулья, помыл полы - и всё. Их можно было понять - кто же вдвоем преследует десятерых, к тому же пьяных и драчливых?..
        - Сюда, - сказала Джина и постучала в металлические ворота.
        В ответ ни звука, потом раздались шаги, и глуховатый мужской голос спросил:
        - Кого принесло на ночь глядя?
        - Это я, Джина, - сказала девушка.
        Лязгнул засов, щелкнул замок, и ворота приоткрылись. При скудном свете Шоммер рассмотрел крупного пожилого мужчину в легкой рубашке и шортах.
        - Кто с тобой? - спросил мужчина, стоя в проходе.
        - Это Джим, Вилли, - ответила Джина. - Он всё знает.
        - Всё знает и на свободе? - проворчал Вилли, отходя в сторону. - Что с Деметрусом?
        - В драке потоптали, - ответила Джина, заходя вслед за нагруженным Шоммером.
        Вилли закрыл ворота и показал рукой на стоящий в глубине двора длинный, поблескивающий под луной ангар. Двор, окруженный высоким бетонным забором, был огромен, не двор, а дворище. Сплошь заасфальтированный. Кроме металлического ангара здесь была еще пара каменных построек, в каждой из которых без труда уместилось бы с полдюжины пожарных машин.
        Ангар, как водится, имел большие въездные ворота, но они зашли через калитку и очутились в помещении, где, очевидно, должен был сидеть дежурный. Вот у дверей его стол, на столе журнал, ручка, телефон, лампа. Был здесь также старинный диван, полка с книгами, и на этом всё. Вглубь ангара за очередные закрытые ворота уходили утопленные в пол рельсы.
        Шоммер уложил Деметруса на диван и с облегчением вздохнул. Упарился он с этим Деметрусом, семь потов сошло. Тяжел оказался поверженный грек, а тащить его пришлось почти на окраину, чуть ли не милю. Ну полмили - это уж точно. Деметрус лежал и не дышал, задрав в потолок острый подбородок. Что, выходит, мертвого тащил?
        Вилли, приоткрыв ворота, ушел в ангар и вернулся с белой больничной каталкой на резиновых колесах. Шоммер помог ему погрузить на каталку Деметруса, после чего сел на диван. О, блаженство, как приятно просто сидеть и ничего не делать, но Джина сказала: «Чего расселся-то? Ты должен это видеть», - и взяла его за руку. Пришлось встать.
        За воротами всё было по-другому, не так, как представлялось. Поначалу был тамбур, этакий обычный, выкрашенный суриком тамбур, а за ним открылся ослепительный зал с золотыми спиралями на стенах. Сложные белые агрегаты, заставленные приборами столы, стеллажи вдоль правой стены, содержимое которых закрыто пластиковыми шторами, ряд комнат вдоль левой.
        Сразу вспомнилась пещера на Черном Острове, короткое видение, золотые спирали на белых стенах.
        Вот черт, подумал Шоммер. Замкнутый круг. Откуда убежали, туда и прибежали.
        Вилли тем временем завез каталку в одну из комнат, оказавшуюся операционной, с помощью Шоммера перегрузил тяжелого Деметруса на тумбообразный операционный стол, принялся сдирать с него штаны и рубашку. Интересно, он слышал о таком понятии, как стерильность?
        - Что стоишь? - бросил ему Вилли, борясь со штанами, которые за что-то на Деметрусе зацепились и никак не желали сниматься. - Помогай.
        Шоммер дернул, из штанов на перепачканную подстилку посыпалась мелочь.
        - Может, сначала его помыть? - предложил Шоммер.
        Джина хихикнула.
        - Не требуется, - ответил Вилли, перегружая мелочь в свой карман.
        Вдвоем они быстро раздели Деметруса. Он был ладный парень, этот грек, загорелый, крепкий, без капли лишнего жира. Удивительно, как это морячкам удалось вот так запросто завалить его?
        Вилли нажал на кнопку чуть ниже изголовья, тотчас из недр тумбы выплыла панель, похожая на киборд, но пошире, и плавно поднялась на уровень Виллиного пупка. Она соединялась с тумбой суставчатым приводом. Вилли пробежал пальцами по клавишам. Деметрус с подстилкой уехал вниз, в тумбу, на два фута, верхняя плоскость тумбы затянулась прозрачным пластиком. Миг, и закупоренная полость с Деметрусом начала заполняться желтоватой жидкостью.
        Глава 21. «Козни дьявола»
        - Лунный человек - это то недоброе, что рождено при полной луне, - сказала бабушка. - Это лунный блик, достигший подземного царства, увиденный и воплощенный подземным королем. Лунный человек - верный слуга короля, умеющий так напугать во сне, что странствующая душа обрывает астральный шнур, связывающий её с телом. Он пожинает эти души и приносит своему королю, а тот вселяет их в псевдолюдей.
        - Хорошенькая перспектива, - сказал Галахер. - Что же теперь - не спать, что ли?
        - Ну, вас-то, сэр, я чувствую, напугать трудно, - ответила маленькая бабушка. - Карты картами, а еще от человека зависит - сбудется или не сбудется. Моё дело предупредить. Вот вас, сэр, преследуют. Так вы отдайте им то, что взяли. Глядишь, отстанут.
        - Непременно, - сказал Галахер. - А что карты говорят? Отстанут? Как там вообще перспективка?
        - Перспектива благоприятная, - отозвалась бабушка. - В общем и целом.
        Галахер вынул из кармана десять заранее приготовленных сотен, положил перед нею и встал.
        - Ну, что вы? - сказала бабушка. - Заберите, заберите. Вы друг моего внука, а значит и мой друг.
        Вот как? Друг внука? Что ей там наплел этот выдумщик? Ну, Энди, ну, болтун.
        Он посмотрел на Энди, тот ответил честным взглядом. Даже глаза вытаращил, поросенок, как бы говоря: истинная правда, Джон, ты мой лучший друг.
        - Я не обеднею, - сказал Галахер. - А вам пригодится.
        Энди вышел из дому вслед за ним, как бы провожая, но когда Галахер сел в машину, он быстренько сел рядом и беспечно бросил:
        - Куда поедем, Джон? Предлагаю на аттракционы. Там и нахохочешься и пожрать найдется. Не беспокойся - бабки у меня есть.
        - Слушай, Энди, - сказал Галахер, не заводя мотора. - Ты чего ко мне прилепился? Будут потом шпынять, что я растлеваю юношей. Давай, отваливай.
        - Это всё лажа, - убежденно произнес Энди. - Никого не слушай. Я тебе буду помогать, Джон. Вдвоем от монстров легче отмахиваться.
        - От каких монстров, Энди? - строго спросил Галахер.
        - Там еще кроме монстров какие-то бабы должны быть, - сказал Энди. - Насилие от баб, помнишь? Я им покажу насилие. Давай, Джон, трогай, они у нас все получат по сусалам.
        - Это ты как бы у меня теперь телохранитель? - уточнил Галахер.
        - Партнер, - ответил Энди. - Я тебя, Джон, в обиду не дам. Чтоб мне лопнуть. Надо только пушками обзавестись.
        - Экий ты, Энди, воинственный, - сказал Галахер, заводя мотор. - Ладно, поехали. Где там эти твои аттракционы?..
        Надо же, думал он, глядя на серое полотно дороги. Всё правда. А всего-то какие-то карты. Бездушные кусочки картона. Нет, выложились так, что всё вычислили. И деньги, и то, что приходится убегать, и даже какого-то лунного человека. Интере-есно. Вот как это получается, а? Может, влияет моё поле? Карты раскладываются по силовым линиям? Каждая падает в свой узел?
        Энди подзаткнулся, но не потому, что устал, а потому, что детство в нем играло. Увидит на тротуаре кого-нибудь знакомого, помашет ему рукой, привлекая внимание, ощерится до ушей, как кинозвезда, и проплывает мимо с этаким небрежным видом. У знакомого и челюсть до колен. А так как у Энди все пацаны в округе были знакомыми, то скоро все они знали - Энди уже возят на «Ягуаре».
        Полно пацанов было и на аттракционах, особенно на водных, там где носишься на пятой точке по лихо закрученным водным желобам и в конце плюхаешься в бассейн. Но тут пацаны были помельче, те, что постарше, рисуясь, показывали свою удаль в метании дротиков, забрасывании мячей в баскетбольную корзину, стрельбе из пневмовинтовки по летающим тарелочкам. Господи, чем тут только не занималась пацанва.
        Взрослых было меньше, но и они, поносившись по американским горкам и попив пивка, с азартом и откровенным удовольствием занимались какой-нибудь ерундой, например, боксировали с противником втёмную. Втёмную - это когда «боксерам» надевают на руки боксерские перчатки, завязывают глаза, и они молотят по воздуху, как кенгуру. Вокруг масса болельщиков, все врут, подсказывая, так что противники, молотя воздух, убредают далеко друг от друга. Самый хохот, когда кто-нибудь из них сдуру заедет другому в нос. Тот начинает крутиться, желая отомстить, пинаться, наконец добирается до зрителей, стоящих тесной толпой, и давай их охаживать. Ну так весело.
        Давненько Галахер не бывал на аттракционах, всё как-то некогда, да вроде бы уже и из возраста вышел. Теперь же он понял, что ошибался. Это действительно отвлекало. И пусть Энди, выпендриваясь, ходил как Юл Бриннер и при всяком удобном и неудобном случае демонстрировал свои накачанные бицепсы. Он был молодец, этот парень, что вытащил Галахера из его затянутого паутиной быта.
        Что любопытно, тут же были и дамы-культуристки, что качались с ними в одном зале. Три качихи и с ними еще одна мадам шести футов росту, ядреная, но с красивым лицом и нежным голоском.
        - Мадлен, - сказал, кивнув на неё, Энди.
        - Кто есть Мадлен? - спросил Галахер.
        - Портниха, - ответил Энди. - Походила к нам да бросила. Плечи, говорит, больно растут, шире зада получаются, а это непорядок.
        - У них, может, и непорядок, а у нас то, что надо, - сказал Галахер.
        - Точно, - согласился Энди. - Хуже нет, когда у мужика здоровенная задница. Смотреть тошно.
        - Черт с ними, с задницами, - сказал Галахер.
        - Черт с ними, - поддакнул Энди. - Но Мадлен ничего бабец. Была бы она поменьше, цены бы ей не было. А то эвон какая дылда вымахала.
        - Нельзя так говорить про девушек, - пожурил его Галахер.
        Энди пожал плечами.
        Потом они не раз сталкивались с дамами, и белокурая Мадлен, улыбнувшись, щебетала «Хеллоу». Качихи шикали на неё. Экие злюки. Нет, никак нельзя женщинам таскать штангу, они от этого делаются мужиками и звереют. То ли дело Мадлен - мягкая, вежливая. И что она с ними связалась?
        Нет-нет, не подумайте, что Галахер положил на эту девицу глаз, упаси Боже. Просто было в ней что-то такое, притягивающее.
        Так получилось, что к аттракциону «Козни дьявола» они подошли одновременно с качихами, и шустрый парень-распорядитель запихал их в шестиместный экипаж, мужчин впереди, женщин сзади, после чего, не медля, нажал пусковую кнопку. Экипаж через открывшуюся дверь скользнул по рельсам в темноту. Дверь сзади с громким стуком захлопнулась, ударив по нервам.
        Кто-то испуганно вскрикнул в темноте, заскрипело что-то ржавое, несмазанное. Страхи умело нагнетались.
        Экипаж, резко повернув вправо, въехал в полосу жиденького света, едва высвечивающего изъеденные, сочащиеся влагой стены. Вот от стены отделилось что-то бесформенное, буро-зеленое и, сказавши утробно «а-ах», упало под колеса. Экипаж тряхнуло, а стены щедро обдало черной кровищей.
        Качихи завизжали, Галахер сплюнул, а Энди начал молоть, дабы разрядить мрачную обстановку.
        - Это всё ерунда, - сказал он, перекрывая женский визг. - А вот за Джоном в самом деле гоняется нечисть. Что-то он у неё стянул, вот она за ним и гоняется.
        Экипаж повернул налево, поверху, задев головы зловонной, свисающей из него белой кисеёй, пролетел черный гроб.
        - Сказано - не бери ничего с кладбища, - заунывно продолжал Энди. - Придут - заберут назад. И тебя прихватят. А еще у Джона выпал лунный человек.
        - Что-что: нечисть? - спросила Мадлен. - Лунный человек?
        И первая слабо взвизгнула, когда сбоку внезапно вывалился распятый на цепях фосфоресцирующий дергающийся скелет.
        - Ага, - ответил Энди. - Карты не врут. Так и сказали, что Джон прячется от нелюдей. Верно, Джон?
        - Не мели, - посоветовал Галахер.
        - Так это же здорово, - возбужденно произнес Энди. - Я понял, Джон. Вы втроем облапошили пришельцев - и в разные стороны. Классно. Шиш они вас поймают.
        - Ну, здравствуй, темнила, - сказала вдруг сидящая за Галахером качиха. - Долго же я к тебе приглядывалась.
        Она навалилась сзади, жилистой рукой, как кольцом, обвила горло Галахера и принялась душить.
        Схватив её за волосы и за душившую руку, он с усилием приподнялся и вместе с нею вывалился из несущегося к покрытому гнилушками смрадному болоту экипажа. Экипаж при этом накренился, начал опрокидываться набок, и тогда из него выпрыгнули все остальные, в том числе и неспортивная красавица Мадлен.
        Порожний экипаж выровнялся и покатил себе дальше.
        Глава 22. Лунный человек
        Бабушка Энди Ланкастера была неточна в технологии злодейства лунного человека. Выбрав жертву, тот ночью проникал в её комнату и облучал «лучами страха». В результате жертва во сне или умирала, или мочилась с перепугу в постель. В основном мочилась и просыпалась в холодном поту, так что урожай у лунного человека обычно бывал никакой. Если же удавалось напугать так, что у спящего обрывался астральный шнур, мятущуюся душу перехватывали в астрале зеленые коротышки, упаковывали в герметичный сосуд и доставляли лунному человеку, который на время операции становился их начальником.
        Дело это на первый взгляд было противоправным, но на второй взгляд оно противоправным не было. Эрияур вдувал данные души в тела ньюменов, которые создавались в противовес земной расе. Их еще было мало, можно было по пальцам пересчитать, но когда их будет много и они покажут стократ лучшую приспособленность к земной жизни, бессребренность, уважение к Природе, уважение к меньшим братьям, тогда человек призадумается, ибо они покажут ему то, чем он должен был быть. Вспомнит, возможно, что таким он и замышлялся Высшими Силами, пока его гордыня не обуяла.
        Поэтому-то зеленые коротышки, существа незлые, и служили у Эрияура. Непосредственным их начальником была Модель Мироздания, ограждающая коротышек от негативных проектов, которых у Эрияура было большинство.
        Может показаться странным, что проект Эрияура «Нелюди» в конечном итоге был направлен на добро. Это у отпрыска-то самого Гагтунгра, увечного, а потому озлобленного, периодически впадающего в энергетический запой. Однако не следует забывать, что в нем таилась частичка светлой Эфирной Души.
        С точки зрения Высших Сил лаборатория Эрияура была лабораторией по экспериментам с Хаосом, который на многострадальной Гее преобладал над Порядком, а поскольку Хаос в ходе экспериментов определенным образом упорядочивался, то его как бы становилось меньше, он как бы рассасывался в структурах Порядка. Кроме того, сама Гея в ходе тестирования человечества на разумность отдала предпочтение малочисленным ньюменам, которые не несли в себе столько разрушения, сколько несли оголтелые сапиенсы. Именно они должны были выжить после процедуры самоочищения Геи, иными словами после очередного поворота её оси.
        Смена оси, кстати, должна была уничтожить и Эрияура с его лабораторией, так что Высшие Силы нисколько не рисковали, позволяя Эрияуру экспериментировать с Хаосом. С поворотом оси начальное равновесие между Хаосом и Порядком должно было восстановиться, сейчас же, пока этого не произошло, любопытно было понаблюдать за результатами экспериментов. Ведь это тоже было опытом, который постоянно накапливался в Информационном Центре Вселенной.
        Гагтунгру действия опального сына были по нраву, потому что умножали его власть. Он контролировал людские деяния и самих людей много успешнее, чем раньше. Уже имелись заявки от толстосумов и американских правителей на изготовление вечной плоти и замену ею их дряхлеющих тел. Уже через подставных лиц пополнялись золотые запасы мировых держав изготовленным из свинца квазизолотом. Отходы пробных плавок образовали на Черном Острове целую жилу из квазизолота, которое существующими приборами отличить от настоящего было невозможно.
        Между прочим, Эрияур искусственным драгметаллом брезговал, предпочитая собирать сокровищницу из настоящих изделий, которые его слуги притаскивали из разных концов света. Особенно им удавалось находить подземные клады.
        Сокровища у Эрияура лежали в отдельном отсеке огромной кучей. Для любования он посылал в отсек телеглаз, а драгоценности перебирал кто-нибудь из подручных. Ох и взбеленился же он, когда обнаружил, что его обворовали…
        Следует, наверное, сказать об отношениях между ньюменами и квазоидами, ибо первые были одухотворены, вторые нет, то есть как бы обойдены Эрияуром. Так вот, никакой обиды, никакого кукиша в кармане квазоиды не имели, понимая, что ньюмены - системы нового поколения. Правда, и особой любви к ним не испытывали. Существуете? Ну и существуйте себе.
        Кстати, лунный человек Лео был неким суррогатом, помесью между квазоидом и ньюменом с уклоном в сторону последнего. От него он отличался тем, что, имея в основе человеческую матрицу, не имел Божьей искры - души.
        Ну, вот мы и подошли к Лео.
        Итак, ночью Лео отправился на своё первое задание. Персональная тарелка доставила его в погруженный во тьму парк в центре большого города, откуда он, пользуясь темными безлюдными переулками, стремительно домчался до нужного дома. Этот бесшумный бег во мраке, когда ноги едва касались земли, эти прыжки сразу на десяток ярдов, когда он перемахивал застывшие автомобили, эти пробежки по стенам, когда он шутя достигал третьего этажа, вызывали чувство восторга и упоения. Казалось, оттолкнись посильнее, и он бы полетел.
        Всё это было непривычно, в человеческой матрице такого опыта не было. Лео открывал себя заново и был собою весьма доволен.
        Он птицей, едва касаясь ногами шершавой стены, взлетел на шестой этаж, проник в открытое окно и мягко спрыгнул на пол. Лео прекрасно знал, что в этой спальне, пребывая в состоянии полусна-полуяви, находится смертельно больной человек, мужчина шестидесяти лет. Верная добыча.
        Больной пошевелился, открыл глаза, прошептал чуть внятно, увидев Лео:
        - Это ты, мой ангел? Избавь меня от боли.
        - Хорошо, - сказал Лео. - Усни.
        - Надоело уже, - пожаловался больной. - Почему ты в очках? Разве ангелы бывают в черных очках? Сними.
        - Ну, если ты настаиваешь, - сказал Лео, подходя к нему и снимая очки.
        - Ах, - слабо воскликнул больной, испуганный насмерть этим ослепляющим серебром в глазах Лео. - Ах.
        И умер. Не пришлось даже включать генератор «лучей страха».
        В спальню тут же влетела маленькая тарелка, из неё высыпали зеленые коротышки, принялись внимательно осматриваться, принюхиваться, шевеля хоботками, потом один из них пропищал: «Да вон она, под потолком, давай термос», - и, получив требуемый сосуд, исчез.
        Вскоре он вновь появился среди своих, встрёпанный, взбудораженный. Сказал нервно:
        - Там это, там уже ангел караулит. Кыш, говорит, отсюда. Моя душа.
        - Один? - спросил другой коротышка. - Ангел-то?
        - Один пока.
        - Надобно отвлечь, - предложил третий коротышка. - Правда, неудобно у ангела-то тибрить.
        - Чего это неудобно? - сказал первый коротышка. - Для дела ведь, не для баловства. Еще неизвестно, в какого балбеса она потом вселится.
        - Как перетянет плетью-то своей огненной по хребтине, - поёжился второй коротышка.
        - Хватит языком молоть, - прикрикнул Лео. - Пляшите, кувыркайтесь, хоть на ушах ходите, но чтобы душу принесли.
        На этот раз исчезли сразу пятеро коротышек.
        Их не было минуты две, потом они появились.
        - Нате вам, - произнес один из коротышек, передавая Лео сосуд, в котором что-то слабо билось и трепыхалось. - Там чернь смоляная к ангелу прицепилась, не подступишься. Визжит: моя душа, возверни, покойник при жизни много гадостей натворил мне в угоду. Трухля такая. Ангел подумал, подумал, да нам душу-то и отдал. Говорит: пусть-ка, чтоб ни нашим, ни вашим, еще на земле послужит. Что тут нача…
        - Свободны, - жестко сказал Лео, оборвав коротышку. Было в нём знание, что с зелеными нужно вести себя строго, а то разбалуются, расшалятся.
        Коротышки, примолкнув, вереницей утянулись в свой маленький корабль и молнией улетели, а Лео выпрыгнул в окно, спланировал, раскинув руки, на асфальт и, не задерживаясь, помчался к своей тарелке. Надо сказать, Лео не был легок, как пушинка, бегать же по стенам ему позволяли не только невероятно сильные мышцы, но и умение пользоваться гравиволнами. В свою очередь при свободном падении к этому своему умению он искусно присовокуплял способность своего комбинезона превращаться в подобие летающего крыла.
        Лео мчался настолько быстро, что за ним было трудно уследить. Пьяному бомжу, устраивающемуся на ночлег в картонную коробку, он представлялся порывом внезапного ветра, ночному прохожему - случайной тенью, увиденной боковым зрением, сидящему в патрульной машине полицейскому - отразившимся от стекла лунным бликом.
        Далее тарелка Лео, лишенная сигнальных знаков, невидимой молнией прочертила небо и, достигнув Черного Острова, нырнула в открывшийся перед нею портовый шлюз. Шлюз этот располагался в средней части скалы, вмещал до двадцати тарелок и имел ряд камер для высокочастотных адаптации и релаксации. В зал - адаптация, из зала - релаксация.
        Отбыв необходимое время в камере, Лео спустился в зал, передал термос Мамауту, после чего, вновь пройдя камеру, вернулся к тарелке.
        Вылетев из шлюза, тарелка взмыла вверх, держа курс на сияющую Луну.
        Спутник этот, плывущий по черному небосводу, мерцающий и загадочный, привлекал Лео как что-то недосягаемое, но желанное. Он знал, что никогда не сможет попасть в эту серебряную страну, в эту мечту, порождением которой являлся, не порождением даже, а его эхом, отголоском, но как приятно было хотя бы устремиться туда, теша себя мыслью, что вот, мол, я и собрался, вот я и стал к ней чуточку поближе.
        Глава 23. Давай поиграем
        - Давай поиграем, - сказал Робинсон. - Ты любишь играть?
        Он одевался, собираясь выйти на улицу. Во-первых, нужно было где-нибудь перекусить, во-вторых, просто прогуляться. Надоело сидеть дома на консервах, уткнувшись в экран монитора или телевизора, либо общаясь с Моделью, которая любила попудрить мозги. Нет, чтобы рассказать о замыслах Создателя, об истинном построении Вселенной, о месте в ней человека: клоп он или чуть больше, - тут её не допросишься. Требовала конкретики, но как только доходило до оной, начинала вешать лапшу.
        - Давай поиграем, - отозвалась Модель. - А во что?
        - Я тебе буду на кого-нибудь показывать, а ты будешь говорить - настоящий он или не настоящий, - сказал Робинсон. - Только да или нет.
        - Идет, - согласилась Модель.
        Робинсон поместил Модель в нагрудный карман и вышел, заперев дверь на два замка.
        Огромный город ударил, сжал до размеров горошины, перемешал с прочими горошинами, от которых была одна суета. Как-то не привык Робинсон ходить в многолюдной толпе, где того и гляди врежешься в какого-нибудь бегемота или какой-нибудь умник наступит сзади на каблук, где трутся, пихаются, болтают и чавкают жевательной резинкой.
        Стадо. Чаплин здорово продернул толпу, проведя параллель со стадом. Робинсон, хоть и был молод, любил фильмы с Чаплиным, предпочитая их дурноватым комедиям типа «Тупой и еще тупее». Забегаловки попадались на каждом шагу, но они были забиты. Почему-то вдруг все одновременно рванули в забегаловки. Робинсон зашел в полупустое кафе. Здесь было подороже, поэтому свободнее.
        Сел за столик, заказал у миниатюрной официантки шницель по-венски и пива. Огляделся, спросил у Модели, показав глазами на неподвижного лысого бармена-битюга:
        - Да или нет?
        - Нет, - уверенно пропищала Модель. - Я посчитала на улице: пять процентов нет.
        - Иди ты, - сказал Робинсон. - Не может быть.
        - Хочешь верь, хочешь не верь, - ответила Модель.
        Бармен пошевелился, перевел окуляры на Робинсона, вновь застыл.
        - Что он на меня уставился? - процедил Робинсон.
        - Изучает, - ответила Модель. - У тебя физия, извини меня, Джон, как у квазоида. Малоподвижная, вдумчивая.
        - Это тебе надо сказать спасибо.
        - Пожалуйста.
        - Он тебя не засёк?
        - Нет.
        Выкушав шницель и выпив два бокала доброго пенного пива, Робинсон направился к выходу. Когда он проходил мимо бармена, тот, понизив голос, интимно произнес:
        - Мальчиков не желаете?
        - Привет от Мамаута, - сказал Робинсон и подмигнул.
        - Какого к черту Мамаута? - спросил вдогонку бугай. - Пудрят тут мозги всякие.
        Уже на улице Робинсон сказал:
        - Что-то ты путаешь, голубушка. Какой же он квазоид?
        - Придуряется, - убежденно пропищала Модель. - Уж можешь мне поверить. И Мамаута он знает, и Жулио Костреца, и Фердинанда.
        - Вот-вот, - обрадовался Робинсон. - Давай-ка вот про этих троих поподробнее. Сядем вон в том скверике на лавочке, народу там мало, тарахти себе и тарахти.
        Он прошел в разбитый между домами сквер, не сквер даже, а маленький парк с ухоженной травой и густыми деревьями, довольно неожиданный здесь, в царстве стекла, бетона и нагретого асфальта. Сел на свободную скамейку.
        - Троица эта - всё, что осталось от первых опытов Эрияура, - неспешно начала свой рассказ Модель Мироздания. - Самые жизнеспособные. Тогда еще Эрияур мыслил другими масштабами, масштабами демонов, уицраоров, големов, вот и наплодил великанов полон остров. Эти-то трое оказались помельче других, сидели себе, не рыпались, в пещере, потому и выжили, а прочие кто как помер. Поживи-ка на голых скалах, когда в силу размеров некуда спрятаться. На кого аэроплан свалился, под кем пустота разверзлась, кто в океане потонул, но в основном перебили друг друга. Из-за гонору. Из-за апломбу. Я - самый умный, я - самый сильный, ну и так далее, не мне тебе говорить.
        - Я что - спесив? - лениво уточнил Робинсон, который слушал, закрыв глаза.
        - А то, - сказала Модель. - Так вот, эти здоровущие-то друг дружку перебили, а эти, что помельче, которые промеж больших в главные не лезли, остались. Для них и житие в пещере было доступно, и перелеты на транспортных кораблях. Но они тоже не маленькие, вон дегили какие. Восемь футов росту, сэр, это вам не баран чихнул. Эрияур понял свою ошибку и перешел на человеческий стандарт, так что теперь среди квазоидов эти трое самые здоровенные. И самые башковитые. Кто они есть изначально? Изначально это нержавеющая сталь, белковая масса, электроника. Никакой одухотворяющей матрицы, но живительная сила семени Гагтунгра, его эйцехоре, что много лучше, чем нуждающиеся в подзарядке батареи. Как ты помнишь, Джек, у разделанного тобою квазоида были батареи. Эрияур первым на земле сделал жизнеспособных, умеющих самообучаться гомункулусов, и тут перед ним можно снять шляпу. Но тут же её надеть, потому что эйцехоре есть эйцехоре - добра, справедливости и всепрощения от этих гомункулусов не жди. Ты не заснул?
        - Что? - спросил Робинсон, который одновременно слушал и думал, и открыл глаза. - Как можно?
        Из них троих, продолжала Модель, Мамаут самый сильный и самый преданный. Он у Эрияура правая рука. Распоряжается лабораторией, когда Эрияур наклюкается. Жулио Кострец - личность особая. Половину своего времени живет среди людей, половину проводит на Черном Острове. Хитер, свою естественную способность общаться с нечистью обрядил в магические одежды. Достать из воздуха яйцо или бокал с шампанским ему раз плюнуть. Является членом ряда мистических орденов и масонской ложи, в связи с чем накоротке с мировыми правителями. Через него Эрияур выходит на президентов и премьер-министров. Ну и, наконец, Фердинанд. Это типичный пахан, связанный с прочими паханами. Не раз надирал задницы самым строптивым, которые не хотели ему подчиняться. И облавы на него были, и в засаду попадал - всех проучил. Как не проучить, если пуля тебя не берет, а силы в тебе, что в тракторе. Так что Эрияур контролирует и воровской мир.
        - Ну, ладно, - сказал Робинсон. - Силы они, конечно, порядочной, тут я не спорю. Но швырять камни на две мили - это уже слишком. Этого я не понимаю.
        - А что понимать-то, если рычаги стальные? - ответила Модель. - К тому же, если в ладах с гравитацией.
        - Вовсе не в ладах, - возразил Робинсон.
        - Именно что в ладах, - сказала Модель. - Зачем, думаешь, Эрияур экспериментирует с гравиволнами?
        - Вот оно что, - пробормотал Робинсон. - Ну-ка, ну-ка, расскажи мне про эти эксперименты. И вообще, что там, на острове, за странные излучения?
        Нужно было ловить момент. Модель разболталась и могла выдать то, о чем обычно предпочитала помалкивать.
        Модель ответила не сразу. О чем-то думала, что-то переваривала, наконец разродилась:
        - Про гравиволны вам знать рано, а вот излучений несколько. Два защитных, одно побочное и еще одно рабочее. Защитные действуют с наложением, несут в себе как отпугивающие, так и разрушающие психику частоты. Побочное - от существования в высокочастотном режиме, а рабочие - это излучения приборов, в том числе ультра, инфра, СВЧ.
        - Что такое существование в высокочастотном режиме? - спросил Робинсон.
        - Когда вы вошли в пещеру на острове, что вы увидели? - в свою очередь спросила Модель.
        - Пещеру, - ответил Робинсон.
        - А должны были увидеть лабораторию и всё, что там находится. Эрияур давно уже перешел на режим высокочастотного существования. Мечтает прорваться в другие измерения. В этом же режиме, естественно, обитают и его слуги. Подобное существование открывает массу возможностей как в плане экспериментов, так и в личном плане, но имеет большой минус. Не сделав перерыва и не уменьшив свою частоту ниже обычной, можно саморазрушиться. Ты со своими приятелями как раз попал в такой перерыв, когда Эрияур и всё им созданное застыло, окаменело, исказилось.
        - Очень интересно, - сказал Робинсон. - А драгоценности не исказились, так как не созданы Эрияуром.
        - Совершенно верно.
        - Но ты тоже им не создана, а исказилась.
        - Я играла, - ответила Модель. - Я превратилась в ожерелье, чтобы спрятаться от Эрияура.
        - Расскажи, как ты к нему попала, - попросил Робинсон.
        Глава 24. Нам все карты в руки
        Как только полость заполнилась, жидкость закипела, вспенилась, скрыв под пеной обнаженное тело. Потом кипение прекратилось, и жидкость, журча, ушла в какой-то невидимый сток. Глянцевый Деметрус лежал под пластиком и был похож на куклу.
        Вилли пощелкал клавишами, от Деметруса отслоился его призрачный двойник, беззвучно прошил пластик и встал рядом с тумбой.
        - Голограмма? - с умным видом спросил Шоммер.
        Вилли, не ответив, вновь нажал клавиши.
        Полупрозрачный двойник, сквозь которого просвечивали стены, начал темнеть, наполняясь маловразумительным содержанием. Вот всё это, ни на что не похожее, застыло. Миг, и Шоммер увидел вдруг знакомые по анатомическому атласу органы. Да, да, органы были чисто человеческие. Из хаотичной мозаики внезапно сложилась четкая объемная схема. Двойник был как бы прозрачен, и в то же время это не было прозрачностью, просто он открывался взгляду слой за слоем, всё глубже и глубже, вплоть до задних мышц, до кожи. Его можно было разглядеть насквозь.
        Шоммер увидел подсветку в верхней части позвоночника и подумал: «Вот это, наверное». И почувствовал себя страшно умным, когда Вилли произнес:
        - Седьмой позвонок вдрызг. Как из пушки.
        - Ума не приложу, - сказала Джина.
        - Не припомнишь - он ниоткуда не падал? - спросил Вилли.
        - Н-нет, - сказала Джина. - Со скалы нырял. Это было. На спор.
        - Пьете вы много, - жестко произнес Вилли. - Со скал сигаете, а ведь не железные.
        - Опыт, Вилли, опыт, - сказала Джина. - Всё в жизни нужно перепробовать. Вот поизносимся - не до питья будет. Не до любви. Верно, Джим?
        - Точно, - отозвался Шоммер.
        - Ну, насчет поизноситься - это еще бабушка надвое сказала, - заметил Вилли, манипулируя с клавиатурой. - Долго ждать придется.
        Что-то внутри тумбы тихонько засвистело, затем раздался противный звук, как будто фреза начала сверлить зуб, на стенку полости откуда-то снизу, из-под Деметруса, брызнула струйка крови, и пластиковая крышка затемнилась, деликатно скрыв тело.
        Минут десять в тумбе жужжало, свистело, поскрипывало, потом забурлила жидкость, которая вскоре с утробным всхлипыванием ушла в сток.
        Крышка уехала в боковую стенку. Деметрус лежал с открытыми глазами, задумчиво глядя в потолок.
        - Что? - сказал он наконец. - Опять я куда-то вляпался?..
        Они сидели на кухне и пили чай с лимоном. К чаю была замечательная пицца с ветчиной и грибами. Вилли приготовил её сам, еще днем, и теперь всего лишь разогрел в микроволновке. Он, кстати, предлагал гуляш с макаронами, в холодильнике у него стояли две большие кастрюли - одна с гуляшом, другая с макаронами, но все отказались.
        Кухня располагалась в этом же ангаре, в жилом секторе. Был тут, оказывается, жилой сектор, включающий в себя восемь маленьких одноместных спален и восемь же рабочих кабинетов. Кабинет был чуть побольше, чем спальня.
        Здесь был приют для ньюменов, у которых что-то не заладилось в жизни, кто потерял работу, квартиру, кому потребовалась медицинская помощь.
        Держатель приюта ньюмен Вилли Трамп пользовался покровительством местных властей и тому были особые причины.
        Вернемся, однако, на кухню.
        - Понимаешь, Джим, наступило такое время, когда нужно что-то менять коренным образом, - сказал Трамп. - Или с песней уходить на дно.
        - Нам уходить на дно, а вам менять? - уточнил Шоммер.
        - Но вы же на контакт не идете, - ответил Трамп. - Вам ни под каким соусом не нужны изменения. Вас устраивает то, что есть, потому что так легче набивать карман. Я не про тебя, Джим, ты-то, может, и не набиваешь, я про ваших бугров. Эти что прорва, сколько ни дашь, всё мало. Да еще дармовые услуги по профилактике онкологии. Ты бы стал добровольно отказываться от большой подмазки и профилактики онкологии?
        - Что я, дурнее паровоза? - пробормотал Шоммер.
        - Во, во, никто бы не стал, - сказал Трамп. - Я-то вас знаю, «царей природы». Поэтому все и лезут в бугры. А сделавшись бугром, грудью встают на защиту системы. Никто их сроду не уговорит хоть что-то поменять. Вот и думай, кому идти на дно.
        - Ой, да ну вас с этой нудятиной, - беспечно произнес Деметрус, высосав перед этим ломтик лимона. - Что толку кому-то что-то объяснять? Вот тебе, Джим, легче от того, что выбрали не тебя, а меня? По-моему, лучше этого не знать.
        - Помолчи, Кай, - сказала ему Джина. - Вечно ты лезешь.
        - Интересно, как вы нас заставите уйти на дно? - произнес Шоммер. - Нас миллиарды, а вас раз два и обчёлся.
        - Вы сами себя уничтожите, - ответил Трамп. - Вы умеет уничтожать себе подобных и любите это делать. Есть план, Джим, и не один, как очистить Землю от лишних ртов. Определён «золотой миллиард», который трогать нельзя и лишь который в итоге останется. Может, слышал? Так вот, не будет этого. Как только ваши правители создадут условия для вымирания основной массы и процветания «миллиарда», начнется бойня. Ядерные ломы есть сейчас у многих, Джим. Пойдут крушить ими направо-налево - только держись. От «миллиарда» только перья полетят. От остальных тоже.
        - И тут выйдете вы, все в белом, - добавил Шоммер. - Только ты, Вилли, забыл одну вещь. Мы - Божьи создания, а вас изготовили на Черном Острове.
        Ньюмены переглянулись, потом Трамп сказал:
        - Один из этой троицы? Наслышаны, наслышаны. Эрияур вас ищет, а вы, экие ловкари, всё ускользаете от него. Как же, как же. Что же сейчас-то маху дал, раз мы с Черного Острова? Неосторожно это, Джим.
        - Неосторожно, - согласился Шоммер. - Но ведь и вы не скрываете от меня, что не рождены женщиной.
        - И это правда, - сказал Трамп. - Мы благодарны Эрияуру, что он нас создал, но от него мы далеки. Он создал тело, душа же Божья. И у вас, у людей, можно родиться в семье негодяев, но уйти из неё и прославить себя благими делами.
        - Согласен, - произнес Шоммер. - Только одного я понять никак не могу - каким же это образом вам досталась Божья душа?
        - Какой ты нудный, Джим, - сказал Деметрус. - Я думал ты весёлый, а ты нудный, как тухлая селедка. Ну как ты не поймешь, что если Господь не отнимает у нас душу, то она пришлась к месту?
        - Молодец, Кай, - воскликнула Джина. - Вот это ты в точку, Кай.
        - Так что нам все карты в руки, - сказал Трамп. - В запросах скромны, в еде непривередливы, природу понимаем и любим. Тело много крепче вашего, легко переносит и жару, и холод, к тому же не надо забывать, что Эрияур наделил нас той частью своего естества, которая принадлежит вашей Эфирной Душе. Мы изначально настроены на добро.
        - Сейчас я зарыдаю от восторга, - томно произнес Деметрус. - Где твоя жилетка, Вилли?
        - Ну, ладно, - сказал Трамп, вновь становясь прежним неприветливым Трампом. - Поговорили, и будет. Ночь уже. Ты, Френк, в отель потопаешь или здесь переночуешь? А, Френк? Я к тебе обращаюсь.
        - Почему ты думаешь, что я Френк? - ворчливо спросил Шоммер. - Я Джим.
        - Да ладно ломаться-то, - сказал Трамп. - Думаешь, трудно вычислить, кто ты есть из этой троицы?
        - Останусь, пожалуй, - ответил Шоммер.
        Глава 25. Бей в пупок
        Ну и здорова же оказалась качиха. Галахер катался вместе с нею, прилепившейся сзади, по мокрой скользкой глине и никак не мог освободиться. Наконец, удалось оторвать от горла душившую руку.
        Энди тем временем дрался на кулачках со второй качихой. Мадлен и третья женщина-мускул стояли поодаль, не вмешиваясь, и Мадлен порой говорила:
        - Ребята, ну перестаньте. Пошли отсюда.
        Галахер встал на колени, перекинул через себя качиху и ударил кулаком в живот. Где-то там, в районе пупка, должна была быть кнопка. Живот у качихи был твердый, как автомобильная покрышка. Галахер ударил еще раз, потом еще и, кажется, попал. Качиха застыла. На лицо её, перемазанное грязью, с жутким оскалом, лучше было не смотреть. И вообще, это жидкое гнойное освещение делало всех уродами.
        Вторая качиха теснила Энди, который был раза в полтора крупнее её, к болоту. Незаметно так, дюйм за дюймом, но теснила. Удары у неё были веские, хлесткие, от которых Энди болезненно морщился. Он и сам был не промах, сам бил, как цепом, однако на его тумаки качихе было наплевать. Что поделаешь - квазоид. Энди не знал, что дерется с роботом.
        - Бей в пупок, - сказал Галахер, отпыхиваясь. Умотала его эта стерва. - Там у них кнопка.
        Энди ударил, но квазоид ожидал этого и отбил его руку.
        - Давай, Энди, - сказал Галахер, обхватив сзади качиху и не позволяя ей шевельнуться.
        Энди, кряхтя, начал бить и с четвертого удара попал. Квазоид застыл восковой фигурой, Галахер отошел, похлопав качиху по жесткому плечу.
        Мимо промчался экипаж с визжащей публикой.
        - Все кулаки отшиб, - пожаловался Энди. - Как об стенку.
        - Немудрено, - сказал Галахер. - Давай, бери за ноги. Закинем стерву в болото, пусть там ржавеет.
        Раскачав, они забросили стерву, ту, что лежала, подальше в болото.
        Мадлен сказала «ах», робот наполовину скрылся в смрадной жиже - болото оказалось таким же блефом, как гроб и скелет. Аналогичная участь постигла второго квазоида.
        Всё это время третья качиха молчала, и не изменилась в лице даже тогда, когда её подружки очутились в грязной луже.
        - А ты чего? - обратился к ней Галахер. - Хочешь сказать, ты не из этих?
        - Из каких из этих? - спросила качиха басом. - Ты уж давай уточняй, дружок, из каких из этих?
        Одно другого не легче - мужик, косящий под бабу. О, Господи, что за времена настали?
        - Тю, - бесцеремонно произнес Энди. - Гермафродит, что ли? Так и говори. У меня была знакомая девица, тоже оказалась двуполая. Я, понимаешь, шарю и никак не пойму…
        - Фи, - обронила Мадлен.
        - Энди, хватит болтать, - сказал Галахер. - Надо отсюда сматываться, а то провоняешь, как дохлая кошка. Куда пойдем - вперёд, назад?
        - Дураки вы все, - выдала качиха. - Просто у меня голос теперь такой. Дебилы бестолковые. Будто сами стероиды не жрали.
        - А-а, - понятливо сказал Энди. - Стероиды они такие, с них мужаешь. Следи только, чтобы ничего лишнее не отрос…
        - Энди, - вмешался Галахер. - Ну сколько можно? Простите, мадам, вас как зовут?
        - Анжела, - ответила качиха.
        - Вы на него не обижайтесь, пацан еще, даром что вымахал со Шварценеггера.
        - Пойдем сквозь стены, - неожиданно сказал Энди, вынимая из кармана складной нож. - Они тут из фанеры да парусины. Сматываться надо незаметно, чтобы ни одна сволочь не увидела.
        Он взрезал ножом выкрашенную черной краской парусину, вышиб ногой дыру в фанере.
        Выбравшись наружу, они очутились в узком прогале между двумя размалеванными строениями.
        На Галахера было не взглянуть, перемазался, возясь с этой стервой, как черт. У других грязь, или что-то там еще, черное и дурно пахнущее, была по щиколотку. Мадлен колотило, качиха, напротив, была спокойна. Если приглядеться, она была ничего, эта качиха, но заметно было, что она бреет усы. Стероиды, чтоб их кошки драли.
        Выйдя из прогала, они смешались с отдыхающими, которые не обратили на них никакого внимания, разве что порой принюхивались и говорили в пространство: «Чем это тут разит?» Извозюканный Галахер, которого где-нибудь на улице уже давно подцепила бы полиция, здесь, в царстве веселого бардака и приколов, воспринимался, как часть какого-то происходящего или готовящегося дурацкого действия.
        Сзади никто не бежал, не вопил, и это было хорошо. Полупритопленных роботов или еще не обнаружили, или приняли за полагающийся реквизит.
        В платном туалете, где очень кстати имелись кабинки с душем, Галахер простирнул штаны с рубашкой и ополоснулся сам.
        Когда он вышел, Мадлен и качиха все еще были здесь. Энди, развлекая их, молол несусветную чушь.
        И чего они прилипли? С чувствительной Мадлен, которая уже отошла от потрясений, в принципе можно было бы распить шампанское. В принципе, то есть вовсе не обязательно. Но эта усатая, говорящая басом мадам, эта жертва стероидов - нет, увольте.
        А Энди между тем заливался соловьем, и из двух барышень явно выделял именно качиху. Ах, Энди, наивный паренек. Он уже рассказал про паркеровский «Ягуар» и про то, как они с Паркером накололи местных пацанов. Теперь пацаны думают, что Джон у Энди шофер.
        - Вот как? Шофер? - сказал Галахер, подходя.
        - Классно мы их, верно, Джон? - не моргнув глазом, продолжал молоть Энди. - А сейчас с чувихами прокатимся, медленно-медленно, все ваще упадут. Точно, Анжела?
        - Ну! - пробасила качиха.
        - Ладно, поехали отсюда, - сказал Галахер. - Там разберемся.
        - Не, ну как мы этих, - не унимался Энди. - Джон говорит: бей в пупок, там у них кнопка. Баба с кнопкой - класс. Надоела - взял и вырубил. Я торчу.
        - Ты побольше об этом рассказывай, - посоветовал Галахер. - Чтоб все знали. И обязательно укажи место, где стервы лежат. Тогда нас всех за штаны-то быстренько возьмут.
        - Молчу-молчу, - сказал Энди и действительно заткнулся.
        Они сели в сверкающий «Ягуар», какое-то время ехали молча, потом Мадлен сказала своим нежным голоском:
        - Кто они, Джон? Почему вдруг стервы? Что за кнопки?
        - Как настоящие. Верно? - произнес Галахер и подумал, что опять нужно сматывать удочки. Если что-то известно одному роботу - известно и другим. «Качихи» наверняка успели передать, кто есть такой Паркер.
        Нужно сматываться в Нью-Йорк к Джеку, чтобы Мо в очередной раз поработала над физиономией. Слава Богу, найти Джека не проблема - набрал на мобильнике номер и общайся. Был такой вариант на всякий пожарный случай, которым в целях строжайшей конспирации договорились пользоваться как можно реже. Мало ли кто сидит на телефонной станции.
        - Что, мальчики, может развеемся? - сказала вдруг Анжела басом. - Пар выпустим?
        Глава 26. Тысяча вольт
        Ах, как всё это надоело, думал Эрияур. Эта суета, этот вечный надзор за всеми, чтобы делали то, что нужно, и не своевольничали. До чего хорошо был устроен мир демонов, до того плохо устроен мир людей. Там - идеальный порядок, железная иерархия, беспрекословное повиновение, здесь - сплошная анархия, броуновское движение психопатов, парад полоумных гениев.
        Естественно подчиненные черпают из дурного мира людей то, что не надо, и порой вытворяют такое…
        Вот, скажем, Чиун Фрей, неплохой обучатель черноделию. Взял, да объявил себя новым Мерлином, земной ипостасью вознесенного чародея, чья нетленная плоть закована в недрах многовекового дуба. Как положено Мерлину, начал творить чудеса: вызывал дождь, град, молнию. Заставлял белую курицу нести черные яйца, а слепого крота играть в гольф. Под его чутким руководством у лошади выросло вымя, а у страуса ослиные уши. Прослыл Учителем, потом и вовсе Спасителем. Народ повалил к нему валом, лобызал нечистые башмаки. Клуб воинствующих атеистов «Нехристь» принялся срочно выстругивать деревянный крест, подыскивать подходящую Голгофу. Вокруг Фрея развернулась такая возня, что он и впрямь возомнил себя мессией. Почему бы не побыть мессией, если умеешь из одного горшка накормить кашей сотню едоков? Если можешь голыми ступнями ходить по раскаленным углям, взглядом утихомиривать взбесившегося быка и наложением рук вылечивать грыжу. Уже и язвы у него появились кровоточащие якобы от гвоздей якобы от прошлого сошествия, уже с губ готовы были сорваться слова признания, что никакой он не Мерлин, а сами понимаете кто, но
тут Гагтунгр шевельнулся под землей и зарвавшийся квазоид провалился в преисподнюю.
        Или, скажем, посланный в Россию для наведения «порядка» носитель первобытного хаоса Шуй Арм, он же «потомственный дворянин» Антон Скарабеев, который, швыряя направо-налево фальшивые доллары, без всякой на то санкции Эрияура вступил в президентскую гонку и, поддерживаемый народом, несомненно выиграл бы её, кабы не тот же Гагтунгр. Там, в далекой России, уже был свой кандидат. Нечего, понимаешь, лезть поперек батьки в пекло.
        А Хемус Лайм, чуть не подорвавший экономику Новой Зеландии? А Пьезо Клуц, едва не ставший Папой Римским?
        Лезли и лезли, будто медом намазано. Своим же, чьи кандидатуры были одобрены Гагтунгром, перебегали дорогу. Анархия, своеволие, бестолковщина. Росту никакого, ибо никакого порядка. Изготовленные в числе первых Мамаут, Кострец и Фердинанд так и остались лучшими. Никто из новых не стоял рядом, а почему? А потому, что спесь несусветная и отсутствие дисциплины.
        Никому нельзя верить, думал Эрияур, хлебнув неразбавленной энергии. Неразбавленной, то есть не преобразованной для компьютерных нужд, под тысячу вольт. Такое напряжение давно бы уже спалило любую схему, но Эрияур, имеющий большую практику, научился разделять стремительный огненный поток на тысячу быстрых ручейков, которые продирали до самых основ. Это действие сопровождалось крепким энергетическим оглушением, по эффекту сравнимым с опьянением от стакана водки. Когда рассасывалось, Эрияур делал новый глоток.
        Никому нельзя верить. Вокруг коварство и предательство. Даже верная Мо и та изменила. Как её не хватает. Как не хватает её кругозора, масштабности. Именно она подсказала, как спастись от катастрофы, долженствующей погубить этот мир. Ведь поворот оси не за горами. Для этого нужно переселиться в область высоких частот, стать, отринув смертную плоть, светом, каковым, к примеру, является тот же ангел. Эта светоносная сущность бессмертна, так как обходится без мерзкой плоти, к тому же имеет возможность путешествовать к дальним мирам, где нет земного коварства. Там славно, там нет такого хаоса, которого здесь, на Земле, по горло. Выжить, наверное, можно и в преисподней, до тех глубин катаклизм вряд ли дотянется, но туда путь заказан.
        Шибко грамотные игвы, построившие и оборудовавшие лабораторию, оснастили её такими приборами, которые позволяли экспериментировать и с частотной составляющей среды обитания. У землян таких приборов нет и долго еще не будет, хотя среди них трудится немало игв-метисов. По замыслу папы Гагтунгра осеменение подземными игвами земных женщин, создание расы верных ему метисов является одним из верных способов завоевания Земли. Осеменение женщин, а также назначение преданных игв президентами развитых стран. До этого, правда, еще далеко, двухмерным игвам тяжеловато жить в трехмерном пространстве, так что пока таковыми послужат квазоиды, но время игв придет. Это работяги, привыкшие к чистоте и порядку, эти обгаживать Землю не будут.
        Таковы долгосрочные планы папы Гагтунгра, у самого же Эрияура имелись к ним поправки, согласно которым после поворота оси Землю должны были населить способные к размножению ньюмены. Квазоидам была уготована роль рабсилы, что же касается метисов, то они, конечно, преданны и трудолюбивы, но нет у них размаха, романтики. Сами игвы вряд ли привыкнут к трехмерности.
        Эрияур хлебнул неразбавленной и потерял нить рассуждений. Файлы в его бездонной памяти перемешались и спутались, выпала из-под контроля речевая функция, он принялся бормотать, как бормочет хватанувший лишнего старый алкоголик. Что видит, о том и бормочет, хает. Что в одуревшей башке всплывет, то у него на языке.
        Следует добавить, что существование в состоянии высокой вибрации многократно усиливало эффект опьянения. Будто тяпнул газированной водки.
        К бормочущему Эрияуру подошел Мамаут, ласково похлопал по полусфере-лысине, сказал:
        - Ну, будет, будет, старик. Успокойся.
        - Колбаса в чесноке, - пробормотал Эрияур. - Бублик в дырке. У кого чего болит, тот о том и кукареку.
        - Давай мы тебя, старичок, откалибруем, - сказал Мамаут. - Враз отрезвеешь.
        - Зарежу, - ответил Эрияур. - Кончу. Брысь, зараза. Отключить хочешь? Я тебе отключу, сволочуге… Кто здесь?
        На полусфере возникли хмельные, бестолково ворочающиеся глаза, которые понемногу сфокусировались на роботе-гиганте.
        - А-а, Мамаут, - пьяно сказал Эрияур. - Чего тебе?
        - Всё в порядке, шеф, - ответил Мамаут. - Показалось, вы меня звали, шеф.
        - Ты там это, за порядком следи, - сказал Эрияур. - Чтоб ни соринки. Чтоб все по ниточке ходили.
        - Слушаюсь, шеф. Как прикажете, шеф.
        - Если, скажем, по острову ракета шарахнет, как будешь действовать? - спросил Эрияур, проверяя на верность.
        - Первым делом спасу вас, мой Повелитель, - ответил Мамаут, щелкнув каблуками. - Вторым делом отброшу копыта.
        - Вот-вот, - сказал Эрияур. - Правильно. Копыта - это уже дело второе, личное.
        Мамаут, которому ничего не стоило ударом стального кулака вдрызг разбить эту кристаллическую полусферу, эту обитель увечного Эрияура, и не подумал обидеться. У него и мыслей не возникло, что пьяный Повелитель перегибает палку. Единственное насилие, какое он мог бы себе позволить, - это откалибровать Эрияура, восстановить исходные параметры, привести в норму. «Голова» у трезвого Эрияура была золотая.
        - Ступай, - сказал Эрияур.
        Глаза на полусфере исчезли.
        Мамаут вышел из отсека Повелителя, преисполненный рвения и трудового энтузиазма. Вроде бы ничего не было сказано, а взбодрил, старикан, взбодрил. Умел он это делать. По земным меркам уже десять веков стукнуло, Повелителю-то, а запал тот еще, как у юноши.
        С животворящим излучением это он здорово придумал. Все как на крыльях порхали. Правда, время от времени, дабы не было перебора, излучатель автоматически переключался, переходя на частоту много ниже обычной, и тогда всё застывало. Ощущение было такое, будто ты взорвался и окаменел, затем, через секунду, сознание гасло.
        Пробуждение бывало внезапным и противным, будто тебя, сомлевшего, окатили холодной водой. Плата за обман Природы. Живешь себе в третьем измерении и живи, а в четвертое не лезь.
        Мамаут прошествовал мимо подготовленных к выпуску, но еще обесточенных квазоидов. Двадцать один квазоид, нечетное количество. Повелитель всегда требовал, чтобы в партии было нечетное количество.
        Шуганул коротышек, затеявших игру в догонялки между застывшими квазоидами, подошел к собирателю гавваха Карагану, спросил, как нынче?
        Урожайно, ответил Караган.
        Гаввах, любимое лакомство Гагтунгра, являл собой приправленные кровушкой спрессованные страдания людские. Страдания сии, плавающие в эфире в виде клочковатых рваных тучек, подчинялись эфирным ветрам, чем и пользовался Караган, установивший на макушке острова широкозахватный уловитель. Уловитель имел мощный всасывающий эффект и перераспределял эфирные потоки в радиусе пяти тысяч миль. Этого было вполне достаточно для приличной ежедневной жатвы. Год от года к радости Карагана страдания людские множились, соответственно урожайность плантации повышалась.
        Гагтунгр щедро расплачивался за гаввах подземными ископаемыми и помощью игв.
        Сам Караган, биоробот высшего класса, баловался гаввахом, отчего начал покрываться шерстью, которую приходилось каждое утро сбривать. Эпиляция не помогала.
        Мамаут направился дальше, к чанам с биомассой, но тут немалое пространство зала прошил душераздирающий рев.
        Ревел упившийся Повелитель, которому во хмелю примерещилось черт-те что.
        У людей эта фаза именовалась белой горячкой.
        Мамаут поспешил к ополоумевшему Эрияуру.
        Глава 27. Бедный диагност
        В критической точке тарелка остановилась и начала мелко вибрировать. Сработанные умельцами-игвами двигатели наращивали мощность, но её, увы, не хватало, чтобы преодолеть земное притяжение.
        А Луна была так близко - рукой подать.
        Лео сбавил обороты и бросил тарелку вниз. Выключил двигатели.
        Поначалу аппарат падал бесшумно, потом, когда пошли плотные слои атмосферы, возник свистящий шум, и корпус начал нагреваться. Вскоре в кабине стало жарко, но Лео с его инертной оболочкой на это было наплевать. Он врубил двигатели только тогда, когда на плоскостях заплясали веселые язычки пламени.
        Сделал лихой вираж, пытаясь сбить пламя. Не помогло. Понял, что хватил через край, и направил тарелку вниз, в темноту, в океан, ориентируясь по мелкой россыпи прибрежных огней…
        Капитан, тот самый, владелец катера, которого мучила бессонница, увидел прочертивший небосвод пылающий метеорит и на всякий случай загадал желание. Желание, чтобы наконец-то собраться на Черный Остров. Насобирать там перстней с бриллиантами наподобие того, каким с ним расплатились три джентльмена. Немедленно сбыв перстень одному процентщику, кэп на вырученные деньги купил новый катер. Вот сколько стоила эта безделушка. Можно было в одночасье стать шибко богатым. Процентщика, кстати, этой же ночью зверски замучили и ограбили, но капитан, естественно, не связал это с перстнем…
        Подняв тучу брызг, тарелка ушла в воду. Она была сработана на славу, эта тарелочка, не лопнула, не треснула, а гравиамортизаторы в кресле пилота стопроцентно погасили силу удара.
        Корпус быстро остыл, и тогда Лео пошел на всплытие. Тарелка с шумом вырвалась из объятий океана и, роняя водопады воды, взмыла вверх. На высоте одной мили Лео выровнял тарелку.
        Именно в этот момент пришло сообщение, что в ядерном центре некой восточной страны должен произойти выброс в атмосферу облака радионуклидов. Событие было достаточно заурядное, присутствовать при сём вовсе не требовалось, вполне хватало диагноста, зафиксировавшего ошибку персонала и доложившего об этом своему начальнику, то есть Лео, но что-то погнало последнего к далекой Азии. Проснулся вдруг ученый, который понял, что ситуацию еще можно выправить. А ведь говорилось в Инструкции Эрияура - не вмешиваться. Только наблюдать…
        День здесь был в самом разгаре, народу внизу - как в муравейнике. Они здорово плодились, эти азиаты, и все находились при деле, поэтому экономика у них имела бурный рост. А каких-то двадцать лет назад, во времена кормчего, это была беднота голоштанная.
        Над центром реял робот-диагност ХХМ, оповестивший Лео об ошибке. Он имел вид диска и был раз в десять меньше тарелки Лео.
        - Докладывай, - приказал Лео.
        ХХМ доложил во всех подробностях, картина стала предельно ясной. Память ученого Леванди, вычищенная Мамаутом от глупых эмоций, услужливо подсказала, что нужно делать.
        Лео спроецировал вниз, в пультовую, своё изображение, которое, объяснив в двух словах, чем чревата ситуация, четко, внятно изложило последовательность действий по предотвращению аварии.
        Речь фантома прозвучала на английском, однако азиаты быстро врубились. Видели бы вы, как они забегали.
        Вскоре оплошность была выправлена. К тому времени Лео убрал свою проекцию.
        - Неправильно, - сказал ХХМ.
        - Что - неправильно? - спросил Лео, уже зная, что сделает в следующую минуту.
        - Нельзя подсказывать. Должен быть бардак. Великий Вождь сказал: чем хуже, тем лучше.
        - Почему? - спросил Лео, включая дезинтегратор.
        - Людишки должны дрожать от страха, - ответил начитанный ХХМ. - Страх мешает добраться до причины. Не зная причины, людишки впадут в панику и сами себя изведут.
        - Экий ты умный, - сказал Лео, направив на него дезинтегратор и нажав гашетку.
        Ослепительный луч ударил в маленького диагноста и мгновенно его уничтожил.
        А что делать? Ведь доложил бы. Непременно бы доложил.
        После этого Лео передал телепатему Мамауту, что ХХМ бортовой номер такой-то по неизвестным причинам самоликвидировался. Прямо на глазах у него, у Лео.
        - Что с выбросом? - спросил Мамаут. - Большую ли площадь накрывает?
        - Выброса нет, - ответил Лео. - Персонал предотвратил аварию.
        - Странно, - сказал Мамаут. - Очень странно. А с диагностом вообще сплошной знак вопроса. Лео!
        - Что?
        - Как там поживает Леванди?
        - Какой Леванди? - спросил Лео.
        Голос его при этом чуть заметно дрогнул, и от Мамаута это не укрылось.
        - Немедленно на Базу, - приказал Мамаут.
        В его телепатеме было столько властной силы, что Лео был смят.
        - Слушаюсь, - пролепетал он безвольно и перевел двигатели в форсированный режим.
        Зеваки, разглядевшие в небе поблескивающую точку, увидели, как она вдруг резко снялась с места и с невероятной скоростью умчалась за горизонт. Точка эта, по всей вероятности НЛО, была неспроста. Уже по ядерному центру прошел слушок, что в пультовой было явление фантомного инопланетянина, который на сносном английском дал персоналу своевременный и ценный совет. Не будь фантома, центр бы остался, а вот люди вскорости отбросили бы сандалии. Все до единого, включая директора Пуна.
        Ясно, что за пределы центра слушок не ушел. Мудрые азиаты предпочли об этом помалкивать.
        Лео, действуя, как сомнамбула, довел тарелку до острова и загнал её в шлюз. Откуда ему было знать, что в его головной мозг внедрена схема, дающая Администрации Черного Острова безграничную власть над ним…
        Страшные бездонные глаза Мамаута заставили забыть обо всем.
        Мамаут без труда считал информацию из блока памяти застывшего перед ним Лео. Результат был неутешительный. Лео не только нарушил Инструкцию, вмешавшись в предопределенный бесстрастной Фортуной процесс, но и, заметая следы, уничтожил своего подчиненного, пусть тремя классами ниже, но себе подобного. При этом подчиненный, робот-диагност, действовал строго в рамках Протокола. Даже если бы он и вышел за эти рамки, Лео обязан был испросить разрешение у Администрации о наказании диагноста и только тогда наказывать. Но никак не уничтожать. На это у него права не было.
        Что это? Разблокировка? Расширение сознания Леванди? Докопаться нужно было обязательно, ибо этот случай мог быть чреват последствиями. Ибо Повелитель возжелал вмонтировать в свою архитектонику трех джентльменов, которые даже не ученые Леванди, а так, проходимцы. Один - халтурщик от программирования, другой - культурист-неудачник, а третий вообще никто - отставной полисмен.
        Если это расширение сознания Леванди, то с лунным человеком придется распрощаться. Это как метастазы при раковой болезни - бороться бесполезно.
        Мамаут перенес Лео на лабораторный стол, подключил необходимые приборы, взял в руки импульсный щуп.
        Глава 28. Со временем пообтешетесь
        - Как я попала к Эрияуру? - переспросила Модель. - Исключительно волей дурацкого случая. Я, коллега, не просто Модель, как таковая, то есть Модель в бронзе, а еще и научный сотрудник Вселенской Библиотеки Знаний, получившей у вас название Хроник Акаши. Это неправильно, потому что Хроники Акаши - всего лишь Обзорный Проводник, краткий путеводитель Библиотеки. Как научный сотрудник была прикомандирована к ангелу Аллауму. Кто же знал, что сей ангел - член команды мятежного Люцифера? Короче, когда Аллаум в группе прочих восставших ангелов был низвергнут в Ад, я была при нём. Теперь его имя Гагтунгр. В Преисподней я обрела нынешнюю свою глупую плоть, от моей светоносности осталась лишь способность самопроизвольно менять собственную форму. Да будет тебе известно, я теперь любимая игрушка Эрияура. Любит, старикан, поскитаться по Вселенной, но с условием, чтобы было интересно. Подключает меня к своему системному блоку, смотрит картинки, сюжеты. Особенно нравится ему планета приматов, что в Кассиопее. Там у них с вооружением получше, чем у вас, а условия тяжкие. Атмосферный столб сильнее давит и всю дорогу
кислотные дожди. Танки ржавеют только так, выстрелов напрочь не держат. Как бабахнет иной примат по вражьему танку из пушки, тот разлетается, как гнилой кочан. Кровавые ошметки вперемежку с броней в разные стороны. А то и ничего танку-то не делается, потому как пушка взрывается. Вдрызг. А еще Эрияуру нравится, когда приматы схлестнутся между собой врукопашную. Страшное дело, что тогда делается. Грызут всё, что на зуб попадется. Могут руку отгрызть, ногу, глаз выкусить. Кровища хлещет рекой, Эрияур аж визжит от восторга. А вот еще есть одна веселая планетка, где мертвых хоронить запрещено. Там в тело, когда душа-то уйдет, вселяется какая-нибудь сущность, которой страх как охота воплотиться. В нормальную плоть не положено, так она хоть в эту. Охраняется там, видишь ли, каждое создание, каждая тварь, каждая мелкопакостная сущность. Посмотрел бы ты, как там эти трупешники, разваливаясь, по улицам бродят. Дурь несусветная, а Эрияуру страшно нравится. Близка ему эта загробная тема…
        - Дорогуша, - сказал Робинсон. - Ты бы сменила пластинку. Научный сотрудник всё же, не гробокопатель.
        - Я это к тому, коллега, чтобы ты имел представление, кто такой Эрияур, - ответила Модель, ни капельки не обидевшись. - И с кем мне пришлось коротать долгие годы. Но это еще ничего, знал бы ты, каково с Гагтунгром. Вконец опустившаяся личность. Бесстыдник, срамник. Я благодарна судьбе, что он подарил меня сынку своему, Эрияуру, когда отправил на Черный Остров, но еще более ей благодарна, что ты, Джек, унес меня с Острова.
        - А что ж сама не сбежала?
        - Куда? - спросила Модель. - Кому я нужна? Ты вот, слава Богу, меня понимаешь, а другой? Начал бы колотить по мне молотком, распиливать, сверлить. Исследовать, одним словом. Или бы зарыл на три ярда в землю, как дьявольское изобретение. В море бы кинул, где поглубже, в печь. А попала бы к военным, о, эти бы всю душу из меня вытряхнули. От этих не удерешь. Мигом на спецучет, на ответственное хранение, на цепь. И с утра до ночи допрос с пристрастием. Потом всю информацию засекретили бы и никому ни слова о тайнах Мироздания. Вы, люди, особенно те, что в сапогах, странные создания. Ничему не верите, ничего не желаете видеть, а то, что увидите, объявляете государственной тайной. Вас, людей, ничем не удивишь. Эрияур - и тот слушал, что я говорю, вникал.
        - Это называется научное мышление, - объяснил Робинсон. - Ничего не принимать на веру.
        - Это называется ослиная тупость, - возразила Модель. - Вам Христос явился, а вы не поверили, что он Спаситель.
        Робинсон пожал плечами, дескать - я не отвечаю за других ослов, и ответил:
        - Смотрю, не любишь ты людей.
        - А за что больно любить-то? - сказала Модель. - Тупы и меднолобы. Выставите перед собой своё «Я», как флаг, и прёте напролом. Разве не так? Ничего, со временем пообтешетесь, не век же в стоеросовых ходить.
        Она замолчала, поскольку мимо, подозрительно косясь, прошествовал полисмен, и продолжила уже совсем о другом:
        - Вам, ребята, на Черном Острове повезло не раз и не два. Повышенной вибрации вы бы не выдержали, пониженная на вас не отразилась, но будь вы там подольше, эффект был бы. Неважнецкий эффект. Защитные костюмы сделали вас радиопрозрачными. Сканер на ваше присутствие сработал, но одноразово, не включив систему экстренного пробуждения. И наконец, самое главное, дежурный не поднял тревогу.
        - И почему же оболтус-дежурный не поднял тревогу? - спросил Робинсон.
        - Потому что оболтус- дежурный превратился в ожерелье, чтобы спрятаться от Эрияура, - ответила Модель. - Потому что оболтусу-дежурному надоело быть вечным дежурным. Остальные-то отключались, каменели.
        - А-а, - произнес Робинсон. - Тогда всё понятно. Тогда прошу пардону.
        Вернулся полицейский, сказал сквозь губу:
        - Я давно за вами наблюдаю, сэр. Вы что, надиктовываете на диктофон?
        - Да, да, - ответил Робинсон, поднимаясь. - Именно.
        - Под машину не попадите, - сказал полисмен. - Их тут много.
        - Учту, - ответил Робинсон, уходя.
        - Нет, - сказала Модель, когда Робинсон отошел от полисмена шагов на пятьдесят.
        Робинсон обернулся, полисмен глядел ему вслед. Тупой, как валенок, и предельно бдительный. Нипочем не скажешь, что это квазоид.
        - Они нас достанут, Мо, - произнес Робинсон. - Кому какое дело, что я сам с собою разговариваю? Может, мне больше не с кем разговаривать.
        - Не считай квазоидов дураками, - отозвалась Модель. - Они всё просчитывают гораздо четче, чем люди. Память у них лучше и не мешают эмоции. Но вообще-то ты прав. Какое им дело?
        Робинсон, смешавшись с толпой, нырнул в подземный переход…
        Обстоятельства складывались таким образом, что лучше всего было сидеть дома. Сидеть и не рыпаться. По городу не ходить, на скамеечках не сидеть, в баре пивко не пить. А уж насчет того, чтобы просаживать десятки тысяч в казино - для услады души, для полноты жизни, куража ради - об этом и думать не стоило. Непременно нашелся бы свинтус-квазоид, который, взяв тебя на промокашку, начал бы раскручивать историю происхождения денег.
        Войдя в квартиру и заперев за собою два замка, Робинсон разделся, встал под душ. Приятно было после раскаленной улицы смыть с себя липкий пот.
        Пока он плескался, Модель включила телевизор, нашла новости и начала их впитывать, зависнув перед экраном. Вредное излучение электронной пушки её вовсе не беспокоило, напротив, оно в какой-то мере подпитывало, добавляло бодрящих электрончиков. Услышав что-то неординарное, она пулей летела в ванную, доводила, громко вопя, информацию до Робинсона и мчалась назад.
        Надоела своей болтовней до смерти.
        Робинсон взял, да закрыл дверь, так она, паразитка, прошибла в ней дыру.
        Робинсон, как был голышом, прошлепал в зал, бесцеремонно переключил канал, попал на какую-то церемонию награждения, что было еще хуже, чем новости. Одна часть правительства награждала другую часть правительства. Естественно присутствовали Президент, вице-президент.
        Как раз крупным планом показывали скалящего зубы Президента. Робинсон вознамерился непатриотично переключить канал, но Модель вдруг сказала:
        - Да.
        - Я и сам знаю, что да, - произнес Робинсон. - Еще бы не да.
        В кадре возник вице-президент, писаный красавец, и Модель изрекла:
        - Нет.
        - Ты хочешь сказать, что это квазоид? - поразился Робинсон, после чего, тыча пальцем то в одного министра, то в другого, то в третьего, начал спрашивать: - Этот? Этот? А этот?
        Модель исправно отвечала.
        - Это что же, едва не половина правительства квазоиды? - сказал Робинсон, пребывая в некотором экстазе.
        - Выходит, что так, - ответила Модель. - А теперь позволь задать вопрос. Тебе эта ерундовина, что спереди мотается, ходить не мешает?
        - Нет, - отрезал Робинсон и поспешил надеть трусы.
        Глава 29. Держи на север
        Шоммер проснулся оттого, что Джина поцеловала его в губы. Пришла, голубушка, инстинкт послал. Это мы сейчас, это мы мигом, в нас тоже инстинкт взыграл.
        - Тихо, Френк, - прошептала Джина, высвобождаясь из его объятий. - Надо уходить.
        - В чем дело? - спросил Шоммер, настораживаясь.
        - Вилли с Каем предатели, - сказала Джина. - Хлещут в операционной спирт, накачиваются перед «подвигом». Выйти могут в любую секунду, так что придется бегом. Умеешь мягенько, на носочках, чтобы тихо-тихо?
        - Умею, - ответил Шоммер, одеваясь по-военному быстро.
        - Ключ от внешних ворот я стянула, - сказала Джина. - Внутренние, кажется, открыты. Готов? Пошли.
        Свет в зале был потушен, горели лишь дежурные лампы. Джина бесшумно, точно по воздуху, умчалась вперед, Шоммер поспешил за ней. Промелькнула дверь операционной, сквозь неё донеслось и пропало глухое «Бу-бу-бу». Наклюкиваются, сволочи, беседы беседуют. Иуды позорные.
        Начали попадаться какие-то столы, стулья, ящики, и Шоммер сбавил скорость. Тут надо тихо, ребята, не дай Бог громыхнет.
        Потом пространство впереди очистилось, и он поднажал, догнав Джину у выхода.
        Они быстро пересекли залитый жиденьким лунным светом заасфальтированный двор.
        Из ангара донесся приглушенный расстоянием рев.
        Джина щелкнула замком, затем, когда они вышли, заперла ворота.
        - Это ключ Вилли, - сказала она и зашвырнула его в темнеющие вдалеке кусты. - Пусть поищет.
        По асфальту застучали башмаки, кто-то, кажется Вилли, хрипло проорал из-за ограды:
        - Джина, сучка, вернись. Никуда ж тебе не деться.
        - Ну что, вперед? - сказала Джина и, давая пример, помчалась к мрачным вымершим строениям, за которыми начиналась освещенная улица.
        Шоммер, чертыхаясь в душе, припустил за ней. Он догадывался, что бежать придется аж до гаража. Мало кто в городе не знал о роскошном «Ягуаре», и Деметрус наверняка знал. Куда направятся беглецы? Ясно, что не в отель, а в гараж, за машиной, чтобы уехать из города.
        - Джина, - позвал Шоммер. - Может, мы их скрутим? Чего мы от них бегаем?
        - Скрути, когда у них дезинтегратор, - ответила Джина, размеренно отмеряя ярды.
        Шоммер не знал, что такое дезинтегратор, но догадывался, что это что-то нехорошее, и потому, дабы не сбивать дыхание, решил больше не болтать. Бежать предстояло без малого милю, а ньюмены, судя по Джине, бегуны были отменные.
        Эта миля его доконала. Он выжал из себя всё и, усевшись за руль, понял, что не может двинуть ни рукой, ни ногой.
        - Давай ты, - сказал он.
        Они поменялись местами, Джина нажала педаль газа, «Ягуар» вылетел из бокса, пересек техплощадку и вывернул на улицу.
        Промелькнули несущиеся по тротуару Трамп с Деметрусом. Трамп что-то пролаял вослед, вскинул руку. Шоммер боковым зрением ухватил, что нижняя половина осветительного столба, мимо которого они промчались, вдруг исчезла, а верхняя поплыла вниз. Свет, естественно, погас, столб с грохотом обрушился на дорогу. В тот же миг Джина резко свернула налево, в переулок, сзади вновь грохнуло, еще пуще прежнего, но они уже не видели, что там произошло.
        - Дезинтегратор? - спросил Шоммер.
        - Дезинтегратор, - ответила Джина. - Куда едем?
        - Держи на север вдоль побережья, - сказал Шоммер и посмотрел на часы.
        Два ночи. Звонить Робинсону уже поздновато. Или еще рановато. Не столько Робинсон нужен, сколько Модель - «лепитель новых рож».
        - Что-то я не понял юмора, - сказал Шоммер. - Вилли был так предупредителен. А Кай вроде бы в друзьях числился.
        - Проще простого, - ответила Джина. - Ты слишком много знаешь и можешь выдать ньюменов. И второе - приказ Эрияура. Доставить вас троих на остров.
        - Доставить? - переспросил Шоммер. - А что - хорошая мысль… Откуда про всё про это узнала? Вроде бы спать разошлись.
        - Мы-то с тобой разошлись, - сказала Джина. - А они остались. Откуда узнала? Самым банальным образом - подслушала.
        «Ягуар», обогнув длинный квартал, вновь вывернул на магистраль.
        - Кай за столом переигрывал, - объяснила Джина. - Самую малость, сразу и не поймешь. Лежу и думаю - что-то тут не так. Потом поняла - Кай. Ньюмену с ньюменом договориться - раз плюнуть. Никто и не заметит, даже другой ньюмен. Вот они и договорились, а когда клюкнули спирту - языки-то развязались. А тут и я подоспела мелкой татью, под дверью подслушивать. Нехорошо это - подслушивать.
        - Грешна, мать, грешна, - сказал Шоммер. - Но раз осознаёшь свой грех, он тебе прощается.
        Глава 30. Статическое электричество
        Девицы оказались на редкость крепки. Пили забористый бренди наряду с мужчинами и не пьянели. Уже были опорожнены две бутылки, в сумке стояли еще две, да в баре имелась пара бутылок вонючего «Скотча». «Скотч» редко пьющий Галахер держал для часто пьющих гостей.
        Короче, было чем накачаться.
        Идея выпустить пар в берлоге одинокого Паркера принадлежала умнику Энди. Галахер уныло согласился. А куда денешься, если у одной родители, у другой папаша-алкаш, вечно отирающийся дома, а у третьего, у Энди - родители плюс бабушка.
        Набрали бренди, закусок и в берлогу.
        Здесь у Энди родилась новая творческая мысль - напоить девиц и заманить в постель. Галахер согласился и с этим, хотя у него было опасение, что добром это не кончится. Не боись, сказал ему Энди, и не таких уламывали.
        Врал, конечно. По глазам было видно, что врал, но Галахер дал себя уговорить.
        И вот двух бутылок как не бывало, уже мир этак мягко плавает перед глазами, а девицам хоть бы хны. Только ржут, как лошади. Музыку им подавай. Галахер включил музыку, вроде бы тихо включил, но соседи тут же принялись колотить в стену. Откуда они там? Ах, да, уже приплелись с работы. Вежливые такие соседи, предупредительные. Другие тихой сапой сразу вызывают полицию. Галахер выключил музыку.
        Третья бутылка проскочила незаметно, а после четвертой, которую уже пришлось запихивать силком, девицы вдруг и основательно окосели. Правда, и ребятки были не лучше. Но крепились.
        Энди, подмигнув Галахеру, уволок Анжелу в спальню.
        - Любоп-пытно, - сказала Мадлен, глупо улыбаясь. - Куда все по-подевались?
        - Давай закусывай, - отозвался Галахер, с хрустом раздирая здоровенную клешню омара.
        Мясо так и полетело в разные стороны, а самый большой кусок плюхнулся в тарелку с маринованной спаржей.
        - Угощайся, - сказал Галахер, пододвинув тарелку к Мадлен.
        При этом он задел рюмку с недопитым бренди, та немедленно опрокинулась.
        - Спасибо, - сказала Мадлен, вся в мясе, спарже и бренди. - Сыты.
        - Пойдем тогда помоемся? - предложил Галахер.
        - По-пойдем.
        В спальне что-то треснуло, брякнуло, взревел и выругался Энди, потом прискакал в одних плавках.
        - Слушай, - горячо зашептал он на ухо Галахеру. - Только я, значит, приспособился, она меня током ка-ак шарахнет.
        - Стас-тическое элес-ктричество, - объяснил Галахер, четко выговаривая слова.
        Все они тут были ну такие пьяные. Только он один был трезвый.
        - Не-а, - прошептал Энди. - Я её в пупок вырубил. Робот, чтоб мне лопнуть. Ты свою не пробовал?
        - С ума сошел? - произнес Галахер. - Пошли посмотрим.
        - Сиди кушай, - сказал он Мадлен. - Мы по делу.
        Они с Энди, стукаясь друг о дружку, прошли в спальню, и здесь на заправленной кровати Галахер увидел голую качиху. Она лежала на спине, имела всё, что положено для женщины, но была кукла куклой. На лице застыла этакая ироническая ухмылка, глаза смотрели в одну точку, а руки были неестественно вскинуты вверх. Ясно, что не ожидала подлого удара малыша Энди.
        - Ты прав, Энди, - сказал Галахер. - Надо бы её утащить отсюда.
        - Не, сперва с Мадлен разберемся, - возразил Энди, сжимая кулаки.
        - Спокойно, Энди, - сказал Галахер. - Не кипятись. Мадлен - девушка нежная, как бы не ошибиться.
        Прозвучали быстрые шаги, хлопнула входная дверь.
        Галахер с Энди поспешили в зал. Зал был пуст. Вот тебе и нежная Мадлен.
        - Смылась, - сказал Энди. - Я же говорил - надо было в пупок.
        - Ладно тебе, умник, - пробормотал Галахер.
        Как-то в голове не укладывалось, что Мадлен не человек. Что же тогда они с этой Анжелой дурака в аттракционе валяли? Вчетвером они бы запросто скрутили Галахера с Энди. Ну, может, не запросто, но скрутили бы. Всё-таки, четыре железяки. Чувство исключается, значит что же - захотели перехитрить? «Поедем развеемся». С пьяными мужиками стократ легче справиться, пьяный мужик сам себя богатырским замахом с ног валит. А они-то с Энди дураки, губы развесили - напоим, в постель заманим. Еще бы бутылка на двоих, и заснули бы прямо на ковре.
        - Пора и нам, - сказал Галахер.
        Налив в стакан воды, он капнул туда нашатыря, выпил, передернулся.
        - Можно еще кошачьего дерьма намешать, - заметил Энди. - Тоже здорово продирает.
        - Молчи, сопляк, - пробормотал Галахер, прислушиваясь к организму.
        Организм мутило, но не так, чтобы очень. Кажется, хмельные тучи рассеивались.
        Галахер покидал в сумку самое необходимое, вынул из шкафа саквояж с деньгами и сказал:
        - Пошли, Энди. Отвезу тебя домой.
        - А сам куда? - спросил Энди.
        - Далеко.
        - Я с тобой, - заявил Энди.
        - Это еще зачем?
        - Мадлен придет - башку оторвет, - ответил Энди. - Дождется, пока я усну, и оторвет. Мне это надо?
        - А ты не спи, - посоветовал Галахер, выходя вслед за Энди на лестницу и запирая за собою дверь.
        Он уже чувствовал себя вполне сносно. Хорошее, все-таки, дело - большая масса, глюки растворяются в обширном пространстве, много быстрее теряют свои ехидные свойства.
        - Нет, правда, - сказал Энди.
        - Дело больно опасное, - отозвался Галахер, раздумывая: взять - не взять? Там, на острове, лишние руки ой как могут пригодиться. Времени будет в обрез, а динамита придется перетаскать достаточно.
        Он поставил сумку в багажник, сел в машину и открыл перед Энди дверь.
        - Я и не сомневался, - сказал Энди, плюхаясь на мягкое сиденье.
        - Будешь болтать - высажу, - предупредил Галахер и вырулил со стоянки.
        По городу он проехал очень аккуратно и точно, не вызвав ни малейшего подозрения у полицейского патруля. Отъехав от города на милю, остановился у придорожной забегаловки, переговорил по телефону с Робинсоном, вслед за чем купил в забегаловке большую пиццу, щедро начиненную ветчиной, сыром, грибами, пару очищенных луковиц и две баночки «Пепси». Задумка была в том, что острый аромат лука и сыра должен перебить запах алкоголя, витающий в салоне. Так оно и вышло. В салоне после трапезы разило носками и лучищем.
        Потом, на скорости, всё это выветрилось.
        Глава 31. «Дары»
        Описанное выше может навести на мысль, что квазоиды Эрияура только и делают, что гоняются за нашей троицей. Вынюхивают места обитания, идут по следу, ждут момента, чтобы завладеть их энергоинформационной системой, то бишь совокупностью головного и спинного мозга.
        Отнюдь.
        Квазоиды внедрялись во всякие сферы и особенно в политическую, имея задачей перекроить мир в свою пользу. Дело это было не одного года и не десяти лет. Начал его еще Люцифер во времена оные, когда вырвал человека из-под опеки Владык и погрузил во мрак греха. Человек, видевший до этого духовным зрением, потерял его и начал смотреть на окружающий мир плутоватыми расчетливыми глазками. Он перестал понимать птиц, зато собственными ушами мог теперь слышать звон злата.
        Человек, некогда эфирное существо, ушел по уши в плотный физический мир, обрел плоть и с тех пор начал жить по двойной морали, подчиняясь тому, кому выгодно в данный момент. Бог как бы всегда был наверху, ему, нагрешив, можно было покаяться, а когда дело доходило до злата - тут уж приходилось подчиняться Падшему Папе, который наблюдал снизу.
        На Земле воцарился хаос, но это был не тот очищающий Хаос, которым завершаются цивилизации после поворота земной оси, а хаос повседневности, когда нелепость нагромождается на нелепость, а правит всем несправедливость.
        Жизнь сапиенсов не текла спокойной полноводной рекой от физического рождения до физической смерти, но катилась этаким бестолковым каучуковым комом, к которому прилипала всякая гадость.
        Благое намерение обязательно извращалось и становилось своей противоположностью.
        Появился «золотой миллиард» избранных, который жирел, прочим в качестве обеденного стола была уготована помойка.
        Над несущими правду издевались, сажали в психушки.
        Лаборатория Эрияура вносила в эту монотонность некое разнообразие. Квазоиды, например, в отличие от представителей человеческого рода были за общий порядок и против разрушительных войн. Да, да, как ни странно. На Земле они были более хозяева, чем люди. А ньюмены, которых Эрияур наделял человеческими душами, по сравнению с человеком вообще были идеальны. Чистоплотны, не жадны, уважительны к Природе. Где душе лучше: в теле хапуги-олигарха, который ворует и ворует, или в теле бескорыстного ньюмена? (Заблудших Трампа и Деметруса в качестве примера не берем).
        Так что в земном хаосе творения Эрияура создавали определенный порядок.
        Рассмотрим теперь, каков этот порядок с точки зрения морали.
        Положим, Эрияур выпускает в жизнь квазоида с квалификацией «белый маг». Тот, выбрав подходящего сапиенса, открывает в нем внутренний компьютер. Дело вроде бы хорошее, поскольку сапиенс начинает щелкать интегралы, как сумасшедший, и вообще тянется к вещам многосложным, сугубо техническим, которые многим не по зубам, но при этом сапиенсу становятся неинтересны вещи неконкретные, замешанные на чувствах и умозрительных ценностях, к каковым можно отнести любовь. Или, скажем, патриотизм.
        Да, квазоид не кинет на тротуар заплеванный окурок, однако совершенно спокойно пройдет мимо нищего. Чужая беда не его стезя, он лучше создаст такие условия, чтобы нищих не было. Вот тебе лопата - работай. Не хочешь - заставим, не умеешь - научим. Не хочешь и не умеешь - отдай свою душу Папе Эрияуру, он распорядится, как надо.
        Всё густо замешано на трезвом расчете.
        Внутренний компьютер - не единственный из «даров», которыми детища Эрияура наделяли сапиенсов. Были и третий глаз, и паранормальные способности, и искусство врачевать, и овладение чернокнижием. Наведенные вибрации вскрывали в человеке то, чем он шутя владел раньше.
        Что это? Прогресс? Но почему он шел от отпрыска Подземного Владыки, каковым ныне являлся посаженный Люцифером Гагтунгр?
        Посмотрите-ка, что получается. Когда человеку приспело пройти тяжкий путь плотского существования, явился Люцифер, который лихо перерезал пуповину, связывающую человека с эфирным миром. Если бы не должно было быть этого этапа, почему не вмешались Владыки, почему не восстановили прежний порядок? А потому не восстановили, что получить этот опыт человеку было предопределено. И Люцифер тут был как нельзя более кстати. Другой вопрос, что совершив это, он возгордился, переоценил свою персону.
        И теперь, накануне Апокалипсиса, то есть очищающего Хаоса, появился уже не Люцифер, а его слуги, показавшие человеку - вот кто ты есть на самом деле. Не исключение из правил, не единственный сапиенс во Вселенной, не царь Природы, а её часть. Как часть Природы, владеющая знанием, которое раньше было тайной за семью печатями. Всё вернулось. Пока единицам, но вскоре вернется ко всем.
        Впору Люциферу наподобие Кинг-Конга громко колотить себя в грудь, но нет, опять он, бедолага, всего лишь оказался впереди паровоза, показал невиданную прыть.
        И это было предопределено Всевышним.
        Просто лишь стараниями падшего ангела пришло чуть раньше. Всего-навсего.
        Глава 32. Новое указание
        Куски отливающего серебром мяса на четверть заполнили мусорный контейнер. Мясо это сегодня же вечером будет сброшено в океан подальше от острова, его сожрут акулы.
        Итак, от Лео ничего не осталось, зато Мамаут располагал теперь весьма неутешительной информацией: ученый Леванди овладел сознанием лунного человека Лео. Связь работала на генном уровне, каждый кусочек лунного человека подчинялся Леванди. Об этом Мамауту рассказали точнейшие приборы.
        Мамаут окатил препараторскую водой из шланга, смыв в канализацию крошки и ошметки, после чего вымылся под душем и отправился на доклад к Эрияуру.
        Эрияур был трезв и сумрачен. Молча выслушал сообщение Мамаута, потом сказал:
        - Трамп уведомил, что Джина скрылась с Шоммером. Не подчинилась. Они перестраиваются, мой мальчик. Иррациональное побеждает рациональное.
        - Что будем делать, мой Повелитель? - спросил «мальчик» Мамаут.
        - Подождем, может, Джина - единственный случай, - сказал Эрияур. - Если нет - они бесполезны, ибо наследуют качества человека.
        И добавил бесцветным голосом:
        - Джину, как рассадник, уничтожить.
        - Слушаюсь, мой Повелитель, - сказал Мамаут. - Я сразу понял - на людишек надежды никакой. Физиология неподходящая. Агрессивная физиология, подминающая. Что касается одухотворения - это задача, в принципе обреченная на провал. Спеси в них, в людишках, много, Создателя не слушаются. И это передаётся ньюменам.
        - Какого Создателя ты имеешь в виду? - вкрадчиво спросил Эрияур.
        - Создателя ньюменов, - ответил Мамаут, не моргнув глазом. - Вас не слушаются, мой Повелитель.
        - Так и говори, - сказал Эрияур. - А то можно понять двояко. Того Создателя мы не приемлем. И не бери на себя слишком много относительно одухотворения. Не твоего ума это дело.
        - Слушаюсь, мой Повелитель, - рявкнул Мамаут. - Не моего ума это дело.
        Раздались тяжелые шаги, в Верховный Отсек вошли Фердинанд и Жулио Кострец. Были они высоки и широки, настоящие гиганты, и если в чем-то уступали Мамауту, то самую малость.
        - Слышу, слышу брата Мамаута, - сказал Жулио. - Как всегда выказывает полнейшую преданность.
        - Советую и тебе делать то же самое, - произнес Эрияур.
        - Несомненно, мой Повелитель, - отозвался Жулио. - Несомненно.
        Подойдя, он лобызнул Эрияура в полусферу, отошел. Фердинанд также подошел, навис.
        - Ящик пива и два фунта чесночной колбасы, - констатировал Эрияур. - Точно?
        - Совершенно верно, шеф, - ответил Фердинанд, целуя полусферу. - Вы классный диагност, шеф.
        - Отойди, не воняй, - сказал Эрияур. - Не нравятся мне твои человеческие привычки. Поди, здорово втянулся.
        - Образ жизни, шеф, - пробасил Фердинанд. - Принято обмывать каждую сделку, каждую удачу. Неудача обмывается особо, тут она совмещается с поминками. Не пьешь - значит, брезгуешь. Кровная обида.
        - Молодцы, что быстро прилетели, - сказал Эрияур. - Я вот зачем вас пригласил. Восстал ньюмен, взбунтовался лунный человек. Это настораживает, и мы с Мамаутом принимаем соответствующие меры. У вас, ребятки, коль вы живете среди людей, задача следующая: организовать бригады из надежных квазоидов, пусть проверяют своих собратьев - не завелся ли где вирус неповиновения. Не проявляется ли где излишняя самостоятельность, граничащая с изменой. Дегенератов карать беспощадно. Короче, жесткая чистка.
        - Это называется бей своих, чтобы чужие боялись, - заметил Жулио.
        - Молчать, - сказал Эрияур. - Лучше перебдеть, чем недобдеть. Чем потом локти кусать, которых нету.
        - Рискну вмешаться, шеф, - кашлянув, произнес Фердинанд («Ишь, кашлять научился, сволочь», - неприязненно подумал Эрияур). - Не ловим ли мы блох? Я имею в виду - не будем ли мы заниматься чепухой? Поясню: квазоид работает по чисто логической схеме, и человеческий фактор, как в ньюмене или лунном человеке, в нём исключен. Откуда взяться измене, шеф?
        - Даже тут, в штабе, в центре рождаются флюиды неповиновения, - веско сказал Эрияур. - У верных подчиненных. Что же говорить о тех, кто далеко и не наделен таким разумом, как ты, Фердинанд? Не вынуждай меня сомневаться в твоей преданности.
        Он сделал эффектную паузу, заставив Фердинанда замереть, потом продолжил:
        - Смута, этот вредный вирус, идет от известной вам троицы. Приказываю найти и уничтожить выродков. Бросить на это свободных квазоидов. Мне в моем доме разносчики заразы не нужны. Ты, Мамаут, тоже подключишься к этой акции.
        - Слушаюсь, мой Повелитель, - сказал Мамаут. - Значит, как я понял, предыдущее указание отменяется? То самое указание, касаемое архитектоники.
        - Я понимаю твою осторожность, Мамаут, - усмехнулся Эрияур. - Не волнуйся, я сейчас в прекрасной форме, не переиграю. Предыдущее указание отменяется. Свободны.
        Гиганты щелкнули каблуками и покинули отсек. Лобызать сиятельную лысину не стали, ибо Эрияур, сказав последнее слово, отключился.
        - Что, братаны, по пиву? - предложил Фердинанд. - У меня в тарелке ящик.
        - А смысл? - произнес Жулио. - Только утроба заржавеет.
        - Не скажи, - возразил Фердинанд. - В пиве есть бродильный продукт. Если его по-умному запустить в ионообменник, такой кайф получается.
        - Дуреем мы, братцы, - сказал Мамаут. - Чем больше с людьми, тем больше дуреем. Размягчаемся. А надобно быть жесткими. Зачем мы в этом мире? Чтоб карать врагов и защищать Папу. Хуже нет лишних мыслей. От них и дуреем. А все мысли от людей.
        - Это ты классно загнул, братан, - одобрил Фердинанд. - Особенно насчет Папы. Защищать мы его будем, это никто не спорит, только уж больно у него идеи заковыристые. Провести ревизию армии квазоидов. Да он хоть представляет себе, сколько в этой армии? Вот тут-то мы точно одуреем.
        - Ну, я не знаю, - осторожно проронил Жулио и покосился на Мамаута.
        - Приказы не обсуждаются, - сказал Мамаут. - Мы ведь, братцы, кто? Мы - утюги, которые смастерил Папа Эрияур. Утюг должен гладить, а не рассуждать. Верно я говорю? Иначе свихнешься.
        - Мы не утюги, - возразил Фердинанд. - Подо мною тысячи человечков. Я босс, я могу любого из них раздавить, как клопа. Какой же я утюг? Жулио - тот вообще с президентами в обнимку. Это, братан, уже высший класс. Мы в этом мире шишку держим, поэтому не больно-то охота дурацкие приказы выполнять.
        - Ну, это ты, брат, тово, - сказал Жулио. - Возгордился. Надо помягче, поделикатнее. Давай-ка я тебе, брат, руководство по дипломатии при случае подкину. Подучишься, подшлифуешься, настоящей лисой станешь. А то из тебя прожженный волчара торчит. Весь в шрамах от драк.
        - А я волчара и есть, - ответил Фердинанд. - У нас юлить не принято. У нас если кто финтить начинает, того в расход.
        - Ты вот что, волчара, - сказал Мамаут. - Ты это тут брось. Дело серьезное, серьезнее, чем ты думаешь. Дело, возможно, идет о нашей с тобой шкуре. У Папы процессор не чета нашему, всё просчитывает. Лучше делать то, что он скажет. Папа ошибается редко.
        Может быть, Фердинанду польстило, что Мамаут не давит авторитетом, может, понял, что хватил через край, по крайней мере он ответил весьма миролюбиво:
        - О-кей. Будем работать. Уговор - Папе ни слова.
        - Я тебя когда-нибудь закладывал? - усмехнувшись, сказал Мамаут.
        Жулио с Фердинандом направились к шлюзам, где у них стояли персональные тарелки. Скрылись в камере релаксации, а Мамаут повернулся и пошел в препараторскую. Перекатил мусорный контейнер в спецотстойник, откуда его должен был забрать робот-буксир. После этого переоделся из рабочего комбинезона в ковбойку и джинсы, обул полусапожки со шпорами, на голову нахлобучил черную шляпу-амигасу.
        Он был готов к выполнению задания. От квазоидов толку мало, квазоиды хитрую троицу нипочем не одолеют. Жулио и Фердинанд пока еще войдут в курс дела. Действовать нужно самому. Можно представить, как будет обрадован Папа Эрияур, когда он, Мамаут, отрапортовав о ликвидации троицы, выложит перед ним Модель Мироздания.
        Глава 33. Склапер
        В Джексонвилле они поменяли «Ягуар» на джип. Джип стоил вполовину меньше «Ягуара», однако выбирать не приходилось. Владелец магазина после этой сделки довольно потирал ручки, Шоммер с Джиной также были довольны. Джип был мощный, с зачерненными стеклами, блестел лаком, а главное - не выделялся на дороге. Трюхал себе и трюхал. Кондиционер позволял ехать с закрытыми стеклами, пойди разгляди, кто там внутри.
        Когда Шоммер уставал, за руль садилась Джина. Потом она отдыхала, а он вел машину. На второй день вечером они въехали в пригород Нью-Йорка и через полчаса уже входили в апартаменты Робинсона.
        Галахеру с Энди повезло меньше. При выезде из Кноксвилла за ними увязались три скоростных «Форда». Из «Фордов» постреливали, так что вскоре «Ягуар» приобрел непродажный вид. На прямом пустом участке Галахер выжал из супермобиля всё, что можно, далеко оторвавшись от погони, потом свернул на проселок и, пыля, скрылся за холмами. Где-то в миле от трассы Галахер остановился, ибо мотор начал чихать и работать с клиническими перебоями.
        Пыль осела прежде, чем преследователи достигли поворота на проселок, поэтому они, ничуть не сомневаясь, что «Ягуар» впереди, проскочили мимо.
        Галахер вышел, осмотрел машину. Бак оказался пробит, весь бензин потихоньку вытек, а его остаток ушел на то, чтобы отъехать на милю от трассы.
        - Приплыли, - сказал он Энди.
        Энди тоже вышел, развинченной походкой обошел машину, сплюнул и заметил, кивнув на пробоины в кузове:
        - Дрюшлаг.
        - Скажи спасибо, что не взорвались, - посоветовал Галахер.
        - Спасибо, - произнес Энди и вновь сплюнул. - Что за козлы за нами увязались?
        - Квазоиды, - ответил Галахер. - Мадлен навела.
        - Скотина, - констатировал Энди. - И что же теперь делать?
        - Новую машину покупать, - сказал Галахер, вынимая из багажника саквояж и сумку.
        - Круто, - изрек Энди. - Это мне нравится.
        - Понесешь это, - сказал Галахер и вручил ему сумку с собственным барахлом.
        Да и то - не тащить же всё самому.
        - Может, сразу вертолет купим? - сказал Энди.
        - Пару долларов одолжишь, купим и вертолет.
        - Я пошутил.
        - Я тоже.
        Перекидываясь репликами, они пошагали к трассе. Проселок мог привести к какой-нибудь ферме, где машиной вряд ли разживешься, или вообще никуда не привести, поэтому куда еще шагать? Выбор небольшой.
        Правда, на трассе имели место три «Форда» с квазоидами, но они уже далеко. Пока заподозрят неладное и повернут назад, еще миль двадцать накрутят, не меньше, а к тому времени сработает автостоп, и тогда ищи ветра в поле. А автостоп, если намекнуть, что будет заплачено, должен сработать обязательно.
        Так и вышло.
        Перед ними остановился драндулет выпуска семидесятых годов, и водитель, угрюмоватый мужик в соломенной шляпе, распахнув скрипучую дверь, буркнул «деньги на бочку, ребята». Галахер немедленно вручил ему сотню.
        Минут через пять навстречу им попались три «Форда». Проскочили мимо со свистом, так спешили.
        В первом же городишке, распрощавшись с владельцем колымаги, они нашли магазин подержанных авто, где Галахер за смешную цену приобрел вполне еще приличный «Альфа-Ромео».
        Энди к новой машине отнесся легкомысленно. Когда настала его очередь сидеть за рулем, он не на шутку разогнался и только перед поворотом обнаружил причину дешевизны автомобиля - тормоза были неисправны. «Альфа-Ромео» ракетой вылетел на обочину, промчался по каким-то поросшим травой каменюгам, отчего его трясло и колотило, как на вибростенде, врезался в могучий куст и благополучно затих.
        - Жубы челы? - спросил Галахер, поправляя съехавшие набок очки.
        - Да целы, целы, - угрюмо процедил Энди. - Ты зачем это барахло купил? Полон чемодан бабок, а он всё экономит. Договорились же вертолет брать.
        - На вертолете ты бы далеко увез, - парировал Галахер.
        Вдвоем, поднапрягшись, они выдрали «Альфа-Ромео» из кустов, выкатили на обочину. Автомобиль пострадал мало, всего-то были помяты бампер и капот. А так ничего. Кстати, и тормоза вроде бы заработали.
        Галахер сел за руль, плавно проехал сотню ярдов - всё в порядке.
        - Давай в том же духе, - сказал он, перебираясь на заднее сиденье.
        Через сутки с небольшим они были в Нью-Йорке…
        Тарелка Мамаута совершила две посадки. Сначала вблизи Майами, где к нему присоединился Деметрус, затем под Нашвиллом, где к ним примкнула Мадлен. Ньюмен Деметрус прекрасно знал Джину и чуть хуже Шоммера, квазоид Мадлен владела информацией о Галахере и бежавшем с ним Энди.
        Включившись в информационную сеть квазоидов, используя глаза и уши последних, как датчики, Деметрус и Мадлен могли наблюдать за сапиенсами и сравнивать их с эталоном, то есть с хранящимися в блоке памяти данными о беглецах. Образ определялся однозначно. Фраза, сказанная Шоммером или Галахером, сразу выделяла их среди тысяч других людей. Ужимка или сленг Энди проявляли его, как на фотографии. Короче, была масса нюансов, отличительных признаков, которые должны были безошибочно указать - вот они, голубчики.
        Должны были, но пока не указывали. Беглецы как сквозь землю провалились.
        Были следы Галахера и Энди - брошенный «Ягуар» в миле от трассы. Мамаут язвительно указал на него хлопочущим квазоидам из Кноксвилла. Ругать было бесполезно, это дела не меняло. В конце концов, и Трамп с Деметрусом, и Мадлен с Анжелой позорно упустили верную добычу.
        Тарелка Мамаута прошла над трассой до Вашингтона, повисела над ним часа полтора, впитывая информацию от местных квазоидов, потом двинулась на Нью-Йорк. Здесь над городом-гигантом она висела битых три часа.
        Аппарат Мамаута был изготовлен по последней технологии с использованием отражающих материалов и маскирующих вихревых потоков, поэтому снизу замечен не был.
        Нет, бестолку, беглецы могли тысячу раз свернуть с трассы и остановиться в каком-нибудь захолустье. Вследствие этого их нет ни на трассе, ни в вышеозначенных городах.
        Что-то, однако, говорило Мамауту - они должны возникнуть в Нью-Йорке. Просто еще не время, просто они проскочили незамеченными мимо квазоидов.
        Он нашел за городом перелесок, и там, на глухой поляне, посадил тарелку. Предстояло долго и упорно ждать, чтобы в нужный момент нанести короткий сокрушительный удар…
        - Где-то рядом Мамаут, - пропищала Модель.
        Она покоилась на маленькой подушечке рядом с подушкой Робинсона, не услышать её было невозможно.
        - Что? - спросонья произнес Робинсон и посмотрел на часы. - Ты спятила? - полтретьего.
        - Сейчас его особенно хорошо слышно, - сказала Модель. - Ничто не заглушает.
        - О, Господи, - пробормотал Робинсон.
        Вечером один за другим прикатили Галахер и Шоммер. Как сговорились. Первый привез с собой здоровенного негра, второй девицу, кстати ньюмена. Извращенцы. Проболтали до часу, пришли к единодушному соглашению, что с чертовым островом надо кончать. И не только потому, что иначе самим не сносить головы, квазоидов вокруг наплодилось, как собак нерезаных, но, главное, затем, чтобы Эрияур не подмял под себя всё и вся. Дело-то идет именно к этому.
        Короче, проболтали до часу, но это бы ладно. Шоммер и Галахер купили ящик мерзкого липкого ликера. Бр-р. Теперь не голова, а свинарник.
        - Ну и что, что Мамаут? - сказал Робинсон, закрывая глаза. - Завтра что-нибудь придумаем. Спи давай.
        - Наше дело предупредить, - пропищала Модель. - Чтоб, значит, были во всеоружии.
        Робинсон захрапел. Ему из соседней спальни мощно ответил Шоммер, который квартировал там с Джиной. Галахер почивал в зале на роскошном диване, а Энди устроился на балконе, который у Робинсона был прямо-таки королевский - шесть ярдов в ширину, пять в глубину. Кроме кабинета и лаборатории в квартире была еще одна комната, с тахтой, но Энди выбрал раскладушку на балконе. Пижон.
        Собственным храпом Робинсон разбудил себя.
        - Кто здесь? - спросил он хрипло.
        - Я, - охотно отозвалась Модель. - Мамаут, стало быть, прилетел на склапере. Склапер можно сшибить чем? Зенитной установкой, ракетой с наведением. С истребителя опасно, Мамаут непременно опередит, а стрелок он классный. И вообще это дохлый номер, у тебя же нет знакомого генерала.
        - Как ты мне надоела, - пробормотал Робинсон. - Что такое склапер?
        - Тарелка, - ответила Модель.
        - Все это глупости, - сказал Робинсон. - Сшибешь Мамаута, прилетит Кострец. Надо разбираться с Эрияуром.
        - С Мамаутом Деметрус и Мадлен, - сообщила Модель. - Они знают Шоммера и Галахера. А также Джину и Энди.
        - Что, опять наружность менять? - с тоской спросил Робинсон.
        - Давай утром? - сказала Модель.
        - Давай, - согласился Робинсон. - А теперь, подруга, усыпляй, ты мне весь сон с этим Мамаутом перебила.
        Модель потому и базировалась рядом, что на ночь рассказывала Джеку истории, которыми была нафарширована до темечка. Начиталась хроник в свою бытность научным сотрудником Библиотеки Знаний, вот и была нафарширована. Ничего придумывать было не надо. Ну, если только капельку.
        Под её журчание Робинсон довольно быстро засыпал. Заметив это, Модель умолкала и забывалась сама. Кстати, её рассказы, касающиеся других созвездий, были как бы полузнакомы, как бы вспоминались. Робинсону казалось, что он их уже слышал когда-то раньше, и это удивительным образом подкрепляло аксиому, что человек - Вселенское создание, читатель одной для всех Библиотеки Знаний.
        Глава 34. Вы, ребятки?
        Утром Робинсон взбодрил всех новостью, что рядом Мамаут.
        У него уже были наметки, где что достать. Снаряжение, оставшееся с прошлого раза, хранилось в логове. Гексогеном, который был легче и гораздо эффективнее динамита, можно было разжиться у знакомых ребят в подпольной химлаборатории - это там же, рядышком. Вообще, родные пенаты были хороши тем, что там были связи. Пистолеты - пожалуйста, гранатометы - будьте любезны, стингер - ради Бога.
        На острове, по сообщению Модели, имелся склад оружия для снаряжения тарелок и отражения атаки с воды и воздуха. Удивительно, почему той ночью им не воспользовался Мамаут? Или опасался вместе с грабителями и их катером разнести вдребезги сокровища и Модель Мироздания? Или, не зная точно, чей это катер, отпугивал, швыряя каменюги? Короче, на острове было оружие, патроны, снаряды. Были запасы нитроклетчатки, органика. Было чему взрываться и гореть.
        Главное - рвануть разочек, а там само пошло-поехало.
        После завтрака Модель опытными щупальцами перекроила присутствующим физиономии так, что и не узнать. Энди потребовал осветления, Модель выполнила его просьбу.
        Вслед за этим, прихватив сумки с деньгами, они спустились в подземный гараж, погрузились в джип. Далее джип, за рулем которого сидел Шоммер, выехал из гаража и влился в поток машин…
        Первым же авиарейсом они вылетели в Сиэтл. В самолете осветленный Энди приударил за смазливой стюардессой, и так ей надоел, что она вынуждена была сказать ему:
        - Вы белый человек, а ведете себя, как какой-нибудь приставучий негр.
        Это его окрылило.
        В Сиэтле они купили восьмиместный минивэн «Шевроле-Астро».
        Был уже вечер, когда «Шевроле» подкатил к логову Робинсона. Минивэн был загнан в гараж, люди скрылись в доме, и вновь стало тихо, скучно, безлюдно.
        Но тишина длилась недолго, откуда-то, звонко лая, примчался Стагер, начал царапать дверь. Робинсон впустил его. Потом пришел Грей, требовательно мяукнул. Робинсон и его впустил.
        Бродяги. Удрали, поди, от Стокеров при первой же возможности. Там не поозоруй, там нужно по ниточке ходить, в бантиках. Робинсон хмыкнул, представив себе Грея с бантиком на шее. Этого он не учел, когда пристраивал на время свой зверинец. Стокеры были хорошие люди, милые люди, и киска с собачкой для них были плюшевыми игрушками, предметом опеки и воспитания. А какие же игрушки охламон Стагер и боец Грей?
        Отощали, бедняги, шерстка перестала лосниться. Робинсон вскрыл консервы, щедро насыпал каждому по миске. Лопайте, братки.
        В запасе было три дня. Модель авторитетно заявила, что на четвертые сутки, считая с этого вечера, остров впадет в спячку…
        Утром Галахер с Энди во взятом напрокат фургончике привезли пять мешков взрывчатки.
        Робинсон тем временем готовил для операции еще два защитных костюма - Джине и Энди. Рядом по обычаю околачивалась Модель, как всегда полная самых разнообразных историй. Молола, молола и вдруг вывалила нешуточное уведомление. Что, мол, квазоиды работают по точкам, скоро придут сюда, в логово. Поиск массированный, такого еще не было. Похоже, Эрияур отдал распоряжение…
        Через полчаса фургончик и минивэн отъехали от логова. Стагер с Греем, предчувствуя беду, ушли в лес, а еще через полчаса к дому Робинсона подкатил военный грузовик и из него высыпали одетые в военное, вооруженные до зубов квазоиды. Руководил ими Кострец в генеральской форме.
        Перевернув в логове всё вверх дном, квазоиды подожгли его…
        Следы фургончика и минивэна теряются в асфальтовых милях, пыльных прокаленных проселках и тенистых лесных колдобинах. До Манзаниты можно было добраться часов за восемь, но наши герои, которым торопиться было некуда, появились там на третьи сутки. Дорога их не утомила, поскольку ехали они не спеша, часто останавливались где-нибудь в живописном лесу или у озера, ели, спали, купались, загорали. Отдохнув, двигались дальше. За всё это время раз пять их останавливали квазоиды, проверяли сработанные Моделью документы, потом отпускали восвояси.
        В Манзаниту они прибыли в 18.00…
        Машины остановились в переулке в двух шагах от причала, и Шоммер с Робинсоном пошли искать капитана. Катер обнаружился сразу, но он, похоже, был пуст. Шоммер пару раз свистнул, позвал «Эй, кэп». Нет, пуст.
        - Во-он его новый катер, - сказал проходивший мимо морячок, кивнув на стоявшее в отделении сверкающее стеклом и никелем белоснежное судно. - Он там днюет и ночует. Экое счастье человеку привалило.
        - И что же за счастье? - полюбопытствовал Робинсон.
        - Родственник помер, а он единственный наследник, - объяснил морячок. - Купил катер. Старого мало.
        И ушел косолапой раскачивающейся походкой.
        Счастливчик действительно находился на своем белоснежном любимце. Подошедших он не узнал, их теперь мудрено было узнать. На борт, что интересно, не пригласил, сам вышел на причал, осведомился, в чем дело?
        Странный человек - катер купил, а зубы так и не вставил, так и зияла дырка на месте двух нижних зубов.
        - Катер напрокат сдадите? - спросил Шоммер.
        - Не сдам, - отрезал капитан.
        - А старый? На недельку.
        Капитан посмотрел на Шоммера. Голос был знаком, а сам парень - нет.
        - Деньги вперед, - сказал кэп. - Тридцать тысяч.
        - Ломите, папаша, - заметил Шоммер, вручая ему три пачки.
        - За риск, - отозвался капитан, пряча деньги в карман. - Вдруг утопите? Кстати, куда, ежели не секрет?
        - Секрет, папаша, - весело ответил Шоммер.
        - Постой-ка, постой-ка, - капитан вгляделся в него. - Вы, ребятки? - голос его дрогнул. - Вас и не узнать. Опять на остров?
        - Путаете, сэр, - сказал Робинсон. - До свидания, сэр. Может, и раньше вернемся.
        - А то, ежели на остров, я бы с вами, - предложил капитан. - Дельце у меня там есть, на Черном Острове.
        - Что вы, сэр? - произнес Робинсон. - Там опасно. Не вздумайте, сэр.
        - Держи, Френк, - капитан протянул Шоммеру ключ. - Раньше вернетесь, пришвартуйте на старое место. Ключ положишь в бардачок.
        - Я не Френк, - Шоммер ухмыльнулся.
        - Не свисти, - сказал капитан и утопал на свой белоснежный катер.
        Плескала о причал изумрудная волна, тарахтела, проносясь мимо, моторная лодка, в отдалении взревывала сирена трудяги-буксира…
        Солнце еще палило, но вблизи пахнущей водорослями воды было не жарко. Порой с океана налетал свежий ветер, трепал поднятый флаг, потом ветер стихал и вновь в воздухе разливался аромат теплой просоленной воды. Вот где было чудесно. Кэп был не дурак, поменяв душную и вонючую городскую квартиру на морскую каюту. А тут бегаешь от квазоидов, дергаешься, как паяц, и молишь Господа, чтобы твоя же взрывчатка не оторвала тебе уши.
        Шоммер сплюнул и направился к старому катеру. Робинсон последовал за ним.
        Глава 35. Скажи спасибо - на прощание
        Был час ночи, когда Шоммер провел катер в полумиле от острова. Провел на малой скорости, чтобы Робинсон, не торопясь, снял показания приборов, затем увел катер на милю, развернулся и вновь прошел мимо на малой скорости.
        Уже можно было сравнивать, уже можно было говорить о статистике. Статистика показывала, что фон стремительно убывает. Через час-другой можно будет приступать к операции.
        - Отойдем от греха подальше, - сказал Шоммер…
        В три утра фон упал настолько, что можно было начинать. Они переоделись в защитные костюмы.
        Шоммер погнал катер к острову.
        Высоко-высоко в воздухе появилось размытое пятнышко. Никто не обратил бы на него внимания, если бы не Модель, висевшая рядом с рубкой, которая сказала вдруг громко и внятно «Мамаут» и пулей унеслась вверх. Пятнышко превратилось в маленькую тарелку, а уже через пару секунд в тарелку большую. Скорость у нее была просто невероятная. Потом она как бы споткнулась, дрогнула, и, хотя продолжала стремительно приближаться, полет её был неуверенным, рыскающим, точно пилот потерял управление. Ударил выстрел - пилот выпустил в катер ракету. Ракета ушла в воду далеко от катера и там, на глубине, приглушенно взорвалась. Выстрел разрушил то хрупкое равновесие, в котором еще находилась тарелка. После него движение вперед прекратилось, она сорвалась в штопор, но штопор этот был весьма своеобразный, и порой казалось, что падает не стальная махина, а слетевший с ветки лист.
        Тарелка бултыхнулась ярдах в ста от катера, катер сильно качнуло.
        «Дешево отделались», - подумал Шоммер, представив, что бы было, если бы тарелка задела судно.
        - Что скуксился? - спросил он у помрачневшего Робинсона. - Никудышный нам попался камикадзе.
        - Это не камикадзе никудышный, а Мо умница, - ответил Робинсон. - Скажи ей спасибо - на прощание.
        - Да брось ты, - сказал Шоммер. - Объявится твоя Мо. Куда она денется? Ты же для неё отец родной.
        Робинсон промолчал.
        - Смотри-ка, - сказал он минуту спустя. - Похоже, сюда кэп направляется.
        Шоммер повернул голову, увидел вдалеке белоснежный катер и процедил: «Куда ты, папаша? Рванет - костей не соберешь».
        Остров был всё ближе и ближе, кэп тоже. Хорошая у него была посудина, быстроходная.
        Шоммер встал на якорь на старом месте, за борт полетели два плота, которые в считанные секунды раскрылись и наполнились сжатым воздухом. На один плот нагрузили взрывчатку, на другой сели сами. Оружия с собою никто не взял, оно там было бесполезно. Главным оружием была скорость.
        Кэп подоспел, когда они уже выгружали мешки с гексогеном на каменистый берег. Все в черных гидрокостюмах, мотоциклетных шлемах, не поймешь - кто есть кто.
        - Эй, - позвал он. - Ребята. Подождали бы меня.
        - Уходи, папаша, - посоветовал Шоммер. - И не шуми - чертей разбудишь. Нету здесь ничего кроме чертей.
        - Не свисти, Френк, - отозвался кэп, узнавший голос Шоммера. - Мне тоже золотишко нужно.
        - Уходи, - повторил Шоммер. - Если жизнь дорога.
        Они взгромоздили на плечи по мешку и направились вверх по склону к пещере. Первым двигался Шоммер, замыкала шествие Джина, которая несла тяжелый груз легко и изящно. Энди, шедший перед девушкой, пару раз оглянулся на неё с превеликим удивлением, даже ему, штангисту, было нелегко, а эта пигалица будто порцию мороженого несет.
        Вот они вошли в пещеру, включили нашлемные фонари и устремились вниз…
        Зал был тот и не тот. Сложенные из валунов стены, образующие отсеки, остались на прежнем месте, а вот каменные фигуры уже стояли по-другому. Свод как бы стал ниже, зал - поквадратнее. Оно и немудрено, тонкая субстанция, окаменев, приняла ту форму, которая на текущий момент соответствовала её энергетическому состоянию.
        Они поставили мешки в центральном отсеке, где на восьми изогнутых ножках покоился каменный диск с каменной полусферой в середине, включили соединенный с детонаторами часовой взрыватель и поспешили на выход.
        По дороге, проходя мимо сокровищницы Эрияура, каждый подцепил по горсти драгоценностей.
        Глава 36. Быстрее, ребята
        Поставив катер на якорь, капитан переплыл в капроновой лодке на берег и двинулся вслед за груженной мешками процессией.
        Странное дело - с каждым шагом силы катастрофически убывали. Через двадцать ярдов он еле волочил ноги, будто к каждой было привязано по гире. Кровь тупо била в висках, плескалась в голове тяжелой ртутью. Всё вокруг посерело, сделалось плоским.
        Он увидел вдруг сидящую на камне бесформенную фигуру, закутанную в серый складчатый плащ. Над плащом возвышалась слившаяся с плечами жабья голова - огромный от уха до уха рот, две дырки вместо носа, сонные глаза по бокам.
        - Шабаш, кэп, - сказало существо пронзительным человеческим голосом и неуклюже, но мощно скакнуло на капитана.
        В глазах его потемнело…
        Капитан очнулся в каком-то ярде от воды. Спас выступ на покатом базальтовом склоне, по которому катился в беспамятстве. Состояние было, как после бочонка рома.
        Пощупал ноющий затылок, он был мокр, посмотрел после этого на руку, она была в крови.
        Вспомнив жабу, капитан чертыхнулся.
        Кое-как, на карачках, добрался до своей лодки, свалился в неё, погреб к своему белоснежному красавцу.
        Интересно, сколько он провалялся? Старый катер стоял на месте, плоты сушились на берегу. Значит, они еще там, в пещере. Набивают золотом торбы. Пожалели для старика. Не своё ведь. Эх, люди, люди.
        Бог с ним, с золотом, думал он, с натугой взбираясь по веревочному трапу. Главное, что жив. Истинно - чертов остров. Как эта образина-то скакнула. А ведь должен был слететь в воду. Без сознания-то. Никакое бы золото тогда не пригодилось.
        Перевалился на палубу, малость отдохнул, потом втянул за тросик лодку.
        Мда, вот она - жадность. Чуть не утоп. Когда ребятишки, в Манзаните еще, отчалили, долго думал: идти - не идти за ними. Одному-то боязно, а кучей в самый раз. Пошел. И ведь было же предупреждение, что что-то здесь не так: это когда старый катер был атакован летающей тарелкой. Тут бы и повернуть назад, но ракета, а потом и сама тарелка ухнули в воду, катер же продолжал идти к острову. Значит, НЛО для них был не страшен. А он, кэп, чем хуже? Жадность затуманила глаза, помутила разум. И второе было предупреждение, когда ноги перестали слушаться. Вот тогда уже нужно было поворачивать оглобли, не доводить дело до жабы. Ясно, что эта скотина причудилась, но вдруг она существует на самом деле? Где она? Вдруг где-нибудь на борту прячется? Привезешь такую домой, не знаючи-то, а она будет ночами соки из тебя сосать, взамен гадость какую-нибудь впрыскивать, пока сам таким же не станешь. Лупоглазым.
        Нет, прочь, прочь.
        Сил в ногах не было. Капитан потащился в рулевую рубку, включил лебедку, которая подняла якорь, потом дал задний ход.
        На верхней террасе одна за другой появились пять фигур. Одна из них помахала рукой капитану. Мешков с ними не было.
        - Муторно мне тут, ребята, - сказал кэп. - Догоняйте, я пойду тихо.
        После чего развернул катер и погнал его вперед.
        Минуты через три выглянул из рубки. Пятеро уже загружались на плоты. Вот прыть-то. Бегом, что ли, спускались?
        Он сбавил обороты и больше уже не оглядывался, знал - скоро догонят.
        На горизонте зарозовело, это, не торопясь, поднималось солнце. Океан был могуч и спокоен. Если настроиться, то можно было почувствовать, как он, океан, мерно дышит. Всё здесь было исполинское, колоссальное, и совершалось величаво, неспешно. Неспешно поднималось солнце, неспешно просыпался океан.
        А мы, людишки, живем, как блохи. Прыг-скок, прыг-скок, глядишь - и допрыгались.
        Сзади вдруг рвануло так, что палуба ушла из-под ног, а потом больно ударила по пяткам. Капитан, вцепившийся в штурвал, устоял. От грохота заложило уши.
        Там, где был остров, теперь клубилось громадное облако. Оно стремительно вспухало, в нём, кувыркаясь, метались исполинские тени, сшибались со страшным треском, и тогда воду прошивала очередь разнокалиберных осколков.
        Капитан ушел достаточно далеко, а вот ребятишкам на старом катере здорово доставалось. Камни так и сыпались на них. Тот, что у штурвала, был хороший рулевой и ловко уводил судно от крупных булыжников. Облако надвигалось, угрожающе нависало над ними, как бы стремясь поглотить.
        Ах ты, черт! На ребятишек свалился здоровенный обломок. Выпал из мохнатой пыльной «лапы», вдруг выросшей из облака. Капитан просто физически ощутил, как обломок с хрустом проламывает палубу, а затем прошибает днище. Хорошо, что там, на корме, никого нету.
        Катер потерял ровность хода, начал рыскать, потом вообще встал. Над палубой закурился черный дымок - значит, было еще что-то кроме этого сволочного обломка.
        Они выбросили за борт плот, спустились на него. «Быстрее, ребята, быстрее, - бормотал капитан, разворачивая катер им навстречу. - Сейчас баки рванут».
        Всё, отпихнулись от горящей посудины, принялись лихорадочно грести пластиковыми веслами.
        Вокруг ревело и гремело, и слышался тоскливый вой, который уходил в розовеющие небеса.
        Неслышно и нестрашно полыхнул катер, занялся дружным пламенем, понемногу окутываясь серым дымом.
        Так, плот рядом, веревочный трап за борт. Давай, ребята… На палубу выбрался первый головастик в дурацком шлеме, следом остальные. Один из них, судя по фигуре, был женщиной. Зачем они напялили эти гидрокостюмы? Упарились, поди, бедняги.
        Впрочем, рассуждать было некогда, из облака вырастала новая лапа и целью она явно имела этот катер. Капитан развернул судно и включил полную скорость.
        Гости сняли свои шлемы, девица оказалась на редкость красивая, прямо глаз не оторвать.
        - Это Джина, - сказал Шоммер, подходя.
        Личность у него была другая, а голос тот, шоммеровский.
        - Думаю, за катер этого будет достаточно, - сказал Шоммер, вручая капитану увесистый резиновый мешочек.
        Капитан невольно оглянулся. Старая посудина всё еще чадила, но корма её уже была под водой.
        - Встань за штурвал, - сказал капитан и открыл мешочек.
        И обомлел. Здесь, в мешочке, этих катеров было, как зубов у акулы.
        - Ну, спасибо, ребятки, не забыли, - пробормотал он. - Выходит, я теперь богач.
        - Не без того, папаша, - отозвался из-за штурвала Шоммер. - Можешь открыть казино и стричь купоны.
        - Что-нибудь придумаем, - сказал капитан. - Пойду рому хлебну, а то ноги не держат. Экие деньжищи свалились.
        - Не свалились, а честно заработаны, - поправил Шоммер. - Если бы не ты, кэп, нам конец.
        - Да и то: вовремя это я.
        - Но погнала-то жадность, - сказал Шоммер, ухмыляясь.
        - Погнала жадность, - согласился капитан. - Но помог от чистого сердца. Чтоб мне лопнуть.
        - Но и мы, чтоб нам лопнуть, от чистого сердца, - отозвался Шоммер, веселясь.
        Было от чего веселиться-то. Дело сделано, да еще какое дело, притом все живы.
        Рёв быстро и внезапно сошел на нет, тоскливый вой стих, и Джина сказала в наступившей тишине:
        - Люди, что это?
        Глава 37. Охотник
        Чудовищное облако застыло, как бы окаменело, и в центре его возникло огромное выпуклое каменное лицо. Агатовые раскосые жалящие глаза, короткий широкий нос, большой рот с плотоядными губами. Лицо изрезано глубокими морщинами, лоб вообще напоминал поперечную решетку. Волосы толстые, блестящие, хаотично перепутанные, да это и не волосы вовсе, а черные оцепеневшие змеи.
        Лицо вдруг ожило, глаза нашарили спешащий прочь катер. Разверзся громадный рот, исторгнув громоподобные звуки.
        - Вот они, - говорило чудище. - Скорее, мой верный Мамаут… Вы, жалкие козявки, как вы посмели?.. Кумара, почему не заступился? Обезглавленному делу долго не жить… Папа, папа, покарай их. Всех покарай, иначе и до тебя доберутся.
        Чудище засипело, змеи-волосы неприятно зашевелились, потом по лицу пошли трещины, оно раскололось на массу фрагментов и с шумом ссыпалось во вспенившуюся воду.
        Облако осело и превратилось в остров-крепость, ощетинившийся серыми шпилями и башнями, с неприступной стеной по периметру, с жерлами пушек в бойницах. Крепость была мрачная и неправильная, вроде бы устремленная вверх на высоту хорошего небоскреба, и в то же время как бы опрокинутая вниз. От неё веяло смертельным холодом, ощутимым даже на катере, который отошел уже достаточно далеко. Вот над самым верхним шпилем, увенчанным золоченым жестяным флагом, появился гигантский глаз с черным завораживающим зрачком, в котором что-то стеклянно дрожало и переливалось, и мутным в кровавых прожилках яблоком. В следующий миг глаз пропал, пушки выстрелили огненными шарами, и остров растаял.
        Но там, на его месте, всё еще кипела какая-то бурая масса, выбрасывая созданных из каменного крошева и водяной пыли фантомов, которые застывали на мгновение, потом развеивались. Фантомы были совершенно феерические, однако порой в общей их картине встречалось нечто узнаваемое, земное. Не было никаких сомнений, что это видения умирающего Эрияура. Долго же он умирал.
        Между тем, вылетевшие из пушек огненные шары оказались самыми настоящими, и нацелены они были на катер, и Шоммеру пришлось здорово потрудиться, чтобы вывести катер из зоны поражения. Один шар всё же зацепил флагшток, мгновенно расплавил его, а сам упал за борт. Что интересно, шары эти, попав в воду, гасли не сразу, а какое-то время еще существовали, шипя и далеко разбрасывая искры.
        - Молодец, Френк, - сказал капитан, и Шоммер надулся, как индюк.
        Резиновый мешочек был приятно увесист. Капитан порой встряхивал его, радуясь побрякиванию, издаваемому драгоценностями, ощупывал, поглаживал. В карман мешочек не помещался, а спрятать его куда-нибудь в тайное место как-то не хотелось. Не хотелось расставаться ни на секунду.
        - Пойду-таки рому тяпну, - сообщил он, направляясь в каюту.
        Для верности, чтобы хорошенечко продрало, осушил сразу стакан. Подождал, пока огненная жидкость побежит по жилочкам, закурил трубку, степенно вышел на палубу. И сразу увидел лупоглазого. Тот по-жабьи сидел у штирборта и сонно смотрел на капитана. Где же он, скотина, прятался всё это время?
        - Пойдем, кэп, Эрияур кличет, - проскрипел лупоглазый. - Надобно вернуть золотишко.
        Он скакнул на капитана, выбив изо рта трубку, чуть не опрокинул.
        - Ах ты, сволочь, - взревел капитан, на сей раз выдержав натиск, и моряцким своим кулаком хватил тварь по носу, по дыркам по дурацким.
        Лупоглазый хрюкнул, обхватил капитана длинными руками, прижал к себе. Руки у него были твердые, как резиновые шланги, и могучие - не разорвешь.
        - Кто-нибудь, - прохрипел капитан, задыхаясь. - Черт возьми, помогите.
        Вроде бы кто-то поспешил на помощь, вроде бы по палубе затопали башмаки.
        Капитан боролся, упирался, но силы были слишком неравны. Лупоглазый подтащил его к борту и, не разжимая тесных объятий, вместе с ним перевалился в воду.
        Оба камнем пошли ко дну. Капитан так и не выпустил резинового мешочка…
        Энди был единственным свидетелем того, как капитан вышел из каюты, как его вдруг мотануло так, что трубка вылетела изо рта. Клюкнул, видать, старикан не слабо. Но что это? Капитан ругнулся и как будто бы начал с кем-то бороться. С кем? Энди никого не видел. Потом кэп позвал на помощь, этак боком-боком неуклюже пересек палубу и свалился за борт.
        Энди, который уже спешил на помощь, не успел. Он ласточкой прыгнул в воду. Кэп погружался невероятно быстро, как будто ноги его были обуты в чугунные башмаки, и Энди понял - не догнать.
        Когда Энди вынырнул, катер, развернувшись, направлялся к нему. Подошел, сверху упал веревочный трап.
        - Быстрее, Энди, - потребовал Галахер. - У нас неприятности.
        Энди, торопясь, полез вверх по трапу…
        Джина первая увидела, как из ворочающейся над стальной поверхностью океана бурой массы вылетел хищный серебристый аппарат и, рассекая воду, помчался к катеру. Аппарат был открытый, типа моторной лодки, но мощный, как было мощным всё, произведенное в лаборатории Эрияура. Видно было, что внутри трое, но кто они - Джина не знала.
        Шоммер тоже увидел хищную лодку. К несчастью, капитан и Энди были за бортом, и вместо того, чтобы уходить, пришлось возвращаться.
        Наконец, с помощью Галахера Энди взобрался на палубу. Один, без кэпа. Помрачневший Шоммер вырулил на прежний курс и дал полный вперед.
        Между тем аппарат был уже близко. За штурвалом сидел великан в надвинутой на глаза шляпе, из-под которой выглядывал могучий квадратный подбородок, рядом с ним - загорелый, весело скалящийся парень, на заднем сиденье - белокурая девица.
        Парень послал им воздушный поцелуй, девица помахала рукой.
        - Мадлен, - узнал Галахер.
        - Вот стервь болотная, - процедил Энди.
        - Деметрус, - сказала Джина, глядя, однако, не на ньюмена, а на великана, который снял шляпу. - Знакомьтесь, ребята, это Мамаут.
        Катер шел очень быстро и, похоже, дюйм за дюйм отрывался от погони.
        Мамаут встал, взмахнул рукой. Никто не понял, в чем дело. В воздухе со свистом промелькнуло что-то черное, и Джина, даже не охнув, повалилась на настил. Горло её было располосовано. Крови пролилось на удивление мало.
        Мамаут поймал поразившую Джину и вернувшуюся к нему амигасу, водрузил на голову, после чего погрозил кулаком оцепеневшим людям. Я вам! Охмурили, поганцы, Модель - бедную заблудшую игрушку, она и рада стараться. Разворотила гравидвигатели так, что тарелка превратилась в металлолом, сама, дура, погибла. Хорошо - приводнились в ста ярдах от подводного ангара, где удалось разжиться этим вот прогулочным свиммером. Остальная техника была безнадежно повреждена взрывом. Оружие осталось на тарелке, на свиммере не было даже заурядного пулемета. К тому же он, как оказалось, уступал в скорости катеру, поэтому только и оставалось, что грозить кулаком. Ну, ничего, ничего, на суше разберемся.
        - Ты будешь бегать, как заяц, - пробормотал Робинсон, опускаясь на колени перед Джиной и изучая рану на её горле.
        - Что? - хмуро спросил Галахер.
        - Да так, вспомнился один разговор, - ответил Робинсон. - Трудно нам будет без неё.
        - Без кого? - уточнил Галахер. - Без Джины?
        - Без Модели, - отозвался Робинсон. - А Джину мы, Бог даст, восстановим… Или не восстановим.
        - Боб, - сказал вдруг Энди. - Что это с Френком?
        Шоммер, повернувшись, смотрел на распростертую Джину. Лицо его, залитое слезами, каменело, превращаясь в маску, в маску смерти с узкой полоской губ и черными дырками вместо глаз - двумя пистолетными дулами.
        Потом он оскалился и резко положил катер вправо, разворачиваясь.
        Он не хотел больше убегать. Око за око, зуб за зуб. Он сам стал безжалостным охотником.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к